Сапегин Александр Павлович: другие произведения.

Жизнь на лезвии бритвы. Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Небольшая прода от 13 ноября выделена синим. Не бечено. Метаем тапки и табуретки. Следующая прода в воскресенье


*****

  
   Давно отбросив все нормы приличия, лениво развалившись в кресле, я, с маской вселенской скуки на лице, которая лишь казалась таковой, не слишком удачно прикрывая реальную скуку, овладевшую мной, прищурившись наблюдал за мнущимся Малфоем. Вынужден заметить, что Драко неправильно расставил акценты, считая, что его мать (на язык так и просится - бывшая) главная в паре, противостоящая ему. Да, я не нашёл причин отказать в настойчивой просьбе женщины самой наставить юного отпрыска на путь истинный. Мисс Блек допустила единственную ошибку, она с самого начала была мягка с сыночком. Теперь хлебает полной ложкой. Мать есть мать и я её прекрасно понимаю, как и невысказанную надежду, что сын поймёт ошибочность выбора, вернувшись в строгие, но любящие руки, так сказать. В отличие от Нарциссы, я не страдал иллюзиями. Истово проповедуя принцип, что одна голова хорошо, а три хуже, вечером связался с Кощеем и Гермионой. Старик сходу озвучил своё видение и предложил выслать лопату-самокопку, как раз на два метра вглубь копает. Гермиона молчаливо поддержала идею древнего некроманта, но тот, почесав блестящую тыковку, вскоре признал, что с, по-хорошему, убийством стоит повременить, учитывая фактор Нарциссы Блек. В любом случае есть приемлемый выход, которой устроит все заинтересованные стороны - Драко надо законопатить куда-нибудь с глаз долой и он даже знает куда, а мне, главное, не напортачить. Стратегия - не вмешиваться до определённого момента, а когда переговоры упрутся в баранье упрямство "блондинки", тогда наступит мой выход.
   Как мы и предполагали, "блондинко" мялся, словно чопорная пятидесятилетняя девственница, впервые угодившая в публичный дом. Скажу откровенно, быть бы этой целомудренной монашке, свято блюдущей целибат, давно придушенной и только присутствие Нарциссы останавливало меня от кардинальных мер наведения порядка. Может, блондинка и невинна, словно первая весенняя фиалка, но мозги нам она затрахала капитально, уж простите за грубость. Подозреваю, что сегодняшнее поведение Драко обеспечено нам не без помощи некоего сальноволосого господина с носом-клювом. Ставлю золотой против медяка, Снейп таки сумел просочиться в гостиную факультета и тет-а-тет "напел" Дракусику много интересного, да папаша, к его чести, успел дать сыну много уроков на финансовом поприще. Зная, что гоблины никому не позволят качать деньги из главных сейфов рода, даже регенту, а в семнадцать наступит совершеннолетие, после чего владельцу денег станет плевать на всех с высокой колокольни, Малфойчик чувствовал себя несколько вольготно, поэтому гнулся, как неуступчивая девица. Мне, откровенно говоря, все его выбрыки были глубоко по-фигу, но Нарцисса... Нарцисса... да, с ней всё было непросто. Дракусик шестым чувством чувствовал это, вовсю пользуясь слабостью матери. В конце концов мне всё это надоело, все эти хождения вокруг да около, тем более деньги, сейфы и секреты Рода Малфой мне были до фонаря, учитывая, что одно слово победителя в дуэли и гоблины - евреи магического мира, перекроют все транзакции, оставив Драко на бобах. Посмотрим, как он протянет на подножном корму до совершеннолетия. Либо, прикопать его где-нибудь по-тихому. А что, тоже вариант...
   Соединив пальцы рук в замок, потянувшись всем телом и полуизогнув спину, будто просыпающийся кот, я вытянул руки вперёд и громко хрустнул костяшками пальцев, синхронно вздрогнув, бывшие мать и сын обратили внимание на возмутителя спокойствия, поправшего все нормы светской беседы и переговоров:
   - Мисс Блек, вам не кажется, что наш разговор теряет смысл? - вернувшись в объятие кресла, обронил я. - Как вы могли убедиться на собственном опыте, Наследник Малфой не понимает добрых слов и хорошего к нему отношения. Знаете, он напоминает мне собаку, кусающую руку, кормящую её. Он с чего-то решил, что вас и меня интересуют финансовые активы семьи. Наследник, спешу убедить вас, что это совершенно не так, а также напомнить вам, что до семнадцати лет вы в полной моей власти. Хочу - казню, хочу милую. Учтите, насколько бы вы не были близки мисс Блек, но ваше нежелание видеть её в роли Регента развязывает мне руки и не оставляет иного выбора. Мисс Блек, вы уведомили, что Драко Люциус Малфой переводится на домашнее обучение?
   - Да, Лорд Айсдрейк, - чуть порозовев щеками, Нарцисса выпрямила спину, окинув Драко холодным взглядом, в котором ещё секунду назад что-то теплилось, но теперь вымерзло под январской стужей, от чего последний зябко передёрнулся и как-то весь подобрался. Видимо мышка почувствовала, что кошке надоели игры.
   Слава всем богам, по сквозному зеркалу мы договорились разыграть сцену из доброго и злого полицейского, но кто сказал, что это будет сцена, а не реальная история?
   - Я так и подумал, приказав эльфам собрать вещи Драко и запросив у школьной администрации аттестат за три года. А теперь перейдём к сути. Первое, хочешь ты или нет, но мисс Блек становится Регентом. На этом положительные для тебя новости заканчиваются. Второе, как у вас с русским языком, Наследник Малфой?
   - Что? Какого..., причем здесь русский язык? - почуяв неладное, Драко подскочил на месте. Нарцисса незаметно обнажила палочку, направив её на Малфоя. Глядя на красный огонёк, пляшущий на кончике магического концентратора, Драко проглотил заготовленную тираду, медленно опустившись на место. Через ментал пришло одобрение. О как! Осознав бесполезность собственных потуг, мисс Блек с потрохами и тапочками перешла на "темную" сторону. Учтём.
   - Притом, что вам его придётся вызубрить, так как учиться вы будете в Союзе в специальной школе для подростков-магов на Алтае. По английским меркам... Очень далеко, короче. Как и Хогвартс, школа представляет собой пансионат закрытого типа, только там царят армейские порядки и палочная дисциплина. Школа особенно популярна у трудных подростков и хороша тем, что прививает понятия, что хорошо, а что, соответственно, плохо. Тем, у кого понятия не хотят прививаться, их вбивают старинными испытанными методами. Говорят, что методика даёт просто потрясающие результаты. Родители недорослей не намолятся на школу, та им буквально возвращает потерянных сыновей. А методы, ну что методы, главное результат. Третье, до шестнадцати лет Регент обязана найти вам невесту, и скажу прямо, Драко Люциус, лучше вам не оспаривать её выбор и принять тот факт, что ребёнок, родившийся от вашей связи, станет Наследником и Лордом, а не вы. Настоятельно советую вам согласиться на двадцать процентов от общего состояния и подписать клятвенный договор с отказом от претензий.
   - Я ни за что не лягу с вашей шлюхой. Клянусь! - взорвался Малфой, вскинув руку. Вспышка. Магия приняла клятву. - Ничего у вас не получится! Ха-ха-ха!
   - Ступефай! Силенцио! - два луча сорвались с палочки Нарциссы. Обездвиженное бревно грохнулось на пол. От удара затылком об ножку кресла, Драко потерял сознание.
   - Идиот, - сквозь зубы процедил я.
   - Он поклялся, - Нарцисса не находила себе места, ведь она успела принести клятву Регента, одной из обязанностей которого является обеспечить продолжение Рода, иначе сильнейший откат покажется ей детской щекоткой. Ледяная маска слетела с лица женщины. - Поклялся... Как так можно, я ведь... Его теперь и под империусом с женщиной не положишь.
   - Не вижу проблем, - как можно небрежней усмехнулся я.
   - Что? - сколько надежды во взгляде. Бросив теребить батистовый платочек, Нарцисса смотрела на меня взором смертника, которому пообещали помилование. Страшный взор, бр-р, до мурашек пробирает.
   Внезапно я почувствовал себя Дамболдором - сволочью, которая обманом привязывает к себе людей, а я именно привязывал. Я ведь специально давил на Драко менталом, надеясь на нужный мне результат. Буду честным, плевать на него. По большому счёту мне нужен ещё один союзник у Блеков. Неизвестно, сколько ещё протянет Вальпурга и как повернётся с Беллой, сегодня вассал, а завтра восстал. Выйдет замуж и аллюр три креста, только её и вдели. Если я не хочу вернуться в разряд пешки в игре сильных мира всего, то есть два способа избежать участи шахматной фигуры - стать игроком или обрести такое влияние, когда игроки остерегутся связываться с подобной фигурой. Обязанная до гробовой доски Нарцисса - это ещё один источник влияния, целый железобетонный блок в фундамент моей независимости. Не сбрасываем со счетов политический капитал. Черт, черт, как противно. Говорил мне Кощей, не лезь, сынок, в политику.
   - Я говорю, что, нет проблем. Не ляжет он, лягут с ним.
   - С ним? - переспросила Нарцисса.
   - О, да, вам понравится, - наткнувшись на гадкий оскал, Нарцисса отпрянула. - Оборотное и зелье плодородия никто не отменял, как и "жидкий империус". По своей глупости Драко никогда не сможет стать отцом, зато испытает все прелести альтернативы. Надеюсь, вы не наделаете глупостей?
   - Ты не убьешь его? - вопрос, прозвучавший с гулом упавшей с километровой высоты рельсы, заставил задуматься.
   - Нет, - столь же прямой односложный ответ. - Хотя это проще всего, мне всё чаще кажется, что прибить его в Большом зале было гениальной идеей.
   - Я лично проконтролирую Драко, - Нарцисса убрала платок и провела палочкой над бессознательным телом, переводя потерю сознания в глубокий сон и убирая шишку на затылке. - Гар...
   - Тс-с! - приложил я к губам указательный палец.
   - Лорд Айсдрейк, это правда, про школу?
   - Абсолютная, - подтвердил я.- Только добавлю, специальным ритуалом Драко лишат магии на три года и изменят внешность, сделав простым смертным и дав насладиться жизнью обычного маггла. Это школа для подростков, совершивших нетяжкое преступление. Она основана малоизвестным международном фондом, находящимся под патронажем МКМ и Совета волхвов. В школе учатся дети со всей Европы. С Германии, Италии, Франции и Восточной Европы. Этакая ссылка в "страшную" Сибирь в воспитательных целях. Как вы поняли, контингент там непростой, все маги из известных родов и семей, все временно лишены магии, зато воспитатели и преподаватели наоборот. Помимо прочего, дети частично обеспечивают школу овощами и фруктами, ухаживают за скотом, я не упоминаю уже рыбалку и охоту, которые ещё надо заслужить за примерное поведение и участие в жизни школы. Так что с Драко никто там церемониться не будет, придётся ему поработать ручками. Как говорят в Союзе, всё по-взрослому. Лично мне после личного ученичества у Кощея школа кажется раем, но у нас разные представления о рае. Мальчику, можно сказать, повезло. Курортные места, горы, тайга, чистый воздух, озёра. Природа на Алтае восхитительна. Возможно, вам будет интересно, но треть преподавательского состава и воспитателей составляют бывшие ученики. Здесь без вариантов, либо Драко возьмётся за ум, либо нет. В случае положительного исхода постановки мозгов на место проведём ритуал, снимающий клятву, которую он необдуманно принёс. Да, здесь не обойтись без человеческих жертв, благо убийц и насильников в тюрьмах хватает, так что без греха на душу. Если ему не удастся что-то вложить в голову, несмотря на все усилия, то оборотка и всё к ней прилагающееся с последующим доживанием до конца дней в женском теле. Церемониться я не намерен. Мисс, Блек, Нарцисса, вас устраивает описанный вариант?
   - Нет, - честно ответила женщина, - но я не вижу другой альтернативы. С моего попустительства и слепой материнской любви, Драко и меня, и себя загнал в угол. Я могу его там навещать?
   - Выскажусь иначе, вы обязаны его там навещать. А как же Люциус, разве он не виноват в сложившейся ситуации?
   - Люциус? - едкая улыбка коснулась губ Нарциссы. - Будь на моём месте Леди Забини, Люциус отошёл в мир иной на десять лет раньше. Иногда я жалею, что не последовала её примеру.
   На секунду мне стало страшно, настолько многообещающе это прозвучало. С завуалированным намёком. Что ж, надеюсь я намёки понимаю, как и мисс Блек. Считаю, что мы друг друга поняли.
   - Передаю жизнь и честь Драко Люциуса Малфоя в ваши руки, - сказал я ритуальную фразу, снимая с себя ответственность за блондина. - Во Франции вас встретят и передадут международный порт-ключ в Союз. Вы имеете личное право присутствовать на ритуалах и можете проконтролировать устройство Драко в школе, остальное вам расскажут и покажут на месте. На этом разрешите откланяться.
   Церемонно распрощавшись с Нарциссой, я покинул карету. Надо было прогуляться, проветрить мозги и разложить всё по полочкам, иначе ученик с меня был никакой, голова и так пухла от различных мыслей. Направившись по тропинке в сторону теплиц, я краем глаза уловил покачивание веток кустов в пятнадцати шагах позади. Затем под невидимым преследователем смялась пожухлая осенняя трава, возле лужи отпечатался одинокий след пятипалой лапы. В магическом зрении на месте преследователя мелькало слепое пятно с "мушками" помех, как на экране телевизора, зато улучшенное драконье обоняние однозначно указывало на личность невидимого человека. Грюм. Вопрос, сам ли он додумался до слежки или пошёл на дело с подачи Дамболдора? Делая вид, что не замечаю преследователя, я прогулочным шагом направился в сторону лагеря, который организовали организаторы турнира. Филер Шмеля поковылял за мной.
  
