Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Главы 15-16

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


  
   15
  
   "Сова, открывай! Медведь пришел!" - выскакивая из кабины нашего "Садко", дурашливо заорал Лешка. В дверях будки при шлагбауме показался немолодой охранник. Вообще-то, называть будкой это сооружение было, честно говоря, сильным преуменьшением. Двухэтажный бетонный домик вид имел весьма основательный. Перед входом располагался бруствер, из-за которого при необходимости было удобно вести огонь. На уровне второго этажа что-то вроде укрепленного балкончика -- позиция для наблюдателя (а понадобится и снайпера). На плоской крыше я заметила стволы АГС и крупнокалиберного пулемета. С кем они тут воевать собрались? Хотя... Все это, конечно, понты, или, если угодно, народная традиция. Администрацию оружейного базара свои же уральцы не поймут, если охрана не будет располагать достаточным количеством самого разнообразного стрелкового оружия. А то, что вся эта милитаризация жителям других частей Конфедерации кажется нелепой, местных ничуть не волнует. Менталитет, однако!
   Эта история началась несколько дней назад. В тот раз нас созвал к себе Вадим и предложил съездить в Ижевскую губернию на оружейный базар. Закупка снаряжения на базаре, по его прикидкам, должна была обходиться заметно дешевле, чем приобретение в местных магазинах, даже с учетом расходов на прогон транспорта туда и обратно, и здешних скидок на мелкий опт. Лично мне эта идея понравилась, тем более в тех краях я еще не была, а новые места посмотреть хотелось. Не мне одной, кстати. У нас в "Стиксе" по-моему, все приняли предложение Вадима на ура. Правда, вскоре энтузиазм у народа несколько подувял. Выяснилось, что в первую поездку собирались отправить только троих, причем один кандидат уже был определен. Догадались, кто? Ясен пень, хипарь Алешка. Его брали потому, что он, во-первых, местный, а во-вторых, уже бывал на оружейном базаре. Ну, с Лешкой-то все понятно, а вот остальные две кандидатуры вызвали бурные споры. Вот тут мы с Ночкой и подсуетились, нагло и беспардонно воспользовавшись личными связями в корыстных целях. Я думаю не надо объяснять, кого в итоге в эту поездку отправили.
   "Это что тут у нас за медведь выискался?" - к грузовику подошел охранник. Бросив взгляд на Лешку, и оценив его габариты, дядечка покачал головой: "И, правда, медведь. Ты откуда взялся, богатырь такой?" "С Большой Уфы мы", - смущенно пробасил Лексей. В этот момент из кабины вылезла я, а следом выпрыгнула Ночка. Увидев нас, охранник заулыбался: "О, да тут еще и девчата. Да ладные какие! Тоже большеуфимки?" Мы кивнули. Дядька мечтательно закатил глаза: "Эх, сбросить бы годков так тридцать, поехал бы в вашу губернию свататься, - и, помолчав, спросил, - Дружинницы небось?" (Снаряжены и экипированы были мы соответствующе). "А то", - ответствовала Ночка. Дядечка удовлетворенно кивнул: "У меня у самого дочка в "Дружине". И вы вот тоже молодцы. Сразу видно наши, правильные девчонки, не какие-нибудь кисейные барышни из Великороссии". Мы со Светкой переглянулись и захихикали. Наконец, отбросив лирику, охранник настроился на деловой лад: "Вы сюда торговать приехали, или, наоборот, за покупками?" "Прибарахлиться", - отвечаем. "Ну, тогда вам туда, - дядька показал на дверь в дом, - Сразу от входа направо, увидите кассу. Там оплатите сбор за проезд на территорию, получите квиток, а тогда уж можете прямо на рынок. Только вот, - дядька взглянул на часы, - припозднились вы. Торговые точки уже сворачиваются". Черт побери, времени еще и восьми нет. Рабочая ночь только-только начинается, а мы, видите ли, "припозднились". Увы, наше мнение людей не интересует. Они живут по своему расписанию.
   Расплатились в кассе, получили квитанцию (сбор был, можно сказать, почти символическим). "Вы квиток в машине на лобовом стекле закрепите, - посоветовала кассирша, - Так все делают. Охрана лишний раз приставать не будет. Если до закрытия успеете чем-то затариться, оставьте покупки в машине на территории рынка. Там, ничего не пропадет, у нас с этим строго". Мы поблагодарили кассиршу, и направились к выходу.
   "Ну, вот, порядок, - сказал дядечка-охранник, увидев нашу квитанцию, - Удачных вам покупок, - и на прощание, пожав руку Лешке, не без ехидцы добавил, - А ваши "Рейнджеры" все-таки продули. "АК" - чемпион!" Шлагбаум пошел вверх, и "Садко", взрыкнув движком, медленно покатил вперед.
   Ох уж эти спортивные страсти-мордасти! Весь рынок был буквально заклеен плакатиками-плакатами-плакатищами с изображениями игроков и эмблематикой Ижевской пейнтбольной команды. Как пояснил Лешка, ижевцы уже года четыре не поднимались в турнирных таблицах выше третьего места, и вдруг в этом сезоне одолели всех претендентов на чемпионский титул, включая прошлогодних фаворитов - екатеринбургских "Вольных стрелков", а за компанию с ними и наших "Рейнджеров". В итоге патриотизм местных фанов взлетел на невиданную высоту. В газете писали, что когда стали известны результаты финального матча, ижевские фанаты исписали надписями "АК" - чемпион!!!" свой Дом Правительства. И ничего. Кажется, никого даже не наказали. Наверно, в их Белом Доме тоже полно болельщиков.
   Народ на рынке и в самом деле начал уже расходиться. Торговые точки закрывались. Впрочем, в рядах боезапаса несколько секций еще работали. Тянуть мы не стали. Наскоро пробежались по продавцам, сравнили цены (они не слишком-то разнились), да и закупили несколько "цинков" патронов. Пока Лешка перетаскивал ящики в машину, мы с Ночкой стояли, прикидывали насчет гостиницы (надо же где-то свои вещички кинуть), и строили планы на завтрашний день. Только не считайте нас бездельницами. Алексей работал в одиночку вовсе не потому, что мы ленились ему помочь. Дело в Маскараде. Все мы притворялись обычными людьми. Вам часто приходилось видеть, чтобы хрупкие человеческие девушки таскали тяжеленные ящики? То-то же. Наконец наши покупки были погружены, Ночка отогнала грузовик на стоянку, и мы на сегодня освободились.
  
   **
  
   В "Калашникове" мест не было, что вообще-то нас не удивило. "Михаил Калашников" считался самым престижным отелем города. При всем притом, гостиница эта была далеко не самой большой, и даже не самой шикарной. Просто, побывать на оружейном рынке в городе Калашникове и не остановиться в одноименной гостинице, было, как выражается Ночка, безпонтово. Не тот кураж. "О, вы были в Калашникове на рынке? А где снимали номер?" "Ну, разумеется в "Михаиле Калашникове".
   В одном из стихотворений у Маяковского есть строчки: "...через четыре года здесь будет город-сад". Честно говоря, не помню, о каком городе писал поэт, но Калашников, как я слышала, был отстроен как раз где-то года за четыре. Правда, получился не город-сад, а скорее уж город-склад. Когда правительство Ижевской губернии приняло решение о легализации оружейного рынка, и выделило под него место, здесь была всего лишь какая-то захудалая, вымирающая деревенька. (Теперь вряд ли кто вспомнит, как она называлась). Прошло совсем немного времени, по историческим меркам просто миг. И на ее месте вырос пусть небольшой (поменьше Красноуральска), но вполне благоустроенный современный городок. Приезжий не найдет здесь ни фабрик, ни заводов, зато обязательно увидит обширные складские зоны. "Все, что вы не сможете купить у нас сразу, вам через полчаса-час доставят со склада". (Во всяком случае, об этом твердит реклама оружейного базара). Так что про город-склад я не для красного словца сказала.
   Первоначально возникший вокруг рынка поселок не имел названия. Неофициально он именовался: Ижевск-2, поскольку находился недалеко от столицы губернии. Когда же дорос до статуса города, то вместе с ним он получил и свое нынешнее имя. Очень правильное, на мой взгляд. Честное слово, талантливый оружейник достоин того, чтобы его имя носил город, особенно ТАКОЙ -- город оружия. "Михаил Калашников" открылся за несколько дней до того, как поселку официально присвоили статус города и имя. Было ли случайностью это совпадение названий? Черт знает. Но отель "Михаил Калашников" (на тот момент самый современный и комфортабельный) стал своего рода визитной карточкой города Калашникова. Его облюбовали VIP-персоны, приезжавшие на оружейный базар за эксклюзивом, в нем останавливались торговцы, из тех, что побогаче. По слухам в отеле постоянно резервировали номера на случай приезда губернатора. Позднее в городе появились гостиницы и по круче, тем не менее, несмотря ни на что (может быть в силу традиции?) "Михаил Калашников" оставался из отелей самым престижным.
   Мы дошли до ресепшн. Узнали, что номеров нет, и вернулись на улицу. Ну и ладно, ну и подумаешь. Все равно в "Калашникове" цены кусаются, а переплачивать за одно название не очень-то и хочется. Найдем и дешевле, и не хуже. Мы и в самом деле нашли. В гостинице "Юбилейная" номера были.
   Заполнили бланки, расплатились, заселились. "Ну, что, Леш, - спросила Ночка, - достопримечательности пойдем смотреть? А то вся ночь впереди, жалко просто так время терять". Алексей флегматично посмотрел на бруйянку: "Светлана, одну достопримечательность ты уже увидела, вторая -- оружейный рынок. Его мы увидим завтра. А других достопримечательностей здесь просто нет. Калашников -- новый город. В нем все стандартное, то же, что и везде. Если тебе так хочется, идите вдвоем с Кирой, но ничего оригинального вы не увидите. Гарантирую". Сказав, он направился к себе в номер смотреть телевизор. "Вот медведь ленивый", - глядя ему вслед, пробурчала Ночка.
  
