Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 21

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


21

   Зима и большая часть весны пролетели как-то незаметно. Ничего сколько-нибудь примечательного за это время не случилось, если, конечно, не считать праздников. Встретили Новый год, потом Старый Новый год. Только-только вошли в рабочую колею, а на горизонте уже замаячил День Вооруженных Сил, и следом за ним - Восьмое Марта. За женским праздником подошел мой День рождения. (Попрошу не путать с Днем обращения). В общем, нельзя сказать, что в этот период совсем ничего не происходило. Другое дело, что все перечисленное, было, скажем так, событиями плановыми. Праздники же каждый год повторяются. А вот чего-то незапланированного, непредвиденного не случилось. Да, оно и к лучшему.
   Договор на сопровождение грузов бойцами "Стикса" успел изрядно погулять по бюрократическим инстанциям Братства. Все какие-то согласования и доработки проходил. Слышала, наш Вадим, добиваясь от господ Охотников приемлемых условий и адекватной оплаты, своей въедливостью тамошних юристов чуть до инфаркта не довел. Так оно было на самом деле, или нет, врать не стану, но договор, в конце концов, подписали, и у нас уже состоялись три командировки в Сибирь. Кстати, в двух из них я принимала участие.
   Когда ехала в первый раз, по незнанию полагала, что груз мы везем в расположение какой-то из волчьих стай. Думала, увижу, как живут оборотни. (Интересно ведь). А еще была у меня глупая надежда найти Вовку. (Как-никак единственный знакомый в чужом, недружелюбном племени). Понимала, что шансов почти нет (я ведь даже не знала из какой он стаи), но все равно почему-то надеялась. Обломы последовали везде и повсюду. Посмотреть волчий быт у меня не вышло. До поселения оборотней мы попросту не доехали. Разгружались на какой-то поляне за несколько километров от их поселка. С Вовкой, как и ожидалось, я не увиделась. На перевалочном пункте (той самой поляне) вместо общительного улыбчивого волчонка нас ждали матерые волчищи -- хмурые бородатые мужики, увешанные оружием не хуже боевиков-террористов времен кавказских заварушек. Надо сказать, поглядывали на нас эти самые волчищи как-то не очень. Волками смотрели, извиняюсь за каламбур. Были б мы одни, большие неприятности приключились бы, может даже, и с летальным исходом. Но поскольку с нами ехали двое Охотников, то все закончилось благополучно: разгрузились, развернулись и покатили назад.
   Прогнозы пессимистов не подтвердились - никто зимой на Урал не вторгся. Правда, какие-то малопонятные подвижки шли. В феврале-марте, к примеру, в Великороссии состоялись довольно крупные учения, и проходили они (ну, надо же, какое совпадение!) на территории тех областей, что граничили с уральскими губерниями. Ох, быстрее бы уж на нас напали! Только не подумайте, что мне в "солдатиков" "поиграть" захотелось. Просто ожидание какой-либо гадости зачастую хуже, чем сама гадость.
  

***

   Конец апреля. Снег уже почти везде сошел. Только во дворах в тени, куда пока не дотянулись лучи по-весеннему яркого солнца, дотаивают последние грязно-серые, ноздреватые остатки сугробов. Вечереет. Прогретый за день воздух начинает быстро остывать. Порывами подувает холодный ветерок. Все же настоящего тепла еще нет.
   Наша патрульная пятерка вышла на маршрут. Впереди обычная рабочая ночь, какие были до, и, надеюсь, будут после. Стандартное задание - патрулирование. Стандартный маршрут. Стандартная... Э, нет, численность у нас как раз не стандартная. С нами снова напросился "приемыш" Илья, так что идем мы не впятером, как полагается, а вшестером. Илька, не отставая и не забегая вперед, топает рядом со мной, как всегда серьезный и настороженный. Мальчишка проникся (не без моего участия) важностью возложенного на него поручения. Илька нес колышки. Ну, да, те самые, осиновые. Огнестрел ему рановато давать было: все-таки пацаненку только тринадцать лет. Еще, не дай отец Каин, пристрелит кого-нибудь не того. А, вот, колья доверить - в самый раз. Замечу сразу, колышки - это вам не какая-нибудь ненужная фигня. На протяжении сотен лет осиновые колья остаются неизменным атрибутом оснащения и наших, и Охотничьих команд. Казалось бы, простые деревяшки, а заменить их нечем. Ничто иное не дает такого эффекта, как осиновый кол в сердце каинита.
   Пункт первый по плану нашего сегодняшнего дежурства -- встреча с информаторами среди бомжей-каитифов. Схема сотрудничества с подобной публикой проста и незамысловата: мы не сообщаем о них Охотникам и не тащим на регистрацию, а они, рассказывают обо всем увиденном-услышанном, что может нас заинтересовать. Это, конечно, немного незаконно, но так ведь никто и не утверждает, что у нас тут святые подобрались. О своих интересах мы забывать не собираемся, а охотничью работу пусть делают сами Охотники. Неудобством упомянутой схемы было лишь то, что информаторы, побаиваясь нас, при малейшей возможности старались "сделать ноги". А потому приходилось прилагать определенные усилия, чтобы не дать им такой возможности. Впрочем, все это мы уже успели отработать. Местонахождение бомжацких "лежбищ" в подземной системе нам было известно. Оставалось эти "лежбища" осмотреть, найти интересующих нас "господ" и допросить их. А, чтобы "господа" не вздумали "слинять", возможные пути бегства загодя перекрывались. На наше счастье, редко с какого "лежбища" вело больше пяти выходов, так что одной патрульной пятерки хватало, чтобы все их заблокировать. Вообще-то, в дроблении сил имелся определенный риск, но, положа руку на сердце, был он минимален. Во-первых, возможности любого из нас (за исключением разве лишь Ильки) были несопоставимо выше того, что умели делать бомжи. Связываться с нами они бы просто побоялись. Во-вторых, каждый патрульный имел переговорное устройство, так что, даже разделившись, мы могли поддерживать связь. А, в-третьих, такая процедура проводилась не в первый, не во второй, и даже не в десятый раз. Все это уже успело стать рутиной, утомительной и надоевшей до чертиков, но, как показала практика, вполне безопасной.
   "Народ, разбегаемся! Мы с Илькой берем этот коридор! Илья за мной!" Могла бы и не командовать, мальчишка и так от меня не отставал. Пятерка слаженно "рассосалась" по коридорам. "Начинаем. Конец связи".
   ...Под ногами хлюпает грязная вода. Неглубоко (примерно по щиколотку), но все равно неприятно. Кстати, это вовсе не "ливневка", просто вода тут откуда-то просачивается. Может, коридор нарушил какой-нибудь водоносный слой? Ничего, еще пара десятков метров и будет сухо. До сухого места я дойти не успела. Что-то ударило под левую лопатку, и, разрывая ткани, вошло внутрь. Холод пронзил сердце...
  

***

   Ева оторвалась от экрана монитора и с довольным видом потянулась. Медленно, но верно работа приближалась к концу -- ее подарок отцу и первая проба сил. Маргарита Всеславовна, узнав о задумке, дала добро. Идея заключалась в следующем. Чтобы по-настоящему овладеть возможностями своего тела, новоиспеченному форсеру после инициации требовалось время. Минимум несколько дней. Заклятие, разрабатываемое Евой, позволяло сократить это время до десятка минут. Если точнее, время адаптации не сокращалось, просто оно переходило в плоскость ментального пространства, а в реальности это занимало тот самый десяток минут. Пока еще не все было готово. Следовало оптимизировать алгоритм плетения. Взаимодействие отдельных элементов в схеме, и встроенных в канву информпакетов тоже требовало доработки. Огрех хватало. Тем не менее, основная, самая трудная часть работы была уже сделана. Бросив взгляд на экран, Ева полюбовалась математической моделью будущего заклинания. В его основе лежал тот же принцип, что и в заклятии, использованном в свое время на дуэли с малкавианкой. На этом, впрочем, сходство кончалось. Ее нынешняя работа отличалась от того, что она делала прежде так же, как отличается элегантное вечернее платье от джутового мешка с дырами для головы и рук. Принцип и исполнение -- разные вещи.
   Мастер Маргарита оказалась хорошей наставницей. Теперь Ева знала и умела несравнимо больше, чем несколько лет назад. Повод для гордости, вот только... Нажатием клавиши она убрала с экрана математические формулы. Временно отложив одну работу, девушка тут же взялась за другую. Место формул заняли фрагменты летописей, Книг Памяти, графики, диаграммы, таблицы. Все это последовательно сменяло друг друга. Ева просматривала данные, что-то заносила в таблицы, что-то просто принимала к сведению, строила новые графики, вносила изменения в диаграммы. Об этих изысканиях она никому не рассказывала. Стеснялась. Только Кире, своей самой близкой подруге, как-то раз намекнула. Ева пыталась выяснить, сможет ли когда-нибудь она, будучи каитифом, продвинуться до уровня мастера. Среди каинитов рожденных в кланах бытовало мнение, что каитифы неспособны к обучению, и ранг специалиста -- максимум, на что они могут рассчитывать. Ева не хотела этому верить. Умной, образованной, амбициозной девушке было невыносимо сознавать, что она достигла своего предела. Ева хотела самолично убедиться, так ли это?
   В Книге Памяти Бруйя ей удалось отыскать четырех вековой давности запись о гибели принятого в клан безродного. Тот давным-давно сгинувший каитиф упокоился в ранге эксперта. А в одной из летописей Вентру Ева нашла упоминание о неком шабашническом офицере-каитифе, успешно действовавшем во времена Войн Кланов. Отряд под его командованием успел ощутимо "пощипать" врагов, прежде чем попал в ловушку и был уничтожен. В летописи утверждалось, будто бы командир отряда имел, ни много не мало, ранг мастера. Понятно, что содержащуюся в летописях информацию не следовало просто так принимать на веру. Те же вентру, к примеру, стыдясь того, что их бил обычный каитиф, могли из соображений престижа "повысить" его до уровня мастера. Все требовало проверки. Тем не менее, результаты изысканий обнадеживали.
   Вообще-то, успешное развитие любого каинита (и каитифа в том числе) зависело главным образом от двух факторов: личных качеств послушника (его интеллектуального и образовательного уровня до обращения), и личных качеств родителя, обратившего его. Если речь шла о безродном, то к двум перечисленным факторам добавлялся третий - количество поколений прошедших с момента изгнания из клана его предка.
   Интересную закономерность Ева вывела, проводя расчеты снижения от поколения к поколению клановых умений среди каитифов. Оказалось, вопреки расхожему мнению, они у безродных не исчезали полностью. Сколько бы ни прошло поколений с момента изгнания предка из клана, клановые способности его потомков, стремясь к минимуму, всегда оставались выше нуля. Такая вот хитрая зависимость. Ева задумалась. Ошибки нет, расчеты верны, да и статистические выборки подтверждают. Но почему в таком случае из выведенной закономерности напрочь выпадает Илья? Если б мальчишка оказался слабокровным, все было бы ясно. Но в том-то и фокус, что "слабой кровью" Илья не страдал. Напротив, любой, кто с ним сталкивался, не мог не замечать, с какой легкостью бывший беспризорник овладевает новыми заклинаниями. Другое дело, успехов Илья добивался только с заклятиями общего типа, а способности клановых предков у него не проявлялись. Совершенно. И это несмотря на то, что его отец знал и использовал умения Вентру. Как объяснить все эти странности? Ответов было два, и оба Еве не нравились. Вариант номер один: в ее расчеты вкралась ошибка. (Самое обидное, она не понимала где напутала!) Чувствительный укол для самолюбия. Другой вариант был еще хуже. "Найденыш" мог оказаться вовсе не тем, за кого себя выдавал. Паранойя? Возможно. Но именно она прекрасно объясняла, почему в потомке вентру Илье не проявлялись хоть какие-то способности присущие этому клану. Разгадка лежала на поверхности: Илья не имел никакого отношения к вентру. Все просто. Только вот от такой "простоты" и впрямь недолго свихнуться. Резонный вопрос: какое отношение имел к Резчику Илья, если маньяк не являлся его родителем? Кем в действительности был "найденыш", и почему он скрыл свое истинное происхождение? А, самое главное, КАК ему это удалось?
   Илью проверяли. В "Стиксе" не было настолько беспечных, чтобы кого-то просто так приютить у себя. Проводили слияние. Ева, кстати, тоже в нем участвовала. Стандартная процедура. Все это уже давным-давно отработано: просмотреть периферию, войти в ядро... Просматривали, входили. Ничего особенного не узнали. Конечно, процедура прошла по упрощенному варианту, но ведь и так все было видно. Или они чего-то не заметили? Ева потрясла головой. Может, у нее и в самом деле развивается паранойя? "Не умножайте сущности сверх необходимого" - принцип "Бритвы Оккама". Незачем прибегать к сложному объяснению, если можно использовать простое. В ее случае куда проще и логичнее предположить ошибку в расчетах, чем громоздить фантастические версии о супер-пупер шпионах. Постаравшись отбросить все связанные с Ильей непонятности, Ева вернулась к недоделанному заклинанию. Вновь экран заполонили математические формулы...
   Работа не ладилась. Мысли о "найденыше" никак не желали покидать голову. Все как в притче про белую обезьяну: стоит запретить о ней думать, как наглый примат тут же и появляется пред мысленным взором. Промучившись минут двадцать, Ева набрала номер Маргариты. "Не волнуйся, девочка. У нас все под контролем", - раздалось в трубке в ответ на ее сбивчивые объяснения.
  

