Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 22

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


22

  
  
   Мы еще только-только успели выехать из Дивного (так назывался поселок, где располагалась тайная база моих похитителей), когда у Сергея звякнул вызов коммуникатора.
   - Ох, черт! - пробормотал Сережка, съезжая на обочину. - Это Маргарита. Будем говорить, или отклоним вызов?
   Отклонение вызова в нашей ситуации выглядит подозрительно, а Маргарита далеко не глупа.
   - Отвечай, Сережа.
   Сережка поднес коммуникатор к уху, с полминуты слушал и со сконфуженным видом передал его мне.
   - Она с тобой хочет говорить. И как только узнала?
   - Итак, ты решила выполнить Пророчество? - раздалось в трубке.
   - Можно подумать у меня был выбор, - фыркнула я.
   Черт! Она умудрилась предугадать все мои действия. Вот, что значит опыт!
   - Ну, выбор есть всегда, - в трубке послышался смешок. - Другое дело, какой из всех вариантов выбора наиболее разумен.
   - Ты считаешь, я поступаю неразумно?
   - Представь себе, Кира, такой вариант, - вместо ответа проговорила Маргарита, - что если отправка твоего двойника к малкавианам -- отвлекающий маневр, и провокацию на их базе должна устроить вовсе не копия, а ты сама? Предположим, в твое сознание был заложен какой-то мощный императив, о котором ты сейчас и сама не подозреваешь. Скажешь, такого не может быть?
   - Не знаю, - честно ответила я.
   - Вот и я не знаю, - вздохнула Маргарита. - С Ильей ведь вы сами проводили слияние. Ничего подозрительного не нашли. Хоть и неприятно признавать, но, видимо, в отдельных областях знания "Шабаш" заметно опередил нас. Нам с твоим отцом приходилось учитывать этот факт. Мы договорились... вроде бы договорились с Каталиной, что в случае, если ты явишься к ней на базу, она тебя арестует и выдаст нам.
   На несколько долгих мгновений Маргарита замолчала. Я уж собралась было отключаться, но тут она заговорила вновь:
   - Мне понятен ход твоих мыслей, Кира. Если в Пророчестве говорится, что ты должна убить себя, то это вовсе не обязательно понимать как совершение самоубийства. С учетом иносказательности формулировок прорицаний фразу можно трактовать и как убийство двойника. Мы с твоим отцом думали примерно в том же направлении. Твою копию, после допроса и судебных процедур, предполагалось казнить, а тебя настоящую назначить палачом. Таким образом, ты могла бы выполнить пророчество, убив "себя"...
   Много чего хотелось сказать мне по поводу их хитроумных планов. Промолчала. Не стала ругаться. Да и не ко времени были бы все эти разборки.
   - Когда ты или твоя копия (об этом мы могли только догадываться) появилась близ базы малкавиан, - продолжала наставница, - мы предупредили Каталину, и вновь напомнили о соглашении. Она подтвердила свое согласие. Твой двойник зашел вовнутрь, и это все, что мы знаем. На наши вызовы Каталина отвечать перестала. Скажу честно, Кира, мы не знаем, как поступить в этой ситуации, и потому не станем тебе мешать. Что ж, удачи... дочка.
   В трубке послышались гудки отбоя. Вот такие дела.
   - Что там Маргарита? - Сергей глядел на меня, в его отражении явственно читалось волнение. - Сильно ругалась?
   - Вообще не ругалась. Пожелала удачи, - хмыкнула я. - Плохо у них все, Сережа. Потому, наверно, и не стали нас задерживать. Выруливай на дорогу, надо торопиться.
  

***

  
   Момент истины близок. Она это чувствует. Вот-вот произойдет то, чему суждено случиться. Каталина чуть улыбнулась, вспомнив недавний разговор с вождями Коалиции. Максим с Маргаритой были на редкость убедительными, даже ее почти убедили. Умны лидеры Тремера и Вентру, в этом им не откажешь. Увы, никакой интеллект не поможет услышать поступь Судьбы. Для этого нужно родиться сыном или дочерью Малкава. Всем остальным просто не дано почувствовать, как содрогается Бытие под ее шагами. Наверно, поэтому они и пытаются бороться с Неизбежным.
   Уже несколько минут, как Каталина вышла из транса, но продолжала сидеть в позе лотоса посреди Зала Медитации. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Здесь она постигала себя. Это очень не просто, постичь себя. Мало кому удается. И здесь же не так давно она принимала худенькую черноволосую девчонку, несущую знаки Судьбы. Девочка-Судьба. Какой ты будешь, наша общая судьба? Кто ты, девочка? Палач? Вестник надежды?
   Пора. Бесконечно откладывать Встречу нельзя. Каталина встала.
   - Мама! - в зал стремительно вошла Агата - самая младшая из ее детей (остальные-то давно уже жили отдельно, образовав собственные кланы). - Ванюшка как с цепи сорвался! Весь искапризничался. Что-то бормочет, ревет в три ручья. Твердит, что должен быть с тобой. Мне кажется, это как-то связано с его пророчеством.
   - Наверно, ты права, - вздохнула Каталина. - Что ж, веди его сюда. Если все пойдет... плохо, то разницы уже не будет, со мною он упокоится или без меня.
   - Я тоже буду с тобой! - не терпящим возражений тоном заявила Агата.
   Каталина кивнула. Вот и все, время вышло. Судьба стоит на пороге, не следует заставлять ее ждать.

