Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 18

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


18

  
   От отца с Маргаритой я вышла на подгибающихся ногах. Слегка подташнивало. Бррр, ну, и слияние! Вообще-то, когда ты переходишь в ранг мастера, слияния для тебя становятся обыденной процедурой. Редко какие заседания Совета Клана обходятся без них. Только вот слияние слиянию рознь. Сегодняшнее меня чуть не доконало. Абсолютный контроль сознания - это вам не шутки! Такое ощущение, словно меня изнасиловали. Или даже не так, скорее уж, будто робота разобрали на части до мельчайшего винтика, и протестировали каждую схему, каждый микрочип. Потом-то, ясное дело, снова собрали, но, черт возьми, до чего же это все неприятно! Они, конечно, после извинились. Ты, мол, Кира, нас прости и все такое прочее, но слияние было необходимо. Да разве же я не понимаю?! Я, узнав ТАКОЕ, наверняка и сама поступила бы также. А Маргарита-то, похоже, немного растерялась, не обнаружив в моем сознании даже намека на крамолу. Вот отец, наверно, ничего другого и не ожидал. Во всяком случае, результат его не удивил.
   Кажется, я не с того начала. Ладно, буду по-порядку. По возвращении в Красноуральск, всех затребовали на Базу. (За исключением Сашки-мента, его-то Глеб Павлович сразу взял в оборот). Наша троица, ясен пень, получила втык. (Кто бы сомневался?) Начались разборки. Встали извечные вопросы: "Кто виноват?" и "Что делать?" Сгоряча меня вообще собирались на Базу перевести. Слава Отцу Каину, отказались от этой затеи. Потребовали, правда, чтобы я не появлялась в одиночку в потенциально опасных местах. Мелочи жизни. Я и так редко когда одна бываю. Почти всегда кто-нибудь рядом: Сережка, Ночка или Вика. Теперь вот еще и с Евой часто общаемся.
   Кстати, о ней. Когда отец с Маргаритой провели анализ созданного Евой "монстра" (ну, того заклятья, которое она использовала на дуэли), то оба испытали легкий шок. Топорно сработанная конструкция оказалась на редкость устойчивой, и к тому же совершенно оригинальной. Никто и никогда ранее ничего подобного не создавал. Придя в себя от удивления, отец высказался в том смысле, что, конечно, ценность этого заклятья как боевого близка к нулю, а вот в качестве новой формы обучения его значение просто неоценимо. Это, мол, ни много не мало, а первая удачная реализация идеи погружения обучаемого в виртуальную реальность, созданную в ментальном пространстве. О, как! Маргарита же не без ехидцы заметила, что была бы ее воля, с удовольствием обменяла бы скопом всех старых маразматиков из Совета Клана на парочку таких вот головастых девчонок. Умный и образованный каитиф, как она выразилась, принесет в клане куда больше пользы, чем урожденный вентру дурак. (Никак не может моя наставница забыть, что большинство старых мастеров-вентру раньше были ее противниками).
   С учетом такой оценки, думаю, не надо упоминать, что проблем с приемом в клан у Евы не возникло. Маргарита стала ей приемной матерью, а у меня появилась еще одна названная сестра. Злые языки поговаривали, будто бы моя наставница приняла Еву в свой клан исключительно из политических соображений. Отчасти они, конечно, правы. Маргарита бы перестала быть собой, если б упустила представившуюся возможность наладить контакт со вторым по значимости руководителем ижевских форсеров. И все же это не вся правда. Дело не только в политике, просто моя наставница ценит талант, в ком бы он ни проявлялся. Так что теперь Ева носит почти такой же, как и у меня, браслет. Только у нее знак клана инкрустирован коричневой яшмой. (Типичный уральский камень, между прочим). Спросите, почему знак коричневый? Да потому, что Ева стала специалистом. Прямо во время ритуала приема в клан. И в результате мы приветствовали ее не только как нового члена клана, но и как молодого специалиста. Теперь большую часть времени она проводит на Базе. Во-первых, учится, а во-вторых, обеспечивает связь с Сергеем Платоновичем (как-никак его доверенное лицо), но когда Ева выбирается в город, то обязательно находит нас с Ночкой.
   Что касается Саши Огурцова, то с ним после возвращения мы не виделись. Глеб Павлович просил его не искать, а при случайной встрече сделать вид, будто мы не знакомы. Насколько я слышала, парень устроился на работу в милицию. Ну-ну. Похоже, в СБ у Глеба Павловича появился новый сотрудник. Вот, собственно, и вся преамбула.
  

