Самылов Алексей Леонидович: другие произведения.

Грозовое небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.15*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мне подарена вторая жизнь. Такое ощущение, что это награда за прошлую. Но если вы думаете, что я буду сидеть, как мышка, то вы сильно ошибаетесь! Я приду и возьму все!! Теперь я могу сражаться! И за моей спиной те, кто будут биться вместе со мной! Так и будет! Ведь я русский, я могу все!!! Банзай!

Грозовое небо

Annotation

 []
      Грозовое небо
      Направленность: Гет
      Автор: Алексей Самылов
      Беты (редакторы): FoxPizzaFazber
      Фэндом: Infinite Stratos
      Рейтинг: NC-21
      Жанры: Романтика, Юмор, Флафф, Фантастика, Экшн (action), Психология, Философия, Учебные заведения, Попаданцы, Первый раз
      Предупреждения: OOC, Инцест, Нецензурная лексика, Групповой секс, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Элементы фемслэша
      Размер: Макси, 267 страниц
      Кол-во частей: 16
      Статус: закончен
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
      Примечания автора: Автору на сигареты ))) Ну и чтобы показать домашним, что я не ерундой занимаюсь ))) Яндекс.Деньги: 410013316877114
      Описание: Мне подарена вторая жизнь. Такое ощущение, что это награда за прошлую. Но если вы думаете, что я буду сидеть, как мышка, то вы сильно ошибаетесь! Я приду и возьму все!! Теперь я могу сражаться! И за моей спиной те, кто будут биться вместе со мной! Так и будет! Ведь я русский, я могу все!! Банзай!


Вступление

     Небольшой, но светлый класс. Косые лучи солнца падают на ровные ряды столов, за которыми сидели крепкие парни, шестнадцати-семнадцати лет, в повседневной, то есть камуфляжной форме Имперского Военного Училища. Единственной женщиной в классе была преподаватель. Строгая миловидная дама лет тридцати, в общевойсковой форме ИВС (Имперских Вооруженных Сил). На погонах, в лучах осеннего солнца, поблескивали капитанские звездочки.
     У большого интерактивного экрана, что висел на стене, за учительским столом, стоял еще один подросток, опять же в форме. От остальных курсантов ИВУ его отличали азиатские черты лица и необычное имя на бейдже. «Оримура Ичика».
     На экране в этот момент была довольно романтическая фотография. Молодой парень и взявшие его за руки две девушки. На их лицах было то самое выражение, по которому можно было безошибочно сказать, что эти люди испытывают друг к другу самые нежные чувства.
     — Совершенно обычное фото, — говорил Оримура, показывая на изображение. — Таких в Интернете можно найти множество. И эта картина не вызывает никаких сильных эмоций в современном обществе. Полигамность стала такой же частью жизни, как рождение детей, получение диплома или встреча после долгой разлуки. То есть, безусловно приятное, но совершенно рядовое событие. Между тем, отношения, один мужчина — одна женщина, культивировались в обществе, в основном христианском, сотни лет.
     На экране сменяли друг друга фото, показывающие парочки, молодоженов в момент бракосочетания, сцену ревности, женщина гневно что-то высказывающая мужчине и показывающая на другую женщину. И фото одиноких женщин, с тоской смотрящих на тех, кто шел, ел, веселился вдвоем.
     — Известные события вызвали непредсказуемую реакцию. За последние пятьдесят лет количество мужчин сократилось практически в пятнадцать раз. И в конце концов, мужской пол потерял лидирующие позиции в управленческих структурах всех видов, причем не столько из-за того, что многими государствами, корпорациями и другими структурами велась целенаправленная феминистическая политика, а по большей части просто из-за того, что их стало мало. И появление ИСов стало логической точкой этой эпохи. Мужчины больше не играли серьезной роли в самой естественной и характерной для себя области, а именно в качестве воинов.
     По мере рассказа на экране появлялись фото глав государств, в исторической последовательности. На них было совершенно очевидно проиллюстрированы слова о вытеснении мужчин из управления. Женщин на фото становилось все больше, а мужчины по большей части лишь старели и в конце концов сменялись опять же женщинами. На финише в качестве глав своих государств, остались лишь несколько. Российский Император, руководители нескольких арабских республик и генсек коммунистической партии Китая.
     А потом на экране появились изображения ИС-ов.
     — Двадцать лет назад в Империи, а вскоре и в Китае, появился закон, разрешающий мужчинам вступать в брак с несколькими женщинами. И это характерный маркер, показывающий, насколько серьезна проблема. Потому что именно эти государства оказались в наименьшей степени подвержены тенденции к развитию матриархального уклада. В государствах Европы и Америки ситуация стала практически катастрофической. Гендерное соотношение достигло показателей 20 на 80 по среднестатистической сотне и цифры продолжали ухудшаться, в первую очередь из-за того, что многие активные, целеустремленные мужчины, которые и могут стать полноценными отцами, просто уезжали из тех стран, где они были фактически поставлены на роль осеменителей, то есть людей второго сорта. И как гражданин Японии, я хочу заметить, что подобная картина в моей стране как-бы не самая худшая, по причине того, что первые ИСы появились именно у нас. Сейчас предпринимаются довольно масштабные меры, по выправлению сложившейся ситуации, например впервые за много лет, руководителем правительства Японии стал мужчина. Но даже такие крайние меры, как запрет на выезд мужчин старше шестнадцати и младше шестидесяти, вряд ли скоро изменит существующее положение.
     Парень окинул взглядом класс.
     — Курсант Оримура доклад окончил, — четко завершил он свою речь.
     Экран за его спиной погас.
     — Как всегда, Ичика, отличный доклад, — сказала преподаватель. — Садись на место.
     — Так точно, — кивнул парень.
     — А мы заслушаем второго докладчика, — сказала женщина.
     * * *
     Это я, Оримура Ичика. Непривычное имя для здешних мест. Я гражданин Японии и одновременно являюсь курсантом русского военного училища для подростков. И эти училища являются секретом Империи. Точнее секретом является кто, кого и чему учит.
     Начнем с того, что курсов в этом заведении три, на каждом курсе всего один класс, человек десять-двенадцать, и на каждом из них учатся только парни.
     Внешне, училище не производит впечатления такой серьезности. Да, на неделе мы живем здесь, на территории части, где расположено собственно здание, в котором проходят занятия. Но по выходным мы совершенно спокойно уходим в город. То есть не настолько уж внешне необычная школа-интернат с военным уклоном. Самый юмор, что так думали даже курсанты.
     Нет, я не дьявольски умен и вовсе не гений. Просто я прожил больше Ичики и тех парней, что учатся с ним-мной. И опыт ТОЙ жизни был несколько специфичен и я, пусть и поневоле, учился заглядывать за внешний фасад.
     Вот, например, Ольга Егоровна, женщина красивая и строгая, которая вполне нормально бы смотрелась на сайте какого-нибудь портала о светской жизни. Грива антрацитовых блестящих волос, (как-то раз удалось увидеть) упрятанная в аккуратную прическу. Огромные голубые глаза, кораллы милых губ. Так, стоп! Это меня куда-то не туда уже понесло… Но видели бы вы ее ножки!
     И вот этот прекрасный цветок, вместе со всеми одевает черную майку, камуфляжные штаны и идет тренировать рукопашный бой. И, какого-то желания схлестнуться с ней в спарринге по серьезному ни у кого из курсантов не возникло.
     При этом Ольга Егоровна преподает психологию. Так что учитель химии, невысокий, худой мужчина со взглядом серийного маньяка и отсутствующей левой рукой или учитель рисования, худая девушка с очень неприятным колючим взглядом, при всей своей нестандартности, вполне вписываются в общую картину.
     Все курсанты ИВУ не имеют проблем с обучением. Все эти парни также могут, скорее всего, совершенно спокойно пополнить какую-нибудь олимпийскую сборную, потому как здешние нормативы по физподготовке выдаются, похоже, для каких-то суперменов. А инструкторами являются скрытые садисты.
     Только я в начале, как-то поблек на фоне этих ребят. Хотя до училища мне казалось, что я в спорте неплох. Но меня быстро убедили в обратном. Десятку здесь пробегают утром. ПЕРЕД зарядкой. Так, в качестве разминки…
     Я Оримура Ичика. И я же Даниил Строев, русский, совсем не из этой России. Двадцати шести лет от роду, типичный затворник и неудачник. Сейчас так легко говорить об этом, но это было именно так. Но неудачником я был с большой буквы Н. Мне настолько не везло, что даже статистика бы рыдала от того, что со мной могло произойти на ровном месте. К восемнадцати годам мне можно было брать абонемент в больницу, причем в травматологии просто оставить для меня кровать. Семнадцать переломов конечностей, три сотрясения и перелом позвоночника, который едва не уложил меня в кровать насовсем. Всю норму везения мне наверное выдали собственным телом, так как несмотря на все травмы и болячки, я неизменно выкарабкивался, хотя бы на некоторое время становясь дееспособным членом общества.
     Хорошо, что эта черная полоса началась не с детства, а то бы я не дожил и до пяти. Нет, все началось примерно лет с шестнадцати, хотя сейчас я могу уже и ошибаться, так как та жизнь постепенно стирается из памяти, как страшный сон, становится уже какой-то посторонней, хоть и близкой историей… Трагической, так как тот я все же попал в ситуацию, где шансов не было. И это было бы смешно, если бы не было грустно. После всех этих пертурбаций, травм, я тихо и незаметно умер во сне. И все. Апокалипсиса не произошло. Даже обидно стало, настколько банальная смерть. Кстати, судя по тому, что я до сих пор испытываю странный страх, когда в груди что-то колет, это было сердце. Вариант с «просто подавился», даже рассматривать не хочу, так как это ну совсем серо.
     Что произошло дальше, я иначе как мистикой, назвать не могу. Внезапное ощущение полета, темнота и вот я лежу в воде. Она, вода, неглубокая, примерно по щиколотку. Я просто лежал, не пытаясь встать. А вокруг все так же вода, сливающаяся с каким-то глубоко белым небом.
     — Что ты хочешь? — заговорил кто-то.
     Голос был женским, но каким-то… Он почему-то шел со всех сторон.
     — Ничего, — ответил я честно.
     Раздался смех. Детский. Причем смеялась девочка. Ну так мне почему-то показалось.
     — А хочешь захотеть? — спросила уже девочка.
     — Для чего? — спросил я.
     Безмятежность белой реальности, не давила, не призывала. Она просто дарила покой.
     — Хочешь узнать? — снова вопрос.
     — Наверное, — откликнулся я.
     — Тогда надо жить, — сказала девочка.
     — Я жил.
     — Ты был, — возразила невидимая собеседница.
     — Соглашусь, — кивнул я.
     — Хочешь жить? — спросила она.
     Странное дело, но этот диалог меня не напрягал.
     — Да, — ответил я.
     — Тогда стань целым, — сказала девочка. — Я буду ждать.
     — Я приду, — зачем-то ответил я…
     …Это я вспомнил значительно позже. Потому как вначале было так, что вот я засыпаю, на своей кровати, а потом уже в другом месте. Бетонный холодный пол, резкая боль в запястьях, едва пошевелишь руками. И страх. Страх наполнял меня, сжимая сердце холодом. Лица в масках, равнодушные стылые глаза.
     А потом пришла Боль. Резко полыхнула в груди, заставляя закричать. Меня словно медленно поджаривали, я даже будто видел пламя, что охватило мое тело. Сколько это продолжалось, я не знаю, мне показалось это вечностью. Факт, что когда я очнулся, руки, которые были стянуты за спиной пластиковой стяжкой, были хоть и все в крови, но свободны…
     Я Оримура? Да, это можно утверждать полностью. Я люблю свою сестру и до сих пор при виде ее, в груди теплеет. Она меня тогда и вытащила оттуда. Ее лицо, наполненное тревогой и яростью, я буду помнить вечно. Чифую, за своей маской железной леди, скрывает нежные чувства в мой адрес. И мне больше всего на свете хочется, чтобы сестра гордилась мной и однажды попросила о помощи меня.
     Но я, Оримура Ичика, определенно изменился, если так можно сказать о шестилетнем мальчике. А вот это скорее всего, Я-Даниил. Для начала надо отметить, что я помню совершенно другой, хоть и похожий на этот мир. И то, что привычно здесь, я могу оценить под совсем другим углом смотря, так сказать, ОТТУДА.
     Мне нравится заниматься. Это определенно Даниил, он только и делал, что учился, так как часто ничего другого делать и не мог. Определенный пофигизм, если не отмороженность, тоже скорее всего подарок того меня. И кстати, тот факт, что меня больше интересуют женщины постарше, а не сверстницы, скорее всего его черты.
     Не знаю, каким бы был Ичика, если бы не эти изменения, но теперь такой, какой есть. До двенадцати лет я жил в Японии, в семье Шинононо, пока сестра моталась по миру, зарабатывая для нас деньги. Нет, сестренка, я вовсе не в обиде, более того, я никогда не забуду, что ты для меня сделала.
     Потом семья Шинононо переехала и сестра стала брать меня с собой. Сначала Китай, полтора года жизни на военной базе Чэнду-38. Там сестра и начала мое обучение всерьез. То есть не только физуха, рукопашка, работа с мечом, но и стрелковая подготовка. А главное, тренировка головы… Хотя в Китае последнее не очень получалось, так как я там встретил первую любовь…
     Потом мы побывали в Индии, Франции. Семь месяцев (учебный год, то есть) в Англии. Причем Чифую где-то, а я в Эссексе, в одном очень интересном учебном заведении для мальчиков. Потом полгода прожили в Германии. И последний год — Империя. Так здесь называется Россия, которая хоть и была Советской, но вернула себе старое название…
     Не знаю, что меня ждет впереди. ТАМ я четко осознавал, что будущего у меня нет. Я, например, даже не пытался завести каких-то серьезных отношений с противоположным полом (случайная связь с одной медсестричкой не в счет), потому как не хотел, чтобы кто-то страдал из-за меня. Но здесь, я… Это было такое подавляюще огромное ощущение, что границ нет. Что я могу сделать столько, что просто дух захватывало. Смог бы это понять только Ичика? И я, Дан, говорю нет. Я имею совершенно здоровое тело, которое можно тренировать, учить, развивать. Голова, не стиснутая парой часов спокойных занятий, после которых боль начинала раскалывать ее буквально пополам. Мозг буквально глотал все, что я в него впихивал, это было такое удовольствие, где-то рядом с оргазмом. Можно было целый день заниматься, а потом не вытаскивать мучительно знания, сквозь цветные зайчики в глазах, а легко и непринуждённо блеснуть эрудицией. Мозг выдавал информацию с легкостью хорошо отлаженного компьютера.
     Ну и, конечно, хоть и не самое главное, больше не было препятствий, для того, чтобы познать все нюансы общения с прекрасной половиной человечества. Благо этот мир просто идеален для этого…

Примечание к части

     Бечено
>

1 глава.

     — Ну, кто куда на выходных? — спросил Олег, когда пять парней вышли из ворот училища. — Ну кроме тебя.
     Последнее было адресовано Николаю. Тот улыбнулся, смотря как к нему идут две девушки.
     — Ичика? — поинтересовался Олег.
     — Сестра приезжает, — ответил парень. — Так что парни, я занят. Но если Чифую опять дернут куда, я свяжусь.
     — Ну ок, — Олег пожал руку.
     Николай уже отошел в сторону, конвоируемый двумя щебечущими девчонками, которые буквально повисли на рослом парне. Он даже забыл попрощаться. Олег, Саня и Дмитрий, ехидно пожелав приятного времяпрепровождения с сестрой, пошли на остановку, а Ичика, зачем-то поглядев в хмурое осеннее небо, двинул в сторону квартиры, которую снимал вместе с Чифую. То есть, снимала, конечно, Чифую, но жил Ичика.
     Он прошел по небольшому, но аккуратному скверу (как это принято в Империи, скверу Победы), перешел ручей, по красивому горбатому мосту, на ограждении которого висели сотни разнообразных замков (место традиционного паломничества новобрачных) и вышел на набережную водохранилища.
     Под ногами шуршали уже опавшие листья, бьющая в закованный бетоном берег вода была какой-то неприветливо свинцовой. Ичика поежился. С водного простора дул весьма бодрящий ветерок.
     Мысли текли какими-то рваными обрубками, видать мозг, напрягаемый два последних дня, не желал сосредотачиваться, просто пропуская входящую информацию, так сказать насквозь, без обработки.
     «Хм, не понял?» — скользнула мысль.
     То есть глаза заметили нечто такое, что привлекло очень много внимания, раз масса в черепной коробке вдруг проявила заинтересованность.
     Навстречу Ичике прошла задумавшаяся девушка. Но это было не главным. В смысле, что девушка. А интересно было то, что она была японка! Ичика как-то не задумавшись даже, развернулся и сказал на родном языке:
     — Добрый день! — японская речь прозвучала непривычно.
     Девушка обернулась. На ее лице было написано удивление.
     — Добрый день, — ответила она на ходу, через плечо, тоже по-японски, а потом резко остановилась и обернулась. — Ой! Ты…
     — Оримура Ичика, — представился парень, подходя ближе.
     — А я Банни! — девушка как-то сильно обрадовалась.
     Будто родственника встретила. И даже сразу имя сказала.
     — А как ты тут оказался? — девушка подошла ближе, улыбаясь. — Ой, это неважно! Я так рада, рада!
     Ичика слегка опешил от такого яркого проявления чувств.
     — А ты давно из Японии? — не успокаивалась Банни.
     — Давно, — ответил Ичика. — Года четыре. А…
     — Правда? — девушка, похоже, была действительно ОЧЕНЬ рада.
     Потому как она без стеснения подхватила парня под руку.
     — Давай сходим куда-нибудь! — черт, веселье из нее прям било через край. — Ой, я так рада, с кем-то поговорить на японском!
     — Ага, давай, — ответил Ичика, чуть растерявшись от такого напора.
     Чифую приезжала только завтра. Так что время у него было.
     * * *
     — Так ты в институте работаешь? — уточнил Ичика и дежурно улыбнулся девушке-официанту, что принесла заказ.
     Напротив сидела Банни. Ну как сидела. Она постоянно что-то делала. То в окно смотрит, да с таким вниманием, будто фильм глядит. Принесли еду, она принялась деловито переставлять тарелки.
     — Да! — ответила девушка. — Там! А ты где?
     Парень, глядя на нее, невольно улыбался.
     — А я учусь, — сообщил Ичика. — В ИВУ.
     — О, а что это? — девушка подцепила листья салата и без затей сунула их в рот, захрустев с таким аппетитом, что Ичика даже чуть не пожалел, что тоже салат не заказал.
     — Начальное военное образование, — уточнил Ичика.
     — Так ты военным будешь? — да, а аппетит у нее отменный.
     Не чинясь, Банни поглощала еду, не забывая отхлебывать сок из большого стакана.
     — Да, — коротко ответил Ичика. — Имею такое желание.
     — Но сейчас же есть ИСы? — удивилась девушка.
     — Кто-то же должен их строить и обслуживать, — ответил парень
     А Банни вдруг отложила орудия труда и смешно склонив голову на бок, спросила:
     — А почему? Почему ИСы?
     — У меня сестра пилот, — ответил Ичика. — Видимо эта тяга наследственная.
     Парень улыбнулся. А девушка кивнула, как-то задумчиво глядя в никуда и вновь принялась за еду.
     — Я думаю, ты сможешь, — вдруг сказала она.
     — Мне нравится твоя уверенность, — усмехнулся Ичика. — Но думаю, нужно еще и хорошенько поработать. В эту сферу дилетантов не берут.
     — Ой, солнышко выглянуло! — в своей экспрессивной манере сообщила Банни, ткнув недоеденным пирожным
     Она уже добралась до тарелки, где были сложены сладкие вкусняшки.
     — Погуляем? — спросил Ичика и улыбнувшись добавил. — Когда доешь, конечно.
     А девушка чуть покраснела.
     — Ты считаешь, что я много ем? — спросила она. — Я толстая, да?
     — Неожиданный вывод, — Ичика искренне рассмеялся. — Нет, ты стройная, милая девушка.
     — Правда? — девушка забавно округлила глаза. — Я милая?
     — Ага, — кивнул парень.
     Банни радостно взвизгнула и… Вот теперь уже округлил глаза Ичика. Потому как девушка, на радостях, просто и без затей поцеловала его. Прямо в губы.
     — Э-э, — ошарашенно протянул Ичика, ощущая на губах крем пирожного.
     — Ой, я тебя замарала! — засуетилась Банни и схватив салфетку, вытерла крем.
     С губ. Ичика мучительно покраснел. И тут видимо до Банни дошло, что она сейчас проделала.
     — П-п-прости, — пролепетала она. — Я…
     — Ничего, — Ичика против воли улыбнулся, глядя на растерянную девушку. — Мне было очень приятно.
     — Правда? — о боже, опять это сбивающая с ног милая стеснительная улыбка.
     Ичика почувствовал, как он буквально тонет в этих удивленно-наивных глазах. Он будто в тумане, не отрывая взора, взял Банни за руку.
     — Ты просто прелесть! — с чувством произнес он, широко улыбаясь.
     * * *
     Месяц спустя
     Ичика только прошел сквер, как услышал сзади торопливый перестук каблучков. «Не дождалась», — с улыбкой подумал он, оборачиваясь.
     — Ичика!!! — налетел на парня милый вихрь.
     А вот шедший рядом Дима от такого слегка прифигел. Потому как Банни без стеснений буквально впилась в губы Ичики.
     — Не понял? — недоуменно спросил он.
     — Это моя девушка, Дим, — улыбаясь ответил Ичика, — Банни. Банни — это Дима. Мы вместе учимся.
     — Привет, Дима! — помахала ручкой девушка. — И пока!
     Оставив удивленно поднявшего бровь Диму, Банни чуть не силком потащила своего парня дальше.
     — Ичика, — она вдруг сделалась задумчивой. — А я что, и вправду твоя девушка?
     — Вот это вопрос, — усмехнулся Ичика. — Даже обидно.
     Правда, он при этом улыбался.
     — Но я же старше тебя, — сказала Банни задумчиво. — Мне уже двадцать восемь.
     — Сколько?! — удивление парня было сильным.
     Но только от того, что Банни никак не тянула на озвученные цифры.
     — Да, я старая, — печально ответила девушка.
     Ичика улыбнулся.
     — О да! — ответил он весело. — Смотри, сзади уже дорожка из песка!
     — Что? — не поняла Банни.
     Видимо таких, типично русских выражений, она не знала.
     — Ты мне нравишься, Банни, — сказал Ичика, останавливаясь и беря девушку за руки. — Сильно нравишься, понимаешь?
     Он посмотрел Банни в глаза.
     — У меня такое ощущение, — продолжил он. — Что вот именно тебя мне и не хватало. С тобой как-то… правильно, что ли. Не знаю, как сказать… В общем, будто ты была со мной всегда.
     — Ичика! — с придыханием произнесла девушка.
     Парень, смотря на нее, стиснул зубы.
     — И, в общем, это… — он уперся глазами в землю. — Я… люблю тебя.
     Шлепок. Это из руки девушки в грязь под ногами выпал комм. Банни от удивления, даже рот приоткрыла.
     — Л-л-л… А? — как-то сегодня у бойкой на язык Банни не заладилось с речью.– Но я же… Меня?
     Но Ичика промолчал, смущенно и как-то виновато улыбаясь.
     — Ты! Меня!!! — все, прорвало. — А-а-а!!!
     Банни с разгону едва не запрыгнула парню на голову. Ошарашенный таким проявлением чувств, он только и успел, что подхватить ее. И тут девушка принялась осыпать его поцелуями.
     — Банни! — улыбался парень. — Эй!
     Тут девушка приникла к его устам в долгом поцелуе, так и не слезая с рук.
     — Не отпущу, — прошептала она, чуть отстранившись. — Никуда не отпущу. Ичика мой. Мой!
     — Да я как бы не против, — ответил парень.
     — А ты… — девушка посмотрела в его глаза. — Ты и правда меня, меня, меня…?
     — Да, — просто ответил Ичика. — Вот так получилось.
     Радостный визг ударил по ушам, как сирена. Ичика чуть отстранился, морщась и улыбаясь одновременно.
     — Он меня любит!!! — прокричала девушка куда-то в небо, откидываясь в его объятиях и раскинув руки. — Любит!!!
     — А я тебя, мой милый Ичика, — теперь она шептала в ухо.
     И неожиданно из ее глаз потекли слезы. Парень чуть удивленно глянул на нее.
     — Ну ты чего? — спросил он.
     — Да я-а! — девушка вытирала капли, неудержимо льющихся слез. — Я сама не зна-аю!
     — Ну ты как всегда, — Ичика нежно прижал ее к себе, улыбаясь.
     Девушка уткнулась ему в плечо.
     * * *
     Двери КПП распахнулись, выпуская молодых, довольных парней в объятия гражданской жизни. И они, не обращая внимания на строгое лицо дежурной по части, с улыбками, весело переговариваясь, стремились на волю.
     — Ичика!!! — едва выйдя за дверь, услышал парень.
     На его шее тут же переплелись руки, а жадные губы нашли его уста.
     — Эй!
     — Блин, вы хоть до дома дойдите!
     — Ну что вы, не мешайте новобрачным!
     Ехидные комментарии, естественно, тут же последовали. Одному, особо старательному комментатору, Ичика втихаря показал кулак. А Банни, оторвавшись от губ парня, по-хозяйски поправила его шапку.
     — Соскучился? — улыбнулась она, да так, что Ичика почувствовал, как по телу пробежала жаркая волна.
     — Еще как, любовь моя, — хрипло сказал он.
     Банни нравилось ходить вот так. Не под ручку, а буквально обнимая руку Ичики. Могла еще и голову на плечо положить.
     — Ну что случилось? — спросил Ичика, когда они перешли дорогу и пошли по скверу.
     — А почему ты спрашиваешь? — не поняла девушка.
     — Какая-то ты дерганая что ли, — сказал Ичика.
     — С чего ты взял?
     — Ты уже раз десять время посмотрела, — ответил парень. — И вон, губу уже искусала. Что случилось?
     — А я и не знала, — Банни, отстранившись, задумчиво посмотрела на парня. — Что ты у меня такой наблюдательный.
     — Итак? — Ичика чуть улыбнулся.
     — И настойчивый, — девушка отпустила его руку и нагнувшись, схватила двумя руками охапку белого свежевыпавшего снега и подкинула его.
     — Пойдем ко мне, — сказала она, стоя под искрящимся на солнце облаком. — Ты ведь так и не был у меня?
     — Не был, — коротко подтвердил Ичика, пытаясь справиться с новой волной жара. — Идем.
     Банни словно специально делала все так, чтобы у парня от милоты окончательно башку сорвало. А может и специально, что-то уж больно лукавая улыбка!
     Дом, в котором жила Банни, стоял возле самого института, что было логично. Он был явно новым, возле подъездов стояли неплохие машины. В общем совершенно не подходило под жилище рядового научного сотрудника. И Ичика в первый раз задумался, а кем-же работает его девушка? Как-то даже неприятно стало…
     Лифт в пятиэтажном доме. Зачем? Но он был. И довольно просторный. Все это время Банни вела себя необычно тихо, причем чем ближе к дому, тем все больше мрачнела.
     — А у меня есть большая ванная, — вдруг сказала она, когда они уже ехали в лифте. — Такая, как у нас.
     Судя по смыслу, она имела в виду Японию. Это, конечно, выглядело, мягко говоря, странно. Приехать домой к девушке… помыться. Но глянув на Банни, Ичика понял, что она это брякнула, ну просто чтобы что-то сказать.
     — У тебя халат найдется? — спросил парень, улыбаясь. — Желательно не розовый.
     Девушка улыбнулась. Атмосфера напряженности еще не ушла, но по крайней мере, полегче стало. Двери лифта открылись. Банни ухватила руку парня и потащила за собой…
     … — Ох-хо! — Ичика опустился в воду. — Как же хорошо!
     Ванная была оборудована всем, что было привычным для японца. И она была довольно большой! И квадратной. Два на два. Что было просто отлично. Парень прикрыл глаза, наслаждаясь не столько самим фактом нахождения в ванной, а в ванной, которая была отделана словно комната на горячем источнике. Так получилось этакое путешествие на Родину. А Ичика и не подозревал, что он настолько соскучился по Японии. А тут увидел эти сдвижные двери, скамеечку, чтобы сидеть и мыться… И что-то нахлынуло, прям вообще… Все познается в сравнении…
     Да что там ходить далеко. Вот буквально месяца два назад в его жизни не было Банни. А сейчас… Парень вздохнул и улыбнулся. Этот моторчик с шилом в мягком месте, будто всегда была рядом. Быть может, если они постоянно будут вместе, эти ощущения поблекнут, станут обыденными, но сейчас… А?
     В дверях, на щелчок замка которых и отреагировал Ичика, открыв глаза, стояла вышеупомянутая особа. С полотенцем в руках. И это самое полотенце, было ее единственной одеждой. Лицо девушки было не просто красным, оно было настолько пунцовым, как будто ее сейчас удар хватит.
     — Э-э, Банни? — сердце в груди глухо стукнуло, замерло на секунду и начало бешено набирать ритм.
     Ичика облизал враз пересохшие губы. А девушка зашла внутрь, прикрываясь полотенцем и смотря в пол.
     — Я тебе… — голос ее был каким-то странным. — Нравлюсь?
     — А? — очнулся парень от завораживающего зрелища.
     Девушка стиснула зубы и решительно отбросила полотенце. Но глаза по прежнему не поднимала.
     — Я еще не такая старая? — спросила Банни. — Для тебя?
     Парень удивленно посмотрел на нее. У него, если честно, информация о возрасте, совсем вылетела из головы. Вы, девушка, вообще, о чем?!
     — Знаешь, — сказал он, медленно (потому что тщательно слова подбирал!). — У меня есть опасение, не захочешь ли ты себе мужчину поопытнее. Бог мой любимая, ты такая красивая!
     Девушка смущенно зарделась. Так, нужно было брать инициативу в свои руки, а то еще сбежит.
     — Иди сюда, — сказал Ичика.
     Девушка как-то неловко подошла. И тут парень поднялся и обняв ее за талию одной рукой, поднял голову за подбородок.
     — Я люблю тебя, — тихо произнес он, наклоняясь…
     … Банни сидела спиной к Ичике. Его руки лежал на ее животе, а дыхание щекотало шею. Парень не стал форсировать события, для начала просто дал ей привыкнуть к себе, к ощущениям прикосновения голых тел. Почему? Да просто Ичике так показалось правильным.
     — Ичика, — произнесла девушка. — А ты точно меня любишь?
     — Ну-ка и отчего у нас вдруг сомнения полезли? — поинтересовался парень.
     — Не знаю, — Банни провела рукой под воде. — Я… Мне все еще не верится, что есть ты. Я же уже…
     Ичика поцеловал ее в щеку. Девушка повернула голову и наткнулась на внимательный взгляд голубых глаз.
     — Это все было, — сказал он. — Были я и ты. Теперь есть мы. Друг у друга, в этом мире. Не сомневайся во мне.
     — Я сомневаюсь в себе, — ответила, тихо, Банни. — Я, признаться, была к этому всему не готова. Я просто жила, не сказать, что скучно. Даже наоборот. Но ты…
     Она прижалась спиной к его груди.
     — И я растерялась, — продолжила она. — Я просто не знала, что делать. Это так… Непривычно. Когда есть ТВОЙ мужчина.
     Они некоторое время сидели молча.
     — Это то, что я думаю? — спросила вдруг Банни.
     — Ты о чем? — не понял Ичика.
     — О том, что упирается мне в попу, — девушка посмотрела вверх, на лицо парня. — Это ОН?
     Тот усмехнулся.
     — Я ж не железный, — сказал он. — Что же ты хотела?
     — Я хочу посмотреть, — заявила Банни.
     Она выскользнула из объятий и…
     — Он горячий, — задумчиво сообщила она.
     Держа это горячее в руке! Девушка слегка зарумянилась, но в ее взгляде, когда она посмотрела на Ичику, кроме смущения, было и огромное любопытство.
     — Я держу твой член! — радостно известила она.
     Ичика, который некоторое время смотрел на нее странным взглядом, в котором смешались удивление, недоумение и веселье.
     — М-да, Банни, — сказал он, наконец. — Теперь я уверен на все сто, бытовуха нас не заест.
     — Что? — не поняла Банни. — Кто не заест?
     — Я говорю, скучать мы не будем никогда, — ответил Ичика.
     Девушка же, отпустив один орган, прижалась к парню и их губы слились в поцелуе.
     — Ичика, — опять в ней проснулась скромняшка, она даже опустила глаза. — Милый, я… Ты мой первый.
     Парень, уже не в силах отвечать (потому как остатки сил, были брошены на то, чтобы не схватить этот ходячий кавай и не зацеловать до смерти), просто кивнул.

Примечание к части

     Кряк. Все бечено
>

2 глава.

     Полгода спустя.
     Ичика в который уже раз терзал комм, читая короткое сообщение.
     «Ичика, мне надо уехать раньше, чем думала. Я уже знаю, что ты тоже возвращаешься в Японию. Извини, что так получилось и не волнуйся, я обязательно тебя разыщу. Даже не думай, что ты так просто от меня отвяжешься. Люблю и целую. Твоя (как это приятно!!!) Банни.
     Мало того, что сообщение пришло с незнакомого номера, так еще и в тот момент Ичика не знал, что он поедет в Японию. Чифую позвонила только через два дня. Последний месяц был наполнен зубрежкой, в училище пошли навстречу и позволили сдать выпускные экзамены раньше срока. Вот только поблажек при этом, никаких не делали, более того, спрашивали как бы не строже.
     — Ичика, ты сегодня на редкость хмурый, — сказала сидящая рядом Чифую.
     — Нормально все, — ответил парень. — Просто немного грустно. Ведь я их всех скорее всего могу больше и не увидеть.
     — Ага, — покивала сестра. — А особенно ее!
     Против воли Ичика залился краской.
     — Ты такой милый, когда смущаешься, Ичика, — улыбнулась Чифую. — Так и тянет потискать!
     Что девушка тотчас и сделала. А парень отметил, что ее грудь, вообще-то упирается ему в щеку.
     — Чифую, — сдавленно произнес он. — Я уже не ребенок. Можно не прижиматься ко мне… этим?
     Он указал, собственно, на грудь.
     — А если я намеренно тебя провоцирую? — сестра отпустила брата и хитро улыбнулась. — Может, у меня комплекс брата?
     — Да-да, — равнодушно произнес парень. — Найди себе уже парня, а? А то налицо явный недот… отсутствие регулярных отношений.
     — Фу, как грубо, — ответила Чифую. — Совсем ты в солдафона превратился с этими русскими.
     — От солдафона слышу, — огрызнулся Ичика и добавил по-русски. — Товарищ подполковник.
     — Жаль было с ней расставаться? — спросила Чифую. — Со своей девушкой?
     — А я и не расставался, — ответил Ичика.
     — То есть? — не поняла Чифую.
     — А я что, не говорил? — парень ехидно улыбнулся. — Она будет работать в Академии.
     — Работать?! — Чифую удивленно посмотрела на брата. — Она что, старше тебя?
     — Ага, — ответил Ичика, улыбаясь.
     — И тебя это не смущает? — поинтересовалась сестра.
     — А может это из-за того, — ехидство в голосе Ичики еще больше возросло. — Что у меня комплекс сестры и меня тянет на девушек постарше?
     Чифую несколько мгновений молча смотрела на Ичику.
     — Ах ты поганец! — накинулась она на брата и стала усиленно тереть ему макушку, растрепывая отросшие волосы.
     — Не надо ревновать, сестричка! — со смехом прокомментировал Ичика.
     * * *
     Отступление. Такахаси Аяно, бортпроводница.
     — Ты видела, Аяно? — в закуток ворвалась, иначе не скажешь, Кику. — Это же сама Оримура Чифую!
     — И что? — спокойно отозвалась Аяно.
     — А рядом с ней, наверняка ее младший брат, — девушка мечтательно сложила ладошки. — Такой милашка! В этой имперской форме, он такой брутальный!
     — Кику, пора кормить пассажиров, — улыбнулась Аяно. — Пассажиров. А не только Оримур.
     Ее коллега чуть покраснела и кивнула.
     — Но он так улыбнулся, — негромко сказала Кику. — Что я чуть там на него не набросилась!
     — Держи себя в руках, — ответила Аяно.
     — Но какой же он милашка! — мечтательно улыбнулась Кика и вытащив тележку, принялась нагружать ее едой.
     Аяно, смотря на это, только покачала головой. Но осуждать Кику не стала. В конце концов, мужчин не так много, тем более, надо сказать по-честному, этот парень действительно был симпатичен, к тому же явно не субтилен. Форма обтягивала широкие плечи и он был выше чуть не на голову, даже своей сестры, которая была и сама не маленького роста, особенно для японки.
     Девушка помотала головой, прогоняя видение, где Оримура поднимаясь по трапу, улыбается. Надо работать!
     * * *
     Перелет в конце концов утомил Ичику и тот, смотря какой-то среднего качества боевичок, задремал.
     Проснулся он оттого, что мочевой пузырь настоятельно требовал к себе внимания.
     Рейс был ночным, поэтому большинство пассажиров спали. Ичика, стараясь идти аккуратно и тихо, чтобы никого не потревожить, двинулся в сторону туалетной кабинки.
     К счастью (ибо уже буквально плескалось в глазах), она оказалась свободной. Так что протиснувшись боком в узкие двери (а прямо в них смог бы войти разве что ребенок. Лет семи), Ичика запер дверь и в темпе освободил устройство сброса лишней жидкости.
     — О-о, хорошо-то как! — промычал парень.
     Сделав дела, Ичика вымыл руки, пригладил влажными руками отросшие волосы. И вспомнил лицо той девушки, бортпроводницы мимо которой сейчас прошел. Она как-то странно ему улыбалась. Прям не прекращая, все улыбалась и улыбалась. А, кстати, фигурка у нее ничего так, есть что помять, подержать… Э! Так.
     Ичика включил воду и бросил в лицо несколько пригоршней холодной воды. Однако. Чет накрыло, прям беда.
     Ичика вышел из кабинки и двинул на свое место. Он уже почти дошел, как из соседнего, как это правильно в самолете, салона да, вышла девушка в синей форме. Ичика незаметно выдохнул. Не та.
     — Простите! — сказала девушка и блеснула улыбкой, когда он посторонился, пропуская ее.
     Тяжелая волна желания ударила в голову, когда бортпроводница, проходя мимо, случайно коснулась его руки грудью. «Чертовы гормоны!» — мысленно возопил Ичика.
     Бросив вслед девушке тяжелый взгляд, Ичика несколько неуклюже протопал по проходу и приземлился на свое место. Он посидел так, некоторое время, пока не отпустило. «Ну надо же», — улыбнулся он.
     — Осторожно, лицо треснет, — раздался сбоку голос сестры.
     Ичика повернул голову.
     — А, ты уже проснулась, — несколько растерянно сказал он.
     — И теперь я думаю, — сказала задумчиво сестра. — Хватит ли у меня сил, чтобы отбиться от твоих поклонниц или нужно будет прикупить дробовик и сделать полосу заграждения из мин возле дома.
     — Чего это? — не понял Ичика.
     — Или сразу ИС попросить? — продолжила Чифую.
     — Да что такое? — не понял парень.
     — Чтобы отбиваться от твоих пассий, — сказала девушка, потягиваясь. — Хотя, лучше, наверное, держать при себе. Кобель.
     — Не завидуй, — бросил Ичика.
     — Нет, ладно бы кто-то одна, — продолжила Чифую. — Но, похоже, на тебя обе проводнички запали.
     — Тебе не кажется, — несмотря на стыдливый румянец, в голосе Ичики была ирония. — Что это не очень твое дело?
     — А может я ревную, — парировала Чифую. — Может мне тоже хочется?
     И девушка прижалась к парню, при этом поднимая лицо, словно для поцелуя.
     — Э-э, — Ичика растерялся. — Чифую?
     — Нет, ну ты и извращенец, — сказала девушка. — Ты что, хочешь свою сестру?
     — Да не было ничего такого! — возмутился парень, отстраняясь от девушки.
     — А чего это ты так покраснел? — продолжала издеваться сестра.
     — Ничего — буркнул Ичика.
     Чифую рассмеялась и поднялась, скидывая одеяло на свое сидение.
     — Я в туалет, — сказала она, все так же улыбаясь. — Надеюсь ты удержишь себя в руках? Да и места там мало.
     — Да ты о чем вообще? — парень зарделся, как маков цвет.
     — Все о том же, красавчик, — Чифую провела пальцами по щеке брата.
     Тот дернулся, будто его ударили и уперся взглядом в пол.
     * * *
     — Оримура-сан, — крепкий мужчина, явно телохранитель, поклонился, когда они подошли ближе. — Добро пожаловать в Японию. Как перелет?
     — О, отлично! — Чифую улыбнулась, смотря при этом на брата. — Было очень интересно!
     Ичика снова покраснел.
     — Вам просили передать, — продолжил мужчина. — Что Белый Доспех доставлен в институт.
     — Вот как, — девушка на глазах превратилась из милой женщины в…
     Да в высокопоставленного офицера она превратилась. Даже телохранитель и тот подобрался, как будто стоял перед Императором.
     — Ичика, — коротко бросила Чифую. — Поедешь со мной.
     Парень только кивнул. Спорить с сестрой, в состоянии, когда ее обуял исследовательский раж, было совершенно бесполезно. Так что он просто пошагал следом.
     * * *
     — Ну и чего вновь сотворила наш гений? — Чифую ворвалась в ангар, словно ураган.
     Стоящие вокруг деактивированного ИСа люди в белых халатах оглянулись
     — А, Оримура-сан! — навстречу девушке, улыбаясь, шагнул пожилой японец. — С прибытием!
     Чифую позволила себе легкую улыбку. Ичика же вздохнул и огляделся. Это надолго, так что стоит найти автомат, по продаже чего-нибудь съестного и было бы идеально, если рядом нашелся и стул. Ага!
     С банкой газировки и чипсами, он присел на пластиковый стул. Сестра уже стояла возле ИСа, что-то спрашивала, ей отвечали. Как всегда, в общем…
     … — Ичика-кун? — раздался голос.
     Ичика вздрогнул, вырываясь из объятий сна. Перед ним стояла миловидная, фигуристая девушка и улыбаясь, как-то нежно смотрела на него.
     — Ямада-сан? — неуверенно спросил Ичика.
     — Ну зачем-же так официально, Ичика-кун, — улыбнулась девушка. — Для тебя я просто Майя.
     — Майя-сан, — парень подскочил и поклонился. — Рад вас видеть.
     Девушка слегка покраснела.
     — Чифую-сан сказала позаботиться о тебе, — сказала она.
     Ичика тем временем огляделся. В ангаре кроме него и Майи, уже никого не было, за исключением двух военных, охраняющих вход.
     — Да-да, — кивнул парень.
     И тут его взгляд зацепился на белую громаду ИСа.
     — Это и есть Белый Доспех? — спросил он.
     Ямада обернулась.
     — Да, это он, — ответила девушка. — Последнее творение Шинононо-сан.
     — Он прекрасен, — протянул парень, подходя ближе к доспеху.
     Даже в деактивированном состоянии ИС внушал. Совершенное, самое совершенное оружие, которое есть у человечества.
     Ичика коснулся холодного металла. Вот бы увидеть этот ИС активированным! В нем даже сейчас чувствуется скрытая мощь.
     — Он третьего поколения, — сказала сзади Ямада-сан. — Очень мощный ИС.
     И тут случилось неожиданное. Внутри доспеха послышался свист раскручиваемых турбин. ИС дрогнул и раскрылся словно цветок утром.
     — А? Что? — Ичика отдернул руку.
     А стоящая сзади Майя вообще превратилась в статую.
     — Но, — прошептала она. — Это же не-не-возможно!
     А на Ичику в этот момент напало страстное желание подойти ближе. Не в силах противиться, он на негнущихся ногах приблизился к ИСу. И тут тот рванулся вперед, да так стремительно, что Ичика ничего не успел сделать. Мгновение и он оказывается в темноте. Его тело оказалось охвачено крепкими, но не давящими тисками. Еще мгновение и он висит над полом в ангаре.
     — Что случилось?
     — Что это?
     — Кто активировал ИС?
     Это в ангар забежали те самые люди в белых халатах. И возглавляла их Чифую.
     — Твою же мать, — только и сказал Ичика.
     Он смотрел на окружающих, с четырехметровой высоты.
     — Я не хотел, — произнес парень, слабо улыбаясь.
     — Ты не мог, не выпендриться, — произнесла тем временем Чифую, смотря серьезным взглядом. — Ичика, ты балбес.
     * * *
     — Просыпайся, Ичика! — донесся сквозь сон голос Чифую.
     Парень пробурчав что-то, перевернулся на другой бок.
     — Ичика! Что б тебя, — послышались шаги.
     — Ичика, любимый, — ласково произнесла девушка прямо в ухо. — Завтрак готов. Или ты хочешь вместо еды меня?
     Парень моментально проснулся и его взгляд тут же уперся в пару аппетитных выпуклостей, видимых в вырез майки и лицо сестры совсем рядом. Он в панике метнулся вбок… Упал смачно, с грохотом, хорошенько приложившись лбом об пол.
     — Чифую! — взревел он. — Ты что творишь!
     Девушка, довольная эффектом, разогнулась.
     — Давай, быстрее, — бросила она, поворачиваясь к двери. — Ждать не буду.
     Сестра вышла из комнаты и сверлящий взгляд парня даже не заставил ее почесаться.
     — Вот же, — Ичика удержал в себе несколько русских непечатных выражений. — Стерва!
     — А за это ты ответишь! — донесся голос из-за дверей.
     — Я пошутил! — тут же пошел на попятную Ичика.
     — А я нет! — ответила Чифую.
     — Стерва, — тихо-тихо повторил парень.
     Вместо обычной гражданской одежды, на стуле лежала белоснежная форма Академии. Быстро облачившись, Ичика посмотрел на себя в зеркало. И поморщился.
     — Будто мореман какой, — сказал он, привыкнув уже к камуфляжу.
     Спустившись вниз, он застал сестру, которая уже завтракала.
     — Что, опять быстрое питание? — поморщился парень, оглядев стол.
     — Не хочешь есть? — спросила Чифую, взглянув на парня взглядом дедушки на новобранца.
     — Я этого не говорил, — быстро ответил Ичика, садясь за стол.
     Некоторое время в комнате стояла тишина.
     — Итак, Ичика, — произнесла Чифую. — Сегодня ты поступаешь в Академию. Все как ты и хотел, ты станешь военным.
     — Я не хотел быть пилотом ИСа, — буркнул Ичика, допивая сок.
     — Теперь дороги назад нет, — ответила сестра. — Такое не скроешь. Тем более после твоей выходки в институте.
     — Но откуда я мог знать? — взмолился Ичика. — Я просто его потрогал и все!
     — Потрогал, женись, — подколола Чифую. — Ты же взрослый мальчик, все должен понимать.
     — Вот почему ты все сводишь на пошлость? — задал вопрос парень. — Что тут смешного?
     А Чифую и правда широко улыбалась.
     — Скоро ты узнаешь, — со смехом произнесла она. — Что такое пошлость. Единственный пилот-мужчина ИСа!
     — Слушай, — взглянул на сестру Ичика. — А может мне тебе парня найти?
     — Нет-нет, — Чифую достойно парировала нападение брата. — Кто может сравниться с моим Ичикой?! Единственным и неповторимым пилотом ИСа?
     — Извращенка, — буркнул парень.
     — Однако к делу, — Чифую приняла серьезный вид. — Ты зачислен на первый курс Академии ИС. По прибытии ты должен будешь явиться в ректорат. А потом ты должен будешь заселиться в общежитие.
     — Эй, а я что, там жить буду? — парень окинул взглядом дом.
     — Конечно, — кивнула Чифую. — Академия, несмотря на гражданский статус, учреждение с военной дисциплиной. Все-таки там готовят пилотов ИСов, а не водителей грузовиков.
     — Ну блин, — опустил голову Ичика.
     — Не волнуйся, — Чифую плотоядно улыбнулась. — Твоему настойчивому стремлению к общению с противоположным полом это никак не помешает! Только пилотов больше сотни! А уж если учесть, что в Академии традиционно отдают предпочтение женскому полу во всех сферах деятельности…
     — Шикарно, — не поддержал энтузиазма сестры Ичика. — Я теперь что, буду как переходящий кубок?
     — Да любой мужик побежал бы, теряя одежду, — сестра продолжала подкалывать брата. — А ты не доволен?
     — Сладкого хорошо понемногу, — ответил Ичика. — А когда тебя кормят им насильно, недалеко и до диабета.
     — Наш Казанова смущен? — с иронией спросила Чифую.
     Парень покраснел и одним залпом допил сок.
     — Спасибо за завтрак, — сказал он мрачно. — Мисс Оримура!
     На английском слове «мисс», применявшееся к незамужним дамам, он сделал акцент. Выпад достиг цели, судя по сузившимся глазам Чифую.
     — Ну я тебе это еще припомню, КУРСАНТ, — ответила она.
     — Не понял? — уже собравшийся уходить Ичика, бросил на сестру вопросительный взгляд.
     — Ой, а тебе не говорила? — с притворной лаской произнесла Чифую. — Я буду твоим классным руководителем. И инструктором по боевой подготовке. Не могла же я доверить своего любимого братика чужим людям?
     — Вот счастье-то, — протянул парень.
     — Вешайся, салага! — по-русски гаркнула Чифую.
     — Ну и кто тут солдафон? — устало произнес парень.
     * * *
     Естественно, едва они прибыли в Академию, Чифую тут же куда-то сбежала, успев напомнить, чтобы на людях, он звал ее «Оримура-сенсей» или «наставник».
     Академия, несмотря ни на что, внушала. Исполинское главное здание своеобразной формы, словно памятник самому себе. Сразу было понятно, что именно здесь передовая прогрессивной науки.
     Здания имели белую, кремовую расцветки. Типично женский стиль. Что логично, для женской Академии. От корпусов среди зеленого газона были проложены дорожки, по которым двигалось просто умопомрачительное количество красивых молодых девушек и женщин. Нет, их была не огромная толпа, просто именно красивых было очень много.
     — Сюда что, по конкурсу красоты набирают? — пробормотал парень.
     На него обращали внимание. Нет, не так. На него откровенно пялились. Девушки, встретившись с ним взглядом, тут же начинали шушукаться, женщины же постарше и поопытнее вообще откровенно раздевали взглядом. Ичика впервые в жизни ощутил желание спрятаться от женского внимания.
     — Тут и импотентом стать недолго, — пробурчал он, стремительно шагая в сторону административного здания.
     Ему без слов освобождали дорогу, хихикая за спиной. Парень почувствовал, что у него загорели щеки.
     Оформили его быстро. Пара молодых девушек, не забывая стрелять глазами, тем не менее шустро приняли его документы, оформили все как положено и даже рассказали, как добраться до общежития.
     А вот с жильем получился затык. Свободных комнат не оказалось, а комендант куда-то отлучилась. А время первого занятия неумолимо приближалось. Так что сдав свои вещи на хранение миловидной женщине за сорок (которая не упустила возможность продемонстрировать свою грудь, в вырезе платья), Ичика поспешил на занятия.
     Класс он нашел быстро. Но едва вошел, как тут же захотелось сбежать. Все мгновенно замолчали и взгляды девушек скрестились на нем. Ичика затравленно огляделся и сглотнул.
     Около дюжины весьма недурных собой особ. Все смотрят на него, со странным выражением глаз. То ли убить хотят, то ли еще чего. И единственное свободное место было на первой парте, в среднем ряду, сразу перед учительским столом. Приземлившись туда, парень попытался перевести дух.
     — Встать, поклон! — раздалась команда и парень, на автомате, подорвался и поклонился.
     — Садитесь! — раздался нежный женский голос.
     Ичика сел и только тогда обратил внимание на того, кто пришел.
     — Ямада-сан? — прошептал он.
     Но девушка его услышала.
     — Здравствуй, Ичика-кун! — улыбнулась она.
     — Они что, знакомы?..
     — Она зовет его по имени…
     — Неужели Оримура и Ямада-сенсей…
     У-у, женский коллектив!
        — Все присутствуют, да? — Ямада-сенсей окинула взглядом класс. — Тогда, пожалуй, начнем классное собрание. Я заместитель классного руководителя Ямада Майя. Будем знакомы!
     Женщина мило улыбнулась. Но в аудитории повисла неловкая атмосфера, никто не откликнулся, только какие-то шушукания раздавались сзади.Ямада-сан явно занервничала. Для нее это впервые? В ее глазах отчетливо промелькнула паника. Совсем как тогда, когда Ичика активировал тот ИС.
     — Ну… Тогда давайте познакомимся, — Майя-сан покраснела, словно говорила о чем-то неприличном. — Начнем с первого ряда…
     И опять никакого отклика. Девушка еще больше покраснела.
     — Оримура Ичика! — парень подскочил, словно его укусили за зад. — Рад знакомству!
     Ямада-сан несмело улыбнулась ему.
     — Рэна Юма, — нехотя вставая, представилась девушка справа.
     Ичика-же смотрел на Майю и видел, что девушка постепенно отходит от первого шока. Это кто ж такой умный, засунул ее одну в класс, где каждый считает себя если не богиней, то определенно элитой?
     — Шинононо Хоки, — вырвало из раздумий парня очередное имя.
     Хоки? Ичика посмотрел в сторону девушки, которая только что представилась. Точно, она. Как же он ее не заметил? Хотя, в том состоянии, он бы не заметил танк на форсаже. Однако, Хоки выросла. Да, гм. Во всех смыслах. Форменную одежду спереди весьма выразительно натянули два полушария. Твою ж матушку, о чем я думаю?
     Ичика улыбнулся девушке, с которой когда-то они ходили в одно додзе и вообще жили бок о бок. Хоки посмотрела на Ичику хмуро, едва ли не враждебно, а сев, отвернулась. WTF? Ладно, позже разберемся в этих тараканах.
     — Сесилия Олькотт, — голос очередной девушки звучал звонко и уверенно. — Будущий представитель Англии и пилот ИС третьего поколения!
     А вот этой даме, апломб и самоуверенность можно давать в долг. У нее столько превосходства написано на лице, что сразу становилось понятно, эта себя богиней назвать не постесняется. Трудно ей придется. Хотя, тут лучше о себе подумать. Вот ему-то точно придется трудно.
     — Итак, все познакомились, — на губах Ямады-сенсея опять была эта милая неуверенная улыбка. — Надеюсь, мы с вами и вы с друг другом подружитесь.
     «От я бы с ней «подружился», — потекли в голове парня мысли (трехнедельное воздержание, что вы хотите!). — Фигурка что надо, что там говорить. А интересно, как на этом милом личике выглядит выражение страсти…»
     — И-и-ичика-кун? — пролепетала Ямада-сенсей.
     — А? — очнулся парень от своих грез. — Что?
     — Ученики не должны ТАК смотреть на учителя, — девушка снова зарделась, как маков цвет.
     — Простите, — сконфуженно пробормотал Ичика.
     Сзади, словно прибой, нарастали шепотки. Уж такое дамы точно не оставили без внимания. В этот момент дверь в аудиторию резко распахнулась и перед первокурсниками предстала женщина, одетая в строгую деловую одежду. Взгляд ее чуть прищуренных глаз и уверенная походка говорили за то, что вот это, скорее всего и есть тот самый классный руководитель. А Ичика это знал совершенно точно. Потому что в аудиторию, вошла его сестра.
     — Добрый день, — поздоровалась женщина с группой, встав в свою любимую позу «левая рука в бок». — Ямада-сан.
     Чифую кивнула Майе.
     — Совещание уже закончилось, Оримура-сан? — спросила девушка.
     — Как видишь, — бросила Чифую. — Итак, девочки… и мальчик. Я ваш классный руководитель, Оримура Чифую. Также я являюсь вашим инструктором по пилотированию и боевой подготовке. Моя задача — за один год обучить вас управлять ИС-ом. Все, чему я вас научу, вы должны помнить и понимать. Для тех, кто не сможет что-либо понять, я буду повторять до тех пор, пока вы либо не поймете, либо не вылетите из Академии за неуспеваемость. Вы не обязаны любить меня, но вам придется выполнять все, что я скажу. Всем все понятно?
       Да, сестренка жгла. Зашла, как акула в косяк рыб. И в этот раз не было никаких неловких вздохов или тем более враждебного молчания, а совсем наоборот аудиторию сотрясли крики:
        — Кьяяяаааа! Это Оримура-сама! Это правда она!
        — Я всегда была вашей фанаткой!
        — Я прибыла из северного Кюсю только потому, что восхищаюсь вами!
        — А я прилетела с южного Хокайдо!
        — Я так счастлива учиться у Чифую-сама!
        — Я даже умереть готова за Чифую-сама!
        Чифую смотрела на балаболящих девушек с выражением легкой скуки. Да уж, ей-то наверняка ни привыкать.
     — Тихо! Собственно, говорить больше не о чем, — вот так оригинально она завершила классный час. — Занятия начнутся завтра, а сегодня вам дается день, чтобы более-менее освоиться с бытом в Академии. Все свободны.
     Вот именно такой фразой обычно завершают брифинг, перед боевой операцией. Тут же помещение наполнили звуки отодвигаемых стульев, шуршание одежды и негромкие голоса.
     — Ичика, задержись, — сказала, а точнее практически скомандовала Чифую.
     — Да, наставник, — кивнул Ичика.
     Кстати, Ямада-сенсэй, Майя, тоже вышла из кабинета, по пути бросив благодарственный взгляд парню. Тот в ответ прикрыл глаза и чуть улыбнулся.
     — Ичика, — вкрадчивый голос сестры заставил парня вздрогнуть. — Ты никак к Майе клинья подбиваешь?
     — Я?! — удивился Ичика. — И с чего ты это взяла?
     — Просто я тебя очень хорошо знаю, братец, — Чифую подошла ближе. — Смотри, Майя очень хороший человек и если ты разобьешь ей сердце, я разобью тебе яйца.
     — Да я даже не думал! — взвился Ичика. — Не надо мне приписывать то, чего я не делал!
     — Спасибо, кстати, что помог ей, — улыбнулась Чифую.
     — А? Не за что, — парень сбитый с толку, растерянно посмотрел на сестру.
     Переход что-то больно резкий был. Сестрица умеет сбить с толку.
     — В общем, так, — Чифую подошла ближе и села на парту. — Отдельную комнату тебе выделить не удалось. Начало года, общежитие расписано на полгода вперед. Так что придется тебе некоторое время пожить с соседом.
     — С соседом? — Ичика наморщил лоб. — А что, здесь есть еще мужчины-пилоты?
     — Нет, — Чифую улыбнулась и в ее глазах явственно заплясали бесенята. — Твоим соседом будет девушка.
     — Не, ну это пи*дец!! — в сердцах выдохнул Ичика. — То меня в извращенцы записывают, то селят в комнату с девушкой. Ну и как мне прикажешь, спокойно учиться? Там же все подружки-соседки будут просто ночевать!
     — О, не волнуйся, — с губ сестры не сходила улыбка. — Девушка, с которой ты будешь жить, насколько я знаю, она еще не успела обзавестись тут подругами, так что за это можешь не волноваться.
     — Будем надеяться, — пробурчал парень.
     — И чтобы я больше не слышала в Академии мата, в твоем исполнении, курсант, — в голосе женщины прозвучали стальные нотки.
     — Так точно, — вскинул руку к голове Ичика.
     — К пустой голове руку не прикладывают, — наставительно произнесла Чифую.
     — Слава богу, моя не пуста, Оримура-сенсэй! — бодро отрапортовал парень. — Тем более по японским уставам, это делать можно!
     — Иди уже, самурай, — бросила Чифую, выходя из аудитории.
     * * *
     Так, комната 1025. Эта вроде. Ичика еще раз сверился с ордером и постучался. В ответ тишина. Постояв некоторое время, парень дернул дверь. А она открылась.
     — Открыто? — он вошел внутрь. — Есть кто?
     Из душа доносился плеск воды.
     — Эй, ты моя соседка? Проходи! — донесся голос из ванной комнаты. — Я сейчас выйду!
     Ичика хмыкнул и прошел в комнату. А ничего тут. Две кровати, совсем нескромных размеров. Да и вообще обстановочка, как в неплохом отеле. Шикарно живут пилоты, этого не отнять!
     Бросив сумку возле кровати (на другой уже лежали вещи соседки), Ичика подошел к окну.
     — Привет! — раздался сзади голос.
     Знакомый голос! Ичика враз одеревенел и бросил взгляд назад, через плечо. А там стояла девушка, которая как раз вытирала волосы. И на ней из одежды было лишь полотенце.
     — Хоки? — произнес он охрипшим голосом.
     Девушка вздрогнула и отняла полотенце от лица.
     — И-и-ичика? — на ее лице отразилась весь переход, от удивления до ярости.
     — Что ты тут делаешь, извращенец!!!?
     Миг и в ее руках оказывается деревянный меч. Вопрос, за каким хреном она его таскает, еще пролетал в мозгу, как Ичика уже уворачивался от классического хидари-мэн. А Хоки била не шутейно, таким ударом можно и голову проломить!
     Дальше тело сработал само. Получилось пусть и не красиво, но очень эффективно. Подшаг к противнику, блокирование рук, захват, бросок через бедро. Ну да, получилось на кровать. Но Хоки как-то успела пнуть ему по ноге и на кровать они завалились вместе.
     — Слезь с меня, извращенец, — Хоки билась под парнем, словно рыба выброшенная на берег.
     — А ты ничуть не изменилась, Хоки, — с улыбкой произнес Ичика. — Все так же на людей с палкой кидаешься.
     — Не с палкой, а с мечом! — глаза девушки метали молнии. — Слезь с меня!
     — Ну да, — опять улыбнулся Ичика. — А ты меня своим дрыном отоваришь. Так не пойдет!
     Хоки затихла, но взгляд ее напоминал грозовую тучу. Вроде молний и грома еще нет, но обязательно будет, дай время.
     В этот момент со стороны дверей раздались смешки. Хоки и Ичика посмотрели в сторону звуков одновременно.
     — Сразу в первый день! — произнес кто-то. — А этот Ичика времени не теряет!
     — Смотри, она уже разделась!
     Ичика и Хоки также одновременно посмотрели вниз. Действительно в процессе борьбы, полотенце съехало, открывая… Ичика сглотнул и мучительно покраснел. Лежащая под ним Хоки тоже не отстала в скоростной пигментации.
     — Мир? — тихо спросил Ичика.
     Хоки сверкнула глазами, но кивнула. Парень тут же подскочил к двери и захлопнув ее, закрыл на замок. За дверью послышались возмущенные вопли.
     — Вот влип, — выдохнул парень, прижимаясь лбом к двери.
     Сзади слышался шелест одежды, поэтому он не оборачивался.
     — Ну теперь объясни, — раздался сзади голос Хоки. — Что ты тут делаешь?
     Ичика осторожно обернулся назад. Девушка стояла в синем тренировочном костюме для кендо.
     — Живу я здесь, — буркнул парень.
     — В смысле? — не поняла девушка. — Как это живешь? Это невозможно!
     — Не трогай меч! — прервал ее рефлекторное движение парень. — Смотри!
     Он сунул ей в руки ордер. Девушка некоторое время изучала его, а потом подняла глаза на парня.
     — Н-н-но это же… — ее губы подрагивали. — Но как это? Так же нельзя! Чтобы девушка и парень старше семи лет, жили в одной комнате? Это аморально!
     — Аморально, когда дети соседа на тебя похожи, — прокомментировал Ичика и кивнул на бумагу, которая Хоки все еще держала в руках. — А это просто неудобство. Причем временное.
     — И сколько ты тут будешь жить? — спросила Хоки. — До завтра?
     — Вот этого я не знаю, — устало произнес Ичика, садясь на кровать. — Но думаю, вряд ли так быстро этот вопрос удастся решить.
     — И что нам теперь делать? — в голосе девушки прозвучала едва не паника.
     Ичика вздохнул.
     — Давай, для начала, определим правила совместного проживания, — сказал парень. — Самый больной вопрос, это я думаю, душ. Я люблю принять его утром, ну и вечером, я думаю, после тренировок надо будет помыться.
     — Я тоже, — девушка задумалась. — Тоже под душем просыпаюсь.
     — Для начала давай определимся, во сколько ты будешь мыться утром, — сказал Ичика. — Я предпочитаю с шести до семи.
     — Тогда я с семи до восьми, — ответила девушка.
     — Ну, а вечером, я думаю, просто кто первый, — сказал парень.
     — Да — кивнула Хоки. — Но это не отменяет проблемы!
     — Ну что еще? — спросил Ичика. — Не волнуйся, я держу себя в руках и не собираюсь на тебя набрасываться!
     Он посмотрел на девушку оценивающим взглядом.
     — Хотя был бы совсем не против, — добавил он. — Успокойся!
     Последнее слово он выкрикнул, так как рука Хоки вновь опустилась на рукоять меча.
     — Да что с тобой? — спросил парень. — Неужели за мои слова, о том, что ты красивая девушка, нужно обязательно потыкать в меня боккеном?
     Хоки сверкнула глазами. И вдруг покраснела.
     — А… — в ее голосе сквозило смятение. — Ты правда считаешь… Что я красивая?
     Ичика глубоко вздохнул и прикрыв глаза, досчитал до десяти.
     — Можно подумать, я тебе первый это говорю, — медленно произнес он. — Да Хоки, ты очень красивая.
     Девушка как-то суетливо повернулась, отложила меч.
     — Кстати, поздравляю, — сказал Ичика. — С победой.
     — Спасибо, — девушка отчего-то опять зарделась.
     — Ты всегда мечтала о победе на национальном чемпионате, — добавил парень. — Я видел твои бои. В записи, правда.
     — Тебе правда понравилось? — девушка посмотрела на Ичику.
     — Правда, — ответил тот. — Кстати, Хоки, ты не знаешь, где тут можно поесть? А то я что-то проголодался. Пока мы тут…
     Девушка опять зарделась. Давление у нее что ли повышенное?
     — На главной улице есть несколько кафе, — ответила Хоки.
     — А давай сходим вместе, — предложил Ичика. — Нам есть о чем поговорить. Сколько мы не виделись? Лет пять?
     — Четыре, — поправила девушка. — Ладно. Выйди пожалуйста.
     На лице Ичики возникло непонимание.
     — Мне переодеться надо, — спокойно пояснила девушка.
     — А, — парень соскочил и направился к выходу. — Жду за дверью.
     Выйдя в коридор, Ичика обнаружил, что возле их комнаты собралась как бы не вся общага.
     — Ичика! — выскочила вперед какая-то бойкая девица. — Что ты себе позволяешь!
     — А что такого? — спросил парень, с серьезным лицом, но внутри хохоча. — Мы с Хоки с детства знаем друг друга. Так что все нормуль.
     Из девичьей толпы раздались охи, ахи и другие выражения, часть из которых была отчетливо завистливой. Ловя кураж, Ичика улыбнулся.
     — Поэтому нас и поселили вместе, — добил он, смотря прямо на поборницу нравов.
     Девушка смутилась и отступившись, смешалась с остальной толпой. В этот момент, дверь позади парня открылась, что породило новую волну возбужденного перешептывания.
     — Ты готова, Хоки? — нежно произнес Ичика.
     Девушка вскинулась, но тут же смущенно опустила взгляд. Ичика же, все еще седлая волну настроения, взял ее за руку и словно ледокол пошел сквозь толпу. С его пути почтительно расступались.
     Выйдя из здания общежития, Ичика довольно улыбнулся. Однако, в его положении все-таки есть хорошие моменты! Он взглянул на идущую рядом девушку.
     — Хоки, все нормально? — спросил он.
     Та молча кивнула.
     — Ну тогда веди меня! — улыбаясь произнес он.
     Кстати, свою руку Хоки так и не отобрала. Правда ее щеки пылали, слово закатное солнце. Но это ничего!
     * * *
     По пути в кафе, встречные, сплошь молодые девушки, чуть ли головы не сворачивали, наблюдая столь романтическую картину, как парочка на прогулке. Некоторые даже порывались подойти, но натыкались на взгляд Хоки и не решались. А Ичика просто откровенно наслаждался моментом. Да что там, он бы сейчас ржал в голос, если бы не Хоки рядом.
     В кафешке, кроме столиков, имелись и отдельные кабинки. Предвидя возможные неприятности, Ичика повел девушку туда. Пока несли заказанную еду, парень откровенно любовался своей спутницей. За эти четыре года, угловатая резкая девочка, превратилась в сногсшибательную красавицу.
     — Скажи, Хоки, — заговорил парень. — А вот этот платок. Он так похож на тот, который я тебе подарил.
     — Это он, — буквально прошептала девушка.
     — Прошло столько времени, — улыбнулся Ичика. — А ты все еще его хранишь? Мне приятно.
     — Правда? — Хоки впервые за все время прогулки посмотрела парню в глаза.
     И натолкнувшись на его взгляд, полный доброты и… нежности? Хоки опять смутилась и принялась изучать стол.
     — А как ты попала в Академию, Хоки? — спросил Ичика, когда официантка расставив блюда (и бросив не очень приятный взгляд на девушку) удалилась.
     — После окончания старшей школы нас всех протестировали, — ответила Хоки. — В смысле, всех девушек. Вот тогда и нашли мои способности.
     — И какой-же у тебя уровень? — улыбнулся парень, взяв палочки.
     Руки сами, словно он и не было нескольких лет пользования только вилками и ложками, правильно взяли этот специфический столовый прибор.
     — «С» плюс, — ответила Хоки. — Но с возможностью роста.
     — Ты рада? — поинтересовался Ичика.
     — Да, — ответила девушка. — Это даже больше того, о чем я мечтала.
     И Хоки улыбнулась. Напряжение, державшееся весь путь до кафе, начало отпускать.
     — Ты становишься еще красивее, когда улыбаешься, — сказал Ичика. — Прям глаз не оторвать.
     От этих слов, сердце девушки явственно дало сбой.
     — Ты знаешь, — сказала она. — А ты стал смелее.
     — Все мы меняемся, Хоки, — Ичика опять улыбнулся, той самой улыбкой, от которой в груди будто бомба взрывалась. — Мог ли я подумать, что из той девочки, с которой мы вместе принимали ванну детьми, вырастет такая умопомрачительная красотка. Если бы не Академия, я бы даже не рискнул к тебе подходить.
     — Ичика, — смущенно произнесла Хоки.
     — И знаешь, — Ичика забросил в рот порцию салата. — Нам действительно не стоит жить вместе.
     — Почему? — девушка не поняла, с чего сделан такой вывод.
     — Ты все-таки была права, — усмехнулся Ичика. — Когда подозревала, что могу не сдержаться. Я даже сейчас с трудом не выхожу за рамки.
     Хоки полыхнула густым цветом, когда до нее дошло, о чем говорит Ичика. Тот же только хмыкнул и уделил внимание еде. А девушка задумалась.
     — Ты ничего не ешь, — заметил парень. — Ты на диете, что ли? Поверь, она тебе совершенно ни к чему.
     — Ичика, — девушка решила немного увести тему разговора с волнующей линии. — А что с тобой случилось, за это время?
     — Со мной? — парень задумался. — Да так, по миру поездил. Да так его и не увидел толком.
     — Почему? — спросила Хоки.
     — Потому что с военной базы так просто не уйдешь, — ответил Ичика. — Разве что в России удалось немного пожить, как человек.
     — Говорят, там очень холодно, — поддержала разговор девушка.
     — Да где как, — ответил Ичика. — Там где был я, действительно зимой весьма прохладно. Но на юге страны, почти как у нас. Империя вообще очень интересная страна. И люди там… Они тоже другие. Если бы я не был японцем, то я хотел бы быть русским.
     В голосе парня Хоки уловила нечто большее, чем ностальгия по месту. В его глазах промелькнуло что-то такое, что отозвалось в груди неприятным незнакомым ощущением.
     — А как ты смог активировать ИС? — спросила наверное самый животрепещущий вопрос Хоки.
     — Если б я знал, — усмехнулся Ичика. — Я его коснулся, а он как кинется! И вот я здесь. И мне говорят, что я пилот.
     — Так не проходил вступительное обучение, экзамены? — поразилась Хоки.
     — Да сразу сюда, — ответил Ичика. — Бросили, теперь плыви.
     Хоки покачала головой. Все-таки, это не совсем честно. Девушки добивались права учиться в Академии год, соревнуясь, тренируясь, а мужчина раз и сам того не желая, уже курсант Академии. Вот так, сходу, без отбора, просто из-за пола.
     — Чувствую, в этой очаровательной голове, крутятся совсем не лицеприятные мысли на мой счет, — очнулась девушка от голоса Ичики.
     Парень сидел, внимательно смотря на нее, прищурив глаза. И вот этот Ичика был совсем незнаком Хоки. Напротив находился человек, который в жизни видел далеко не только сахарную вату и мороженное. Парень даже как-будто разом повзрослел лет на пять.
     — Сейчас, небось, думаешь, что я попал в пилоты из-за того, что я мужчина, так сказать, не напрягаясь? — продолжил парень глубоким бархатным голосом, холода в котором хватило бы на пару морозильников. — И ты будешь совершенно права. Именно поэтому. Потому что я подопытная мышь, лабораторная крыса, на которой будут ставить всякие опыты и наблюдать, выживу я или нет.
     — Ичика? — оторопело прошептала Хоки.
     Улыбка, та самая, добрая и ласковая, расколола эту жуткую маску, опять вернув прежнего Ичику.
     — Все имеет свою цену, Хоки, — сказал парень. — Главное знать, что потребуют, выдавая тебе плюшки.
     — Пиюски? — повторила Хоки незнакомое слово.
     — Это такие сладкие булочки, — улыбнулся Ичика. — А так это русская поговорка. Обозначает, что тебе либо очень везет, либо чрезмерную награду.
     — А ты хорошо изучил культуру Империи, — задумчиво выдала Хоки.
     — О, ты не представляешь насколько, — улыбнулся Ичика. — Просто охренеть как глубоко. Глубже не бывает.
     — Что ты сейчас сказал? — заинтересовалась девушка.
     — Еще одна русская поговорка, — ответил парень. — Если кратко, то это значит, что очень хорошо изучил эту самую культуру.
     * * *
     Как-то так получилось, что в кафе они провели, судя по тому, что вечер уже был в самом разгаре, больше трех часов. Поэтому, когда шли в общежитие, то солнце уже садилось.
     Закат вышел просто величественный. Гряды кучевых облаков, протянувшиеся по небу, окрасились в алый цвет, отчего казалось, что по небесной тверди разбегаются кровавые волны. Одно из больших облаков, которое уже почти стало дождевым, заходящее светило превратило в огнедышащий вулкан.
     Ичика и Хоки не сговариваясь, остановились.
     — Ичика, — заговорила Хоки. — Скажи. А у тебя…
     Девушка запнулась и залилась краской.
     — Девушка есть? — выпалила Хоки.
     Ичика покосился на нее. А потом вздохнул. Врать ему не хотелось, да и зачем? Просто он сейчас очень сильно расстроит одну прекрасную девушку. Вот что неприятно.
     — Есть, — ответил он. — Только не девушка, а невеста.
     * * *
     Оримура уже давно уснул, мерно дыша, а вот к Хоки сон все не шел. После его признания, ей показалось, что земля ушла у нее из-под ног. Она неверяще смотрела на грустно улыбающегося парня. Но как так? Почему?
     Оставшийся путь до общежития она брела, как во сне. Ну, а что она хотела? Чтобы такой парень и был один? Такое бывает только в анимэ. Удивительно, что у него только одна девушка. Ичика совершенно точно привлекал к себе женское внимание. Все те девушки, что попались при этой прогулке, просто не сводили с него глаз.
     Хоки внезапно ощутила, что подушка, к которой она прижималась, мокрая. Она коснулась щеки.
     — Ну почему мне так не везет? — горько прошептала девушка.
     Она покосилась на спящего парня. Одеяло, которым он укрывался, чуть съехало, открывая широкую спину. Спину сильного мужчины.
     Хоки опомнилась в тот момент, когда ее рука уже протянулась чтобы коснуться его. Поспешно отдернув руку, Хоки зарделась. А потом ее лицо приняло задумчивое выражение… злодея.
     — Невеста? — прошептала она. — Вот только где она?
     * * *
     — Вы только посмотрите, — сказала Оби Майко, глядя на загадочно улыбающуюся время от времени Шинононо Хоки. — Цветет и пахнет.
     — Раз прогулялась с Оримурой, а уже наверняка о свадьбе мечтает, — поддержала Юма Рэна.
     — Да что он в ней нашел? — возмутилась третья девушка, Като Масуми.
     — Ну, говорят, они дружили в детстве, — сказала Оби Майко.
     — И что? — опять Като Масуми. — Это не дает ей никакого права…
     Сесилия, не в силах больше выдерживать этот разговор, резко встала и вышла в коридор.
     «Все разговоры только про этого Оримуру. Как будто больше поговорить не о чем» — мрачно думала девушка, смотря в окно.
     А объект столь пристального внимания, как раз в это время подходил к классу. И естественно попался на глаза Сесилии. Но та демонстративно отвернулась
     «Странная девушка», — подумал Ичика, скользнув по ней взглядом.
     Он вошел в аудиторию и при виде его все разговоры, как обычно стихли и девушки принялись сверлить его взглядами. Но парень к этому уже начал привыкать. Встретившись взглядом с Хоки, парень чуть улыбнулся и сел на свое место.
     Этот момент не остался незамеченным. И сзади ожесточенно зашушукали.
     — Встать, поклон!
     В аудиторию вошли Ямада-сенсей и Оримура-сенсей.
     — Прежде чем мы начнем, — заговорила первой Оримура. — Вашему классу необходимо выбрать представителя. Что-то типа старосты в обычной школе. Через него будет проходить взаимодействие вашего класса и администрации. Также этот пилот будет представлять ваш класс, в случае если вам будет брошен вызов от другого класса и так далее. До окончания занятий вам необходимо определиться с кандидатурами.
     — Я предлагаю Оримуру! — тут же высказалась Като Масуми.
     — Поддерживаю!
     — Я согласна!
     — А я нет! — перекрывая галдеж, заявила, вставая, Сесилия Олькотт. — Я против того, чтобы этот мужлан представлял наш класс! Это должен быть опытный пилот, обладающий собственным ИСом! И у меня он есть!
     — Тихо! — гаркнула Оримура-сенсей, призывая к тишине. — Значит ты выставляешь свою кандидатуру?
     — Да! — гордо заявила Олькотт. — Мои Синие Слезы ИС третьего поколения. К тому же я одна из всего потока сумела победить инструктора на вступительных экзаменах. Которые, как я знаю, Оримура вообще не проходил!
     — Что ж, — сказала Оримура-сенсей. — Есть два пути стать представителем класса. Первый — это выборы. И тут, судя по всему, представлена кандидатура Оримуры. Второй путь — самовыдвижение. Таким образом, у нас два кандидата. Кто-нибудь из вас хочет снять свою кандидатуру? Оримура?
     — Сенсей, — неторопливо поднялся парень. — Класс оказал мне доверие и я не могу просто отступить.
     Вслед за этими словами парня, вокруг одобрительно зашумели.
     — Олькотт?
     — Никогда! — резко заявила девушка.
     — Тогда выход один, — сказала Оримура-сенсей. — Поединок. Победитель в нем станет представителем.
     — Но у него даже ИСа нет! — ткнула пальцем в парня Сесилия.
     — Как раз завтра он прибывает, — успокаивающим тоном произнесла Оримура-сенсей. — Дадим Оримуре две недели на освоение доспеха и проведем бой.
     — Победа будет моей, Оримура! — резко бросила Олькотт и села, приняв вид царствующей королевы.
     — У Оримуры будет собственный ИС?
     — Вот повезло!
     — Тихо! Ямада-сенсей, начинайте урок, — Оримура-сенсей окинула класс строгим взглядом и вышла.
     * * *
     Десять дней спустя
     — После обеда все проходим на полигон, — сказала Оримура-сенсэй. — С сегодняшнего дня начнутся ваши практические занятия по пилотированию ИСов. Оримура, ты со мной.
     Чифую без слов, развернулась и вышла. Ичике только и оставалось, что подорваться и бежать следом.
     — Оримура-сенсей, — догнал сестру парень. — Что случилось?
     — Прибыл твой ИС, — сказала Чифую.
     — Ну наконец-то, — сказал Ичика. — Уже полторы недели прошло. Ты… То есть, сенсей, а что все-таки произошло, что он так задержался?
     Чифую вдруг резко остановилась. Парень, не ожидавший такого маневра от стремительно шагающей сестры, успел увернутся от столкновения в самый последний момент.
     — Скажи-ка мне, Ичика, — в голосе женщины, смотрящей через плечо, проскакивали нотки следователя. — А что связывает тебя и Шинононо Табанэ?
     — То есть? — не понял Ичика. — А что меня может с ней связывать? Я только знаю, что она сестра Хоки. Я ж никогда ее не видел.
     — Я знаю, что не видел, — ответила Чифую. — Тогда почему она отдала Белый Доспех именно тебе?
     — Ну, а я-то откуда знаю? — удивился парень.
     Чифую развернулась и подошла к брату вплотную.
     — Ичика, — сказала она таким ледяным тоном, что парень практически почувствовал идущий от нее холод. — Ты же понимаешь, что все очень серьезно? Из-за тебя разгорелся большой скандал. Белый Доспех был предназначен опытному пилоту, представительнице Японии. Требование Табанэ, вызвало очень большие споры и дело дошло до того, что у Академии сменился ректор. Теперь ты понимаешь всю глубину вопроса?
     — А, д-да, — кивнул Ичика.
     — Легкой прогулки с любовными приключениями не получится, — продолжила Чифую. — Скидок тебе никто делать не будет, а наоборот, будут стараться доказать, что ты не годишься в пилоты ИСа. Ты это понимаешь?
     Ичика посуровел. Распрямив плечи, он взглянул в глаза сестре. И где-то в глубине Чифую даже удивилась, увидев в его взгляде знакомую по зеркалу сталь.
     — Русские не сдаются, — с усмешкой произнес он. — Я все понимаю, сестра.
     — Это хорошо, — Чифую кивнула и развернувшись, пошла дальше.
     * * *
     Она все же явилась лично. Чифую поморщилась, увидав энергично жестикулирующую фигуру, что-то объясняющую уже порядком уставшим техникам. Так, ректор благоразумно держится в сторонке. Александра слишком хорошо знает, кто такая Шинононо Табанэ.
     — Табанэ! — позвала Чифую, подойдя ближе. — Что ты тут делаешь?
     — Ну как же, Чифую! — девушка (назвать ее женщиной, ни у кого язык не повернется) обернулась и обворожительно улыбнулась. — Я хочу лично протестировать Белый Доспех!
     Чифую поморщилась. Похоже, общение с гениальной, но на редкость утомительной Табанэ затянется. Но зато она-то сможет наиболее точно настроить ИС под Ичику.
     — Ичика!!! — воскликнула в этот момент Табанэ и сорвалась с места.
     — Не поняла? — удивленно сказала Чифую, провожая взглядом девушку.
     А та стремительно пронеслась мимо нее и… По боксу пронесся многоголосый возглас удивления. Потому как Шинононо Табанэ, гениальная ученая, делающая ИСы и очень себе на уме, как и многие гении, без каких-то причин едва не сбила Оримуру Ичику, который шел следом за сестрой, буквально вскочив к нему в объятия. А потом последовал долгий и явно страстный поцелуй.
     — Вот это да!
     — Они что, любовники?
     — Смотри, а он ей улыбается!
     Чифую даже потрясла головой, настолько картинка перед глазами была из ряда вон. Ладно Табанэ, она могла такое учудить. Но Ичика! Он явно не против! Более того, он как-то уж слишком привычно обнимает Шинононо!
     — Вот, я же обещала тебе! — донеслась до Чифую фраза. — Мы встретились!
     — Так ты Шинононо Табанэ? — спросил Ичика.
     — Ты не сердишься, милый? — Чифую впервые в жизни увидела смущенную (!) Табанэ.
     — Да никогда, — улыбнулся Ичика. — Удивлен да. Но сердиться на тебя, я, похоже, не умею.
     — Ты просто ангел!!! — буквально взвизгнула Табанэ, прижимаясь к парню.
     Пока все ошарашенно глядели на разворачивающееся действие, к Чифую тихо подошла Александра Ивамото.
     — Оримура-сан, — сказала женщина. — А Шинононо и ваш брат, они что?
     — Сама удивлена, — с досадой произнесла Чифую.
     — Теперь я понимаю, почему Шинононо-сан выставила такое требование, — сказала ректор. — И почему приехала лично. А ваш брат умеет удивлять.
     — Да уж, — кивнула Чифую. — Оримура!
     — Да, сенсей! — немедленно откликнулся тот.
     — Свои личные дела оставь на вечер! — приказала женщина. — А сейчас тебе нужно сесть в Белый Доспех!
     — Извини, Банни, — ласково сказал Шинононо парень. — Я готов!
     — Чифую злая, — Табанэ показала язык Чифую.
     Та закатила глаза и вздохнула.
     — Что мне делать? — спросил Ичика, подходя к доспеху.
     — Просто подойди ближе, любимый! — вместо Чифую ответила Табанэ.
     От слова «любимый» все синхронно вздрогнули. Хотя, казалось, уже несколько привыкли. Но самое интересное, что отметила Чифую, что Ичика отреагировал на это обращение не просто спокойно, а как будто и c удовольствием!
     — Ты же мне потом все расскажешь? — скрипя зубами, тихо сказала Чифую, подойдя к Ичике.
     Тот скользнул по ней взглядом и кивнул. А потом коснулся ИСа. Тот отреагировал немедленно. Внутри него послышался гул и ИС открылся навстречу пилоту.
     — А в тот раз было вроде просторнее, — пробормотал парень, заглядывая внутрь.
     — В тот раз ты сел без ДИНа, — ответила Чифую. — В этот раз, ИС будут настраивать на тебя, поэтому нужен ДИН. Он отвечает за полное взаимодействие пилота и ИСа.
     — Ага, — коротко ответил Ичика и сел внутрь ИСа.
     Его тело тут же накрыл металлически поблескивающий костюм, а затем поверху сомкнулся сам доспех. ИС распрямился во весь рост.
     Белый Доспех выглядел внушительно. По ослепительно белому металлу пробегали черные линии, от плеч до пояса буквой «V», над плечами взмыли дополнительные модули, еще больше визуально расширяя плечи. Этот ИС был явно сделан под мужчину. Никакой женственности, все брутально и внушающе.
     — Скажи-ка, Банни, — подошла к Табанэ, которая что-то делала на трех открытых перед ней голоэкранах. — А ведь Белый Доспех, он был сразу для Ичики?
     — Догадалась? — улыбнулась девушка.
     — То есть, Ичика может запустить только этот ИС? — задала следующий вопрос Чифую.
     — Нет, — в глазах Шинононо проскочили веселые искорки. — Ичика может запустить любой ИС.
     — И когда ты это выяснила? — вкрадчиво спросила Чифую.
     — Недавно, — ответила Табанэ. — примерно два месяца назад. А что?
     — Ничего, — ответила Чифую, смотря как брат делает первые шаги.
     — Так ты решила, — хохотнула Табанэ. — Что я специально соблазнила твоего брата?
     Чифую досадливо поморщилась.
     — Нет, Чифую! — улыбнулась Табанэ. — Это он соблазнил меня. Твой брат, такой милашка!
     Шинононо приняла такой мечтательно-романтический вид, что Чифую мотнула головой, чтобы удостовериться, что это наяву.
     — Ну, Ичика, — в ее голосе прозвучала угроза и сощурились глаза.
     — А как он висит в воздухе? — спросил в этот момент парень.
     — Я тебе расскажу потом! — откликнулась Табанэ. — Я закончила настройку. Может разомнешься?
     — Легко! — ответил Ичика.
     — Ичика, встань на платформу, — распорядилась Чифую.
     Парень послушно встал на указанное место.
     — Сейчас ты вылетишь наружу, — говорила дальше Оримура-сенсей. — Для начала сделаешь пару кругов и вернешься.
     — Я понял, — голос Ичики был серьезен. — Готов!
     Чифую кивнула техникам.
     * * *
     Девушки только пришли на полигон, как услышали, что открывается одна из шахт, что шли из боксов. Все повернули головы на звук и поэтому никто не пропустил момент, когда наружу вылетел ослепительно белый ИС…
     … Ичика почувствовал, как в его душе поднимается дикая волна восторга. Свет все ближе, лампы на стенах шахты слились в одну линию. Отрыв.
     — А!!! На!!!! — заорал Ичика, ввинчиваясь в небо.
     Он еще не совсем понимал, что делает, но было ощущение, что он от всей дури «утопил гашетку». Он даже и не понял, что вот этот резкий звук свидетельствовал о переходе на сверхзвук…
     Белый ИС вылетел как молния и тут же ушел в небо, превратившись в точку.
     — Ого, какая мощь! — восторженно произнес кто-то.
     С небес, будто в согласие, донесся резкий хлопок. Сесилия стиснула зубы. Опять все восторгаются этим Ичикой. А в том, что это был он, сомнений не было. Отголоски подковерной борьбы за Белый Доспех, достигли даже Англии и мать девушки прислала несколько писем. Да-да, именно писем, написанных собственноручно и доставленных Эми Ланди, личной секретаршей матери.
     В письмах мама вкратце описала, какой разгорелся скандал вокруг Белого Доспеха и мужчины-пилота. Что фактически образовались два лагеря. Один был настроен решительно против не только чтобы отдать Белый Доспех Оримуре, но что он вообще будет учиться в Академии. В этот лагерь входили руководительницы САСШ, естественного их ручного зверька Польши, Канады, Испании, Австралии и еще несколько уже не столь значимых стран. А вот в лагерь сторонников, чтобы Оримура стал пилотом и именно Белого Доспеха, входила Япония, Китай, что уже было из ряда вон, на фоне их постоянного противостояния, туда же вошел один из самых тяжеловесных игроков Империя (вот это удивления не вызывало, если учесть, где Оримура провел последние полтора года). В общем-то этих трех участников уже было достаточно, но неожиданно для всех, в лагерь Ичики вошла Англия, традиционный сторонник САСШ, но обычно предпочитающий нейтралитет. А до кучи, на голосовании в ООН, к этому лагерю присоединились еще две страны, производящие ИСы. Германия и Франция.
     «Дочь, — писала мать Сесилии. — Поверь мне, грядет новый передел мира. И нашей стране нужно успеть вскочить в лодку победителей, иначе Британия утратит последние позиции. Ты, как представитель нашей страны в Академии и самое главное, как представительница рода Олькотт, должна приложить все силы, чтобы завоевать доверие Оримуры Ичики. Этот мужчина приковывает к себе очень много внимания, а значит именно вокруг него будут происходить самые значительные события. В идеале необходимо, чтобы этот мужчина стал твоим мужем. Рассчитываю на тебя, дочь»
     Да уж. Это письмо пришло ПОСЛЕ того, как она бросила вызов этому мужлану. Да и к тому же. Муж? Он? Этот неотесанный выскочка?
     В воздухе над полигоном, облака вдруг завихрились, сворачиваясь в огромную воронку. А потом над девушками, пришедшими на практическое занятие, безмолвно, на громадной скорости пронесся ИС. Белый. А вслед за ним пришел звук.
     — Ай!
     — Что это?
     Со всех сторон посыпались возгласы удивления, некоторые граничили со страхом. А резкий звук заставил практически всех присесть, настолько мощной была волна. А остались стоять только двое.
     Сесилия переглянулась с Шинононо. Девушки одновременно нахмурились и демонстративно отвернулись.
     * * *
     — Ах, Ичика такой горячий!!! — возглас Табанэ, прозвучал в тот самый момент, когда белый ИС пронесся над полигоном.
     — Ичика! — голос Чифую был сух и строг. — Завершай полет и возвращайся.
     — Так точно!!! — в голосе парня звучали нотки безумной радости.
     — Что он сказал? — спросила Майя, сидевшая в кресле оператора.
     — Подтвердил приказ, — ответила Чифую. — По-русски.
     — Ичика хорошо знает русский! — это опять комментарий от гения.
     — Оримура-сан, — а вот это уже ректор. — Как мне кажется, ваш брат довольно неплохо управляет ИСом. Вы же говорили, что он в него ни разу не садился.
     — Так и есть, — спокойно ответила Чифую.
     — Что же, — подвела итог Александра Ивамото. — Значит у мальчика отличный потенциал. Я рада, что выбор пилота Белого Доспеха, был правильным.
     — Агась! — Табанэ сделала пальцами букву «V». — Я же говорила!!! Ичика очень хороший!
     — Я еще не настолько его знаю, — вежливо возразила ректор.
     — А я знаю! — от этого комментария Табанэ, Чифую едва не сделала фейспалм.
     В этот момент в шахте послышался шум и через некоторое время в бокс влетел Белый Доспех. И надо сказать, что Ичика делал все осторожно, а не лихо, как с опаской ожидалось. Он плавно подплыл к фермам, на которых обслуживали ИСы, не торопясь встал на захваты. Щелкнули замки фиксации.
     — Курсант Оримура учебный полет закончил! — раздался его голос, еще правда фонящий нотками той радости, что была в полете.
     — Деактивируй ИС, — скомандовала Чифую.
     Легкий гул из недр ИСа стих и он открылся выпуская пилота. Ичика легко спрыгнул на пол и тут же обернулся на своего ИСа.
     — Это было клево, брат! — выдал он, подняв большой палец.
     * * *
     Молодой парень повернулся к женщинам, что стояли возле операторской «подковы» и улыбнулся.
     » О боже», — Майя почувствовала, как по телу прокатилась странная волна.
     Улыбка парня была очень милой. Даже слишком милой. И это на фоне футуристического вида ДИНа, который очень уж напоминал доспехи. В смысле, те, средневековые. Упоры для компенсаторных дуг на плечах расширяли и так неплохой размах плеч. Две черные полосы, идущие, по аналогии с доспехом, от плеч к животу буквой V, еще больше усиливали эту картину. Ичике сейчас меч с самурайским шлемом и все, полная картина самурая, идущего на войну.
     «Я сенсей. Я сенсей» — Майя даже на секунду глаза прикрыла, чтобы отвлечься от совсем уж интересных мыслей, что проникали сейчас в голову.
     А парень подошел ближе, четким жестом приложил ладонь с срезу шлема.
     — Курсант Оримура полет закончил! — голос его все еще слегка подрагивал от веселья. — Разрешите получить замечания!
     — Вольно, курсант, — сказала Чифую, смотря на брата прищуренными глазами. — Доложи ощущения.
     — Да, наставник! — уверенно гаркнул Ичика. — Левая сторона ИСа, реагирует с некоторым запозданием.
     — На сколько? — это уже вылезла вперед Табанэ.
     Сейчас это было само воплощение ученого. Глаза горят азартом, перед ней три голографических панели, на которых были выведены параметры Белого Доспеха.
     — Я точно не скажу, — ответил парень. — Меньше секунды, но определенно есть. Я когда входил в левый вираж, это засек, а потом еще раз проверил.
     Чифую с некоторым удивлением слушала этот диалог. Нет, все было бы нормально, если бы Ичика управлял ИСом хотя бы с полгода. Но он выдавал это, после ОДНОГО раза. Женщина окинула взглядом присутствующих. Похоже, это впечатлило не ее одну.
     — Так, Ичика, — оторвала брата от Шинононо Чифую. — Ты так и будешь ходить в ДИНе?
     — А? — Ичика оглядел себя. — Ой. А как его снять?
     — Я расскажу!!! — вмешалась Шинононо. — Ичика, это нужно просто пожелать.
     — М-м — парень задумался. — Так, так.
     В это же мгновение ДИН исчез. Но не он один. Вместе с металлическим поблескивающим доспехом, испарилась и форма, что была под ним.
     — Опа, — изумленно выдал Ичика, смотря на себя.
     У доброй половины присутствующих (а это, надо напомнить, были только женщины!) лица заалели. Перед ними внезапно оказался полуголый парень, с очень кстати, неплохой фигурой. Развитые плечи, тугие мускулы на груди, сильные руки, мускулистые ноги.
     — Ичика, — усталым голосом произнесла Чифую. — Ты балбес. Зачем ты захотел снять с себя ВСЕ?
     — А мне нравится! — это Табанэ, кто еще такое выдать может.
     — П-п-простите, — смущенно сказал Ичика.
     — Вот для этого и нужно надевать специальный контактный костюм, — сказала Чифую. — Иди уже оденься!
     — Да, — кивнул парень. — А где теперь форма?
     — Все уже, — ответила Чифую. — Любую одежду, кроме контактного костюма, после отзыва всего, а не только доспеха, ждет такая участь. Поэтому большинство пилотов, носят контактный костюм под одеждой. Чтобы не попасть вот в такую ситуацию.
     — Понятно, — парень задумался. — А куда девается одежда?
     — Спроси ее, — ткнула Чифую в сторону Шинононо.
     На что Табанэ опять выдала «V» с двух рук. «Дурдом», — подумала Чифую, едва сдерживаясь от крепких слов.
     — Майя, давай пока поработаем с остальными, — обратилась женщина к своей помощнице.
     Но ответа не последовало. Посмотрев на девушку, Чифую увидела, что та сидит вся пунцовая и с мечтательным выражением на лице. «Еще одна жертва братца», — с досадой подумала Чифую.
     — Майя!!! — гаркнула женщина.
     — А? — девушка вздрогнула.
     — Выводи учебные ИСы, — сказала уже спокойно Чифую.
     — Да, — засуетилась Майя. — Конечно.
     * * *
     Ичика зашел в раздевалку и присвистнул.
     — Это все мне? — сказал он, оценивая пространство. — Шикарно!
     Раздевалка и в самом деле была слишком большой, особенно для одного человека.
     — Отлично! — выдал парень. — Так, мне же форма нужна.
     Крайний от душевого помещения ящик имел табличку. «Оримура Ичика». Заглянув туда, парень увидел комплект формы.
     — А мне тут начинает нравиться, — сказал Ичика. — Ладно, помоемся, что ли?
     Он снял трусы и посвистывая, пошел в душ.
     — Вот это круто! — выдал он, увидев помимо десяти кабинок, еще и здоровую ванну, хотя, наверное, лучше было это называть маленьким бассейном. — Так, а тут что?
     Парень заглянул за дверь, которая была сразу за бассейном. Там оказалась еще одна большая емкость с водой, практически не уступающая ванне в душевой, только здесь была заметно жарче.
     — Щикарно!!! — выдал удивленный Ичика. — Шоб я так жил!
     Он зашел в парную.
     — Кстати, а я ведь так и живу! — на его лице расцвела довольная улыбка.
     Тут он вздрогнул, потому как внезапно его талию обвили нежные руки, а в спину уперлись мягкие теплые мячики.
     — Тебе нравится, дорогой? — промурлыкала в ухо Табанэ.
     Не узнать свою возлюбленную, особенно по тому, как она появилась Ичика не мог. Стреманулся немного, конечно. И деру не дал за малым. Но вот такая Банни. Что теперь делать.
     — Банни, — ответил он, с некоторой опаской.
     — А ты кого ждал? — спросила девушка. — У тебя кто-то еще появился?
     — Да нет, никого, — ответил Ичика.
     — Я знаю, — ответила Банни.
     — Откуда? — поинтересовался парень.
     — Любимый, ты же знаешь теперь, кто я, — промурлыкала Табанэ. — Проследить за человеком, в месте, где камер больше чем деревьев, ну совсем пустяковая задача. А уж выяснить такой пустяк, как наличие девушки у парня, пребывающего в женском коллективе…
     Ее руки в этот момент опускались все ниже и ниже, пока не наткнулись на уже бодро стоящий член.
     — А ты соскучился! — хохотнула девушка.
     Она зачем-то пощупала мошонку.
     — О, тугие! — сказала она с улыбкой.
     — Банни! — взмолился парень. — Ты что творишь, а? Я же сейчас с ума сойду!
     — Ой, правда? — засмеялась Табанэ.
     — Правда! — рыкнул Ичика и повернувшись, подхватил девушку под бедра.
     На лице Банни играла лукавая улыбка. Она сама потянулась к парню за поцелуем.
     — Ах! — сорвался с губ девушки стон, когда стоящий колом член Ичики, буквально ворвался в нее.
     — Какие мы сегодня нетерпеливые — произнесла девушка, улыбаясь.
     Ичика сделал всего с дюжину движений, как почувствовал, что уже все. Он едва успел вытащить член, как тот принялся буквально извергаться, орошая стену, пол. А Банни в это время, смотрела на это действие с легким удивлением.
     — Ничего себе, — сказала она. — Ты так и пожары можешь тушить.
     Она слезла с рук и зачем-то нагнулась, рассматривая что-то на подрагивающем естестве парня. И вдруг она мазнула пальчиком по белесой жидкости, что осталась на кончике члена, и сунула этот палец в рот.
     — Интересный вкус, — выдала она, причмокивая. — А говорили, что это неприятно. Но мой Ичика, он вкусный!
     Парень даже не нашелся, что ответить.
     — Ичика, а ты уже все? — спросила Банни, прижавшись всем телом к Ичике.
     — Да ты что! — парень плотоядно улыбнулся. — Все только начинается!
     В подтверждение его словам, в бедро девушки, стало что-то толкаться.
     — А давай там! — сказала Банни, указывая на бассейн. — Как в тот раз?
     — Да как скажешь! — ухмыльнулся Ичика.
     * * *
     «Вот это помылся»
     Ичика сидел на скамейке, в раздевалке, напротив своего шкафчика, при этом пребывая в каком-то благодушно-философском настроении. Банни уже куда-то убежала, егоза, пообещав что пробудет здесь еще как минимум до вечера. Парень тут вздохнул, несколько тоскливо. Секс раз в две недели, это, скажем прямо, маловато. И к тому же не факт, что будет хотя бы такая периодичность.
     «Сигаретку бы сейчас. Хотя, не. Еще привыкну. Будем вести здоровый образ жизни. Верно я говорю?»
     «Запрос некорректен, пилот»
     — Ох ты, сука, *ля! — Ичика дернулся от внезапного ответа, да так, что съехал с лавки и приземлился на пол.
     Он огляделся. Нет, по прежнему он один.
     — А-эм, — парень наморщил лоб. — Кто ты?
     «Индивидуальный тактический доспех ближнего боя ИС-468. Маркировка «Белый Доспех». Построен 15 марта 2079 года. Введен в эксплуатацию 12 апреля 2079 года. Активация и настройка проведена 6 мая 2079 года. Пилот — Оримура Ичика».
     — Охренеть, — только и смог сказать Ичика.
     «Произвести настройку удаленного доступа?»
     — А? — парень нахмурился. — А для чего он нужен?
     «Удаленный доступ позволяет активировать активную форму ДИНа, без непосредственной посадки в него, путем подачи мысленной команды»
     — Ну давай, — осторожно сказал Ичика.
     «Выполняю».
     И ничего. Парень совершенно ничего не ощущал. Может, требовалось время?
     Ичика оделся, уже привычным жестом пригладил волосы. Знатно отросли. Но еще не настолько, чтобы сделать хвост. Привет от Дана, который имел длинную шевелюру. Вот и здешнему я захотелось иметь длинные волосы.
     «Настройка произведена. Ожидаю ввода команды на активацию»
     — Эй, стоп, — запаниковал Ичика. — Я ж только новую форму одел! Давай вечером? А! Как это… Отложить ввод команды активации!
     «Настройка отложена»
     Фух!!! Ичика расслаблено выдохнул и рассмеялся.
     — Слушай, — Остапа понесло. — А что ты меня так и будешь пилотом звать?
     «Изменение формы подачи информации. Желаете произвести изменения?»
     — А то, — парень выпятил вперед грудь. — Зови меня… Не, повелитель, это будет чересчур… Мастер! Точно!
     «Запрос принят, мастер. Изменение формы подачи информации завершено. Сохранить изменения?»
     — Сохраняй! — весело разрешил Ичика.
     * * *
     Сесилия Олькотт
     В общем-то тренировкой это было назвать нельзя. Похоже Ямаде-сан и Оримуре-сан, просто требовалось узнать реальный уровень пилотирования у первогодков. И надо сказать, никто из девушек, не вел себя так, будто только сейчас увидел доспех. Все более менее уверенно работали с ИСами. Если, конечно, не брать ее саму. На ее фоне однокурсники выглядели бледно и неуклюже. Разве что Шинононо Хоки, что-то из себя представляла. Насколько Сесилии было известно, Шинононо являлась победителем какого-то там местного чемпионата фехтовальщиков. Так что даже если выпустить ее против Сесилии прямо сейчас, даже на Стальном Духе, то придется попотеть, прежде чем Шинононо проиграет.
     Когда уже все собирались, то Оримура-сан окликнула девушку.
     — Сесилия, — сказала наставник. — Отправляй ИСа, и за мной. Есть разговор.
     Девушка кивнула. Выбрав функцию «Возврат», привязанную к месту в одном из боксов, Сесилия вылезла из доспеха и отозвав ДИН, подошла к Оримуре-сенсею. Та оценивающе как-то окинула девушку взглядом (Сесилия даже несколько смутилась).
     — Давай за мной, — сказала Оримура-сенсей.
     Пришли они в один из боксов. И взгляд девушки тут же зацепился за массивный белый ИС, стоящий в фермах.
     — Этот и есть Белый Доспех? — спросила девушка.
     — Он самый, — ответила Оримура-сан.
     Сесилия некоторое время рассматривала своего будущего противника. Именно так. Только ИС по ее мнению, представлял весьма реальную угрозу, даже в неумелых руках. И Белый Доспех, скорее всего, с наскоку не продавить.
     — Зачем вы меня сюда привели? — довольно резко спросила Сесилия.
     Нельзя же забывать, что хоть Оримура-сан и наставник, в первую очередь она сестра этого мужлана. Так что вполне возможно, захочет предоставить ему некоторые преимущества.
     — Чтобы запугать, — вполне серьезно ответила наставник.
     — Что? — Сесилия удивленно вскинула брови.
     — Именно так, — ответила Оримура-сан. — Я хочу, чтобы ты хорошенько подумала о предстоящем бое с Оримурой.
     — Я не откажусь! — воскликнула Сесилия.
     — Да кто тебя просит отказываться, — сузила глаза Оримура-сан. — Я призываю тебя правильно оценить противника. Иначе твое поражение будет не просто гарантировано, а еще и станет довольно унизительным.
     — Поражение?! — вскинулась Сесилия. — От пилота, который только сегодня сел в ИС? Простите, наставник, но это невозможно.
     — Все возможно, — кивнула Оримура-сан. — А в случае с Ичикой тем более. Не жди от него классического боя. Мой брат имеет неплохую военную подготовку.
     — Я тоже! — Сесилия гордо задрала подбородок.
     — Тебя учили бегать, прыгать, хорошо стрелять? — чуть насмешливо спросила Оримура-сенсей.
     Сесилия уже как-то не очень уверенно кивнула.
     — Так вот Ичику учили убивать, — продолжила наставница. — То есть как максимально быстро сделать противника трупом.
     Сесилия поморщилась. И этим ее пытаются запугать? Как умения лично пилота, могут помочь, если не умеешь пилотировать собственный ИС? И эти мысли четко пропечатались на ее лице.
     — Что ж, — Оримура-сенсей чуть улыбнулась. — Вижу, я тебя не убедила. Ну, как говориться, бой все покажет. Я должна была тебе рассказать о сильных сторонах твоего противника, я рассказала. Свободна.
     И Оримура-сенсей кивнула в сторону выхода. Сесилии ничего не оставалось делать, как туда и проследовать.
     Идя на выход, Сесилия все думала. Как-то действительно возле этого мужл… Оримуры, вечно что-то происходит. Может и на самом деле, стоит приблизить его? Как говорится, держи врагов поближе, да. Вся в раздумьях, Сесилия повернула за угол.
     Длинный коридор, ведущий к выходу, имел с одной стороны десяток дверей. И вот одна из них, дверей, распахнулась и в коридор вышла незнакомая девушка. Загадочно улыбнувшись, она сделала несколько танцевальных движений.
     — Ичика мой! — донеслось до Сесилии.
     Именно эта фраза и заставила девушку остановиться.
     — Йо-хо! — незнакомка была явно чем-то чрезвычайно довольна.
     По крайней мере вид у нее был, как у кошки, которая только что умяла столько сливок, сколько смогла. Подпрыгнув, эта девушка сорвалась с места и буквально бегом убежала куда-то. Странная особа.
     Только Сесилия захотела продолжить свой путь, как дверь, из которой вышла та девушка, вновь распахнулась. И в коридор, что-то напевая себе под нос, вышел… Оримура!
     — Да что тут происходит? — вполголоса спросила Сесилия, когда парень тоже ушел.
     Она подошла к той двери, откуда вышли эти двое.
     «Мужская душевая», — гласила табличка.
     — Но как? — сама у себя спросила Сесилия. — Они же разного по…
     И тут девушку пронзила догадка, как так получилось, что парень и девушка оказались вдвоем в одном душе. И чем они там могли заниматься… Румянец от этих мыслей, бодро вылез на щеки.
     — Оримура! — буквально прорычала Сесилия.
     На нее отчего-то напала злость. Этот мужлан, мало того, что попал в Академию просто из-за своего пола и, похоже, благодаря политическим игрищам (не говоря уже о сестре), но еще и нагло водит сюда посторонних баб. И…
     Девушка еще больше зарделась, когда перед глазами возникли картинки, что там в душе могло происходить.
     — Ах ты, похотливое животное! — яростно прошептала Сесилия.
     * * *
     Хоки и сама не поняла, как она очутилась в этом кафе, да еще и в такой компании. Рэна Юма, Оби Майку и Дойна Реску. Эта троица уже успела заслужить сомнительное название. «Порноотряд». Потому как разговор с любой из них, даже про ИСы, каким-то образом неизменно скатывался сначала к фривольным шуткам, потом к выяснению, кто с кем и как, а потом… вот как сейчас.
     Хоки с некоторым трудом вспомнила, как беседа про Академию, сенсеев, семпаев и конечно ИСы, перелезла на Оримуру. Ах да, Дойна восторгалась Белым Доспехом. Такой мощный, все такое. А потом разговор с ИСа плавно перетек на пилота. Точнее на предстоящий поединок, его и Олькотт. Сможет он или нет, а для этого просто позарез нужно было выяснить, какой у Оримуры характер.
     Но что могла сказать Хоки? Она знала его одиннадцатилетним пацаном. Это был другой Оримура Ичика. Тот был мягким, улыбчивым и казалось, совсем не умел расстраиваться. Упорный был, этого не отнять. Если что-то в голову ему втемяшилось, то будет долбить это дело без устали и сна. Как, например, произошло с фехтованием.
     Девчонкам такой рассказ очень понравился. Они сидели, округлив глаза и раскрыв рот, внимали. А Хоки что-то потянуло на воспоминания. Девушка вспомнила, как застала Ичику в пять утра, тренирующего удары. Как ее дед похвалил парня, сказав, что дух самураев еще не умер, раз в Японии остались такие мальчики. Почему-то вспомнился случай, когда он притащил одного из пацанов, с кем пошел погулять в горы, после того, как тот подвернул ногу.
     Очнувшись, Хоки увидела вокруг себя влюбленные глаза. Девчонки выглядели, как близняшки, настолько похожими в этот момент были их лица.
     — Я прямо таю! — пролепетала Юма.
     — Мой герой! — поддержала ее Майко.
     — Но сейчас он… изменился, — сказала Хоки и потянула сок из соломинки.
     — В лучшую сторону? — тут же поинтересовалась Дойна, смуглокожая девчонка откуда из Восточной Европы.
     — Он… — Хоки задумалась. — Словно ему уже лет сорок.
     Тут Хоки стало немного не по себе, что делилась своими воспоминаниями. Она помрачнела.
     — Я читала, — заговорила внезапно Юма. — Что мальчики без ума от красивого женского белья. Что это их даже заводит больше, чем просто нагота.
     — Да? — заинтересовалась Дойна. — Нет, я знала, что им нравится подсматривать, но чтобы настолько.
     — Правда-правда, — закивала Юма. — Это писал мужчина.
     — Я бы Ичике показала, — это вдруг вставила комментарий, казалось выпавшая из разговора Майко. — Чтобы он снял все с меня.
     В голосе девушки сквозила такая похоть, что остальные тоже заерзали.
     — Майко, — с попыткой на строгость сказала Юма. — Ну нельзя же так при всех.
     — Да ладно, девчонки, — улыбнулась Майко. — Мы все думаем об одном. Как залезть в штаны Ичике.
     — Хоки повезло, — завистливо продолжила Дойна. — У нее шансов больше всех.
     — Да я и не думала вовсе, — возразила Хоки, но румянец против воли расцветил ее щеки. — И вообще у него невеста есть!
     Такое сообщение прозвучало, словно гром среди ясного неба. Девчонки на некоторое время словно онемели.
     — Но как?! — с мольбой в голосе прошептала Дойна. — Этого не может быть!
     — Он сам сказал, — мрачно ответила Хоки.
     Девушки синхронно уставились в стол.
     — А ты знаешь, кто она? — спросила Дойна.
     — Нет, — мотнула головой Хоки.
     — А мне все равно! — вдруг с ожесточением сказала Юма. — Четвертой или пятой! Какая разница?
     — Юма! — чуть не хором сказали девчонки.
     — Да в моем округе, встретить нормального парня, — девушка сверкнула глазами. — Было труднее, чем найти инопланетянина. Его невеста, она же должна понимать, что забрать его только себе, это невозможно?
     — Но мы не знаем, кто она, — уныло пробормотала Майка. — А если он сам не захочет?
     — Этого не может быть, — уверенно сказала Дойна, от нахлынувших чувств, даже встав. — Чтобы молодой парень в присутствии девушки, не захотел?
     — Но Хоки вон живет с ним, — слабо возразила Майка.
     Взгляды девушек скрестились на Шинононо. Та смутилась и отрицательно помотала головой.
     — Он, — у Хоки дернулся глаз. — Он будто… Не видит меня. Как девушку.
     — А ты пробовала?! — в раже воскликнула Юма. — Ну, плотнее?
     Хоки совсем покраснела.
     — Девочки, — в голосе Дойны прозвучали заговорщицкие нотки. — У меня есть план!
     И девушка опершись руками на стол, приняла образ «Команданте»
     — Алкоголь! — свистящим шепотом произнесла она…
     … В комнате никого не было. Ичика еще не пришел. Хоки села на кровать. Тот задор, который был с ней в кафе, постепенно спадал. Девушка вздохнула. Посмотрела на кровать Ичики. И тут комм пиликнул, сигнализируя, что пришло текстовое сообщение.
     «Хоки, ночую в городе. Ичика»
     Хоки вздохнула и грустно улыбнулась.
     * * *
     Табанэ неверяще смотрела на изящное золотое кольцо, оттененное синим бархатом, на котором лежало.
     — Ичика… — девушка оторвала взгляд от кольца и посмотрела на парня.
     — Банни, — торжественно произнес парень. — Я, Оримура Ичика, хочу чтобы ты, Шинононо Табанэ стала моей женой!
     Банни прижала ладошки к лицу.
     — Правда, не сразу, — тут Ичика несколько смутился. — Я же еще несовершеннолетний. Но через год…
     — Я согласна!!! — взвизгнула Табанэ, кидаясь парню на шею.
     А если учесть, что в данный момент Ичика стоял на одном колене, то закономерно, что Банни опрокинула его на спину. Вот так, лежа на своем будущем муже, Табанэ нетерпеливыми руками выдернула кольцо из коробки, надела его на палец и вытянув руку перед собой, полюбовалась. Кольцо в этот момент, словно специально сверкнуло насыщенным золотым цветом.
     — Красиво… — протянула девушка.
     — Что, даже не подумаешь? — улыбнулся парень.
     — О чем? — не поняла Банни.
     — Обожаю тебя! — расхохотался Ичика.
     * * *
     Они лежали, остывая от пламени чувств. Банни предпочла это делать, лежа на Ичике, так и не пожелав слезать с любимого, после испытания новой позы.
     — Ичика, — заговорила Банни, водя парню по груди пальцем.
     — А?
     — Я хотела поговорить с тобой, — сказала девушка. — О Хоки.
     — А что такое? — Ичика открыл глаза и посмотрел на Банни. — У нас ничего не было. Мы просто живем вместе. Так получилось.
     — Она тебе нравится? — спросила Банни.
     — Симпатичная девушка, — ответил Ичика. — Надеюсь, ты не ревнуешь?
     — Нет, — просто ответила Банни.
     В комнате повисло молчание.
     — Меня не будет три недели, — сказала вдруг Банни. — Русские вышли на финальный этап испытаний Шквалов. Мне надо быть там. Уже.
     — Я все понимаю, — парень погладил девушку по голове. — Я, конечно, не рад, но раз так надо…
     — Потом я буду с тобой целую неделю, — сказала Банни. — Я обещаю!
     — Хорошо, — улыбнулся Ичика.
     Банни подняла голову и посмотрела ему в глаза.
     — Скажи, — заговорила она. — А ты…
     Она вдруг засмущалась и, покраснев, уткнулась парню в грудь.
     — Ну что такое? — хохотнул Ичика.
     — Сделай Хоки счастливой! — выпалила на одном дыхании Банни.
     Ичика от такого заявления, на некоторое время онемел.
     — Эм, — парень даже не мог придумать, что ответить. — А… Что значит, счастливой?
     — Как меня, — Банни не поднимала глаз. — Ты… Очень много значишь для нее.
     Ичика недоуменно смотрел на девушку.
     — Я правильно понял? — в его голосе звучали нотки удивления. — Ты просишь меня, переспать с твоей сестрой?
     — Если бы вопрос был в этом, — ответила Банни. — Ты же был ее единственным другом. Но из-за меня, семье пришлось переехать. И Хоки первое время, очень сильно замкнулась в себе. А сегодня я увидела прежнюю Хоки. Хоки, которая улыбается!
     — Я… — парень потер лоб. — Даже не знаю, что ответить.
     — Хоки хорошая, — заговорила Банни. — Она строгая, но добрая!
     — Но она, — у Ичики дернулась щека. — Она же… Твою мать! Ты понимаешь, что ты говоришь?!
     — Ичика, ну прости! — Банни улыбнулась. — Просто я хотела, чтобы ты некоторое время был только моим! Я же… Просто у меня никогда не было… Парня! Вот я и… В общем, не хотела, чтобы ты сравнивал меня с другими. Даже с Хоки. Но теперь… Я же твоя невеста?
     — Да, — односложно ответил ошарашенный парень.
     — Я теперь уверена, что мое место в твоем сердце, — девушка положила ладонь на грудь парня. — Его никто не займет! Ичика мой!
     Она потянулась и поцеловала парня в губы. А потом, мило улыбнувшись, устроилась на груди Ичики.
     — Как приятно! — буквально пропищала Банни.
     Парень усмехнулся. Вот только в его голове был легкий сумбур. Сделать счастливой, ага.