***

   Подхватив парализованное тело на руки, Илья опасливо покосился на торчащую из-под лопатки рукоятку кола - не задеть бы. Если деревяшка выскочит... Ох, лучше уж тогда самому себя упокоить. Наверняка это будет менее мучительно. Взвалив "добычу" на плечо, Илья огляделся. Пока все тихо, но ведь наверняка кто-нибудь из пятерки в ближайшее время попытается выйти на связь. Валить отсюда надо, и чем скорее, тем лучше. На душе было на редкость дерьмово: он только что предал тех, кто для него стал почти друзьями.
  

**

   С самого начала послушничества Илье вбивали в голову, что ему оказана великая милость. Прихотью своего сира он поднят на верхнюю ступень эволюционной лестницы. Его, слабого, жалкого человечишку сделали высшим существом. Теперь он должен соответствовать этому высокому званию. Если благодетели в нем разочаруются... Дальше можно не продолжать, и так все ясно.
   Не сразу привык Илья к отношениям в клане. Их сутью была конкурентная борьба, конкуренция всех со всеми. Главным жизненным приоритетом членов клана был успех. Добейся успеха, добейся любым путем. Неважно, как ты это сделаешь. Ведь победителей не судят, напротив, победители судят побежденных! Все это, пожалуй, можно было бы считать девизом клана. Здесь сильные устанавливали свои правила, и слабые были вынуждены по ним играть. Здесь родители "привязывали" своих детей, делая их рабами, а дети отвечали им жгучей "любовью". Здесь не было в полной мере нормальных. Психика любого представляла собой дикий коктейль из мании величия пополам с комплексом неполноценности, щедро сдобренный ненавистью. Любые качества из тех, что не способствуют напрямую успеху, признавались вредными, или, как минимум, бесполезными. Бескорыстие, дружба, сострадание - все по боку. На них уповают слабые, их поэтизируют жалкие людишки, во всем уступающие детям Каина. Кстати, людей, несмотря на царивший в клане культ ненависти, не ненавидели. Их презирали. Это, правда, касалось обычных людей, не форсеров или Охотников. Их-то, конечно, ненавидели люто. Был и еще один объект для ненависти. Те, кого в клане Ильи называли вырожденцами, недокаинитами, слабаками - сородичи, придерживавшиеся других взглядов на жизнь, исповедовавшие другую мораль. Те, кого раньше называли Камарильей и Анархами, а ныне Коалицией. Их ненавидели, пожалуй, посильнее Охотников.
   Когда потребовался доброволец для внедрения к вырожденцам, Илья вызвался сам. Случай заработать дополнительный престиж, и выделиться из прочих равных по рангу, выпадал не часто. На удачливого разведчика (при успешном завершении операции) мог обратить внимание кто-то из высших. И тогда появлялся шанс в обмен на какие-нибудь пусть даже неприятные или унизительные услуги уговорить этого высшего прикончить сира Ильи. Большинство именно так и срывались с "привязи" - подговаривали кого-то из сильных грохнуть их родителей. Конечно, пришлось бы дать Клятву Служения. Только ведь клятва - не "привязка", придет время, и нарушить ее ничто не помешает.
   Подготовку к операции сопровождали крайне неприятные процедуры. Несколько суток подряд голова была как чугунная, ломило в висках (и даже блокада боли почти не помогала), изрядная потеря тела в массе тоже сказывалась не в лучшую сторону. Зато сама операция внедрения прошла на редкость удачно - вырожденцы ничего не заподозрили.
   Как и планировалось, Илья попал в "Стикс" - отдельное боевое подразделение Коалиции базировавшееся в городе, и закамуфлированное под частное охранное предприятие. Задача была поставлена предельно четко: обжиться, войти в доверие и устроить похищение некой Киры - служащей "Стикса". К сожалению та, кого он должен был похитить, относилась к категории высших. Каинита такого уровня он, конечно, не смог бы взять силой. Значит, нужен был обходной маневр. На этом проблемы не кончались. Ему требовалось втереться в доверие к той особе. Стать ее слугой, рабом, да, кем угодно, лишь бы быть к ней поближе. На собственном опыте Илья давно убедился: чем выше у каинита ранг, тем хуже у него характер. Его родитель, к примеру, был редкостной сволочью. (Да, и не он один, кстати). Любил, козлина, выдумывать всякие унизительные, или просто трудновыполнимые задания. Так ведь сир пока еще не был высшим, а эта уже была! Илье становилось не по себе, когда он пытался представить, что могла подсказать высшей ее извращенная фантазия вырожденки.
   Оказалось, страхи росли на пустом месте. То, что говорили в клане о Коалиции, имело мало общего с действительностью. Не были вырожденцы какими-то ненормальными. Да, их образ мыслей и поведение казались порой немного странными, но с ними (Илья сам этому удивлялся) ему было гораздо комфортнее, чем в собственном клане. Почему? Может, потому, что никто из них не рвался к успеху по головам, расталкивая всех локтями и ставя конкурентам подножки. Нет, они не были ангелочками с лубочной картинки. Обычные ребята, обычные девчонки. Занимались сексом, выясняли отношения, жили, учились, работали, отдыхали. Просто они, в отличие от Илькиных соплеменников, не отказались ни от дружбы, ни от любви. А еще они могли помочь, и при этом ничего не потребовать себе взамен. Наверно, они и в самом деле были в чем-то похожи на людей. Хотя бы по поводу этого его в клане не обманывали. Только вот... Илья все чаще стал задумываться: так ли это плохо быть похожим на человека?
   О том, что в кланах Коалиции давным-давно не проводят "привязок" Илья узнал на четвертую ночь пребывания в "Стиксе". Это был шок. Такое ему казалось просто немыслимым. Все свободны! Поголовно! С самого рождения! Эмоции зашкалили. С Ильей случилась тихая истерика. И тогда произошла еще одна немыслимая вещь. Высшая села рядом с ним, обняла и стала шептать что-то успокоительное. От нее шла такая ласковая, такая теплая волна сочувствия...
   К худу ли, к добру ли, но Илья стал меняться. Не мог он уже оставаться прежним. Не мог и все тут. Сам удивлялся, что, к примеру, толкнуло его встрять в разборку Киры с ее знакомой? Оказалось, их драка была спаррингом, но ведь Илья то в тот момент об этом не знал! Золотое правило: не лезь в разборки сильных - пропадешь не за грош. Бруйянке он был на один зуб. Тогда зачем встал у нее на дороге? Да просто хотел выиграть несколько мгновений для Киры. Ведь в бою порою все они и решают. Потом сам стеснялся своего порыва. Уж в его-то клане никто бы не совершил подобной глупости. Самопожертвование, дурацкий героизм - это все для идиотов людей. Так что тогда с ним творилось? Или здесь, в "Стиксе", он умудрился "заразиться" человечностью?
   ...А некий таймер продолжал тикать, невидимый и неслышимый, неуклонно приближая час икс...

**

   ...Он повернул пленницу лицом к себе. Пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не отвести взгляд. Ее глаза просто-таки обжигали, столько в них было ярости. "Прости, я выполняю приказ, - вздохнув, проговорил Илья. - Резчик не был моим родителем. Все подстроено, чтобы я оказался у вас. Моя задача - похитить тебя. Не хочу это делать, правда, не хочу. Но не выполнить приказ не могу. Я "привязанный". Ты это... держись, - добавил он смущенно. - Я что-нибудь придумаю, Кира. Обязательно".
  

***

   Вот попала, так попала. И что теперь делать? Непонятно. Тело не чувствовалось совершенно, как будто его не было вообще. Только глаза двигались. Толку-то от них. Перед глазами Илькина задница и ноги. (Кажется, он нес меня на плече). В таком положении, много не углядишь. Растревоженными осами мечутся в голове обрывки мыслей. Куда он меня тащит? Неясно. Что со мной будет? Ох, чувствую, ничего хорошего! Страшно. А, кому в моем положении не было бы страшно? Ну, Илька, зараза. Предал, змеюка подколодная! Хотя, нет. Илька не предатель, а просто шпион. Знать бы еще чей? Куда же он меня несет? Что со мной... Хватит! Не надо об этом! Лучше на чем-нибудь другом сосредоточиться. Что там Илька говорил про "привязку"? Он действительно раб, или?.. С ним уже не знаешь чему верить. Ведь проводили же слияние, и ничего...
   Кажется, мой похититель полез куда-то наверх. Точно. Перед глазами поплыли влажные, покрытые ржавчиной скобы. Одна, вторая, третья... Этому Ильке только в цирке работать. Как он умудряется с грузом так вот лазать? Послышался неприятный скрежет - Илья освобождал выход на поверхность. Пара мгновений, и мы наверху. Удерживая меня одной рукой, другой Илька сдвинул крышку люка на место. Совсем близко перед глазами - грязная металлическая поверхность, крашенная зеленой, порядком облупившейся краской. Воняло какой-то тухлятиной. Ба, да это же бок мусорного контейнера! Точно! Просто ракурс взгляда у меня непривычный (я же вниз головой повернута), и обзор ограниченный. Черт! Узнала я это место. На нашем участке действительно есть такой выход из поземной системы - неприметный люк канализационного колодца за мусорными контейнерами в одном тихом дворике.
   "Поздравляю, Заморыш. Твой сир будет доволен", - неожиданно раздался чуть хрипловатый женский голос. В поле зрения попали две пары ног, одна пара явно принадлежала той, которая только что поздравила моего похитителя. Заморыш. А что, подходящее прозвище для Ильки, мысленно усмехнулась я. Наконец-то меня перевернули головой вверх, усадив спиной к мусорному контейнеру. Блин, какое это отвратительное ощущение не чувствовать собственного тела! Новоприбывшие подошли ближе. Мужчина и женщина. Он меня не впечатлил: стандартная внешность, плюс обычная (по крайней мере, для Урала) одежда - камуфляж, берцы, и обычное же оружие - "Калаш" на ремне. Короче говоря, эдакий Мистер Невзрачность. Она была не в пример ярче. Идеальные черты лица (даже слишком идеальные), шикарные каштановые волосы по плечам, стильный брючный костюм, изящные туфельки... Заметная дама. Но выделяло ее не это все, нет. Было что-то у нее в лице, или, точнее, в его выражении, в глазах, нечто трудноуловимое... В общем, этой даме нравилось приносить боль, мучить свои жертвы и ощущать их страх. Почти уверена, что не ошиблась, стоящая передо мной дама была законченной садисткой.
   Мужчина, оглядев меня с головы до ног, поджал губы в презрительной мине. "И из-за этой вот соплячки весь сыр-бор? - хмыкнул он. - Признаться, я ожидал большего!" "Ну, так выдерни из нее колышек, раз такой смелый, - хихикнула его напарница. - Только сначала дай мне свалить отсюда. Честно говоря, даже интересно было бы узнать, за сколько секунд эта "соплячка" порвет тебя на ленточки! Она высшая! Не знал?" Мужик невольно отступил на пару шагов назад, чем вызвал новую вспышку веселости у своей напарницы. "Ах, Кирпич, Кирпич, - насмешливо проговорила она, - пожалуй, единственное, что у тебя хорошо получается, это секс в мужской форме, а вот, когда ты занимаешься чем-то другим, например, пытаешься думать... Сейчас-то что дергаешься? Она уже не представляет угрозы".
   Дама присела на корточки напротив меня, заглянула в лицо. Ну, и глаза! Такой взгляд, наверно, мог быть у какого-нибудь средневекового дознавателя, выбирающего инструмент для пытки. Кажется, мне удалось хорошо упрятать свой страх. Во всяком случае, в моем отражении дама его не нашла. "А ты храбрая... или глупая, - промурлыкала она. - Учитывая сложившиеся обстоятельства, второе скорее. Знаешь, что тебя ждет? Из тебя сделают "корову". Говорят, это невыносимо больно, постепенно превращаться в безмозглую тварь. Некоторые считают их даже не существами, а устройствами. Мозгов у "коров" нет, а потому в процессе трансформации твое сознание растворится, исчезнет. Хотя... Может быть, тебе его оставят, но это, пожалуй, еще хуже... Знаешь, мне даже жаль тебя", - ее рука коснулась моей щеки. И вдруг поглаживание сменилось мощной пощечиной, от которой я завалилась набок. "Сука бесчувственная! - рассерженной кошкой зашипела дама. - Не боится она, видите ли! Посмотрим, как ты запоешь во время трансформации!" Отойдя от меня, она бросила своему спутнику: "Кирпич, усыпи эту дрянь!" Вопрос с "усыплением" решился просто: Кирпич сместился мне за спину, и чем-то тяжелым (не видела чем) шарахнул по голове. Я вырубилась.