**

   Звонок отца разбудил меня в несусветную рань. На экране смартфона шесть вечера. Ну, папуля, удружил! "Ты уже проснулась, дочка?" - раздалось в трубке. Проснешься тут, когда у вас под ухом с дурной громкостью начинает играть музыка. "Да!" - бурчу в ответ. "Вот и хорошо. Приезжай на Базу, дело есть. По дороге загляни в институт и забери с собой Сергея. С Миленой я согласовал. Жду. Пока". В трубке послышались короткие гудки. И что бы все это значило?
   Сережка тоже был без понятия, зачем мы понадобились. Когда я вошла в наш офис, он кинулся ко мне с расспросами. Думал, я что-то знаю, наивный. Пришлось его разочаровать. Посмотрели мы друг на друга, пожали плечами, и направились на автостоянку забирать машину. Через несколько минут наш "Пежо" уже выезжал с институтского двора за ворота.
   На подступах к Базе царила суета. Туда-сюда сновали автомобили, рычала строительная техника, копошились рабочие, возводя толи ДОТы, толи еще какие-то сооружения. С вертолетной площадки поднялся транспортный МИ-26. Зависнув на пару секунд над комплексом, он вдруг резко рванул куда-то на север. Интересно, куда? Общими усилиями здешние края медленно, но верно превращались в мощный укрепрайон. База - сердце Коалиции, а сердце должно быть защищено.
   По дороге нас остановил патруль. Увешанные оружием крепкие хлопцы и дивчины в тяжелых "брониках" и кевларовых шлемах внушали уважение. Наверняка бруйяне. К машине подошла рослая спортивного сложения девица с "Печенегом" на плече. "Сережа, Кира, привет. Не узнали? Я Марина из Царицынских бруйян. Как там наш Андрюшка? Мы с Оксаной его уже больше двух недель не видели. Все никак в город выбраться не получается, а по телефону из этого засранца двух слов не вытянешь". Успокоили девчонку, мол, все в порядке с их ненаглядным Андреем. Сергей от себя лично пообещал вставить "фитиля" парню, чтобы не заставлял землячек волноваться. Не обломился бы, в конце концов, лишний раз позвонить, а то и приехать. Перекинулись с Мариной еще парой слов, и покатили дальше. До следующей заставы. Впрочем, там нас тоже узнали и сразу пропустили.
   Мы уже почти добрались до въезда во внутренний периметр, и тут... Протерла себе глаза - не мерещится ли? Боковым зрением заметила, как у Сережки дернулась рука на руле, похоже, ему захотелось сделать тоже самое. Дорогу впереди перегораживали два чуда-юда. Металлические корпуса, ноги-опоры... Сильнее всего они напоминали пауков, или крабов (пожалуй, крабов все-таки больше). Представьте себе этаких крабиков высотой немногим меньше двух метров, и с диаметром туловища-панциря около четырех. Футуристическое зрелище, знаете ли. Ни дать ни взять, боевые роботы из какого-нибудь фантастического фильма. Сходство, кстати, усиливал ряд атрибутов далеко не мирного назначения, "украшавших" монстров. Над "спинами" выступали горбы пусковых установок толи НУРСов, толи ПТУРов. Правые клешни-манипуляторы являли собой пулеметные спарки, на месте левых у каждого был смонтирован какой-то толстый обрубок с лепестками диафрагмы на конце (непонятно что, но, почти наверняка тоже какое-то оружие). Из панцирей торчали антенны, тускло поблескивали зрачки видеокамер.
   От неожиданности Сережка резко затормозил, машину занесло. Остановились. Черт побери! Это что за голливудский реквизит такой? Обернулась к Сергею: глаза выпучены, рот приоткрыт. Смешная у него физиономия была. Впрочем, я в этот момент наверняка выглядела не лучше. Тем временем "реквизит", не дожидаясь, пока мы справимся с удивлением, засеменил в нашу сторону. Мне вдруг стало не по себе. Было что-то неуловимо неправильное в этих крабообразных агрегатах. Они казались пугающе живыми.
   "Крабы" замерли метрах в трех от нас. Раздался усиленный динамиками ровный, какой-то "синтетический" голос: "Вы находитесь в запретной зоне! Прошу покинуть автомобиль для идентификации и установления уровня вашего допуска!" Гляжу на Сережку: "Ну, что? Выходим?" "А разве есть другой вариант?" - хмыкает он, и открывает дверцу. Вылезли из машины, встали рядом. Секунд десять ничего не происходило, и вдруг тот же голос возвестил: "Поиск в базах данных завершен. Личности установлены. Право на въезд подтверждено. Допуск категории "А". Добро пожаловать на Базу!" "Надо же, какая вежливость", - пробормотал обескураженный Сергей. "Вежливость с посетителями является одним из моих императивов!" - неожиданно выдал механический монстр. Я думала, у Сережки глаза из глазниц выпадут, настолько он широко распахнул их, да и у меня самой челюсть отпала. До этого момента мне казалось, что "крабами" управляет кто-то извне. Ну, по радио, к примеру. Не зря же у них столько антенн торчит. Но последняя реплика чудовища меня попросту сбила с толку. Это что же получается? Роботы? Но ведь техника еще не дошла до создания разумных машин. Или уже дошла? Фантастика. Карела Чапека сюда на пару с Айзеком Азимовым.
   Утратив к нам интерес, "крабы" освободили дорогу, дескать, проезжайте. Только как тут уедешь, когда любопытство заело? Понимаю, что выглядела глупо, но все же задала вертевшийся на языке вопрос. "Что вы такое?" - спросила я. Ближайший ко мне монстр тут же забубнил: "Изделие индекс..., - (последовал ряд цифр и букв, которые я пропустила мимо ушей), - Разработан в рамках темы НИ и ОКР "Голем". Идентификационный код "Голем ноль..." "Привет, Кира!" - вдруг раздалось из динамиков "краба". Голос, в отличие от предыдущего "синтетического", был вполне себе живым, и, кажется, даже знакомым. "Это кто?" - спросила я. "Не узнала, - в динамике послышался смешок, - стала мастером, возгордилась. Старых приятелей позабыть успела. Помнишь, как мы все вместе мочили ту, первую тварь?" "Андрюшка!" - взвизгнула я, сообразив, кто со мной говорит. "Узнала все-таки, - из динамика раздался довольный смех, - А я гляжу, ты заинтересовалась нашими железными болванами, ну, и решил вмешаться. Они ж сами толком ничего объяснить не умеют. "Изделие индекс..." Тьфу!" "Постой, - перебила я его, - так ты ими управляешь, или как?" "Вообще-то нет, - отозвался Андрей, - Это просто сейчас управление ноль первым на себя переключил. А так я их только контролирую. Это же големы. Нафига ими управлять? Они и сами справляются. А вот приглядывать надо, все-таки опытные образцы".
   В моей черепушке ощутимо заскрипели шарики-ролики. Что-то такое я от сестры слышала. Упоминала она о каком-то проекте, над которым работали на Базе. Институтская Лаборатория специсследований, вроде бы, тоже в том проекте каким-то боком участвовала. Так вот чем на Базе занимались! Я глядела на стальных "крабов" с пулеметами и пусковыми установками, и не могла поверить. Это и есть легендарные големы? Ну, хоть упокойте, не укладывалось у меня в голове такое. "Удивлена?" - прервал молчание Андрей. "Э-э, Андрюш, я големов себе несколько по-другому представляла. Эти больше на каких-то роботов похожи". "Так на то и рассчитано. Если бы современные люди увидели древних големов, начался бы массовый дурдом, - из динамиков послышалось хихиканье, - а наши вполне вписываются в нынешние реалии. Дистанционно управляемой техникой, да, по большому счету и роботами, теперь никого особо не удивишь". Черт! Могла бы и сама сообразить, торможу, однако. "Как их собираются использовать?" - поинтересовался уже пришедший в себя от удивления Сергей. "Ну, эти-то у нас прототипы, - ответил Андрей, - на них сама концепция обкатывается. Какой-то конкретной специализации нет, соответственно и вооружение... всего понемножку. А потом, их, вроде бы, под определенные задачи производить будут: уничтожение бронетехники, поддержка пехоты, охрана, разведка. Но тут я могу и напутать, так что, если интересно, расспроси Аристарха или Генриха Карловича".