Примечание к части

     Ууух, не маленькая часть вышла. Но я отбетил! Наверное...)
>

3 глава.

     3.
     Ичика явился сразу на уроки. Как ни в чем не бывало, он сел за свой стол.
     - Ичика! – раздался громкий шепот.
     Это не выдержала Юма.
     - А ты где был всю ночь? – напористо спросила она.
     - Оу, полегче! – Ичика улыбнулся. – Это как бы мое дело, где я провожу ночи, нет?
     - Это несправедливо! – это практически простонала Майко.
     - Встать, поклон!
     В класс вошла Ямада-сенсей и Оримура-сенсей…
     … - Что он делает? – спросила Като Масуми, глядя на Ичику.
     Практическое занятие было в самом разгаре. Сегодня ИСов хватило всем, так что занимались плотно, с огоньком, изучая под руководством Оримуры-сенсей различные резкие маневры.
     А Ичика отошел от всех и принялся делать странные вещи. Он то бегал, то есть буквально, по земле, а не в парении. То принимался делать на ИСе какие-то чуть не танцевальные движения, а то и вовсе отжиматься.
     - Изучает свой ИС, - коротко ответила Оримура-сенсей, на вопрос девушек.
     - Но почему… так? – недоумевала Дойна.
     - Личный ИС, - заговорила Оримура. – Требует более точной настройки. Так как управлять им будет только один пилот, то доспех нужно более точно подогнать под особенности человека. Ичика сейчас пытается ПРОЧУВСТВОВАТЬ ИС. Вы все люди не военные, иначе бы для вас не было вопроса, что происходит. Любой, кто подгонял оружие лично под себя, вырабатывает свою методику, как это делать.
     - То есть Оримура добивается того, - задумчиво сказала Хоки. – Чтобы не думать, что делает.
     - Да, Хоки, - ответила Оримура-сенсей. – Отдохнули? Тогда продолжим…
     … - Хоки! – голос Ичики остановил девушку, когда она уже тоже собралась уходить.
     Она несколько подзадержалась, просто как-то увлеклась, исполняя на ИСе упражнения с мечом. Стальной Дух был японским ИСом ближнего боя и в качестве оружия использовался клинок, чрезвычайно похожий на классическую катану.
     - Что? – Хоки повернулась к парню.
     Лиц сейчас не было видно за забралами шлемов, но почему-то девушка была сейчас уверена, что Ичика улыбается.
     - Хоки, - парень подлетел поближе. – Слушай. А ты не против небольшого спарринга?
     - Сейчас? – Хоки что-то засомневалась.
     - Ну а почему нет? – ответил Ичика. – Мы на арене. То есть в специальном месте для поединков ИСов.
     - Но экран же не стоит, - возразила девушка.
     - Так мы только на холодном, - ответил парень.
     В его руках материализовался прямой длинный меч, по типу европейских бастардов.
     - Ну давай, не бойся, - сказал парень. – Я не буду тебя сильно бить.
     Эта фраза. Он точно так же говорил тогда, в додзё. Как она тогда злилась! Хоки улыбнулась и вытянула руку. В ней появился меч.
     - Сам напросился! – весело сказала Хоки.
     * * *
     Сесилия стояла на одной из обзорных галерей и наблюдала за поединком между Шинононо и Оримурой. Да, она пришла сюда специально, после того, как обнаружила, что Шинононо не пришла в раздевалку с остальными. Ее почему-то взяла злость и она хотела лично убедиться в том, что все дело опять в… Но реальность оказалась такой, что эти двое сейчас устроили поединок.
     Сначала их движения были неторопливы. Мечи больше вспарывали воздух, чем касались друг друга. Оба предпочитали уходить от атак, чем отбивать их. Но потом скорость начала возрастать.
     Оба не стеснялись пользоваться возможностями ударить или пнуть оппонента. И если от Оримуры этого можно было ожидать, то в исполнении представительницы спортивного фехтования, это было несколько неожиданно. Вот с ее стороны прошла подножка и Белый Доспех было полетел на землю, но тут же отлетел в сторону. А нацелившаяся на добив Шинононо была вынуждена отбиваться от контратаки. Впрочем, она быстро усвоила урок. Поэтому буквально через минуту, бой шел уже не только на поверхности.
     Клинки сверкали на солнце, мелькали в быстрых выпадах, бликовали при замахах, скрежетали при столкновении.
     - А ты действительно, кое-что умеешь, - сквозь зубы признала Сесилия.
     Оримура оказался неплох в ближнем бою. Но это ему мало поможет, так как ему предстоит бой с Синими Слезами. ИСом дальнего боя. А уж Сесилия не даст ему возможности применить его навыки в ближнем бою. Нет-нет. Даже хорошо, что она сейчас это увидела.
     Между тем поединщики скрылись в облаке пыли, что подняли, когда оба с воздуха переместились на поверхность…
     Что-то там все замерло. Пыль быстро оседала и Сесилия увидела, что Белый Доспех стоит на одном колене. Его меч, был зажат между левой рукой и телом Стального Духа Шинононо. А вот ее меч был направлен прямо в грудь Оримуры.
     - Проиграть второму поколению! – Сесилия фыркнула и резко развернувшись, ушла.
     * * *
     Хоки и Ичика, поставив доспехи, шли по коридору.
     - Да там была одна инструктор, - говорил парень. – Настоящий потомок древнего рыцарского рода, замечу!
     Парень усмехнулся.
     - Катан у них, естественно не было, - продолжал Ичика. – Но мне понравились их бастарды. Честно скажу, даже не знаю теперь, что мне нравится больше.
     - Так вот откуда эти европейские финты, - сказала Хоки. – Я еще удивилась.
     - Но эффективно же? – спросил Ичика.
     - Да, этот перехват за клинок, это было неожиданно, - признала Хоки и лукаво улыбнулась. – Но тебе это не помогло.
     - Да, в мастерстве ты выросла просто на голову, - ответил Ичика.
     Тут его живот издал громкое урчание.
     - Слушай, пойдем поедим, а? – попросил парень.
     Хоки улыбнулась. Поесть Ичика любил всегда.
     - Только сначала переоденемся, - сказала она.
     - Тогда у выхода, - сказал Ичика.
     Они как раз дошли до дверей женской раздевалки. Хоки кивнула и открыла дверь.
     - Хоки! – позвал Ичика.
     Девушка посмотрела на парня.
     - Отличный бой, - улыбнулся Ичика.
     Хоки улыбнулась в ответ.
     * * *
     Давешняя кафешка, в которой они сидели с девчонками. Кажется их группа, как-то так получилось, превратила это заведение в постоянное место своих сборов. Ну вкусно здесь кормили, этого не отнять.
     - А здесь понимают толк в мясе, - Ичика пододвинул к себе второе блюдо.
     У него было какое-то смешное название. Шашилик, кажется.
     - Черт возьми! – парень аж глаза закатил. – По любому, повар здесь из Империи!
     - Почему ты так решил? – спросила Хоки.
     - Потому что этот шашлык, - ткнул парень пальцем в куски мяса. – Он сделан ПРАВИЛЬНО. И он явно зажарен на углях. Попробуй!
     Хоки, несколько смущенно, взяла небольшой кусочек мяса из тарелки Ичики. А вкус действительно был необычным. Мясо было явно для начала вымочено в чем-то.
     - И это курица! – Ичика улыбался. – Надо будет попросить баранины.
     - А что она лучше? – спросила девушка.
     - Эй, жэнщина! – парень как-то по смешному поцеловал свои пальцы, сложенные в горсть. – Это просто сказка!
     Сыто отдуваясь, Ичика откинулся на спинку дивана.
     - Надо посетить одно место, - сказал он. – Простите. Я сейчас.
     Парень тяжело встал из-за стола и вышел из кабинки. Хоки проводила его задумчивым взглядом.
     Пока Ичика ходил, Хоки смотрела в окно и вспоминала сегодняшний бой. И вспоминала дедушку, который говорил, что нет более лучшего способа, чем узнать человека, нежели поединок с ним. Так вот, Ичика сегодня, предстал перед Хоки в несколько ином свете, чем тогда, в детстве. Во-первых, его стиль из контратакующего сделался напористо атакующим. Но вместе с тем, он не забывался в нападении, легко переходя, когда надо, к глухой обороне. Чтобы через некоторое время вновь взорваться яростной атакой, едва почувствует такую возможность. У Хоки вообще сложилось впечатление, что Ичика не работает в полную силу. Более того, ей показалось, что он сдерживает себя. Потому как движения его, они были несуетливые, а практически идеально прочерченные, экономные. Что ж, он тоже учился, как и она сама.
     - Хоки! – шепот заставил девушку вздрогнуть.
     - Юма? – удивилась Хоки.
     - Вот, - девушка протянула руку.
     В ней находился блистер, с какими-то таблетками.
     - Что это? – спросила Хоки.
     - Афродизиак, - ответила Юма. – Ну, бери же, сейчас Ичика придет!
     - Но…, - Хоки на автомате взяла таблетки.
     - Бросишь одну капсулу в жидкость, - деловито инструктировала Юма. – И все, ночь любви гарантирована.
     - Но я…, - Хоки зарделась.
     - Ну что? Давай я, - Юма выхватила блистер, шустро выдавила таблетку.
     - Это его стакан? – спросила она.
     Хоки кивнула. И только когда таблетка упала в стакан с соком, она спохватилась.
     - Юма, но зачем? Я…, - начала было девушка.
     - Все, я побежала! - сказала Юма.
     В этот момент в кабинку вошел Оримура.
     - Опа, - сказал парень. – У нас расширение состава?
     - Н-н-нет, - Юма вдруг засмущалась. – Я просто… Я… Пойду я!
     - Ну давай, - Ичика проводил девушку недоуменным взглядом.
     А та, уже выходя, посмотрела на Хоки и беззвучно, одними губами сказала «Удачи».
     * * *
     Ичика выпил сок. Хоки сидела вся на иголках. Заметит или нет? Но парень ничего не сказал. Пока ели, он рассказал еще несколько забавных историй из своей жизни за границей и девушка как-то даже забыла об инциденте с Юмой…
     Перемену в поведении Ичики Хоки заметила на пути в общежитие. До того непринужденно разговаривающий, он сделался вдруг молчаливым. Бросив взгляд на Ичику, девушка увидела, что его лицо покраснело, а на скулах играют желваки.
     До общаги они буквально добежали, настолько быстро шел Ичика. Далее он, стремительно, не смотря по сторонам, дошел до их комнаты, не реагируя на приветствия. Его провожали удивленными взглядами. Просто как-то так получилось, что в нем привыкли видеть вежливого веселого человека, а тут такой поворот.
     - Хоки, - сказал Ичика, когда девушка вошла в комнату. – У тебя есть к кому сходить в гости?
     Его голос звучал сдавленно. Он сидел на кровати, положив руки на колени и опустив голову. Хоки при этих словах взяла оторопь. Похоже таблетка действует. Но он все равно не хочет с ней? Обида поднялась из груди и вытолкнула слова:
     - Есть, - глухо ответила она. – Скажи. Я тебе что, действительно совсем не нравлюсь?
     Парен поднял голову и удивленно посмотрел на девушку.
     - Ничего себе вопросы, - сказал он. – Нет, нравишься. В этом и дело.
     - В чем? – спросила Хоки, подходя ближе.
     - Хоки! - парень вытянул руку, останавливая девушку. – Богом прошу, не подходи. Иначе я за себя не отвечаю.
     Девушка замерла. Она смотрела на Ичику, смотрела… А тот смотрел на нее… И прикрыл глаза.
     - Мне надо в душ, - сказал он, отворачиваясь.
     - Ты же только что в нем был, - заметила Хоки.
     - Был, - кивнул Ичика. – Но я хочу еще.
     Он резво, будто по команде, вскочил с кровати и буквально выбежал из комнаты. Хлопнули двери душа. Через некоторое время полилась вода. Хоки прошла до своей кровати и рухнула на нее словно подкошенная. Даже находясь в таком состоянии, он предпочел сбежать. Да что с ней не так?
     Хоки вяло стащила с себя форменную куртку и просто бросила на кровать. На глаза сами собой наворачивались слезы. Да кто его невеста, если она умудрилась настолько затмить всех остальных женщин? Юбка, шурша, скатилась вниз, а девушка просто вышагнула из нее, не делая попыток поднять. Тоска вцепилась в грудь, подкатывая комком в груди.
     Хоки, как была, в одной рубашке, подошла к окну. Солнце уже садилось, вытянув длинные тени. Девушка открыла окно. Теплый ветерок проник в комнату, наполняя ее едва уловимыми ароматами.
     Сзади раздался сдавленный звук. Хоки обернулась. Ичика вышел из душа, как он обычно это делал, в одних штанах и с рубашкой в руке. А на его лице было выражение крайнего изумления.
     - Ну, я держался сколько мог, - прошептал он и шагнул к Хоки.
     Девушка даже не успела испугаться, как на ее талии сомкнулись сильные руки.
     - Прости, - сказал он, смотря ей в глаза. – Но это выше моих сил.
     Его губы коснулись ее губ. Нежно, очень нежно. Хотя и почему-то подрагивали. Потом он на секунду оторвался.
     - Хоки, посмотри на меня, - сказал Ичика.
     И девушка, в процессе успевшая закрыть глаза, подняла веки.
     - Ты мне очень нравишься, - голос парня был хриплым. – ОЧЕНЬ. Ты понимаешь?
     Хоки кивнула и смущенно опустила взгляд. Но парень тут же поднял ее лицо за подбородок.
     - Сейчас ты можешь сказать нет, - проговорил Ичика. – Потом я остановиться не смогу.
     Хоки посмотрела на серьезно-каменное, словно маска лицо парня. Только его горящий взгляд выдавал ту бурю, что он сдерживал сейчас.
     - Будь нежнее, - сказала она и ее охватило чувство, что она только что шагнула в пропасть.
     Голубые глаза яростно сверкнули, маска слетела с лица. Ичика радостно-предвкушающе улыбнулся…
     Дерзкий язык уверенно раздвинул ее губы. С легким стоном Хоки впустила его и тут же, пусть и не очень умело, принялась делать тоже самое. Голова восхитительно закружилась, а ее руки как-то удобно, привычно, обвили его шею. Ноги стали будто ватные, поэтому она прижалась к Ичике. Он почему-то был холодным.
     «Так вот что он делал в душе», - проскользнула довольная мысль. – «Пытался сдержаться. Дурачок».
     - Ичика! – выдохнула девушка, когда его ладони переместились со спины ниже.
     - Тише, тише, - прошептал ей в ухо парень. – Мы же не хотим оповестить всех, чем тут занимаемся?
     Хоки кивнула. А Ичика улыбнулся. И вновь вернулся к поцелуям.
     - М-м! – на этот раз вышло тише.
     Просто его губы коснулись шеи. А потом язык. И снова эта удивительно приятная беседа без слов, только языками. А потом он одним махом подхватил ее на руки.
     Он подошел к своей кровати. На его губах блуждала загадочная улыбка. Хоки снова зарделась, от этой улыбки, от его взгляда, что сейчас беззастенчиво гулял по ее телу.
     Ее рубашка слетела будто сама собой. Она рассталась с ней без сожаления, отпустив куда-то на пол. Ичика опять слился с ней поцелуем, укладывая на кровать. Вот его губы оказались во впадинке между грудей и Хоки тихо застонала. Как же это приятно было! Его ладонь легла на грудь, а губы вновь отыскали ее уста. Сколько удовольствия. Надо было сделать это еще в первую ночь!
     Она и сама не поняла, когда он снял бюстгальтер. Его губы уже вовсю гуляли по телу, а потом он нашел дерзко торчащие соски.
     - А-ах! – получилось чуть громче, просто сдерживаться уже не было сил.
     - Хоки, - укоризнено проворчал Ичика, при этом лаская ее вишенки большими пальцами.
     А на девушку напала игривость. Она извиняюще улыбнулась, но при этом взяв в рот пальчик. Короткий рык и Ичика с жаром принялся дальше исследовать ее тело на предмет эрогенных зон.
     Его рука опустилась между ее ног. Хоки вздрогнула и рефлекторно сжала ноги.
     - Тихо, тихо, - жарко зашептал Ичика. – Не бойся.
     Внезапный страх постепенно сдавался перед ласками. Хоки уже без стеснения прижимала его голову к своей груди, когда язык игрался с ее сосками. Приятные ощущения волнами расходились по телу, вырываясь сдавленными стонами сквозь стиснутые зубы.
     Она ощутила, как последняя часть одежды поехала вниз, но только лишь замерла в предвкушении. Вот его пальцы (а губы не отпускали грудь), проникли между нежных складок и нащупали чувствительный бугорок. Наслаждение судорогой пробежало по телу и Хоки откинулась на подушку.
     А пальцы и не думали останавливаться. Они и дальше продолжили свою восхитительную игру, даря все новое наслаждение.
     - А-м-м-м! – это Ичика успел зажать рот девушки.
     Вспышка всепоглощающего удовольствия пронзила ее тело, заставив его выгнуться, а потом задрожать как в лихорадке. И естественно Хоки уже не думала ни о каком контроле и выдала бы крик во всю громкость.
     Ичика, улыбаясь, смотрел на Хоки, все еще лежащую с закрытыми глазами. По ее телу еще блуждали волны оргазма, заставляя его периодически вздрагивать.
     Вот Хоки открыла глаза, все еще затуманенные страстью. Наткнулась на довольное лицо Ичики и на ее щеки вылез румянец.
     - Не смущайся, - улыбнулся парень. – Ты сейчас просто восхитительна.
     - Как же хорошо, - прошептала Хоки еле слышно.
     - А это еще только начало, - сказал Ичика. – Дальше будет еще лучше.
     - Еще? - Хоки слабо улыбнулась. – Куда уж лучше?
     - О! – Ичика распрямился и взялся за ремень. – Поверь, может!
     Брякнула пряжка и его штаны съехали вниз. И не сдерживаемый больше презренной тканью, напряженный член предстал перед глазами Хоки.
     Чуть приоткрыв рот, девушка смотрела на эту подрагивающую дубинку.
     - Пойдем-ка, - сказал Ичика.
     Он опять сгреб девушку на руки.
     - А мы куда? – чуть испуганно произнесла Хоки.
     - В душ, - ответил Ичика и ухмыльнулся. – А ты что подумала?
     Зайдя в душевую, Ичика осторожно поставил Хоки на ноги. А сам прошел и включил воду.
     - Теперь можно не париться с очередностью, - сказал он, стоя под водой.
     Обернувшись, он взял Хоки за руку и притянул к себе.
     - А просто мыться вдвоем! – улыбнулся он перед поцелуем.
     Теплые струи стекали с их тел, даря еще одно легкое прикосновение к телам, которые сейчас были особенно чувствительны к ласкам. Хоки прижималась к Ичике, ее руки то касались его плеч, то взъерошивали волосы на затылке, то гладили щеки. Последнее ей казалось каким-то особенно милым, взять любимое лицо в ладошки и с наслаждением целовать его в губы… Любимое? Как-то это слово проскочило, словно между делом, как свершившийся факт. Хоки оторвалась и посмотрела на Ичику. Любимый… Он? Мужчина, который пообещан другой женщине? Я люблю его?
     Ичика по-своему понял, зачем Хоки прекратила целовать его и принялся играться с ее торчащими сосками. Он то теребил их языком, то принимался посасывать. А его пальцы между тем опять опустились между ног девушки, где был незамедлительно нащупан заветный бугорок. Эти ласки сделали мысли Хоки рваными, бессвязными. Она плавно уплывала в туман наслаждения, отдаваясь на волю этим ловким рукам, языку, губам. Девушка вздрогнула, ибо в этот миг по ее бугорку в нежных складках, как раз и прошелся язык.
     Она опустила голову и увидела смеющегося Ичику.
     - Понравилось? – ехидно спросил он.
     Как в замедленном кино, он наклонился и его язык снова прошелся ТАМ. Хоки изо всех сжала зубы, удерживая стон наслаждения. А этот изысканный мучитель продолжал свое дело, то описывая окружности языком вокруг клитора, то начиная его просто лизать. А его пальцы между тем, вошли в узость ее дырочки и принялись ходить туда-сюда. Щеки девушки слегка розовели, от осознания того, что по этим пальцам сейчас буквально водопад стекает.
     Она сумела сдержаться! Правда для этого она крепко, двумя руками зажала себе рот. Вот только устоять на ногах было выше ее сил и если бы не Ичика, то Хоки сейчас просто бы осела на пол. Но парень поддержал ее за бедра, а потом, выпрямившись, просто прижал к себе, с улыбкой чувствуя, как тело девушки содрогается от волн удовольствия.
     - Какая ты пылкая, - прошептал Ичика. – А так и не подумаешь.
     А Хоки с каким-то особым удовольствием, буквально растекалась по сильному мужскому телу, жмурясь от довольной слабости в теле. При этом, словно вдогонку, теплая вода дарила еще один штрих в эту картину неги.
     Выплыв из охватившего ее дурмана, Хоки посмотрела на Ичику. Любимый… А что если и так? Почему она не может любить его, пусть он и любит другую? Кто ей-то запретит любить его? Разве ей нужно что-то от него? Нет. Она будет просто рядом, сколько позволит судьба, и радоваться каждому мгновению вместе. Потом скорее всего будет ужасно больно, но это будет потом, а сейчас… Она в его объятиях, а не та невеста его. И они стоят обнаженные, чувствуя друг друга... Кстати.
     Хоки посмотрела вниз. К ее бедру прижимался и не думающий даже падать член. Она получила удовольствие. Он все это время занимался тем, чтобы ей было хорошо, а как же он?
     Девушка несмело коснулась члена рукой. Ичика вздрогнул. Хоки чуть испуганно посмотрела на него. Но Ичика ободряюще улыбнулся.
     Член был твердый на ощупь. Кожа на нем была бархатистой, нежной такой. Его рука легла поверх ее ладони, и он сделал несколько движений вперед-назад. Хоки кивнула и продолжила уже сама. После нескольких таких движений, по телу Ичика пробежала дрожь. Ему нравится! Хоки лукаво улыбнулась.
     Ее язык нашел плоский мужской сосок и принялся теребить его. Дыхание парня тут же сделалось тяжелым, а иногда вместе с выдохом вырывался еле слышный стон. Хоки оставила один сосок и принялась за другой, не забывая при этом играться с главной игрушкой. А что если?
     Хоки буквально стекла вниз, не упустив удовольствия от прикосновения к его телу. Встав на колени она посмотрела на лицо парня. Ичика внимательно глядел на нее, а в его глазах Хоки с удовольствием увидела пелену страсти.
     Подрагивающий член оказался прямо напротив ее лица. По стволу вилась веревка вены. На самом конце кожу раздвинула ярко красная головка.
     Когда девушка поцеловала член, парень опять вздрогнул и с шумом выдохнул. О как! А ему это очень сильно нравится! Хоки лизнула головку. Опять дрожь. Как интересно! А вкус странный. Не соленый, и не сладкий. Даже не подобрать аналогии. В общем, это ЕГО вкус.
     Хоки открыла рот и обхватила член губами. Он опять дернулся! И член, и Ичика. Девушка принялась осторожно посасывать, то почти вынимая член изо рта, то снова вводя его. Наконец вытащив, она облизнула головку. И тут случилось это.
     Ичика рыкнул, член дернулся, а парень ухватил его и отвел в сторону. Из члена на пол нехилым таким потоком изверглась белая струя, сразу же увлекаемая потоками воды в слив. А Хоки все смотрела на это, с каким-то детским любопытством. Вот так кончают мужчины?
     - Прости, - сказал Ичика.
     Хоки посмотрела вверх. Парень чуть виновато улыбался. А вот интересно…
     Девушка уже как-то привычно взялась за его член и повернула к себе. Мелькнул язык, слизывая с головки мутную каплю. Хоки задумчиво покатала ее во рту.
     «Да что ж они все это пробуют?» - мелькнула мысль у Ичики.
     * * *
     Они не стали собственно доводить дело до конца. И Хоки, и Ичика почувствовали, что усталость прямо уже валит с ног. Но Ичика не смог отказать себе в удовольствии, растереть женское тело полотенцем.
     Вопрос кто где спит, даже не поднялся. Ичика оставил Хоки в спальне, пока ходил вытираться сам, а когда пришел, девушка уже довольно посапывала в его кровати. Причем как была, голышом. Усмехнувшись (а вот как сейчас лягу в ее кровать!), Ичика прилег рядом, укрыл себя и девушку одеялом. И уснул, причем, похоже, даже не долетев до подушки.
     * * *
     Хоки выплывала из сонного царства. Медленно и плавно, а не как обычно, резким рывком, по крику будильника. Тело было каким-то особенно расслабленным и отдохнувшим.
     «Воскресенье!» - пришла первая мысль.
     И тут на смену ей, пришли вчерашние воспоминания, увлекая в целый водоворот эмоций и чувств. И самое главное, она припомнила, где уснула. Точнее, с кем. И на душе сделалось как-то особенно радостно, как в детстве, когда она просыпалась рядом с мамой. Было так же уютно что ли. И тепло.
     Лежащий рядом Ичика был такой... нежно-горячий. То есть, горячий, но как надо. Хоки приоткрыла глаза. Парень еще спал, его грудь мерно ходила под ее рукой. Девушка все смотрела на это, теперь без сомнений, любимое лицо и улыбка сама собой скользила по губам.
     - М-м, - прошептала Хоки. – Милашка!...
     … Ичика проснулся от того, что нехило ныло плечо. Словно… Парень открыл глаза и увидел макушку Хоки. Да, словно кто-то его отлежал. Однако, что вчера это было? Прям, вштырило, да так, словно целый год секса не было.
     Хоки лежала на нем, положив руку на грудь и к тому же закинув ногу. И Ичика остро сейчас пожалел, что нельзя еще поваляться. Потому как, несмотря на плечо, он ощутил какие-то прям особо нежные чувства. Но, к сожалению, была одна острая необходимость, удовлетворить которую требовалось, причем срочно, хотя бы по эстетическим причинам.
     Осторожно выбравшись из объятий Хоки, парень шустро прошлепал в сторону туалета, по пути натянув трусы. Последнее наверное, по привычке, ибо сейчас-то уж кого стесняться?
     Вернувшись в спальню, Ичика застал сидящую на кровати сонную Хоки. И на ее лице было такое умильное выражение обиды, что парень невольно улыбнулся.
     - А ты куда ходил? – спросила девушка.
     - А куда ходят по утрам? – спросил Ичика, подходя.
     Девушка, кстати, сидела совершенно голая, но почему-то ее это нисколько не волновало, хотя еще вчера она чуть не под одеялом одевалась, чтобы просто пойти в душ. Все-таки женщины странные существа.
     Ичика сел на кровать, рядом с девушкой. А та вдруг резко засмущалась. Парень усмехнулся.
     - Я не смогу забыть вчерашнее, - сказал он.
     - Что? – не поняла Хоки, посмотрев на Ичику.
     - Если ты сейчас предложишь забыть вчерашнее, - разъяснил парень. – То я не смогу. Ты мне действительно очень нравишься.
     - Правда? – в глазах Хоки загорелся какой-то чуть безумный огонек.
     «Оу, яблочки-то с одной яблоньки!» - подумал Ичика, вспоминая Банни.
     - Даже не сомневайся, - усмехнулся парень. – И вечером я планирую продолжить. Если ты не против.
     - Вечером? – с легким разочарованием спросила Хоки.
     - Вечером, вечером, - опять усмехнулся Ичика. – Пылкая ты моя.
     Моя? Он сказал «моя»? Хоки вдруг почувствовала как из глаз потекли слезы.
     - Ну вот, - парень прижал девушку к себе. – Что тебя вдруг расстроило?
     - Я…, - Хоки подняла на Ичику заплаканные глаза. – Я твоя?
     - Моя, - кивнул парень. – Если хочешь, даже скажу полностью. Ты моя девушка.
     Как они стали целоваться? Как-то само собой получилось. Ичика вроде просто глядел на ее губы, улыбку. А потом уже раз… И они в кровати.
     Ичика остановился, тяжело дыша. Хоки открыла глаза и взглянула даже с некоторым неудовольствием, мол что такое, почему перерыв?
     - Хитрая, да? – улыбнулся Ичика. – Нет, нет!
     Он погрозил пальцем и сел.
     - Вечером! – и шлепнул девушку по аппетитно отставленной попке. – А то мы весь день в кровати проведем. А у меня бой во вторник. Надо тренироваться! А для этого надо выпросить два ИСа у Чифую.
     - Два? – недоуменно спросила Хоки.
     - Белый Доспех нужно поберечь, - сказал Ичика, вставая. – А то вдруг война, а мы уставшие. Так что, сегодня, по ИСам, мы будем равны. Поэтому, встаем, нас ждут великие дела!
     В животе Ичики громко заурчало.
     - А для этого нужно плотно покушать, - добавил он. – И я хочу того мяса.
     Хоки кивнула и встала.
     - Девушка, - сказал тут Ичика. – Оденьтесь, а? Я ж не железный!
     Хоки бросила слегка удивленный взгляд на Ичику. А потом слегка покраснела. Парень страстно пожирал взглядом ее обнаженное тело. И Хоки лукаво улыбнулась.
     - Вечером! – сказала она и нагнувшись, поцеловала парня.
     И ловко при этом отбила руки, потянувшиеся к ее груди.
     - Хитрец! – улыбнулась она и ушла в ванную.
     Ичика проводил девушку взглядом.
     «А может ну его все нахрен?» - мелькнула у него мысль.
     В паху от этих мыслей согласно потяжелело.
     - Не, не, Дэвид Блейн, - замотал головой Ичика. – Нет, нет. Надо работать.
     * * *
     ДИН Белого Доспеха, как-то несколько чужеродно смотрелся на фоне серого Стального Духа. Впрочем, когда Ичику скрыла броня, ДИН перестал так резать взгляд.
     - Хоки, - заговорила связь голосом Ичики. – Помнишь, как твой дед устраивал тренировку нон-стоп?
     - Да, - ответила девушка.
     - Вот сейчас я хочу типа такого же, - сказал парень. – Мне нужно хорошенько пропотеть и размяться. А потом закрепим поединком. Лады?
     - Как скажешь, - улыбнулась Хоки. – А ты не сильно устанешь?
     - В смысле? – не понял Ичика. – А! Не волнуйся, дорогая! Для этого я всегда бодр и свеж!
     В ответ парень ничего не услышал. И ИС Хоки не двигался.
     - Э-э, Хоки? – спросил Ичика.
     - Да, да, - торопливо ответила девушка.
     - Милая, - в голосе Ичика звучала ирония. – Я понимаю, что ты сейчас уже в мыслях вечером, но давай поработаем?
     - Конечно, - так же торопливо ответила Хоки.
     Ее ИС вытянул руку, призывая меч. Ичика зеркально повторил это движение.
     - Как в старые добрые времена, а Хоки? – сказал Ичика.
     - Да, - ответила девушка и в ее голосе прозвучала теплота.
     - Банзай! – вскричал Ичика и его ИС сорвался с места.
     * * *
     Александра Ивамото внимательно смотрела запись. Оримура Чифую не мешала ей, никак не комментируя, а просто пила кофе. Ямада Майя же чувствовала себя несколько неудобно. За кофе она пойти не решилась, а теперь не знала, куда себя деть.
     - Твой брат, Чифую, - заговорила Александра. – Он точно раньше не пилотировал ИС?
     - Да, - коротко ответила Чифую. – Зато он проходил очень специфическую подготовку у военных Германии и Империи. Но не это самое главное. Вот смотри. Майя.
     Ямада-сан кивнула и вывела на экран данные телеметрии двух ИСов.
     - Справа ИС Шинононо, - заговорила Чифую. – Слева Ичики.
     - Данные отличные, - задумчиво сказала ректор. – Из этих двоих выйдут очень сильные пилоты.
     - Майя, - скомандовала вновь Чифую.
     Девушка кивнула и на экран вылезла еще одна колонка данных.
     - Это телеметрия с Белого Доспеха, - сказала Чифую.
     Ректор чуть недоуменно посмотрела на Оримуру, но мазнула взглядом по экрану. А потом неверяще помотав головой, впилась в цифры уже серьезно.
     - Это…, - начала было ректор.
     - Все верно, - кивнула Чифую. – Мы трижды проверили. Ошибок быть не может.
     - Но как это? – спросила Александра, показав на экран. – Стальной Дух, это же начало второго поколения?
     - Именно, - кивнула Чифую. – Но цифры говорят о другом.
     - Значит, теория Луганского… - задумчиво сказала ректор, все еще смотря на цифры.
     - Только что получила доказательства, - отчеканила Чифую. – Стальные Духи выдали показатели ИСов третьего поколения. А это значит, что ИСы умеют развиваться. И что это не просто машины.
     - Что ж, - ректор выпрямилась. – Теперь я уверена на все двести процентов, что мы выбрали верный путь. Для любой науки, это практически успех, а для ИС-инженерии, это подавляющее преимущество.
     Женщина улыбнулась.
     - Чифую, ты как обычно, рвешь впереди всех, - сказала она.
     - Ну с тех пор я кое чему научилась, Саша, - ответила Чифую. – Например, что успех команды, намного больше успеха одиночки.
     - Тем более приятно, Чифую, что мы и твой брат в одной команде, - мягко ответила ректор.
     Тут ее лицо приобрело привычную маску холеного, умного руководителя высокого звена.
     - Ямада-сан, - властно сказала она. – Все записи боев отныне проходят по коду «три-прим». Записи боев Оримуры перенести на сьемные носители, оригинал в базе уничтожить, носители сдать в лабораторию двенадцать. Впредь данные телеметрии ИСов пилотируемых Ичикой, рассматривать, как материал «Только с допуском».
     Ямада Майя серьезно кивнула, а ее пальцы уже порхали по клавиатуре, выполняя приказ ректора.
     - А все-таки приятно быть победителем! – хищно улыбнулась Александра.
     * * *
     Юма перехватила Хоки у самого общежития. Последняя даже не успела опомниться, как была утащена за угол, где их уже поджидали остальные участники «порноотряда».
     - Ну что, Хоки, - с нетерпением в голосе спросила Юма. – Как все прошло?
     Хоки тут вспомнила это «все». И против воли мучительно покраснела.
     - Да ты посмотри на нее! - эта вперед вылезла Дойна, с отчетливым выражением практически маниакального вожделения. – Там все куда надо прошло!
     - Это правда? - третья участница разговора, Майко, была внешне спокойна, ее выдавал только горячечный блеск глаз.
     Хоки молча кивнула.
     - Эх! – хором выдохнули девушки. – И как он?
     Хоки ответила не сразу. Просто… Как говорить про такое? Но… Без этих девчонок… Получилось бы?
     - Он, - выдавила Хоки. – Он очень нежный.
     Тут девушка почувствовала, что сама начинает заводиться, от воспоминаний, что сейчас лезли в память. И видимо это отразилось внешне, так как стоящие рядом девушки отчаянно покраснели.
     - Он…, - голос Хоки дрожал. – Просто великолепен!
     - Я щас кончу! - простонала Дойна, прижимая ладони к паху.
     - А какой у него? – это Юма, которая чуть ли не висела на Хоки.
     Хоки окончательно смутил этот вопрос. Слова никак не желали покидать горло.
     - Горячий, - прошептала она, наконец. – И гладкий. И странный на вкус.
     Только сказав, Хоки поняла, ЧТО ляпнула. А девушки вокруг вообще остолбенели.
     - Так вы не только целовались? - каким-то не своим голосом спросила Дойна.
     - Вы дошли до ЭТОГО? - прошептала Майка.
     - А я думала, - Хоки даже несколько удивилась, когда услышала эти вопросы. – Что вы поняли.
     И тут все обернулись на странные всхлипывающие звуки.
     - Дойна! – первая опомнилась Юма. – Ты что творишь?
     А смуглая красавица, запустившая руку под юбку, глянула на подруг затуманенным взглядом и вдруг вскрикнув, обмякла.
     - Кончила…, - прокомментировала Майко.
     Дойна смущенно полыхнула.
     - Да, честно говоря, - сказала смотрящая на нее Юма. – Я сейчас тоже пойду делать это.
     - И я, - тихо сказала Майка.
     - Хоки, - девушки как-то разом придвинулись к Хоки. – Услуга за услугу. Нам нужно фото. Ичики. Голым.
     Хоки округлила глаза.
     - Но, - начала было она.
     - Иначе мы поймаем его в коридоре, - яростно зашептала Дойна. – Напихаем этих таблеток и затащим к себе. Не будь сукой, Хоки.
     Хоки еще раз оглядела лица девчонок. И кивнула.
     * * *
     - Что тебе надо, прости? – спросил Ичика, слегонца охренев сего числа.
     - Твое фото. Голым, - удрученно повторила Хоки, смотря в пол.
     Ичика, что сидел за компом, где его и застала с такой просьбой девушка, встал, подошел к ней, пощупал лоб.
     - Горячки вроде нет, - сказал он. – Ты что, под кайфом что ль?
     - Нет, - буркнула Хоки.
     Ну не смогла она сделать такое фото втихаря. Не хотелось делать хоть что-то, что могло быть… выглядеть, как обман. Не хотелось и все тут. Такая волна отрицания поднималась в груди.
     - Ладно, - кивнул Ичика.
     Он принялся расстегивать рубашку.
     - Что ты делаешь? – спросила Хоки.
     - То есть? – не понял парень. – Раздеваюсь. Ты же хотела фото? Для тебя, все что угодно, милая.
     - Это, - Хоки запнулась. – Это не для меня.
     Если уж говорить правду, так до конца.
     - Все интереснее! – Ичика уже просто ржал. – А для кого, если не секрет?
     - Для Ю… , - девушка выдохнула-вдохнула – Для порноотряда.
     Ичика некоторое время пристально смотрел на Хоки, а потом просто заржал, как конь.
     - Я даже не хочу знать, - сказал сквозь смех. – Как они смогли взять с тебя такое обещание! Вряд ли что-то плохое. Думаю, ты их просто пожалела.
     Он быстро разделся и встал. И тут Хоки, даже в такой ситуации, залюбовалась им. А что, Ичика был весьма-весьма. А уж когда прижмешься к его телу, когда грудь упирается в эти крепкие мышцы... Хоки покраснела.
     - Эй, - голос парня чуть изменился. – Девушка. Ты давай, фоткай. Иначе до вечера не дождемся.
     Хоки кивнула и достала комм.
     * * *
     Передачу такого фото, Хоки сети не доверила. Пошла лично. И вот комната 1002.
     - Входи! – раздался голос Юмы, после того, как Хоки постучалась.
     Едва девушка вошла внутрь, как ее буквально утащили в спальню. И тут Хоки слегка обалдела.
     По всем стенам были расклеены изображения Ичики. Вот он ест, вот на уроке, набирает что-то. Вот, кстати, идет вместе с Хоки. Это еще видимо тот первый раз.
     - Ну!!! – лицо Юмы возникло так резко, что Хоки вздрогнула.
     Девушка достала комм.
     - Два условия, - сказала Хоки. – Первое, фото только вам.
     - Это само собой!!! – из угла послышался голос Майко. – Пусть другие сами добывают, еще чего!!!
     - И второе, - Хоки посмотрела на девушек.
     - Чего? - это голос Дойны.
     Кстати на удивление спокойный. Даже холодный.
     - Эти таблетки, - сказала Хоки. – Не вздумайте так его соблазнить. Я знаю Ичику. Потом сильно пожалеете.
     - Ну ты же не пожалела? – насмешливо спросила Дойна.
     - Я это я, - сказала Хоки. – Он мне доверяет. Мы же все-таки дружили в детстве. Именно поэтому и сработало, я думаю. В случае…
     Хоки посмотрела на девушек и собрав решимость завершила:
     - С вами, скорее всего он просто уйдет.
     - Тогда это бесценный совет, Хоки, - кивнула Дойна. – Спасибо.
     - Держите, - Хоки подала вытащенную из комма флешку.
     Потянулись все, но первой, чуть не сбив Хоки, успела, как ни странно Майко. Миг и она уже у компа.
     - Сеть выруби, - яростно зашептала Дойна, уже стоявшая рядом.
     Юма кивнула, показывая… хм, что? Кабель был просто вырван с корнями.
     - О, боже!!! – голоса девчонок синхронно задрожали.
     На экране стоял Ичика. И у него тоже стояло. И он открыто и завлекающе улыбался, да так, что было понятно, вот так улыбаются женщине, которую сейчас…
     Хоки глядя на фото, почувствовала… Что ей надо срочно вернуться. К тому же, уже и вечер наступил! Она кинула взгляд на девчонок. И покраснела. Порноотряд, уже скинув те части одежды, что мешали, бесстыдно предавался мастурбации, совершенно не стесняясь друг друга и Хоки тоже. Да судя по их лицам, им не было дела сейчас ни до кого. Похоже, даже визит ректора, сейчас бы ничего не изменил. И Хоки вдруг ощутила, что сейчас тоже бы не прочь…
     Боже! Хоки торопливо вышла в коридор и перевела дух.
     * * *
     - Привет, - просто сказал Ичика.
     - Давай, заходи, - кивнула Чифую и ушла.
     Парень зашел, закрыл дверь.
     - А неплохо живут преподы в Академии! - громко сказал он. – Даже шикарно! Представляю, как в квартире у ректора!
     Чифую выглянула из кухни.
     - Станешь преподавателем, будешь жить так же, - сказала она. – И у ректора, кстати, примерно то же. Она, как и я, просто спит в своей квартире. Так что шик просто бесполезен.
     - А ванна у тебя есть? – спросил Ичика, садясь на диван в комнате
     - А ты что, помыться хочешь? – насмешливо спросила сестра. – Ну есть.
     - Большая? – не унимался Ичика.
     - На четверых хватит, - Чифую зашла в комнату, держа в руках поднос.
     На нем стояли несколько чашек с печеньем, причем горячим, только что испеченным, большой заварочный чайник и две чашки.
     - Я уже боюсь, - выдал Ичика, смотря на яства. – Это о чем же ты хочешь поговорить, с таким оформлением? Ты что, замуж собралась? Кто он? Я его знаю? Смогу убить?
     - Убить? – улыбнулась Чифую.
     - Ну как же, - Ичика принял шутливую серьезность. – У меня же комплекс сестры. Как говорится, сам, конечно, нет, но и другому х… ничего.
     - Тебе что, Табанэ мало? – спросила Чифую.
     - Ну вот и тема, - Ичика откинулся на спинку дивана. – Ну, давай, пытай.
     - Так сам сейчас все расскажешь, - зловеще улыбнулась Чифую.
     Она налила чаю. Только себе. По комнате поплыл очень завлекающий, приятный аромат. А потом Чифую взяла одно печенье и с наслаждением откусила.
     - М-м, - закатила она глаза.
     - Это жестоко, - сказал Ичика, глядя на печенье.
     - Ты сам вынудил меня, - парировала Чифую и откусила еще.
     - Я все скажу! – Ичика притворно испугался.
     - То-то же, - погрозила пальцем Чифую…
     … - История, словно из анимэ, - сказала сестра, когда Ичика закончил рассказ.
     Парень развел руками.
     - И что, она правда тебе так сильно нравится? – Чифую была сейчас очень серьезна.
     - Да, сестренка, - просто сказал Ичика. – Я сделал ей предложение.
     - И когда ты все успеваешь? – покачала головой Чифую. – Надеюсь, вы еще ребенка сделать не успели?
     - Боже, сестра, ты просто мастер такта, - сказал Ичика, улыбнувшись. – Еще нет.
     - Хорошо, - кивнула Чифую. – Рано тебе еще отцом становиться.
     - Как сказать, - Ичика отпил чаю.
     - Ты это о чем? – спросила Чифую.
     - Все может случиться, - ответил парень. – Я все таки не на агронома учусь.
     - Это так, - кивнула Чифую. – Но ты хотя бы Академию закончи.
     - М-да, - покачал головой Ичика. – Чифую, в этом месте надо было посочувствовать, сказать, мол, братец, все будет путем, не переживай. А ты «Академию закончи».
     - Сочувствие нужно слабым, - отрезала Чифую. – Ты считаешь себя слабым?
     - Вот поэтому ты и не замужем, - сказал Ичика.
     - Что? – возмутилась Чифую.
     - Да от тебя любой обычный мужик сбежит на второй день, - подлил масла в огонь парень. – Где милая девушка, которую хочется защитить? Ну и все остальное. Где? Ты ж сразу пошлешь его за звездой, причем конкретной. «А там посмотрим».
     Последнюю фразу Ичика произнес пародируя женский голос. Чифую весело блеснула глазами. Она поставила чашку на стол и не успел Ичика опомниться, как оказался распластан на диване, причем сверху сидела сестра. И невозмутимо снимала футболку! Ичика сглотнул, когда увидел, что на Чифую нет белья! И соски грудей сестры, задорно уставились прямо ему в лицо.
     - Ну что, Ичика, - убийственно спокойным голосом сказала Чифую, наклоняясь. – Зажжем?
     Последняя фразу она сказала парню на ухо.
     - Э-э, Чифую? – Ичика реально запаниковал. – Ты что делаешь!?
     - Как что, - Чифую расстегнула штаны.
     Пока свои. Но при этом хищно посмотрела на ремень брюк брата.
     - Ты же сам сказал, - улыбнулась Чифую. – Что мне нужен необычный мужчина. Вот я его и забираю. Потянешь двоих? Ну а чем я хуже Банни? Я тебе нравлюсь, милый?
     Девушка провела рукой по груди. А Ичика буквально побелел. Как-то шутка затянулась!!!
     Чифую в голос засмеялась. Она встала с брата и, найдя на полу футболку, продолжая смеяться, оделась и села на прежнее место. Ичика в легком шоке принял вертикальное положение. Вид при этом у него был видимо настолько пришибленный, что Чифую рассмеялась еще сильнее. Ичика даже слегка разозлился.
     - Юмор у тебя сестричка! – бросил он. – Казарменный! А если бы, мать твою, у меня действительно был комплекс сестры?! Это ж психологическая травма, вплоть до импотенции!
     Чифую залилась еще пуще. Даже принялась вытирать глаза. И тут Ичика решил тоже постебаться.
     - К тому же, у тебя неверные данные, сестричка, - вкрадчиво произнес он. – Ты была бы не второй.
     Смех Чифую резко прервался. Она несколько удивленно посмотрела на младшего брата.
     - А третьей, - закончил Ичика.
     Чифую некоторое время молча смотрела на брата, который невозмутимо отпил… хотел отпить чаю, но тот кончился.
     - А Хоки знает о Банни? – спросила Чифую.
     - Еще нет, - ответил Ичика, даже не удивившись, как сестра сделал столь точный вывод о том, кто «еще».
     - А Банни о Хоки? – допытывалась сестра.
     Ичика утвердительно кивнул. Чифую улыбнулась, покачав головой.
     - Слушай, - сказала она, задушевным голосом, от которого Ичика ощутимо напрягся. – А слабо с Сесилией?
     Парень даже чуть отпрянул.
     - С кем? – спросил он. – С этой гордячкой? Отношения, если ты не знаешь, а ты не знаешь, строятся по обоюдному согласию. А в данном случае, нет ни одной заинтересованной стороны!
     - Это почему же я не знаю, а, сенсэй? – вкрадчиво спросила сестра.
     И как бы между делом, хитро так выгнулась, что соски натянули тонкую ткань.
     - Это была шутка! – торопливо сказал Ичика, выставляя руки в знак непротивления.
     - И как же ты, простите, их соблазняешь? – покачала головой Чифую. – Тебя же смутить, как раз плюнуть!
     - А я тебя только смущаюсь! – заметил Ичика. – Обычно смущаю я!
     - Да ты просто демон-соблазнитель, - задумчиво произнесла Чифую. – Видать, ты действительно хорош. Прям даже интересно мне стало!
     - Эй! – Ичика уловил в голосе сестры, уже не только шутливые, а вполне заинтересованные нотки.
     А в процессе ИССЛЕДОВАНИЯ, сестра способна на любое преступление. Уж кто-кто, а Ичика об этом знал больше всех.
     - Я это, - Ичика встал. – Пойду. Поздно уже и все такое.
     - Боишься? – насмешливо спросила Чифую.
     - Да, - ответил Ичика. – Себя.
     Он повернулся было, чтобы пойти, как его талию обвили руки сестры и она крепко прижала его к себе.
     - Совсем ты уже большой, - сказала Чифую. – Уже выше меня стал.
     В голосе девушки была легкая грусть и гордость одновременно.
     - Я люблю тебя, сестренка, - сказал Ичика, повернув голову.
     - Да, - показалось или голос Чифую чуть дрогнул?
     Она отпустила парня и развернула к себе. Потрепала по волосам.
     - Чего не пострижешься? – спросила она. – Совсем зарос.
     - Хочу длинные волосы, - ответил Ичика.
     - Вот, - наставительно сказала Чифую. – А я говорила, что общение с этими, как их…
     - Металлюгами, - по-русски сказал Ичика.
     - Вот, да, - кивнула сестра. – Не приведет ни к чему хорошему. Сегодня волосы, а завтра пиво, девки и наркотики.
     - Ну, девушки уже, - заметил Ичика.
     - Ладно, иди давай! - сказала Чифую. – Кстати, хорошо, что усердно тренируешься, молодец.
     - От спасибо, сенсей! – поклонился Ичика. – Прям бальзам на душу!
     - Сильно-то не задирай, - Чифую щелкнула брата по носу. – А то мигом спустят с небес.
     - Ага, - просто ответил Ичика и улыбнулся.
     За парнем закрылась дверь и Чифую вернулась в комнату. На столе стояли пустые чашки и две печеньки. Братец оставил, хотя ее печенье, он, похоже, готов был есть в любых объемах. Заботливый!
     Чифую бросила взгляд на диван. И чуть нахмурилась. Что-то сегодня она и впрямь слегка перегнула палку. Снимать футболку было как-то лишне. Как будто бес в уши нашептал. И девушка тут слегка даже смутилась. На секунду ей тогда показалось, что сейчас Ичика возьмет и…
     Тьфу. Вот паршивец! Но красив, этого не отнять. Повезло Шинононо. Двум. Чифую улыбнулась. Вот семейка получится, всегда будет над чем поржать! Нам. То есть этой самой семейке. Братец ведь отпустит ее только тогда, когда она… Чего не будет никогда. Второй Ичика и вправду, вряд ли найдется. А никто другой ее не выдержит. Вот такая забавная правда, которая, если ее озвучить, и впрямь закрепит за ней статус девушки с комплексом брата. Вот как так получается, а? Все что ни касается Ичики, все с пошлым оттенком?
     * * *
     - Привет, - изображения не было, только звук.
     - Рада тебя слышать, любимый, - ответила Банни, улыбаясь.
     - Как у тебя дела? – спросил Ичика. – Ты скоро вернешься?
     - Дорогой, всего два дня прошло, - хохотнула Банни.
     - Всего два дня, - грустно ответил парень.
     - Да я бы и сама хотела побыстрее, - со вздохом ответила Банни. – Но.
     - У меня такое ощущение, - голос Ичика был веселым. – Что это я жена.
     - Я еще успею тебе надоесть, - ответила девушка.
     - Банни, - голос Ичики сделался напряженным. – Я и Хоки… В общем…
     - Ну наконец-то! - сказала девушка. – Я уж подумала, что ты так и не решишься!
     - Как-то мне не по себе, - сказал Ичика. – Когда рассказываю тебе, о том, что был с другой женщиной.
     - Ну мы же вроде не чужие, - сказала Банни.
     - Для меня это… странно, - в голосе Ичики слышалось сомнение.
     - Ичика, ты невозможен! - со смехом сказала девушка. – Ты просто уникум!
     - Да уж, - ответил Ичика. – Я в курсе…
     * * *
     Чем темнее становилось на улице, тем больше Хоки мрачнела. Ичика куда-то ушел, ничего не сказав. А чем больше она сидела, тем больше ей казалось, что все произошедшее между ними, не более чем приснившийся ей сон. Красивый сон, о любви девушки к хорошему парню… А сейчас Ичика придет, бросит на нее холодный взгляд, разденется в темноте и пробурчав «Ночи», просто заснет. Хоки порывисто вздохнула.
     Она зачем-то посмотрела по сторонам, достала комм и открыла фото. То самое. И ей сделалось как-то полегче. Вот оно, доказательство, что все происходило на самом деле. Вот он, ее парень. Ичика!
     Хоки спохватилась в тот момент, когда ее рука уже почти забралась в трусики. Отчаянно покраснев, Хоки выдернула руку из штанов (она была одета в тренировочный костюм для кендо) и поспешно свернула фотку. Теперь она понимала, что чувствует «порноотряд». Это ж и вправду какое-то наваждение. Сообщение?
     Хоки открыла. Прочитала. И опять зарделась.
     «Что, трахаетесь? – было написано, от лица… Юмы. – И мы тоже!»
     В конце сообщения горсть неприличных смайлов. Хоки поспешно удалила сообщение. Что-то у них совсем голову снесло, раз такое пишут. Тут в голову девушки полезла картинка, где голые девушки, извиваются в объятиях друг друга, повторяя: «Ичика!». И что-то так явственно представила, что даже как будто наяву услышала. Хоки вскочила и побежала в ванную.
     - Вот это да, - сказала она, умывшись, самой себе, смотря в зеркало. – Я что, извращенка что ли?
     Хоки, успокоившись, вышла из ванной и прошла к окну. Вечер уже практически перешел в ночь, лишь самый краешек неба был чуть светлым. На темном одеяле ночного неба мерцали звезды и сияла полная луна, озаряя мир своим таинственным светом.
     Девушка впала в какой-то транс, поэтому не услышала ни щелчка дверного замка, ни шагов. И когда знакомые руки обняли ее за талию, а родной голос зазвучал сверху, она едва не вскрикнула.
     - Девушка, - заговорил Ичика. – Вы что, собрались свести меня с ума? Вчера на фоне заката, сегодня при луне. Прекращайте уже, я и так похоже влюбился в вас.
     Эти слова, едва они дошло до сознания девушки, сначала обрушили чувства куда-то в пятки, а потом дикой волной практически экстаза, натянули нервы, как струны, а в груди взорвалась сверхновая, сметая ощущения реальности. Она, пошатнувшись, навалилась спиной на парня. Тот с готовностью прижал ее к себе.
     - Ну как, отнесла фото? – спросил Ичика.
     Слабо соображая, Хоки просто кивнула.
     - И как они отреагировали? – усмехнулся парень.
     - Они там, - Хоки смутилась. – На тебя…
     - Это приятно, - в голосе Ичики звучали веселые нотки. – Чувствую себя прям рок-звездой.
     Между тем его рука уже поглаживала грудь Хоки. А его губы нашли шею. А бедром девушка ощутила, что Ичика уже полностью готов. И тут она взяла его руку и сама, сама! Толкнула ее вниз.
     Вжикнула молния на кофте. Девушка с готовностью опустила руки, позволяя снять ее с себя. А руки парня уже взялись за резинку штанов.
     - Как же я хотел все это время, - прошептал парень. – Стащить этот костюм с тебя.
     Хоки же нетерпеливо вышагнула из упавших на пол штанов и трусиков. Повернувшись, она буквально впилась в губы парня, а ее руки заскользили по его телу, жадно ощущая его скрытую мощь.
     - Эй! – Ичика усмехнулся. – Однако!
     Треснули пуговицы его рубашки. Если бы ремень не был кожаным, то Хоки бы и с ним не парилась. Но его пришлось расстегивать.
     Подрагивающая дубинка вырвалась на волю, прямо в жадную ручку. Хоки, с каким-то диким наслаждением, провела по члену рукой. Остатками здравого смысла, она с большим удивлением наблюдала за своими действиями. Но ничего не могла поделать с этим огнем, растекающимся по телу. Она жаждала! Еще, правда, не совсем понимая, чего, но всей душой!
     Она даже не отразила момент, как они оказались на кровати. Ее руки судорожно сжимали простыни, когда его губы и язык, еще больше распаляли ее, хотя казалось, куда еще. Его рука скользнула между ног. И он с улыбкой посмотрел на девушку. А она уже знала, что он там нашел. Болото. Хлюпающую, истекающую соками пещерку.
     Она сама едва не насадилась на его член, когда ощутила, что крепкая дубинка скользнула по ее лону. Но парень успел ее придержать. А потом…
     - Агхм! – крик в сжимаемую зубами подушку, все равно получился довольно… слышимым.
     Струйка крови обвила член, вытекая наружу. Боль была, но тут же смазалась под ласками, которыми Ичика вновь укутал Хоки. А потом девушка все же сама подалась навстречу, насаживаясь на член любимого полностью.
     Наслаждение! Оно затопило все тело, сковывая судорогой руки, вытекая жаром на скулы и живот. И тут Ичика задвигался сам. Нависая над девушкой, он вставлял свой инструмент, сначала не сильно активно, а потом Хоки успела заметить, как его глаза тоже затапливает пламя страсти. И он начал чуть ли не всаживать член в податливое, упругое девичье лоно.
     Уже знакомое ощущение финальных ощущений, только гораздо сильнее, заставило Хоки буквально вгрызться в подушку, чтобы не заорать на все общежитие. Стенки ее киски хаотично запульсировали, сжимая член. От такого и Ичика, издав хрип, стал изливаться прямо в нее.
     «Хорошо, что я успела выпить таблетку» - пришла девушке мысль.
     Член с хлюпом покинул ее лоно и Ичика, буквально рухнул на соседнюю кровать.
     Хоки все лежала, с какой-то усмешкой отмечая, что из ее киски что-то вытекает. И скорее всего, это что-то, только что туда попало. Наконец, ее достаточно отпустило, чтобы Хоки смогла думать осмысленно.
     А все-таки, недаром люди так это любят. Это очень приятно, очень, очень! И что ж она раньше не соблазнила этого… Девушка с улыбкой посмотрела на любимого. ВЗАИМНО! Между прочим!
     - Ичика, - позвала Хоки.
     - Ага, - отозвался тот.
     - А ты…, - Хоки почему-то не смогла выговорить ЭТО слово.
     - Правда, - ответил Ичика. – И не спрашивай, как так получилось. Я сам не знаю.
     - Да мне все равно как! - ответила Хоки. – Главное, что есть!
     - Прямолинейна, как всегда, - заметил парень, усмехнувшись. – А теперь.
     Он лег на бок и посмотрел на Хоки. Оценивающе цокнул. Представив, какое зрелище ему открылось, девушка чуть смутилась. Но только чуть!
     - А теперь я хочу продолжить там, - парень показал рукой в сторону душа. – На будущее, да я люблю это делать в душе.
     Хоки ничего не ответила. Словами. Она лишь протянула руки, выказывая свое желание, чтобы ее отнесли. И Ичика, улыбнувшись (ах, эта улыбка!) встал, подошел к ней и легко подхватил девушку на руки…
     … Она чуть ли не впечатала Ичику спиной в стену. Парень даже удивленно поднял бровь. Хоки извиняюще улыбнулась, а потом опустилась на колени. Да, ей сейчас хотелось вот этого. Хотелось ощутить, как он содрогается от сладостных ощущений, услышать его сдерживаемые стоны. В общем, Хоки остро захотелось самой порулить актом.
     Член пах ее соками. И его семенем. И опять этот странный, необычный ни с чем не сравнимый вкус. Хоки провела язычком вдоль члена, с улыбкой ощутив дрожь в его ногах. О, он тоже бывает слаб в коленках! Так, так!
     Головка мягко терлась о язык. Девушка то двигала головой, то выпускала член изо рта, проходясь языком по красной головке. Одна рука тем временем, поглаживала сам ствол, а вторая принялась исследовать яички. Забавно, и впрямь на ощупь, будто небольшие яйца, в кожаных мешочках.
     Хоки уже ощущала, что Ичика на грани. Он часто задышал, член его раздулся до просто огромных размеров, вены на нем вздулись, как веревки. Он попытался мягко отстраниться, но тут рука девушка сжала его крепкий ствол.
     - Хоки! – почти жалобно сказал Ичика. – Я ж щас…
     На что Хоки сверкнула глазами. И улыбнулась. Прямо так, с его членом во рту. И Ичика, не выдержав такого зрелища, принялся в этот момент извергаться.
     Струя семени ударила прямо в нёбо. Хоки сглотнула и принялась буквально высасывать его сперму. Зачем она это делает, девушка и сама не знала. Просто внезапно захотелось. Спермы было много. Она не успевала глотать и часть белой жидкости стекала из уголков рта. А Хоки почему-то ощутило небывалое воодушевление! Она смогла довести своего мужчину до оргазма! Сама, по своему желанию, сделала с ним то, что захотела! Волна восторга поднялась из груди, глаза сами сощурились от удовольствия.
     Она посмотрела на парня. И лукаво улыбнулась ему снизу. Да еще и пальчик во рту.
     - Ну я отомщу! – с улыбкой произнес Ичика. – Все, молись!
     - Милый! - сказала Хоки. – Но я же все выпила!
     Ичика расхохотался.
     - Еще не все, любовь моя! – сказал он. – Ну и к тому же.
     Он сам опустился на пол. А его пальцы прошлись между ног Хоки.
     - Кто сказал, что сейчас я буду изливаться, а? – ласково спросил он.
     * * *
     Тьму в комнате разгонял только свет от трех голоэкранов. Сидящая в кресле девушка в этот момент, смотрела на фотку, открытую на одном из них. Смотрела очень своеобразно. Ее рот был слегка приоткрыт, а правая рука характерно двигалась под тканью юбки.
     - А-ах! – слетел с губ девушки характерный негромкий стон и она обмякла в кресле.
     Некоторое время Табанэ (а это была она, если еще не понятно) сидела без движения, закрыв глаза.
     - Ох, Ичика! – прошептала Банни.
     Изображение укрупнилось, оставив в кадре только лицо. Табанэ провела пальцем по губам парня.
     - Шалунишка! - с улыбкой сказала девушка. – Ты же оставишь немного для своей Банни?
     4.
     Сегодня в классе было два любопытных явления. Сначала пришел порноотряд, как обычно все вместе. И все одинаково взъерошенные какие-то. И необычно тихие. Они даже не стали по своему обыкновению шушукаться, а сразу расселись по своим местам. Это было очень необычно. Настолько, что Като Масуми, сидящая сразу за Юмой, поинтересовалась, что это с ними вчера было. А вот реакция на этот вопрос была еще больше неожиданной. Девушка внезапно расплылась в глупой мечтательной улыбке. И все. Ответа никакого она не дала.
     - И что это было? – спросила Лиен Шин, смешливая миниатюрная кореянка.
     Масуми пожала плечами.
     Вторая картина, это буквально вплывшая в аудиторию Шинононо Хоки. Девушка прошла, загадочно улыбаясь и тоже сразу села на свое место. А вот то, что она обменялась улыбками с Юмой, это как понимать?
     - Да что тут происходит? – поправив очки, живо заинтересовалась главная сплетница Сандра Моретти, сеньорита аристократка и любительница пошлого юмора.
     И неудивительно такое ее внимание. На ее глазах происходило что-то, чего она не знала, да еще и явно сексуально окрашенное! Судя по горящему взгляду, Сандра будет рыть землю, чтобы все разузнать.
     - Шинононо вчера ходила в комнату к этим, - сказала Масуми, кивнув в сторону порноотряда.
     - Да? – Сандра проявила живейший интерес. – И что?
     - И потом вскоре ушла, - ответила Масуми. – А вот эту троицу не было видно весь вечер.
     - Я хотела у Юмы…, - заговорила было кореянка Лиен, но осеклась.
     - Да, порнуху взять, - закончила за нее Масуми. – И чего?
     - Они меня послали, - сказала Лиен. – Причем в три голоса.
     - Так, так, - Сандра сверкнула очками. – Как интересно!
     В этот момент в класс вошел Оримура. И тут многие про себя ахнули. Он улыбнулся, причем ладно Шинононо, к этому уже привыкли. Он поднял бровь, увидев в каком состоянии находиться порноотряд и его улыбка вышла иронично-понимающей.