***

   Луна своим призрачным сиянием серебрит насквозь нелиричное содержимое контейнеров для мусора, выстроившихся в рядок в глубине двора. Поздний апрельский вечер. Жильцы окрестных домов смотрят телевизор, укладывают спать детей, читают, расслабившись в постели, или, может быть, занимаются сексом. В любом случае, их не интересует темный двор за окнами. Тихо и пусто. Не роются в мусоре бомжи-старатели. Гуляющих парочек в ближайшей округе тоже не видно. Впрочем, это не удивительно. Помойка -- не самое лучшее место для романтических прогулок. Те, кто грузят неподвижное женское тело в машину, уверены: на них никто не обращает внимания. Захлопываются дверцы, неприметная серая "Лада"-"десятка" трогается со двора.
  

***

   Вряд ли кто сумел бы увидеть их в неверном свете луны. Впрочем, и солнечным днем результат был бы тем же. Носферату на все сто оправдывали звание лучших разведчиков в мире. Два призрака, два лунных блика смотрели вслед отъезжающей "Ладе". "Госпожа Маргарита, ее взяли, - прошелестело в пустоте пространства. - ...Да, увозят. Выпускаем коптер. ...Уверены, справится. В крайнем случае, переключим управление на себя".
   С крыши ближайшего дома стартовал "игрушечный" вертолетик. Машина была невелика -- около полутора метров от носа до кончика хвоста, но в цене не многим уступала своим полномасштабным собратьям. Оно и понятно: себестоимость производства стационарных амулетов, способных продолжительное время удерживать камуфлирующие заклятия носферату, и магических "аккумуляторов" -- артефактов-накопителей пока еще была очень и очень высока. Кроме того, изделие оснащалось самой совершенной (и, соответственно, дорогой) электроникой. Неудивительно, что все это сказывалось на улетавшей в заоблачные выси цене маго-технологического шедевра. Но оно того стоило. В своем классе "игрушечный" вертолетик легко "рвал" любой другой разведывательный беспилотный летательный аппарат. Кстати, "беспилотным аппаратом" вертолет можно было считать лишь с известными оговорками, поскольку "пилот" у него все-таки имелся. Сам аппарат был телом "пилота". "Голем Призрак ноль один приступает к сопровождению объекта", - мгновением позже раздалось на кодированной частоте. Невидимый и неслышимый маленький шпион играючи догнал выехавший со двора автомобиль...
  

**

   Вертолет, как приклеенный шел следом за машиной похитителей. Зависал на месте, когда серая "Лада" притормаживала у светофоров, возобновлял движение, когда она трогалась, попутно регистрировал в памяти пройденный маршрут, отслеживал ситуацию на дороге, периодически по запросам операторов передавал свои координаты и "картинку". Призрак ноль один был достаточно разумен, чтобы не спутать преследуемую им "десятку" с другими малолитражками той же модели и цвета. Не смутила его и смена похитителями автомобиля.
   Преследование завершилось за городом в коттеджном поселке у ворот большого двухэтажного особняка. Здание располагалось на окраине поселка в центре обширного участка, огороженного глухим двухметровым забором. Следящая аппаратура голема зафиксировала момент проезда автомобиля похитителей за ворота. Ноль первый тут же связался с операторами, передал информацию, и, дождавшись сменившего его Ноль второго, полетел на Базу. В накопителях оставалось слишком мало энергии для качественного поддержания камуфлирующих заклятий.
  

***

  
   - Макс! Нашли их логово!
   В трубке послышался облегченный вздох, и через пару мгновений:
   - Где?
   - Дивное -- коттеджный поселок за городом. Файл с координатами их берлоги на схеме поселка я скину в твою папку. Кстати, ты был прав. Голем-разведчик полностью себя оправдал.
   - Хорошо, Марго. Готовь к работе своих "мозголомов", чувствую, скоро нам понадобятся их услуги. А я пока свяжусь с Миленой. Пусть поднимает "Стикс".
  

***

   Сознание включилось рывком. Только что я лежала в темноте беспамятства и сладкого неведения, и вдруг разом вспомнила случившееся со мной. Вместе с памятью пришли боль и страх. Пожалуй, даже не так. БОЛЬ и СТРАХ. От ужаса и безнадеги захотелось взвыть. Что со мной делают? Та стерва с глазами садистки ведь не зря пугала. Неужели я и в самом деле стану... Ох, черт! Только бы удержать себя в руках, не заистерить. Может попробовать думать о чем-нибудь другом? Вот, к примеру, чем это меня по кумполу шваркнули? Хм, глупый вопрос. Туплю я. Чем угодно могли. По большому счету каинита вырубить немногим сложнее, чем человека. Просто усилий потребуется чуть больше, и механизм... э-э... вырубки будет несколько другим. Приложите хорошенько человека по голове. Он получит сотрясение мозга и отключится. Наш соплеменник, если ему как следует настучать по "чайнику", тоже вырубится, но, в отличие от человека, по другой причине. Пробитый череп (а такое вполне возможно при сильном ударе), организм каинита воспримет как критическое повреждение. Соответственно, максимум ресурсов будет направлен на его ускоренную регенерацию. Спросите, что случится дальше? Ничего особенного, просто вы впадете в кому. Организм до окончания регенерации отключит все системы, без которых временно можно обойтись, в том числе и ваше сознание. Кажется, именно это со мною и произошло.
   Дальше оттягивать неизбежное нет смысла. Открываю глаза. Надо мной четырехугольники осветительных плафонов. Лежу на довольно жестком и относительно узком (кончики пальцев касаются металлической окантовки краев) ложе. Похоже, это что-то вроде операционного стола. Кстати, кол вытащили, иначе никаких болезненных ощущений у меня не было бы. Пытаюсь пошевелиться -- боль становится совсем уж невыносимой. Сознание гаснет, растворяясь в ней. Через какое-то время ее стальные челюсти ослабляют хватку, и я снова начинаю ощущать себя. О-ох. Островки боли медленно затухают в районе шеи, талии, запястий рук и лодыжек ног. Или я чего-то не понимаю, или захваты, удерживающие мое тело на "операционном столе", посеребренные. Они вообще-то относительно просторные, и если не двигаться, то их практически не касаешься, но стоит пошевелиться... Вот ведь фашисты. Так издеваться...
   Из-за этих чертовых захватов невозможно оглядеться по сторонам. Поле зрения ограничено только тем, что сверху. Впрочем, если скосить глаза, то на периферии зрения угадывается высокий штатив с капельницей. Трубка от него уходит, кажется, к запястью. Блин, я тут словно крыса подопытная, и не вырвешься. Захваты без использования Сил фиг сломаешь, а заклятия, даже самые простые, мне сейчас не сплести - концентрация на нуле. Вопрос: почему? Хороший повод поразмыслить, кстати. Может, хоть немного отвлекусь, а то страшно так, что визжать хочется в полный голос. Так что же мешает концентрации? Боль? Пожалуй, но это не главный фактор. Боль можно заблокировать, и я хотя бы отчасти ее блокирую. Только это не помогает. Концентрация не "раскручивается". М-да, положеньице. Никаких артефактов на мне нет, иначе почувствовала бы. (Да, и не слышала я об артефактах избирательно действующих на концентрацию). Захваты, "пришпилившие" меня к столу, тоже обычные. И что остается, спрашивается? Капельница остается. Та самая, которую я заметила краем глаза. А, если точнее, ее содержимое. Что за гадость в меня вливают?
   Неожиданно и вроде бы не к месту возникло ощущение дежавю. Нелепость какая-то... И словно молотом по голове: все это я УЖЕ ВИДЕЛА. В памяти возник пустой коридор "Антибиотиков", выходящая из своего кабинета Полина Игоревна. Мои тогдашние фантазии тоже вспомнились. Нелепые. Страшные. Теперь непонятным образом ожившие и начавшие сбываться.
   Совсем близко раздаются шаги. Надо мною наклоняется Илья. Жалко, что во рту сухо, а то бы плюнула. У меня от одного его вида аллергия. Позлорадствовать пришел? Странно. В Илькином отражении (его-то я могу видеть даже теперь) нет никакого злорадства. Есть беспокойство, даже страх. И это все обращено ко мне. Хм, он боится меня? Даже теперь? Непохоже. Точно нет. Он боится ЗА МЕНЯ! Вот те раз. А еще в его отражении есть готовность к действию, и это тоже как-то связано со мной. Не мастак я читать по губам, но... "ДЕРЖИСЬ!" - почти беззвучно шепчет мне Илька.
   Мальчишка исчез из поля зрения, и мгновением спустя до меня донеслось: "Сир! Она в сознании!" Минут десять ничего не происходило, но вот послышались шаги нескольких пар ног. О, да тут целая делегация. Переднюю часть моего ложа вместе с подголовником приподняли, трансформируя в некое подобие шезлонга. Поле зрения расширилось, и теперь я смогла увидеть свое тело. Оказывается, на мне не было одежды. Ясно, что переживать по этому поводу я не стала, просто отметила, как данность. Сами понимаете, когда вас собираются лишить разума и превратить черт те во что, отсутствие одежды -- наименьшая из проблем. А потому, не заморачиваясь своим видом, все внимание я переключила на "гостей".
   Их было четверо, если не считать Ильки, вертевшегося неподалеку. Одного члена "делегации" - стерву-садистку, я уже знала, остальных видела в первый раз. Стерва явно не была главной в четверке, стояла в сторонке, и, как говорится, не отсвечивала. Кстати, из всех она одна выглядела более-менее естественно, остальные же... М-да, остальные производили яркое впечатление. Маленький, худенький мужичонка с большими ушами и длинным носом (ну, прямо-таки карлик Нос из сказки) выговаривал стоящему рядом мужчине: "Протей, скажите, неужели нельзя было избавить меня от лишней массы менее... м-м... радикальным способом?!" Собеседником "карлика Носа" был... Гарри Поттер. Правда, этот, в отличие от киношного героя, был довольно высок, зато на лицо сходство было просто поразительное. "Можно-то, можно, - отвечал "Гарри Поттер", - да только пришлось бы затратить уйму времени, а нам его и так не хватает. Сразу, как наступит фаза насыщения, эту, - небрежный кивок в мою сторону, - придет пора трансформировать, а тогда копировать ее будет уже поздно". Ой, блин! Я покрылась испариной. По спине пробежались стада мурашек. Потребовалось просто-таки запредельное усилие, чтобы не сорваться в истерику. Заметив мое состояние, носатый с "Поттером" синхронно ухмыльнулись, и это неожиданно помогло мне взять себя в руки. Вспыхнувшая ненависть выдавила весь страх. Для него просто не осталось места. "Ну-ну, - заметив это, пробормотал "Гарри", и, повернувшись к четвертому члену "делегации", спросил. - Господин, не пора ли начинать?" Названный господином брезгливо скривил губы: "Ты собрался поторопить меня, Протей?" Этот тип был, пожалуй, самым колоритным из всей четверки. Представьте себе эдакого аристократа на отдыхе: домашние тапочки на босу ногу, небрежно запахнутый шикарный мужской халат, породистое лицо, высокий с залысинами лоб, аккуратно подстриженная бородка-эспаньолка. Ну, прямо-таки отец-помещик. Отец? А вот это как раз не факт. Халат "помещика" облегал женское тело! Четко обозначенная талия, широкие округлые бедра, и грудь минимум третьего размера говорили сами за себя. Сказать, что этот кадавр смотрелся странно -- ничего не сказать. Мужская голова, да на женском теле. Бррр! "Помещик" (или все-таки "помещица"?) повернулся ко мне: "Знаешь, что с тобой будет, детка? - голос у него был какой-то странный: низковатый для женщины, но, пожалуй, слишком высокий для мужчины. - Вижу, догадываешься. Что ж, могу обрадовать. Тебе повезло, если, конечно, это считать везением. Сказочник хотел с тобой пообщаться. Потом. Когда мы присоединим Урал к Великороссии. Так что личность тебе сохранят и разум тоже. Ну, может, и поглупеешь несколько, но, с другой стороны, высокий интеллект тебе уже не пригодится. Хочешь что-нибудь спросить?" "Кто такой Сказочник?" - выговорила я мгновенно пересохшими губами. Ответил носатый: "Он вождь истинных вентру. Ты его видела. Это еще в Великороссии было. Вы встретились в церкви". Сразу вспомнился чуть не угробивший меня собиратель фольклора. Несостоявшийся папочка, чтоб ему упокоиться досрочно! Выходит, этот "экспериментатор" от меня не отстал. "Как получилось, что проводя с Ильей слияние, я не нашла ничего подозрительного?" - поспешила задать следующий интересовавший меня вопрос. И снова ответил "карлик Нос": "У тебя не хватит мозгов, чтобы понять наши технологии. Ты что-нибудь слышала о системе распределенных центров?.." "Ну, ладно! - прервал халяву с вопросами-ответами мужчиноженщина. - В самом деле, пора уже начинать. Давай, Ханс, раздевайся". "Подожди минутку, - отозвался носатый, - мне надо считать у нее память". В тот же момент началась атака -- "Ментальная игла" прошила верхний слой моей защиты.
   Скажите, как бы вы оценили свои шансы выстоять на ринге ну, допустим, против мастера спорта по боксу. При этом у вас, в отличие от него, были бы связаны руки-ноги? Дурацкий вопрос, верно? Любому понятно, что в такой ситуации спасти вас могло бы только чудо. Шансов у меня практически не было, а чуда, увы, не случилось. Ядро, правда, удалось удержать, но, подозреваю, только потому, что мой противник не проявил должной настойчивости. А вот периферию - свою "оперативную память" я сдала подчистую.
   Через пару мгновений все кончилось. "Пожалуй, пока достаточно, - глядя на меня, ухмыльнулся носатый, и, повернувшись к своим, презрительно хмыкнул. - Видно, так называемые вентру Камарильи вообще ничего не стоят, если даже это никчемное существо умудрялось их убивать!" Волна ярости пополам с обидой окатила меня с головы до ног, кажется, я даже зарычала. Еле сдерживаясь, бросила ему в лицо: "Ты наглеешь, зная, что я лишена Силы, а если бы она была со мной, ты уже сдох бы, мразь!" На реплику носатый отреагировал хохотом. Ответил мне "помещик" (или "помещица", это уж кому как нравится): "Твоя Сила уже не вернется, девчонка. Очень скоро наступит фаза насыщения пластификатом, и ты навсегда лишишься способности к концентрации. Ты проиграла. Из-за своей глупой доверчивости проиграла. Вы все проиграли". Потеряв ко мне интерес, кадавр вновь повернулся к носатому: Ханс, ну, сколько тебя ждать?" "Карлик Нос" кивнул и стал раздеваться.
  

