Саморский Виктор Романович: другие произведения.

Линга Шарира. Феникс расправляет крылья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что произойдет, если однажды осознанными сновидениями заинтересуются военные? Что если технологии ОС и практики Дзогчен будут использованы не для духовного развития личности сновидящего, а для сугубо практических и деструктивных целей противостояния между спецслужбами различных государств: шпионажа, чтения мыслей, контроля сознания, внедрения агентов влияния, физического устранения высших офицеров командования, наведения массовых галлюцинаций на войска противника? Кто сможет противостоять боевым магам в сновидческом и реальном мире, если на самом деле, это один и тот же мир?


   Эпиграф
   Если мы не умеем выполнять практику во сне, если каждую ночь впадаем в забытье, каковы же наши шансы сохранить осознавание, когда придет смерть? Взгляните на свои переживания в сновидениях - вы узнаете, каково вам будет в смерти. Взгляните на свои переживания во сне - и вы обнаружите, пробуждены ли вы по-настоящему....

Ринпоче Тендзин. Тибетская йога сна и сновидений

   Глава 1

Россия. Республика Саха (Якутия). Алдан.

26 января 2003 г. 15:20 

***

   Мохнатая белая собака захлебывалась отчаянным лаем. Из покосившейся избушки с конусной крышей вышла старуха, набросив на плечи старый вылинявший солдатский бушлат советского производства. За домом располагался крытый навес, здесь хранились шкуры зверей, туша недавно разделанного оленя, несколько пар широких лыж, обшитых оленьим мехом для лучшего скольжения. На ржавом гвозде скучал потрепанный жизнью карабин с погнутым стволом и расколотым надвое прикладом, затвор с него был снят и надежно припрятан. На Севере умели ценить нужные вещи, и понапрасну не разбрасывались тем, что еще может сгодиться в хозяйстве, в качестве запчастей. Неподалеку от навеса стояла небольшая брезентовая палатка, где очень давно одиноко ржавел снегоход "Буран". Рядом с палаткой валялись пустые металлические бочки для горючего и занесенный снегом до полной неузнаваемости первоначальной формы металлический контейнер с неизвестным содержимым.
   Проваливаясь в глубокий снег, старуха зашла за угол дома и, прикрыв лицо ладонью от обжигающего морозного ветра, спросила:
   -- Куда собрался?
   -- В Москву поеду, однако, -- ответил невысокий старик плотного телосложения.
   Он ловкими и уверенными движениями запряг оленей, смазал жиром полозья, погрузил в нарты строганину из лосося, мешок с одеждой, моток бечевки и старое одеяло.
   -- Может, снегоход возьмешь? -- на всякий случай уточнила жена.
   -- Нет, -- покачал головой упрямый старик, -- олени лучше. А ну, как горючее в пути закончится? И как мне тогда, прикажешь пешком идти?
   -- Что там, в Москве?
   -- Сон мне сегодня приснился, -- нахмурился старик, -- друг просит помочь, молодежь учить надо.
   -- Надолго? -- риторически спросила жена.
   -- Как получится, -- ответствовал тот, -- на все воля божья.
   Старуха нахмурилась и ушла в дом, а пожилой якут еще некоторое время возился, собирая самое необходимое для поездки. Потом уселся на нарты, взял в руки поводья и строго прикрикнул на оленей. Нарты легко заскользили по снегу, оставляя неглубокие борозды, которые очень быстро заметет снегом.

Россия. Москва. Театральный проезд. Интернет-кафе "NetLand"

26 января 2003 г. 18:37

***

   В интернет-кафе было шумно и тесно. Ерохин с трудом протискивался сквозь толпу фанатов компьютерных игр, плотно сгрудившихся вокруг импровизированного помоста -- сцены. На нем стояли два щупленьких подростка, слегка растерянных, взъерошенных и вспотевших от напряжения турнира. Оба щурились от яркого света софитов и многочисленных вспышек репортеров. Голос ведущего мероприятия гремел и звенел мощной акустикой, отражался от стен и реверберировал.
   -- И наконец, мы объявляем абсолютных победителей чемпионата ASUS Cup Winter 2003. Напомню еще раз, что это первый из серии турниров ASUS Open, созданного в рамках сотрудничества российского киберспортивного портала cyberfight.ru и компании по производству компьютеров и комплектующих ASUSTeK Computer. Наш сегодняшний турнир Quake 3 собрал самые лучшие команды киберспортсменов из России, Украины и Белоруссии. В суперфинале встретились команды, представляющие организаторов и спонсоров турнира. Победу одержали...
   Ведущий сделал театральную паузу, и музыка заиграла громче, а в следующую секунду громовой голос ударил по барабанным перепонкам присутствующих и заглушил все прочие звуки в зале.
   -- Алексей Смаев, выступавший под ником "uNkind", и Антон Синьгов, принимавший участие в турнире под ником "Cooller". В суперфинале они обыграли Романа Тарасенко, ник "Polosatiy" и Ильдара Шаймарданова, ник "noBap" со счетом 63:35. Ура победителям!
   Зал дружно грянул ура.
   -- Для вручения наград приглашаю на сцену исполнительного директора федерации компьютерного спорта, Дмитрия Вячеславовича Смита. Победители награждаются памятными медалями, именными дипломами, а также видеокартами ASUS V9280S. Аплодисменты Антону и Алексею, они их честно заслужили!
   Зал взорвался аплодисментами, приглашенные на мероприятие репортеры старательно щелкали камерами, яркие вспышки слепили зрителей.
   -- Второе место на турнире присуждается Роману Тарасенко и Ильдару Шаймарданову. Аплодисменты ребятам! Второе место не менее почетно, чем первое.
   Зал снова взвыл.
   -- Еще раз громкими аплодисментами поздравим номинантов, пожелаем им высокого профессионального мастерства, успехов в труде и учебе и, конечно, здоровья! Предлагаем всем желающим сделать фото на память с победителями! Просим подняться на сцену всех сегодняшних участников турнира. И тогда чуть ли не все присутствующие одновременно полезли на сцену фотографироваться, шум, гам и какофония превысили все возможные пределы.
   Ерохин стал медленно протискиваться к выходу сквозь беснующуюся толпу, это оказалось весьма непростой задачей. Теперь он точно знал, кто именно ему нужен.

Россия. Москва. Чертаново.

26 января. 2003 г. 20:02

***

   -- Вот сука! -- выругался Артем, свесился с коляски и заглянул под колесо. Так и есть, ось лопнула, в том же самом месте, - прямо по сварке. Колесо накренилось, и намертво заклинило о корпус инвалидной коляски.
   Чертов алкаш приварил кое-как, а бутылку содрал с инвалида, не побрезговал. Скотина!
   Он снял перчатки, потер руки друг о дружку и подул на пальцы. Перчатки протерлись до дыр и кисти невыносимо мерзли от холода. И все же сдвинуть коляску с места удалось, с огромным трудом и невероятным напряжением мускулов, однако впереди ждала еще одна, совершенно непреодолимая преграда -- ступеньки подъезда. О пандусах очень много говорят по телевизору, но в реальной жизни Артем пока видел только один, в аптеке за четыре квартала. На коляске по снегу добираться до этой, весьма недешевой аптеки, то еще удовольствие.
   Был бы телефон, мамке позвонил бы, чтобы вышла помочь, подумал Артем и чуть не заплакал от досады. Маму похоронили неделю назад. Он так привык, что она всегда рядом. Никак не мог поверить в ее смерть. Мамы нет, и больше никогда не будет. Он почувствовал, как непроизвольно выползла слеза. Это от ветра...
   Артем сжал ладонь в кулак, костяшки пальцев побелели. Закусил губу.
   Не дождетесь, суки!
   Придется сидеть и мерзнуть, пока кто-нибудь из сердобольных соседей не выйдет покурить, и не поможет затащить коляску по ступенькам. Старенькая затертая китайская куртка типа "Аляска" с подкладкой из синтепона ни черта не греет. Холодно! Днем еще была оттепель, ласково светило солнышко и капала водичка с сосулек, а теперь пробирает до костей.
   Однако, так и совсем околеть можно. Где соседи? Что все разом курить бросили?
   Артем старательно прислушался, издалека доносились смутно знакомые голоса и смех. Он слегка приободрился, расправил озябшие плечи.
   Ничего, переживем и это...
   Из-за угла дома вышла пьяная ватага: Упырь, Фикса и Щенок. Трое пьяных ублюдков, терроризировавших весь район. Когда-то давно, задолго до второй Чеченской, они были еще сопливыми подростками, тогда Артем мог свободно и безнаказанно надавать им щелбанов и поджопников. Но его время прошло, выродки подросли, возмужали, и обнаглели от полной безнаказанности. Некому поставить на место или всыпать ремня за проказы и хулиганство. Родители не смогли, школа не справилась, комиссия по делам несовершеннолетних упорно закрывала глаза. Все заняты, всем недосуг. В большом человеческом муравейнике жизнь бурлит круто и безостановочно.
   -- Ба, какие люди? -- обрадовано завопил Фикса, -- Давно не виделись! Как поживаешь, калеч?
   -- Нормально, -- сквозь зубы прошипел Артем.
   -- А чего так невесел? Отчего нос повесил? Или ты не рад нас видеть?
   Артем промолчал.
   -- Эй, калека! Я тебе что говорил в прошлый раз, -- подался вперед Фикса, -- не попадайся мне больше на глаза. Говорил? Ты по моему району катаешься, а налог на транспорт не платишь. Заплати налоги и спи спокойно, никто тебя не тронет. Но ведь ты же не платишь!
   Троица дружно рассмеялась.
   -- Я застрял, -- стуча зубами от холода, сипло выдавил Артем. Прозвучало очень жалко, -- ребята, ну помогите, а?
   -- Ну конечно поможем, говно-вопрос, -- осклабился Фикса и вдруг сильно пнул ногой в колесо. От толчка ось совсем отломилась и коляска вместе с Артемом рухнула набок, выродки дружно заржали. Громче всех старался Упырь, издавал какие-то, уж совсем по-совиному ухающие, звуки.
   -- Суки! -- выругался Артем. Нервы окончательно сдали, замерз как собака, коляска сломалась, ублюдки глумятся. Сил нет терпеть унижения судьбы.
   Он быстро пополз на руках к обидчикам:
   -- Поубиваю гадов!
   -- Заебешься с мягким знаком пишется, или с твердым? -- спросил Фикса, и первым захохотал собственной шутке, а потом несильно ударил ногой в живот, - скорее, пнул. Артем уже давно научился терпеть любую боль, но не теперь. Он быстро выбросил руку вперед и ухватил Фиксу за штанину, резко потянул на себя. За три года упражнений с коляской стал сильнее -- Фикса запрыгал на одной ноге, задергался, но освободить брюки не смог, Зашатался, теряя равновесие, взмахнул руками, словно большая уродливая птица, лишенная перьев. На помощь подельнику бросился толстый и неуклюжий Упырь.
   -- Лови, урод! -- коротко бросил он, нанося удар ногой в лицо.
   Увернуться не успел, попало по зубам, рот сразу наполнился кровью. Артем не отпустил штанину, а дернул сильнее, Фикса потерял равновесие и плашмя брякнулся на тротуар. Артем ухватил его за одежду и пополз, подминая под себя, не обращая внимания на град ударов по почкам, спине, копчику, по обрубкам ног. Дополз, ухватил Фиксу за ворот куртки, развернул к себе лицом, и что есть мочи врезал кулаком в ненавистную харю. Всю злость вложил в один-единственный удар, но и его хватило -- Фикса захрипел, забулькал.
   Эх, хорошо вышло! Давно не дрался.
   Радость победы оказалась недолгой, Упырь рассвирепел, лицо побелело и покрылось красными пятнами. Видимо, не привык, чтобы жертва сопротивлялась и пыталась дать сдачи.
   Это тебе не с подростков дань собирать, бомжей гонять, да стращать "понаехавших" таджиков.
   Подскочил к Артему и снова ударил ногой, целясь в лицо. Ухо взорвалось от нестерпимой боли, похоже на то, что ботинки подкованы, или как минимум, - дюбеля загнал в каблук. Артем непроизвольно вскрикнул, вопль утонул в шуме свалки. Упырь запрыгнул сверху, принялся бить и топтать ногами, стараясь попасть по беззащитной голове -- шапка давно слетела и потерялась, на снег брызнула кровь, окрашивая алым.
   -- Нехорошо! -- вдруг сказал кто-то не повышая голос.
   Все четверо дружно повернули головы в сторону незнакомца. В свете уличных фонарей, при взгляде снизу, фигура мужчины лет тридцати, одетого в старомодное серое пальто, показалась очень высокой.
   -- Я говорю, -- медленно и внятно повторил мужчина, -- что нехорошо втроем нападать на одного, тем более, если он инвалид без ног.
   -- Он мне, кажетшя, жуб выбил, -- прошамкал Фикса, в голосе явственно раздались плаксивые нотки.
   -- Ты хто такой ва-аще? -- прохрипел Упырь, -- Чего надо?
   Со звонким щелчком в его руке пришел в боевое положение нож-выкидуха.
   -- Да я -- никто, -- грустно ответил незнакомец, -- мимо проходил...
   -- Ну и вали отсюда, мимокрокодил, пока трамваи ходят, -- рявкнул Упырь, принимая угрожающую стойку.
   -- Но-но, тише, ребятки, тише, -- поднял сразу обе руки мужчина, -- я драться не умею. Может, как-то мирно можно вопрос решить?
   -- Вали нахер отсюда, козел, пока мы тебя на лоскуты не порезали,-- Упырь уже входил в раж, -- я же тя ща нашинкую, придурок. У врачей ниток не хватит заштопать.
   Все трое, забыв об Артеме на время, переключились на незнакомца, стали окружать полукольцом, прижимая к стене подъезда. Щенок достал и быстро надел кастет, Фикса тоже извлек из кармана нож "бабочку", стараясь держаться подальше от незнакомца, почти не переставая, сплевывал кровь на снег.
   -- Это Чертаново, дружок. Здесь я хозяин! -- прорычал Упырь.
   -- Это вряд ли, -- очень тихо, но внятно сказал мужчина.
   Дальше события развивались стремительно. Видимо сообразив, что незнакомец отступать не собирается, Упырь шагнул вперед и нанес удар ножом, целясь в грудь. Мужчина ловко перехватил руку, выкрутил ее, одновременно ударил тыльной стороной правой ладони по носу гопника. Следующим ударом по лучевой мышце капитан выбил нож, ловко поддел его носком ботинка и отправил в сугроб. И сразу же, ударил Упыря еще раз, согнутым локтем в переносицу. Толстяк мгновенно обмяк и кулем сполз на припорошенный снегом асфальт.
   Оставшиеся без вожака Щенок и Фикса испуганно попятились, "бабочка" и кастет как по волшебству испарились, будто и не было вовсе. Фикса примиряющее взмахнул руками, как бы говоря, что инцидент исчерпан.
   -- Стоять! -- вдруг рявкнул на них мужчина, до боли знакомым приказным тоном, -- падаль с собой заберите. Минус три на улице, замерзнет нахер.
   Возражать никто не посмел, растерянные и разом притихшие гопники подняли дружка, потащили на себе к соседнему дому. Ноги вожака оставляли две неглубокие борозды на снегу.
   Мужчина подошел и наклонился над Артемом.
   -- Ну как, парень, жив? Ух ты и красавец! Завтра вся рожа синяя в крапинку будет.
   -- Нормально! -- выдавил Артем и сплюнул кровь, -- говоришь, драться не умеешь?
   -- Не умею, -- развел руками тот, -- не научили. Убивать умею, а драться - нет.
   Артем быстро прикинул в уме.
   -- Военная разведка? -- спросил он.
   -- Почти, -- усмехнулся Ерохин, однако уточнять не стал.
   -- Я по движениям спецподготовку вижу, -- Артем прищурился, правый глаз стремительно заплывал, контуры незнакомца двоились, -- нас учили иначе.
   Молодой еще, -- размышлял Артем, -- либо старлей, либо капитан. Скорее всего, ГРУ, тогда точно капитан.
   Мужчина перевернул коляску в вертикальное положение, протянул Артему ладонь, и когда тот обхватил протянутую руку крепким рукопожатием, рывком, и практически без усилий, поднял парня с земли и усадил в покалеченное инвалидное кресло.
   -- Будем знакомы, Петр, -- снова протянул руку незнакомец.
   -- Артем.
   Не спеша пожали руки. Артем вдруг захотел поблагодарить, но так и не решился открыть рот. К чему слова, и так все понятно, в подобной ситуации он тоже не прошел бы мимо.
   -- Так, ну что тут у нас? -- задумчиво пробормотал капитан, разглядывая поломку коляски.
   -- Да все, пиздец ей, -- раздраженно махнул рукой Артем, -- металлолом.
   По квартире он, конечно, сможет передвигаться и ползком, но вот холодильник и газовая плита отныне будут недосягаемы. У холодильника морозилка сверху, в ней половина курицы осталась. Суп можно было бы сварить, на несколько дней хватило бы. Но как дотянуться? Разве что холодильник опрокинуть...
   И денег почти нет, пенсия только на следующей неделе. За какой хрен коляску ремонтировать? Теперь даже без хлеба придется сидеть. На улицу как выбираться? Ползком? Артем чуть не застонал от досады, стиснул зубы и сжал кисть в кулак, давно не стриженые ногти вонзились в ладонь.
   Не дождетесь, суки!
   -- Ясно, -- распрямляясь, сказал капитан, -- сварка нужна.
   У него в руке появилась маленькая пластмассовая коробочка, неярко засветилась зеленым.
   Сотовый, -- догадался Артем, -- престижная игрушка, наверное, бешеных денег стоит.
   -- Алло, Митрич, это Ерохин беспокоит, -- протараторил капитан в трубку, -- записывай адрес.
   Он быстро и без запинки продиктовал адрес Артема.
   Странно,  подумал Артем, откуда случайный прохожий знает номер моей квартиры? То есть, он не просто шел мимо и увидел драку?
   -- Возьми с собой инструмент и сварочный аппарат прихвати. Тут моему другу, -- Ерохин внезапно подмигнул Артему, -- нужно инвалидное кресло слегка подшаманить.
   Несколько секунд слушал неразборчивое бульканье в трубке.
   - Нет, Митрич, до утра никак, он же без него, как без рук, -- Ерохин на секунду замялся, -- ну в смысле, как без ног. За сколько сможешь добраться? Сорок минут? Отлично, нас устраивает. Да, как обычно. Я завтра к тебе заеду, пузырь завезу.
   Ерохин нажал отбой, и спрятал телефон в карман.
   -- Ну, рассказывай, как же тебя угораздило? -- он кивнул на ноги парня, -- Чеченская?
   -- А что тут рассказывать? Духи в зеленке растяжку поставили. Слишком поздно заметил, ребят предупредить успел, а сам...
   -- Ладно, не дрейфь, парень. Что-нибудь придумаем. Коляску я тебе новую привезу, но только дня через три-четыре. Раньше - никак. А эту сейчас Митрич починит. Поехали, что ли?
   Он ухватил коляску спереди и потащил по ступенькам. Артем, как мог, помогал ему одним колесом.
   -- А пока мы с тобой слесаря ждем, дружище Артем, ответь, тебе часто снятся сны?
  
   Глава 2

Россия. Московская обл. г Химки.

27 января. 2003 г. 06:10

***

   Во сне Лена опять рисовала свою Картину...
   Семен Михайлович, преподаватель по изобразительному искусству, неоднократно поправлял, -- Елена, нужно говорить "писала". Она всегда соглашалась, не спорила, не вступала в дискуссию, ничего не доказывала старому и мудрому учителю. Только мысленно произносила, -- все пишут, а я рисую. И даже сама не знала, почему так поступала.
   Что это было? Глупое упрямство, желание противоречить авторитетам, отстаивание собственных убеждений, пусть даже и не всегда верных? Скорее всего, нет. Где-то там глубоко внутри себя она знала, что права. Чтобы не утверждал Семен Михайлович и орфографические словари, но пишут книги, а картины все-таки рисуют.
   Это упрямство внутри нее было всегда. Мама говорит, что передалось по наследству от отца, и почему-то всегда начинала плакать, хотя к тому не было никаких причин. Сколько не пытала Лена, вытянуть из мамы подробности не удавалось. Какой-то комплекс запускал свои коготки в израненное сердце, и мама наотрез отказывалась разговаривать.
   После того как из семьи ушел папа, в квартире появилось множество икон и сомнительной религиозной литературы. Мама очень часто плакала и все больше замыкалась в себе. В сорок шесть лет она выглядела древней старухой.
   Лена аккуратно установила на мольберт предварительно загрунтованный холст, не спеша достала палитру и набор из почти сорока кисточек. Эти кисточки подарил папа. Они стоили каких-то совершенно немыслимых денег, и стоит ли упоминать, что в эпоху перестройки достать подобный дефицит, само себе уже подвиг. Лена очень дорожила ими, берегла, поэтому использовала всего пару раз. Они были слишком хороши, чтобы портить на какую-нибудь посредственную мазню или выполнение домашнего задания по художке.
   Нет, эти особые кисточки были предназначены исключительно для создания шедевра, которым и была задумана ее Картина.
   Лена никуда не торопилась, выдавила краски, налила разбавитель, нанесла на палитру и подобрала нужные тона.
   Краски тоже папа подарил. Когда он узнал, что Лена увлеклась рисованием, приехал в гости и притащил целый чемодан подарков. Лена как-то, ради интереса, пыталась подсчитать стоимость, вышло почти на две маминых зарплаты.
   Папа не был богат, работал простым инженером на оборонном заводе и получал копейки. У него была новая семья и двое детей от молодой жены. Работа вытягивала все силы и время. Жили скромно, перебивались от зарплаты до зарплаты. Заняться бизнесом или торговлей он не смог, спекулянтами не становятся, ими рождаются.
   Но он каким-то непонятным образом сумел выкроить от семьи немалые деньги на подарки любимой дочери от первого брака. А через несколько месяцев привез еще и набор профессиональных кисточек. Лена никогда даже не пыталась узнать его стоимость, это было совсем не важно. Важнее было другое, таких кисточек больше ни у кого нет, даже у профессиональных художников кисти были гораздо проще и дешевле.
   Именно тогда Лена твердо решила поступать в ВУЗ на художника-реставратора. Папа верил в нее, разве она могла подвести его? И поступила, хоть это оказалось непросто. А пару ночей перед экзаменами не спала совсем, - зубрила.
   Успею еще, -- думала она, - вся жизнь впереди.
   Наметила композицию. Потом быстрыми, осторожными мазками стала набрасывать контур. Изображение словно само появлялось на холсте, как отпечаток проявляется на фотобумаге. Через некоторое время стало различимо огромное раскидистое дерево с тонкими и длинными ветвями. Потом появились опавшие желто-бордовые листья вокруг него. Постепенно возникла глубина, словно в плоское изображение добавили еще одно измерение. Вот небольшие кустики слева, а это соседние деревья. Фон не прорисован, но по отдельным, казалось, совершенно незначительным элементам, он безошибочно угадывался.
   Теперь было ясно, что вокруг дремучий непроходимый лес. На небе сгустились тяжелые свинцовые тучи, и вот-вот должен обрушиться настоящий тропический ливень. А в самой глубине леса постепенно возникал контур одинокой человеческой фигуры. Скорее всего, мужской. В руках у возникшего из мрака небытия что-то было... Лена еще сама не могла понять, что это такое? Возможно, зонтик? А может быть, это какое-то оружие? Меч или шпага? Еще немного, и станет ясно. Не Лена творила картину, та сама собой возникала на холсте.
   Получалось просто здорово! Она счастливо улыбнулась и проснулась...
   И все еще улыбаясь, открыла глаза. Но тьма ночи не ушла, и уже не уйдет никогда.
   И тогда Лена закричала...
   А чуть позже, уже окончательно проснувшись, заплакала, громко, отчаянно, навзрыд. Из своей спальни прибежала мама, и стала успокаивать, как в далеком детстве, гладя по голове. Лена уткнулась маме в плечо и слезы ручьем текли на ночную рубашку.
   -- Ну что ты, Леночка, успокойся.
   -- Мама... -- шептала Лена сквозь рыдания, -- мама... я... не хочу... жить...
   -- Ну что ты, деточка, разве можно так говорить? Грех это! Самый тяжкий грех.
   -- Мама, мне все равно. Твой бог меня предал. Он создал меня художником, а потом сделал слепой. За что? В чем я провинилась?
   -- Доченька, -- теперь мама тоже плакала, -- бог посылает нам испытание. Мы должны его преодолеть.
   -- В чем смысл? -- закричала Лена, -- Как я буду рисовать в темноте? Ты понимаешь, что я никогда не смогу видеть? Зачем мне такая жизнь? Я хочу рисовать, но я ничего не вижу. Совсем ничего.
   Ее тело сотрясла судорога. Это был первый нервный срыв за шесть месяцев...
   Полгода назад Лена возвращалась домой из ВУЗа. Короткое светлое платье, белая сумочка, босоножки, в ушах затычки наушников с веселой мелодией. Сияло солнышко, вокруг бодро сновали прохожие. Когда она переходила перекресток, пьяный придурок на мерседесе, не успевший вовремя затормозить, вылетел на зебру. Лена не слышала отчаянных криков прохожих, поэтому отскочить в сторону от стремительно летящей машины не смогла. Краем глаза успела ухватить очень быстрое движение и повернулась. Последнее, что она увидела, это огромный красный капот в нескольких сантиметрах от себя. Страшный удар, Лена пролетела по воздуху несколько метров и упала, ударившись затылком об асфальт. И наступила тьма...
   Через два часа Лена пришла в себя в реанимационном отделении центральной городской больницы. Голова осталась цела, но оказался поврежден зрительный нерв. Лена ослепла.
   Потом были различные клиники и очень много врачей. Сколько денег потрачено на многократные обследования и лекарственные препараты, сложно сосчитать. Врачи развели руками и огласили окончательный приговор -- амавроз необратим.
   Лена выслушала диагноз без слез и истерик. С этого дня она превратилась в сомнамбулу, почти не разговаривала, глотала горькие таблетки, стойко переносила капельницы и уколы. Никогда не жаловалась, почти ничего не ела, но очень много спала. Словно пыталась навсегда уйти из реальности в сон. За полгода и без того худенькая девушка потеряла почти десять килограмм веса. Могла сидеть и часами не менять положения, уставившись в одну точку. Время шло, лечение не давало положительных результатов. Чуда не произошло, надеяться больше на что.
   И вот теперь Лену прорвало...
   -- Бог никогда не дает испытания тяжелее, чем может вынести человек. Значит, у него на тебя другие планы.
   -- Я хочу рисовать! -- сказала Лена успокаиваясь. Она вытерла слезы рукавом ночнушки, всхлипнула и повторила еще раз, -- я хочу рисовать! Произнесла твердо, голос почти не дрожал.
   -- Я возьму на работе отгул в понедельник, и мы опять поедем в клинику. Поговорю с Виталием Федоровичем, может быть, все-таки операция возможна? -- в голосе мамы была слышна надежда и сомнение одновременно.
   -- Хорошо, мам, -- ответила Лена, всхлипывая, -- я справлюсь, мам. Тебе на работу нужно идти.
   Мама вздохнула, еще раз погладила Лену по голове и ушла одеваться. Некоторое время Лена сидела неподвижно на кровати, обхватив колени руками.
   Когда за мамой закрылась входная дверь, она нахмурилась, спустилась с кровати и пошлепала босыми ногами в ванную. Долго плескалась у раковины, приводя себя в порядок. Затем перебралась обратно в спальню, переоделась в джинсы и розовую майку, расчесала волосы на ощупь, все так же на ощупь подкрасила губы. Долго стояла перед зеркалом, пытаясь увидеть собственное отражение. На долю секунды показалось, что она почти видит его.
   Погладила холодное и гладкое стекло рукой, постояла в задумчивости и нерешительности, несколько долгих минут, затем отправилась в свою комнату, переделанную под рабочий кабинет. По квартире Лена давно перемещалась спокойно и уверенно. За шесть месяцев темноты она наизусть выучила обстановку в квартире, научилась определять положение мебели простым прикосновением, а наличие мамы в комнате -- по едва слышному дыханию. В последние дни она стала гораздо четче различать разговоры соседей за стенкой, лай собаки у подъезда, крики детишек с игровой площадки и шум автомобилей с улицы. А вместе с тем, обострились запахи, она уже точно определяла, что готовили соседи на ужин.
   В кабинете стоял стол, на котором располагалась широкая и низкая чаша. Лена налила совсем немножко воды и принялась аккуратно разминать глину. Не спеша принялась ваять.
   Лепить можно и в темноте, - пыталась успокоить себя Лена. Но это обман. Очень хотелось увидеть, что у нее получается. Но как это сделать?
   Помучившись больше часа, Лена скомкала глину в большой комок и положила обратно в чашу. Снова наведалась в ванную и переоделась в любимое платье. Раньше оно было красным, теперь это просто набор осязательных ощущений...
   Еще немного постояла у зеркала. Просто так, без всякой видимой цели. Наверное, привычка.
   Присела за стол и стала ждать маму. Сидела и смотрела в себя, время от времени легонько дотрагиваясь до стрелок больших мужских наручных часов, у которых мастер снял стекло.
   Часы тоже папины. Нелепо большие мужские наручные часы. И в этом оказался их плюс, можно аккуратно пощупать циферблат и узнать время, без риска поломать механизм или согнуть стрелки.
  

***

   Мама пришла с работы без десяти шесть. Зашла в комнату, погладила дочь по голове и даже не стала ругать за то, что Лена не обедала. Ушла переодеваться и готовить ужин.
   В 18:05 в дверь позвонили. Мама открыла визитеру. Некоторое время с лестничной клетки доносились голоса -- взволнованный мамин и спокойный, уверенный мужской баритон. Голос спокойный, добрый, приятный и одновременно властный, не терпящий возражений. Лена внимательно прислушивалась, пытаясь понять, о чем идет речь?
   Наконец мама вошла в комнату, и вместе с ней вошел еще кто-то, волна чужих, незнакомых и волнующих запахов.
   -- Лена, это к тебе, -- сказала мама.
   -- Здравствуйте, Елена, -- раздался приятный мужской голос.
   -- Здравствуйте, -- бесцветным голосом отозвалась Лена и вздохнула. Пахло мужчиной и табаком, а сквозь очень дорогой парфюм, пробивался очень слабый, но четко различимый аромат. Он оказался ей незнаком. Мужской, агрессивный, очень неприятный, и в то же самое время, чем-то неуловимо притягательный. Словно стая волков... Словно табун лошадей... Словно стадо буйволов...
   Лена внезапно поняла, чем пахнет от незнакомого человека -- казармой.
   -- Вы военный? -- спросила она.
   -- Капитан Ерохин, -- представился мужчина, нисколько не удивившись вопросу.
   -- А по имени?
   -- Петр Яковлевич, -- ответил он после секундной заминки.
   -- Петр, -- задумчиво повторила Лена, -- Петя. У вас очень красивое имя. Мужественное.
   -- Обычное, -- пожал плечами Ерохин, -- в переводе с греческого означает камень.
   -- Я знаю, -- сказала Лена, -- а можно, я вас потрогаю?
   -- Пожалуйста, -- ответил Ерохин. Видимо, был готов к вопросу. Подошел ближе и слегка наклонился.
   Лена подняла руку и плавно провела по лицу мужчины сверху вниз. Над левой бровью рука задержалась на секунду, нащупав небольшую вмятинку старого шрама. Мысленно нарисовала себе усатого мужчину лет сорока, но гость оказался чисто выбрит и усов не носил.
   -- У вас мужественное лицо, -- сказала она вслух.
   Кажется, я повторяюсь. Но ведь нужно же что-то сказать?
   -- Я знаю, -- ее словами ответил незнакомец, и засмеялся.
   Лена тоже улыбнулась, и это была ее первая улыбка за последние шесть месяцев.
   -- Скажите, Елена, а вам часто снятся сны?
  

Россия. Москва. ул. Матросская Тишина. 28 января. 2003 г. 15:37

Психиатрическая Клиническая больница N 3


***

   Разговор в кабинете врача длился почти час, оба собеседника мечтали поскорее закончить, однако найти общий язык все никак не удавалось.
   -- Иными словами, -- настаивал Ерохин, -- это шизофрения?
   -- Нет, это не так, -- воспротивился врач, -- Очень многие путают, но диссоциативное расстройство идентичности это отнюдь не шизофрения. Это очень редкое психическое расстройство, при котором, под влиянием стресса личность человека разделяется на две или более. Болезнь, как правило, развивается в период раннего детства, когда ребенок беззащитен и нуждается в опеке, но недополучает ее в нужном количестве. Либо приобретает сильный травматический опыт, нанесенный близким человеком. Так же, заболеванию может способствовать ранняя смерть родителей, война, техногенная катастрофа, насилие, критический эмоциональный стресс, серьезное заболевание или какая-то другая стрессовая ситуация. В любом случае, оно связано с эмоциональной дизрегуляцией и пограничным расстройством личности. Психика человека -- крайне мало изученная область.
   В дальнейшем на стресс накладывается врожденная способность к диссоциации, то есть отделению воспоминаний от сознания, которая порождает новую личность, гораздо более устойчивую к стрессовой ситуации. Можно считать это защитным механизмом психики. Чтобы выжить, личность вынуждена приспосабливаться к условиям окружающей среды.
   -- А это точно не симуляция?
   --  Многие психологи и психиатры считают, что диссоциативное расстройство идентичности имеет слегка надуманный характер. Другие, наоборот, уверены, что это не расстройство, а естественная вариация человеческого сознания. Так, например, Джеймс Хиллман утверждал, что персонификация личностей относительна. И поэтому не нужно считать "синдром множественной личности" психическим заболеванием, а скорее, следует рассматривать как уникальную особенность психики. С течением времени у любого человека под влиянием социума слегка меняется характер и привычки, но это же не считается отклонением. Вы согласны?
   -- Я не сумасшедший, я просто не такой как все, -- произнес Ерохин задумчиво, пошевелился в кресле, слегка поменяв позу -- а как происходит процесс переключения между личностями? Что является спусковым механизмом для хм... рокировки персонажей?
   -- Что является триггером? -- психиатр задумался, -- как правило, это возникновение определенных условий, характерных для стрессовой ситуации. Либо максимально близкое приближение окружающей обстановки к таковым. Для каждого больного сугубо индивидуально, кому-то нужно угрожать оружием, кто-то должен увидеть труп. Иногда достаточно даже негромкого звука, щелчка выключателя, сигнала автомобиля, телефонного звонка, единственного произнесенного слова или ключевой фразы. Да все что угодно! Как я уже сказал, длительное наблюдение в стационаре поможет, выявить механизмы и факторы, вызывающие смену идентичностей.
   -- То есть, заочно вы не можете однозначно идентифицировать механизм?
   -- Нет, это невозможно. И я вам вполне серьезно заявляю, не нужно тянуть. Чем быстрее вы привезете больного, тем скорее мы сможем начать лечение.
   -- Как? -- удивился Ерохин, -- Вы же сами сказали, что медикаментозное лечение малорезультативно. Как вы тогда собираетесь его лечить? Лоботомией?
   -- Ну что вы, молодой человек, сейчас не сороковые годы двадцатого века. Никто из психиатров уже давно не применяет топорик для колки льда. Диссоциативное расстройство довольно успешно лечится с помощью когнитивной психотерапии, клинического гипноза, инсайт-ориентированной психодинамической терапии. А медикаментозное лечение применяется для облегчения сопутствующей депрессии. Вполне достаточно самых распространенных антидепрессантов.
   -- Понятно, -- кивнул головой капитан, -- нисколько не сомневаюсь в эффективности лечения, скорее сомневаюсь в его целесообразности. Напичкаете пациента таблетками, и он превратится в овощ...
   -- Иногда можно отказаться от реинтеграции различных личностей в одну хорошо функционирующую идентичность, достаточно обеспечения бесконфликтного и сотрудничающего отношения между ними. Понимаете?
   -- А вот это уже интереснее, -- Ерохин слегка наклонился вперед, внимательно прислушиваясь к словам собеседника.
   -- Каких-то универсальных рецептов просто не существует, для каждого больного схема лечения назначается врачом исходя из клинической картины. Но самое главное, это конечно отношение к больному. Фармакология вторична, в первую очередь нужно обеспечить душевный покой, отсутствие стрессов и тревог, раздражающих факторов, тогда лечение будет иметь эффект. Нужно добиться внутреннего равновесия, гармонии личности. И вам не понадобятся ни таблетки, ни топорик. Понимаете меня?
   Ерохин кивнул.
   -- Рекомендуется с равным уважением относиться ко всем альтер-личностям, потому что это части единого целого. Любая попытка насильственного подавления одной из них неизбежно приведет к внутреннему конфликту и лишь усугубит ситуацию. В конечном счете, все может закончиться суицидом.
   -- Понятно, -- сказал Ерохин, поднимаясь из кресла, -- учтем. Доктор, большое вам спасибо за консультацию.
   Глава 3

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 января. 2003 г. 17:24

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   -- Товарищ полковник, разрешите войти? Вызывали?
   -- Заходи, Ерохин
   -- Товарищ полковник... -- капитан на секунду запнулся, пожимая протянутую руку, -- мы можем поговорить?
   -- Непременно поговорим, Ерохин, -- Самохвалов полез в ящик стола и извлек какие-то документы, -- но не сейчас, и даже не сегодня. Потому что ты отправляешься в срочную командировку.
   Он быстро взглянул на часы.
   -- Но, товарищ полковник, -- запротестовал Ерохин, -- вы можете хотя бы объяснить, что происходит?
   -- Могу. Все могу объяснить и обязательно все объясню, но потом. А пока вот, -- он подвинул на край стола папку, -- это личное дело осужденного -- Коваль Сергея Леонидовича. Мне нужен этот человек! Поэтому ты, Ерохин, отправляешься в Хабаровск, в "исправительную колонию N 3". Вот документы на этапирование ЗК, разрешение на оружие. ПМ в оружейке. А вот твои документы.
   Ерохин машинально открыл паспорт, удивленно поднял взгляд на полковника.
   -- Ну что ты как блондинка ресницами хлопаешь? Естественно, не под своей фамилией полетишь. Высшая категория секретности, это вам не шуточки. Не нужно настоящими паспортами в аэропортах светить, мало ли кто получит доступ к этой информации. Так, начальнику колонии я позвонил и предупредил, что будешь завтра в 13:00. Обещали встретить у трапа, доставить в колонию и обратно в аэропорт на спецтранспорте. Разнарядка из центрального управления ФСИН отправлена. Вот билеты на самолет. Рейс по расписанию сегодня в 22:10. До Хабаровска один, обратно два билета. Вот новый паспорт для Коваля, но оформлен уже на другую фамилию. ЗК самолетом не перевозят, но у нас нет времени покатушки на поездах устраивать.
   Ерохин озадаченно кивнул.
   -- Так, а какая у заключенного теперь фамилия? Ага, Мотыль. Ну, значит и будет он у нас "мотылем". А лучше "мотыльком". Захотела муха сладкой жизни и влипла. Полетел наш мотылек на свет лампочки, да обжег себе крылышки, и теперь он ЗэКа...
   Полковник задумчиво побарабанил пальцами по крышке стола.
   -- Ерохин, твоя задача предельно проста. Летишь в Хабаровск, в колонии забираешь "мотылька" и везешь на базу. Вопросы потом, время не ждет.
  

Россия. Московская обл. г Химки.

28 января. 2003 г. 17:55

***

   Сегодня ночью Лена видела странный сон, содержание которого не смогла бы рассказать даже маме. Она стояла у огромного панорамного окна, за которым находилось пронзительно-голубое небо с легкими перышками ослепительно-белых облачков. А вдалеке парил многоярусный летающий город. Словно неведомая сила оторвала его от земли и вознесла на полукилометровую высоту, где оставила висеть вопреки всем законам физики. Можно было легко рассмотреть громады зданий, вздымающихся ввысь, и пестрые ленты причудливых автострад, по которым непрерывно шел поток разномастных автомобилей.
   Как зачарованная, смотрела Лена на летающего монстра и не могла отвести взгляд. Для нее временно перестали существовать все критерии красоты и гармонии. Город был невозможен, но он был абсолютно реален. И чем пристальнее Лена всматривалась, тем больше различала мелочей. Отдельные детали архитектурных сооружений: колонны, арки, окна, карнизы. Марки проезжающих автомобилей, рекламные баннеры, фигурки людей, цвета флагов, брызги воды поливалок в ботаническом саду, цветущие яблони в парке и многое-многое другое. У нее больше не было никаких мыслей в голове, а только одно единственное желание -- рисовать этот город. Она уже знала, с чего начнет... вот прямо сейчас возьмет кисти и приступит.
   В этот момент что-то огромное и черное сильно ударило в оконное стекло. Зазмеились трещины, водопадом брызнули осколки, ледяной ветер ворвался в помещение и грубо взметнул волосы.
   И тогда она поняла, что внизу за окном бесконечное пустое пространство неизмеримой высоты, и что она сама находится в точно таком же городе, висящем над бездной. Лена вздрогнула, испугано отшатнулась. На мгновение подняла взгляд и увидела большую черную птицу напротив собственного лица. Птица висела в воздухе за окном, и даже не шевелила крыльями, ее держал набегающий поток воздуха. Маленькие черные глаза с ненавистью смотрели на Лену, хищный и слегка искривленный клюв открылся, издал гортанный клокочущий звук.
   Потом птица быстро без напряжения взмахнула крыльями и стала стремительно приближаться. Ударилась в стекло еще раз. Посыпался целый шквал осколков, уже не только снаружи, но и внутри помещения. Их тут же подхватил вихрь и разметал по всей комнате. Лена прикрыла рукой глаза. А в это время птица ударила в третий раз. Она стала еще больше, и черная страшная тень накрыла половину комнаты. Лена закричала от ужаса и проснулась...
  

***

   День прошел очень быстро, но Лена до сих пор помнила тот ужас пустоты под ногами и невыносимую глубину ненависти в маленьких бусинках глаз. Чтобы отвлечься, она переключила мысли на более приятную тему.
   -- Скажи мам, а он какой? -- спросила Лена задумчиво, как всегда сидя за столом и глядя в себя.
   -- Что? -- мама вышла из кухни и растерянно уставилась на дочь, -- Леночка, что ты спросила? Мне не слышно из кухни, масло на сковородке шкварчит.
   -- Этот мужчина, который приходил вчера. Капитан Ерохин. А он какой?
   Мама растерянно опустила руку с ножом.
   -- Какой? -- она озадаченно повторила вопрос, -- высокий, широкоплечий, черноволосый, --и вдруг вздохнула, произнесла с грустью, -- красивый мужчина. Военные все красивые! У них выправка особая, спина прямая, шаг чеканный. Я ведь с папой твоим познакомилась, когда он на флоте служил. Как только его увидела, так сразу и влюбилась. И видимо, на всю жизнь...
   Мама украдкой вытерла слезы фартуком.
   -- А он в форме приходил? -- спросила Лена.
   -- Нет, доченька, костюм обычный был, серого цвета. Белая рубашка, галстук в синюю полоску, пальто, туфли. Но военного человека сразу видно, по осанке, походке, речи.
   -- Петр Яковлевич, -- задумчиво сказала Лена и еще раз повторила мысленно, -- Петр Яковлевич.

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 января. 2003 г. 18:03

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России


***

   -- Ну, и что вы скажете? -- спросил Самохвалов.
   Николай покачал головой, дочитывая последний лист.
   -- Вы знаете, Василий Петрович, я просто ошарашен. Можно даже сказать, шокирован. У меня создалось весьма двойственное впечатление. Информация, которой вы соизволили поделиться, вызывает оторопь и недоумение. Если это правда, а я склонен вам верить... вам и вашему ведомству...
   Он слегка замялся, подбирая правильные слова, открыл рот, но вдруг стушевался и сник. Достал платок, снял очки и принялся их протирать, хотя нужды в этом никакой не было.
   -- С другой стороны, Василий Петрович, этого просто не может быть. Понимаете? Семен Моисеевич никогда и словом не обмолвился. Даже не намекнул ни разу. Мы довольно долго работали вместе, и если бы что-то такое было, я бы точно знал. Это не скрыть, понимаете?
   Он задумчиво ходил по комнате, теребя листки, дрожащей рукой поправил очки.
   -- Да и вообще, о чем разговор? Этого не может быть, потому что не может быть! Научный материализм отрицает существование чудес. Прежде чем утверждать все это, -- Николай потряс листками с машинописным текстом в воздухе, -- необходимо создать строгий научный базис. Мы не можем обосновывать абстракции ветхозаветными текстами религий, да нас засмеет научное сообщество всего мира.
   Полковник, слегка прищурившись, внимательно наблюдал за возбужденным младшим научным сотрудником. Он даже не скрывал улыбку, откровенно забавлялся происходящим.
   -- Нужны серии экспериментов, выполненные независимыми наблюдателями. Сбор достаточного количества материала и его последующий анализ. Выдвижение и проверка гипотез. Концептуализация парадигмы. Нужна фиксация результатов средствами наблюдения, и обязательное документирование всего процесса поэтапно. Нужно выработать объективную теорию, объясняющую суть феномена. Нужна интерпретация полученных явлений и факторов. Нужно математическое и предметное ситуационное моделирование. Формулы. Расчеты. Факты. Понимаете?
   Полковник согласно кивнул головой.
   -- Мы не можем вот так взять и разрушить существующую картину мира, не предложив ничего взамен. Любая, даже самая незначительная коррекция совокупной системы знаний человечества требует систематического подхода. Воспроизведения эмпирических результатов в любой лаборатории мира. Субъективщина полностью исключена! Наука не принимает ничего на веру, просто так и без доказательств, даже если источник информации исключительно надежен. Это работа не для одного человека, и даже не для одного института. На долгие-долгие годы. Если конечно, все это правда...
   Самохвалов усмехнулся, он был вполне удовлетворен полученным результатом разговора.
   -- Николай Павлович, вы тут нагородили целую гору из умных слов, за которыми пытаетесь спрятаться от реальности, словно за ширмой. Если вы чего-то не знаете, то это не значит, что явления не существует. Я человек военный, даже при всем желании не смогу предоставить цифры, факты и доказательства. У меня их просто нет. Предлагаю вам самому их получить. Опытным путем. Методом проб и ошибок. Самостоятельно. А мы предоставим вам все необходимые условия.
   Полковник на секунду задумался, а затем продолжил:
   -- Скажем так, ваш институт получит от Министерства Обороны некий, очень условный заказ и весьма приличный грант на исследования по данной теме. Покупайте необходимое оборудование, компьютеры, приборы, мобилизуйте специалистов. Экспериментируйте, изучайте, разрабатывайте ваши умные теории. Подводите базис, возводите надстройку. Нам это совершенно не интересно. Что нам нужно, вы уже знаете. Выполните заказ, и работайте потом над вашими теориями столько, сколько нужно. Единственное ограничение -- это согласование данных для публикации в СМИ. Не все можно, и не все нужно озвучивать широкой публике. Есть вещи, которые необходимо держать в тайне, в интересах повышения обороноспособности нашей с вами Родины.
   -- Ваше предложение, гм... столь неожиданное.... -- Николай покраснел, и снова принялся протирать очки, -- да, я двумя руками -- за! Тема хоть и неожиданная, но весьма перспективная, на мой взгляд.
   -- Значит, вы согласны?
   -- Я могу подумать? -- замялся Николай.
   -- Нет, -- отрезал полковник, -- решение вы должны принять немедленно.
   -- Хорошо, -- вздохнул Николай, снял очки и вытер вспотевшее лицо, снова надел,-- я согласен на ваши условия. Сколько у меня времени, и что именно я должен сделать?
   Полковник Самохвалов поднялся, показывая всем видом, что аудиенция окончена.
   -- У вас очень мало времени, около года, -- сказал он. Секунду поразмышлял и добавил, -- а может быть и меньше.
   -- Вы ведь в курсе, что экспериментировать на людях запрещено?
   -- Команда добровольцев будет собрана очень быстро. Это наша проблема. Занимайтесь пока оборудованием, подбирайте, покупайте. Если чего-то нет в наличии -- заказывайте. Если что-то необходимо доставить из-за рубежа -- рапорт мне на стол. Что? Где продается? Сколько стоит? Все купим, привезем, установим, подключим. Помощников у вас будет предостаточно.
   -- Могу я пригласить для участия в работе над проектом иностранных специалистов?
   -- Нет! -- отрезал полковник.
   -- Хотя бы проконсультироваться?
   -- Категорически нет. Никакая информация о проекте не должна покинуть пределы военного городка. Никакая! Максимальная секретность.
   -- Какой у меня бюджет?
   -- Это нам скажете вы. Составьте смету на оборудование, компьютерную технику, приборы, материалы и т.п. Мы все оплатим.
   -- Какое количество персонала я могу набрать? Сколько я им должен платить?
   -- На ваше усмотрение. Составьте список потенциальных сотрудников лаборатории для утверждения. Вознаграждение задействованным исключительно в конвертах. Подписка о неразглашении -- всем без исключения. По любым затруднениям -- немедленно мне рапорт на стол. Еще вопросы есть?
   Николай тяжело вздохнул и опустил голову.
  

Россия, Москва, Северо-Западный административный округ, район Митино

28 января. 2003 г. 19:21

***

   Алексей выскочил из-за ящиков и дал длинную очередь из Калашникова, пули весело защелкали по кирпичной кладке, высекая длинные искры. Противник заметался на месте, отступать ему было просто некуда. Ага, попался! Алексей перезарядил автомат, ловя быстро движущийся силуэт в перекрестие прицела. Нажал спусковой крючок, Калаш запрыгал в руках, брызнула кровь, фигура противника подломилась, рухнула на песок.
   Еще один "минус", -- отметил про себя Алексей, -- расслабляться рано, где-то третий, почти наверняка залег со снайперкой на крыше казармы. Незаметно подобраться можно двумя путями, по лестнице или через здание. Придется изрядно побегать, чтобы не нарваться по глупости или в спешке.
   Он перекинул автомат за спину и извлек нож, зажал его в правой руке, приподнял голову, осмотрелся. Неестественная тишина на секунду поразила, враг затаился, выжидает.
   Хитрый жук, но я все равно хитрее, -- подумал Алексей и короткими перебежками пересек открытое пространство, время от времени прячась за ящиками и бочками, в произвольном порядке разбросанными по площади. Добрался до пологого спуска в туннель, перепрыгнул через парапет, чтобы не терять драгоценные секунды. На лету перехватил автомат, переводя в боевое положение, ловко приземлился и тут же откатился в сторону. Быстро оглядел пустой коридор тоннеля. Никого!
   Секундная пауза. Вскочил и рванул вперед по тоннелю, водя на бегу стволом. Противника не видно, это хорошо, но все равно нужно быть начеку. Добежал до глухой стены, повернул вправо, сделал еще несколько шагов, остановился, отдышался. Вскинул автомат, прижал приклад к плечу и осторожно выглянул в подвальное окно. Как ожидал, площадь совершенно пуста. Теперь можно не торопиться, не спеша, внимательно осмотрелся. Нужная крыша далековато, плохо видно, а у противника снайперка с оптическим прицелом, и я у него как на ладони. Впрочем, плевать, она большая, тяжелая и неудобная для перестрелок в трущобах. Побеждает не тот, у кого ствол длиннее, а тот, кто мобильнее.
   Алексей снова двинулся вдоль узкого коридора, добрался до деревянных ворот, осторожно раздвинул створки и выглянул в образовавшуюся щель. По двери сразу защелкали пули винтовки "спецназовца". Юркнул обратно, сдавлено матернулся, перезарядил автомат и убрал за спину. Извлек светошумовую гранату, прикинул в уме маршрут, потом решительно сорвал чеку.
   Так, теперь все решают секунды. Швырнул гранату через приоткрытую створку, отсчитал пару секунд, побежал, на ходу вскидывая автомат. Практически не глядя в сторону противника, дал длинную, во весь магазин очередь в сторону крыш. Даже не пытался попасть, слишком далеко для прицельного выстрела на бегу. Проскочил закуток и прыгнул через перила ограждения, с шумом и плеском приземлился по грудь в воду.
   Эх, поторопился, не попал на мостки. Впрочем, не важно...
   Побрел по воде до ближайшего пандуса, выбрался на набережную, быстро побежал вдоль канала. Звук шагов отчетливо разносился по округе. Это плохо, противник не глухой, может поменять точку. Палевно. Он прыгнул обратно в воду и побрел к тому же пандусу. Будем считать, что передумал. Выбрался на набережную и крадучись двинулся к ступеням каменной лестницы, здесь шаги практически не слышны. Стрелой взмыл по ступенькам, высунул из укрытия срез ствола, замер, стараясь не дышать.
   Снайпер не подавал признаков жизни. Ясно, засел наглухо, простреливает почти всю площадь, патронов полно, время идет. Он что собирается сидеть там до конца раунда?
   Алексей быстро пересек улицу, прижавшись к кирпичной стене замер. Выждал несколько секунд, потом перебежал на другую сторону ответвляющейся улочки и нырнул под навес. Снова выждал несколько секунд, затем прикрываясь бочками, добрался до угла дома. Подпрыгнул, повис на нижней перекладине, подтянулся, быстро полез по пожарной лестнице на крышу.
   Заметил или не заметил? Остается только гадать. Если заметил, встретит с фанфарами...
   Алексей добрался до самого верха, достал последнюю гранату, сорвал чеку. С максимально возможной прытью выскочил на крышу, швырнул гранату, дал короткую и не прицельную очередь в левый угол. Противник лежал на черепице спиной к нему. 
   Повезло! Не заметил он мои метания по закоулкам. Извини, друг, но в Сounter-Strike я играю гораздо лучше тебя.
   Алексей дал еще одну очередь, сильно вдавив левую кнопку мыши, под пальцем что-то ощутимо хрустнуло. Плевать! На экране высветилась надпись -- terrorists win. Я один сделал всех троих. Класс!
   Алексей улыбнулся и быстро защелкал клавишами, дождался ответа, засмеялся и снова застрочил сообщение.
   Не вопрос, -- писал он, почти не глядя на клавиатуру, -- сделаю на easy. Пять минут перекур.
   Алексей не курил, и начинать не собирался, пришло время поговорить с "родаками".
   Он стащил наушники и крикнул, не вставая с кресла:
   -- Ма, меня в армию забирают.
   На кухне что-то с грохотом упало и разбилось. Через секунду мать переступила порог Лешиной комнаты:
   -- Что ты сказал? -- испуганно спросила она.
   -- Меня в армию забирают.
   -- Так тебе же еще нет восемнадцати?
   -- Спецнабор, -- пожал плечами Алексей, -- сегодня вызывали в военкомат, какой-то капитан Ермилов, или Ермолин, не помню точно. А может Ерофеев...
   -- А как же техникум? -- допытывалась мама, -- ты же летом поступать собирался?
   -- Ну, значит, после армейки поступлю, -- хладнокровно рассудил Алексей.
   -- Тебе же отсрочку дали? -- настаивала мать. У нее покраснело лицо, выступил пот, на лбу надулась и запульсировала вена.
   Алексей равнодушно пожал плечами. Из спальни подтянулся отец, он уже был слегка "под мухой".
   -- В какие войска? -- спросил он, дыхнув перегаром.
   Алексей помотал головой.
   -- Не знаю.
   -- В стройбат, небось, -- гоготнул батя, -- траншеи рыть и генералам дачи строить.
   Какая разница, -- со злостью подумал Алексей, -- лишь от вас свалить подальше.
   -- Мать, -- крикнул батя, -- быстро тащи "беленькую", это дело надо обмыть. На пару лет от нахлебника избавляемся.
   -- Тебе лишь бы повод найти, -- дрогнувшим голосом сказал мать, всхлипнула и ушла на кухню.
   Вот и все, -- мстительно подумал Алексей, -- поговорил, блин... одна с кухни не вылезает, второму вообще на все насрать, лишь бы водка была.
   Он натянул наушники, и быстро нажал enter. Настроение испортилось, играть почти расхотелось. Он запустил Star Craft, по локалке присоединился к серваку, залогинился, вошел в чат. Большинством голосов выбрали Big Game Hunter. Алексей немного недолюбливал эту карту, считал читерской, слишком много минералов. Можно наглухо закупориться и всю ночь играть в обороне на предела по пси. Сейчас оно, наверное, даже к лучшему, хотели крови и "мяса"? Значит, будет вам "мясо". Будет очень-очень много "мяса"! Алексей зловеще усмехнулся.
   Он быстро защелкал клавиатурой и мышкой одновременно, курсор метался от одного строения к другому. Макро у него всегда отличный, даже если настроения нет.
   Так, еще пару "рабов", депо, и как только бабки накопятся, сразу ставлю танковый завод. Черт, мариков мало, может зерг раш быть, положат сразу. Барак, заказать еще пару автоматчиков. Апгрейд закончился. Отлично! Есть стимпак и два доктора. Все, теперь вы меня голыми руками не возьмете. Через пару минут еще танковый завод достроится. Газу мало, совсем мало, нужно вторую газилку ставить. А к ней еще трех рабов прицепить. Словно калькулятор в мозгу...
   Кто-то тронул Алексея за плечо, он вздрогнул и быстро обернулся. В наушниках пронзительный женский голос завопил -- under attack.
   Нашли, -- подумал Алексей и ужаснулся, все еще мысленно находясь в игре, -- ну еще бы пару минут, я еще не готов. Почти наверняка снесут.
   -- Сынок, -- икнув сказал отец, он держал в каждой руке по рюмке, -- выпей со мной. Он пошатнулся и плеснул водкой на клавиатуру.
   -- Папа, -- закричал Алексей, -- осторожнее, клава.
   -- Извини, извини, -- стушевался отец, -- выпей со мной. Ты ведь взрослый уже. Тебе скоро автомат доверят. Родину защищать будешь.
   -- Пап, я сейчас не могу, у нас поединок.
   -- Да выключи ты эту срань, -- психанул отец, -- говорю же, тебе скоро настоящий автомат дадут. Настреляешься до тошноты. Сначала кросс, до стрельбища, -- пятнадцать километров. А потом по три цинка на брата... пока ствол не раскалится до красна.... А ночью еще автоматы чистить. Свой, и еще три "дедушкам"...
   Он был уже сильно пьян, язык заплетался, речь выходила путанной.
   -- Па, -- Алексей с тоской посмотрел на экран, где зерги яростно атаковали его линию обороны, шансы отбиться еще были, но почти совсем ничтожные.
   -- Па, -- повторил он со вздохом, -- давай потом, а? Мне сейчас совсем некогда.
   -- Ну ладно, -- пожал плечами расстроенный отец, -- выпьешь потом, если надумаешь. Я спать пойду.
   Он поставил на стол рюмку и ушел на кухню, откуда тянуло завораживающим запахом жареных котлет. Алексей переставил рюмку в сторону, чтобы не опрокинуть ненароком на клавиатуру. Не удержался и понюхал содержимое.
   -- Фу, гадость какая, -- сказал он вслух, -- как это дерьмо можно пить?
   Глава 4

Россия. Московская обл. г Мытищи. 29 января 2003 г. 10:24

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   -- Товарищ полковник, разрешите? -- открыв дверь, спросил Ерохин.
   -- Заходи, Петр Яковлевич. Как добрались?
   -- Заключенный Коваль Сергей Леонидович доставлен, -- быстро и четко доложил капитан, и неофициально добавил, -- нормально долетели, почти всю дорогу дрыхли.
   -- Заводи, -- полковник поднялся и вышел из-за стола.
   Ерохин завел Мотыля, встал рядом, не зная, что делать дальше. Заключенный оказался невысоким мужчиной крепкого телосложения и совершенно неопределенного возраста. На висках поблескивала ранняя седина, на смуглом лице выделялся немного кривой нос. Из особых примет только татуировка на предплечье в виде меча, рукоять которого походила на стилизованное распятье. Вокруг оружия непонятные штрихи, то ли языки пламени, то ли распростертые крылья. Татуха довольно старая и бледная, к тому же часть ее скрыта рукавом.
   -- Наручники сними, -- приказал Самохвалов, -- так и вез в самолете?
   Ерохин наклонился, отомкнул и снял браслеты.
   -- Никак нет, товарищ полковник, в самолете заключенный был без наручников. Вел себя смирно, попыток побега не совершал. Все прошло гладко. Общаться на отвлеченные темы со мной не пожелал, летели молча
   -- Ну и прекрасно, -- полковник повернулся к заключенному, широко раскинул руки, -- Серега!
   -- Петрович! -- Мотыль бросился в объятия.
   Ерохин в немом изумлении хлопал ресницами.
   -- Слава богу, ты жив, -- сказал Самохвалов, -- значит, еще не все потеряно.
   Мотыль от неожиданного признания закашлялся.
   -- Сглазишь, Петрович. Из наших хоть кто-то остался?
   -- Якут. Я уже вызвал, едет поездом. Больше никого.
   -- И Семен Моисеевич?
   -- Сема умер. Давно, в 1991 или 1992, мутная история, потом расскажу.
   -- Группу хочешь восстановить?
   -- Именно так. Поможешь учить молодежь?
   -- Да, не вопрос. Научим, -- улыбнулся бывший зэк.
   -- Ну, значит, договорились, -- рассмеялся полковник, -- Сереж, лучше расскажи, как на зону загремел? За что посадили?
   -- Петрович, долго ведь рассказывать.
   -- А мы никуда и не торопимся. Правда, Ерохин?
   Капитан промолчал.
   -- Давай, Серега, проходи, присаживайся, -- полковник кивнул на роскошное кресло, -- я тебе коньячку налью, а потом обедать пойдем. Остановится, есть где?
   -- Нет, -- честно признался Мотыль.
   -- С финансами тоже не густо, -- догадался полковник, и подытожил, -- значит, выпишем тебе подъемные и дадим служебное жилье в военном городке.
   Мотыль благодарно кивнул головой.
   -- Кстати, -- засмеялся Самохвалов, -- хотя вы уже знакомы, но позволь все-таки официально тебе представить капитана Ерохина. Это твой непосредственный руководитель, командир группы Феникс-3.
   -- Догадался, -- хмуро выдавил из себя Мотыль. Стало заметно, что он чем-то недоволен.
   -- Что-то не так, Сереж?
   -- Почему командир группы он, а не ты?
   -- Я на пенсии, лет десять уже.
   -- Вот оно что, -- растерялся Мотыль, -- стало быть, все? Годы?
   -- И годы. И власть новая, -- не стал отпираться Самохвалов, -- а новая метла, сам понимаешь, метет по-новому. И так метет, только щепки летят...
   -- Тогда зачем оно все, если ты на пенсии? -- удивился Мотыль.
   -- А мне за державу обидно, -- усмехнулся Самохвалов, -- временно восстановлен в должности для сбора и обучения боевой группы. Об этом потом, ты свою историю рассказывать будешь?
   -- Если коньячку нальешь, -- подмигнул Сергей, -- а лучше сразу пару пузырей доставай. Нас же трое.
  

***

   После расформирования группы "Феникс" нужно было срочно искать работу и жилье. Помыкался немного у старых друзей и знакомых, потом снял квартиру в Питере. Профессии нет, стажа нет, трудовой книжки -- тоже. Куда ни сунься, платят копейки. Поработал немного, по мелочи, то тут, то там...
   Красивые разговоры о перестройке стихли, началась бешеная инфляция. Цены как на дрожжах. Хотел на Севера податься, но ребята сказали -- там туго все. Кто северные коэффициенты отхватить успел -- те в шоколаде, а кто недавно с материка -- голь перекатная. За жилье нужно отслюнявить больше ползарплаты, одежонку по климату прикупить. Короче, первые полгода конкретно бичевать придется, на анакомах и воде. А в нерезиновой теперь, мол, капитализм, большими бабками люди крутят, смотришь, и нам чего перепадет.
   Решили мы тогда с корешем рвануть в Москву на заработки. Название конторы уже и не вспомню, какой-то "Пром-строй-дорог-ремонт". Поначалу устроились неплохо, -- общага, питание за счет работодателя и даже выдали аванс. Работа, конечно, тяжелая, в основном "на лопате". Со временем технику освоил, -- на бульдозере и асфальтоукладчике пришлось впахивать. Кореш быстро растворился на просторах Родины, работать не привык, а я втянулся. И даже нравиться стало. Полгода где-то отработал, когда все случилось...
   Стали нам бабки задерживать, все чаще и чаще, а потом и совсем платить перестали. Пару авансов выдали и тишина. Месяца четыре мы терпели, потом заявились к директору, спрашиваем:
   -- Когда зарплата будет?
   А он нам отвечает, нагло так, губу оттопырил и с ленцой произносит:
   -- Слышь, лимита, вы чего, права качать приперлись? А ну валите нахер отсюда! Уволены все трое по статье, без выплаты выходного пособия.
   Я сперва тормознул, подумал, шутит.
   -- Ты чего, -- говорю, -- директор, нам работа нужна. Только вот пашем-пашем, а кроме аванса, выданного четыре месяца назад -- ничего, одни обещания. Даже выпить не на что.
   А он отвечает:
   -- Пошли вон. Не о чем мне с быдлом разговаривать.
   Ну, ты же знаешь, Петрович, я всегда за справедливость. Кулаки сами собой сжались, я вперед шагнул и говорю:
   -- Мудила, пока бабки за работу не отдашь, никуда мы не уйдем.
   Он на меня взглянул исподлобья, видимо, струхнул. Позвонил куда-то.
   -- Сейчас, -- говорит, -- бабло кассир привезет, и рассчитаемся сразу за все.
   Вот только вместо кассира подъехали крепкие ребята с бейсбольными битами -- человек шесть или семь. Я сразу все понял, в стойку стал, приготовился. А работяги, с которыми я на разборки к директору поперся, по одному в разные стороны линять начали. Их даже и не били особо, максимум, пару раз по спине перетянули, для острастки. А вот на меня все скопом накинулись, суки, как будто почувствовали, что не просто окажется.
   Ну, ты ж меня знаешь, Петрович? Я отступать не привык. Посмотрел, а серьезный боец из них только один -- бывший спортсмен. Остальные так, "быки", мужичье. В серьезных замесах никогда не участвовали. Понятий никаких, толпой на одного, количеством задавить решили.
   Так что похеру мне стало на биты. Вырвал одну и пошел куролесить. Первого спортсмена уложил, с остальными еще проще оказалось. Как закрутилась мельница, трое в реанимацию, один и вовсе остыл... Сами виноваты. Понимали на что подписались? Не дети же малые, правильно Петрович?
   В самый разгар веселья подлетают то ли менты, то ли спецназ, кто их там, в балаклавах, разберет? Выгрузились из бобика и давай всех подряд вязать, включая директора и его крышу. Все бы ничего, но досталось мне к тому времени изрядно, сам понимаешь, дюже многовато Гавриков на одного Ковыля. Тут удар в зубы пропустил, там битой по башке прилетело, короче от боли кровавая пелена на глаза упала. Совсем перестал соображать, где свои, где чужие. Да и не было там своих...
   Короче говоря, Петрович, я сгоряча еще и двух ментов уконтропупил. Благо, что не насмерть...
   Одним словом, спецназ -- не бандиты, вырубили быстро. Очнулся КПЗ, потом одиночка, суд. Навешали столько статей, прокурор зачитывать умаялся. Все равно 102-я все перевесила -- дали десять лет. И это еще по-божески, я считаю, могли бы и под вышак подвести, хоть и мораторий. А потом -- этап. Привезли в Хабаровск. Зона. Там еще пять лет добавили за драку. Вот и весь рассказ.
  

Россия. 29 января 2003 г. 10:55

РЖД

***

   Якут открыл глаза, резко сел на постели и осмотрел купе. Колеса равнодушно отстукивают привычное, "тук-тук -- тук-тук", за окнами мелькают дорожные столбы. На горизонте заснеженный перелесок и небольшая речушка скованная серебром. Двое мужчин с комфортом обустроились на купейном столике, разложили нехитрую закуску -- вареную курицу, яйца, помидоры, огурцы. В середине башенкой возвышается початая бутылка водки.
   -- О! -- преувеличенно громко воскликнул один, -- а вот и наш чукча проснулся.
   И добавил, обращаясь уже непосредственно к Якуту:
   -- А что дед, давай присоединяйся к нам. По маленькой, за знакомство.
   Якут отрицательно помотал головой.
   -- Не пью, однако.
   Мужчины переглянулись.
   -- Чудно гутарит чукча, -- хохотнул весельчак.
   -- Зря отказываешься, -- сказал второй и взял в руки рюмку, -- ну что Валек, вздрогнем, что ли?
   -- А то, -- с задором воскликнул весельчак и подмигнул Якуту, -- я на Вачу ехал плача, возвращаюсь, хохоча, -- провозгласил он в качестве тоста и засмеялся.
   Чокнулись, выпили, захрустели огурцами.
   Якут улыбнулся и опустил голову на подушку, но уже через секунду улыбка медленно сползла с лица. Странный сон не давал покоя. И ведь приснилась же полная ерунда, - самого себя встретил в сновидении, только со странной черной птицей на плече.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 29 января 2003 г. 10:58

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   -- А дальше? -- спросил Самохвалов.
   -- Да не стоит, -- отмахнулся Сергей, -- какой смысл?
   -- Душу облегчить, приоритеты расставить, понять, что именно произошло и почему?
   -- Да понял я, что произошло, -- проворчал Мотыль, -- много чего понял, благо времени навалом было. А вот сделать ничего толком не мог. Да и многое рассказывать, -- он многозначительно кивнул на Ерохина, -- при будущем начальстве не хочется, -- и деланно рассмеялся.
   -- Понял, -- кивнул головой полковник, развернулся к сейфу и принялся выгребать содержимое прямо на письменный стол: пару бутылок коньяка, початую бутылку вискаря, лимон, шоколад, колбасу. Нашлись в неисчерпаемых недрах сейфа советского производства и три граненых стакана. Самохвалов быстро налил по полстакана виски. Складным ножом грубо покромсал дорогую колбасу. Хлеба в сейфе не оказалось, но это никого не смутило. Полковник поднял стакан:
   -- За твою свободу! -- чокнулись и выпили по первой. Самохвалов без паузы налил по второй.
   -- Давай, Сереж, пей, закусывай и продолжай рассказ уже без остановок. Чтобы я из тебя щипцами по одному слову не тянул. Ты, самое главное, рассказывай. Ерохин теперь посвященный, так что давай все без утайки. И ты, Ерохин, не кочевряжься. Хватай стакан!

***

   Еще по дороге начал шнырь ко мне подкатывать, и так и эдак крутится, все заговаривать пытается. Умничает, какие-то идиотские вопросики задает. Кто я по жизни? Как отношусь к уголовному миру и его законам? На какой стул сесть предпочту? Я даже разбираться не стал. Послал его сразу в Перу, всерьез и надолго. Он, было, сперва вякать попробовал, но как по щам разок выхватил, так сразу и заткнулся.
   Привезли нас в зону, ну а там другой мир совсем. Другая вселенная, со своими собственными законами. Мне-то не привыкать, ты же знаешь, Петрович, всякого повидал. Два месяца в плену наложили свой отпечаток. Сразу смекнул, нужно держаться немного особнячком. Можно даже и под психа косить. Альянсы создавать, интриги плести -- не мое это, пошло и противно. На воровские законы я плевать хотел. Презираю! А всех этих фраеров, блатных и приблатненных насквозь вижу. Шушера, в основном, гнилье, мразь, подонки. Потому там и находятся. И там им самое место.
   А главное, Петрович, зверье верховодит и беспределит. Я после афгана мнительный стал, а тут вижу, что русские сами по себе, а все черные в кучу сбились. Армяне, азеры, чечены, кабарда, да все без разбору в одной стае. Межнациональные распри мгновенно забыли и объединились против славян. Обидно, но что поделаешь, если у наших менталитет такой.
   Так что, я свое положение сразу определил: петушню гнал долой, от блатных сторонился, но и с мужиками особо корешиться не стал. Знал же, что долго не продержусь, а подставлять никого не хотелось. Уже тогда понял, что жить мне придется ярко, но, увы, недолго...
   В общем, Петрович, прошло пару месяцев, я привыкать начал потихоньку, и ко мне люди присмотрелись. То закурить попросят, то подойдут перекинуться словечком. Одним словом, начал я втягиваться в лагерную житуху и приспосабливаться понемногу. Но статья у меня такая, сам понимаешь, никаких надежд и иллюзий.
   Однажды подходит пообщаться кто-то из серьезных, не авторитет конечно, но и не из холуев. Мужик, одним словом. Подошел, закурить предложил, завел базар о жизни. Я сразу напрягся, не люблю подобные разговоры, плохо заканчиваются. Долго юлить и наводить тень на плетень не стал, почти сразу предложил пойти в "гладиаторы" к одному из авторитетов, как раз вакансия образовалась.
   -- Ты, Серега, -- говорит, -- мужик не тупой и сам понимаешь, где находимся. Десятка -- срок большой, если вести себя правильно станешь, послабление режима гарантируем, ништяки из общака, и все такое.
   А я ему, со всей возможной учтивостью, объясняю, что мол, никогда ни под кем не ходил, и ходить не собираюсь. В общих чертах пояснил, кто я такой. Так что, звиняй, говорю, добрый человек, спасибо за предложение, но мое дело сторона. Не по пути нам с тобой, так и передай своим. У вас своя свадьба, а у меня своя.
   Серьезный обиделся, -- что же, -- говорит, -- ты сам свою судьбу определил. Будешь жить в изоляции на правах неприкасаемого. Ты этого хочешь?
   А я ему отвечаю, -- все верно, мил человек. Я сам по себе, а вы сами по себе.
   Обиделся он еще пуще, и говорит -- коли так, живи один. И бог тебе судья!
   Так и окрестили меня -- Волком...
   А мне понравилось! Зверь гордый, свободный и одинокий, как раз про меня.
   Оставили в покое месяца на три -- четыре, а потом появился у нас новенький -- Николя. Молодой парнишка, лет девятнадцать -- двадцать, не больше, из неблагополучной семьи. Мать пьет, отец потерялся, сеструха малая совсем. Пацанчик глупенький, связался с дворовой компанией, начал автомагнитолы тырить, хотел деньжат заработать, семье помочь. Да только быстро попался.
   Дружки несовершеннолетние откупились -- родители адвокатов наняли. На старшака все повесили. И влетел Николя на три года колонии строго режима. Как так, почему? Не спрашивайте. Начало девяностых, бардак и неразбериха. Видимо все накопившиеся висяки у следаков на кого-то нужно было повесить, парнишка бумаги подмахнул не глядя, вот и нашли козла отпущения -- поехал пацан в Хабаровск.
   И все бы ничего, да был Николя очень красив. Извини, Петрович, описать не смогу. Высокий, худой, тонкокостный. Черты лица правильные, нос прямой, изящные брови, одним словом девчонки таких любят...
   Едва в зону попал, на него Мамука глаз положил. Был у нас там толстый такой грузин, упокой господь его душу, большой охотник до курятины. И вроде никаких прегрешений за парнишкой нет, а уже всем ясно стало, что в девочки его постепенно определяют. За смазливую внешность, по беспределу опустить хотят, и только предлог нужен. А это очень быстро делается.
   Вот что прикажешь делать, Петрович? Молчал я, молчал, потом не выдержал. Подхожу сзади к Мамуке, хватаю его так аккуратненько за бычью шею и на ушко втолковываю:
   -- Если ты, мразь, Николя хотя бы пальцем тронешь, я тебе твой короткий и толстый член оторву и сожрать заставлю.
   Мамука от таких слов офигел не по-детски, и отвечает:
   -- Ты что, совсем бессмертный? Ты, -- говорит, -- что берега попутал? Ты сам понял, на кого руку поднял, козел?
   Козел на зоне самое страшное оскорбление. Мне бы обидеться, да начать сатисфакцию требовать, а я ему свое втираю:
   -- Пацана, -- говорю, -- не трожь, пожалеешь, мудила!
   Тут он видимо что-то скабрезное подумал, и вдруг ржать начал.
   -- Вах, -- говорит, -- так вот оно что! Ты красавчика для себя приготовил? Понравился? Ну, так бы и сказал сразу, э. Что мы, взрослые люди, не понимаем, что ли? Что мы молодого петушка не поделим? Зачем ругаешься? Зачем угрожаешь? Нехорошо это!
   Вижу, не туда толстяк клонит. Ну, я шейку ему еще сильнее сдавил, так, что в ней что-то хрустнуло. Сунул кулаком под ребра разок-другой -- Мамука на колени упал. Хрипит, вздохнуть не может.
   -- Ну что, -- говорю, -- толстячок. Опустить тебя прямо здесь, при дружках твоих?
   Мамука хрипит, головой крутит, слезу выдавил. А дружки во все глаза шоу смотрят, окружили нас со всех сторон, но почему-то не подходят. Видимо ссут.
   -- Вали, -- говорю, -- в свой барак, а Николя чтобы за версту обходил. Не то не поздоровится.
   После такого Мамука к своим землякам убежал, жаловаться. А я почему-то успокоился, неизвестность, она хуже всего. А теперь-то что, теперь все ясно -- вечером всем кагалом на разборки придут, меня убивать. Не впервой же.
   Так и произошло. Я уже задремать успел, а тут идут всей толпой, шумят как слоны в джунглях, матерятся. Проснулся я, наволочку с подушки сорвал и за один край держу.
   Эх, Петрович, хотели бы убить, молчком заточку в печень ткнули бы, и все. А тут хотят демонстративно покарать, чтобы, значит, другим неповадно было. А мне что терять? Я наволочкой одному по глазам шваркнул. И пока тот слезы пускал и выл от боли, я его кулаком в висок, и аккуратненько уложил на пол. И понеслась вода в хату...
   Наволку я на левую руку намотать успел, какая-никакая, а все же защита. Тяжко мне пришлось, Петрович. Среди черножопых много хороших бойцов, их с детства приучают боль терпеть.
   И опять мне кровавая пелена на глаза упала. Понял я, что переоценил свои силы, слишком много противников. А коли смерть пришла, то и черт с ним. Пущай забирает! Значит, судьба у меня такая. Терять уже нечего, только и я с собой кое-кого прихвачу...
   И превратился я, Петрович, в берсерка. Тут уже не драка, тут кровавое месиво началось. Руки, ноги, зубы. В конце концов, зажали в угол, никого достать не могу, но и большую часть ударов блокирую, тело чье-то под ногами болтается, мешает. Чую силы заканчиваются, дышать нечем совсем, кровь глаза заливает. Левую руку мне, кстати, в трех местах сломали, не помогла наволочка. И вдруг слышу, кто-то вопит:
   -- Волк это, а не человек!
   Я на звук повернулся и зарычал, ей богу, Петрович, не знаю, почему. Разум совсем помутился от боли. И мысленно себе представил, что я действительно зверь, щелкнул зубами и к прыжку приготовился. Руки-то ведь уже почти не слушались. Что было потом, ничего не помню...
   Но он соврал. Нет, память не подвела, все что произошло, он помнил превосходно. Но мозг отказывался верить в реальность происходящего. Мотыль на секунду закрыл глаза...
  

Россия. Хабаровск. 13 июня 1993 г. 23:17

ФКУ "Исправительная колония N 3 УФСИН". Барак N 6.