   Глядя на големов, Сергей задумчиво качал головой. "Одного не могу понять: если древние каиниты умели делать таких вот монстров, почему им не удалось подчинить людей? - проговорил он, и, оглянувшись на меня, смущенно добавил, - Ты только не пойми меня неправильно. Я вовсе не переживаю по этому поводу, я же не "Шабашник". Просто мне не понятно". "А что тут непонятного? Возьми летописи, проанализируй..., - фыркнула я, и тут же мысленно шлепнула себя по затылку. - Ой, Сереж, в ваших библиотеках этого могло не быть. Вылетело из головы, что ты не тремер. Во-первых, големов и прочих монстров каиниты куда чаще использовали друг против друга, чем против людей, а, во-вторых, ты забыл про Охотников. Големы и прочие искусственные существа так же, как и мы сами, чувствительны к эгрегориальным воздействиям..." "Все верно, - вставил Андрей. - Я читал, к примеру, что в древности Охотники заманивали големов на свои охранные знаки. Попадая под их действие, голем вырубался. Тут его чем-нибудь тяжелым и раздалбывали. Все эти монстры, Сергей, не были каким-то там супероружием. Баланс сил в войне с Охотниками они изменить не могли". "Ясно", - пробормотал Сережка, и неожиданно спросил: "Скажи, Андрей, а эти големы взбунтоваться не могут? Они же вроде как разумные". "Ну, уж нет, - последовал категоричный ответ, - бунт роботов нам точно не грозит. Големы не имеют личности. Они, конечно, достаточно разумны, чтобы понимать и выполнять приказы, но это, по большому счету, всего лишь умные вещи. После восстания горгулий тремеры зареклись творить искусственных существ имеющих интеллект и осознающих себя личностями. Кстати, наш лидер, отец Киры, еще успел застать времена, когда добивали последних из тех созданий".
   На какое-то время в разговоре возникла пауза -- мы переваривали услышанное. Впрочем, она не затянулась. Похоже, Андрюшке было скучно на своем дежурстве. "Ребята, а хотите, я покажу вам возможности наших солдатиков?" - вновь раздался его голос. Мы дружно кивнули. "Ноль первый" (кажется, такое обозначение имело это крабообразное чудище) сместился от нас в сторону, весь подобрался и вдруг подпрыгнул вверх. Высоко, метров на семь. Когда он приземлился на свои конечности-опоры, я почувствовала, как под ногами дрогнула земля. Ну и ну. Учитывая массу голема, подвижность потрясающая. "С разбега еще выше может, - в голосе Андрея я уловила нотки гордости, - он вообще много чего может. В длину метров на сорок и даже больше прыгает, по скалам может карабкаться, водные препятствия по дну преодолевать. Имеет встроенный комп, GPS-модуль и систему связи с кодированием сигнала. Может передавать изображение со своих видеокамер оператору. Между прочим, очень неплохого качества картинка идет. Вы у меня сейчас на экране, ну, прям, как живые". "Эти големы -- работа вашего клана?" - поинтересовался Сергей. "На нас, конечно, пришлась основная нагрузка, но работы хватило всем, - услышали мы в ответ. - Тореадоры разработали общую концепцию дизайна. Очень подвижная и устойчивая конструкция получилась. Носферату отвечали за электронику. Бруйяне занимались бронированием, механикой и вооружением. Вентру программировали сознание големов. К нашим солдатикам приложила руку вся Коалиция".
   Слушая Андрея, я вдруг впервые по-настоящему остро ощутила: мы меняемся. Шаг за шагом Коалиция перестает быть просто группой кланов, образовавших временный союз под давлением обстоятельств. Она становится чем-то большим, гораздо большим. Наш "Стикс" и эти големы тому подтверждение.
   "...Вооружение у них универсальное, - тем временем продолжал Андрей, - сам видишь. Могут хоть по бронетехнике работать, хоть по живой, или там не-мертвой силе. Кстати, если мы используем големов не в войсковой, а, к примеру, в полицейской операции, то они способны, не уничтожая, просто оглушать противника". "Это как, - удивился Сережка, - манипуляторами, что ли?" "А вот и нет! - в голосе Андрея слышался смех, - Смотри на левую руку голема". Толстый обрубок-труба развернулся раструбом к нам, лепестки диафрагмы разошлись. Внутри трубы был виден большой прозрачный кристалл, опутанный золотой паутинкой проволоки. Брови Сергея поползли вверх: "Что это?" "Артефакт-излучатель! - раздалось в ответ, - Заряжен "Оглушением" белого спектра, ну, и еще кое-чем". "Ничего себе! - Сережка задумчиво потер щеку, - Выходит, теперь можно создавать и переносные излучатели, заряженные какими-нибудь убойными заклятьями Тремера? По-моему такая штука получше гранатомета будет". Из динамиков "краба" раздался смех. "Увы, Сергей, в ближайшее время не получится. Накопители чересчур громоздки, да и емкость у них так себе, а излучатель очень уж хрупок. Видишь, как упаковывать его приходится? Ну, и стоит пока все это дороговато. Но ведь главное - сам принцип! Раньше такое вообще считалось невозможным. Между прочим, разработки велись у вас в институте. В вашей Спецлаборатории создали и артефакты-излучатели и накопители для големов. Знаете об этом?" "Ну, что-то такое слышали краем уха", - буркнула я. Сергей промолчал.
   Андрюшка, похоже, увлекся ролью лектора, или ему, в самом деле, скучно было, но, найдя благодарных слушателей, болтал он без остановки. Естественно, не отказывался отвечать на вопросы. Сережку заинтересовали накопители. Оказывается, специально для "Ноль первого" и "Ноль второго" в спецлаборатории института были разработаны принципиально новые источники энергии.
   Если верить летописям, в древности проблему подпитки големов энергией решали просто. Над големом резали человека. Вытекающая кровь впитывалась всей поверхностью тела монстра, обеспечивая его на какое-то время энергией. После того, как "завод" кончался, все повторялось вновь. Естественно, что в нынешнее время такой способ "зарядки" был категорически неприемлем. К счастью, благодаря теоретическим наработкам парочки наших гениев -Нины и Алины, выход удалось найти. В ходе исследований и ОКР были созданы накопители - здоровенные артефакты с очень сложной структурой, являвшиеся, по сути, магическими аккумуляторами. Один такой "аккумулятор" приводил в движение голема, другой запитывал его магическое оружие. В качестве альтернативного источника энергии (в случае выхода из строя, или разрядки накопителей) каждый из големов был снабжен кровебаком (по аналогии с топливным баком).
   "А теперь смотрите на право, ребята. Кира, ты оценишь". Раструб излучателя развернулся в сторону, и вдруг справа от нас, сразу за дорогой, воздух на площади квадратов так в сто покрылся мелкой сеточкой молний. Ощутимо запахло озоном.
   Ну, ничего же себе, "Электрополе"! Это заклятье представляло собой модификацию "Электроудара" предназначенную для работы по площади, и служило для массового выведения из строя живой силы противника. Укрытия от него защищали очень и очень плохо. При низкой интенсивности заклятья противник, не имеющий эгрегориальной, либо магической защиты, получал мощный электрошок. Почти всегда, дело заканчивалось летальным исходом. При высокой интенсивности "Электрополе" было опасно даже для Охотников с их оберегами. Впрочем, при всех достоинствах заклятье имело один большой недостаток. При повышении интенсивности энергозатраты росли не пропорционально, а в какой-то хитрой зависимости: сначала в арифметической прогрессии, а потом и в геометрической. Потому применяли его нечасто - сил не напасешься.
   "Тебе, засранцу, кто позволил накопители сажать?! - вдруг раздалось из динамиков. - Быстро отключил!" "Электрополе" тут же исчезло. Лишь в кустиках сыроватой травы на обочине все еще проскакивали остаточные искорки разрядов. Ну, вот, пришел Генрих Карлович (его голос я сразу узнала) и обломал весь кайф. Из динамиков какое-то время продолжала доноситься ругань рассерженного военспеца и вялые оправдания Андрюшки, а затем звук неожиданно вырубился. Видимо до Генриха Карловича дошло, что мы тоже все слышим.
   Я посмотрела на Сережку: "Ну, что, поехали? Похоже, презентация закончилась".
  

