Сапфира: другие произведения.

Восход новой жизни 1-8 главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Правка от 19.08.16. Это история про девушку, которая волею случая оказалась в теле маленькой девочки из другого мира. В нем иные законы, отношения чуждые нам, но именно здесь ей предстоит жить...Обновление каждые выходные. Оставляйте комментарии пожалуйста.

  Пролог
  В конце последнего месяца весны стояла невыносимая жара. Она была столь сильной, что хотелось лишь одного - на речку, что большинство и делало, правда по возможности, а это значит вечера у долгожданной, водной глади были людными. Это было не столь удручающим, нежели обилие мусора и музыка... Известно, вкусы у всех разные, музыкальные предпочтения не исключение. Шансон играл вместе с попсой, реп пытался отвоевать позиции, но уступал в горластости противникам. Словом, шуму было! Я, и некоторые немногие (без музыкального сопровождения) пытались насладится природой, но увы, подобного не свершилось... Печалька, одним словом. Друзья, проникшись моей бедой, скинулись и отправили меня поближе к девственной природе. Тем более поездка пришлась на мой день рождения. Они постарались угодить в двойне. И у них это получилось! Я была счастлива! Сборы выдались не такими быстрыми, как хотело бы, я не успевала по времени. Казалось, все - не еду! Такси подводило, возникшая авария, пробки... Словно все было против моего маленького счастья, а я так хотела, стремилась всей душой... Водитель видя мое состояние, улыбнулся и обнадежил: 'Ничего, успеем'! - после этого позвонил кому-то, что-то уточнил и спустя двадцать минут вокзал оповещал меня об отправлении. И вот город остается позади - вместе с жизнью. Я и не поняла, как умерла...
  Глава 1. Неизвестность.
  Смерть - это дар уставшим от жизни людям,
  и проклятие, так и не увидевшим ее.
   Темно и страшно... Сколько я здесь? Несколько секунд - нет вечность... Страшно... Свет - откуда?... Он так притягивает к себе. И кажется, что до него бесконечность...Невдалеке заметила еще один, только другой совсем, но такой теплый и красивый, а еще очень несчастный. Не знаю как, но я почувствовала это. Может из-за того, что здесь больше ничего нет? Я, как и он стремилась к далекому свету, и в какой-то момент мы оказались возле него и почувствовали - это конец, это покой - нужный измученным жизнью душам. Мы стояли на входе в манящую неизвестность, но не делали шага вперед. Я - потому что хотела жить, а не обретать покой; она, именно она, рядом со мной была девочка лет семи, зеленоглазая и черноволосая, странно одетая и такая необычная - хотела покоя, но не могла получить его будучи при смерти, но не мертвой... Не знаю сколько мы стояли в нерешительности, ощущая желания друг друга, но ничего не могли изменить. Было горько и обидно. Не могу точно описать то, что было дальше, но ясно одно, это началось после ее плача. Пространство вокруг нас засветилось всеми цветами радуги, наш собственный свет стал переплетаться, и в какой- то момент нить невидимая ранее, отцепилась от ребенка, приклеилась ко мне и стала тянуть куда-то; потом снова была боль, но это уже не пугало меня, так как разумом я поняла, что ожила...
  
  Глава 2. Новая жизнь.
  Боитесь своих желаний,
  ведь неизвестно, что они
  принесут...
   Мое пробуждение было не самым удачным, сильно болела голова, и еще зверски хотелось есть. Попробовала подтянуться немного, но у меня это не особо получилось, руки уперлись во что-то жесткое. Препятствием оказалась седло, лежавшего рядом с моей головой. А откуда на вокзале седло? Я приняла сидячее положение и стала соображать. Но додумать ответ не получилось, хозяин седла соизволил показаться. Я никогда в жизни так сильно не визжала. Да, и вы бы так отреагировали, если к вам вышло нечто очень грязное, с бородой, в рваной одежде, которое еще и тянет к тебе руки! Моему возмущению не было предела!
   - Ты, не подходи ко мне, а то буду кричать! - охрипшим от испуга голосом, сказала я. Ответом мне было взволнованное причитание этого оборванца: - Пожалуйста, не волнуйтесь госпожа, вы не окрепли и похоже совсем меня не узнаете. Я ваш слуга.
  Мои выпученные глаза были ему ответом. Что! Он мой слуга! Это когда успел появился? Бред! Не может у меня быть слуги! Хотя кажется я начинаю понимать... Наверняка это розыгрыш! Точно, я же ведь хотела дикую природу, а то что ее разнообразили художественными вставками в виде инструктора-актера только обогатит мое время провождение. Да друзья устроили зашибись прям, какой офигенный подарок! Да, я люблю фентези, но не да такой степени... И вообще, мне домой уже захотелось, самочувствие как-то не очень, да и голова кружится...
  И тут то взгляд зацепился за ноги. Не мои ноги... Эти тощие. А руки, руки то какие! Точно не мои! Ощупываю лицо, волосы... Волосы темные, черные совсем! Короткие прядки достающие до середины шей удивляли, как и цвет волос. У меня они отродясь были русыми. А теперь вот черные! Жуть... Мама меня бы убила... Вместе с папой консерватором. Вот теперь то стоит поверить в самое не вероятное, но более логичное. Я сошла с ума!
  И в этот самый момент капли холодной воды привели меня в чувство и подавили зачатки рождающейся истерики. Молодец он, вовремя прочувствовал ситуацию. Храбрец стоял напротив меня и с волнением всматривался в глаза.
  - Как вы? Успокоились? - на всякий случай посмотрел в котелок с остатками воды на дне. Вдруг понадобится еще.
  - Нет. Я уже в норме. Истерики не будет.
  - Это хорошо, а то было я начал волноваться. У вас был такой взгляд, как у моей бешеной собаки перед тем, как меня покусали...
  Ну, у меня нет желания его покусать, брезгливость не позволит, а вот облить водой, как перед этим он меня, есть - и что бы посильнее получилось нежели меня.
  Со всеми этими не понятками была еще одна вещь, смущающая не хуже запаха оборванца. Походу я стала той девчонкой. Теперь ее тело принадлежит мне. Со стороны я, конечно, не имею возможность себя рассмотреть, но вот воображения мне не занимать, да и в памяти еще свеж образ зеленоглазого чуда, подарившего мне второй шанс. Вот сейчас до моего сознания начала доходить вся серьезность ситуации. Чужое тело, чужой мир...
  Соблюдать осторожность нужно во всем: в словах, действиях. Вдруг тут инквизиция есть. Благо еще говорить могу на ихнем, да и понимать... А то б совсем худо было...
  Ситуация, в которой оказалась не радовала на сто процентов, но все же была лучшим вариантом, чем смерть. Я как-то не особо рвалась в ее гостеприимные объятья. Лучше уж быть потерявшим память живым ребенком, чем мертвой взрослой девушкой. Новоявленного слугу кстати звали Ютиор. Забавное имя, но ему не подходит. А меня - Даная. Хм, довольно мило, принимаю. Ладно, думы думами, а кушать все же хочется.
  - Ютиор, а у нас что, собственно, покушать есть? - и строю умилительную рожицу. Ну, разумеется, он не выдержал. - Осталась краюха хлеба, вам хватит на два раза, а там найдем что-нибудь. Возможно, получится даже поохотится.
   Сказав это, отошел от меня и стал рыться в сумке. После довольно непродолжительных поисков, он выудил оттуда хлеб, отломил кусочек и принес мне. Я, конечно, взяла, но пока не спешила его есть, а тщательно просмотрела, и, не заметив ничего подозрительного, начала трапезничать. Насытившись, меня потянуло к знаниям, тем более их я не имела, а они жизненно необходимы, но источник куда-то удалился. Так, мне нужно встать и, пока его нет, осмотреть себя. Выясняю, что стала обладательницей худощавого тельца той девчонки, хотя я и раньше это подозревала, а осмотр полностью подтвердил правильность вывода. Вот, что касается одежды, на мне она скорее мальчишечья, чем девчачья и еще сильно рваная, и с этими короткими волосами, видно, я выгляжу мальчишкой, и не лучше Ютиора. Он кстати пришел и уже седлает коня. Да, лошадь паслась поблизости и притом одна. Блин, я что поеду с ним?! Нет, слава богу, это только для меня, а он пойдет рядышком. Нехватка кислорода мне не грозит. К себе похоже я принюхалась. И слава Богу, как говорится! И после погрузки вещей на это милое животное, настала моя очередь взбираться, но меня подхватили и поместили в седло. Все, встретим ручей, устрою ему тщательную помывку и заодно искупаюсь сама. И мы тронулись в путь. Теперь можно и поговорить.
  - Ютиор, а какой была моя семья? И как я оказалась в таком бедственном положение? Собственно, куда мы направляемся?
  Он пристально уставился в мои глаза, но я стойко это выдержала: "Я ничего не помню...". Так, мне нужно изобразить побольше грусти на лице.
   - Вы совсем нечего ни помните? - Нет. - Ну ладно, я все расскажу. Вашим отцом был сер Варен Кертен, он являлся рыцарем, отличным воином и хорошим мужем, но происходил из обедневшей дворянской семьи. Мать же была рождена в знатном роде Ривентел. Ее звали Танарис. Они встретились случайно, и эта случайность разожгла в их сердцах огонь любви. Хотя все были против, ваши родители все-таки обручились. Вы родились на севере в местечке под названием Роданна. В тот год была лютая зима, а лето было не урожайным и много грудных детей погибло от болезней и голода, но вы выжили и от того вас назвали Даная - любимая богами. А чуть позже родился ваш брат Харон. Ему было всего лишь пять зим, но они убили и его! Конечно, ваша семья жила не богато, но все были счастливы. К сожалению, это продлилось недолго, вашу мать стал преследовать бывший жених. Он долгие годы искал ее, для того, чтобы отомстить за оскорбление. Ему это удалось неделю назад. Вы спаслись только благодаря случайности, одевшись мальчиком (это было частым явлением), отправились ко мне в хижину, она была на краю леса. А вскоре послышались крики, господский дом пылал, как и постройки рядом. Я не стал рисковать, на тот момент для меня было главным спасти вас. О судьбе других членов вашей семьи догадывался, до меня доходили слухи о приезде лорда Ферона, а тот не прощает обид. Ваши волосы пришлось обрезать и убедить уйти со мной. К счастью мне это удалось, иначе вы не выжили. Сбор вещей не занял много времени, их у меня было всего ничего. Спустя два дня, на постоялом дворе узнали о смерти ваших родителей и брата. Все последующие дни вы были как в бреду, а день назад внезапно слегли с лихорадкой. Я думал, госпожа умрет, но все закончилось, а память - не главное, главное то, что вы живы. На счет вашего последнего вопроса, мы идем к вашему дяде. Он не прогонит вас и даст кров и пищу. Лорд Лотарен Ривентел хоть и весьма жаден и жесток, но родственников в обиду не даст и позаботится о вас.
  Рассказ конечно поразил меня, такая маленькая и уже сирота. Жаль ее, а теперь вот меня...Крутится придется еще больше чтобы выжить. А вот оборванец поразил в самое сердце! Какие он слова то использовал, "...случайность разожгла в их сердцах огонь любви..." довольно красивы для крестьянина. А мой друг не так-то прост, однако. Но не крестьянин точно! Скорее бард, или образованный аристократ.
  - Убийца Ферон, кто он? Кем является? Что мне грозит?
  - Да, его зовут Ферон. Он первый меч короля, а также старший сын и наследник рода Шоварин. Он славится своей непобедимостью и жестокостью. Весьма популярен у дам и привык к тому, что ему никто не отказывает. Как я уже говорил он не прощает обид, а ваш род его обидел, сильно...
  - Ютиор, а откуда ты все это знаешь?
   - Когда-то ваш отец спас меня и приютил. До этого моя жизнь была бессмысленной и одинокой. В вас я обрел семью, именно в вас. А тем, кем я был до этого, не имеет значение, - и он замолчал что-то обдумывая. Пусть думает, не буду его отвлекать, я узнала уже достаточно.
   Не знаю, сколько мы проехали, но начало смеркаться, и пора было устраивать привал. Для него мы выбрали небольшую полянку окруженную деревьями. Ютиор спустил меня с лошади и стал распрягать ее. А я взяла сумки и отнесла в приглянувшееся место. Нужно было приготовить постель и еду, только вот, как выяснилось позже, были только хлеб и вода, так что горячей пищи или бутербродов не будет, остается заняться расстилкой импровизированного ложа. После непродолжительной возни у меня все получилось. Мы отобедали и стали укладываться. Видно, за день я довольно сильно устала, раз уснула несмотря ни на что. Сон выдался неспокойным и тревожным: какая-то беготня, погоня и страх загнанной дичи. Резкое пробуждение и липкий пот, не самое приятное начало утра. Наверное, моя возня была очень шумной, потому что слуга открыл глаза и с укором посмотрел на меня, а потом перевел взгляд на кусты поблизости. Мне стало стыдно. Ведь всю дорогу я просто ехала на лошади, а он шел рядом. Нужно скорее его успокоить.
  - Ютиор, извини, мне просто приснился плохой сон, вот я сорвалась спросонья.
   Но все равно он не шибко-то успокоился и скорее всего, даже не обратил внимание на мое объяснение. Через мгновение стало ясно почему - к нам вышла огромная псина. Ну, она была очень истощенной и уставшей, но все равно еще довольно страшной и опасной для нас. Я испугалась, а вот слуга нет - эта псина минуя оставшееся расстояние между нами одним прыжком, оказалась на мне. У меня вся жизнь промелькнула перед глазами, когда я осознала направление ее прыжка, но собака не стала меня есть, как мне подумалось вначале, она стала меня лизать. Все время моего пребывания здесь я просто мечтала о купании, но не таким же образом! Блин, от нее же не вырвешься! Меня, конечно, не съели, но ведь могут утопить, и утопить в слюнях - даже не знаю, что лучше... Ура, я свободна! Ютиор, хвала ему, видно понял, что еще немножко и мне придет конец. Никогда не думала, что он такой сильный, животина ведь весит немало. Оттащив ее подальше, приласкал, но увидев мое ошарашенное лицо, поспешил успокоить и рассказал про собаку. Эта зверюга оказалась моей, ее подарили на день рождение, звать - Росинка. Она видно как-то спаслась, тем днем со мной ее не было, предполагали худшее, но к счастью она жива. Осмотрев бедняжку, выяснили о нескольких царапинах и ранке на голове. Все это время она сидела смирно, и только хвост выдавал ее волнение. В той жизни у меня никогда не было собаки, пару раз пыталась завести, но с моей работой как то не получилось.
  Когда мы двинулись в путь, стало уже совсем жарко. Уже достаточно привыкнув к компании. Душа требовала пения, сопротивляться было невозможно, и я поддалась. В памяти всплыли слова из песен Мельницы и Origa, но разогнаться не дали, остановили вопросами: " На каком языке вы поете? Я знаю множество наречий, но этот никогда не слышал ". После его слов стало понятно, что пела я на русском. Нужно выкручиваться.
   - К сожалению, мне сложно ответить на твой вопрос, они сами начинают звучать в моей голове, я всего лишь озвучиваю их, - и горестно вздохнула(главное не переиграть).
   - Не переживайте так, госпожа, со временем все к вам вернется, а песни, возможно вы слышали их от странников, посетивших наше селение. Спойте еще что-нибудь, у вас хорошо получается! - произнес он это с таким чувством, что я не смогла отказать.
   Пропев всю дорогу, даже не заметила море на горизонте и прибрежный город , а увидев восхитилась. Открывшаяся картина потрясла меня: город был просто огромным и сверкал, переливаясь всеми цветами радуги. Такой эффект давал камень из которого тот был построен - рассказал мне после Ютиор - но это было довольно давно, те времена забыты и залежи камня более не доступны, а город остался таким, каким был раньше, и мало что может затмить его. Имя ему Эсфэр Этэль сэн Харт, переводится как " Солнце рожденное в камне", а по простому Эсхарт. Множество песен и стихов восхваляют его красу и неизменность, величие и непобедимость.
  К моему удивлению слуга не повел нас сразу в город, а привел к реке, объяснив мне, что на внешность путников стража обращает внимание, и от нее зависит, как они будут себя вести с нами. После его слов, я, недолго думая, приступила к купанию, после оделась в предоставленные штанишки, длинную белую рубашку и черные башмачки, провозилась видно долго, так как когда все-таки закончила, все было готово к дальнейшему пути, даже собака. Она сидела на камне, гордо подняв голову, и грелась на солнце. Я же была рада чистой одежде и купанию, поэтому хорошее настроение не заставило себя долго ждать. С радостным выражением лица стала осматриваться, и мой взгляд наткнулся на сопровождающего. Ютиор предстал передо мной в совсем ином виде, больше не было того грязного, неряшливого человека, а был человек чистый, опрятный, побрившийся и довольно симпатичный, в хорошей одежде, которая состояла из черных штанов, заправленных в сапоги, красной рубашки и плаща. Его длинные светлые волосы кольцами вились по плечам, большие голубые глаза сверкали, а улыбка завораживала. Но долго ошарашенной мне быть не пришлось, заметив мой взгляд, он потупился и даже покраснел. Я в шоке! Ему же лет тридцать, не меньше, а он еще и краснеет! Но видно, все это было написано у меня на лице, так как слуга покраснел еще больше и поспешил объясниться.
  - Госпожа Даная, я прошу прошение за свой вид, который имел раннее, но заверяю вас, это была вынужденная мера, ради вашей безопасности и ваше преображение в мальчика тоже! Как только мы приедем к вашему дядюшке, все вернется на круги свои. Вам стоит лишь потерпеть, еще немного, - интересно почему он убеждает меня в этом. Я же не жаловалась ему никогда, хотя, может, жаловалась та девчонка? Нет, скорее нет. Она переживала не из-за отсутствия комфорта, а из-за смерти всей семьи.
  - Я не устала Ютиор, можешь не переживать об этом. Просто, твое преображение потрясло меня. Ты стал таким милым! - все-таки мне нравится, когда он краснеет. Няшка просто! Ладно похулиганили и хватит. Тем более нам нужно до вечера добраться в город. Весь путь пролегал через лес и поле. Дорога извивалась змеей среди множества каменных глыб. Сам Эсхарт находился в сердце долины, которая упиралась в море. Он величественный, окруженный садами нахрет( плоды похожие на яблоки, но синего цвета), смотрелся просто замечательно, эта синева добавляла свою лепту в образ легенды архитектуры. Я хоть и не видела другие поселения людей этого мира, но судя по восторженному виду слуги можно понять, его эксклюзивность и не обычность. Мне, конечно, было интересно и необычно, но что-то все-таки беспокоило, интуиция не давала расслабится, а настойчиво пыталась достучатся. Стало понятно, все пойдет не так, как задумали мы - у нас будут проблемы.
  По прохождению ворот не возникло проблем, Ютиор оказался прав, и здесь поведение зависит от внешнего вида. Стража, как только посмотрела на нашу одежду, стала более вежливой и обходительной, а с другими они были грубы. Мое негодование быстро прошло, переключившись на толпы народа, которые сновали туда-сюда, передвижение в ней стало затруднительным и сложным, поэтому страх потеряться охватил меня.
  Рынок начинался сразу после ворот, это и служило причиной столпотворения и шума. Да, гам стоял такой, что становилось очень неприятно, и ты начинаешь теряться во всем этом. Меня резко встряхнуло - это слуга повернул лошадь, и теперь мы идем по более-менее пустой улочке, и наконец-то, есть возможность осмотреться, не боясь упасть. Вот это да! Красота-то какая, узорчатые окна и балконы, расписные стены и заборы, все было настолько искусно сделано, что захватывало дух. И самым удивительным было то, что за всю дорогу я не увидела хижин или какие-то простые постройки, не вписывающиеся в общий интерьер. Стало очень любопытно.
  - Скажи, почему здесь нет жилищ бедняков, ведь мы встречали их по пути?
  - Их нет по причине нежелания властей города, нарушать гармонию построек и изменять его внешность хоть как-то. Бедняки живут в качестве слуг у своих нанимателей или в другой части города. Там есть здания для их проживания, больше сказать не могу, - сказав это, он замолчал и его лицо приобрело расстроенное выражение. Кажется, Ютиор что-то недоговаривает...
  Вот, наконец, мы подошли к огромным воротам дядиного дома. Видно, он какая-то очень значимая фигура здесь, так как район сам по себе отличался от других, судя по постройкам, здесь жили одни знатные люди. Вот к одному из них мы стучались. Ждать пришлось не долго, Ютиор представил меня и вскоре нас уже вели в кабинет к родственнику. Собаку и лошадь оставили снаружи . Обстановка, на протяжении всего пути по особняку, просто дышала роскошью: статуи и позолоченные двери, картины, изображающие битвы прошлого, ковры и расписные лавки, все это было обычной обстановкой для знатных домов, но раньше мне казалось, что здесь скорее феодальное средневековье, то теперь я увидела и более поздний период. Так интересно, здесь две эпохи смешались в одну. И вот мы уже в кабинете. Там нас встретил какой-то старик, и небрежно откинувшись на стуле стал расспрашивать моего слугу. Наверное, я что-то не понимаю,ведь Ютиор побледнел и с волнением стал отвечать на вопросы. Дядя, а это был именно он, спрашивал о моей семье, вскоре услышав все, как-то злорадно улыбнулся и выпроводил нас. Что-то тут не так, слуга же обещал, что он меня примет, но вместо этого нас просто на просто выгоняют. Если честно я растерялась, до этого меня как-то не беспокоили мысли о моем проживании, потому что его должны были мне предоставить, а получилось совсем по-иному.
  - Почему, почему меня не приняли? - поспешила спросить я у Ютиора.
  - Лорд Ривентел, как я понимаю, подружился с Фэроном Шовари. Теперь ваше пребывание здесь не желательно, лучше поспешим уйти, хотя ваш дядя и прогнал вас, но отдавать убийце ваших родителей не станет, хотя это и не значит, что другие не попытаются. - и нервно оглядываясь побрел к выходу.
  Только у ворот он перевел дух не прерывая движение, а мне осталось только с тоской по несбывшемуся оглянуться на здание.
  Глава 3
  Трактир, к которому мы пришли не отличался особой роскошью и чем-то выразительным. Обветшалое здание с множеством трещин в каменных стенах. Определить, что это именно он можно было только по вывеске, которая хоть и выцвела с течением времени, но все же не утратила своей привлекательности. По мне так самым верным определением данного здания была небольшая толпа народа по близости, беседующая на повышенных тонах. По ней даже самый не внимательный гость города понимал - рядом находится общественное заведение. Ютиор, не оглядываясь, бросил мне подождать его на улице, а сам зашел внутрь. Со мной была собака, поэтому страха оставаться одной не было, да и за лошадью следовало бы проследить. Чтобы отпугнуть пьяных, и Росинки достаточно. Она гавкнет пару раз и недоброжелателей след простыл. Жаль, конечно, у нас не получилось остаться у дяди, было бы бесплатное проживание с комфортом. А так..., не известно, на какое время хватит денег снимать жилье. Скорее всего, их немного. Нам нужна работа и стабильный заработок для дальнейшего существования, а я дитя. Ну, какой из меня работник?! Каждый взрослый человек мечтает вернуться в детство, но если ты при этом оказываешься в не известном тебе месте, не очень и хочется быть ребенком, более повзрослевшее тело здесь было бы куда приятнее. Тогда я могла бы пойти работать кухаркой, служанкой, к примеру, и не волноваться о завтрашнем дне...