  

***

   Мотыль пошатнулся, ухватился правой рукой за шконку, с трудом удержался на ногах. Сплюнул кровь прямо под ноги, хотя по тюремным правилам это запрещалось.
   Да насрать на все правила, отступать дальше некуда, позади стена. Черт, дыхалка совсем ни к черту, нужно бросать курить, если жив останусь. Но это вряд ли...
   Сергей поднял взгляд на окруживших зеков. Они тоже выглядели весьма потрепанными, а у Мамуки под глазом явственно наливался багровый кровоподтек. Роба порвана, дышит как загнанная лошадь после скачек, такие нагрузки, да с лишним весом. Вне поля зрения кто-то грязно выругался, в ответ Мотыль злорадно ухмыльнулся.
   Запомнят меня тут надолго. Штурмовик боевой дрим-группы, это вам не мелочь по карманам тырить. Эх, жаль оборотиться нельзя, я бы вам сейчас показал, где раки зимуют. Но и так неплохо покувыркались.
   Мамука, набычившись, смотрел не моргая.
   -- Ну што, сука, допрыгался волчара позорный? -- тяжело хватая воздух одними губами просипел практически без акцента, -- сейчас я тебя на куски резать буду. Ты у меня пожалеешь, что на свет родился.
   Мотыль усмехнулся в ответ. Давай, мол, попробуй, рискни собственной шкурой. Я ведь просто так не сдамся.
   Мамука яростно сжимал в руке заточку. Есть шанс перехватить и воткнуть в его мерзкую рожу. Сергей тоже аккуратно сжал и разжал кулак правой руки, готовился к развязке и проверял рефлексы. Рука слушалась, но плохо, а левая совсем повисла плетью вдоль тела. Плохо дело, боль пока терпеть можно, адреналин в крови бушует, но это ненадолго. Он пару раз глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду.
   -- Взять, -- коротко рявкнул Мамука.
   Пошла потеха, -- шестерки бросились вперед, Мамука остался стоять на месте, он никуда не торопился, предвкушая скорую расправу. Первую волну Сергей отбил легко. Правому врезал по голени, тот споткнулся, на лету врезался головой в нижнюю шконку, и свалившись под ноги затих. Мотыль даже не успел разглядеть, кто это был? Кажется Рамиль. Да какая разница? Черт с ним, пускай полежит пока. Так, блокировать удар слева правой рукой неудобно, придется встретить с пол-оборота.
   Пришлось несладко, опять пошатнулся, хоть и с трудом, но устоял. Сердце впрыснуло остаток адреналина. Врезал коленом в живот, потом кулаком по затылку. Пропустил следующий удар в корпус -- подскочили армяне, братья Арычан, мелкие, но удивительно шустрые близнецы. Пока один наносил серию слабых даже не ударов, а скорее тычков, второй подкрался сзади. Черта с два, я все вижу! Ударил ногой назад, не попал, опять пошатнулся и пропустил сильный удар Закаридзе. Здоровый, сука, на две головы выше меня. Нужно его срочно нейтрализовать.
   Снова ударил ногой, теперь вперед, для равновесия ухватился за шконку. Встретил град ударов братьев армян, устоял. Еще один удар от Закаридзе, ну хотя бы этот смог блокировать. Резко обвил руку и поймал в захват грузина. Эх, жаль левая не пашет, ударить то и нечем. Ткнул в морду здоровяку лбом, удачно попал в переносицу. Противник гортанно завопил, отскочил в сторону, зажимая окровавленное лицо руками. Хорошо, несколько секунд передышки. А тут и один из братьев подставился, выхватил коленом в пах, согнулся пополам и замер, хватая воздух ртом. Получи дружок добавку! Кто следующий? Желающих не нашлось, снова расступились.
   Мотыль выпрямился и засмеялся, из горла вырвался кашляющий хриплый звук отдаленно похожий на клекот раненного коршуна. Кровь из разбитой брови заливала глаза. Ни черта не вижу!
   -- Кому стоим, чего ждем? -- хрипло выкрикнул он, -- я вас тут всех положу, уроды.
   Мамука побагровел, на лбу отчетливо запульсировала сиреневая жилка. Как бы апоплексический удар толстяка не хватил. Нет, сучонок, ты так просто не сдохнешь, я тебя сам, лично задушу.
   -- Взять, -- рявкнул мамука, -- чего стоите? Взять, я сказал!
   На этот раз в атаку пошли дружнее. Это плохо, почти сразу пропустил сильный удар Закаридзе, блокировать не смог, хотя пытался. Сломанный нос довел его до бешенства, грузин неистовствовал, раскусил мою тактику, дошло, что вторая рука не действует. Подряд несколько очень сильных ударов, но уже слабеет здоровяк, выдыхается. Братья-армяне разом прыгнули, вцепились и повисли вдвоем на единственной здоровой руке. Ударил ногой, не глядя. Попал! Вопль и сдавленные матюги. Кто-то еще схватился руками за сапог, безуспешно, впрочем. Попробовал стряхнуть с себя приспешников Мамуки, но сил уже почти не осталось. Пропустил еще один сильный удар в лицо. Зашатался, повело вправо, на секунду закрыл глаза, собираясь с силами. Только где их взять? Давно пуста коробочка...
   И вдруг что-то темно-синее заструилось перед глазами, заискрило, наливаясь перламутром. Поплыло, съежилось, преобразилось и распалось на мелкие извивающиеся струи. Замелькали знакомые лица, словно кадры в кино, мощный ровный гул заложил уши.
   Бог ты мой, -- изумился Мотыль, -- так ведь это "сонные веретена". Уснул я что ли? Он открыл глаза и отчетливо, словно в замедленной съемке увидел барак, ряды шконок, озверевших зеков вокруг.
   Да нет, не сплю. Тогда что происходит? Он снова закрыл глаза, веретена никуда не исчезли, все так же продолжали свои причудливые метаморфозы. Холодная и четкая ясность сознания, как после длительной медитации. Что со мной происходит? Уж не копыта ли отбросить собрался? Может быть... тогда можно немного оторваться напоследок. Нужно торопиться, пока не вырубился.
   Мотыль начал трансформироваться. Мышцы привычно налились силой, вздулись и увеличились до неприличных размеров. Лопнула и разошлась по шву роба, ставшая слишком маленькой для мощного торса и огромных конечностей. Мотыль едва заметно дернул плечом, и остатки одежды посыпались на пол. Кожа покрылась длинной и густой шерстью серого цвета. Затрещал, разъезжаясь, череп. Челюсть сильно выдалась вперед, вылезли чудовищного вида клыки. Десятисантиметровые когти прорвали кожу на пальцах, ставших короткими и толстыми. Когда истинная суть освобождается, вместе с болью, накрывает волна невыносимого наслаждения. Мотыль поднял морду кверху и неистово взвыл, от счастья и переполнявшего восторга.
   Резко улучшилось зрение и нюх, теперь он не только видел и слышал, но и ощущал запах пота и животный страх сгрудившихся зеков. Все они были недалекими, жалкими, трусливыми неудачниками. Выпрямился во весь рост и посмотрел сверху вниз, теперь он четко различал их силуэты в ночном сумраке барака -- волчье зрение намного лучше человеческого. Мотнул головой, стряхивая кровь, слизь и остатки никчемной человеческой плоти. Трансформация завершилась. Перед опешившими от неожиданности зеками во весь свой немалый рост стоял боевой оборотень.
   -- Ну что, суки, не ждали? -- засмеялся он, но из горла вырвался только глухой звериный рык. Страшный оскал исказил жуткую морду зверя. Шарахнулись в сторону недобитые подельники Мамуки.
   -- Я -- Волк, -- сказал Оборотень и шагнул вперед, острые когти царапнули бетон. Со стороны, конечно, это был всего лишь глухой и невнятный рык, но зеки прекрасно поняли смысл и без слов, в этом не было никакого сомнения. Ужас и оторопь в зрачках, побелевшие лица, острый запах кислятины и гробовая тишина вокруг.
   Он прыгнул вперед, ухватил Мамуку острыми когтями, вцепился в горло, ощутив одуряющий аромат человеческой плоти. Сжал мощные челюсти, вырвал и с наслаждением проглотил что-то мягкое и вкусное. Живительное тепло обожгло пищевод, в ноздри ударил пьянящий запах свежей крови. Мамука был еще жив, пыжился что-то прохрипеть, прижимая ладони к жуткой ране и разбрызгивая во все стороны багровые капли. Ударом мощной лапы, Оборотень отшвырнул толстяка с дороги, шагнул вперед, вглядываясь в искаженные страхом лица. Охотничий азарт захлестнул его целиком, голод, жажда крови, и полное безразличие к судьбам жертв.
   Из тех, кто видел боевую трансформацию, никто не должен остаться в живых!
   Оборотень прыгнул в толпу, принялся рвать и кромсать несчастных, почти не встречая сопротивления. Люди были слишком поражены увиденным и растеряли остатки воинственности. Их разум и волю парализовал самый древний и самый мощный инстинкт -- страх.
   И тогда началась паника, пытаясь обратится в бегство, люди столкнулись со стоящими позади и обрушились на них со всей возможной яростью, кулаками и зубами пробивая дорогу к свободе. Обезумевшие, полностью потерявшие человеческую суть, бежали, объятые суеверным ужасом и отчаянным желанием выбраться из этой передряги живыми. Всего через несколько секунд барак превратился в кровавое ристалище...
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 29 января 2003 г. 11:14

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

  

***

   Мотыль помотал головой, отгоняя жуткие воспоминания, открыл глаза.
   Стоит все это рассказывать? Было это на самом деле, или привиделось в бреду угасающего сознания? Он не знал, поэтому решил опустить подробности.
   -- Пришел в себя в карцере, -- продолжил он рассказ, -- на руке гипс, голова перебинтована, челюсть болит, зубы шатаются. Полгода на допросы таскали. Не поверили следователи, что я один против толпы бился. Требовали сдать членов группировки. Смешно, ей богу! Какая у меня, неприкасаемого, может быть группировка? Официально объявили происшествие тюремным бунтом. Многим сроки продлили. Если бы всех жмуров на меня повесили, пожизненное корячилось бы. Но нет, просто пятеру докинули, и обратно в барак.
   А там уголовная власть сменилась. Чурок почти всех в другой лагерь переместили. После мне уже рассказали, чем все тогда закончилось. Десяток трупов, полсотни с травмами в лазарет. А двое крышей поехали, клялись на допросах, что видели, как я в волка превратился.
   Что еще рассказать, Петрович? Через неделю после того, как меня из одиночки обратно в лагерь перевели, вызвали к Князю, это местный авторитет, который над всем лагерем смотрящий. Отказаться от переговоров нельзя было, за это нашинкуют, будь ты хоть волком, хоть медведем.
   Я пошел. Терять-то уже все равно нечего. Захожу к нему в каморку, вижу такую картину: диван мягкий, столик журнальный, кальян, вискарик, на стене ковер ручной работы. Все как в лучших домах Ландона и Парижу.
   Я зубы сжал, молчу. А сам Князь оказался маленьким, сухоньким, беззубым стариком лет шестидесяти. Сидит на диванчике по пояс голый, купола свои напоказ выставил. Весь в татуировках, с ног до головы синий. В руке сигаретка, руки слегка подрагивают. Холуев прогнал, чтобы с глазу на глаз потрепаться. Это он так свою смелость мне демонстрировал.
   -- Что, -- говорит, -- волчара, наделал ты делов?
   Ну, я головой кивнул согласно. А чего возражать, если прав старикан, действительно пыли много поднял.
   -- Мы парнишку твоего под защиту взяли, -- сказал Князь, -- черные надоели всем. Ты простым ворам доброе дело сделал. Можно сказать, помог. Самых отъявленных уложил. Остальных менты убрали, от греха подальше. Дышать легче стало. А мы добро помним. Может нужно чего?
   Я отрицательно покачал головой.
   -- Одного не могу в толк взять, -- чешет репу Князь, -- что ты такое, Волк? Как ты превратился в чудовище?
   Ну и не сдержался я, Петрович, рассказал ему тогда все. И про Афган, и про плен. И про то, как меня наши отбили, полуживого, с гнойными язвами и безумным взглядом загнаного зверя. И про то рассказал, как после госпиталя вышвырнули меня из рядов с лишением воинского звания и всех привилегий. Про поездку на заработки в первопрестольную рассказал. Как на дороге корячился, глотая раскаленный асфальт. Все рассказал, только про отряд наш умолчал. Ни к чему зэку лишняя информация...
   А когда выговорился, опустил голову, сижу и жду окончательного приговора. И почему-то мне все равно, что дальше будет.
   А Князь репу почесал и говорит:
   -- Тяжелая у тебя была судьба. Иди, Волк. Иди с Богом!
   И стало все как раньше. Я сам по себе, а лагерная жизнь сама по себе.
   Глава 5

Россия. Московская обл. г Подольск. 31 января 2003 г. 11:24

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации

***

   В архиве стоял затхлый запах, пахло старой бумагой, плесенью и мышами. Полковник Самохвалов и капитан Ерохин медленно шагали вдоль бесконечного ряда совершенно одинаковых стеллажей, выкрашенных серой краской.
   -- Где-то здесь было, -- вполголоса бормотал полковник, -- ага, вот оно.
   Он остановился, поковырялся в куче папок и вытащил одну на свет. Папка ничем не отличалась от остальных, обычная, казенного вида, с пожелтевшими от времени страницами, выглядывающими с краю. В верхнем правом углу обложки красовался штамп "совершенно секретно".
   -- Держи, капитан, -- сказал Самохвалов, протягивая папку Ерохину, -- выносить из архива категорически запрещено. Копии делать тоже. Для ознакомления у тебя есть два дня. Прочитать и запомнить. Потом положить обратно, на то же самое место. Вопросы есть?
   -- Вопросов нет, -- быстро ответил Ерохин. Взвесил папку в руке.
   Полковник совсем сдвинулся на старости лет, -- подумал он, -- мне же тут ночевать придется.
   Однако вслух ничего не сказал.

Россия. Московская обл. г Химки.

5 февраля. 2003 г. 19:32

***

   Мама вздрогнула, услышав смех Лены, доносившийся из подъезда. Она так давно не слышала, как смеется дочь. Собралась. Вытерла предательскую слезу фартуком. Отомкнула входную дверь с облезлой обивкой. На пороге стояла сияющая дочь.
   -- Знакомься мама, его зовут Рекс.
   С глубокомысленным видом понюхав запахи квартиры, порог осторожно переступил огромный черный лабрадор. Умные карие глаза по хозяйски осмотрели прихожую, мебель, двери.
   -- О, господи! -- только и смогла произнести мама. У нее подкосились ноги.
   -- Теперь он будет жить с нами.
   -- Леночка, но как? Ведь в обществе слепых очередь на два года вперед.
   Лена беззаботно пожала плечами:
   -- Я не знаю, мама, Петр Яковлевич договорился.
   -- И обучаться уходу за собакой ты должна была целых две недели. А тебе вот так, сразу после второго занятия собаку домой отдали?
   Лена опять пожала плечами:
   -- Мама, Рекс очень умный. Мы с ним просто рождены друг для друга!
   -- А это ничего, что он без намордника? Не укусит?
   -- Ну что ты мам, это же собака-поводырь! Она приучена подавать упавшие предметы. Им даже в общественном транспорте можно ездить без намордника. Мне Петр Яковлевич рассказывал. А укусить она может, только если нападут на хозяина. То есть, на меня.
   Леночка снова громко рассмеялась. Мама вздохнула и украдкой бросила задумчивый взгляд на нее. Петр Яковлевич, Петр Яковлевич, Петр Яковлевич. Уж не влюбилась ли дочка?
   -- А еще, -- продолжала тараторить Лена, -- Петр Яковлевич договорился, чтобы меня посмотрели в военном госпитале. У них самые лучшие в мире специалисты по контузиям. Он сказал, что если там не смогут меня вылечить, то уже нигде не смогут. Даже в Израиле таких классных хирургов нет!
   -- Но это же для военных, -- попыталась возразить мама.
   -- А меня на работу берут! -- беззаботно сказала Лена, -- в военное ведомство. В какой-то закрытый "ящик" в Мытищах. Машинисткой слепой печати. Я буду работать шрифтом Брайля.
   -- Но ты же не умеешь печатать?
   -- Научусь, -- беззаботно ответила Лена.
   -- Ничего не понимаю, -- запротестовала мать, устало опускаясь на кухонную табуретку, -- а как же ты будешь на работу ездить? Это же далеко.
   -- Зачем? -- искренне удивилась Лена, -- при "ящике" есть военный городок. Мне дадут ведомственную квартиру. Петр Яковлевич договорился.
   -- А кто за тобой ухаживать будет? -- изумилась мама.
   -- Я сама за собой буду ухаживать, -- ответила Лена, закусив нижнюю губу, -- мне нужно привыкать быть самостоятельной. Нужно жить дальше. Ничего, я привыкну. Я справлюсь, мам.
   У женщины опять потекли слезы, именно так закусывала губку Леночка в детстве, когда упрямилась. Спорить бесполезно. Но как она сможет отпустить слепую дочку одну?
   -- Как же ты там? Одна? Вокруг мужики.
   -- Я больше не одна, мама. Со мной Рекс и Петр Яковлевич.
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 5 февраля. 2003 г. 20:05

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   Самохвалов захлопнул объемистую папку, медленно и громко выдохнул и поднял взгляд на Ерохина, строгое лицо полковника слегка порозовело, мышцы расслабились.
   -- Вот теперь, -- сказал Самохвалов, -- я могу ответить на все твои вопросы, Петр. Задавай!
   Ерохин задумчиво теребил в руках авторучку.
   -- Я ничего не понимаю, товарищ полковник, -- выговорил он, -- что мы делаем и зачем?
   -- Мы экстренно формируем боевую группу специального назначения "Феникс-3", -- ответил Самохвалов и откинулся в кресле, -- может коньячку?
   Ерохин покачал головой.
   -- А я себе плесну, -- сказал полковник и потянулся к сейфу, где стояла бутылка с дорогим импортным напитком, -- мне можно. Я на пенсии.
   -- Почему Феникс? -- спросил Ерохин, -- и почему "три"?
   -- Вот потому и Феникс, что это уже третья попытка возрождения, -- ответил Самохвалов, с вожделением распечатывая коньяк.
   -- Каково назначение группы Феникс?
   -- Противостояние потенциальному противнику в глубинах сна, защита первых лиц государства, создание дополнительного эшелона обороны в случае вероломного вторжения противника на территорию страны.
   -- Я не пойму, причем тут вообще сновидения? Может быть, это я сейчас сплю, и мне снится какой-то несвязный бред?
   Самохвалов засмеялся и покачал коньяк в бокале, затем поднял на уровень лица и посмотрел сквозь напиток на лампочку. Одобрительно хмыкнул и сказал:
   -- Нет, капитан, ты не спишь, и это не сон. Все взаправду. Ты внимательно ознакомился с архивными материалами?
   -- Так точно, товарищ полковник, -- ответил Ерохин, -- но если честно, это же полный бред! Разве такое возможно? Оборотни, големы, дубли какие-то, наведенные галлюцинации. Звучит настолько фантастично и неправдоподобно, что я не смог воспринять всерьез.
   -- А придется.
   Ерохин покачал головой из стороны в сторону.
   -- Подождите, Василий Петрович, вы хотите сказать, что все написанное, правда?
   -- Именно это я тебе и сказал, -- ухмыльнулся полковник, -- или у тебя есть какие-то сомнения в моей адекватности? Нет, Ерохин, я хоть и пенсионер, но еще не выжил из ума. Именно я собрал "Феникс-2" в семьдесят пятом году и командовал группой до девяносто первого. Так что я точно знаю, о чем говорю. И еще я очень хорошо представляю, на что способны штурмовики боевой группы.
   -- Но ведь они зеленые совсем. Они же ничего не умеют.
   -- А это не важно, научим.
   -- Но состав? -- ужаснулся Ерохин, -- несовершеннолетний пацан, помешанный на компьютерных играх, слепая художница, инвалид-колясочник, зэк-убийца и шизофреник из психушки. Кунсткамера. Паноптикум какой-то!
   -- Это еще не все. Скоро приедет старик-шаман, можешь сразу добавить его в свою коллекцию гиков.
   Капитан хмыкнул, но ничего не сказал.
   -- Якут категорически отказался лететь на самолете. Какие-то комплексы, связанные с небом. Так что сейчас он медленно и нудно тарахтит по железке. Шести человек пока вполне достаточно. Позже обучим нескольких контрактников для замены основного состава.
   Ерохин снова промолчал, продолжая вертеть в руках авторучку.
   -- У нас времени очень мало, если начнем работать с контрактниками, то обучение затянется на долгие месяцы, если не на годы. Боюсь, у нас нет столько времени, -- Самохвалов наконец-то сделал глоток коньяка, одобрительно крякнул и продолжил монолог, -- я очень долго выбирал, перерыл медицинские карточки двух десятков больниц, отобрал самых перспективных. Но если не повезет, то заменим, у меня еще очень большой список кандидатур, подходящих по параметрам.
   -- Вы можете хотя бы объяснить, почему выбор пал именно на этих людей? Что в них особенного?
   -- Долго объяснять. Сема всегда говорил так -- главное, нереализованный потенциал.У каждого человека есть предназначение, но многие не могут самореализоваться из-за увечья. Потенциал ищет выход и находит в чем-то ином, например, в необычных способностях в мире сновидений. В принципе, обучить можно любого, но это долго и трудно, мешает барьер страха заставляющий проснуться. У людей с ограниченными способностями такого ограничения нет. Воля сильнее разума. Остальное -- практика. Не смогут -- научим. Не захотят -- заставим. В крайнем случае -- заменим.
   -- Как-то у вас все очень просто и оптимистично звучит, товарищ полковник.
   -- А вы, капитан, все чересчур усложняете. Смотрите на мир проще, и у вас появятся дети.
   -- Они же почти все гражданские. Как мы будем ими управлять? Как можно отдавать приказы слепой девушке, подростку, дебилу, калеке?
   -- Дисциплина -- это ваша прерогатива, капитан -- но я не думаю, что у нас с этим возникнут проблемы. Наши проблемы вот здесь.
   Он ткнул пальцем в одну из папок с документами.
   -- Что это? -- спросил Ерохин.
   -- Ознакомьтесь, Петр Яковлевич, -- Самохвалов протянул капитану несколько картонных папок, -- это о-о-очень интересная информация. К сожалению, я даже не знаю, наш ли это случай? Но моя интуиция меня очень редко подводит.
   Ерохин открыл первую попавшуюся папку и начал быстро читать верхний лист.

Список погибших генералов РФ в период 1991 -- 2002.

Совершенно секретно.

***

   Генерал--полковник Гусев Юрий Александрович. Погиб в автокатастрофе 30 ноября 1992 года в Москве.
   Начальник отдела военной контрразведки Тихоокеанского флота контр--адмирал Егоркин Николай Васильевич. Погиб в автокатастрофе 15 февраля 1993 года, по пути в аэропорт под Владивостоком.
   Генерал армии Баранников Виктор Павлович. Умер 21 июля 1995 года на собственной даче от инсульта.
   Один из руководителей ГРУ Генштаба ВС РФ генерал--майор Ломанов. Погиб 22 мая 1996 года в результате наезда пьяного сотрудника милиции.
   Генерал--майор бронетанковых войск Анатолий Волков. 18 июня 1996 г. покончил с собой из наградного пистолета.
   Генерал--майор ГРУ ГШ РФ Шипилов. 5 мая 1997 года покончил с собой, выбросившись из окна собственной квартиры.
   Генерал--лейтенант Рохлин Лев Яковлевич. 3 июля 1998 года найден мертвым на собственной даче. В убийстве генерала обвинили жену.
   Заместитель начальника ГУБОП МВД РФ генерал--майор Батурин Борис Никодимович. Погиб в автокатастрофе 7 июля 1998 года
   Начальник управления ГРУ генерал--майор Шалаев. Погиб в автокатастрофе 7 августа 1999 года в Ступинском районе Подмосковья.
   Адмирал Угрюмов Герман Алексеевич. Умер 31 мая 2001 года в посёлке Ханкала (Чечня) от сердечного приступа.
   Генерал--лейтенант Лебедь Александр Иванович. Погиб 28 апреля 2002 года при катастрофе вертолета МИ--8 в Красноярском крае.
   Генерал--майор Герцев Валерий. Погиб 11 сентября 2002 года в автокатастрофе на 45--м километре Киевского шоссе.
   Генерал--майор Федеральной погранслужбы Платошин Владимир. Убит 1 сентября 2002 года случайной попутчицей из собственного пистолета.
   Генерал армии Ивашутин Пётр Иванович. Умер 4 июня 2002 года. Причина не установлена.
   Генерал--майор Шевелев Виталий. Найден сгоревшим в своем собственном автомобиле в Раменском районе Подмосковья 19 сентября 2002 года.
   Генерал--майор Колесник Василий Васильевич. Умер 30 октября 2002 года. Причина не установлена.
   Генерал--лейтенант Шатохин. Погиб в автокатастрофе 5 ноября 2002 года.
   Генерал--лейтенант Шифрин Игорь Леонидович. Погиб 15 ноября 2002 года попав под обстрел в Грозном.
   Генерал армии Максимов Юрий Павлович. Умер 17 ноября 2002 года. Причина смерти не установлена.
  

***

   Ерохин отложил прочитанный лист в сторону, и внимательно посмотрел на Самохвалова.
   -- Ну, что скажешь? -- напрягся полковник.
   -- Не знаю, -- пожал плечами Ерохин, -- я же не следователь. Время было такое, заказные убийства, разгул преступности. Беспредел!
   -- Чушь! -- Самохвалов отставил в сторону коньяк, встал и, заложив руки за спину, принялся расхаживать по комнате.
   -- По крайней мере, -- наконец сказал он, -- половина случаев выглядит крайне подозрительно. А если рассматривать с позиции, кто именно умер, и кого посадили на его место? Тогда становится ясно, что потери просто невосполнимые! Кто-то целенаправленно и методично уничтожает высшее военное руководство. Уничтожает профессионалов, с боевым опытом и заслугами, тем самым подрывая обороноспособность нашей страны. Понимаешь, Ерохин или нет? И это только одна страница!
   Он подошел к столу, за которым сидел капитан, схватил папку и сунул ее Ерохину.
   -- А у меня здесь несколько папок этого дерьма! Руководители регионов, бизнесмены, политики, банкиры. Это передел собственности, Ерохин. Тут пятидесяти лет будет мало, чтобы разобраться, кто, кого и за что убил?
   -- Василий Петрович, мы-то тут причем?
   -- А притом, Ерохин, -- полковник снова сел в кресло и взял бокал с коньяком. Руки заметно подрагивали.
   -- А притом, Ерохин, -- повторил он, -- у нас нет гарантий, что это дело рук местных бандитов. И мы обязаны перестраховаться на случай возможного, -- он поднял бокал, салютуя Ерохину, -- вмешательства иностранных разведок. Необъяснимые случаи -- это как раз по нашей части. Нам поручено защищать страну, ее граждан, и нашего гаранта конституции. И мы будем их защищать! Будем обеспечивать спокойный сон наших граждан.
   Как? -- хотел спросить капитан, но вовремя прикусил язык.

Россия. Московская обл. г Электросталь. 6 февраля. 2003 г. 11:47

Психиатрическая больница.

***

   -- Яна, -- представился он, и вдруг заканючил гнусавым голосом, -- хочу шоколадку.
   Ерохин хмыкнул, расписался в документах. На секунду замялся, но потом решительно протянул руку.
   -- Пошли со мной.
   -- Куда? -- противным гнусавым голосом запротестовала Яна.
   -- Узнаешь, -- пообещал Ерохин.
   Они вышли из больничного корпуса и бодро зашагали по асфальтированной дорожке. Мимо два опухших санитара толкали каталку, накрытую белой больничной простыней. Под простынею явно лежало тело. Ерохин отвернулся и встретился взглядом с Яной. Что-то неуловимо изменилось в зрачках шизофреника.
   -- Ты кто? -- вдруг сипло спросил тот, вырывая руку.
   -- Меня зовут Петр Яковлевич, -- повторно представился Ерохин.
   -- И чего тебе от меня надо?
   -- Вы сейчас проследуете со мной.
   -- И куда я проследую?
   -- В военный госпиталь, -- не стал лукавить капитан.
   Больной успокоился и замолчал, озадаченно оглядываясь вокруг. Внимательно посмотрел вслед санитарам.
   -- Еще одного жмура покатили, -- сказал он, откашливаясь, -- второй за сегодня. Чего они дохнут?
   Ерохин пожал плечами:
   -- Разные могут быть причины. У кого-то давление. У кого-то рак.
   -- Дурак, -- в рифму сказала Яна.
   Ерохин вздрогнул и обернулся. Столь быстрое перевоплощение его реально напугало. Как прикажете общаться с человеком, если он меняет личину каждые две -- три минуты.
   -- Ты еще помнишь, кто я? -- безо всякой надежды спросил он.
   -- Мужик, который обещал мне шоколадку.
   -- Вообще-то я тебе ничего не обещал, -- Ерохин хотел добавить слово "девочка" и не смог. Перед ним стояла вовсе не девочка.
   -- Нет, обещал, -- топнула ножкой Яна.
   -- Нет, не обещал, -- парировал Ерохин, -- это ты просила, а я ничего не ответил.
   -- Молчание -- знак согласия.
   Ерохин хмыкнул. Собственно говоря, почему бы и нет. Как раз проходили мимо киоска, где полно всякой ерунды. Капитан достал кошелек, отсчитал мелочь, взял протянутый сникерс. Сунул Яне.
   -- Держи, попрошайка. Свалилась на мою голову.
   Та быстро выхватила сладость и принялась лихорадочно срывать обертку.
   -- Что нужно сказать дяде?
   -- Что он педофил, -- гоготнул проходящий мимо санитар, один из тех двоих, что совсем недавно катили жмурика.
   -- Спасибо! -- жеманничая, ответила Яна.
   -- Ну, вот и ладно, вроде бы договорились, -- подытожил Ерохин и злобно стрельнул взглядом в сторону санитара.
   -- И о чем мы договорились? -- спросила Яна.
   -- Что ты по-е-дешь со мно-ой, -- раздельно произнес Ерохин, делая нажим на каждом слоге.
   -- И за-чем? -- в тон ему продолжала допрос Яна.
   -- Мы по-е-дем к дя-де док-то-ру, в во-енный го-спи-таль, -- чуть ли не по слогам пояснил Ерохин.
   -- У тебя головка бо-бо? -- обычным голосом спросила Яна.
   -- Нет, с чего ты взяла? -- удивился Ерохин, тоже перестав кривляться.
   -- А почему тогда ты со мной сюсюкаешь?
   -- Я? -- в свою очередь поразился Ерохин.
   -- Ты, -- обиженно буркнула Яна, -- тебе разве не объяснили, что мне уже не пять лет, а двенадцать.
   -- Для двенадцати лет ты слишком нахально клянчишь шоколадки, -- засмеялся Ерохин.
   -- А ты слишком профессионально соблазняешь несовершеннолетних девочек. Чувствуется немалый опыт.
   -- Это откуда, интересно, у двенадцатилетней взялись такие познания?
   -- Сорока на ушко нашептала.
   -- Ну-ну, -- неопределенно буркнул Ерохин.
   Некоторое время шли молча. Покинули больничный двор, приблизились к военному уазику.
   -- На бибике поедем кататься? -- снова засюсюкала Яна, хитро прищурившись.
   -- Деточка, -- хмуро сказал Ероин, -- заканчивай свои игры, можешь же нормально общаться.
   -- Могу, но не хочу! -- упрямо скривила губки Яна, -- так жить неинтересно.
   -- Залезай, -- Ерохин открыл дверцу.
   Со вздохом Яна забралась внутрь. Поерзала там немного, устраиваясь поудобнее, затем крикнула:
   -- Все. Поехали.
   Ерохин захлопнул дверцу, обошел уазик, молча забрался на водительское сидение.
   -- Ладно, дядя Петя, не обижайтесь, -- примирительно сказала Яна, -- уже и покривляться немножко нельзя. Совсем чуточку.
   -- Чуточку можно, -- сказал Ерохин и повернул ключ зажигания, -- а кривляться нельзя.
   Глава 6

Россия. Московская обл. г Мытищи. 7 февраля 2003 г. 10:01

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   Закрытый военный городок, новенькая военная форма, караульные с автоматами, незнакомые лица вокруг. Последние два дня выбили Алексея из привычной колеи и затянули в водоворот неконтролируемых событий и незнакомых лиц. Никто ничего не потрудился объяснить. Иди сюда, стань тут, подписывай это, пройди в автобус.
   Вместо прохождения срочной службы в положенный срок, ему предложили альтернативу -- службу по контракту в какой-то жутко секретной военной части. Алексей, почти не раздумывая, согласился. Пока все остальные друзья изыскивали способы закосить или откупиться от армейки, он на easy отслужит по контракту, да еще и деньжат подзаработает. Контрактник -- это вам не срочник, у них и выходные бывают, и дедовщины нет, и наконец-то, долгожданная финансовая независимость от родителей.
   Что за служба, и в чем она заключается, Алексей пока понимал смутно. Но, судя по всему, драить зубной щеткой унитазы и маршировать по плацу ему точно не придется. Какое-то секретное подразделение "Феникс", куда он, Алексей, попал, за свои победы на международных соревнованиях. Других предположений просто нет.
   При подписании контракта выяснилось, что вместо двух лет, в армии придется провести целых пять. Однако, пообещали гособеспечение, -- паек, обмундирование, жилье, приличный оклад. Когда услышал сумму, волосы встали дыбом, -- с одной зарплаты можно комп недорогой взять. А еще лучше подождать два-три месяца, и купить настолько мощную машину, чтобы все друзья обзавидовались нахрен.
   Родаки столько в жизни не дадут, да и нет у них такой суммы. Вечная нищета и безденежье, еле-еле тянут от одной маминой зарплаты до другой. Отец уже давно нигде не работает, только пьет. Столяры-краснодеревщики никому не нужны, а идти обычным плотником, видите ли, ему квалификация не позволяет. Хоть бы на учет в службу занятости стал. Целыми днями сидит дома и бухает.
   А как напьется -- скандал. Иной раз и до рукоприкладства доходит. Мама тоже в последние два года начала выпивать от безысходности. Закроются на кухне и синячат на пару, а потом ругня и битье посуды. В квартире всегда бардак, немытая посуда в мойке, пустой холодильник, и нет денег. Шутка ли, Алексей до сих пор носит все тот же свитер, что и в седьмом классе. Призовые, в прошлом году, по собственной глупости, отдал маме, так почти все ушло на долги за квартиру. Себе только мышку новую купил и с друзьями в кафешке посидели. Не откажешь же, святое дело одноклубников пивом угостить после турнира.
   Чтобы заработать на видеокарту для старенького компьютера, пришлось раздавать листовки у метро. Платили копейки, а видеокарта жуть какая дорогая. Даже стыдно перед друзьями, что у него такая отстойная тачка. А потом все удивляются, как он выигрывает соревнования? Ты попробуй на этом говне мамонта поиграй. Когда садишься за нормальный комп, где все летает, а не телепортируется через половину экрана, так игра на любом уровне easy покажется.
   А тут еще и собственная квартира в придачу, где никто не будет заставлять мыть посуду, подметать пол и выносить мусор. Посуды, кстати, в новой квартире вообще никакой нет. Питаться он будет в офицерской столовой, где кормят очень даже неплохо, успел там сегодня позавтракать. Мебели в квартире, правда, маловато, но ему она особо и не нужна. Наконец-то он съехал от родителей, давно мечтал об этом...
   Пустая комната досуга напоминала учебный класс, обычные школьные столы и стулья, расставленные в два ряда, агитационные плакаты на стенах. Запылившийся, давно никем не поливаемый, цветок в огромной кадке, российские триколоры в нише, книжки по боевой и политической подготовке на полке. В центре старенький телевизор с большим экраном, расположившийся на еще более древней деревянной тумбе. Обнаружился и маленький портрет Путина.
   В комнату досуга заглянул капитан, увидев нерешительно остановившегося Алексея, сказал:
   -- Проходи, занимай любое место. Сейчас остальные подтянутся.
   Алексей устроился в середине правого ряда, спиной к стене. Он почему-то всегда так садился, даже если учителя реагировали неадекватно. Не мог сидеть спиной к другим людям, начинал нервничать без причины, косить глазами, беспрестанно оборачиваться. На соревнованиях иногда приходилось сидеть спиной к зрителям и жюри, и он при этом всегда нервничал, но ровно до того момента, пока раздастся сигнал начала матча.
   Ладно, -- подумал Алексей, -- дальше что?
   Внезапно в комнату досуга вошел огромный пес, Алексей невольно вздрогнул.
   -- Проходите, Елена, -- сказал Ерохин, поддерживая под руку молодую и очень красивую, светловолосую девушку. Она держала на коротком поводке большого черного лабрадора.
   -- Алексей, помоги девушке, -- скомандовал капитан, -- мне надо остальных встретить.
   Елена повернула голову в сторону Алексея, и тот мгновенно понял по невидящему взгляду девушки, что она полностью слепа. Алексей вскочил и, взяв ее за руку, провел и усадил за стол. Лабрадор, мгновенно сориентировавшись в ситуации, пристроился рядом с хозяйкой. Поколебавшись секунду, Алексей тоже сел рядом, хотя свободных мест было более чем достаточно. Елена опустила руку вниз, нащупала пса и погладила по холке. Затем повернувшись к Алексею, представилась:
   -- Лена.
   -- Алексей, -- почему-то внезапно охрипнув, отозвался он.
   -- Приятно познакомится, -- улыбнулась девушка.
   -- Мне тоже, -- все так же смущенно ответил Алексей. Девушка была очень красива и старше Алексея всего на несколько лет.
   Его внимание привлек непонятный шум в коридоре, Алексей перевел взгляд на дверь. Она отворилась, и в комнату въехал Артем на новенькой, блестящей инвалидной коляске. Алексею снова пришлось вскочить со своего места и освободить проход, слегка раздвинув пару столов и убрать несколько мешающих стульев. С Артемом они вместе ехали в микроавтобусе, там и познакомились.
   Артем ловко, с шиком и грациозностью, развернул коляску, сдал задним ходом и пристроился за первым столом правого ряда.
   Следующим вошел невысокий мужчина лет сорока-сорока пяти. Он спокойным и уверенным взглядом оглядел помещение, сел на первое попавшееся место, спиной к Алексею. Последним Ерохин ввел очень худого и невысокого парня, держа почему-то за руку, словно маленького ребенка. Парень озадаченно крутил головой вокруг, и вдруг тоненьким голоском пропищал:
   -- Здравствуйте, дяди и тети.
   -- Здравствуйте, -- чуть ли не хором ответили все окружающие.
   -- Меня Яна зовут, -- представился парень. По наступившей тишине нетрудно было догадаться, какое впечатление произвели его слова на окружающих.
   -- Веди себя тихо, -- строго приказал Ерохин, и усадил парня на свободное место, кивнул мужчине:
   -- Сереж, присмотри, от этого чуда в перьях можно ожидать чего угодно.
   Сергей хохотнул, и пересел к парню за один стол, наклонился и что-то шепнул на ухо. Парень в ответ заулыбался и тоже зашептал в ответ.
   Вошли полковник Самохвалов, и с ним молодой, интеллигентного вида мужчина в толстых роговых очках.
   -- Присаживайтесь, Николай Павлович, -- сказал Ерохин, -- выбирайте любое свободное место.
   -- Ты, Ерохин, тоже, наверное, сядь, не маячь перед глазами, -- попросил Самохвалов и встал между первых столов. Достал из внутреннего кармана пиджака очки, не спеша водрузил их на нос, отчего стал похож на пожилого школьного учителя. Словно по команде, все, включая Янку, уставились на полковника.
   -- Ну что, друзья мои, -- начал Самохвалов, -- нам предстоит очень непростой разговор. Начнем с организационных вопросов, прошу внимательно выслушать и не перебивать.
   Вы все несколько дней назад подписали стандартный контракт и договор о неразглашении. Поэтому я сейчас поясню, что это для вас означает. А означает это, уважаемые товарищи, то, что с сегодняшнего дня вы все считаетесь призванными на действительную воинскую службу, в самое секретное подразделение российской армии.
   Покидать территорию части без особого распоряжения категорически запрещается. У нас действует режим абсолютной секретности. Все контакты с внешним миром строго запрещены. Никаких звонков по телефону, писем, и просьб выпустить на полчаса за территорию.
   По возможности, все контакты между вами и проходящими воинскую службу на территории части солдатами и офицерами необходимо свести к минимуму. Общение разрешается только при полной невозможности уклониться от разговора. Болтать можете на любые темы -- погода, хоккейный матч, сериал. Но обсуждать происходящее в лаборатории, ваши прямые обязанности по контракту, или действия ваших коллег, запрещается категорически. Даже при досрочном разрыве контракта по инициативе министерства обороны, вы обязаны неукоснительно соблюдать обязательства по договору о неразглашении. Не хочу вас запугивать, но нарушение договора приравнивается к измене Родине. Наказание будет очень суровым.
   На срок в десять лет вам запрещается выезд за рубеж, в любую страну, включая страны СНГ.
   Вам запрещается делать фотографии, не только в лаборатории, но и на всей территории воинского подразделения. Запрещается пользоваться мобильными телефонами и другими средствами коммуникации, включая международную сеть интернет. Отныне вы отрезаны от внешнего мира, и будете жить исключительно по внутреннему распорядку воинской части, подчиняясь правилам, установленным в вашем подразделении.
   Самохвалов приспустил очки на самый кончик носа и внимательно осмотрел притихших новобранцев, оценивая впечатление, произведенное его словами. Выдержав небольшую театральную паузу, продолжил, все тем же хорошо поставленным командирским голосом:
   -- Вы все получили служебные квартиры в военном городке для временного проживания. Питание для всех без исключения новобранцев будет производиться в офицерской столовой. Самостоятельное приготовление пищи в служебных помещениях запрещается. Если у кого-то возникнут проблемы с меню, или понадобится диетическое питание, нестандартные блюда, экзотические фрукты, овощи и т. п., обращайтесь к начальнику столовой. Он вас выслушает и, при наличии возможности, обеспечит требуемый рацион.
   Если начальник столовой не может обеспечить ваши пожелания, то подаете рапорт Ерохину, где подробно описываете возникшую проблему -- постараемся решить.
   Прошу обратить внимание, на территории воинского подразделения имеется, так называемый, "чипок" -- офицерское кафе, где вы можете приобрести за наличный расчет средства личной гигиены и различные сладости, газированную воду, шоколад, фрукты. Можете просто посидеть и попить кофе с пирожными. То же самое можно сделать и в специально оборудованной комнате для отдыха при лаборатории. Там имеется бильярд, настольный теннис, рыбки в аквариумах, различные настольные игры: шашки, шахматы, нарды.
   Постельные принадлежности, мебель, одежду и обувь вы можете получить у коменданта. Для вас особых требований по форме одежды я предъявлять не буду, но имейте в виду, что машина в Москву по вашему первому требованию не поедет. Если кому-то нужны предметы личной гигиены, отсутствующие в чипке, любые другие предметы первой необходимости, включая одежду и обувь, пишите рапорт на имя Ерохина Петра Яковлевича, прикладываете список необходимого. Вам все привезут.
   Если кто-то почувствует недомогание -- обращаться в санчасть. Там есть дежурный военврач и фельдшер. В случае более серьезного заболевания, они обеспечат доставку пострадавшего в военный госпиталь закрытого типа.
   На территории части так же имеется баня. При лаборатории - индивидуальные душевые кабинки. Помещение казармы оборудовано стандартным набором хозяйственно-бытовых помещений: каптерка, сушилка, умывальник, туалет. Разберетесь.
   Чтобы вы совсем не одичали, на территории части действует библиотека и клуб, в котором по выходным показывают художественные фильмы отечественного производства. В каждой служебной квартире, со временем установим цветные телевизоры и видеомагнитофоны. Я уже отдал соответствующие распоряжения, оборудование приобретается. Кассеты вы сможете бесплатно брать напрокат в клубе. У нас очень большая коллекция, свыше двухсот фильмов. Еженедельно закупаются новинки, так что скучать в свободное время вам не придется.
   Самохвалов делано засмеялся, чтобы разрядить обстановку, но ответных улыбок у новобранцев не увидел. Только Алексей ерзал на стуле, однако спросить не решался.
   -- Командиром группы официально объявляю капитана Ерохина, Петра Яковлевича. По всем возникающим вопросам обращаться непосредственно к нему. Далее, старшим группы назначаю Мотыль Сергея Леонидовича.
   Мотыль приподнялся, кивнул головой, сел.
   -- Состав группы укомплектован не полностью, -- сказал Самохвалов, -- очень скоро к нам присоединится еще один человек. Его зовут Якут, и он шаман. Вижу удивление на ваших лицах. Якут -- человек своеобразный, но интересный, коммуникабельный и образованный. Он вам понравится.
   Из всей группы только у двоих есть опыт осознанных сновидений. Задача остальных: в самые кратчайшие сроки пройти обучение и получить внутреннюю специальность.
   Ежедневно в этом помещении я буду проводить лекции. В мое отсутствие этим будут заниматься Якут или Мотыль. На лекции присутствовать всем без исключения, и в обязательном порядке. После лекции вы отправляетесь в лабораторию, где под руководством Николая Павловича, младшего научного сотрудника института сомнологии, будете на практике применять полученные знания. А он будет вас изучать и поможет освоить новую профессию. Есть вопросы?
   Лена подняла руку и спросила:
   -- Скажите, -- она на секунду замялась.
   -- Василий Петрович, -- быстро подсказал Самохвалов.
   -- Скажите, Василий Петрович, а как долго продлится наша изоляция от общества? Мама будет очень сильно волноваться.
   -- Не меньше месяца. Возможно, три месяца. -- Самохвалов был непреклонен, -- поймите, Елена, это не моя прихоть. К вашей маме зайдет капитан Ерохин, все объяснит и успокоит.
   Лена кивнула головой, других вопросов задавать не стала. Следующим поднял руку Алексей.
   -- Скажите, Василий Петрович, -- он сам поразился собственной дерзости.
   -- Товарищ полковник, -- поправил его Самохвалов, -- вы, Смаев, теперь человек военный, и должны обращаться к старшему по званию, согласно уставу.
   -- Товарищ полковник, разрешите обратиться, -- Алексей мгновенно вспомнил нужную формулировку обращения, -- а можно мне приобрести компьютер? Я напишу, в какой комплектации.
   -- Все необходимое, товарищ солдат, есть в лаборатории. Обратитесь к Николаю Павловичу, он выделит вам машинное время. Если вам компьютер понадобился для личных нужд, то напишите рапорт капитану Ерохину. Еще раз повторяю для всех, чтобы мы не теряли зря времени, если у вас возникают какие-либо вопросы, которые вы не можете решить самостоятельно -- пишите рапорт по установленной форме. Всем ясно?
   Нестройный хор голосов подтвердил согласие присутствующих.
   -- Ну и прекрасно, -- подвел итог Самохвалов, -- если организационные вопросы мы успешно решили, то переходим к рабочим.
   Что такое "Феникс"? И чем наша группа будет заниматься? Рассказываю.
   В конце тридцатых годов прошлого века советские ученые, изучавшие мир сновидений, столкнулись с тайным знанием, которому по важности для человечества не было равных. В обстановке строжайшей секретности, и под охраной специального отряда НКВД, нашим гениальным ученым удалось продвинуться очень далеко. Но открытию помешала Великая Отечественная Война. Все работы по изучению снов были приостановлены. Подавляющее большинство ученых ушли на фронт, чтобы защищать Родину. В 1942 году одному из ученых оставшихся в тылу, фамилию я, к сожалению, запамятовал, удалось прорваться на прием к самому товарищу Сталину.
   Вы должны понимать, что такое военное время, и насколько сложно было попасть на прием к самому главному человеку в стране. Враг недалеко от Москвы, тяжелые и кровопролитные бои, рабочий день главнокомандующего был расписан буквально по минутам. Но ученый сумел не только добиться аудиенции, но и убедил товарища Сталина в необходимости создания боевой тактической группы специального назначения, для ведения противостояния военной машине фашисткой Германии в глубинах сна. Мне неизвестны подробности этого разговора. Какие именно слова нашел ученый, какие доказательства предоставил? Все это уже не важно.
   Ранней весной 1942 года, под руководством советского учёного-физиолога, доктора биологических наук, Ярбус Альфреда Лукьяновича, такая группа была создана. Проект курировал лично Лаврентий Павлович Берия. Никаких документальных материалов я вам предоставить не смогу, все они были уничтожены. Но могу рассказать о той, самой первой группе.
   Первый состав группы "Феникс" полностью состоял из инвалидов войны, комиссованных по состоянию здоровья. Молодые парни, получившие увечья, не могли больше воевать с оружием в руках, а лежать в кровати и вести противостояние в глубинах снах им было по силам. Поэтому ученые очень быстро набрали семерых добровольцев, которые сформировали костяк группы "Феникс", а позднее должны были обучить других.
   Для лечения раненых и больных военнослужащих с конца июня 1941 г. в тыловых районах СССР началось развертывание специальных госпитальных учреждений. В одном из таких эвакогоспиталей, оригинальное название которого не сохранилось до наших дней, проходило лечение очень большое количество "самоваров товарища Сталина". "Самоварами" цинично, но очень точно, называли тяжело изувеченных взрывами и осколками солдат-инвалидов, у которых не было ни рук, ни ног. Из всех конечностей оставался только "краник"...
   Все эти люди были героями войны, требовавшими специального ухода и лечения. Врачей и медсестер не хватало. С медикаментами тоже были перебои. А между тем, верховное командование СССР, получив первые положительные результаты экспериментов "Феникса", строили грандиозные планы по увеличению численности группы. Ни один "самовар" бы не отказался от возможности отомстить врагу за свое увечье. Хотя бы во сне.
   Эвакогоспиталь был развернут на Кавказе, и в среде раненых быстро получил едкое прозвище "Ахмедлаг". Думаю, пояснять почему, вам не нужно. Я уже упоминал про специальный отдел НКВД и полную секретность проекта.
   Всего через несколько месяцев после формирования, боевая группа столкнулась с аналогичной Traum Gruppe, сформированной немцами, и вступила в фазу активного противостояния. В августе 1944 года весь состав группы "Феникс-1" геройски погиб при выполнении боевого задания.
   Спустя много лет, в 1975 году, Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко принял решение о возобновлении работы группы "Феникс". Научную работу осуществлял молодой и талантливый ученый Семен Моисеевич Вейн. А руководство группой возложили на меня, тогда еще молодого и амбициозного старлея. Группа успешно выполняла свои функции до июля 1991 года, после чего была окончательно расформирована, а вся научная документация уничтожена. А еще через два года и меня отправили на заслуженную пенсию.
   Прошло всего десять лет, и вот "Феникс" возрождается из пепла...
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 7 февраля 2003 г. 15:30

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   -- Значит, продал? -- задумчиво спросил Самохвалов и заиграл желваками.
   Артем пожал плечами и нахмурился.
   -- Жрать было нечего. После смерти матери обил пороги всех организаций города, общество ветеранов подкинуло деньжат, местный военком выделил, даже администрация пошла на встречу, выделила тридцать сребреников. Только это все копейки, понимаете? Похороны вышли скромными, но выпотрошили меня полностью. У друзей занимал, у знакомых... Пенсию получу, часть долгов раздам, на еду, минимум оставляю. В квартире уже ничего ценного не оставалось, мать все продала, пока меня по больницам таскала. А тут коллекционер приперся, хорошую цену предложил. Я и отдал. Что с них толку, с этих железок? Ноги они мне не вернут. И маму тоже...
   Рука Артема непроизвольно сжалась в кулак.
   Не дождетесь, суки!
   -- Грошь -- цена стране, которая не ценит своих искалеченных солдат, -- глухо добавил он
   Самохвалов снял очки, аккуратно положил на стол, вытер вспотевшее лицо. Захлопнул папку с личным делом Артема, отодвинул в сторону.
   -- Родину и судьбу не выбирают.
   Артем скептически хмыкнул в ответ.
   -- Ты солдат, Артем. Это твоя судьба.
   Рука Артема снова сжалась в кулак.
   -- Я хочу, -- сказал полковник, -- чтобы ты взял на себя силовое прикрытие группы.
   -- Каким образом? -- зрачки Артема расширились, -- я - калека.
   -- Воля сильнее тела. Там, где понадобятся твои навыки, тела у тебя не будет...
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 8 февраля 2003 г. 20:17

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   Заняться было решительно нечем. Алексей сначала просто скучал, сидя на кровати, а потом "стены начали давить" и ожидание ночи превратилось в настоящую пытку. Сложно описать это ощущение, как будто очень медленно, совершенно незаметно для глаз, стены сдвигаются и комната становится все меньше и меньше. Ты растеряно смотришь по сторонам, вроде бы все на своих местах, как и раньше -- кровать, тумбочка, шкаф. А нет, не совсем. Расстояние от койки до шкафа вроде бы раньше было больше, а теперь уменьшилось. Или нет? Ну не могут же предметы двигаться?
   Или могут?
   И тумбочка раньше стояла чуть-чуть дальше, у стены. А сейчас? А сейчас она так же у стены, но гораздо ближе к койке. Проходит еще какое-то время, смотришь, а тумбочка-то уже вплотную с нею стоит... И спинка койки теперь тоже касается стены. А как раньше было? Был зазор. Или не было? Но шкаф то явно стоял чуть-чуть дальше, чем сейчас. Гораздо дальше, на пару шагов.
   Или нет?
   Фантазия мгновенно рисует казарму-трансформер, со встроенными в стены хитроумными шестеренчатыми механизмами и бесшумными гидравлическими силовыми приводами. Злорадно ухмыляясь, офицеры заводят в просторную, светлую комнату новую жертву -- молоденького солдата-новобранца. Проходи мол, располагайся, чувствуй себя, как дома, отдыхай от тягот и лишений воинской службы.
   Новобранцу скучно, он походил -- походил по комнате, заскучал, да на кровать завалился, не снимая сапог. Механизм внезапно приходит в движение, одна шестеренка цепляет за зубец другой, гидравлический поршень передает усилие на штангу, и вот плоскость стены вздрогнула, едва заметно шелохнулась, поползла по направляющим, на какие-то доли миллиметра уменьшая комнату.
   А новобранец лежит на кровати и ничего не замечает, плюет в потолок, который, между прочим, очень-очень медленно опускается прямо на него сверху. Солдат за день умаялся, глазки прикрыл и задремал. А часики едва слышно тикают. Каждую секунду комната на пару миллиметров уменьшается. Вот и ночь наступила. В казарме мертвая тишина, только стены, знай себе, бесшумно движутся навстречу друг другу. А под утро комната уже размером со шкаф, и все продолжает ужиматься. Но спит солдат, и ничего не замечает. И вот комната уже размером с гроб...
   Новобранец просыпается, с ужасом оглядывается вокруг, а с места сдвинуться не может. Намертво застрял между стенками ящика, в который превратилась комната. А те продолжают сдвигаться все ближе и ближе, пока не брызнет в щели густая красная жижа...
   Алексей вздрогнул, покачал головой, -- вот же дурак, сам себе жути нагнал на пустом месте. Однако, сидеть в комнате он больше не мог. Осторожно вышел, оглядел коридор -- в обе стороны, никого. На цыпочках прокрался к лестнице, спустился на первый этаж, открыл тугую скрипучую дверь, вышел на улицу. В лицо, словно струей из брандспойта ударил пронизывающий насквозь ветер, напополам перемешанный с ледяной крупой. Эх, накинуть бушлат не догадался!
   Но вот так сразу уходить не хотелось, и он постоял на пороге еще некоторое время, дрожа от озноба и наслаждаясь бодрящим морозным воздухом. В неверном свете фонарей одинаковые двухэтажные домики офицерского общежития казались игрушечными. В конце улицы виднелся небольшой клуб, за которым спряталась невидимая отсюда баня. В противоположной стороне, -- офицерская столовая и котельная, -- вон, дым валит из трубы. Из этих построек и состоял весь военный городок. Ничего лишнего, только разумная достаточность.
   Алексей разочарованно хмыкнул, захлопнул дверь. Возвращаться обратно в пустую комнату не хотелось, да и ощущение пережитого наяву кошмара, было все еще достаточно свежо. Чтобы немного отвлечься, он решил прогуляться по коридору первого этажа.
   Может в гости к кому-нибудь зайти? Но к кому? К дебилу Костику, отзывающемуся на девчоночье имя Яна? Нафиг- нафиг. Тогда к кому? К Артему? Он передернул плечами. При виде калеки Алексей испытывал сложную гамму чувств -- смущение, мистический страх, любопытство и робость одновременно. Нет, пожалуй, к Артему он не пойдет. Да и о чем разговаривать с инвалидом? Он старше Алексея в два раза, в Чечне воевал. Серьезный мужик, компьютерными играми не увлекается. Одним словом, общих тем для разговора нет, и не может быть.
   Но к кому зайти тогда? Может к бывшему зеку, которого, вытащили прямо из зоны и зачем-то привезли в воинскую часть. Алексей прошел мимо комнаты Сергея Мотыля, слегка ускорив шаги. Смотреть на уголовника и, при этом, не отводить взгляд в сторону, он пока еще не научился. Желания общаться не возникло.
   Следующая комната пустовала, Алексей пошел дальше и остановился около двери Лены. Он нерешительно потоптался на месте, собираясь постучать, но девушка его опередила.
   -- Заходи, Леш. Открыто, -- прокричала она.
   Он растерянно открыл дверь и вошел, встретив на пути Рекса.
   -- Привет, -- автоматически сказал Алексей лабрадору, потом перевел взгляд на девушку и автоматически поздоровался еще раз.
   -- Да виделись уже, -- засмеялась Лена.
   Комната девушки оказалась точным двойником комнаты Алексея -- та же мебель, расставлена на тех же местах. Только в воздухе витает едва уловимый аромат женских духов. Лена сидела на кровати и смотрела в его сторону. Именно так, в его сторону, а вовсе не на него. Это выглядело немного жутковато. Алексей засмущался еще больше, и чтобы не молчать, спросил:
   -- А как ты догадалась, что это я?
   -- По походке, -- улыбнулась Лена, привычным жестом поправила прическу, -- скучаешь?
   -- Честно говоря, да, -- неожиданно для себя самого признался Алексей, -- компа нет, заняться вообще нечем.
   -- Книжку почитай.
   -- Да ну, не люблю я читать, -- отмахнулся Алексей, -- да и не взял ничего с собой.
   -- У меня тоже нет, -- развела руками Лена, -- завтра у Ерохина спрошу, здесь есть библиотека.
   Алексей раздраженно дернул плечом:
   -- Да ну их, книжки, лучше бы комп разрешили.
   -- Да у тебя ломка, -- рассмеялась Лена.
   -- Чего?
   -- Я говорю, зависимость у тебя к компьютерным играм.
   -- Нет у меня никакой зависимости, -- огрызнулся Алексей.
   -- По видимому есть, -- задумчиво произнесла Лена, -- можно попробовать тебе помочь. А ты во что умеешь играть?
   -- В смысле во что? -- растерялся Алексей, -- как мы без компа играть будем?
   -- Ну, можно в настолку поиграть, шахматы, шашки.
   -- Шахмат тоже нет, -- пробормотал Алексей, -- ничего нет, ни карточной колоды, ни даже костяшек домино.
   -- Сейчас, -- задумчиво произнесла Лена, не вставая с кровати, она нащупала тумбочку, выдвинула ящик. Лабрадор, смирно дремавший на полу, резко поднял голову и внимательно следил за действиями хозяйки. Лена достала из ящика школьную тетрадь в клетку и авторучку.
   -- Вот, -- сказала она, -- держи.
   -- Зачем это? -- удивился Алексей, -- карты будем рисовать? Или домино?
   -- В морской бой играть умеешь?
   -- А чего там уметь? -- удивился Алексей, -- простая же игра. Корабли по клеточкам и стреляй. Проще тетриса.
   -- Ну вот, -- засмеялась Лена, -- можно сыграть в морской бой.
   Алексей нахмурился.
   -- А ты как?
   -- Что -- как? -- не поняла Лена.
   -- А ты как будешь играть? -- сказал Алексей, -- ты же поле не видишь.
   -- Так же, как гроссмейстеры играют в шахматы без доски, -- ответила Лена, -- по памяти.
   -- А так можно? -- недоверчиво скривил бровь Алексей.
   -- Почему нет?
   -- Ну, давай попробуем, -- неуверенно согласился Алексей, -- только ведь я тебя, шутя, обыграю.
   -- А это мы еще посмотрим, -- хихикнула Лена, подзадоривая Алексея.
   Он взял авторучку, быстро и уверенно расчертил два поля. Расставил квадратики кораблей. Один четырехпалубный, два трехпалубных, три двухпалубных и четыре однопалубных. Корабли встали немного неравномерно, в правой -- нижней части поля сгрудились сразу несколько штук.
   Поднял голову, посмотрел на Лену. Она услышала или догадалась, быстро спросила:
   -- Готов?
   -- Да, -- ответил Алексей.
   -- Начинай.
   Алексей посмотрел на поле, неуверенно поводил авторучкой и ткнул в первое попавшееся место.
   -- В-4
   -- Мимо, -- сказала Лена, -- А-1.
   -- Тоже мимо, -- пожал плечами Алексей.
   Не квайк, конечно, подумал он, и даже не тетрис. Но все лучше, чем скучать одному в пустой комнате.
   Игра шла бойко, как-то сразу и незаметно Лена перехватила инициативу. После серии промахов, она нащупала четырехпалубный корабль и в несколько ходов уверенно потопила его. Промазав всего один раз, попала в трехпалубный. Корабль стоял уголком, Лене пришлось стрелять несколько раз, она никак не могла нащупать направление поворота, но через три хода все-таки утопила и почти сразу потопила двухпалубный.
   Успехи Алексея оказались куда более скромными, он ухитрился потопить всего один трехпалубный и один однопалубный, и то по счастливой случайности. Проигрывать девчонке было стыдно. Вооружившись авторучкой, он быстро прикинул вероятное расположение четырехпалубного корабля, наметил несколько точек, начал перекрестный обстрел. После шестого хода, наконец-то нащупал четырехпалубный и потопил его. Тем временем, Лена утопила его двухпалубный, и два однопалубных по углам поля.
   Слава богу, -- подумал Алексей, -- что я не поставил все четыре однопалубных по углам.
   Елена потопила трехпалубный, и Алексей нащупал и потопил трехпалубный. Теперь, когда больших кораблей не осталось, удача повернулась лицом к Алексею. Тщательно расставляя точки вокруг поверженных кораблей Елены, он вычленил и зачеркнул мертвые зоны игрового поля, в которых кораблей не могло быть в принципе. Оставшийся участок поля начал обстреливать в шахматном порядке. Очень быстро нащупал и один за другим утопил все три двухпалубных корабля. Спустя еще минут десять, утопил один однопалубный. Всего оставалось на плаву у Елены только два однопалубных. Быстро пересчитав свободные клеточки, Алексей остался доволен, максимум через десять ходов игра закончится в его пользу. Но он ошибся, игра закончилась через четыре хода его проигрышем. Елена потопила последние два корабля Алексея и засмеялась.
   -- Ну как, понравилось? -- спросила она.
   Алексей озадаченно смотрел в тетрадку. Как же так? Его только что обыграла совершенно слепая девушка, которая даже не могла подсмотреть в листок. Она держала перед внутренним взором игровое поле с собственными кораблями и кораблями Алексея. Помнила, где раненные, а где убитые, мысленно отмечала уже простреленные клетки, чтобы не стрелять дважды в одно и то же место. И при этом, не только ни разу не ошиблась, но что совершенно немыслимо, она выиграла.
   -- Еще раз? -- с надеждой спросил Алексей, -- хочу отыграться.
   -- Не сегодня, -- устало улыбнувшись, произнесла Елена, -- устала с непривычки, да и поздно уже.
   Алексей посмотрел на часы, хмыкнул:
   -- Вот быстро время пролетело. Пошел я тогда спать.
   Он аккуратно сложил тетрадь и авторучку обратно в ящик стола.
   -- Спокойной ночи, Леш, -- сказал Лена на прощание.
   -- И тебе тоже, -- попрощался Алексей.
   Вернувшись к себе в комнату, он первым делом очень внимательно изучил комнату. Нет, за время его отсутствия, размеры помещения не изменились. Он рассмеялся нелепым страхам, разделся и лег спать.
   Глава 7

Россия. Московская обл. г Мытищи. 9 февраля 2003 г. 20:22

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России

***

   Артем резко остановился, ухватив перчаткой колесо, внимательно прислушался к голосам из курилки. Они звучали негромко, но уверенно и властно.
   Первый голос сказал:
   - Эй, молодой, иди-ка сюда. Закурить есть?
   - Не курю, - спокойным голосом ответил Алексей.
   - Слыхал, Васян? Нас с тобой нахуй послали.
   - Не понял, Сивый, - глухо и с явственной угрозой произнес второй голос, - кто это такой борзый?
   Ясно, подумал Артем, щупленький Лешка в новенькой армейской форме привлек внимание местных "дедушек". Нужно выручать пацанчика, заклюют ведь. Не способен пока этот компьютерный задрот постоять за себя в реале.
   Артем двинулся очень медленно, чтобы внезапным скрипом колеса не выдать своего присутствия.
   - Взять на себя силовое прикрытие группы? - едва слышно пробормотал он одними губами, - ладно, полковник, сейчас возьмем...
   Он доехал до входа в курилку, и снова притормозил, изнутри его не было видно за припорошенными снегом кустами. "Дедушки" оказались несерьезными соперниками, худенькие, невысокие, не на много старше Алешки по возрасту. Одним словом - шпана.
   - Ты из какой роты, чудик? Что-то я тебя раньше тут не видел.
   - Я не из роты, - ответил Алексей, - я со спецобъекта.
   - Вон оно что-о-о, - задумчиво протянул Сивый, - "спецура". И давно службу несешь?
   - Второй день.
   - Душара, значит!
   - Чего?
   - КМБ? Курс молодого бойца?
   - Я - контрактник.
   - Хренасики, Васян, ты слыхал? Душары у нас теперь прямо сразу по контракту служат.
   - Что вам нужно от меня? Сказал же, - не курю.
   - А нам любопытно, почему некурящий сидит в курилке и свободное место занимает?
   - Вам что, жалко? Свежим воздухом дышу.
   - Это в курилке-то?
   - А ты чего борзый такой? - вновь встрял в перепалку Васян, - ты как с "дедушками" разговариваешь, щегол?
   - Извините, - скис Алексей.
   - Нам твое извинение и нахер не нужно, - подхватил Сивый, - метнись электровеником в "расположение" и "стрельни" нам с Васяном по сигарете.
   - Бегом солдат! - рявкнул второй "дедушка", - пока мы не разозлились по-настоящему.
   Ну, кажется, время пришло, Артем выехал из-за кустов и ухватил пробегающего мимо Алексея за бушлат.
   - Притормози, Леш, разговор есть.
   - Дядя Артем, вы не дадите мне пару сигарет? - пролепетал Алексей непослушными губами.
   - Да с удовольствием, - засмеялся Артем, - только с чего это ты вдруг решил закурить? Новые друзья уговорили?
   Он кивнул в сторону внезапно притихших "дедушек".
   - Это для них, - опустил голову Алексей.
   - Вот как? - усмехнулся Артем, - так я их сейчас сам и угощу.
   Он развернулся и въехал в беседку-курилку. Растерянность на лицах солдатиков при виде инвалидной коляски его слегка позабавила.
   - Ну что, молодежь, - громко спросил он, - курить хочется, а денег нет? Налетай, кто смелее, забирай всю пачку.
   Он достал сигареты и теперь держал их в левой руке. Расчет оказался верным, ничего не подозревающий Васян, оказался падок на халяву, шагнул вперед и слегка наклонился. Артем резко вскинул правую руку вверх и ухватил его за нос. Тот замычал и попытался оторвать руку от своего лица, но ему это не удалось. Артем сжал нос сильнее и слегка крутанул по часовой стрелке, Васян взвыл от боли и рухнул на колени, оказавшись вровень с лицом Артема.
   - Послушай меня, дружище, - тихо, но очень четко сказал Артем, - если хочется курить, подойди и попроси сам. Понимаешь меня?
   Тем временем второй "дедушка" завопил:
   - Эй ты, инвалид, а ну-ка отпусти его!
   И непонятно чего было больше в его голосе, - страха, угрозы или растерянности.
   - А то что? - спросил Артем, не поворачивая головы, он все еще внимательно смотрел прямо в налившееся кровью лицо Васяна. Не нравилось ему выражение глаз.
   - А не то... - Сивый поперхнулся, сжал кулаки и бросился на помощь подельнику. Курилка маленькая, бежать недолго. Артем резко выбросил левую руку навстречу и попал "дедушке" кулаком в пах. Сивого согнуло пополам, и тогда Артем провел чудовищный апперкот левой в челюсть, - в вечерней тишине отчетливо лязгнули зубы. Сивый опрокинулся назад, упал спиной на заплеванный снег усеянный сотнями окурков.
   Артем снова повернулся к Васяну и спросил:
   - Так ты меня понял?
   Тот попытался кивнуть головой, замычал и отчаянно замахал обеими руками.
   - Ну ладно, - сказал Артем и отпустил нос.
   - Валим! - закричал Сивый и бросился бежать, Васян последовал следом, оглядываясь на бегу и зажимая рукой пострадавшую часть тела.
   - Куда же вы? - крикнул Артем вслед, - сигареты забыли.
   Но ответом был только удаляющийся топот сапог и скрип снега.
   - Спасибо, дядя Артем, - сказал Алексей, переминаясь с ноги на ногу, - а ловко вы их!
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 12 февраля 2003 г. 02:17

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

   Артем устало брел уже несколько часов, еле-еле передвигая ноги. В белесом небе немилосердно жарило солнце, а песок нагрелся до температуры раскаленной сковородки. Ткань формы огрубела и царапала тело при каждом движении, под берцами осыпался песок лишая равновесия, броник повис на плечах невыносимой тяжестью. Очень хотелось остановиться, снять его и зашвырнуть к чертям собачьим.
   Левой рукой Артем нащупал фляжку, отцепил от пояса и открутил крышку. Сделал один маленький глоток. Вода оказалась горячей, противно-соленой на вкус и пахла болотом. Она совершенно не утоляла жажды. Хотелось еще. Артем аккуратно качнул фляжку в руке. Осталось на пару глотков. Один час -- один глоток. Значит, жить ему еще часа два. А что потом? Без воды в пустыне смерть. Он вытер рукавом мгновенно вспотевший лоб.
   -- Вот черт, -- выругался он.
   На горизонте что-то шевельнулось. Судорожными движениями Артем закрутил крышку, даже последний глоток терять не стоит, прицепил фляжку обратно. Сорвал автомат с плеча, упал на песок. Снял с предохранителя и передернул затвор, выбрал позицию у подножия огромного валуна, затаился. В глазах плывет -- это колышется раскаленный зноем воздух. Поправил каску и приложил к глазам полевой бинокль, повертел колесико, настраивая резкость. Женщина. Оружия нет. Молодая. Волосы светлые. Слава богу!
   Артем вытер пот и встал во весь рост, поставил автомат обратно на предохранитель, закинул за спину. Таиться дальше не имело смысла. Поднял руку и помахал ею, кричать не стал, девушка еще слишком далеко. Кажется, его заметили, она тоже помахала в ответ. Артем вышел из-за камня, под ногами захрустел мелкий гравий, опять зашелестел песок. Девушка медленно приближалась.
   Странно одета для пустыни, думал Артем, легкое платье, босиком, рюкзака нет, фляжки тоже нет. Возможно, на джипе ехала? Ладно, чего гадать, сама расскажет.
   Девушка приблизилась, улыбнулась и сказала:
   -- Привет, Артемка! Как дела?
   Артем озадачено разглядывал ее. Нет, девушку не узнал, но улыбка казалась смутно знакомой. Словно они уже виделись когда-то давно. Может не здесь, а в другой жизни. Сколько не напрягал память, вспомнить не смог. Что-то было не так. Она стоит перед ним в коротеньком, легком платье и босиком. А он в полной амуниции, в сапогах и с автоматом. И это посреди пустыни, в сотнях километров от жилья. Как он сюда попал? Что он здесь делает? Артем никак не мог вспомнить.
   -- Привет, -- ответил, чтобы не молчать, -- машина сломалась?
   -- Да я без машины, -- улыбнулась Лена, -- не узнаешь, что ли?
   -- Нет, -- растерянно буркнул Артем.
   -- Жаль, -- искренне удивилась Лена, -- а я тебя сразу узнала.
   Артем озадаченно покачал головой. Ничего не понимаю. Что за игру она затеяла?
   -- Ты сейчас спишь, -- сказала Лена, -- а я тебе снюсь.
   -- А ты? -- закашлявшись, глухо спросил Артем. Во рту опять пересохло, но воду допивать нельзя.
   Помни: один час -- один глоток.
   -- И я сплю, -- произнесла Лена, звонким голоском и расхохоталась, -- ну до чего ты смешной, Артемка. Нафига столько железа напялил?
   -- Я солдат, -- нахмурив брови, ответил Артем.
   -- Я сол-дат, -- смешно кривляясь, передразнила Лена, и пропела, -- я солдат, недоношенный ребенок войны...
   Артем промолчал.
   -- Ты сейчас дрыхнешь в кровати, весь облепленный датчиками, -- сказал Лена, -- еще и храпишь на всю лабораторию.
   Что она несет? -- думал Артем, -- и что вообще происходит?
   Он внезапно почувствовал странную слабость, в голове загудело, мир стал расплываться.
   Что за херня? Я что, действительно сплю? Это сон?
   -- Подожди, не уходи, -- крикнула Лена вслед, но было уже поздно. В глазах резко потемнело, и в ту же секунду Артем вскинулся на железной солдатской койке.
   -- Черт! -- завопил он на всю лабораторию, -- черт, черт, черт! Ну какого хрена?
   Лаборант вежливо похлопал по плечу:
   -- Успокойтесь, Артем Владимирович, вы опять все провода оборвете.
   -- Лена приходила, -- с досадой простонал Артем, -- Она сама меня нашла и пыталась разбудить. И только я сообразил, что нахожусь в сновидении, так сразу же проснулся. Почему мне не удается задержаться хотя бы на пару минут?
   -- В реальном времени почти шесть секунд контакта, -- сказал Николай Павлович, подходя к кровати Артема, -- это в два раза дольше, чем в прошлый раз. Но ты прав, Артем, тебя выбрасывает именно в тот момент, когда ты осознаешь, что все происходящее вокруг -- сон.
   -- Что мне делать, чтобы удержаться?
   К кровати подошел Мотыль.
   -- Успокойся, Артем, вспомни, как было в самый первый раз, когда я тебя будил?
   Артем на секунду закрыл глаза.
   Как это было, когда он осознал себя во сне в самый первый раз?

***

   -- Так, друзья, сначала совсем немного теории, -- сказал Николай Павлович, -- расслабляемся и слушаем внимательно мой голос.
   Во время сна в мозгу человека сменяется несколько различных стадий активности. Выделяют две основных фазы сна: медленный и быстрый, т.н. БДГ-сон, или сон с быстрыми движениями глаз, в англоязычной литературе -- REM, rapid eye movements.
   Они отличаются суммарной электрической активностью мозга, двигательной активностью глаз, тонусом мышц и многочисленным вегетативным показателям: частотой сердечных сокращений и дыхания, электрической активностью кожи и т.п.
   Медленный сон, в свою очередь, подразделяется на несколько стадий, различающихся по глубине: дремота, сонные веретена, дельта-сон (с различными амплитудами).
   В первой стадии (дремота) исчезает альфа-ритм мозга, -- основной биоэлектрический ритм бодрствования. Он сменяется низкоамплитудными колебаниями различной частоты. Это стадия дремоты, засыпания. В этот момент у человека могут возникать галлюцинации, очень похожие на сон. Но это еще не полноценный сон. Сновидений в нем не бывает. Человек, находясь в состоянии дремоты, может в любую секунду проснуться от любого внешнего раздражителя. Осознание себя в этой фазе не теряется, но слегка "плывет", "размазывается", теряет "фокус".
   Вторая стадия (поверхностный сон) характеризуется регулярным появлением веретенообразного ритма 14-18 колебаний в секунду ("сонные" веретена). С появлением первых же веретён происходит полное отключение сознания. Лишь очень немногим людям удается сохранить полное осознание себя в момент перехода между явью и сном. Тибетские йоги это умели. У вас, скорее всего, не получится, поэтому не нужно заострять на этом внимание. Расслабьтесь и спокойно засыпайте. Это довольно неустойчивая фаза сна. При падении пика, человек легко может проснуться. И тогда придется начинать все сначала.
   Для стадии дельта-сна характерны высокоамплитудные медленные волны. Это наиболее глубокая стадия, самое сильное отключение от внешнего мира. При пробуждении человек с трудом ориентируется в пространстве, не может адекватно оценить длительность предшествующего сна. Осознать себя в этом состоянии не сможет никто. Поэтому, уснув -- просто спим, ждем следующую фазу.
   Быстрый сон -- последняя и самая важная стадия в цикле сна. Она характеризуется быстрыми низкоамплитудными ритмами ЭЭГ (электроэнцефалограммы). ЭЭГ мозга находящегося в БДГ-фазе наиболее близка к ЭЭГ при бодрствовании. На этой стадии наступает глубокое расслабление скелетных мышц, что отражается в очень низкой амплитуде электромиограммы.
   На фоне общего расслабления происходят подергивания отдельных групп мышц, пальцев, рук, ног, быстрые движения глазных яблок при закрытых веках. Характерно усиленное хаотическое влияние симпатической и парасимпатической нервной системы на висцеральные функции. Это выражается в аритмичном сердцебиении, колебаниях артериального давления, прерывистом дыхании. Это стадия, когда человеку снятся сновидения.
   Мы дадим вам поспать некоторое время, затем включим вот этот сигнал.
   Николай Павлович нажал кнопку и в динамике едва слышно зажужжало.
   -- Звук недостаточно громкий, чтобы вас немедленно разбудить, но достаточно противный, чтобы вызвать ощущение дискомфорта. Как это проявится в сновидении, неизвестно. Все субъективно. Кому-то может присниться звонок на урок, кому-то звук пролетающего над головой пассажирского авиалайнера. Все, что нам пока удалось установить: из-за небольшой рассинхронизации внешнего и внутреннего хода времени, спектр воспроизводимого сигнала будет значительно смещен в сторону низких частот. Иными словами, звук, который вы услышите в сновидении будет походить на гул работающего двигателя турбины, раскаты грома, басы динамика на рок-концерте и т.п. Все зависит от вашей фантазии.
   Запомните, как только вы услышите подозрительный звук, это сигнал начала пространственной синхронизации мозга. Реакция у мозга всегда одна, -- немедленно покинуть БДГ-фазу.
   Так уж устроен наш с вами мозг, тысячелетиями надрессированный на необходимость всегда быть начеку. Даже во сне, органами чувств отслеживается обстановка вокруг тела. Любой внешний сигнал, может быть чрезвычайно важен для выживания особи в сложном и полном опасностей реальном мире. Поэтому наш мозг целиком не отключается никогда. Какие-то отдельные фильтры в подсознании продолжают работать даже во сне. Если система не сможет самостоятельно идентифицировать входящий сигнал, ему присваивается ранг "опасность". Реакция на возникновение опасности -- немедленно проснуться и бежать.
   Таким образом, как только вы услышите во сне раздражающий звук, вы почти немедленно проснетесь. Но поскольку уровень громкости достаточно тихий, то это произойдет не сразу. У вас будет небольшой запас времени. Возможно, пара секунд, возможно чуть больше. Единственный способ остаться в сновидении -- это правильно идентифицировать поступающий звук и расслабиться. Вы должны осознать себя и понять, что это жужжит генератор в лаборатории. Ваш мозг, получив точную интерпретацию сигнала, успокоится и продолжит сновидение. А возможно, и не прервет его вовсе. Но вы уже не потеряете осознания и сможете остаться в состоянии ОС (осознанного сновидения).
   Поэтому помните, осознав себя, не пытайтесь силой удержаться в сновидении. Это невозможно. Наоборот, расслабьтесь. Позвольте вашему организму спокойно плыть по течению. Оно или вынесет вас к берегу, или утянет в глубину.
   Артем долго лежал с закрытыми глазами и думал. Сами собой откуда-то накатили грезы. Он вспоминал Чечню, улыбающиеся лица друзей и бородатые ухмылки врагов. Вспомнил грунтовые дороги, по ухабам которых трясся грузовик. Вспомнил злосчастную растяжку и собственный крик: "все назад!" В тот момент не думал о себе, а переживал за ребят из своего взвода, которые могли погибнуть при взрыве.
   На долю секунды промелькнуло лицо матери, склонившейся над ним. Она держала в руках стакан с водой. Он знал, что в левой руке у нее таблетки, которые обязательно нужно выпить. Прямо сейчас. Нужно выпить, если хочет жить дальше.
   А он хочет? Он, блядь, хочет жить дальше вот таким обрубком?
   Но злость внезапно ушла.
   Да, теперь он хочет! Потому что есть такие люди, как капитан Ерохин. Как ребята из группы: Леша, Лена, Мотыль и этот шизик, как его? Костик. Теперь у него есть цель в жизни, любой ценой защитить членов своей группы.
   И вновь, без перехода, перед мысленным взором замелькали знакомые лица: Упырь, Фикса и Щенок. Идут суки, ухмыляются. Щенок достает и надевает на руку кастет. Перед глазами проносится лицо Ерохина. Тот ловко перехватывает руку с ножом, бьет Упыря в ненавистную рожу. Раз, другой, третий. Артем помнит, что реальности было немного не так, но ему этот вариант сновидения нравится гораздо больше.
   Из-за спины Упыря выходит Мотыль. Он одет в черную кожаную куртку, с множеством молний, и черные полуботинки военного образца.
   -- Давай, помогу подержать, сподручнее будет, -- говорит Мотыль, и перехватывает руки Упыря.
   Тот скалит зубы и пытается вырваться. В кривой ухмылке кривит окровавленный рот и еле слышно хрипит:
   -- Ничего, Артемка, мы с тобой еще встретимся. Мы с тобой, сука, еще не раз встретимся.
   Ерохин снова бьет его, прямо в открытый окровавленный рот, но удар капитана слишком слаб. Упырь без видимой причины начинает безумно хохотать, брызги окровавленной слюны летят во все стороны. Легко, словно пушинку, он отшвыривает Мотыля в сторону. Тот отлетает и падает на асфальт, как сломанная кукла, голова откинута в сторону, и из-под нее выступает блестящая черная лужа.
   -- Вот сука, -- кричит Артем Ерохину, -- кажется, он убил Мотыля.
   -- Я знаю, -- отрывисто бросает Ерохин.
   Теперь выродки окружили его со всех сторон, Упырь вертит в руках длинную металлическую трубу, злорадно ухмыляется.
   -- Ну что, вояка, ты думал, что ты тут самый крутой? Пришло время разобраться, кто круче.
   Ерохин молчит и плавно отступает, готовясь перехватить руку с трубой. Но отступать уже почти некуда, позади глухая стена.
   -- Я же тебе предупреждал, чтобы не ввязывался? Предупреждал! Я тебе говорил, что это Чертаново? Говорил! Здесь я хозяин! А ты, крокодил, зря здесь мимо проходил.
   Сейчас они убьют Ерохина, с отчаянием подумал Артем, так же, как убили Мотыля. Но какого черта я лежу? Ведь я же могу ему помочь?
   Артем стремительно вскакивает и бежит на помощь Ерохину, но умом понимает, что не успеть. Нет, не успеть! Все происходит слишком быстро. Упырь бьет Ерохина трубой наотмашь, тот взмахивает руками и оседает на снег.
   -- Нет, -- орет Артем во всю глотку и прыгает, чтобы в полете ударить Упыря ногой.
   Он взлетает в воздух и летит, но почему-то очень медленно. Слишком медленно приближаясь к ненавистной роже выродка.
   Вот сейчас, думает Артем, сейчас я его точно достану.
   Но все вокруг стремительно погружается во мрак.
  

