Сапожников Борис Владимирович: другие произведения.

Закат Запада

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На сей раз - фэнтези о войне людей и нежити.


Пролог.

   Мир наш лежит меж четырёх Основ. А потому назван Срединным. Суть каждая Основа - иной мир, чьи Границы сходятся в нашем. Имя Основ: Жизнь, Смерть, Огонь и Хлад. Мир Огня - иначе Пламени - подступает к нам с юга. Мир Хлада - с севера. Мир Жизни - с востока. И мир Смерти - с запада. Меж этими мирами досталось жить нам. Легенды Седой древности говорят, что некогда наш народ ушёл из своего мира, ибо тот погибал, изо дня в день, медленно, но верно, умирая. Верно ли это, никто не знает. Но известно, что народ наш не был единым, он включал в себя несколько племён или иных народов. И первым делом, конечно же, они начали воевать друг с другом. Однако очень скоро первый Срединный император огнём и мечом объединил народы, многие сгинули в той войне, однако куда больше нашлось здравомыслящих, кто предпочёл не столько присоединиться к сильному, сколько быстро понял, что лишь в объединении путь к выживанию. Ибо окружающие Срединный мир Основы были не только обитаемы, но и обитатели их желали расширить свою родину, а сделать это лишь одним образом - захватить часть Срединного мира. А чтобы земля перешла к иной Основе, требуется, чтобы никого из обитателей Срединного мира на ней не осталось. И вскоре наш народ остался на невеликом пятачке земли, окружённом врагами со всех сторон. И врагами такими, с кем ни договориться, ни объединиться, невозможно, и откупиться от них нельзя. Ибо с севера наступали грозные и могучие тролли, великаны-йотуны и снежные драконы. С юга - безумные дети пламени, джинны, африты и мариды. На востоке сама природа была врагом человека, не только животные, вроде гигантских аллигаторов и питонов размером с караван купца средней руки, но и растения были опасны для человека, даже воздухом глубже в джунглях дышать было невозможно. А с запада шли неутомимые и неумолимые легионы нежити.
   И тогда первый Срединный император выделил четыре полка своей гвардии, сформированные из лучших воинов всех народов, и отправил их на Границы мира. С ними же пошёл и легендарный маг, имени которого никто не знал, в историю он вошёл под прозвищем Пограничник. Именно он подарил стражам Границ семена крепостей. Из них выросли непреодолимые оплоты для любого врага, но, кроме того, созданный ими Крепостной пояс гарантировал, что Срединный мир не уменьшится, пока пояс не будет прорван.
   Однако время идёт, и теперь уже Срединному миру пришла пора расшириться. И отступили Основы. И перенеслись Границы. Уснув ночью, стражи просыпались на несколько сот миль в глубине бывших территорий Основ. Спокойная жизнь в успокоившемся мире для них закончилась, снова в бой, отвоёвывать эту землю у не смирившихся с переносом Границы обитателей.
   Ещё трижды расширялись границы Срединного мира, пока не пришло Время Раскола.

Выдержка из "Общей истории Срединного мира. Раздел: Границы".

   Большие чёрные дроги медленно катились по улицам столицы Срединной империи. Могучие вороные кони в чёрной упряжи переступали крепкими ногами, выбивая из мостовой искры. Правили дрогами мрачные люди в одежде таких же траурных тонов, мало кто помнил, что по традиции это были бастарды покойного императора. Однажды случился странный конфуз, у императора Анатоля Благоверного были только законные дети, он вполне оправдывал своё прозвище. Пришлось посадить на козлы бастардов наследника престола, будущего императора Франца уже в то время прозванного плодовитым. Однако у покойного императора не было недостатка в незаконнорожденных детях. Да и законных было, на самом деле, многовато. Фактически все три сына покойного правителя Срединной империи считались наследниками престола, ибо он не урегулировал этот вопрос при жизни. Согласно законам империи правитель должен назвать имя наследника, который сменит его на престоле, в своём духовном и политическом завещании. Но покойный этого не сделал. Видимо, не считал нужным, ведь умер он совсем не старым и полным сил человеком, в жилах которого текла и эльфийская, и гномья, и даже орочья кровь. Правители Срединной империи, хоть и были людьми, однако не раз вступали в династические браки с представителями иных рас. От чего именно умер император, никто не знает, не смотря на все усилия Тайной розыскных дел канцелярии - организации, возглавляемой неизвестно сколько лет эльфом Тириндулом, вполне оправдывавшей свою мрачную и жестокую репутацию. Однако сейчас, похоже, даже ей было не до того, чтобы расследовать гибель императора. Все заняты были тем, что вступали в ряды партий, которых возникало в те дни великое множество. Не избег этого, кажется, только сам бессменный тайный канцлер Тириндул.
   На дрогах стояли с факелами в руках - хоронили правителей Срединной империи глубокой ночью - все три принца империи. Каждый в доспехах своего личного полка гвардии. Золотые грифоны были полком старшего принца Сефида. Львиные сердца принца Квелара. И Чёрные вороны принца Катберта. Воины этих полков шагали за дрогами. Возглавляли их колонны гвардейские капитаны, закованные в доспехи, мало уступающие броне принцев. Четвёртый гвардейский полк Белые драконы - личный полк императора. Но на самих дрогах, кроме принцев империи стояли ещё четыре человека в доспехах. Представители Вечной стражи - хранители Границ Срединного мира. Одетый в шкуры и меха, закованный в прочную чешуйчатую броню, держащий на руках открытый шлем, на поясе его висел прямой меч, украшенный золотом и костью, страж Севера, бородатый Эбергард. Стройный эльф в лёгком бурнусе, изящной кольчуге, одетой прямо на рубашку, и шароварах, на наборном поясе обманчиво тонкая сабелька, страж Юга - Наэстра. Страж Востока орк Урван был затянут в странный комбинезон, не оставляющий ни единого клочка его кожи на виду, лицо обыкновенно было скрыто причудливого вида маской, позволявшей дышать отравленным воздухом джунглей, сейчас она висела на мощной шее орка. Не менее причудливо выглядел и страж Запада Кристобаль Гутьере - пришелец из иного мира, каких не сказать, чтобы много, но и такой уж редкостью они не считались, в своём мире он был священнослужителем достаточно высокого ранга и на церемонию похорон Срединного императора прибыл в привычном платье - длинной багровой сутане, подпоясанной ремнём с портупеей, на которой висели ножны с тяжёлым мечом и кобура с пистолем, голову украшала небольшая шапочка, непонятно как державшаяся на достаточно длинных и пышных волосах стража.
   Именно стражи подняли гроб с телом Срединного императора на руки, медленно и аккуратно сошли по лесенке с дрог и спустились в тёмную громаду императорского склепа. Защищённый самыми могучими и современными заклинаниями от любых проявлений некромантии или иной вредоносной магии склеп служил многим поколениям императорской фамилии. Покоился ли там сам первый император - неизвестно, однако был он сооружением настолько древним, что казалось вся столица Срединной империи выросла вокруг него. Спустя примерно четверть часа стражи вышли из склепа и взошли обратно на траурные дроги. Те развернулись на широкой аллее, мощенной чёрным мрамором, и покатили обратно к дворцу. Но теперь уже принцы опустили факелы, и старший из них издалека завёл разговор со стражами, ведь, наверное, только здесь можно было надеяться, что тебя не могут подслушать.
   - Стражи, - сказал Сефид, - от века вашим предназначением было сохранение мира и покоя в Срединной империи, не так ли?
   - Да, - взял слово самый старший из стражей, южанин Наэстра, - и именно поэтому, ни одна стража Границы не вмешается в возможный конфликт меж вами, ваши высочества.
   - Что я говорил?! - тут же воскликнул Квелар. - Они не вмешаются, им плевать на империю! А вы не забыли, стражи, кто кормит вас, откуда приходят к вам новые люди? Что бы вы делали без империи?
   - Неверный вопрос, молодой человек, - ледяным и в то же время весьма печальным тоном произнёс Кристобаль Гутьере. - Границы - суть щит империи. Мы закрываем её от неразумных и разумных сил, угрожающих ей.
   Многие зачитывались многотомными теориями Кристобаля Гутьере, в которых он весьма витиевато и сложно излагал свои взгляды на происхождение сил, окружающих Срединный мир. Вкратце, они сводились к тому, что с востока прёт сама природа, лишённая какого-либо разума, на севере и юге стражам противостоят относительно разумные существа, вроде троллей или афритов, то на западе обитает самый разумный враг всего живого - нежить. С ним соглашались, профессора писали монографии на основе его исследований, однако практических выводов из них не было никаких.
   - Именно поэтому вы, стража, - вступил в разговор младший из принцев Катберт, - должны выступить гарантом мира в стране.
   - Каким образом? - спросил у него Эбергард.
   - У вас - сильнейшие бойцы в империи, - всплеснул руками Квелар, - полубатальон стражей может разгромить любой из наших гвардейских полков. Тот, кого поддержите вы, станет императором без каких-либо оговорок!
   - А остальные двое так легко с этим смиряться? - ровным, как всегда, голосом спросил Гутьере. - Я прожил долгую жизнь, и хорошо успел узнать людей, гражданской войны всё одно не избежать. Вы, ваши высочества, уже сейчас готовы вцепиться друг другу в глотки, разрывая Срединную империю на куски. Так не проще ли решить ваш спор так, как решали его в древности.
   - Каким это способом? - заинтересовался Катберт.
   - Судом божьим, - ответил Кристобаль. - Вооружитесь и выйдите друг против друга на смертный бой. Тот, кто останется жив, и станет императором.
   - Это сделает императором лучшего воителя, - покачал головой Катберт, - но не лучшего правителя.
   - Зато сохранит империю от разора гражданской войны, - отрезал Гутьере.
   - Вы ещё слушаете этого полоумного клирика?! - не выдержал Квелар. - Он же издевается над нами!
   Ни для кого не было секретом, что в своём мире Кристобаль Гутьере был не просто клириком высокого ранга, но инквизитором, искоренителем ересей. В Срединном мире таковое понятие было неизвестно, так как из всех культов преследовался только один - поклонники нежити, а занималась преследованием Тайная канцелярия многомудрого Тириндула.
   - В предложении стража Кристобаля есть свой резон, - задумчиво произнёс Сефид, слывший первым мечом империи, победитель многих турниров и неофициальных гладиаторских боёв, где он появлялся в неизменной золотой маске под именем Золотой грифон.
   - Надеешься уложить меня, братец Золотой грифон?! - рассмеялся Квелар. - Нет, не выйдет! Я не один приду, а со всем полком своим!
   - Вот гарантом честности этой схватки мы можем выступить, - улыбнулся Наэстра.
   - А я не желаю никаких драк! - начал паясничать, как в детстве, принц Квелар. - Не хочу драться без полка!
   - Вот с таких слов, - вздохнул Кристобаль Гутьере, - и начинаются гражданские войны.
   Но началась с этих слов не просто гражданская война, а долгое и жестокое Время Раскола.
  

Глава 1.

   Никогда не любил я заглядывать в личный кабинет Кристобаля Гутьере. Бывшего инквизитора, чуть не сподвижника самого Торквемады, а ныне главу стражи Запада, боялись, наверное, все, даже полковник Грим, по прозвищу Гренадер, хотя тот, скорее опасался его, как слишком опасного друга. Но лично меня больше всего нервировали ни прошлое бывшего инквизитора, ни его мрачная репутация, а чучело штандартенфюрера СС, стоящее в углу. Как шутил иногда сам Кристобаль, тот тоже был хорошим таксидермистом, но он добрался до него раньше.
   - Проходи, сэр Галеас, - сказал мне Кристобаль, - да что вы коситесь так на фон Бока. Сколько лет он тут стоит, а все смотрят на него, будто в первый раз.
   Похоже, Кристобаль был сегодня в отличном настроении. Нет, он не улыбался, а сидел с обыкновенным своим мрачным видом, как будто он прозрел все беды мира и теперь горевал по этому поводу. В общем, всё, как обычно.
   - Для чего ты вызвал меня, Кристобаль? - спросил я, без приглашения садясь напротив него на простой деревянный табурет.
   Кабинет Гутьере был обставлен воистину аскетически, единственным сомнительным украшением его можно было считать только чучело штандартенфюрера фон Бока.
   - Я знаю, что ты, сэр Галеас, со своими людьми лишь три дня как вернулся из рейда, однако после того, как мы отправили пять рот на восточную границу, у нас осталось слишком мало солдат. Мы и так затыкаем дыры, кем можем.
   - Я понимаю, Кристобаль, - кивнул я. - Трёх дней моим бродягам вполне довольно для отдыха. Куда теперь пойдём?
   На самом деле, после недавнего рейда по приграничной с Основой смерти территории многих из моих людей приходилось ставить на ноги лекарям. Мы едва прорвались на обратном пути, только чудом не потеряв ни одного из товарищей. Хотя трое надолго выбыли из дела, ибо лишились конечностей. Ловкача Гимарта пришлось последние мили нести на руках, ногу его зацепило Облаком тлена, пришлось быстро ампутировать её на два пальца ниже колена.
   - Вас меньше на три человека, - сказал Кристобаль, - а потому в рейд вам идти нельзя. Отправитесь теперь к Третьей крепости, встретитесь с такой же группой стражей оттуда, примите рапорты, передадите наши. Рутина, в общем.
   - Спасибо, дон Кристобаль, - без иронии произнёс я. - Вот только скажи, для чего ты нас бережёшь? Ведь это задание займёт примерно столько времени, сколько нужно для того, чтобы восстановились мои люди. Значит, нас после этого ждёт серьёзная заварушка, верно?
   - Ничего от тебя не скрыть, сэр Галеас, - кивнул Кристобаль, - может, в дознаватели перейдёшь? В пыточной тебе цены не будет.
   И вот сам чёрт не разберёт, шутит сейчас дон Гутьере или нет. И ведь как ловко от темы ушёл. Ну да, мы сами с усами, если что зацепим, никто с крючка не сорвётся.
   - И всё же, дон Кристобаль, - настаивал я, - что вы для меня готовите?
   - Из ряда деревень приходят весьма странные вести, - ответил Гутьере. - Очень они мне не нравятся. Я рассчитывал на твой отряд, хотел отправить практически сразу по возвращении, однако сейчас такие времена, что ослабленного тебя я на проверку не отправлю.
   - Но ведь может статься так, - задумчиво произнёс я, - что пока я буду мотаться к месту встречи с ребятами из Третьей, пройдёт время и проблема с деревнями станет такой, что одного отряда не хватит.
   - Ты про Приграничную резню? - уточнил Кристобаль. - Там совсем другое дело. Тогда стали прибывать абсолютно идентичные рапорты, и я быстро поставил на уши всех, кого смог. А сейчас же рапорты даже не похожи друг на друга, просто стали более формальными, как будто они очередной оброк сдают.
   - Значит, прямой угрозы нет, - сказал я. - Сколько времени дадите после возвращения из рейда к Третьей?
   - Узнаю тебя, - как будто бы даже пошутил Кристобаль, - так же, как в этот раз - три дня. Больше дать не смогу, и так самый продолжительный отпуск в наше время.
   - А известно хоть что-нибудь о ротах, что ушли на восточную границу? - спросил я на прощание.
   - Ничего, - вздохнул Кристобаль, - рапорты из джунглей ходят очень плохо. Похоже, некогда им там писать, граница сильно сместилась в Основу жизни и теперь у них каждый день война с местной флорой и фауной.
   - Ясно, - кивнул я, поднимаясь со стула. - Ждать их не стоит. Пойду я, отосплюсь перед рейдом.
   - Всё-таки ты раздолбай, сэр Галеас, - сказал мне в спину Кристобаль. - Никакого понятия о воинской дисциплине.
   - А чего ты от главаря раубриттеров? - пожал я плечами, открывая дверь кабинета. - К тому же раздолбай я только в мирное время, а на поле боя я - воплощение дисциплины и субординации.
   Мои орлы ждали меня. Уже каким-то образом они узнали, что меня вызвал к себе Кристобаль, и теперь сидели в нашем углу общей казармы. Я, не смотря на то, что числился лейтенантом, не стал переезжать на офицерские квартиры, а остался в общей казарме со своими людьми. Как-то роднее мне эти стены из серого камня и тусклый свет из бойниц. Тем более, настоящим офицером меня, всё равно, ни за что не признают. Не смотря на относительную демократичность стражи, выбиться в ней из рядовых в настоящие офицеры было практически нереально. Ими были обыкновенно какие-нибудь аристократы или хотя бы рыцари или офицеры армии, а такие, как я, бывшие самозваные рыцари, выходившие с отрядами на большую дорогу, были не в чести. Считалось, что мы не можем толково командовать людьми, ибо никогда не учились этому и подлинного военного опыта до границы не имели. Да и, вообще, что это такое, капитан или полуполковник гвардии, по сути своей, ни кто иной, как беглый преступник, удравший на границу ни из каких-либо патриотических настроений, но лишь для того, чтобы скрыться от закона в приграничной глуши. А ведь вся стража по-прежнему числилась полком имперской гвардии, хотя и не являлась им по сути уже несколько тысяч лет. И империи никакой больше нет, вернее, слишком много стало в наше время этих империй, каждая, естественно, единственная и неповторимая Срединная империя, остальные же - дешёвка и подделка.
   - Что такое, господа стражи? - спросил я у своих орлов. - Чего сидим? Чего ждём?
   - Тебя, командир, - ответил за всех сержмен Шольц. - От Кристобаля никто без задания никто не уходит, верно?
   - Именно. - Я сел на свою койку и принялся стягивать сапоги. - Рейд завтра лёгкий, к Третьей крепости, обмен рапортами. Покуда Гимарт, Хаиме и Глостер в лазарете валяются, на серьёзное дело рассчитывать не приходится.
   - Славно, славно, - усмехнулся Шольц. - Давненько не поручали нашему отряду таких простых дел. Даже когда потери были много больше.
   - Да что тебе не нравится, Шольц?! - рявкнул на него вахмистр Деребен, мой заместитель. - Не надоело ещё, что тебя Вороном все, кому не лень кличут.
   - А не пошёл бы ты, вахмистр... - тут же привычно огрызнулся Шольц, роняя руку на оголовье меча.
   - Равняйсь! - даже не сняв с ноги второго сапога, заорал я так, что с коек повскакивали и несколько стражей из других отрядов. - Смирно! - И уже в лицо своим орлам я продолжил: - Совсем распустились без меня. Вас на минуту оставить нельзя. Шольц, шагом марш к профосу, получить двадцать розог за неуважение к старшему по званию. Выполнять.
   Спорить сержмен не стал. Он скорым шагом покинул казарму, ни сказав не слова, но я мог быть полностью уверенным, что он сейчас же явится к нашему ротному профосу и добровольно заявит о наказании. Хотя обычно приходилось к нему провинившихся доставлять под конвоем. Как говорил Василий Степаныч, капитан стрелков нашего батальона: "Совесть лучший контроллёр". Он до меня командовал этим отрядом, я, собственно говоря, у него начинал рядовым стражем. Именно Василий Степаныч воспитал солдат в таком духе и сделал из меня настоящего командира, после чего со спокойной душой ушёл на повышение.
   - Деребен, - продолжил я разнос, - если не прекратишь свои идиотские подначки в сторону Шольца, отправишься на соседнюю с ним растяжку. - Растяжками в обиходе именовали приспособления, вроде дыбы, на которых подвешивали провинившихся для наказания. - Ты - вахмистр, человек, который примет отряд в том случае, если я погибну или выйду из строя. Ты должен быть уверен в каждом страже отряда. А Шольц за меч не просто так хватался. Он уже всерьёз готов пустить тебе кровь. Я тебя даже к профосу в следующий раз отправлять не стану. Просто в другой отряд переведу, причём с понижением в звании, до рядового стража. Всё понятно, вахмистр?
   - Так точно, - ответил уставной фразой Деребен, даже побледневший от моих слов. Конечно, в вахмистры он выбивался не один год, потом и кровью, несколько раз его с того света вытаскивали, а тут - раз и снова в рядовые. Ну да, лучше лишиться одного стража, даже в условиях нынешнего дефицита кадров, нежели оставить бестолкового вахмистра, ведь он может угробить многих стражей из-за своей самоуверенности и недальновидности.
   - Вольно, орлы, - сказал я, стягивая, наконец, с ноги сапог. - Рассаживайтесь. И всем отбой, не гулеванить. Завтра, всё-таки, на дело идём.
   Подъём в крепости наступал всегда в одно и тоже время, вне зависимости от сезона. Ровно в семь утра на самую высокую башню поднимался дежурный офицер и трубил в большой рог. Усиленный магией звук разносился по округе, поднимая на ноги всех обитателей крепости. От дона Кристобаля, хотя тот обыкновенно в этот час уже не спал, до последнего мальчишки-слуги на кухне или в конюшне.
   Командовать я ничего не стал - нужды не было. Вместе со всеми я подскочил с кровати и принялся быстро натягивать одежду. Натянув сапоги, я оглядел свой отряд. Все уже были одеты и готовы выступать, только Шольц слегка кривился, когда одежда касалась свежих следов вчерашней порки. Вот и отлично, будет помнить.
   - На поднятие флага, - скомандовал я, - бегом марш!
   И первым, задавая темп, побежал к выходу из казармы. Ворота её были распахнуты настежь, так что мы все легко, не задевая друг друга, покинули казарму и помчались к главному плацу крепости. Когда все выстроились в ровные квадраты рот и батальонов перед длинным шестом, рядом с которым уже стояли дон Кристобаль и офицер-знаменосец нашей крепости Гарланд, меня как обычно охватило горькое уныние. Плац был огромен и даже если поставить рядом с нами те три роты, что отправились на восточную границу, всё равно места останется довольно много. С каждым годом нас, стражей, становится всё меньше. После раскола Срединной империи регулярные поставки прекратились, и Граница жила, фактически, только за счёт деревень, расположенных вокруг крепостей. А люди оттуда редко уходили в стражу, там каждые пара рук на счету. С той же стороны гор люди почти и не приходили, смешно сказать, за то время, что я пробыл стражем - это без малого двадцать лет - из-за гор пришло меньше людей, чем занесло к нам из других миров.
   - Равняйсь! - скомандовал дон Кристобаль, выхватывая тяжёлую шпагу из ножен. - Флагу честь отдать!
   Следом за ним все обнажили оружие - самое разнообразное, мечи и топоры, копья и алебарды, луки и арбалеты, пистоли и карабины - и трижды отсалютовали им поднимающемуся знамени.
   - Вольно, - Кристобаль спрятал шпагу в ножны, - разойтись.
   У нас не было времени, чтобы заглянуть к своим раненным товарищам в лазарет. Мы быстрым шагом, настраиваясь на долгий пеший переход, направились к воротам. Ворота крепости заслуживают отдельного слова. Выращенные из семени, подаренного легендарным Пограничником, они, наверное, и тогда представляли собой живописное зрелище, а уж через пять тысяч лет, что простояли, после трудов многих поколений гномов и эльфов, укреплявших их день ото дня, не забывая и оставить по себе память разнообразными украшениями. Я каждый раз, как ребёнок, заглядывался на громадные створки в полтора человеческих роста высотой, покрытые узорами резьбы, в которой переплетались растительные мотивы со стилизованными изображениями батальных сцен, так что казалось, будто представители всех разумных рас сражались с нежитью в безумстве джунглей восточной границы. Поначалу мне даже кошмары на эту тему снились.
   Конечно, ради выходящих из крепости рейдовых групп никто открывать ворота не стал. Нам отворили пару небольших калиток, замаскированных магией так, что, не зная слова-ключа, их увидеть-то нельзя, даже с внутренней стороны. Обычно в одну калитку входили, а из другой выходили, но сейчас все только покидали крепость, и нам отворили обе. Очередь перед ними двигалась быстро, и мы вышли через пять минут после того, как подошли к воротам. И снова перешли на скорый и экономный шаг, направились к Третьей крепости.
   Коней и иных верховых животных использовали только ближние патрули да отряды быстрого реагирования - и, конечно, панцирная хоругвь, единственный отряд тяжёлой кавалерии, что был у нас на границе - остальные предпочитали передвигаться пешком. Местность, в основном, лесистая, часто приходится продираться через такие буреломы, где и пешком-то не всегда пройдёшь, а уж верхами - вовсе никак. К тому же, климат довольно холодный и ездовые животные далеко не всегда могут продержаться на подножном корме, а тащить с собой ещё и фураж, это было слишком. И без того нести на себе приходится достаточно много - по выходу из крепости шнобзаки трещали, есть-то всем хочется, и каждый день, и не по полсухаря.
   Дни дороги до места рандеву со стражей Третьей крепости промелькнули единым мигом. Не было в них ничего примечательного, я давно заметил, что иногда даже счёт времени, проведённому в таких вот пеших переходах, сутки делились для меня на дневные переходы и отдых. Только хронометр и выручал. Хронометр у меня знатный - наградной. Показывает не только время, но и число, месяц, год и даже день недели. Мне его дон Кристобаль выдал за одну операцию, в которой я проявил некоторую неточность как раз из-за скверного хронометра, что едва не стало причиной провала. Он посоветовал мне выкинуть старый, но позже выяснилось, что это его хронометр был неисправен, и мне подарили этот - жуть какой точный.
   Встреча с коллегами была назначена на вечер. Однако мы прибыли на место несколькими часами раньше, более по привычке, нежели из-за какой-то особой спешки. Примерно также, видимо, думали и стражи Третьей, ибо они уже ждали нас в точке рандеву. И немудрено, им-то досюда куда как ближе, чем нам. Они заняли небольшую полянку, в центре её горел костёр, совершенно не дающий дыма, около него сидел крепыш-гном в кольчуге с наплечниками и при секире на укороченной рукоятке. Открытый шлем лежал на траве рядом с ним. Больше никого видно не было, однако присутствие отряда выдавал котелок, висящий над огнём, в нём варева хватило бы на десяток самых прожорливых гномов. Принадлежность к страже выдавали наплечники, ловко пришнурованные к кольчуге гнома - на левом красовался символ нашей границы, на правом - стилизованная тройка. К тому же этого гнома я знал отлично - лейтенант Громли, уроженец Бегучих гор, всегда сопровождающих перемещающуюся границу. Слабый по тамошним меркам здоровьем он не смог нести службу в хирде или работать в шахте, ему светила только стезя писца или иного жреца какого-нибудь мирного божества. Однако Громли - потомок многих поколений подгорных воителей - хотел лишь одного, воевать, а потому покинул родные пещеры и отправился к стражам. Тяжёлым бойцом, как большинство гномов-стражей, конечно, не стал, зато выбился в лейтенанты рейдеров.
   Команда его, естественно, уже рассеялась по окрестностям поляны, в ожидании появления возможного врага. Я, собственно, тоже вышел к нему один - бойцы мои заняли позиции, скорее всего, довольно близко от рейдеров Громли.
   - Привет тебе, Громли, - сказал я ему, присаживаясь к костру и доставая из кармана шнобзака ложку. - Запах твоей стряпни всех упырей нам сюда соберёт. - Я протёр ложку тряпицей и без приглашения зачерпнул кулеша.
   - И тебе не хворать, Галеас, - ответил гном, помешивая в котелке длинной свежеструганной палкой. - А упырей мы всех повывели отседова. Вона потом секиру чистить пришлось полчаса.
   - Про упырей, ты это серьёзно? - спросил я, дуя на горячее варево в ложке. - Или так, ради красного словца.
   - Да куда уж серьёзнее, - отбросил шутливый тон Громли, из речи его также пропала и показная деревенская неграмотность. - Были тут упыри. Два десятка с лишним. Мы только расположились, как вдруг Николаи - ефрейтор мой, сигналит. Упыри, мол, идут прямиком сюда. Мы, слава Сердцу, подготовиться успели. Подпустили почти в упор - да и постреляли из карабинов и арбалетов. Среди них ещё три вурдалака были, от стрел и болтов ушли, с ними-то мы и поговорили. Дрались твари, как всегда, жестоко, едва мне Танцора не порешили. Хорошо, он эльф, его никакая зараза упыриная не берёт, а то б уже охотился со своим Керуносом.
   - Я из рода Владыки Ориона, - сообщил проявившийся, словно на негатив на плёнке, эльф в традиционной одежде боевых танцоров. - И после смерти отправлюсь в его Чертог битвы. - Правда, сейчас выглядел он далеко не лучшим образом. Одежда порвана во многих местах, из прорех видны следы перевязки, а правую часть лица и вовсе изуродована ударом вурдалачьей лапы. Раны были быстро залечены заклинанием, чтобы повязки не мешали сражаться. Это, на самом деле, говорит о многом, ведь наскоро залеченные раны оставляют на всю жизнь уродливые шрамы, вылечить которые нельзя уже никакой магией. А ведь эльфы всегда особенно гордятся своей безупречной красотой, и Кадаир Танцор исключением не был. - Оставьте ваши мысли, - глядя мне в глаза, заявил эльф, он также присел к костру и достал ложку. - Я пережил уже три переноса границы, и такие вопросы, как безупречная внешность или состояние костюма, меня давно уже не волнуют.
   - Раз уж мы тут разоткровенничались, - неожиданно спросил у него я, - то почему ты, Кадаир, за столько лет в командиры так и не выбился?
   - Я - хороший боец, - ответил тот, - и останусь им. - А затем как-то странно посмотрел в огонь и добавил: - А скверным командиром я уже побыл. Довольно.
   - Хватит воспоминаниям предаваться, господа стража, - сказал Громли, - у нас в настоящем времени проблемы, а не в прошедшем.
   - Ты о чём, Громли? - удивился я. - Упырей вы перебили, какие ещё могут быть проблемы?
   - Да ты знаешь, Галеас, - покачал головой гном, - мы тут, пока тебя не было, подумали малость с Кадаиром, да ничего хорошего не придумали.
   - Так до чего вы додумались такого скверного? - спросил я. Было видно, что и гном, и эльф совершенно не уверены в своих измышлениях, и делиться ими не очень-то хотят, но - надо.
   - Да упыри эти с вурдалаками, - начал Громли, - как будто засаду готовились устроить. Пёрли прямиком на эту поляну.
   - И что с того? - пожал плечами я. - Даже если нежить некромантом поднятая, он мог их просто к себе гнать. А коли спонтанная, так и вовсе. - Я развёл руками. - У тварей же мозгу нет, вот и чесали, куда буркалки глядят.
   - Не проходит ни один довод, - покачал головой Кадаир. - Вурдалаки сами собой не возникают, не упыри, это с одной стороны. С другой же, никакой некромант не погонит тварей в сторону границы. Зачем? Если только засаду устроить не хотели.
   - Параноики вы оба, господа стражи, - отмахнулся от их доводов я. - Какая, к чертям свинячьим, засада. Кой чёрт знает о нашей встрече тут. Или хотите сказать в нашей или вашей крепости предатель сидит, и нежити информацию сливает?
   - Это вряд ли, хотя после фон Бока и этому не удивлюсь, - сказал Громли. - А, вообще, здоровая паранойя не раз нам жизнь спасала. Это уж ты мне поверь. А мне не веришь, вон, у Танцора спроси. Он на границе, наверное, с самого Основания.
   - Ты пришёл на границу немногим позже, Громли, - ответил на это Кадаир.
   - Это по вашим, эльфийским, меркам, - начал их обычную пикировку гном, но тут же оборвал себя. - И всё-таки я думаю, что на нас готовили засаду, но информацию сливали не стражи, потому что для засады на рейдеров они пришли слишком поздно. Значит, не знали о наших привычках предатели или кто бы там ни был.
   - И что вы предлагаете, господа параноики? - спросил я, не ожидая в души ничего хорошего от их ответа.
   - Да подождать тут, - просто сказал Громли, как будто это само собой разумелось, - отдохнуть у костра. Вдруг ещё кто заглянет на огонёк. Как ты на это смотришь?
   - Не очень хорошо, - честно ответил я. - Нам в крепость возвращаться надо как можно скорее. У нас едва не каждый час на счету может быть.
   - Но и с этим делом разобраться надо, - принялся давить Кадаир. - Что если это и не засада, а вдруг у нас в тылу формируют ударный отряд из таких вот упырей с вурдалаками. Личи твари хитрые, на такое вполне пойти могут.
   - Значит, думаешь, скоро новая война? - поинтересовался я у него.
   - Да, - решительно ответил один из самых опытных стражей, - война будет и скоро. Со времён переноса границы на нас только Лионель д'Арси войной ходил. Ты ведь не застал ещё этого, верно?
   - Да, я позже на границу пришёл, - кивнул я. - Но следов войны с д'Арси я видел предостаточно. И деревень пустых навидался в первых рейдах, когда землю для новых поселенцев зачищали, и погостов разрытых - всего вдоволь.
   - Вот видишь, - сказал Громли, - а мы повоевать успели тоже вдоволь. И до того тоже. И поверь, Галеас, давно не было у нас войны. Значит, враг с силами собирается.
   - Погоди-погоди, - встрял я, - Громли, а как же Война личей. Тогда пять тварей из Медвежьего угла чуть друг друга не угробили. Отголоски её даже до нас докатились, а позже, когда я офицером стал, до нас доводили, доклады Ходоков. Там такая бойня между пятью личами произошла, что только пух и перья во все стороны. Их и спасло-то только, что в Угол так запросто не добраться.
   Ходоками звали в просторечии стражей наделённых особым талантом ходить за границу, вглубь враждебных Основ. Это были самые редко встречающиеся стражи, реже только геоманты попадаются, тех, вообще, на все наши крепости пять человек. И на каждой Ходоки свои. На востоке, к примеру, их лёгкие перестаивались таким образом, что они могли спокойно дышать, как обычным воздухом, так и отравой глубоких джунглей. Северяне и южане обладали стойкостью к низкой и высокой температуре, соответственно. А вот Ходоки нашей границы были совершенно невидимы для нежити - всей и всяческой. Ни самый простенький скелет, поднявшийся из могилы спонтанно, ни самый сильный и глазастый лич не увидит их, ни обычным зрением, ни магическим. Было бы побольше Ходоков можно было немного проредить число высшей нежити, однако рисковать ни одним из них было нельзя, слишком уж ценную информацию приносят они.
   - Было дело, - согласился Громли, - да только слишком давно это было. И на Медвежьем углу свет клином не сошёлся. Хотя он, конечно, стал ближе всего к нам, но и остальные личи тоже готовят козни против нас. Они без этого не могут.
   - К тому же, - поддержал его Кадаир, - мы основательно приблизились к Пустошам Некеха. Слышал про такие?
   - Только на древних картах видел, - сказал я. - Тех, на которых едва не весь наш мир со всеми Основами изображён.
   Карты эти возникли вместе с крепостями и были даром Пограничника. Большая часть названий были взяты именно из них, хотя какие-то давали мы, вроде того же Медвежьего угла. А вот пустоши Некеха - это уже с карт.
   - Во время второго на моей памяти переноса границы, - начал рассказывать эльф древнюю по моим меркам историю, - от Первой крепости тогда в Основу смерти выдался длинный язык, идущий вдоль изогнувшихся Бродячих гор почти и упирающийся в пустоши. Для охраны этого языка тогда перебросили по роте от каждой крепости, я входил в состав роты от нашей. На языке каждый день был жестоким боем, не чета нынешнему времени. Нежить сутками пёрла на нас из пустошей. И была среди неё такая, какой мне ни до, ни после видеть не приходилось. Костяные скорпионы, серпоносные колесницы, да и только Тёмные боги, - мы все осенили себя жестами, отгоняющими зло, - знают что ещё. А сами Пустоши Некеха - это полоса саванн от горизонта до горизонта, жара как на южной границе и почти никакой жизни. Только полоса распаханной земли около крепости и двух деревень.
   Совершенно бесплодная земля Основы смерти с переносом границы превращалась в жирный чернозём, в который палку воткни - прорастёт.
   - И хоть было то ещё до Раскола, - закончил свою речь эльф, - да только не смогли мы удержать тот кусок пустошей. Закрепились только у самой крепости, а потом граница снова скакнула, и нас унесло прочь от Пустошей Некеха. Но теперь мы снова опасно приближаемся к ним.
   - Ништо, - снова взялся за шутливый тон Громли, поглаживая секиру на поясе, - отобьёмся. Не впервой! Ты лучше скажи, Галеас, погодишь с нами до завтрашнего утра, аль - нет.
   - Погодим, - кивнул я. - На ночь глядя нечего в дорогу выступать. Деребен, - крикнул я за спину, - сними половину людей с вахты. Жрать пора.
   - Белеф, - последовал моему примеру Громли, - снимай людей оттуда, где ребята Галеаса останутся.
   Я оценил шутку старого гнома - мол, видим мы всех вас и знаем, где вы засели. Я усмехнулся, заворачивая ложку в тряпицу и пряча её. Тем временем из-за деревьев появились наши с Громли солдаты - и были это представители едва ли не всех разумных рас Срединного мира, кроме, пожалуй, таинственных насекомых, обитающих в самых глубоких подземельях под горами. Они были истинными обитателями этого мира, однако никаких интересов на поверхности у них не было, с ними и столкнулись-то, кажется, между вторым и третьим переносами границы. Я лишь раз видел их, в жутком рейде по самым глубоким подземельям в поисках месторождений редкого металла - чёрного магического сверхпроводника. Стоило нам тогда наткнуться на первые признаки близости богатой жилы, как из тьмы выросли три крупных фигуры, совершенно жуткого вида. Причём у двух из них было по две пары рук, в каждой они сжимали по коротком кривому клинку. На счастье, дон Кристобаль лично заведовал той экспедицией и с нами по его настоянию шёл один страж, знакомый с языков жестов, которым общались с представителями остальных раз насекомые. Диалог этот был загадочен и от этого страшен. С лёгким шелестом двигались лапы двурукого монстра, поблёскивал в свете наших алхимических фонарей тёмно-зелёный хитин. Наш человек отвечал короткими жестами, иногда даже прерывая поток излияний насекомого, что выглядело как короткий взмах руки, и тут же он начинал свою речь. Результатом этого немого диалога стало право на разработку чёрного металла, в обмен на поставки продовольствия для насекомых.
   Без особого толка просидели мы у костра до самого утра следующего дня, неся дозор и будучи готовы к возможной атаке нежити. Но враг так и не пришёл, а с первыми лучами солнца мы, подняв отдыхающую смену, быстро уничтожили следы своего пребывания на поляне и собрались в обратный путь. Но перед расходом мы с Громли обменялись небольшими - с указательный палец размером - кристаллами, похожими на соляные кубики. Это были кристаллы памяти, хранящие отчёты о жизни крепости, за ними мы, собственно, и шли на это рандеву.
   - Ну, бывай, Громли, - протянул я руку гному. - До лучших времён, как говорится.
   - Бывай, Галеас, - крепко сжал мою ладонь в тисках своих пальцев Громли. - До них самых.
   Обратная дорога промелькнула точно также, словно в забытьи. Переходы сменяли время отдыха, мы шагали и шагали по жухлой траве и вервям, полушли-полубежали, стараясь производить как можно меньше звука. Даже единственный в моей команде гном Снорри по прозвищу Кувалдометр топотал тише обычного. Обычного гнома, я имею в виду.
   В общем, никаких эксцессов по дороге обратно не было. И, в общем, короткий рейд прошёл легко и спокойно, вот только история с упырями и вурдалаками не давала мне покоя. Не смотря на мою показную небрежность и тот факт, что паранойя старых пограничников не получила подтверждения.
  