  - Свободна только одна комната госпожа, я буду спать на полу. Не беспокойтесь, меня это не стеснит. Лучшего раздобыть не получилось. В городе проходят турниры между избранными воинами со всех великих кланов, по этой причине люди стремятся в город. Думаю, другие трактиры не менее переполнены ... Голос слуги заставил меня вздрогнуть. За своими размышлениями, я совсем не заметила, что он пришел. Его слова ни сколько не встревожили меня - достается одна комната на двоих, ну и ладно, это ведь не в чистом поле ночевать, да и перекусим, наконец, горяченьким! Мне уже не терпелось поскорее отправиться в комнату, а животных нужно было еще отвести в загон, чем мы и занялись. Ворота в конюшню находились прямо за поворотом, и идти пришлось не долго. Ютиор, пристроив лошадь и собаку, подозвал мальчишку и попросил накормить их, протянув ему несколько монеток. Малец улыбнулся и, даже забыв поблагодарить, пулей метнулся исполнять поручение. Быть может, ему не часто выпадает щедрая оплата своих трудов, а судя по его радости, она была именно таковой. Некоторое время, наблюдая за исполнением работы, мы убедились в сохранности наших подопечных и отправились в трактир. Внутри было душно, не особо светло, да и с кучей народу в помещении, из-за этого рассмотреть обстановку хорошо не получилось... Могу сказать лишь одно она соответствовала заведению, а детали было не уточнить в этой кутерьме, да и с моим ростом. У нас еле получилось протолкнуться к лестнице. Об ужине в зале не могло быть и речи, о его заказе в комнату тоже. Слуги просто не в состоянии это выполнить. Здесь, то и дело раздавались заказы, попутно подкрепленные ругательствами в адрес обслуживания и хозяина трактира. Они были очень витиеватые - ей богу заслушаешься! Жаль только, что полный смысл ускользал от меня. Одно радовало - пускай останемся мы без еды, но зато поспим по-человечески. Коридор на втором этаже освещался еще хуже, создавая мягкий полумрак, достаточный лишь для того, чтобы рассмотреть символы для определения нужной комнаты, вот и мы увидели свой знак, и поспешили, наконец, открыть дверь. Помещение, представшее перед нами в свете лучей ночного светила, оказалось очень скромным: кровать с матрасом, стопка постельного белья на ней, да и небольшая скамья возле стены. Мы, слаженно вздохнув, не стали заставлять себя ждать, покидали вещи на лавку и присели на сравнительно мягкое ложе. За это время мои глаза привыкли к темноте, и я попыталась дальше осмотреть наше жилье на ночь, но больше всего меня заинтересовало окно. Вначале, было сложно понять почему, но, наблюдая, как раз за разом мотылек бьется об не видимое препятствие, стало понятно - окно застеклено. Этот мир не перестает удивлять меня... Почему так, это же просто трактир? Получается технология изготовления стекла для них не секрет, не нечто дорогостоящее, а довольно доступное изобретение? Как интересно... Вроде варвары, а химия процветает. Может здесь есть водопровод?!
   - Ютиор, а здесь есть канализация и водопровод? - с большой надеждой спросила я, слегка пристав с кровати.
  - Что простите? Я не понял вас... - он недоуменно посмотрел на меня. - Что вы сказали?
  - Ну..., это, когда воду не нужно приносить самим или уносить, а она бежит сама из отверстия, с помощью, какой либо силы, выкачиваемая из недр, и утекает тоже в отверстие, но другое, а труб этих целая система, ведущая в большую яму. Вот, как-то так ..., - надеюсь, он все понял, если у них пользуются подобным, слуга обязательно найдет сопоставление. - Мне ясны ваши изъяснения, да, нечто подобное имеет место быть. Пойдемте, я вам все расскажу и покажу на месте. Мы встали, и он, не оглядываясь, повел меня в другую комнату в самом краю коридора. Дверь была незапертой, и мы свободно вошли в помещение с еще шестью дверьми, правда нужна нам была первая, как оказалось. Комната за ней пахла смолой и хвоей, и была достаточно светлой с замутненным стеклом. Она была небольшой, по отделке походила на баню. Из дерева было все: стены, пол, скамейки и, конечно, бадья, которая заменяла здесь ванную. Честно говоря мне сильно хотелось немедленно опробовать все на себе , ведь купание в речке не сравнится с этим... Как же хочется искупаться! Пока я осматривала комнату, Ютиор успел подойти к бадье. Его легкое покашливание вывело меня из ступора, привлекая внимание, и объяснения продолжились...
  - Вода в эту бочку попадает из этих колец, - начал он, но видя мое недоумение, решил пояснить. - Они изготовлены, как и стекла в окнах, но с добавлением энтоль-пыльцы и скрепляются специальным способом. Вот их прокладывают в стены.
   Да, эти сложные трубы выходили прямо из стены, как и положено современному водопроводу. Довольно прозрачные и широкие, диаметром с куриное яйцо, чуть суженные на конце. Лишь два кольца отличались от остальных: черное и белое. Как объяснил Ютор, если повернуть черное кольцо по часовой стрелке (это уже мое пояснение), то польется холодная вода, если другое белое в противоположную сторону - горячая. Таким образом регулировалась температура воды. А утекает она в отверстие на дне, примерно такого же диаметра. Ну а, не менее нужный предмет обихода - туалет, находился напротив купальни. Унитаза, как и ожидалось, здесь не было. Его заменяли уже известные кольца, принимающие форму наподобие ночного горшка со сливным отверстием. Сооружение стояло на невысоком постаменте в сантиметрах тридцати от пола. Радовало то, что отхожих мест здесь было несколько, как и бань в разных комнатах. А то здесь столько народу, в очереди не сумеешь долго простоять, если приспичит... Уже по пути в комнату, переваривая полученную информацию, мне стало не понятно, как нагревается вода, ведь труба-то одна! А он, улыбнувшись мне, сказал: 'Вы же видели надписи на оборотных кольцах, так вот они имеют силу изменять воду, делая ее горячей или холодной'. За размышлениями меня неожиданно охватила паника. Чем дольше я тут живу, тем больше понимаю, что, по сути, здесь я ребенок и не только по телу, но и опыту жизни. Об этом мире мне мало что известно. Да там я хорошо училась, получала знания, работала, в конце концов! Читать я не умею, географию их не знаю, быт тоже. Выходит любое дитя этого мира значительно приспособленней меня?! Одно ясно точно - без своего слуги я не выживу... Жизнь моя теперь в его руках, дядя вот отказался от меня, возможно даже мы не скоро сможем повторно снять комнату, о наличие денег как-то неудобно спрашивать... Ладно уж переживать! Мне показали купальню - значит пойдем купаться! Нельзя терять такую возможность! Тем временем слуга уже зажигал свечу на столе, копоть от которой тонкой струйкой вилась к потолку.
  - Ютиор, а можно мне искупаться сейчас, ты же пока не собираешься спать?
  На что он повернулся ко мне, хмыкнул и полез в сумку. Выгребая различные вещи из нее, Ютиор выкладывал их на кровать. Было довольно интересно посмотреть, что там у него есть: кинжал, одежда, грязная правда, и почему он ее не выкинет она же рваная в хлам! Вслед за одеждой был извлечен небольшой сверток, и вот в нем, была не обходимая мне вещь - полотенце, вернее тряпка с вышитыми закорючками, но это, скорее всего, именно оно. Как истинный хранитель и защитник моего бренного тела, мужчина проводил меня до купальни. Правда, выпроводить его, сразу не получилось! Он мне, как не разумной малышке, стал давать указания: 'Если постучат, дверь не открывать! Осторожно перелезайте через бортик, не поскользнитесь на мокром полу, быстро вымойтесь и я вас отнесу спать'. Но стоило мне погрузиться в теплую воду, мной овладела дремота и даже не удосужившись вымыться, я заснула. Все-таки трудный сегодня был день, насыщенный событиями... Из сна меня вывел звонкий стук в дверь и ругань. Не особо соображая, я вылезла из бадьи и завернулась в полотенце. В дверь продолжали стучать, с каждым разом все сильнее и сильнее. Окончательно проснувшись, стала озираться в поисках одежды. Она лежала неподалеку, на лавке рядом с входом. За то время пока одевалась, в голове была мысль: 'Где же Ютиор? Почему его нет? Он должен быть снаружи за дверью!' Паника все больше охватывала сознание, но спасителя все не было. Дверь под многочисленными ударами стала поддаваться и, наконец, выбита, в тот момент я уже спряталась под накрытую тканью лавку. Взломщики вошли и стали не спеша прохаживаться по комнате. Складывалось ощущение, что они полностью уверены в моем присутствии здесь и в том, что помощи жертве ждать не от кого, да и я сама что-то в этом сомневаться, если бы она была, то уже давно явилась. Остается надеяться, что с Ютиором все в порядке... Нарушителей спокойствия было трое. По комнате они ходили размеренным шагом, как-то по-хозяйски, очень уверенно и прямо около моего убежища - это сильно действовало на нервы. Мужчины не спешили меня обнаруживать, они просто издевались.
  - Не бойся девочка, мы тебя не обидим, только отведем к доброму господину и все. Ты, верно, хочешь видеть своего друга? Этот парень бросил тебя, как только нас увидел! Так что не, не делай глупостей и пойдем с нами по-хорошему, мы и так устали, ища тебя несколько дней. Без нормальной пищи работается плохо, да и настроение не прибавляется, а он дал четкие указания, привести тебя к нему невредимой... В подтверждение своих слов один из них кинул сумку с моими вещами перед тем местом, где я пряталась, и мне ничего не оставалось, как предстать перед ними...
   - Вот и молодец, разумный ребенок, а теперь будь добра следовать за нами...
  
  4 глава
  Стоило мне только подойти к одному из них, другой тут же заступил мне за спину и связал руки, а после ноги.
  - И чтобы без глупостей! - сказал другой, заворачивая меня в темную ткань и перекидывая на плечо.
  Несли меня недолго, пока не залезли в повозку, судя по звукам и укачиванию.
  Услышав шум плеска воды, стало ясно, что берег не далеко. Подумалось даже, к кораблям несут, но нет, обошлось. Хотя, какая разница, все равно не знаю, что меня дальше ждет.
  Похитители зашли в помещение и перекинулись парой фраз с кем-то. После положили в чулан, голову только освободили от ткани. Правда рассмотреть я ничего не успела, только то, что чуланчик очень маленький. Прям немногим больше меня по длине, да и ширины такой же. А потом они ушли, заперев дверь, и стало темно, хоть глаз выколи.
  Сначала меня била мелкая дрожь, а потом накатила усталость и я заснула. Нервы наверное, так бы ни за что не заснула. Мне снилась Росинка.
  Она скакала по лужайке цветов и гоняла бабочек. Захотелось поиграть с ней, только вот стоило мне выйти на полянку и позвать ее, как она оскалилась и зарычала на меня. Я отступила на шаг назад и уперлась в кого-то. Задираю голову и смотрю в глаза Ютиору.
  - Она меня покусает! Я боюсь ее Ютиор!- и повернувшись, прячусь за него. - Останови ее!
  Слуга с ненавистью смотрел на меня, кривая улыбка исказила лицо:
  - Я не буду помогать самозванке... - сказал он и отошел, а Росинка прыгнула....
  Вот на этом я проснулась.
  Вокруг темнота. Не знаю сколько я проспала, но похитители, показалось, пришли достаточно быстро. Один из них более рослый держал в руках кружку и, после того как другой несший меня, приподнял голову, влил содержимое мне в рот. Питье оказалось безвкусным, но зато вырубило меня моментально, поначалу даже показалось ненадолго, но стоило перед глазами проясниться, как поняла, что сильно ошиблась.
  Меня качало, и спала я на гамаке, подташнивало и очень хотелось в туалет. Куда я и собиралась направиться, но аккуратно слезть с постельки не удалось. От моего падения грохот был такой, будто я невесть сколько весила! А ведь тощая как сельд, и не скажешь, что такой звук при падении создавать могу...
  Кряхтя и постанывая, все же руки и коленки ушибла, выпрямилась и снова упала. Подняться удалось только с третьей попытки. Не виновата я была! Это корабль так раскачивало!
  Сделав несколько шажков, поняла, что на четвереньках все же удобнее будет, менее травматично, если сильно качнет. И вот таким образом я подползла к двери, дернула за ручку и дверь открылась...
  Дверь открылась! Они что меня не заперли! Хотя верно, куда я с корабля сбегу...
  Поменять положение все же пришлось, благо коридор узкий был. Ну вот собственно дальше по запаху... О дальнейшем своем путешествии, я как скромная леди не буду распространятся, скажу лишь, что цель свою достигла и от этого пребываю в благом настроении...
  Собственно это не продлилось долго, ровно до того момента как поняла, что очень голодная. Это было где-то на полпути в каюту. Искать приключения как-то не хотелось, но и помирать с голоду тоже.
  Ориентироваться решила так же по запаху, но в этот раз не помогло, уперлась в стену. И где-то на десятой минуте поисков нашла заветную дверь.
  Меня встретили висячие поварешки, кастрюли, сковородки (одну надо собой взять), всякая другая кухонная утварь. Над разделочным столом висели пучки сушенных трав, чеснок, судя по запаху и многое другое.
  Здесь было так же темно и не уютно, как и везде. Только запахи более приятные, чем в остальных помещениях, все же еда...
  Она еще варилась, кстати, когда я ее нашла: похоже на суп. Кока негде не было. Может на склад пошел. Поесть нужно было по быстрому, но после пробы, стало ясно - придется подождать. Суп не готов.
  Кухня на корабле была не шибко маленькой, только вот забитой все чем можно. Конечно, необходимым, но в ней негде было спрятаться на всякий случай и подождать. Я заглядывала в каждый шкаф, в каждый отдел, в надежде, что с моей компактностью, мне все же удастся задуманное, но я так увлеклась поисками, что проворонила приход хозяина этого царства кастрюль и поварешек. Он стоял надо мной и смотрел. Да так, что аж жуть брала! И мурашки по спине забегали...
  - Я не вор! - это все что мне удалось сказать в свое оправдание, прежде чем меня схватили за ухо и поволокли наверх. Глупое оправдание, но это первое что пришло в голову. Несмотря на свое тучное тельце, кок шустро передвигался по коридору и при этом волок меня. Он так крепко ухватил, что вырваться не представляло ни какой возможности. А наверх мне не хотелось! Страшно, и больно очень. Там же сейчас все: мои похитители тоже...
  Фильмы еще разные про корсаров вспоминаются. Меня ведь похитили, а от похитителей как-то хорошего не дождешься...
  Как я ошиблась...
  На борту свет ударил в глаза и ослепил, промаргаться я смогла лишь у двери. Красивой между прочим, резной такой. Мой конвоир постучался несколько раз и стал ждать. Открыли ему высокий и статный седой господин. Не пират, промелькнуло в голове, а потом, что я о здешнем мире знаю, может у них именно так разбойники выглядят. Элитные они просто!
  Вокруг нас уже стала собираться толпа, только вот разобрать, что они говорят, не смогла.
  - Я не вор! - говорю, а голос дрожит. Сейчас только понимаю большую вероятность оказаться за бортом, а там рыбки, наверно, голодные тоже, как я...
  - Мне известно, кто вы, - сказал седой господин. - Только вот я что не пойму, зачем вам в кухню наведаться приспичило, стоило подождать и еду бы принесли.
  - Голодная была, а на встречу ни кто не попался, что бы спросить...
  - А вы точно спроси ли бы или спрятались все же? - и улыбается гад.
  Молчу и кряхчу потихоньку, ухо то мне не отпустили. Правда, мое не удобство замечают.
  - Кудар отпусти ребенка.
  - Да, капитан, - поспешил выполнить приказ кок.
  Его недовольное лицо так и полыхало негодованием. Похоже, он все же ожидал, что меня накажут, а вот капитан решил иначе. Слава капитану!
  Его подчиненные ухмылялись и перешептывались. Стоило перевести взгляд на одного из них, как тот подмигивал мне и начинал скалиться. И это мне, мальчишке! Я их боюсь... Улыбки у них выходили жуткие, зубов то, раз два и обчелся. Да и одежда, впрямь как у пиратов, но все же не у всех. Вон те по приличнее будут. Они походили друг на друга: похожи на военных в светлых одинаковых рубахах и брюках наподобие шаровар, только вот цвета зелени. Подпоясаны широким поясом с черно-золотой вышивкой по центру, изображающей змею. Ну и еще у них сабли были. Стояли эти чуть в сторонке, но не перешептывались, только хмурились и смотрели. Спина прямая как на построении. Все же военные ... или наемники.
  - Прошу в каюту, - сказал капитан и пропуская меня в нее.
  Роскошное помещение, по сравнению с тем, что я здесь видела. Все такое резное и цветное. Кровать обычная, можно сказать широкая, не думаю, что здесь есть шире. Чистое белоснежное белье, так и манило. Большой письменный стол, с красного дерева и кресло под стать, обитое красной тканью и думается, удобное. В каюте были еще три кресла и сундук. На стене над кроватью картина с изображением заснеженных гор.
  Капитан не торопился, что-либо спрашивать. Он пристально разглядывал меня сидя в кресле, а потом достал письмо и сказал:
  - Ты знаешь, куда мы направляемся?
  - Нет.
  - А кто я.
  - Нет, - и добавляю. - Вы служите лорду Ферону?
  - Да, - мужчина откинулся на спинку кресла. - Меня зовут Серденан Торстен, я капитан этого корабля. Мне поручили доставить тебя в родовой замок Шовари, и передать моему господину.
  - Меня убьют? - спрашиваю, а саму дрожь берет, как бы не упасть.
  - Нет, стоило ли столько сил тратить на твою поимку, ради такого конца. Нет, тебе отведена другая роль. Лорд Ферон приказал не трогать тебя и привезти в целости и сохранности. Что я и хочу выполнить. А для этого тебе не стоит расхаживать, где вздумается! Ты поняла?
  - Да.
  - Присядь. Мне еще многое предстоит тебе рассказать, - замолчал и стал смотреть на меня в ожидании, когда я исполню его приказ.
  Кресло было не далеко от меня, и слегка подвинув его, я присела. Оно оказалось еще удобнее, чем я предполагала. Захотелось даже, облокотится на спинку, но расслабляться не стоит. Все же я устала...
  Все это время капитан опять неотрывно смотрел. Как буд-то пытается, что-то понять. Я многого не знаю о бывшей владелице тела, да и об их мире тоже, в этом и есть загвоздка. Мне совершенно не понятно любопытство Серденана. Казалось, он видит, что-то не обычное и это его интриговало.
  - Почему вы так на меня смотрите? - спросила я, собственно не ожидала, что капитан ответит.
  - Вы очень необычны...
  Похоже, что-то я сделала не то. За все время поведенное на этом корабле я вела себя достаточно естественно и возможно с этим то и проблемы. Сложно притворяться, не зная о правилах поведения в этом мире.
  Этот человек разбирался в людях. Стоило мне показать свое волнение, он тут же как хищник, почувствовавший добычу, собрался выяснить причину.
  Мне стоит выяснить, как он пришел к такому выводу и тем самым обезопасить себя в дальнейшем. Тем более, что он желает моих вопросов и возможно готов отвечать на них...
  - В чем же моя не обычность? - все же мне тоже любопытно.
  - Вы смотрите мне в глаза, вы спрашиваете, а также довольно самостоятельны и вольны. Это странно не правда ли? В нашем мире женщина слушается мужчину беспрекословно, не позволяя себе ни каких из выше перечисленных черт, они покорные и тихие, а вот вы говорите со мной на равных. Знаете Даная, что ваш отец украл леди Танарис?
  - Да.
  - Ошибка вашей матери в том, что она полюбила своего похитителя. А этого ее жених не мог простить. Лорд Ферон гордый человек. Ему еще не приходилось проигрывать, а тут такое... Это поражение моя дорогая ... - надо же как все было, Ютиор представил передо мной не сколько иную картину. Вот одного не пойму, как жених моей матери понял, что она полюбила похитителя. Они же сбежали, следовательно, слухов было много, но стоит ли им верить. Их никто не видел, но разыскивали; если бы нашли, то непременно разлучили, а тут любовь. Не думаю, что лорд не знал где они, для таких людей любовь не может быть препятствием. Мне одиннадцать( уточнила у Ютиора во время путешествия), плюс год или два, это столько лет они были в бегах...Не верю!
  - Почему вы считаете, что она полюбила моего отца. Может просто привыкла и смирилась с неизбежным?
  - Вы все больше удивляете меня моя дорогая! Разве не знали, что у аристократов рождаются дети от большой любви! - и усмехается гад.- Вы доказательство их светлых чувств.
  - Я все же сомневаюсь о наличии любви в семьях аристократии...
  Опять усмешка.
  - Знатным людям, не обделенным властью, состоянием, довольно сложно избежать соблазнов. А как же выгодные союзы, закрепленные родством? Ведь будущую супругу выбирают с расчетом. Здесь чувствам любви будет сложно прижиться. Вы не находите? - наверняка есть какой-то подвох. Неспроста же он начал эту тему.
  - Вы сообразительны, о естественной любви не может быть и речи. Она существует, пример ваши родители, но это неслыханная редкость. В остальном же, супруга подбирается в соответствии определенных требований из числа детей, не достигших двенадцатилетия. Проводят обряд и после этого их вводят в семью. В дальнейшем девочка подвергается чувственной обработки, ее опаивают, приучают. Действует подобная форма любви около тридцати лет. За это время рождаются дети. Ведь действие цисъенуса не долговечно, вырабатывается сопротивляемость, в дальнейшем супруги предоставлены сами себе.
  Лорд Ферон нашел вашу мать, когда она была уже в положении следовательно не принадлежала более к его семье. На нашедших свою вторую половинку прежний брак или помолвка не действительны. Это древний закон и нерушимый. А доказательством любви во все времена были дети. Так что избранных девочек всячески ограждают от не нужного внимания. Содеянного было не исправить. Бывший жених был опозорен. Там где еще никогда не проигрывал! Он желал отомстить и вот отомстил спустя столько лет. Месть подают в холодном виде. А теперь вы будете ему заменой, но...- капитан слегка подался вперед.
  - Что но? - я затаила дыхание и продолжила. - Быть заменой означает стать его новой невестой, да?
  - Нет, невестой вы ему не будете, у вас нет никаких привилегий, у леди Танарис, как представительнице рода Ривентел они были, но вы их утратили, так как ваш отец сер Кертен обычный дворянин. Поэтому права быть супругой, у вас нет. Не один из чистой аристократии не возьмет вас в семью. А другие из-за отсутствия приданного. Вам суждена жизнь обычной простолюдинки с кровью рода. Лорд Ферон уже женат. У него много спутниц, но своей арисен у него нет. Так что вам повезло. Вы будете ей.
  - Мне одиннадцать лет, какая из меня арисен? - моему возмущению не было предела. Смех Серденана опять разнесся по каюте. Что-то он много смеется. Капитан смотрел на меня так, как смотрел бы коллекционер на вымерший вид бабочки, которая вдруг ожила и полетела на его глазах.
  - Арисен - это женщина для плотских утех, верно?
  - Опять нет. Каждая девушка мечтает быть арисен! Я думал, что меня более ничего не может удивить. А тут вы со своими соображениями и незнанием элементарного!
  - Я ничего помню! - все же он мне не верит. Я сама бы не поверила. Человек теряет память, но не привычное поведение.
  - Вы не дочь Танарис, точнее тело принадлежит его дочери, но не душа. Кто вы самозванка? - спросил он приказным тоном. Пропал тот весельчак, чей смех недавно звучал в этих стенах, и появился настоящий капитан Серденан Торстен. Жесткий и властный, ожидающий моего ответа, он требовал его, и солгать у меня не получится.
  Сейчас не смотря на свой настоящий возраст, я почувствовала себя ребенком. Хотелось спрятаться от него и закрыть глаза, в ожидании, когда кто-нибудь придет и спасет тебя. Именно в этот момент я поняла, прочувствовала всю серьезность, реальность произошедшего. Здесь мне некому помочь, здесь чужой мир со своими иными, чуждыми моей сущности повадками. Жизнь с легкостью может покинуть меня. И я умру уже окончательно...
  - Это долгая история, но могу лишь сказать, что не насильственно заняла тело. Она добровольно ушла. Мне же посчастливилось вернуться, - надеюсь, он услышал мой шепот, говорить громко у меня не было сил. Я была на грани обморока.
  - Убивать вас никто не собирается, как я уже говорил и повторяю. Ваше поведение полностью выдает себя, будь вы простолюдинка, на подобное не обратили бы внимание...
  А у Данаи манеры в крови, это уж я знаю точно: удалось познакомиться в ее десятилетие. Я был знаком со всей семьей, ведь именно я помогал ее отцу с похищением.
  - Что же теперь со мной будет?
  - Вы станете арисен в любом случае, но для начала вам следует научиться манерам, иначе вас раскусят при первой встрече. Сейчас вы идете в свою каюту, едите, и через час я займусь вашим обучением.
  - Хорошо.
  Капитан встал и направился к двери, я провожала его глазами и не могла найти силы встать. Он открыл дверь и позвал кого-то, и распорядился насчет обеда. Провожатым оказался военный.
  - Вас ждут, - это было уже мне. Кое как встав, на негнущихся ногах пошла за провожатым. Веселая ожидает меня жизнь.
