Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 25

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


25

  
   - ... Сколько?
   - Семеро. Пятеро людей и двое наших. Но это погибшие в перестрелке с десантом. Скольких убили на баррикадах, пока не известно.
   - Люди - форсеры?
   - Из пятерых двое не были форсированы. На крыше для наблюдения пару милиционеров ставили. Первыми погибли.
   - Ясно. А, из ваших кто?
   - Один из клана Аристарха, другой - мой.
   - Соболезную.
   Нельзя сказать, что нападения с воздуха совсем не ждали (иначе бы и милицейский пост не выставили), просто считали его маловероятным. Противник неприятно удивил. Наблюдатели только-только успели сообщить о появлении вертолетов, как были тут же уничтожены - обычный человек форсерам не соперник. Два вертолета высадили десант прямо на крышу мэрии. Третий не успел - сбили. Впрочем, и тех сил, что смогли выгрузиться (сорок с лишним вооруженных до зубов десантников-форсеров) тоже хватало, чтобы стать проблемой. Положение осложнилось еще и тем, что противник начал общее наступление, пытаясь прорвать укрепления, спешно возведенные вокруг мэрии и близлежащих строений. Казалось, защитникам не выстоять. В какой-то момент все и впрямь висело на волоске. Ничего, справились. И даже убитых-упокоенных оказалось не так много, как могло бы. Правда, ранения получили почти все, а кое-кто очень даже серьезные.
   - Максим, у нас все меньше боеспособного народа.
   - Знаю.
   - Может, попробовать пробиться к Институту?
   - Нет, Игорь, это плохая идея. Они только и ждут, что мы вылезем из нашей "берлоги". Помнишь показания пленных? Им ставили задачу взять тебя живьем, а, в случае невозможности захвата, уничтожить. Если мы пойдем на прорыв, вероятность того, что тебя пристрелят, возрастет в разы. Мы не можем так рисковать. На тебе слишком много завязано.
   - И что ты предлагаешь?
   - Ждать. Понимаешь, Игорь, вся эта операция строилась на внезапном ударе. Именно так наши оппоненты собирались нейтрализовать тебя, и всех, кто рядом с тобой. Но "блицкрига" не вышло, и весь их план стал рассыпаться. Сил, задействованных в операции, не достаточно, чтобы на подступах к Красноуральску надолго заблокировать воинские подразделения с нашей Базы и верные тебе части. В ближайшее время помощь будет, нужно только продержаться.
   - Как бы великороссы эту помощь не опередили.
   - Вряд ли. Красноуральск, конечно, близок к границе, но наша База куда ближе. К тому же сомнительно, чтобы великороссы стали прорываться через границу с боем. Это отразилось бы на их имидже не лучшим образом. Следовательно, начнутся переговоры с руководством Пограничной Стражи. Пограничники, в свою очередь, отправят запрос в канцелярию Президента. Короче говоря, все эти запросы и подтверждения займут какое-то время. Я думаю, Маргарита успеет раньше.
   Губернатор Большой Уфы, Игорь Салихович Азаматов, кивнул, соглашаясь:
   - Наверно, ты прав, - и, помолчав, добавил. - Хорошая у тебя жена, Максим - красивая, умная, решительная. В любой передряге положиться можно. Завидую. А мою, кроме фитнеса да шопинга, ничего не интересует.
   - Максим Тернов тут? - на лестнице показался Глеб Столяров - советник губернатора по вопросам безопасности.
   - Да, здесь я, здесь. Что случилось?
   - Тебя Аристарх ищет.
   - Иду!
   - Подожди, Максим, - остановил его Азаматов. - Как считаешь, мы сделали все, чтобы укрепить свое положение?
   Глава Тремер взглянул на губернатора:
   - Есть кое-что еще, Игорь, что ты можешь сделать лично, если, конечно, тебе... Если тебе на это хватит воли.
   Азаматов уставился на своего собеседника:
   - Что нужно сделать? Говори!
   - На время кризиса ты своею властью можешь в пределах города приостановить действие Маскарада. Правда, при этом тебе, как главе администрации губернии, придется гарантировать Братству устранение последствий возможных нарушений. Вой в Совете, конечно, будет страшный, тут уж ничего не поделаешь. Охотники очень серьезно относятся к вероятности нарушения Маскарада. Но, если ты на это все-таки решишься, то всем нам развяжешь руки. Мы сможем сражаться без оглядки на Маскарад, а это, поверь, многого стоит.
   - Я... Мне надо подумать.
   - Думай.
  

***

   Димка прислушался. Стрельба в районе Института стала стихать, да и взрывов не было уже минут пятнадцать. Похоже, очередная атака СБР благополучно захлебнулась. Держится Институт. Стоит, словно скала в море. Накатывают на нее волны, бьют яростно, зло, да только скале все пофиг. Парень усмехнулся. Что-то его на лирику пробило, экие сравнения в голову приходят. Звякнул коммуникатор. Голос в трубке: "Дим, ты как там?" Вероника. Сестренка. Димка звал ее Никой - ей так нравилось. Волнуется, вот ведь чудачка. Это же они там, у Института, атаки отбивают, а здесь затишье. Никому не нужна драная автостоянка. Успокоив сестру, парень сунул коммуникатор в карман. Была б его воля, он тоже сейчас сражался бы рядом с Никой и остальными, но приказ есть приказ. Очень категоричный и недвусмысленный: оставаться на месте, в боестолкновение у Института не вступать, вести наблюдение за дорогой. Вот они и ведут. Димка - старший смены, и еще двое парней. Только, наблюдать-то нечего - пуста дорога. Дураков нет. Сейчас по улицам без крайней на то необходимости никто не ездит. Кому хочется за здорово живешь попасть под раздачу?
   Перешагивая через ступеньки, по лестнице в приподнятую над землей сторожевую будку поднялся Колян - рослый (под два метра ростом) крепко сбитый парень. В роду у него были гангрелы, от которых Николай получил свои габариты, недюжинную силу и флегматичный характер закоренелого пофигиста. Увы, никакими другими дарами далекие предки его не наделили. Даже гангрельская боевая трансформация давалась парню лишь частично, да и то с большим трудом.
   - Дим, на дороге пылевое облако. Кажется, автоколонна.
   Час от часу не легче, похоже, дождались. Отодвинув Николая с дороги, Димка ссыпался вниз по лестнице. И какая скотина спроектировала эту будку? За автостоянкой-то из нее наблюдать удобно, претензий нет, а вот дорогу почти не видно.
   Все верно, Николай ничего не напутал. Далеко к западу над дорогой действительно висела пыль. Что-то двигалось. Издалека доносилось басовитое урчание мощных движков. А, ведь это никакая не автоколонна, вдруг понял Димка. Танки! Танки, блин! В возбуждении прикусив губу, парень приник к окулярам бинокля. Вгляделся. Нет, все-таки он ошибся. В колонне были не танки, а боевые машины пехоты. Впрочем, БМП тоже не подарок. Димка оглянулся на своих напарников:
   - Ну, что, парни? Покажем клановым, что и мы воевать умеем?!
  

**

   ...К приему "гостей" все готово: Институт предупрежден, место для засады найдено, РПГ снаряжены. Остается ждать и надеяться на удачу. Колонна все ближе. Уже без бинокля, благо зрение у каинитов острое, можно разглядеть сидящих на броне бойцов.
   - А, что это у машин окраска такая? - глядя на приближающуюся технику, бормочет Николай.
   Камуфляж у БМП и впрямь выглядел странно. Димка на это тоже обратил внимание. Вообще-то, сложно было не обратить. На улице, можно сказать, без пяти минут лето. Трава вовсю, листья на деревьях, и на фоне всей этой зелени - грязно-белые с серыми разводами туши боевых машин. Ничего себе, "маскировочка"! Удивительное дело, но расцветка БМП показалась Димке знакомой. В сердцах парень хлопнул себя по лбу. Дошло! Сестра сбрасывала информпакет, которым с ней поделились в Институте. "Видео" запечатлело фрагмент боя случившегося в великоросском городе Царицын. При просмотре в "записи" попадались "кадры", где была БМП с точно такой же "зимней" окраской, как у тех, что шли в колонне. Неужели это... Словно отвечая на невысказанный вопрос, головная машина, повторив изгиб дороги, чуть развернулась. На белой орудийной башне красный крест выделялся особенно четко. Чекисты!
   - Гриш, свяжись с Институтом! - бросил Дмитрий еще одному напарнику. - Передай: президент призвал-таки великороссов!

**

   ...Бок замыкающей колонну БМП маячит впереди. Все, что нужно: чуть приподняться и произвести выстрел.
   - Ну, с богом, - забывшись, бормочет Димка, и, сообразив ЧТО ляпнул, тихо фыркает.
   Да, уж, каинит, поминающий Бога, та еще хохмочка. Выстрел! Граната улетает к цели, и, спустя долгое, невероятно долгое мгновение, раздается взрыв. Чуть дальше и правее почти одновременно с ним, еще один - Николай не подкачал. Где-то в голове колонны тоже грохочет - "Стикс" возвращает должок чекистам. Парень удовлетворенно ухмыляется. Хорошая все-таки штука, этот РПГ- 29. Мощный, надежный. И какой только козел додумался обозвать его "Вампиром"?
   Нещадно чадит БМП. Выстрел пришелся в моторный отсек, попутно повредив и ходовую часть. Чуть дальше по дороге еще одна подбитая машина. Та вроде не дымит, но люки раскрыты и никого вокруг, если не считать трупов, конечно. Димка быстро огляделся, оценивая обстановку. Чекисты уже начали приходить в себя после внезапного удара. Ответный огонь становился все плотнее. Что ж, засада свою задачу выполнила. Пора "делать ноги".
   - Парни! Отходим! - выкрикнул Димка.
  