Глава 2.

   Мы снова сидели в кабинете дона Кристобаля, и снова глядел на меня, как живой, штандартенфюрер СС Герлах фон Бок. Как не отворачивался я от него, каждый раз казалось, что он глядит на меня, хоть ты тресни. И стоит отвернуться, он кинется на меня и всадит в спину нож. Длинный стилет с проклятой свастикой на рукоятке. И как Кристобаль терпит его присутствие в своём кабинете.
   - Да уж, - сказал он, - история с упырями, и вправду, странная. Неприятная и оставляющая много вопросов. Остались вы там, конечно, зря, надо было сразу обратно выступать. Время слишком дорого. Твои ребята вполне здоровы, так что трёх дней я тебе дать, увы, не могу. Завтра утром выступайте к странным деревням. Надо с ними разобраться.
   - До каких пор разбираться? - уточнил я. - Если там дело зашло слишком далеко или глубоко...
   - Если надо, - ледяным тоном произнёс дон Кристобаль, - то надо. Скверна не должна распространяться на границе.
   И от слов его повеяло жаром костров и мерзким смрадом горящей плоти еретиков и сектантов, корчащихся в очистительном пламени. Ведь именно таким образом бывший инквизитор вознёсся столь высоко. Дон Кристобаль не только сумел раскрыть заговор, охвативший множество деревень и даже один город в приграничной полосе, но и с отрядом стражей огнём и мечом прошёлся по ковенам смертопоклонников. Так называли сектантов, поклоняющихся нежити. Подобные культы и ковены возникали с завидной регулярностью, слишком уж привлекательна была для многих идея вечной жизни, которой и заманивали людей в эти ковены. И Кристобаль Гутьере, бывший инквизитор, уничтожил их в великом множестве, говорят, когда он со своим отрядом отправился в рейд уничтожать сектантов, небо было темно от дыма горящих деревень и костров с еретиками.
   И теперь чем-то подобным, видимо, должен был заняться я. В крайнем, как говорится, случае. Но дымом костров всё равно веяло очень явственно.
   - И кто я буду? - не без ехидства спросил я у дона Кристобаля. - Подпалачик или младший инквизитор?
   - Не юродствуй, - мрачно сказал Кристобаль. - Не то сейчас время, чтобы юродствовать. Помни, твоя главная задача, Галеас, выяснить, в чём дело, что не так с этими клятыми деревнями. И только в самом крайнем случае, самом крайнем, уничтожать. Но если уж уничтожать, то, как говорил товарищ Супрунов, по-будённовски. Если в деревне есть хоть один еретик, значит, не должно остаться этой деревни.
   - И города тоже жечь и срывать под корень? - Я в тот момент был полон ехидства и скептицизма.
   Я нагло намекал на историю города Нагваля, срытого большим отрядом стражей во главе с доном Кристобалем.
   - Поверь мне, Галеас, - покачал головой бывший инквизитор, - в Нагвале сектантов было больше, чем не вовлечённых в заговор людей.
   - Однако ты, Кристобаль, пожертвовал ими, - решительно надавил на него я, сам даже не знаю, зачем.
   - Всем иногда приходится жертвовать, - пожал плечами наш командор, - и часто собой.
   Эта реплика совершенно отбила у меня всякое желание юродствовать или давить на бывшего инквизитора. Я встал со стула и попрощался с доном Кристобалем.
   - И тебе не хворать, - усмехнулся тот, махнув рукой.
   Странный он человек, наш командор.
   Из кабинета дона Кристобаля я прямиком направился в нашу казарму, где бойцы моего отряда уже хлопали по плечам и отпускали шуточки в адрес провалявшихся в лазарете несколько недель товарищей.
   - Свезло вам, парни, - говорил сержмен Шольц, уже давно позабывший все разлады с вахмистром, - почти полторы недели отдохнули, а теперь ещё три дня в казарме проваляетесь.
   - Не свезло, - покачал головой я. - Прячем спиртное, орлы. - Я плюхнулся на койку. - Выходим завтра за час до рассвета.
   - Это как же так? - тут же возмутился Шольц. - Нам три дня отдыха обещали, или нет?
   - Обещали да не дали, как видишь, сержмен, - ответил я. - Нет у нас времени на отдых. Нам и так во внутренние деревни путь держать.
   - Это за самый Западный, что ли? - присвистнул Гимарт Ловкач. - Далеко.
   - Вот потому и выходим завтра за час до рассвета, - сказал я. - А теперь, господа стражи, отбой. Всякий похмельный завтра получит взыскание по возвращении.
   Я быстро разделся и лёг на койку. Бойцы ещё какое-то время посидели, допивая, как говорится, за здоровье вернувшихся лазарета товарищей, но угомонились быстро. На сон и без того времени не слишком много оставалось.
   Утро встретило нас заметным холодком. Мы не север, конечно, где плевок, без шуток, на лету замерзает, однако и у нас в октябре снег лежит, а в августе по утрам холодновато бывает. Вот так и сейчас. Я набросил на плечи Эльфийский плащ, очень удобный артефакт, который давно уже пущен в массовое производство. Лёгкий, свёрнутый занимает очень мало места, достаточно тёплый, чтобы не замёрзнуть весной и осенью. Когда-то его поставляли на границу эльфы, но после мы сами освоили их производство, а название так и осталось.
   Быстрым шагом прошли мы через плац, пустой и голый, с одиноко торчащей мачтой флагштока, отчаянно зевающий страж ворот отворил нам калитку и мой отряд двинулся на запад.
   В отличие от дороги к третьей крепости, относительно спокойной, проходящей по давно очищенной от нежити земле, все пути на запад были опасны. Хоть там и селились отчаянные люди, основывая деревни и даже города, однако из-за близости Основы Смерти там всегда было небезопасно. Из могил спонтанно поднимались мертвецы, бывало, что и целыми погостами. Стражи не могли управиться всюду, и в рейдах мы иногда наталкивались на пустые деревни. Но самым опасным было не это. По приграничным землям ходили некроманты, якобы не имеющие никакого отношения к тварям с той стороны границы. Они-то и становились главами зарождающихся ковенов, медленно и спокойно подводя людей к мысли о том, что опасна лишь бродячая нежить, лишённая разума, а вот живущие по ту сторону личи с вампирами - суть те же самые представители разумных рас, так зачем же их бояться?
   С последствиями деятельности таких вот доброхотов мы и боремся методами дона Кристобаля. Некогда нам их перевоспитывать, надо выжигать эту скверну калёным железом.
   И вот с такими мыслями двигался я по лесу. На ходу снял Эльфийский плащ, быстро смотал его в жгут и повязал вокруг пояса. Говорил же, удобная штука этот бытовой артефакт.
   До первой из интересующих нас деревень было полторы с лишним недели пешего хода. Мы пришли к околице её ранним утром, когда крестьяне только выбираются из хат и шагают по своим делам. Тут всё было примерно так же, как и всюду, только люди шагали не на поля или в амбары или куда там ещё ходят по утрам крестьяне, а в большое каменное, что само по себе странно, здание, украшенное какими-то каббалистическими символами. Видимо, некое культовое здание, храм или часовня. Я и до границы был не особенно религиозен, и верил во всех богов, а значит ни в одного, на самом деле. И потому внешний вид данного здания мне ни о чём не говорил.
   - Вахмистр, - обратился я к Деребену, - кто у нас самый религиозно подкованный, сможет опознать эту церковь?
   - Ни к одной разрешённой религии оно не относится, - заявил наш маг двух стихий, огня и воздуха, Закерий Велит. - Да и к тем из запретных, что лично мне известны, оно тоже не относится.
   - А может это не храм? - предположил Снорри.
   - Тогда с чего бы хамы туда поутру завалились, - возразил ему Шольц. - Осень на носу, работы в деревне по горлышко, а они чуть свет - в какой-то дом шастают. Неа, это храм, больше быть нечему.
   - Думаешь, ковен? - мрачно спросил у него я. - Пока сделаем вид, что ничего не подозреваем и просто в рейд вышли. Но ушки держать на макушке и быть готовыми ко всему.
   Мы вышли из леса, шагая открыто и как будто бы даже расслабленно. Конечно, профессионал легко определит, что каждый из моих орлов готов к бою, однако таковых, я очень надеюсь, тут не было. Мы прошли околицу деревни, которая казалась вымершей, никого на улице пусто, в домах света нет, двери закрыты, правда, только на задвижку, чтоб ветром не распахнуло. Тут не внутренние земли, с воровством туго - да и нечего воровать в деревнях, где мало того, что все друг друга знают, так и большая часть имущества общая.
   - Может эта деревня фанатиков каких, вроде амалиан? - спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, Глостер.
   Были и такие на нашей границе. Тоже сектанты, которым не нашло места нигде в государствах, выросших на территории бывшей империи, однако нежити они не поклонялись и потому нашли приют на границе. Даже бывший инквизитор, дон Кристобаль, признавал их полезность. Имея собственную крепкую веру, подобные сектанты имели куда меньший шанс подпасть под влияние проповедников немёртвых тварей.
   - Может и так, - кивнул я, - были же вроде какие-то солнцепоклонники или вроде того, верно, мастер Велит?
   - Да, были, - кивнул маг, - только вы внимательнее на символы посмотрите. После фон Бока даже солнцепоклонники от свастики отказались. - И он указал нам на ряд символов, украшавших стену храма прямо над воротами.
   Главным среди них был поганый символ свастики. На самом деле, до фон Бока ничего скверного в нём не было - оно означало солнцеворот, событие, почитаемое практически всеми религиями, и часто похожий знак можно было увидеть на церквях, храмах и соборах по всему Срединному миру. Однако чёртов нацист извратил его значение до неузнаваемости, так что он стал запретным всюду, во всех видах. И вот теперь свастика красуется на церкви в деревне на границе. Это требует самого тщательного разбора, похоже, подозрения дона Кристобаля оправдываются на все сто. А может быть, ковен только в этой деревне?
   - Работаем жёстко, - даже не спросил Снорри, поглаживая толстыми, как сосиски, пальцами рукоять тяжёлого короткого меча с широким клинком.
   - С сектантами церемониться не будем, - кивнул я. Впрочем, по всей видимости, кроме сектантов тут никого нет, раз все забрались в церковь, осквернённую свастикой.
   - От неё несёт Смертью, - сказал Велит. - Там сейчас творят ритуал некромантии.
   - Насколько сильный? - коротко спросил я, передвигая меч вперёд, чтобы его удобно было выхватывать из ножен.
   - Он в самом начале, - ответил маг. - Но, похоже, изрядной силы.
   Двери церкви отворялись наружу, потому не удалось открыть их эффектным ударом ноги. Была у меня склонность к театральным эффектам - грешен. Я решил распахнуть створки, сильно дёрнув на резную ручку, однако только протянул руку к длинной перекладине, как меня остановил Велит.
   - Не трогай её, - коротко бросил он. - На дверях полно смертоносной магии. Двери нельзя открывать во время ритуала, некромант позаботился об этом.
   - Сломать можешь? - спросил я, проверяя легко ли выходит из ножен меч.
   - Повозиться придётся, но смогу, - кивнул Велит, после минутного раздумья.
   - Лучше всего снести эти створки к чёртовой матери, - посоветовал я, - надо ошеломить врага.
   - Это требует подготовки, некромант может почуять это, - предупредил маг.
   - Значит, мастер Велит, сделай так, чтобы он ничего не успел предпринять.
   Мы отошли на несколько шагов прочь от двери, давая магу место для работы. Он собирался ударить по двери каким-то мощным заклятьем и находиться при этом рядом с ним не совсем безопасно. Конечно, Закерий Велит не самый сильный волшебник, до Пограничника его очень далеко, и против лича один на один он выйти не сможет, однако из схватки с некромантами не раз выходил победителем. Он встал напротив дверей в проклятую церковь, сложил пальцы в хитрую фигуру, меж ними заплясали искры. Символы, покрывающие двери откликнулись на это слабым мерцанием, защита проявила себя. Секунду спустя воздух затрещал, и перед магом образовалась шаровая молния, по поверхности которой проскакивали слабые искорки. Маг толкнул ее, и снаряд полетел к дверям осквернённой церкви. Врезавшись в них, молния взорвалась - створки с грохотом влетели внутрь помещения, символы, горевшие на них замогильной зеленью, погасли.
   - Стража границы! - тут же закричал я, впереди своих бойцов врываясь в церковь. - Никому не двигаться! Всем оставаться на местах!
   Эти фразы, как нельзя лучше подходящие для таких вот операций, я подхватил у одного парня, служившего в спецназе - войсках специального назначения, и родом он был из мира, технически сильно обогнавшего наш. Возможно, из-за отсутствия магии.
   Ошеломлённые крестьяне, сидящие на длинных лавках, закрутили головами, кто-то подскочил на ноги, однако вид направленных на них карабинов, пистолей и арбалетов - лучников в моём отряде не было - быстро утихомирил их. Но не некроманта и его прислужников. Сам немёртвый волшебник стоял на кафедре церкви, держа в руках золотую чашу и стилет. Облачён он был в длинный плащ, покрытый каббалистическими символами - и снова царит проклятая свастика - под которым носил знакомую по кабинету дона Кристобаля форму. Почти такую же, что была одета на штандартенфюрере СС Герлахе фон Боке. Помощники же некроманта мало отличались от крестьян, как одеждой, так и повадками. Скорее всего, здешние уроженцы, отобранные некромантом из-за склонности к тёмному искусству. Их было трое, они стояли рядом с кафедрой, двое держали упитанного поросёнка, а третий здоровенный поднос, на который сей хрячок как раз поместится.
   Знаю я такие ритуалы. Сначала поросей режут и сырыми едят, а после на детей переходят.
   - А вот и стража пожаловала, - ничуть не смутился некромант, опуская руки и кладя на кафедру стилет и чашу. - Лучше бы вы нас от нежити охраняли, а не церкви ломали. Закона о свободе вероисповедания на границе никто не отменял.
   - Этот закон запрещает все и всякие культы смерти, - ответил я, дивясь наглости колдуна, - а тут я вижу все признаки такового.
   - Это какие же, например? - ехидным тоном спросил некромант.
   - Вон вы собираетесь поросёнка в жертву принести, - уверенно начал я, - после кровь выпить из чаши, а самого - сырым съесть.
   - Да вы что, страж, - развёл руками некромант, широко улыбаясь. - Животных приносят в жертву, особенно по осени, во многих религиях, разрешённых в Срединном мире. Не так ли? И мы не собирались пить кровь, и есть поросёнка сырьём, просто сцедили бы кровь, а животину зажарили и съели. У нас праздник урожая, не более того.
   - А символы? - спросил я. - Запрещённые символы.
   - Где вы их видите, страж? - продолжал весьма умело разыгрывать святую простоту некромант.
   - У вас на лбу, - ответил я. - Некросимвол - череп с костями. - Я пистолем указал на фуражку, что носил некромант. - И на плаще - проклятая свастика. Вам не отвертеться.
   - Поймали, господин страж, - усмехнулся некромант. - Да, я некромант, однако каждый из моих прихожан может подтвердить, что ничего дурного от меня не видел. Наоборот, я уничтожал спонтанно поднявшихся мертвяков, от которых здешний люд уже света белого не видел, а теперь тем же занимаются мои ученики. Вскоре я покину эти края, но мне будет на кого оставить деревню. И я буду уверен, что оставляю её в надёжных руках.
   - Ну, ты наглый, чёрт победи! - даже рассмеялся я. - В общем, так, некромант, ты арестован стражей границы и если не сдашься добровольно...
   - Да пошёл ты! - Маска святой простоты мгновенно спала с лица некроманта. - Хочешь угробить меня, как десятки и сотни моих собратьев по Искусству. Для вас же всякий некромант - суть слуга личей и не более того. Вам дела нет, что мы уничтожаем нежить куда эффективней, нежели вы, стражи! Мы - реально помогаем людям в городах и деревнях, в то время как вы, стражи, заперлись в своих крепостях и сидите там, дрожа за свои жалкие жизни и боитесь нос высунуть из-за стен.
   - Ловко загнул, - кивнул я. - Но мы, как видишь, здесь, а не в крепости.
   - А где вы были, когда скелеты сыночка моего порвали?! - закричала вдруг какая-то женщина с лавки. - Только появился у нас добрый человек, на путь истинный направляет, а вы - тут как тут! Жили мы без вас - и дальше проживём!
   - Да! - поддержал её один из прислужников некроманта. - Зомби всю семью мою сожрали, а вас не было! А как за оброком для крепости, так вы исправно явились! Мы вас кормим, а что делаете вы?
   - Vox populi, - рассмеялся некромант.
   - Мы, вообще-то, за вас умираем, - ответил я прислужнику. - Просто нас уже слишком мало. Мы не можем контролировать всю территорию, и всё потому, что притока новых стражей нет. Из вашей деревни, когда последний раз хоть кто-нибудь в крепость ушёл, чтобы стражем стать? - Молчание. - Вот и не обвиняйте нас после этого в бездействии, если сами не хотите сражаться и умирать. А ведь тянет-то многих!
   Некромант почувствовал, что, говоря театральным языком, теряет слушателей, и перешёл к более решительным мерам.
   Он взмахнул рукой - в нашу сторону полетело Лезвие ветра. Наш маг не стал ставить щитов, он кинул примерно то же заклятье в ответ. Столкнувшись Лезвия ветра взорвались порывами ветра, повалившими людей с лавок и расшвырявшими моих людей в разные стороны. Только Велит и Снорри устояли на ногах.
   И тут понеслось!
   Не поднимаясь с пола, я несколько раз выстрелил в сторону некроманта. Пули выбили щепу из кафедры, не причинив тому ни малейшего вреда. Сам же колдун разразился серией несильных, но опасных заклятий, поражавших по большей части несчастных крестьян, валяющихся на каменном полу осквернённой церкви. Моих же бойцов прикрыл мастер Велит. Снорри припал на колено, укрывшись частично за разломанной лавкой, выстрелил из своего тяжёлого арбалета в некромантского прислужника. Калёный болт, покрытый вязью рун, преодолел его защиту, разлетевшуюся, словно стекло, глубоко вошёл в грудь сектанта, а конец его вышел из спины. Однако прислужник не упал. Он схватил болт, руны на котором вспыхнули алым, отчего с рук его начала пластами слезать кожа и плоть, обнажая кости. Но и это не смутило прислужника. Он рывком выдернул болт и переломил его, словно тростинку.
   Чёрт! Да этот некромант тут себе основательное гнездо свил, раз такие прислужники у него. И сам он колдун, похоже, довольно сильный, хватит ли у Закерия сил противостоять ему.
   Я откатился за лавку, плечом толкнув какого-то бедолагу, вжавшегося в пол и накрывшего голову руками. Приподнялся, открыл огонь по прислужнику, чья грудь была пробита болтом. Заговорённые пули вошли в тело, взрываясь внутри него, отчего тот словно расцвёл красными цветками из плоти и крови. Остальные бойцы моего отряда также сосредоточили огонь на нём. Гимарт стрелял в него на ходу из двух пистолей, целя, в основном, в голову. Снорри перезаряжал свой арбалет. Шольц, Глостер и Деребен открыли ураганный огонь, однако толку с него было мало - били они, как говориться, в белый свет, что в копеечку. А вот лучший стрелок моей команды Хаиме выцеливал прислужника из своего длинноствольного карабина с двукратным прицелом. Видимо, в голову хотел попасть.
   Некромант, похоже, творил всю массу слабых заклятий только для отвода глаз, на самом деле, он готовил нечто жуткое. И мастер Закерий пытался ему в этом мешать, при этом отражая мелкие атаки. Слабые-то они, конечно, слабые, но защитные амулеты наши выдержать не больше двух-трёх попаданий чем-то вроде Облака тлена или Плети Пта. И всё же усилия Закерия Велита пропали втуне. Некромант вскинул руки над головой и сжал кулаки. Стоящие перед ним на кафедре стилет и чаша задрожали - узкий клинок мгновенно почернел, покрывшись гнилостной коростой, а через золочёный край чаши полилась кровь. Поросёнок, всеми забытый забился в дальний угол и отчаянно верещал, будто его резали. Он первым почувствовал, как и всякое животное, присутствие чудовищной магии.
   От рук некроманта к его прислужникам потянулись видимые даже мне, лишённому каких-либо магических талантов, чёрно-зелёные канаты силы, словно свитые из отдельных нитей. Сонмы же таких нитей выходили из тел прислужников, впиваясь в забившихся под перевёрнутые лавки крестьян. Лишь нас, стражей, нити опасались - несколько их, пройдя близко от нас, съёживались и пропадали. Отразить подобную попытку выпить жизнь могли даже наши амулеты - знаки принадлежности к страже границы.
   Некромант же набирал силу. Кроме канатов и нитей силы стала видна его мрачных цветов аура - здесь чёрный густо перемешивался с красным и неизбывным гнилостно-зелёным, цветом некромантических чар. Колдун открыл рот в немом крике - и тут же оттуда ударил луч света. Глаза его засветились зелёным. А сам некромант словно окутался дымом. Это сама плоть нашего мира отказывалась принимать подобную тварь. Такие искажения я видел лишь однажды, да и то, по счастью, издали. Через подзорную трубу я наблюдал вторгшегося через границу лича, которого должна была уничтожить команда специально натренированных для этого стражей. Мы тогда в дальнем прикрытии были, и я выпросил у командира подзорную трубу - на лича поглядеть. На всю жизнь насмотрелся.
   - Он в лича превращается! - успел крикнуть мастер Велит в перерыве между метанием заклинаний. - Снорри, болт! - А после нам: - Он зомби делает! Из крестьян! Берегитесь!
   Гном, так и стоявший на колене за перевёрнутой лавкой, снял уже наложенный болт с ложа и сломал заговорённую печать на особом отсеке колчана. Он извлёк оттуда болт, откованный целиком из чёрного металла, магического сверхпроводника, без каких-либо примесей. Пять таких были выданы моей команде, и за растрату их я отчитывался перед доном Кристобалем лично - так что зазря расходовать их никогда бы не стал. Но мастеру Велиту виднее. Снорри приладил болт на арбалетное ложе, тщательно прицелился и надавил скобу. Врезавшись в ауру некроманта болт вспыхнул, словно маленькое солнце, аура пошла трещинами, будто была стеклянной и рассыпалась с треском. На это наш маг ответил, наверное, самым мощным заклятьем, которое знал. Чёрная молния. Она врезалась в тело некроманта, окутав его антрацитовыми искрами. Колдуна выгнуло дугой, так что, наверное, кости затрещали. Плащ и фуражка слетели с него, чёрный мундир покрылся ещё более тёмными пятнами - кровь. Но рук он не разжал, нити и канаты натянулись, как на лебёдке, а вокруг нас начали подниматься люди. Словно марионетки на верёвочках вставали они, дёргаясь в конвульсиях, как будто танцевали некий отвратный танец, вроде искажённой тарантеллы.
   - Отставить стрельбу! - закричал я, пряча пистоль. - В рукопашную на тварей!
   Я выхватил меч, также, стоя на колене, рубанул по ногам крестьянина, чьи глаза выдавали в нём нежить. Есть такая особенность у этих тварей, иначе бы нам совсем тяжко пришлось. Если скелета или упыря за живого человека ни за что не примешь, но свежий зомби - вполне себе. И не догадаешься, что нежить, пока он тебя жрать не станет, если бы не глаза. У всякой нежити буркала светятся разным цветом в зависимости от силы твари - с живым ни за что не перепутать. Вот и теперь у всех крестьян глаза засветились красным, у прислужников - синим, а у самого некроманта - зелёным.
   Обезноженный зомби упал, но тут же с завидной скоростью рванулся ко мне по полу, ломая ногти о каменные плиты. Я откатился в сторону и быстрым ударом отсёк ему голову. Но тут на меня навалились остальные зомби. Перебираясь через поваленные лавки, обуреваемые одной только жаждой - добраться до плоти живого, разорвать его, пожрать, напиться крови, хлещущей из порванных жил. Я стряхнул с себя повисшего на плечах зомби, наотмашь рубанул по толпе. Клинок запылал рунами, причиняющими нежити серьёзные раны, их как кислотой разъедало. Хороший у меня всё-таки меч. Однако зомби напирали на меня, издавая горловые звуки, тянули ко мне руки с загнутыми, словно когти, пальцами. Они были, на самом-то деле, куда страшнее тех тварей, что поднимались из могил, не смотря на всю отталкивающую внешность последних. Ведь только краснота, заливающая глаза, отличала их от людей, а вот то, что вроде бы самые обычные по виду люди хотят тебя сожрать, будто волки лесные, пугало очень сильно.
   Я рубил по рукам, тянущимся ко мне со всех сторон, по лицам, обращающимся в слюнявые животные морды, по самым телам, стараясь разрушить их как можно скорее. А всё же много народу жило в этой деревне! Очень скоро меня сомнут, так что надо прорубаться к остальным бойцам. Но для этого придётся повернуться спиной к нескольким десяткам зомби, чего делать совсем не хотелось. А придётся, не то меня схарчат.
   Я рывком вскочил на спонтанную баррикаду из нескольких лавок, коротко огляделся, оценивая обстановку. Ловкач с Хаиме остались у дверей и ведут огонь из карабинов, не смотря на приказ. Толку от обоих в рукопашной мало и они, отлично зная об этом, продолжали стрелять. Шольц с Глостером прикрывали их, работая мечом, Шольц, и боевым топором с широким лезвием, Глостер. Мастера Велита, продолжавшего магическую дуэль с перерождающимся некромантом, и Снорри, стрелявшего из арбалета в прислужников, защищал от зомби один только вахмистр Деребен. Сгорбившись и задрав руки над головой, он крутился, как заведённый, а вокруг него падали твари, обезглавленные и с отрубленными конечностями.
   - Деребен! - крикнул я. - Танцуем в паре!
   Я прыгнул к нему, приземлившись в опасной близости от свистящего клинка. Поймав паузу, шагнул вперёд, встав плечом к плечу с Деребеном. И закружился наш парный танец смерти. Нам, конечно, было далеко до эльфийских танцоров, вроде Кадаира, которые могли в мелкий фарш нарубить всех этих зомби в считанные секунды, да и нас в придачу. Но тварям вполне хватило и нас. Мы крутились, защищая друг друга и прикрывая гнома с магом, сражающихся с некромантом и его прислужниками, а вокруг нас разлетались во все стороны головы и конечности мертвяков, отсечённые нашими клинками. Меч Деребена был зачарован на остроту, и легко резал мёртвые тела, тем более, что никакой защиты на них не было.
   Прислужники некроманта напоминали уже ежей, из тел их торчали заговорённые болты, разлагавшие плоть, источающую гной пополам с протухшей кровью. Но нити и канаты силы, тянущиеся от них, пульсировали прежней силой. Как будто, ни сталь, ни чары не могли повредить связанным с колдуном людям, точнее пародией на них.
   - Да что ж вас ничего не берёт-то! - скрипел зубами Снорри. - Болты на вас переводить только! Командир! - обернулся он к нам, заряжая арбалет. - Кончал бы ты баловать! Зомбей мало осталось, с ними и без тебя справятся! А ты тварей руби мечом своим! Руби!
   - Правильно, сэр Галеас! - поддержал его мастер Велит.
   - Выхожу из танца! - предупредил я вахмистра и рванул к прислужникам некроманта.
   Тот, заметив мой порыв, попытался накрыть Плащом праха. Но сработали защитные амулеты, правда большая часть их рассыпалась в пыль, исчерпав себя полностью. А в лицо мне порывом ветра бросило тучу серой пыли. Я едва успел закрыть нос и рот локтем да глаза зажмурить. Это помогло несильно, пыль таки попала на лицо, я закашлялся, плюнул на пол, из глаз полились потоки слёз. Пришлось остановиться, перейти на шаг, протереть глаза, отплеваться от пыли. Некромант же не думал останавливаться, отбиваясь от атак мастера Велита, он неуловимым движением пальцев перехватил один из канатов, тянущихся от него к прислужнику. Из тела того ударили зелёные лучи, само оно начало распадаться прахом, а изнутри его как будто выбирался кто-то. И это мог быть только призрак.
   Я выдернул левой рукой из кобуры пистоль, пальцев сдвинул пупочку смены огня и почти не целясь, вдавил спусковой крючок в рукоять. Из короткого ствола его вырвался серебристый луч. Он врезался в оформляющегося призрака, разрушая саму суть его. Призрак стал похож на некое грязное полотно, которое треплет и рвёт порывистый ветер. Довольно быстро от него не осталось и воспоминаний, а тело прислужника окончательно рассыпалось прахом. Я отшвырнул пистоль, ставший теперь совсем бесполезным - никакому артефактору не восстановить его свойств, я выжег из него всю магию до капли.
   Некромант предпринял новую атаку на меня, швырнув пять Костных копий разом. Защитных амулетов не хватило бы и на одно такое, так что осталось полагаться только на меч. Да на возможную помощь мастера Закерия. Я рухнул на колено, пропуская два копья над головой, третье с четвёртым отразил широким взмахом меча, так что он закрутились, полетев куда-то в сторону от меня. Но последнее было моим. Оно ударило меня в грудь, сгорая защитные амулеты сумели лишь на секунду задержать его. Кусок кости длинной в метр врезался в правую сторону груди, с треском проломив кольчугу, глубоко погрузился в моё тело. Боль была просто дикая, сила удара была такова, что меня отбросило едва не под ноги к Деребену. Я попытался подняться, однако надо мной успели столпиться несколько зомби, почуявших запах свежей крови, которой я обильно орошал сейчас каменный пол осквернённой церкви.
   - Снорри! - прорычал мастер Велит. - Болты! Он перерождается!
   Зомби, топтавшиеся надо мной, изрубил в куски вахмистр Деребен. Он же помог мне подняться на ноги. Я только протянул руку к торчащему из меня копью, однако прикосновение к нему отозвалось такой болью, что из глаз хлынули слёзы, а все внутренности скрутило в тугой узел. Я едва удержался на ногах, колени подогнулись.
   - Не трогай его, - через плечо бросил мастер Велит.
   А как драться? Умник нашёлся. С этой бандурой в плече. В общем, ломать это копьё надо или вынимать, само собой оно, как многие заклятья, рассеиваться не хотело.
   - Деребен, помогай! - прохрипел я вахмистру. - С зомби ребята и без нас разберутся.
   Поднятых некромантией тварей в церкви почти не осталось. Их было-то с полсотни от силы, считая стариков и малых детишек, так что сейчас команда, занявшая оборону у входа в церковь, вошла в помещение и теперь, что называется, зачищала его, выискивая и добивая зомби под перевёрнутыми лавками и телами других тварей. Ну и редких мертвяков, что ещё шатались по церкви.
   - Давай же, вахмистр! - рычал я. - Время дорого!
   - Но ведь... - растерялся Деребен. - Мастер...
   - Твою мать! - заорал я. - Рви уже это чёртово копьё!
   Вахмистр коротко глянул на мага, но тот был занят схваткой с некромантом, потом на меня. Я уже ничего не стал говорить, все слова, похоже, были написаны на моём лице. Потому Деребен воткнул меч в тело лежащего у нас под ногами зомби, ещё раз глянул на меня и только после этого схватил обеими руками Костяное копьё. Боль снова скрутила меня, колени подогнулись, на ногах я удержался только из-за того, что Деребен крепко держал в руках копьё. Не смотря на это, я нашёл в себе силы толкнуться назад, сдёргивая себя с костяного штыря, в тот же момент вахмистр рванул второй конец его на себя. Я упал навзничь, прямо на труп какого-то несчастного крестьянина с отрубленными руками и головой. Очень хотелось свернуться калачиком, забыть о боли, агонии боя, некроманте, обо всём. Только лежать, тихо поскуливая, как собака.
   Но надо вставать. Я рывком поднялся на ноги, превозмогая боль, рвущую на части половину груди и плечо, хорошо, хоть левое. Перехватив меч поудобней, я скомандовал:
   - Деребен, руби прислужников!
   И вместе с вахмистром ринулся на врага. Хотя ринулся, это громко сказано, я едва ковылял, задыхаясь от боли, держась на одном только природном упрямстве да силе воли. Деребен сильно опередил меня. Он обрушил на прислужника свой меч, молниеносными ударами расчленяя его. Я добрался до своего, но бил не так быстро, нарочно наваливаясь на него всем телом, чтобы клинок, разъедающий плоть нежити, в какую успел уже обратиться прислужник, как можно глубже погружался в их тела. Я даже не рубил, а скорее резал его, и под клинком моего меча он распадался на зловонные куски разлагающейся плоти.
   Мы подступали к кафедре, за которой стоял некромант. Лишённый подпитки от зомби и прислужников, он продолжал трансформацию в лича, судя по пляшущим вокруг него искажениям пространства. Снорри поднял арбалет и всадил в некроманта болт чёрного металла. Тот ударился в невидимую уже защиту колдуна, вспыхнул и рассыпался. Однако тут же в него вонзился второй - из арбалета сержмена Шольца, предпочитавшего это оружие новомодным разработкам наших артефакторов. Болт вошёл в грудь некроманта, засветился красными и синими рунами, но не взорвался как прочие. Некромант закричал от боли, правда, хвататься за болт не спешил, он вскинул левую руку, складывая пальцы в колдовскую фигуру, но заклинание бросить не успел. Ещё один болт, на сей раз сложного карабина Хаиме, вошёл в его ладонь, пришпилив к каменной стене. Всегда поражался мощности его оружия. Но и тут некромант не растерялся. Похоже, жест был больше для отвода глаз. Заклинание он бросал с пальцев правой. Чёрная нить протянулась от его пальцев к моему раненному плечу. Боль скрутила меня ещё сильней, я почувствовал, что из тела моего уходит жизнь. Быстро вытекает, как вода из пробитого бурдюка.
   Ловкий ход. Жизни стража вполне хватит на его перерождение в немёртвую тварь. Но и мы не лыком шиты! Я поймал пальцами нить и перехватил насмешливый взгляд некроманта....
  
   Мы стояли на утёсе, глубоко выдающимся в бурлящее море. Утёс был антрацитово-чёрным, как будто представлял собой цельный кусок этого дорогого угля. Небо над нами серело, по нему гуляли чуть более тёмные тучи, солнца не было вовсе. Море, плескавшееся у подножья утёса, я мог только слышать, но не видеть, так что цвета его не знал, однако, скорее всего, оно мало отличалось от общей палитры.
   - Так вот каков мир некромантов, - сказал я стоящему напротив меня колдуну.
   Тот ничуть не изменился. Только фуражка вновь сидела на его голове. Отвратные некросимволы сверкали серебром с прозеленью.
   - Лезть сюда без подготовки, - усмехнулся некромант, - верх глупости.
   Он вскинул руку - и угольная поверхность утёса обратилась острыми шипами, устремившимися ко мне с умопомрачительной скоростью. Я оттолкнулся обеими ногами, взлетел пару саженей и приземлился на бритвенные края лезвий. Два быстрых паса ладонями - в пальцах появились два тяжёлых метательных ножа. В следующую секунду оба вонзились в грудь некроманту. Тот постоял немного, покачнулся и рухнул с утёса, полетел вниз, к бушующему невидимому морю, раскинув руки.
   - Кто сказал, что я не подготовлен? - усмехнулся я, глядя на тающие краски некротического мира.
  

Глава 3.