  
  
  Глава 5
  
  Мне невероятно сложно далось время моего 'обучения', как говорил капитан. Он выбивал из меня все. Абсолютно все! Не соответствующее их женщинам, их манерам. Мне нужно было учиться правильно сидеть, говорить, слушать, принимать пищу, приветствовать, думать и многое, многое другое, иное неприемлемое нашему миру. Возможно, эдак лет двести или триста назад многое нашло бы отклик в нашем мире, то сейчас эти отношения господ-слуг и особенно отношения к женщинам были мне чужды. К ним в этом мире было особое отношение: их конечно ценили и берегли, но вот в остальном, в частности за пределами своих владений, они не имели власти, поэтому могли появляться там только в сопровождении мужчины, пусть и слуги, главное, чтоб не одна. Одинокая женщина вызывала сочувствие, ведь ее мог обидеть любой человек, и он имел на это полное право! А не фиг одной шляться, вот так вот мог примерно оправдать любое свое действие мужчина или другая женщина, но в сопровождении противоположного пола.
  Мне сразу как расхотелось сбегать, ведь фактически тогда меня можно сразу хоронить.
  Несколько иное положение было у людей не благородного происхождения. Женщина из этого сословия имела некоторые вольности, она могла выходить замуж повторно или же не выходить вовсе, а также могла рожать детей при отсутствии мужа. Но такие женщины ни когда не могли как либо возвыситься стать к примеру женой дворянина. Неравные браки жестоко пресекались, вплоть до убийства влюбленных или даже истребления рода. Границы кровосмешения строго соблюдали. Она могла лишь рассчитывать на роль любовницы.
  Арисен, кстати, могли становиться только девушки и девочки благородного происхождения. Их семьям предоставлялся огромный выкуп или же ежемесячные выплаты, по желанию родителей или опекуна. Так что таких спутниц могли иметь лишь состоятельные и родовитые мужчины.
  Арисен не любовница в прямом смысле этого слова. Она подобна супруге, только вот ее дети не наследуют положение и деньги, правда детей от подобных отношений очень и очень мало. Если же таковые есть, то можно с уверенностью сказать, они не живут долго. Все в роду почтут своим долгом избавиться от выродка.
  Если девушке не посчастливилось ( правда так думаю только я) стать оной, она должна научится играть на музыкальных инструментах, танцевать, петь, красиво одеваться, уметь поддерживать беседу и всячески ублажать. Арисен должна быть самой женственностью и красотой, умом и сердцем своего господина.
  - Получается арисен идеал красоты и женственности, в отличие от других женщин и чем больше их, тем выше статус мужчины? - спросила я на очередном уроке.
  - Количество женщин господина не определяет его власть, богатство и статус. Хотя насчет первого ты права, да, арисен эталон красоты. Вкусы и требования у всех разные, а о власти мужчины говорит его род и собственные силы. Сила вот что дает тебе право на многое. Открывает все двери и исполняет желания! - на губах Серденана заиграла улыбка буд-то он вспомнил что-то приятное, определенное свои подвиги. Только вот стоило ему посмотреть на мой недоуменный вид (ну, не может сильный человек, без определенного таланта, властвовать над людьми, они же не варвары, в конце то концов), он уточнил. - Я говори не о физической силе, хотя она тоже имеет место быть. Речь идет о силе подчинения.
  Я вспомнила капитана отдающего приказы, об их исполнении. Подчинение у меня было сродни подобному, именно, исполнению, чьих либо приказов. Но меня опять удивили (подобное состояние теперь было постоянным).
  - У каждого рода знатного и не очень есть в подчинении дух и его возможности определяют статус рода, его власть. Только самый сильный и умный и хитрый, то есть лучший может управлять духом. Он подчиняется лишь ему, как и остальные в роду. У одного сосредоточена вся власть и возможности. Есть, конечно, и другие духи, вызванные другими членами рода, но и те признают его власть. Потому что только высший может справиться с высшим, а их уже давно ни кто не в силах призвать.
  Меня сразу посетила мысль, вызвать этого духа, ведь в большинстве своем в подобных попаданиях у героев есть высшая цель и великая сила! А чем я хуже других! Видимо у меня на лице были все мои мечты, так как Серденан опять усмехнулся и поспешил спустить с небес.
  - Женщины не могут управлять духами, они могут становиться лишь сосудами для их исцеления, если такое могло случиться. Правда, это большая редкость, нынче битвы между главами запрещены, слишком много разрушений.
  Мне надоело сидеть за столом, и я с позволения капитана перебралась на кровать. Он продолжал сидеть за своим креслом и пить вино. Мне еще хотелось подложить ноги под себя, но было нельзя, благородные дамы так не сидят, оставалось лишь вздохнуть и расположится с возможным удобством.
  - Женщина после слияния с духом выживала? - спросила я, после того как облокотилась на несколько подушек позади себя. Мужчина с ленцой следил за моими действиями и не воспротивился некоторой вольности. Настроение улучшалось.
  - Нет, дух выпивал всю сущность жертвы. Растворялось даже тело, не говоря о душе.
  Не хотелось бы стать сосудом для выздоровления духа. Мне все меньше и меньше нравился этот мир. Своя определенная привлекательность в нем была, но только для мужчин. Женщинам здесь делать нечего, особенно познавшим свободу. Мне, как будущей арисен, не видать семьи, детей и многое другое, делающее нормальную женщину счастливой...
  Стало жалко себя, очень. Я то, как сюда попала, думала, что у меня непременно будет и принц (образно говоря), и счастливый конец, как у любой мерисьюшной героини. Но видимо не судьба.
  - Ну, все на сегодня хватит! Доури! - в каюту вошел мой постоянный провожатый, мужчина лет тридцати, тридцати пяти по виду. Он выпрямился в стойку, ожидая приказа своего капитана.
  - Доури, проводи леди в ее каюту и распорядись, чтобы накормили.
  Вот так, каждый раз заканчивался мой день на этом корабле. Меня обучал не только наш капитан, но и некоторые его подчиненные. Как я поняла, у него на меня были свои определенные планы. Только вот мне совсем не хотелось быть чьей то пешкой, но знания, что он давал, были необходимы для выживания. Все же меня не покидала надежда, найти выход из сложившихся обстоятельств. Было одно но, перечеркивающее все на корню! Я была девушкой, а свобода и возможности принадлежат мужчинам.
  ***
  Сон не шел. Переворачивая с одного пока на другой я не переставала обдумывать все, что мне рассказывал Серденан и другие учителя. Меня пугала его осведомленность и сообразительность в моей настоящей личности, казалось даже ему не впервой встречать переселенца. Хотя последняя мысль воодушевляла, ведь я могла встретить соотечественников! Но это потом....
  Мир, в котором я оказалась, имел три материка и пять крупных островов. Самый крупный материк имел название Картанар: север его опоясывали ледники и вечная мерзлота. Там, несомненно, сложно было жить, но все же государство Ариасендартен именно здесь и обосновалось. Мало кто мог описать их страну города, так как другим людям не родившихся в вечном холоде сложно было там жить. Если же кому то все же удавалось, то этого ни кто не знает. Сендары свято хранят свои тайны. Холод и лед, верные их помощники.
  В сердце Картанара расположились два королевства: Хостарс и Даорин. Они, как и полагается странам, находящимся в практически одинаковых условиях были постоянными соперниками. Здесь редко прекращались войны. Если же такое все же происходило, то, несомненно, на это были веские причины. Например, как брак между их наследниками. Вот тогда люди могли с уверенностью знать, что ближайшие лет пятьдесят войны не будет. Средняя продолжительность здесь превышала сто десять лет, а другие и по более, так что для них эти годы пролетали незаметно. За весь период в отсутствие войны люди, кто как мог, готовился к ней. Все это отражалось в особенности на строении домов и оград. Города, разумеется, были не менее неприступны. В них имелось все, что не обходимо для жизни в периоды длительных осад. Учитель по географии советовал непременно побывать там и воочию увидеть их непередаваемую мощь.
  На юге материка находятся вольные королевства, которые состояли из единичных городов и ближайших селений. Вообще Картанара воинственный материк здесь постоянно кто-нибудь воюет. Поэтому все постройки здесь создавались с учетом осложнить жизнь захватчикам. Большинство строений не имело окон на первых двух этажах, и так было повсюду. Маленьких домов не было, люди старались селиться всей семьей, родом, даже бедняки старались жить все вместе. Отличием вольных королевств служила их неповторимость. Лудерис был городом под горой. Асхерис расположился в скалах. Анарикхес находился в окружении неприступных гор, вход в которые был только один, тщательно охраняемый. Меодерис был практически в сердце озера, некоторые даже называли его морем, таким огромным оно было. Лишь три месяца в году обнажалась тропа в ширину двух с половины повозок. Конца которой не было видно. И вот наставал период, когда в город устремлялись тысячи паломников. Ведь Меодерис был единственным королевством, где правили сановники. Центр веры, чье влияние было наиболее распространенным и сильным в этом мире.
  Мне рассказывали еще о многих странах-королевствах, но тогда я устала и уже слушала вскользь, менее внимательно, но все же кое-что запомнила.
  Помимо расположения особенностью каждого было производство: где-то изготавливали лучшее вино, в другом - оружие, в третьем - посуду и т.д. Качество поддерживали и свято хранили секреты изготовления. Ведь вся экономика зависела именно от этого производства. Несмотря на войны, торговля процветала и не прекращалась никогда.
  Следующим по размеру был материк Селлиондерин. Здесь всегда было влажно и тепло, благоприятная среда для растений. Лес был на всем материке, за некоторыми редкими исключениями из-за особенностей почвы или скальных выступов. Ближе к западной части материка протянулся горный хребет Адаракт, рассекающий материк на две неравные части. Самые высокие вершины имели снежную шапку и манили редких путешественников своей белизной в окружении изумрудного моря. Вечно ледяная шапка в вечно зеленном лесу. Городов здесь было мало, очень мало. Они не были такими как на других материках, это скорее было место, где собирались представители разных родов для развлечения, торговли, обучения и т.п. В них располагались резиденции от каждого рода, но жили постоянно не здесь, а в личном поселении, там оставались лишь хранители и те, кто решил посетить город. Властью являлся совет, членом которого был глава рода или другой не менее славный ее представитель. Принадлежность к совету определяли по заслугам, не менее значимой, чем деятельность главы для общества в целом. Только здесь женщинам давалась определенная свобода, и она была практически равной мужчине, но это только практически. На самом же деле должна была сидеть дома и не высовываться.
  На материке обосновалась раса Эльер. Их женщины невероятно хрупки и не многочисленны, от этого и подобные ограничения и предосторожности. Так же по этой же причине, мужчины могут иметь спутниц из других рас, но не детей, грязнокровки и здесь не приветствуются. Пожалуй, лишь в вольных городах-королевствах, да и в Марзаниале они не преследуются, а поощряются.
  Это третий материк. Лишь северная его часть имеет благоприятный климат и все не обходимое для процветания. Здесь расположены территории пяти стран-объединений. Остальная же часть, менее пригодная и ее обитателям приходится кочевать, чтобы выжить. Объединение как раз против них. Ведь кочевники еще и работорговцы, разбойники и просто дикари для остального мира. Умеющие выживать в трудных условиях, они еще и превосходные наемники, чьими услугами ни когда не пренебрегают торговцы.
  Каждый уважающий себя делец обязательно имеет при себе такого наемника. Их можно узнать по рисунку на запястье, что получают в момент совершеннолетия. Изображение степного орла в обрамлении двух кинжалов.
  На юге Марзаниала горы Поротус Кхас, на первый взгляд, суровые и безжизненные, но в недрах их обитает цивилизация Ансаран Лисарет (озеро, в сердце горной долины, тоже состоит из двух слов и называется Орас Лис, забавно). Этот народ на поверхность выбирается только в темное время суток. Кожа их необычайно нежна и не может выдержать солнечного света. Но опять же о них мало что известно, для большинства народов этого мира именно отсутствие информации, является залогом выживания. Тем меньше о тебе знают, тем меньше могут нанести урона. Хороший, между прочим, совет, стоит держать язык за зубами. Да они знают, что я не из этого мира, но вот остальное им не известно. Может когда-нибудь мне это поможет...
  Дальше идут острова: Дорок, Вистерия, Зиритас, Нарувь и Дирис Эр.
  Дорок территория Совета Устарии. Это объединенные герцогства, в былые времена государство Устария (отсюда и название объединения). Власть принадлежит герцогам. Это довольно продуктивный союз с тщательным соблюдением законов и территориальных границ. Какое либо нарушение, независимо от статуса сурово карается.
  На территории Вистерии расположены тринадцать стран. Умеренный климат хорошо способствовал уровню жизни населения и развитию стран в целом. Остров является центром науки. Поддержка оказывается и развитию искусств.
  Зиритас не обитаемый и опасный остров. Здесь территориальный нейтралитет. Была пора, когда его хотели присоединить те или иные страны, но после нескольких провальных попыток они прекратились. Против людей здесь не только животные, растения, но и сама земля. Большего мне не поведали.
  Нарувь имеет умеренный климат, с ледяной шапкой на севере, по форме похожа на каплю. Здесь множество гейзеров и действующий вулкан. Остров вроде лечебного курорта. Помимо него в горах расположена Академия магических наук, а также Военная Академия имени мастера Гритенвера ар Корэ. Так что остров еще и вроде огромной школы, для юных и не очень дарований.
  Дирис Эр самый отсталый остров с дикими сравнительно не развитыми племенами. А все из-за того что здесь отсутствует магии, точнее ее блокирует металл находящийся в недрах острова и люди привыкшие жить с ней испытывают дискомфорт. Сильные маги и вовсе могут умереть.
  Есть еще более мелкие острова, находящиеся в составе той или иной страны, а то и вовсе нейтральные, но о них мне не удосужились рассказать. Сочтя эту информацию излишней для меня.
  Я уже пять дней обучалась, а меня всего лишь один раз вывели на борт прогуляться.
  Прошлый раз мне не удалось рассмотреть окружающую обстановку, и последующие разы тоже. И вот мне позволили осмотреться, в сопровождении конечно, но зато я смогла насладиться великолепием корабля, с его огромными белоснежными парусами, многое выдавало его возраст: потертые и поцарапанные деревянные поверхности особенно. Корабли раньше я видела только на фото и видео, этот был мой первый реальный и без сомнений прекрасный. А море... Его запах был другим, не менее удивительным... Солнце создавало причудливые цвета на воде живые и яркие, хотелось дотронуться до нее, погладить и ощутить. Я слишком долго была взаперти и душа мая сейчас отдыхала, наслаждаясь окружающей остановкой.
  Ветер заиграл парусами, вновь привлекая мое внимание на себя. Прошелся еще и по моим волосам, освежая лицо. Вот бы подольше здесь побыть!
  - Через два дня мы прибудем в порт Врасток, на территории Империи Даорин, оттуда до Лисьей норы рукой подать.
  Господин капитан стоял, облокотившись на перила, и смотрел, куда-то вдаль, будто мог увидеть этот самый порт.
  - Я буду сопровождать вас до самого замка. Если что-то будет не понятно или же вы попросту испугаетесь чего либо, сошлитесь на потерю памяти. Вам поверят, так как вы и не можете помнить того что прежде не касались и не встречали. Я раскусил вас только из-за того что прежде встречал подобных вам.
  Теперь он смотрел на меня, немного хмурясь и прицениваясь. Я тоже не отводила взгляд. Понимаю, вот он момент истины, сейчас мне скажут цену моему обучению!
  - Мне нужна от вас клятва, что однажды, когда мне понадобится помощь, вы смогли сделать все, что в ваших силах и возможностях, дабы оказать ее!
  - Видимо это какая-то особенная клятва, не оставляющая мне выбор?
  Горькая усмешка отразилась на губах. Несмотря на ожидание, мне все же неприятно было это слышать. Он помог мне, подготовил хоть как-то, и я уже была только на половину слепым котенком. Смогла увидеть этот мир, пусть не ясно, но все же... Я должна была дать согласие. Я теперь хоть что-то знала! Благо обучение давалось с легкостью, память девочки сливалась с моей и что-то мне удавалось вспоминать самой. Рассказы или ответы ее родители о тех или иных вещах. Сказки примеру, вспоминались с легкостью. Особенно ей нравилась легенда о Прекрасной и отважной воительнице из Древних эпох. Чей образ созданный детским воображением всплывал в моей голове уже вторую ночь.
  - Я согласна. Эти два дня мы продолжим обучение или оно окончено?
  Они, конечно, многое мне уже рассказали и о религии и об обычаях в частности, но оставалось не менее важные моменты их жизни, чем то, что они уже мне поведали. О повседневной рутине я не знала ничего, только то, что смогла увидеть, путешествуя с Ютиором.
  - Нам с вами предстоит окунуться в атмосферу общества, в котором вы будете жить. Мы изучим правила поведения и отношений в нем, простейшие обращения к людям. Ведь вы будете касаться разных слоев общества, - сказал он и повел в каюту.
  Моя прогулка закончилась. Я даже не заметила, как начало смеркаться, погруженная в свои мысли и беседу.
  - Вы прочли книгу с законами нашей страны? - немного требовательный и строгий тон выбил из колеи, и я споткнулась, хорошо хоть лестницу уже прошли!
  - Да я прочла.
  - Возникли вопросы?
  - Да, они есть, но думаю, их стоит разобрать утром. Сейчас слишком поздно, мне хочется спать.
  День сегодня и вправду выдался трудный, в меня впихивали вдвое больше информации, меньше разъясняя и больше информируя. Теперь я понимаю почему. Только после дали передохнуть, уже под вечер, естественно я выдохлась.
  - Тогда приятных сновидений, леди, - открывая дверь в мою каюту, сказал Серденан и пропустив меня.
  - Приятных капитан, - и не успела сделать и двух шагов как меня поправили.
  - Спокойного сна, капитан!
  - Спокойного сна, капитан, - и остановилась в ожидании, когда меня покинут.
  Серденан кивнул, прощаясь, еще раз оглядел меня и только тогда закрыл дверь.
  Я ошибалась не в первый раз, привычки давали о себе знать. Это было самым сложным. И сейчас лежа в гамаке, мне страшно от своей судьбы. А еще было неприятно от собственного тела, купаться после того раза мне не давали, только позволили протереться мокрой тряпкой и все, ну и умываться. Я, конечно, понимаю в холодной воде не шибко и помоешься, только заболеешь, но от этого не легче. Здесь экономили дрова, правда, пообещали, что по прибытию обязательно это исправят.
  Маг на корабле был, но грешно заставлять его греть воду, когда сила нужна для иного...
  
  Глава 6
  
  - Земля! Я вижу землю! - пронзительно закричал юнга.
  И моя душа ушла в пятки. Прошло два дня, как говорил капитан, и я должна была кое, что уже освоить, но нифига! Как попадалась на элементарном, так и дальше тупила! Мне, конечно, стало известно многое, но вот поведение... Сложно было удержать некоторые порывы.
  Поэтому сейчас меня охватила паника! Даже дышать стало труднее, не то, что ответить своему учителю.
  - Еще раз спрашиваю юная леди! Что означает белый ворон? - пыхтел разгневанный помощник капитана.
  - Белый ворон означает, принадлежность к правящему роду, вроде... - предположила я.
  Даорине вообще эта птичка на хорошем счету. Она на каждом гербе высокого рода, только цветом отличается и сочетанием: ворон с веткой, с мечем, с топором, на бочке, и т.п. Белый цвет нейтральный же, так что имперский род не иначе.
  - Все верно, - задумчиво ответили мне. - Только почему столько тянули, забыли?
  - Переволновалась сер! - улыбнулась я. Как же приятно, не ошиблась...
  Матросы бегали по кораблю, готовились к прибытию в порт. Их деятельность была слаженной и интересной, как только так получалось? Действовали же ведь, как живой организм...
  Мой учитель оставил меня на палубе, а сам убежал выполнять свои прямые обязанности. Всем было не до меня, и я могла воочию увидеть все приготовления. Их суета была довольно приятной, и время летело не заметно. Возле каюты капитана была ажурная скамейка, на которую я пристроилась, что бы ни кому не мешать.
  Они что-то обматывали, связывали, передвигали, перетаскивали, и, конечно, переругивались. А как без этого! Хоть я и слова не понимала, но интонации голоса и выражения лица были соответствующие.
  Даури, помощник капитана и по совместительству мой извечный провожатый выражался не менее витиевато и притом совершенно понятно мне. И этот человек учил меня этикету!
  - Ты! Выводок Кшера и болотной змеи! Да у меня мама и то лучше тебя узлы сделает! Туже тяни! ТУЖЕ! Эх, ... хвост канса тебе в глотку!
  И так далее и тому подобное.
  Минут через двадцать воспитаний и ругательств, учитель устал и подсел ко мне.
  - А что за животное эта канса? - спросила я, когда Даури отдышался, любопытно же.
  Помощник капитана перевел взгляд со своих подчиненных на меня и не менее удивлено спросил:
  - Вы все поняли?
  - Разумеется, вы же на сиорском говорили... - язык, с помощью которого со мной Ютиор и капитан общались.
  - Нет, маленькая леди, я говорили на даорском. Капитан не говорил, что он вам известен. Иначе я бы был более сдержан.
  - Так что там насечет кансы? Вы так и не ответили, - повторила я, а сама тем временем тихо радовалась тому, что понимаю еще один язык! Может мне еще какой-нибудь известен или только два?
  - Канса - это довольно пушистое животное и слабое, единственной защитой от хищников является испорченный им воздух. Довольно прилипчивый и отвратительный запах, коим он сильно пропах. Так что не советую вам брать его на руки или даже подходить, на неделю пропахнете!
  Прям как наш скунс, однако.
  - Спасибо за совет буду, знать.
  Тем временем матрос забрался по канатной лестнице на вторую от меня грот мачту, она была самой высокой, и устремил свой взор в ту сторону, где предполагался ожидаемый берег порта.
  - Двадцать три тысячи шагов до берега! - звонкий голос разнесся по борту корабля.
  - И как он это определяет?
  - У него отличный глазомер, - ответил подошедший капитан. - Не менее полезный для просматривания рифов под водой.
  Даури поспешил уступить место начальству и встал рядышком.
  - А Эсхарт кому принадлежит?
  - Ни кому - это вольный город, в постоянных торговых отношениях со многими государствами включая нашу империю.
  - Товар видимо плоды нахрет? - предположила.
  - Практически угадали, вернее сказать выдержанный сок из этих фруктов. Высоко ценится во всех странах, называется Арис. Правда, если хочешь опьянеть, то следует выбирать иной напиток Асис.
  И немного погодя добавил.
  - Женщинам его нельзя употреблять, скажется на будущих детях или на их отсутствии. Если в будущем не захотите понести, то лучше пить его после совместных ночей. Большинство господ не запрещают своим арисен пить его.
  - Видимо большинство арисен бесплодны...
  - Никто не захочет видеть смерть своего ребенка, а смертность среди бастардов весьма высока.
  - Наверное, девушек подготавливают к этому.
  - Да, для них создаются все условия, потакают капризам и задаривают подарками, что бы арисен как можно реже вспоминали об этой потери.
  - Я все же хотела бы семью, любовь и детей...
  - Вы хотите все этого, потому что наверняка видели, но большинство не знают подобного, не знают семьи, любви. Здесь каждый сам за себя. И только, когда происходит что-то воистину серьезное, все члены роды сплачиваются против обидчика и противника, в частности против другого рода. Дела, обязанности и враги рода самые важные причины объединения семей. Род - вот что имеет значение в этом мире! От любви можно отказаться, от рода - нет. Вам стоит привыкнуть к нашим ценностям. Ведь род - это сила, род - это жизнь...
Смеркалось, я снова не заметила приход сумерек. Видимо к берегу, мы приплывем ночью. Скорее всего, я буду уже спать. Если меня не разбудят, конечно.
- Сегодня ночью вы поклянетесь мне.
Серденан сказал это и ушел вглубь корабля, раздавать приказы. К кому он обращался в тот момент, выпрямлялся, будто линейку проглотил, и внимательно слушал, лишь после принимался за дело, старательно выполняя указания.
Дисциплина была хорошая. Меня никто не беспокоил лишь потому что он приказал. У меня не было иллюзий. Не будь приказа, наверняка все вели себя иначе. Не было этой любезности и доброты...
Опять грустно... И почему кот Депресняк посещает меня чаще ночью, нежели днем? Неужто, это его излюбленное время, или темнота не способствует радужным чувствам?
- Пойдемте Даная, время пришло. - он поманил за собой и мы направились к нему в каюту.