***

  
   - Пожалуйста, назовитесь и сообщите цель Вашего визита, - раздалось из динамика после того, как я позвонила.
   - Кира дочь Максима, клан Тремер. Прошу аудиенции у лидера Вашего клана.
   - Сергей сын Милены из клана Тореадор, - представился Сережка. - Прошу аудиенции у Вашего лидера Каталины дочери Изяслава.
   Минуты две-три ничего не происходило. Тишина. Я уж подумала, что про нас вообще забыли.
   - Этого не может быть! - вдруг пискнуло в динамике высоким девичьим голоском. - Тремер Кира и тореадор Сергей уже прошли к нам на базу, вы - самозванцы.
   - А, почему вы думаете, что прошедшие раньше нас не могут быть самозванцами?! - возмутилась я.
   - Милая девушка, - вмешался Сергей, - если вы откроете дверь, то по нашим отражениям сможете убедиться, что мы не лжем.
   - Я не могу открыть дверь неизвестно кому, - раздалось в ответ. - И, в любом случае, об этом казусе я должна сообщить госпоже Каталине.
   - Ну, так сообщи! - вырвалось у меня.
   Эта девица начинала действовать мне на нервы. Минут пять стояла тишина, и, наконец:
   - Преподобная госпожа Каталина не отзывается. Вам придется подождать.
   Для меня это стало последней каплей...
   - С ума сошла?! - взвился Сергей, и даже попытался схватить за руку, словно заклятия я плету руками.
   - Ты что, ждать собираешься?! - иногда Сережкина осторожность меня просто бесит. - Да Каталину за это время десять раз успеют грохнуть!
   - Но это равносильно объявлению малкавианам войны!
   - Сережа, - я старалась говорить, как можно спокойнее, - если мы с тобой допустим Третью Мировую, что мы скажем в свое оправдание? Апокалипсис начался, потому что нам не захотели открыть дверь? Так что ли?
   Сережка в ответ только рукой махнул. Дескать, семь бед -- один ответ, делай, что хочешь. Замок в двери осыпается текучей пылью. Ручку на себя. Рывком распахивая дверь, проскакиваю вовнутрь. Сергей -- следом. Напротив двери за стойкой вахты парень и девушка. Увидев нас, девушка успевает коротко взвизгнуть, и почти сразу же замолкает, оседая на пол. Парень ошарашено хлопает глазами, и, не успев ничего предпринять, присоединяется к своей напарнице. Что, черт возьми, происходит?! Моя работа только замок! Кидаюсь к вахтерам, наскоро осматриваю. Ничего страшного с ними не произошло. Оба находятся под действием "Оглушения" -- нашего тремерского заклятия. Блин! Но это же не я их! Или все-таки я? Невозможно творить заклятья и не знать об этом! Чертовщина! Сережка глядит на "вырубленных": "Ты им не слишком повредила?" "Нет. Это всего лишь "Оглушение", правда, довольно-таки интенсивное. Очнутся минут через двадцать, самое большее -- через полчаса. Только я здесь ни при чем. Их кто-то другой..." Сережка хмыкает: "Тебе не кажется, что для шуток сейчас не самое подходящее время?" Ладно. Все загадки оставим на потом. А сейчас вниз на цокольный этаж к лифтам. Непонятно почему, но я была абсолютно уверена -- Каталину мы найдем в том зале, где она в первый раз принимала нас.
   На лестнице чуть ли не нос к носу столкнулись с двумя малкавианами и... ничего. Тревогу не подняли, задержать нас не попытались, и даже не спросили чего-нибудь вроде: а, что это вам тут надо? И в отражениях у них никакого интереса к чужакам не проявилось. В общем-то, ничего странного тут нет. Войны кланов давным-давно канули в Лету. Вражеских лазутчиков никто не ждет. А для отсева всяческих нежелательных элементов имеется фейс-контроль на входе. И раз чужаки находятся на базе, значит у них тут какое-то законное дело. Вот если те двое обнаружат, что на вахте никто не дежурит, тогда начнется... Раскланялись и побыстрее двинулись дальше, пока и в самом деле не поднялась тревога.
   Лестница, по которой мы спускались, заканчивалась на цокольном этаже. Вероятно, в подземные ярусы вел какой-то другой спуск, но где его искать? Времени и так хронически не хватало. А, потому, несмотря на риск, решили воспользоваться лифтом. На наше счастье лифтовая платформа оказалась на месте. Не пришлось терять время, ожидая, пока она поднимется. Правда, на этой самой платформе уже кто-то стоял, и, кажется, собирался ехать вниз. Вот черт! Надо тормознуть! Я еще только заклятье собралась активировать, а этот кто-то уже скопытился. Сам собой! Рухнул на пол рядом со стойкой управления лифтом, так и не успев ничего на ней нажать. Сергей воспринял это как должное, даже похвалил за оперативность, а я вновь подтвердила свои подозрения -- кто-то нам помогал.
   Тело, чтобы не мешалось, Сережка оттаскивает в сторону. Мой палец вжимает клавишу с цифрой "2". Поехали! Медленно опускается лифтовая платформа. Неспешно проплывают и уходят вверх перекрытия цокольного этажа. Случайные прохожие бросают на нас безразличные взгляды. Слава отцу Каину, никто по дороге не подсел. Вот уже и перекрытия первого подземного яруса оказываются над головой. Под нами второй подземный ярус - наша цель. Ох, верно подмечено: если в трудном деле все идет слишком гладко -- жди какую-нибудь пакость. Видно, свой лимит удачи мы успели исчерпать -- лифт замер, где-то завыла сирена. Наверно вахтеров успели обнаружить. До пола метра три или чуть больше -- ерунда. Прыгаем и почти сразу же попадаемся на глаза какому-то мужику. Вот он, закон подлости в действии. "Стоять!" - орет мужик. Щазз! "Угощаю" малкавианина "Оглушением" (на этот раз точно собственным), а потом Сережка хватает меня в охапку, и, врубив мастерское "Ускорение" "делает ноги".
   Да уж, кажется, у нас началась "черная полоса". Ведь хорошая идея была -- добежать до места на тореадорском "форсаже". Встречные малкавиане, наверняка, и среагировать-то не успели бы. Хороша идея, а ничего не вышло. Почти сразу Сережка опустил меня на пол. Лицо виноватое и в отражении -- сплошное смущение. "Извини, - говорит, - Кира, что-то у меня концентрация упала. Мысли разбегаются, даже "Ускорение" поддерживать не получается". Чтобы тореадор не смог поддержать свое "Ускорение", это, знаете ли, надо очень постараться. Что же случилось? Оглядываю истинным зрением коридор, по которому мы только что пробежали. Черт! Так я и думала - ловушки! Сережка-бедолага умудрился на полном ходу влететь аж в три штуки подряд. Ловушки эти по-сути что-то вроде мин, только магических. Интересно, а сами-то малкавиане как здесь ходят? Или их заклятия снабжены ответчиком "свой-чужой"? Хоть и жаль времени, а придется чуточку потратить, надо же знать, с чем имеем дело. Так-так. Вот остатки плетения, а это -- оборванный энерговод. Хм, на ближайшую белую нить замыкалось... Можно было бы догадаться. Раз упала концентрация, значит, произошло какое-то воздействие на разум. Концентрация ведь не какая-нибудь мистическая субстанция, а всего лишь дисциплина ума. Способность, несмотря на внешние раздражители, сосредоточиваться на чем-либо. Ясное дело, если мысли у вас, словно блохи на бродячей собаке, скачут с места на место, то с концентрацией будет туго. Что ж, кое-что становится понятным. Мне, похоже, придется поработать тральщиком - самой "взорвать" "магомины". Для Сергея они слишком опасны, а мою защиту заклятие белого спектра вряд ли сумеет пробить.
   Сказано -- сделано. Бежим. Я впереди, Сережка следом. За поворотом в самом конце коридора -- вход в тот самый зал. Только вот до поворота еще добежать надо. Выскочив из какого-то кабинета, наперерез нам кидаются двое малкавиан. В одного "стреляю" "Оглушением", второй "вырубается" "сам собой". Вперед! Заветный поворот. О-ох! Их слишком много! Десять, двенадцать, нет, пятнадцать малкавиан! И, вижу, еще бегут! Нам не прорваться. Это уже слишком... Да, я могла бы их уничтожить. Сжечь многокиловольтными электроразрядами, испарить в плазменном огне, распылить, заморозить, наконец, устроить им всем фатальные инсульты, или даже вызвать массовое самоубийство. Одного не могла: остановить их, не убивая. "Оглушение" -- заклятье индивидуального действия. Против толпы его использовать бессмысленно. Да, и малкавиане ждать не будут, вон, что творится в спектрах сил -- "подарочки" нам готовят. Мы погибнем, или станем убийцами. Не хочу! Я не ханжа. Мне приходилось убивать не раз, и ничего. Бессонница не мучила, кровавые мальчики в глазах не стояли. Но враг это одно, а наши нынешние противники, совсем другое. Они защищают свой дом от незваных гостей нагло в него ворвавшихся. И уже неважно, что эти самые гости пытаются спасти их лидера и предотвратить войну. Время течет, как песок сквозь пальцы. Сыпятся-сыпятся песчинки-минуты. Мы уже ничего не успеваем объяснить, а хозяева базы, даже если бы и захотели, не успеют проверить сказанное нами. И мы, и они в цейтноте. Остается только одно... Отец Каин, я не хочу убивать! Заранее зная, что это бессмысленно, что очень скоро меня просто сомнут, я снова и снова активирую "Оглушение".
   Как прорывались к двери заветного зала помню смутно, отрывочно, словно все это было не наяву, словно я спала и видела нелепый, страшный сон. Злые, безобразные лица. Безобразно злые -- можно и так сказать. Почему ненависть делает нас всех настолько некрасивыми?.. Молодая малкавианка в оранжевом сари что-то быстро плетет, поглядывая на меня. Лицо девушки было бы симпатичным, если б не злобная гримаса на нем. Не знаю уж, что она там готовит, но наверняка ничего хорошего. "Телекинетическим кулаком" отталкиваю ее. Девчонка отлетает в сторону, и, сбив кого-то с ног, с маху впечатывается в стену. Ах, черт! Вроде же в четверть силы ударила, выходит, надо еще слабее. Ну, ладно, не загорелась малкавианка, вот и хорошо... Лица-маски. Одинаковые чувства делают лица похожими. На всех в разных пропорциях одно и то же: возмущение и злость. Интересно, а я со стороны выгляжу такой же некрасивой, как и они? Блин! Лезет в голову всякая чушь!.. Удивительное дело, мы все еще на ногах. Как нас до сих пор не порвали на тряпочки, загадка. Сережка отбивается, ну, и я, конечно, тоже. "Телекинетический кулак" в дополнение к "Оглушению" оказался очень даже полезной штукой. Сложно, знаете ли, плести заклятья, когда вас сносит с ног, да еще и об стенку прикладывает. Спасибо моему двойному сознанию -- одновременно я активирую по два заклятья сразу. Так сказать, "стреляю" с двух рук. "Штирлиц стрелял по очереди с двух рук, очередь быстро редела". У нас "очередь" ни фига не редеет -- на малкавианской базе желающих "прикнопить" зарвавшихся чужаков хватает. И все же, несмотря ни на что, мы держимся и даже продвигаемся в нужном направлении. Неизвестные помощники (кажется, я начала догадываться, кто это может быть) тоже активизировались -- уж очень часто от одного моего "выстрела" падают двое, а то и трое малкавиан. Да и Сережка подозрительно быстро укладывает противников. Он, конечно, весь из себя шустрый тореадор, но ведь и хозяев базы не назовешь слабаками. Самое же интересное состоит в том, что до сих пор никто из малкавиан так и не сумел "угостить" нас своими заклятьями. (Раньше об этом я почему-то не задумывалась). Конечно, и я, и Сережка стараемся не пропускать начало плетений и вовремя принимаем контрмеры, но проследить за всеми просто невозможно. А это значит, нам очень активно помогают. Только сейчас до меня стало доходить, что с самого начала мы, по-сути, были ширмой, отвлекающей на себя внимание малкавиан, основную же работу делали наши незаметные помощники.
   До цели мы добрались как-то внезапно. Только что бежали, отбивались, пулялись заклятиями и вдруг бац, вот он, вход в тот самый зал. В прошлый раз на дверь я и внимания-то не обратила, зато теперь рассмотрела во всех подробностях. Высокая, металлическая, прочная, и, по закону подлости, запертая. За ней меня кто-то ждал (я вдруг отчетливо это почувствовала), ждал отчаянно, уже почти потеряв надежду. Казалось, бесплотный голос повторяет в моем сознании: "Вторая, ну, где же ты? Вторая, помоги. Пожалуйста". От этого голоса внутри все словно сжималось. На меня наваливались чьи-то боль и страх.
   "Сережа! Никого не подпускай ко мне!" Погружаюсь в спектры сил. Одна часть меня делает расчеты, другая - занимается плетением. Все получается на редкость быстро. Пара мгновений, и середина двери, превращаясь в пыль, осыпается на пол. В металлической створке появляется полутораметровое идеально круглое отверстие с зеркально отполированными краями. Вполне достаточно, чтобы пройти. Вперед!
   "Эй, извращенец! Понравилось быть женщиной?" Я увидела своего врага. Я не забыла, как эта тварь совсем недавно надо мной издевалась. Почти в центре зала напротив друг друга стояли Каталина и Ханс. На лбу малкавианки висели крупные капли пота. Не знаю почему, но у меня возникло ощущение, что Каталина держится из последних сил. Хансу этот поединок давался куда как легче, судя по его довольной роже. Не знала, что на мое лицо можно "навесить" такое отвратительно самодовольное выражение. Ханс меня услышал, а, скосив глаза, и увидел. В его отражении проявились удивление, настороженность и даже некоторая толика растерянности, но страха я там не заметила -- трусом "шабашник" не был.
   Сергей, проскочивший следом за мной, застыл, растерянно переводя глаза с меня на противника Каталины. Он и представить себе не мог, насколько мы были похожи. Напротив малкавианки стояла моя сестра-близнец, отличающаяся от меня разве только одеждой. Даже движения у нас были схожими: то, как она стояла, как держала голову... Сережка был явно обескуражен, и, вероятно, задавал себе вопрос, а смог бы он различить нас, если бы мы были одинаково одеты? Заминка могла бы дорого ему обойтись -- еще один участник этой сцены в обстановке разобрался на редкость быстро.
   Это был Протей. В конце концов, неоткуда тут взяться кому-то еще. Правда, теперь Илькин сир не был похож ни на Гарри Поттера, ни на Сергея. Как же все-таки любят "шабашники" дешевые спецэффекты. Сейчас Протей больше всего напоминал какого-то человекоящера: костяная броня, шипы, когти, клыки и все в том же духе. Вот, блин, любитель фантастики! Одной рукой (или все-таки лапой?) "ящер" держал Ивана -- внука Каталины, оторвав от пола и прижав к стене. Когтями другой, он его царапал, разрезая одежду и оставляя на теле кровоточащие раны. Не пытался убить, скорее развлекался, пугал. Смертельно испуганный Иван только тихо поскуливал, дергаясь в его руке. Увидев нас, Протей отпустил свою "игрушку" и кинулся к Сергею. Впечатляющее зрелище: клыкастое чудо-юдо, бегущее вам навстречу. Только вот мне стало не до чуд-юд -- Ханс начал атаку.
   Надо отдать должное этому вентру -- он был силен и невероятно искусен. Вести ментальную атаку сразу против двух менталов, да еще и мастеров, это, знаете ли, уметь надо. Ханс умел. Судя по всему, Каталине не очень-то помогло мое присутствие -- давление на нее Ханс не ослабил, ну, а что касается меня... "Векторным поворотом" я отбросила его "Ментальную иглу" в сторону. Миг, и "Игла" вновь стала дырявить мою защиту. Я снова ее развернула от себя. Бесполезно. Атака Ханса продолжилась. В таких вещах он был куда искуснее меня. Ну, что ж, не будем играть в ментальный бадминтон. Как говаривал дедушка Ленин, мы пойдем другим путем. "Игла" прошила последний слой моей защиты. В отражении Ханса проявились цвета торжества. Ну-ну, рано радуешься, приятель. Вероятно, для "шабашника" стало большой неожиданностью, уже почти победив, вдруг наткнуться на новый слой моего ментального щита, а, затем, еще на один и еще... Ханс стал выдыхаться, теряя все больше сил на прорыве моей защиты и не добиваясь желаемого результата. Держать в фокусе два направления уже само по себе тяжело, а уж вести и там, и там атаку, тем более. Теперь Хансу пришлось выбирать. Я показалась ему более опасным противником, а потому всю тяжесть своего удара вентру перенес на меня. (Надеюсь, это облегчило положение Каталины). Он был силен и имел чертовски мощную энергоструктуру, а может быть, даже и какой-то дополнительный источник энергии, но и его силы стали подходить к концу. Впервые за все время нашей дуэли в отражении моего врага отчетливо проявилась неуверенность, а, потом, и откровенный страх. Вот так. А теперь "сюрприз"!
  

