Санрегрэ А.: другие произведения.

Глава 12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой главе рассказывается о древнем Балхе, месте зарождения зороастризма, буддизма, археологи находят осколок древнего каменного цилиндра с таинственными письменами, кровавая стычка Сократа с бандитами у "Мечети Девяти Куполов", встреча с нумизматом


   Глава 12.
  
   ( Балх - родина зороастризма и буддизма, раскопки в Шибаргане, археологи находят осколок древнего каменного цилиндра с таинственными письменами, кровавая стычка Сократа с бандитами у "Мечети Девяти Куполов", встреча с нумизматом )
  
   "Когда прибудешь в неизведанное царство,
   То для того, чтобы узнать о всех его законах,
   Ты лишь прислушайся к звучанью небосклона,
   Почувствуй сердцем мир и все его богатство..."
  
   Конфуций
  
  
   Только наутро Андрею удалось рассмотреть древний город Балх, куда они добрались накануне вечером. Ночной визит к алиму Дардуджу и рассказ старца о таинственном Невидимом черном свете оставили неизгладимый след в сознании молодого художника. Ночью ему снился сон о том, как он летит в бесконечном потоке этого Черного света, то огибая гигантские темные тела, то выносясь на просторы, залитые светом бесчисленных созвездий. Каждая галактика обладала неповторимым свечением: то золотистые, то розовато-платиновые, то изумрудные оттенки переливались вдали, по мере стремительного движения в бесконечном пространстве.
  
   Отдавая себе полностью отчет в том, что он находится во сне, Андрей почувствовал, что его зрение стало многомерным и состояло теперь как бы из четырех экранов. Наряду с основным, "обычным" изображением на большом овальном экране, он теперь мог одновременно следить за картинками, появлявшимися в треугольном экране, располагавшемся над ним, а также в двух боковых. Изображение в треугольном экране, представлявшем собой подобие сплющенной каплевидной пирамиды, висевшей над большим экраном, давало возможность вновь увидеть алима Дардуджа в его комнате, залитой светом горящих свечей. Два боковых экрана представляли собой вертикально вытянутые овалы, которые удавалось иногда захватить периферийным зрением, но разглядеть что-либо в них было трудно. Лишь когда Андрей поворачивал голову в разные стороны - они вытягивались шлейфами, и он успевал ощутить, что в левом происходило нечто сумрачное и тревожное, а правом возникали цветовые всполохи и очертания каких-то светящихся существ.
  
   После этих фантастических видений не хотелось просыпаться. Единственным желанием было хоть на немного еще забыться в утреннем сне и вернуться к космическому полету. Но картинка уже не восстанавливалась, и пришлось подниматься с кошмы, постеленной прямо на полу. Взглянув на часы, Андрей не удивился - во все дни путешествия по Афганистану на какой час он ни устанавливал походный будильник, просыпался всегда за пять минут до сигнала. Вот и сейчас минутная стрелка не дошла всего пяти делений до установленного времени - восьми утра. Глинобитная хижина, где он проснулся, была пропитана запахами каких-то лечебных трав, кипарисового дерева, в которые вплетался тонкий аромат свежеиспеченного хлеба. Через несколько минут путешественники уже собрались во дворе за легким завтраком, состоявшим из кислого деревенского йогурта, горячих лепешек и фруктов.
  
   Прежде чем направиться в расположение археологической экспедиции профессора Захери, Джалу провел друзей по старой части города. Взору путников предстали останки глиняной городской стены неопределенного возраста, обломки древней мечети и объедки больших каменных ворот, ведущих в заброшенный парк.
  
  
  
   В центральном парке они еще издали увидели бирюзовый купол мавзолея Масджид Сабз. Далее их взору предстали развалины медресе Саида Субхана Кули Хана, от которого сохранились лишь фрагменты стен и красивая арка. В отдаленном тенистом саду они молча подошли к могиле Рабии Балхи -- первой поэтессы исламского периода, писавшей на персидском. Джалу рассказал путешественникам о личной драме этой женщины, полюбившей своего раба, за что брат перерезал ей вены, и она умерла, написав свое последнее четверостишье кровью...
  