Внутри нее был приглушенный свет. Скорее зловещий, чем интимный. По центру бала нарисована пентаграмма. Она была выведена черным цветом, а не как в классики жанра кровью. Стало даже смешно, в какой-то момент. Надеюсь, кровь моя не потребуется. На столе стояли два кубка и чернильница с пером.
- Дайте руку, - немного поколебавшись все же протягиваю. Он взял ее и начал рисовать различные символы, было больно и только через секунд десять я поняла почему. Он рисовал, не используя чернила, он вообще ничего не использовал! Ну, кроме пера, конечно... Символы проступали на коже, на том месте, где проводил капитан, словно он вытягивал ее на поверхность! Хотелось вырваться из его руки, хватка была сильной, да и страх пригвоздил к полу и лишил всяких сил к сопротивлению.
- Зачем вам понадобились чернила, если вы ими их не используете!
- Для отвода глаз конечно, ведь до использования пера вы были относительно спокойны, - ответили мне не сразу, лишь после того как дорисовали завиток. - Я уже заканчиваю.
В общей сложности он мучил меня не долго, но из-за боли казалось, что очень продолжительно...
- А кубки тогда для чего? Тоже для отвода глаз? - не удержалась я и почесала руку.
- Нет, кубки у нас будут по назначению, - сказал он и принялся уже разрисовывать себя, правда, символы были иными, но не менее приятными в проступании, чем мои. Хоть одно радует, ему также больно, как и мне.
И только после этого взял их со стола. Один протянул мне, другой взял себе. Оба были пусты, как оказалось ненадолго.
Стояли мы прямо в самом центре пентаграммы.
- Даная из рода Кертен, согласна ли ты исполнить одну мою просьбу, когда этого потребует Серденан Торстен?
- Согласна, - когда мы уже закончим...больно, а то...
Серденан продолжил...
И как только капитан Торстен стал произносить, видимо заклинание, руку вновь пронзила сильная боль, он запнулся, поморщился и только после этого продолжил произносить не известные мне слова.
Наши кубки начали заполняться жидкостью, думаю, ясно какой. А я уж обрадовалась, что мне руку ни резать, ни колоть не будут! Наивная, это похлеще будет! Только эта проклятущая загогулина на полу удерживала меня на месте иначе сбежала бы давно... Как же больно...
- Пей! - приказал он, и я пила. Тело без колебаний действовало и с успехом глотало эту гадость. Металлический привкус нагонял тошноту, но я пила все равно, не останавливаясь... Счастье, что ее было немного.
- Все. Закончили, - и уже не мне. - Даури проводи леди в ее каюту.
Помощник капитана взял меня на руки и понес прочь от этого кошмара. У меня не было сил самой передвигаться, рада что это заметили. Правда у Серденана тоже их не было. Он плюхнулся в кресло поблизости и думаю в ближайшее время не сможет его покинуть.
- Приятных сновидений, леди... - тихо прошептали мне, из каюты, но я все же услышала, и прежде чем Даури закрыл дверь, ответила, не менее громко.
- Спокойных снов, капитан...
Уже будучи в своей собственной каюте лежа в гамаке, я решилась рассмотреть свою руку. Никаких символов не было, как и ожидавшихся шрамов. Кожа была гладкой и неповрежденной, ничего не указывало на недавнее действие. Но стоило закрыть глаза, как мне виделось перо, касающееся кожи и проступающие символы за ним. Думается, скоро я и вовсе забуду произошедшее. Боль физическая быстро забывается, если нет серьезных повреждений, порождающих ее вновь, а вот душевная не имеет срока давности, стоит лишь вспомнить...
Корабль причалил ближе к рассвету. Меня никто не разбудил, хотя могли. Видимо дали передохнуть перед долгой дорогой. Я была благодарна за понимание. Какой толк от меня им. Только смотреть могу и отвлекать, пожалуй.
Серденан зашел за мной только ближе к обеду и соизволил объяснить, что ждет меня дальше, куда я поеду и для чего.
Для начала первым пунктом моего пребывания будет Астерхол. Меня посмотрят: возьмут кровь и слепок ауры, чтобы документально и магически засвидетельствовать: `Да - это дочь Танарис Ривентел и Варена Кертена`.
Вторым пунктом идет лавка одежды, мне нужно болей менее приличное одеяние для моего представления его светлости. Все это время со мной будет он - Серденан Торстен. Капитан сопроводит меня до замка, представит и только тогда его задача будет выполнена. Все это время он будет следить за моим поведением, продолжит учить и надеюсь, этого времени хватит, чтобы во мне родилась хоть какая-то уверенность и исчезли мои извечные привычки.
Часть города, что получилось рассмотреть из кареты и моего не продолжительного пребывания на улице, впечатлила.
Все, абсолютно все здания были из желтого кирпича. Только общественные заведения могли позволить себе разнообразие. Лавкам с лекарствами и травами принадлежал зеленый цвет крыльца, магазинам одежды и аксессуаров красный, оружейным мастерским черный с серебром, книжным магазинам коричневое оформление входа и лавке с магическими предметами синий с золотом.
Даже не читая название, люди могли определить нужное им заведение.
Та улица, по которой мы ехали, была усыпана различными магазинчиками. Крылечки чередовались подобно шахматной доске, не попадались сразу два красных, между ними, непременно был иной цвет. Видимо власти следили за определенным образом города и не давали ему сгинуть.
Но вот мы подъехали к главному строению в городе, зданию с белыми стенами и большими застекленными окнами. Это был их дом правления, Астерхол. Вблизи входа был небольшой фонтан и скамейки, немного в стороне, зеленая трава и цветы также радовали глаз. Было приятно подниматься по лестнице и видеть подобное милое великолепие после нескольких дней плавания и обилия синего с голубым! Внутри было достаточно прохладно сделано из камня и мрамора. Атмосферу мрака развеивали большие светлые окна. Мы поднялись на второй этаж и уперлись в большую полуживую очередь. Но капитан не стал ждать, подошел к секретарю, скучающему молодому человеку.
- Я, Серденан Торстен, сопровождаю будущую арисен лорда Ферона, привел ее для получения знака личности.
Юноша вмиг ожил и поприветствовав нас, пропустил к магам чиновникам.
Дознание началось.
Пока я там стояла, а эти люди решающие мою судьбу водили руками, осматривали меня. Страх не давал мне ответить на их вопросы. За меня отвечал капитан, и мне оставалось только кивнуть головой в нужный момент в знак согласия. Меня пугало лишь одно, что если аура у тела поменялась? Как быть?
Но все обошлось, нас отпустили, предварительно снабдив документами, подтверждающими мою личность.
Потом была череда одежды и обуви. Мне было все равно, что одевать, лишь бы в ней было удобно и нежарко. Сошлись на красных шароварах и белой шелковой рубашке. Ехать мне предстояло в карете, и обувью выбрали мягкие узорчатые тапочки. В такой одежде можно сидеть, так как захочется. Сложно представить, но когда мы закончили все дела, Серденан решил показать мне город!
- Возможно, вам еще не скоро позволят покинуть замок, а пока у нас есть время для не большой прогулки.
- При много благодарна, - мужчина взял меня под руку, и мы отправились вдоль аллеи.
Сейчас мы находились в восточном районе города, здесь проживает средний класс и много небольших парков с фонтанами. И не только с ними. Идя по ухоженной тропинке, я обратила внимание на множество больших и не очень статуй. Их образ напоминал мне греческие фигуры, но более приличные в своем одеянии.
- Кто это? - спросила я и остановилась, указывая на статую девушки в длинном приталенном платье с маской на лице. Вокруг нее на постаменте лежало множество цветов, а на руках были подвязаны ленты. Она протягивала их, будто пыталась кого-то удержать.
- У нас множество богов. В частности богов судеб. Эта, к примеру, Талиар, юная богиня помогающая найти любовь, ту, что будет дополнять тебя, делать лучше. Вечную и прекрасную, верную и понимающую. Ей поклоняются молодые люди. Верящие, что она поможет отыскать им их вторую половинку.
Мы направились дальше. Перед нами предстали другие боги судеб, и капитан продолжил их называть.
- Вот бог Тартур, он вершитель справедливой доли или иначе дает то, что заслужил, его невозможно обмануть. Человек, обратившийся к нему, всегда получит то, чего достоин. Из-за этого люди редко к нему обращаются, все боятся его дара. Ведь человек всегда хочет счастья, пусть оно для каждого и иное.
- Не забивай мальчику голову не нужными богами. Достаточно знать полезных. А остальных он узнает со временем. Лучше пусть торговое искусство изучает и пойдет по твоим стопам Серденан! Тебе будет, чем гордится, я уверен!
Говоривший находился позади нас. Мужчина был закутан в белый плащ. Капюшон скрывал лицо и разглядеть удалось только глаза. Невероятные! Будто два кусочка льда и такие же холодные. Взглянув на него, захотелось отвернуться или вовсе уйти. Слишком неприятно было.
Но мы стояли, а капитан даже ответил.
- Нужно знать всех богов. Мало ли кто пригодится. Тебе ли не знать Харадас.
- Ты довольно взволнован? Что-то случилось или я не вовремя, как всегда? - спросил он усмехаясь и вновь на меня посмотрел. - Мне, кажется...
Серденан не дал ему договорить, он был слишком возбужден.
- Тебя недолжно быть в городе! Ты же на задании! - восклицание вышло несколько раздраженным. Я поняла, что Харадас портит планы моего спутника. Хотя сложно было поверить, что этого невозмутимого и властного человека может что-то испугать или же возбудить!
- Я выполню его позже. Моя интуиция требовала остаться и я ее послушал. И как видно не зря!
Как он подошел, я не заметила и даже вскрикнула от неожиданности, когда его взгляд впился в меня. Он будто проникал к тебе в душу, изворачивал ее, так как было удобно, осматривал и делал выводы.
- Тебе достался интересный экземпляр Серденан! Я необычайно рад нашей встрече, тому, что ты так вовремя обратился к нам и не прощаюсь, мы вскоре увидимся, - произнес человек ли? И отошел.
- А с вами моя дорогая очень, очень скоро.
И Харас исчез.
- Будь проклята его кровь! Ублюдок Харадас! Этот его нюх! - его раздражению не было предела. - А ты теперь ни на минуту не останешься одна! Не хватало, чтоб тебя забрали у меня из под носа! Хорошо хоть сегодня действует защита...
- Что за защита? И кто такой этот Харадас? - получилось спросить, когда мы практически бегом неслись к гостинице, в которой должны были остаться на ночь. До здания было еще далеко, и у меня уже начинало сбиваться дыхание, когда мне ответили.
- Время от предыдущего договора, оно заканчивается в полночь. Так что сегодня мы обязаны успеть доставить тебя в замок! Или мне нежить! Как впрочем и тебе! - и вдруг резко остановился и посмотрел на меня.
- Харадас жнец, он увидел кто ты. Мной был заключен контракт с ним за день до того, как мне доставили тебя, и я все понял. И уже осознав свою ошибку, нужно было задержать его как-то! Ну, разве мог я подумать о своей удаче, встретив тебя, когда вызывал жнеца с их проклятого острова! Нет! - Серденан перекинул меня на плечо. - Все не может так кончится! Ты обязательно до полночи будешь в Лисьем гнезде!
И побежал.
Было неудобно и больно, особенно в животе, казалось, будто все отбила. Его скорости можно было позавидовать, бег никогда не был моей сильной стороной. Да, ему даже лошадь завидовала! Вон как смотрела, пока бежала! Я видела!
Слава богу, до гостиницы мы добрались за минут пять. И, удивительно, но он с не сбившимся дыханием приказал запрягать лошадей и параллельно еще распорядился, чтоб нашли Вирхала. И судя по тому, как слуги ринулись из двора, что это или кто я увижу достаточно скоро.
Правда, не прошло и десяти минут как во двор, из нашего окна в доме, можно было видеть его полностью, вихрем ворвался всадник и крикнул что-то мальчишке слуге.
Ребенок не теряя ни секунды, поспешил к нам.
- Господин там...
- Я вижу, - перебил слугу Серденан, у него видимо такая привычка перебивать всех, вставая из-за стола.
- Ты, со мной, - это уже мне.
- Ну, разумеется! Вы же до этого приказали не отходить от вас! - видимо тоже немного нервы сказываются.
- Сколько лет твоему Вирхалу?
- Одиннадцать господин.
- Отличный возраст!
Всадник, в сером одеянии и покрытой головой понял, что торговаться не будут и сразу назвал цену.
- Триста тысяч голей, - судя по тому, как охнул мальчик по близости, сумма была очень приличная!
- Согласен. Оплата после того, как доставишь ребенка в Лисью нору. Пропуск я дам. Тебе нужно сделать это до полуночи! Я прибуду позже и расплачусь.
- Это будет сложно, - и быстро добавил. - Но выполнимо.
Серденан, в начале хотевший что-то возразить, остался доволен сказанным и вручил ему меня.
- До полуночи!
- Готовьте деньги господин, Хардук подобен ветру! Он ни когда не подводит!
Это оказалось правдой...
Конь по имени Хардук и вправду был невероятен. Как мы неслись, не передать словами. Только окружающая картина менялась. Вскоре крыша гостиницы была далеко позади, а потом и весь город. Теперь я понимаю, почему меня закрепили ремнями к животному и всаднику. Это было необходимо. С такой-то скоростью, можно не просто упасть, а расшибется так, что родная мать труп не опознает!
Быстрая смена окружающего, вскружила голову и сильно давила, ветер с неимоверной мощью придавливал к всаднику, не позволяя, отстранится от него.
Прикрыла глаза, и тошнота постепенно сама прошла, как и напряжение, желудок и голова успокоились. Я смогла даже нормально вздохнуть, но вот радоваться получилось не долго. Видимо Вирхал несмотря на свою быстроту, все же не поспевал до полуночи и наездник решил избрать другой путь.
Ведь, когда я рискнула посмотреть, где мы, то не увидела дороги. Наш путь пролегал по полю, с оврагами и ухабами. На первый взгляд оно было таким обширным, что становилось не понятно, как у нас получится прибыть к сроку! Ведь животное не телепортировалось, оно бежало пусть быстро, но не настолько, чтобы не различать окружающую обстановку.
Ладно, хоть бедный конь перепрыгивал возникшие препятствия, а то бы время затрачивалось еще и на это. Даже душа в пятки уходила, от некоторых прыжков! Такими невероятными они были! Между некоторыми краями оврагов было довольно прилично расстояние, а от глубины вообще ладошки потели...
А Вирхал перепрыгивал! Да, его заезд был круче американских горок! Кстати, открывать рот, кричать мне не рекомендовали, и я поняла почему, язык можно не то, что прикусить - откусить вовсе!
Потом был лес.
Здесь мне не стало дела до дискомфорта, меня занимал лишь один вопрос: ` Как он не сталкивается с деревьями, они же хаотично растут! Он сквозь них, что ли проходит? Тогда зачем лавировать между ними? Или тут есть что-то, что я попросту не улавливаю, наверное, мои чувства далеки от его скорости, и я попросту не замечаю не которых моментов. Скорее всего, ведь мне впервые представился случай ехать на этой супер лошади, называемой Вирхалом`.
Вечерело.
Темнота залила пространство, и становилось сложно что-либо разглядеть, скорость тоже вносила свои коррективы.
За темнотой пришла прохлада.
Если быть точнее то холод. Ветер забирал тепло.
Я замерзала.
Хотелось поскорее прибыть в замок и наконец, погреется у огня, если мне позволят, конечно. Но я обязательно спрошу! Да и чая горячего не помешало бы.
Когда стало совсем не выносимо, Хардук сбавил скорость, как почувствовал, удивительное животное, и стало легче, теплее. Но вот он, вновь набирает ее и, когда Вирхал совершил маневр, от которого я еле удержалась, чуть было не вскрикнув. Мне привиделась белая фигура, что он так ловко обогнул.
Это был недавний знакомый. Все чувства указывали на него, особенно вопила интуиция!
Уже полночь, пронеслась догадка.
Мы не успели...
Но вот мы еще движемся вперед, и нас никто не спешит останавливать. Только некоторые изрядно трепят нервы. Жнец появлялся то тут, то там, но непременно поблизости, словно издеваясь над нами. Каждый раз, что он преграждал путь животному, оно всхрапывало и маневрировало, пытаясь оторваться от него. Но нам непременно указывали на тщетность попыток и в тоже время не вступали в схватку. А меня бы просто так не отдали, судя по реакции всадника, его нервному ругательству, которое к своему удивлению я не понимала. Все же есть придел моим возможностям, и лимит познания языков относится к ним. Хорошего понемножку, как говорится.
Странно было видеть, как Жнец исчезает, а потом возникает в каком-то другом месте. Как его белесый силуэт полностью скрытый и не доступный играет с нами, издевается и не спешит "раскрывать карты". Сложно было понять, зачем я нужна кому-либо, месть Шовари это одно, а вот другим для чего нужна, неясно...
Кажется, в какой-то момент меня даже коснулись, но может быть, мне только показалось...
Сердце стало бешено биться, стоило увидеть вдалеке огни и очертания замка. Скоро будем на месте, подумалось мне.
Огромные башни с горящими огнями возвышались над долиной. Ее черный силуэт пугал, но наш преследователь больше. А замок захотелось увидеть при свете дня. Думаю, он впечатлит и вызовет восхищение, о былом страхе можно будет не вспоминать. Ведь сейчас эта махина великолепна при свете звезд. Высокие и неприступные стены, наверняка не пропускали не прошеных гостей. Благо у нас есть пропуск. Не хотелось бы встречать рассвет за стенками... с Жнецом...
Лисья нора располагалась в скалах и возле них, но так, словно уходила вглубь недр. Один пласт нависал над частью замка. При приближении все сложнее было поверить в рукотворность крепости.
Лишь бы поспеть...
Преследователь будто отстал, более не появлялся впереди, но сердце тревожно билось, не позволяя расслабиться.
Вирхал прекратил маневры и сбавил скорость. Сначала, я не поняла почему, и только оглянувшись, увидела одинокую фигуру позади.
Удача благоволила нам или нет, но от нас отстали. Больше не было преследования, ее видимости, лишь шепот, что донес ветер.
- Отдыхайте наша дорогая гостья, скоро вы станете частью этого мира, и тогда я вернусь за вами. А пока... берегите себя.
Сказав это, он исчез, подобно дымке растаяв в воздухе, будто его и не было.
Позади меня вновь выругались и спросили.
- Что слугам Хашактук от вас нужно? Они ни чем не интересуются, их вызывают в крайнем случае, когда лишь мертвые могут помочь, - и замолчал, что бы вновь продолжить. - Вы живы и все равно интересны им.
- А что за дела такие? - решила уточнить.
- Некоторые не успокоенные души могут нанести немалый вред живым. Если с ними не могут справиться, то вызывают Жнецов. Но и оплата у них своеобразная, только вам не скажу, не просите. С ними вообще лучше не иметь дел, - нехотя ответил мужчина. Он погладил Вирхала, и стал произносить что-то, говорить на не понятном языке. Молился, наверное, слишком на это было похоже. Я бы тоже помолилась, но не знаю, поможет она или навредит. Другие боги другие законы. В реальности загробного мира я не сомневаюсь, так почему бы не верить в их существование.
Животное устало, страх и стресс от пережитого и ему был ведам. Он чувствовал опасность от Жнеца, даже больше чем мы. Теперь же нас никто не преследовал, пусть отдохнет, иначе будем топать на своих двоих. Только всадник не расслаблялся, все так же настороженно осматривался, а я ведомая чувством, решила не беспокоиться, интуиция молчала, опасность миновала - говорила она, так к чему нервничать, случаи для этого мне еще представятся, думаю...
Видимо детское естество этого тела, его восприятие, а может мой недавний переход, не позволяют мне надолго расстраиваться, боятся, переживать. Мир виделся, словно через призму радужных очков. Не могу сказать, что при этом разум отключался, нет. Даже было радостно от этого, не хотелось как-то, постоянно боятся. Ведь здесь можно умереть практически от всего, если подумать. Это не Земля, а другой мир, незнакомый мне и от этого опасный... Здесь Судьба - божество, и наверняка, если бы меня хотели убить, то это сделали еще тогда, в месте с Ютиором. Так что нужно радоваться любому появившемуся спокойному моменту, иначе раньше времени поседею.
Сейчас, когда мы не спешили, а умеренно двигались к замку, можно было насладиться округой, ее красотой под звездами. Свет, что излучали они, делал долину, волшебной. Сияние их, представляли траву, цветы, что росли здесь, в ином видении. Они, казались, были опыленные серебром. Вода в реке, что протекала неподалеку, тоже ничуть не уступала в красоте, ее гладь представала усыпанная мелкими бриллиантами. Пение птиц оживляли всю картину. Их мягкая трель, кое-где разбавленная грубым карканьем, ничуть не нарушали красоту, а делали доступной, реальной, не сном.
Перестук копыт по каменной дороге вывел из созерцания окрестностей, и я вновь устремила свой взор на замок, что огромной махиной стал нависать над нами, хотя мы были еще на достаточном расстоянии.
Хозяева этих земель тщательно следили за своими дорогами, это ощущалось по плавному ходу нашего Вирхала, мягкое место и спину не пронзала боль при каждой неровности. Меня даже начало клонить ко сну.
Я задремала...
Разбудил лай собак и грохот от открывающихся ворот. В мои, едва открывшиеся сонные глаза ударил свет от факелов. Прошло некоторое время прежде, чем получилось рассмотреть место, куда я попала, слезы мешали нещадно. Люди суетились вокруг нас, переговаривались любопытствуя. Ночь на дворе, приезжают тут всякие, беспокоят, спать не дают! Конь немного покрутился, воображая и пофыркивая, даже прикусил кого-то слишком ретивого любопытного. Это послужило сигналом другим, от нас отступили, позволяя слезть и так дождаться, распорядителя. Всадник ловко спрыгнул и помог спуститься мне, удерживая и не позволяя отойти от него. Хотя я и не имела подобного желания.
Вот к нам сквозь толпу подступает высокий пожилой мужчина, в темной одежде непонятного при таком свете цвета. Камзол, брюки и сапоги, все сидело на нем идеально, сразу видно, что на заказ. Его усики и негустая бородка были ухожены, волосы собраны в тугой хвост. Он обвел подчиненных взглядом, под которым все замолкли, и вновь переключившись на нас, потребовал предъявить пропуск, хотя было ясно, что без него мы вовсе здесь не стояли бы. Формальность, чтоб ее! Сколько можно уже время тянуть! Я умираю, как хочу спать.
- Вот пропуск, - всадник достал скрученный пергамент и вручил распорядителю, тот внимательно прочел его, вернул и, подозвав слугу, приказал ему подготовить комнаты. А уже отдав распоряжение, поинтересовался, о причине позднего приезда.
- Мне приказали доставить этого ребенка в Лисью нору и дождаться приезда господина, что прибудет позже, к утру, - ответил наемник.
- И что же это за господин такой, смеющий отдавать приказы в чужом доме. Его сиятельству будет интересно, - сказал управляющий. - Следуйте за мной пока что гости, - подчеркнул он. - Утром станет ясно, как с вами поступить...
Пока мы шли по мрачным коридорам замка, не смотря на поздний час, нам повстречалось множество людей, как-будто и не ночь вовсе, а время для прогулок. И каждый непременно рассматривал нас, как диковинку, о чем-то шептались. Видимо гадали кто мы. Ведь наверняка они уже знают, о чем говорил наемник и распорядитель.
Было неуютно идти под их смешки, словно они знали мою тайну и могли в любую секунду разоблачить. Я понимаю, что это одно из развлечений здесь, в их жизни не было и не будет интернета и телевидения, а мы новая тема для разговоров, можно сказать тайна до утра, а там уже прибудет господин, что даст ответ на эту загадку. Удавалось отвлечься на что-нибудь, но ненадолго, дрожь возвращалась снова и снова. Мое внимание привлекали готические статуи животных или нечисти сложно было разобрать в темноте, путь и не кромешной, но все же побуждающей фантазию, придавать увиденному, жуткий пугающий образ. Ко всему можно привыкнуть, так и здесь, похоже, только меня одну пугали эти статуи. Другие же совершенно на них не отвлекались. Куда интересней была я, ребенок, что прибыл поздно ночью.
На третьем этаже, если не ошибаюсь, прекратилось наше путешествие по замку. Мы остановились перед массивной дверью. Распорядитель открыл дверь и вошел в огромную комнату.