**

   Кроме отца в кабинете сидела Маргарита. "Что-то вы задержались", - проворчала она, впрочем, довольно добродушно. "Да мы на големов смотрели", - ответила я. "Ну, и как они вам?" - губы отца тронула улыбка. "Круто! Только знаешь, папа, мне кажется, для поражения живой силы лучше бы использовать не "Электрополе", а что-нибудь другое". Отец переглянулся с Маргаритой, чуть усмехнулся и кивнул. "Здесь, ты права. Мы и сами поняли, что маху дали. Над оптимизацией их вооружения стоит подумать, но это обсудим в другой раз. Сейчас же мы вызвали тебя и Сергея вот по какой причине..." "Максим, может, лучше я?" - предложила моя наставница, отец пожал плечами. "Вы не хуже меня понимаете, - глядя на нас с Сергеем, проговорила она, - что Центр не остановится на одной лишь Великороссии. Его следующая цель - Урал. Мы пытаемся консолидировать всех тех, кто имеет силы и готов противостоять Центру. Юрий Михайлович с Владимиром Игоревичем уже проводят консультации с командирами дозор-групп. Надеюсь, в случае конфликта Охотники не останутся в стороне. Недавно к Коалиции удалось пристегнуть местных форсеров. Они, правда, считают, что это они пристегнули нас... Ну-ну, пусть считают, - Маргарита иронично улыбнулась. - На очереди малкавиане. Это сообщество обладает слишком большими ресурсами и влиянием на Урале, чтобы его можно было игнорировать. В какой-то мере наша задача облегчается: в Красноуральске обитает один из старейших малкавианских кланов. Его лидера -- Каталину дочь Изяслава вы могли видеть на заседании Совместной Комиссии. Такая интересная темноволосая женщина с отрешенным взглядом. По слухам, родом она из Каталонии. Точный возраст неизвестен, но старше меня, точно. Эта дама имеет немалое влияние на глав малкавианских кланов, - на несколько мгновений наставница замолчала, собираясь с мыслями, затем продолжила. - Вообще-то малкавиане индивидуалисты, даже большие, чем мы, вентру. Для них не существует авторитетов. И, тем не менее, Каталина пользуется авторитетом в малкавианском сообществе насколько у них это вообще возможно". "А с чем это связано?" - Сергей вопросительно взглянул на мою наставницу. "С чем? - переспросила она. - Ну, во-первых, Каталина - известная пророчица. У малкавиан ценятся пророки, - на губах Маргариты появилась усмешка. - Во всяком случае, те, кто не свихнулся окончательно в ходе своих прорицаний. Каталина как раз из их числа. А, во-вторых, испанку поддерживают ее дети. Трое из них, уже успели образовать свои собственные кланы. При этом дочерние кланы остаются тесно связанными с материнским. В случае какой-либо угрозы они все готовы выступить единым фронтом. Лидерство в этой связке принадлежит, естественно, Каталине и ее клану. Остальным малкавианам, не связанным с испанкой родственными узами, приходится это учитывать. Ну, и, наконец, несмотря на все свои странности, Каталина и ее дети -- успешные предприниматели. Во многих уральских корпорациях, так или иначе, присутствует их капитал".
   Маргарита еще только начала говорить, а я уже сообразила, зачем нас сюда вызвали. Что тут непонятного? К этой самой Каталине нас с Сережкой отправить собираются. Тем более, я вроде бы малкавианку чем-то заинтересовала. Только... "Маргарита, скажи, а что мешает вам с отцом самим встретиться с ней?" Моя наставница досадливо поморщилась. "Мы хотели бы, Кира. Уже несколько раз направляли Каталине предложения о встрече, но она почему-то уклоняется от контактов с нами. Возможно, ваш с Сергеем визит к ней что-то изменит".
   Потом нас стали инструктировать, как во время визита себя вести. Мы ведь, можно сказать, будем полпредами Коалиции. Вообще-то, как мне показалось, Маргарита больше на Сергея надеялась, чем на меня. Ну, еще бы. Он же у нас весь из себя вдумчивый, серьезный, ответственный, и вообще положительный, в отличие от меня. Глядела я на все это и мысленно усмехалась: Маргарита вещала, Сергей внимал и проникался. По правде сказать, смешно, потому что ни отец, ни Маргарита, по большому счету, не знали, как вести себя с малкавианами. Представителей этого клана вовсе не зря зовут сумасшедшими. Они не такие, как все прочие. Дважды два для них далеко не всегда четыре. О мотивах Каталины я вообще молчу - полный туман. Почему она избегает контактов с нами? Для чего ей понадобилась я? Просто познакомиться? Сомнительно как-то. Вот потому-то советы моей наставницы не слишком многого стоили. Ну, и ладно. Будем действовать по ситуации.
   "Здесь кое-какие материалы по Каталине и ее детям, - Маргарита взяла из рук отца серую пластиковую папку-скоросшиватель и, раскрыв, положила перед нами. - Тут, - она перелистала первые несколько листков в папке, - все, что касается финансовой деятельности семейства Каталины. Можете очень уж не вникать. Это для специалистов. А вот дальше рекомендую почитать. Наши психоаналитики составили психологический портрет малкавианки. С ним вам желательно ознакомиться. В принципе, Каталина вполне вменяемая дама, насколько это вообще у малкавиан возможно. Не без шизы, конечно, но своя персональная шиза есть, наверно, у любого представителя их клана". "А у Каталины в чем она проявляется?" - спросил Сергей. Маргарита обвела нас взглядом, и вдруг захихикала, весело так, словно девчонка-подросток. "Малкавианка -- контактер", - улыбаясь, сказала она. Оч-чень интересно. "А с кем она... э-э... контактирует?" "Со светлыми богами, Кира", - стараясь не рассмеяться вновь, ответила Маргарита. М-да. Тяжелый случай. "Так она что? Считает себя кем-то вроде Моисея или Мухаммеда?" "Не совсем, - ухмыльнулась наставница, - все еще интереснее. Она личность увлекающаяся и экстравагантная, как, впрочем, и все другие малкавиане. К примеру, ее предпоследним увлечением были поиски корней праязыка, на котором, якобы, когда-то говорило все человечество". "Ерунда полная, - фыркнула я. - Лишь некоторые из языков имеют общие корни. Это и лингвисты подтверждают". "И, тем не менее, - вмешался молчавший до того отец, - легенда о едином языке существует. Ты же сдавала зачет по религиоведению". Религиоведение?... Вот черт! "Помню, папа. "Ветхий завет". Строительство Вавилонской башни и последовавшее за ним смешение языков". Отец удовлетворенно кивнул. "Так вот, - продолжила моя наставница, - Каталина, как истинная малкавианка, в... ээ... лингвистических изысканиях нашла свою оригинальную методу. Корни этого самого праязыка она решила искать... в русской матерщине". "Мда уж", - глубокомысленно пробормотала я. Сережка лишь головой покачал в легком ошизении. "И как же Каталина эти корни искала?" - спросил он. "О-о, - ухмыльнулась Маргарита, - методика поиска едва ли не интереснее самой идеи. Наша "исследовательница" почему-то посчитала, что чем чаще и больше она будет использовать в речи матерщину, тем быстрее на нее снизойдет озарение, и она вспомнит этот самый праязык. Одно время она так увлеклась, что, пожалуй, уже и не ругалась, а разговаривала на мате. Даже эссе на нем писала. Кроме частиц, союзов и предлогов, нормативной лексики там вообще не было. Между прочим, среди определенной части публики ее творчество пользовалось успехом. Потом это увлечение было вытеснено новым. Лет так пять-шесть назад, Каталина познакомилась с какими-то контактерами-уфологами, обычными людьми, кстати. Заинтересовалась, и мало-помалу тоже начала "контактировать". Уж с такими-то вещами проблем у малкавиан нет - каждый второй в голове у себя голоса слышит. За год выбилась в идейные вожди, собрала вокруг себя всех чокнутых, и организовала их в клуб. Называется..., - наставница заглянула в папку, перевернула листок, - ага, вот. "Сфера разума" называется. Не бедный, надо сказать, клуб. Где-то на севере губернии у них даже что-то вроде турбазы есть. Летом туда вся их "палата номер шесть" на свои камлания частенько выезжает. Эта компания, как и полагается уважающим себя контактерам, во время сеансов "общается" с представителями инопланетных цивилизаций. Впрочем, Каталина и тут внесла разнообразие в традиции. Инопланетяне у нее - боги и антибожества, "надерганные" из различных вероучений. Индуизм, христианство, язычество, ислам, иудаизм - пантеон тот еще. Все теологические компоненты перемешаны и извращены совершенно диким образом. Дева Мария - жена Кришны. Люцифер и Денница почему-то два разных божества, причем дружественных людям. А вот Яхве и Сатана, по Каталине, два имени одной и той же личности - тирана высокоразвитой, но абсолютно враждебной человечеству цивилизации. Все это, конечно, страшный бред. Но с этим бредом вам, увы, придется-таки ознакомиться". Отец Каин, за что?!
   На стол рядом с папкой легла стопка журналов. "ЕСТЬ КОНТАКТ!!!!!", значилось на обложке верхнего. (Да, именно так: все заглавными буквами, и с пятью восклицательными знаками). А журнальчики-то, кстати, не из дешевых. До глянцевых, конечно, по уровню полиграфии не дотягивают, но обложка - полноцвет и бумага хорошая. "Это что?" - показываю на журналы. "Это они печатают, - поясняет Маргарита. - Рекомендую просмотреть". Ох, только такого счастья нам и не хватало. Как будто одной папки мало. "У этой Каталины свое издательство?" Моя наставница качает головой: "Нет. У Каталины в бизнесе другие интересы. Издательской деятельностью занимается ее старший сын". "Тоже контактер?" "В какой-то мере, - улыбается Маргарита, - но не так, как мама, по-другому. Он, видишь ли, губернатор Солнечной системы" "Что-о???" "Ну, император нашей галактики назначил его губернатором. Во всяком случае, такое заявление он разместил на своем сайте. Можешь поглядеть любопытства ради, веб-дизайнер там неплохо поработал. Называется сайт: Губерния Солнечной системы". Ну и ну, похоже, шиза на космическую тематику это у них семейное.