   Похоже, Алешка оказался прав - Калашников был обычным современным городком, ничем не отличающимся от десятков таких же. Те же улицы, дома, витрины. Даже вывески были знакомыми. Вон черно-золотая эмблема "Уралпромбанка". Ярко-синие неоновые буквы компьютерного супермаркета "Терабайт". На баннере -- реклама ночного клуба "Парадиз". (Клуб с таким названием мне попадался и в Красноуральске). Единственным отличием, пожалуй, было обилие на улицах города дорогих иномарок. Некоторые даже с иностранными номерами. Хотя, что здесь удивительного? Я ведь говорила уже, что сюда приезжают разные богатые мены (преимущественно мены) за эксклюзивом. Бесцельно бродили мы по улицам, глотая холодный вечерний воздух. Вторая половина октября как-никак, пора уж наступать похолоданию. (В этом году бабье лето что-то не спешило кончаться, октябрь был на редкость теплым). Куда, спрашивается, еще пойти? Что посмотреть? Чем заняться? Или все-таки вернуться в гостиницу? Уже два с лишним часа мы нарезали круги по городу. Увы, Лешкины слова об отсутствии чего-либо оригинального подтверждались. Нет. Вообще-то один интересный монумент мы все-таки нашли. На широкой полированной плите серого гранита лежал большой бронзовый АК-47. Надпись: "Легендарному автомату". Ниже: годы выпуска, модификации, позднейшие серии, и перечисление стран, в воинских формированиях которых он использовался. Хороший памятник, нужный. Ночка, как увидела его, так и надулась от гордости: знай, мол, наших. В тот момент, глядя на серый гранит с бронзовым АК, мы чувствовали себя не бруйянкой и тремершей, а просто русскими, гражданами своей страны. Это было НАШЕ оружие, созданное талантом НАШЕГО конструктора. Сделали фото на память, обошли вокруг и потопали дальше. Странно, что Лешка про этот памятник ничего не говорил. Правда, он был здесь года три назад, а монумент могли и недавно поставить.
   "Свет, а, Свет". Ночка поворачивается ко мне: "Чего?" "А, может, вернемся в гостиницу? Надоело просто так бродить. Все равно ничего интересного мы больше не увидим". "Ну, ты чо, вообще, - укоризненно качает головой Светка, - В гостинице-то что делать? Спать, или, как Лешка, телек смотреть? Пошли лучше в какой-нибудь ночной клуб. Расслабимся, потанцуем". Я с сомнением посмотрела на свои берцы, камуфлу, разгрузку, МП в плечевой кобуре. "Что, прямо так и пойдем?" "А что? - ухмыляется Светка, - Мы же с тобой симпотные девчонки, верно? А, значит, нам подойдет любой прикид". Сказала и рассмеялась: "Да не грузись ты. Там наверняка не одни мы такие будем. А в берцах танцевать даже лучше - ни один чувак ноги не отдавит!" В общем, уговорила она меня. Собрались мы, уж было, ночной клуб искать, благо вспомнили, что когда проходили по улице, что-то такое видели. Но тут...
   Я даже не могла бы с уверенностью сказать, что мне это не почудилось. Легкое, почти неуловимое ощущение. Словно мягкая кошачья лапка дотронулась до ментального щита, и сразу же отдернулась. Я бы на это и внимания не обратила (мало ли что может почудиться), но что-то похожее я ощутила, когда мы со Светкой только вышли из гостиницы. Показалось, решила я в тот раз. И вот снова... Выходит, все-таки ментальный щуп? Контакт слабый, щуп жиденький. Что это значит? Либо ментал слаб, либо... наоборот, силен и очень искусен. А еще это значит, что нас "ведут". Кто? Зачем? Временами визуальный контакт прерывается, и тогда филер (или как там называются агенты "наружки"?) использует ментальное сканирование. Где он, спрашивается? Слева, справа, сзади, спереди?.. Вектор я, естественно, не засекла, слишком уж быстро все случилось. Вокруг дома, дома, дома. Машины едут, народ по улицам ходит. Попробуйте, найдите кого-то в этой мешанине. Оглядываюсь по сторонам, заранее зная: дохлый номер. Ночка вся подобралась, тоже по сторонам смотрит, а ладонь ее как бы случайно легла на рукоять "Бизона". "Кира, что случилось?" - спрашивает. Я ей все объяснила. Смотрю, вокруг нее началось мельтешение в спектрах сил. Ночка еще раз этак внимательно огляделась (без толку, тут "Глаз орла" не поможет), и выдала равнодушным без тени эмоций голосом: "Считаю посещение ночного клуба нецелесообразным. Возвращаемся в гостиницу, - а через полминуты добавила уже своим нормальным, - Пипец, Кира. Кина не будет. Вот козлы, обломали расслабуху!"
   Вероятно, стоило добраться до остановки и там дожидаться автобуса, или вообще вызвать такси. Только вот... все мы задним умом сильны. В общем, дернул нас черт пойти пешком. Крик раздался, когда мы проходили мимо проулка перпендикулярного нашей улице. Вернее, даже не крик, а скорее громкий голос. Молодой женский, возмущенный, с нотками истерики: "Что тебе надо?! Отстань от меня! Прекрати! Я сейчас позову ми..." Неожиданно женщина замолчала. Мы со Светкой переглянулись. "Посмотрим?" - спрашиваю. Ночка хмурится, размышляя: "Что-то не нравится мне все это. Я бы не стала". Все-таки я утянула Светку за собой. Заглянули мы в проулок. В его глубине эротично обнимались две молодые хорошо одетые женщины. Ну, обнимаются, ну, может, лесбиянки. Нам-то что? Никаких маньяков, или там хулиганов мы не заметили. Посмотрела на парочку истинным зрением. Блин! Какая к черту эротика?! Мы наблюдаем банальный процесс кормления! "Ну, что за дура, - бормочет Ночка (она тоже сообразила, что происходит), - Человека надо было сразу в транс погрузить, а не устраивать тут шум на полгорода. Вот бы вместо нас нарвалась на Охотников!.." "И это все, что ты можешь сказать? - спрашиваю Светку, стараясь добавить в голос как можно больше сарказма, - Ты на прикид ее глянь. Думаешь, у такой нет денег на донорскую кровь?!" В ответ Ночка только вздохнула. Я понимала свою подругу. Кровь, взятая непосредственно из артерии отличается от донорской. Она не просто дает энергию, она еще и пьянит, словно вино. Восхитительное чувство, по себе знаю! Только вот каинит в этот момент как никогда близок к Зверю. Если не успеешь, или не захочешь остановиться, случится непоправимое. Не у всех хватает сил удержаться на грани. Светка не может не понимать этого. Ночка внимательно смотрит на меня, кивает: "Ты права. Надо бы обломать ей кайф. Такие дуры меры не знают, а человек потом может ласты склеить". Сказала и направилась к кормящейся каинитке. "Эй, ты! Что творишь?! Голодняк замучил?!" Та, оторвавшись от шеи жертвы, обернулась, увидела нас и... Такого не ожидали ни я, ни Ночка. Дамочка схватила свою "добычу", закинула на плечо, и припустила вглубь проулка, да так, что только каблучки в тишине застучали. Светка застыла с отвисшей челюстью, да и я, наверняка, выглядела не лучше. Это ведь, знаете ли, даже не средневековьем попахивает, а какой-то животной дикостью. Так ведут себя хищники, почуявшие более сильных соперников: хватают свою добычу, и тащат в укромное место, где никто не помешает ее сожрать. "Наглецов надо учить! Сейчас эта сучка пожалеет, что встретила нас, а не Охотников!" - прорычала Ночка, выходя из ступора, и рванула за скрывшейся в проулке каиниткой. Я следом.
   Проулок вывел во дворик, окруженный деревянными двухэтажками. (Наверно этот участок оставался еще со времен той, первоначальной застройки). Домики готовили под снос. Вернее, их уже начали сносить. Крайний слева успели разломать. Остальные пока еще стояли, глядя на нас пустыми глазницами темных окон. Двор был завален обломками досок, кирпичной крошкой, осколками стекла, каким-то мусором, вероятно, оставшимся от бывших жильцов. Посреди него апофеозом разрушения стояла... Э... забыла, как эта машина называется. Здоровая, на гусеницах, похожая на экскаватор, только к стреле у нее не ковш крепился, а что-то вроде гири - стены разбивать. Этакий потомок древних стенобитных машин.
   Каинитка сбежала. Мы поняли это, как только огляделись по сторонам. Во дворе ее, ясен пень, уже не было. Попробуй-ка, теперь вычисли, куда она направилась. Надо же, упустили! "Кира, - Ночка тронула меня за рукав, - быстро линяем. На подставу это все похоже, а я повелась как дура". В голосе Светки сквозило беспокойство. Моя подружка не из тех, кто волнуется по пустякам. Да я и сама уже стала подозревать, что каинитка, которую мы так азартно преследовали, могла быть подставной. Оказавшись в ее положении, любой нормальный нарушитель наверняка бросил бы свою "добычу". И бежать было б удобнее, и нам бы тогда пришлось заняться оказанием помощи потерпевшей. Некогда стало бы в догонялки играть. Но нет, каинитка не оставила свою жертву, словно нарочно подогревая наши возмущение и азарт погони. Ох, не случайно все это. И во двор она нас вывела тоже не случайно. Права Светка.
   Мы уже собрались побыстрее отсюда свалить. Стали обходить "экскаватор" (тот самый стенобойный агрегат), и тут я почувствовала взгляд. Неприятный такой, холодный и профессионально равнодушный. Даже мурашки по спине пробежали. Где-то читала, что в восточных боевых практиках существует понятие "Ветер смерти". Так называют способность адептов каким-то там шестым чувством уловить взгляд изготовившегося к удару противника. Вот и у меня в этот момент ни с того ни с сего проявилось нечто подобное. Взгляд скользнул по мне, обдав легким холодком, и исчез. А потом... Что это было? Наитие? Пророчество? Мне вдруг стало кристально ясно: сейчас Ночка умрет. Разрядом тока это знание прожгло меня с головы до пят. Я по-настоящему испугалась, закричала, и на "автопилоте", не соображая, что делаю, изо всех сил толкнула Светку, сбивая ее с ног. Сама тоже не удержалась, свалилась. Попала физиономией в кучу мусора, щеку стеклом порезала. Да, и черт с ней, со щекой, зато пуля не нашла Ночку. Мы услышали хлопок в момент падения. Дзень -- пуля ударила в дверцу "экскаватора" примерно на том уровне, где мгновением назад была голова бруйянки. Почти одновременно с выстрелом раздался сухой щелчок. Что-то снова влепилось в многострадальный агрегат, отскочило, шлепнулось рядом со мной. В перекате, я машинально подобрала это что-то. Пальцы ощутили вибрацию. Нет. Не то. Спазмы легкой судороги? Тоже не похоже -- другое ощущение. Не знаю, как его описать тому, кто не испытывал ничего подобного. Короче говоря, я сразу поняла, что ко мне попало, еще даже не взглянув на находку. В ладони я сжимала осиновую палочку. Ну, и ладно. Все потом. Некогда разглядывать, надо убираться с линии огня. Очень неохота умирать, знаете ли. Особенно когда вам, по крайней мере, в теории, обеспечена долгая, почти бесконечная жизнь. Перекат. Еще перекат. Хлопок - впереди взбился фонтанчик земли. Кажется, выстрел предназначался Ночке. Еще один! С противным визгом пуля уходит в рикошет. Светка успела! Теперь от снайпера она была загорожена тушей "экскаватора". Эх, мне бы еще успеть! На линии огня уже я одна. Долгие, невыносимо долгие мгновения. Всем телом ощущаю свою незащищенность. Где-то там притаилась смерть. Одна пуля в голову, и окончательный абзац - "вечная" жизнь досрочно завершится.
   Все-таки я успела. Повезло. Как только Ночка скрылась за стенобойным агрегатом, выстрелы прекратились. Непонятная задержка киллера сыграла мне на руку, дав время заскочить за укрытие. Ффух! Я перевела дух, и, наконец, рассмотрела, что подобрала. В ладони у меня было зажато древко стрелы. Толстое, относительно короткое (по крайней мере, короче, чем у стрел спортивных луков), с узким стальным наконечником. Предназначалась она, похоже, для стрельбы из арбалета, так что наверно правильнее ее было бы называть болтом. Впрочем, заинтересовал меня не сам по себе болт, а материал его древка. Я ведь как-то рассказывала о свойствах этого дерева. Попав нам в ткани сердца, осина вызывала мгновенный паралич. А потому с незапамятных времен и вплоть до современности для захвата каинитов применялись банальные колья из осины. Приходилось слышать мне и о всяких новшествах по этой части. Были, вроде бы, отдельные попытки использования луков с осиновыми стрелами. Кажется, про арбалеты тоже упоминали. Впрочем, все это широкого применения не получило -- громоздко, к тому же не достаточно эффективно. И, тем не менее, в ладони я держала арбалетный болт. Значит,... некие неизвестные пытались захватить кого-то из нас? Блин! А ведь, похоже, болт предназначался мне. Все сходится: выстрелы прекратились, как только Светка попала в мертвую зону. Это ее выцеливал снайпер. Меня же должен был нейтрализовать кто-то другой. Арбалет не снайперская винтовка, со слишком большого расстояния не постреляешь. Особенно с учетом того, что нужно попасть точно в сердце движущейся "мишени". Значит, арбалетчик не мог находиться далеко от нас, но ведь поблизости мы никого не заметили. Он так хорошо замаскировался? Или вообще был невидимым? Мда. Вот только отступника-носферату нам для полного счастья и не хватало.
   "Кира, у нас проблемы, - (как всегда под действием "Глаза орла", Ночка говорила невозмутимо-равнодушным тоном), - Кроме снайпера здесь кто-то еще, и он в "Хамелеоне". Случайно заметила". Ну, почему так выходит, что если какая-нибудь гадость может произойти, она обязательно происходит? Воистину закон подлости также непреложен, как и закон всемирного тяготения. Стараюсь сместиться так, чтобы по возможности загородить собой подружку. Если уж я им нужна живой, то этим надо воспользоваться. Надеюсь, носферату не станет стрелять по Ночке, побоится ненароком и меня пристрелить. "Ты рискуешь", - слышу голос подруги. Мне кажется, в нем проскальзывают нотки беспокойства. Впрочем, это только кажется. В состоянии "Глаз орла", да еще и мастерского уровня бруйяне не способны ощущать эмоции. "Меня хотят взять живьем, - отвечаю, показываю Ночке болт, - Укройся за мной, как за щитом". "Да. Это разумно".
   Он все-таки начал стрельбу, тот носферату. Правда, не прицельную. Похоже, и в самом деле боялся меня грохнуть. Но нервировал, сволочь, изрядно. Когда пуля свистит у вас над ухом, это, знаете ли, не способствует безмятежности духа. Возможно, он пытался выгнать нас на снайпера, или просто отвлекал, давая время тому же снайперу занять новую позицию. Черт побери! Надо что-то делать! Пробовала отвечать на выстрелы -- бесполезно. Бью, допустим, "Электроударом", или пускаю "Огненную стрелу" туда, где по моим расчетам должен находиться стрелок, и никакого результата. Он, похоже, все время перемещается, не стоит на месте. Пыталась подловить его -- эффект ноль. Мои заклятия, они же узкофокусные, да и рассчитаны на видимую цель. Наугад их пулять, только силы зря тратить. "Могу попробовать достать его очередью. Есть шанс, что зацеплю", - равнодушно информирует Ночка. "Не надо. У тебя, в отличие от этих, нет глушителя. На выстрелы чего доброго местные сбегутся, дружинники какие-нибудь, или менты. Если киллеры кого-то из них грохнут, завтра весь день в участке просидим. Объяснительные да заявления будем писать. На рынок тогда точно не попадем". "Тоже верно".
   Что же делать? Сейчас бы какое-нибудь широкофокусное заклинание использовать, чтобы целый сектор захватило. И никуда бы этот носферату не делся. Ведь просила же я как-то Гора дать мне готовые формулы преобразования узкофокусных заклятий в широкофокусные. Братец, вредина, посоветовал расчеты самой сделать, а мне лень было. Я же не думала тогда, что окажусь в такой дурацкой ситуации. Попробовать сейчас преобразовать "Огненную стрелу" в "Струю пламени"? Чепуха. Нас десять раз грохнуть успеют, пока я расчеты закончу. Что бы еще придумать? Белый спектр не подойдет -- надо чужое сознание чувствовать. Вот ведь невидимка чертов! Пожалуй, можно было бы использовать заклятия, работающие по площадям. Что у нас есть? Пожалуйста: красный спектр, "Чистка". Несерьезное вообще-то заклинание. По-сути та же "слезогонка", только магическая. Этот носферату разве что прослезится, ну, может быть, проблюется, или закашляется. Хотя... В этом что-то есть. Пока наш невидимка будет кашлять, на звук можно и чем-нибудь посерьезнее долбануть. Ладно. Оставим на заметку, если ничего лучше не удастся придумать. Что-нибудь еще есть? Мм... Есть! Заклинание мощное и крутое, тоже из красного спектра, и тоже работающее по площади с коротким и емким наименованием -- "Смерть". Оно и впрямь смертоносно. Тремер, использующий его, является центром, и от него в определенном радиусе (150-200 метров максимум) гибнут все живые (и не-мертвые) существа, имеющие головной мозг. Гибнут от того, что этот самый мозг превращается в кровавую кашу. Ну, сосуды там лопаются, многочисленные кровоизлияния и все такое прочее. Проще говоря, всех попавших в зону действия "Смерти" сражает мощнейший инсульт. Безотказная вещь. Жаль, не получится применить. Именно потому, что "Смерть" разит ВСЕХ, не разбирая, где друг, где враг. Если активирую, Ночке придет кирдык.
   Дзеньк! Дзинь! Последняя пуля отрикошетила так, что чуть не уделала. Прошла бы парой сантиметров правее, и привет. Вот сволочь! Наверно злость на невидимку и собственную беспомощность вызвала у меня всплеск мозговой активности. В памяти всплыло, как я, готовясь к семинару, штудировала в библиотеке отчет своей сестры. Это было ее старое исследование, из тех далеких времен, когда Алина только-только стала мастером. Моя сестра разбирала по косточкам заклинание "Смерть". Ага, то самое. Идея была проста. Попытаться трансформировать его из кругового в секторный вариант. В этом случае мы получили бы некое подобие широкофокусного заклинания, только бьющего не по объему, а по площади. Замысел казался довольно перспективным. Во-первых, использование заклятия становилось безопасным для союзников (они могли разместиться непосредственно за магом), а, во-вторых, секторный вариант "Смерти" должен был привести к снижению энергоемкости. (Дело в том, что "Смерть" потребляла чертовски много энергии, даже еще больше, чем, например, "Копье тьмы"). Увы, исследования Алины привели к отрицательному результату. Нет, преобразование заклятия в секторный вид моей сестре удалось, но энергоемкость его вопреки ожиданиям не снизилась, а, напротив, возросла (сказался какой-то там парадокс). Разработка была признана бесперспективной, а отчет отправлен в библиотеку на полку. Им-то я сейчас и решила воспользоваться. А что? Расчеты преобразования Алина там привела, я не зря над ними корпела. Что же касается емкости заклятия, это тоже решаемо. Ну, допустим, сожрет оно у меня все силы, так ведь Ночка рядом, и кровь есть. Так что все в порядке.
   Объяснила Светке, что нужно делать. Сплела заклятие. Приготовилась. Дождалась нового выстрела невидимки. Активация! Пару мгновений ничего не происходило. Я даже засомневалась, сработала ли моя задумка? И вдруг, словно завеса упала с глаз: метрах в тридцати от нас я увидела фигуру мужчины. Плавно, как в замедленном кино, носферату заваливался на бок, и, не успев коснуться земли, вспыхнул. Что было дальше, не помню -- глаза заволокло туманом, и я вырубилась.
   Очнулась, почувствовав, что Ночка шлепает меня по щекам. Энергично так шлепает, даже чересчур. Открыла глаза. "Хватит, - говорю, - издеваться над хрупкой тремершей. Ты мне так все мозги вышибешь". "Ага, хрупкая тремерша, - улыбается во весь рот Ночка, - а жрешь, как два здоровых гангрела. Я когда фляжку тебе ко рту поднесла, ты в нее так вцепилась, ну, прямо, как человеческое дитя в мамкину сиську. И пока всю флягу не выдула, не остановилась!" Уфф! Села. "Где носферату?" "Да, вон его останки, - махнула рукой Светка, - потом посмотрим". "А чего не сейчас?" Я собралась встать, и тут же была остановлена бруйянкой, схватившей меня за руку. "Сдурела?! - зашипела Ночка, - Снайпер позицию сменил! Он сейчас вон в том доме. Мы тоже сместились. Ты разве не заметила, что мы сейчас в другом месте сидим?" Я покачала головой. "Уверена, - спрашиваю, - что снайпер все еще там?" "Уверена", - кивает Светка, и подает свою кепку. В ее тулье зияла дыра. Здоровая. Сквозная. Все ясно. Уловка старая, как мир. Что ж, прекрасно. Когда загнулся носферату, у его напарника была возможность слинять отсюда. Он ей не воспользовался, ну, и сам себе дурак.
   Выбросила ментальный щуп, обшарила дом, нашла. Сидит, голубчик, никуда не делся. А теперь уже и не денется. На снайпере -- Охотничий амулет ментального щита. Форсер что ли? Сомнительно, чтобы он был Охотником. Впрочем, я теперь уже ни в чем не уверена. Начала ментаатаку. Амулет сопротивлялся до смешного не долго -- пробила на раз. (Он что, какой-то "паленый", или это я такая крутая?) Дальше -- дело техники. Мои "войска" победным маршем прошлись по поверженному сознанию. Я не церемонилась, и вела себя как захватчик в побежденном, и отданном на разграбление городе. А почему я должна миндальничать? Этот тип хотел убить Ночку.
   Обшарила "оперативную память", залезла в ядро, там покопалась. Ничего по-настоящему ценного из этого типа выжать не удалось. Ну, родился, учился, женился, развелся -- обычная биография. Инициацию прошел, работая в службе безопасности одной из фирм Екатеринбурга. Зарекомендовал себя обязательным и знающим сотрудником. При этом не чурался "грязной" работы, а потому иной раз выполнял щекотливые поручения руководства. Потом и руководством, и "старательным" работником заинтересовались компетентные органы. Пришлось уволиться. Ушел на вольные хлеба. Впрочем, связь с родной фирмой не потерял, изредка выполняя работу для большого босса, но уже на контрактной основе. Через него и получал "эликсир". Спустя какое-то время в "узких кругах" завоевал репутацию надежного, опытного специалиста всегда выполняющего свои заказы. Работал в основном по Уралу, впрочем, случались командировки и в Великороссию, и в Сибирь. Этот заказ получил через одного из своих посредников. Нужно было устранить сопровождающих некой особы. (Ну, ясен пень, какой!) В принципе стандартный заказ. Выполнил работу -- получил перечисление на счет. С группой поддержки снайпер лично не встречался. С киллером-носферату никак не взаимодействовал, просто знал, что кто-то должен захватить клиентку после того, как он выполнит свою работу. Дальше чего-то особо полезного для меня не было. Организаторов всей этой акции киллер, ясное дело, не знал. Да и посредник наверняка не был единственным в цепочке. Интересно, кому я понадобилась? Настораживало то, что часть моих фото, которые просматривал снайпер, были сделаны в Великороссии. (Узнала знакомые места). Я, конечно, могла ошибаться, но, похоже, за всей этой историей торчали длинные уши Центра.
   Киллера я, разумеется, убила. (А что еще с ним делать?) Не торопясь, просканировала двор. Вроде бы никого больше не было, если только где-нибудь тут не притаился очередной невидимка, но это вряд ли. Наконец, дошла очередь до трофеев. На чердаке рядом с телом снайпера обнаружился "Винторез" с ночной оптикой, а из кучи запачканного прахом носферату слегка пригорелого барахла мы извлекли "Вул", и арбалет с небольшим запасом болтов. Ночка поначалу все это собиралась тащить с собой. Еле уговорила ее не маяться дурью. "Игрушки", попавшие к нам в руки, были слишком уж специфическими. Случись что, фиг объяснишь, зачем добропорядочным гражданам понадобилось оружие киллеров и спецслужб. А вот против арбалета возражать не стала, пусть уж он будет для Ночки утешительным призом. Оружие, шмотки носферату, и тело снайпера снесли в одну кучу. Туда же отправились и гильзы, которые удалось найти. Еще раз просканировав округу (мало ли что), я по-быстрому это все распылила парой ударов "Копья тьмы". Ну, что ж, пора делать ноги, пока тут еще кто-нибудь не появился.
  