   Круг-без-смерти - легендарное место в глубине Основы, где нельзя сотворить ни одно заклятье некромантии. Однако все наложенные действуют. Именно поэтому Круг-без-смерти стал ареной для дуэлей и мирных переговоров между личами. И если первые случались достаточно редко - не слишком-то полагались полуистлевшие колдуны на свои, пускай и увеличенные магией, физические кондиции, не привыкли они драться без колдовства; то переговоры в Круге происходили с завидной регулярностью. Из самих Пустошей Некеха приезжали на колесницах, запряжённых лошадиными костяками, тамошние жрецы-личи, чтобы прекратить разрушительные войны между некрополями. В последний раз в Круге вели переговоры Лионель д'Арси и Гаштаг Мёртвый герцог. После атаки д'Арси на крепости пограничников Гаштаг посчитал, что сосед достаточно ослаблен, и земли его теперь можно захватить. И пошёл войной. Однако он сильно недооценил соседа. Д'Арси, хоть и потерял большую часть своей армии в стычках со стражей, оставался куда более сильным магом, нежели Мёртвый герцог. В первом же бою он перехватил контроль над изрядной частью войска противника, внеся хаос в его ряды. К тому же, д'Арси через своих агентов за границей - а были у него и такие - успел нанять несколько отрядов самых бесшабашных и жестоких наёмников, готовых служить кому угодно лишь бы деньги платил. А деньги у д'Арси откуда-то водились, никто не знает откуда, но денег у него было довольно много. В итоге, войну Мёртвый герцог проиграл и, чтобы сохранить армию достаточную для отражения атак других соседей по Медвежьему углу, отступил к своим владениям. Вот о мире после этой небольшой войны и договаривались два лича в Кругу-без-смерти.
   Но в этот раз собрание здесь было совершенно не бывалое. Со времён тысячелетней давности, когда к Кругу приехали жрецы-личи Пустошей Некеха пяти некрополей, меж которыми жестокая война шла больше двадцати лет. И вот теперь к Кругу приехали все пятеро личей Медвежьего угла.
   Первым приехал верхом на адском коне Гаштаг Мёртвый герцог. Бывший аристократ ещё Срединной империи он выступил в Поход славы на границу по просьбе тогдашнего магистра западной стражи. В те времена подобные походы не были редкостью, рыцари и лорды наоборот стремились на границу, дабы завоевать себе побольше славы в борьбе с природным врагом всех разумных рас. В том походе Гаштаг был тяжело ранен в сражении с кровавыми рыцарями, его приняли за убитого и оставили лежать на поле боя, что, конечно, дело невиданное, да только слишком уж жарко пришлось тогда панцирной хоругви стражей и рыцарям империи. Однако герцог оказался крепче, чем казалось всем. Он выжил, преобразившись в чудовищную помесь человека с нежитью - кровавого рыцаря небывалой силы. Оказалось, что Гаштаг обладал невеликим магическим талантом, развивать который смысла не было при жизни, но перерождение сделало его равным личу. Не самому сильному, но всё же. Сила и отвага, помноженные на немалый полководческий талант позволили ему достаточно быстро обрести свой лен в Медвежьем углу.
   Не прошло и пяти минут, как явился второй лич из Медвежьего угла. В своей колеснице, захваченной в Пустошах Некеха, но запряжённой жуткими конями-мороками, вместо лошадиных костяков, ехал древний некромант, больше тысячи лет как переродившийся в лича, по имени Карнут. Он был могущественным жрецом у себя в Пустошах и заправлял большим некрополем, где-то в глубине их. Однако как только Карнут переродился и стал полноправным властителем города мёртвых, то подвергся нападению завоевателя Сехесетепа, покорявшего Пустоши железной рукой. Карнут, как бы ни был силён даже по более чем высоким меркам Пустошей Некеха, не мог противостоять армии Сехесетепа, в которой было несколько равных ему по силе личей, а сам немёртвый завоеватель наголову превосходил всех их. Талантов Карнута хватило на то, чтобы выжить в чудовищной битве в выжженных солнцем саваннах, где давно уже нет ничего живого. Он долго полз на восток, к горам, благо, не нуждался ни в пище, ни в чём бы то ни было. Обосновался Карнут в Медвежьем углу, в самом дальнем конце его и стал медленно копить силы для войны со слабейшим из хозяев тамошних ленов. Не прошло и двух лет, как в битве с ним сгинул лич Махмуд-бей, принявший вызов Карнута на поединок в Кругу-без-смерти. В гордыне Махмуд-бей отправился на бой в одиночку, а Карнут напал на него по дороге с сильным отрядом неведомой дотоле нежити. Махмуд-бей перебил почти всех стражей гробниц, но пал под ударом громадного меча костяного гиганта, развалившего Махмуд-бея напополам.
   Третьим, немногим позже Карнута, прилетел на кожистых крыльях высший вампир, ничуть не уступающий в некротической силе личам. Известный под именем Влад фон Валах, он был, наверное, самым загадочным обитателем Медвежьего угла. Единственный пришелец из иных миров среди лордов нежити, он был вампиром прирождённым, то есть и в своём мире он пил кровь, получая за это сверхчеловеческие силы. В своём мире Влад прожил достаточно долгую жизнь, приобретя колоссальный опыт и знания. Он с показной охотой пошёл в услужение к всё тому же Махмуд-бею. Благодаря уму и сноровке, а также громадному запасу терпения, Влад со временем добился положения кого-то вроде доверенного лица при личе, стал сенешалем его замка и хозяином достаточно обширных владений. Влад сумел внушить своему хозяину, что по природе своей, он не может контролировать иную нежить, а потому не опасен для Махмуд-бея. Правда вскрылась после гибели лича, новый хозяин его земель встретил неожиданно ожесточённое сопротивление со стороны достаточно большого количества нежити. Оказалось, что область, в которой заправлял фон Валах с младшими личами, слугами Махмуд-бея, совершенно неподконтрольна Карнуту. А область эта составляла едва ли не половину всех владений сгинувшего лича, а, надо сказать, лен Махмуд-бея был воистину огромен и не только по масштабам Медвежьего угла. Так, благодаря своей хитрости и коварству, Влад фон Валах сделался хозяином своего лена.
   Четвёртым, как и Мёртвый герцог, верхом, только не на адской лошади, а на бронированной конском костяке, прискакал Король умертвий. Он и сам не помнил своего имени, знал лишь, что правил некогда народом лихих всадников, именующих себя Людьми равнин. На могучем скакуне по имени - вот ведь причуда памяти, своё имя забыл, а конское помнил - Хижрут, что на языке Людей равнин означает Обогнавший ветер, он мчался впереди орд своих людей. Они сжигали поселения, убивали сотни врагов, грабили, но никогда не брали в полон ни мужчин, ни женщин, ни детей. Люди равнин должны быть сильны, только тогда они смогут брать у других всё, что им нужно. Все прочие же - слабы, их кровь только ослабит Людей равнин. Жил его народ не одними только набегами и грабежом. Когда им нужно были новые сабли и мечи, лучшего качества, подковы на лошадиные ноги, вместо стёршихся во время скачки, наконечники и древки на копья и стрелы, новые доспехи из кожи и стали, красивая одежда и золотые украшения, вот тогда они всем табором приезжали на какую-нибудь ярмарку в большой город, поднимая над крылатыми шлемами, знаменитыми на многие личи вокруг, крашенные белым лошадиные хвосты - знак мира и торговли. И, не смотря на мрачную и жестокую репутацию Людей равнин, а быть может, именно благодаря ей, города отворяли ворота, хотя не раз и не два их створки вылетали под ударами окованных медью таранов Людей равнин. И гордые всадники проезжали крепкие стены, на которые, быть может, всего месяц назад карабкались с мечами наголо под градом стрел и потоками кипящего масла и горящей нефти. Они торговали, сбывая награбленное, обменивая его на нужные товары, и им продавали всё, отлично зная, что большую часть они пустят против продавцов. Блеск злата и серебра ослепляет представителей всех разумных рас. Король умертвий хорошо помнил момент своей смерти. Они схватились с закованными в сталь и бронзу легионерами первого Срединного императора. Сбившись в плотные квадраты когорт, они ощетинились длинными копьями, а когда бесстрашные всадники подлетели почти на расстояние удара, первые ряды обращённых к врагу фронтом когорт швырнули короткие дротики. Тяжёлые наконечники пробили кирасу на груди вождя Людей равнин, разорвали прочную кольчужную бармицу на лице. Но он не вылетел из седла, до самого конца сражения сидя в нём, как будто был жив и управлял битвой. Люди равнин выиграли тот бой, однако он стал началом их конца. Слишком многие сложили головы, а в их честь сложили великий курган, под которым похоронили вождя, а на поверхности - всех погибших вместе с лошадьми. Из-за войн Срединный мир сократился, и курган этот оказался на территории нежити. И Люди равнин поднялись из могил. И вождь верхом на костяке Хижрута, Обогнавшего ветер, повёл их вперёд. Был ли у него магический талант при жизни или же пребывание в кургане, в окружении колоссального количества некротической энергии, привело к его перерождению в лича, однако умерший вождь Людей равнин восстал могущественным Королём умертвий. И с тех пор кочевал с ордой мёртвых всадников по землям нежити.
   Последней приехала громадная карета, запряжённая четвёркой мороков, чем-то напоминающая катафалк. На козлах сидела сгорбленная фигура, ловко управляющаяся с жуткими лошадьми, поперёк колен её лежал обнажённый меч с зеленоватым клинком. Это был ни кто иной, как Лионель д'Арси, коварный и сильный лич, сумевший быстро оправиться после поражения от стражи. И, более того, именно он выступал в этот раз инициатором этого сбора. Он выбрался из своей кареты-катафалка, как всегда элегантно одетый по последней моде, через своих агентов он даже заказывал одежду у лучших портных бывшей столицы Срединной империи, всё ещё остающейся законодательницей мод по всему миру. Впечатление портило лишь лицо лича, вернее его остатки - запавший нос с провалившейся переносицей, лопнувшая местами пергаментная кожа, безгубый рот с повыпавшими зубами и, конечно, горящие белым пламенем глаза. На голове д'Арси носил длинный парик белоснежных волос. Как и Гаштаг, д'Арси также был аристократом империи, на не столь воинственным, как герцог, да и жил существенно позже. Быть может, от этого и происходит жестокая ненависть Мёртвого герцога к Лионелю. До земель нежити Лионеля д'Арси довела кривая дорожка тёмных ковенов и занятие магией смерти. Даже высокое положение и связи в высшем свете империи не спасли его от опалы и обвинений, грозящих даже ему мучительной смертью под клещами умелого профоса. Лионель предпочёл бежать через границу. Благодаря немалым деньгам, оставшимся у него, д'Арси сумел просочиться через кордоны имперской таможенной охраны, а после этого миновал и стражу, каким уж образом, известно только ему одному. Но, видимо, сходным образом попадали его агенты на противоположную сторону. Лионель, опираясь на сильную агентуру по ту сторону Бегучих гор, быстро добился положения хозяина лена в Медвежьем углу.
   По традиции все, прибывшие в Круг-без-смерти, вошли в него одновременно. В этот раз не было гарантов, которыми выступали соседи на переговорах и поединках. Их было ровно столько, сколько сторон присутствовало в Кругу, а армии их стояли на границах соседей, готовые к отражению возможной предательской атаки. Все гаранты давали клятву своей силой, что их солдаты не вступят в бой с армией хозяина лена, на чьей землей стоят, по той поры, пока спор не разрешится, а после этого покинуть эти земли, не неся никакого вреда. Но в этот раз нужды в гарантах не было, все пятеро хозяев Медвежьего угла собрались в Кругу-без-смерти. Однако в этот раз негласный протокол встреч в Кругу был нарушен. И весьма сильно. Из кареты-катафалка выбрался человек - именно человек! - в чёрной форме, украшенной черепами и свастикой. Он поправил фуражку, чтобы чётко сидела, как на параде, и вступил в Круг вслед за Лионелем.
   - Что тут делает этот смертный?! - первым возмутился ненавидящий Лионеля Мёртвый герцог.
   - Герлах фон Бок, - спокойно ответил д'Арси, - здесь по моему приглашению. И он давно уже не смертный. Он - мой младший лич, просто ещё не утратил смертного облика, как мы. - Лионель, наверное, улыбнулся, однако понять это по остаткам его личности было невозможно.
   - Пускай его, - отмахнулся Карнут, - какое нам дело до этого младшего лича. Лучше объясни нам, Лионель, с какой целью ты собрал нас тут? Что можешь предложить ты нам?
   - Новую войну, - коротко ответил Лионель д'Арси.
   - На стражу опять хочешь пойти, - сказал Гаштаг, - они тебе весьма основательно плюх накидали, не хватило?
   - Каждому из нас, в одиночку, со стражей не справиться, - ничуть не смутился его словам Лионель д'Арси. - Но если объединимся, то сокрушим крепости.
   - Я видел множество рассветов и закатов над нашей землёй, - жутким "замогильным голосом" произнёс Король умертвий, - и не раз объединялись водители мертвецов, но никогда не могли сокрушить стражей перевалов.
   - Раньше не объединялись больше троих личей, - сказал ему д'Арси, - оставляя при этом основательную часть своих войск для охраны ленов от соседей.
   - А ты предлагаешь нам не просто объединить силы, - насмешливо сказал Мёртвый герцог, - но и забрать с собой в поход все свои силы. Чтобы ты смог без проблем захватить наши лены.
   - Я не так глуп, Гаштаг, - отрезал Лионель. - Без клятвы из Круга никто из нас не выйдет, и ты это понимаешь не хуже меня. Или ты готов рискнуть своей сутью, испытывая Круга-без-смерти.
   Если какую другую клятву сильный лич мог и обойти, пожертвовав, правда, изрядной толикой собственной силы, то любая клятва, данная в Кругу, почиталась нерушимой. Сама суть лича разрушалась, если он нарушал её.
   - Наших объединённых сил, быть может, и хватит, чтобы сокрушить стражей, - произнёс Влад фон Валах, из-за своей полузвериной формы, а особенно длинных клыков, говорил он не очень разборчиво. - Пускай даже Срединной империи больше нет, однако из баронств придут люди на помощь страже. Такую армию, как можем собрать мы, объединившись, скрыть не выйдет никоим образом, а люди в баронствах не настолько глупы, чтобы отмахнуться от такой угрозы, которую представляем для них мы. В прошлые годы стоило страже кинуть клич, как из-за гор приходило ополчение. А вот достанет ли у нас сил справиться ещё и с ними, я не знаю.
   - Проблема с Загорными баронствами я беру на себя, - встрял Герлах фон Бок.
   - Тебе, смертный, никто не разрешал говорить, - осадил его Карнут. - Ты, хоть и стал личом, да ещё так быстро, что, вообще-то, дело небывалое, и в этом надо разобраться, но ровней ни одному из нас не стал.
   - Не затыкай моего миньона, - спокойно сказал Лионель д'Арси, - он здесь по моему разрешению и может говорить, что и когда хочет.
   - Довольно нам ругаться, - когда говорил Король умертвий, остальные предпочитали молчать. - Поясни нам, младой собрат, что ты можешь поделать со смертными владыками из-за гор?
   - Люди слабы, - с усмешкой сказал фон Бок, - и их легко купить. Даже тех, кто может купаться в золоте.
   - И чем же можно купить таких? - спросил у него, как будто проверяя, фон Валах.
   - Люди смертны, - констатировал очевидное фон Бок, - о чём вы так часто говорите, господа личи. И именно на этом их так легко поймать. Даже самый богатый и щедрый из властителей, который кидался деньгами и дарил своим любовницам горы бриллиантов за ночь, просыпается по ночам в холодном поту, лишь только во сны его проникнет мысль о смерти. Ведь сколько не наживи богатств, на тот свет ни злата, ни бриллиантов не унесёшь. Пообещай бессмертие любому из них - и он будет твой с потрохами.
   - Ты умён и мудр не по годам, - произнёс Король умертвий, - однако берегись своего сюзерена, он хитёр и постарается избавиться от тебя, если подумает, что ты можешь стать опасным ему.
   Иногда гордый предводитель Всадников смерти - конных умертвий, вёл себя словно наивный ребёнок. Дитя степей, которых не осталось на картах, не привык кривить душой или скрывать своё мнение от других.
   - Бессмертием можно купить любого смертного, - выдал глубокомысленную сентенцию Гаштаг.
   - План хорош, - поддержал его фон Валах. - Но куплены ли продажные?
   - Они готовы продаться нам, - ответил фон Бок.
   - Тогда я принесу клятву, - сказал звероподобный вампир, складывая руки на груди и накрыв их крыльями, стало похоже, что он завернулся в плащ из человеческой кожи. - И выступлю в поход с Д'Арси.
   - Я - также, - поддержал его Гаштаг, легко переступивший через неприязнь к Лионелю.
   - Мои всадники поскачут с вами, - заунывно пропел Король умертвий ритуальную фразу его народа.
   - Без меня, - вклинился диссонансом скрипучий голос Карнута. - Я не собираюсь уничтожать свою армию в этом бессмысленном походе.
   - Хочешь напасть на наши лены, пока мы будем воевать со стражей, - обернулся к нему Гаштаг, - как напал на Махмуд-бея по пути на дуэль с тобой.
   - Я не такой дурак, как ты, Гаштаг, - фыркнул уроженец Пустошей Некеха. - Я принесу клятву в Кругу вместе с вами, ибо отлично понимаю, что вы в таком случае первым делом навалитесь на меня и мой лен станет призом для тех, кто вернётся с войны со стражей.
   - Вот и договорились, - подвёл итог встрече Лионель д'Арси. - Осталось оговорить текст клятвы.
  

Глава 4.

   В моих способностях, позволивших мне убить некроманта, нет ничего особенно мистического. На ментальные поединки натаскивают всех стражей, имеющих хотя бы крохи магического таланта. У меня оказались даже не крохи, а, как сказали маги-эксперты после обследования, вполне серьёзные способности, правда, совершенно неразвитые. Ну да и где им развиваться, если я разбойничал с малолетства. Мне предложили развить их, однако, как выяснилось, из меня получился бы только посредственный маг, а вот ментальный боец - изрядный. Конечно, я выбрал стезю ментального бойца. На самом деле, едва не каждого из стражей тренировали и на эту специальность, предупреждая, что вступать в поединки с врагом слишком опасно и грозит потерей не только жизни, но и души, самой сути стража, а это весьма прискорбно. Даже я, прошедший тысячи тренировок, сражавшийся в ментальных поединках с таким гигантом, как дон Кристобаль (я уступил ему, но весьма достойно, что признал и наш командор), впервые видел вымышленный мир некромантов. И если бы не крайний случай, я бы ни за что не решился на ментальный поединок с таким врагом.
   После победы над колдуном я рухнул в глубокий обморок. Из церкви и опустевшей деревни меня выносили на руках. При этом, как доложил мне вахмистр Деребен, мастер Велит не отходил от меня ни на шаг. Какие заклятья творил маг, растративший почти все силы в битве с некромантом, и чего это ему стоило, я не знаю, а сам Закерий предпочитает не распространяться на эту тему. Но, видимо, он вытащил меня с того света, потому что когда я открыл глаза - а было это утром второго дня, считая от схватки с колдуном - мастер Велит спал беспробудным сном. Добудиться его никто не мог.
   - Надо выдвигаться, - сообщил я своим орлам, едва лишь встал на ноги, - время не терпит.
   - А мастера как, на себе понесём? - спросил у меня Деребен.
   - Если не проснётся через час, - ответил я, - то да, понесём. А пока надо для него волокуши соорудить.
   - Не надо волокуш, - заявил не открывавший глаз Закерий. - Я просплю ещё полсуток, а после перетащу всех куда угодно. За это время определитесь, куда пойдём.
   - Во даёт, - выдал любимую фразочку Гимарт Ловкач.
   - А это вопрос не праздный, - сказал я. - Мы хоть и армейское подразделение, даже часть рыцарского ордена западной границы, но, по сути - ни что иное, как шайка разбойников. Потому, господа стражи, я и спрашиваю вас, куда пойдём дальше?
   - А ты как думаешь, командир? - тут же поинтересовался моим мнением Деребен.
   - Сейчас говорите без оглядки на меня, - ответил я. - Я приму решение, исходя из ваших мнений. Как поступал, будучи главарём разбойничьей шайки.
   - Да тут и думать нечего, - первым высказался Гимарт. - Надо дальше идти по деревням этим чёртовым. Потерь у нас нет, если считать твоего пистолета, командир, - моё оружие восстановлению уже не подлежало, я полностью исчерпал его энергоресурс, как мудрёно выражались наши учёные-артефакторы, - так что, по мне, прямой резон нам идти дальше. Мы теперь уже знаем, чего ждать и что делать, прежней ошибки не допустим, будем брать их не на ритуалах, а когда они останутся без паствы, так сказать, тёпленькими. Вот и накроем всё их кубло поганое, передавим некромантов.
   - Легко сказать, передавим, - покачал головой вахмистр Шольц. - Этого прикончили, и правда, без потерь. Ещё одного-двух прикончим, а сколько всего деревень, командир? - Я показал пальцами семь. - Вот видишь, на третьей они всполошатся, и засаду нам устроят по всей форме.
   - Да откуда им знать, в какую деревню мы следующую нагрянем?! - с жаром возразил ему Гимарт.
   - А хоть бы и не устроят засады, - легко сдался Шольц, но от общей идеи не отступил, - да только готовы они будут к нашему приходу. Вот к чему веду!
   - По-моему, - веско заявил Снорри, - даже не в этом дело. В крепость надо возвращаться по быстрому, раз мастер Велит обещает нас до любого места доставить. Доложить о результатах командору.
   - Докладывать-то особо не о чем, - покачал головой вахмистр Деребен. - Одна деревня - не показатель. Надо ещё материала собрать для доклада дону Кристобалю.
   - Надо возвращаться, - заявил Глостер. - Информация слишком важна, чтобы пренебрегать ею. Даже одного этого случая достаточно, а время мы можем потерять.
   - А я поддерживаю вахмистра, - возразил ему Хаиме, перебиравший и чистивший прицел своего карабина. - Одной деревней ограничиваться нельзя, как бы ни важна была информация, нужно закрепить её, посетив ещё несколько. И по результатам этой проверки уже докладывать командору.
   - Мнения разделились, - усмехнулся я. - Мастер Велит, вы ничего сказать не хотите.
   - Я могу доставить вас до следующей деревни, - столь же ровным голосом сказал маг, - Быстрым путём. За два часа. Правда колдовать после этого мне будет сложно, но, думаю, на подпитке продержусь. Хватит меня при таком раскладе ещё на одну деревню, при условии, что бой будет не настолько жёстким, как этот.
   Каждый маг обладал определённым запасом сил, к сожалению, у нашего штатного волшебника он был не самым большим, хотя мастерства в сотворении заклинаний он достиг довольно высокого. Именно потому он постоянно носил с собой амулеты, заряженные чистой силой, а то и просто магические камни, которые в силу природных свойств впитывают магическую энергию. О такого рода подпитке говорил мастер Велит.
   - Да и мои защитные амулеты почти все погорели, - заметил я. - Но всё же, я считаю, что рейд надо продолжать. Раз за это высказалось большинство, вместе со мной, значит, так тому и быть.
   - А рапорт в крепость вы завтра мне в Воздушное письмо надиктуете, - добавил, так и не открывший глаз мастер Велит.
   Нужное заклинание, практически незаменимое в длительных рейдах. Ты проговариваешь слова, рапорт, в данном случае, а маг "упаковывает" воздух, который ты ими сотряс, после чего отправляет его куда нужно. Добравшись до адресата, письмо активируется и он слышит всё, что ты надиктовал. Куда удобней, чем отправлять рапорты, например, Подземной посылкой. Она и идёт дольше, и может испортиться от контакта с почвой или при прохождении через водные преграды. Зато, Воздушное письмо легче перехватить. В общем, у каждого метода есть свои плюсы и минусы.
   День мы провели, что называется, зализывая раны. Таковых было немного, да и большая часть их оказалась не особенно опасна. Вот только мне стало хуже уже к вечеру. Но я списал это на усталость и завалился спать первым. Первые колокола тревоги забили, когда меня не смогли разбудить на дежурство. Я погрузился в столь же глубокий сон, что и мастер Велит, а раненное плечо утром просто горело огнём. Утром оно жутко распухло, а на повязках кровь мешалась с гноем.
   - А заклятье-то оказалось с подкавыкой, - покачал головой маг. - Подсадил некромант в тебя какую-то гадость. Я с ней бороться не могу - просто знаний нет, не учили нас такие узелки распутывать. В крепость надо возвращаться, и как можно скорей. А пока надо вскрыть опухоль и прижечь рану, это должно остановить распространение магической заразы.
   - Готовьте инструмент, - кивнул я. Я знал, чем это мне грозило, однако тупая боль в раненном плече сверлила мозг, грызя настырным червём, так что будущая адская боль казалась мне избавлением от нынешней. Я воспринимал её едва ли не как благо.
   - Начинайте, - скомандовал я, вкладывая в рот свежесрезанную палочку.
   Раскалённый кинжал вошёл в плечо легко, вскрывая опухоль. В глазах потемнело, зубы впились в мягкую древесину. Дурная кровь и гной зашипели на раскалённом докрасна лезвии. Сделав разрез крест-накрест, Гимарт, наш штатный лекарь, надавил тонкими пальцами на опухоль. От боли я втянул носом воздух, палочка затрещала в моих зубах. Выдавив гной, Гимарт быстро и ловко перемотал рану. Мастер Велит сделал несколько пассов, накладывая на неё обезболивающие заклятья.
   - Спасибо, - сказал я, с помощью Ловкача натягивая рубашку и поверх неё куртку, о том, чтобы одеть под неё кольчугу, даже разговора быть не могло.
   Мастер Велит, тем временем, нащупывал червоточину. Именно через такие вот исчезающе малые дырочки в ткани нашего мира, возникающие, как говорят многомудрые профессора, из-за его нестабильности и постоянных скачков границ, маги могли проходить огромные расстояния в один момент. Правда сначала нужно было найти такую червоточину и точно знать, куда именно хочешь попасть. Проходили всегда в знакомые места, ибо если в нужно месте червоточины не оказывалось, то маг навсегда оставался пленником этой дырки в ткани мира, так сказать, между тут и там.
   Маг погрузил пальцы в ткань пространства и раздвинул его, словно плотные занавески.
   - Прошу, - сказал он, кивая нам. Маг всегда заходит последним, а выходит первым, держа открытой червоточину для остальных.
   Мы вошли в пустоту и темноту, единственным источником света была дыра в пространстве, открытая Велитом. Но вскоре и она пропала, маг прошёл мимо нас вперёд, взяв меня за руку. Я протянул ладонь стоящему сзади вахмистру. И далее, по цепочке, а как иначе идти там, где ни черта не видно и не слышно. Вот так и шагали, словно дети. Потом маг отпустил мою ладонь - и уже через секунду впереди загорелся просвет. Я прошёл мимо Велита, с облегчением ступив на камни крепости. Следом вышли остальные бойцы, последним - маг.
   Вот только встреча была очень уж холодной. Нет, не верно. Она была горячей. И грозила перерасти в смертельную. Вокруг нас замерли с карабинами навскидку ребята из Гарнизона - личной гвардии командора крепости. Одетые в лучшие доспехи, с новейшими разработками артефакторов в руках, они составляли последний рубеж обороны крепости. И вот теперь они нацеливали своё оружие на нас.
   - Что стряслось?! - вскричал я, поднимая руки.
   - Взгляд, жест, слово! - коротко бросил мне ставшую уже почти ритуальной фразу командир гарнизонного отряда капитан Вацлав.
   Мы замерли под дулами карабинов, направленных на нас, понимая, что стоит кому из нас только моргнуть так, что это не понравиться бойцам Гарнизона, и нас мгновенно нашпигуют зачарованным свинцом. Оставалось только ждать, когда прибудут компетентные люди, и разберутся с нашей проблемой. Они появились спустя несколько минут - два мага в длинных балахонах и с ними сам дон Кристобаль. У магов в руках - жезлы, наш командор, как обычно, при шпаге и пистоле, на голове - мягкая широкополая шляпа.
   Нас проверяли не менее десяти минут, заключая в шары разных цветов, всех вместе и каждого в отдельности, просвечивали узкими лучами и широкими полотнами света, и всё это время бойцы Гарнизона стояли недвижимо, наведя на нас карабины. Некоторые проверки щекотали все нервы, другие обдавали тело морозом, третьи бросали в жар, однако ни один из нас не решился даже моргнуть, ибо это могло послужить сигналом для гвардейцев Вацлава. И вот проверки закончены. Маги выдели своё заключение.
   - Этого, - жезл мага в красной магии указал на меня, - в лазарет. Остальных - в карантин, на двое суток.
   - Опасности не представляют, - резюмировал его коллега в мантии цвета королевского пурпура.
   - Капитан Вацлав, - обратился к гвардейцу дон Кристобаль, - вы свободны.
   - Есть, - коротко ответил тот.
   Бойцы Гарнизона опустили карабины и ушли. Следом площадку покинули и маги, а вот дон Кристобаль остался. Он явно вознамерился проводить меня до лазарета.
   - Деребен, - обратился я к вахмистру, - принимай командование. После карантина ждать меня в казарме.
   - Есть, - ответил тот, и увёл мой отряд за собой в карантин.
   Мы же с доном Кристобалем направились к белоснежному зданию лазарета. Над большими воротами его красовалась эмблема наших медиков - змея и чаша. Говорят, её придумал дон Кристобаль, принеся её с собой из своего мира.
   - А что стряслось? - спросил я у командора. - Такая встреча, будто мы с той стороны границы пришли.
   - От вас так несло некротической энергией, что сработала добрая половина сигнальных амулетов, - ответил без усмешки дон Кристобаль. - Наблюдатель один даже подумал, что к нам лич прорывается, и ко мне ворвался с горящими глазами, брызжа слюной. Так что давай, докладывай, что у вас стряслось, рапорты ваши я почитаю потом, но мне надо знать это сейчас. Время очень дорого.
   Я обстоятельно доложил дону Кристобалю обо всём, что с нами стряслось. Про секту в деревне, про некроманта, начавшего обращаться в лича, про его прислужников, один из которых стал призраком, про моё ранение и поединок с некромантом в их мире.
   - Да ты с ума сошёл! - вскричал командор. - Только тренированные маги идут на такой риск! Ты понимаешь, что мог лишиться не только жизни, но и самой души?!
   - А что нам оставалось? - спросил у него я. - Некромант мог с минуты на минуту стать личом, которому нам противопоставить было бы уже нечего. К тому же, я заметил, что хоть маг, эта сволочь, был исключительно сильным, зато знаний ему не хватало. Он то пулял в меня Костяными копьями, то пытался накрыть Облаком праха, то хлестал Плетью Пта. Даже моих невеликих познаний в магии вполне хватает, чтобы понимать, это самые основы некротического боевого искусства, верно? Значит, при силе ум его явно не достаточно тренирован. Так что даже я смогу его победить. И с самого попадания в мир некромантов я понял, что не ошибся. Некромант был заносчив, считая себя полновластным властелином, думал, что сделает со мной всё, что пожелает. Он даже не знал, что стражей также готовят бойцов для ментальных поединков.
   - Ну хорошо, - сменил гнев на милость дон Кристобаль. - Отлёживайся пока. И сразу могу сказать тебе, что двумя днями с твоим ранением не обойдёшься. Так что будем думать после карантина, что делать с твоими орлами.
   - Это ещё что значит?! - возмутился я, но командор ничего не ответил мне. Лишь хлопнул по плечу, а передо мной отворились ворота лазарета.
   Каждый раз, попадая в руки наших врачей и лекарей - а это два совершенно разных понятия - я чувствовал, что попадал в некий другой мир. Светлые, от обилия света кажущиеся больше по размеру, помещения, стены и пол выложены белой плиткой, так что ходить по ним в грязных сапогах, оставляя следы, было как-то неприлично. Вместо носилок, каталки на колёсах и с металлическими ножками. Удобные палаты с мягкими постелями, так называемые "боксы" для тех, кто в силу обстоятельств не мог контактировать с окружающей средой. Для сильно обожжённых или опасных для других, например, так и исходящих некротической магией, попавших под мощные заклинание некромантов или личей. Вот в такой бокс и заперли меня, полностью изолировав за тонкой плёнкой, которая пропускала ко мне тщательно отфильтрованный воздух, и не выпускающей моей стороны никакой дряни. Если бы не ряд весьма полезных заклинаний, любой заключённый в таком боксе больной помер бы через несколько часов пребывание внутри.
   Я валялся в нём, совершенно голый, а раз в час к моему боксу подходил врач или лекарь, снимал показания с медицинских амулетов, которыми был обвешан бокс, и уходил, не говоря ни слова. Звук мой бокс также не выпускал. К слову, лекари от врачей отличались принципиально. Врачами были те, кто пришёл на границу, но стражем не стал вообще, либо не проявил лекарских способностей, зато до этого был фельдшером, доктором или просто коновалом. Таких записывали в штат госпиталя, либо прикрепляли к отрядам вроде моего, как например Гимарт. Он до границы был не только стрелком в армии какого-то короля, по совместительству же пользовал в ней раненных солдат и коней. А вот лекари - другое дело. После посвящение в стражи у них в десятки раз усиливались их способности исцелять людей. Самые сильные даже простым наложением рук лечили тяжёлейшие болезни и затягивали практически смертельные раны. Их никто из госпиталя не отпускал, они следили за такими, как я, поражёнными сильной некротической магией, заряжали своей силой амулеты, которыми были обвешаны боксы, а в самых экстренных случаях даже оперировали самых "тяжёлых" и почти безнадёжных больных.
   На пятый день ко мне зашёл дон Кристобаль в сопровождении лекаря в зелёном балахоне с всё той же эмблемой - змея и чаша. Лекарь проверил амулеты бокса, долго вглядывался в меня, после произнёс короткое заклинание - и в почти зажившую рану мою упёрся зелёный лучик света. Лекарь постоял с закрытыми глазами, после утвердительно кивнул и сказал дону Кристобалю:
   - Только остаточные следы некротической магии. Можно более не занимать этот бокс.
   Он произнёс ещё заклинание и плёнка, отрезавшая меня от внешнего мира, растворилась в воздухе.
   - Но к оперативной работе допускать нельзя, - добавил маг, и дон Кристобаль при этих словах аж позеленел, а лекарь с невозмутимым видом продолжал: - Новое воздействие некромантии может привести к непоправимым изменениям в организме, вплоть до трансформации в низшую нежить. Упыря, вурдалака или даже вампира.
   Вот такая перспектива. Радужная, нечего сказать.
   - И как долго нельзя мне будет "в поле" выходить? - спросил я у лекаря, выбираясь из бокса.
   - Мы будем наблюдать за вами, сэр Галеас, - ничуть не смутившись, ответил тот, - но никак не меньше двух месяцев, а наблюдение можно снять через полгода. Возможны подвижки, плюс-минус десять - пятнадцать дней.
   - Идём, сэр Галеас, - поторопил меня дон Кристобаль. - Одевайся и пойдём. Нам надо о многом поговорить.
   Я догадывался, что разговор нам предстоит не самый лёгкий. Быстро натянув одежду, лежавшую рядом с боксом, я поблагодарил лекаря и последовал за широко шагающим командором. Дон Кристобаль хоть и не отличался высоким ростом, а, попросту говоря, он был довольно маленьким, едва доставал до плеча мне, однако когда хотел, мог шагать таким размашистым и быстрым шагом, что не всякий мог угнаться за ним. Даже мне приходилось поспешать за ним, и я, основательно потерявший форму из-за тяжёлого ранения и прозябания в боксе, запыхался, так что говорить на ходу с командором было сложновато.
   - Надо думать, - начал разговор ещё в лазарете, пока мы шагали по его белым коридорам, дон Кристобаль, - как теперь быть с тобой и твоими орлами. Держать команду в крепости я не могу, а потому передавай командование вахмистру Деребену, сам же на время до полного выздоровления переводишься в тренировочный лагерь. Будешь молодёжь готовить.
   - А её так много? - спросил я.
   - Теперь да, - неожиданно заявил командор. - Прибыло больше двух сотен человек из внутренних деревень.
   - И многие стражами стали? - живо заинтересовался я.
   - Все, - ошарашил меня дон Кристобаль. - Это, в основном, молодёжь из недавно прибывших. Король Пелиам, хозяин и покровитель большей части Вольных баронств, распустил часть своей армии, самых пожилых ветеранов с семьями, которыми те успели обзавестись. Они и поселились близ Западного, основали большой посёлок, а теперь вот от них прибыл большой отряд, в основном молодёжи, но есть несколько бывалых ветеранов, всех их потянуло, как говорят, так, что сил никаких противиться не было. Вот они и снялись, и пришли в нашу крепость.
   - Хорошее дело, - кивнул я. - Так ведь их и натаскивать особенно не придётся. Там народ и без того вполне боевой.
   - Ты, сэр Галеас, не крути, - усмехнулся командор. - Тебе ведь не о пополнении поговорить хочется. Можешь и не спрашивать. Я твоих орлов под командой Деребена уже на не особо сложные задания отправлял. В основном, обмен рапортами между крепостями. И, скажу тебе, вахмистр твой пока справляется.
   - А как же право ознакомительного рейда? - напомнил я.
   Это право оставляли за собой командиры отрядов, которых переводили на другое место службы. Чтобы проверить того, кто станет командиром вместо него, он мог потребовать ознакомительного рейда. В нём руководил уже новый человек, а бывший командир оставался наблюдателем, с правом взять всё в свои руки в случае полного провала. После рейда он писал рапорт и рекомендацию с оценкой действий нового командира.
   - Ты, сэр Галеас, магистра плохо слушал? - с иронией спросил у меня дон Кристобаль. - Или, вообще, не слушал?
   - Да помню я, помню, - вздохнул я. - И что де, мне теперь полгода молодёжь тренировать?
   - А ты как думал? - развёл руками командор. - Я с лекарями спорить не буду. Из тебя столько некротической гадости выкачали, что подумать страшно. Тобой самые сильные лекари занимались и то, едва с того света вынули.
   - Это за пять-то дней, - удивился я. - Что-то не припомню ничего подобного.
   - Какие пять дней, - командор даже остановился и воззрился на меня, - две недели прошло. Ты только пять дней назад в себя пришёл. Как только в бокс тебя положили, сразу же в транс погрузили, чтобы работать нормально.
   Вот те на! То-то дон Кристобаль говорит о нескольких рейдах моих орлов, а когда им делать это, если они двое суток должны были в карантине просидеть. Значит, команда уже успела, пройдя несколько рейдов без меня, так сказать, сыграться, и, скорее всего, в моём руководстве уже не нуждаются. Значит, никаких ознакомительных рейдов не нужно, можно смело браться за пополнение. Вот только муторно как-то на душе. Я же оперативник до мозга костей, всю жизнь в поле провёл, больше двух дней в крепости не задерживался - карантин и лазарет не в счёт - да и раньше-то особо на одном месте не засиживался. Всё время меня где-то демоны носили по чащам да болотам.
   - Когда принимать пополнение? - обречённым тоном спросил я.
   - Сейчас и примешь, - ответил дон Кристобаль. Он, похоже, несколько успокоился, отойдя от беспардонных слов и тона магистра-лекаря, вот так запросто выложившего всю правду мне в лицо. Шаги его замедлились, сложенные за спиной руки расслабились, а сам он выпрямился и поправил широкополую шляпу, надвинутую на самые глаза. - Они пока сами тренируются, ты прав, народ они достаточно боевой, но без руководства опытного стража - пропадут в первом же бою.
   - А где же остальные наставники? - поинтересовался я.
   - Нет их, сэр Галеас, - мрачно сказал Гутьере. - Ты и сам без наставника начинал, если помнишь. Сходу в команду к Степанычу закинули. Так и со всеми. Слишком мало было новых стражей за последние годы, и в наставниках нужда отпала сама собой. А тут эти ребята подкинули мне задачку.
   - Это, значит, хорошо ещё, что я подвернулся, - невесело усмехнулся я, - а то пришлось бы кого-нибудь снимать из действующих стражей.
   - Я, вообще-то, планировал их в Экипаж закинуть, - сообщил мне дон Кристобаль, - там ребята тёртые и новичкам пропасть не дадут.
   История Экипажа весьма интересна. Во дни падения стражи, после раскола империи, когда рекруты в стражу почти не приходили, стали учащаться появления пришельцев из иных миров. Они являлись, когда поодиночке, когда группами по двое-трое, а однажды в окрестности нашей крепости появился экипаж линкора "Двенадцать апостолов". Корабль их после чудовищной бури выбросило на берег, разнеся в щепки. Но как ни странно почти все матросы и офицеры его остались живы, и обошлось даже без особо тяжёлых ранений. Утром они проснулись уже на границе, никаких останков гордого линейного корабля нигде видно не было, а на них прут жуткие твари, в которых узнать мёртвых матросов экипажа "Двенадцати апостолов" было невозможно. Кое-как отмахавшись от них шпагами и ножами, оставшиеся в живых матросы и офицеры направили стопы туда, куда влекло их смутное ощущение. Так и родился в нашей крепости ставший почти легендарным на границе Экипаж. С тех пор все, кто, так или иначе, был связан с морем, шли именно в Экипаж.
   - И приняли бы эти "морские волки" "сухопутных крыс"? - уже веселее усмехнувшись, спросил я.
   - Попросил бы я Ларсена, - совершенно заверил меня дон Кристобаль, - приняли бы.
   Уж в этом-то можно быть уверенным на все сто. Приказы нашего командора не обсуждаются, а просьбы выполняют безо всяких оговорок. Даже гордые бойцы Экипажа, которыми руководил каперанг - звания они себе оставили флотские - Ларсен по прозвищу Морской волк, бывший капитан британского корсара, лихо громившего соотечественников дона Кристобаля на морях-океанах, и те никогда не возражали его. И не из-за страха, хотя многие и побаивались его, а из уважения к столь сильному и уверенному человеку.
   Мы вышли к большому тренировочному плацу. Собственно, это был тот же самый плац, на котором каждой утро строились все бойцы, что ни есть в крепости, на поднятие флага. Вот и сейчас над нашими головами трепетало полотнище крепостного флага. Маг воздуха хорошо потрудились над ним, зачаровав столб и сам древний стяг времён едва ли не первого из Срединных императоров. В любую погоду - от полного штиля до могучего шторма - оно трепетало как при лёгком бризе. Изначально флаг этот принадлежал полку - объединению из нескольких когорт, на которые делились легионы империи, и полк этот стал первым гарнизоном нашей крепости.
   На плацу выстроились новобранцы. Они были облачены в утяжелённые тренировочные доспехи, вооружены, видимо, своим обычным оружием и отрабатывали на деревянных чучелах удары. Другие стреляли по соломенным фигурам из луков и арбалетов, карабинов у них своих быть не могло, а доверить непроверенным рекрутам столь ценное оружие никто не станет. Даже бывалые ветераны с седыми бородами и рубцами на руках и лицах упражнялись с обычными луками и арбалетами.
   - Господа стражи! - привлёк общее внимание дон Кристобаль. И когда все прервали свои занятия и обернулись в нашу сторону, продолжил: - Это сэр Галеас - ваш наставник, который подготовит вас с трудной и смертельно опасной стезе истинного стража границы. Прошу любить, - произнёс он свою любимую фразу, диковато звучащую в его устах, - а потом не жаловаться.
   Хлопнув меня по плечу, дон Кристобаль попрощался и быстрым шагом покинул плац. Я же остался стоять перед вперившими в меня глаза рекрутами. Бывалых ветеранов среди них было шестеро - все похожи друг на друга, как близнецы-братья. При густых бородах, с широкими ладонями, привычными к рукояти меча и ложу арбалета, доспехи далеко не тренировочные, а вполне боевые. Видно, что они привыкли носить их, давно уже это железо стало им второй кожей. Они внимательно оглядывали меня, без щенячьего интереса, который горел в глазах у молодёжи - ну, конечно, всамделишный страж, да ещё так близко, дело-то небывалое, - а вот ветераны словно оценивали меня, прикидывали, каков я могу быть в бою, и каков из меня командир да наставник. Я молчал, давая им приглядеться к себе, пусть сами составят впечатление обо мне, ибо, как известно, никогда не выпадет второй шанс оставить о себе первое впечатление. А оно - это самое первое впечатление - весьма важно.
   - А не тот ли ты Галеас, - подошёл ко мне гном в тяжёлом доспехе, с бородой, аккуратно разделённой надвое, и при щёгольском синем берете, - что шайкой раубриттеров верховодил в Хенинкском герцогстве?
   - Он самый, - кивнул я, ничуть не стесняясь своей прошлой "профессии".
   - Вот чудно-то, - подивился гном. - Я тогда в облавной своре совсем мелким щенком был, когда мы вас ловили. Это ж сколько лет с тех пор минуло? - задумался он, загибая толстые, что твои сосиски пальцы.
   - Да не важно это уже, мастер-гном, - отмахнулся я. - Лучше скажи, ты в своре не у тана Золтана состоял? - Тот кивнул, а я усмехнулся, вспоминая былые дела. - Славно вы тогда нас в Костяном лесу прижали. Не на живот, на смерть сошлись, один я ушёл живым из леса.
   - Стало быть, теперь ты над нами верховодить будешь? - спросил у меня гном, рассеянно поправляя щёгольски заломленный за ухо берет.
   - Не верховодить, - покачал головой я. - Ты, что же, мастер-гном, скверно дона Кристобаля слушал? Я буду натаскивать вас, делать из просто бойцов настоящих стражей.
   - А разница есть?! - крикнул кто-то из молодых парней. - Ну, меж бойцом и стражем?!
   - Подойди сюда, парень, - махнул я ему рукой, - не хочу я кричать тебе через весь плац.
   Стесняющийся общего внимания юноша подошёл к нам, встав за спиною у гнома.
   - Ты знаешь, кто такой зомби? - спросил я у него.
   - Мертвяк ходячий, - ответил тот.
   - Молодец, парень, а чем от упыря отличается? - похвалив, продолжал спрашивать я. - А упыри от вурдалаков? Кто такие чёрные рыцари и стражи гробниц? Видел ли ты когда-нибудь лютого волка, сумеешь отличить его от обычного? Чем и как бить вагвульфа?
   - Хватит, сэр Галеас, - покачал головой гном. - Довольно. Мы всё поняли и готовы слушать тебя.
   - Об этом вы не слушать, а читать будете, - ответил я. - Все, кстати, умеют? - Многие отводили глаза, и не только молодые люди, но и некоторые седоголовые ветераны. - Научат, - сказал я, - маги скорым порядком в голову грамоту вложат. Я тоже читать-писать не умел, когда в стражи попал. Основные знания о тварях и прочем тоже маги вложат. А сейчас вас надо готовить к борьбе с самыми распространёнными тварями.
   Я прошёл к флагштоку, где было магами устроена особая точка, в которой даже самый тихий шёпот разносился на весь плац.
   - Стройся! - рявкнул я.
   Ветераны быстро организовали молодежь, и рекруты выстроились в три шеренги, приготовились слушать меня.
   - Раз вы пришли к нам такой толпой, - начал я, - и тренировать вас приказано всех вместе, значит, и позже не раскидают вас по отдельным отрядам. - Хотел добавить "вроде моего", но вовремя осёкся. - Скорее всего, вы станете ещё одним подразделением Гарнизона. А это означает каждодневные тренировки, выматывающие тело и душу, и постоянную готовность к драться на стенах и в поле, драться на смерть, ибо враг наш никого не щадит. И это вам надо запомнить, заучить, как "Pater noster". Не спрашивайте, что это значит, - усмехнулся я, - сам этого не знаю, просто звучит хорошо.
   Все посмеялись, напряжение несколько спало.
   - Основной силой в армии нашего врага, - продолжал я, когда все отсмеялись, - являются именно банальные зомби. Ходячие мертвецы. Они особо не страшны поодиночке, ибо едва волочат ноги и не обладают даже зачатками разума. Однако убить очень тяжело. Приходится едва не в лоскуты изрубить, чтобы остановить. Против них не особенно эффективны столь любимые многими булавы, ибо даже с переломанными костями они способны переть на вас, а больше они, собственно, ничего и не умеют. Зомби - пушечное мясо некромантов, смазка для клинка, как кому привычней. Но ударная сила их армии совсем не они. Ударная сила - это скелеты-воины. Именно с ними нам придётся сходиться всерьёз. Ножи в ножи, глаза в глаза. Они не слабее людей, вот только кости их хрупкие от старости. Именно против них отлично подходят разные булавы, шестопёры, перначи и моргенштерны, даже обычный кистень с песком - отличное оружие против них. Треснуть по черепу - и скелет "ослепнет". Также надо поражать его в суставы. На чём они там держатся - не знаю, но из опыта могу сказать, без рук-ног никакая некромантия не заставит драться. Вот тактику борьбы против них мы сейчас и будем отрабатывать на этих чучелах.
   Я подошёл к ряду утыканных стрелами деревянных фигур. Выдернув пару стрел, сам не знаю для чего, я скомандовал:
   - Тяжёлые бойцы, два шага вперёд!
   Вышли полтора десятка крепких парней, в том числе и гном из облавной команды тана Золтана.
   - Очистите тренировочные манекены от стрел, - приказал я. - Стрелы с болтами сложите пока тут. - Я указал за манекены.
   Когда же деревянные "болваны" освободились, я подошёл к ним, вынув из ножен меч.
   - Не самая подходящая штука для уничтожения зомби, - пояснил я, - тут больше подойдёт нечто, вроде секиры мастера-гнома, но на безрыбье, как говориться... - Я примерился получше и несколько раз сильно ударил её по голове и плечам. Клинок возмущённо зазвенел, на деревянном "болване" остались глубокие зарубки. - Вот примерно так. Голова, плечи, только рубящие удары, колоть - ни-ни. Многие на этом попадаются поначалу. Накалывают зомби на меч, а тот, знай себе, насаживают себя дальше на клинок, лишь бы до горла твоего добраться. Те, кто поумней, меч бросают, да за второе оружие берутся. Иные, кто половчей или посильней, успевают сапогом тварь спихнуть. Но таких мало, других же съедают заживо, никому такой участи не пожелаешь. - Я перевёл дух, отошёл от манекена и скомандовал: - Бей!
   Плац тут же огласился стуком стали о дерево. Я же подошёл к остальным бойцам, успевшим выровнять ряды.
   - Вашими врагами будут скелеты, - сказал я им, указывая на ряды растрёпанных соломенных чучел. - Нет у них ни оружия, ни щитов, но этого и не надо, как управляться с вооружённым врагом, вам уже в Гарнизоне объяснять будут. Моё же дело, научит вас азам.
   Я перехватил меч и в несколько ударов расчленил чучело.
   - Как я уже сказал, - сказал я, - метьте в суставы и голову.
   - А как порубаем все чучела? - спросил у меня уже освоившийся бойкий парень, что интересовался боевой подготовкой.
   - Заново навяжете, - ответил я. - Вперёд! Бей!
   Засвистали клинки, затрещала солома, полетели во все стороны ошмётки.
   Я отошёл прочь, глядя, как бойцы справляются с поставленной задачей. Тяжёлые бойцы выбивались из сил - крепкое дерево не поддавалось клинкам мечей и лезвиям топоров. Однако крепкие ребята продолжали наскакивать на них, нанося могучие удары, оружие отскакивало, вырываясь из рук наименее опытных бойцов. Они ловили его под дружный незлобивый хохот товарищей. Остальные же пластали соломенные чучела. Они разделились, без моего приказа или совета, на две команды. Пока половина изничтожала чучела, другие - вязали из остатков новые. Установив их, они принимались безжалостно рубить свои "творения", в то время как первые восстанавливали уничтоженные ими чучела.
   Я ходил за их спинами, поправлял, подсказывал, иногда даже останавливал, подравнивал стойку, брал руку новичка в свою, показывал, как правильно бить, чтобы оружие хотя бы не вылетало из пальцев. В общем, к вечеру, когда солнце скрылось за стенами крепости, я приказал бойцам разойтись.
   - После поднятия флага остаётесь на плацу, - сказал я их на прощание.
   Они ушли к своей казарме, я же направился в Башню командора. Так назывался центральный донжон нашей крепости, в котором располагалась канцелярия и кабинет самого дона Кристобаля. Дверь его была открыта настежь, значит, дон Кристобаль у себя, я вошёл без стука. Как обычно, покосился на чучело Герлаха фон Бока, изо лба которого торчал короткий дротик. Скверное дело, выходит, настроение у командора не просто плохое, а жуткое. Только слухи ходили по крепости, что лишь сразу после Резни, когда расправлялись с последствиями того, что натворил фон Бок, Гутьере портил свежесработанное им чучело. Что же такого произошло за те дни, что я провалялся в лазарете.
   - Чего надо? - спросил у меня дон Кристобаль, жестом притягивая дротик себе в ладонь.
   - Я по поводу рекрутов, - заявил я, без спроса опускаясь в кресло. - Помнится, была у нас одна гномья штуковина, Давилка или Давильня. На ней держать строй под напором тренировали. Она раньше на плацу стояла, но я давненько её не видал.
   - Её Экипаж с Гарнизоном себе прибрали, - ответил командор, несколько удивлённый моим вопросом. Он явно ждал чего-то иного, вроде жалоб или попыток отвертеться от работы с рекрутами. - Я поговорю с каперангом Ларсеном и кастеляном Макроем, они вернут Давильню на плац.
   - Спасибо, - кивнул я. - Что, дела совсем плохи?
   Командор поиграл дротиком, как бы прикидывая, куда им лучше запулить, мне в лоб или же всё-таки под козырёк фуражки чучела фон Бока. Выбрав всё-таки эсэсовца, он кинул дротик, а я поморщился от треска проламываемых лицевых костей. Отчего-то почудилось, что с таким же точно хрустом тяжёлый наконечник войдёт и в мою голову.
   - Все ходоки вернулись в крепости, - ответил командор, - отряды дальней разведки тоже. А на подступах уже начались стычки с нежитью. Очень похоже на авангард большой армии. Такое впечатление, что нащупывают подходы, готовят сражение.
   - Не впервой, дон Кристобаль, - даже мне собственные слова показались наполненными бодренькой фальши, - отбивались раньше и теперь сдюжим.
   - Надеюсь, - вздохнул без малейшей нотки ненатурального оптимизма Гутьере, - но судя по тем потерям, что позволяет себе нежить в этих стычках, армия их просто огромна. В несколько раз больше, чем привёл под наши стены Лионель д'Арси.
   - Ты же сам мне рассказывал, что мы отбивали атаки армий даже двух личей, - напомнил я. - Не на моей памяти, конечно, но ведь было и такое.
   - Не вдвое больше, - покачал головой дон Кристобаль, - в несколько раз. Тут можно смело говорить о троих личах и даже задуматься о четвёртом.
   - Четыре лича, - удивился я, - да это небывалое дело. Чтобы четыре твари, владеющие ленами в своих проклятых землях, объединили силы? Я в это поверить не могу.
   - А я могу, - решительно заявил Гутьере, - очень даже могу. И один из них, скорее всего, Король умертвий.
   - Этот чёртов кочевник снова объявился, - хлопнул я кулаком по столу, - со своими скелетами-всадниками.
   Никогда не забыть мне битвы с конницей Короля умертвий. Я служил тогда ещё в отряде Василия Степаныча, уже выбился в его заместители и он стал поговаривать об ознакомительном рейде. Они напали на нас, когда несколько отрядов, объединившись, шагали через степь к крепости. Налетели вихрем, засвистели сабли, заплясали бунчуки, окрашенные свежей людской кровью. Мы только и успели, что сбиться в плотную кучку, вот только ни пик, ни копий у нас не было - нет в них нужды в рейде - а потому обороняться от наскакивающих всадников было очень тяжело. В тот раз полегли почти все наши тяжёлые бойцы, грудью закрывавшие нас от врага. В это время оставшиеся расхватали всё стрелковое оружие и отчаянно палили во всадников и их лошадиные костяки. Мы отбились, но из пяти встретившихся тогда в степи отрядов остались два. Одним из них командовал до недавнего времени я.
   - Его всадники как раз и проверяют нас на прочность, как я думаю, - заметил дон Кристобаль. - Ни у одного другого лича нет такого количества лёгкой кавалерии, чтобы действовать одновременно в пяти-шести местах.
   - Ты же сам говорил о нескольких личах, - напомнил ему я.
   - Всё равно, - покачал головой командор, - у них в основном тяжёлая кавалерия. Чёрные рыцари - ударная сила, вроде нашей панцирной хоругви. А лёгкой кавалерии у остальных личей мало. Только Король умертвий обладает такой массой лёгкой кавалерии.
   - Значит, сквитаемся с ним за драку в степи, - мрачно произнёс я, - давно уже хотел ему это припомнить.
   - Ты только в ментальную схватку с ним лезть не смей, - вернул себе в руку дротик Гутьере. - Тебе с этакой древней нежитью не справиться никогда. Тем более, после столь тяжёлого ранения некротической магией.
   - Можно и по-другому посчитаться, - пожал плечами я. - Много ведь способов.
   - Берегись Король умертвий! - с мрачной иронией произнёс дон Кристобаль. - Идёт страшный сэр Галеас, гроза некромантов. Тысячу лет скакал ты по степи, а не знал, где смерть окончательная ждёт тебя.
   И только тогда я понял, что дело, действительно, очень плохо. Просто отвратительно, раз командор нашей крепости принялся дурные шуточки отпускать. Он взмахнул рукой, отправляя дротик в полёт. И тот снова с отвратительным хрустом погрузился в череп чучела. В этот раз, похоже, несколько ниже, потому что я услышал, как на каменный пол посыпались с дробным перестуком зубы Герлаха фон Бока.
  