**

   "Нет, я больше не могу. Я сейчас сам свихнусь", - вздыхает Сережка. На лице у него застыло выражение вселенской скорби, а губы сложились в знакомый мне "сковородник".
   Почти час мы сидим в Актовом зале. Изучаем полученные материалы, будь они не ладны! Папку кое-как одолели. Но там-то только сухие факты, да выводы аналитиков. С ней все-таки как-то проще. А вот журналы... Поначалу, конечно, прикольно. Читаешь и хихикаешь, но через какое-то время вдруг начинаешь понимать: еще немного такого чтива, и можно будет в ближайшем дурдоме прописываться на постоянное место жительства.
   "Ты только посмотри на это! - с брезгливой миной Сережка сует мне один из журналов. - Как тебе такое?" Беру. Читаю.
   "Кришна: Дьявол заперт в микровселенной. Это его тюрьма. Мы заблокировали ему точки воплощения в вашей реальности. Теперь Земной сектор пространства-времени защищен от его негативного воздейстия.
   Каталина: Почему вы не сделали этого раньше?
   Кришна: Человечество было не готово. Теперь все изменилось. Вы выходите на очередной виток. Близится новая эра.
   Каталина: Что изменилось?
   Кришна: Часть из вас духовно прозрела. Они уже способны в злом добре увидеть доброе зло. Они поведут за собой. Пугало уже не нужно.
   Каталина: Кто эти прозревшие?
   Кришна: Те, кто способен нас слышать. Те, кто объединились в сферу разума.
   Каталина: Это мы?
   Кришна: Да. Вы первые..."
   Мда. Скромные господа контактеры. Они ведь не сами, это боги их в пастыри человечества записали. Что ж, каждый сходит с ума на свой лад, и самоутверждается тоже. "Сереж, - говорю, - ну, если уж совсем невмоготу, давай я эти откровения просмотрю. А ты возьми мой журнал. Тут очень даже забавная статейка. И написана живенько, никакой космооперы не надо". Сережка забирает журнал, вглядывается в показанную мною статью, хихикает и с выражением читает: "Флот наших светлых покровителей нес жестокие потери. Врагов было слишком много. Они рвались к Земле. И тогда нам тоже пришлось вступать в эту битву. Мы вышли в астрал, и своими клинками стали рубить линкоры космической мрази..." Дочитать он не смог -- согнулся от хохота. Минуту смеялся, не меньше. "Это что, такое? - спрашивает. - Новый сценарий звездных войн?" "Он самый, - фыркаю в ответ, - часть последняя: пипец силам зла. Давай дальше читай, и не обязательно вслух!"
  
   Как говорится, с горем пополам, всю эту галиматью мы одолели. Материалы вернули. Отец, конечно, не мог не заметить, насколько кислыми были у нас физиономии. Да и наши с Сережкой отражения наверняка о многом ему сказали. Он вздохнул, посмотрел с сочувствием и проговорил:
   - Я вижу, "откровения" Каталины и ее единомышленников кажутся вам чем-то... несерьезным. По большей части, они и в самом деле откровенная чепуха. Но, при всем при этом, вы должны себе уяснить: к самой Каталине нельзя относиться несерьезно. Она -- старый мастер, что уже говорит о многом. А, кроме того, она малкавианка. Это единственный из всех кланов, у которого иногда получается сотворить нечто невозможное. Ты знаешь, как была создана солнцезащитная мазь?
   Я пожала плечами.
   - Ну, технологию ее производства разработали в нашем клане. Исследования и последующие работы финансировала Маргарита.
   - Все это так, но ты упустила из виду один важный нюанс. Принципиальная возможность получения состава с солнцезащитными свойствами была доказана безвестным малкавианским ученым. Сам он упокоился во время опытов -- сгорел. Материалы его работ попали к Маргарите, а от нее ко мне. Если б не тот малкавианин, в Тремере никому и в голову бы не пришло тратить время на столь бесперспективные исследования. А все потому, что любой из нас отлично знал: солнцезащитный состав создать невозможно.
   - Я все поняла, папа.
   - Надеюсь, это так, - отец замолчал, о чем-то задумавшись, и вдруг, глядя на меня, сказал:
   - Я не слишком доверяю малкавианам. Очень непредсказуемы. До сих пор не уверен полностью, что они никак не связаны с попыткой твоего похищения. Отпуская тебя к Каталине, мы выставили ей одно условие. Она согласилась.
   - Какое условие?
   - На разговор с тобой ей будет дано два часа. Если спустя это время ты, и твои сопровождающие не вернетесь, начнется штурм ее Базы.
   В голосе отца, обычно таком спокойном, и, пожалуй, даже мягком, вдруг лязгнул металл. А ведь он волнуется за меня. Очень. Сидит весь из себя такой невозмутимый... И по отражению ничего не заметно. На первый взгляд. Только я-то ведь уже научилась читать их с достаточной глубиной. Я же все вижу и понимаю. Ах, папка, папка... Не волнуйся, все будет хорошо. Я люблю тебя. Он тоже все понял. Посмотрел на меня, чуть улыбнулся.
   - Кира, Сережа, вам пора.

***

   До места добрались с ветерком -- автоинспекция расчищала дорогу. Наверно, форсеры расстарались. Хотя, отец с Маргаритой теперь в администрации, могли и сами все устроить.
   Как оказалось, поблизости от обиталища малкавиан нас дожидалась маленькая армия. (Отец не просто так говорил по поводу возможного штурма). Народу собралось порядочно, и почти всех я знала. А что удивительного, если большинство составляли "Стиксовцы". Командовала этой оравой Милена. Лично. Мой братец, сказали, тоже был где-то тут. Вылезли из машины, поздоровались. "Ну, и толпа", - говорю Милене. Та усмехается. "А здесь, - отвечает, - еще не все силы. Часть бойцов блокирует подземные выходы с Базы". Ну и ну, только и остается развести руками. "Как вы вообще про них узнали?" Милена рассмеялась. Ответил подошедший поздороваться Гор: "Кое-какой информацией поделились форсеры, все-таки мы теперь в одной с ними лодке. Ну, а кое-что и сами сумели выяснить". Кстати, по поводу форсеров: двое их представителей было здесь. Худенький, невзрачный мужичок в гражданском из ведомства Глеба Павловича, и невысокий, полный подполковник милиции. Этот отвечал за оцепление. Ну, да, оно тоже было. Куда же без него? Хоть и время для людей позднее, и район окраинный, а зевак все равно хватает. Некоторые норовят подойти полюбопытствовать, что это тут творится. Вот и приходилось ментам этих самых любопытствующих заворачивать. То же работенка, не приведи Отец Каин. Это для нас вечер да ночь - самое рабочее время, а для людей-то... Ребята и девчонки из числа вентру помогали милиции. Воздействуя на сознание всяких праздношатающихся, поумеривали их любопытство. А чтобы вентру не переусердствовали в своей помощи, здесь еще и пятерка наблюдателей от Охотников терлась. Короче говоря, собралось каждой твари по паре.
   Смотрит Милена на нас с Сережкой, спрашивает: "Вы вдвоем пойдете, или еще кого-нибудь возьмете с собой?" Сергей глядит вопросительно, дескать, ты как? Католина ведь приглашала меня, значит, мне и решать. Вообще-то, втроем веселее, да и спокойнее как-то. Черт его знает, что там эти малкавиане надумают учудить? Только вот кого бы еще с собой захватить? Стою, переносицу почесываю. Думаю, в общем. В этот момент подскакивает ко мне Стас и эдак безапелляционно: "Ну, что, Кира? Идем?" Нет, ну, вы видали? "Ты куда это, - говорю, - намылился?" А Стас смотрит на меня своими черными глазами, в которых ни в одном ни капли совести, и отвечает: "Ну, ты даешь, тетушка. С тобой, разумеется, к малкавианам, - и, по ходу дела, Сергею, - Серега, ты тоже с нами идешь?" Наглый у меня племянничек, ну, до невозможности. Так и хочется иной раз взять что-нибудь тяжелое в руки, да по головушке ему... Может, тогда б через дырочку в черепушке хоть немножечко эта его наглость вышла бы? Только вряд ли. Чтобы освободить Стаса от основной черты характера одной дырочкой не обойдешься. Тут половину буйной головушки снести надо, а это, сами понимаете, несовместимо с его дальнейшим существованием. Увы.
   Стас, похоже, удосужился проанализировать мое отражение. Может, и о мыслях по поводу его головы и чего-то тяжелого догадался, но тон сбавил. Смотрит с какой-то даже обидой. "Кира, - говорит, - я же помочь хочу. Честно. Вы же не чужие мне. Если с вами что-нибудь случится, я же потом не прощу себе". Стоит он передо мной, напряженный, словно струна натянутая. Кажется, тронь его сейчас, и зазвенит, как та же струна. А в отражении, ну, ни капли фальши. Искренен. Абсолютно. Стас, может, нахал и хвастун, да и дуболом тот еще, но одного у него не отнять: мой племянник себя не пожалеет, все сделает, чтобы защитить тех, кто ему дорог. Такой уж он. Гляжу на него и понимаю: не смогу отказать. Может, потом жалеть буду и злиться на свою мягкотелость, а сейчас просто не могу. Его же оттолкнуть, когда он вот так, это же все равно что в душу плюнуть. Пусть по людским поверьям и нет у нас никакой души. "Ладно уж, - вздыхаю я, - черт с тобой, Стас. Раз хочешь идти с нами, пошли".
  

