Санько Александр, Санько Марина: другие произведения.

Самый главный тест. Глава 26

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


26

   Вы никогда не видели, как голем выглядывает из-за угла? Любопытное зрелище, надо сказать. Крабопаук подходит как можно ближе к углу здания. Свои передние лапы он старается поставить так, чтобы те не выступали за край, и не демаскировали его. Корпус подается вперед, при этом передняя часть несколько опускается, а задняя приподнимается, как у собаки перед прыжком. Из корпуса на телескопической штанге выдвигается "глаз" видеокамеры. Он-то и заглядывает за угол.
   Ментальный щуп касается моего щита. Технология взаимодействия отработана. Сначала идет идентификационный шифр, который я сличаю с образцом, и, при совпадении, принимаю информпакет. Ну-ка, ну-ка... Все сходится. Проверка пройдена.
   - Наблюдаю враждебное присутствие, - бубнит в сознании монотонный голос Кадета.
  
   Големы, которых нам придали в усиление, были из последней партии, в смысле, улучшенные, и, соответственно, имели в конструкции немало всяческих "вкусностей". Например, оператор (командир) мог отдавать команды голему тремя различными способами: просто голосом, по шифрованному радиоканалу и ментально. Соответственно, и в обратной связи (от голема к его командиру) предусматривались те же три возможности. Понятное дело, каинитам-менталам (и мне, в частности) удобнее всего было пользоваться ментальной связью. Почему? Ну, по-моему, преимущества очевидны: быстро (за единицу времени обрабатывается наибольший объем информации), надежно, и, к тому же, есть возможность принимать и передавать видео без дополнительных технических средств. Пожалуй, единственным недостатком ментасвязи был ограниченный радиус действия.
   Те големы, которые достались мне, имели обозначения: "ноль семь эм" и "десять эм". Такие "имена" не очень-то удобны, а потому я дала своим "солдатам" позывные: Кадет и Капрал. Выбрала не просто так. Один из них казался только что вышедшим из сборочного цеха. Весь из себя новенький, блестящий, ни царапин, ни потертостей. Толи не довелось голему побывать в серьезной заварушке, толи просто повезло, и ни разу не зацепило. Думаю, не надо объяснять, почему я назвала его Кадетом? А, вот второй выглядел совсем по-другому: корпус в "оспинах" от пуль и осколков, часть антенн отсутствует, одна из трех фронтальных камер напрочь раскурочена - капрал-ветеран, да и только.
   В информпакете Кадета оказалась "прикрученная" "картинка". Ну-ка, ну-ка. Поперек улицы - бетонные блоки. За ними видна верхняя часть корпуса и орудийная башенка БМД. На ней кто-то сидит и что-то ест. Похоже, личный состав блокпоста нападения не ждет - слишком расслаблены. Хотя, с другой стороны, кого им бояться? Все, кто представляет для форсеров настоящую угрозу, надежно блокированы. Ну, во всяком случае, так им кажется. Ага, пулеметная точка. Расчет тоже что-то жует. У них там что, обеденный перерыв? Выполняя мою команду, Кадет поводит камерой - "картинка" сдвигается. А, здесь у нас что? Открытое чердачное окно? Так-так... Бросаю ментальный луч. Никого. Ну, вот и ладненько, а то для полноты ощущений нам только снайпера и не хватает. Связываюсь с Кабаном, быстро обрисовываю ситуацию, предлагаю варианты, получаю добро. Ну, что ж, приступаем.
   Раз! И Кадет с Капралом выскакивают на середину улицы. Надо сказать, для существ (или все-таки устройств?) весом в несколько тонн это было проделано на редкость шустро. Спецназовец, тот, который что-то жевал, сидя на орудийной башне БМД, так и застыл с набитым ртом. Два! Големы берут на прицел блокпост. Три! Четыре! Плавятся бетонные блоки в плазменном огне, осыпается облаком пыли боевая машина десанта. Пять!..
   Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! Кто не спрятался, я не виноват. Помните детскую считалку? Им некуда было прятаться, да и времени на это не осталось. Свинцовый ливень безжалостно смыл живую силу противника. На все про все - считанные секунды. Сверхрежим, что же вы хотели?
   Времени в обрез. Очень скоро комсостав задействованного в городе спецназа СБР поймет, что кое-кто собрался окончательно похоронить и так уже пробуксовывающую операцию. И вот тогда уж нами займутся всерьез. Так что главное сейчас - опередить противника, не дать ему собраться с силами. Наш козырь - прорыв в режиме нон-стоп.
  
   Те, кто родился и живет в окружении многоэтажек, воспринимает городские звуки как привычный и почти не замечаемый фон: где-то играет музыка, позвякивают трамваи, сигналят автомобили, зазывает покупателей бойким слоганом очередная торговая сеть... За время участия в нынешней заварушке, привычным фоном всем нам стали стрельба и грохот взрывов. На них, кстати, тоже почти перестаешь реагировать, отмечая для себя разве что возросшую интенсивность или опасную близость.
   - Кира, - со мной связался Кабан, - кажется, в районе мэрии идет бой.
   Прислушиваюсь. Вот черт, а Витька-то прав. Доносящиеся с той стороны звуки - вовсе не вялая перестрелка, как в других частях города, а очень даже интенсивная пальба. Похоже, "миротворцы" начали очередную атаку на мэрию. Надо спешить.
  

**

   ...В первое мгновение я даже не поняла, что именно было не так с этими БМП. Ну, стоят себе поперек улицы две боевые машины пехоты, ну, стреляют куда-то вдоль нее. Надо полагать, по кольцу баррикад бьют, куда же еще? Ясен пень, машины вражеские, раз наших обстреливают. Но это все проскочило в первое мгновенье, а уже в следующее до меня дошло, что именно показалось не так. Цвет! Обе БМП были окрашены в вызывающе белый со светло-серыми разводами камуфляж. Чекисты! Ошибки нет. Вон и красный крест на башне ближайшей ко мне БМП. Явились-таки, крестоносцы хреновы!
   Откуда-то из самой глуби естества, медленно поднимается холодная ярость, на задворках сознания рычит Зверь. Вы получите свое, сволочи! За все, за все - за растоптанное Соглашение, за обманом уничтоженные кланы, за преданных и оболганных Охотников, за моего человеческого отца, которого я никогда уже не увижу.
   В недобрый для чекистов час мы выскочили на них из переулка. Огонь! Два дезинтегрирующих луча скрещиваются на первой из БМП, разваливая ее на части. Бойцы, а их рядом с машинами было около двух отделений, бросаются врассыпную. Двое все-таки угодили под луч. Неприятное зрелище. Орудийная башенка второй БМП начала было разворачиваться в нашу сторону, но разве сравнятся в быстродействии приводы башни с реакцией големов? Вторую боевую машину развалили точно так же, как и первую...
  

***

   Максим с досады скрипнул зубами. Не успели! Упустили возможность! Пока они с Аристархом готовили встречную атаку в помощь Охотникам, к противнику подошло подкрепление, и он, оживившись, в очередной раз "попробовал на зуб" позиции вокруг мэрии. Удары пришлись сразу с нескольких сторон. Тут уж стало не до встречной атаки, периметр бы удержать. Охотничья группа, столкнувшись с многократно превосходящими силами и не дождавшись помощи от "гарнизона" мэрии, вынуждена была отойти. Куда, в горячке боя Максим не заметил. Впрочем, как он предполагал, группа могла отступить к заброшенной стройке.
   Недалеко от площади, где располагалось здание мэрии, находился замороженный долгострой. Предполагалось, что это будет Дворец бракосочетаний. Уложили фундамент, частично возвели стены и проложили коммуникации, а потом начались проблемы с финансированием и стройку свернули до лучших времен.
   Концентрация сил противника в том районе и активная перестрелка косвенно подтверждали предположение Максима.
  