Глава 5.

   Давилка, она же Давильня, представляла собой сложносоставной агрегат, внешне похожий на несколько шеренг деревянных солдатиков. От них тянулись к механизму из барабанов, блоков и шкивов зачарованные на прочность канаты. Деревянные "болваны" были основательно порублены, однако на них ещё хорошо видны были остатки краски. Видимо, забавляясь, бойцы Гарнизона и Экипажа красили их под зомби и упырей.
   - Стройся! - скомандовал я. - Сейчас будем учиться держаться под напором зомби.
   Бойцы встали потеснее, плечо к плечу, подняли щиты, упёрлись в землю ногами. Ветераны заняли места между молодёжью, быстро поправляя их ошибки. Когда же все встали более-менее нормально, я забрался чуть не в самую середину жуткого устройства из блоков и шкивов, приводящего в движение "болванов", взялся за рычаги и начал медленно раскручивать их. Со скрипом барабаны, блоки и шкивы пришли в движение, множеством змей зашевелились канаты, издавая какие-то шипящие звуки, как будто и вправду ползли по плацу невесть как попавшие к нам твари с противоположной границы. Крашенные "болваны" медленно двинулись на плотно сбившихся рекрутов.
   Стоявшие неподалёку бойцы Гарнизона, которые доставили сюда Давилку, и спецы-артефакторы, следившие за монтажом её на новом месте, глядели на нас. Первые - с усмешкой. Вторые - с профессиональным интересом, вдруг, что не так пойдёт. Я продолжал вращать рычаги, начиная ускорять движение фальшивых зомби. Деревянные фигуры надвигались на рекрутов. Я старался с помощью рычагов изобразить весьма характерную неторопливость зомби, которая так пугала многих новичков на поле боя. Оно, конечно, никаким "болванам" деревянным этого не передать, однако именно для этой цели Давилка и задумывалась.
   Наконец, деревяшки подползли к плотно сбившейся "коробке" рекрутской центурии, если вспомнить изначальное деление имперских легионов - первых стражей границы. Сначала упёрлись в выставленные копья и алебарды, движение застопорилось. Я посильнее нажал на рычаги. Механизм Давилки затрещал возмущённо, "болваны" сильнее навалились на рекрутов. Теперь уже трещали древки копий и алебард. Бойцы, вооружённые ими, подались назад. И вот деревяшки упёрлись в щиты тяжёлых бойцов. Те упёрлись в плац ногами, привалились к щитам плечами, полностью позабыв об оружии, кое-кто даже подпёр правой ладонью внутреннюю плоскость щита. Недопустимая ошибка! Плечом, торсом даже лбом упираться можно, но правая рука - для оружия, и никак иначе. Однако "болваны" застопорились. Казалось, намертво. И как ни налегал я на рычаги - не хотели двинуться вперёд ни на дюйм, ни на полдюйма.
   - А ну, навались! - послышалось у меня из-за спины!
   На рычаги легли могучие ладони, заскорузлые от мозолей. Бойцам Гарнизона надоело стоять без толку, и они решили помочь мне. Сколько хватало длинны рычагов на них навалились здоровенные ребята. Давилка протестующе затрещала, блоки и шкивы медленно завертелись, зашипели кублом разъярённых змей канаты. И дрогнула центурия. Первыми повалились под ноги товарищам копейщики с алебардирами, отступающие под натиском шеренг крашенных "болванов" бойцы спотыкались о них, рушились навзничь, отчаянно размахивая руками. Вот тут я порадовался, что про оружие-то они позабыли, не то без серьёзных травм, а то и смертоубийства не обошлось бы.
   - Поздравляю вас, господа стражи, - сказал я, выбравшись из Давильни, - вы все мертвы. Вас пожрала толпа зомби.
   Я прошёлся меж поднимающихся рекрутов, оглядывая их.
   - Что это такое, господа стражи? - спрашивал я у них. - Ни у кого в руках оружия я не видел. Вы упёрлись в землю - это хорошо, но этого мало. Нельзя одновременно удерживать врага копьями и алебардами. Копья для удержания, алебарды, чтобы рубить! Упираться в щиты, господа тяжёлые бойцы, только плечами и коленями, и никогда - никогда! - правой рукой! В правой руке всегда - всегда! - должно быть оружие!
   Я вернулся к Давильне, скомандовал:
   - Стройся!
   Когда же бойцы снова плотно сбились плечом к плечу, я сел за рычаги и напомнил им напоследок.
   - Про оружие не забывайте!
   И мы снова навалились на рычаги. Пока я наставлял бойцов, солдаты Гарнизона вернули "болванов" на место. Поначалу я сам крутил рычаги, пока деревяшки не встретились с центурией. А уж после за дело взялись все. На сей раз, над плацем стоял треск - несчастных "болванов" рубили алебардами, покуда мы не продавили копейщиков. После этого на деревяшки обрушились мечи и топоры тяжёлых бойцов первой линии. Щепа летела во все стороны. Но "болваны" продолжали напирать. Мы налегли на рычаги посильней. И снова дрогнула центурия, посыпалась. Но всё же кое-кто успел отойти, даже упавших товарищей вытаскивали практически из-под самых "ног" деревяшек.
   - Да что они творят?! - вскричал, кажется, гном-сержмен из Гарнизона, которому места у рычагов Давильни не осталось - Кто ж так воюет?! А ну, робяты, хватай пики-алебарды! Хватит стоять тут! Подмогнём новикам!
   Коротконогий гном так и приплясывал на месте, что, если учесть полный латный доспех, в который он был одет, выглядело довольно устрашающе. Гном просто грохотал всей горой стали, надетой на него. Он подбежал к грудой сваленному в углу плаца тренировочному оружию, подхватил укороченную, как раз под гномов, алебарду и занял место в строю. Вслед за ним к груде подошёл крупного телосложения человек, так же закованный в доспехи, за спиной его висел устрашающих размеров боевой молот, однако он предпочёл ему длинную пику, так называемое "удилище". Из-за них бойцов, вооружённых такими пиками звали рыбаками или удильщиками, реже, ретиариями, в память о временах гладиаторских боёв Срединной империи. За ним последовал единственный боец Экипажа, из пришедших полюбопытствовать, и единственный знакомый мне среди всех, кто был в тот день на плацу. Израель Толфс - капитан второго ранга, первый помощник капитана Ларсена. Личность весьма примечательная. Он был капитаном корабля, королевским капером, охотником на пиратов и одни боги знают кем ещё. На границе он оказался весьма примечательным образом, попросту вывалился из открывшегося окна магического портала. В окровавленной одежде, с мечом в руке, посылая проклятья в чей-то адрес. Израель не стал брать себе никакого древкового оружия, предпочтя ему верный меч, и встал в третью шеренгу. И так все, кто не крутил со мной вместе рычаги Давилки.
   Мы вернули "болванов" на место, вновь налегли на рычаги. Канаты зашипели, деревяшки двинулись в обратный путь. Упершись в "коробку" центурии, "болваны" встали намертво. Как не налегали мы вчетвером, вместе с тремя стражами из Гарнизона, несколько разросшаяся центурия стояла, словно вросла в камни плаца. И как бы мы ни давили, налегая на рычаги всем весом, ни на четверть дюйма центурия не сдвинулась. А "болваны" трещали под ударами мечей и топоров, направляемых умелыми командами Израеля Толфса, привычного к рубке в предельной тесноте корабельной палубы. Хотя, наверное, там совсем другое дело, ну да, командир он всё равно весьма умелый. Щепа так и летела во все стороны, превращая несчастных "болванов" в жалкие обрубки.
   Наконец, мы выдохлись и принялись крутить рычаги в обратную сторону. Рук после этого я просто не чувствовал.
   - Отдыхаем! - скомандовал я.
   - Слабак, - резюмировал всё тот же гном, что первым пришёл на помощь рекрутам. - А ну, кто-нить поногастей, сбегайте к нам! Братцы-людоеды, кажись, не в карауле нынче! Пускай, сюда идут! Скажите, старый Баренд зовёт, они придут.
   Он обернулся ко мне и пояснил:
   - Фенг и Фокк, братья-людоеды, огры, в смысле, обыкновенно у нас Давильню крутили. Раз уж вы вчетвером не справились, теперь их черёд.
   Я кивнул ему. Сесть было некуда, поэтому я привалился спиной к большому барабану Давильни, чтобы хоть немного дать отдохнуть спине.
   Ждать братьев Фенга и Фокка пришлось недолго. Здоровенные великаны-людоеды с одинакового туповатым выражением на мордах, мало похожих на человеческие лица, производили неизгладимое впечатление. Они подошли к Давильне, аккуратно, так чтоб ненароком не зашибить, обойдя меня, покосились на Баренда.
   - Опять крутить? - спросили в унисон.
   - Сейчас мы построимся, и крутите, - ответил тот, возвращаясь к центурии. - Вам вон лейтенант команду подаст. - Он махнул рукой в мою сторону.
   Оба великана синхронно склонили ко мне головы, от туповато-внимательного взгляда двух пар желтоватых, волчьих, глаз, мне стало не по себе. Как будто, разглядывают тебя они и думают про себя - есть или не есть? Наконец, Фенг и Фокк ответил взгляд, от чего мне моментально стало легче дышать, и привычно устроились за рычагами Давильни. Правда, устроившись, братья-людоеды стали коситься в мою сторону. Я понимал - ждут команды, но всё равно не мог справиться с холодком в душе, а ну как с гастрономической точки зрения оценивают.
   Я был рад тому, что бойцы так споро построились в плотную "коробку", учтя большую часть ошибок. Я махнул рукой - и огры принялись медленно крутить рычаги. "Болваны" поползли в сторону центурии с неотвратимостью шеренг зомби. Вот они упёрлись в "коробку" центурии, затрещали под ударами мечей и топоров. Огры с рёвом навалились на рычаги. Давильня протестующе затрещала. Центурия стоит. Огры приподнялись, упёрлись крепкими ногами в землю, оскалили зловещего вида зубы, грудью налегли на рычаги. Древки копий начали гнуться, удильщиков, словно ветром назад потащило, но в спины им упёрлись задние шеренги, не давая "коробке" рассыпаться. Огры исторгли из глоток жуткий вой, Давильня отчаянно заскрипела. И тут лопнули копья, "болваны", как с цепи сорвавшиеся врезались в "коробку" центурии. Тяжёлые бойцы не сумели сдержать их - первыми полетели наземь. А за ними - и остальные бойцы. Кто успел, отбежал в сторону, хватая упавших за шиворот, кто не успел, оказался избит налетевшими "болванами". Огры же принялись крутить рычаги в обратную сторону без команды.
   Ещё трижды "коробка" центурии подвергалась натиску деревянных "болванов" и трижды рассыпалась. Ни разу не выдержала. Ну да, этого я и не ждал. Никому не выдержать напора превосходящих в несколько раз сил совершенно неуязвимого врага. В том же меня решил уверить и гном Баренд. Он подошёл ко мне и хлопнул по плечу с такой силой, что у меня едва рука не отпала. Хорошо хоть латную перчатку снять додумался.
   - Ништо, лейтенант! - гаркнул он, усталый и весёлый. - Натиска братцев-огров никому не выдержать. Даже тяжёлая полусотня дружка моего Хрольда, что лучшей во всём Гарнизоне нашем считается, рассыпалась, когда Фенг с Фокком навалились как следует.
   Я кивнул ему и обратился к бойцам.
   - Полчаса отдыха и приступаем к индивидуальным занятиям!
   Дело пошло. И как-то удивительно легко. Словно камень, зависший на самой вершине горы. Приложи немного усилий, пальцем ткни - и он покатится. Полетит вниз, захватывая другие, побольше и поменьше. Так и тут. Уже на следующий день на плацу вместе с моими рекрутами упражнялись бойцы Экипажа, едва не в полном составе, те, кто в рейде не был, и почти вся отдыхающая смена Гарнизона. Они становились в "коробку" центурии, натаскивали молодёжь в индивидуальных поединках и бою небольшими группами и сами кое-чему учились у седоусых ветеранов. Дальше - больше. Плац наполнялся с самого утра, после поднятия флага рейдеры уходили за ворота, бойцы Гарнизона заступали на посты, остальные же, по большей части, оставались на плацу. И звенела сталь, трещали под ударами мечей и топоров деревянные "болваны", летела во все стороны щепа и солома. Ни разу на моей памяти не было на плацу так оживлённо.
   Как-то ко мне подошёл каперанг Ларсен. Постоял, поглядел на это дело, сложа по привычке руки на груди.
   - Удивительное дело, - сказал он мне, - раньше их было на занятия палкой не загнать. Как из рейда вернулись, сразу в "Под якорем", таверну свою полуподпольную, бегом. Только что пятки не сверкают. А теперь просто не узнать моих волков. Я-то грешным делом, думал один только Израель к тебе, сэр Галеас, на плац подастся, рекрутов натаскивать. Он у нас такой. - Ларсен сделал неопределённый жест татуированной ладонью. - А вот, поди ж ты. Едва не все заявились. Толстый Бодур только что локти не кусает. Такого дохода лишается.
   Вот интересно, какой доход может иметь содержатель таверны, пускай и полуподпольной, с развлечениями вроде крепкого спиртного и девочек, если денег у стражей отродясь не водилось? С самого основания крепостей на границе жалования бойцам никто не платил, а они и не роптали, потому что некуда его здесь тратить. Так и повелось с тех пор. Однако Бодур Толстяк каким-то образом получал свой доход, а как расплачивались с ним ребята из Экипажа, одни демоны знают. Судя по тому, что ему позволяли держать свою таверну с незамысловатым названием "Под якорем", значит, никакого вреда в этом не было. Надо будет спросить у дона Кристобаля, с каких таких доходов живёт Бодур и какова его в этом деле выгода. А то ведь Ларсен не ответит.
   Наблюдать за чужими тренировками мне быстро надоело. Наставлять вчерашних рекрутов взялись, что называется, всем миром, а потому мне делать было, в общем-то, нечего. Рычаги Давильни крутили братья огры, фехтованием один на один и малыми группами занимались бойцы Экипажа, а закованные в сталь с головы до ног солдаты Грима Гренадера тренировали тяжёлых воинов во главе с гномом, лишь на время схваток расстававшихся со своим щёгольским беретом.
   Вот потому, когда ко мне подошёл Израель Толфс и предложил поупражняться в бою на мечах, я был только рад этому. Однако в первом же поединке понял, насколько сильно потерял форму. Ловкий и сильный, быстрый, что твоя пантера, кавторанг легко разделался со мной во всех поединках. Да, и в лучшее время мне с ним было не справиться, однако раньше не уступал ему так легко. Так что я раз за разом, едва не надрываясь, вступал в поединок с Толсфом. Звенела сталь, летели искры, мы метались по плацу, обмениваясь ударами, словно к какой-то жуткой пляске. Как бишь, говаривал дон Кристобаль, danse macabre, пляска смерти. Чёрной птицей казался мне Израель Толфс в своей одежде похоронных тонов. Тяжёлая шпага в его руке - острым клювом. Она, казалось, так и норовила впиться в моё тело, испить крови, вкусить плоти, но каждый раз останавливалась в последний момент. Лишь оставляла лёгкие царапины на коже да протыкала мою многострадальную кожаную куртку.
   Вечером, когда солнце опустилось за стены крепости, я присел на блок Давильни, руками вытирая обильно текущий пот. Толфс отсалютовал мне шпагой и спрятал её в ножны. Казалось, он совершенно не устал, как будто и рубился со мной едва не полдня. Вот ведь железный человек! Лучше него во всей крепости фехтовал только дон Кристобаль. Я не был свидетелем их первой и последней дуэли, в те времена я только начинал свою бандитскую карьеру. Говорили, она длилась больше суток, они сражались без перерыва и отдыха, сошлись вроде бы на ничьей, однако честный Толфс признал своё поражение. Он бросил свою шпагу под ноги дону Кристобалю, но наш командор не растерялся и вручил ему своё оружие. Так они стали чуть ли не лучшими друзьями, насколько, вообще, могут дружить командор крепости и один из тех, кем он командует.
   Стоило только подумать о командоре, как ко мне подошёл человек из канцелярии и сообщил, что дон Кристобаль желает видеть меня.
   Вот интересно, как так получается, командор при мне жутко изуродовал чучело Герлаха фон Бока, а оно снова как новенькое. И даже если ему в рот загляну, все зубы будут на месте, хотя точно помню, как они сыпались на пол. Пари держу, без магии тут не обошлось.
   - Я так погляжу, - похоже, дон Кристобаль пребывал в хорошем настроении, - ты вжился в образ педагога. Всех в это дело втянул, даже лентяев из Экипажа. Никогда бы не подумал, что из тебя получится настолько хороший тренер.
   - Спасибо за комплимент, - усмехнулся я, откидываясь на спинку неудобного стула.
   - Не за что, - ответил дон Кристобаль. - Как ты считаешь, готовы твои люди, достаточно ли они подготовлены?
   - К чему? - подозрительно поинтересовался я. Что-то не нравится мне, как начинается этот разговор. - К чему готовы?
   - К самостоятельной работе, конечно, - пожал плечами Гутьере. - Я из них самостоятельное подразделение сделать хочу. Карателей своего рода. Они - местные уроженцы, хорошо знакомы с территорией, однако обжиться, как следует, обрасти связями, приятелями и роднёй не успели. Потому именно они будут заниматься выжиганием скверны в деревнях и городах. Хватит этим рейдерам заниматься, не их это работа.
   - Погоди-ка, дон Кристобаль, - очень мне не понравилось одно слово, - что значит это "твои люди", уж не хочешь ли ты меня командиром этого карательного отряда сделать?
   - Именно, - кивнул Гутьере, - рапорт магистру на присвоение тебе звания капитана я уже отправил. Как придёт повышение, так сразу и назначу, быть тебе главным карателем нашей крепости.
   - Обер-карателем, - мрачно бросил я и добавил: - Беру отвод. Не мой масштаб. Мне и лейтенантские-то нашивки не по плечу, а тут - целой центурией командовать. Великовато для меня подразделение, командор.
   - У тебя в шайке было больше народу, - напомнил мне мои же рассказы Гутьере.
   - То была лихая ватага, дон Кристобаль, - покачал я головой, - а не подразделение регулярной армии. Там не надо быть лидером, только в бой водить, да в узде держать от одной драки до другой, а тут - совсем другое дело. Я боюсь просто не потянуть, угробить людей и сам шею свернуть. Но среди рекрутов есть один гном, он был облавным в своре Золтана по прозвищу Цапну насмерть. Эти ребята в своё время с моей шайкой покончили. Вот, думаю, он и станет отличным командиром карателей.
   - Ладно, тебе видней, сэр Галеас, - развёл руками Гутьере, - но числиться на первых порах, всё равно, будешь ты. Какой бы твой гном не бывалый ветеран, а сходу стать офицером стражи он просто не может. В моей компетенции назначения не выше лейтенанта, а магистр вот так, за здорово живёшь, назначение на вчерашнего рекрута не подпишет. У нас, сам знаешь, на многое закрывают глаза, но не до такой степени. Капитан гвардии - это дело серьёзное.
   - Какой ещё гвардии, дон Кристобаль? - возмутился я. - Какого из той полусотни королевств, что образовались на месте империи. Может быть, Теренсии, она же к нам ближе всего, верно? Они же, кажется, короля Пелиама подданные.
   - Его, - кивнул дон Кристобаль, - его. Он, вообще, личность неугомонная. Такое впечатление, что мечтает о славе Первого императора. Объявил территорию границы своей и собирается перевести через Старший перевал войска. Нам в помощь. Думаю, и деревни ветеранов-поселенцев он здесь устраивает неспроста.
   - Снова некий заговор? - спросил я.
   - Нет, - покачал головой Гутьере, - магистр Дункан уже встречался с ним, король приезжал в Первую крепость, так сказать, de incСgnito. Магистр отозвался о нём в том духе, что его величество Пелиам, либо настолько хороший актёр, что смог обвести самого магистра вокруг пальца, либо, на самом деле, такой простодушный мальчишка, каким кажется.
   - Однако он расширяет территорию, - заметил я.
   - Честолюбивый мальчишка, - пожал плечами дон Кристобаль. - Вот только отчего-то мне кажется, кто-то вложил в его голову эти мысли. По крайней мере, такое впечатление создалось со слов магистра. Интересно только, какие цели преследует этот некто, если он, конечно, не плод моего больного воображения.
   - Вы столько лет на границе, - усмехнулся я, - что даже плоды паранойи могут оказаться вполне реальны.
   - Магистр Дункан служит едва ли не со времён Основания, - ответил мне Гутьере, - его паранойя куда развитей моей. Вот что я придумал, - прищёлкнул он пальцами, - в Теренсгард отправляется делегация от стражи нашей границы во главе с Альтоном Роско. Он канцлер Первой крепости и назначен главой этого посольства.
   - Та-а-а-ак, - протянул я. - Сначала в каратели записать хочешь, а теперь - в посольство запихнуть. Хорошенькое дело.
   - Никого другого в посольство, как ты выразился, сэр Галеас, я впихнуть сейчас не могу, - твёрдо заявил Гутьере. - В рейд идти тебе нельзя. В каратели - ты не хочешь. Вот потому и поедешь с посольством в Теренсгард. И это уже не обсуждается. Завтра со своим бывшим отрядом и отправишься. Приказ понятен?
   Когда командор спрашивает тебя понятен ли приказ - это означает одно, ты успел настолько утомить его, что он предпочитает отдать прямой приказ, невыполнение - верный трибунал и списание в рядовые. Это было самое страшное наказание для стража - казнить нас никто не казнил, разве только за предательство, слишком ценна в наше время жизнь каждого стража. Так что офицеров разжаловали, а солдат и унтеров - пороли.
   Я поднялся со стула и отдал честь, приложив правую руку к сердцу.
   Утром следующего дня я ещё до света заявился в казарму и был приятно удивлён тому, что бойцы уже поднялись и собирались в дорогу. Завидев меня, бывшие мои орлы тут же подтянулись, а вахмистр Деребен - правда, он уже никакой не вахмистр, а лейтенант, свежие нашивки ещё плохо смотрятся на старой куртке - даже подошёл ко мне чуть ли не строевым шагом, отдал честь и уже открыл рот, чтобы отрапортовать, но я оборвал его коротким взмахом руки.
   - Я с вами только до Первой, - сказал я. - И говорю сразу - это никакой не ознакомительный рейд. Ты, лейтенант Деребен, теперь командир рейдерского отряда. Без каких-либо оговорок.
   - А мы уж хотели бутылку раскупорить, - вздохнул Снорри, вынимая из-под койки здоровенную оплетенную бутыль, - за возвращение, сталбыть.
   - Мне, Снорри, воевать больше месяца нельзя, плюс-минус две недели, и ещё полгода под надзором целителей останусь, - ответил я, а сердце защемило тоской, по рейдам, по дракам с нежитью, по моим орлам, наконец. - Теперь я официальное лицо - представитель нашей крепости в посольстве нашей стражи к королю Пелиаму Теренесу.
   - Вот оно как? - почесал голову сержмен Шольц. - Знать, признаём королька на нашей земле.
   - Признаём, не признаём, - пожал плечами я, - не нашего ума это дело. Ни твоего, сержмен, ни моего. Идёмте, господа стражи. И на меня не оглядываться. Повторюсь - это не ознакомительный рейд.
   - Тогда чего расселись, орлы, - хлопнул ладонью по койке лейтенант Деребен. - Выступаем, а не то поднятие знамени пропустим.
   Именно поэтому я заявился в казарму пораньше. Надо бы не назвать Деребена по старой памяти вахмистром, он-то не обидится, да только авторитет его может серьёзно пострадать, а авторитет для любого командира - самое главное. Ничего важней авторитета для командира нет, и быть не может.
  

Глава 6.