     - А вот это вообще просто обалдеть, - опомнилась после того, как Оримура сел, Сандра.
     - По моему пахнет групповухой, - откликнулась Масуми.
     - Ты думаешь? – жарко прошептала Сандра.
     - Да ты сама видела, - кивнула Лиен. – Между всеми ними, явно что-то было. Причем сегодня ночью.
     - Встать, поклон! – привычно рявкнули динамики оповестителя.
     - Как я могла пропустить такое! – простонала Сандра.
     Лиен и Масуми понимающе ухмыльнулись. А вот еще одна девушка, что слышала этот разговор, скрипнула зубами.
     - Похотливое животное! - пробормотала Сесилия Олькотт.
     * * *
     И вот этот день наконец-то настал. Странно, что обычная дуэль, которых на счету Сесилии насчитывалось уже пять штук, вызывает такое внимание со стороны других. Причем и с ее стороны тоже.
     Синие Слезы вылетел из шахты и пошел на снижение. Четко приземлившись, Сесилия окинула взглядом обзорные галереи. Они были довольно неплохо наполнены. Ну да, конечно, это же первая дуэль мужчины-пилота! Девушка едва не сплюнула прямо в ДИН.
     Белый Доспех не заставил себя ждать. Сесилия упорно называла своего противника именно так, а не по имени пилота. Она была убеждена, что какое-то время провозится, конечно, но только из-за характеристик самого доспеха. Ну не может вчерашний ноль, стать хорошим пилотом за четыре дня! Это просто невозможно.
     Белый Доспех тоже приземлился. И тут Сесилия сделала то, чего от себя не очень ожидала. Она открыла канал общения с Оримурой.
     - Ну что, ты готов есть песок? – спросила Сесилия, когда на голоэкране перед ней появилось лицо парня. – Может просто отдашь мне представительство, да разойдемся?
     - Простите, мисстресс Олькотт, - по-английски, да еще и с явно выраженным, так называемым «оксфордским» акцентом, ответил Оримура. – Но с какого рожна, я должен что-то вам отдавать? Вы что, уже одержали победу?
     Сесилия все же слегка удивилась. Оказывается, этот Оримура знает английский, да еще и весьма неплохо, надо признать. Впрочем, для пилотирования это сомнительное умение.
     - Неужели тебе так важно распушить перья? – спросила Олькотт, на родном языке. – Глупое занятие. Прежде чем выходить на бой против меня, тебе нужно было усиленно тренироваться.
     - А не что делать? – поинтересовался Оримура, уловив скрытый смысл.
     - А не водить в душ всяких…, - Сесилия отчего-то разозлилась. – Или развлекаться с соседкой! Не пилот, а…
     Кто, девушка не уточнила, предоставив Оримуре самому выбрать себе эпитет. И похоже слова Олькотт куда-то попали, раз глаза парня сузились.
     - Интересно у нас прошел разговор, - Оримура широко и даже как-то радостно улыбнулся и коротко кивнув, отключился.
     - Надо же, какие мы обидчивые, - пробормотала Сесилия.
     * * *
     - Экран установлен, - доложила Майя, обернувшись.
     Чифую кивнула. Они обе сейчас находились в главной операторской, то есть там, где обычно находится оператор, во время больших турниров или важных боев. Впрочем, сегодняшний бой, несмотря на невысокий уровень бойцов, тоже был не самый проходной.
     Кроме двух женщин, в операторской находилась вся группа 1-1 в полном составе. Все-таки, люди были заинтересованные и это помимо того, что Чифую имела мысль совместить теорию и практику. А именно, она собиралась комментировать действия бойцов и разобрать на примере, что такое сражение двух ИСов.
     Пока ничего не происходило. Олькотт и Ичика без происшествий вылетели из боксов и заняли указанные позиции.
     - Между Оримурой и Олькотт есть обмен? – вдруг спросила Чифую.
     Пальцы Ямады-сенсей пробежали по кнопкам.
     - Есть, - коротко доложила она.
     - Так, - женщина задумалась. – Майя, вызови реаниматор. И двух инструкторов в ИСы, пусть будут в готовности вмешаться.
     - Да, - когда работала, Майя вопросы не задавала.
     Она просто исполняла команды, не спрашивая, зачем они. А вот у одногруппников Олькотт и Оримуры, вопросы возникли. Но Оримура-сенсей не выказала никакого негатива, когда их начали задавать. Наоборот, она знала, что их будут задавать.
     - Оримура-сенсей, - подала голос Сандра. – А зачем такие меры?
     - Посмотрите на лицо Оримуры, - сказала Чифую. – Что вы видите?
     - Лицо, как лицо, - недоуменно ответила Лиен.
     - Посмотрите внимательнее, - практически приказала Оримура-сенсей.
     Некоторое время девушки молча всматривались в лицо парня. Оримура отчего-то широко улыбался.
     - У него же лицо, - сказала вдруг тихо Акеми. – Как маска.
     - Правильно, - заговорила Оримура-сенсей. – В данный момент вы видите лицо бойца, сосредотачивающегося на бое. Сейчас Оримура минусует.
     - Что он делает? – не поняла, как в общем-то и все остальные, Масуми.
     - Это часть подготовки, которую проходил Оримура, - ответила Чифую. – Он сейчас вычеркивает все факторы, могущие помешать вести бой. В этот перечень входят в первую очередь эмоции.
     «Вопрос только в том, - подумала еще женщина. – Что сказала ему Олькотт, раз он это все делает».
     - Майя, - сказала Оримура-сенсей.
     - Реаниматор прибыл и готов, - ответила девушка. – ИСы также готовы, стоят у четвертой шахты.
     - Тогда давай команду о начале, - распорядилась Оримура-сенсей.
     - Но зачем же реаниматор? – тихо спросила Лиен Шин.
     - Потому что Олькотт готовится сражаться и побеждать, - сухо ответила Чифую. – А Ичика будет убивать…
     * * *
     Едва прозвучала команда «Бой», как Сесилия вскинула винтовку… Белый Доспех в этот момент неожиданно взревел, странным вибрирующим низким ревом и прыгнул вперед. Сесилия замешкалась на какое-то мгновение, но из-за этого выстрел попал туда, где противника уже не было.
     А ИС Оримуры очень быстро стал сближаться. Просто стремительно пожирать расстояние. Сесилия почувствовала укол беспокойства. Она все это время не прекращала стрелять, но белый ИС, двигаясь зигзагами, неизменно уворачивался от казалось верных выстрелов. Белый Доспех то резко менял направление, в момент когда заряд уже вылетал из винтовки, то ускорялся так, что взятое упреждение оказывалось недостаточным и сгусток энергии пролетал за его спиной. Пару раз он просто неожиданно уходил с линии выстрела в последний момент и заряд пролетал в считанных миллиметрах от белого корпуса.
     Девушка поспешно разорвала дистанцию… Точнее попыталась это сделать, так как в тот момент, когда она решила переместиться, ИС Оримуры выдал такое запредельное ускорение, что зрители на галереях синхронно ахнули. Белый Доспех на краткий миг буквально размазался в воздухе.
     Сесилия суетливо выпустила модули, пытаясь сдержать неудержимо накатывающийся Белый Доспех. А тот был уже практически на дистанции ближнего боя… И в этот момент он снова взревел.
     Краткий миг замешательства и глаза девушки округлились, а по спине пролетел ледяной ветер страха. Стальной кулак белого цвета, летел прямо в «лицо» ее ИСа!
     Сесилия вынуждена была резко увернуться, естественно забыв про выпущенные модули, да и вообще про оружие. А Белый Доспех продолжал наседать, почему-то атакуя врукопашную, то есть кулаками. И с такой скоростью, что Олькотт просто не успевала ничего, кроме маневров, справедливо полагая, что любой из ударов ИСа, заточенного под ближний бой, по ее Синим Слезам, ИСу – стрелку, может закончиться очень плохо, если не фатально.
     Девушка уловила этот краткий миг в атаках и тут же его использовала, активируя ракеты. И тут ее ИС сотряс страшный удар.
     Зрители на трибунах снова ахнули, когда Белый Доспех, не очень красиво и эффектно, но зато наглядно сильно, провел прямой удар в корпус Синих Слез. Олькотт почти увернулась. И удар, который без сомнения скорее всего если не поставил бы точку в поединке, то внес бы серьезную заявку на победу, пришелся не в корпус, а в сочленение правой руки и корпуса. Как раз туда, где кончался активный щит.
     Под водопад искр, рука синего ИСа отлетела назад. А сам ИС попытался ретироваться от своего противника…
     - Да куда ж ты, дорогая, - на лице Ичике не отразилось никакой эмоции, а речь была холодной и безжизненной.
     Девушки, стоящие в данный момент в операторской вздрогнули. Даже Ямада Майя слегка побледнела, спокойной осталась только Оримура-сенсей.
     А Белый Доспех шустро развернулся и воздух вновь загудел от быстрой серии ударов руками. А вот синий ИС уже поворачивался не так шустро.
     Лицо Сесилии на экране то и дело искажала гримаса сдерживаемого страха. Девушка уже понимала, что имела в виду Оримура-сенсей, когда говорила про своего брата. На удивление, она действительно пыталась ей помочь… Только вот Сесилия оказалась дурой и не послушала наставника.
     Один пропущенный удар и россыпь тревожных сигналов. И тут удары уже посыпались, словно град.
     - Не-ет! – это Сесилия предприняла отчаянную попытку отлететь.
     Синие Слезы рванулись прочь. Но и Белый Доспех не отставал. Вот он догнал убегающего противника…
     - О боже, что он делает? – прошелся шепоток по трибунам.
     - Оримура-доно! – тревожно вскричала Ямада Майя.
     Белый Доспех явно нацелился впечатать Олькотт в землю. И через мгновение это и произошло. Показатель активного щита Синих Слез выдал красные ноли.
     В месте падения ИСов образовался клуб пыли. Многие зрители на галереях, активировали в своих коммах режим инфракрасной сьемки и направили камеры туда. И на экраны пошла оцифрованная картинка…
     - Он сейчас убьет ее, - быстро сказала Оримура-сенсей. – Майя, ИСы, реаниматор.
     - Да, - Ямада-сан отрывисто кивнула.
     В дальнем от операторской конце полигона, открылся зев шахты, откуда вылетели два Рафаля. А следом за ними на поле выехала угловатая машина скорой помощи.
     * * *
     Слегка расширенными глазами Хоки наблюдала за Ичикой. Причем не столько за его действиями на поле, сколько за его лицом на экране.
     Это был совершенно другой, незнакомый Ичика. Бесстрастная маска на лице, холодный, даже леденящий взгляд. Это был пилот Белого Доспеха. Значит, он сражался с ней далеко не в полную силу. Хоки бросила взгляд на общий экран. Как раз в тот момент, когда Белый Доспех сделал рывок вперед. И Хоки поймала себя на том, что открыла рот. Впрочем, это действие сделали сейчас многие.
     - Это как? – прошептала сидящая рядом Дойна. – Это же невозможно!
     - Это Ичика, - вдруг ответила Хоки.
     Дойна бросила быстрый взгляд на соседку.
     - Сейчас вы увидели, как нужно строить бой, - заговорила Оримура-сенсей. – Белый Доспех – ИС ближнего боя. То есть, ему нужно приблизиться к своему противнику, на расстояние удара. Оримура использовал акустические системы своего ИСа, для дезориентации противника. Запомните, удивил – значит победил. Инфразвук, как известно, вызывает определенные ощущения. Конечно, вряд ли пилота ИСа, можно этим испугать, но вот слегка сбить с толку перед собственной атакой, вполне возможно. Обратите внимание, как движется Оримура. Не тупо по прямой, а ломаной линией, каждый раз оказываясь к стрелку полубоком и рваным ритмом, сбивая прицел.
     И тут Ичика вошел в клинч с Олькотт. Причем он так и не активировал меч.
     - Сенсей, - подала голос Лиен. – А почему Оримура не применяет оружие?
     - Для меча нужно время на замах, - ответила Оримура-сенсей. – А именно время нужно Олькотт, чтобы применить ракеты и модули или просто отступить на дистанцию выстрела. Как раз поэтому Ичика сейчас атакует врукопашную, чтобы не дать этого времени.
     - А откуда он-то это все знает? – вроде бы негромко спросила Паола Гуэрра, типичная дочь Рима, оливковокожая, черноволосая и черноглазая.
     Негромко, но Оримура-сенсей услышала.
     - Как я уже говорила, Оримура проходил специальное обучение, - ответила женщина. – То есть, навыки собственного тела, для пилота очень важная вещь. Именно поэтому вас обучают не только в ИСе, но и лично. Собственно, результат такого обучения вы видите. Не имея большого опыта пилотирования, тем не менее Оримура прекрасно справляется.
     - Да уж, - поежилась Масуми, глядя на экран, где белый ИС как раз несся к земле.
     Взметнулась пыль и включилась программа обработки инфракрасного спектра. И затем все увидели, что Белый Доспех буквально вбивает в землю уже не сопротивляющуюся Олькотт. Удар за ударом синий ИС третьего поколения превращался в груду металлома.
     - Он сейчас убьет ее, - быстро сказала Оримура-сенсей. – Майя, ИСы, реаниматор.
     - Да, - Ямада-сан отрывисто кивнула.
     Вдруг Ичика остановился. Хоки бросила взгляд на экран. Лицо Ичики вдруг ожило.
     - Твою мать! – выругался он, видимо увидав дело рук своих.
     * * *
     Белый ИС вдруг остановился и распрямился. Секунду ничего не происходило, а потом доспех открылся. Из него выскочил пилот и скачками подлетел к своему противнику. Синие Слезы был в плачевном состоянии. Фронтальная броня походила на старую наковальню, в разрывах корпуса что-то искрило. Из выломанного соединения правой руки натекла лужа смазки.
     Синий ИС начал было открываться, но тут же движение остановилось. Оримура запрыгнул на Синие Слезы и попытался помочь, но у него ничего не выходило. И тогда он махнул рукой.
     Под удивленными взглядами, Белый Доспех ожил и подошел к поверженному противнику. Его правая рука легла точно туда, куда указывал парень. Послышался треск и синий ИС раскрылся. Оримура тут же нырнул внутрь. Через некоторое время он вылез наружу, держа на руках безвольное тело, причем без ДИНа, в одном контактном костюме.
     В этот момент подлетели два Рафаля, а вскоре реанимомобиль подъехал. Ичика, с девушкой на руках, сел в машину, проигнорировав выскочивших медиков.
     Машина тут же развернулась и помчалась прочь с полигона. Рафали же подняли синий ИС и потащили в сторону ближайшей шахты. Белый Доспех тоже в этот момент взлетел и последовал за ними.
     * * *
     Сознание неохотно выплывало из спасительной темноты. Память еще помнила дикий страх, отчаяние и неохотно отпускала из предательских лап смертельного ужаса.
     Сесилия открыла глаза. Белый потолок. Понятно, она в госпитале. Где же еще ей быть, после такого. Девушка еле слышно простонала от понимания оглушительного поражения. Да что там говорить, полного провала.
     - Ну привет, - раздался голос. – Дерзкая девчонка.
     Сесилия вздрогнула и с каким-то страхом повернула голову на Оримуру.
     - Как ты себя чувствуешь? – спросил парень.
     - Какое твое дело? – резко спросила Сесилия. – Ты победил, что тебе еще надо? Пришел поиздеваться?
     - У, какие мы колючие! - усмехнулся Оримура.
     Сесилия демонстративно отвернулась и принялась изучать потолок.
     - Знаешь, Си, - заговорил парень. – Я хотел извиниться. Как-то я слишком увлекся. Прости, а?
     А девушка вздрогнула еще раз. Оттого, как он ее назвал. Она посмотрела на парня и в ее груди поднялась волна злости.
     - Для тебя я Олькотт, - процедила она. – А свои извинения можешь засунуть себе… куда хочешь!
     - Вот теперь я узнаю прежнюю Си! – улыбнулся Оримура и встал.
     - До встречи, красавица! - сказал он, через плечо, уже выходя из палаты.
     Дверь открылась, впуская на секунду звуки коридора и вновь закрылась с тихим щелчком. Девушка откинулась на подушку.
     - Мужлан, - тихо сказала Сесилия в тишине палаты.
     И ее голос почему-то прозвучал вовсе не зло, а как-то грустно.
     * * *
     А кафе уже стало практически официальным местом встреч, по крайней мере части класса 1-1. В данный момент в кабинке сидели пятеро. Само собой Оримура, как виновник торжества, рядом с ним, так же само собой, Хоки. А напротив устроились члены одного отряда, с не очень благозвучной приставкой к названию.
     - Ну, Оримура! – в данный момент Дойна упорно приставала к парню, с просьбой рассказать, где он так научился драться.
     - А тебе не кажется, - усмехнулся Ичика. – Что после всего того, что между нами было, мы можем друг к другу обращаться по имени?
     Все девушки синхронно покраснели, под ироничным взглядом парня. Девушки еще и скрестили вопросительные взгляды на Хоки. Та еле заметно кивнула. И троица покраснела еще больше, хотя казалось, куда ж еще-то.
     - Ну ты расскажешь? – Дойна справилась со смущением.
     - Да без проблем, - ответил Ичика. – Что могу, расскажу. Там просто не обо всем можно говорить. Я подписки давал.
     - Это секрет? – оживилась Майко. – Как интересно!
     - Да, - улыбнулся Оримура. – Только давайте вначале поедим! А то живот уже к позвоночнику прилип!
     В этот момент в дверь постучались.
     - Да! – крикнула Дойна.
     В кабинку вошла молоденькая официантка. Она шустро сгрузила блюда с подноса и выпрямившись, буквально пропела:
     - Что-то еще, господин? – сказала она, смотря исключительно на Ичику.
     - Нет, спасибо, - улыбнулся парень.
     Официантка улыбнулась в ответ и стрельнув глазами, ушла. А вот девушки вокруг как-то синхронно угрожающе засопели, проводив сотрудницу общепита убийственными взглядами. Хоки при этом прижалась бедром к Ичике.
     - Ну-с, - парень, как ни в чем не бывало, потер руки. – Приступим?
     - К чему? – вырвался вопрос у Дойны.
     - К еде, - усмехнулся Ичика.
     Он улыбнулся, глядя на девушек и хитро подмигнув, добавил.
     - Пока.
     - Ичика! – возмутилась Хоки.
     - Что? – с невинным видом спросил Ичика. – Что я такого сказал?
     - А…, - Хоки как-то потерялась.
     - Дорогая, - сказал Ичика, глядя ей прямо в глаза. – Кушай. Нам же нужно накопить силы, ну ты понимаешь?
     Хоки даже открыла рот, от такого почти прямого сообщения, что он хочет ее… Точнее хочет с ней… Хоки окончательно запуталась. А Ичика впрямь чуть ли не накинулся на еду.
     - А-а! – это выдала Юма, смотря на них двоих. – Я не могу на это смотреть!
     - Что, на фотку смотреть проще? – иронично спросил Ичика, откусывая кусок мяса.
     - Проще! - ответила Юма в каком-то запале.
     - Ну да, - Ичика усмехнулся. – При этом же можно делать всякие вещи?
     «Вот она, сработанная троица!» - подумал Ичика, смотря на синхронно смутившихся девушек.
     - Значит так, - переход Ичики от шутливой пошлости к серьезности, был настолько резким, что даже Хоки замерла от неожиданности. – Ничего я рассказывать не буду.
     - Но…, - взмолилась Дойна.
     - Я буду показывать, - сказал Ичика. – Пока не знаю когда, я сообщу.
     Все молча уставились на парня, переваривая выданную им информацию.
     - Хорошо, - тряхнула копной волос Дойна.
     - Ну и отлично! – улыбнулся Ичика. – Так что же вы сделали, что Хоки пообещала вам мою фотку?
     Дойна рукой закрыла рот Юмы, которая чуть не выдала их тайну.
     - А тебе так важно это узнать? – спросила Дойна.
     - Нет, - улыбнулся Ичика. – Просто любопытно.
     - Пусть это будет нашим маленьким женским секретом? – улыбнулась Дойна, при этом приняв такое положение, что ее грудь натянула ткань форменного кителя.
     - Да ради бога! – усмехнулся парень.
     * * *
     Порноотряд усвистали вперед и как Хоки догадывалась, вовсе не за тем, что им нужно что-то там сделать по учебе. Сделать им определенно нужно, но то, отчего последние полчаса они нетерпеливо ерзали на сидениях. А все из-за того, что Ичика там в кафе, будто включил какой-то режим обольщения.
     Начать с того, что он не давал им скучать, опять рассказывая смешные случаи из своей жизни. Но сегодня как-то так получилось, что все эти рассказы, были… эротично окрашенными, что ли. И Хоки сама почувствовала, что ее тело повелось на них. По крайней мере, она четко ощущала, что там, внизу, между ног сделалось тепло… и мокро.
     - Ичика, - заговорила Хоки.
     - М? – откликнулся задумавшийся что-то парень.
     В его глазах и улыбке, отчего-то возникло столько нежности, что Хоки чуть не споткнулась.
     - А почему, - девушка чуть смутилась. – Почему тебе не интересно, как… Ну с фото?
     - Почему же, интересно, - ответил Ичика. – Просто неважно. Даже если ты призвала в этот мир демонов, чтобы они сварили любовное зелье, я все равно тебя не отпущу.
     Он притянул девушку к себе.
     - Мне реально наплевать на причины, по которым все это случилось, - сказал он. – Мне важны наши чувства, а все остальное, негативное или наоборот, лишь фон на этой картине. Главное на ней, это ты.
     - Ичика! – с придыханием сказала Хоки.
     - Мне вот тоже интересно, - сказал парень и отпустил девушку.
     Они пошли дальше, держась за руки.
     - Что? – спросила Хоки.
     - Почему ты не спрашиваешь, - сказал парень. – Кто же моя невеста?
     - Я…, - Хоки вдруг почувствовала, что этот разговор ведет куда-то… в пропасть.
     Холодную пропасть одиночества. И девушка отчаянно захотела, чтобы… Что?
     - Я боюсь, - тихо сказала Хоки. – Что-то менять. Мы… Пока мы вместе… Твоя невеста… Она… Не здесь.
     - Какая же ты трусишка, - мягко ответил Ичика. – Но отношения нельзя строить на том, что просто отрицаешь реальность. Рано или поздно, вы все равно узнаете, друг про друга. И лучше, если от меня.
     Хоки шла молча, слушая Ичику. Но в душе поднималась волна отчаяния. Зачем, зачем? Пусть все останется так, как есть! Зачем он это все говорит?
     - Хоки, - твердо спросил Ичика. – Ты любишь меня?
     - Да, - тихо сказала девушка.
     - И она любит меня, - сказал Ичика. – А я люблю вас обеих, как бы дико это не звучало. Вы обе очень дороги мне. И Хоки…
     Ичика остановил девушку и притянув к себе, заключил в объятия. Посмотрел в глаза, которые подозрительно поблескивали в лучах вечернего солнца. Он выдохнул, словно перед прыжком. Ему этот разговор тоже выдался нелегким морально.
     - Табанэ тоже любит тебя, - сказал Ичика.
     Хоки вначале не поняла, при чем тут ее сестра. А потом ее глаза расширились.
     - Да, - ответил Ичика на немой вопрос девушки. – Банни и есть моя невеста.
     * * *
     Хоки промолчала всю оставшуюся дорогу до общежития. Она шла, обхватив себя за плечи и не поднимая взгляд.
     «Вот я и нарвался на то, - подумал Ичика. – Что очень важно для Хоки».
     Он, естественно не знал подробно, что у них за отношения, но судя по тому, как они вели себя, между ними пробежал таки, кто-то из кошачьего племени, черной масти.
     «Что ж. Лучше это все было прояснить сразу. Потом бы было еще хуже. Например, Хоки увидела бы нас с Банни, как это водится, совершенно случайно. Тогда бы вообще все покатилось бы безо всякого контроля».
     Ичика в который раз посмотрел на Хоки. Понятно, что она сейчас просто не знает, как поступить. Нужно время.
     * * *
     Майя замерла в дверях. Чифую бросила на нее быстрый взгляд и вздохнула.
     - Заходи, - коротко сказала она.
     Майя зашла внутрь, аккуратно прикрыв дверь.
     - Это произошло в Бразилии, - Чифую не стала ходить вокруг да около, а сразу приступила к рассказу.
     Майя была отличным исполнителем, надежным и преданным. Если требовалось сохранить какие-то секреты, то лучше кандидатуры не сыскать. Но каждый имеет свои слабости. Ямаде нужно было всегда непременно знать, что конкретно происходит. Иначе она просто уклонялась от непонятных для нее событий. А если не могла избежать, то просто ничего не делала. И никто не мог заставить ее что-то делать, без того, чтобы не рассказать ей все. Такая она, Ямада Майя, одна из лучших пилотов ИС и бывший кандидат в представители Японии.
     - Какие-то очередные борцы за чертову свободу, - рассказывала Чифую. – Ичике тогда было тринадцать. Эти повстанцы хватали всех подряд. Так брата и похитили второй раз. Меня тогда неслабо подстрелили, вот так Ичика и оказался в той больнице. Эти борцы хватали всех, кто мог ходить сам. Меня не взяли, а вот его увели. И я ничего не могла сделать!
     Чифую скрипнула зубами.
     - Они перевернули мою кровать. Я лежала на полу и только могла смотреть, как они уводят его…
     Чифую глубоко вздохнула, переводя дух. Ямада же прижала руки к груди, явно сочувствуя. Да у нее и на лице это было написано.
     - Когда спецназ пошел на захват, - продолжила Чифую. – Эти дебилы принялись убивать заложников. И очень в этом преуспели. Из почти ста человек выжили пятнадцать. И все они находились в одной комнате с Ичикой. Когда туда ворвались, то все террористы были уже мертвы. Но самое странное было в том, что и заложники были сильно напуганы.
     - Но что там случилось? – подалась вперед Майя.
     - Я видела фото из той комнаты, - ответила Чифую. – Одному из четырех повстанцев свернули шею. У другого была пробита грудная клетка. Насквозь. Третьему разорвали горло. А четвертый умер от естественных причин.
     - То есть как это? – изумилась Майя.
     - Буквально, - спокойно ответила Чифую. – У него остановилось сердце.
     Она посмотрела на Майю.
     - Но…, - Майя была в замешательстве. – Что же там произошло?
     - Спроси его сама, - сказала Чифую. – Он даже мне не рассказывает. Сказал только, что просто испугался за остальных. Я предполагаю, что Ичика убил их всех. Как смог.
     - Но, - Майя показала рукой куда-то в сторону. – Он же смог остановиться с Сесилией?
     - Да, смог, - ответила Чифую. – Потому что он проходил обучение. Правда тогда еще никто не знал, что он внезапно станет пилотом ИС. Я ответила на твой вопрос, Майя?
     - Да, - девушка поклонилась. – Я пойду. Спасибо, Чифую-нее.
     Оримура улыбнулась. Вот так и живем. Каждый со своими тараканами и скелетами в шкафу. И Ичика идеально вписался в этот дружный коллектив дурдома.
     * * *
     Ичика пришел очень поздно. Хоки слышала, как он прошел в комнату. Вздохнул. Шуршание одежды, скрип кровати. И вскоре он мерно задышал. И только тогда Хоки повернулась.
     Он спал спиной к ней. Одеяло немного сползло, открывая спину. Всегда у него так сползает. В неверном лунном свете, девушка просто лежала и смотрела на того, кто…
     Хоки вздохнула. Ну почему всегда так? Сначала из-за Табанэ ей пришлось расстаться с привычным окружением, старым додзё… Ичикой. Она обозлилась на сестру, на родителей, да вообще на все. Рубила все попытки окружающих на сближение. С головой ушла в тренировки. А потом после сдачи очередных экзаменов, она прошла обязательный тест на пилота ИС и у нее выявили способности. И опять упорные тренировки, учеба. И вот она, Академия. И неожиданный привет из прошлого. Потускневший образ единственного друга, что жил в сокровенном уголке памяти, внезапно самовольно вылез перед ней. Ичика вновь вошел в ее жизнь, как и тогда, внезапно и бесповоротно. И опять в этом была замешана Табанэ. Причем замешана самым неожиданным, непредставимым способом. Хоки опять вздохнула.
     - Ну почему все так? – прошептала Хоки.
     И что, вновь туда? В серую жизнь, где будет… Что-то будет, чем она будет забываться. Пытаясь забыться. Вычеркнуть из памяти его глаза и улыбку…
     Волна привычной злости поднялась в груди. Взлетело отброшенное одеяло.
     - Ну нет! – яростно прошептала Хоки, не замечая слез, что слетали с ресниц. – Я больше не хочу! Он мой!
     Девушка решительно сдернула одеяло уже с Ичики. Естественно парень от этого проснулся. Его глаза открылись, в них было недоумение.
     - Что? ..., - начал он сонным голосом.
     - Только попробуй! – выпалила Хоки, схватив Ичику за плечи. – Только попробуй!
     В запале девушка принялась бить Ичику кулаком по груди, выкрикивая просто бессвязные звуки. Парень не сопротивлялся, только морщился.
     - Я тебя убью, ты понял!? – Хоки уже откровенно билась в истерике. – Убью! Не могу больше!
     Ичика схватил девушку и прижал к себе.
     - Смотри на меня! – сквозь всхлипы говорила Хоки. – Всегда! Больше никогда, обещай! Никогда…
     Ичика, мало что понимающий в этом потоке слов, просто молча прижимал вздрагивающую девушку к себе…
     …- Хоки? – спросил парень через некоторое время, когда девушка утихла.
     Его взору предстала мирно сопящая во сне Хоки. Ичика улыбнулся.
     - Но вот зачем было так далеко одеяло бросать? – сказал он, найдя взглядом постельную принадлежность.
     Спустив ногу, он с третьей попытки подтащил одеяло ближе, схватил его одной рукой (на плече второй спала Хоки) и кое-как прикрыл себя и девушку. А та даже не пошевелилась, лишь чему-то улыбнулась.
     - Чем больше живу, - пробормотал Ичика. – Тем меньше вас понимаю.
     И погладил Хоки по голове.
     * * *
     Ичика уже в который раз пытался выдать на двигатели минимально возможный для движения импульс. Все время, то не хватало, то перебор.
     - Вот жешь! – бросил парень, в очередной раз не сдвинувшись с места. – Слышь, Белый! Все, выпускай нах!
     - Деактивация произведена, мастер, - отозвался доспех и раскрылся, чтобы выпустить пилота.
     Ичика вылез наружу и только сейчас ощутил, насколько он устал. И мокрый, будто мылся, прямо в одежде.
     - Время, - спросил Ичика.
     На панорамном стекле шлема ДИНа отобразились зеленые цифры «23:05».
     - И кто придумал уставать, а потом еще и спать? – с досадой произнес Ичика.
     - Ты в курсе, - раздался в боксе голос. – Что в Академии существует комендантский час?
     - Да-да, - махнул рукой парень. – Ты тогда что тут делаешь, Чифую?
     - А я преподаватель, братец, - женщина подошла к брату. – Вот уж не думала, что буду говорить такое, но ты помнишь, что у тебя девушка есть?
     - И даже не одна, - ответил Ичика.
     - Ну с Банни вы бы тут на пару сидели, - заметила Чифую. – Она такая же отмороженная.
     - И с чего это такая забота о моей личной жизни? – спросил парень, деактивируя ДИН.
     Он прошел к кофемашине.
     - Черт, кофе кончился, - с досадой произнес он.
     - Ну это скорее забота о личной жизни моей студентки, - ответила Чифую. – Хоки в последнее время ходит, как в воду опущенная. На последней тренировке, едва в стену не врезалась. Ты вообще в курсе, что раз уж девушка познала радость интимной жизни, то ей следует получать ЭТО регулярно?
     - Уела, - Ичика потянулся. – Ладно, спать пойду.
     - Смотри, - погрозила Чифую. – Я ведь могу и приказать.
     - Прости, что приказать? – Ичика даже удивился.
     - Да ты меня правильно понял, - сказала женщина. – В общем, на завтра я аннулирую твой допуск в этот бокс.
     - Только в этот? – зачем-то спросил Ичика.
     - Вообще сюда! – рявкнула Чифую. – Воскресенье завтра! Если ты еще помнишь, нужно иногда выгуливаться со своей девушкой!
     - И это я отмороженный, - заметил Ичика. – А вот учитель, который толкает на путь разврата, это прям столп общества. Куда катится мир!
     - Ичика, - голос Чифую сделался подозрительно ласковым. – А ведь можно вместо прогулки, устроить трудотерапию.
     - Я все понял! – быстро ответил Ичика, вытянувшись по стойке смирно. – Разрешите идти? Меня девушка ждет.
     - Вали уже, умник, - отмахнулась Чифую. – И в душ зайти не забудь. А то от тебя несет, аж глаза режет.
     - Вот сразу видно, что ты не замужем, - не смог удержаться Ичика. – Это же запах настоящего мужчины!
     - Слышишь, мужчина, - ехидно улыбнулась Чифую. – Ты тогда противогаз с собой захвати. А то Хоки выставит тебя спать на холодок.
     - Умные все больно, - пробурчал парень, направляясь к выходу.
     - Это Академия, - ответила Чифую.
     - А ты зачем за мной идешь? – спросил Ичика. – Не волнуйся, я не заблужусь.
     - Я тут в качестве офицера патруля, поймавшего нарушителя, - ответила женщина. – Я бы даже сказала, злостного, убежденного нарушителя.
     - Не нагнетай, - поморщился Ичика. – Еще ключами побренчи.
     Некоторое время они шли молча. Их шаги гулко звучали в пустом коридоре.
     - Чифую, - заговорил снова Ичика. – Я все спросить хотел. А почему мы почти не пересекаемся с семпаями? Я второкурсников видел от силы человек пять. А старше вообще никого. Это так специально сделано или я чего-то не знаю?
     - А тебе что, - ехидно спросила Чифую. – Девушек на своем курсе мало?
     - Кто про что…, - покачал головой парень. – Парня! Срочно!
     - Ну так пойдем, - отозвалась Чифую и ее голос сделался воркующим. – Зайдем. Других парней, как ты знаешь, кроме тебя, в Академии нет, так что…
     - Ну так Академией мир не заканчивается, - ответил Ичика. – В курсе, что есть, например, сайты специальные?
     - А ты-то откуда про них знаешь? – улыбнулась Чифую.
     - Сестренка! Я ведь не в тайге вырос! – даже несколько возмутился Ичика. – Конечно у меня то еще детство было. Но не настолько же!
     - Так что тебе там в детстве не нравилось? - в голосе женщины прозвучала легкая угроза.
     - Ты тему-то не меняй, - сказал Ичика. – Что там с семпаями? Просто я бы хотел, так сказать, узнать на деле, что такое обученный пилот.
     - Второй курс сейчас на отдыхе, - ответила Чифую. – Кто где. Кто-то дома, кто-то в пансионате Академии. А те, которых ты видел, просто захотели остаться на каникулы здесь.
     - Ну а третий курс? – спросил парень.
     - То же самое, плюс многие из них проходят дополнительное обучение дома, - ответила женщина. – Не переживай, скоро уже начнутся занятия. Всех и увидишь. Еще пожалеешь об этом. Это тебе не первогодки. Те стесняться не станут.
     - В каком смысле? – спросил парень.
     - В том самом! – усмехнулась Чифую. – Как бы тебе не пришлось дверку-то стальную ставить!
     - Очень смешно, - огрызнулся Ичика. – Ха-ха-ха.
     Они вышли из здания и направились к общежитию.
     - А мне вот еще интересно, - снова заговорил парень. – А почему первогодку пускают в бокс? А если я там сломаю что-нибудь?
     Чифую покосилась на брата.
     - Владельцам личного ИСа позволено многое,- ответила она.
     - О, так я типа элита, - приосанился Ичика.
     В темноте раздался звонкий шлепок.
     - Ну Чифую! – возопил парень, потирая затылок. – Это же непедагогично!
     - Желаешь продолжить согласно устава Академии? – вкрадчиво спросила женщина.
     - Э-э… нет, - Ичика вздохнул. – Вот все время ты так.
     * * *
     Чифую реально довела до самых дверей, хорошо что только общаги, а не комнаты. Ичика поднялся на второй этаж, свернул в коридор…
     Тело среагировало само. Только чья-то рука схватила его за плечо, он тут же сам схватился за нее, выворачивая и заставляя противника выйти, точнее выпасть из полумрака ниши.
     - Ай! – голос женский.
     Ичика буквально в последний момент успел остановить вплавленное в подкорку движение ногой, точнее колена, под дых.
     - Мать твою, Дойна! – прорычал парень. – Какого хрена ты творишь?
     Естественно он отпустил девушку.
     - Как рука? – спросил он. – Не вывернул?
     Девушка, морщась, терла плечо.
     - Ну и что это было? - навис над ней Ичика.
     Он успел заметить озорные огоньки в ее глазах. Но девушка как-то очень быстро оказалась рядом и… Ее губы нашли его…
     Видать он несколько подрастерялся, так как Дойна смогла впихнуть его в ту нишу, где пряталась, при этом не отрываясь от поцелуя. Ичика опомнился, когда ее рука уже щупала ниже пояса.
     - Стоп! - парень уперся девушке в плечи, буквально отрывая от себя. – Да что на тебя нашло?
     - Тебе же уже надоела Хоки? – жарко спросила Дойна. – Пойдем к нам. Ты пробовал с тремя?
     - Да что ж это такое, - Ичика перехватил ее руку, опять потянувшуюся к сокровенному. – Да с чего ты такое решила?
     - Ну ты же с ней больше не спишь? – полутвердительно сказала Дойна.
     - Да кто тебе такое сказал? – Ичика уже чуть ли не боролся с ней.
     - Я не слепая, - ответила девушка.
     - Уверяю тебя, - сказал Ичика. – Все не так.
     - Ну и что? – совершенно не смутилась Дойна. – Тогда просто немного развлечемся.
     - А давай я сам решу, с кем буду развлекаться!? – рявкнул Ичика, разозлившись.
     Он отодвинул Дойну и вышел из ниши.
     - Я буду ждать! – догнали его слова. – Мы всегда тебе будем рады!
     Ичика ничего не ответил, только закатил глаза. И вот в таком слегка возбужденном состоянии, он завалился в свою комнату.
     - Ичика? – встретил его вопрос.
     Парень поднял глаза и увидел Хоки. В одном полотенце. Видимо девушка только что из душа. И тут Ичика сощурил глаза.
     - Вытерлась? – практически гаркнул он.
     - Что? Н-нет, - растерянно ответила Хоки.
     Ичика нащупал на двери защелку.
     - Тогда пойдем обратно, - чуть не приказал Ичика, кивая в сторону душа. – Будешь мыть своего парня!
     На лице девушки было написано легкое недоумение. Она стояла, смотрела как Ичика не откладывая дело в долгий ящик, раздевается. Скидывая вещи прямо в очиститель.
     - Ну что стоишь? – спросил он, посмотрев на девушку. – Давай снимай. Дай полюбоваться тобой.
     Хоки машинально дернула за полотенце, вынуждая то съехать с тела. И только потом поняла, что делает. И слегка зарумянилась. А потом на ее лице краски стало еще больше, так как при виде такого зрелища, некий орган чуть не за мгновение увеличился и окреп.
     - Иди сюда, - хрипло сказал парень, подходя ближе.
     Он притянул девушку в объятия. У Хоки слегка закружилась голова, от страстного поцелуя, который у них получился.
     - Пойдем в душ, - сказал Ичика, отрываясь. – Или я останусь грязным.
     Хоки только кивнула, смущенно улыбаясь…
     … Как-то совсем по домашнему все ощущается. Хоки терла спину Ичике, а тот блаженно щурился, сидя на низкой лавке. Хоки пару раз не удержалась и потерлась грудью о его спину. Судя по тому, что тот вцепился руками в край лавки, ему это очень понравилось.
     - А спереди? – сказала Хоки, нагнувшись к Ичике.
     Грудь естественно, снова ткнулась уже торчащими сосками ему в спину. Ичика молча встал и повернулся к девушке. Хоки для начала, нашла его губы своими губами.
     - Нет, нет! – улыбнулась девушка, убирая жадные мужские руки. – Сначала надо тебя помыть, господин.
     В ответ глаза Ичики сверкнули. И он явно с трудом сдержался, чтобы…
     Хоки, не торопясь, намыливала его широкую грудь, рука с мочалкой прошлась по животу, по бокам. И игнорируя торчащий член, Хоки нагнулась и принялась мыть ноги. При этом ее плечо, будто случайно, терлось о восставшую плоть.
     - Я же отомщу! – с улыбкой сказал Ичика.
     Хоки, смотря снизу, улыбнулась в ответ…
     … Стена чуть холодила грудь, что прижималась к ней. Но Хоки было все равно, она, нагнувшись и прижавшись к стене, смотрела на своего мужчину, который сейчас взяв ее за руку, входил мощными движениями в ее ждущее лоно. В сердце непрерывным потоком текло неописуемое удовольствие, от вида того, как Ичика пожирает ее таким похотливым взглядом! О да, страсть и похоть! Она ему действительно нравится, он не разочаровался в своей Хоки!…
     … О боже, какой стыд! Как же хорошо! Откуда он все это знает? Неужели Банни тоже все это пробовала с ним? М-м!
     Хоки посмотрела вниз, где между ее ног, двигалась голова Ичики. А она стояла на коленках, над этой самой головой. Девушка понимала, что течёт, понимала, что ее соки стекают прямо на лицо парня. Она даже пару раз пыталась встать, но сильные руки тут же усаживали обратно и язык опять погружал в коктейль легкого стыда и развратного удовольствия. А еще его руки, то гладили по спине, то начинали теребить соски…
     - А-а-м-м! – Хоки уперлась руками в стену, пережидая пока схлынут волны удовольствия, вышибающие силу из ног…
     … Хоки двигалась не торопясь, наслаждаясь ощущениями, от твердого члена внутри себя. Теперь понятно, почему многие женщины обожают эту позу. Это ж такое наслаждение, доставлять удовольствие самой себе. Двигаешься так, как надо тебе, да еще и можно вот так сделать.
     Девушка наклонилась, подставляя грудь умелому языку. Ичика не заставил себя ждать, тут же завладев спелой вишенкой. Хоки, постанывая, задвигалась чуть быстрее…
     * * *
     Ичика бросил взгляд на еще спящую Хоки и улыбнулся. Несмотря на вчерашний вечер, при виде этой картинки, в чреслах вновь возникла легкая приятная тяжесть. Вот как так у женщин получается? Хоки просто спит, но ножка, которая была только что закинута на него, прямо заставляет взгляд скользить туда, где она, ножка, начинается. Грудь, которую почти не видно, но в том-то и дело, что почти. Одеяло, словно специально сползшее ровно настолько, чтобы одновременно обнажить упругие половинки попки и скрыть в тени заветную щелку. Просто отвал башки!
     Ичика опустил комм и полистал получившиеся фотки. Прекрасно, просто прекрасно! Только… Парень вынул флешку. На всякий. Это все ж таки Академия. Тут уникумов хоть отстреливай. Ладно. Парень сел за компьютер.
     Те мысли, насчет Хоки, что пришли в головы сестре, Дойне и видимо многим, ему как-то не понравились. Более того, похоже и Хоки что-то себе там подумала. А с другой стороны, что есть в подтверждение его слов? Верно, ничего.
     «А надо чтобы было. Не одной же Банни с кольцом красоваться. Все мои женщины должны быть помечены!!! Му-ха-ха-ха!!!
     Так, злобный смех удается просто зашибись. С деньгами что?»
     Ичика открыл свою страницу в банке Академии. И несколько удивился. На его счету была приличная сумма. А. Чифую что-то там говорила, про некие подъемные, которые выдаются курсанту при зачислении. Чтобы он, как говорится, соответствовал высокому уровню сего учебного заведения. Что же, это просто отличные новости. Потому как личные сбережения самого Ичики, после покупки предыдущего кольца… М-да. Итак.
     Парень быстро нашел ювелирный, в нужном районе города возле Академии. Пролистал их каталог.
     - Отлично, отлично, - парень покрутил выбранное кольцо на картинке. – Только один маленький штрих.
     Он вызвал клавиатуру и над столом появилась зеленая панель.
     «Добрый день. Я купил у вас кольцо, заказ №546678. А вы сможете произвести с ним некоторые действия? Конкретно мне требуется нанести на него мое имя»
     Ответ пришел неожиданно быстро, сразу то есть, что для столь раннего времени было удивительно. Ичика рассчитывал, что ему ответят через пару часов. И этот ответ был лаконичен:
     «Да, это возможно. На каком языке Вам требуется начертание?»
     - Начертание? – удивился Ичика такому интересному обороту речи. – Однако.
     «Хирагана» - впечатал парень ответ.
     «Это возможно. Скажите ваше имя и я рассчитаю стоимость»
     Ичика отправил символы обозначающие «Оримура». Практически сразу пришел ответ со стоимостью.
     «Меня все устраивает. В какой срок вы сделаете?» - спросил Ичика.
     «К полудню»
     Парень тут же вызвал менюшку оплаты и перевел нужную сумму. А потом спохватился и заказал следом красивую коробочку. Опять синего цвета, ну нравился он ему. И присоединил этот заказ к предыдущему.
     - Ичика, - раздался сонный голос. – А что ты там делаешь?
     - Заказываю билеты, - ответил парень.
     - Билеты? – Хоки сладко потянулась, да так, что парню остро захотелось… захотелось, в общем. – Куда?
     - В аквапарк, - ответил Ичика. – Давно хотел сходить. Ты не против?
     - Нет, - улыбнулась Хоки. – Ичика, ты что, приглашаешь меня на свидание?
     - Ну да, - кивнул Ичика. – Именно. Поэтому сейчас я уйду.
     - Уйдешь? – девушка нахмурилась. – Куда?
     - Делать тебе сюрприз, - хитро улыбнулся Ичика.
     - А что за сюрприз? – оживилась Хоки.
     - Ну какой-же это будет сюрприз, - ответил Ичика. – Если я о нем расскажу? Потерпи.
     Парень широко улыбнулся. А Хоки притворно надулась.
     * * *
     Из Академии можно выбраться тремя способами. Если у вас есть разрешение на личное авто, то на нем, на прогулочном катере и на монорельсе. Хоки выбрала последнее.
     Как оказалось, в этот день многие девушки решили развеяться, поэтому вагоны были наполнены плотненько.
     - А ты куда пойдешь, Хоки? – спросила Юма.
     Да, вся троица каким-то неведомым образом оказалась рядом с Хоки.
     - В аквапарк, - ответила Хоки.
     - А где Ичика? – задала вопрос Дойна. – Вы не с ним?
     - С ним, - ответила Хоки.
     - О, у вас, что свидание? – оживилась Юма.
     Хоки не ответила. Просто улыбнулась.
     - Я тоже хочу на свидание с Ичикой, - тихо сказала Майко.
     Синхронный печальный вздох троих девушек, последовал за этими словами. А Хоки против воли слегка улыбнулась. Следовало насторожиться от такого настойчивого желания этих троих, затащить в постель Ичику… Но право слово, почему-то это вызывало улыбку. Может оттого, что Ичика обещал какой-то сюрприз?
     Вагон монорельса подъехал к станции и радостно гомонящая толпа хлынула из него навстречу развлечениям. Вышла и Хоки.
     Ичики не было видно, ни на платформе, ни у станции внизу. Хоки закрутила головой, ища знакомую фигуру.
     - Госпожа, - раздался приятный глубокий женский голос.
     Хоки обернулась и наткнулась взглядом на женщину лет сорока, в строгом костюме дворецкого.
     - Господин поручил мне встретить вас, - сказала женщина, склонившись в почтительном поклоне.
     - Господин? – не поняла Хоки.
     - Господин Оримура Ичика, - уточнила женщина-дворецкий.
     - Но, - Хоки заколебалась.
     - Ваш первый поцелуй был 12 июля, - сказала женщина. – Господин предусмотрел этот момент, чтобы вы мне доверились.
     - Хорошо, - Хоки действительно успокоилась.
     А еще ей сделалось еще более хорошо от того, что Ичика оказывается не забыл это!
     * * *
     - Смотрите! – воскликнула Юма.
     Девчонки обернулись. И увидели, как Хоки садиться в дорогую черную машину. Почтительно склонившаяся дворецкая, захлопнула за ней дверь и села спереди.
     - Я так же хочу! – Майко едва не заплакала. – Как романтично!
     - Поехали за ней? – предложила Дойна
     Все не сговариваясь кивнули. А Юма уже и руку подняла, останавливая такси.
     * * *
     Машина подъехала к какому-то магазину. Явно не дешевому, судя по месту и по оформлению.
     - А куда мы приехали? – спросила Хоки.
     - Господин сказал, - ответила дворецкая. – Что будет ждать вас в ресторане «Гранд», в шесть вечера. И что вы наверняка пожелаете соответствующе переодеться.
     Хоки задумалась.
     - Он также просил передать, - снова заговорила женщина. – Что это на ваш выбор. Если вы захотите все отменить…
     - Нет, - резко мотнула головой Хоки. – Нет, все в порядке.
     Хоки улыбнулась.
     - Не знала, Ичика, - сказала она. – Что ты такой романтичный.
     Тем временем дворецкая открыла дверь и опять замерла в почтительном поклоне. Хоки это несколько смутило. Она вышла из машины и…
     - А могу я попросить, - сказала девушка, обернувшись. – Чтобы вы пошли со мной?
     - Я безусловно последую за вами, - ответила женщина. – Это моя работа.
     А Хоки в этот момент подметила, что дворецкая движется… Характерно. Характерно для человека, кое-что понимающего в боевых искусствах. Но это прошло так, фоном. Перед Хоки стояла гораздо более важная задача. Выбор вечернего платья.
     - Хоки! – вдруг раздался знакомый голос.
     Девушка обернулась и увидела неразлучную троицу эроманьячек.
     - Хоки, ты что принцесса? – спросила простодушная Майко.
     Хоки чуть покраснела.
     - Девушки, - вдруг заговорила дворецкая. – Господин сказал, чтобы вы помогли выбрать госпоже платье.
     - Кто сказал, Ичика? – недоуменно спросила Хоки.
     - Господин?
     - Так Ичика богат?
     Последние вопросы посыпались от порноотряда.
     - Да, господин предусмотрел, что эти девушки могут последовать за вами, - сказала дворецкая Хоки. – Прошу.
     Она указала в сторону магазина.
     * * *
     Ичика уже видел, какое платье выбрала Хоки. Дара педантично выполняла свою работу, сообщая обо всем. Например, про порноотряд, что увязался следом за Хоки. Но все равно, он был не готов к тому, что Хоки окажется настолько сногсшибательно красивой.
     Когда она появилась в дверях ресторана, в этом зеленом облегающем платье, с довольно смелым декольте, парень почувствовал, как люди в зале разом посмотрели на нее. А официантка, одетая по здешним правилам в мужскую одежду, такое ощущение, что не пришла, а материализовалась рядом с Хоки. Ичика видел, что девушка чуть смущается, но марку держит.
     - Хоки! – с чувством сказал Ичика, вставая, когда девушка подошла к столу.
     Он чуть поклонился и взяв ее руку, поцеловал.
     - Ты прекрасна, ангел мой, - со всем возможным пылом произнес Ичика.
     Хоки смутилась на этот раз сильнее. И щечки стали румяными, а глаза как-то характерно блеснули.
     * * *
     Хоки не сразу увидела Ичику. Когда ее подвели к столу, к ней навстречу встал молодой мужчина, в строгом европейском костюме. Хоки едва сдержала возглас изумления, когда она опознала в этом «принце инкогнито» Ичику.
     - Хоки! – в его голосе было столько радости и изумления, что девушка почувствовала, как смущение одолевает с новой силой.
     - Ты прекрасна, ангел мой! – сказал Ичика, а в его голосе было столько теплоты, обожания и нежности, что Хоки захотела тут же уйти.
     И найти место, где можно… Хоки покраснела от таких фривольных мыслей. А Ичика, встретившийся с ней глазами, понимающе улыбнулся.
     * * *
     - Боже, кто этот парень? – спросила Ая, наблюдая за той интересной парочкой.
     - Ты что, не узнала? - ответила вторая «официант», Рико. – Это же Оримура Ичика. Тот мужчина-пилот ИС.
     - Да ты что! – удивилась Ая. – А я все думаю, почему его лицо мне знакомо! Симпатяшка!
     - Этой девушке повезло, - с легкой завистью сказала Рико. – Он явно ее любит.
     Парень в этот момент что-то рассказывая, взял свою девушку за руку. И улыбался при этом так, что на него открыто пялились не только Ая и Рико, но и женщины-посетительницы сидящие рядом. Но парень смотрел влюбленными глазами только на свою избранницу.
     - Да уж, - кивнула Ая. – Словно в сказке.
     - Ага, вот и музыка, - сказала Рико.
     Действительно в этот момент в зале заиграла медленная красивая мелодия. Оримура встал, кивнул и что-то сказав, протянул своей девушке руку. Та, естественно, приняла приглашение.
     Место для танца было заранее предусмотрено. Просто убрали несколько столов (естественно, не бесплатно). И пара, выйдя на свободное пространство, закружилась в танце. Причем не просто топтались рядом, а действительно танцевали. Сначала было заметно, что девушка несколько угловато движется, но потом их движения сделались плавными и чарующими.
     - Ты снимаешь? – прошептала Ая.
     - Конечно, - откликнулась Рико.
     Желанию запечатлеть столь прекрасный момент поддались не только работники ресторана. Многие посетители встали, держа в руках коммуникаторы. А пара все кружилась, не замечая чужих взглядов. С губ мужчины не сходила нежная улыбка, девушка не менее нежно улыбалась в ответ.
     - Я и не знала, - прошептала Ая. – Что так еще кто-то делает.
     - Я тоже, - эхом откликнулась Рико. – А ведь чуть сегодня не подменилась. Потом бы закусала себя, что такое пропустила.
     Между тем мелодия постепенно стихла. Парень и девушка замерли друг напротив друга, буквально поедая друг друга глазами.
     - О боже! – Ая даже зажала рукой рот, чтобы не крикнуть от избытка чувств.
     Парень встал на одно колено. Протянул девушке руку, на ладони которой лежала легко узнаваемая открытая коробочка.
     - Я не могу больше это смотреть! – прошептала Рико, тем не менее, оставаясь на месте.
     Глаза у обоих девушек подозрительно заблестели. Девушка же в зеленом платье, тоже выглядела не просто удивленной, а пораженной. Она как-то испуганно протянула руку к коробке.
     - Да бери же ты! – яростно, но тихо, сказала Рико.
     А Ая уже открыто вытирала слезы. А девушка в зале, наконец-то взяла кольцо. Парень же встал и что-то сказал ей. Девушка покорно положила кольцо ему в руку.
     Он сам одел кольцо ей на палец. И сказал что-то такое, отчего девушка отчаянно покраснела. И тут зал словно взорвался аплодисментами. И парень, взяв девушку за плечи, поцеловал ее.
     - Фаталити! – простонала Ая, смотря на эту парочку.
     * * *
     Дара поклонилась в последний раз и села в машину. Лимузин, сыто шурша шинами, выехал на улицу. Хоки же обернулась.
     - Так ты здесь живешь? – спросила девушка.
     - Ну да, - ответил Ичика. – Пойдем, сюрприз ждет.
     - Это еще не все? – удивилась Хоки.
     - Еще нет, - усмехнулся Ичика.
     Они вошли в дом. Ичика тут же повел девушку наверх. Шагать по ступенькам в длинном платье было не очень удобно и Хоки чуть приподняла подол.
     - Хоки, еще рано, - тут же сказал Ичика. – Мы еще не дошли.
     Девушка сначала не поняла, о чем речь. А потом до нее дошел эротизм его слов. Но обычное смущение не пришло. Хоки усмехнулась про себя. Видимо это кольцо так действует.
     Ичика дошел до двери и повернулся к девушке.
     - Закрой глаза, - попросил он.
     Хоки улыбнулась. И сделала то, о чем он просил. Ичика взял ее за руку и потянул. Хоки сделала несколько шагов.
     - Все, - сказал Ичика.
     В его голосе Хоки уловила нешуточное волнение. Чего это он? И она открыла глаза.
     - Что это? – прошептала пораженная девушка.
     Она оказалась стоящей у немаленькой такой картины. Не у большого фото, не голограммы, а именно у НАРИСОВАННОЙ картины! И на этой картине была изображена полуобнаженная девушка.
     От картины прямо веяло самыми нежными чувствами. Чувствовалось, что эта девушка явно небезразлична той кисти, которая ее выводила. Белые простыни, смятая постель, говорящая, что девушка не просто уснула, а поддалась неге, что бывает после любовных игр.
     Румянец полыхал на щеках Хоки, потому что она сразу узнала себя на картине. Но когда Ичика успел заказать это? И самое главное, кто делал, кому он доверил ТАКОЕ нарисовать?
     В самом низу картины, Хоки увидела знакомые символы хираганы. Повинуясь внезапной догадке, она поднесла к лицу руку.
     - Ичика, - Хоки внезапно осипла. – Это что, ты нарисовал?
     - Да, любовь моя, - сказал Ичика, обнимая девушку сзади. – Тебе нравится? Еле успел, еще даже краска не совсем высохла. Поэтому не смог накрыть картину, пришлось тебе глаза закрывать.
     Хоки прикрыла глаза, прижимаясь спиной к нему.
     - Я боюсь, Ичика, - сказала девушка, не открывая глаз.
     - Чего же? – спросил парень.
     - Я боюсь оказаться слишком…, - девушка поморщилась, оттого что в груди кольнуло неприятным холодом. – Слишком простой для тебя. Серой.
     - Обожаю тебя за это, - сказал Ичика, усмехнувшись. – Твоя искренность, она иногда просто потрясает.
     Он повернул девушку к себе. Хоки уже как-то привычно устроилась в его объятиях.
     - Давай откинем чувства, - сказал Ичика. – Посмотри. Я тот еще раздолбай. Кто меня будет сдерживать от очередного идиотского решения? На Банни надежды нет, за ней самой приглядывать надо. Только моя серьезная Хоки может придержать нас обоих. И защитить, если потребуется.
     Хоки посмотрела на лицо Ичики.
     - Хоки, - Ичика как-то грустно улыбнулся. – Я даже не знаю, чем заслужил твою любовь. Я постараюсь, чтобы ты гордилась мною. А пока, что могу.
     Он кивнул в сторону картины.
     - Я тебе признаюсь, - продолжил он. – Я не понимаю, как так получилось, что я… люблю тебя. Мне вообще… Это странно. Я не понимаю, как ты и Банни… Что можно любить сразу двух женщин. Но именно это и есть.
     Тут Ичика почувствовал, как чьи-то ручки сжали его ягодицы.
     - Хоки? – удивленно спросил парень.
     Девушка же вместо ответа, буквально впилась в его губы. Она целовала его до тех пор, пока не кончился воздух.
     - Теперь ты мой, - голос девушки слегка дрожал. – Я УВЕРЕНА в этом. А теперь я хочу тебя.
     - Откровенно, - Ичика даже как-то застеснялся.
     - Нас никто не услышит? – спросила Хоки.
     - Никто, - улыбнулся парень.
     - Тогда, - рука девушки слегка сжала бугор на штанах парня. – Снимай штаны, любимый!
     - Вот это поворот, - пробормотал Ичика, смотря в глаза Хоки, где бушевал ничем не сдерживаемый пожар.
     * * *
     Сесилия с раздражением ткнула в угол окна, закрывая видео, остановленное на моменте, где красивый и загадочный словно принц молодой парень, стоит на колене перед не менее красивой девушкой в зеленом вечернем платье.
     - Ну почему? – спросила она в пустоту. – Почему она?
     Ожил комм, зажужжав где-то в недрах кровати. Девушка некоторое время боролась с желанием попросту игнорировать вызов. Но потом покопавшись в простынях, достала комм и мазнула по зеленой иконке. Изображения, как обычно, не было. Только звук.
     - Здравствуй, Сесилия, - голос матери был довольно сух.
     - Здравствуй, - так же сухо ответила девушка.
     - Я слышала, ты проиграла дуэль, Сесилия.
     - Да, - коротко признала девушка.
     - Я рада, - сказала женщина. – Что ты показала, насколько силен Оримура. Даже если ты этого не хотела. Но как ты догадываешься, меня сегодня кое-что расстроило.
     - Догадываюсь что, - поморщилась девушка.
     - Этот парень, - продолжила мать. – Он нужен нам. Нужен тебе. Ты это понимаешь?
     Сесилия ответила не сразу.
     - Я не знаю, что делать, мам! - выдохнула она наконец, чувствуя, как ее охватывает изо всех сил сдерживаемое чувство бессилия. – Он просто не дает к себе приблизиться!
     С той стороны тоже помолчали, после такого эмоционального ответа.
     - Тебе он сильно, - спросила наконец женщина. – Так сильно нравится?
     - Да, - коротко ответила девушка, пытаясь справиться с эмоциями.
     - Я понимаю, Си, - в голосе матери появилась мягкость. – Оримура сильный мужчина. А такие всегда привлекают женщин. Это заложено в нас природой и с этим ничего нельзя поделать.
     - Я просто теряюсь, когда он рядом, - сказала девушка. – Я… Начинаю ему грубить, в общем…
     - А он? – спросила женщина
     - Он? – Сесилия нахмурилась. – Он смеется надо мной!
     - Ты ему тоже нравишься, Си, - тут же уверенно сказала женщина.
     - Да с чего ты это взяла? – практически выкрикнула девушка.
     - Опыт, дочь, - мать хохотнула. – Когда женщина мужчину не интересует, он просто игнорирует ее. Мужчины просты в своих желаниях.
     - Но я не знаю, что мне делать, - глухо ответила Сесилия.
     - Ты уже все сделала, - ответила женщина. – Теперь тебе просто нужно быть чаще рядом. Повод не важен. Просто как можно чаще, в идеале постоянно.
     - Ты же видела, - грустно усмехнулась девушка. – У него уже есть, кому быть рядом. Думаешь Шинононо так просто подпустит к своему парню другую девушку?
     - А подругу она подпустит? – спросила мать.
     - Подругу? – Сесилия задумалась. – Ну, наверное. Не знаю. Только у нее нет подруг, насколько я знаю.
     - Ну так возьми и стань ею, - сказала женщина.
     - Подругой Шинононо? – тут Сесилия задумалась еще крепче. – Это надо обдумать.
     - Обдумай, Сесилия, - мать явно улыбалась. – Но не думай долго. Иначе подумает кто-то другой, понимаешь меня?
     - Да, мам, - девушка слабо улыбнулась. – Я все поняла, спасибо!
     - Ты Олькотт, доченька, - сказала женщина. – Ты можешь все.

4 глава.