***

   Артем стоит посередине ночной улицы и оглядывается по сторонам. Он сбит с толку и ничего не может понять. Ветер поземкой несет снег, вдалеке горят фонари, голубым цветом подсвечены окна многоэтажек. Ну конечно, вечер, все смотрят сериал, вокруг ни одной живой души. Артем снова растерянно озирается.
   Где он? Как он сюда попал? Куда делись ублюдки?
   Наконец он осознает, что в доме напротив располагается магазин.
   Точно, это же "Пятерочка".
   Целых два квартала до его двора. Сориентировавшись, Артем стремительно несется по ночной улице.
   Быстрее, сам себя подстегивает он, Ерохин крепкий, тренированный мужик. У него же спецподготовка. Он не может умереть от одного единственного удара трубой. Наверняка блокировал, этот чертов удар. Да, упал. Просто потерял равновесие. Нужно спешить, пока его не добили.
   Артем задыхается от быстрого бега.
   Он должен успеть. Он непременно должен успеть.
   Где-то вдалеке ревет двигателем мотоцикл ночного байкера. 
   Еще немного. Совсем чуть-чуть осталось.
   Артем выскакивает из-за поворота и останавливается. Улица совершенно пуста.
   Где капитан? Где выродки? Где тело Мотыля?
   Вокруг никого. И тишина, словно в гробу. Артем отчаянно крутит головой.
   Ага, на противоположной стороне улице какое-то движение.
   Он снова переходит на бег. Но нет, это не капитан. Это Мотыль! Артем в недоумении останавливается.
   -- Привет, Тема! -- смеется Сергей, -- куда несешься как угорелый?
   -- Ты жив? -- озадаченно спрашивает Артем.
   -- Конечно! -- усмехается Мотыль, -- а что со мной может случиться на первом слое? Здесь нереально все.
   Он задорно смеется.
   -- Что с Ерохиным? -- Артему сейчас не до смеха. Времени потеряно слишком много.
   Он наверняка умирает. Нужно вызвать скорую, может быть успеют приехать вовремя.
    Мотыль недоуменно пожимает плечами.
   -- Домой пошел спать, что же еще? Сегодня не его смена.
   -- Сильно ему досталось, -- Артем никак не может взять в толк, о чем говорит Мотыль.
   Как же так, избитый Ерохин, просто так, встал, отряхнулся, и пошел домой спать?
   -- Так-так, -- заинтересовался Мотыль, -- подойди-ка поближе, Артем.
   Артем непроизвольно делает пару шагов, останавливается, смотрит на Сергея в полном недоумении.
   -- Дай мне руку.
   Сергей берет его руку в свою. Рука теплая. Живая.
   -- А теперь успокойся. Все хорошо, -- говорит Сергей, -- ты сейчас спишь и видишь сон.
   Артем недоуменно смотрит на него.
   -- Ты бежал спасать Ерохина, так? -- спрашивает Мотыль.
   -- Да, -- все еще нервничая, говорит Артем, трое ублюдков... у них железная труба... нож... кастет.
   -- Успокойся, -- медленно и монотонно повторяет Сергей, -- сначала ответь мне, как ты мог бежать, если у тебя нет ног?
   Артем в ужасе отшатывается от Мотыля, но тот не отпускает руку, а сжимает ее еще сильнее. Артем нерешительно смотрит на свои ноги.
   Словно вспышка перед глазами проносятся воспоминания. Чечня. Взрыв. Ампутация. Госпиталь. Мама со стаканом воды в руках. Могилка на старом кладбище. Инвалидное кресло. И он сам, избитый выродками, лежит на окровавленном снегу.
   А ведь все было совсем не так! Ерохин двумя ударами отправил в нокаут Упыря, а остальные струсили, и в драку не полезли, -- понимает Артем.
   И сразу же перед ним проносятся воспоминания последних двух недель: новое инвалидное кресло; контракт; лаборатория; тела с прикрепленными датчиками на железных солдатских койках; Палыч с блокнотом, делает пометки в журнале наблюдений; и Мотыль, который лежит через две кровати и ехидно подмигивает.
   -- Я сплю, а это все сон, -- бормочет Артем.
   И вдруг на него накатило, словно горячей волной обдало. Мир вокруг поблек, как будто выцвел, и съежился до размеров горошины.
   -- Подожди, -- говорит Сергей, -- посмотри на меня. Вот так! А теперь скажи, что было? Что случилось с Ерохиным?
   -- На меня напали трое местных козлов, -- отвечает Артем, но уже не понимает, кому именно он отвечает. Может быть самому себе? Он совсем ничего не видит. Мир вокруг нереален. В ушах отдаленный, пульсирующий толчками гул.
   -- Так, а дальше? -- подбадривает Сергей.
   -- Ерохин проходил мимо и ввязался в драку, -- продолжает Артем рассказывать, неизвестно кому и зачем. Ведь если это сон, то Сергея здесь нет. Только он сам.
   Изображение наконец-то немного проясняется, словно вынырнул из воды. Теперь он видит, что они с Мотылем стоят совсем недалеко от места, где происходила драка. Но снег вокруг чист и не вытоптан. Оглянувшись, видит: снуют редкие прохожие, стоят припаркованные автомобили, светятся окна домов, и даже различает медленно падающие снежинки, и пар, вылетающий изо рта Сергея при дыхании.
   -- А дальше, непонятно как, но там оказался ты, -- уже успокоившись и даже заулыбавшись, продолжает Артем. Теперь ему все кажется смешным.
   Ведь в действительности все закончилось хорошо.
   -- Упырь толкнул, и ты упал. Я увидел кровь, и почему-то подумал, что тебя убили. А выродки окружили Ерохина и ударили его металлической трубой.
   -- Так, понятно, -- пробормотал Сергей вполголоса, -- чувство долга.
   -- Я вскочил и прыгнул на Упыря, но, непонятно как, внезапно оказался возле "Пятерочки", это за два квартала отсюда.
   -- Трансгрессировал, значит, -- опять вполголоса пробормотал Мотыль, -- понятно, слишком торопился помочь, не рассчитал рывок, проскочил мимо ориентира в локации. Нужно уметь себя сдерживать.
   -- Ну вот, я побежал...
   -- Без ног? -- уточнил Сергей.
   -- Я забыл, что у меня нет ног, -- признался Артем, и улыбка сползла с его губ. Посмотрел вниз и увидел, что ноги все-таки есть.
   -- Ноги, -- растерянно сказал он.
   -- Что? -- не понял Мотыль.
   -- Они есть, -- неуверенно сказал Артем.
   -- Вот именно, -- подтвердил Сергей, -- они есть, потому что ты спишь. Но ведь при этом ты себя осознаешь. Так?
   -- Да, -- Артем поразился, что сам не понял такой очевидной вещи, -- так это и есть ОС?
   -- А я тебе о чем твержу? -- расхохотался Мотыль и отпустил руку Артема.
   И в ту же секунду мир завертелся, словно в калейдоскопе, потемнел и пропал совсем.
   Артем открыл глаза. Лаборатория. Ряд коек. Мотыль, сидя на кровати, снимает датчики.
   -- Очень неплохие данные у парня, -- говорит он Палычу, -- толк будет, надо работать.
   Артем с затаенной надеждой смотрит на свои ноги, а потом тяжело вздыхает.

***

   -- Успокойся, Артем, вспомни, как было в самый первый раз, когда я тебя будил?
   -- Я помню, -- отвечает Артем, -- ты все время держал меня за руку.
   -- Не в этом дело, -- смеется Сергей, -- взяв за руку, я сосредоточил твое внимание на ней. И все. Это весь секрет. Если зацепиться взглядом за какой-то предмет, то можно удержаться. Проще всего использовать собственные руки. Ведь они всегда при тебе. Ищи их во сне, и ты сможешь осознать себя и при этом не улететь в реал.
   Глава 8

Россия. Московская обл. г Мытищи. 15 февраля 2003 г. 10:21

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

   -- Василий Петрович, -- Николай слегка замялся, бессмысленно теребя в руках распечатку, -- нам нужно поговорить.
   -- Я вас внимательно слушаю, Николай Павлович, -- полковник расплылся в довольной улыбке. По его расчетам все шло хорошо, даже с небольшим опережением графика. Мелкие заминки ученых его особо не беспокоили.
   -- Что нам делать с пациентом? -- наконец-то решился Николай и покраснел.
   -- А что не так? -- вскинул брови Самохвалов.
   Николай опять замялся, поворошил стопку чистой бумаги на столе, смущенно кашлянул и сказал:
   -- Видите ли, Василий Петрович, я все-таки не специалист в психиатрии. Патологии сна иногда идут вкупе с другими проблемами в организме: инсомнией (бессонницей), сосудистыми поражениями, опухолями мозга. Но, как правило, это психосоциальные стрессы, смещение ритма сон-бодрствование, или воздействие лекарственных препаратов. С неврологическими и психическими расстройствами я имел дело крайне редко. Небольшой опыт работы с больными у меня, конечно, есть, не отрицаю, такова специфика нашего института. Но поймите, одно дело тревожные расстройства и депрессии, и совсем другое -- диссоциативное расстройство идентичности.
   -- А какая разница? -- усмехнулся полковник, -- что то, что это, звучит одинаково непонятно, -- Николай Павлович, вы как-нибудь более понятно объяснять можете? Без этих ваших мозгодробительных терминов. В чем проблема? Больной не спит? Или спит, но не видит снов? В чем у вас затруднение?
   -- Василий Петрович, понимаете, мне очень сложно формулировать простыми словами. У каждого явления имеется профессиональный термин. Оно так называется, и назвать его по-другому просто нельзя. Мы хотим добиться обратной связи с пациентом. После общения с замещающими личностями пришли к удивительному выводу, что Костика там вообще нет.
   -- Кого нет?
   -- Костика.
   -- И кто такой Костик?
   Николай снова без особой нужды переложил с места на место бумаги на столе, поправил очки и, наконец, начал говорить:
   -- Константин, -- имя пациента с расстройством идентичности. Мама называет его -- "мой Костик". Ну и мы, чисто по инерции, стали за глаза называть Костиком. При диссоциативном расстройстве происходит расщепление первичной личности. Для простоты назовем эту личность Костиком, чтобы было понятно, о ком идет речь.
   -- Пока понятно, -- кивнул головой полковник.
   -- В настоящее время у больного выявлены две основных замещающих личности: Яна и Юрвас. Смена активной персоны происходит почти мгновенно и спонтанно, никаких закономерностей для срабатывания триггера мы не выявили. Симуляция исключена, оборудование показывает два одновременных очага нейронного возбуждения. Иными словами, обе личности присутствуют все время, и поочередно управляют телом. Я даже подозреваю, что этот процесс контролируемый.
   -- То есть, они что, договариваются между собой внутри, кто будет у руля с утра и до обеда, а кто после обеда и до ужина?
   -- Не совсем так, но что-то вроде того... -- замялся с ответом Николай, -- нет никаких четких графиков, как и нет достаточно длительного периода активности какой-то одной из персон. Выражаясь вашим языком, обе идентичности поочередно вырывают друг у друга штурвал, в зависимости от окружающей обстановки. Возможно, они даже спорят между собой... хм... там, внутри...
   -- Насколько я понимаю, это и есть обратная связь? -- усмехнулся полковник, -- пациент реагирует на окружающую действительность. Своеобразно, но на то он и шизик.
   -- Чисто теоретически, -- да, так и есть, -- согласился Николай, -- однако, это не совсем то, на что мы рассчитывали. Чтобы контролировать пациента в полной мере, мы должны установить четкие границы адекватности. Мы хотим вычленить патологию и установить допустимые пределы...
   -- Это как раз совершенно не важно, -- перебил полковник, -- лучше расскажите подробнее, с кем мы имеем дело?
   -- Первая личность -- Яна. Это идентичность принадлежит девочке, возраст установить не удается. По косвенным признакам, при каждом переключении, он произвольно колеблется от пяти до двенадцати лет. Особа инфантильная, взбалмошная, с удивительно вздорным, я не побоюсь этого слова, стервозным характером. Общение затруднено постоянными капризами, истериками, слезами, попрошайничеством сладостей, обидами.
   -- Та-ак, -- заинтересовано протянул Василий Петрович, подбадривая собеседника.
   -- Вторая личность -- Юрвас, он же Юрий Васильевич. Это мужчина пожилого возраста, около шестидесяти лет. С большим жизненным опытом и приличным багажом технических знаний. Удивительно сговорчивый характер, легко идет на контакт, культурен, вежлив, образован, технически подкован. Душа-человек.
   -- Очень любопытное сочетание, не находите, Николай Павлович?
   -- А вот самого Костика, то есть изначальную личность, отследить мы не можем. Его сознания нет в глубинах мозга. Личность начисто стерта замещающими идентичностями. Как это может быть, я себе даже не представляю, так как не практикующий психиатр. Но одно могу сказать точно, обе личности немного неполноценны.
   -- Почему у вас возникло такое ощущение? -- вскинул брови полковник.
   -- Ментоскопирование, как наука, у нас пока еще находится на самой ранней стадии развития. Поэтому мы применяли хорошо себя зарекомендовавшее сканирование методом магнитоэнцефалографии (МЭГ), изучали функциональные данные МРТ, провели глубокое ментальное тестирование. Четкую мозговую сигнатуру осознания мы определить не смогли, но выявили корреляцию между интенсивностью различных сигналов и преобладающей на данный момент времени идентичностью.
   -- Ну вот, опять сплошные термины, -- пожаловался Самохвалов, -- можете объяснять проще? Без этой зауми. Простым русским языком. Можно даже с матерком.
   -- Если сказать проще, то ресурсы памяти обеих личностей разделены крайне неравномерно. Пропорционально жизненному опыту и багажу знаний, Юрвас владеет примерно 75 -- 80% процентами активной памяти и примерно 20 -- 25% досталось Янке. Некоторые области памяти у обеих идентичностей частично перекрывают друг друга, -- обе личности могут пользоваться этими знаниями одновременно. Имеются и лакуны.
   -- Гораздо лучше, -- похвалил полковник, -- во всяком случае, кое-что стало понятно, продолжайте.
   -- Доминирующей личностью является Яна. Причина совершенно непонятна, но ее "обладание телом" гораздо более продолжительно во времени. Это значительно осложняет тестирование интеллекта, Юрвас просто физически не успевает ответить на требуемое количество вопросов, как снова происходит переключение на Яну. Но кое-что о второй персоне мы смогли узнать, и это поставило нас в полный тупик.
   Юрвас, хотя и является вымышленной личностью, владеет огромным запасом знаний, которых просто не могло быть у Костика. Мы допускаем, что Костик мог случайно получить часть информации, например, из интернета и запомнить ее. Но познания Юрваса довольно обширны и узко специализированы. Это целый комплекс, приобретённый путём специальной подготовки и длительного практического опыта. Моей квалификации не хватает, чтобы подтвердить или опровергнуть специфическую терминологию, описание сложных техпроцессов, принципиальное устройство механизмов, работу отдельных узлов оборудования, какие-то взаимосвязи. У Юрваса явный технический профиль сознания, и только специалист сможет доказать или опровергнуть его знания. Если таковые есть.
   -- Какая у Юрваса профессия? -- перебил Самохвалов.
   -- Технология машиностроения, -- не задумываясь, выпалил Николай.
   -- Иными словами, -- подвел итог полковник, -- вам кажется, что Юрвас врет и нужен другой технолог, чтобы побеседовал с ним на профессиональные темы и вывел этого болтуна на чистую воду.
   -- Вовсе не обязательно, -- запротестовал Николай, -- я же понимаю, секретность и все такое. Пациента вывозить с базы нельзя, посторонних на территорию не пустят. Мне кажется, что достаточно будет просто показать вот это, -- он протянул Самохвалову лист бумаги, с нарисованным от руки довольно сложным эскизом непонятной детали, и аудио компакт диск.
   -- Я сделал небольшую нарезку наших с Юрвасом бесед. Покажите специалистам, любопытно взглянуть на заключение профессиональных технологов.
   -- А вы сами что думаете, Николай Павлович? -- прищурился Самохвалов.
   Николай снял очки и потер переносицу.
   -- У меня есть одна теория, но она настолько фантастическая, что вы меня поднимете на смех.
   -- Попробую удержаться от искушения, -- улыбнулся полковник.
   -- Мне кажется, Костик стал объектом какого-то чудовищного, бесчеловечного эксперимента по переносу сознания на другой биологический носитель. Теория квантовой природы сознания не опровергает подобной возможности. Хотя, до успешного решения задачи еще, как до Луны пешком. Вполне возможно, кто-то уже проводит практические эксперименты на людях.
   Самохвалов некоторое время размышлял над словами научного сотрудника, наконец, сказал:
   -- Любопытная гипотеза.
   Воцарилась неловкая пауза. Николай не знал, что еще можно добавить к сказанному, да и не хотел заострять внимание на второстепенных задачах. Но и самостоятельно переключить разговор на более насущные проблемы никак не решался. Пусть начальство само расставляет приоритеты. Поэтому добавил только одну фразу:
   -- Обе личности плохо приспособлены к полноценному существованию в социуме.
   -- Но ведь мы будем присматривать за ними, -- усмехнулся полковник, -- не так ли, Николай Павлович?
   Николай озадаченно кивнул.
   -- А что у нас с остальными? Как успехи? -- поинтересовался полковник, -- я понимаю, что пока еще слишком рано требовать практических результатов. Но мне очень интересно.
   -- С остальными у нас все прекрасно, Василий Петрович. Лучше всего дела обстоят у Лены. Она, с помощью Сергея, конечно, уже умеет перемещаться между слоями. Артем усиленно практикует осознание. У него понемногу получается, но есть проблемы с контролируемым удержанием сознания в теле сновидения. Алексей самостоятельно осознаваться так и не научился. Но у него открылись другие важные способности -- это возможность осмысленно генерировать предметы в сновидении.
   -- Что именно? -- немедленно заинтересовался полковник.
   -- Оружие, -- коротко ответил Николай.
   -- Что именно? -- повторил вопрос Самохвалов, сделав ударение на последнем слове.
   -- Оружие, -- растерянно повторил ответ Николай, непроизвольно копируя интонацию полковника, словно это слово и было самым важным, -- он может протащить в сновидение любое холодное или огнестрельное оружие по собственному выбору.
   -- Как это происходит? -- уточнил Самохвалов.
   -- Перед тем как уснуть, Алеша представляет себе выбранный тип вооружения, а потом засыпает. Сергей подтверждает, что в сновидении Алексей действительно вооружен именно тем, чем хотел быть. Могу показать журнал наблюдений. Мы все протоколируем. Ставим задачи и контролируем их выполнение.
   -- Оружие стреляет? -- уточнил Самохвалов.
   -- Конечно, -- удивился Николай, -- а как же иначе? Мы проверяли, стреляет.
   -- Квинтор, -- восхищенно выдохнул полковник, -- это просто замечательно! Жаль только что пацан. Я надеялся на Артема.
   -- Что это значит? -- нахмурил брови Николай.
   -- Не важно. Это термин, -- профессиональный сленг, обозначающий стрелка. Время поджимает. Скоро группой могут заинтересоваться, а ребята беззащитны. Нужно успеть научить сражаться.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 16 февраля 2003 г. 14:33

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

  
   -- Здравствуйте, товарищи курсанты, -- бодро произнес Самохвалов.
   -- Здравия желаем, товарищ полковник, -- нестройно отозвались новобранцы.
   -- Прошу любить и жаловать, -- полковник сделал приглашающий жест рукой, -- ваш новый член группы. Можете звать Якутом. Фамилия у него настолько сложнопроизносимая, что вам ее вовек не выговорить. А имя не выговорить даже мне.
   Все присутствующие ожидали увидеть типичного северного жителя, одетого в унты, доху, шапку-ушанку, с посохом в руках и бубном под мышкой. Но ошиблись, Якут выглядел вполне по-европейски -- костюм с галстуком и блестящие черные туфли. Самое поразительное, что одежда на нем смотрелась органично и естественно. Словно этот старый дед в своей жизни не носил ничего другого. А, впрочем, может быть, так и было. Кто знает наверняка? Якут стар. Ему можно дать и шестьдесят, и девяносто, и все сто двадцать лет. Плоское лицо с азиатскими, чуть раскосыми глазами покрыто частой сеткой глубоких морщин, небольшая треугольная бородка, маленькие, словно детские ладошки с короткими пальчиками. Картину довершала старческая, прихрамывающая походка.
   -- Здравствуйте, ребята, -- с хорошо различимым акцентом сказал Якут, -- жарко тут у вас, однако.
   Присутствующие невольно заулыбались, именно этого слова не хватало для цельности образа жителя крайнего Севера.
   -- Хорошие ребята, -- сказал Якут, повернувшись к Самохвалову, -- молодец! Уж чему ты, Петрович, с годами научился, так это разбираться в людях.
   Самохвалов промолчал, и едва заметно улыбнулся. Похвала старого шамана внезапно оказалась приятной.
   -- Я посмотрю ребят? -- спросил Якут.
   -- Конечно-конечно, -- согласился полковник, -- давай отменим лекцию. Пообщаетесь.
   -- Зачем же отменять, -- удивился Якут, -- я сам и проведу. Познакомимся в процессе.
   Якут закрыл глаза, вытянул вперед правую руку и долго молчал. Потом заговорил очень быстро и почти невнятно. У него резко изменился тембр голоса, акцент полностью исчез, зато появилась благородная хрипотца и легкое грассирование.
   -- Мир сновидений условно можно разделить на семь слоев. Три из них совершенно безопасны для сновидящего, будь он в осознании себя или полностью одурманен Морфеем.
   Первый слой -- это уровень субъективного бессознательного. Абстрактные мечты, грезы, страхи и надежды сновидящего, не осознаваемые наяву. Каждый человек еженощно погружается в мир собственных грез. Великая тайна сия есть -- познание самого себя. Лишь тот, кто без страха и сомнения смотрит в будущее, кто по праву занимает место под солнцем, тот и достоин выйти из мрака на яркий солнечный свет. Несущий свет, - сам становится светом.
   В комнате досуга воцарилась неестественная тишина. Удивительная метаморфоза речи старика произвела сильное впечатление на слушателей. Резкий гортанный голос Шамана ловко нанизывал и произвольно перемешивал между собой вполне современные слова, архаизмы и философские термины. Эту адскую словесную кашу полностью понять не смог даже Николай.
   -- Второй слой, -- продолжил речитативом Якут, -- мир несбыточных желаний, нереализованных фантазий, великих целей, поставленных перед собой, но пока еще не достигнутых. Это стремление к идеальному будущему, сотканному в мечтах. И здесь же прячутся самые отвратительные страхи. Вы их выдумали, и теперь они существуют, рядом с вами. Отнимают часть ваших мыслей и образов, часть вашей реальности. Коли ведают очи, эва трогати перст.
   Третий слой -- это самые яркие впечатления, проявленные эмоции, сексуальные переживания, огорчения и ужасы невыносимых кошмаров, от которых просыпаетесь в холодном поту. На третьем слое вас подстерегает то, чему вы неосознанно определяете максимальное эмоциональное значение. Любовь, ненависть, страх смерти, одиночество, фобии и мании. Но теперь это все нереально. Проекция вашего внутреннего "я" - во внешний мир. Чем мощнее сигнал передатчика, тем дальше улетает сигнал, прежде чем затухнет. А упорхнувшее вдаль не может навредить источнику. Оно слишком далеко, и потому безопасно.
   А вот четвертый слой вам не принадлежит. В нем смешиваются и переплетаются голоса всех живых существ на земле. Словно радиоволны эфира, они взаимно дополняют или гасят друг друга, сливаясь и перемешиваясь в белый шум. В точках совмещения различных сигналов возникает интерференция. Мир четвертого слоя -- это мир духов, фантомов, призраков и душ умерших, энергетических паразитов и никогда не рожденных созданий. Мир квазиреальных сущностей, элементалей и монад. Его населяет эфирная нежить, неорганики, тени, сгустки энергетических полей и вихри субстанции. Это мир зла, негативных мыслей и образов, жестоких разочарований и отрицания самой жизни. Мир суицида, смерти и мрачного посмертия. Мир распада, тления, упадка и разрухи. Выгребная яма всех отрицательных эмоций человечества, его коллективное бессознательное. Шаманы называют -- Нижний мир. А религии -- Ад.
   Пятый слой открывается только сильным духом, и светлым помыслами. Это мир разума и осознания. Мир светлых надежд. Мир богов, демонов, ангелов и мелких бесов. Все разумное, доброе, вечное, независимо от своей природы, стремится к возвышению. Именно пятый слой и есть самая высшая точка развития души. Верхний мир. Рай. Ноосфера. Эфир. Мир эгрегоров, архетипов, и великих смыслов. Мир, в котором рождаются новые души, чтобы обрести вечный круговорот колеса сансары. Мир идей. Ментал.
   Шестой слой бытия эзотерики называют астралом. Это тень физического мира, отбрасываемого обратно на сознания всех разумных существ во вселенной. Полуреальный мир наполнен отражениями произошедших событий и предвосхищающий их же. Мир, созданный из воли и веры людей. Из их поступков, помыслов, решений и мотиваций. Нематериальное отражение физических констант и абсолютных абстракций. Субстанция в чистом виде.
   И наконец, седьмой и главный слой -- физический мир. Объективная реальность. Мир информации, энергии, атома и квантовых частиц. Мир гравитации, времени и пространства. Бытие определенное через сознание и воплощенное в незыблемую плоть физических констант. Всего лишь часть от целого, но и производная от его части. Элемент системы из философской концепции Меризма, или макрокосм. Скейлинг или масштабная инвариантность, акциденция субстанции или корпускулярно-волновом дуализм. Каждому свое, воздастся по вере его.
   Глава 9

Эгрегор: Лимбо. Локация: неизвестно.

20 февраля 2003 г. 4:40

  

***

   Лена намертво зависла в ледяной серой мгле небытия. Ничто, находящееся нигде...
   Все началось с того, что Якут сказал:
   -- Лена, сегодня будешь работать самостоятельно. У тебя все получится и без моей помощи. Делай то, ради чего была рождена.
   Задание, до смешного, простое -- открыть портал между двумя локациями. Сотворить легче, чем предмет гардероба, всего-то и нужно -- немного фантазии и усилие воли. Другое дело смещение "точки сборки", Лена так до сих пор не смогла его освоить, а порталами пользовалась уверенно без каких либо осложнений.
   Якут называл процесс словом "флипнуть". Выглядит это как будто шагнуть в дверной проем и вдруг оказать совсем в другом месте. Нет, не из гостиной на кухню, а например, во время прогулки по парку, - в квартиру. То, что мало представимо для реальности, -- абсолютно нормально внутри сновидения.
   Ну портал, так портал. Она точно знала что и как делать, -- представила себе место, в которое хочет попасть, уверенно открыла проход и не задумываясь шагнула в него.
   А потом что-то пошло не так...
   Это невозможно описать словами. Словно ты долго спала без сновидений, а поутру открыв глаза, глупо пялишься в потолок. В голове все еще легкая сонная одурь, тело непослушно, но мозг уже пронзает искра осознания и перед глазами стремительно пролетают кадры событий предшествующих засыпанию. Ты смотришь по сторонам, не узнавая окружение, лихорадочно пытаешься сообразить, где ты сейчас находишься и как вообще сюда попала? А зловредная память подсовывает тебе какие-то странные и несвязные сюжетные обрывки, по которым невозможно восстановить истинную картину событий.
   Лена попыталась осмотреться вокруг, но ничего не увидела. Вообще ничего, вокруг только серая безмолвная пустота.
   Где я? -- ужаснулась она, как сюда попала? Ведь я же должна была...
   Портал исчез вместе с окружением, но для сновидения это нормально. Краткая потеря осознанности сновидящим иногда вызывает неконтролируемую свертку внутренней проекции пространства. Нужно расслабиться, упорядочить мысли, вызвать состояние сатори, сосредоточить внимание на ключевом образе и отдаться плавному течению сна, которое обязательно вынесет на поверхность.
   Ничего не получилось!
   Она продолжала плыть в сером мареве инфернальной мглы несуществования. Невозможно пошевелиться, не на чем задержать взгляд, трудно формулировать мысли, они словно пьяные спотыкаются и перепутываются в клубок, а затем медленно угасают.
   К черту все, разозлилась Лена, нужно проснуться. Прямо сейчас. Немедленно!
   И вдруг на фоне основного мыслепотока, послышался тоненький, едва различимый ехидный смешок подсознания: "А ведь ты серьезно встряла, подруга. На это раз, ты вляпалась по самые уши. Ленка, ты безмозглая дура! Ты даже не поняла, что это лимбо. Ты никогда отсюда не выберешься, потому что выбираться неоткуда"
   Она совершенно натурально почувствовала, как что-то холодное и мерзкое шевеля мохнатыми лапками, спускается вдоль спины по позвоночнику. Бр-р-р...
   Лена перепугалась до чертиков и запаниковала. Прочь отсюда! Назад, немедленно назад!
   Якут предупреждал, в Лимбо отсутствуют время и пространство. Пройдут долгие годы, потом пролетят целые столетия, а она все так же будет болтаться в пустоте, лишенная тела и воли, но не лишенная агонизирующего сознания. А между тем, снаружи пройдет всего лишь миг. Ребята даже еще и не начнут беспокоиться, когда она уже окончательно сойдет с ума от скуки и одиночества. Время навсегда останавливается для попавшего туда сновидца.
   Так, спокойно Ленка, -- сказала она сама себе, -- не паниковать. Самое главное -- не паниковать. И не реветь! Просто нужно взять и проснуться. Заставить себя пошевельнуться и открыть глаза, там, в лаборатории на базе. И все прекратится. Развеется как сон, как утренний туман...
   Легко сказать.
   Мозг лихорадочно перебирал варианты действий. Вспомнила -- нужно себя ущипнуть. Только как, если тела нет? Тело осталось в лаборатории, спокойно спит на кровати и в ус не дует.
   Лена попробовала закричать. Ничего не получилось. Кричать нечем! Нет рта.
   Попробовала задержать дыхание. Палыч говорил, что если телу что-то угрожает, оно мгновенно дает команду мозгу проснуться. Ничего не получилось. Тела у нее нет, а значит, дышать или не дышать приказать просто нечему.
   Точнее, даже не так. Лена от волнения никак не могла правильно сформулировать мысль.
   Тело сейчас находится в лаборатории, спит и равномерно дышит во сне. Не может не дышать, это рефлекс. Дыхание -- одна из важнейших функций организма. Она даже вспомнила название -- "продолговатый мозг", именно он отвечает за центры дыхания, поддержания кровяного давления, ритма сердца. Продолговатый мозг автономен, но у человека есть возможность косвенно вмешиваться в его работу. Например, задерживать дыхание, прыгая в воду.
   Представить прыжок в воду? Да мало ли что может присниться. Может быть, по сюжету она Русалочка, и весело резвится во владениях своего отца Посейдона с лучшим другом Флаундером.
   Она не может управлять своим телом из сновидения. Палыч много рассказывал о сонном параличе, сковывающем тело, о сторожевых функциях мозга, постоянно обрабатывающих поступающую сенсорную информацию на предмет опасности. Вот только есть одно но, эта информация от органов чувств поступает в мозг извне тела.
   Нет, не так, если правильно сформулировать, -- она поступает извне в реальности. Но сейчас там, никакой опасности для тела. Оно находится под надежным присмотром Палыча и лаборантов, опутано проводами и подключено к приборам. На самописцах вполне жизнеутверждающие кривые, на компьютерах ровные цифры пульса, давления, сердцебиения. Молодое, здоровое и красивое тело живет собственной жизнью. Короче, беззаботно дрыхнет. И никто ему не указ, даже собственная хозяйка.
   Но ведь хозяка сейчас не там. Она здесь!
   А где это здесь?
   Внутри...
   Внутри чего? Сновидения?
   Но ведь сновидение, это всего лишь грезы самого мозга. Интерпретация и запоминание полученной ранее информации, остаточные паразитные возбуждения в гроздьях нейронной сети, слабые блуждающие вихревые токи.
   Но тогда, черт возьми, где она находится?
   Да в кровати же, на базе!
   Это какой-то замкнутый круг... Нет, все-таки правильно было сформулировано изначально -- где находится ее сознание?
   Она ведь всегда считала себя единым целым, ее тело принадлежало ей еще до рождения. Получается, что она и ее тело -- две разные сущности? Снявший одежду остается голым. Можно ли снять собственное тело? И что тогда останется? Сознание?
   Так где же оно сейчас? Внутри мозга? Но ведь оно всегда находилось именно там -- в черепной коробке...
   Хорошо, пойдем дальше, значит, она находится внутри спящего мозга. Поскольку мозг во сне сам себя не контролирует, он ограничен влиянием на тело блокировкой двигательных функций. Попросту -- парализован.
   Только разум и воля. Больше у нее ничего нет...
   Что делать, если у нее нет тела?
   Нет, оно, конечно, есть, и никуда не девалось. Тело достаточно автономно, чтобы выполнять свои основные функции без активного участия разума. Просто в данный момент времени оно недоступно. Мухи отделились от котлет, осталось только ясное и чистое сознание -- атман.
   И что ей дает это знание?
   Да ровным счетом -- ничего!
   Необходимо найти способ выбраться без помощи тела. Нужно вспомнить, что по этому поводу говорил Якут?
   А ничего не говорил! Он и в страшном сне представить не мог, что можно вот так взять и открыть портал в никуда...
   Какая же я растяпа, -- расстроилась Лена.
   Она в очередной раз попыталась открыть проход обратно.
   Еще раз, что там было? Там было дерево, кажется, липа, еще ручей, зеленая травка. Место незнакомое, но она себе его очень четко представляла -- профессиональная зрительная память. Некоторые образы часами удавалось держать перед внутренним взором, пока успеешь нарисовать.
   Вроде бы все так и было? А нет, самое главное забыла, она мысленно дорисовала фигуру Якута. Как он был одет? Теплая тужурка серого цвета, меховые сапоги с отворотами и смешными такими ремешками, зимняя шапка, кажется, из оленьей шкуры. В сновидениях он всегда такой, каким его все мысленно представляют -- типичный чукча.
   Все? И сама себе ответила -- да, все. Теперь можно.
   Она сосредоточилась. Портал не открылся...
   Почему?
   Ну да, все правильно. Для того, чтобы открыть проход, ей нужно две локации соединить между собой пространственным коридором.
   Точка выхода есть, а вход? Его нет, потому что лимбо не локализовано в пространстве. То есть, она сама тоже находится нигде и никогда. Вне времени и вне пространства...
   Вот любопытно, а почему не темно? Ведь если нет пространства, то нет и фотонов, из которых состоит свет. Тьма это отсутствие света...
   Потом она вспомнила.
   Лимбо, -- место, которого не коснулся ни единый ментальный луч внимания за всю многовековую историю человечества. Значит, ни света, ни тьмы здесь никогда не было. Только первичный неупорядоченный хаос, бесформенное состояние материи и первопотенция мира. Это начало и конец бытия, принцип универсального порождения и всевмещающего поглощения. 
   Вот черт!
   А с другой стороны, может быть, у нее все получилось, и на той стороне портал открылся? А Якут сидит под липой и ждет возвращения любимой ученицы. Видит, как в очередной раз раздвигаются лепестки, а за ними никого, только клубящийся туман лимбо.
   Господи, да что же этот милый старикан о ней подумает?
   Лена попыталась покрутить головой, но как это сделать, не имея головы?
   Даже если она сумеет открыть проход в нужную точку, как она шагнет, не имея тела? Нечем сделать шаг, нет ног.
   Лена заплакала.
   Вот только у нее опять ничего не получилось. Чтобы потекли слезы, нужно иметь глаза и слезные железы. А их тоже нет. Самое обидное на свете -- это не суметь заплакать, когда невыносимо хочется...
   Что делать? Что?
   Вспоминать!

***

   -- Когда вы спите, -- говорил Якут, -- ваше тело мирно отдыхает в физическом мире. А где находится ваше сознание при этом? В сновидении. А где находится это место? Правильно, в вашем собственном воображении. Но тогда возникает закономерный вопрос. А чем тогда вы созерцаете сон? Разумом или все-таки мозгом?
   Вот, допустим, вам снится сновидение, где вы можете увидеть самого себя. На что вы смотрите? На тело? Нет, ваше тело осталось на физическом плане мироздания. В сновидении находится только ваша душа, так называемое тонкое тело, Линга Шарира -- проводник между пранической и физической жизнью.
   Все окружающее вас - есть прана, и вы тоже являетесь ее частью. Абстрактное тело, которое вы видите в сновидении и отождествляете с самим собой -- это всего лишь ваша собственная фантазия, привычный мысленный образ, за который цепляется сознание. Потому что оно не может представить отсутствие самого себя. А значит, создает привычный образ и вцепляется в него мертвой хваткой. Но на самом деле, вас там нет.
   А кто же тогда думает и действует в сновидении?
   Ваш дубль, астральный двойник, мысленная проекция. Вы создаете его сами и как демиург вдыхаете в него жизнь. То, что вам кажется, будто вы осознаете самого себя во сне, есть всего лишь сновидение о том, что вы спите, видите сон, и в нем осознаете самого себя.
   Осознание себя мыслящей субстанцией, -- и есть просветленное созерцание. Осознать себя частью Дао -- изначальной истиной реальности, значит оказаться в гармонии с собой и миром, перестать существовать, и при этом все равно продолжать свободно мыслить.
   Вот это и есть ваше истинное Я. Оно не замутнено алчным разумом, и не погрязло в низменных желаниях тела. Вы существуете, пока мыслите. А есть у вас тело, или нет -- никакого значения не имеет. Только просветленное сознание может познать пустоту бытия. Понять, что кроме пустоты, вокруг больше ничего нет. Никогда не было, и никогда не будет. Ни до вашего появления на свет, ни после того, как вас не станет. Сознание -- всего лишь иллюзия, навязанная телом. Потому что ему просто негде быть, когда спит тело. Но ведь оно есть!
   И физический мир вокруг точно такая же иллюзия, придуманная сознанием. Его тоже не существует без вас. Вы -- центр вселенной. Точка отсчета. Наблюдатель, без которого не существует ничего. Как не существует отражения без любопытного взора.
   Будет ли мебель отражаться в зеркале, если в комнате никого нет? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться, а что такое отражение? Это фиксация изображения на сетчатке глаза наблюдателя? Это столкновение фотонов со светочувствительной пластиной или фотоэмульсией?
   Нет! Правильный ответ -- это осмысление наблюдателем факта наличия или отсутствия отражения. Квантовый эффект наблюдателя появляется только в момент осознания человеком результата наблюдения. И на этом построено множество парадоксов...
   Но если мир находится внутри вас, то вы и есть этот самый мир. Вы и есть Будда, познавший дзен. Потому что больше никого и ничего нет. А есть только пустота несуществования вне вас.
   А что же тогда есть?
   Необходимо разорвать паутину ваших представлений о существовании и несуществовании. Вам нужно понять, что такое трансцендентальность. Это то, что находится за пределами вашего понимания. То, что выходит за пределы вашего ограниченного мирка, в котором вы свили себе уютное гнездышко собственного представления о себе любимом. Непознаваемость мира, находящегося за пределами возможного личного опыта.
   Нет ничего, кроме вас самого, потому что именно вы и есть тот, кто воспринимает окружающий мир. И одновременно, тот, кто его создает его внутри себя, мимолетным мысленным усилием. Без вас никакого "физического мира" не существует. Ни внутри, ни снаружи. Так как некому будет воспринять его наличие или отсутствие.
   Но ведь мир существует!
   Да, он существует, до тех пор, пока вы живы и материализуете его собственной волей к жизни.
  

***

   И тут Лена внезапно все поняла. Это произошло как-то само собой, словно на нее снизошло озарение. Она поняла, как оказалась здесь. Она поняла, и что ей делать дальше.
   Во-первых, ей нужны ее кисточки. И она тут же увидела их, все тридцать шесть штук, в небольшой деревянной коробочке. Она осторожно открыла коробку и взяла одну. Вот эта, тоненькая, вполне подойдет.
   Чем взяла? Конечно рукой. Своей тонкой, изящной рукой. Вот она, эта рука. Она никуда и никогда не исчезала. Потому что это ее рука. Куда же могла исчезнуть ее рука? И весь мир вокруг -- это ее мир. Он тоже никуда не мог исчезнуть. Ведь он еще даже и не начинал существовать.
   Во-вторых, холст ей больше не нужен. Весь мир вокруг -- это ее холст. И сейчас она будет делать то, что любит больше всего на свете. Она будет рисовать.
   Лена осторожно нанесла несколько штрихов, как бы размечая окружающее пространство в соответствии со своим замыслом. Краска ложилась мазками легко и точно. Но ведь так и должно быть...
   А потом она перестала осторожничать. Движения стали быстрыми и стремительно легкими. Вокруг зазеленела травка, уютно зажурчал небольшой ручеек, расцвела липа. А под ней с доброй улыбкой стоял Якут в своей смешной меховой тужурке.
   -- Так тоже можно, Лена, -- сказал он, все еще улыбаясь, -- но это совсем другой способ.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 25 февраля 2003 г. 10:06

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Самохвалов привез целую кучу холодного оружия. Заставил подержать в руках каждый образец. Заставил долго фехтовать теми, которые Артему понравились больше всего. Он так и не понял, зачем полковник объехал несколько музеев и вычистил запасники от этого древнего железного хлама.
   Оружием, кстати, заинтересовались все, кроме Лены. Она лишь мельком прикоснулась к груде, и сказала своим певучим голоском:
   -- Мне это не нужно.
   Самохвалов принялся азартно объяснять ей о самообороне в случае возникновения опасности для жизни. Но она взглянула невидящим взглядом и повторила:
   -- Мне это не нужно.
   Внезапно ее поддержал Якут. Старик отвел Самохвалова в сторонку и принялся что-то долго и обстоятельно втолковывать на ухо. В конце концов, полковник согласился с доводами и оставил Лену в покое.
   Янка сбежала, уступив место Юрвасу. Мужчины всегда неравнодушны к холодному оружию, целых полчаса тот не мог отойти от вожделенного боевого железа. Брал по одному раритету, рассматривал, вздыхал, цокал языком и все время твердил:
   -- Вот умели же люди раньше хорошие вещи делать. Не то, что сейчас. Это же произведение искусства! А сейчас? Штамповка! В ней нет души...
   В конце концов, Янке надоело наблюдать за этой сценой, она вновь перехватила управление телом и увела Костика прогуляться на свежий воздух.
   А потом с Артемом что-то произошло во сне. Он не мог это объяснить, словно сместились неведомые физические константы. Он не просто видел собственный меч, он стал фиксировать его тяжесть, мог легко нащупать рифленую рукоятку и ощутить зазубрины на клинке. Он чувствовал отдачу удара по твердому предмету и стал уставать, когда долго фехтовал без перерыва. Это совершенно немыслимо, ведь меч был ненастоящим. Это же просто сон!
   Сергей, после допроса с пристрастием, признал, что тоже устает после активного размахивания холодным оружием в сновидении. Но ведь и Мотыль неоднократно держал в руках настоящее боевое оружие.
   А с Алексеем дела обстояли еще хуже. Пацан был просто помешан на компьютерных играх. Поэтому по привычке навешивал на себя столько железяк, сколько обычно использовал в игре. То есть все. Самохвалов Алексея в оружейку и попросил вооружится "как во сне".
   Берцы, броник, каска, разгрузка со всякой всячиной, фляжка с водой, противогаз, потом пошли в ход автоматы-пулеметы-гранаты, в конце снайперка и несколько единиц пистолетов. Даже без патронов, железа навешано оказалось так много, что Леша не смог сделать и одного шага. Сразу потерял равновесие и рухнул на пол, с лязгом и грохотом. Хохотали все, включая девчонок.
   Затем полковник отвел Алексея на полигон и лично убедился, что тот настрелялся до тошноты из всех видов огнестрела.
   А на утро Лешка стал ныть и жаловаться. Мол, во сне при стрельбе из оружия большого калибра очень сильная отдача. И таскать его теперь тяжело.
   -- Но ведь так и должно быть? Или нет? -- допытывался Артем.
   -- Нет, -- оправдывался Алексей, -- раньше отдачи вообще не было. А о том, что оружие имеет вес, он даже не задумывался. Ведь в игре этого не ощутишь.
   Лешка вместо кучи автоматов с пулеметами, теперь берет с собой только пару стволов. И постоянно ноет, что они тяжелые. Его "боевая мощь" стала значительно хуже. Или наоборот, раньше ее вообще не было?
  

Эгрегор: неизвестно. Локация: неизвестно.

4 марта 2003 г. 4:40

  

***

   Костя медленно плыл по воздуху на высоте двух метров над серым каменистым грунтом с невинным выражением лица.
   -- Константин, -- спокойно сказал Якут, -- спускайся к нам, однако. Ну что ты как неродной?
   -- Неа, не охота.
   -- Вот же упрямый сукин сын, -- тихо проворчал Артем, -- теперь я понимаю, чей характер достался Янке.
   Они шагали уже добрых полчаса, по вине этого маленького упрямца, который авторитетно заявил, что "вот прямо здесь ничего не получится, а вот там дальше -- возможно". И заставил топать за собой, прыгая из одной локации в другую, словно с кочки на кочку. По мнению Артема, смысла в этом походе не было никакого. И системы тоже. Да пацан просто развлекался, заставив их топать несколько километров безо всякого смысла.
   Если бы не Якут, то сам Артем уже давно бы отстал и потерялся, или плюнул бы на глупую затею, надавал паршивцу по ушам, и вернулся обратно.
   -- Неправда, -- возразил Костик, оказывается, он все слышал, -- эта глупая девчонка сама по себе. А я сам по себе. Не надо нас считать одним целым.
   -- Ну, это мы уже поняли, -- буркнул Артем, -- ты лучше объясни, как так получается, что мы тебя видим только в сновидении?
   -- Ха, -- рассмеялся Костик, -- зато вы мне надоели до чертиков. Целый день на вас пялишься, и во сне покоя не даете, пристаете с дурацкими квестами.
   -- А Палыч говорит, что тебя отследить не удалось. Говорит, мол, Костика внутри этого чудика нет.
   Костя обиженно дернул плечом.
   -- Ладно, Костян, не обижайся. Долго еще топать?
   Костя зашевелился, потом спикировал на тропинку. Встал рядом с Артемом.
   -- Да нет, -- сказал он задумчиво, -- можем здесь. А вообще-то можно было и прямо там. Я подумал, вам прогуляться нужно...
   -- Вот сукин сын, -- снова завелся Артем, -- сейчас уши оборву.
   Костя тут же сиганул на самую верхушку ближайшей сосны, ухватился за ветку и опасливо выглядывая, сказал:
   -- А вот и не оборвешь, -- и показал Артему язык.
   -- Спускайся и тащи сюда свою лопоухую задницу.
   Якут скромно хихикнул в свою жиденькую бороденку, но вслух ничего не сказал. Видимо, его забавляла перебранка.
   -- У меня нормальные уши, ты сам дурак, -- обиженно завопил Костик.
   -- Ладно, не трону, -- пообещал Артем, -- спускайся уже, постреленок.
   Костик, для порядка немного повременив, спустился с небес, но стал в отдалении. Видимо, готовился в любую секунду дать стрекача.
   -- Ну? -- буркнул Артем угрожающе.
   -- Чего "ну"? -- опасливо переспросил Костик.
   -- Начинай уже, -- потерял терпение Артем, -- долго ты над нами издеваться будешь?
   Якут уселся на травку, скрестив ноги по-турецки. Артем матюгнулся вполголоса и тоже присел.
   -- Я все слышал, -- наябедничал Костик.
   -- Не сомневаюсь, -- Артем отвернулся в сторону.
   -- Значит так, -- начал Костик, -- что мне сделать? Поменять местами или что?
   -- Назад потом вернуть сможешь? Или как обычно?
   Костя опять надулся.
   -- Что "как обычно"? Конечно, смогу! Что там уметь?
   И взмахнул руками. Ничего не произошло.
   -- Все? -- желчно спросил Артем.
   Костя пожал плечами, как бы говоря, а вы чего-то еще ждали?
   -- Ну ладно, -- сказал Артем, -- тогда можно просыпаться?
   -- Можно, -- разрешил Костик и злорадно хихикнул.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 4 марта 2003 г. 06:06

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Артем открыл глаза и не спеша потянулся. Что-то было не так.
   Голова кружится, -- подумал он, -- и левая рука болит в локте. Словно всю ночь уголь разгружал.
   Он растерянно осмотрелся вокруг, и до него постепенно дошло: он проснулся не в своей кровати.
   Переложили что ли, пока спал? -- подумал Артем и все вспомнил. Сонная одурь слетела мгновенно. У Костика получилось? Он испуганно посмотрел на свои руки. Но это были не его руки! Это были чужие старческие руки, в глубоких морщинах, с узловатыми опухшими суставами. Он вздрогнул и посмотрел на ноги. У него снова были ноги. Впрочем, у него ли?
   Растерянный Артем вскочил с кровати. Тело внезапно отозвалось сильной болью в суставах. А когда ступил на холодный пол, его вдруг резко шатнуло, мир завертелся, словно с чудовищного перепоя, потемнело в глазах. Чтобы не потерять равновесие, Артем схватился чужой рукой за спинку солдатской койки. Удержался. Мир раскачивался еще пару секунд, потом успокоился. Артем осторожно отпустил дужку кровати и медленно и неуверенно сделал первый шаг. Он считал, что давно забыл, как нужно ходить, но это тело все помнило. Шаг удался. Потом другой и третий. Он медленно потопал к кровати, на которой заснул вчера. И увидел самого себя.
   Это было жутко. Собственного тела со стороны он никогда не видел, поэтому не узнавал. Но лицо, которое ежедневно брил и лицезрел в зеркале, теперь принадлежало другому. Голова опять закружилась от резкого выброса адреналина. Артем несколько раз медленно вдохнул и выдохнул, чтобы прийти в себя. Вытер испарину с чужого лба, чужой рукой.
   Нет, это не сон. Костик действительно поменял их с Якутом телами.
   Глава 10

Россия. Московская обл. г Мытищи. 4 марта 2003 г. 18:10

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

   Костик с грустью наблюдал за переполохом в лаборатории. Якут неумело приноравливался к инвалидному транспорту. Получалось плохо, коляска не желала вписываться в повороты, переезжать ступени и буксовала в снегу. Артем, наоборот, был так счастлив вновь обзавестись ногами, что мотался по всей базе по любому поводу и без. Он почти загнал тело старика до полусмерти, не обращая внимания на доводы и увещевания Николая. Они даже слегка поругались, Артем наотрез отказался в третий раз ложиться под диковинный аппарат Палыча.
   -- Хватит, сколько можно?
   Николай приводил все новые и новые аргументы о пользе науки, нервно грыз авторучку, заламывал пальцы, закатывал глаза и угрожал немедленно вызвать Самохвалова для наведения порядка, если прямого приказа капитана Ерохина Артему мало. Уговоры не действовали, угрозы не страшили, а внятной мотивации для Артема так и не прозвучало -- создалась патовая ситуация. В конце концов, первым сдался Николай, и немного поворчав, уступил.
   Полковника все-таки пришлось вызвать, это сделал сам Ерохин, который не поверил в происходящее, заподозрил хитрый розыгрыш, обвинил весь состав группы в сговоре и потребовал доказательств, каковых ему никто предоставить так и не смог.
   Полковник приехал к обеду, раньше никак не получалось, очень высокое начальство вызывало "на ковер". Шла подготовка к полной ликвидации ФАПСИ, как самостоятельной организации, ее функции распределяли по другим спецслужбам. Среди прочих, решался вопрос и о дальнейшей судьбе группы "Феникс-3". Самохвалов был пессимистично мрачен как грозовая туча в сентябре, сообщение выслушал молча, но с интересом.
   Проблему идентификации личностей полковник решил очень быстро, он уединился с Якутом, находящимся в теле Артема и устроил небольшой допрос "с пристрастием". Артем не мог знать и половины того, о чем ведал старик. Из кабинета оба вышли хмурые и озадаченные. Точнее, вышел только полковник, а Якут выкатился на коляске, то и дело, врезаясь в косяки, порожки и плинтусы. Коляска по-прежнему не слушалась нового владельца.
   Палыч метался по лаборатории, рычал как раненый зверь на всех без исключения, обзывал лаборантов сонными мухами, кричал, чтобы поторапливались, быстрее готовили аппаратуру к погружению сновидцев. Куда только делась его скромность и неуверенность. Он нутром чувствовал великое открытие и пытался пока не поздно ухватить судьбу за хвост.
   -- Как долго вы можете оставаться в чужих телах? -- задавал он бесконечные вопросы по списку, составленному в обеденный перерыв прямо на салфетках и перепачканных соусом листках писчей бумаги.
   -- Понятия не имею, -- отвечал Артем, -- мы не спрашивали, а Костик ничего не объяснял.
   -- Но вы понимаете, -- потрясал распечатками Палыч, -- что это настоящий переворот в науке? Если кто-то узнает, что сознание человека находится не в мозгу, то все нувориши и олигархи захотят молодое и здоровое тело, а в перспективе, и вечную жизнь, основанную на бесконечной смене тел. Кто вас вообще надоумил на этот эксперимент?
   -- Самохвалов.
   -- Нисколько не сомневался, -- проворчал Палыч, -- но с другой стороны, можно наладить выращивание клонов из собственной ДНК пациентов и продлить жизнь смертельно больным, или, например, пострадавшим в аварии, парализованным, людям после ампутаций.
   Он мельком взглянул на Артема, потом до него дошло, что на самом деле он общается с Якутом в теле Артема, и он перевел взгляд на старика. Артем одобрительно кивнул головой Якута. Николай закатил глаза к потолку, но столь высокую патетику все равно никто не оценил.
   Якут демонстративно отмалчивался. Всезнающий старикан впервые столкнулся с пересадкой душ, и пытался познать что-то неведомое своими загадочными шаманскими практиками. После недолго спора с полковником, он отстоял право на уединение и закрылся в сержантской комнате на три часа. Кроме негромких и равномерно-усыпляющих ударов в бубен, других звуков из комнаты не доносилось. Костик, само собой, не выдержал, любопытство взяло верх, и он подсмотрел. Якут неподвижно сидел в инвалидном кресле, пристроив музыкальный инструмент перед собой в вертикальном положении, и тупо пялился в стену. Причем в этом месте на стене не было ни картины, ни рисунка, ни даже грязного пятна на обоях от раздавленной мухи. О чем думал шаман знают, только духи небес...
   Костик понимал, что суета скоро закончится и все вернется на круги своя. Радость Артема от возможности ходить, сегодня ночью, сменится разочарованием, досадой, раздражением, а может быть и неприкрытой злостью. Он опять начнет докапываться к любому слову и поступку Костика, как делает это почти все время. Ведь сейчас, где-то глубоко в душе Артем мечтает, чтобы Костик поменял его с кем-нибудь местами насовсем.
   Эх, если бы можно было все рассказать Артему...

***

   Костика никто не учил, он всегда это умел, с самого раннего детства, когда еще и сам толком не понимал, что именно, как и зачем он делает. Для себя он называл это -- прыгнуть в чужую голову. Задача была предельно простой, нужно мысленно очень аккуратно открыть "коробочку", забраться внутрь и закрыть ее. Внутри всегда находился маленький и пушистый "котенок". "Котята" встречались разные, как большие, так и совсем крошечные. Но Костик в то время и сам был еще очень-очень маленьким "котенком". Поэтому мог спокойно забраться практически в любую "коробочку", места всегда хватало с избытком, еще и оставалось немного.
   Внутри тепло, уютно и спокойно. Можно часами наблюдать за происходящими событиями. Костик никогда не пытался вмешиваться, ему всегда было достаточно просто смотреть. Он был очень любопытен с самого рождения. И еще, даже научившись говорить, он никогда и ни с кем не обсуждал свои приключения. Наверное, потому, что он и сам не воспринимал их всерьез, а считал еще одной разновидностью сновидений или собственной фантазией.
   Больше всего ему нравилось "прыгать в голову" к маме, папе, или к другим детям. К незнакомым взрослым "прыгать" было неприятно. Потому что у взрослых в голове очень много странных, чужих и непонятных запахов. Некоторые были настолько неприятными, что внутри коробки сразу становилось нечем дышать, и тогда Костик поспешно сбегал, зажав "нос" руками.
   Первый раз он перехватил управление чужим телом в возрасте шести лет, когда запрыгнул в голову соседской девочки, в тот вечер родители повели ее в ванную купаться. Ему так хотелось посмотреть, просто невыносимо интересно было, как же это выглядит у девчонок? А капризная Светулька, пока ее раздевали, смотрела на что угодно вокруг, но только не на свою письку. Тогда Костик отодвинул котенка Светки в сторону и посмотрел. И сам испугался собственного поступка. Потому что Светулька слабо пискнула, а потом вдруг истерично закричала, так громко и неистово, что насмерть перепуганный Костик тут же шарахнулся обратно в собственную голову.
   После этой истории он очень долго боялся выходить. Но испуг со временем прошел, и все забылось. Очень скоро он понял, что расстояние не является преградой. Все, что нужно, это как можно точнее представить образ человека, и он сразу оказывался рядом с ним, где бы тот ни находился.
   Пока Костик блуждал вне тела, он не мог видеть, что происходит в физическом мире. Но внутри коробочки, он видел не только окружающую действительность, но и мысли "котенка". Несколько раз он даже пытался "заговорить". Иногда "котята" ему отвечали. Но чаше просто игнорировали. Или вдруг начинали разговаривать сами с собой. Костика упорно никто не хотел замечать, как будто его и не было рядом.
   В четвертом классе он решился "прыгнуть" днем, чего раньше никогда не делал. Эксперимент оказался крайне неудачным, он удачно подсмотрел решение задачи в голове учительницы, но грохот падения собственного тела, и события, последовавшие за этим: вызов скорой, взволнованные родители, медсестра со шприцем, -- все это напугало его гораздо сильнее, чем истерика соседской девчонки.
   Со временем он приспособился. Нужно только заранее побеспокоиться о собственном теле, уложить его в позу спящего и быстренько прыгнуть туда-сюда. Успеваемость сразу резко улучшилась, хотя родителей теперь вызывали в школу на регулярной основе, настоятельно рекомендовали показать ребенка врачу и отправлять спать пораньше.
   Костик никогда не спорил с родителями. Все, что ему было запрещено, он мог спокойно делать, находясь в чужой голове: смотреть кино о войне и убийствах, гулять поздно ночью по улице, кататься на автомобиле, мотоцикле или мопеде. Ему даже на ум не приходило нарушать какие-либо запреты родителей, находясь в собственном теле.
   Нельзя, значит нельзя. Захочу посмотреть, прыгну в чью-нибудь голову и все увижу.
   Со временем он придумал хитрый трюк, который позволял ему подчинить чужой разум собственной воле. Достаточно было негромко шепнуть нужную фразу. Слегка подтолкнуть носителя к совершению нужного поступка.
   -- А не прокатится ли мне сегодня ночью на мопеде по ночным улицам? Это будет невероятно здорово.
   После сказанной фразы Костик замолкал и внимательно прислушивался к внутреннему монологу "котенка". После непродолжительного обдумывания, "котенок" принимал взвешенное решение, жаль, не всегда в пользу Костика. Однако спорить с чужим голосом Костик побаивался. Взрослые могли запросто "задавить интеллектом", а Костик этого жуть как не любил. Не считал себя умным. Он научился быстро подключаться к чужой базе знаний и вытаскивать оттуда те знания, которые ему, Костику, были необходимы. Например, ответ на вопрос, или номер параграфа домашнего задания, который он забыл записать на уроке. Обычно большего ему и не требовалось. Излишним тщеславием он не страдал, поэтому в отличники и всезнайки не рвался.
  

***

   В тот день они с мамой поехали на такси встречать тетю Валю в Шереметьево. Костик первый раз в жизни оказался в аэропорту. Вид огромных сверкающих лайнеров его просто заворожил. Толпа торопящихся пассажиров, стойка регистрации, информационное табло, вереница тележек с багажом. Он очень хорошо запомнил парочку: еще не старый дедушка вел за ручку девочку, лет пяти, не больше. У девчонки был небольшой рюкзачок, из которого выглядывала пышноволосая кукла. А дед катил огромный клетчатый чемодан на колесиках и выискивал кого-то в толпе.
   Домой вернулись уже поздно вечером. Тетя Валя привезла подарки. Мама накрыла шикарный стол, а папа выставил туда же бутылку марочного вина. Застолье обещало быть веселым и продолжительным. Костик поел без аппетита, притворился уставшим и ушел спать пораньше. В своей комнате он быстро разделся и лег на кровать. Но едва закрыл глаза, как мысленным взором опять увидел аэропорт, терминал, самолеты, башню диспетчерской и лицо той девочки, по имени Яночка.
   Он не удержался и "прыгнул". В "коробке" девчонки было просторно, она была еще очень маленькой и глупенькой, сопротивляться вторжению не умела, да и толком не поняла, что произошло. Он успел вовремя, перронный автобус как раз подрулил к трапу. Костик отодвинул Янку в сторону и, держа за руку дедушку, самостоятельно поднялся в самолет. Он с интересом разглядывал мягкие и удобные кресла, удивительные иллюминаторы, изучал откидной столик, вдыхал незнакомый и такой притягательный запах салона.
   Дедушка разрешил сесть у "круглого окошка". Самолет начал выруливать на взлетную полосу. За окном темнело, и весь аэродром был освещён ярким светом прожекторов. Зрелище завораживало. Самолет разогнался и плавно оторвался от земли. У Костика, а точнее у Янки заложило уши. Ему, точнее ей, сунули мятную конфетку, и все прошло. За иллюминатором появились облака. Костик забыл все на свете, он не мог оторвать взгляда от бескрайних просторов и ярко-белых кудрявых небесных барашков...
   А через полчаса самолет сильно тряхнуло. Закашлял и остановился двигатель на правом крыле самолета. Костик с ужасом смотрел в иллюминатор и видел, как внутри турбины сверкают ярко-красные искры. Ему стало страшно умереть, находясь не в своем теле.
   Он метнулся в голову побелевшей как мел стюардессы, быстро нашел в памяти лицо командира корабля и переместился в него. Здесь он все понял сразу. Горит правый двигатель, быстро теряем высоту, вернуться в аэропорт вылета не успеваем, поблизости подходящих взлетно-посадочных полос нет. Посадить авиалайнер на поле невозможно, он обречен. Пассажиры, скорее всего, погибнут при крушении. Пилоты делали все что могли, но могли они, увы, немного.
   Ужас сковал Костика. Он не хотел умирать. Всего одно небольшое усилие и он бы проснулся у себя в кровати. А Янка? За каких-то полчаса он успел привыкнуть к маленькой вертлявой девчонке и ее послушному, ласковому котенку. Девочку было жалко. Но чем он мог помочь? Решение пришло внезапно. Он даже не успел его толком обдумать, времени не было. Он метнулся обратно в Янку и, ничего не объясняя, просто "показал", что произойдет через несколько секунд. Янка испугалась и заплакала.
   -- Пойдем со мной, -- сказал ей Костик, -- мы поместимся вдвоем. У меня тоже просторно.
   -- А как же дедушка? -- ревела Янка, -- ведь дедушка умрет. Спаси моего дедушку. Я его очень люблю. Пожалуйста, спаси!
   Взорвался двигатель, и сразу же вспыхнуло правое крыло самолета. Салон осветился багровым светом пожара. Люди страшно закричали. Самолет потерял управление и начал заваливаться на правую сторону. Сверху посыпались сумки, чемоданы, книги, пластиковые стаканы, мусор. Времени на раздумья больше не оставалось. Костик ухватил "котенка" Янки и потянул за собой. Голова девочки безжизненно брякнулась об иллюминатор. Он шагнул к дедушке и потянул его тоже.
   Будь что будет, -- думал Костик, шагая в свою квартиру. Он быстро запихнул Янку в собственную голову, потом забрался сам и потянул за собой дедушку. Дед был большой и толстый, от него пахло железом, бумагой и другими людьми. Он прожил длинную и насыщенную событиями жизнь, имел среднетехническое образование, любил книги и коллекционировал марки. Он был слишком "толстым", чтобы они смогли поместиться в голове Костика втроем.
   Костик знал, что нужно торопиться. Он вышел и стал "утрамбовывать" дедушку в свою голову. Даже вдвоем с Янкой они не помещались. Наружу торчал край Янкиного цветастого платья и кусок дедушкиного пиджака. Внезапно Костик почувствовал запах дыма и горелого мяса. Такого с ним еще никогда не было.
   Откуда запах? Ведь я сейчас снаружи, -- мучительно размышлял Костик холодея от ужаса.
   Каким-то шестым чувством он понял -- нужно торопиться. Решительно захлопнул "крышку", которая отсекла край платья Яны и внушительный кусок дедушкиного костюма. Обрывки упали на кровать и мгновенно исчезли. Костик остался снаружи. Навсегда.
   Прошло несколько лет. Мама возила Костика из одной больницы в другую. Врачи разводили руками. Янка забавлялась. Юрий Васильевич тосковал. Они могли общаться между собой. Дедушка очень любил внучку и уважал Костика за поступок. Только сделать ничего не мог. Он бы с радостью пожертвовал собой, чтобы Костик мог вернуться обратно. Но крышка больше не открывалась. Они не могли выбраться из коробочки, даже во сне...
   Постепенно Костик привык. Он больше не мог вернуться обратно в собственное тело, но и покидать его надолго тоже не мог. Так и крутился все время рядом. Его больше не волновали самолеты, корабли и автомобили. Все со временем надоедает. Наблюдать за чужой жизнью становится не интересно, когда у тебя нет своей. Все время быть рядом, все видеть и слышать, но не иметь возможности вмешаться в собственную судьбу -- это очень страшное испытание для психики.
  

***

   Эх, если бы можно было все рассказать Артему. Если бы можно было через него передать маме, что он, Костик, рядом, что он жив и здоров, прекрасно себя чувствует. Хотя она все равно переживала бы и плакала...
   Костик бесцельно "бродил" по лаборатории в ожидании ночи. День был длинным и скучным. Ничего интересного не происходило.
   Самохвалов требовал, чтобы Яна научила весь состав группы умению переселения душ. Та смешно отнекивалась. Полковник настаивал. Как Янка сможет обучить тому, чего сама не умеет? Костик хихикал, хотя его никто не мог слышать.
   Артем страдал, лежа на кровати, старое тело Якута оказалось неспособно выдержать нагрузки молодого ума. Артему стало плохо. Или, точнее, было плохо как раз Якуту, но страдал при этом Артем.
   А Якут грустил, находясь в молодом, энергичном, но покалеченном теле, и не испытывал никаких ложных иллюзий. Каждому -- свое.
   Когда наступили сумерки, и лаборатория погрузилась во тьму, расцвеченную огоньками приборов, Костик не стал дожидаться наступления фазы сновидений. Он быстро поменял местами Артема и Якута обратно. И спрятался. Уж что-что, а это он умел делать превосходно. Пускай поищут. Все равно не найдут.
   Глава 11

Россия. Московская обл. г Мытищи. 10 марта 2003 г. 5:11

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

   Алексей стремительно бежал по пещере и палил в разные стороны сразу из двух пистолетов. Пауки наседали, маленькие и юркие бестии преследовали его по пятам от самого входа в грот. В разломе царил таинственный полумрак, луч ручного фонаря пронзал тьму ослепительно ярким пятном света, выхватывая из темноты попеременно: то геометрически неправильной формы свод; то покрытые влагой и слизью стены; то усыпанный камнями пол пещеры. Равномерно капала вода с многочисленных сталактитов, эхом вторя из глубин пещеры. Изящные натечные колонны и разбросанные повсюду каменные валуны подчеркивали нереальную первобытную красоту подземного мира.
   Но у Алексея не было времени разглядывать местные достопримечательности. Арахниды приближались, действуя сообща, они медленно и планомерно пытались окружить стрелка со всех сторон, постепенно блокируя боковые ответвления и проходы, выдавливая в широкий центральный коридор, который ведет из малого грота в большой. Но туда нельзя -- тупик. Ловушка.
   Алексей добежал до очередного провала, поскользнулся в луже под сталактитом и чуть не упал в расщелину.
   -- Черт, -- выругался он сквозь зубы. Слава богу, никто не видит. Все-таки естественные пещеры гораздо коварнее жалких компьютерных подобий. Приходится следить не только за общим направлением движения, чтобы не заблудится в каменном лабиринте, но и за потолком, откуда могут сигануть проклятые твари. А еще за полом, чтобы не кувыркнуться на ровном месте из-за попавшего под ноги камушка, не провалится в трещину или вертикальный колодец невообразимой глубины, и не переломать ноги и ребра.
   Алексей оглянулся и обомлел, позади ворочался широкий серый ковер из противных членистоногих размером с небольшую собаку. Твари приближались беззвучно и неумолимо.
   -- Эка вас навалило, -- растерянно проворчал он, -- хотел же BFG-9000 взять.
   Фантастическое оружие брать с собой категорически запретил Якут.
   -- А коли не заработает? -- вопросил он, -- нет, ты лучше дробовик с собой возьми, или калаш. С калашом оно спокойнее, однако. Оружие проверенное, надежное. Патронов опять же тебе тащить с собой не нужно. А что калибр поменьше, не страшно, зато бьет точнее. И игрушечные ружья пусть остаются в игрушках, незачем их в сновидческий мир тащить.
   -- Автомат тяжелый, -- закапризничал Алексей, -- я с ним далеко не убегу. Возьму две беретты, на короткий бой мне хватит. Что я там, маленький Сайгон должен устраивать? Все равно убьют.
   Теперь приходилось расплачиваться за свое упрямство. Хорошо Артему, он по желанию любой меч или саблю в мгновение ока прямо из воздуха сотворить может. А вот у Алексея материализовать оружие из ничего все никак не получалось. Что возьмешь с собой в сновидение, с тем и ходишь всю ночь. И ведь, даже если в паре идешь, нельзя на время отдать "поносить" автомат спутнику. Он сразу испаряется, будто и не было вовсе. Короче говоря, "дропнуть ствол" -- навсегда потерять "ствол". Так что -- все свое ношу с собой.
   Алексей быстро перезарядил пистолеты. Да, боеприпасы с собой таскать не нужно, но каждый раз перезаряжать все равно приходится. Что в игре, что во сне, что в жизни, оружие не может стрелять непрерывно -- требуется перезарядка. Правила и законы существуют и в мире сновидений. Они немножко иные, более простые, но все равно есть. Их не обманешь.
   Алексей, почти не целясь, отстрелил конечность ближайшему пауку. Тот смешно кувыркнулся с крупного плоского камня, увлекая за собой парочку собратьев. Остальные даже на секунду не притормозили, противно перебирая мохнатыми лапками, с тихим шорохом продолжали двигаться. Черные бусинки многочисленных глаз неотрывно и злобно следили за ним. Алексей выстрелил снова, потом еще раз, и еще. Брызги от взорвавшегося членистоногого разлетелись в разные стороны. Несколько капелек черной субстанции попали на лицо. Он брезгливо утерся тыльной стороной ладони, сплюнул на пол пещеры и выругался.
   -- Так тебе и надо, сволочь! -- прошипел Алексей, сжимая зубы.
   Нужно выбрать, куда бежать дальше, вправо или влево? Слева коридор немного шире. Если узенький проход закончится тупиком, ничего хорошего Алексея не ожидает. Назад придется пробиваться с нешуточным боем.
   Правило левой руки, внезапно вспомнил он и, спотыкаясь на камнях, побежал по левому коридору, ошибся или нет? Очень скоро я это узнаю.
   Пауки не спеша шуршали сзади. Вроде бы они двигались достаточно медленно, но почему-то не отставали ни на шаг. Или из каких-то неведомых трещин и каверн выползали все новые и новые несметные полчища противных тварей? Алексею было некогда додумывать эту мысль до конца...
  

***

   ...
   -- Максимально приближено к боевым, -- отрезал Самохвалов, -- это не обсуждается.
   Якут пожал плечами:
   -- Могу закинуть Алешку в "нижний мир". Продержится он там недолго, но горя хлебнет через край. Будет ему богатый жизненный опыт, тренировка и испытание в одном флаконе. Но появятся и комплексы, которые в ближайшем будущем отразятся на всей группе.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Чистая и наивная душа на четвертом слое -- это как бутерброд с ветчиной для своры голодных собак. Вся округа сбежится полакомиться. Учитывая, что Алешка наш -- сосуд с незамутненной Ци, его постараются выпить сразу и досуха. Не завидую пацану, не сладко ему придется.
   -- Насколько велик риск? -- уточнил полковник.
   Якут пожал плечами:
   -- От него самого зависит. От его страхов, сомнений, воли. Если в душе слабак и размазня, если растеряется, запаникует, опустит руки и заплачет -- то может и вовсе не проснуться, напрочь развоплотится в срединном мире. И такое тоже бывает...
   Полковник задумчиво почесал бритый подбородок.
   -- То есть, умрет? -- уточнил Самохвалов.
   -- Перестанет существовать на физическом плане, -- уточнил Якут.
   -- Временно? -- опять уточнил полковник.
   -- Для его уровня владения эфирным телом это будет гораздо хуже смерти.
   Самохвалов заложил руки за спину и принялся расхаживать по комнате. Алексей размышлял, хотя речь шла о его судьбе, почему мнением самого Алексея никто не интересовался? Но он ошибся. Через пару минут размышлений полковник повернулся:
   -- Сам-то что думаешь по этому поводу? Справишься?
   -- Конечно! -- нисколько не сомневаясь, ответил Алексей. -- Это же как в DOOMе, уровень Nightmare. Пройти его почти невозможно. Как только убьют -- проснусь. Что тут сложного?
   -- Хм... -- ответ полковника оказался неопределенным.
   -- С таким подходом, -- вмешался Якут, -- опасности действительно нет. Пусть попробует. Я присмотрю, однако, если что... И Костика с собой возьму.
   -- Вот это другое дело, -- обрадовался Самохвалов, восторженно потирая руки, -- Николай Павлович, заводите генератор, Алешка в одиночку отправляется в ад.
  

