Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 19

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


19

   Топ-топ-топ -- по щербатому асфальту стучат подошвы берцев. "Быстрее-быстрее-быстрее!" Мимо меня проскакивают бойцы, готовясь занять предписанные места у центрального входа в складской корпус. "Народ! Шевели копытами!" Наша задача -- прочесать внутренности этого здания, и отыскать одну очень неприятную личность, если, конечно, таковая там найдется. Все просто. Правда, есть одна маленькая проблемка: на складах работает вечерняя смена. Обычные люди. А, значит, из арсенала наших возможностей не должно быть использовано ничего такого, что может нарушить Маскарад. Увы, в складской зоне полностью работа не прекращается ни вечером, ни ночью, и этот режим никто менять не собирается. Ничего, как-нибудь выкрутимся.
   Народа мне выделили порядком -- аж две десятки. Двадцать две боевых единицы не считая меня самой. Сила! Только вот силу эту придется применять с осторожностью. Случись что, люди не должны погибнуть, а, желательно, чтобы они вообще не пострадали.
   Штурмовая десятка уже наготове. Последние занимают свои места около запасного входа в торце здания. А вот из страхующего десятка я вижу только четверых. Когда мы войдем вовнутрь, ребята останутся у входных дверей. Остальные контролируют окна, а они все с противоположной стороны здания. Кстати, пора бы "контролерам" нашим на связь выйти. Сигнал коммуникатора. (Наконец-то!) Голос Евы: "Позиции заняты. Ведем наблюдение".
   Да, второй десяткой командует Ева. А что тут такого? Весь десяток почти сплошь из учеников, только командиры пятерок такие же, как она специалисты. Но у Евы, в отличие от них, опыта заметно больше. Как-никак в прошлом атаманшей банды была. Да и служба в СБ тоже кое-чего стоит. Потому и поставила ее командиром. А то, что Ева каитиф роли не играет. Во-первых, она уже принята в клан, а, во-вторых... во-вторых, если кто-нибудь что-то вякнет по поводу моей названной сестренки, то я этого урода лично порву! Вот так. Впрочем, после знакомства с Никой и ее братом отношение к безродным у нас в "Стиксе" заметно улучшилось. Понял народ, что каитиф каитифу рознь. Правда, в Коалиции есть и твердолобое старичье, не переносящее на дух все, что не вписывается в рамки замшелых догм. К счастью они теперь не у власти. И остается им только бросать на Еву косые взгляды, да ворчать себе под нос о падении нравов. Ну, и пусть ворчат. Кого это трогает?
   Ева, вообще-то, давно уже хотела принять хоть какое-то участие в деятельности "Стикса", да нам всем казалось неправильным отвлекать ее от занятий. Расписание у этой бедолаги было такое, что времени на сон практически не оставалось. (Я уж молчу о ее обязанностях по обеспечению связи со своим человеческим отцом и Службой Безопасности Ижевска). Маргарита насела на девчонку так, что только держись. Тут тебе и общеобразовательные курсы, и узкоспециализированные, предназначенные исключительно для вентру, и, конечно, практические занятия. Все это, знаете ли, времени и сил ого-го сколько отнимает. Вот мы и не решались привлекать Еву, даже, несмотря на то, что она сама этого хотела. Все изменилось буквально на днях. (Может, правильнее было бы сказать "на ночах"?) Подошла ко мне Маргарита, вся из себя довольная такая, и заявила, что моя названная сестра уже почти освоила "курс молодого специалиста". В теории, говорит, у нее пока еще многовато пропусков, а вот с практическим использованием знаний все идет даже лучше, чем предполагалось. А потому такой "штурмовщины", как в первое время, уже не будет. Короче говоря, наставница разрешила Еве периодически участвовать в "мероприятиях" "Стикса". Вот так и получилось, что на очередном "мероприятии" Ева у нас стала командиром десятка.
   Кажется, я еще не сказала, из-за чего весь сыр-бор случился? Все просто. Выражаясь языком наших чиновников от милиции, мы принимаем участие в проведении комплекса мер, по пресечению противоправной деятельности опасного преступника. Ну, а если попросту, то ищем серийного убийцу и маньяка.
   Началось все вполне тривиально: на окраине города нашли труп молодой женщины со следами насилия. К сожалению, в наше время подобные случаи уже перестают быть происшествиями экстраординарного характера. Вызывая возмущение и разные другие праведные чувства у добропорядочных граждан, они в сознании тех же граждан постепенно становятся чем-то привычным и обыденным. Нехорошая тенденция, знаете ли. Возможно по этой самой причине изнасилование, закончившееся убийством, вошло в отчеты и рапорты чуть ли не как рядовое преступление. Нет, конечно же, соответствующие структуры отреагировали, и маховик следствия начал неспеша набирать ход: осмотр места происшествия, поиски свидетелей, и так далее и тому подобное. Правда, по поводу раскрытия особого энтузиазма никто не проявлял - нет зацепок. А потому только что заведенное дело имело все шансы пополнить собой разряд "висяков". Оно и пополнило бы, но вскоре случилось новое преступление. При проведении каких-то там работ сантехники обнаружили в канализационном колодце тело молоденькой девушки. Как выяснилоь позже, девица росла в неблагополучной семье, да и сама была... с большими проблемами. Потому-то, когда она в очередной раз куда-то пропала, никто не всполошился. Соседи, скорее всего, только вздохнули с облегчением - одной головной болью меньше.
   Будем реалистами. Убитая никого не интересовала, а, значит, ее дело тоже вполне могло попасть в бумажные развалы материалов по нераскрытым преступлениям. Хотя, может быть, для улучшения статистики раскрываемости, опера выбили бы признание в убийстве с кого-то из ее сожителей. В этом случае, по завершении всех процедур, дело благополучно закрыли бы и сдали в архив. Не исключено, все так и произошло бы, если б не одно но. Два разных преступления оказались подозрительно похожи. И в первом, и во втором случае жертвы были изнасилованы, а смерть у них наступила "вследствии перерезания горла предметом с острой режущей кромкой, возможно ножом". (Фраза взята мною из протокола). Я не упоминала о способе убийства? Извиняюсь. Тогда и появились первые подозрения, что это, возможно, начало "серии". Худшие опасения подтвердились. Спустя короткое время к имеющимся жертвам добавились еще три человека - две женщины и мальчик-подросток. И опять тот же характерный почерк. Правда, с мальчиком не все ясно. Его тело было расчленено. Когда не все части найдены, сложно говорить о способе убийства и специфическом почерке преступления. Тем не менее, найденных фрагментов тела экспертам хватило чтобы установить: над ребенком было совершено насилие.
   А события тем временем продолжали раскручиваться. На городском кладбище разразился настоящий скандал. Какие-то граждане прикупили место под захоронение, отдали за него немалые деньги. (Участок имел удобное расположение, да к тому же рядом уже покоились их родственники). Эти самые граждане весьма удивились, а потом и возмутились, когда на только что купленном месте вдруг обнаружили непонятно чью могилу без каких-либо опознавательных знаков. (Ни надгробия, ни регистрационной таблички с номером; просто холмик земли). Взбешенные "землевладельцы" пошли по инстанциям. Дошли аж до мэра. Началось разбирательство. Попутно вскрылись случаи коррупции среди администрации кладбища. (Ну, без этого у нас не бывает). К удовлетворению хозяев участка, незаконное захоронение постановили убрать, а содержащиеся в нем останки перезахоронить в другом месте. При вскрытии могилы шок сразил буквально всех присутствующих. Там не обнаружилось гроба, зато обнаружился здоровенный пластиковый мешок со свежим трупом. В мешке лежал мужик с перерезанным горлом и без штанов. (Они, впрочем, тоже нашлись). Ага, с покойником случилось именно то, о чем вы и подумали. Надо сказать, убиенный вовсе не походил на геев, и мог понравиться ну, только очень большому оригиналу. Рослый, весь какой-то квадратный, да еще и волосатый как горилла. Впрочем, почерк Резчика (такое прозвище получил маньяк в оперативных сводках) был налицо.
   Не успела общественность отойти от потрясения, как маньяк к своему "послужному списку" добавил еще две смерти. На этот раз его жертвами вновь стали женщины. Только в отличие от убитых ранее, эти оказались далеко не молоды. Одной уже исполнилось пятьдесят лет, другая была еще старше, и на много. Бабушке давно перевалило за восемьдесят.
   Приехав в очередной раз к одинокой старушке, работница соцобеспечения обнаружила незапертую дверь, а, войдя вовнутрь, нашла свою подопечную в луже крови с перерезанным горлом, и... ну, да, со следами насилия. Вопли соцработницы подняли на ноги, наверно, весь квартал.
   Позднее судмедэкспертиза установила, что бабушка умерла почти сразу после начала полового акта от сердечного приступа. Так что насильник потом резал горло уже мертвой женщине, да и насиловал-то уже холодеющий труп. Мда уж. Циничная Ночка, узнав о кончине старушки, не утерпела: "Бабка, - говорит, - померла от удивления. Не ожидала в свои-то годы снова заняться сексом". Ох, уж эти бруйяне.
  