***

   ...Болтать и впрямь стало некогда, и ругаться со Стасом тоже - откуда-то из-за домов на улицу выскочили солдаты. Новая атака? Тем временем СБРовцы (а, кто это еще мог быть?), окинули взглядом нашу баррикаду, и... снова нырнули за дома. Что такое? Штурм отменяется?
   - Внимание! - вдруг прогремел чей-то уверенный, усиленный мегафоном голос. - Тем, кто на баррикаде, предлагаем ее оставить! Это наше последнее предупреждение! Противодействуя республиканским силам, вы нарушаете Уральскую Конституцию, становитесь сообщниками преступника Азаматова и шайки его прихлебателей. Решайте, либо вы разойдетесь по домам, либо мы поступим с вами, как с преступниками! На размышление - пять минут! Время пошло!
   Никто из защитников баррикаду не бросил. Разбежаться по домам не позволило чувство собственного достоинства. Зря говорят, что, мол, стыд - не дым, глаза не ест. Это уж, видно, кому как. Кто-то из мужиков-дружинников достал мегафон. (Свой "матюгальник" на баррикаде тоже имелся).
   - Валите туда, откуда приперлись! - разнеслось по улице. - Годится нам Азаматов или нет, это не вам решать! Мы его выбрали, и мы же, если понадобится, снимем! Мы, а не вы! Ясно?!..
   Возможно, оратор хотел сказать что-то еще, да только не успел - началась атака. Описывать ее нет смысла, главное - совместными усилиями удалось удержать баррикаду. Одних людей бы точно смели. Куда им против форсеров-спецназовцев, накачанных боевыми дозами по самые уши, и потому шустрых, что твой веник. Сашку, кстати, в этот раз пришлось вытаскивать уже из-под пули. Застыл, понимаешь, столбом. Вояка, блин. Хотя, может, я и зря к нему придираюсь. Парень просто не успел среагировать. С его уровнем реакции вполне простительно. Кое-кто вот тоже не успел. На баррикаде двое убитых и четверо раненных. Даже одного из наших неслабо задело. Ладно, хоть не до полного упокоения. Что ни говори, а противники у нас - серьезные ребята. Все могло обернуться куда хуже, если бы не снайперы, которых Артур заблаговременно разместил на чердаках. Ничего, отбились. Впрочем, рановато я обрадовалась. Передышки нам не дали - за первой атакой почти сразу же последовала новая, на этот раз при поддержке БМД. Тут-то мы и получили чувствительный удар по носу. Никто и предположить не мог, что спецназовцы начнут обстреливать дома. А, они не постеснялись!
   Выстрел! Еще один и еще! Грохот летит над улицей. Сыпется на асфальт стеклянная крошка. Стена "хрущевки" идет трещиной. В скате крыши снаряд проделал изрядную дыру. Похоже, на чердаке что-то загорелось - из пролома вверх потянулась жидкая струйка дыма. Да, они там что, все с ума посходили?! Стрелять по жилому дому?! Хотя, конечно, сумасшествие тут ни при чем. Спецназовцы ведут себя очень даже рационально и столь же цинично. Их действия - своего рода обращение к защитникам: уберите снайперов, или будет хуже; если не вам, так вашим женам, детям... Вот ведь гады!
   Всхлипывает женщина. Такого она точно не ожидала. Ведь творили то все это не какие-то иностранные оккупанты, свои же уральцы. Хотя, кто их теперь назовет своими? Пара человек бросается к обстрелянному дому - наплевали на то, что могут ранить, а то и убить. "...Пиранья, Игрок, Дос, Стелла, возвращайтесь..., - краем уха слышу, как Артур отзывает снайперов. - ...Не ясно? Не видишь, что они с жилыми домами делают?!" Итоги обстрела удручают: выбитые окна, попорченные стены... Трем домам теперь точно потребуется ремонт крыш и чердаков. Да, и на чердаках этих, по крайней мере, в двух домах успело что-то загореться. Пожарники сейчас не работают, а, значит, если сами жильцы не займутся местами возгорания, может вспыхнуть большой пожар. Но, все это не идет в сравнение с тем, что случилось с четвертым домом. Там снаряд попал в окно квартиры. Представляете, что с ней сталось? О-о-очень сомневаюсь, что это всего лишь результат ошибки наводчика.
   Помня об участи "Тигра", спецназовцы не стали подгонять БМД близко к баррикаде. Да, и особого смысла в этом не было. Расстрелять наше заграждение они вполне могли на расстоянии, чем, не мешкая, и занялась.
   "Береги-и-ись!!!" Мой крик тонет в грохоте.
   Когда башня боевой машины пришла в движение, меня вдруг обдало жаром: сейчас выстрелит! Именно сейчас, ни раньше, не позже. Вот тогда я и крикнула. Увы. Мое предупреждение запоздало. Cловно при землетрясении, асфальт под ногами дрогнул, в воздух взметнулись... А, черт его знает, что там взметнулось? Вроде, обломки какие-то... Хорошо, если не чьи-то руки-ноги. Шутки кончились. Пока нас атаковали в пешем порядке, был шанс удержать позицию, но против БМД без тяжелого оружия много не навоюешь. Она попросту расстреляет нас, даже не приблизившись к баррикаде. На удачу, как это получилось с "Тигром", надеяться не приходится.
   Вторым выстрелом меня бросило на асфальт. Сверху на спину брякнулось что-то увесистое. Я, вообще-то, на такой случай телекинетический щит держала, и, все-таки удар почувствовала. Правда, еле-еле, словно сквозь слой ваты. Встаю, сбрасывая с себя широкий полутораметровый бетонный брус. (Эх, и ничего же себе!) Кажется, выломанный бордюр. Черт возьми, была б человеком, точно убило бы.
   - Сашка! Сваливаем! Еще один выстрел и пипец баррикаде! - хрипло кричит Стас.
   - Подожди! Вон, кажется, дядя Юра. Сосед мой. Посмотреть надо, что с ним?! - Саша куда-то показывает, но ветер гонит дым в мою сторону, и я ничего не вижу.
   Рядом с баррикадой полно едкого дыма. Чему тут гореть, спрашивается? Впрочем, дым, несмотря на его едкость, пришелся как нельзя кстати. Народ покидает обреченную баррикаду, и серые клубы "работают" дымовой завесой - спецназ СБР хоть пока и не атакует, но постреливать не забывает.
   - Помер твой сосед! Голова всмятку! - сердито отвечает Стас, и не выдерживает: Вали отсюда нахер, я тебе сказал!
   Третий труп. Может, убитых то на самом деле и больше. Просто, когда БМД открыла огонь, стало не до подсчетов. А, сколько трупов по городу? Сколько семей недосчитается своих близких?
   Ты - букашка, говорят маленькому человеку сильные мира сего. Ты меньше, чем букашка. Мы решаем твою судьбу. Мы определяем, что тебе можно, и чего нельзя, а ты смирись, маленький человечишко. Смирись! Они не захотели смиряться. Уральские минитмены вышли на улицы города отстаивать право маленького человека на собственное достоинство.
   БМД двинулась к баррикаде, неспешно, как-то глумливо даже. Следом, прикрываясь ее корпусом от возможного огня с нашей стороны, бойцы СБР. Как же это противно - ощущать свое бессилие. Ну, нет у нас тяжелого оружия! Нет! Как этих гадов прищучить?! Может, все-таки попробовать достать их "Коктейлем Молотова"? Кажется, не все бутылки побились.
   - Кира! Давай сюда! Отходим! - зовет меня Стас.
   Я уж было собралась "сделать ноги", и тут ожили "колокола" радиорепродукторов.
   О них, пожалуй, стоит сказать отдельно. Где-то за год до нашего переезда на Урал, по программе укрепления и развития гражданской обороны улицы-площади Красноуральска были оборудованы радиорепродукторами. С их помощью администрация и городской штаб "Дружины" собирались координировать работу спецгрупп в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Вскоре после установки, ответработники горадминистрации провели опробование системы. Тогда то и выяснилось, что, как минимум, две трети установленных "колоколов" или не работали вообще, или работали из рук вон плохо. Естественно, случился скандал с последующими разборками на тему: сколько потрачено средств, и кто в этом виноват? Из Большой Уфы даже комиссию собирались прислать для выяснения. Правда, так и не прислали. Пресса какое-то время еще пережевывала тему "распила" бюджетных средств, но постепенно все это сошло на нет, сменившись более актуальными новостями. И вот всеми забытые "колокола" вдруг напомнили о себе.
   Сначала послышалось шипение, и вдруг, сквозь треск помех, прорезался женский голос: "Внимание! Прослушайте обращение Игоря Салиховича Азаматова - нашего губернатора". Женщину у микрофона сменил мужчина. "Я, Азаматов Игорь Салихович, от имени администрации Большеуфимской губернии..., - каждое слово Азаматов произносил как-то очень весомо и твердо, словно кованым сапогом по мостовой припечатывал, - ...объявляю на территории Красноуральска, а также в пределах стокилометровой зоны от границ города о приостановке действия Маскарада вплоть до окончания кризиса. Ответственность за нарушения, случившиеся в период ограничения действия Маскарада, как и устранение их последствий, администрация губернии берет на себя! Повторяю всем, кто меня слышит и понимает!.."
   Ай, да Азаматов! Охотники, наверно, волосы на себе рвут. Ха! Поздно возмущаться, слово сказано! Отражение Стаса полнится веселой злостью, губы кривятся в многообещающей ухмылке. Впрочем, у меня на лице наверняка похожая гримаска. Ну, держитесь, господа СБРовцы! Сашка, которого так и не успели прогнать с баррикады, непонимающе хлопает глазами. Спрашивает: "Это про что говорил губернатор? Какой еще... карнавал?" "Не карнавал, а Маскарад", - машинально поправляю я, пытаясь сообразить, о чем ему можно рассказать, а на чем лучше не заострять внимание. Мой племянничек голову в раздумьях ломать не стал. "Это, - отвечает, - просто кодовая фраза, Сашок. Губернатор разрешил нам, людям игрек, использовать свои сверхвозможности. Теперь ты увидишь в действии вундерваффе Большой Уфы!" О-о-ох!! Как бы заткнуть этого любителя комиксов, пока он еще чего не ляпнул! Сверхвозможности, блин! "Капитан Америка" хренов!
   "Заткнули" племянничка спецназовцы, выскочившие из-за туши БМД. Пришлось нам со Стасом срочно переключаться на них. Тут уж не до болтовни стало. Ничего, справились. С господами СБРовцами, похоже, шок случился при виде наших методов ведения боя. Сначала они попали в зону действия "Электрополя", где сам воздух искрился молниями. Разумеется, бойцы СБР оснащались соответствующими оберегами, обеспечивавшими довольно неплохую защиту. Тем не менее, воздействие ее пробило - мне, Стасу и еще паре тремеров из группы эвакуации удалось создать заклятье высокого уровня интенсивности. Попавшие под действие "Электрополя" в пепел не обратились - обереги не дали, но мало им всем точно не показалось. А потом на глазах у... хм... ударенных током спецназовцев, их БМД рассыпалась в пыль. Ну, если честно, она не вся рассыпалась, а, где-то по орудийную башню включительно, то есть, ее передняя часть. Остался от боевой машины жалкий огрызок - корма с десантным отделением. Это, похоже, и стало последней каплей. Только что спецназовцы нас атаковали, стреляли, корчились под ударами молний, отвешивали челюсти на рассыпавшуюся в пыль половину своей БМД, и вот их уже нет. Исчезли, свалили, слиняли. Да, так быстро! Ну, просто-таки тореадоры какие-то! Неужели отбились?!
   ...Улыбается Стас, улыбается Сашка, улыбаются помощники тремеры, улыбаюсь я. Мы все-таки отбились! Враги не прорвались через нас в центр города. Отцу и всем, кто вместе с губернатором, будет немного легче. На другом конце баррикады расположились Ночка с Андреем. Ветер несет в их сторону клубы серого дыма, временами скрывая обоих, но когда в дыму появляются разрывы, я вижу: бруйяне тоже улыбаются. Значит, "Глаз орла" уже отключили. А, вот и Илька со своим неизменным "хвостом" - Радиком. Поодаль словно бы случайно появляется Любаша. С деланным интересом девушка-носферату разглядывает "хрущевку" на другой стороне улицы, всем видом показывая, что кроме этого дома ее ничего не интересует. Несмотря ни на что, она продолжает честно тянуть лямку нелегкой доли Илькиного телохранителя. Это только кажется, что Люба сейчас вся такая расслабленная и задумчивая, а появись опасность для ее подопечной...
   - Кира, - сбивчиво тараторит Илька, - на Двадцатого партсъезда попытка прорыва. Соседи просят помощи. Артур народ собирает. Мы с Радиком тоже идем. Ты ведь не возражаешь?
   А, почему я должна возражать? Мое командование закончилось с окончанием командировки. Да, и в ней, если по-честному, настоящим командиром я не была. Все важные решения принимались нами коллегиально, еще и мнение Охотников учитывалось. В ответ пожимаю плечами - дескать, почему бы и нет? Желанию тзимицы кому-то помочь нужно только радоваться. Уже вслед убегающей Ильке кричу:
   - Ты Еву не видела?
   Та притормаживает, и машет рукой куда-то в сторону:
   - Она там... э-э... психологическую помощь оказывает. Там у женщины на глазах мужа упокоило... В смысле, убило...
   - Знаешь, Кира, я, пожалуй, тоже пойду. Помочь надо, - говорит Стас, подхватывает свой автомат и направляется следом за тзимицы.
   Я проводила взглядом скрывшихся за домами Ильку с Радиком и Стаса, как вдруг почувствовала, что кто-то тронул меня за плечо.
   - Кира, мне поговорить с тобой надо!
   Сашка напряженно смотрит на меня. В отражении решимость мешается со страхом. Эти два чувства доминируют, но есть и другие. Вот эти оттенки я бы определила как романтичность. Хм... Вообще-то, не совсем верное определение, хотя, стремление к романтике присутствует. Скорее уж это желание жить правильно. Нет, тоже не то. Хм... Желание жить во имя Цели. Пожалуй... Да, именно так: Цели С Большой Буквы. Занятный парень...
   - Слушаю тебя, Саша.
   Сашка набирает в грудь воздуха, и:
   - Кира! Возьмите меня к себе!
   Чего-то похожего я и ожидала. Вот ведь, непруха. Запудрил Стас, зараза, парню мозги "сверхвозможностями"! А, теперь, когда мы их еще и вживую продемонстрировали... Словно боясь, что я его прогоню, Сашка торопливо продолжил:
   - Я не из-за этих ваших способностей к вам хочу. Я же понимаю на раз-два суперменами не становятся. Там наверняка штучный отбор. Но ведь в вашем секретном проекте, я думаю, и обычные люди тоже есть. Должен же там быть какой-то обслуживающий персонал? Может, и меня возьмете, раз уж я все равно знаю о Проекте?
   Стоит, смотрит, ждет. По отражению вижу: со страхом и надеждой ждет моего ответа. Зачем тебе это, парень? Ведь не в супермены собрался - в обслугу. Так в чем твоя Цель? Та самая, которая с большой буквы.
   - Что ты хочешь найти у нас, Саша? Зарплаты в... Проекте не слишком-то большие, тем более в обслуге. Да, ты и так не стеснен в деньгах, а, со временем, когда станешь рулить семейным бизнесом...
   - Я не ради денег, - перебил он меня. - Деньги, конечно, штука нужная, но ведь не все же замыкается на них. Хочется делать что-то..., - Сашка страдальчески сморщился, в попытке выразить свои ощущения, - понимаешь..., что-то настоящее, важное...
   - Ну, знаешь ли, - я пожимаю плечами. - Твой отец - владелец торговой сети. Это рабочие места для массы людей. Мне кажется, он делает нужное и важное дело.
   - Важное, разумеется, важное, - с ехидцей хмыкает Сашка, - только папа у меня меньше всего думает о рабочих местах. Они к бизнесу в нагрузку идут. Просто, не получается без работников обходиться. А, если бы их можно было заменить какими-нибудь роботами, давно б заменил. На фига ему люди? Сплошной геморрой - жульничают, требуют повышения зарплаты, болеют, женщины еще и рожают... Отец, конечно, работает, Кира, но на себя и для себя. А мне бы хотелось, чтобы то, что я делал, было важным для всех. Понимаешь? Я хочу, как и вы, делать что-то по-настоящему нужное, хочу работать на будущее!
   - Ты считаешь, что мы работаем на будущее?! Сашка, да ты неисправимый романтик и чистой воды идеалист! Ты...
   А, для чего живу я? - вдруг подумалось мне. Спросите чего полегче. Уж сколько философов ломали голову над вопросом о смысле жизни, а однозначного ответа так никто и не нашел. Ладно, тогда зайдем с другого бока. Чего я хочу? Ну, это проще. Хочу, чтобы не было никакого Маскарада, и нам не приходилось бы скрывать ото всех свою природу. Хочу, чтобы люди не смотрели на меня со страхом и брезгливостью, даже зная, что я каинитка и питаюсь человеческой кровью. Хочу... Эх, всего ведь и не перечислишь. Хочется, например, чтобы жизнь в нашей стране перестала быть тестом на выживание, а стала просто жизнью. Защищенной, обеспеченной, комфортной. Чистые, зеленые города, незагаженная природа. Мечты-мечты... Вспомнился город из нашего с Каталиной пророчества. Проект "Надежда". Мы потом всем "Стиксом" просматривали информблоки, и мой, и малкавианки. Разбирали по косточкам, анализировали, спорили. С городом было что-то не так, это все наши заметили. Слишком много там оказалось административных и общественных зданий-строений, куда больше, чем полагалось иметь обычному городу, пусть даже областному, губернскому или краевому центру. Не исключено, что мы видели столицу, правда, непонятно чего. Урала? России? А, может, чем черт не шутит, всей Земли? Кто знает? Фонтаны Надежды пели мне о непостижимо далеких мирах, и уходящих в неизведанное огромных космических кораблях, о возмужавшем человечестве, потянувшемся к звездам, о возрождении блистательной и героической эпохи великих географических открытий. Хотела бы я увидеть воплощение своего пророчества? Хотела бы соприкоснуться с будущим, ставшим реальностью? Да, черт возьми! Конечно! И не просто соприкоснуться, а нырнуть в самую глубь той новой реальности, которая еще только ждет своего рождения, пить ее, дышать ею. Жить на полную катушку, любить на полную катушку, и работать тоже на полную катушку, по-настоящему, без дураков. Когда ты знаешь, что делаешь что-то действительно стоящее... И, чтобы впереди была цель, большая и яркая, как звезда... Вот ради этого я и живу, за это и сражаюсь. Да, по большому счету, мы все за это сражаемся. Воюем за будущее, чтобы когда-нибудь оно было.
   - Наверно, ты прав, - закончила я фразу, и, посмотрев на встрепенувшегося Сашку, неожиданно для самой себя сказала. - Пожалуй, тебе найдется место...
   Что-то меня подхватило, оторвало от земли, облапило, и знакомый голос прогудел над ухом:
   - Привет, Кира. Рад тебя видеть. Ну, как доехали? Кстати, а где Светка?
   - Привет, Кабанушка, - улыбнулась я в ответ. - Нормально доехали. Ты, это, на землю меня опусти, а Светка была где-то здесь.
   - Ага, попался! - раздался веселый Светкин голос. - Вот и оставь такого без присмотра! Кира, слезай! Ему на руках полагается носить меня!
   Витька со смехом поставил меня на землю, и заключил в объятия Ночку.
   Как выяснилось, Кабан был не один. От института к нам он пробился с тремя напарниками. Кстати, среди них был еще один мой приятель - Федор-носферату, муж Любаши. Двое других работали в Институте. С ними я не была знакома. Наконец, оторвавшись от Ночки, Кабан вновь повернулся ко мне:
   - Тут ведь вот какое дело...
   С его слов выходило следующее. Когда в Институте узнали о приостановке действия Маскарада, руководство решило возобновить попытки деблокирования центра города. Предыдущие-то закончились ничем. Кабану с отрядом так и не удалось прорваться сквозь многочисленные заслоны форсерского спецназа. Зато теперь шансы заметно выросли. Как-никак, можно было действовать без оглядки (или почти без оглядки) на Маскарад, а это, знаете ли, очень серьезное подспорье. Новую попытку прорыва блокады, как сообщил Витька, руководство поручало предпринять нашей команде совместно с эвакогруппой Артура. На мой взгляд, очень даже разумное решение. Институт в плотном кольце сил противника. Любая попытка пробиться к центру города со стороны Института почти со стопроцентной вероятностью обречена на неудачу. Тем более, именно оттуда, скорее всего, и ожидают удара командующие СБР. Мы же ничем и никем не связаны, никого сейчас не интересуем, а, значит, относительно свободны в маневре.
  