  

*****

  
   Аластор осторожно, стараясь не шевелить старую траву под ногами и не шуметь ковром палой листвы, прислонился к старому дубу, на ветвях которого шумно перешёптывалась с ветром не облетевшая листва. Мелкий русский ублюдок уже битых полчаса нарезал круги вокруг лагеря драконологов. Ясно что он там делал - поганец вынюхивал, что им приготовили организаторы. Самих драконов ещё не привезли, они прибудут к вечеру, но выводы можно было сделать и наверняка русский их сделает. Дураком парнишка не был, но Альбус явно переоценил прихвостня волхвов. Объект наблюдения неоднократно подставлял спину, так и не обнаружив слежку, что само по себе говорило о завышенной оценке старого друга и патрона. Будь воля Аластора, он бы уже влепил в спину мелкого выползня что-нибудь пакостное и предметно поговорил с ним о скрываемых секретах, но Альбус приказал следить. Пока пусть живет, хотя какую-нибудь мелкую гадость Аластор ему прицепит, а нечего расслабляться. Постоянная бдительность!
   Тут объект замер, к чему-то прислушиваясь, Аластор задержал дыхание, чтобы ненароком не выдать себя. Русский пригнулся, кинул вперёд сканирующее заклинание и крадущимся бесшумным шагом опытного охотника двинулся в направлении старого лога, тянущегося вглубь Запретного леса. Отпустив мальчишку на двадцать шагов, и подвесив над лесом заклинание-следилку, старый аврор покрепче перехватил магический посох, замаскированный под обычную клюку, и медленно, соблюдая все правила маскировки, пошёл следом.
   - Куда же ты делся?! - перебравшись через несколько крупных валёжин, вывернутых из земли с корнями, гроза упиванцев застыл у обрывистого края оврага. Мальчишки след простыл.
   Аластор решил, что рано он расслабился, русский оказался не так прост, сумев обвести опытную ищейку вокруг пальца и заманив её в непролазные дебри.
   - Что?! - мракоборец успел поставить щит, но всё равно мощный чешуйчатый хвост какой-то твари из леса пробил магический экран, смахнув человека на дно оврага.
   Сгруппировавшись в падении, опытный вояка за доли секунд окружил себя сонмом щитов. Поганая тварь не на того нарвалась! Плюхнувшись в лужу и перекатившись, Аластор метнул несколько взрывных проклятий на звук сверху и запустил ослепляющий люмос-максима. Прыжком выбравшись из лужи, одноногий ветеран, бешено вращая настоящим и искусственным глазами, застыл в оборонительной стойке. В лужу с правой стороны упало что-то крупное, скосив на звук падения живой глаз, Аластор наткнулся взглядом на два жёлтых круга, отразившихся на тёмной водной поверхности.
   - М-м, - слово так и не вырвалось из глотки оцепеневшего человека.
  

*****

  
   Вернув себе человеческий облик и отряхнув прилипшую к штанинам грязь, я оценил натурализм скульптурной композиции. Мне удалось заманить дамболдоровского клеврета в ловушку. Всё произошло настолько быстро, что у бывшего аврора не осталось времени оценить обстановку и понять, какая тварь на него напала. Химеры ныне многими считаются вымершим видом, а уж монстр с хвостом дракона и глазами василиска тем паче. Убить я Грюма не убил, но вывел из строя надолго. Прямо сейчас добить его тоже не получится. Старый параноик наложил на себя несколько неприятных паразитических сглазов, которые перебирались на убийцу, а это, как не крути, горящий след для опытного специалиста, которым Дамболдор, несомненно, являлся. Не скидываем со счетов пяток защитных амулетов, автоматически активировавшихся после удара хвоста. На дно оврага хлопнулась натуральная рождественская ёлка, увешанная сверкающими гирляндами и шарами. Грюм был тем ещё параноиком, но отражённый взгляд василиска он не учёл, как и то, что убийца может действовать косвенными методами. Вызвав Малышку Ниппи, я попросил эльфиечку раскидать вокруг оврага несколько килограмм парного мяса, а самого аврора облить кровью. Хищники всегда падки на свежую дичь. Затерев все следы и ещё минут десять побродив для отвода глаз вокруг лагеря драконологов, среди которых удалось срисовать одну огненно-рыжую шевелюру, я вернулся в школу.
   Первыми до мяса добрались мелкие акромантулы. Вскоре больше десятка пауков размером с два кулака и голову младенца в корчах умирали у ног человеческой фигуры. На двадцатом пауке активная защита приказала долго жить, почуяв, что ничего им больше не угрожает, на человека набросилось несколько пауков с крупную собаку размером. Секундой позже трое из них присоединились к корчащимся в муках собратьям, остальные сумели добраться до живой плоти, впрыснув в неё яд. Живую статую замотали в паутину и поволокли в логово, где добыча должна была дойти до кондиции. К обеду кокон был выпит. Треть пауков из гнезда потом сдохла в муках, их убили паразитные проклятья. Остальных акромантулов вместе с Арагогом спалил адским пламенем Дамболдор, явившийся в пещеру во главе группы боевиков-ликвидаторов на сигнал аварийного маяка, но это уже совершенно другая история. Сестра получила серьгу.
  