- Ребенок будет спать здесь, а для вас следующие покои напротив, а теперь отдыхайте.
Мужчина ушел, не прикрыв за собою дверь, оставив нас.
При свете свечей предо мной предстала большая кровать с балдахином, две тумбочки по краям и трюмо напротив, с массивным зеркалом посередине в рамке с ажурным плетением.
- Путь я доставил вас в замок, но до прибытия господина все еще должен охранять, поэтому не бойтесь и спите спокойно.
- Я и не боюсь..., - сказала чуть вздрогнув. Он так стаял неподвижно, что подумалось, будто и вовсе его нет здесь. Умеют же люди сливаться с пространством и пугать почем зря бедных девочек!
- Вы дрожите и всю дорогу дрожали, - спокойно оборвал меня он. - Страх перед не знакомым местом это естественно, не стоит стыдиться этого.
Если бы он знал, что пребывая здесь, в этом мире чувство страха уже давно не покидало меня, а если же это происходило, то ненадолго, и только из-за моей детской непосредственности. Все же большое благо для меня это тело, с ним легче адаптироваться и приспособиться к новой жизни.
- Как ваше имя? Можете ли вы его назвать? - вдруг нельзя, кто их наемников знает.
- Карас, можете так меня звать, - сказав это, он удалился из комнаты, но, как и обещал, остался меня охранять. Стоило мне слегка приоткрыть дверь, я увидела его сидящим на стуле напротив входа в мою комнату. Свет от камина освещал его спальню и часть коридора поблизости, даже сейчас мне не удалось рассмотреть его лицо, свой плащ он так и не снял.
Хорошо, когда тебя охраняют, улыбка сама по себе появилась и не желала уходить.
Закрыв дверь, я вновь осмотрела комнату и увидела приоткрытую дверь, из которой лился свет. Любопытство привело меня в ванную. Отличительной чертой, которой стал мозаичный пол, изображающий мифическую картину, прекрасных сирен, завлекающих моряком, хотя, может здесь, они по-другому называются.
Не менее впечатляющей, предстала сама ванная. Думаю, в ней, с такой комплекцией как у меня, даже поплавать получится, глубина была, практически до плеч, она правда не сразу шла, а постепенно, там ступеньки были. Самым приятным явлением стал пар исходящий от воды - она не остыла! Все! Я люблю этот замок, этих людей, даже те страшные статуи, вообще все!
Но все равно плескалась я не долго, теплая вода совершенно разморила, и меня сильно клонило в сон. Кое как, наспех вытеревшись и одев белую длинную рубаху, отправилась в свою новую постельку, сложно вспомнить момент, когда я заснула, могу сказать лишь что снов в эту ночь не было. Хотя это и к лучшему, и так впечатлений достаточно...
Утро настало не с первыми петухами, как подумалось в начале, уж слишком сложно было встать. Нет, похоже, разбудили меня лишь в связи с приездом Капитана. Ну почему он не мог приехать чуть позже... Мне бы еще поспать, поваляться и вообще полениться...
Молоденькая служанка, невзрачного вида в сером платье, подала длинную и бесформенную рубаху. На вопрос, не могу ли я облачиться в нечто иное, последовал ответ, что в моем возрасте это наиболее соответствующая одежда, которую непременно должны носить мальчики до четырнадцати лет (штаны я уже надела, так что по моей фигуре сложно было заподозрить девочку). Жуть, короче, словно в монашеской рясе, благо цвет более приятный, не черный, как могло бы быть, а синий, с подобием узоров на ткани.
Выйдя из комнаты, за нами последовал Карас, видимо ему тоже доложили о прибытии нанимателя, ведь он уже ожидал нас у двери.
Люди попадались и шептались также как и вчера, только теперь я могла рассмотреть их. Подивится внешнему виду и более того признать их привлекательность.
Теперь о виде: женщины были одеты в пышные и не слишком платья с глубокими вырезами, по моде нашего восемнадцатого и девятнадцатого века, с замысловатыми прическами. Мужчины были облачены в белые рубашки с отложным воротником и галстуком "four-in-hand", в цвета какао сюртуках с небольшой стойкой, в жилетах и брюках, с такой же расцветкой и узенькой, черной полоской с боку по длине. Туфли были черными, вычищенные до блеску. Одежда сидела на них необычайно хорошо, определенно ее шили по заказу. Все они были ухоженными и свежими. Хотя как иначе у аристократии, они обязаны выглядеть отлично.
Меня подвели к большим дверям, но не спешили их открывать. Служанка сперва постучалась и спросила дозволение войти. Видимо ей разрешили, так как после вопроса, она немедленно отворила их и пропустила меня с Карасом.
Предо мной предстала большая гостиная с величественным, просто огромным камином с позолоченными орнаментом и вставками. На стенах ее пресного светло зеленного цвета висели головы животных, некоторые были известны, а вот другие нет. К знакомым относились головы оленя, лося, кабана, медведя, волка, а вот остальные совершенно не подавались определению, то ли травоядные, то ли хищники, бог их знает, что за звери такие не поймешь!
Далее шли два дивана напротив друг друга и кресла, возле столика и камина, огромная шкура так же располагалась неподалеку, но на достаточном расстоянии, во избежании возгорания от искр.
Большое окно хорошо осветляло комнату, только темно зеленные шторы полностью не позволяли сделать ее поистине светлой, да и трофеи изрядно омрачали атмосферу.
Несмотря на обилие мест, в гостиной были только капитан и незнакомый мне молодой человек. Оба расположились возле камина.
Стоило нам войти, юноша с ленивым интересом стал осматривать меня, как в принципе и я его.
Незнакомец имел светло-золотистые волосы, убранные в хвост, костюм изумрудно-зеленый, под цвет глаз, галстук более темного оттенка. Высокий рост и немного худощавая фигура, создавала впечатление о его слабости, но это было ошибкой. Стоило наткнуться на взгляд, по спине пробежал холодок, и желание убежать или подчиниться не спешило покидать мою голову. Бред какой-то! Я свободный человек, с чего это во мне поселилось столь не приятное чувство! Это возмущение всеми фибрами души не позволило мне опуститься на колени, иначе я совершенно перестала бы себя уважать, хотя его аура оказывала колоссальное давление, от которого желание согнулись колени и спину, было невероятно сильным.
Мое сопротивление, прибавило уважения в его глазах, интереса в них была уже по более, давление прекратилось. До этого юноша опирался на спинку кресла, а руки расслаблено лежали на подлокотниках. Сейчас же он подался немного вперед, более пристально меня разглядывая, пытаясь увидеть что-то невиданное и не понятное. Его рука поддерживала подбородок, придавая ему задумчивый вид. Мой же подбородок немного поднялся, как и самооценка, я была горда собой за эту маленькую победу. Мой взгляд так и говорил: "Что бы я тут стаяла перед всякими на коленях! Да не бывать этому никогда!"
Но стоило разуму взять вверх, как пыл мой поубавился, и взгляд более не выражал упрямой решительности и желание борьбы. Я постаралась показать все свое смирение и желание служить. Мне еще многое не ведано, к чему лишние проблемы. А именно упрямство вызывает их, хотя в принципе и помогает бороться... Но сейчас они мне ой как не нужны, ведь и убить могут.
Перемены не остались не замеченными. Я поняла, что раскрыта, его улыбка говорила об этом.
Он встал не спеша и подошел. Взял за руку и нежно погладил большим пальцем. Последующее из-за этого я ни как не могла предположить, ведь взгляд не выражал его былой враждебности или жестокости, он был мягок и добр, в то время как меня пронизала всепоглощающая боль. Вас когда-нибудь било током, слегка? Меня да. Только вот сейчас это было в разы сильнее. Я мгновенно опустилась на колени, не отрывая своих глаз от его. За все то время пока я страдала, он улыбался...
Какая там гордость! Все произошло так мгновенно, что о ней я даже не вспомнила тогда. Я ни о чем не могла думать; была лишь боль и ни чего более...
Когда все закончилось меня сотрясала мелкая дрожь, пот лился не переставая, как и слезы. Только сейчас я осознала, что плачу. Рука все еще была в его, и голову мне также не удалось опустить. Он не позволил, вновь что-то искал во мне.
И не найдя отпустил, разочаровавшись. Хотелось разрыдаться. Как? Как можно сопротивляться подобной боли! Я же ведь ребенок! Женщина в конце то концов! Которая не привыкла к подобному! Просто была не готова... Думаю, ни кто не был бы готов. А он разочарован, видите ли... Гад он и мерзавец! Издевающийся над детьми...
Управы не него нет! Сколько самообладания мне стоило удержаться от рыданий, никто не узнает. Только губа пострадала от покусываний и все.
Я встала пусть не сразу, пусть перед этим несколько раз вновь опускалась на колени! Но я встала! И сейчас взгляд мой был полон злости и упрямства! Никто, никто никогда так меня не обижал и не унижал! Да пусть этим, я могу навлечь на себя беду, но похоже у меня немного сдвинулась психика. Обида застелила глаза и взгляд отразил всю злость, на которую была способна.
- Вы подлец, а не мужчина! Благородный молодой человек никогда не обидит леди и ребенка! Слышите! Никогда! - мой звонкий, но дрожащий голос разнесся по комнате, отрезвляя...
Что я говорю? Дура - вот кто, не иначе... Он же убить может, ему ничего не стоит, кто я для него... пустое место и все...
- Ребенок? Где ты видишь ребенка? - ответили мне, растягивая слова, давая осознать их. Взгляд, вновь посланный мне, будто говорил: "Ты считаешь меня идиотом? Разве я не самый могущественный человек здесь? Разве меня можно обмануть? Нет, я знаю кто ты".
Осознание выбило меня из колеи, заставляя пошатнуться. Как он узнал? Я же здесь совсем не долго. Перевела взгляд на капитана. Он рассказал? Не уверена. Зачем это ему? Хотя такому не соврешь. Может все дело в это пресловутой силе, о которой поведали ранее. Скорее всего.
Обозначить мое состояние растерянностью, значит не сказать ничего. Не то что бы я была растеряна, наверное, более подходящее слово разбита.
Около месяца пребывания в этом мире, как обо мне знают уже двое! Это катастрофа! Этот мир просто сошел с ума! Или у них постоянно люди умирая, возвращаются в чужом теле? Бред, конечно... Бред... или нет?
Я запуталась.
Мой растерянный и непонимающий взор наткнулся на капитана. Тот не менее шокировано взирал на юношу. Видимо он сам не ожидал о того такой прозорливости.
- Я понимаю ваше замешательство Серденан, - сказал он с улыбкой. - Вы устали с дороги, лучше отдохните, вам еще обратно возвращаться, а там дела ..., которые лучше решать на свежую голову.
- Спасибо за беспокойство мой лорд, - слегка нервно ответил мужчина. - Разумеется, я воспользуюсь вашим предложением.
- Мой долг заботится о своих людях, - и после не долгой паузы продолжил. - Особенно ... полезных.
Сказав это, молодой лорд взмахнул рукой и появился слуга, который проводил капитана из комнаты. Я же осталась. Юноша, стаял у окна, смотря куда-то вдаль, и будто забыл про меня, только вот не стоило обманываться мне просто дали время успокоиться.
- Мое желание видеть тебя здесь совсем не связанно с моим прошлым и прошлым этой несчастной девочки. Ты здесь только из-за своего особенного появления и особенности, которую я в дальнейшем тебе открою, но только в том случае, когда тебя постигнет осознание своей принадлежности мне. Того что теперь твой дом здесь.
Он повернулся ко мне и теперь смотря в глаза закончил свою речь.
- Ты сможешь жить, только служа мне, любой другой не потерпит твоего существования, посчитает угрозой. Только я могу защитить тебя.
Выйдя из гостиной, передо мной была только служанка, ни Караса, ни Серденана не было. Я конечно не питала иллюзий насчет них, но после слов наемника, все же хотелось бы увидеть хоть кого-то, кто обо мне волнуется, переживает, тем более после оригинального приветствия хозяина замка.
Из поведения капитана, ясно, кто был этот лорд. Приказы иного он так бы не исполнял, думается.
Тело еще ныло, казалось, все силы сейчас уходили на то, что бы дойти до своей комнаты. Пот насквозь пропитал одежду, волосы тоже взмокли. Все это раздражало, но дойдя до постели и взбираясь на нее, сие чувство уже не было столь сильным, чем усталость. Не помню даже, как голова коснулась подушки, лишь мягкие объятия Морфея заполонили все мое существо, не желая уступать ничему, даже мыслям.
Пробуждение было сладким, сон - лекарство и невероятно действенное. Случившееся, наверное, вчера было забыто, только воспоминание хранило отпечаток пережитого, сложно было представить те ощущения, ту боль, что окутала меня в те мгновения.
  Глава 7
Не знаю, сколько проспала, ведь было светло и сейчас также, но сомневаюсь, что пару часов, так вот, вчера я особо не обратила внимание на комнату при свете дня. Сейчас же она показалась намного уютнее и светлее. Кажется, даже запах изменился, стал более свежим и приятным. Обилие ткани, ее насыщенный цвет серебристо-голубого, синего и белого, а так же кое-где проблескивающий светло сиреневый, создавали впечатление инея вокруг. Зимняя атмосфера царила тут. Некоторая ткань разделяла в виде штор пространство в комнате, делая уголок со шкафом для одежды, камином и диванчиком напротив, как бы в другом помещении. И вот, когда я все открыла, повязав обнаруженными креплениями шторы, комната предстала просто огромной. В каждой части отдела немного отличалась, была либо темнее, либо светлее, все же творцы сего задумывали не отрывать все пространство, так что не долго думая, вернула все как было.
Теперь нужно было помыться, потребность чистоты пересиливало любопытство. Немного осмотревшись нашла нужное направление к ванной комнате, дверь была неприметной, виде части картины нарисованной прямо на стене. Только некоторые элементы позволили обнаружить ее. Вчера я помнила, когда входила в нее, что рядом с входом была длинная ваза. И подойдя поближе, увидела подобие ручки в рамке, издали которую наверняка бы не обнаружила. Интересная комната, однако, наверняка здесь и еще потайные двери есть, найти бы их! Но сейчас правда не буду, в будущем, конечно, будет тщательный обыск.
С ванной ни чего не изменилось, какой была такой и осталась. Только вот в этот раз я воспользовалась средствами в баночках на полочке, неподалеку от бортика. Выбрала понравившиеся по запаху и по силе пениться. Мыло определилось сразу, как и мочалки. Ну вот, теперь можно и расслабится.
И вот чистая и пребывающая в светлых чувствах я, решила обдумать сложившуюся ситуацию.
Первое: меня пугает и радует одновременно то, что обо мне известно хозяину замка. Не могу точнее выразить чувства одолевающие меня.
Второе: он прав. Лучше мне быть здесь с ним, чем с любым другим, рано или поздно узнавшим бы мою тайну. Его реакция мне известна, а вот другие могут и на опыты продать, или убить по тихому или не очень по тихому, сожгут там еще на костре...
Проще говоря, перспективы не очень приятные. С лордом я постараюсь вести себя так, что бы более моя пытка не повторилась. Очень постараюсь...
Теперь третье: что мне делать? Что еще за тайну может мне открыть хозяин замка? И вообще как мне себя с ним вести? Его любовницей в будущем я становиться не собираюсь и вообще, чьей либо! Мне приемлемы только старомодные, как у нас теперь считается понятия, что совместная постель может быть только в браке, и никак иначе. Да, я себя уважать перестану, будь иначе! А потеря самоуважения плачевна для личности и для души, как меня может кто либо полюбить (да, да я все же надеюсь, что встречу здесь свою вторую половинку) уважать, если я сама себя не уважаю... Сомневаюсь что-то...
Стоит представить как моим возможным детям, станет известно о подобных связях, жуть берет! Как им потом о любви, о верности говорить, учить, наконец!
Так что-то я не о том думаю, сейчас нужно о действительности рассуждать, и выводы не радуют.
Сейчас со мной могут поступать, так как захотят и изменить что-либо, я не в силах. Остается только показать, чего стою. Надеюсь лучшего или хотя бы не унижающего и не уничтожающего меня отношения.
Что бы выстоять, мне нужно стремление, вера во что-то, мечта. Ею могли стать поиски возврата в свой мир, но я более чем уверена, такого пути и возможности нет. И опять мне нужно больше знаний о мире, где я нахожусь, что бы найти ее, цель моего здесь существования, место, где я буду счастлива.
Тщательно вытерев себя полотенцем и обернувшись им, замечаю служанку в дверях. У нее в руках была одежда, по видимому для меня. Это хорошо, а то нужно было бы сейчас искать что-нибудь подходящее, а так даже замарачиваться не нужно.
Одежда отлично на мне сидела, ни чета вчерашней. Эта состояла из белоснежной рубашки, серебристого камзола, серых бридж, с белыми чулками и черными туфельками. Однако одели меня опять как мальчика, хотя лорду известна моя женственность. Хотя это и к лучшему.
Оказав помощь с одеждой, служанка не спешила меня покидать. Она ждала когда я насмотрюсь и повела в столовую. Где оставила и сказала ждать господина, что должен вскоре явится.
Огромная комната с огромным столом, вот что особенного было здесь. Она разумеется была красивой, пастельные тона, серебряные приборы, картины на стенах. Стулья больше пожившие на кресла. Но здесь не хотелось удивляться, поражаться окружающим видом, скорее всего здесь нужно было наслаждаться пищей по задумке создателей интерьера. Хотя, пожалуй, картины были довольно притягивающими. Легкие утренние пейзажи, вместо ожидаемых натюрмортов, рассматривая которые, хотелось пробежаться по нарисованной траве, искупаться в нарисованной речке, в кристально чистом озере. Засмотревшись, казалось, можно услышать трель птиц, дыхание ветра, тепло солнечных лучей.
Увлекшись, я даже не заметила приход лорда. Он и не спешил меня отвлекать от созерцания, как и не спешил присаживаться.
И вот мое внимание принадлежит ему. Сегодня хозяин замка был одет во все черное. Траур у них что ли? Слуга в ливрее, позади него, заметив желание господина присесть, поспешил помочь. У меня за спиной, оказывается, тоже был слуга, в отражении увидела. Да чего чистая посуда! Не подумайте что я грязнуля, просто посуда серебряная, и вычищенная до зеркального блеска... Это ж сколько труда надо, чтоб так ее отполировать!
Стоило ему разместиться, как двери открылись и начали вносить блюда, их разнообразию не было придела, так что не буду углубляться в описание. Скажу только, все они были необычайно вкусны и приятны. Чудесные запахи, не давали отвлечься на иное. Как бы мне не хотелось расспросить его сиятельство, но голод оказался сильнее. Более менее насытившись, стала обращать внимание то, как ела, обучение у капитана не прошло даром. Никаких курьезов, никакого излишнего внимания. Значит, я все же справилась со своим первым аристократическим обедом. Слава богам! Теперь бы с речью все так же удачно было.
И вот только я решила открыть рот, увидев, что лорд перешел на вино, как дверь открывается, впуская молодого человека в черном, с военной выправкой. Не сбавив шагу он поспешил к блондину и наклонившись, что-то шепнул.
Выражение лица лорда из лениво-пресного перешло в раздраженно- активное. Тот встал и бросив мне:
- За мной!
Поспешил на выход.
Я старалась не отставать, но если они только быстро шли, то мне приходилось бежать, не быстро, но все же достаточно поспешно.
Миновав парочку комнат, мы поднялись на вершину башни, здесь не было крыши и стен, только колоны вокруг, да и замысловатый рисунок под ногами.
Лорд, убедившись, что все в сборе, начал произносить слова или шипеть, не знаю, сложно было разобрать при сильном ветре, только вот рисунок засветился и ожил.
Границы линий двинулись, постепенно нарастая скорость, закружили, а после вихрь резко загустел, и мы повалились на землю. Точнее я повалилась, голова гудела, и перед глазами все кружилось, под носом было липко и влажно, кое-как справившись с головокружение, вытерла эту гадость рукой. Жалко конечно камзол, надеюсь слуги смогут отстирать кровь. Еще через минуту я и вовсе встала, и пошатываясь огляделась. Лорда ни где не было, как и его сопровождающего. Вокруг меня бала каменная площадь и фонтан с конем посередине. Я оказалась в центре города. Здесь было невообразимо тихо для поселения. Дома большие и обжитые не подавали признаков жизни. Да и легкая дымца создавала атмосферу города призрака. От этого сравнения и того что здесь я была одна, волосы на затылке встали дыбом и спина вспотела. Нужно найти этого гада, что позвал и бросил меня здесь! Может здесь монстрики водятся! А я только бегать от них и прятаться могу! Супер девочка блин!
Моя проницательность поразила не в лучшую сторону. Монстрики и правда были. Пройдя площадь и завернув на одну из улиц, пере до мной предстало это.
В свое время я увлекалась игрой Resident Evil и мой острый взор определил данное существо, как зомби прямо ходячее, но по тому как оно расправилось с человеком, топором по голове и не стало его есть, как ожидалось, я изменила свое мнение.
Надеюсь, оно не слишком быстрое или я труп.
Надо где-то спрятаться, еще не мешало бы осмотреться, а вот потом убраться от суда нафиг!
Пока я думала, разумеется, это заняло какие-то мгновения, трупик разделывал другой трупик, а ветер зараза изменил мне! Стоило мне двинутся к приоткрытой двери поблизости, как это замычало и ринулось на меня. Его туша с гниющей плотью приближалась ко мне, на долю секунды опешив, спустила свой инстинкт самосохранения с крючка.
О, как я бежала! Летела не иначе! Такой прыти я от себя никак не ожидала! Мой оживший кошмар был передо мной, это изрядно давало сил.
Ворвавшись в дом, не стала зацикливаться на двери, откуда мне знать какова его сила, может он ее одной левой снесет! Я побежала, куда ноги понесли, и не прогадала; там была лестница...
Вот где я летела! Не смотря, на свой маленький шаг, это было именно так, несколько ступенек пахом, а там и второй этаж. Здесь я поспешила отыскать балкон, ну как поспешила отыскать, скорее ведомая интуицией выбирала направление, все-таки детям проще лазить по деревьям, карабкаться, так что надеюсь, я справлюсь с задачей и выберусь из дома с зомбиком, чье мычанье позади изрядно подгоняло не только тело, но и мысли. Мне совсем не хотелось оставаться в одной из комнат наедине с ним. Упаси боже!
Кстати балкон не пришлось долго искать, он был распахнут, и находился прямо в комнате после лестницы. Без поворотов моя скорость еще прибавила оборотов. Вот здесь я подумала о дверях, те открывались вовнутрь, у них и входная открывалась вовнутрь, а здесь есть смысл, немного, да задержит, он же не может открывать двери, это прерогатива разумных существ, а выбить - мозгов не надо. Балкончик был не большим. С одного боку, не далеко от края была водосточная труба, которая вполне могла выдержать мой вес. По звукам зомби был уже в комнате, когда я, взобравшись на перила и придерживаясь за металлический штырь в стене, приноровилась, оттолкнулась... и ухватилась за трубу. Благо здесь еще во всю стену плющ был, что тоже помогло взбираться. Я была практически под крышей, когда это неразумное существо выбило дверь, которая совершенно его не задержала, мерзавка ... А вот инерция мне помогла. Перевесила через перила его тушку, одним словом. Сила что неизвестный одарил его, впервые сыграла на руку. Он еще сам того не желая помог себе с падением. Не удачно пытался сохранить равновесие. Все это вместе и я победила! Зомби там, внизу, жутко злой, а я здесь, довольная и окрыленная. А как еще иначе описать, то, как быстро я взобралась на крышу? Хотя может дело в том, что он подошел к трубе и стал ее кромсать? Мне больше первое нравиться, а не боязнь, что ему удастся сорвать трубу...
Хорошо еще, что крыша пологая, можно перевести дух не боясь скатится вниз. Ведь стоило мне взобраться, как силы покинули меня. Только учащенное, прерывистое дыхание говорило о жизни. Тяжело и неимоверно сложно было пошевелить даже пальцем. Легкие разрывались от боли. В какой-то момент глаза мои сомкнулись и открылись уже в сумерках. С туманом все казалось еще зловещее, словно в Сайлент Хилле оказалась или в Раккун Сити, блин... Оживший ужастик! И как меня угораздило... Да, еще за мной Немезис бегал, а потом упал... Нервы наверное, но от подобных мыслей, стало сильно смешно, хорошо что легкие болели, а то бы расхохоталась... и сообщила о своем место нахождении всем монстрикам здесь...