**

   Вообще-то у нас в России после всех пертурбаций стало трудно кого-либо чем-то удивить или ужаснуть. Ко всему привыкли: дефолты, теракты, концы света, стреляющие в людей психи-менты... На этом фоне и педофилы с маньяками-насильниками уже не вызывают сильных эмоций. Но даже и для нас ко всему привычных Резчик был уже за гранью. Маньяк, насильник-бисексуал, педофил, геронтофил, некрофил. И все это в одной упаковке. Такой букет извращений, знаете ли, у любого оторопь вызовет. Стала складываться небывалая ранее ситуация. Прежде, при появлении очередного маньяка, в группу риска попадали лишь определенные категории населения. Как правило, молодые привлекательные женщины, или дети (если насильник был педофилом). С появлением Резчика все изменилось. В группе риска оказалось буквально все население вне зависимости от пола и возраста. А, значит, теперь даже мужчинам убежденным гетеросексуалам и завзятым мачо, пузатым, горбатым, лысым или, наоборот, с ног до головы заросшим растительностью никто не мог бы дать гарантий того, что маньяк не захочет познакомиться с ними поближе. Да и дряхлую старуху успевшую обзавестись правнуками, передвигающуюся исключительно с клюкой и потерявшую последний зуб лет двадцать назад, "отмороженный" Резчик запросто мог одарить своей "любовью".
   Дело приобретало, как выразились в одной из местных газет, широкий общественный резонанс. Короче говоря, народ заволновался. Сама, проходя через двор, слышала, как бабки на лавочке обсуждали свои перспективы на изнасилование. А Сережке, например, довелось наблюдать безобразную сцену выяснения отношений между двумя мужиками. Одному из них показалось, будто второй как-то подозрительно "трется" сзади.
   Маркетологи быстро отследили изменившуюся конъюнктуру. Один из местных банков открыл новый срочный вклад "Антирезчик". (Не знаю уж, какие там условия и проценты предлагали клиентам). В торговой сети "Пять - сорок пять" уже третий день шла выставка-продажа французского оружия. Слоган выставки говорил сам за себя: "Маньяк дрожит завидя вас, когда у вас в руках ФАМАС!" Позавчера с девчонками заглянули в бутик молодежной одежды, так там целый стеллаж был занят футболками с рисунками на маньячную тему. Особенно две запомнились. На одной в стилистике знаменитого плаката с красноармейцем чуточку карикатурно был изображен увешанный с ног до головы оружием хмурый мен в бронике и шлеме. Вперив в зрителя указующий перст, мен сурово вопрошал: "А ты сумеешь защитить свой зад?" На другой была зловещая тень с многозначительной подписью: "Могу все, что шевелится". Кабан, когда узнал, сразу загорелся: "Хочу такую". Ночка его на смех подняла. "Ты, - говорит, - и на меня-то не всегда время находишь, а уже на все, что шевелится, губенки раскатал!"
   Впрочем, все перечисленное, это, так сказать, коммерческие изыски. Господам бизнесменам полагается чувствовать, куда дует ветер, иначе и прогореть не долго. Так ведь и самые обычные граждане в меру своего разумения старались извлечь выгоду из сложившегося положения дел.
   Одна тетушка, жившая в "частном секторе", заявилась в ближайший участок милиции, и потребовала себе компенсацию. Она утверждала, что Резчик изнасиловал и зарезал ее козу. "...А уж как она кричала, когда этот зверь ее охаживал, - смахивая слезы, стонала тетушка, - Ночью все случилось. Я-то и выйти побоялась, ну-ка он и меня... Единственная кормилица была. И сама молочко пила - врачи прописали, и на продажу... На пенсию ведь живу. Где теперь на новую животину деньги взять?.." Из участка направили рапорт наверх. В результате к тетке прислали экспертов. Черт его знает, Резчика этого! Может, он действительно еще и скотоложец. За ним уже столько извращений числится, одним больше, одним меньше.
   Во дворе у тетки и впрямь нашли козу с развороченным горлом и почти отделенной от тела головой. Надо сказать, еще при анализе рапорта у сотрудников возникли некоторые сомнения. А зачем, собственно говоря, преступнику потребовалось резать животное? Коза ведь внешность маньяка никому описать не сможет, и в милицию не позвонит. Соседи, вопреки утверждениям тетки, никакого шума не слышали. Эксперты дали авторитетное заключение: рубленно-резанная рана на горле козы не имеет к ее смерти никакого отношения. По всей видимости, животное умерло по естественным причинам, скорее всего от старости. Припертая уликами к стене, тетушка призналась, что по ее просьбе только что сдохшей козе перерезать горло подрядился один местный алкоголик за стакан самогонки. Ага, все верно. В отличие от козьего молочка, производство "огненной водицы" приносило ушлой тетке вполне себе неплохую прибавку к пенсии. Ясное дело, никаких следов сексуальных домогательств на теле животного обнаружено не было. Видно не удалось тетушке раскрутить того алкаша еще и на совокупление с дохлой козой. Может, просто недостаточно налила?
  