   На северо-восточной окраине города загадочной гигантской окружностью раскинулись еле видимые из песка останки древнего города "Бала Хиссар". Где-то здесь, по описаниям Бируни, принц Исфандияр, сын местного правителя Гуштаспы, принявшего учение Зардушта в качестве официальной религии своей страны (в дальнейшем - Систана), заложил сверкающую столицу Навазак и основал там первый Храм Огня, в котором горел чудотворный огонь Вахрама. Бируни писал, что Гуштаспа распространил учение Зороастра на восток и на запад и во всех странах - от Китая до Рима - он воздвигал храмы огня.
  
   По словам Сократа, когда-то Балх был одним из славных и богатых городов древнего мира. Здесь молодой Зороастр, сформулировал постулаты "благой веры" - зороастризма. В этом крае родился Джалаладин Руми, персидский ученый и поэт; здесь соединялись торговые пути, ведущие из Китая и Индии в Персию и далее - в Европу. Александр Македонский провел здесь несколько лет в поисках золотоносных песков, заложил в Средней Азии двенадцать греческих городов вплоть до Термеза. Не нашел Александр золота, о котором писал Геродот, но обрел он здесь другое сокровище - любовь к несравненной Роксане, бактрийской принцессе. Позднее Греко-Бактрийское царство, основанное Селевком, соратником Александра Македонского, стало центром культуры и искусства, сюда свозили лучшие работы самых известных мастеров-ювелиров со всех концов расколовшейся империи Македонского. Не раз подвергавшаяся захвату различных правителей, Бактрия научилась скрывать от пришельцев свои сокровища. Скифы, правившие в этом царстве последними, закопали все ценности в землю, где они и пролежали несколько тысячелетий.
  
   Рассказы Джалу и Сократа погрузили Андрея в размышления. Он бродил по древним развалинам когда-то процветавшего государства, обломки которого поглотили пески, и почти физически ощущал то время, исполненное великих деяний, грандиозных замыслов и низменных страстей.
  
   С приходом ислама провинция вновь расцвела. Древний Балх и Мазар-и-Шариф стали духовными центрами, местом поклонения сотен тысяч верующих. По описаниям современников, в провинции Балх до нашествия Чингисхана находилось свыше тысячи мечетей и медресе, а также около двухсот хаммамов (бань) для паломников.
   Но в 1220 году войска Чингисхана опустошили город; потом прошло еще несколько разрушительных войн, приведших к упадку столицы древней Бактрии и всего региона.
  
   Рассматривая древние руины, минуя лавки торговцев, небольшие чайные, стоянки такси, магазины археологических сувениров, Андрей никак не мог избавиться от впечатлений ночного посещения обители алима Дардуджа. Перед глазами стояли фигуры больших золотистых муравьев со светильниками в передних лапах, чуть сгорбленная фигура алима, говорившего простым и понятным языком о сложных вещах, еле умещавшихся в сознании. Никогда ранее Андрей не соприкасался с восточными космогоническими школами. Он впервые столкнулся с понятием аркан. В школе и институте учили тому, что философия начиналась с древней Греции. Как будто до этого не было никаких философов, мудрецов Ближнего и Среднего Востока, совершивших гениальные открытия о строении мира и предназначении человека. Или они почерпнули эти знания от более древних цивилизаций, посланцы которых посещали эти места? Раньше этот регион не представлял для него никакого интереса. Традиционное европейское образование, те знания, которые он почерпнул в рамках курса философии и истории искусств в Строгановском институте, концентрировали внимание на истории основных очагов мировой культуры: Месопотамии, Древней Греции, Рима, Индии, Египта, Китая. Теперь же в его голове складывалась картина совсем другого плана.
  
   Джалу рассказал еще об одном малоизвестном наследии Балха как древнего очага восточных культур. Оказывается, Балх - место зарождения буддизма, как религии. Именно здесь, по его словам, начинали свои проповеди первые в мире буддисты: два бактрийца - братья Бхалика и Тапассу, которые, путешествуя по Индии, стали изначальными учениками Будды Гаутамы...
  