***

  
   - Я полагаю, ты хочешь сообщить, что девчонка у тебя? Иначе я просто не пойму этот твой вызов в час ночи...
   - Э-э... Шеф... Накладка вышла...
   - Какая еще накладка? Вы девчонку взяли или нет?
   - У меня ее нет.
   - Та-ак...
   - Шеф! Подождите! Хантер исчез!
   - Что-то я тебя не пойму. Рассказывай по порядку.
   - Хантер весь вечер "пас" клиентку и ее сопровождающую...
   - Об этом ты мне уже докладывал. Не тяни время.
   - Э-э... да. В нужный момент Анжела со Стервочкой разыграли спектакль. По их словам все получилось отлично. Клиентов вывели буквально на снайпера с Хантером, но что случилось потом ни Анжела, ни Стервочка не знают.
   - Дальше.
   - В соответствии с планом, наши агентши ждали Хантера с клиенткой в машине, но в назначенное время тот не появился. Прождав контрольный срок, они решили вернуться к месту захвата клиентки.
   - И что они там увидели?
   - Ни клиентки, ни сопровождающей, ни Хантера, ни их останков или вещей они не обнаружили. Правда, Стервочка там нашла две гильзы от ПСС. Пистолет этой модели был у Хантера.
   - Что-то еще?
   - Ну,... Анжела говорила, что в том дворе были взбаламучены... э-э... спектры сил. Серьезная волшба творилась. Как она сказала... э-э... энергозатратная.
   - Вот, значит, как... Машина клиентов на месте? Проверяли?
   - Да. Только что сообщили. По-прежнему стоит на рыночной стоянке.
   - Значит, они никуда не уехали... Хм. Сдается мне, что ни нанятого вами киллера, ни Хантера уже нет в живых.
   - Шеф, а если Хантер прихватил девчонку да свалил к своим?
   - Сомневаюсь. Какой ему смысл? Девчонку и так должны были им отдать. Нет. Думаю, наши клиенты разобрались с засадой. А если так, то завтра, хотя вообще-то уже сегодня, они появятся на рынке. Должны появиться. Готовь новую операцию. На этот раз осечек быть не должно.
   - Но, Шеф! Что за оставшееся время можно разработать?!
   - А вот это уже твои проблемы. Подключай резервы. Протея припряги, раз уж союзники нам его в помощь дали. А то он у тебя день-деньской ничего не делает, только кровь стаканами жрет.
   - Толку-то от этих союзников, если сопливая девчонка грохнула их Хантера.
   - И что с того? Она вампирша, а у них что мужик, что баба, разницы нет. Ты вон хоть на свою Анжелу посмотри. Много найдется мужиков, которые с ней справятся? Ну, хватит болтать! Завтра жду доклада, о выполнении задания.
  

***

   Утром нас разбудил телефон. Ночка взяла трубку. Гляжу на часы -- восемь утра. Оох, будто и не спала. Вообще-то сон для каинитов не является физиологической необходимостью, но обходиться без него тяжело психологически. Почему так происходит, сама не знаю. Может быть, сказывается сила привычки, а, может, это подсознательное стремление сохранить в себе хоть что-то от прошлой жизни. Своего рода самообман: дескать, со мною ничего не произошло, и я -- по-прежнему я. "Ну, Лешка, ты настоящий кайфолом, - зевая, говорит Ночка в трубку, - ведь только-только уснула. Ладно, встаем".
   Вчера, а вернее уже сегодня (вернулись-то мы в гостиницу около двух ночи) Лешка устроил нам... Нет, не скандал, для этого Алексей слишком флегматичен. Просто он ворчал. Долго и нудно. Переживал, что не пошел вместе с нами. Может, оно и к лучшему. Вряд ли от увальня-гангрела там, во дворе под обстрелом было бы много толка. Занудство нашего напарника мы со Светкой переносили стоически, но ведь он не просто ворчал. Лешка настаивал на немедленном докладе о случившемся на Базу. И Ночка, и я подозревали, что если мы сообщим о нападении, всем сразу же прикажут возвращаться назад. Побывать рядом с рынком, и не посмотреть на него -- нелепо это как-то. Да и закупки тогда бы накрылись, если б нам отбой дали. "Алексей, ну, подумай сам, - убеждали мы гангрела, - Одно дело, организовать нападение ночью, в безлюдном месте. И совсем другое дело - на переполненной народом рыночной площади. Второй попытки наверняка не случится. Задерживаться в городе мы не станем, затаримся и сразу же рванем назад, в Красноуральск. А уж, как вернемся, так сразу же и доложим, что тут приключилось". В конце концов, Лешку мы убедили.
   В самом деле, пора вставать. Как раз за час успеем к открытию. Интересно, на улице солнечно? Я невольно поежилась. Снаружи сквозь жалюзи не проникало ни лучика света, не поймешь, как там за окнами. Впрочем, выяснять, пока я не намазалась СМ, что-то не тянуло. Я не настолько безрассудна. Слышала, будто бы в новых, недавно построенных гостиницах все номера изначально оборудовались солнцезащитными жалюзи. "Юбилейная", где мы остановились, в их число не входила. Нам просто повезло, что здесь нашлись свободные номера в комплектации для каинитов. "Кира, - Светка умоляюще глядела на меня, - ты это... иди умываться первой, ладно? Еще пару минут хочется поваляться. Все равно вдвоем там тесно". Ночка, пожалуй, еще большая лежебока, чем я. Не стала ее напрягать, все имеют право на мелкие слабости. Откинула одеяло, встала с кровати, и, позевывая, пошла принимать душ.
  