***

   Когда туман немного рассеялся, Алексей понял, что находится в каменной пещере карстового типа. Такие пещеры образуются после растворения пород водой и могут тянуться под землей на многие километры. Сумрачное освещение не позволяло разглядеть подробности дальше пяти-шести метров от себя, Алексей достал фонарик и пристегнул ремешком к правой руке. Пистолеты он ни на секунду не выпускал из рук. Теперь чтобы рассмотреть что-то, нужно прицелиться в этом направлении. Очень удобно, если в луче фонаря обнаружится угроза, она сразу на линии ведения огня.
   Внимательно осмотрелся по сторонам. Хуже всего дела обстояли с потолком, туда тоже нужно было иногда поглядывать -- за сталактитами вполне могли прятаться химеры. Он посветил фонарем, водя его из стороны в сторону. Вроде бы никого не видно. Алексей не спеша пошел по проходу. Пахло сыростью и плесенью, под ногами чавкала, плескала и хлюпала вода. Кроссовки почти сразу промокли. Вот почему не озаботился военными берцами? Хорошо Артему, чтобы переобуться достаточно пожелать этого.
   Прошагав метров тридцать, он впервые заметил какое-то движение краем глаза. Алексей быстро повернулся и посветил фонарем. Что-то очень маленькое и юркое шмыгнуло за камень. Сколько не вглядывался в полумрак, больше ничего не разглядел.
   Возможно, мышь? -- подумал Алексей.
   При столь крошечных размерах существо ему ничем не могло угрожать. Или могло?
   Стоило убрать фонарь, как существо опять выбралось из-за валуна и шустро заскользило по камню. Алексей резко повернулся и направил яркий пучок света на валун. Существо припало к гладкой поверхности голыша, замерло, пытаясь слиться со средой и стать незаметным. Ему это не удалось, Алексей даже присвистнул от удивления, -- на камне сидел огромный паук размером с пачку сигарет.
   Арахнофобией он вроде бы никогда не страдал, при виде насекомых панических атак не испытывал, в ступор не впадал и истерик не устраивал. Хотя, если быть честным с самим собой, все эти членистоногие ему были немного неприятны. В любом случае, брать их в руки противно и страшно, вдруг укусит? Среди пауков, особенно крупных, попадаются очень ядовитые твари. Алексей выстрелил, но не попал. По коридору завыла пуля, срикошетившая от камня, паучок стремительно ускакал за валун и там затаился.
   -- Ну и черт с тобой, живи, раз такой везучий, -- пробурчал Алексей и осторожно пошел дальше.
   Пещера продолжалась узким проходом, который тянулся вперед, насколько хватало видимости. Алексей повел стволом беретты вдоль неровной стены и, не торопясь пошел вперед, насвистывая незамысловатую мелодию. Заблудиться он не боялся, все равно его будущее предопределено -- deathmatch и последующий respawn на базе. От количества выбитых фрагов ничего не зависело, всех не заминусуешь. Так что defense и только дифенс.
   Пол в гроте оказался неровным, все время приходилось выискивать место, куда пристроить ступню. С длинных сталактитов над головой стекала вода. Капли так и норовили попасть за шиворот, отвлекая от поиска опасности. Капели вторило эхо, где-то очень далеко раздавался легкий гул, неприятный шорох и другие, не менее странные звуки неизвестной природы.
   Алексей прошагал метров триста, когда заметил еще одного паучка, попавшего в конус света. Он был гораздо меньше своего собрата, и нисколько не испугался направленного на него луча мощного фонаря. Алексей засмеялся и топнул ногой.
   -- А ну, брысь, отсюда, мелочь!
   Под хохот Алексея паучок шустро убежал в темноту.
   Отшагав еще метров пятьсот, Алексей перестал обращать внимание на мелких безобидных паучков, шныряющих по стенам и потолку, идентифицировав их как безопасные элементы окружения. Их стало значительно больше, и в поле зрения постоянно крутились две или три штуки. Но, вместе с маленькими, иногда появлялись бестии и побольше -- с крупную мышь или мелкую крысу. Мохнатые лапки и безумное количество крошечных черных глазок, хаотично разбросанных по телу, вызывали омерзение и брезгливость, но опасности все равно не было. Алексей двумя -- тремя выстрелами обозначал свое превосходство в пищевой цепочке и спокойно топал дальше, не обращая внимания на шуршание за спиной. Пауки не питаются людьми, нет смысла их бояться и убегать.
   А потом он вляпался в паутину. Боже мой, какая же это оказалась гадость!
   С испугу от прикосновения к омерзительной липкой пакости Алексей вздрогнул и пальнул в белый свет как в копеечку, с потолка посыпался непонятный мусор и мелкие камушки. Чтобы отодрать от лица мерзопакостную дрянь, пришлось один пистолет засунуть в карман разгрузки. Все это время он внимательно следил за пауками. Их собралось вокруг ловушки десятка три или четыре. Самый крупный сидел в дальнем, темном углу и шевелил отростками, похожими на усы. Его ярко-оранжевое брюшко выделялось на фоне темной пещеры настолько отчетливо, что Алексей не выдержал, и выстрелил туда. Не попал.
   Паук убегать не стал, лишь недовольно взмахнул тошнотворно мерзкими мохнатыми лапами и остался на месте. Невыносимо пронзительный взгляд и почти осязаемо скользил по Алексею, видимо оценивал противника.
   -- Ну, чего уставился, сволочь? -- крикнул паренек, наконец-то справившись с прилипшей гадостью, достал второй пистолет, -- а ну, вали отсюда! Не желаешь? Тогда не обижайся.
   Алексей отстрелял две обоймы и, наконец-то, попал -- тошнотворную тварь разметало ошметками по всему проходу. Но из темноты высунулись оскаленные головогруди еще нескольких омерзительных компаньонов, однако гораздо меньшего размера. Алексей почувствовал мимолетную слабость.
   -- Ах вы, мрази, засаду устроили, да?
   Он принялся палить во все стороны, практически не целясь, почти мгновенно выпустил весь боезапас и побежал вперед. Прочь отсюда! Все таки добились своего проклятые арахниды, заставили драпать что есть мочи.
   Бежал довольно долго, порядком запыхавшись, хотя за ним никто не гнался. Алексей мог поклясться, что ощутил ментальные прикосновения полных ненависти членистоногих к собственному мозгу. Жертва сопротивлялась и пыталась удрать, а их это категорически не устраивало. Предпочитают загипнотизировать, спеленать по рукам и ногам, подвесить к потолку на прочных нитях, а уже потом спокойно и никуда не торопясь поглощать и переваривать.
   Он добежал до развилки, и свернул в первый попавшийся боковой проход. Хотя уже довольно сильно болело в левом боку, Алексей не остановился, стараясь игнорировать боль, побежал дальше, немного снизив темп движения.
   Мерзкие пауки выбрались из укрытий и короткими перебежками двигались по стенам и потолку параллельно движению Алексея. Самый большой, размером с кошку, издавал странные скрипящие звуки. Разве пауки могут разговаривать? Вроде бы нет. Но этот явно отдавал приказы сородичам. Он, не спеша, можно даже сказать, лениво, перебирал огромными суставчатыми лапами. Алексею даже показалось, что он слышит цоканье коготков по каменному потолку, а затем пуля догнала арахнида и пробила хитиновый панцирь насквозь. Паук свалился на пол, конвульсивно подергал суставчатыми лапками и затих.
   Через полчаса Алексей снова запутался в паутине. Но эта мерзость отличалась от предыдущей гораздо большей прочностью. Еще сложнее было отскрести руки от налипшей вонючей дряни. Одежду Алексей даже не стал очищать, черт с ней, не до этого сейчас. Пауки ринулись в атаку, словно по команде. Но он же вроде убил командира?
   Троих Алексей "снял", даже не целясь, трудно промазать, когда на тебя движутся твари почти метр "в холке". Потом расстрелял еще нескольких, поменьше размером, и внезапно осознал, что не успевает. Враги приближались, хоть и медленно, но неотвратимо, их было слишком много, все новые и новые твари выползали из темноты.
   Что там у них? Норы? Щели? Проходы? Гнезда?
   Алексей снова побежал, стреляя сразу из двух стволов. Он уже не ставил целью попадать, хоть бы немного распугать тварей, чтобы успеть удрать. Позади шевелился живой ковер из членистоногих.
   -- Да откуда же вас столько? -- перепугано завопил Алексей. Он, перезаряжая пистолеты на бегу, вдруг споткнулся и выронил обойму.
   -- Вот черт! -- выругался он. Обойма испарилась, даже не долетев до каменного пола. Один пистолет стал бесполезен. Алексей кинул его в подступающих пауков и обхватил оставшийся пистолет двумя руками. Точность попаданий резко улучшилась. А потом коридор закончился завалом...
   Алексей прекратил бессмысленный бег, все-таки пауки загнали его в ловушку. Он встал на колено и принялся стрелять. За десять минут почти непрерывной пальбы пространство вокруг немного очистилось. Ствол ощутимо нагрелся -- пистолету нужен небольшой отдых, долго не продержится, сначала снизится точность, потом заклинит или давлением пороховых газов разорвет перегревшийся ствол.
   Он старался в первую очередь уничтожать самых крупных арахнидов, мелкие не торопились нападать. Кроме того, образовался небольшой затор из груды мертвых тел. Пока членистоногие перешагивали через трупы своих сородичей, их было очень легко отстреливать. Словно в тире.
   Алексей быстро разработал тактику борьбы с арахнидами. Стрелять по конечностям смысла не имело, так как, даже потеряв пару лап, они продолжали двигаться. От хитина крупных пауков пули рикошетили, не причиняя никакого вреда. Нулевой damage. А вот круглое брюшко оказалось самым уязвимым местом. Чем крупнее тварь, тем большее количество пуль приходилось выпускать в раздувшийся шар, но в итоге -- брюхо лопалось, и тварь начинала биться в агонии, а потом недвижно замирала.
   Вот только отступать теперь было некуда. Можно, конечно, попробовать разобрать завал, но пауки не дадут столько времени. Значит, мне нужно срочно просыпаться. А для этого придется умереть.
   Умирать даже во сне не хотелось. Тем более в желудках поганых тварей.
   Я не боюсь пауков! -- подумал Алексей, быстро поднес ствол береты к виску и нажал спуск. Раздался сухой щелчок и ровным счетом ничего не произошло.
   Он растерянно посмотрел по сторонам. Мелкие паучки расползались в разные стороны, открывая проход. По коридору двигалось что-то громадное, многоногое, было отчетливо слышно, как хитин царапает стены прохода, а земля содрогается под весом твари.
   -- Босс уровня? -- засмеялся Алексей, -- ну иди сюда, дружок, сейчас я тебя приголублю.
   Тварь показалась из-за поворота, и Алексей понял, что от беретты толку будет мало, босса не "раздамажить" из беретты. Хитин она не пробьет, а голодное брюхо совсем опало, и его почти не видно за головогрудью и огромными толстыми лапами. Глаз у монстра было так много, что они располагались в три ряда.
   -- Вот же пакость, -- выругался Алексей, и взмолился -- ребята, ну вытаскивайте меня отсюда скорее.
   Стандартный SOS нужно передавать с помощью определенного набора движений глаз. Только времени на это нет. Алексей еще раз попробовал застрелиться. Пистолет безрезультатно щелкнул несколько раз подряд.
   -- Вот же, блин, -- Алексей начал стрелять ускоряясь. Тах-тах-тах.
   Beretta 92FS двухрядный магазин на пятнадцать патронов, калибр 9 мм. Против паука-монстра, с толщиной хитиновой пластины, наверное, в палец, -- это же совсем несерьезно.
   После пятого магазина отстрелянного практически непрерывной очередью, Алексей почувствовал, как сильно нагрелся ствол беретты. Продолжать стрелять в паука смысла нет. Босс неуязвим.
   -- Да помогите же мне, -- закричал он.
   -- Ну ты и тормоз, Лешка, -- сказал вдруг Костик прямо в голове Алексея, -- вверх посмотри. Видишь сталактит? Он же пустотелый внутри, там канал, по которому вода стекает. Стреляй в него.
   -- Точно! -- закричал Алексей, -- ну как же я сам не догадался?
   Хватило одной обоймы, чтобы громадина сталактита, перебитая выстрелами, рухнула на гигантского паука. Острый край пробил панцирь. Проткнутый насквозь огромной каменной булавкой паук задергался в агонии, царапая стены и пол. На голову посыпались мелкие камушки.
   -- Да не стой же ты столбом. Беги! -- закричал Костик, -- пока мелочевка не проснулась.
   Алексей отважно наступил на паука, который все еще слабо шевелился, перепрыгнул и побежал по коридору в обратном направлении. Многолетняя практика игровых поединков подсказывала, что позади героя врагов быть уже не должно. Но он ошибался. Пауки снова начали прибывать отовсюду.
   -- Костян, как отсюда выбраться?
   -- А тебе куда нужно? -- уточнил Костик, -- вверх или вниз?
   -- Да мне пофигу, лишь бы подальше отсюда.
   -- Ты что думаешь, чем дальше -- тем проще? -- хихикнул Костик, -- не-а. Все равно сдохнешь!
  

***

   Алексей открыл глаза и засмеялся.
   -- Ну, слава богу, закончился этот кошмар, -- пробормотал он. Резво сел и принялся отлеплять от себя многочисленные датчики. Посмотрел на соседнюю койку, она оказалась пуста. Странно!
   Он оглянулся, все остальные кровати так же были пусты.
   -- Ни фига себе я задержался, -- воскликнул Алексей, быстро скользнув взглядом по настенным часам лаборатории -- небось, все уже на завтрак ушли. Но где лаборанты и Палыч? Меня что бросили одного, без наблюдения?
   Алексей спрыгнул с солдатской койки и быстро натянул одежду. Вышел в коридор. Первое что бросилось в глаза -- "на тумбочке" не было дневального. Это нонсенс. Так не бывает! Дежурный может отлучиться из расположения ненадолго, но чтобы все три дневальных смылись на завтрак одновременно? Нет, это исключено. По уставу не положено.
   -- Эй, есть кто-нибудь живой, -- крикнул Алексей, чтобы убедится в собственной правоте. Перепуганный дневальный наверняка сейчас выскочит на крик, с заспанными глазами и помятым лицом, видимо прикорнул где-то в сушилке или комнате досуга, пока рота в столовой. В ответ на крик Алексея не раздалось ни единого звука. Дневальный не явился на зов.
   -- Что за черт? Где все? Здесь есть кто-нибудь?
   И вновь тишина.
   На розыгрыш не похоже. Может, случилось что? Пожар? Эвакуация? Учения? Боевая тревога?
   Алексей вышел на улицу. Светало, но все еще было достаточно темно. Сизая утренняя мгла рассвета. Уже не ночь, но еще и не утро. Час волка. Или нет? Час волка вроде бы чуть раньше, задолго до подъема...
   Алексей быстро пошел по очищенной от снега асфальтированной дорожке в сторону столовой. Бежать не хотелось, но его поторапливал страх. На базе не видно ни единой живой души. Даже ночью можно встретить дежурного, разводящего, часовых. Учитывая, что подъем состоялся почти сорок минут назад, подобная мертвая тишина выглядела очень противоестественно. Можно конечно зайти в первую попавшуюся казарму и проверить наличие в ней личного состава подразделения. Но почему-то было стремно...
   Он дошагал до столовой, взбежал по ступенькам и подергал тяжелую дубовую дверь, она оказалась заперта.
   -- Черт знает что, -- пробормотал Алексей, -- по графику завтрак. Столовая закрыта. База пуста. В лаборатории никого. Где все?
   Он принялся кричать и колотить в дверь. Свист ветра глушил все звуки, уши словно заложило ватой. Собственный крик показался слабым и безжизненным. Окончательно разозлившись на беспомощность, Алексей ударил в дверь кулаком изо всех сил, и вдруг рука прошла насквозь, и он провалился сквозь входную дверь внутрь столовой...
  

***

   ... и проснулся.
   -- Ну, слава богу, закончился этот кошмар, -- пробормотал он.
   Сел и принялся отцеплять датчики. Посмотрел на соседнюю кровать -- пусто.
   Черт, я все еще сплю?
   Оглянулся -- остальные кровати так же пусты, время на часах застыло на прежней отметке.
   -- Эй, есть кто-нибудь живой? -- громко крикнул и сам поразился тому, как дрожит голос.
   Мертвая тишина. Ни единого звука. Генераторы молчат. Сейчас аппаратура должна гудеть и щелкать, трещать самописцы, тихонько свистеть компьютеры и буднично переговариваться между собой лаборанты. Но ничего этого нет и в помине. Тихо как в гробу.
   Он спрыгнул с койки и быстрым шагом покинул лабораторию. Дневального на месте не оказалось.
   Все еще сплю! -- со злостью подумал Алексей.
   Внимательно осмотрелся по сторонам. Казарма пуста. Центральный проход тоже.
   Хлопнув дверью, выскочил на улицу. Все та же серая безмолвная мгла раннего утра.
   Нужно проснуться. Нужно немедленно проснуться! Размахнулся и ударил кулаком в дверь. С размаху, со всей силы. Не думая о возможных травмах.
   Боли не было. Ничего не произошло. В прошлый раз он проснулся, сейчас -- нет.
   Хмыкнув, Алексей вернулся в казарму, прошел в лабораторию. Огляделся по сторонам.
   Со времени его отсутствия ничего не изменилось. Все так же тихо и пусто.
   -- А вот сейчас и проверим, -- озорно хихикнул Алексей. Он подошел к ближайшему компьютеру и ткнул кнопку питания.
   Наверняка ни одной игрушки нет. Может сапер или хотя бы косынка завалялась? -- с надеждой подумал он. Черт с ним, хотя бы десять минут поиграю, а потом придумаю, как проснуться.
   Загудел и затрещал компьютер, экран покрылся рябью.
   Алексей внезапно похолодел, звук загружающегося компа был неестественно громким, и на привычный никак не походил. Вместо свиста питания, шелеста кулера и скрежета жесткого диска, компьютер гудел на одной непрерывной ноте. Больше всего это напоминало звук работающего генератора сна, только сильно искаженный. Словно генератор находится очень далеко, за стеной или вообще в соседнем здании...

***

   ... Алексей проснулся, и хлопая ресницами уставился в потолок.
   -- Что за херня? Сколько это будет продолжаться?
   Он резко сел на койки и сорвал с себя датчики, даже не глядя на них. Плевать, если это опять сон, никто не поругает за оборванные провода.
   Тишина. Ни единой живой души.
   Алексей вскочил с койки, выскочил из лаборатории, убедился в отсутствии дневального.
   -- Так, это мы уже проходили, -- пробормотал он вслух, -- "сны-матрешки" какие-то. Я продолжаю спать, и мне только снится, что я проснулся.
   Он быстро обошел казарму. Выглянул на улицу, но выходить наружу не стал. Незачем. Вернулся в лабораторию и включил тот же самый комп.
   Ничего не произошло. Он растерянно пощелкал несколько раз кнопкой питания, комп не включался. Чертыхнувшись, Алексей обошел стол и убедился, что провода воткнуты в "пилот", а тот в розетку. Сообразив, добрался до выключателя и пощелкал его. Верхний свет не горел.
   Но почему тогда светло? Ведь еще не расцвело.
   Вдруг резко и очень сильно заболела голова, мощный гул генератора заложил уши. Алексей почувствовал что поплыл. Реальность вокруг исказилась, поблекла, выцвела.
   -- Черт возьми, -- закричал Алексей, -- да помогите же проснуться!

***

   ... и рывком сел на кровати. Осмотрелся по сторонам.
   На соседней койке опутанный проводами лежал Якут. Гудели генераторы, трещала аппаратура, свистели компьютеры. По проходу между койками к Алексею спешил лаборант, помочь отстегнуть датчики.
   -- Ну, слава богу, наконец-то проснулся по настоящему, -- пробормотал Алексей, вытирая внезапно вспотевший лоб.
   Глава 12

Россия. Московская обл. г Мытищи. 21 марта 2003 г. 5:38

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Артем не спал уже четвертые сутки. Его снова заставили всю ночь дежурить у мониторов, хотя смысла в этом уже не было. Он долго пялился пустым взглядом на показания самописцев и столбики цифр на мониторах, и ничего не смог понять -- мозг наотрез отказывался работать. Контуры предметов расплываются, общая слабость, руки дрожат. Сердце вытворяет странные кульбиты, произвольно меняя ритм ударов. Или это ему только кажется?
   Артем несколько раз с усилием моргнул, резко дернул головой и сделал глубокий вдох. Да нет, он в порядке. Просто устал. Еще немного подежурит, а потом пошлет все к чертовой бабушке и пойдет спать. Артем сосредоточился и вновь перевел взгляд на монитор. Пока все в норме, цифры на экране опасений не вызывают. Можно слегка расслабиться.
   Программное обеспечение, сляпанное наспех, неимоверно глючило. Программист зашивался, ни черта не успевал до вечера отловить очередную порцию багов и закончить патч, как обнаруживал новые, еще более сложные и проблемные ошибки в собственном коде. Часам к трем дня он начинал неистово проклинать Delphi и системное программирование, поминал в гробу и белых тапках какого-то Страуструпа. Он почти каждый день задерживался до позднего вечера, а иногда и до самого утра, но все равно в электронных потрохах что-нибудь крашилось или висло. А если и работало, то совсем не так, как было нужно. Тогда лаборанты оставались без средств контроля до самого утра, Палыч ревел белугой, что это недопустимо, требовал принять экстренные меры. Программиста вытаскивали из койки и чуть ли не силой волокли обратно в лабораторию, бедняга иной раз даже задремать не успевал. Программист был мелкий и щупленький, достойного сопротивления оказать не мог, он часто моргал воспаленными от чрезмерного сидения за монитором компьютера глазами, и вяло отшучивался на крики и угрозы персонала.
   Артем допил очередную кружку кофе, шестую или седьмую подряд, попросил лаборанта подменить и покатил по коридору к выходу -- Палыч не разрешал курить в лаборатории даже ночью. Спать, в общем-то, уже не хотелось, но голова была, словно чумная, и слегка подташнивало. Проветрится, не помешает.
   Какая же дрянь эта ваша депривация сна, думал Артем, отчаянно сражаясь с порожками, не предназначенными для инвалидной коляски...
  

***

   Первые сутки прошли буднично, только вечером Артема не пристегнули проводами к койке, а отправили дежурить у мониторов жизнедеятельности. Он должен был следить за пульсом, давлением, дыханием и сердцебиением сновидящих. В принципе, работа не сложная, но скучная. Отвлекаться нельзя, а если долго смотреть на почти не меняющиеся цифры -- быстро клонит в сон. Даже не заметишь, как Морфей затянет в свои сети...
   Совсем чуть-чуть хотелось спать с половины четвертого утра и до шести тридцати, когда начали просыпаться ребята. Потом стало уже не до сна. Рассказывали события прошедшей ночи, писали отчеты, обсуждали детали, спорили. После завтрака приехал Самохвалов, и по сложившейся традиции -- с Ерохиным, Палычем и Мотылем -- закрылись в канцелярии для обсуждения текущей оперативной обстановки. О чем-то громко спорили, даже на взлетке (центральный проход в казарме) было отчетливо слышно нецензурную брань.
   К десяти утра отцы-командиры собрали весь состав группы в комнате досуга, и Якут очень увлекательно рассказал о богах, духах, демонах и химерах высших уровней сна. Лекция затянулась сверх всякой меры, но внимательно слушали все, включая Мотыля.
   После обеда проснулся и прибежал Палыч, с красными глазами и опухшим от хронического недосыпания лицом. В последние дни он спал очень мало, по три -- четыре часа в сутки, и ни разу не пожаловался на недосып. Иногда мог совсем ненадолго прикорнуть у мониторов, или прямо в курилке, тогда ребята старались ходить мимо на цыпочках и разговаривали вполголоса. Прямо с порога Палыч принялся отдавать распоряжения, забегали и засуетились дежурные лаборанты. Началась суета в лаборатории. Артем почувствовал себя лишним и укатил в курилку, чтобы не мешать и не путаться под ногами.
   К вечеру Палыч самолично провел беглый медосмотр сновидцев, составил каждому индивидуальный план действий на текущее сновидение. Долго ковырялся с приборами, спорил с программистом на непонятном языке, и сильно поругался с лаборантами. Грозил одного из них уволить "к хренам собачьим" за лень и дилетантство. Провинившийся бубнил нечто оправдательное, в конце концов, был великодушно прощен и допущен к работе с оговоркой про новый испытательный срок.
   После ужина по военному уставу положено немного свободного времени. Палыча сморило. Артем тоже почувствовал тяжесть в голове, веки налились свинцом, глаза слипались.
   -- Я не сплю, -- пошутил кто-то из ребят, -- просто очень медленно моргаю.
   Артем от души посмеялся вместе со всеми, а потом ушел в комнату досуга и посмотрел хороший фантастический боевик, сон как рукой сняло -- так сюжет увлек. Жаль, название не запомнилось.
   В 21:00 началась подготовка к следующей ночи: калибровка генераторов; настройка миографов, ЭЭГ, МРТ и КТ. Артема к серьезной аппаратуре не подпускали, поэтому он опять прохлаждался без дела. Следить за лаборантами, снующими взад-вперед как дрессированные тараканы, очень увлекательно. Никогда не устает человеческий глаз наблюдать, как работают другие люди...
   Потом ребят из группы разложили по солдатским койкам, подключили датчики, опутали проводами, включили генераторы. Все отрубились практически одновременно. Программист сразу разнылся, что устал и совсем ничего не соображает. Оказалось что у начальника сердце не каменное, Палыч все-таки сжалился и отпустил прогера отдыхать до утра. Артем посмотрел на быстро удаляющуюся спину и завистливо вздохнул. Сам виноват, подписался на эксперимент с депривацией. Что-то хотел доказать самому себе? Ну и как, доказал? Идиот!
   В бешеном ритме работали вторую неделю кряду. Конечно, персонал понемногу роптал в курилке, но открыто возмущаться никто не решался. Лаборанты же, после сегодняшней выволочки, капризничать побаивались. Насупившись, крутились у приборов и помалкивали в тряпочку. Палыч в гневе зрелище ужасное, лицо красное, очки запотели, из широко распахнутого рта вместе с воплями вылетают небольшие капельки слюны. А ну, как и правда уволит? Рисковать никому не хотелось, суточные оплачивались с королевской щедростью.
   Ужасно сильно захотелось спать с двух ночи до четырех утра. Но ближе к пяти Палыч заставил тщательно проветрить помещение, в лаборатории стало свежее, и сонливость улетучилась.
   Алешка закричал во сне, но не проснулся. Показатели приборов сошли с ума: давление подскочило, пульс частил как ненормальный. Прибежал Палыч, немного подкрутил настройки генератора и прервал кошмар, точнее, перевел сон в другую фазу. Алексей сразу успокоился, стал дышать ровнее, показатели жизнедеятельности постепенно пришли в норму. Артем на всякий случай часа два кряду не отрывал взгляд от монитора. Вроде бы обошлось.
   Утро пришло неожиданно: выкатившись на улицу покурить, Артем с удивлением обнаружил, что уже совсем светло. Стало быть, он не спит уже больше двух суток. Странно, как будто время пошло быстрее. Может такое быть?
   Тем временем Палыч объявил ЧП. Лена не проснулась даже после отключения генераторов. Приборы писали нули. Якут вызвался добровольцем, пообещал найти и вернуть. Снова улегся в койку, опутался проводами. Включили генератор, - старик уснул.
   Палыч нервничал. Лаборантов, дежуривших ночью, погнал "немедленно спать", а сам ни на минуту не отходил от приборов. Артем тоже вернулся на свое место к монитору жизнедеятельности, хотя его никто об этом не просил.
   Ерохин расхаживал по лаборатории из угла в угол и действовал всем на нервы. К Лене он был неравнодушен, и немного неуклюже пытался ухаживать. Впрочем, Ленка красивая девчонка, грех не влюбиться. Может быть, военные медики все-таки возьмутся за операцию?
   Якут вытащил Лену в реал только к двум часам дня. Старик заметно устал, рассказывать ничего не стал, подробности пообещал вечером написать в докладе. Ерохин отправил обоих сновидцев отдыхать по служебным квартирам.
   Отдыхать, после более чем четырнадцатичасового сна? Смешно звучит!
   Когда немного спало нервное напряжение, Артема вновь потянуло в сон. Но уже как-то не очень сильно, скорее, по инерции. Многолетняя привычка -- когда солдат ничем не занят, он бессовестно дрыхнет.
   Из-за ЧП, ежедневную обучающую лекцию перенесли на 15:00. Ее в этот раз провел Мотыль. Рассказывал о холодном оружии, показывал нестандартные боевые приемы возможные исключительно в сновидении.
   Инструктор фехтования обычно приезжал по вторникам и четвергам. Сегодня как раз четверг, но в связи с чрезвычайным происшествием, тренировку отменили, и Серега, таким образом, компенсировал. Сочетал, теорию с практикой. Если честно, получалось не очень, все-таки Серега боевой оборотень, а не рыцарь. Оружием он владеет примерно на троечку.
   Артем с удивлением обнаружил, что лекция как-то уж слишком быстро закончилась. Посмотрел на часы. Странно, прошло, как обычно, два часа.
   Не заснул же я, в самом деле? Да вроде бы нет, не спал. Значит, все-таки время ускоряется. Или это я тормозить начинаю...
   Покатил в умывалку и долго плескал в лицо холодной водой. Глаза покраснели, почти как у Палыча. В голове крутился какой-то древний анекдот про странные глаза над мешками, но сколько не тужился, дословно вспомнить не смог. Впрочем, плевать!
   Опять вылезла щетина, пришлось бриться, а после бритья стало еще хуже -- проступила общая бледность лица. Кожа на скулах приобрела какой-то странный, зеленоватый оттенок. Артем яростно похлопал себя по щекам. Помогло -- щеки немного порозовели. Он собрал бритвенные принадлежности, засунул в шкаф и покатил на ужин.
   В столовой к столику подошел Юрвас:
   -- Не занято?
   -- Присаживайся, -- пригласил Артем.
   Юрвас поставил поднос, и некоторое время пристально разглядывал Артема.
   -- Херово выглядишь, дружище. Позеленел, как молодой вампир.
   -- Я знаю, -- недовольно буркнул Артем. Бить себя по щекам при постороннем не стал, посчитал идиотизмом.
   -- Ты кофе не пей, -- посоветовал Юрвас, -- оно только первые сутки помогает. Ты лучше чай пей. Чифир для сердца вреден, а "купчик" можно. И чтоб без сахара!
   -- Хорошо, -- не стал спорить Артем. Чай он не любил. Да и где ты найдешь в военном городке хороший чай? Индийский, грузинский, азербайджанский -- все с одного куста в Краснодаре собирают...
   -- Дядя Артем, -- спросила Янка, -- а когда нас отсюда выпустят? Надоела каша! Я не люблю кашу.
   -- Ешь! -- строго ответил ей Артем, -- эта каша полезная, в ней витамины.
   Он некоторое время жевал противную размазню, потом вспомнил, что у него оставалась небольшая шоколадка. Решил угостить Янку. Что с нее взять? Девчонка! К тому же малая совсем. Ей, наверное, вся эта унылая казарменная романтика уже осточертела. Полез в специальный кармашек кресла, покопался там, нашел шоколадку.
   -- Держи, красавица, -- улыбаясь, сказал он.
   Рука повисла в воздухе, улыбка медленно сползла с лица -- кроме него за столиком никого не было.
   Что за черт? -- в животе похолодело, -- я тут все это время и был один? Я что, сам с собой разговаривал? Может быть, у меня галюны начались? Но я же точно помню, как Юрвас подсаживался.
   Он старательно оглядел столовую, Юрваса в зале не было видно.
   Нужно найти и спросить. Прямо сейчас найти Юрваса и спросить...
   Он залпом выпил компот и понял, что никуда торопиться не надо. Скорее всего, Юрвас все-таки был, но потом его вытеснила Янка. Ей быстро стало скучно, и она упорхнула по своим девчоночьим делам, пока он мутным взглядом буравил тарелку с противной перловкой.
   Артем расстроено вздохнул, и покатил на мойку отвозить поднос.
   После обеда стало хуже...
   Спать по-прежнему не хотелось, а торможение реакций стало невыносимо назойливым. И координация движений заметно нарушилась. Артем почувствовал себя неуклюжим медведем, теперь он мог запросто не вписаться в дверной проем или наехать колесом на провода и оборвать их.
   Но это еще не самое страшное, в очередной раз взглянув на часы, Артем похолодел от ужаса. 20:43. Чем же он занимался последние пару часов? Память пуста, как бидон для сметаны.
   Интересно как правильно писать, для сметаны или под сметану? Да причем тут вообще сметана? Вот привязалась, проклятая!
   Ребята опять заняли свои койки, это уже будет третье погружение без Артема. В глубине души он им даже немного завидовал. Сейчас они будут спать... а он нет.
   Артем посмотрел на часы и ничего не понял. Стрелки показывали без пяти два. Какого черта? Опять время прыгнуло вперед на несколько часов? Где я был все это время? Чем занимался? Почему я ни черта не помню?
   Он посмотрел по сторонам. Ребята мирно спали в койках, опутанные проводами. Лаборанты следили за приборами. Палыч стоял около программиста, опять бедняга не спит, и вполголоса что-то втолковывал. Ночь шла своим чередом. Артем с ужасом перевел взгляд на монитор жизнедеятельности.
   Доверили инфантильному идиоту самое важное, а он спит в оглоблях.
   От резкого вброса адреналина прояснилось сознание. Нет, с цифрами все в порядке. Слава богу!
   Но ведь я же не спал!
   Или спал?
   Артем негромко подозвал одного из лаборантов, попросил подменить, поехал, умылся и покурил на улице. Поднял взгляд на круглую улыбающуюся луну и злобно спросил:
   -- Чего ты скалишься, дура?
   Это было глупо, не дай бог, услышит кто. Что люди подумают?
   Да что они могут подумать? Инвалид крышей поехал, пора отправлять в Электросталь. Как раз в шестой палате местечко освободилось.
   Он осмотрелся по сторонам, но в курилке больше никого не было.
   Ну, само собой, два часа ночи -- весь гарнизон спит без задних ног.
   А точно сейчас два ночи?
   Он посмотрел на часы - 2:07. Артем успокоился, выбросил окурок в массивную урну и покатил обратно в лабораторию. По дороге еще дважды проверял время.
   Нет, время течет как обычно. Не в порядке что-то с ним...
   В 4:35 прервалась связь с Мотылем. Приборы писали нули, стрелки самописцев застыли в центральном положении. Пришлось сделать пометку в журнал учета. Палыч подошел к Сергею и пощупал пульс. Мотыль глубоко спал, на лице застыло умиротворенное выражение. Лаборанты ползали по полу, шипя как ужи, чертыхались, проверяли соединения кабелей. Нашли проблему, быстро устранили. Палыч вернулся к прерванной работе. Программист опять негромко проклял Страуструпа, пожелав ему вечно гореть в геенне огненной, и продолжил брякать клавишами. Звук на удивление противный, негромкий, но четко бьющий по мозгам.
   Небось Палыч сэкономил на клавиатуре и взял самую дешевую. Теперь сиди и слушай этот дребезг всю ночь.
   Артем обреченно уставился на монитор. Немного поморгал и потер веки. Наконец-то глаза согласились сфокусироваться -- так, показания в норме. Артем снова взглянул на часы, они показывали - 5:38. Получалось, что он не спит уже ровно четверо суток. Много это или мало? Нужно у Палыча спросить. Но самочувствие так себе, если честно. Бывало и хуже, но реже.
   Курить не хотелось, но нужно еще раз проветриться. Совсем скоро подъем, а он выглядит как вялая курица над Парижем.
   Что-то странное происходит с мышлением. Мозг глючит, словно компьютер Палыча. Некоторые мысли переплетаются, образуя смешные сочетания из пословиц, поговорок и привычных фраз. Словно калейдоскоп из слов.
   Артем свернул в душевую и снова умылся под гибким шлангом.
   Это уже который раз за ночь? Пятый? Шестой?
   Он не мог вспомнить, как ни старался. В животе булькало выпитое кофе. Выкатился на свежий воздух. Закурил, хотя не собирался. Смял закончившуюся пачку, выкинул в урну. Закашлялся. Сильно заболела голова, и нос заложен. Простыл я, что ли? Еще не хватало...
  

***

   Завтрак не лез в горло. От вида каши воротило, чай был мутный и теплый как помои. И опять подташнивало. Артем вяло поковырялся ложкой в тарелке, есть не стал. Отвез посуду на мойку.
   Будем считать, что позавтракал.
   Первым вернулся "оттуда" Алексей, потом Мотыль с Янкой. Койки Якута и Лены были пусты. Ну да, Палыч же дал выходной. Значит порядок. Артем яростно поскреб лоб пятерней, голова невыносимо зудела и чесалась, словно он нахватался блох.
   Успокойся, мысленно приказал он себе, это нервное. Никаких насекомых в казарме нет. И никогда не было.
   В 10:00 собрались в комнате досуга. Якут опять увлеченно рассказывал о химерах, причем теми же самыми словами, что и позавчера. Артем несколько раз поймал себя на мысли, что это он уже слышал. Дежа вю? Старик закрепляет тему, повторяя уже пройденный материал?
   Нет, дело не в этом.
   Артем внезапно понял, что все это он уже знает. И довольно давно. Очень-очень давно.
   Кто мог мне тогда рассказывать о химерах? Мама? Разве мама знала что-нибудь о химерах? А папа? Папа мог знать? Тоже вряд ли...
   Это было во сне, -- наконец догадался Артем, -- мне тогда было лет шесть всего, и мне приснились химеры.
   Артем покачал головой. Это могло быть правдой? Вполне...
  
  

***

   ...олесо опять зацепилось за порог.
   Артем вздрогнул и растеряно поднял взгляд. Откуда и куда он едет?
   Быстро посмотрел на часы. Так, 13:22. Значит, обед уже прошел? Или еще нет? Ничего не помню.
   Сколько ни напрягался, никак не смог понять, голоден или нет?
   Впрочем, какая разница, ведь есть все равно не хочется. Вообще ничего не хочется. Хочется лечь на землю и уснуть. Прямо здесь.
   Или умереть. Надоело все...
   Хочется, чтобы пытка, наконец, закончилась. Если для этого нужно сдохнуть, я готов. Черт, да я давно уже к этому готов...
   Руки дрожат, словно пил три дня подряд, волнами накатывает тошнота и слабость. Что за хрень, опять? Сердечко шалит? А с чего бы ему не пошаливать? Сколько кошмара пришлось пережить? Одного боя за цементный завод хватит на три жизни. А Бамут? А штурм Грозного?
   Артем развернул кресло и покатил обратно в курилку.
   Плевать, -- отчаянно думал он, -- сейчас покурю и пойду спать. Хватит надо мной издеваться!
   Но он точно знал, что никуда не пойдет.
   Нет, все не так просто...
   Сегодня что-то произойдет. Совсем скоро. Что-то страшное. И только он сможет остановить ее...
   Но почему?
   Да потому, что только он, Артем, и может ее увидеть. А больше никто.
   Но почему?
   Им не дано. Потому что они спят. А я проснулся.
   Да, вот только сейчас я по-настоящему проснулся. Она рядом. Затаилась. Ждет.
   Что делать?
   Нужно организовать круглосуточное дежурство. Нужно чтобы все время кто-то был на стреме. Опасность слишком велика. Но это потом...
   А что делать прямо сейчас?
   Я должен собраться с мыслями и быть начеку.
   Днем?
   Нет, днем вряд ли...
   А вот ночью -- наверняка.
   -- Хватит раскисать, тряпка, -- яростно подумал он, и осознал, что сказал это вслух.
   В курилке сидели два срочника, молодые совсем, глупые. Испуганно покосились в его сторону.
   Артем представил, как жутко выглядит со своей бледно-зеленой рожей, и дико захохотал. Солдаты мгновенно избавились от окурков и рысью поскакали в казарму. Артем продолжал смеяться в одиночестве. Даже слезы выступили.
   Чего я ржу, как идиот? -- подумал он со злостью, -- пацанов распугал.
   Осталось смутное ощущение потери.
   О чем я сейчас думал? Ни черта ведь не помню!
  

***

   Артем поднял голову и понял, что находится в спортзале, который был совершенно пуст.
   Странно, сегодня же не должно быть фехтования, озадаченно думал он, инструктор должен был приехать вчера, но ему позвонил Ерохин и дал отбой. А сегодня по графику тренировки нет.
   Зачем тогда я сюда прикатил?
   Важная Мысль крутилась совсем рядом с головой, нужно было изловчиться и поймать ее за хвост. Но это все никак не удавалось...
   Зачем я сюда приехал? -- снова и снова спрашивал себя Артем. Попытка вспомнить вызывала раздражение и почти физическую боль.
   Так и не вспомнил...
  

***

  
   14:46. К трем часам нужно...

***

   ...лько же?
   Артем покрутил головой. Он снова в курилке. Еще одна пачка сигарет закончилась. Он смял ее и выкинул в урну.
   Черт, не слишком ли много я курю?
   Он точно помнил, что новую пачку распечатал сегодня утром.
   Или это было вчера?
   Да какая, к черту разница?
  

***

  
   --... вает, -- сказала Лена, опустила руку и погладила Рекса по голове.
   -- Что? -- переспросил Артем.
   Он совершенно не помнил последней фразы, которую сказал. Лена ему что-то ответила. Но что?
   Во всяком случае, она должна была что-то ответить, если он задал вопрос. А он ее о чем-то спрашивал?
   Ни черта не помню...
   -- Тебя Палыч на медосмотр вызывает, -- повторила Лена.
   Так вот она что сказала, -- обрадовался Артем, и быстро ответил, пока не улетела мысль:
   -- Хорошо, сейчас еду.
   И все-таки, что же я у нее спросил?
  

***

   Палыч выглядел озабоченно. Врач долго светил в глаз маленьким фонариком, проверял реакцию зрачков, померил давление, пощупал пульс, пожал плечами. Норма!
   Здоров как бык. Можно отсюда прямо на бойню, чтобы под ногами со своей коляской не путался.
   -- Ну, как ты себя чувствуешь?
   -- Нормально, -- глухо ответил Артем.
   Сказал или только подумал? Впрочем, это не важно...
   -- Еще одну ночь выдержишь?
   Он кивнул. Горло совсем пересохло, першит, но пить нельзя -- опять тошнить начнет.
   -- Конечно, выдержу.
   Да и выбора у меня нет...
   Потому что именно сегодня ночью должно произойти что-то очень страшное. Вот только я сейчас ни хрена не помню, что. Но я вспомню. Я обязательно вспомню, когда придет время. Сейчас я немножко отдохну, сосредоточусь, и все-все вспомню.
   -- Дежурить не нужно, -- голос Палыча звучит непривычно глухо. Лицо под очками сосредоточенное, изучающее, словно он бабочка приколотая булавками к столу. В каком-то смысле так оно и есть.
   Артем кивнул головой в ответ.
   -- Если станет плохо, не молчи. Сразу прерываем эксперимент.
   Артем кивнул головой в третий раз.
   Может надо все-таки что-то сказать вслух?
  

***

   ... черт, опять из носа кровь пош...
  

***

   -- Дядя Артем, может быть, хватит? -- спросил Костик.
   -- Нормально, -- глухо ответил Артем и сжал зубы, -- бывало и хуже.
   -- Сдохнешь ведь.
   -- Не дождетесь!
   -- Дядя Артем, я давно хотел тебе сказать, -- замялся Костик, -- я не могу тебя насовсем в другое тело пересадить.
   Артем вздрогнул.
   -- Костян, а разве я тебя об этом когда-нибудь просил?
   -- Нет, -- потупился Костик, -- но ты думал...
   -- Меньше подслушивай чужие мысли, -- грубо сказал Артем, -- любопытной Варваре... дальше сам знаешь.
   Костик повеселел, как будто камень с души...
  

***

   -- Кто сегодня ночью дежурит?
   -- Ерохин.
  

***

  
   ...а потом пришла химера.
   Это произошло под утро, когда ночная мгла сгустилась до такой степени, что стала почти осязаемой. Хищное гибкое тело бесшумно скользнуло в детскую и приземлилось с кошачьей грацией в середине комнаты. Едва слышно цокнули по полу острые, как бритва когти. В непроглядном мраке сверкнули полные ненависти и злобы глаза. Прижавшись к полу, тварь изготовилась к атаке...
   Никакой надежды. Еще секунда и химера прыгнет.
   Артем посмотрел на дверь комнаты родителей.
   Даже если услышат крик, будет слишком поздно. Нет, кричать нельзя, иначе он выдаст себя. Нужно затаиться и ждать. И не дышать! Тогда она уйдет. У химер очень тонкий слух и прекрасное ночное зрение. Но если не шевелиться, она подумает, что кровать пуста. Тогда она уйдет. Наверное...
  

***

   Воспоминания вспыхнули в мозгу с такой ясностью, что Артема передернуло. Теперь он все вспомнил. Вот, почему рассказ Якута казался смутно знакомым. Да ведь он собственными глазами видел призрачную зверюгу много лет назад. Сколько ему тогда было? Шесть? Нет, гораздо меньше. Годика три -- четыре всего. У маленьких детей иное восприятие действительности. Они видят призраков так же, как кошки или собаки. Но взрослея, теряют этот навык.
   Чтобы ощутить присутствие потусторонней твари, наверное, нужно самому быть на шаг от могилы...
   Вчера ночью Артем почувствовал химеру. Что это было? Может быть запах? Терпкий мускусный аромат чужеродного зверя...
   Так вот зачем он пошел днем в спортзал -- хотел взять одну из учебных шпаг. Оружейка, к сожалению, оказалась закрыта. Просить ключи у Ерохина Артем не стал.
   Где взять оружие? Обычного ПМ-а вполне достаточно.
   Никто не увидит химеру, даже если эта проклятая тварь будет стоять посредине лаборатории. Нет пока таких приборов, чтобы фиксировали тонкое тело на пленку.
   Да и не возьмет химеру обычная пуля. Она же нематериальна в физическом мире.
   Вот только жизнь пьет вполне материально...
   Тонкое тело может повредить только холодное оружие -- сабля, меч, нож, рапира, вспомнил он слова Якута.
   Где взять холодное оружие в два часа ночи? Вариант с Ерохиным отпадает сразу. Тогда где?
   Артем покачал головой, потер воспаленные глаза, осмотрелся, прислушался, и вновь его обдало ледяной волной страшной догадки -- она уже здесь. Затаилась. Ждет своего часа.
   А с другой стороны, я уже давно не трехлетний ребенок. Какого черта? Это мой мир! Это моя группа! Я не позволю пить энергию беззащитных людей.
   Артем не спеша покатил по центральному проходу.
   В казарме тихо. Солдаты-срочники мирно посапывают в койках, дневальный скучает "на тумбочке". Сквозь приоткрытую дверь увидел, что Ерохин в канцелярии, спит сидя, положив голову на стол.
   На улице свежий ветерок. В небе сияет полная луна. Ни единого облачка, только россыпь мелких незнакомых звезд. Когда я последний раз видел в Москве звезды? Наверное, никогда.
   Только на башнях Кремля...
   Артем снова прислушался. Да, сомнений не оставалось, химера где-то здесь. Возможно, вон в тех кустах, возле беседки. А возможно, за тем противопожарным ящиком с песком. Она совсем рядом.
   Может быть, он спит, и все это ему снится?
   Артем наклонился и пощупал культи. В сновидении у него всегда есть ноги, сейчас он точно не спит.
   -- Костик, -- едва слышно позвал он, -- Костик, ты здесь?
   Ни единого звука не прилетело в ответ.
   Зря я его отругал за чтение мыслей, -- подумал Артем, и на всякий случай позвал еще раз:
   -- Костик.
   В ответ тишина.
   Реальность воспринималась преувеличенно четко и ясно -- обострились все органы чувств. Теперь он видел гораздо дальше, чем всегда. Слышал любой шорох, даже сквозь стены казармы. Различал комариный писк компьютеров и приглушенный гул генераторов сна в лаборатории, чей-то богатырский храп в казарме. Даже нюх обострился, как у собаки.
   Но было что-то еще. Какое-то неведомое шестое чувство подсказывало, что она здесь. Рядом. Готова к прыжку. Ледяной ветер шевелил волосы на затылке.
   Ну что же, -- отстраненно подумал Артем, -- значит, придется выкручиваться самому. Не впервой.
   Холодная решимость обдала ледяной волной. Шансов выбраться из передряги, почти нет. Он слишком хорошо понимал, что такое химера. Неподготовленный человек не сможет противостоять, а уж калека и подавно...
   Где взять оружие?
   Черт возьми, да у меня же есть меч!
   Он быстро вытащил его из ножен, крепко сжал рифленую рукоять, поймал отблеск луны на остро отточенном острие.
   Трудно придется без ног. Только горизонтальный удар...
   -- Ну, давай, выходи, сука, -- одними губами произнес Артем. Кричать смысла нет, химера услышит, даже если он будет говорить мысленно...
   Снова подул ветер, и принес едва заметный запах животного.
   Артем приподнял клинок чуть выше.
   Нападение будет быстрым...
   Тварь все еще медлила. Она была растеряна и напугана, Артем знал это наверняка. Теперь он каждой клеточкой чувствовал движение химеры. Вычислил местонахождение и развернул коляску, -- тварь не сможет пройти мимо него в лабораторию.
   Только через мой окоченевший труп!
   -- Артем, -- крикнул кто-то сзади.
   Плевать! Не отвлекаться. Так всегда бывает в фильмах-ужасов. Героя оборачивается на чей-то крик, и в этот момент его убивают.
   Потом. Все потом. Она сейчас нападет.
   И тут химера прыгнула. В лунном свете сверкнула серебристая шерсть, четыре лапы с острыми когтями разведенные для смертельного удара. Узкое и длинное кошачье тело. Оскаленная лягушечья пасть, с двумя рядами острых клыков, размером с палец. Артем ударил мечом навстречу.
   Он не мог вскочить с кресла. Сумел только немного податься вперед, чтобы скорректировать удар. К сожалению, этого оказалось недостаточно. Меч вошел в плоть, но неглубоко, -- шкура приняла на себя почти весь удар. Химера завизжала и резво отскочила назад.
   Теперь она была ранена и опасна вдвойне.
   Артем отшатнулся, насколько позволила спинка, закрылся мечом. Едва успел, острые когти царапнул металл в нескольких сантиметрах от лица. Химера мягко коснулась земли и перегруппировалась.
   Артем быстро перехватил меч второй рукой за клинок. В ближнем бою длина оружия играет против владельца -- на землю закапала кровь из порезанной кисти.
   Плевать! Сейчас это не важно.
   Химера снова прыгнула, Артем оттолкнул ее мечом, ловко увернувшись от острых когтей и зубов. Ему пока везло.
   Черт, этот танец не может продолжаться вечно...
   Тварь низко припала к земле, разглядывая человека всеми четырьмя налитыми кровью глазами.
   Сейчас опять прыгнет...
   Артем медлил. У него нет права на ошибку. Слишком устал. Пятые сутки без сна. Реакция замедлена.
   И все-таки, он не беспомощный трехлетний мальчик...
   Химера прыгнула, Артем разжал левую руку и нанес сильный рубящий горизонтальный удар.
   Проклятое кресло мешает...
   Он мог бить только горизонтально, но в этот раз, его расчет оказался точным. Химера попыталась в прыжке изменить направление полета, и не успевала. Она выгнулась, стараясь убрать голову от стремительно приближающейся стали, но сделала только хуже -- открыла беззащитную шею. Удар был точен, он перерубил горло твари -- рука Артема, сжимающая эфес не дрогнула в последний момент. Химера рухнула в снег, забилась в конвульсиях, и в последний момент все-таки дотянулась, -- полоснула когтями по руке.
   Он закричал, но не от боли, а скорее от испуга.
   Тварь еще несколько секунд агонизировала на асфальте, потом вытянулась и затихла. Артем, тяжело дыша, разглядывал, как растворяется в воздухе худое, жилистое тело неземного создания. Вскоре на дорожке не осталось ничего, -- только капли крови самого Артема.
   Бах! Бах! Артем быстро поднял голову.
   Это Ерохин дважды выстрелил в воздух, и теперь направил ПМ на него.
   -- Артем, ты слышишь меня? Я не шучу, брось железку в сторону или открою огонь на поражение.
   По ушам ударила сирена, наряд поднимали "в ружье".
   -- Мать твою! -- выругался кто-то, -- да у него же настоящий меч!
   Артем разжал пальцы, негромко звякнув, "железка" упала на асфальт.
   -- О господи, -- простонал Палыч, -- кровь. Да он же ранен!
   Артем почувствовал сильное головокружение. Перед глазами поплыло.
   Видимо тварь ядовитая, в каком-то вялом оцепенении подумал он, достала-таки, сука.
   И мир перестал существовать...
   Глава 13

Россия. Московская обл. г Мытищи. 22 марта 2003 г. 6:22

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Самохвалов приехал еще до подъема, но все равно опоздал, Артема к тому времени уже наскоро перевязали и увезли в госпиталь. В лаборатории никто не спал, даже сноходцев немедленно разбудили. Тем более никто не спал в остальном гарнизоне, поднятом по тревоге. Ввиду отсутствия Ерохина, в канцелярии закрылись втроем. Полковник был мрачен как туча, кустистые брови сошлись к переносице, на лбу обозначилась глубокая морщина. Тяжелым шагом он прошел и плюхнулся в кресло командира, бросил рассеянный взгляд на меч Артема, лежащий на столе. Потом сухо спросил, обращаясь к Мотылю:
   -- Жив?
   -- Да, в госпиталь увезли. Ерохин сопровождает.
   -- Докладывай с самого сначала.
   Сергей сжато и без эмоций пересказал события прошедшей ночи:
   -- Шли пятые сутки депривации сна. Примерно в два часа ночи Артем стал совершенно неадекватен, двигался как сомнамбула, никого не замечал, не реагировал на обращение по имени. Целеустремленно направился во внутренний двор, словно искал кого-то. Когда вытащил меч, Палыч забил тревогу. Наличие холодного оружия в руках невменяемого человека Ерохин посчитал достаточной угрозой для коллектива лаборатории и был вынужден предпринять соответствующие меры, вплоть до применения табельного оружия. После предупредительных выстрелов, Артем на некоторое время пришел в себя, исполнил приказ капитана -- выбросил меч. Почти сразу же потерял сознание, был доставлен в санчасть, а позже -- в госпиталь.
   -- Насколько все серьезно?
   -- Неглубокая резаная рана левой кисти, повреждения от когтей животного на левом предплечье. В крови обнаружен неустановленный яд биологического происхождения. Нарушение нормальной жизнедеятельности организма, вследствие длительной депривации сна. Некритичная кровопотеря.
   -- Так, -- сказал полковник и на некоторое время задумался, -- тогда сидим на жопе ровно и ждем звонка от Ерохина. Это что?
   -- Это его меч, -- сдавленно сказал Сергей и добавил после паузы, -- артефакт.
   -- Ясно, -- пробормотал полковник, взял оружие в руки.
   -- Что значит ясно? -- вмешался в разговор Николай Павлович, -- вы вообще отдаете себе отчет, что именно произошло?
   -- Вполне, -- спокойно ответил Самохвалов, внимательно разглядывая остро отточенное лезвие меча.
   -- Мне кажется, что не совсем, -- щеки Николая пылали, словно уголья потухшего костра, а в карих глазах под стеклами очков бушевала буря эмоций, -- можно, я вам немного поясню ситуацию?
   -- Валяйте, -- не глядя на младшего научного сотрудника, буркнул полковник. Казалось, возбуждение Николая его ни сколько не заботит.
   -- Не было у него меча, -- сказал Палыч, -- не прятал он его под сиденьем кресла, как вы, наверное, подумали. Меч там просто не поместится. И вообще, этого, -- он слегка замялся, -- предмета, в физическом мире не существует.
   -- Пожалуйста, продолжайте, -- спокойно сказал полковник и попробовал пальцем заточку.
   -- Артем вытащил меч из сновидения, понимаете? -- Николай снял очки и принялся их яростно протирать, -- я не знаю, как ему это удалось. К исходу пятых суток он настолько ослаб, что почти не мог сопротивляться нарушению циркадных ритмов. В его сознании реальность и сновидение сплелись воедино. Возомнив опасность, он сделал то, что всегда делал в сновидении -- вытащил оружие. Но откуда, черт возьми, он его вытащил?
   -- Он же рыцарь, -- хмыкнул полковник, -- почувствовав опасность, угрожающую группе, он поступил так, как требовали обстоятельства -- вступил в поединок. И с честью вышел победителем.
   -- С чего вы взяли, что было нападение? -- закричал Николай, -- Мы с Ерохиным стояли в нескольких метрах и видели только самого Артема. Не было там больше никого.
   -- Рыцарь никогда не обнажит меч без необходимости, -- спокойно возразил Самохвалов.
   -- Чушь! -- опять завелся Николай, -- не было там никого и ничего. Он дрался с воображаемым противником.
   -- А раны от когтей? -- спросил полковник.
   -- Сам себе нанес.
   -- Правой рукой, которой в это время держал меч? Так?
   Николай запнулся.
   -- Ну не знаю, может быть, стигматы.
   -- А яд он себе ввел заранее. Чтобы произвести неизгладимое впечатление на младшего научного сотрудника и обеспечить алиби. Так?
   Николай энергично потряс головой.
   -- Я не сомневаюсь, -- продолжил полковник, -- все произошло именно так, как описал Мотыль. Даже если до сих пор Артем и не был рыцарем, то сегодня, можно сказать, получил боевое крещение и стал им. Гештальт закрыт.
   -- Хорошо, -- Николай потер переносицу и вновь надел очки, -- допустим, что зверь действительно существовал. Как он проник на охраняемую территорию? Почему мы с Ерохиным его не видели, хотя стояли не дальше трех-четырех метров?
   Полковник демонстративно развернулся к Мотылю?
   -- Поясни.
   -- Химера, -- пожав плечами, сказал Мотыль.
   -- Что это значит? -- спросил Палыч, сверкнув глазами из-за очков.
   -- Это такое существо, которое может быть невидимым, -- пояснил Сергей, -- Палыч, вы не сноходец. И Ерохин тоже. Вы не могли увидеть химеру. Никто из обычных людей не может увидеть химеру.
   -- Но где он взял меч?
   -- Вы же сами ответили на этот вопрос, -- усмехнулся полковник, -- вытащил из сновидения. Материализовал. Овеществил. Трансформировал имманентный эйдос субстанции в конкретный трансцендентный объект.
   -- Но это невозможно! -- воскликнул Николай, его руки тряслись, словно в лихорадке. -- Невозможно вот так взять и голыми руками нарушить закон сохранения массы-энергии.
   Полковник пожал плечами.
   -- Ваш закон придумали люди, а людям свойственно ошибаться.
   -- Наука не может ошибаться! -- парировал Николай.
   -- Наука понятие абстрактное, -- возразил Самохвалов, -- ее законы расплывчаты. Сегодня наука считает правильным одно, а завтра другое. Появится новое знание, и законы уточнят. Или вообще перепишут. Может быть, Николай Павлович, вы сами и перепишете.
   Машков запнулся на полуслове. Ему на помощь пришел Мотыль, задав следующий вопрос:
   -- Почему вы решили, что Артем все-таки справился с химерой?
   -- Он остался жив, -- сказал Самохвалов, -- если бы химера победила, мы имели бы на руках труп рыцаря.
   -- Логично, -- согласился Мотыль и замолчал.
   Наконец-то Николай сосредоточился и заговорил спокойнее:
   -- Василий Петрович, я решительно не понимаю, как можно вытащить предмет из сновидения? И по-прежнему считаю, что это невозможно. Но больше всего меня раздражают ваши эзотерические термины. Что такое субстанция?
   -- Прана, -- пояснил полковник, -- Психосфера. Ноосфера. Энергоинформационная среда. Ментал. Названий много. Суть одна.
   -- Это же эзотерика, товарищ полковник. Эзотерическая чушь!
   Самохвалов пожал плечами:
   -- Уважаемый Николай Павлович, у меня все равно нет для вас другого объяснения.
   -- Но оно должно быть.
   -- Вот и займитесь этой проблемой, -- подытожил полковник. -- пусть каждый занимается своим делом. Мы, военные, будем охранять спокойный сон граждан. А вы, господа ученые, подводите научный базис под наши методы работы. Мы это уже обсуждали. Не вижу смысла ходить по кругу.
   -- Откуда взялась химера в нашем мире? Как она проникла на охраняемую территорию? Что ей понадобилось в лаборатории? -- зачастил вопросами Николай.
   Полковник снова демонстративно повернулся к Мотылю.
   -- Сергей, поясни господину ученому.
   -- Оттуда же, откуда и меч, -- хмуро сказал Мотыль, -- Артему приснился кошмар. Он вытащил эту тварь в реальность и убил. И теперь нам нужно молиться, чтобы медики сумели нейтрализовать яд.
   -- Это полный пиздец, -- сказал Николай Павлович, снова снял очки и принялся их протирать, -- господа, послушайте себя со стороны: парню, который не спит уже пять дней, приснился кошмар наяву, из сновидения выпрыгнула невидимая тварь, и он убил ее оружием, которое так же позаимствовал из своего сновидения.
   -- Что говорит Якут? -- тихо спросил полковник у Сергея, игнорируя вопрос научного сотрудника.
   -- Ничего конкретного.
   -- А именно?
   -- На все воля божья.
   Самохвалов хмыкнул, его терзала привычка ходить взад-вперед по комнате, заложив руки за спину, когда он напряженно о чем-то думал. Но в тесной канцелярии сделать это было затруднительно. Поэтому он принялся без особой цели перекладывать бумаги на столе.
   -- Сергей, давай еще раз кратко пройдемся по всем подчиненным. Все равно ждать звонка Ерохина.
   -- Сегодня отчеты еще никто не писал, -- замялся Мотыль.
   -- Это не важно.
   -- Ну хорошо, -- Сергей откашлялся, -- пока дальше всех продвинулась Елена. Она свободно перемещается в пределах пяти основных уровней. А позавчера самостоятельно вышла на шестой. Правда, сама не смогла вернуться, пришлось Якуту ее вытаскивать, но это дело практики. Она умеет менять окружение, формировать и деструктир... -- он запнулся на сложном слове и быстро поправился, -- умеет менять декорации сновидения по собственному усмотрению. Практики мало. Но очень скоро она обойдет нас всех.
   Самохвалов кивнул, продолжая рыться в бумагах.
   -- Вторым по важности для нас является Костик. Янка и Юрвас полностью бесполезны, так как намертво заперты в теле юноши. За прошедшие годы их поврежденные разумы частично объединились, но на большее, чем обслуживание нужд тела Костика, мы рассчитывать не можем. Личности неполноценны.
   Теперь сам Костик, по нашей терминологии неприкаянная душа -- очень ценный союзник. Кроме базовых ментальных способностей: чтение и внушение мыслей, подселение в тело любого человека, перехват контроля над чужим телом -- есть и другие. Полный список пока не составлен, всех своих способностей не знает даже он сам.
   -- Вот значит как, -- хмыкнул полковник.
   -- Могу предположить, что он без труда сможет нанести владельцу мозга психотравму любой степени тяжести; скорректировать память рецепиента, вплоть до полного разрушения личности; повлиять на психоэмоциональную сферу, перестроив ее в заданном направлении. Вышеперечисленного более чем достаточно для боевого применения способностей Костика. Однако есть небольшая проблема, поскольку волею судьбы он оказался оторван от собственного тела, у нас крайне мало способов влияния на мотивацию. Костика нечем соблазнить и невозможно запугать. Остается только лесть, уговоры и обман.
   -- Ясно, -- недовольно буркнул полковник, -- подумаем над мотивацией.
   -- Третьим по важности для нас является квинтор -- Алексей Смаев. При всех достоинствах имеет ряд катастрофических недостатков. В частности, не умеет генерировать оружие по мере необходимости, вследствие чего вынужден таскать с собой весь арсенал. После ваших спецмероприятий он получил представление о разумной достаточности, но потерял в огневой мощи. Хотя и увеличил точность поражения целей и максимальную пробивную способность вооружения, приблизив ее к реальным показателям.
   -- Что и требовалось, -- вставил полковник.
   -- Алексей почти не умеет самостоятельно осознаваться в сновидении. Успешные попытки можно перечислить по пальцам одной руки. Алексей -- типичный водолаз. Если его разбудить и доставить в нужную точку, сможет выполнить поставленное задание. К самостоятельным действиям и принятию решений не готов.
   -- Рановато ему пока принимать решения, а тем более воевать в одиночку, -- согласился полковник, -- продолжайте.
   -- И наконец, Артем. Рыцарь. Четвертый уровень. Умеет генерировать любое холодное оружие на лету. Предпочитает меч. Фехтует средне. Сказывается отсутствие навыка в реальной жизни. Неплохо наловчился перемещаться между слоями и локациями, хотя бывают досадные промашки. Хороший потенциал для развития. Для самостоятельной работы пока не готов.
   -- Если не ошибаюсь, -- возразил Самохвалов, -- Артем владеет навыками рукопашного и ножевого боя.
   -- Не ошибаетесь, -- подтвердил Мотыль, -- однако, ножевой бой и сражение на мечах -- совершенно разные дисциплины.
   -- М-да, -- задумчиво протянул полковник, -- подведем итоги: у нас имеется маг вне категории позднего пенсионного возраста, оборотень шестого уровня, и четыре молокососа, не готовых к самостоятельной работе. Из которых: один в реанимации, по собственной глупости; вторая может в любой момент заблудиться и самостоятельно не найдет дорогу домой; третий не умеет осознаваться без посторонней помощи; а четвертый вышел погулять и начисто просрал свою избушку, так что теперь мерзнет под дождем. Я ничего не упустил?
   Сергей отрицательно покачал головой.
   -- А между тем, время, отведенное для формирования и обучения группы, стремительно заканчивается.
   -- Вы же говорили, что у нас есть целый год? -- удивленно воскликнул Николай.
   -- Говорил, -- мрачно усмехнулся полковник, -- и не отрицаю этого. Говорил, потому что мне так было обещано. Однако, произошел небольшой форс-мажор. Новый руководитель хочет получить результаты здесь и сейчас. А еще лучше -- вчера.
   Мотыль покусал губу и пробормотал:
   -- Василий Петрович, нельзя выпускать необстрелянных в бой. Хреново закончится, -- немного помолчав, добавил, -- и очень быстро.
   -- Сереж, ты думаешь, у нас есть выбор?
   -- Думаю, выбор есть всегда, -- возразил Мотыль, -- нужно еще потянуть время. Хотя бы недели две-три. А лучше -- месяц.
   -- Палка о двух концах, -- сказал полковник, -- и второй конец может ударить по голове гораздо сильнее. Так что обучение придется плавно подводить к завершению.
   -- Рановато, -- поморщился Сергей, -- они же салаги еще. В первом бою потеряем половину группы.
   -- У Феникса сороковых годов на подготовку боевой группы было гораздо меньше времени, чем у нас. Примерно через месяц после формирования они вступили в фазу активного противостояния немцам. Возьмем пример с наших дедов, будем учить салаг на поле боя. Так сказать, по ходу пьесы.
   Сергей опустил голову:
   -- Я предупредил...
   -- А ваша с Якутом задача -- не допустить потерь. Или хотя бы свести их к минимуму.
   Звонок телефона заставил всех вздрогнуть от неожиданности. Полковник быстро взял трубку:
   -- Алло.
   Потом долгие десять секунд слушал ответ, после чего положил трубку на рычаг.
   -- Звонил Ерохин, -- спокойным голосом произнес он, -- жизнь Артема вне опасности. Он спит. Как придет в себя, переведут в палату общей терапии. Сергей, нужно установить круглосуточное дежурство у кровати больного. Посторонних не привлекать, дежурить только составом группы.
   -- Есть -- ответил Мотыль.
   -- Надеюсь, -- добавил полковник, -- ты понимаешь, что пока Артем нестабилен, может случиться рецидив?
   -- Значит, дежурить придется только нам с Якутом, -- резюмировал Сергей, -- по очереди. Молодежь просто не сможет противостоять химере в реальности.
   Полковник согласно кивнул и вышел из канцелярии.
   -- Вот такие пироги, -- задумчиво сказал Мотыль, не обращаясь ни к кому конкретно.
   Николай вскинул голову, словно ждал сигнала.
   -- Сергей, у меня есть идея.
   -- Слушаю вас, Николай Павлович, -- откликнулся Мотыль.
   -- Я могу собрать небольшую установку, компактный генератор для сна.
   -- Ну и...
   -- Все просто, если дело обстоит так, как вы сказали, и Артем материализовывает свои страхи, потому что спит наяву, значит, необходимо его погрузить в искусственный глубокий сон. Сработает рефлекс на звук генератора, и он уснет. В сновидении, как я понимаю, Артему будет проще справиться с химерами. А реальность будет в безопасности.
   -- Ну что же, как подстраховка дежурству, очень неплохая идея, -- согласился Мотыль
   -- Дайте мне полчасика.
   Сергей улыбнулся:
   -- Пусть лучше будет пара часов, -- сказал он, -- нам с Якутом все равно подготовиться нужно.
   Глава 14

Россия. Москва. Госпитальная площадь. 24 марта 2003 г. 6:56

Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко

  

***

   -...нется и все.
   -- Неужели так просто? -- удивился Артем.
   -- Абсолютно ничего сложного, -- заверил Ремуэль и заразительно рассмеялся.
   -- Черт, но я же все забуду, -- расстроился Артем, -- как мне сохранить хотя бы частичку этих воспоминаний?
   -- Конечно, забудешь, -- снова засмеялся Ремуэль, -- но не все. Кое-что останется. И не переживай так сильно, когда-нибудь ты обязательно вернешься к нам. А когда пересечешь линию психосферы, все нужное вспомнишь.
   Артем расстроено кивнул головой.
   -- Вот мы и пришли, -- сказал Ремуэль, -- прощай, Артемка, удачи тебе!
   -- Но... я... подожди... стой... я еще не...
  

***

   Артем открыл глаза и несколько секунд бессмысленно хлопал ресницами. Потом нахлынули воспоминания: долгие дни мучений от депривации, химера и отчаянный поединок против жестокого зверя иномирья.
   А потом... что было потом? Он ни как не мог вспомнить, в голове крутились только обрывки бесед с незнакомыми личностями, странные визуальные образы, чудесная неземная музыка и ощущение невероятного счастья. Он был в каком-то ином, прекрасном мире, который наполняли величественные арки, уходящие в безоблачное небо ажурные колонны, устремленные ввысь линии загадочных сооружений, белый с голубыми прожилками мраморный пол, и люди, одетые в странные балахоны и почему-то босиком. Или это были не люди?
   Артем осмотрелся и все понял, -- вокруг белые крашеные стены военного госпиталя, знакомый монитор жизнедеятельности у изголовья и нечеткая фигура человека у окна. Ярко вспыхнуло в мозгу последнее, что он помнил, -- удар рассекающий горло твари, агония химеры на асфальте, следы от когтей на предплечье и алые капли крови, падающие на снег. А потом властный окрик Ерохина -- "Артем, брось железку или открою огонь на поражение".
   Все-таки достала, сука!
   Когти и клыки химеры пропитаны ядом, об этом не раз твердил Якут. Но я жив. Откачали военные медики. Артем перевел дух.
   Но что это было, после того как я потерял сознание? Сон? Бред воспаленного сознания под действием яда химеры? Галлюцинации?
   Артем с силой сжал кулак от невыносимого отчаяния. Он только что потерял приличный кусок своей жизни и памяти.
   Не дождетесь, суки!
   Из правого глаза непроизвольно выкатилась слезинка и тут же высохла. Ощущение досады от пережитого и утерянного счастья.
   Пожилой человек сидит у изголовья больничной койки.
   И вдруг искра надежды вспыхнула узнаванием и мгновенно разгорелась в попытке вернуть все назад:
   -- Якут!
   -- Ну, слава богу, -- вздохнул старик, -- наконец-то очнулся, болезный. Как себя чувствуешь?
   -- Спасибо, Якут, нормально чувствую. Скажи, где я был?
   Старик смешно закряхтел и потеребил седую бороденку.
   -- Артемка, ты был в мире духов. В этот раз медицина тебя вытянула... но ты был почти на пороге...
   -- На пороге чего? -- не понял Артем.
   -- Полной и окончательной смерти.
   -- Черт, -- закашлялся Артем, -- я немножко помню. Там так прекрасно! Там просто чертовски здорово!
   -- Вот поэтому, -- усмехнулся старик, -- посвященные и не боятся смерти. Кто побывал на грани, меняют свое отношение жизни. Живи, Артемка! Каждую минуту своей жизни. Каждую секунду! Живи и наслаждайся тем, чего можешь лишиться в одночасье. И назад уже ничего не вернуть.
   Артем тяжело вздохнул и снова закрыл глаза.
   А может быть и стоит потерять?
  

Россия. Москва. Госпитальная площадь. 25 марта 2003 г. 21:07

Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко

  

***

   В общей палате стояло пять кроватей. Одна пустовала, а на трех остальных расположились молодые ребята-срочники. Двое с какими-то серьезными заболеваниями. Артем не вслушивался в их разговор, поэтому не понял, чем ребята болеют, а расспрашивать не стал, ему это было не особо интересно. А вот третий пытался косить от армии, и что-то с собой сделал. То ли иголки проглотил, то ли бритвенные лезвия.
   Врачи идиота прооперировали, и пока он восстанавливался, размышляли, что с ним делать дальше? Направить в психиатричку, отправить дослуживать, комиссовать по состоянию здоровья? Переживали, что попадет в дисбат. Даже нарисовался импортный диагноз, который звучал просто зловеще: синдром преднамеренного нанесения телесных повреждений самому себе. Гражданские врачи с серьезным видом рассуждали о дефиците фермента гипоксантин-гуанинфосфорибозилтрансферазы, и всячески пытались оправдать членовредителя перед хмурыми офицерами, в строгих военных мундирах. Чем вся эта эпопея закончится, пока было неясно.
   Молодые парни, оказавшиеся на больничной койке не по собственной воле, сторонились взрослого инвалида. Уклониста, так вообще, невзлюбили с первого дня пребывания в палате. Он же сам практически ни с кем не общался, целыми днями валялся на кровати и угрюмо смотрел в стену.
   Общение не клеилось. Попытка сыграть в карты с молодежью так же не увенчалась успехом. Выяснилось, что один из срочников в карты играть категорически отказывается. Играть вдвоем было не интересно. Шахматы и шашки Артем не любил, потому что играл отвратительно, и никакими методами и уроками поднять свой уровень не смог. Видимо, не дано. Он с огромным удовольствием порезался бы в шеш-беш. Но в палате никто не знал, где взять нарды, и тем более, никто не умел играть в эту странную восточную игру.
   Утром Ерохин принес несколько апельсинов и детектив в потрепанной обложке. Один фрукт Артем беззастенчиво сожрал, остальные отдал молодежи. Книжку полистал безо всякого интереса и швырнул на тумбочку. Заняться было решительно нечем. Оставался еще старенький телик в коридоре, показывающий на мутном экране исключительно первый канал российского телевидения. Перегружаться в инвалидное кресло, и катить в коридор желания не было. Расстроенный Артем лег на спину и, глядя в потолок, задумался.
   А что, если сейчас уснуть и осознаться во сне? Без всяких там генераторов, приборов контроля и синхронизации сновидящих. Артем даже задрожал от возбуждения. А почему нет? Что помешает? Отсутствие Палыча и его пищащих зуммеров? Да плевать на все эти приборы! Что он, своих ребят не сможет найти в мире сновидений? Практики уже выше крыши. Да запросто найдет.
   Он решительно повернулся на бок и собрался уснуть...
  

***

   ...а потом он как-то сразу и без перехода оказался посреди больничной палаты. Артем растерялся и принялся озираться. В палате ничего не изменилось, пацаны тихо беседовали между собой, свесившись с кроватей, и не обращали на него никакого внимания. Уклонист читал книжку, отвернувшись к стене. Артем хихикнул.
   Вот шельмец, стибрил мой детектив с тумбочки, подумал он.
   И вот тут до Артема наконец-то дошло, что он стоит на собственных ногах.
   Значит, я сплю, подумал он, но почему все не так, как обычно бывает во сне? Почему все такое реальное?
   -- Эй, мужики, -- громко сказал он, -- вы меня видите?
   Как ни странно, но его голос совершенно не вызвал ответной реакции. Поведение больных не изменилось. На него никто не обратил внимания, -- уклонист все также шуршал страницами, срочники продолжали мирно беседовать. Артем почувствовал себя неуютно.
   Он подошел к стене и пощупал холодную твердую поверхность. Легонько стукнул кулаком. Стена была абсолютно реальной. А может, просто шагнуть сквозь стену госпитальной палаты в родную лабораторию в Мытищах? Поколебавшись некоторое время, он решился и шагнул в стену. Честно говоря, было немного страшно, вдруг не получится? С другой стороны, а почему не должно получиться? Он спит и видит сновидение. Раз стоит на своих двоих, значит, точно спит.
   Стена расступилась перед ним, и Артем оказался в коридоре. В середине бесконечного прохода стоял небольшой письменный стол, за которым расположилась дородная тетка в белом больничном халате. Она аккуратным почерком заполняла историю болезни очередного травмированного солдатика. Артем понял, что даже стоя там, где он оказался после фазирования, (оно же трансмиграция -- прохождение сквозь материальные предметы), может легко прочитать текст. Это было странно, так как обычно читать в сновидении очень трудно, а иногда и вообще невозможно. Буквы пляшут, расплываются, меняются местами и ведут себя как живые.
   Ради интереса Артем прочитал всю страницу с самого начала, и понял, что новенький поступил с открытым переломом левой голени, осложненным значительным раздроблением кости и многочисленными смещениями.
   Операцию проводит военврач Алексеев, уже три часа возится, значит, ампутация парнишке не грозит.
   Артем вздрогнул, последняя фраза не была написана на бумаге, ее сейчас подумала медсестра.
   Ух, ты, искренне удивился он, я уже и мысли читать умею, как Костик?
   Круглые часы на стене показывали двенадцать минут десятого. Скоро отбой. А в лаборатории идет подготовка аппаратуры. Артем непроизвольно сглотнул.
   Может с дверью получится? Он таким образом иногда перемещался между локациями во сне. Потянешь за ручку на себя, а за дверью нужное тебе место. Артем взялся за типично больничную, выпущенную наверняка еще при СССР дверную ручку нажал и... рука прошла насквозь.
   Что за черт? -- подумал он, и снова взялся за ручку. Охватил пальцами холодный и твердый металл, нажал. И снова рука прошла рукоятку насквозь. Артем озадаченно посмотрел на свою руку. Рука как рука. Обычная
   Он двинулся по коридору в сторону дежурной.
   -- Извините, -- громко спросил он, -- вы меня видите?
   Медсестра продолжала выводить буквы в истории болезни, Артема она не видела и не слышала. Он подошел вплотную к столу и взял, а точнее, попытался взять со стола одну из папок с бумагами. Рука прошла и сквозь папку.
   Где-то я уже видел такое, -- подумал Артем, -- точно, в кино видел. В каком-то старом фильме призрак так же проходил сквозь стены и двери. Может быть, я все-таки умер?
   Артем почувствовал, как похолодело внутри живота.
   Вряд ли покойники способны боятся и что-то чувствовать. Но это не похоже на обычный сон. Это ни хрена не похоже на сновидение! Что со мной происходит?
   Артем пошел по пустому коридору, заглядывая в чужие палаты прямо сквозь стену. Больные мирно болтали, играли в настольные игры, смотрели программу "Время" на маленьких переносных телевизорах, читали перед сном. Его по-прежнему никто не замечал. Потом он вошел в первую попавшуюся палату.
   Как будто нож сквозь кисель, подумал он, и рассмеялся собственным мыслям, стены и двери для меня теперь не преграда.
   Палата оказалась крошечной, на одного больного. Впрочем, он и был тут один, -- на странного вида кровати, подключенный проводами к самой разнообразной медицинской аппаратуре, возлежал пожилой грузный мужчина. Судя по кителю, висевшему на стуле -- генерал. На экранах бегали зигзаги, светились лампочки приборов, помаргивали разноцветные светодиоды. Привычным взглядом Артем скользнул по данным жизнедеятельности организма и догадался, что мужчина в коме. Он подошел ближе и потрогал руку больного -- она оказалась теплой.
   Артем озадаченно хмыкнул и покинул палату, -- снова вышел в коридор. Медсестра закончила писанину и куда-то ушла. Коридор оказался пуст, но из сестринской доносились бодрые голоса и звяканье медицинских инструментов. Артем растерянно остановился. А что будет, если выйти на улицу? И как далеко он сможет уйти от собственного тела? У Палыча бы спросить или у полкана. Они должны знать. Или все-таки махнуть в лабораторию?
   Решение пришло мгновенно. Артем охватил правой рукой рифленую рукоять и потянул из ножен меч. В коридоре было немного тесновато, но возвращаться в палату было откровенно лень. Вытащил меч, задумчиво посмотрел, как сверкнуло лезвие в свете электрической лампочки, а потом привычными движениями стал раскручивать его, образуя геометрически ровный круг. Через десяток оборотов с шипением и чмоканием открылся портал. Артем шагнул внутрь...
  