   И Сережка, и Витька хотели присоединиться к нам. Понятно, что из них войти в группу прорыва мог лишь кто-то один. Парни даже жребий тянули, чтобы никому обидно не было. Идти с нами выпало Кабану.
   Витька хитро смотрит на меня. По отражению вижу: хочет чем-то удивить.
   - Институт, - говорит, - нам кое-что для усиления передал, так по-мелочи, - и кивает на здоровенный темно-зеленый деревянный ящик.
   Подхожу, откидываю крышку (она на петлях). Внутри, переложенные ветошью, толстые трубообразные предметы. В первое мгновение даже не поняла, что это такое. Больше всего эти штуковины походили на РПГ изготовленные в кустарной мастерской. Конечно, я понимаю, что гранатометы не делают "на коленке", и, тем не менее, мое сравнение имело под собой основания. Рукояти крепились к трубам корпусов крайне небрежно. Расстояния не выдерживались. Даже на глаз было заметно, что где-то они располагались ближе к срезу ствола, где-то дальше. Сбоку на каждой трубе стояло по одному допотопному трехпозиционному тумблеру. Глядя на них, у меня возникло стойкое ощущение, что эти тумблеры сняли с какой-то старой панели электроаппаратуры. Но, пожалуй, хуже всего выглядели прицельные приспособления, кое-как приваренные к корпусам. Выполнявший эту работу, похоже, не подозревал, что на свете существует такая штука, как аккуратность. Это было мое первое ощущение, а в следующий момент я почувствовала наложенные на "гранатометы" мощные заклятья. Наши. Тремерские. Тогда и поняла, ЧТО я вижу. В ящике лежали манипуляторы големов с вмонтированными в них артефактами-излучателями. Мою догадку подтвердил Кабан:
   - Партию излучателей не успели отправить в Ижевск на производство. Ну, институтские умельцы и предложили наскоро переделать их под стрельбу с рук - не пропадать же добру! Мне для усиления предложили несколько взять, а я что, дурак что ли, чтобы отказываться?
   Неплохая, надо сказать, переделка получилась. Грубая, но вполне работоспособная и функциональная. Слева на корпусе трехпозиционный тумблер. Крайнее левое положение - стрельба "Копьем тьмы", среднее - "Электроудар", крайнее правое - "Стрела огня". Двухпозиционная скоба спускового крючка. Легкое нажатие - лепестки диафрагмы раскрываются, обнажая кристалл-излучатель, и переводя оружие в боевое положение. Дальнейшее нажатие приводит к выстрелу. Как утверждали институтские ребята - напарники Кабана, накопители были встроены непосредственно в корпуса "гранатометов", а, потому, ранцы с "батареями" уже не требовались. Заряда хватало где-то выстрелов на десять (при стрельбе энергоемкими "Копьями тьмы" - на шесть-семь). Ничего не скажешь, серьезная штука.
   Вокруг этакое бурление-шевеление. Народ начал на баррикаду возвращаться - дошло, что атаку спецназа удалось-таки отбить. Смех, плач, ругань. Кто-то, отвесив челюсть, глазеет на огрызок БМД, кто-то рассматривает трещины по стенам зданий (наверно, стоимость ремонта прикидывает). Самые сознательные сорганизовались, где-то достали ведра с водой, и взялись заливать там, где тлело. По-моему, дыма еще больше стало. Стою, поглядываю на ящик с излучателями и прикидываю, как лучше распорядиться этим богатством. К ящику подходит Саша, кряхтя (тяжеловаты для людей излучатели) достает одну "трубу". Оглядывается на меня:
   - Кира, это какое-то оружие?
   Соврать? А, зачем? Действие Маскарада приостановлено. Ответственность за нарушения с нас сейчас снята. (Хотя, честно говоря, это спорный вопрос). В любом случае, не хочется мне врать, тем более Сашке. Парень-то оказался стоящим человеком, и, по-моему, заслуживал правды.
   - Да, Саша, это оружие, - отвечаю я, и, предугадывая следующий вопрос, поясняю: оно способно разложить вещество на атомы, а еще - стреляет миллионовольтными электроразрядами и сгустками высокотемпературной плазмы. Так что, перед тобой деструктор, скорчер, и плазмоган в одной упаковке. Это, конечно, пока лишь прототип.
   Какое лицо у парня в этот момент было, не передать! Человек увидел будущее. То самое, о котором мечтал, ради которого хотел работать. И не где-то там, на горизонте увидел, а совсем близко, можно сказать, на пороге. Протяни руку, и вот оно, будущее. Смотрит на меня Сашка, чувствую: сейчас что-то брякнет. Ожидания не обманули.
   - Кира, скажи: а мы уже высаживались на Марсе?
   Оох, ну, и загнул! Хотя, вообще-то, его понять можно. Если вы своими глазами вдруг увидите то, что совсем недавно считали откровенной фантастикой, какие выводы сделаете? Скорее всего, решите, что и другие невероятные вещи могут оказаться вполне реальными.
   - Нет, - говорю, - пока еще мы там не были, но будем. Точно. И к звездам полетим. Сам увидишь.
   - Когда... увижу? - выдыхает Сашка.
   Я пожимаю плечами:
   - Ну, может, лет через двести.
   Гляжу: сник парень, плечи опустились, и в отражении одно сплошное разочарование.
   - Смеешься? - хмыкает Сашка. - Столько лет разве что черепаха какая-нибудь проживет.
   - А ты чем хуже какой-то там черепахи? - отвечаю ему. - Если хочешь знать, двести лет - это вообще не срок!
   Говорю, а сама при этом сдвигаю вверх манжет левого рукава блузы, достаю нож и лезвием провожу себе по запястью. Сашка заворожено смотрит. В отражении парня сквозит непонимание. Ничего, сейчас поймет. Разрез набухает черными с красноватым оттенком, густыми каплями. Кровь ме-едленно течет по запястью. Вот темная капелька сорвалась на асфальт, еще одна... Словно в трансе, Сашка глядит мне на руку.
   - Что это? - бормочет он. - Зачем?
   - Что-что? Не видишь? Кровь моя. Если хочешь дожить до Марса и звезд, тебе надо слизнуть насколько капель. Это ответ на твое "зачем". Давай быстрее! А то она скоро свернется. Ну, что стоишь?
   Слегка обалдевший, Сашка подходит ко мне, осторожно берет за руку, наклоняется...
   Инициация прошла нормально, как говорится, в штатном режиме. Другое дело, следом за ней начался дурдом. Не думала, что Сашкина адаптация будет такой тяжелой. Ведь у другого Сашки - сержанта Огурцова все прошло гораздо легче. Хотя, может, это зависит от индивидуальных особенностей? Впрочем, все по-порядку.
   - Офигительно! - Сашка прислушивается к себе, и уверенно заявляет: По сравнению с этим любой энерготоник полная туфта. Ну, ничего же себе, эликсирчик! У меня такое чувство, что если я сейчас разбегусь, да оттолкнусь посильнее, то полечу!
   Знакомое ощущение.
   - Только не надо сейчас экспериментировать! - спешу вставить я.
   - Хорошо-хорошо, - кивает Сашка.
   Движение "размазывается" - сам того не желая, парень входит в ускорение. Вот она, беда всех новоиспеченных форсеров и упырей (подозреваю, у Охотников с этим тоже проблемы) - человеческий организм с трудом приспосабливается к новым возможностям. Казусы со скоростью в первое время - обычное дело. Да, я об этом уже не раз говорила.
   - Ой!
   Похоже, парень хотел ослабить воротник. Верхняя пуговица тут же оторвалась, что, впрочем, не удивительно. Конечно, Сашка успел ее поймать - повышенная скорость реакции и все такое. Только вот сила то у него тоже повысилась, а умения пользоваться этой силой еще не было. В общем, раздавил он свою пуговицу. Сжал чуть сильнее, чем следовало и пришел ей полный и безоговорочный абзац. Стоит Сашка, и в легком обалдении разглядывает пластмассовую крошку на своей ладони. Подходит Ночка, парень оборачивается, и в очередной раз самопроизвольно на пару-тройку мгновений переходит в сверхрежим. Светка смотрит на Сашку так, как будто в первый раз его видит, потом переводит взгляд на меня.
   - Ты че, подруга, совсем охренела? - (Ночка, как истинная бруйянка, не утруждает себя подбором выражений). - Ну, был бы парень при смерти, ладно еще, но ты же, за здорово живешь, начинаешь инициировать всех подряд!
   Обидно мне стало за Сашку.
   - Он, - говорю, - не "все подряд". Вот братья-сватья, друзья, и всяческие "нужные люди", которых успели наинициировать "официальные" форсеры, те, действительно, "все подряд"! Большинство из них даже в то, что успели попереть в ходе прихватизации, не спешат вкладываться - не хватает ни мозгов, ни желания. Все, что могут - выжать в максимально короткий срок все соки из своего бизнеса, сорвать куш и отвалить. Временщики. Паразиты вроде каких-нибудь клопов или тараканов. Нафига, спрашивается, их наградили долголетием? Они же только гадить, да разрушать умеют. А Сашка хочет делать что-то нужное для всех. Понимаешь? Не для одного лишь себя любимого, а для всех! Да, ты сама взгляни!
   Ночка вглядывается в Сашкино отражение. Долго. Минут пять, как минимум. Наконец, отводит глаза и, усмехнувшись, говорит:
   - Надо же, идеалист. А я-то думала, они в наше время все как мамонты повымерли. Ладно, Кира, кажется, я погорячилась. Ну, что припух? - (это она уже Сашке). - Забудь, что я сказала. И вообще, не бери в голову, бери подмышку - больше унесешь!
  