***

  
   Что-то изменилось. Протей просто-таки задницей почувствовал внезапно появившуюся угрозу. Развернувшись всем телом (в нынешней форме повернуть голову было затруднительно), он увидел... "Этого не может быть!" - мысленно воскликнул Протей. В зале, собственной персоной, стояла та самая тремерша, которую сейчас изображал Ханс, а рядом с ней ее любовник-тореадор. Мля! Откуда они тут взялись? Девку ведь к этому времени уже трансформировать должны были. К черту! Раздумья -- на потом, а сейчас надо действовать! Тореадор глазеет на Ханса, вот и славненько. Пока он отвлекся, надо нанести удар. Бросив развлекаться с малкавианским недоумком, Протей кинулся на тореадора.
  

***

   Сергея спасло чувство опасности, не менее развитое, чем у Протея. Когда когтистая лапа уже тянулась к его шее, он плавно отклонился с линии удара, одновременно входя в Боевой танец. Бритвенно острые когти полоснули пустоту, и в это же мгновение тело тореадора взорвалось каскадом движений плавных, словно текучая вода, и быстрых как полет мысли. Боевой танец -- порыв, страсть, стихия. Огненное дыхание пустыни и холод никогда не тающих льдов. Абсолютный покой штиля и яростное безумие шторма. Боевой танец непредсказуем, его нельзя разложить на составляющие, это творчество, это душа, суть любого тореадора.
  

***

   ...Ублюдочный плясун над ним просто-таки издевался. Протей был на грани отчаяния, и даже стал подумывать, а не воспользоваться ли амулетом невидимости, оставив Ханса в одиночку расхлебывать всю эту кашу. Тело быстро покрывалось все новыми ранами, и даже костяная броня не слишком-то помогала -- раз за разом камарильский выродок находил уязвимые места. От телекинетического щита, как выяснилось, проку было мало -- Протей не успевал его вовремя ставить. В конце концов, он стал прикрывать щитом только голову. Иначе был риск упокоиться -- тореадор норовил вогнать свои ножи Протею в глазницы и пару раз ублюдку это почти удалось. А он чертового тореадора так и не достал. Ни разу! Ну, как тут не запсиховать? Главным преимуществом тзимицы перед другими кланами была их способность к разнообразнейшим трансформациям как собственного, так и чужих тел. Многое бы отдал сейчас Протей, за возможность сделать своего врага слабым и неповоротливым. Увы, трансформация противника в бою -- это из области ненаучной фантастики. Другое дело, собственное тело, тут ограничений почти не было. Подгонка своих параметров под условия боя, как минимум, не бывала лишней. Ею сейчас Протей и занялся. Враг оказался очень подвижен, а, значит, стоило поднять свою собственную подвижность. Протей удлинил ноги, дополнительно усилил мышцы. Для балансировки и большей устойчивости взялся отращивать хвост. С треском разорвались штаны на заднице. Вот черт! Совсем про одежду забыл! Ну, и фиг с ней, не до того сейчас. В результате всех этих манипуляций тзимицы превратился в нечто среднее между прямоходящим динозавром и кенгуру. Ну, держись, долбанный плясун! Толчок ногами -- тело взвивается вверх. Мля-а-а-а!!! Пах пронзила острая боль. Казалось, весь низ живота превратился в сплошной ком боли. Неловко приземлившись на ноги, Протей чуть не растянулся на полу. Его трясло от бешенства и унижения. Боль можно заблокировать, а куда, скажите, деть сжигающую изнутри злость? Этот плясун попросту вытер об него ноги, наглядно показал, что плевать хотел на все его ухищрения! Теперь убийство тореадора стало для Протея уже не работой, а делом чести. Только так он мог сохранить к себе уважение. Мысли о бегстве, совсем недавно вертевшиеся в голове, теперь уже не казались такими привлекательными как раньше. Нет. Он не сбежит. Во всяком случае, не прямо сейчас. Сначала он упокоит тореадора. Обязательно! Во что бы то ни стало!
   Придется-таки воспользоваться "Роем", не хочется, но придется. Протей невольно поежился, очень уж не нравилось ему это заклятье. А кому понравится превращаться в целый рой толи мух, толи ос? И сознание тоже должно было стать роевым, и память. Каждая мушка роя несла в себе исчезающее малую частицу разума и памяти активировавшего заклятье, но все вместе они становились личностью. На время действия заклинания рой, по-сути, должен был стать телом Протея. Заклятье использовали редко, и только в случае крайней необходимости. Почему? Ответ очевиден -- частицы роя слишком уязвимы. При уничтожении заметного их количества можно было изрядно потерять и в массе тела, и в объеме. Но это меньшая часть проблемы, куда хуже то, что существовал риск лишиться значимых фрагментов памяти, каких-то важных умений, или даже определяющих аспектов личности. Тем не менее, в отдельных случаях это заклятье бывало просто незаменимым, и сейчас, похоже, наставал именно такой случай. Когда-то давным-давно "Рой" специально разрабатывали для борьбы с кланами, практиковавшими контактные виды боя. Перед ним камарильский выродок будет беспомощен. С ножами против тучи мух много не навоюешь. Здесь и автомат не помог бы. Нужен или огнемет, или что-нибудь из магии вроде стихийных либо ментальных заклятий. А если ни того, ни другого нет -- пиши пропало. Сожрут мушки и не подавятся. Протей злорадно ухмыльнулся -- помочь тореадору некому, его любовница занята Хансом. Ну, что ж, время выбрано удачно. Начали! Тзимицы активировал заклятье.
  

***

   Лови "подарочек"! Используя ментальный луч, словно лазерный прицел, я отправила Хансу... Нет, не мою фирменную тройную "Иглу". Вовсе нет. Я же не дура. А, если у этого типа в сознании такая же ловушка, какая была у Резчика? Что тогда? Я атаковала вообще не ментальными заклятиями -- парочкой так полюбившихся мне "Призрачных жуков". Кто-то наверняка задастся вопросами. Во-первых, зачем понадобилась ментальная "подсветка" для не ментальных заклятий, если они и так отлично работают, а до противника рукой подать? И, во-вторых, почему тремер при обширном магическом арсенале своего собственного клана воспользовался гангрельскими заклинаниями? Отвечаю по порядку. Использование ментолуча в качестве "прицела" было моей... мм... военной хитростью. Представьте себе, что вы, поднаторевший в ментальных поединках опытный каинит, сражаетесь с другим менталом. Что вы подумаете, когда его менталуч коснется вашего щита? Решите, что началась атака. Почему? Да потому, что ментальный луч -- своего рода рельсы, по которым катятся ментальные заклинания. А, может, даже и не рельсы (если уж использовать такие аналогии), а туннель, который мы прокладываем к чужому сознанию. Уловили? Ханс ждал МЕНТАЛЬНОЙ атаки, готовился к ней, а по "туннелю" к нему "приехало" нечто совершенно неожиданное. Суворов (я имею в виду полководца и графа, а не беглого ГРУшника) как-то сказал: удивить -- победить. Я действовала по тому же принципу. А, что касается гангрельских "Жуков", то это был просто мой страх. Разговор с Маргаритой по дороге к малкавианам засел в памяти. Я стала бояться того, что и в самом деле могу оказаться убийцей Каталины, а потому в атаке решила использовать заклятие, не убивающее сразу же (по крайней мере, если не перекачивать его энергией). Случись сбыться худшим опасениям Маргариты, мой первый удар по малкавианке не стал бы для нее фатальным. (Хотя, честно говоря, не знаю, что бы я делала дальше, если б во мне, и в самом деле, сработал чужой императив). К счастью опасения не подтвердились, "шабашники" не стали городить огород с такими сложными подставами. Мой удар ушел вовсе не в Каталину.
   Кстати, о ней. Как только Ханс переключился на меня, малкавианка, оставив нас сражаться друг с другом, кинулась к еще одному участнику этого действа. Вернее, участнице. Я не упоминала о ней? Извиняюсь. Неподалеку навзничь на полу лежала женщина. Молодая, симпатичная и, кажется, даже немного похожая на Каталину. Может, какая-то ее родственница? Глаза у женщины были открыты, но сомнительно, чтобы она кого-либо видела. Мне кажется, она вообще пребывала в коме. И вот, когда Каталина присела рядом с той женщиной, Ханс, зараза, попытался ее чем-то ударить (во всяком случае, в спектрах сил наметилось какое-то движение). Малкавианка наверно думала, что он целиком занят мной. Не тут-то было! Огребла бы Каталина по первое число -- "шабашник", если я правильно поняла, уже готовился активировать свое заклятие. Но именно в этот момент к Хансу прилетел мой "подарочек".
  