***

   - ...Не вышло, командир, - развел руками Егор, в голосе десятника слышались виноватые нотки. - Там одной только бронетехники... А, у нас на два РПГ один выстрел остался. Можно, конечно, попытаться прорваться мимо "брони". Думаю, прорвались бы, но подступы насквозь простреливаются. Потери серьезные будут.
   На миг Яна отвернулась - не хотела, чтобы Егор увидел выражение ее лица. Командир должен сохранять спокойствие. Всегда. То, что в случае прорыва будут потери, она и сама отлично понимала. Противник форсирован, а, значит, у ее бойцов, по большому счету, никаких преимуществ. Надеялась, что где-то чекисты могли дать слабину. Тогда малой кровью удалось бы вывести группу из ловушки, в которую ее сама же и загнала. Похоже, зря надеялась.
   Отход к заброшенной стройке оказался тактическим просчетом. Нельзя было идти на поводу у своих чувств. Яна не рискнула выводить группу в "спальные" районы города, понимая, чем это грозит их жителям. Охотница родилась в Красноуральске, любила его, и не желала горожанам лишних проблем. В результате, лишние проблемы свалились на СГ-22. Конечно, перенос активных боевых действий к стройке позволял уберечь от ненужных разрушений хоть сколько-то городских зданий. Кроме того, заброшенное строительство давало немало возможностей для обороны. Увы, одновременно с этим резко ограничивалась свобода маневра. Укрывшись на стройке, Охотники, по сути, оказались в ловушке. Яна невесело усмехнулась, пожалуй, единственным плюсом ситуации, в которой они оказались, было то, что СГ-22 оттянула на себя немало сил противника. Может, "гарнизону" защитников мэрии станет хоть чуть-чуть легче.

**

   Взрыв. Еще и еще. В стороны летит бетонная крошка, иной раз вполне себе увесистые куски попадаются. Не убережешься, могут так "приласкать", что и каинитская кровь не поможет. Поначалу чекисты пытались сходу взять позиции страж-группы - не получилось. Охотники убедительно подтвердили статистику. Ту самую, где говорится, что атакующих обычно гибнет куда больше, чем обороняющихся. Командиры подразделений ЧК дураками отнюдь не были. После нескольких атак, закончившихся ничем, они прекратили гнать своих бойцов под пули Охотников. Блокировав стройку со всех сторон, чекисты начали, неспеша, ровнять ее с землей.
   Последний выстрел лег совсем рядом, и, если бы не сверхбыстрая реакция Охотницы, пришлось бы командиру СГ-22 отчитываться перед Самым Главным Судьей. Обошлось.
   - Все живы? - спросила Яна, вставая.
   Буквально десять минут назад такой же взрыв накрыл троих из группы, и сверхреакция не помогла - наповал.
   - Нормалек, - вытирая со щеки кровь, ответил Егор.
   Охотница бросила беглый взгляд по сторонам. Похоже, бетонной крошкой посекло одного десятника, да, и то не сильно.
   - Какого черта без шлема? Жить надоело?!
   - Связь вырубилась, командир, - пожал плечами Егор. - В наушниках хрип один, ничего не слышу. Уж лучше так...
   - Это ты виновата! Ты! - вдруг выкрикнул до того молчавший капитан. - Ты затащила нас в эту ловушку!
   От его надрывного крика Яна скривилась, словно от чего-то кислого. И почему в жизни так выходит? Хорошие люди гибнут, а какому-нибудь стукачу и паникеру ничего не делается?! Воистину, дерьмо не тонет.
   - Из-за тебя нас всех..., - не унимался капитан.
   Крикуна заткнули стоявшие рядом бойцы десятка Егора. Капитанскую "Гюрзу" десятник передал Яне.
   - Возьмите, командир, а то, не дай бог, с перепугу, что-нибудь устроит.
   - Ты ответишь за это, - бубнил капитан, - вы все за это ответите...
   Впрочем, попыток вернуть себе оружие Гаршин не предпринимал, и то хорошо. Охотница вздохнула. Пусть капитан стукач и трус, но в одном он прав: группа оказалась в затруднительном положении по вине ее командира. Эту вину Яна с себя не снимала, но и зацикливаться на ней не собиралась. Командир не имеет права раскисать. Раз уж она загнала своих людей в задницу, то должна сделать все, чтобы их оттуда вытащить.

***

   Вот скажите, что делать с этими дядечками дружинниками? Лезут почем зря вперед под пули и огребают. Пятеро уже словили "гостинцы". Слава Отцу Каину, живы остались. Одного-то из них, по большому счету, даже не ранило, скорее уж, покарябало. Остальным повезло меньше. Этих, после оказания первой помощи, пришлось растаскивать по домам. Доставлять раненных домой поручали их соседям и знакомым. (Живущие в одном районе дружинники, как правило, друг друга знали). И все б ничего, если бы те, кто остался, стали вести себя осторожнее. Какое там! Они же все сами с усами. Каждый первый - тактик, каждый второй - стратег. За чужими спинами прятаться не желают и все такое. Вот и выкручивайся, как хочешь: толи командуй големами, толи следи, чтобы дружиннички со своей тормознутой реакцией на пулю не нарвались. А ведь мне еще, как менталу, приходится сканировать всякие подозрительные места вроде чердаков и крыш на предмет снайперов.
   Только не подумайте, что я считаю наших дружинников ни на что не годными хвастунами. Вовсе нет. Уверена, столкнись мы с обычными вояками, пусть даже и с каким-нибудь спецназом, человеческая часть отряда держалась бы вполне достойно. Но то-то и оно, что противники у нас не были обычными людьми, и против них подготовка дружинников мало чего стоила.
   На глаза попался Сашка. Его тоже приходится одергивать, чтобы не нарывался. Но у парня хотя бы с реакцией все в порядке. Хм, а не поручить ли ему?.. Сашку хоть на плакат "Готов к защите Родины". Стоит с излучателем на плече. Весь из себя серьезный, подтянутый и уверенный. Правда, если приглядеться, можно заметить в глазах веселые искорки. Эдакое, знаете ли, ожидание подвигов и приключений на свою задницу. Вот с таким-то настроем и влетают в разные неприятности, иногда, увы, с летальным исходом. Ну, да ничего, от этого "недуга" есть опробованные методы лечения. По себе знаю, лучшее лекарство от безалаберности - ответственность за других.
   - Саша, иди сюда. Для тебя есть поручение.
   - Слушаю, Кира, - Сашка - само внимание и готовность к действию. Только прикажите - сроет горы и выкопает море.
   Посмотрим, что ты скажешь, когда узнаешь суть задания.
   - У дружинников, а они, в отличие от тебя, не форсированы, маловато шансов остаться в живых. Нужно не дать им лезть вперед под пули. Как ты их удержишь, на твое усмотрение. Хоть за ремни оттаскивай. Задача ясна?
   Ну, вот, так я и знала: на лице у парня испуг. Стоит, глазами хлопает и вид такой, словно ему поручили выполнение смертельной миссии. Хотя, нет. На смертельное задание он, скорее всего, подписался бы с большей охотой.
   - Меня, - бормочет Сашка упавшим голосом, - никто из наших мужиков и слушать не станет. Некоторые из них состоят в "Дружине" с момента ее создания, а я без году неделя как дружинник. Понимаешь? Чтобы уважали и слушались авторитет нужен. У меня пока еще его нет.
   Ну, по крайней мере, парень самокритичен, что тоже неплохо.
   - Саша, авторитет не появляется сам собой из ниоткуда, его нарабатывают. Вот, к примеру, с помощью твоих "зажигалок" Стас сжег "Тигр". Знали дружинники, кто эти гранаты снарядил? Знали. Так что, какое-то уважение у них ты уже успел заработать. А, сейчас самое главное - сохранить им жизни. Наши противники, эти спецназовцы... Они такие же, как ты, Саша. У обычного человека в боестолкновении с ними шансов почти нет. Бойцы "Дружины" только погибнут зря. Рассказать правду мы не имеем права - секретность. Значит, надо как-то уберечь дружинников, не дать им ввязаться в драку. Это твое задание. Первое задание в Проекте. Справишься, вот и авторитет появится. Действуй!
   Дала поручение Сашке и на время выкинула из головы эту проблему. Не до нее стало. Краем уха все-таки успела услышать:
   - ...Это ж современная война, дядь Семен. - вещал Сашка. - Как америкосы воюют? Они ж в атаку идут только, когда противник по уши вбит в землю ракетными ударами, да бомбардировками.
   Неизвестный мне дядя Семен что-то ответил - не расслышала. И снова Сашка:
   - ...Ну и что? Зато у нас боевые роботы. Вот они, а не люди, и должны лезть под пули. Это их задача - жечь "броню" и разбираться с огневыми точками. А, на нас - окончательная зачистка...
   В верном направлении мыслит парень. Может, сумеет убедить всех этих дядек?
   - Твари! - слышу чей-то крик.
   Не разобрала, кто кричал. Да, это и не важно. Я их увидела. Вот они, наши старые знакомцы - мегаволки, суперпсы, или, попросту, твари. Наверно, их гнали к кольцу баррикад у мэрии. Только, непонятно почему выбрали такой мудреный маршрут. Во всяком случае, выскочили они на нас с боку из какого-то узкого и извилистого проулка. Проклятие! Это называется: что такое не везет, и как с ним бороться. Первым же ментальным ударом большую часть людей из нашей команды твари уконтропупили напрочь. Почти все дядечки вырубились и Сашка вместе с ними, вот непруха. Громыхнула на асфальте труба излучателя, выпав из ослабевшей руки парня. Да, уж, ментальный удар тварей - что дубиной по голове. Даю команду своим железным солдатам. Големы разворачиваются к неожиданно появившемуся противнику. Ну, сейчас!.. Ох, черт! "Собачки" ударили снова. Те дядечки-дружинники, кто еще оставался на ногах, попадали в обморок. Досталось и Капралу с Кадетом.
   Говорила мне как-то Маргарита, что големов невозможно взять под ментальный контроль. Дескать, изначально заданная программа перебивает любые внедряемые императивы, и потому ментальная защита големам не нужна. Ага, вижу я, как она "не нужна". Перемудрила моя наставница. Наших железных солдат, может, и нельзя взять под ментальный контроль, а вот оглушить, оказывается, не так уж и сложно. Стоят Капрал с Кадетом, покачиваются на своих паучих лапах, и ни тпру, ни ну. Ступор у них случился, цепи (или что там есть у големов?) закоротило нафиг. Пытаюсь войти к ним в сознание - фиг вам! Там все перепутано, как после атомного взрыва, не знаешь за что схватиться. А события, тем временем, словно лихие скакуны, несутся галопом. Крики, треск автоматных очередей, хлопки одиночных... Блин! "Собачки" кинулись на валявшихся в обмороке дружинников. Черт-черт-черт! По боку големов - не до них! Двух ближайших ко мне тварей упокоила, всадив в каждую по "Стреле огня". Опасно, конечно, в суматохе плазмой пуляться. Попадешь ненароком в своего, моментом к праотцам отправишь. Да, только как по-другому с тварями обходиться, если они умудряются выдерживать полновесную автоматную очередь. Поразительная живучесть! Наши, конечно, не подкачали. Быстро сориентировались, быстро вступили в бой, и выдали "собачкам" по первое число. Кстати, излучатели очень хорошо себя зарекомендовали. Вокруг бедлам. Плазменные вспышки, грохот выстрелов, пронзительный визг тварей. (Они, как выяснилось, когда их хорошенько подпалишь, могут визжать на грани ультразвука). Воздух, кажется, насквозь пропитался кисловатым запахом пороха пополам с омерзительным зловонием горелой плоти. Вот, уж, действительно - ад наяву.
   "Собачками" наши проблемы, увы, не ограничились. Пока занимались тварями, да перестреливались с их погонщиками, подтянулся еще один отряд ЧК.
   Взрыв! Угол дома уберег от осколков. (Не знаю, смог бы мой щит их удержать - очень уж близко рвануло). Сразу же усилилась стрельба. К заполошному треску автоматов добавился грохот крупнокалиберного пулемета. Да, что там такое?
   Оказалось, чекисты наткнулись на големов, и, видя, что те находятся в полуотключенном состоянии, решили их уничтожить. Отчасти это удалось. Заряд РПГ, выпущенный практически в упор, разворотил корпус одному из големов. Кадет (это был он) закончил свое бренное существование. Зато Капрал вдруг "ожил", что оказалось крайне неприятным сюрпризом для позабывших про осторожность бойцов ЧК. Пуля калибра 12,7 мм способна поражать бронированную технику, о людях и говорить не приходится. Первыми же очередями те из чекистов, кто не успел среагировать (а, не успели многие), были просто-напросто сметены. Самые осторожные по-быстрому "сделали ноги", оставив поле боя за големом.
  
