Сапегин Александр Павлович: другие произведения.

Жизнь на лезвии бритвы. Проды от 13 и 15 августа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.60*46  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проды от 13 и 15 августа. Последняя прода выделена синим


  

*****

  
   Но-но-но! Слюни тут не распускайте, а то знаю я вас, лоликонщиков. Нафантазировали, небось, всякого-якого, а вот фиг вам хреном по коромыслу! Хотя я тоже позволил фантазии увлечь меня в розовые дали, но тут в кабинет ввалилась остальная банда и моя бренная тушка, что называется, пошла по рукам. Еле-еле живым вырвался. Вроде все ещё мелкие, а чуть не придушили.
   Вновь обретённого жениха, счастливая Гермиона весь вечер не отпускала ни на шаг, единственное в уборную за мной не ходила. Втихую радуясь за нас и потакая любимой ученице, леди Вальпурга спустила девушке с рук столь непристойное поведение. Официально крёстная делала скидку на магическую помолвку. Мол, образовавшиеся узы связали нас крепче стальных тросов и надо иногда давать выход чувствам и эмоциям. Нет, я конечно рад, да и против не был, но фонтанирующий гейзер под боком не хило так бил по под ноль выхолощенному Азкабаном эмпатическому восприятию. Это как просидеть час в тёмной пещере, а потом резко вывалиться на солнце. Изюминкой в данной ситуации служила пресловутая связь, образованная помолвкой. Если от всех прочих можно было защититься ментальными щитами, то от любимой простым щитом не закроешься, поэтому оставалось терпеть, привыкать и улыбаться, чтобы ненароком не расстроить счастливую невесту.
   Я в какой-то... да не в какой-то, а целиком и полностью понимаю крёстную и чем та руководствовалась. После тюрьмы и шатания на грани с загробным миром и дабы не напоминать инфернала, мне требовалось напитаться живыми эмоциями, идущими от души. Весь набор мне и предоставили в один присест. Гермиона, Астория, Дафна, Генри, Бекки, вернувшийся с соревнования Дадли и прочие стали прекрасной терапией для одной напрочь отмороженной личности, совершившей групповое убийство невинных дементоров. Пусть земля им будет стекловатой.
   Как говорили мудрецы древности: всё проходит. Умные были люди. Ближе к ночи страсти немного улеглись. Трепетно распрощавшись с перевозбуждённой девушкой на пороге спальни, я поплёлся к себе. Завтра предстоял трудный день. Истину "А кому сейчас легко?" никто не отменял. Вроде и пресытился радостью, а гляди-ка, десять секунд расставания и внутри опять тянущая пустота. Тяжело мне будет с утра - учёбу у ребят никто не отменял. Это один мелкоуголовный элемент на вынужденных каникулах чалится, а остальные грызут гранит магической науки. Но ничего, у меня тоже найдётся, чем заняться. Давно я не говорил по душам с Лордом Гринграссом.
   С утра, не без сожаления, выпроводив сердечную зазнобушку и примазавшихся к ней лиц на учёбу, я связался с Георгом. Встреча тет-а-тет состоялась в Бернском Швейцарском Гномском банке в специально зачарованной переговорной комнате. Бородатые коротышки умели хранить секреты. Как свои, так и чужие, правда за последнее драли хорошие деньги, но предоставляемая услуга стоила того. Не всякую тайну можно доверить родным стенам. В переговорную невозможно было пронести ничего магического. Любой артефакт или амулет разряжался и терял силу, империо слетало напрочь, наговоры развеивались. Полная конфиденциальность договаривающихся сторон, и обет на жизнь и магию от гномов, подкреплённый "замыкающей уста" клятвой.
   Я долго не мог взять в толк, зачем Лорду Гринграссу настолько беспрецедентные меры безопасности, пока не прозвучала фраза о двух провальных попытках "исполнить" Дамболдора.
   - Вообще-то их было три, - доверительно сообщил мне Георг.
   - Третья не ваших рук дело, как я понимаю? - усмехнувшись на вздёрнутую собеседником бровь, Георг многозначительно помолчал, потом добавил:
   - Работали профи, Гарольд. Не чета моим мальчикам. По сообщениям информаторов, в покушении отметились немцы из "Штази", а там до сих пор сильны традиции псов Гриндевальда и помнят авантюризм Отто Скорцени. Старик выкрутился, хотя по нему отработали магией и технологией.
   - Не Дамболдор, а какой-то неубиваемый имба, аж жить страшно становится. Чур меня, Мерлин избавь от внимания такого монстра.
   - Изюминка не в том, что старик остался жив, а в том, что он остался жив.