***

   ... и вышел в лаборатории. Спокойными и уверенными движениями закрыл портал и осмотрелся. Палыч с помощниками готовили аппаратуру для погружения в сновидение, Ерохин на "взлетке" негромко беседовал с Якутом, Лена играла с Рексом, а Мотыль в одиночестве сидел в курилке. Красный огонек тлеющей сигареты был хорошо виден в окно.
   Вот интересно, а заметит меня старый шаман в таком виде? -- подумал Артем, -- Может сходить, помаячить? Он ведь многое умеет. А вдруг?
   -- Дядя Артем? -- удивленно вскрикнул Костик. -- А ты как здесь очутился? Ты же в госпитале.
   Артем повернулся и впервые увидел настоящего Костика.
   Это был худой, бледный и какой-то полупрозрачный юноша неопределенного возраста, ему можно было дать и двенадцать лет, и все восемнадцать. Он сильно отличался от Костика, которого Артем видел в сновидениях. Тот Костик был живым, энергичным, капризным и своенравным, и выглядел мелким противным подростком. Настоящий Костик казался изможденным, высохшим, истонченным, уставшим от жизни, словно древний старичок.
   Или это уже не первый раз? -- похолодело под ложечкой. Ведь я отчетливо помню, как мы беседовали незадолго до нападения химеры. Но как я мог разговаривать с Костиком, если не спал?
   -- Ты меня видишь? -- на всякий случай уточнил Артем.
   -- Конечно, -- удивился Костик, -- а ты меня?
   -- Вижу, -- мрачно сказал Артем, -- но выглядишь ты, мягко говоря, не очень.
   Костик вздохнул и опустил голову.
   -- Объясни, -- попросил Артем, -- где я сейчас оказался? Ничего не понимаю! Вроде бы сон. И, в то же самое время, все реальное, настоящее, а ничего нельзя потрогать руками. В смысле, потрогать-то как раз можно, а вот сдвинуть с места нельзя.
   Костик вздернул голову:
   -- Дядя Артем, а я здесь все время живу, -- сверкнув глазами, ответил он, -- теперь вы понимаете меня? С тех пор, как тогда, в самолете...
   Костик сглотнул выступившие слезы и замолчал.
   Он несколько раз порывался рассказать мне свою историю, думал Артем, и каждый раз срывался на полуслове и убегал. В конце концов, наверное, раза с четвертого, решился. Мне ничего не оставалось, как пересказать этот грустную исповедь остальным членам группы...
   -- М-да, -- не нашел слов для ответа Артем, и спросил еще раз, -- а где это -- здесь?
   -- Ваши называют шестым слоем, -- сказал Костик, -- эзотерики называют астралом, а Якут называет серединным миром духов.
   -- Подожди, Костик, -- растерялся Артем, -- если это шестой слой, то как я сюда попал? Я же самостоятельно глубже четвертого никогда не ходил. Как я смог?
   Костик пожал плечами.
   -- Дядя Артем, а где ты был после нападения химеры?
   Артем озадаченно почесал затылок.
   -- Якут сказал, что в мире духов, на пороге смерти.
   -- Ну вот, -- пояснил Костик, -- видимо на пятом слое и был. Там и научили.
   -- Но я ничего не помню! -- возмутился Артем, -- помню только какие-то отдельные кусочки событий, разговоров, видений. Все какими-то невнятными обрывками... Даже не знаю, как объяснить... -- Артем замялся, подбирая слова, -- Это, как вспоминать о том, что с тобой происходило в младенчестве. Вроде бы какие-то образы и крутятся в голове, а описать их не получается, как будто я все слова забыл. Или еще не выучил.
   -- На пятом слое так бывает, -- согласно кивнул Костик, -- вернешься в ту же локацию, снова все вспомнишь, -- и добавил с легкой грустью в голосе, -- когда пустым приходишь на слой, пустым и уходишь.
   Артем озадаченно посмотрел на Костика, услышав интонацию Якута, но ничего не сказал.
   -- И еще, дядя Артем, тебе нельзя надолго удаляться от собственного тела. Иначе пуповина порвется. И останешься тут со мной навсегда.
   -- Скучно мне там, -- непроизвольно пожаловался Артем.
   -- Так тебя вроде бы выписывать собирались? -- удивился Костик, -- полковник говорил, что вроде завтра или послезавтра на выписку. У нас в санчасти долечиваться будешь. Мол, раз ничего жизни не угрожает, нефиг койко-место в госпитале занимать.
   -- Правда? -- обрадовался Артем, -- спасибо за хорошие новости. Тогда я, наверное, обратно пойду. Сейчас портал открою и уйду.
   -- Зачем? -- удивился Костик, -- просто прыгни как обычно и все.
   -- Просто прыгнуть? -- не понял Артем, -- Это как?
   -- Телепортируйся, как ты это всегда во сне делаешь. Ты же сейчас спишь? Спишь! Значит, все получится.
   -- Хм... а действительно, ведь я же сплю, и это все сон. Спасибо, Костик!
   Артем сосредоточился и трансгрессировал обратно в госпиталь.
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 26 марта 2003 г. 11:52

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   -- Что это? -- спросил Самохвалов, пристально вглядываясь вдаль.
   Николай Павлович пожал плечами:
   -- Дерево какое-то.
   -- Оно тут всегда было?
   -- Наверное, -- Николай перевел удивленный взгляд на полковника, -- я конечно слышал, что солдаты по осени красят траву в зеленый цвет, но чтобы среди зимы сажали взрослые деревья в промерзшую землю...
   -- Николай Павлович, -- полковник грозно сверкнул стеклами очков, -- я не помню, чтобы здесь росло это дерево. Откуда оно взялось?
   -- Уверяю вас, Василий Петрович, -- смутился Николай, -- дерево тут, скорее всего, росло всегда. Мы просто его не замечали, так как были заняты другими проблемами.
   -- Вы уверены в этом, Николай Павлович?
   -- Скажем так, никогда не обращал на него внимания.
   -- А вот я обратил, -- полковник выделил интонацией местоимение, -- и готов поклясться на библии, что никакого дерева здесь никогда не было.
   -- Но оно есть, -- уточнил Николай.
   -- Сейчас оно есть, а раньше его не было.
   -- Откуда же оно, по-вашему, взялось?
   -- Выросло, -- не смутился полковник.
   -- Извините, Василий Петрович, вынужден возразить в строго категоричной форме. Так не бывает!
   -- Как это "так"? -- едко уточнил полковник.
   -- Так, как вы утверждаете. Раньше не было, но за ночь вдруг раз и выросло целое взрослое дерево. Оно тут было всегда, просто мы с вами его не замечали.
   -- Ну ладно, -- полковник тряхнул головой, -- было, значит было. Бессмысленный спор. Пойдемте, пообщаемся с Еленой Львовной.
   На пороге он остановился, обернулся и долго смотрел на заметенное снегом дерево. Вновь покачал головой и зашел в здание казармы.
  

***

   -- Проходите Елена, присаживайтесь, -- полковник был сама любезность.
   -- Спасибо, -- Лена едва заметно натянула поводок, и Рекс пришел в движение. Он переступил порог канцелярии, поднял вверх нос и глубокомысленно понюхал воздух. Не обнаружив опасности, сделал пару осторожных шагов и остановился возле ряда стульев, затем сел. Лена тоже остановилась, их связь с собакой просто поражала окружающих, наклонилась и нащупала край стула, примостилась на краешек. Рекс, не теряя времени, улегся у ног хозяйки, вывалил розовый язык и громко задышал.
   -- Мы хотели бы поговорить с вами, Елена Львовна, -- начал Николай заготовленную речь.
   -- Слушаю вас, Николай Павлович, -- нисколько не смутилась Лена, она повернула голову в сторону Николая, но смотрела немного мимо него.
   Николай смутился, но продолжил:
   -- Не буду отрицать, Елена Львовна, что вы добились выдающихся успехов за чрезвычайно короткий срок...
   Елена едва заметно улыбнулась, но промолчала в ответ.
   -...однако у нас есть и очень важное замечание.
   -- Слушаю вас, -- едва слышно повторила Лена.
   -- Вы стали проводить слишком много времени в сновидении.
   -- Разве это мешает вашим экспериментам? -- удивилась Лена, -- все ваши задания я выполняю.
   -- Я сейчас не об этом, -- отмахнулся Николай, -- речь идет о вашем здоровье.
   -- Я себя хорошо чувствую, -- певучим голоском произнесла Лена и улыбнулась, -- намного лучше, чем раньше.
   -- Поймите, Елена Львовна, -- Николай был категоричен, -- человек не может спать по 14 -- 16 часов в сутки. Это слишком много.
   Лена равнодушно пожала плечами.
   -- Елена Львовна, -- внезапно в разговор вмешался Самохвалов, -- я бы хотел поддержать Николая Павловича, чрезмерное увлечение осознанными сновидениями плохо сказывается на состоянии здоровья сноходцев. Мозг иногда должен отдыхать.
   -- Но ведь я в это время сплю? -- удивилась Лена, -- сплю и вижу чудесные сны. Они гораздо лучше реальности. Почему вы думаете, что устаю?
   Полковник и научный сотрудник переглянулись.
   -- Во время сна отдыхает только ваше тело, -- уточнил Николай, -- ваше сознание продолжает нагружать мозг задачами.
   Лена пожала плечами.
   -- Это не важно.
   -- Елена Львовна, -- вкрадчивым голосом полковник настоял на своем, -- вам нужно иногда отдыхать и от сновидений, понимаете?
   -- Хорошо, -- не стала спорить Лена, -- что-то еще?
   -- Нет, это все, -- полковник снял очки, положил их на стол и спросил уже немного другим голосом:
   -- А чем вы занимаетесь в сновидении, если не секрет?
   -- Я рисую, -- улыбнулась Лена, ее правая рука лежавшая на коленях едва заметно дернулась.
   -- Рисуете, -- изумился Самохвалов, -- но какие образом?
   -- Кисточками, -- спокойно произнесла Лена.
   -- Получается? -- уточнил полковник, не сильно вдаваясь в детали.
   -- Конечно, -- уверено ответила Лена и провела ладонью по волосам.
   Николай и Василий Петрович снова переглянулись.
   -- У нас больше нет вопросов, -- растерянно резюмировал Николай.
   -- Я могу идти? -- уточнила Лена.
   -- Конечно, Елена Львовна, -- полковник приподнялся и протянул руку, чтобы проводить, но Рекс опередил его, вскочил и натянул поводок. Пес, оказывается, очень внимательно следил за разговором.
   -- Скажите Елена, -- внезапно даже для самого себя задал вопрос Самохвалов, -- а дерево, это ваша работа?
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 27 марта 2003 г. 9:14

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   -- Время вышло, -- сказал Самохвалов, и в канцелярии наступила мертвая тишина, -- я тянул его столько, сколько мог. Завтра нужно начинать активные действия. Что скажете, товарищи?
   -- А что тут можно сказать? Надо, значит надо... -- усмехнулся Мотыль и посмотрел на Ерохина. Тот внимательно следил за подчиненным, плотно сжав губы. Якут молчал, задумчиво теребя бороду. Машков снял очки, подышал на стекла, протер платочком, снова надел, и тоже ничего не сказал.
   -- Давайте думать вместе, -- пригласил полковник, -- завтра мне нужно представить комиссии двух человек. Получим четкое задание, проведем рекогносцировку, определимся с деталями. Кого посоветуете взять с собой?
   -- А у нас есть выбор? -- усмехнулся Мотыль.
   -- Согласен с Сергеем, -- кивнул головой полковник, -- бывшего заключенного, старика, калеку, и тем более, шизика, на первую встречу брать, наверное, не стоит. Значит, остаются - Алексей и Елена. Как вы считаете, справятся? Не подведут?
   -- Думаю, да, -- сказал Ерохин, -- тем более, что ничего особенного не планируется. Иначе комиссия нагрянула бы уже давно.
   -- Разрешите? -- смущенно кашлянул Николай Павлович, -- а чем вас Костик не устраивает? Янка, конечно, может выкинуть фокус, но в последнее время она ведет себя очень скромно. Если ее попросить по-хорошему, то она может надолго уступить место Юрвасу.
   -- Нет, долго не выдержит, -- возразил Мотыль, отрицательно покачав головой, -- она из Юрваса веревки вьет. Начнет капризничать, требовать шоколад, носиться по коридорам. Хлопот не оберешься.
   -- А между тем, -- задумчиво пробормотал полковник, -- Костик для нас есть самый ценный кадр. Было бы неплохо посмотреть, кто в штабе завербован, и главное, кем? Что? Но... как... ты... я... понял...
   Первым засмеялся Якут и погладил бороду:
   -- Подслушивал, постреленок. Нисколько не сомневался.
   Самохвалов несколько минут молчал, его лицо не выражало почти никаких эмоций. Наконец, он кивнул и сказал:
   -- Костик, это все очень серьезно. Судьба и жизнь всей группы зависит от... да, я понимаю, что ты читаешь мои мысли... Костик, читай все до конца. До самого конца. Ты все видишь?
   Полковник опустил голову.
   -- Извините, товарищи, тут возник небольшой форс-мажор, нас, оказывается, Костик подслушивал.
   -- Мы догадались, -- улыбнулся Николай.
   -- Пришлось немного с ним поспорить и открыть всю неприглядную правду. Даже то, что молодому человеку его возраста знать нежелательно.
   -- И что сказал Костян? -- криво ухмыльнулся Мотыль. Он заранее знал ответ, но не торопился сообщать присутствующим.
   -- Сбежал, ничего не сказав.
   -- Испугался жестокой правды?
   -- Не знаю, -- пробормотал полковник, -- не уверен, что Костика можно так просто напугать, но что-то ему не понравилось. Как только добрался до нужных сведений, ускользнул.
   -- Это плохо, -- подвел итог Мотыль, -- напугали вы его, товарищ полковник. Представляю, что он там в ваших мозгах увидел.
   -- Правду он там увидел, Сергей, -- хлестнул жестким взглядом Самохвалов, -- голую, а местами весьма жестокую правду, во всей своей красе.
   -- Ох, -- усмехнулся Сергей, -- даже боюсь уточнять. Лучше, наверное, мне этого не знать. Крепче спать буду.
   -- Вот именно! -- холодно ответил полковник.
   Глава 15

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 09:17

  

***

   Пропускать внутрь Рекса охранник категорически отказался. Не положено! Спорить не стали. Пришлось вернуться и передать пса Ерохину, который остался ждать в УАЗике. Алексей взял Елену за руку и повел по длинным извилистым коридорам, ступая следом за полковником мимо многочисленных постов охраны. Шли довольно долго, поднялись на четвертый этаж, остановились у совершенно неприметной двери. Никаких табличек, номеров и прочих опознавательных знаков на ней изображено не было. Самохвалов осторожно постучал.
   -- Входите, -- раздался слегка приглушенный истерично-визгливый голос.
   Вошли. Алексей немного смутился роскоши обстановки кабинета, но старался не подавать виду. Елена смотрела куда-то вбок, выставив правое ухо вперед, ей так лучше слышно. Полковник негромко доложил о прибытии.
   -- Вы пунктуальны, Самохвалов, -- одобрительно кивнул владелец кабинета в звании генерал-лейтенанта. Он был невысокого роста, худощав, бледен. При общении слегка картавил, но не слишком явно. Непропорционально большая голова гротескно смотрелась на коротенькой шее. Генерал владел скуластым, грубо очерченным лицом, на котором было четко написано превосходство, презрение к плебеям и надменность. Возникало впечатление, что он не разговаривает с подчиненными, а повелевает крепостными холопами.
   Удивительно неприятный тип, мысленно подытожил Алексей.
   Самохвалов быстро и четко представил своих подчиненных. Генерал некоторое время исподлобья буравил Елену тяжелым взглядом, потом довольно бесцеремонно спросил, как будто речь шла о ком-то постороннем:
   -- Девушка слепа?
   Алексею показалось, что генерал, таким образом, продемонстрировал нежелание запоминать имена подчиненных.
   -- Так точно, -- тут же отрапортовал полковник.
   -- Это не мешает работе?
   -- Никак нет, -- быстро ответил Самохвалов, -- основная работа производится в сновидении.
   -- Ну хорошо, -- одобрительно кивнул генерал, -- я ознакомился с вашим рапортом, полковник. Весьма занятное чтиво, хотя меня одолевают сомнения, что всей этой чертовщине будет найдено достойное практическое применение
   -- Мы готовы выполнить любой приказ, -- глухо отозвался полковник.
   -- Для начала, -- осклабился генерал, -- было бы неплохо, чтобы вы продемонстрировали свои достижения. Чем сможете похвастать, полковник?
   В устах генерала звание полковник прозвучало как оскорбление.
   -- Обучение еще не завершено, -- пожал плечами Самохвалов, -- подопечные уже очень многое знают и умеют, но пока не все. Поставьте конкретную задачу, и они с честью ее выполнят. Устраивать представление смысла не вижу, мы же не в цирке.
   -- Поставить задачу, говорите? Любую задачу? -- неожиданно подмигнул генерал с циничным выражением лица.
   -- Так точно, -- без лишних слов кивнул головой Самохвалов.
   Небольшая пауза была прервана мерзким хихиканьем, генерал потер ладони и сказал:
   -- А я вот со вчерашнего вечера ломаю голову, чем бы вас таким озадачить? Все эти ваши осознанные сны, эзотерика там всякая, колдовство... то... се... меня нисколько не впечатляют. Может быть, и существует что-то такое, эдакое, мистическое, -- он сделал неопределенный жест рукой в воздухе, как будто вкручивал лампочку, -- не знаю! Не сталкивался. Слышать -- слышал. Но не верю. Так что вам придется очень сильно постараться, чтобы произвести на меня нужное впечатление.
   -- Мы постараемся, -- скромно ответил Самохвалов.
   -- А если не сумеете, -- продолжил генерал, -- то разгоню вашу шарашку к чертовой бабушке.
   Самохвалов не ответил.
   -- Итак, -- подвел итог генерал, -- товарищи бойцы невидимого фронта, ставлю боевую задачу. Необходимо...
   Он вдруг неожиданно и звонко хлопнул себя по лбу и рассмеялся.
   -- Как же я забыл? Ведь хорошая ясновидящая никогда не спрашивает, кто стоит за дверью? Она это и так знает. Я прав?
   Алексей и Самохвалов невольно переглянулись. Генерал снова потер руки с довольным видом, и взял со стола лист бумаги с заранее отпечатанным текстом.
   -- А вот и ваше задание. Ровнехонько семь пунктов, -- сказал генерал с ехидной ухмылкой, -- а вот это, -- он повернулся к подчиненным спиной и продемонстрировал коротенький пухлый указательный палец, направленный в угол комнаты, -- мой личный сейф с самыми секретными документами в этом здании.
   Генерал достал ключи и отпер замок. Все папки внутри сейфа были уложены в самом низу, верхняя полка пустовала.
   -- Секретные документы не читать! -- хихикнул он и заговорщицки подмигнул, -- так, значит, ваше задание кладем сюда, на верхнюю полочку. Вам дается срок на выполнение поставленной боевой задачи -- трое суток. Достаточно?
   Самохвалов промолчал.
   -- Сразу предупреждаю, -- лицо генерала стало сухим и надменным, -- никаких отговорок я не принимаю. Задание очень сложновыполнимое, признаю. Но вы уж постарайтесь, для всемогущих магов и колдунов, которыми вы себя позиционируете, это задание так, легкая разминка после завтрака.
   Генерал запер сейф и демонстративно положил ключ в карман.
   -- Товарищ полковник, вы можете быть свободны. В понедельник, в 10:00 ко мне с подробным докладом о проделанной работе.
   Алексей растерянно посмотрел на Самохвалова.
   -- А вас, молодые люди, проводят в комнату отдыха персонала. Туалет и душ там имеются. Все, что необходимо для сна, тем более. Завтрак, обед и ужин денщик принесет по расписанию.
   И не дав никому вставить ни единого слова, бодро гаркнул:
   -- Вопросы есть? -- и сам же себе ответил без паузы, -- вопросов нет. Исполняйте!
   Он нажал кнопку селектора.
   -- Сержант, проводите наших гостей в комнату отдыха и заприте на ключ до понедельника.
   Вошел безликий громила с сержантскими нашивками.
   -- Прошу за мной, -- громким басом пригласил он.
   Алексей невольно вздрогнул и растерянно посмотрел на Самохвалова. Тот пожал плечами и едва заметно подмигнул, -- "не тушуйся мол, Лешка, все будет хорошо". Алексей почувствовал, что у него слегка дрожат колени, адреналин что ли? Он взял Елену за руку и повел вслед за сержантом.
   И снова большая прогулка по бесконечным извилистым коридорам. На лифте спускались очень долго, как показалось Алексею, гораздо ниже уровня земли. Или это здание уходило вниз этажей на двадцать, или он просто сбился со счета от волнения. Второе, конечно, вероятнее, но кто знает?
   Коридор изменился, стал гораздо ниже и заметно уже, к тому же определенно стал хуже освещен, -- видимость упала почти до полумрака. Внезапно сержант остановился около неприметной металлической двери, вытащил ключи из кармана и с лязганьем принялся отпирать. Судя по звукам, замку было лет двести, и его не меняли с самой постройки здания. Алексей испугано втянул голову в плечи, -- неизвестность пугала сильнее обстоятельств.
   -- Заходите, -- равнодушно буркнул сержант, слегка посторонившись, пропустил пленников вперед. Сам заходить в загадочную комнату он не собирался.
   Алексей завел Елену в темноту, нашарил на стене выключатель, -- ярко вспыхнули лампы дневного освещения. С громким лязгом захлопнулась дверь, отрезав их от внешнего мира. В замке дважды провернулся ключ, и наступила гнетущая тишина.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 11:47

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Ерохин, наплевав на ПДД, гнал старенький УАЗик так быстро, насколько позволял движок. Рекс грустно скулил в кабине, не мог вынести длительного расставания с хозяйкой. Полковник протянул руку и неумело погладил пса. Вздохнул. Очень тихо, почти неслышно, буркнул презрительное:
   -- Пиджак!
   Ерохин не стал комментировать, все и так было ясно, без лишних слов.
   Когда заехали в ворота базы, Ерохин увидел, что Мотыль и Палыч их уже давно ждут, нервно переминаясь с ноги на ногу.
   -- Ну что? -- без всяких церемоний спросил Сергей.
   -- Закрыли голубчиков наглухо до понедельника, -- невесело отшутился Самохвалов, -- как мы и предвидели. Задание в сейфе генерала. Прочитать не дал.
   -- Перестраховывается, бюрократ чертов. Сейчас отыщем ребят и поможем. Они еще не знают, с кем связались! -- гоготнул Мотыль, и гордо задрал нос.
   Ерохин ухмыльнулся, он не был настолько оптимистично настроен, но виду не подавал.
   -- Ну-ну, -- скептически пробурчал Самохвалов, -- не кажи гоп, пока не перепрыгнешь.
   Прошли в лабораторию, полковник быстро отдал распоряжения:
   -- Ерохин, пристройте пса. Машков, готовьте группу к погружению. Всех сразу готовьте. Как только уснут, пусть выходят на контакт. Я в канцелярии, жду пробуждения и отчеты.
  

***

   Комната для отдыха, в которой оказались невольно заперты "пленники", поражала неприлично большими размерами. Складывалось впечатление, что персонал не уходит домой по вечерам, а запирается в эту комнату до утра. А может быть и приковывается цепями к батарее, мысленно добавил он, но озвучивать свое предположение не стал.
   Алексей насчитал двенадцать кроватей с деревянными спинками. Не солдатские железные койки, конечно, но и не роскошные кожаные диванчики в кабинете генерала. Четкое разграничение на хозяев и прислугу.
   Ну что же, подумал Алексей, мы пока явно выше уровня прислуги не поднялись. Посмотрим, что будет дальше.
   Обстановка не располагала к отдыху и развлечениям, а скорее приучала к спартанским походным условиям. Двенадцать кроватей установленных в два ряда, к каждой койке приставлена стандартная деревянная солдатская тумбочка, в которой находится комплект постельного белья. Окон нет, другой мебели тоже. Даже сраного телика нет. Совсем уныло!
   Скорее всего, он не ошибся в своих предположениях, и они действительно находятся где-то глубоко под землей. После роскоши кабинета генерала, комната отдыха персонала напоминала каземат. Или выражаясь языком военных, представляла собой типичный образчик разумной достаточности. От нечего делать Алексей обследовал санузел и туалет, ничего интересного и даже просто заслуживающего внимания не обнаружил -- раковина, душевая кабинка, унитаз. Показал язык зеркалу, загрустил и вернулся обратно в спальню. Заняться было решительно нечем, придется сразу ложиться спать. Но ведь середина дня -- рановато еще для сна.
   Елена принялась застилать постельное белье. К удивлению Алексея, вслепую она справилась с этой задачей гораздо быстрее и ловчее его. Выключили свет, не раздеваясь, легли на скрипнувшие пружинами койки. Было немного непривычно, в лаборатории Палыч всегда приглушал верхний свет, но никогда не отключал его полностью. Аппаратура светила и шумела изрядно, гудели трансформаторы генераторов, щелкали самописцы, тихонько перешептывались между собой лаборанты, сдавленно матерился программист. А здесь -- полная тишина и темнота.
   Долго лежали в тишине, боясь помешать друг другу. Алексею не спалось, мысли одолевали, выстраивая все новые и новые предположения о целях поставленного задания. Он даже не заметил, как уснул.
  

***

   Лена осознала себя в бассейне совершенно голой. Ужаснулась глупости ситуации, быстро осмотрелась вокруг, но так и не обнаружила ничего подходящего, чем можно было бы прикрыть юное гибкое тело. К краю бассейна кто-то подошел и теперь внимательно и бесстыже разглядывал ее сверху. Она не решилась поднять взгляд и встретиться глазами с визитером, запаниковала и нырнула как можно глубже.
   Нужно немедленно сотворить себе одежду, лихорадочно думала она, хотя бы купальник.
   Она когда-то очень легко умела это делать, но от волнения все позабыла. Легкие пылали огнем от недостатка воздуха, Лена задыхалась, но выныривать не торопилась.
   Так, немедленно соберись, приказала она себе, ты спишь. Это все сон. Все окружение -- нереально. Людей здесь вообще нет, только твои собственные образы и страхи. Тебе только кажется, что ты нагая, потому что в реальности ты чувствуешь себя беззащитной, именно так работает подсознание. А раз это всего лишь проекция, нужно успокоиться и взять себя в руки, сотворить одежду и спокойно обдумать дальнейшие действия.
   Она сосредоточилась и, оттолкнувшись от дна, вынырнула на поверхность, вдохнула воздуха полной грудью, успокоила сердцебиение, слегка расслабилась и огляделась. Около бассейна никого не было. Совсем никого! Но ведь так и должно быть? Это же ее сон. Значит, правила устанавливает она. Если она не хочет чтобы ее видели голой, значит...
   Впрочем, это уже не важно, на Лене теперь был надет симпатичный красный купальник. Она спокойно выбралась из бассейна по приставной лесенке, не спеша вытерла волосы полотенцем, и опустилась в шезлонг, немного позагорать. Чтобы июльское солнышко не слепило глаза, надела темные очки, закрыла глаза и принялась думать.
   Первое, что нужно предпринять -- это найти Алешку. Он сам не сможет выбраться из пут Морфея. Поскольку он физически находится рядом, отыскать его в сновидческом мире задача посильная.
   Что дальше? Нужно связаться с ребятами из группы. Это сделать немного сложнее, Палыч синхронизирует сновидцев при помощи генератора. У неподключенных к генератору частота альфа-ритма будет разная, она зависит от природных особенностей организма, а значит, их произвольно раскидает по всему сновидческому миру. Времени скакать взад-вперед по локациям, у нас нет.
   Остается единственный способ, который я знаю, -- размышляла она, -- пространственная привязка к местности. Нужно найти проекцию лаборатории, желательно в шестом слое, и уже оттуда искать контакт с ребятами группы. Задача архисложная, и дело даже не в моей слепоте, а в полном отсутствии навыков ориентирования на незнакомой местности.
   Рискнуть открыть портал? Мне это вполне по силам. Точки входа и выхода известны. Или все-таки привычным методом скользнуть вдоль силовых линий субстанции? Это проще и быстрее.
   Лена сомневалась всего пару минут. Приняв окончательное решение, она встала, и рывком ушла в глубину. Второй слой, третий, четвертый, и наконец, пятый.
   На пятом слое немного притормозила, здесь она всегда чувствовала себя очень спокойной, можно сказать -- умиротворенной, и чертовски уверенной в собственных силах и возможностях. Попыталась почувствовать Алешку сквозь слои, как учил Якут. Не сразу, но все-таки нашла, хотя и немного не там, где ожидала.
   Алексей тонул в болоте, зловредные аллигаторы неумолимо приближались, окружая его со всех сторон, щелкали голодными челюстями. Алексей фыркал в болотной жиже, захлебывался и отстреливался от плотоядных пресмыкающихся, как только мог. Но злосчастное болото продолжало неумолимо засасывать несчастного путника сбившегося с пути.
   Со стороны вся эта мышиная возня выглядела до смешного нелепо. Примерно так же, в далеком детстве детишки прыгают с кровати на кровать, опасаясь наступить в лаву, которой выступает старенький палас красного цвета. Как ни странно, Алешка сидел уже на третьем слое, что само по себе говорило об осознанности сновидения.
   Надо же, все-таки сумел!
   Лена скользнула к парню в локацию и вынырнула на поверхность болотной жижи в образе прекрасной русалки с зеленым чешуйчатым хвостом.
   -- Привет, красавчик! -- хихикнула она, высовываясь из воды по пояс. Небольшие, упругие груди всколыхнули грязную воду. Самого бойкого крокодила с огромной зубастой пастью она хлопнула по черепушке ладонью, и тот погрузился на дно, обиженно пуская пузыри.
   -- Ленка, -- завопил Алексей, -- помоги, я тону!
   Елена громко расхохоталась.
   -- На третьем уровне? Не смеши меня! Спасение утопающих -- дело рук самих утопающих.
   -- Как на третьем? -- расстроился Алексей, -- я думал, это уже четвертый...
   Он растерянно чертыхнулся, сплюнул, нахмурился, и сразу перестал тонуть. Потом болото вдруг начало стремительно съеживаться, испаряться, к облакам повалил густой пар. Поверхность водоема словно вскипела и пошла пузырями. Ошарашенные крокодилы тут же припустили в разные стороны, на бегу становясь полупрозрачными. Далеко убежать не успели -- развоплотились. Одежда на Алексее высохла, но все равно осталась грязной. Он закинул АК-74, измазанный болотной тиной, за спину, и повернулся к русалке.
   -- Я готов!
   Русалка плескалась в маленькой луже, оставшейся от болота, и удивительно мерзко хихикала.
   -- Ты глянь, какой смелый и отчаянный, -- наконец выговорила она сквозь смех, -- а что, сам выбраться из болота не мог?
   Алексей потупился и ответил:
   -- Я слои попутал, думал, это четвертый.
   -- Ну а первые три как сумел проскочить, герой?
   Алексей пожал плечами.
   -- Не знаю даже. Я, как только осознался, сразу рванул поглубже, чтобы опять не заснуть. На верхних слоях у меня все плохо получается. А на большой глубине, наоборот, легко и просто.
   -- Ну и какая разница, третий слой или пятый? -- настаивала Елена, -- принцип управления окружением везде одинаков.
   -- Так на третьем все нереальное, -- пытался оправдаться Алексей, -- а на четвертом уже опасно. Можно и не проснуться.
   -- Нужно было взять себя в руки и успокоиться.
   Елена рассмеялась, избавилась от рыбьего хвоста и переоделась в обычное белое платье.
   -- Что дальше? -- спросил Алексей.
   -- Нам нужно выйти на контакт с ребятами. Как договаривались. Сами мы не справимся.
   -- Может, хотя бы попробуем? -- на всякий случай спросил Алексей.
   -- Не будем терять времени, -- отрезала Елена, -- давай, дуй за мной и не отставай. Погружаться будем быстро и глубоко.
   Она вновь скользнула вдоль силовых линий сновидческого мира и нащупала самый твердый из доступных слоев, кажется, это он, -- шестой. То, что нужно!
   Закрыла глаза, ступила на твердую почву, вновь открыла, потянула за собой Алешку. Тот пружинисто спрыгнул на землю рядом и восторженно завопил:
   -- Мы на шестом? Да ладно!
   -- Прохладно, -- недовольно буркнула Елена, сделала строгое выражение лица и принялась озираться.
   Они стояли с Алексеем посередине своей спальни-тюрьмы, как будто и не засыпали вовсе. В комнате царил полумрак, но их собственные силуэты, спящие на кроватях, были отчетливо видны.
   -- Ух, ты! -- восхищенно ахнул Алексей, -- всю жизнь мечтал на себя со стороны посмотреть.
   Не раздумывая, он устремился по проходу к самому себе, но по дороге ухитрился стукнуться о ножку кровати.
   -- Черт, -- завопил он, -- больно как!
   Лена растерялась, -- что-то было не так. Раньше у нее никогда не получался контакт с окружающими предметами на шестом слое, руки всегда проходили предметы насквозь. Она осторожно потрогала спинку ближайшей кровати, та оказалась твердой на ощупь.
   Проскочили, озадаченно подумала она.
   Алешка, наконец, добрался до спящих, несколько минут разглядывал собственный силуэт, и разочарованно сказал:
   -- Я себя совсем не таким представлял. Как думаешь, что будет, если я его разбужу?
   -- Не знаю, -- отрицательно покачала головой Елена, -- Леш, мы, кажется, промахнулись немного. Это -- седьмой слой. Физическая реальность.
   -- Мы что обратно вернулись?
   -- Ну, как-то так, да.
   -- Разве так бывает? -- удивился Алексей.
   -- Якут рассказывал, помнишь?
   -- Хм... -- задумался Алексей вслух, -- чёт не припомню.
   -- Еще на самом первом занятии.
   -- А-а-а, -- понимающе кивнул головой Алексей, -- я тогда вообще ничего не понял. Бормочет себе под нос... Половина слов - незнакомые.
   -- Я тоже не все поняла, -- нахмурилась Елена, -- но суть ухватила, слои закольцованы, и после шестого -- попадаешь опять в физический мир, только не изнутри, а снаружи.
   -- Это как? -- смешно раскрыл рот Алексей.
   -- Ну, так... в виде дубля самого себя.
   -- Понял, -- обрадовался Алексей, -- значит, мы здесь находимся одновременно в двух воплощениях. Так?
   -- Ну да.
   -- Тогда, если я его разбужу, видимо сам исчезну, и сразу же проснусь в кровати. Но увижу ли я тогда тебя? В смысле, вот эту тебя, а не ту, что спит.
   -- Не знаю, -- пожала плечами Елена, -- давай не будем сейчас глупые эксперименты ставить. Нужно ребят вызывать.
   -- Куда? -- растерялся Алексей, -- сюда, на седьмой слой? Да сюда даже Мотыль не может. У него всего шестой уровень. Только Якут и доберется. Да и смысл? Если мы обратно в реал вывалились, то считай, что и не засыпали совсем. Мы же сквозь стену не пройдем.
   -- Как бы не так, -- возразила Елена, -- я вижу тебя -- значит, кое-какие мои способности остались. Так что не робей, сейчас попробую.
   Она привычным движением вытащила кисточки, -- так старый ковбой выхватывает револьвер, -- и растерялась. Что делать дальше? Рисовать? Но на чем? Это же реальность! Холста нет. Красок нет. Здесь не получится все так же легко, как в сновидении.
   Она озадаченно хмыкнула и убрала кисти обратно.
   -- Может попробовать все-таки перебраться на шестой слой? -- осторожно спросила Лена, -- что-то я не уверена ни в чем.
   -- Давай! -- не стал спорить Алексей и взял ее за руку.
   Елена попробовала мысленно нащупать силовые линии субстанции и не смогла.
   А ведь я больше не сплю, -- холодея, подумала она, -- значит, путешествовать по слоям больше не умею. Кажется, мы тут застряли...
   Глава 16

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 15:23

  

***

   Лена включила верхний свет, сидеть в полумраке было немножко неуютно, и честно говоря -- страшновато. Когда лампы вспыхнули, она с опаской оглянулась на двойников, никто не проснулся от столь бесцеремонного обращения? Да нет, вроде бы спят. Елена слегка расслабилась, села на свободную кровать, задумалась.
   Алексей снял автомат и тоже пристроился рядом, прямо в грязной одежде. Калаш прислонил к спинке кровати, но ремень из рук не выпускал, побаивался, что оружие исчезнет. Растерянно посмотрел на Елену:
   -- Может из автомата попробовать шарахнуть в замок? Я такое в кино видел...
   -- Рикошет может быть, -- задумчиво сказала Лена, -- можем пострадать. Или мы, или они, -- она кивнула в сторону спящих тел, -- но даже если откроем дверь, дальше что? С боем пробиваться на улицу? Бред! Далеко не убежим, тела ведь тут останутся лежать. Или ты предлагаешь их с собой забрать? Ты поднимешь собственный вес? Я - точно нет.
   -- М-да, -- пробормотал Алексей, -- не вариант.
   Лена достала кисточки и принялась крутить их в руках, потом вдруг загадочно улыбнулась и взмахнула одной, медленно провела по воздуху. Ничего не произошло. Улыбка сменилась недоумением, потом разочарованием, тяжело вздохнув, она убрала кисть.
   -- Ничего не получается, -- расстроено сообщила.
   -- Ну, так реал же! -- буркнул Алексей, -- чудес не бывает. Я даже не уверен, что смогу долго стрелять. Рожок полный, я сразу проверил, но в реальном мире патроны имеют обыкновение быстро заканчиваться. Придется боезапас экономить! На перестрелку с охраной одного рожка маловато.
   -- Что-то ты совсем скис, -- засмеялась Лена, -- давай перечислим наши активы? Я вижу, и это самое главное. А у тебя есть оружие, что тоже очень неплохо!
   -- Все? -- скептически уточнил Алексей, -- патронов мало, твои кисточки не работают, портал открыть не получается, мы наглухо заперли сами себя. Что делать? Будить самих себя и начинать сначала?
   -- А что, интересный вариант! -- откликнулась Лена, -- попробуем? Хуже не будет.
   -- Давай я первый, -- сказал Алексей, -- если вдруг что...
   -- Что, что? -- уточнила Лена.
   -- Не понял? -- растерялся Алексей.
   -- Ты сказал, если вдруг что, -- пояснила она, -- что, если что?
   -- Мало ли, вдруг нельзя к самому себе прикасаться? В кино видел, что при перемещении во времени двум версиям себя, нельзя входить в физический контакт. Они тогда это... того... аннигилируют. Взаимоуничтожаются.
   -- А-а-а, -- многозначительно протянула Лена.
   -- Да, я понимаю, что глупость сморозил, -- оправдывался Алексей, -- но все равно как-то стремно к самому себе притрагиваться.
   -- Хорошо, -- согласилась Лена, -- иди первый. Но к себе не прикасайся.
   -- А как тогда будить? Стволом автомата в бок ткнуть?
   -- Леш, не морочь голову! Собрался идти, значит иди. Хватит уже собираться в путь. Сделай, наконец, первый шаг.
   Алексей встал, закинул автомат за спину и пошел. У кровати со спящим двойником, недолго постоял в нерешительности, потом наклонился и тронул рукой за плечо.
   -- Эй, как там тебя? Двойник! Просыпайся!
   Алексей вдруг резко отпрянул, как будто его ужалила пчела.
   -- Лен, -- дрожащим голосом крикнул он, -- тут что-то не то. Это нифига не реальность, это сновидение!
   Лена подошла и стала рядом.
   -- Что не так?
   -- Он не настоящий. Он призрак, -- сказал Алексей, вытягивая руку и показывая на двойника. Пощупай!
   Лена тоже наклонилась над спящим Лешкой и потрогала его за плечо, оно было теплое, мягкое, живое. Попробовала легонько потрясти спящего, но малейший нажим и ее кисть проскользнула куда-то внутрь тела парня. Она быстро отдернула руку и испугано посмотрела на нее. Рука как рука...
   -- Видишь! -- завопил Алексей, -- я же говорил. Он проницаемый. Призрак!
   -- Или мы, -- сказала Лена, все еще разглядывая собственную ладонь, -- ведь он отсюда, а мы с тобой пришельцы-двойники из сновидения. Так? Получается, призраки это мы.
   -- Да нифига, -- возразил Алексей, -- он снял автомат и с размаха врезал прикладом по спинке ближайшей пустой кровати. От грохота заложило уши, кусок ДСП из которого была сделана спинка, отломился и упал на пол. Алексей наклонился и подобрал обломок.
   -- Вот, -- сказал он, протягивая кусок спинки в качестве доказательства.
   Похолодев, Лена рывком повернулась к спящим. От такого шума и грохота они наверняка должны были проснуться, но дубли продолжали мирно спать, как будто ничего не произошло.
   -- Вот видишь, -- с торжествующей ухмылкой сказал Алексей, -- мы вполне реальные. Даже автомат, которого здесь вообще-то не может быть, так как я его из сновидения вытащил.
   -- Интересное кино, -- пробормотала Лена, -- мы реальные по отношению к физическому миру, -- но нереальные по отношению к нашим двойникам? Палыча бы сюда, он бы растолковал парадокс.
   -- Одно непонятно, почему они, -- Лена указала в угол комнаты, -- не просыпаются от шума?
   -- Потому что шум им просто снится. Это часть сюжетной линии сновидения.
   Лена хотела что-то возразить, но передумала. Алексей принялся расхаживать между кроватями, что-то рассеянно бормоча под нос. Наконец мысль сформировалась, и он предложил:
   -- Может быть, ты все-таки попробуешь открыть портал? Я бы и сам, но не умею.
   -- Кисточки не работают, -- вздохнула Лена, -- я их совсем-совсем не чувствую. Как будто они обычные, для рисования.
   -- Угу, -- буркнул Алексей, -- а без них никак?
   -- А без них, никак, -- отрезала Елена.
   -- Тогда что делать? Снова ложиться спать?
   -- Сон в сновидении? -- заинтересовалась Лена, -- интересно, а получится?
   -- Рекурсия получится, -- сказал Алексей, помолчал немного, потом сказал совсем другим тоном, -- вообще-то я не знаю. Может быть, если уснем, то опять окажемся на первом уровне сновидческого мира.
   -- Давай, -- быстро согласилась Лена и улеглась на кровать.
   -- А свет?
   -- Сам выключай, -- сказала Лена и показала Алексею язык, -- я первая легла.
   -- Ладно, -- пробурчал Алексей, протопал сапогами по проходу, щелкнул выключателями и, не отходя далеко, умостился на первую попавшуюся койку.
   -- Ты так все постели перемажешь! -- сказала Лена ворчливо.
   -- Это виртуальная грязь, -- оправдался Алексей, но потом поправил себя, -- это сновидческая грязь. Она ненастоящая! Ее нет. Она мне приснилась.
   -- Философ, -- недовольно буркнула Лена, -- а еще лентяй и грязнуля. Почиститься не мог после болота.
   -- Бу-бу-бу, -- огрызнулся Алексей, -- какой смысл чистить ненастоящую грязь с ненастоящей одежды? Когда проснусь, сама исчезнет.
   Несколько минут лежали молча, только скрип пружин и дыхание спящих дублей нарушали тишину. Первым не выдержал Алексей:
   -- Спать вообще неохота! Вот как можно уснуть, если я и так уже сплю?
   -- Спи! -- раздраженно прикрикнула Лена, -- все равно других идей у нас нет.
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 16:02

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

***

   Парк был выбран в качестве точки рандеву изначально. Якут появился первым, прямо посередине, и, кряхтя, уселся на лавочку, оперся подбородком о свою трость. Потом разверзлась хищная пасть портала, и оттуда выпрыгнул Мотыль. Сергей был немного растрепан, одежда выглядела неопрятно.
   -- Привет! -- бросил он Якуту и быстро осмотрелся по сторонам, -- Ну что, старик, нащупал?
   -- А как иначе? -- ухмыльнулся в бороду Якут, -- на месте голубчики. Сидят. Ждут. Общаются.
   -- Хорошо, -- кивнул головой Мотыль, -- ждем остальных и выдвигаемся?
   -- Не-ет, -- покачал головой Якут, -- сам пойду, однако. Глубоко сидят. Вам туда не попасть.
   -- Ага, -- растерянно пробормотал Сергей, -- вот значит как? Ладушки...
   Из-за дерева выплыл Костик и хихикнул. Якут поднял взгляд, кивнул, но ничего не сказал. Наконец, последним на тропинке появился Артем в тяжелом рыцарском доспехе, помахивая огромным двуручником. Протопал, поскрипел железом, остановился, оперся на меч, воткнув его в землю.
   -- Я здесь! -- громогласно провозгласил он, -- остальные, тоже. Будем выдвигаться?
   -- Не-а, -- отрицательно покачал головой Якут, -- слишком глубоко.
   -- Что? -- недоуменно поднял голову Артем, и забрало шлема внезапно захлопнулось. Он тихо и беззлобно выругался. Открыл забрало.
   -- Ты чего вырядился, как на поединок? -- не сдержался Мотыль, -- не иначе, воевать собрался? С кем, если не секрет?
   -- Сам не знаю,-- недовольно обронил Артем, -- видимо, нервы сдают. Так что произошло? Где ребята? Я ни черта не понял.
   -- Там же, где и были, -- хихикнул Костик, свешиваясь с толстой ветки березы, -- Ленчик с перепугу все слои насквозь проскочила и обратно в реал вышла.
   -- Седьмой уровень? -- недоверчиво воскликнул Артем, -- вот прыткая деваха, опять меня обскакала на полвершка.
   Мотыль скрипнул зубами. У него тоже был только шестой уровень и на большее рассчитывать уже не приходилось. Значит, идти придется одному Якуту.
   -- Нам туда не пробиться, -- проворчал он Артему с недовольной миной на лице.
   -- Можно пешочком, это недалеко, километров шесть, -- хихикнул Костик, -- там остановка будет, автобус 102-ой ходит. От Мытищ на электричке до Москвы, а потом уже на метро до Лубянки.
   -- Заткнись, зубоскал, -- рявкнул Артем, -- опять ты со своими шуточками?
   -- А я дело говорю, между прочим, -- обиделся Костик, -- они там со своими дублями намертво застряли.
   Он почему-то сделал ударение на букве "я". Прозвучало необычно -- дублЯми.
   -- Я сам пойду, однако, -- проскрипел старик, полез в карман и вытащил диковинную трубку, кисет, спички. Не спеша принялся набивать трубку табаком.
   -- Дед, ты чего? -- не выдержал Артем, -- может того... потом покуришь?
   -- Не-ет, -- протяжно сказал Якут, -- посиди, Артемка, тоже покури. Рано еще.
   Артем озадаченно посмотрел на старика, потом на Мотыля. Сергей ухмыльнулся, но ничего не сказал.
   Костик внезапно предложил:
   -- Может я по-быстренькому смотаюсь? Мне несложно.
   Якут поднял голову, и задумчиво кивнул:
   -- А что, малец дело говорит. Слетай, касатик, присмотри за ребятками, покудова я покурю.
   Костик как-то странно всхлипнул и мгновенно исчез. Якут продолжал курить, задумчиво ковыряя посохом край тропинки. Мотыль зевнул, хотел что-то сказать, передумал. Артем раздраженно топнул ногой, железо загрохотало, и забрало опять некстати захлопнулось.
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 16:18

  

***

   Алексей и Елена сидели рядышком на одной кровати. Лена вертела в руках кисточку. Алексей поставил автомат прикладом в пол, сложил ладони поверх среза ствола, и уперся в них подбородком. Костик проявился высоко под потолком, хихикнул, потом плавно спустился на пол.
   -- Опа! -- завопил Алексей, -- Костян! Первый раз тебя наяву вижу. В смысле... -- он поперхнулся на полуслове, но все-таки закончил фразу, -- в смысле, в реале.
   -- Тихо! -- сказал Костя и внимательно прислушался, -- а у вас, я смотрю, веселье в самом разгаре...
   -- Что случилось? -- не понял Алексей.
   -- Ай да Якут! Ай да старикан! -- задумчиво бормотал Костик, -- а я думаю, чего это он время тянет? Подождите, я сейчас.
   И снова исчез. Алексей и Елена озадаченно переглянулись.
   -- Что он сказал? Куда он делся? -- недоумевал Алексей.
   -- Сказал, что сейчас вернется, -- растерянно выговорила Лена, -- я тоже ничего не поняла. Старик время тянет. Зачем? У нас же важное задание.
   -- Ладно, немного подождем, -- сказал Алексей.
   Костика не было долго, минут двадцать или тридцать, Алексей вконец измучился ожиданием и бездельем. Наконец он появился какой-то уж совсем бледный и полупрозрачный, сквозь тело отчетливо просматривалась комната.
   -- Мы тут не совсем одни, -- сказал Костик.
   Его голос показался Лене тихим и совершенно безжизненным.
   -- В смысле? -- поперхнулся Алексей.
   -- Гости у нас, -- сказал Костик, -- с той стороны.
   -- Чего? Костян, не морочь голову, -- завопил Алексей, -- колись, кто такие? Откуда? Чего им тут надо?
   -- Да не знаю я, -- отмахнулся Костик, -- они меня сразу же почуяли. Я смылся, от греха подальше. Ну их нах!
   -- Костян, не темни! Опасные гости?
   -- Думаю, да, -- Костик почесал прозрачной рукой свой прозрачный затылок, -- очень опасные.
   -- И что делать теперь? -- растерялся Алексей.
   Елена в разговор не вступала, только растеряно хлопала большими ресницами. Костик пожал плечами:
   -- Якут сказал -- ждать.
   -- И долго?
   -- Не знаю я, -- недовольно проворчал Костя, -- ну что ты заладил? Что? Кто? Куда? Откуда я знаю? У Якута спроси.
   Немного помолчал, а потом с поспешностью добавил:
   -- Кстати, сюда идет кто-то.
   Алексей быстро глянул на часы.
   -- Для обеда слишком поздно, а для ужина, наоборот, рано. Что за фигня?
   -- Леш, может быть спрячемся? На всякий случай, -- спросила Лена, -- нас с тобой тут по два комплекта. Придется долго объяснять, что к чему.
   -- В туалет?
   -- А ты можешь предложить другие варианты?
   Алексей недовольно проворчал что-то нечленораздельное себе под нос. Быстро заперлись в туалетной кабинке, свет гасить не стали, через щель просматривался совсем небольшой сектор пространства, ничего толком не разглядеть. В двери провернулся ключ, вошел тот же сержант с подносом в руках. Внимательно посмотрел на спящих, добродушно хмыкнул, поставил поднос на ближайшую тумбочку, развернулся и ушел.
   Лена и Алексей вернулись в комнату. Из ничего проявился Костик.
   -- Это был слуга генерала, -- заговорщицки сообщил он, -- принес ужин. Сержант тоже домой собрался, не хочет ждать вечера, поэтому ужин принес заранее. Больше ничего пожрать сегодня не будет. Туалет есть. Воды из-под крана попьете...
   -- Спасибо, добрый человек, -- сказала Лена ехидно, -- за заботу.
   -- Это не я, -- оправдываясь, затараторил Костя, -- это сержант так думал, я вам его мысли пересказываю.
   -- Вот! -- сказала Лена, -- теперь, по крайней мере, понятно, что до утра никто не придет.
   -- Расположение кабинета я срисовал, -- сказал Костя, -- но без Якута нам документ не достать -- я бесплотный.
   -- Кхе-кхе, -- раздалось за спиной, -- кто мое имя всуе поминает?
   Старик улыбался. Палки при нем не было, парка распахнута, шапка сдвинута на затылок.
   -- Якут! -- обрадовался Алексей, -- наконец-то спасены!
   Якут взмахнул рукой, и в стене мгновенно расцвела лилия портала. На той стороне стал отчетливо виден силуэт человека, по самую макушку закованного в железо.
   -- Леночка, Костик, ступайте к ребятам. А мы с Алешкой чуток задержимся. Дело есть.
   -- Дед, -- воскликнул Костик, -- я тебе схему коридора скинул в память, видишь?
   -- А как же иначе? -- согласился старый шаман, -- все вижу, все подмечаю. Ступайте, ребятки, опасно тут. Мы с Алешкой сами управимся. Делов-то, всего ничего...
   Якут замолчал, не договорив фразу до конца.
   Портал захлопнулся.
   -- Пойдем, Алешка, -- прокряхтел Якут, взяв за руку Алексея, -- нужно наведаться в одно местечко.
   Момент перехода Алексей осознать не успел, моргнул и вдруг как-то сразу оказался в кабинете генерала, растеряно осмотрелся. Как ни странно, кабинет ему больше не казался излишне роскошным. Ну, диванчики кожаные, ну шкафы, кресла, письменный стол. Все какое-то старинное, вычурное, -- плавные линии, изгибы, инкрустация. То ли стилизация под старину, то ли правда вся мебель старинная. Но видно же, что не первой свежести, - вон в углу диванчика дырка заштопана, а у шкафа одна ножка толще остальных.
   -- Вот этот сейф, -- показал Алексей пальцем, -- документ внутри на верхней полке лежит.
   Он подошел к сейфу и коснулся его, рука прошла сквозь металл.
   -- Э-э-э-э, -- растерянно протянул Алексей, -- значит мы все-таки на шестом слое?
   -- Мы в срединном мире духов, Алешка, -- ответил старик, -- а какой он там по счету? Шестой, али седьмой, значения не имеет. Не считал я никогда эти ваши слои, и не собираюсь считать! По мне все едино.
   Якут подошел к сейфу, наклонил голову набок и как-то странно посмотрел. Потом, не раздумывая, сунул руку прямо в сейф, и она легко прошла сквозь массивную металлическую дверцу и вернулась назад с листом бумаги.
   -- Ну, вот и все, -- крякнул старик.
   -- Ну, дед, ты даешь! -- ахнул Алексей, -- вот как ты его вытащил, а? Не понимаю! Если мы на шестом слое, то все вокруг ненастоящее, призрачное, проницаемое. Но ведь тогда листок с приказом тоже будет ненастоящий. А если мы на седьмом, то, как ты руку внутрь сейфа засунул? Это же невозможно!
   Дед только рассмеялся в ответ и погладил жиденькую бороденку морщинистой рукой.
   -- Допустим, ты умеешь менять проницаемость собственного тела, - продолжал размышлять вслух Алексей, - но как можно вытащить материальный предмет, сквозь материальную же дверцу? Законы физики нельзя обмануть. Так мартышек на банан ловят, она руку в клетку сует, хватает банан, а с бананом рука сквозь прутья клетки обратно не проходит. У нас, у геймеров, это называется -- "застрять в текстурах".
   -- Насочинял ты что-то себе, Алешка, -- хихикнул Якут, -- шестой слой, седьмой... материальный предмет, не материальный. Да какая разница? Мир вокруг тебя такой, каким ты его хочешь видеть. Нет никаких правил, и нет никаких законов. Каждому -- свое.
   Алексей вздохнул и опустил голову.
   -- У меня так, наверное, никогда не получится, -- грустным голосом сделал он вывод.
   -- У тебя, мил человек, получится гораздо лучше! Молод ты еще, Алешка. Какие твои годы?
   -- Что там написано? -- нетерпеливо спросил Алексей.
   -- Все узнаем, Алешка, -- многозначительно подмигнул Якут, -- когда время придет. Нужно еще кое-какие дела решить. Ты со мной? Или к ребятам пойдешь? Портал открыть?
   -- Дед, ну ты даешь! -- засмеялся Алексей, -- я тебя одного не оставлю.
   -- Тогда пошли. Внимательно смотри по сторонам, и автомат наготове держи, а я по дороге тебя введу в курс дела, все одно замучаешь расспросами, -- подмигнул старик.
   Алексей снял автомат с предохранителя и перещелкнул собачку на одиночную стрельбу. Он совсем запутался, в каком слое они находятся, и решил придерживаться первоначального плана -- в случае необходимости открыть огонь, экономно расходовать патроны. Мало ли...
   Якут не спеша двинулся по коридору, Алексей пристроился сзади. В пятницу вечером здание практически опустело, только несколько дежурных офицеров ходили из кабинета в кабинет по служебной необходимости. Алексей все время оглядывался по сторонам и непроизвольно втягивал голову в плечи, -- ожидал властного окрика охраны. Но их с Якутом почему-то никто не замечал.
   Значит все-таки шестой слой, -- с облегчением вздохнул Алексей, -- тогда можно не опасаться. Мы для них невидимы.
   -- Гости были, -- наконец заговорил старик, -- непростые. Зачем приходили и что делали, не знаю, но уходя оставили потусторонних тварей в здании. Химер зачистить нужно, они для живых людей опасны.
   -- Химеры? -- насторожился Алексей, -- это которые недавно на Артема напали?
   -- Химеры разные бывают, -- поглаживая бороду, ответил старик-шаман, -- все сам увидишь.
   Спустились по лестнице на третий этаж, Якут вел уверенно, будто знал внутреннюю планировку наизусть. Что там Костик сказал? Схему скинул. Черт, здорово вот так с чужой памятью обращаться, как с компьютером.
   Остановились около двери, ведущей от лестничной площадки в коридор третьего этажа. В тамбуре горел свет, хотя на улице было еще совсем светло. На пожарном ящике с песком стояла небольшая стеклянная баночка, полная окурков, а над ней Алексей впервые увидел паутину. Очень странная, нужно сказать, была паутина. Сверкала, словно стальная, и переливалась всеми цветами радуги. Алексей недолго ломал голову, он уже видел такую на четвертом слое, - в аду.
   -- Видишь? -- спросил Якут.
   -- Ага, -- кивнул Алексей, -- а паук где?
   -- Паук? -- смешно наморщил лоб шаман, -- ну да... паук. Пущай, значит, будет паук, коли тебе так надо. А паук, мил человек, в коридоре, сразу за дверью. Готов?
   -- Да, -- сказал Алексей, вскинул автомат и шагнул прямо сквозь дверь. По дороге он окончательно убедился в проницаемости всех встреченных предметов, -- значит, боятся нечего. С пауками разберемся, не первый раз, и не последний.
   Блин, повяжут нас сейчас, -- с досадой подумал он, прижимая приклад калашникова к плечу.
   В коридоре оказалось тихо и пусто. Паука Алексей увидел сразу, он сидел на потолке кверху тормашками, и было совершенно непонятно, как он там держится. При таких огромных размерах, должен и весить немало. Никакой плафон не удержит тварь, свешивающуюся почти до середины коридора, так что проходящие мимо офицеры неизбежно должны задевать ее своими головами.
   Он прицелился и выстрелил, пуля скользнула по хитину, срикошетила и ушла в сторону.
   -- Черт, -- выругался Алексей, -- он что бронированный?
   Быстро опустил ствол вниз, перевел собачку для стрельбы очередями, вскинул автомат, прижал плотнее к плечу, открыл огонь. Несколько пуль попали в брюшко, но не пробили его. Тварь закачалась, подняла передние конечности и злобно зашипела.
   Интересно, -- подумал Алексей, -- а настоящие пауки шипят?
   Было очень странно наблюдать за незнакомым лейтенантом, который не спеша брел по коридору и не замечал выстрелов из автомата. Алексей выждал несколько секунд, пока литеха уйдет с линии огня.
   Не подстрелить бы ненароком, -- подумал он, нажимая спусковой крючок. Автомат заплясал в руках, содрогаясь при каждом выстреле, паук опять закачался.
   Маленькое и юркое тело с кошачьей грацией проскользнуло под пауком и стремительно бросилось к Алексею. Оценив скорость передвижения новой твари, Алексей мгновенно поменял приоритеты, и перевел огонь на вторую химеру. Она двигалась слишком быстро, почти невозможно прицелится, пули вошли в пол, разнося в щепки старинный паркет. Тварь шарахнулась в сторону, прямо в стену. Тем временем автомат издал знакомый щелчок и затих, -- патроны закончились.
   Алексей быстро вытащил магазин и заглянул в него, рожок оказался полон новеньких, сверкающих латунью патронов.
   Слава богу, на шестом, -- обрадовался он, -- ну держитесь, суки! Я вам сейчас устрою настоящий хардкор.
   Вставил магазин обратно и побежал в сторону стены, куда просочилась химера. Паук с места не двигался, только шипел и шевелил лапами.
   Этот подождет, -- подумал Алексей, -- пусть пока повисит и подумает о своей участи.
   Он шагнул прямо в стену и оказался в кабинете военного чиновника, почти вся комната была уставлена шкафами со стеклянными дверцами, наполненными цветными папками для бумаг. Быстро отметил для себя расположение мебели, -- два письменных стола, стулья, тумба, -- есть где спрятаться сумеречной твари. Перехватил автомат, медленно повел стволом, наконец, увидел зверюгу, изготовившуюся к прыжку, быстро нажал на спуск. Автомат опять запрыгал в руках, загрохотал, зазвенели стреляные гильзы, раскатываясь по полу. Химера снова ловко увернулась, от пуль. Она очень сильно напоминала кошку, -- такая же юркая и быстрая, только морда страшная, клыки торчат наружу и глаз многовато.
   Тварь прыгнула и побежала прямо по стене, кромсая когтями штукатурку. Алексей повел стволом вслед зверю, добавляя разрушений и без того пострадавшей комнате. Уходя от выстрелов, химера прыгнула на потолок, острые когти вспороли пластик, на пол посыпался мусор, рухнул и разбился вдребезги стеклянный плафон. Патроны опять закончились, Алексей быстро перезарядил автомат, и в этот момент злобная бестия прыгнула на него.
   -- Да вот хрен тебе! -- заорал Алексей, нажимая спуск. Автомат опять загрохотал, пули вспороли тело летящей твари, отбросили к дальней стене. Щелкнул затвор. Алексей перезарядил, как учили, не отводя срез ствола от цели. Существо корчилось на полу, раздирая паркет чудовищными когтями, захлебывалось черной кровью, которая почему-то не мазала пол.
   -- Да сдохни уже, -- крикнул Алексей и дал еще одну очередь, практически в упор. Бестия замерла, начала таять прямо на глазах и через пару секунд полностью исчезла.
   Кажись все, -- Алексей вытер лоб, -- все-таки подохла гадина.
   Он осмотрел кабинет, в котором царили хаос и разруха. Пули вспороли не только стены, но дверцы шкафов, усеяв пол блестящими стеклянными осколками, припорошили штукатуркой, усыпали осколками цветного пластика.
   Какого черта происходит? -- мучительно размышлял Алексей, -- почему пули настоящие? Если это шестой слой, то я призрачный здесь, и мои пули должны проходить сквозь стены. Химеры -- призрачные существа, и мое оружие для них смертельно. Но какого черта пули повреждают стены и пол? Ведь стены настоящие, а мои пули -- нет.
   Он вспомнил незнакомого литеху, спокойно идущего по своим делам.
   Ведь мог убить же...
   Он вернулся в коридор и увидел, что Якут держит в руках свой посох, которого всего пару минут назад, в этом Алексей мог поклясться, у него с собой не было. Паук отступал, пятясь задом по коридору. Старик поднял посох и направил один конец на паука, сверкнувшая молния на мгновение ослепила.
   -- Так тебе, -- азартно крикнул Алексей, поднял автомат и тоже начал стрелять в паука. Хотя пули не пробивали хитин, демейдж все же наносился неслабый, паук поскакал резвее, дергаясь словно припадочный.
   Добежав до поворота, он сиганул с потолка, и словно кошка перевернулся в воздухе, приземляясь на лапы. Алексей опустил ствол и дал еще одну очередь.
   -- Никуда ты не убежишь, сволочь.
   Теперь паук оказался в затруднительном положении, чтобы удрать, ему придется повернуться к преследователям слабо защищенным брюхом, видимо его такой расклад не устраивал. Поэтому арахнид забился в угол, поднял передние лапы и снова зашипел. Алексей приблизился, на ходу перезаряжая автомат, оглянулся. Якут ковылял следом, сильно хромая на правую ногу.
   Алексей понял, на старика можно не рассчитывать и горестно вздохнул. Калибр маловат, хитин не берет, в следующий раз нужно взять что-то более мощное, хотя бы 12,7.
   Эх, ДШК бы, -- разочарованно подумал он.
   И вдруг паук прыгнул, Алексей, не ожидавший нападения, и стопроцентно уверенный в том, что они с Якутом напугали тварь до усрачки, шарахнулся в сторону. Споткнулся и выронил Калаш, рефлекторно вытянув руки вперед, чтобы не ударится при падении. Автомат грохнулся на пол, побледнел и мгновенно исчез.
   -- Вот сука, -- выругался Алексей, -- ну как же ты не вовремя.
   И в этот момент, проломив потолок, сверху спрыгнули еще две твари, похожие на кошек.
   Якут, помоги! -- отчаянно завопил он, -- у меня оружия нет.
   Обернулся и увидел еще двух химер позади Якута...
   Глава 17

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта. 2003 г. 17:02

  

***

   -- Якут, -- закричал Алексей что есть мочи, -- сзади!
   Полыхнула синяя молния, потом еще одна, Алексей прижался спиной к стене.
   Что делать? -- лихорадочно соображал он, -- оружия нет, портал открывать не умею, Якута окружили со всех сторон. Может проснуться? Но как?
   И вдруг совсем рядом появился полупрозрачный Костик. Помахал рукой перед мордой твари, приготовившейся к прыжку и засмеялся.
   -- Эй, ты, кошка, -- задорно крикнул, -- а слабо меня поймать?
   Тварюга прыгнула на Костика, тот стремительно метнулся в сторону. Перемещался Костик очень быстро, глаза почти не успевали заметить движения. Алексей сообразил, что Костик дал ему малюсенький шанс и стал быстро отступать. Для начала он прыгнул сквозь стену в соседнюю комнату, опять чей-то кабинет, оттуда выбежал в приемную мимо секретарши, энергично барабанящей по клавишам компьютера. Краем глаза Алексей скользнул по монитору и с удивлением понял, что секретарша занята отнюдь не работой. Хотя, пятница, вечер... можно и в Zumу погонять.
   Алексей выглянул сквозь запертую дверь обратно в проход. Паук быстро полз на Якута, а тот поражал арахнида молниями. Треск разрядов, грохот и осыпающаяся штукатурка по-прежнему не привлекали ничьего внимания. Взорвалась панель лампы дневного света, сноп искр озарил коридор, тотчас вырубилось электричество почти на всем этаже. В наступившем полумраке картина битвы выглядела еще более зловещей.
   -- Вот черт, -- выругался Алексей.
   -- Уходи, Алешка! -- крикнул Якут, открывая лепестки портала за спиной Алексея, -- приказ возьми.
   Он вытащил помятый листок из кармана тужурки и быстро сунул в руки. За несколько секунд, пока старик возился с порталом и бумагой, паук успел преодолеть почти половину расстояния, отделявшего его от жертвы. Полумрак коридора вновь озарили молнии.
   -- А ты? -- растерялся Алексей.
   -- Уходи, -- снова прокричал шаман, -- времени мало. Торопись!
   Толку от меня, без оружия? -- расстроено подумал Алексей, хлюпнул носом и шагнул в портал.

Текущая локация: Москва. Измайловский парк. 28 марта 2003 г. 17:05

  

***

   ...споткнулся и упал, прямо к ногам закованного в латы Артема. Поднял глаза и просипел:
   -- Артем Владимирович, скорее, Якут загибается!
   Артем выхватил меч и качнул головой. С грохотом захлопнулось забрало шлема, наконец-то это произошло вовремя. Слегка пригнув голову, он быстро шагнул в лилию портала.
   -- Ну, не-ет! -- закричал Мотыль. -- Без меня не получится. Я такое веселье ни в жизнь не пропущу!
   И тоже прыгнул в уже затягивающийся проем четырехлистника. В последнюю секунду, тело Сергея трансформировалось в жуткую тварь, помесь волка с медведем. Портал схлопнулся...
   -- Что стряслось? -- испуганная Лена протянула руку, помогая Алексею подняться.
   -- Химеры напали, -- затараторил он, не особо задумываясь о внятности монолога, -- Много сразу, понимаешь? Я одну убил, потом нечаянно автомат выронил. Паука пули не берут. Якут молниями швыряет, как заправский колдун, только пауку они как слону дробина. Спасибо Костик помог, отвлек тварей.
   Алексей протянул бумагу Елене:
   -- Вот листок с приказом. Из сейфа.
   Елена взяла лист с напечатанным на машинке текстом и развернула...
  
  

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта. 2003 г. 17:02

  

***

   Артем вынырнул из портала, и на него сразу прыгнула химера, вцепилась зубами в железо, царапнула когтями.
   -- А, это ты, подруга, -- гоготнул он, опуская железный кулак на голову твари. От удара череп треснул, выплеснулась черная жижа. Артем осмотрел поле битвы.
   Якут отступал, его теснил огромный паук размером с лошадь. Старый шаман непрерывно полыхал голубыми молниями, но толку от них было немного. Паук наступал, не обращая на молнии никакого внимания, зажимал соперника в угол. Сзади раздался шлепок, и сквозь прорези забрала Артем увидел оборотня, тот оскалил пасть, едва заметно качнул головой, указав направление, и неуклюжими прыжками двинулся по коридору.
   Все понятно, предложил разделить добычу. Артем поднял меч, шагнул к пауку навстречу.
   -- Попробуй меня на вкус, -- прорычал он, взмахивая мечом. Паук задрал передние конечности и зашипел в ответ. Артем ударил мечом, и одна лапа отделилась от туловища, из обрубка потекла черная кровь. Паук дернулся всем туловищем и внезапно попятился.
   -- Куда? -- басом закричал Артем, -- рано ты сдался, дружок. Только и умеешь, что детей и стариков обижать.
   Он размахнулся и рубанул в самый центр головогруди, как раз между тремя рядами глаз-бусинок. Меч глубоко вошел в череп твари и внезапно застрял там, глаза химеры неотрывно смотрели на Артема. Тот заматерился, с трудом извлек оружие и ударил снова. Потом еще раз. Паук дергался в агонии, из ран плескала черная жижа, однако его участь уже была предрешена.
   Якут обессилено опустил руки.
   -- Устал я, однако, -- с грустью в голосе пожаловался он, -- старею. Больше нет сил держать звуковую завесу.
   -- Да ну ее к чертям собачьим, -- сказал Артем и посмотрел за спину шамана.
   -- Сейчас половина корпуса охраны сбежится.
   -- Да хер с ними, -- отрезал Артем, -- пускай побегают, поищут иголку в стоге сена.
   По коридору навстречу не спеша брел Мотыль, он уже обратился в человека и выглядел слегка расстроенным.
   -- Две кошкоподобные твари и все, -- сообщил он с грустью в голосе, -- Эх, я так мечтал повеселиться!
   Подошел ближе, осмотрел старика.
   -- Дед, ты как, цел?
   -- Божьей милостью, -- прошептал тот едва слышно, -- не боец я больше. Старый совсем стал, на пенсию пора.
   Он тяжко вздохнул и махнул рукой.
   -- Что делать будем?
   Сергей пожал плечами и оглядел разрушенные стены, выбитые двери и ободранный потолок.
   -- Да ну их, -- сказал он, -- пошли отсюда, к едрене фене.
   Портал Мотыля открылся, клацнув, словно гигантская пасть. Сергей, придерживая старика, шагнул в проем. Артем оглянулся напоследок и шагнул следом, и прежде чем захлопнулся портал, дико завыла сирена сигнализации.
  

Текущая локация: Москва. Измайловский парк. 28 марта 2003 г. 17:11

  

***

   -- А где Костик? -- разом завопили Елена и Алексей.
   Артем ошарашено пожал плечами, но это движение вызвало только скрежет металла.
   -- Не было его там, -- растерянно сказал Мотыль, -- я думал, смотался вместе с Лешкой.
   Он повернулся к Алексею и спросил:
   -- Когда ты его видел в последний раз?
   -- Когда меня в коридоре твари в угол зажали, -- вздрогнув, ответил Алексей, -- Костик отвлек одну из кошек, и я сквозь стену ушел.
   -- Понятно, -- пробормотал Мотыль, -- сейчас туда соваться крайне нежелательно, но своих бросать на поле битвы нельзя. Ни живых, ни мертвых. Я пойду! По шестому слою незаметно проскользну.
   -- Это вряд ли, -- хмуро сказал Артем, -- я вас больше поодиночке никого и никуда не отпущу. Хватит мне и одного раза.
   Мотыль как-то странно посмотрел на Артема, загадочно хмыкнул и сказал:
   -- Химеры там неспроста оказались, дружище Артем, побудь лучше с ребятами. Черт его знает, что происходит, но у меня плохие предчувствия. Они ведь и сюда по слоям допрыгать могут.
   Пасть портала открылась всего на пару секунд и, щелкнув, поглотила Сергея. Артем вздохнул, и стянул тяжелый шлем, бросил его на скамейку. Потом со скрипом и скрежетом опустился на нее.
   Подошла Лена, сунула в руки Артема помятый листок с текстом.
   -- Читай, -- решительно сказала она.
   Артем расправил лист и прочитал:
   Я материалист, и не верю во всю эту эзотерическую чушь и колдовство.
   Если вы читаете этот текст, значит сейчас 10:00 понедельника. Это означает, что ваша команда уже расформирована, приказ я подписал еще в пятницу. Решение окончательное и обжалованию не подлежит. 
   Артем растерянно перевел взгляд на Елену и спросил с глупым выражением лица:
   -- Что это?
   -- Наша боевая задача из семи пунктов, -- улыбнулась она.
   -- Но это же... хм... -- Артем растерялся, -- то есть генерал изначально не собирался нашу группу проверять, а сразу определил под расформирование?
   Елена пожала плечами.
   -- Получается так.
   -- Мудак! -- коротко и емко охарактеризовал Артем генерала и вернул листок Елене.
   -- Что дальше? -- спросила она.
   -- Сергей приведет Костика, и можно просыпаться, -- хмуро сказал Артем, -- если задания никакого нет, то и выполнить его невозможно. Значит, нужно до понедельника придумать способ, как убедить генерала?
   -- А есть смысл его убеждать? -- вздернула брови Елена.
   Артем пожал плечами.
   -- По-моему, у нас неплохая команда получилась! -- заявил он, -- будет жалко вот так все бросить на середине. Да и с этими химерами... Нельзя так все оставить, нужно разобраться, кто эти гости, и какого хера они пришли к нам без приглашения?
  
  

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта. 2003 г. 17:15

  

***

   Оборотень прыжками несся по коридору, прыгая прямо сквозь людей. Сергей ни на секунду не замедлял бег, он торопился.
   Артему не сказал самого главного: тот, кто привел с собой химер, может вернуться. И дело даже не в охранниках, поднятых по тревоге. Все дело в погибших химерах. Их ведь для того и оставили, чтобы нас вычислить. Мы непроизвольно всколыхнули субстанцию, хозяева химер уже знают о существовании группы. Значит, нас скоро постараются найти и уничтожить. Петрович предупреждал, что рано или поздно группу вычислят, поэтому Костика нужно, во что бы то ни стало найти!
   Знать бы еще, кто нам противостоит?
   Костика он нашел на втором этаже, парнишка лежал на полу в углу коридора и таращился на вооруженных охранников, пробегающих мимо. Он был прозрачен, почти невидим. Костику ничего не угрожало, поэтому Сергей обратился в человека и склонился над парнем.
   -- Что с тобой?
   Костик поднял взгляд и слабо улыбнулся:
   -- Вот, -- сказал он и убрал руку. Мотыль даже ахнул от изумления, три огромных царапины от середины груди, переходили в рваную рану на животе, которая обильно кровоточила. Полупрозрачная кровь стекала на пол и сразу же испарялась.
   -- Как же ты так, Костик? -- пробормотал Сергей и попытался взять парнишку на руки, но его ладони встретили пустоту.
   -- Черт, -- непроизвольно выругался он.
   -- Не получится, -- едва слышно шепнул Костя, и улыбнулся. Улыбка выглядел жутко, словно оскал черепа, -- ты забыл, что я -- неприкаянная душа? Я даже в этом нематериальном мире совсем-совсем нематериальный. Скоро развеюсь.
   -- Так, парень, -- грубо сказал Сергей, -- заканчивай ныть! Есть только один способ выбраться из этой передряги -- самому. Сейчас открою портал, давай, соберись и ползи в него. Сам! Понял?
   -- А смысл? -- слабо шевельнул губами Костя, -- как вы меня перевяжете? Таких бинтов еще не придумали. И зеленки... -- хихикнул он, улыбаясь через силу.
   -- Шутишь? -- поднимаясь, сказал Мотыль. -- значит, пока не умираешь. Готовься, я открываю портал на раз-два-три.
   -- Раз, -- сказал он и поднял вверх правую руку.
   Костик слабо шевельнулся. Зажал страшную рану рукой, скривился от боли.
   -- Два, -- закричал Сергей, и воздух перед ним перестал быть прозрачным, белесая муть закружилась в воздухе. Пробегающий мимо охранник резко остановился и воскликнул.
   -- О господи! Что это такое?
   -- Костик, давай быстрее, они видят портал!
   Костя подтянул ноги к животу и отчаянно пытался встать, его шатало из стороны в сторону, как пьяного. Попытался опереться рукой о стену, но рука проскользнула внутрь, и он опять завалился на бок. Пришлось начинать все с самого начала.
   -- Костик, время уходит, -- крикнул Мотыль.
   С огромным трудом Костя встал.
   -- Три! -- отчаянно закричал Мотыль.
   Чавкнув, открылась зубастая пасть портала, в проеме показалась зелень парка, освещенная вечерним сумраком, лавочки, асфальтированные велосипедные дорожки и небольшая группа таких знакомых и ставших почти родными людей. Костик понял, что он еще не готов умирать. По крайней мере, не готов прямо сейчас. Шатаясь, сделал первый шаг. Снова завыла сирена, крики охранников стали немного глуше, топот ног по коридору, выстрелы.
   -- Быстрее, -- торопил Мотыль, -- я не могу держать портал открытым слишком долго.
   Костик сделал еще один маленький шажок, голова сильно кружилась.
   Главное, не упасть. Еще раз я не встану, сил уже не хватит. Как у меня может болеть живот, если у меня нет тела? -- лихорадочно думал он, -- что тогда у меня болит? Душа?
   Он сделал еще один малюсенький шаг и переступил черту, портал схлопнулся. Костик повалился в мягкую зеленую траву парка.
   -- Я дошел! -- хотел сказать он, но уже не успел...
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 18:01

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Самохвалов проснулся от бешеного стука в дверь канцелярии. Тарабанил один из лаборантов, весь взъерошенный, глаза перепуганные, руки трясутся.
   -- Василий Петрович, -- прямо с порога крикнул он, -- у Костика сердце остановилось. Мы военврача вызвали, они с Палычем процедуры реанимации проводят, но ничего не получается. Он умирает!
   -- Ах ты, черт, -- выругался полковник, -- Ну Мотыль-мотылек, ну собака ты серая, сглазил все-таки!
   Лаборант ошарашено установился на полковника округлившимися глазами. Самохвалов вышел из канцелярии, даже не закрыв дверь, побежал в лабораторию.
   Николай Павлович с красным и потным лицом делал непрямой массаж сердца. Военврач щупал пульс. Аппаратура писала нули.
   -- Может кубик адреналина? -- спросил Палыч, вытирая пот рукавом.
   Врач отрицательно покачал головой.
   -- Бикарбонат натрия, 50 мл внутривенно. Потом опять дефибрилляцию.
   Санитар, отдав шприц, немедленно принялся готовить дефибриллятор.
   Они поменялись с Палычем местами. Теперь качал врач, а Николай взял в руки дефибриллятор. Разряд. Массаж сердца. Разряд. Массаж. Аппаратура по-прежнему писала нули, в середине экрана под непрерывный писк шла прямая линия.
   -- Да перестаньте вы пацана мучить, -- опустошенно сказал Самохвалов, опускаясь на свободную койку, -- тело тут ни при чем. Душа умирает...
   Военврач посмотрел на полковника таким же странным взглядом, какой был недавно у лаборанта, но ничего не сказал.
   -- Николай Павлович, -- завопил один из лаборантов, -- Мотыль что-то передает.
   Самохвалов подскочил к нему.
   -- Что передает? Записывай!
   Лаборант пожал плечами.
   -- Аппаратура пишет. Глазами долго передавать, в среднем одна буква от трех до пяти секунд идет. Обязательно еще контрольная передача...
   -- Читай! -- рявкнул полковник, -- по буквам читай.
   -- К -- о -- с -- т -- я, Костя, пауза, у -- м -- и -- р -- а -- е -- т. Умирает. Костя умирает, -- растерянно повторил лаборант.
   Самохвалов горестно вздохнул.
   -- Все?
   -- Кажется все, -- бормотал испуганный ассистент, -- символ повтора, и опять сначала тот же текст.
   -- Ясно!
   -- Может это... того...? -- растерянно пролепетал лаборант.
   -- Чего "того"? -- зло рявкнул полковник.
   -- Может разбудить остальных? -- робея, спросил лаборант, -- пока еще живы?
   -- Я тебе разбужу! -- Самохвалов непроизвольно сжал руку в кулак и показал лаборанту, -- я тебе, мать твою, разбужу! Не лезь не в свое дело. Вон за приборами следи, и чтобы ни одной передачи не пропустил!
   Лаборант испуганно втянул голову в плечи и отвернулся, Самохвалов вернулся к бригаде реаниматоров. Палыч снял запотевшие очки и положил на тумбочку. Без очков его лицо было непривычно чужим и постаревшим, на лбу прорезалась глубокая морщина. Он тяжело дышал, вытер лицо ладонями, закашлялся.
   -- Ну, все, -- сказал военврач, глядя на часы, -- санитар, фиксируйте, смерть наступила в 18:16.
   -- Как же так? -- растерянно спросил Николай, -- ведь это же просто сон? Как же Янка? Я ей две шоколадки сегодня принес, отдать не успел. Как же Юрвас? Мы же в шахматы играем. Я две партии подряд продул. Сейчас у меня преимущество, но мы доиграть не успели... Как же это, Петрович? Во сне?
   Самохвалов пожал плечами и сказал:
   -- Такова жизнь, Николай Павлович! А вы думали, что мы тут в бирюльки играем? Нет, мой дорогой, у нас все серьезно...
  