Тело не сразу меня послушалось, когда я попробовала сесть, оно ведь не меняло положения, когда я спала, совсем, и сильно затекло и болело еще из-за этого. Конечно, хорошо, что не двигалось, не хотелось бы свалиться вниз во время бессознательного состояния!
Там ведь он, вдруг выжила бы припадении, полу живая лежала бы, истекала кровью, и приближается монстр и начинает меня есть... Ууу, ну и фантазия! Сама себя накручиваю! Мне сейчас ясное сознание нужно... Хотя трупов же в городе нет? У них здесь, наверное, падальщики есть или эти злоупотребляют, временами. Может убиенных поднимает кто-то? Пополняет ряды зомби... То есть я могу стать зомби! Ужас! Какой ужас! Хотя опять же, там мне все равно будет, умру же ведь... Да и тело не мое, если подумать... Будет ходить ее тело, все такое нелепое, страшненькое и не ужасающее. Кто испугается трупа ребенка? Даже обидно стало... Хотя, у меня может тоже оружие будет какое-нибудь! У Немезиса местного же было! Чем я хуже!
Блин..., что за бред я думаю... Как вообще такое может придти в голову разумному человеку?
Ну, если еще порассуждать, и в той жизни я особой логичностью не отличалась... Видимо и фантазия осталась такой же бурной.
При переходе моя личность не пострадала, да и отпечаток личности девочки не повлиял на меня, более взрослого человека. То есть я осталась собой, не взирая на определенные рефлекторные движения не свойственные мне, а еще остаточные воспоминания, изредка будоражащие сознание.
Раньше, когда я переживала и грустила, брала сестринского плюшевого мишку (из-за него у нас было столько сражений, что и не упомнишь все, а что делать, если он в начале был моим, а потом видите ли я повзрослела, и его разрешили забрать сестренке. Моего медведя отдали маленькой занозе! Я была возмущена до глубины души...) и спала с ним в обнимку, а вот здесь даже мысли не проскальзывало о нем, до этого момента и о семье тоже. Ууу, маленькая вредина придушила бы... в объятиях...
Слеза потекли сами собой, а мне время нельзя терять, нужно осмотреться. И вот сижу я с пеленою на глазах с нескончаемым потоком слез, уже текущих от жалости к себе и осматриваю окрестности пока еще это возможно.
Вот не пойму я рассветные это сумерки или закатные, а за время нытья не обратила внимание на изменения...
Город был достаточно большим. Пусть это был и трех этажный дом, но он находился на возвышенности, как и площадь с другими домами, что позволило мне раскинуть взор и осмотреться. А вот остальная часть, в низине, с домами уходящими в даль. Стену, как и границы города присмотреть не удалось, мешал туман, что с клубился над ним. Сложно было представить размеры, но ветер заставлял влагу двигаться, и периодически можно было рассмотреть дома в некотором отдалении, чтобы понять, этот городок далеко не маленький.
От мысли, сколько здесь жило людей, смеялось и просто радовалось жизни, а сейчас охваченному смертью, становилось жутко. Что за злодей способен на такое, мало того что их убили так еще и глумятся над их телами после смерти. Даже представить не могу, как дети видели трупы своих родителей, желающих их уничтожить, превратить в подобие себя. Но страшнее всего, от того что им скорее всего это удавалось. Они хладнокровно убивали своих плачущих детей, когда их души наблюдали за этим...
Все нужно прекращать об этом думать. А то я ни когда не приду к мысли, как отсюда выбраться.
Что движет ими? Желание убивать. Их возможности? Сила и выносливость, остальное на уровне возможностей человека. Слух и зрение, обоняние не ахти, но на достаточном уровне, что бы заметить жертву. В чем я уже убедилась. Вывод: у меня есть шансы отсюда вырваться и я обязательно это сделаю.
Все же начинало смеркаться...
Пребывая в раздумьях: идти ли мне сейчас или лучше переждать здесь ночь, решаюсь продолжить движение, но, разумеется, следовало спуститься не здесь.
Дома располагались на достаточно близком расстоянии к друг другу, что бы иметь возможность перебраться наследующую крышу, что я и сделала. Боязнь высоты имелась в меру. Сложность была в другом - найти в себе силы для прыжка.
Розовые всполохи в вышине, не взирая на приземленный туман, были видны и завораживали. Закаты здесь столь же прекрасны, как и дома, особенно в контрасте с туманном, влага которого, отражала свет, создавая иные, более прекрасные оттенки. Засмотревшись на чудо, совершенно позабылось пугающее окружение. Наступающая прохлада привела в себя. Забавно, учитывая, где я нахожусь, способна еще на созерцание прекрасного. Это чувство, привело немногого в порядок мысли, в меру отстранив страх, и вернуло к действительности, а также на толкнуло на интересный вывод.
Меня попросту выкинули, чтобы проверить, выживу ли... В любом случае здесь никто мне не поможет, это испытание. Сложное, жестокое, где ошибка будет стоить мне жизни, исключая другие варианты исхода. Победа же, если таковая будет, но я обязательно постараюсь выбраться, не сулит мне лавры, единственным плюсом будет лишь жизнь, что, несомненно, не менее ценно. Только вот нет гарантий, что подобного не повторится.
Сквозь туман просвечивали одинокие фонари, в этом безлюдном городе. Магия... Кто иной мог зажечь их, кроме этой стихии, что наполняет этот мир, делая его не похожим на наш. Не думаю, что тот, кто устроил этот маленький апокалипсис, позаботился об освещении города, наверное, действует какое-то долговременное заклинание или что-то вроде этого.
Интересно, а мертвецы понимают друг друга? А то я как то позабыла о том, что они могут собраться внизу, пока я сижу здесь... И не последуют ли за мной, прыжок то не тихий будет, это же крыша!
Нет... Не буду смотреть много ли их там или один прежний...
Преодолеть расстояние оказалось проще, чем представлялось, только ушиблась и все, ну и еще ступни заболели.
Следующие три тоже получилось и даже менее шумно. Не представляю даже, как они все сюда не сбежались! Но нет, вроде никого не было. Удивительно, что ни одна черепица не пострадала. Это я вам точно говорю! Возможно она не из глины, кстати, красненькая такая, в крапинку темную...
С четвертой обстояли сложности. Она была далековато, и даже мой плохой глазомер, убеждал меня, не совершать столь непростительной глупости, а я привыкла доверять своим чувствам.
Что ж придется спускаться.
Крыша дома оказалась намного больше, чем четыре предыдущие. Побродив еще и осмотревшись спуска подходящего не обнаружила, возможно страх оказался сильнее или все же разум осторожничал, но я не решилась спуститься так же как взобралась. Учла иную альтернативу.
Здесь имелись трубы от камина побольше и по меньше, выбрала ту, что более подходила под меня, сняла чулки и туфельки, затем связала обувь чулками, прицепила к пояску. Все держалось.
И начала спускаться, предварительно ощупав стены ногой, соскользнуть как-то не хотелось...
Хорошо, что практика лазанья между кирпичными стенками у меня имелась. Кто мог бы подумать, что каникулы бабушки могут пригодиться в практике. Знала бы, готовить в полевых условиях научилась первостепенно и огонь добывать!
Спускаться оказалось намного сложнее, чем взбираться на крышу. Ноги дрожали, пот лился градом, хотелось постоянно чикать от сажи, от нее же, глаза щипало, слезы не прекращали застилать взор.
Залезала я туда, относительно чистым светлым ребенком. А выбралась - черным Нечто ...
Это любезно показало мне зеркало, чье прекрасное тело находилось в подвешенном состоянии, напротив того места, куда я встала чтобы отряхнутся от золы.
Его посеребренная способность отражать, в этом не интенсивном свете фонаря близ дома, напугала меня своей работой. Я предстала взлохмаченным существом ( согнутое положение, отряхивалась же, предало неузнаваемый облик, сажа постаралась тоже) с горящими глазами на черном фоне. Пусть я только перемазалась ею, но предстали в отражении те части, что наиболее окрасились. Так что с испугу ринулась спиной назад и напоролась на журнальный столик. Падение, благо не крик, что все же вырвался, был более громким. Иными словами, много шума не было. Сердце взволнованное и испуганное, казалось, издавало его больше. Уняв волнение и боль вновь натыкаюсь на отражение и сейчас сидя рядом с перевернутым столиком понимаю, что мне удалось спуститься вниз через трубу, подобно Санта Клаусу. Мне удалось это! Как вообще решилась? Мир сошел с ума, и я вместе с ним! Безумство подобное спуску по водосточной трубе! А я еще выбирала! Думала!
Только подойдя к окну и увидев другого мертвеца, поняла: все же хорошо, что выбор пал на каминную трубу.
Я не безумна...
Темная фигура плохо просматривалась, но это было даже лучше. Совсем не хотелось видеть его потрепанность.
Улица погружалась во тьму, тогда как в доме, почему-то становилось светлее, пришлось даже отойти за шторку, чтобы ненароком не заметили.
Я смотрела в след уходящему до тех пор, пока он не скрылся в тумане, и так пристально, что чуть было, не пропустила появление другого. Он тоже шел в направлении первого. Видя их по одному, начинаешь упускать другого. Почему они не вместе? Словно между ними определенные границы, что не стоит нарушать. Ведь двоих вместе я еще не видела.
Видя их по одному сложно представить, сколько их здесь. С одной стороны целый город мертвецов, с другой... Скольких я видела? Троих, ну и возможно еще того, кого убили.
Надеюсь в этом доме я одна. И после этой мысли жутко стало! Попав сюда, я даже не осмотрелась!
Быстрый взгляд назад. Ничего... Точнее - никого...
Это была библиотека. Просто огромная, поражающая своим обилием книг. Стеллажи в три моих роста с прислоненной удобной лестнице. Только не ясно к чему здесь зеркало? Внешний вид несомненно важен, но думается в святая святых нужно интересоваться лишь ее содержанием. Я бы к примеру о сне и еде, даже не вспомнила, будь это моим и в другое время, не говоря уже о внешнем облике. Сейчас, не смотря на соблазн, не стоило увлекаться чтением.
Слегка проведя рукой по корешкам книг, хотелось окунуться в их мир, узнать, что они скрывают, разгадать их тайну.
Приглушенный свет исходил от шаров свисающих на цепочках с потолка, они давали достаточно света, чтобы можно было рассмотреть названия. И одну книгу, когда мой блуждающий взгляд прочел название, я не смогла проигнорировать.
Оно гласило "О переходах и перерождениях".
Конечно, название еще не суть книги, не ее содержание. Может в ней будут представлены лишь туманные рассуждение - а может и нет...
Но в любом случае, я должна ее взять, просто обязана!
Приступлю к чтению, правда, только позже, как выберусь, не отвлекаясь на опасность или иное... Беглый ее осмотр, мне не поможет, в таком состоянии, можно пропустить нечто важное, если оно имеется.
Приглушенный шум внизу. Здесь кто-то есть!
Прихватив кочергу, на цыпочках, благо я босая, подошла к двери и оттуда осмотревшись, направилась на звуки. Глупо, но зомби бы так не шумел, думается. Шум был такой буд-то кто-то осторожничает, не меньше меня, но это ему не слишком удается. Наверняка, думает, что здесь никого. Я так тоже думала до этого момента!
Капец! Мое недавнее падение! Я же ведь точно также дала о себе знать!
Перехватив поудобнее оружие, открыла дверь пошире и увидела...
Бабушку, что сидела в кресле-качалке и вязала... Умилительное зрелище. Я просто в шоке! Полный город зомби и бабушка! Как она выжила? Как она вообще может быть такой спокойной?! А может у меня крыша поехала и я просто вижу призрак...бабушки...
- Ну что ты там стоишь! Проходи уже! - позвали меня, и уже более спокойно. - Дует.
Ее лукавый взгляд прошелся по моему внешнему виду и остановился на лице.
- Устала поди? Присядь, - стоило мне исполнить ее указание и разместится за креслом напротив, она вздохнула и продолжила. - А я тебя уж заждалась. Вон смотри, кофту то практически закончила.
И продемонстрировала ее мне. А кофточка была не ахти. Неровные стяжки, будто женщина впервые взялась за спицы.
- Что так смотришь? Не нравится? Я тут стараюсь, жду ее, а ей не нравится! И где спрашивается благодарность?
Пристальный взгляд как обжог.
- Я не хотела вас обидеть! Просто вы, наверное, давно не вязали?
Было, конечно, неудобно, обидела старушку... Может она и вправду старалась? А тут я, со скептическим взглядом.
- Не то что бы давно... Можно сказать никогда... Это первый раз, - и воскликнув добавила. - Видишь! Все для тебя!
А потом встала и начала хозяйничать над столиком неподалеку. На нем стояла кастрюля, тарелка с ложкой и хлеб.
- Вот смотри я еще и суп сварила! Ты пересаживайся сюда.
Ее пухленький пальчик указывал на стул возле столика. Она вообще была довольно полноватой женщиной в темном платьице с фартуком и в накрахмаленном чепчике. Но самым забавным элементом в образе были маленькие круглые очки на узеньком носике.
Не сразу, но я все же подошла и присела. Кочергу далеко убирать не стала, на всякий случай, мне так спокойнее.
Сие действие не осталось не замеченным. Старушка понаблюдав за моим действием, вздохнула и решила заметить.
- Навряд ли тебе эта железка поможет. Вот сабля куда не шло, но кочерга... Зря тяжесть такую таскаешь, надорвешься еще, вон худенькая какая!
И покачала головой...
- Мне так спокойнее, - ответила я. А что было еще говорить? Что сама знаю, только вот это придает уверенности в самозащите, хотя и не поможет на самом деле. С какой стороны не посмотри, я в любом случае с ожившим мертвецом не справилась бы. Если уж мужчины взрослые и сильные не осилили, куда уж мне! Слабой и тщедушной...
Пока я думала, бабушка уже успела мне положить полную тарелку. Запах от еды был не самый приятный, он дал мне предположить, что суп был приготовлен тоже впервые. И вот сейчас смотря в свою тарелку, пытаясь рассмотреть ее содержимое, я размышляла над мыслью: спросить у нее об этом или нет, а также можно мне не есть это.
- Суп вы тоже готовили в первые? - все же рискнула спросить.
- Как ты угадала? - воскликнула старушка, но что-то мне не верится в правдивости ее эмоций. Уже не вериться... Слишком все показное... Я вообще не могу понять, кто она. Вроде милая старушка с небольшим сумасшествием, а с другой стороны, слишком пронзающие взгляды и не состыковки. Если бы не они, то я бы с легкостью поверила в сумасшествие. Ведь то, что она вначале сказала, что ждала меня, еще не значит о наличие сверх способностей. Она могла встретить так любого другого. Нет здесь другое... Но что? Почему мои инстинкты вопят об опасности. Они кричат: "Она намного опаснее зомби! Осторожно с ней! А лучше уходи!"
Может мне прислушаться и убежать? Хотя не вариант, что там мне тоже повезет...
- Я знала, что моя девочка будет голодной, вот и решила помочь. Наш господин совсем потерял терпение. Как можно было птенца отправить на испытание, если вы как слепой котенок еще.
- Так меня и вправду проверяют! Я так и думала! Изверг! Садист ваш хозяин! Да как он мог! Меня же могли съесть! - раздраженное восклицание вырвалось само собой. Возмущение било через край даже усидеть не получилось. Встав со стола, я начала нервно вышагивать по комнате. Первый страх перед старушкой прошел, теперь его заменило новое - раздражение. Вот выберусь, обязательно расцарапаю его холеное личико!
- Ну, вот и хорошо, - прервала меня женщина, ее слова заставили остановиться. - Не нужно меня бояться, по крайней мере, не тебе. Мы с тобой в одной лодке, только тебе предстоит еще познать собственную природу. А я могу тебе в этом помочь. Но для начала поешь.
Она вновь жестом пригласила меня к столу. По комнате разлился приятный аромат. Желудок потянул меня к источнику, не дав сообразить, вот я уже поглощаю с аппетитом то, что недавно, не внушало ни какого доверия, даже отвращало.
А сейчас пища была очень вкусной, да такой, что просьба положить еще, нисколько не смущала.
- Конечно, ешь! Это же для тебя! Впереди малыш тебе понадобится много сил, что бы выбраться от сюда. Это на первый взгляд город недавно был живым, на самом деле он мертв уже несколько столетий. Неугодные попадают сюда или глупцы пытающиеся наживиться. Только для некоторых это испытательная площадка. Для тебя она именно такова. Но сложность еще в том, что город представляет собой магический лабиринт. Просто так отсюда не выберешься. Простой человек без каких либо особенностей не выберется. Так что тебе предстоит не только выжить, но и доказать о силе в твоей крови и душе. Иначе город поглотит тебя, как и других твоих предшественников, и ты вечно будешь блуждать по его лабиринтам, не зная покоя...
- То есть вы не сможете мне помочь? - горечь в словах не удалось скрыть. Как мне везет, блин! - Ну, какой из меня супер-герой... Я всего лишь маленькая девочка...
Хотелось плакать. Ну, сколько можно лишать меня надежды. Я тут размечталась, планы строила, думала, как выбраться, а тут говорят, что без сверх способностей мне и вовсе не стоит жить!
- Ваш мир сплошное разочарование... Как так можно бросать детей на встречу опасностям, чтобы проверить наличие способностей!? А если их нет у меня? Ложиться и помирать, ведь все равно убьют, только смерть свою оттяну, да и только...
И опять рискнула попросить, жалостливо так, одним словом дала волю чувствам, чтобы никакой фальши, здесь и сейчас поплакать дозволительно, может и повезет...
- Помогите мне! Я же ведь не давно ожила, буквально неделю или более (я как-то запамятовала сколько здесь прошло, время бежит стремительно, успевай только дни считать). Помогите... Прошу...
Не поможет..., ведь и правда могу умереть. Ведь я даже понятия приблизительного не имею, как действует их магия или сила, и как ее пробудить вообще. Если нужно довести себя до опасной для жизни ситуации, то извините... Я не самоубийца! По крайней мере не замечала за собой подобной черты. И слава богу!
Ожила бы я тогда? Нет, конечно, судя по всем религиям самоубийц не любят ни в одной.
- Ну, хоть намекните! Я не могу умереть после всего что прошла! И не хочу этого!
Последняя попытка добиться помощи не прошла стороной.
Старушка подкладывая супчик, посмотрела на меня укоризненно из под круглых очком.
- Настырная ты... Сказала же сама должна все понять! - и указала на картину. - Вот она тоже была такой, только добилась совсем не то, что ожидала...
Взгляд ее затуманился, будто она погрузилась в воспоминания, хотя может так и есть? Сколько ее лет не известно..., может пятьсот! Не удивлюсь, если будет большое и круглое число. Наверняка, она знала ее, если так задумалась.
Старушка не спешила начинать рассказ, а я тем временем всмотрелась в картину.
Девушка, нет женщина, изображенная на холсте, выглядела статно, будто сама королева. Столько гордости и величия было в ее осанке и взгляде, что поверить в это не составляло сложности. Платье на ней не пышное, но приталенное, небесно синего цвета, необычайно шло. А волосы, обретшие вторую жизнь от кисти художника, волнистым светлым водопадом ниспадали вниз, кое где подхваченные заколками из драгоценных камней. Драгоценности украшали и шейку прелестницы, а также ее не покрытые руки. Но их было в меру, всего в ней было в меру. В том числе и красота, не броская, но приятная глазу, думается, ни одно мужское сердце было пленено этой королевной. В чем же ей не повезло, что пошло не так?
- Она была той, кто погубил этот город, только победив ее, ты сможешь выбраться отсюда, иного пути нет.
- То есть вы хотели сказать, что мне нужно с ней сразиться?
Воображение любезно предоставило картину битвы между девушкой и ребенком, только не на мечах или чем-то подобным, а хаотичная атака ногтями и выдирания волос, еще мы кусались, с целью нанести больше урона противнику.
И вот мы с поредевшими волосами и с расцарапанной физиономией , с отпечатками от зубов, пытаемся привести себя в порядок...Ужасная картина... Ну, как я могу набить кому либо морду? Тем более девушки с образом королевы! Может она по попе побьет меня веером? Или я атакую ее клубничным сиропом (его так же предоставило воображение) и она в слезах попросит пощады? Да, так было бы лучше...
Улыбка украсила мое лицо, и скрыть ее не представляло возможным.
- Понятие не имею, что ты там представила, но ты не будешь сражаться с ней в прямом смысле этого слова. Если бы это было так, то никто и никогда отсюда не выбрался бы. Не стоит недооценивать ту, что в одно мгновение, переместила город в чистилище.
От последнего волосы стали дыбом.
- Что она сделала? Зачем? Ужас! - взгляд вновь переместился на картину.
Как эта женщина могла сотворить подобное. Ведь глаза ее хоть и полны высокомерия, но не зла или ненависти!
Как-то не верится.
- Может это сделал кто-то другой, а свалил на нее?
В моем арсенале просмотров всплывали сериалы и фильмы с умопомрачительными интригами и подставами.
Я, к примеру, знаю, что интриганка из меня никудышная, для меня проще прямо сказать о своем недовольстве, чем за спиной травить кого-либо. Придумывать там коварные планы уничтожения противника...
- Нет, она сделала это намеренно. Только правда вышло не совсем то, что ожидала. В результате она осталась запертой здесь, вместе со всеми.
- Из-за чего королевна совершила подобное злодейство? - мне не хочется думать о такой женщине как о злодейке. Должна была быть причина!
- Да, причина была, - мои мысли будто подслушали. - Эта девушка была дочерью короля...
Старушка разместилась в кресле-качалке, откинулась на его спинку и остановила взгляд на языках пламени в камине. Позолоченная рамка вдоль границ его играла бликами и словно оживляла слова женщины, в моей голове вспыхивали образы давно минувших дней, я словно была там, жила чьей-то жизнью и дышала воздухом вместе с ними, страдала и плакала...
Глава 8.
Собирались тучи, жаркое полуденное солнце укрылось за ними, и стало немного прохладнее...
Вороны кружили в небе, чувствуя скорую поживу. Солдатам пока докучал лишь ветер, знаменосцы с трудом удерживали знамена и вот одинокий флаг короля Кхалокса был сорван сильным порывом ветра. "Плохой знак ", - зашептали люди. - "Плохой знак..." - вторили им другие.
- Принцесса Авилен не стоит так пристально выглядывать, - старая няня всегда начеку, и не позволяет вести себя излишне активно и высказывать излишнее любопытство. - Ваш батюшка будет не доволен вашим поведением.
- Я хочу увидеть сражение! - белокурая девушка посмотрела умоляюще на пожилую женщину. - Я проехала столько лиг не для того что бы просидеть все самое интересное в этой душной и пропахшей потом карете!
Она даже притопнула ножкой.
- Милая няня! - уже плаксиво взмолилась она. - Ну как! Как мне можно усидеть здесь, когда там такое!
Принцесса вытаращила глаза и указала рукой на приготовление к сражению.
Войска ее отца выстаивалось в позиции, надеясь на то что эту битву они все же переживут и не оставят свои тела гнить на этой сырой земле. Люди настороженно дожидались своих врагов, но о них лишь пока докладывали, а увидеть, увы, не получалось: слишком большое расстояние. Равнину, где предстояло биться, окружали невысокие холмы с редкими лесами. Бесконечные лесные массивы были дальше на севере, а здесь край пахарей и коноводов.
Немного раннее, браня воинов сверкала при свете полуденного солнца так, что смотреть на них было затруднительно. А сейчас принцесса могла наблюдать за их передвижениями и даже видеть отца, что направлялся в шатер.
- Не понимаю, зачем батюшка привез вас обеих сюда...
Приглушенное бормотание старушки девушки все же услышали. Ответ младшей принцессы был наивен, она совсем не знала обмана и горя, ее мать постаралась, но это только больше расстраивало женщину. Нельзя чересчур опекать, иначе это выйдет боком, уж слишком много зла в этом мире...
- Он хочет, что бы его любимые дочери были рядом в момент его триумфа! И я буду рядом! Нянюшка, ну позволь мне выйти... Как я увижу здесь все! Мне хочется первой поздравить его!
Милое дитя, как многого вы еще не знаете, думала женщина, смотря в голубые глаза почти дочери. У нее не было своих детей, так что она все же была ее единственной милой и любимой девочкой, ради которой и жизнью пожертвовать не страшно.