   Как же всё-таки приятно двигаться быстрым шагом по свежему снегу. Он только что выпал и весело хрустит теперь под ногами. Мы, конечно, не северная граница, но и у нас достаточно рано приходят холода. Вот осени и весны считай, что и нет вовсе. Дожди идут лишь несколько недель, после чего ближе к зиме прочно ложится снег, а если к лету - выходит солнце и сушит под ногами грязь. Дожди я пересидел в крепости, мы не прекращали тренировок, потому что над плацем и знаменем поработали маги воды и воздуха ещё во времена создания крепости. Они не только зачаровали флагшток, но и создали над всем плацем нечто вроде невидимого купола, защищавшего его от дождя и снега. А ещё от стрел и болтов, говорили, что если его предельно напитать магической силой, он и камень из требюше остановит, правда только один.
   Ещё вчера вечером я передал командование гному, звали которого Балин, спешно произведённому в вахмистры. Сейчас я нёс с собой представление на магистра Дункана о присвоении ему внеочередного звания капитана. Вахмистры ведь центуриями не командуют. Вот ведь карьеру сделал себе бывший облавной из своры Золтана - за неполный месяц из рекрутов в капитаны.
   И вот сейчас я шагал вместе со своими товарищами по весело хрустящему на утреннем морозце снегу и радовался жизни. Снег в этом году лёг рано и, не смотря на середину октября, по утрам уже щипало нос и уши. Хоть и я основательно потерял форму в лазарете, и фехтовал теперь куда хуже, однако шагал вровень с остальными, не плёлся в хвосте короткой колонны и не делали из-за меня привалов чаще обычного.
   Расстояние от Первой крепости до нашей, Второй, было весьма изрядным, не знаю, сколько именно вёрст, но идти никак не меньше трёх недель. Если, конечно, не воспользоваться помощью мастера Велита, но время пока терпело, да и поговорить надо было с моими орлами. Сидя в крепости, я не мог общаться с рейдерами, почти всё время занимали тренировки, а потому обстановку за стенами знал лишь со слов дона Кристобаля. А командор наш всегда был крайне скуп на слова, не обязан же он мне докладываться, в самом-то деле. Именно поэтому на каждом привале я расспрашивал товарищей обо всём, что творится нынче в окрестностях. Ведь из таких рассказов, по опыту знаю, можно узнать куда больше, чем из рапортов и бесед с самым компетентным начальством.
   - Расскажи-ка мне, лейтенант, - я сделал акцент на звании Деребена, - что творится на границе. Я хочу знать всё, что ты считаешь важным, Деребен, и готов слушать хоть до самого утра.
   - Говорить, капитан, на самом деле, придётся довольно много, - вздохнул он, - и чем дальше, тем страшнее и страшнее. Почти все ходоки вернулись, а кто не вернулся - те, скорее всего, мертвы. Да и мы сами в земли нежити ни ногой, только самые отчаянные, по личному приказу командора. Нас ни разу не отправляли, но говорил я со многими из тех, кто ходил. В десяти милях от крепости всё кишит нежитью, она как будто собирается напротив перевалов. За ними, говорят, уже не протолкнуться от тварей. А ходоки докладывают, что из ленов Медвежьего угла выходит небывалая армия. Зомби со скелетами выходят и ложатся на землю, от горизонта до горизонта штабелями лежат, будто дрова. Всадники Короля умертвий носятся по округе, налетают на группы рейдеров, те отбиваются, только если идут в изрядном количестве. Против нас готовится большая война, небывалая, капитан, и от этого у меня поджилки трясутся. И, кроме того, тайными тропами к нам проникают твари, вроде упырей и вурдалаков, нежить поумнее. Пятую колонну у нас в тылу собирают. И довольно давно, капитан. Кстати, на том месте, где мы с Громли встретились, уже острожец поставили, упыри с вурдалаками там уже дорожку протоптать успели - и всё прут и прут. А по следам их отправили несколько отрядов, они пока не вернулись, но связь с ними есть, значит, живы, логово ищут. Говорят, что ни день у них стычка с упырями, людей теряют, но ещё держатся.
   - Да уж, дела, дела, - протянул я. - Никогда такого не было на моей памяти, чтобы нежить в таком, как ты говоришь, количестве собиралась. Может быть, в имперские времена мы б ещё отбились, послали бы гонца в Столицу, нам бы на помощь отправили войска, ещё пару-тройку легионов, и отбились бы. А теперь что же, только королёк этот есть и за того хватаемся, как за соломинку.
   - Так тут такое дело, капитан, - вздохнул Деребен, - что коли в этаком-то дерьме тонем, не за соломинку, за паутинку тончайшую уцепишься. Верно ведь, капитан.
   - Верно, Деребен, - кивнул я, - вернее некуда.
   Утро было удивительно холодным, казалось, Солнце с пронзительно-голубых небес льёт нам на головы не животворное тепло, а холод. Словно старалось заморозить нас до смерти. Я вынул из мешка тёплую епанчу. Одежда-то не самая удобная, но всё лучше дурацких шуб или военных шинелей с бушлатами, принятых в Экипаже. Привык я к ней, к епанче своей, такая же была у меня в бытность ещё главарём раубриттеров. Надо сказать, остальные бойцы моего сопровождения предпочитали более практичную одежду. Поверх тёплых курток они понадевали именно чёрные бушлаты, причём с явно не так давно споротыми эмблемами Экипажа. Только мастер Велит ничего не надел, лишь поколдовал немного на своей мантией мага, наверное, чтобы грела лучше.
   И снова шаги, скрип снега под ногами, мороз и солнце. Как в старые, добрые времена. И казалось мне всё чаще, что вот иду я не в Первую к посольству прибиваться, а это просто очередной рейд, вот обменяемся рапортами и обратно, а там - куда ещё командор пошлёт. Так что появление "подснежников" оказалось весьма кстати. Такие вот зомби бывало появлялись у нас. Всё дело в том, что душегубы, самые основательные, которые не хотели, чтобы их жертвы можно было найти, завозили их тела к самым горам и присыпали землицей. Уж сюда-то никакое следствие не доберётся. Была даже особая бандитская профессия, возчики, что занимались именно этим. Вот такие-то покойники и выбирались из земли или из-под снега, как сейчас.
   Только сейчас их появление более всего напоминало засаду. Выбрались они организованно. Раз - и мы уже в кольце из двух десятков зомби, вооружённых дубинками, обломками костей, а то и просто камнями.
   Я едва сдержался, чтобы по привычке не начать раздавать приказы. Нет, теперь тут распоряжается лейтенант Деребен. Да и без приказов бойцы отлично понимали, что надо делать. Мы встали спина к спине, прикрыв Хаиме и Гимарта, которые уже сняли с плеч карабины и открыли огонь по мертвякам. Я встал плечом к плечу с товарищами, между Снорри и Шольцем. Гном ловко крутил тяжёлую секиру на короткой ручке, - какой весьма сподручно рубить зомби в мелкий фарш, куда сподручней, чем мечом.
   Зомби медленно брели на нас - куда там крашеным "болванам" - а из-под снега выбирались всё новые мертвяки. Засада в чистом виде, устроенная по всем правилам. Когда первые твари добрались до нас, из-под снега выбралась почти сотня зомби. И это были далеко не все. Пули из карабинов Гимарта и Хаиме взрывались огненными шарами, превращавшими мертвецов в факелы. Зомби пёрли так тесно, что один взрыв часто поджигал двух-трёх. Но это не особенно сказывалось на перевесе сил. Мы пустили в ход холодное оружие. Клинки и лезвие топора кромсали мёртвые тела, отсекали конечности, зомби падали перед нами корявыми чурбаками, всё ещё шевелящимися из-за наполнявшей их некротической энергии. Отрубленные головы норовили вцепиться в сапог, повиснуть мёртвым грузом, мешающим драться. Мы топтали их, превращая в жуткие блины, а на нас пёрли и пёрли новые трупы. И не было некроманта - убей его и всё кончится, падут его марионетки и останутся лежать и больше не поднимутся. Видимо, тот, кто стоял за этой засадой предпочитал держаться подальше от наших клинков и пуль. Умная сволочь.
   Вся надежда наша была на мастера Велита, который, стоя за нашими спинами, творил некое мощное заклинание. Сколько раз уже выручал нас маг - стоило ему крикнуть: "Наземь!", как все мы падали ничком, и не важно, в снег, на лёд или прямо в грязь лицом, а над спинами нашими прокатывалась волна жара от Кольца пламени или образовывался вихрь Вьюги. Но теперь мастер, похоже, готовил нечто совсем уж небывало-убойное, раз так долго готовится. Но когда тело мага выгнуло дугой, вздёрнуло в воздух, а изо рта его исторгся жуткий хрип, надежда в душах наших угасла. Значит, добрался вражий некромант до нашего мага, теперь нам точно конец.
   Но никто рук не опустил, с удвоенной силой и скоростью заработали мы мечами, Снорри без устали рубал мертвяков топором, вокруг него громоздились даже не трупы, а жалкие остатки от тел. Огненные пули закончились, стрелки били обычными, от которых было мало толку, а потому Гимарт с Хаиме также встали плечом к плечу с нами.
   И тут произошло нечто странное. Мастера Велита выгнуло так, что кости затрещали, он опустился на землю, вскинул руки и не своим голосом выкрикнул несколько заклинаний. От слов его у меня кровь в жилах застыла, именно так звучали слова некротических заклинаний. Никогда мне не доводилось слышать их у себя под самым ухом. А следующие события едва не вогнали меня в ступор. Я, конечно, знал, что есть заклятья некромантии, уничтожающие нежить, их используют личи со своими слугами в войнах меж собой, но никогда мне не доводилось видеть их своими глазами. Наверное, таких заклятий существует великое множество, как всех иных, однако это выглядело весьма неприятно. Окружающие нас зомби начали разлагаться - кожа и плоть слезали, обнажая желтоватые костяки, сухожилия, скреплявшие их, рвались и они распадались отдельными костями, мрачный свет в глазах гас. Не прошло и минуты, как все мертвяки рассыпались прахом, оставшись лежать у наших ног смердящими кучками гниющей плоти и костей. Не были бы все мы так привычны к такому - стошнило бы.
   И тут же нам на руки упал мастер Велит. Он согнулся пополам, и его вырвало кровью, рвало его долго и страшно. Казалось, магу уже не оправиться, но нет, выпрямился, вытер тыльной стороной ладони лицо, перепачкав её в крови. Брезгливо отряхнув её, он вынул из поясной сумочки белоснежный носовой платок, долго и тщательно вытирал им ладони, выкинул. Достал следующий - вытер им лицо, выкинул следом за первым, затоптал каблуком.
   Наблюдая за ним, мы едва не проморгали появление нового человека на нашей поляне боя. Он носил обычную дорожную одежду, крепкую, добротную, немарких цветов, настораживало лишь отсутствие оружия - ни меча, ни пистоля, ни даже хорошего кинжала или корда. Разве что охотничий нож, да он слишком короток, чтобы за оружие сойти. Никаких символов и знаков он на одежде не носил.
   Его быстро окружили, направили стволы карабинов, меж пальцев мастера Велита заплясали искры, в лицо незнакомцу глядели клинки мечей. Он преспокойно остановился, подняв руки в миролюбивом жесте.
   - Спокойнее, господа стражи, - сказал, - спокойнее, я не враг вам.
   - А откуда нам это знать? - поинтересовался у него лейтенант Деребен.
   - От него разит некромантией, - заметил мастер Велит, готовясь по первому жесту командира швырнуть в него молнию или что похуже.
   Однако меня заинтересовало кое-что в облике незнакомца. Пусть он и не носил никаких знаков, однако какая-то знакомая цепочка была у него на шее. Не говоря ни слова, я подошёл к нему, приложил меч к его шее - тот и не дёрнулся - подцепив концом цепочку, я извлёк из-под одежды его амулет. Знакомый каждому из нас амулет - со знаком нашей границы и номером крепости. Я внимательно поглядел в глаза незнакомцу, тот усмехнулся и сунул амулет обратно.
   - Дела, - протянул я. - Вот тебе на. Что-то не припомню я в нашей крепости такого лица.
   - Я давно ушёл, - отметил тот. - Ещё до твоего прихода. Я - ходок. Из старых.
   - Что это значит, из старых? - спросил у него я.
   - Это длинная история, молодой человек, - отметил незнакомый страж, ходок из старых, что бы это ни значило. - Её лучше всего рассказывать у костра в лагере, а не на поляне, среди валяющихся кругом гниющих трупов.
   - До нашего следующего привала ещё вёрст пять идти, - сказал я. - Времени мало.
   - Берём коллегу в оборот, - приказал Деребен, - и ходу, ходу.
   "В оборот" значит поставить в самую середину под неусыпный присмотр по крайней мере двух бойцов отряда, в данном случае, одним постоянно был мастер Велит. Так поступали с особо важными людьми, которых сопровождали, или же с теми, кто мог ударить в спину, как сейчас.
   Вечером мы разожгли костёр и уселись вокруг него. Над огнём висел котелок с быстро тающим снегом, Гимарт, наш бессменный кашевар, строгал солонину и вынимал крупы да травы, которыми приправлял наш кулеш. Вроде бы обстановка вполне приятная, но тишина над поляной повисла гнетущая, неприятная. Надо было срочно выправлять ситуацию.
   - Пора бы и представиться друг другу, - на правах старшего по званию взял я инициативу в свои руки. - Я Галеас, капитан Второй крепости, командир Карательной центурии.
   - Форскрит, - представился страж, - у нас, ходоков, званий нет. Не было, по крайней мере, когда я ушёл.
   - Предатель Форскрит! - вскричал сержмен Шольц, хватаясь за меч.
   - Погоди, Шольц, - осадил его Деребен. - Я думаю, тут не всё так просто. Не так ли?
   А ведь пошло на пользу лейтенанту самостоятельное командование! Я в душе порадовался за Деребена.
   - Уж куда сложнее, молодой человек, - покачал головой почти легендарный Форскрит. Страж, ходок, некромант. - Вижу, крепко прополоскал вам мозги Кристобаль Гутьере. Что вы, вообще, знаете о нас, ходоках?
   - Ходоки всегда были закрытой кастой, - пожал плечами я. - О них мало что известно обычным стражам, кроме того, что они невидимы для нежити, а потому безнаказанно ходят вглубь мира Смерти.
   - Верно, верно, - покивал Форскрит, - но не во всём. Вот только не знаю, стоит ли вам всю правду выкладывать. Фон Бок, бедняга, не выдержал груза этой правды.
   - Значит, всё же это ты, Форскрит, заставил его свернуть с пути истинного? - поинтересовался я.
   - Этот парень на нём никогда и не стоял, - ответил тот. - Слишком уж сильно был отравлен всеми этими расовыми теориями и идеями национал-социализма. Эльфов с гномами и иные расы за людей не считал, говорил, всех их надо уничтожить ради гегемонии человека, причём обязательно белого. Вот интересно, а если бы он попал на южную границу, там полно эльфов и люди по большей части чернокожие. Каково бы ему там пришлось? Он носился с этими своими идеями, как дурень с писаной торбой, пока Кристобаль не велел ему заткнуться, пока его не загнали в земли нежити, Пустоши Некеха исследовать. А фон Бок этому только обрадовался и сам умчался в ту пустыню, лишь бы подальше от тех, кто его не понял.
   - Это там он набрался всей той дряни, - спросил Деребен, - с которой после явился в крепость, верно?
   - Не там, - покачал головой единственный за всю историю границы страж-некромант, - не там. Хотя и в Пустошах он нахватался знаний от младших личей, их тоже можно дрянью назвать. Но идеи, с которыми он пришёл к Кристобалю Гутьере, в голову фон Боку заронил я. Да, да, - усмехнулся Форскрит, - именно я. За что был подвернут дополнительному заочному порицанию со стороны стражи. Дон Кристобаль хорошо умеет работать с людским мнением и особенно с прошлым. В предатели меня записал.
   - А ты, сука, кто ж ещё?! - вскричал Шольц. От избытка эмоций он вскочил и даже до половины вынул меч из ножен.
   - Стой! - осадил его Деребен, прежде чем я, забывшись, сделал это. - Сядь и успокойся!
   - Слушаюсь, - ответил тот, усаживаясь обратно к костру.
   - Отвечая на вопрос вашего сержмена, - как ни в чём не бывало, продолжил Форскрит, - меня сложно назвать предателем. Я ведь дверей крепости врагу не открывал, орды нежити тайными тропами через границу не водил и с личами в сговор не вступал. Какой же я тогда предатель, сержмен?
   - Это ты так говоришь, - буркнул Шольц, но этим и ограничился.
   - Никого я не предавал, - покачал головой Форскрит, - вся моя вина в том, что глаза мальчишке фон Боку открыл.
   - Это почему? - спросил я.
   - Потому что голова его не в ту сторону повёрнута, - ответил Форскрит, - так что и глядеть он стал не туда. Не в ту сторону и пошёл. И пришёл... куда пришёл, туда пришёл. Это уже не важно.
   - А в чём правда, которую открыл ты фон Боку? - поинтересовался у него Закерий Велит.
   И взгляд его, когда он говорил эти слова, мне очень не понравился.
   - Эта правда не для тебя, маг, - угрюмо усмехнулся Форскрит, - хотя в какой-то мере это касается всех нас. Всех стражей. Но никого из вас лично она не касается.
   - И всё же? - зачем-то стал настаивать я, хотя отлично понимал, ничем хорошим это не закончится.
   - На нашей границе нет ходоков, - сказал Форскрит. - Нет людей, что были бы устойчивы к среде, как на ледяном севере или жарком юге. Нет у нас разведчиков, которые забираются в глубь территории нежити. Вернее, не совсем разведчики.
   - А кто же есть? - удивился Гимарт, оторвавшись даже от котла с кулешом.
   - Некроманты, - каким-то прямо будничным тоном произнёс Форскрит. - Создатель нашей границы, видимо, посчитал, что одной разведкой ограничиваться не следует, а может невидимость для нежити - это побочный эффект. В общем, основная специализация стражей, которых зовут ходоками нашей границы, некромантия. Мы не можем поднимать нежить, наоборот, все наши силы и таланты направлены на уничтожение мертвяков. Сильные некроманты могут даже овладевать другими магами, используя их силу для своих целей. За это нас и ненавидели, почти все. Стали сокращать количество некромантов, эксплуатировать, в основном, способности ходоков.
   - Я их... понимаю, - вздохнул мастер Велит. - Это было весьма... неприятно.
   - Да бросьте деликатничать, мастер, - отмахнулся Форскрит. - Думаешь, мной не овладевали, думаешь, не знаю как это больно. Мастера-некроманты часто овладевали своими учениками, те подходят для этого куда лучше магов других специализаций. Это чудовищно больно, и для стихийного мага, а не некроманта-новичка это куда больнее. Так что прошу прощения у вас, мастер, - к Велиту Форскрит отчего-то обращался на "вы". - Просто иного выхода из нашей ситуации у нас не было, вы же понимаете.
   - Понимаю, мастер, - кивнул Закерий.
   - Нет, конечно, спасибо, что спасли нас, - заявил Деребен. - Но всё ж хотелось бы знать, зачем вы сделали это? Что вам от нас надо?
   - Тот факт, что мы с тобой, лейтенант, стражи одной границы и даже из одной крепости, вы в рассмотрение не берёте, - даже без вопросительной интонации сказал Форскрит. - Очень жаль, что стараниями Кристобаля Гутьере общее мнение о нас пало настолько низко.
   - А с чего б ему высоким быть? - криво усмехнулся сержмен Шольц. - Вы - некроманты, а мы с ними воюем.
   - Вот у тебя, сержмен, на поясе меч висит, - ответил ему Форскрит, - у всех остальных - тоже. А твари, которых вы ими режете, вооружены такими же. И вы не отказываетесь от них, верно? Тут та же история. Да, я владею силой, сходной во многом с некротической, однако важно то, как я использую её.
   - Ну да, - поддержал прежний тон Шольц, - а ну как поднял бы ты мертвяков да натравил бы на нас, прямо в крепости.
   - Ты, сержмен, видимо, плохо слушал меня, - сказал Форскрит. - Я не могу поднять ни одного мертвеца, а стража, вообще, поднять невозможно. Это на случай, если ты этого не знал.
   - Оставим вопрос поднятия мертвецов, - взмахом руки оборвал Шольца, готового ляпнуть ещё что-нибудь в своей обычной манере, Деребен. - Отчего ты, Форскрит, появился сейчас, почему не пришёл в крепость?
   - К дону Кристобалю? - невесело усмехнулся Форскрит. - Увольте, господа стражи. Мне жизнь ещё дорога.
   - Оставь, Форскрит, - отмахнулся Деребен. - Стражей никто не казнит.
   - Казнить не казнят, - согласился некромант, - но ты, лейтенант, слышал о штрафных центуриях? Нет.
   - Я слышал, - сказал я, - краем уха, и то дон Кристобаль долго беседовал со мной на эту тему. Но что это и кого в них загнали в своё время, не знаю.
   - Когда фон Бок вернулся в крепость из Пустошей Некеха, - объяснил Форскрит, - поначалу все думали, что он образумился, делом занялся. Он надолго забрался в библиотеки, тогда ещё не додумались их закрывать от лишнего внимания, проверял мои слова. Но глядел он явно не туда. Найдя ту информацию, что устраивала его, фон Бок начал агитировать себе сторонников, сначала среди молодых некромантов, потом и простых стражей. Успел сколотить неплохую банду, готовились нанести удар изнутри, даже с личом сговориться умудрился, видимо, ещё в Пустошах. Вот тогда-то дон Кристобаль и спохватился. Про бой в крепости, когда стражи резали стражей, не знает уже почти никто. Единственный случай за всю историю нашей границы. Фон Бок каким-то образом сумел нарушить закон стражи - поднимал мертвецов, не стражей, конечно, а вольнонаёмных бойцов, прислугу и прочих в том же духе. После этого командоры посовещались с магистром, и запретили все занятия некромантией для стражей, переведя всех в простые ходоки. Однако были некроманты отказавшиеся принять этот приговор. Я был одним из них. У нас не было выбора, мы уходили из крепостей и не возвращались, предпочитая бороться с нежитью своими способами. Нас было немного, душой кривить не стану, а сейчас, наверное, остался я один.
   - Штрафные центурии эти твои тут при чём? - напомнил ему Деребен.
   - Погибших в резне было не так и много, - ответил некромант, - отступников с красными повязками и свастиками было мало, их старались не убивать без нужды, жизнь стража слишком ценна. Вот из тех, кто жив остался после резни, и сформировали штрафные центурии. Их кидали в самые опасные участки боя, где, как говорится, или - или, а в иное время держали в чёрном теле. Постоянно под конвоем, на хлебе и воде, не казарма, а форменный карцер. Там кажется сейчас именно карцер для провинившихся. Дальше за казармами, ближе к конюшням.
   - Не надо нам зубы карцерами заговаривать. - Деребен, похоже, был настроен резко против Форскрита, и я его, в общем, понимал. - Вот ты сам сказал, что сам из крепости ушёл, сам с нежитью боролся, а тут рядом с нами случайно оказался, так что ли?
   - Врать не буду, - покачал головой Форскрит, - искал я вас. Ну, не конкретно вас, а любой отряд, идущий в Первую крепость. Одного меня туда не пустят, а с вами есть шанс, что смогу пройти. Если, конечно, вы не сдадите меня страже на входе.
   - Что ж тебе понадобилось в Первой? - спросил у него я. - Если не секрет.
   - От своих секретов не держу, - ответил Форскрит. - Вы знаете, что творится сейчас в землях нежити и мне надо поговорить с Дунканом. Я хочу вернуться на службу, думаю, сейчас любая помощь пригодится страже.
   - А отчего в родную Вторую не хочешь вернуться? - снова подначил его Деребен.
   - С доном Кристобалем нам не по пути. Ни в какое, самое тяжёлое, время.
   - Лейтенант, - обратился я к Деребену, - я, конечно, уже не могу приказывать вам, но советовал бы взять Форскрита с нами до Первой крепости. Во-первых: нам вполне ещё не раз может понадобиться помощь некроманта. А во-вторых: вся эта история требует самой тщательной проверки, и сейчас, в лесу, мы ничего выяснить не сможем. Значит, надо идти в крепость вместе с Форскритом.
   - Тащить с собой некроманта, вообще-то, не дело, - вздохнул тот, - но и оставлять его у себя за спиной нельзя. Ты, Форскрит, человек привычный к дороге, выдержишь темп нашей ходьбы?
   - Легко, - усмехнулся Форскрит, - мог бы даже задавать темп ходьбы вам, да не знаю, сдюжите ли. Вот только через червоточины ходить, если вы быстрей добраться вдруг решите, у меня не получается. Не принимает нас, некромантов, изнанка мира.
   - Червоточиной идти мы и не собирались, - сказал ему Деребен, - а какой ты ходок, Форскрит, завтра и проверим. А сейчас вечерять пора бы уже. Гимарт, как там кулеш поживает?
   - Готов уже к употреблению внутрь, - вот сразу видно, что он у нас бывший фельдшер. - Доставайте ложки.
   С утра зарядил мелкий дождик. Противный такой. Мы шагали по ноздреватому снегу, тающему под сапогами. К полудню под ногами у нас хлюпало форменное болото. Форскрит оказался, действительно, отличным ходоком. Он легко поспевал за задающим темп Деребеном, было понятно, что это не стоит ему особых усилий.
   Мы сталкивались с "подснежниками" ещё пару раз, но было их гораздо меньше, так что с помощью Форскрита мы справились с ними легко. А помощь его была вполне ощутимой. Он больше не овладевал мастером Велитом, справлялся своими силами. Он использовал всё то же заклятие, заставляющее зомби рассыпаться прахом в считанные секунды.
   А в общем, дальнейшее путешествие в Первую крепость прошло без приключений. К массивным воротам, защищённым ещё и дополнительным бастионом, мы подошли вечером, когда невидимое за тяжёлыми тучами солнце окрашивало их снизу багрянцем. Они были закрыты, а на бастионе дежурила двойная смена стрелков тамошнего Гарнизона. Подойдя к нему, Деребен подал условный сигнал, и нам спустили верёвочную лестницу. Странное дело, как будто крепость находится на осадном положении.
   - Что стряслось? - спросил я у командира дежурившей на бастионе смены в чине вахмистра. - Вы на осадном положении?
   - Именно, - кивнул тот. - Оборону прощупывают, сволочи. Что ни день, приходят. То в одном месте сунутся, то в другом, но ничего серьёзного, на зуб пока пробуют.
   - Выходит, быть большой войне, - сказал Глостер. - Раз не лезут буром, готовятся, значит, собираются штурмовать по-умному.
   - Нас по-дурному и не возьмёшь, - усмехнулся вахмистр. - Измаил и в подмётки не годится, Иерихон с Иерусалимом позавидуют.
   Я не знал, что за крепости он имел ввиду, однако Первая была выстроена, действительно, на славу. Не классический прямоугольник, как остальные, с мощным донжоном и башнями по углам, а некая звезда с острыми углами реданов, отдельной системой фортов и выносными бастионами. К тому же частично её защищали скалы, в которые упирались стены, так что взять Первую крепость в кольцо плотной осады было невозможно. Разве что по воздуху перенести, или кто в спину ударит. А этого я, увы, отрицать не мог. После истории с ковеном в захудалой деревне, я уже ни в чём не был уверен, в том числе и в надёжном тылу. И это-то самое страшное.
   - Ворота для вас открывать не станут, - объяснил вахмистр, - теперь даже для калитки надо заклинания снимать, а они там будь здоров. - Он сделал неопределённый жест ладонью. - По куртине пройдёте, только аккуратнее, она заминирована. Идите строго по чёрной полосе, иначе - рванёт.
   - Понятно, - кивнул я.
   Мы предельно аккуратно двинулись по узкой куртине, которая была к тому же ещё и заминирована. Это было неплохо видно, по большим мешкам, бочкам и ящикам с надписью "Взрывчатка", они были опутаны бикфордовыми шнурами и пестрели магическими детонаторами.
   - Серьёзно тут всё, - присвистнул Деребен. - Видать, хорошо их тут прощупывают, раз всю галерею заминировали.
   - Её подорвать можно с обоих концов, - добавил Форскрит. - Так что если бастион падёт, то его стража взорвёт галерею, но и со стен можно активировать детонаторы. На тот случай, если не успеет сделать этого.
   - Такое дело, - пожал плечами Деребен.
   - Это совсем для другого, - заявил я. - Если солдаты успеют отступить по галерее, после этого её и подорвут.
   - Ты сам-то в это веришь, сэр Галеас? - иронически спросил у меня некромант.
   - Верю - не верю, - пожал плечами я. - Какая разница? Идея, наверное, была такая.
   - Гладко было на бумаге, - криво усмехнулся он.
   Мы прошли по заминированной галерее и спустились уже по каменной лестнице во внутренний двор. Там нас уже ждали. Внушительная делегация из пары чиновников и полувзвода охраны. Карабины на нас не направляли, но было видно, что они готовы прикончить нас при малейшем подозрении. Один из двух чиновников, скорее всего, ещё и проверяющий нас маг.
   - С кем имеем честь? - спросили у нас.
   - Капитан Галеас с отрядом сопровождения, - ответил я, как старший по званию.
   - Откуда? По какому делу? - продолжался допрос.
   - Третья крепость, - спокойно сказал я. - Официальный представитель при посольстве обер-канцлера Альтона Роско.
   Мне показалось или нет, не знаю, но второй чиновник, не отрывавший рта, едва заметно подмигнул или кивнул или рукой повёл. Словом подал знак. И сразу гвардейцы как будто немного расслабились, а коллега чиновника быстро свернул допрос. Выходит, он был так, для отвода глаз, затяжки времени. Ну да, не важно.
   - Идёмте, господа, - сказал чиновник. - Отряд может расположиться в "гостевой" казарме, а вас, капитан, хотел сразу же по прибытии видеть магистр.
   - Я хотел бы, чтобы меня на встрече с магистром сопровождал мастер Велит. - Я намерено указал на Форскрита, не смотря на удивление товарищей. - Это возможно?
   - Никаких инструкций на сей счёт не было, - пожал плечами чиновник.
   Мы разошлись. Я с "мастером Велитом" направился вслед за чиновниками, а Деребен со своими - теперь уже точно своими, а никоим образом не моими и даже не бывшими моими - людьми, зашагал вместе с бойцами Гарнизона в "гостевую" казарму. Лишь попрощались, пожав друг другу руки да коротко кивнув.
   Форскрит покосился в мою сторону. Взгляд его ясно говорил: "Спасибо". "Не за что", - пожал плечами я. Вот только не ошибся ли? Быть может, Форскрит этот запродался нежити с потрохами, а сейчас, накануне войны личи решили нанести удар в самое сердце стражи - убить магистра. И я подвернулся как нельзя кстати - весьма удобное прикрытие, не подкопаешься. Говорят же ходоки, что есть среди личей бывший имперский аристократ Лионель д'Арси, мастер самых хитрых интриг. Ну да, поздно я задумался об этом, слишком поздно. Вот уже двери донжона открылись, мы поднялись по лестнице на третий этаж, прошли короткий коридор и перед нами открылись массивные двери кабинета магистра нашей границы.
   Оба чиновника вошли вместе с нами, а сам магистр Дункан сидел в большом кресле прямо в тяжёлых доспехах. Интересно, он их когда-нибудь снимает? А то я, лично, его ни разу без этих, ставших легендарными, белоснежных доспехов и не видел. Правда, до сих пор мне доводилось лицезреть магистра лишь на церемониях, где броня была весьма уместна, но с кабинетом она никак не вязалась. Уместнее бы в этом кресле смотрелся бы любой из двух чиновников, но никак не закованный в зачарованную сталь воитель с исчерченным шрамами лицом.
   - Ба, кого я вижу?! - рассмеялся Дункан. - Уж не Форскрит ли Предатель к нам пожаловал! - И тут же мне: - Капитан, ты хоть знаешь, кого привёл ко мне? Ловко, весьма ловко. Вас кто подослал? Д'Арси или, всё же, Карнут, а может фон Валах? Нет, д'Арси, только он решился бы на столь наглую авантюру. И как же вы собираетесь меня убивать?
   При этих словах оба чиновника мгновенно напряглись. Они сгорбились как перед дракой, пальцы молчаливого окутались сизым дымком.
   - Никто тебя убивать не собирается, Дункан, - покачал головой Форскрит. - И ты сам это отлично понимаешь. Иначе давно скакал бы тут с мечом в руках, пытаясь изрубить нас в капусту.
   - Сам знаю, что чувство юмора у меня хромает, - ответил Дункан прежним тоном, и непонятно было, когда он шутил - Скверное оно у меня. Только твоё не лучше. Дурная шутка - являться пред мои светлы очи, да ещё и в такое время.
   - Во времени всё и дело, магистр, - чётко отдал честь Форскрит. - Его слишком мало. Я хочу вернуться на действительную службу.
   - Всегда рады, - развёл руками Дункан, лишь чудом не сшибив многочисленные письменные принадлежности, - да только не всем. - При этих словах голос его моментально похолодел, затрещал ледяной коркой на речке. - К чему нам страж, единожды уже дезертировавший со службы. Может быть, ты ещё и нежити продаться успел.
   - Худшего шпиона, чем я придумать сложно, - усмехнулся Форскрит. - И я никуда не дезертировал, просто в моих способностях не было нужды, по крайней мере, вы так считали. А быть простым ходоком не по мне. К тому же, дон Кристобаль сделал мне недвусмысленный намёк, что в крепость мне лучше не возвращаться. А просьбы Кристобаля Гутьере исполнять нужно куда лучше его приказов. Не правда ли?
   - Ты тоже не самый лучший шутник, - покачал головой Дункан. - И капитана вон втравил в свои шутки. Пожалел бы парня, что ли? Ему ж теперь из-за тебя трибунал светит вместо посольства.
   - И в штрафных ротах жить можно, - неожиданно даже для себя встрял я.
   - Недолго только, - рассмеялся Дункан. - Ладно, так и быть, я к старости добреть стал. Не будет никаких штрафных рот. Посольство с нашим обер-канцлером худшее наказание, хуже придумать нельзя. Он кого угодно своим занудством доконает. Ты присядь пока вон на тот стул, а мне ещё с Форскритом поговорить надо. А вы, господа чиновники, свободны. Мне ничто не угрожает.
   Чиновники, кем бы они ни были, беспрекословно подчинились, хотя на лицах обоих было написано недовольство приказом магистра. Я расположился на указанном стуле, оказавшемся жутко неудобным, а Форскрит, которому Дункан сесть не предложил так и остался стоять напротив него. Магистра, похоже, ничуть не смущало, что некромант возвышается над ним.
   - Итак, Форскрит, ты решил вернуться на, как ты выразился, действительную службу. - Всю шутливость из его голоса как ветром сдуло. - Для чего, спрашивать глупо, ты кроме заготовленного ответа даже под пытками ничего не скажешь. Вы ходоки-некроманты ребята крепкие, и не к такому привычные. И я скажу тебе только одно - служи. Будешь служить честно, вернёшь себе прежнюю репутацию, я закрою глаза на твой конфликт с Кристобалем Гутьере. На передовую пока не отправлю, нечего тебе глаза своими чудесами стражам глаза мозолить.
   - В каземате запрёшь? - усмехнулся Форскрит. - От греха подальше.
   - Почти угадал, - неожиданно кивнул Дункан. - Отправишься пока в лабораторию к мастеру Гарриету, он теперь главный химеролог крепости, будешь с ним новых боевых химер разрабатывать.
   - Давненько я не сиживал в лабораториях, - только и сказал Форскрит, - всё больше в поле да в поле. Отдохну хоть немного.
   - Вот и ступай, - махнул рукой Дункан. - Чиновники проводят тебя, а мне ещё с капитаном поговорить надо.
   Некромант отдал честь и вышел из кабинета, я же встал и подошёл к столу магистра.
   - Рапорт тебе писать о том, как, когда и при каких обстоятельствах ты повстречал Форскрита, - сказал мне Дункан. - Да и ни к чему мне этот рапорт. Захоти Форскрит, он легко обвёл бы тебя вокруг пальца. Потому сейчас хочу сказать тебе только пару слов по поводу будущего посольства. Альтон Роско, не смотря на всю свою занудность, которая может свести с ума кого угодно, ловкий и опытный дипломат. И если он посоветует тебе сделать то-то и то-то, ты сделаешь это, как будто тебе отдал приказ дон Кристобаль или даже я, лично. Как бы странно, глупо, нелепо это не показалось тебе. Роско никогда не станет объяснять тебе причин, по которым ты должен будешь сделать, слишком уж он стал велик. Он любит кичиться своим происхождением, якобы весьма благородным и восходящим едва ли не к имперским временам. На самом деле он был волопасом, сыном солтыса довольно большого округа, и уж никак не в имперские времена. Но не вздумай говорить ему этого - обидится насмерть и устроит жуткие неприятности.
   - Тогда для чего вы мне это сказали только что? - поинтересовался я.
   - Чтоб не удивлялся и не сболтнул чего лишнего, - ответил магистр, - манеры у Роско остались вполне солтысские. В общении со своими, - пояснил он, - а вот в присутствии коронованных особ он меняется до полной неузнаваемости. Из-за этого несоответствия многие неплохие стражи, да и не стражи тоже, получали настоящий воз неприятностей на свою голову. Альтон у нас человек жутко злопамятный.
   - Я тебя, собственно, только для этого и вызвал, - закончил магистр. - Отдыхай до утра. Завтра вместо построения будут проводы посольства.
   Я вышел из кабинета, даже не спросив у Дункана, куда мне идти. За дверью меня встретил знакомый молчаливый чиновник, проводивший меня в небольшую комнату, напоминающую гостевую келью в богатом монастыре. На столе стояли несколько мисок и тарелок с дымящейся горячей едой. Признаться, за время дороги из нашей крепости в Первую, я так соскучился по настоящей еде, что набросился на эту, как волк. Молчаливый чиновник вежливо удалился, прикрыв за собой дверь. Наевшись, я завалился спать. По постели я соскучился никак не меньше.

Глава 7.