   Думаю, Сашка переволновался. Он машинально потянулся к вороту, забыв, что тот и так расстегнут. А потом я, наверно, на миг отвлеклась - не отследила, как все случилось, потому что буквально в следующую секунду с парня посыпались пуговицы. Одну он поймал, снова размяв в крошку. Остальные раскатились по асфальту.
   - Погоди! - кричит Ночка, видя, что Сашка собрался их подбирать. - Ты же сейчас все переломаешь!
   Парень встает. Вернее, это ему кажется, что из положения "сидя на корточках" он спокойно поднимается на ноги. На самом то деле... Ладно, я в "Ускорении" за лодыжку его схватить успела, а то бы упрыгал что твой кузнечик.
   Сидим, успокаиваем страдальца. Объясняем, что все эти неудобства - штука временная, что случается это абсолютно со всеми новичками. Что через какое-то время организм приспособится к новым возможностям, и все придет в норму. Правда, время на адаптацию у всех разное. Тут уж мы Сашке ничем не можем помочь. Остается только для облегчения привыкания использовать советы новоиспеченным упырям. Ну, это когда им говорят: "Представьте, что вы находитесь под водой, и она тормозит ваши движения. Держите это в голове. Старайтесь двигаться ме-едленно и плавно. Представьте себе, что ваша одежда изготовлена из легко рвущейся паутины, а все предметы, которыми вы пользуетесь - из очень-очень тонкого и хрупкого стекла. Соблюдайте осторожность..." Короче говоря, только что инициированный упырь (форсер или Охотник) сначала должен научиться СОЗНАТЕЛЬНО сдерживать себя, а потом уж его организм измерит, сколько усилий необходимо на производство тех или иных действий. Знания эти осядут в подкорке, и человек будет снова "на автомате" делать все, что он делал до инициации, используя свои новые возможности по мере необходимости. Слушает нас Сашка и мрачнеет все больше. Не дурак, понимает, что сейчас он всем только обуза. Какие уж тут уличные бои, если он со своим собственным телом не может справиться, а адаптация организма - дело не одного дня. В общем, собрались, было, мы отводить Сашку домой, но тут появилась Ева.
   - Вы, - говорит, - что это такие кислые?
   Объясняем в чем дело. В глазах у нашей подруги загорается интерес. Пару минут она молчит, о чем-то задумавшись, и вдруг изрекает:
   - Знаете, а я ведь, пожалуй, парню смогу помочь.
   - Как? - выдыхает Сашка.
   В его отражении начинают медленно "проявляться" цвета надежды.
   - Видишь ли, - отвечает Ева, покручивая прядь волос (по-моему, эту привычку она переняла у Маргариты), - мною разработано обучающее закл... э-э... обучающая программа. Она позволяет сократить время адаптации инициированных с нескольких дней до нескольких минут. Суть ее в том, что обучаемый погружается в специфический транс, и оказывается в... ну, назовем это виртуальной реальностью. Там он проходит обучение. Все это чем-то напоминает компьютерную игру с эффектом полного присутствия. Субъективно время обучения не сократится. Тебе будет казаться, что прошло несколько дней, или даже несколько десятков дней, но в реальности пройдет всего лишь несколько минут. Честно признаюсь, испытания моя разработка еще не проходила. Если хочешь, будешь первым испытателем. Что скажешь?
   - А это не опасно? - вмешиваюсь я. - Все-таки на людях твоя метода еще не тестировалась.
   - Ну, так если не будет испытателей-добровольцев, ее и не удастся оттестировать, - резонно замечает Ева, и добавляет. - Моя методика не опасна для людей. В худшем случае она просто не будет работать.
   - Я готов, - кивает Саша.
  