***

  
   ...Странная она, эта Каталина. Очень странная. Временами малкавианка кажется самой обычной "прибабахнутой", каких и среди людей хватает. Ничего вроде бы особенного: экзальтированная тетка с основательно съехавшей "крышей", и нелепыми претензиями на мессианство. Вот только не всегда Каталина вписывается в этот образ. Иногда в ней вдруг проявляется нечто совсем другое, что-то по-настоящему мудрое, в высшей степени серьезное. И тогда поневоле закрадывается подозрение, что она просто играет на публику, а может быть даже и тестирует нас одной ей ведомым способом. Странная женщина. А какие у нее глаза? Ни у кого таких не видела. То они совсем молодые, в них пляшут веселые чертики, и сама Каталина в этот момент кажется чуть ли не моей ровесницей. То буквально за мгновение они страшно стареют, словно бы патиной прожитых веков покрываются. Вглядишься в них, и не по себе делается -- столько в этих глазах накопившейся усталости и какой-то непонятной мне неизбывной грусти.
  
   Едва мы переступили порог малкавианской базы, как сразу же были препровождены к Каталине. Увы, экскурсий нам тут никто не организовывал, а вообще-то было бы интересно посмотреть, как живет этот необычный клан. Нас провели по длинному коридору, потом по лестнице мы спустились на цокольный этаж, а уж оттуда лифтом на два уровня вниз. Большая база, ничего не скажешь, а ведь снаружи выглядит обычной четырехэтажкой сталинской постройки. И не подумаешь, что там еще несколько подземных этажей.
   Комната, где нас ждала лидер малкавиан, оказалась довольно большим помещением, а поскольку была почти пустой, то выглядела еще больше. Кое-какая мебель в ней, конечно, имелась, но для такой площади явно недостаточно. Судите сами: вдоль одной из стен два стеллажа с книгами и безделушками, между ними резное деревянное кресло, в углу четыре точно таких же и небольшой низкий столик рядом с ними. Все. Ах, нет. Забыла про два напольных семисвечных подсвечника. Они стояли по обе стороны от кресла, что между стеллажей. Вот теперь все.
   Под ногами поскрипывает паркет, входим в комнату. У столика нас ждет Каталина, кивает на кресла: "Присаживайтесь, дети". Стас, кажется, хочет что-то возразить. Похоже, обращение не понравилось. На всякий случай исподтишка показываю ему кулак -- молчи, дескать. Что, спрашивается, обижаться? Если эта дама старше Маргариты, то кто мы для нее? "Благодарим вас, госпожа Каталина", - отвечаю за всех. Садимся. Словно по мановению волшебной палочки рядом со столиком появляется миловидная темноволосая девушка с небольшим подносом. На стол встают фарфоровые чашечки на блюдцах, наполненные чем-то красным. В воздухе плывет слабый аромат крови (уж его-то мы ни с чем не спутаем), и какие-то другие незнакомые мне, но тоже приятные запахи. "Пейте, - улыбается Каталина. - Этот напиток надо пить сразу, пока не свернулся. Попробуйте, очень вкусно". Вкус и в самом деле оказался необыкновенным, приятным и ни на что непохожим. "Я называю его чаем, - отхлебывая из чашечки, продолжала малкавианка. - Основные составляющие в нем: кровь человека, кровь животных и вытяжки из некоторых растений". Ну, ни чего же себе. "Кровь животных", "вытяжки растений"... А ведь по энергоотдаче этот "чай" не уступает человеческой крови самого высокого качества! Век живи, век учись. Как только чашечки опустели, темноволосая девушка составила их на поднос, и исчезла за дверью.
   Малкавианка все же не утерпела и поведала нам о своих контактерских заморочках. А то ведь мы, горемычные, не дай Отец Каин, так и не узнали бы о ее личном участии во вселенской битве всего разумного, доброго, вечного с этими... ну, которые плохие, короче говоря. Рассказывала Каталина красочно. И разворачивались перед нами страницы эпической саги извечного противостояния добра и зла. И скручивались уши в трубочку, а мозги заволакивались туманом от безжалостных ударов по здравому смыслу и элементарной логике. Я присматривалась к малкавианке, и никак не могла для себя уяснить, сама-то она верит в то, что нам вещает? По отражению, вроде бы, да, верит, а в глазах у нее нет-нет, да и промелькнут веселые бесенята. Вот и разбирайся, что это: бредни душевнобольной, или сознательная "лапша" на наши уши. Слушаю, и про себя ухмыляюсь: дескать, тяжело в общении - легко в дурдоме. Впрочем, не я одна от такого общения одурела, Сережка тоже сидит, как мешком пришибленный. А вот Стасу хоть бы хны! Он и сам болтун тот еще. Я думаю, этот раздолбай твердо убежден, что не существует такой темы, где он не мог бы вставить свое веское слово. Сейчас его, похоже, несло. "...Сразу видно, вам не хватило тактического опыта. Всего-то и надо было держаться над плоскостью эклиптики, - с апломбом знатока разглагольствовал Стас. - А решения Белого Совета вообще не стоило дожидаться! Что с того, что они боги? Любой структуре нужно время на раскачку! Кришна-то ведь мог и не успеть подвести свой флот..." Ох, ну, и словоблуд! Малкавианка внимательно слушала моего племянничка, иногда даже кивала, и при этом выглядела абсолютно серьезной. Правда, где-то в глубине ее глаз, как показалось мне, дрожали искры смеха. Да уж, эти двое по части трепа друг друга стоили.
   Так как я, в отличие от Стаса, в тактике космических сражений, как, впрочем, и в перипетиях политики богов, не разбиралась совершенно, то нить беседы вскоре окончательно утеряла. От нечего делать, и чтобы отвлечься от утомительного разговора стала разглядывать "изопродукцию" на стенах. Все свободное место занимали иконы (естественно, не намоленные новоделы) с Иисусом Христом, девой Марией и какими-то святыми, постеры с Кришной в разных видах, репродукции неизвестных мне художников с изображениями то ли волхвов, то ли каких-то языческих богов. Вперемежку с ними висели фото и картины на космическую тему, и корявые детские рисунки. Судя по умению, юному художнику было вряд ли больше семи-восьми лет. Странно. Ни один трезвомыслящий каинит не станет обращать такого маленького ребенка. Слишком уж много проблем потом возникает. Но тогда, спрашивается, кто же рисовал?
   Ответ я получила неожиданно быстро. В дальней стене открылась дверь, в комнату вошел парень. На вид ему было немногим больше двадцати лет. Среднего роста, сухощавый, с открытым не лишенным привлекательности лицом. Правда, выражение этого лица казалось каким-то... неправильным. Понимаете, у взрослых и детей (я говорю, конечно, о человеческих детях) мимика различается. Так вот, у этого парня была детская мимика. Да и одежду его любой взрослый надел бы разве что для смеха. Одна маечка со Спайдерменом чего стоила! "Баба! - закричал парень. - Я рисовать хочу!" "А ты уже поел?" - спросила Каталина, вставая из-за стола и направляясь к нему. "Ага", - усевшись на палас посреди комнаты, ответил тот. "Ох, Ванечка, как же ты неаккуратно кушаешь!" - вздыхала малкавианка, влажной салфеткой протирая парню подбородок. (На нем и в уголках рта виднелись следы подсохшей крови, да и на майке можно было разглядеть бурые пятна). "Ведь сколько раз тебе мы с мамой говорили, - продолжала укорять "малыша" Каталина, - ведь говорили же: пей через соломинку!" "Я через соломинку пил, а все равно плескается!" - раздалось в ответ с плаксивыми интонациями.
   Я смотрела на эту сцену и не могла взять в толк, что случилось с парнем? Почему он такой? Неужели кому-то пришло в голову обратить умственно отсталого? И тут до меня дошло: слабая кровь! Я вижу слабокровного! Конечно, я о них слышала, да и кто не слышал? Но вот, чтобы увидеть вживую... Слабая кровь -- редчайший случай. Глобальный сбой в программе превращения человека в каинита. Вы можете представить себе каинитов, практически неспособных работать со спектрами сил? Их энергокаркас настолько слаб, что они могут активировать лишь самые-самые примитивные заклятья. Это при условии, что они вообще в состоянии осмыслить их плетение. Ведь, как правило, слабокровные не только немощны энергетически, но еще и умственно неполноценны. Как следствие, у них большие проблемы с восприятием информации, и, соответственно, с обучением. Ни через год, ни через десять или сто лет слабокровный послушник не становится учеником. Когда-то давным-давно их изгоняли из кланов и даже убивали, считая предвестниками гибели мира. Но, вопреки суевериям, мир продолжает существовать, слабокровные (пусть крайне редко) продолжают рождаться, а загадка слабой крови, увы, продолжает оставаться загадкой.