*****

  
   Со всеми переговорами, сопряжёнными с нервотрёпкой и шастаньем по Запретному лесу я едва-едва успевал к завтраку. Слава всем богам, что из-за вчерашнего вечернего пира, связанного с выбором чемпионов и последовавшем за этим скандалом, завтрак и занятия перенесли на час и то не все ещё подтянулись, добирая последние минуты сна.
   Поздоровавшись со знакомцами и пожелав окружающим приятного аппетита, я вкусил "разносолов" от Малышки Ниппи и уже хотел пригубить утренний ритуальный кофе, как в зал ворвались стаи сов, принесших корреспонденцию.
   Получив от серой неприметной сипухи утренний "Ежедневный пророк" и французский "Вестник", я расплатился с птицей, до поры до времени отложив газеты в сторону, хотя там было что почитать. Сидевший напротив меня Нотт, развернул свой экземпляр, углубившись в статью на передовице под авторством неподражаемой гуанометательницы с фамилией Скитер. Признаюсь, меня восхищает эта женщина, не боящаяся никого и плюющая на авторитеты с высокой колокольни. Когда-нибудь эту гламурную блондинку придушат по-тихому, но пока она на коне.
   На одной колдографии на развороте топорщил бороду вальяжно-расслабленный Дамболдор, сверкая очёчками, на второй с дуэльным помостом посреди Большого зала можно было разглядеть меня и Люциуса Малфоя, обменивающихся заклинаниями. Изображение дёргалось, словно короткая гифка. Вот Лютик пульнул в меня луч, уклонение и луч в ответ и так по кругу. И статейка под всей этой красотой. От виршей Риты на милю пёрло отборным навозом, которым она густо обмазывала Министерство, организаторов Турнира и администрацию школы, особенно доставалось Дамболдору и попечителям. Рита не поленилась потоптаться по всем персоналиям и затронуть проблемы школьного образования, достав из пыльных запасников стати двухлетней давности и не поленившись обратиться в СССР за списком школьных предметов и факультативов, изучаемых в Китеже, Дурмстранге и Шармбатоне. Сравнение было ого-го как не в пользу французов и англичан. Даже программа столетней давности, по которой учился нынешний директор Хогвартса уступала Китежу и лишь на два предмета превосходила нынешний Дурмстранг.
   "Какой из всего этого, мои уважаемые читатели, можно сделать вывод? - с надрывом вопрошала Рита со страниц газеты. - Нам сказочно повезло, что наследник Малфой преступил закон и обманом вовлёк в Турнир студента по обмену, иначе Дурмстранговский чемпион тонким слоем размазал бы по квиддичному полю противников из Франции и Хогвартса. Англичанам радоваться надо, что за честь школы будет выступать Александр Кощеев - Лорд Айсдрейк, а власть предержащим политикам, попечительскому совету и простым гражданам Магической Британии, пока не стало совсем поздно, стоит задуматься о школьном образовании, которое выглядит совсем бледно по сравнению с восточными школами. И начинаешь думать, а так ли был неправ Бернар де Пуланжи, назвав Дамболдора тёмным лордом? Французский коллега ещё несколько лет назад начал звонить во все колокола, но глас разума, как всегда, остался не услышан. Власть, по сложившейся традиции, изобразила слепого и глухого страуса, засунувшего голову в песок. Замечу, не в первый раз, мои дорогие. Создается такое впечатление, что Министерство голову из песка не вынимает, а наоборот, суёт глубже, да в место, о котором не принято говорить в приличном обществе, но мы-то всё понимаем, мои дорогие, о каком месте идёт речь. Попечительский совет беспечно проигнорировал сигнал из-за пролива, за что и поплатился. Наглядный пример падения уровня образования в Хогвартсе показал нам лично глава Попечительского Совета - Лорд Люциус Малфой, который своей головы не пожалел, чтобы продемонстрировать нам, мои любимые читатели, сей прискорбный факт. Но не будем больше о Лорде Малфое. О мёртвых не принято говорить плохое, поэтому я промолчу, ведь хорошего сказать нечего. Как же это печально. Давайте вернёмся к школе и взглянем на администрацию заведения, которому мы доверяем самое дорогое - наших детей, беспристрастным взглядом. Директор Дамболдор на публику ратует за объединение с маггловским миром и показательно демонстрирует усилия, направленные на возрождение славы Хогвартса, но видимо попричине прожитых лет на него напал старческий маразм, которым мы все отнюдь не страдаем. Слава Хогвартса давно канула в Лету, а кто виноват во всём этом? Кто уже более сорока лет находится у кормила власти и под чье трясущейся от тремора рукой находится школа? Вопросы не требуют ответа, мы все, мои дорогие читатели, знаем, что такое риторические вопросы, но знает ли об этом директор Дамболдор? Почему о новых предметах ратует партия традиционалистов во главе с бывшей Леди Блек, а не Министр и директор, ведь это их прямая обязанность, смею напомнить, именно за лучшее будущее для наших детей мы голосуем на очередных выборах министра, а какое будущее может быть у наших детей, когда их образование не тянет на планку помощников подмастерий. Когда мы начинаем задавать вопросы, как такое стало возможным, вместо чётких ответов слышится жалкое блеяние. Ох, что же я, мои дорогие, как же министерство может что-то сказать, в песке рот не шибко откроешь - забьётся, поэтому нам достаётся блеяние, а директор давно привык много говорить ни о чём и ничего не делать".
   И вся статья в этом духе. Рита мастерски приправляла повествование перчинками в виде примеров из образовательных программ Дурмстранга и Китежа, рассуждая на тему того, что никто на востоке не боится тёмной магии и того, что молодёжь может соблазниться страшными ритуалами и превратиться в очередные пугала магического мира вроде Того-кого-нельзя-называть. В чём же подвох? А подвох в запретном плоде, вот и лезут молодые амбициозные английские маги в запретные области и становятся теми, кого обходят по широкой дуге, так как им никто не рассказал об подводных камнях и настоящей опасности впитываемых знаний. Не зная броду, не суйся в воду. Никто английской молодёжи эту простою истину не объяснил.
   Прочитав статью Риты, "светоч" ошпарил меня ненавидящим взглядом, скомкал газету и стремительным шагом покинул Большой зал. Через три минуты, вспыхнувший зелёным пламенем камин в директорском кабинете, поглотил белобородого старца, отправившегося в редакцию "Ежедневного пророка" наносить справедливость. Хм, пусть его. Рита давно оттуда смылась, расположившись на потолочной балке Большого зала. Большой зелёный жук с удовольствием наблюдал за реакцией старика на статью в газете.
   - Обожаю Риту, она настоящий бриллиант, - разворачивая газету, сказал я. - Это не талант, а настоящий дар с большой буквы "Д" от нашей Матери Магии, потому что ничем иным умение макать окружающих в жидкие отходы жизнедеятельности быть не может.
   - Ты ещё в любви ей признайся, - дружески буркнул пятикурсник Джейсон Салливан, - и женись на ней.
   - Я бы с радостью, но магическая помолвка не даёт, к тому же я люблю свою невесту, а двух жён она не потерпит.
   С тихоней Салливаном надо было держать ухо востро. Джейсон за пять лет сумел сохранить какую-никакую независимость от всех факультетских группировок и не лёг ни под кого. С самого первого курса он стал на Слизерине тем, кем были в каноне Лаванда Браун с подружками, то есть сборщиком информации и сплетен, но в отличие от девушек, Салливан обладал феноменальным чутьём отделять зёрна от плевел. За время учёбы он собрал настоящую картотеку на всех более или менее значимых личностей школы: кто, где, когда, с кем и почему. "Грязное бельишко" тоже не оставалось без внимания у скрупулёзного студиозуса и подкалывалось в отдельные зачарованные на крови блокноты. Зачем это было нужно Салливану, спросите вы? Элементарно, информация - это тоже предмет торга и некоторые на этом совсем не хило зарабатывают, кое-что продаётся за деньги, а кое-что за те же галеоны хранится пуще собственного ока. Не всё можно выплёскивать на публику, иначе от последствий не убежать. Салливан понимал, что он ходит по тонкому льду и балансирует на лезвии бритвы, мастерски избегая скользких ситуации и неизменно оставаясь в выигрыше, только со мной он немного ошибся, считая, что через год я исчезну с горизонта, поэтому позволил проникнуть в собственную зону отчуждения. Я тоже особо наглеть не стал, демонстрируя недоверчивому слизеринцу дружеские чувства и ничего не требуя взамен. Мне хватало того, что окружающие восприняли наши поверхностные симпатии за оказываемое покровительство. Джейсон глупцом не был и не старался развеять чужих заблуждений, всё же находиться в тени сильного чистокровного мага иногда полезно для собственного здоровья, в том числе для создания и поддержки определённой репутации. Мне это помогало оправдывать личную осведомлённость, Салливану в особо пикантных случаях "кивать" на "крышу". С другой стороны мы постоянно держали дистанцию между собой, ведь никто не хотел, чтобы у кого-то появился лишний рычаг для давления, поэтому особой дружбы не было, и остроты оставались остротами без какой-либо дополнительной подоплёки. Всё-таки мой почти протеже был более уязвим, не имея крепкого независимого Рода за спиной или сильного покровителя. Мой внутренний хомяк не оставлял надежды заполучить многообещающего аналитика в свои загребущие лапки. Ничего, вечно болтаться в проруби, как некая субстанция, у Салливана не получится, время прибиться к какому-либо берегу не за горами и шансы, что это будет мой берег, выше пятидесятипроцентного порога.
   - А ты бы потерпел? - влез Забини.
   - Я бы и трёх потерпел, - не остался в долгу я, отбивая "подачу". - Пять, в крайнем случае, больше уже перебор.
   Народ за столом тихо посмеивался, Рита на потолочной балке чистила крылышки, озверевший Дамболдор разносил редакцию "Пророка" и на чём свет поносил главного редактора, а что делало министерство осталось тайной за семью печатями, ибо голову из песка оно так и не вынуло.
   Сложив газету, я потянулся к чашке кофе, отдёрнув руку от ёмкости с напитком после укола от сжавшегося на безымянном пальце кольца-определителя. Моментально убранные эмпатические щиты засекли затухающий интерес со стороны преподавательского стола. Что бы там не успели подлить в кофе, автором "послания" оказался крючконосый заместитель директора. Возвратив барьеры разума на место и щелчком пальцев очистив чашку, я снисходительно улыбнулся настырному зельевару, показывая, что попытка засчитана. Пусть понервничает, ожидая ответной реакции. Проиграв поединок взглядов, Снейп отвернулся. Родимый, в своём неведении ты не подозреваешь, что машина возмездия давно запущена и набирает ход. Кара за все предательства неотвратима.
   Манипуляции с кофе не остались без внимания. Несколько учеников дружно отвели взгляды в стороны, сидящий напротив Салливан в скептическом жесте подёрнул вверх правую бровь и усмехнулся, подчёркнуто демонстративно возвращаясь к чтению статьи. Так, похоже время определяться подошло вплотную, пора задать молодому человеку вопрос: с кем он? Ещё одной понятливой парочкой оказались лорды Кребб и Гойл. Винсент и Грегори перехватив гляделки сокурсника с бывшим деканом, обменялись немыми легилиментными посланиями и возвратились к завтраку. До посещения Большого зала парни успели поделиться с народом пищей для ума, включающей историю утренней экзекуции Драко Малфоя, из-за чего персона юного Лорда Айсдрейка, появившаяся на завтраке, заработала множество наждачных взглядов заинтересованных лиц. Можно сказать, что непонятная хрень от Снейпи, подлитая в кофе, стала первой реакцией на вызывающий демарш.
   Остатки завтрака и первые две пары - трансфигурация и чары, пролетели в той же весёлой атмосфере, наполненной шепотками и косыми взглядами. Послеобеденные сдвоенные ЗОТИ оказались отменёнными. Интересно, с чего бы это, а? Старик Слагги объявил на обеде во всеуслышанье о срочной командировке Грозного Глаза, который отбыл в неизвестном направлении, прихлопнув пухлой ладошкой по столешнице, тем самым обрывая поднявшийся в зале ропот, он довал, что следующие занятия, до принятия в штат нового преподавателя, у всех курсов будет вести мистер Блек, на которого упала вся нагрузка безвременно почившего Грюма, причём Красавчик Сири не пылал особой радостью от повышения оклада. Показательный момент, Дамболдор и Снейп на обеде не присутствовали. Информированные сплетники активно делились новостью о десятке наёмников - охотников на чудовищ, прибывших в замок перед самым обедом. Наёмники и первые лица школы, экипированные как на войну, скрылись в Запретном лесу, в тёмных чащобах которого вскоре полыхнуло гигантское зарево. Кто кого жёг было непонятно, я же придерживал догадки за сомкнутыми зубами, крепко надеясь на то, что акромантулы уже плотно пообедали. Что ещё добавить, приём пищи разбавила одна пикантная новость, но о ней чуть позже.
   Плотно заморив червячка, я отправился на берег Чёрного озера. День был на удивление солнечный и безветренный, что для Шотландии нехарактерно, поэтому грех упускать возможность принять солнечную ванну, погулять по пляжу или просто устроить отдых на берегу. Плед, костёр, согревающие чары в помощь и мангал с шашлыками вдогонку, что может быть лучше? Вот и я так подумал. Просто хотелось побыть одному, забыв обо всех заботах и невзгодах. Поэтому, не откладывая дело в долгий ящик, я дал задание Малышке Ниппи на подготовку мяса и сбежал из-под крыши Хогвартса. Каково же было моё удивление, когда установленные мною сигнальные чары были нарушены парой визитёров. Ну, ни минуты покоя, черт возьми! Повисшая посреди маленькой полянки иллюзия осторожно вышагивающих громил в мантиях со слизеринскими гербами, показала тех, кто решил нарушить моё уединение. Впрочем, господа Кребб и Гойл и не думали скрываться.
   - Прошу вас, господа, располагайтесь, - колдуя над шампурами, не оборачиваясь, машу рукой в сторону раскладных кресел, установленных Малышкой рядом с широким пнём с чистым ровным срезом, который исполнял роль импровизированного стола.
   Винсент и Грегори, поблагодарив за гостеприимство, не чинясь, разместились в лёгких креслицах.
   - Чем обязан, джентльмены? - повернув шампуры и чуть приглушив тлеющие угли, чтобы не подгорело мясо, но, по-прежнему не оборачиваясь к визитёрам, спросил я. - Должна быть веская причина для вашего визита или я ошибаюсь?
   - Не ошибаетесь, - Винсент взмахом палочки установил несколько защитных пологов, через которые Дамболдор не враз и не в два пробьёт. Грегори его поддержал. Крепость против подслушивания и подглядывания стала поистине нерушимой. Ого! Разговор нам, судя по всему, предстоит серьёзный. Интуиция не обманула, Винсент сразу зашёл с козырей. - Вы совершенно правы, есть у нас к вам пара вопросов Лорд Айсдрейк или всё же лучше Гарольд Эванс?
   - Вот как?! - стараясь ничем не выдать заинтересованности и возбуждения, продолжаю заниматься шашлыками. Винсент и Грегори не понимают или, наоборот, очень хорошо понимают, что сейчас находятся на волосок от смерти. - И что же вас натолкнуло на сию несомненно достойную мысль, уважаемые ЛОРДЫ Кребб и Гойл?
   - Можно сменить внешность, но привычки, жесты и фразочки так просто не изживаются, - Грегори моим характерным жестом потёр подбородок, следом потеребив мочку уха. - Как-то так.
   - Этого недостаточно, - раскладывая мясо по тарелкам и прощупывая парней ментально, сказал я. - Должно быть что-то ещё или кто-то.
   - Я же говорила, что он догадается, - не нарушив ни одной сигналки, на поляну выплыла Луна Лавгуд. Какой-то проходной двор, а не секретная поляна. Удержать челюсть от падения удалось с большим трудом. Ненадолго. После того, как воздушная блондинка в обманчиво невесомой мантии проигнорировала дополнительно выставленное кресло, приземлившись на колени Винсента и доверчиво прижавшись к его груди, моя челюсть таки сорвалась вниз. Видимо зрелище моего лица было достаточно уморительным, чтобы парней и девушку пробило на лёгкие улыбки.
   - Теперь верю, - констатировав очевидное, я пожирал глазами единственную даму в нашей мужской компании, которая отобрала у кавалера понравившейся ей кусочек, пересев в предложенное ей кресло.
   Луна - темная лошадка канона и фанона. Мать-прородительница кизляков и мозгошмыгов всех мастей и видов, неучтённый фактор, который я не успел прибрать к рукам, несмотря на наличие такого желания. Чертов старик спутал мне на втором курсе все карты. Сейчас же суетиться поздно, нашёлся прыткий товарищ, сумевший сохранить отношения с райвенкловкой от постороннего взгляда.
   - И как давно вы? - кивнув на блондинку, адресовал я вопрос Винсенту.
   - Даже не думайте, лорд Айсдрейк, - ответил Кребб, проявляя помолвочное кольцо, - а то я знаю ваши загребущие ручки. Салливан на вас уже работает или ещё сопротивляется?
   - Куда он денется с подводной лодки? - перевел я всё в шутку. - Даже в мыслях не было. И всё же?
   - Врёт, - пропела Луна.
   - Вру, - пришлось согласиться с очевидным и поклясться, что никаких поползновений в сторону девушки от меня не будет и Кребб может не опасаться за свою невесту.
   - Не врёт, - засвидетельствовало клятву это блондинистое чудо.
   - В июле, - Винсент и Луна обменялись мимолётными улыбками. - У нас гороскопы и вектора совпадают, и Луна мне с первого взгляда понравилась, пришлось некоторым на Райвенкло донести мысль, что девушек обижать нехорошо, а то грязовёдры всех мозгошмыгов выбьют.
   - Понятно. Поздравляю, а ты, Грегори, не нашёл ещё свою даму сердца? - На что Гойл многозначительно промолчал. Всё с ним ясно. - Итак, как я понимаю, моё инкогнито первой раскрыла Луна? Стоп, ничего не говорите, я всего лишь констатирую факт. Сие есть вещь очевидная, не требующая доказательств, вам оставалось лишь подметить характерные жесты и прочее, чтобы удостовериться и прийти к окончательным выводам.
   Парни дружно кивнули. Что и требовалось доказать.
   - Так-так, - пробарабанил я по импровизированной столешнице. - Позвольте развить мысль. Догадались вы достаточно давно, но предпочитали держать догадки при себе. Пойти на откровенность, если я не ошибаюсь, вас вынудили последние события с Малфоями, так?
   - Так, - за двоих ответил Винсент, как самый красноречивый из парней.
   - Деньги? - решил я задать провокационный вопрос.
   - В том числе, - не стал отпираться Кребб, - в предприятия Малфоев вложены значительные средства наших родов. Не хотелось бы лишиться вложений. Совсем мы не обанкротимся, выкрутимся, но удар по кошельку получится чувствительный. Так сразу и в ближайшей перспективе компенсировать потери не выйдет. Мы хотим договориться с тобой и мисс Блек. Это одна из целей, но не самая главная.
   - Внимательно вас слушаю, джентльмены.
   - Мы предлагаем политический союз. Родители поддерживают наше решение. Союз с тобой, Леди Блек и фракцией Традиционалистов пойдёт всем на пользу.
   - Чаша нейтралов оказалась не столь сладка, как думалось ранее? - не мог не поддеть я. - Понимаю. У вас есть безопасный способ связи с родителями?
   - Найдётся, - в этот раз кивнул Грег.
   - Замечательно, я думаю, вы со мной согласитесь, что предметный разговор о нюансах политического союза и заключение договора лучше доверить профессионалам? Я сегодня же свяжусь с Лордом Григрассом и Леди Блек, они сами решат, где и как лучше встретиться с вашими родителями.
   - Несомненно, это лучшее решение, поддерживаю, - вернул себе лидерство Винсент.
   - Мы же закрепим принципиальное согласие сторон и принесём клятвы, что ничего из произнесённого здесь сегодня не уйдёт на сторону.
   - Договорились.
   - Это хорошо, что договорились. А теперь поговорим о делах наших скорбных.
   - О каких делах? - напряглись парни, Луна же осталась безмятежной.
   - О долгах ваших, ребятки. Или это не вы на втором курсе не уследили за Гермионой и Дафной Гринграсс? Сильно винить я вас не буду, но проценты по долгу вы отработаете. Открою вам маленький секрет, директор Шармбатона не доверяет хогвартскому колдомедику, поэтому пригласила из Франции своего целителя-педиатра с учениками.
   - Мадам Помфри? - не то спросила, не то утвердила Луна. - Мадам Максим - страшная женщина. Мозгокрякам Дваждыпса мечом вострым будет каждый раз видеть старого целителя и учеников за столом ученическим и обеденным. Хрумоклюи директора совсем передерутся и сойдут с ума от злобы из-за того, что мадам Помфри не в Хогвартсе заведует медицинским крылом, да ещё ученики целителя, до которых он не сможет добраться, будут постоянно крутиться перед носом, а ведь они могли быть достоянием Хогвартса. Какая изящная оплеуха и красивая месть за выставленную на всеобщее обозрение попку. Дафна тоже приедет? А твоя... - тут Луна замялась, сообразив, что и так ляпнула лишнего
   - И Дафна. Гермиона не приедет, - подтвердил я. - Так что парни это ваш шанс реабилитироваться. Не упустите его.
   - Приложим все усилия, - ничего другого Винсенту и Грегори не оставалось, свой косяк они теперь будут заглаживать со всем старанием. - Мы бы, если возможно, хотели бы прояснить ещё один момент...
   - Малфой? - поймал я ментальный образ.
   - У реки всегда есть дно, - на распев сказала Луна. Винсент и Грегори переглянулись и кивнули.
   - Куда же без этого, - усмехнулся я, - дно есть всегда. Для начала неплохо было узнать о том, что вы себе надумали.
   - Ты отказался от контроля Рода Малфой в пользу Нарц... м-м мисс Блек, передав ей регентство, чтобы снять с себя ответственность за Драко, но показательная порка утром подразумевает, что ты по-прежнему сохранил власть над Наследником Малфой и регентство всего лишь удобная ширма.
   - Не только. Плевать мне на Драко. Слушайте Луну, парни. Есть дно, а есть двойное дно. Во-первых, получив безраздельную власть над Родом Малфой по итогам дуэли, я получал все их контракты, которые был обязан исполнять, в том числе контракт на обучение Драко в Хогвартсе. А нужен ли мне этот геморрой? Нет, не нужен, тем более стрела, выпущенная белобрысым засранцем, ещё в полёте, я не забыл, с чьей подачи угодил в Турнир. Право кровной мести никто не отменял. Люциус поставил на кон всё. ВСЁ, значит ВСЁ. Передав Регентство Нарциссе Блек, я получил возможность не только снять с себя ответственность за недоросля, но и безболезненно разорвать контракт оного со школой, ведь мисс Блек никак не связана с Хогвартсом, а наш герой от великого ума стёр кровную связь с матерью при разводе родителей. Идиот.
   - Мы об этом думали. Версия лежит, так сказать, на поверхности. Луна отказалась помогать, только сказала, что Драко не главный.
   - В роли второго дна у нас выступает Снейп.
   - Снейп? - удивление выглядело несколько нарочитым, переигрывали парни.
   - Наш брутальный зельевар печального образа не получил должного воспитания или по прошествии лет забыл об обязанностях отца по магии. Крёстного отца, как сейчас модно говорить. Ну, вспоминаем! Снейп - крёстный отец Драко Малфоя по полному обряду. Что необходимо сделать, когда твой крестник становится полным сиротой? Не забываем о разрыве одним идиотом кровных связей с матерью. После смерти отца Наследник Малфой остался сиротой де-юре и де-факто, соответственно, Снейп обязан был взять крестника в собственный Род, чего сделано не было. Нарцисса Блек забрала непутёвого отпрыска из школы, лишив сальноволосого упиванца самой возможности исполнить обет.
   - Теперь ему не миновать отката, - как всегда спикер Винсент озвучил коллективные мысли парней.
   - Отката? Мелко плаваете, джентльмены. А печати предателя крови не хотите?
   - Лохматая мордредова гузка! - не сдержал темпераментного возгласа Грегори, за что схлопотал подзатыльник от Луны.
   - Серьга ждёт не дождётся свою сестру.
   - Какая серьга? - в отличие от Луны парни не поняли, о чём речь.
   - Да так, не берите в головы.
  