   Подготовка прошла быстро. Пара минут, и вот уже Сашка дрыхнет, раскинув в стороны руки, и умастив голову на коленях у экспериментаторши. Ева контролировала процесс, отслеживая состояние Сашкиного отражения. Длилось все это действо... Не засекла я время. Наверно, минут десять Сашка спал, ну, может, пятнадцать. Короче говоря, недолго. Перед пробуждением ворочаться начал, и вдруг как-то сразу, "рывком" проснулся, вскочил на ноги, ошалело огляделся по сторонам. Кажется, в первый момент он не узнал нас, и только мгновением спустя к нему пришло понимание. Сашка шлепнул себя по лбу, облегченно вздохнул и улыбнулся:
   - Так это была та самая обучающая программа? Вот это круть! Фиг отличишь от настоящей реальности! Я, когда только-только проснулся, решил, что копец мне пришел. Ну, думаю, все, "приехал" - снимет с меня Зверь шкуру за сон во время учебного процесса.
   - Зверь, это кто такой? - спрашиваю.
   - Наш непосредственный начальник. Сержант Звирько - командир третьего отделения в первом взводе роты Охраны Дальних Рубежей военно-тренировочного центра "Баргузин", - тараторит Сашка, и с улыбкой качает головой. - Надо же, я побывал в будущем, пусть и виртуальном. Там шел две тысячи четыреста тридцать третий год. Нас готовили для охраны человеческих поселений и исследовательских станций на осваиваемых планетах.
   - Я сделала расчеты сразу под два модуля, - поясняет Ева. - Один из них - просто обучающая программа, без каких бы то ни было изысков. Второй же был создан мною, как демонстрационный, чтобы показать возможности методики. Его я оформила в научно-фантастическом антураже.
   Ай, да, Ева! Моя подруга полна сюрпризов, и голова у нее работает - любой позавидует. Маргарита, приняв ее в свой клан и удочерив, точно не прогадала.
   - Ты хоть сама-то поняла, что может получиться из твоих разработок? - спрашиваю ее.
   Ева ухмыляется:
   - А ты как думаешь? Мы с Маргаритой уже обсуждали все это. Наставница считает, что помимо новой методики обучения, на основе моих разработок может развиться целая индустрия виртуальных развлечений с эффектом полного присутствия.
   Мда, "плохо" я о вентру подумала. Ни один из них не обойдет вниманием нечто, способное приносить прибыль. А, уж, у Маргариты в таких вещах хватка просто-таки бульдожья.
   Баба-ахх!!! Где-то не слишком близко от нас, на окраине города, или сразу за ним, что-то взорвалось. Хорошо так взорвалось, основательно. Кажется, в небе была вспышка. Сашка весь подобрался в предчувствии очередных неприятностей. Гляжу на него, удивляюсь. Движения четкие, выверенные, ни одного лишнего, и все в нужном временном ритме, что совершенно нехарактерно для начинающих форсеров. Действует Евина методика, еще как действует!
   - Это, что же за хрень такая? - бормочет Ночка, глядя в ту сторону, откуда до нас долетел грохот.
   Интересный вопрос. Я бы и сама хотела это знать. Непонятно, что там взорвалось, но лучше приготовиться к новой пакости.
   - Свет, возьми-ка из ящика себе "трубу". Все ж эта штука посерьезнее твоего "Бизона" будет.
   Ночка кивает. Сашка смотрит на меня умоляюще, всем своим видом показывая, что он тоже не отказался бы от "серьезной штуки". Ну, какой парень не мечтает стать обладателем крутого оружия? А, если он еще и с Урала, где оружие - вещь, можно сказать, культовая? Не стала мучить Сашку. Коротко объяснила, как обращаться с нашим деструктором-скорчером-плазмоганом, и показала на ящик - бери, дескать. Парень был счастлив. Эх, как мало иным надо для счастья!
   Из-за дома выскочили Илька с Радиком. Едва поравнявшись со мной, неугомонная тзимицы тут же, с места в карьер, принялась сыпать новостями:
   - Мы их сделали!
   Так-так. Похоже, атаку на улице Двадцатого партсъезда удалось отбить. А, жизнь то, вроде, налаживается!
   - Ты бы видела, как они драпали! - подтвердила мою догадку Илька, и ухмыльнулась. - Теперь губернатору вместе с твоим папой и Маргаритой придется хорошенько попотеть, чтобы все замять.
   Упс. Кажется, я поспешила с радостью.
   - Что случилось?
   Девушка пожимает плечами.
   - Да, в общем-то, ничего особенного. Просто, бой тяжелым был. Пришлось использовать все наши возможности. И мы... ээ... ну, не очень стеснялись, раз уж Маскарад-то отменили. А, люди на баррикаде... Они... ээ... удивлены были. Сильно. В общем, надо было им объяснить, что же такое они видели, ну и Стас, твой племянник, взялся... Только он плохо объяснял, городил какую-то несуразицу. Тогда я попробовала сама, но, кажется, получилось еще хуже...
   - Да, ничего не хуже! - встревает Радик. - Хуже все равно уже некуда было!
   Эти двое начинают действовать мне на нервы.
   - Можете, наконец, толком сказать, что вы там такого наобъясняли?!
   Илька кивает, и сбрасывает информпакет. Так-так... Посмотрим. Момент атаки на баррикаду. Вовремя подоспевшая помощь сразу вступает в бой. В отличие от нас, "Электрополе" на пехоте противника использовать не стали, ударили "Телекинетическим кулаком". Кое-кто из бойцов СБР, атаковавших баррикаду, кувыркнулся - не выдержали обереги. И так несколько ударов подряд. В общем, пехоту удалось отбросить. БМД сжег Стас, картинно встав на баррикаде и направив на боевую машину руку. Со стороны казалось, что огонь вылетел из его ладони. Триумф. Враг разбит, и поспешно отступает. А, дальше-то, как раз, и начинается самое интересное. Разумеется, защищавшие баррикаду дружинники не могли не обратить внимания на то, КАК воевали их неожиданные помощники, и, разумеется, не могли не поинтересоваться, что же такое они увидели, и как это все вообще возможно. Тут-то Стас и развернулся, сложив целую сагу о тайных лабораториях, сверхсекретных программах и чудо-солдатах Большой Уфы. Нельзя сказать, что говорил он неубедительно. Просто, Стас за единицу времени вываливал на головы слушателей столько... хм... сенсационной информации, что даже самые легковерные стали догадываться о длине "лапши", развешанной на их ушах. В общем, когда мой племянничек, состроив серьезную мину, заявил, что он - киборг, и что в правой руке у него встроенная плазменная пушка, народ стал материться в голос. Илька попыталась спасти положение, сказав, что Стас просто пошутил, а, на самом деле, это самая обычная магия. В "обычную магию" дружинники поверили не больше, чем во все остальное. Да, уж, кажется, она была права: получилось еще хуже. "Досмотреть" "видео" мне не дал Кабан. Я даже не заметила, как он подошел. Впрочем, неудивительно - "просмотр" информпакета отвлекает внимание. Кабан был серьезен и деловит:
   - Девчонки, и ты, Радик, тоже. Слушайте сюда. Из Института сообщили: к нам летит вертолет. Надо присмотреть место для посадки, и принять груз.
   Заметив наше недоумение, Витька пояснил:
   - С Институтом связалась База. Там уже знают о приостановке действия Маскарада. Маргарита в курсе, что мы собираемся деблокировать центр города, и высылает нам помощь для усиления. Кира, ты сможешь по ментальному лучу передать пилоту, куда садиться?
   - Когда вертолет будет в пределах видимости, смогу.
   Кабан облегченно вздыхает:
   - Вот и отлично. А то у меня с пилотом связаться почему-то не получается. Вроде, и частоты те, что дали, а ничего не выходит. Ну, раз все в порядке, давайте на площадку к нашим домам. Там, по-моему, для посадки места вполне достаточно.
   Вертолет появился минут через десять. Снова что-то взорвалось (на этот раз гораздо ближе - в квартале, или двух от нас), а затем, под грохот винтов, над крышами домов зависла тяжелая туша транспортного МИ-26.
   Непосредственно с пилотом связаться не получилось - он был человеком (хотя, скорее, упырем или форсером), но рядом с ним в кабине находился кто-то из наших, так что место посадки мне удалось-таки обозначить. Выяснила я и про взрывы. Оказывается, по ходу полета вертолет, по крайней мере, дважды пытались сбить. Пара големов-истребителей, сопровождавших МИ, еще на подступах к Красноуральску уничтожила пусковую установку, а потом уже в городе разобралась с какими-то деятелями (надо полагать, СБРовцами), готовившимися расстрелять вертолет из ПЗРК.
   Садиться МИ-26 не стал. Он просто завис метрах в пяти-шести от поверхности земли. Грохот. Пылища. Мусор по всей площадке порхает - ветер от вращающихся винтов неслабый поднялся. Возле домов толкутся зеваки, еще больше народа из окон глазеет. Жильцов можно понять - не каждый день в "спальный район" залетают вертолеты. Тем временем, в повисшей над головами туше раскрывается люк грузового отсека. Выдвигается короткий пандус, и начинается самое интересное. Когда первый из големов, оттолкнувшись от пандуса, спрыгнул на площадку, и тут же отбежал в сторону, давая место для прыжка следующему, самые впечатлительные из зевак даже перекрестились! Честное слово, не шучу! Что тут скажешь? На всех, кто видит наших полукрабов-полупауков впервые, они производят НЕИЗГЛАДИМОЕ впечатление. Впрочем, Сашка, похоже, уже почти исчерпал свой лимит удивления. При появлении нашпигованных оружием стальных монстров с торчащей во все стороны щетиной антенн и тускло поблескивающими фасетками глаз-окуляров, парень лишь на пару мгновений впадает в ступор.
   - Ну, нифига же себе! - восхищенно бормочет он, и, повернувшись ко мне, спрашивает. - Это что, наземный вариант дронов-беспилотников?
   - В какой-то мере, - киваю в ответ, - но есть существенное отличие. "Мозг" беспилотника самостоятельно может поддерживать сравнительно небольшое количество функций. В целом же, таким дроном управляет оператор с земли. Ну, а нашими "беспилотниками" напрямую никто не управляет. Им ставишь задачу, они ее выполняют. В этом смысле они мало чем отличаются от живых бойцов. Вообще-то, наши крабопауки не дистанционно управляемая техника, а настоящие боевые роботы, обладающие искусственным интеллектом, правда, без самосознания.
   Кажется, мне снова удалось удивить Сашку.
   - Кира!
   Оборачиваюсь на крик. Кто это ко мне бежит? Ба, да это же Андрей!
   - Андрюшка!!
   Обнимашки, чмоки в щечку. Вот и пошел в ход весь тот нехитрый церемониал, который мы обычно проводим, повстречав после долгого-долгого перерыва кого-то из своих старых друзей-приятелей. Для Андрюшки не жалко. С ним мы "гасили" самую первую тварь. Такое не забывается. Сколько же я его не видела? Долго. Последний раз мы с ним общались, когда я вместе с Сережкой ездила на Базу для получения инструктажа. Впрочем, разговор через динамики голема вряд ли можно считать полноценным общением, тем более, Генрих Карлович его быстро оборвал. Наконец, мы отпустили друг друга.
   - Андрюш, - говорю, - тебе в тот раз за перерасход энергии голема не очень попало?
   Андрюшка с улыбкой отмахивается:
   - Не бери в голову. Ну, наложил Карлыч взыскание, ну, походил я пару ночей в наряды. Фигня. Потом тут одна штука случилась, - Андрей хитро сощурился, - с меня взыскание и сняли.
   Значит, не показалось. Во время "церемониала встречи" обшлаг рукава Андрюшкиной куртки буквально на миг чуточку задрался. В истинном зрении на запястье у парня мелькнуло что-то красное. Вот оно, значит, как. Я придала лицу торжественно-серьезное выражение, и с чувством произнесла:
   - Приветствую тебя, молодой мастер!
   Довольно ухмыльнувшись, Андрей галантно поклонился и, вдруг, как-то сразу посерьезнев, сказал:
   - Кира, сейчас големами командую я один. Это не правильно. Мало ли что? Нужно, чтобы големы вас идентифицировали, и уточнили уровни приоритета в командовании. Короче, зови народ сюда.