**

   Любые чрезвычайные происшествия, и уж само собой такие, как появление маньяка, вызывают у чиновников мандраж. Оно и понятно. Жили не тужили, отчитывались вовремя, с отчислениями в губернский бюджет не тянули. Короче говоря, были на хорошем счету у вышестоящего начальства. И вдруг на тебе, получите и распишитесь: маньяк! Да, ладно бы еще обычный, какие, бывало, и раньше случались. А то ведь вообще черт те что. Самый извращенный извращенец, как нарочно! И портит этот извращенец всю статистику, будь здоров! Что если губернатор рассердится? Так ведь недолго и из кресел своих повылетать! Немудрено, что все эти дни Кузьма Дементьевич, мэр Красноуральска, находился "на взводе". В состоянии крайнего раздражения он "накручивал хвосты" своим подчиненным, те -- своим. В результате лихорадило все властные структуры, а правоохранительные органы так и вовсе на ушах стояли. Суеты полно, а толка никакого.
   Пришлось моему отцу вместе с Маргаритой брать дело в свои руки. Благо, полномочий у них на это хватало. (Как-никак советники губернатора). Понятно, не всем в мэрии такое понравилось. Очень уж двойственная ситуация сложилась: с одной стороны, распоряжения отдавали представители губернатора, имеющие на это все полномочия, а с другой, эти самые представители были каинитами. Какому форсеру понравится, что им командует нелюдь? Впрочем, сам-то мэр был только рад переложить хотя бы часть ответственности на чужие плечи. Обычная чиновничья премудрость. Если что-то пойдет не так, всегда можно будет сказать: я, мол, выполнял распоряжения доверенных лиц губернатора. Ну, а если маньяка благополучно изловят, то без своей доли славы мэр в любом случае не останется.
   Пока во властных структурах города шло наведение порядка, Резчик совершил очередное преступление. Новой жертвой оказался молодой мужчина. Этот, в отличие от найденного в пластиковом мешке, своим видом куда больше походил на гея. Да он, собственно говоря, и был геем. Одним из немногих красноуральских представителей сексуальных меньшинств.
   Только что обнаруженный труп, отец распорядился доставить на Базу, и провести по нашим методикам анализ спермы насильника. Странный приказ, нелепый. Как, спрашивается, отец мог догадаться? Это наитие, или его интеллект, помноженный на опыт? Результат ошеломил нас всех. Маньяк оказался каинитом. Спросите, что в этом странного? Для тех, кто не в курсе, поясню. Это не просто странно, такое практически невозможно. Если бы этот маньяк просто убивал свои жертвы, он мог бы быть кем угодно, хоть человеком, хоть каинитом. Но он-то их сначала НАСИЛОВАЛ!
   Весь фокус в том, что мы испытываем к сексу с людьми безотчетное, не поддающееся управлению рассудком отвращение. Это касается абсолютно всех каинитов. Я, например, по-дружески могу поцеловать парня-человека, а вот лечь с ним в постель точно не захочу. Противно. Задайте мне вопрос: почему? Я на него не отвечу. Просто сама не знаю. Противно и все. Некоторые из наших полагают, что тут работает некий защитный природный механизм. Человек, обращенный в каинита, становится бесплодным, но при этом его сексуальные желания никуда не деваются, а возможности еще и многократно усиливаются. По части секса самые выносливые и темпераментные люди каинитам и в подметки не годятся. А дальше обратим внимание на один очень важный момент: выделения наших половых органов убивают репродуктивные способности человеческого организма. Кто знает, если б не было у каинитов непреодолимого отвращения к сексу с людьми, может, еще в глубокой древности человеческий род пресекся бы, потеряв способность к воспроизводству себе подобных? А следом за людьми рано или поздно повымерли бы и сами каиниты. Соответствует действительности такое объяснение или нет, в любом случае никакого другого я не знаю.
   Спросила отца, как он понял, что насильник каинит? Чтобы такое пришло в голову, нужно, знаете ли... Отец пожал плечами: "Этот случай нельзя назвать уникальным. Поройся в документальных источниках, убедишься". Пошла в библиотеку. Порылась, и действительно нашла в летописях два упоминания о подобных же извращениях. А у "шабашников", оказывается, даже пытка такая была, или не пытка, а просто издевательство. Брали пленника-каинита, обездвиживали, и заставляли своих упырей его (или ее) насиловать. Несчастные пленники попросту сходили с ума от отвращения.
   Так или иначе, но когда выяснилась природа маньяка, пришлось вносить коррективы и в процесс его поиска. Сами понимаете, любой каинит способен на такое, что человек не сможет сделать в принципе. Известили Охотников. Все знают, Братство в основном занимается преступлениями, совершенными каинитами в отношении людей. Ну, и еще случаями нарушения Маскарада. А потому суета вокруг Резчика Охотников совершенно не волновала. Зато теперь, когда стало известно, что маньяк -- каинит, Братство зашевелилось. Страж-группы перешли в состояние повышенной готовности. Ха! Не все же нашим доблестным стражам дебоши по кафе устраивать, да вытрясать из безответных каитифов лишние порции крови! Созвали заседание Совместной Комиссии, выработали общий план действий. Распределились с Охотниками по времени суток: утро и день за ними, ну, а нам для работы - вечер и ночь. (Незачем лишний раз издеваться над своей природой). В том, что Братство отдало нам на откуп темное время суток, и при этом не пыталось мелочно контролировать, ничего удивительного нет. Даже "вертухаи" и те понимали: мы сделаем все возможное, чтобы отловить, или уничтожить Резчика, и никогда, ни при каких обстоятельствах не пойдем с ним на сговор. Охотники отлично знали: то, что творил маньяк, было для нас куда более мерзким извращением, чем скотоложство или некрофилия для людей. Ну, а дальше, собственно говоря, началась работа. Я-то сама (да и все у нас в "Стиксе") все больше патрулированием и проверкой тревожных сообщений занималась, а потому немножко не в теме, как там все эти розыскные мероприятия организовывались. У нас-то задачи были простыми и конкретными. Например: выдвинуться в такой-то район города и до утра проводить патрулирование в его границах; особое внимание обращать на подвалы жилых домов и заброшенные строения, а также функционирующие и законсервированные стройплощадки. Или: провести осмотр такого-то участка подземной системы; при обнаружении каинитов (как каитифов, так и клановых), их задержать и препроводить на Базу для установления личности и ментального сканирования. Все четко, предельно ясно и ничего лишнего. Вообще вся информация шла к нам по принципу достаточного минимума. Ровно столько, сколько нужно для выполнения поставленной задачи. Потому-то я и не в курсе всего того, что осталось для нас "за кадром". Зато могу поделиться личными впечатлениями. Знаете, что меня больше всего в эти дни удивило? Люди! Ага, самые обычные люди, жители тех районов, которые мы патрулировали. По маршруту мимо какого-нибудь двора идешь, а там, на лавочке дядьки сидят -- человека три-четыре, автоматы рядышком. О чем-то разговаривают, курят, а сами по сторонам поглядывают -- все ли во дворе в порядке? Спокойные, уверенные в себе. Во многих местах мы такую картину наблюдали. А в отдельных районах города народ еще и пределы своего квартала патрулировал. Представляете? Я вот Великороссию вспоминаю. Там, когда началась катавасия с "Армией ночи", забился народ в свои норы-квартиры и фиг кто вылезал без крайней надобности. Вот так-то. А здешних мужиков, между прочим, никто силой на улицу не гнал. Сами сорганизовались, сами дежурство установили, и до позднего вечера за своими дворами приглядывали. При таком раскладе и милицейские патрули не слишком-то нужны. Конечно, и на Урале дружинники (а эти серьезные мужики наверняка были дружинниками) не часто отличаются такой активностью. Нужно, чтобы и впрямь допекло. Но ведь в той же Великороссии, что ни случайся, люди все равно остаются разобщенными и инертными. Вот и пусть теперь мне кто-нибудь попробует сказать, что "Дружина" -- глупая уральская блажь.
   Новый приказ мы получили, когда выдвигались в назначенный район патрулирования. Мы - это я, две патрульные пятерки плюс Ева. (Сегодня она выбралась на маршрут вместе с нами). Народ подобрался опытный. Тут тебе и Ночка, и мой племянничек, и Денис (сын Маргариты). Все царицынские бруйяне тоже здесь. (Недавно к нам в ЧОП перевелись Марина с Оксаной). Можно посмеяться, но, похоже, старожилкам "Стикса" уже не удастся пофлиртовать с Андреем, уж больно ревниво поглядывают бруйянки на своего ненаглядного. "Кира! Старый приказ в зад! - в трубке голос Кабана (наш "отец-командир", как всегда, с подбором выражений не напрягается). - Ставлю новую задачу. Максимально быстро выходите к складской зоне, занимайте северный сегмент ее периметра и ждите дальнейших указаний. Любую выезжающую за ворота машину досматривайте. Если обнаружите каинитов пытающихся покинуть зону, задержите. Славик вам в помощь еще две пятерки ведет. Соединится с вами где-то на полдороге. Только у него почти все - ученики, так что используйте их на подхвате. Ну, давайте. Удачи!" Ох, неспроста этот новый приказ. Кажется, логово выродка все-таки отыскали.
   Слава присоединился к нам, когда мы выходили к северным окраинам складской зоны. Еле успел, говорит. Мое предчувствие оказалось верным. "Лежка" маньяка была где-то в пределах зоны. Как ублюдка вычислили, Слава не знал, зато знал кое-что другое. По его словам к зоне сейчас стягивались почти все наши патрульные группы. Уже подняты по тревоге и Охотники, и часть форсерского спецназа. Вокруг спешно выстраивается двойное, а в отдельных местах и тройное кольцо заслонов. Так что дело на мази, особенно с учетом того, что шмон наводить будем мы. А вдруг наткнуться на выродка повезет именно нашей десятке? Тьфу ты, теперь уже двадцатке.