   - Стоп-стоп-стоп! - плебейски замахал я руками. - То есть, его... как его...
   - Его "исполнили". Дважды! По любым законам, маггловским ли, магическим, Светочь Британии должен уже кормить червей, но вопреки всему он продолжает здравствовать, что есть нонсенс, который я объяснить не в силах.
   - Крестраж?
   - Нет, у этого испражнения бездны иной принцип действия: крестраж оживляет или захватывает другую оболочку после биологической смерти основного тела. Механизм давно изучен, разделение души изменяет человека, а перед нами всё тот же целый и невредимый Дамболдор. Четвёртая группа, посланная по его душу, полегла целиком, благо они были опутаны клятвами, как рождественская ель гирляндами. Некромантия в их случае является бесполезной тратой времени. Поднять мертвеца и допросить невозможно. Вырезанные на черепной кости руны превращают мозги в кашу, даря человеку лёгкую смерть. Никто не умеет связать киллеров с нами.
   - Дилемма, - на память пришёл Альманах и вычитанная в нём статья. - А что слышно о фениксе?
   - Гарольд, заранее извиняюсь, но поместить крестраж в феникса... Курьезный способ самоубийства. Никто никогда не делал крестраж из живых существ, к тому же фениксы имеют дурную привычку сгорать в самый неподходящий момент.
   - Я в курсе, - покивал я, - но тем не менее. Сумел же старик как-то обойти Хогвартские клятвы.
   - Хотя, - внезапно Георг провалился в себя. - По слухам Дамболдоровский петух сгорал дважды, причём, Мордред, какое совпадение, в дни покушений... Гарольд...
   - Какое покушение провалилось полностью?
   - Первое, лопухнулись ирландцы из магического крыла ИРА*.
   - А они каким боком?
   - Не знаю, важен результат.
   - Когда?
   - Одиннадцатого декабря.
   - Значит, у старика было дополна времени на подготовку ритуала. Ближайшее удобное время день зимнего солнцестояния. Двадцать второе декабря. Надо искать, были ли в ночь на двадцать второе декабря катастрофы с массовыми человеческими жертвами на территории Британии.
   - Я дам задание.
   Следующая наша с Лордом Гринграссом встреча состоялась через неделю. В Берн я портанулся из Шамани, едва не забыв снять с себя горные лыжи, на которых катался в компании с Грейнджерами и Генри с Асторией, причём девочка показывала настоящий класс, легко затмевая Гермиону и меня. Некоторые личности рождаются на метле, а Астория, похоже, родилась в горнолыжном костюме и на лыжах.
   - Вы были правы, Гарольд, - прозвучало сразу после приветствия. От вальяжной расслабленности, наблюдаемой у Георга Гринграсса в прошлую встречу не осталось ни следа. В этот раз передо мной сидел предельно собранный человек, обеспокоенный важностью событий. - Это нашли в полумиле от угольной шахты...
   Сказав ничего не говорящее мне название, Георг выложил на стол крохотный черный камушек. От камешка тянуло гнилью, тьмой и смертью Да, я помнил, что в отличие от родного мира, в этом мире Железная Тэтчер не позакрывала все английские шахты напропалую. Угледобывающая отрасль старушки Англии дышала на ладан, но продолжала работать.
   - Взрыв метана, под завалами осталось больше сотни горняков. Это официальная, озвученная магглами и правительством Её Величества версия. Мы настолько привыкли сами всё списывать на взрывы газа, что сами попались в расставленную ловушку. Кто-то провёл темный ритуал непосредственно над выработкой. Перед тобой на столе черный алмаз - осколок "собирателя душ". На земле вокруг места трагедии обнаружен слабый остаточный фон и, предположительно, сложный геометрический рисунок. Следы тщательно затёрты за исключением так называемых "силовых" и " направляющих" точек. Энергия от гибели стольких людей зеперта в подобных камнях с грецкий орех размером или...
   - Или помещена в феникса вместе с крестражем.
   - Интересные книги вы читаете, Гарольд. Содержание недетское, не находите? Позвольте поинтересоваться, где вы их берёте? В наши непростые времена это, не побоюсь сказать, редкость несусветная.
   - Где брал, там уже нет. Вы думаете, я всего один раз спускался в Тайную комнату? Все так думают, - буркнув невпопад, пошёл я на откровенный подлог. Пусть копает в этом направлении, может, что и нароет. Убереги Мерлин от соблазна выдать тайну Альманаха. Предки проклянут непутёвого потомка. Сам Салазар выберется из могилы ради такого случая. Накостылять нечестивцу это же самое богоугодное дело!