  

*****

  
   Качая ножкой, Луна долго провожала взглядом спину Гарольда. Да-да, именно Гарольда, хоть он и скрывался под другим именем, но её не обманешь. Впрочем... девушка намотала белокурый локон на указательный палец правой руки, сейчас она не уверена, чего в молодом человеке больше - Гарольда или Александра, он сильно изменился с её первого курса и только неповторимые морозные узоры в ауре, как от росписей зимних холодов на стеклах Хогвартса, сказали ей, что это тот гриффиндорец, которого она видела больше года назад. Характер и сила имеют свои отпечатки в ауре волшебника и изменениям, произошедшим с Гарольдом, можно причислить огненную роспись под hohlomu, удачно маскирующуюся на втором слое и трубные звериные рыки, прячущиеся за ажурным зимним лесом и снежными папоротниками, которые непробиваемым щитом окружают Гарольда. За магическим коконом практически невозможно расслышать шум ветра и хлопки крыльев, но не для неё. После смерти мамы Луна перестала видеть плоскую картинку мира, зато она обрела способность разглядывать ВЕРОЯТНОСТИ. Сложно остаться в себе и сохранить чистый разум, когда каждый миг перед глазами проплывают десятки вероятностей одного поступка или события, из которых реализуется лишь одно, зачастую самое неожиданное или даже бредовое.
   Даже от себя она иногда не ожидала некоторых поступков, совершённых под воздействием эмоций или под громогласный шёпот интуиции - самого главного оружия "видящих" или провидцев. Помолвка с Винсентом была одним из таких поступков и до сего дня Лцна ни разу не пожалела о принятом решении. За внешним дубовым частоколом грубоватого тугодума, больше рассчитывающего на физическую силу, чем на магическую составляющую, скрывался очень умный юноша, умело маскирующий познания в магии. Винсент оказался не тем... или, как раз тем, кого она представляла, недаром её магия доверчивым мотыльком потянулась к его огню. Внутри Гарольда/Александра тоже горел язык пламени, но в сравнении с женихом это был не теплый свет зажженной за окном свечи, а яростный выдох дракона или вырвавшееся на волю адское пламя, закутанное в саван вымораживающей вьюги. Гарольд заставлял трепетать юную девушку от подспудного чувства страха, ибо за его спиной мелькало две тени, а не одна. Тень Вечной Невесты заставляла держаться подальше от молодого человека, но она же выступала неким гарантом, что тот придерживается жестких рамок в поведении и не преступит неких очерченных границ. Слово Гарольда крепче камня, только... Качнув ножкой, Луна выпустила непослушный локон, только нужно трижды вслушаться в то, что сказал Гарольд и какой смысл он вложил в слово. ВИДЕНИЕ рядом с ним отказывало показывать вероятности, а когда события начинали ветвиться, Гарольд уже был далеко и что он говорил и делал, было не видно и неслышно.
   Вот и сейчас, ткнув в мишень с фамилией Снейп, он не соврал, но и правды не сказал. Когда мир привычно поплыл, Луна не стала намекать жениху, что снайперский крест на челе носатого зельевара преследует не одну цель. Гарольд не обманул, он просто не сказал, что печать предателя крови не даст профессору сохранить место в Гильдии зельеваров. С печатью он будет обязан покинуть пост заместителя директора и вообще, многие двери и дороги закроются перед низверженным профессором Снейпом. За скобками осталось и то, что печать можно снять темномагическим ритуалом с принесением человеческих жертв. Вопрос: кто в Хогвартсе может незаметно для министерских сканирующих заклятий провести подобный ритуал? Отвечать не требуется, вопрос был из разряда риторических. Луна улыбнулась жениху, за безмятежной потусторонней улыбкой скрывая липкий страх, ловчей паутиной накрывший её душу - Гарольд бил не по Снейпу, он целил в Дамболдора. Обвинительную базу он собирал, точнее, подготавливал на косвенных доказательствах, каждое из которых в отдельности было незначительным, но в сумме они не оставляли жертве шанса вырваться из подготавливаемой ловушки. Лучше молчать об открывшемся ей откровении свыше. Молчать, забыть и не вспоминать. Так она и поступит, ведь это тот случай, когда незнание благо. Благо для жениха и его друга, благо для неё.
   Как удачно, что она, опасаясь тёмных развилок в видениях, решила сегодня проследить за Винсентом и Грегори и как хорошо, что Гарольд не числит парней во врагах и ограничился взиманием необременительного долга. Абсолютно все линии и развилки ведений ясно и недвусмысленно намекали, что с отмеченным Хель лучше дружить, чем враждовать и эту простую мысль Луна постарается ненавязчиво вложить, а если потребуется, то и вдолбить в головы всех близких ей людей. Ещё раз бросив взгляд на Запретный Лес в тени которого скрылся Гарольд, Луна мимолётно подумала о кровавом свадебном узоре в ауре, видеть подобный которому ей пришлось сегодня. Стоило, наверное, сказать об этом или... тут линии всех видений сошлись в одну точку, пусть это будет её маленькой местью за испытанный страх. Пусть, всё равно об этом никто не узнает, а она в любом уме не проболтается.
  

*****

  
   Бросив на корягу чистящие чары, я уселся недалеко от громадной клетки со свернувшейся в клубок китайской красавицей. Наложив сигнальные чары и поставив магические барьеры от проникновения из вне драконологи и магозоологи допустили преступную беспечность в устройстве так называемых сигнальных триггеров - узлов, отвечающих за определение типа нарушителя охранного периметра. Чары насторожили на людей, так как никакое зверьё по доброй воле само не попрёт на корм летающим хищникам, а вот полувеликаны или, хе-хе, полудраконы в настройках априори отсутствуют, как и директора школ с суровых фьордов. Да-да, Каркарову все эти защитные меры, что слону дробина. Зашёл, поглядел, ушёл. Один лишь запах ещё не до конца выветрился. Хагрид в компании с братцем шарахается с другой стороны лагеря, откуда их уже попёрли бдительные работники заповедника. Мадам Максим ограничилась дистанционной разведкой. Её "девочки" в боевых доспехах, обвешанные амулетами почище новогодних ёлок, пробежались по опушке, разведав, что им надо было и тихо ушли обратно в карету. Одного меня никто не потрудился уведомить о прибытии магических тварей V категории опасности, поэтому пришлось брать инициативу в свои руки и быстренько завершать пикничок с Креббом, Гойлом и Луной. Впрочем, не удивлюсь, если Луна в курсе последних событий на ниве задания к первому этапу турнира. Что говорить - видящая. Повезло Винсенту, такой "приз" отхватил. Не подумайте плохого, я не завидоваю. Мой "приз", моя драконочка намного лучше. Дерется иногда, и рука у неё тяжёлая. Что ж, никто не идеален. Уж на что Миледи само совершенство и то пинка отвесить не чурается.
   Приняв решение навестить лагерь, я, не откладывая дело в долгий ящик, совершил задуманное, пробравшись к клеткам у самого края вырубки. "Девчонки" встретили гостя без визуальных эффектов и без попыток поджать нахала в драконьем пламени. Изредка поглядывая на меня красным глазом с узким вертикальным зрачком, красночешуйчатая драконша недовольно заворчала. Огнём она в меня не плевалась и других попыток как-то напугать или изобразить нападение не предпринимала. В отличие от людей драконы способны с первого взгляда определять, кто перед ними, да и обоняние им или нам в помощь, что тут говорить. Глупо совсем уж отделять себя от крылатого племени, поэтому китаянка без проблем разобралась, кто пожаловал к ним в гости, но дружелюбия это ей не прибавило ни на грош. Сплюнув огнём в сторону, она свернулась клубком.
   Огненный шар. Довольно точное название, если учитывать характерный плевок огнём. Смертельно опасные плевки в виде горящего шара - это один из наиболее распространённых и часто употребляемых китайскими драконами способов обороны и нападения. О чём магозоологи и драконологи иногда забывают сказать, так это о заурядном классическом извержении пламени или тонкой "плети", которой может хлестануть дракон.
   - Привет, Красавица! - негромко прорычал я, получив в ответ дымный пых и презрительно повёрнутую на обозрение филейную часть.
   - Она зла на двуногих, - рыкнули из-за спины. Ещё одна красавица - настоящая королева с короной из рогов. Да-да, та самая, незабвенная и неподражаемая Венгерская хвосторога собственной крылатой и зубастой персоной. Подойдя ко мне поближе, хвосторога совсем по-кошачьи почесала щеку о прутья клетки. - Холодно. Двуногие не понимают, что ей холодно. Меня зовут Ргара, Древний, а как твоё имя? - рисуясь, изогнула шею Хвосторога. Оп-па, это она что, заигрывает? Назвав драконий вариант своего имени, я усмехнулся. Женщины, как бы вы не выглядели, вы всегда и везде остаётесь женщинами, но флирт лучше задушить в самом зародыше.
   - Хорошо, я скажу им, на клетку наложат согревающие чары, - добавив без перехода:
   - У меня есть самка и гнездо.
   - Жаль, - опечалилась рогатая громадина. - Я бы с тобой полетала.
   - Прости, мы навечно связали крылья и разделили на двоих небо. Желаю найти тебе, Ргара, того, кто будет летать в брачный полёт только с тобой.
   - Эх, где же вы великие драконы? - расстроено пыхнула пламенем хвосторога. - А двуногим ничего не говори.
   - Почему? - мои брови непроизвольно поползли вверх.
   - Злее будем, двуногих надо наказать. Устроили, понимаешь, игры. Кладки разорили. Сожрала бы!
   - Как скажешь, - легко согласился я. - Только участников не поджарьте, очень меня этим обяжете.
   - Детёнышей? - уточнила общительная драконша, которой хуже горькой редьки надоело сидеть в клетке. - А попугать можно, Древний?
   - Можно, даже нужно, чтобы им жизнь мёдом не казалась.
   - Мёдом? - не поняли меня. - Как это?
   Пришлось объяснять, проводя параллели с полётом в безоблачном небе и тучными стадами быков внизу.
   - Можно ещё судьям проверку устроить на крепость. Это людишки, которые на отдельной трибуне сидеть будут, - я передал хвостороге ментальный образ с расположением трибуны и портрет того, кто должен стать объектом атаки.
   Была у меня одна мысль, как чужими лапами подпортить реноме долькоеду и наказать ещё за компанию Людо Бегмена. С утра она неоформленной тенью бороздила просторы разума, окончательно обретя формы у клеток с драконами.
   Потрепавшись со словоохотливой собеседницей ещё десять минут, я, уловив ноздрями знакомый запах, напрягся. Та-а-ак, день перестаёт быть томным.
   Директор! Интересно, что здесь понадобилось нашему Светочу? Зуб даю - ничего хорошего. Старик и раньше мне не очень нравился, а в контексте нынешней обстановки и складывающихся факторов, тем более. Набросив на себя дезалюмиционные чары и убрав запах, я осторожно двинулся вдоль загонов. Дамблдор - это серьёзно. Раз припёрся, значит, что-то замышляет.
   Ветер усилился, приторно-сладкий запах гниения, присущий старому извращенцу, стал сильнее. Вжавшись в крупный валун, я постарался слиться с окружающей местностью. Противный шлейф тянулся за едва видимой вибрацией воздуха, плывшей к клетке с хвосторогой. Примечательно то, что за забивающим ноздри запахом старца я уловил собственный. Какого чёрта?!
   Тут рябь пропала, явив моему взору визитёра, который закинул в загон какое-то тряпьё, при ближайшем рассмотрении оказавшееся моей мантией. Засим последовало несколько взмахом волшебной палочкой. Видимо, совсем у старика плохо с исполнителями, раз он лично не побрезговал "испачкать" руки. Гад, только сейчас я некстати или кстати вспомнил о совместной работе Дважды пса с Фламелем и монографии о двенадцати способах использования драконьей крови. Как пить дать способов гораздо больше и старец описал не всё, что успел нарыть с почившим алхимиком. Покрутившись у клетки ещё несколько секунд, директор растаял утренним туманом, даже запахи растворились. На полянке у клеток возник и пропал феникс в тусклой огненной вспышке, невидимой из-за огненного языка, выпущенного самкой зелёного валлийского дракона, недовольной визитами всяких бородатых личностей. Жаль мимо, схватившись за хвост птаха, старпёр успел удрать.
   Перейдя на магическое зрение, я осмотрелся. Не обнаружив новых чужих магических следов, осторожно обошёл клетку с драконшей.
   - Что ты чувствуешь? - через прутья спросил я Ргару, указав на мантию.
   - Сильное раздражение и злость, - пыхнула дымом хвосторога.
   - Ясно, - я ещё раз глянул на тряпьё. - Ргара, спали, пожалуйста, подброшенную гадость.
   Приподнявшись на передних лапах, хвосторога выпустила длинный язык пламени, не оставив от мантии даже пепла.
   - Что ж, дедушка желает добавить огонька и перчинки в состязание, будет ему и то, и другое. Так, Ргара, план несколько меняется...
   Потратив на общение с рогатой милашкой ещё несколько минут, я "огородами" порысил к Хогвартсу, но не успел слинять на сколь нибудь удалённое расстояние, как в лагере поднялся настоящий переполох. Всё чудесатее и чудесатее, видимо кто-то из очередных паломников влетел в сторожевую "паутину". Сполохи магической сигнализации дискотечной цветомузыкой полыхали между деревьев, отмечу, что "дамы" в клетках вели себя образцово-порядочно и огнём во все стороны не плевались, из чего я сделал вывод, что тревога не связана с драконами. Ложная тревога. Ладно, раз "девочкам" ничего не угрожает, а кто от них не спрятался, тот сам себе виноват, я отлип от ствола кряжистого дуба, шуршащего коричневой листвой, которая не думала опадать перед лицом приближающейся зимы, крепко держать черенками за могучие ветви лесного великана.
   Да что же это такое?! Ни минуты покоя, затрещав чахлыми кустами, в мою сторону выстрелила живая комета, несущаяся как носорог на водопой в великую сушь. Не в том смысле, что зверь так хочет пить, а в том, что летит вперёд он, ничего не видя перед собой. Хотя при размере носорога это не его проблемы, но в моём случае избежать столкновения с двуногой шутихой удалось с трудом, ко всему прочему пришлось спасать ни в чём неповинный дуб от столкновения с головой беглеца... Беглянки, если точнее. Ума не приложу, как я её не хлестанул чем-нибудь из убойного арсенала. Чудом, наверное, сдержал привитые Кощеем рефлексы.
   - А-а! - бешено вращая глазами, взвизгнуло это чудо, оказавшись в моих руках. Остальная тирада оказалась перехвачена ладонью, зажавшей рот девчонки.
   Засучив руками и ногами, бегунья что есть силы впилась в мою ладонь зубами, прокусив её до крови.
   - С-с-с-ш-ш-ш-с-с-шшш! - сдавленно, выдал я на парселтанге всю палитру матерной конструкции, характерной для наступления на грабли в кромешной тьме, так и не выпустив добычу из загребущих рук, которые едва-едва удалось удержать от превращения в лапы.
   -У-у-у! - вынужденно отведав крови, мелкое тело обмякло, бессильно свесив вниз руки и ноги. Чуть приподняв эмпатические щиты, я сию же секунду пожалел о непродуманном решении, вернув защиту на место.
   Вы видели когда-нибудь взрыв? Хотя чего я спрашиваю, в век телевидения, компьютерных игрушек и кинематографа взрыв не видел только слепой. А вы ощущали когда-нибудь взрыв? Нет? Нет-нет, ребята, не надо, поверьте естествоиспытателю со стажем. Ничего приятного, скажу я вам. По мозгам лупит не хуже трёх литров текилы, выпитой залпом, и кулака в морду. Попавшая в мои руки мелкая настолько фонтанировала эмоциями, что меня чуть не накрыло с головой эмпатическо-сенсорным шоком, поэтому от греха подальше я возвёл натуральную окклюментивную стену и закрылся по всем известным спектрам. Стало полегче.
   - Ага! - из кустов выпрыгнул охотник.
   Мелкая забилась в моих руках пойманной в силки пичугой и попыталась повторить фокус с укусом, но вовремя применённая локальная трансформация не дала зубам девчонки пробить пятачок драконьей шкуры.
   - Чего орёшь? - остановил я преследователя, с головы которого свалился капюшон. - Ребёнка испугаешь.
   - А? - пробороздив ногами две борозды в опавшей листве, возле меня остановился Чарли, не побоюсь этого слова, бывший Уизли. - Э-э-э...
   - Как информативно.
   - Ты кто? - моментально достав палочку, подозрительно прищурился крепыш с огненно-рыжей шевелюрой. - И что здесь делаешь?
   - Гуляю, а что, нельзя? Посещать Лес нельзя, а про гулять в нём в правилах Хогвартса ничего не написано. И она тоже гуляла и вот... догулялась, но ты, парень, не беспокойся, я не ваши драконы, девочек на завтраки не ем. Я ей лучше пару горячих пониже спины пропишу, чтобы не шарахалась где попало, а спала в люльке. О`кей? Ну, и хорошо, до дома я её провожу. Всем спасибо, счастливо оставаться.
   - А ну стоять! - палочка в руках Чарли недвусмысленно указывала на его намерения применить силу.
   - Не стоит, как бы не пришлось пожалеть, Чарли.
   - Что, парень, откуда ты меня знаешь? - угрожающе повёл палочкой огненноволосый драконолог.
   - Какая разница, - отмахнулся я, досадуя на допущенный промах. Хм-м, а на промах ли? Глядя на волшебника перед собой, я анализировал первое впечатление при встрече с визави, приходится признать что от Уизли в Чарли осталось только имя. Чистая аура, без примеси печати предателя крови, как бы намекала на отсутствие семейных связей с Артуром, Молли и их многочисленным выводком. - Знаю и ладно, как будто это большой секрет, узнать в администрации заповедника кто командирован в Англию и запросить краткое описание и характеристику сотрудников. Я же не спрашиваю тебя, знают ли Артур и Молли Уизли, что у их сына исчезла из ауры одна маленькая семейная, можно сказать - родовая особенность. Что-то подсказывает мне, что ты не спешишь знакомить окружающий мир с данным свершившимся фактом. Не стоит, - отпустив светловолосую девочку, я качнул стволом револьвера, незаметно возникшим в руке, - курок нажимается быстрее, чем ты взмахнёшь палочкой и скажешь "обливейт" или что ты там хотел сказать. Предлагаю размен: я ничего не знаю и молчу рыбой об лёд, леди тоже поклянется, а ты пробежишь мимо. К озеру, например, вроде как нарушительница в ту сторону убежала. Так мы договорились?
   - Договорились, - пошёл на сделку Чарли. - Клятва.
   - Леди, я за вас поручился. Не подводите меня, - обратился я к девочке. - Произносите за мной. Я...
   - Я...
   Получив искомое, Чарли растворился в подлеске, уведя егерей, лениво прочёсывающих лес, к озеру.
   - Итак, мисс Делакур, - присев на пенёк, обратился я к виновнице переполоха, - не поведаете ли мне на ушко душещипательную историю ваших похождений? Какая нужда потянула вас в пасть драконам? Желание бесславно погибнуть став поздним ужином или благородные мечты о спасении принца на белом коне из лап огнедышащего чудовища? От степени вашей откровенности зависит мой рассказ мадам Максим и вашей сестре. Опустим ли мы подробности или расскажем иную историю, или вам самой придётся держать ответ перед директрисой. Решайте сами, мисс. Ой, где же мои манеры - мадемуазель!
   - Флер, - хлюпнула носом девочка, но я не попался на уловку. Из-за этой мелкой пигалицы мне теперь надо что-то решать с Чарли, и так проблем целый ворох, ещё и эта на голову свалилась.
   - Что, Флер? Ваша сестра послала вас к драконам, мадемуазель?
   - Нет, - поняв, что номер не сработал, перестала размазывать сопли девочка. - Я следила за Флер и её подругами. Эти курицы обвешались амулетами и думали, что я не замечу, как они в Лес ушли. Ну... я за ними, они как слепые котята... А там драконы. Интересно.
   - Мисс, вам знакома поговорка: "Любопытство кошку сгубило"? Решили заделаться доморощенным Пинкертоном, мадемуазель? И как поиски? Ваше сумасбродство и безответственность едва не стоили вам жизни. Драконы могли не тронуть мелкого цыплёнка, им подавай что-нибудь наваристей худосочного супового набора, зато будь у ограждений активирована ступенчатая защита, охрана нашла бы поутру мелко нашинкованное фрикасе, приправленное лоскутками одежды или бы кто из егерей или драконологов пульнул от неожиданности боевым проклятьем против нечисти. Их хоть и инструктировали, что рядом со школой по опушке могут травничать старшекурсники, но всякое бывает и аура у вас, мадемуазель, на отклик не принадлежит человеку. Безграмотный аврор или молодой егерь со страху могли спутать вас с оборотнем, а с теми не привыкли церемониться. Сразу авадой бьют, потом уж разбираются, что и как.
   Габри, язык не поворачивался называть шилопопую девчонку полным именем, потупилась и покаянно шаркнула ножкой, чуть постояла неподвижно и затряслась крупной дрожью, обхватив себя руками. Похоже, до куриных мозгов вейлочки дошло, что сегодня из-за своей жажды приключений она прошла буквально по краю.
   - В другой раз меня может не оказаться поблизости, - "добиваю" девочку я, - а теперь представь сестру и родителей, стоящих у твоего хладного или обкусанного драконами трупа.
   Видимо с фантазией у младшенькой Делакур дела обстояли в порядке, потому что фонтан слёз мог дать сто очков вперёд сказочному слезоразливу Принцессы Несмеяны.
   "Пропесочил" я девочку изрядно. Глядя на её опухшие от слёз глаза, я подумал, что с неё на сегодня достаточно, она и без меня себя накрутит. Раскинув так и эдак, я повёл девочку в замок умыться, а потом устроил по нему же экскурсию, во время которой нас и выловили французы во главе с встревоженной Мадам Максим, спину которой подпирала не находящая себе места старшая сестра юной повесы. Легенда прикрытия у нас вышла сама собой, мол, мелкая оторва нацелилась изучить замок, да заплутала в подземельях. Так бы и сгинула девочка в сырых подвалах, да на её счастье встретился ей принц не принц, но добрейшей души слизеринец, который вывел потеряшку к солнцу, а потом устроил ей экскурсию по замку. Девочке попеняли, девочку пожурили, юного джентльмена осыпали благодарностями и даже зазвали на рюмку чая в карету и на сей возвышенной ноте журавлиный клин убыл за пределы древних стен. В общем, мелкая отделалась малой кровью и обещанием больше так никогда не делать. Ага, и меньше тоже. Придерживаемая старшей сестрой за плечико, Габри всё время пыталась оглянуться, желая что-то спросить у меня, но каждый раз пугливо одёргивала себя. Можно было убрать на несколько секунд ментальный щит, но помятуя о гейзерах эмоций, я остерегался получить оплеуху по мозгам, поэтому странное поведение девочки осталось тайной за семью печатями.
   Проводив шебутных француженок взглядом и плебейски почесав кончик носа, я направился в занимаемые нумера, где намеревался предаться вечернему безделью и восстановлению нервных клеток. Как выяснилось, они у меня не железные. Чуть-чуть не дойдя до гостиной, ноги сами собой свернули в сторону скрытого тайного хода, ведущего к квартире Аргуса Филча. Услуги завхоза, как некоторые могут подумать, мне не требовались, а вот получить развёрнутую консультацию мастера-иллюзиониста, попрошу не путать с рядовым фокусником, было жизненно необходимо...
  