16

  
   Вчера вечером мы не смогли оценить величину рынка. Сегодня оценили. Он оказался не просто большим. Рынок был огромным. Необъятных размеров закатанную в асфальт территорию перегораживали бесконечные ряды ангаров, модульных магазинчиков и торговых палаток. Куда-то деловито катили автопогрузчики со штабелями ящиков. Разгружались-загружались фуры, и транспорт габаритом поменьше. Сновали люди. Звучала музыка. Вдали слышался треск автоматных очередей, перемежаемый хлопками одиночных выстрелов. (Лешка говорил, что при рынке имелось стрельбище; надо же где-то покупателям оценить достоинства приобретаемого товара). В воздухе нос улавливал "коктейль" из выхлопных газов, новенькой кожи, дерева, пластмассы, оружейного масла и десятков других неузнанных мною запахов. А еще налетающий ветер временами доносил до нас пороховой дымок, и аромат свежесваренного черного кофе -- где-то неподалеку работала кофейня.
   Со "Стиксовскими" делами разобрались неожиданно быстро. Правда, пришлось подождать, пока со склада доставят заказанную нами партию бронежилетов. Впрочем, в ожидании заказа мы времени зря не теряли, быстренько сгоняли к патронным рядам. Вчера вечером не удалось купить СП-6 - патроны в "Валам". Зато сегодня затарились без проблем. Загрузив покупки в машину, мы еще побегали по рядам - запоминали цены, брали прайс-листы, смотрели каталоги. (Вадим будет доволен). А куда деваться, если некоторые из работавших на рынке организаций не имели своих сайтов в сети, а те, что имели, не всегда регулярно их обновляли. И вот после двух часов непрерывной суеты мы, наконец, освободились. Теперь перед отъездом можно было, не торопясь побродить, прочувствовать, как говорят люди, ауру этого места, послушать разговоры, ну, и, конечно, поглазеть напоследок на всякую всячину. Лешка окончательно успокоился по поводу нового покушения. Действительно, какое уж тут покушение, если везде народ, охрана рыночная туда-сюда мотается. Кстати, пока загружали машину, к нам пару раз подходили охранники. Проверяли, оплачивали ли мы сбор за проезд на территорию. Заметив на лобовом стекле квитанцию, они тут же отставали.
   Лексей поначалу таскался за нами, как привязанный, но вскоре бесцельная ходьба по рядам ему до чертиков надоела. "Девчонки, я вас в машине подожду, только вы не слишком задерживайтесь", - сказал Лешка, и свалил. Мы возражать не стали, ведь угрозы-то не было.
   Признаюсь, я была немного оглушена торговой круговертью -- необъятностью территории, звуками, запахами, пестротой предлагаемых товаров. Кстати, почему рынок прозвали оружейным? Ведь продавалось-то здесь не только оружие и боезапас. Вон справа "водные" ряды -- секции, торгующие плавсредствами. Можно подойти, посмотреть прайс-листы. Да и так товара немало выставлено: надувные лодки всех цветов и размеров, всевозможные плотики. Здесь даже понтоны с настилом для быстрого наведения переправ приобрести можно. Толчется народ, прицениваются, что-то покупают.
   Прямо по курсу двое мужиков, экспансивно размахивая руками, ругаются с продавцами. Возмущаются, что в комплект присмотренной ими лодки не вошел подвесной мотор с топливным баком, и за него приходится платить отдельно. Поглядели мы на них, пожали плечами, и продолжили свое турне по рынку. Какое нам дело до чужой перебранки? Прошли мимо ангара, где торговали оптикой, и всякими прибамбасами типа ПНВ и тепловизоров. Разглядывать не стали. Нам с Ночкой оптика не нужна. А что касается всяческих тепловизоров и ПНВ, то зачем они тем, кто может улавливать отражения и прекрасно видит в темноте? За "водными" начинались обувные ряды. На полках всевозможные сапоги, унты, берцы, вибрамы, кроссовки. Да-да, кроссовки. Незачем ухмыляться. Здесь никто не предложит вам гламур для занятий фитнесом, а легкие и прочные кроссовки иногда бывают предпочтительнее берцев. Ночка, кстати, в этих рядах прибарахлилась. Себе и Кабану купила армейского образца ботинки "Коркоран". Хорошие ботинки, добротные, сносу не будет. Купила-то она купила, а потом, наверно, с полчаса вздыхала и ворчала по поводу их цены. Будто неясно, что нормальная качественная обувь не может стоить так же, как китайские чоботы на один сезон. Я тоже чуть было не купила себе обновку. На рынке в одном из магазинчиков мы увидели распродажу штатовской одежды для аутдорз (проведения времени на природе). Так вот, приглянулся мне там комплект: куртка и штаны. Ткань классная -- плотная и прочная. Штаны и куртка с вентиляцией, карманы в удобных местах сделаны. В общем, устраивало меня все за исключением пары "мелочей", которые, как это и бывает, все испортили. Во-первых, комплект был мужским. (То, что застежки не на ту сторону, и вытачек нет пережить можно, но свисающие плечи, длинные рукава, и чересчур широкие в поясе штаны...) А во-вторых, моего размера все равно не было. Только и осталось вздохнуть, и топать дальше.
   Народу на рынке полно, но не тесно. Локтями распихивать никого не приходится, люди словно бы размазываются по необъятной территории. И не только люди, кстати. Наших соплеменников мы тоже встречали, а один, можно сказать, встретил нас. Подваливает эдакий перец. Молодой парень. Черный костюм, белая рубаха, галстук, плащ нараспашку. На лацкане пиджака бейджик: "Евангельская церковь свидетелей Иисуса, старейшина Петр". Ну, вылитый миссионер. Такие у нас в Великороссии тоже раньше встречались. Только ведь истинное зрение не обманешь, сразу видно: из наших миссионер. Наверняка малкавианин. Подходит этот мен с жизнерадостной улыбкой, и с места в карьер: "Девушки, скажите, вы считаете себя счастливыми?" Ночка ему сразу от ворот поворот: "Обломись, чувак, - говорит, - иди людям мозги пудрить, а нам нефиг". В это время где-то неподалеку раздается: "Харе Кришна! Харе Кришна-а!!!" Забыв о нас, миссионер оборачивается на вопль, и с нехорошей ухмылкой потирает кулаки. "Так-так, - бормочет он, - конкуренты пожаловали". Достает коммуникатор и командным голосом в трубку: "Савелий! Гони наших на восточный участок. Тут кришнаиты приперлись! Разъясни язычникам, что они не правы!" Мда, похоже, назревал мордобой,...ээ... в смысле, богословский диспут. Развлекаются малкавиане. Окружающие на все это реагировали спокойно, даже с интересом. Наверно, такие "дискуссии" здесь устраивались не в первый раз. "Посмотрим?" - спрашивает Ночка. "Да, ну их к черту, - отвечаю, - пошли дальше".
   Мы бродили по рынку, глядели на товары, попутно прислушиваясь к разговорам. Ничего особо интересного услышать, пока не удавалось. Народ или смаковал недавнюю победу "АК" ("...А как грамотно они засаду устроили, обратил внимание? Когда "Рейнджеры" в нее вляпались, я сразу понял: наши станут чемпионами..."), или обсуждал какие-то свои житейские проблемы ("Дочка с мужем уехала отдыхать в Тайланд, а там, передали, опять землетрясение. Ох, боюсь как бы чего с ними не вышло!"), или торговался с продавцами ("...Судя по цене, твои стволы должны быть с золотой насечкой, и инкрустированы бриллиантами!" "А ты знаешь, какими путями их везти приходится?! Да сколько бабла на таможке отстегивать?!").
   Двое пацанов (на вид лет по пятнадцать каждому) о чем-то оживленно спорили между собой. Прислушались. "Санек, - кричал один, - да ты стреловку вообще не знаешь! Я тебе говорю, "Абакан" говно! И идея говно, и конструкция говно!" "С чего ты взял, Илюха?" - вопрошал второй. "Взя-ял, - передразнил его первый, - да ты на "Стволы.ру" зайди! Там, знаешь, какие монстры есть? Они про оружие все-все знают! На форуме Черный Егерь раз так и сказал: "Абакан" -- замороченное говно!" "Посмотрела бы я на этого "Егеря", когда ему двойным выстрелом бронник продырявит, - фыркнула Светка, - "Абакан" у него говно, видите ли". Задело Ночку, мысленно усмехнулась я. Бруйянка, как и любой другой представитель ее клана, к оружию относилась очень уважительно. Подобные высказывания ее коробили. А уж если они еще и не были справедливыми... АН-94 и впрямь конструктивно сложен. Его за ночь не освоишь, это вам не "Калаш". Но тем, кто не пожалеет на это времени и труда, автомат будет служить верой и правдой. При всей сложности конструкции нашим оружейникам удалось создать стабильно работающее, надежное оружие. Просто, "Абакан" предъявляет к своему владельцу высокие требования. Неумеха не сможет использовать его потенциал, зато опытный стрелок... Две пули попадающие практически в одну точку, право же, компенсируют сложность устройства и недостаточную эргономику "Абакана". Много ли найдется бронежилетов способных удержать двойной выстрел? И, заметим, высокий пробивающий эффект достигается с использованием стандартных 5,45х39 мм патронов, а не каких-нибудь специальных (и дорогих) вроде тех же СП-6.
   От размышлений меня оторвали простым и радикальным способом -- взяли за рукав. Ну, что такое? Опять проповедник? Рядом стоял высокий белобрысый парень. Человек. Хм, кажется, все-таки не миссионер. Одет по простому: штормовка, старые джинсы и здоровенные башмаки, именуемые в народе "говноступами". Парень смущенно смотрел на нас. "Девчонки, пулемет купить не хотите? Совсем дешево отдам".
   Вообще-то такого рода предложение не было первым. К нам и раньше подходили разные частники. В основном предлагали отечественное часто встречающееся оружие: пистолеты "ПМ" (иногда очень недорого), а из современных - "Скифы", карабины Симонова предлагали, разные модификации "Калашниковых". С забугорными "игрушками" тоже подходили - "Глоками", "Кольтами"... Какой-то мужик "Микро-УЗИ" совал, дескать, самое что ни на есть женское оружие. А один раз нам даже попытались навялить китайский ТИП-56 - ухудшенный вариант "АК-47". (Этот-то оружейный "шедевр" откуда здесь взялся? Неужели трофей с Даманского?)
   Ночка, как услышала про пулемет, сразу уши навострила. (У всех бруйян на это слово уже, наверно, условный рефлекс выработался, как у собачек Павлова на звонок). "Ну, - Светка повернулась к продавцу, - где твой пулемет? Показывай!" Парень отвел нас к своему компаньону сидевшему с товаром. Я посмотрела. Ой, блин! "Ребята, признавайтесь, - выговорила Светка, с трудом сдерживая смех, - вы из какого музея увели ЭТО?" На куске брезента стоял "Максим". Ага, тот самый. Пулемет времен Первой мировой и Гражданской войн. (Впрочем, его и позже использовали). Был он в ужасном состоянии. Кожух ствола проела ржа -- воду не зальешь. Да, ее и заливать незачем, и так ясно: этот пулемет свое уже отстрелял. Все части затворного механизма от постоянного воздействия влаги давно сплавились, прикипели друг к другу. Парни, похоже, попытались удалить ржавчину. Станок немного почистили, бронещиток, но в целом для пулемета вся эта "косметика" была, что мертвому припарки.
   Оказалось, ребята (белобрысого звали Игорем, а его приятеля и компаньона -- Димой), летом отдыхали у своих друзей где-то под Иркутском, и там, во время одной из вылазок в тайгу, обнаружили старый схрон. Сохранился он, как считали парни, еще с Колчаковских времен. "Жалко, что у него крыша просела, - рассказывал Дима, - вода вовнутрь попадала. Там, похоже, еще ящик "Мосинок" стоял, патроны... Все в труху. От "Трехлинеек" только металлические части остались насквозь ржавые -- затвор не свернешь. "Максим" вот еще более-менее сохранился..." "Зато мы там нераспечатанную бутылку Шустовского коньяка нашли, - мечтательно улыбнувшись, вставил Игорь. - Вот это был коньяк! Почти сто лет выдержки. Прямо там, в схроне, на всех ее и оприходовали. А теперь жалеем. За нее, наверно, коллекционеры могли бы неплохие деньги дать". "Ну, так как, девчонки? Купите пулемет, а?" - Дима с надеждой посмотрел на нас. "Извини, парень, - покачала головой Ночка. - Что-то не хочется. Что нам с ним делать? Не на лоджию же его выставлять прикола ради? Разместите о нем "инфу" в инете, по музеям поспрашивайте. Может, и найдутся желающие купить". "Жаль, - вздохнул Дима, - с таким трудом его сюда везли, а по дороге еще и с этими психами чуть не столкнулись..." "Димон, с чего ты решил, что это они были? - встрял Игорь, - Мало ли военных по дорогам ездят?" "Да что ты мне говоришь? - вскинулся Димка, - Тоже мне, Фома неверующий! Говорили же, что они на северо-восток рванули, а мы как раз по северной дороге возвращались. Нет, Гош, мы точно их видели!" Хм, о ком парни говорят? Лично у меня слово "психи" ассоциируется с малкавианами, но Игорь с Димой -- обычные люди, и о малкавианах знать не могут. Появилось предчувствие, что мы, возможно, наткнулись на что-то интересное. "Стоп-стоп-стоп, парни! Вы про кого сейчас говорили?"
   Рассказанная нам история была в чем-то банальна, но в то же время в ней "цепляла" некая странность. Все случилось около месяца назад, и начиналось вполне тривиально. Не далеко от Калашникова располагалась воинская часть.
   Насколько я знала, военные силы Уральской республики находились в двойном подчинении. Финансирование и оперативное управление осуществлялось соответствующими органами губернских администраций. В случае же войны, или еще каких-то катаклизмов командование должно было переходить к республиканскому Министерству Обороны. Честно говоря, я не очень разобралась во всей этой "кухне", слишком уж она запутанная. Существовали, к примеру, части финансировавшиеся из республиканского бюджета, и подчинявшиеся, напрямую Минобороны республики и президенту: силы быстрого реагирования, "президентский спецназ" (охрана президента, правительства и Законодательного Собрания республики), подразделения Внешней разведки и тэ дэ и тэ пэ. С ними более-менее ясно. Скорее всего, их подчинили центральной власти, чтобы не усиливать и без того могущественную губернаторскую "вольницу". Но ведь были и вполне себе обычные воинские части, вовсе не элита, которые управлялись и финансировались республиканским центром: отдельные формирования ПВО, инженерных, железнодорожных и даже строительных войск. Мне кажется, что в ведение Минобороны республики эти части сплавили сами же губернаторы, не желая тратиться на их содержание. Конечно, я могу и ошибаться, аналитик из меня тот еще.
   Воинская часть, о которой упоминали ребята, была как раз центрального подчинения. Ничего серьезного по их словам она собой не представляла. Не какие-нибудь там "краповые береты", а самый что ни на есть обычный стройбат. Занимались, вроде бы, строительством и ремонтом дорог. (Ижевская губерния, как известно, один из оружейных центров республики, а потому немало дорог в ней имели военное, можно сказать, стратегическое значение). Часть была маленькой, человек сто или чуть больше, рота, по сути. Никто в их дела не лез, поскольку не местного подчинения, да и никому они особо нужны не были. У властей своих забот хватает. Временами солдаты бегали в "самоволку". Временами военные патрули вытаскивали пьяных стройбатовцев из каких-нибудь забегаловок в Калашникове, отправляли в комендатуру, а оттуда на "губу". Спустя сутки-трое протрезвевших солдат-строителей благополучно препровождали к месту службы.
   Так бы все это и тянулось, но неожиданно строители "забузили". Солдаты разграбили сельмаг деревеньки, расположенной рядом с частью. Деревенским, пытавшимся урезонить грабителей, крепко вломили. Кто-то из них вроде бы даже помер. Реакция властей воспоследовала незамедлительно: ввиду форс-мажорных обстоятельств командование одной из местных воинских частей (по просьбе городского руководства) отправило своих десантников на усмирение "бузы". А затем произошло нечто весьма неприятное и неожиданное: отряд, направленный на умиротворение "бузотеров", был уничтожен. Стройбатовцы убили всех. После чего погрузились в машины (был при части свой автотранспорт), и рванули куда-то на северо-восток губернии.
   "Ерунда какая-то, - пробормотала Ночка. - Этих строителей и солдатами-то только с натяжкой назвать можно. Странно". "Да нет тут ничего странного, - вмешался Игорь. - Это Димон, конспиролог доморощенный, вечно тумана напускает. Те парни погибли из-за нашей извечной безалаберности. На усмирение, наверняка, отправили один взвод десанта, ну, может, взвод плюс отделение. Патроны им, скорее всего, выдали холостые, чтобы не дай бог не убили кого-нибудь. Начальство наверно думало, что одного вида десантников будет достаточно, чтобы стройбатовцы успокоились. А те уже "вдатые" были. Их бы и сам черт не напугал. На строительных работах поднакачались. Лопаты да ломы под рукой. Ну, а против лома нет приема. Навалились скопом, и привет десанту". "Ну, не знаю...", - Ночка с сомнением покачала головой. Дима победно посмотрел на своего приятеля: "Видишь, Гоша. Еще один разумный человек нашелся. Не один я считаю, что власти водят нас за нос!" "Ну, да, - фыркнул Игорь, - зловещий заговор выглядит, конечно, круче, чем чье-то элементарное раздолбайство". "Да пойми же ты, - сердито проговорил Дмитрий, - если те стройбатовцы были обычными преступниками, то почему тогда их не попытались задержать? Их должны были отправить под суд. Почему вместо этого на марше их вместе с машинами просто расстреляли?"
   История и впрямь темная. Ребята рассказали, что мятежных стройбатовцев, вернее то, что от них осталось, нашли где-то на границе с Северной губернией. Развороченные взрывами обгорелые машины, разбросанные куски тел. В газетах невнятные комментарии. По телеку краткие сообщения в новостных выпусках. Дескать, в одной из воинских частей случились волнения. Проведено расследование, виновные наказаны..., и все такое прочее в том же духе. Пожалуй, только в сети можно было найти мало-мальски полную информацию о случившемся. Там даже фотографии кто-то выложил, те, где уничтоженные стройбатовцы, и те, где убитые ими десантники. Фото оставляли тягостное впечатление. (У ребят был с собой "лаптоп", так что фотографии мы увидели). "Ну, может, власти нам и правда не все рассказали, - сдался Игорь, - но то, что ты понапридумывал это уже чересчур". Повернувшись к нам, Игорь пояснил: "Димон считает, что на стройбатовцах испытали какие-то там секретные психотропные препараты. По-моему чушь полная. Нет у нас денег на такие разработки. Да, и наука в загоне. Куча ученых в Штаты, или еще куда уехала. Если бы все это где-нибудь на Западе случилась, я бы еще мог согласиться". Дима тут же взялся отстаивать свою точку зрения. Похоже, этот спор у них уже давно тянулся. Не стали дослушивать, кто кого убедит. Поблагодарили ребят за приятную компанию, распрощались и пошли дальше.
   "Как думаешь, - на ходу проговорила Ночка, - нафига этих стройбатовцев сделали форсерами?" Я взглянула на подругу: "Думаешь, их все-таки инициировали?" "А ты сомневаешься?" "Не знаю, - честно ответила я, - но если это даже и так, все равно не понимаю, почему у них случился такой дикий всплеск агрессии? - (вспомнились просмотренные фото с убитыми десантниками: всюду кровь, размозженные головы, оторванные конечности... брр), - Стройбатовцы обычными парнями были, не маньяками..." Ночка пожала плечами: "Хрен его знает. Может, полученная после инициации мощь крыши посносила?.."
  
   ...Этот магазинчик мы заметили совершенно случайно. Могли бы и стороной пройти. Маленький модульный магазин, ничего особенного. Вот разве что название нас заинтересовало. Над входом буквами под готику выведено: "Валькирия". Чуть ниже помельче и уже обычным шрифтом: "Экипировка для женщин". Мы со Светкой переглянулись, и, не сговариваясь, направились к входу.
   Черт возьми! Здесь было то, что я хотела. Вот она, добротная одежда для аутдорз. Практически такой же комплект, какой я видела ранее, только в женском варианте. И не надо мучиться со свисающими плечами, подгонкой рукавов, и ушивкой брюк в талии -- все по фигуре. А самое главное, есть небольшие размеры. (Ну, мелкая я, что тут поделаешь?) Померила. Хорошо, пожалуй, даже отлично. Купила. Ночка посмотрела на меня в обновке, вздохнула и полезла за деньгами -- захотела себе такой же. Обратно переодеваться я не стала, осталась в новом комплекте. Из старого только разгрузку оставила, остальное сунула в пакет. Светка ухмыльнулась, и тоже ушла за занавеску переодеваться -- дурной пример заразителен. В магазине оказалось немало всякого в ассортименте, но основной упор все же делался на одежду. Кое-какие модели, кстати, были очень даже ничего, но некоторые... Вижу я, к примеру комплект: куртка, брюки, майка. Выглядит, как американская военная форма. Во всяком случае, и расцветка, и покрой похожи. Пригляделась повнимательнее. Оба-на. Брюки с заниженной талией, куртка короткая, и майка топиком сделана. Если у вас хорошая фигура, то, я думаю, смотреться это будет сексапильно. А вот использовать такое в качестве комплекта полевой формы, мягко говоря, нецелесообразно. Ну, во всяком случае, если вы не собираетесь обольщать солдат противника. Короче говоря, комплект оказался вполне себе гражданской одеждой, только выполненной в стиле "Милитери".
   Мы еще побродили по магазину. Что-то померили, что-то просто пощупали и прикинули к себе. Собрались, уж было, на выход, но тут Ночка прикипела взглядом к курткам, а если точнее, к одной из них. "Модель "Кокпит Рейдер", производство "Альфа Индастрис" США" прочли мы на этикетке. Куртка была сшита из мягкой, приятной на ощупь, но довольно плотной коричневой кожи. Покроем напоминала летные, а, может, и была их копией. Ничего лишнего: отложной воротник, накладные карманы, замок-молния. Из украшений разве что только шеврон на рукаве. Все строго и функционально. "Померить что ли?" - бормочет Ночка и тянется к куртке. Смотрелась она на бруйянке и впрямь классно. Гляжу на Светку, языком цокаю: "Авиатор! Амелия Эрхарт!" Ночка подозрительно косится на меня: "Это еще кто?" "Летчица, - отвечаю, - американка. Жила в начале прошлого века. Она стала первой в мире женщиной, в составе экипажа пересекшей Атлантику на самолете. А чуть позже ей удалось совершить через океан уже одиночный перелет. По тем временам это подвиг". "Боевая девчонка, - качает головой Ночка. - Она была человеком?" "Да". "Из нее могла бы получиться хорошая бруйянка". Я улыбаюсь. "Она, - говорю, - и нам не совсем чужая. Эрхарт читала публичные лекции, занималась популяризацией аэронавтики, а это в определенном смысле научная деятельность. Между прочим, тореадоры, тоже посчитали бы ее своей. Она ведь еще была писательницей и журналисткой. Да, кстати, и вентру нашли бы в ней близкие им качества. Амелия одной из первых высказывалась за развитие коммерческих авиаперевозок". "Какая разносторонняя личность! - восхищенно вздыхает Светка, - А козлы "Шабашники" всех людей за говно считают".
   Ночка решила-таки взять ту куртку. (Может быть, мой экскурс в биографию американской летчицы тоже сыграл свою роль). Денег я ей добавила (ну, как отказать лучшей подруге). И теперь Светлана в задумчивости топталась перед стеллажом, размышляя, какой цвет выбрать. (Оказалось, что есть еще точно такие же куртки, но черного цвета). "Свет, - я повернулась к подруге, - ты пока думай, а мне надо сгонять к рядам боезапаса. Патронов к "МП" подкупить стоит". Бруйянка на миг оторвалась от созерцания курток: "Кира, подожди еще пару минут, и вместе пойдем". "Да, ладно тебе, - говорю. - Здесь до патронных рядов два шага. Что со мной сделается? Ты не спеши, а то что-нибудь не то выберешь, потом жалеть будешь. Подожди меня здесь". Не дожидаясь новых возражений, я выскочила за дверь.
   Пусть Светка спокойно выбирает, не стоит ее торопить. Что я, одна не куплю себе патроны? Ладно, еще вовремя вспомнила про них. Калибр у меня редкий. В Красноуральске не часто такие встретишь, а брать все время на Базе тоже не респект. Чего доброго еще за расход отчитываться заставят.
  