***

   Он почти дожал своего противника. Тзимицы потерял выдержку, вон как взбесился, когда получил по яйцам. Сергей усмехнулся. Не сейчас, так мгновением позже "динозавр" допустит ошибку. Последнюю свою ошибку. Этот поединок, в самом деле, пора завершать, уж слишком он затянулся. Не дай отец Каин, вломятся всей толпой малкавиане. Они ведь в горячке боя не станут разбираться, кто тут выполняет пророчества, и кто кого спасает. Только бы Кира продержалась, до того, как он закончит с этим "шабашником". Как, кстати, у нее дела? Нельзя отвлекаться во время боя, но так хочется знать, что с любимой все в порядке. На миг, скосив глаза, он увидел-таки Киру неподвижно застывшую напротив... еще одной Киры. Оторопь брала от этой схожести. Они даже стояли как-то... одинаково. Рядом что-то произошло. Черт! Не надо было отвлекаться. В совершеннейшем обалдении Сергей наблюдал, как одежда его противника оседает на пол, а из нее вылетает туча каких-то похожих на мух мелких насекомых.
   ...На второй минуте боя он понял, что проиграл. Против такого оружия защиты у него не было. Вот когда Сергей пожалел, что не владеет, подобно тремерам, магией стихий. Какая-нибудь "Стена огня" против этой мошкары пришлась бы очень кстати. Он перепробовал все из арсенала своего клана -- бесполезно. Боевой танец не рассчитан на борьбу с полчищами мух. Идти в рукопашную против мошкары? Нелепо. Он пробовал пришлепывать летающую дрянь ладонями, сбивать ударами "Телекинетического кулака" -- толка не было. Пробовал даже стрелять по насекомым из автомата. Понимал, что делает глупость, но в отчаянии и за соломинку схватишься. А мухи роились вокруг, и все тянули и тянули из него силы. Вскоре Сергей почувствовал себя выжатым лимоном, даже поддержание "Ускорения" стало даваться с трудом. Что оставалось делать? Бежать? Нет ничего постыдного в спасении бегством, когда ты заведомо не в состоянии одолеть противника. В другом месте и в другое время он так и поступил бы. Только не теперь. Он не мог бежать, потому что вся эта мошкара тут же накинулась бы на Киру, а у нее и так серьезный противник. Ей нельзя отвлекаться еще и на мух. Слишком многое поставлено на карту. Слишком много от нее зависит. А, значит, ему нужно держаться до последнего. Пока хватит сил. И он держался. Несмотря ни на что.
  

***

   Два "Призрачных жука" влетели-таки в Ханса -- моя хитрость сработала. Что в результате получилось? Ну, вы же знаете, как это заклятье действует. Для обычного человека один единственный "Жук" средней силы -- верная смерть. У нас, каинитов, энергокаркас, конечно, куда устойчивее людского, но ведь и "Призрачных жуков" была пара, да я их еще и подкачала так, как это может сделать только тремер. Не пожалела сил. В общем, мало Хансу не показалось. Энергоканалы "Жуки" ему порвали в хлам. "Шабашник" буквально истекал энергией, и все равно, уже стоя одной ногой за гранью, пытался что-то делать. В спектрах сил наметилось некое шевеление. Ну, уж нет, приятель. Фигу тебе, а не заклятие! Вали в преисподнюю, тебе там самое место! Гангрельская боевая трансформация получилась словно бы сама собой. И, само собой, в очередной раз я порвала башмаки. Это у меня уже карма какая-то -- драть обувь. А дальше... А, что дальше? Убила я Ханса -- голову ему оторвала. Еще и позлорадствовала, припомнив, как он надо мной издевался. Ну, что, говорю, от кого из нас одна голова осталась? Ханс, понятное дело, ответить уже не мог. Его тело потихоньку начало разгораться, и голова в моих руках, естественно, тоже. Пришлось ее выкинуть, зачем зря руки жечь? Гляжу, а Каталина то на меня смотрит, да странно как-то, словно видит в первый раз. А в отражении у нее я замечаю страх. (Она даже прятать его не стала). Ну, ни фига же себе. Чего это она?
   Позднее, по окончании всей этой опупеи, Каталина скинула мне информпакет с "видео" того эпизода. Так что я получила возможность увидеть себя со стороны. Впечатлило. Стою с разгорающейся головой (точной копией своей собственной) в руках. Волосы на мне дыбом, между ними электрические искры проскакивают, а глаза горят черным светом. Да, знаю я, знаю, учила по физике, не бывает черного света. Только они все равно светились. Честное слово. Во всяком случае, такой меня видела Каталина. В общем, вышло все, как в анекдоте про боксера, который увидел в зеркале свою физиономию, и чуть не обмочился со страха.
   А, потом я перевела взгляд от Каталины чуть в сторону, и сердце ухнуло куда-то вниз. Сережка сражался с целой тучей каких-то мелких летучих тварей -- толи мух, толи ос. Кому как не мне знать: нечего ему противопоставить этим тварям. Не пользуются тореадоры стихийной магией, а без нее с летучей мерзостью не справиться. Тут разве что огнемет мог бы помочь, так ведь нет его! "Сережка, - кричу, - беги! Я сама с этой дрянью разберусь!" Не услышал он меня, а, может, услышал, да не успел уже -- вдруг покачнулся, и рухнул ничком на пол. "Сережа!!!" С криком я бросаюсь к нему. Не тут-то было! Проявив завидную резвость, Каталина успевает в меня вцепиться. От неожиданности я не удерживаюсь на ногах. "Не смей! - кричит малкавианка, повиснув на мне. - Ты только хуже сделаешь! Ничего твоему парню не будет! Смотри!" Гляжу, куда она показывает, а там Иван стоит, и, закусив губу, что-то сосредоточенно плетет. Да быстро так! А взгляд у него... Короче говоря, сейчас он не был похож на психически и умственно неполноценного. "Это что же получается, - спрашиваю, - Иван в себя пришел?" "Не знаю, - вздыхает Каталина, - но он плетет "Ярость". Вот-вот активирует".
  