   Пополнение смотрит на нас с завистью. Мы же для них, можно сказать, ветераны. Сами стоят грустные - узнали, что их пятерки будут вспомогательными. Ну, не чудаки, спрашивается? Не понимают, что в таких вещах все рассчитать невозможно. Вошли мы, допустим, в какой-нибудь склад, начали там проверку, а маньяк возьми да и выпрыгни в окно. Вот и стала вспомогательная пятерка основной. Все относительно. Славка умоляюще глядит на меня, бормочет: "Кира, возьми в штурмовую десятку". Этот, похоже, тоже не понимает простых истин. Впрочем, если уж парню так хочется, почему бы и не взять? У меня есть, кого на его место поставить, а в группе захвата тореадор-эксперт лишним не будет. Поворачиваюсь к Еве: "Возьмешь вспомогательную десятку?" Та без лишних слов утвердительно кивает. Вот и чудненько. А теперь выдвигаемся на место. Мы ведь еще не дошли.
   Вышли в заданное место. Ждем. По периметру слева и справа от нас занимают позиции другие группы. Похоже, скоро начало операции. Мелькают знакомые лица. Ничего удивительного - вокруг все наши. Прибежала поздороваться Вика. Она в той группе, что слева. Спрашивает, знаем ли мы что-нибудь? Две их пятерки сняли с маршрута, и, ничего не объяснив, бросили сюда. Сказали: ждите усиления и дальнейших указаний. Пришлось нам с Ночкой поделиться с подругой тем, что узнали от Славы. Толком поговорить не успели. У Вики звякнул сигнал коммуникатора, и та побежала к своим.
   Прошло еще немного времени, на связь вышел Кабан. Выдал на гора две новости: хорошую и плохую. Ну, хорошую-то мы уже знали: насильник в складской зоне. А плохая состояла в том, что кроме него в той же самой зоне оказалось порядочно "левого" народа. И этот народ перед началом операции эвакуировать не могли - боялись всполошить Резчика. Так что задача у нас усложнялась. До сих пор оставалось неизвестным, какими способностями владел маньяк. Тоже, мягко говоря, не слишком хорошая новость. Если Резчик носферату или их потомок, с его обнаружением будут проблемы. Кабан нас, правда, несколько успокоил. Пообещал, каждой группе придать по одному бойцу-носферату. (Те чувствуют своих даже под камуфлирующими заклятьями). По словам Кабана, операция имела официальное прикрытие. Чтобы избежать ненужного ажиотажа, или, еще хуже, паники, ее собирались проводить под видом плановой проверки складской зоны Службой Наркоконтроля. А для устранения недоразумений с арендаторами, всех командиров групп предполагалось снабдить документами, подтверждающими их право на досмотр помещений. Еще полчаса прошло в различных уточнениях, и разъяснениях недопонятого, после чего было дано пятнадцать минут на подготовку, и инструктаж на этом закончился.
   Я еще и коммуникатор в карман разгрузки сунуть не успела, как передо мной возник едва заметный абрис - к нам пожаловал обещанный Кабаном носферату. Пожаловала. Оказалось, с группой идет Люба -- жена нашего сисадмина Федора. Знакомые все лица. Хотя, как раз лица-то ее никто никогда не видел. Зациклены носферату женского пола на своей внешности. Впрочем, если б я была такая же страшненькая, как рассказывают о них, может, тоже бы постоянно в "Хамелеоне" ходила? Люба принесла документы, о которых говорил Кабан. Так. Ну, и что тут у нас? Удостоверение. Предписание. Выглядит все солидно -- голограммы, печати, подписи. Заглянула в удостоверение. Я теперь лейтенант Отряда специального назначения при Службе Наркоконтроля. Жадины. Могли бы и капитана дать. Сунула ксиву в карман, туда же -- предписание. Может, все это и не пригодится? Коммуникатор снова напомнил о себе -- время вышло. Замершие вдоль периметра группы пришли в движение.
   Часть наших вливается в распахнувшиеся ворота, часть перемахивает через ограду. Вообще-то, если разобраться, мы уже нарушение Маскарада устроили. Где ж это видано, чтобы бойцы в брониках, с автоматами и полным боекомплектом без каких либо спецсредств перепрыгивали через двухметровый забор, даже не касаясь его? Слава Отцу Каину, Охотники нас не видят.
   Первый осмотренный нами склад был пуст. Вообще пуст -- ни людей, ни товара. Наверно, одни арендаторы съехали, а других еще не успели найти на эти площади. Значит, двигаем к следующему. Выскакиваем наружу. Бойцы страхующей десятки, деловито бегут к нашей новой цели. Без суеты разделяются: четверо дисциплинированно замирают у дверей центрального и "черного" входов, остальные обегают здание, перекрывая окна. Хорошо их Ева сорганизовала. Двери заперты. Ну, это не проблема. Удар "Стрелой огня" и на месте замка прожженная дыра. Стас проделывает то же самое с дверью "черного" хода. Вперед! Штурмовые пятерки проскальзывают в двери. Приступаем к осмотру.
   В комнатке кладовщика (или кто тут должен сидеть?) стол завален кипами накладных. Стопкой лежат какие-то учетные журналы. На стойке компьютер с ЖК-монитором. Никого нет. Двигаем дальше.
   Тихо, и только легкий шорох наших шагов нарушает эту тишину. (Такому, кстати, тоже надо учиться, чтобы был именно "легкий шорох", а не дробный топот, как от стада мамонтов). Ментальный щуп сканирует пространство впереди. Никого не чувствую. Туалет. Комната для персонала. Закутки какие-то. В центральном зале склада - стеллажи и коробки. Всюду коробки. На стеллажах и полу, в штабелях и отдельностоящие. Коробки большие и маленькие, квадратные и вытянутые, с маркировкой, рисунками на боках. Проходя, машинально прочитала на одной из них: "Газонокосилка "Бош-Супер". Наверно фирма, арендующая склад, занимается продажей техники для приусадебных участков.
   Мда, и здесь никого мы не нашли, ни живых, ни не-мертвых. Люба тоже подтверждает: носферату она не чувствует. Никто не укрылся. Что ж, пора на вход.
   Не успели выбраться наружу, как где-то далеко справа раздались выстрелы. В вечернем воздухе четко слышались глухие хлопки одиночных и прерывистый стрекот коротких очередей. Минуту шла стрельба, или чуть меньше. Потом разом все стихло. Это еще что такое? Неужели нашли-таки логово Резчика? Вызвала "Стикс". На этот раз на связи был Сергей. Нет, говорит, логова пока не нашли, а перестрелка случилась совсем по другой причине. Оказалось, одна из групп умудрилась "накрыть" партию наркоты. "Курьеры" груз заказчикам с рук на руки передавали, так наши "на горячем" и тех, и других взяли. Не слабо! Молодцы, ребята! Пусть теперь руководство Наркоконтроля наш "Стикс" премирует. За них работу сделали.
   На подходе к следующему корпусу меня накрыло дежавю. Рядом со складом под погрузку (или, может, разгрузку) стояла здоровенная фура, и было в этом что-то до боли знакомое. Нелепо, правда? Такую картину частенько видишь в самых разных местах. И все же у меня что-то торкнуло глубоко внутри - предчувствие, или вроде того. Оно и впрямь не обмануло. Оказалось, склад занимал "Фармлайн". Снова встретились со старыми "друзьями".
   Едва мы оказались рядом, как на порог вышли двое охранников. Один из них, выглядевший более зрелым и опытным по сравнению со своим напарником (дядьке на вид было лет сорок), обратился к нам: "В чем дело? Это частная собственность! Посторонним вход воспрещен!" "А мы не посторонние, - усмехнулась я, показывая документы (вот и пригодились). - Проверка Наркоконтроля". Дядька рассмотрел мое удостоверение, вгляделся в предписание, и схватился за рацию: "Сергеич! Выйди! Тут какие-то омоновцы с проверкой! Наркотики ищут!" В рации пискнуло. "Гони их в шею! - раздалось в ответ. - Пусть сначала разрешение на досмотр предъявят!" "Так есть у них документы! Вроде, в порядке. Только сами они какие-то слишком уж молодые. Прямо студенты. А командирша, так и вообще девчонка". Вот ведь сексист попался. Пол мой ему, видишь ли, не нравится. А что до молодости, то да, молодо мы выглядим. Что тут сделаешь? Вон ту же Ночку взять. Ей уже почти семьдесят, а выглядит на двадцать с небольшим. Чтобы каинита за студента не принимали, это надо пятисотлетних старичков сюда посылать. Станут они заниматься такой ерундой, у них и другие дела найдутся. Вежливые мы, даже слишком. Не хотим лишний раз с людьми ссориться. Обычный человеческий спецназ давно б уже скрутил этих охранничков, и начал бы на складе по полной программе шмон наводить. А мы тут ждем, понимаешь, когда нас впустить надумают.
   В дверях показался еще один охранник, видимо тот самый Сергеич. Придирчиво просмотрел документы. Сравнил в моем удостоверении фото с оригиналом, усмехнулся и покачал головой. Был он, похоже, форсером, и стал им, судя по всему, совсем недавно. Свои движения сдерживал не "на автомате", как опытные форсеры, а сознательно. Потому-то они у него иногда становились чрезмерно резкими. А еще Сергеич наверняка не был посвящен в Маскарад. Посвященные не станут смотреть на каинитов с такой глумливой усмешкой. Знают, на что мы способны, и чем чревато проявление к нам столь явного неуважения. "Я - начальник этой смены, - наконец соизволил высказаться Сергеич. - А вы стажеры, что ли?" Сказал, и снова ухмыльнулся своей гадостной усмешкой. В темных закоулках моей души Зверь просто-напросто взбесился от ярости. Руки прямо-таки зачесались дать этому типу по его глумливой физиономии. Еле сдержалась. "Да, - говорю, - что-то вроде того". "Значит, так, стажеры,- последнее слово Сергеич выделил особо презрительной интонацией. - Впустить вас на склад я не могу. Приказ. Знаете, небось, что это такое? Так что идите вы лучше другие склады осматривать, а своему начальству скажите, что у нас ничего не нашли. Тем более у нас и в самом деле никакой наркоты нет и быть не может. "Фармлайн" это вам не какая-то шарашкина контора. Мы незаконными делами не занимаемся. Врубились?"