   - О-ох! - сидя на асфальте только что очнувшийся Сашка массирует себе виски. - Кажется, отпускает. Такое ощущение было, словно под черепушкой взорвалась граната! Это и есть ментальный удар?
   Удивленно смотрю на парня.
   - А, ты-то, откуда об этом знаешь?
   Сашка смущенно улыбается.
   - Да, понимаешь, там, в виртуальной реальности, на занятиях в центре подготовки нам рассказывали о ментаспособностях живых существ. О ментальных ударах говорили, признаках воздействия на разум, ну, и о том, как от всего этого защититься.
   Ничего себе. Оказывается, "обучалка" Евы не только помогает инициированным освоить новые возможности тела, но и, по крайней мере, частично, посвящает их в Маскарад. Хотя, с другой стороны, Евино заклятье предназначено для обучения форсеров, а их, ведь, все равно потом приходится посвящать.
   Вслед за Сашкой начинают приходить в себя все остальные, попавшие под ментальное воздействие. С кряхтением встают на ноги дядечки-дружинники, поднимают выроненное оружие, ощупывают головы, оглядываются по сторонам в поисках врага. Нет врагов. По крайней мере, поблизости нет. Отбились. Замечаю, как меняется выражение лиц дружинников при виде лежащих на асфальте окровавленных, покрытых рваными ранами тел. Не всех тварей успели вовремя упокоить, некоторые дорвались-таки до живой плоти. "Собачьих" трупов, понятно, не осталось. Тела успели рассыпаться горками праха. Ветер уже потихоньку начал развеивать эти бугорки, смешивая останки тварей с прахом их хозяев. Вот, уж, действительно, в смерти все едины. Ох, что же это я? У меня коммуникатор пищит, а я тут философствую! Кабан был краток:
   - Кира, пора выдвигаться. Через пять минут доложи о готовности.
  

***

   Собрав командный состав группы в мало-мальски защищенном от обстрела укрытии, Яна на камнях расстелила карту.
   - Взгляните. Вот здесь, здесь, здесь, да, и здесь тоже все основательно перекрыто. Егор проверял, - (десятник кивнул, подтверждая). - На этих направлениях прорываться бессмысленно - большие потери обеспечены. А, вот тут, - палец Яны постучал по карте, - пожалуй, можно попробовать. Егор, доложи результаты разведки.
   Десятник кивнул.
   - Перекрыто, действительно, не очень плотно. Пробиться можно. Личного состава там не больше отделения, максимум, человек пятнадцать, плюс БМП.
   - Вот с БМП и надо было начинать, - хмыкнул кто-то из лейтенантов. - Нас половину успеют положить, пока прорываться будем.
   - С "броней" можно в самом начале разобраться, - возразил Егор. - У нас один заряд к гранатомету остался. Дополнительной защиты у БМП нет, стоит на виду вполоборота. Шансы повредить ее очень даже неплохие...
   - Ты хоть понимаешь, что предлагаешь? - тут же встрял капитан Гаршин. - Да тебя раз десять грохнуть успеют, пока ты целиться будешь! А, потом, следом за тобой и всех нас!
   В голосе капитана слышался трагический надрыв. Яна поморщилась: не устроил бы новую истерику. Гаршин был отстранен ею от исполнения обязанностей и разоружен, но звания его никто не лишал. Соответственно, он имел полное право, более того, был обязан присутствовать на совете командного состава группы. Справедливости ради следует сказать, что при всей своей неприязни к истерику-капитану Яна не стала бы утверждать, будто от него не было никакой пользы. Вовсе нет! Трогательная забота о сохранности собственной шкуры побуждала извилины Гаршина работать в усиленном режиме. То, что сказал капитан, имело под собой все основания. Поразить БМП наверняка, при этом не имея времени на тщательное прицеливание, можно лишь с действительно близкого расстояния. Но на такую дистанцию стрелка однозначно не подпустят. Огневая позиция, увы, будет гораздо дальше, чем хотелось бы. И тут в полный рост встанет временной фактор. А, если точнее, нехватка времени на прицеливание. Представьте себя на месте стрелка боевой машины. Как вы поступите, увидев, что некто целится из гранатомета в вашу БМП? Правильно. Постараетесь уничтожить его как можно быстрее, пока он не уничтожил вас. Уязвимость гранатометчика в такой ситуации неустранима. И, что со всем этим делать?
   - Думаешь, как половчее разобраться с БМПэхой? - рядом стоял Игорь-малкавианин.
   Каинитам разрешили присутствовать на совете. Играть в секретность было некогда, да, и смысла никакого - все в одной лодке.
   В ответ Яна пожала плечами:
   - Думаю. Пока ничего не придумала.
   - Мы с Зиной могли бы помочь. Во всяком случае, можем попробовать. Только..., - парень-каинит взглянул на Охотницу, - нужно твое разрешение на вмешательство в человеческое сознание. А, то, чекисты эти, они хоть и уроды, но все-таки люди. По крайней мере, считаются ими.
   - Для начала объясни, что вы хотите сделать, а там посмотрим.
   Игорь кивнул:
   - Хорошо. Зин, давай сюда!
  