**

  
   Специфическое ощущение: видеть монструозный механизм, и сознавать, что стоящая перед тобой странная помесь краба и паука вовсе не машина, или, точнее, не совсем машина. Вот одна из камер на корпусе крабопаука разворачивается ко мне. Синевато отсвечивает "глаз" окуляра - монстр приглядывается. Интересно, големы сейчас полностью автономны, или "картинку" на Базу они все-таки транслируют? Надо будет Андрюшку расспросить.
   - Идентификация завершена, - раздается лишенный эмоций синтезированный голос. - Мастер Кира, вам присвоен приоритет "А-Прим".
   - Вот зараза членистоногая! - пройдя вслед за мной идентификацию, недовольно фырчит Кабан. - А мне почему-то дал приоритет "А" без всяких примов.
   Андрей только руками разводит:
   - Извини, Виктор, но големы - детища нашего клана, а, потому, тремерам они подчиняются охотнее, чем всем прочим. Да ты не расстраивайся. Големы будут выполнять приказы любого мастера, просто мастер-тремер для них предпочтительнее.
   - Было бы из-за чего расстраиваться, - пожимает плечами Кабан. - Мне и без этих железяк забот хватает. Так что сами с Кирой ими и командуйте.
   Дальше по плану сформировали мы ударную группу, группу прикрытия. Выделили на случай разных непредвиденностей резерв. Поделили наших монстров - я взяла под контроль двух, и два осталось "на попечении" у Андрея. (Всего База выделила четырех големов - почти всех остававшихся в рабочем состоянии). В общем, собираемся выдвигаться, и тут на тебе - к отряду один за другим стали присоединяться дружинники. Ну, Сашка ладно. Вон он с излучателем на плече. Глаза горят в предвкушении предстоящего боя. (Надо будет пыл ему охладить). Впрочем, парень теперь форсер. К тому же не какой-нибудь новичок-неумеха. (Спасибо Евиной методике). Но остальные-то?.. Они же просто люди! Мы и сильнее, и быстрее их, и способностями разными владеем. И противник у нас такой, что обычным людям он просто не по зубам. Разве выстоят против него дружинники? По большому счету, это вообще не их война! Попыталась я это все объяснить дядечкам, что с нами собрались. Дескать, оставайтесь-ка тут на баррикаде, а, еще лучше, отправляйтесь по домам. Жены да дети вас и так уже заждались. Ну, а мы и одни справимся. Выслушали меня. Я уж думала, кто-то из дружинников обязательно ввернет что-нибудь вроде: ты, мол, девчонка сопливая, кого учить вздумала? Ничего подобного! Толи огрызок БМД не позволил им к моим словам отнестись несерьезно, толи наши големы их впечатлили, но выслушали и даже, ни разу не перебили. А, потом один пожилой дядечка-дружинник подошел, и как-то так очень вдумчиво на меня посмотрел. Мне даже на миг показалось, что он анализирует мое отражение, но, нет, конечно. Дружинник был самым обычным человеком. Так вот, взглянул он на меня и выдал:
   - Может, - говорит, - дочка, вы и впрямь суперсолдаты, в пробирках выращенные, да только, даже если и так, все равно ты не права. Нельзя нам в стороне оставаться. Никак нельзя. Нас оскорбили. Те, кто имеет деньги и власть, всех нас посчитали быдлом. Все за нас решили. Губернатор, видишь ли, у нас плохой. Устраивает он нас или нет, никто даже и спрашивать не стал. Если мы сейчас разойдемся по домам, оставив вас разбираться со всем этим... Тогда, выходит, они окажутся правы - мы и есть быдло, стадо, которое пастухи могут гнать, куда им вздумается. А мы не быдло! - дядька гордо вздернул вверх подбородок. - Мы - народ! Мы - "Дружина"!
   Что ему возразить? Нечего. Потому что, кажется мне, прав он. Это действительно ИХ война. Мы можем принять на себя удар врага, и в нужный момент ответить всей нашей мощью. Но мы - оружие, щит и меч, а вот эти вот гордые дядьки-дружинники - воин, коллективный воин. Ох, живы бы остались, воины... И не ведь отговоришь...
   - Вас могут убить, - выдавила я.
   Дружинник промолчал, лишь плечами пожал. Дескать, чему бывать...
  

**

   Кажется, все что можно, предусмотрено, рассчитано и учтено. Группа прорыва начала выдвижение к точке "старта".

***

   Та-та-та-та-та!!! - вдруг раздалось уверенное стакатто пулеметов, тут же поддержанное заполошным треском автоматных очередей и гулкими хлопками одиночных. Вялая перестрелка в районе кольца баррикад моментально переросла в ожесточенную пальбу. Максим поморщился - похоже, начиналась новая атака.
   В последние несколько часов атаки на позиции вокруг мэрии заметно участились. СБРовцы стали проявлять нервозность, что, впрочем, неудивительно. Слишком сильно их успех зависел от скорости проведения операции и внезапности удара. А результат, в общем-то, до сих пор никакой: блицкриг не получился, внезапность утрачена, поставленные задачи не выполнены. (По крайней мере, пока еще не выполнены). Неудивительно, что командующие подразделениями СБР стали нервничать. Время не на их стороне. Хотя, откровенно говоря, на чьей оно стороне сразу и не поймешь. Разумеется, институтская группировка сил предпримет все возможное для скорейшего деблокирования центра города. Да, и верные губернатору части на подходе. В ближайшее время помощь будет, в этом Максим не сомневался. Только вот, не сомневался он еще и в том, что уральский президент, решивший идти ва-банк, тоже не станет медлить. Очень может быть, что в это самое время войска ЧК переходят границу Урала. Не исключено даже, что они уже на подходе к Красноуральску. Все может быть...
   Перестрелка не утихала. Видимо, и впрямь началась очередная атака.
   - Макс! Макс, черт тебя дери!
   Аристарх, как и любой другой представитель его клана, "не страдал" излишней учтивостью. Впрочем, это вовсе не было проявлением неуважения к собеседнику.
   - Что случилось, Арх? - отозвался лидер тремеров.
   - Слышишь стрельбу?
   Максим невозмутимо кивнул, мысленно хмыкнув. Странный вопрос. Перестрелку у баррикад мог не услышать разве что глухой.
   - Кто-то пытается прорвать кольцо блокады, - как ни в чем не бывало, продолжил бруйянин.
   - Не ошибаешься? - вздернулся Максим.
   Аристарх покачал головой:
   - Нет. Они с СБРовцами схватились, мочат друг друга. Какая уж тут ошибка? Только вот, кто это, не возьму в толк. На институтских вроде не похожи, а больше-то и некому. Пошли наверх, посмотришь сам.
   Кольцо баррикад из мансардных окон мэрии просматривалось прекрасно. Вообще-то, лишний раз "светиться" в проеме окна не стоило - постреливали снайперы. Не то, чтобы они это делали регулярно, но, время от времени, случалось. Бруйянин, впрочем, каким-то своим мистическим, мало кому понятным чутьем, умудрялся определять, когда они выходили на "охоту". В этот раз он без опаски подошел к окну, и призывно махнул рукой Максиму - мол, не бойся, все "чисто".
   За баррикадами шел бой. Аристарх был прав, понять, кто атаковал заслоны СБР, оказалось не просто. И нападающие, и обороняющиеся в похожих камуфляжах, бронежилетах и шлемах, с одинаковым оружием. Вот и разберись, кто есть кто. Правда, у атаковавших, в отличие от противостоящих им бойцов СБР, не было знаков различия. Во всяком случае, Максим их не заметил. Отличительный признак солдата-каинита - отсутствие видимых знаков различия. Издавна так повелось. Воины детей Каина полагали, что незачем помогать противнику в опознании командиров. "Вряд ли это "Стикс", - бормочет Аристарх. Верно. Обычно у каинитов соотношение обоих полов в любой боевой группе примерно половина на половину. Атаковавшая заслоны СБР команда вроде бы целиком состояла из одних мужчин. Пожалуй, только пара бойцов той группы могла бы быть женщинами, и то лишь предположительно - шлемы с очками закрывали лица, а бронежилеты скрадывали очертания фигур. Так кто, спрашивается, ввязался в бой с заслонами СБР?! Пытаясь внести ясность, глава Тремер пустил в ход ментальный щуп. Нельзя сказать, что результат очень уж удивил, он и ожидал чего-то подобного. Все, кого коснулся сканирующий луч, оказались людьми.
   - Люди? - Аристарх вопросительно взглянул на лидера тремеров - то, что его внезапно замерший спутник ведет ментальное сканирование, опытный бруйянин понял сразу.
   В ответ Максим, молча, кивнул.
   - А, вот вы где!
   Оба каинита обернулись. По лестнице в мансарду поднимался губернатор и следом за ним Глеб Столяров, курировавший Службу Безопасности.
   - У баррикад не пойми что творится, а вас с Аристархом не пойми где черти носят, - глядя на Максима, проворчал Азаматов.
   На тираду глава Тремер пожал плечами:
   - Так мы тут как раз и пытаемся разобраться, что происходит. Похоже, нам пришли на выручку.
   - Ваши? - из-за плеча Азаматова выдвинулся Глеб Столяров.
   - Не думаю, - покачал головою Максим. - Искусственные ментальные щиты, освященные амулеты-обереги... Это люди.
   - Хм, - Азаматов потер подбородок, - что за черт? Помощь на подходе, но им еще рано...
   - Игорь Салихович! - на лестнице показалась секретарь Азаматова - в строгом деловом костюме симпатичная женщина лет тридцати; цок-цок-цок - простучали по ступеням ее каблучки. - Игорь Салихович, с нами только что связались...
   - Кто? - перебил Азаматов.
   - Охотники!
   Ну и ну. Максим с трудом сохранил невозмутимость. Должно было произойти что-то по-настоящему серьезное, чтобы Охотники изменили своему нейтралитету. Если все Охотничьи группы, базирующиеся в Красноуральске, выступят на стороне губернатора, "миротворцев" посетит северный пушной зверек.
   - Макс, я вот тут смотрю, - раздумчиво проговорил Аристарх, - Охотников там семь - восемь десяток. Это ведь только одна группа, а где остальные?
   Максим мысленно рассмеялся. Ничем не проймешь этого бруйянина. Кто-то более впечатлительный мог бы и в ступор впасть, узнав, что Охотники нарушили один из своих главных принципов. А Аристарха заботит лишь то, почему НЕ ВСЕ Охотничьи группы, штурмуют заслоны СБР.
   Тем временем губернатор принял из рук секретаря коммуникатор:
   - Да... Да... Нет... Что?!.. Ублюдки!.. Нет. Не в курсе... Трудно сказать. Возможно... Ни администрация, ни я лично этого не забудем. Спасибо... Действуйте, а мы постараемся помочь.
   Губернатор вернул трубку секретарю, отпустил женщину, и повернулся к ожидавшим его каинитам. Судя по отражению, он был несколько разочарован.
   - Нам на помощь пришла только одна Охотничья группа по личной инициативе ее командира. Так что сил для снятия блокады недостаточно, и это плохая новость. А, хорошая состоит в том, что у Охотников есть убойный компромат на тех, кто руководит Красноуральской операцией. Господа СБРовцы сотворили о-очень большую гадость. И даже, если эта гадость их собственная придумка, президенту чистеньким не остаться, - губы Азаматова тронула ехидная ухмылка. - Нам, главное, сейчас продержаться и выжить, а там возьмем Мишку подлеца за задницу. Хрен он в своем кресле удержится, президент, млять. А без него великороссам, даже если те и влезут к нам, будет сложновато объяснять, что они делают на Урале. Ну, ладно, - губернатор взглянул на часы, - мне надо еще кое-что обмозговать, а вы пока прикиньте, как можно помочь Охотникам.
  