   Альтон Роско никак не был похож на сына солтыса. Видимо, за годы службы в канцелярии Первой крепости он достаточно пообтёрся и обрёл более пристойный облик. Поначалу он мог показаться слишком молодым для чина обер-канцлера, ему можно было дать лет двадцать пять, не больше. Будь дело в любом из королевств, можно было сказать, что этот человек получил чин по родству или в силу заслуг родителя, однако у нас, на границе, где все отрекались от своего прошлого, и бывший капрал мог командовать отпрыском герцогского рода, этого быть не могло. Здесь ценились только твои заслуги, ничьи более. Вот так и пробился за годы безупречной службы крестьянский сын Альтон Роско, служил, служил - и дослужился до обер-канцлеров.
   Он любил одеваться шикарно: в меха и парчу при обилии золота - массивные цепи, перстни и даже серьга в ухе, множество драгоценных камней, неважно каких - главное побольше и помассивней. Даже в бытность свою главарём разбойничьей шайки, я не одевался подобным образом. Хотя живи я не в лесу, а в городе, пускай даже самом захудалом, очень может быть, что и таскал бы на себе большую часть добычи.
   Роско сопровождала внушительная свита чиновников разного ранга, скорее всего, не только из Первой, но и из других крепостей. Была и парочка из нашей, два лиценциата в длиннополых одеяниях, с чернильницами на витых поясах и массивными тубами для бумаг. Одного я знал неплохо - он приходил ко мне сразу после моего выхода из госпиталя. Рассказал свою историю. Оказывается, он не всегда был чиновником, на самом деле он оборотень-стриж, отсюда и прозвище, заменившее за годы имя. Как и я, Стриж попал под мощную некротическую магию во время слежки за армией Лионеля д'Арси во время последней войны с этим личом, и медики едва спасли его от превращения в вурдалака. С тех пор путь в разведку Стрижу был закрыт, вот и подался в чиновники. Дон Кристобаль прислал его ко мне с ясно видимой целью. Мол, и после перехода с оперативной службы жизнь есть, вот в чиновники, например, податься можно или ещё куда. Хотя бы на время, пока некротическая энергия для меня смертельно, а там посмотрим.
   Стриж, скорее всего, прилетел в Первую на своих крыльях. Второго же чиновника могли доставить в сюда и ходоки - он же не оперативник, ему по лесу гулять непривычно.
   - Это ты, значит, и есть нашенский военспец от Второй крепости? - ошарашил меня вопросом Альтон Роско.
   Не предупреди меня заранее магистр, я бы сильно удивился подобному обращению со стороны полномочного посла и обер-канцлера. А так ничего, даже быстро нашёлся.
   - Так точно, - ответил я. - Капитан Галеас, Вторая крепость.
   - Чьих будешь? - продолжал спрашивать Роско.
   - Был рейдером, после натаскивал центурию из новобранцев, - как понял, так и ответил я.
   - Молодец, - махнул рукой обер-канцлер, потеряв ко мне всякий интерес.
   Во внутренний двор вошёл магистр Дункан. В своих белоснежных латах и столь же кипельном плаще, с обнажённым мечом в руках, он был просто великолепен. Подойдя к знамени, уже поднятому, согласно традиции, но без ритуала, он картинно вонзил меч в землю под ногами.
   - Господа стражи, - обратился магистр ко всем сразу, - сегодня мы отправляем посольство к королю Теренсии Пелиаму. Он хочет присоединить к своей стране земли, которые мы охраняем. Что же, пускай присоединяет, нам всегда было всё равно, кто правит у нас в тылу. Император ли, короли, бароны или вовсе никто. Мы уже давно обходимся без чьей-либо поддержки, обойдёмся и впредь. Но ведь глупо отталкивать руку, предлагающую нам помощь, но надо узнать, с этой ли целью протянули её нам. А потому вы отправляетесь в Теренсгард под предводительством обер-канцлера Альтона Роско. В вашу честь король, скорее всего, устроит турнир, а потому вместе с чиновниками едут бойцы всех крепостей. Проявите себя наилучшим образом, господа! - воскликнул Дункан и взмахнул мечом над головой. - Не посрамите чести нашей границы!
   - Не посрамим! - в один голос, не сговариваясь, гаркнули мы.
   - Вот и отлично, - снова вонзил меч в землю магистр. - В добрый путь, господа стражи!
   - Счастливо оставаться, - отвесил ему в ответ поясной поклон Альтон Роско.
   И снова только благодаря инструкции магистра я не рассмеялся - настолько комично выглядел в этот момент обер-канцлер.
   В пути мне пришлось вспомнить навык езды верхом. Оказалось, правда, что научась ездить на коне, не разучишься никогда. Да и лошадь мне подобрали спокойную со звучной кличкой Бронтозавр, видимо, кто-то из конюхов был любителем жутких зверей с противоположной границы. Хоть не на игуанодоне ехать пришлось, и то хорошо. В общем, мы быстро сдружились с Бронтозавром и ехали чаще всего шагом, чтобы не опережать медленно едущие повозки с дарами для короля Теренсии и высшей знати его королевства, а также провиантом и множеством незаменимых в походе вещей. Вот и ехал наш санный - снег лёг прочно и дожди уже не проливались нам на голову - поезд. Мы двигались на восток, к Старшему перевалу, отделявшему наши территории от королевств бывшей империи. Граница переместилась не так давно, и потому земли эти заселены были ещё слабо, и король Пелиам стал первым из владык, кто заявил на них свои права. Это в имперские времена, когда царил относительный мир, и громадному государству постоянно грозило перенаселение, это заселение было поставлено на государственном уровне. Людям из казны выдавались лошади с коровами, повозки и инструменты, переселенцев на десять лет освобождали от уплаты налогов, а часто высылали из внутренних областей "неблагонадёжных", всех кого не терпели на своей земле дворяне, лорды, войты городов и солтысы деревень и округов. Теперь же на эти территории стремились либо отслужившие своё солдаты, которым хотелось зажить своим хозяйством, да всякая шваль, вроде беглых каторжан и просто преступников. Прямо как я.
   Дорога была невероятно спокойной. Мне было весьма удивительно так долго находится в седле - зад, извините, отбил очень скоро. Конечно, навыка верховой езды я, как выяснилось, не растерял, однако за долгие годы службы на границе совершенно отвык от седла. Пускай ехали шагом, но останавливались только на ночь, целые дни проводя верхом, и зад мой к вечерней заре вопиял. Я слезал с коня, едва переставляя ноги, стоять уже не мог, а сидеть не хотел ни в коем случае. А потому добирался до ближайшей разбитой палатки, расстилал там лежак и валился на него. Наличие слуг разбаловало меня. Интересно, все чиновники так путешествуют или только обер-канцлеры?
   К концу первой недели путешествия я, наконец, освоился в седле и более не валился с ног после дня дороги. К тому же, стражи разных крепостей за это время притёрлись друг к другу и принялись напропалую травить байки, щедро приправляя их выдумками. Рассказ каждого из нас можно было смело делить на два, а то и на три, но, всё равно, слушать их было интересно. Особенно радовал нас живчик Марсель из Третьей крепости. Он любил утверждать, что является бастардом некоего древнего дворянского рода, и бежал на границу, спасаясь от родственников.
   - Папашка-то мой, - говорил он, - наследничком законным не обзавёлся, а всё мне, как сыночку родному завещал. Я и не ведал то ничего, на кухне жил, как сверчок за печкой. А тут заваливаются ко мне ребятки дядьки моего, ну по батюшке, значит, и давай меня гонять по всей кухне. Я - в окно и был таков! А после уже на границу уехал, отсюда никак не достанут.
   Однако повадки Марселя, мелкие детали, вроде манеры прикрывать предплечьем миску и часто потирать запястья, у меня на это глаз намётан, выдавали в нём завсегдатая тюрем и ям.
   Полным контрастом ему был могучий богатырь Илья - капитан тяжёлых бойцов Четвёртой крепости. Уроженцы одного с ним мира, называвшегося Земля, звали Муромцем, он только добродушно усмехался, но объяснять ничего не объяснял. Он, вообще, был молчаливый человек, этот Илья по прозвищу Муромец, чем-то напоминал гнома - обстоятельностью, медлительной манерой речи и, вместе с тем, молниеносной реакцией в бою и умением быстро принимать верные решения. Не смотря на могучее телосложение, Илья секире предпочитал тяжёлый прямой меч, каплевидный щит и копьё. Свою сотню, вооружённую сходным образом, он называл дружиной.
   - Мне так привычнее, - объяснял он. - Все эти центурии или там роты, не ложатся они на язык. Не выговариваю. Это ромеям да немцам подходит, но не мне. Опять же капитаном называться непривычно тож. Сотником там или воеводой, а то ка-пи-тан, язык заплетается, когда себя так зову.
   При этом он обычно весело смеялся, подмигивал нам и доставал из седельной сумы бурдюк с медовухой. Этот напиток он варил сам из купленного в деревнях, мимо которых мы проезжали, мёда и мы распивали его вечерами на бивуаках.
   От Первой крепости был целый отряд бойцов Гарнизона. Эти закованные в лучшие доспехи ребята под предводительством высокого эльфа по имени Кариэль. С виду этот бледный эльф с вечно поднятым к небу взглядом казался каким-то совершенно недоступным в смысле нормального общения. Он всё больше молчал, хотя от медовухи не отказывался и даже разговоры поддерживал, но как-то вяло, без интереса. За это заработал прозвище Бледная немочь и едва не получил от нас бойкот. Однако в один вечер, когда мы основательно злоупотребили медовухой по случаю дня прихода Ильи на границу, Кариэля Бледную немочь словно подменил кто. Раскрасневшийся от выпитого эльф принялся травить байки из мало знакомой нам жизни Гарнизона. После ещё одного круга, что прошёл бурдюк с медовухой, Кариэль объяснил нам, в чём было дело, почему поначалу он вёл столь высокомерно.
   - Я две недели как полуполковника получил, - сказал он. - И Роско со мной долго беседовал на тему, что с вами сближаться нельзя ни в коем случае. Мол, я не только представитель элиту стражи - воин Первой крепости, но - элита элиты, боец Гарнизона, гвардии нашей крепости. А вы все... - Он сделал неопределённый жест рукой.
   - Вот оно как, - пьяно усмехнулся Марсель. - Вы у себя в Первой всё в белом, а мы...
   - Прекрати, - оборвал его я. - Ты видишь, Кариэль, свой человек... в смысле, эльф. Это Роско много про себя думает. Крестьянский сын, а туда же.
   - Ты болтай, болтай да меру знай! - хлопнул меня по плечу Кариэль. - Роско не одного за такие слова в порошок стёр. Он принимает их, как попытку уронить его авторитет. А авторитет свой он ценит больше всего.
   - А всё-таки, - зачем-то принялся настаивать Марсель, - многие в Первой крепости считают... ну что, они там, у вас, а мы, типа...
   - Не все, - понял его бессвязную реплику Кариэль, - но многие. Намного больше, чем мы можем позволить себе в такое время.
   Вот интересно, эльф пил с нами наравне и захмелел также, однако речь его оставалась ровной. Он не путал слова и не запинался, говорил вполне чисто. Я уж насколько крепок по части спиртного, но и у меня уже язык заплетался. Кариэлю же хоть бы что.
   - Значит, считаете себя элитой... гвардией гвардии, - помрачнел Илья.
   - Не все, - ответил Кариэль. - Магистр выбрал меня и моих людей именно потому, что мы не из таких. Нам надо сражаться плечом к плечу, и не важно - Гарнизону, рейдерам, карателям. Нежить разбираться не станет, кто гвардия, а кто просто бойцы.
   В общем, так дальше и двигались к Старшему перевалу. Днём скачка, вечером - пьянка. Весело. Ни тебе ночёвок у костра, когда даже рядом с пламенем, которое поддерживает часовой, промерзаешь до костей. Ни ожидания драки, что может начаться в любую минуту. Вечно ждёшь "подснежников", упырей или ещё каких тварей. Ни прочих прелестей жизни рейдера. Так и расслабиться недолго. Вот и мы и расслабились. И это едва не стоило нам всего нашего посольства.
   Я всегда именно себя считал виновным в том, что случилось. Слишком уж много было подозрительного в деревнях, через которые мы проезжали. Слишком тихо вели себя крестьяне, не глазели на чудных чужаков, каких редко увидишь так далеко от крепостей. Даже детишки не бежали вслед за нами, а лишь смотрели испуганно через щели в ставнях. И то я мог лишь предполагать, может быть, и мальцов мы не заинтересовали. Выборные депутации во главе с солтысами отводили глаза, когда разговаривали с чиновниками, Альтон Роско до них не снисходил. А ещё были церкви, в каждой деревне, через которую мы проезжали, были церкви. Только после, когда появилось время подумать над этим, я понял, все эти церкви мало того, что были очень похожи, так ещё и словно их делали те же мастера, которые возводили культовое здание в приснопамятной деревеньке, где мы встретились с некромантом в эсэсовской форме.
   Не вызвало особых подозрений и странное отравление нескольких человек из прислуги. Да и отравлением оно не выглядело. Просто с утра, всего в паре миль от деревни их начало тошнить и покачивать, лица слуг и без того бледные приобрели зеленоватый оттенок. В общем, как сказал бы Гимарт Ловкач - клинический случай, абстиненция. Похмелье, если более доходчивым языком. В следующей деревне нам охотно вызвались помочь несколько мужиков, за вполне умеренную плату, в основном, так сказать, натурой. Крупами, вином да мелкой скотиной. Мужики взялись пройти с нами до перевала. Они не вызывали никаких подозрений - самые обыкновенные мужики. Да молчат всю дорогу, общаются только меж собой, а с кем им ещё говорить. Да у костров с остальными не сидят, тоже нормально, кто мы им, а они - нам, чтоб хмельным делиться. Да мрачные и хмурые, что твои тучи, так ведь жизнь у мужика невесёлая, дома семьи остались, жёны-детишки, чем веселиться. Им ещё в деревню возвращаться от перевала, и уже без каравана, а сам-шесть, по нашим-то землям, в такое-то время, ведь и не вернуться можно, к жёнам, к детишкам, какое уж тут веселье.
   Та деревня была едва не последней перед Старшим перевалом. Мы собирались заночевать в ней, и с утра пораньше выступить к горам. Поселение было старым, одним из первых после переноса границы, однако до размеров города, как Западный, не дорос. Слишком близко отсюда располагался город Встреч, куда мы не стали заворачивать, чтобы сэкономить время, и большая часть переселенцев уходила туда, благополучно минуя эту деревню.
   Старших чиновников и офицеров расселили по домам зажиточных крестьян, остальные же разбили лагерь неподалёку от деревни. Я, конечно, попадал в число тех, кто мог бы поселиться в доме у какого-нибудь местного богатея, однако глядеть на эти постные рожи сил просто не было. Потому я и отправился в лагерь. Дорога туда вела мимо деревенской церкви, что не странно, ведь она стояла точно посреди деревни. Я шагал мимо неё, от нечего делать, крутя головой и высматривая разные разности. Расписанные горшки на плетнях, красивые коньки на крышах, символы на церкви. И тут же замер, застыл, как вкопанный. Среди иных знаков тут же красовалась и проклятая свастика, не стилизованная, как старых церквях, с которых сбивать их не стали даже после мятежа фон Бока, а самая что ни на есть нацистская, повёрнутая под углом.
   И тут меня словно кто в спину толкнул. На ходу проверяя оружие - меч и новый пистоль, подарок дона Кристобаля - я быстрым шагом устремился к дому здешнего солтыса, у которого гостил Альтон Роско. Дом был большой, добротный, в два этажа - нижний каменный, верхний сложен из массивных брёвен - да к тому же обнесён высоким деревянным забором, куда там плетням, что вокруг других домов. У ворот стоят два бойца из отряда Кариэля в тяжёлых доспехах, при мечах и щитах, лица закрыты забралами массивных шлемов.
   - Куда? - преградил мне дорогу один из них, подняв руку в останавливающем жесте.
   - У меня дело к обер-канцлеру, - заявил я. - Особой важности. По иному поводу я бы к Роско рваться не стал.
   - Ну да, - кивнул гвардеец. - Удачи тебе, сэр Галеас.
   Он даже толкнул створку ворот. Я поспешил внутрь. Войдя в дом, я поймал за руку какого-то мальца и спросил у него, где солтыс и его гость.
   - Дак, у батьки они, - ответил тот. - Ток никово пущать не велено. Тама не токмо гость да батька, но и батюшка наш. Их тревожить никак нильзя.
   - Мне можно, - ответил я. - Где батьки твоего комнаты.
   - Дак, на втором етаже, токмо пущать не велено.
   - Не бойся, парень, - отпустил его я, - не выдам.
   Я поднялся на второй этаж, легко нашёл комнаты солтыса. Оттуда раздавались голоса, отчего-то два, и оба благожелательные и спокойные. Выходит, никто не собирается обижать нашего обер-канцлера. Когда я ворвался в комнаты, то обнаружил Альтона Роско, сидящего за столом вместе с молодым человеком в долгополой одежде, более всего напоминавшего именно священника. Правда, "батюшкой" его мог назвать разве что мальчишка, вроде того, что я поймал за плечо.
   - Вы что себе позволяете?! - тут же вскричал обер-канцлер, швыряя вилку в блюдо с мясом.
   - Приветствую тебя, некромант, - заявил я лжесвященнику, полностью игнорируя обер-канцлера. Ещё при входе в комнаты солтыса, я вынул из кобуры пистоль и теперь наставлял его на противника. - Давно тут окопался?
   - Ты что творишь, капитан?! - орал Роско. - Я тут налаживаю отношения с местным духовенством, а ты... ты... Ты!
   - Я чую в тебе остатки нашей силы, - ни я, ни некромант не обращали внимания на него, - откуда?
   - Я прикончил одного из вас, - ответил я. - В вашем мире, в вашей иллюзии.
   - Понятно, - кивнул некромант, - как ты понял, кто я такой. Но со мной тебе не сладить. Я сильней того несчастного, что возжелал стать личом, не имея для этого достаточно знаний.
   Глаза его загорелись чёрным пламенем, по одежде замелькали антрацитовые искорки, пальцы опутала паутина того же мрачного цвета.
   - Убери свой пистоль, - голос некроманта также изменился, став хриплым и каким-то замогильным, - свинец не причинит мне вреда.
   Я пальцем сдвинул рычажок предохранителя - и нажал на курок. Мой новый пистоль был иной системы, чем прежний, несколько лучше него. Вместо луча из ствола вылетел свинцовый шарик пули. Он врезался в голову некроманта, точно между почерневших глаз. Некромант даже усмехнуться успел, мол, что ты мне сделаешь, я ж тебе говорил. Но в следующий миг голова его лопнула, будто взрывчаткой начинённая. Кровь, осколки черепа и мозговое вещество полетели во все стороны, забрызгав еду, одежду и лицо обер-канцлера.
   - Да что это такое? - Он уже не кричал, голос его осип, руки тряслись, а по лицу словно белилами прошлись. - Что ты тут творишь, капитан?
   - От смерти нас спасаю, - ответил я. - Вы ещё не поняли, обер-канцлер, с кем вы трапезничали?
   - Какое право ты имел врываться ко мне... - начал было Роско, но его прервал шум на улице.
   Снова позабыв о нём, я подскочил к окну и распахнул ставни. Более всего это напоминало последствия резни, какие учиняют в деревнях немёртвые твари. Вот только валяющееся прямо в грязи люди были ещё живы и дёргались в конвульсиях. К тому же, на телах их не было следов никаких ранений. Казалось, люди, как шли по своим делам, так и повалились, скорее всего, так оно и было. Над ними суетились чиновники из свиты Роско, многие стояли над телами на коленях или сидели на корточках, не боясь испачкать свои долгополые одежды в грязи. Иные совершали сложные пассы, с рук их стекала магическая энергия.
   Ко мне присоединился Роско, толкнувший меня плечом. Он с любопытством и страхом глядел вниз. Наверное, из него мгновенно выветрилось всё высокомерие и презрение к рейдерам. Он совершенно не обращал внимания на кровавые пятна на лице и одежде.
   - Это... - заикнулся обер-канцлер, голос его дрожал. - Это что такое?
   - Некротический шок, - заявил входящий в комнату солтыса чиновник, тот самый, молчаливый, из кабинета магистра. - Они слишком долго находились под воздействием некроманта, и с его гибелью оказались на грани смерти. Некромант тянул из них жизненную силу, а некротическая энергия стала своего рода наркотиком. Без постоянного воздействия они умрут - и очень скоро.
   - И что же, никак нельзя помочь несчастным? - обернулся к нему Роско.
   - Были у нас раньше мастера... - протянул чиновник.
   Я одними губами, так чтобы увидел только он, произнёс "Форскрит". Чиновник кивнул.
   - Но их теперь нет, - сказал он, - а тех, кто остался ещё натаскивать и натаскивать.
   - И теперь все эти люди обречены, - вздохнул Роско.
   В тот миг я подумал, что не такой уж он надутый и высокомерный болван, каким кажется. Просто, наверное, высокий посланник и обер-канцлер западной границы не может быть другим. Но там, под этой маской высокомерия, под мехами и золотыми цепями скрывается неплохой, в сущности, деревенский парень, сын солтыса целого округа.
   - Это не самая худшая новость, обер-канцлер, - сказал чиновник. - Откат смерти некроманта накрыл и мужиков, что нанялись к нам после болезни наших людей.
   - И что это должно значить? - нетерпеливо спросил Роско.
   - Они такие же, как те крестьяне, что сейчас корчатся на земле, - ответил вместо чиновника я. - В их деревне тоже хозяйничает некромант.
   - А вы ещё смеялись над идеей командора Гутьере создать карательные отряды, - зачем-то ввернул шпильку молчаливый чиновники, - и выступали против учреждения таких из бойцов нашей крепости.
   - Я не думал, что всё зашло настолько далеко! - взмахнул руками Роско. - К тому же, карательная центурия всё же была создана.
   Мы спустились на первый этаж. У лестницы лежал знакомый малец, у которого я спрашивал, где найти Роско. Его били судороги, словно в эпилептическом припадке, на губах пузырилась пена, локти и босые ступни разбиты в кровь. Переступать через него было бы неприлично, а потому мы с чиновником перенесли его в сторону. Это было непросто, даже сложнее, чем если бы он намеренно вырывался. Уложив мальчишку, мы вышли на улицу. Видимо, мальчик был жив исключительно благодаря юным годам, тело его сохраняло способности к выживанию, не смотря на некротическое воздействие. Потому что остальные жители деревни уже лежали замертво
   - Никакая целительская магия их не спасёт, - покачал головой чиновник. - Осталось только сжечь деревню дотла, и передать Воздушным письмом всё, что тут стряслось.
   Это была долгая ночь, лишь ближе к вечеру, когда умерли все жители деревни от стариков до грудных детей, мы сложили их в несколько больших домов, забили щели сухой соломой, залили дома горючей жидкостью, какую использовали обычно для розжига, и подожгли. Некроманта жгли отдельно. Для него сложили отдельный погребальный костёр, на поленьях которого чиновники, как оказалось, почти все они были магами, вырезали руны, а на жидкость для розжига наложили заклинания. Видимо, благодаря их усилиям поленица, на которой лежало тело некроманта, вспыхнула ярко и прогорела в одно мгновение. От некроманта не осталось и горстки пепла, а что было, смешалось с золой. Эти остатки чиновники-чародеи скрупулёзно собрали, уложили на стальной поддон и развеяли буквально в ничто.
   И только после этого мы смогли успокоиться, насколько это, вообще, возможно в данных обстоятельствах. Спать в ту ночь никто не спал. Мы сидели вокруг костров, пили горькую, сладкая медовуха в горло не лезла, а потому доставали самогон, водку и брагу, и пили их до полного отупения. Только в таком состоянии можно было позабыть вонь горящих домов и человеческих тел. Однако стоило только немного протрезветь, как она возвращалась, настырно влезая в нос и глотку, и руки сами снова тянулись за флягой или бурдюком.
   И лишь только из-за горизонта показалось солнце, мы собрали лагерь, как смогли, в нашем-то состоянии, и караван медленно двинулся к Старшему перевалу. А за спинами нашими догорала деревня, да болтались на деревьях тела повешенных нами мужиков, что нанялись нам в помощь в одной из первых сектантских деревень.
  

Глава 8.