  

Текущая локация: Москва. Измайловский парк. 28 марта 2003 г. 18:01

  

***

   Якут склонился над Костиком, бубнил что-то невнятное, шаманил, время от времени стучал колотушкой в бубен, прислушивался.
   Тело Костика почти невозможно было разглядеть, до такой степени оно истончилось. Легкая дымка, словно мираж в пустыне. Лена плакала, закрыв лицо руками. У Алексея слегка пощипывало в носу, глаза непроизвольно увлажнились. Костик пытался его спасти...
   -- Как же так? -- растерянно спросил он у Мотыля, -- ведь Костя проницаемый? Ведь он полностью проницаемый во всех слоях! Как же химера его зацепила?
   Мотыль пожал плечами.
   -- Химеры -- порождения мрака.
   -- А как же Янка? А Юрвас?
   -- Никак, -- ответил Сергей, -- умрет душа, умрет и тело.
   -- Проводить ребят нужно, -- глухо сказал Якут с каким-то странным акцентом.
   Уже не в первый раз Алексей подмечал у старика такую особенность, словно внутри шамана жило несколько человек, и они поочередно брали контроль над телом. Впрочем, после истории Костика, это совсем не казалось бредом...
   -- Он умер? -- спросила Лена.
   Якут кивнул и потянул с головы шапку. Лена опять заплакала.
   -- Он слишком далеко, -- пробормотал Якут, -- эфирное тело окончательно растворилось. Повернулось колесо сансары. Я ничего не могу сделать, он выполнил свое предназначение и ушел.
   Алексей больше не мог сдерживаться и всхлипнул. Подошел Артем и положил руку на плечо.
   -- Крепись, Леш, люди умирают иногда. Пойдешь с нами?
   -- Куда, -- поднял на него взгляд Алексей.
   -- Янку с дедушкой проводить нужно.
   -- Куда проводить? Разве они тоже умерли? Они же в Костиковом теле заперты!
   -- Они тоже умерли, -- спокойным голосом сказал Сергей. Никто не знал, каким внутренним усилием давалось ему это спокойствие.
   -- Нет больше Костика, -- продолжил он, -- остальное уже не имеет значения.
  
   Глава 18

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 17:11

  

***

   Сирена завыла в 17:11. Старший смены службы охраны в это время обходил посты. Пятница, вечер, обычное скучное дежурство, не обещающее никаких особых потрясений. И вдруг сирена. Он дотянулся до рации, на ощупь привычно нажал кнопку и равнодушным голосом спросил:
   -- Альбертыч, это Первый, что там у вас? Прием.
   Рация зашипела, пару секунд щелкала, затем в радиоэфир ворвался хриплый голос:
   -- Первый, это База. Понятия не имею. На внешних камерах все чисто. Датчики вибрации сработали на четвертом. Сейчас отправлю Севу, он ближе всех -- пусть посмотрит что случилось.
   -- Добро, Альбертыч, держи меня в курсе. На связи!
   Секунд тридцать рация противно шипела и трещала помехами, наконец, раздался сухой щелчок и Альбертыч торопливым голосом воззвал:
   -- Восьмой, прием.
   Шипение, треск и щелчки.
   -- Восьмой, прием. Вызывает База!
   Снова продолжительное шипение, треск и завывания эфира.
   -- База, это Четвертый. Альбертыч, у Севы опять батарея сдохла, даже если он слышит вас, то не сможет ответить. Просили же выдать новые рации.
   -- Четвертый, это База, не засоряйте эфир пустой болтовней!
   Шипение, треск, какое-то подозрительное бульканье, хрип.
   -- Восьмой, ответьте Базе. Прием!
   -- Альбертыч, это Первый, -- не выдержал старший смены, -- посмотри по схеме, кто там ближе всех? Отправь уже хоть кого-нибудь.
   -- Первый, уже посмотрел, -- Альбертыч закашлялся, -- Четвертый как раз в пятом секторе.
   -- Четвертый, прием, это Первый.
   -- Слушаю вас, Первый, -- обиженным голосом отозвался охранник.
   -- Саня, будь другом, сбегай на четвертый этаж, посмотри что там, у Севы, творится? Почему сигнализация надрывается?
   -- Пятьсек, командир, сделаем в лучшем виде.
   В этот раз шипение не прекращалось очень продолжительное время. Когда снова раздался голос, он был сильно искажен помехами и завывал, как средневековое приведение в лунную ночь.
   -- Первый, это Четвертый, прием.
   -- На связи, Четвертый. Что там у тебя?
   -- У меня тут жопа, командир. Поднимай всех по тревоге.
   -- Четвертый, ты в эфире, мать твою!
   -- Я в курсе, командир, но это реально жопа. Точнее не сказать.
   -- Четвертый, какого хрена? Можешь объяснить в двух словах?
   -- Нет, командир. Сам не понимаю. Коридор выглядит так, словно здесь Мамай с войском прошел. Обширные разрушения, -- после небольшой паузы добавил он уставную формулировку.
   -- Ох, ни хрена себе! И в мою смену, мать ее... -- секунд пять слышался только треск помех, затем немного успокоившийся голос "Первого" произнес, -- Альбертыч, я по лестнице бегу на четвертый этаж. Всех, кто поблизости, отправляй в пятый сектор. Мухой! Начальнику охраны позвони, пусть немедленно выезжает. Блять, это же генералу докладывать придется...
   -- Внимание всем, -- зачастила рация хриплым голосом Альбертыча, -- Четвертый, Шестой, Двадцать второй, Двадцать третий, немедленно направляйтесь к месту ЧП в пятый сектор.
   Из динамика рации стали раздаваться быстрые реплики доклада о готовности выполнить приказ. "Первый" не дождался окончания переклички, и вклинился в разговор:
   -- Четвертый, найди Севу.
   -- Понял вас, Первый, чуть позже займусь поисками. Командир, тут полная срань творится.
   -- Что там у тебя еще, Четвертый?
   -- Не знаю, командир, не могу объяснить.
   -- Да говори уже, мать твою, не тяни кота за яйца.
   -- Тут дыра в стене. В дыру деревья видно. Людей. Рыцаря в доспехах вижу.
   -- Четвертый, сука, ты сколько выпил сегодня, гандон?
   Рация хрипела секунд десять, потом радиоэфир взорвался гневным криком:
   -- Ни хрена я не пил, командир. С выходных ни капли в рот!
   -- А курил что? Может, нюхал? По вене пускал дрянь?
   -- Иди в жопу, командир! Можешь увольнять нахер. Один хуй нас всех теперь уволят. А тебя наверное еще и расстреляют.
   -- Четвертый, отставить массовые казни и увольнения. Санек, не выебывайся, сходи, посмотри поближе, что там такое происходит? В самом крайнем случае разрешаю применение табельного оружия.
   -- Есть, командир!
   Когда старший смены добрался до пятого сектора, в коридоре толпились человек шесть охранников и насмерть перепуганная секретарша, которая, как обычно, задержалась на работе дольше положенного. "Первый" рывком распахнул дверь и остановился, ошарашенный увиденным зрелищем. Привычный казенный вид коридора изменился до неузнаваемости, он выглядел так, словно здание только что подверглось ковровой бомбардировке.
   -- Мать его так, -- только и смог выговорить "первый", вытирая мгновенно вспотевший лоб. А ругаться было из-за чего, весь пол усыпан штукатуркой, обрушившейся с потолка. Одна из ламп висит поперек коридора на проводе и сверкает искрами. Еще два изуродованных светильника валяются на полу, стены испещрены пулевыми отверстиями, следами когтей и частичными обрушениями кирпичной кладки. Все это покрыто черной слизью, грязью и копотью, несколько дверей выбито, в кабинетах старших офицеров тоже видны следы беспорядка.
   -- Что здесь было? -- едва слышно выдохнул "Первый".
   "Четвертый", молодой спортивный парень лет двадцати пяти, одетый в пятнистую форму пожал плечами:
   -- Трудно сказать. Очень напоминает инсталляцию, которую я давным-давно видел в музее Советской армии -- битва под Сталинградом.
   "Первый" отмахнулся, подошел вплотную к стене и поковырял пальцем круглое отверстие.
   -- А ведь следы от пуль. Если не ошибаюсь, -- он на секунду замолк в раздумьях, -- очередь из Калаша. И не одна... Рожка четыре выпустили только в эту стену. А еще туда и туда. Да здесь было целое сражение!
   -- Такой грохот должен был стоять, что на все здание было бы слышно.
   Секретарша попробовала возразить.
   -- Не было шума. Домой собралась уже, слышу ваш, этот, -- она кивнула на "четвертого", -- в коридоре матерится. Сунулась, а там ступить некуда.
   "Первый" снова потянулся к кнопке рации.
   -- Альбертыч, прием.
   -- Слушаю вас, Первый, -- мгновенно отозвался динамик.
   -- Отправляй всех на обход своих владений. Только мухой! Мне нужен детальный отчет о масштабе разрушений. Хотя бы в двух словах. Мне сейчас генералу отчитываться. Что я ему скажу?
   "Первый" развернулся к "Четвертому":
   -- Где твоя дыра в лес? Показывай!
   -- Нет ее, -- мрачно буркнул парень, -- была дыра, но очень недолго. Секунд десять-пятнадцать, не больше, потом исчезла. И не лес там был, а внутренний двор средневекового замка. Дорожки, клумбы, деревья такие, ухоженные. Был рыцарь в тяжелых доспехах с двуручным мечом. И еще два человека с ним, наверное, оруженосцы, или как там они называются, я не знаю. Тех я толком и не рассмотрел. Я когда дыру увидел, то обалдел от невозможного зрелища. Естественно, я на рыцаря уставился, а он поворачивается и смотрит, прямо в меня... прямо сквозь меня...
   Парень замялся подбирая слова, невольно сглотнул слюну.
   -- Жутко так смотрит, как кот на мышь. Я тогда, с перепугу из пэ-эма шмальнул в потолок, и дыра мгновенно захлопнулась, как будто и не было ничего -- просто коридор.
   -- Идиот ты, "Четвертый", допился до белочки.
   -- Ей богу, не пил, командир. Хочешь, матерью поклянусь?
   -- Да теперь уже один хер... клянись, не клянись...
  
  

Россия. Москва. Садовое кольцо. 28 марта 2003 г. 18:04

Личная квартира генерала Иванцова.

  

***

   -- Алло. Иванцов. Слушаю! -- генерал рявкнул в телефонную трубку так, что зазвенела хрустальная посуда в серванте.
   -- Товарищ генерал, -- извиняющимся голосом сказала трубка, -- у нас ЧП.
   -- Что там у вас, только коротко. Мы в театр опаздываем.
   -- Извините, товарищ генерал, -- голос в трубке звучал испугано-плаксиво, -- театр видимо придется отложить. У нас очень крупное ЧП. Вам нужно срочно прибыть.
   -- Подробнее, -- рявкнул генерал.
   -- Не по телефону, -- ответствовала трубка. Говорящий прекрасно понимал пределы собственных полномочий, слово не воробей.
   -- Ясно, -- генерал помрачнел как туча в осенний день, -- высылай машину.
   -- Ждет у подъезда, -- мгновенно отозвался начальник охраны. Он незаметно сделал облегченный вздох.
   -- Отбой, -- прорычал генерал и швырнул ни в чем не повинную трубку на рычаг, -- сейчас всех к хренам собачьим уволю!
   Повернулся к жене, дородная особа бальзаковского возраста, с мощным бюстом и слоновьими ногами, воззрилась на мужа с лютой ненавистью на лице.
   -- Извини, дорогая, на работе чэ пэ. Нужно ехать.
   -- Черт бы побрал тебя и твою проклятую работу, -- сказала она пухлыми, ярко накрашенными губами, и демонстративно отвернулась.
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 18:51

***

   -- Каковы масштабы разрушений? -- генерал играл желваками...
   Когда он поднялся на четвертый этаж, лицо генерала вытянулось, побледнело и покрылось серыми пятнами.
   -- С кем вели бой? -- спросил он после длительный паузы, -- чеченцы?
   -- Это не мы, -- ответствовал начальник охраны.
   -- А кто тогда? -- генерал развернулся немалым корпусом в сторону подчиненного. Начальник охраны, состоявший в этой должности почти шесть лет, испуганно втянул голову в плечи, и пролепетал еле слышно:
   -- Неизвестно.
   -- Каким хреном занимались твои подчиненные в это время? Пьяные дрыхли в вахтерке?
   -- Никак нет, -- оправдывался охранник, -- с этажа не раздавалось ни единого звука до тех пор, пока не сработали датчики вибрации.
   -- Ни единого звука, говоришь? Это что? Калашников! Тут рожков двадцать расстреляли. Такой тарарам стоял, что, наверное, все Садовое кольцо слышало. Сейчас сюда репортеры всего мира сбегутся.
   -- Может глушитель? -- пробормотал начальник охраны оправдательно.
   -- На два выстрела хватит, да и то, хлопки будут слышны. Нет, ерунда, Калаш не умеет стрелять бесшумно. А это именно он!
   -- Я тоже так думаю, -- несвязно бормотал начальник охраны, -- и старший смены тоже так считает.
   -- Где этот недоумок?
   -- Рапорт пишет.
   -- На увольнение?
   -- Никак нет, товарищ генерал, - объяснительную.
   -- Каковы масштабы разрушений? -- генерал играл желваками, -- хотя бы в общих чертах.
   -- Сильнее всего здесь, - в пятом секторе. Есть так же небольшие повреждения на третьем этаже, как раз под нами. В общей сложности мы насчитали восемь кабинетов, в которые было осуществлено проникновение. Повреждения не фатальные, но имеют место быть.
   -- Чего? -- рявкнул генерал.
   -- Имеются частичные повреждения стен, потолка, разрушены столы, шкафы, следы пулевых отверстий на стенах и полу, пострадал один сейф. Его вспороли словно консервную банку ножом.
   -- Так, -- мрачно сказал генерал, внимательно осматриваясь вокруг, -- есть еще одно обстоятельство, о котором я вообще не услышал ни единого слова.
   -- Какое? -- немедленно уточнил начальник охраны.
   -- Я, мать вашу, не вижу на полу ни единой стреляной гильзы! У ваших визитеров было достаточно времени, чтобы их собрать?
   Начальник охраны растерянно пожал плечами:
   -- Затрудняюсь ответить на ваш вопрос, товарищ генерал.
   -- Хорошо, -- Иванцов подошел к стене и показал коротеньким и толстым пальцем три глубокие отметины на стене, -- это что?
   -- Не знаю, товарищ генерал, похоже на следы когтей.
   -- Вот именно! -- зарычал Иванцов, -- чьи когти, узнали?
   -- Никак нет, товарищ генерал.
   -- Так какого хуя стоишь, пиздишь? Бегом искать консультанта по диким животным, чтобы через час рапорт был на столе. Что за когти? Кому принадлежат? Что это за неведома зверушка, что когтями рвет металлические сейфы и запросто перекусывает кирпичи? Выполнять!
  

Эгрегор: подземное царство Аида.

Текущая локация: равнина Леты. 28 марта 2003 г. 19:07

  

***

   -- А мы увидимся снова? -- спросила Янка, она держала дедушку за руку и смотрела на Артема снизу вверх ясными, пронзительно голубыми глазами. Елена почти неслышно всхлипнула, Артем шумно сглотнул внезапно ставшую тугой слюну, вздохнул и сказал:
   -- Конечно встретимся, Яна. Но это будет уже в другой жизни. И ты меня, наверное, не узнаешь.
   -- Узнает, -- спокойно и мудро пояснил Якут, он остановился, оперся на свой посох и развернулся к молодежи.
   -- Все, друзья мои, дальше нам нельзя. Нужно прощаться!
   Юрвас обнял Якута, пожал руки Артема и Мотыля. Янка смешно чмокнула Артема в щеку, потянулась к Лене, обхватила, повисла на шее, не желая отпускать, пустила маленькую слезинку.
   -- Ну, вот и все, -- подвел черту Якут, -- ваш жизненный путь в этом воплощении завершился. Скрипнуло и повернулось колесо сансары, впереди вас ждут новые миры и новые жизни. Прощайте, друзья. До встречи в ином месте, и в иное время. Вам вперед, а мы должны возвращаться обратно.
   Лена снова всхлипнула. Артем почувствовал, что першит в горле, откашлялся.
   Я ведь их даже никогда не видел раньше, -- подумал он отстраненно, -- даже во сне.
   Янка беззаботно подняла голову и взяла дедушку за руку.
   -- Ну что, дедуля, пойдем? Нам ведь нужно идти. Нас там ждут.
   -- Пойдем, внученька, -- ответил Юрвас.
   Он поднял свободную руку и слабо помахал ею в прощальном жесте, потом повернулся, и они спокойно и уверенно зашагали по дороге.
   Не было подземной реки Стикс, и не было Харона в лодке, готового за малую плату отвезти души в загробный мир, а была самая обычная грунтовая дорога, уходящая вдаль. И был туман, настолько густой, что уже через несколько шагов невозможно различить человеческую фигуру. И были два родных человека, уходящих к новым воплощениям и новым мирам под невыносимый скрип колеса сансары...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 19:11

  

***

   Генерал вошел в свой кабинет, швырнул папку с рапортами на письменный стол, налил из графина стакан воды и жадно выпил. Ослабил узел галстука, плюхнулся в любимое кресло, подвинул к себе папку и начал читать первый лист рапорта. Примерно на середине страницы, он недовольно крякнул, потянулся к стаканчику и взял авторучку, сделал пометку на листке. Ручка отказалась писать, закончились чернила. Генерал хмыкнул, покопался в стаканчике и достал другую авторучку. Попробовал на листке -- не пишет. Чертыхнулся, на этот раз достал сломанный карандаш. Повертел его в руках, со злостью швырнул обратно в стаканчик. Встал и прошел к сейфу, достал ключи, отпер. Несколько секунд озадаченно смотрел на содержимое, словно забыл, зачем отпер дверцу. Потом озвучил мысль:
   -- Какого хера?
   Верхняя полка сейфа была совершенно пуста...
  
  

Эгрегор: подземное царство Аида.

Текущая локация: равнина Леты. 28 марта 2003 г. 19:15

  

***

   Они молча шли обратно сквозь непроницаемый белесый туман. Артем взял Елену под руку, девушку слегка знобило. Внезапно впереди проступила высокая темная человеческая фигура. Лена вздрогнула и непроизвольно сильно сжала руку Артема. Тихо выругался Алексей, обозвал самого себя придурком за потерю автомата. Сергей начал сгибать спину, готовясь к обращению. Артем нащупал и обхватил ладонью рукоятку меча...
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 18:14

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   -- Николай Павлович, готовьте аппаратуру для погружения, -- сказал Самохвалов.
   -- Не понял, -- растерялся Николай, -- вы еще кого-то хотите отправить на помощь группе?
   Полковник невесело усмехнулся:
   -- Вы почти угадали, -- сказал он, снимая форменный китель, -- отправлять будете меня.
   -- Что? -- от удивления у Палыча запотели очки, -- а разве вы тоже... того... умеете?
   -- Осознаваться во сне? -- переспросил полковник, -- этому может научиться абсолютно любой человек. И вы тоже, Николай Павлович, при настойчивом желании сможете. Всего несколько дней тренировок. А у меня для этого было очень много времени.
   -- Но я... но вы... Василий Петрович, вы никогда даже словом не обмолвились.
   -- Ну почему же, -- ответил Самохвалов, -- я же вам говорил, что вызвал Якута обучать ребят. Или вы думаете, у него в тайге телефон был? Вы действительно считаете, что можно вот так запросто, не покидая кабинета, найти человека в Якутии, на площади свыше трех тысяч квадратных километров? Особенно если это человек не очень хочет, чтобы его нашли... а потом просто взять и позвонить в тайгу...
   -- Я понял, -- кивнул Николай и, повернувшись к лаборантам, приказал, -- готовьте оборудование. Полковника уложите на койку Алексея!
   Самохвалов стянул галстук, расстегнул ворот рубашки, принялся снимать туфли.
   -- Василий Петрович, а вы их найдете? -- вдруг усомнился Николай.
   -- Да, -- спокойно и уверенно заявил полковник, -- сейчас я точно знаю, где они находятся. Но я понятия не имею, где они могут оказаться через пару часов.
   Глава 19

Эгрегор: подземное царство Аида.

Текущая локация: равнина Леты. 28 марта 2003 г. 19:15

  

***

   Они довольно долго шли обратно сквозь непроницаемый белесый туман, не проронив ни единого слова, а узловатые ветви мертвого леса так и норовили зацепиться за одежду или ухватить корявыми сучьями за волосы. Артем взял Елену под руку, девушку слегка знобило, ветер небытья пронизывал до костей. Внезапно впереди проявилась высокая темная человеческая фигура, она медленно приближалась. Лена вздрогнула и непроизвольно сжала руку Артема, сзади тихо и почти невнятно выругался Алексей. Сергей начал медленно сгибать спину, готовясь к обращению, Артем нащупал и обхватил ладонью рукоятку меча, чтобы не терять драгоценные секунды.
   Силуэт человека в тумане постепенно обрел очертания.
   -- Василий Петрович? -- удивленно воскликнула Лена, -- а вы-то как здесь оказались?
   Самохвалов усмехнулся:
   -- Да так же как и вы, Елена, -- положил голову на подушку, закрыл глаза и уснул.
   -- Мы не ожидали, -- признался Алексей, -- что вы тоже сновидец. Вы об этом никогда не говорили.
   -- У меня было время для практики, -- увернулся от расспросов полковник, -- давайте переберемся в более спокойное и безопасное место, по-моему, здесь уже можно открыть портал.
   -- Вы правы, -- согласно кивнул Мотыль, затем взмахом руки открыл "пасть" на пятый слой. Группа по одному быстро перебралась в парк, немного приободрились, Елена перестала плакать, Алексей облегченно вздохнул.
   Самохвалов обратился к Сергею:
   -- Докладывай!
   Мотыль быстро и без лишних подробностей пересказал произошедшие события.
   -- Собрались на пятом уровне. Якут заподозрил внедрение чужих в локации назначения, решил перестраховаться и отправил Костика на разведку. Тот сразу же обнаружил присутствие посторонних, но прокололся, был замечен и вынужден ретироваться. Чужие упустив Костика покинули локацию в неизвестном направлении, оставив в засаде несколько боевых химер. Хотя рабочий день уже заканчивался, в здании спецсвязи все еще находилось несколько десятков человек, жизнь и здоровье которых оказались под угрозой. Якут решился на крайнюю меру -- зачистку помещения от призрачной нечисти. Он понимал, что присутствие большого количества членов группы в точке силы неизбежно создаст флуктуации субстанции и привлечет внимание чужаков. А так, оставался минимальный шанс очистить точку, оставаясь при этом инкогнито.
   Самохвалов слушал доклад, опустив голову и пребывая в странной отрешенности.
   -- Якут открыл портал и вывел застрявшую в слоях Елену и Костика из локации, переправив их в безопасное место. Понимая, что ему одному не справится, выбрал напарника с наибольшей огневой мощью -- Алексея. На мой взгляд, это было ошибкой, "квинтор" имеет недостаточно боевого опыта и к самостоятельной работе пока не готов.
   Разведчики проникли в кабинет генерала, извлекли документ с заданием из сейфа, затем приступили к ликвидации химер. По нелепой случайности Алексей почти сразу лишился оружия и был атакован тварями, а в одиночку шаман справится с опасностью не смог. На помощь Лешке внезапно пришел Костик, отвлек химер на себя, и получил при этом смертельное ранение. Якут был вынужден открыть портал повторно, чтобы спасти безоружного Алексея и затребовать помощь группы. Таким образом, сохранить тайну собственного присутствия не удалось, -- наследили предостаточно, скрываться дальше уже не имело смысла.
   Алексей был успешно эвакуирован, а рыцарь и оборотень проникли в здание спецсвязи ФСО, быстро ликвидировали угрозу и благополучно покинули локацию вместе с шаманом, впопыхах потеряв Костика из виду. Чуть позже оборотень вернулся за раненым Костей, но было уже слишком поздно, -- Костик скончался от полученных ран.
   Сергей закончил рассказ и отвел взгляд, чтобы не смотреть в глаза полковнику.
   -- Что-то подобное я и предполагал, -- Самохвалов принялся медленно расхаживать взад-вперед по парку, заложив руки за спину. Наконец он остановился, повернулся к группе и заговорил.
   -- Внедрение чужаков в Генштаб и в расформированное ныне ФАПСИ предполагалось изначально, слишком большое количество подозрительных смертей генералов армии. Это и было основной причиной восстановления группы. "Феникс" должен уничтожить рассадник диверсионной деятельности и обеспечить защиту высшего руководства страны от внешнего вмешательства. Однако, мы не до конца просчитали встречную контригру противника, интриги высших чинов власти и неизбежные рокировки в среде собственного командования. Что, в конечном счете, и привело к сложившейся ситуации.
   Полковник на секунду замолк, и почесав переносицу, продолжил:
   -- Чужаки теперь знают о существовании боевой группы сновидцев. Столкновения избежать не удастся. Без Костика станет намного труднее вычислять агентов влияния, а замену парню мы найдем очень и очень нескоро.
   За спиной Артема едва слышно тяжело вздохнула Лена.
   -- Засада химер -- это вполне предсказуемое действие, его можно было предвидеть и подготовится, как следует. Увы, мы проиграли первый раунд битвы.
   Возражений не последовало.
   -- Но это еще не все, -- продолжил полковник, -- по неопытности вы очень сильно наследили в здании спецсвязи. Представляю, что там сейчас творится... С минуты на минуту меня должны вызвать по тревоге. Конечно, я постараюсь поговорить с Иванцовым, но результаты этого разговора мало предсказуемы. Генерал привык действовать быстро и решительно, он в силах не только распустить нашу группу, но и в прямом смысле слова стереть в порошок. Таким образом, у нас резко меняются приоритеты, задание генерала придется временно отложить, и переключится на нашу основную миссию -- ликвидацию внедренных чужаков.
   Лена вытащила сложенный вчетверо лист бумаги из кармашка платья и протянула полковнику. Самохвалов запнулся на полуслове, развернув лист, прочитал содержание. Хмыкнул, сунул в карман.
   -- Тем лучше, -- сказал он, -- раз генерал не смог ничего толкового придумать для задания, значит, у нас полностью развязаны руки.
   Самохвалов развернулся к Мотылю и спросил:
   -- Что скажешь, командир группы?
   -- Ничего хорошего, -- ответил тот, -- Алексея и Елену разбудят в течение ближайшего часа. Потянут в военную прокуратуру, возможно, будет допрос с пристрастием. Мы ничем ребятам помочь не сможем. Чужаки в курсе уничтожения химер, а значит, подняты по тревоге в полном составе и прибудут в здание спецсвязи для "разборок", с минуты на минуту. Таким образом, в самое ближайшее время мы столкнемся с противником, на голову превосходящим нас по опыту и возможностям. Если не залечь на дно, группу вычислят и раздавят в течение ближайших двадцати четырех часов.
   -- Так уж прямо и раздавят, -- не согласился Самохвалов, -- вы не должны позволить себя уничтожить. Нам еще работать и работать...
   -- Мы постараемся сделать все, что в наших силах, но вы должны понимать, что Якут больше не боец, а у молодежи практически нет боевого опыта. Для начала нужно в срочном порядке вывести ребят из здания, пока они находятся в заложниках, вся группа уязвима. Вот только как это сделать, не имею ни малейшего понятия.
   Самохвалов одобрительно кивнул.
   -- Мы с Ерохиным займемся этим вопросом.
   -- Нужно отследить все события в здании спецсвязи и перехватить чужаков раньше, чем они нас. Заставить их играть по нашим правилам, -- добавил Мотыль.
   -- Именно так, -- подтвердил полковник, -- постарайтесь выйти со мной на контакт в реале, чтобы мы могли скоординировать действия. Любым способом. На этом все. Мне пора просыпаться.
   -- Ничего, Петрович, прорвемся!
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 19:47

  

***

   Здание спецсвязи ФСО гудело, словно растревоженный улей. Один за другим подъезжали служебные и личные автомобили, мотоциклы, такси. Около двадцати офицеров и полсотни подчиненных были немедленно вызваны по тревоге -- "код красный-12". Генерал Иванцов нервно ходил по кабинету из угла в угол. Наконец он остановился, поднял телефонную трубку и позвонил.
   -- Кирилл? Зайди ко мне, нужно посоветоваться.
   Подчиненный вошел в кабинет через три с половиной минуты, сверкнул новыми майорскими погонами, четко доложил о прибытии. Иванцов кивнул, открыл дверцу сейфа.
   -- Любуйся, -- мрачно проговорил он, демонстрируя пустую полку.
   -- Черт, -- вырвалось у майора спецсвязи, -- так это действительно, правда? Они сумели вскрыть сейф и добрались до задания?
   Иванцов пожал плечами.
   -- Как видишь, бумаги нет.
   -- Но как?
   -- Не имею ни малейшего понятия.
   -- Товарищ генерал, только не нужно привлекать военную прокуратуру. Если хотя бы десять процентов из того, что докладывал Самохвалов, правда, да этой группе цены нет.
   -- Не уверен, что это в моих силах. Слишком громкое дело, замять и спустить на тормозах будет сложно.
   Майор на секунду задумался.
   -- А этот погром? Случайно не их рук дело?
   Иванцов развел руками.
   -- Следователь уже здесь, допрашивает свидетелей, охрану. Результаты будут, скорее всего, ближе к полуночи. А еще точнее, их нихера не будет, -- генерал опять заиграл желваками. -- Полкоридора изуродовано, блядь, никто ничего не видел и не слышал. Вот что за хуйня?
   -- А может быть, и не все так просто, -- задумчиво сказал майор, -- если это ваши заключенные накуролесили, то зачем? Может что-то непредвиденное произошло? С кем вели сражение? Нужно допросить!
   -- В подвале их двое, -- сказал Иванцов, -- пацан, сопляк зеленый, еще восемнадцати нету, и слепая девка, тоже не особо впечатляет. С кого начнешь?
   -- Я с обоими поговорю, -- ответил майор, -- пока просто поговорю. Посмотрим, что скажут.
   -- Ну и что они тебе скажут, майор? Мы заснули, а потом вышли из собственных тел и с помощью колдовства разнесли в труху половину вашего здания.
   -- В этом деле торопиться не нужно. Нужно действовать аккуратно и последовательно. Доверьтесь мне. Главное -- опередить прокуратуру.
   -- Хорошо, -- недовольно буркнул генерал, -- но знай, мне это все не нравится. Я должен понимать что происходит, а я ни черта не понимаю. Во сне или не во сне, но они как-то проникли в мой кабинет, вскрыли сейф и забрали документ. Как только обнаружил пропажу, я послал денщика проверить. Тот вскоре вернулся, доложил, что заключенные на месте. Спят! Спят они, понимаешь?
   -- Кто в курсе существования группы?
   -- Несколько человек. Шестеро, если быть точным, включая Самохвалова, тебя и меня. Группу формировали в режиме чрезвычайной секретности.
   -- Понятно, -- кивнул майор.

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 20:19

  

***

   Алексей проснулся от грубого толчка сержанта.
   -- Подъем, лежебоки, на выход!
   Он оторвал голову от подушки, зевая, поднялся и сел на кровати. Сон как рукой сняло. Быстро натянул сапоги, встал, поправил форму, огляделся по сторонам в поисках автомата. Наконец сообразил, что Калаш был в сновидении, значит, в реале его существовать не может.
   -- За мной, -- рявкнул сержант, -- не отставать.
   Елена старательно причесывала волосы на ощупь. Алексей подошел к ней, взял за руку, повел с явным ощущением дежавю. Они уже шли точно так же по коридорам, всего несколько часов назад.
   Он старательно пытался вспомнить что-то очень важное, последнее напутствие из сновидения, но так и не сумел. Елена молчала, и Алексея это жутко нервировало, -- эх, посоветоваться бы. Он озадаченно смотрел по сторонам, для ночного времени в помещении спецсвязи находилось слишком много возбужденного народа.
   Сержант повел не на четвертый этаж, как ожидал Алексей, а почему-то на второй. Остановились перед неприметной дверью. Денщик осторожно постучал, прислушался. Незнакомый голос, велел заводить.
   Вошли в кабинет, где их встретил невысокий и строгий подполковник, в темно-синей форме с металлическими эмблемами золотистого цвета.
   Что-то не так, подумал Алексей, кажется, что-то пошло не по плану. Разве нас не к генералу вели?
  
  

Текущая локация: Москва. Измайловский парк. 28 марта 2003 г. 20:36

  

***

   -- Ну что там? -- нервничал Артем, он уже переоделся в легкий защитный костюм, тяжелые рыцарские доспехи исчезли.
   Шаман сидел в позе лотоса, скрестив руки на груди и закрыв глаза. Он не ответил, возможно не услышал вопрос, грезил, полностью отрешившись от происходящего.
   -- Не мешай, -- буркнул Мотыль, -- ты же знаешь, что у нас есть только один шанс. И это -- Якут.
   -- А ребят там сейчас, возможно, пытают, -- проворчал Артем оправдательно.
   -- Не тронут, -- уверенно заявил Сергей, -- они их сейчас боятся как огня.
   Внезапно Якут встал, открыл мутные белесые глаза, закашлялся. Потом резко выпрямился и открыл портал.
   -- Вперед! -- коротко бросил он.
   Первым шагнул Артем, сжимая в руке короткий меч. Он повел головой из стороны в сторону, осматривая локацию.
   -- Где это мы? -- спросил удивленно...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 21:12

  

***

   УАЗик резко затормозил.
   -- Ерохин, -- полковник обернулся, наполовину открыв дверцу, словно вспомнил что-то очень важное, -- если события пойдут не по плану, а такое очень вероятно, запомни одно -- любой из нас может оказаться не тем, кого ты знаешь. И тогда тебе придется сделать правильный выбор. Не ошибись!
   -- Не понял, -- нахмурил брови капитан.
   -- Поймешь. На объяснения времени нет.
   -- Товарищ полковник, -- растерялся Ерохин, -- вы считаете, что ребят могут заменить... заместить...
   -- И это тоже, -- согласно кивнул Самохвалов, -- все может быть. А может и не быть... Перебдеть лучше, чем недобдеть. Но лучше не того... не перестараться. Понимаешь?
   Ерохин согласно кивнул.
   -- В любом случае, сиди тут и будь начеку. Если начнет происходить что-то такое, непонятное, мистическое, неправдоподобное, одним словом то, чего просто не может быть -- знай, что оно есть. Это никакая не галлюцинация, не мираж, и не чертовщина, а обыкновенная оперативная работа твоей группы. И где-то там, за этой гребаной мистикой и колдовством, в смертельной опасности наши ребята, и твоя Лена. А еще там куча врагов. Очень опасных, тренированных и коварных противников обладающих сверхвозможностями. Ты меня понял?
   -- Так точно, товарищ полковник.
   -- Если вдруг что-то случится, -- Самохвалов не договорил, -- вывези отсюда ребят, даже ценою собственных погон... или жизни, -- добавил он после небольшой паузы. Потом хлопнул дверцей и пошел к зданию.
   Ерохин, оставшись в одиночестве, длинно и витиевато выругался. Он уже совсем перестал понимать, что происходит. Только одно знал наверняка, Лена в опасности, и в этом виноват именно он.
  
  

Эгрегор: Рим. Амфитеатр Флавиев.

Текущая локация: Коллизей. 28 марта 2003 г. 20:36

  

***

   Артем повел головой из стороны в сторону, осматривая локацию. Это не было внутренним помещением спецсвязи, как и не было вообще Москвой. Над мрачной ареной средневекового Колизея сгущались свинцовые тучи, медленно и противно накрапывал мелкий дождик. Зрители уже сидели на трибунах и с нетерпением ждали поединка.
   Черт возьми, мрачно подумал Артем, это вообще не реальность. Какого хрена старый шаман опять водит нас по закоулкам сновидческого мира?
   -- Где это мы? -- спросил он удивленно.
   -- Тихо! -- сказал Якут, -- Артем, вспомни, что я сказал вам после ухода Самохвалова.
   -- Да помню я, -- хмуро отозвался Артем, -- никогда не жаловался на память.
   -- Еще раз повторю, -- реально только то, что ты считаешь реальным. Запомнил?
   -- Ну конечно.
   -- Мы уходим. Твоя задача задержать "демиурга" и дать нам хоть немножко времени, чтобы разобраться с остальными. Нужно разделить бойцов, вместе они слишком сильны для нас.
   -- Я понял, -- сказал Артем, сжимая в руке короткий меч, -- идите, я справлюсь.
   -- Тогда удачи, -- прошептал старый шаман, растворяясь в воздухе.
   -- Да к черту все это, -- мрачно отозвался Артем и сплюнул. Потом сделал шаг вперед на песок арены. Зрители вскочили со своих мест и разом взвыли в предвкушении начала поединка.
   Артем старательно вертел головой по сторонам. На возвышении под тряпичным балдахином он заметил совсем маленькую фигурку, сверкнувшую золотом в одеянии.
   -- Аве, цезарь! -- мрачно пошутил Артем, -- идущие на смерть посылают тебя нахер!
   Двое слуг отвязали веревку и откинули импровизированную дверцу малой арки, вышел противник, что-то гортанно прокричал, пошевелил плечами, разминаясь.
   -- Димахер, -- пробормотал Артем, -- только этого еще не хватало.
   Он расстроено посмотрел на свой короткий меч, задумчиво взвесил его в руке, покачал головой.
   С двуручником, пожалуй, будет еще сложнее, рассудил он, ладно, разберемся по ходу пьесы.
   Фигура человечка на возвышении что-то прокричала. Артем не разобрал слов, но отчетливо разглядел резкое движение, видимо сигнал начала поединка. Ну, значит, пора.
   Крепко сжав рукоять меча двумя руками, поднял его на уровень груди, опустил голову и пошел навстречу противнику. Димахер приближался. Он был совершенно лыс, и не имел нескольких передних зубов, от чего лицо выглядело, словно оскал черепа.
   -- Ну что, братан, -- крикнул Артем издалека, -- потанцуем вальс?
   Противник заревел, выхватив одновременно оба меча, перешел на бег. Когда оставалось всего пара десятков шагов, остановился, вздернул острия мечей к небу, снова гортанно закричал, и только потом бросился на Артема. Битва началась...
   Глава 20

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 21:23

  

***

   -- Заходи, Самохвалов, можно без церемоний, -- хмуро пригласил Иванцов, -- доклад пока не требую, просто на словах объяснись.
   Самохвалов вошел, достал из кармана сложенный вчетверо лист бумаги, не спеша развернул и предъявил генералу. Тот взял лист в руки, пробежал глазами текст, наконец, сообразил, что именно у него в руках, заиграл желваками, лицо стало наливаться краской, он вопросительно посмотрел в глаза полковнику. Самохвалов с каменным выражением лица доложил:
   -- Товарищ генерал, бойцы группы "Феникс" десять часов назад приступили к выполнению вашего приказа. Используя навыки, полученные во время обучения, они проникли в ваш кабинет через астральный план, извлекли из сейфа документ и передали мне. Во время выполнения задания группа столкнулась с внедренными агентами влияния иностранной разведки, предположительно американской. Подробности изложу в понедельник рапортом.
   -- Так, -- сказал Иванцов, вставая, а потом гаркнул на весь кабинет, -- полковник, заканчивайте мне тут Ваньку валять. Какой, нахуй, астральный план? Какие, блядь, агенты иностранных разведок? У меня коридор выглядит, как после Сталинградской битвы. Что там происходило? И где, мать твою, гильзы? Где пули? Дырки в стене есть, пуль ни хера нету! Следы чьих когтей на стене? Эксперта валерьянкой отпаивают, говорит, -- снежный барс. Что он в рапорте руководству напишет, ты себе представляешь? Я, мать твою, что Министру Обороны доложу? Что твоя сладкая парочка, пиздюк и Варварочка, в астрале в войнушку поиграли, и нечаянно здание спецсвязи к херам угрохали? Ты, блядь, издеваешься надо мной? Хочешь меня перед министром выставить полным олигофреном?
   -- Товарищ генерал, -- тихо и сухо сказал полковник, -- прекратите голосить, как дворовая девка обварившаяся кипятком. Подробный доклад представлю по окончании операции. В настоящий момент группа "Феникс" в полном составе ведет боевые действия с превосходящими силами противника, как по количеству, так и по возможностям. Мои курсанты, по вашей вине, не успели закончить обучение. Они не готовы к серьезному противостоянию. И, тем не менее, были вынуждены принять бой. Группа несет потери. Вы хотели получить доказательства правдивости моих слов? Вы их уже получили.
   Генерал с открытым ртом хлопал ресницами. Никто и никогда не разговаривал с ним в таком тоне.
   -- В вашем ведомстве, генерал, завелась целая шпионская сеть с безграничными возможностями диверсионной деятельности в самом сердце командования. А вы тут все в бирюльки играете... амбициями трясете, характер показываете. Да вам на моих ребят молиться нужно. Ноги мыть и воду пить. Дай бог, чтобы все хорошо закончилось, тогда никто и ничего не узнает...
   -- Да я... да ты... -- генерал побледнел как полотно, заиграл желваками, но все-таки взял себя в руки, -- товарищ полковник, ожидайте в приемной. Вас вызовут.
   Самохвалов развернулся и вышел из кабинета. Очень хотелось хлопнуть дверью так, чтобы посыпалась штукатурка, но он сдержал порыв.
   Давно генерала нужно было поставить на место. Главное, не перегнуть палку, иначе горя хлебнем, не по-детски.
  

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 20:40

  

***

   Невидимые для окружающих Якут и Мотыль шли по коридору здания спецсвязи. Старый шаман ступал очень осторожно, с носка на пятку, словно боялся спугнуть дикое животное. Он непрерывно вертел головой и к чему-то прислушивался. Сергей шел чуть поодаль, тоже стараясь производить как можно меньше шума. Они оба таились вовсе не от многочисленного персонала спецсвязи, те никак не могли их заметить. Якут, словно гончая, уверенно шел по следу чужаков, собираясь застать их врасплох.
   Сергей чуть слышно кашлянул.
   -- Что? -- резко повернулся к нему Якут.
   -- Да я за Артемку волнуюсь, -- растерянно пробормотал Мотыль, -- опыта у него маловато. Уведет "Демиург" в глубину, не успеем вытащить вовремя.
   -- Это ты зря, однако. Артем -- боец. И опыта у него, поболее нашего. Я в его шкуре побывал, многое понял, и ты все поймешь, со временем...
  
  

Эгрегор: Рим. Амфитеатр Флавиев.

Текущая локация: Коллизей. 28 марта 2003 г. 21:10

  

***

   Димахер устал, его левая рука плохо слушается, а на груди и правом предплечье выступили пятна крови. Артем выглядит еще хуже, глубокая резаная рана в правом боку, на левую ногу почти невозможно ступить. Еще один порез на левом плече ужасно саднит, но что радует, кровь сочиться перестала. Два меча против одного дают немалое преимущество в битве, если конечно умеешь ими пользоваться. Димахер умел. Серьезный противник, хотя с виду худой и тщедушный, но в бою шустрый и ловкий. Руки и ноги трясутся от усталости и переизбытка адреналина, а проклятый доходяга-гладиатор даже виду не подает. Вот же двужильный, чертяка!
   Ладно, -- подумал Артем, -- хватит в игрушки играть! Пора заканчивать этот балаган. Не знаю, сколько времени нужно было выиграть для Якута, будем считать, что сделал что смог. Дальше тянуть кота за яйца уже невозможно.
   Он сосредоточился и вернул себе тяжелую броню и двуручный меч. Трибуна взорвалась аплодисментами и гневными выкриками.
   Артем сквозь зубы простонал и выругался, меч оказался слишком тяжел, а нога не желала сгибаться. Но потом он вспомнил Костика, разозлился, поднял меч и шагнул вперед. Димахер попятился, что-то быстро и нечленораздельно забормотал, бросил оружие и припустил наутек.
   -- Э-э, ты куда, братан? -- обиженно закричал Артем, -- мы так не договаривались! Вроде как бой до смерти должен идти? Или нет?
   И тут начало происходить что-то непонятное, стремительно улепетывающий гладиатор не добежав до импровизированных ворот всего нескольких шагов, резко затормозил и грохнулся на бок. Артем на секунду растерялся. Что происходит?
   Затем один из рабов обслуги выскочил на арену и бросился бежать что есть мочи, не разбирая направления, прямо по арене. Во время представления? Это неслыханно!
   Что-то маленькое, юркое и невероятно длинное, словно лента, выскользнуло следом, догнало его, в мгновение ока разорвало пополам, на песок брызнула кровь. Верхняя половина раба еще несколько секунд билась в агонии и пыталась ползти на руках, а нижнюю половину утащила с собой неведомая тварь, словно гигантский язык, втянувшись обратно в ворота. Артем даже не успел толком осознать, что произошло.
   -- Вот черт, -- выругался он вслух
   Там, под трибунами, что-то происходило, до Артема долетали сдавленные крики, вой и непонятный шум. Дверца отворилась, и он увидел новых противников. Сначала из проема выпрыгнули две уже знакомые по прошлым схваткам химеры. Припадая к земле для очередного прыжка, они шустро двинулись к нему.
   -- А, кошечки, -- засмеялся рыцарь, -- решили не пропускать веселье?
   Затем выбралась огромная тварь, метров шести ростом, помесь медведя и обезьяны. Толстые волосатые лапы с длинными ловкими пальцами и когтями размером с ладонь. Зверь перемещался на задних лапах, и двигался он при этом гораздо сноровистее медведя или гориллы. Огромными прыжками перекормленный гигант приближался. От тяжелых ударов лап дрожала земля, зрители неистовствовали.
   Какой шустрый! -- с ужасом подумал Артем, -- непросто будет одолеть. А главное, непонятно как.
   Потом из проема выполз паук-великан размером с двухэтажный автобус.
   Впрочем, нет, -- тут же мысленно поправил себя Артем, -- это не паук, гораздо больше похож на краба! На раскормленного до неприличных размеров краба, чем-то отдаленно похожего на паука. Щелкнувшие клешни подтвердили догадку. Краб двигался медленно, не спеша. Артем уже почти расслабился, тварь хотя и крупная, но очень неповоротливая, пока доползет, можно сто раз убежать.
   Действующие лица продолжали прибывать. Из проема выбрался последний участник действия -- та самая длинная и пестрая лента, движущаяся стремительными рывками, настолько быстрыми, что отследить перемещение почти невозможно. Лента не торопилась вырываться вперед, хотя легко могла бы достигнуть Артема самой первой. Она непрерывно скользила над песком, словно не могла существовать без движения, но при этом оставалась лишь на небольшом удалении от краба. Точно симбионт, не желала надолго покидать носителя.
   -- Раз, два, три, четыре, пять, -- задумчиво пробормотал Артем, -- вышел зайчик погулять. Не до хрена ли вас на меня одного?
   Трибуны загудели в предвкушении, а секунды, отделяющие Артема от нападающих, истекли. Медведегорилл, или как там его? Горилломедведь первым добежал до рыцаря и с размаху врезал невероятно длинной лапой по корпусу. Доспехи выдержали удар, но Артема отбросило сразу на несколько метров. Удар был настолько силен, что рыцарь полностью потерял ориентацию в пространстве, закувыркался по песку арены, перед глазами поплыло.
   А тут как раз подоспели кошечки, твари набросились одновременно с разных сторон, Артема спасал только очень мощный доспех. Когти и зубы скрежетали по железу, не в состоянии причинить вред. Он отмахнулся от мгновенно увернувшихся тварей и попытался подняться. Не успел...
   Медвегор прыгнул и влепил ему еще раз, но на этот раз уже задней лапой, словно гипертрофированный футболист пнул лежащее тело. Удар подкинул Артёма в воздух, перед глазами несколько раз поменялись местами небо и трибуны, потом сила тяжести впечатала рыцаря в песок. В глазах потемнело, голова взорвалась от боли, во рту привкус крови.
   -- Вот тварь, -- заскрежетал зубами Артем. Он сгруппировался и рывком поднялся на одно колено, упираясь руками в песок. Доспехи слишком тяжелые. Меч куда-то отлетел и навсегда сгинул.
   Снова подскочил медвегор, Артем еще не успел толком принять боевую стойку.
   Шустрая скотина!
   Третий удар чудища пришелся прямо в забрало шлема, кувырок через голову, падение спиной на песок, и словно в замедленной съемке Артем увидел на фоне свинцового неба быстро опускающуюся ступню, лишь немногим уступающую ему самому в размерах.
   -- Вот черт, -- мелькнула отчаянная мысль, -- этого удара доспехи точно не выдержат. Он же их просто расплющит, вместе со мной. Как консервную банку под трамваем.
   Времени на то, чтобы увернуться, уже не было, Артем действовал рефлекторно. Оружия нет, но у него есть то, что защищает -- доспехи, и он каким-то чудом, с непостижимой скоростью трансформировал нагрудный панцирь, ощетинив его острыми пиками произвольно торчащими в разные стороны. На пару секунд Артем стал похож на морского ежа. От удара это конечно не спасло, медвегор с размаху опустил ногу поперек туловища, прямо на чудовищные шипы доспехов.
   Артем задохнулся от невыносимой боли, в глазах опять потемнело. Одна из пик проткнула ступню монстра насквозь, тварь взвыла так громко, что у Артема заложило уши. Медвегор попытался освободить ногу и потянул ее вверх, увлекая за собой рыцаря, а мгновенно подскочившие "кошечки", вцепились в его тело с разных сторон, пытаясь помочь монстру разорвать противника на части.
   -- Пошли вон! -- рявкнул Артем, взмахнул руками, пытаясь хоть как-то сопротивляться. Его тело, утяжеленное латами, под собственным весом соскользнуло обратно на песок. Артем упал на спину, быстро перекатился на живот и попытался встать. Тварь на секунду отскочила, осматривая повреждения, а потом прыгнула к Артему снова. Медвегор рассвирепел не на шутку, теперь он двигался раза в три быстрее, чем раньше.
   То, что медвегор творил до сих пор, -- подумал Артем, -- было детскими шалостями. Это он играл со мной, как кот забавляется с мышкой, и только теперь он начнет меня убивать по-настоящему...
   Монстр стремительно атаковал когтистой лапой, видимо пытаясь выцарапать тело Артема из плена железного панциря. Артем, в ответ, вырастил копье. Ему еще никогда не приходилось думать так быстро. Удар! Деревянное древко сломалось пополам и сгинуло. Артем вновь оказался на земле, встретил очередной удар по корпусу. Грудная пластина утолщилась и по весу стала напоминать канализационный люк. Медвегор взвыл, наткнувшись на острие и повредив, на этот раз, переднюю лапу, отскочил в сторону. Вернулся, ухватил Артема за ногу, поднял высоко в воздух, а затем с размаху ударил о землю. Трибуны отреагировали дружным воплем восторга, -- многоголосый крик слился воедино.
   Артем открыл глаза, и понял, что все еще жив, сплюнул кровь на песок. Он почти ничего не видел в прорези помятого забрала, дышать нечем, изуродованный доспех больно сдавил грудь и уперся в ребра. Холодная ярость заполнила сердце Артема, он сорвал бесполезный шлем и отшвырнул прочь, "кошечки" тут же ринулись на запах свежей крови.
   Не дождетесь, суки!
   -- Брысь! Я кому сказал? -- он ударил одну из химер кулаком в тяжелой перчатке, на этот раз попал. Химера закувыркалась по песку, отползла в сторону, зализывать раны.
   Вот живучая сволочь! Ладно, кошатина, потом сочтемся...
   Вторая химера изготовилась к прыжку, зашипела, но не прыгнула. Будет ждать подходящего момента.
   Да черт с ними! Вреда не больше, чем от комаров.
   Хромая, подошел медвегор, зарычал, Артема обдало смрадным дыханием. Он еще не потерял интерес к схватке, хотя прыть слегка поуменьшил.
   -- Зубы нужно чистить, вонючка, -- крикнул Артем и, к собственному удивлению, даже сумел встать. Вырастил двуручник, немного трансформировал латы, чтобы не мешали двигаться и дышать.
   Ох, какой же я стал тяжелый!
   Поднял меч и сказал:
   -- Нападай, скотина, мне ходить трудно, видишь, латы совсем неподъемные.
   Медвегор зарычал, затряс головой, разбрасывая слюну, потом резко прыгнул и опять ударил передней лапой. Артем чудом увернулся от острых когтей и тоже атаковал мечом, сталь скользнула по боку чудовища, не причинив монстру вреда.
   Шерсть, толстая шкура, подкожный слой жира. Да он непробиваем! -- с отчаянием подумал Артем, -- как же завалить эту тварь?
   Медвегор снова метнулся к нему и нанес несколько сильных ударов, не обращая внимания на боль в лапах от шипов. Доспехи стали толщиной с танковую броню, а пики выросли до метровой длины. Монстр заревел от обиды и злости, во все стороны брызнула черная кровь. Артем не удержал равновесия и снова рухнул на песок, но теперь он уже знал, что делать.
   Артем пополз по песку арены, превозмогая невыносимую тяжесть доспехов. Затрещал позвоночник, взвыли суставы, мышцы отозвались криком невыносимой боли. Медвегор снова атаковал, и вновь наткнулся задней лапой на острый шип проткнув ее насквозь. Артем тут же вырастил зазубрины на конце, потом превратил их в крючья, затем в лопатки. На несколько секунд конструкция стала напоминать корабельный якорь, прочно удерживающий лапу твари, и продолжила трансформироваться, в конечном счете, превратившись в абордажную кошку.
   Загарпуненный медвегор выл от боли, катался по арене, пытаясь сбросить Артема. Откуда-то снова появились химеры, но на них не было времени, Артем вцепился обеими руками в лапу твари, и не отпускал ее, совершая невероятные кульбиты над стремительно пролетающей внизу ареной.
   Мы в разных весовых категориях, -- думал Артем, -- чтобы победить придется немного уравнять шансы.
   Латы медленно, но уверено набирали вес, лапа монстра опустилась на песок под их тяжестью. Едва тело коснулось песка, Артем вогнал в него длинный и тонкий шип, мгновенно утолщил, а острый конец заякорил. Медвегор попытался оторвать лапу от земли и не смог, громоподобно взревел и принялся колотить остальными конечностями по песку.
   Артем стал вгонять металлические пики в лапу медвегора. Одну, вторую, третью. Мутант взвыл в инфразвуковом диапазоне и рывком вырвал их из песка. Подкинул Артема, ударил о землю, но отцепиться так и не смог.
   Артем был готов к удару, и воспользовался им, загоняя новый шип в песок. Еще один шип он с наслаждением вогнал в голень медвегора, затем еще один, во вторую ногу. Соединил металлические штыри проткнувшие тело великана между собой, получились импровизированные скобы, -- монстр оказался прикован к арене. Пусть даже ненадолго...
   Внезапно тот сел, почти по-человечески, несколько раз подряд нанес удары по корпусу рыцаря покалеченными передними лапами. Артем пополз по телу твари, не обращая внимания на тычки, доспехи приглушали силу ударов.
   Именно так я полз, цепляясь руками за тело Фиксы, -- вдруг совершенно некстати подумал он.
   Пики входили в песок одна за другой. Колени, бедра, грудь. Но чтобы удержать зверя, одних скоб мало. Артем продолжал трансформировать доспех, плавно опутывая тело гиганта металлической паутиной, соединяя нити в единое целое. Они медленно сливались с монстром воедино, теперь у них были одни латы на двоих. Медвегор хрипел, не в силах пошевелиться, отчаянно сопротивлялся, но сталь оказалась крепче живой плоти.
   Последний шип Артем сделал широким и плоским, словно меч, и с размаху вогнал его в шею чудовища. Брызнула кровь из пробитой артерии, медвегор забулькал, оскалил клыки, захрипел в предсмертной агонии.
   Артем отделил собственное тело от массы железа, сковавшей монстра и встал, распрямляясь во весь рост...
   Глава 21

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 23:15

  

***

   Допрос длился уже два с половиной часа. К удивлению Алексея, его никто не бил электротоком, иголки под ногти не загонял и даже не избивал кулаками. Ему задавали вопросы, очень много вопросов, и в невероятно быстром темпе. Они неоднократно повторялись, с небольшими вариациями, почти незаметно искажая смысловую составляющую. Через некоторое время он совсем запутался, и отвечал первое, что придет в голову. О какой-то заранее выработанной стратегии, речи даже не шло.
   Алексей снова был в подвале, в комнате для допросов, наручники плотно сковывали запястья. Это были совершенно не такие наручники, которые он видел в фильмах. Нет, это было что-то огромное, тяжелое и мощное, напоминающее струбцины. Отомкнуть их заколкой для волос? Смешно! Об этом можно даже не мечтать.
   Перед допросом его честно предупредили, что попытка врать будет пресечена. Но об этом еще ранее предупреждал и Самохвалов...
  
  

Текущая локация: Москва. Измайловский парк.

За несколько часов до происходящих событий.

  

***

   -- Врать не нужно, -- сказал полковник, -- молчать как партизан -- тоже. Не оказывать никакого сопротивления. Не умничать! Не психовать. При необходимости, они могут использовать детектор лжи, или сыворотку правды, но поверь мне, Алексей, в этом нет никакого смысла. Потому что они все равно получат желаемое, как бы ты не старался сопротивляться. Разведчиков и политиков обучают обманывать детектор лжи, поэтому его никто не использует на серьезных допросах. Военных разведчиков вообще не пытают, потому что они ничего не знают такого, что может заинтересовать противников.
   Ну, допустим, подключат к тебе полиграф. Что в итоге покажет детектор? Что ты веришь в то, о чём говоришь. Ведь не обязательно истина именно в том, во что верит человек. Ведь некоторые, на полном серьезе, верят в существование Ктулху, или в Летающего Макаронного Монстра.
   Допрос будут вести следователи самой высшей квалификации: психологи, физиогномики, специалисты по невербальной коммуникации. Они вранье жопой чувствуют. Ну не сумеешь ты провести спецов, как бы ни старался. Хорошо обученный дознаватель расколет тебя как орех часа за два, даже не повысив голос. В любом случае, на допросе следователи получат массу разрозненных и абсолютно бесполезных сведений. Им ведь еще понадобится время, чтобы сообразить, что именно нужно у тебя спрашивать. И очень много времени, чтобы проверить достоверность полученных сведений. Да и не успеешь ты до полуночи наговорить им достаточно много. А к тому времени я вас постараюсь вытащить.
   -- Но ведь я им все расскажу, а как же секретность?
   Самохвалов громко рассмеялся.
   -- Давай мы с тобой, Алексей, порассуждаем вслух, а что ты знаешь о "Фениксе"?
   Алексей растерялся на секунду.
   -- Я много чего знаю, -- ответил он, -- где находится, чем занимается, сколько человек входит в группу, специализация каждого из них, практический уровень владения навыками...
   Самохвалов снова заразительно засмеялся.
   -- Молодец, умеешь мыслить логически, сразу видно, что в детстве читал Конан Дойла, и знаешь о дедуктивном методе Шерлока Холмса. Так вот, уважаемый Ватсон, дедуктивный метод основан на логических выводах перехода от частного положения к общему. Иными словами, из твоих показаний будут вычленены частные данные, которые будут подвергнуты сомнению. На основании результатов, информация будет проанализирована, обобщена, классифицирована и формализована. Пока понятно выражаюсь?
   -- Вполне, -- кивнул Алексей.
   -- Самое главное в теории информации, -- продолжил Самохвалов, -- это достоверность, полнота и актуальность полученных от тебя сведений. Поэтому рассмотрим по пунктам:
   Где находится лаборатория, ты не имеешь ни малейшего понятия. Все, что ты знаешь -- она находится где-то в лесу Мытищ. Точные координаты военной части тебе неизвестны. А ты уверен, что мы действительно в Мытищах? Ты знаком с местностью? Сверялся по карте во время поездки? Следил за указателями на дороге? Ведь мы могли свернуть на трассе "не туда", отмахать пару десятков километров и оказаться в соседнем районе.
   Алексей промычал что-то нечленораздельное.
   -- Чем занимается группа? -- продолжил полковник. -- Исследованиями сновидений. Ты послушай, как смешно и бредово это звучит? В лаборатории невероятно секретной воинской части занимаются изучением сновидений.
   Алексей растерянно кивнул.
   -- Сколько человек входит в группу? А кто сказал, что ваша группа одна-единственная? Думай! Шевели извилинами! Сколько времени я провожу с вами в лаборатории, а сколько отсутствую? Где я бываю в это время? Чем занимаюсь? Ты можешь ответить?
   Алексей помотал головой.
   -- Не знаешь, -- подытожил Самохвалов, -- а значит, не исключается возможность того, что это время я провожу с еще одной группой, или двумя поочередно.
   Идем дальше, состав группы: шизофреник, безногий калека, слепая, игроман, бывший зек, шаман. Почему не профессиональные военные? Почему не контрактники? Алексей, ты понимаешь, как это глупо и смешно звучит со стороны? Именно такое отношение и будет у дознавателей к твоим показаниям на допросе. По тебе, Алеша, плачет город Электросталь. Срочников, которые косят под дурачка, обычно отправляют на освидетельствование и лечение в дурдом.
   Алексей протяжно вздохнул.
   -- Однако, продолжим, ты можешь перечислить приборы в лаборатории?
   -- МРТ, -- уверенно начал перечислять Алексей, -- электроэнцефалограф, генератор какой-то, остальных названий я не знаю.
   -- То есть, -- с нажимом спросил полковник, -- частоты генератора ты не знаешь? Как синхронизируются сновидящие между собой, тоже не понимаешь? А что можешь сказать по существу? Как именно Костик читал мысли, ты знаешь? Как Сергей превращается в оборотня? Что для этого нужно сделать? Как Лена трансформирует окружение в сновидении?
   Алексей помотал головой.
   -- Ты знаешь, как войти в осознанное сновидение, но у тебя это получается нечасто. Объяснить можешь, почему иногда получается, а иногда нет? Молчишь. А как перемещаться между слоями, знаешь? А как вообще попасть в чужой сон? Как синхронизироваться с другим человеком без генератора? Опять нечего ответить? Ни черта ты не знаешь!
   Ты четко вызубрил, что всего слоев -- семь. А знаешь ли ты, Алексей, что это неправда? Что это всего лишь условность, которую мы ввели для градации достигнутых успехов курсантами. А на деле, сновидческий мир един и неделим. Не веришь мне, спроси у Якута, он подтвердит.
   Старый шаман улыбнулся, обнажив испорченные зубы, и кивнул, соглашаясь с полковником.
   -- Я даже скажу больше, наш физический мир, тоже является одним из слоев сновидческого мира, который включает все мироздание целиком. А знаешь ли ты, что после того, как Елена создает локацию в сновидении, та проявляется в реальности? Не знал? Теперь знаешь! И даже можешь рассказать об этом следователям.
   Мы, Алеша, в этой лаборатории готовим из вас настоящих магов и колдунов. И это -- чистая правда! Любой детектор лжи подтвердит, что я не вру...
   Алексей попытался перебить полковника, но Самохвалов не позволил:
   -- Ладно, возьмем тебя и твои способности. Ты стрелял в здании спецсвязи и видел дырки от пуль в стене? А почему там появились отверстия?
   -- Да, -- согласился Алексей, -- я сам хотел спросить. Если я находился на шестом слое, как пули проникали на седьмой?
   -- Пули? -- удивился полковник, -- а ты своими глазами видел пули? Ты видел хотя бы одну выпущенную тобой пулю? Может быть, ты гильзы на полу видел?
   -- Так они исчезают сразу! -- выпалил Алексей, -- как и автомат, если его уронить.
   -- Это все слова, -- перебил Самохвалов, -- где доказательства?
   -- Но это правда!
   -- Недоказуемая, -- отрезал полковник, -- как считаешь, хватит?
   Алексей, отчаянно закивал.
   -- Знания любого из вас бесполезны. Еще более бессмысленно пытать Палыча, который не владеет практическими навыками сновидца. Так что расслабьтесь, и получайте удовольствие от милого общения со следователями. Они ничего вам не сделают, потому что вы ничего не будете скрывать. А собрать всю информацию воедино и поверить в нее, сможет далеко не каждый следователь.
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 23:22

  

***

   -- ...тра.
   -- Что? -- переспросил Алексей, он задумался, поэтому упустил содержание предыдущей фразы следователя военной прокуратуры.
   -- Я сказал, -- медленно повторил следователь, -- что на сегодня достаточно. Сейчас вас проводят в камеру временного заключения, и вы сможете отдохнуть до утра.
   -- Наручники можно снять? -- облегченно выдохнул Алексей.
   -- В камере вас освободят от наручников, -- сухо ответил следователь, и слегка повысив голос, добавил, -- сержант, проводите задержанного.
   Интересно, -- подумал Алексей, -- с какой момента времени я, из подозреваемого, превратился в задержанного?
  

Эгрегор: Рим. Амфитеатр Флавиев.

Текущая локация: Коллизей. 28 марта 2003 г. 21:30

  

***

   Артем снова вырастил меч, поднял его вверх и громко закричал, оглашая собственную победу. Трибуны ликовали. Зрители вскочили со своих мест и размахивали руками. Он торжествующее перевел взгляд на возвышение, пытаясь рассмотреть выражение лица Цезаря.
   И тут адская боль в кисти заставила Артема вскрикнуть. Он повис на собственной руке, намертво зажатой в огромной клешне краба. Он попытался нарастить броню на перчатке, но не смог этого сделать. Все силы и энергия ушли на борьбу с медвегором, он вновь оказался обыкновенным слабым и беззащитным человеком. На нем были одеты джинсы и майка, которые никак не хотели трансформироваться в латы. Артем перевел взгляд вниз, под свои застывшие в воздухе ноги, и увидел нечто огромное, продолговатое, намертво закованное в металл.
   Бог мой, сколько туда пошло железа, -- подумал Артем, -- немудрено, что теперь я не могу сгенерировать ни грамма. Запас внутренней энергии иссяк.
   Он снова посмотрел на трибуну, и на этот раз встретился взглядом с Цезарем, в сновидениях так бывает, расстояние не имеет никакого значения.
   Цезарь ехидно ухмылялся, и уже поднял руку, сжатую в кулак. Сейчас он повернет большой палец вниз, и для Артема все будет кончено. И вдруг его голос проревел над трибуной, словно иерихонская труба, заглушая все прочие звуки.
   -- Аве, рыцарь, -- сказал Демиург, и торжествующ засмеялся, -- ты думаешь, что если справился с одной химерой, то непременно победил?
   Артем попытался вырастить меч в левой руке, но у него ничего не получилось. Адски болело все тело. А тут еще подскочили химеры-кошки и вцепившись за ноги, потянули их в разные стороны. Он слегка качнул ногами, пытаясь сбросить тварей, но не выдержал боли и закричал. Откуда-то из-за спины выскочила лента, и с силой врезалась в скулу.
   -- Сюда смотри, мудак, -- завопил Демиург, -- когда к тебе обращаются.
   Артем поднял взгляд на Цезаря и понял, что всего происходящего вокруг не существует. Нет никакой арены, зрителей, трибун. Нет и проклятых химер. А есть только двое, он -- Артем, и его противник. Все остальное лишь порождение Морфея и собственное не на шутку разыгравшееся воображение.
   -- Ты думал, Артем, что стал рыцарем? Как бы ни так! Ты просто жалкий неудачник. Калека! Ты посмел бросить вызов мне? Демиургу? Так получай же то, чего боишься больше всего на свете.
   Цезарь оттопырил большой палец и медленно опустил его вниз. Гигантский краб поднял вторую клешню и одним движением откусил Артему ноги.
   Тело рухнуло на песок.
   Только не это, -- металась словно загнанная в клетку, мысль, -- только не это. Все что угодно, но только не это. Опять!
   Он почувствовал, что плачет. Перед глазами снова замелькали растяжка, носилки, операционный стол, лицо мамы со стаканом в руках.
   Сынок, тебе нужно обязательно принять таблетки.
   -- Ну как ты теперь себя чувствуешь, Артем? -- глумился Цезарь, -- по-моему, ты наконец-то обрел внутреннюю гармонию и самодостаточность. Вырасти себе новые ноги, Артем! Если сможешь, конечно...
   Артем, несмотря на боль, попытался сесть. Посмотрел на правую руку, и не обнаружил на ней кисти. Это почему-то его совершенно не удивило, и даже не испугало.
   Еще и руку, -- вяло отреагировал мозг, -- теперь даже милостыню по электричкам просить не смогу...
   Не дождетесь, суки!
   И понял, что впервые в жизни эти слова не вызвали никакого отклика в душе.
   Кажется, суки все-таки дождались своего часа... он, Артем, валяется на земле, корчась от невыносимой боли, и рыдает от полного отчаяния. Он проиграл.
   -- Нет! -- сказал Артем. Поднял левую руку и вытер с лица кровь и слезы.
   -- ДА! -- закричал, завыл и заголосил голос Демиурга, заглушая собой все остальные звуки во вселенной, -- ты проиграл эту битву, Артем. Хватит цепляться за призрачную надежду. Для тебя в этом мире ее уже не осталось!
   Артем закрыл глаза и вспомнил лицо Костика. А потом вдруг слабо улыбнулся...
  
  

Текущая локация: не важно

За несколько дней до происходящих событий.

  

***

   -- Костик, -- попросил Артем, -- научи меня летать.
   -- Зачем? -- удивился Костик, -- у тебя же во сне есть ноги, значит, ты можешь ходить. Вот у меня нет тела, поэтому и приходится летать.
   И он весело засмеялся.
   -- Иначе я провалюсь сквозь пол, а потом буду медленно погружаться к центру Земли.
   Артем тоже улыбнулся, представив себе эту картину. Отрицательно покачал головой:
   -- Ну, это вряд ли, -- сказал он, -- если ты бестелесный, то и гравитация на тебя не действует.
   Костик опустил голову и грустно кивнул.
   -- Ты прав, Артем, не действует. И это самое обидное. Как будто меня совсем нет...
   -- Ну, так что? -- уточнил Артем, -- научишь?
   -- Да можно, -- лукаво сверкнул глазами Костик, -- только для чего? Можешь объяснить?
   -- Не знаю я, -- простонал Артем, -- тогда, в лаборатории... Когда пришла химера... Мне было очень трудно. Сидя в инвалидном кресле, особо мечом не помашешь. И в самую ответственную секунду боя я вдруг подумал, как было бы хорошо уметь летать. Как ты, Костя! Понимаешь?
   -- Понимаю, -- кивнул головой Костик, -- ты хочешь компенсировать отсутствие нижних конечностей нейтрализацией гравитационного воздействия Земли. Но ведь ты спишь, Артем!
   -- Ну да, -- согласился Артем, -- я сплю и вижу осознанное сновидение. Но ведь здесь тоже есть физические законы мироздания.
   Костя засмеялся, весело и заразительно.
   -- Только те, которые ты придумал сам.
   -- Разве? -- удивился Артем.
   -- Не это ли вам все время твердит Якут? -- Костик веселился от души. -- Маленькие дети летают в сновидениях, потому что на них еще не действуют убеждения взрослых. Они хотят летать, и потому -- летают. А взрослые знают, что летать нельзя, и поэтому не могут оторваться от земли. Что тебе сказал Якут? Реально только то, что ты сам считаешь реальным.
   Артем задумался, потом сосредоточился и попытался взлететь. Само собой, из этой затеи ничего не вышло.
   -- Знать и уметь, -- это разные вещи, -- наконец глубокомысленно изрек он с грустью в голосе.
   -- Чушь! -- высокомерно заявил Костик, -- вот смотри, Артем, собираешь всю свою радость и счастье, всю свою ненависть, горе и боль, а потом направляешь вот сюда.
   Костик вдруг больно ткнул пальцем в живот Артема.
   -- Это чакра Свадхистана. Священная чакра живота. Ну что ты смотришь на меня, как на говорящую статую Будды? Я точно знаю, потому что моя мама увлекалась йогой. Я много раз смотрел, как она практикует. У нее учителем был смешной такой индус, он все это много раз повторял. Я запомнил.
   Загоняешь все свои воспоминания в эту точку на животе, помещаешь туда все-все, и собственное сознание тоже. Кастанеда называл это "точкой сборки". А потом отключаешься нафиг от внешнего мира и двигаешься, ну словно плывешь под водой, туда, куда захочешь. Только не телом. Не забывай, что твое тело в это время спит в кровати. В сновидении у тебя вообще никакого тела нет. А есть только эта самая -- Линга Шарира, ментальная проекция самого себя.
   -- Линга Шарира, -- задумчиво произнес Артем, -- И что? Ты думаешь, получится?
   -- Конечно! -- нисколько не сомневаясь, ответил Костик, -- ведь я же летаю!
  
  

Эгрегор: Рим. Амфитеатр Флавиев.

Текущая локация: Коллизей. 28 марта 2003 г. 21:47

  

***

   Артем открыл глаза и посмотрел на кровавые обрубки собственных ног. Одна из химер подкралась и вцепилась в культю. Он зашипел от боли и сжал зубы.
   -- Вот так, значит? -- спросил у самого себя, -- ну ладно...
   Резко вытянул вперед левую руку, схватил химеру за загривок и ткнул носом в песок.
   -- Брысь, -- коротко бросил он, отшвыривая кошку в сторону. Химеру он не боялся. Кое-что пострашнее, немедленно пришло в движение над его головой. Времени на раздумья уже не было.
   -- Не дождетесь, суки! -- выкрикнул он вслух и вдруг, к собственному изумлению, взмыл в воздух.
   Торжествующий смех Демиурга смолк, как будто оборвавшись на самой высокой ноте. Вокруг стояла ватная, давящая отсутствием звуков, какая-то абсолютная тишина.
   -- У меня нет тела, -- сказал Артем вслух. И вырастил меч в правой руке. Когда и как на место вернулась кисть, он не успел ни заметить, ни понять.
   -- У меня нет тела, -- повторил Артем, -- но у меня есть меч!
   На этих словах он почувствовал, как тело вновь обрастает доспехами.
   -- А еще, -- повторил он, -- если у меня нет тела, то значит и болеть нечему!
   Он почувствовал, как стихает боль, и как возвращается жизнь в его израненное, искалеченное тело.
   -- Теперь твой ход, Цезарь! -- крикнул он, поворачиваясь лицом к трибунам.
   Крохотная фигурка Демиурга немедленно взмахнула платком. Бой будет продолжен.
   Глава 22

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 20:55

  

***

   Якут остановился, и указал пальцем на дверь.
   -- Здесь, однако, -- сообщил он шепотом.
   -- Кто? -- уточнил Сергей, сгибая спину и готовясь к обращению.
   Якут пожал плечами.
   -- Не имеет значения. Уведи его, Сережа, подальше уведи.
   -- Не вопрос, -- прорычал оборотень, выпустил когти и прыгнул прямо сквозь дверь в кабинет.
   -- Ну вот, -- хихикнул старый шаман, -- а теперь, когда все бойцы заняты делом, пообщаемся с координатором один на один.
   Он вытащил из складок своей одежды большой старый бубен и ударил в него. Раз, другой, третий. Глухой звук разнесся по зданию спецсвязи, охранники остановились неподалеку и растерянно оглядывались по сторонам. Звук слышали все, на каких бы слоях мироздания они не находились.
   Заклубился туман перед Якутом, и из ничего плавно прорисовалась фигура противника. Якут весело усмехнулся.
   -- Я не ошибся, коллега? -- спросил он, -- ты и есть координатор?
   -- QuiИn eres? (исп. Кто ты?) -- глухо прорычал шаман из индейского племени яки.
   Седые волосы, свитые в две длиннющих косы, глубокие морщины на лице, перья в волосах, цветные бусы на шее, какие-то жалкие лохмотья шкур, прикрывающие иссушенную солнцем темную кожу. И довершающий штрих -- большой черный ворон на плече. Якут не сомневался ни секунды, что перед ним именно тот, кто нужен.
   -- EstАs buscando la Muerte, Tonto. (исп. Ты ищешь смерти, глупец), -- констатировал индеец.
   -- Сам дурак! -- хихикнул Якут, -- заблудился ты, коллега. Не в те края забрел. Домой пора, однако!
   -- Sal de mi camino, Viejo, (исп. Убирайся с дороги, старик), -- проревел индейский колдун. Он взмахнул рукой, и с плеча, взмахнув мощными крыльями, взлетел ворон. В лицо ударила тугая струя воздуха, внезапно запахло озоном.
   В руке Якута откуда-то возник посох, заискрил электрическими всполохами.
   -- NoQuieres morir, viejo? (исп. Ты хочешь умереть, старик?) -- прокаркал индеец, -- Soy Dios (исп. Я -- Бог!)
   -- Да святится имя Твое! -- сказал Якут, и голубые молнии ударили из посоха прямо в ворона. Птица страшно закричала, мгновенно вспыхнула, закружились опаленные перья, завоняло горелой плотью. Ворон исчез.
   Индеец громко закричал и принялся ругаться по-испански.
   -- Да придет Царствие Твое! -- продолжал Якут речитативом. -- Да будет воля Твоя и на земле, как на небе...
   Индеец вытянул руки и сжал их в кулаки, но молния тут же ударила ему по кистям.
   -- Quemar (исп. Жжет) -- воскликнул индеец и опять принялся ругаться по-испански. А затем с громким хлопком исчез...
  
  

Эгрегор: Рим. Амфитеатр Флавиев.