   Дальнейшее случилось словно бы само собой. Вот только что я стояла перед этим дядькой, а вот он уже распластался на бетонном крыльце, и я сижу на нем, удерживая в захвате. Стоит дядечке чуть пошевелиться, и шейные позвонки могут сломаться. Наша тремерская школа рукопашного боя, конечно, заметно уступает невероятно красивому и столь же смертоносному боевому танцу тореадоров, и с лаконично-функциональным стилем бруйян не сможет потягаться на равных, но на этого форсера-недоучку и ее хватило с избытком. Возможно, я поступила неправильно. Командир обязан уметь держать себя в узде. Но, черт возьми, любой каинит, оказавшись в подобной ситуации, почти наверняка поступил бы так же. Короче говоря, о сделанном я не сожалею.
   "Ну, что, - говорю Сергеичу, - довыпендривался? Ты хоть понял, что по уши в дерьме? Ты препятствовал нам в выполнении задач при проведении операции, склонял к нарушению служебных обязанностей. Знаешь, что бывает за такое?" Сник охранничек. Всего лишь несколько мгновений назад стоял передо мной весь спесью надутый, а теперь "сдулся", словно проколотый воздушный шарик. И куда только подевался его гонор? Лежит унылый, а в отражении страх и предчувствие неприятностей. В принципе не трудно догадаться, что у него сейчас вертится в голове. Вероятно, что-нибудь вроде этого: "Если девчонка смогла уделать такого как я, значит, она тоже пила эликсир. Только, в отличие от меня, получила зелье в куда больших дозах. (Почему-то новички-форсеры думают, что чем больше они выпьют нашей крови, тем круче станут. Глупость, конечно). Эликсир просто так не дают. Его получают или, заслужив, или по блату. Заслужить его девчонка не могла -- слишком молода, значит, у нее "волосатая лапа" в верхах. Наверно она или дочка, или любовница какой-то крупной шишки в Наркоконтроле. Ой, что же теперь со мной будет?" Вообще-то не собиралась я ему ломать карьеру, или еще как-то портить жизнь. Зачем мне это? Просто щелкнула по носу зарвавшегося зазнайку, вот и все. "Слышишь? - слегка толкаю охранника. - Сейчас я тебя отпущу. Начнешь дергаться, на всю жизнь инвалидом сделаю. Понял?" "Да", - хрипит Сергеич, и после того, как я его отпускаю, с кряхтением поднимается. Андрей с Оксаной освобождают из захватов его подчиненных. Те с удивлением и, пожалуй, даже испугом смотрят на нас (особенно на меня с Оксаной). Не ожидали, что "стажеры" на такое способны. Состроив обиженное выражение лица, и глядя на меня честными глазами (не увидишь отражение, не подумаешь, что врет), Сергеич без зазрения совести заявляет: "Я же вам хотел работу облегчить. У нас действительно нет запрещенных к продаже наркотиков. Клянусь! Есть кое-что для обезболиванья, ну, промедол, к примеру. На все препараты имеются разрешения. Дряни, вроде героина, у нас нет и в помине. Вот я и подумал, чего ребята зазря ноги будут бить". Вид у него, ну, прямо, добрый дядюшка, встретившийся с любимой племянницей. "Ах, какая любезность! - говорю ему, усмехаясь. - Не стоило так о нас беспокоиться. Не думаю, что мы сильно устанем, осматривая ваш склад. Так что давайте показывайте". Охранник замялся. "Во время проверок, - говорит, - осмотр склада всегда проходил в присутствии нашего регионального представителя. Я ведь просто начальник смены охраны, а он отвечает за склад". Пожимаю плечами. "Хорошо. Вызывайте этого представителя. Но предупреждаю, начнем без него. Складская зона блокирована. Его, может, и через посты-то не пустят". "Этого пустят, - усмехается Сергеич, доставая коммуникатор. - Этот везде пройдет".
   Его и, правда, пропустили. Мы едва одну треть помещений осмотреть успели, как в здание склада ворвался шумный пухленький мужичок. Уже с порога он принялся кричать. Почему, дескать, никто из Управления не сообщил об этой проверке? "Не знаю, - отвечаю ему. - Я только исполнитель". Представитель подскакивает ко мне, что-то хочет сказать, неожиданно замирает, и я вижу, как у него начинают меняться в отражении цвета. Вот только что был он весь такой возбужденно-возмущенный, готовый ругаться, что-то кому-то доказывать, и вдруг агрессия стала вытесняться настороженностью, а обычные возмущение и обида сменились затаенной ненавистью. А мужичек-то, оказывается, посвящен в Маскарад! Быстро сообразил, с кем имеет дело. Впрочем, у него на груди болталась пара амулетиков. Возможно, один из них позволял видеть отражения. Выходит, дядечка - форсер, да к тому же и опытный. Движения - совсем как у обычного человека. Интересно, почему он так сильно не любит нас? В других форсерах столь явной ненависти я не замечала, а этот, прямо-таки, "вертухай" какой-то. Хотя, может, он и в самом деле состоит в "Страже человечества"? Говорят, среди членов этой "почтенной" организации есть не только Охотники.
   Ненависть, впрочем, внешне у него никак не проявлялась. Наоборот, "фармлайновец" был с нами подчеркнуто любезен. Водил по помещениям, что-то объяснял, тряс какими-то бумажками, и не отходил ни на шаг. Я почти не сомневалась, он наверняка уже успел сообразить, что наркотики нас не интересуют. В конце концов, этот региональный представитель пережил не одну такую проверку. Вся наша дурацкая конспирация оказалась бесполезной. Потому-то вскоре, уже почти не пытаясь изображать поиски наркоты, мы быстро проверяли очередное открытое им помещение, и шли дальше. Везде получался один и тот же результат - пусто. Я лично была уверена: Резчика на складе нет. Слишком людно. Даже ночью здание не пустеет. Для своей "лежки" маньяк наверняка нашел более спокойное место. И, получается, проверку здесь мы проводим лишь для проформы. Впрочем, это вовсе не означает, ее не нужно доводить до конца.
   По ходу осмотра, сопровождавший нас мужичок нервничал все больше. Вида он, конечно, не подавал и держался уверенно, только отражение все равно выдавало. Похоже, запугали мы его своей непонятной проверкой и странными действиями. В итоге мужик сдал нас с рук на руки начальнику смены, попросив того продолжать с нами осмотр, а сам буркнул что-то про физиологическую надобность, и засеменил в другое крыло к туалету. С этого момента и полетело все по нарастающей. Покатились события, цепляясь одно за другое, будто снежный ком с горы.
   Глядя на удаляющегося по коридору "фармлайновца", я связалась с Евой, и попросила задержать любого, кто выйдет из здания. (Честно скажу, сама не знаю, почему так поступила; не было у меня никакого предчувствия). Прошло минуты три. Сергеич как раз открывал нам очередную комнату, когда на улице вдруг раздались крики, и почти сразу же - выстрел. Один единственный. Ожил коммуникатор. Голос Евы был каким-то сконфуженным: "Кира, сейчас из склада мужчина выскочил. Мы его не успели взять. Он застрелился".
   ...Региональный представитель лежал на крыльце, свесив на ступеньку развороченную выстрелом голову. (Правая сторона черепной коробки практически целиком отсутствовала). Малоприятное зрелище. В левой руке самоубийца сжимал рукоять пистолета (что-то из "Кольтов", если не ошибаюсь). Подошла Ева. "Извини, что так получилось. Мы просто не успели. Вот, посмотри сама". В сознание скользнул информпакет, и я, глазами Евы, увидела случившееся.
   Вот распахивается дверь, и на пороге появляется "покойник". В левой руке он уже держит пистолет. (Левша что ли?) Стоявший на крыльце охранник "Фармлайна" начинает оборачиваться к нему, но движение до конца довести не успевает. Наш беглец его отталкивает. Чувствуется сила форсера: просто взмахнул правой рукой, и охранник, будто тряпичная кукла, отлетел в сторону. К будущему самоубийце кидаются двое наших ребят и тоже не успевают. Выстрел в висок. Мертвое тело валится на крыльцо.
   Ну, какого черта?! Почему этот тип пытался сбежать? Почему предпочел покончить с собой, но не даться нам в руки? Чего он испугался? Что такое мы могли от него узнать, если бы взяли живым? А я-то, выходит, лопухнулась. Аналитик хренов. Считала, "фармлайновец" нервничает потому, что не понимает целей нашей проверки. А у него, оказывается, страх был более предметным. Что-то такое мы могли раскопать во время проверки. Что-то найти. Вопрос: что?
   Подошел Сергеич. Весь поникший такой, а в глазах немой вопрос: ну, почему все это случилось в мою смену? Он уже успел пообщаться с охранником, пострадавшим от руки беглеца, так что был в курсе, как все произошло. Смотрит на меня, и бормочет себе под нос: "Зачем же это он?" От такого вопросца, меня аж смех нервный пробил. "Вы, - говорю, - меня спрашиваете? Да этот вопрос я должна вам задавать! Что такое может храниться у вас на складе? Обнаружения чего ваш представитель напугался настолько, что даже с собой покончил?" Сергеич морщит лоб, и пожимает плечами. "Не знаю я. Вроде бы ничего незаконного нет. На все лекарства есть документы. Все идет по накладным. Ума не приложу, какая муха укусила Станислава Петровича?" "Кира! Глянь-ка, что мы нашли!" Ко мне обращался Андрей. Вместе со Славой и Ночкой он занимался осмотром трупа. На ладони Андрея лежала маленькая плоская фляжка. Такие мне не раз приходилось видеть у Охотников. Ну, ясно теперь, почему ребята не успели его взять. Наш беглец принял боевую дозу, а, может, и не одну. "Я вот что думаю, - вдруг проговорила Ева (я и не заметила, как она подошла), - Нечто незаконное, обнаружения чего боялся Станислав Петрович, находится сейчас на складе. Иначе, его попытка сбежать не имела бы смысла. Верно?" Мы с Сергеичем синхронно кивнули. "В таком случае, - продолжала Ева, - нам остается лишь осмотреть непроверенную часть складов. Это самое нечто должно быть где-то там". Логично. Проверку в любом случае надо довести до конца. Вопрос: что искать? Наркотики? Так ведь мы наркоту от обычных лекарств не отличим! С другой стороны, ныне покойный Станислав Петрович почему-то был уверен, что мы пришли по его душу. Уверен настолько, что даже собирался удариться в бега. Если его опасения имели под собой какую-то почву, то, что же у нас получается? Кое-что до меня стало доходить только сейчас, так сказать, постфактум. Станислав Петрович насторожился, узнав в нас каинитов, а запаниковал он, похоже, именно тогда, когда понял, что мы не из Наркоконтроля. Интересный расклад. Так, выходит, дело не в наркотиках?
  