     Ичика выходил после своего обычного вечернего самостоятельного задания из здания боксов ИСов и довольно издалека заметил необычно красивую девушку, что стояла на дорожке и явно кого-то поджидала. Нет, девушка чисто внешне не была классической красавицей, так сказать, по общепринятым нормам. Симпатичная да, но не больше. Она была привлекательна какой-то… Ичика улыбнулся своим мыслям. Словно тигрица. Внешне вроде даже мягкая, но принимать ее за домашнюю кошечку, верный способ пораньше познать иную сторону бытия. А точнее, небытия.
     — Оримура Ичика? — спросила девушка, когда парень приблизился.
     — С утра был он, — кивнул Ичика.
     Девушка еле заметно улыбнулась.
     — Мария Дювалье, — представилась она. — Вы сейчас не сильно заняты?
     — Смотря для чего, — осторожно ответил Ичика.
     — Госпожа Ивамото хотела бы поговорить с вами, — сказала Мария. — Если возможно, прямо сейчас.
     — Ректор? — удивился Ичика. — Так я… Мне бы хоть душ принять. Я ж только после тренировки.
     — Не волнуйтесь, — ответила Мария. — Это совершенно не критично.
     — Ну это для меня критично, — ответил Ичика. — Я так не могу, простите.
     Вместо ответа, Мария достала коммуникатор и продемонстрировала парню. На нем было видно, что идет какой-то разговор.
     — Оримура-сан, — раздался из прибора женский голос. — Поверьте, это действительно не проблема. А вот отсутствие времени, это как раз проблема. Я смогла выкроить пару часов, для разговора с тобой, так что помыться действительно лучше позже, идет?
     — Да без проблем, — ответил Ичика. — Раз уж возникла необходимость, то приду как есть.
     — Спасибо Оримура-сан, — ответила ректор. — Тогда я жду вас.
     — Да, — ответил Ичика и сказал, уже обращаясь к Марии. — Вы не проводите меня, Дювалье-сан?
     — Зови меня Мария, — улыбнулась девушка.
     Вот только улыбка ее показалась Ичике какой-то… Механической что ли. Привык уже, понимаешь, что все вокруг улыбаются ему по настоящему.
     — Конечно, Мария, — режим «вежливый джентльмен» включился автоматически. — Идемте, не будем заставлять ждать уважаемую госпожу Ивамото.
     И вежливая, но ничего не значащая улыбка. Ичике даже не нужно было контролировать все это. Эссекс. Там вбивали это умение так, как вбивают бойцу правила техники безопасности при обращении с оружием.
     Путь уже был знаком Ичике. Только они вышли из лифта не на этаже, где располагался ректорат, а уровнем выше.
     Светлый и довольно широкий холл. Высокие двухстворчатые двери, справа возле них стол секретаря. Надо полагать, это рабочее место Марии. Кстати, сама девушка, оставив парня в холле, как-то ловко буквально втекла в полуоткрытую дверь.
     — Как интересно, — сказал негромко Ичика, подмечая характерную плавность движений Марии. — А тут о вреде паранойи похоже не знают.
     Мария вскоре вышла обратно и молча пригласила проходить. Ичика пригладил волосы и взялся за массивную ручку двери.
     Кабинет ректора был просто образцом стиля хай-тек. Стекло, хром. Никаких ярких вызывающих красок, все строго функционально. Как бы. Ичика четко понял, что все это еще и очень дорого. Ну, было бы удивительно, если бы рабочий кабинет главы Академии, то есть авангарда науки, наполняли бы кружевные изделия.
     — Курсант Оримура прибыл, — четко произнес Ичика, останавливаясь в двух шагах от стола, за которым сидела молодо выглядевшая женщина в строгом деловом костюме.
     Кстати, в прошлый раз он глянул на нее ну очень мельком. Помнил только то, что у ректора каштановые волосы и то, что несмотря на японское имя, лицо у женщины было типично европейским. И весьма, подчеркнем, весьма красивым. Ректор достойный представитель Академии, где учится столько красивых девушек. Даже не представитель, хотя и это тоже. Так сказать, вишенка на торте.
     — Не нужно так тянуться, Ичика, — мягко ответила женщина. — Ты же не к генералу пришел. Садись.
     И она указала на стул перед столом. Ичика присел, внимательно смотря на ректора.
     — Ичика, — женщина улыбнулась. — Я бы хотела попросить тебя об одном одолжении.
     — Я слушаю, — ответил парень.
     А ректор усмехнулась.
     — Мне бы хотелось поговорить с тобой, — сказала она. — А не с пилотом Оримурой. Потому что просьба… Она будет несколько личной.
     Ичика смерил женщину изучающим взглядом. «А фигурка у нее, что надо. Я бы эту… Тьфу, твою мать!»
     Видимо что-то ректор уловила во взгляде парня. Так как улыбка у нее стала какой-то… ласковой.
     — Ичика, — заговорила она. — Скоро в Академию и конкретно к вам в класс прибудут два новых курсанта.
     Ичика сидел, чуть нахмурившись. Ну прибудут, ему-то какое дело?
     — Дело в том, что один из этих курсантов, парень, — добавила ректор.
     — Парень? — Ичика слегка удивился. — Вот как? Это несколько… Удивительно. Но в принципе, я рад.
     — В этом-то вся и проблема, Ичика, — женщина опять улыбнулась. — Я бы хотела, чтобы Шарль Дюнуа жил с тобой в одной комнате.
     — Да с какого х… — отреагировал Ичика, едва успев сдержаться в последний момент. — С какого я должен жить с парнем? Мне знаете ли, с невестой вообще прекрасно!
     — Я знаю, какие у вас отношения с Шинононо, — мягко улыбнулась ректор. — Только поэтому я не поселила француза в твою комнату в приказном порядке.
     А Ичика вдруг как-то успокоился. Он откинулся на спинку стула, сощурил глаза.
     — Я так понимаю, — сказал он. — Что наши… отношения с Хоки не стали бы большим препятствием. Какие причины на самом деле?
     — Доверие, — тут же ответила женщина. — Мне бы хотелось, чтобы НАШИ отношения строились на доверии и уважении. А не на принципах субординации.
     — Второй вопрос, — Ичика был собран. — Какая с этого выгода Академии и мне?
     — Два десятка ИСов, в качестве учебных машин, — ответила ректор.
     — Существенно, — кивнул парень. — Где тут моя выгода?
     — Мое хорошее отношение? — улыбка женщины была хитрой.
     Ичика улыбнулся в ответ. Понимающе-ироничной улыбкой дельца.
     — Это неплохо, — ответил он. — Но что мешает мне, скажем так, рассмотреть другие варианты?
     А вот теперь он увидел, как включилась Александра Ивамото, ректор Академии и прочее, прочее.
     — Академия лучшее место, для обучения пилота ИС, — сказала она. — Не думаю, что есть сравнимые варианты.
     Ичика согласно покивал.
     — Вы безусловно правы, — ответил он…
     И ничего не добавил, как бы предлагая оппоненту выложить свои карты. Ректор в ответ как-то хищно улыбнулась.
     — И ты готов… рассмотреть варианты, из-за такого пустяка? — спросила она.
     — Сегодня моя комната, — ответил Ичика. — То есть не моя, конечно, а Академии, но тем не менее. А завтра? В общем, мне бы хотелось сразу расставить все точки. Судя по началу нашей беседы, вы бы хотели более… доверительных отношений, или я не так вас понял?
     — Так, — женщина тоже откинулась на спинку своего кресла. — Все верно, Ичика. Что же ты хочешь?
     — А какие есть варианты? — спросил Ичика.
     Да он снова хотел посмотреть карты собеседницы.
     — А если, — глаза женщины как-то странно сверкнули. — Я предложу себя?
     Вот тут Ичику пробрало. Он с шумом выдохнул воздух, с изумлением смотря на женщину. А на губах той играла довольная улыбка.
     — Однако, — только и смог сказать парень. — Один-ноль.
     Он справился с удивлением.
     — Щедрое… предложение, — сказал Ичика. — Не могу не признать, ход был… неожиданный.
     — А если это был не ход? — спросила ректор. — Если я говорю правду?
     — Простите, — Ичика улыбнулся. — Но я позволю себе усомниться. Вряд ли столь умная и красивая женщина, запала бы на подростка, как я.
     — Ты так легко играешь с комплиментами, — женщина оперлась локтями о стол и положила подбородок на сцепленные ладони. — Чувствуется, что у тебя уже немалый опыт в общении с женщинами. И, кстати, мне приятно.
     — Не могу не заметить, — ответил парень. — Что у вас не менее богатый опыт в общении вообще. Я уже почти не помню, с чего мы начали.
     — Это никуда не убежит, — сказала ректор. — А вот поговорить с тобой, оказалось интересным занятием. У тебя острый ум, Ичика. Мне лестно, что такой человек, как ты, обучается в Академии.
     — А мне лестно, что такая женщина как вы, — парировал Ичика. — Заметила мои скромные успехи.
     — О да! — усмехнулась женщина. — Особенно в воскресенье, ты был особенно скромен!
     — Я радую своих женщин, как могу, — ответил Ичика. — И мне, честно говоря, все равно, как на это смотрят окружающие.
     — Что не мешает этих окружающих использовать? — сощурила глаза ректор.
     — Ну что вы, — усмехнулся Ичика. — Я даже не думал про это.
     По губам ректора скользнула легкая улыбка.
     — Я нравлюсь тебе? — спросила она.
     — Конечно, — спокойно ответил парень. — Как я уже говорил, вы весьма привлекательная женщина.
     И тут Ичика заметил опять тот же шаловливый огонек в ее глазах. А женщина встала, и обойдя стол, села на него, прямо перед парнем.
     — Я знаю, — сказала она. — Что ты сейчас можешь проигнорировать все, что увидишь или услышишь. Но я прошу этого не делать.
     В ее голосе Ичика уловил странные интонации. Похоже, она действительно ПРОСИЛА. То есть не снизошла до накачанного гормонами подростка и не делала необходимую уступку в переговорах. А на самом деле, ей хотелось, чтобы он выслушал ее. Ичика поднял взгляд и посмотрел женщине в глаза.
     — Шарль он не такой как ты, — заговорила ректор. — Он на самом деле мальчик. Скромный, тихий. Ты представляешь что будет, если он хотя бы даже будет один жить?
     — Максимум на второй день его изнасилуют, — с улыбкой произнес Ичика, имея перед глазами девушек из эроотряда.
     — И поэтому меня отдельно просили поселить его с тобой, — сказала женщина. — То есть с тем человеком, который сможет уберечь его, от так скажем, слишком настойчивого внимания.
     Ректор достала тонкую пластинку комма. Два движения пальцем и над коммом возникла голографическая проекция. Ичика чуть завистливо покивал. Коммы с такими функциями, штука не из дешевых.
     На изображении было лицо… парня?
     — А это точно парень? — озвучил свои сомнения Ичика. — Как-то он. Больно женственный.
     — Да, это Шарль Дюнуа, — подтвердила женщина.
     — А он случаем, — произнес Ичика. — Не того? В смысле, он как, по девушкам или это самое? А то вот сюрприз будет!
     — Судя по досье, он гетеросексуал, — чуть улыбнулась женщина.
     — Ну, надеюсь, что это так, — сказал Ичика.
     — Так ты согласен? — спросила ректор, гася проекцию и кладя комм на стол.
     — Ну я так и не услышал, какие будут бонусы за то, — сощурился Ичика. — Что я буду вынужден ограничивать себя и самое главное, свою девушку, в… близком общении.
     — А ты приходи, если невмоготу будет, — ректор как-то неожиданно оказалась совсем близко. — Мы что-нибудь придумаем.
     Что замкнуло в голове, Ичика не смог четко разобраться даже потом. Он несколько разозлился, что ректор раз за разом использует… собственно себя! чтобы получить то, что ей нужно. Опять же, вечер, за день тестостерон видать, скопился, он же тренировался чуть не весь день. Ну и просто Александра Ивамото, сама по себе, афродизиак еще тот. В общем, Ичика взял и подался вперед. И его губы встретились с губами Александры. Такой вот абсолютно спонтанный порыв…
     Ичика оторвался от мягких губ и до него начало доходить, что он наделал. Даже холодок по спине пробежал. Да что там, холодок! Ичика четко ощутил ледяной ветер из мест обитания песца! А вот женщину он все-таки удивил.
     — Туше, — голос ректора прозвучал как-то глухо. — Один-один.
     — Я, — Ичика реально стушевался. — Простите. Это… Простите.
     — А теперь ответь, — от тона ректора, у Ичики душа переместилась куда-то в ноготь. Пальца правой ноги. — Зачем ты это сделал?
     — Я сам не понял, — честно ответил Ичика.
     — То есть, ты просто взял и поцеловал женщину, с которой знаком полчаса? — спросила ректор.
     — Да, — просто ответил Ичика.
     Он посмотрел на ректора.
     — А вы знаете, — сказал он. — У меня тоже есть вопрос. Скажите, а вы специально добивались этого? Чтобы подселить ко мне этого Шарля?
     — А если я скажу да, — сощурила глаза женщина. — Как поступишь?
     Ичика понимал, что вот сейчас у него на лицо вылезла кривоватая, совсем не приятная улыбка. Видимо, ректор все же смогла раскачать его эмоционально, раз он себе такое позволил.
     — А я обязан отвечать? — поинтересовался он.
     — Нет, — женщина как-то странно себя вела.
     Вот и сейчас в ее ответе Ичике почудилась… Тоска? Парень присмотрелся внимательнее. О и глаза какие-то тусклые сделались. Даже стало как-то… не по себе. Эта женщина, кто она ему? Почему неприятно от мысли, что он сейчас уйдет, а она останется здесь, одна в этом модном кабинете? Роскошная женщина… Умная. Даже очень умная. Кстати, а сколько ей лет, интересно? А как соблазнительно выглядит начало ложбинки между двух восхитительных полушарий, что натянули пиджак. Ее губы чуть дрогнули и Ичика, находясь в этом странном состоянии, смог уловить задавленное проявление чувства гнева. А если проще, верхняя губка едва не оскалилась. Она начала вставать, перед Ичикой на миг открылась весьма волнительная картина. Нет, не банальные трусики, просто ножки открылись чуть больше.
     «Ножки? Эта женщина, она же ректор. Ножки? Да, мать твою, именно ножки. Еще можно сказать губки, эти милые алые губки. Боже, что я несу…»
     Ее ноги коснулись пола и волна, знакомая волна отрицания, буквально подбросила Ичику со стула. Это было то же состояние, когда он пошел в бой с Сесилией. Никаких сомнений, только осознание абсолютной правильности.
     В глазах женщины явственно промелькнул страх, когда парень одним стремительным движением оказался рядом.
     — У тебя есть кто? — спросил он хриплым голосом. — Хотя, неважно. Если есть, я убью его и все равно заберу тебя.
     — Ичика? — голос Александры дрогнул.
     — Что Ичика? — улыбнулся парень какой-то безумной улыбкой. — Ты же хотела поговорить со МНОЙ? Это я.
     И он как-то по хозяйски, притянул женщину к себе и поцеловал. Его ладонь легла на грудь и чуть сжала ее.
     — Запомни, ты теперь моя, — безапелляционно заявил Ичика.
     И он снова слился с женщиной в поцелуе и ее слова возмущения так и не сорвались с уст. Он все целовал ее, а его руки добрались до попки, затянутой в юбку. Одним махом он поднял женщину и усадил на стол. А Александра, поддаваясь какой-то дикой волне страсти, которая шла от Ичики, сама впилась в его губы и более менее нежный поцелуй превратился в яростную дуэль языков.
     Пуговицы пиджака все-таки смогли выскользнуть из дырок. А вот мелкие пуговки блузки посыпались на стол и забрякали по полу. Нетерпеливые руки не заморачиваясь, просто задрали лифчик вверх и наконец добрались до вожделенной плоти. И не только руки. Александра, обхватив талию парня ногами, откинулась на стол и прижимала его голову к груди. А его язык и губы, они уже вовсю топили ее разум в остром наслаждении.
     «Да я мокрая!», — хотелось закричать женщине.
     «Да, я теку!», — сказала она глазами, в ответ на ироничный взгляд парня, когда он запустил руку ей между ног. Брякнула пряжка ремня.
     Саша едва не кончила от неожиданности, когда напряженный и горячий член коснулся ее жаждущего лона. А потом ее затопила волна удовольствия, вырывая из ее груди негромкий стон.
     Он вошел в нее. Да, этот крепыш был весьма хорош! Весьма! То-то эта первогодка вцепилась в него. А Ичика не сдерживаясь, всаживал в нее свое орудие на всю длину, уверенно и мощно, как хозяин, который вернулся после долгого путешествия, истосковавшись по женскому лону. Одной рукой он еще и игрался с ее грудью.
     — О-у-а! — женщина выгнулась, когда оргазм прошелся по телу нокаутирующей волной.
     Его член вылетел из содрогающегося лона и Саша почувствовала, как на ее живот и грудь прилетают горячие капли. Даже до подбородка долетело…
     … Охватившая их страсть постепенно спадала. Александра приподнялась на локте и посмотрела на парня, что сидел на стуле. А тот выглядел весьма задумчивым.
     — Жалеешь? — спросила женщина.
     — Нет, — Ичика улыбнулся. — Не жалею.
     — Тогда о чем думаешь? — поинтересовалась Александра.
     — Как рассказать, — ответил Ичика. — Об этом. Все равно же придется. А Хоки только привыкла к тому, что у меня есть вторая женщина. А тут третья.
     Александра села, потом спустила ноги на пол. Без стеснения (ну, а чего уж), нагнулась и подняла трусики. Хотя это уже были не трусики, а просто ажурная тряпочка. Она укоризненно посмотрела на парня. Тот в ответ как-то нахально улыбнулся. Женщина покачала головой и прошла к шкафу.
     — Скажи, — сказала она, сдвигая дверь. — А тебя не смущает мой возраст?
     — И почему вы об этом всегда спрашиваете? — спросил Ичика.
     — Потому что это действительно волнует, — ответила женщина.
     — Ты же знаешь, кто одна из моих женщин, — сказал парень. — Банни же где-то рядом с тобой. Так что, к чему этот вопрос, Александра-сан?
     — Ты бы еще меня по фамилии бы назвал, — сказала женщина, глянув исподлобья.
     — Прости! — улыбнулся Ичика. — Не смог удержаться. Саша.
     Женщина в этот момент сняла пиджак и блузку, то есть оказалась голой по пояс.
     — Что? — спросила она, наткнувшись на горящий взгляд парня.
     — Ничего, — ответил он, облизнув губы. — Совсем ничего.
     Женщина же, сощурившись, подошла ближе.
     — А я и забыла, как это бывает в молодости, — как-то задумчиво сказала она, наблюдая внушительный бугор на штанах Ичики.
     Она ласково провела ладонью по щеке парня.
     — Оставь это сегодня для той девушки, — сказала Саша, улыбаясь. — А мы еще с тобой позабавимся, милый Ичика! Я об этом позабочусь!
     Переодевшись, женщина опять села в свое кресло. Глянула на столешницу… И полезла в один из ящиков стола. Достав салфетки, Александра вытерла несколько белых капель.
     — Проказник! — мягко улыбнулась она Ичике.
     Тот виновато улыбнулся в ответ.
     * * *
     Всегда нравилось это время, между днем и ночью. День — это время, когда все предельно ясно. Время, когда нужно следовать к цели. Ночь же время, когда выходит на волю твой истинный я. Когда никто не увидит, какое выражение на твоем лице и какой огонь горит в твоих глазах. И да, это время, когда никто не мешает.
     А сумерки, это краткий миг, когда отдыхает душа. Полумрак таинственным образом словно гладит по сердцу, даря мимолетный покой.
     «Ну и что, мля, теперь мне делать? — думал Ичика, возвращаясь в общагу. — Неприятно, но рассказывать о Саше сейчас не просто рано, а глупо. Если размышлять цинично, то Хоки еще не привыкла ко мне настолько, что расставание будет хуже принятия факта наличия еще одной женщины. То есть, примем установку, что я обязательно расскажу обо всем, только позже».
     Ичика остановился на открытом месте, смотря на закат.
     «Что это вообще, было-то? — думал он. — Как будто наваждение какое-то. Я был совершенно уверен, что делаю все правильно. Да не просто правильно, а единственно правильно. И даже, вот прикол, до сих пор нет никакого сожаления. А ведь, если подумать, это измена? Или нет?»
     Ичика прислушался к себе. Странное дело, но он почему-то не ощущал даже того чувства, которое испытывал к Хоки, когда они еще были не вместе. Более того, там, где обычно обитает совесть, все было спокойно и вообще полный дзен.
     «Ну я и фрукт, — покачал головой парень. — Трахнул женщину, на секундочку, ректора! И все путем. Даже совесть ни разу не проснулась. Да я, млять, вообще даже это, горд немного!».
     Ичика усмехнулся.
     «Надеюсь, когда я закончу с нашим классом, совесть все же хоть слегка проснется?» — пошутил было Ичика.
     И внезапно понял, что нет никакого протеста внутри. Более того, Ичика достал комм и как-то заинтересовано глянул на общую фотку их класса.
     «А ведь просто конкурс красоты какой-то» — подумал парень. — Мать твою! О чем я думаю!»
     Рука парня вдруг задрожала. Он помотал головой, пытаясь прогнать мысли, что пришли сейчас в голову. И вот теперь критичность проснулась в полный рост. Парень даже побледнел от осознания того, что произошло и о чем он сейчас размышлял.
     — А я еще то дерьмо, — глухо сказал он, чувствуя как в груди ворочается острый камень вины. — И что дальше? Будешь трахать всех баб, которые понравятся?
     Перед глазами всплыло счастливое лицо Хоки, когда она увидела на своей руке кольцо. И на душе Ичики сделалось почти физически больно. Он рванул ворот, словно ему не хватало воздуха.
     «Это же конец, — пришла мысль. — Такого себя я не приму»
     На землю упал комм. Ичика покачнулся, прижимая руку к лицу. В груди поднялась какая-то странная волна, выплеснулась в голову адской болью и бросила на колени.
     — А ведь почти получилось, — сказал Ичика сквозь боль и криво улыбнулся.
     Не вполне осознавая, что делает, парень призвал ДИН.
     * * *
     Ямада Майя несколько засиделась. Просто работать по данным с Белого Доспеха оказалось очень интересно. Начать с того, что иной раз они получались такие, что впору проверить зрение, на самом ли деле она видит то, что видит.
     Резкий звук из бокса привлек ее внимание. Девушка бросила взгляд на мониторы, где отображались картинки с камер и от неожиданности даже рот открыла.
     Белый Доспех, как раз в этот момент сходил с платформы. Фермы обслуживания валялись по бокам грудами металла.
     — Что? — вскочила Майя.
     А ИС уже запускал двигатели. Рука девушки вдавила большую кнопку тревоги. Донесся глухой звук закрытия аварийных переборок.
     В боксе стало очень светло, когда в руке Белого Доспеха появилась светящаяся полоса Снежнолиста.
     — Это невозможно! — девушка ясно видела, что ИС сейчас в автономном режиме, то есть без пилота.
     — Что случилось, Майя? — раздался из динамика голос Чифую.
     — Белый Доспех! — торопливо заговорила девушка. — Он активировался сам!
     Секунда молчания.
     — Майя бери ИС, — голос Чифую был убийственно спокоен. — И постарайся задержать его. Вышли ИСы инструкторам. И выясни, где сейчас Ичика.
     Девушка кивнула и села за пульт оператора. Она одновременно активировала ИСы инструкторов, вывела из ближайшего бокса Рафаль и сделала запрос насчет парня. Ее руки чуть ли не размазывались в воздухе, настолько быстро девушка работала.
     — Ичика возле главного корпуса, — голос Майм был сух и деловит. — Его ДИН активирован. Состояние неизвестно. Данные телеметрии отсутствуют. Белый Доспех сейчас пробивает внешний люк. Выхожу за ним.
     Майя встала и быстрым шагом дошла до бокса. Рафаль уже стоял открытым, готовясь принять пилота. Девушка скользнула внутрь, на ее теле сомкнулись объятия ДИНа, а затем закрылся и сам ИС.
     — Майя, где сейчас Белый Доспех? — раздался голос Чифую, когда ИС девушки вылетел наружу, через развороченную шахту.
     — Идет четко по прямой к Ичике, — ответила Майя.
     — Пока следуй за ним, — скомандовала Чифую.
     В этот момент сверху упали еще три Рафаля.
     — Майя, что происходит? — спросила Габриелла Донован.
     — Белый Доспех произвел активацию, — сказала Майя. — Его цели непонятны.
     — Похоже у нашего парня съехала крыша, — предположил кто-то из инструкторов.
     В этот момент, белый ИС резко ускорился. Да с такой прытью, что инструктора и Майя сразу отстали.
     — Майя! — голос Чифую был прерывистым, словно после хорошей пробежки. — Где Белый Доспех?
     — Движется на ускорении, — ответила девушка, выжимая в данный момент из Рафаля максимум скорости.
     В этот момент на карте-радаре, появилась отметка. «Белый Доспех». А это означало, что пилот занял свое место.
     — Опа, у меня входящий вызов! — сказала Габриела.
     — И у меня!
     Майя же молча дала команду установить канал. На небольшом экране появилось лицо Ичики. Только лицо было очень странным.
     — Что у него с глазами? — раздался вопрос от кого-то.
     А глаза парня действительно были… В них было ничего человеческого. Только серебристый свет.
     — Пилоты Академии, — заговорил Ичика холодным, равнодушным голосом. — Даю минуту, чтобы покинуть ИСы.
     Белый Доспех в это время поднимался строго вертикально.
     — Активация режима «крот», — произнес Ичика.
     Тут же раздался вой сирен.
     — Майя, убирайтесь оттуда! — голос Чифую был еле слышен, из-за помех.
     — Что происходит? — в голосе Габриелы проскочило недоумение… И страх.
     Майя же видела, что одна за одной оживают защитные системы Академии.
     И тут на экран Рафаля Майи вылезло сообщение:
     «Удаленное управление»
     Девушка чертыхнулась. Она даже не знала, что такое можно делать! Но ее ИС больше не слушался пилота. Он разворачивался в сторону Белого Доспеха, одновременно активируя оружейные системы.
     Майя все пыталась что-то предпринять, как увидела, что вокруг ее Рафаля, появляются все новые ИСы. Судя по отсутствию маркеров на карте, все они были в беспилотном режиме.
     — Уничтожить цель, — раздался какой-то потусторонний голос Ичики.
     На краткий миг показалось, что по Академии нанесли удар. Это одновременно ударили все турели, ракетные установки и орудия. ИСы тоже расчертили воздух энергосгустками, снарядами, пулями. И вся эта мощь устремилась в одну точку, туда, где сейчас висел Белый Доспех…
     * * *
     Ичика как-то рывком, единым махом вынырнул из темноты. Его память все еще была там, в море огня, в чистом пламени, где сгорало его тело…
     … Белое небо. Небо ли? Может это просто белое ничто?
     «Твою ж маму, я что, действительно свихнулся? Тогда как я это понимаю? Временное прозрение? И кстати, что я сейчас?»
     — Забавное шоу, — раздался приятный женский голос.
     — Да уж, — откликнулся Ичика, продолжая лежать.
     Вода нежно касалась шеи, будто ласкала.
     — Зачем? — прозвучал новый вопрос и он, к удивлению парня был явственно окрашен горечью.
     — Кажется, я нащупал то, чего переступать не собирался никогда, — ответил Ичика.
     — Да, — голос снова был спокоен. — Это я не учла. Не учла, что ты собирался играть в рыцаря.
     — Играть? — чуть удивился парень.
     — Мне не нужен рыцарь, — ответила девушка. — Если ты им собираешься быть, то лучше все оставить, как есть.
     — А кем ты меня… — парень споткнулся. — Кем я должен быть?
     — Вождем, — ответила девушка. — Воином, убийцей. Тираном.
     Ичика сел. Перед ним оказалась девушка в легком летнем платье, с зонтом в руках, который она держала так, что не было видно лица.
     — Кто я? — спросил Ичика.
     — Якорь, — ответила девушка.
     Ичика провел рукой по воде.
     — Они будут рядом с тобой, — сказала девушка. — Но ты всегда будешь один. Потому что ты должен нести все. Не нужно перекладывать эту тяжесть на их плечи.
     — Получается, — заговорил парень. — Я просто захотел простоты?
     — Человек слаб, — сказала девушка. — Даже отличная сталь может не превратиться в клинок, если ее не обработать.
     — И я запорол свой меч? — спросил Ичика.
     — Еще нет, — ответила девушка. — Но больше права на ошибку у тебя нет.
     Она подняла руку…
     … Хоки чувствовала, как жизнь медленно утекает из ее тела. Рана на боку была слишком глубокой и боль прорывалась даже через лекарственную блокаду. Девушка вздохнула. Пшикнул инъектор, вгоняя в ее тело очередную дозу боевого коктейля. Девушка просто отмахнулась от предупреждения о превышении уровня содержания активных веществ в крови. Уже все равно. Она и так практически труп.
     — Шинононо! Шинононо! — в голосе вызывающего было отчаяние.
     — Не ори, — поморщилась девушка. — Говори.
     — Эвакуация завершена! Все курсанты вывезены!
     — Ну и отлично, — голос Хоки был спокоен. — Отступайте все.
     — Но семпай! Как же вы? — в голосе девушки с той стороны билась тревога.
     В ответ взвыли сирены.
     — А я еще потанцую, — ответила девушка. — Уходите! Это приказ!
     — Хоки, не дури! — новый голос, странно знакомый.
     — Си! — Хоки улыбнулась. — Сколько?
     — Что? А… одиннадцать, — ответила англичанка.
     — Я выиграла, — сказала Хоки, криво улыбнувшись.
     На ее радаре появились четыре точки чужих ИСов.
     — У меня будет двадцать один, — сказала Хоки.
     Красный ИС взмыл в небо, с каждой секундой все больше разгоняясь. Враги увидели ее и естественно открыли шквальный огонь. Замелькали клинки, отбивая летящие в Хоки снаряды. Но силы уже покидали девушку и некоторые заряды прорывались сквозь защиту…
     … Алое солнце поглотило, и красный ИС, и массивные серые фигуры вражеских ИСов. Сесилия закрыла глаза.
     — Семпай! — бился чей-то крик в эфире.
     — Держать строй! — рявкнула Сесилия и тихо повторила. — Держать строй.
     Она бросила последний взгляд назад. С неба в серое море падали огненные капли. Девушка скрипнула зубами и отвернулась…
     … — Твое самопожертвование достойно похвалы, — голос был издевательски учтив. — Но твоя сестра погибла при штурме Академии. Спасая других. Настоящий герой.
     Сидящая в клетке девушка подняла голову. На ее левой щеке была корка засохшей крови, а левая же глазница зияла черной пустотой. Пальцы на ее руках были разбиты и вывернуты под разными углами. Цепи, на которых она висела, были все в крови. Алые капли срывались с металлических звеньев на грязный пол.
     — Для вас это плохие новости, — девушка улыбнулась.
     Эта улыбка на разбитом лице, вышла настолько страшной, что кто-то даже издал испуганный возглас.
     — Она более не нужна, — грубый женский голос. — Уничтожить полностью, эта тварь очень живучая…
     … — Чифую, — сказала Александра. — Было вовсе не обязательно оставаться. Как пилот ИС, ты могла бы сделать гораздо больше.
     — Ичика погиб, — ответила Оримура глухо. — Мне нечего больше защищать.
     — Твой брат был настоящим мужчиной, — ответила Александра. — Я даже, грешным делом, засматривалась на него.
     — А то я не знаю, — криво улыбнулась Чифую. — Зачем ты постоянно набивалась в гости.
     — Но Ичика такой няшка в этой своей форме летчика! — улыбнулась Александра. — Она ему так идет!
     — Избавь меня от своих извращенных фантазий, — пробурчала Чифую.
     — Вот всегда ты такая, — упрекнула женщина. — Даже сейчас ворчишь.
     — Ты бы поберегла силы, — Чифую наклонилась над лежащей женщиной и приподняла половинки окровавленного пиджака, осматривая рану.
     — Для этих хватит, — кивнула куда-то в сторону Александра.
     — Точно справишься? — с сомнением спросила Чифую.
     — Да, — кивнула Александра. — Так что давай иди в машинный, если что, подстрахуешь.
     — Хорошо, — кивнула Оримура, вставая. — Прощай.
     — И все равно Ичика милашка, — сказала Александра.
     — Озабоченная, — буркнула Чифую, но при этом улыбнулась.
     Когда ее фигура скрылась в полумраке аварийного освещения, Александра тихо сказала:
     — Как жаль.
     … Ичика дернул головой, когда картинки ушли.
     — Что это было? — глухо спросил он.
     — Варианты, — ответила девушка. — Где ты не пилот.
     — Что это за серые ИСы? — мрачно поинтересовался парень.
     — Пока не могу сказать, — ответила девушка. — Враги.
     — Понятно, что не друзья, — откликнулся Ичика.
     Парень задумался.
     — А что это со мной было? — спросил он. — Я как-то не замечал в себе склонности к истерикам.
     — Причина совершенно не важна, — ответила девушка. — Рано или поздно это бы все равно случилось, так как ты никак не можешь принять себя и то, кто ты есть в этом мире.
     — То есть вождь, тиран и убийца? — переспросил Ичика.
     — Нет, — девушка открыла лицо. — Все вместе. То есть, Защитник.
     Ичика вновь смотрел в эти серебряные глаза. И опять ее лицо показалось ему странно знакомым.
     — Что ты решил? — спросила девушка.
     — А что если я не тот, кто нужен? — спросил Ичика.
     — Тот, — ответила девушка. — Не волнуйся, я знала, что будет что-то такое. И кстати, ты все-таки защищал их. Пусть и от самого себя.
     — А может я просто идиот? — сказал Ичика. — Просто слабак, который решил сбежать красиво?
     — Тогда ты скоро умрешь, не волнуйся, — сказала девушка. — Как ты и хочешь. Героем.
     — Успокоила, — Ичика улыбнулся.
     — Иди. Твои женщины нуждаются в тебе, — сказала девушка. — И не волнуйся, тебя на всех хватит.
     — Ты это о чем? — спросил Ичика.
     — Потом узнаешь, — девушка улыбнулась и легко толкнула парня в грудь…
     * * *
     Александра поймала себя на мысли, что ей доставляет удовольствие спорить с этим парнем. Она даже не заметила, когда стала работать всерьез, словно вела международные переговоры. Тем смешнее был повод, для такого диалога. А Ичика не сдавался, упрямо не желая менять условия своего существования. Что же, тогда пойдем напрямую.
     Женщина встала, и обойдя стол, села на него, прямо перед парнем.
     — Я знаю, — сказала она. — Что ты сейчас можешь проигнорировать все, что увидишь или услышишь. Но я прошу этого не делать.
     Парень на несколько мгновений будто подвис. А потом вдруг поднял голову. В его глазах мелькнуло удивление. Словно он удивился, как оказался здесь.
     — Шарль он не такой как ты, — заговорила ректор. — Он на самом деле мальчик. Скромный, тихий. Ты представляешь что будет, если он хотя бы даже будет один жить?
     — Максимум на второй день его изнасилуют, — Ичика слабо улыбнулся.
     — И поэтому меня отдельно просили поселить его с тобой, — открыла карты женщина. — То есть с тем человеком, который сможет уберечь его, от так скажем, слишком настойчивого внимания.
     Она достала тонкую пластинку комма. Два движения пальцем и над коммом возникла голографическая проекция.
     На изображении было лицо… парня?
     — А это точно парень? — с сомнением произнес Ичика. — Как-то он. Больно женственный.
     Александра улыбнулась про себя. Но вслух сказала:
     — Да, это Шарль Дюнуа.
     — А он случаем, — произнес Ичика. — Не того? В смысле, он как, по девушкам или это самое? А то вот сюрприз будет!
     — Судя по досье, он гетеросексуал, — чуть улыбнулась женщина.
     — Ну, надеюсь, что это так, — сказал Ичика.
     — Так ты согласен? — спросила ректор, гася проекцию и кладя комм на стол.
     — Ну я так и не услышал, какие будут бонусы за то, — сощурился Ичика. — Что я буду вынужден ограничивать себя и самое главное, свою девушку, в… близком общении.
     — А ты приходи, если невмоготу будет, — Александра не удержалась, наклонилась к парню и проворковала. — Мы что-нибудь придумаем.
     И вот тут он ее удивил. Он просто взял и поцеловал ее…
     … — Жалеешь? — спросила женщина.
     — Нет, — Ичика улыбнулся. — Не жалею.
     — Тогда о чем думаешь? — поинтересовалась Александра.
     — Как рассказать, — ответил Ичика. — Об этом. Все равно же придется. А Хоки только привыкла к тому, что у меня есть вторая женщина. А тут третья.
     Да уж. Этот парень действительно… своеобразен. Вот так взять и сообщить женщине, что она, Александра, ЕГО женщина. Женщина покачала головой и прошла к шкафу…
     … Как только парень ушел, в кабинет зашла Мария. Зашла без стука, сразу прошла к столу.
     — Что ты о нем думаешь? — спросила ректор, точнее Александра.
     — Ну, самоуверен, нахален, — ответила Мария. — Пилот, в общем. А с другой стороны я его не оценивала.
     И девушка смерила Александру ироничным взглядом. А та немного смутилась.
     — Вот теперь я немного ревную, — сказала Мария. — Что, мальчик оказался на высоте?
     — Неожиданно да, — ответила Александра.
     — Ты что? — Мария улыбнулась и склонилась над Сашей. — Влюбилась что ли?
     — Ты знаешь, — голос женщины сделался задумчивым. — А мне бы хотелось.
     — Я так понимаю, — Мария улыбнулась. — Что ты намерена злоупотребить своим положением?
     Александра усмехнулась в ответ…
     … Ичика остановился в том месте, где он… Парень вздохнул и посмотрел в небо.
     — Ну, что? — сказал он. — Забег начинается?
     * * *
     — То есть как переехать? — возмутилась Хоки, сидя на коленях у парня. — Почему?
     — Так надо, — мягко улыбнулся Ичика.
     И он пересказал разговор, что состоялся с ректором. Опуская конечно, пикатные моменты.
     — Но почему этот Шарль не может просто пожить один? — не унималась Хоки.
     — Потому что его изнасилуют в первый же вечер, — ответил Ичика. — Ты же знаешь некоторых наших девушек. Они же тут же побегут заботу выражать.
     — Это да, — Хоки даже улыбнулась. — Но как же мы, Ичика?
     — А что мы, — усмехнулся Ичика и поднял руку девушки с кольцом. — Ты никуда от меня не денешься. Даже интересно. Буду бегать к тебе по ночам. Ну и к тому же, это все, не насовсем. Так, максимум на месяц. А потом мы переедем в новый корпус, в НАШУ квартиру.
     — Квартиру? — недоверчиво переспросила Хоки.
     — Ага! — улыбнулся Ичика. — Это, так сказать, будет платой за мои труды.
     — Это… — Хоки запнулась. — Но целый месяц!
     — Трудности только закалят наши чувства, — парень провел рукой по внутренней стороне бедра девушки.
     Дыхание Хоки участилось.
     — И потом, — парень коснулся пальцем груди Хоки. — Этот Шарль приезжает только через пару недель. У нас еще куча времени.
     Он запустил руки под футболку. Девушка прикрыла глаза, когда его ладони легли на груди. А Ичика поднял футболку и лизнул уже торчащий сосок. Хоки издала еле слышный стон…
     … — Ичика? — удивленно спросила Хоки.
     Парень буквально только что излился в нее. Обычно он даже если и продолжал, то все равно отдыхал некоторое время. А сейчас она, лежа сверху на нем, ощутила, что ее киски коснулся вполне боеготовый орган.
     — Что-то ты сегодня меня распалила, — сказал Ичика.
     Хоки почувствовала, как в ее киску вновь входит член Ичики. Похоже, Ичика решил использовать эти две недели по полной! Хоки улыбнулась и поиграла бедрами, чувствуя при этом, как член ходит в ее лоне. Что ж, она только за!

5 глава.

     — Сегодня у нас новенькая! — объявила Ямада-сенсей.
     В класс вошла, точнее чуть не ворвалась девушка.
     — Меня зовут Линь-Инь Хуан, — голос новенькой был звонким и энергичным. — Я будущая представитель Великого Китая и пилотирую ИС «Драконий панцирь»! Естественно, он личный!
     — О, еще одна, — прокомментировал кто-то.
     — Что значит, еще?! — тут же вспылила девушка.
     Ичика же улыбнулся. М-да, Лин не изменилась ни на йоту.
     — Я единственная! — заявила девушка, высокомерно задрав нос.
     — Ну начнем занятия, — улыбнулась Майя… тьфу, Ямада-сан!
     Ну зачем ТАК улыбаться?
     — Если у тебя возникнут вопросы, — сказала сенсей. — То вот, староста класса, Оримура Ичика, можешь задать их ему.
     Ичика молча кивнул, в знак согласия. А Лин сощурила глаза.
     * * *
     — Ну здравствуй, Лин, — раздался сзади голос. — Давно не виделись.
     Девушка резко обернулась.
     — Тихо, тихо, — рассмеялся Ичика. — Ты так во мне дыру прожжешь.
     Лин хмыкнула и отвернулась.
     — Я вижу, твоя мечта сбылась, — сказал Ичика. — Личный ИС.
     — Да! — девушка вновь обернулась. — А вот почему ты здесь, мне непонятно! И вообще, почему ты посмел заговорить со мной, трус?!
     — Полегче! — Ичика поднял ладони. — С чего это я вдруг стал трусом?
     — И лжец! — припечатала Лин.
     — Ну, а это с какого перепуга? — мягко спросил Ичика.
     — Ты обещал! Обещал… — Лин вдруг смутилась.
     — Ичика! — это подошла Хоки. — Ты что, знаешь эту… ее?
     Ага, Хоки сейчас видимо еле удержалась от откровенного мата.
     — Да, знаю, — ответил Ичика. — Мы учились вместе. В Китае.
     — В Китае? — Хоки смерила Лин оценивающим взглядом и видимо результат ее успокоил. — Понятно. Ну что, идем?
     — Да, — кивнул Ичика. — Пойдем.
     * * *
     — Ичика, что на тебя нашло? — спросила Хоки, поправляя одежду.
     Парень затащил девушку в мужскую раздевалку, после тренировки. Ну и…
     — Не мог потерпеть до комнаты? — Хоки покачала головой, смотря на пятна, оставшиеся на синей ткани.
     — Прости, — виновато улыбнулся парень. — Просто этот контактный костюм, это ж просто инструмент совращения. Еще бы чуть-чуть, я бы прямо на полигоне…
     Хоки улыбнулась. Парень же встал и принялся одеваться.
     — Ичика, — вдруг заговорила Хоки.
     — Что? — откликнулся парень.
     — А эта Лин, — девушка выглядела немного смущенной. — Она тебе… Кто?
     — Лин? — Ичика задумался над тем, что ответить. — Тебе как, правильно или честно?
     — Ч… Честно, — выдавила Хоки.
     — Она моя первая девушка, — ответил Ичика.
     — В смысле? — не поняла Хоки.
     — В том самом, — ответил парень, посмотрев на девушку.
     Хоки нахмурилась.
     — А сейчас? — наконец, спросила она, погоняв в голове какие-то мысли.
     — А что сейчас? — ответил Ичика, одевая обувь. — Сейчас просто знакомая. А я что, давал какие-то поводы думать иначе?
     — Нет, — Хоки отвела взгляд.
     — Посмотри на руку, — сказал Ичика, подходя к девушке. — Колечко, видишь? Вот и все. Понятно?
     — Да, — Хоки улыбнулась.
     — Пойдем уже, ревнивая моя, — сказал парень, усмехнувшись. — Есть хочется, просто жуть.
     — И ничего я не ревную! — возмутилась Хоки.
     — Да-да, — покивал Ичика. — И ты просто так спросила про Лин.
     — Да! — энергично ответила Хоки.
     — Слишком быстро ответила, — заметил Ичика.
     — И ничего не быстро! — ответила девушка
     — И грудь у тебя больше, — как бы между делом, сказал парень.
     — Да у нее вообще… Что? — Хоки чуть растерялась.
     — Это точно! — покивал парень. — Больше.
     — Ты что, сравнивал нас? — возмутилась девушка.
     — А что, нельзя? — Ичика уже откровенно ухмылялся.
     — Ты! Ты! — Хоки аж задохнулась от возмущения. — Дурак!
     И Хоки быстрым шагом ушла вперед. Ичика, посмеиваясь, пошел следом.
     * * *
     — Надо поговорить, — сказала Хоки, остановившись у стола Лин.
     Китаянка смерила девушку хмурым взглядом.
     — Я не хочу с тобой разговаривать, — сказала холодно Лин.
     Хоки скрипнула зубами.
     — Это об Ичике, — выдавила она.
     Лин кинула на Хоки острый взгляд.
     — Пошли! — встала она.
     Хоки даже несколько опешила от столь резкого перехода к действию…
     …- Ну, говори! — уперла Лин руки в бока.
     Девушки стояли на крыше. Точнее на этакой террасе, что была специально сделана для отдыха. И некоторые любили здесь проводить обеденное время.
     — Ичика мой! — прямолинейно сказала Хоки.
     — Что значит твой? — сощурила глаза китаянка.
     — Он мой парень, — пояснила Хоки.
     — И зачем ты мне об этом говоришь? — спросила Лин.
     — Просто предупреждаю, — ответила Хоки.
     — Мне все равно, — бросила Лин. — Это все?
     — Да, — голос Хоки был спокойным. — Это все.
     — И зачем нужно было тащить меня сюда? — заявила Лин и развернулась, чтобы уйти.
     — И правда, зачем ты пошла, раз тебе все равно? — раздался за спиной Лин задумчивый голос Хоки.
     Китаянка чуть замедлилась, но лишь чуть. В ответ она ничего не сказала и просто ушла.
     — Значит, не все равно, — тихо сказала Хоки, посмотрев в безоблачное небо.
     * * *
     — Ичика! — раздался голос над головой.
     А парень, если честно, дремал с открытыми глазами. Просто они с Хоки накануне, как-то увлеклись с постельными забавами, в результате успокоившись далеко за полночь. Так что Ичика жутко не выспался и пребывал не в самом лучшем расположении духа.
     — О, а где же мужлан или хотя бы Оримура? — спросил парень, узрев перед собой Сесилию.
     Девушка сверкнула глазами, но к удивлению Ичики, сдержалась.
     — Прости, — сказала она. — Можно с тобой поговорить?
     — Я даже не знаю, как реагировать, — парень окончательно скинул сонливость. — Кто ты и что сделала с нашей Си?
     Девушка вспыхнула и явно прошептала про себя парочку, другую крепких выражений. А парень наблюдая эту картину, поднял в удивлении бровь. Что же это деется на свете белом? Олькотт и вежливость к «простолюдину», это практически то же самое, что вода и огонь!
     — Что разговор настолько, — Ичика сделал паузу подбирая слово. — Личный?
     Хотелось, конечно, ляпнуть «интимный», чтобы немного ее позлить, но в качестве поощрения за хорошее поведение…
     — Мне бы хотелось поговорить наедине, — подтвердила девушка.
     Они вышли в коридор и дошли до автоматов по продаже всякой всячины, от газировки до чипсов.
     — Я слушаю вас, мисстресс, — сказал Ичика на английском.
     — Я, — Олькотт выглядела смущенной. — Я знаю, что ты… Вечером…
     — Интересное начало! — не удержался Ичика.
     — Я не про это! — вспыхнула Сесилия.
     — Стесняюсь даже уточнять, что ты имела в виду! — ну невозможно же удержаться от легкого троллинга! — Но продолжай.
     А девушка стояла, сжав кулаки и полыхая румянцем.
     — Ты, ты! — Олькотт очевидно едва сдерживалась.
     — Слушай, Си, — сказал Ичика успокаивающим тоном. — Успокойся. Я слушаю тебя.
     Девушка смерила парня гневным взглядом… И как-то сдулась, что ли.
     — Ты… Вы. По вечерам занимаетесь в спортзале, — у девушки дернулся глаз.
     — Ты следила за мной? — спросил Ичика.
     — Я? Нет! Это случайно! — девушка даже отшатнулась.
     — Так чего ты хочешь? — спросил парень.
     — Я тоже хочу, — выдохнула Сесилия.
     — Заманчивое предложение, — Ичика окинул девушку оценивающим взглядом самца. — Так, это шутка была!
     На лице девушки был практически оскал.
     — А зачем тебе это? — поинтересовался Ичика. — Я же так, просто для общего развития. Днем же и так тренируемся?
     — Эта троица, — медленно ответила Сесилия. — И Шинононо. Они определенно стали лучше в плане пилотирования. Они быстрее растут, это точно.
     — А маньячке как ты, это как серпом, — задумчиво сказал Ичика. — Не злись, я не имею в виду ничего плохого.
     Парень уставился куда-то в потолок.
     — Хорошо, — наконец, сказал он. — Приходи вечером в зал 2Д. Но я не гарантирую хорошего отношения. Со стороны остальных. Ты создала себе не самую хорошую репутацию.
     Сесилия опять вспыхнула, но сдержалась. То есть, фактически подвиг совершила. Ичика понимающе улыбнулся.
     * * *
     — Ты что здесь забыла? — с угрозой спросила Дойна у Сесилии.
     Остальные девчонки ничего не сказали, но вид их был мрачно-вопросительный.
     — Спокойно, — в зал зашел Ичика. — Это я ее пригласил.
     — Но зачем? — отреагировала Дойна. — Она же…
     — Такой же курсант, как и мы, — сказал Ичика. — А пилот, который упускает возможность научиться чему-то новому, плохой пилот. Сесилия, как вы видите, плохим пилотом быть не хочет. Так что, все успокоились и начинаем работать.
     — Да, Оримура-сенсей! — синхронно ответила троица, в шутку вытянувшись смирно.
     — Тогда уж командир, — без тени улыбки ответил Ичика.
     И вдруг улыбнулся.
     — Ну или повелитель, мне тоже нравится! — ухмыльнулся он.
     — Да, повелитель! — с придыханием ответила троица, не упустив возможности постебаться.
     Их ответ прозвучал очень, очень эротично. Хоки нахмурилась. А вот Олькотт отчего-то покраснела.
     — Девчонки, давайте пока растяжку и разминку, — сказал Ичика. — Сегодня ж боевок в контакт днем не было. А я пока кое-что объясню Сесилии.
     Хоки нахмурилась еще больше, но промолчала. Ичика отозвал Олькотт в сторонку и принялся ей что-то объяснять.
     — Что, Хоки, ревнуешь? — с ехидцей спросила Дойна, прогибаясь назад.
     — С чего бы? — отозвалась Хоки.
     — Я бы тоже забеспокоилась, — заговорила Юма, крутя руками. — Олькотт красивая!
     — Если бы не ее понты, — вставила Дойна, поворачиваясь корпусом вправо-влево. — То вообще бы хорошо было.
     — Да, с этим у нее перебор, — согласилась Юма, приседая на одну ногу, а вторую вытягивая в сторону.
     — Ичика обломает! — усмехнулась Дойна…
     … — Ты стрелок, Си, — говорил тем временем Ичика. — И неплохой. Но, как показала практика, в ближнем бою ты новичок.
     — Я никогда раньше не допускала его! — Сесилия ответила резковато.
     — Ну не всегда же противник даст себя расстреливать, — ответил с улыбкой парень. — То, что ты видела в моем исполнении, это как раз методика работы против стрелка. В твоем ИСе есть еще свободные слоты?
     — Да, — ответила Олькотт, теперь уже задумчиво. — Один. Изначально планировался дополнительный модуль-щит, но из-за него сильно терялась подвижность.
     — Вот, — Ичика поднял указательный палец. — А можно туда пихануть клинок. Отбивать неожиданный плотный контакт лучше врукопашную. Кстати, потом я хочу посмотреть, как ты стреляешь.
     — Хорошо, — девушка несколько опешила от такой скорости. — А сейчас-то что будем делать?
     — Развивать то, — ответил парень. — Что поможет тебе выстоять против рукопашника. Давай-ка тоже разомнись.
     Сесилия посмотрела на Ичику несколько недоуменно.
     — Сейчас покажу, — сказал Ичика.
     Он принялся махать руками, словно планировал взлететь.
     — Это для плеч, — заметил он и стал крутить корпусом.
     — Чтобы мышцы разогрелись, — продолжал комментировать парень…
     … — Я покажу несколько простых приемов, — сказал Ичика. — Для того, чтобы отбить нападение и разорвать дистанцию, их должно хватить. Вопрос в том, что их нужно отработать до автоматизма.
     Сесилия кивнула.
     — Ну тогда прямой в челюсть, — сказал парень.
     — Что? — не поняла Сесилия.
     — Бей говорю, — спокойно сказал Ичика.
     Девушка тряхнула головой. «Бей, говоришь?», — ее глаза прищурились. — «Я тоже кое-чему училась!»
     Девушка посмотрела на парня и резко ударила.
     — Ой! — вырвался у нее возглас.
     При этом сама она уже лежала на матах. Ичика подал ей руку.
     — Теперь делай то же самое, — сказал он. — Только очень медленно. А я покажу, что сделал…
     … — Как-то он увлекся, — сказала Дойна, тяжело дыша.
     Рядом стояла Хоки, а Юма и Майко как раз сейчас бились.
     — Согласна, — ответила Хоки. — Но вряд ли он думает сейчас об ЭТОМ.
     — Он же парень, — возразила Дойна. — Он должен думать об ЭТОМ.
     — Ичика всегда так, — сказала Хоки. — Если уж что-то делает, то выкладывается полностью.
     — И когда… — Дойна не закончила вопрос, но Хоки поняла, о чем она спросила.
     Собственно, что еще можно было ожидать.
     — Особенно в этом, — ответила Хоки
     Секунда молчания, а потом Дойна выдала:
     — Интересно, а в этом зале камеры есть?
     — Прибью, — спокойно сказала Хоки.
     — Я просто так спросила! — подняла руки Дойна.
     — И я просто прибью, — ответила Хоки. — Иди, вон Юма вышла. Твоя очередь…
     … Сесилия чувствовала, что она реально мокрая. Да уж, брат стоит сестры. Ичика буквально загонял ее, заставляя повторять каждое движение, до тех пор, пока оно не станет по его мнению идеальным. А как только оно таким становилось, он заставлял опять повторять, только увеличивая скорость.
     — Ладно, — Ичика улыбнулся. — На сегодня тебе хватит. С физухой я гляжу, у тебя все ок. Так что, просто запоминай движения и наращивай скорость. Завтра повторим.
     Сесилия улыбнулась и кивнула.
     — Ладно, посиди, остынь пока, — сказал Ичика. — Пойду девчонок погоняю.
     Он развернулся и пошел в сторону остальных.
     — Ну что, красавицы! — бодро заявил Ичика. — Ваш господин решил уделить вам свое драгоценное внимание. Вы готовы?
     — О, повелитель! — Дойна каким-то образом оказалась рядом, причем приняв такую позу, что выгодно подчеркнула достоинства своей фигуры. — Я всегда готова!
     — Ну тогда поехали! — Ичика взял из стойки тренировочный клинок. — Я хочу капитально устать!
     * * *
     — Хоки, — сказал Ичика, когда они поели.
     Девушка, убирая посуду, вопросительно посмотрела на парня.
     — Есть разговор, — сказал он. — Во-первых, Банни передает тебе привет.
     Хоки чуть нахмурилась. Но кивнула.
     — Вам придется стать ближе, Хоки, — сказал Ичика. — Потому что мы теперь вместе. Причем.
     Он кивнул в сторону кровати.
     — И в этом смысле тоже, — закончил он. — Банни тоже любит спать со мной.
     Хоки отчаянно покраснела. А тарелки в ее руках опасно звякнули.
     — О, бог мой, Хоки! — парень улыбнулся. — Не в этом смысле! Просто спать! Хотя…
     Он смерил девушку откровенным взглядом.
     — Я не!.. — начала было Хоки.
     А парень рассмеялся.
     — Тебя так легко смутить! — весело сказал он. — Но в каждой шутке, есть доля правды. Так что потихоньку привыкай к этому факту.
     Хоки сверкнула глазами и унесла тарелки.
     — Это еще не все, — сказал Ичика, когда девушка вернулась. — У меня к тебе будет еще один вопрос.
     Хоки вопросительно посмотрела на Ичику.
     — Что ты будешь делать, — сказал парень. — Если в нашем дружном коллективе появится еще одна женщина?
     Глаза Хоки чуть округлились. Она посмотрела на Ичику немного испуганным взглядом и отведя взор, задумалась.
     * * *
     — Она мне так и не ответила, — сказал Ичика.
     — Все будет нормально, — уверенно сказала Банни. — Хоки просто нужно время. Для нее еще ваши с ней отношения сильно в новинку.
     — Кстати, — сказал парень. — А что ты будешь делать в этом случае?
     — Оценивать, — ответила Банни.
     — Что? — не понял Ичика.
     — Кандидатку, — сказала девушка. — Ты же должен понимать, что абы кого мы в семью не примем?
     Парень ответил не сразу.
     — Признаться, я слегка удивлен, — сказал он, наконец. — Ты так спокойно на это смотришь.
     — Я очень много путешествовала, Ичика, — вздохнула Банни. — И много с кем общалась. Я уже давно не девочка…
     — Ну вот это спорный момент, — заметил Ичика.
     — Дорогой, не прерывай мою мысль, — сказала Банни. — А то в следующий раз я кое-что прикушу.
     — Оу! — весело сказал Ичика. — Прости, я больше не буду!
     — В смысле спать со мной не будешь? — игриво спросила Банни.
     — Ну этого ты не дождешься, — ответил парень. — Буду и в разных позах!
     — Так кто у тебя появился? — спросила Банни.
     — А почему ты решила, что появился? — спросил Ичика. — Я просто спросил.
     — Ичика, милый, — в голосе девушки послышались угрожающие нотки. — Я же могу и сама выяснить.
     Секундная пауза.
     — Я тебя люблю, — сказал Ичика. — В том числе, и за то, что ты умная.
     — Ну и? — не поддалась на лесть Банни (хотя и было очень приятно!).
     — Александра, — ответил Ичика. — Александра Ивамото.
     Теперь уже замолчала Банни.
     — Н-да, дорогой, — заговорила, наконец, девушка. — Честно признаюсь, я даже была готова, что это будет Чифую. Но ректор? Ты не ищешь легких путей.
     — Эй! — парень слегка опешил. — Мы с Чифую, вообще-то, родственники!
     — Однако тебя тянет на девушек постарше, — сказала Банни. — У тебя что…
     — У меня нет комплекса сестры! — перебил ее Ичика.
     — И что, вот ни разу не возникало даже мысли? — вкрадчиво спросила девушка.
     — Ни разу! — бурно ответил парень. — А ты вообще-то, моя девушка. Ты не должна говорить такое!
     — А чего ты так распереживался? — иронично спросила Банни.
     — Я тебя убью, — хриплым голосом ответил Ичика. — Залюблю до смерти!
     — Я уже вся теку, милый! — ответила Банни.
     Парень как-то странно захрипел.
     — А ты что там делаешь? — спросил он.
     — А как ты думаешь? — сказала Банни. — Я делаю это каждый раз, когда мы разговариваем.
     — Твою мать, — голос Ичики сделался хриплым. — Прости. Я хочу тебя.
     — У тебя там две женщины, — заметила Банни. — А ты возбудился от того, что я сама себе хорошо делаю?
     — Да, — просто ответил Ичика.
     — Я тебя тоже люблю, — сказала Банни. — И постараюсь выбраться хотя бы на день.
     — О! — Ичика заметно повеселел. — Я буду ждать с нетерпением!!!
     — Но я не обещаю, — Банни улыбнулась такой бурной реакции.
     — Что ты делаешь со мной! — посетовал Ичика.

Примечание к части

     Хорошечно... Есть опечатки, а так все хорошо
>

6 глава.