   Выдав Ивану коробку фломастеров вместе с альбомом для рисования, Каталина вернулась за стол. Но разговор как-то сам собой прервался. Женщина молча сидела, словно забыв о нас, и грустно глядела на внука. А тот, не обращая ни на кого внимания, и высунув от усердия язык, увлеченно что-то рисовал. "Скажите, Каталина, - я рискнула прервать молчание, - поверьте, я не хочу вас обидеть, но Иван... он... слабокровный?" "Нет! Ну, что ты, Кира, - вскинулась малкавианка, - никакой он не слабокровный! Да ты на его энергоструктуру взгляни!" Задействовав истинное зрение, я пригляделась к парню. Увиденное меня поразило. Иван, не имевший на запястьях ни малейших следов клановых знаков, по энергетической мощи вряд ли уступал малкавианским специалистам! Очередная загадка. "Но если он не слабокровный, то почему тогда ведет себя как ребенок? Или он был таким и до обращения?" Каталина покачала головой: "Нет, Кира. До обращения Ваня был совершенно нормальным мальчиком. Мы наводили о нем справки. С отличием окончил авиационный институт. Большие надежды подавал. А потом со всей семьей угодил в аварию. Один остался в живых, да и то... не на долго. Агата, дочка моя, едва успела его перед смертью обратить, - малкавианка вздохнула. - Никто из нас и представить не мог, что случится с мальчиком, когда он восстанет". "А что случилось?" - влез Стас. "Пророчество случилось, - поморщилась Каталина. - Те из нас, кто могут их видеть, становятся пророками в ранге специалиста, или даже позже. Меня, например, первые видения посетили, когда я уже была мастером. Ваня же увидел пророчество, едва став каинитом. Невероятная вещь. А самое невероятное в том, что после этого он всего лишь впал в детство. Куда более взрослым малкавианам пророчества выжигали мозги напрочь. Мальчик очень силен, да и везуч к тому же. Он имеет все шансы со временем стать среди нас одним из лучших". Мне не удалось скрыть своего удивления: "Так это, выходит, у него не навсегда?" Каталина кивнула. "Конечно. Постепенно Ваня прогрессирует. Когда все случилось, он скатился к уровню человеческого ребенка примерно трехлетнего возраста. Сейчас по развитию он не отстает от семи-восьмилеток. Мы с дочерью чуть не свихнулись с ним. Всему приходилось учить. Попробуй-ка, объясни "трехлетнему" "малышу", что он уже не человек и конфетки ему есть нельзя". Бросив взгляд на внука, малкавианка придвинулась ко мне и доверительно зашептала: "Мне кажется, восстановление психики у Вани начало ускоряться. Он ведь хотел быть инженером, строить и проектировать космические аппараты. Похоже, он начал вспоминать прежние увлечения. Теперь кроме ракет ничего не рисует. И знаешь, Кира, они у него какие-то не такие, как обычно бывает у детей. Не веришь? Давай к нему подойдем. А вы, мальчики, посидите, а то он стесняется, когда много народа".
   Мы подошли к художнику. Тот сидел на коленях, склонившись над альбомом, и, казалось, ничего вокруг не замечал. Как только Иван заканчивал очередной рисунок, он вырывал его из альбома, и раскладывал на паласе перед собой среди других таких же. Я пригляделась к картинкам. А ведь и, правда, парень пытался изобразить вполне узнаваемую космическую технику с детализацией, скажем так, не присущей детям. Вот стартует многоступенчатая ракета. На таких выводили на орбиту наши "Союзы". Рука "юного" художника еще не набита, местами линии получаются немного кривыми, но ведь все равно, похоже! А, вот, взлетает "Буран", или, может, какой-то из американских шаттлов. Космический спутник (и опять это что-то знакомое, где-то мною виденное).
   На плечо легла ладонь Каталины: "Кира!" Оказывается, на меня уставился Иван. Как же он смотрел! Глаза широко распахнуты, рот приоткрыт, словно привидение рядом с собой увидел! Каталина и сама удивилась. Он, говорит, раньше ни на кого так не реагировал. Минуты две он меня разглядывал, а потом почему-то шепотом вдруг спросил: "Ты первая или вторая?" И что бы это значило? "Ванечка, - стараюсь говорить как можно ласковее, - я не понимаю тебя". Тут уж и бабушка к внуку подскочила: "Ты о чем спрашиваешь тетю?" А тот на бабашку вообще не смотрит, все внимание только на меня, и твердит как заведенный: "Ты первая или вторая? Ты первая или вторая?!" Гляжу, у Ивана уже глаза на мокром месте, вот-вот истерика случится. Да и саму меня мандраж пробирать стал, как-то не по себе сделалось. Положение спасла Каталина. Взяла парня за руку, стала что-то нашептывать, успокаивать, да и вывела из комнаты. Но и следуя за бабушкой, Иван оглядывался на меня и кричал: "Ты первая или вторая?!"
   Я проводила глазами малкавианку с ее странным внуком, и постаралась унять внутреннюю дрожь. Что-то меня это происшествие слишком уж взвинтило. Вскоре вернулась Каталина. Подошла. Несколько мгновений молча стояла рядом, наконец, проговорила с задумчивостью в голосе:
   - Похоже, Кира, ты как-то связана с Ваниным пророчеством. Именно поэтому он так на тебя отреагировал. А уж когда кто-то присутствует в двух разных пророчествах, это знаешь ли...
   - В двух?
   - Да, Кира. Мое последнее пророчество так же связано с тобой. Давай-ка присядем, надо поговорить.
   Малкавианка уселась прямо на пол (вернее на палас), собрала в стопку Ванины рисунки, отложила в сторону, и похлопала ладонью рядом с собой. Я села. Сережка со Стасом хотели было подойти, но Каталина их остановила:
   - Нет, мальчики. Сидите там, где сидите. Этот разговор касается только меня и Киры.
   В спектрах сил вдруг стало что-то происходить. Что такое? Чуть улыбнувшись, малкавианка произнесла:
   - Успокойся. Я всего лишь активировала "Сферу тишины" -- заклятье препятствующее подслушиванию.
   Потом взглянула на часы и озабоченно пробормотала:
   - Меньше сорока минут до конца срока осталось, надо поторопиться. А то, чего доброго, Коалиция и впрямь атакует, - вздохнула, словно решившись на что-то, и неожиданно спросила. - Что за пророчества ты видела?
   Я пожала плечами:
   - Ну, в первый раз мне привиделся бой. Позднее выяснилось, что наблюдала я фрагмент событий в Царицыне. Там проходила операция ЧК по уничтожению анклава каинитов. А во второй раз никаких видений не было, просто откуда-то вдруг пришло знание.
   - По поводу Охотников? - уточнила малкавианка.
   - Да.
   - Что ж, ясно. В первом случае у тебя было пророчество-видение, во втором -- пророчество-послание.
   На несколько секунд Каталина замолчала, уставившись в пол. Почему-то показалось, что сейчас я услышу нечто страшное. Предчувствие не обмануло.
   - Мне тоже пришло пророчество. Смешанное. И видение, и послание, - глухо проговорила малкавианка. - Я видела тебя, и при этом знала, ты пришла, чтобы меня упокоить. Лови информпакет.
   Я увидела себя глазами малкавианки. Перед ней и вправду стояла я. И было знание, просто знание: она пришла меня убить. Бред какой-то...
   - Каталина, клянусь всем, что мне дорого, у меня и в мыслях нет тебя убивать! Зачем это мне?!
   - Я не знаю, Кира, - раздалось в ответ, - но пророчества сбываются всегда. Порой они кажутся нам неясными, путанными, зачастую их неправильно интерпретируют, но пророчества не могут лгать. Ты придешь, чтобы меня упокоить. Я умру. А потом начнется война. Затяжная война. Не знаю, кого с кем. С каждым годом она будет все страшнее. Рухнет Маскарад, - казалось, Каталина впала в транс, а слова все падали и падали, как тяжелые камни. - ...Разрушенные города. Сожженная земля. Умирающие люди. Теряющие разум, превращающиеся в Зверей каиниты... Может быть, это и есть Геенна?..
   Стало по-настоящему страшно. До мурашек по коже, до холодного пота. Мы ведь и не потеем почти, а тут вот...
   - Э-э, Каталина, - я сделала последнюю попытку успокоить себя, - а, может, про убийство, войну и прочую жуть тебе... э-э... твои боги сказали?
   Малкавианка сразу все поняла, и невесело усмехнулась.
   - Нет, Кира, нет. При чем здесь боги? Это было самое обычное наше пророчество.
   Чертово пророчество! Ну, не собираюсь я ее убивать! Кстати, ситуация сейчас тоже какая-то странная. Каталина сидит и преспокойно разговаривает со своей будущей убийцей. Нелепо все это.
   - Если ты знала, что я должна буду тебя убить, а с твоей смертью начнется что-то похожее на апокалипсис, почему же ты не попыталась все это предотвратить? Ведь ты заранее могла бы меня уничтожить!
   - Не могла, - покачала головой малкавианка. - Тогда война началась бы еще быстрее.
   Вот те номер. Одно радует: кажется, Каталина не станет подсылать ко мне убийц.
   - И что теперь? Нет никакой надежды?
   - Почему же? Пророчество имело вилку. Три варианта. Первые два ты уже знаешь. Третий -- ты убиваешь себя.
   - Сама себя?
   - Да. И тогда все будет хорошо, или почти хорошо. По крайней мере, тех ужасов не случится.
   Нет, ну, надо же! Она что? На сознательность мою бьет? Оно, конечно, жутко романтично пожертвовать собой во имя человечества, только вот что-то не хочется. Фиг тебе, Каталина, не страдаю я суицидальными наклонностями. Лучше уж я буду твою чертову Базу десятой дорогой обходить. А то и впрямь, чего доброго, возникнет желание прибить кое-кого за такие подставы.
   Уж и не знаю, чего она от меня ждала. Может, думала, я выхвачу свой МП, и очередью себе в голову? Это она зря. Не дождавшись от меня никакой реакции, Каталина вновь посмотрела на часы:
   - Вам пора возвращаться. Теперь ты все знаешь. Что делать, решай сама.
  

