Сфинкский: другие произведения.

Если один из нас умрёт...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.60*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бля***во на Рождество. Есть заимствования:))

 []

Если один из нас умрёт...

Фрейд однажды заметил: "Eсли один из нас умрет, то я поеду в Париж". Сказал и умер, мучительно страдая от рака ротовой полости в Хэмпстеде, близ Лондона. Что это было? "Первая, но не последняя смерть"? Действие "по ошибке"?.. В моёй, не менее психоаналитичной, обстановке жизни до сих пор никто не умирал, а я... Я - каждый раз, когда что-то умирало во мне, отправлялся в Париж. Мое "Я" бежало регулярно в этот город, в котором тот же Фрейд увлечённо занимался истериками и нейропатиями. Никто и ничто не могло справиться со мной - ехал в Париж!
Отъезды совершались регулярно по мере необходимости перенормирования отношений с самим собой, возникших задолго до того, как я стал взрослым. Главный парадокс моего детства, в котором родители - дипломаты, нанимавшие нянь на период командировок, заставляли мой детский мозг усваивать идею о том, что для удовлетворения потребностей нужно больше, чем одна женщина. Он - усвоил.
Вот и в последнее Рождество я уехал в Париж. И, в отеле, в котором остановился, то ли по легкой тени смущения, пробежавшей по лицу женщины из соседнего номера, то ли по неуклюжим попыткам её спутника осведомиться "Как у меня дела?", то ли просто считав информацию, "висевшую" в воздухе, я понял: мои соседи встречаются тайно, а она - замужем. Нежная и беременная француженка, а он, наверное из числа тех, у кого карма - встречаться только с чужими и нежными.
Мария (так звали соседку) олицетворяла не только контраргумент парадоксов моего детства - таких не нужно более, чем одна, но и прелесть недосказанности. Это была та красота, которую нельзя измерить приборами, она - не имеет значения, сравнима только с собой и ее можно только вычислить аналитически. Для того, чтобы найти решение, мне необходимо было оказаться в состоянии душевного покоя.
Придерживаясь мнения, что отношения и тем более секс - это когда люди из прошлой жизни встречаются снова в этой жизни - что-то у них не доделано, что-то не досказано, я проверял себя три дня. Для полного равновесия потребовалось не просто забыть прошлое и настоящее, приведшее в Париж, но и осознание трех вещей: никакая женщина не вечна, никакие отношения не закончены и ничто не совершенно.
Судя по тишине за стеной комнаты соседей, Мария явно придавала "тайным отношениям" некую глубину. Пытаясь уловить хоть какое-нибудь свидетельство "разврата", я оказался в ситуации "как если бы наблюдатель мог войти внутрь открывающегося пространства", и в результате - возникал новый параллельный мир. В нём тайная любовница могла парадоксально делать всё!. "Она же тайная... " - объяснил мой мозг.
На четвёртый день, не поспевая за ускорением воображения, я осознал, что наработал слишком много новых причинно-следственных связей, чтобы оставаться сидеть на "скамейке запасных". Поэтому, с раннего утра до завтрака меня навязчиво преследовали ожидания - податливые и текучие, как вода, за которую невозможно зацепиться, ибо у воды нет волос, за которые можно держаться.
-- Вы вернулись в Париж или впервые? - наконец-то дождался я проявления решительности и "поймал" соседку, спустившуюся без спутника в буфет.
-- А вы?..
-- Я возвращаюсь сюда каждый раз, но не могу понять то ли это игры и упражнения по развитию дополнительных пространственных представлений, то ли... - я развёл руками, так как не мог объснить словами ощущения дереализации и деперсонализации. - Здесь все на тебя смотрят, ты нужен всем и все готовы тебя любить. Можно целый день ходить по улице в огромной дурацкой шляпе "Людовика XIII", свалянной из меха бобра и обвитой длинным пером, которую нужно только выкинуть, но люди здесь говорят: "Смотрите, кто идет в огромной шляпе?!". А в других местах слово "шляпа", наверно, значит, не то же самое. И это страшно!
Сообщая сведения о себе, я предполагал, что соблюдаемые правила знакомства на короткой дистанции должны быть искренними и доверительными как признание в онанизме, и Мария отнеслась к услышанному адекватно. Она сказала:
-- Обычно, любовные отношения - это боль, и если её выкинуть - будет уже не больно. И вот это, на самом деле, окажется страшно.