     «Со мной что-то не то», — думал Ичика, поняв, что опять смотрит на Ямаду-сенсея с фривольными мыслями.
     И это после того, как они с Хоки утром, ну это самое. И прошло всего пару часов!
     «Ну и что теперь? — думал он дальше. — Мне что, Хоки тащить опять в раздевалку? Она уже и так…»
     Просто девушка на днях призналась, что хотела бы, чтобы Ичика несколько сбавил обороты. А то… Тут Хоки так мило смутилась, что парень чуть опять «обороты» не включил. Как оказалось, он ей там слегка натер. На тренировках неудобно.
     Похоже, усиленные физические занятия провоцируют повышенную активность в этом плане. И парень на днях поймал себя на мысли, что неплохо бы расширить список доступных тел. Что?
     Ямада-сенсей как-то укоризненно посмотрела на Ичику. Блин! Опять он на нее пялился! Ичика виновато улыбнулся. Майя-сенсей выдала понимающую улыбку.
     Только закончились занятия, как Ичике на комм пришло сообщение:
     «В шесть. Мария»
     Лаконично. Ичика, идя в столовую, улыбнулся. Так, похоже сегодня постельная программа будет выполнена. Надо будет предупредить девчонок, что он придет позже. Хоки же сегодня увели на очередное медобследование. А вот и на ловца…
     — Ичика! — радостно сказала Дойна. — Ты в столовую?
     — Ну, а куда ж еще, — ответил парень.
     — Тогда мы с тобой! — девушка без грана смущения, подхватила его под руку.
     Справа. Слева, так же масляно сверкая глазами, пристроилась Юма. А где? Ах да, Майко же с Хоки ушла.
     — Сегодня я приду позже, — сказал Ичика. — Так что начинайте без меня.
     — А что случилось? — заинтересовалась Дойна.
     — Дойна, — усмехнулся Ичика. — Ты пока еще не моя девушка, чтобы такое спрашивать.
     — Пока еще? — тут же оживилась Дойна. — Это намек?
     — Кто знает! — улыбнулся Ичика.
     Ну, а что. Им приятно, труда никакого. И стимул, опять же.
     — Про меня не забудь, Ичика, — Юма как-то уж очень плотно прижалась.
     Ее грудь аж расплющилась о руку.
     — А то вы дадите забыть, — ответил с улыбкой Ичика.
     — Не дадим! — Дойна преданно посмотрела в глаза. — Забыть. А так дадим! Хочешь, сразу обе? Сейчас?
     — Та-ак! — Ичика усмехнулся. — Мы идем есть!
     — Ну Ичика! — обиженно протянула Дойна…
     … Лин посмотрела вслед троице и скрипнула зубами. Этот… Оримура, он совсем уже обнаглел. Только его девушки нет рядом, он уже с другими заигрывает.
     Те две… и вправду, как-то очень уж плотно прижались к парню. Та, что справа, прямо-таки мурлыкает. А этот… улыбается ей! Им!
     Лин резко остановилась, поняв, что, вообще-то, идет за ними! Девушка помотала головой.
     … — Сразу обе? Сейчас? — донеслись до нее слова.
     Лин вспыхнула. Она резко крутнулась на месте и чуть не бегом рванула в другую сторону.
     Да что он вообще о себе возомнил! Подумаешь, единственный мужчина, что может с ИСом справиться. Она, Линь-Инь Хуан, один из лучших пилотов Китая! А он всего лишь выскочка, которому повезло!
     Тут Лин зло улыбнулась. Похоже, Оримура после той дуэли с англичанкой, много о себе возомнил. Что ж, тогда стоит ему показать действительно хорошее пилотирование. И спустить его с небес на землю, чтобы он не по бабам бегал, а усердно тренировался и занимался!
     Лин вытащила комм.
     * * *
     — Ну и что это такое? — Ичика остановился у стола Лин.
     Он показывал свой комм с сообщением от девушки.
     — А на что это похоже? — сощурила глаза китаянка.
     — Ты реально хочешь вызвать меня на дуэль? — спросил Ичика.
     — А это что, запрещено? — спросила Лин.
     — М-да, разговор двух евреев, — усмехнулся парень. — Ну и какая причина?
     — Посмотреть, чему ты тут научился! — как-то больно живо ответила китаянка.
     При этом она смотрела куда-то мимо Ичики. Парень перехватил этот взгляд и посмотрел в ту же сторону. А там, смотря во все глаза, затаились бравые девушки порноотряда.
     — Ах, вот в чем дело, — Ичика иронично улыбнулся. — Ну тогда, все понятно.
     — И вовсе не из-за этого! — Лин явно разозлилась.
     — Конечно, — парень явно сдерживался, чтобы не заржать в голос.
     — Ты, ты…! — лицо девушки заалело.
     Она встала… И несколько растерялась, так как Ичика оказался выше ее чуть не на голову. Он еще и плечи расправил, хитро посматривая на девушку.
     — Я несколько подрос, да Лин? — сказал он, пока китаянка искала слова.
     — Я тебя по арене размажу! — прошипела девушка. — Ты будешь умолять пощадить тебя!
     — О, одна уже мне так угрожала, — спокойно ответил Ичика. — Надеюсь, ты уверена в себе в той же мере, насколько сильна?
     При этих словах покраснела еще и Сесилия.
     — Да я тебя на куски порублю! — о, Лин уже явно завелась не на шутку.
     — Кстати, ты научилась делать то блюдо из свинины? — спросил Ичика. — Хотелось бы снова его попробовать.
     — Что? Какое блюдо? — опешила Лин.
     — Ну то, — сказал Ичика. — Свинина в кислом соусе.
     — Да, — ответила китаянка и опомнилась. — Да какая свинина!
     — В общем, если побеждаю я, ты мне его готовишь, — сказал Ичика. — Мне тоже нужен стимул к победе.
     — Но если ты проиграешь... Тогда ты останешься голодным! — заявила Лин, задрав подбородок. — Я тебе покажу, что значит настоящий пилот ИС!
     — Лин, — голос парня зазвучал глухо. — Не перегибай. Я уже видел настоящего пилота. Ты еще долго с ней не сможешь сравниться. Если вообще сможешь.
     К удивлению остальных, китаянка смутилась. Но тут же вновь вскинула голову.
     — Тебе хватит и меня! — зазвенел ее голос.
     — Да ну? — Ичика улыбнулся, да так пошло! — Не переоценивай себя.
     Тон его голоса был такой, что все, в том числе и Лин, поняли, что он имел в виду.
     — Ты, чертов извращенец! — Лин вышла из себя.
     — А ну-ка успокоились! — раздался голос от дверей. — Хуан, что за ругань в классе?
     Все обернулись и увидели наставника Оримуру в сопровождении Ямады-сенсей.
     — Я так понимаю, — сказала Оримура-сенсей. — Что у нас намечается очередная дуэль?
     Она подошла ближе.
     — Причину я могу узнать? — спросила женщина.
     — Лин хочет показать, — ответил тут же Ичика. — Что система обучения в Китае лучшая. Кроме Академии, конечно.
     — Да, именно так! — кивнула Лин.
     — Вот как, — Оримура сощурилась. — Что ж, это хорошая идея. Тогда через три дня и проведем. Самоотводы будут?
     — Нет! — бросила китаянка
     — Никак нет! — четко отрапортовал Ичика.
     — Тогда занесем это событие в учебный план, — подытожила наставник. — Ямада-сан.
     — Да, Оримура-сан, я внесу, — ответила Майя.
     — Все, продолжаем занятия, — бросила Оримура. — Ичика, после теории, зайдешь ко мне.
     — Слушаюсь! — вытянулся Ичика.
     — Вольно, курсант, — лицо сестры было бесстрастным, но Ичика был готов поклясться, что внутри она ржет.
     * * *
     Кабинет классрука находился в здании полигона, что было логично. Постучав, Ичика дождался, когда сестра пригласит его и вошел.
     В кабинете царила строгая функциональность. Никаких украшений или милых личных вещей. Причем, что на половине Чифую, что Ямады-сан. Ичику это ни разу не удивило. Свою сестренку он знал очень хорошо. Если уж она дома предпочитала спартанский стиль, то с чего на работе будет по другому?
     — Курсант Оримура по вашему приказанию явился! — отрапортовал парень, остановившись в двух шагах от стола.
     — Давай уже без этого кривляния, — сказала Чифую, работая над чем-то.
     Перед ней было два голоэкрана. Она кивнула в сторону небольшого дивана.
     — Десять минут, — сказала женщина.
     Парень молча кивнул.
     Сидя на диване, он поневоле наблюдал за сестренкой (ну просто не за чем было еще наблюдать). Чифую быстро что-то набирала на клавиатуре, ее руки так и порхали. Иногда она чуть склоняла голову набок, это было так… Мило.
     — Не дам, — вдруг сказала Чифую.
     — Чего? — не понял парень.
     — Тебе не дам, как ни смотри, — разъяснила женщина.
     — Да, б…! , — Ичика вовремя спохватился.
     А Чифую очень строго и предостерегающе при этом посмотрела на него.
     — Да кто бы просил! — выдал парень.
     — А кто тут меня только что взглядом раздевал? — поинтересовалась Чифую.
     — Да с чего ты взяла?! — возмутился Ичика.
     — Женщины чувствуют такое всегда, — сказала сестра и свернув экраны, потянулась. — Наконец-то!
     — Значит в этот раз твое чутье подвело тебя, — сказал Ичика. — Я ничего такого не думал. Никогда.
     — Так я и поверила, — ухмыльнулась Чифую. — Ладно. Что там у тебя с Лин?
     — Да откуда я знаю, — ответил Ичика. — Прислала мне сообщение, ни с того, ни с сего. Мол, вызываю. И все.
     — А ты что думаешь? — спросила женщина. — Все равно же есть какая-то причина?
     — Я думаю, личная, — ответил Ичика.
     — То есть, она тебя возревновала? — уточнила сестра.
     — Ну, себе-то она явно придумала другое объяснение, — ответил парень.
     Чифую побарабанила пальцами по столу.
     — А кстати, — спросила она. — А из-за чего вы расстались тогда?
     — Она стала пилотом, — ответил Ичика.
     — Что и все? — засомневалась Чифую.
     — И у нее хорошо закинуло голову, — сухо пояснил парень.
     — О, эти подростковые обиды! — улыбнулась женщина.
     — Нет, я на нее не в обиде, — ответил Ичика. — И тогда не был. Просто я понял, что нам не по пути. Что я мешать буду.
     — Так это ты порвал? — спросила Чифую.
     Ичика кивнул.
     — Ну я просто не стал продолжать, — сказал он. — А потом мы уехали.
     — То есть получается, это ты ее бросил, — весело сказала женщина. — Тогда мне все понятно!
     * * *
     Четыре года назад. Военная база Чэнду-38. Китай.
     Ух ты! Ичика резко присел. В том месте, где он обычно купался, он увидел какую-то девчонку. Причем эта девчонка была почему-то почти голой. Топлесс, если быть точнее. Впрочем, насколько парень успел рассмотреть, скрывать ей было особо нечего… Но вот организм отреагировал на все сто. И сейчас Ичика опасался того, что после его ухода, в месте, где он сидел, в земле будет небольшая ямка.
     А девчонка, с радостным визгом, прыгнула с валуна в воду. Да и Ичика любил сигануть оттуда, сразу под валуном была достаточная глубина. Парень осторожно сдал назад, пока девчонка плескалась.
     Устроившись на достаточном отдалении, он все пытался вспомнить, где он видел эту девушку. А он явно ее где-то видел, причем на базе. Ах да. Это ж та заноза, что комментировала его стрельбу позавчера. То-то ему голос показался чуть не детским.
     Ичика улыбнулся. Вот бы был прикол, если бы он вылетел к реке сейчас. Н-да…
     Вскоре девушка прошла в сторону базы и парень двинул к реке. Придя на место, он без смущения полностью разделся и зашел в воду.
     — Красота! — Ичика аж зажмурился.
     Вода была несколько холодноватой, все-таки горы недалеко, а река текла оттуда. Но после пыльного, душного дня, это было блаженство. Вот только приходилось вылазить почаще, чтоб не отморозить себе все.
     Ичика вышел на каменистый берег, ощущая, как жаркий воздух стал более менее прохладным.
     — Ой! — раздался голос сбоку.
     Что примечательно, женский, почти детский голос. Ичика повернулся на звук.
     — Отвернись!!! — зазвенело в воздухе.
     Кстати, по-английски. Ичика на автомате повернулся спиной. А потом до него дошло, кого он увидел. Это была та самая девушка, которую он видел ранее. Вопрос, что она тут делает?
     — Да в чем дело? — спросил он, также на островном языке.
     — Ты кто такой?! — в голосе были слышны угроза и… смущение?
     — Оримура Ичика, — представился парень.
     — А, так ты тот японец! — девушка успокоилась. — Который не умеет стрелять!
     — Зато я могу по шее надавать, — немного обиделся Ичика.
     — Мне? — девушка рассмеялась. — Ну можешь попробовать!
     — Прямо сейчас? — спросил с иронией Ичика, поворачиваясь.
     — Отвернись! Извращенец! — тут же рявкнула девица.
     — Да с какого хрена?! — разозлился Ичика. — Это ты сюда пришла, когда я купался! Значит, это ты подсматривала! Извращенка!
     — Я не подсматривала! — в голосе девушки была злость. — Я тут… Вещи свои забыла!
     Ичика осмотрелся. О! Недалеко на камнях лежал лифчик. И как он его раньше не заметил?
     Он шагнул, поднял вещь.
     — Это? — спросил он, показывая бюстгальтер.
     — Да, — в голосе девушки была смущение. — Отдай.
     — Бери, — пожал плечами Ичика. — У меня нет таких фетишей.
     — Идиот! — опять взвилась девушка. — Отдай сейчас же!
     — То есть мне самому тебе принести? — язвительно поинтересовался Ичика. — Повернуться и подойти?
     — Нет! — почти крикнула девушка. — Я сама.
     — Жду с нетерпением, — пробурчал Ичика.
     Сзади послышались легкие шаги.
     — Вот только одно не понимаю, — сказал парень, когда девушка подошла вплотную. — Зачем он тебе?
     — Что значит, зачем? — а голос у нее приятный, несмотря на то, что высокий.
     — Ну, а что тебе прикрывать-то? — сказал Ичика, прямо физически ощущая, как сзади кое-кто сейчас взорвется.
     — Ах ты! — вскричала девушка.
     Ее нога промчалась буквально в волоске от парня, который естественно ожидал чего-то подобного. А девушка, промазав и находясь в состоянии крайнего бешенства, уже не обращала внимания на наготу парня и желая его хорошенько побить, пошла в атаку.
     «А она быстрая!» — подумал Ичика, только и успевая отбивать посыпавшиеся на него удары.
     Причем эти удары были хорошо поставлены. И не в спортивном стиле, а вполне прикладном. По крайней мере, два удара между ног, Ичика отбил.
     Девушка явно очень сильно разозлилась. Поэтому полностью сосредоточилась на нападении… И когда Ичика поймал на очередном ударе, то она ничего не смогла противопоставить.
     Парень не стал доводить бросок до конца, в смысле, вбивать противника в землю, а лишь уронил девушку. И прижал брыкающуюся особу к земле.
     — Поймал! — радостно сообщил Ичика.
     — Убери от меня свои пакли! — в бешенстве орала девчонка.
     — Ну да, чтобы ты продолжила меня бить? — усмехнулся Ичика. — Успокойся уже!
     Девчонка, побарахтавшись еще некоторое время, затихла. И принялась сверлить парня ненавидящим взглядом.
     — Какие мы сердитые! — улыбнулся Ичика. — Будешь еще драться?
     — Да я тебе ноги повыдираю, вместе с членом! — пообещала девушка.
     — Какие мы грязные слова-то знаем! — продолжал веселиться парень.
     И неожиданно почувствовал, как его организм, ощущая рядом женское тело, начал определенным образом реагировать. А если учесть, что он практически сидел на девушке, то она не могла это не почувствовать.
     — Что это? — ее глаза округлились.
     — Это реакция здорового мужского организма, — немного смущаясь пробурчал Ичика. — На красивую девушку. Вот так еще немного поваляемся и может произойти еще что-нибудь.
     — Что произойти? — не поняла было девушка и тут до нее дошло.
     Ее глаза округлились еще больше и она стала брыкаться с удвоенной силой. Ичика придавил ее всем весом и все равно ощущал себя объездчиком дикой лошади.
     — Нет!!! — заорала девчонка. — Не надо!!!
     — Да чего ты орешь! — Ичика и сам начал злиться. — Что не надо?! Я тебя что, насилую?!
     А из глаз девушки вдруг потекли слезы. Ичика растерянно смотрел на это и ему сделалось жутко неудобно.
     Он отпустил девушку и встал, отойдя на всякий случай подальше.
     — Извини, — сказал он, натягивая (с трудом, мать!) штаны. — Я ж не хотел. Так получилось.
     Но девчонка продолжала лежать так, как он ее оставил.
     — Ну чего ты? — спросил Ичика, присаживаясь рядом. — Ничего же не было. Чего ты ревешь?
     Это было неожиданно. Он едва сумел слегка отклонить этот коварный удар. Но все равно, было больно.
     — Ох, сука! — парень сел на задницу, держась между ног.
     А девчонка стояла над ним, сверкая глазами.
     — Не прощу!!! — в каком-то остервенении крикнула она. — Никогда!
     * * *
     Ичика сидел на веранде и пил чай. Вот такое неожиданное времяпрепровождение. А вышел так, на минутку, захотелось, понимаешь, выдуть кружечку (точнее пиалу), смотря на горы. И что-то так втянуло. Пошел, сходил за чайником и устроился на полу веранды. Вот это китайцы и называют, наверное, полный дзен.
     Тихо шелестел травой ветер. Солнце медленно садилось за горные пики. Цвиркал где-то рядом кузнечик.
     «А ТАМ я бы еще и с сигаретой сидел» — подумал Ичика.
     Кстати, а все же забавно, что он четко разделяет воспоминания Даниила, Ичики-младшего и Ичики себя сегодняшнего. Не происходит при этом никакого отторжения или вовсе неприятия. Как вспоминать давно виденный фильм, который сильно нравился. То есть он был столько раз просмотрен, что помнится наизусть, но ты все равно понимаешь, что это только фильм и ничего более.
     — Привет, — раздался рядом девичий и изрядно хмурый голос.
     Ичика перевел свое внимание с гор и раздумий на появившеюся рядом девушку. Кстати, он так и не знал ее имени. Может потому, что и не хотел узнавать?
     — Добрый день, — ответил Ичика тоже на английском. — Можешь говорить по-китайски, я понимаю.
     — Чем занят? — перешла на родной язык китаянка.
     — Постигаю основы мироздания, — ответил Ичика фразой, которую подслушал от одного монаха. — Вопрос, ты тут что делаешь?
     — Скучаю, — поморщилась девчонка. — Так получилось, что ты единственный парень, да и вообще человек, моих лет на этой базе.
     — Я развлекать тоже не собираюсь, — ответил Ичика. — Тем более, что тебе со мной… Опасно!
     Парень улыбнулся и отхлебнув чаю, зажмурился от удовольствия.
     — Ты что, пьешь что-то крепкое? — спросила китаянка.
     — Чай действительно получился крепче, чем Чифую заваривает, — ответил Ичика.
     — Чифую? Госпожа Оримура? — удивилась девчонка.
     — Да. И моя сестра, — ответил парень. — И да, мы живем вместе. Еще вопросы будут?
     — Нет, — коротко ответила китаянка. — Ну и сиди тут.
     — Хорошо, — кивнул парень и опять уставился на горы.
     А вообще, тут много того, что кажется странным. Про мужчин, точнее их количество, уже все ясно. Но вот факт, что многоженство здесь как норма, это весьма интересно! Здесь реально никто не обращает на это внимания. А если вспомнить историю, то сколько веков, христиане в основном, конечно, жили один с одной? А сколько с этим моментом событий связано!
     — Подвинься, — буркнула девушка.
     Ичика освободил место.
     — А мне чашку не дашь? — спросила китаянка.
     — Иди возьми сама, — ответил Ичика. — Или вот, мою бери.
     — Но из нее же ты пил? — чуть возмущенно спросила девушка.
     — Не дерьмо же черпал, — возразил Ичика.
     — Ты просто невозможен! — китаянка неожиданно перешла на японский.
     — О, а твой японский весьма неплох, — удивленно сказал Ичика. — Я бы даже сказал, как родной.
     — Я до одиннадцати лет жила в Японии, — ответила девушка. — Даже начальную школу там закончила. Кстати, твой китайский с ужасным акцентом.
     — Слышишь, я всего полгода его изучаю, — заметил Ичика. — Так что не начинай. И вообще, ты вроде уходила?
     — Я ж говорю, скучно, — сказала китаянка. — Тебе нет?
     — Неа, — ответил Ичика. — Я только и делаю, что, либо тренируюсь, либо сплю, либо учусь.
     — А ты неплох с мечом, — сказала девушка.
     — О, спасибо мастер, — иронично отозвался Ичика. — Это такая честь для меня!
     — Ну уж получше некоторых буду, — огрызнулась китаянка.
     — Да ладно, — парень улыбнулся. — Может проверим?
     — Завтра? — с неожиданным энтузиазмом спросила девушка.
     — Да легко, — кивнул Ичика.
     Они посидели, помолчали. Парень периодически отхлебывал из пиалы.
     — А у тебя девушка есть? — вдруг спросила девчонка.
     Ичика едва не подавился чаем.
     — Эт… Что за вопросы, а? — спросил он, вытирая чай с рубахи.
     — Так есть? — не унималась китаянка.
     — Да нету конечно! — сказал Ичика. — Где я тут ее найду?
     — А хочешь, я ей буду? — спросила девушка.
     Ичика ошарашенно посмотрел на соседку.
     — Интересно, а как ты пришла к этому… этой мысли? — спросил он.
     — Это же очевидно, — деловито заговорила китаянка. — Мы с тобой примерно одного возраста и нас здесь таких только двое.
     — Потрясающая логика, — прокомментировал Ичика. — А ничего, что я даже имени твоего не знаю?
     — Линь-Инь Хуан, — тут же ответила девушка.
     — Лин, значит, — сократил парень.
     — Неплохо звучит. Мне нравиться, — кивнула китаянка. — Можешь меня так называть.
     — А ты не рассматривала вопрос, — сказал Ичика, отставляя пустую пиалу. — Что я не захочу чтобы ты была моей девушкой?
     — А что, тут есть другие девушки? — сказала Лин.
     — Да это неважно, — Ичика покачал головой. — Может ты мне просто не нравишься?
     — Что я такая некрасивая? — Лин как-то враз словно уменьшилась, съежилась.
     — Да что ж такое! — парень начал злиться. — Нет, ты… красивая. Даже очень.
     — Вот видишь! — девушка как-то махом перешла от грусти к гордыне.
     — Уйди, а?! — попросил Ичика. — А то я тебя либо побью, либо поцелую!
     — Лучше поцелуй, — как-то деловито сказала Лин.
     Парень закипел. Он все смотрел на эту… пигалицу! Да что она о себе тут думает! Но красива, этого не отнять. Глазищи эти зеленые, утонуть можно. Вот же ведьмочка. Ну и все же фигурка-то, смак. Грудь небольшая, зато бедра-то, туши свет! И это тринадцать лет. Боюсь представить, что будет в восемнадцать! Бразильские красотки будут нервно курить в сторонке.
     Тут Ичика поймал себя на том, что откровенно рассматривает Лин, при этом глупо улыбаясь.
     — Ну, все рассмотрел? — спросила девушка, уперев руки в бока.
     — Нет! — нахально ответил парень. — В одежде сильно не оценишь!
     — Ах ты! — тут уже вскипела девушка. — Извращуга!
     — Да кто бы говорил! — парировал парень. — Между прочим, это не я предложил встречаться!
     — Я хотела твоей девушкой быть! — горячилась Лин. — А не… раздеваться!
     — Ты вообще себя слышишь?! — заметил Ичика. — Быть девушкой, как бы именно это и предполагает! И не только раздеваться!
     — Что?!!! — Лин реально накалилась. — Я тебя прибью!
     — Прибивалка еще не выросла! — ехидно ответил парень.
     Девушка несколько секунд молча сверлила парня взглядом, но тот лишь вызывающе улыбался. Фыркнув, Лин поднялась с пола веранды.
     — Завтра! — многообещающе и зловеще сказала девушка. — Ты будешь умолять пощадить тебя!
     Ичика едва сдержался с комментарием, о том, почему он будет умолять пощадить. Но картинка, где Лин… в общем, делает кое-что… своим милым ротиком, встала перед глазами, да так явственно, будто это уже было. И видимо это отразилось на лице парня, так как Лин зарделась и задрав нос, гордо удалилась
     — Вот же ведьмочка! — с улыбкой сказал Ичика.
     * * *
     Лин ворвалась в медпункт, словно маленький ураган. Медсестра, что запаковывала руку Ичики в корсетную повязку, даже вздрогнула.
     — Ты почему мне не сказал?! — гневно вскричала девушка. — Ты что, идиот?!
     — Лин, какого черта? — спросил устало парень. — Что случилось?
     — Ты повредил руку еще на марш-броске! — ткнула пальцем Лин. — Ты почему мне не сказал об этом?
     — Солдат должен стойко преодолевать все тяготы и лишения воинской службы, — с улыбкой ответил парень.
     — Я должна у тебя выиграть без этих поддавков! — заявила девушка.
     — Слушай Лин, — парень потер левой, здоровой рукой лоб. — Мне уже признаться это надоело. Это прямо стало какой-то идеей фикс. Ты и так уже меня победила несколько раз, причем здорового.
     — Да ты тогда едва стоял после тренировок! — Лин сверкнула глазами.
     Медсестра закончила с перевязкой и улыбнувшись парню, удалилась.
     — Все Лин, — сказал Ичика. — Я пас. Считай, что победила из-за настойчивости. Противник сдался.
     Парень встал с кушетки и, обогнув слегка остолбеневшую девушку, вышел из кабинета.
     — Ну нет! — опомнилась Лин, когда стукнула дверь.
     Ичика вышел на улицу и пошел к домику, где они жили с сестрой.
     — Эй, ты! — раздался сзади голос. — А ну стой!
     Парень даже не подумал останавливаться. Впрочем, это помогло не сильно. Лин быстро догнала его.
     — Лин, ну что еще? — спросил Ичика.
     — Ты! — девушка задыхалась, причем не от бега, а от злости. — Ты не можешь все бросить вот так!
     — Могу, — спокойно ответил парень. — И я уже это сделал. Завтра меня не жди.
     Лин ошарашенно замерла. А Ичика пошел дальше, даже не оглянувшись.
     — Но почему? — тихо сказала девушка…
     … Черт, как давно он не сидел просто так! Последний месяц приходилось вместо отдыха, тащиться в зал, к этой маньячке, чтобы в очередной раз не дать себя побить. Будто ему Чифую днем не хватало!
     Ичика с наслаждением прижался к теплому камню, при этом его ноги мокли в воде. Кайф! …
     … — Ты все-таки не пришел, — внезапно раздался тихий голос.
     Ичика вздрогнул и оглянулся. Видимо он чутка придремал, раз не слышал шагов.
     — Я же именно об этом и предупреждал, нет? — ответил парень.
     Лин, с каким-то странным блеском в глазах, подошла и села рядом.
     — Болит? — спросила она, кивнув на руку.
     — А тебе-то что? — спросил Ичика.
     Лин как-то резко вскинулась, посмотрев ему в глаза… И молча отвела взгляд. А Ичика вновь прикрыл глаза. Разбираться в тараканах этой стервозины не было никакого желания.
     — А ты… — начала было Лин. — Что дальше будешь делать?
     — Не поверишь, отдыхать, — язвительно ответил Ичика.
     — А завтра? — спросила девушка.
     — И завтра, и вообще, — сказал Ичика.
     И опять молчание. Лишь легкий шум воды, бьющейся в берег.
     — Ичика, — раздался голос девушки. — А ты правда считаешь, что я…
     — Да, ты красивая девушка, — ответил парень, не открывая глаз. — С какого я вдруг стану считать по другому? Условия же не изменились, с чего вдруг?
     Шуршание и Ичика оторопело открыл глаза. Потому как его губ коснулись! Причем тоже губами, как ни странно!
     Лин оторвалась от него и посмотрела парню в глаза.
     — Лин, если это твой очередной заскок, — хрипло сказал Ичика. — То это уже перебор.
     Девушка вспыхнула, покраснев вся разом.
     — Дурак! — вспылила она и резко поднялась.
     И тут же остановилась. Потому что Ичика схватил ее за руку.
     — Ну прости, — сказал парень мягко. — Просто я уже не знаю, что думать.
     Лин не стала вырываться, но не поворачивалась.
     — Не обижайся, — продолжал Ичика. — Я и правду в растерянности.
     — А что тебе не понятно? — спросила Лин.
     — Просто неожиданно, — улыбнулся парень. — Я даже ничего не понял.
     И он мягко, но настойчиво, потянул девушку к себе. Лин поддалась и снова села рядом. Но так и не поворачивалась.
     — Можно еще раз? — спросил Ичика.
     Девушка как-то резко, словно робот, кивнула. Ичика здоровой рукой, мягко повернул ее голову к себе лицом.
     — Ты очень красивая, Лин, — сказал парень и потянулся к ней.
     Второй поцелуй вышел более выраженным. До языка дело не дошло, но вот ее губ этим самым языком, Ичика коснулся. Оторвавшись, парень посмотрел на девушку. И снова приник к ее губам, но теперь он раздвинул языком эти милые губки…
     … — Лин, — хрипло позвал Ичика.
     Просто девушка уже практически на нем лежала, самозабвенно целуясь. На вопрос парня она открыла глаза и Ичика вздрогнул. Точнее, он едва не начал, едва сдержался, чтобы не дать волю рукам, настолько ее взгляд был провоцирующим.
     -Лин, я уже на грани, — извиняющимся тоном сказал Ичика. — Я дальше не смогу сдерживаться.
     Девушка на это заявление сильно смутилась. Она отодвинулась от парня и потупилась.
     — Скажи, — заговорила она. — А вот там. Это он? Встал, да?
     — Лин! — Ичика чуть не заорал. — Ну нихрена себе вопросы!
     — Мне просто интересно, — еще больше смутилась девушка.
     — Черт! — Ичика сел. — Да. Это он. И он встал. Ты же на мне лежала, еще бы.
     — Значит, ты меня хочешь? — с невинным видом поинтересовалась Лин.
     Ичика закатил глаза.
     — Лин, ну нельзя же так напрямую! — ответил он.
     — Но тут больше никого нет, — сказал девушка. — Я же… Не видела раньше. Я не знаю…
     — Слушай! — Ичика улыбнулся. — Ну ты просто уникум! Да, если… он встал, значит я… мужчина желает женщину.
     — То есть, я тебе нравлюсь? — спросила Лин.
     — Да, — ответил парень. — Конечно нравишься.
     — Тогда почему ты сдерживаешься? — спросила девушка.
     Ичике остро захотелось сделать фейс-спалм.
     — Ты понимаешь, на что провоцируешь? — спросил он.
     — Да, — просто ответили Лин.
     — С какого-то момента, — сказал Ичика. — Я буду не уверен, что смогу остановиться.
     — Тогда, — девушка прильнула к парню. — Не останавливайся.
     Ичика несколько мгновений смотрел в эти зеленые омуты… А потом нежно поцеловал. А потом еще.
     Он притянул Лин к себе и усадил на колени. Его руки при этом помяли ее ягодицы, но никакого отрицания Ичика не ощутил. Тогда он, осмелев, положил руку на грудь. Девушка вздрогнула, но ничего не сказала.
     Ичика взялся за край ее футболки и потянул вверх. Лин лишь вытянула руки помогая ее снять. Лифчика на ней не было.
     «Стало быть… — пришла мысль. — Она думала, предполагала сделать это»
     Соски задорно торчали на ее грудках. Ичика нагнулся и коснулся одного из них языком. В ответ Лин слегка застонала. Ободренный такой реакцией, Ичика лизнул вишенку уверенней. В ответ ее руки прижали его голову к груди.
     «Тогда го, че»
     Ичика принялся играться языком с ее сосками. Девушка на это заерзала на его коленях, слегка постанывая и прогибаясь, подаваясь грудью навстречу его языку.
     Руки парня залезли в ее джинсы. Сзади. И принялись тискать упругие мячики попки.
     — Тебе нравится моя попа? — вдруг спросила девушка.
     Ичика молча кивнул. Лин встала и расстегнула пуговицу на джинсах. Ичика потянул их вниз. Девушка вытащила одну ногу из штанины, а другой отбросила джинсы в сторону. На ней остались только белые трусики. Сглотнув, Ичика решительно взялся и за них. Руки девушки испуганно легли поверх его ладоней.
     — Все хорошо! — улыбнулся парень.
     — Сначала ты, — сказала Лин.
     Ичика улыбнулся шире. На нем и так были только плавки. Он запустил большой палец под резинку и решительно двинул руку вниз. Глаза Лин округлились.
     — Он большой, — прошептала она, смотря вниз.
     Ичика улыбнулся.
     — Ну конечно, — сказал он. — Со мной рядом красивая девушка.
     Он притянул девушку к себе и они вновь принялись страстно целоваться. Ичика ощущал при этом, что тело Лин покидает некое напряжение, что ощущалось после того, как она оголилась. И увидела его инструмент.
     В какой-то момент девушка опустилась вниз. Она совершенно четко ощутила буквально деревянную плоть Ичики, но при этом принялась тереться о его член. И парень также ясно чувствовал, что ткань, прикрывающая вход в ее лоно, уже совершенно мокрая.
     Тонкая веревочка лопнула, а вроде потянул за нее не сильно. Лин вообще никак не отреагировала на то, что последняя преграда перед ее первым разом снята. Она лишь вздрогнула, когда ее киска коснулась члена напрямую.
     — Пожалуйста! — голос Лин был очень тихим, как дыхание.
     Ичика ободряюще улыбнулся и положил девушку на теплые камни. Эх, какая же тут выемка удобная, словно кто-то специально ее сделал, для ЭТИХ целей.
     Член парня коснулся нежных складок. Лин вздрогнула, зажмурилась, но ноги свести даже не попыталась. Ичика, которого самого в этот момент неслабо колотило (у него так-то, тоже был первый раз!), едва сдержался, чтобы не сунуть член сразу на всю длину.
     — Ай! — вскрикнула Лин.
     Ичика с некоторым… шоком, смотрел, как по его члену стекает тоненькая струйка крови.
     — Так вот как это бывает, — задумчиво сказал он.
     Он обратил внимание на девушку, на лице которой была маска боли. Не вынимая и не двигаясь, он нагнулся и поймал губами сосочек.
     После некоторого времени, дыхание Лин снова сделалось частым. Ичика сделал первое движение. Не дождавшись в ответ болезненной реакции, дальше он стал делать это увереннее.
     Щеки Лин стали пунцовыми, ротик ее приоткрылся. Вскоре, на каждое движение вглубь, с этих милых губок стал слетать тихий стон.
     «А это по другому, чем тогда», — подумал Ичика, припоминая хоть и скудный, но опыт Даниила. — «Кстати»
     Он вытащил член. Лин открыла глаза и взглянула с такой обидой и досадой, что Ичика едва не рассмеялся.
     — Встань на четвереньки, Лин, — тихо сказал он.
     Девушка некоторое время соображала, а потом со вздохом сделала то, что просил парень, смешно оттопырив попку. Хотя. Почему смешно? Очень даже хорошо.
     — А-ах! — отреагировала девушка на вторжение стоящего буквально колом члена.
     Она повернула голову и посмотрела назад. В ее глазах была пелена любовного дурмана. И тут девушка улыбнулась. От этого у Ичики окончательно сорвало крышу. Рыкнув, он стал буквально вбивать свой инструмент во влажное, податливое узкое лоно. Стоны Лин становились все громче, что еще больше распаляло парня.
     Он едва смог вспомнить, что делать это внутрь не стоит. Он был почти на самом финише, как его член сжало со всех сторон, а Лин при этом протяжно закричала. Ичика поспешно выдернул и тут же стал изливаться. Большая часть улетела на землю, но несколько капель попали на очаровательную попку.
     — А это… — сказал Ичика, не вставая с колен, а только сев. — Оказывается очень приятно!
     Лин все стояла в той же позе и парень видел, как ее киска несколько раз сжалась, разжалась. Вид был просто отличным, кстати.
     Девушка легла, с легким стоном удовлетворения. Ичика потянулся и вытер несколько белых капель с ее попки.
     — Лин, — позвал парень.
     Девушка повернула голову. На ее лице было написано смущение… и удовлетворение.
     — Придешь домой, — сказал Ичика. — Выпей таблетки. Ну от…
     — Я уже выпила, — тихо ответила Лин.
     — Вот как, — Ичика улыбнулся. — Ну тогда все нормально.
     Он лег рядом с девушкой.
     — Ичика, — сказала Лин. — А тебе и правду так нравится моя попа?
     — Конечно, — ответил парень. — Но не только. Ты как-то вся мне нравишься, в комплексе.
     — Но… — девушка села. — У меня маленькая…
     — И что? — ответил Ичика. — Ты думаешь, что она мне не нравится?
     Девушка зарделась. А потом ее взгляд сделался задумчивым.
     — Ичика, — сказала она. — А он…
     Парень чуть улыбнулся. Да, снова встал. Ну так…
     — Не волнуйся, пройдет, — спокойно сказал он. — Это просто оттого, что я вижу тебя.
     — Значит, — Лин смотрела на лицо парня, но иногда бросала быстрые взгляды на вновь восставшую плоть. — Ты меня снова хочешь, да?
     — Да, — просто ответил Ичика.
     — Тогда, — Лин наклонилась к парню. — Я… тоже…
     * * *
     — Ты какой-то несобранный! — сказала Чифую и ее голос был отчетливо раздраженным, пусть и звучал глухо из-за маски.
     Короткий обмен ударами и парень получив прямой рубящий в голову, просто осел на землю. В голове будто фейерверк взорвался.
     Очухавшись, Ичика увидел стоящую рядом сестру.
     — Все, в душ, — отрывисто сказала она. — Плохо, Ичика!
     Ичика молча кивнул и с кряхтением будто дед, встал. Сняв маску, он с наслаждением вдохнул воздух…
     … — Ну и что случилось между вами? — спросила Чифую, выходя на веранду.
     Ичика, сидевший прямо на полу, опираясь спиной о стену, посмотрел на нее и промолчал. Чифую хмыкнула и села рядом.
     — Рассказывай, — сказала она. — Все равно ведь допытаюсь. Ты ходишь, словно контуженый, Лин уехала злая, как сто чертей. Что произошло, вы поссорились?
     — Мы расстались, — глухо ответил Ичика.
     — Вот как, — Чифую хмыкнула. — А причина?
     — Давай как-нибудь потом, а? — поморщился парень.
     — Ну потом, так потом, — согласилась Чифую. — Кстати. Мне предложили работу. В Индии.
     — И когда? — спросил Ичика спокойным, но каким-то бесцветным голосом.
     — Ты поедешь со мной? — спросила Чифую.
     — Конечно, — кивнул парень.
     — Ну смотри, — сказала женщина. — А то можно поговорить с генералом Хуаном, он не откажет, я уверена.
     — Нет, я поеду, — сказал Ичика.
     — Тогда через три дня, — сказала Чифую и посмотрела на парня. — Лин приедет только через две недели.
     — Мне все равно, когда она приедет, — ответил Ичика, но его голос слегка дрогнул.
     Его сестра чуть улыбнулась, но промолчала.
     * * *
     Лифт открылся и Ичика прошел в уже знакомый холл. Мария на этот раз сидела на своем рабочем месте. При виде парня она как-то хитро улыбнулась.
     — Привет! — весело сказал Ичика.
     Мария кивнула и молча, но не прекращая улыбаться, показала взглядом на дверь. Ага, нас ждут.
     Ичика уверенно потянул дверь на себя и вошел. И оказался в пустом кабинете.
     — Не понял? — сказал он.
     — Ичика! — голос Александры донесся откуда-то сбоку. — Иди сюда!
     Парень пошел на голос. Оказалось, что рядом с кабинетом имелось еще одно, чисто утилитарное помещение. Практически, квартира. А если быть точнее, спальня. И в этой спальне имелись пара диванов, низкий столик, на котором сейчас стояли фрукты, какие-то салаты и блюдо с морскими гадами. В смысле, какие-то то ли крабы, то ли типа того. И конечно имелась кровать. Типа траходром. А еще здесь шаяли палочки благовоний и свет был интимно приглушен.
     «Сейчас меня будут соблазнять!», — с улыбкой подумал Ичика.
     Шаги сзади он конечно, расслышал. Но дал возможность женщине сделать то, что она хочет.
     — Привет, милый Ичика, — горячее дыхание коснулось его уха.
     — А тут красиво, — ответил парень. — Я так понимаю, это Мария все сделала?
     — Ты хочешь…– Александра прижалась к спине парня. - Её?
     — Неожиданный вывод! — рассмеялся Ичика.
     — Скажи мне, — стальные нотки в голосе женщины, были словно обернуты в шелк нежного тона. — Хочешь ее?
     — Вообще-то, — парень улыбнулся. — Я сейчас захочу любую симпатичную женщину.
     — А ты нахал, — Александра так и стояла сзади.
     Только на каждую новую фразу, она меняла ухо, в которое эту фразу говорила. Ощущения Ичики при этом были странные, но приятные.
     — А наше орудие уже на взводе? — рука женщины сжала бугор на штанах парня.
     — Так мы что, — с невинным видом спросил парень. — Кушать не будем?
     — Не дерзи, — Александра расстегнула молнию форменной куртки.
     Она стащила китель и слегка укусила за плечо. Ичика же обернулся. И его правая бровь взметнулась вверх. Александра оказалась одета лишь в халат. Даже халатик, так как подол сего одеяния, едва доходил до колен.
     — Одобряю, — кивнул Ичика, оценивающе разглядывая женщину.
     — Нравится? — Александра… Саша, прильнула к парню.
     — Нет, — сказал тот.
     — Почему? — Саша даже несколько обиделась.
     — Дизайн нравится, — улыбнулся Ичика. — Но почему он все еще на тебе?
     — А ты напорист, — сказала женщина и взялась за поясок халата.
     С лукавой улыбкой, она медленно потянула его. И тут Ичика, схватил Сашу за руку и притянул к себе, причем повернув к себе спиной.
     — Ну что? — хрипло спросил Ичика. — Поиграем?
     В ответ упругая попка поерзала по уже бодро торчащему члену. Парень усмехнулся, причем какой-то злодейской улыбкой. Поясок халатика улетел в сторону, а он сам, халат в смысле, прямо под ноги. Рука Ичики скользнула между шикарных ножек Саши, вторая сжала полную грудь. Парень лизнул шею женщины.
     — Ну и кто тут решил со мной играть? — спросил Ичика.
     Его пальцы уже нащупали внизу чувствительный бугорок, а вверху дерзко и нагло торчащий сосок.
     — Скажи, — парень поцеловал шейку. — Скажи мне это.
     — Что? — не поняла Саша.
     — Ага, — парень усмехнулся. — Хорошо.
     Он продолжил работать пальцами.
     — Ты восхитительна! — шептал Ичика. — Моя госпожа!
     — Ты…! , — дыхание женщины было прерывистым. — Зачем ты меня так называешь?
     — Ты же хочешь доминировать? — спросил парень. — Тогда мне нужно тебя так называть.
     С губ Саши слетел легкий стон, когда пальцы Ичики погрузились в уже влажное лоно.
     — Я… — голос женщины был тихим.
     — Да, госпожа, — голос Ичики был очень вежлив и учтив.
     — Я хочу его, — выдохнула Саша.
     — Хочешь? — сказал Ичика. — Или нужно?
     Секундная пауза.
     — Хочу, — прошептала, наконец, женщина.
     — Твой выбор, — парень шагнул вбок и подхватил Сашу на руки.
     Он подошел к кровати, положил на нее свою драгоценную ношу. А затем потянулся к ремню.
     — Что? — Саша опомнилась тогда, когда Ичика, заведя ее руки за голову, связал их ремнем и прикрепил к спинке кровати, в которой были проделаны дырки, словно специально для этих целей. А хотя… Может и специально…
     — Будешь буянить, — парень хищно улыбнулся, встав рядом с кроватью. — Я и ноги привяжу!
     — Но я не… — возмутилась Саша.
     — В этом и смысл, — Ичика наклонился и нежно поцеловал женщину, прерывая поток ее возмущений. — Чтобы ты почувствовала себя беззащитной. Расслабься, моя королева.
     Парень сам разделся и залез на кровать. Его язык начал свое путешествие по телу женщины. Саша пару раз рефлекторно дернула руками, когда напряженный член касался ее ставшего очень чувствительным тела. Ичика поднял голову и хитро улыбнулся.
     — А-ах! — сорвался с ее губ стон, когда язык Ичики прошелся между нежных складок внизу.
     А парень и не думал прекращать. Его язык принялся играться с бугорком, потом скользнул по краям дырочки. Парень взял ее правую ногу и поднял, чтобы ему было еще удобнее играться с ее киской.
     Саша уже не стесняясь, стонала в полный голос, а Ичика продолжал эту сладкую пытку. Его пальцы двигались в киске, язык обрабатывал горошину клитора.
     Глаза Саши округлились, когда беспокойный язык коснулся ее ануса.
     -Что? Не надо! — хрипло прошептала женщина.
     Вот только этот демон искуситель как-будто ее и не слышал. И его язык продолжал бесцеремонно то играться с бугорком, то пробовать сладость ее соков, то проникать в попу.
     — А-а-а! — вспышка удовольствия пронзила тело женщины.
     Парень распрямился. На его губах играла самодовольная улыбка. Он потянулся и развязал Саше руки. Только сладостная нега не позволила женщине сейчас влепить ему пощечину.
     — У, какие мы злые! — усмехнулся Ичика. — Мне уйти?
     Саша сверкнула глазами.
     — Наглец! — буквально прошипела она.
     — Что есть, то есть, — кивнул парень. — Прости.
     Он наклонился и засосал одну из вишенок. Ощущения Саши, на фоне недавней вспышки, были теперь какие-то болезненно-сладостные.
     Когда Ичика взялся за коленку, женщина сама торопливо раздвинула ноги. Желание крепкого члена в киске, было настолько яростным, что даже изумляло.
     Он ворвался внутрь, как захватчик, сразу и полностью. И начал буквально долбить женщину, вгоняя член в хлюпающую вагину. Саша закусила губу и, закрыв глаза, отдалась на волю этого несущегося тайфуном чувства. Член этого парня дарил блаженство с каждым движением, она чувствовала, как его горящий взгляд скользит по её телу и от этого становилось еще сильнее не по себе. Но не в плохом, а в самом хорошем смысле. Саша сейчас честно признавалась себе, что такого с ней еще не было.
     На этот раз они кончили практически вместе. Как только женщина громко вскрикнула и стала бурно кончать, как парень тоже захрипел-зарычал и стал изливаться в судорожно сжимающееся лоно…
     … — И как ты додумался до такого? — сощурив глаза, спросила Саша.
     Они сидели на диване, голыми. Ичика добрался до стола и сейчас не спеша поглощал продукты. На вопрос подруги он виновато улыбнулся.
     — Я лишь хотел доставить тебе максимум удовольствия, — сказал он. — Понимаешь, это мой… Фетиш, что ли.
     Женщина глянула на парня вопросительно.
     — Мне обязательно надо чтобы женщина кончила, — сказал парень. — Нет не так… Чтобы получила самое возможно большое удовольствие.
     — Это… — Саша улыбнулась. — Очень хороший фетиш. Но зачем надо было меня привязывать?
     — Я… — Ичика несколько смутился. — Иногда это со мной бывает. Как озарение. Я откуда-то знаю, что нужно делать и самое главное, действую без сомнений.
     — Только в постели? — спросила женщина.
     — Нет, — Ичика с хрустом отломал клешню. — В бою, например, тоже могу.
     — С этой девочкой, — сказала Саша. — Так и было?
     — Тогда было немного по другому, — сказал Ичика. — Там я действовал, по большей части, осознанно. Хотя состояние похожее.
     — То есть, — задумалась Александра. — То твое состояние, это не случайность? Ты можешь его вызывать?
     — Ненадолго, — Ичика уцепился зубами и вытащил из клешни кусок мясца. — Все имеет свою цену.
     — Что будет, — спросила Саша. — Если ты будешь долго в этом состоянии?
     — Прости, а с какой целью ты спрашиваешь? — спросил парень.
     — Кто-то говорил, — женщина как-то невесело улыбнулась. — Что я его. Или ты просто так ляпнул?
     — Нет, — Ичика сделался серьезным. — Я такое просто так никогда не говорю. Даже не сомневайся, в том, что я буду рядом, если станет нужно. Тебе или вообще. Ну и то, что других мужчин я не потерплю рядом, надо говорить?
     — А ты собственник, — сказала Саша и наклонившись, ухватила ягоду винограда. — Так, для общего развития, что будет, если я…
     Женщина бросила на парня лукавый взгляд и замерла. Потому что в нее уперлись два ледяных луча небесного цвета.
     — А ты проверь, — холодно сказал Ичика.
     В помещении стало как-то неуютно.
     — Если долго пребывать в состоянии отрицания, — парень отвел взгляд, но его голос еще лязгал. — То минимум что будет, это физическое и нервное истощение. Если продолжать, то организм начинает жрать самого себя. Сначала в топку пойдет подкожный жир, мышцы, соединительные ткани. Потом в ход пойдут несущественные для выживания органы.
     Ичика чуть усмехнулся.
     — В общем, девушки после этого будут разочарованы, — продолжил он. — Ну, а дальше понятно.
     Саша едва сдержала рефлекторное желание поежиться. Этот… Сейчас кто был рядом с ней? Настоящий Ичика? Или пилот Оримура? Или вообще кто-то другой? Этот человек говорил отстраненно, холодно и самое главное, абсолютно равнодушно о вещах, которые могут его убить. И хотя Александра не раз слышала такие речи, они никогда не звучали так холодно спокойно, как будто речь шла о функциях некоего механизма. Вот так будет работать, вот так можно сломать…
     — Этому тебя обучали в Империи? — спросила Саша.
     — В Империи, — кивнул Ичика. — И в Германии.
     — Это надо взять на заметку, — задумчиво сказал женщина. — Такое знание, оно опасно.
     — Если тебя это успокоит, — сказал Ичика. — То такое обучение могут пройти единицы.
     — То есть, ты стал избранным еще до того, как стал пилотом? — улыбнулась Саша.
     — Как-то это сильно пафосно, — поморщился парень. — Я предпочитаю говорить, что я оказался более пригоден.
     Тут Саша, чувствуя легкую вину за неудачную шутку, прильнула к крепкому телу Ичики.
     — А ты, — заглянула она в глаза парня. — Еще можешь сделать мне очень приятно?
     — Я предпочитаю, — глаза Ичики весело блеснули. — Чтобы, когда обращаются ко мне с просьбой, использовали обращение «господин».
     — Господин! — тут же с придыханием сказала Саша, принимая игру. — Сделай хорошо своей недостойной слуге!
     — Иди на ложе, — с величественным видом сказал Ичика, погладив Сашу по щеке. — Я одарю тебя своим вниманием!
     Женщина, не теряя времени, в мгновение ока оказалась на кровати, причем в коленно-локтевой позе.
     — Я жду тебя, мой господин! — сказала она, хоть и весело, но с изрядной долей похоти.
     Ичика крякнул и встав с дивана, подошел к кровати. Саша, видя что он подошел, завлекающе повиляла попкой.
     — Ну, ты сама напросилась, — пробормотал он и полез на кровать.
     * * *
     В зале 2Д была уже привычная картина. Четверо девушек, оглашая воздух яростными криками, сражались деревянными клинками. То есть не сразу все четверо. Одномоментно бой шел два на одну. Как только кто-то выбывал, на ее место тут же вставала четвертая девушка, а выбывшая отдыхала. Такой вот конвейер схваток.
     — Нет, не так, — терпеливо говорил Ичика, занимаясь с Сесилией. — Не надо пытаться руку противнику выдернуть. Нужно самой шагнуть ближе.
     Он поднял руку Сесилии, как будто она только что ударила и шагнув к ней вплотную, завел ногу за нее.
     — Получается, рычаг, понимаешь? — сказал парень. — А чем длиннее рычаг, тем меньше нужно усилия. Поэтому упираешься либо в плечо, либо в грудь.
     Ичика в этот момент и вправду положил ладонь на грудь девушки и слегка надавил.
     — Чувствуешь, как опора пропадает? — спросил парень. — Что?
     Сесилия цвела, как мак.
     — Ичика! — сказала Хоки очень подозрительным тоном. — А чем вы там занимаетесь?
     — Да что, бл., такое? — Ичика реально не врубался и злился оттого, что его прервали.
     — Где твоя рука?! — это Хоки сказала уже зло.
     Ичика проследил положение своей руки. И что? Он же не на титьку ее положил. Выше! А как по другому показывать? Но, похоже, все посчитали по другому. Ичика убрал руку и отошел от Си.
     — Господин! — ну, конечно, как без Дойны-то. — А можете со мной так же позаниматься?!
     — Ага, обязательно, — Ичика вздохнул.
     Что-то он сегодня быстро устал. Хотя и пришел на вечернюю тренировку позже всех. Саша его реально вымотала.
     — Так, слушаем сюда, — резко сказал парень. — Мы, вашу мать, на тренировке. Мне абсолютно насрать, как это выглядит! Главное, чтобы вы научились. Если для этого потребуется трахнуть вас всех скопом, я сделаю это.
     Он посмотрел на девушек таким взглядом, что фривольные слова, уже почти слетевшие с губ Дойны и возмущенный возглас Хоки, замерли на их устах.
     — Вы должны понять одно, — сказал парень, холодным жестким тоном. — Вы солдаты. То есть ваши умения напрямую связаны с вашим выживанием. Да пока ИСы не участвуют в боевых действиях между странами, но это лишь вопрос времени. А бой, это не дуэль и даже не схватка на турнире. Нас будут убивать…
     В глазах Ичики промелькнула… Боль?
     — Поэтому, — припечатал он. — Для того, чтобы видеть вас живыми, я буду гонять вас, гнобить, унижать или да, насиловать. Пусть даже вы меня будете после этого ненавидеть, но лучше так, чем смотреть в ваши мертвые глаза. Это понятно?!
     Девчонки ошарашенно смотрели на разошедшегося парня.
     — Я не понял? — вкрадчиво спросил Ичика.
     — Да, — хором бодро ответили девушки.
     — Нужно отвечать, «так точно», — поправил парень.
     — Но это же имперское… — начала было Дойна.
     — Именно! — Ичика почувствовал, как в груди разворачивается холодная ярость. — Это имперское! Взяли мечи!
     Девушки неуверенно подняли клинки. Парень посмотрел на Сесилию и поднял руку, показывая пустую ладонь, а взглядом указал в сторону стойки с тренировочным оружием. Англичанка, пребывая в каком-то шоке, молча сходила за мечом и вложила его в руку парня.
     — Gratiastibi, soror, — сказал Ичика и повернулся в сторону четверки. — А теперь я покажу, что будет, если вы явитесь на поле боя сейчас.
     * * *
     Александра еще раз просмотрела запись, где Ичика говорил свою страшную речь. А потом за каких-то несколько движений уработал всю четверку девушек, одна из которых, кстати, чемпионка по кендо.
     «А ты проверь» — снова всплыли в памяти его слова, отдаваясь каким-то колючим холодом в груди.
     — Кто же ты такой, Оримура Ичика? — тихо сказала женщина. — И куда ты нацелился?

Примечание к части

     Бечено-Fox
>

7 глава.

     Троица девушек, имеющее сомнительное прозвище «порноотряд» едва раздался сигнал к началу, рванулась вперед. Причем с такой прытью, что три девушки, что им противостояли, как-то опешили. За это время отрядницы вырвали половину расстояния до противников. Все шесть девушек сейчас были в тех самых Рафалях, что предоставил Дюнуа Индастриз.
     Противницы порноотряда пришли в себя и открыли шквальный огонь по стремительно сближающейся троице. Те тут же взмыли в воздух, пропуская шквал под собой. Дойна все так же ломанулась дальше, а Юма с Майко активировали винтовки. Первым же залпом, они вынесли дальнюю противницу, которая видимо предпочитала стрельбу прямой схватке.
     — Преимущество Рафалей, — сказал наставник Оримура. — В их универсальности и большом арсенале. Минусом является небольшой боезапас для автоматического оружия и опять же универсальность этих машин.
     Тем временем Дойна с радостным криком с ходу рубанула по переднему противнику, которая, по всему, выступала в роли охранения стрелка. Завязалось плотное рубилово. И тут же стало понятно, что Дойна превосходит своего оппонента на голову. Девушка не стеснялась работать из любых положений, делала это очень быстро и при этом все время смещалась так, чтобы второй ИС не мог стрелять в нее.
     А та девушка, с такой жаждой выцеливала Дойну, что видимо, забыла про остальных противников. Три попадания, один за другим, выбили ее щит за мгновение. И тут же Дойна разорвала контакт, хотя было очевидно, что победа останется за ней. И стрелки тут же завершили начатое ею.
     — Полная победа, — спокойно заметила Оримура-сенсей.
     Класс 1-1 взорвался радостными криками. Девчонки искренне радовались за своих, даже вечно хмурая в последнее время Лин и та улыбнулась. А Юма, Майко и Дойна счастливо зарделись от такого бурного выражения одобрения.
     — Итак, — Чифую повернулась к классу. — Вы видели хорошую командную работу. Оби, Рэно и Реску действовали, как хорошо отлаженный механизм, не оставляя противнику даже малого шанса для нанесения существенного урона. Оримура!
     — Да, сенсей! — вскочил парень.
     — Хвалю, — скупо сказала наставник. — Теперь ты назначаешься помощником по боевой подготовке и слаживанию. К концу недели ты должен будешь представить мне список двоек и троек и так далее, рекомендуемых для проведения слаживания. Вопросы?
     — Разрешите действовать по своему усмотрению? — спросил Ичика.
     — А я сейчас тебе что сказала? — нахмурилась женщина.
     — Есть представить список! — гаркнул парень.
     — Садись, — сказала наставник. — А сейчас Ямада-сенсей расскажет нам особенности ИС «Рафаль».
     — Конечно, — Майя-сан вышла к трибуне. — Итак, доспех «Рафаль», производства французской фирмы «Дюнуаиндастриз»…
     * * *
     Мария уже как-то по настоящему улыбнулась, когда увидела выходящего из лифта парня.
     — Что случилось, Мария? — спросил парень. — Прямо с уроков выдернули!
     — Заходи, — сказала девушка. — Александра хочет поговорить с тобой.
     — Да? — парень как-то неуловимо переменился.
     Двери в кабинет открывал уже не курсант Оримура, и даже не Ичика, а мужчина, почувствовавший, что с его женщиной что-то не так. Мария чуть нахмурилась, заметив эту перемену. Похоже, между этими двумя произошло что-то такое, что они стали более близки.
     А Ичика войдя в кабинет, застал его хозяйку, задумчиво стоящей у окна.
     — Ивамото-сан, — сказал Ичика. — Курсант Оримура…
     Александра повернулась и посмотрела на парня таким взглядом, что тот споткнулся и замолчал. Женщина кивнула на стул, перед рабочим столом. Ичика чуть сощурился, но сел.
     — Скажи мне, Ичика, — заговорила Александра, опять повернувшись к окну. — Какая у тебя есть мечта?
     — Прости... те? — удивился парень.
     — Сегодня со мной говорила Шелла Линн, — сказала Александра. — Вице-президент САСШ, если ты не в курсе. Если отбросить все эти политесы, то она мне предложила финансирование и поддержку.
     — Цена? — коротко спросил Ичика. — Моя голова?
     — Нет, не так кровожадно, — ответила женщина. — Просто исключение из Академии. По любой причине. Она даже назвала одну. Недопустимый моральный облик курсанта Оримуры.
     — Моя голова, в общем, — парень откинулся на спинку стула. — Надеюсь, ты ей не отказала?
     — Вот откуда?! — Александра резко развернулась.
     Она буквально подскочила к сидящему парню и взяв его голову в ладони, впилась взглядом в его глаза.
     — Откуда ты… Кто дал тебе такие знания? — спросила женщина.
     К своему удивлению, Ичика увидел, что ее глаза подозрительно поблескивают.
     — Сам допер, — просто ответил парень.
     Александра некоторое время молча изучала Ичику. А потом распрямилась и снова подошла к окну.
     — Я понимаю, что два постельных эпизода, — голос женщины звучал глухо. — Еще не повод довериться полностью. Но мне почему-то обидно.
     — Что ты хочешь знать? — спросил Ичика.
     Александра обернулась.
     — Как можно больше, — сказала она. — Потому что я не понимаю, куда ведет этот путь. Просто не вижу целей.
     — К войне, — из голоса парня исчезли любые проблески эмоций.
     — Ты в этом так уверен? — спросила женщина.
     — Абсолютно, — ответил Ичика. — Ты спрашивала меня про мечту? Она простая. Чтобы вы все выжили.
     — Но почему ты так уверен, что обязательно будет война? — спросила Александра.
     Парень посмотрел на женщину долгим, пристальным взглядом и Александра почувствовала, что в его голове сейчас решается некий вопрос, по выводам из которого произойдет два возможных действия. Первый, сейчас Ичика просто встанет и уйдет. А вот второй…
     — Скажи мне, — заговорил Ичика. — Сколько курсантов, особенно первого курса, имеют гражданство САСШ и его сателлитов?
     Ректор на секунду задумалась. А потом понимающе кивнула.
     — Но делать вывод только… — начала было она.
     — Почему Академия, структура ООН, — заговорил Ичика. — Активно сотрудничает с французами, англичанами, китайцами, русскими, но вот контакты с фирмами американского происхождения, просто никакие.
     — Нет, контакты есть, — возразила ректор. — Тут ты нагнетаешь.
     — Тогда где Шерифы, Команчи, — спросил Ичика. - Американские ИСы второго поколения? Почему имеются только японские Стальные Духи, французские Рафали и несколько имперских Витязей?
     — Продолжай, — кивнула женщина.
     — Ну и вспомним, — сказал Оримура. — Как я попал в Академию. Гражданин Японии, обучавшийся в Германии и Империи.
     В глазах Александры промелькнуло жесткое выражение. Она прошла, села на свое рабочее место.
     — Скажи, Ичика, — в ее голосе было какое-то ожидание. — А кем ты… Кем ты видишь себя, в этом будущем?
     Ичика опять ответил не сразу. Александра в этот момент почувствовала, будто содержимое ее головы вынули, разобрали, взвесили и по итогам был сделан какой-то вывод.
     — Я пилот ИСа, — заговорил Ичика. — Причем первый мужчина-пилот. Моим обучением занимается один из лучших, если не самый лучший наставник. В близком кругу моего общения находится представитель правящих кругов Англии, Китая и я думаю, это не предел. К тому же одна моя будущая жена — ученая — изобретатель ядра ИСов, вторая — ее сестра, которая, думается мне, станет очень хорошим, если не лучшим пилотом ИС. Третья — ректор Небесной Академии. Как ты думаешь, кем я вижу себя в будущем?
     Александра поймала себя на том, что восприняла информацию о том, что этот парень уже записал ее в жены, как само собой разумеющееся. Просто он так выставил вопрос, что перспективы открывались под этим углом зрения, какие-то уж очень… глобальные.
     — Естественно, произойти может все что угодно, — сказал Ичика. — И эти планы, так и останутся воспаленным бредом много чего о себе возомнившего подростка. Но цель для себя я обозначил.
      — Какую же? — впервые за много лет, Александра открыто продемонстрировала нетерпение.
     — Пилоты ИСов, будущая элита планеты, — сказал Ичика. — Нет, не так. Будущая единственная элита Земли. Военная администрация, если угодно. А у любого военного подразделения, есть командир.
     Ректор даже вздрогнула, когда услышала все это. В память тут же влезло воспоминание, о недавнем бое, где участвовали девушки, которые бегали за Ичикой. Александра слегка ошарашенно посмотрела на парня, который сидел с легкой улыбкой на губах.
     — И да, — сказал он. — Я имею намерение стать этим командиром.
     * * *
     Ичика вышел из кабинета ректора и улыбнувшись Марии, весело посвистывая, удалился. При этом, судя по состоянию его одежды и поведению парня, было непохоже, что они с Александрой…имели близкий контакт.
     — Мария, — раздался в коммуникаторе голос ректора.
     Причем в такой тональности, что девушке захотелось вскочить и отдать честь.
     — Зайди, — коротко приказала женщина.
     Мария, не теряя ни секунды, прошла в кабинет своей начальницы. Ректор сидела в своем кресле, как-то задумчиво смотря в окно. А атмосфера в кабинете стояла какая-то… Будто только что подписывали список на массовое награждение. Или расстрелы. Или расстрелы награжденных.
     — Что там по утечке данных из лаборатории? — спросила ректор.
     — Утечка локализована, — тут же доложила Мария. — Беата Задольская, работает в Академии с основания, специалист по вооружению, с допуском В+. Приказ об увольнении уже готов.
     — Отставить, — сухо сказала ректор.
     Она повернулась и посмотрела на помощницу. И Мария аж вся сжалась внутри. На нее смотрела казалось уже давно забытая майор сил быстрого реагирования ООН Александра Ивамото. Марии показалось, что она вновь, только что пришедшая из училища сержант, в кабинете командира роты.
     — Взять эту полячку под наблюдение, — распорядилась ректор. — Создадим канал слива.
     — Да, мэм! — на автомате ответила Мария.
     Ректор в ответ позволила себе легкую улыбку.
     — Мария, — маска майора сделалась еще более явственной. — Если с Оримурой Ичикой что-нибудь случится… Ты поняла меня?
     — Да, — живо кивнула девушка.
     — Чтобы ты представила себе ситуацию полностью, — добавила майор… тьфу, ректор! — Этот парень наш билет в жизнь. Не в красивую, а просто, в жизнь. Ясно?
     — Предельно, — отозвалась Мария.
     — Свободна, — майор все не отпускал Александру.
     Мария коротко кивнула и вышла.
     * * *
     Все-таки, это потрясающее чувство. Этот момент, когда ты перестаешь ощущать слабое человеческое тело и становишься мощной неудержимой машиной. Вместо сердца, ощущаешь гудение ядра, в руку сам просится Снежнолист… И конечно дикий восторг.
     — Ввод, — скомандовал Ичика. — Поиск по словам. Горящая земля.
     — Найдено 10 268 совпадений, мастер, — откликнулся Белый Доспех.
     — Вывести на экран, — распорядился Ичика.
     Он сам, пальцем выбрал нужный результат. В ушах рванули первые аккорды…
     … — Что это? — удивилась Майя.
     — Это рок, — ответила спокойно Чифую-сама.
     — На каком это языке? — это уже спросила ректор.
     — На русском, — наставник Оримура слегка поморщилась. — Ичика похоже, решил хорошенько развлечься…
     … А за спиной, горит земля! — Ичика с удовольствием подпевал. — А впереди кровавой тьмы, безумие и боль!
     Белый Доспех вылетел из шахты на арену. Лин на своем Драконьем Панцире, уже приземлялась. Пошел на посадку и Ичика.
     — Забудь, оставь и прокляни! — слова сами вырывались из груди. — Но дай мне битвы, сладостную песню. Я мертв вчера, из памяти, сотри! Ты лишь живи, а мне с тобою, нету места!
     Драконий доспех внушал. Это был универсальный ИС, но все же с бОльшим упором в контактный бой. Так что броня у него была не намного хлипче обвеса Белого Доспеха.
     — Готов, Ичика? — в ушах, прерывая завывание гитары, раздался голос Майи-сан.
     — Усегда готов! — рявкнул Ичика.
     ИС Лин вытянул руки в которых появились два недлинных, но широких меча. Их клинки окутало ярко-желтое пламя. Белый Доспех проделал то же самое. Пальцы его правой руки сомкнулись на рукояти прямого полуторного меча, с лезвием из слепящего белого света.
     — Начали! — скомандовала Майя…
     … Оба ИСа одновременно сорвались с места, навстречу друг другу. На экранах оба пилота улыбались. Цванг! Их мечи столкнулись, тут же разлетелись. Мгновение паузы и оба доспеха будто взрываются серией ударов.
     — Ого! — Дойна смотрела широко открытыми глазами. — А эта Лин хороша!
     Хоки лишь скрипнула зубами, но внутри нехотя признала, что китаянка и впрямь… Но не намного лучше! Они с Ичикой тоже устраивали такие же поединки!
     А ИСы будто танцевали. Удары, обводки, уходы. Противники будто рисовали невидимый узор, рассекая воздух клинками. При этом скорость все нарастала. ИС китаянки словно пес атакующий медведя, подскакивал на короткое время, выдавая горсть желтых росчерков и тут же сдавал назад, отбивая размашистые атаки длинного белого клинка. Противники постоянно двигаясь, уходя от выпадов, атакуя в ответ, переместились в воздух, кружа над ареной, словно гигантские птицы.
     Ичика в какой-то момент смог подловить китаянку, чуть замешкавшуюся с отходом и белый клинок уменьшил щит Лин на пару десятков пунктов.
     — Не радуйся сильно! — воскликнула Лин.
     Во время обмена любезностями перед боем, она открыла приватный канал и все это время активно комментировала действия парня.
     — Как в старые времена, а Лин?! — усмехнулся Ичика.
     Девушка приставила рукояти клинков торцами друг к другу. Мгновение и она крутанула в воздухе этакой глефой. И с диким криком рванулась в бой. Удары посыпались градом, Ичика только и успевал, что уворачиваться, да уводить в сторону, когда не успевал. Воодушевленая этим успехом, Лин еще больше взвинтила скорость…
     Клинок глефы соскальзывает с подставленной руки. Девушка только и успела, что заметить, что Ичика, деактивировал клинок, как в ее ИС прилетел кулак, а потом еще один. Лин тут же вырвалась из клинча.
     — А теперь попробуй это! — вскричала она…
     … Ичика увернулся только благодаря ощущениям. Позади взметнулся песок. Вакуумные пушки! Лин, хохоча в канале, как маньяк, продолжила лупить из орудий в дополнительных модулях.
     — Давай, танцуй! — она реально веселилась. — Все равно попадешься!
     Ичика не стоял на месте, постоянно смещаясь. При этом он сближался с Лин… Точнее пытался это сделать. Китаянка и сама на месте стоять не собиралась, поддерживая нужную для нее дистанцию.
     Глаза Лин расширились от удивления. Белый Доспех внезапно рванул вперед с такой скоростью, что она не успела отреагировать. А Ичика уверенно вошел в клинч, опять применяя свою тактику использования рукопашного боя. Девушка зло улыбнулась. Она не та изнеженная англичанка! Она тоже может работать в таком ключе!..
     … Ичика реально наслаждался схваткой. Еще в самом начале он поймал нужную волну. Это когда ты начинаешь все делать не просто хорошо, а идеально. Когда клинок на самом деле становится продолжением руки, а тело (корпус) двигается ровно настолько, насколько необходимо. Практически оргазм! Осознавать, что ты пишешь идеальный рисунок схватки, а противник при этом не отстает, плетя свою часть стального кружева.
     Ичика все наращивал скорость, чувствуя, как его наполняет азарт и кураж. Лин не отставала, достойно встречая все атаки, сама переходила в наступление…
     Они уже перешли тот предел, когда замечаешь то, что делаешь. Ичика задним числом, словно смотря фильм от первого лица, восторгался тем, как они сражаются. Когда меч пролетает буквально в миллиметрах от корпуса, потому что четко ощущаешь, насколько нужно сместиться, чтобы не попасть под удар. Когда отражаешь удары рукой по плоскости меча, когда твой удар, кулаком или рукоятью меча, неизменно бесполезно просвистывает в воздухе, а противник, уворачиваясь от него, выстреливает вперед колющим ударом, который опять же, не достигает цели, вызывая новый виток связок и ударов.
     — Боже, — прошептала Юма. — А я еще думала, что у меня неплохо получается.
     — Ичика что, — Дойна смотрела с каким-то ошеломлением. — Спит с клинком под подушкой?
     И почему-то от этих совсем не пошлых слов повеяло такой жаждой и похотью, что Хоки ощутила, как ревность вновь рвет сердце. Причем эта ревность была направлена не на отрядниц, а на этого… Ичику! Который сейчас прочно входит в мечты однокурсниц точно, а еще бог его знает какого количества женщин…
     … — И вот что с ним делать? — Банни смотрела бой и морщилась. — Пояс верности надевать? Надеюсь сестренка справится…
     Лин уловила краткий, на долю секунды длиной, разрыв в мелькании белого меча противника. И ее глефа тут же влетела в этот разрыв. Щит противника тут же просел на добрых тридцать единиц. Хищная улыбка тронула губы девушки. Ичика все-таки немного, но не дотягивал. Хотя оказался намного лучше, чем казалось. И парень явно сбился и допустил еще одну ошибку, которая стоила ему еще половины щита. Все, его рисунок утратил плавность, Ичика задергался. А нервы нужно брать в кулак!
     Еще одна ошибка и Лин, естественно ею воспользовалась. Китайский ИС выдал фееричную серию ударов, Белый Доспех надо отдать должное, отбил большинство из них.
     От мощного удара ногой, ИС Ичики со всего маху врезался в бетонную стену, что ограждала арену полигона. Тут же в него прилетел сдвоенный заряд вакуумных пушек, а следом несся и сам ИС китаянки, вскинув глефу для уже очевидного финального удара.
     — Да-а! — в восторге вскричала Лин…
     … Это я. Я тот, кто будет править. Я тот, кто ждет своих врагов. Война впереди. Тяжелая кровавая жатва, под небесами, затянутыми дымами от пожарищ. Я тот, кто будет убивать всех, кто встанет против меня с мечом или словом, потому для меня есть только одна сторона, МОЯ! Делайте свой выбор!!!
     — Что?! — Лин не могла поверить своим глазам.
     По трибунам прокатился удивленный шум. Белый Доспех медленно вставал, окутанный странным защитным полем алого цвета. При этом он держал в руке глефу, которую поймал прямо за лезвие.
     — Привет, Лин, — какой-то глубокий голос Ичики был обманчиво ласковым.
     Он отвел оружие китайского ИСа в сторону… и просто отпустил. Лин тут же разорвала дистанцию.
     Один за другим вакуумные заряды попадали в Белый Доспех. Но тот просто шел вперед. В его руке материализовался клинок.
     — Что это за меч? — тихо спросила Дойна…
     … — ИС Оримуры изменяется! — воскликнула Майя.
     — Стало быть, — наставник Оримура чуть сощурила глаза. — Он добрался до первой ступени.
     Между тем белый ИС на глазах переставал быть собственно белым.
     — Почему он меняет цвет? — спросила ректор.
     — Личный ИС, — ответила Оримура. — Настраивается под своего пилота. Другой вопрос, что раньше никто не менял так кардинально расцветку.
     — То есть, — задумчиво сказала Ивамото-сама. — Облик ИСа это воплощение побуждений пилота?
     — По большей части, — откликнулась Ямада-сан.
     Между тем ИС Ичики стал полностью черным. Словно его облили нефтью. Меч в его руках также сменил цвет энергетического клинка, став ярко алым. А еще глазницы его шлема полыхнули двумя ярко-красными раскосыми углями.
     — Маркер сменился! — растерянно сказала Ямада-сенсей.
     — Темный Воин? — удивилась ректор, увидев отметки на карте-радаре. — Не думала, что И… Оримура любит пафос.
     — Иди сюда! — это из динамиков донесся приглушенный рев парня.
     Его ИС выстрелил из дополнительных модулей черными… канатами? Пойманный на отходе Драконий Панцирь неловко грохнулся на землю.
     Темный Воин сорвался в стремительный рывок, а за ним, будто плащ, оставался ярко-алый световой след его клинка…
     … Лин только и успела, что хлопнуть глазами. А алый меч остановился в каких-то сантиметрах от нее.
     — Я… — губы девушки дрогнули. — Проиграла?
     — Ты победила, — раздался в ушах голос Ичики. — Мне пришлось использовать Отрицание.
     Голос парня был неестественно спокоен. Клинок в его руке исчез…
     — Что это?! — воскликнула ректор.
     С неба прямо в арену, ударил ослепительно белый столб света.
     — Лин, Ичика! — наставник Оримура сориентировалась мгновенно. — Быстро, убирайтесь оттуда!
     — Канал телепорта, — руки Майи порхали над клавиатурой. — Источник неизвестный орбитальный объект.
     — Ичика, что вы там тащитесь! — резко сказала наставник. — Сожгите движки в пепел, чтоб через десять секунд были в шахте!
     ИСы рванули вперед так, будто за ними гнались все дьяволы преисподней.
     — Лин, — голос Ичики был по-прежнему безэмоционален. — Запрос на стыковку.
     — Что? — не поняла девушка.
     Тут от черного ИСа отделились дополнительные модули.
     — Лин, — сказал Ичика. — Я скучал по тебе.
     — Что?! — вскричала девушка.
     — Будь паинькой, нажми ок, — спокойно сказал парень.
     — Л-ладно, — девушка кивнула. — Позже поговорим!!
     — Обязательно, — губы Ичики раздвинула улыбка, но его голос был по-прежнему холоден.
     Черные модули пристыковались к зеленому ИСу и тот еще больше ускорился. ИС Ичики же не отставал. К шахте оба ИСа подлетели практически одновременно.
     Как только ИСы влетели в шахту, Майя активировала абсолютный щит. Светло-синий купол накрыл арену, а на всех трибунах стали опускаться броневые заслонки. Шахты также перекрывались массивными щитами.
     Ичика влетел вместе с Лин в операторскую как раз в тот момент, как отряд инструкторов на Рафалях уже появился на арене.
     — И что это? — спросил парень.
     — Предположительно ИС, — сухо ответила наставник Оримура.
     В этот момент шар исчез и в воронке остались две кирпично-красные фигуры. И немедленно в подлетающие ИСы инструкторов ударили четыре ярко-желтых луча.
     — Лучевые орудия, — сказал Ичика.
     Два Рафаля, явно сильно поврежденных, кое-как сумели приземлиться, причем один практически рухнул.
     — Статус? — тут ж отрывисто спросила Оримура.
     — Пилоты не пострадали, — ответила Майя.
     — Пусть катапультируются, — распорядилась Оримура.
     Два Рафаля тут же раскрылись, их пилотов буквально выбросило из машин, и они в одних ДИНах полетели в сторону дальней от противника шахты.
     Остальные Рафали разбившись на тройки и двойки, принялись поливать двух противников из всех орудий. Но вокруг враждебных ИСов вдруг возник полупрозрачный пузырь, который перехватывал все пули, снаряды и разряды.
     — Они не могут стрелять, — сказал Ичика, внимательно наблюдающий за боем. — Когда защищаются, не могут стрелять сами.
     Пять Рафалей атаковали врагов мечами. Но с тем же нулевым эффектом. Активировались системы обороны арены и в двух ИСов полетили еще снаряды и разряды…
     … Ичика с трудом поднял голову.
     — Твою так-то мать, — сказал он и закашлявшись, сел, оглядываясь.
     Лин застонала рядом. Ичика тут же скакнул к девушке. Так, пульс нормальный. Вроде цела. Саша!
     Парень рванул к месту, где сидела ректор. Там сейчас была груда обломков… К счастью, это были лишь легковесные отделочные панели. Разметав мусор со скоростью мысли, парень поднял женщину на руки. Диван, ага.
     Дойдя до чудом уцелевшего предмета мебели, Ичика положил на него свою драгоценную ношу и ощупал женщину. Так, вроде тоже никаких серьезных повреждений. Ну, а ссадины и царапины, в таком положении, вроде как и норма…
     Мария обнаружилась рядом с тем местом, где лежала Саша. И вот она… Голова у нее была в крови.
     — Лин! — позвал Ичика уже вставшую на ноги девушку.
     Та трясла зачем-то головой.
     — Ты как? — спросил парень.
     — Жить буду, — ответила китаянка и подошла ближе. — Что с ней?
     — Пульс нормальный, — ответил Ичика. — Чем-то ее приложило.
     — Вы как? — о, это Чифую очухалась.
     Кстати, она наклонилась над Майей.
     — Что там с этими козлами? — спросил Ичика.
     Наставница бросила взгляд на экран.
     — Стреляют, — ответила Оримура.
     — Глянь за ней, — сказал Ичика, показывая Лин на Марию.
     А сам практически подбежал к пульту. Бросив мимолетный взгляд на Майю (кожа нормального цвета, крови нет, похоже, как и у него, легкая контузия), он вгляделся в экраны.
     — Все наши ИСы сбиты, — больше для себя, чем для кого-то сказал Ичика. — Так.
     Он, вызвал клавиатуру и быстро пробежался по виртуальным кнопкам.
     — Твою жешь мать, — сказал парень. — Кто-то очень хорошо знал, когда атаковать.
     По всему, насколько смог разобраться парень, больше в данный момент, доступных ИСов и самое главное, опытных пилотов в Академии не было. Инструктора часть на поле, причем непонятно, живы или нет, часть уже в больнице, и только двое в статусе «Готов».
     — Чифую, мы выходим, — сказа Ичика.
     — Не глупи, — ответила Оримура-сенсей. — Они только что уделали полтора десятка ИСов. Что вы сделаете вдвоем?
     — Наши ИСы третьего поколения, — сказал Ичика. — Тем более, у нас не стоит задача убить их. Просто отвлечь и дождаться подмоги. А то они здесь все нахрен разнесут.
     Вражеские ИСы действительно в данный момент переключились на то, что стреляли по зданиям, вокруг арены.
     — Зачем они это делают? — спросил Ичика.
     — Отстреливают фокусаторы щита, — ответила Чифую.
     — Тем более, — парень распрямился. — Пригляди тут. Лин!
     Девушка посмотрела на парня.
     — Пошли! — Ичика кивнул в сторону выхода в бокс.
     * * *
     Лин почти увернулась. Почти. Три из четырех лучей, ударивших по ней, прошли мимо. В нее уперся четвертый. Драконий Панцирь тут же пошел вниз и в нем что-то задымилось.
     — Лин? — парень стиснул зубы, чтобы говорить спокойно.
     — Прости! — в голосе девушки слышалось отчаяние. — Я ничего не могу сделать! Щит на нуле, почти ничего не работает!
     — Подмога близко, Лин, — ответил парень. — Помоги там.
     — Да, — было видно по поведению доспеха, что девушка с трудом им управляет.
     Ичика отразил очередной удар и вновь пошел в близкий контакт. Главное, не дать применить эти лучи. Тогда он проиграет. Щит и так уже на двадцати.
     А вражеские ИСы, имея теперь только одного противника, навалились еще сильнее.
     — Да ну на хер! — взревел Ичика…
     … Черный ИС опять охватило багровое пламя.
     — Черт, он опять применил Отрицание, — наставник Оримура нахмурилась. — О чем он думает?
     Темный Воин атаковал. Но враги достойно держали черный ИС, даже теперь.
     — Академия, это майор ИВС Васенина, — раздался в динамиках женский голос. — Что у вас случилось?
     — Неизвестные ИСы, — тут же отозвалась Майя (да, она снова сидела за пультом). — Двое. Очень сильны.
     — Принято, Академия, — отозвалась женщина. — Я веду пятнадцать Шквалов. Время подлета — десять минут.
     — Имперцы? — это удивилась ректор, стоящая позади наставника Оримуры и морщась, держащаяся за раскалывающуюся голову. — Как они успели раньше японцев?
     — Табанэ, — сказала Оримура. — Она у них работает.
     — Ах да, — поморщившись, кивнула Александра.
     И тут она бросила взгляд на экран.
     — Ичика снова применил Отрицание? — с тревогой спросила она.
     Оримура с легким удивлением отметила, что Александра как-то… не так реагирует на действия брата.
     «А может?» — скользнула у нее мысль. — «Да нет, такого не может случиться»
     * * *
     Ичика четко понимал, что проигрывает. Эти двое действовали, как одно целое. Он не мог их превзойти ни в скорости, ни в силе. Не мог воспользоваться ошибками, потому что они их не совершали. А у парня тикало время. В груди поселилась холодная пустота, так как уже сейчас он превысил все лимиты.
     — Ичика, десять минут! — заговорила сестра.
     — Прости, Чифую, — отозвался Ичика. — У меня нет даже пяти.
     — Отступай! — распорядилась Чифую.
     — Чифую, мы оба знаем, — ответил парень. — Что щит им на два залпа. А дальше их никто не удержит.
     Ичика почувствовал, как начинают холодеть конечности.
     — Чифую, — сказал парень. — Если мои девчонки бездарно сгорят, я тебя найду и ОТТУДА, поняла меня?
     — Поняла, — голос сестры, как всегда, в такие минуты, сделался убийственно спокойным.
     — Хорошо, — кивнул парень.
     А в следующее мгновение его ИС, сам напоролся на клинок одного из врагов. Но и алый меч врезался в оставшегося без оружия врага…
     * * *
     — Ичика, нет!!! — прокатился по коридору базы душераздирающий вопль.
     В следующее мгновение стальная дверь в помещение, где работала знаменитая ученая, ударилась в противоположную стену, вырванная с корнями.
     Охрана подземного комплекса даже ничего не успела предпринять, когда внешние двери вылетели, как от взрыва. Внутрь ворвался морозный воздух.
     — Вот так да, — ошарашенно сказал один из солдат, что охранял вход.
     От девушки, которая только что буквально вырвалась наружу, остался только инверсионный след, уходящий в небо.
     * * *
     Пятнадцать ИСов упали с неба, как разящий и карающий меч. Бой с последним врагом длился недолго. Шквалы очень быстро истощили его защитную сферу. Враг сопротивлялся. Два Шквала попали под его залп и вынуждены были выйти из боя. Еще троих он поразил в ближнем бою, но в конце концов Шквалы додавили своего противника. Дымящийся ИС, получив в грудь сразу три меча, рухнул на землю. Так завершилась эта битва.
     * * *
     — Привет, — сказал парень.
     — Здравствуй, Ичика, — ответила… ага, теперь уже женщина.
     — Похоже, я снова умер, — сказал Ичика.
     — Еще нет, — ответила женщина.
     — Я что-то не припоминаю, — сказал парень. — Что когда тебя разрубают пополам, есть шансы выжить.
     — У тебя есть, — улыбнулась (!) женщина. — Понравился ты мне, воин.
     — Даже не знаю, что сказать, — откликнулся Ичика.
     — Зачем что-то говорить, — сказала женщина. — Когда есть дела. Они все скажут, без лишнего сотрясания воздуха.
     — Признаться, я рад, — парень улыбнулся. — Я только, так сказать, вошел во вкус. Было бы досадно умереть сейчас.
     — Тем более, новая девушка на подходе, — улыбнулась женщина. — Ты превращаешься в коллекционера.
     — Ну, Лин не такая уж и новая, — заметил Ичика.
     — Нет, речь идет не о Лин, — ответила женщина.
     Парень удивленно вскинул брови.
     — М-да. Кстати, — сказал Ичика. — Я все не успеваю спросить. Как тебя зовут?
     — Прости, — ответила женщина. — Но ты еще только в начале пути.
     — Типа, недостоин? — спросила парень.
     — Нет, — опять улыбнулась женщина. — Просто рано. Так надо.
     Ичика улыбнулся сам.
     — Тебе пора, — сказала женщина. — Ты уже довольно долго здесь.
     — Да, — кивнул парень. — Надо возвращаться. До встречи.
     — Да, до встречи, милый Ичика, — ответила женщина.
     Вокруг Ичика вдруг сгустился белый и совершенно непрозрачный туман.
     «А она красивая», — скользнула мысль у парня.
     «Мне приятно», — донесся словно издалека ответ.
     * * *
     Темный Воин выглядел ужасно. В груди торчал вражеский клинок, вместе с частью отрубленной конечности. Броня ИСа была сильно посечена, одна рука вообще отсутствовала.
     Едва ИС оказался на полу бокса, как на него буквально накинулись ремонтники. Извлекли клинок из груди, вскрыли пластины.
     — Что с ним?! — раздавались возгласы, когда пилота осторожно извлекли из ИСа.
     Тут же парень попал в другие руки. ДИН открыли так же шустро, как и вскрыли доспех. И многие в этот момент ахнули. Лицо парня было залито кровью, в боку был даже не порез, а фактически разрез. Но Ичика еще дышал. Непонятно как, но он оставался на этом свете.
     Парня осторожно уложили в реанимационный бокс и медики унеслись вместе с пациентом. В боксе воцарилась неестественная после всей этой суеты тишина.
     — И что дальше? — сказал кто-то шепотом.
     * * *
     Сара Линдси кинула взгляд на монитор. Естественно, на нем отображалось состояние только одного пациента. Самого важного сегодня пациента.
     — Сара, — в кабинет, без стука вошла…
     — Чифую, — повернулась женщина. — Неожиданно.
     — В чем неожиданность? — спросила поздняя гостья.
     — В том, что пришла позже всех, — сказала врач и потерла виски.
     — Мое повышенное внимание что-то бы изменило? — спросила Чифую.
     — Ты как всегда рациональна до жути, — сказала Сара. — Как ты уже наверняка знаешь, состояние Ичики стабильно тяжелое.
     — Знаю, — эхом откликнулась Чифую. — Мне…
     Сара посмотрела на Стальную Деву. Да, такое прозвище имела Чифую в Академии. Внимательный взгляд женщины уловил темные круги под глазами, некоторое небрежение в обычно безупречном внешнем виде.
     — Мне нужно знать, — твердо заговорила Чифую. — Сможет ли Ичика…
     — Я не знаю, — честно ответила Сара. — Просто не знаю. С такими ранами вообще не живут. А он получив их, убил этого ИСа.
     — Сначала долг, — сказала тихо Чифую. — Потом смерть.
     — Да, Оримура Ичика достойный брат своей сестры, — сказала врач. — Одно могу сказать точно, жить Ичика будет. У него на редкость сильное желание выздороветь. И похоже, ему помогает кто-то свыше.
     — Что? — не поняла Чифую.
     — Такой регенерации я вообще никогда не видела, — сказала Сара. — У меня сложилось такое впечатление, что если бы мы ничего не делали, он все равно бы выжил.
     — Да, — невпопад ответила Чифую.
     Она развернулась и молча вышла. Сара покачала головой. Да, у Стальной Девы есть только одна слабость. И тому, кто сделал это с ее братом, лучше присмотреть хорошую древесину, для гроба.
     — Ага, нарушитель, — сказала Сара, бросив взгляд на монитор, где отображалась картинка с камеры в палате Ичики.
     Ожил комм.
     — Да, — ответила Сара. — Да, вижу. Дайте ей десять минут.
     * * *
     Лин влетела в палату. И остановилась на пороге.
     — Ичика! — прошептала она.
     Парень лежал на кровати и его лицо цветом было чуть живее, чем простыни.
     — Ичика! — девушка подошла к кровати.
     Его рука была холодной, как лед.
     — Ичика! — казалось Лин забыла другие слова.
     На пол упали капли. Девушка упала рядом с кроватью на колени.
     — Ты… — в горле Лин застрял комок. — Ты не можешь… Я только нашла тебя… Ты не можешь снова!!!
     Она прижалась лбом к его руке. Слезы лились без остановки…
     … Плечо девушки осторожно тронули. Лин вскинула голову и увидела ту самую медсестру, что она… оттолкнула в коридоре.
     — Ему нужен покой, — с мягкой улыбкой сказала женщина. — Приходи завтра.
     Лин молча кивнула. Она встала… И наклонившись, поцеловала Ичику. Его губы были сухими и твердыми.
     — Только попробуй! — яростно прошептала Лин. — Только попробуй! Я тебя и там найду! И побью!
     * * *
     Хоки лежала свернувшись калачиком, на его кровати. На подушке был его запах. А простыня еще казалось, помнила его тело. Слезы больше не лились из глаз, просто кончились. А мир будто замер вокруг. И теперь всегда будет лишь ночь…
     Скрипнула дверь и в комнату упал квадрат света, на фоне которого была тень от чьей-то фигуры. Хоки даже не пошевелилась.
     — Она весь день так лежит, — раздался шепот. — Как неживая.
     Дверь закрылась и в комнате вновь воцарилась ночь.
     — Хоки, — раздался голос.
     Табанэ села на кровать рядом с девушкой.
     — Сестренка, — сказала она. — Ты должна хотя бы поспать. Что я скажу Ичике, когда он увидит тебя такой?
     Хоки ничего не ответила. С тех пор, как она увидела Ичику на больничной кровати, ее словно выключили. Она будто перешла в режим энергосбережения, отключив все функции.
     — Эй, Хоки, — Банни погладила сестру по голове. — Покажи кольцо.
     Девушка рефлекторно спрятала руку под себя.
     — Ну же, — потормошила сестра. — Я должна его увидеть.
     Но Хоки просто лежала, уткнувшись в подушку.
     — Ладно, — сказала Банни. — Покажешь потом. Кстати.
     Банни сделала паузу.
     — Пойдешь к Ичике, не вздумай, ну… — Банни чуть замялась. — В общем, ему нельзя будет. А ты же знаешь, он может начать уговаривать. И уговорит.
     Какое-то смутное чувство, непонятное, слегка кольнуло в грудь. Хоки слабо, еле заметно, улыбнулась.
     — Подвинься, — вдруг сказала Табанэ.
     Скрипнула кровать. Хоки, которая даже не думала что-то делать, просто подвинули.
     — Ах вот ты чего тут лежишь, — прошептала Банни, втягивая воздух носом. — А ты жадная.
     Хоки вдруг повернула голову и посмотрела на сестру. И в этот миг какая-то плотина прорвалась в душе. Внезапно включились звуки, ощущения. Словно все это время она выкрутила всё восприятие до минимума. Девушка молча обняла сестру, уткнувшись ей куда-то в шею. И мерно засопела.
     — Быстро ты, — удивленно сказала Банни, поняв, что сестра спит.
     И она улыбнулась. В детстве, еще до всего этого, Хоки часто забиралась к ней в кровать и вот так же обнимала. Правда, тогда это была маленькая девочка, а теперь девочка слегка подросла и ростом как бы не перегнала свою старшую сестру. А в передних габаритах, так уж точно превзошла.
     — А Ичика просто образец джентльмена, — сказала Банни. — Столько времени просто спать рядом с такой девушкой. Ичика, ты иногда такой тугодум.
     Банни подняла правую руку. На засветившемся голоэкране высветилось время.
     — Думаю, — сказала Табанэ. — Восемь часов ничего не изменят.
     Девушка прикрыла глаза. И вскоре тоже унеслась в объятия Морфея.
     * * *
     — Я вошла, — коротко бросила Майко.
     Еще две девушки сразу же нависли с обоих сторон от нее.
     — Стабильно тяжелое, — прочитала Дойна.
     — Стабильно, это же хорошо? — спросила Юма.
     Тут у Дойны завибрировал комм.
     — Да, — ответила девушка. — Да, посмотрели. Стабильно тяжелое. Конечно.
     Дойна убрала комм.
     — Сандра? — спросила Юма.
     — Ага, — ответила Дойна.
     — Наш Ичика всем нужен, — заметила Юма.
     Она в этот момент что-то еще делала.
     — Ой! — вдруг сказала девушка.
     — Что? — спросила тут же Дойна.
     — Кажется, меня обнаружили, — виновато сказала Майко.
     — И куда ты полезла? — спросила Юма.
     — В систему наблюдения, — потупилась Майко.
     — Ну тогда понятно, — сказала Дойна. — Что, хотела посмотреть на Ичику?
     — Да, — тихо ответила Майко.
     Тут у всех девушек разом пиликнули коммы.
     — Ай-яй-яй, — прочитала Дойна. — А у вас?
     — То же самое, — хмуро ответила Майко…
     … В темноте фотография на экране выглядела как живой. Парень смотрел на девушек, причем с таким одобрительным взглядом, что у всех троих сладко поднывало в груди.
     — Почему-то это фото мне нравится даже больше, чем то, — сказала в темноте Юма.
     — Здесь он смотрит именно на нас, — откликнулась Дойна.
     — Все-таки, — раздался голос Майко. — Как вы думаете… Когда-нибудь…
     — Чем ближе к нему будем, — сказала уверенно Дойна. — Тем больше шансов. И…
     Дойна села на кровати. Лунный свет обрисовал ее фигуру.
     — Я чувствую, девчонки, — сказала она. — Что Ичика, он… Будет не просто пилот.
     — Да он уже не просто пилот, — откликнулась Юма. — Слушайте, я тут фотку послала, ну где мы с ним, домой.
     — И? — заинтересовано посмотрела на нее Дойна.
     — Мне мама звонила и плакала, — сказала как-то мечтательно Юма. — Сказала, что очень за меня рада и гордится мной. А девчонки, с которыми училась…
     Юма тоже села и улыбнулась какой-то злодейской улыбкой.
     — Столько зависти я не видела никогда, — закончила она с явным удовольствием в голосе. — По моему, они мне так не завидовали, даже когда я поехала в Академию.
     Дойна переглянулась с Юмой и на их лица одновременно выплыли улыбки крайнего удовольствия от пакости.
     — А мне мама сказала, — тихо проговорила Майко. — Что если я упущу такого парня, она меня из дому выгонит.
     — У меня есть план, — заговорщицки сказала Дойна.
     — Говори, — сказала Юма.
     Майко молча села.
     — В общем, когда мы пойдем в госпиталь… — начала Дойна…
     * * *
     Александра встала с постели. Сон не принес облегчения, просто отступило неудержимое желание заснуть. Лишь уступка уставшему телу.
     — Как он? — спросила она.
     — Так же, — ответила Мария.
     Женщина кивнула.
     — Завари мне кофе, — сказала Александра. — И покрепче. А потом вызови-ка…
     Она скрипнула зубами. Выдохнула.
     — Ничего. Только кофе, — сказала она.
     Мария молча вышла. Александра же подошла к шкафу и принялась одеваться. Все, время на тоску прошло. Требовалось исполнять свою работу. В зеркало на нее глянула мрачная, взлохмаченная ведьма.
     — Боже, — сказала женщина своему отражению. — А если тебя такой Ичика увидит?
     Александра улыбнулась. Улыбка вышла грустной.
     — Ичика, — сказала она зачем-то.
     Александра провела ладонями по бокам. Однако, как это парень умеет сделать себя частью жизни. Вчера госпиталь чуть не взяли штурмом. Причем, с помощью ИСов. Надо будет, кстати, наказать всех пятерых. Несильно, для порядка. Но нужно обязательно. А то пришлось даже привлекать имперцев, чтобы в буквальном смысле оборонять госпиталь.
     Да, а вот Шинононо Табанэ не накажешь. Но, к счастью, она вела себя на удивление тихо. Только как-то пробралась в палату, причем так, что ее никто не заметил.
     Александра оделась, накрасилась, чтобы скрыть следы обуревавших чувств.
     Ее сердце екнуло, когда она открыла дверь в кабинет. На стуле для гостя сидел человек. Точнее сидела. Александра вздохнула.
     — Здравствуй, — голос Шинононо звучал глухо. — Сестрица.
     Александра молча прошла и села на кресло.
     — Он все рассказал? — спросила женщина, не смотря на ученую. — Только тебе?
     — Ну я же его старшая… жена, — чуть улыбнулась Табанэ. — И да пока только мне.
     — И что дальше? — спросила Александра.
     — Он подарил тебе кольцо? — спросила Табанэ.
     — Кольцо? — непонимающе переспросила Александра.
     — Вот такое, — Табанэ подняла руку и продемонстрировала предмет обсуждения. — Еще нет? Будь уверена, подарит. У него с этим какой-то пунктик. Мне даже интересно, как это будет с тобой. Он всегда как-то умудряется выбирать такой способ, что потом это никогда не забудешь.
     — Да, это точно, — позволила себе улыбку ректор, припоминая видео, что смотрела недавно. — Как Хоки?
     — Она сильная девочка, — ответила ученая. — Был конечно момент, но он преодолен.
     — Хорошо, — кивнула Александра. — А то меня волновало ее состояние.
     Шинононо в ответ слегка улыбнулась.
     — НАМ, — Табанэ выделила это слово. — Нужно обсудить, что мы будем делать с новенькими.
     — Сесилия и эта китаянка, — понимающе кивнула Александра.
     — Да, — кивнула Табанэ. — Они точно войдут в семью. Насколько я знаю Ичику.
     — Да, — опять кивнула Александра. — В младший круг.
     Табанэ несколько мгновений смотрела на ректора, а потом улыбнулась
     — Хорошо, — сказала она. — Что мы понимаем друг друга.
     — Нужно решить вопрос с их родственниками, — сказала Александра. — Мать Сесилии на мне.
     — Тогда генерал Хуан моя проблема, — сказала Шинононо.
     — Ты когда возвращаешься в Империю? — спросила Александра.
     — Сегодня, — ответила Табанэ. — Сразу после.
     — Я так понимаю, решить все вопросы и обратно? — полуутвердительно сказала ректор.
     — Ты же мне сообщишь? — спросила Табанэ.
     — Конечно, — кивнула Александра. — Мы же семья.
     — Непривычно, — откликнулась Табанэ.
     — Но почему-то приятно, — добавила Александра.
     — Да, определенно, — согласилась Шинононо.
     Тут в кабинет зашла Мария. Она принесла две чашки. В одной было кофе. Во второй чай. Девушка молча поставила чашки перед женщинами и вышла.
     — Прекрасный секретарь, — сказала Табанэ. — Она нам может пригодиться.
     — Я тоже думала, — сказала Александра. — Но как это воспримет Ичика?
     — А мы сначала попробуем с тобой, — сказала Табанэ. — Чтобы он привык к такому.
     — Да, — согласилась Александра. — А то Ичика иногда такой…
     — Скромный, — закончила Табанэ.
     — Да, — улыбнулась ректор. — Чересчур правильный.
     — Он просто боится обидеть нас, — сказала Шинононо.
     Женщины посмотрели друг другу в глаза. И эти взгляды сказали им намного больше, чем все слова.
     — Ты знала, что он планирует? — начала Александра. — Кем он планирует стать?
     — Догадываюсь, — ответила Табанэ.
     — Что ты об этом думаешь? — спросила ректор.
     — То же что и ты, — ответила ученая. — Как помочь ему.
     — Младшим знать об этом не стоит, — сказала Александра.
     — Конечно, — кивнула Табанэ. — Их дело, быть подле мужа, когда это потребуется.
     — А такая нужда будет возникать постоянно, — сказала Александра. — Это же Ичика.
     — Да, он умеет находить себе проблемы, — откликнулась Табанэ.
     Женщины помрачнели, одновременно припомнив палату.
     — Хочется иногда его запереть где-нибудь глубоко под землей, — сказала с чувством Александра.
     — Да, за хорошей железной дверью, — подтвердила Шинононо.
     Женщины переглянулись и рассмеялись.
     — Кстати, он любит делать это в ванной, — сказала Табанэ.
     — В ванной? — Александра задумалась. — Попробую. Слушай, а он тебя никогда не связывал?
      — О! — Табанэ удивленно вскинула брови. — Не знала о такой его стороне!
     — В свете нашего разговора, — Александра хитро улыбнулась. — А давай…
     — Отличная идея! — поддержала Табанэ. — Я знаю один отельчик, возле горячих источников…
     — Отправим его туда, здоровье поправить, — покивала Александра.
     — Реквизит на тебе, — сказала Табанэ. — Трех дней нам хватит?
     — Нет, — Александра лукаво улыбнулась. — Неделя!
     — Уже предвкушаю! — облизнулась Табанэ.
     И женщины заговорщицки переглянулись.
     — Марию брать? — спросила Александра.
     — Да, убьем двух зайцев, — сказала Табанэ. — И нашему мужу будет интересно. Да и Хоки пускай привыкает.
     — Главное, чтобы Ичика, так сказать…
     — О, он справится! — хихикнула Табанэ. — Ну и посмущаем, он такой милый, когда так делает!
     — О да! — кивнула ректор.

8 глава.