**

  
   - А здесь что?
   - Здесь у нас складируются транзитные грузы, - поясняет Сергеич, открывая очередное помещение (едва ли не последнее из тех, где мы еще не проводили осмотр).
   Кто-то из охраны включает свет, и мы, следом за Сергеичем, проходим в здоровенный зал, забитый разномастными коробками.
   - Куда идет транзит?
   - Да, по-разному, - пожимает плечами наш "гид". - В основном в другие губернии, и в Сибирь. Хотя, на Дальний Восток, вроде, тоже что-то идет. "Фармлайн" ведь где только не торгует.
   С легким ужасом оглядываю монбланы разнообразной тары и упаковок. Здесь до скончания веку ковыряться можно, и в итоге ничего не найти. Особенно, если не знаешь, что ищешь. Ночка растерянно смотрит на меня, спрашивает почему-то шепотом:
   - Как проверять будем?
   Пожимаю плечами. А что тут ответишь? Сама не знаю. Может, стоит выяснить, куда что отправляется, и уже из этого исходить? Спрашиваю Сергеича:
   - Вы знаете, куда конкретно отправят грузы, которые тут находятся?
   Тот только руками разводит:
   - Откуда мне знать? Я же охранник, а не..., - вдруг замолкает на пару секунд, и хлопает себя по лбу. - Черт! С этой нервотрепкой совсем из головы вылетело! Про все грузы не знаю, а вон те коробки, - его палец указал на штабеля в углу, - завтра должны уйти в Екатеринбург. Фуру у склада видели? Рано утром рабочие на погрузку подойти должны. Мы к этому времени еще не успеем смениться, потому и знаю про отправку.
   - Груз из Великороссии?
   - Ну, да.
   Уже подозрительно, учитывая, кто там теперь у руля. Хотя, с другой стороны, все европейские грузы на Урал идут транзитом через Великороссию. Хватит раздумывать, да гадать, а то черт-те до чего додуматься можно. Пора приступать к работе.
   В первой вскрытой нами коробке лежали упаковки с тонометрами. Открыли еще одну, а потом еще. Вроде бы ничего незаконного: фито-чай для похудения, обезболивающее в ярких упаковках. И что дальше? Перебирать всю эту гору? Не своим делом занимаемся! С Резчиком разбираться и то, пожалуй, проще. Хотя бы знаем, где и как его искать. А тут...
   - Кира, как думаешь, что это?
   Ночка вскрыла очередную коробку, и теперь разглядывала ее содержимое. Я подошла к подруге. В коробке в специальных ячеях в два ряда стояли довольно большие (где-то миллилитров на сто пятьдесят) прозрачные ампулы, заполненные чем-то черным. На этикетке, приклеенной к коробке, название препарата. Что-то по латыни, язык сломаешь. Только и поняла, что это внутривенное. Вытаскиваю ампулу. Кажется, не стекло. Пластик какой-то? Внутри что-то густое, черное. Хотя, нет, не черное. Если рассматривать содержимое ампулы на просвет, жидкость окрашивается в темно-красные тона. Хм... Что-то мне все это подозрительно напоминает.
   Сергеич ахнул, увидев, как я ломаю кончик ампулы с дорогостоящим лекарством. "На автомате" дернулся ко мне, и... замер, принюхиваясь. Застыла Ночка с удивленно приоткрытым ртом. Я, признаюсь, сама была ошарашена неожиданным подтверждением невероятной догадки. В воздухе висел очень-очень знакомый запах. Тот, кто хотя бы раз его вдыхал, уже никогда и ни с чем не спутает. Пахло кровью, нашей каинитской кровью.
   - Тво-ою мать! - вырвалось у меня.
   Я вообще-то стараюсь не ругаться, просто в этот момент эмоции зашкалили. Ночка выразилась гораздо длиннее и цветистее, но также... мм... эмоционально.
   - Мужики, - внезапно севшим голосом обратился к сослуживцам Сергеич, - возвращайтесь-ка на посты. Я и один тут...
   Когда охранники вышли из помещения, Сергеич подошел к нам поближе. Сглотнул (видно от волнения пересохло горло), и, скосив глаза на ампулу в моих руках, тихо спросил:
   - Это... оно?
   Что он имел ввиду было ясно без уточнений. Я кивнула. Ночка в легком ошизении потрясла головой, окинув взглядом штабеля одинаковых коробок.
   - Да здесь же тысячи ампул, - пробормотала она. - Хватит на целый полк.
   Да уж. И тара подходящая, одна ампула - одна инициация.
   - Боюсь, Светка, у кого-то этот самый полк уже есть, а, может, и не один. Похоже, вот это все и есть тот самый таинственный груз.
   - Какой еще груз?
   - А вспомни нашего хакера Федора, и перехваченное им сообщение.
   Ночка ахнула.
   - Связывайся с Базой!
  