   Взглянув на поднятые в удивлении брови Андрея, Джаллалуддин невозмутимо продолжил:
  
   - Да, да, не удивляйся! Еще в ранних хинаянских биографиях Сиддхартхи Гаутамы, известного миру под именем Будды было упомянуто, что Бхалика и Тапассу, два брата-торговца из Бактрии неоднократно путешествовали по Пакистану и Индии, ведя торговлю с племенами этих стран. Все больше проникаясь глубокими духовными знаниями мудрецов Индии, они постепенно погрузились в изучение индийских философских учений, благо имели уже достаточные познания в местных языках. Если другие ученики из числа местных жителей, которые были свидетелями просветления Будды, вскоре отвернулись от него, бактрийские странники, обладавшие прекрасной памятью, наизусть повторяли все услышанное и сохранили его изречения для потомков.
  
   Сократ добавил:
  
   - Встреча бактрийских странников с Гаутамой Буддой произошла через два месяца после его "пробуждения", что относится историками к 537 году до нашей эры. Они вернулись в Балх в 536 году. Бхалика привез из Индии восемь волос Будды и воздвиг для этой реликвии памятник - ступу неподалеку от своего родного города Балх. Позднее, уже в 533 году он построил там первый буддийский храм. Мы проезжали это место, когда ехали сюда из Мазар-и-Шарифа. В дальнейшем в Балхе был создан монастырь Нава Вихара. Он стал не только местом паломничества (позднее сюда была привезена еще одна реликвия - зуб Будды), но также центром высшего буддийского образования во всей Центральной Азии, сравнимым лишь с монастырем Наланда в северной Индии.
  
   Довольный произведенным на Андрея впечатлением, Джалу продолжил:
  
   - Мало того, что Балх можно считать местом становления буддизма как религии. Есть свидетельства того, что именно отсюда на Тибет был принесен культ Бон, исследованием которого так настойчиво занимался Гитлер накануне Второй мировой войны. Некий бактрийский буддийский мастер Шенраб в древние времена пришел в Шанг-Шунг - царство со столицей в западной части Тибета, рядом со священной горой Кайлас.
  
   Андрей вопросительно взглянул на Сократа.
   - Вы хотите сказать, что учение Бон - более древнее учение? И этот мастер принес его сначала сюда, в Балх, а потом в Тибет?
  
   Тот утверждающе кивнул головой, добавив:
  
   - Полное имя этого таинственного учителя: Тонп Шенраб Миво. Согласно Бонпо - Книге Бон, он появился в телесном облике у подножия горы Меру сопровождаемый двумя ближайшими учениками, а затем принял рождение в теле маленького принца - сына царя Гьяла-Токара в 1857 году до нашей эры... Он пришел в земли Тагзиг (дословно: "Таджик"), то есть Бактрию из страны Олмо Лунгринг (государство Элам в древнем западном Иране).
  
   - Элам - это же Эдем, земной рай ?
   - Да, Элам, Дилман, Хурсаг - это было поселение, положившее начало нынешней цивилизации после потопа и ледникового периода. Это был, собственно говоря, эпицентр Проекта "Человек" на Земле. Но об этом мы поговорим позднее, когда поедем в Бамиан...
  
   По словам Сократа, на Среднем и Ближнем Востоке в протонеолитический период (т.е. до 10 500 лет до нашей эры, когда закончился ледниковый период) существовали древние цивилизации, обладавшие тайными знаниями еще до возникновения Шумера и Месопотамии. Именно от них в этих землях, по которым им предстояло пройти путешественникам, на территориях нынешнего Ирана, Афганистана, Ирака, Курдистана, Армении остались обрывки космогонических теорий, в том числе стройной концепции мироздания, суть которой подтверждается последними данными различных отраслей наук. Носителями этих древних знаний, как сказал Сократ, являются буквально единицы из уцелевших "хранителей", или как говорила тетушка Нино, "стволовых "светящихся". К одному из них относился и алим Дардудж, о возрасте которого можно было только догадываться.
  