   От магазина до патронных рядов и впрямь было недалеко, только я не успела до них дойти. По дороге меня остановил окрик: "Девушка, постойте!" Оборачиваюсь. Сзади подходят два рыночных охранника. Идут ко мне, и этак внимательно оглядывают. Один другому: "Вроде она". Второй обшаривает меня взглядом с ног до головы, кивает: "Да, похожа, - и после паузы добавляет, - Один черт, не могу понять, как такая девчонка могла вырубить здорового мужика?.." "Э-э, господа! - вмешиваюсь я, - О чем вы говорите? Я никого не вырубала! Вы меня в чем-то обвиняете?" "Вы, девушка, подозреваетесь в разбойном нападении на продавца-кассира лавки снаряжения "Рубеж", третья линия, торговое место 17", - отвечает один из охранников. Ни фига себе! От такого "сюрприза" я на мгновение впала в ступор. Что делать-то? Устроить ментальную атаку на этих мужиков? Ну, "исчезну" я из их поля зрения и памяти, а дальше-то что? Меня (а, вернее, настоящую грабительницу), наверно, уже вся рыночная охрана ищет. Вот "попала" так "попала"! Даже если я сейчас незаметно улизну с рынка, все равно на мне останется "висеть" это нелепое подозрение в разбое. Да и с какой стати мне сбегать? Не хочу! Я же ни в чем не виновата! Просто сейчас надо спокойно во всем разобраться. Наверняка у меня есть алиби. Нас с Ночкой видело тут полно народа.
   Я посмотрела на охранников: "Скажите, когда этот самый разбой произошел?" Один из рыночных секьюрити взглянул на часы: "Примерно двадцать минут назад. А что?" Я облегченно вздохнула. "А то, - говорю, - что у меня алиби. Я только что вышла из магазина "Валькирия", и пробыла там не меньше сорока минут. Продавец может это подтвердить". "Девушка, - равнодушно проговорил охранник, - я не собираюсь вас ни в чем обвинять, так же, как и доказывать вашу невиновность. Этим должна заниматься милиция. А мое дело -- вызвать милицейский наряд, и передать ему вас с рук на руки". Дело принимало неприятный оборот. Я-то думала, мы сейчас сходим в "Валькирию". Охранники опросят продавца, и, убедившись в моей невиновности, отстанут. Конечно, милицейского расследования я не боялась, но ведь это дополнительная задержка. Наш сегодняшний отъезд из Калашникова оказывался под вопросом. Вот непруха! Надо предупредить Ночку. "Господа! Мне надо позвонить подруге. Она осталась в магазине". "Извините, девушка, - вежливо, но твердо сказал охранник, - это запрещено. Позвонить своим знакомым вы сможете из милицейского участка. И, давайте, без глупостей". Тем временем второй достал коммуникатор: "Але!.. Володя, ты что ли? Слушай, мы тут вам недавно по сетке скинули видео с камер наблюдения... Ну, да. Разбойное нападение на "Рубеж". Короче, девчонку задержали... Да, похожа... Она говорит, у нее алиби... Ну, сами разбирайтесь. Будем ждать". Мы прошли к выходу с рынка. "Постойте здесь, девушка, - сказали мне, - наряд скоро будет". Милицейский уазик подъехал минут через десять-двенадцать. Быстро же они. Из машины вылез средних лет старлей. "Девушка, сдайте оружие!" Спорить я не стала, протянула ему свой "МП". "Занятная игрушка, - пробормотал мент. - Оружие автоматическое. Дружинница?" Я кивнула. "Наручники надевать будете?" - спрашиваю. Милиционер усмехнулся. "Обойдемся без них. Давайте в машину".
  

***

  
   В очередной раз (который уже по счету?) померив куртки, Ночка, наконец, определилась. Все-таки черная на ней выглядела лучше. (Хорошо, что в примерочной на каждой стене по зеркалу, со всех сторон себя рассмотреть можно). Вот эту запакуйте, попросила она продавца. Расплатившись на кассе, бруйянка собрала свои и Кирины пакеты. Кстати, что-то тремерши долго нет. Сколько было времени, когда подружка вышла из магазина, Ночка не засекала, но по субъективным ощущениям та отсутствовала уже около получаса. Черт возьми, пора бы уж ей вернуться, или, она дожидается пока патроны доставят со склада? А вдруг с ней что-то случилось? Не стоит пороть горячку, решила Светлана, нужно еще немного подождать. Пятнадцать минут просидела как на иголках, потом еще пять минут, и, не выдержав, подошла к продавцу. "Девушка, я ненадолго оставлю у вас эти пакеты? Что-то моя подруга задерживается, сбегаю, потороплю ее". Продавец кивнула, и Ночка пулей вылетела за дверь.
   Быстрым шагом Светлана шла к рядам боезапаса. В глубине души потихоньку росло чувство тревоги. А, если Киру похитили? Ведь одна попытка уже была! Только усилием воли бруйянка не давала тревоге разрастись, перейти в панику. Да, нет же, успокаивала она себя, здесь полно народа, охраны. Тут нельзя просто так взять и кого-то похитить. Да и Кира не из тех, кого легко захватить силой. В этой худенькой черноволосой девчонке мощи хватит на двух таких, как она, Светка. Ночка усмехнулась, чего уж лукавить перед самой собой: она бы очень не хотела выйти на Арену против Киры. Всеми силами постаралась бы избежать такой дуэли. Возможности подруги порой просто страшили...
   "...Нет, не подходила", - ответили Светлане в первом из магазинов, торговавших импортными боеприпасами. От секции к секции шла Ночка вдоль рядов боезапаса, раз за разом повторяя: "К вам не подходила черноволосая стройная девушка? На вид лет восемнадцать-двадцать, ниже меня на полголовы, и в такой же, как у меня одежде?" Уже по отражениям она все понимала, а слова лишь подтверждали: "Нет", "Не видели", "Не подходила". В груди поселилось непривычное ощущение пустоты. Оттуда словно бы исчезло что-то очень важное, и осталась ничем не заполненная дыра. До этого дня Светка и не подозревала, насколько она привязалась к своей новой подруге. Сколько она знакома с тремершей? Год, или чуть больше? А, кажется, будто знает ее уже сотню лет. Может, это потому, что за последний год случилось столько всего -- и впрямь на сотню лет хватило бы. Ну, разве она смогла бы поверить, всего лишь пару лет назад, что самыми лучшими, самыми близкими ее подругами станут девчонки из камарильских кланов Тремер и Тореадор? Что она станет работать в одной команде с вентру, а про Охотников сможет сказать "наши Охотники"? Мир вывернулся наизнанку, или, как раз наоборот, наконец-то принял свой настоящий, правильный вид. И, черт возьми, Светка была рада этому новому мироустройству, символом которого стала для нее подружка-тремерша - девчонка из старого Охотничьего рода волею судеб вдруг ставшая каиниткой. А теперь она пропала...
   Э, хватит раскиселиваться, цыкнула на саму себя Светлана. Нельзя тратить время на пустые переживания. Она же все-таки бруйянка, а не сентиментальная человеческая девушка. Чтобы успокоиться, Светка вошла в низкоуровневый "Глаз орла". Тревога ушла, остался холодный рассудок, и готовность к действию. Итак, что мы имеем? Ясно, что Кира здесь не появлялась. Вероятно, с ней что-то произошло по дороге от "Валькирии" к патронным рядам. Что это дает? Ну, видимо, с этого участка и стоит начинать поиски. Да, надо вызвать Алексея, и, увы, придется-таки сообщать на Базу, что здесь случилось ЧП. Ночка достала коммуникатор...
  

***

  
   - Шеф, благодарю за дополнительную помощь. Очень кстати пришлась, а то мы уже все резервы подчистили.
   - Ты мне зубы не заговаривай. Что там с девчонкой?
   - Все по плану. Рыночная охрана передала ее ментам, те доставят в третий участок. А уж оттуда мы ее заберем.
   - Как планируете это сделать?
   - Мы проработали два варианта "мягкий" и "жесткий". По "мягкому" варианту группа захвата выдает себя за форсеров из местного ГорУВД. В конце концов это же обычная практика, когда из числа задержанных форсеры изымают каинитов. Пусть дежурящие в участках не посвящены в Маскарад, и не понимают смысла этих действий, но у них четкие инструкции передавать сотрудникам управления тех задержанных, на кого они укажут. Практика устоявшаяся, накладок быть не должно.
   - Я так понимаю, что кого-то из вентру, приданных вашей группе, ты хочешь использовать для воздействия на сознание дежурных в участке?
   - Да. Остальных по одному включим в состав каждой из блок-групп. Мы рассчитываем на "мягкий" сценарий, но вероятность "жесткого" тоже не исключаем. Вдруг что-то пойдет не так, и девчонку придется забирать силой? Потому по возможности перекроем все подходы к участку.
   - Разумно. Только учтите, союзники предупреждали, что переданные на усиление вентру еще не достаточно опытны. Сознанием людей они манипулировать смогут, а вот с форсерами, Охотниками, или каинитами может не получиться.
   - Учтем. Шеф, нужна ваша санкция на проведение отвлекающего удара.
   - Что задумали?
   - Северо-восточная часть города, внерыночная складская зона. Пожар на складе ГСМ ОАО "Форвард". Все уже готово, шеф. Нужна только ваша санкция.
   - Хм... Не хотелось бы "светить" нашу сеть, но... если захват девчонки пойдет у вас по "жесткому" варианту, она все равно "засветится". Тогда отвлекающая акция будет кстати. Хорошо. Даю добро. Действуй.
  

***

  
   - ...Как там, на Базе? - спросил Лешка, продолжая выплетать заклятие.
   - А ты как думаешь? - вопросом на вопрос ответила Ночка, - На ушах вся База, - и со вздохом добавила, - Я еще Сережке в "Стикс" не звонила. Он меня убьет, когда узнает... А на Базе сейчас вертолет готовят. Сказали, вылетит сюда минут через сорок. Маргарита с форсерами связалась. Глеб Павлович, это один из советников нашего губернатора, сейчас на переговорах в Ижевске. Он тоже помочь должен.
   - Готово! - активировал заклятие Лешка.
   - Получилось?
   - Все получилось. Только не мешай, - дернул плечом гангрел. - Значит, так. Птичек трогать не будем, мозгов у них маловато. Да и не помогут нам птички... Грызунов тоже не стоит... Хотя крыс полно. Чем они тут питаются?.. Ага... Кошки есть. Свет, скажи, у кошек хороший нюх?
   - А черт его знает?!
   - Ну, тогда остаются собаки. В сферу действия заклятия попало тридцать пять... нет, вот еще две... тридцать семь собак...
   - Это и есть заклинание призыва?
   - Ну, да, - кивнул гангрел, - одна из его разновидностей.
   - А я думала вы только этих... призрачных тварей призывать можете.
   - Нет. Живых тоже. Доставай пакет с Кириной одеждой, сейчас буду по одной подзывать. Может, какая-нибудь из собак возьмет след.
   Первой прибежала маленькая рыжая шавка. Понюхала содержимое пакета, и потрусила дальше. Ночка, глядя на нее, лишь головой покачала. Забавно. Обычно собаки, почуяв каинита, поджимают хвост, и со всех ног бросаются наутек. Здесь, на рынке, правда, они казались более спокойными, но все равно держались на расстоянии. Эта же собачонка словно и не заметила нечеловеческой природы Светки с Алексеем. Следом за ней подскочил неопределенной породы здоровенный черный кобель. Ему тоже дали понюхать, и зверюга ломанулась куда-то в сторону. Время от времени к Лексею подбегали собаки, и каждой он подставлял пакет. Окружающие уже начали на Лешку поглядывать: дескать, что это собаки к парню липнут. Тот отшучивался: я, мол, на дрессировщика учусь.
   - Есть! - вдруг выдохнул Алексей. - Одна из собак след взяла. Идем!
  

***

   Мы уже подъезжали к участку, когда по рации раздалось: "Патрульным группам третьего, седьмого, девятого, десятого, одиннадцатого участков прибыть к северо-восточной складской зоне! Повторяю..." "Что у них там такое? - проворчал старлей, и потянулся к микрофону. - Старший лейтенант Петров. Вторая мобильная группа ППС третьего участка. Что случилось?" "Пожар в складской зоне. Уже три склада горят. В оцеплении личного состава не хватает. Зона-то открытая". "Понял. Сдадим в участок задержанную, и прибудем".
   На парковке перед небольшим двухэтажным зданием участка царила суета. Сотрудники рассаживались по машинам. Один УАЗик уже успел отъехать. Едва мы остановились, как к машине подскочил невысокий пухлый милиционер с лейтенантскими звездочками на погонах: "Сергеич, уже знаешь?" "Да, знаю, знаю, - проворчал старлей. - Сейчас задержанную сдам, и еду следом". Пухлый заглянул в машину, и, увидев меня, хохотнул: "Вот эта милашка отправила в нокаут Валеру? Сергеич, по-моему, вы кого-то не того взяли!" "Кого охрана выдала, того и взяли, - старлей недовольно посмотрел на мента. - Кончай, Вить, трепаться, лучше скажи, кто в участке остался?" "Сашка при "обезьяннике", Володька на телефонах и Кривушин у себя в кабинете". "Ясно, - кивнул старлей, и, повернувшись ко мне, скомандовал. - Девушка, вылезайте из машины".
  