**

   Дальше все было как-то обыденно и совсем не интересно. Приехала Маргарита с командой, следом за ней Глеб Павлович со своими эсбистами, а потом народ так и повалил: мэр со свитой, начальник ГорУВД, Охотники. Сразу стало тесно. Нас поблагодарили за проявленную бдительность, да и выставили за дверь. Дескать, операция по поимке Резчика до сих пор не завершена; складская зона велика, бойцов не хватает, так что не теряйте времени. Все ясно. Как говорится, мавр сделал свое дело, мавр может катиться куда подальше. Мы и "покатились". Но, прежде чем нас окончательно спровадили, я успела подслушать нечто интересное. Заметила, что Маргарита с Глебом Павловичем в сторонке о чем-то тихо беседуют, ну, и не удержалась, запустила "Шепот". "...Согласен, Маргарита Всеславовна, - говорил эсбист. - Обстоятельства действительно изменились. Думаю, губернатор, после нынешней новости, программу "Голем" поддержит..." Дослушать мне не дали. Кто-то из Охотников стал коситься в мою сторону. Видно, уловил возмущения в спектрах сил. Пришлось деактивировать заклятье. Впрочем, и услышанного было достаточно, чтобы кое-что понять. Форсеры побаивались нашего усиления. Союзники-то мы, конечно, союзники, но големы, в силу своей природы, подчиняются только каинитам. И если мы начнем клепать их серийно, то никто кроме нас с этой магической машинерией не управится. Ясное дело, губернатор от такой перспективы не в восторге. Да и Охотники на него наверняка давят. Уж кому-кому, а им объединение губернских властей с Коалицией, что гвоздь в заднице. Сегодняшняя находка, похоже, может кое-что изменить в существующем раскладе. Мда. Что-то я разумничалась, тоже мне, стратег доморощенный. А Резчик-то, между прочим, до сих пор не обнаружен. Пора присоединяться к нашим, и включаться в операцию.
  

**

   ..."Стой! Стой, кому говорят?!" Что, черт побери, тут творится? По всей складской зоне в свете прожекторов метались какие-то фигуры, бестолково бросаясь из стороны в сторону. Овцы, спасающиеся от волков, да и только. "Граждане! Прекратите панику! Никто не собирается вас никуда депортировать!" - надрывался чей-то голос. Та же фраза повторялась и на английском. Никакой видимой реакции на обращение к ним "граждане" не проявляли. Хм, похоже, пока мы разбирались с "Фармлайном", в операции случился какой-то сбой. Подбежала Вика. Оказалось, все остальные уже знают про нашу находку. Кабан раззвонил что ли? На ее расспросы пожимаю плечами: "Так уж вышло, потом расскажем. Лучше объясни, что у вас случилось?" Вика сразу грустнеет. "Невезуха, - говорит, - случилась". Как выяснилось с ее слов, на некоторых складах жили и работали гастарбайтеры-нелегалы. Работодателям такие работники очень даже выгодны: "пашут" за копейки, никаких тебе профсоюзов, никаких разговоров о повышении зарплаты, а чуть что, можно и за дверь выставить. Некуда гастарбайтеру, да еще и нелегалу идти жаловаться. Правда, их отлавливает Миграционная Служба, а фирмы-"рабовладельцы" рискуют быть оштрафованными. Потому-то, всех нелегалов при устройстве на работу предупреждают: в облавы ни в коем случае попадаться нельзя. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: нашу операцию "рабы" приняли за очередную облаву Миграционной Службы. "И попробуй, объясни этим придуркам, что они нам на фиг не нужны. Они ж ни бельмеса ни по-русски, ни по-английски не понимают, - разводит руками Вика. - Мечутся туда-сюда... Так и Резчика упустить не долго". Тут она права. Глядя на бегущие вдали фигурки, я бы, например, не рискнула утверждать, кто это: живые или не-мертвые. Попробуй-ка, разгляди их отражения на таком расстоянии. Резчик вполне мог воспользоваться возникшей суматохой. "Я вообще-то по делу, Кира, - наконец, подходит к сути Вика. - Все группы договорились, что каждая даст двоих своих для работы с гастарбайтерами. Надо этих овец обратно на склады загнать, чтоб под ногами не путались. Выделишь народ?" Пожимаю плечами: "Куда ж я денусь с подводной лодки? Забирай". Уже уходя, Вика вдруг обернулась: "Наша с Артуром группа сейчас будет осматривать вон тот склад, - она показала на здание, что было впереди и слева от нас, - а вы берите то, что справа". Я кивнула, соглашаясь. Поворачиваюсь к своим: "При осмотре работаем по прежнему плану".

**

  
   ...Мужичек выскочил на нас совершенно неожиданно. Мы только-только собирались приступить к проверке очередного склада. Штурмовая и группа прикрытия занимали свои места, тут-то он и выбежал. Невысокий (не выше меня ростом), худенький человечек. Толи китаец, толи кореец, короче говоря, откуда-то из тех краев. Оглядел всех нас, и вдруг подскочил ко мне. Руками размахивает, лопочет что-то по-своему. В отражении у него ясно читается сильный страх, и в то же время решимость. При этом боится мужичек, похоже, не нас. Вернее, нас он тоже боится, но основной страх направлен куда-то извне. Хм, и что ему надо? Наконец, китаец (или кто он там?) немного успокаивается. "Начальника, там злая человек, - говорит, и машет рукой куда-то себе за спину. - Она имел Чон, как женщина! Здесь имел, - худая ладонь шлепает по тощему заду, - а потом убивал Чон, совсем!" Черт! А ведь это он о Резчике, наверняка о нем! Ева подскочила к мужичку: "Злой человек убил Чона так?" И провела себе ребром ладони по шее. Тот все понял, закивал, как китайский болванчик. Вышли-таки на маньяка! Повезло! "Где злой человек?" - спрашиваю. "Тама!" - гастарбайтер показал куда-то в сторону, и, оглянувшись на нас, побежал. Мы за ним.
  