***

   Медленно тлела сигарета, вилась к небу тонкая струйка сизого табачного дыма. Механик-водитель курил, высунув голову из люка, и, от нечего делать, разглядывал стройплощадку. Собственно говоря, глядеть-то было больше не на что. Ббуух! - на стройке прогремел очередной взрыв. Территорию обрабатывали основательно. Лупили со всех сторон. Иной раз, осколки даже к их БМП отлетали. Так что, курить кури, но держись настороже. Глупо будет, если тебя угробят парни из твоего же собственного подразделения. Ббуух! Они тоже пару-тройку раз шваркнули из автоматической пушки, пока командир не приказал отставить. Дескать, нечего зря снаряды переводить, найдется кому утюжить стройплощадку; а их задача удерживать позицию и не допустить прорыва. Вообще-то, он прав - от тех, что на стройке, всего ожидать можно. Упорные ребята. Раз пять подразделение поднималось на штурм, и, каждый раз, получало от них по зубам. Слава богу, до отцов-командиров дошло, что пора менять тактику, перестали гнать народ на убой. Ббуух! Вся стройплощадка в облаках дыма и пыли. Наверно, скоро новый штурм будет, на этот раз окончательный.
   Докурив, чекист отшвырнул окурок, и вдруг почувствовал какое-то странное тепло на груди. Что за?.. Чуть расстегнув комбез, он сунул руку за отворот. Медный крест-оберег был ощутимо теплым. Он что, от тела так нагрелся, или?.. Мужчина не успел додумать свою мысль - в следующий миг оберег в ладони стал невыносимо горячим. Чисто инстинктивно рука отбросила обжигающий кусочек металла. Лопнул шнурок, разорвалась связь...
  

***

   - Готово! - выдохнул Игорь, вставая с земли.
   Следом поднялась Зинаида, и, взглянув, на ожидавшую неподалеку Охотницу, подтвердила:
   - Заклятье сработало, подождем еще чуть-чуть и можно начинать.
   Яна молчала, о чем-то задумавшись.
   - Скажите, - оторвавшись от размышлений, проговорила она, - а не получится ли у нас захватить БМП? Вы же, как я поняла, взяли под контроль кого-то из экипажа.
   Игорь покачал головой:
   - Ты все неправильно поняла. Контроль вообще не наша специфика. Мы же не тремеры и не вентру. Одного из экипажа БМП, нам удалось накрыть вариантом "Безумия", но мы его не контролируем. У попавшего под заклятье обострились все фобии. То, что раньше ему только не нравилось, теперь стало просто невыносимым. При этом инстинкт самосохранения у него подавлен почти до полного отключения. Что случится дальше, мы и сами не знаем. Возможно, "Безумец" захочет прикончить сослуживцев из экипажа. Кстати, не факт, что у него это получится. Он может и что-то другое выкинуть. В общем, так: на то, что БМП останется без экипажа, я бы не очень рассчитывал, но, в любом случае, время на прицеливание у вашего гранатометчика будет.

***

   Ох, черт, я ж оберег выкинул - мелькнуло на грани сознания. Не успевшая оформиться мысль была тут же вытеснена лавиной новых, необычных, волнующих. Внезапно с кристальной ясностью он осознал, что может покончить с опостылевшей рутиной. Все надоело. Абсолютно все. Надоело вонючее нутро его БМП, дуболомы-сослуживцы и самодуры-командиры, дурацкий марш на Урал, этот чертов городок, чертовы вампиры, и сама чертова служба. Все опротивело, набило оскомину и вызывало глухое раздражение. Впрочем, теперь он знал, что в состоянии это изменить. Пояс оттягивала кобура с "Ярыгиным" - уничтожителем рутины и восстановителем душевного равновесия. Вам надоели дуболомы-сослуживцы? Возьмите новенький, лоснящийся смазкой пистолет. Почувствуйте его приятную тяжесть в руке. Снимите с предохранителя, дошлите патрон в патронник. Только не промахнитесь. Выстрел - и в мире одним дуболомом станет меньше. Командир имеет наглость придираться и, даже, хамить? Вы уже знаете, что нужно сделать. Главное, чтобы хватило патронов...
   Если бы подобные мысли посетили его раньше, он, наверно, пришел бы в ужас. Теперь все это уже не вызывало отторжения, и казалось чем-то абсолютно естественным. Впрочем, сумасшедшие, как известно, свои самые дикие мысли и поступки тоже считают логически непротиворечивыми, и единственно возможными.
   Он действовал быстро, но без суеты. Два выстрела, и на два источника раздражения стало меньше. Вскоре, правда, выяснилось, что один из них никуда не делся. Командир, скотина, сразу не помер, продолжая издевательски хрипеть и булькать кровью. Очень неэстетично хрипеть и булькать. Пришлось стрелять в третий раз.
   "Ну, вот. Теперь хорошо". Чекист, улыбнулся и полез наружу - тесная стальная коробка раздражала не меньше, чем члены экипажа. Выбраться он не успел. Так уж совпало. В тот момент, когда его пальцы легли на задвижку люка, Охотник-гранатометчик закончил целиться и произвел выстрел.
  

***

   Частью перебив, частью, просто, рассеяв стоявших в заслоне чекистов, СГ-22 вырвалась-таки из ловушки.
  
   - Командир, взгляните-ка, - Егор протягивал бинокль.
   Яна приложилась к окулярам. Вообще-то, кольцо баррикад было видно и без оптики, благо, обзор на улице вплоть до самой площади ничто не закрывало. Просто, в бинокль можно было рассмотреть все более детально. Там, впереди, творилось нечто невообразимое. Силы быстрого реагирования совместно с чекистами, начали штурм укреплений. Защитникам мэрии, похоже, пришлось нелегко. Настолько нелегко, что в дело пошла "тяжелая артиллерия". Непосвященный в Маскарад человек, случайно оказавшийся на улице, наверняка бы задался вопросом: что за спецэффекты он наблюдает? В отличие от случайных зевак, Яну происходящее не поставило в тупик. У баррикад на площади творилась нешуточная ворожба - это она поняла сразу. И, судя по всему, только благодаря этой ворожбе защитники еще удерживали периметр.
   Далеко впереди воздух вдруг подернулся сеточкой молний. Донесся многоголосый вопль. Электрозаклятье применили - машинально отметила Охотница. Судя по крикам, кое-кому оно пришлось не по вкусу. Взрыв! Еще! Били прямой наводкой. Участок баррикады дрогнул. Вверх взметнулись... Что именно, Яна сквозь дым не успела разглядеть. Вроде бы обломки какие-то. Хорошо, если не чьи-то оторванные конечности. В периметре образовалась брешь, к которой, стреляя на бегу, ринулись атакующие. Вот в дыру полетела граната. Еще одна. Вот передние ворвались в пролом. Не отрываясь от бинокля, Яна чуть подрегулировала фокус. ...А, вот они уже вылетают назад из пролома. В прямом смысле. По воздуху. Охотница покачала головой. Что это было? Толи в "группе поддержки" губернатора такие богатыри нашлись, что спецназовцев в полной экипировке в полет отправили, толи снова какую-то магию применили.
   - Низом пошли, видать к дождю, - съязвил кто-то из группы.
   Яна внутренне усмехнулась - не переводятся среди Охотников любители "бородатых" шуток.
   - Чего ржете?! - в раздражении капитан Гаршин повернулся к шутникам.
   Выглядел он неважно - весь какой-то потрепанный, потускневший. Стоит, губы кусает, а в глазах... Даже и не поймешь, чего в них больше: обиды на весь белый свет, злости или страха.
   - Вы не видите, что творится? - визгливо выкрикнул капитан. - Там, - он ткнул пальцем в сторону площади, - совершается преступление, а вы ржете! Там открыто творится ворожба! Происходит наглое, демонстративное, попирающее все правила нарушение Маскарада, а вам наплевать!
   - Наглое, попирающее все правила нарушение уже произошло в Великороссии! - десятник Егор с вызовом смотрел на Гаршина. Я не знаю большего нарушения, чем разрыв Договора, разгром великоросского Братства и заключение соглашения с "Шабашом"!
   - Думай, что говоришь! - взвился капитан. - То, что произошло в Великороссии, мы знаем только со слов беженцев. А, кто они? Диссиденты-Охотники, или каиниты! Почему мы вообще должны верить их словам?
   - Почему? - язвительно переспросил Егор. - Да, потому, что есть видеосъемки, подтверждающие их правдивость. А, еще потому, что мы умеем читать ауры. Бессмысленно лгать, если все видят твою ауру. Кстати, не потому ли наш шеф вечно таскает "глушилку"?
   - Ты на что намекаешь?! - у Гаршина был такой вид, как будто его от возмущения вот-вот хватит удар.
   - Прекратить базар! - рявкнула на спорщиков Яна. - Выдвигаемся!
  