***

   Это было похоже на включение света в темной комнате, а, может, на пробуждение ото сна. Да. Сон -- неплохая аналогия. Он спал и видел сон... Сон про парня, которому стало больно жить в настоящем, и он захотел вернуться в прошлое. И "вернулся"... Забавно. Раньше ему казалось, что в детство можно впасть только будучи глубоким стариком. Значит, ошибался. Похоже, его подсознание решило, что так ему будет лучше. Возможно.
   Авария -- удар, скрежет металла, чей-то стон, темнота. А потом он вдруг очнулся и увидел глаза. Именно так: сначала только глаза, и лишь мгновением спустя разглядел лицо, склонившееся над ним. Женщина. Молодая. Глаза у нее и впрямь были странные. Глубокие, затягивающие, словно два омута. Нырнешь, и поминай, как звали. Женщина что-то ему говорила. Ужасно болела голова, и, видимо, поэтому ее голос доносился до Ивана, словно сквозь вату. Сознание "плыло". Впрочем, суть он уловил, и почему-то сразу поверил. Наверно, где-то внутри он уже это знал. Кроме него никто не выжил. Иван остался один. Правда, ненадолго -- он тоже умрет. Уже скоро. В тот момент он почему-то совсем не испытывал эмоций. Словно какие-то предохранители у него выбило. Понимал, что старуха с косой вот-вот придет по его душу. Не хотел умирать, но страха при этом не чувствовал. Как не почувствовал и радости, когда склонившаяся над ним незнакомка предложила ему Жизнь.
   Обращение. Первый глоток крови. Странное состояние. Невозможно описать. Тот, кто его не испытал, просто не поймет. Он и сам не успел в полной мере прочувствовать те непередаваемые ощущения, когда откуда-то извне вдруг стала наплывать серая пелена. Встревоженные голоса. Чьи?
   - Мама! С Ваней что-то не так!
   - Вижу.
   - Что это?
   - Агата, я боюсь, мальчику не выжить. Это пророчество.
   - Какое пророчество, мама?! Не бывает, чтобы сразу после обращения...
   - Значит, все-таки бывает.
   Серая хмарь поглотила его целиком, а вместе с ним и все вокруг. Он увидел. Он узнал. Это страшно: понимать, что привычный мир скоро перестанет существовать. Нити вероятностей, протянувшиеся из настоящего в будущее. Он видел, чувствовал все эти варианты агонии мира. Многообразные обличия смерти... Он умирал множество раз. В одном из вариантов его разорвал своими когтями какой-то полуящер. В другом -- он погиб во время погрома. Его упокоили обычные люди. Он защищался, но их оказалось слишком много, и у них было оружие. Где-то он умирал в стычках со своими соплеменниками за пищу и ресурсы, или после приступов Безумия крови, терял разум, превращаясь в животное. Случалось, сам себя убивал от голода и полнейшей безнадеги. Это же так просто -- взять и выйти днем под солнце... Многообразные варианты боли. И в каждом из них детонатором, взрывающим привычный миропорядок, отправной точкой, с которой все начиналось, была худенькая черноволосая, черноглазая девушка. Ее лицо намертво впечаталось в память Ивана. Невероятно, как безобидно может выглядеть Разрушитель... И среди этой вакханалии всеобщей гибели была одна вероятность, самая маловероятная вероятность, где все было хорошо. В ней Разрушителя убивала другая девушка, похожая на нее как две капли воды. Сестра-близнец? Клон? Неважно. Важно другое. Первая была камешком, запускающим лавину разрушения. Вторая, убирая "камень", не давала "лавине" разрушить мир. Хороший вариант. Только вот вероятность его была вряд ли выше, чем шанс на выигрыш миллиона в лотерею. Осознав это, уверившись, что впереди одна лишь безнадега, Иван страстно захотел назад, в свое прошлое. Глупое желание? Может быть. Но оно осуществилось, правда, не так, как хотелось Ивану.
   И вот теперь он снова стал самим собой. "Вернулся". Возможно, сказалась нервная встряска. Когда похожая на ящера тварь прижала его к стене, и начала медленно и вдумчиво резать острыми когтями, он получил изрядный шок. Клин вышибают клином. Стрессом Иван загнал себя в "детство", и стресс же привел его в чувство. А, может, не в ящере было дело, и мозги Ивану, сама о том не подозревая, вернула на место вошедшая в зал Вторая. Когда он увидел ЕЕ, то... В недрах сознания-подсознания словно переключатель щелкнул. Иван вдруг отчетливо осознал: несмотря ни на что реализуется самый маловероятный из всех сценариев. Они выиграли-таки в лотерею свой миллион!
   Вторая пришла не одна. С нею был высокий светловолосый парень. Он-то и схлестнулся с мучителем Ивана. Удивительный поединок. Спутник Второй словно и не дрался, а танцевал. Невозможно, безумно красиво танцевал. Раны же на теле ящера появлялись, казалось, сами собой. Рядом с "танцором" его противник выглядел ни на что не способным неуклюжим увальнем. Исход боя был предопределен. Так считал Иван. Увы, все оказалось не столь однозначно.
   Неожиданно тело ящера дрогнуло, просело, и... превратилось в рой каких-то летучих насекомых. Ивану захотелось протереть глаза. Неужели не чудится? Мгновением спустя все изменилось. "Мухи" плотным облаком окружили Светловолосого. Они были повсюду, и против них спутнику Второй не могли помочь ни грация, ни сверхскорость. Светловолосый начал терять силы (похоже, их высасывал рой). Он, конечно, не собирался сдаваться. Иван заметил, как время от времени некое поле (или что-то еще в том же духе) отбрасывало насекомых от парня. Отдельные "мухи" шлепались на пол, где и гибли под подошвами Светловолосого. Только это все ему не слишком-то помогало. Парень пробовал даже стрелять по насекомым из автомата (наверняка, от отчаяния). Толка, конечно, не было никакого. А, ведь, рой сожрет его - вдруг понял Иван. Сожрет, вытянет все силы, оставив пустую шкурку. И тогда он погрузился в спектры Сил и словно в каком-то забытьи, почти не сознавая что делает, грубо и неумело стал плести сеть заклятья. На одной интуиции. Из чистого упрямства. Иван сейчас помогал не Светловолосому. Нет. Он защищал ту маловероятную вероятность будущего, которая одна его устраивала. Он помогал Второй в ее борьбе с Разрушителем. Непривычная работа целиком поглотила его. Иван ничего не видел и не слышал, он только чувствовал и осознавал. Замерли спектры Сил. Пора - прошептал Иван, высвобождая заклятие.
  