**

  
   "Тернова Кира Максимовна, дата рождения: 13.03.1999 г., место рождения: Федеративная Республика Великороссия, город...", - поглядывая на мой паспорт, молодой сержант заносил сведения в базу данных. Забавный парень. Когда мы вошли, он встал, и, глядя на меня, с невозможно серьезной миной представился: сержант Огурцов. Сказано это было с таким чувством собственного достоинства, словно он где-нибудь приеме назвался князем Голицыным. На вид сержант выглядел моим одногодком, ну, может, был постарше на год другой. Старлей "спихнул" меня на этого парня, и заторопился на выход. Мы остались вдвоем.
   Переписав данные с паспорта, сержант смущенно взглянул на меня:
   - Кира Максимовна, вас придется задержать до выяснения. Ну, вы же знаете, в чем вас подозревают?..
   Я не успела ответить. Послышались шаги на лестнице. Со второго этажа спустился капитан милиции -- сухощавый уже начинающий седеть мужчина.
   - Евгений Павлович Кривушин, - представился он, - Заместитель начальника этого участка".
   Я встала:
   - Кира Тернова. Сотрудница ЧОП "Стикс".
   Капитан, чуть улыбнувшись, вдруг повернулся к сержанту и попросил:
   - Саш, встань-ка тоже.
   Посмотрев на нас, он удовлетворенно кивнул, и пояснил:
   - Я внимательно просмотрел запись инцидента в "Рубеже". Сразу скажу: нападавшая похожа лицом на тебя, Кира, действительно похожа. Правда, та девушка, как мне показалось, была более плотного телосложения, да и ростом примерно с нашего Сашу, а ты на полголовы его ниже.
   Ффух! Ну, вот все и разрешилось.
   - Так я могу идти?
   Капитан покачал головой.
   - К сожалению, я не могу тебя просто взять и отпустить. Видеозапись должны просмотреть эксперты. Свидетелей надо опросить, подтвердить твое алиби. Людей для этого у меня сейчас нет. Сама же видела, аврал случился. По-любому, сутки тебе придется у нас провести.
   - Евгений Павлович, - подал голос сержант Огурцов, - Как думаете, сегодня будет проверка?
   Капитан пожал плечами:
   - Думаю, у начальства в ГорУВД сегодня и без нас дел по горло, но вообще-то день "проверочный". Так что будь наготове. Гражданку Тернову размести. Ей тут еще сутки куковать.
   Саня беспомощно оглянулся на меня:
   - Евгений Павлович! А куда я ее дену? "Обезьянник"... извиняюсь, камеры предварительного заключения заняты!
   Действительно, в обеих камерах (их было две) находилось по задержанному. Один из них дремал на топчане, другой сидел в позе Роденовского мыслителя, ни на что не реагируя. По-моему, оба мужика были изрядно пьяны.
   - Саша, мне что, тебя учить? - в голосе капитана слышалась укоризна. - Пересади этих двоих в одну камеру, а девушку в освободившуюся. Дверь ей не запирай. Где ее вещи?
   - В шкафу, как полагается.
   - Вещи верни, только оружие не отдавай. Ничего ведь запрещенного у нее не было?
   Сашка покачал головой. (Вообще-то я немножечко смухлевала: когда сержант осматривал мои вещи, я воздействовала на его сознание таким образом, чтобы он не обратил внимания на флягу с кровью).
   - Давай, Саша, действуй. Если что, я у себя буду, - капитан Кривушин вступил на лестницу.
   - Господин, капитан! - поторопилась я, пока он не ушел. - Можно ли мне позвонить своей подруге? Она не знает, что я в милиции. Теперь, наверно, ищет меня, волнуется.
   - Звони, - кивнул капитан.
  

***

  
   Оказалось, след обнаружила та самая рыжая собачонка, первой подбежавшая к гангрелу. Дождавшись Алексея с Ночкой, собачка тявкнула, и потрусила вперед. "Похоже, она с кем-то шла, - "подключившись" к органам чувств собаки, проговорил Лексей. - Рядом с запахом Киры два чужих. По времени они вроде бы совпадают. Во всяком случае, их в равной степени перекрывают более поздние..." Что за?... Где-то далеко-далеко завыли сирены. Над северо-восточной частью города поднялся густой столб дыма. "Кажется, пожар, - пробормотала Ночка. - Ладно, Леш, не будем отвлекаться". Собака вывела их за рыночные ворота, побегала туда-сюда, принюхиваясь, и огорченно заскулила. "След обрывается. В том месте сильный запах бензина. Похоже, она села в машину", - пояснил гангрел. Черт! Черт! Черт! Ночке стало не по себе. Как теперь быть? Где искать подругу? Ее ведь и из Калашникова могли вывезти. Что с ней собираются сделать? Да уж наверняка ничего хорошего. Ощущение пустоты внутри стало почти физическим. Вновь пришлось активировать "Глаз орла", иначе становилось совсем уж хреново. "Не понимаю, - бормотала Светка, - что заставило ее сесть в машину? Если б ее нейтрализовали с помощью осины, она бы не смогла идти". "А если ее принудили под ментальным воздействием?" - предположил Алексей. "Ты плохо знаешь Киру. Чтобы пробить ее ментальную защиту... ну, не знаю... Она на Арене старых мастеров-вентру валила". "Что будем делать?" - Алексей вопросительно глядел на Ночку. "Не знаю, - вздохнула та. - Может быть, стоит поговорить с охраной у ворот, вдруг кто-нибудь что-то видел?" Тренькнул коммуникатор. Светка достала трубку, и... уставилась на экран. "Это Кира", - почему-то шепотом пояснила она.
  

***

  
   Ну, вот. Все, что нужно сделать, я сделала. После разговора с Ночкой пришлось связаться с Базой, успокоить отца с Маргаритой, да и остальных тоже. Сережке позвонила. Тот все вздыхал в трубку, а под конец заявил, что он не удивлен, дескать, я вечно влипаю во всякие нелепицы. Но это же неправда. От нелепых случайностей никто не застрахован. Разве я виновата, что какая-то там грабительница оказалась на меня похожей? С вертолетом они все-таки решили погодить. Маргарита вроде бы согласилась, что высылать его уже нет необходимости.
   Лежу на топчане в камере. От нечего делать через коммуникатор проглядываю новости в инете, и болтаю с Сашкой. Светлое существо, этот парень, и отражение у него чистое такое, светлое - смотреть приятно. Даже удивительно, мент все-таки. Вообще, я заметила, что здесь милиция какая-то... более человечная что ли, по сравнению с Великоросской. (Никак не могу забыть тех двух ублюдков, которые Линку насиловали). Почему тут так? Можно лишь предполагать. Возможно, свою роль играет "Дружина". В ней ведь состоит больше половины населения страны, и многие (если не все) милиционеры являются ее членами. Может, потому и побаиваются с людьми по-скотски обращаться - свои же "Дружинники" пропесочат.
   Саша, занимаясь за компьютером, развлекал меня разговорами. Про рынок много чего интересного порассказал, про свой город. Взахлеб говорил о последнем матче "АК" - "Рейнджеры". Сержант Огурцов был фанатом пейнтбола (да они все тут фанаты), и, естественно, болел за ижевский клуб "АК". "Да ты не расстраивайся, Кира, - успокаивал меня Сашка (этот чудак считал, что я ужасно расстроена результатами матча), - "Рейнжеры" у вас тоже классная команда, просто в этот раз наши оказались лучше. Вот, например, в прошлом сезоне, когда "АК" вылетели на четвертое место, я дальше болел за ваших "Рейнджеров".
   Открылась дверь. В участок прошли пятеро в городских камуфляжах без знаков различия. Сашка повернул голову к вошедшим, взглянул на переднего, и вскочил, вытянувшись по стойке "смирно". "Здравия желаю, господин подполковник!"
  
  

***

  
   "...Свет, а ты уверена, что нам сейчас стоит туда ехать?" - с сомнением проговорил Алексей. "Конечно, стоит! - выруливая с рынка, фыркнула Светка. - Должна же я убедиться, что с моей подругой все в порядке. И потом вдруг Кире нужна какая-нибудь помощь?"
   Выехав за ворота, свернули на улицу Евгения Кунгурцева. Через пару кварталов, повернули на проспект Славы. Время от времени по встречной полосе, завывая сиренами, проскакивали милицейские УАЗики, пожарные "Уралы" и "Газельки" скорой помощи. Похоже, пожар разгорелся не на шутку.
   Миновав еще несколько улиц, оказались рядом с довольно узким, извилистым переулком в частном секторе. "Если мы ничего не перепутали, участок где-то за этими курмышами, - проговорила Ночка, сворачивая. - Какого хрена?!" В глубине переулка загораживал проезд армейский "Урал". Рядом с машиной кто-то стоял.
  

***

  
   Вошедшие наверняка были форсерами. А кто бы еще мог заявиться увешанный освященными оберегами в милицейский участок? Я знала, что у форсеров работающих в милиции есть такое правило: время от времени они обходят участки на предмет выявления каинитов среди задержанных. Вообще-то, хорошее правило. Таких, как я, не стоит содержать вместе с непосвященными в Маскарад. Мало ли что может случиться? Похоже, сейчас у меня появлялась реальная возможность привлечь к себе внимание милицейского начальства. Ведь мое дело совершенно ясное. Любой форсер, опросив меня по поводу нападения, поймет, что я не лгу, и, следовательно, невиновна. Но, даже если моего слова окажется ему мало, то достаточно внимательно просмотреть запись с камер наблюдения, и опросить продавца "Валькирии", чтобы понять, что я тут совершенно ни при чем. При некотором везении меня могли отпустить уже сегодня.
   Сашка, видимо, знал в лицо этого форсера, иначе не назвал бы по званию. (Ведь на форме у того знаков различия не было). Нда, а я по наивности своей думала, что милицейское начальство приходит с проверкой при полном параде: кителя, погоны и все такое... Похоже, здешние форсеры с Охотников стали брать пример.
   "Эту девушку мы забираем с собой, - глядя на меня, проговорил подполковник. - Отметьте у себя выбытие, сержант". "Слушаюсь!" Только сейчас я обратила внимание, что свиту проверяющего составляли не только форсеры. Среди сопровождающих милицейской шишки был один каинит. Ну, надо же! Какие они тут политкорректные, да толерантные. Еще раз бросила взгляд на каинита. Эт-то еще что за?... Отец Каин! Какая же я дура! На миг для проверки подключилась к сознанию Сашки. Ошибки не было. Сержант Огурцов видел немолодого, чуть полноватого мужчину в милицейской форме и с погонами подполковника на плечах. Этого человека сержант знал. Каинит воспользовался памятью Сашки, и сформировал для него образ.
   Я тут же разорвала управляющий луч, и сержант Огурцов удивленно захлопал глазами: "А... где... господин подполковник?" На меня "обрушился" ментальный удар. (Я закавычила "обрушился", потому что атака была "жиденькой", да к тому же еще и тупо спланированной). Этот каинит просто идиот. Прежде чем лезть в драку, хотя бы противника просканировал. Пока "Пиявка" (он, оказывается, вентру) пыталась прогрызть мою защиту, я, используя его собственный вектор, провела сканирование. Ученик, максимум специалист. Нет, он не идиот, просто неопытный, потому и повел себя глупо. Наверно, учителя его не вздрючивали так, как в свое время меня Маргарита. "Векторным поворотом" направляю "Пиявку" назад, преобразуя по ходу дела в "Ментальную иглу", и добавляя энергии. Финал предсказуем: вентру хватается за голову, ноги его подкашиваются, и тело вспыхивает, еще не успев упасть. "Саша! Это враги!" - кричу я. Поздно. Мощный удар валит Сашку на пол. Краем глаза отмечаю: парень не шевелится. Неужели убили? Выскакиваю из камеры. Перекат. Там, где я только что стояла, вспарывает доски пола автоматная очередь. Понизу били, по ногам. Ясненько. Хотят взять живьем. Так сказать, вторая попытка. Ну, что ж, это стоит использовать. Я-то им живой нужна, а вот они мне нет. Активирую "Электроудар". Заполучи фашист гранату! Странная все-таки штука наши заклятья. Человека без защиты удар такой силы разом сжег бы. Все нафиг сгорело б до костей. А этим гадам хоть бы хны. Ну, не совсем, конечно. Двое, в которых я "стреляла", заорали от боли, на пол попадали, но ведь живы остались! Неплохая, черт возьми, у них защита. В воздухе горелой плотью несет, трещат автоматы, визжат пораженные моим заклятьем -- бедлам полный! Ухожу в перекате от еще одной очереди. На лестнице топот. Находившиеся на втором этаже сообразили, что внизу происходит что-то не то. Эх, зря они сюда полезли, убьют ведь. Милиционеры открывают огонь, и тут же в ответ раздаются автоматные очереди. Короткий вскрик -- по лестнице скатывается чье-то окровавленное тело.
   ...Все же я оказалась слишком самонадеянной - недооценила противника. На миг выпустила одного из поля зрения, и вот результат: перед ним появилась какая-то странная штуковина. Представьте себе нечто похожее на Охотничий охранный знак, только не нарисованный мелом где-нибудь на стене или полу, а просто висящий в воздухе. Видно его было только в истинном зрении. Конструкция светилась ослепительно белым светом, и, будто живая, слегка подрагивала. Лишь сейчас я обратила внимание на то, что от типа, создавшего это непонятное нечто, исходила святость, и обереги были тут ни причем. Мгновением спустя, штуковина ринулась ко мне...