**

   Неприятное и вместе с тем завораживающее зрелище наблюдать, как кто-то превращается в вас. Носатый менялся. Нос, кстати, у него уже успел приобрести нормальные и очень знакомые мне пропорции. Черты лица "текли". Волосы становились темнее и гуще, брови -- тоньше, изменялся разрез и цвет глаз. Одновременно с лицом трансформировалось тело. Мужские, чуточку угловатые формы Ханса сглаживались, приобретая все большую женственность и изящество. Вскоре мне уже казалось, будто я рассматриваю свое собственное отражение, непонятно почему живущее самостоятельной, независимой от меня жизнью. Лицо, плечи, руки-ноги, грудь, бедра, ягодицы -- все, абсолютно все было узнаваемым. Да, и как не узнать, если я видела саму себя. Напротив моего ложа стояла до мельчайшей черточки я. Я-другая ощупала себя, и, ухмыльнувшись, пробормотала моим голосом: "Вроде бы неплохо". "За внешность можешь не беспокоиться, - успокоил ее кадавр, - сходство полное, но имитация клановых знаков продержится около трех часов. Потом на коже проявятся истинные. Так что поторопитесь". Отвернувшись от моей копии, кадавр бросил взгляд на мнущегося у двери Илью, нахмурившись, рыкнул: "А ты что здесь забыл? Марш в контрольную комнату! Следи, чтобы пластификат равномерно подавался, - и, ехидно взглянув на "Поттера", добавил. - Не исключено, что сегодня ты лишишься сира". Я заметила, как "Гарри" передернуло, а мужчиноженщина расплылся в довольной улыбке. Черт побери, ну, просто пауки в банке! Ильку словно ветром сдуло. Умчался как на пожар. Следом засобирался и кадавр: "Пойду я. Дел много". Подойдя к стерве-садистке (так и не узнала ее имени), отрывисто скомандовал: "Идешь со мной. Да, и смени форму на мужскую". С чувством обреченности (во всяком случае, что-то такое проскользнуло в ее отражении) стерва на ходу стала трансформироваться в мужчину.
   Как только парочка скрылась за дверью, "Гарри Поттер" длинно и грязно выругался. Я-другая лишь улыбнулась этой его эскападе, и вдруг спросила: "За что ты его ненавидишь?" "А за что его любить, ублюдка гребанного?! - зашипел "Поттер". - Тоже мне, пуп земли. Видел, как он моим Заморышем командует? А мелкий говнюк и рад перед высшим выслужиться. Надеется, тот заметит его усердие, и в качестве бонуса за послушание поможет избавиться от меня".
   "Поттер" продолжал ругаться и что-то бухтеть. Я его почти не слушала - наблюдала, как моя копия одевается в мою одежду. Очень узнаваемо у нее получалось - наша моторика была схожей. Почему-то в этот момент я почувствовала себя обворованной, и вовсе не потому, что у меня украли одежду. Заметив, что за ней наблюдают, девица (хотя, какая она, к черту, девица?!) ухмыльнулась. Я отвела взгляд - на редкость неприятная ухмылка, смотреть противно. Закончив с облачением, она картинно поправила ремень и, рисуясь, проговорила: "А, знаешь, Кира, мне нравится это тело. Думаю, я им попользуюсь, пока не надоест. Надеюсь, ты не в обиде?" Сучка решила надо мной поиздеваться, в ее отражении этого желания не увидел бы только слепой. "Да, кстати, - продолжала она, - в твоих воспоминаниях были моменты близости с тореадором. Впечатлило. Ты ведь не будешь против, если я затащу его к себе в постель? Тебе-то самой мужчина уже не понадобится, да и предложить ему ты все равно ничего не сможешь. От тебя же только голова останется. Я не думаю, что у Сергея окажется настолько извращенный вкус, чтобы заниматься сексом с одной лишь головой, хотя, конечно, миньет..." Эта похотливая тварь меня таки достала. Не обращая внимания на боль, я изо всех сил, до рези в мышцах, до треска в сухожилиях рванулась к ней. Последнее, что я запомнила, перед тем, как вырубилась - давящаяся хохотом копия, а рядом с ней кто-то странно похожий на... Сергея...
  