***

   Как оказалось, внук Каталины, непонятно каким образом (ведь его никто не учил), умудрился сплести заклинание, погружающее противника в боевое безумие. Попавшие под его действие начинали сражаться со всеми подряд, не разбирая где враг, а где друг. "Во времена войн кланов с помощью "Ярости" ратники Малкава не раз уничтожали превосходившие их по силе вражеские отряды. Даже за оружие не брались, враги все делали за них, - пояснила малкавианка. - Эти мухи сами себя перебьют, а если б ты туда сунулась, возможно, накрыло бы и тебя. Не берусь утверждать наверняка. У тебя очень мощный щит, но рисковать все равно незачем. То, что твой парень без сил свалился, это даже хорошо. Он однозначно попадет под действие заклятья".
   Иван "нажал" на "спусковой крючок" -- активировал свое заклинание. На миг в спектрах что-то дрогнуло и сразу же успокоилось, а затем... Плотный рой мух начал разваливаться на отдельные клочья, и эти клочки некогда единого роя ожесточенно набрасывались друг на друга. Но вскоре и они переставали существовать как единое целое, рассыпаясь на отдельных особей яростно схватывавшихся уже между собой. Право слово, на это стоило посмотреть. Очень уж необычным было зрелище. Каждое мгновение в воздухе вспыхивали сотни, тысячи язычков пламени, чтобы тут же прогореть, и осыпаться на пол хлопьями темно-серого почти невесомого праха. Удивительно. Завораживающе. Огонь и прах... Был в этом какой-то свой символизм.
   Действо длилось вряд ли больше минуты. Случайно уцелевших "мух" тех, что попадали на пол, раздавил Иван. Смахнув со лба пот (видно заклятие с непривычки далось нелегко), он подошел ко мне, улыбнулся и неожиданно низким голосом (я ведь помню по первому посещению его писклявые вопли) сказал:
   - Ну, здравствуй, Вторая. Как же я рад, что ты пришла. Теперь все будет хорошо.
   - Здравствуй, Ваня, - кивнула я. - Извини, мы чуть позже поговорим. Мне Сережке помочь надо.
   Пока я возилась с Сергеем, Каталина, подозвав Ивана, устроила ему форменный допрос. Да это и понятно, впервые за все время после обращения малкавианка могла общаться со своим внуком без сюсюканья, по-взрослому. Вопросов-то к нему, наверняка, немало накопилось. Разговаривая с Иваном, она тем временем продолжала приводить в чувство лежащую на полу женщину. (О ней я уже упоминала). Медпроцедуры мы закончили почти одновременно. Первым вскочил Сергей. Ну, у него-то случай совсем простой. Все, что было нужно, это восстановить его энергобаланс. Вслед за ним очнулась и "пациентка" Каталины. Открыла глаза, увидела меня, охнула и полезла в спектры Сил. Ее, конечно, успокоили, а заодно рассказали, что произошло, когда она уже была без чувств. Беспокойной "пациенткой" оказалась дочь Каталины Агата - мать Ивана.
   По ходу дела к нам заглядывали какие-то типы. Каталина их довольно резко отсылала назад - мол, не мешайте. А, вот, когда она привела-таки в чувство свою дочь, то сама выглянула из зала отдать распоряжения. Я - следом за ней. Смотрю, а у дверей народа порядком скопилось. Некоторые дожидались Каталину (видимо они-то и заглядывали в зал), но по большей части там были те, кто нуждался в помощи, и кто эту помощь оказывал. Кого-то приводили в чувство. Кто-то просто сидел на полу, и осоловело поглядывал по сторонам. (Наверно, только что очнулся). Потерпевших было МНОГО. Много, черт возьми! И опять во мне всколыхнулись недавние подозрения. НАМ ПОМОГАЛИ. Ну, не могли мы столько народа уделать, когда сюда прорывались! И еще более укрепило подозрения то, что во время нашего боя с Хансом и Протеем никто из малкавиан в зале не появился. А, ведь, должны были! Сами посудите: чужаки, возможно, собирались убить их лидера, а члены клана в это время в носу ковыряли? Не могло такого быть! Ну, никак не могло! Количество потерпевших говорило само за себя. Все они пытались придти на помощь своему лидеру, или уж, по крайней мере, выяснить, что происходит в зале, да только вдруг вырубились у самых дверей. Такие дела.
   Каталина, похоже, сразу почувствовала, что тут что-то нечисто. Оглядела импровизированный госпиталь, повернулась ко мне. "Ваша работа?" - спрашивает. Пожимаю плечами: "Может и наша". Что-то не хотелось мне говорить ей о своих подозрениях, только малкавианка, видно, все поняла и без моих признаний. Внимательно так посмотрела на меня, кивнула каким-то своим мыслям, да, и пошла назад в зал. А, затем... Как-то неожиданно все получилось. Встала Каталина, у дыры в двери, оглядела помещение, и говорит: "Я знаю, что вы здесь! Немедленно выходите из невидимости!" И что бы вы думали? Они появились! Одиннадцать фигур - полная десятка плюс командир. Все в черных комбинезонах, и такого же цвета глухих шлемах с тонированными забралами (лиц нифига не видно). За спиной у каждого нечто вроде рюкзака-ранца, а в руках... Отдаленно это напоминало РПГ - трубообразный корпус, рукоять, прицельное устройство. Только у этих штук "труба" заканчивалась раструбом, из которого выглядывал прозрачный, оплетенный золотистой проволочкой кристалл. Ручные артефакты-излучатели! Вот так-так. Выходит, наши умельцы смогли-таки изготовить переносной вариант. Тогда в ранцах у коммандос - накопители. Никаких кабелей между накопителями и излучателями я не заметила. Наверняка, питание по энерговодам шло через спектры. Ну, ничего же себе, разработочка! Ноу хау, черт возьми! Командир вышел вперед, поклонился, и, оголив запястье, показал свой клановый знак. (Вслед за ним дань вежливости отдали и остальные коммандос).
   - Игорь, сын Гедемина, - послышался тихий шепчущий голос. - Десятник отдельного диверсионно-разведывательного подразделения "Невидимки".
   Ну и ну. Нас с Сережкой прикрывала аж целая десятка "невидимок"! Неслабо. А наши-то, с ума сойти, даже дипломатического скандала не побоялись. Сказать по правде, уже одно только присутствие "Невидимок" на чужой базе достаточный повод к началу межклановой войны. Остается молить отца Каина, чтобы хозяйка базы не посчитала это оскорблением. О чем-то задумавшись, Каталина с минуту, молча, разглядывала застывшие перед ней одиннадцать фигур.
   - Похоже, тремерские мозги, подпитанные финансами вентру решили-таки проблему с использованием чужих заклятий, - толи, спрашивая, толи, утверждая, вдруг проговорила она.
   - Это прототипы излучателей, госпожа. До настоящего решения пока еще далеко, - ответил десятник Игорь.
   - Ваши прототипы, как погляжу, действуют вполне эффективно, - усмехнулась малкавианка, жестом показав на дверь, - полбазы уложили...
   - Излучатели заряжены тремерским "Оглушением". Это вполне безопасное заклятие. Я на себе самом проверял его действие. Хотел быть уверенным, что оно никому не повредит, - с едва уловимой обидой отозвался десятник.
   - Хм..., это несколько меняет дело, - проговорила Каталина, и неожиданно добавила. - Сними-ка шлем, Гедеминов сын, хочется на тебя взглянуть.
   Командир "Невидимок" в замешательстве отступил на шаг назад.
   - Прошу вас, госпожа, - послышался его тихий голос, - не заставляйте меня это делать. Я некрасив. Очень.
   - Надо же, - хмыкнула малкавианка, - а я то думала, что только ваши женщины стесняются своей внешности.
   - Мы все уроды, - раздалось в ответ, - но в разной степени. Некоторые уродливее прочих, я в их числе.
   Спокойный голос десятника почти не имел эмоциональной окраски. Почти. Мне чудились в нем отголоски застарелой боли, ставшей привычной и оттого уже почти неощутимой. Увы, уродство, даже если ты с ним свыкся, не перестает быть уродством. Эта боль навсегда.
   - Ну, что ж, не хочешь, неволить не буду. Причина уважительная, - пожала плечами Каталина, и, окинув взглядом замерших "Невидимок", спросила. - Как я понимаю, вашей основной задачей было помочь Кире добраться до меня. Так?
   - Нет, госпожа, нашей главной задачей было, - Игорь ответил совсем не так, как я ожидала, - помешать Кире убить Вас, если бы в ней вдруг активировался чужой императив.
   Вот так кульбит. Доверяй, но держи на контроле - принцип моей наставницы. Выходит, Маргарита по дороге к малкавианской базе звонила нам не просто так. Услышав признание командира "Невидимок", Каталина усмехнулась:
   - Хитроумная лидер Вентру решила "помочь" Судьбе. Мы, потомки Малкава, знаем: вне зависимости от наших желаний, помощи или противодействия, Судьба всегда осуществляет СВОИ намерения.
   В ответ Игорь пожал плечами:
   - Не стану спорить. В таких вещах я не разбираюсь. А, что касается госпожи Маргариты, то, может, все это придумала она, но распоряжение "Невидимкам" отдал лидер Тремера.
   Ну, спасибо за доверие, папочка. Хотя, вообще-то, я его понимаю. Если уж мы хотели переиграть "Шабаш", следовало по возможности предусмотреть все до мелочей. Ставки были слишком высоки.
   Каталина отошла от проделанной мною дыры в двери, и тут же оттуда выглянула пара физиономий.
   - Мастер Каталина! Мы...
   - Я же сказала, не мешать! - рыкнула на них глава малкавиан, и вновь повернулась к командиру "Невидимок". - Одним своим присутствием здесь, на базе, вы поставили меня в неловкое положение. Я должна как-то отреагировать, иначе лидеры других наших кланов меня просто не поймут...
   - Госпожа Каталина! - вмешалась я. - Игорь сын Гедемина здесь ни при чем. Он только выполнял распоряжение моего отца. Хотите высказать претензии - высказывайте мне.
   Малкавианка окинула меня взглядом, вздохнула, и я вдруг поняла, насколько она устала. Не физически, конечно. Устала держать на плечах гранитную глыбу ответственности. Бремя власти, знаете ли, вовсе не фигуральное выражение.
   - Сложность в том, Кира, - проговорила она, - что я не стала предавать огласке свое пророчество. О нем знаю лишь я и мои дети. Всем прочим ничего не известно. Я опасалась, что его обнародование могло спровоцировать конфликт между Коалицией и нашими многочисленными кланами. Сама знаешь, сколько потомков Малкава осело на Урале, и в Сибири. Межклановые разборки ничем хорошим не кончилась бы ни для вас, ни для нас. А теперь я стала заложницей своей тайны. Как, не потеряв лица, объяснить всем остальным, что делал на моей базе спецназ Коалиции? Если я сейчас ничего не предприму - другие предпримут. Они просто побоятся, что и к ним смогут проникнуть ваши диверсанты. В лучшем случае они заморозят все отношения с Коалицией, и станут придерживаться вооруженного до зубов нейтралитета, в худшем - нападут. Ну, что посоветуешь?
   - Э... Мне надо подумать.
   Только сейчас до меня дошло, что еще ничего не кончилось. Наше "лечение" оказалось почти столь же опасным, как и сама "болезнь". Что теперь делать? Извечные русские вопросы: что делать, и кто виноват? Тьфу, черт! Нашла время философствовать! Не знаю я, что ей посоветовать, и Игорь со своими коммандос, судя по отражениям, тоже не знают.
   - Ладно, Кира, не переживай, - взглянув на меня, Каталина чуть улыбнулась. - Решение есть. Правда, мне самой оно не очень-то нравится, но, другого варианта я не вижу. Можешь связать меня со своим отцом?
   Каталине подали коммуникатор.
   - Ну, доброй ночи, Максим, - проговорила в трубку малкавианка. - Да, это я... все нормально, цела-невредима... Тут она, тут... Сомневаюсь, слишком сильна. Видел бы ты ее во время боя. Даже мне не по себе стало... Признавайся, это тебе твоя хитроумная женушка подсказала, или сам придумал?.. Ладно, я не злюсь... Да, согласна, но учти: никаких совещательных голосов, только полное членство!
   Я не слышала, что ей отвечал отец, но, право же, чтобы сообразить, о чем шла речь, не требовалось быть великим мыслителем. Для особо продвинутых могу пояснить: лидер малкавиан оговаривала условия приема своего клана в Коалицию. Вот так. Наш "клуб" вскоре пополнится еще одним членом, и Коалиция еще более укоренится на уральской почве. А пока...
   - ...Нет, Максим, не стоит, - продолжала Каталина. - Нападение на лидера - такая штука... У многих появятся вопросы. Будет лучше, если мы представим все это как учения. Ну, допустим, это была отработка совместных действий сил кланов - членов Коалиции. Цель: противодействие угрозе покушения на одного из лидеров... Что?.. Спасибо за комплимент. Ох, чуть не забыла: мое членство лучше бы оформить задним числом, скажем так, за месяц-другой до сегодняшней ночи... Да, именно так, Максим. Ты умный мужик, сам все понимаешь... Ладно. Нюансы обсудим при личной встрече. Привет супруге.
   Каталина вернула коммуникатор хозяину, отпустила "невидимок" (они свою задачу выполнили), и, повернувшись к нам с Сережкой, с улыбкой спросила:
   - Ну, что, спасители мира, чай пить будете?
  