Текущая локация: Коллизей. 28 марта 2003 г. 21:45

  

***

   -- Теперь твой ход, Цезарь! -- крикнул Артем, поворачиваясь лицом к трибунам.
   Крохотная фигурка Демиурга взмахнула платком. Бой будет немедленно продолжен.
   Артем взмыл в небеса и посмотрел вниз. Краб недоуменно задрал к небу голову и бессмысленно щелкал клешнями в воздухе. Химеры кружили вокруг краба, не в силах прыгнуть на такую большую высоту. К Артему устремилась только длинная пестрая лента.
   -- Ладно, -- спокойно сказал он, -- посмотрим ближе, что же ты такое?
   Он взмахнул мечом и попытался ударить. Каким бы шустрым не был медвегор, лента превосходила его по скорости реакции во много раз. Все произошло быстро: лента скользнула в воздухе, на Артема обрушился чудовищный удар, о забрало шлема клацнули небольшие челюсти с острыми клыками. Артем покачнулся, сосредоточился, удержал равновесие, хотя это оказалось непросто, замер, оглядываясь по сторонам.
   По широкой дуге лента обогнула висящего в воздухе рыцаря, а затем молниеносно атаковала с другой стороны. Снова клацнули зубы по забралу шлема, Артем непроизвольно увеличил толщину защитного слоя и почувствовал, как его тело плавно опускается вниз.
   Вот как, значит, -- подумал он, -- все-таки есть предел, который я могу удержать на весу. Ну ладно, попытаемся достать тебя другим способом.
   Артем полетел вперед, пытаясь приноровиться к движению ленты. Мелкая пакостница могла летать, произвольно меняя направление собственного движения, словно для нее не существовало никаких законов физики. Короткий зигзаг, и ему опять прилетело в лоб, Артем зашатался в воздухе, теряя равновесие, размахивал бесполезной железякой, а потом уронил ее. Краб внизу яростно щёлкал клешнями, как бы предопределяя судьбу рыцаря, если тот рухнет на песок. Цезарь на своем возвышении дико и неестественно хохотал, раскатистое эхо вторило звукам подобно уханью филина.
   Очень похоже смеялся Упырь, -- снова не к месту вспомнил Артем.
   Лента стрелой метнулась к нему, на этот раз удар пришелся в живот, Артем на секунду потерял сосредоточенность и, кувыркаясь, полетел вниз, к поджидающему крабу. На лету быстро вырастил новый меч, взамен только что утраченного, сгруппировался и с силой ударил о панцирь краба. С трудом увернулся от гигантской клешни, получил по спине от ленты, ощутил рывок за левую перчатку -- это химера-кошка попыталась достать его. Вскочил, увернулся от клешни, взмыл в воздух. Для большей мобильности пришлось существенно пожертвовать толщиной защиты.
   М-да, -- с грустью констатировал Артем, -- эдак поединок затянется надолго.
   Взлетел высоко-высоко, метров на тридцать или сорок, даже краб с такой высоты казался крохотным и нестрашным. А потом метнулся вниз, быстро наращивая толщину брони. Меч тоже увеличил до неестественных размеров, тот стал невыносимо тяжелым, тянул за собой, наращивая скорость падения.
   Неплохой задумке помешала лента. Получив по пути три довольно чувствительных тычка в корпус, Артем потерял равновесие и ориентацию, проскочил мимо краба и врезался в песок. Лента тут же обмоталась вокруг шлема, закрыв собой обзор, а краб щелкнул клешнею прямо над головой рыцаря. Пришлось спешно ретироваться, как говорится, не солоно хлебавши.
   Избавившись от лишнего веса, Артем быстро набирал высоту. Лента погналась следом, легко взмыла на еще большую высоту, атаковала сверху заковыристым и непредсказуемым зигзагом. Артем взмахнул мечом, но его движение было слишком медленным по сравнению со скоростью ленты.
   Он еще только начал заносить меч для удара, когда зубы ленты уже сошлись на стальном запястье удерживающем оружие, едва слышно клацнул металл. А когда его рука, наконец, стала двигаться вперед нанося удар, еще в самом начале атаки, лента уже ускользнула по дуге вокруг рыцаря, остановилась перед забралом шлема на сотую долю секунды, а затем стремительно двинулась вперед, целясь прямо в прорезь. Острые как бритва зубы скользнули по лицевому щитку, оставили глубокие борозды на металлической поверхности шлема, но вреда не причинили. А сама лента уже ускользнула вбок, разматывая в пространстве длинный пестрый хвост.
   Рука Артема с зажатым в ней мечом преодолела почти половину намеченной траектории удара, когда лента атаковала его в третий раз, на этот раз в нижнюю часть живота, поднырнув под атакующее оружие. Артем снова потерял равновесие, и полетел вниз, закувыркавшись в воздухе.
   За время падения лента успела догнать и ударить его раз восемь или десять, он окончательно сбился со счета и на огромной скорости врезался в песок, не успев толком сгруппироваться. На шее тут же сомкнулись челюсти химеры.
   Караулила, зараза!
   Не глядя, наотмашь ударил перчаткой, успев вырастить на ней шипы. Визг пораненной кошки резанул по ушам, словно пожарная сирена. Поднял голову, тряхнул, чтобы избавиться от песка, набившегося в шлем, увидел совсем рядом открытую клешню краба, нырнул под нее, откатился в сторону. Вскочил, сотворил меч и ударил вслед клешне, стараясь попасть в сочленение фаланги. Пропустил очередной удар ленты прямо в забрало шлема, потерял равновесие, грохнулся на задницу, и тут же встретился глазами со второй химерой. Попытался схватить ее за горло, но та ловко ускользнула, металлическая перчатка клацнула вхолостую.
   Вот шустрая тварь! -- подумал Артем с восхищением.
   Он вскочил на ноги, пробежал несколько метров по песку, вновь поднырнул под атакующую клешню краба и вонзил меч в сочленение карпоподиты. (Перейподы, -- передние конечности краба, состоят из семи частей. Карпоподитом называется часть, соседствующая непосредственно с самой клешней). Меч застрял, пришлось его бросить торчащим из-под хитина. Артем, не мешкая, взлетел повыше, осмотривая поле боя.
   В воздухе опять атаковала лента. Нанесла несколько быстрых и точных ударов в корпус, не разжимая зубов. Видимо дошло до горемыки, что прокусить доспех ей не по силам. Артем резко прыгнул вверх, поднимаясь все выше и выше, насколько хватало сил. Вскоре его движение остановилось, хотя он и сбросил вес, практически совсем избавившись от защиты.
   Ну вот, -- растерянно подумал он, -- и в высоте, оказывается, я тоже ограничен. Вроде бы и летать научился, да только "низенько-низенько, як крокодил".
   Тьфу! Пока я не избавлюсь от этой чертовки-ленты, мне с крабом не справиться.
   Артем пулей метнулся вниз, на лету наращивая вес лат и размеры оружия, и лента вновь начала атаковать -- принялась чувствительно бить в шлем и грудную пластину.
   Вот же зараза!
   Артем перешёл в горизонтальный полёт, и лента опять зигзагом пошла на сближение.
   Ну, давай, нападай!
   Артем резко поднял руки и соединил их над головой, распуская огромный веер металлических крыльев. Он превратился в гигантскую птицу, каждое перышко было лезвием небольшого, остро отточенного меча. Стремительным рывком лента прошла сквозь веер стальных крыльев и распалась на кучу маленьких ленточек, которые кружась и переплетаясь, словно конфетти и серпантин, посыпались вниз.
   -- Конечная, -- мрачно пошутил Артем, -- поезд дальше не идет.
   Не теряя времени, он ринулся вниз, на лету увеличивая вес и мощь своего защитного костюма. Его плечи раздались вширь, нагрудная пластина обросла шипами, а меч увеличился до неприличных размеров.
   Удар о головогрудь ракообразного был настолько силен, что хитиновый корпус треснул. Кинулась наутек последняя оставшаяся в живых, химера. Но краб в агонии щелкнул клешнями, не разбирая где свои, а где чужие, и мгновенно перекусил драпающую кошку пополам.
   Артем снова взлетел и повторил маневр, рухнув на краба, он вонзил меч вертикально в трещину хитиновой пластины. Лезвие вошло в мягкое черное мясо полностью, по самую гарду, краб дернул всеми ногами одновременно и замер.
   Кажись готов.
   Артем поднял голову и осмотрелся, на песок с небес все еще опускались кусочки ленты, перед ним возвышался гигантский мертвый краб. Чуть поодаль валялись половинки химеры, а немного дальше вечным сном упокоилась вторая кошка. И это все на фоне чудовищной металлической скалы, в которую превратился медвегор. Картина достойная кисти художника! Артем даже почувствовал некоторую гордость за совершенное деяние.
   Все?
   Нет, не все! Остался Демиург.
   Артем поднял взгляд и обнаружил, что зрители исчезли. Ветер гонял мусор по проходам меж пустыми креслами. Цезарь в одиночестве стоял на возвышении. Он лениво взмахнул рукой, готовясь сказать последнее слово.
   -- Заткнись уже, надоел, -- буркнул Артем, быстро нанося колющий удар мечом. Он сделал это, совершенно не задумываясь, как тогда прыгнул на обидчиков Ерохина.
   Или это было во сне? А, впрочем, какая разница!
   Он метнулся в сторону Цезаря, и вонзил меч тому в грудь. Все произошло настолько быстро и ловко, словно Артем всегда умел это делать -- телепортироваться в момент атаки.
   И вдруг он отчетливо понял, что в сновидческом мире не существует расстояния. Противник всегда был рядом -- на расстоянии вытянутой руки.
   Демиург булькнул кровью и исчез, уползая назад, во тьму, в неизвестность, в иную реальность.
   Никуда ты уже не уйдешь, ублюдок, -- жестоко подумал Артем,-- Костик не ушел от когтей химеры, значит, и ты не уйдешь. Кто к нам с химерой придет, от меча и уйдет.
   Последняя фраза прозвучала какой-то непостижимой нелепицей, и Артем смачно сплюнул на песок арены. Мозг тут же выдал адаптированную версию:
   -- Туда тебе и дорога, мразь!
   Он поднял голову и увидел, что стало совсем темно. Огромные куски трибун отламывались и падали вниз, темными пятнами зияли провалы пустоты. Мир, созданный тем, кого уже нет в живых, таял на глазах, разрушался, распадался на атомы, развеивался, словно прах на ветру.
   Нужно убираться отсюда, -- подумал Артем, взмахнул мечом по кругу, открывая портал, шагнул в него. А потом Колизей окончательно исчез, сгинул, как будто его никогда и не существовало.

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 20:59

  

***

   -- Не вопрос, -- жутко прорычал оборотень и прыгнул сквозь дверь в кабинет. Мягко приземлился на все четыре лапы и поднял оскаленную морду.
   -- Привет, собачка! -- воскликнула маленькая озорная девочка, лет пяти, -- давай поиграем?
   Мотыль растерялся, больше в комнате никого не было. Да и девочка его видела, обычному человеку, скрывающегося на шестом слое оборотня, увидеть невозможно. Девочка явно из пришельцев.
   То, что произошло в следующие пять секунд, начисто отбило у него желание удивляться...
  
  

Эгрегор: Мексика. Сонора. Локация: пустыня. 28 марта 2003 г. 21:45

  

***

   -- Quemar (исп. Жжет) -- воскликнул индеец, и принялся безостановочно ругаться по-испански, а затем исчез.
   Якут тут же прыгнул следом. Они вывалились в бескрайнюю выбеленную солнцем пустыню, дюны тянулись до самого горизонта, небольшой кактус зеленел под невыносимо жгучими лучами светила. Ветер пошевелил остатки волос на голове Якута. Он весело хихикнул.
   -- Уже лучше, -- сказал шаман, -- только я сказал тебе, убирайся домой! А ты что, за нос меня водить вздумал? По локациям старика гонять собрался?
   -- Te espera la muerte, (исп. Тебя ждет смерть), -- бормотал индеец, -- vas a morir (исп. Ты умрешь!)
   -- Это еще бабушка надвое сказала, -- вновь хихикнул Якут и полыхнул молниями.
   Индейский шаман отступил на пару шагов, утопая по щиколотку в песке.
   -- Socorro, (исп. На помощь!) -- завопил индеец, и быстро трансгрессировал на сотню метров вглубь пустыни.
   -- Ах ты ж, вонючий обманщик, -- запричитал Якут, -- заманиваешь, однако? За собой ведешь? Ну, хорошо, давай побегаем, если тебе так сильно хочется.
   И тоже телепортировался следом. И началась погоня...
   Индеец-колдун уходил вдоль силовых линий, локации стали меняться столь стремительно, что взгляд еле успевал зацепиться за привычные образы. Пустыня, ледяные торосы, вершины Гималаев, бескрайняя равнина степей, побережье Баренцева моря, японские острова, Тайвань, Гавайи, Техас, побережье Калифорнии, долина гейзеров на Камчатке. Все эти красоты проскочили перед глазами Якута буквально за пару секунд, а потом индеец прыгнул гораздо дальше привычного, пейзажи пошли совершенно незнакомые. А Якут внезапно вспомнил еще одну, когда-то давно прожитую, жизнь.
   Слишком далеко уходим, -- думал он, -- вернуться назад будет сложно, однако.
   -- SМgueme, viejo, (исп. Следуй за мной, старик), -- закричал индеец-колдун.
   -- SМ, SeЯor, -- ответил ему Якут, -- No huirАs de mМ (исп. От меня не убежишь).
   И вновь пошло мелькание ландшафтов. Старческой дальнозоркостью Якут успел выхватить из сплошного мельтешения видов неуловимо знакомые куполообразные крыши деревянных лачуг, но и они быстро исчезли из виду. А проклятый колдун еще только разгонялся, зигзагами перемещаясь все дальше и дальше от знакомых троп сновидческого мира...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 23:04

  

***

   -- Теперь-то вы понимаете, Елена, в какую историю вас впутали?
   Лена кивнула.
   -- Без вашей помощи мы ничего не можем сделать. Помогите нам, Елена. А мы, в свою очередь, не останемся в долгу и поможем выпутаться с минимальными потерями. Сделаем вам новые документы на другое имя. Из Москвы, наверное, придется уехать. Ненадолго. Года два -- три вам с мамой придется пожить в провинции. Например, в Иркутске. Вы были когда-нибудь в Иркутске?
   Лена отрицательно покачала головой.
   -- Замечательный город! Чистый, тихий, уютный. Пока шумиха вокруг коррупционного скандала поутихнет, поживете с вашей мамой в Иркутске. Мы поможем вам тут продать квартиру. У меня школьная подруга риелтор. Напишите доверенность, она сама все оформит. Не переживайте, у нас все честно, как в банке. В провинции жилье намного дешевле. За эти деньги в Иркутске вы сможете купить себе трехкомнатную в центре города. Маме вашей поможем устроиться на хорошую работу. Уверяю вас, все будет хорошо.
   Елена подняла голову и незряче посмотрела на подполковника.
   -- Скажите, Иван Федорович, а что будет с капитаном Ерохиным?
   -- С Ерохиным? -- удивился подполковник. -- Как что? Под суд пойдет, вместе со своим покровителем Самохваловым. Как расхититель государственной собственности. Лет пять или семь дадут. Может быть, больше. Это как суд решит.
   -- Понятно, -- глухо произнесла Елена, потом помолчала немного и добавила, -- врете вы все.
   Подполковник встрепенулся:
   -- Ну что вы такое говорите, Елена? Зачем мне вас обманывать?
   -- Может быть затем, -- тихо и спокойно произнесла Лена, -- чтобы занять место полковника Самохвалова?
   -- Этот бред мне даже комментировать не хочется. Мы работаем в разных ведомствах.
   Подполковник мгновенно изменился в лице, побагровел, нахмурился. Секунду он молчал, играя желваками, потом произнес сухо и надменно:
   -- Я так понимаю, Елена, вы отказываетесь сотрудничать со следствием?
   -- Вы меня правильно поняли, Иван Федорович. Я не верю ни единому вашему слову.
   -- Ну хорошо, -- угрожающе выдавил из себя подполковник, -- это ваше право. Значит, пойдете под суд вместе со своими подельниками. И никто вам уже не поможет.
   Лена промолчала.
   -- Даже не представляю себе, -- ухмыльнулся подполковник, -- как вы сможете выжить на зоне, будучи совершенно слепой?
   Лена внезапно покраснела, почувствовала, как горит ненавистью лицо.
   -- Это не ваше дело, Иван Федорович, делайте то, что задумали. Я устала и хочу отдохнуть.
   -- Ну да, ну да, -- подполковник приподнялся, зачем-то пошарил в бумагах и сказал, слегка повысив голос, -- сержант, уведите задержанную. Пусть отдохнет... в одиночке.
   Глава 23

Текущая локация: неизвестно. 28 марта 2003 г. 22:05

  

***

   И вновь замелькали незнакомые ландшафты сливаясь в бессмысленное мельтешение, а проклятый колдун еще только разгонялся. Якут с ужасом почувствовал, как вибрирует струной продольная силовая линия субстанции. Еще миг и он упустил ее, дальше гонка пошла вслепую -- по инверсионному следу. Малейшее промедление и колдун исчезнет в бескрайнем сновидческом мире навсегда. Придется очень долго держать изматывающий темп скачков по локациям, чтобы не отстать, но годы не прошли даром. Сможет ли он? Выдержит ли?
   Когда его накрыло в первый раз, Якут только довольно усмехнулся, теперь он не просто знал, но и мог свободно говорить на испанском языке -- родном для колдуна. Испанский, это хорошо, еще один язык в копилку знаний. Пригодится! Через пару минут Якут вспомнил еще одну прошлую жизнь, очень тяжелую, невыносимо мучительную. И еще один язык -- южный тепеуанский, ныне почти забытый диалект. Воспоминание не остановило его, просто немного расстроило -- по глубоким бороздам старческих морщин скользнула одинокая капелька влаги. А в мозгу, словно молния полыхнула еще одна прожитая жизнь, со всеми деталями и красками субъективных переживаний. Чем дольше длилась погоня, тем чаще происходили вспышки озарения, он вспоминал все новые и новые воплощения, колесо сансары крутилось безостановочно многие века. Разве может один разум вместить так много жизней?
   Когда число прожитых им судеб перевалило за полсотни, Якут осознал, что наступает предел его возможностям. Казалось, что голова опухла и вот-вот треснет. Имена, города, страны, названия, судьбы, языки -- все смешалось в невообразимую информационную кашу. Якут перестал понимать происходящее. Кто он? Как его зовут? Где он находится?
   Информационный коллапс грозил немедленным инсультом. Шаман тяжело вздохнул, понимая, что пора остановиться, но он уже не помнил, как это делается. Знание оказалось погребено под горой бесполезных фактов, грузом чужих воспоминаний и пережитых эмоций. Проклятый колдун его победил...
  
  

Текущая локация: здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 21:02.

  

***

   Оборотень прыгнул сквозь призрачную дверь шестого слоя прямо в чей-то уютный кабинет, мягко приземлился на все четыре лапы, резко поднял морду и оскалил жуткие клыки.
   -- Привет, собачка! -- весело сказала маленькая озорная девочка, лет пяти, -- ты хочешь поиграть со мной? Давай поиграем!
   Мотыль растерянно озирался по сторонам, кроме странной девочки в комнате больше никого не было. Но Якут не мог ошибиться, если он сказал, что внедренный агент ожидает здесь, значит, так оно и есть. В таком случае, именно девочка -- враг. Мотыль глухо зарычал. Девчонка в ответ весело рассмеялась:
   -- И во что ты хочешь поиграть, собачка? Давай мы с тобой поиграем в салочки? Только чур, -- ты водишь! Догоняй.
   Мотыль прыгнул, но девочка оказалась намного шустрее, за долю секунды до атаки она метнулась в сторону и выскочила из кабинета сквозь стену. Оборотень прыгнул следом, не задумываясь о том, что может поджидать его там. На этот раз чутье зверя подвело, кувыркаясь, Мотыль полетел вниз с огромной высоты.
   Он попытался хоть немного затормозить падение, сшибал сучья, цеплялся за осеннюю листву, но как назло, ничего прочного не попадалось под его лапы. В конце концов, он грохнулся с десятиметровой высоты так, что вышибло дух, и ушел в болотную топь с головой. Отчаянно заработал лапами, клацая зубами от досады, вынырнул на поверхность, отдышался. С большим трудом выбрался на твердую почву, весь перемазанный болотной тиной, грязью и осенними листьями, принялся по-собачьи отряхиваться.
   Над болотом прокатился раскатистый детский смех:
   -- Собачка, тебе понравилось купаться? Ой, да ты вся промокла. Тебе нужно срочно просушиться, а то простудишься.
   И волна нестерпимого жара обдала Мотыля с ног до головы, пламя лизнуло нижние ветви деревьев, обуглился мох под ногами, начала тлеть шерсть на загривке.
   Пирокинетик, -- ужаснулся Сергей, -- как же мне не повезло!
   Оборотень прыгнул в болото под заливистый детский смех, отчаянно заработал лапами, постепенно погружаясь в липкую грязь.
   -- Ой, собачка, ты куда? Снова купаться? Ты, главное, не утони там, -- заботливо предостерегла девочка.
   И новая порция губительного пламени накрыла болото удушливой волной смрада. Мотыль судорожно вдохнул как можно больше воздуха и нырнул с головой -- с хлюпаньем сомкнулась вскипевшая болотная жижа. Вековые дубы, дремавшие на краю топи, вспыхнули как спички и обуглились, запылал кустарник, издавая веселый треск костра, столб иссиня-черной гари поднялся до самых облаков, создавая непроницаемую завесу от посторонних глаз. Мотыль задыхался под водой, но терпел, насколько хватало сил. Сквозь мутную болотную жижу было очень плохо видно происходящее на поверхности, -- он не смог рассмотреть ничего, кроме ярко-оранжевого свечения невиданной силы. Поверхностная растительность не спеша варилась в верхнем слое кипящей воды. Выныривать было просто некуда, все воздушное пространство над болотом превратилось в огненный шар невиданных размеров. Сумасшедшая девчонка выжигала заросли камыша и живьем запекала мелкую болотную живность: лягушек, змей, тритонов.
   Мотыль больше не мог сдерживать дыхание, перед глазами плыли фиолетовые круги...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 23:18

  

***

   -- Стоять, лицом к стене!
   Лязгнула, открываясь, тяжелая металлическая дверь, в лицо ударил запах немытого тела, мочи, и казарменного удушья.
   -- Проходите, задержанная.
   Лена аккуратно тронула рукой стену, нащупала дверной проем, сделала небольшой шаг, потом еще один. Она отвыкла ходить самостоятельно, надежный и верный друг Рекс сейчас находился где-то очень далеко, и даже Лешки не было рядом. Она опять осталась одна в темноте. Лене отчаянно хотелось заплакать от обиды, отчаяния и жалости к самой себе, но упрямая злость внутри не позволила расслабиться. Она сглотнула тугой ком слюны и закусила нижнюю губу.
   Я в камере для предварительного заключения, -- холодно подумала она, -- здесь наверняка есть кровать. Все что мне нужно сейчас сделать, это лечь и немедленно уснуть. Тогда я смогу связаться с ребятами, они помогут, подскажут и поддержат. Где Алешка? Что с ним?
   Она вытянула руки вперед и принялась методично ощупывать стены. Комната оказалась небольшой, примерно два на три метра. В углу находилось некое подобие большого и тяжелого помойного ведра, от него несло невыносимым смрадом отходов человеческой жизнедеятельности. Прикасаться руками не хотелось, и она осторожно пощупала ногой.
   Параша, -- догадалась Лена и ощутила сильные спазмы тошноты. Ей понадобилась вся сила воли, чтобы сдержать позывы рвоты. Пронесло, отделалась только легкой икотой.
   Делать в камере все равно было нечего, и она продолжила исследовать окружение. В углу обнаружилась помятая жестяная раковина и холодный на ощупь чугунный кран без вентиля. К параше решила не приближаться, была там туалетная бумага или нет, осталось тайной покрытой мраком. Больше в комнате ничего не было, шершавые стены и запертая дверь в счет не идут.
   Она повторно обошла камеру по кругу, на этот раз, опустив руки немного ниже, -- нащупала чугунную батарею и широкую откидную скамью из плохо обработанного дерева.
   Шконка, -- вспомнила она название, которое однажды произнес Мотыль, -- кровать по-нашему.
   Ну и прекрасно, больше ей пока ничего не нужно, осторожно потянула за край доски. Лязгнула, натягиваясь, толстая металлическая цепь, обшитое металлическими скобами дерево со щелчком встало в пазы. Лена осторожно потрогала импровизированную кровать, -- жестко, холодно и противно, но лучше чем спать на бетоне. Она забралась на нее и, не раздеваясь, легла на спину.
   В камере стояла непривычная тишина, только издалека доносился приглушенный звук капель. И еще нестерпимо воняла параша. У Лены моментально разболелась голова, сердце колотилось как ненормальное, кислорода катастрофически не хватало. Как бы приступ клаустрофобии не накрыл. Или это он и пожаловал?
   Лена грустно вздохнула и закрыла глаза. Тьма не изменилась, но закрывать глаза для того, чтобы заснуть, было для нее обязательным условием, своего рода привычка, рефлекс. Несколько минут лежала без движения. Почти сразу затекла спина, пришлось осторожно перевернуться на бок, теперь острый край доски врезался в ребра, это оказалось нестерпимо больно. Лена снова перевернулась на спину, заскрипела ржавая цепь, где-то далеко все также капала вода.
   Нужно уснуть, -- думала Лена, -- нужно немедленно уснуть.
   Сон не шел. Параша воняла как-то уж слишком противно, спертый воздух камеры затруднял дыхание, непривычная тишина оглушала, бил по мозгам монотонный звук падающих капель.
   А если они сейчас пытают Алешку? -- с ужасом думала она, -- ведь он не выдержит пыток. Он же еще совсем ребенок!
   -- Спи, идиотка, -- чуть слышно сказала она себе вслух, -- немедленно спи!
   Но заснуть все никак не получалось, тревожные мысли сплетались в тугой комок словно гремучие змеи. Сердце ритмично отстукивало удары, отдавая пульсом в голове, опять затекли мышцы спины и шеи на жестких досках, знобило от сырости и слегка подташнивало от вони параши.
   Часы отобрали при обыске, но и без них Лена ощущала, что прошло много времени. Час или больше. А она все еще не может заставить себя уснуть.
   Да попробуй тут усни, когда параша воняет просто нестерпимо.
   Рука совсем затекла, пришлось поменять позу. Противно скрипели и лязгали цепи от малейшего движения тела. Воняла параша. Чуть слышное капание воды становилось невыносимой пыткой. Капли срывались с невидимой трубы и плюхали прямо в мозг Лены. Одна, вторая, третья. Медленно и неумолимо сверлили дыру в черепе.
   Она не выдержала и все-таки заплакала. Теперь можно, никто не увидит. Ревела долго и старательно, громко хлюпая носом и едва слышно поскуливая. Потом успокоилась, вытерла слезы и снова улеглась на шконку. Очень хотелось пить, но как открыть кран без барашка она не придумала. Всхлипнула еще пару раз, как завершающий аккорд, закрыла глаза и с чувством выполненного долга почти мгновенно уснула.

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 23:27

  

***

   Алексей осторожно переступил порог камеры, но сержант без предупреждения грубо пнул его подкованным сапогом в зад. Не удержавшись на ногах, Алексей грохнулся на пол камеры и больно ударился подбородком, щелкнул дверной замок.
   -- А наручники? -- запоздало крикнул он.
   Ответом была полная и абсолютная тишина.
   -- Вот сволочь! -- проворчал Алексей, -- расковать забыл. Только этого мне не хватало, теперь всю ночь сидеть в кандалах. Даже не поссать.
   Он перевернулся на бок, подтянул колени к подбородку и попытался перекинуть руки вперед. Не получилось. В фильмах герои всегда так ловко проделывали этот трюк, иногда даже в прыжке, Алексею всегда казалось, что это просто. Он кряхтел и катался по полу несколько невыносимо долгих минут и уже почти просунул одну ногу, как вдруг почувствовал, что задыхается. Кисти и суставы нестерпимо ныли от врезавшегося железа.
   -- Сволочь! -- еще раз повторил Алексей, сплюнул прямо на пол, подвернул одну ногу и сел прямо на пол. Осмотрелся.
   Камера оказалась крошечной, небольшая тусклая лампочка освещала узенькое как гроб помещение, выкрашенное от пола и до середины стены темно-зеленой краской. Верхняя часть изначально была, скорее всего, белой, но пожелтела за много лет от курения заключенных в недостаточно вентилируемом помещении. Из мебели обнаружился ржавый умывальник, да раздолбанный в хлам старенький унитаз.
   На чем же я буду спать? -- растерянно подумал Алексей. О назначении деревянных досок на стене он догадался далеко не сразу. Встал, приблизился и попытался откинуть шконку. Сделать это со скованными за спиной руками оказалось непросто. А когда получилось, импровизированная кровать распахнулась на старых металлических петлях и с силой ударила его по колену. Алексей снова полетел на пол, в довершение ударился еще и лбом о бетон.
   Стены камеры содрогнулись от ругательств. Материться Алексей не умел, да и не любил, но в подобной ситуации мало кто сможет удержаться от искушения. Он попытался встать и понял, что не может, колено отчаянно болело и не держало вес тела. Алексей почувствовал, как на глазах выступили слезы. И было от чего -- шконка висела на цепи только одним краем, второй край касался бетонного пола, металлический костыль выскочил из стены, а петля оказалась сломана еще раньше, место излома успело сильно проржаветь. Спать на подобном сооружении оказалось совершенно невозможно, так как петля скрипела и качалась, а шконка играла на цепи, и норовила в любой момент скинуть незадачливого сновидца на пол.
   -- Вот черт, -- снова выругался Алексей. Посмотрел на одинокую лампочку под потолком. Выключателя на стене не было, свет, по всей видимости, выключать никто не собирался, электроэнергию в этом здании не экономили. Алексей попытался сесть и прислониться спиной к кирпичной стене. Идея спать лежа на грязном бетонном полу ему не понравилась совершенно.
   -- Ну почему мне всегда не везет? -- риторически простонал Алексей. Двухчасовой допрос вымотал его так сильно, что подкашивались ноги. Сдавшись, он боком лег на пол, оперевшись головой о край шконки.
   -- Спать! -- приказал он себе.
   Но уснуть не получалось. Болело колено и ушибленный лоб, небольшой кровоподтек засох на щеке и ужасно чесался, ныли затекшие в наручниках руки, от бетонного пола тянуло сыростью. Почти сразу Алексей почувствовал, что начинает мерзнуть. Очень сильно захотелось в туалет, но писать в штаны не позволяло чувство собственного достоинства, а каким образом расстегнуть штаны, если руки скованы сзади?
   Снова выругавшись, он встал и принялся пинать ногами поломанную шконку. Ударил раз, другой, третий.
   Нужно оторвать проклятую цепь, и отломить петлю, тогда доски упадут на пол, -- решил он, -- спать на досках лучше, чем на бетоне.
   Пинал долго и безрезультатно, даже вспотел и согрелся. Потом немного разбежался от стены и прыгнул на шконку всем весом, сразу обеими ногами. Петля все-таки лопнула, но цепь оказалась закреплена очень прочно, доска опрокинулась. Алексей грохнулся на пол, ударившись о бетон затылком, и потерял сознание...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 21:55

  

***

   Иванцов был бледен как мел и картавил сильнее обычного.
   -- Самохвалов, тебя уже допрашивали?
   Полковник пожал плечами.
   -- Еще нет.
   Иванцов задумчиво грыз авторучку, несколько минут в кабинете стояла тишина.
   -- Если мы до утра не обдумаем линию поведения, которая устроит обоих, -- безжизненным голосом сообщил генерал, -- то завтра оба окажемся в отставке. И это в лучшем случае, а в худшем...
   Генерал швырнул ручку в угол кабинета и встал.
   -- А в худшем случае, оба окажемся на кладбище.
   Самохвалов рассеянно кивнул головой соглашаясь.
   -- Давай начистоту, полковник.
   Впервые звание Самохвалова из уст Иванцова прозвучало почти нормально. Почти, но все-таки не совсем.
   -- Все, что ты мне наговорил... насколько оно соответствует действительности?
   -- Все правда, -- сухо ответил Василий Петрович, -- от начала и до конца. Правда, и ничего кроме правды.
   -- И что, вот прямо-таки шпионское логово окопалось в здании спецсвязи? И никто ничего не увидел и не услышал?
   -- Если у тебя нет экстрасенсов в штате... -- Самохвалов непроизвольно скопировал манеру генерала, не договорив последнюю фразу до конца.
   Иванцов сжал руку в кулак так сильно, что побелели костяшки пальцев, поиграл желваками на скулах, медленно выдохнул и произнес:
   -- Твоя группа еще жива?
   Самохвалов кивнул.
   -- Так, -- задумчиво проворчал генерал, -- допустим, в этом вашем... астрале... окопалась группа шпионов-диверсантов одного из вражеских государств.
   Самохвалов промолчал.
   -- Что тебе о них известно?
   -- Немногое, -- Самохвалов задумался, -- но кое-какие догадки конечно есть. Точнее, они были и раньше, именно поэтому и было принято решение о восстановлении "Феникса"... твоим предшественником, -- добавил полковник после небольшой паузы..
   -- Значит, Владимир Михайлович вел какую-то свою игру? -- уточнил генерал.
   Самохвалов пожал плечами.
   -- Это неважно. Мне приказали, я выполняю.
   -- Понимаю, -- генерал поморщился, -- не любишь интриги, недомолвки, двусмысленности и многоходовочки. Живешь в черно-белом мире собственных иллюзий. Здесь наши, а здесь враги. Ура, в атаку!
   Самохвалов снова пожал плечами.
   -- Я солдат. Если Родина прикажет...
   -- Нашу Родину продали в девяносто первом, -- желчно парировал генерал, -- за жвачку, ношенные джинсы и подкрашенную газировку. Если бы ГКЧП не обосралось, вот где они все у меня были бы.
   Генерал сжал маленькую ладошку в кулачок и с силой грохнул по письменному столу, стаканчик с авторучками подпрыгнул, опрокинулся, медленно покатился к краю стола и упал на пол. Полковник проводил его отсутствующим взглядом.
   -- Ты прав, -- внезапно для самого себя согласился Самохвалов, -- если мы не придумаем стратегию поведения, нас обоих спишут в утиль.
   -- Или того хуже, -- кивнул головой генерал, -- все, что не укладывается в познаваемые начальством рамки, подлежит немедленной ликвидации. Значит, нужно эти рамки подготовить заранее. И желательно чтобы наши версии происходящего совпадали, допрашивать нас могут по отдельности.
   Самохвалов поднял глаза и пристально посмотрел на генерала. Ничего объяснять он не собирался, но видимо придется.
   -- Вот что, Самохвалов, -- генерал мельком взглянул на часы, -- времени мало, рассказывай все как есть. Хватит тайн и секретов! Мы теперь в одной лодке. И она качается. Мне кажется, что твою группу нужно спасать. А вот что с ней делать дальше, решим вместе. Потом...
   Глава 24

Эгрегор: дремучий лес из русских народных сказок.

Локация: болотная топь. 28 марта 2003 г. 21:07

  

***

   Оборотень изо всех сил работал лапами, выбраться из трясины непросто. Правда и выбор невелик, сгореть заживо в очищающем пламени или захлебнуться вонючей тиной. Мотыль выбрал пламя, есть очень мизерный шанс открыть портал и смотаться в безопасное место.
   Он трансформировался обратно в человека, мощными рывками подплыл к поверхности, вынырнул, хлебнул раскаленного воздуха разрывающимися от удушья легкими. Закашлял и заперхал.
   -- Ну-у-у, так неинтере-е-есно, -- разочарованно протянула седая и беззубая старуха с крючковатым носом и огромной бородавкой на щеке, -- собачкой ты мне гораздо больше нравился. Такая красивая соба-а-ачка...
   -- А ты мне больше девчонкой нравилась, -- просипел Сергей, парируя выпад ведьмы, говорить было больно.
   Болото курилось смрадом. Почти весь камыш выгорел дотла, саррацении почернели, а мох все еще удушливо тлел. Чуть поодаль ярко пылала ива, дым черными клубами валил в голубое безоблачное небо.
   -- Отдышался, любезный? -- хрипло спросила ведьма.
   Мотыль кивнул головой.
   -- Ну, вот и славненько, значит могем чуток поговорить. Кто ты такой, я знаю, прочитала тебя как раскрытую книгу, едва на уровень вошел, -- старуха очень хорошо говорила по-русски, но в ее речи все равно ощущался легкий, почти незаметный акцент.
   Прибалтика, скорее всего Литва, -- с досадой подумал Мотыль, -- что, впрочем, не удивительно, отношения с карликовыми государствами у России не складываются.
   -- Куратор велел спросить, я бы тебя просто сожгла и все...
   -- Что спросить? -- не понял Сергей.
   -- Ты готов прямо сейчас сдохнуть ради непонятных идеалов никчемной страны-бензоколонки?
   Мотыль усмехнулся.
   -- Кажется, у тебя есть предложение, от которого невозможно отказаться?
   -- А как же, -- засмеялась мерзкая старуха, -- конечно есть. Простой вопрос, -- со мной пойдешь?
   Мотыль расхохотался.
   -- Кто же так вербует, бабуля? Ты сперва обласкай добра молодца, денег наобещай, кучу неподъемную, американский паспорт или хотя бы гринкард. А там уже и подумать можно. А так, что же получается? В личные рабы зовешь?
   -- Хрена тебе лысого, а не паспорт! -- заявила ведьма противным скрипучим голосом, -- а коли в рабы, так что? Откажешься? Ох, не смеши мои стоптанные тапки... жить хочешь небось?
   Сергей ухмыльнулся, старуха оказалась просто невозможной стервой.
   -- Мне и взаправду нужны помощники, тока новых учить долго и хлопотно. Проще готового к себе пряниками и ватрушками сманить. Так что имеется вакансия, торопись, пока претенденты не оттеснили. Хи-хи... -- развлекалась бабуся, -- хорошо себя проявишь, поговорим о достойном вознаграждении. А нет, так нет. Вольному -- воля, а дебилу -- рай. Ныряй обратно в болотце, да тони себе на здоровьичко. Али прямо тут спалю к чертям собачьи, и весь сказ.
   -- Э-э-э-э, погодь бабуля, притормози. Не гони лошадей, а то быстро устанут.
   -- Ну чаво тоби ишо? -- прошамкала старуха. Переигрывала, Станиславский удавился бы на березе от настолько бездарной актерской игры.
   -- Бабулечка-Ягулечка, -- взмолился Сергей, -- ты хоть на какую разведку работаешь? Должон я знать, кто меня вербует, али не должон?
   Сергей пытался максимально подстроиться под стиль речи собеседника.
   -- Ты мне, унучок, зубы-то не заговаривай, -- взъярилась старушенция, -- время тянешь? Подмоги ждешь? А хрена тебе лысого! Не придет никто. Всех твоих по рукам разобрали и на тот свет отправили, а ты, неудачник, мине достался. Вумных к вумным, а тебя к мине, -- засмеялась она.
   Мотыль не поддержал, истеричный смех старухи раздражал и вызывал отвращение.
   -- Так что давай, соображай быстрее, у меня времени в обрез. Али в ученики и наследники подаешься, али от одной старухи к другой, с рук на руки, все честь по чести, как положено в ваших сказках...
   -- Не уловил аллегорию...-- растерялся Сергей.
   -- Да подруга у меня тут гуляет неподалеку, в балахоне и с косой. Тебя ждет, не дождется. С распростертыми объятиями встречает.
   -- Не-не-не, -- запричитал Сергей плаксивым тоном, -- рано мне еще помирать. Бабуся-Ягуся, давай лучше о несметных сокровищах поговорим, что мне по контракту причитаются. О жизни вечной в раю с небоскребами и крутыми тачками. О девицах заморских, с тонкими талиями и фальшивыми грудями...
   -- Ишь чаво удумал, -- прошамкала старуха и погрозила пальцем, -- ты про это даже не заикайся, унучок... Дивам этим, пальца в рот не клади, по локоток откусят. А потом и вовсе шьедят они тебя, как есть, шьедят, и костки напоследок обглодают
   -- Так сколько тебе платят твои наниматели, бабуль? -- все не унимался Мотыль, -- я ведь прикинуть расклад пытаюсь, рассчитать оптимальную стратегию, прикинуть собственную выгоду.
   -- А почитай ничаво и не плотють. Деньги, коли понадобятся, я и сама возьму. Сколько мне надо буить, стока и возьму. Я за идеалы сражаюся.
   -- Вот значит как? -- озадачился Сергей, -- может, поделишься? А ну, как и я примкну к твоему войску несметному?
   -- Даю только один шанс, -- погрозила ведьма в ответ длинным узловатым пальцем, -- кончай юлить, отвечай, пойдешь со мной, али дальше будешь Ваньку валять?
   -- А у меня есть выбор? -- вопросом на вопрос ответил Мотыль.
   Старуха злобно захохотала.
   -- Нет у тебя выбора, -- заявила она тихим и совершенно спокойным голосом, на этот раз без всякого намека на акцент. Да что же это такое?
   -- Э-э-э-э, -- замялся Сергей, -- послушай, Хамелеон, мне бы подумать пару деньков. А? Ну не могу я вот так сразу, без раздумий поменять сторону силы.
   Старуха подняла руки, и Мотыль вновь увидел скрюченные узловатые пальцы с распухшими суставами. Обдало жаром.
   -- Ладно-ладно, сдаюсь! -- отчаянно завопил Мотыль, -- не надо больше огня.
   -- Давно бы так, -- захохотала Баба Яга, -- немедленно открывай портал в свою лабораторию.
   -- В смысле? -- растерялся Сергей, -- ты же говорила, что с тобой куда-то идти нужно...
   -- А вот туды мине и нужно, -- заявила мерзкая старуха, -- ваше осиное гнездо разворошить хочу.
   Сергей заколебался.
   Слишком далеко стоит, перестраховывается, -- разочарованно думал он, -- ведь не достану с одного прыжка, а второй попытки не будет... не успею.
   -- Ну чаво роток разинул, любезный? -- прошамкала бабка, -- али дважды повторять? Или со мной, или подыхать. Выбор за тобой!
   И Сергей прыгнул. Он знал, на что идет, никаких иллюзий и надежд не питал, сомнений не испытывал. На лету трансформируясь, оборотень увидел перед собой мгновенно возникшую сплошную непреодолимую стену огня. Полыхнула шерсть, адская боль двойного набора ощущений пронзила тело. Сергей вытянул вперед правую лапу, и последнее что успел ощутить перед смертью, как плавящиеся от нестерпимого жара когти оборотня коснулись беззащитной шеи молодой и красивой шатенки. А потом пришла пустота небытия...

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 21:10

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   -- Николай Павлович, -- отчаянно завопил один из лаборантов, -- Мотыль не дышит, -- остановка сердца.
   -- О Господи, -- воскликнул Палыч, -- быстро готовьте дефибрилятор. Позвоните военврачу, сюда его, немедленно. Да быстрее, же!
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта. 2003 г. 21:18

  

***

   Противно запиликала старенькая нокия-3310, Ерохин достал телефон, взглянул на экран и убедился, что входящий номер есть в записной книжке. Звонили из лаборатории.
   -- Так и знал, что еще ничего не закончилось, -- с досадой проворчал он, -- полковник только ушел.
   Он нажал кнопку приема вызова, поднес аппарат к уху.
   -- Ерохин, слушаю вас, Николай Палыч.
   -- Петр Яковлевич, -- плаксивый голос младшего научного сотрудника невозможно узнать, -- Мотыль умер. Мы сделали все что могли, но сердце запустить не удалось.
   -- Ясно, -- глухо ответил капитан.
   -- Петр Яковлевич, -- Палыч стонал в трубку, -- миленький, что происходит? Пожалуйста, скажите правду, я ничего не понимаю. Почему они умирают? Они же просто спят...
   -- Если бы я знал, -- глухо ответил Ерохин и нажал отбой.
  

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 23:45

  

***

   Артем шагнул в открытый портал и в последнюю секунду ощутил позади себя обжигающий холод смерти, ледяным языком лизнувший бритый затылок.
   Вот как бывает, если умирает создатель локации, -- равнодушно подумал рыцарь, сделал еще один шаг и остановился в растерянности, озираясь по сторонам. Его голова упиралась в потолок, а руками вполне можно коснуться сразу обеих стен коридора. То ли здание спецсвязи уменьшилось раза в три, то ли он сам вырос во время поединка.
   -- Артем Владимирович, -- хихикнул Алексей, -- эка тебя разнесло! Сдувайся, иначе ты все здание развалишь.
   Рыцарь обернулся на голос, и с ободранного потолка посыпались обломки пластика, штукатурка, песок, замигала и погасла одна из ламп аварийного освещения.
   -- Черт, -- едва слышно ругнулся Артем.
   -- Ну вот, уже началось! -- засмеялся Алексей, -- начал потолок крушить.
   -- Темыч, ты и правда чересчур разожрался на казенных харчах, -- поддержала Елена, тоже заливаясь смехом, -- ей богу, как слон в посудной лавке топчешься.
   -- Да кабы я знал, как назад уменьшиться, -- проворчал Артем
   -- А как надувался, так и назад сдувайся, -- посоветовала смеющаяся Лена.
   -- Как надувался... -- Артем начал закипать от раздражения, -- почем я знаю? В портал шагнул, и все.
   Он вздохнул и встал на одно колено, стянул испачканный штукатуркой шлем, положил рядом с собой.
   -- Рассказывайте, что тут у вас произошло, пока я отсутствовал?
   -- Нас с Алешкой допрашивал следователь военной прокуратуры, -- резко посерьезнела Елена, -- потом по камерам закрыли до утра. Домой видимо разъехались, тихо в здании. Только охрана бдит.
   -- А вы как? -- беспокоился Артем, -- сильно наседали?
   -- Да нет, -- отмахнулась Елена, -- вербовать пытались. Интриги у них какие-то между спецслужб. Мне это неинтересно.
   Артем, заскрипев железом, повернулся к Алексею:
   -- А ты, малой? Как себя чувствуешь?
   Алексей пожал плечами.
   -- Нормально! Сто мильенов вопросов задали. Я, как Самохвалов велел, на все честно ответил. Видел бы ты, Артем Владимирович, глаза дознавателя, когда я ему выкладывал чистую правду и ничего кроме правды. По-моему, он позеленел и на тролля стал похож от злости.
   -- Ну, слава Богу, -- Артем попытался вытереть пот со лба, наткнулся на железо перчатки, хмыкнул и опустил руку, -- Малой, почему я у тебя оружия не наблюдаю. Где автомат?
   Алексей горько вздохнул и развел руками:
   -- Так получилось, я не успел подготовиться.
   -- Потому что идиот, -- раздраженно буркнула Елена, -- в камере без сознания валяется. Голова в крови, о бетонный пол приложился. Я ходила, смотрела. Вроде бы ничего фатального, но сотрясение наверняка заработал. Врача бы вызвать, чтобы ссадину осмотрел.
   -- Да ладно, -- отмахнулся Алексей, -- обойдется. Не впервой.
   -- А что, так можно? -- удивился Артем.
   -- Что можно?
   -- Осознаться во сне, находясь без сознания в реальности.
   -- Ну, ты его видишь? -- Елена уперла руки в бока и стрельнула глазками в Артема.
   -- Вижу, -- кивнул головой Артем, железо противно заскрипело, приходя в движение.
   -- Значит можно, -- резюмировала Лена.
   -- Так, -- сказал Артем. Жутко чесалась спина, но снимать доспехи он пока не решался, -- подытожим, вы целы и почти здоровы. Что с остальными?
   Лена пожала плечами:
   -- Неизвестно.
   Артем все-таки не выдержал, избавился от лат. В процессе разоблачения как-то незаметно для самого себя стал обычного роста. С видимым наслаждением почесался.
   -- Леха, -- сказал он, наконец, -- оружия нет, значит от меня ни на шаг! Хватит с нас одного Костика.
   Алексей насупился и ничего не сказал в ответ.
   -- Ты чувствуешь что-нибудь? -- спросил Артем у Елены.
   Та отрицательно помотала головой.
  
  

Эгрегор: неизвестно. Локация: неизвестно. Когда: неизвестно.

  

***

   Кто-то шел по старому тракту, непрерывно спотыкаясь о торчащие из грунта огромные булыжники, и неразборчиво бормотал на давно забытом языке. Дорогу не ремонтировали много веков, и она постепенно пришла в полную негодность. Да и какой смысл ее ремонтировать, если последняя телега проехала здесь лет четыреста назад? Мертвый город, заброшенный тракт...
   Кто-то остановился, поднял голову и, прищурившись, очень долго не отрывал взгляд от ажурных изгибов величественных арок, поддерживающих изумительной красоты хрустальный свод. Полуденное солнце сияло на небосклоне, перистые облака проплывали в бездонной вышине.
   -- Где это я? -- спросил вслух.
   Ему никто не ответил. Отвечать было некому, город пуст и совершенно безлюден. Легкий ветерок гоняет листья по пустым улицам, незряче взирают на незнакомца строения распахнутыми настежь окнами. Высохшие деревья по обеим сторонам аллеи поскрипывают на ветру. Древний город мертв. И очень давно...
   Кто-то едва слышно вздохнул и побрел дальше. Неровные шаги по изуродованной дождями и ветрами мостовой вязли в глухой тишине, словно в болоте. Кто-то шел в никуда, потому что полностью заблудился в себе...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта. 2003 г. 00:17

  

***

   -- ...вот как-то так, -- закончил рассказ Самохвалов и замолчал.
   После короткого телефонного разговора Иванцов долго молчал, глядя в пол, задумчиво грыз кончик карандаша. Наконец сообразив, что он это делает в присутствии подчиненного, поспешно сунул огрызок в стаканчик для авторучек и оправдался:
   -- Да вот, Василий Петрович, -- курить бросаю. Врачи запрещают, астма у меня, все время тянет что-нибудь погрызть или пососать. Как младенца, ей богу. Советуют конфеты, леденцы, но я их терпеть не могу.
   -- Бывает, -- холодно ответил полковник Самохвалов.
   Я из полковника уже вырос до Василия Петровича? -- подумал он, и усмехнулся про себя -- однако карьера быстро пошла в гору.
   -- Теперь более-менее все стало на свои места, -- генерал почесал нос, -- ты меня тоже пойми, Василий Петрович, мне ведь дела покойного Владимира Михайловича никто даже не передавал. Сейф опорожнил, наткнулся на счета, ордера, бухгалтерские ведомости, списки оборудования. Я же ведь не идиот, Петрович. Прикинул на глазок, -- цифры астрономические. И ведь что получается? Официально, ни группа, ни исследовательский отдел, ни лаборатория у меня в хозяйстве не числятся. Не мои они, и вообще ничьи. Группа, по документам, упразднена. Р-а-с-ф-о-р-м-и-р-о-в-а-н-а. Пять человек по уголовному делу о коррупции проходят. Не перемудрили вы с с повышенной секретностью?
   Самохвалов равнодушно пожал плечами.
   -- Мне все равно. Я на пенсии. Скажут "баста" -- развернусь и пойду грядки окучивать.
   -- Да это понятно, -- отмахнулся генерал, -- непонятно другое, если сам Хозяин осведомлен, то как получилось, что не в курсе оказался именно я, -- ваш непосредственный куратор?
   -- А что тут непонятного, товарищ генерал? Не доверял тебе Владимир Михайлович, потому в известность и не ставил. А потом его хозяйство к тебе по наследству перешло, вот и неразбериха получилась.
   -- Василий, твой доклад -- это сборник русских сказок, переписанный казенным языком. Оборотни, шаманы, телепаты... кто в здравом уме в такое поверит?
   Самохвалов в ответ демонстративно промолчал, пожав плечами.
   -- И что теперь? -- спросил он после небольшой паузы.
   -- Военная прокуратура по домам отправилась. Сдается мне, что пронесло. Помяни мое слово, Василий Петрович, никто нас и завтра не дернет. Дело наверх уйдет, в закрома.
   -- Я тоже так думаю, -- отозвался Самохвалов, -- если сразу не пригласили на допрос, значит, не нашли веских причин. А если придут, то сразу с ордером. Все-таки не рядовые, и не сержанты...
   -- Да это понятно, -- хмыкнул Иванцов, -- не подполковники же будут решать судьбу внезапно объявившейся сверхсекретной боевой группы.
   -- Ну да, -- согласился Самохвалов без колебаний, -- но и Хозяину никто докладывать не решится. Струсят. Отсюда вывод, кому-то на стол ляжет компромат. Вопрос, кому?
   -- Боюсь, этого предсказать мы не сможем. Но перестраховаться должны.
   Самохвалов покачал головой.
   -- Выведи моих людей, -- сухо сказал он, -- иначе я за себя не отвечаю.
   Иванцов развел руками:
   -- Не имею права, не я их арестовал. Они задержаны военной прокуратурой, до выяснения обстоятельств диверсии в здании спецсвязи.
   -- Именно ты их арестовал, когда в комнате отдыха персонала закрыл до понедельника.
   -- Это был следственный эксперимент, -- отрезал Иванцов.
   -- Ну, какое отношение могут иметь запертые намертво в камере подросток и девушка к частичному разрушению внутренней отделки здания?
   -- А я знаю? -- повысил голос Иванцов, -- что твои ребята наговорили следственной группе? Почему их задержали до выяснения?
   -- Я велел ничего не скрывать и честно отвечать на все вопросы. Иван Федорович не идиот, вранье за версту учует. Тогда будет только хуже.
   -- Ну, это да, -- согласился Иванцов. -- Тут без вариантов. Но и в сказки этих мальцов-удальцов, не верю даже я. А уж подполковник юстиции тем более не поверит. Мельница закрутилась, пока не перемелет всех, не остановится. Если конечно сверху не дадут команду остановить расследование.
   -- Может позвонить?
   -- И что ты ему скажешь? Что ты, пенсионер, можешь сказать подполковнику военной прокуратуры при исполнении? Да он тебя нахуй пошлет, и трубку бросит. Или арестовать прикажет, -- за оказание препятствий следствию.
   -- Да нет, Евгений Степанович, звонить придется тебе. Ты -- куратор "Феникса".
   -- Вот как?
   Иванцов снова взял из стаканчика карандаш и принялся его грызть. Он молчал несколько долгих минут, потом не выдержал:
   -- У тебя закурить есть?
   Самохвалов протянул пачку. Иванцов вытащил одну сигарету, прикурил и жадно затянулся, выпустил струю дыма, закашлялся.
   -- Позвонить-то я конечно могу, -- задумчиво произнес генерал, -- но что я им скажу? Правду? Не поверят...
   -- Придумай что-нибудь, Евгений Степанович.
   Генерал растеряно почесал лысину, затянулся и молчал некоторое время.
   -- И как же вы... вот так... шестнадцать лет кряду?
   -- На войне как на войне, -- сухо ответил полковник, -- привыкаешь. Знаешь, сколько их там полегло за эти годы? Шестьдесят два человека! А ведь я их всех по именам помню...
   -- И никто ни сном, ни духом?
   -- Только те, кому положено знать.
   Генерал покачал головой и цокнул языком, затушил сигарету прямо о полировку стола.
   -- В восемьдесят шестом мы понесли очень серьезные потери, "Феникс-2" практически полностью уничтожили. Всего за одну ночь! А в девяносто первом остатки группы расформировали отцы-командиры. Неизвестно, по собственному почину, или по прямому приказу ЦРУ. Мы проиграли всего одну битву в сновидении, и поэтому просрали целую страну. А ты говоришь ГКЧП... Что эта кучка жалких стариков могла сделать против боевой dream-группы? Нужно было взять на себя ответственность, ликвидировать продажную верхушку, и посадить на трон своего человека. Как мы это делали в других странах...
   -- Прекрати, Василий Петрович, у стен есть уши. Не все можно говорить вслух.
   -- Мне насрать, я на пенсии.
   В дверь осторожно постучали...
   Глава 25

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 28 марта 2003 г. 23:55

  

***

   -- Идеи есть? -- глухо спросил Артем. Лена отрицательно покачала головой, Алексей пожал плечами.
   -- Тогда предлагаю валить отсюда, пока трамваи ходят.
   -- Как? -- усмехнулась Лена.
   -- Ногами, -- отшутился Артем.
   -- А тела?
   -- Забрать с собой.
   -- Как? -- захлопала ресницами Лена.
   -- Так же, как забрали листок из сейфа.
   -- Ну, во-первых, листок забирал Якут, -- парировала Елена, -- не уверена что у нас вообще это получится. А во-вторых, моего тела в камере нет. И я понятия не имею где оно.
   -- То есть, как это нет? -- Артем от удивления открыл рот.
   Лена пожала плечами.
   -- Я не знаю. Нет и все. Развоплотилось.
   Артем озадаченно почесал затылок.
   -- Тогда еще проще, я возьму тело Алексея, и свалим отсюда через портал. Разбираться со всеми загадками будем потом.
   Теперь пришла очередь Елены удивляться:
   -- Ты хочешь засунуть материальное тело в призрачный портал?
   -- Так листок бумаги же в портал вошел? Вошел! Он тоже был материальным.
   -- То лист бумаги, а то живой человек.
   Алексей растеряно переводил взгляд с Лены на Артема и обратно, в дискуссию он вступать не решался.
   -- Да плевать! -- рявкнул Артем, -- валить нужно отсюда. Нельзя через портал, я через главный вход выйду и Малого на себе вынесу. Хрен кто меня остановит! Не с этими пукалками.
   Он с размаху всадил кулак в стену. За какую-то долю секунды до удара, его кисть обросла защитной перчаткой с шипами. Гулко отозвалось в здании, посыпалась штукатурка, вывалился кирпич.
   -- Ну ладно, -- уступила Лена мужской напористости, -- не горячись, пошли искать камеру. Там видно будет...
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 28 марта 2003 г. 22:37

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Палыч устало вытер лоб и присел на край солдатской койки. Руки предательски дрожали, говорить он не мог.
   -- Николай Павлович, вы как, любезный? -- военврач склонился к научному сотруднику, -- может быть, давление померяем? Вы очень плохо выглядите, голубчик.
   Тот отрицательно покачал головой, просипел едва слышно:
   -- Позвоните Ерохину, сообщите. Я не могу...
   Военврач растерянно взял телефон из рук Машкова, почти не глядя, нажал кнопку вызова.
   -- Алло, Ерохин? Это военврач лейтенант Красиков беспокоит.
   Некоторое время он слушал ответ, потом продолжил:
   -- Николай Павлович плохо себя чувствует, не может сейчас подойти к телефону. С прискорбием сообщаю, что вашего сибирского товарища спасти не удалось. Да, умер. Смерть наступила несколько минут назад от сердечного приступа. В живых остался только один пациент. Что нам делать? Может быть, отключить от оборудования, пока еще жив?
   Он снова несколько минут молчал, внимательно слушая собеседника.
   -- Так точно. Ждем!
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 28 марта 2003 г. 22:38

  

***

   С тяжелым сердцем Ерохин спрятал телефон, едва слышно матюгнулся.
   Якут мертв, -- холодно подумал он, -- Костик, Мотыль, и теперь Якут. Уже трое.
   Заскулил Рекс. Капитан протянул руку и погладил пса, заглянул в большие черные глаза.
   -- У меня пропуска нет, -- пожаловался он, -- раньше восьми утра никак не получить. Без пропуска нас с тобой в эту крепость не пустят.
   Рекс обиженно опустил голову и коротко взвизгнул, словно понимал человеческую речь.
   -- Где же полковник? -- пробормотал Ерохин едва слышно, -- почему задерживается?
   Он открыл боковое окно и закурил.
  

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 29 марта 2003 г. 00:06

  

***

   Призрак плавно скользил вдоль стены. На перекрестке он остановился, внимательно посмотрел на людей в конце коридора, выбрал подходящую кандидатуру, незаметно приблизился к охранникам.
   -- Альбертыч, прием, это Первый, -- голос старшего смены слегка дрожал от нервного напряжения, -- докладывай немедленно, что там у вас?
   -- Первый, -- прохрипела рация, -- в подвале сработали датчики. Похоже небольшой взрыв в районе каземата.
   -- Вот сука, опять началось! Поднимай начальника охраны, если уже уснул. Общая тревога!
   -- Понял вас, первый, -- прохрипела рация.
   В это время призрак плавно коснулся старшего смены службы охраны, секунду помедлил, затем вошел в человека и слился с ним в единое целое. "Первый" несколько секунд озадаченно хлопал ресницами, словно только что проснувшийся человек. Затем бессмысленным взором уставился в глубину коридора, словно увидел там нечто интересное и важное. Глаза выглядели неживыми, остекленевшими, лицо посуровело, подчиненные озадачено переглянулись. Затем он резко повернулся к ним:
   -- Все в подвал, -- приказал немного осипшим голосом, -- сектор Це-2. Камеры временного содержания арестованных. Выяснить причину срабатывания датчиков. Я сейчас догоню.
   Он развернулся и двинулся по коридору слегка вихляющей походкой в сторону лифтовой шахты. Каждый следующий шаг становился все тверже и увереннее, подходя к лифту, он шел уже вполне естественно. Старший смены вошел в лифт, нажал кнопку третьего этажа, не спеша извлек из кобуры табельный ПМ, выщелкнул магазин, убедился, что патроны на месте, вставил обратно и снял с предохранителя. Едва заметно дернувшись, лифт остановился, створки открылись. Старший смены вышел из кабины и пошел прямо по коридору. Остановился у двери кабинета генерала Иванцова, аккуратно постучал...
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 29 марта 2003 г. 00:07

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   -- Где Палыч? -- воскликнул лаборант.
   Растерянный военврач пожал плечами.
   -- Не знаю, наверное, покурить пошел.
   -- Он же не курит? -- поразился лаборант, и быстро добавил, -- товарищ лейтенант, у Артема пульс -- сто двадцать. Давление 170 на 100.
   Красиков подошел и взглянул на экран компьютера, параметры жизнедеятельности изменились, однако опасений пока не вызывали.
   -- Товарищ лейтенант, -- голос лаборанта дрожал, -- может быть все-таки отключим оборудование?
   -- Ерохин запретил, -- отозвался военврач.
   -- Но ведь умрет, -- в глазах лаборанта блеснула предательская слеза.
   -- Нужно с Палычем посоветоваться, -- ответил Красиков, после минутного раздумья, -- я сам не имею права принимать решение. Пойду, разыщу его.
  
  

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 29 марта 2003 г. 00:07

  

***

   -- Здесь? -- еще раз переспросил Артем.
   Лена кивнула головой. Артем взялся за ручку двери и осторожно дернул, дверь не пошевелилась -- заперта.
   -- Давай через шестой слой пройдем, -- Лена коснулась плеча Артема и спокойно шагнула прямо сквозь стену. Артем посмотрел на грубую штукатурку, кивнул, и тоже шагнул внутрь камеры. Остановился, огляделся по сторонам, озадачено хмыкнул.
   Алексея лежал на бетонном полу, с лицом безмятежно спящего человека. Небольшой кровоподтек уже подсох, никаких других повреждений не было видно. Артем склонился над телом, аккуратно коснулся, рука прошла насквозь.
   -- Сейчас, -- поспешно сказала Лена, и снова ненадолго коснулась Артема.
   -- Наручники надо бы снять, -- сказал Артем.
   -- А где мы ключи возьмем? -- растерялась Лена.
   -- К черту ключи, -- Артем аккуратно уложил руки Алексея на бетонный пол, приставил острие клинка огромного меча к наручникам, и резко ударил кулаком в металлической перчатке по навершию, словно кувалдой по зубилу. Раздался металлический лязг, наручники лопнули. Артем усмехнулся, снял обломки с руки подростка и выкинул в угол камеры.
   -- Так-то лучше будет, -- хмыкнул рыцарь.
   Затем он подсунул ладонь снизу и легко приподнял тело Алексея, словно маленького ребенка, положил на свое огромное плечо и выпрямился, почти коснувшись шлемом потолка.
   -- Рисковать не будем, -- хмуро сказал он, -- ты права, живой человек не бумажка. Мало ли что может быть, при перемещении порталом. Потопаем ножками через главный вход. Это опаснее, зато привычнее. Отойдите в сторонку, пожалуйста.
   Лена и Алексей испугано попятились назад, от закованного в металл великана. Артем ударил железным ботинком в середину двери. Раздался треск и грохот падения. Дверь не устояла мощного натиска, вывалилась целиком, вместе с коробкой, засовом и несколькими кирпичами стены, рухнула на пол, подняв тучу пыли. Снова противно завизжала сирена.
   -- За мной! -- скомандовал Артем. Двинулся по коридору, затем начал подниматься по лестнице, Алексей и Елена едва поспевали за ним. Грохот железных ботинок гулким эхом отзывался в глубине здания.
   Плевать. Пусть только попробуют меня остановить, со злостью подумал он, зашибу!
   С грохотом высадил тамбурную дверь, по металлу брони защелкали пули охранника. Пробить доспехи невозможно, в этом Артем нисколько не сомневался, однако помеха ему была не нужна. Рыцарь наклонился, зацепил дверь, вырвал и не глядя, швырнул вдоль коридора. Грохот и крики смешались воедино, выстрелы сразу прекратились.
   -- За мной, это первый этаж, -- скомандовал он обернувшись. Алексей и Елена опасливо оглядывались по сторонам и жались поближе к трехметровой фигуре рыцаря.
   -- Вестибюль там, -- показала Лена рукой вдоль коридора.
   -- Понял, -- кивнул Артем, -- все за мной. Вперед не высовывайтесь.
   Издалека донеслись приглушенные звуки выстрелов, их не смогла заглушить даже сирена.
   -- Стреляют где-то, -- сказал Алексей задумчиво, -- но не в нас. Тогда в кого?
   -- Наши вернулись! -- обрадовалась Елена.
   -- Далеко, -- отозвался Артем, -- примерно третий или четвертый этаж. С боем прорываться придется, вся охрана на уши встала.
   -- Если это наши, нужно помочь! Предлагаю подняться на лифте, -- Алексей показал на дверь.
   -- Я сама, -- вдруг решительно остановила его Лена, -- через шестой слой пройду, никто не увидит.
   -- Я с тобой, -- заупрямился Алексей, -- прикрывать буду. И осекся, не сразу сообразив, что без оружия выполнить обещание будет проблематично.
   -- Я сама, -- покачала головой Лена, -- ждите здесь. Все будет нормально.
   Она медленно взлетела над полом, словно воздушный шарик наполненный гелием, и стала подниматься все выше и выше. Коснулась головой потолка, но не остановила движения, и ее голова, плечи, а потом все остальное стало погружаться внутрь, вскоре она полностью просочилась сквозь перекрытие, и исчезла из виду.
   -- Так, -- сказал Артем, -- ждем здесь. Малой, не высовывайся, спрячься за меня.
   Алексей обиженно засопел, но возразить не посмел.
   Охранники перегруппировались и залегли у развилки коридора. Они не торопились нападать, перепуганные размером рыцаря. У одного из них внезапно захрипела рация:
   -- Шестой, доложите обстановку.
   -- Наблюдаем рыцаря, -- доложил "Шестой", -- все коридоры заблокированы. Не уйдет.
   -- Шестой, держите оборону, не упустите. Высылаю к вам группу захвата.
   -- Вас понял, бугор. Пусть стволы посерьезнее возьмут. Броня как у танка.
   -- Принял шестой. Подмога в пути. Отбой.
   Артем и Алексей переглянулись.
   -- Мда, -- проворчал Артем, -- кажется, на нас всерьез охоту объявили. РПГ штука серьезная, броня не выдержит.
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта. 2003 г. 00:17

  

***

   В дверь осторожно постучали.
   -- Кто там еще? -- недовольно рявкнул Иванцов.
   -- Товарищ генерал, это старший смены охраны, разрешите войти?
   -- Заходи, Георгич, чего хотел-то?
   Дверь открылась, "Первый" вошел, ничего не говоря, поднял руку с пистолетом и нажал спуск. ПМ оглушительно рявкнул в ночной тишине кабинета, на лбу генерала появилась маленькая черная точка. Иванцов даже не успел ничего понять, так и остался сидеть в кресле, с растерянным выражением лица.
   Самохвалов не стал вскакивать с кресла, это слишком долго. Он повалился на бок, по пути опрокидывая еще и стол. Даже деревянная преграда сможет остановить пулю табельного пистолета, в крайнем случае, очень сильно снизит проникающую способность. Нащупал в кармане серебряный портсигар, швырнул в стрелявшего, не попал, но на секунду отвлек внимание.
   Однако это не спасло полковника, несколько раз подряд громко кашлянул ПМ, а затем призрак отделился от выполнившего свою задачу человека и просочившись сквозь стену плавно двинулся по коридору в обратном направлении.
   Растерянный охранник недоуменно озирался по сторонам, увидел оружие в руке, отбросил в сторону. Потом безумно завопил и побежал по коридору, не понимая, куда и зачем...
   Самохвалов хрипел на полу. Он был еще жив, столешница лишь на долю миллиметра отклонила пулю, но не смогла полностью остановить. В легких подозрительно булькало, перед глазами плыло, в ушах гулко отдавал пульс.
   Сколько пуль вогнал в него охранник? Две? Три? Не понять!
   Он видел, что кто-то наклонился, но не мог рассмотреть лицо. Сознание уплывало...
   -- Леночка? -- скорее догадался, чем смог рассмотреть.
   -- Не двигайтесь, Василий Петрович, вы ранены, -- сказала Елена, -- сейчас Артема с Алешкой позову, и мы вас вытащим отсюда. Вам к врачу нужно.
   Нужно успеть сказать.
   Самохвалов через силу забулькал, едва слышно, не заботясь о разборчивости речи:
   -- ... никого... уходите... Ерохин... хорошо, что так... а не на даче...
   Полковник закрыл глаза, лицо искаженное гримасой боли расслабилось. При взгляде со стороны даже могло показаться, что он улыбается.
  
  
  

Эгрегор. Подземное царство Аида.

Текущая локация: равнина Леты. 29 марта. 2003 г. 00:20

  

***

   Глаза не хотели фокусироваться, сознание плыло. Самохвалов несколько раз тряхнул головой, приходя в себя, огляделся по сторонам. Почти непрозрачный туман застилал окружение, утопив все вокруг в белесой мути микроскопических капелек влаги. Чуть поодаль сквозь сизую дымку проступали уродливо перекрученные ветви сухих деревьев, да слепым пятном выделялось чуть более светлое небо, на фоне мрачного потустороннего леса.
   Где это я? Как здесь очутился?
   По спине пробежал неприятный холодок.
   Кажется, я умер...
   Последнее воспоминание ворвалось в сознание подобно урагану: генерал Иванцов развалившийся в кресле, вкрадчивый стук в дверь старшего охранника, Макаров руке, выстрелы, падение вместе с креслом на пол, расплывчатая полупрозрачная фигура Лены на фоне потолка.
   -- Я умер, -- констатировал полковник и тяжело вздохнул, -- достойная смерть! Значит все?
   И понял, что еще нет.
   Нельзя мне уходить прямо сейчас! Нельзя бросать ребят на произвол судьбы! Якут и Мотыль мертвы, Ерохин использовался в темную. Из посвященных в тайну группы, никто не в курсе сложившихся обстоятельств. Завтра утром прокуратура увезет молодежь в неизвестном направлении, а потом зачистят хвосты, ликвидируют свидетелей.
   Осторожно сделал шаг назад, развернулся, пошел в белесый мрак вслепую. Сквозь туман почти ничего не было видно, приходилось наступать очень осторожно, колючие ветви цеплялись за одежду, ноги запинались о сухие пни и коряги.
   Мне нужно выбраться отсюда!
   Туман слегка развеялся, стали видны темные контуры дороги, Самохвалов остановился.
   Черт возьми, я шел совсем в другую сторону!
   Внезапно впереди потемнело, черное облако начало сгущаться, постепенно приобретая облик человекоподобной фигуры.
   -- Нет, -- закричал Самохвалов, -- я не пойду!
   Ему никто не ответил, лишь темнота сгустилась еще плотнее.
   -- Нет, -- снова крикнул полковник, -- у меня есть три дня. Я знаю правила. Пропусти! Мне нужно ребят вывести из здания, а потом я вернусь. Клянусь честью!
   Фигура приблизилась в полной тишине. Уже можно было разглядеть, что она невероятно огромна, -- пустой черный балахон вместо лица, светящиеся во мраке глаза, полупрозрачные крылья трепещут на ветру.
   -- Дай пройти, нежить, -- истерично закричал полковник, -- я вернусь через час и тогда я весь твой. Слышишь меня, Цербер? Я буду защищаться.
   Он резким движением вытащил длинный и узкий меч.
   -- Во имя света! -- пафосно гаркнул Самохвалов, и клинок засветился ровным голубоватым свечением. Белесый мрак отступил на несколько шагов.
   -- Пропусти, -- еще раз повторил полковник, но в его голосе уже не было прежней уверенности, и появились просящие нотки.
   Ответа не последовало. Цербер не спеша приблизился на расстояние вытянутой руки. Пахнуло холодом и смрадом. Полковник замахнулся и нанес прямой рубящий удар.
   Все равно, что сражаться с ветром...
   Огромная черная рука внезапно выскочила из мрака, схватила Самохвалова поперек туловища и одним рывком подняла высоко над призрачным лесом. Вырвала меч, и зашвырнула далеко в лес. Свечение клинка мгновенно погасло, и оружие навсегда сгинуло в белесом мраке небытья.
   Красным сверкнули нечеловеческие глаза перед самым лицом.
   Я только что проиграл последнюю битву...
   Сотканная из тьмы рука, швырнула его сквозь туман. Полет оказался недолгим, он брякнулся точно на середину дороги, с которой нельзя сойти.
   На этом его земной путь завершился...
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта. 2003 г. 00:22

  

***

   Вращая рукоятку Ерохин открыл окно УАЗика, старательно прислушался, каким-то сверхъестественным чутьем уловил выстрелы в здании. Засомневался, - на таком расстоянии и сквозь толстые стены? И тем не менее...
   Рядом громко завыл Рекс.
   -- Тихо! -- сказал капитан, опуская руку на голову пса. Рекс смотрел на капитана большими обиженными глазами ребенка.
   Почувствовал движение, но обернуться уже не успел, невидимый холодный ствол коснулся шеи.
   -- Не дергайся! Руки за голову, -- ледяной тон, безжизненный голос.
   Ерохин поднял руки и сцепил на затылке. Не стал поворачивать голову влево, чтобы не провоцировать.
   -- Выйди из машины, -- приказал невидимка из темноты.
   Ерохин даже не пошевелился, стараясь унять нервную дрожь в голосе, ответил вполне ровно:
   -- Дверцу открой.
   Незнакомец промолчал.
   -- У меня руки заняты, -- пояснил капитан, -- так что, будь добр, потяни ручку вниз, чтобы я мог выйти.
   Незнакомец продолжал молчать.
   -- Я дверцу хуем открывать должен? -- спросил Ерохин, теряя терпение.
   Ствол отодвинулся, скрипнула старая рукоятка.
   Ерохин чуть наклонился вправо и ударил двумя ногами одновременно. Оглушительно загрохотал "Калашников", очередь ушла выше, дверца отбила ствол автомата вверх. Образовалась совсем узкая щель, в которую скользнул капитан. Сцепился с ночным визитером в темноте, нащупал ствол автомата, отвел в сторону, загрохотала еще одна короткая очередь, невыносимо больно обожгло пальцы левой руки. Ерохин не разжал руку, ударил правой в темноту, наугад, неожиданно для самого себя попал. Ударил снова, не особо надеясь на успех, и снова попал, на этот раз, кажется, в подбородок.
   Хрустнули кости ломающейся челюсти, тело обмякло. Ерохин вырвал из ослабевших рук автомат, быстро перехватил, и ударил прикладом в висок. По крайней мере, в то место, где он должен быть, судя по положению тела. Потом ударил еще раз, чтобы наверняка.
   Кажется, готов.
   Ухватил за одежду, поволок под свет фонаря. Лицо залито кровью, форма, нашивки -- блин, да это охранник.
   Какого черта? -- с раздражением подумал Ерохин, -- что происходит?
   Он отстегнул магазин и заглянул внутрь, -- блеснуло желтым.
   Всего несколько патронов. Однако, это лучше чем ничего...
   Вставил магазин, перевел собачку на стрельбу одиночными, закинул автомат на спину и шагнул к УАЗику. Рекс скулил и царапался в тесной кабине, дверца захлопнулась во время драки. Потянул рукоятку вниз, позвал в темноту кабины.
   -- Рекс. Ко мне!
   Загрохотал еще один автомат в темноте ночной улицы, пули зацокали по обшивке УАЗика.
   На звук, -- догадался Ерохин, упал на землю, быстро перекатился за колесо.
   Весь изгваздаюсь, -- расстроено подумал он.
   Прижался к колесу, осторожно выглянул. Стрелявшего не видно, значит тоже залег за припаркованными автомобилями, палить наугад не хотелось, могут быть случайные прохожие.
   Вновь спрятался за колесом, левой рукой придержал Рекса за ошейник. Кобель отчаянно скулил и пытался вырваться, рука онемела и почти ничего не чувствовала. Нужно держать крепче, вырвется и убежит, лови его потом по ночным улицам.
   -- Тихо, ты. Стой, кому говорю. Туда сейчас нельзя. Нельзя! Понял?
   Пес перестал вырываться, обиженно заскулил и опустил морду к земле. Ерохин выглянул в просвет между днищем и землей. Тут же раздались выстрелы, пули зацокали по железу, разбилось и осыпалось стекло правой дверцы.
   -- Ну-ну, -- буркнул капитан, -- постреляй, если патронов много.
   Еще одна очередь прошила бедный УАЗик, зашипела пробитая шина.
   Ерохин высунул ствол "Калашникова" из-за колеса, и не целясь дважды нажал на спуск, отправляя пули в ночное небо. В ответ загрохотала длиннющая очередь, посыпались осколки битого стекла, совсем рядом взвизгнула срикошетившая от асфальта пуля.
   -- Вот сволочь, -- подумал Ерохин, -- а ведь гад прицельно бьет. Как он меня видит в темноте? Прибор ночного видения?
   Глава 26

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 29 марта 2003 г. 00:14

  

***

   Лена вернулась быстро, не прошло и десяти минут. Лицо бледное, осунувшееся, на лбу четко вырисовалась морщина, глаза в половину лица поблескивают от выступивших слез.
   -- Что случилось? -- отрывисто спросил Артем, мельком взглянув на девушку. Все время пока ее не было он неотрывно следил за охранниками, которые соорудили заграждение поперек коридора, и вооружившись пуленепробиваемыми щитами, готовились к штурму. Судя по отрывистым репликам и хрипящим командам из рации, живыми их брать, не собирались.
   Ну и ладушки, подумал Артем, значит, теперь у меня развязаны руки. Извините, ребята, но мы оказались по разные стороны сооруженной вами баррикады.
   Лена сумела справиться с собой, тихо и отрывисто произнесла:
   -- Самохвалов мертв. Якут и Мотыль тоже. Нужно уходить. На улице Ерохин, ждет нас на машине.
   -- Ни хрена себе, расклад -- присвистнул Артем, -- это что, типа, по-быстренькому сваливаем по домам, а там каждый сам за себя? Нас тут, между прочим, как волков обложили со всех сторон. Даже если мы отсюда и выберемся, в чем я не уверен, для спецслужб найти наши адреса, явки и пароли как два пальца об асфальт. Адрес военного городка им наверняка тоже известен. Нас найдут быстрее, чем вы успеете сказать тридцать четыре.
   Елена протянула Алексею пистолет.
   -- Вот, -- сказала она, -- только никого не убей, пожалуйста. Они же не виноваты ни в чем. У них приказ.
   -- Класс! -- восхитился Алексей. Протянул руку и взял ПМ за рукоять, к его удивлению пистолет прошел сквозь пальцы и упал на пол.
   Елена нахмурилась.
   -- Черт, -- Алексей озадаченно посмотрел на девушку, -- и что мне делать?
   Лена пожала плечами:
   -- Я не знаю.
   -- Опусти меня на седьмой слой, -- попросил Алексей, -- ну как ты сделала в подвале. Тогда я смогу.
   Лена отрицательно покачала головой.
   -- Слишком опасно. Они будут стрелять. Мы понятия не имеем что произойдет, если пуля попадет в дубля.
   -- Брось его, -- посоветовал Артем, -- пускай тут валяется. Нам на улицу прорываться нужно, а не в войнушки с охраной играть.
   Он взвалил тело Алексея на свое огромное плечо, выглянул из укрытия. Охранники выставили металлические щиты в ряд, поперек коридора. По команде разом поднимали их, делали несколько шагов, останавливались, опускали щиты на пол и выжидали несколько секунд, затем повторяли процедуру. Штурм начался.
   Выдавливают, как крыс, разъяренно подумал Артем, ну и не обижайтесь тогда, что крысы больно кусаются.
   Тело Алексея на плече рыцаря начало затягиваться доспехами, -- Артем готовился к решающему рывку. Он раздался в плечах и стал выше ростом, макушка вновь коснулась потолка, посыпалась штукатурка.
   -- Значит так, -- голос Артема погрубел и стал ниже, басовитее, -- по команде, бегом за мной. Я вышибаю двери и беру на себя охрану, а вы прорываетесь на улицу. Хоть в двери, хоть сквозь стены, мне все равно. Под пули старайтесь не попадать, на всякий случай. Ищите УАЗик Ерохина, должен быть неподалеку. Думаю, он вас сам заметит и посигналит.
   Алексей огорченно посмотрел на лежащий на полу пистолет, вздохнул и ответил:
   -- Хорошо, Артем Владимирович, мы поняли.
   -- Тогда готовьтесь. Раз! Два...
   Больше ничего Артем сказать не успел, он просто исчез, вместе с доспехами. Беззащитное тело Алексея, оказалось в воздухе на высоте почти двух метров и под действием гравитации полетело вниз...
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта. 2003 г. 00:25

  

***

   Прицельно бьет, сволочь, подумал Ерохин, темно же? У него что, прибор ночного видения? Эх, запалить бы УАЗик, чтобы тепловизор ослеп. Менты и пожарники подъедут, стрелять не посмеет...
   Додумать мысль он не успел, пули вновь зацокали по автомобилю, разлетелось вдребезги второе окно. Рекс притих и вырываться перестал, опасливо прижал голову к земле.
   Ерохин погладил пса:
   -- Ничего, дружище, патроны у него не бесконечные.
   Словно подтверждая слова капитана, автомат стрелка заткнулся на полуслове.
   Сейчас узнаем, подумал Ерохин, есть ли у тебя запасная обойма?
   Стрелок молчал, но из главного входа выскочили еще два штурмовика, слегка пригнувшись, двигались под прикрытием ряда припаркованных автомобилей. Фигуры хорошо различались под светом ламп уличного освещения. Спешат на подмогу.
   Ерохин высунул ствол из укрытия, выпустил несколько пуль в сторону охранников поверх голов. Те мгновенно залегли, не добежав до снайпера, но открывать огонь пока не торопились.
   -- Вот так, -- удовлетворенно сказал капитан, -- а то ишь, разбегались тут, панимаеш-ш-ш.
   Тем временем призрак отделился от бесполезного снайпера и бесшумно скользнул вдоль здания. Ему требовалось новое вооруженное тело, с достаточным количеством патронов. Поблизости таких обнаружилось сразу два. Проблемы выбора не стояло, использовать можно поочередно. Призрак добрался до ближайшего охранника и слился с человеком воедино.
  