**

   "...Ну, Кира, ну, пожалуйста! Открывай глаза. Не дай отец Каин, кто-нибудь cюда заглянет!" Надо мной склонилась симпатичная девчоночья мордашка. Испуганная мордашка. "Когда я отключила подачу пластификата, до фазы насыщения оставалось чуть больше часа. Скоро начнется переполох. Тебя искать будут. Ну, Кира, давай же, вставай!" О-ох! Приподнимаюсь на своем ложе. Приподнимаюсь! Тело ничто не удерживает - о захватах моя спасительница успела позаботиться. Кстати, откуда она тут вообще взялась? "Ты кто?" - спрашиваю. Улыбается. "Я - Иля. Не узнала?" Что-то после этого пластификата мозги тяжело ворочаются. Какая-такая Иля? И тут, словно обухом по голове. Дошло. "Илья, - говорю, - а зачем ты пол сменил?" "Чтобы тебя не смущать, - скромно потупившись, отвечает мне Илька. - Ты же тут лежишь совсем голая..." Мда. Оказывается, Илька у нас -- настоящий джентльмен. Хотя, наверно, в данной ситуации правильней было бы сказать: настоящая леди. Странные все-таки они, эти тзимицы. Существа, для которых собственное тело, что для нас одежда: хочу, надену брюки, хочу -- юбку. Кстати, если уж речь зашла об одежде. "Иль, а тут какие-нибудь шмотки достать можно?" Илька в задумчивости теребит свой хвост. (В женском варианте у него довольно длинные волосы, собранные на затылке в высокий, пышный хвост). "Можно-то, можно, - отвечает, - только из них сначала надо будет кого-нибудь вытряхнуть. Но, вообще-то, драться по-любому придется. Ты как себя чувствуешь? Концентрация еще не восстановилась?" "Прислушиваюсь" к себе. Идет восстановление. Медленнее, чем хотелось бы, но идет. Представьте себе плотину. Поставили ее где-нибудь на реке, да только не успели до конца достроить, сделать монолитной и несокрушимой. Находит вода щели-трещинки, просачивается в стыках. Рано или поздно плотина развалится, размоет ее река, да и побежит себе дальше. Такая вот аналогия. Короче говоря, пусть не сразу, но концентрация восстановится. Другое дело, нет у нас времени ждать, пока моя "плотина" окончательно рухнет. Потому придется использовать то, что есть. В конце концов, не все так плохо. Мой энергокаркас не поврежден. Любое заклятье я могу щедро насытить дурным количеством энергии. Правда, с моим нынешним уровнем концентрации я в состоянии сплести лишь самые простые из них. Это все я и выложила Иле.
   С собственным состоянием, худо-бедно, удалось разобраться, осталось прояснить еще один момент. Я спустилась с ложа на пол. Кафельная плитка неприятно холодила босые ноги. Подошла к своей спасительнице и, взяв за плечи, спросила: "Скажи, зачем ты мне помогаешь?" Наверно она ждала этот вопрос, ответила сразу: "Из-за меня ты попала в ловушку, значит, я должна все исправить. И потом, я надеюсь, ты тоже мне поможешь". Так-так, что же, интересно, она от меня хочет? "Чем я могу помочь, Иля?" Девушка отступила на пару шагов назад, взглянула мне в глаза, и твердо сказала: "Убей моего сира!" В отражении -- ненависть, надежда, и вера в то, что мне такое по плечу. Ха! Блажен, кто верует. И впрямь, только блаженный может рассчитывать легко и без проблем вырваться из охраняемого, набитого врагами места, да при этом еще найти и грохнуть какого-то там сира. А ведь придется, черт возьми! Придется всем этим заниматься, потому что вырываться-то отсюда все равно надо. А что касается сира... Я так и не смогла научиться не обращать внимания на тех, кто ждет от меня помощи. Значит, буду вырываться, искать и убивать. Никуда не денусь, по-другому просто никак. "Хорошо, Иля. Я прикончу твоего..." Отворилась дверь. Не спеша, в комнату вошел высокий чуть полноватый мужчина примерно тридцати лет отроду. (Это, конечно, если судить по внешнему виду). Круглое гладковыбритое лицо, темные короткие волосы, задумчивый, погруженный в себя взгляд. Белый халат небрежно наброшен поверх строгого черного костюма. Доктор, весь в думах о болящих и хворых, пришел в палату на обход. Ага, как же. С учетом того, какие вещи творили здесь господа "шабашники", тип этот если и был доктором, то разве что собратом доктора Менгеле.
   "Доктор" еще только сделал шаг за порог, а я уже, погрузившись в спектры, лихорадочно пыталась хоть что-нибудь сплести. Индейская национальная изба! Ничего не получалось. Все мало-мальски серьезные плетения просто расползались. Чем же мне его?.. Мужик видимо был очень глубоко погружен в свои мысли, потому что внимание на нас обратил не сразу, а когда все-таки обратил, то впал в легкий ступор. "Доктора" можно было понять. Шел себе работать с "подопытным кроликом", не без оснований полагая, что, смирившись с предстоящей вивисекцией, он дожидается на "лабораторном столе". И вдруг такое! "Кролик" сбежал буквально "из-под ножа" и снова ложиться под него вовсе не собирается. Да, и не кролик оказался в подопытных, а, скорее уж, дикая кошка (надеюсь, что это так). В общем, было от чего впасть в ступор.
   Не давая "доктору" придти в себя, Илька ударила. Интересное заклятье использовала, между прочим. Чем-то оно напоминало наш, "Стиксовской" разработки, "Телекинетический кулак". Только, в отличие от "Кулака", энергия воздействия концентрировалась в сравнительно узком фокусе. В результате противник не отбрасывался, как в нашем варианте заклятия, а пробивался насквозь. Илька и пробила его, "доктора" этого. Толку, правда, оказалось чуть. Толи заклятье не задело ничего жизненно важного, толи "доктор" как-то смог минимизировать вредные последствия удара. Последнее скорее, все-таки тзимицы мастера в управлении своим телом. Второй раз подловить его не удалось - "доктор" был начеку. Новый удар он принял на телекинетический щит, а потом и сам перешел в атаку. Пара мгновений - истекая кровью, Илька оседает на пол.
   Много это или мало, пара мгновений? А, черт его знает?! Когда как. Во всяком случае, их хватило, чтобы мои пораженные пластификатом мозги заработали-таки в нужном направлении. "Доктор" уже повернулся ко мне, приготовив, судя по возмущениям в спектрах, что-то особо убойное. "Граната!" - изобразив испуг, заорала я. (За многое я была благодарна своей наставнице Маргарите, но за искусство имитации эмоций особенно; ведь тот, кто по-настоящему его освоил, мог "обмануть" даже собственное отражение). Мужик купился. Мой испуг был "подлинным", и он это видел. "Доктору" просто не хватило времени сообразить, что гранате неоткуда взяться - инстинкты сработали раньше разума. Он сделал именно то, чего я и добивалась: вместо того чтобы ударить подготовленным заклятьем, отпрыгнул в угол, и закрылся телекинетическим щитом. У меня появилось время - несколько драгоценных секунд. А дальше дело техники - "Призрачный жук" плетется практически мгновенно, и, что особенно для меня важно, почти не требует концентрации. Соорудить связку "Жуков" я, правда, уже не успевала, зато в один единственный влила столько энергии, что получилась просто жуть какая-то. В следующее мгновенье большущий серовато-белесый шар заклятья помчался к моему противнику. От таких штуковин как "Призрачный жук" существует только один эффективный способ защиты -- быстрее убраться с траектории движения. "Доктор" замешкался. Представляете, что делает с телом врага удачно брошенная граната? Примерно, то же самое "Жук" сотворил с энергокаркасом моего противника. Неспособные к самовосстановлению ошметки -- вот все, что осталось от его энергетической структуры.
   Возможно, он упокоился бы и без моей помощи, но ждать я не хотела, в любой момент мог войти кто-нибудь еще. Оставлять за спиной недобитого противника? Нет уж, увольте. А, потому я вошла в гангрельскую боевую трансформацию (она, кстати, тоже не требует высокой концентрации) и когтями перерубила "доктору" шею, почти отделив голову от туловища. Посмотрела на дело рук своих и усмехнулась. Кажется, я становлюсь бесчувственной стервой. Ведь только что голову оторвала человеку (ну, пусть не совсем человеку, какая разница?) и ни дурноты, ни даже просто отрицательных эмоций. Скажи мне кто пару-тройку лет назад, что я на такое буду способна, посчитала бы его психом. А "доктор" тем временем, пока я занималась самокопанием, уже успел загореться. И тут до меня дошло, что еще немного и одежда сгорит вместе с ним. О, сколько было эмоций, и все сплошь отрицательные! Не такая уж я и бесчувственная. Обжигаясь, стала с него пиджак с рубахой стаскивать. Пока сдирала их, брюки прогорели до дыр. Впрочем, они, все равно, ни по росту, ни по размеру не подходили, так что не жалко. Посмотрела я на свой "гардероб", покачала головой, и надела рубаху. А, куда деваться? Закатала рукава, перепоясалась ремнем из брюк, получилось нечто вроде платья. (Рубаха эта мне чуть ли не до колен была). Жаль, зеркала поблизости не оказалось, хоть взглянула бы как выгляжу. Наверняка фиг отличишь от огородного пугала.
   Сзади послышался шорох. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Оказалось -- Илька. Нехорошо получилось, совсем про нее забыла. Только по ходу дела отметила, что после удара "доктора" она не загорелась, а, значит, и не упокоилась. Стоит Илька передо мной, смотрит с восторгом. (Даже неудобно как-то).
   - Ну, ты даешь, - говорит. - Надо же, самого Януса завалила. Я уж думала нам хана...
   - А, кто он такой, этот Янус? - спрашиваю ее.
   - Ну, он сир моего сира, а, если в ваших терминах, то мой дед.
   Эх, черт!
   - Ты, чего такая кислая стала? - хихикает Илька. - Думаешь, я из-за дедушки буду переживать? В гробу я такое родство видала! Сволочь он порядочная, и к тому же извращенец. Хуже его только Протей, папочка долбаный. Вот, когда ты и его грохнешь, будет просто замечательно! Ты, между прочим, обещала. Помнишь?
   - Помню, помню. А куда он делся?
   - Папочка? Так их с Хансом, это тот, который стал твоей копией, отправили к малкавианам. Кстати, Протей принял вид тореадора Сергея. Правда, на мой взгляд, получилось не очень удачно. Я думаю, вас хотят подставить. Наверно, Протей с Хансом там кого-то убьют... Кира, ты чего?!
   Внутри все заледенело. Я ЗНАЛА, кого "шабашники" отправились убить, и знала, ЧТО случится потом. Черт! Апокалипсис разразится только потому, что кто-то кого-то захотел подставить. Нелепый финал нашего нелепого мира. Неужели ничего нельзя сделать? Получается, узнав о пророчестве и отказавшись покончить с собой, я угробила вариант относительно благополучного развития событий? И теперь... А, что теперь? Моя копия, совершенная копия (надо отдать должное "копировщику") убьет Каталину. Малкавиане очень серьезно относятся к пророчествам, особенно к своим собственным. Не уверена, что Каталина вообще станет сопротивляться. Накатила дикая усталость. Захотелось забыть обо всем на свете. Если миру суждено полететь в тартарары, то стоит ли бороться с неизбежностью? Стоп-стоп-стоп, что-то я совсем раскиселилась. Малкавианские пророчества сбываются всегда, это факт. Но вот трактовать мы их можем по-разному, и не всегда правильно. Это тоже факт. Почему я решила, что, не убив себя, уже проскочила вилку благоприятного развития событий? Это же пророчество, здесь нельзя все понимать буквально. А если я грохну свою копию? Тогда ведь тоже получится, что я в некотором смысле убью себя. Хм, вот такая трактовка пророчества мне нравится куда больше.
   Я схватила Ильку за руку, подтянула к себе.
   - Нам надо срочно выбираться отсюда! Слышишь! Нужно остановить Протея с этим... Который моя копия. Они не должны убить Каталину! Это очень важно! Понимаешь?!
   - Ты чего? - Илька, похоже, несколько офигела от моего напора. - Ханс с сиром наверно уже у малкавиан. Мы не успеем им помешать. Но ведь у тебя же будет алиби, и я готова подтвердить. Чужое убийство на тебя не повесят... Ты вообще, чего так... э-э... возбудилась?
   Ха! Возбудилась... Возбудишься тут.
   - Илька, все хуже, чем ты думаешь! У малкавиан есть пророчество, и оно, зараза, начало исполняться! Короче говоря, если моей копии удастся грохнуть Каталину, и я не успею этому помешать, начнется Третья Мировая!
   Глаза моей собеседницы и формой, и размером стали похожи на два маленьких блюдца.
   - Это что, шутка?
   - Если бы, - вздохнула я. - В общем, давай выбираться. Попытаемся успеть.
   - А, если не успеем?
   - Тогда у нас будут все шансы увидеть Армагеддец. Веди. Ты же здесь все ходы-выходы знаешь.

***

   В трехэтажной "сталинке", расположенной напротив здания малкавианской базы на противоположной стороне улицы, чуть приоткрылось чердачное окно.
   - Волк, ну, что там видно?
   - Две какие-то телки на "мерине" приехали. Киры среди них нет. Подошли к центральному входу. Звонят. Вошли. Больше ничего интересного. Слушай, Денис, а с чего твоя мать решила, что Кира должна здесь появиться?
   - Видишь ли, Волк, мама почему-то считает, что ее похитили, чтобы использовать в провокации с малкавианами.
   - Кира не станет работать против своих.
   - Мама думает, что ее или как-то зомбируют, или вообще подменят. Так что...
   - Стоп! Вроде еще кто-то подъезжает. Точно. "Логан" только что припарковался. Тво-ою мать!
   - Что такое?
   - Это Кира и Сергей! Хотя нет, все-таки не Сергей, просто кто-то похожий. А вот то, что рядом с ним Кира, я уверен. Идут к центральному входу. Звонят. Денис! Связывайся с Маргаритой!
  

***

   Ханс вдавил кнопку звонка. "Пожалуйста назовитесь и сообщите цель вашего визита", - раздалось из динамика над входной дверью. "Кира дочь Максима из клана Тремер и Сергей сын Милены из клана Тореадор просят аудиенции у госпожи Каталины", - ответил Ханс и усмехнулся -- голос звучал непривычно высоко и звонко. Что ж, так и должно быть. Сейчас он -- Кира из клана Тремер. Черт, не проколоться бы, а то скажешь о себе по-привычке в мужском роде. Через пару мгновений замок щелкнул, открываясь, а голос сообщил: "Проходите". За дверью ждали парень с девушкой в замысловатых индусских одеяниях. Ханс только хмыкнул. Возможно, в Индии их одежда смотрелась бы естественно, но в России она выглядела как нечто ненастоящее, театральное. Воистину, малкавиане были в своем репертуаре.
   Их провели по длинному коридору, потом по лестнице на цокольный этаж, а оттуда лифтом на два уровня вниз. Когда их препроводили в небольшую хорошо обставленную комнату, и, усадив в кресла, попросили пару минут подождать, Ханс уж было решил, что их цель почти достигнута. Вот сейчас к ним выйдет Каталина, и тогда случится то, ради чего все это затевалось. Не тут-то было! Через пятнадцать минут ожидания их известили, что преподобная госпожа Каталина занята медитацией, и встретится с ними, как только освободится. К сожалению никто не удосужился уточнить, когда именно это произойдет. Дело принимало затяжной оборот.
   А тут еще и Протей учудил. Вдруг замер, словно к чему-то прислушиваясь, и радостно скалясь, сообщил: "Янус, гнида, сдох! Я свободен!" Пришлось Хансу втолковывать на ухо компаньону, что своими безответственными репликами он запросто насторожит даже самых беспечных из малкавиан. Вроде понял, а через пару минут все с той же счастливой ухмылкой идиота предложил Хансу сделать всю работу самому, а то, мол, у него (Протея), нехорошие предчувствия появились. Отмазаться захотел, скотина. Чертыхаясь, Ханс принялся в очередной раз вправлять мозги твердолобому тзимицы.
   Минуты уходили, а они так и не продвинулись в выполнении своей работы ни на шаг. "Что делать?" - ломал голову Ханс. Перед операцией им выдали по паре амулетов, заряженных камуфлирующими заклятиями носферату. Теоретически можно было бы включить невидимость, и самим попытаться отыскать Каталину. Впрочем, в успех этого начинания Ханс не верил. Искать кого-то на чужой базе и даже не иметь возможности расспросить местных, дело заранее обреченное на провал. Кроме того, амулеты понадобятся для обеспечения отхода после выполнения задания. Увы, все, что им оставалось, это ждать.
  