   - Возможно, вы и правы, - Георг сожалением и ненавистью оттолкнул от себя хрустальный кубок с чистейшей родниковой водой. В глазах аристократа читалось желание выпить влаги с существенным содержанием спирта. Просто спирт тоже бы вкатил почище воды. Вперив взгляд в мозаику на потолке, он вопросил в пустоту. - Что им двигало?
   - Страх.
   - Что?! - Георг подобрался, как готовая к прыжку кошка.
   - Страх. Чувство страха - одно из самых сильных чувств у человека. Иногда оно сильнее любви. Даже инстинкт продолжения рода временами уступает страху смерти. Старик боится. Уж поверьте мне, у него богатый опыт страха. Боязнь потерять власть подвинула его к таким мерзостям, какие нам и не снились. Опасение потерять жизнь заставило переступить черту человечности. Вы думаете Тёмный Лорд возник сам по себе?
   - Неназываемый? Вам что-то известно, Гарольд? - внимая каждому слову, доверительно склонился вперёд лорд Гринграсс.
   - Что-то известно, - усмехнулся я, даже не думая разбивать робких надежд родовитого аристократа припасть к источнику информации. Про Волди он и без нас знал достаточно, а с помощью Вальпурги привычные границы познаний раздвинулись ещё больше. Сейчас же они грозили перейти на новый рубеж. - Старик долго и упорно взращивал свою марионетку, старательно пестуя у приютского парнишки страх смерти. Вынужденный на лето возвращаться под немецкие бомбёжки, Том больше всего боялся умереть, а наш дражайший победитель Гриндевальда, старательно взращивал эту фобию в мальчике. Можно сказать, возводил её в абсолют. Так вот из перспективного мага, подающего большие надежды, незамысловато, день за днём выросло настоящее чудовище, любовно вскормленное другим чудовищем. Том стал для директора прекрасной лабораторной свинкой, на которой тайный злодей отрабатывал опыты по созданию якорей души. Директор боится и боялся признаться самому себе, что больше всего его страшит тот же самый страх, что и запуганного до печёночных колик ученика, вот ему и потребовалось отработать методику обретения бессмертия на ублюдке Гонтов. Он же не особо напрягаясь превратил амбициозного юнца во всеобщее пугало. Слух там, слово здесь, статья в бульварной газетёнке, шепотки в министерстве и обыватель уже повергнут в тихий ужас. А Том... Том никогда не был силён в многоходовых интригах. Слизеринец хр... Прошу прощения, в тюрьме некогда следить за лексиконом, там надо подбирать слова попроще, чтобы понятна была мысль. Вернёмся к Волди. Ему бы на коня, да с шашкой наголо крушить вражьи головы, а вот так вот, по стариковски пересидеть наскоки орденцев терпения уже не хватило, тем более старик постоянно дёргал ручную страшилку за ниточки. Дутое пророчество тоже Дамболдор подсунул, тонко разыграв мальчишку Снейпа, и как по нотам одурив неназываемого. Кто же мог подумать, что Лили Поттер окажется потомком Основателя, а младенец последним в Роду? За попытку создать крестраж из последнего Слизерина, отступника развоплотило к дементоровой бабушке.
   Георг нахмурился. Стреляный воробей нутром чувствовал недоговариваемое, с другой стороны, ему доверяли слишком многое, а в магическом мире это что-то, да значит. Гринграссы вошли в ближний круг Блеков и Эвансов вкупе с одним Слизерином. Дочки Лорда Гринграсса пристроены за самыми сливками высшего общества, но это при условии, что сформированный альянс не сольётся позорно перед двумя мастодонтами британской политики. Глядя на хмурого мужчину, я ещё немного приподнял завесу, попутно напуская туману:
   - Лорд Гринграсс, не стоит строить мертворождённых гипотез об источнике моей осведомлённости. Их два. Один уж недоступен, а другой далече, - в глазах собеседника вспыхнула искра понимания. - Удивительным образом мне попались осведомлённые м-м-м сокамерники, да упокоятся их души. А второй источник не вмешивается в дела смертных, как и мне сейчас не рекомендуется припадать к нему. Чревато необратимыми последствиями, знаете ли. Здесь и риск остаться навечно за гранью, и высокая вероятность взвалить на свои плечи ещё один Род. Я бы не хотел ни первого, ни второго, как вы можете догадаться.
   - Догадываюсь, Гарольд, - одними уголками губ обозначил улыбку Георг. - Вашей участи не позавидуешь. Но я не затем трачу своё и ваше время.
   - Понимаю. У нас есть определённого рода проблема, которая никак не соглашается тонуть.