*****

  
   - Не сюда, - обведя трибуны задумчивым взглядом, подёрнутым лёгкой паволокой безумия, Луна указала пальчиком на ряды, расположенные напротив судейской трибуны. - Нам туда.
   - Там обзор хуже, - попытался вяло возразить Грегори Гойл, но поймав взгляд друга, оставил возражения при себе.
   - Главное представление мы не пропустим, а оттуда его будет видно лучше всего, - туманно пояснила Луна, чинно спускаясь вниз к переходу на другие ряды.
   - Леди и джентльмены, - Грегори изобразил учтивый поклон перед подопечной компанией, возглавляемой Дафной Гринграсс. - прошу последовать за нами. Как бы вы не относились к чудачествам мисс Лавгуд, но зачастую оказывается права именно она. Поэтому послушайте хороший совет: прислушайтесь к словам мисс Лавгуд и поменяйте ряды.
   Решив, что ответ излишен, Дафна кивнула и первой направилась за парой из широкоплечего громилы и воздушной блондинки. Что-то сказав наставнице, Астория подала руку жениху. Сохраняя каменный покерфейс, по дороге чинно раскланиваясь со знакомыми школьниками, Генри повёл невесту следом за Снежной Королевой в лице Дафны. За ними, скаля зубы в зверской ухмылке, плыли под ручку Грегори Гойл и Ребекка Каннингем, которая, на поверку, оказалась настоящей аристократкой испанских кровей.
   Друзья-товарищи на полном серьёзе отнеслись к поручению Эванса-Кощеева. Лопухнулись раз, второго фиаско они уже постараются не допустить. Прибывшие в Хогвартс беглецы оказались под плотной опекой исполнительных слизеринцев.
   Мадам Максим таки отвесила Дамблдору смачную оплеуху в лице целительницы с учениками, которые недавно официально защитили ранг подмастерьев. Каждый раз, когда Поппи Помфри попадала в поле зрения старика, того перекашивало от затаённой злобы и бессилия что-либо сделать. Целители неприкосновенны, как и оказавшаяся под дипломатическим иммунитетом Ребекка Каннингем. Испанцы порвут в клочья любого, кто хоть пальцем погрозит мерзавке. О старшей из сестёр Гринграсс не стоит и упоминать. Не дай Мерлин о ней на ночь вспомнить, как перед глазами сразу встают невысокие подтянутые телохранители поганой девчонки, от которых на милю окрест тянет могильным холодом. Боевые некроманты - это всегда серьёзно. Осталось узнать, где Гринграссы их откопали. Хотя, всматриваясь в чёрную тень Блеков, маячивших за спинами Лорда Гринграсса, часть вопросов отпадала сама собой, зато возникали десятки новых.
   Если переместиться на восточную трибуну, окаймлявшую гигантский котлован с широкими подземными проходами для провода драконов и крошечной аркой, через которую на поле брани с громадными хищниками должны выходить чемпионы, то мы получим честь лицезреть французских болельщиков. В центре волнующегося моря, раскрашенного в цвета национального флага Пятой Республики, подпрыгивала на месте Габриэль Делакур. Не обращая внимания на окрики матери и снисходительное подтрунивание отца, девочка, прижимая к груди кулачки, всё время думала, за кого она будет переживать сильнее? За родную сестрёнку или за Гарольда Эванса, скрывающегося под личиной Александра Айсдрейка. А в том, что Айсдрейк никакой не Айсдрейк, а вполне себе Гарольд Эванс, девочка ни секунды не сомневалась. Сердце не обманешь, своего избранника оно почувствует из миллионов. Раскрытая тайна буквально разрывала вейлочку на части. До пяточных колик хотелось поделиться открытием с матерью, но мысль, что это может навредить Гарольду, останавливала от опрометчивого шага. Не зная куда деться, Габриэль заранее закрывала глазаи сжималась в комочек. Драконы! Устроители совсем сошли с ума! Узнать бы до чьего усохшего грецкого ореха дошла идея столкнуть школьников с монстрами высшей категории опасности, да расколоть этот орешек до донышка!
   Альбус Дамблдор ни очём не переживал. О чём и зачем? От его переживаний уже ничего не изменится. Всё, что от него зависит, он сделал. Фигуры расставлены по местам, дальше они уже сами, ему останется только легонько подталкивать их к нужному результату. Ни в коем случае не самому, это разрешено лишь с Джейсом, остальных мотивировать приходится чужими руками, а это не всегда позволяет достичь нужного результата. Смерть Аластора проделала солидную брешь в рядах его сторонников. Старый аврор обладал множеством должников и связей, как среди законников, так и в криминалитете, унеся их за собой в могилу. Одноглазый параноик не доверял Альбусу, он, вообще, никому не доверял в скользких делах, проворачивая их самостоятельно или через знакомцев, давно плюющих на закон. Теперь приходится использовать обходные варианты, вплоть до личного участия в некоторых щекотливых вопросах. Что ж, выступления чемпионов покажут, вышло у него или нет. Окно возможностей подвести русского выскочку под монастырь стремительно закрывается. В Турнире и раньше гибли участники, если сегодня Хогвартс лишится чемпиона, Дамблдор не сильно расстроится. Русский как шип, как заноза в з... Этот выкормыш Кощея и волхвов одним своим присутствием разрушает часть планов, вечно что-то разнюхивая и смущая молодые доверчивые умы студиозусов. Одно убийство Люциуса чего стоит... Впрочем, не будем о грустном, усаживаясь на мягкую подушечку, подстеленную на сиденье судейского кресла, Дамболдор крякнул, дай Мерлин, сегодня он избавится от одной занозы. Получив лёгкий империус, Людо качественно зачаровал лотерейный мешочек с фигурками драконов. Венгерская хвосторога обязательно достанется нужному чемпиону. Злая венгерская хвосторога...
   Теребя золотой кулон, зачарованный на ментальную и окклюментивную защиту, Дафна Гринграсс, бросала на арену внизу обеспокоенные взгляды. Вроде и волноваться не о чём. Гарольд, вечно влипающий в неприятности, влип и на этот раз, путь с некоторых пор он на короткой ноге с драконами, но это же Хогвартс, пора привыкнуть, что здесь всегда что-нибудь случается из ряда вон выходящее. Оставив кулон в покое, Дафна покосилась на Асти, весело щебечущую с Генри и Бекки. Коснувшись помолвочного колечка, девушка перевела взгляд на Гойла. Не окольцован. Бекки пока тоже держит оборону, с трудом отбиваясь от родовитых испанских грандов, которые с упорством, достойным лучшего применения, осаждали графский замок в надежде захомутать заманчивую невесту. Пока Ребекке удавалось отбиваться от поступающих предложений, кивая на наказ сюзерена, которого никто не видел. Как долго это будет продолжаться, неизвестно. Скоро терпение аристократов подойдёт к концу, и они потребуют представить сюзерена, ибо вести переговоры с упрямой девицей им надоело. Ещё раз оценив стати Винсента и Грегори, мысленно сравнив их с Дадли, девушка пришла к выводу, что её жених ни в чём не уступает главной ударной силе змеиного факультета, а по многим позициям превосходит. Да, он сквиб, но сквиб сквибу рознь. Дадли ничуть не комплексует, что лишён магии, зато с Силой у него всё в полном ажуре и победит маг его в поединке - большой вопрос, к тому же Дадли, чего скрывать, намного симпатичнее Кребба и Гойла, и фигура у него выигрышнее. Покраснев щеками, Дафна томно вздохнула.
   На арену вывели первого дракона...
  