***

  
   Помещение, куда выходила дверь нашей комнаты, до боли, до зубовного скрежета напоминало зал, виденный мною на чекистской базе в Беличьих горах. Такие же плафоны на потолке, стойки с аппаратурой вдоль стен, и аккуратные ряды лабораторных столов с биоагрегатами по центру помещения. (Один только взгляд на эти чудовищные образцы магобиотехнологий вызывал тошноту). От великоросской местную "кунтскамеру" отличало лишь то, что она была меньше размером, а еще здешний зал, в отличие от того, на чекистской базе, не был заброшен. Кто-то сидел за компьютером, кто-то возился у лабораторных столов, мызгали туда-сюда какие-то типы. Короче говоря, работа шла.
   - Нужно пересечь зал, - поясняла Илька, - выйти в коридор, и по нему к лифтам. Но на лифте ехать нельзя. Если питание отключат - окажемся в ловушке. Потому будем подниматься по пожарной лестнице. Нам надо вверх на два яруса...
   Не слабо же они зарылись. А мы и не знали, что у нас под носом "шабашники" мини-базу устроили. Хм, два яруса вниз - не такая уж она и "мини". Впрочем, строительство сейчас по всей губернии развернулось, за каждой стройкой не уследишь...
   Работавшие в зале, похоже, не обратили внимания на то, что несколько минут назад творилось у нас в комнате. Во всяком случае, все были заняты своими делами, и на наши физиономии, выглянувшие и тут же скрывшиеся за дверью, никак не отреагировали. Странно. В ответ на мои сомнения напарница только фыркнула.
   - Ты, - говорит, - на толщину двери погляди. Здесь звукоизоляция - ого-го какая! Никто ничего не услышал, не волнуйся. Это же комната трансформаций. Трансформируемые иногда просто жутко кричат. Потому здесь и звукоизоляция улучшенная, чтобы вопли никому не мешали.
   Только сейчас, немного отойдя от стресса и хотя бы частично восстановившись, я смогла ощутить липкое удушье витавшей в комнате смеси страха, боли и серой безнадеги. Даже представить не берусь, что чувствовали те несчастные, которых превращали здесь в безмозглые биомеханизмы. В нашем мире творится немало всяческих гадостей и несправедливости, но то, что делалось здесь - за пределом, за гранью. Такому просто не место в нашем мире, каким бы несправедливым он ни был. Погодите-погодите, господа "биоинженеры". Дайте только выбраться отсюда, а уж тогда!..
   - ...Ты говоришь нам через зал идти надо, а я в таком виде... Как думаешь, на меня внимания не обратят?
   - Обратят, - ухмыляется Илька, поглядывая как-то не совсем по-девчоночьи.
   - Эй! Ты куда уставилась? - хмыкаю я, невольно пытаясь запахнуться. - Ты же вроде девчонка, да еще и малолетка в придачу!
   - Во-первых, никакая я не малолетка, - хихикает Илька. - Я твоя ровесница. А, во-вторых, я не девчонка, хотя и не парень. Я - тзимицы.
   - Вот ведь извращенка, - фырчу в ответ на ее тираду, - хватит пялиться. Думай, как через зал без боя пройти.
   - А, что тут думать? - пожимает плечами толи напарница, толи все-таки напарник. - Халат сверху накинешь и порядок. Заодно и обуешься, а то босиком как-то слишком заметно. Сейчас кого-нибудь приведу. Думаю, проблем не будет, раз уж ты с Янусом справилась.
   Кажется, проблем и в самом деле не должно быть - концентрация стремительно восстанавливалась. Я уже была в состоянии сплести заклятия среднего уровня сложности.
   - Ну, что, Кира? Пошла я, - проговорила Иля, открывая дверь.
   - Давай. Ни пуха!
   - К черту! - выдохнула моя напарница, выскальзывая за порог.
   Отсутствовала она минут десять, а когда, наконец, дверь отворилась и Илька прошла в комнату, следом за ней вошел невысокий худосочный "ботанического" вида парень в белом лабораторном халате.
   - ...Ну, и что хотел от меня Янус? - вопрошал парень.
   - Да, откуда я знаю, - отвечала ему Илька. - Сам спросишь.
   ...Он вообще-то сообразительным оказался, этот "ботаник". Едва меня увидел, оттолкнул Ильку и рванулся к двери. Не успел. Я его не хотела убивать. Честно. Просто так уж получилось. Не рассчитала своих сил. Пока тело, как следует, не разгорелось, успела снять с трупа высокие ботинки на шнуровке и халат. Парень-то и впрямь мелким был - халат пришелся почти в пору, а ботинки оказались всего лишь на размер больше, чем нужно. Словно стилист Илька осмотрела меня со всех сторон и вынесла вердикт:
   - Неплохо. Как я и думала, под халатом совершенно не видно, какая на тебе одежда. Правда, с твоим прикидом было бы уместнее обуться во что-нибудь более женственное, но сойдут и ботинки. В конце концов, это даже модно совмещать несовместимое. Идем.
  

**

   Мы прошли весь зал, и никто не попытался нас задержать, и даже не спросил, что мы тут делаем. Ну, идут куда-то два каинита. Раз идут, значит, так нужно. Я думаю, мы вполне могли добраться незамеченными, по крайней мере, до пожарного выхода, если бы не одно но. Как это случается, госпожа Фортуна решила по ходу дела внести свои коррективы. Я уже тянула руку открыть дверь в коридор, как вдруг она распахнулась сама. На пороге стояли... Блин! Давно не виделись. Прихотью обстоятельств мы столкнулись буквально нос к носу со "сладкой парочкой": Стервой собственной персоной (так и не спросила у Ильки, как ее зовут) и ее напарником Кирпичом. Не знаю уж, что нашим знакомцам именно в эту минуту здесь понадобилось? У мадам Фортуны бывает на редкость неприятный юмор.
   Отчасти нам повезло -- с Кирпичом особых проблем не возникло, его "переклинило". Не зная, как реагировать, он просто стоял и растерянно хлопал глазами. К сожалению, его напарница тугодумием не отличалась. "Хватайте их!" - заорала Стерва, отскакивая назад в коридор. Ах, ты, дрянь такая! Ну, держись! Я ударила. Смачно, от души, но, то, что получилось... Честно говоря, сама не ожидала такого эффекта. "Телекинетический кулак", снес Кирпича, словно пушинку, а заодно... вырвал тяжелую металлическую дверь вместе с косяком и притолокой, раскрошив часть кирпичной кладки дверного проема. Вся эта масса мятого метала и кирпичного крошева с нешуточной силой врезалась в стену напротив, размазав по ней Стерву. Видимо энергия удара была и впрямь велика -- часть стены обрушилась вовнутрь, обнажив вход в какое-то помещение. В проломе сквозь поднявшуюся пыль виднелись завалившиеся стеллажи, какие-то тюки и смятые коробки. Наверно, это был склад.
   Что, черт возьми, со мной происходит? Для узника, вырвавшегося из застенка, я была ненормально бодрой и свежей, даже концентрация уже успела восстановиться до прежнего уровня. Правда, при этом я чувствовала, что "плотина" все еще остается в моем сознании, частично разрушившись, она продолжает мешать нормальному "течению". Странно все это, но раздумывать о своем состоянии было некогда -- на нас обратили внимание. Вот уж неудивительно, после всего случившегося!
   Народ, работавший в зале, заняв какие-никакие укрытия, стал постреливать. Впрочем, стрельба велась не прицельная и без особого энтузиазма. Кажется, сами стрелки еще не поняли, что происходит. "Илька! Валим отсюда, пока не подстрелили!" Я выскочила в коридор, и чуть не попала под пулю. Проклятье, мы опоздали! Коридор успели перекрыть, причем с обеих сторон. Смешиваясь с грохотом пулемета в дикую какофонию, по нервам ударил противный вой сирены. Похоже, выход к пожарной лестнице стал вещью проблематичной. Что же делать то? Илька смотрит на меня с такой верой, а во взгляде: "Ты же мастер, придумай что-нибудь!" Знать бы еще, что?! Рикошетя от пола и стен, пули с визгом проносятся совсем-совсем близко. Спереди стреляют, сзади стреляют. Тяжело, знаете ли, думать, когда у вас что-то свистит над ухом. Надо как-то заткнуть стрелков, хотя бы с одной стороны. А, если?..
   ...Почему-то плетения у меня стали получаться на редкость легко и быстро. Словно одна часть меня производила расчеты, а другая, используя их, в это же самое время сплетала нити сил. Примерный объем помещения. Желаемая интенсивность. Допустимая погрешность. Вроде ничего не забыла. "Иля! Встань рядом со мной!" Воздух в зале, за исключением пятачка вокруг нас, покрылся густой сеткой молний.
   Блин! Я снова, как и в предыдущий раз, перемудрила с интенсивностью. Не-мертвая плоть осыпалась пеплом, даже не успев вспыхнуть. В зале бушевал самый настоящий электрический шторм. И в этот момент моя "плотина" рухнула. Сметая остатки чужеродной преграды, "вода" понеслась по старому "руслу", и, выйдя из "берегов", "затопила" меня.
   ... "Кира! Кира!! Очнись!" Я открыла глаза, и Илька, облегченно вздохнув, перестала меня трясти. На ее мордашке появилась довольная улыбка. "Ффух, испугала ты меня, - качая головой, проговорила она. - Ты здесь такое устроила, а потом вдруг вырубилась. Я уж боялась, что ты впадешь в кому". Кажется, без сознания я провалялась совсем не долго. В зале все еще проскакивали электрические разряды. Правда, интенсивность их заметно снизилась. Видно, без моей подпитки заклятие начало самопроизвольно "сворачиваться". "Выключила" его совсем. Все равно в помещении, за исключением нас с Илькой, все живое (ну, пусть не-мертвое) сгорело в пепел. В том числе и биоагрегаты. От них на столах остались лишь неопрятные лохмотья сажи. В воздухе плавали тонкие, почти невесомые хлопья копоти. Света не было. Похоже, я тут еще и короткое замыкание устроила. Особых неудобств мы не испытывали, поскольку, как и все нормальные каиниты, отлично видели в темноте. В замыкании этом, пожалуй, даже польза была -- заткнулась сирена.
   Да, уж, натворила я тут дел. Самое странное то, что я почти не устала. Раньше при создании заклятий такой интенсивности я без подпитки кровью уже с копыт свалилась бы, а теперь чувствовала себя вполне сносно. Возникни необходимость, запросто смогла бы устроить еще что-нибудь в том же духе. Наскоро проведенное тестирование организма, как ни странно, не выявило сколь-нибудь существенного увеличения энергопотенциала. Может, я стала экономнее расходовать свой запас сил? С сознанием тоже случилось нечто странное, оно словно бы раздвоилось. Это не было раздвоением личности как при шизофрении, все выглядело по-иному. Каким-то образом я научилась разделять свое сознание на две части, и каждую из них направлять на выполнение отдельной задачи. Правда, моя личность могла контролировать только одну из этих частей, другая же, оставаясь обезличенной, работала в фоновом режиме. Впрочем, в любой момент я могла переключиться с одной своей половины на другую. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть: с новым способом мышления открываются весьма заманчивые возможности. К примеру, заклятия теперь можно было творить куда быстрее, чем раньше. (Что, кстати, я и продемонстрировала при создании "Электрополя").
   Вообще-то, нельзя сказать, что эта странная способность свалилась на меня как снег на голову. Хоть редко, но и раньше со мною случалось нечто подобное. Например, еще в Великороссии при деблокаде базы Тореадора был эпизод, когда каким-то непонятным способом мне удалось одновременно сплести сразу три заклятья. (Тогда, вероятно, тоже не обошлось без разделения сознания). Но ранее, это все получалось спонтанно и лишь в моменты наивысшего напряжения физических и душевных сил, когда я сама, или те, кто был мне близок, подвергались смертельной угрозе. И лишь теперь, благодаря "вивисекторам" из "Шабаша", я по-настоящему овладела этой способностью, научившись вызывать состояние раздвоения осознанно. Сами того не желая, господа "шабашники" своими варварскими методами улучшили меня. Вот ведь, как иногда бывает. Мне, выходит, еще и благодарить их надо. Мда. Думаю, моей благодарности хватит только на то, чтобы без лишних мучений убить всех, кто попытается нас задержать.
   - А почему ты вырубилась? Перетрудилась с этими заклятьями?
   - Нет, Иля. Это всего лишь рухнула "плотина".
   - Чего-о??
   - Не бери в голову, потом объясню. Просто теперь с заклятиями я смогу работать в полную силу.
   - А, до этого, выходит, было не в полную?
   В отражении у Ильки смешались восторг и легкий ужас.
  