**

  
   Этот склад ничем не отличался от любого другого в округе. А с чего ему отличаться? Все по одному типовому проекту строились. Просто в такой ситуации неосознанно ожидаешь, что обиталище убийцы и маньяка-извращенца будет хоть чем-то выделяться. Чепуха, конечно. Игры подсознания. Группа прикрытия наготове, штурмовая - замерла у входов в здание. (Они, кстати, почему-то не заперты). Ну, что? Пора! Даю отмашку.
   Перед штурмом мы, конечно, попытались выяснить у нашего провожатого, где именно укрылся маньяк. Склад-то не маленький. В ответ на расспросы получили: "Большой комната. Коробка. Мно-ого". Мда, очень информативно. Для полноценного общения "китайцу" не хватало знания языка. Ну, и черт с ним, и так справимся.
   По очереди проскальзываем в двери. Все тихо. Резчик себя никак не проявляет, во всяком случае, пока. Осторожно продвигаемся вперед, просматривая все вокруг в истинном зрении. Полезная предосторожность. Резчик -- каинит, а, значит, от него можно ждать чего угодно. Мы ведь понятия не имеем кто он такой. А если это изгнанный, сильный и опытный? Так и в ловушку какую влететь не долго. Знаете, например, что можно сделать из обычной слабенькой "Чистки", если ее умеючи замкнуть на хорошую толстую нить силы? Большая гадость получится. Одной рвотой не отделаешься! Сканирую пространство впереди. Может, удастся этого ублюдка менталучом нащупать? Увы. По вектору луча пусто. Ну, да ничего, если "китаец" не напутал, и маньяк действительно прячется тут, все равно найдем. Оба-на, а это что? Человеческое сознание, и не одно. Что-то заторможенные они какие-то. Спят что ли? Точно. Ну и ну, у них тут насильник и убийца под боком, а они, как ни в чем не бывало, дрыхнут. Связываюсь со Стасом. (Он со второй пятеркой двигается от "черного" хода). "Поосторожней, - говорю, - тут рабочие спят. Не напугайте". "Уже знаю, - отвечает племянничек. - Не волнуйся, все будет нормально".
   Нормально не получилось. Складские рабочие неожиданно проснулись, выскочили, и... напали на нас! Обалдеть. Выбежали с перекошенными от ненависти лицами, в руках ножи, монтировки, арматурины какие-то. Двое, похоже, пожарный щиток раздраконили: один держал багор, другой - топор. Вот и проявил себя Резчик. Ловушку подстроил. Для нас, конечно, такая ловушка - на один зуб. Беднягам гастарбайтерам не позавидуешь. Не было времени выковыривать из них императивы на убийство, пришлось нейтрализовывать, как получится. Кто умел работать с белым спектром, просто усыплял взбесившихся рабочих, остальным пришлось помучиться. Это тоже, знаете ли, уметь надо: "вырубить" человека, и при этом не нанести ему серьезных травм. Очень уж люди хрупкие, чуть перестараешься и привет -- летальный исход. С настоящими врагами, ясное дело, разговор другой был бы. Перебили б всех, и весь сказ, а этих бедолаг жалко. Слава Отцу Каину, все получилось достаточно сносно. Ну, может, каким-то из гастарбайтеров малость и поломали руки-ноги, главное, все они остались в живых. Уложили "хулиганов" вдоль стены, усыпили тех, кто еще не спал, и вернулись к осмотру помещений.
   Нашли мы эту сволочь. На удивление легко нашли. Комната, где жили гастарбайтеры, оказалась проходной. Оттуда дверь вела еще в одно помещение. Прежде чем войти, для проверки выбросила ментальный щуп, и... сразу же наткнулась на каинита. Есть! Что показывает сканирование? Стандартный щит-скорлупу показывает. Такие у всех, кроме вентру. Стоп-стоп-стоп. Если это не вентру, как тогда он умудрился всадить здешним рабочим императивы на убийство? Или я чего-то не понимаю, или их там двое. Осторожно "прогрызаю" "Пиявкой" щит, соприкасаюсь с сознанием. Так и есть - не тот. Невольно меня передергивает. Сознание - сплошной комок боли, злобы, страха и отчаяния. Его зовут Илья. Общий возраст - тринадцать лет. Обращен чуть больше двух месяцев назад. Обращен и привязан. Ну, почему разные ублюдки так любят абсолютную власть? Даже если это власть всего лишь над подростком. Маньяк заставлял мальчугана делать отвратительные вещи. Где-то глубоко во мне исходит яростью Зверь. Даже не пытаюсь его заглушить, это моя ярость, мои злость и ненависть. Усилием воли удерживаю себя от немедленной атаки. Сначала хочу взглянуть на выродка вблизи, увидеть в его глазах страх. С мальчиком решаю просто: я его усыпляю. Спи, Илюшка. Когда ты проснешься, все уже закончится.
   Знаками показываю своим: маньяк за дверью. Рывок! Ударом ноги распахиваю дверь. Довольно большое заставленное коробками помещение. Два тюфяка. У дальней стены на полу лежит мальчишка. Спит. Какой-то тип, пытается его растормошить. Зря стараешься, приятель. Если уж я кого-то усыпила, то тут хоть из пушки стреляй, фиг разбудишь! На звук хлопнувшей двери маньяк оборачивается. Мы встречаемся взглядами. Отец Каин! Вот этот сморчок поставил на уши весь город?! Невысокий, худой, сутулый. Лицо - "крысиная мордочка" счетовода из старых советских фильмов. А вот взгляд с внешностью совсем не соотносится. Мутный он какой-то, отсутствующий. Такой подошел бы не "счетоводу", а скорее уж "торчку". Ну, что ж, я его увидела, ждать больше не за чем. Усиливаю щиты, готовлю свою фирменную атаку одновременно тремя "Ментальными иглами"... Стас меня опередил на долю секунды, и этим, возможно, спас.
   То, что произошло, стало для меня полной неожиданностью. Слышала я о методиках позволяющих превратить свое сознание в ловушку тому, кто попытался бы в него вторгнуться. Только вот сталкиваться с подобным не доводилось. Слишком опасны эти методы, и, прежде всего, для тех, кто их практикует. Во-первых, такие вещи - билет в один конец; вернуть все назад уже не получится. Во-вторых, есть риск свихнуться. В-третьих, ловушка может сработать самопроизвольно, и тогда вам, сами понимаете, каюк. А, в-четвертых, даже если она сработает как надо, вы все равно не переживете напавшего на вас, поскольку упокоитесь вместе с ним. Вот и спрашивается, кому в здравом уме придет в голову ставить над собой подобные эксперименты? Нужно быть полным отморозком со съехавшей набекрень "крышей", чтобы на такое решиться.
   Дальнейшее осталось в моей памяти отдельными перепутанными между собой фрагментами. Хохочет Резчик, всхлипывает, хватается за бока, и вдруг, прервав смех, вспыхивает. Схватившись за голову, страшно кричит Стас. Я "на автомате" сама еще не понимая, что делаю, рву канал соединивший моего племянника и маньяка. Через мгновенье ко мне присоединяется Денис. Выпуская клубы мелкого пылеобразного праха и искр, оседает одежда Резчика. Подложив руку под голову, крепко спит Илюшка... Картинки путаются, наслаиваются друг на друга, меняются местами в сумасшедшем калейдоскопе. Вот мы втроем "оперируем" Стаса. Втроем? Ну, да. С нами Ева. Когда она успела? Не отследила. Осунувшееся, с закатившимися глазами лицо моего племянника. У Дениса дрожат губы. На лбу Евы капельки пота. Тяжело. Очень тяжело. Помощь вызывать бесполезно, до нас просто не успеют добраться. Приходится рассчитывать только на себя. Не справимся - Стас сойдет с ума, или станет "растением". Осторожно восстанавливаем связи, участок за участком. "Штопаем" то, что мы с Денисом дурью рвали, торопясь разделить сознания Стаса и агонизирующего Резчика. Сердобольная Ночка подает фляги. Вижу, как струйка крови сбегает по подбородку Дениса, расплываясь на камуфлированной разгрузке в очередное пятно...
   Мы все-таки справились! Стас открыл глаза, оглядел всех по очереди и со стоном пробормотал: "Ох, такое ощущение, будто мне мозги крапивой высекли". Вся наша троица разом облегченно вздыхает.

**

  
   Все хорошо, что хорошо кончается. Охота на маньяка завершилась успешно. Губернатор, мэр, Охотники - все были довольны результатом. Правда, "вертухаи" не обошлись без "шпильки" в наш адрес. Стали утверждать, что мы, дескать, специально Резчика прикончили, чтобы он не попал в руки человеческого правосудия. Полная ерунда, конечно. Впрочем, господа "Стражи" - известные каинитофобы, а потому обращать внимание на их выпад не имело смысла.
   Никакого вознаграждения за задержанных в ходе операции наркоторговцев "Стиксу" не перепало. Служба Наркоконтроля "расплатилась" с нами "волшебным" словом спасибо. Кстати, ходили слухи, что кое-кто в ее руководстве отхватил неслабую премию "за успешно проведенную операцию по пресечению наркотрафика". Да и черт с ними. Пусть подавятся.
   Скандал с обнаружением партии крови на складе, как и ожидалось, закончился ничем. Руководство "Фармлайна" заявило, что ввоз крови каинитов из Великороссии целиком и полностью личная инициатива красноуральского представителя "Фармлайна" и его сообщников. Ни Совет Акционеров, ни Совет Директоров компании не были в курсе. Ну-ну, врите дальше, господа. Кстати, сообщников покойного Станислава Петровича так и не взяли, и я этим в общем-то не удивлена. В таких вещах главное вовремя обрубить концы, и "Фармлайн", похоже, прекрасно умеет это делать. Вот если бы взять за жабры их руководство, наверняка многое бы вскрылось! Увы, об этом можно только мечтать. Мы-то здесь, в Красноуральске, а они в Екатеринбурге. Фиг до них доберешься. На Урале чужая губерния чуть ли не другое государство. Наш губернатор попытался действовать через Законодательное Собрание республики, да только толка было чуть. У "Фармлайна" оказалось сильное лобби. Единственным положительным моментом во всем этом было то, что губернатор дал добро на ускорение работ по программе "Голем". А ижевцы, в свою очередь, пообещали предоставить производственные мощности под серийный выпуск нашей продукции. Так что возможно уже скоро на вооружение в спецподразделения Большой Уфы и Ижевска поступят первые серийные модели боевых "роботов".
   Ну, и, наверно, последним итогом опупеи с поисками маньяка стало появление в "Стиксе" "сына полка" - бывшего беспризорника, бывшего раба Резчика, тринадцатилетнего подростка-каитифа Ильи. Эдакого маленького волчонка, угрюмо глядящего на мир и вечно ждущего от всех подвоха. Надеюсь, у нас он все-таки приживется. Впрочем, как говорят люди, поживем - увидим.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"