***

   "И что бы это значило?" - Ночка вопросительно взглянула на гангрела. "Вообще-то на заслон похоже, - пробормотал тот. - Давай подъедем поближе". Когда между машинами оставалось пара десятков метров, вперед вышли двое, замахали руками: "Сто-оп! Куда прете?!" Учитывая освященные обереги, висевшие на парочке, те были, скорее всего, форсерами. Ночка, не глуша движок, притормозила, и, приоткрыв дверцу, выглянула из машины: "Нам проехать надо!" "Проезд закрыт! - раздалось в ответ. - Покиньте район проведения спецоперации!" "Какой еще операции?" - нахмурилась Светка. "Вы что, с луны свалились? - хмыкнул один из форсеров. - Террористов ищем, которые склады подожгли". Гангрел легонько коснулся плеча своей спутницы: "Света, они врут". "Сама вижу", - тихо ответила Светлана. И тут ее взгляд прикипел к "Уралу". Там в кабине была женщина. Даже с "Глазом орла" Светке не удавалось ее рассмотреть -- неудачный ракурс. И все же бруйянка могла поклясться, что уже видела ее. Вдруг, словно повинуясь какому-то импульсу, женщина на миг обернулась. "Она, - выдохнула Светка. - Леша, у них в кабине та сучка, что вывела нас под снайпера". "Вы что, не поняли?! - заорал форсер. - Валите отсюда!" "Успокойся, командир! Мы уезжаем!" - крикнула ему бруйянка, и дала задний ход.
   Через заслон пробиваться все равно придется. Это Светка для себя уже уяснила. Ее подруга в опасности, и если они с Лешкой не придут ей на помощь, новая попытка похищения может оказаться удачнее первой. Времени на поиск другой дороги к участку попросту нет. К тому же все подходы, наверняка, тоже перекрыты. Значит, прорываться придется здесь. Только делать это на машине груженной боеприпасами, мягко говоря, неразумно. "Садко" придется оставить. Ничего с ним не будет, а если даже и будет, теперь уже неважно.
   Светлана собиралась развернуть машину, когда форсеры неожиданно переменили решение. "Сто-ой! Стой, кому говорят?!" - вдруг закричал один из них (второй в это время, похоже, получал указания по коммуникатору). "Щазз!" - скривила губы Светка, и прижала педаль газа. Эх, выноси кривая! Из кузова "Урала" выскочили несколько человек (или каинитов, кто их разберет?), открыли огонь. "Садко" все быстрее катил задним ходом. "Только бы движок мне не загубили, - пробормотала бруйянка, и неожиданно захохотала, - Леха! У нас с тобой появился шанс попасть в книгу рекордов Гиннеса за гонки задом наперед!" Лексей промолчал, выплетая какое-то заклятье. Огонь не прекращался. Лобовое стекло взорвалось осколками. "Мля, - буркнула Ночка, почувствовав на губах привкус крови, - придется потом лицо регенерировать". Еще одно попадание -- машину тряхнуло и повело в сторону. Похоже, повредили шину. Светка с трудом удержала руль, не дав грузовику снести чей-то забор. Тем временем Алексей закончил вязку и активировал заклинание. "Это на какое-то время их отвлечет", - вздохнув, проговорил он. Что там сотворил Лешка, Ночка узнать не успела: грузовик заехал за поворот, и преследователи скрылись из зоны прямой видимости. Заглушив движок, Светлана схватила "Бизон", и выскочила из машины. Алексей следом за ней, по ходу дела выплетая какое-то очередное заклятие. "Е-мое", - выглянув из-за забора, пробормотала бруйянка. Преследователям и впрямь стало не до беглецов. Окрестные собаки и кошки, казалось, задались одной единственной целью -- добраться до непрошенных гостей, вцепиться ненавистным врагам когтями в лицо, дотянуться клыками до глоток. Уже не думая о преследовании, форсеры отбивались от обезумевшего зверья, и медленно отступали назад к своему "Уралу". Они, вооруженные огнестрельным оружием, и форсированные инициацией, были, конечно, не по зубам дворовым четвероногим. Шарики и Жучки, Барсики и Мурки несли страшные потери, но, тем не менее, раз за разом вновь кидались в самоубийственную атаку. Ни на секунду не прерывая плетения, Лешка наблюдал за ними и вздрагивал всем телом, словно это он получал удары и пули. Светка удивленно взглянула на парня: "Леша, ты чего?" "Я чувствую их, Света. Они же за нас умирают", - прошептал гангрел.
   Прошла минута или чуть больше, Лешка махнул рукой. Словно по команде свора зверья с воем, визгом и мявом бросилась врассыпную. В тот же миг от гангрела потянуло холодом. Светке показалось, будто сейчас, в середине удивительно теплого октября, ее вдруг коснулось дыхание морозной январской стужи. А еще стало страшно, и бруйянка почти не стеснялась этого страха - рядом появилось что-то, чему не было места в привычном, с детства знакомом мире. Поблизости от Лешки в воздухе плавало нечто похожее на большой клок белесого тумана. От него-то и исходило ощущение жути и абсолютной чуждости. В истинном зрении ту штуку было видно лучше, но от этого делалось еще неуютнее. Смотреть на нее не хотелось. "Леша, что это?" "Призрачный волк, - ответил гангрел. - Я вызвал призрачного волка". Нужно было обладать изрядной долей воображения, чтобы в этой бесформенной твари увидеть волка. Куда больше она походила на висящую в воздухе гигантскую амебу, омерзительную серовато-белесую амебу, по телу которой время от времени пробегали спазмы судорог. Глядеть на это без содрогания было просто невозможно. Светке на миг даже показалось, что ее сейчас вырвет. Ничего, сдержалась. "Леш, это что, действительно дух волка?" "Спроси чего полегче, - гангрел усмехнулся. - Никто не знает, что это за твари, и из каких преисподен к нам выбираются. Они -- энергия в чистом виде, и жрут энергию. Сейчас сама увидишь".
   Преследователи успели оправиться после атаки зверья, и теперь снова двигались по переулку в сторону поворота, туда, где засели бруйянка с гангрелом. Опасаясь нового нападения, враги не торопились. Шли осторожно, контролируя каждую из сторон, и подстраховывая друг друга. Расстояние медленно сокращалось. "Пора", - проговорил Лешка. Что он сделал, Светлана не заметила, но тварь, ранее безучастно висевшая на одном месте, вдруг пришла в движение. "Амеба" вся подобралась, и, растопырив свои ложноножки, медленно поплыла к приближающейся группе. Заметили ее слишком поздно. Тварь успела подлететь почти вплотную. Грянули автоматные очереди.
   "Леш, а этого волка убить-то можно?" Гангрел кивнул: "Конечно. Боевыми заклинаниями, к примеру. Мы, гангрелы, еще и отзывать этих тварей умеем. Иной раз проводим между собой что-то вроде спаррингов. Один призывает какую-нибудь такую вот тварь, а другой должен успеть ее отозвать, прежде чем она всерьез за него возьмется. Из огнестрела их тоже уделать можно, если пули зачарованы или освящены, но придется постараться. Очень уж эти чуды-юды живучи..." Гангрела прервал короткий вопль. В нем сплелись боль и невыносимый животный ужас. Услышишь такое, и сердце начинает вылетать из груди, а по позвоночнику волнами бегут мурашки. Ночку передернуло. Что же тварь с ними делает? Бруйянка пригляделась, благо "Глаз орла" позволял. Пятеро валялись на земле. Четверо уже не двигались, один мелко подергивался, словно через него пропускали ток. Еще двое, побросав оружие, во все лопатки удирали к своей машине. До одного из бегущих щупальце успело-таки дотянуться, и он упал. Агония была недолгой. Спустя несколько секунд чудовище поплыло к "Уралу".
   "Амебу" встретили огнем. Те, кто оставался у машины, прекрасно видели, что случилось с их товарищами. На стрельбу тварь не реагировала, продолжая неумолимо приближаться. Грузовик взрыкнул двигателем, видимо уцелевшие решили не искушать судьбу. "Сбегут?" - Светка вопросительно взглянула на Алексея. Тот покачал головой. "Нет. Поздно".
   Они и вправду не успели. Попросту не хватило времени. "Урал" стоял поперек переулка, перегораживая его почти на всю ширину. Машина еще только начала разворачиваться, когда "амеба" вдруг резко выбросила вперед ложноножки, полосы "тумана" втянулись в кабину и под тент кузова. Светке показалось, что она слышала чей-то вскрик. Грузовик замер, двигатель заглох. "Все. Ушел волк", - вздохнул Лексей, и аккуратно, чтобы не повредить слой смазки, промакнул платком лоб. "Куда ушел?" - не поняла Светка. "Да, кто ж его знает? - пожал плечами гангрел, - Наверно, туда, откуда его вытянуло заклятием"...

**

   "...Это ужасно, - пробормотала бруйянка, - такого и врагу не пожелаешь". Вместе с Алексеем она осматривала трупы. Тела казались высохшими. Ломкая потемневшая кожа туго обтягивала черепа, заостряя черты лиц. Возникало стойкое ощущение, что Светка с Алексеем разглядывают мумии.
   В кабине "Урала", кроме мумифицированного трупа водителя, на пассажирском сидении лежала слегка обгоревшая, запорошенная прахом одежда - то, что осталось от каинита, останки еще одного окончательно упокоенного обнаружились в кузове грузовика.
   "Не думала, что вы, гангрелы, такие опасные ребята, - хмыкнула Светка. - Это же надо: меньше пяти минут прошло, и десяток трупов. Ваши чудовища -- страшное оружие". Алексей задумчиво наморщил лоб: "Призрачные твари, Света, вовсе не супероружие. Они плохо управляемы, и им почти невозможно объяснить, кого можно жрать, а кого нет. Я, когда спускал с "поводка" волка, боялся что он попытается к тебе присосаться. Тогда бы пришлось отзывать его, так и не использовав. Нам, можно сказать, повезло, что тварь сработала так как надо". Светлана еще раз глянула на высохшие тела, и зябко поежилась. Не приведи отец Каин кому такую смерть.

**

   Минут пятнадцать ушло на то, чтобы погрузить в "Урал" трупы. Оставлять их на месте было никак нельзя. Одним своим видом они вызывали нарушение Маскарада. Во время погрузки Светке с Лексеем пришлось испытать немало неприятных минут -- мумии оказались хрупкими. Как-то не по себе делалось, когда у тела вдруг отваливалась рука или нога...
   Вскоре "Урал", урча мощным движком, выруливал из переулка.
  