   Путники достигли оживленного базара и остановились в чайхане передохнуть от начавшегося нестерпимого зноя. Андрею не терпелось задать Сократу мучавшие его вопросы, и он лишь ждал удобного случая, когда будет достаточно времени, чтобы поговорить обстоятельно. Очевидно, такой момент наступил, потому, что Наставник сам начал разговор, уловив мысли художника.
  
   - Повелителем муравьев алим Дардудж назван потому, что он единственный из учителей, кто понимает их язык и связан с этой цивилизацией...
  
   Андрей удивленно поднял глаза на Сократа.
  
   - Да, да, не удивляйся! Это одно из наиболее организованных сообществ, их система взаимоподчиненности и устройство "государственного" управления, являются самым совершенным образцом теократического общества. А средства передачи и накопления информации, ориентации в пространстве, метео-чувствительность? Нам еще долго придется изучать сверхестественные способности этих насекомых. Они существовали на нашей планете еще до динозавров и пережили все самые страшные катаклизмы. Древние знания, которые почерпнул в свое время от них алим Дардудж, гласят, что посланцы более развитой цивилизации, управлявшие в свое время всеми процессами на планете Земля, трансформировали эти существа, чтобы максимально приспособить их и их организационную структуру к своим потребностям. Им нужно было золото. Много золота! Муравьи до сих пор контролируют основное количество этого металла в мире.
   - То есть как?
   - Очень просто! Они были ориентированы на добычу металлосодержащих частиц под землей и выкладывание ими, особенно частицами золота, платины, палладия, тоннелей в наземных куполах муравейников. В результате на сегодняшний день, если человечество контролирует несколько тысяч тонн золота, цивилизация муравьев хранит в своих сооружениях и в своем организме сотни тысяч тонн золота!
   - В своем организме?
   - Да, в процессе добычи золота, значительное количество этого металла откладывается в биотканях муравьев. На самом деле, этот процент весьма невелик - всего около четырех стамиллионных долей процента - но учитывая, что совокупный вес муравьев составляет около одной трети биомассы всех существ, обитающих на нашей планете, общее количество золота, которое находится под их контролем, составляет сотни тысяч тонн.
  
   Андрей, поначалу восприняв эту информацию как розыгрыш, посмотрел на своих друзей. Но их лица были серьезными.
   - И что, это золото может быть мобилизовано кем-то в один прекрасный день?
   - Мы пока не знаем. Очевидно, произошел какой-то сбой программы. Во всяком случае, по тем обрывкам сведений, которые удалось собрать, сами муравьи уже забыли, зачем они концентрируют такое количество золота в разных уголках мира и зачем оно им.
   - Но человеческая цивилизация также была ориентирована на золото.
   - Вот, именно, - с видом фокусника Сократ раскрыл ладонь, в которой лежала монета, купленная в Мазар-и-Шарифе, - и хотя в дальнейшем мировая экономика и ее финансовая система были оторваны от золотого стандарта, именно этот металл, сыграет решающую роль в последние годы нынешней цивилизации.
  
   Тем временем, во дворик чайханы, подняв столб пыли, въехал старенький открытый "Виллис" времен второй мировой войны. Из него вышел профессор Захери. Он сам лично решил приехать за российскими гостями и показать им археологические раскопки, которые вела его экспедиция.
   Каким образом он узнал, что россияне находятся в чайхане на базаре, было непонятно. Впрочем, уже за первые несколько дней пребывания в Афганистане Андрей понял, что информация на Востоке распространяется не со скоростью звука, а со скоростью света...
  