***

  
   - Серега, передай хлеб.
   - Держи, Витек.
   Несколько человек сидели в тени баррикады. Вскрыв подогретые банки с тушенкой, наворачивали с хлебом нехитрую снедь, запивая все горячим чаем. Обед. Уже давно перевалило за полдень, а "гарнизон" мэрии еще ничего не ел; со вчерашнего вечера, между прочим. Не до того было. Отбивались, спешно громоздили баррикады и снова отбивались. Приступ за приступом. Какая уж тут еда? Наконец, нашлось время и для перекуса. Обедали посменно. Сергей с Виктором сидели чуть в стороне от других. Были они старыми друзьями-приятелями. Росли в одном дворе, учились в одной школе, да, и потом, уже в зрелые годы, продолжали поддерживать дружеские отношения. Потому меж собой и звались не чопорно-официально - Сергей Тимофеевич и Виктор Степанович, а по-простому, как привыкли с детства.
   Жизнь приятелей складывалась точно так же, как и у многих других людей в советское время: ВУЗ, работа, женитьба. Один, правда, вскоре развелся, и впоследствии снова жениться не стал. Зато у другого была семья - заботливая супруга и сын, теперь уже почти совсем взрослый. Жили - не тужили, пока не случилось нечто неожиданное. Страна, в которой родились наши друзья-приятели, вся из себя такая нерушимая и могучая, вдруг, в одночасье, приказала долго жить. Крутой поворот. Смена идеологии. "Лихие девяностые"...
   В эпоху "большого хапка" друзья не зевали. Виктор занялся ввозом из-за бугра подержанных автомобилей, Сергей же, взяв в банке кредит на "раскрутку" бизнеса, сумел открыть небольшой продовольственный магазин. Удача улыбается предприимчивым. Со временем, переквалифицировавшись на автоуслуги, Виктор возглавил довольно крупную (в масштабах уезда) фирму, занимавшуюся извозом. К Сергею фортуна оказалась еще благосклоннее. Дела складывались так, что через несколько лет в своем городе он стал хозяином маленькой торговой империи - сети продовольственных магазинов "Гастрономъ". Впрочем, все постигается в сравнении. В масштабах Большеуфимской губернии и, уж, тем более, республики в целом, успехи друзей-приятелей были весьма скромными. И тот, и другой понимали: чтобы достичь чего-то большего, нужны серьезные связи во власти. Неудивительно, что приглашение на встречу с губернатором друзья-бизнесмены восприняли как подарок судьбы. Ну, кто мог знать, что подарочек окажется с "сюрпризом"?
   Ели, что называется, в состоянии полной боевой готовности. "Калаш" и подсумок с запасными магазинами лежали под рукой. В любой момент, на любом участке периметра могла понадобиться их помощь. Хотя, если по-честному, заключалась она, по большей части, в подноске боеприпасов, набивке магазинов, и, иногда, подправке баррикад защитного периметра. Конечно, обидно чувствовать себя мальчиком на побегушках, особенно, если ты далеко не мальчик (и Сергей, и Виктор давно уже перешагнули сорокалетний рубеж), да только вот пришлось обиду свою засунуть куда подальше. Дружинники (и наши друзья-приятели в том числе), никогда прежде не жаловавшиеся на скорость реакции, вдруг с удивлением обнаружили, что не успевают за атакующими. Как, спрашивается, вести бой, если неестественно шустрая цель раз за разом ускользает с линии прицела? Не обращая внимания на конкретного противника, работать по площадям и надеяться, что кого-то все равно зацепишь? Так это же, сколько патронов зря истратишь?! А, вот люди губернатора (военные из группы охраны и чиновники, приехавшие с Азаматовым на день города) с нападавшими были на равных. Странно? Еще как! Поневоле приходят на ум сплетни о неких чудодейственных эликсирах для избранных, которыми полна желтая пресса. Но, вообще-то, это все так, цветочки. Ягодки были дальше.
   Сначала включились репродукторы системы оповещения о ЧС. (Пара таких "украшала" фонарный столб напротив мэрии). В свое время, местные СМИ писали о этой самой системе, как об очередной афере чиновников, сумевших "откатить" себе в карман немалый куш из уездного и губернского бюджетов. Подвигало к мысли об афере и то, что после конфуза при опробовании, систему оповещения больше ни разу не запускали. И вот репродукторы ожили. Возможно, это и удивило кого-то из присутствующих - надо же, работают! Но, вообще-то, куда большего удивления заслуживало само сообщение. Обставлено все было - серьезнее некуда. Диктор (видимо, кто-то из сотрудников мэрии) попросила заслушать обращение губернатора. А, вот, когда микрофон взял сам Азаматов, тут-то и началось... Виктор с Сергеем поначалу даже подумали, уж не повредился ли умом их губернатор. Мэрия в кольце блокады; только-только отбили одну атаку, и за ней (а, кто в этом сомневается?) скоро последуют новые. С чем вообще в такой ситуации может обратиться командующий к своей "армии"? Первое, что приходит в голову, это воодушевляющая речь. Дескать, наше дело правое, победа будет за нами и все такое прочее. Ничего подобного! Господин Азаматов объявляет об отмене... какого-то маскарада! Сказать, что его обращение выглядело немного странно - ничего не сказать. Но тут началась новая атака, и удивляться стало некогда. А, когда ее все-таки отбили, стало ясно, что произошло нечто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО непонятное.
   - Витек, что скажешь? Это какие-то новые военные технологии? Что думаешь? - Сергей глядел на своего приятеля.
   Тот, продолжая жевать, только плечами пожал. Наконец, выбрав ложкой остатки тушенки и отставив банку в сторону, проговорил:
   - Тут, понимаешь, закавыка какая получается? Это ведь что-то принципиально новое. О таком никто ничего даже и не слышал. Откуда, спрашивается, оно взялось? Наука в загоне, а тут такое...
   ...Все начиналось, по стандартному сценарию. Как правило, автоматические гранатометы "миротворческих" сил, несколько минут "утюжили" баррикады, а затем, когда в атаку шел спецназ СБР, за периметр летели еще и ручные гранаты. Все, как обычно, да, не совсем. Друзья-приятели быстро почувствовали разницу. Когда начинала работать "миротворческая" "артиллерия", лишь бойцы губернаторской охраны да часть чиновничьей свиты губернатора оставались на баррикадах. Остальным, тем, что были на подхвате, приказывали отойти к находившемуся в центре периметра зданию мэрии. По мэрии не били, по крайней мере, специально. Весь огонь сосредотачивался на баррикадах. И вот уже раздались первые взрывы, а команды покинуть баррикады так и не последовало. На миг Сергею с Виктором стало не по себе, но уже в следующее мгновение до них дошло, что ни одна граната не только не перелетела за периметр, но даже и не долетела до него! На траектории их полета возник некий невидимый щит, или, скорее, купол, прикрывший периметр. Не в силах его пробить, гранаты взрывались, расплескиваясь осколками по невидимой, но, тем не менее, реально существующей преграде. Собственно, разлет этих самых осколков и дал возможность догадаться о ее существовании. Но на этом чудеса не закончились. Когда "артподготовка", так и не достигнув своих целей, прекратилась, и в атаку пошел спецназ СБР, его ждал очередной "сюрприз". Воздух перед баррикадами метров на сто вперед и на пару метров вверх, начиная от поверхности земли, вдруг заискрился сотнями крохотных молний. Резко запахло озоном. Друзей-приятелей, как, впрочем, и многих других дружинников, попросили отойти подальше от баррикад. Как объяснили, "во избежание поражения током". Что происходило за периметром, можно было только догадываться. Хотя, пару раз ветер доносил чьи-то истошные тут же обрывавшиеся крики. Надо полагать, нападающим пришлось несладко. Атаку отбили. Появилось время перекусить, а за едой и поболтать обо всех непонятностях, свидетелями которых довелось стать. Народ делился впечатлениями.
   - ...Это что-то невероятное, - восклицал средних лет мужчина в помятом и испачканном костюме-тройке - доцент местного "политеха". - Как вообще удалось насытить воздух таким дурным количеством электроэнергии?
   - Ну, может, там, под землей, какой-нибудь кабель проходит? - предположил кто-то.
   Доцент только скривился страдальчески, не удостоив невежу ответом.
   - ...А, у нас тоже черт-те что творилось, - рассказывал молодой сержант милиции. - Наш северный участок великороссы штурмовали. Эти... Как его? Чекисты.
   - Выходит, президент все-таки их призвал, - пробормотал кто-то.
   - Призвал, падла, - кивнул сержант. - Так вот, у нас там БМП их на пару с БТРом "нарисовались". Это, ясен пень, не считая живой силы. Боезапаса к гранатометам нет, последние бутыли с "Молотовым" еще в прошлую атаку перекидали. Я, уж, думал все, приплыли. Сейчас от нашего периметра нихрена ничего не останется. И тут на баррикаду залезает парень. Чернявый такой, в гражданской одежде. Вскидывает руку... И вдруг вспышка. Яркая-яркая, аж "зайчики" в глазах заплясали. И, знаете, я понимаю, что звучит это как-то... не очень, но мне показалось, будто бы огонь вырвался у него из руки.
   - Ага, из руки - огонь, а из глаз - молнии!.. Ври-ври, да не завирайся! - послышались реплики скептиков.
   Нашлись у сержанта и защитники, с жаром взявшиеся доказывать скептикам, что парень "ни грамма не приврал" и "все именно так и было". Сержант, видя, что ему не верят, замолчал.
   - Так как там дело-то закончилось? - цеплялись к сержанту самые любопытные, но тот, похоже, уже утратил интерес к разговору.
   - Как-как, - буркнул он, - каком кверху. Расхерачил чернявый и БМП, и БТР чекистские. А, чем, я и сам не понял. Руки у парня были пустые.
   Виктор взглянул на своего друга-приятеля:
   - Вот, Серега, еще одно подтверждение тому, что я тебе говорил. Происходит что-то странное. Это ведь все вещи одного порядка - невидимая преграда, помешавшая вражескому огню, неизвестного происхождения энергополе и парень, непонятно как уничтоживший чекистскую технику.
   Сергей в ответ только хмыкнул, достал сигареты, прикурил и протянул пачку другу. К ней тут же потянулось несколько рук - с куревом были проблемы. Когда нервы на пределе, а кругом сплошная неопределенность, курильщики на редкость быстро тратят свой "боезапас". Жмотиться Сергей не стал, позволив страждущим опорожнить почти треть пачки.
   - А, я ведь знаю того чернявого парня! - вдруг проговорил один из "стрелявших" сигареты.
   - Знаешь? - удивленно вскинулся Виктор.
   - Ну, не то чтобы лично. Просто, когда нас знакомили с губернаторской командой, я того парня запомнил. Он у них, кажется, какой-то комитет возглавляет, или что-то в этом духе. И, похоже, он - сын одного из губернаторских советников. Во всяком случае, фамилии у них одинаковые, а зовут его толи Геннадий, толи Георгий. Как-то так.
   - Какая у него фамилия?
   - Тернов.
   - Да, вроде, есть у Азаматова советник с такой фамилией. Кто-то из недавно назначенных.
   Виктор прикурил сигарету, с видимым удовольствием затянулся и повернулся к Сергею.
   - Ты чего такой смурной?
   Тот пожал плечами:
   - Да, так. За своих неспокойно как-то. Люська то у меня - баба разумная, зря рисковать не будет, а вот Сашка, сам знаешь, какой. Шило в заднице у парня. Ведь, наверняка, сейчас где-то на баррикадах. Одна шальная пуля и привет. До инфаркта доведет, поганец.
   - А, ты что хотел? - фыркнул Виктор. - Чтобы он у тебя в такое-то время дома отсиживался? Так у тебя же все-таки сын, а не дочка. Хотя, сейчас на баррикадах, наверняка, и девчонок хватает.
   - Ты ни черта не понимаешь, - покачал головой Сергей. - Были бы у тебя дети, ты б сейчас не трепал языком.
   - Так, может, они у меня есть, - хохотнул Виктор. - Может я просто не знаю о них.
   - Смена! Заканчиваем перекус! - раздался громкий женский голос. - У нас еще полно народа не ело!