***

  
   ...Бросаюсь плашмя на пол, и светящаяся фиговина пролетает надо мной. Отлично. А теперь ударить чем-нибудь поубойнее того, кто ее выпустил.
   Увы. Никого я не успела ударить -- в ту же секунду меня накрыло. Похоже, летающая штука была самонаводящейся. Странное ощущение: дикая слабость и полное безразличие ко всему. Нет сил двигаться, нет сил работать со спектрами (хоть и концентрация вроде бы в норме), нет сил даже бояться. Ведь не дура же, вижу, что попалась. Понимаю, что моя вечность, похоже, к концу подходит, и впереди -- окончательное упокоение, а, может, кое-что и похуже. Одно это должно было бы вызвать бурю эмоций, но я ничего не чувствую: ни страха, ни сожаления, ни злости. Даже осознание того, что я, наверно, уже никогда больше не увижу всех тех, кто был мне дорог, кого я любила, не вызывает во мне никаких чувств. Абсолютно никаких.
   Подошел тот тип, что выпустил на меня непонятную штуковину. (Вблизи его святость ощущалась еще явственнее). Наклонившись, схватил за волосы, повернул лицом к себе: "Ну, что, сучка, допрыгалась?" И опять ничего: ни злости, ни досады... Полное безразличие. Мне кажется, если бы он, спустив штаны, начал меня насиловать, даже тогда я не испытала бы ровным счетом никаких эмоций. "Взяли девку! - доносится откуда-то из-за спины, - По жесткому пошло... Да, есть... Союзничка она грохнула... Живы, но двух наших в стационар придется класть... Понял... Уже уходим". Тот, который держал меня за волосы, отпустил, отошел в сторону, и я услышала его раздраженный голос: "Алекс, ну, где там колышки? Я уже задолбался мобильный знак поддерживать. Сколько можно?!" "Сейчас будут", - раздается в ответ. Выстрел! И тут же еще два подряд. То, что удерживало меня, выжимало силы и чувства вдруг исчезло. Я ощутила запоздалый страх, и закипающую ярость.
   Вскакиваю. Ну, держитесь, уроды! Они не ждали, что я освобожусь от воздействия, а я ничего не ждала от Сашки. Думала, он или без сознания, или вообще мертв, но сержант Огурцов вдруг очнулся и начал действовать. Если бы не он... Сержант выстрелил в того, кто удерживал меня мобильным знаком. (Кажется, так эту штуку называли?) Конечно, форсеры среагировали мгновенно, им обычный человек не соперник. Сашка тут же получил две пули в грудь. Но тех мгновений мне хватило. Враги отвлеклись, и знак рассеялся. Пускаю веером связку "Призрачных жуков", и почти сразу же еще одну. (Когда нужно что-то сварганить на скорую руку, нет ничего лучше этого заклятья - плетется практически мгновенно). Защитные обереги форсеров ослабили удар, но "Жуки" первой связки наметили точки разрыва в структуре энергокаркасов, а вторая связка разрывы расширила. Мои противники начали терять силы. Движения их замедлились. Они перестали за мной успевать, да и защита после ударов "Жуков" ослабла. В итоге "Огненные стрелы". Каждому. В грудь. Вот так.
   Где-то в темных закоулках моей души беснуется Зверь, никак не угомонится. Успокойся, зверюга, сдохли враги. Не без удовольствия гляжу на дело рук своих. Там, куда попали "Стрелы", сквозные дыры с запекшимися краями. Здоровые - кулак пролезет. И никакой крови. Какая уж тут кровь? В месте удара, все выгорело мгновенно. Огонь наших "Огненных стрел" сродни тому, который пылает на Солнце. Только не спрашивайте, как это у нас в заклятьях высокотемпературная плазма получается.
   Ой, что же я творю? Я должна была сразу же осмотреть Сашку, а не любоваться на поверженных врагов. Ну, что я за бессердечная тварь? Кинулась к сержанту. Глаза закатились, на губах кровавая пена (похоже, прострелено легкое). Еще один выстрел пришелся чуть ниже сердца. Какие там органы? Черт, не помню. Неважно. А важно лишь то, что отражение у парня затухать пока не начало. Значит, спасти его можно. Еще можно. Где бы взять нож? А, черт с ним. Пока будешь искать, Сашка умрет. Он и так при смерти. Рву себе запястье зубами. Клыки острые, вот и пригодились. Из разорванной вены потекла густая темная кровь. Ну-ка, господин сержант, подставляйте ваш рот.
   Одной рукой поддерживаю ему голову, другую держу сверху. Медленно вытекает кровь, сбегает по запястью, и тоненькой струйкой льется Сашке в рот. Сначала вроде бы ничего не происходит. Но вот я замечаю, что сержант стал делать глотательные движения. Дыхание у него постепенно выровнялось, да и отражение начало меняться в лучшую сторону. Что ни говори, а быстро действует наш "эликсир". Еще пара минут, и, вздохнув, парень пришел в себя. Завозился, стараясь высвободиться, закашлялся. Пришлось его силой удерживать. "Пей, - говорю, - если жить хочешь!" Еще немного удалось в него влить, прежде чем отпустить решила.
   Сидит Сашка на полу, и этак недоуменно смотрит на свою форменную рубаху от крови мокрую. Задирает ее, а на теле два шрама от пуль уже зарубцовываться начали. По отражению вижу: в полном обалдении парень. На меня глаза поднимает. Круглые они у него, как два блюдца. "Кира, это как это??"
   Не успела ему ответить. Открылась входная дверь. На пороге какой-то крендель в "камуфле" "нарисовался". "Вы что там телитесь?! - кричит. - Где раненные?! Где девка?!" Черт! Ну, почему я не подумала о том, что у группы захвата должно быть прикрытие? Пока тип тот не сообразил что к чему, вмазала по двери "Телекинетическим кулаком". Кренделя ею на улицу и выкинуло, приложило еще, наверно, как следует. Деревянную дверь от такого удара в щепки бы разнесло, но тут она металлической была, так что лишь створку немного выгнуло.
   Хорошо, что дверь в участке вовнутрь открывалась, ее хоть привалить чем-нибудь можно было. А то, что ее нужно срочно блокировать, это и ежу понятно. Снаружи враги, и сколько их там, один отец Каин ведает. "Сержант! - кричу. - Подъем! Хватит рассиживаться! Надо дверь чем-нибудь тяжелым заложить, а то нам с тобой копец придет!" Взгляд у Сашки стал более осмысленным, дошло, что ничего еще не кончилось, и "пушной зверек" в любой момент нагрянуть может. Вскочил сержант, и чуть головой в потолок не вписался -- не рассчитал усилий. Пришлось по ходу дела учить парня двигаться...
   Плохо ли хорошо ли, а дверь мы забарикадировали. Еще, когда только взялись ее закладывать, услышали удары снаружи - кто-то, похоже, вышибить пытался. Да, видно, от воздействия моего заклятья заклинило ее. Воистину, подарок судьбы. Фора по времени пришлась очень даже кстати. Пока дверь вышибали снаружи, мы ее изнутри успели завалить всякой всячиной.
   Сашка глядит на баррикаду и удивленно качает головой. "Мы, - говорит, - вон тот железный шкаф сюда вшестером затаскивали, а сейчас вдвоем с тобой закинули наверх, словно он вообще не весит. Чудеса..., - и вдруг неожиданно спрашивает, - Кира, а ты не могла бы и Володю с Евгением Павловичем..., как меня?..." Смотрит, и столько надежды у него во взгляде, мне аж не по себе стало. Только чем я тут могла помочь? Их же обоих сразу наповал. Для них даже Поцелуй Каина был бы бесполезен. "Прости, Саша, - отвечаю ему, - но я не умею оживлять мертвых". Плечи у Сашки поникают, и он со вздохом выдает: "Это ты извини, что попросил тебя о невозможном. Я же понимаю, и ваша сила имеет пределы". Интересно, за кого он меня принимает?
   Обезопасив себя со стороны двери, стали с Сашей прикидывать, как действовать дальше. "Решетки прочные?" - спрашиваю его. (На окнах первого этажа в здании участка стояли решетки). "Да, - кивает, - они в оконные проемы вмонтированы. Фиг выломаешь". Ну, положим, выломать-то можно, но на это потребуется время. А его у наших врагов не слишком много - милиционеры, отправленные в оцепление, рано или поздно вернутся. "Запасной вход есть?" "Есть, но он закрыт. Там тоже железная дверь". Отлично. Значит, проникнуть сюда можно только через окна второго этажа. "Саша, - командую я, - хватай "Вал", вон их сколько валяется. Будем с тобой на втором этаже позицию держать". Пока парень подбирал себе оружие, попыталась связаться с ГорУВД. Бесполезно. Городской телефон, похоже, вообще обрезан (в трубке даже гудков нет). По "мобиле" на номер УВД - только короткие гудки идут, а на 02 бесконечно повторяющаяся запись автоответчика: "Извините, линия перегружена, дождитесь ответа оператора".
   Подошел Сашка: "Там двое, кажется, еще живы". Точно! Я и забыла про тех, кого "угостила" "Электроударом". Оба без сознания, отражения от боли темные. Ослабила им болевые ощущения, и погрузила в глубокий сон. Пусть дрыхнут, убивать этих бедолаг уже как-то стыдно. Какие из них теперь враги? Попутно обыскала. Никаких документов, естественно, не нашла. Зато обнаружила знакомые маленькие фляжечки. Такие же я видела у Охотников. Посмотрим. Отвернула крышку, понюхала. Ха! Этот запах ни с чем не спутаешь! Ну, вот и разрешилась моя проблема. Я же только своей кровью инициировала Сашку. Еще бы пару раз ее попробовал, и, сами знаете, что было бы. Зато теперь -- полный порядок. Передала парню фляжки. "Одну, - говорю, - выпей для полного выздоровления. Вторую убери, пригодится". Сержант спорить не стал, сделал, как я сказала. А потом взглянул на меня с каким-то даже вызовом, и изрек: "У тех типов, что еще живы, такие повреждения, словно они попали под мощный электроразряд, а у мертвецов в теле дыры прожжены, будто в них из бластера стреляли. Интересное у тебя оружие, Кира. Меня ты, опять же, непонятно как вылечила. Уже и раны зарубцовываться начали... Может, все-таки скажешь, кто ты?"
   Знала, что до этого вопроса дойдет дело, но ведь, снявши голову, по волосам не плачут. Я сама инициировала Сашку. Подождала бы, пока он умрет, и неудобных вопросов никто мне б не задал. Правда, как бы я потом смогла жить и сохранять к себе уважение, если бы позволила умереть тому, кто меня спас?... Саша имеет право быть посвященным в Маскарад. Тем более, он уже инициирован, а, значит, какие-то объяснения все равно давать придется. Только вот признаваться в своей истинной природе что-то не хочется. Спросите почему? Да потому, что мне симпатичен этот парень. У него светлое, не замутненное грязью отражение. Не хочу видеть, как в нем станут проявляться страх, недоверие, неприязнь. Их придется как-то преодолевать, стучаться лбом в стену непонимания, доказывая то, что очевидно мне самой: несмотря ни на что, я - человек, пусть и не такая, как другие люди. Ясен пень, я не ангел, и не праведница. Да и где бы вы у нас нашли праведников? Но я не монстр, мне не доставляют удовольствие чужие страх и боль. Я живу, просто живу, и по возможности стараюсь не делать другим того, чего не хотела бы для себя самой. Как это все объяснить, спрашивается? И времени на объяснения тоже нет. Парень вопросительно смотрит, ждет, что я скажу. "Саш, я тебе все расскажу, обещаю. Только не сейчас, ладно? Они же в любой момент могут..."
   Наверху послышался звон разбитого стекла, звук чьего-то падения. Враги! Черт, как и предполагала: проникли через окна второго этажа. Сколько их? Шарю менталучом. Четверо. Все - люди. Во всяком случае, ментальные щиты искусственные. Двое сейчас почти над нами, еще одна пара - в другом конце здания. Видно, народа у них не густо осталось, раз всего четверых бросили. Судя по расстоянию, визуального контакта между парами нет. Ну-ну, господа. Сейчас я вас удивлю.
   Сержант, услышав шум, тут же двинулся к лестнице. Пришлось цопнуть его за пояс: "Куда? Жить надоело?" "Так ведь эти же прорвались", - шепчет мне Сашка, и смотрит непонимающе. Пришлось объяснять: "Ты не сможешь понять, где они находятся. На пулю нарвешься. А я их отслеживаю. Встань ко мне, и не "отсвечивай". Парень не стал спорить, спросил только: "У тебя что, сканер?" "Сканер у меня тут", - шлепнула я себя по голове. "Вот это технологии!" - восхищенно бормочет Сашка. Ну, какой он чудак!
   Интересно, успею? Должна успеть! Сажусь - такими вещами лучше заниматься сидя. Сержант удивленно глядит на меня. "По сторонам смотри", - успеваю шепнуть ему. Пора. Бросаю ментальный луч.
   ...Периферию прошла быстро. Ну, во всяком случае, мне так показалось. (Когда идет ментальная атака, время воспринимается иначе, чем в реале). Да уж, насобачилась я в ментальных боях. Так. Вербальные и двигательные функции - мои. Зрение, обоняние, осязание - тоже. Порядок. И кто же я такая, интересно? Ага. Игорь Ильин. Двадцать шесть лет. Не женат. Уроженец Великороссии. Земляк, значит. Оп-па! Имел контакты с СБ. Но не кадровый... Хмм. А что он делает на Урале? Не то. Опять не то. Ха! Забавно. Ну, да не мне его судить. Я ведь тоже с мужчиной предпочитаю... Черт, похоже, в ядро придется лезть. Или начать с конца, и быстренько просмотреть последний день? "Ты что так вспотел?", - шепотом говорит напарник, и подозрительно косится на меня. Организм отреагировал на смену владельца выбросом адреналина и сопутствующими проявлениями. Чувствую, как по щекам сбегают капельки пота. Кажется, Иван (в памяти нашла имя напарника) что-то заподозрил. Не знаю, как реагирует отражение на захват тела, не знаю, есть ли у напарника детектор ауры, но он определенно что-то заподозрил. "Все нормально. У меня изредка бывает такое", - отвечаю, стараясь не выдать себя голосом (дрожит, зараза). "Что-то не замечал", - Иван пристально смотрит на меня. И в это мгновение я вдруг понимаю: сейчас он будет стрелять. Огонь открыли мы практически одновременно. Бронебойные 9х39 СП-6 с такого расстояния рвут в клочья, а наши легкие бронежилеты для них то же, что лист бумаги для шила -- проткнет и не заметит. Это чертовски неприятно, когда тебя расстреливают, ведь захваченное тело ощущается, как собственное. Пронизывающая боль. В глазах темнеет... И я оказываюсь в собственном теле.
   Мда. Все получилось немножко не так, как я хотела. Я-то надеялась неожиданно напасть на "своего" напарника, грохнуть его, а затем заняться второй парой. Увы. Ну, по крайней мере, противник уполовинился в количестве. "Там что за стрельба была?" - шепчет Сашка. Встаю, поеживаясь от фантомных болей. "Двое наших врагов пристрелили друг друга. Правда, осталась еще одна пара". Сашка такими глазами смотрит на меня. Честное слово, даже неудобно как-то.
   Кстати, а что там со второй парочкой? Сканирую. К лестнице их щиты смещаются. К той самой, под которой мы расположились. Я хлебнула из фляжки - уж очень много сил потратила. "Кроме этой, - спрашиваю, - есть какая-нибудь лестница на второй этаж?" Сержант кивает. "Да. Пожарная". "Веди. Попробуем тех двоих обойти".
   ...На лестнице Сашку опять пришлось удерживать, все норовил вперед вылезти. Он, дескать, мужчина, а значит, не может прятаться за чьей-то спиной, тем более спиной девушки. Ох, уж мне эти мужские комплексы. Пришлось вдалбливать парню, что у меня, в отличие от него, есть реальный боевой опыт, и нынешний противник мне знаком куда лучше, чем ему. Еле убедила.
   Коридор. По обе стороны двери кабинетов. Там, в другом его конце, за одной из таких дверей противник. Непрерывно веду сканирование. Стараясь ступать как можно тише, осторожно двигаемся по коридору. Я впереди, и чуть сзади Саша. Оружие наизготовку, концентрация на максимуме. Кажется, наши враги осматривают тела первой пары. Наверно, пытаются сообразить, что случилось, и почему это напарники перестреляли друг друга.
   Врасплох противника застать не удалось. Видимо, мы выдали себя шорохом, либо у них все-таки был какой-то датчик движения. Незамеченными удалось пройти где-то до середины коридора, и тут я засекла быстрое перемещение вражеского щита. О, черт! Сашка бросается к ближайшему кабинету. Заперт! Впереди приоткрывается дверь, и к нам вылетает граната, вслед за ней другая. Счет пошел на мгновенья. Ставлю телекинетический щит, настолько мощный, насколько у меня получается. Взрыв. Еще один. Ничего, выдержал щит. Замечаю, как заворожено глядит парень на осколки, расплескивающиеся по невидимой преграде. Сашкин голос: "Это что? Силовое поле?" Вот ведь, блин, любитель фантастики. "Что-то вроде того", - бурчу в ответ, активируя "Глаз орла". Дверь на прицеле. Ну, только появись, голубчик! Появился. Вполне, естественно: он должен был оценить, как сработали гранаты, и, если потребуется, добить раненных. Очередь снесла форсеру полголовы. Несколько мгновений он стоял, уже будучи мертвым. Потом рухнул. Еще минус один. Остался последний. Кстати, где он там?
   ...Последнего мы упустили. Его щит стал смещаться в сторону, удаляясь от нас, а потом неожиданно исчез из "поля видимости" моего ментального луча. Саша говорил, что из кабинета можно было пройти в зал совещаний, а уж оттуда выскочить через окно - нет проблем. Второй этаж не бог весть, какая высота. Короче говоря, сбежал вражина. Да и черт с ним! Сказать по правде, не люблю убивать, пусть даже и врагов.
   Ну, вот и все. Вряд ли будет новое нападение. Нет у них народа, да и лимит времени исчерпан - в любой момент могут вернуться работники Участка. Вдруг заметила, что непроизвольно улыбаюсь. Напряжение, превращавшее нервы в тугую, готовую к действию пружину, стало отпускать. Вон и Сашка тоже улыбается, понимает, что все закончилось. Несмотря ни на что, мы живы. Чем ни повод для улыбки? Глядит он на меня, а в глазах ожидание: ты же обещала рассказать! Судя по отражению, парень всегда мечтал столкнуться с чем-то необычным, выходящим за рамки обыденного. Вот и столкнулся... на свою голову.
   Этот чудак, похоже, считает меня инопланетянкой. Удивительно, но страха в его отражении нет. Не верит Сашка, что я представляю для людей угрозу. Уж сколько было написано книг и снято фильмов про всяких разных инопланетных захватчиков, а все равно не верит. В отражении -- жгучий интерес, восхищение, зависть есть, да много чего еще, а страха, или хотя бы неприязни нет. Удивительно. Даже жалко, что я не представительница этой самой супер-пупер... Наверно, неплохо было бы. Прилетели бы этакие могучие и гуманные. Покрутились вокруг планеты, наблюдателей спустили, и поняли: фигово людям приходится, не туда куда-то идут они, и все вконец оскотинели. И тогда бы эти самые высокогуманные дунули-плюнули, включили супер-пупер генераторы, и провели всеобщую дескотинизацию населения. И сразу на Земле все стало бы, как выражается Ночка, по уму, да по кайфу. Мда. Размечталась. Не обломятся нам добрые дядюшки-тетушки из соседней галактики. Самим придется как-то выкручиваться. Самим изводить своих уродов...
   А Сашке, похоже, совсем невтерпеж. Стоит, с ноги на ногу переминается. Вижу, парень весь в предвкушении сенсации. Ну, еще бы: "контакт цивилизаций". Жаль его разочаровывать. "Ладно, Саша, - говорю ему, - раз обещала тебе объяснить, кто я такая, объясню. Только давай сначала убедимся, что тот тип действительно сбежал".
   В зале совещаний мы обнаружили раскрытое окно, а на подоконнике след от подошвы. Ушел. Врагов вокруг Участка не наблюдается, видно свернули они операцию по моей поимке. Стою, облокотившись на подоконник, гляжу на улицу (отсюда центральный вход неплохо просматривается), Сашка -- рядом. С чего же начать-то? "Извини, Саша, но вынуждена тебя разочаровать, - глядя на парня, не могу сдержать усмешки (он явно ждет от меня каких-то невероятных откровений). - Я вовсе не инопланетянка. А то, что ты принял за образцы внеземной технологии, просто магия. Таких как я люди называют вампирами". Ну, что, приятель? Ты хотел узнать кто я? Ты узнал. А Сашка-то, кажется, обиделся. Точно, обиделся, и отражение это ясно показывает. Губы надул, и мне этак сердито: "Кира, лучше уж молчи, раз не хочешь говорить кто ты такая. А "попсовые" сказочки про вампиров рассказывай фанатам "Ночных гостей". Задолбали уже все эти сериалы". Вот это да! Отмочил, так отмочил. Уж и не знаю, радоваться мне, или обижаться. С одной стороны все хорошо, даже отлично. Действует Маскарад! Не верят в нас "продвинутые", не подверженные влиянию "попсы" представители "прогрессивного человечества". А, с другой стороны, обидно. Мы, видите ли, "попсовые" сказочки" для любителей сериалов. Пришлось мне разъяснять парню "что почем", да еще и доказательства приводить.
   Как ни странно, Саша, убедившись в моей принадлежности к "проклятому племени", не испугался, и не опустился до повторения дурацких обывательских баек про "живых мертвецов" и "слуг тьмы". Даже то, что мы питаемся человеческой кровью (после всех моих разъяснений), он принял без сколь нибудь заметного отвращения. Его неприятие вызвало нечто совсем другое. "Скажи, - спросил Сашка, - вы не обсуждали с Охотниками возможность сделать форсерами всех людей?" Максимализм вопроса вызвал у меня самый настоящий ступор. Я, молча, уставилась на парня. "Да или нет?" - переспросил Сашка. "Нет", - ответила я. "Так я и думал, - хмыкнул он. - Руководство республики и вам, и Охотникам полезно для поддержания Маскарада, а остальными людьми можно и пренебречь". "Саша, ты не совсем прав. В исключительных случаях мы инициируем посторонних". Парень чуть сбавил тон. "Кира, я помню и очень благодарен тебе за спасение. Только это ничего не меняет. Ваша кровь могла бы помочь многим, но почему-то достается лишь избранным". Вот ведь идеалист, блин! Прожить двадцать с лишним лет, и остаться таким наивным. Это, знаете ли, постараться надо! "Сашенька, а ты не забыл, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями? - с ехидцей поинтересовалась я. - Массовые инициации приведут к падению Маскарада, и тогда начнется хаос. Это прогноз и наших, и Охотничьих аналитиков. Даже инициация руководящего состава Уральской Республики и то была риском". "Любой риск можно свести к минимуму" - не сдавался Сашка. "Этот не сведешь! - не выдержав, рявкнула я. - Если, наше существование перестанет быть тайной, у множества людей случится шок. Неужели не понимаешь?! Вековые страхи вдруг ставшие явью могут вызвать психологический откат общества в прошлое. Хочешь, чтобы возродилась инквизиция, и началась новая охота на ведьм?! А ведь наверняка найдутся мракобесы, которые станут к этому призывать!" Сашка молчал, задумавшись. Наш разговор так ничем и не закончился - на коммуникаторе включился вызов.
   Звонила Ночка. "Кира, ты как? - раздался в трубке ее голос, - Мы подъезжаем". "Все нормально. Ждем, - ответила я, и, повернувшись к Сашке, добавила, - Мои друзья едут. Пойдем баррикаду разбирать".
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"