   Через полчаса они оказались на раскопе в Шибаргане. На окраине селения находилось крупное городище, испещренное останками улиц, древних стен и фундаментов зданий. Судя по всему, работы на участке последнее время не проводились. Песчаные барханы подошли вплотную к раскопу, засыпав некоторые траншеи. Лишь в отдалении - рядом с невысокими холмами - виднелись палатки, где ощущались признаки жизни. Помимо старых, запыленных джипов и грузовиков около палаток под навесами мирно жевали свой нехитрый корм верблюды и лошади. Это и были знаменитые холмы, в самом крупном из которых, Тилля-Тепе, профессор Виктор Сариатиди нашел усыпальницы таинственных царей. Именно здесь российским археологам предстояло провести ближайшие несколько месяцев.
  
   Утром следующего дня, перегнав свои джипы в расположение лагеря, и разместившись в двух просторных палатках, россияне приступили к работе. Профессор Захери рассказал о проведенных его группой мероприятиях и показал слайды с фотографиями. Практически, со времени российско-афганской экспедиции Сариатиди ничего серьезного не было найдено. Начавшаяся в 1979 году война прервала научный поиск. Моджахеды, окружив российско-афганскую археологическую экспедицию, потребовали немедленной передачи всей коллекции бактрийского золота в Кабульский исторический музей и прекращения работ. Раскоп был законсервирован.
  
   Все площадки были закрыты тентами, обветшавшими от палящего зноя и зимних ненастий. Солдаты местного гарнизона разбирали завалы песка, обломки ограждений и брезентовых покрытий, рыли траншеи по периметру холма, между которыми предстояло снять первый слой песка и почвы для дальнейшей работы археологов.
   Подготовительная работа, как всегда неблагодарная и изнурительная, заняла почти неделю. Доктор Салман руководил военными и строительными рабочими. Профессор Стэйн и Раймонд Фуше вместе с российскими археологами просматривали ящики с осколками бытовой керамики, которые были извлечены группой Захери в последние месяцы во время расконсервации траншей вокруг Тилля-Тепе.
  
   Спустя еще неделю, во время раскопа соседнего с Тилля-Тепе холма, Николай Покрас обратил внимание на маленький камень, на закругленной, полированной стороне которого были начертаны какие-то архаические письмена и символы. Он подозвал Сократа. Тот повертел находку, рассматривая замысловатые надписи, и вполголоса, чтобы не привлекать внимание Фуше и Стэйна, уверенно сказал:
  
   - Это обломок древнего цилиндра. Похожие встречались нам на раскопах шумерских городов-государств на территории Сирии и Ирака. На них писались послания, законодательные акты, древние молитвы и заклинания. Но шрифта на осколке мало и это не похоже на шумерскую письменность.
   - Может провести радиологическую экспертизу...
   - Бесполезно. В отношении каменного цилиндра радиологическая экспертиза даст лишь возраст камня, а не дату нанесения иероглифов...
   - Иероглифы! - воскликнул Андрей. Эти письмена скорее похожи на какие-то неведомые иероглифы, чем на шумерские письмена. С этими словами художник взял в свои руки обломок каменного цилиндра и провел пальцами по резному тексту:
   - Смотри, Сократ! Эти буквицы идут справа налево, а местами - вертикальными столбиками!
   Сократ взял из рук Голубых Мечей осколок цилиндра и повертел его:
   - Да, справа сначала ромбик, как начало абзаца, а потом письмена идут... либо справа налево, либо вниз.. Молодец, Суюф-у-Зурк!
   Впервые Андрей услышал свое новое имя Суюф-у-Зурк (Голубые Мечи), данное ему суфием Али Ходжи, из уст наставника не в ироничной, а в будничной интонации. Сократ был скуп на похвалы, но сейчас по его взгляду и интонации чувствовалось, что он был доволен своим учеником. Тем временем руководитель экспедиции продолжал:
   - И сами иероглифы какие-то необычные, более округлые, чем китайские и всегда левая часть заканчивается плавным завитком вверх. Как языки пламени...
   Николай Покрас добавил:
   - Да, такие письмена на базальте обычным бронзовым резцом не нанесешь. Слишком тонкая, я бы сказал, ювелирная работа!
   Сократ распорядился:
   - Николай, тщательно изучите каждый сантиметр на этом участке. Если найдете обломки предметов из металла, глины или дерева - немедленно зовите меня. Тогда радиоуглеродный анализ, возможно, позволит нам установить период, к которому относятся эти изделия!
  