***

   - Командир! Впереди снайпер.
   - Ясно. Жди...
   - Командир?
   - ... Готово. Даю ориентир: желтая трехэтажка на другой стороне улицы. Чердачное окно.
   - Понял.
   Подворотни, проулки, дворы по маршруту следования следовало проверить и "зачистить" от противника, чтобы в самый ответственный момент не подставить под удар группу. Фронт атаки не был широк - две близкорасположенные параллельные друг другу улицы, и все что между ними. По-настоящему серьезного сопротивления Охотники не встретили. По крайней мере, ПОКА. Разве что снайперы портили нервы. Для военнослужащих обычного армейского подразделения вражеский снайпер стал бы смертельно опасным "сюрпризом". Другое дело Охотники. Нельзя сказать, что снайперы не были им опасны, вовсе нет. Никакая сверхреакция не спасет от нежданной пули. Просто у Охотников были свои тузы в рукаве. По крайней мере, у некоторых.
   Как известно, далеко не все Охотники могли напрямую обращаться к Божественной Силе, но даже среди тех немногих, кто мог, редко кто владел "Ангельским оком" - способностью почувствовать скрытую угрозу. Такие умельцы высоко ценились в Охотничьем сообществе. Еще бы, ведь они, например, могли "учуять" сидящего в засаде снайпера, да и от многих других бед оградить своих товарищей. Каким образом им это удавалось, "ангелоокие", особо не распространялись. Ходили слухи, что угрозу они ощущали как некую волну холода, и были в состоянии с большей или меньшей погрешностью определить местоположение ее эпицентра. Командир СГ-22 как раз и была из тех Охотников, что владели редкой способностью.
   В наушниках Яны тренькнул сигнал вызова. На связь вышел один из Лейтенантов.
   - Снайпер уничтожен. Действуем по плану.
   - Хорошо. Максима с десятком отправь на Новомосковскую. У них блокпост "нарисовался". Не справляются.
   - Понял.
   Медленно, но верно группа "продавливалась" к центру города, где-то полностью "зачищая", где-то просто рассеивая противника. Конечная цель совсем близко - блокпосты спецназа СБР уже виднеются в конце улицы. А, за ними, если верить "Ю-Тубу", сплошное кольцо баррикад защитников Мэрии.
   - ...Тебя будут судить. Я об этом позабочусь, - бубнил капитан.
   Яна терпела. Угрозы стукача-капитана надоели до чертиков, но уж лучше было держать его на глазах, чтобы, не дай бог, не учудил чего со злости. А капитан все говорил и говорил. Слова лились, как вода из худого ведра:
   - ...Я никогда не назову тебя командиром! Ты опозорила звание Охотника! Ты подняла руку на члена Братства, твоего товарища! - (конечно, у Яны было свое мнение по поводу того, каким товарищем был убитый ею Яков, и все же ответственности с себя она не снимала). - Ты предательница рода людского! Убивая людей, ты якшаетесь с вампирской нелюдью!
   - Яна! - раздался голос Игоря-малкавианина. - А, можно, за "вампиров" я ему в рыло накачу?
   - Нельзя! - оборвала его Охотница. - Не видишь что ли, не в себе человек!
   Баба-ах!!! На соседней улице, там, где часть группы штурмовала СБРовский блокпост, что-то взорвалось.
   - Командир! - прорвалось в наушниках сквозь треск непонятно откуда взявшихся помех. - К противнику подошло подкрепление!
  

**

   Две БМП перли по центру улицы. Одна чуть впереди и правее, другая левее и немного сзади. Обе в вызывающем "зимнем" камуфляже, обе с красными крестами и мечами на орудийных башенках. Президент призвал-таки великоросских чекистов. Гусеницы уверенно подминали под себя полотно дороги, оставляя на темно-сером асфальте хорошо заметные светлые щербины. Если принимать во внимание дорожную разметку, то боевая машина, двигавшаяся слева, шла по "встречке". Впрочем, о каких дорожных правилах можно было говорить там, где проводилась войсковая операция? "Совсем оборзели чекисты, ПДД для них не указ", - ухмыльнулся Егор, поднимая гранатомет.
   Еще чуть-чуть... Выстрел! Взрыв! Дымящая БМП замирает, раскатывая на асфальте траки перебитой гусеницы. И в этот момент в дело вступает пулемет... Городская тактика. Действия мелкими группами. Пятерка здесь - почти идеальная тактическая единица. Один боец - гранатометчик, еще двое - пулеметный расчет, и пара автоматчиков. В принципе, может быть и снайпер, но это уже в зависимости от задач.
   Те, кто выскакивал из десантного отделения боевой машины, тут же попадали под очереди пулемета, и огонь автоматчиков. Свинцовый дождь. Звучит, конечно, банально, но смерть сама по себе довольно-таки банальная штука. Шедшей впереди БМП тоже пришел абзац, с удовлетворением отметил Егор - вторая половина его десятки сработала как надо. Действия мелких групп в условиях города: ударил - отошел. Дело сделано, Охотничья десятка исчезла во дворах - переулках.
  

**

  
   Яна вызвала в памяти карту нужного района и мысленно усмехнулась: сама себе планшет, сама себе программа "Навигатор". Так уж устроены были Охотники - никогда ничего не забывали. (По крайней мере, если сами не хотели забыть). Все увиденное, услышанное, пережитое ими откладывалось где-то там, в запасниках памяти. А, возникни необходимость, и вот они, воспоминания, до мельчайших подробностей, будто только что все случилось. В свое время карту Красноуральска и окрестностей Яна прорабатывала очень даже внимательно. Место службы каждый Охотник обязан знать досконально. Зачем? Ну, это же самоочевидно: чтобы успешно противодействовать потенциальному противнику, попросту говоря, каинитам. Яна усмехнулась своим мыслям. Посторонний, увидевший ее в этот момент, мог бы заметить горечь усмешки молодой женщины. Каиниты, нелюди (по крайней мере, некоторые из них) были куда человечнее отдельных человеческих индивидов. Люди, лишающие других людей воли... Что может быть омерзительнее?
   Стараясь отбросить неуместные мысли, Яна сосредоточилась на главном. Итак, как же выбраться из того дерьма, в которое так некстати вляпалась она со своей группой? Неожиданно появившиеся великоросские чекисты оказались очень неприятным "сюрпризом". Яна скользила мысленным взором по карте города. Вот тот участок, на котором в настоящее время находится СГ-22. Ее группу блокировали вот по этому и этому направлениям. Варианты действий? Можно, конечно, отказаться от попытки прорыва к мэрии, вывести всех назад в место базирования. Если раздробить группу на десятки, да, каждой дать свой маршрут отхода... И, что дальше? Ну, вернувшись, она свяжется с Советом Братства, обрисует ситуацию. Руководство оценит угрозу. По тревоге будут подняты Красноуральские страж-группы. А, если к ним добавятся еще и дозор-группы, те, что в городе... Э-эх, да, кого она обманывает? Какие, к черту, группы? Не свяжется она с Советом, попросту не дозвонится, а потом станет поздно что-либо делать. Чекисты уже здесь. Вдруг вспомнилась трансляция судебного заседания, что довелось увидеть на базе великоросских Охотников: сгрудившиеся у телевизора люди, сдавленный кашель, и застрявший в горле комок, который она никак не могла сглотнуть. Во весь экран некрасивое, с грубыми чертами лицо великоросского Охотника. Как же его звали? Егор Ефремович, командир группы "Суздаль" - услужливо подсказала память. Вспомнились его страшные глаза. Мертвые и пустые. Такое не забудешь. Яну передернуло. Нельзя допустить, чтобы здесь случилось то же самое. Нельзя! А, значит, придется-таки прорываться к мэрии. Конечно, одной Охотничьей группой войну не выиграть, но, может быть, ее "Двадцать вторая" станет "бабочкой на штанге" - тем бесконечно малым весом, что, добавившись к основному, неожиданно для всех вдруг делает ношу неподъемной. Одна группа. Меньше сотни боевых единиц. Но они, черт возьми, Охотники! Даже небольшие силы, оказавшись в нужное время в нужном месте, могут серьезно повлиять на ход событий. И, если уж на то пошло, от них не требуется совершать что-то невозможное. Нужно всего лишь вместе губернаторским "гарнизоном" удержать мэрию до подхода помощи. А, помощь будет, обязательно будет. Нужно просто удержать мэрию. Просто удержать... Командир СГ-22 машинально чуть поправила стойку с микрофоном. "Выдвигаемся!" - раздался ее голос...
  

***

   Сергей Солодов спал. Снилась ему встреча с избирателями. ТА САМАЯ.
   Собственно, встреча уже закончилась. Арендованный в районном Дворце культуры зал быстро пустел. Видеооператоры упаковывали в баулы аппаратуру. А сам Сергей, уединившись в фойе с несколькими заинтересованными персонами, обсуждал свою программу действий на посту градоначальника. Кое о чем он уже упоминал на только что прошедшей встрече, но там было слишком много бла-бла-бла, и слишком мало конкретики. Собственно, для прессы именно то, что нужно, но серьезные люди предпочитали досконально разбираться, куда их призывают инвестировать, и что в итоге они смогут с этого получить.
   - Ну, так вот..., - продолжал Солодов, и тут увидел вышедших в фойе жену с дочерью. - Прошу прощения, я ненадолго.
   Извинившись перед собеседниками, Сергей подошел к родным.
   - Па, нам тебя подождать? - спросила Ева.
   Улыбнувшись дочери, Сергей покачал головой.
   - Не надо. У меня важный разговор. Это может затянуться. Лучше сразу езжайте домой.
   - Сережа, ты точно не хочешь, чтобы мы тебя подождали? - жена вопросительно глядела на Сергея Солодова.
   Ее хрупкая фигурка казалась непривычно напряженной. Холод морозной волной вдруг пробежал по позвоночнику, и внезапно Солодов с кристальной ясностью осознал, что это был не просто вопрос.
   - Нет, милая, - машинально ответил он, - боюсь, сегодня вам придется ехать без меня.
   И тут же странная тревога острыми когтями впилась в самое сердце. Ощущение чего-то непоправимого, словно ледяная волна, захлестнуло, накрыло с головой.
   - Ну, тогда прощай, Сережа, - тихо проговорила жена, и, отвернувшись, медленно-медленно пошла на выход.
   Удержать! Не дать ей уйти! Почему-то именно это казалось Солодову сейчас самым важным. Он прилагал невероятные усилия, пытаясь сделать хотя бы шаг. Бесполезно. Непонятный холод сковал тело, превратив его в кусок льда. "Стой! Подожди!" - силился крикнуть Сергей. Перехваченное спазмом горло издавало лишь слабый хрип. Все, что ему оставалось, это лишь наблюдать, как они уходят. Обе. Жена, а за нею дочь. Смотреть им вслед, и понимать, что это уже НАВСЕГДА. Неожиданно Ева притормозила, обернулась, взглянула на Солодова своими вдруг ставшими бездонными и какими-то... нечеловеческими глазами.
   - Ты ошибаешься, Па, - услышал Сергей. - Я вернусь.
   Стало чуть-чуть теплее...