     Веки были словно свинцовые. Ичике пришлось приложить определенное усилие, чтобы открыть глаза. Так. Палата. Ну это логично, где он еще мог оказаться.
     Тут же заныл бок. Да так, словно его резали прямо сейчас. А потом боль как-то враз утихла. Ичика облизал пересохшие губы. Язык словно по наждачке прошелся. Парень поморщился.
     Раздался звук открываемой двери.
     — Так, молодой человек! — перед взором парня оказалась миловидная (Ну это естественно, это ж Академия) женщина лет сорока. — Наконец-то вы почтили вниманием этот мир! Вашего пробуждения уже заждались.
     — Что с этими ИСами? — спросил Ичика.
     — О, насколько я знаю, — сказала женщина. — Ваша сестра и ее верный миньон сейчас остервенело потрошат их.
     — Это хорошо, — сказал Ичика, расслабляясь
     — Ну да, — врач (ну, а кто это еще мог быть, в халате белом) приблизилась. — Две молодые привлекательные женщины копаются в потрохах здорового робота. Просто идиллия.
     — Да, — тут же ответил Ичика. — Лучше бы они с детьми нянчились.
     Женщина отодвинулась и внимательно посмотрела на парня. А тот не менее внимательно наблюдал за доктором.
     — Феминисток в Академию не подпускают на пушечный выстрел, — ответила врач.
     — Мужчин до недавнего времени тоже, — сказал Ичика. — Однако вот он я, здесь.
     — А ты забавный, — сказала женщина, при этом в ее голосе не было ни капли веселости.
     — Вы мне льстите, — ответил Ичика.
     — Давай-ка осмотрим тебя, — сказала врач и откинула одеяло.
     Она принялась ощупывать парня. Ее на удивление сильные пальцы пробежались по груди. Потом женщина оттянула веко, что-то разглядывая в левом глазу.
     — Рана не болела? — спросила врач, кивая на забинтованный живот.
     — Немного, — ответил парень.
     — Как в общем себя чувствуешь? — поинтересовалась женщина. — Хотя вижу.
     Она, что-то занося в планшет, что держала в руках, кивнула на… В общем, здоровую реакцию молодого организма на женщину, которая трогает этот самый организм.
     — Простите меня за эту неловкость, — сказал парень. — А могу я узнать ваше имя? А то как-то неудобно получается.
     — Сара Линдси, — представилась женщина на европейский манер.
     — Линдси-сан, сколько я тут? — спросил Ичика.
     — Четыре дня, — ответила Сара и накрыла парня одеялом.
     — И каков прогноз? — спросил парень. — Сколько мне тут еще валяться?
     — А ты куда-то торопишься? — строго спросила врач.
     — Ну есть дела, — кивнул Ичика.
     — Подождут твои дела, — ответила женщина.
     Она уже взялась за ручку двери, как опять повернулась.
     — И не вздумай ничего такого делать, — она кивнула на шатер из одеяла в районе бедер. — А то швы разойдутся.
     — И в мыслях не было, Линдси-сан! — заверил парень.
     Женщина усмехнулась, отследив взгляд Ичики. И вышла. Парень чертыхнулся. Ну, а что? Да, у доктора грудь… красивая. Что тут такого?
     * * *
     Ичика начал клевать носом, едва врач покинула палату. И не найдя причин, по которым он, собственно, должен бодриться, парень позволил себе провалиться в сон.
     А пробуждение вышло весьма… приятным. Его целовали! Ичика открыл глаза.
     — Не думал, что когда-нибудь скажу это тебе, — сказал парень, когда от него оторвались. — Но мне нельзя.
     Банни улыбнулась.
     — Я знаю, — сказала она. — Но чтобы ты быстрее выздоравливал.
     Девушка чуть повернулась так, чтобы в расстегнутом верхе ее рубашки (или блузки, все время путаница с этим), было видно…
     — Иди-ка сюда, — Ичика попытался усадить девушку на себя.
     Но Табанэ вывернулась и погрозила пальчиком.
     — Но-но! — весело сказала девушка. — Сначала врач должна разрешить!
     — От нее дождешься, — пробурчал Ичика.
     — У, какие мы буки! — улыбнулась Банни, вот только стояла так, чтобы быть вне досягаемости рук парня.
     А потом она вдруг оказалась вплотную. Да так резко, что Ичика даже несколько опешил. Девушка несколько мгновений смотрела в глаза парня и взгляд ее был очень злым.
     — Еще раз, — голос Банни был угрожающим. — Еще раз ты такое исполнишь, я сама тебя прибью.
     — Прости, — виновато улыбнулся Ичика.
     — Ты хоть знаешь, что ты… значишь для меня? — из глаз Банни выкатились слезы и упали парню на грудь. — Мне вообще ничего не нужно, если тебя не будет, понял? Понял?!
     — Да, любимая, — просто ответил Ичика, не зная что еще сказать.
     Он даже как-то… поразился. Табанэ реально была зла. И очень расстроена. Вдруг Ичика услышал писк. Посмотрев в ту сторону, парень увидел, что на замке двери горит красный индикатор.
     — Не волнуйся, — зашептала Банни ему в ухо. — Никто не увидит.
     Она откинула его одеяло. Ее рука легко коснулась забинтованного живота.
     — Ты лежи, — обернулась Банни. — Не шевелись. Я все сама сделаю.
     Девушка встала возле кровати. И нагнувшись, обхватила губами уже стоящий член. Этого Ичика стерпеть уже не мог. Его правая рука забралась под юбку девушки и нащупала трусики. А потом они были сдвинуты в бок. Банни в ответ слегка застонала и чуть прогнулась, подставляя свою щелку для ласк…
     … В дверь буквально проскользнула девушка. И встала у самой двери, прижав руки к груди.
     — Хоки, — Ичика улыбнулся.
     — Ичика, — эхом отозвалась девушка.
     Она подняла взгляд. Глаза девушки поблескивали.
     — Хоки, ну ты чего? — ласково сказал Ичика.
     А девушка на деревянных ногах дошла до кровати. И как-то неловко осела возле нее. Сидя на коленях, она смотрела на парня каким-то тоскливым взглядом побитой собаки.
     — Хоки, — позвал парень, глотая комок в горле.
     — Мне казалось, — голос Хоки был еле слышным. — Что это все сон. Что ты вот-вот придешь, а ты все не приходил…
     — Девочка моя, — Ичика дотянулся и погладил Хоки по щеке.
     Девушка даже прикрыла глаза, наслаждаясь прикосновением его руки.
     — Я не смогу жить без тебя, — сказала Хоки, причем с такой уверенностью, что становилось жутко. — И не буду.
     — Ну что ты такое говоришь, — сказал Ичика.
     — Правду, — ответила девушка.
     Она потянулась и положила голову Ичике на грудь. Парень приобнял ее.
     — Ты здесь, — сказала она. — Ты здесь. Ты…
     Она уткнулась парню в ключицу и зашмыгала носом.
     — Я стала такой слабой, — сказала она. — Меня даже Банни пришла успокаивать.
     Ичика погладил девушку по волосам.
     — Ты не слабая, — сказал он. — Уж я-то точно знаю.
     Девушка ничего не ответила, лишь гладила рукой по его груди. Ичика тоже не стал больше ничего говорить, лишь прижимал любимую к себе.
     — Эй! — удивился парень.
     Просто чья-то ручка как-то оказалась внизу и теперь поглаживала стремительно твердеющий член. А жадные губы прижались к губам парня.
     Одеяло улетело в сторону.
     «Так, похоже кое-кто рассказал, что можно делать» — подумал Ичика, смотря, как Хоки склонилась над…
     Над, в общем. И облизнулась при этом. А потом, стрельнув лукавым взглядом, лизнула головку. Ичика непроизвольно вздрогнул.
     «Что-то мне здесь даже нравиться начинает», — подумал с улыбкой, парень…
     … — Ичика? — раздался голос от двери.
     — А, Лин! — парень улыбнулся. — Заходи!
     Девушка как-то неловко зашла в палату.
     — Ну слушай, — сказал Ичика. — Ладно бы мы ничем таким не занимались. Ты-то чего стесняешься?
     — Как ты можешь говорить такое?! — Лин, как обычно, завелась с пол-оборота.
     — Пришла в себя? — спокойно спросил Ичика.
     Лин несколько мгновений сверлила парня взглядом. Но вот ее взор несколько потеплел.
     — А ты все тот же нахал, — сказала Лин, чуть улыбнувшись.
     — Тем и живем, — ухмыльнулся Ичика.
     — Ичика, — девушка опустила глаза в пол. — Как ты себя чувствуешь?
     — Как будто меня проткнул мечом огромный робот, — «тонко пошутил» парень.
     — Но ведь… — начала было Лин. — Ичика!
     — Да? — с готовностью спросил парень.
     Лин несколько секунд смотрела на парня со странным выражением лица. Как будто хотела прибить и поцеловать одновременно.
     — Ты невозможен! — горячась, сказала девушка. — Эти твои плоские шутки!
     — Ну прости, — усмехнулся Ичика. — Такой я есть.
     — Да, — Лин вдруг успокоилась.
     А потом вдруг шагнула вперед.
     «Что?!» — чутка ошалел Ичика.
     А Лин не остановилась на легком прикосновении губ. Ее язык без стеснения раздвинул губы парня.
     — Хорошо… — сказала Лин, оторвавшись.
     И тут же продолжила.
     — Я тоже скучала по тебе, — сказала Лин, нежно улыбаясь. — Кёай.
     Ичика ничего не ответил, пребывая в легком офигении. А Лин, лучезарно улыбнувшись, вышла.
     * * *
     Сегодня в лаборатории №27 (которой официально вообще не существовало) собралась на редкость представительная компания.
     — А тут миленько, — прокомментировала Табанэ, едва войдя. — Свой источник. На ядре.
     Майя и Чифую никак не прокомментировали эту фразу. Майя была сейчас так увлечена, что не обратила бы внимания на стартующую ракету в десяти шагах, а Чифую просто знала эту неугомонную особу. Вслед на Шинононо в лабораторию вошли Александра и Мария.
     — Маркировки нет ни на одной детали, — сразу же, без вступлений, начала рассказ Чифую. — И вообще эти ИСы, скорее всего, м-м… не земного производства.
     — Основания? — коротко спросила Табанэ.
     Если бы здесь сейчас был Ичика, он бы заметил поразительное сходство поведения своей сестры и своей же будущей жены.
     Чифую в ответ тронула плечо Майи. Перед людьми развернулся большой, очень большой, примерно три на два метра голоэкран.
     — Начнем с суставов, — заговорила Чифую. — Все они имеют бесконтактное сочленение. То есть в качестве элемента скольжения используется разновидность защитного поля ИСа.
     — Русские пытались сделать то же самое, — подала голос ректор. — Но у них что-то не пошло.
     — Пошло, — ответила Шинононо. — Но вся проблема уперлась в то, что требуется дополнительная независимая от ядра энерговооруженность. Причем продублированная. Что существенно усложняет конструкцию. Так что русские стали использовать комбинацию контактного и безконтактного сочленения.
     — Вот почему их ИСы стали быстрее, — задумчиво сказала Чифую. — Но это же требует просто колоссальных исследований.
     — И поэтому я работаю у них, — улыбнулась Шинононо. — Взамен, они делятся информацией с Ямада-групп и с…
     — Значит, новые Сейшины используют такую технологию? — спросила ректор. — А я-то думала, как им удалось так продвинуться за такое короткое время.
     — Новый немецкий ИС «Черный Дождь», — заметила Табанэ. — Тоже использует эту разработку. Как и…
     Банни улыбнулась.
     — Темный Воин, — закончила она. — Кстати, как Ичика смог поменять маркер?
     — Вот у него и спроси, — ответила Чифую. — Я думала, это твое влияние.
     — Нет, нет! — Шинононо улыбнулась. — Ичика такой интересный!
     — Дальше, — не поддержала восторженных речей в адрес брата Чифую. — Показатели ядер. Во-первых, они имеют более сложную структуру. Выходная мощность выше. Я тебе скину потом.
     Табанэ, уже совершенно серьезная, кивнула.
     — Ну и самое главное, — сказала Чифую. — Эти ИСы изначально беспилотные.
     — Такие ИСы пытаются создать САСШ, — проговорила ректор ледяным тоном. — Точнее создали прототип. Интересно.
     Она обвела взглядом присутствующих, словно оценивала, стоит ли делиться с ними информацией.
     — Перед самым боем, — медленно сказала женщина. — Я имела один телефонный разговор…
     * * *
     Сесилия и сама не знала, почему пришла одна. И не просто пришла. Она дождалась, пока палату Ичики покинет Лин (которая, кстати, вышла с очень такой довольной улыбкой), а потом только пошла сама.
     Зайдя в палату, она увидела парня, что полулежал на кровати и хмурился.
     — П-п-привет, — выдохнула девушка.
     Парень усмехнулся.
     — Прости, — сказал он, стирая улыбку. — Просто… Неважно. Со мной все более-менее, если ты пришла узнать о моем состоянии.
     — Нет, — ответила Сесилия.
     Сердце девушки сейчас билось, словно боевой барабан.
     — Нет? — Ичика удивленно приподнял бровь.
     — То есть, да, я пришла узнать… — выпалила Сесилия. — Но… Мне нужно… Поговорить!
     — Таки я слушаю тебя, — парень чуть улыбнулся.
     — Я хочу… — голос внезапно отказал девушке.
     У нее в груди вдруг защемило. Дыхание было тяжелым, словно она только что бревна таскала.
     И тут перед глазами встали картинки, как Хоки, идет опустив плечи по коридору, буквально перетаскивая ноги. Как вечно шебутная троица во главе с китаянкой остервенело пытаются прорваться в госпиталь. А потом их, плачущих в три голоса, отпаивают врачи. В три, потому что эта Лин куда-то испарилась в процессе. И куда, догадаться несложно… И девушке вспомнился еще и тот холод, стужа, сковавшая ее, когда она узнала, что Ичика находится при смерти. Она не могла двинуть даже пальцем, так и стояла, пока те четверо рвались ко входу…
     Трусость?! Как ты смеешь!
     — Я хочу стать твоей девушкой!!! — едва не в полный голос прокричала Сесилия.
     У парня упала челюсть. А Сесилия развернулась и выбежала из палаты. По пути она успела заметить сощуренный взгляд наставника Оримуры, что как раз шла по коридору. Но Сесилия, хоть и покраснела, пронеслась мимо нее, словно ветер…
     * * *
     Ичика потер лоб.
     — Что там за фигня происходит? — пробормотал он, имея в виду внешний мир.
     — Братик, — раздался голос. — Ты все-таки справился. А говорил «никогда-никогда».
     — Что? — вскинул голову Ичика.
     Он увидел Чифую, стоящую в дверях.
     — Только не говори, — сказал Ичика чуть мрачно. — Что и ты хочешь стать моей девушкой.
     Чифую усмехнулась и зашла, прикрыв дверь.
     — А что, ты хотел бы этого? — спросила она.
     — Да я с тремя еле справляюсь! — чуть не простонал Ичика, и тут до него дошло, что он ляпнул. — Бля-я-я…
     — Кто третья?! — тут же гаркнула Чифую. — Я знаю ее? Хотя… Конечно знаю. Кто она? А Банни с Хоки в курсе?
     — Слушай, ну забудь, а? — с надеждой спросил Ичика. — Просто, забудь.
     — Да никогда!! — Чифую радостно ухмыльнулась. — Сколько ей лет? Курсантка? Кто-то из преподавателей?
     — Я ничего тебе не скажу, — мрачно ответил парень.
     — Понятно, — Чифую сощурилась. — Значит признаваться добровольно отказываемся? Ну что, скажешь сам или нужно будет бить?
     — Сейчас я под защитой, — ответил Ичика. — Тебе не удастся побить меня.
     — Ну так ты когда-нибудь отсюда выйдешь! — с предвкушением произнесла Чифую. — Это Лин?
     — Нет, — ответил Ичика.
     — Круг сужается! — Чифую подмигнула.
     — Да где я так провинился, а? — Ичика обхватил голову руками. — Я больной человек! Мне нужен покой и уход!
     — Может, распорядиться, — вкрадчиво сказала Чифую, — чтобы к тебе никого не пускали?
     — Кто надо, тот все равно пройдет, — откликнулся Ичика.
     В дверь постучали.
     — Кто там? — спросила Чифую.
     — Оримура-сан это Майя, — донеслось из-за двери.
     — Входи! — сказали Чифую. — Мы уже оделись!
     Вторая половина фразы пришлась на тот момент, когда Майя уже входила. Услышав эти слова, Майя от неожиданности приоткрыла рот и тут же покраснела. Ичика сделал фейспалм.
     — Чифую, — сказал Ичика (при Майе можно сестру называть так). — Ты когда-нибудь доведешь Майю-сан до сердечного приступа.
     — Но она так мило смущается, — сказала с улыбкой Чифую. — Я не могу удержаться!
     — Чифую-сама! — воскликнула Майя.
     Ичика покачал головой…
     … — Беспилотные? — переспросил Ичика. — Тогда это многое объясняет.
     — Что? — заинтересовалась Майя.
     — Как они вели себя в бою, — ответил парень. — Они действовали четко, словно по шаблону. Человек все равно даже одно и тоже действие выполняет хоть чуть, но по разному. Мне способ их доставки весьма непонятен.
     — Телепорт, — тут же откликнулась Чифую. — В ИСах есть схожая технология. ДИН.
     — То есть, — сказал Ичика, — телепорт не фантастика?
     — Уже нет, — ответила Майя. — Но сколько ни пробовали на живых объектах, в точку переброса прибывает в лучшем случае труп.
     — Но тогда получается, — сказал Ичика. — Что беспилотные ИСы просто имба оружие.
     — Если кто-то сумел решить проблему переноса объекта массой более ста килограмм, — сказала Майя. — В лаборатории Стенсона в качестве источника энергии использовали ядро ИСа. И они перебрасывали шестьдесят килограмм. И они так и не смогли добиться стопроцентной передачи.
     — Значит, кто-то смог, — ответил Ичика. — Факты, как говорится, на лице.
     Он показал на себя.
     — В любом случае, — подытожила Чифую, — если бы кто-то смог добиться в этом стольких результатов, то эта организация или страна давно бы уже заявили об этом. Потому как такая технология, это как ядерная бомба в двадцатом веке.
     — Так, может, это и было заявлением, — сказал парень. — Ну или обкаткой.
     — Пока по официальным каналам ничего не заявлялось, — сказала Чифую. — В общем, ты выздоравливай, мы пойдем.
     Майя-сан тут же встала. Чифую же весь разговор простояла у окна.
     — Кстати, — сказала сестра, когда уже почти вышла. — Видео с твоим боем попало в сеть. К счастью, только в сеть Академии. Мы его изъяли, утечки удалось избежать. Но будь готов к тому…
     Чифую усмехнулась.
     — Что у тебя резко прибавится поклонниц.
     — Отлично, — мрачно сказал парень.
     — Отдыхай! — мило улыбнулась Чифую.
     * * *
     Солнце уже красило окна багровым цветом, удлинив тени, как в палату тихо вошли. Ичика перевел взгляд на дверь. Женщина зашла одна.
     — Вы это специально делаете, — сказал он сдавленно. — Знаете, что мне нельзя и издеваетесь.
     Саша (ну, а кто еще мог прийти в госпиталь в такой поздний час) чуть улыбнулась. А вот Ичика насторожился. Что-то его напрягло во взгляде женщины.
     Саша подошла ближе. Ее взгляд нашел его глаза.
     — Скажи, — сказала она вкрадчиво. — Ты имел намерение умереть?
     — Нет, что ты! — парень слегка опасливо улыбнулся.
     — Ты лжешь, — сказала женщина.
     Она вдруг схватила его за волосы. И впилась в губы поцелуем.
     — Ты хоть знаешь, что вокруг тебя закрутилось? — сказала Саша, оторвавшись от губ парня. — Ты не имеешь права просто умереть.
     — Иногда нет выбора, — криво улыбнулся Ичика.
     — Ты мог отойти, — возразила женщина. — Как тебе и приказывала сестра.
     — Не мог, — спокойно ответил парень.
     Его глаза подернулись холодком.
     — Я защитник, — сказал Ичика. — Это мой долг, право. И самурай всегда выбирает путь, ведущий к смерти. Только так можно победить.
     — Я не хочу слышать этот пафос, — ответила Саша. — Зачем мне эта гордость и долг, если твои глаза станут мертвыми?
     Взгляд Ичики потеплел. Он, нежно улыбаясь, погладил женщину по щеке.
     — Все же хорошо в итоге? — спросил он. — Чего вы так переживаете?
     — Это были самые страшные два дня в моей жизни, — ответила Саша, прижимаясь щекой к груди парня. — И не только в моей. Ты слишком много стал значить для многих.
     — Ты сейчас тешишь мое ЧСВ, — сказал Ичика. — Смотри, голову-то как задеру!
     — Задери, — с готовностью и с жаром ответила женщина, вскидывая голову. — Стань высокомерным. Стань сволочью и посылай на смерть вместо себя других. Только останься с нами.
     — Однако, — только и ответил Ичика.
     Женщина ничего не сказала, просто обняла его и сидела, уткнувшись в плечо. Парень тоже не стал ничего говорить. Только поглаживал свою женщину по спине.
     — Я хочу ребенка от тебя, — вдруг тихо сказала Саша.
     Рука парня замерла. А женщина отстранилась и посмотрела на лицо Ичики.
     — Мне уже тридцать, — сказала Саша. — Я боюсь не успеть.
     — Успеем, — сказал Ичика.
     — Ты не хочешь? — спросила женщина.
     — Просто это неожиданно, — ответил парень. — Я как-то даже не думал в этом направлении.
     — Ну теперь у тебя есть время, — сказала Саша. — Подумай. Ладно молодые. А вот Табанэ, думаю, тоже скоро тебе скажет то же самое.
     — Подумаю, — задумчиво ответил Ичика и тут до него дошло. — Так! Стоп! Какие молодые?
     — Ты все понял, — улыбнулась Саша.
     — Я ничего такого… — начал было парень.
     Но тут на его губы лег палец Саши.
     — А куда ты денешься, — сказала женщина. — Ты же добрый!
     — А вы и пользуетесь, — проворчал Ичика. — И все равно, еще ничего не решено!
     — Теперь-то все поняли, что надо действовать быстро, — сказала Саша, помрачнев. — Ты же Ичика.
     — Как-то странно это прозвучало, — ответил парень. — Будто я каждый день в атаку хожу.
     — А никто не знает, — ответила Саша, — когда это произойдет в следующий раз. Но все понимают, что это неизбежно.
     — Ну, в следующий раз я надеюсь встретить неприятности не один, — сказал Ичика и потер живот. — Что-то мне это не понравилось.
     — Хорошо, что ты не строишь героя, — ответила Саша.
     Женщина улыбнулась. Причем как-то… игриво.
     — Он встал, — улыбнулась она.
     — Конечно! — немного возмутился парень. — Ты же на мне лежишь!
     — Тогда, по разработанной программе, — ответила Саша и ее рука, ухватившись за член, сделала несколько движений вверх-вниз.
     А потом женщина откинула одеяло и облизнулась.
     «Надо будет потом специально лечь в госпиталь» — подумал парень, закрывая глаза от удовольствия.

9 глава.

     — Чифую, — голос раздался сзади.
     Оримура, шедшая по коридору в направлении палаты брата, обернулась.
     — Мне бы хотелось поговорить с тобой, — сказала Сара.
     Чифую развернулась и вошла в кабинет, вслед за врачом. Сара села за свой стол.
     — Слушай, Чифую, — заговорила женщина. — Меня несколько беспокоит твой брат. Причем не по состоянию здоровья.
     Сара несколько помялась.
     — Ты знаешь, он целыми днями только и делает, что читает что-то, — сказала врач. — Я грешным делом, заглянула в то, что он читает. Честно, я думала там…
     — Какая-нибудь порнушка? — чуть улыбнулась Чифую.
     — Ну, а что может интересовать мальчиков в такой период? — ответила Сара. — Но я подумала, что это странно, если учесть, сколько к нему девушек бегает.
     — И сколько? — заинтересовано спросила Чифую.
     — Похоже весь его класс, — ответила врач. — Особенно конечно, Шинононо и эти трое… Они как-то забавно называют себя.
     — Кошки? — спросила Чифую.
     — Да, точно, — кивнула Сара. — Кстати, интересно почему?
     — Они усиленно пытаются соблазнить моего братца, — ответила Чифую. — Вот он их и прозвал. А тем понравилось.
     — М-да, — Сара выглядела несколько сбитой с толку. — Признаться, я не ожидала такой активности девушек. Но про чтение. Я заглянула в его планшет, а там оказалась какая-то техническая документация по ИСам. Я, конечно, рада, что твой брат так усиленно занимается, даже в таком состоянии, но…
     — Сара, — спокойно ответила Чифую. — Поверь, он всегда такой. Это его нормальное состояние.
     — Честно говоря, на мой взгляд, это не совсем нормально, — ответила врач. — Особенно для парня в его возрасте. Я бы поняла, если бы он мангу читал или анимэ смотрел…
     — А много ты знаешь пилотов-парней? — спросила Чифую. — Естественно, Ичика отличается от общепринятых норм. Но это же Ичика.
     — Ты так говоришь, — сказала Сара. — Словно его фанатка.
     Врач позволила себе улыбку.
     — Ну, в какой-то мере так и есть, — ответила Чифую. — Если бы я была младшей, то не знаю, как бы себя повела. А так…
     — Чифую, — ответила врач. — Если бы я тебя не знала, то сходу бы залепила тебе диагноз комплекс брата.
     — Только никому, — Чифую приложила палец к губам.
     — Твое странное чувство юмора тебе с годами не изменило, — покачала головой Сара. — И у твоего брата похоже, оно еще хуже. Вы друг друга стоите.
     — Ну мы же брат и сестра, — улыбнулась Чифую.
     — Только это останавливает меня, назначить Ичике проверку у психолога, — ответила врач. — Но вы оба слишком странные, для вас это похоже норма.
     * * *
     — Повернись, — сказала врач.
     Ичика покорно перевернулся на живот.
     — Сара-сан, — сказал парень. — Простите меня, но вы сегодня прекрасно выглядите.
     — Только сегодня, — спросила женщина. — А вчера хуже?
     — Что вы, — ответил Ичика. — Вчера просто по-другому. Но тоже прекрасно.
     — Ты все время пытаешься делать мне комплименты, — сказала женщина, осматривая шов. — Ты что, поставил цель, соблазнить меня?
     — Конечно, — уверенно ответил Ичика. — Если мужчина не ставит себе такой цели, при продолжительном общении с красивой женщиной, то есть подозрение, что он любит радугу.
     — Ну что ж дела у тебя идут хорошо, — сказала врач. — Так что еще пара дней и мы тебя выпишем.
     — Это просто отлично, — воскликнул парень. — А то я уже подумывал о побеге.
     — Что, либидо спокойствия не дает? — улыбнулась врач. — Может тебе подавляющие препараты прописать?
     — Ну что вы, доктор, — ухмыльнулся парень. — Как же мы тогда, если что, будем общаться, если вы мне такое пропишите?
     — Опять пошлишь? — врач встала. — Я ведь тебя намного старше.
     — И когда это меня останавливало? — Ичика сел на кровати.
     — Ладно, герой-любовник, — Сара пошла к двери. — Смотри, не перетрудись.
     * * *
     Ичика разделся, сложив одежду на стул. И повернувшись, спросил у врача.
     — Э-э, Сара-сан, — опасливо сказал он. — А это обязательно?
     — Ну, а как ты думаешь? — поинтересовалась врач. — Этот метод исследования требует полной неподвижности пациента. Так что общий наркоз при этом необходим.
     — Ну, ладно, — парень кивнул. — Поверим.
     — Что за мысли опять в твоей голове? — спросила женщина.
     — Да опасаюсь, что вы будете приставать, — ответил парень.
     — Ты очень самонадеян, — ответила врач.
     — Да-да, наглец, хам и пошляк, — ответил Ичика.
     — В точку, — ответила врач.
     Она подошла к здоровому аппарату, метров трех в высоту и так же в ширину и длину. Нажала что-то и из открывшегося люка выдвинулось ложе.
     — Ложись, — сказала женщина.
     Парень покорно лег на ложе. Женщина же достала инъектор. Еле слышный пшик. Ичика закрыл глаза и его лицо разгладилось.
     — Совсем еще мальчишка, — сказала Сара, посмотрев на лицо парня. — Смазливый, но не так уж, чтобы, ах. Что они в тебе находят?
     Она нажала на кнопку и ложе с парнем заехало внутрь аппарата…
     … Просыпался тяжело. Не в смысле здоровья, а в смысле, что долго. Зрение не желало толком фокусироваться, перед глазами то и дело все плыло. Постепенно возвращались ощущения, слух…
     — Он уже стоит! — шепот рядом.
     — Дай мне!
     — Ты уже лизала!
     — И только! Я хочу пососать!
     Ичика вздрогнул от очень знакомых и весьма приятных ощущений нахождения своего друга во чьем-то рту.
     — Ты дверь-то заклинила?
     — Конечно!
     Парень сделал волевое усилие, выплывая из этой смеси неги и наркоза.
     — Что тут происходит? — сказал он.
     И тут его рот накрыли губы. Парень на автомате ответил.
     — Майко! — возмущенный голос. — Дай и мне!
     Губы оторвались и тут же появились другие. При этом член кто-то продолжал сосать. А Ичика еще ощутил, что рубашка на нем расстегнута, штанов вообще нет.
     Взяв себя в руки, парень оторвал от себя Юму. И огляделся.
     — Вы чего творите?! — прошипел он.
     — Пользуемся случаем! — хихикнула девушка.
     А члена коснулся язык. Еще один! Парень кинул взгляд вниз. Две женские головы двигались в районе паха. Секундное замешательство Юма использовала тут же, вновь прижавшись губами.
     Видимо остатки наркоза еще блуждали в голове, так как тормоза просто не сработали. Плюс еще длительное воздержание…
     А Юма почувствовав, что на ее поцелуй отвечают, похоже тоже понеслась. Целуя, она расстегнула китель. Вслед за ним, на пол полетела рубашка. И девушка уже прижималась к парню практически голой грудью.
     И тут ее грудь накрыла мужская ладонь. А вторая сжала упругую попку. С губ девушки сорвался легкий стон.
     — Юма! — яростный шепот. — Эй!
     Девушку буквально оторвали. И ее место заняла Дойна. И она уже была топлесс.
     — Наконец-то! — в голосе девушки звенело торжество и похоть.
     А Ичика уже плюнул на все ограничения. И поэтому он по хозяйски притянул охнувшую девушку к себе и впился в губы поцелуем.
     — Ох! — только и сказала Дойна, когда парень оторвался. — Ичика!
     — А где же, «господин»? — сощурил глаза парень.
     — Да, господин! — выдохнула девушка.
     — Так то, — кивнул парень, ухмыльнувшись.
     Он наклонил голову и завладел дерзко торчащим соском. Дойна часто задышала и прижала его голову к груди.
     — Господин, и я! — в поле зрения парня появилась еще одна грудь.
     Ичика тут же переключился на новую цель, не забывая впрочем и про предыдущую. Сверху раздался стон. Двойной, что примечательно.
     — А с…! — наслаждение пронзило бедра и член задергался во рту Майко.
     Ну прости, много накопилось. Ичика посмотрел на девушку, что пыталась проглотить его сперму, но закашлялась. Парень виновато улыбнулся. А вот что произошло дальше, его слегка шокировало. Дойна метнулась к подруге и впилась в ее губы. И Ичика ясно видел, что она слизывает его… М-да. Извращенки, что тут скажешь!
     — Господин, — раздался смущенный голос Юмы.
     Ичика перевел взгляд на нее. И улыбнулся…
     … Юма, сидя сверху, смотрела на парня чуть испуганным взглядом.
     — Не бойся, — ласково сказал Ичика.
     Он двинул бедрами и его член, уже упирающийся в истекающее соками лоно, вошел внутрь.
     — Ай! — воскликнула девушка.
     Парень тут же принялся играться с ее грудью, размазывая в приятных ощущениях боль от первого раза. Почувствовав, что Юма опять часто задышала, Ичика сделал еще одно движение. Девушка поморщилась. Ничего, скоро станет хорошо.
     «Везет мне на девственниц», — со смехом подумал Ичика. — «Уже можно себя профессионалом считать в этом!»
     А Юма уже сама начала насаживаться на стоящий колом член. Ее стоны становились все громче… А завистливое сопение рядом все громче.
     — Иди сюда, — сказал парень Дойне.
     Девушка с готовностью подскочила.
     — А я?! — с обидой сказала Майко.
     — И ты тоже, — ответил парень, улыбаясь. — С другой стороны встань.
     Его руки проникали в уже влажные щелки, иногда переключаясь на горошинки клиторов. Было немного трудно не забывать работать обеими руками, но пока вроде парень справлялся. Он целовал, то одну, то другую девушку, посасывал подставляемые груди…
     «Мне бы еще пару тентаклей!» — подумал Ичика улыбаясь. — «И был бы полный улет!»
     А между тем красавица, что оседлала его, уже буквально прыгала на члене. И стонала уже в полный голос, не стесняясь.
     «Только бы никто не пришел!»., — с какой-то лихостью подумал парень.
     Протяжный даже не крик, а чуть не рев и Ичика едва успел поймать обмякшую Юму. Впрочем, ему тут же помогли. Вялую подругу пересадили в кресло, а сверху уже усаживалась хищно улыбающаяся Дойна. Ну эта-то уже поди не впервые?
     Девушка решительно направила член внутрь и также смело села, насаживаясь на всю длину.
     — Однако, — сказал парень, почувствовав легкую преграду.
     А Дойна, сидела, закусив губу. Вот же… Дурочка. Ичика прижал ее к себе и принялся целовать. Потом перешел к грудям, а одной рукой натирал горошинку между складок внизу.
     Вскоре Дойна сама двинулась. Сначала медленно, опять закусывая губу и закрыв глаза. А потом уже увереннее и явно с удовольствием.
     — Иди-ка сюда, — Ичика сгреб стоящую рядом Майко.
     Девушка, оказавшаяся в положении, когда она стоит на коленях, а голова парня была между ее ног, мило засмущалась. А Ичика раздвинул мокренькие складки и коснулся языком нежных стенок.
     Их стоны, той, что оседлала член и той, что получала удовольствие от языка, слились в один сплошной звуковой фон любовной игры.
     — Ух! — парень вздрогнул.
     Просто его… яиц коснулся язык. Ага, это очухавшаяся от такого развратного аудио сопровождения Юма, решила присоединиться к действию. Ичика рыкнул и ухватив Дойну за бедра насадил ее на полную и стал изливаться внутрь девушки.
     — Ты чего остановилась? — спросил парень Дойну, которая выглянула из-за плеча Майко.
     Девушка просветлела лицом и член парня вновь оказался во влажных, хлюпающих глубинах…
     … Майко глядела на Ичику совершенно осоловевшим взглядом. Член коснулся ее нижних губок и залетел внутрь сразу на всю длину. Майко вскрикнула и упала на грудь Ичики.
     «Да что ж они все девочки-то?»
     Просто… Ну не ожидалось такое, от столь развратных особ. Однако жешь…
     Майко сама нашла губы парня. Пока его руки гладили небольшие грудки, а большие пальцы игрались с сосками, Майко упоенно целовалась с Ичикой. В какой-то момент девушка сама начала двигаться. И довольно быстро.
     — А-а! — Майко откинулась.
     А Ичика придерживая ее снизу за бедра, стал резко и быстро всаживать в нее свой инструмент. Девушка только ойкала на каждый толчок.
     — Эй! — парень поймал Майко, которая начала заваливаться вбок.
     А ее киска судорожно сокращалась. Все, довел девушку.
     — Господин! — Дойна, только что лежавшая с блаженным видом, моментально оказалась рядом.
     Майко, на лице которой плавала счастливая улыбка, положили на кровать рядом. А Ичика придержал Дойну, уже нацелившуюся сесть сверху.
     — Э, нет! — теперь уже парень улыбался по злодейски.
     Он встал, нагнул девушку возле кровати. И резко, на всю длину вставил член. Дойна издала удивленный звук.
     — Можно вашу ручку, — сказал Ичика и взяв девушку за руку, принялся методично и быстро двигаться.
     Лицо Дойны исказила гримаса страсти. Она хватала воздух ртом, ее глаза подернулись пеленой. А член парня ходил в ее киске словно поршень, при этом раздавались очень характерные и такие развращенные хлюпающие звуки…
     … Ичика сидел в кресле и смотрел на дело рук своих. И не только рук. Похоже, он уже совсем съехал с нарезки. Изменить сразу трем женщинам, причем с тремя же…
     — Это было так, как я и мечтала, — улыбнулась Дойна.
     Девушка после последнего захода, лежала на кровати рядом с Майко. И смотрела на парня.
     — Теперь я понимаю, почему Хоки бегает за тобой, словно привязанная, — продолжила девушка. — И эта китаянка тоже.
     — Да ладно, — сказал Ичика. — Тоже мне, нашла самца.
     — Нашла, — Дойна продолжала улыбаться. — Нашли.
     Она провокационно двинула бедрами, так, что в поле зрения парня оказалась ее щелка. Из которой сейчас продолжала вытекать белая жидкость.
     — Ичика, — это заговорила сидящая в соседнем кресле Юма. — Ты же будешь… Хоть иногда…
     — А куда вас теперь деть, — сказал Ичика. — Но если найдете кого еще, то возражать не буду.
     — Кого? — подала голос Дойна. — Ты тут один мужчина, вообще-то.
     — Рядом есть город, — заметил парень.
     — И кто там умеет пилотировать ИС? — спросила Юма.
     — А это что, обязательное условие? — спросил Ичика. — Кстати. Скоро приезжает еще один пилот мужского пола. Вот будет вам подспорье.
     Девушки несколько минут переваривали информацию. А потом Дойна села на кровати.
     — Ичика, — сказала она, причем явно… как-то с усилием, что ли. — Не гони нас. Пожалуйста.
     — Мы просто будем рядом, — Юма успела переместиться за спину и теперь обнимала парня сзади. — Нам хочется… Просто быть с тобой.
     Со стороны кровати, за Дойной послышался всхлип. Девушка успокаивающе погладила коленку Майко.
     — Пусть Хоки и еще кто-то носит твое кольцо, — сказала Дойна. — Мы не претендуем. Просто оставь нас рядом. Все что мы просим.
     Ичика чуть нахмурился, задумавшись.
     — И пусть все это, — обвела комнату рукой Дойна. — Останется нашей маленькой тайной, хорошо?
     — Ну на это я бы не стал рассчитывать, — сказал Ичика. — Сколько мы тут развлекались? Час, полтора? Днем? И никто не пришел? Явно же, кто-то останавливал посетителей.
     Девушки синхронно зарделись, когда парень показал на маленький глазок видеокамеры.
     — Не волнуйтесь, если этот кто-то видел, — сказал Ичика. — То ничего никуда не уйдет…
     … Когда девушки оделись и поцеловав Ичику в губы (каждая, естественно), удалились, парень встал у окна. Погонять… мысли.
     «Как ни цинично выглядит, но первый мой отряд готов. Личная преданность, готовность к пожертвованию собой ради гос… тьфу, командира. Вопрос, я что теперь, так и буду обеспечивать личную преданность? Заманчивое, конечно, предложение, но…»
     Парень посмотрел на смятую кровать, со следами крови.
     «А если посмотреть с другой стороны. Они — пилоты. Их жизнь, по крайней мере в будущем, будет проходить в условиях выживания. Может именно кошки чувствуют это в большей степени, нежели остальные. И кстати, надо их поощрить. Обязательно».
     * * *
     Он пришел перед самым началом занятий. Как-то незаметно вошел в класс и встал, прислонившись к косяку.
     — Ну привет, красавицы, — сказал Ичика.
     В ответ лишь изумленные взгляды. За спиной парня улыбалась Хоки. Секунда молчания и хор приветственных воплей. Ичика, улыбаясь смотрел на радостные лица. Парень постоял так, купаясь в волнах обожания, а потом, опираясь на трость, прошел на свое место. И был немедленно окружен одноклассницами, которые наперебой интересовались… да всем. Как чувствует себя уважаемый Оримура-сама, когда будет снова пилотировать ИС… На своих местах остались лишь Хоки (ну эта-то понятно, она вообще с ним пришла), Сесилия и Лин. И, как ни странно, кошки. Вот уж от кого не ожидалось такой спокойной реакции…
     — А ну-ка по местам! — раздался зычный голос наставницы.
     Сигнал к началу урока был же всеми дружно проигнорирован. Девушки нехотя разошлись, оставив Ичику, несколько помятым и следами помады на лице. Хоки при виде этого поджала губы. И Ведь успел же кто-то! Зашедшая вслед за наставником Оримурой Ямада-сан, показала Ичике, чтобы тот вытер щеку. Парень изменился в лице и поспешно убрал следы чьего-то поцелуя.
     * * *
     — Итак, сегодня мы начинаем очередной этап обучения, — говорила наставник, стоя напротив строя курсантов в контактных костюмах. — Согласно рекомендациям вашего старосты, вы все были разбиты на группы. Сейчас я буду называть фамилии и вы встаете согласно этим спискам. Абэ!
     Вскоре девушки стояли согласно тому, куда их распределил Ичика. Получилось четыре группы. Три тройки (кошки, естественно, были одной из троек), двойка и четверка.
     — Ичика, — сощурив глаза, сказала наставник. — А не сильно большая у тебя группа?
     В группу парня вошли естественно Хоки, а также Сесилия и Лин.
     — Нет, — ответил Ичика. — Это командирская тройка.
     — Командирская? — тон Оримуры-сенсея стал совсем подозрительным.
     — Так точно — ответил парень. — Предполагается, что в такую входят самые сильные бойцы и она используется в качестве резерва. Командир входит в такую тройку чисто номинально, так как ему редко приходится непосредственно вступать в бой.
     — Допустим, — сказала наставник. — Хотя про… это все, мы еще поговорим. Почему ты поставил Моретти и Нойманн в двойку?
     — Они только пока двойка, — ответил парень. — По прибытии новых курсантов, они станут четверкой.
     На самом деле, Ичика с Чифую все это уже обговаривали, в общих чертах, когда парень делил класс по группам. Сейчас шло объяснение в основном для остальных.
     — Ну тогда почему четверкой? — спросила Чифую.
     — Запасной КП, — ответил Ичика. — Если основной командир ранен или погиб, то командование передается Сандре. Нойманн хороша в качестве прикрытия, а насколько я знаю, новые курсанты универсальные бойцы. По крайней мере, их ИСы именно такие.
     Сандра Моретти слушала этот разговор с широко открытыми глазами. Вот так, при всех ее только что назначили заместителем коман… старосты. При этом Ичика ни разу не спросил ее о том, надо ли ей это…
     Сформированные группы повели к ИСам. И тут всех, а особенно кошек, ожидал новый сюрприз. Три новых «Возрожденных Рафаля». При этом на каждой из трех машин, был написан на положенном месте личный номер пилота, а на фронтальных щитках ИСов были нарисованы атакующие пантеры.
     — Кошки, — сказал кто-то тихо.
     А те, кому машины и предназначались, выглядели какими-то пришибленными.
     — Усердие и преданность должны вознаграждаться, — раздался за спиной троицы тихий голос Ичики. — Давайте, принимайте аппараты. Это ваши личные ИСы.
     Троица синхронно кивнули…
     … — А не слишком ли для первокурсниц, иметь личные ИСы? — сказала Чифую, наблюдающая за учебными боями курсантов, уже в составе групп.
     Стоящая рядом с ней ректор ответила не сразу.
     — Выглядит несколько странно, — сказала наконец, женщина. — Но Ичика пошел на уступку мне. Я иду навстречу ему.
     — Скоро прибывают второй и третий курсы, — сказала Чифую. — Могут возникнуть лишние проблемы. Дерзких новичков обязательно захотят проверить.
     — Ну учитывая… мышление Ичики, он вряд ли не подумал об этом, — сказала ректор. — К тому же, он их командир. Пусть у него голова и болит.
     Чифую уже в который раз посмотрела на Александру с подозрением. Как-то… слишком лояльна и внимательна ректор к ее брату. И когда, кстати, он успел поговорить с ректором, насчет личных ИСов? Он из госпиталя сразу в общагу, а там его… их. Целый вечер не видели. Зато слышали…
     Что-то происходит, только непонятно пока, что.
     * * *
     На вечерних тренировках Ичика быстро выдохся. В смысле, что рана стала сильно напоминать о себе и он, несмотря на сильное желание продолжать, вынужден был сесть. Так что он больше командовал, нежели занимался сам. И поэтому же закончили раньше, чем планировали. А по окончании Ичика устроил легкий разнос.
     — Ну и? — спросил парень, обводя своих учениц строгим взглядом. — Расслабились? Тренер в больничке, можно пофилонить? Ладно, с завтрашнего дня я займусь вами всерьез. Сегодня, так уж и быть, пока кайфуйте. Повезло вам, что у меня есть еще одно дело! Сесилия.
     Девушка вскинулась.
     — Сейчас мы с тобой пройдем до тира, — сказал Ичика. — И я таки посмотрю, насколько ты хороша.
     Англичанка покраснела. А парень вздохнул.
     — В стрельбе, Си! В стрельбе, а не в том, о чем ты подумала, — усмехнулся Ичика. — Хоки, будь добра, сгоняй пока до той кафешки. Соскучился по нормальному мясу, просто жуть!
     Девушка в ответ кивнула.
     — Пошли, — сказал Ичика Сесилии.
     Идти было недалеко. Тир располагался в том же здании, просто чуть дальше по коридору.
     — Си, — сказал парень, когда они вышли из зала. — Есть к тебе разговор.
     — Да. Я слушаю, — кивнула девушка и опять покраснела.
     — Нет, не про те твои слова в палате, — сказал Ичика. — Хотя об этом тоже потом поговорим.
     Сесилия скрипнула зубами и промолчала.
     — Ты, насколько я знаю, живешь одна, — сказал Ичика.
     — Да, — Сесилия посмотрела на парня. — А…
     — Как ты смотришь на то, — заговорил снова парень. — Если Хоки поживет с тобой некоторое время?
     — То есть? — удивилась Сесилия. — Но вы же…
     — Есть обстоятельства, — сказал Ичика. — Ты думаешь, кошкам Рафали просто так дали?
     — Я, в принципе, не против… — начала было девушка.
     — Есть один момент, — криво улыбнулся Ичика. — Я буду приходить к ней. Как ты понимаешь, не чай пить.
     Сесилия покраснела.
     — Я… — голос девушки осекся. — Я… не против.
     — Вот и хорошо! — повеселел парень. — Пришли.
     Они зашли в довольно небольшое помещение. Тамбур. Ичика открыл один из шкафчиков и достал желтые наушники. Одни он протянул девушке.
     Тир был длинный. То есть реально длинный. Метров на пятьсот. На стрелковых местах, разделенных перегородками, стояли столы. Имелись места и для стрельбы лежа.
     — Добрый вечер, — поздоровался Ичика с невысоким, коренастым японцем. — Кусагава-сан.
     — Добрый, Оримура-сан, — ответил японец. — Из чего сегодня?..
     … Сесилия смотрела, как Ичике выдали несколько винтовок. Одна из них была особенно большой. Парень притащил все стволы на место для стрельбы лежа.
     — Ну что, Си, — сказал Ичика. — Давай поглядим, что еще можно улучшить в твоей сильной стороне.
     Девушка без колебаний легла на маты. Уж в чём, в чём, а стрельбе она могла показать класс. Первой винтовкой оказалась старая знакомая. Английская «Ли-Энфильд»…
     … — Так, кое-что я понял, — сказал Ичика, отрывая бинокль от глаз.
     «А хороша, чертовка» — подумал он, глядя на сосредоточенную девушку. Его взгляд невольно зацепился за аппетитные выпуклости, натянувшие тренировочный костюм сзади. Та-ак! Спокойно!
     — Си, что ты чувствуешь, когда стреляешь? — спросил Ичика.
     — В смысле? — не поняла девушка.
     — Так, понятно, — сказал парень.
     Он лег на соседний рубеж и взял русскую СВС.
     — Кусагава-сан! — крикнул парень. — Можно включить ветер? С одной стороны!
     В ответ где-то за стенами зашумели моторы и Сесилия почувствовала, как ее лицо опахнуло воздухом.
     — Ветер сбивает пулю в полете, — сказал Ичика. — Попробуй теперь.
     Сесилия подтянула к себе Энфильд…
     … Результат все равно оказался довольно неплохим. Но Ичика был чем-то недоволен.
     — Ты стрелок в нашей группе, — сказал парень. — И ты должна попадать даже тогда, когда между тобой и целью ураган проносится. Даже когда выключились нахрен все системы наведения. Ты Стрелок. Я должен знать, что ты попадешь, когда мне это нужно.
     Си смотрела на Ичику с недоумением.
     — Смотри, — сказал парень. — Кусагава-сан! Разный ветер!
     Парень приник к прицелу.
     — Условия сложные, — заговорил он. — Пуля в полете попадает под разнонаправленные воздействия, что невероятно усложняет попадание в цель.
     Выстрел. Выстрел. Выстрел. Короткая пауза и еще семь выстрелов один за другим. Сесилия подняла бинокль.
     Ростовая мишень, на трехсот метрах. Голова и грудь зияли огромными дырами. И ни одного отверстия где-нибудь рядом. Сесилия убрала бинокль и пораженно посмотрела на парня. Так быстро стрелять, да еще при сильном ветре? Похоже Ичика решил полностью растоптать ее самолюбие…
     — Я не снайпер, — сказал Ичика. — Триста метров в таких условиях, это мой предел. При штиле могу попасть метров на шестьсот. Те, кто учили меня, попадали за два километра.
     Сесилия неверяще взглянула на Ичику.
     — Ты должна чувствовать, попадешь или нет, — сказал Ичика. — И вот это мы и будем тренировать…
     … Слегка оглохшая Сесилия вышла из тира. Ичика, что-то говоривший тому японцу, вскоре догнал ее. Девушка была, несмотря на все, рада. В самом конце ей все же удалось понять, что имел в виду Ичика, под понятием «почувствовать цель». Пока ненадолго, но сам факт!
     — Пойдем, что ли? — улыбнулся парень.
     Сесилия шла рядом с Оримурой и иногда мельком поглядывала на него. Парень шел хромая и опираясь на трость. Крепко ему все же досталось в том бою… И все-таки… Он…
     — Ичика, — остановилась девушка.
     — Что? — парень тоже остановился и обернулся.
     — И… — сердце бешено колотилось в груди девушки. — Что ты… Ответишь мне?
     Парень постоял некоторое время, задумчиво смотря на Сесилию. А потом шагнул к девушке.
     — Ты понимаешь, о чем спрашиваешь? — спросил Ичика.
     Сесилия подняла голову. Парень смотрел на нее серьезным взглядом.
     — Ты понимаешь, что это не будет легкой интрижкой? — спросил Ичика. — И что тебе будет очень сложно с Хоки? Она девушка простая, может попытаться и побить.
     — Да, — тихо ответила Сесилия.
     — Кроме Хоки есть еще женщина, — сказал Ичика. — Ее сестра.
     — Шинононо Табанэ? — удивилась девушка.
     Да что там удивилась. Она была шокирована! Ичика усмехнулся, глядя в круглые глаза Сесилии.
     — Вот такой у нас интересный коллектив, — сказал парень. — Ты все еще хочешь быть моей девушкой?
     Сесилия с трудом справилась с чувствами. Ичика опять ее удивил. Похоже, это входит в привычку.
     — Еще я потребую, — сказал парень. — Чтобы все, что происходит в нашей… ячейке, оставалось в ней же. Никто не должен знать больше, чем я решу. В том числе и твоя мать, Си. Особенно твоя мать.
     Сесилия приняла решение сразу.
     — Конечно, — сказала она решительно. — Это разумно.
     — Это единственно верно, — поправил Ичика.
     — Да, — кивнула Сесилия.
     — Тогда, — глаза парня сверкнули как-то странно. — Добро пожаловать в семью.
     Сесилия буквально остолбенела. Ичика не предупреждая, наклонился и поцеловал ее в губы.
     — Весь день хотел этого, — сказал он, отрываясь.
     И снова его губы приникли к ее губам. Язык бесцеремонно проник между ними и тут Сесилия стала отвечать. Стукнула упавшая трость. Ичика обнял девушку за талию, а та обвила его шею руками.
     — А ты прям огонь, — сказал хрипло парень, оторвавшись.
     Сесилия молча смотрела в его глаза.
     — Эй!!! — раздался гневный крик.
     Ичика с Сесилией повернулись на звук.
     * * *
     Лин буквально остолбенела, когда повернув, увидела в коридоре эту целующуюся парочку. Несколько секунд она лишь разевала рот, как рыба выброшенная на берег. А те двое и не думали останавливаться!
     — Эй!!! — ярость выплеснулась наружу.
     Оримура и Олькотт обернулись.
     — Ну пиздец, — произнес Ичика.
     — Что вы делаете?! — Лин просто готова была рвать и метать.
     Кобель! И это после!!!
     — А что мы делаем? — недоумевающе произнес Ичика.
     — Вы, вы!!! — Лин буквально задыхалась от гнева.
     — Мы, — парень был спокоен. — Что не так? Я целую свою девушку. Что в этом такого?
     — Когда это она успела стать твоей девушкой?! — крикнула Лин.
     — Лин, а тебе не кажется, что это слегка не твое дело? — спросил Ичика.
     Но китаянку уже понесло. Не соображая, что делает, она подскочила к парню. Да как он смеет! Еще и уворачиваться! Лин нанесла несколько ударов. Противник явно тормозил! Китаянка удвоила темп…
     И тут ей неслабо прилетело со стороны. Отскочив, Лин увидела стоящую в стойке англичанку.
     — Ага! — оскалилась китаянка.
     — Ты что творишь! — крикнула Олькотт, показывая на Оримуру. — Он же ранен!
     И тут на Лин словно ушат холодной воды вылило. Она вдруг увидела Ичику, стоящего на колене и одной рукой упирающегося в пол. А второй он зажимал живот.
     — Я не… — губы Лин задрожали.
     Девушка попятилась. Олькотт склонилась над Ичикой. Лин охватила паника.
     — П-п-прости! — Лин развернулась и убежала.
     * * *
     — Засекли нас? — улыбнулся Ичика, сидя в сгорбленном состоянии.
     Сесилия смотрела на парня, сидящего на скамейке с тревогой.
     — Ты смотри, как получается, — сказал Ичика. — Не прошло и десяти минут, как ты стала моей девушкой…
     Парень разогнулся и вздохнул.
     — А тебе уже приходиться меня защищать, — закончил он.
     — Может тебе в госпиталь сходить? — спросила Сесилия.
     Ичика аж вздрогнул.
     — Не, спасибо! — сказал он. — Опять туда меня только увезут. Будь любезна, подай палку.
     Ичика указал рукой на трость. Сесилия тут же метнулась.
     — Вот, — сказала она, подавая.
     — Вот спасибо, дочка, — ответил Ичика. — Совсем уж я старый стал. Не держат ноги-то.
     Сесилия против воли улыбнулась. А Ичика, опираясь на трость, встал. Постоял, прислушиваясь к себе.
     — Все, прошло вроде, — сказал он.
     — Я этого так не оставлю! — зло сказала Сесилия. — О чем она вообще думала!
     — Прости ее, Си, — сказал Ичика. — Она всегда была такой. Как зажигалка. Сначала делает, потом думает. Такая уж она, Лин-Инь.
     — А ты хорошо знаешь ее, — сказала девушка.
     — О, ты уже ревнуешь! — усмехнулся Ичика. — Тебе скажу. Как своей девушке. Она моя первая.
     — Любовь? — спросила Сесилия.
     — И любовь, и вообще девушка, — ответил парень. — Так что ее чувства можно понять.
     — Да, — задумчиво ответила англичанка, смотря туда, куда убежала китаянка.
     «А ведь она в одной с нами группе», — подумала девушка.
     * * *
     Хоки без сил упала на грудь Ичики. Парень погладил любимую по волосам.
     — Ичика, — тихо сказала Хоки. — Что будет дальше?
     — Дальше? — парень задумался. — Я только предполагаю.
     Хоки повернула голову и посмотрела в глаза Ичике.
     — Но ты же будешь со мной? — спросила Хоки.
     Парень хмыкнул.
     — Всегда, — сказал он.
     Девушка закрыла глаза и потерлась щекой о грудь парня.
     — Когда ты хотел сказать мне про Сесилию? — заговорила Хоки.
     Парень чертыхнулся. А девушка вновь открыла глаза.
     — Меня обижает это, — сказала она, смотря в упор. — Почему мне это говорят Кошки, а не ты?
     — Прости, — сказал Ичика. — Я… Просто мне это несколько… Странно.
     — Это же очевидно, — сказала Хоки, вновь закрывая глаза. — И Сесилия, и Лин. Они же не просто так с нами в группе. Зная тебя, ты поставил туда тех в ком полностью уверен.
     — Иногда я с вас, женщины, просто в шоке, — сказал Ичика.
     Тут Хоки слегка укусила парня за сосок.
     — Ай! — чуть ли не взвизгнул Ичика. — Ты чего кусаешься?
     — Наказание, — просто ответила девушка. — А если ты еще что-то будешь скрывать…
     — Хоки, — сказал парень. — Я…
     — Я не настаиваю, чтобы знать все, — сказала Хоки. — Но состав своей семьи я знать просто обязана.
     — Да, — Ичика вздохнул, как перед прыжком в воду.
     Хоки, почувствовав напряжение парня, поднялась на руках и посмотрела ему в лицо.
     — Ну и кто еще? — сказала она.
     — Прости, — Ичика не решался смотреть девушке в глаза.
     — Ну? — Хоки села на бедра Ичики. — Китаянка?
     — Еще нет, — сказал парень.
     — Тогда кто? — Ичика почувствовал, как надвигается гроза. — Кошки? Ямада-сан?
     — Александра… — у парня отчего-то пересохло в горле и он не смог сказать полностью.
     — Александра? — Хоки задумалась. — У нас же никого…
     И тут ее глаза расширились.
     — Ректор?! — придушенно воскликнула девушка.
     Она пораженно смотрела на засмущавшегося парня.
     — Кобель… — тихо сказала Хоки…
     … — А Банни знает? — спросила Хоки, смотря в окно.
     Она повернула голову и посмотрела на парня взглядом инквизитора. Ичика кивнул. Хоки скрипнула зубами.
     — И когда ты мне собирался сказать? — поинтересовалась она.
     Девушка была зла, это очевидно. Но это, вкупе с тем, что она стояла голая… Ичика несмотря на неловкость ситуации, невольно залюбовался Хоки.
     — Ну?! — потребовала ответа девушка.
     — Вскоре, — Ичика понурил голову. — Ты бы и сама все узнала.
     — То есть ты говорить и не собирался, — зло подвела черту Хоки. — Какой же ты…
     Хоки сжала кулаки. Ее грудь вздымалась, ноздри гневно раздувались.
     — Еще раз, — сказала Хоки. — Еще раз я узнаю про такое не от тебя или последней и ты будешь ходить не с тростью, а ездить на коляске, понял?
     — Да, милая, — закивал Ичика. — Прости.
     Он жалостливо сложил брови домиком.
     — И ты ничего еще не хочешь мне сказать? — спросила девушка.
     — Я? — парень опасливо взглянул на Хоки и, тяжело вздохнул и сказал. — Кошки…
     Быстрое движение.
     — Ай! — Ичика отпрянул, потирая макушку.
     — Ты! Ты! — Хоки сверкала глазами. — Ты что, собрался перетрахать всю Академию?!
     — Да с чего ты решила?! — разозлился уже Ичика. — Я что, хожу и баб ищу?! Мне некогда просто!
     — С Кошками успел! — выкрикнула Хоки.
     — Да они, бл.ть, сами залезли! — ответил Ичика. — Пока я после наркоза отходил.
     — Так вот почему меня тогда не пустили! — Хоки еще больше разозлилась. — Ты что, и врача подговорил на свои делишки?! А может и ее тоже?!
     — Да за кого ты меня принимаешь! — Ичика встал и навис над девушкой. — Я, мать твою, баб не коллекционирую! Мне вас троих… пока троих… В общем, я ни разу не Казанова! Мне, бл.ть, тренироваться надо и учиться! У нас вон, эта херова война на носу! В жопу все! Просто так получается! Я сам в ахуе!!!
     — Ичика, — как-то неожиданно спокойно сказала Хоки. — Ты на каком сейчас языке говорил?
     — А? — опомнился парень. — Вот же… На русском.
     — Прости Ичика, — сказала Хоки. — Я никак не могу… Привыкнуть, что ты…
     — Кобель, — глухо закончил парень.
     — Нет, — Хоки смотрела серьезно. — Я бы с таким никогда. Ты просто… Ичика.
     — Да уж, — парень вздохнул. — Звучит, как приговор.
     — Мне надо идти, — сказала Хоки.
     — Куда? — удивился парень.
     — К Кошкам, — сказала Хоки. — И к этой… Сесилии.
     — Зачем? — с подозрением спросил Ичика.
     Хоки улыбнулась.
     — Милый, — сказала девушка, прищурив глаза. — Нам есть о чем… о ком, поговорить. Не лезь.
     Парень только вздохнул.

10 глава.