   Аккуратно завернув осколок цилиндра в тряпицу, Сократ поместил его в целлофановый пакет с приклеенным бумажным стикером, на котором пометил номер участка и дату находки. Для атрибутирования цилиндра и последующих находок выделили специальный картонный ящик с широкими полосами желтого скоча по бокам.
  
   Работы продолжались до позднего вечера. Сократ заносил какие-то записи в полевую тетрадь, время от времени поглядывая на горизонт, где пурпурным мандарином зависло полусонное Солнце. Когда сумерки стали сгущаться, он вскочил в седло и покинул расположение лагеря. Над серебристыми барханами впервые с момента прибытия археологов в Шибарган поднялась полная луна, осветив песчаную пустыню искристым светом.
  
   * * *
  
   В первую ночь полнолуния месяца мехра (июля) была назначена встреча Сократа с афганцем, который продал ему золотые статеры в Мазар-и-Шарифе.
   В полночь Сократ достиг южных предместий Балха, где располагалась мечеть Масджиди Но Гумбад - "Мечеть Девяти Куполов". В голубом сиянии луны массивные развалины древнего сооружения, выглядели величественно и зловеще... Изъеденные временем останки мечети с тяжелыми круглыми колоннами, покрытыми замысловатой резьбой, были наполовину засыпаны песками пустыни, подошедшими вплотную к городу. Местами волны песчаных барханов почти достигали резных арок, соединявших колонны, как бы олицетворяя собой само время, неумолимо и безжалостно, надвигавшееся на шедевры человеческого гения.
  
   От одной из колонн отделился темный силуэт всадника, направившего своего коня навстречу Сократу. Укутанный темным шарыем (шарый - хлопчатобумажное одеяло, повязываемое афганцами на плечи или вокруг туловища), в черном расписанном серебром халате и на дорогом вороном скакуне он казался старше юноши-нумизмата, с которым Сократ разговаривал на рынке в Мазар-и-Шарифе.
  
   Всадник приветствовал Сократа, и жестом пригласил следовать за собой. Конь Сократа, почуяв недоброе, заржал и встал на дыбы. Осадив его и сделав крутой разворот перед незнакомцем, Сократ выкрикнул:
   - Покажи свое лицо!
   Вместо этого незнакомец еще ниже надвинул покрывало на глаза. В сиянии луны была видна лишь нижняя часть его лица с черными усами и коротко стриженой бородой. Осаживая коня, Сократ сделал еще несколько разворотов перед темным всадником, пытаясь разглядеть его лицо.
   - Где паренек, с которым мы договаривались о встрече? Я буду разговаривать только с ним...
  
   Вместо ответа в воздухе просвистело лассо, которое сзади обвило плечи Сократа. Разведя руки в стороны и освободившись от пут, Сократ на скаку перехватил веревку и развернулся лицом ко второму всаднику. Вздыбив своего коня, он резко рванул лассо на себя и повалил нападавшего вместе с конем наземь. Не давая ему выпутаться из стремян, Сократ одним прыжком оказался рядом, прижав коленом голову упавшего всадника к земле.
   Несмотря на свое отчаянное положение, тот уже обнажил саблю и пытался несколько раз ударить своего победителя в спину, но безуспешно. Левое колено мастера лишь сильнее вдавливало его в песок. Вывернув руку противника на излом и схватив его клинок, Сократ еле успел защититься от сабельных ударов, посыпавшихся на него со всех сторон. Нападавших было не менее пяти человек. Лошадь упавшего всадника, рывками пыталась встать, но его ноги, застрявшие в стременах, лишь усугубляли положение бедняги. Колено Сократа железными тисками удерживало его голову и при очередном рывке в шее поверженного что-то громко хрустнуло. Лошадь все-таки вырвалась, разметав всех нападающих и увлекая своего бездыханного хозяина в темноту арок мечети.
   Сократ вскочил на ноги, забегая за крайнего из нападавших, и стремясь выйти на залитый лунным светом центр площадки. Один из них, раненый в колено, уже корчился, сжимая саблю и пытаясь рукавом заглушить неистовые крики и проклятия. Всадник в темном шарые держался поодаль, хлестая нагайкой своего скакуна и кружась вокруг сражающихся.
  