   - Такое дерьмо не тонет, - позволил себе грубость Георг. - Не сочтите это за комплимент, но я давно заметил у вас необычную взрослость суждений. Ваш взгляд на вещи зачастую отличается от привычных нам. Но, как вы только что правильно выразились, нам требуется утопить, как минимум, один из источников беспокойства. Старик останется на плаву, пока кто-нибудь не приберёт к рукам и не упокоит его курицу. Феникса не так просто убить.
   - "Водяная тюрьма" или "ледяная клеть", знаю. Но давайте немного отойдём от террористических методов. Старик воюет слухами, грязью и сплетнями, забывая об одном, что в эту игру могут играть двое. Или мы начинаем играть в свою игру, чтобы не плутать по полю Дамболдора. Сейчас для этого как никогда благоприятная обстановка.
   - Фламель, - Георг с полунамёка уловил, куда я клоню. - Дамболдор остался без могущественной тени за спиной и впервые за сто лет выбрался в самостоятельное плаванье. Да-а, это стоит использовать для нашей пользы. Гибель патрона и учителя заставляет его осторожничать, а всколыхнувшийся страх смерти привёл к темной магии. Старик перестал миндальничать в выборе средств. Предлагаете сыграть на этой его слабости? - я лишь пожал плечами, оставляя за соратником право выбора. Всё равно, каким бы умным я не был в глазах собеседника и как бы не пускал пыль в глаза, взрослый волшебник, не один десяток лет варящийся в котле интриг, переиграет меня за счёт опыта, поэтому помалкиваем и даём другим развить мысль. - На это уйдёт от двух до трёх лет.
   - Нам спешить некуда.
   - Тоже верно. Старика можно держать в тонусе мелкими неприятностями и повторяющимися покушениями. Пуля, яд, проклятия, сглазы и магия вуду. Он станет дерганым...
   - Магловские психологи и PRщики, не забывайте о них. У обычных людей есть чему поучиться на ниве создания отрицательного пиара.
   - Окна Овертона, подмена понятий, знакомые словечки, - паскудно ухмыльнулся Гринграсс. - Имидж старого мужеложца, грязное бельё, а лучше повторяющиеся слухи о грязном бельишке. Да, этот комплекс мер может сработать, особенно если его сдать на творческую переработку бывшим Пожирателям. В своё время старик ободрал их как липку, в благодарность они мокрого места не оставят от его репутации. И нас никто не свяжет с информационной атакой. Вынужденный постоянно оправдываться и отмываться, директор скоро потеряет инициативу и поддержку широких масс. Через пару лет Дамболдор превратится в конченного неврастеника с букетом психических расстройств.
   Под тихий звон колокольчика приотворилась дверь и в переговорную комнату заглянул бородатый гном-распорядитель. Мы с Георгом синхронно махнули руками, жестом указывая коротышке на продление аренды. Кивнув, бородач испарился, тихонько притворив дверь за собой.
   - Гарольд, если со стариком так или иначе вопросы решаемы, то у нас на повестке всё равно остаётся Неназываемый.
   Разглядывая носки туфель, я решал, открыться или нет? Георг терпеливо ждал. Раскочегарив на всю катушку эмпатическое восприятие, я проверил собеседника. Больно, тяжело, противно, но надо. Тюрьма отучила меня доверять людям, тем приятнее было узнать и понять, что человек напротив давно определился со стороной и не предаст. Гринграссы сделали ставку на мою лошадку.
   - В данный момент мы довольствуемся ролью сторонних наблюдателей. Другого не остаётся. Его темнейшество сейчас для нас недоступно по причине пребывания в бесплотном состоянии. Бесперспективное занятие ловить его дух по всей Албании. Да. Я прекрасно осведомлён о его местопребывании. Оставим в стороне, откуда мне это известно. Уверяю вас, он сам выплывет через пару лет. Есть у меня такое чувство. С другой стороны почивать сложа руки тоже непозволительная роскошь. Нельзя ограничиваться дискредитацией Дамболдора и его сторонников, отборное гуано будет великолепно смотреться и на клевретах Волди. Последних желательно начинать травить через континентальную прессу. Пожиранцы давно вывели основной бизнес на материк, вот и пускай подёргаются. В моём списке есть несколько фамилий, которые требуют пристального внимания. Знаете, Георг, я нисколько не расстроюсь, если они пойдёт по миру с протянутой рукой. Напиться не напьюсь, но есть у меня ящик эксклюзивного армянского коньяка...
   - Звучит заманчиво, но я не услышал главного, как бороться с угрозой Волдеморта?