***

  
   Всю дорогу до Базы Сережка и увязавшийся с нами Стас на пару наседали на меня. Все вытрясти пытались, что же такого секретного поведала мне Каталина в личной беседе. Я только отмахивалась. А потом была База и разговор с отцом и Маргаритой. (Ну, об этом я уже упоминала). Вышла из кабинета никакущая: ноги подкашиваются, в голове туман, да еще в придачу и тошнота подступает. Села в коридоре на пол, спиной к стене привалилась. Посижу, думаю, передохну пару-тройку минут. Хорошо хоть в коридоре никого, некому приставать с расспросами. Сережку со Стасом по приезду сразу же назад в город спровадили, чтобы они тут под ногами не путались, да не задавали лишних вопросов. А те, кто на Базе работают, они делом заняты. Некогда им в административном крыле по коридорам шастать.
   Сижу, пот оттираю, да мысленно над собой хихикаю. Вот тебе и совершенное тело, не подверженное ни усталости, ни хворям. Брехня это! Все дело только в прикладываемых усилиях! Постепенно прихожу в себя от допроса, который мои мучители политкорректно именовали беседой. Слышу, за дверью голоса раздаются -- отец с Маргаритой что-то обсуждают. Слышно хорошо, да и не мудрено: когда из кабинета вышла, чуть ли не рядом с дверью плюхнулась. Поначалу-то я на все это и внимания не обращала -- не до того было. Потом уж невольно прислушиваться стала. Голос отца: "...Сама убедилась. Никаких намеков. Ну, а спонтанное возникновение жажды убийства -- признак психической неустойчивости. С этим у нее тоже все в порядке". "Да", - уныло вздыхает Маргарита. Снова отец: "В итоге мне видятся три варианта, хотя, возможно, их больше. Либо Кира находилась под воздействием..." "Макс, - тут же раздается возмущенная реплика моей наставницы, - о каком воздействии ты вообще можешь говорить?! Ее защита непрошибаема! Это я тебе как ментал со стажем могу сказать!" "В таком случае остаются еще два варианта, - невозмутимо продолжает отец. - Возможно, в видении Каталины, к ней пришла не моя дочь, а кто-то невероятно на нее похожий". "Макс, - Маргарита издает короткий и какой-то нервный смешок, - а у Киры точно не было сестры-близнеца?" "Марго, ну, какую чепуху ты несешь? Такие вещи проверяются сразу же после обращения, а порой и до. В человеческой семье Кира была единственным ребенком". Голос Маргариты: "Ну, не злись, Макс". Слышится какой-то чмок. (Кажется, кто-то кого-то поцеловал). И снова голос отца: "В принципе, нельзя исключать и того, что видение Каталины могло быть вовсе не пророчеством, а ее... хм... личным бзиком. Маловероятно, конечно, но... всякое бывает". "Этот вариант был бы самым предпочтительным". "Кто бы спорил, Марго, только готовиться-то следует к худшему. Попытаемся выйти на контакт с Каталиной. Есть у меня для нее одно предложение, а в отношении Киры придется принимать дополнительные меры..."
   Какие такие меры собрались принимать в отношении меня, я узнать не успела. Приоткрылась дверь. "И кто это тут подслушивает?" - нарочито возмущенным тоном спросила моя наставница. "Ничего я не подслушиваю, - пробурчала я. - Просто от этого вашего слияния у меня голова закружилась, вот и присела отдышаться". "Правда? - ехидно ухмыльнулась Маргарита. - А что же у тебя ушки-то, словно локаторы шевелятся?" Машинально я коснулась своих ушей (неужели и вправду шевелятся?), чем вызвала смех наставницы. Отсмеявшись, Маргарита напустила на себя серьезность: "Я думаю, ты уже в полном порядке. Так что давай-ка возвращайся в город. На КПП есть дежурные машины. Попросишь подвезти, не откажут".
   Уже, направляясь к выходу, услышала, как Маргарита бормочет себе под нос: "И все-таки она вентру. Кто бы из нас упустил возможность подслушать? Ну, и девчонка: в отражении ни капли смущения, а глаза честные-честные..."
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"