  

Россия. Московская обл. г Мытищи. 29 марта 2003 г. 00:25

Секретный объект из состава комплекса Академии СВР России.

  

***

   Лаборант нервничал, давление у Артема опять подскочило до критических значений, пульс зачастил. Ни Палыча, ни Красикова поблизости нет.
   -- Да где они ходят? -- недовольно пробурчал он, не отрывая взгляд от показаний приборов жизнедеятельности. Указатель кровяного давления подполз к отметке 170. На самописцах появились размашистые кривые, Артем стонал во сне.
   Да будь что будет, подумал лаборант, хотя бы одного спасу. Пусть увольняют! Да после сегодняшней ночи, я и сам уволюсь. К черту все!
   Дрожащей рукой он выключил рубильник генератора, гул стих, в лаборатории стало непривычно тихо. Лицо Артема дернулось, потом его перекосила страшная гримаса.
   -- ...нять решение, -- продолжал начатый разговор Красиков, появляясь из коридора.
   -- Нет и еще раз нет, -- ответил Николай Павлович, входя в лабораторию, -- Ерохин категорически запретил. Значит, на то есть серьезные причины.
   И остановился, как громом пораженный.
   -- Что? -- встревожился военврач. Ему не понравилось враз побледневшее лицо младшего научного сотрудника.
   -- Генератор выключен, -- Палыч бросился к аппаратуре, крича на ходу -- кто разрешил? Зачем?
   -- У него давление поднялось до опасных величин, -- испуганно оправдывался лаборант, -- вот видите, тут на мониторе числа...
   Артем открыл глаза и по-звериному взвыл:
   -- Сука! Там же снайперы! Какого хрена? Кто отключил генератор? Зачем вы меня разбудили?
   Он ухватился руками за спинку кровати, резко подтянулся и сел. Глаза были красными, от лопнувших сосудов. Диким взглядом обшарил лабораторию и сразу все понял, объяснения были излишни. Оттолкнулся от кровати и рухнул на пол, быстро пополз на руках в сторону лаборанта, который так и стоял у рубильника, закричал, брызгая слюной:
   -- Убью, сука!
   Перепуганный лаборант шарахнулся в сторону, опрокидывая аппаратуру. Эта разъяренная половинка человека сейчас была страшнее, чем лютый зверь. Подскочили Палыч и военврач, схватили Артема с двух сторон, удержали.
   -- Там Алешка, -- вырывался из рук Артем, -- там Лена... Против них полсотни вооруженных боевиков. Они беззащитны совсем, понимаете?
   -- Артем Владимирович, -- лепетал перепуганный лаборант, -- успокойтесь, это был просто сон. Обыкновенный кошмар.
   -- Палыч, убери этого идиота с моих глаз, или я за себя не отвечаю, -- пришел в себя Артем, -- отправьте меня обратно. Пока еще не поздно.
  

Локация: Здание спецсвязи ФСО России. 29 марта 2003 г. 00:25

  

***

   Тело Алексея шмякнулось на пол, и он мгновенно проснулся. Вскочил, сдавлено матюгнулся, не очень весело просыпаться от падения, пусть даже и с небольшой высоты. Слегка ударился, но не критично, сегодня он уже и так получил кучу ссадин и синяков. Одним больше, одним меньше...
   Со стороны баррикады из-за щитов охранников засвистели пули, от рикошета в лицо брызнуло штукатуркой. Метнулся назад в проем, где только что прятались с Еленой и Артемом. Ниша оказалась совершенно пуста.
   Куда же все делись?
   Потом сообразил:
   А черт, Ленка же на шестом слое, значит, для меня она невидима. Где-то здесь был пистолет.
   Он обшарил пол взглядом, наконец, нашел, поднял. Сжал рукоятку в ладони, привычным движением выщелкнул обойму, - пуста.
   -- Черт, -- выругался он, -- Не повезло!
   Он опять огляделся по сторонам.
   - Лена, я тебя не вижу. Если ты здесь, перекинь меня на шестой слой. У меня патронов нет.
   Ему никто не ответил.
   Что теперь делать? -- мучительно думал Алексей, -- как мне ее увидеть? Как связаться с астральным планом?
   А потом воздух рядом с ним засветился золотом, и на фоне стены проявилась полупрозрачная фигура девушки.
   -- У меня не получается, -- простонала она, -- ты не спишь, ты на материальном уровне.
   -- Слава богу, ты здесь, -- облегченно выдохнул Алексей, - я уж думал, что остался один.
   -- Где Артем? -- спросила Лена.
   -- Не знаю. Исчез. Мне кажется, его разбудили. Там, в лаборатории.
   -- Идиоты, -- проворчала Лена, -- как же не вовремя.
   -- А что случилось со мной? -- спросил Алексей, -- ну с тем, вторым мной, с дублем?
   -- Исчез, -- ответила Лена, -- как только твое настоящее тело ударилось о пол, дубль мгновенно исчез. Как я и думала.
   -- Ну, вот мы и получили ответы на все свои вопросы, -- сказал Алексей. Он еще раз вытащил обойму и посмотрел внутрь, патроны не появились.
   -- Мне нужно срочно уснуть, -- как-то потерянно пробормотал он, -- тогда у меня будут патроны. Впрочем, я тогда и вооружусь поприличнее, чем эта пукалка.
   -- Тебе нужно сдаваться, -- возразила Лена, -- это выход Алеша. Давай просто сдадимся и все. Нас убивать не будут, отведут обратно по камерам. А утром что-нибудь придумаем. Может Ерохин нас вытащит.
   Алексей выглянул из-за угла и прикинул расстояние.
   -- Давай в окно? Хотя нет, решетки...
   -- Леш, я не шучу, -- настаивала Елена, -- давай сдадимся. Тебя ведь убьют.
   -- Ну ладно, -- развел руками Алексей, -- если ты настаиваешь... все равно другого выхода не вижу. Обложили.
   Он поднял руки и шагнул в коридор.
   -- Мы сдаемся, -- крикнул Алексей.
   Тотчас вокруг засвистели пули, Алексей запоздало швырнул на пол пистолет.
   Как я про него мог забыть?
   Мы сдаемся, -- еще раз хотел крикнуть он, но уже не успел, пуля калибра 7,62 прошила грудную клетку.
   -- Больно-то как... -- прохрипел Алексей побелевшими губами, прижал руку к ране на груди.
   Заметившие движение штурмовики открыли беглый огонь по одиночной фигуре подростка. Тело задергалось в чудовищной пляске смерти...
  
  

Эгрегор. Подземное царство Аида.

Текущая локация: равнина Леты. 29 марта. 2003 г. 00:31

  

***

   Самохвалов издалека увидел одинокую человеческую фигуру, которая брела сквозь туман, как сомнамбула, не разбирая дороги и не поднимая голову.
   Странно, подумал он, кто это? Провожатый? Попутчик?
   Фигура направлялась прямо к обочине, значит это еще один мертвяк. Нужно предупредить!
   Самохвалов побежал наперехват, он не мог покинуть пределы, но мог приблизиться вплотную к обочине, к самой кромке леса. Проклятый туман не давал рассмотреть лица, под сердцем екнуло, силуэт казался до боли знакомым, - маленькая, худенькая, немного нескладная фигура мальчика-подростка.
   -- Лешка? -- с досадой воскликнул полковник, непроизвольно остановив бег.
   Парень удивленно поднял голову:
   -- Товарищ полковник? Вы здесь? Вы живы? -- в голосе Алексея послышалась неподдельная радость.
   -- Лешка стой! -- отчаянно закричал Самохвалов, он слишком поздно сообразил, что сейчас произойдет непоправимое, сорвался с места и бросился навстречу, продолжая кричать, -- стой на месте. Ни шагу больше! Только не наступа-а-ай...
   Однако Алексей уже наступил на асфальтовое покрытие.
   Самохвалов с разбегу рухнул на колени и зарыдал от безысходности.
   -- Нельзя было наступать на дорогу, -- сквозь рыдания вымолвил он, -- теперь назад пути нет.
   -- Ну что вы плачете, товарищ полковник, -- неуклюже попытался успокоить Алексей, подходя ближе, -- это же просто здорово, что мы встретились. Сейчас придумаем, как отсюда выбраться.
   -- Нет, Леша, отсюда нам уже не выбраться.
   -- Товарищ полковник... -- начал фразу Алексей, но Самохвалов не дал ему закончить:
   -- Какой я теперь полковник, -- с грустью произнес и махнул рукой, -- зови меня Василий Петрович.
   -- Василий Петрович, -- тут же поправился Алексей, -- а где мы? Я заблудился. Это какой уровень?
   -- Это не уровень, Алеша, -- с грустью сказал полковник, -- это чистилище. Мы умерли.
   -- Да? -- удивился Алексей, голос дрогнул, -- я ничего не помню. Мы с Леной решили сдаться, а потом...
   Замолчал и прикусил губу, вспоминая.
   Самохвалов встал, отряхнул колени и повернулся к нему:
   -- Отсюда есть только один путь, -- он кивком головы указал на теряющуюся в тумане ленту дороги, -- по крайней мере, остается надежда, что это не конец. Якут обещал, нас непременно ждет новое воплощение. Колесо Сансары сделало полный круг. Пойдем, Алеша?
  
  

Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта. 2003 г. 00:35

  

***

   Снайпер затаился, огонь не открывал уже несколько минут, получилась небольшая передышка. Ерохин аккуратно выглянул из-за колеса, - никого не видно, попрятались за машинами.
   Что дальше? Прорваться в здание нереально, патронов почти нет. Позвонить полковнику что ли?
   Он достал телефон, быстро извлек номер и нажал вызов. Несколько бесконечных секунд шли гудки, затем приятный женский контральто произнес что-то по-английски.
   Странно. Не может говорить? Не услышал звонок? Забыл телефон в пальто, которое сдал в гардероб?
   Ерохин различил выстрел, слегка приглушенный стенами, но, тем не менее, совершенно отчетливый. Спутать невозможно ни с чем, это одиночный из Калаша. Пальнули явно в здании спецсвязи, и скорее всего, прямо в вестибюле.
   Да что там творится такое? В кого стреляют?
   Теперь со стороны здания послышалась целая канонада, стреляли из нескольких разнокалиберных стволов одновременно, с грохотом и звоном посыпалось стекло.
   Рекс сильно рванулся и выдернул ошейник из рук капитана.
   -- Рекс, стой! -- запоздало крикнул Ерохин вслед удаляющемуся лабрадору, но тот не собирался останавливаться, огромными скачками несся по улице. Рекс не видел хозяйку, но чувствовал, что она рядом и нуждается в его помощи. Ничто на свете не могло остановить преданного пса, кроме пули калибра 5,45 мм. Лабрадор кувыркнулся, заваливаясь в подтаявший снег, судорожно забился в безнадежной попытке встать, а потом затих. Багровым пятном расползлась лужа крови, перемешанная с грязью и подтаявшим снегом.
   И тут Ерохин увидел Лену...
   Она шла по ступенькам главного входа, маленькая, беззащитная, почти прозрачная. Она была одета в короткое белое платье и почему-то босиком. Лена шла прямо по битому стеклу, сотрясаясь от рыданий, а в нее палили из автоматов не менее десяти человек одновременно. И почему-то никак не могли попасть...
   Пули выбивали искры в мраморе ступеней, крошили стекла, рикошетили от стен, поднимая тучи штукатурной пыли. Противно запищала и заголосила сирена у припаркованных автомобилей, лопнула пробитая пулей шина черного Лексуса.
   Забыв об опасности, Ерохин выскочил из укрытия и бросился навстречу, в голове была только одна мысль - спасти, защитить, укрыть собственным телом от пуль. Но до входа слишком далеко, он не смог бы припарковаться там, только для служебных автомобилей.
  
  

Локация: Россия. Москва. Большой Кисельный переулок. 29 марта 2003 г. 00:35

  

***

   Лена брела как сомнамбула, не обращая внимания на происходящее вокруг, она окончательно потеряла ощущение реальности, меж двух слоев сновидческого мира. Золотистые полупрозрачные призрачные слезы капали на пол, становясь настоящей влагой.
   Нужно идти, повторяла она про себя как мантру, Петя ждет.
   Вышла на улицу сквозь закрытую дверь, не замечая выстрелы, крики и вой сирен автомобильных сигнализаций.
   Первое что она увидела, как любимый и верный пес Рекс огромными скачками несется к ней по улице ярко освещенной ртутными лампами. Сердце согрела надежда, и тут же угасла...
   Потом она заметила призрака, который отделился от стены здания, легко вошел в ближайшего штурмовика и слился с ним воедино. Теперь боевик двигался неловко, будто у него разом одеревенели все суставы, неуклюже повернулся, поднял автомат, прицелился, выпустил очередь в пса.
   Рекс споткнулся на бегу, запнулся о невидимое препятствие и рухнул в снег, из последних сил судорожно пытаясь встать. Он несколько секунд боролся с невидимой силой, проиграл схватку и бездыханный вытянулся на земле.
   - Нет, - прошептала Лена, - нет! Рекс, миленький, ну вставай же, вставай. Как же я без тебя?
   Пес не шевелился.
   Из темноты ночного переулка выскочил Ерохин, сжимая в руках автомат. Он что-то громко кричал, пытаясь на бегу изготовится к стрельбе, взмахнул рукой, показывая ей какой-то свой, военный, совершенно непонятный жест.
   Штурмовик срезал его второй очередью.
   И тогда она почувствовала холод ступнями босых ног. Мир стремительно потух, перед глазами остался только серый, безжизненный холст...
   -- Лишь просветленное сознание может познать пустоту бытия, -- сказал Якут, -- Лена, тебе нужно понять, раз и навсегда, кроме пустоты, вокруг больше ничего нет. Никогда не было, и никогда не будет. Физический мир, -- иллюзия, порожденная твоим воображением.
   -- А как же Петя? -- спросила Лена.
   Якут пожал плечами и не ответил.
   -- А как же наша любовь?
   -- А что есть любовь? -- спросил Якут, -- взрыв гормонов, субъективное психо-эмоциональное состояние, некритичная взаимная симпатия двух биологических существ. Любовь, - это рефлекс, возврат к животному началу. Отказ от высшей нервной деятельности, в пользу инстинкта размножения.
   -- Нет, -- сказала Лена вслух, -- нет, нет, и еще раз нет!
   -- Отрицание основ не приводит к их исчезновению. Законы мироздания не дано отменить обыкновенному человеку. Только боги всемогущи, но ограничены в своих желаниях.
   -- Нет, -- повторила Лена, -- это неправда!
   -- Ну почему же? -- продолжил мысль Якут, -- правда и ложь субъективны, и зависят от точки зрения наблюдателя. Если рассматривать сложившуюся картину беспристрастно, ты все это придумала, чтобы не было так страшно жить в темноте...
   Лена достала кисточку и спросила:
   -- А что будет, если я сделаю то, что задумала?
   Якут пожал плечами.
   -- Ты хочешь бросить вызов богам? Да, у тебя есть такое право. Но хватит ли у тебя сил противостоять тем, кто намного сильнее тебя?
   Слезы снова потекли по щекам Елены.
   -- Это совсем не важно, -- упрямо сказала она, -- если я и есть центр мироздания, то значит, и правила устанавливаю я.
   Она сильно сжала пальцами кисточку и с размаху вогнала ее в центр холста. И порвала его...
  
   Эпилог

Россия. Москва. Госпитальная площадь. 31 марта 2003 г. 14:56

Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко

  

***

   Ерохин открыл глаза и сразу закашлялся, дышать было невыносимо больно. Лена на ощупь нашла его руку, крепко сжала.
   -- Тише, милый. Не торопись. Неглубокими вдохами. У тебя получится. Кашлять нельзя, может начаться внутреннее кровотечение.
   Ерохин старательно сдерживался, наконец сердцебиение немного успокоилось, и он смог говорить:
   -- Ты жива, слава богу!
   -- Со мной все в порядке, -- ласковым успокаивающим тоном говорила Лена, -- все расскажу потом.
   -- Артем?
   -- Он в лаборатории. Ждет твоего выздоровления.
   -- Больше никто не выжил?
   Лена отрицательно покачала головой.
   Ерохин услышал какой-то звук и, скосив глаза, увидел у кровати пса.
   -- Рекс? -- удивленно воскликнул он, и снова закашлялся.
   Лабрадор хромая на правую ногу приблизился к кровати и заскулил, грудь пса оказалась перемотана бинтами. Ерохин слабо усмехнулся.
   -- У нас ранения одинаковые, -- через силу выговорил он.
   -- Вас и оперировал один врач, -- улыбнулась Елена, -- если бы ждали ветеринара, Рекс умер бы, от кровопотери.
   Она нащупала руку больного и крепко сжала ее.
   -- Спи, Петя, тебе нужно поспать.
   Петр Яковлевич послушно закрыл глаза и уснул.
  
  

Россия. Москва. Улица Гризодубовой, 31 марта. 2003 г. 15:31

  

***

   -- Продолжайте, майор, -- сухо сказал генерал-полковник шестого управления Кораблев Виталий Владимирович.
   -- Да это, собственно и все, -- развел руками Кирилл Федорович, -- девочка что-то сделала. Мы до сих пор не знаем что. Минут через десять прибыл спецназ, окружил здание. Прочесали все сверху донизу, - никого. Люди просто исчезли. Потери, по уточненным данным, составляют более тридцати офицеров, около двадцати человек сержантского состава и несколько гражданских лиц.
   -- Тел не обнаружено? -- уточнил Кораблев.
   -- Никак нет, товарищ генерал, поэтому небольшая задержка с уточнением числа пропавших без вести.
   -- Нет тела, нет и дела, -- резюмировал генерал, -- в здании давно пора сделать ремонт. Все сотрудники уходят в отпуск, а некоторые генералы на заслуженный отдых. Чеченские террористы успешно ликвидированы, -- Кораблев едва заметно усмехнулся и подмигнул, а затем продолжил:
   -- Принимайте все дела покойного генерала Иванцова.
   -- Но я... -- растерялся майор.
   -- Подполковник Соловьев, -- перебил генерал, одним единственным словом повысив майора в звании, -- принимайте все дела покойного генерала Иванцова. В том числе и "Феникс". Официально назначаю вас куратором группы.
   - Есть!
   - Боевую группу сновидцев немедленно восстановить до боеспособного состояния. Состав группы увеличить многократно. Только на этот раз никакой самодеятельности с инвалидами, калеками и малолетками. Кадровый состав, -- только военнослужащие по контракту. Доукомплектовать требуемым количеством врачей, медперсоналом, обслугой. Финансирование увеличим. Закупить самое новейшее импортное оборудование, в нужном количестве. Место дислокации сменить. Научным руководителем пусть пока остается Машков, но данное ему обещание сдержать. Как только обучит группу минимально необходимым навыкам, пусть передает все дела преемнику. Нам нужно чтобы он возглавил институт сомнологии, и подвел научный базис под всю эту чертовщину...
   Вам, подполковник, необходимо в кратчайший срок обеспечить безопасность высшего руководства нашего государства, а так же командования вооруженных сил, от диверсий иностранных разведок в астральной проекции мироздания. Инвалида и девушку задействовать только для обучения новых бойцов. К боевым операциям не привлекать, ни под каким предлогом. Ерохина повысим до майора, за успешно проведенную операцию по ликвидации шпионской сети. Оставляем командовать боевой группой. Секретность наивысшая! Вопросы потом. Выполняйте приказ!
   Приложение 1. 1979 г.

Форт-Мид, Мэриленд, США. Штаб квартира АНБ. 1979 год.

Выдержка из стенограммы.

***

/начало стенограммы/

   Уважаемые господа, для тех, кто со мной незнаком, позвольте представиться. Меня зовут Стивен Коррел, я профессор физиологии и медицины, врач-сомнолог. По заданию правительства работаю в области изучения физиологии сна и вплотную занимаюсь осознанными сновидениями с 1975 года в клинике Мэйо, Рочестер. США.
   Итак, господа, прежде всего я хотел бы в двух словах ввести всех присутствующих в курс дела. Предупреждаю, что информация помечена грифом "совершенно секретно", поэтому запись доклада любыми средствами категорически запрещена.
   Все началось почти десять лет назад, в 1969 году, когда наши криптографы, хотя и с огромным трудом, но все-таки сумели вскрыть довольно сложный шифр, и получить доступ к содержанию двух очень любопытных документов, попавших к нам в 1945 году. Дешифровка была затруднена не только уровнем сложности самих материалов, составленных на немецком языке, но также и потому, что они наполнены неизвестной современной науке терминологией.
   Тут придется немного пояснить. Как считают наши аналитики, ученые, работающие в Аненербе, столкнулись с новыми и совершенно неизученными явлениями. Они были вынуждены обозначить отдельные понятия -- придумав им новые, совершенно уникальные названия, с целью дальнейшей обработки и классификации. Позднее, русские заменили часть немецкой терминологии на свою собственную. А немецкая, так и осталась не востребована, и со временем была полностью забыта.
   Таким образом, применение сугубо специфических и неиспользуемых в настоящее время научных терминов значительно замедлило процесс дешифровки. Но проблема даже не в этом. Получив перевод текста, мы не смогли поверить в то, что это правда, а не дезинформация, подброшенная советами, с целью одурачить Соединенные Штаты. Документы были отправлены в архив.
   И вот, четыре года назад, средства внешней разведки засекли на территории подмосковного города Чехов-6 активные действия, предпринимаемые русскими для восстановления действовавшей в 1942 -- 1944 годах боевой группы специального назначения "Феникс". Об этой группе известно очень мало, но тот беспрецедентный уровень секретности, который обеспечивал специальный отдел КГБ, просто не мог нас не заинтересовать.
   Не так давно удалось получить крайне разрозненные сведения отрывочного характера, частично проливающие свет на деятельность вышеупомянутой боевой группы. И эти материалы поставили ЦРУ в тупик. И пока служба внутренних расследований занималась поиском перевербованных агентов, якобы подсунувшим очередную дезу нашему ведомству, аналитики произвели просто грандиозную работу.
   Мы задействовали программы "Мороз", "Шамрок" и "Минарет", подключили ЦРУ, собрали всю возможную информацию по данной тематике в наших архивах Третьего Рейха. Обработали данные со спутников, нацеленных на СССР, ведем переговоры с другими странами об обмене разведданными. Наши аналитики зашиваются, пытаясь все это просчитать в приемлемые сроки. Увы, результаты весьма неутешительны. У нас практически нет никаких твердых доказательств, только догадки и предположения. Но все это очень и очень похоже на правду.
   Документы Третьего Рейха, о которых идет речь, неожиданно получили косвенное подтверждение своей истинности. Что ставит нашу страну в заведомо невыгодные условия перед потенциальным противником. Потому что даже сейчас, в 1979 году, мы знаем намного меньше, чем знали и умели русские в 1942-м. А четыре года назад мы вообще не знали практически ничего! А ведь принимать решение пришлось именно тогда, не имея никаких точных данных.
   Поэтому мы были вынуждены пойти на разрядку отношений с Советами, чтобы выиграть время. Дже?ральд Рудольф Форд Мл. подписал Хельсинкские соглашения, и совершил визит в Советский Союз, где встречался лично с Леонидом Брежневым во Владивостоке. Негласной целью поездки были переговоры с генеральным секретарем. Но, к нашему большому сожалению, Советы всегда умели хранить свои тайны. Президент вернулся ни с чем.
   Мы вплотную занялись изучением документов, провели несколько очень серьезных технических экспертиз, чтобы доказать скептикам их подлинность. Нами были проведены: спектрометрия, рефрактометрия, поляриметрия, колориметрия, нефелометрия, титриметрия, радиометрия, термометрия, флуориметрия, хроматография, спектроскопия в ИК и УФ диапазонах, электрохимический, биохимический и микробиологический анализы.
   С помощью химического и спектрографического анализа состава бумаги и чернил, мы установили точное место их изготовления. Выявили заводы-изготовители. Провели графологическую и почерковедческую экспертизы. По стилистическим особенностям документов убедились, что текст действительно написан в сороковых годах. По степени устаревания бумаги максимально точно установлен возраст документов.
   Таким образом, мы доказали, что документы изготовлены в середине сороковых годов. Но мы ведь это и так знали, с самого начала. Зачем же были нужны все эти технические экспертизы? Ответ на вопрос чрезвычайно прост -- содержание документов идет вразрез с нашим уровнем владения информацией. А мы должны знать наверняка. Если это не дезинформация русских, сфабрикованная более тридцати лет назад, то степень угрозы Соединенным Штатам гораздо выше, чем атомные бомбы, размещенные на Кубе.
   Таким образом, четыре года назад, национальная безопасность США требовала провести расследование, с целью проверки указанных в документах сведений, и выработать меры противодействия вероятному противнику. В самые кратчайшие сроки!
   Это положило начало Сомнологической лаборатории клиники Мэйо, в Рочестере. Хотя вначале она и состояла всего лишь из небольшой комнаты и единственной койки. Тем не менее, самые первые результаты полисомнографии были получены именно там. Так что, 1975 год можно смело считать датой рождения медицины сна в США.
   Увы, господа, должен откровенно признать, что это была попытка вскочить на подножку уходящего поезда. Даже по самым скромным подсчетам, на тот момент времени, Советы обгоняли нас, как минимум, на 50 лет.
   Экспериментальная сомнология зародилась в конце XIX века в Российской Империи. Ее основателем была Мария Михайловна Манасеина-Коркунова, ученица известного физиолога, профессора Ивана Тарханова. Мария поставила целый ряд экспериментов по депривации сна на животных. Занималась психологическим анализом сновидений, устанавливала зависимость появления сновидений от самых различных факторов, включая уровень интеллекта, образование и профессию, собрала и проанализировала десятки тысяч сновидений. Именно Мария установила, что засыпает не весь мозг целиком, а только так называемый "анатомический субстрат сознания". "Сон -- это отдых для нашего сознания" -- писала она.
   Манасеина-Коркунова выдвинула предположение, что сон имеет различную глубину сновидений.
   В 1889 году М. Манасеина опубликовала большую книгу под названием: "Сон как треть жизни, или физиология, патология, гигиена и психология сна". Книга имела огромный успех, была переведена на основные европейские языки и издана в Англии, Франции, Германии и Италии.
   В 1896 г. два выдающихся американских психолога Дж. Патрик и Дж. Гилберт под влиянием публикаций Манасеиной выполнили самое первое исследование по депривации сна у человека.
   Дело Манасеиной продолжил Натаниэл Клейтман -- крупнейший сомнолог первой половины прошлого века, первооткрыватель быстрого (парадоксального) сна. С огромным трудом Соединенным Штатам удалось заполучить этого гениального ученого. В 1915 году он перебрался в США, где позднее получил американское гражданство. С 1925 до 1960 годы работал в Чикагском университете, где основал первую в мире лабораторию по изучению сна и заведовал кафедрой физиологии. В 20-е годы проводил опыты по лишению сна на самом себе. В 1936 году Клейтман опубликовал монографию "Сон и бодрствование". В ней он впервые сформулировал концепцию о существовании "основного цикла покоя-активности" (basic rest-activity cycle, BRAC). В 1939 году опубликовал первый учебник по нейрофизиологии сна (Sleep and Wakefulness).
   В 1926 году во втором сборнике "Новое в рефлексологии и физиологии нервной системы" публикуется работа русских авторов М. П. Денисовой и Н. Л. Фигурина: "Периодические явления во сне у детей". Понадобилось четверть века, чтобы Клейтман и его аспирант, сын русских эмигрантов, Юджин Азеринский добились прорыва в изучении снов. Открытие "сна с быстрыми движениями глаз" (современное название -- парадоксальный сон) поистине можно считать революционным открытием.
   Между тем, сам Клейтман так не считал. Причина отношения автора к собственному детищу заключена в том, что решение им было банально "подсмотрено" у русских коллег, сумевших к тому времени уйти далеко вперед в изучении тайн сна и сновидений.
   К сожалению, у нас почти нет проверенной информации из этого временного промежутка. Все что нам известно, изучением снов много лет занимался великий И. П. Павлов, считавший сновидения одной из ключевых задач в изучении высшей нервной деятельности человека. После смерти Павлова практически все его работы по изучению снов были засекречены. Государственную тайну охранял специальный отдел НКВД.
   В сентябре 1923 года, под руководством П. К. Козлова состоялась Монголо-Тибетская экспедиция, основная работа которой была сосредоточена на Тибетском нагорье с целью обследования бассейнов Янцзы, Меконга и Салуэна. В условиях жесточайшего экономического кризиса нанесенного экономической блокадой, молодая советская республика выделила 100 тысяч рублей золотом на снаряжение экспедиции и дополнительно 4000 золотых рублей на подарки Далай-ламе. Главным достижением экспедиции считаются раскопки древних гуннских могильников в Ноинулинских горах в 1924-1925 гг. Как мы теперь понимаем, все это не более чем прикрытие для основной цели, -- посещение Тибетских монастырей и прямое общение с ламами, с целью получения необходимых сведений.
   В начале 1938 года разведке нацистской Германии удалось выкрасть из-под бдительного ока чекистов часть материалов по изучению сновидений. Открытия были настолько сенсационными, что материалы были немедленно переданы в Аненербе, и уже в мае организована экспедиция в Тибет под руководством Эрнста Шефера, штурмбаннфюрера СС. Помимо чисто научных задач, экспедиции Шефера предписывалось отыскать уникальные материалы по "Тибетской йоге сна и сновидений". Именно это и было основной задачей экспедиции Третьего Рейха в Тибет.
   Практика изучения снов в тибетской медицине насчитывает более трех тысяч лет. Самый старый из существующих тибетских медицинских текстов, где есть учение о снах, называется Бум-Ши, или "Четыре Раздела Медицины". Бум-Ши был написан очень известным тибетским врачом, Чжад-бу Ти-шей (Pyad bu Khri shes). А одно из самых важных и тайных учений традиции Бон, линия Великого Совершенства (Дзогчен) Шанг-Шунга ненгюд (Zhang Zhung snyan rgyud) передавалась только устно, от учителя к ученику. Заполучить эти знания раньше Советов было жизненно необходимо для Германии, поэтому с затратами на экспедицию не поскупились. Несколько посвященных в тайну тибетских лам были в срочном порядке вывезены в Берлин, их трупы были обнаружены в мае 45-го после взятия Рейхстага. Это общеизвестный факт.
   И вновь приходится констатировать, что мы не знаем в точности, какие именно знания, и в каком количестве получила в Тибете экспедиция Шефера. Но в течение нескольких месяцев в недрах Аненербе была сформирована исследовательская группа, изучающая сны и сновидения, под патронажем самого Генриха Гиммлера. Одно из основных направлений в изучении физиологии сна -- депривацию, курировал лично Хельмут Грегор. После Нюрнбергского процесса он стал более известен под именем Йозеф Менгеле.
   Хельмут был просто одержим исследованиями, настолько поразили его результаты первых экспериментов. Позже, в концентрационном лагере Освенцим, он провел несколько десятков тысяч различных опытов над заключенными. В том числе: депривация сна на длительный срок, воздействие сигналами различной частоты, разрядами электрического тока и наркотическими веществами на спящих людей.
   Но сильнее всего Хельмута "заклинило" на поиске двойников, что, в конечном счете, превратилось в настоящую манию. Из 960 пар однояйцовых близнецов, использованных для опытов, в живых осталось только 300 человек. Хельмут искал дубли, которых не должно было существовать. Тех, кто не рождался в нашем мире, а пришел извне. И он их находил, причем неоднократно. Результат подстегивал его к новой серии бесчеловечных экспериментов, заканчивающихся гибелью подопытных.
   Специалисты Второго управления Аненербе проводили опыты по управлению сознанием людей. Искали методы передачи с помощью радиотехнических средств и телефонии специальных сигналов, обладающих способностью воздействовать на сознание человека и изменять его в нужном направлении. Экспериментаторы Аненербе пытались установить полный контроль над сознанием и личностью подопытных. В частности, проводились опыты по стиранию приобретенной памяти, и заменой ее на "ложные воспоминания", память другого человека или животного.
   К середине 1942 года нацистам не только удалось догнать Советы в изучении снов и сновидений, но возможно, даже перегнать. Примерно в одно и то же время, в Советском Союзе и нацисткой Германии были созданы так называемые специальные боевые тактические группы для ведения диверсионных действий в глубинах сна.
   Увы, сейчас мы не можем знать, как именно проходило это противостояние, и насколько кровопролитным оно было. Однако наши аналитики подметили большое количество различных совпадений и сомнительных происшествий, произошедших за период военных действий 1942 -- 1945 гг.
   В списке присутствуют: необъяснимые умопомешательства абсолютно здоровых солдат и офицеров, самоубийства, предательства в высших эшелонах командования, внезапная капитуляция войсковых соединений, смена приоритетов командования при выборе целей атаки, неудачные (раскрытые) покушения на высших государственных лиц, необъяснимые перехваты военных сведений, и вскрытие военных шифров, в принципе не поддающихся дешифровке за приемлемое время. И это только верхушка айсберга.
   1945 году в Нижней Силезии части Красной армии захватили старинный замок Альтан, в котором хранился основной архив Аненербе. Сейчас очень трудно представить, какова важность захваченных Советами документов. Двадцать пять железнодорожных вагонов были наполнены самыми важными открытиями ХХ века, и вывезены в Советский Союз, в Особый архив СССР. Где хранятся и по сей день. Все тайны мироздания, к которым вплотную удалось подобраться ученым Аненербе, сейчас находятся именно там.
   А в нашем распоряжении только два листа текста с совершенно невероятными фактами из прошлого.
   Однако вернемся к содержанию дешифрованных документов, чтобы вы могли воочию убедиться в чрезвычайной важности сведений. По окончании доклада, если у кого-то из присутствующих возникнет желание ознакомиться с материалами поближе, я могу предоставить вам оригиналы документов, однако предупреждаю, что вынос их из здания, а так же фотографирование и снятие копий другим способом категорически запрещены.
   Итак, господа, первый документ -- это краткий список целей и задач, поставленный немецким командованием перед командирами подразделений специальных боевых тактических групп -- Traum Gruppe. Напомню еще раз, время действия -- август 1942 года.
   1. Умение мгновенно засыпать в любое время суток, при любом окружении и в любой обстановке;
   2. Полное осознание оперативниками самих себя в сновидении;
   3. Умение концентрации воли, для достижения поставленной командованием целей;
   4. Умение быстро входить в нужную фазу сна и мгновенно покидать сновидение, в случае необходимости;
   5. Прием и передача, через сновидение, необходимой информации не только между контрольными группами агентов, но и между агентом тактической группы и неподготовленным человеком;
   6. Умение влиять на тело сновидения или сюжетную линию сна; 
   7. Умение менять (трансформировать) отдельные элементы сновидения (символы, образы, эгрегоры, архетипы, монады и т. д.);
   8. Умение внедрять дополнительные элементы сновидения (в том числе холодное и огнестрельное оружие, а так же боеприпасы к нему), создавать големов, фантомы, наведенные галлюцинации, менять декорации, и т. п. 
   9. Умение активно воздействовать на окружение и наполнение сновидения в ограниченные промежутки времени. Перемещение и трансмиграция внутри тела сновидения по собственному усмотрению;
   10. Работа в парах, небольших группах, в полном составе подразделения;
   11. При необходимости, встречное противостояние тактическим диверсионным (сон)-группам, неорганикам, монадам, астральным двойникам (дублям), различным формам нежити. 
   12. Ведение успешных боевых действий внутри сновидения с вышеперечисленными противниками;
   13. Умение создавать собственные дубли, в том числе с выходом оных в реальный мир, для последующего самостоятельного функционирования в рамках определенной задачи;
   14. Выход на астральный или ментальный план, с целью сбора разведывательных данных;
   15. Воздействие на коллективное бессознательное большой группы лиц, с целью изменения моральных приоритетов и мотивации.
   16. Проникновение в сновидение любого конкретного неподготовленного человека с целью:
   -- получения оперативно-тактической информации;
   -- лишения сна подопытного в течение длительного промежутка времени; 
   -- отрицательное эмоциональное воздействие на пси-матрицу объекта;
   -- создания кошмаров, беспокойных и тревожных снов;
   -- внедрение депрессивных и суицидальных мыслей;
   -- вербовки подопытного, путем смещения моральных приоритетов и мотивации субъекта;
   -- внедрения собственной пси-матрицы (сознания) в качестве обсервера (наблюдателя) в личность подопытного, с последующим переходом в активное (бодрствующее) состояние тела;
   -- внедрения собственной пси-матрицы (сознания) в личность подопытного, с подавлением его собственной матрицы, и последующим переходом в активное (бодрствующее) состояние тела;
   -- физического разрушения (уничтожения) пси-матрицы подопытного (ликвидация);
   -- частичного разрушения (уничтожения) пси-матрицы подопытного (психические отклонения, нервный срыв, неврозы, психоневрозы, нервно-психические расстройства, изменения психической деятельности, дифференциальная амнезия, шизофрения, ипохондрия, угнетение когнитивных функций сознания, ангедония, паралич, кома).
   Это далеко не весь список, к тому же, как я уже сказал, он дешифрован лишь частично.
   Даже приведенного отрывка достаточно, чтобы получить представление о возможностях специальных боевых групп Абвера. И снова напомню слушателям, что на тот момент времени, Германия в изучении мира сновидений значительно отставала от СССР, и лишь сокращала отрыв. Хотя необходимо признать, сокращала достаточно успешно.
   Позволю себе небольшой комментарий, чтобы обратить внимание слушателей на чрезвычайную важность исследования мира сновидений. Наличие подобного подразделения в составе групп быстрого реагирования, позволяет в значительной степени понизить боеспособность войск противника.
   Посудите сами: солдаты измучены бессонницей, а когда удается уснуть -- мучаются непрекращающимися кошмарами. Они не желают воевать! Постоянно испытывают стресс, раздражение, депрессию, ангедонию, подумывают и о суициде. Моральный дух войск подорван.
   А между тем, все тактические и стратегические планы командования мгновенно становятся известны противнику. В рядах высшего командного состава череда загадочных смертей, стремительно возникающих психических расстройств и предательства. Нервные срывы политиков "на публике", хаос и неразбериха в среде мирных жителей. Как следствие, война быстро окажется проиграна.
   Увы, это было всего лишь содержание первого документа. Та информация, которая содержится во втором, датированном 1944 годом, повергла меня в настоящий шок. Заставив усомниться в целостности собственной психики.
   Итак, господа, цели и задачи, поставленные немецким командованием перед командирами подразделений специальных боевых тактических групп в конце 1944 года:
   Физический переход из тела сновидения в реальный мир, с сохранением всех возможностей полученных в осознанном сновидении, а именно: 
   -- навыки внушения (гипноз, подчинение собственной воле других людей, групп);
   -- изменение параметров собственного тела (неуязвимость, выносливость, огромная физическая сила, орлиное зрение, собачий нюх, невероятно острый слух и т.п.);
   -- умение изменять размеры собственного тела в очень широких пределах;
   -- умение плавать без акваланга на большой глубине, дышать под водой;
   -- умение летать без дополнительных технических приспособлений;
   -- умение перемещаться с очень большой скоростью;
   -- умение мгновенно излечивать раны и переломы (как собственные, так и других людей);
   -- самоклонирование (создание собственных дублей), создание мороков, миражей, иллюзий, массовых галлюцинаций, мутантов (призраков, химер, големов, гомункулов, шогготов, монстров, великанов и т. п.);
   -- перевоплощение в других людей, обращение в животных (оборотни);
   -- умение призыва (управление животными, стаями птиц, духами, демонами, химерами, элементалями, стихиями);
   -- бессмертие; 
   -- телекинез (дистанционное перемещение предметов любого размера и веса);
   -- телепортация (мгновенное перемещение в произвольно выбранное место);
   -- трансмиграция (перемещение сквозь любые предметы и объекты).
   Изменение основных параметров физического мира:
   -- замедлять/ускорять течение времени, как локальное (в пределах ограниченной местности), так и собственное (ускорение в несколько раз);
   -- изменять силу гравитации;
   -- изменять температуру объектов;
   -- изменение или разрушение межатомных связей; 
   -- создание дублей любых материальных предметов (например: танков, самолетов, кораблей);
   -- открытие порталов для быстрого перемещения войсковых соединений на большие расстояния;
   -- возрождение павших на поле битвы солдат (призыв мертвецов);
   -- управление погодой (умение вызвать дождь, перенаправление удара молнии и т. п.);
   -- управление стихиями (огонь, вода, воздух, земля)...
   К огромному сожалению, в нашем распоряжении только один лист многостраничного документа. Мы не знаем, что было написано дальше. Мы не знаем, действительно ли умели оперативники Абвера все вышеперечисленное, или только мечтали об этом, изучали и ставили эксперименты.
   Последние четыре года мы изучаем сны. Вот как раз со сновидениями все более или менее понятно. Длительный аутотренинг, что-то вроде самогипноза, меняют восприятие сновидящего. Нагрезить можно совершенно любой сон. И все происходящее внутри данного сновидения будет подчиняться воле сновидящего. Но каким образом навыки, полученные в осознанных сновидениях, могут быть использованы в реальном мире? Каким образом обычный человек может менять параметры реального мира, являющиеся физическими константами?
   Обратите внимание, я не говорю, что это невозможно. Я лишь утверждаю, что мы пока не знаем, как именно это сделать. А между тем, русские это знают. И немцы это тоже знали. И между ними шло активное противостояние в годы войны. Данный факт выводит нас на суровую необходимость не только глубокого изучения сна и сновидений, но и создание собственной тактической боевой dream-группы, способной овладеть вышеперечисленными знаниями и навыками.

/конец стенограммы/

   Приложение 2. 2003 г.

Россия. Москва. Лубянка. 21 января. 2003 г. 14:31

  

***

   -- Разрешите войти?
   -- А, Василий Петрович, -- владелец роскошного кабинета, генерал ФАПСИ, с широкой улыбкой поднялся навстречу визитеру, -- очень рад видеть тебя в добром здравии. Проходи, присаживайся.
   Полковник в отставке улыбнулся и с удовольствием пожал протянутую руку.
   -- Я тоже рад нашей встрече, Владимир Михайлович, -- вполне искренне произнес он.
   -- Ну, как тебе на пенсии, Петрович? Охота? Рыбалка? Шашлычки? -- ехидно улыбаясь, спросил генерал.
   -- Внуки, дача, диван и телевизор, -- в тон ему ответил полковник.
   -- Не надоело еще отдыхать?
   -- И не говори, -- преувеличенно сокрушался Василий, -- ужас, как надоело! Раньше хотя бы на службе можно было спрятаться от этих сорванцов. А теперь и на даче не укроешься, приходится все время пасти, чтобы не набедокурили.
   -- Коньячку? -- генерал хитро прищурился.
   -- Не откажусь, -- Василий Петрович уселся в роскошное кожаное кресло, задумчиво оглядел кабинет, -- я так понимаю, ты меня вызвал не для того, чтобы дорогим коньяком поить?
   -- Светочка, -- буркнул генерал в селектор, -- организуй нам с полковником, как обычно: кофе, коньячок, лимончик.
   Он тоже присел в кресло и задумчиво потер лоб, выражение лица стало озабоченным.
   -- Ты прав, Василий, -- поразмыслив, сказал он, -- вчера меня вызывали наверх.
   Генерал многозначительно ткнул пальцем в потолок.
   -- На самый верх, понимаешь? Новый хозяин решил всю структуру под себя переделать. Хозяйство наше скоро прикроют, функции распределят между внешней разведкой, спецсвязью, ФСБ и преданными псами личной охраны президента. Поэтому, есть мнение, что ловить рыбку нужно, пока вода еще мутная. Я считаю, пришло время возобновить работу твоего отдела.
   Василий Петрович Самохвалов многозначительно хмыкнул, но ничего не сказал, потому что вошла Светочка, -- высокая и длинноногая блондинка с роскошным бюстом и прической, а-ля конский хвост. Внесла поднос с коньяком, бокалами, нарезкой сервелата, тарелку с дольками лимона и пару симпатичных чашек с дымящимся кофе. Поставив поднос на стол, одарила присутствующих белозубой улыбкой и грациозно удалилась. При этом хвостик задорно подпрыгивал, навевая фривольные мысли на пожилых мужчин.
   -- Ты мне скажи, Володь, насколько все плохо? -- спросил полковник в отставке, провожая Светочку немного завистливым взглядом.
   -- Очень плохо, Петрович! Иначе не позвал бы.
   -- Крот? -- уточнил полковник.
   -- Хуже, -- нахмурился генерал.
   -- Володя, я уже десять лет на пенсии, -- сказал Самохвалов,-- моих ребят из отдела, половины в живых нет.
   Помолчав секунду, продолжил:
   -- Семен Моисеевич тоже преставился, упокой господь его душу! Умнейший был мужик. Техническую документацию мы сожгли почти всю, тогда еще, в девяносто первом. Чтобы врагу не досталась! Ну, ты помнишь, как дело было...
   -- Василий, я все помню. Но если Родина дала приказ, значит нужно выполнять. В первый раз, что ли?
   -- Ну да, -- хмыкнул полковник, -- итерация третья, как сказал бы Сёма.
   -- Мне твое окончательное решение нужно, -- поторопил генерал, уверенно разливая коньяк по бокалам, -- приказ о восстановлении подписан. Деньги выделяют немалые. Состав группы подберем. Ну что ты как маленький, право слово, проедешь по частям, просмотришь молодняк из срочников, переведем на контракт. У Семы наверняка ученики-последователи были. В крайнем случае, сделаем официальный запрос в науку. Хотя, лучше бы не афишировать...
   -- Володь, я ничего не понимаю, -- полковник поднял взгляд на генерала, -- если твоя епархия идет под расформирование, нахера тогда группу восстанавливать?
   -- Идея не моя, Вась, -- генерал закашлялся, -- сам хозяин схему предложил, он у нас мастер многоходовок. А между тем, схема примитивна до банальности, - под крышей ФАПСИ возобновляем исследовательские работы, приостановленные более десяти лет назад. Выделяем большие деньги, закупаем оборудование, набираем людей. Через месяц -- хлоп, расформирование ФАПСИ. Отдел передаем в службу охраны президента, либо в ФСБ, ну там решим, кого именно нужно подставить. Начинаем расследование, вскрываем массовые хищения государственных средств под видом якобы научных исследований. Пару человек с большими погонами на нары, старичков-ветеранов -- на пенсию, срочников -- обратно в часть. Для Министерства Обороны в целом -- очередной плевок в честное и мужественное лицо защитников Родины. Ничего, утрутся! В средствах массовой информации поднимется крик, оппозиция на уши встанет, начнут активно мусолить, в этом... своем... интренете. Коррупция в армии! Бардак! Неразбериха! Под шумок, еще и пару неугодных хозяину генералов долой с насиженных мест, за порочащие честь мундира контакты. А на их место своих, доверенных людей. И все шито-крыто.
   -- Смысл в чем? -- ухмыльнулся Василий Петрович.
   -- Смысл в том, Василий, что группу мы восстанавливаем реально. А сливаем на откуп СМИ и борцунам с коррупцией -- пустышку. Труднее всего найти то, что лежит у всех на виду. Шум быстро утихнет, а группа останется. Но все иностранные разведки увидят очередной распил, откаты, аресты, короче, просто шумиху раздутую журнализдами. И никто глубже копать не станет.
   Петрович замялся:
   -- За месяц мы ничего толком не успеем.
   -- Вась, нужно постараться, -- генерал поднял свой бокал, -- без "Феникса" мы беззащитны. Старую гвардию одного за другим отстреливают, как куропаток, и никаких концов.
   Самохвалов сдвинул брови:
   -- Сколько человек в курсе восстановления группы?
   -- Пять -- шесть, не больше, -- ответил генерал, -- на самом верху. Ну и Сам...
   -- Многовато, -- скривился полковник, -- что знают трое, знает и свинья. А здесь уже целых две свиньи получается...
   Он делано засмеялся, возникла неловкая пауза, генерал остался серьезен.
   -- Если Родина сказала надо, будем исполнять -- нахмурился Самохвалов, -- состав группы я возьму на себя. Времени на обучение срочников у нас, скорее всего, нет. Значит, мы пойдем другим путем...
   -- Полный карт-бланш, -- заверил генерал, -- никаких докладов и отчетов. Только дело.
   -- Тогда по рукам! -- кивнул полковник, ставя точку в договоре.
   -- Ну что, за успех нашего безнадежного дела?
   Полковник тоже поднял свой бокал.
   -- Года тебе хватит?
   -- Если дашь помощника и преемника толкового, тогда, возможно, и хватит. Не сорок второй год, да и не семьдесят пятый. Информации навалом, наука вперед шагнула семимильными шагами. Опять же, оборудование, компьютеры... Так что с помощником?
   -- Есть такой на примете, капитан Ерохин, в приемной сидит, дожидается.
   -- Зови! -- вздохнул полковник, -- нужно же с личным составом начинать знакомиться.
   -- Светочка, пригласи капитана Ерохина, пожалуйста, -- сказал генерал в селектор.
   Вошел молодой и энергичный капитан, сдержано поздоровался, представился, пожал руки, присел в сторонке на диванчик. Полковник внимательно посмотрел в ясные голубые глаза капитана, выражавшие заинтересованность и служебное рвение.
   Да, именно то, что нужно, подумал он, на меня в молодости похож. Далеко пойдет, если не уберут раньше времени. Значит, опять будем работать на благо Родины? И сам себе мысленно ответил. Конечно! Ведь у меня нет, и уже не будет другой Родины. А потом улыбнулся, и залпом выпил коньяк.
   Глоссарий
   Федеральное агентство правительственной связи и информации при президенте Российской Федерации (ФАПСИ) -- специальный орган Российской Федерации, существующий с 24 декабря 1991 года. Структура ФАПСИ была строго засекречена и, по некоторым данным, была схожа со структурой американской спецслужбы АНБ, имеющей схожие цели и задачи. В годы существования ФАПСИ спецслужбы РФ вели активную разведывательную деятельность на территории других стран.
   ФАПСИ имело статус центрального органа федеральной исполнительной власти, ведающего вопросами организации и обеспечения правительственной связи, иных видов специальной связи для государственных органов, организации и обеспечения криптографической и инженерно-технической безопасности шифрованной связи, организации и ведения разведывательной деятельности в сфере шифрованной, засекреченной и иных видов специальной связи, специального информационного обеспечения высших органов государственной власти Российской Федерации, центральных органов федеральной исполнительной власти.
   Амавро?з (греч. amauros "темный, слепой") -- абсолютная слепота, возникшая без видимых анатомических изменений в глазном яблоке.
   Диссоциати?вное расстро?йство иденти?чности (также используется диагноз расстройство множественной личности, непрофессионалами называется раздвоением личности) -- очень редкое психическое расстройство из группы диссоциативных расстройств, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей.
   Сейчас для феномена разделения личности в США используется диагноз диссоциативное расстройство идентичности (англ. dissociative identity disorder, DID), принятый в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5). Ранее чаще использовался диагноз расстройство множественной личности (англ. multiple personality disorder, MPD), принятый в Международной классификации болезней.
   Пограни?чное расстро?йство ли?чности (эмоциона?льно неусто?йчивое расстро?йство ли?чности, пограни?чный тип, сокр. ПРЛ) -- расстройство личности, характеризующееся импульсивностью, низким самоконтролем, эмоциональной неустойчивостью, высокой тревожностью и сильным уровнем десоциализации. Включено в DSM-5 и в МКБ-10 (в последнем считается подвидом эмоционально неустойчивого расстройства личности).
   Часто сопровождается опасным поведением и самоповреждением. Такие люди могут также бороться с чувством опустошённости и страхом оказаться никому не нужными. Симптомы расстройства могут появиться в ответ на, казалось бы, обычные события в жизни. Болезненное поведение обычно начинается в юности и возникает в самых различных ситуациях. С этим расстройством часто связаны злоупотребление психоактивными веществами, депрессия и расстройства пищевого поведения. Приблизительно 10 % людей с ПРЛ погибают в результате суицида.
   Шизофрени?я (от др.-греч. "расщеплять", "раскалывать" + "ум, мышление, мысль"), ранее -- деменция прекокс (от лат. d?mentia praecox -- "раннее слабоумие"), или схизофрени?я -- эндогенное полиморфное психическое расстройство (или группа психических расстройств), характеризующееся распадом процессов мышления и эмоциональных реакций.
   Диссоциация -- психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Такая "диссоциированная" позиция защищает от избыточных, непереносимых эмоций.
   Лоботоми?я (от др.-греч. "доля" + "разрез") -- форма психохирургии, нейрохирургическая операция, при которой одна из долей мозга (лобная, теменная, височная или затылочная) иссекается или разъединяется с другими областями мозга.
   Топорик для колки льда - широкое распространение получил разработанный в 1945 году американцем Уолтером Фрименом[en] метод трансорбитальной лейкотомии ("лоботомия топориком для льда"), при котором не требовалось сверлить череп пациента. Фримен стал ведущим пропагандистом лоботомии. Свою первую лоботомию он провёл, используя в качестве обезболивания электросудорожную терапию. Он нацеливал зауженный конец хирургического инструмента, напоминающего по форме нож для колки льда, на кость глазной впадины, с помощью хирургического молотка пробивал тонкий слой кости и вводил инструмент в мозг. После этого движением рукоятки ножа рассекались волокна лобных долей головного мозга. Фримен утверждал, что процедура устранит из "душевной болезни" пациента эмоциональную составляющую. Первые операции проводились с помощью настоящего ножа для колки льда. Впоследствии Фримен разработал для этой цели специальные инструменты -- лейкотом, затем -- орбитокласт. Фактически вся операция проводилась вслепую, и в результате хирург разрушал не только поражённые, по его мнению, участки мозга, но и значительную часть близлежащей мозговой ткани.
   Когнитивная психотерапия, или когнитивная терапия (англ. cognitive therapy), -- распространённая форма психотерапии, основанная на предположении, что в основе психологических проблем и психических расстройств человека лежат ошибки мышления, и направленная на изменение нелогичных или нецелесообразных мыслей и убеждений человека, а также дисфункциональных стереотипов его мышления и восприятия. В ходе когнитивной психотерапии пациент учится решать проблемы и находить выходы из ситуаций, прежде казавшихся ему непреодолимыми, при этом он переосмысливает и корректирует своё мышление. Когнитивный терапевт помогает пациенту учиться мыслить и действовать более реалистично и адаптивно, тем самым устраняя беспокоящие его симптомы.
   Гипноз (др.-греч.-- сон) -- вызванное самовнушением, воздействием гипнотизёра или возникшее спонтанно временное состояние сознания, характеризующееся резкой фокусировкой внимания и высокой подверженностью внушению.
   Динамическая (психодинамическая) психотерапия известна также под названием психоаналитической психотерапии, ориентированной на инсайт терапии, эксплоративной психотерапии. Этот подход в психотерапии исходит из того, что психическая жизнь человека - это только поверхность, под которой лежит огромное, как у айсберга, основание - бессознательное. А бессознательное живет конфликтами, борьбой внутренних сил. Задача психотерапевта - помочь клиенту осознать эту динамику, осознать свое бессознательное.
   Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН России) -- федеральный орган исполнительной власти, подведомственный Министерству юстиции Российской Федерации, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осуждённых, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений.
   Заключённый (ЗК, "ЗэКа", "зэк") -- лицо, подвергнутое аресту в порядке меры пресечения, человек, лишённый свободы по приговору суда и отбывающий наказание в специальном учреждении -- колонии, следственном изоляторе, тюрьме и тому подобное.
   В современном законодательстве этот термин соотносится лишь с лицами, заключёнными под стражу / содержащимися под стражей (подозреваемыми и обвиняемыми). Лица, отбывающие по приговору суда уголовное наказание, являются осуждёнными.
   Термин "зек" происходит от обозначения "з/к", использовавшегося в официальных советских документах в период с конца 1920-х по конец 1950-х годов. Этимологически восходит к сокращению от "заключённый каналоармеец", впервые появившемуся во время строительства Беломорско-Балтийского канала.
   Концептуализация -- это процесс определения набора когнитивных признаков (в том числе -- и категориальных) какого-либо явления реального или воображаемого мира, которые позволяют человеку хранить в сознании и пополнять новой информацией сколько-нибудь очерченное понятие и/или представление об этом явлении и отличать его от других феноменов.
   Паради?гма (от греч. "пример, модель, образец") -- совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом и объединяющая большинство его членов.
   Сомноло?гия (от лат. somnus -- сон и греч. -- учение) -- раздел медицины и нейробиологии, посвящённый исследованиям сна, расстройств сна, их лечению и влиянию на здоровье человека.
   Депривация (лат. deprivatio -- потеря, лишение) -- сокращение либо полное лишение возможности удовлетворять основные потребности -- психофизиологические либо социальные.
   Трансмиграция - движение через что либо.
   Масс-спектрометрия (масс-спектроскопия, масс-спектрография, масс-спектральный анализ, масс-спектрометрический анализ) -- метод исследования вещества, основанный на определении отношения массы к заряду ионов, образующихся при ионизации представляющих интерес компонентов пробы. Один из мощнейших способов качественной идентификации веществ, допускающий также и количественное определение. Можно сказать, что масс-спектрометрия -- "взвешивание" молекул, находящихся в пробе.
   Рефрактометрия (от лат. refractus -- преломленный и др.-греч. "измеряю") -- это метод исследования веществ, основанный на определении показателя (коэффициента) преломления (рефракции) и некоторых его функций. Рефрактометрия (рефрактометрический метод) применяется для идентификации химических соединений, количественного и структурного анализа, определения физико-химических параметров веществ.
   Поляриметрия -- методы физических исследований, основанные на измерении степени поляризации света и угла поворота плоскости поляризации света при прохождении его через оптически активные вещества. Угол поворота в растворах зависит от их концентрации; поэтому поляриметрия широко применяется для измерения концентрации оптически активных веществ.
   Колориметрия -- наука о цвете и измерении цвета. Исследует методы измерения и выражения количества цвета, различий цветов. Возникла в XIX веке. Научную основу колориметрии как сочетание нескольких основных цветов положил Исаак Ньютон.
   Нефелометрия -- метод исследования и анализа вещества по интенсивности светового потока, рассеиваемого взвешенными частицами данного вещества. Интенсивность рассеянного светового потока зависит от множества факторов, в частности от концентрации частиц.
   Титриметрия (от франц. titre- качество, характеристика и греч. metreo-измеряю), совокупность методов количественного анализа, основанных на измерении количества реагента, необходимого для взаимодействия с определяемым компонентом в растворе или газовой фазе в соответствии со стехиометрией химических реакций между ними.
   Радиометрия -- совокупность методов измерений активности источников ионизирующего излучения. Базируется на различных физических эффектах, возникающих при воздействии излучения на вещество -- люминесценция, ионизация, образование видимых следов и т. д.
   Термометрия -- раздел прикладной физики и метрологии, посвящённый разработке методов и средств измерения температуры. В задачу термометрии входят: установление температурных шкал, создание эталонов, разработка методик градуировки и калибровки приборов для измерения температуры.
   Флуориметрия (флуоресцентный анализ) -- метод определения концентрации вещества по интенсивности флуоресценции, возникающей при облучении вещества монохроматическим излучением. В качестве источников монохроматического излучения используются различные лазеры (непрерывные/импульсные, твёрдотельные/газоразрядные/на растворах красителей) и ртутные лампы.
   Хроматография (от др.-греч. -- "цвет") -- метод разделения и анализа смесей веществ, а также изучения физико-химических свойств веществ. Основан на распределении веществ между двумя фазами -- неподвижной (твёрдая фаза или жидкость, связанная на инертном носителе) и подвижной (газовая или жидкая фаза, элюент).
   Спектроскопия -- раздел физики, посвящённый изучению спектров электромагнитного излучения. В более широком смысле -- изучение спектров различных видов излучения. Методы спектроскопии используются для исследования энергетической структуры атомов, молекул и макроскопических тел, образованных из них.
   Фаза быстрого сна, БДГ-фаза, REM-фаза (от БДГ -- "быстрые движения глаз", фаза парадоксального сна, англ. REM -- rapid eye movement) -- фаза сна, характеризующаяся повышенной активностью головного мозга. Одним из признаков этой фазы являются быстрые движения глазных яблок. Открытие фазы быстрого сна и её связи со сновидениями было признано за Натаниэлом Клейтманом и Юджином Асерински из Чикагского университета в 1953 году.
   Бессозна?тельное -- совокупность психических процессов и явлений, не входящих в сферу сознания субъекта, то есть в отношении которых отсутствует контроль сознания. Также бессознательное -- характеристика психических представлений. Согласно Карлу Густаву Юнгу, любое явление может стать бессознательным в той или иной степени.
   Люцифер - имя, произошедшее от соединения слов "свет" и "несёт", для римлян означало "несущий свет" или "ранняя звезда". Люцифером первоначально звали планету Венера, которая виднелась во время утренней либо вечерней зари.
   Несущий свет сам становится светом - подразумевается трансформация зла в добро, тьмы в свет и т.п. Аналогично значению фразы: я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.
   Меризм (от греч. - часть, доля) - философская концепция, которая объясняет упорядоченность и устойчивость мира и качественную определенность вещей, исходя из того, что целое является суммой частей, от которых и зависит его качественное состояние. М. исходит из того, что поскольку часть предшествует целому, то совокупность частей порождает не качественно новое состояние, а лишь его количественную определенность. Целое здесь составляется из частей. Поэтому познание объекта есть прежде всего его расчленение на более мелкие части, которые познаются относительно автономно. А уж затем из знаний этих частей складывается общее представление об объекте.
   Такой подход к исследованию объекта получил в науке название элементаристского, он основан на сведении простого к сложному. Сам по себе он эффективен, пока речь идет об относительно простых объектах. Действительно, развитие физики долгое время шло в русле редукционистской методологии, что было весьма эффективно и позволило науке построить стройную для своего времени физическую картину мира (см., Классическая рациональность). Как только в качестве объекта выступает целостная система типа атомной системы, организма или общества, то сразу сказываются слабости такого подхода.
   Макрокосм и микрокосм -- это видение космоса, в котором часть (микрокосм) отражает целое (макрокосм) и наоборот. Это особенность, присутствующая во многих эзотерических моделях философии, как древних, так и современных. Он тесно связан с герметизмом и лежит в основе таких практик, как астрология, алхимия и сакральная геометрия, с его предпосылкой "Как выше, так и ниже".
   Масштабная инвариантность или скейлинг -- свойство уравнений физики сохранять свой вид при изменении всех расстояний и промежутков времени в одинаковое число раз.
   Акциденция (лат. accidentia -- случайно появляющееся) -- философский термин, введенный в его греческом варианте Аристотелем и обозначающий случайное, почти всегда несущественное свойство вещи.
   Субста?нция (лат. substantia -- сущность; то, что лежит в основе) -- то, что существует автономно, само по себе, в отличие от акциденций, существующих в другом и через другое.
   Основная проблема чёткого определения, что такое субстанция, заключается в том, что если, например, рассматривать не просто мироздание, бытие и небытие, а вообще всё, то возникает вопрос о том, какой же неизменный основной принцип (атрибут) лежит в основе субстанции, из которой состоит вообще всё (то есть материя, мысли, чувства, пространство, душа и так далее).
   Причём очевиден тот факт, что всё очень разнородно и разнообразно, но для определения этой всеобщей субстанции нужно выявить сходство между всеми разнообразными элементами этой "всеобщей субстанции" (которая составляет вообще всё, без исключения). Один из подходов в философии заключается в том, что всеобщая субстанция иерархически не подчинена единому универсальному атрибуту, но подчинена одновременно нескольким иерархически независимым друг от друга атрибутам (первопричинам).
   Центральной категорией метафизики субстанция становится в философии Бенедикта Спинозы, где она отождествляется как с Богом, так и с Природой и определяется в качестве причины самой себя (лат. causa sui). Основными качествами (атрибутами) субстанции у Бенедикта Спинозы являются мышление и протяжение. По аналогии с философией Бенедикта Спинозы сквозь призму субстанции рассматриваются концепции Рене Декарта и Готфрида Вильгельма Лейбница. У первого субстанция представляет собой единство субъекта и объекта, а у второго -- аналогичные атомам простые сущности, которые утрачивают протяжения, но приобретают атрибут стремления (фр. appetition) и множественности. Благодаря Лейбницу субстанция начинает ассоциироваться с материей.
   Корпускулярно-волновой дуализм (или квантово-волновой дуализм) -- свойство природы, состоящее в том, что материальные микроскопические объекты могут при одних условиях проявлять свойства классических волн, а при других -- свойства классических частиц.
   Идея о корпускулярно-волновом дуализме была использована при разработке квантовой механики для интерпретации явлений, наблюдаемых в микромире, с точки зрения классических концепций. В действительности квантовые объекты не являются ни классическими волнами, ни классическими частицами, проявляя свойства первых или вторых лишь в зависимости от условий экспериментов, которые над ними проводятся. Корпускулярно-волновой дуализм необъясним в рамках классической физики и может быть истолкован лишь в квантовой механике.
   Архети?п (от др.-греч. "первообраз, оригинал, подлинник, образец") -- в аналитической психологии структурный элемент коллективного бессознательного.
   В 1916 году Юнг опубликовал в журнале "Archives de psychologie" статью "Структура бессознательного", в которой открыто полемизирует с Фрейдом. Прежде всего, он отказывается считать вытеснение главным механизмом формирования бессознательного. Затем, помимо индивидуального (личного) бессознательного, Юнг вводит понятие коллективной психики, состоящей из коллективного разума и коллективной души. Наличием последней объясняется похожесть мифов различных народов. К элементам коллективной психики швейцарец отнёс архаически-символические проявления, встречающиеся в фантазиях и снах, инстинкты и фундаментальные формы мышления. Приобщение коллективного психического к личности вызывает гипертрофию эго-сознания (богоподобие), что компенсируется развитием комплекса неполноценности.
   Эгре?гор (от др.-греч. "бодрствующий") -- "ментальный конденсат", порождаемый мыслями и эмоциями группы (общности) людей или животных и обретающий самостоятельное бытие. Понятие используется в эзотеризме и оккультизме. Яркие примеры проявления эгрегора с точки зрения сторонников таких учений -- это синхронное поведение стаи птиц, косяка рыбы или массы людей, связанных эмоционально и информационно.
   Понятие эгрегора является одним из понятий теософии. В своих трудах его охотно использовали Папюс и известный отечественный мистик-визионер Даниил Андреев:
   Под эгрегорами понимаются иноматериальные образования, возникающие из некоторых психических выделений человечества над большими коллективами. Эгрегоры лишены духовных монад, но обладают временно сконцентрированным волевым зарядом и эквивалентом сознательности. Свой эгрегор имеет любое государство, даже Люксембург

Роза мира. Средние слои Шаданакара.

   В оккультизме эгрегор -- сущность, взаимодействующая с человеческой психикой. За счёт существования одновременно, по оккультной терминологии, в астральном и ментальном планах, он способен влиять на логические операции с эмоциями и чувствами людей.
   С точки зрения биоэнергоинформатики "эгрегор" -- энерго-информационная структура, изначально возникающая из сонаправленных эмоций и мыслей группы людей, объединённой общей идеей, энерго-информационный объект в тонком мире, связанный с определёнными состояниями людей, идеями, желаниями, стремлениями.
   Линга Шарира (Linga Sharira) - то же, что тонкое тело (сукшма шарира, или сукшма упадхи). Астральный "Двойник". Эфирный дубликат. Обозначает доппелгенгера или "астральное тело" человека или животного. Эфирный символ тела. Это есть эйдолон греков, жизненное и прототипное тело; отражение человека из плоти.
   Линга Шарира является проводником праны и поддерживает жизнь в теле. Она есть резервуар, или губка, жизни, впитывающая ее из всех окружающих царств природы, и суть посредник между царствами пранической и физической жизни. Жизнь не может тотчас же и прямо перейти от субъективного к объективному, ибо природа продвигается постепенно от сферы к сфере, ни через одну не перескакивая.
   Линга Шарира служит посредником между праной и Стхула Шарирой, черпая жизнь из океана дживы и перекачивая ее в физическое тело в качестве праны. Ибо жизнь в действительности есть сама Божественность, Парабраман, вселенское Божество. Но чтобы она могла проявиться на физическом плане, она должна ассимилироваться с материей этого плана; это не может произойти непосредственно, поскольку чисто физическое слишком плотно и, следовательно, нуждается в проводнике - Линга Шарире.
   Дугпа способны воздействовать на Линга Шариру других людей. Когда человек посещает другого человека в астральном теле, то отправляется именно Линга Шарира. И именно Линга Шарира используется для передвижения предметов без видимого контакта.
   Линга шарира может быть повреждена острым инструментом и будет сторониться меча или штыка, хотя легко пройдет через стол или другой предмет мебели.

Источник: Блаватская Е.П. - Инструкции для учеников внутренней группы.

   Линга (др. инд. linga, "характеристика", "знак пола") или Лингам (Санскр.) - Знак или символ абстрактного творения, в древней индийской мифологии и различных течениях индуизма символ божественной производящей силы, обозначением мужского детородного органа.
   Шарира (санскр. - "Тело") - в индийской философии, которая различает помимо физического тонкие тела. Все тела во всех философских школах считаются иллюзиями Атмана.
   А?тман (санскр. "самость", "дух", "высшее Я") - одно из центральных понятий индийской философии и религии индуизма: вечная, неизменная духовная сущность, абсолют, осознающий своё собственное существование.
   Астральное тело - есть субъективный образ человека, модель физического тела.
   Стхула Шарира (Словарь Йоги) - Так называют грубое тело человека. Материальное, смертное тело, соответствующее анатомической оболочке, разрушающейся после смерти; одно из трех тел, вместе с тонким и казуальным телами следствием поступков в прошлом (судьбы).
   Доппельга?нгер (правильнее: До?ппельге?нгер; нем. "двойник") - в литературе эпохи романтизма двойник человека, появляющийся как тёмная сторона личности или антитеза ангелу-хранителю. Его появление зачастую предвещает смерть героя.
   Дугпа (Тибет.) Букв., "Красные Шапки", секта в Тибете.
   Джи?ва - Жизнь, как Абсолют; также Монада или "Атма-Буддхи". Понятие в индийской религиозно-философской традиции, обозначающее духовное, вечное живое существо, отдельную душу. Слово "джива" происходит от санскритского дживас с корнем джив - "дышать". Оно имеет тот же самый индоевропейский корень, что и латинское слово vivus и русское слово живой. В джайнизме противоположностью дживы является аджива ("неживые субстанции").
   Атма-Буддхи составляют бессмертное "Я" человека - это Вечный Человек, индивидуализированное Божественное "Я". Вечный Человек для своего проявления в низших Мирах нуждается в проводниках - Телах, соответствующих тем Мирам, в которых он проявляется. Совокупность преходящих оболочек, посредством которых человек действует в Мирах Мысленном, Тонком и Плотном, называется "Личностью".
   Мона?да - согласно пифагорейцам, обозначала "божество", или "первое существо", "единицу" или "единое, как неделимое". Позднее - многозначный термин в различных философских системах Нового времени и современности.
   Джайни?зм (санскр. "победитель") - древняя дхармическая религия, появившаяся в Индии приблизительно в IX-VI веках до н. э.
   Упадхи - (санскр.) Основа; проводник, передатчик или носитель чего-то менее материального, чем он сам: как тело человека есть упадхи его духа; эфир - упадхи света, и т.д., и т.д.; шаблон; определяющая или ограничивающая субстанция. Основа Пламени, недостижимого, пока стремящийся еще живет на земле.
   Сукшма - прекрасный; тонкий; невидимый; принадлежащий больше к тонкому порядку существования, нежели к физическому.
   Сукшма Шарира - (санскр. suksma-sartra - тонкое тело) Сну-подобное, призрачное тело, родственное Манасарупе или "телу мысли". Это одеяние богов или Дхиани и Дэв.
   Субтильная структура, опосредующая связь между духовным началом и физическим телом. Концепция сукшма шариры принимается некоторыми школами индийской философии для объяснения трансмиграции. Истоки концепции восходят к шраманскому периоду, когда различались Атман материальный, "состоящий из ума", и бесформенный.
   Дхиана - (санскр.) В Буддизме - одна из шести Парамит совершенства, состояние абстракции, которое возносит практикующего его аскета значительно выше этого плана чувственного восприятия и за приделы мира материи. Букв., "созерцание". Шесть стадий Дхиан отличаются лишь степенями абстрагирования личного Эго от чувственной жизни.
   Прана - (санскр., букв.- дыхание), в др.-инд. философии дыхание как жизненный принцип, жизнь как одушевляющее начало и общемировой процесс.
   Парамита (санскр. "ведущий на другой берег") - "запредельное совершенство", "перфекция"). Парамиты - это шесть взаимосвязанных действий, "переправляющих на тот берег океана существования", то есть приводящих к освобождению и просветлению.
   Парабрахман (санскр.) Ведантический термин, означающий "сверх Брахмы". Верховный и абсолютный Принцип, безличный и безымянный. В Ведах упоминается, как "То".
   Манасарупа - проводник пребывающей индивидуальности, или перевоплощающегося Эго; "очистить его" означает парализовать его низшую деятельность, рассудочную (низший Манас), чтобы внятна стала деятельность сверхсознания, или высшего Манаса.
   Эйдолон (Греч.) - То же, что мы именуем человеческим фантомом, астральной формой.
  
   Disclaimer

Отказ от ответственности

   Все персонажи этой книги являются вымышленными, а любые совпадения имен и событий случайны. Содержание данной книги, а также мир, описанный в ней, - вымысел автора. События, описанные в романе, никогда не происходили, и не могли происходить в реальной действительности. 
   Книга является художественным произведением, а не учебным пособием. Ни одна из описанных методик не является работоспособной, и не может использоваться для практического применения. Автор не проводит обучения, семинаров, лекций, личных встреч, не дает подробных разъяснений в комментариях, и не делится никакими вселенскими тайнами в личной переписке (поскольку не знает таковых). 
   Создатель романа использовал очень большое количество дополнительных материалов из открытых источников, на авторство которых не претендует, а первенство сюжетов и идей не оспаривает. Использованные в романе медицинские, эзотерические, оккультные, религиозные и научные термины, не более чем литературный прием. Автор никогда не изучал духовные практики, не практиковал йогу, не владеет секретами магии и колдовства, не посвящен в сан священнослужителя, не работал психиатром, и не проходил лечение в психиатрической клинике. Любые исторические справки, имена и фамилии, а также события, упомянутые в книге, умышленно искажены. Категорически запрещается использовать выдержки из романа при написании рефератов, сочинений, докладов, курсовых, и диссертаций. 
   Автору никогда, и ни при каких обстоятельствах не передавались никакие секретные материалы спецслужб, дневники, рукописи, личные дела, кино и видеопленки,  магнитофонные записи и т. д. А также, все вышеперечисленные документы в цифровом формате. Автор никогда, и ни при каких обстоятельствах не был ознакомлен с материалами помеченными грифами "особой важности", "секретно", "совершенно секретно", при помощи лингафонной, звукотехнической, или проекционной аппаратуры. Автор никогда не работал (и не работает в настоящее время), в органах государственной безопасности, внешней разведке, контрразведке, органах внутренних дел. А так же, не служил в секретных воинских подразделениях, не имел, (и не имеет в настоящее время), доступ к государственной тайне.
   Автор не принимает на себя ответственность за действия лиц или организаций, осуществленные на основании информации размещенной в данной книге. 
   Роман не рекомендуется к прочтению несовершеннолетним, людям с неустойчивой психикой, беременным женщинам, эпилептикам, впечатлительным натурам и верующим. Особенно перед сном. Приступая к чтению сего произведения, вы предупреждены о том, что паранойя может быть заразна. Поэтому ваше психическое состояние после чтения книги может отклониться от нормы. Если вдруг вас начнут преследовать повторяющиеся сны, навязчивые мысли и желания, запахи или звуки (в том числе голоса, призывающие кого-то убить, расчленить и съесть), автор настоятельно рекомендует посетить психиатра. 
   Приятного чтения!
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"