   - Мой проклятый Мордредом родственничек, забодай его Моргана, планирует пафосное воскрешение и не менее пафосное возвращение в кулуары политики. Том всегда был падок на театральные эффекты и обожал игру на публику. Не думаю, что он изменит привычкам. Я провёл малое отречение Тома Риддла от Рода, большое проведу после обретения им тела, тогда он станет безродным на глазах изумлённой публики. Интересно, как быстро его порвут на лоскуты после этого?
   - Вы страшный человек, Гарольд! - откинулся на спинку кресла Гринграсс.
   - И не говорите, иногда я сам себя боюсь, - принял шутку я. - О подробностях пока не буду, всему своё время. Ваша основная задача наладить работу по всесторонней дискредитации директора, попутно устраивая на него покушения. Мне же, так или иначе придётся осенью вернуться в Хогвартс. Непреложные статьи Кодекса Слизеринов не оставляют выбора.
   - А сейчас?
   - Сейчас мне придётся приложить немалые усилия по наверстыванию пропущенного. Леди Вальпурга уже подобрала наставников для домашнего обучения магическим и маггловским дисциплинам, так что я наслаждаюсь последними свободными деньками.
   - Что ж, - открыто усмехнулся Георг, - не смею больше отнимать вашего драгоценного времени, Гарольд. Мисс Грейнджер не простит мне ни одной лишней минуты задержки, а зная нрав её наставницы, могу предполагать, что это будет болезненно. Передавайте поклон леди Блек и скажите ей, что послезавтра я её навещу. Хватит нам сидеть в стороне...
   На этой оптимистичной ноте мы раскланялись с Георгом. Заплатив за аренду переговорной, Гринграсс аппарировал в неизвестном направлении, а я воспользовался порт-ключом.
   Короткий субботний день далёк от завершения, преступлением будет бросить Гермиону одну. Вскоре я вновь штурмовал на подъёмнике вершины и лихо слетал вниз, но повторить рекорд скорости и времени прохождения трассы, установленный Асторией, не получалось, хоть ты тресни. На все попытки улучшить результат мелкая поганка только похихикивала в кулачок. Смирившись, мы с Гермионой и Генри признали проигрыш. Сегодня не наш день, определённо.
   Ближе к вечеру небо затянуло тучами и посыпал снег. Генри и Астория портанулись в парижское имение Блеков, а мы остались ночевать в арендованном домике. Как назло Грейнджеры затеяли ремонт в своём доме, но мы не в обиде. Съёмные апартаменты и мы вдвоём... Романтика с большой буквы "Р". То-то крёстная так многозначительно поблёскивала глазами в пятницу, когда вернувшаяся с Шармбатона невестушка озвучивала планы на выходные. Спелись, мерзавки. Но разве я против? Я только "за"! Когда домов эльф сервировал столдля припознившегося ужина, за окном стояла сплошная белая стена. А в доме весело трещал камин и умопомрачительно пахло приготовленными мясными рулетиками и прочими деликатесами, которыми блеснул ушастый повар. Нет, никакого алкоголя и непристойностей не мы себе не позволяли, нам и так было хорошо друг с другом. Камин с наложенными на дрова чарами долгого горения, живое тепло танцующего пламени, большой клетчатый плед и одно кресло на двоих. Чтобы не нарушить уютную идиллию, незаметно убрав лишнее со стола, тактичный эльф испарился, а мы так и остались в кресле...
   Проснулся я от непонятного щемящего грудь предчувствия. Стараясь не разбудить доверчиво прижавшуюся ко мне Гермиону, я осторожно огляделся. В магическом плане всё было в полном порядке. Чары на камине по-прежнему держались, поленья прогорели едва ли наполовину. Магический фон без изменений. Стрелки на высоких напольных часах в виде Эйфелевой башни показывали половину шестого утра. Беспокойство не уходило, по-прежнему монотонно царапая ледяными когтями душу. Да что же это такое?
   - Гермиона! Гермиона! - разбудил я девочку.
   - Что? - сонно потерев кулачком глаза, она вновь ткнулась лбом в моё плечо.
   - Не спи! Ты ничего не чувствуешь?
   - Что...
   Задрожав каждым кирпичиком, дом содрогнулся от мощного удара, жалобно треснув под напором снега, острыми осколками рассыпался цветной витраж. Мерлин, лавина! Закрыв собою девочку, я послал мысленный сигнал на фамильное кольцо. Аварийный портал выплюнул нас в центре гостиной поместья Блеков под Парижем. Вместе с нами портал захватил и кресло, и здоровенную кучу снега, накрывшую парочку в кресле с головой, и острейшую кованную пику, которую сорвало со стены альпийского домика и, словно бабочек, пришпилило ею к креслу влюблённую парочку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...
  
  

Оценка: 8.60*46  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"