**

   "Чай" Каталины - тот самый напиток, которым хозяйка базы угощала нас в первое посещение, был до невозможности ароматным и вкусным. (Обязательно выспрошу его рецепт). Первая чашечка ушла моментально, и, надо сказать, не у меня одной. Ничего удивительного: все мы порядком вымотались. Зато следующую порцию пили неторопясь, маленькими глоточками, смакуя необычный вкус напитка. Нас было пятеро, тех, кто участвовал в "чайной" церемонии - мы с Сережкой и хозяйка базы с дочерью и внуком. Кого-то еще из своих "подданных" Каталина звать не стала. Неспешно текла беседа. Малкавианки рассказывали нам о житье-бытье в их клане, мы - слушали. Иван помалкивал, и только смущенно фыркал, глядя на свою маечку со Спайдерменом. Да, уж, придется парню менять гардероб. Беседа прервалась неожиданно.
   "Смотрите!" - ахнула Агата, показывая на сына. На запястьях Ивана стремительно наливались цветом, похожие на цепочку положенных на бок восьмерок, знаки Малкава. Мало кому доводилось видеть таинство появления клановых знаков, а процесс смены их цвета, кажется, вообще никто не наблюдал. Мы сподобились. Бледные, едва различимые на коже малкавианские "восьмерки" постепенно приобретали все более насыщенный серый цвет. Миг - темно-серые знаки вдруг стали светло-коричневыми, и продолжали темнеть прямо на глазах. Казалось, еще немного и их цвет сменится на черный, но нет. Процесс остановился. "Восьмерки" остались темно-коричневыми. Впрочем, Иван вплотную приблизился к рангу эксперта, так что новая ступень в клановой иерархии была для него делом недалекого будущего. Отец Каин, мне кажется, мама с бабушкой радовались за сына и внука куда больше, чем он сам. Но на этом сюрпризы не кончились. Похоже, лимит необычного нынешняя ночь еще не исчерпала.
   С Каталиной случилось очередное пророчество. Когда она вдруг замолчала на полуслове, и уставилась в никуда стекленеющим взглядом, меня аж в жар бросило. Ну, думаю, приехали - опять какая-то гадость грядет! Обошлось. В "картинках", что увидела и через слияние продемонстрировала нам Каталина, не было даже намека на апокалиптические страсти-мордасти. Похоже, будущее и в самом деле удалось изменить.
   Их было два, показанных нам видеофрагмента. Сначала на "экране" появился город. На вершине пологой поросшей лесом горы между деревьями высились разноцветные здания - белые, розоватые, золотисто-желтые, голубовато-зеленые. Хотя, высились - это я, пожалуй, чересчур сильно выразилась. Из всех городских построек действительно высокой была только большая, зеркально отблескивающая башня на макушке горы. (Интересно, что это?) Остальные строения по моим прикидкам не превышали четырех-пяти этажей. Симпатичный город. В нем, наверно, неплохо жить. Правда, как мне показалось, большинство виденных мною построек были не жилыми, а скорее административными зданиями. Интересно, где возведут такое разноцветье? Не похоже, чтобы этот город уже существовал. "Природа чертовски напоминает нашу, уральскую, - раздался в сознании "голос" Каталины. - И гора... Такое ощущение, что все это я уже видела... Ну, да, ладно. Думаю, следующий фрагмент, Кира, тебя заинтересует куда больше". Он меня и в самом деле заинтересовал. Еще бы - ведь там я увидела нас с Сережкой.
   "Видео" начиналось с того, что мы входили в какое-то помещение. Какое? Спросите чего полегче. Часть стен в нем была чем-то вроде гигантских мониторов. На экранах мелькали графики, диаграммы, буквенно-цифровые колонки и какие-то быстро сменяющиеся изображения. Хватало и разнообразной малопонятной аппаратуры. Что это? Центр управления (правда, неясно чем), или, может, лаборатория? Время от времени в поле зрения попадали здешние работники - люди и каиниты. Большинство в форме. (Так что, если это была лаборатория, то, наверно, военная). Мы, как и меньшая часть из числа "попавших в кадр", были в цивильном, да и вообще выглядели так, словно собрались в отпуск, или только что из него вернулись, не успев переодеться. Сережка в светлых брюках, сандалиях и рубашке навыпуск. Я - в шортах, босоножках и какой-то легкомысленной маечке. Нас тут знали. С нами здоровались, нас приветствовали. Мы улыбались в ответ, жали руки, хлопали по плечам и шли дальше. Встречала нас невысокая (не выше меня), стройная женщина-каинитка - округлые бедра, узкая талия, шикарные каштановые волосы по плечам. Черная с серебристой окантовкой форма, надо отдать должное, ей очень шла. Она стояла спиной к "камере", а потому лица видно не было. На правой руке дамы я заметила украшение - белый с красной инкрустацией браслет. Надо же, и у меня такой же. Стоп! У меня действительно ТАКОЙ ЖЕ браслет. Выходит, эта дама, также как и я, принята в клан Вентру. И, также как и я, является мастером. Интересно. "На экране" женщина обнимала меня, чмокая в щеку. В "кадр" попала ее левая рука. На запястье была ясно видна расплывшаяся, смазанная алая полоска. Каитиф-мастер! Ну, ничего же себе! Женщина чуть развернулась, повернула голову, и я увидела улыбающееся лицо своей подружки Евы. Вот так-так. Выходит, ее мечта осуществится - она все-таки станет мастером. Обязательно покажу ей этот "кадр", пусть порадуется. Тем временем Ева перешла к Сережке. Ему тоже досталась порция "чмоков". Ева что-то говорила, мы что-то отвечали - звук, как всегда во время пророческих видений, был "выключен". Возможно, если б удалось услышать, о чем мы говорили, дальнейшее стало бы более понятным. Я вдруг вытянула вперед левую руку ладонью вверх. Над ней зажегся конус света, вершиной упиравшийся в мою ладонь. Свет выглядел настолько плотным, что его, казалось, можно было потрогать. В почти осязаемой сердцевине светового конуса пробегали какие-то сполохи. А, может, это и не сполохи были, а часто менявшиеся изображения, или еще что-то. Рассмотреть подробнее не было никакой возможности - "камера" отъехала назад. Вся троица оказалась в некотором удалении от точки обзора. Словно нарочно, Сергей еще сильнее его затруднил, своей спиной загородив меня, Еву и ту светящуюся штуковину. Видение стало тускнеть. "Это, дети, все, что я хотела вам показать, - "проговорила" Каталина. - А тебе, Кира... Кира?!.."
  

**

   Серая хмарь стремительно наползла, накрыв меня, а вместе со мной и всех остальных. Миг, и нам снова открылась панорама разноцветного города. Правда, угол зрения был другим. Отсюда гора уже не казалась пологой. Склон с обнажившимися скальными породами резко обрывался вниз. "Послышался" чей-то удивленный вздох. "Я узнала! - "вскрикнула" Агата. - Под этой скальной грядой - недостроенный подземный комплекс, целый город". "Верно, - поддержала свою дочь Каталина. - Значит, не зря эта местность показалась мне знакомой. Насколько я слышала, Коалиция возобновила там строительство. Если не ошибаюсь, в бизнес-планах работы получили обозначение - "Проект "Надежда". Ты в курсе, Кира, как там идут дела?" Я не успела ответить - город рывком приблизился.
   Мы "стояли" на площади перед зеркальной башней. Впечатляющее сооружение. Не знаю уж, как ее строили, но башня выглядела так, будто состояла из одного лишь стекла. (Интересно, почему она не рассыпалась под собственным весом?) Били фонтаны. Плотные струи подсвеченной воды вздымались высоко вверх и там, в вышине, разлетались мелкой водяной пылью. Пестрели цветы в клумбах. Мягко поблескивали мраморные ступени лестницы, ведущей к подножию башни. На площадке перед входом ветер теребил на флагштоках какие-то флаги. Не успела их рассмотреть - угол обзора вновь сместился. Высокие раздвижные двери. Рядом с ними застыл почетный караул - по парню и девушке с каждой стороны. Все в оливковой незнакомого покроя форме. Белые ремни, белые аксельбанты. В руках, обтянутых белыми перчатками, непривычного вида штурмовые винтовки, взятые в положение "на караул". Смотрелись часовые весьма торжественно. Впрочем, заинтересовал меня не их торжественный вид, форма или оружие. Было кое-что куда более интересное. Те, что стояли слева от дверей, буквально лучились святостью. Думаю, такой эффект не могли бы дать никакие амулеты. Наверняка, эта пара умела самостоятельно обращаться к силе эгрегора. В тех, что стояли справа, тоже чувствовалась мощь, но другого рода. Они были нашими соплеменниками. Интересно. Очень интересно. Вероятно, такой подбор часовых должен что-то символизировать. Через мгновенье мне стало не до размышлений - мы "провалились" сквозь землю.
   Да-да, именно так. "Камера" резко ухнула вниз, и мы увидели... уже знакомую зеркальную башню. Оказывается, под землей она продолжалась, вернее, начиналась. Тут тоже была мраморная лестница, раздвижные двери, и такая же, как наверху, четверка почетного караула, усиленно изображавшая из себя статуи. Все отличие, что здесь, внизу, Охотники (или кем они там были?) стояли от дверей справа, а каиниты наоборот - слева. Не задерживаясь у часовых, "камера" поплыла дальше.
   Черт возьми! Если б Мория - сказочное королевство гномов существовала в наше время и в нашей реальности, она, наверно, выглядела бы как-то похоже. Вот возьмем, к примеру, попавший в фокус "камеры" мост. За него и гномским строителям не было бы стыдно. Изящный. С искусной резьбой. Настоящее произведение искусства, и вообще готовая натура для фэнтезийного фильма. Только украшен был тот сказочный мост обыденнейшей, насквозь реалистичной электроподсветкой (впрочем, она могла оказаться вовсе не украшением), и через него непрерывным потоком проскакивали обтекаемые футуристично выглядящие автомобильчики (они, кстати, тоже подошли бы для съемок какой-нибудь кинофантастики). Или представьте пробитый в толще камня коридор. Здесь встречались удивительно антуражные коридоры. Нарочито недообработанную поверхность стен украшали друзы минералов - горный хрусталь, аметисты, "потеки" малахита... Все это каким-то образом чуть-чуть подсвечивалось. Не знаю уж, куда там лампочки вставляли, но было безумно красиво. Казалось, минералы светятся сами по себе. Непередаваемое ощущение забытой сказки. Чудилось, что вот-вот из-за угла покажется вереница суровых гномьих воинов в мифриловых доспехах и с секирами в руках. Увы, в таком коридоре куда вероятнее было встретить вереницу туристов, возглавляемую профессионально разговорчивым экскурсоводом. Сказка соединялась с реальностью и становилась частью повседневной жизни. Не правда ли, странно?
   Если вам кто-нибудь скажет, что деревья под землей не растут, пошлите болтуна куда подальше. Я видела. Растут. В городе было немало пусть небольших, но настоящих парков. Разбивали их в специально подготовленных пещерах. В своды таких пещер монтировали какие-то осветители. Аппаратуру эту в работе нам увидеть не довелось, но, вероятно, ее мощности хватало, чтобы в растениях мог идти процесс фотосинтеза. Высоких деревьев в подземных парках по понятным причинам не было. Росли там по большей части кустарники да трава, но трава даже на вид была свежей и мягкой, а кусты - зелеными и густыми. Местами там встречались очаровательные уголки. В одном из таких уголков нам попались влюбленные. Тесно прижавшись друг к другу, на лавочке целовались парень с девушкой. Судя по отражениям, им было ну, очень хорошо. Мне даже завидно стало. И вдруг на губах я ощутила "вкус" поцелуя. Сережка почувствовал мое состояние и решил исправить "несправедливость". Конечно, в слиянии по-настоящему поцеловаться невозможно, но передать ощущение, это запросто. Так-то вот. Короче говоря, парки нам понравились.
   ...На площадь мы попали неожиданно для себя. Стены тоннеля, по которому двигалась "камера", вдруг разошлись в стороны, и нам открылась пещера, самая большая из всех, что довелось увидеть. Площадь занимала ее центральную часть. Следует, пожалуй, кое-что пояснить. Под землей, в отличие от поверхностной части города, почти не было отдельно стоящих строений, таких, чтобы с крышей и стенами. Ничего странного тут нет - свободного пространства слишком мало. Место под жилье и всяческие заведения почти всегда просто вырубалось в толще камня. Тем не менее, вокруг площади, стояли настоящие здания (надо сказать, очень даже красивые) и было их немало. А еще над площадью мы увидели звездное небо. Ясное дело, искусственное, как в планетарии, но иллюзия была качественной. Правда, небо это выглядело как-то странно. Я не нашла на нем ни Большой, ни Малой Медведиц, ни Кассиопеи, ни других знакомых созвездий. Возможно, в этом "планетарии" демонстрировалось небо южного полушария. Не стану утверждать, что знаю его хорошо, но Южный Крест я бы найти сумела - как-никак важный ориентир. Ничего похожего тут не было. Рисунок созвездий казался абсолютно незнакомым. Странно. Впрочем, мгновением спустя, я забыла обо всех странностях - нам открылся вид на фонтаны. Нет, не так - на Фонтаны.
   Не знаю даже, как описать открывшееся нам. Как подобрать правильные слова и не огрубить, не опошлить Чудо? Возьмите за крылышки яркую бабочку - на пальцах останется пыльца. Та бабочка, даже если вы ее отпустите, уже не будет такой красивой, как прежде. Понимаете, к чему это я? Не всегда словами можно передать то, что видишь и чувствуешь.
   ...Столбы светящейся воды взлетали в звездное небо, хаотично меняя свой цвет. Хаотично? Стоило вглядеться, и вы начинали чувствовать скрытый ритм. Он захватывал, вбирал вас в себя, наполнял восторгом, и вскоре начинало казаться, что это вы в туче брызг летите вверх, к звездам. Но и это еще не все. Фонтаны были волшебными. Я не шучу. Над ними так же, как у церкви, или рядом с алтарем сатанистов дрожали спектры Сил. Была в их пляске своя гармония и свой странный никому непонятный смысл. Хотелось смотреть и смотреть на этот танец в надежде постичь непостижимое. И мы смотрели. В пророческих видениях не бывает звука. Если не верите мне, спросите кого-нибудь из малкавиан. У них о таких вещах даже послушники знают. Да, видения беззвучны, и, тем не менее, фонтаны пели. Песня рождалась внутри каждого из нас. Песня о чем-то большом, правильном, настоящем. Песня о Мечте, ради которой не стыдно жить и не жалко умереть. Это было что-то невероятное. Мелодия сдирала с вас шелуху, все ненужное и наносное, оставляя ядро, стержень. Даже представить не берусь, что бы случилось с тем, кто состоял из одного лишь мусора. Фонтаны пели. Каждому о своем. Мне - о пустоте космоса, далеких светилах и уходящих на всех парусах в неведомое звездных каравеллах и бригантинах. Уходят бригантины от причала - вдруг вспомнились слова из старой, любимой моим человеческим папой песни. "Это будет! Это все будет! - пели фонтаны. - Ты увидишь сама!"
  