***

  
   Шлеп-шлеп-шлеп. Хрусть. Шлеп-шлеп. Шлепают по асфальту ножищи Капрала. Время от времени хрустит, дробясь в мелкое крошево, случайно подвернувшийся под стальную ступню щебень. Весит наш солдатик - будь здоров. Если такой наступит вам на ногу, замучаетесь ее регенерировать. Наша группа выдвигается к кольцу баррикад у мэрии, но не прямо к ним, кратчайшим путем, а сначала сделает крюк к заброшенной стройке. Оттуда слышен шум боя. Кто там воюет - непонятно. Но, в любом случае, если кто-то сцепился с президентским спецназом и чекистами, значит, это друг, ну, по крайней мере, союзник.
   Движемся отдельно от основных сил. Наш отряд невелик, зато боеспособен и мобилен. Дядечки-дружинники топают в составе основной группы сзади и чуть в стороне от нас. Мы - авангард и, по мере необходимости, разведка. Людей в отряде, за исключением Сашки, нет, и потому на внезапно изменившуюся обстановку (случись такое) мы сможем отреагировать максимально быстро. Сканирую окружающее пространство на предмет враждебного внимания. Эта предосторожность помогает вовремя выявлять снайперов. Хотя, конечно, не всегда. В городе, знаете ли, этого самого враждебного внимания сколько угодно. Представьте, подходит какая-нибудь тетушка к окну, сдвигает занавеску и видит наш отряд, проходящий мимо дома. Смотрит она на нас, и бормочет что-нибудь вроде: "Ишь, развоевались, заразы. Порядочному человеку уже на улицу выйти нельзя". Вот вам и враждебное внимание. Самая большая сложность, это понять, когда вас готовятся убивать, а когда недружественное внимание, не несет за собой враждебного действия.
   Пока шли, на стройке почти перестали стрелять, зато участились взрывы. Через какое-то время стрельба снова усилилась. А, потом мы столкнулись с противником. Во всяком случае, наше передовое охранение попало под чей-то огонь.
  

***

   Яне захотелось грубо выругаться. Вот ведь непруха! Едва вырвавшись из западни, группа натыкается на новый заслон противника. Правда, бронетехники пока не видно, и это, конечно, плюс. А, вот то, что противник, скорее всего, вызвал, или вот-вот вызовет помощь - большущий минус. Может быть, в эту самую минуту чекисты со спецназом СБР уже перекрывают близлежащие улицы-переулки, стремясь локализовать прорыв ее группы.
   Рука Игоря-малкавианина тронула Охотницу за плечо:
   - Это каиниты! Мы с Зиной просканировали многих. Почти у всех естественная ментазащита. Есть, правда, и искусственные щиты, но в их в структуре нет следов освящения.
   - Шабашники? - нахмурилась Яна.
   В наушниках зазвучал сигнал вызова.
   - Слушаю.
   - Командир! - раздался голос одного из лейтенантов. - Против нас только что была использована магия каинитов. По-моему, что-то из арсенала тремеров. А еще у противника появился какой-то паукообразный механизм. Похоже, это один из тех самых големов, о которых говорили в Совете. Командир, мне кажется, мы воюем с командой из Института или, возможно, с каинитской Базы. Дай добро. Я попробую с ними связаться на частоте Совместной Комиссии.

***

   - ...И эта вот штука "стреляет" вашими боевыми заклятьями? - Яна вертела в руках излучатель.
   - Ну, да, - отвечаю ей. - Эта штука - деталь от голема, его левый манипулятор, если не ошибаюсь. Партию готовили к отправке в Ижевск на "сборку", да отослать не успели. Ну, и нашлись в Институте умельцы. Наскоро переделали их под стрельбу с рук. Только не надо говорить мне, что о наших големах ты впервые узнала сегодня. Совет Братства был в курсе.
   - Да, знала я, знала, - отмахнулась Охотница, - хотя увидела впервые, действительно, сегодня. Я о другом сказать хотела. Получается, что с помощью этого, - Яна похлопала по "трубе" излучателя, - вашей боевой магией сможет пользоваться любой. Это же очень важный момент. Тогда почему я, как представитель Братства, узнаю о таких вещах совершенно случайно? Только не говори мне, что Совет знал - не поверю.
   - Ну, не знал, - хмыкаю я в ответ, - и что? Я вот тоже ничего не знала об Охотничьих мобильных знаках, пока лично с таким не "познакомилась". Но я же не возмущаюсь: "Почему не предупредили"?
   - Это же совсем другое.
   - Как это другое?! Само существование мобильных знаков в принципе меняет представления о вашей графической защите. У нас считалось, что Охотничья защита по своей сути пассивна. Начертил Охотник на стене какую-нибудь там пентаграмму, влил Силы в Знак - получил графический оберег. Классика. Но ваши мобильные знаки в корне иные. Если они пассивны, то я, черт побери, Мама Римская!
   На последних моих словах Яна хихикнула...