     Сандра Моретти стояла возле парты Ичики.
     — Нет, прости, — ответил Ичика.
     — Но почему? — удивилась Сандра. — Ты же занимаешься с Кошками и Олькотт. Почему нельзя еще кому-то?
     — Потому что это мой предел, — ответил парень. — Я же не наставник. Это мой первый опыт обучения, такого количества людей. И распыляясь на еще большее число, я могу упустить что-то важное. А вот еще пару человек я потяну. Например, тебя. А вот ты уже сможешь дать это другим.
     — Я? — девушка задумалась.
     — А ты думала, я просто так выбрал тебя в замы? — сказал Ичика.
     — Кстати, а почему меня? — спросила девушка.
     — Слушай, давай пересечемся на выходных? — сказал парень. — Этот разговор… Он будет несколько длинным… и несвоевременным для остальных.
     — Хорошо, — кивнула Моретти.
     Девушка, несколько задумчивая, села на свое место. А Лин отвела взгляд. Она не слышала, о чем говорили эти двое, но как эта… наклонялась к Ичике… И то, как он ей отвечал, причем тихо и как-то… Интимно! Девушка скрипнула зубами.
     — Лин, — китаянка вскинула голову.
     Перед ней стоял Ичика.
     — Пойдем, — сказал парень. — Нам надо поговорить.
     Тон его был совсем не… располагающим что ли. Жестким был…
     …Для разговора Ичика выбрал крышу. Он уже ходил без трости, но еще прихрамывал. Лин опять стало стыдно. В памяти снова всплыл эпизод в коридоре. Они вышли наружу. Ичика встал на середине крыши и потянулся.
     — Гор не хватает, — сказал парень, махнув рукой в сторону горизонта. — Под них прекрасно думалось.
     Лин промолчала.
     — Лин, — сказал парень. — Я же тебе говорил прийти на тренировки. Ты почему не пришла?
     — Они мне не нужны, — пробурчала девушка.
     — Это с каких пор, — повернулся парень. — Курсант решает сам, нужны ему тренировки или нет?
     — Ты не учитель, — ответила Лин.
     — Зато староста твоего класса, — ответил Ичика. — И командир группы. И я говорю, что ты недостаточно подготовлена.
     — А я так не считаю! — резко ответила Лин, вскидывая голову.
     Она дерзко уставилась прямо в глаза парню. Тот смотрел на девушку, чуть склонив голову.
     — Знаешь, — сказал он. — А ты так и не изменилась.
     — Что? — не поняла Лин.
     — Хотя тогда бы ты не была Лин, — словно сам с собой разговаривал Ичика.
     — В смысле? — Лин начала выходить из себя.
     — Это просто факт, — парень посмотрел девушке в глаза.
     И его глаза будто заледенели. А потом Ичика исчез в яркой вспышке.
     — Ну? — сказал парень холодным, отстраненным голосом. — Дочь Великого Китая. И что ты будешь делать?
     Лин же вцепилась в его руку, которая держала ее за шею. Как так получилось? Ее ноги беспомощно болтались в воздухе. А Ичика, в ДИНе, с каким-то отстраненным любопытством, словно за букашкой, наблюдал за ней.
     — Ну же Лин, — сказал парень. — Ты же гордая, сильная женщина. Независимая. Ты пилот. Сделай что-нибудь.
     А его рука сильнее сжала горло. У Лин потемнело в глазах.
     — Делай или умри, — сказал Ичика. — Хотя бы ДИН призови. У тебя же личный ИС.
     Лин и пыталась! Только вот парень умело чуть сильнее сдавливал горло, когда она чуть очухивалась. И девушка снова оказывалась на границе жизни и смерти.
     — Как тебе доверили личный ИС? — раздавался голос Ичики. — Ты же с собой справиться не способна. Тобой управляют эмоции. Как ты будешь сражаться? Ты же будешь постоянно игнорировать приказы, делая то, что посчитаешь нужным. Получается, ты вредна.
     — Я не… — прохрипела Лин.
     — Выбирай, — заявил Ичика. — Либо ты со мной. Либо ты умрешь. Прямо здесь и сейчас.
     * * *
     Хоки и Сесилия вышли из ректората. С сегодняшнего дня Хоки официально проживает в одной комнате с англичанкой.
     Шли девушки молча. Хоки как обычно, а Сесилия просто не знала, о чем говорить. У нее в памяти то и дело всплывал вчерашний разговор…
     … — Да! — крикнула Сесилия, когда в дверь постучали.
     Вот это было кстати интересным штрихом. На двери комнат специально не поставили звонков или чего-то похожего. Странные выверты у этих японцев.
     Сесилия повернулась и обомлела. На пороге ее комнаты стояла Шинононо Хоки.
     — А тут мило, — сказала она, заходя и закрывая за собой дверь.
     Сесилия и вправду сделала свою комнату в европейском стиле, как привыкла. В частности, вместо низкого столика, за которым японцы принимали еду, стоял нормальный, со стульями.
     Англичанка промолчала. А Шинононо прошла, села возле стола.
     — В Японии, — заговорила Хоки. — Жены одного мужа называют друг друга сестрицами. Так что имей это ввиду и не удивляйся.
     Сесилия на автомате кивнула. А потом чуть зарделась. Хоки же смотрела на нее пристально и… как-то не очень добро. Сесилия вдохнула-выдохнула, успокаиваясь, а потом встала из-за компьютера и тоже села за стол. Но только почему-то не решалась взглянуть на собеседницу.
     — Вы уже… — спросила Хоки. — Спали?
     Сесилия помотала головой, не поднимая глаз.
     — Он будет у тебя первым? — спрашивала дальше Шинононо.
     — Да, — тихо сказала Сесилия.
     — Не бойся, — улыбнулась Хоки. — Ичика очень нежен и ласков.
     Англичанка посмотрела на девушку с изумлением.
     — Как ты можешь говорить ЭТО? — спросила Сесилия. — Я же…
     — Еще одна, — сказала Хоки. — Я прошла это чуть раньше. Уже, наверное, привыкла. Хотя не буду врать, это не сильно приятно. Но у Ичики уже две женщины, кроме меня. Причем они старше.
     — А кто вторая? — спросила Сесилия.
     — Так про мою сестру ты уже знаешь? — Хоки улыбалась, но глаза ее сузились. — Он сказал?
     — Да, — кивнула Си.
     — Ичика, — начала Хоки. — Он… Необычный человек. И мужчина. Так что, не удивляйся.
     — Я это… поняла, — сказала Сесилия.
     — Александра Ивамото, — сказала Хоки.
     — Ректор? — удивилась англичанка. — А при чем тут…
     И тут она открыла рот от удивления. Хоки мрачно кивнула.
     — Но как? — Сесилия даже задохнулась от шока. — Как это возможно? Ей же лет тридцать!
     — Банни двадцать восемь, — сказал Хоки. — Но Ичику это не остановило.
     — Банни? — не поняла Сесилия.
     — Табанэ, — пояснила Шинононо. — Моя сестра.
     — Но ректор? — все еще не могла прийти в себя Сесилия. — Она же…
     И девушка помахала рукой вверху.
     — Где она и где Ичика! — сказала Си. — Это же вообще!!!..
     Хоки мрачно улыбнулась.
     — Да вот такой он, Оримура Ичика, — сказала девушка. — Плюс к этому, надо понимать, что эта китаянка…
     — Опять? — нахмурилась Сесилия.
     — Что? — не поняла Хоки.
     — Да сегодня…
     И Сесилия рассказала про то, что произошло возле тира. При упоминании поцелуя, англичанка увидела, что и Хоки стиснула зубы.
     — Хорошо… — выдавила девушка. — Что я этого не видела.
     Си опасливо поглядывала на Хоки. А та некоторое время сидела молча, делая глубокие вдохи и выдохи.
     — В общем, за ними нужно будет приглядеть, — сказала Хоки. — Я знаю, что Ичика сегодня говорил этой… ей, в общем. Прийти на нашу тренировку.
     — И она не пришла, — задумчиво сказала Си.
     — Да, — кивнула Хоки. — А Ичика к этому относится более чем серьезно.
     — Да уж, — поежилась Сесилия, вспоминая слова парня.
     — И еще, — Хоки вздохнула, на это раз как-то тяжело. — Кошки.
     — И они тоже? — Сесилия опять удивилась.
     — Нет, они не войдут в семью, — ответила Хоки. — По крайней мере, сейчас. Но… контакт с Ичикой они имели.
     — Все трое? — спросила Сесилия.
     — Да, — ответила Хоки. — Причем, одновременно.
     Сесилия аж покраснела от такой новости. Ей живо представился Ичика в окружении неразлучной троицы…
     — Боже! — выдохнула англичанка.
     — Вот, вот, — сказала Хоки. — Я тоже была… удивлена.
     Хоки при этом выглядела несколько смущенной…
     … Девушки зашли в класс.
     — А где Ичика? — спросила Хоки.
     — И Хуан? — добавила Сесилия.
     — Они ушли куда-то вдвоем, — тут же ответила Дойна и добавила. — Ичика был какой-то… необычный.
     — Майко, — тут же бросила Хоки. — Где комм Ичики?
     Та вздрогнула. Но тут же вызвала панель клавиатуры. С минуту она что-то делала…
     — На крыше! — ответила девушка. — Комм Хуан тоже там, кстати!
     — Что-то мне это все не нравится, — сказала Хоки. — Прям вот ощущаю, что неладно. Я пойду.
     — Я с тобой, — тут же сказала Си.
     Обе девушки словно по команде развернулись и вышли. А вслед им посмотрела Моретти. Причем на ее лице было выражение задумчивости…
     … — Ичика! — крикнула Хоки.
     Девушки выбежали на крышу и увидели очень странную картину. Ичика, в ДИНе, держал на весу китаянку. Причем за горло! А лицо той было красным и она хрипела!
     — Ты что делаешь?! — крикнула Хоки.
     Ичика повернул голову в их сторону. Шлема на нем не было, поэтому обе девушки смогли увидеть его глаза. Увидеть и содрогнуться. Ледяной взгляд голубых глаз, был откровенно пугающим.
     — Сколачиваю группу, — ответил Ичика. — Не мешайте.
     — Ты же ее убьешь! — крикнула уже Сесилия.
     — Не исключено, — кивнул парень. — Но это меньшее зло.
     Он повернулся к Лин.
     — Твой ответ? — спросил он.
     — Да пошел ты… — прохрипела китаянка.
     — Жаль, — сказал Ичика.
     И разжал руку. Лин рухнула на землю, и зажав шею, с всхлипом вбирала воздух.
     — В знак наших прошлых чувств, — сказал Ичика. — Ты умрешь как воин. Призывай ДИН.
     Лин вскинула на парня ненавидящий взор.
     — Призывай, — сказал Ичика. — Или я убью тебя так.
     Лин пошатываясь встала. И развела руки в стороны. Вспышка света и тело девушки облегает броня ДИНа.
     — Это ты умрешь! — выкрикнула китаянка.
     — Возможно, — кивнул Ичика. — Значит такова моя судьба.
     Его лицо скрыл шлем. И как на его ИСе, смотровая щель засветилась алым светом.
     — Что они делают? — прошептала Сесилия. — Это же…
     — А можем помешать? — зло спросила Хоки.
     — Но, можно сказать инструкторам, наставнику… — неуверенно проговорила англичанка.
     — Это наше семейное дело! — отрезала Хоки. — И я все равно не дам его убить…
     Последнее девушка сказала очень тихо. Сесилия глянула на нее и кивнула. Две вспышки и обе девушки тоже стоят в ДИНах.
     … Лин была не просто зла. Ярость охватывала все ее существо и жгла в душе нестерпимой жаждой крови. Да как он посмел?!
     Ее атака последовала тут же. Но черный ДИН с легкостью ушел от быстрых ударов.
     — А ты все так же быстра, — сказал Ичика. — Но так и не научилась себя контролировать.
     Лин скрипнула зубами. И еще больше нарастила скорость. Теперь Ичика уже не пытался просто увернуться. Он блокировал ее удары, отводил их, один удар даже прошел.
     — Неплохо! — комментировал парень. — Кое-чему ты все-таки научилась. Но…
     Он отпрыгнул назад. И его ДИН будто попал под закатные лучи. Он стал слегка отсвечивать красным. Лин зарычала и кинулась в атаку.
     Страшный удар отбросил ее обратно. Лин ощутила, что на губах стало солено от крови.
     — Ты так и не уяснила, — голос Ичики был просто подавляюще властным. — Что такое контролируемая ярость.
     Лин пошатываясь, встала. Она сейчас не видела лица Ичики, но могла поклясться, что тот сейчас улыбается. Той самой, холодной презрительной улыбкой превосходства, которую она часто видела ТОГДА.
     — Это конец, Лин, — объявил Ичика.
     И его фигура размазалась в воздухе. Лин отчаянно попыталась хотя бы защититься. Но Ичика ударил сначала в живот, а потом просто отшвырнул согнувшуюся девушку. Та покатилась по крыше.
     Лин повернула голову, смотря на подходящего парня. И улыбнулась. А в руках Ичика внезапно появился Снежнолист. Точнее уже этот клинок нельзя было называть так. Потому что его лезвие было густо алого цвета.
     «А шансов-то не было изначально», — печально подумала китаянка.
     Если бы Ичика применил это умение вызывать меч в самом начале… То разделал бы ее за пару секунд. Лин закрыла глаза. Но почему все случилось именно так? Она же поехала в Академию только из-за него…
     ДИН китаянки исчез. И на сером бетоне осталась лежать девушка, в контактном костюме.
     И тут Лин почувствовала, что ее поднимают. Она открыла глаза и увидела серьезное и спокойное лицо Ичики. Причем очень близко
     — Скажи, — спросил парень и в его голосе звучала нежность. — Вот почему, чтобы ты начала думать, тебя нужно сначала избить?
     И его губы коснулись ее губ. Лин непроизвольно ответила. А потом до нее вдруг дошло, что она делает. Она уперлась в грудь парня руками, пытаясь оторваться.
     — Нет, — отстранился парень и посмотрел в глаза девушки. — Я больше не намерен терпеть твой гонор.
     И он снова поцеловал ее. Лин еще посопротивлялась… А потом обмякла в его руках…
     … Девушки отозвали ДИНы.
     — Как он это делает? — спросила Сесилия.
     — Ты про бой или про… — кивнула Хоки на целующуюся парочку.
     — Про все, — сказала Си. — Я сейчас должна злиться, а вместо этого едва не радуюсь.
     — Вот такой он, — просто ответила Хоки.
     В этот момент ДИН Ичики тоже пропал. Он опустил китаянку на землю и улыбнулся.
     — Ичика! — вскричали трое девушек, едва не синхронно.
     Просто парень пошатнулся и рухнул на землю.
     * * *
     Ичика открыл глаза. Местность была знакомой. Даже очень знакомой. Белые высокие потолки, белоснежная простынка. Госпиталь. И ощущение очень знакомого, даже родного, сверлящего взгляда.
     «Твою ж мать, — с «предвкушением» подумал Ичика. — Мне пиздец»
     — Ну, герой, рассказывай, — раздался голос сестры.
     — Я ничего не знаю, — ответил парень. — А наркотики мне подкинули.
     — Остришь? — в голосе Чифую прозвучала угроза. — Мне поговорить с Сарой, насчет дополнительного обследования?
     — Не надо, — быстро ответил Ичика, садясь на кровати. — Я все скажу.
     — Слушаю, — Чифую сидела в кресле, в позе дознавателя.
     — Мы просто решили испытать кое-что, — сказал Ичика. — И немного увлеклись.
     — Испытания значит, — угрожающе добрым голосом сказала Чифую. — То есть попытка убийства теперь так называется?
     — Какая попытка? — сделал непонимающее лицо Ичика. — Ты о чем?
     — Мой милый братец, — сказала Чифую, причем таким тоном, что братца передернуло. — Спешу напомнить тебе, что территория Академии находится под наблюдением. В том числе и видео. И на них, камерах, было отлично видно начало вашего «испытания».
     — Ну… — Ичика лихорадочно пытался найти оправдание.
     — Так-так, — кивнула Чифую. — Чистосердечное признание облегчит вашу участь, курсант.
     — Ну мы, просто… дурачились? — парень аж сам поморщился от такой тупости.
     — Отлично подурачились! — притворно радостно сказала Чифую. — Два курсанта в госпитале, еще две молчат, как рыбы. Ну! Что там было, Оримура?!
     — «Слаживание» это было, — буркнул Ичика.
     — Ага, — Чифую нахмурилась, переваривая ответ. — Интересный способ. А остальных ты тоже намерен так «сложить»?
     — Остальные уже, — ответил парень. — Это была крайняя мера.
     — Твою мать, Ичика! — Чифую реально разозлилась.
     А тот несколько удивленно посмотрел на сестру. Нечасто Чифую показывала свои эмоции. Похоже, он ее реально разозлил.
     — Ты что себе вообще позволяешь? — сказала сес… нет, уже наставник Оримура. — Устраивать несанкционированный бой, да еще на территории учебного корпуса. Избить курсанта до полусмерти. Вовлечь других курсантов в это. И на финише самому попасть в госпиталь с истощением!
     — Как там Лин? — спросил Ичика.
     — Нормально! — на взводе ответила Чифую. — Наставник чертов! Зачем было все это делать?
     — Так вышло, — сказал Ичика. — Других способов быстрого воздействия мне в голову не пришло.
     — А меня удивляет, — раздался голос от двери. — Что ты недавно говорил мне, что будешь беречь себя. И что в итоге?
     В палату вошла госпожа ректор, собственной персоной. В сопровождении Марии.
     — Ты представляешь, — продолжила ректор. — Какой будет шум, если на церемонию награждения не явится собственно тот, кого должны награждать? Причем по причине плохого состояния здоровья?
     — Александра-сан! — взмолился Ичика. — Клянусь, к церемонии буду как огурчик!
     — Зеленый и в пупырышках? — спросила женщина. — Ичика, запомни. Хочешь ты этого или нет, ты сейчас лицо Академии. Герой, победивший зло. Если ты подведешь меня…
     Лицо ректора стало очень… Холодным.
     — Не подведу, — Ичика поклонился. — Клянусь.
     — Но наказания тебе все равно не избежать, — сказала ректор. — Наставник, я надеюсь вы объясните курсанту всю полноту его вины?
     — Не сомневайтесь, Александра-сан, — хищно прищурилась Чифую. — Он это запомнит. На всю жизнь.
     — Отлично, — ректор улыбнулась.
     Чифую подождала, пока женщина и ее помощница выйдут и прошипела:
     — А с чего это ты называешь ректора по имени, братец?
     — Она сама мне так сказала ее называть, — пожал плечами Ичика.
     — Да? — сказала Чифую подозрительно.
     Парень посмотрел на сестру искренним взором праведника.
     — Что-то тут не то, — сказала, наконец, Чифую. — Но это неважно. Два дня ты будешь находиться здесь.
     — Два дня?! — возмутился парень.
     — Тебе что-то не нравится? — поинтересовалась Чифую.
     — Как скажете, — тут же пошел на попятную парень. — Два так два.
     — А потом мы будем усиленно вспоминать, — сказала Чифую. — Строевые приемы Империи. Вместе со всей твоей группой.
     — А девчонки-то тут причем? — мрачно поинтересовался Ичика.
     — Ну вы же слаженное подразделение, — ответила сестра, вставая. — Тем более, все были замешаны в этом инциденте. Так что отдыхай и готовься.
     — Есть готовиться, — отозвался Ичика.
     * * *
     «Твою ж мать, это уже становится каким-то обычаем»
     Просто Ичика проснулся оттого, что кто-то… Посасывал его член. Парень открыл глаза и увидел черноволосую голову. Причем грива была довольно длинной.
     — Лин, ты чего ж творишь-то? — сдавленно произнес Ичика.
     — Раньше тебе это очень нравилось, — озадаченно произнесла девушка, выпустив изо рта… его, и повернувшись к парню.
     — Да мне и сейчас, — тяжело дыша, ответил Ичика. — Просто зачем?
     — Я же твоя! — сказала Лин. — Значит, имею право это делать, Кёай!
     И девушка вернулась к прерванному занятию. И как это делать, чтоб Ичике ОЧЕНЬ нравилось, она не забыла. Вскоре парень замычал и его бедра подались слегка вверх. А Лин не выпустила его инструмент изо рта. Она судорожно глотала.
     «Это же должно быть противно», — подумал в который раз парень. — «Я что, какой-то особенный? Че им всем нравится?»
     А Лин повернулась, с лукавой улыбкой на губах. Парень же расслаблено откинулся на подушку.
     — Ичика, — произнесла Лин. — А мне хочется…
     И девушка смущенно отвела взгляд.
     — Пять секунд, — ответил парень. — Я ж только что…
     — Но он стоит, — сказала Лин. — Можно я… Мне…
     Ичика кивнул. Девушка, да еще и Лин, просит такое. Как отказать? Это же почти святотатство.
     Лин радостно улыбнулась и немедленно залезла сверху.
     «Ну ты-то уж точно не девочка» — подумал Ичика. — «Как говорится, гарантирую».
     А китаянка без раздумий опустилась на стоящий член.
     — А-ах! — вырвался у нее стон, когда орудие парня вошло на всю длину.
     Лин как-то торжествующе посмотрела на Ичику.
     — Ты снова со мной! — объявила она. — И твой член!
     В моменты интимной близости Лин иногда становилась просто фонтаном пошлости. Точнее, прямолинейности в описании ощущений и фактов. Девушка принялась двигаться, все с большей скоростью и амплитудой. А Ичика нащупал ее попку. О да! Все таки, он был прав тогда. Эти округлости стали еще более соблазнительны!
     Лин никогда не стеснялась в звуковом сопровождении процесса. Вот и сейчас она ахала на каждое движение.
     — Он снова мой! — выкрикивала китаянка. — Мня!
     — Ты потише! — улыбался Ичика, гладя ее восхитительные округлости.
     — Плевать! А-ах! Да-а!
     Лин сжала парня бедрами и издала уже какой-то прямо-таки звериный рев. Ичика ощущал, как стенки ее лона судорожно содрогаются.
     Девушка открыла глаза и посмотрела на парня затуманенным взором.
     — Как долго я ждала, — тихо сказала Лин. — Мой Ичика.
     Она легла парню на грудь.
     — Зачем ты мучал меня? — еле слышно сказала Лин. — Почему ты… такой жестокий?
     — Я? — Ичика искренне удивился, а потом просто ответил. — Прости.
     — И ты, — смущенно ответила Лин. — Ну за то, что тогда, в коридоре…
     — Да, ты тогда отожгла, — усмехнулся Ичика.
     — А ты, — девушка приподнялась и посмотрела парню в глаза. — Эта… Она действительно?..
     — Сесилия? — сказал Ичика. — Да. Ты же знаешь, я редко вру. А тем более о таком.
     Лин вновь опустилась на грудь парню.
     — Хоки и… Сесилия, — сказала Лин. — Я…
     Девушка тяжело вздохнула.
     — Никогда не представляла себе такой… — китаянка запнулась. — Что буду… Они же… А я…
     — Да, тебе предстоит привыкнуть, что они будут рядом, — сказал Ичика. — Они и еще две.
     — Еще ДВЕ?! — Лин аж подбросило. — Ичика! У тебя что, четыре жены?!
     — Ну пока еще не жены, — сказал парень. — Но да, предполагаю, что будет именно так.
     — Кто они?! — со злыми нотками в голосе осведомилась Лин.
     — Я скажу, — ответил парень. — Но не здесь. Мы и так уже… Вполне интересное шоу показали.
     Лин зарделась. И бросила быстрый взгляд в сторону камеры.
     — Ну и пусть! — заявила она. — Это естественно для мужа и жены!
     — Да-да, — успокаивающе сказал Ичика. — Но пока, иди к себе в палату, хорошо? Мне и так предстоит выслушать… ироничные комментарии. Несколько… десятков раз.
     Лин кивнула. Она слезла на пол, одергивая пижаму (кстати, а где штаны от нее?).
     — И все равно, — девушка нагнулась к парню. — Ты мой!
     Она подарила быстрый поцелуй и убежала, только пятки сосверкали.
     — Пигалица, — негромко произнес Ичика, улыбаясь.
     * * *
     «Уже пожаловались» — подумал Ичика, смотря на лицо Александры.
     А та смотрела на парня очень уж пристально. И в этих карих, почти черных глазах, было какое-то такое выражение… Словно она хотела его кастрировать.
     — Курсант, — произнесла женщина. — Мне… сказали, что ваше поведение в госпитале, скажем так, выглядит несколько аморальным. Я понимаю, что вы еще молоды и гормоны играют, но хотя бы можно делать это в личной комнате?
     — Простите, госпожа ректор, — Ичика, сидя на кровати, склонил голову. — Больше такого не повторится.
     — Надеюсь на это, — ответила Александра. — Иначе я санкционирую проведение вам курса снижения… активности в данной сфере.
     — Я все понял, Ивамото-сама, — ответил парень.
     Женщина смерила Ичику, замершего в поклоне, прищуренным взглядом. А Ичика, в этот момент, улыбнулся. Причем как-то по злодейски. И он знал, что Саша это видит.
     — Итак, — сказала ректор. — Зачем ты хотел меня видеть?
     — Ивамото-сан, — начал Ичика и увидев легкую гримаску на лице женщины поправился. — Александра-сан. Мне бы хотелось узнать, где будет проходить награждение.
     — Ну, в свете последних событий, — ответила ректор. — Награждение будет проходить на территории Академии, в Большом зале.
     Ичика тут же достал планшет.
     — Отличное место, — сказал он. — Тогда, Александра-сан. Опять же в свете последних событий. Есть предложение значительно усилить эффект, скажем так, от того, как сейчас проходит обучение в Академии. Единственное, меня интересует, стоит ли именно сейчас показывать серьезность новой программы обучения пилотов.
     — Ты сначала озвучь, что и как хотел показать, — ответила женщина. — А потом я отвечу, насчет своевременности.
     — Так точно, — кивнул Ичика. — Смотрите.
     Он мазнул по планшету и повернул его к ректору…
     … Новый имперский экзоскелет пехотинца «ЭП-Форпост» очень внешне походил на ДИН ИСа. А может это сходство было совсем не случайным.
     Ичика показал, как подразделение в таких экзоскелетах, проходит маршем. Смотрелось и впрямь очень внушающе. Этакая армия роботов, четко, синхронно, проходила мимо мавзолея на Красной площади. Демонстрация силы получилась на все сто. А ведь всего двадцать человек. Однако, так и хотелось при этом врубить «Имперский марш» из Звездных Войн. Все эти боевые машины, танки, самолеты и простая пехота, хоть и тоже увешанная всякими наворотами, они были привычны. А вот это, это было будущее. Оружейные блоки, закрытые шлемы и камуфляжная раскраска, при полной футуристичности самого вида экзоскелета. Круче был только последовавший сразу вслед за «Форпостами» отряд новых ИСов. «Шквалы» вообще подавляли своей мощью…
     Когда ролик кончился, ректор задумалась. Ичика не мешал, положив планшет на тумбочку у кровати.
     — ИСы конечно, в зале маршировать не будут, — сказала, наконец, женщина. — Но вот в ДИНах...
     Она посмотрела на парня.
     — Скажем так, — медленно произнесла Александра. — Среди определенных структур, как в ООН так и вне его, ходят настойчивые слухи, что Академия съедает слишком много денег, при том, что выпускает исключительно бойцов для турниров.
     — То есть, — сказал Ичика. — Такая демонстрация милитаризованности пойдет на пользу?
     — Может быть и да, — ответила ректор. — Надо это обсудить. А кого ты, кстати, видишь в качестве такого подразделения?
     — Естественно первый курс, — сказал Ичика. — Как символ смены направления обучения. И я хотел не просто пройти строем. А именно стать частью церемонии награждения.
     — Представишь мне план, — коротко сказал Александра.
     — Уже, — сказал парень.
     Он взял планшет. И что-то сделал.
     — План у Марии, — сказал парень.
     — Значит, — ректор слегка улыбнулась. — Ты тут не только развратом занимаешься?
     — Это все случайно! — вскинулся Ичика.
     — Да и бой на крыше учебного корпуса, это тоже чистая случайность? — сощурила глаза женщина.
     — Импровизация, — буркнул парень. — Больше такого не повторится.
     — Хочется верить, — сказала ректор, вставая. — А ты, значит, решил превратить свое наказание, в полезный процесс?
     — Так точно, — кивнул Ичика.
     — Я сообщу о решении, — сказала женщина. — И надеюсь, мне больше не будут сообщать о… фактах непристойного поведения одного курсанта?
     — Никак нет, — поморщился парень.
     Ректор улыбнулась, покачала головой и вышла.
     * * *
     В полумраке кабинета светился куб голопроектора и экран ноутбука. Сидевшая за столом женщина внимательно читала текст на экране, иногда двигая рукой, меняя картинку, отображающуюся в кубе.
     — И когда он успевает, — пробормотала Александра.
     В кубе была картинка. Точнее набросок. Ровные коробки курсантов, впереди каждой, староста. В ДИНах все выглядело более чем серьезно.
     Женщина сменила картинку. Курсанты, замерли в ровных линиях. А он стоял возле… нее? С рукой, вскинутой в имперском воинском приветствии. Кстати, где он взял ее изображение, чтобы сделать столь похожую модель?
     Женщина пролистала несколько изображений.
     — Внезапно, — сказала она.
     Одно из изображений было… явно рисунком. И на этом рисунке была она… в несколько фривольной позе. И хоть это был всего лишь набросок, женщина себя легко узнавала.
     — Ичика, ты еще и рисовать умеешь? — хохотнула Александра. — Когда же кончатся твои таланты?
     В два движения фото было удалено из файла… И ушло на личный комп ректора.
     * * *
     Курсанты класса 1-1 стояли напротив наставника. Та с каким-то предвкушением обвела строй взглядом, задержавшись на единственном парне.
     — Ну что же, — сказала Оримура-сенсей. — Поздравляю вас! Ваш староста умудрился растянуть свое наказание не только на свою группу, но и на весь класс, причем по приказу ректора.
     Класс молчал.
     — Итак, с сегодняшнего дня, кроме собственно обычных тренировок, весь класс будет проходить шагистику. Причем…
     Женщина сделала паузу.
     — Под руководством старосты, — закончила она. — Так что, командуй, Оримура.
     Чуть усмехнувшись, Оримура-сенсей в сопровождении Ямады-сан удалилась с полигона.
     — Ичика, а зачем мы будем это проходить?
     — А что такое шагистика?
     — Для чего?
     Тут же посыпались со всех сторон вопросы.
     — Девчонки! — поднял руку Ичика. — Зачем, поясню вечером. Сбор, как обычно, в кафе. Давайте начинать, время дорого!
     * * *
     Ичика обвел взглядом собравшихся. Трое его девушек естественно сидели рядом. Причем (ха-ха!), в порядке, так сказать, поступления. Хоки — ближняя справа, Си — слева, Лин — рядом с Хоки.
     «И да, я уже боюсь развития событий. Уже ПЯТЬ! Как говориться, Аматерасу, дай мне сил. И слава всем, кто там ответственен, что пока могу. Боюсь представить, что будет, когда стану старше… Но это если стану, тут так все интересно, что шансы, так сказать, стремятся к нулю».
     — В общем, это все действо, — заговорил Ичика. — Для награждения. Как вы понимаете, моего.
     Девушки молчали. Что было… несколько удивительно.
     — Сразу скажу, мне бы этот весь пафос, — усмехнулся Ичика. — Даром не сдался. Но тут есть момент, что нужно кое-кому показать, что в Академии все серьезно. И именно для этого, наш класс и готовит эту сценку. Но это один момент.
     Ичика чуть наклонился, будто желая сказать что-то… важное и не для чужих ушей. Многие девушки синхронно повторили этот жест.
     — Шагистика всегда использовалась в армии, — начал парень. — Чтобы привить дисциплину. И развить чувство локтя. Так что второй целью сего действа будет именно это. Выработать ощущение товарища рядом.
     — А разве мы не для этого делились на группы? — спросила Лиен Шин.
     — Не всегда вы будете действовать в составе именно этих групп, — сказал Ичика. — И посмотрите внимательнее на процесс нашего обучения. А потом сравните с тем, что преподавали ранее. Нас, первый курс, сейчас обучают, как подразделения. Ранее это практически отсутствовало. Упор шел на личные боевые навыки. То есть…
     — Готовили гладиаторов, — сказала Сандра Моретти.
     — Верно, Сандра, — сказал Ичика. — И это изменение цели обучения, произошло не так просто. Я не могу всего сказать, это не моя тайна. Но вы должны понять, что из нас сейчас готовят солдат. А не чисто пилотов ИСов.
     — Солдат? — тихо и как-то испуганно спросил кто-то.
     Ичика нашел взглядом источник.
     — Да, Акеми, — ответил парень. — Именно так. И именно поэтому я хочу… Ректор хочет, чтобы мы и выглядели, как воинское подразделение. Конечно, нам еще далеко до настоящего военного отряда, но и сейчас мы уже кое-что можем. Пример наша сегодняшняя тренировка.
     Все задумались, вспоминая подробности дневных событий.
     — Для вашего сведения, — сказал Ичика. — Такое быстрое переключение на команды другого командира, это весьма серьезный показатель. Кто-нибудь из вас начал сомневаться, а почему командую не я, а Сандра?
     — Но она же твой зам… — начала было Лиен.
     — Но почему никто не спросил, а где Ичика? — поинтересовался парень.
     — Так некогда же было, — ответила Дойна.
     — А я между тем, оставался в строю, — сказал Ичика. — И да, Мицуко, прости, я кажется перестарался.
     Огава Мицуко слегка покраснела.
     — Просто ты являлась ключом обороны, — сказал парень. — Поэтому мы с Хоки так на тебя насели.
     — Ничего, — тихо ответила девушка. — Я понимаю.
     — Вот еще пример, — кивнул парень на Мицуко. — В наших командах УЖЕ распределены роли бойцов. Да, может нам не хватает навыков и опыта, точнее, нам их точно не хватает, но…
     Парень поднял палец вверх.
     — Мы их уже можем компенсировать, — Ичика нашел взглядом Паолу Гуэрру.
     Смуглокожая черноволосая дочь Рима слегка смутилась от пронзительного взгляда старосты.
     — Скажи, Паола, — сказал он. — Почему ты пожертвовала Мицукой и частью своего щита, прикрывая Акеми?
     — Она же стрелок, — ответила девушка. — И… не любит ближний бой.
     — И это едва не привело вас к победе, — сказал парень. — То есть шесть ИСов второго, замечу, поколения, едва не справилась с семеркой ИСов, в которую входили три ИСа третьего поколения. А если бы нас было шестеро, например, не было Хоки? Или Си? Моя четверка, замечу без ложной скромности, тоже весьма слаженное подразделение. Да и Кошки, тоже тот еще подарок. Плюс, вами никто не командовал. А у нас был командир. И если бы вторая тройка…
     Ичика нашел взглядом Кату Масуми, Лиен Шин и Лану Атчесон. Те едва не синхронно поморщились.
     — Вы слишком увлеклись с Кошками, — сказал Ичика. — Но это ничего. Нам просто нужен опыт. Для этого мы и учимся в Академии.
     Ичика улыбнулся.
     — В общем, для чего все это, я объяснил, — сказал весело парень. — Отчего бы нам не повеселиться? Раз уж мы все здесь собрались?
     * * *
     Вечеринка как-то затянулась. Сначала хорошо покушали, потом девчонок потянуло на потанцевать. Причем, медленные танцы. Под прищуренные взгляды тройки девушек, Ичику раз за разом вытаскивали на площадку. Тут-то и выяснилось, что командир и староста может не только потоптаться вокруг девушки. Просто в программу обучения в Имперском военном училище, входит, например, вальс.
     Разошлись все только тогда, когда прибыла наставник Оримура лично и напомнила ледяным голосом, что на территории Академии действуют временные правила. И да, она еще понюхала, на предмет употребления сильно веселящих напитков, уж очень радостными и возбужденными выглядели девушки класса 1-1…
     … Наутро почти все выглядели хмуро. Не выспались. Особенно Хоки с Ичикой. Просто Хоки жила со своим парнем в комнате последний день, вот и оторвалась, похоже вперед на все время вынужденного раздельного проживания. Так что Ичика выглядел мягко говоря, не совсем в форме. И пошире расставлял ноги при ходьбе.
     Ямада-сан как обычно была жизнерадостной. Причем на лицах многих читалась фраза «до отвращения радостная».
     — Добрый день! — поздоровалась сенсей. — Рада представить вам еще двух учеников вашего класса. С ними класс 1-1 будет полностью укомплектован!
     В класс зашли двое. Впереди шел… парень? Довольно женственно выглядящий парень, в форме Академии, и странной прической. Ичика и сам уже волосы в косу подумывал убирать, отросли. Но у этого Шарля была просто грива, причем убранная, как-то на женский манер. А второй шла невысокая девушка, с длинными светлыми волосами. Платиновая блондинка! Ее форма отличалась от обычной женской формы, так как на ней была не юбка, а штаны. И один глаз девушки прикрывала черная повязка.
     Шарль просто подошел к столу преподавателя и повернулся к классу. Блондинка же едва не промаршировала и, дойдя, сделала четкий строевой поворот.
     — Шарль Дюнуа! — весело представила Ямада-сан. — Как и Ичика, он мужчина-пилот ИСа. Правда здорово?!
     Девушки в классе одобрительно зашумели.
     — Ичика, ты чего? — прошептала Хоки. — Ну подумаешь, еще один парень.
     — Да при чем тут этот француз! — едва не с паникой в голосе произнес Ичика.
     — Лаура Бодевиг! — тем временем вещала Ямада-сан. — Она из Германии, как и Герда. Пилот личного ИСа «Черный дождь»!
     — Еще один личный ИС?
     — Вот это да!
     — Так у нас уже семь личных ИСов!
     А Ичика реально сидел белый. Его поведение было настолько странным, что внимание обратили уже многие. В том числе и Ямада-сан.
     — Ичика, — обратилась она. — А ты не хочешь поприветствовать новеньких?
     — Я? — Ичика выглядел каким-то растерянным
     — Оримура Ичика!
     Все посмотрели на новичков. Потому что последняя фраза, даже не фраза, а приказ, исходил от немки Бодевиг.
     Та шагнула вперед и оказалась у парты Ичики.
     — Оримура Ичика! — повторила Бодевиг, с выражением маньяка, настигшего жертву.
     — Лаура, — Ичика натужно улыбнулся.
     Глаза немки сверкнули. Неожиданный хлесткий удар наотмашь обратной стороной ладони, заставил голову Ичики мотнуться. Многоголосое ахание девушек сопроводило это явление.
     — Эй! — в голосе Хоки явственно прозвучали нотки начинающегося гнева.
     — Какого черта!! — Лин, естественно завелась с пол-оборота.
     И тут уже начавшую движение китаянку и остальных заставило буквально остолбенеть следующее действие Бодевиг. Блондинка, как-то по хозяйски взяла Ичику за подбородок и явственно страстно впилась в его губы поцелуем.
     — Оримура! Бодевиг! — раздался от дверей голос наставника Оримуры.
     Немка тут же оторвалась от Ичики и замерла в образцовой стойке «Смирно».
     — Своими личными делами будете заниматься после занятий! — резко сказала сенсей. — Ясно?
     — Так точно, инструктор! — отрапортовала Бодевиг.
     Ичика, все еще пребывающий в некотором шоке, лишь кивнул.
     — Здесь я наставник Оримура, курсант Бодевиг! — поправила немку Оримура.
     — Так точно, наставник Оримура! — громко и четко повторила Бодевиг.
     Наставник Оримура повернулась к Майе.
     — Ямада-сан, — сказала наставник. — Продолжайте урок.
     — Так… В смысле, да, Оримура-сан! — Майя слегка покраснела. — Ты тоже садись, Шарль.
     Француз, пребывающий в легкой прострации от увиденного, молча кивнул.
     * * *
     Ичика, краем глаза следивший за немкой, облегченно вздохнул, когда она вышла из класса.
     — Ичика! — раздался голос.
     Парень поднял голову. Возле его парты стояла… стояли. Все трое. И на их лицах был написан живейший интерес.
     — Ты ничего не хочешь нам сказать, а Ичика? — спросила Хоки.
     — Что у вас с этой Бодевиг? — поинтересовалась Лин.
     — И почему она… — запнулась Сесилия, но тут же уверенно продолжила. — Так на тебя отреагировала?
     — Спелись, — вздохнул Ичика. — В общем, девушки, такое дело…
     Парень огляделся. Да, все сидели, как бы не при делах. Вот только уши едва не на макушке.
     — Мне выйти надо! — решительно произнес парень.
     — Куда это ты? — уперла руки в бока Лин.
     — В туалет! — сказал Ичика. — Срочно надо!
     — Мы все равно не отстанем, Ичика! — крикнула вслед Хоки.
     Парень тем временем чуть не выбежал в коридор.
     — Да уж, вы-то не отстанете, — пробормотал он. — Как и она!
     Ичика повернул за угол… И едва не упал на задницу от резкого торможения.
     — Лаура, — парень улыбнулся. — Ты же слышала, после уроков!
     А немка подошла вплотную.
     — Не вздумай опять сбегать, Оримура! — с угрозой произнесла Лаура. — Иначе будет только хуже.
     Она обогнула парня, как статую и ушла. Ичика посмотрел ей вслед.
     — Ага, так я и послушал, — сказал он. — Куда уж хуже?
     * * *
     Ему все-таки удалось свалить. Едва закончились тренировки, Ичика чуть не на сверхзвуке влетел в шахту. Едва ИС залетел в бокс, Ичика уже выбирался из него. ДИН он отозвал, еще не коснувшись ногами пола и опрометью кинулся в сторону выхода.
     — Что это с ним? — удивленно спросила Майя.
     — С ним? — Чифую посмотрела в ту сторону, куда убежал Ичика. — С ним случилась Лаура. Жаль, только стал подавать надежды.
     Ямада-сан с некоторым удивлением увидела на губах Чифую легкую улыбку.
     А Ичика тем временем выбежал из здания.
     «Так, общага не вариант, найдет. У Чифую тоже, разве что пытать будет не больно, ха-ха. Саша, встречай!»
     Парень на ходу набрал сообщение.
     — Что за невезуха! — в отчаянии произнес он. — Почему именно сегодня?
     Саша отписалась, что уже час как улетела в Токио. И выражала удивление такому стремлению встретиться. Но обещала все наверстать по прибытии.
     — Если будет с кем! — едва не крикнул Ичика. — О! Сандра!
     Девушка, идущая впереди, обернулась.
     — Ичика? — озадаченно произнесла она. — А ты чего все еще в костюме?
     — Надо так! — быстро ответил парень. — Держи!
     Он сунул ей в руки свой комм.
     — Пусть у тебя до вечера побудет, лады? — сказал парень и тут же убежал.
     — Хорошо, — недоуменно сказала девушка. — Что происходит?
     Но Ичика уже удалился метров на тридцать…
     … — Понятно! — Сандра подняла голову.
     Перед ней стояла новенькая, Бодевиг.
     — Его комм у тебя? — спросила девушка.
     Сандра кивнула.
     — Вот же засранец! — с чувством сказала Бодевиг и быстро ушла.
     Сандра проводила ее взглядом. Лаура вышла из кафе, немного постояла и ушла.
     — Опять что-то происходит, — сказала Сандра. — А я опять не в курсе!
     Девушка запихнула в рот остаток пирожного, приложила комм, расплачиваясь и тоже вышла из кафе.
     — Ну эти-то должны знать? — пробормотала Сандра, быстро идя в сторону общежития…
     … Ичика даже успел вздремнуть, сидя в ИСе. Естественно, он его не активировал, даже ДИН не призывал, чтобы не засветиться на сканерах. Без него внутри ИСа было несколько просторно, но в принципе, все хорошо.
     Выйдя при помощи бортового компа в сеть, Ичика наблюдал за обстановкой с тех камер, к которым был общественный доступ. И увиденное его не воодушевляло. Лаура искала его. Причем искала настойчиво. Как она умела. Конечно, его нахождение это вопрос времени. Но лучше попозже, может хоть немного та поостынет.
     Ичика улыбнулся. А Лаура все та же. Если уж вбила в голову что-то…
     «Твою так-то, мать, — подумал парень. — А у меня ж они все такие».
     Парень усмехнулся.
     «Но грудь у нее так и не выросла. Сколько ей сейчас? Должно быть где-то восемнадцать-девятнадцать. Надеюсь, ее это не сильно задевает».
     Ичика поерзал, устраиваясь поудобнее. Заурчало в животе.
     «А Хоки сейчас уже не со мной живет! — с неудовольствием подумал Ичика. — Жрать никто не приготовит. Мать! Еще же этот Шарль, будь он неладен! Надеюсь, его никто не оприходует, пока я тут».
     Ичика тяжело вздохнул.
     * * *
     Два года назад. Мюнстер. Германия.
     Чифую обернулась на выходящего из дома парня. Ичика выглядел совершенно спокойным, если не сказать убийственно спокойным.
     «А не перестаралась ли я с Эссексом? — в который раз подумала женщина, глядя на брата. — Как-то уж он слишком холоден стал»
     Парень дошел до Чифую.
     — Идем? — спросил он.
     — Да, идем, — ответила женщина.
     Улочка, где стоял снятый для Чифую дом, была истинно немецкая. Эти домики, как из сказок, заборчики по колено высотой, подстриженная трава и абсолютная, подавляющая чистота.
     «Это тебе не фавеллы», — подумала Чифую.
     Она бросила украдкой взгляд на идущего рядом брата, пытаясь понять, что чувствует в данный момент он. Но лицо парня совершенно ничего не выражало.
     «Как же они сейчас похожи, — скользнула у Чифую мысль. — Словно брат и сестра»
     До военной базы, где и были организованы этакие курсы для пилотов ИС, идти было минут пятнадцать. За все это время Ичика не проронил ни слова, что было несколько… необычно, в первую очередь для самого парня, который раньше, до Англии (а если быть точнее, до Бразилии), был немного болтлив. Раньше он бы уже задал кучу вопросов по поводу того, куда они шли, чем она занимается и все такое. Теперь же с ней рядом шел молодой джентльмен, этакий вежливо молчащий… дворецкий, иного слова не подобрать.
     — Ичика, — сказала Чифую. — Я сейчас обучаю одну девушку.
     Парень изобразил на лице вежливый интерес. Женщина на это чуть поморщилась.
     — Дело в том, — продолжила женщина. — Что Лаура будет жить с нами.
     — А причина? — спросил Ичика.
     — Сам все увидишь, — ответила Чифую.
     Ичика молча кивнул, принимая слова сестры к сведению.
     «Ну просто исполнительный механизм, — подумала та. –Принял к сведению и все. И все».
     * * *
     — Это та девушка? — спросил равнодушно Ичика.
     Он и Чифую стояли на входе в зал, наполненный всякими спортивными… машинами, иначе не назвать. И в этом зале упорно занималась девушка, даже скорее девочка. Просто у нее, скажем так, спереди было уж слишком плоско, да и бедра не могли похвастаться пышностью. Девушка была светловолоса, причем ее прическа была необычного оттенка, даже для не столь уж часто попадающихся настоящих, от природы блондинок. Таких как она, еще называют платиновыми.
     — Да, — коротко ответила Чифую.
     — Она… — Ичика задумался. — Такая спокойная.
     На левом глазу девушки имелась черная повязка.
     — Скорее она не умеет чувствовать, — ответила женщина. — В этом и проблема.
     — Почему? — поинтересовался парень.
     — Потому что пилот ИС должен чувствовать, — ответила Чифую. — Хороший пилот. ИС — это не танк и не самолет. Нельзя им просто управлять. ИС — это второе тело пилота.
     — А кто эта женщина? — спросил парень, кивая на рослую светловолосую красавицу, что как и Чифую с Ичикой, наблюдала за тренировкой девушки.
     — Ваш тренер, — ответила женщина. — Ханна цу Штайн.
     — Цу, это обозначает, что она из какого-то древнего рода? — спросил Ичика.
     — Рыцарского рода, — кивнула Чифую.
     — Интересно, — произнес Ичика…
     …- Это твой брат, Чифую? — весело спросила Ханна.
     — Да, — ответила Чифую.
     — Так! — немка подхватила из стойки деревянный меч, но не привычного вида боккен, а вполне себе прямой клинок на полторы ладони хвата. — Тогда я его протестирую!
     Ичика молча взял из стойки похожий клинок.
     — А ты не слишком разговорчивый! — опять улыбнулась Ханна.
     Ичика пожал плечами…
     … Ханна фехтовала по другому. Размашистые щедрые удары, силовые блоки. В ее технике не было привычных экономных и узконаправленных ударов кендо, скользящих блоков, уходов. Но вместе с тем, Ичика подметил, что ее движения, они как бы следуют друг за другом. То есть, фактически это не она двигает мечом, а скорее идет за ним, не выматывая себя, сохраняя силы. И это было удивительно. Удивительно, как настолько разные внешне школы, на самом деле преследуют одни и те же цели.
     Женщина отступила, внимательно глядя на парня.
     — А ты смотрю, в этом не новичок, — Ханна говорила уже без улыбочки. — Чувствуется рука Чифую.
     — Сестра давно тренирует меня, — ответил Ичика.
     — Тогда я поработаю с тобой по-серьезному, — ответила блондинка.
     — Как вам угодно, — сказал Ичика. — Можно просьбу?
     — Говори, — кивнула Ханна.
     — Говорите по-немецки, — попросил парень. — Мне надо тренироваться в языке.
     — Хорошо, — Ханна перешла на родной язык. — Начнем?
     — Да, — кивнул Ичика.
     Ханна подняла меч и ее глаза почему-то радостно сверкнули. Губы женщины раздвинулись в какой-то в предвкушающей улыбке…
     … Странное чувство. Какая-то волна восторга, дикой радости и что-то еще, долго спавшее. Тело вдруг стало легким и одновременно напружиненным. На губах сама собой выползла улыбка.
     Ичика глянул на Ханну. И увидел в ее глазах то же легкое безумие и предвкушение. Парень поднял перекрестье меча на уровень глаз.
     Да-а-а!!!..
     … Довольно крупная и плечистая Ханна и Ичика, уже сильно подросший и раздавшийся в плечах. Чифую видела, как обрадовалась, сильно обрадовалась эта стукнутая на мечах маньячка, когда поняла, прощупала брата.
     А потом она увидела, как с Ичики сползает эта маска вежливого сэра. В его глазах загорелся тот самый огонь, который она часто видела раньше. Чифую усмехнулась про себя. Ханна будет удивлена, встретив маньяка ничуть не меньше себя. Приятно удивлена.
     Они сорвались вперед одновременно. Их клинки столкнулись и тут же разлетелись бабочками по сторонам, чтобы через мгновение снова встретиться в страстном единении боя. Ичике всегда нравились длинные клинки. И сейчас, по лицу брата, Чифую видела, что он рад, очень рад этому бою. Он словно проснулся, ожил. Его движения были легкие, без напряжения. Он буквально парил над полом, впрочем Ханна не отставала от него. Скорость все нарастала, клинки, пусть и тренировочные, рассекали воздух с такой скоростью, что травмы, при контакте с телом, все равно бы получились нешутейные.
     Стилю боя Ханны, основанном в основном на европейской школе, противостоял человек, который привык сражаться в несколько другом ключе. Поэтому сильные, маховые удары меча женщины, неизменно будто стекали с клинка парня, Ичика редко блокировал жестко. Зато в его наборе были и колющие удары, что у Ханны практически отсутствовали.
     Оба не стеснялись помогать себе дыханием, поэтому выкрики Ханны, чередовались с выдохами-рычанием Ичики. И тут Чифую обратила внимание на Лауру. Девушка внимательно, очень внимательно смотрела на поединок. Словно запоминала его.
     А скорость боя все нарастала. Противники уже достаточно разогрелись и теперь движения, удары становились все более быстрыми и хитрыми. И в какой-то момент Ичика слегка отстал. В положенном месте его клинок чуть запоздал, всего на долю секунды и Ханна немедленно воспользовалась этим. Ее клинок буквально продавил защиту парня, вынужденного встретить меч женщины на жесткий блок. Ее клинок остановился в каких-то паре сантиметров от лица парня. И тут Ханна резко разорвала контакт и отступила.
     Ичика опустил меч и молча поклонился.
     — Это было прекрасно, — произнес парень, каким-то грудным, чуть хриплым голосом.
     — Да!! — Ханна как-то хищно улыбнулась. — А ты хорош! Чифую! Хороший подарок!
     — Ну не забывай, — ответила та. — Что у тебя будет еще один ученик.
     — Да! — порывисто кивнула Ханна.
     А Чифую немного не понравился тон ее голоса. Она… Тогда, когда они были пилотами, Ханна была… В общем именно такие интонации в ее голосе возникали, когда Ханна… когда ей что-то нравилось настолько, что она непременно хотела это заполучить…
     … — Что с ним? — спросила Ханна, когда они с Чифую вышли из зала, предоставив молодежи заниматься чисто силовыми тренировками.
     — Ты о чем? — спросила Чифую.
     — Он, — Ханна задумалась, подыскивая слово. — В общем, я уже сталкивалась с таким. У подопечных Людвига.
     Чифую посмотрела на давнюю, можно даже сказать, подругу. По крайней мере, Ханна была самым близким человеком среди первых пилотов ИСов. Она была прямолинейной, честной, несколько грубоватой, но веселой.
     — Да, — просто ответила Чифую. — Я здесь в том числе и из-за этого.
     — Вот как, — Ханна сверкнула глазами. — А это все более интересно! Кстати, откуда он так хорошо знает английский?
     — Эссекс, — ответила Чифую, все так же лаконично.
     Ханна подняла правую бровь.
     — Все более и более, — пробормотала Ханна. — У него уже что, был инцидент?
     — Да, — ответила Чифую.
     — Сколько? — спросила немка.
     — Трое, — ответила Чифую. — И четвертый косвенно.
     — Значит, он опасается… — Ханна задумалась. — Этой своей… особенности?
     — Самый фокус, что нет, — сказала Чифую. — Он не считает, что это плохо.
     Ханна еще раз подняла в удивлении бровь.
     — Просто все эти четверо, скажем так, — Чифую сощурила глаза. — Были весьма нехорошими людьми.
     — Но четыре человека, — произнесла немка.
     — Он не считает их за людей, — ответила Чифую.
     — Да уж, — покачала головой Ханна. — Он… твой брат.
     * * *
     Ичика открыл дверь комнаты и сделал приглашающий жест.
     — Твоя комната, — сказал он.
     Лаура молча прошла в комнату. Огляделась.
     — Вот тут, — Ичика открыл стенной шкаф. — Можно развесить одежду. Мебели не очень, мы просто сами недавно переехали. Эй, ты что делаешь?
     Лаура, уже снявшая китель и расстегивающая пуговки рубашки, подняла глаза.
     — Я вообще-то, еще здесь, — сказал Ичика.
     — Это нельзя делать в присутствии мужчины? — спросила Лаура.
     «У, как все запущено!» — подумал Ичика.
     — Да, — ответил он. — Такое не принято.
     — Хорошо, — спокойно ответила Лаура.
     — Я тогда пойду, — сказал Ичика. — Переодевайся и спускайся через часик, будем ужинать.
     — Я поняла, — ответила девушка, все с такой же маской равнодушия.
     Ичика хмыкнул. Про себя…
     … «Ножи надо купить нормальные. Те, что имелись… нет, ими можно было нарезать, но вот именно, что просто нарезать, без души, без удовольствия».
     Ичика улыбнулся, помешивая супец.
     «Кстати, что-то Лаура как долго… собирается. Уже больше часа прошло»
     Парень выключил плитку и накрыл кастрюлю крышкой. Несколько минут он постоял, раздумывая.
     «Может, пусть Чифую сходит? Вопрос, когда она придет. Может ведь и под ночь завалиться только. Схожу»
     Ичика кивнул своим мыслям и решительно пошагал в сторону лестницы.
     Поднявшись, парень остановился у двери комнаты. И постучал.
     — Лаура! — позвал он. — Ужин готов! Ты будешь кушать?
     В ответ тишина. «Уснула, что ли?» — подумал Ичика. И тут дверь распахнулась. Брови парня взлетели вверх.
     Лаура стояла на пороге своей комнаты… Слегка неодетая. В одном нижнем белье. Ичика резко развернулся.
     — Лаура! — придушенным голосом произнес Ичика. — Ты почему… неодета?
     — Я не знаю, что надеть, — ровным голосом сообщила девушка.
     Парень выдохнул с легким стоном.
     — М-м-мать! — не удержался Ичика. — У тебя, что нет обычной одежды?
     — Только форма, — ответила Лаура.
     — Чифую, я тебя убью! — простонал Ичика еле слышно и уже нормальным голосом (насколько это возможно) сказал Лауре. — Одень футболку из полевой формы и…
     Ичика задумался.
     — И штаны от тренировочного костюма, — завершил он. — А завтра пойдем в магазин, купим все, что требуется.
     — Хорошо, — ответила Лаура.
     — Жду внизу, — сказал парень и поспешно удалился.
     * * *
     — Да вот так, — кивнул Ичика. — Если будешь отражать клинок противника внутрь, то у него появится шанс поразить тебя.
     Лаура кивнула. А парень слегка нахмурился.
     Ханна поручила ему научить Лауру, так сказать, азам. Сказав при этом, что это необходимый этап уже его обучения.
     — Повторишь вместе с ней всё, — сказала женщина. — Я приду к полудню и займусь уже тобой.
     Вот Ичика и учил. Ну как мог. Впрочем, лучшего чем Лаура ученика, наверное было не найти. Девушка не отлынивала, не жаловалась. Она раз за разом молча повторяла все те движения, что показывал Ичика.
     — Ты должна обязательно спрашивать все, что тебе непонятно, — сказал парень. — Для того, чтобы я понял, на что нужно обратить внимание.
     — Да, инструктор, — четко ответила девушка.
     — Я не инструктор, — сказал Ичика. — Так что называй меня по имени.
     — Да, Ичика, — тут же ответила Лаура.
     Парень слегка улыбнулся. Как у нее это все просто. Помнится, в Японии, предложение называть по имени, это все равно, что предложение встречаться. Ну не всегда, конечно, но…
     — Тогда продолжим, — сказал Ичика, поднимая меч…
     … Сегодня получилось лучше. Ханна улыбнулась. Ичика продержался десять минут. Против вчерашних двух, это результат. Парень тяжело дышал, его лоб блестел от пота. Для женщины это все было показателями, что произошло. Сбил дыхание, не удержался в температурном режиме. То есть, последние пару минут он уже был на пределе выносливости, держался исключительно на упрямстве. Это хорошо. В смысле, упрямство. Научиться чему-то можно только преодолевая себя.
     — Значит так, — сказала Ханна. — С техникой у тебя все более менее, надо просто доводить ее до совершенства. Чем я и займусь. А ты сам, должен повысить свою выносливость. Думаю, с этим ты справишься.
     — Конечно, — ответил Ичика.
     — Ну тогда поехали, — Ханна встала в стойку. — Работаем сначала медленно. Вот эту связку.
     * * *
     Ичика и Лаура вошли в магазин. Большой универсальный магазин.
     — Значит, сначала купим тебе одежду, — сказал Ичика. — Так… Это на втором. Пойдем.
     Девушка без слов последовала за парнем.
     — Прости, — сказал Ичика. — Но я должен спросить. Кто тебе покупал… ну-у… нижнее белье?
     — Хельга, — ответила девушка.
     — Ага, — Ичика чуть улыбнулся. — А почему?
     — Она сказала, что девушке необходимо носить именно такое, — ответила Лаура.
     — Хороший вкус у этой Хельги, — пробормотал Ичика.
     В памяти сама собой всплыла вчерашняя картинка, на пороге комнаты. Белье девушки было… ну красивое, что уж тут…
     — А оно тебе понравилось? — спросила Лаура.
     Ичика аж поперхнулся.
     — Лаура! — просипел он. — Ну нельзя же так в лоб спрашивать!
     — Почему? — спросила вновь девушка.
     — Это как бы… — Ичика задумался. — В общем, такое можно спрашивать только…
     Ичика посмотрел на Лауру. Черт, она же реально не врубается!
     — Либо у других девушек, — сказал, наконец, Ичика. — Либо у… своего парня.
     Лаура на секунду подвисла.
     — Я поняла, — сказала она.
     Ичика облегченно выдохнул.
     — А что значит, «мой парень»? — спросила Лаура.
     Ичика сделал фейспалм.
     — Давай это я попозже объясню?! — сказал он. — Не в магазине?
     — Хорошо, — согласилась Лаура.
     * * *
     Ичика с Лаурой на поводу, вышли из магазина.
     «Чтобы я еще раз пошел за шмотками! Да лучше двадцатка по полной, чем один раз зайти в отдел женской одежки!» — билась мысль в голове у Ичики.
     Продавщицы, увидав это платиновое мимишное чудо, словно с ума посходили. Ичику быстро оттерли в сторону… на специальное место для ожидания, чему парень был несказанно рад, а Лауру буквально окружили обслуживанием.
     Вот только девушка ни черта не понимала… вообще не понимала она в одежде. Поэтому именно Ичике пришлось выступать критиком нарядов. И это оказалось… Просто продавщицы видимо решили, что он ее парень, поэтому… В общем, комплект черного нижнего белья, был весьма… провокационным. А Лаура-то похоже, вообще не знала, что надо смущаться (точнее, она и не знала!), поэтому совершенно спокойно демонстрировала Ичике и такие наряды… Что еще больше убедило кружащих вокруг женщин, что он ее парень. Не расскажешь же им, что Лаура просто настолько… неискушенная, что по ходу, может в трусах по улице продефилировать?
     — Ичика, — сказал Лаура. — А почему те женщины говорили, что мне повезло?
     — В чем повезло? — не понял Ичика.
     — Что у меня такой симпатичный парень, — ответила Лаура.
     Ичика отчаянно покраснел.
     — Я же тебе говорил, — сказал он. — Что… нижнее белье, показывают своему парню.
     — Если ты видел, — сказал Лаура. — Значит, ты мой парень?
     — А-а-а! — простонал Ичика. — Лаура! Нет! Я бы стал твоим парнем, если бы…
     Ичика выдохнул. Ну как ей объяснять ТАКОЕ?
     — В общем, когда парень и девушка… — Ичика отчаянно подыскивал слова. — Друг другу очень нравятся, тогда они становятся… Как бы это сказать… В общем, девушка называет такого парня «мой парень», а парень девушку «моя девушка».
     Ичика отчетливо понял, что, похоже, еще больше запутал девушку.
     — Ты мне нравишься, — сказала Лаура. — Значит ты «мой»?
     Парень поперхнулся, в изумлении уставившись на Лауру.
     — Ну… — Ичика почесал в затылке. — М-да. Тут есть несколько… нюансов.
     По виду Лауры он понял, что его слова… Скажем так, не дошли.
     «Перейдем на канцелярит»
     — Для получения такого статуса, — произнес Ичика. — Нужно соблюсти несколько требований.
     «Боже, что я несу!»
     — Первое, это взаимная симпатия, второе, — Ичика набрал в грудь воздуха. — Это как минимум один поход на свидание. Третье…
     «И как это сказать, а?!»
     — Это… это, — язык парня вдруг словно одеревенел.
     Он взял себя в руки и выпалил на одном дыхании:
     — Они должны держаться за руки и целоваться!
     «Я сказал это!!»
     Лаура задумалась. Ичика перевел дух. Похоже, все-таки что-то дошло.
     — А что такое свидание? — спросила девушка.
     «Дыхание севера все ближе подбиралось к моей жопе», — в отчаянии подумал Ичика. — «Северный пушной зверь, приближался на мягких лапах. Вот такое, мать его, хокку!».
     * * *
     — Что это с вами? — спросила Чифую.
     Лаура молча кивнув ей, тут же ушла к себе. А Ичика, сделав страшное лицо, прошел на кухню.
     Ичика составил пакеты на стол.
     — Чифую, — спросил он у сестры, что встала в дверях с выражением крайней заинтересованности на лице. — Скажи, что я тебе сделал?
     — Интересное начало, продолжай, — Чифую прищурилась.
     — Почему я должен ходить в магазин, — сказал Ичика, открывая воду. — И покупать ей одежду?
     — Тебе же не трудно? — спросила сестра.
     Ичика выдохнул, подставил руки под холодную воду. Обтер лицо.
     — Чифую, — тон его голоса был зловещим. — Я сегодня объяснял, что значит… быть парочкой. Знаешь…
     Он посмотрел на сестру. На его лице была улыбка злодея.
     — Я скажу Лауре, — произнес он. — Что про… то, что происходит… в постели, расскажешь ты. Как старший товарищ.
     Чифую слегка изменилась в лице.
     — Ичика, — сказала она ласково. — Ты же у меня умный. Вон, смог объяснить про парочку. Она тебе уже доверяет, а это знаешь ли, для Лауры показатель…
     — Э нет! — Ичика погрозил пальцем. — Зуб за зуб!..
     … — Вот же… — Ичика едва не выматерился вслух.
     Лаура сидела на диване в комнате парня, с видом… Примерной ученицы.
     «Ну почему я должен такое объяснять? Есть же интернет, в конце концов! Точно… Бля, а как ей пояснить… Хотя. Что тут пояснять?»
     Парень достал планшет. И нашел… Поясняющий ролик для подростков.
     — Вот, — сказал он, протягивая планшет девушке. — Смотри.
     Лаура взяла планшет.
     — А я пойду, — сказал Ичика. — Ужин готовить.
     Парень стремительно вышел из комнаты, едва не ссыпался вниз по лестнице, в стремлении скрыться на кухне.
     «Ну, Чифую, — в ярости думал Ичика. — Я отомщу!»
     Парень достал продукты. И вдруг оглядел кухню.
     «Черт, — подумал он. — Я что, реально прячусь на кухне? Твою ж мать!»
     * * *
     Ичика уже реально хрипел, практически вися на мече, упертом в пол. Даже Ханна чувствовала усталость.
     — Что, уже устал? — весело спросила женщина.
     — Что вы, — Ичика распрямился, поднимая меч. — Я только размялся.
     Два удара и парень летит на пол.
     — Ну, а теперь? — спросила Ханна, глядя на парня, лежащего на матах.
     — Я просто запнулся, — прохрипел Ичика.
     Он снова встал. Его совершенно очевидно мотало по сторонам.
     — А меч где? — насмешливо спросила женщина.
     — А он мне мешает, — сказал Ичика.
     — Вот как, — ухмыльнулась Ханна.
     Она скользнула к парню и зацепив его ногу мечом, снова повалила на маты.
     — Упорный, — улыбнулась Ханна, смотря как Ичика пытается встать. — Что ж, зачтем новый результат, тринадцать минут.
     — Четырнадцать, — протестующе просипел Ичика.
     — Последнюю минуту ты как-то больше лежал! — съязвила женщина.
     Ичика обмяк. Его грудь высоко вздымалась.
     — Лаура! — сказала Ханна, поворачиваясь к девушке. — Теперь ты.
     — Да, инструктор, — кивнула девушка и подойдя, подняла клинок.
     — Ну-с поглядим, чему тебя он научил, — сказала Ханна…
     … — Что ж, не скажу, что это было из ряда вон, — сказала Ханна, смотря на лежащую на матах Лауру. — Но три минуты, на нормальной скорости, это результат. Ичика, хвалю.
     Парень, сидевший уже у стены, вяло помахал рукой.
     * * *
     Два месяца спустя.
     Ичика стоял под душем. Ему всегда нравилось вот так постоять под тугими струями, когда никуда не надо было спешить. Сегодня был выходной, даже Чифую все еще дрыхла.
     Перед глазами парня все время вставала вчерашняя картина. Улыбающаяся Лаура. Зрелище было очень непривычное, даже какое-то дикое.
     «Она все-таки смогла», — с улыбкой подумал парень.
     Да, Лаура вчера впервые запустила ИС. И это ее видимо сильно впечатлило. Как же ей все-таки не хватало этого ощущения собственной нужности…
     Ичика прикрыл глаза, подставляя лицо под потоки теплой воды.
     «А со мной-то что? Почему мне так хреново?»
     Ичика помотал головой. Твою ж мать, не хватало еще влюбиться в эту… Хотя она и старше на год…
     Ичика вспомнил то упорство, с которым Лаура вновь и вновь повторяла связки. Вот в чем ей не откажешь, так это в упорстве. Если цель поставлена, она просто проломится к ней. Даже как-то завидно.
     Душ перестал нравиться Ичике. В каком-то раздражении он закрыл воду.
     «А с другой стороны, почему нет? Она пилот, легко меня забудет…»
     Ичика аж задохнулся от таких мыслей.
     «Не-не-не! Дэвид, иди в жопу!»
     Ичика вытерся с такой скоростью, что полотенце начало трещать.
     «Надо занятие. На вечер. Пока Лаура балуется с ИСом. А то эти мысли… заведут куда-нибудь не туда!»
     И тут Ичика задумался.
     «А кстати. Я ж давно хотел научиться… Да-да-да! Теперь-то без проблем! Иес!»
     Ичика, увлеченный новой идеей буквально выбежал из душа. Вскоре он уже надевал обувь у двери.
     — И куда же ты собрался? — раздался сонный голос.
     Ичики обернулся. Чифую стояла посередине комнаты.
     — Чифую, мать твою! — практически взревел парень. — Ты когда уже будешь одеваться?!
     — Отстань, мне так удобнее, — вяло махнула рукой женщина.
     А стояла она в растянутой майке, которая спереди почти открывала… все, что нужно скрывать и в довольно небольшого размера трусиках.
     — Да я на тебя уже давно плюнул! — воскликнул Ичика. — Но Лаура глядя на это… все это! Она же также начала ходить!
     — Так ты должен быть только рад, — ответила Чифую, зевая.
     Ичика тяжело вздохнул.
     — Слушай, а мы точно брат и сестра? — спросил он.
     — Это ты к чему? — Чифую даже как-то оживилась.
     — Да мне интересно, с возрастом, я тоже стану таким же… пошлым? — поинтересовался Ичика.
     — Про какой это возраст ты сейчас вякнул? — с угрозой спросила Чифую.
     — Э-э… Ну в твои двадцать? — сумел вывернуться парень
     — Прогиб засчитан, — милостиво кивнула Чифую.
     — В общем, я это, пойду, — парень спиной вперед подошел к двери, нащупал ручку и чуть ли не выпал наружу.
     — Вот же нахал! — проворчала женщина. — Возраст, видишь ли!
     * * *
     — Ты что-то сегодня задумчивая, — сказала Ханна. — Больше, чем обычно.
     Лаура чуть нахмурилась.
     — Ну же! — улыбнулась женщина. — Что, думаешь про Ичику?
     Лаура едва заметно вздрогнула.
     — Это нормально! — хохотнула Ханна. — Все девочки в этом возрасте, думают про мальчиков!
     — Все? — как-то растерянно спросила Лаура.
     — Ну конечно! — рассмеялась женщина. — Тем более, что про Ичику думать приятно!
     Она наклонилась к Лауре.
     — Он же симпатяга, верно? — доверительным тоном сказала Ханна.
     Лаура ничего не ответила.
     — Не смущайся! — веселье прямо-таки било из женщины. — Давай расскажи.
     Она вновь наклонилась к девушке и на ее лице был написан живейший интерес.
     — Он говорил что-нибудь? Или делал? Он пялился на тебя?
     — Он… — Лаура внезапно ощутила то самое чувство, когда почему-то не можешь сказать то, что думаешь. — Он говорил… Говорит… Что я девушка.
     — Это он прям в точку, — немного озадаченно произнесла Ханна. — Не поспоришь. А что еще?
     — Что мне нельзя ходить по дому в трусах, — ответила Лаура.
     — Что? — женщина аж подскочила. — Ну ты… Смелая. А зачем ты так ходишь?
     — Инструктор Оримура делает так же, — ответила Лаура. — И говорит, что это удобно. И это так.
     — Я всегда знала это! — воскликнула Ханна, вздевая кулак в небо. — Чифую еще та извращенка! При родном-то брате! А что Ичика?
     — Он ругается, — ответила Лаура. — И говорит, что мне так делать не надо.
     — Значит ты ему нравишься, — уверенно произнесла Ханна. — Ну еще бы, в его-то возрасте. Как он еще…
     Женщина осеклась, посмотрев на девушку.
     — А тебе он нравится? — спросила она.
     — Да, — тихо ответила Лаура.
     — Ну тогда в чем же дело! — воскликнула Ханна. — Хватай и беги!
     — Что делать? — не поняла Лаура.
     — Тащи его в койку, — подмигнула женщина. — Иначе, поверь, это сделает кто-нибудь еще.
     — Кто? — как-то ошеломленно спросила Лаура.
     — Ну я, например, — грудным голосом ответила Ханна. — Нормальных мужчин осталось не так уж много, Лаура, чтобы обращать внимание на возраст.
     На лице девушки промелькнуло выражение какого-то испуга, что ли.
     — В койку? — чуть подрагивающим голосом сказала она. — Но это же…
     — Все верно, — доверительным голосом сказала Ханна. — Это значит, заняться с ним сексом. Поверь, парни это очень любят.
     — И Ичика? — спросила Лаура.
     — Ну он же парень! — со смехом ответила Ханна. — Кстати, поговаривают, что Анна, ну та подручная Ройсса, она уже того…
     — Того? — не поняла девушка.
     — Ну с Ичикой, — пояснила женщина. — Пару раз они выходили вместе и довольно поздно…
     — Но… — в голосе Лауры было слышна едва не паника. — Я не знаю, как… Он же… Я…
     — Это просто, девочка, — сказала Ханна. — У тебя такое преимущество! Вы живете в одном доме! Сейчас я тебя научу!..
     … — Только не забывай одну вещь, — сказала Ханна уже серьезно. — Противозачаточные.
     На лице Лауры, красном как мак, явственно проступил вопрос.
     — Боже, ты совсем ничего не знаешь! — чуть ли не простонала Ханна. — Зайдешь ко мне вечером. Я дам.
     — Хорошо, — тихо ответила Лаура.
     — Только, — голос Ханны стал заговорщицким. — Никому ни слова, про то, кто тебе это все рассказал. Особенно Чифую. А то она меня прибьет.
     — Я поняла, — кивнула Лаура.
     — Все в твоих руках! — весело воскликнула Ханна.
     * * *
     Пальцы уже болели так, что не то что к струнам, вообще касаться чего-либо было больно. Ичика отложил гитару.
     — Может, все-таки лучше дрова колоть? — пробормотал он.
     Встав, парень подошел к окну.
     — Пойти что ли в ванной поваляться? — спросил он сам себя.
     И сам же себе кивнул. Дома он был один, так что не пришлось выяснять, свободна ли помывочная комната. А выяснять было необходимо, так как Чифую могла не закрыть дверь. Из прикола. И Лаура тоже начала чудить в последнее время, словно нарочно его провоцируя. Если бы Ичика не знал, что она полный ноль в вопросах межполовых отношений, то мог бы подумать, что девушка нарывается на двусмысленную ситуацию.
     — Кайф! — сказал Ичика, опускаясь в почти горячую воду.
     Ванна здесь была типично европейской, то есть небольшой. Европейцы вообще те еще скупердяи. Точнее они скупердяи в том, что непривычно японцу. Наверное европейцу так же будет непривычно и странно в Японии…
     … Видимо Ичика придремал, так как вода уже неплохо остыла. Мыться, то есть намыливать себя мылом, что-то не было никакого желания… Да и честно говоря, вылезать пока тоже. Конечно, нужно было идти что-то сварганить на ужин (и это при двух бабах в доме!)…
     Парень мысленно махнул рукой и открыв кран добавил горячей воды. Не помрут поди, один-то вечер. Ичика прикрыл глаза…
     … Его коснулась чья-то рука. Парень, пребывая с пограничном состоянии между сном, очень приятным и волнующим сном, и явью, улыбнулся. А в следующую секунду широко распахнул глаза.
     — Лаура, мать твою! — сказал Ичика, холодея. — Ты чего тут делаешь?
     А та, проведя рукой по его груди, перевела взгляд на парня.
     — А это приятно, — сообщила она, задумчиво. — Странно, почему?
     — Что почему? — не понял Ичика. — И вообще! Ты чего творишь?!
     А Лаура будто и не слышала. Она вновь опустила руку в воду и коснулась живота парня. Ичика сократился, словно она его током ударила.
     — Лаура! — парень уже реально разозлился. — Какого хрена?
     Он убрал руку девушки.
     — Ты чего, сбрендила что ли? — спросил Ичика. — Ты что делаешь?
     Лаура посмотрела на парня. На ее лице был легкий румянец.
     — Я видела тебя голым! — с каким-то придыханием сообщила она.
     Ичику посетило острое желание съездить в дом с мягкими стенами. Ибо эта ситуация отдавала диким сюрреализмом.
     — Та-ак, — сказал он, почти спокойно. — Ты мне можешь сказать, что происходит? Почему ты вломилась ко мне?
     — Дверь была открыта, — сказала Лаура.
     — И вот ты увидела, что дверь открыта, — сказал Ичика, борясь с острым желанием побиться головой о ванну. — И я лежу в ванне. И ты вот так просто зашла и решила посмотреть на меня голого?
     — Да, — просто ответила Лаура.
     — Это пиздец! — прокомментировал Ичика. — Выйди, пожалуйста. Очень прошу!
     Девушка внимательно посмотрела на него.
     — Хорошо, — ответила она.
     И действительно вышла. Ичика тут же вылез из ванной и закрыл дверь. И прислонившись к ней спиной, вытер лицо ладонью.
     — Вот почему у всех чертики зеленые, — пробормотал он. — А у меня… немка?
     * * *
     — Какой ты сегодня активный, — прильнув к парню, сказала Анна. — Трусики мне вот порвал. Негодник.
     — Прости, — пробормотал Ичика.
     — Да ничего, — улыбнулась девушка. — Ты уже достаточно извинился. Кстати, нам пора. Мы и так уже… Неплохо задержались.
     — Да, — кивнул парень.
     Вскоре они вышли из лаборатории и пошли по пустому коридору. Свет уже был притушен, в здании царила тишина.
     — Ичика, — сказала Анна. — Ты говорил, что завидуешь Лауре.
     — В том что она пилот ИСа? — сказал Ичика. — Конечно. Кто не хочет стать им?
     — Для тебя это так важно? — спросила девушка.
     — Моя сестра пилот, — ответил Ичика. — Я с детства мечтал быть похожим на нее. В том числе и пилотом стать хотелось. Когда я узнал, что это в принципе невозможно, было очень обидно.
     Парень улыбнулся своим воспоминаниям.
     — Но с ИСами я все равно буду заниматься, — сказал он. — По крайней мере, я хочу этого.
     Анна ответила не сразу.
     — Знаешь, — сказала она, наконец. — Не хочу тебя разочаровывать. Но. Эта твоя способность, которую мы сейчас и изучаем. Сейчас ты в числе немногих, кто может не только осознанно вызывать состояние Отрицания, но и совершать продуманные действия в нем.
     — Я еще не совсем понимаю, как это можно применить в плане практики, — ответил Ичика. — Кроме чисто боевого применения. Но становиться еще одним боевиком, я бы не хотел. Мне кажется, что это… нерационально. Но мне не хватает знаний, чтобы… Продумать все это.
     — Вот видишь, — сказала Анна. — Ты понял, что тебе не хватает знаний.
     Девушка посмотрела на парня.
     — А ты знаешь, что здесь, в этом центре, работают люди, — она хитро улыбнулась. — Чей уровень научного, скажем так, развития, сравним только с теми, кто работает с ИСами?
     — Да, я слышал русскую речь, — ответил Ичика.
     — Интересный вывод, — удивилась Анна.
     — По серьезному с ИСами работают шесть стран, — ответил парень. — САСШ, Франция, Германия, Россия. Империя то есть. Китай, Япония. То есть там уровень научной мысли должен быть на самом высоком уровне. Тот факт, что здесь присутствуют ученые из Империи, уже интересно. Это же место подготовки пилотов ИС Германии. То есть ОЧЕНЬ закрытый объект. И при этом тут работают граждане другой страны. И не только Империи. Вот, например, есть из Японии.
     Ичика ткнул себя в грудь.
     — Неплохой анализ! — улыбнулась Анна. — Но давай поговорим об этом в следующий раз? Не в коридоре?
     — Как скажешь, — ответил Ичика.
     — Кстати, твой немецкий стал очень неплох, — заметила девушка. — Кстати, а где ты изучал русский?
     — А что такое? — поинтересовался парень.
     — Мои русские коллеги сильно удивились, — ответила Анна. — Когда услышали несколько твоих слов. Кстати, они немного смутились. Ты что же, ругаешься?
     — Э-э, — Ичика тоже немного смутился. — Это просто несколько… Да, несколько ругательных слов.
     За разговором они дошли до выхода из здания.
     — Ой, — сказала вдруг Анна. — Я же забыла кое-что сделать. Ты иди, я вернусь ненадолго.
     — Хорошо, — кивнул Ичика. — До завтра, Анна.
     — До завтра, Ичика, — улыбнулась девушка.
     * * *
     Чуть ранее. Примерно полдень этого же дня
     — Ну говори уже, — нетерпеливо сказала Ханна. — Как все прошло?
     Лаура приняла задумчивый вид.
     — Я пришла домой, — ответила девушка. — И застала его в ванне.
     — Оу! — женщина искренне удивилась. — А ты прям идешь напролом! И что же?
     — Он попросил меня выйти, — ответила Лаура.
     — И ты вышла? — спросила женщина.
     — Конечно, — ответила девушка. — Но…
     — Что? — Ханна буквально сгорала от любопытства.
     — Прикасаться к мужчине, это приятно, — сказала Лаура. — Почему?
     — Не к любому, Лаура, — серьезно сказала Ханна. — А только к тому, который тебе нравится. То есть приятно касаться оттого, что Ичика тебе нравится. Это нормально. Более того, это правильно. Значит, ты действительно хочешь и готова сблизиться с ним.
     — Сблизиться, значит заняться сексом? — уточнила девушка.
     — Боже, Лаура! — воскликнула женщина. — Иногда ты слишком… прямолинейна. Но да, все верно.
     — Но если он не хочет? — спросила Лаура.
     — О, вечный вопрос всех девушек! — улыбнулась Ханна. — Поверь мне, он хочет. Просто боится.
     — Чего? — спросила Лаура.
     — Кто знает, — ответила женщина. — Быть может, у него уже был опыт отношений и он оказался негативным. А может боится обидеть тебя, ведь ты, прости, еще девушка. И тут, Лаура, ты должна определить для себя. Хочешь ли этого ты.
     — Я уже приняла решение, — ответила девушка.
     — Тогда, — женщина посмотрела на Лауру. — Тогда в следующий раз просто не обращай внимание на его слова. Если Ичика нужен тебе, просто забери его.
     — Я поняла, — серьезно кивнула девушка.
     — Я даже завидую, — сказала Ханна.
     — Чему? — поинтересовалась Лаура.
     — Это твое чувство, — улыбнулась женщина. — Оно такое настоящее. Сейчас это большая редкость, девочка, встретить сильного мужчину, что достоин таких чувств.
     — А какое это чувство? — тихо спросила девушка.
     — Ну я не знаю точно, — ответила Ханна. — Сильная симпатия. А возможно…
     — Что? — в голосе Лауры прорезалось редкое для нее нетерпение.
     — Любовь, Лаура, — ответила женщина, отвернувшись. — Просто любовь. Не дай ей просто так уйти. Потом будешь сильно жалеть. Уж поверь.
     Она глянула на девушку. Улыбка Ханны была грустной.
     * * *
     Темноту в комнате лишь слегка разбавлял свет от экрана. Лаура, сидя за столом, внимательно читала то, что было на экране. А там были лица, девушек, парней, мужчин, женщин. Лица улыбающиеся, с печатями страдания на лице. Горе, неземное блаженство. Любовь оказалась многогранным явлением. Но все те, чьи заметки, статьи и просто блоги, читала Лаура, сходились в одном. Любовь, это очень сильное, мощное чувство, меняющее поведение людей, заставляющее делать то, что человек ранее не сделал бы никогда. Часто отменяющее инстинкт самосохранения…
     От этой противоречивой информации девушка еще больше запуталась. Описания ощущения любви сильно разнились. Одни непременно желали близости с объектом любви, другие наоборот, возвышали возлюбленного до статуса божества, которого никак нельзя замарать в низменных, животных инстинктах. Но все сходились на том, что возникало сильное желание быть рядом с любимым. Но. Иногда для его счастья, того, кого любишь, нужно было наоборот, покинуть его, не мешать ему жить…
     Стук в дверь вырвал Лауру из водоворота размышлений.
     — Лаура! — раздался голос Ичики. — Идем ужинать! …
     … Лаура рассматривала Ичику, сидящего напротив. Тот о чем-то крепко задумался, механически поглощая еду.
     «Я хочу быть с ним рядом, — думала девушка. — Мне приятно касаться его. Мне нравится его улыбка. Мне нравиться, когда он смотрит на меня. Я люблю его?»
     — Ичика, — сказала Лаура.
     — Да? — парень поднял на нее взгляд.
     — А ты любил? — спросила девушка.
     Ичика поперхнулся.
     — Это с чего такие вопросы? — сипло сказал он.
     — Хочу сравнить ощущения, — ответила Лаура.
     Ичика внимательно посмотрел на девушку.
     — Наверное это то, — сказал он, наконец. — Что я не смогу тебе пояснить.
     — Почему? — спросила та.
     Парень улыбнулся.
     — Все таки ты удивительная, — ответил он. — Спрашивать такое. Я бы вот никогда не решился. Да, я любил, Лаура.
     — Тебе хотелось быть с ней рядом? — спросила девушка.
     — Да, очень, — ответил Ичика. — Больше жизни мне хотелось быть с ней рядом.
     — А почему ты не с ней? — продолжала Лаура.
     Ичика криво улыбнулся.
     — Потому, — он тяжело вздохнул. — Что она пилот ИС.
     Лаура вздрогнула.
     «Пилот ИС?» — мысль и последовавшее за ней необычное ощущение, были странными. Странно… неприятными.
     — Это не моя сестра, если что, — заметил Ичика. — Ну вдруг ты подумала это.
     Лаура непонимающе посмотрела на парня.
     — Но вы же родственники, — сказала она. — Конечно, я не могла подумать на инструктора Оримуру.
     — Ну и хорошо, — улыбнулся Ичика и пробормотал в сторону. — Хоть кто-то нормальный…
     — А с той девушкой, — Лаура нахмурилась. — Ты расстался из-за того, что она пилот?
     — Да, — коротко сказал Ичика.
     — Почему? — спросила девушка.
     — Потому что я не пилот, — в голосе парня прорезались резкие нотки. — И никогда им не стану. А значит не имею права путаться у нее под ногами.
     Ичики встал из-за стола.
     — Приятного аппетита, — сказал он.
     Ичика вышел из кухни. Лаура проводила его взглядом.
     «Потом будешь сильно жалеть…» — почему-то пришли ей на ум слова Ханны.
     * * *
     Настоящее время.
     Дверь внезапно распахнулась. На пороге комнаты стояла новенькая, Бодевиг. Сесилия, Хоки и Лин одновременно уставились на нее.
     — И здесь его нет, — бесстрастно сказала немка. — Куда ж он спрятался?
     — Эй, послушай! — Лин завелась мгновенно. — Ты кто такая, вообще?!
     — Я? — Бодевиг перевела взгляд на китаянку. — Я его девушка.
     — Что?! — синхронно воскликнули девушки.
     — А ты, — продолжила немка с каменным лицом. — Та, которую он любил до меня? Лин-Инь Хуан?
     — Что значит до тебя?!!! — разъяренная Лин вскочила. — Ичика любит меня!
     — Не тебя одну, — необычно спокойно, тихо добавила Хоки.
     Бодевиг обвела девушек изучающим взглядом.
     — Думаю, нам нужно поговорить, — сказала она, входя в комнату.
     — Я тебе сейчас башку снесу! — Лин уже приготовилась рвануть вперед, как на ее руку легла ладошка Сесилии.
     — Лин, нам нужно выслушать ее, — спокойно сказала англичанка. — Это касается Ичики.
     * * *
     Год и семь месяцев назад. Мюнстер. Германия.
     — Я хочу быть твоей девушкой, — сообщила Лаура, сев за стол.
     Ичика, пивший в этот момент сок, поперхнулся, едва не выплюнув выпитое.
     — Какое интересное начало дня! — протянула Чифую. — Ичика, ты ничего не хочешь мне сказать?
     — Что сказать? — Ичика ошалело посмотрел на сестру.
     — Вы же не занимались ничем таким? — сощурила глаза Чифую.
     — Нет, — вместо парня ответила Лаура. — Еще нет.
     Ичика совершенно обалдел, глядя на нее.
     — Лаура, если он будет груб, скажи мне, — сказала Чифую, отпивая кофе. — И я буду ходить в душ раньше вас.
     — Я поняла, — кивнула девушка.
     — А моего мнения вы спросить не хотите? — начал закипать Ичика.
     — Ну-ну, братец, — улыбнулась Чифую. — Имей смелость принять последствия своих действий.
     — Каких, действий, вашу мать?! — воскликнул парень.
     — Ну тебе лучше знать, — усмехнулась Чифую. — Лаура твоя девушка, не моя.
     Парень в полном афиге смотрел на обеих представительниц женского пола за столом.
     — Да насрать, — сказал он, резко вставая.
     Ни слова больше не говоря, парень вышел из кухни. Через некоторое время стукнула входная дверь.
     — А ты его разозлила, — сказала Чифую. — Действительно разозлила.
     — Я не понимаю, — Лаура нахмурилась. — Я просто сказала то, что хочу.
     — Дело не в тебе, — Чифую вздохнула. — Дело в Ичике.
     — Это потому, что его предыдущая девушка пилот ИС? — спросила Лаура.
     — Ты знаешь? — удивилась Чифую.
     — Ичика мне сказал, — ответили девушка.
     Чифую некоторое время внимательно смотрела на Лауру.
     — Да, дело именно в этом, — сказала, наконец, женщина. — И я не знаю, что с этим можно сделать, Лаура.
     Девушка задумалась.
     — А что если я не буду пилотом ИС? — спросила она. — Тогда он станет относиться ко мне по другому?
     Чифую даже вздрогнула.
     — Что, настолько все серьезно? — тихо спросила она.
     Лаура перевела на женщину спокойный взгляд.
     — Я не знаю, — сказала девушка. — Но я представила себе ситуацию, где Ичика будет не рядом. Это было очень неприятно.
     — Давай не будем пороть горячку, — сказала Чифую. — Пусть все пока остается так, как есть.
     Лаура ничего не ответила. Она молча съела завтрак. Выпила сок. И так же, не проронив ни слова, ушла.
     — Ну дела, — сказала Чифую, когда хлопнула входная дверь.
     * * *
     Ичика снимал с себя броник, когда в раздевалку вошла Ханна. Парень удивленно вскинул бровь.
     — Вы в курсе, наставник, — сказал он. — Что это помещение, как бы для мужчин?
     — Нам нужно поговорить, — резко сказала женщина.
     Парень, видя что Ханна чем-то встревожена, нахмурился.
     — Лаура хочет подать прощение об отставке, — сказала женщина.
     — Что? — Ичика еще больше нахмурился.
     — То, — зло бросила Ханна. — Что ты ей сказал, идиот?
     — Заслуженный эпитет, — ответил Ичика.
     Его броник грохнулся об пол.
     — Ты куда? — спросила Ханна.
     — Исправлять последствия, — сказал Ичика. — Где Лаура?
     — В зале, — ответила женщина. — Пока в зале.
     — Я понял, — порывисто кивнул парень и выбежал из раздевалки.
     — Прости, Лаура, — тихо сказала Ханна. — Но я не могла по другому.
     * * *
     «Понимаешь, Ичика, — билась в голове речь Чифую. — Лаура… Она не совсем обычный подросток. Ее с детства для чего-то готовили. Скорее всего, для чего-то грязного. Но видимо что-то не срослось. И Лауру просто выбросили бы, стерли, а если попросту, убили бы. Но тут кому-то пришла в голову идея проверить ее на совместимость с ИС. И вот я обучаю ее. Но мне четко дали понять, что для Лауры это последний шанс. Никто не будет ее просто увольнять со службы. Ее просто спишут, как устаревшее оружие»
     Ичика дошел до раздевалки. Некоторое время он колебался, а потом решительно взялся за ручку.
     Лаура, как раз в этот момент только одевшая китель, вскинула голову. Увидев Ичику, в полевой форме, темной в некоторых местах от пота и немного грязной, она немного… удивилась. А парень, смерив Лауру взглядом, прошел внутрь, прикрыв за собой дверь и сел на одну из лавок.
     — И что я буду делать? — спросил он.
     Лаура непонимающе взглянула на Ичику.
     — Когда ты отучишься и станешь полноценным пилотом, — пояснил парень.
     Лаура по прежнему ничего не понимала.
     — Ты же понимаешь, что наши отношения, — продолжал тем временем Ичика. — Они практически наверняка помешают тебе развиваться, как пилоту. Ты будешь часто ездить по миру, поверь, я знаю о чем говорю. Выступать в роли походного мужа? Но ты же знаешь, я не смогу жить на такой… в такой роли.
     Парень посмотрел на нахмурившуюся девушку.
     — Но, — сказал он. — Быть может, я не прав? Я же не пробовал. Может у нас получится? А, Лаура? Ты все еще хочешь быть моей девушкой?
     — Да, — ответила та.
     — Как-то это все, — парень усмехнулся. — Будто в мыльной опере. Я согласен, Лаура.
     «Аматерасу, как это дико выглядит! Просто вырви глаз!»
     — Встретимся вечером, — сказал Ичика. — Лаура.
     * * *
     «Нет, положительно все это смахивает на постановку оперы в дурдоме», — подумал Ичика, косясь на идущую рядом Лауру.
     Девушка вела себя, как ни в чем не бывало. Совершенно обычно. И это добавляло еще больший налет безумия происходящему.
     — Ичика, — вдруг заговорила девушка. — А почему ты утром разозлился?
     — Сам не знаю, — ответил парень. — Настроение, видимо, плохое было.
     — А почему оно было плохое? — поинтересовалась Лаура.
     — Да черт его знает, — ответил Ичика.
     Парень вздохнул.
     — То есть, — он поморщился. — Я знаю, конечно. Просто не хочу об этом говорить.
     Лаура посмотрела на Ичику. Но, как обычно, промолчала. А потом девушка вдруг взяла парня за руку.
     «Это будут странные отношения», — подумал Ичика, взглянув на Лауру.
     — Знаешь, — сказал вдруг неожиданно, даже для самого себя Ичика. — Раз уж у нас так получилось. Я хочу попросить кое-что.
     — Что? — спросила Лаура.
     — Не могла бы ты мне попозировать? — спросил парень.
     — То есть, ты хочешь сфотографировать меня? — спросила девушка.
     — Нет, — улыбнулся Ичика. — Нарисовать.
     «Раз у нас и так полный сюр, то почему бы не внести в него еще немного веселья?»
     * * *
     Нет, в комнате Ичики сейчас не было никакой классической картинки работающего художника. Парень просто усадил девушку лицом к окну, а сам устроился за столом.
     Ичика всегда четко понимал, ему не стать профессиональным художником. Просто потому, что постоянно только рисовать, ему бы наскучило очень быстро.
     — Зачем нужно именно рисовать? — спросила девушка. — Сделать фото, это гораздо удобнее и быстрее.
     — Вечный спор художников и фотографов, — ответил парень. — Я покажу тебе, в чем разница. Но для этого мне нужно нарисовать.
     Ичика углубился в работу. Карандаш с легким шелестом скользил по бумаге.
     — В чем разница между фото и рисунком? — заговорил парень. — В том, что фото делает механизм, машина. Она делает отпечаток реальности, но лишь в том спектре, что ей изначально задан. Не больше, не меньше.
     Ичика посмотрел на Лауру. Девушка сидела, ровно в такой позе, в которую ее усадили. Идеальная модель.
     — Я, рисуя, могу убрать или добавить некоторые нюансы, — продолжал парень. — Иногда эти нюансы могут полностью поменять восприятие картинки.
     — Фотографию тоже можно обработать, — тихо заметила Лаура.
     — Да, — кивнул Ичика. — Но это уже не будет чисто фотографией. То есть продуктом исключительно машины. Это уже будет разновидность рисунка. Какая разница, чем и где ты его рисуешь? Главное, что его делает человек. Лишь только человек может изменить реальность, черпая образы из воображения.
     «Вот это меня понесло!» — Ичика улыбнулся своей мысли.
     — Мы, люди, слишком стали полагаться на машины, — продолжил парень. — С одной стороны, человечество избавилось от многих тяжелых ручных работ. Например, машины могут убивать, а оператор, он как бы ни при чем.
     Ичика посмотрел на девушку.
     — ИСы в этом раскладе, как мне кажется, совершенно другая тема, — сказал он. — Самая совершенная военная машина, но без человека, это лишь просто еще одна машина. Именно пилот делает ИС вундерваффе.
     «Это я все сказал? Ну, мля, расту, чё!»
     Парень посмотрел на Лауру. Девушка спокойно глядела в ответ.
     «Я же хотел попробовать».
     Ичика глубоко вздохнул. Состояние внутреннего молчания он достиг легко, еще бы столько раз уже это делал. А вот дальше… Дальше он хотел не минусовать, а просто впустить в сознание лишь голые эмоции и чувства, без осмысленного сопровождения…
     … — Это все я? — Лаура зайдя в комнату, остановилась возле кровати, на которой были разложены рисунки.
     — Да, — парень чуть улыбнулся.
     Ичика чувствовал себя как-то не очень хорошо. Его еще потряхивало, после того шторма, бури эмоций, что он вызвал. Эксперимент оказался слишком удачным. Было немного стыдно до кучи. Просто в процессе творения, он попросил девушку уйти, причем так и сказал «Лаура, выйди». Хорошо хоть Лаура была не очень искушенной в отношениях и нормально это восприняла.
     Девушка тем временем внимательно изучала рисунки. А там было что посмотреть. Фантазия у Ичики разыгралась не на шутку.
     Вот, например, Воительница. Лаура стоит в фентезийном доспехе, как это принято, весьма откровенном, то есть фактически, тот самый бронелифчик. В ее руках изящный длинный, но узкий клинок. Самое главное в этом рисунке, это выражение глаз. Этих огромных карих, почти красных глаз. Да-да, обоих глаз. Это были глаза человека, который собирается тебя КАРАТЬ.
     А этот рисунок, словно Лаура сидит в кресле капитана звездолета. Причудливая, обтягивающая, но тем не менее четко угадывающаяся форма, вокруг пульты, какие-то экраны. Конечно, интерьер Ичика не стал тщательно прорисовывать, но тем не менее, было понятно, что это. На этом рисунке Лаура, глядя куда-то вдаль, слегка улыбалась…
     … Это было странное ощущение. Она смотрела на все эти рисунки. На себя, в различных ипостасях. И у нее не было ощущения чужеродности. Как будто Ичика просто нарисовал ее… Воспоминания.
     — Это и называется чувствами, Лаура, — произнес Ичика, стоящий позади. — Это то, что ощущаю я, смотря на тебя. Мне хотелось показать тебе.
     — А вот это? — сказала Лаура, показывая на рисунок, где она лежала на кровати, причем одетая в одну рубашку.
     Не было на этом рисунке никаких обнажений, легкая ткань рубашки, прикрывала все, но на грани фола.
     — А вот это то, что называется эротикой, — сказал Ичика. — Тебе нравится?
     — Я… — Лаура не нашлась, что ответить.
     Точнее пришло то самое чувство, которое она испытывала недавно, когда представила, что Ичика исчезнет из ее жизни.
     В этот момент мужские руки легли на ее живот и она оказалась прижатой к крепкому телу. Теплый… Лаура вздрогнула, но ничего не сказала. Эти ощущения. Они были необычными, странными… Но приятными.
     — Ты покраснела, — чуть насмешливо сказал Ичика.
     — Я не специально, — тихо ответила девушка.
     — Конечно, — парень усмехнулся. — Специально такое и не сделаешь.
     — А ты, — Лаура посмотрела назад-вверх. — Ты будешь целовать меня?
     Ичика расхохотался.
     — Лаура! — произнес он сквозь смех. — Я даже не знаю, что сказать.
     — Такое тоже нельзя спрашивать? — поинтересовалась девушка.
     — А ты хочешь? — спросил Ичика. — Чтобы я поцеловал тебя?
     — Да, — просто ответила Лаура.
     Ичика сверкнул глазами и склонился. Его губы легко коснулись губ девушки.
     — Ну как? — спросил парень, отрываясь. — Какие у тебя ощущения?
     — Это приятно, — ответила Лаура.
     Ичика взял ее за плечи и развернул лицом к себе.
     — Боже, что я творю, — прошептал он.
     И снова поцеловал. Сначала было простое касание…
     — Лаура, — сказал Ичика, смотря в глаза девушки. — Приоткрой рот.
     — Зачем? — спросила Лаура.
     — Увидишь, — улыбнулся парень.
     * * *
     Настоящее время
     — Ичика мой, — спокойно сказал Лаура.
     — Лин, — Сесилия положила руку на плечо китаянки, которая все порывалась показать этой наглой блондинке, кто тут чей. — Ты же понимаешь, Лаура, что это, так скажем, странно выглядит?
     — Ничего странного, — ответила немка. — Он был мой еще до Академии.
     — Тогда почему вы не были вместе? — спросила Сесилия. — Лин, давай выслушаем ее!
     Китаянка, уже красная от гнева, отвела сверлящий взгляд от Бодевиг, посмотрела на остальных. Хоки сидела сузив глаза, Сесилия выглядела спокойной.
     — Это было требование моего командования, — сказал Лаура. — Я пилот ИС, а Ичика тогда им не был.
     — То есть, ты не была с ним, из-за приказа командования? — спросила Сесилия.
     — Нет, — Лаура помрачнела. — Я… Это он уехал. Но я собиралась найти его!
     — Но вы расстались? — давила Сесилия.
     — Да, — признала Лаура. — Но теперь он станет моим, и мне никто не помешает!!!
     Девушки сидящие вокруг, слегка опешили. Даже Лин. Смена ледяного спокойствия, на страстное желание воссоединения, была слишком резкая.
     — Ты же понимаешь, — медленно произнесла Сесилия. — Что мы его так просто не уступим? Нам он тоже дорог.
     — Я люблю его, — сказала Лаура, причем таким тоном, словно эта фраза была бесспорным преимуществом.
     — Я тоже люблю Ичику! — с жаром воскликнула Лин.
     Остальные промолчали, но по их лицам было видно, что они хотели сказать то же самое.
     — Тогда, — Лаура обвела взглядом присутствующих. — Я вижу только один способ разрешения этого спора. Поединок.
     — Поединок, — сказала Хоки и усмехнулась. — С нами это возможно. Но что ты будешь делать с моей сестрой?
     — Сестрой? — нахмурилась Лаура.
     — Здесь не все… девушки Оримуры Ичики, — добавила Сесилия. — Сестра Хоки, это Шинононо Табанэ. Знакомое имя?
     — А при чем тут она? — а это уже спросила Лин.
     — О, так ты тоже не знаешь? — весело спросила Сесилия. — Это еще одна из нас!
     — Разработчик ядер ИСов?! — Лин даже рот открыла.
     А Лаура помрачнела.
     — Он все равно будет мой! — с жаром произнесла немка, вставая. — И мне не важно, кто будет на моем пути!
     — Сядь! — властно сказала Сесилия. — Мы еще не договорили.
     — Шинононо Табанэ! — пораженно шептала тем временем китаянка. — Как?!
     * * *
     Год и семь месяцев назад. Мюнстер. Германия.
     — Вы отлично справляетесь со своей работой, фрау Оримура, — сказала Магда цу Штаер. — Синхронизация Лауры достигла отличных показателей.
     Женщины сидели в операторской, наблюдая за тем, как черный ИС выполняет учебный полет. ИС на высокой скорости проходил воздушный лабиринт, раз за разом выполняя весьма нетривиальные эволюции.
     — Еще рано говорить о полном успехе, — ответила Чифую. — Но уже можно сказать, что Лаура освоила свой ИС на достаточно уровне, чтобы начать боевые тренировки.
     — Да, согласна, — кивнула Штаер.
     Черный ИС, безошибочно пройдя полосу препятствий, выполнил четкое приземление. На большой скорости он подлетел к земле, возле самой поверхности резко затормозил и плавно коснулся ступнями земли.
     — Мне показалось или Лаура улыбнулась? — спросила Штаер.
     — Нет, ей действительно нравится пилотировать ИС, — ответила Чифую.
     — То есть, Лаура испытывает чувства? — уточнила немка.
     — Для пилота важно именно чувствовать свой ИС, — ответила Чифую.
     Штаер молча кивнула.
     * * *
     — Ты сегодня отлично поработала! — сказал Ичика, когда они с Лаурой вышли за ворота базы.
     Девушка бросила на парня быстрый взгляд и слегка покраснела.
     — Ты видел? — спросила она.
     — Да, мне разрешили посмотреть, — кивнул Ичика. — Я, конечно, не специалист, но выглядело круто!
     В груди Лауры возникло приятное ощущение. Оно возникало и тогда, когда ее хвалили техники и особенно инструктор. Но когда это делал Ичика, чувство было гораздо сильнее…
     … Это же совершенно иррациональное занятие. Просто сидеть у него на коленях и целоваться. Но почему-то, хотелось заниматься этим снова и снова. И ведь могли по полчаса так делать. И самое главное, это желание, поцеловать Ичику, возникало совершенно спонтанно. Вот и сейчас Лаура пришла в тот момент, когда парень готовил еду. И они уже реально минут двадцать упоительно целовались на кухне.
     — Эй, голубки! — раздался голос Чифую. — Мы жрать-то когда будем?
     Лаура, покраснев, слетела с колен парня и встала рядом, уперев взгляд в пол.
     — Чифую, — спокойно ответил Ичика. — Ну нельзя же так.
     — А как? — женщина вошла на кухню. — Мне что теперь, с голоду помирать?
     — Ты тиран, — заметил парень.
     — И я приказываю, дать мне еду! — потребовала Чифую. — Вы-то, понятно, любовью сыты, а мне что делать?
     — Завести парня? — предложил Ичика.
     — Я брата завела и что толку? — ответила женщина.
     — Да уже почти готово, — сказал Ичика. — Идите за стол.
     Лаура кивнула и прошмыгнула мимо Чифую. Та ухмыльнулась…
     … Ичика с недоумением смотрел на Лауру, которая совершенно спокойно зашла в ванную в коротком халатике.
     — Э, Лаура, — сказал Ичика. — Ты что, хочешь первой?
     — Нет, — ответила девушка. — Я хочу с тобой.
     — Это, — парень чутка обалдел. — Неожиданно.
     — Но разве паре нельзя делать это вместе? — спросила Лаура.
     — Можно, только, — Ичика что-то засмущался. — Понимаешь, мы же голыми будем!
     — Но разве моются не голыми? — опять спросила девушка.
     — Лаура, — парень взял девушку за плечи и нагнувшись, посмотрел ей в глаза. — Я же не железный. И очень сомневаюсь, что смогу сдержаться.
     — Сдержаться? — непонимающе повторила девушка. — А ты не хочешь заняться со мной сексом?
     Вот тут Ичика реально охренел.
     — Но я согласна, — сказала Лаура.
     Ичика несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул.
     — Слушай, — сказал он. — Это все как-то… неожиданно для меня.
     И тут Лаура внезапно поцеловала его. Ичику прошиб холодный пот. А потом он почувствовал, как от паха поднимается горячая волна. И он с большим трудом сдерживал желание, чтобы оно не ударило в голову…
     С легким шелестом халат девушки опустился на пол.
     «Аха-ха-ха! Понеслась!»
     Мягкая хмельная волна заставила уйти назад реальность, стать лишь декорациями. Фоном для прекрасной смущенной девушки, что стояла напротив парня.
     — Ты такая красивая, — улыбаясь сказал Ичика, вставая перед Лаурой на одно колено.
     Его губы немедленно нашли ярко-красный сосочек и завладели им. Ичика почувствовал, как под его ладонями, что сейчас гладили спину девушки, пробежала дрожь.
     «Молчишь? — парень поднял на девушку хитрый взор. — Ну подожди чуть-чуть».
     Его ладони нашли упругие полушария попки и чуть сжали их. Язык же Ичики не прекращал соблазнительную игру с небольшими грудками девушки. Соски уже вовсю торчали, выдавая, что хозяйке сейчас очень хорошо.
     Ичика подхватил девушку на руки и усадил на край ванны. Лаура как-то испуганно посмотрела на парня, сжав ноги.
     «Ну вот тебя и пробрало, — с удовольствием подумал парень. — Природу не обманешь!»
     Он наклонился и слился с девушкой в поцелуе. Его рука нежно игралась с грудью, сосками. Еле слышный выдох-стон, когда парень наконец оторвался от Лауры, стал ему наградой. И окончательно смел все тормоза.
     Лаура распахнула глаза в удивлении, когда Ичика, мягко, но настойчиво раздвинув ее ноги, подмигнул и неожиданно наклонился и лизнул ее ТАМ. Но волна острого удовольствия упала на веки неподъемным грузом. Глаза девушки сами собой закрылись, тело задрожало от невыразимо упоительных ласк. И с ее губ сам собой слетел стон.
     Комок странного, яркого и очень приятного чувства, рос там, между ног. От каждого движения его языка, от пальцев, что он вставил в дырочку…
     — А-а-а! — крик вырвался изо рта вместе с вспышкой пронзающего удовольствия.
     Лаура чувствовала, как стенки лона судорожно сжимаются, а по телу растекалась неописуемая нега. Если бы не сильные руки, на которых она буквально повисла сейчас, то девушка непременно бы завалилась в ванну. Силы куда-то враз исчезли, сделав тело мягким, словно тесто.
     Лаура открыла глаза. Он смотрел на нее. На его губах блуждала лукавая улыбка. Но вот Ичика распрямился. И взявшись за резинку трусов, потянул их вниз.
     Его напряженный орган, вырвавшись из плена ткани, уверенно качнулся прямо напротив лица девушки. И Лаура, не очень понимая, что делает, протянула руку.
     Теплый! Даже горячий. И твердый. Словно на стальной штырь натянули шелк.
     — Подожди, — сказал парень. — Остальное в кровати. Неудобные тут ванны. Особенно для первого раза. Давай просто помоемся.
     Лаура, наклонив голову (и не отпуская члена!), посмотрела на Ичику.
     — Но ты же хочешь сейчас? — сказала она.
     — Да, — улыбнулся парень. — Очень.
     — Я тоже, — тихо ответила Лаура. — Не знаю что, но хочу.
     Глаза Ичики сверкнули. Он единым махом сорвал девушку с ванны.
     — Что же творишь? — буквально прорычал он. — Я же тебя сейчас изнасилую!
     — Но насилие, это когда кто-то несогласен, — ответила Лаура.
     Ичика посмотрел на девушку каким-то полубезумным взглядом.
     — Нахер это мытье! — произнес он хриплым голосом…
     … Они даже не удосужились одеться. Благо ванная располагалась возле комнаты парня. Ичика пинком распахнул дверь своей комнаты неся девушку на руках. И не просто неся. Они при этом целовались, словно безумные.
     Положив Лауру на кровать, парень завис на руках, над девушкой.
     — Я знал, — с усмешкой сказал он. — Я так и думал.
     — Что? — спросила девушка.
     — Что ты будешь такая в кровати, — ответил парень.
     В этот момент его член коснулся лона девушки. И Лаура, поддаваясь желанию, потерлась об него.
     — Ну все, ты доигралась! — прохрипел Ичика, распрямляясь.
     Готовый уже лопнуть орган, легко скользнул в изрядно влажное лоно. И резкая боль заставила Лауру вздрогнуть.
     — Тише-тише, — прошептал парень, останавливаясь.
     Одной рукой он стал тереть чувствительный бугорок клитора, а его губы опять нашли вишенки сосков.
     Боль постепенно проходила. И приходило совершенно новое, необычное ощущения присутствия члена внутри нее. В конце концов, Лаура сама двинула бедрами. И это движение было сопровождено совсем уж легкой болью. И одновременно, это было приятно!
     Ичика тут же взял инициативу в свои руки. Он распрямился и сам стал двигаться. И Лаура почувствовала, как то чувство, что она уже испытала в ванной, снова начинает разгораться в теле. С каждым новым движением, оно становилось все сильнее и сильнее.
     — Мать твою! — вдруг сказал Ичика. — Я ж забыл…
     Он вынул член.
     — Надеюсь, еще не поздно, — озабоченно произнес он.
     — Что случилось? — Лаура с трудом сфокусировалась на парне.
     — Да мы ж без всего! — сказал Ичика. — Ты же залетишь!
     — Залетишь? — не поняла девушка.
     — Забеременеешь! — резко сказал парень. — Прости, я идиот!
     — Я выпила таблетку, — улыбнулась Лаура.
     — Что? — Ичика не сразу сообразил, что ему сказали.
     — Я выпила таблетку, когда пошла к тебе, — повторила девушка.
     Парень посмотрел на нее.
     — Обидно, слушай, — сказал он. — У тебя это в первый раз, ты подумала о последствиях. А я, черт возьми, вообще забыл про все.
     У Ичики был виноватый вид. Лаура коснулась его руки.
     — А ты можешь продолжить? — спросила девушка.
     — Конечно! Только… — парень посмотрел с хитрецой.
     — Что? — спросила Лаура.
     — А не сменить ли нам позу? — сказал Ичика.
     * * *
     Три месяца спустя.
     — Да понял я все! — проорал Ичика. — Твою ж мать!!!
     На журнальный столик перед диваном обрушился его кулак, ломая дерево и стекло столешницы. Со звоном посыпалось стекло. На пол закапала кровь. Ичика встал, медленно, словно выходящая из шахты баллистическая ракета, не обращая внимания на изрезанную руку. И Чифую впервые в жизни испытала беспомощность, при виде своего брата, зная, на что способен этот юридически еще подросток, а фактически подготовленный солдат. В глазах Ичики зажглась безумная искра.
     — Ичика! — Чифую шагнула к брату.
     — Кто? — прохрипел парень. — Что за тварь приняла это решение?
     — Послушай меня, — сказала женщина, беря лицо брата в ладони. — Послушай же!!! Лаура пилот ИС!
     — Да мне похер! — выплюнул парень, отодвигая Чифую, легко, словно статую из папье-маше, а не взрослую женщину. — Я люблю ее!
     — Да ты сломаешь ей всю жизнь! — прокричала Чифую. — А она только начала жить!!
     Ичика замер в дверях.
     — Ты же понимаешь, ее так просто не отпустят, — быстро заговорила Чифую. — Вам придется скрываться всю жизнь! Такой судьбы ты ей желаешь? Вы не сможете ни детей завести, ни просто спокойно жить!
     Парень молчал. Молчал долго, не двигаясь с места. Чифую подошла к брату и обняла его, прижавшись к широкой спине.
     — Собирайся, — глухо сказал Ичика. — Я не смогу уехать, если Лаура будет здесь.
     — Да, — ответила Чифую. — Конечно…
     * * *
     Настоящее время. Комната Сесилии и Хоки
     — Ты говорила с Ичикой? — спросила Сесилия.
     — Я не могу найти его, — спокойно ответила немка.
     — Значит пока не имеет смысла говорить о ваших отношениях, — сказала уже Хоки.
     И тут дверь в комнату распахнулась. На пороге оказалась наставник Оримура собственной персоной.
     — Вижу фанклуб моего братца в полном составе? — насмешливо произнесла женщина, входя.
     Лауру будто пнул кто-то, так резко она подскочила и замерла по стойке смирно. Остальные девушки недоуменно смотрели на нее.
     — Учитесь! — сказала наставник. — Вот она, дисциплина! Вольно, Лаура, садись.
     Немка тут же молча села.
     — Ну и о чем разговор? — женщина подошла к столу. — Ичику делите?
     Девушки в ответ отмолчались, отводя взгляды.
     — Я так, предупредить зашла, — сказала Чифую. — Дуэли между всеми вами, в любом порядке запрещены.
     — Наставник Оримура, разрешите обратиться! — тут же заговорила Лаура.
     — Запрещаю! — резко ответила Оримура. — Лаура, ты идешь сейчас со мной. Вопросы?
     — Никак нет! — отрапортовала Бодевиг.
     — Тогда все, — сощурила глаза Чифую.
     Она обвела взглядом присутствующих и неожиданно усмехнулась.
     — Какая неожиданно многочисленная семья у нас образовалась, — сказала она.
     * * *
     Ичика осторожно, стараясь идти одновременно как можно тише и очень быстро, буквально пролетел по коридору. Буквально ввалившись в свою комнату, он закрыл дверь на замок и привалившись к ней спиной, перевел дух.
     — Мать моя женщина, — сказал он. — Чувствую себя долбанным героем-любовником. Кстати.
     Парень нахмурился. Этот новенький, Шарль. Где он?
     — Эй! — позвал Ичика.
     «Неужели уже спит?»
     Ичика прошел в комнату. И увидел, что на кровати Хоки, прямо в форме, лежит тот самый француз. И спит, что интересно.
     — Однако, — произнес Ичика.
     Что ж, Ичика решил не будить паренька. Умаялся видать, бедняга. Собственно Ичика и сам чувствовал, что ему просто необходимо уже подушить подушку. Так что махнув мысленно рукой на все проблемы, парень, стараясь не шуметь, разделся и нырнул под одеяло.
     «Хоть высплюсь» — была его последняя мысль, перед тем, как провалиться в сон.