*****

  
   Трансфигурировав куцй стульчик в удобную кушетку, я по-королевски развалился в ней с ногами. А чего сиднем сидеть, когда можно лежнем лежать? Тем паче мой номер четвёртый и досталась мне... Ну, это совсем не интересно, пощекотав пальчиком тонкую шейку анимированной копии венгерской хвостороги, я прислушался к крикам снаружи. Людо Бэгмен что-то восторженно вещал о храбрости болгарского чемпиона, запульнувшего коньюктевитусом в глаз бедной дракошки. Ему бы таким макаром фофан подвесить, посмотрел бы я на одноглазого красавчика. Кривой, косой, воющий от боли.
   О, что-то о яйце орут. Снесла курочка деду яичко. Начисто! Добыл Витёк трофей. Если верить Людо, то от причёски бравого болгарина остались одни брови. Остальное сгинуло в огне шального драконьего выхлопа, правда, обошлось без ожогов, но тушку чемпиона Дурмстранга подкоптило изрядно, амуниция спасла от последствий.
   Флер, в отличие от конкурента, действовала изящно, то есть её метод не отличался от канонного. Уснула дракошка, уснула половина зрителей. Легко и непринуждённо вейла извлекла из гнезда обманку. Обрадованная, она побежала на выход и спящая половина зрителей моментально проснулась, стоило всхрапнувшей драконе спалить юбку девушки. Мужская половина оценила стройность ножек девушки и одобрительно заулюлюкала.
   С третьим выстрелом пушки на арену выбрался изрядно мандражирующий Джейс Поттер. Опять канон и призванная "акцио" метла. Долбодятел в очках вздумал соревноваться в полётах с драконом. Идиота кусок. Его счастье, что самки на гнёздах ограничены в манёврах длинными цепями, а так бы он уже отлетался, прописавшись в желудке. Не знаю, каким образом, но яйцо братец добыл. Метла же приказала долго жить.
   Вот и по мне звонит колокол, то есть стреляет пушка. Пора. Аве Цезарь...
  

*****

  
   Габриэль вскочила с места когда из тьмы арки на свет арены уверенно ступила небольшая фигурка Гарольда. Небольшая, а в сравнении с хвосторогой вообще микроскопическая.
   - А вот и наш четвёртый чемпион! - радостно крикнул Бэгмен.- Поприветствуем чемпиона Хогвартса!
   Первой чемпиона поприветствовала хвосторога. Длинный язык пламени накрыл человеческую фигуру с головой. Зрители забыли, как дышать. Под громогласный рёв раздувшейся от ненависти драконы, пламя расплескалось об выросший прямо из земли гранитный валун. Стадион дружно выдохнул, шум, прошедший по рядам, на мгновение перекрыл рёв дракона, вновь скатившись в потрясённую тишину когда хвосторога ударом шипованного хвоста отправила в полёт шрапнель из гигантских булыжников. Камни со свистом врезались в щит напротив судейской трибуны, перед которой, из-за удобной складки местности, организовал убежище Гарольд, что-то выписывающий волшебной палочкой.
   А самка на гнезде не думала останавливаться. Раскалив пламенем несколько крупных валунов у гнезда пока они не расплавились, она взмахнула крыльями. Дождь из расплавленной породы накрыл убежище и кипящими кляксами повис на замерцавшем щите, перешедшем в видимый диапазон из-за запредельного перенапряжения. Дамболдор и остальные судьи повскакивали с кресел, собственной магией поддерживая щит. Стадион ревел. Вот оно - ЗРЕЛИЩЕ! Битва на грани. В отличие от судий, мальчишка-четверокурсник небрежно убрал индивидуальный щит, сдержавший лавовый дождь, и простёр вперёд правую руку, с которой сорвался ледяной вихрь, встретившийся на середине пути с пламенной круговертью. Арену заволокло паром, в центре которого мелькали неясные тени и сполохи пламени. Хвосторога совсем вошла в раж, хватая лапами здоровенные комья земли и осыпая ими убежище ненавистного человека. Но что это?! Пар снесло порывом ветра, открыв взору зрителей второго дракона черно-серебристой масти. Откуда он взялся? Данная мысль посетила многих. Дракон и самка на гнезде гневно рычали друг на друга, время от времени посылая в противника длинные языки пламени, от которых треть арены превратилась в кипящее лавовое озеро. Черный пришелец сделал шаг вперед, громадная пасть разверздась, но из неё вырвалось не пламя, а арктическая стужа, остудившая кусок озера перед ногами. Гневно взревев, хвосторога рванула вперед, цепи, удерживающие дракону, натянулись и лопнули. Развернувшись задом к угрозе, обречённая самка, как собака, начала задними лапами швырять во врага кипящую породу, которая, не причиняя ему вреда, пролетала насквозь, ударяясь о сегмент магического щита напротив судейской трибуны. Щит трещал и переливался всеми цветами радуги. Судьи давно скатились с насиженных мест, предпочтя уйти под защиту соседних секторов, заодно подпитывая их щиты. У трибуны остался Дамблдор и Бэгмен, орущий что-то про тактильную иллюзию и высочайшее мастерство координатной привязки чар.
   Тут щит в очередной раз замерцал, просел, а хвосторога, отчаявшись отогнать врага от гнезда, применила тактику скунса, выстрелив из-под хвоста пахучими экскрементами, поток жидкого драконьего навоза пролетел через просевший щит, не предназначенный сдерживать обычные биологические компоненты - огонь, магию, камни и прочее - это пожалуйста, а простые экскременты в данный перечень не входили. Комментатора и Дамблдора накрыло с головой. Тут отец коснулся плеча Габриэль, указывая на маленькую арку, через которую на арену выходили чемпионы. У арки, держа в руках золотое яйцо, стоял Гарольд. Взмахнув палочкой, он отменил потрясающе реалистичную тактильную иллюзию черно-серебристого дракона. Рыкнув для приличия, хвосторога вернулась на оставленное гнездо. Габриэль облегчённо выдохнула. Ей было не до ухмыляющегося отца, наблюдавшего, как остальные судьи из волшебных палочек отмывают уделанного в дерьме Дамблдора. Какой афронт!
  

*****

  
  
   Запах гари. Повисшее в воздухе предгрозовое напряжение, готовое вот-вот взорваться сонмом убийственных разрядов. Налитые кровью глаза, гневно раздутые ноздри и льющаяся потоком ненависть, направленная на мастерски зачарованную подшивку газет, присланную неизвестным "доброжелателем". Неизвестный не поленился вложить в бумагу побольше магии, защитив поганые бульварные литки от уничтожения.
   Обведя бешеным взором уничтоженный кабинет, Дамблдор остановил взгляд на разлетевшимся по углам газетам, со страниц которых его поливали отборным дерьмом. Мордредовы писаки смешали его с этой самой субстанцией, активно потоптавшись по уровню образования, даваемого Хогвартсом. От школы не оставили камня на камне, а имя директора ныне не склонял только ленивый.
   "Хогвартс в огне, директор в дерьме!" Стараниями Риты Скитер - это ныне самый популярный слоган не только в кулуарах английского политического бомонда, но и за Каналом, с той лишь разницей, что континенталы говорят об этом открыто. Подлые журнашлюхи всласть потоптались по репутации, со всех сторон обсмаковав "навозный душ" и выставив колдографии с "обделанными" магами на первые полосы газет по обе стороны Ла-Манша. Если о Бегмэне быстро забыли, ну, что взять с этого полосатого переростка с напрочь отбитой бладжером головой, то вторая жертва недержания дракона надолго заняла первые строки "хит-парадов". Потеребив всклоченную бороду грязной рукой, старик резко взмахнул палочкой:
   - А-а-а-р-р! - утробный звериный рык, вырвавшийся из его горла, завершился выкриком:
   - Адеско файр!
   Против дьяволького пламени чары оказались бессильны, газеты занялись огнём, мгновенно осыпавшись пеплом, а плескавшееся в глазах старика безумие сменилось настоящей паникой. Голодное пламя набросилось на остатки обстановки, облизывая пол и шкафы, яростно пожирая страницы старинных фолиантов. В кабинете мгновенно нечем стало дышать, от дыма заслезились глаза, затрескались волосы.
   - А-а-а! - неимоверным усилием загнав пламя в присподнюю, откуда оно выбралось, подпаленный старик без сил рухнул на сажу, в которую успел превратиться пол.
   - Фоукс! - с трудом проскрипел Дамблдор надорванным горлом.
   Появившийся во вспышке феникс равнодушно осмотрелся в поисках насеста, после чего презрительно курлыкнул и нехотя опустился на пол, перебирая когтистыми лапами, чтобы не запачкаться.
   - Фоукс! - протянул директор просительно.
   Феникс брезгливо, бочком-бочком, придвинулся к волшебнику, склонив увенчанную гребешком головку над раззявленным ртом. Две слезинки скатились вниз, кадык судорожно дёрнулся под обкорнанной бородой.
   - А-а-х, - блаженный выдох взлетел под своды руин.
   Гадливо дёрнув хвостом, феникс исчез в очередной вспышке, взметнув крыльями целое облако пепла. Старик, кряхтя и кашляя, встал на колени, тяжело опираясь на левую руку, с трудом разогнулся и водворился на обе ноги.
   - Хорошо, что я догадался приказать убрать портреты. Чёртовы основатели, из-за их прихоти так просто этих нарисованных тварей в дорогих рамах не уничтожить, - Дамблдор сплюнул тягучую слюну на пол. - И кого винить? Только себя. Будем думать, партия ещё не отыграна. Слышите меня?! Я ещё найду на вас управу, рано вы меня списали со счетов. Рано!
   Придя в себя и убрав разруху, старик вызвал эльфов, приказав им навести окончательный лоск, установить новую мебель с насестом для феникса и повесить на место портреты прежних директоров, пусть посплетничают над причинами ремонта.
  

*****

  
   Директор появился на обеде. Весь в белом, вымыт, причёсан, вальяжный и спокойный, как глыба льда, всем видом показывая окружающим и злопыхателям, что состав фекалий ему нипочём. Купание в драконьем дерьме обсуждается с весёлыми шуточками, мол он теперь ещё в рост пойдёт, как дремоносные бобы. Ха-ха.
   - А он умеет держать удар, - сказал кто-то за слизеринским столом.
   Приходится признать - да, умеет. И это делает его ещё опасней. Такие зла не помнят, они его записывают. Вроде я нигде не засветился, но надолго ли это? Старик сделал заявку на убийство, пусть сейчас у него не выгорело, в другой раз он подойдёт к данному делу тщательней. А что у нас на второе испытание? Чёрное озеро с русалками и закуской к пиву. Кальмар копчёный, солёный и вяленый. Дай русским парням с дурмстранговского корабля свободу, они мигом воплотят мечты о цистерне пива под подходящую закусь. Хм-м, я сглотнул скопившуюся слюну.
   - О чём задумался? - чуть наклонившись вперёд, спросил меня Виктор Крам.
   Друзьями не разлей вода стать мы не успели, но после поединка с драконами приятельствовали на публику. Крепили, так сказать, содружества разных школ. Всеми по достоинству был оценён мой выход к хвостороге. Пусть Дамблдор и Бегмэн дали мне минимальные оценки, зато приз зрительских симпатий нашёл своего героя, а четвёртое место в общем зачёте ни о чём не говорит. Пресса ядом и желчью прошлась по второму чемпиону от Хогвартса. Рита, которой я послал букет невянущих лилий и бутылку коллекционного шампанского, не поскупилась на эпитеты и не поленилась вложить в головы обывателей кучу вопросов о магии, которую ждали от чемпионов. Болгария - боевая магия, или вы думали, что Виктор только одним коньюктевитусом с драконой зажигал? Франция - магия вейл. Русский чемпион Хогвартса - тактильные иллюзии и, вообще, нечто непонятное, но эффектное и фееричное, так как до сих пор непонятно, как он добыл яйцо. Зато второй чемпион старого доброго Хога разочаровал, если не сказать хуже. Метла, да вы в своём уме, в самом деле? Где магия, фантазия, превозмогание? Самому последнему магглу понятно, что не будь на драконе цепей, дурачка на метле сразу бы съели без соли и перца.
   - О яйце, - после небольшого раздумья и воспоминания газетных передовиц, ответил я.
   - О яйце? А что с ним не так?
   - Верещит.
   - Ну, да, есть маленько, - аккуратно отрезая кусочек отбивной, согласился Виктор. - Ты бы ещё сказал, чешется.
   - Ну, почеши, только не на публике, а моё о рыбалке верещит. Тебе девчонки с рыбьей чешуёй и хвостами нравятся?
   - Селёдки, что ли? - весело осклабился Крам, при этом глаза болгарина оставались серьёзными. Намёк понят и оценён по достоинству.
   - И селёдки тоже, - совсем неаристократично откинулся на спинку стула я. Мой неизменный референт - первокурсница Алисия Скайстоун, картинно поморщилась. Под неодобрительный взгляд девочки и смешки парней пришлось отрывать спину от такой удобной высокой спинки стула. Ох уж этот мне застольный этикет, манеры и чопорные англичане. Вот так всегда, взял, понимаешь, девицу под крылышко, теперь маюсь. Как показывает жизнь, процесс это обоюдный. Алисия тоже взяла шефство надо мной. Прямо ничего не говорит, но смотрит так, что лучше бы ругалась матом. Эх...
   - Спасибо, буду должен.
   - Сочтёмся, Виктор. Алисия, золотко, не убивай меня взглядом, - перешёл я на английский, - я тебе ещё пригожусь. Хочешь, покажу чары ночного светильника в виде мерцающих бабочек?
   - Хочу, - легко согласилась девочка, - за это я вам, Лорд Айсдрейк, дам почитать книгу о застольном этикете.
   - Сдаюсь! - картинно поднял "лапки" я. - Я просто так покажу.
   - А я вам книгу тоже просто так подарю, - незаметно подмигнув мне, Алисия последнее слово оставила за собой. Напряжение, копившееся с появлением в зале Дамблдора, несколько разрядилось. Молодец, малышка. Сохраняя приличествующие каменные мины на лицах, народ за столом потешался в душе.
   Пока мы шутливо пикировались, за преподавательским столом происходило шевеление. Незаметно за ним прибавилось министерских работников, появились официальные лица из Франции и Болгарии. Никак о бале собрались объявлять? Тогда непонятно, почему здесь только заместитель Болгарского министра магии? В Дурмстранге болгар не так много, тех же шведов и немцев в нем учится куда больше, или дело в чемпионе? Похоже, что так. За то время, пока я предавался размышлениям о численном и национальном составе северной школы, слово взял Дамболдор, с длительной преамбулой объявив о грядущем Рождественском Бале.
   - О, ё-ё-о, - обречённо выдохнул Крам.
   - Ты о чём? - усмехнулся я. - Ещё скажи, что не знал о традиционном бале.
   - Оглядись, аккуратней только.
   - Ёпрст! - набор букв, содержащий целую палитру возгласов и не одно чувство в самой экспрессивной окраске, сорвался с губ. Каюсь, не удержал. А кто, спросите, удержит, когда его возьмутся бурить взглядами десятки голодных волчиц, поедающих взорами отборную парную говядину. Покер-фейс удалось сохранить с большим трудом, но видимо что-то просочилось наружу, так как моя юная референтша гаденько хихикнула в кулачок.
   - Мама, роди меня обратно. Сезон охоты открыт и мы в нём дичь. Виктор, даю тысячу галеонов за каюту на "Голландце". Две, нет, три тысячи! - под неприкрытый смех соседей, уставших держать маски, взмолился я. Окружающим незачем знать, что у меня давно всё схвачено и даже продуманы действия на случай различных сюрпризов и неожиданностей, в числе которых сегодняшняя игра на публику и лёгкое фиглярство. Хотя как знать, в Хоге случается всякое, и мои наполеоновские планы могут легко пойти псу под хвост.
   - Не вариант, - качнул головой болгарин, стреляя взглядом в сторону призывно улыбающихся дурмстранговских красавиц.
   - Предлагаешь пойти и умереть с честью?
   - А есть варианты?
   - Варианты всегда есть. Даже если вас сожрал дракон, есть два выхода, но особо упорные пробьют третий. Живым не дамся!
  