**

   ...Когда на связь вдруг вышли Охотники, это было что-то с чем-то. Картина маслом: прозрение. Думали, воюем с врагом, а тут - на тебе... Хорошо, хоть, не перестреляли друг друга. То, что члены Братства, изменив своему принципу невмешательства, ввязались-таки в драку, не могло не вызывать нашей симпатии. А, уж, когда я узнала, что это не какие-то незнакомые нам Охотники, а группа Яны...

**

   - Привет, кровососина, - Янка улыбается чуточку ехидно, но, все равно, по-доброму. - Тебя опять поленились упокоить?
   - И тебе здрасьте, трупоедина, - отвечаю ей в тон.
   Это я "тонко" намекаю на то, что Охотники тоже отнюдь не вегетарианцы. Как говаривают кришнаиты - мясная пища, суть, трупики безвинно убиенных зверюшек.
   Только не стоит наши обзывалки принимать всерьез. Просто, у нас такой стиль общения, а, вообще, мы с Яной подруги. Ну, насколько это возможно для каинитки и Охотницы.

**

   Едва подошел основной отряд, как тут же на ходу началось импровизированное совещание. Кабан с Яной принялись обсуждать тактику предстоящего боя с учетом наших и Охотничьих возможностей. Вот уж, действительно, два сапога - пара. Стратеги, блин. Бойцы обеих частей наших теперь уже объединенных сил с легкой настороженностью поглядывают друг на друга. (По крайней мере, те из них, кто знает о правилах Маскарада). Оно и понятно - не часто каиниты с Охотниками действуют в одной упряжке. Ничего, все, мало-помалу, устаканивается. Стоит сказать Яне спасибо - к дядечкам-дружинникам она прикрепила часть своих бойцов в качестве "нянек". Ну, это чтобы в нужный момент было кому помочь, если тормознутость не позволит обычным нефорсированным людям справиться с темпом боя.
   Яна дает сигнал, Кабан дублирует. Маховик атаки начинает набирать обороты. Мог ли наш удар быть для врага действительно неожиданным? Конечно, нет. Цель рейда любому наблюдателю яснее ясного. А в том, что посты наблюдения у противника были, никто не сомневался. Расчет строился не столько на внезапности, сколько на скорости атаки и ее силе.

**

  
   - Кира! Слева!
   Беглый взгляд налево. В переулке заняла позицию боевая машина десанта. Сейчас нас будут расстреливать. Впрочем, нет. Не будут. В переулок летит "Копье тьмы".
   Пехотой занимаются другие, те же Охотники, к примеру. А, мне, големам и всем тремерам, помимо меня участвующим в штурме, поставлена задача уничтожения бронетехники. Ну, и, кроме нее, вообще, всего того, что сложно "расковырять" из легкого стрелкового оружия. Засел за бетонными блоками пулеметный расчет - "Стрелами огня" его, чтобы ни пулемета, ни расчета, ни блоков. Вот так.
   Спешно плету новое "Копье". Боевая машина успела благополучно рассыпаться. Не вся, конечно, но, в любом случае, то, что от нее осталось, нам уже не опасно. Ох, и емкие же эти "Копья"! Чувствую, скоро мне потребуется "заправка". Конечно, по части энергозатратности плазменные "выстрелы" куда экономнее. Только вот последствия их применения могут быть для местных жителей ОЧЕНЬ неприятными. Представьте, что будет, если в узком переулке сдетонирует боезапас БМД? Тот, у кого под окнами хоть раз что-нибудь взрывалось, поймет мои опасения.
   Одним слоем сознания удерживаю канву будущего заклятья, другим - принимаю ментальный отчет Капрала (он только что уничтожил АГС с расчетом). Третьим слоем, ставшим на данный момент основным, оцениваю обстановку вокруг. Неожиданностей, кажется, пока не предвидится. По вектору атаки мы успешно "зачищаем" бронетехнику, огневые точки и живую силу противника. Правда, сообщают, что на флангах уже понемногу нарастает давление. Ничего, думаю, мы прорвемся раньше, чем появится реальная опасность попасть в "клещи". Нам еще, можно сказать, с противником повезло. Нет-нет, я не иронизирую. Действительно, повезло. Командиры участвующих в операции подразделений СБР, да, и чекисты тоже, ублюдки, конечно, редкостные. И все же ни тех, ни других полными отморозками я бы назвать не смогла. Ведь, когда стало окончательно ясно, что операция на грани срыва, они все-таки не решились использовать что-то по-настоящему серьезное - установки залпового огня, к примеру. А, ведь это бы почти со стопроцентной вероятностью решило проблему строптивого губернатора. Не рискнули, понимая, что под удар попадут близлежащие жилые кварталы, и от таких "подвигов" им уже не отмыться. Никогда.

**

   Мы прорвались. Увы, не без потерь. На редкость поганое ощущение, когда на ваших глазах гибнут те, кого вы знали. И не прокатывают тут дежурные фразы: мол, войны без потерь не бывает. Да, не бывает, но от этого не становится легче. Совсем недавно вы с ними разговаривали, смеялись вместе над чьими-то шутками, может быть, делились планами на будущее. А теперь их нет. И только серый прах слетает с ладони, и по щеке, пропахивая бороздку в пыли, ползет слеза. Вы торопливо смахиваете ее, потому что не время, потому что пока ничего не закончилось, потому что, если раскиснуть, утратить контроль, смертей станет еще больше.

**

   На последнем этапе "гарнизон" мэрии устроил встречную атаку, облегчая нам прорыв. Встреча на Эльбе: улыбки, рукопожатия, дружеские похлопывания по спине... Руки обломать бы кое-кому за такие проявления "дружбы" - отдельные... шутники норовили шлепнуть по меня заднице.
   Прохлаждаться не пришлось. На баррикадах не хватало личного состава, к тому же кое-кто из защитников, судя по отражениям, был совсем измотан. Самых усталых мы сразу же вытолкали отдыхать. После нашего прорыва, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО боеспособного народа (нефорсированных людей, я, ясное дело, не считаю) на периметре поприбавилось. Теперь уже не только закоренелые оптимисты, но и весь "гарнизон" мэрии был уверен: мы выстоим. По крайней мере, наверняка продержимся до подхода помощи с Базы и свежих частей из Ижевска.
  