**

   Видение меркнет. Мы вновь сидим за столиком с недопитыми чашечками "чая". Каталина о чем-то размышляет. Куда-то вдаль смотрит Агата. (Похоже, видение еще не до конца ее отпустило). Сережка задумчиво потирает щеку.
   - Ты там, у фонтанов, что-нибудь видела? - вдруг спрашивает он.
   - Ничего конкретного, - отвечаю. - Будущее. Космическую экспансию человечества.
   - А я нас с тобой. Сначала-то просто мелодия звучала, а потом она непонятным образом сложилась в картинку. Я и ты у какого-то мегаводопада. Ниагарский рядом с ним - просто мелочь. Стоим на самом краю, под нами - бездна, а в небе две луны, представляешь? Странно все это. Как могло получиться, что в твоем видении мы увидели еще и что-то свое?
   Пожимаю плечами. Шекспир на это уже ответил: "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам". Добавить нечего. Сережка слегка толкает меня, показывая на Ивана. Парень страшно возбужден: весь аж дергается от переизбытка энергии, глаза шальные, на лице восторг.
   - Вторая, ты не поверишь, - почему-то шепотом обращается он ко мне. - Я видел настоящие космические верфи! Всегда верил, что когда-нибудь мы по-настоящему начнем осваивать космос. А теперь я просто знаю: будем! Я ведь и Аэрокосмический закончил потому, что хотел в космической отрасли работать..., - неожиданно Иван придвигается ко мне, да так, что мы чуть не стукаемся лбами, горячо шепчет на ухо. - Я сделаю. Я придумаю. Гиперпривод, нульпространственный двигатель... Неважно что, но я его построю. Все будет так, как в видении. Ты мне веришь, Вторая?
   - Верю, Иван, верю, - киваю в ответ.
   Еще раз убеждаюсь: нормальных малкавиан в природе не существует. Абсолютно все с тараканами в голове, и исключений из этого правила видимо нет. Вот и Иван его подтверждает. Он сейчас похож на пророка узнавшего Истину лично от Всевышнего: в глазах восторг, на губах блаженная улыбка, а в отражении - бешеный энтузиазм фанатика. Гремучая смесь. Но, с другой стороны, если кто-то и в состоянии создать нечто труднопредставимое и малореальное, то это сын или дочь Малкава. Так что, возможно, когда-нибудь Иван исполнит-таки свою мечту.
   - Ты сильный пророк, девочка, - Каталина оценивающе глядит на меня. - Несмотря на знаки Тремера на твоих запястьях, ты наша. В тебе течет кровь нашего Патриарха, а, значит, мой дар тебя не сломает. Тем более ты им отчасти уже владеешь. Готова ли ты его принять?
   Дар? Какой такой дар? Краем глаза вижу, как Сережка делает мне знаки. Недоверяет он малкавианам. Неудивительно, при их-то непредсказуемости. Не волнуйся, Сережа, все будет хорошо. Эмоволной передаю ему свою уверенность.
   - Что за дар, Каталина?
   - Да или нет?
   Малкавианка словно и не слышит моего вопроса, выжидательно смотрит, и явно не собирается ничего объяснять. Ну, что за ненормальный клан! Как же поступить-то? Принять этого "кота в мешке", или нет? Боясь передумать, говорю:
   - Да!
   Каталина удовлетворенно прикрывает глаза.
   - Хорошо, девочка. Я жду от тебя помощи. Мне не пробиться сквозь твою защиту. Ты должна ее снять.
   Блин! Что-то эта затея нравится мне все меньше и меньше. Вижу напряженное лицо Сергея. В отражении беспокойство за меня, а еще - готовность к действию. Ох, не наломал бы дров! Делая над собой усилие, снимаю щит.
   - Хорошо, - кивает малкавианка. - А теперь потерпи. Будет немного неприятно.
   Будет немного неприятно - сказал черт грешнику, макая его в кипящую смолу. Запредельная боль опаляет, и я кричу не в силах сдержаться. Похоже, мои мозги сунули в доменную печь, или вообще запустили на Солнце. Самое же гнусное то, что боль нельзя блокировать - не получается. Опрокидывая стул, вскакивает Сережка. В руках у него ножи. Отец Каин, ну, почему еще и это?!
   - Н-е-е-т!!! - вцепляясь в него, ору я.
   Вам не приходилось удерживать взбешенного тореадора, когда он твердо решил до кого-то добраться? Задачка, доложу вам, та еще. Как мне удалось вернуть Сергея за стол, сама не могу понять. Пока успокаивала этого сумасшедшего, стало не до боли. А потом, как-то разом она исчезла. Сижу. Голова ясная, свежая и совершенно не болит - блаженство. Поглядываю на Каталину, пытаюсь сообразить, что за дар я от нее получила. Если верить малкавианке, это что-то такое, чем я уже частично пользуюсь. Спрашивается, что? Сергей вопросительно смотрит, весь сжатый, словно пружина. Не учудил бы опять чего-нибудь. Кладу ладонь ему на руку - дескать, все в прядке, не волнуйся. У Сережки, как говорится, крупными буквами на лбу: что она с тобой сотворила? Я и сама понять не могу. Вроде бы никаких изменений не чувствую. Вообще-то надо бы протестировать себя, только процедура эта внимания требует, не хочется отвлекаться. Стоп-стоп. У меня же теперь двухпотоковое мышление. Можно запустить тестирование в фоновом режиме. Сказано - сделано. Подключаю второй поток сознания, и... с удивлением обнаруживаю, что он не один. Ну и дела. Я оказывается "растроилась". Так вот какой я получила дар - способность мыслить тремя потоками сразу! Каталина улыбается:
   - Это все, Кира, было в тебе заложено, процесс разделения сознания уже шел. Я лишь чуть ускорила его. Кстати, теперь никто не сможет отрицать твое родство с нами. Любого немалкавианина многослойность сознания свела бы с ума. Лишь потомки Малкава, несмотря на нее, способны сохранять ясность рассудка.
   На губах Сергея появляется легкая ухмылка - у него свое мнение по поводу ясности рассудка малкавиан.
   - Спасибо за дар, Каталина, - я встаю из-за стола и обозначаю поклон.
   Малкавианка задумчиво смотрит на меня.
   - Не благодари, Кира. При всем желании я не смогла бы наделить тебя чем-то таким, чего не было бы в тебе самой.

***

   Да, уж, насыщенная выдалась ночка, но все когда-нибудь кончается. Мы возвращались домой, вернее, на Базу. Подозреваю, меня там ждала экзекуция на предмет выявления в моем сознании скрытых императивов и прочих вражьих программ. Как-то, помнится, со мной уже проводили нечто подобное - ощущения были препоганейшие. Увы, деваться некуда. Когда лидер вашего клана звонит по телефону и просит приехать, его просьба равносильна приказу. И неважно, что этот лидер - ваш отец, право слово, совершенно не важно.
   Чтобы отвлечь от неприятных мыслей Сергей всю дорогу занимал меня разговором. Помогало. Не то, чтобы я совсем не думала о предстоящей экзекуции, но, по крайней мере, не зацикливалась на ней.
   - В голове не укладывается, - говорил мне Сережка, - мы видели будущее! Сколько же должно пройти времени, чтобы все это случилось?! Сто, двести, пятьсот лет? А, та планета, на которой мы с тобой любовались водопадом? Она в какой системе? Чтобы звезды стали доступными потребуется что-то более совершенное, чем фотонный двигатель. А, ведь мы еще даже и его пока не создали.
   - Сереж, - улыбнулась я, - ты знаешь, что пообещал мне Иван?
   - Что?
   - Создать гиперпривод.
   Сергей фыркнул.
   - Смешно?
   - Ага.
   - А, знаешь, что во всем этом самое смешное?
   - Что?
   - Я ему верю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"