*****

  
   Не могу смотреть спокойно. Сорвусь. Смежив веки и, как учил Кощей, про себя считаю до десяти. Немного отпустило. Продолжаю импровизированную медитацию. Дыхание успокаивается, сердцебиение приходит в норму и пропадает желание шарахнуть веерной авадой.
   - Успокоился? - на плечо легла чужая ладонь. Отрыв глаза, встречаю участливый взгляд Виктора.
   - Да, - выдыхаю я.
   - Вот и хорошо, через силу улыбается Крам. - Больше так не делай.
   - Хорошо, папочка, - ободряюще сжав моё плечо, Виктор убрал руку. Стрельнув вниз взглядом на две рыжие макушки, киваю Краму. - Спасибо.
   - Обращайся, - облокотившись на ограждение обзорной площадки, роняет он.
   Навалившись всем телом на каменные перила, я пожираю взором засыпанную снегом площадь перед главным входом в Хогвартс, на которой перебрасываются снежками школьники. До обзорной площадки, устроенной на крыше барбакана, защищающего главный вход, доносятся веселый переклич детворы, устроившей себе праздник. Не сегодня-завтра снег растает, поэтому большинство студиозусов с первого по третий курс высыпало на улицу, влившись во всеобщее побоище, включавшее строительство снежных крепостей и взятие оных сборными факультетов. Малышне помогали старшекурсники, в основном чарами и трансфигурацией. Старших было не так много, но среди толпы шестикурсников выделялись двое, из-за которых я чуть не съехал с нарезки и не устроил маленький локальный армагеддец.
   Близнюки Уизли. Старик таки вытряхнул из рукава джокера, бросив карту на покерный стол. Дамблдор сумел вернуть одинаковым с лица прежний вид, ну, почти, чем ещё крепче привязал клан ласок к себе. По донесениям агента, он выпустил из Азкабана какого-то старого африканского колдуна из народности Тутси. Черный, в прямом и переносном смысле, колдун, отмотавший на киче двенадцать лет из впаянного четвертака, вышел по УДО (условно-досрочное освобождение) с условием, что снимет "порчу" с двух молодых людей. Старый перец, получивший срок за сотрудничество с Волди, сходу затребовал двух смертников, коих ему без разговоров предоставили с нижних уровней тюрьмы, а на сдачу подсунули нескольких поцелованных дементорами. Судя по ухмылке черномазого старикашки с кривыми жёлтыми зубами, он по достоинству оценил щедрость светлой стороны, расписавшейся в полной беспомощности и незнании ритуалов. Окружённый тремя десятками авроров с волшебными палочками наизготовку, старик Мбванга, так звали колдуна, ударил в старый потертый бубен и босиком (это в ноябре-то) начал выплясывать на ледяном плацу центрального двора Азкабана. Отданные на заклание смертники бились на переносном алтаре и сыпали проклятьями, живые овощи, сведшие знакомство с дементорами, пускали слюни, лёжа без движения вокруг алтаря, два седых старика, с бородами до колен, погруженные в магическую кому, казались мертвецами. Захохотав гиеной, Мбванга подхватил с земли здоровенный булыжник, точным ударом размозжив голову первой жертве. Разворот - удар в висок и вторая жертва в последний раз дёрнула ногами. Продолжая безумный дерганый танец, сопровождающийся горловым рычанием и криками, колдун за минуту упокоил остальных. Над переносным алтарём повисло кровавое облако, вскоре переместившееся к носилкам стариков. Словно головка сыра разделившись на две равные половины, облако без остатка впиталось в впалые грудные клетки старцев, которые на глазах молодели, превращаясь из дряхлых развалин в крепких рослых юношей с рыжими шевелюрами.
   Покончив с колдовством, Мбванга без сил рухнул на обледеневшие, залитые кровью камни мостовой. Вынырнувший из-под тёмной арки Дамблдор коротко взмахнул рукой, колдуна с головы до пят обвили веревки. Семенящие за директором министерские чинуши что-то записывали в потрепанных журналах. Приглашённый независимый колдомедик (специалисты Мунго в категоричной форме отказались участвовать в подготовленном действе и фарсе) освидетельствовал спящих юношей. Связанного колдуна погрузили в лодку. Отплыв от крепости-тюрьмы на один кабельтов, один из гребцов достал из кармана порт-ключ, бросив его на грудь негра. Вспышка. Чернокожий колдун-бокор, он же жрец Вуду, отправился на историческую родину. То, что с него не сняли веревки, так это его проблема. Британское министерство выполнило свою часть сделки. Пусть с маленькими деталями, неучтёнными колдунишкой, так лучше надо составлять договоры и внимательно читать написанные тексты... О чём-то переговорив с министерским чинушей, Дамблдор резко взмахнул палочкой, наслав на авроров массовый обливейт и не будь на агенте Андромеды Блек специального защитного амулета, он бы тоже расстался с куском памяти, а мы бы не получили фиал с воспоминаниями. Мы и так с трудом внедрили в охрану тюрьмы своего человека, чтобы ещё позволить ему страдать от подобных проклятий. Защитных артефактов на все случаи жизни на нём было как блох на бродячей собаке. На деньги и защиту своего человека Андромеда не скупилась, обеспечив его всем, вплоть до мощнейшего эвакуационного пробойника, способного преодолеть антиаппарационный барьер таких крепостей, как Азкабан и Хогвартс.
   Что же, директор сделал свой шаг. Я тоже не сидел без дела, запустив в школе лавину слухов, направленных на дискредитацию пары директор-заместитель. Стороннему человеку могло показаться, что основной упор нацелен на зельевара, но спешу заверить, что это не так. Сперва в школе, а следом в аристократической тусовке, сиречь в высшем свете, всплыл такой немаловажный факт, имевший немало подтверждений в прошлом от почившего Люциуса Малфоя и самого Снейпа, о том, что последний является крестным отцом Драко. Засим школяры начали задавать родителям вопросы касаемо обряда становления отцом-по-магии. Родители делились с чадами информацией, на что те закономерно начинали интересоваться пикантными подробностями и вопрошать, а что делается с тем, кто не взял под личную опеку крёстного сына, оставшегося сиротой? Вот тут и всплывал забавный пикантный нюанс... Умные сразу просчитали ситуацию, так как секретов из происходящего в школе никто не делал, и пришли к однозначному выводу, но... Но Снейп продолжал работать в школе и не спешил обзаводиться печатью предателя крови. Некоторые начали роптать, справедливо рассудив, что так быстро избавиться от печати законными способами нельзя. Только черномагическими ритуалами и тут либо Снейп - водящий за нос директора черный маг, принёсший человеческие жертвы, либо сам директор не чурается запретных практик. Тут либо-либо, третьего не дано. Естественно, слухи распускались осторожно, так, чтобы невозможно было отследить их источник. Неудивительно, что к концу ноября, началу декабря Снейпу начали отказывать в приёме во многих домах. Медленно и неуклонно двери в высшее общество для зельевара закрывались. Стоит ли рассказывать о репутации директора?
   Старик попытался выкрутиться, назначив заместителем Флитвика, а за ним подкатил к Блеку, но был обоими послан в грубой форме по пешеходному маршруту. Если поведение полугоблина было понятно, то к Блеку я отрядил Филча с наказом хорошенько подпоить блохастого, под градусом вызвав того на откровенность. Аргус не подвёл. Использовав какой-то повод, я не вникал в подробности, Филч организовал небольшой банкет в Хогсмиде, на который Аврора Синистра затащила смурного Блека. Отказать симпатичной коллеге пёс не смог, за что поплатился. Накачав его до состояния полного не стояния, Филч аккуратно выведал причины околодепрессивного состояния наклюкавшегося профессора. Всё оказалось запущенней, чем мы предполагали. Блек разочаровался. Разочаровался в директоре, политику которого не понимал и в последнее время не принимал. Разочаровался в друге - Джеймсе Поттере, который в своей ненависти к темным магам в пух и прах разосрался с Блеком, обвинив старинного товарища во всех грехах после всех своих неудач и отлупа, полученного от изгнанного из рода Гарольда, то есть от меня. К тому же Сириус не был слепцом. До того, как уйти из дома, он многому обучился от матери и отца, в том числе магическому зрению, пусть не всегда применял полученные навыки. Когда по школе поплыла волна слухов о Снейпе и директоре, Блек вспомнил уроки, проверив ауры сальноволосого Нюниуса и бывшего друга, как бы горько не было это говорить. Результат обескуражил: аура носатого поганца, который должен был заполучить несмываемую печать, сверкала относительной чистотой, таки разных гадостей на ней хватало, зато Джеймс и Джейс... Тут было куда как хуже и печальней. Предатели крови. Говоря откровенно, Блек перепугался, и было от чего. Дураком назвать его нельзя, если только приравнять к дурости позднее "зажигание". Очень позднее, скажем честно. Примерив слухи о Снейпе на себя, Блек побежал к одному из старых приятелей-собутыльников, с которым он успел скорешиться за время работы в аврорате. Приятель, о чём было доподлинно известно, обладал умением видеть ауры и был обучен магическому зрению. Раздавив с Блеком на пару не одну бутылку огденского, хмельной кореш, прищурившись, со всех сторон осмотрел ауру собутыльника, вынеся утешительный и неутешительный вердикты. Неутешительный - из Рода Блека таки попёрли, но об этом последний и так догадался по общему упадку магических сил и закрытию для него родовых сейфов, кроме личного. Утешительный - печати предателя крови у Блека нет.
   Наутро, после опохмелки, после несвойственного ему глубокого мыслительного процесса, изгнанник из Рода пришёл к единственно верному выводу. От печати Предателя крови его спасла Вальпурга Блек. Мать. Мама. Если не изменяет память, а она ему не изменяет, Гарольд и Дурсли начали вращаться в обществе Вальпурги где-то в то же время, как Джеймс изгнал сына. От этой простой мысли Сириусу стало безумно стыдно и горько от осознания, что право зваться сыном им утеряно. Вот такие пироги с котятами. От всего произошедшего с ним и окружающими и так шаткое мировоззрение покрылось глубокими трещинами, развалившись на мелкие осколки. Привычный мир рухнул в тартарары. Директору он больше не верил. В семью вернуться не мог, чересчур много было им нагажено за прошедшие годы на родном пороге и в душе матери. Погнавшись за эфемерным всеобщим благом, пёс оказался без стаи. Один. Преданный "друзьями" и почитаемым светлым идолом, пьедестал которого развалился, а сам идол рухнул. Он был никому не нужен. Всего лишь пешка на игровой доске директора - запасная фигура. Сириус сам себе не был нужен. Мысли о сведении счётов с жизнью как-то сами собой начали посещать безумную голову. Внешне он ещё держался, но внутренне обдумывал, как бы уйти красиво. С фейерверком и громким стуком дверью, так, чтобы все надолго запомнили.
   Отжав на меня солёную от слёз жилетку, до последней нитки пропахшую перегаром, Филч принялся давить меня взглядом. Откровения Блека не оставили моего вассала равнодушным. Выработанным за годы работы чутьём, Аргус на "раз" просекал враньё. Налакавшийся до поросячьего визга Блек не соврал ни единым словом. Мда, та ещё задача оказалась. Знать бы наперёд, что это не очередная игра директора, играющего Блеком в тёмную, я бы ухватился за шанс лишить старика фигуры, но в том то и дело, что ни я, ни Филч не могли со стопроцентной уверенностью утверждать об отсутствии подобного. Совместным мозговым штурмом, прикинув так и эдак, мы решили и дальше использовать жилетку Филча в роли слезоприёмника Сириуса, шаг за шагом отрывая его от директора. Аргус исподволь, делясь богатым опытом работы в школе под руководством Дамблдора, в дополнение к выводам Блека засеет его разум зёрнами сомнений в непогрешимости британского светоча. Судя по всему, подготовленная пашня должна дать обильные всходы, а там мы посмотрим. Подумав немного, я вызвал школьных эльфов, приказав ушастым трудягам тщательно проверять пищу и питьё блохастого профессора на добавки, дабы мозги начавшего думать не засорили обратно различными "медикаментозными" методами. Для нас будет победой, если Блек будет не с нами, но и не с директором. Курочка по зёрнышку клюёт.
   Так и мы и жили после первого задания Турнира. Директор пытался отчистить подмоченную и обгаженную репутацию, я гадил ему исподтишка с переменчивым успехом. Я ему Снейпом, как селёдкой по рылу, он близнюками Уизли отмахнётся. Жаль компромат с тюремного двора сейчас в массы не запустишь. Профессионалы мгновенно вычислят наблюдателя, поделившегося воспоминаниями. До поры до времени сей жареный факт останется в копилке. Блек пока тоже "мертвый" актив. Близнецы же, вернувшись в школу, на некоторое время стали одними из самых популярных фигур. Ритуал бокора немного изменил их, добавив рыжим стати и сделав их чуточку взрослее. Или старому жрецу Вуду нехватило сил на полный откат? Как не крути, ритуал оказался неподготовленным, пляски с бубном совершались буквально "на коленке". С другой стороны, девицы пищат от парней постарше и рыжие мгновенно стали суперпопулярными у той части женской половины Хогвартса, которая не особо обращает внимание на различные печати и позабыла о гнусных шуточках близнецов. Братцы, покупавшись во внимании слабой половины человечества, возомнили о себе невесть что, решив, что отныне море им по колено, они додумались приставать к Дафне, вышедшей во двор, за умчавшейся к снежной крепости Асторией. Нагло проигнорировав Кребба и Гойла, одинаковые с лица подкатили к старшей Гринграсс с намерением пригласить девушку на бал. Делали они это в своей манере: команда шакалов-подхалимов за спиной, хихикающие гриффиндурские малолетки из гнезда дамблдорова, карикатурные манеры и обезьяньи ужимки. Естественно Дафна отказала обоим бабуинам, а подскочившие секьюрити отсекли девушку от бандарложьей стаи. Благо у обезьян хватило ума не схватиться за палочки, но выбесили они меня капитально, из-за чего я чуть не сорвался. Белобородый шмель мог ставить себе очередной плюсик. Вернув в школу верных клевретов, он воплощал постулат "разделяй и властвуй". Провокации у рыжих всегда получались хорошо, попавшиеся на них потом попадали в кабинет директора, зарабатывая отработки, а где становясь мелкими должниками старца, "простившего" шалость или вину. На сей раз рыжие провоцировали слизеринцев, умело выставляя их агрессорами, правда Грегори и Винсент какими бы тупоголовыми увальнями не казались, на развод не попались. Парни увели Дафну и компанию со двора, не забыв прихватить расстроенную Асторию.
   - Тебе чего шлея под хвост попала, есть виды на старшую Гринграсс? - лениво сплюнув вниз, спросил Виктор.
   - Понимаешь. Я очень хорошо знаю её жениха, - обтекаемо ответил я. - Он просил приглядеть за невестой со стороны.
   - А, ну, тогда, да. Что будешь делать, рыжие не успокоятся?
   - Думать надо. С кондачка это говнецо из школы не убрать, за них директор моментально впишется. Есть одна мысль и я буду её думать. Пока рано говорить.
   - Ладно, замнём для ясности, я своих попрошу обкашлять, как бы покультурнее выставить придурков полными идиотами и сделать так, чтобы они на люди не показывались.
   - Бесполезно. Этим хоть ссы в глаза, всё божья роса, но мысль хорошая, француженок бы ещё подтянуть. Берешься?
   - А почему бы пуркуа бы не па? Я же сказал - обкашляем.
   - Добре. А скажи-ка мне, мил человек, ты уже кого-нибудь на бал пригласил?
   - Шутишь? - возмутился Виктор. - Я с этим сумасшествием по школе и кораблю быстрыми перебежками передвигаюсь и стремаюсь на каждом углу. Ужас какой-то...
   - Можешь не продолжать, - постучал я по перилам. - Сам страдаю. Знаешь, могу предложить выход.
   - Какой? - неподдельно заинтересовался Крам.
   - Пригласи Флер. Стопудовый вариант, сразу все поклонницы отстанут. Супротив вейлы ихние не пляшут. Ты как, шарм терпишь?
   - Без проблем, - ухмыльнулся Виктор, - стали бы мы вейл на чемпионат мира тянуть, если бы против шарма устоять не могли? У нас возле Варны несколько вейловских общин, да в Софии. Один минус, дружище, по правилам турнира я не могу приглашать чемпионку из другой школы.
   - Фи, Виктор, вы мелко плаваете. Не спорю, законы надо чтить.
   - Ну-ка, ну-ка?!
   - Всё верно, в правилах чётко указано, что выбранный чемпион не имеет права приглашать чемпионку!
   - Ну?
   - Не понукай, не запрягал! Но в тех же правилах нет ни слова о запрете чемпионке пригласить чемпиона! Сечёшь? А что не запрещено...
   - То разрешено. У-у, голова! У-у, змеища! Не зря ваша Шляпа тебя на Слизерин законопатила. А как...
   - Виктор, словами, через рот. Подкати к Флер после ужина и обскажи ситуёвину тет-а-тет. Она девочка умная, к тому же обожает эпатировать публику. Зуб даю, она согласится. Ты как, не против, если пригласят тебя? Всяко ей с тобой будет лучше, чем оттираться от слюней попавшего под шарм ухажёра, а так все условия будут соблюдены: всеобщее внимание, отцепившиеся фанатки. Ведь это моветон отказать прелестной девушке, к тому же Чемпиону! Эпатаж и так далее обеспечены, приличия с твоей стороны соблюдены. Танцевать умеешь?
   - Обижаешь!
   - Тебя, пожалуй, обидишь. Ну, в чем дело, ты ещё здесь?
   - Меня уже нет!
   Хлопнув меня по плечу, Виктор испарился. Вот только-только стоял, как лист перед травой, как обзорная площадка опустела. Хорошая штука - "мерцание", в некоторых ситуациях куда лучше шаговой аппарации. Вжик, и умчался электровеником. Триста метров за три секунды. Нормально! Пока я провожал взглядом вчерашний след Крама, рыжие куда-то испарились со двора, следом за ним свалили Шестой и Джейс. Постояв ещё несколько минут, я пошёл вниз, но дойти до змеиных нор в подземелье, зовущихся гостиной Слизерина, без приключений оказалось не суждено.
   - ...да что ты мнёшся, крошка?! Не хочешь со мной, иди с Роном, - донёсся до меня голос бывшего братца.
   - Отпустите меня! - истерический возглас заглушило похабное ржание молодых жеребцов, среди которых угадывались голоса рыжих уродов с номерами четыре, пять и шесть и подвизгивание черномазого прилипалы с дредами. Был ещё кто-то, незнакомый мне. Кинув под ноги заглушающее, я прибавил шагу, боясь не успеть. Опять геройствую. Скажите, оно мне надо? Надо, если подумать.
   - Нет, малышка, - прогундосил Шестой, - не выпустим, мы очень настойчивые. Так кого ты выбираешь, а? Ты погляди, парни хоть куда. Все, как на подбор, а ты нос воротишь. Нехорошо! Представь, ты такая маленькая, а уже на бал пригласили. Кто тебя ещё пригласит, как не мы?
   - Меня, меня уже пригласили!
   - И кто этот труп?
   - Я! - окутанный щитами, с волшебной палочкой наперевес, на кончике которой горело синее пламя готового сорваться проклятья, я вышел из-за угла. - Какие-то проблемы? Пошли вон, пока я вас тут не поубивал, уроды!
   Пнув по коленной чашечке Поттера и оттолкнув шестого Уизли с дороги двумя руками, ко мне выскочила Габриэль Делакур. Приплыли.
  