**

   ... Специфическое положение. Попытки добраться до нас для господ "шабашников" закончились ничем. После пары-тройки хороших трепок у них перевелись желающие к нам соваться. Впрочем, мы тоже не могли сняться со своей позиции. Прорываться к лестнице под пулеметным огнем что-то не хотелось. Пат, как в шахматах. В такой ситуации могло бы помочь нечто нестандартное. Вот и приходилось напрягать извилины, в надежде додуматься до чего-нибудь оригинального.
   Пол едва ощутимо дрогнул -- похоже, где-то что-то взорвалось. Что за?.. Неожиданно вспыхнул свет (правда, слабенько, вполнакала - видимо, запустили аварийное питание), и тут же по нервам ударил далекий вой сирены. Снова чуть дрогнул пол. На пределе слышимости долетел звук взрыва. Что, черт возьми, происходит?!
   - Кира, я не уверена, - нахмурив брови, проговорила Илька, - но мне кажется, что наверху идет бой.
   Хм, скорее всего она права. Что еще могут означать эти взрывы? Но, если базу штурмуют, то тогда... Это наши, больше просто некому! На душе потеплело. Нашли-таки! Высказывания вроде "мы своих не бросаем" кажутся банальностью, но они отражают суть. Конечно, чтобы МЕНЯ выручить, отец с Сережкой (да и не одни они) все вокруг на уши поставят. Но ведь не только во мне дело. Мы действительно своих не бросаем. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Любой из нас знает: ради его спасения будет сделано все возможное и даже невозможное. По большому счету, только так и можно. Иначе нельзя.
   - Если это и в самом деле нападение на наш опорный пункт, то отсюда надо быстрее выбираться, - в отражении моей напарницы сквозит беспокойство.
   Что-то я не понимаю ее. Конечно, выбираться надо, но именно сейчас, мне кажется, лучше зря не рисковать. Мы тут неплохо укрепились, вполне можем продержаться до подхода своих. Примерно в этом духе я и высказалась.
   - Нет, Кира, нет, - недослушав, перебила меня Илька. - Тогда мы точно погибнем.
   Оказалось, у "шабашников" была инструкция, предусматривающая в случае реальной угрозы захвата противником опорного пункта, его уничтожение. Еще во время строительства в несущие конструкции закладывались взрывные устройства, так что при активации зарядов здесь все должно было рухнуть, сложиться как карточный домик. От услышанного стало не по себе. Вот ведь как бывает -- из огня да в полымя!
   - Как осуществляется подрыв? Вручную?
   Иля покачала головой:
   - Нет. Сложности с синхронизацией никому не нужны. Да и желающие отправить своих сиров к отцу Каину могут найтись. Говорят, такие случаи бывали. Подрыв осуществляется с пульта, заряды с электровзрывателями.
   Черт знает почему, но в этой действительно острой ситуации я оставалась относительно спокойной и невозмутимой. Странно? Может быть. Но, знаете, когда некие события могут запустить термоядерный Апокалипсис, все остальное волнует уже не так сильно.
   - Где находится тот пульт?
   - Этажом выше, в диспетчерской. Это первый подземный ярус. Ты что собралась делать?
   - Захватывать диспетчерскую.
   Напарница замерла, поглядывая на меня широко раскрытыми глазами.
   - У тебя с головой все в порядке? - справившись с удивлением, наконец, проговорила она.
   - У нас нет другого выхода. Ребята, которые атакуют базу в большой опасности. Они же не знают, что тут все может взлететь на воздух.
   - Ну, знаем мы про взрывчатку, и что? Мы, по-твоему, в меньшей опасности? - фыркнула Илька. - Надо, ни на что не отвлекаясь, прорываться наверх. Если на кого из ваших по дороге наткнемся, предупредим. Ведь ты сама говорила, что нужно спешить! Ты же вроде как должна предотвратить войну?!
   Права Илька, кругом права. Ради того, чтобы пророчество пошло по безопасной ветке, всем остальным можно пренебречь. МОЖНО и даже НУЖНО. Только вот я не могла. Не могла и все тут. Базу штурмовали мои друзья, в надежде меня спасти. Кем бы я стала, пожертвовав ими пусть даже ради высокой и важной цели? А еще здесь был Сергей. Представления не имею, какое сработало чувство -- шестое или сто шестое, но мне вдруг стало ясно: он среди атакующих. Могла я позволить Сережке взорваться? Исполнение Пророчества важнее? А, на фига мне мир, в котором ЕГО НЕ БУДЕТ?
   - Иля, ты как хочешь, но я должна предотвратить взрыв, или хотя бы попытаться.
   - Сумасшедшая.
   - Ты со мной или как?
   - Куда же я денусь? - бурчит Илька, укоризненно глядя на меня. - Одной мне не выбраться, а ты, хоть и больная на всю голову, а все равно высшая.
   В ответ на ее шпильку я только усмехнулась.
   - Вот и отлично. Значит, будем думать, как прорваться на следующий этаж.
   Итак, поставлена задача: подняться на этаж вверх. Как это сделать, если центральная и пожарная лестницы под обстрелом? Как говаривал один юморист в своей репризе: вопрос, конечно, интере-есный. Пару минут мы с Илькой перебирали различные варианты, а потом в моей многострадальной головушке вдруг всплыл уже готовый ответ. Думаете, наитие? Ничего подобного - результат деятельности моей второй половины, той, что работала в фоновом режиме. Какая, черт возьми, полезная штука - двухпотоковое мышление!
   - Иля, скажи, что находится над нами?
   Напарница с сожалением разводит руками:
   - Наверху в этом крыле административная зона. Я там мало где бывала. Возможно, над нами кабинеты руководства. А, тебе, зачем это знать? Ты что, уже придумала, как нам попасть на этот ярус?
   Я кивнула. Илька сразу оживилась.
   - Как? - спрашивает.
   - Элементарно, Ватсон, - отвечаю ей. - Сделаю в потолке дыру, и через нее мы запрыгнем на следующий этаж.
   Отец Каин, она посмотрела на меня, словно учительница спецшколы на умственно неполноценную ученицу.
   - Кира, - моя напарница была явно разочарована, - знаешь, какой толщины там перекрытия? Это тебе не дверь вышибать. Хотя, не спорю, с дверью у тебя круто получилось.
   Короче говоря, не поверила она мне. Ну, и ладно, не буду ничего доказывать. Пусть сама увидит. Концентрируюсь. Теперь с этим нет проблем - ничто не мешает. Хм, какое заклятье использовать? Для нашего случая, пожалуй, лучше всего подойдет "Копье тьмы", хотя и "Огненная стрела" сгодится. Подумав, остановилась все-таки на "Стреле". Пусть это заклятье и пожароопасное, зато энергии жрет заметно меньше "Копья". Даже учитывая мои выросшие возможности, силы стоило поберечь. Кто знает, вдруг придется ввязаться в затяжной бой?
   На миг яркая вспышка опалила лицо, заставив прикрыть глаза. Так-так, и что у нас получилось? Критическим взглядом оглядела результат своих трудов. Неплохо. Очень даже неплохо. С краев большой (примерно четыре на четыре метра) сквозной дыры в потолке осыпался горячий шлак. Из закопченного бетона выглядывали, слабо светившиеся багровым, концы арматуры. (В центре дыры арматура, ясное дело, мгновенно испарилась вместе с бетоном). Воняло гарью, но, отец Каин миловал, пожара не случилось. Повезло. Моя напарница имела на редкость забавный вид: остекленевшие глаза, и чуть не до пола отвисшую челюсть.
   - Ну, хватит, - говорю, - таращиться! И рот закрой, а то муха залетит!
   - К-какая муха? - бормочет медленно приходящая в себя Илька.
   - Обычная, с крылышками, - хихикаю я. - Вообще-то, моя работа сделана. Теперь твоя очередь. Запрыгни в дыру и осмотрись. В общем, оцени обстановку. Хорошо?
   Моя напарница кивает, и... становится напарником -- принимает вид знакомого мне мальчишки-беспризорника. Блин! Задолбали эти трансформации! Ведь только привыкла к тому, что Илька -- девушка.
   - Мужская форма лучше приспособлена к нагрузкам, - поясняет свою метаморфозу Илья, и, подпрыгнув, исчезает в дыре.
   Минуты через три ее... э-э... то есть, его лицо появилось над краем отверстия.
   - Кира! Давай сюда! Арматуру не задень - горячая, зараза!
  
   Илья не ошибся. Над нами и в самом деле был кабинет со всеми полагающимися ему атрибутами - письменным столом с монитором и телефоном, кожаным вращающимся креслом, полками вдоль стен... Кстати, дыру я умудрилась прожечь почти впритык к столу. И как только я его не попалила? Впрочем, это все я отметила походя, между делом. Я увидела... Мм, а, что, вернее, кого я видела? Вероятно, ЭТО принадлежало к человеческому роду. Во всяком случае, отражение оно имело человеческое, а вот внешний вид... Существо запросто можно было бы снимать в фантастическом фильме в роли инопланетянина. Представьте себе некое подобие человека ростом менее полутора метров. Две толстеньких ножки, гибкий торс, четыре тонких длинных руки. (Мне показалось, что каждая из них имела более чем по одному локтевому суставу). И, наконец, голова. О, это отдельная песня. Абсолютно лысая и лопоухая, она имела на затылке глаз. Да, самый обычный глаз, отличавшийся от любого другого только своим месторасположением. Но удивил меня, пожалуй, даже не глаз, а сама голова (точнее, ее форма). В теменной части она была непомерно широкой и абсолютно плоской. На такую голову запросто можно было поставить бокал, и он бы не упал. Черте что: живой сервировочный столик, да и только. Существо явно пребывало в трансе, вызванным Ильей.
   - Кира, пей! - мой напарник показывал на "инопланетянина". - Ты же столько сил потратила!
   Не слушая его, я продолжала разглядывать маленькое существо. Без сомнения, "инопланетянин" был упырем, и наверняка "привязанным". Если уж в "Шабаше" "привязывали" собственных детей, что говорить об упырях? Двойственные чувства вызывало это существо. Оно выглядело настолько жалко, что казалось омерзительным. Жалостливое омерзение. Странно звучит, не правда ли? А ведь когда-то этот "инопланетянин" был обычным человеком, и человек тот чего-то хотел, о чем-то мечтал. Сначала его лишили свободы воли, отобрали мечты, а все желания свели к одному -- желанию угодить хозяину. Но и этого кому-то показалось мало, несчастного переделали, просто взяли и переделали; подогнали под себя, словно он был неживым предметом. То, что с ним сотворили, на мой взгляд, было куда хуже, чем самое жестокое изнасилование. В который раз "шабашники" преступили грань, сделав нечто такое, чему не было места здесь и у нас.
   - Это упырь? - я показала на "инопланетянина".
   - Конечно, кто же еще? - кивнул мой напарник. - Нам повезло, что тут оказался официант. Хоть силы восстановим, а то, кто знает, что дальше-то будет?
   Официант. Надо же. Значит, насчет живого сервировочного столика я была почти права.
   Подкрепились. Как ни странно, больше донорской нормы мне не потребовалось. И это после всего, что я успела наворотить! Похоже, здешние "вивисекторы" и впрямь сделали из меня мастера по части экономии сил. Илька тоже много не выпил, так что упырь остался жив. Чтобы не мешался, его я погрузила в сон. Кровь официанта могла понадобиться еще. Жестоко и прагматично? Не стану спорить, но замечу, что "привязанного" упыря в любом случае пришлось бы умертвить. По крайней мере, смерть от потери крови куда более гуманна, чем от "ломки".
   - Илья, как думаешь, ваши знают, что мы с тобой поднялись на этаж вверх?
   - Представления не имею, - Илька пожал плечами, - но, во-первых, тепловой выброс твоего заклятья мог включить датчики пожарной сигнализации, вон они, - он показал на потолок, - а, во-вторых, я слышал, что на этом ярусе до черта понатыкано видеокамер.
   Чего-то подобного и следовало ожидать. Если при прорыве врага на этот этаж у них полагается взрывать базу, то наличие средств слежения дело обязательное.
   - Если ваши убедятся, что мы действительно прорвались на первый подземный ярус, база будет взорвана?
   - Вряд ли, - покачал головой Илья. - По инструкции объект должен быть уничтожен только при явной угрозе захвата. Не думаю, что нас спутают с нападающими. Мы же не снаружи сюда прорываемся, а как раз наоборот. Нет. Взрыв мы не спровоцируем. Другое дело, охрану какую-нибудь на нас могут навести.
   Ну, уже легче. А с охраной разберемся. Чуть забегая вперед, могу сказать, что охрана так и не появилась. Это, конечно, если не считать за нее двух каких-то совершенно ошалевших типов, по дурости выскочивших на нас. Для них эта встреча закончилась плачевно. А, вот нечего было оружием бряцать!
   Диспетчерская располагалась почти сразу за лифтами, неподалеку от лестницы пожарного выхода. Кстати, то, что ее разместили именно таким образом, оказалось нам на руку. Если кто-то из ее персонала отслеживал перемещения на этаже, то наверняка думал, что наша цель - пожарный выход. Наблюдатели (если за нами действительно следили) на свою беду ошибались, причем фатально. Нашей целью была диспетчерская.
   Чем нанести удар - вопрос совсем не праздный. Неверно выбранное заклятье могло оказаться последним неверным действием в вашей жизни. Как говорится, семь раз отмерь... К примеру, заманчиво было активировать в объеме диспетчерской "Электрополе". Этим заклятьем я с гарантией уничтожила бы ее персонал. К сожалению, также гарантированно вышла бы из строя и аппаратура. И кто (извиняюсь за тавтологию) мог дать гарантию, что вдруг вырубившийся пульт, не запустил бы систему самоуничтожения, запитанную с какой-нибудь резервной линии? Короче говоря, пришлось хорошенько пораскинуть мозгами, чтобы не раскидать их потом из-за какой-нибудь глупой ошибки. В конце концов, остановилась на секторном варианте заклинания "Смерть". Во время Калашниковской эпопеи мне раз пришлось его использовать. Тогда оно не подвело. Заклятье и в этот раз полностью оправдало мои ожидания и свое название -- живых, то есть не-мертвых, в диспетчерской не осталось.
   "Смерть" высасывала чертову уйму энергии, и, тем не менее, я не вырубилась, как тогда в Калашникове. Я осталась в сознании, и даже самостоятельно доковыляла до упыря, которого успел притащить Илька. Маленький официант умер во сне. Ему не было больно. На моих глазах его отражение поблекло и вскоре окончательно потухло. Что ж, если перевоплощения и в самом деле существуют, пусть в следующей жизни ему повезет больше.
  