   Сохраняя хладнокровие и нанося удары в основном по ногам нападавших, Сократ уже через минуту добился перелома в схватке. Перед ним оставалось лишь два противника, один из которых с трудом волочил правую ногу. Переведя дыхание, мастер огляделся, ища глазами предводителя банды. Тот с криком выскочил из тени развалин и направил коня во весь опор на Сократа, замахнувшись нагайкой. Набрав воздух в легкие, Сократ разбежался навстречу всаднику и сделал огромный прыжок. Застав правую руку противника в высшей точке замаха, острие его клинка отсекло кисть черного всадника с зажатой в ней нагайкой....
  
   Приземлившись метрах в трех после головокружительного победоносного прыжка, мастер припал на одно колено и сделал длинный выдох, с шипением выпуская воздух между нёбом и языком. Кисть предводителя бандитов по-прежнему, крепко сжимавшая плетку, как в замедленном кино, проплыла в пространстве, упав дальше - у подножия песчаного бархана. Весь забрызганный мелкими каплями крови, Сократ огляделся по сторонам. Двое из числа оставшихся на ногах бандитов, стояли как вкопанные, не в силах поверить своим глазам. Они бросили сабли и встали на колени перед Сократом. Вдали был слышен топот коня, уносившего вдаль черного всадника, оглашавшего пустыню бессильными проклятиями...
  
   Сократ подошел к коленопреклоненным противникам и потребовал снять повязки, закрывавшие их лица.
  
   - Кто послал вас?
   - Лучше убей нас, повелитель, - хрипло промолвил старший, зажимая рукой кровь, хлеставшую из правой ноги, - нам все равно не жить, если мы назовем его имя...
   - Где парень, с которым я договорился встретиться здесь?
   - Я знаю только, что он из Мазар-и-Шарифа, - вновь не давая раскрыть рот своему младшему товарищу, торопливо продолжал раненый, ползя к Сократу и пытаясь поцеловать его ноги, - ... больше мы ничего не знаем...
  
   Сократ сделал шаг назад и простер вперед левую руку. Раненный бандит застыл на коленях с протянутыми вперед руками. Глаза его остекленели, устремленные в пространство перед собой. Сократ подошел к другому бандиту, в ужасе смотревшему на него и своего товарища, застывшего в нелепой позе.
  
   - Ничего не бойся! Твои подельники ничего не вспомнят и не смогут рассказать, - Сократ указал саблей на бандитов, корчившихся в разных частях площадки между полуразрушенными колоннами, - я сотру их память! Где парень из Мазар-и-Шарифа ?
   - Он здесь, в заброшенной мечети..., пробормотал молодой головорез, еле справляясь с дрожью в теле.
   - Проведи меня к нему!
   - Да, повелитель, я все сделаю, как вы скажете, только не убивайте! - Глаза бандита неотрывно следовали за острием клинка в руках Сократа.
   - Есть еще кто-нибудь в мечети?
   - Нет. Все здесь..., - тело бандита вновь затряслось, и он упал на землю в рыданиях...
  
   Сократ обошел всех раненых, делая над ними обряд очищения. При этом каждый из них переставал стонать и замирал в той позе, в которой его заставала рука мастера,проведенная перед глазами. Сев на колени посреди площадки, Сократ протер песком лицо и одежду. Вздохнув с облегчением и окинув взглядом окрестные барханы, он свистом позвал свою лошадь. Та не спеша пришла из темноты в сопровождении еще двух коней.
  
   Вернувшись к бандиту, Сократ поднял его с колен, дал коня и велел провести в мечеть.
  
   Они миновали несколько арок полуразрушенных пристроек, достигли комплекса уцелевших строений и спешились во внутреннем дворике, привязав коней около входа в мечеть. Из-за плотно закрытых ставней стрельчатых окон струился золотистый свет, косыми линиями падавший на белокаменный пол внутреннего двора.
  