"В самом деле! - испугался я и почувствовал дополнительный момент страха перед учащающимся до бесконечности пульсом. - Теперь - всё, действительно, уходит без возврата из Рождества, до которого оставался неполный день в Новый год, который я в Париже проведу один...". Но Мария не оставила меня одного и продолжила:
-- Вчера утром, после завтрака я дала клятву, что больше не буду есть хлопья. Я отказалась от них. Мне уже двадцать девять лет, и я не могу остаток жизни сидеть в отеле... И есть хлопья!
-- А что же вы едите сейчас? - поинтересовался я, понимая что от ее ответа зависит "судьба Вселенной"..
-- Проклятые хлопья.
Мы рассмеялись...
-- Я дала клятву не себе. Но его больше нет.
"Ах, вот в чём подтекст её шутки! - cообразил я. - Спутника Марии уже больше нет. И... Что теперь я мог добавить к этому?"
...Конечно же я "снял свою огромную шляпу" и предложил ей немедленно покинуть этот чертов отель, чёртов Париж, чёртову Европу. Я попросил Марию отправиться со мной на Рождество, до которого оставался всего один день, в Монреаль.
-- Монреаль? - удивилась она.
-- Это самая последняя точка на глобусе. - пояснил я. - Если вы не знаете точно куда вам надо, вам нужно именно туда.
-- О, нет! - застонала Мария. - Я слишком беременна для тематических путешествий. Но, скажите... Почему -Монреаль? Почему, не Нью Йорк, Ванкувер или Сан-Франциско?
-- Видите ли, Мария...
На самом деле, было много причин, по которым не следует жить в любом другом городе, но главная из них заключалась в том, что Монреаль - это единственный способ выяснить собственные намерения. Ты должен знать, как долго сможешь не скрывать свои мысли, отсутствие доходов, письма любовниц и пакетики с марихуаной. А уехать из Монреаля - всё равно, что уничтожить улики.
Всего этого я не сказал, но подумал. Одна из вещей, которые все должны решать - это как сделать женщин простыми, чтобы их было легко использовать при любой степени сложности отношений. С учётом этой мысли, я ответил:
-- Ни для кого на свете Монреаль не означает так много, как для Солдата Любви. В те минуты, когда он возвращается с фронта, когда страх смерти заставляет его глубоко зарываться в вагины монреальских шлюх всем лицом и всем телом, он - его единственный друг, его брат, его мать, он сам.
Этот вечер оказался, пожалуй, самым рождественским из всех рождественских в моей жизни. В подарок мне дали послушать тишину, которую не так-то просто слушать. А кто любит в тихий спокойный вечер устроить бурный и громкий секс с беременной женщиной? Он был тихий и спокойный, с железными нервами.
А потом...
Когда Мария почувствовала наступление схваток, я побежал искать ночного портье, а когда возвратился с ним в номер, отеля то роды уже произошли.
Через несколько минут меня поздравляли уже все, кто только мог ходить, говорить или пожимать руки: парамедики, пьяницы, соседи и соседки, не спавшие в Рождественскую ночь. Люди появлялись и исчезали с частотой произнесённых тостов и преподносили много подарков - большие шары, бутылки водки, рождественские кексы, немцы - Weihnachtsmann или Christkinder, подвыпившие англичане - махали ветвями остролиста, символизирующего достаток, и омелы, означающей плодородие, под которыми мы с Марией должны были по обычаю целоваться.
...Я не сопротивлялся, не жаловался и не объяснял никому ничего - cо мной оставалось только то, что не имело значения. Так, в конечном счете, и выглядели мои отношения с миром - адюльтер, подкрашенный одиночеством, и переделанная на новый лад фраза старика Фрейда, которую я в Рождественскую ночь шептал на ухо возлюбленной: "Если один из нас умрет, то я вернусь... в Монреаль".


Оценка: 8.60*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | | Э.Блэк, "(не)рабыня для шейха ада" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Юмористическое фэнтези) | | О.Герр "Красавица и Дракон" (Короткий любовный роман) | | С.Лайм "Не (воз)буди короля мертвых" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Гущина "Жгучий танец смерти" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Остров Д. Неон" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Н.Жарова "Жених на выбор" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список