**

   - Серей Платонович. Сергей Платонович!
   Сергей поднял голову. Видения сна блекли, развеивались, словно утренний туман, оставляя после себя лишь легкую грусть.
   Первое время, после гибели жены, было совсем худо, давила апатия. Потом привык, переболел. От черной безнадеги вылечили поиски дочери и желание отомстить. Надо сказать, каждое из "лекарств" он "принимал" старательно. Немало исполнителей, и заказчиков убийства своей жены Солодов отправил к праотцам. Не всех. Кое-кому удалось сбежать за бугор, но Сергей надеялся, что рано или поздно очередь дойдет и до них. Что же касается дочери, то он ни минуты не сомневался в том, что Ева жива. Ему не верили, уговаривали примириться с потерей, но в конечном-то итоге прав оказался он, а не все те "реалистично мыслящие" и "рассудительные", кто утверждал, что его дочери давно уже нет в живых. Некоторые, впрочем, не отказались от своего мнения и после того, как Ева нашлась...
   - Сергей Платонович!
   Вот черт! Как человека ни форсируй, а четвертые сутки без сна сказываются. Надо же, за столом уснул. У дверей стояла секретарь Зинаида Марковна - сорокапятилетняя интеллигентного вида дама. Солодов не был сторонником молоденьких длинноножек. В серьезной организации, считал он, для работы секретарем нужна не столько сексапильная внешность, сколько профессионализм. Чего-чего, а профессионализма у Зинаиды Марковны было не отнять - все всегда вовремя, аккуратно и на своем месте. Короче говоря, если и не идеал, то очень близко к нему.
   Заметив, что Солодов проснулся, секретарь поспешила сообщить:
   - Звонили из Минобороны, Вас к телефону просили. Я сказала, что Вы вышли. Через десять минут должны перезвонить.
   - Спасибо, - поблагодарил Сергей. - Позвонят, переключите на меня.
  
   Полчаса спустя, Владимир Миронович Заварзин - Министр обороны Ижевской губернии сидел у Солодова в кабинете, прихлебывал душистый чай, заваренный Зинаидой Марковной, и обсуждал со своим собеседником текущие дела. Министерства располагались в соседних зданиях, так что устроить междусобойчик, или, выражаясь официально, межведомственное совещание не представляло труда.
   - ...Плохо, Сергей, по-настоящему плохо, - отхлебнув чаю, продолжал министр.
   Знали они друг друга давно, а потому наедине, общались меж собою попросту: "на ты", по имени и без чинов.
   - Мы же выбили у них две трети бронетехники, или я неправильно понял сводки? - Солодов бросил взгляд на собеседника.
   - Да, правильно ты все понял, - отмахнулся тот. - Наша техническая продвинутость по сравнению с Северной, понятно, сказывается. У них на вооружении полно старья. Был бы это обычный конфликт, я б не сомневался, кто кому наваляет. Но, то-то и оно, что конфликт-то этот, будь он неладен, обычным никак не назовешь. Людской состав группы вторжения Северной почти целиком состоит из форсеров. Уму непостижимо! У нас в губернии, по сравнению с Северной, каинитов в разы меньше. Но даже с учетом этого, все равно непонятно, откуда они взяли столько крови для инициаций?
   - Непонятно? - Солодов усмехнулся. - Могу просветить тебя, Володя. Информация по моему ведомству проходит, так что, ну, сам понимаешь. Наши Большеуфимские союзники совершенно случайно перехватили, шедшую из Великороссии, большую партию крови. Получатель, по-видимому, был в Екатеринбурге. Кто конкретно за всем этим стоял можно только предполагать. Груз предназначался какой-то фирме-однодневке. Партия - около полутысячи ампул. Емкости каждой ампулы хватало на одну инициацию.
   Министр присвистнул.
   - Ничего себе! Большеуфимцы с нами не поделились, случаем?
   - Обломись, - хмыкнул Солодов. - На всю партию наложило лапу Братство. Но, я, собственно, к чему это все тебе говорю. Груз крови обнаружили СЛУЧАЙНО. А, сколько ее могло пройти незамеченной?
   Заварзин помолчал, погладил коротко стриженый затылок, в два глотка допил чай, и, аккуратно поставив чашечку на блюдце, все сдвинул в сторону.
   - Понимаешь, Сергей, - наконец, проговорил он, - сейчас уже не важно, откуда у Северной кровь для инициаций. Важно лишь то, что если не получится изменить ситуацию, нам всем придет кирдык. Помощи ждать неоткуда. Большеуфимцам не до нас. Техническое превосходство над Северной в условиях ограниченного конфликта в полной мере мы использовать не сможем. Наиболее разрушительные средства, вроде установок залпового огня, на собственной территории применять крайне опасно. Да, нас свои же прикончат, как военных преступников. А, как еще можно остановить форсеров, я, просто, не знаю. Обычные люди, пусть и с армейским опытом, им, что дети малые. Они ведь так, чего доброго, и до Ижевска дойдут.
  

**

   Владимир Миронович уже ушел, а Солодов все еще сидел за столом у себя в кабинете, обдумывая случившийся разговор. Заварзин прав. Техническое превосходство штука, конечно, хорошая, да, только, в сложившейся ситуации оно мало чем поможет. Техника без людей немногого стоит, а служащие в вооруженных силах Ижевска на девять десятых не форсированы. Кто может противостоять силам вторжения Северной? Каиниты, проживающие в губернии (к слову сказать, немногочисленные), с администрацией практически не сотрудничают. Им, в общем-то, по барабану, кто будет у власти. Есть небольшое число каинитов Коалиции, работающих в Ижевской "оборонке" по договору с Большой Уфой, но эти вообще не в счет. Охотники, ясное дело, вне политики. Из-за дефицита крови для инициаций, своих форсеров в губернии не много - часть сил СБ, да губернаторский спецназ. Конечно, чиновники высокого и среднего ранга сплошь форсеры, представители крупного бизнеса - тоже. Только вот выгнать их на передовую вряд ли получится. Солодов усмехнулся своим мыслям. Надо что-то делать. Вопрос, что? Вообще-то, кое-какие наметки были... Палец вдавил клавишу селектора: "Машину к подъезду".
   Уже выходя из кабинета, Солодов обернулся к секретарю: "Зинаида Марковна, если будут искать, я на "Ижмаш" поехал".

**

   - ...Сергей Платонович, даже не просите! - начальник спеццеха - крепко сбитый каинит в рабочем комбинезоне, покачал головой, да так энергично, что, казалось, еще чуть-чуть, и она бы оторвалась. - Вы просто не понимаете, чего просите! Изделия не прошли полевые испытания! Более того, они попросту не готовы! Даже для испытаний!
   Сергей глубоко вздохнул, и медленно-медленно выдохнул. После получаса общения зануда тремер начинал действовать на нервы. Кстати, откуда взялось мнение, что все тремеры - худые заморыши. Начальник цеха своей телесной крепостью больше напоминал бруйянина.
   - Но, ведь, испытания ваших изделий уже идут! - в отчаянии выдохнул Солодов.
   - И где, позвольте поинтересоваться? - насмешливо вопросил каинит.
   У Сергея возникло стойкое ощущение, что он пытается пробить головой каменную стену.
   - В Большой Уфе, - устало ответил он. - В Большой Уфе уже идут испытания. В боевой обстановке.
   - Дорогой мой человечище, - фыркнул крепыш, - да, это ж, как говорят в Одессе, две большие разницы. Там големы собирали, можно сказать, вручную. Вы понимаете, что такое ручная сборка? Это отменное качество. Это тщательная проверка каждого сочленения, каждого блока, каждой вязки заклятья. А, тут у нас серия. Вал. Конвейер. Понимаете? Тут другой подход нужен. И потом, я же сказал: големы не готовы. Действительно не готовы. Нам так и не прислали для них излучатели.
   У Солодова разболелась голова. Вроде бы и болеть-то ничего не должно - форсер все-таки, и тем не менее... Наверно, сказалось нервное напряжение. Навалилась усталость. Выходит, все зря? Зачем он вообще сюда приехал? Будь неладен чертов вампир с его ослиным упрямством! Как остановить вторгшиеся подразделения Северной? Кем? Чем? Уговорить Заварзина на использование "Смерчей"? Так Мироныч уже высказался, что думает по этому поводу. Он, конечно, прав. Применение установок залпового огня им никто не простит. Проклятье, как же болит голова...
   Занятый своими мыслями, Солодов двинулся на выход (даже попрощаться забыл), и... был остановлен окриком крепыша.
   - Подождите! Сергей Платонович, да, подождите же!
   Сергей обернулся. Ну, что еще ему надо?
   - Скажите, там действительно все так плохо?
   Солодов потом так и не смог понять, что на него нашло. Почему он, привыкший по долгу службы к скрытности, выложил этому каиниту все, как на духу, без утайки, без прикрас. В одном он был уверен: давление на него никто не оказывал.
   Выслушав, каинит пару минут молчал, что-то прикидывая в уме.
   - Когда понадобятся големы? - неожиданно спросил он.
   - Вчера, - буркнул Солодов.
   - Экий, Вы, батенька, шустрый, - ухмыльнулся крепыш. - Ладно, попробую что-нибудь придумать. Учтите, насчет артефактов-излучателей я Вас не обманывал. Их так и не прислали. Големы потеряют в огневой мощи. С левой стороны, вместо излучателя, видимо, придется закрепить автоматический гранатомет, а сверху смонтировать пусковую установку ПтУР. Ну, да, ладно, это уже мои проблемы.
   Сказав, крепыш тут же забыл о Солодове, достал из кармана коммуникатор и принялся кому-то отдавать распоряжения. Уже уходя, Сергей услышал: "...Да. Ты не ослышался, приступай к программированию... И не тяни, техникам еще оружие монтировать... Что значит зачем?! Я хочу, чтобы големы были готовы..."
  

**

   Рано утром, стальных крабо-пауков вместе с командирами-каинитами погрузили в транспортные вертолеты. Им предстояло недолгое путешествие к театру военных действий.
   Забегая вперед, отметим: против нового подразделения армии Ижевска силы вторжения продержались ровно сутки. Авантюра Северной закончилась сокрушительным фиаско.
  

***

1

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"