   Надо отметить, что здесь, на первом подземном ярусе, звуки боя стали неизменным шумовым фоном, повсюду сопровождавшим нас. Если внизу о сражении можно было только догадываться, то здесь громыхало со всех сторон. Громыхало, когда мы осматривали кабинет и подкреплялись кровью официанта. Громыхало, пока упокоивали двух придурков, не по делу "наехавших" на нас. И, когда я решала проблему с диспетчерской, тоже громыхало. И вдруг грохот как-то резко стих. Словно ножом его обрезало. Теперь, в отсутствие стрельбы и взрывов, особенно отчетливо звучали отрывистые команды и топот подошв по металлическим ступеням.
   Со стороны пожарного выхода рывком распахнулась дверь. В коридор проскочили четверо бойцов. Хорошо у них получалось, надо сказать. Двое контролировали левую сторону коридора, двое - правую. Передние чуть присели, чтобы не загораживать обзор задним. Оружие наготове, телекинетические щиты подняты. Один из тех, кто сзади, был тремером. У него я заметила подготовленный, но не активированный "Электроудар". Молодцы, парни. Увидев нас, сразу взяли на прицел, попросили подождать до выяснения, не делать резких движений и не плести заклятий. Не стала напрягать ребят. Они ведь не могут быть абсолютно уверенны в том, что я -- это действительно я. Согласитесь, похищенного сослуживца на вражеской базе как-то логичнее обнаружить в застенке, а не свободно разгуливающим по этажу в компании с тем, кто его похитил.
   Ждали недолго. Минуты не прошло, растолкав ребят, ко мне выскочил Сережка. Изумрудные глазищи широко раскрыты, волосы растрепаны, а на лице... Ох, чего там только нет: радость, озабоченность, нежность, недоверие... Вижу, хочет обнять меня, прижать к себе, расцеловать и боится ошибиться. Считает, что если я окажусь не той, за кого себя выдаю, то его ошибка будет предательством меня настоящей. Сережка так и остался большим мальчишкой. Ладно уж, облегчу ему задачу. "Ты, - говорю, - ждешь от меня чего-то такого, что умею только я?" Сережка сглатывает (вижу, как дергается его кадык) и, молча, кивает. "Хорошо. Смотри, Сергей". Я вхожу в гангрельскую боевую трансформацию, щелкаю своими когтями-кинжалами перед его носом, затем активирую тореадорское ускорение... Больше я ничего не успеваю сделать. Издав радостный вопль, Сережка хватает меня, подбрасывает вверх, а когда я вновь оказываюсь в его объятиях, впивается бесконечно долгим поцелуем в мои губы.
   Слияние. Оно было глубоким, как наш поцелуй, и таким же долгим. Ну, с Сережкой-то все ясно. Он очень боялся меня потерять, никогда уже не увидеть, и, наверно, еще больше - увидеть необратимо искореженной, лишенной сознания и разума. Ненависть и безнадега переполняли его от одной только мысли, что кошмар может стать реальностью. Во время штурма ему было очень непросто удерживать себя в руках, и, как ни в чем не бывало, руководить операцией. Бедный Сережка. И сейчас его чувства как на ладони: радость видеть меня невредимой, ненависть к врагу, посмевшему на меня покуситься, удовлетворение благополучным завершением операции и так далее и тому подобное. Все это здорово. Правда. Ужасно приятно в очередной раз убедиться в истинности чувств того, кого ты любишь. Но теперь меня занимало кое-что другое.
   В памяти Сергея мне удалось отыскать нечто интересное. Оказывается, за мной ненавязчиво приглядывали. И не кто-нибудь, а "Невидимки" -- бойцы элитного подразделения носферату. Как долго это продолжалось Сергея в известность не ставили, но, подозреваю, с того самого момента, как отец с Маргаритой узнали о Пророчестве и моей роли в нем. А вот еще один интересный факт. Похоже, мое похищение они однозначно связывали с Пророчеством. Иначе трудно объяснить, почему практически сразу неподалеку от малкавианской базы был развернут наш наблюдательный пункт. Когда "я" и "Сергей" (а, вернее, Ханс и Протей) появились близ малкавианской базы, отец с моей наставницей были тут же проинформированы. Разумеется, Волк с Денисом (на наблюдательном пункте дежурили они) не могли не сообщить о том, что увидели своему другу и командиру Сергею. Кстати, Сергей был уверен, что Каталину о "моем" визите тоже предупредили. Отец с Маргаритой, как могли, старались держать ситуацию на контроле. Для этого они имели и знания, и опыт. Но все-таки не всеведение. Со мною вышел прокол. Задумка была правильной -- проследить за похитителями, и с моей помощью выйти на их логово. (Информация, обнаруженная там, могла бы прояснить многие вопросы). Кто мог предположить, что меня станут готовить к трансформации сразу же по прибытии на базу "Шабаша", а сама база окажется заминированной. Если бы не Илька, все могло кончиться куда как плохо. Боюсь, этот прокол не единственный. Главная ошибка впереди, я это чувствую.
   Отец с Маргаритой рационалисты и от Каталины они ждут рациональных действий. Но то, что для них кажется чем-то однозначным, для малкавианки таковым не является. И никакие рекомендации психоаналитиков тут не помогут. Не смогут ни тремер, ни вентру прочувствовать то, что чувствовать они неспособны. Отец и Маргарита - дети своих кланов, а Каталина - своего. Сергей, скорее всего, прав -- они предупредили малкавианку о "моем" к ней визите. Наверняка сказали, что Коалиция к нему не имеет отношения, и я или не в себе, или, возможно, это вообще не я. Предлагали со мною не встречаться, или, по крайней мере, взять на встречу с десяток опытных мастеров. Уверена, отец с Маргаритой предлагали Каталине то, что предприняли бы сами, окажись они в подобной ситуации, и, разумеется, их доводы были обоснованы и логичны. Только вот у малкавианки логика своя. Каталина слушала их, не слыша. Я чувствую это. Нет. Я ЭТО ЗНАЮ! Малкавианка не станет бороться с Пророчеством, а, значит, и с Хансом. И потому мы все проиграем, даже не вступив в игру. Одна лишь я могу в РАМКАХ ПРОРОЧЕСТВА дать бой Хансу и, одолев его, тем самым убить "себя", как и было предречено Каталиной. Теперь уже не знаю, успею ли. Слишком много времени потеряно.
   - Сережа, нам надо спешить. Надеюсь, еще не поздно.
   - Куда спешить? - недоуменно переспрашивает Сережка, с явной неохотой выпуская меня из объятий.
   - На базу малкавиан, и как можно быстрее! Ты же знаешь, туда отправились наши с тобой двойники.
   - Ах, вот ты о чем! - облегченно вздыхает Сергей. - Не волнуйся. Ничего у "шабашников" не выйдет. Каталина предупреждена, что визит -- провокация "Шабаша". Все под контролем!
   Как же не люблю я дурацки бодренькое "все под контролем". Как часто этой фразой успокаивают себя тогда, когда все уже полетело в тартарары.
   - О каком контроле ты говоришь?! - мгновенно вспылила я. - Где ты его видишь, этот контроль?! Я имела все шансы превратиться в биомеханизм, - (услышав мое признание, Сергей вздрогнул), - твой отряд имел все шансы взлететь на воздух! Если этого не случилось, то вовсе не благодаря "контролю", скорее уж вопреки нему! А теперь вообще все вокруг может взлететь на воздух! Визит наших двойников к Каталине не просто провокация. В дело вступило малкавианское пророчество. Маргарита с моим отцом пытаются с ним бороться, но это бесполезно. С пророчествами невозможно бороться, их можно только исполнить. Лови информпакет, ты все поймешь сам.
   На наше счастье мы владеем умением быстрой передачи и усвоения информации. Иначе долго бы мне пришлось объяснять Сережке что почем.
   - Ох, черт! - выругался Сергей, разобравшись в переданных мною данных, и, включив коммуникатор, скомандовал. - Ночка! Быстро на первый подземный!
   Светка появилась через пару минут. Увидела меня, кинулась обнимать. Естественно, не обошлось без расспросов. Впрочем, Сергей их решительно прервал:
   - Свет, успеете еще наговориться, а сейчас принимай командование. Диспетчерскую под охрану, - он кивком указал на двери, - оттуда активируется система самоуничтожения. Пленных под конвоем на базу. Илью тоже туда.
   Ночка подозрительно посмотрела на мальчишку.
   - Он что, военнопленный?
   Сергей покачал головой.
   - Он Киру спас.
   - Спа-ас, - насмешливо протянула Светка, - а сначала захватил обманом. Я к этому задохлику спиною теперь точно не повернусь.
   - Да, ладно тебе, Свет, - заступилась я за Ильку. - Он выполнял прямой приказ своего сира. Он -- привязанный. Да, они тут почти все привязанные. Неужели во время штурма не замечала никаких странностей?
   Чуть подумав, Ночка кивнула.
   - Замечала. В плен никто не сдавался. Захватили всего нескольких, и то по случайности. А, в основном чуть что -- сразу самоубийство. Я еще удивлялась, почему это они все поголовно такие фанатики?..
   - Короче, так, Свет, - продолжал Сережка, - закончишь зачистку, дожидайся с базы наших специалистов. Сами никуда не лезьте. Милицию -- во внешнее оцепление. Всех наших во внешнем замени на милиционеров-людей. Их начальство предупреждено. Да, вот еще что: с Охотниками, а они наверняка скоро подъедут, будь повежливее. Захотят осмотреть объект, не препятствуй, только попроси ничего в диспетчерской не трогать. Начнут лезть с расспросами, отсылай их на базу к нашему руководству. Тебе, мол, приказали взять объект, ты его взяла. А все остальное, дескать, не твой уровень компетенции. Ну, все. Нам пора.
   - Сереж, Кира, куда вы?
   Что-то она, наверно, заподозрила или, может быть, тщательно проанализировала наши отражения. Взгляд у Светки стал каким-то тревожным.
   - Да, так, ерунда, - небрежно отмахнулся Сергей, - просто надо заглянуть на базу к малкавианам.
   Деланная небрежность Сережки Ночку не обманула. Она все так же тревожно смотрела на нас.
   - Ребята, вы там это, поосторожнее, - вдруг проговорила она. - В общем... удачи вам!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"