  

*****

  
   - А-а-а-х, Флёр, это было..., - весело рассмеявшись и разведя в стороны руки, Габриэль плашмя плюхнулась на кровать, - так волшебно и... волнующе!
   - О-у! И кто этот мерзавец, посмевший украсть сердце нашей маленькой Болтушки? - оторвавшись от нанесения лёгкого макияжа, вздёрнула бровь старшая сестра девочки, восторженно порхающей по комнате. - А как же, м-м-м, твой сердешный пти-гарсон, м-м, Гарольд Эванс? Или случилось чудо и тебе посчастливилось обрести другого партнёра? - запустила шпильку Флёр, которая каких-то пятнадцать минут назад имела интересный разговор с болгарским коллегой по несчастью стать участником фарса, зовущегося Тремудрым турниром, и сейчас готовилась произвести фурор на ужине.
   - Нет-нет! - вскочив на ноги и подхватив полы платья, Габриэль взмахнула ими на манер крыльев бабочки и закружила на месте. - Моё сердце по-прежнему в его руках! Ты не представляешь, что сейчас было!
   - Ты встретила рыцаря на белом единороге, он спас тебя от дракона и пригласил на бал? - проведя палочкой над головой, Флёр соорудила замысловатую высокую причёску, открывающую безупречную шею и волнующие линии плеч.
   - Ты почти угадала, - крутнувшись на одной ножке, выдала девочка, - только с единорогом не попала, а так почти всё так и было, за исключением дракона, но вместо него на меня напали обезьяны!
   - Обезьяны? Как интересно!
   - Мерзкие рыжие орангутанги, - состроив брезгливую мордашку, выплюнула девочка. - Они напали на меня у входа на лестницу, которая ведёт на смотровую площадку барбакана.
   - И что тебе потребовалось на смотровой площадке? - мигом посуровела Флёр, не почувствовавшая вранья в словах сестрёнки. За младшую егозу, пьющую из неё кровь денно и нощно, она готова была порвать кого угодно. На то они и младшие сёстры, чтобы от них не было жизни старшим, но вейла безумно любила свою, уколотую шилом в попу, сестрицу.
   - Ты же мне сама запретила играть в снежной крепости, а так хоть посмотреть одним глазком...
   - Ладно, - отмахнулась Флёр, - ты, птичка моя, разговор в сторону не уводи.
   - И ничего я не увожу! - притопнула ножкой Габриэль.
   - Ты говорила про рыжих обезьян.
   - Это он их потом в орангутангов превратил...
   - Это становится интересно, - забыв о причёске и мыслях о платье с глубоким декольте, которое планировалось одеть на ужин, чтобы чуть-чуть шокировать публику, старшая из сестёр Делакур повернулась к младшей занозе. - Рассказывай, я тебя очень внимательно слушаю.
   - Расскажу, если ты опять не начнёшь лезть с вопросами и поливать каждое слово презрительным сарказмом, - не смотря на едкий комментарий, было видно, что девочку буквально распирает от дикого желания поделиться приключением.
   - Поверь, я само внимание!
   - Ладно. На чём я остановилось?
   - На лестнице.
   - Да, я хотела подняться на обзорную площадку, и когда была на переходе, меня окружили рыжие британские тараканы, с ними был ещё негр и местная знаменитость - Поттер.
   - А рыжие, если я не ошибаюсь - Уизли и их подпевалы?
   - Не ошибаешься, - скривилась от омерзения девочка. - Предатели крови, даже этот ихний герой. От них и так смердит, а вблизи совершенно дышать невозможно. Б-р-р! Младший совсем зубы не чистит, изо рта кошачьим туалетом воняет. Они окружили меня, стали лапать и требовать, чтобы я с кем-нибудь из них пошла на бал! Канальи!
   - Следи за языком!
   - Если я стану следить за языком они не перестанут быть ублюдками, канальями и мерзавцами. Представляешь, этот неумытый рыжий подонок, не знакомый ни с мылом, ни с манерами, перекрыл дорогу, не выпускал и хватал меня за руки, а остальные ухмылялись, даже этот метёлочный геройчик! Мрази!
   - Та-а-ак! - протянула Флёр тоном, который не предвещал ничего хорошего некоторым отдельно взятым гриффиндорцам.
   - Я не знала, как отбиться от них, представляешь? - заново переживая прошедшие события, обхватила себя руками Габриэль. - Шармом шарахнуть, как ты, ещё не получается, а с палочкой против шестерых у меня не было ни единого шанса. Обложили словно волки, не убежать. Стало страшно, а они смеются и настаивают, чтобы я скорее определилась с выбором, видно хогвартские красавицы дали им всем от ворот поворот, вот и рыскали они по тёмным уголкам. Когда я совсем отчаялась, крикнув, что меня уже пригласили на бал, с площадки спустился ОН!
   - Твой герой, Болтушка?
   - Да, представляешь, когда я отпихнула вонючку с нечищеными зубами, остальные выхватили палочки и стали нас окружать, а тут снизу появляется ещё один Александр, с галереи - перехода в школу, ещё один.
   - Александр? - удивилась Флёр. - Тебя спас русский чемпион, внук Кощея? Только он умеет наколдовывать тактильные иллюзии.
   На лицо Габриэль набежала красная вуаль, щёки и уши девочки зарделись маковым цветом.
   - Он... он подтвердил, что я уже приглашена и чтобы рыжие прихвостни Поттера убирались подобру-поздорову.
   - Они, как я понимаю, не воспользовались мудрым советом, решив, что их больше...
   - Ага, - кивнула девочка, - старшие братья вонючки пальнули цепочками из разоружающих и сильных депульсо, но никто не ожидал, что материальные призраки разом поставят щиты и лучи проклятий отразятся обратно в конопатых уродов. Всю компанию сбило с ног и с десяток метров проволокло по полу галереи. Ха-ха, они всю пыль и грязь на себя собрали, тряпки половые.
   - Обратное усиление, - сама себе кивнула Флёр, - трёхкратное, судя по рассказу. А он действительно силён. Запомним. Что дальше было?
   - Александр спросил, хватит с них или ещё добавить piz..., я не понимаю по-русски, если не уберутся, отдых на неделю в больничном крыле гарантирован. Рыжие ответили, что уходят и когда Александр отвернулся, близнецы ударили в спину.
   - Подонки! - угрожающе прошипела до глубины души возмущённая слушательница. - Мерде, я их с грязью смешаю.
   - Не сквернословь! Мне пеняешь, а сама! Всё маме расскажу! Хотя ты права - подлецы, - подхватила рассказчица, - не на того напали! Я, конечно, перепугалась до ужаса, но Александр, не глядя, поймал ударное в круговую ловушку и отправил обратно. Проклятье, как бумажные, прошило хлипенькие щиты, которые держали Поттер, вонючка и чернокожий гриффиндорец, опять вбив всех в пол. Выбив палочки, Александр спокойно наложил на всех заклятье внутренней сути. Ну, это он так сказал, движения палочкой я не видела. Я не знаю, что это за проклятье, надо будет маме или папе в думосборе показать, может они скажут, но попав под него, мальчишки превратились в обезьян в гриффиндорских мантиях. Рыжие в орангутангов, Поттер и ещё один мальчик в мартышек, а чернокожий с дредами в гориллу.
   - А-ха-ха-ха! - залилась звонким смехом Флёр.
   - Тут снизу прибежал этот противный носач с сальными волосами и начал орать во всю глотку, грозить баллами и карой от директора. Обезьяны верещат, горилла ухает, мартышки очки на хвостах крутят, народ снизу прибывает и гогочет как те гуси. Через минуту у галереи уже не пропихнуться было, а Александр холодно улыбнулся и сказал "приори инкатем". Над его палочкой показались последние заклинания, оказавшиеся щитовыми! Вот как он стёр остальные? Как?! Я бы тоже так хотела уметь. Вытянув из виска нить воспоминаний, он поместил его в фиал, пообещав отправить в газету. Носатый сразу же заткнулся и поволок обезьянник в медицинское крыло через всю толпу учеников.
   - Цирк на выезде. В Хогвартсе ни дня не могут прожить без спецэффектов. Колись, сестрица, что было дальше?
   Габриэль расплылась в блаженной улыбке:
   - А потом, когда обезьян уволокли, Александр при всех пригласил меня на бал! Так-то, сестрица, нос тебе я утёрла, ха-ха! - крутнувшись на месте, Габриэль вновь изобразила волчок.
   - Утёрла, признаю, - шутливо изобразив сдачу сильному противнику, улыбнулась Флёр. Ей не давал покоя радостный настрой любимой сестрёнки. Какая-то неоформленная догадка то и дело карябала разум девушки. Реакция Габриэль на этого русского мага казалась юной вейле нетипичной, а если учесть ранний выбор избранника, то в корне неправильной. Что-то темнит Габри, ох, темнит. - Посиди пока, а я отправлю письмо папе, он этих мерзких Дамблдора и Уизли с грязью смешает!
  
  
  
  
   Продолжение следует...
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | А.Сорокина "Blackday: Дневник Беглеца" (Антиутопия) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | А.Крайн "Стальные люди. Отравленная пешка" (Научная фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"