   Затем они прошли несколько залов и оказались в боковом приделе здания. В углу последнего помещения, покрытого коврами, находилась небольшая обшарпанная дверь с низкой притолокой, под которой невозможно было пройти без низкого поклона. Последовав своему проводнику, Сократ пригнулся и очутился в каморке, освещенной тусклым светом лампады. Посредине комнаты на кошмах лежал связанный парень-нумизмат из Мазар-и-Шарифа.
  
   Очнувшись, он радостно приветствовал Сократа, разрезавшего путы, которыми было связано его тело. Расправляя затекшие кисти, парень бросился к подиуму в глубине каморки, достав холщевый мешок из ниши в стене. Не скрывая гордости, он развернул черную бархатную ткань перед Сократом. На ней, брызнув желтыми бликами, раскатилась горсть золотых украшений и монет. Судя по ветхости изделий, многие из которых были сломаны, это были драгоценности периода греко-бактрийского царства, по всей видимости, найденные черными копателями в одном из окрестных захоронений.
  
   Сократ внимательно рассмотрел содержимое мешка и бесстрастно посмотрел на нумизмата. Видя его вопросительный взгляд, он произнес:
   - Я не интересуюсь золотом...
   - Но вы же купили те две монеты... Тут - такие же, - нумизмат выбрал из драгоценностей несколько монет и разложил их перед Сократом.
   - Мне интересно само место, где ты нашел эти ценности...
   - Но там больше ничего нет... только кости, да останки одежды...
   - А там было нечто, похожее на это? - Сократ достал из внутреннего кармана обломок каменного цилиндра с диковинными письменами. Глаза нумизмата загорелись. Он взял камень, повертел его в руках и утвердительно кивнул:
   - Да, там были такие камни. Несколько штук. Целые...
   - Покажи мне это место...
   - А как быть со всем этим...?
   - Ты сдашь эти находки государству и получишь солидное вознаграждение. Я об этом позабочусь. А сейчас, вот тебе задаток, - с этими словами Сократ передал нумизмату сверток с деньгами, поймав цепкий взгляд молодого бандита, все время неотрывно смотревшего на золото и саблю Сократа... Поначалу мастер хотел отблагодарить и его, но жизненный опыт подсказывал, что деньги или золото, найденные у парнишки подельниками, могут стоить ему жизни.
  
   Они вышли из мечети, вернулись на площадку, где все тела бандитов находились в тех же позах, какими их оставили полчаса назад. Нумизмат был шокирован увиденной картиной. Сократ взглядом заставил молодого бандита встать на колени рядом с его товарищем и провел рукой у него перед глазами. Тот застыл с остекленевшим взором и правой рукой, благодарно прижатой к сердцу.
   Повернувшись с нумизмату, который по-прежнему стоял, не в силах проронить ни слова, мастер вскочил в седло и сказал на прощание:
  
  -- Твоя судьба в твоих руках! Чем быстрее ты сдашь находку, тем скорее золото царей перестанет преследовать тебя! Кстати, где все-таки находится место, где ты нашел Это?
   После некоторого колебания, молодой нумизмат промолвил, садясь на коня, переданного ему Сократом:
  -- В одном из курганов около Тахт-э-Рустам...
  -- Около развалин Нава Вихара? - брови Сократа в удивлении изогнулись
  -- Да, я покажу, там есть лаз в лощине...
  -- Хорошо. Да, и на прощание - еще одно напутствие...
  -- Какое, мастер?
  -- Избавься от этого коня, как только достигнешь Мазар-и-Шарифа...
  
   Всадники распрощались и поскакали в разные стороны от площадки, песок на которой перемешался с пылью стен древней мечети и свежепролитой кровью. Посредине пространства между массивными колоннами, подобно изваяниям, стояли на коленях две фигуры с остекленевшими глазами, обращенными к бесстрастной луне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

10

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Eo-one "План"(Киберпанк) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"