   Перевалы Старший и Младший никогда не закрывались, такова природа Бегучих гор. Они соединяли нас с остальным миром, их считали творением самого Пограничника, потому что природа сам по себе не могла создать ничего подобного. Как будто в горах вырубили ровную и широкую дорогу, весьма удобную для передвижения. Наш караван двигался через Старший перевал, не замедляя движения. На самом деле, через горы мы ехали даже быстрее, нежели по бездорожью, царившему по нашу сторону гор. Говорят, по времена империи там даже мостили дороги со временем, связывая города и деревни в единую сеть. Конечно, тогда эти земли должны были влиться в единое государство новой провинцией, теперь же, когда никто не знает, кому они достанутся, для чего стараться. Пожалуй, король Пелиам первый, кто занялся централизованным освоением приграничных областей.
   - Сразу за перевалом начинается Теренсия, - говорил самый молодой среди нас, стражей, Марсель. - скорее всего, нас там будут ждать. С хорошей охраной будут ждать.
   - Это отчего же? - поинтересовался у него Илья. - В своей земле у короля Пелиама порядка нет, что ли?
   - Порядок-то есть, - усмехнулся Марсель, - иначе б меня тут не было. Просто недалеко от гор в землю Теренсии врезается клин Ларанской империи. Теренсия была частью империи до недавнего времени. Дед нынешнего короля был герцогом в Ларане и, когда понял, что власть императора слабеет, решил отколоться. Он затеял гражданскую войну под лозунгом освобождения от вековой тирании. И выиграл её. Однако выбить ларанцев из крепости Штальфорт Алистеру Теренесу не удалось. Именно Штальфорт стережёт тот клин земли, который врезается во владения Пелиама и является источником постоянных неприятностей для окрестных вассалов короля. Именно из-за Штальфорта нас будет ждать сильный отряд.
   - Конечно, - кивнул Кариэль, - если враги Пелиама узнают о его переговорах с нами и его желании присоединить к своим землям пограничные, нам придётся туго.
   - И отчего-то мне кажется, - весьма пессимистично заявил я, - что они об этом уже знают.
   - Думаешь, нападут? - задал риторический вопрос Илья. - Нас маловато для того, чтобы противостоять сильному отряду этих... как ты сказал, Марсель, ларанцев, верно?
   - Именно, - кивнул тот. - Но и король Пелиам не дурак, и понимает это, а не он так его первый советник герцог Лотензак. Он хороший военачальник, ещё совсем молодым прославился доблестью и смекалкой в последнюю на моей памяти войну с ларанцами. Если бы не перемирие, заключённое старым королём, Лотензак, без сомнения, взял бы и Штальфорт. Но добрый король Седрик понимал, что народ устал от войны и никакой форт и никакая земля не стоит ещё нескольких месяцев войны, истощающей королевство, и сотен людских жизней, отданных за неё. Говорят, он так и сказал разобиженному герцогу, который заявился к нему прямо из-под стен Штальфорта: на земле, сказал, так густо политой кровью не взойдут посевы, а значит, она нам не нужна.
   - Мудрый был король этот Седрик, - веско произнёс Илья, откупоривая бурдюк с медовухой. - Упокой, Господи, душу его.
   Мы все выпили за упокой души короля Седрика, которого из нас никто лично не знал, а под его мудрой рукой жил лишь Марсель, да и тот сбежал на границу.
   Отряд рыцарей короля Пелиама ждал нас у самого подножья гор. Закованные в сталь рыцари на могучих конях, при них оруженосцы в доспехах полегче и простые кнехты - конные и пешие. Возглавлял их, как выяснилось, сам герцог Лотензак. Он ловко спрыгнул с коня, не смотря на тяжёлые доспехи, и подошёл к обер-канцлеру, безошибочно определив в нём главу делегации. Вот где пригодились все меха и золото Альтона Роско.
   - Приветствую вас на земле Теренсии, господа стражи, - сказал герцог, отвешивая глубокий поклон, которому опять не помешали громоздкие латы, - от имени короля Пелиама Теренеса, владетеля и господина всей округи. За исключением крепости Штальфорт и её окрестностей.
   - Приветствую и я владетельного Пелиама Теренеса, - завёл ответную речь обер-канцлер, - в вашем лице сиятельный герцог Лотензак от имени магистра западной границы Дункана. Заверяю вас...
   Дальнейшее я не слушал, хотя и стоял довольно близко от него. Все представители крепостей расположились за спиной обер-канцлера, в двух шагах поодаль. Однако я давно научился абстрагироваться от подобного рода речей. Я стоял и думал обо всём, чём угодно. Оценивал вооружение рыцарей - оно успело изрядно измениться с тех пор, как я ушёл на границу. Вооружение и доспехи пограничников сильно отличались от образцов за пределами их земель. Рейдеры носили, в основном укреплённые куртки да кольчуги под ними. А доспехи тяжёлых бойцов были разработками наших мастеров-кузнецов и воплощали смешение стилей и эпох нашего мира. Вот теперь у меня появилась возможность ознакомиться с латами и прочими доспехами.
   Первым впечатлением было, никоим образом не подходят они для войны на границе. Доспех у всех конный, предназначенный для лихой сшибки с таким же закованным в сталь по уши врагом, рассчитаны на удар копьём, а вот против пехоты сражаться в них сложновато. А у нас в противниках тяжёлой кавалерии немного - разве что рыцари Гаштага - и потому нам пехота нужнее. Вроде герцогских кнехтов. Одеты они были попроще, в бригантины и шлемы-капалины, опирались на квадратные щиты с гербом герцога - красной башенкой на стальном фоне и с девизом, прочесть который я с такого расстояния, конечно, не мог. В руках кнехты держали копья, на поясах носили короткие мечи. Вот это наши ребята, таким на границе самое место, сдерживать щитами и копьями натиск нежити, в то время как стрелки и маги из-за их спин будут уничтожать вражеские тылы.
   - Капитан Второй крепости, сэр Галеас, - выделил мой слух в монотонно льющейся речи Альтона Роско, и я чётко чеканя шаг сделал два шага вперёд, как до того Кариэль, отдал честь герцогу и вернулся в строй.
   Следующими обер-канцлер представил Марселя и Илью. Они точно также вышли, отдали честь и вернулись в строй. И тут герцог Лотензак выдал совершенно неуместную, с точки зрения дипломатического этикета, фразу:
   - Галеаса я знаю, славным раубриттером был, гремел при батюшке моём по всей Ларанской империи. Я сам, помнится, хотел возглавить партию по поимке твоей банды, да отец не пустил. А вот про Марселя не слыхал, ты из мелких уголовников, верно?
   - Именно так, вассиясь, - скорчил премерзкую рожицу Марсель. - Мелкоуголовные мы, из воров, сталбыть.
   Герцог рассмеялся, уперев руки в бока.
   - Вот она гвардия, - сказал он. - Разбойники да воры, гвардия Срединной империи. Славные воины, победители нежити, гроза личей.
   - Не далее как два месяца назад, - неожиданно вступился за меня обер-канцлер (хотя, скорее всего, не за меня, а за честь границы), - капитан Галеас убил некроманта, готового обратиться в лича. А неделю назад выстрелом из пистоля застрелил ещё одного некроманта. И каждый из представителей границы, что стоят тут, могут похвастаться не одной подобной победой.
   - Я в этом ничуть не сомневаюсь, господин обер-канцлер, - покачал головой герцог. - Просто мне всегда было интересно поглядеть своими глазами на вашу разбойничью гвардию, так вас принято называть в памфлетах.
   - Дозвольте узнать, в каких именно памфлетах? - поинтересовался Альтон Роско.
   - Их стали активно распространять накануне моего отъезда к вам навстречу, - сказал Лотензак, - скорее всего, это противники альянса нашего короля с магистром западной стражи. Что поделаешь, свобода слова, политесы.
   Кивнув обер-канцлеру, герцог вскочил в седло и махнул рукой своим рыцарям и кнехтам. Мы также вернулись к каравану, и не прошло и пяти минут, как двинулись дальше. Теперь впереди ехала кавалькада герцога, а пешие кнехты ловко распределились вдоль всей цепочки повозок и шагали, периодически заскакивая на облучки к фурманам. Пока шли пешком несли щиты и копья, а на облучках клали на колени тяжёлые арбалеты, щиты с копьями забрасывая внутрь повозки. Так и шли - устанут, проедутся на козлах, отсидят себе зад - пройдутся, разомнутся. Сразу видно, опытные солдаты, привычные к походу. А вот каковы в бою, надеюсь, проверять в ближайшее время не придётся.
   Герцог Лотензак проявил живейший интерес к нам, стражам. Он не ограничился общением с одним только обер-канцлером и полуполковником Кариэлем, часто приглашал всех представителей от крепостей в свою палатку и мы долго беседовали обо всём на свете. Нас, оторванных от мира, интересовало, что твориться за перевалами. Лотензак же расспрашивал нас о жизни на границе, не вдаваясь особенно в военные аспекты, которых бы ему никто не рассказал, он особенно упирал на быт, традиции и обыкновения.
   - Отчего вам это так интересно, герцог? - спросил как-то я.
   - О, это весьма и весьма интересно, - улыбнулся он, поднимая серебряный кубок с вином. - Ведь ваши обыкновения представляют собой самую странную смесь из старинных имперских обычаев и обычаев множества иных миров, откуда прибыли ваши пограничники. Как, например, ты, Илья, верно?
   - Верно, - кивнул Илья, несколько робевший, как и все мы, в присутствии герцога.
   - И вот потому-то меня так интересуют обычаи границы, - продолжил мысль Лотензак, - ведь в самом скором времени мне править у вас в тылу. Дело в том, - объяснил он, - что волею нашего короля моё герцогство делится на две части. Той, что остаётся по эту сторону перевалов, будет править мой младший брат, а той, что по другую сторону, непосредственно у вас в тылу, буду руководить я.
   - Тогда за наши тылы можно не опасаться, - усмехнулся Марсель, - вы прославлены не только, как полководец, но и как хороший правитель. Ваше герцогство было самым богатым в королевстве, по крайней мере, в то время, когда я ещё "работал" в его пределах.
   - И моя шайка, - поддержал его я, - действовала на самых его границах. Самые богатые караваны ходили к вам и от вас.
   - Вот это, как раз, не моя заслуга, - покачал головой герцог. - Я редко бываю в столице своего герцогства, и правит там, как раз, мой брат. Вот потому-то он остаётся, а я отправляюсь налаживать оборону у вас в тылу.
   Такие вот "посиделки" происходили у нас едва ли не каждый вечер. Мы ехали спокойно и размерено, в пору снова расслабиться, однако слишком свежи были воспоминания о горящей деревне и бьющихся в конвульсиях сельчанах, лишившихся подпитки некротической энергией. А потому, когда ко мне неожиданно подъехал герцог и завёл разговор о моём прошлом, я сразу же насторожился и внутренне собрался, ожидая любых неприятностей. И они не заставили себя ждать.
   - Мы скоро будем проезжать через баронство Теган, входящее в Хенинкское герцогство, - сказал он, - а ведь именно на его территории орудовала твоя шайка. Так вот, до меня дошли некоторые слухи, что нынешний барон Теган решил арестовать тебя и поместить под стражу. За прошлые, так сказать, прегрешения.
   - Я страж границы, - ответил я, - и подсуден только командору своей крепости и магистру.
   - Это имперские законы, - покачал головой Лотензак, - а теперь каждый мелкий барон пытается установить свои законы и уложения. Наш король этому особенно не противится, лишь бы их местные законы не противоречили законам королевства. А них нет ни слова относительно неподсудности стражей.
   - Ну что же, - скривил я рот в самой мерзкой ухмылке, на какую был способен, - спасибо, что предупредили меня, ваше сиятельство. Я буду готов.
   - Ты только драку не затевай, сэр Галеас, - резко заявил мне герцог. - Обер-канцлер тоже знает об этом, он вытащит тебя из баронской тюрьмы. Но если ты станешь драться, конечно, прикончишь нескольких стражников барона, и тогда у Тегана появятся более реальные обвинения, кроме замшелых преступлений столетней давности.
   - Но стражники-то со мной церемониться не будут, - покачал головой я.
   - Конечно, не будут, - кивнул герцог, - изобьют, конечно, могут даже рёбра поломать, да только это мелочи в сравнении с эшафотом и топором палача. Приговора баронского никто не отменял, а согласно ему некто сэр Галеас, известный раубриттер должен быть казнён путём декапитации.
   - Хорошо говорить вам, ваше сиятельство, рёбра, - сказал я, - ломать-то их мне станут баронские стражники.
   - Не будешь сопротивляться, не поломают, - заметил Лотензак, - стражники не звери, их забота тебя в тюрьму доставить, а не до смерти забить. А вот если будешь сопротивляться, сэр Галеас, или, не приведи боги, убьёшь кого-нибудь из них, могут и прикончить тебя. Так сказать, при попытке к бегству.
   - Перспектива, - в задумчивости потёр я подбородок. - Сломанные рёбра или декапитация. Хорошо хоть не петля, значит, признал во мне барон Теган рыцаря, - я усмехнулся, - а то всё больше повесить грозился, как простого мужика-разбойника.
   Столицей баронства Теган был город Эмон. Он мало изменился с тех времён, когда я со своими раубриттерами регулярно наведывался сюда. Такой же маленький, грязный с кривыми улочками и помойными реками, текущими вдоль домов. Сейчас, правда, по зимнему времени он нет так сильно "благоухал", как в более тёплые сезоны. В общем, ничего доброго от Эмона ждать не приходилось. Дважды мне тут устраивали засады, мы оба раза прорубались через толпу баронских кнехтов и наёмников на окраину города, а там уже - выносите кони. В двух этих засадах полегла едва не половина моих рыцарей, из-за чего мне, собственно, и пришлось бежать на границу.
   Рыцари герцога и обер-канцлер со свитой остановились в баронском имении, а нас, офицеров стражи, устроили в лучшем трактире Эмона "Под латной перчаткой". Его открыл некогда удачливый наёмник, которому удалось не только пережить несколько десятков лет на службе разных господ, но и сколотить неплохую сумму денег. Он женился на вдовушке - хозяйке трактира в Эмоне и вложил свой капиталец в её заведение. И вместо выцветшей вывески предприимчивый наёмник приколотил пару несуразно больших латных перчаток, специально для этого откованных местным кузнецом. Благодаря его деньгам и оригинальной вывеске дело супругов пошло на лад, и трактир скоро стал считаться лучшим во всём Эмоне. Я лишь раз ночевал в "Под латной перчаткой", когда пережидал облаву после второй засады, прикидываясь богатым рыцарем или же более титулованной особой, путешествующей инкогнито.
   Трактир также мало изменился с тех пор. Те же почерневшие от времени перчатки над дверью, тот же выскобленный пол, круглые столы и даже стулья с резными спинками, вместо обычных лавок. Публика в трактире также была весьма приличная - рыцари, бароны, а в тёмных углах, подальше от благородных взоров, богатые купцы и мастеровые первых гильдий. Все обернулись на нас, когда мы вошли в трактир, и долго косились, не слишком были похожи мы, кроме, пожалуй, Кариэля, умевшего хорошо одеваться в любых обстоятельствах, на обычных посетителей "Под латной перчаткой".
   К нам уже направилась пара здоровенных вышибал, поигрывая дубинками, однако положение спас ловкий офицер герцогской охраны. Он решительно загородил нас, одним жестом остановил вышибал, а на стол перед трактирщиком хлопнул бумагу. Такие же он или иной офицер предъявляли и в других трактирах или на постоялых дворах. В них значилось, что все расходы на наше питание и содержание будут оплачены из королевской казны.
   Трактирщик, скорее всего, читать не умел, однако уважение к бумаге имел, и когда офицер Лотензака объяснил ему что к чему, беспрекословно позволил нам занять стол. Он подал нам хорошей еды и пива, а после ужина предоставил три не самых дурных комнаты на втором этаже. В одной поселились Илья и Марсель, а нам с Кариэлем выделили по отдельной. Перед тем как идти спать, я отдал свой пистоль полуполковнику. Объяснять ничего не стал, слишком уж долго пришлось бы. Оружие отдал потому, что стражники барона обязательно польстились бы на пистоль, а терять подарок дона Кристобаля мне совершенно не хотелось. Меч, конечно, тоже хорош, но боги с ним, если и его отдам, Кариэль может заподозрить неладное. Эльф, всё-таки, не дурак. Мне совершенно не хотелось, чтобы стражи ворвались в мою комнату, когда меня будут брать. В этом случае всем нам точно несдобровать, и у Альтона Роско появится ещё одна головная боль.
   Брать меня пришли уже заполночь. Я не стал запирать дверь на засов, чтобы опять же избежать лишнего шума, а потому вошли стражники тихо и споро принялись меня вязать. Я, конечно, потрепыхался для виду, чтобы всё не выглядело слишком уж неестественно, даже лягнул кого-то ногой. За это меня приложили пару раз кулаками в живот, но не больше, да и то для порядку, без злобы. А потом мне набросили на голову мешок и вывели из трактира. После забросили в телегу и повезли куда-то, видимо, в баронскую тюрьму.
   Тюрьма здешняя мало отличалась от нашей крепостной гауптвахты, где мне приходилось сиживать и не раз. Меня втолкнули внутрь, срезав предварительно верёвки и сняв с головы мешок. Попытавшись выпрямиться, я приложился головой о низкий потолок, и весьма чувствительно. Потерев макушку, я опустился на тонкий соломенный топчан и попытался, что называется доспать эту ночь. Но и этого сделать мне не дали, хотя, наверное, полчаса я всё же проспал, пока не заявился пожилой стражник со шрамом на лице. Он вошёл в камеру, громко лязгнув засовом, со скипом притворил за собой дверь и уже намеревался пинком поднять меня с топчана, когда я подскочил в него сам. Я проснулся ещё от грохота засова, и, отлично зная повадки надзирателей, поспешил встать раньше, нежели мне врежут сапогом по рёбрам.
   - Ишь, шустрый какой, - усмехнулся стражник. - Узнаёшь меня?
   - Облавной, - чтобы догадаться о сути визита, не надо быть семи пядей во лбу, - это я тебя так пометил, что ли?
   - Значит, помнишь меня, раубриттер, - осклабился "меченый" стражник. - И я тебя отлично помню. Думаешь, весело мне, молодому, было жить с этаким-то следом на лице? Ни едина девка не взглянет!
   - А на услуги толкового мага-лекаря облавному щенку в своре денег не хватило, - голос мой, наверное, просто сочился фальшивым сочувствием. - Но ты знал, на что идёшь, так что никаких ко мне претензий.
   - А я вот сейчас возьму твой меч, - стражник вынул из ножен знакомый мне до последней чёрточки клинок, - да снесу им тебе голову. А после стукнусь пару раз башкой о стену, чтоб лоб раскровенить. И скажу, ты, мол, сам на меня напал, освободиться хотел.
   Сказавши это, стражник, действительно, ловко взмахнул мечом, целя мне в шею. Я не шелохнулся, а стражник остановил клинок, лишь слегка порезав мне кожу на шее. Я даже не поморщился, слишком остро был наточен клинок, я и боли не почувствовал.
   - Складно болтаешь, - усмехнулся я, - а вот с мастерством контроля слабовато. - Я двумя пальцами отвёл клинок и тыльной стороной ладони стёр кровь с шеи. - Как был ты хреновый вояка, так лучше и не стал, а ведь лет с тех пор прошло немало.
   - Ах ты! - вскричал стражник, начиная распаляться. - Я тебя сейчас...
   Но сделать ничего не успел. Он уже заносил меч для нового удара, когда дверь за его спиной распахнулась, с треском врезавшись в стену, на пороге камеры стояли герцог с обер-канцлером и довольно молодым человеком в богатой одежде, отделанной серебром. Скорее всего, это был барон Теган.
   - Прекратить! - крикнул он. - Что это такое?!
   "Меченый" стражник опустил меч, спрятал в ножны.
   - Это вы, капитан Галеас? - обратился ко мне барон. - Вы свободны. Я... приношу вам извинения за досадную ошибку, допущенную моими стражниками.
   Невооружённым глазом было видно, что извинения эти дались барону очень дорого. Он не только запнулся, произнося их, но ещё при этом его щека дёргалась в нервном тике. Я коротко кивнул ему в ответ, и обернулся к "меченому" стражнику. В два счёта я расстегнул пояс с моим мечом и снял его со стражника.
   - Нет! - тут же вскричал барон. - Это уже наглость! Я согласен отпустить этого преступника из ямы, но позволить ему грабить своих стражников, да ещё и у меня на глазах!
   - Эти вещи не могу принадлежать вашему стражнику, - сказал я, демонстрируя герб нашей границы, выбитый на пряжке пояса и крестовине меча. - Оружие и амуниция, отмеченные подобными знаками, за пределами границы хождения не имеют. Это моё оружие и мой пояс, незаконно присвоенные вашим, барон, стражником.
   Барон, хоть и глядел на меня волком, но возразить ему было нечего, и он посторонился, пропуская меня. Оказывается, в коридоре собрались все представители крепостей, так что я сходу попал в крепкие объятия медведеподобного Ильи. Он сдавил меня так сильно, что аж кости затрещали. Остальные ограничились похлопыванием по плечам и дружескими словами. Кариэль с улыбкой вернул мне кобуру с пистолем. Я кивнул ему, прицепил кобуру к поясу и надел его.
   - Мы уже достаточно задержались тут, - нервным голосом произнёс обер-канцлер.
   На следующее утро караван покинул гостеприимный город Эмон. Нас провожал лично барон, он так сердечно распрощался с герцогом и обер-канцлером, что было понятно, чем скорее мы покинем его город и баронство, вообще, тем легче будет у него на душе.
   На сей раз, я сам подъехал к Лотензаку и завёл с ним разговор.
   - Для чего вам понадобилось всё это действо? - спросил я. - Некая проверка на вшивость. Я ничуть не верю, что барон Теган узнал обо мне без вашей помощи, герцог, иначе, откуда бы вам знать всё заранее.
   - Все стражи так подозрительны, капитан, - вопросительных интонаций в голосе герцога не было, - видимо, жизнь на границе с нежитью накладывает отпечаток. Вас узнал тот самый стражник со шрамом, он повстречался с нами в трактире и проболтался об этом. Мне доложили, но, к сожалению, слишком поздно, стражник, он, на самом деле, облавной из какой-то своры, умчался в город. А высылать кого-нибудь вслед за ним было уже бессмысленно, всё равно, не догнали бы. Оставалось только предупредить тебя и обер-канцлера, конечно.
   Обвинять герцога и первого министра нашего возможного союзника, особенно без достаточных доказательств, было бы верхом глупости. Я и так, наверное, наговорил лишнего, набросился сразу на герцога с обвинениями. Теперь надо как-то исправлять ситуацию.
   - Значит, облавным так и остался, - кивнул я, - тогда всё понятно. У нас, кстати, один его коллега служит. И что самое интересное, в моей центурии, карателем, славный гном, остался за меня командовать. Он тоже сразу узнал меня, хотя столько лет прошло, у меня, что, внешность такая приметная?
   - Скорее имя, - покачал головой Лотензак, - немного есть на свете рыцарей с именем как у боевого корабля. Откуда оно у тебя? Или это прозвище?
   - Это батюшка мой так "пошутил", - криво усмехнулся я. - Он был мореманом, бредил кораблями и флотом, хотел меня отправить младшим офицером на какой-нибудь королевский корабль. И назвал в честь самого лучшего боевого корабля, какой знал.
   - Вот ведь история, - рассмеялся герцог. - Редко такую когда услышишь! Это хорошо, что моему отцу подобная идея в голову не пришла. Он не кораблями, а лошадьми бредил всегда - все породы, особенности, имена легендарных производителей знал. Был бы я герцог Амарант Лотензак, вот бы смеху было.
   Я вежливо улыбнулся. Настоящего имени герцога я так и не знал.
   Дальнейшая дорога прошла безо всяких происшествий. Наш караван медленно плёлся по зимнему королевству. Качались в сёдлах всадники, скрипели полозья повозок, лёгкий морозец бодрил, мы болтали о том, о сём с герцогскими кнехтами. Это оказались крепкие солдаты, бывалые вояки, прошедшие через множество кампаний. Они ловко управлялись со щитами и копьями, все стреляли из арбалета и были привычны к рукопашной. Понимая, что им, скорее всего, придётся воевать против нежити, кнехты расспрашивали нас о том, как сражаться с ней.
   - Ваш главный враг - зомби, - объяснял Илья, единственный из нас боец тяжёлой пехоты, - и скелеты-воины. Такие же кнехты личей, как вы. - Он усмехнулся. - Зомби прут тупой массой, только успевай рубать. Скелеты же драться умеют, и ничем от обыкновенного воина, кроме как вида жуткого, не отличаются. Супротив них лучше всего булава, - Илья продемонстрировал своё массивное оружие, даже подбросил и поймал одной рукой, - кости ею дробить сподручнее, нежели мечом рубить. Так что завсегда с собой носите булаву или шестопёр какой, коротким мечом от скелета можно и не отбиться. А вот ежели на вас чёрные рыцари Короля умертвий или, не приведи Господь, кровавые рыцари Гаштага Красного скачут, тогда щит да копьё вас только спасти и могут. Укрывайтесь за щитом да выставляйте копья. Супротив чёрных рыцарей лучше всего те же булавы, потому как они всё же скелеты на лошадячих костяках.
   - А с кровавыми рыцарями как? - решил уточнить сержмен кнехтов. - Как с обыкновенными?
   - Совсем не так, - покачал большой головой Илья. - Потому вампиры они, кровь людскую сосут и через то много сильней и быстрей простого человека становятся. А уж перед боем они стараются насосаться кровушки всласть, чтоб драться сподручнее было. С ними простому кнехту не сладить не как. Тут или панцирная хоругвь Второй крепости помочь может, ударить навстречу - копья в копья, мечи в мечи, или наше Карадоково копьё. А пехоту кровавые рыцари обычно сметают, и не дай боже никому познать, что это такое.
   - Это что же выходит, господин страж, - заявил мрачный кнехт, - вы, значит, элита, а мы, так, годны только зомбей да скелетов резать.
   - Элита, - усмехнулся полуполковник Кариэль, - наслушался я уже про ту элиту. Хватит с меня элиты и элитарности. Я однажды, ещё в молодости, спустя два или три года с прихода на границу, в войну с Лионелем д'Арси, попал вместе со своей центурией под атаку кровавых рыцарей. На наше счастье, у д'Арси не самые лучшие рыцари, не то что гаштаговские, и, всё равно, от всей нашей центурии, а были в ней все, как на подбор, ветераны, успевшие повоевать и до прихода на границу, и уже в крепости, остались пятнадцать человек, израненных и едва живых. Против нас же сражалось неполное копьё в десяток рыцарей.
   - Один к десяти, - присвистнул сержмен, - и порубали пехоту. Такого даже Свинцовые рыцари Боскона не могут сотворить. Один к двум, один к трём, никак не больше. Чем же они берут?
   - Слушать надо было, - буркнул Илья. - Кровавые рыцари - не люди, вампиры. Они быстрей и сильней. Да и кони уже чёрт-те что, а не кони. Зубами рвут, копытами топчут, а надо сказать, что зубы у них не лошадиные совсем - острейшие, с клыками, на ногах не только копыта, но и когти, прямо поверх. Редко же, я сам не видал, но знающие люди рассказывали, что есть и летающие кони кровавых рыцарей. Их, вообще, кошмарами обычно кличут, а тех же, которые не летают, мороками.
   - А что же поделать, ежели на нас такие вот налетят, - захлопал глазами молодой кнехт, - ну, эти, на кошмарах летучих?
   - Падать и щитом накрываться, - резко заявил Марсель, - авось, за покойника примут и есть не станут.
   - Прямо так, - покачал головой сержмен, - никаких шансов?
   - Главное, не совершить главной ошибки, - сказал Кариэль, успевший повоевать с д'Арси, в отличие от остальных, - не строиться в имперскую "черепаху". Многие на этом погорели. Щиты не спасают от атаки с воздуха. Я тоже не видел сам, но последствия наблюдал своими глазами. И скажу вам, это страшно! В подробности вдаваться не стану, лишнее это, но не дай боги вам это увидеть. - Он даже побледнел сильнее обычного, хотя это и было плохо видно в полутьме, царившей вокруг костра. - Если нет у вас стрелков с карабинами, а лучше всего центуриатных или батальонных баллист, то надо бежать, спасаться рассыпным строем. На одного-двух рыцари на кошмарах кидаться не станут, разве что, из глупого озорства, которым они страдают. Трупами тоже можно прикидываться, но кошмары чуют жизнь за несколько сотен ярдов, могут и накинуться, когда вы этого не ожидаете.
   За такими беседами мы и коротали время у костров до самой столицы Теренсии - большого города-крепости Теренсгард. Прожив неполных два десятка лет на границе, где всего три города, да и те немногим превосходят приснопамятный Эмон, я успел отвыкнуть от больших городов. А Теренсгард был не просто большим, а огромным. Его окружали предместья, где легко могло бы разместиться население едва ли не всех крепостей, а за ними высились стены самого города. Они, конечно, уступали стенам наших крепостей, а уж с Первой никакого сравнения не выдерживали, однако были очень даже впечатляющими. На всех углах башни с ясно различимыми даже с большого расстояния баллистами. Ворота открыты, через них в обе стороны движутся людские массы и длинные караваны повозок. Однако на пути нашего каравана все расступались, ведь впереди ехали, гордо восседая на могучих конях, королевские рыцари во главе с самим герцогом, первым министром королевства.
   Мы ехали сначала через предместья, по самой большой и, наверное, единственной прямой улице, а после копыта наших коней и зазвенели по мостовой. Незадолго до въезда в предместья на всех телегах и возках полозья сменили на колёса. По снегу они шли, конечно, не ахти, зато на полозьях по городу, где ежедневно убирают улицы, по каменной мостовой, много не поездишь.
   Конечно, не было восторженных толп на улицах, никто не кидал из окон розовых лепестков, хотя нет, народу на улицах было довольно много. Наверное, полгорода собралось поглядеть на наше посольство, а, может быть, на герцога, что более вероятно. Кто мы этим людям? Некие ожившие легенды, вроде бы сражающиеся с нежитью на дальних рубежах, а вот популярный в народе герцог, герой войны с Ларанской империей, совсем другое дело. Вот на кого стоит посмотреть!
   У ворот внушительного замка, называвшегося тут королевским дворцом, нас встречала весьма представительная делегация. Сам король в золочёных латах. Большая свита придворных, также, в основном, демонстрирующая свою воинственность, лишь самые пожилые не носили доспехов. Депутация от сословий и гильдий, преимущественно в мехах и золоте, они очень напоминали обер-канцлера и остальных чиновников нашей крепости. Ну, и конечно, толпа зевак, куда же без них.
   Я пропустил мимо ушей все обычные расшаркивания, которыми обменивались наш обер-канцлер и король Теренсии. Даже моего места было видно, что вся эта процедура его величеству в тягость. Это был молодой человек с длинными светлыми волосами, эффектно рассыпающимися по золочёным наплечникам доспеха, на поясе его висел длинный меч в ножнах, и левая рука лежала на его эфесе, как пришитая. Значит, тренированный боец, по крайней мере, знает, с какой стороны за меч держаться. Или просто научили правильно стоять, тоже может быть. Пелиам Теренес кивал, когда надо, отвечал, что положено, но казалось, что ему очень хотелось оказаться где-нибудь подальше отсюда. Он явно почувствовал громадное облегчение по окончании процедуры придворных расшаркиваний и вручения верительных грамот. Широким жестом король пригласил нас во дворец.
   Как я узнал несколько позже, дворцом назывался донжон крепости, а весь замок звался дворцовым комплексом. Изнутри он выглядел несколько менее мрачным, нежели снаружи. За стенами скрывался небольшой парк с ухоженными аллейками и цветочными клумбами. Стоял фонтан с бронзовой фигурой воителя, стоящего в освящённой обычаем позе, - широко расставив ноги, обеими руками опершись на рукоять меча, скорее всего, тот самый Алистер, при котором Теренсия обрела независимость от Ларанской империи. По парку - это я тоже узнал позже - были расставлены статуи иных героев Теренсии. И Алистер в той же позе, похоже, иначе его не принято было изображать, и Седрик Добрый король, всё больше, в мантиях и на троне, и их супруги, с мужьями или с детьми. Отдельно стояли статуи герцогов Лотензак и высшей знати королевства. Эти, как на подбор, в латах и при мечах, либо верхом на вздыбленных конях. Ещё были очень интересные статуи, на которых не было бронзовых табличек с именами и перечнем заслуг, они изображали простых кнехтов со щитами и копьями, всадников из простонародья, лучников и арбалетчиков, - в общем, обычных солдат. Это что-то новенькое, расспрашивать времени не было, да и некого, но, похоже, в Теренсии умели ценить простого бойца, воистину, нечто удивительное в наше время.
   Во дворце поселили только обер-канцлера со свитой чиновников, нам, четверым, выделили две комнаты в одной из пристроек, где жили офицеры гвардии. Вернее, не жили, а заскакивали перед дежурством во дворце. Все они были дворянами из богатых родов и у всех были дома в столице, потому в комнаты свои они забегали исключительно, чтобы переодеться, ну, ещё с весёлыми девочками и вином. Эти ребята частенько устраивали кутежи, но никогда не звали нас, видимо, не считали ровней себе. Ну, да мы и не особо рвались. Отряд Кариэля поселили в гвардейских казармах. А челядь устроили при конюшне.
   В первый день по прибытии был устроен большой приём в нашу честь. Все офицера стражи, на наше несчастье, обязаны были присутствовать на нём. При полном параде. Потому мы извлекли из баулов парадные мундиры - мой был с иголочки, ни разу его не надевал - и отдали их служанкам, чтобы привели в порядок.
   Приём давали в большом зале, с окнами от пола до потолка, так что днём его не надо было освещать факелами. Стены между окнами были украшены традиционными гобеленами со сценами на охотничью и батальную темы. Собственно, около одного такого мы - офицеры стражи - и остановились. Приём, сам по себе, был весьма интересен. Не было традиционного длинного стола, поставленного в виде буквы "Т", где во главе восседал монарх и его приближённые, вместо него по зале расставили множество маленьких столиков с едой и вином, гости ходили меж них, выбирая, что им нравится, и беседовали о чём-то, прямо не отходя от столиков. Вот мы и оккупировали один такой, заняв стратегическую позицию и перехватывая слуг, следящих за тем, чтобы столики никогда не пустовали.
   Однако это была только прелюдия к настоящему приёму. Спустя где-то четверть часа через большие, в рост человека, двери вошёл церемониймейстер с украшенным резьбой жезлом. Он трижды ударил им об пол и провозгласил:
   - Господа гости, прошу пожаловать!
   Тут же двери, через которые он вошёл, распахнули два здоровенных гвардейца, стоявших с другой стороны, и мы прошли во вторую залу. Хоть она и мало отличалась от первой, здесь был и стол буквой "Т", и стулья с выгнутыми спинками, и трон с высокой спинкой во главе. На троне, конечно же, восседал король, близ него - герцог Лотензак и ещё некоторое количество представителей высшей знати, там же и обер-канцлер. Нас, офицеров стражи, усадили вместе с чиновниками, достаточно близко к поперечине, где стоял королевский трон. Весьма почётное место, если я не ошибаюсь.
   Но прежде чем все расселись каждого из нас, офицеров стражи, представили королю.
   - Вот это гигант! - восхитился король, панибратски хлопая по плечу Илью. - О тебе я, кажется, слышал от Лотензака, - это уже мне. - Он называл тебя, сэр Галеас, героем Эмона. Что это за история? - Я лишь вежливо кивнул и сослался на герцога, в том духе, что он знает об этой истории существенно больше меня. Король Пелиам не стал настаивать, перенеся всё внимания на Марселя и Кариэля.
   После представления был, собственно, самый обычный пир. Мы успели основательно наесться в предыдущей зале, а потому на все блюда, заваленные деликатесами, каких не то, что на границе, я и в раубриттерские времена не пробовал, даже не видел, да что там - и не слыхал о таких, смотрели без особого интереса. К вину также остались равнодушны, но тут уже прямой приказ обер-канцлера - пить как можно меньше, оставаясь в рамках приличий. Весьма сложное задание, надо сказать. Потому что тосты провозглашали часто, и многие из тех, что пить надо исключительно до дна, вроде "За короля" иди "За Теренсию" или "В память ушедших". К тому же, никаких иных напитков, кроме вина разных сортов и урожаев здесь не было, даже пива или медовухи, почитавшихся простонародными и потому никак не подходящими для королевского приёма. А водой в чашах с розовыми лепестками тут только руки полоскали.
   - У вас, на границе, что же не принято пить вовсе? - удивился король. - Вы почти не пьёте.
   - Я привык к умеренности во всём, - ответил обер-канцлер. - А нашим офицерам не пристало много пить. Они привыкли всегда быть в боевой готовности.
   Побывал бы он в наших казармах на День основания, поглядел бы на нашу "боевую готовность". Даже у нас, в крепости, где командором бывший инквизитор, трезвыми остаётся только дежурная смена Гарнизона, а уж в "Под якорем" что творится - одни Весёлые боги знают. Но уж, как говориться, дым коромыслом.
   - Весьма похвальное качество, - кивнул пожилой эрл с кубком на гербе, - особенно для стражей стерегущих.
   - А по мне, - жизнерадостно заявил король Пелиам, - так при их жизни надо радоваться каждому дню, отмечая его кубком хорошего вина.
   - С вином у нас туго, ваше величество, - ответил ему Кариэль, - и большой радости в винопитии находят не все.
   - Конечно, если доброго вина нет, - рассеялся Пелиам, - да только у нас, в Теренсии с ним тоже тяжело. Приходится в Ларанской империи покупать.
   - Климат у нас для вина не подходящий, - заявил тощий барон с кабаном на гербе, - слишком холодно. Даже белый виноград как следует не вызревает. А вот в Ларане, в южных герцогствах... Кажется, это вино именно оттуда.
   Тощий барон ухватил один из кувшинов и передал его слуге. Тот послушно обнёс всех нас и, не смотря на гневные взгляды обер-канцлера, мы выпили кубки до дна.
   - Вот хорошее вино, - гордо, как будто оно с его личных виноградников, произнёс барон.
   - Однако разгадать секрет мадеры, коньяка, шампанского вина из вашего мира, Илья, мы так и не смогли, - вздохнул король Пелиам. - Как и эльфийского сидра из белых яблок, даридийского кальвадоса и знаменитого гномьего двойного громобоя. Я пробовал его однажды, лет в семнадцать.
   - Эти воспоминания, ваше величество, - с усмешкой сказал герцог Лотензак, - не слишком подходят к королевской чести. Помнится, нас обоих за это наставник высек.
   - Тебе досталось куда сильней, - бросил король, - как зачинщику, доставшему сей недостойный королевской и герцогской чести напиток.
   - А где, прошу прощения, вы его достать-то умудрились? - поинтересовался с простодушной миной эрл, родом гном, герб у него был вполне традиционен для подгорных обитателей, молот, шлем и кирка. - Его и на родине моих предков найти практически нельзя, громобой ценится по пять золотых за четверть кварты.
   - О, эрл, это отдельная история, - рассмеялся герцог, - вполне достойная саги в духе танов и конунгов, что живут близ северной границы.
   - А вы не были на других границах? - спросил у всех нас, офицеров стражи, король Пелиам. - Ведь легенды говорят, что стражи могли в нужный момент мгновенно перебросить едва ли не всех солдат с одной границы на другую.
   - Такие случаи имели место, - сказал обер-канцлер. - К примеру, в двадцать восьмом году от Основания. Хроники сообщают, что тогда крепости северной границы подверглись массированной атаке снежных троллей, ведомых несколькими ледяными червями, известной как Ледовое побоище. Тогда северная граница оказалась перед вполне реальной угрозой полномасштабного прорыва. Подкрепления были созваны со всех остальных границ, крепости остались прикрывать минимальные гарнизоны и небольшие команды рейдеров. Собственно, Ледовым побоищем принято называть не столько поход, сколько главную битву, что дали объединённые войска стражей снежным троллям и ледяным червям. В той битве погибло великое множество стражей, однако северная граница стала безопасной на долгие годы. В течение почти ста лет там не было ни одного серьёзного нашествия, и стражи тамошних крепостей регулярно отправлялись на другие границы с братской, так сказать, помощью.
   - Тогда почему же вы, в преддверие большой войны с нежитью, не призовёте на помощь товарищей? - удивился герцог Лотензак.
   - После того, как распалась Срединная империя, - ответил ему Альтон Роско, - каждая граница пытается выжить, но не более того. Сейчас снять полностью гарнизоны крепостей не может не одна граница. Нам обещали после начала боевых действий прислать людей столько, сколько смогут, но им и самим приходится туго.
   - С восточных бы хоть своё получить обратно, - мрачно бросил Марсель.
   - О чём это вы? - живо заинтересовался король.
   - На восточную границу два года назад отправили по пять рот от каждой нашей крепости, - объяснил Кариэль. - Тогда у нас было затишье. Мы разгромили Лионеля д'Арси, а вслед за этим началась война среди личей, опустошившая лены наших соседей-врагов. На восточной же назревали крупные неприятности, вроде тех, что грозят теперь нам.
   - Так они к вам до сих пор не вернулись! - возмутился король. - Ведь сейчас эти бойцы куда нужнее на вашей границе!
   - Восточная граница на грани падения, - сказал на это обер-канцлер. - Рекрутов почти нет, за Бегучими горами, тамошним их хребтом, остались непролазные джунгли, где никто не желает селиться. Поэтому почти никто не приходит в крепости. По другую сторону перевалов у них идёт непрекращающаяся война между несколькими десятками мелких королевств, герцогств и баронств. Так что помощи ждать неоткуда.
   - Все их ходоки и рейдерские команды сидят по крепостям, - добавил Кариэль, - в постоянной осаде. Каждый день смертный бой.
   - Долго так никто не выдержит, - решительно заявил герцог Лотензак. - Быть может, восточная граница уже пала.
   - Нет, - ответил ему Альтон Роско. - Мы поддерживаем хоть и не регулярную, но устойчивую связь с крепостями восточной границы. Основа жизни ещё не прорвала её, но напор всё усиливается. Собственно, именно поэтому нам выделили так мало север и юг, ведь ещё часть солдат они отправили и на восток.
   - Интересное выходит дело, - покачал головой пожилой эрл с кубком на гербе. - Такое не могло сложиться случайно. Напор с двух сторон на наш мир. Могли ли личи, наши враги сговориться с... Ну, не знаю, кто там верховодит на востоке.
   - Вот именно, - даже пальцами прищёлкнул Кариэль, - никто не знает, руководит ли кто-либо джунглями Основы жизни, или нет.
   - Единственный фундаментальный исследователь границ - это командор Кристобаль Гутьере из Второй крепости. Он установил, что ледяные черви севера и многочисленные джинны, африты и мариды юга, лишь ограничено разумны, в то время как личи, наши враги, отличаются весьма изворотливым умом, во много раз превосходящим ум среднего человека или представителя иной разумной расы Срединного мира.
   - И что это должно значить? - озадаченно произнёс король Пелиам.
   - В общих чертах, - объяснил свои слова Роско, - это означает, что по настоящему разумный враг противостоит только нам, а с востока наступают силы природы, полностью лишённые разума.
   - Но ведь личи устроили свой поход именно теперь не случайно, - настаивал на своём эрл с кубком на гербе. - Таких совпадений просто не бывает.
   - Не бывает, - легко согласился обер-канцлер, - но даже если предположить возможность сговора личей с гипотетическими предводителями диких джунглей востока, то каким образом они поддерживают связь. По последним данным Имперской кадастровой палаты протяжённость Срединной империи с востока на запад была примерно четыреста тысяч лиг. С тех пор границы несколько раз перемещались, и каждый раз территория Срединного мира росла.
   - Всё-всё-всё! - поднял руки в шутливом жесте, признавая своё поражение, пожилой эрл с кубком на гербе. - Поддерживать связь на столь впечатляющем расстоянии просто невозможно.
   - Только если признать реальной идею о шарообразности нашего мира, - усмехнулся Кариэль. - Тогда вполне возможно, что пустоши нашей границы где-то переходят в джунгли западной.
   - Верить в подобного рода глупости... - отмахнулся король Пелиам. - Эта теория бессмысленна и была неоднократно опровергнута учёными мужами ещё во времена Срединной империи.
   - Однако все эти опровержения благополучно позабыты, - рассудительно произнёс Альтон Роско, - равно, как и учёные мужи, их выдвигавшие, а вокруг теории о шарообразности нашего мира до сих пор не утихают споры.
   - О боги, - всплеснул руками могучего телосложения эрл с гербом в виде пылающей саламандры, - мы же не учёные мужи, а воители! И как распорядитель завтрашнего турнира, я хотел узнать у офицеров стражи, в каких рыцарских дисциплинах будут они выступать на нём.
   - Мы, вообще-то, не слишком искушены в них, - протянул Кариэль, он был озадачен не меньше остальных, но первым нашёл, что сказать.
   - Нет-нет, - тут же перехватил у него инициативу обер-канцлер, - офицеры не отказываются от участия в турнире. Однако полуполковник имеет в виду, что все стражи более привыкли сражаться пешими, нежели в седле.
   - Есть не одна дисциплина для пеших бойцов, - развёл руками эрл с саламандрой на гербе. - Сражение со щитом и мечом, но оно не слишком популярно в последние несколько веков, рыцари давно отвыкли от подобных поединков. К тому же распространилось мнение, что они слишком напоминают схватку кнехтов, а быть похожим на простого солдата не желает ни один благородный сэр. - Похоже, эрл оседлал любимого конька, говорить о рыцарских дисциплинах он мог очень долго и весьма интересно. - Поэтому наиболее популярна дисциплина владения двуручным оружием. Особенно, конечно, тяжёлыми мечами. Также есть не менее популярная дисциплина сражения на длинных мечах, более лёгких, нежели двуручные. Ещё стала набирать популярность дисциплина поединка на шпагах, а также шпагах и кинжалах. Она пришла к нам из Ларанской империи, где дворяне предпочитают решать вопросы чести уже не в конном поединке, а на дуэли на шпагах.
   - Глупая мода, - прокомментировал герцог Лотензак. - Ларанские шевалье уже и воевать стали своими шпагами, даже в конном строю. А какой от этой зубочистки толк, если ей не пробьёшь доброго доспеха. Может быть, для дуэлей в подворотнях они и хороши, но воевать я предпочёл бы всё же хорошим тяжёлым мечом.
   - Как бы то ни было, - продолжил эрл с саламандрой, - но данная дисциплина имеет место. Также есть ещё несколько стрелковых дисциплин, но с тех пор как на них стали допускать простолюдинов, они потеряли всю свою популярность.
   - Скорее, всё было наоборот, - усмехнулся король Пелиам. - Сначала знать потеряла охоту к стрельбе, а уж после этого на турниры лучников стали допускать простолюдинов.
   - Вполне возможно, ваше величество, - без подобострастия кивнул эрл с саламандрой на гербе. - Это в имперские времена дворяне не гнушались вступать в стрелковые центурии легионов, сейчас ничего подобного нет.
   - И всё же, господа стражи, - обратился к нам король Пелиам, - выступит ли кто-нибудь из вас в конной схватке. Это, как-никак, самая почётная дисциплина. Быть может, ты, Кариэль, ведь ты изо всех - старший по званию офицер стражи.
   - Я сто пятнадцать лет прослужил в пехоте, - улыбнулся эльф. - В конной схватке мне делать нечего.
   - Сэр Галеас, - неожиданно заявил герцог Лотензак, - подойдёт как нельзя лучше. Он был рыцарем и в седле держится отменно, что я могу засвидетельствовать лично.
   - Есть одна проблема, - сказал я. - У меня нет тяжёлых доспехов, подходящих для конной схватки.
   - Это я возьму на себя, - заверил меня герцог. - Мы с тобой одной комплекции, так что подберём тебе, сэр Галеас, доспех из моей коллекции.
   - Ну, теперь можете быть спокойным, - усмехнулся король Пелиам. - Лучшей коллекции оружия и доспехов, чем собранная в особняке герцогов Лотензак, не найти нигде. Разве что в Королевском историческом музее, да и то вряд ли.
   - В городском особняке хранятся только более-менее современные комплекты доспехов, - заметил Лотензак, - так что их количество всё же уступает музейному. А вот если прибавить те, что хранятся в нашем родовом замке, тогда превосходит в несколько раз. Я как-то раз спустился в подвал, который на плане замка обозначен, как Древний доспешный. Так вот, там я обнаружил лорические доспехи времён едва ли не Первого императора и шлем центуриона с выбитым номером легиона. Я долго рылся в родовых хрониках, чуть глаза себе не испортил, но узнал, что принадлежат эти доспехи основателю нашего рода - центуриону Восьмого, иначе Стального, легиона по имени Лотар Зак.
   - Надеюсь, сэру Галеасу ты выделишь доспех поновее, - рассмеялся король Пелиам. - Тем более, что лорические доспехи не слишком хорошо подходят для конного боя. Легионеры были по большей части пешими бойцами.
   Я понял, что мне уже никак не отвертеться от великой чести представлять границу в конной схватке на завтрашнем турнире.
  

Глава 9.