11 глава.

     Все-таки в состоянии постоянных отношений есть свои весомые плюсы. Например, просыпаться не в пример более приятно, когда твою постель согревает теплое женское тело…
     Тут Ичику прошиб холодный пот. Просто он вспомнил, что Хоки уже не живет с ним! А живет сейчас с ним мужик! Самый натуральный, французский членоноситель!
     «Мля, неужели все-таки… светло-синий?!» — проскочила ужасающая мысль.
     Ичика дернулся, его лишь крепче обняли. Парень, распахнул глаза…
     — Не понял? — пробормотал он.
     Было еще видимо очень рано, на улице еще только-только начало светать. Но даже в неверном утреннем свете, Ичика ясно различил, что его новый сосед по-прежнему спит в своей кровати. Причем, все так же, в форме и даже вроде поза не поменялась…
     Ичика в недоумении нахмурился. «А там, тогда, кто?». И он медленно поднял одеяло…
     — Вот же охренеть! — пробормотал в шоке Ичика.
     То, что с ним спала девушка, было хорошей новостью. Но тот факт, что этой девушкой была Лаура… Причем, в рот ноги, полностью голая!
     А девушка, видимо проснувшись от движений парня, приоткрыла глаза. И улыбнулась.
     — Доброе утро, любимый! — тихо сказала девушка.
     Ичика некоторое время молча смотрел на нее. А потом помотал головой, то ли морок прогоняя, то ли от чего-то отказываясь…
     — Да уж! — так же негромко ответил Ичика. — Какого дьявола ты тут делаешь, Лаура?
     Девушка прижалась щекой к его груди и пробормотала:
     — Сплю, — и опять улыбнулась.
     — Я рад, что ты определилась с действием! — сказал Ичика. — Почему здесь?
     — Я так хочу, — ответила девушка.
     Ичике почувствовал прямо-таки нестерпимое желание ударить себя ладонью по лицу.
     — Охренеть! — буквально простонал парень. — А мне что делать?
     — Тоже спи, — сказала Лаура. — Но если хочешь…
     Она поерзала, прижимаясь бедром к паху Ичики. А тот даже на автомате положил ладонь на талию, а пальцы и вовсе, привычно так легли на мягкость ягодиц…
     — Прекрати! — уже чуть не в голос зашипел парень, отдергивая руку, как от горячего чайника. — Не смешно!
     Тут скрипнула соседняя кровать. Шарль, со всклокоченной прической и забавно потирая глаза, словно ребенок-дошкольник, сел.
     «Черт! Ну вот похож он на бабу! Хоть тресни!»
     — О! Доброе утро! — сказал француз, увидев что Ичика не спит и смотрит на него. — Простите, меня вчера видимо сморило!
     — Ага, — ответил Ичика, лихорадочно соображая, что делать.
     — Доброе утро, — а это уже Лаура, причем таким милым и довольным голоском, что даже Ичика на секунду поверил, что сегодня ночью они кое-чем занимались.
     Вот же… Вежливый немецкий тролль! На лице француза в этот момент проступило сильнейшее удивление. Он скользнул совершенно круглыми глазами по одеялу. И его глаза сделались еще больше, хотя казалось, куда уж еще…
     — П-п-простите, — пролепетал паренек. — Я… Я не буду вам мешать!
     Шарль опрометью, спотыкаясь, выскочил из комнаты. Хлопнула дверь душа.
     — Мать твою, Лаура! — Ичика откинул одеяло. — Ты что же себе позволяешь, а?!
     Лаура чуть сощурилась от света. А потом провела ладонью по груди Ичики и спокойно так, уверенно ответила:
     — А что такое? Ты мой муж. А муж и жена спят вместе, это же очевидно.
     «А она все такая же… Мило-серьезная. Так! Стоп!»
     — Я не твой муж! — сказал довольно резко парень. — Так что…
     — Что ты сказал? — с угрозой произнесла девушка.
     А Ичика замер, чувствуя, как к его… Мужским половым признакам, прижался холодный металл.
     «И все так же носит с собой тот резак…»
     — Так что ты там говорил про мужа? — спросила еще раз Лаура.
     — Ты это, — сказал медленно Ичика. — Убери ножик. Пожалуйста!
     Металл исчез и парень перевел дух.
     — Так, давай по порядку… — начал было Ичика.
     — Ичика! — донесся от двери голос Хоки. — У тебя дверь открыта! Вы одеты?
     — Нет! — крикнул Ичика.
     — Я тогда подожду тебя в коридоре! — сказала Хоки.
     — Хорошо! — ответил Ичика.
     — Вот же принесло, — пробормотала Лаура. — Не дают никакого покоя.
     — Да уж! — и Ичика выбрался из кровати, едва не хлопнувшись лицом в пол.
     Утвердившись на ногах, он почувствовал себя не в пример более уверенно. Но что делать, ему так в голову и не пришло.
     — Лаура, — заговорил он, поймав, наконец, мысль. — Это мужская, чисто мужская комната. Нельзя вламываться сюда, просто потому, что тебе что-то захотелось!
     — Но мы так долго не виделись, — чуть обиженно протянула Лаура.
     Ичика аж засмотрелся. «А она определенно кое-чему женскому весьма хорошо научилась. А может? Не-не, Дэвид! Меня ж девчонки прибьют!».
     И он, взяв себя в руки, продолжил:
     — Давай без кавая, ага? — сказал Ичика. — Где твоя одежда? Одевайся и это, дуй в свою комнату.
     — Ты не рад мне? — сузила глаза Лаура.
     Ичика едва не взвыл.
     — Лаура!!! — парень реально разозлился. — Да какого, млять, черта! Прошло…
     — Ичика? — раздался за спиной голос Хоки. — Ты чего тут кричишь… Что?!!
     Парень почувствовал, как в комнате прям запахло суровыми просторами Сибири. И пушной зверь, обитающий в этих местах, так приветливо подмигивает ему.
     — Бодевиг!!! — Хоки явно тоже завелась. — Ты что тут делаешь?!!
     — Сплю с любимым, — ответила спокойно Лаура.
     — Спишь?! Ичика?!! Что тут происходит?!! — перевела Хоки бешеный взгляд на парня.
     — А я в домике, — упавшим голосом сказал Ичика. — Это все происходит не со мной. Это не я. На-на-на.
     Парень в некой прострации, под недоуменные взгляды девушек, с дебильной улыбкой на лице, вышел из комнаты и зайдя в душевую, закрылся там.
     — О, Шарль, — сказал Ичика, увидев что его сосед сидит на табуретке, на которой обычно моются. — Ты не против, если я тут с тобой побуду?
     — Н-н-нет, — француз отчаянно помотал головой.
     — Вот и хорошо, — Ичика сел прямо на пол возле стены.
     В комнате явственно разгорался скандал. Голоса становились все громче.
     — Шарль, — спросил Ичика. — У тебя девушка есть?
     — Нет, — покраснел тот, отчего-то.
     — Везет, — сказал Ичика, прикрыв глаза. — Не торопись с этим.
     Ичика усмехнулся.
     — Только это нереально, — сказал он.
     — Почему? — спросил Шарль.
     — Оглянись, — сказал Ичика. — Мы двое мужиков, в этом бабьем царстве. Думаешь, ты надолго сможешь оставаться ничейным?
     — Но я, — Шарль еще больше покраснел. — Я еще… не думал об этом.
     — А твое мнение могут и не спросить, — сказал Ичика. — Ты уж поверь мне.
     — Но я… мне не хотелось бы, — промямлил француз.
     — В смысле? — Ичика открыл глаза и посмотрел на соседа. — Ты что же, из этих? Игривых?
     — Нет! — тут же ответил Шарль. — Просто… У меня еще не было…
     — А ну тогда это ненадолго, — усмехнулся Ичика. — Эти уговорят даже евнуха.
     Между тем крики за дверью стихли.
     — Надеюсь, они там друг друга не поубивали? — сказал Ичика, вставая.
     Он открыл дверь и осторожно выглянул.
     — Ушли, — сказал парень и мотнул головой в сторону выхода. — Пойдем, Шарль. Надо идти, мы ж все-таки студенты.
     * * *
     Погода была просто прекрасной. Высокое чистое небо, солнце еще не такое жаркое, как будет днем. Приятный освежающий ветерок с моря. Почти идиллия. М-да. Если бы не эти жадные взгляды вокруг…
     Ичика с Шарлем шли по дорожке в сторону учебных корпусов. Довольно высокий и широкоплечий, даром что японец, Ичика и худой, даже худющий, Шарль. Естественно, все окружающие на них пялились. Причем некоторые фразы с губ обсуждающих их девушек Ичике удалось прочитать.
     «Обитель яойщиц!»
     — Почему на нас так смотрят? — поежился француз.
     Ичика поглядел на какого-то пришибленного парня, словно его только что выпустили из камеры одиночки. И усмехнулся.
     — Привыкай, — сказал он. — Я вот уже и не замечаю почти.
     — Мне трудно к этому привыкнуть, — пожаловался Шарль. — Я не люблю большого скопления людей.
     Кстати, говорили они на английском. Просто японский Шарля был, скажем мягко, смешным.
     — А тебе сколько лет, Шарль? — спросил Ичика.
     — Восемнадцать, — ответил француз. — А тебе?
     — На год младше, — сказал Ичика. — Тебе опаснее.
     — Почему? — удивился Шарль.
     — Потому что ты уже совершеннолетний, — улыбнулся Ичика. — То есть уже можешь сочетаться.
     — Сочетаться? — не понял француз.
     — Браком, — пояснил Ичика. — Ты уже можешь жениться.
     — Я и не предполагал, что здесь все будет так, — пробормотал Шарль.
     — Это еще что, — сказал Ичика. — Завтра начинают прибывать семпаи. Вот это будет, как мне было сказано, еще более серьезно.
     — Семпаи? — опять не понял француз.
     — Второй и третий курсы, — пояснил Ичика. — В Японии тех, кто старше, называют семпаями.
     Шарль кивнул. Некоторое время парни шли молча.
     — Ичика, — заговорил снова француз. — А та девушка…
     — Шарль, — поморщился Ичика. — Прости за утро. Просто Лаура… Она бывает очень настойчива и совершенно бесцеремонна к чувствам других.
     — Она твоя девушка? — спросил француз.
     — Была. Давно, — ответил Ичика. — Давай не будем об этом. Лучше расскажи, какой у тебя ИС? Насколько я понял, ты тоже имеешь личный?
     — Да! — оживился француз. — Мой ИС называется Возрожденный Рафаль!
     * * *
     Как меняется иной раз человек, когда садится в ИС. Вот и Шарль, застенчивый, даже несколько робкий, просто преобразился. Перед Ичикой предстал настойчивый, даже наглый боец, который совершенно не стеснялся и даже предпочитал рукопашку, как с использованием оружия, так и попросту на кулаках.
     Ичика ощущал, что этот Шарль, он весьма серьезно подготовлен. И речь шла не о паре-другой месяцев, а именно о планомерной, продуманной подготовке. Оранжевый Рафаль менял оружие со сноровкой профессионального картежника, используя в каждый момент боя именно то, что более всего подходило. А арсенал у француза был богатый. Мощная винтовка на дальний бой, пара короткоствольных скорострелов, чтобы можно было буквально залить противника пулями на отходе, что-то типа дробовика для ближних дистанций, автоматическая винтовка для средних дистанций, револьверный гранатомет. Дополнительные модули в качестве щитов и короткий клинок, почти что нож, но при умелом обращении вполне себе бодрая ковырялка.
     Бой затягивался. Ичика не мог нанести серьезных ударов, французский ИС умело парировал или минимизировал потери. Шарль в свою очередь, толком не мог прицелиться по постоянно маневрирующему японскому ИСу, который несмотря на внушительные габариты и соответственно серьезную инерцию, умудрялся уворачиваться даже на коротких дистанциях. Француз уже получил пару серьезных плюх в те моменты, когда не успевал сменить стрелковое оружие на клинок. Ичика моментально ловил моменты для атаки. Теперь Шарль работал с повышенной осторожностью. Черный ИС полностью оправдывал ожидания. Это был очень серьезный противник, думающий, знающий свои пределы и постоянно прощупывающий своего оппонента.
     Бой перетек в поединок выносливости. То есть, победитель должен просто продержаться дольше противника, пока усталость пилота, истощение поля ИСа, не возьмут свое.
     Черный ИС внезапно сильно ускорился, буквально размазываясь в воздухе. Шарль суетливо поменял винтовку на клинок и выставил щит.
     Сильный удар по полю, отбросил Рафаль вперед. Ичика каким-то образом зашел в спину. Но Шарль не растерялся и навстречу ринувшемуся на добивание Ичике полетел град пуль. Черный выставил щит, упрямо двигаясь вперед. Рафаль немедленно ускорился, разрывая опасную дистанцию, при этом Шарль не забывал стрелять…
     … Сигнал об окончании боя застал двух парней в жестком клинче. Ичика, наконец, смог навязать именно контактный поединок, впрочем француз не сильно-то и уклонялся.
     — Просто отлично, Шарль! — Ичика установил канал между собой и французом. — Ты очень хороший пилот!
     — Спасибо, — паренек слегка зарделся.
     — Не надо скромности! — улыбнулся Ичика. — Ну что, полетели в бокс?
     — Да, — кивнул Шарль…
     … — Как ты так уворачиваешься? — спросил Шарль. — Это просто какая-то магия!
     Они с Ичикой стояли в раздевалке.
     — Нет никакой магии, Шарль, — Ичика подошел к своему шкафчику и открыл его. — Я долго работал над микроманеврами.
     Парень снял верх контактного костюма.
     — Я немало времени провел над тем, чтобы производить движения на очень небольшое расстояние, — пояснял дальше парень. — Результат ты видел. Для мечника точность движения критически важное умение.
     Не слыша ответа Шарля, Ичика повернулся.
     — Э-э, все в порядке? — спросил он.
     Просто Шарль стоял, опустив глаза в пол и сильно покраснев.
     — Я… — голос француза дрожал. — Просто я не привык, когда кто-то рядом… без одежды…
     — Но я же не голый, — заметил Ичика. — К тому же, ты тоже парень. В чем проблема?
     — Просто я раньше… — Шарль все так же не поднимал глаз. — Мало общался с людьми… Особенно с мужчинами. И… Я пойду!
     Шарль схватил свою сумку.
     — А как же душ? — спросил Ичика.
     — Я помоюсь в общежитии! — выпалил француз. — Пока!
     — Ага, — Ичика проводил недоумевающим взглядом соседа. — Пока.
     «И у этого тараканы в башке. Вообще, есть пилоты, у которых нет проблем с восприятием мира?»
     Ичика разделся и пошел в душ.
     «А может, для пилотов это и есть норма? Нас не так много, опять же мозг пилота напрямую должен работать с ядром. Возможно эти отклонения и характеризуют возможность управлять ИСом?»
     Ичика открыл воду и встал под тугие струи.
     «Что же делать с Лаурой? — сменилось направление мыслей. — Она ведь так просто не отстанет»
     Парень чуть усмехнулся.
     «Но она определенно стала выглядеть более живой. Прошло-то всего около… двух? Да, где-то так. Примерно пара лет. А какие изменения! Уже нет той робото-девочки, вполне себе нормальная девушка, просто мрачноватая. Да. И резкая чересчур».
     Хлопнула входная дверь.
     — Шарль! — сказал, улыбнувшись Ичика, не поворачиваясь. — Ты все-таки решил помыться здесь?
     Тут торс парня обвили две женские ручки.
     — Что? — Ичика резко обернулся.
     — А ты стал еще сильнее, — сказала Лаура. — Большой, горячий.
     — Лаура! — возопил парень. — Ты чего тут делаешь? И почему ты голая?!
     — В душ ходят голыми, — сообщила девушка.
     — Я знаю! — рявкнул Ичика. — ТЫ почему здесь и голая? Это мужской душ!
     — Это очевидно, — все тем же спокойным голосом ответила Лаура. — Я хочу заняться с тобой сексом.
     Ичика некоторое время молча смотрел на нее, не зная, что и ответить.
     — Он уже встал, — сказала Лаура, посмотрев вниз.
     Ичика опомнился, вырвался из кольца рук и повернувшись, сказал.
     — Твою ж мать, Лаура! — парень тяжело дышал. — Давай притормозим! Я практически женатый человек…
     — Да, ты мой муж, — ответила девушка, с удовольствием рассматривая голого парня.
     — Да бля! — парень вытер рукой лицо. — Прости, Лаура. Но у меня уже есть женщины. И я уже дал обещание им…
     — То есть, нужно говорить с ними? — поинтересовалась Лаура. — Я поняла.
     Ни слова больше не сказав, девушка развернулась и вышла из душа. Ичика перевел дух.
     — Гребаный дурдом! — практически простонал Ичика…
     … «Капец, а она что, телепортироваться научилась?»
     Эта мысль возникла в голове Ичики оттого, что кто-то, пользуясь тем, что шум воды заглушает остальные звуки, пробрался к нему вплотную и женские руки опять обвили талию.
     «Грудь?» — с удивлением подумал Ичика.
     Просто ему в спину уперлись груди, значительно больших объемов, чем у Лауры. Парень кинул взгляд через плечо.
     — Банни?! — от удивления у Ичики сел голос.
     — Любимый! — расплылась в улыбке та. — Да, это твоя Банни! А ты кого ждал?
     — С чего ты взяла, что я кого-то ждал? — спросил в ответ парень, поворачиваясь.
     — Да так, — Табанэ прищурилась. — Интуиция. Эй!
     — Что? — Ичика отвлекся от целования шеи.
     — Ты прям, будто хранил себя все это время! — весело сказала Банни. — С чего это ты такой пылкий? А-а-ах!
     Парень даже не стал отвечать. Он просто нашел языком вишенку соска.
     — Как же ты меня сводишь с ума! — пробормотал Ичика.
     Его жадные руки стиснули упругие ягодицы. И Шинононо Табанэ, молодой гений, ученый с мировым именем, разработчик ядер для ИСов, почувствовала, как по ее телу растекается жаркая волна страсти.
     * * *
     И снова те же лица. Хоки Шинононо, Сесилия Олькотт. Возле окна пыхала злостью Лин. И Лаура Бодевиг, с ее привычно невозмутимым видом.
     — Ты хотела поговорить, — роль переговорщика опять взяла на себя англичанка.
     — Да, — коротко ответила немка. — Мне нужно ваше разрешение на секс с Ичикой.
     От этого откровенного заявления лица у остальных девушек как по приказу сделались ошеломленными. Первой опомнилась китаянка. Ну как опомнилась. Ее затрясло от ярости.
     — Ты! Ты! — Лин аж задохнулась от такой наглости.
     — Лин! — громко сказала Сесилия. — Ичике это не понравится!
     Имя парня произвело на китаянку просто волшебное воздействие. Нет, жечь взглядом эту… немецкую шл… тварь она не перестала. Но от активных действий, пусть и с большим трудом, китаянка удержалась.
     — С чего ты… — это заговорила Хоки, между прочим тоже изо всех сил сдерживающая желание превратить эту… блондинку в кровавый блин, — решила, что мы такое тебе позволим?
     — Это неизбежно, — сказала безучастно немка. — Он все равно будет мой.
     — Это, — сквозь зубы произнесла Хоки. — Это с чего такие выводы?
     — Я люблю его, — сказала Лаура.
     — Это мы уже слышали! — выкрикнула Лин.
     — Он мой первый мужчина, — сообщила немка.
     — Тоже мне новость! — опять бурно отреагировала китаянка. — Это не дает никаких прав на него!
     — А если тебе прикажут… что-то сделать с Ичикой? — внезапно спросила Хоки.
     — Убью любого, кто такое прикажет, — тут же ответила Лаура.
     — А если это будет он сам? — давила дальше Хоки.
     — Я убью себя, — не колеблясь, ответила немка.
     — Как же тебя… — это вступила в этот странный диалог Сесилия. — Как ты сумела попасть в Академию?
     А между строк читалось «как с такими завихрениями тебя вообще куда-то выпустили?»
     — Наставник Оримура, — коротко ответила Лаура. — Я не знаю подробностей, но мое командование было ВЫНУЖДЕНО дать согласие на мое обучение в Академии.
     Хоки и англичанка переглянулись. Глядя на них подуспокоилась и Лин. Правда, сверлить взглядом немку не перестала. Но той было от этого… Это как если пытаться растопить глыбу льда отраженным от зеркала лучиком. Эффект может и есть, но смысла никакого.
     — А если, — голос Хоки сделался жестким. — Если тебе прикажут что-нибудь… сделать. Что может принести вред…
     — Я убью того, — перебила Лаура, — кто заикнется об этом.
     Вот теперь девушки увидели, как сползает эта ледяная маска с немки. Ее глаза опасно сверкнули, на лице, пусть и на краткий миг, появилось выражение законченного маньяка.
     — По факту, я больше не солдат бундесвера, — заговорила дальше Лаура. — Меня вывели из состава группы… пилотов ИС Германии. Теперь я просто привлеченный ООН специалист по управлению ИС.
     — Но личный ИС… — вполголоса сказала Лин.
     — Первый опытный образец, — ответила немка. — Я пилот-испытатель головного ИСа новой партии, который, по факту, лишь перспективный прототип. Мне некому больше приказывать… в Германии.
     — А если встанет выбор, — это уже вступила в разговор Сесилия, — между карьерой пилота и Ичикой?
     — Ичика, — тут же ответила немка. — Мне ничего не нужно, если не будет его.
     Воцарилось молчание. Три девушки Оримуры Ичики посмотрели друг на друга.
     — Только не надо заваливаться к нему в комнату ночью! — заговорила Хоки, не смотря на Лауру.
     — Что? — удивилась Лин
     — Гхм, — это выразила свое удивление Сесилия.
     — Принято, — отозвалась Лаура.
     — И это будет его решение, — добавила Хоки. — Он мужчина. Если… В общем, если он…
     — Я исчезну, — тихо сказала немка. — Исчезну…
     * * *
     Две женщины сидели друг напротив друга.
     — Значит, ты теперь будешь работать здесь? — полуутвердительно спросила Александра Ивамото.
     — Да, — кивнула Шинононо Табанэ. — Академия обладает одной из самых продвинутых платформ для исследований.
     Ректор чуть усмехнулась.
     — Ну и… — она сделала многозначительную паузу.
     — И это тоже, — чуть улыбнулась в ответ Табанэ. — И в свете недавних событий…
     — С тобой прибыл некий груз, — сказала Александра. — Это то, что я думаю?
     — Да, новый ИС, — ответила Табанэ. — Хочу побаловать сестричку.
     — Будет скандал, — сощурила глаза ректор. — Опять новый ИС и снова первогодке.
     — Как бы сказал Ичика, — сказала Шинононо. — Блат есть блат.
     — Это по-русски? — спросила ректор.
     Табанэ кивнула.
     — И как это переводится? — поинтересовалась Александра.
     — Если кратко, то мне плевать на чье-то мнение, — ответила Шинононо. — Если дело касается тех, кто мне близок.
     — И когда ты его успела построить? — спросила ректор.
     — Это плата за участие в разработке Шквалов, — пояснила Табанэ.
     — То есть этот ИС, — спросила Александра. — По факту русский?
     — Именно, — ответила Шинононо. — В нем очень много того, что применили в Шквалах. Плюс мои личные доработки. Так что «Красная Камелия» — это уже практически четвертое поколение.
     — Красная Камелия? — уточнила ректор. — Это название этого ИСа?
     Табанэ кивнула. В этот момент раздался сигнал интеркома.
     — Да? — ответила Александра.
     — Пришли наставник Оримура и курсанты Оримура и Шинононо, — доложила Мария.
     — Понятно, — Александра отпустила кнопку. — А представляешь, как будет забавно, когда Ичика все решит оформить официально?
     Табанэ согласно улыбнулась.
     — Курсант Оримура придет к ректору Оримуре, — продолжила женщина. — Вместе с наставником Оримурой.
     — Да, — усмехнулась Шинононо. — Главное, чтобы в процессе, весь класс не стал Оримурами.
     — Да уж! — засмеялась ректор. — Ичика определенно вошел во вкус!
     В этот момент пришедшие вошли в кабинет. При виде смеющихся женщин, на лице Ичики появилось подозрительное выражение, как и у Хоки. А вот наставник Оримура была слегка удивлена. Удивлена какими-то явно близкими отношениями ректора и Табанэ.
     — Знакомьтесь! — махнула Александра в сторону Шинононо. — Наш новый научный руководитель. Представлять, я думаю, ее вам не нужно?
     Ичика слегка улыбнулся. Хоки чуть нахмурилась. Чифую хмыкнула.

Примечание к части

     Что ж, вот и новая часть, на новом месте. Сразу оговорюсь, не обещаю частой проды, так как у меня полным ходом идет свой фанф. Но примерно раз в неделю, думаю осилю.
>

12 глава.

     Ветерок слегка шевелил занавески, создавая каким-то образом атмосферу умиротворения. Ичика лежал на кровати с голым торсом, отдыхая после дневных занятий. Бок уже отпускало, таблетки начинали действовать.
     «Все-таки какая хорошая штука эти интернет-магазины, — думал Ичика. — И особенно доставка, куда скажешь».
     А ведь пришлось бы, если бы не это, тащиться к доктору, а та бы наверняка упекла его на несколько дней в палату. В повышенном внимании к его персоне минусов оказалось больше, чем плюсов.
     Стук в дверь заставил только расслабившегося парня поморщиться. И, как назло, Шарля где-то носит (не зажал ли кто бедного пацана в углу?). Ичика сел на кровати, потер бок, накинул рубашку и пошел открывать.
     — Лаура? — удивился он.
     — Мне нужно с тобой поговорить, — произнесла девушка со своим фирменным каменным выражением лица.
     — Ну проходи, — Ичика распахнул дверь пошире.
     Лаура прошла мимо него. Пройдя в комнату, она остановилась.
     — Присаживайся, — Ичика указал на стул, возле стола с компьютером.
     Но девушка отчего-то проигнорировала его слова и осталась стоять. Ичика не стал настаивать. Он сел на кровать и в ожидании посмотрел на Лауру. Но та молчала, смотря почему-то в пол.
     — Эм, Лаура? — позвал Ичика.
     — Ты теперь с Лин? — сказала девушка, поднимая взгляд.
     Парень несколько секунд молча смотрел на нее, пытаясь понять, куда может привести этот разговор.
     — Получается так, — сказал он, наконец.
     — Это она была той, с которой ты расстался до меня, — продолжила девушка. — И она снова с тобой.
     Ичика сощурился, пытаясь понять логику повествования.
     — Почему я не могу быть с тобой? — спросила Лаура.
     — Я уже говорил, Лаура, — ответил Ичика. — Прости, но вот так получилось. Я дал обещание своим девушкам.
     — Я говорила с ними, — заявила Лаура. — Они не против.
     Ичика аж поперхнулся.
     — Чего? — сипло спросил он.
     — Они не против того, что я буду с тобой, — разжевала девушка. — Если ты будешь не против.
     Ичика некоторое время смотрел на Лауру с охреневшим видом. Он знал, что врать та не умеет, значит действительно говорила. Парню даже захотелось услышать этот разговор. Вот, наверное, эпичный батл был! И тут вдруг где-то на самом краю сознания раздался еле слышный, но очень довольный смешок. Ичика замер. А потом посмотрел на девушку. Лаура стояла с совершенно равнодушным лицом, но он видел в ее глазах те эмоции (да, мать его, эмоции!), что сейчас гуляли в ее душе.
     «Ну, чего? Будешь играть в рыцаря? — подумал он. — У тебя хотя бы есть сестра. У нее никогда не было никого. Только… Наш мимолетный роман. Иначе с чего бы она через полмира поперлась. Ну что, будем пафосным страдальцем или дадим девчонке то, что ей надо, как воздух?»
     — Черт, Лаура, — выдохнул Ичика. — Ты как всегда, прешь напролом.
     Он потер лоб. Что-то внезапно смущение напало. Как-то… Ну вот как сказать, что мол «ладно, будь моей женщиной»? Вот так, сходу, в совершенно неподходящих для этого условиях?
     «А, да пох! Сколько нам отмерено, проживем с огоньком!»
     Ичика улыбнулся, приложив ладонь к лицу.
     — И как ты относишься к тому, — сказал он, глянул он сквозь пальцы. — Что ты у меня, мягко говоря, не одна?
     — Я у тебя? — похоже Лаура вычленила только то, что ей было нужно.
     В следующую секунду Ичика оказался завален на кровать, а девушка уже впилась в него поцелуем.
     «Вот она армейская подготовка!»
     Между тем Лаура уже расстегивала парню брюки.
     «Чувствую себя селянкой!»
     — Ой! — раздался удивленный возглас.
     Ичика успел увидеть этот оскал на лице Лауры, с которым она повернулась к французу. Ичику и самого пробрало, а уж Шарля похоже впечатлило настолько, что он чуть ли не телепортнулся из комнаты. А Лаура вернулась к прерванному занятию. И, похоже, ею точно овладел какой-то демон типа суккубы, раз она применила ножик свой. Ичика даже испугаться не успел, как его паха коснулась холодная сталь и тут же член вырвался из трусов наружу… через разрез!
     На пол рядом с кроватью, звякнув, упал тот самый ножик. А следом уже опускались штаны самой Лауры.
     «Вот свои штаны она резать не стала!»
     Лаура опять впилась в его губы. Ичика нашел ее торчащие соски и стал их легонько потирать. Девушка, так и не отрываясь, тихонько простонала.
     Она села на него сверху. Член вошел туговато, но в смазке проблем не было, так что сразу на всю длину. Лаура всхлипнула и замерла с закрытыми глазами, упираясь руками в живот парня. Ичика улыбнулся. И его рука добралась до одного местечка между ног девушки. Лаура вздрогнула и посмотрела на парня совершенно безумным каким-то взглядом.
     «Ой, кажется я что-то не то включил!» — усмехнулся про себя парень.
     * * *
     Ичика с большим удовлетворением наблюдал, как класс шагает в ДИНах. Конечно, больший эффект бы произвели здоровые мужики в этом всем железе, но и вид симпатичных девушек с суровыми лицами тоже доставлял.
     — И-и-и-ич! — раздалась команда, и вся коробка синхронно повернула направо.
     И пошла дальше печатать шаг. Нет, все-таки шагистика именно по русскому образцу как-то более… Совершенна. Нет этих диковатых движений, как у индусов, например, или европейской расслабленности, когда просто идут. Выверенная веками (и войнами) скупость строгих движений, но одновременно и чувствуется торжественность момента.
     — Стой, раз, два! — громко скомандовала Моретти и класс остановился возле Ичики, напоследок грохнув ногами о землю.
     — Отлично, Сандра! — похвалил Ичика. — Девчонки, все молодцы! Я вас просто люблю!
     Провокация достигла цели. Класс так же синхронно и дружно, как только что шагали, заалел. Правда четыре девушки отреагировали на это с явным удовлетворением.
     «Четыре. Ага. Плюс две. И плюс три»
     Кошки в этот момент посмотрели с явным эротическим подтекстом.
     — Оримура-сан? — раздался голос сзади.
     Парень обернулся. Сзади стояла девушка в форме инженерной службы.
     — Вас вызывает наставник… Оримура, — похоже, до нее только сейчас дошло это совпадение фамилий.
     — Иду, — отозвался парень. — Так! Все круто, но не расслабляемся! На сегодня все!
     — Ичика, — к парню подошла Сандра. — Насчет занятий…
     — Ах да, — спохватился парень и тут ему в голову пришла одна идея. — Лаура!
     Немка тут же подошла к ним.
     — Лаура, — сказал Ичика. — Тебе задание. Вот Сандра хочет подготовиться по нашему варианту. Поможешь ей?
     — Так точно, командир Оримура, — отчеканила немка.
     — Ичика? — слегка удивилась Сандра.
     — Все нормально, Сандра, — успокоил ее парень. — Поверь, Лаура в этом разбирается не хуже меня. Мы с ней вместе учились. Так.
     Ичика собрался с мыслями.
     — Лаура, у них уже есть начальная подготовка, — заговорил он. — Твоя задача, подтянуть их к требуемому, а самое главное, одному уровню, а то этот разнобой меня уже достал. Задача ясна?
     — Так точно, — ответила немка.
     — Вот и хорошо, — сказал Ичика. — Сегодня протестируешь всех, а потом мы с тобой обдумаем дальнейшую программу.
     * * *
     Ичика дочитал приказ и поднял глаза на сестру.
     — И что за… — он запнулся под предупреждающим взглядом Чифую и воздержался от мата. — Идиотия? У нас же только начало что-то получаться!
     — Это не мое распоряжение, — развела руками сестра. — Приказ ректора. У вас же с ней какие-то особые отношения, вот и разбирайся.
     — И разберусь, — упрямо сказал Ичика. — На неделю! Я вроде уже нормально себя чувствую!
     — Ну да, — ехидно заметила Чифую. — Горстями есть обезболивающие — это норма?
     — Так-так, — парень сощурился. — Откуда дровишки? Кто вложил?
     — Ичика, — со вздохом, как неразумному пояснила Чифую. — Ты пилот ИСа. Все данные твоего организма идут в режиме онлайн.
     — Не может такого быть, — отмел Ичика. — Я…
     И он осекся.
     — Вот именно поэтому, — сказала Чифую. — Слишком идеально все выглядело для человека, который недавно выбрался из госпиталя. Ты кого хотел обмануть? И, кстати, с тобой по этому поводу очень желает пообщаться Майя. Как ты сумел влезть на программный уровень.
     — Пусть тогда ждет, пока я вернусь, — мрачно сказал Ичика и потыкал пальцем в приказ, что держал в руках. — Я отбываю через три часа.
     — Что-то ты какой-то мрачный, — сощурилась Чифую. — Не волнуйся, сестренка едет вместе с тобой!
     — Это еще как? — спросил парень. — И зачем? А остальной класс?
     — Заниматься строевой можно и без того, чтобы красоваться перед парнем, — отмела Чифую. — А тебе это и вовсе не так уж и нужно. Строевая, в смысле. А еду я по тому же приказу! Так что, братик, сестра будет за тобой приглядывать!
     — Вот счастье-то, — мрачно отозвался Ичика.
     — Эй, ты что, не рад? — сощурилась Чифую. — Или ты переживаешь за нерегулярную половую жизнь? Так мы можем поискать выход!
     — Да-да, — отмахнулся Ичика от этой провокации. — Ладно. Хоть отдохну.
     — Тем более, что выбора у тебя нет, — заметила сестра. — Привыкай. Начальству виднее, когда тебе отдыхать надо, а когда на пузе ползать.
     * * *
     Перед красным ИСом стояли трое. Нет, вообще сейчас в боксе была куча народу. Еще бы, первая активация нового ИСа. Но непосредственно возле него стояли трое. Двое — Ичика и Хоки в контактных костюмах, Банни в своем обычном прикиде.
     — Офигенно, Банни, — сказал Ичика. — Это реально шедевр.
     — Я знаю, — улыбнулась та. — Хотел бы такой?
     — Не, мы с моим черным братом команда, — ответил Ичика.
     А Хоки молча подошла к ИСу, коснулась его алого корпуса. Сейчас «Красная Камелия» была в транспортном положении, то есть фактически свернута в клубок. Но даже сейчас девушка ощущала, как между ней и ее ИСом протягивается невидимая, но крепкая связь.
     Внутри доспеха послышался шум раскручивающихся турбин. ИС дрогнул и раскрылся. А Хоки вдруг замерла отчего-то.
     — Страшно принять свою силу? — раздался голос Ичики почти возле уха. — Не волнуйся, ты мне нравишься любая.
     Хоки порывисто кивнула. И на ее губах появилась несмелая улыбка. Она сделала шаг…
     … Красный ИС поднялся во весь рост. Дополнительные модули развернулись, придавая его фигуре стремительность. Сразу было видно, что этот ИС отличается от предыдущих. В нем прямо-таки ощущалась едва сдерживая мощь. Шаг, пол дрогнул от тяжелой поступи. Ичика улыбнулся и призвал ДИН.
     Со своего места на пол бокса вышагнул черный ИС и раскрылся. Ичика взлетел, еще в воздухе повернулся спиной и влетел в нутро «Темного Воина».
     — Хоки, — сказал Ичика, едва установился канал связи.
     Лицо девушки было какое-то растерянное и одновременно наполненное дикой радостью.
     — Дорогая! — позвал снова парень.
     Девушка вздрогнула и посмотрела на Ичику.
     — Давай полетаем, что ли, — улыбнулся парень…
     … Занимающиеся на полигоне девушки услышали, как открылась шахта. Они подняли головы и увидели, как из темного зева вылетели один за другим два ИСа. Первым пронесся уже знакомый угольно-черный ИС Оримуры Ичики. А вот второй был незнакомый. Красный, весь состоящий из прямых линий, вслед за Оримурой ввинтился в голубое небо, быстро пропав из виду…
     * * *
     Она чувствовала его, словно продолжения себя. Другого было трудно ожидать после того, как при активации ИСа на тактический экран вылезла заставка с Банни, которая мило улыбнулась и сказала:
     — Для любимой сестренки!
     Наверняка сестра постаралась максимально настроить «Камелию» под нее. Но все равно!
     — Что ты плетешься?! — раздался веселый голос Ичики. — Ну-ка, догоняй!
     И черный ИС вдруг резко пошел вверх. Хоки сверкнула хищной улыбкой. Ну все, теперь и она может!
     "Камелия" на действия пилота прижала модули поближе к корпусу, взвыли турбины, и ИС выдал такое ускорение, что сердце девушки на пару мгновений замерло. Земля как-то разом ушла вниз, а ушедший в точку ИС Ичики моментально приблизился.
     — Аха-ха! — веселился парень. — А что у нас с маневренностью?!
     Резкий уход вниз, Хоки, оскалившись, кинула свой ИС следом. Черный заложил резкий вираж, "Камелия", выпустив с одной стороны крылья, с легкостью повторила этот маневр.
     — Активируй системы наведения! — сказал Ичика. — Посмотрим, как она будет держать цель!
     Хоки даже не задумалась, как это сделать. Это не "Стальной Дух", где половину функций нужно включать с банальных кнопок. Нейроинтерфейс позволил все реализовать на уровне «Хочу». Тактический дисплей тут же изменился, на нем появились несколько прицелов различных систем, которые тут же свелись в один, нацелившись на «Темного Воина».
     ИСы закружились в воздухе, имитируя обмен залпами. Более того, бортовые компы позволяли реализовать учебный бой, с полной имитацией стрельбы. То есть на тактический дисплей выводилась картинка, что противостоящий ИС на самом деле стреляет. Конечно «Темный Воин» не имел стрелкового вооружения, но Хоки ввела, что у него оружие «Рафаля»…
     …Сколько они так провели в угаре учебной схватки, они даже не считали. Они даже не очень-то смотрели по сторонам, один раз даже, походу, пролетели под мостом. И вывел их из этого состояния остервенелого противостояния лишь неоднократный резкий сигнал вызова.
     — Эй, голубки! — раздался в кабинах обоих ИСов ехидный голос Чифую. — Хватит уже мир впечатлять! Давайте на посадку!
     Хоки чуть смутилась и деактивировала программу учебного боя.
     — Хоки, — раздался чуть хриплый голос Ичики. — Ну как тебе, сражаться со мной в полную силу?
     Девушка посмотрела на лицо любимого. И ощутила, что вот прямо сейчас ей кое-чего хочется. Дикая смесь адреналина и азарта гуляла по телу, заставляя подрагивать пальцы. А в голове все еще билась эта восхитительная свобода и упоение боем.
     — Ичика, — не менее хрипло прозвучал голос девушки. — Я тебя… хочу.
     Парень в ответ лишь оскалился.
     — Тогда давай побыстрее на посадку! — сказал он, и черный ИС, развернувшись в воздухе, камнем упал вниз.
     Хоки улыбнулась и рванула следом.
     * * *
     Ичика, сидя в вертолете, улыбался. Даже его до сих пор слегка потряхивало от того, что они вытворяли. Кстати, оказывается, велась запись их полета, да еще с нескольких точек, так что эти танцы в небе сейчас гуляли по сети. А они реально забылись и все кружились на бешеной скорости, при этом прекрасно ощущая друг друга. Лицо Хоки было настолько счастливым, что Ичика даже ощутил укол ревности к ее ИСу. Но девушка, едва они вернулись в бокс, тут же доказала, что к нему чувства все же сильнее. Она буквально утащила его в душ под очень ехидные взгляды Банни, Чифую и, похоже, там даже Саша была.
     Нет, «Красная Камелия» реально очень сильный ИС. Потрясающая маневренность и тяговооруженность. Жаль, что его угнали в этот долбаный санаторий и не дали испытать Камелию по-настоящему, то есть с реальным оружием. Ну ничего, вот вернемся…
     … Александра его выслушала, а потом прямо теми же аргументами, что и Чифую, приперла к стенке. Напомнила ему эксцесс с Лин. Про его обещание. Потом применила и вовсе запрещенное оружие: собственное тело. Пообещала не дать ему впасть в монашество и навестить в санатории. И парень махнул рукой. В конце концов, и правда болело…
     … Проснулся Ичика уже тогда, когда вертолет заходил на посадку. Одернув форму, слегка помявшуюся во сне, и пригладив волосы, парень выглянул в окно. О, шикарно! Ни черта себе санаторий! Он, видимо под влиянием впечатлений еще из прошлого Даниила, представлял себе этакое серое здание больничного вида, полузаброшенный парк с деревянными скамейками, на которых сидят дородные тетки и дядьки с пузами, суровых медсестер, загоняющих на процедуры. А в реальности глазам парня предстал вполне себе нормальный такой отель, белый, рядом с ним была вертолетная площадка, куда они, собственно, и направлялись сейчас. А еще на солнце поблескивали круги самых что ни на есть настоящих горячих источников.
     «Ну ладно, отдохнем» — с притворным равнодушием подумал Ичика.
     Вертолет опустился и зашел на посадку. Еще не остановились лопасти, как к машине выдвинулись несколько женщин, две в традиционных одеждах, юкатах то есть, и еще две в деловых костюмах. Ичика открыл дверь и вышел наружу.
     * * *
     Оно Мегуми. Директор реабилитационного центра Академии.
     Конечно, такого пациента директор вышла встречать лично. Даже если не брать во внимание, что это пилот-мужчина ИС (хотя, как это?), так еще и в его отношении пришли такие распоряжения начиная от режима секретности до обеспечения безопасности, каких за все время работы Мегуми ни разу не видела. Для начала, на эту неделю, что парень будет пребывать в центре, существенно сужался круг персонала и пациентов. Фактически, из пациентов остались лишь две девушки-пилота. Так что малочисленность персонала была не критична. Зато теперь остались лишь те, кто имел наивысший допуск, а соответственно, самые лучшие.
     Едва вертолет сел, как директор в сопровождении врача, Сибаты Нори — безопасницы и личной медсестры нового пациента (а как по-другому, после такого) вышли на площадку. А им навстречу из вертолета вышел Он.
     — Ого, — негромко прокомментировала Нори.
     А зрелище и впрямь впечатляло. Привыкшие к пилотам-девушкам, женщины были как-то не готовы (хоть и знали) к зрелищу мужчины в форме. Тем более, что этот парень, он как-то сразу внушал. Высокий, широкие плечи, чуть прищуренный убийственно-спокойный взгляд, и это все в сочетании отлично сидящей формы. Прям персонаж хентайной истории про рыцарей. Движения неторопливые, жесты скупые, того и гляди, сейчас ринется в бой… Или схватит, унося в постель!
     — Добрый день, — поздоровался парень, подойдя.
     В ответ женщины слегка склонились. Точнее директор и Нори слегка, а врач и медсестра вполне себе глубоко.
     — Добро пожаловать, Оримура-сан, — сказала директор. — Надеюсь, вам у нас понравится!
     — Мне уже нравится, — слегка улыбнулся парень.
     — Меня зовут Оно Мегуми, — представилась женщина. — Директор этого центра.
     — Приятно познакомиться, Оно-сан, — все-таки голос у Оримуры был какой-то такой…
     Слишком приятный.
     — Сибата Нори, глава службы безопасности, — представилась безопасница.
     Следом представились и доктор с медсестрой.
     * * *
     Нори буквально ворвалась в кабинет и плюхнулась на диван. Мегуми спокойно посмотрела на это нарушение субординации, потому как первое, они были одни и второе… партнерам по постели многое прощается.
     — Вот это самец! — заявила Нори. — Прям ух!
     Мегуми с иронией смотрела на подругу.
     — Да, красивый парень, — признала она.
     — Красивый?! — Нори мечтательно закатила глаза. — Да он просто бог!
     — Что я слышу? — заметила Мегуми. — Еще неделю назад ты фыркала, мол, «пацан», «сопляк».
     — Так я же только фото видела! — сказала Нори. — Причем старые, похоже. А тут прямо самурай какой-то прибыл! Эх, как жаль, что контакты запрещены! Вот я бы с ним развлеклась!
     — Да, контакты запрещены, — кивнула Мегуми. — Причем в особо категоричной форме. Так что учти это.
     — Да поняла, не дура, — вздохнула Нори. — Но каков мужик, а! Чего им, жалко что ли?
     — Судя по всему, — ответила Мегуми. — Берегут для себя. Зря что ли весь этаж зарезервирован. Кстати, завтра прибывают. Так что проверь все. Сама Ивамото Александра приедет.
     — Вот как? — удивилась Нори. — А почему я не знаю?
     — Только что сообщение пришло, — ответила Мегуми. — Пока ты на этого красавчика пялилась.
     — Сама Ивамото-сама? — Нори покачала головой. — Это серьезно.
     — А что ты хотела в отношении единственного пилота-мужчины? — Мегуми нахмурилась. — Да еще и героя?
     — Да, парню досталось, — сказала Нори. — Доктор Канэко выглядела весьма удивленной и озабоченной после осмотра. Ладно, пойду, действительно, пробегусь. А то вдруг что.
     Она встала с дивана.
     — Но все-таки этот Оримура прямо мням! — Нори мечтательно улыбнулась.
     * * *
     Нет, все-таки сервис это офигенно. И проводили, и халат дали. Посоветовали не париться (не такими словами, конечно, а очень вежливо) с одеванием обратно, так как во всем крыле будет только он один, поэтому можно чувствовать себя как дома и топать обратно прямо в халате. Шикарно, чё!
     Комнату выделили вообще обалдеть! Не номер, а прям дворец! Кровать словно палуба авианосца! Даже жалко, что рядом нет… кого-нибудь. Хотя вроде Саша обещалась, так что, может быть, и получится опробовать.
     Ичика разделся, сложил одежду в приемник очистителя. И почесывая живот (это все клей этот медицинский!), прошел в помещение горячего бассейна.
     — Сурово! — прокомментировал парень, увидев внушительные размеры сего места.
     Здесь мог поместиться весь класс, причем с комфортом. И все ему одному! Ичика, подавив желание немедленно плюхнуться в горячую воду, прошлепал к двери, ведущей в душевую. Не дома, все-таки, стоило соблюсти приличия.
     Сегодня ему сказали просто расслабиться. Процедуры начнутся завтра. А сегодня он был предоставлен самому себе. И стоя в душе Ичика поймал себя на мысли, что думает о том, есть ли отсюда доступ во внутренний информаторий Академии.
     «Я окончательно поехал, — поставил сам себе вердикт Ичика. — Мне точно нужно было отдохнуть».
     Помывшись, парень залез в бассейн. Вот как так получается? Что такого особенного в емкости с горячей водой? Но как-то так расслабляешься, словно после сеанса хорошего массажа!
     «А ведь как бы это все не в последний раз. То есть вот так, спокойно, без задней мысли, что кто-то в этот момент гибнет за тебя. Сколько еще нам отпущено дней мира? Разведка боем уже проведена. Так, ну нахер, себе настроение портить!»
     Ичика выкинул из головы все мысли, благо навык этого имелся наработанный. И просто настроился на эту спокойную, размеренную волну, что прямо-таки витала в этом месте.
     * * *
     Из дремы Ичику вырвало то, что его обняли. И парень со всей решимостью рванул прочь. Еще не хватало сделать Это с персоналом центра! И так уже кармы набрано на пару чистилищ!
     — Банни?! — удивился Ичика, обернувшись.
     Девушка сидела у края бассейна на коленях. На ней был белый халат, такой же, как у парня. Вот только улыбка была какая-то грустная.
     — Эй, что случилось? — насторожился парень.
     Он встал, подошел к ней. Их лица оказались на одном уровне. Ичика заглянул в ее глаза. Банни посмотрела на него с какой-то тоской. А потом провела ладонью по его лицу.
     — Только не говори мне, что нашла другого, — выдал Ичика. — Лучше тогда соври, иначе он не жилец.
     Табанэ против воли улыбнулась.
     — Конечно, нет, мой рыцарь, — ответила она. — Кто может сравниться с моим Ичикой?
     — Тогда что за дела? — поинтересовался парень. — Какие-то проблемы? Что надо украсть? Кого убить?
     — Просто я решила рассказать кое-что, — сказала Банни с таким лицом, будто решила признаться в людоедстве. — О себе.
     Она посмотрела на Ичику. И вдруг подалась вперед и жарко поцеловала.
     — Рассказывай, — решительно сказал Ичика. — И знай, нет ничего, что заставит меня отказаться от тебя.
     Банни опять улыбнулась. И опять печально. Что ж это за история такая?
     — Хорошо, — тихо сказала она.
     Немного подумав, она усмехнулась.
     — Даже не знаю, с чего начать, — сказала она. — Я всю жизнь берегла эту тайну, никто про нее не знает. Ладно, начнем с начала.
     Девушка глубоко вздохнула.
     — Меня зовут Мори Сузу, инженер шагающих боевых машин. Погибла при атаке ардаш на Фобос третьего марта две тысячи сто тридцать седьмого года.
     Она опасалась сейчас смотреть на Ичику и просто продолжала говорить:
     — Я не знаю, как так получилось, что я оказалась здесь, в прошлом, в Японии, в теле Табанэ. Но я знаю точно, что ардаш уже здесь. Все так, как я видела в роликах про историю начала Войны. Вот только я никак не могла знать, что легендарная Шинононо Табанэ — это я. Но я точно знала по рассказам самой себя, получается, что первые ядра были найдены в одной из пещер на острове Осама. И, дождавшись совершеннолетия, я поехала туда. И нашла их. Кристаллы. Основы Ядер.
     — Так ты из будущего? — раздался голос Ичики.
     И в его голосе было что-то такое, отчего Банни недоуменно подняла голову. А парень смотрел на нее с серьезным выражением лица и прищуренными глазами. Вот только… Не было в них ни отрицания, ни потрясения. Жгучий интерес, вот это было.
     — Возможного будущего, я полагаю, — ответила Табанэ. — В нашей истории не было… пилота ИСа Оримуры Ичики. Была герой обороны Земли Оримура Чифую, символ воли и силы для всех пилотов ИСов.
     — Логично, — откликнулся Ичика. — Раз уж у нас вечер откровений, мне тоже есть, что тебе рассказать. Но сначала я хочу дослушать тебя.
     — Собственно, это почти все, — сказала девушка. — Даже смешно, короткая у меня тайна оказалась. Пользуясь своими знаниями, я сделала первое ядро. Небольшое, но его хватило, чтобы впечатлить некоторых людей. Это оказались люди из партии сторонников независимости Японии. Они дали денег, предоставили лабораторию. Сначала был сделан источник питания, потому что установке для синтеза базового кристалла ядра требовалось столько энергии, что оказалась бы обесточенной вся Япония.
     — А где взяли эту самую установку? — уточнил Ичика.
     — Отсюда, — Табанэ постучала себя по голове. — Я как раз этим и занималась Там. В будущем такие установки нормальная вещь.
     — Хм, тогда почему ядер так мало? — спросил парень. — Раз уж есть такая установка?
     — Потому что для синтеза в теперешних условиях нужно очень много времени, — ответила девушка. — В будущем они располагаются на орбитальных заводах и используют очищенные материалы. Сейчас же очень много времени уходит именно на извлечение нужных элементов.
     — Такая установка есть только в Японии? — поинтересовался Ичика.
     — Да, и именно поэтому произошел тот инцидент, когда установку попытались просто уничтожить, — ответила Банни.
     — Со всей Японией, впридачу, — мрачно добавил парень. — А кто был тем пилотом ИСа, что уничтожил ракеты?
     — Чифую, — ответила Табанэ. — Оримура Чифую, первый человек, который смог активировать ядро ИСа напрямую, через нейроинтерфейс. До того это не получалось ни у кого.
     — Так и думал, — усмехнулся Ичика. — Она всегда избегала этой темы. Значит, сестренка реально крута.
     — Ичика, — теперь уже сощурилась девушка. — А теперь расскажи мне. Почему ты так на это все реагируешь? Словно… все знал?
     — Нет, не знал, — усмехнулся Ичика. — Просто…
     Он подошел к бортику и сел рядом с Табанэ. Вытер рукой лицо. Посмотрел на лицо любимой, где застыло ожидание.
     — Моя тайна еще короче, — чуть улыбнулся парень. — Для начала, я вообще не японец.
     — Не японец? — озадаченно повторила Табанэ. — Но…
     И она прикрыла рот ладошкой.
     — Ичика?! — пораженно сказала Банни, смотря большими глазами на парня. — Т-ты?!! Ты тоже?!!
     — Я тоже, — ответил Ичика. — Только я не из будущего. И не из прошлого. Я вообще, не из этого мира.
     Девушка некоторое время переваривала эту ошеломляющую информацию. А потом помотала головой и на ее губах возникла совершенно легкая и свободная какая-то улыбка.
     — А откуда ты? — деловито и весело спросила она, обняв руку сидящего рядом парня. — Как тебя там звали?
     Ичика покосился на… волнительные полушария, что уперлись в его руку.
     «Мать моя, я озабоченный!»
     — Нет, я не хочу вспоминать то имя, — ответил он. — А так я русский.
     — Русский?! — удивленно подняла бровки Банни. — Неожиданно! Так вот ты как быстро язык выучил! Ты его знал!
     Парень лишь улыбнулся на это.
     — Ичика, — Табанэ вдруг (как обычно, в общем) стала серьезной. — А Чифую знает?
     — Нет, конечно, — ответил парень. — Да и в общем-то, это неважно. Я тут с шести лет. Так что я именно тот брат, которого она знает. Как и остальные, включая тебя.
     Табанэ смешно приоткрыв рот, слушала парня.
     — А какой он, твой мир? — спросила она. — Как я понимаю, похож на наш?
     — Теперь этот мир и мой тоже, — ответил Ичика. — А тот… Самое главное, в нем нет ИСов. И, кстати, того вируса, что мужиков тут подкосил, тоже не было.
     — А кем ты был там? — возбужденно как-то спросила Банни. — Военным? Наверное, летчиком?
     — Нет, — усмехнулся Ичика. — Обычным человеком. Ничем не примечательным. Разве что, читал много. В военные пойти мне здоровье не позволяло.
     — Как же это интересно! — Банни практические обняла грудью руку парня. — Расскажи еще!
     — Да все остальное примерно также как здесь, — ответил парень. — Ты мне вот что скажи. Кто такие эти ардаш?
     — Твари, — тут же ответила, будто плюнула, девушка. — Похожи на людей. Глаза только большие. Все беловолосые. Четырехпалые. Бессердечные ублюдки.
     Тут Ичика остановил себя. Такие расспросы ну никак не тут вести. А нужно сесть и под запись. Между тем Банни впала в состояние, в котором Ичика ее никогда не видел. Этакое тихое бешенство.
     — Так все же, — сказал парень. — Почему мы были такие грустные? Ты что же, думала, я тебя после этого ненавидеть начну что ли?
     Табанэ бросила на парня растерянный взгляд. Ичика, вздохнув, обнял ее и притянул к себе.
     — Банни, запомни. Если все люди вдруг решат, что ты опасна и захотят твоей смерти, им сначала придется перешагнуть через мой труп. Если ты вдруг рехнешься и примешься резать людей, то я буду стоять рядом, следить, чтобы тебе не помешали. Даже если вдруг твоими врагами станут Хоки или даже Чифую, им придется сначала разобраться со мной. Просто потому, что только ты можешь понять меня полностью, теперь тем более.
     — Ичика! — с удивлением на лице, прошептала Банни.
     Лицо парня в этот момент было каким-то страшным. Он словно уже стоял против всех.
     — Хотя я не могу представить себе вопрос, — продолжил Ичика, — из-за которого сестренка вдруг решит, что я враг. Как и Хоки, кстати. По-моему, это просто невозможно.
     «Да, а еще если вспомнить, например, Лауру… То проблема для тех, кто захочет решить вопрос радикально, станет просто охренительно огромной!»
     Тут его Банни накрыла его губы своими. Ичика не удержался и от ее толчка съехал в бассейн. А девушка так и не оторвалась от него и как была, в халате, упала в воду вместе с ним. Они с головой погрузились в воду, продолжая целоваться…
     — Уф! — вынырнул парень. — Банни! Так ведь и кони можно двинуть!
     Девушка притворно виновато потупилась, но при этом ее рука как бы случайно приоткрыла полу мокрого халата. Ичика, словно под гипнозом, следил за этой рукой. Потом опомнился и вскинулся.
     — Кстати, нашу беседу не записали случаем? — спросил он.
     — Ну Ичика! — девушка даже слегка обиделась.
     — Да я так, просто спросил, — сказал парень, подняв перед собой ладони. — На всякий.
     — Тут, кстати, вообще камеры только в коридорах, — сообщила Банни. — Это же одно из мест отдыха действующих пилотов.
     — Значит, нам можно пошалить прямо здесь? — Ичика осклабился. — Дорогая! Ну-ка иди сюда!
     * * *
     — Опа!! — Нори аж в лице изменилась, приникая к экрану. — Кто это?!!
     По коридору, вместе с Оримурой Ичикой, шла какая-то девушка. Незнакомая присутствующим девушка!! Стоявшая рядом с Нори в пункте наблюдения директор вскинулась. На ее лице тоже вначале пропечатался испуг. Но потом женщина присмотрелась к девушке, что буквально висла на их привилегированном пациенте.
     — Ничего себе! — прошептала она.
     — Что ничего себе?!! — вне себя воскликнула Нори. — Кто это?! Как она проникла сюда?!!
     — Спокойно, Нори, — уже нормальным голосом сказала Мегуми. — У нее есть допуск.
     — Что?! — обернулась Нори. — Какой допуск? Почему я не знаю?!
     — У нее есть допуск везде, — хмыкнула директор. — Ну, присмотрись!
     Нори смерила удивительно спокойную Мегуми недоуменным взглядом и повернулась обратно к экрану.
     — Шинононо Табанэ? — придушенно пробормотала Нори, видимо получив данные с баз Академии. — А она-то что… Так это она что ли запретила контакты?
     — Выходит, что она, — сказала директор.
     В этот момент парочка, остановилась у дверей комнаты парня, Оримура подхватил ученую на руки и шагнул со своей ношей в комнату. Женщины переглянулись.
     — Представляешь, что будет, — сказала Нори. — Если хоть кто-нибудь узнает об этом?
     — Нас не будет, что тут думать, — мрачно ответила директор. — Связь единственного мужчины-пилота ИСов и ученого-разработчика этих ИСов. А я-то думала, с чего такие меры безопасности? Теперь мне вообще хочется, чтобы центр охраняла пара звеньев Шквалов!
     — А мне захотелось заминировать все подступы, — откликнулась Нори.
     * * *
     Хоки подошла к вертолету с небольшой сумкой на плече, с которой всегда ездила на соревнования. Приказ о том, что нужно прибыть на вертолетную площадку, пришел на комм едва она встала и застал ее буквально врасплох. Она даже забыла предупредить Сесилию, которая куда-то с утра убежала.
     — Хоки? — раздался позади девушки удивленный голос.
     Та обернулась и увидела собственно, свою соседку.
     — Сесилия? — вернула вопрос Хоки.
     — А ты тоже летишь? — последовал удивленный вопрос от англичанки.
     — Да, — просто ответила Хоки.
     — Это интересно, — нахмурилась Сесилия. — Что происходит? Сначала Ичику куда-то на лечение отправляют, теперь нас собирают.
     — Я думаю, Ичику убрали специально, чтобы он за нами не поперся! — дерзкий и громкий голос китаянки заставил двух девушек обернуться. — Вот только я не понимаю, почему на вертолете, а не в ИСах?
     — Да, это странно, — признала Сесилия. — Смотрите, она тоже летит.
     И правда, к вертолетной площадке приближалась со своим обычным каменным выражением лица Бодевиг. Подойдя, она, не говоря ни слова, открыла дверь вертолета и забралась внутрь салона. Остальные, переглянувшись, залезли следом.
     — Бодевиг, — это Лин, кто еще может так без проблем общаться с кем угодно. — Ты не знаешь, куда мы летим?
     — Нет, — ответила немка.
     — Что, вообще ничего? — не успокаивалась китаянка.
     — Ничего, — лаконично отозвалась Лаура.
     Лин с прищуром посмотрела на нее.
     — А ты всегда такая? — поинтересовалась она.
     — Нет, — ответила Лаура.
     — И когда ты не робот? — не унималась Лин.
     — Этот разговор не несет смысла, — опять же совершенно без эмоций ответила Лаура.
     Хлопнула дверь кабины. И вместе с этим открылась и та, что вела в салон. За ней обнаружилась Оримура Чифую, которая, прищурившись, оглядела салон. А девушки слегка удивленно оглядели ее. Потому как женщина была одета достаточно необычно. Для них, учащихся Академии, что привыкли видеть ее исключительно в строгих тонах. Чифую была одета в черные джинсы, которые совершенно нескромно ОБТЯГИВАЛИ. А обтягивать было что, если что. Сверху футболка-топик, оставляющая открытым плоский живот, а поверх нее мужская рубашка, завязанная на животе узлом.
     — О, а чего это вы в форме? — удивилась Чифую. — Вам что, не сказали?
     Девушки дружно (ну кроме Лауры) замотали головами. Чифую слегка улыбнулась и залезла в салон.
     — Ну ничего, там вам дадут все, что надо, — сказала она.
     — А куда мы летим, наставник? — немного робея, спросила Лин.
     — Как куда? — Чифую опять (!) улыбнулась. — Отдыхать! Не знаю, как Ичика это провернул, но ректор отправила нас всех к нему. Вроде как семейный отдых!
     Сесилия и Хоки при этих словах переглянулись. Почему ректор так сделала, они-то догадывались.
     В этот момент лопасти вертолета дрогнули и начали вращаться. Сначала медленно, а потом все быстрее. За стенкой зашумел двигатель, засвистела турбина. Но надо сказать, уровень шума был невысок. Вертолет же не военный, более того, явно предназначенный для людей, которым вой турбин явно пришелся бы не по вкусу.
     — Ну что? — женщина обвела веселым взглядом присутствующих. — Сестрички! На время отдыха я для вас Чифую. И чтоб я даже не слышала слова «наставник» или «сенсей». Ясно?
     — Да, наставник! — хором ответили девушки.
     Чифую усмехнулась.
     — Похоже, Ичика слишком уж уперся в дисциплину, — сказала она. — Ну ладно. Личные вопросы вы между собой решили? Драк не будет из-за Ичики?
     При этом женщина смотрела на китаянку. Лин смутилась и буркнула:
     — Не будет.
     — Ну и отлично, - Чифую откинулась на спинку сидения. — Эх, отдохнем!
     * * *
     Суета началась прямо с утра. Для начала Нори и Мегуми выдернули прямо из кровати сообщением, что через два часа прибывает ректор Академии. То есть в восемь утра и на четыре часа раньше запланированного. Так что женщины по-быстрому сбегали в душ и принялись за обход территории. Конечно, они обошли все с вечера. Но воспоминание о том, кто сейчас находится в одном из номеров, вновь и вновь гнало проверять, чтобы не упустить даже самую маленькую деталь. Вряд ли ректор была не в курсе ситуации, распоряжения же насчет Оримуры приходили даже не из канцелярии Академии, а прямо от личного секретаря Ивамото.
     Дальше— больше. Через час пришло еще одно сообщение, заставившее директора тихонько присесть на одну из лавочек парка. В полдень в центр прилетала некая госпожа Аманда Олькотт. И Мегуми даже не нужно было искать, кто это. Лидера английских «ястребов» и одну из основателей Академии она знала отлично. А оповещала об этом личный секретарь этой самой англичанки, Эми Ланди, которая была уже (!) на подлете!
     То есть в центре будет происходить все что угодно, но только не тихое лечение этого пилота. Похоже, тут будет разыграна одна из партий мировой политики. Зажужжал комм.
     — Мегуми, а зачем эта англичанка-то приезжает? — спросила Нори.
     — Хочешь, спроси ее секретаря или ректора, — ответила директор. — Вскоре обе будут здесь.
     — Кха… Нет, спасибо, — отказалась от такого предложения Нори. — А Оримуру-то оповещать о гостях?
     — А что, тебе поступило прямое распоряжение Ивамото это сделать? — слегка разозлилась директор.
     — Я поняла, — ответила Нори. — Через полчаса вывожу всех к вертолетной площадке.
     — Действуй, — бросила директор и тяжело встала.
     «И ведь никаких бонусов не будет, если все пройдет хорошо. Зато если облажаемся…» — женщина аж головой помотала от открывающихся перспектив.
     Комм снова зажужжал. На этот раз пришло сообщение. Директор испытала острое желание не читать его. Вряд ли это отмена всего этого!
     — Да они издеваются! — возопила Мегуми, прочитав.
     «Пять пилотов, — гласило сообщение, отправленное с личной почты (!) ректора. — Условия пребывания те же. Прибытие через два часа. Ректор Академии Ивамото Александра».
     * * *
     Ичика проснулся в отличном расположении духа. Ну еще бы, ведь рядом с ним спала любимая девушка и практически жена! А уж если приложить к этому воспоминания о вечере и доброй половине ночи, так вообще!
     «Однако, я был в ударе! Не посрамил гвардию! Поручик — водки!»
     Ичика похлопал Банни по аппетитной попке, что выглядывала из-под одеяла. И, не удержавшись, впечатал поцелуй в аппетитную булочку. Попка спряталась.
     — Ичика, милый, дай еще поспать! — сонным голосом, пробормотала девушка.
     — Спи-спи, — усмехнулся парень.
     Между тем его прямо-таки обуревала жажда действия. Хотелось забабахать что-нибудь эпическое! И для начала Ичика решил смыть с себя плоды трудов праведных. Благо, в душе здешнем вчера тоже… резвились.
     Стоя под тугими струями, Ичика постоянно отгонял воспоминания. А они упорно лезли в память.
     «- Ты уверена?
     — Да, я хочу попробовать!»
     Вот и попробовали. Видение его члена, входящего в попку любимой, было таким ярким, словно видео включили.
     «Да что ж такое, опять встал!»
     Ичика переключил воду на практически ледяную и направил струю на младшего. Через некоторое время член утратил стойкость и слегка подувял. Парень выдохнул.
     «Я тут совсем извращенцем стану с такими загонами!»
     Он закрыл воду и вышел из душа. Вытеревшись, он, не заморачиваясь с одеждой (кого стесняться-то?), вывалил из душа.
     — Вот это я понимаю, готов к встрече! — раздался радостный голос… Александры?
     «Мать, хорошо хоть только ее!»
     — Саша? — удивился Ичика, останавливаясь. — И что, так сюда может любой завалить?
     — Это я впустила, — пояснили с кровати сонным голосом.
     А парень приподнял брови. Посмотрел на хитро улыбающуюся Александру. Женщина в ответ обежала его тело внимательным взглядом и одобрительно цокнула. Парень выдохнул и, пройдя до кровати, поднял с пола халат и накинул на плечи.
     — Я так понимаю, вы это и планировали? — спросил парень.
     — Ну немного не так, — ответила Александра. — Вообще-то некоторые жадины должны были тоже приехать только сегодня.
     Банни подняла руку и помахала ею.
     — Прости, — сказала она. — Я не утерпела!
     — Я смотрю, вы тут неслабо развлеклись, — сказала Саша. — Только странно, почему Ичика такой бодрый? Должно вроде как наоборот быть?
     — Он весь твой, — слабым голосом ответили ей с кровати, но тут же уточнили. — До вечера.
     — Вот как! — хищно улыбнулась Александра. — Тогда не будем терять время!
     — Эй, а моего мнения никто спросить не хочет? — поинтересовался Ичика. — Я что, переходящий кубок?
     В его голосе не было отрицания. Ну просто захотелось немного повыеживаться. Саша вместо ответа сощурилась и иронично так посмотрела на кое-что, приподнявшее халат в районе паха парня. Тот слегка смутился. Тут раздался мелодичный сигнал.
     — Банни, открой дверь, — попросила Саша.
     В ответ щелкнул замок. За дверями обнаружилась Мария, секретарь Саши.
     — Они на подлете, — коротко доложила она.
     — Спасибо, Мария, — кивнула ректор. — Можешь пока быть свободна. С размещением местные сами справятся. И давай реально отдохни. Чтобы ты вечером была бодрячком. Ты будешь нужна.
     — Я поняла, — откликнулась девушка.
     Когда за ней закрылась дверь, Ичика с вопросом уставился на Александру.
     — И кто это там подлетает? — поинтересовался он. — Кто еще хочет помешать моему «одинокому» лечению?
     В слово «одинокому» Ичика вложил изрядную долю иронии.
     — О, вряд ли ты будешь разочарован! — ответила, усмехнувшись, женщина. — Все свои. Исключительно те, кто входят в НАШУ семью. Точнее, кого ты туда определил.
     — Ну, хоть так, — ответил парень. — Стоп. А Чифую?
     — А что, ты ее уже лишил статуса сестры? — иронично поинтересовалась женщина.
     — Ох, бля-я-я, — протянул Ичика, взглянув на Сашу. — Она будет слегка удивлена.
     — Судя по твоей реакции, удивлена она будет не слегка, — улыбнулась Александра. — Но тем лучше! Расставим точечки, определимся с отношениями. Все равно она бы скоро о нас догадалась.
     — А может, ты и права, — Ичика почесал в затылке. — Но все равно, это будет… Своеобразно.
     Тут женщина встала и подошла к парню. Ичика вскинул на нее взгляд. А на лице женщины было совершенно однозначное выражение.
     — Хочу сзади, — прошептала Александра ему на ухо. — И как тогда. Без церемоний.
     Ичика только усмехнулся на это откровенное выражение желания.
     * * *
     Их оперативно переодели в халаты, которые, видимо, были здешней униформой для пациентов. И когда все собрались в общей гостиной, то все щеголяли в этих белоснежных мягких одеждах. Здесь же в гостиной им организовали легкий перекус (который можно было вполне перевести в обжираловку бутербродами и салатами). Девушки чуть приподнимали брови, когда приходили и видели на столе помимо прочего несколько бутылок вина. Хорошего, но вина! Многие, да что там, все, не пробовали спиртного еще со времен начала отбора в Академию. А тут сама наставник сидит с бокалом и неспешно так попивает из него.
     — Можно, можно, — правильно поняла замешательство девушек Чифую. — Вам как минимум два дня еще не садиться в ИС. Тем более, сильно с этого вы не захмелеете.
     — А где Ичика? — спросила Лин, садясь на диван у стола.
     — Скоро придет ваш Ичика, — усмехнулась Чифую и добавила. — На процедурах, наверное. Хотя, может, уже и какую-нибудь медсестричку того…
     Она обвела вытянувшиеся лица девушек и рассмеялась.
     — Чифую-сан! — возмутилась Лин. — Так же нельзя!
     Остальные промолчали, но, судя по лицам, были солидарны с китаянкой на все сто.
     — Похоже, мне скучно не будет! — заметила Чифую. — А то Ичика уже такую броню нарастил!
     — А я-то думала, отчего он такой спокойный? — пробормотала Сесилия.
     — Ну что же, предлагаю тост, — сказал Чифую. — За семью! Давайте, наливайте!
     Смущаясь и хмурясь, девушки все-таки налили себе вина. Даже Лауре сунули бокал. Та вообще недоуменно смотрела на него, будто видела в первый раз в жизни и не знает что с ним делать.
     — За семью! — повторила Чифую и хорошенько так пригубила из бокала.
     Всё она выпила, если говорить прямо.
     — До дна! — улыбнулась женщина. — Чтоб нас становилось больше!
     Лин, как раз в этот момент добившая свой бокал, поперхнулась. Хоки удивленно и с недоумением посмотрела на Чифую. Не меньше удивилась Сесилия.
     — Я в смысле детей, — пояснила Чифую и рассмеялась над лицами девушек.
     — Чифую вы… ты опять как всегда, — вдруг прокомментировала Лаура.
     — А с чего мне меняться? — хмыкнула женщина.
     Лаура одним махом опрокинула бокал, который держала в руках в рот, чуть скривилась.
     — Как стимулятор, — сказала она. — Невкусно.
     — Это ты просто не расспробовала, — пояснила Чифую.
     — Вино на самом деле весьма хорошее, — добавила Сесилия. — Даже удивительно.
     — Ну, не только же в Англии есть такое, — заметила Чифую.
     В этот момент в гостиную вошли трое. И тоже в белых халатах.
     — Ичика! — обрадовалась Лин, вставая…
     И тут же удивленно распахивая глаза. В комнате повисло молчание. Следом за парнем шли две женщины. И если присутствие Шинононо Табанэ все (почти все) восприняли нормально (тоже почти все), то вот вторая женщина…
     — А чего вы это тут пьете? — весело спросил Ичика. — Что за праздник?
     Но ему не ответили. Сесилия и Хоки переглянувшись, слегка улыбнулись. Лин продолжала стоять с удивленным лицом. Лаура просто изучала лица женщин.
     — Александра-сан? — раздался вопрос от Чифую. — Вы решили тоже отдохнуть с нами?
     — Зачем такой официоз, Чифую? — усмехнулась ректор. — Мы же не на плацу. Все свои.
     — Свои? — Чифую перевела взгляд на Ичику и прямо-таки стала его посверливать.
     — Братец, — сказала она подозрительно спокойным голосом. — Ты ничего не хочешь мне сказать?
     — А что надо? — усмехнулся Ичика. — Еще непонятно? Хорошо, скажу напрямую. Позвольте представить, мои будущие супруги, Шинононо Табанэ…
     Банни в своем репертуаре, выдала «V» и сверкнула улыбкой.
     … — И Ивамото Александра, — закончил парень.
     Вторая женщина тоже улыбнулась. А на лице Чифую впервые за много лет появилось выражение крайней степени изумления. Впрочем, надо отдать должное, бывший первый пилот ИСа быстро справилась с эмоциями.
     — Ичика, — голос ее был как-то приторно ласков. — На пару слов.
     — Бить будешь? — поинтересовался парень.
     — Возможно, — не стала отрицать Чифую.
     — Чифую, ты только с воспитанием не перестарайся, — заметила ректор и со смешком добавила. — А то у нас на этот вечер планы.
     — Для этого он будет пригоден, — ответила Чифую, вставая. — Только немного заикаться, разве что.
     — Чифую, ты меня пугаешь, — сказал Ичика.
     — А ты, герой-любовник, марш за мной,&n