- В крови и смерти нет ничего хорошего. Лучше оставайтесь здесь. Наше расположение позволяет быть сокрытыми. Так что не стоит привлекать внимание. Лучше посмотрите на вашу сестру, ее поведение выше всех похвал. Именно так должны вести себя вы.
- Я не хочу быть такой как Ливес, она похожа на ледяную статую! На..., - девушка смотрела на свою сестру, пыталась подобрать слово. - На камень!
Словом сказать, ее сестра не была ничем подобным, просто за сдержанный нрав ее не редко величали снежной королевой, или владычицей льда, с камнем вместо сердца. Принцесса Ливес Алиэ хорошо владела своими эмоциями и предпочитала сохранять на лице безразличие, дабы ее не беспокоили. Ведь в отличие от младшей принцессы детство старшей не преобладало радостями, да и раньше она не была самой старшей дочерью. Перед ней было еще пять принцесс, но их жизни трагически оборвались, и Ливес догадывалась как... Сердце тревожно билось и сейчас... Ей совсем не хотелось умирать. В отличие от младшенькой, сидя в этой душной и мрачной карете, она усердно думала, как бы спасти их обеих.
- И все же не понимаю, зачем вам быть здесь! - причитала няня и стала нервно обмахиваться платочком.
Старшая смотрела на пожилую женщину и удивлялась, ну, как можно не догадываться ей, той, что жила во дворце столько лет, о настоящей цели их приезда сюда. Но в тоже время понимала, что няня даже мысли не допускает о причастности короля к гибели своих дочерей. Так велико было ее чувство веры в своего повелителя...
Что очень огорчало принцессу...Она не поможет им в побеге...
Об их прибытии никто не знал кроме самого ближнего круга короля и его верных слуг, которые доставили принцесс сюда. Карета была самой обычной, без излишеств, что поначалу заставлял Авилес брезгливо морщить носик. Она не привыкла к простоте, как впрочем, и ее сестра, но та понимала, чем вызвано подобное, ведь карета была практически временной тюрьмой. Чары отвода делали ее не видимой, а другие, запирали двери, якобы для их защиты... Авилес в любом случае не смогла бы выбраться даже с помощью няни.
Каткар Штормовой ветер прибыл, известил гулкий рог.
Ливес не понимала пока свои ощущения, чего больше она хочет выбраться из этой кареты или же надеяться, что Каткар, разобравшись с отцом, не заметит их под защитой чар.
Она была наслышана о жестокости этого правителя. Рассказы о том, как он расправлялся со своими врагами, заставляло ее нервно покусывать губы и сильно сжимать ткань платья. Она мяла его и не замечала, что сестра ее отчего-то молчит. Шепот няни заставил отвлечься.
- Не виданная сила! Как его победить? Сколько воинов... ух, как же много их... Бедный ваш батюшка, защитник наш! Как ему одолеть такую силищу! - и вспомнив о принцессах, добавила. - Зря он вас сюда привез... Как чувствовала, что ничего хорошего из этой поездки не выйдет...
- Полно вам дорогая нянюшка причитать. Выиграет батюшка! Он еще и не с таким сталкивался!
Авилес восторженно взирала на поле битвы, упершись руками в стекло.
- С улицы бы взглянуть!
- Не смей даже думать!
- Ну сестра! Разве тебе не хочется взглянуть поближе, вон с того холмика..., - принцесса указала на пригорок недалеко от их кареты. Ливес была согласна, об удобстве обзора, но мысль увидеть многочисленные смерти людей ей не прельщала. Она сморщила носик, вспомнив казнь заключенного, его катящуюся по помосту голову и кровь, что окропила острие гильотины. Нет! Больше она убийство видеть не желает и так ночами не спит из-за прошлого.
- Здесь безопаснее, - сказала она, но вот убедить себя в этом не получалось. Вздох вырвался помимо воли.
- Не бойся сестра, отец победит! И мы будем с ним во время его триумфа, а не Кастилес! Ууу... Не терпится утереть нос этой занозе...
- Ему здесь быть и не полагается. Что если ваш король проиграет? Его конечно убьют, а если и наследник будет - их обоих не станет. Что тогда будет с королевством? Раздор и борьба за власть. Ничто не губит и ранит сильнее, чем междоусобные войны и конфликты. Против общего врага сражаться проще для совести, а так ... брат на брата... Жизнь принца хоть какая-то гарантия мира внутри страны. А там и новые солдаты соберутся против общего врага... В любом случае кто-то из них должен был остаться в столице, и учитывая возраст вашего брата, его не способность вести войска, уехал ваш отец.
Прогремели барабаны - бой начался и полилась кровь...
Бог смерти Исеэс забирал положенные ему души. Он принимал их, пропуская в свое царство, обещая покой, но в этот раз все его чувства говорили, сегодня что-то пойдет не так... Бог улыбнулся и оставил своих слуг следить за душами, не терпелось взглянуть на битву.
Приход его и взмах белых крыльев почувствовали многие из смертных, они замерли, прекратили сражаться. Но другие, менее восприимчивые быстро расправлялись с ними.
Начался убой...
Люди выходили из оцепенения лишь в момент смертельного удара, боль выводила их из него. В тот момент отступал страх, его заменяла обида. Они так и уходили в царство Исеэса держа обиду и сожаление в своих мыслях. Пораженные выходкой Своего Бога, слуги с трудом успокаивали их, понимая, что в таком состоянии им не пройти сквозь врата. Души должны оставить эмоции и воспоминания, только так они после смогут пройти сквозь врата, излечится и переродиться, новая жизнь не примет искалеченную душу.
На войне нет ничего странного в большом количестве смертей, на этот раз удача благоволила Штормовому ветру. И так значительный перевес, стал еще большим. Король Кхалокс проигрывал. Он это понял еще при подходе армии противника и начал готовится к своей уже ставшей обычной мере для достижения победы. Он приказал жрецам готовиться к ритуалу, тем самым подписав смертный приговор своим дочерям. "Ничего, - думал он. - Еще родим, благо наследник есть".
Его девочки сидели в карете, нервно следя за ходом битвы, и ничего не подозревали о своей решенной участи. Они не могли понять, почему так резко часть их воск поредела, как в прочем и у врагов. С их стоянки можно было увидеть достаточно, что бы понять, у их отца нет шансов выиграть.
- Как так! Сестра, как отец может проигрывать! Он же никогда не проигрывает! - и уже более плаксиво. - Он не может проиграааать...
Ливес пыталась успокоить сестру, ее рыдания сложно было вытерпеть в обычный день, а сейчас и подавно. Она гладила ее до тех пор, пока нянюшка не занялась этим сама, в прочем у нее лучше это выходило.
Громыхали барабаны, веля отступать. Черный жеребец его величества нервно всхрапывал и бил копытами землю. Он чувствовал смерть не так как обычно, ему не терпелось убежать, но хозяин не дал. А вот другим наездникам повезло хуже, их лошади сорвались с невероятной силой, скидывая людей, спеша оказаться как можно дальше от этого места. Они бежали так, будто за ними гнались. У людей не было шансов их вернуть. Бывшие всадники с трудом вставали и вновь падали мертвыми. Пешие враги были проворнее, хоть и они тоже пострадали от обезумевших лошадей. Но здесь свою роль сыграло количество. Королю нужно было срочно что-то предпринять ради победы, иначе смерть.
- Ардис, Шарадос, Викен приведите принцесс к жертвеннику! Быстро!
Его верные подчиненные также как и он сумели обуздать своих животных и, не задумываясь, понеслись выполнять приказ. Король мог быть уверен, они-то выполнят все как задумано, не впервой же...
- Нянюшка к нам скачут! Мы отступаем? Сбегаем, да? Отец ведь сумеет сбежать! Он не умрет, он не может умереть!
Принцесса трясла свою няню за плечи, смотрела ей в глаза и пыталась разглядеть в них ответ, словно пожилая женщина могла разрешить сомнения и отвести тревогу. Но женщина не спешила отвечать, она отцепила руки воспитанницы от себя, поправила чепчик и немного осуждающе посмотрела на девушку. Та стушевалась и снова заплакала. Няня покачала головой и обняла ее, решив поддержать.
- Все будет хорошо, - сказала она и принялась поглаживать белокурую головку. Впрочем, это было даже приятно, словно девушка превратилась в девочку, что и шагу боялась ступить без нее. Эх, и куда ушло это время..., зачем так спешило...
Тем временем всадники ведомые маячком, указывающим на местонахождение кареты с принцессами, прискакали к ним. Они им же открыли дверцу, и только сказав: "Приказ короля", ухватили их за руки, вытащили и понесли к лошадям. Скакуны были категорически против дополнительной ноши, выражая это криками и фырканьем, а так же более существенным - не даться. Переминались с ноги на ногу, всячески виляли и мотали головой, оттягивали поводья. Словом, их наездникам пришлось туго, прежде чем у них получилось закинуть свою ношу и залезть следом.
Было, конечно, невоспитанно с их стороны совершать подобную грубость. Но кто будет церемониться с без пяти минут трупами, даже с принцессами. От удара или шока несколько мгновений они не могли дышать, перед глазами летали звездочки, а на задворках сознания слышали возмущенные восклицания няни.
- Что вы делаете изверги! Вот увидите, король узнает! Головы то вам пооткручивает! Бедные девочки... Бедные мои девочки... Мужланы, негодяи! Король приказал! Да, не мог он приказать, так со своими дочерьми обращаться! Родные кровинушки ведь... Как же так... Куда поехали?! Стоите! Стойте...
Слуги короля совершенно не обращали на нее внимание. Зачем время тратить? Здесь война, итак умрет. Не умрет - так помогут, потом...
Место проведение ритуала тоже было сокрытым, нечего лишний раз людей нервировать, особенно о личностях жертв. Маячок помог и здесь.
- Что так долго? Не могли справиться с двумя девушками? - спросил вышедший им навстречу человек. - Или старуха проявила бойцовские навыки и оказала сопротивление?
Мужчины усмехнулись и вручили ему непонимающих девушек, тот ухватив их за локотки повел в глубь палатки. Девушки, не встречавшие прежде подобного отношения растерялись, но придя в себя, стали вырываться. И все равно, что им там отец приказал! Инстинкт самосохранения был против! А Ливес особенно ему верила. Пару раз спасал.
В центре на ковре лежала шкура цваргариса, его морда была повернута в сторону девушек и мертвые глаза, смотревшие на них, совсем таковыми не казались.
Озноб побежал по спине, ведь те, кто видят его глаза, обязательно умирают, говорили люди. Да и это существо считалось исключительно магическим, спутником темных богов. Кто его убил? Зачем? И почему они здесь возле этой шкуры? Все эти вопросы, да и возможные ответы на них, особенно последний, были неутешительными. Ведь еще цваргариса, точнее часть его использовали в ритуалах вызова, обязательно кровавых и с использования жертвоприношений. Учитывая все это можно догадаться, кто эти жертвы.
- Отец опять приносит своих дочерей в жертву, - думала Ливес. - Вот что стало с сестрами. Они все пали в угоду королю. Как и мы...
Тем временем Авилес оттащили к шкуре и с помощью жрецов положили на нее. Девушка отчаянно билась, не желая подчиняться и чувствуя скорую смерть, но разве могла она справиться с крепкими мужчинами.
Жрец с разрисованным лицом и телом, в длинной юбке, подошел к ней, держа каменный кинжал. Глаза его ничего не выражали, он был будто в трансе. В подобии транса была и старшая принцесса. Время для нее остановилось, когда мужчина занес над сестрой оружие и перерезал той глотку, кинжал засветился красным светом и полностью впитал кровь, оставшуюся на лезвие, но на этом действие не остановилось. Другой жрец разрезал платье девушки в районе сердца и помог разрисованному, изъять его из еще не остывшего тела несчастной.
Ливес не пришла в себя, когда ее саму потащили к шкуре. Только когда ее уложили на нее, она ожила и стала кричать, биться, визжать и всячески пытаться спасти свою жизнь. Они не позволяли ей хоть как-то помешать жрецу. Ее так сильно прижали к шкуре, что трудно было дышать, даже звездочки появились перед глазами. Потом к ним прибавилась и резкая боль, а также медленно уплывающее сознание, холод: все это было не долгим. Она еще почувствовала, как одежду разрывают, только вот, когда ей вынимали сердце она не могла описать своих ощущений, может из-за того что она была уже мертва или просто достигла такого состояния, когда не чувствуешь боль. Следующее, что она увидела после резкой темноты, это сердце вынутое из своей груди. Поначалу Ливес не придавала значения увиденному, не осознавала себя, даже не поняла, почему она видит свое безжизненное тело и сердце в руках убийц. Сложно осознать свою смерть, когда ты видишь свое тело со стороны и продолжаешь существовать...
- Не приятное зрелище, правда? - сказал голос поблизости. - Живешь себе, живешь, никого не трогаешь, а тут бац, тебя тащат на какое-то жертвоприношение, перерезывают глотку и вынимают сердце! Безобразие просто! Не находишь?
- Да, безобразие... - тихо сказала Ливес, толком ничего не чувствуя, только где-то там, на затворках сознания, было почему-то грустно и хотелось причинить вред этим людям и не только им...Она практически забыла все, но оставалось еще что-то не желающее пропадать...
- Так не пойдет. Не интересно! - возмутился голос. - Ты бы хоть по возмущалась что ли. А молчишь. Не кричишь. Не плачешь.
Очередной вздох только ближе.
- Давай поиграем? Согласна? - спросили позади.
Ливес кивнула. Толком не задумываясь. Играть она любила, так почему бы не согласиться.
- ТЫ ХОЧЕШЬ ЖИТЬ? - в очередной раз спросили ее.
- Да, - оставшиеся воспоминания говорили ей, что жить хорошо, ты многое чувствуешь живя. А сейчас неизвестное ей забирало ее. Крупица за крупицей ее не становилось, она была, и в тоже время нет. А там, в жизни светило солнце, грело ее, и бабочка на носу не хотела улетать.
- Да, я хочу жить, - повторила принцесса, улыбнувшись воспоминаниям.
- Вот и славно, тогда начнем! - обладатель голоса показался.
Мир завертелся с небывалой скоростью. Голос смеялся, а Ливес начало куда-то затягивать. Казалось сущность ее вывернули несколько раз наизнанку и обратно, так ощущалось и приятного в этих ощущениях было мало. И в момент когда она практически перестала что либо различать в этой каше, голос шепнул.
- Только не попадайся пока никому на глаза, а то и убить могут...в прочим и ты их тоже...
И все пропало.
Стрекот сверчка поблизости не давал думать и осознать себя некоторое время. Притягивая все возникающие мысли к этому звуку. Потом появились другие ощущения, она начала вновь чувствовать свое тело и это не радовало. Рваная рана в груди ощущалась намного больнее, чем другие. Отсутствие собственного сердца пугало и порождало не понимание. Как она может жить? Если ее сердца нет! Как она вообще ожила?
Своего благодетеля принцесса пока не помнила. Еще болела шея, ощущение холода не хотело уходить. Открыть глаза, как и двинутся пока не удавалось. Тело не слушалось, оно привыкало и срасталось с душой. Оторванное от своей хозяйки оно болело и страдало. Пытаясь передать ей всю боль, что испытывало без нее. Ливес прониклась. Сейчас она уже вспомнила, кто сделал с ней и сестрой все это. Кто убил их! И, конечно же, она не забыла лица жрецов и шестерок отца, которые исполнили приказ...
Чувство ненависти и жажды мести зарождалось там, где отсутствовало сердце. В этой темной дыре, в которой самое место существовать подобным чувствам. Пока Ливес не видела, но в тот момент у нее появилось другое сердце, не материальное, наполненное только ее жаждой мести, она же и текла в ее жилах, испуская чуть видимый зеленоватый свет. От взгляда, на который погружаешься в самые мрачные думы.
Она думала, представляла как отомстит и вот пальцы ее сомкнулись в кулак. Тело слушалось ее, признало своей хозяйкой, и готово было исполнять ее желания. А сейчас она хотела лишь открыть глаза.
Увиденное ей не понравилось. Было темно и только чуть видимый свет наверху. Периодически его заслоняли, но потом оно вновь появлялось. Где она? На этот вопрос пока сложно было ответить. Новая кровь еще не полностью заполнила каждую клеточку ее тела, но стоило закончить с глазами, как Ливес увидела все в другом свете.
Она была на дне реки, рыбы плавали неподалеку, свечение отпугнуло их от законной добычи. Но некоторые делали попытку приблизится и продолжить начатое. Они же и загораживали лунный свет пробивающийся сквозь толщу воды. Принцесса видела каждую чешуйку их скользкого тела.
"Нужно заканчивать с затянувшимся купанием, - подумалось в шутку ее. - Хотя, если подумать, я совсем не умею плавать. Придется идти по дну к берегу".
Думалось одно, но исполнить было достаточно сложно. Дно оказалось неровным, заполненным камнями и сгнившим хламом, в одном из которых она узнала лодку. Ей пришлось обходить ее. Да еще остатки платья постоянно за что-нибудь цеплялись. Но вот она выбралась и даже вздохнула. Только не могла понять, почему она не попыталась сделать этого там, в воде, наверное, тело помнило, что в ней нельзя дышать. Со вздохом пришли и запахи... Старые и новые, незнакомые. Их было много, одни она поняла, так могла пахнуть лишь смерть, по ее направлению Ливес нашла место сражения. Только вот, похоже, прошел не одни день, а несколько. Людей здесь уже не было, только трупы с падальщиками. Поначалу она испугалась их, но поняв что они боятся ее больше, шарахаются и убегают, успокоилась. Принцесса спокойно побродила среди трупов, смысл ее перемещений был неясен но надежда удерживала ее здесь, а вдруг кто-то оживет так как она, и вместе они будут жить и мстить. Но нет, шло время, а Ливес оставалась одна. Три дня она была в поле и, осознав всю бессмысленность ситуации, ушла в лес. Солнце жгло, приходилось прятаться от него, только ночь лечила и не приносила боли. В такие моменты хотелось плакать. Кто она теперь? Жива и ли мертва? Мечты о детях, семье, любви, наконец, казались такими несбыточными... Стоило слишком углубится в жалость к себе, как силы покидали ее сердце переставало испускать свет, и лишь чувство что оно есть там, говорило о его существовании.
Нужно было заполнить себя жаждой мести, но с каждым днем ее желание уходило, она уже не хотела мстить, только жить, то чем она стала разве может существовать? Нет ... Стоит мести поглотить ее и она перестанет быть собой, а исчезать совсем не хотелось, или меняться. Даже ради справедливости. Пусть кто-то другой, занимается ею, а то она наворотит дел. Обязательно ведь убьет других обезумев от голода.
Она догадывалась, что стоит ей увидеть человека, не только он захочет убить ее, как говорил голос, она в большей степени пожелает этого. А о причине желания убить Ливес догадывалась. Холод с каждым днем становился сильнее, темные чувства поддерживали жизнь, но требовалось иное, что бы возродится, удержать процесс гниения и повернуть его вспять. Ей нужна была пища, и смотря на себя, становилось понятно какая.
Легенды говорили о разных существах, страшных и прекрасных, добрых и злых. А их принцесса знала не мало, няня постаралась и книги. И сейчас Ливес знала кем стала, и понимала, лучше смерть... За свою не долгую жизнь она никого не убивала, не вредила и не мучила. Пусть она жаждала мести, только вот будь перед ней отец, разве все закончилось его смертью. Нет, Ливес понимала, что пока она в сознании, вряд ли бы убила кого то, даже отца, скорее всего он убил бы ее вновь, но не она.
Скоро рассвет, а неподалеку есть открытое пространство, сил хватит чтобы дойти до туда, но не уйти.
"Да, это будет прекрасным местом конца, - думала принцесса. - Пусть все закончиться и я смогу встретится с сестрами, не хочу убивать, не хочу..."
Идти, правда было сложно, и она ползла, отдавая последние силы для этого. Солнце уже выглянуло, но не дошло до заветной поляны, когда Ливес добралась до нее и легла.
"Все, это точно смерть", - последняя мысль перед убийственными лучами солнца.
Было очень, очень больно, когда твое тело горит, жар касается даже души, и сейчас Ливес смотрела на свое обожженное тело со стороны и не могла понять почему еще здесь. Где прошлые чувства безразличия и манящее притяжение в неизвестность. Его не было. Только она, труп и окружающая действительность.
- Ну, вот что ты сделала? - голос раздался позади нее, заставляя обернутся. - Сама же и подпортила свое тело! Безобразие просто!
Парень возмущенно развел руки.
- Вот скажи мне для кого я старался? А?
- Для меня, наверное... - ответила Ливес рассматривая его.
Юноше был прекрасен, с белой чистой кожей, черными бровями, одна из которой была иронично приподнята, а губы цвета спелой вишни искривлены в усмешке. Глаза, что недавно осматривали труп, переместились на Ливес и она растерялась под их мощью. Прекрасные кусочки льда были такими холодными и ужасающими, не смотря на мимику лица, бесчувственными и подавляющими.
- Очнулась, от сентиментальных сравнений? - спросил он вновь, когда принцесса справилась с чувствами. - И пожалуйста, контролируй свои мысли, у меня есть множество обличий. И многие из них довольно не привлекательны, но с тобой мне не хочется принимать их. Общение без твоего страха и ужаса, сохранит определенные впечатления, и свободу мыслей. Не вынуждай меня использовать одно из них, терпеть не могу влюбленность и подобные чувства к себе! Я ясно выразился?
Ливес, вновь присмотрелась к нему, восхитилась и прислушалась к своим чувствам. Вспомнила свои идеалы и поняла, что будь у юноши черные волосы и ямочка на подбородке, то она, безусловно, отдала бы ему свое сердце, он же все же пытается ей помочь и до этого можно сказать спас... но ... не ее тип. Седина ее не привлекает, да и длинные слишком. А в остальном хорош.
Высокий, ладный, да и одежда как у древних владык с фресок. Красота, да и только! Длинная белоснежная приталенная мантия с вышитым фениксом и воротником стоечкой. Древний владыка, бог - имя, которому, Смерть, Ливес поняла кто перед ней.
- Вообще-то у меня множество имен, ненужно переходить к банальностям, они даже оскорбляют, - и добавил. - Ты же не хочешь оскорбить меня?
- Нет, - поспешила ответить принцесса. Не хватало еще вызвать гнев бога и своего спасителя.
-Тогда зови меня Ардей. И еще можешь обращаться ко мне на ты. Ведь мы связаны с тобой на очень длительное время, и общаться предстоит нам очень долго!
- Долго? То есть вы, - девушка запнулась, наткнувшись на осуждающий взгляд. - Ты. - она посмотрела на реакцию бога, тот улыбнулся. - Ты вновь меня оживишь?
Ардей обошел обгоревший труп и осуждающе на нее посмотрел.
- Да. Только на этот раз придет тебя подлатать. Эх, прибавила же ты работы!
Ливес понимала, что и без того, ее мало привлекательный труп, превратился в еще менее привлекательный. Но вернув все назад, она поступила бы также. Поэтому сейчас ей совсем не хотелось оживать, Те чувства голода и жажда убийства еще сохранились в памяти. Как сказать богу, что жить так совсем не хочется? Убивать ради того, что бы жить самой, теряя тем самым себя, ту, кем была раньше! Нет. Так жить не буду! Не желаю!
- Ты подожди отказываться... Я еще ничего не объяснил, а ты уже так категорична. Скажем так, отца тебе убивать не придется, на него и других желающих много. А вот многое другое, только ты можешь сделать. Не забывай в тебе кровь королей, древняя кровь, что не должна вырождаться. Но, к сожалению, это я и наблюдаю последнюю тысячу лет. Если бы от этого ни чего не зависело, можно было просто махнуть рукой и позволить вам переубивать друг друга, но древние боги создавая этот мир решили иначе. Видишь ли, от вас, точнее вашей крови, а если еще точнее, ее пробужденном состоянии зависит жизнь этого мира. Его гармония, выражаясь иначе. А сейчас мы наблюдаем его медленную смерть, что плохо. Пусть это и не мой родной мир, но я уже привык к нему и мне совсем не хочется видеть его гибель. Ты, наверное, хотела бы узнать как это связанно именно с тобой?
- Да, очень хотела бы! - принцесса и правда не могла понять, что в ней такого, если ее даже оживить пытались и не единожды, если есть множество других носителей королевской крови. Живых и процветающих.