**

   - ...Папка. Ты как?
   - Чудачка, - отец ерошит мне волосы на затылке, - это я тебя должен был спросить: "Ты как"? Видишь ли, движение таких конвоев, как ваш, всегда отслеживается... мм... заинтересованными сторонами. Когда началась вся эта заварушка, я, честно говоря, побаивался, что на обратном пути где-нибудь у границы вас попытаются перехватить.
   Отец, как в воду глядел. Вот, что значит опыт!
   - Да, ладно тебе, пап, какой еще перехват? Спокойно доехали.
   - Врешь, я же вижу, - улыбаясь, отец качает головой.
   Ну, что за жизнь такая у нас, каинитов? Даже с враньем, и то проблема - выдает нас с головой собственное отражение.
   - Если я и наврала, то совсем чуть-чуть. Мы, правда, нормально доехали. Задержать нас разок какие-то пытались, но все обошлось. Даже драки не было. В конце концов, мы же и сами не дураки на рожон лезть. Вот информпакет. Будет время, взгляни.
   - Обязательно. И посмотрю, и обдумаю, - отец легонько прижал меня к себе, поцеловал в висок, и тут же отстранился. - Мне надо идти, Кира.
   - Конечно, пап, я понимаю. Удачи.
   - Удачи всем нам.
   Потом прибежал Гор. Обнял, чмокнул в щеку, засыпал кучей вопросов о нашей командировке, получил информпакет и собрался, было, убегать. Только он, зараза такая, не один собрался. Он двух наших ребят-тремеров с собой прихватил.
   - Я, - говорит, - зашиваюсь один. Помощники нужны до зарезу. Тяжелого вооружения, что против "брони" использовать можно, раз, два и обчелся. БМП пойдут, хоть с ножовкой по металлу на них кидайся.
   Лукавит братец мой. Ой, лукавит, чувствую. И, ведь, мало того, что он наших парней сманил, так еще и четыре излучателя прихватизировал. Тут, уж, я не выдержала:
   - Гор, - кричу брату, - совесть поимей!
   Ночка рядом стоит, хихикает:
   - Да, имеет он совесть эту. Еще как имеет. В разных позах.
   В общем, кое-как пришли мы с братцем к разумному компромиссу. Парней в помощь он все-таки выпросил, а, вот, на излучатели пришлось Гору свои аппетиты поумерить - отдали ему две штуки вместо четырех.
   Охотники, занявшие позиции по соседству с нами, мою перепалку с Гором, ясное дело, слышали. А, поскольку ругалась я немножко... эмоционально, Яну разобрало любопытство. Вот она и заскочила к нам узнать, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор. Пришлось объяснять. (Об этом я, вообще-то, уже упоминала). Объяснила на свою голову. Догадайтесь, что было дальше? Сразу угадали? Э-эх, даже неинтересно. Все верно - Яна прихватила с собой экземпляр излучателя.
   Ну, и денек выдался! То одно, то другое, то третье. Совершенно неожиданно нашлась новая работенка - отгонять от големов зевак. Их у нас после прорыва всего пара осталась. (Големов, понятно, а не зевак). У Андрея одного тоже подбили, или убили, не знаю, уж, как правильно. Противник взял паузу. Новой атаки пока, вроде, не предвиделось, вот и появились разные праздношатающиеся. Народу много, а наших "железных солдат" видели единицы. Как говорится, делайте выводы. Понятно, что, кому попало, об истинной природе големов болтать не стоило. Пусть даже Маскарад и отменили на время. А, раз так, то все (кроме тех, кто знал) считали наших "монстров" дистанционно управляемой техникой. Ну, и отношение соответственное. Только отвлечешься, глядь, а кто-то уже возле големов крутится - проверяет насколько прочно у них антенны в гнездах сидят, или еще что-нибудь учудить пытается. А, ведь, солдатики-то наши в каком-то смысле живые, да еще и разумные впридачу. Личностей у них, правда, нет, а, вот инстинкт самосохранения - есть. И черт его знает, как могут отреагировать эти полусущества-полумеханизмы на то, что кто-то пытается их "живьем" разобрать? Приходилось, как говорится, смотреть в оба.
   Тут еще Сашка на глаза попался, печальный, как ослик Иа-Иа, потерявший свой хвост.
   - Ты чего такой кислый? - спрашиваю его.
   - С отцом поругался, - отвечает. - Нашел его тут, а он, как меня увидел, сразу наорал. При всех отчитал, как какого-нибудь мальчишку-тинэйджера. О матери, кричит, не думаешь. Что с ней будет, если нас обоих тут убьют? Я ему пытался объяснить, так он слушать ничего не хочет. Я же себя уважать перестану, если в такое время буду дома отсиживаться. А, как жить без самоуважения? Даже мама меня поняла, а он...
   - Кира! Светка! - к нам бежал Кабан. - Готовьтесь!
   - К чему? - спрашиваем одновременно я и Ночка.
   - Со мной Серега связался. Сказал, на связь с Институтом База вышла. Передали, что противник снимает блокаду.
   - Совсем?
   - Вроде бы, да.
   - Так что? Выходит, все закончилось? Мы победили?
   - Хренушки, - кривится Кабан. - Нифига ничего не закончилось. В Институте считают, что подразделения, штурмовавшие нашу Базу, будут переброшены сюда. Скорее всего, они правы. Аристарх с твоим отцом тоже так думают.
   - Что-то случилось? Ведь не зря же сюда перебрасываются все силы!
   - У долбаных "миротворцев" их долбаная операция вот-вот накроется медным тазом. Спецподразделения Большой Уфы уже на подходе. В принципе, чекисты смогли б их задержать на въезде в город, по крайней мере, до окончания операции. Сил, думаю, им хватило бы. Только вот произошло кое-что еще, - Кабан ухмыльнулся. - С Маргаритой связался Солодов. Да, человеческий отец Евы. Короче, Ижевский спецназ раздолбал армию вторжения Северной. И сделал это, используя големов. Ну, тех, что на "Ижмаше" по договору собирали. Теперь всех этих големов они отправляют нам. А, их, между прочим, около сотни. Врубилась, что будет, когда они прибудут? Сейчас у "миротворцев" единственный шанс не про...ать операцию окончательно, это бросить все наличные силы против нас. Так что, скоро здесь может стать жарковато.
   Хороший из Кабана предсказатель вышел - не прошло и пятнадцати минут, как началась атака.

**

  
   - ...Сашка, не трать заряд! Оставь для "брони"!
   Луженая у Ночки глотка, даже сквозь грохот боя слышно. Светка и ее крик проходят по краю сознания, почти не задевая его - не до того. Картина боя распадается на отдельные никак не связанные между собой эпизоды. Кто бы мог подумать, что мне не будет хватать моего трехслойного сознания! Одним слоем я плету, "выстреливаю", и снова плету заклятья. Другим - контролирую Капрала. А, это: рапорт, "картинка", приказ, и снова рапорт и так далее. Короче, весь слой занят. Третьим слоем - работаю по снайперам. Я как-то уже упоминала. В наших условиях, когда противник - в соседнем квартале, и вокруг полно мест, где мог бы укрыться снайпер, выявить их очень и очень непросто. А, четвертого слоя, чтобы оценить обстановку в целом, у меня и нету!
   - Внимание! - раздается из репродукторов. - Способные поддерживать щиты нужны в юго-восточном секторе. Скорее!!! Нам весь периметр разнесут нахрен!
   Краем глаза вижу, как Ночка и еще трое наших срываются с места, но бой продолжается, и я снова сосредоточиваюсь на нем. Выстрел! Еще один! Еще и еще! До крови из десен стискивая зубы, удерживаю щит. Мои скромные усилия вплетаются в общую защиту сектора. Тяжело? Еще как! Представьте, что вы изнутри удерживаете некую перегородку, по которой снаружи бьют тяжеленной кувалдой. Такое может понравиться разве что мазохистам. А, вот и наш ответ. Получите и распишитесь, господа чекисты! Две грязно-белые с серыми разводами туши боевых машин пехоты взрываются к чертям собачьим! Одна из них, кстати, на моем счету.
   Так-так, у противника, похоже, перегруппировка сил. Чекисты отходят, их место занимают подразделения Сил Быстрого Реагирования. К чему бы это? Неожиданно снова оживают репродукторы.
   - Друзья! - летит над площадью. - Помощь пришла! Спецназ Большой Уфы ведет бой на окраинах Красноуральска! Еще немного и... Воздух!!! Воз...
   Грохот, невыносимый грохот заглушает последние слова. Взрывная волна швыряет меня на землю. Ну, ничего же себе! Вскакиваю на ноги. В ушах звон, протираю от пыли глаза и... О-ох. На месте мэрии - руины. Больше половины здания превратилось в дымящиеся развалины. Черт, там же отец! Папа-а-а!!! Кажется, я закричала.
   - Мы без тебя справимся! Беги к мэрии, Кира, может, там кто-то остался в живых! - раздался за спиной чей-то голос.
   Я даже не обернулась посмотреть, кто это был - рванула к развалинам.
  

***

   - Вы хоть понимаете, что натворили?! - голос главы Вентру был исполнен леденящего холода. - Почему штурмовик не был сбит?
   - Госпожа Маргарита, "Грач" пролетал в стороне от нас, попыток выйти в боевой заход не предпринимал и для Базы опасности не представлял. В конце концов, он один был! Летел не в составе звена и без прикрытия. Непохоже это на боевой вылет. Может, пилот просто налетывал положенные часы.
   - Вышлите на перехват наши големы-истребители. Немедленно!
  

***

   - "Стриж"! Как меня слышишь?
   - Слышу хорошо.
   - Цель поражена, но часть здания уцелела. Желательно повторить.
   - Понял. Начинаю разворот.
   Пилот не успел выполнить повторный заход на цель. В следующий миг СУ-25 расцвел огненным цветком взрыва. Големы доложили командованию о выполнении приказа. Два маленьких стреловидных самолетика изящно развернулись, и ушли в сторону Базы.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"