Предыдущие короли, были ценителями красоты, в особенности женской. Они и сами были прекрасны, вот и тянулись к подобному. Так что детей от их оценивания, было очень много. Самым талантливым и умным были дарованы земли и люди. Оттуда и появились лорды и князья. Наиболее предприимчивые из потомков, после провозгласили себя королями и императорами.
Раньше общество было другим, практически равным, только род королей был выше всех. А потом предки все изменили, поменяли весь устой. Нравственность изменилась под их желаниями. Ведь то, что делаю любимчики богов, правильно. Их слова истина. Их действия и решения всегда верны и неоспоримы. Ведь только они могут общаться с богами... А боги - это боги.
- Все верно, - Ардей вновь подслушал ее мысли, то что она читала, в старой закрытой библиотеке, когда другие ее сестры игрались в куклы. - И в тоже время нет, но только в отношении себя. Ты слишком несправедлива к себе. Это все верно насчет других родственников, только вот одно но - они совершенно не подходят. Думаешь дело только в крови? Опять нет. Здесь должны сочетаться и другие нюансы, помимо генов, как назвали бы в ином мире.
- Гены?
- Как бы сказать понятнее. Это такая часть, что делает тебя похожей на твоих родителей, а их на своих. Не только внешне, но и внутренне. Черты характера, привычки и тому подобное. Еще может быть такое, что они могут спать в одном поколении и проснутся в другом. Но в нашем случае это не внешность и много другое, что делает тебя похожей, на предков, это - сила, что уже многие годы не пробуждалась ни в одном поколении. Она спала, дожидаясь истинного правителя. Того кто вновь сможет вернуть утерянное в мир. Его магию, его истинную магию и былую мощь.
- Так вы! Ты думаешь, что это все МНЕ по силам! - Ливес была поражена, как она сможет все это. - Я родилась слабой женщиной, а то о чем ты говоришь требует мужской воли, способностей!
Бог засмеялся.
- Ваши мужчины постарались на славу! А я еще думал, почему кровь вырождается! Запомни принцесса, только женщина может дать начало новой эры, новой жизни, и при этом она должна быть носительница крови королей, крови Алдеруин. Видишь ли, мы дали слишком много свободы вашим предкам, а они без разбору смешивали свою кровь с людской, а люди быстро забывают о прошлом. У людей лишь одно предназначение, они живут, наполняя мир энергией, тем самым вливая в него жизнь. Потомки Алдеруин должны были направлять эту энергию, Показывать путь, куда нужно двигаться, ведь жизнь не стоит на месте, все меняется, абсолютно все! А сейчас вы на грани уничтожения, как слепые котята, мечетесь от крайности в крайность! Это не мы насылаем на вас болезни, это вы сами их порождаете. Энергия как вода, движущаяся и обновляющаяся, или стоячая и гнилая со временем... Вот время и ваш враг, оно не любит отсталых. А его осталось совсем не много.
- То есть, я даже не отцу мстить буду, а мир спасать?!
- Верно. Думаешь из-за какой-то мести, я бы переступил закон равновесия?
Ливес потупилась, она и вправду думала, что чем-то приглянулась богу и тот помогает ей, о глобальных проблемах она совсем не задумывалась. Да, и как о них думать, когда всю свою жизнь прожила во дворце и только изредка выбиралась из него. Новости чаще получала от придворных, но там было больше сплетен, чем конкретной информации, книги и то больше правды говорили, чем люди. Она не знала жизни, только могла предполагать. А ту на нее такое вываливается! Мир погибает! Кошмар!
- Это будет пострашнее кошмара. Твое маленькое, ничтожное сознание и вообразить подобное не в силах.
- И что мне нужно делать? Покарать злодеев? Нести справедливость и добро? - от своих предположений она еле сдерживала смех. Ну какой из нее воитель или хитрец? Интриги не ее сильная сторона, а без них или какой-то особенной силы, близких и дальних родственников не победить. Ее умение не привлекать внимание, сидеть тихо и не высовываться, вот что долгие годы сохраняло жизнь. А не "клыки", которых опасались бы другие. Правда жизнь продлилась не так долго, как хотелось бы, но видимо ей, все же настойчиво, предоставляется возможность исправить досадную несправедливость. Вот что Ливес понимала лучше другой информации обрушенной на нее. Она проживет еще много времени, если сделает что-то для блага и спасения мира.
Да уж, не думала она, что наступит момент и от нее будет зависеть судьба целого мира, а точнее его жизнь. Знал бы об этом отец, берег бы ее как зеницу ока! А не убивал... Да и другие больше ценили, а не унижали...
- И что нужно делать для этого? - спросила вновь уже полная решимости принцесса.
- Для чего? - вопрос бога выбил ее из колеи. Она то думала, что он всю ее читает, а оказалось нет. - А ты про спасение мира! Извини, отвлекся, и не уследил за твоими мыслями. Находится в голове у женщины весьма сложная задача! Ну, вот как можно понять, о чем вы думаете! Ели ваши мысли сменяются другой, не имея логического конца! Одно сплошное начало...
Мужчина тяжело вздохнул. Девушка перед ним была не самой глупой, ребенок, вот кто она еще, только от этого ему становилось не легче.
- Если бы не мое чутье, в жизни бы не доверил вам спасение целого мира! Ведь даже неделя не прошла, а я уже опять с тобой закон нарушаю! И притом какой! Один из главнейших!
Ардей поднял обгорелое тело в воздух, еще раз поморщился и направился в сторону реки. Труп летел за ним словно привязанный, как впрочем и Ливес. Только ее привязало любопытство, все же не каждый раз видишь бога оживляющего твое тело и весь процесс в целом. Правда он не говорил ей идти за ним, но и оставаться тоже не велел. Так почему бы не проявить самостоятельность.
Тем временем они приблизились к реке, сравнительно меньшей, чем та, где ожила принцесса, но более чистой.
- Я опять в воде оживу? А голод? Я не хочу питаться человечиной! Это омерзительно и аморально! - снова чувствовать себя чудовищем! Ну уж нет! Лучше быть мертвой! И никакое спасение мира, посредством гибели других и притом от ее рук, она не приемлет!
- Я же говорил, тебе убивать никого не придется! Если, конечно, будешь полностью меня слушаться и подчиняться.
И опустив тело в воду, добавил.
- А здесь мы из-за того, что прерогатива лечить мне не принадлежит, этим пусть другие занимаются.
- Причем здесь вода я все равно не поняла, - и тут ее посетила мысль! Ей дадут новое тело! Ливес обрадовалась, будто станет обладательницей нового платья и аксессуаров. У нее будет новое тело! И непременно красивое!
- Неверно мыслишь принцесса, - сейчас на нее вновь посмотрели как на умалишенную, скептически и разочарованно. Ну и как она может спасти кого-то, если себя не в силах! Выйдет к людям и скажет жить и любить друг друга?
У бога смерти была бурная фантазия он в миг представил себе - "Площадь: наполненную бесчисленным количеством людей. Балкон: возвышающийся над ними и Ливес: одухотворенную и царственную. Она подходит к перилам и поднимает руку. И тишина. Даже муха не жужжит, все замерли и внемлют ей. Она обводит своим взором толпу и говорит.
- Дети мои! Любимые и несчастные! Вы многое повидали и многому настрадались! Но этому пришел конец! Я говорю вам, вы больше не будете мучатся!
Народ ни смеет перешептываться. Он ждет дальнейших изречений.
- Смерть, боль, болезни, я говорю этому хватит! Любите друг друга и вы будет жить! Любите друг друга и вам больше не придется страдать!
И все возлюбили друг друга..."
На этом моменте фантазия у бога была еще более бурной, и скромный автор возвращает нас к принцессе.
Ну, да если бы он хотел избавиться от тела и даровать ей новое, то уже давно бы это сделал. Мечтать не вредно как говорится... А так выбрала бы себе какое-нибудь белокожее и стройное. С прекрасными шелковистыми волосами цвета смолы и губы спелой вишни...
Бог молчал. У него не было слов. Хотя нет, слова были, но из них мало приличных, недостойных слуха юной девы, пусть и глупой...
Правда Ливес не пришлось вразумлять, она и сама быстро сменила направленность мыслей. Ведь ей еще не ответили на вопрос. Зачем ее тело поместили вводу.
- Да, ответил я уже на него! Латать его там будут! ЛЕЧИТЬ! ВОССТАНАВЛИВАТЬ! Теперь поняла? - на этот раз лучше понять, выражал весь его красноречивый взгляд.
И о чудо! Девушка поняла! Она в принципе была довольно разумной, только вот смерть выбила ее из разумного состояния. Ей нужно было перестать летать в облаках. И принцесса наконец это сделала.
- Я поняла! - громко сказала она. Хотя в этом не было необходимости. Ведь бог услышал бы ее в любом случае.
- Ну, наконец! А теперь отвечу на будущие вопросы. Сейчас я отведу тебя в чистилище, только там ты сможешь дождаться своего тела без вреда для души. Тебе нужно продержаться только три дня.
- Три дня в чистилище? Это где? - девушка не знала что это, как и любой другой житель ее мира.
Здесь существовала смерть, и прощание с умершим, из которого делали целые церемонии, непременно схожие в определенных моментах в каждой религии. Людям было известно, о душе. О том, что она попадала в царство бога смерти, где ей воздавалось по заслугам - на этом все.
Никаких этапов этого очищения или же что происходит с не упокоенными душами было не известно, правда призраки были, только вот куда деваются они после изгнания никто не знал. Поэтому раньше старались не допускать появления призрака. Разве хочется знать, что твой не упокоенный родственник или дочь пропадают в неизвестности, когда царство смерти их не принимает. Здесь же они оставаться тоже не могли, озлобление настигало их, сметая сопротивление. Они даже не понимали своего состояния, постепенно забывали себя. Что и могло произойти с Ливес, если бы она не покончила собой. Тело ее хоть и ожило, но не могло дать ей полноценного пристанища. Вот ее душа и деградировала. Правда бог ей об этом не скажет. Она прошла проверку, к чему лишние переживания.
Чистилище место, где души запятнанные злобой и местью лечатся после их разрушительного действия. Ведь свет может сосуществовать с тьмой, но не в душе. Противоречие ее только губит. Здесь нужна гармония. А в Ливес должна быть гармония, иначе как она сможет осилить все то, что ее ожидает...
Бог сказал, бог сделал.
Мгновение и принцесса оказалась в окутанном туманом месте. Кругом серость и ничего более. Даже рука вытянутая перед собой, становилась невидна. Только чувствовалась и все. Словно зрение обманывало. Здесь получалось ориентироваться только по иным критериям. Вначале не замеченный, ветер все же был. Только слабый, он еле ощущался. И туман двигался, в какой-то момент девушка увидела свои пальцы, а потом их вновь заволокло дымкой.
Три дня ей нужно быть здесь! Три дня! Да она и часу не выдержит! Уже жутко становится... Ни шороха, ни звука, будто и нет никого. Хотя пусть лучше так и будет, а то мало ли кто здесь обитает. Страшно до жути. Где то поблизости треснула ветка.
- Ааа! - от неожиданности закричала Ливес и заткнула себе рот руками. "Дура, какая же я дура!" - думала она пытаясь что нибудь рассмотреть в этом белесом тумане.
Но было тихо.
Осматриваясь по сторонам девушка двинулась в перед, осторожно меря шаг и стараясь не шуметь. И вот таким образом она шла, время от времени вздрагивая от каждого шороха или иного уханья. После очередного звука, схватившись за сердце и закрыв себе рот, принцесса мысленно ругала Ардея. Порицая его за то что он оставил здесь ее одну, и притом на целых три дня. В то время, когда он соизволит вернуться, то застанет ее не целехонькую, а нервную и истеричную, поседевшую, с красными глазами. Потому что здесь она не будет спать! Пусть хоть с ног валится будет, но не заснет и не остановится...
На одном месте и с ума сойти можно, в голову и так всякое лезет, словно здесь все время была, а все иное кажется сном. Даже бог стал казаться. А самым страшным было то, что не ясно сколько времени прошло. Везде одно и тоже. Все одно и тоже! Какие три дня? Когда даже не известно минута прошла или час, месяц или год, ведь кажется что промелькнула целая вечность.
Ливес видела в этом мертвом тумане свою жизнь, ту если бы их с сестрой не убили.
Вот приезжает принц из соседнего королевства что бы сосвататься к ней. Отец особо не думая соглашается на брак дочери. Вот свадьба, а там мелькают и дети. Такие маленькие... погодки, пухленькие, хрупкие и розовощекие... Ее дети. Супруг с уже редкой сединой подходит к ней и обнимает, тут подбегаю маленькие разбойники и дергают ее за платье, тоже хотят обнимашек...
Ливес плакала... Никогда в жизни она не рыдала так как здесь видя все это, как же хотелось что бы это не было сном...
Но нельзя забывать смерть сестры, свою и жестокость и бессердечие отца, как бы не хотелось! Явь есть явь, а о снах она подумает потом, когда будет уверена, что отец более никого не лишит жизни, счастья, семьи.
Здравомыслие спасло принцессу и в этот раз. Стоило ей разрешить все для себя, как иллюзия прошла. Туман слегка рассеялся, и перед ней предстала каменная тропа. Сделав шаг, а за ним и другой, туман и вовсе отступил, остался позади, как и смятение. Оглядываясь назад Ливес поняла, что чуть было не осталась там на всегда , в своих мечтах, в плену иллюзий.
- Молодец принцесса, - сказала девушка появившись прямо из воздуха, похожая на ожившую скульптуру, не красотой, а своей холодностью. Долго ее рассматривать не получилось. Стало вдруг холодно и показалось будто собственное сердце леденеет от ее взгляда. Но она отвела глаза, словно поняла их губительность. И вновь повторила.
- Ты молодец, не каждый может отказаться от своих фантазий и смерится с реальностью, особенно в этом тумане, - и немного погодя добавила всматриваясь в этот туман. На миг в ее глазах мелькнула жалость, заметила принцесса рискнувшая на миг задержать взгляд от затянувшегося молчания. От этого она тоже оглянулась силясь рассмотреть что нибудь, что так стало жаль этой живой скульптуре, но там ничего не было кроме тумана, только его белесая дымка и все.
- Этот туман, ты знаешь из чего он? - спросила она, и не дожидаясь ответа, продолжила. - Это души тех, кто был слаб и покорился... Заблудился в своих иллюзиях. Они не были плохими, многих из них добрее свет не видывал, но слабость их сгубила. Нельзя жить иллюзиями пусть и не долго. Словно разменять подарок творцов на подделку, стражи свято следую правилам. Но ты не самоубийца.Так как ты попала в этот туман? Взгляд каменных глаз вновь устремился к Ливес. Ее пронзил холод, солгать в таком состоянии было не возможно , хотя она и не собиралась лгать, только вот она думала , что Ардей предупредит бога чистилища, а оказалось что нет , она тут незваная гостья , которую и убить могут за подобное.
- Бог Смерти Ардей отправил сюда на три дня, пока мое тело восстанавливается.
- Ну да, только ему и под силу! - сказала она и отпустила. Тепло вновь завладело душой. Здесь она ощущалась как полноценное тело, хотя девушка помнила, что оно осталось там, на восстановлении.
- Будь как дома, если сможешь конечно. Только помни в этом мире действуют другие правила и многие захотят заполучить свободную душу себе. Помни, здесь нельзя просить, брать или заключать контракт. Иначе станешь рабыней навечно!
- Благодарю за совет, - принцесса поклонилась и посмотрев на каменную девушку, заверила. - Я вас услышала и не совершу подобной глупости. Будьте уверены, мне многое предстоит сделать, - усмешка исказила лицо. - Мир спасти, к примеру.
- Для начало спаси себя, а потом и до мира до берешься. Поверь, все здесь жаждет твоей души, особенно такой нужной.
Девушка исчезла, словно ее и не было, оставив после себя холодный порыв ветра.
- Если я так нужна, помогла бы тогда, направление хоть указала! Куда идти?
Везде одно и тоже, пожалуй кроме тумана, туда она не пойдет.
- Я помогла. - шепнул голос.
- И как , - рискнула спросить принцесса вновь.
- Тропа, я предоставила тебе тропу. Только не вздумай сходить с нее она ограждает тебя от существ что здесь обитают. Сойдешь, считай умерла.
И все, Ливес осталась одна одинешенька на этой холодной как ее творец тропе, уходящей в бескрайнюю тусклую даль.
Течение времени вновь остановилось , только ее движение стало мерой действительности. Шаг, стал секундой, он говорил ты- жива, ты - существуешь. Девушке только оставалось идти и считать, счет времени хоть и был приблизительным , но хотя бы был. На три тысячи шестьсот двадцать третьем шаге, ее отвлекли крики. Кричали детским голосом, прерываясь между всхлипами он звал на помощь, вновь и вновь. Но принцесса даже не посмотрела. Зачем теребить душу, если это обман, на нацеленный на ее гибель. Потом была женщина она ругалась, обзывала ее последними словами, Ливес краснела и бледнела от них, сжимала кулачки, но вновь не смотрела, так стали сменятся одни персоны на другие, и все, теми или иными способами пытались привлечь ее внимание, но Ливес смотрела только перед собой на тропу, а те не смели подходить к ней слишком близко, только и могли с далека пытаться достать ее.
Слыша всякое она благодарила свою дворцовую жизнь, которая хоть в чем-то помогла ей, закалила ее, сплетни они ведь разные, как и люди, как и слова... а во дворце любят те что бью по больнее, если не сработает, можно попробовать иное, более действенное.
А потом... Потом появился он.
Который просто шел рядом и рассказывал смешные истории, местами просто шутил, а еще смеялся. Она постепенно расслабилась потеряла бдительность. Забылась. Посмотрела. На него.
Она не испугалась, не удивилась, не восхитилась, потому что он был обычный. Симпатичный черноволосый юноша в чистой одежде, с широкой обаятельной улыбкой на лице. Она слушала его и шла дальше. Он тоже, не вдалеке, словно оберегая. Если в начале Ливес украдкой смотрела на него, то потом чаще и дольше. Но он не смотрел, просто шел и улыбался. Улыбкой своей добиваясь больше чем слова. Ей никто так не улыбался.
Она зачарованная снова и снова обращала свой взор на него. А потом и вовсе осмелев, окликнула его. Позвала, чуть срывающимся и дрожащим голосом. Она его видела, она его замечала.
- Кто ты? - спросила принцесса.
Мужчина будто не услышав приблизился к ней и остановился в шагах пяти. Он молчал, не спешил отвечать. Она тоже замолчала и смотрела.
- Ганс, меня зовут Ганс.
"Такое простое имя, такое обычное", - подумалось Ливес. Но это ей пришлось по душе. Даже больше чем она предполагала может понравится.
Ганс вновь улыбнулся. Ливес тоже.
- Но все же ты не ответил на вопрос, ты просто назвал свое имя. Да, я хотела его узнать, только в большей степени я хочу знать, кем ты являешься! - немного повысив голос, воскликнула принцесса. А затем немного погодя добавила, разум все же не покидал ее, она помнила где находится.
- Все здесь желают навредить мне, забрать мою душу. Чем ты лучше?
- Всем.
- Всем? Объясни! - удивленная она чуть было не сошла с тропы.
- Стой, я отвечу, только не сходи стропы. Не стоит это делать. Хоть я и не собираюсь тебе вредить, это не значит что другие того же мнения. Они до сих пор поблизости, ждут возможности.
- Тогда чего хочешь ты?
Ливес вздохнула и присела на холодные камни. Было неудобно, но этот разговор забрал много сил. Скрестив ноги и упершись руками на камни, откинула голову и посмотрела на небо. К слову сказать, оно было серым как туман, что не так давно пугал ее. И желание смотреть на него отпало само собой, повсюду была серость и только серость. Она теперь суверенностью могла сказать, что этот цвет стал самым ненавистным. Куда приятнее было рассматривать Ганса.
- Так чего ты хочешь?
Теперь он тоже сидел на земле, как и она скрестив ноги и смотрел в небо.
Да, смотреть на него куда приятнее.
- Ты хочешь выбраться отсюда, верно? А я твоя возможность, осуществить это. Притом я должна сделать это добровольно.
- Верно.
Он не спеша перевел свой взгляд на нее.
- Только ты не договорила.
Ливес немного помолчала осознавая еще чуть больше, а потом еще больше.
- Ты же не думаешь, что я настолько глупа, чтобы выпустить тебя отсюда. Все же здесь все по той или иной причине пребывают заслуженно, хотя не правильно выразилась. Здесь нужно вам быть. И как только с вами произойдет все что необходимо, вы перейдете на другой уровень.
- Ты упускаешь одну важную деталь, - его взгляд впился в нее. - Здесь ничего не происходит. Здесь нет ветра , нет солнца, нет ничего, что бы создавало движение! И вот появляешься ты. Ветер дует, Солнце светит и ты движешься, по этой забавной тропе. Такая живая..., такая живая...
Ливес удивилась.
- Солнце! Здесь нет солнца и ветра! - что за глупости он говорит.
- Ты - солнце. Ты - ветер. Ты - жизнь. Ты - время.
- Не понимаю...
- Поняла бы, будь одной из нас. Только хорошо обратное. Ты шанс выбраться отсюда, нет, не сейчас в другой раз, когда я по настоящему буду нужен тебе, когда другие будут бессильны. Зови меня тогда, что есть мочи! Зови! И я приду...
Ливес была удивлена этими словами, ведь ей помогает сам бог! Как кто-то иной может оказать помощь не посильную богу? Она не знала. А Ганс тем временем стряхнул челку со лба и продолжил.
- Не веришь? Пока не верь, но придет время когда все покинут тебя, и в твоем горе никто не поможет, не утешит, не поймет. Поверь, я многое могу! Ты сама убедишься в свое время, я предварю в жизнь любую твою бредовую и фантастическую идею, безумное желание! Да, я исполню все, что ты пожелаешь! Взамен, ты только меня позовешь... И все, твой зов и я свободен! Я жив!
Все же принцесса сомневалась в мощи этой души. Ну что он может предложить кроме утешения. Хотя с ним и вправду хорошо, лучше, чем с другими. Даже остаться захотелось в какой-то момент. Пока бог смерти за ней не пришел, она спокойно может провести время с Гансем. Ведь что ей еще остается, только идти и ничего более.
За разговорами не о чем, она и не заметила когда в один момент обстановка вокруг нее изменилась. Исчез серый тошнотворный туман безысходности. Сменившись на зеленую сочную траву вокруг и яркое просто ослепительное солнце на небосводе. Ливес только сейчас поняла, как соскучилась по нему и как было там тяжело без этой синевы неба и тепла, что дает солнце. С радостью оглядевшись принцесса увидела неподалеку от себя бога все такого же лукавого и светлого, что ее посетили кощунственные мысли, как бог смерти может быть таким..., таким светлым! Вот ведь и вправду лучше попасть в его царство, чем вечно блуждать по чистилищу. Без всякой надежды и памяти. Той, что откажется от жизни она никогда не будет! Нет уж, побывала там уже! Насмотрелась...
Бог же был доволен произведенным эффектом, ее отвращением. Она и мысли не допускала о жизни там, и жизни ли...
Судьба она же ведь разная, только, к сожалению, люди думают лишь об одной. Забывая об иных путях, что мы им предоставляем, не желая бороться, выбирая худший, но легкий, пеняя на нас видя результат.
Тем временем Ливес увидела причину по которой ее закинули в чистилище. Ее новенькое тело, чистенькое, свежее и подлатанное , как и сказал бог. Ее восторгу не было предела.
- Это что я! О какая же оказывается красивая все же! Мои волосы, мои милые светлые волосы! Вы даже платье новое одели! Одели?
Бог покачал головой, и от души сразу отлегло. Как то ей не хотелось чтобы кто то видел ее обнаженное тело, пусть и мертвое , но все же...
А платье было изумительного цвета. Синим как это бесконечное небо! Великолепный цвет однако. Идет ей. Как же хочется вновь быть собой. Просящий взгляд и миг она открывает глаза и закрывает. Открывает и закрывает! Встает и шевелит ногами, руками и прыгает!
- Ура! Я жива! Я вновь жива!
Свежий воздух наполнил легкие. Она подняла руки и закружила с безумно счастливой улыбкой на лице. А потом вдруг резка остановилась.
- Мне же теперь не придется никого убивать, верно? - взгляд ее вновь стал полон грусти.
- Нет, не придется, - улыбнулся бог. - Теперь ты вновь жива. Можешь есть обычную пищу, - и вздохнул. - А так же быть вновь убитой. Тебе понадобится охрана. Мои воины защитят тебя, будь в этом уверена.

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"