   Доспехи занимали в столичном доме герцога Лотензака несколько больших залов. Конечно, не столь впечатляющих, как тот, в котором мы пировали, но всё же достаточно изрядных размеров. Хозяин дома лично проводил меня по ним, показывая лучшие образцы, рассказывая о мастерах, сделавших их, а попутно и истории об их бывших владельцах. Вообще-то, большая часть великолепных комплектов были изготовлены на заказ для самого герцога и его отца, более старые отправили в замок, как объяснил мне Лотензак. Трофеев, взятых на турнирах или во время войны, было всего пять и два из них на самом деле были собраны из нескольких комплектов, в таком даже мне, бывшему раубриттеру, было бы просто неприлично появиться на королевском турнире.
   Пробродив меж замерших в неподвижности стальных статуй несколько часов, я остановил выбор на одном из трофейных комплектов - тяжёлом конном доспехе ларанского капитан-командора.
   - Славные доспехи были на том шевалье, - хлопнул по его наплечнику герцог. - Вот, видишь, - он указал на небольшую латку, - сюда я ударил его копьём и он вылетел из седла. Однако шевалье сумел ухватиться за стремя своего коня и встать на ноги. Я также спешился, чтобы продолжить поединок на равных. - Однако тут он прервал сам себе и с хитрой миной пояснил: - Это, как бы тебе сказать, официальная версия, на самом деле, меня спешили вражеские кнехты, коню моему ноги подрубили. Я встал на ноги только чудом, опёрся на бок своего коня. На моё счастье, меч успел достать ещё в седле, когда копьё о доспех шевалье поломал. Потому и спасся, порубил кнехтов в капусту и снова сошёлся с шевалье. Это было посложнее, чем кнехтов рубить, как бы то ни было, а шевалье - славные рубаки. Но всё-таки я повалил его, и он признал себя побеждённым. Это уже после оказалось, что всех ценностей у него были эти самые доспехи, и выкуп платить тоже некому. Я отправил его на родину, взяв честное слово больше не воевать против нас, ну и доспехи забрал, чтоб у шевалье не было искушения нарушить его.
   - А как хоть звали этого шевалье? - поинтересовался я.
   - Не знаю, - пожал плечами герцог. - Мы так и не удосужились познакомиться. Так ты примеришь этот доспех.
   С помощью заспанных оруженосцев и слуг - дело было далеко заполночь, ведь мы отравились к герцогу после пира, окончившегося уже после заката - я облачился в доспех капитан-командора Ларанской империи. Он был тяжеловат и непривычен для меня, давно привыкшего к кожаной куртке и кольчуге, однако достаточно удобен. Удобней, по крайней мере, тех, которые я носил во времена раубриттерства.
   Я прошёлся в них, подпрыгнул, повёл руками, насколько позволяли латные поножи, присел. Надел тяжёлый шлем, весьма популярный в Ларанской империи армэ, понял, что в нём на коня уже не сяду, просто потому что не увижу его в зрительную щель в волос шириной. Тем более, ночью. Однако, вместо того, чтобы сниматься с меня шлем, опытные слуги подвели меня к могучему - это я успел разглядеть до того, как армэ надел - коню. Его тоже успели облачить в доспехи. Мне помогли забраться в седло с высокими луками.
   - Если сумеешь пройти испытание оруженосца, - Лотензаку приходилось кричать, чтобы я услышал его в шлеме, кольчужном капюшоне и толстом войлочном подшлемнике, - то можешь претендовать на Первое копьё завтрашнего турнира.
   - Хорошая шутка, - буркнул я себе под нос. - Выведите меня к столбу, - уже громче, чтобы меня услышали оруженосцы герцога, держащие коня под уздцы.
   Я мысленно возблагодарил обер-канцлера за то, что он запретил нам злоупотреблять вином. Хмель, сколько б его ни было в моей голове, выветрился пока мы приехали в герцогской карете к его дому. А то хорош бы я был сейчас, качающийся в седле, что твоя берёза под порывами ветра.
   Оруженосцы проводили меня к турнирной дорожке, в центре которой был установлен вращающийся столб традиционного конного испытания. Фигура, украшавшая её, была сработана весьма искусно - мешок с песком не отличишь от моргенштерна, а на щите изображён легко узнаваемый герб Ларанской империи. Столб подсветили несколькими факелами, чтобы я видел, куда бить.
   Мне подали копьё, я пристроил его тупым концом в стремя и пустил коня бодрой рысью. Однако в первый раз бить по щиту не стал. Я привыкал к бегу коня, к весу доспехов, прикидывал расстояние, рассчитывал, когда надо ударить. Вернувшись на исходную позицию, я левой рукой поднял забрало армэ, взял копьё наизготовку и кольнул коня шпорами. Пять шагов рысью - для разгона, снова шпоры - конь переходит на галоп. Когда до столба оставалось полтора десятка шагов, я опять кольнул коня шпорами, тот пошёл ещё быстрей. Через пять шагов - пришпориваю снова. А на последних пяти - вонзаю шпоры в бока коня, так что несчастный вскрикивает. Эх, позабыл я, всё-таки, рыцарскую науку! Причинил коню лишние страдания. Но конь рвётся вперёд, лишь бы прекратить их. Я нацеливаю копьё в центр щита, прямо в ларанского коронованного дракона. Удар! Фигура на столбе крутится - мешок с песком летит мне в спину. И всё же, я верно всё рассчитал, конь скакал достаточно быстро - мешок даже не зацепил мою спину.
   Я развернул его, возвращаясь к герцогу со свитой, а в двух фарлонгах крутилась фигура с ларанским щитом и "моргенштерном", набитым песком.
   - Мне будет приятно выбить тебя из седла завтра, сэр Галеас! - вскричал Лотензак. - Надеюсь встретиться с тобой, чёрт побери! Оставайся у меня! Завтра утром вместе на турнир отправимся.
   - Спасибо, - ответил я, спустившись с седла и сняв шлем. - Я польщён.
   - Я вижу, в столице к тебе возвращается рыцарская обходительность, - усмехнулся Лотензак. - Скажу честно, ты мне больше нравился капитаном стражи.
   - Я не перестал быть им, ваша светлость, - сказал я, - как на границе не переставал быть раубриттером.
   - Лихо вывернулся, - в прежнем тоне произнёс герцог. - А теперь идём спать, не то турнир проспим.
   За время службы на границе я привык спать довольно мало, а потому, не смотря ни на что, встал рано утром и направился в людскую - умываться. К туалетным комнатам и прочим современным удобствам, вроде ватерклозета, я не привык, и привыкать не хотел. Сколько мы побудем в столице - день-два, максимум, неделю, а после снова дорога, граница, война, где никаких удобств.
   Завтракали мы быстро и легко, как перед битвой. Ведь турнир, даже современный, а не бугурт времён древних императоров, весьма похож на сражение. А в бой на полный желудок не ходят. После трапезы облачились в доспехи. Я - в ларанский, герцог - памятный мне ещё по встрече на границе королевства. С нами поехала внушительная свита слуг и оруженосцев, они несли копья, щиты с гербом герцога и знаком стражи. Нанятый Лотензаком художник нарисовал несколько на чистых щитах. Когда я спросил у герцога, зачем он делает, тот пожал плечами и сказал, что нельзя же мне выступать без гербового щита. Ну, а раз я его гость, то обязанность радушного хозяина не допускать позора того, кого он приютил в своё доме.
   Вот и гарцевали мы по городу, с внушительным эскортом из двух десятков человек в герцогских цветах. Зеваки, сопровождавшие нас от самых ворот особняка, глазели на нас и гадали, наверное, что это за рыцарь едет с Лотензаком, да ещё и под баннером со странным знаком. Баннер мне тоже за ночь сработал нанятый герцогом художник. Вернее, он набросал на флажке эскиз герба границы, прокрашивали же его подмастерья. В общем, сколько за одну эту ночь потратил денег Лотензак, мне неизвестно, но явно немало. Хотя, наверное, у нас разные понятия о количестве денег, да и успел я позабыть цену деньгам за годы службы на границе.
   Большое турнирное поле было подготовлено за пригородами. Оно было огорожено, возведены деревянные трибуны для благородных, рядом с которыми дежурили гвардейцы, не подпускавшие к ним простолюдинов, само поле пестрело палатками рыцарей, видимо, занимавших места ещё с ночи, а то и пораньше. Конечно, не у всех же есть дома в столице или хотя бы деньги, чтоб снять комнату, даже не слишком подходящую рыцарю. А жить в палатке близ турнирного поля вполне достойно и совершенно не затратно. Близ отгороженных дорожек для конных сшибок дымили горны полевых кузниц, вокруг них суетились подмастерья с углём и инструментом. Тут же, рядом с кузницами, стояли палатки медиков, где пока никто не суетился.
   - Вот куда совсем не хотелось бы угодить, - усмехнулся герцог, указывая на кузницы и медицинские палатки. - Не война, конечно, но и после турниров, бывало, люди оставались без рук, без ног.
   - А иногда и головы, - кивнул я. - Спасибо за коня и доспехи, ну, и всё остальное, но мне пора к нашим палаткам. - Я дёрнул поводья и направил коня к шатрам под флагом нашей границы. - Надеюсь встретить вас в поединке.
   - Взаимно, - хлопнул себя по груди в шутливом салюте герцог. - Я буду ждать нашей встречи.
   Я прогарцевал к нашим шатрам, за мной шагали герцогские слуги с копьями и щитами. У палаток они передали свою ношу слугам обер-канцлера и вернулись к герцогу.
   - Вы молодец, сэр Галеас, - подошёл ко мне Альтон Роско. - Никогда не ожидал от вас чего-то подобного. Вы за одну ночь сумели сделать больше, нежели я - за всю поездку от границы королевства до Теренсгарда. Наладить контакт с первым министром Теренсии, это же немыслимое дело! Я бы предложил вам перейти в мою канцелярию, да только знаю, что вы откажетесь.
   От восхвалений он перешёл к инструктированию.
   - Побеждать в этом турнире вам не обязательно. Однако выступить вы должны достойно, выбить из седла хотя бы пятерых противников, никак не меньше. Я справлялся, это хорошее количество. Вы должны понимать, на кону честь всей стражи.
   - Простите, господин обер-канцлер, - покачал я головой, - ничего обещать не могу. Я давно не сражался в седле, а здесь очень много рыцарей, проводящих верхом вдвое больше времени, нежели пешком. Любой из них может выбить меня из седла в первой же схватке.
   От продолжения диалога, не самого приятного, надо сказать, меня спасли трубы герольдов. Они пропели трижды, вызывая рыцарей к барьеру. Я кивнул обер-канцлеру и дал коню шенкеля. Мы встали в один ряд. Три десятка рыцарей в латах разного качества выстроились в ожидании вызова на ристалище.
   Первым моим противником был крупный детинушка в хороших доспехах, правда, не одного комплекта. Я уже направился к барьеру ристалища, когда ко мне подъехал Лотензак и сказал:
   - Ты ничего не знаешь о своём противнике, так что позволь мне побыть твоим турнирным советником. Это виконт ля Шик, ларанец, профессиональный турнирный рыцарь, некогда был одним из первых, но давно растерял свои позиции. Его конёк - быстрый и мощный удар, таким он и меня выбил из седла однажды, так что и не думай принимать его копьё на щит. И потому мой совет тебе только один - бей первым.
   - Спасибо, ваша светлость, - кивнул я и выехал на ристалище.
   Герольды подняли трубы. Я устроил древко под мышкой, намотал поводья на латную перчатку. Сейчас, перед самой сшибкой, я снова почувствовал себя весьма неуютно без щита на левой руке. Доспех, одолженный мне герцогом, был из самых современных, с ним щит не требовался, его заменял утолщённый наплечник. Постаравшись не повторить ошибку этой ночи, я лишь дал коню шенкеля, пустив скорой, размашистой рысью. Противник же мой сразу пришпорил своего скакуна, срывая его, что называется с места в карьер. Через пять шагов я сделал то же - и мой жеребец помчался галопом, быстро и плавно набирая скорость. Я сгорбился, сдавил копьё так, что пальцы заболели. Виконт ля Шик поступил так же - наконечник копья замер, перестав лихорадочно плясать.
   Последние секунды перед столкновением, как всегда для меня, растянулись на часы, сутки, века. Тяжкими камнями бьют в землю копыта. Фигура противника словно замирает. Ля Шик медленно заводит копьё для удара, о котором предупреждал меня Лотензак. Я опережаю его, подаваясь вперёд, используя не только силу руки, но и вес всего тела.
   Удар!
   Моё копьё выбивает виконта ля Шика из седла. Острие его оружия бессильно скрежещет по утолщённому наплечнику. Ля Шик проехал в седле ещё пару шагов, после чего всё же выпал, гремя доспехом.
   - Победа, - хлопнул меня по наплечнику герцог. Он радовался так, будто сам выбил из седла этого ля Шика, хотя при его нелюбви к ларанцам - это не удивительно. - Не совсем чистая, но победа.
   Как и должно особе его ранга, Лотензак выступал одним из последних. Противником его был эльф из какого-то княжества, названия которого я не запомнил, но, похоже, эльф был членом правящей фамилии. Старинное турнирное правило, согласно которому в поединках, пока это возможно, сходились особы примерно одного ранга, действовало неукоснительно, наверное, со времён жестоких бугуртов.
   Всадники летели навстречу друг другу, поднимая тучи пыли. Герцог даже не стал опережать противника - ударили одновременно. Копья расщепились с оглушительным треском. Однако герцог крепко сидел в седле, а эльф плавно спланировал на землю, с грохотом грянувшись об неё.
   Думаю, не надо говорить, что победу герцога трибуны встретили овацией.
   Последним скакал некий рыцарь в архаичном большом шлеме с дыхательными отверстиями. Сражался он с, напротив, отлично экипированным всадником в самых современных турнирных доспехах. Однако этот самый, превосходно экипированный, вылетел из седла - только шпоры сверкнули, он и ударить-то противника не успел.
   - Да уж, - покачал головой сидящий рядом со мной на своём могучем коне герцог Лотензак, - я сначала думал, это просто некий совсем бедный рыцарь, у которого шлем от прадедов остался, а это - аквитанец.
   - Вам, герцог, следовало бы получше изучать геральдику иных стран, - заметил пожилой эрл, лихо выбивший из седла своего противника, хоть тот и был значительно его моложе. - Три красных птичьих головы, герб танов Монтеглайф, сильнейшего рода Аквитанского герцогства.
   - Такому и проиграть не стыдно, - снова покачал головой герцог. - Дети Аквитании рождаются верхом в седле, а их рыцари - с копьём в руках. Видел, как он противника из седла выбил. Тот и дёрнуться не успел.
   Но вот герольды протрубили окончание первого тура конных состязаний. Я кивнул Лотензаку и направил коня к нашей палатке.
   Со времён всё тех же бугуртов, из которых рыцарей частенько выносили или в госпитальную палатку или сразу к жрецам - отпевать, турниры проходят по одной схеме. Конные состязания перемежаются пешими схватками. Ведь и тогда и теперь рыцарям надо, так сказать, привести себя в порядок. Не каждый же так легко выходит из поединка, как мы с герцогом, иные сразу направлялись к кузням, где им на скорую руку выправляли доспехи. И коням отдых требуется, как-никак.
   У нашей палатки я спешился, подняв забрало, попросил слуг снять с меня шлем.
   - Вы славно выступили, - тут же подскочил ко мне Альтон Роско, - однако я проконсультировался с профессионалами, и они сказали, что вы одержали не самую чистую победу. Также мне сообщили, что, к примеру, аквитанского рыцаря вам не победить. А это весьма скверно. Он вполне может оказаться вашим следующим противником.
   - Не окажется, господин обер-канцлер, - покачал я головой. - Он выступал почти в самом конце, значит, это едва ли не наследный принц всей Аквитании, я ему не ровня. Только если в самом конце, когда останется четверо претендентов на звание Первого копья этого турнира, но это вряд ли. А пока, - опередил я Альтона Роско, уже открывшего рот, чтобы ответить мне, - идемте, посмотрим, как выступают наши товарищи в пеших схватках.
   Возразить на это обер-канцлеру было нечего, мы вместе направились к отгороженным площадкам, где сражались пешие рыцари. Кариэль и Марсель выступали в дисциплине длинный меч, Илья же предпочёл бой со щитом. В противники Кариэлю достался столь же высокий и ловкий боец. Их схватка более всего напоминала некий танец, danse macabre, пляску смерти. Длинные мечи плели паутину стальных проблесков, сталкивались со стеклянным звуком, рассыпая снопы видимых даже днём искр. Победа досталась Кариэлю - он сумел отвлечь противника ловким финтом, а после обрушил на него град молниеносных ударов, последним из них обезоружив. А вот Марселю не повезло. В противники ему достался полуэльф или некто с большой примесью эльфийской крови. Он был столь быстр и смертоносен, как Кариэль, и я бы ничуть не удивился, встреться они где-нибудь ближе к финалу. При всём уважении к талантам и опыту Марселя, тот так и остался разбойником, никогда фехтовальному искусству не обучавшимся. Противостоял же ему настоящий фехтмейстер - быстрый, ловкий, умелый; не прошло и пяти минут, как он разоружил Марселя. Но тот и ничуть не расстроился.
   - Отмучился, - усмехнулся бывший вор, пожав руку своему противнику, - а вы теперь отстаивайте честь.
   - Халявщик, - добродушно усмехнулся Кариэль. - Мне одному теперь отдуваться.
   - А чего ты хочешь? - поддержал шутливый тон Марсель. - Я же не гвардеец Первой крепости, а простой вор.
   При этих словах Альтон Роско укоризненно глянул на обоих и покачал головой. Похоже, что его мнение о нас, офицерах стражи, упало ещё немного ниже.
   Интересно, что в состязании со щитом и мечом выступали едва ли не одни гномы, ну или опять же носители гномьей крови. И сражались они привычными для этого народа тяжёлыми топорами или булавами. Биться против низкорослого противника Илье было непривычно и неудобно, однако справился он неплохо. Богатырь выбрал для поединка удлинённый каплевидный щит, каким удобно защищаться от ударов снизу и взял тяжёлую булаву. Соперник его, гном, закованный в сталь по уши, более всего напоминающий небольшой бастион на коротких толстых ногах, вооружился секирой, а в левой руке держал небольшой треугольный щит. Они закружили по утоптанной площадке, обмениваясь быстрыми ударами - булава и секира звенели о щиты, но как-то несерьёзно, было понятно, что оба пока не выкладываются в полную силу, проверяя противника. Однако долго так продолжаться не могло, время поединка ограничено, если в течение десяти минут ни один из противников не будет явно повержен, поражение засчитывается обоим. И вдруг, неожиданно для всех зрителей, Илья и гном ринулись в атаку. Булава и секира зазвенели о щиты и доспехи противников. Илья не стал бить сверху, откуда гном ждал атаки, тот же не стал атаковать снизу. Потому удары все шли по диагонали. Лезвие секиры не раз высекало искры из кольчуги Ильи на боках. Булава же раз за разом обрушивалась на наплечники, с каждый ударом оставляя на них вмятины и выбоины.
   Но досмотреть их поединок мне было не суждено. Всех участников конных схваток вызывали к барьеру. Герольды готовились объявлять, кто с кем будет сражаться. Как только последние двое противников в пешей схватке со щитом и мечом закончили поединок, о чём возвестили трубы, на площадку конного боя выехали первые противники. Пожилой эрл, что рассказывал нам об аквитанских гербах, и громадный барон в красивых доспехах. Тут судьба решилась не в первой сшибке. Дважды противники расщепляли копья о щиты друг друга без видимого результата. Казалось, в третьей верх возьмёт барон. Ему почти удалось выбить пожилого эрла из седла во второй, тот покачнулся после удара, но усидел-таки. И вот противники снова разогнались, пустив уставших коней в тяжёлый галоп, взяли наизготовку копья, тесней прижали щиты. Удар! Эрл снова качается в седле, но сидит, а вот барон буквально волчком завертелся. Копьё эрла с такой силой врезалось в его щит, что наземь рухнул не только сам барон, но и его конь, слишком сильно припавший на задние ноги.
   Не надо говорить, что трибуны рукоплескали мастерству эрла.
   Мне же в противники достался знакомый по казарме гвардеец. Он был закован в великолепный доспех и кроме родового герба - двух красных секир на синем поле - носил на сюрко и гвардейскую эмблему - коронованный щит. Щит его также был разделён надвое и украшен теми же знаками.
   - Этого опасаться стоит, - продолжал наставлять меня перед схваткой герцог. - Он хочет не только выбить тебя из седла, но и опозорить перед всеми. Видишь, изображает расхлябанность и разгильдяйство.
   Действительно, гвардеец болтался в седле, словно обряженная в доспех кукла, копьё держал сильно отведённым в сторону, как будто бы владеть им не умел. Не слишком ловкий трюк. Я и без напоминания Лотензака знал, как на самом деле владел оружием мой противник, ведь не слепой же я - видел его предыдущую схватку. Так что в расхлябанность гвардейца не верил ни разу. Однако к советам герцога прислушивался - он был хоть и моложе меня, однако куда опытней в турнирных делах.
   - Он будет изображать из себя чёрт-те что, - продолжал герцог, - до самого последнего момента, ну, и когда выбьет тебя из седла. Если, конечно, выбьет. Впрочем, я не очень понимаю, отчего он так взъелся на тебя. Ведь очень странно ведёт себя, он кроме личного герба носит и гвардейский знак, а это значит, что он выступает от лица всей гвардии. И вдруг такое поведение.
   - Это-то как раз понятно, - усмехнулся я, потуже наматывая поводья на руку. - Я выступаю под знаком одного из полков старой имперской гвардии. - Я копьём указал на флаг, развевающийся над моей палаткой. - Выходит, что я равен ему по статусу, а ведь для него я - раубриттер из пограничной стражи. А ведь дворянство нас не слишком жалует. - Я захлопнул забрало и дал коню шенкеля.
   Противник шутливо отсалютовал мне копьём и вонзил ему в бока шпоры. Я не стал отвечать ему столь же оскорбительным поведением, отнесясь со всем уважением к противнику. Не смотря на показную расхлябанность, гвардеец верно направлял коня, управляя им одними ногами. Мы неслись навстречу друг другу, грохоча доспехом. Я уже приметил куда буду бить - надо только опередить противника, чтобы он не успел закрыть оплечье щитом. Главное, попасть в рондель, защищающий подмышку, убить - не убью, но из седла таким ударом вышибить вполне можно. Как только гвардеец решил собраться, перестав изображать расхлябанность, я кольнул коня шпорами. Мой жеребец рванул вперёд, чего противник мой явно не ожидал. Он попытался закрыться щитом и нанести ответный удар, что его и сгубило - не успел ни того, ни другого. Наконечник моего копья на волосок разминулся с краем щита гвардейца, врезавшись точно в рондель. Гвардейца мотнуло в седле, копьё его лишь скользнуло по моему наплечнику, ни оставив на нём и следа. Однако в седле гвардеец удержался, выровнявшись ближе к противоположному концу ристалища.
   Я подхватил с рук слуги новое копье, и мы вновь послали коней навстречу друг другу. Теперь уже противник мой не выпендривался, он был предельно собран, и щит держал правильно. Мы неслись теперь уже во весь опор, опустив копье, сгорбившись, стараясь подставить под удар - я утолщённый наплечник, гвардеец - щит. Мы сшиблись точно посередине ристалища. Я рискованно направил копьё несколько выше, целя в шлем, но удар прошёлся вскользь, и хоть копьё расщепилось, но гвардеец в седле даже не дрогнул. А вот он попал весьма удачно. Наконечник врезался в мой наплечник - боль рванула руку и грудь, молнией метнулась куда-то к шее. Видимо, доспехи ларанского капитан-командора были очень и очень хорошими - на наплечнике появилась изрядная вмятина, рядом с латкой, однако в седле я удержался, даже не знаю каким чудом.
   Мы вернулись на свои места, взяли у слуг копья - надо сказать, не так быстро, как в после первой сшибки, ведь обоим нам хорошо досталось - и рванули коней снова. Я даже не заметил, как пролетели секунды до удара. Теперь уже я не рисковал, направил копьё точно в скрещенные секиры на щите соперника. Он метил мне в наплечник. Я - попал, а вот противник мой - промахнулся. Я расщепил копьё о его щит, содрав краску, как будто меж секирами пролегла серая молния. Наконечник же гвардейца пролетел мимо моего оплечья, древко же сломалось от того, что врезалось в мой доспех уже серединой.
   Перед новой сшибкой произошла короткая заминка. Гвардеец не сразу взял копьё. По его жесту к нему подскочили несколько слуг, они быстро открыли ему забрало покосившегося от моего удара шлема. Так вот почему он промахнулся. Он, похоже, просто не видел меня толком через смотровую щель бацинета, и теперь слуги споро расстегнули ремешки, подняли забрало и закрепили его в открытом состоянии. Я сделал знак своим слугам, сделать тоже самое. Нельзя же не ответить на такой вызов, даже сделанный, так сказать, по необходимости. Пусть этот франт представляет гвардию, я же - всю стражу западной границы. Слуги закрепили и моё забрало открытым, после чего, поудобнее перехватив копьё, я выехал к барьеру.
   Эта сшибка должна стать решающей. Если мы оба снова останемся в седле, присуждать победу будут маршалы турнира. Во всех состязаниях для бойцов установлен определённый лимит, иначе турнир затянулся бы до бесконечности, перестав быть интересным даже участникам. Только последний бой будет длиться, что называется, до победного конца. Такие схватки, даже в наше время, при совершенных доспехах, безопасных копьях и самой современной медицинской и магической помощи, бывало, заканчивались гибелью одного из участников.
   Маршал турнира махнул нам, разрешая атаковать. И мы пустили коней в галоп. Я крепко зажал древко, нацелив наконечник в нижнюю часть кирасы, чтобы ненароком не покалечить гвардейца - я, лично, ничего против него не имел. Видя это, гвардеец закрылся щитом, прижав его настолько близко к себе, насколько позволял доспех, своё копьё он также держал как можно ниже. Не смотря на гонор, он был приличным человеком. Выбить противника из седла, направляя копьё так низко, практически невозможно. Мы оба почти отказывались от чистой победы, чтобы не покалечить друг друга. И снова мы встретились на середине ристалища - наконечники с грохотом врезались в кирасы, копья переломились. Я тоже едва не переломился, вместе со своим копьём, острейшая боль шилом пронзила живот, тараном врезалась в кишки. Я навалился на высокую переднюю луку седла, надсадный кашель рванул лёгкие и горло, как будто не в живот получил копьём, а тяжёлым молотом по груди. А вот противника моего подвела кираса. Она была из самых современных, "гусиная грудка", наконечник моего копья скользнул по выступающей части, разорвав сюрко, и угодил точно меж кирасой и ронделем. Древко выдержало, лишь треснув по всей длине, удар выбил гвардейца из седла. Не спасла ни высокая задняя лука, ни крепкие ремни стремян. Несчастного буквально сорвало с коня, так силён оказался удар. Одна нога его застряла в стремени и жеребец проволок гвардейца по утоптанной земле ристалища несколько саженей. Так что, когда коня взяли под уздцы и освободили всадника, его тут же на руках слуги унесли в госпитальную палатку.
   Доехав до своего конца ристалища, я лихо соскочил с коня и тут же поплатился за это. Если бы не слуги, вовремя подхватившие меня под руки, валяться бы мне на земле. Боль снова пронзила живот до самых кишок, стоило только ногам удариться об утоптанный грунт ристалища. Я замер, ловя лёгкими воздух, от боли даже слова сказать был не в состоянии.
   - Тебе срочно надо в кузницу, - сказал мне герцог, - да и к медикам тоже.
   Первым делом меня проводили в госпитальную палатку, соседнюю с той, в которой лежал несчастный гвардеец. Маг-медик не стал снимать с меня доспехов, он просто справился, где болит, и положил руки на кирасу.
   - Ничего опасного, - резюмировал он, спустя несколько секунд. - Сильный ушиб, внутреннего кровотечения нет. Я обезболил вас, но старайтесь не получать в то же место копьём.
   - Обязательно, - сказал я. - Я сообщу об этом моим противникам.
   - Раз шутите, - позволил себе усмехнуться маг, - значит, с вами всё в порядке. А вот вашему сопернику повезло куда меньше. Меня вызывали в палатку магистра Гогенхайма, мы проводили совместную операцию. У молодого человека сильно повреждён позвоночник, так что неизвестно даже встанет ли он на ноги, не смотря на все наши усилия.
   Вот и живое доказательство моих слов о несчастных случаях на турнирах. Как ни старайся обезопасить себя доспехами и ломкими копьями со скруглёнными наконечниками, но коль уж вылетел из седла - без травм, зачастую весьма серьёзных, никак не обойтись.
   А вот у кузнеца пришлось задержаться. Сначала с меня снимали покорёженную кирасу, а заодно и наплечник, что пришлось делать достаточно долго. После кузнец с подмастерьями ровняли детали доспеха, гремя молотами по наковальне. В это время я мог хоть сколько-то подышать полной грудью, которую не стискивало железо кирасы. Затем меня снова заковали в доспех, и я вернулся на ристалище.
   За то время, что я провёл в госпитальной палатке и у кузнеца, пешие состязания подошли к концу. Я даже не знал, как выступили Илья и Кариэль, пришлось поспешить возвращаться в седло. Герольды уже трубили начало конных схваток.
   Я не удивился, что герцог Лотензак с честью вышел из очередного поединка. Мы снова втроём - я, герцог и пожилой эрл - поставили коней рядом. И что самое странное, меня всё не вызывали и не вызывали. Вот уже и пожилой эрл, и герцог выбили своих противников из седла. Даже аквитанец выступил, без труда победив рыцаря, закованного в самые современные белые доспехи, стоившие целое состояние, потому что родовой герб у него был вычеканен прямо на кирасе. А меня всё не вызывали на поле трубы герольдов.
   - Выходит, тебе повезло, - усмехнулся герцог. - Твоим противником должен был стать победитель схватки барона Толбота и эрла Фастолфа, однако победителя как раз и не случилось. Ты пропустил их схватку. Толбот сумел выбить Фастолфа из седла, да так что тому ноги пришлось собирать по осколку. Но сам он так сильно получил копьём в грудь, что у него отнялись ноги и правая рука, и он не сможет дальше принимать участие в турнире.
   - Именно это заставило меня задуматься о том, что пора бы заканчивать с турнирами, - добавил пожилой эрл. - Толбот моложе меня на три года, а уже не может выдержать хорошего удара копьём в грудь. А ведь мы, бывало, в молодости по пять-шесть раз так получали, а то и посильней.
   В итоге этого тура из семи рыцарей остались четверо. Я, пожилой эрл, которого звали Югон, герцог Лотензак и тан Монтеглайф.
   По окончании меня очень удивил герцог. Он спешился и обратился ко мне:
   - Идём, сэр Галеас, - махнул он рукой. - Пеший поединок со щитом обещает быть интересным.
   Я решил последовать рекомендации Лотензака и поспешил вслед за ним. Оказалось, что Илья пробился в финал этой дисциплины, победив всех соперников, не важно, гномов или людей. Теперь ему предстояло сразиться с закованным в золочёные доспехи рыцарем, на которого кирасе был вычеканен герб - стоящий лев позади крепостной стены. Точно такой же красовался на его щите.
   - Раскрою тебе секрет Полишинеля, - сказал мне Лотензак. - Вздыбленный лев за стенным узором - герб эрлов Керцио. Этот род давно пресёкся и титул эрла Керцио, вместе с гербом и землями перешёл короне. А батюшка нашего величества, Седрик Добрый, завёл себе традицию называться эрлом Керцио, когда показывался где-либо, так сказать, инкогнито.
   - Это значит, Илья сейчас будет сражаться с королём Пелиамом? - удивился я.
   - Именно, - кивнул герцог. - Традиционно король не имеет права участвовать в турнире под своим именем, а сражаться под чужим, даже если оно и не совсем чужое, в конной схватке считается среди монархов отчего-то дурным тоном. Да и вообще, его величество предпочитает пеший бой. Вот только никто не может понять, отчего его величеству так нравится сражаться со щитом и мечом, словно какому-то кнехту.
   На сей раз король, вернее эрл Керцио, не изменил своей привычке. Он был вооружён одноручным мечом, несколько длинноватым для боя со щитом, на левой руке - рыцарское "крыло". Илья не сменил булаву, не смотря на то, что сражаться ею против длинного меча не слишком удобно. Правда, если это булава из наших арсеналов - про конвенционное оружие на нынешних турнирах и не вспоминали, сейчас не имперские времена - короля ждёт интересный сюрприз.
   Они сошлись, даже не сошлись, а ринулись, сшиблись, словно всадники. Грянули щитами друг о друга, обрушили оружие на противника. Булава Ильи врезалась в глухой шлем, так же более подходящий всаднику, его величества. Сила удара была такова, что бацинет должен был смяться, сокрушив заодно и кости венценосного черепа, однако, похоже, кроме стали голову короля защищала ещё и магия. Било булавы оставило лишь длинный след да небольшую вмятину. Ответный удар короля, казалось, тоже должен быть сокрушительным. Серединой клинка он попал ему в закрытый кольчугой бок - посыпались искры, но и только. Противники разошлись на шаг. Замерли, оценивая друг друга, так сказать, уже не со стороны, а после личного контакта.
   Это ожидание длилось не больше секунды, лишь профессиональные бойцы, вроде меня или Лотензака, заметили бы его. И вот они снова кидаются в атаку. Теперь уже одним ударом не ограничиваются. Булава и меч то и дело попадают на щиты, гремя сталью. Противники проявляют чудеса проворства, не пытаются финтить или даже пытаться фехтовать, просто обменивались могучими ударами. Король успевал поддёргивать щит, когда на него должна была обрушиться булава Ильи, несколько сбавляя силу удара. Богатырь же сбивал атаки противника кромкой щита, уводя длинный клинок в сторону. И всё же раз за разом то булава попадала по шлему или наплечнику его величества, то королевский меч проходился с хорошо слышимым скрежетом по кольчуге.
   И всё же его величество наседал на Илью. Он брал напором, подкреплённым неплохой техникой и фехтовальным искусством. Богатырь отступал под градом ударов, огрызаясь изредка быстрыми ответными атаками - булава врезалась в щит, шлем или наплечник короля. Именно напор его величества сыграл с ним дурную шутку. Королю удалось провести быстрый финт, заставив Илью открыться. И король среагировал молниеносно. Отшвырнул свой щит в сторону, перехватил меч двумя руками, занёс его над головой - да так и замер, не в силах шелохнуться.
   - Эрл Керцио, - бесстрастным тоном произнёс маршал пешего турнира, - допустил серьёзное нарушение схватки со щитом и мечом. - Он особенно акцентировал внимание на последних словах. - За это нарушение эрл Керцио дисквалифицируется и снимается с турнира.
   Короткий знак маршалу-магу, который, собственно, и остановил его величество, и король, словно кукла отступает на пару шагов и опускает меч.
   - Капитан Илья из Четвёртой крепости, - продолжал тем же скучным тоном маршал, - вам присуждается техническая победа над противником. Однако это обстоятельство не даёт вам права на звание победителя турнира в дисциплине схватки со щитом и мечом. Ибо это звание можно получить, лишь победив в поединке своего противника. Таким образом, звание победителя в дисциплине схватки со щитом и мечом остаётся невзятым в этом турнире.
   После этих слов его величество и Илья покинули площадку.
   - В третий раз, - покачал головой пожилой эрл Югон. - Его величество всё ещё путает турнир с настоящим поединком, в котором все средства хороши.
   - Хорошо бы, - заметил герцог, - чтоб он не спутал войну с турниром. А так можно всё королевство сгубить.
   Я тогда не придал особого значения словам Лотензака, хотя стоило бы. Но я поспешил вслед за товарищами по конной схватке к ристалищу. Надо было ещё шлем снова на голову цеплять да на коня забираться, хотя и голова, и зад протестовали против такого насилия над собой.
   И вот трубы поют начало последнего, самого зрелищного состязания. Нас осталось только четверо, три схватки пройдут подряд. Сначала определится пара участников финального поединка, а следом, без перерыва на иные дисциплины, в которых уже определились победители, они сойдутся в схватке за звание Первого копья.
   Когда я выехал к барьеру, то понял, что сейчас и закончится моё участие в этом турнире. Быть может, с эрлом Югоном я бы ещё и справился, как-никак, я моложе и сильней, но против герцога или, боги упасите, аквитанца у меня не было никаких шансов. А противником моим был именно тан Монтеглайф в своём архаичном доспехе со шлемом-горшком, тут даже герцог советов давать не стал. Только сейчас я как следует разглядел его скакуна - знаменитый аквитанский боевой конь. Они прославленны по всему миру, во многом из-за того, что вывоз их за границу Королевства рыцарей строго запрещён и карается не иначе как смертной казнью. Эти скакуны плод долгих лет селекции и выезжают их для того, чтобы носить рыцарей в тяжёлых доспехах, ведь броня аквитанцев, не смотря на архаичность, ничуть не уступает самым современным образцам.
   Участников последних схваток герольды приветствовали трубами. Под их напевы мы помчались навстречу друг другу. Копья опустили практически одновременно. Аквитанец крепче прижал щит. Я выбрал слабину поводьев.
   Удар!
   Опомнился я уже у противоположного конца ристалища. Как ни странно, я ещё в седле и даже слуга суёт в руку мне новое копьё. Я развернул коня и пришпорил его. Летят из-под копыт комья земли. Аквитанец опережает меня всего на секунды. Судя по всему, я попал ему в щит - вместо одной из птичьих голов на нём красовалась основательная вмятина. Куда угодил мне своим копьём аквитанец, я даже не понял. Зато второй удар почувствовал, казалось, всем телом, но и сам ударить сумел. Вот только наконечник моего копья попал тану снова в щит, на сей раз между птичьими головами, а его копьё врезалось в нагрудник моей кирасы. Он выбил воздух из лёгких, заставив надсадно закашляться, спазм скрутил меня, рванув всё тело вперёд и не дав вывалиться из седла.
   Никаких заминок перед третьей сшибкой, как в схватке с гвардейцем, не было. Мы подхватили копья и пришпорили коней. И снова никаких финтов и уловок - простой и эффективный удар. Копья разлетаются на куски. Я попал аквитанцу в щит и в третий раз. Но следом за этим в смотровой щели моего армэ мелькнуло небо, появилось ощущение полёта, свободного падения, а потом утоптанная до каменной твёрдости земля с мстительным, наверное, удовольствием ударила меня в спину. К счастью, ноги мои весьма удачно вывернулись из стремян, и конь поскакал дальше уже без седока. Меня же, минуту спустя, подхватили слуги, и ощущение полёта вернулось.
   Потом меня уложили на землю, освободили от доспехов, незнакомый доктор осмотрел меня.
   - Всё в порядке, - заверил он меня. - Обезболивать повторно вас нельзя, так что придётся потерпеть.
   - Помогите встать, - попросил я слуг. - Я должен увидеть схватку герцога с эрлом Югоном.
   Меня подхватили под руки, поддержали под мышки, потому что ноги меня держали ещё не слишком хорошо. Однако схватку эрла с герцогом я рассмотрел во всех подробностях.
   Первая сшибка ничего не решила. Копья сломались, но оба всадника удержались в сёдлах. А вот вторая стала примером давнего обычая, который редко можно увидеть в последних схватках турнира. Эрл и герцог съехались, но слишком медленно, явно не для сшибки. Остановившись посередине ристалища, Югон поднял щит, а Лотензак ударил в него тупым концом копья. После чего эрл бросил своё оружие на землю. Это было вариантом технического поражения его величества в дисциплине со щитом и мечом. Обычай этот существовал с давних пор и позволял рыцарю, рискующему лишиться здоровья, а то и жизни, в сшибке уйти с ристалища без травм и потери чести, которая последовала бы, откажись он от боя.
   Теперь ко мне присоединился эрл Югон. Он также освободился от доспехов и спешился. Что самое интересное, его, как и меня, пришлось поддерживать двум слугам.
   - Ноги не держат, - пожаловался эрл, - а ведь даже не так и сильно получил, и всего раз. Правильно говорят, из седла не копьё, так старость выбьет. Это - мой последний турнир, не хочу остаться жалким инвалидом с отнявшимися руками-ногами.
   - А что за заминка? - спросил я у него, чтобы отвлечь от неприятной темы. - Где финальная схватка?
   - Тан Монтеглайф оказался человеком чести, - ответил эрл. - Он проверяет свои доспехи перед финальной схваткой, но это - для виду. На деле же, даёт герцогу время отдохнуть после схватки со мной.
   Герцог ждал тана у своего края ристалищного барьера, не проявляя никаких признаков нетерпения. Только конь его нервно рыл копытом землю, точнее царапал её подковой, потому что она была утоптана до каменной твёрдости. Наконец, тан выехал к нему, отсалютовал копьём.
   Герольды протрубили трижды, чтобы отличить финальную схватку от прочих.
   И снова всадники рвут с места в карьер. Наверное, в этот раз всё решится в первой же сшибке. Доспех герцога был из самых современных - с утолщённым наплечником, что давало ему большую возможность для манёвра. Но противник вряд ли даст ему шанс воспользоваться этим преимуществом. Он крепко прижал к себе щит, новый, птицы на нём как огнём горели.
   Они сшиблись со страшным грохотом, который мог бы испугать слабого сердцем рыцаря, заставив его навсегда позабыть о турнирах. Копья разлетелись в щепу, но никакого иного итога не было. Противники ветром долетели до краёв ристалища, подхватили новое оружие и пришпорили коней.
   Новый удар!
   Грохот, треск, - и никакого эффекта. Оба всадника в седле, только на сияющих белых доспехах герцога появилась пара круглых вмятин, а щит тана перестал выглядеть столь парадно, да наконечник копья разорвал на его груди сюрко, в опасной близости от нижней кромки шлема-горшка.
   Снова трещат копья - вот теперь видны результаты сшибки. Пусть оба верхом, но герцог сидит как-то криво, удар выворотил его из седла с высокими луками, а шлем аквитанца украсила-таки основательная вмятина.
   Теперь помощь требовалась обоим соперникам. Лотензака с помощью слуг водружали на место, попутно кузнец с подмастерьями проверяли его латы. Монтеглайфу же пришлось куда хуже. Даже с моего места было видно, что у него сильно повреждено лицо. Удар в шлем был настолько силён, что буквально вмял кольчужный капюшон в скулу аквитанца. Кровь лилась на разорванное сюрко ручьём. Маг-медик, однако, легко остановил её заклинанием, слуги принесли рыцарю новый кольчужный капюшон и тяжёлый шлем. И всё это время тан Монтеглайф не спускался с седла, сохраняя каменное выражение лица. Кстати, он был довольно молод, хотя и мог пощеголять несколькими более старыми шрамами.
   Во время этой вынужденной заминки я успел даже замёрзнуть. Ведь в не таком и толстом стёганном порпуане это было немудрено. Кураж боя спал, я вновь начал ощущать мороз. Холодный воздух принялся кусать за уши и нос, проник под порпуан, добравшись до вспотевшего тела. Пожилой эрл, которого слуги закутали в тяжёлый плащ, покосился на меня и сделал челяди знак. Тут же на мои плечи накинули практически такой же. Я благодарно кивнул Югону и запахнул его поплотней.
   - Я человек уже старый, - сказал эрл, - и на улице изрядно мёрзну. - Я разглядел, что на самом деле, он закутан не в один, а пару зимних плащей. - Вот потому мой весьма предусмотрительный мажордом всегда нагружает слуг целым ворохом плащей.
   - Я должен быть весьма благодарен его предусмотрительности, - улыбнулся я.
   И вот оба соперника вновь готовы к бою. Они замерли на противоположных концах ристалища, горяча коней шпорами, пока герольды не поднесли к губам трубы и не выдули из них несколько трелей. Кони срываются с места, как будто даже без участия всадников, замерших в сёдлах с высокими луками некими бронированными статуями.
   Не знаю, почему, но у меня появилось предчувствие - это сшибка станет последней. Именно сейчас определится победитель турнира. Первое копьё.
   Столкновение конников было поистине страшным. Копья обоих соперников разлетелись на куски. Оба ударили очень сильно. Герцогу едва не удалось выбить аквитанца из седла - наконечник попал в грудь, и будь он боевым тан точно не жилец. Аквитанец опасно откинулся назад, но сумел вернуться в вертикальное положение, уже спустя считанные секунды. А вот Лотензаку пришлось куда хуже. Удар в наплечник, хоть и утолщённый, был настолько силён, что герцога развернуло в седле, одна нога смешно задралась вверх, что могло означать лишь одно. Он - проиграл!
   Так оно и оказалось. Герцогский скакун пробежал ещё пару шагов, Лотензак не пытался удержаться в седле - все подобные попытки были обречены на неудачу, так можно было лишь навредить себе. А потому герцог позволил весу своего тела, увеличенному массой доспеха, увлечь его вниз, на утоптанное ристалище. Да так и остался лежать до прихода слуг и магов-медиков.
   Герольды трижды протрубили победу тана Монтеглайфа.
  

Глава 10.

   За турниром последовал обильный пир для участников турнира, более похожий на те, к которым я привык. Мы сели за длинные столы, заставленные яствами и винами, одеты все так и остались в порпуаны, а более консервативная часть - в основном, пожилые люди - в гамбезоны. Из-за этого мы больше всего напоминали рыцарей, собравшихся на пир после очередной победы. Участвовал я в одном таком пиру, ещё в молодости, до того как стал раубриттером, а был простым оруженосцем, сыном своего отца. Это был маленький конфликт двух нобилей - Хенинкского герцога и его соседа по ту сторону границы с Ларанской империей. Мы разбили врага и закатили пир во дворе его замка. Были ещё пиры, подобные тому - в разграбленных моей шайкой деревнях и замках. Всё те же люди в порпуанах и гамбезонах, вино и еда разного качества да женское общество. И заканчивалось всё обычно на каком-нибудь сеновале или в сарае или в комнате замка, с сопящей девицей под боком и головой, более всего похожей на церковный колокол
   В этот раз, надо сказать, всё закончилось куда благопристойней. Герцог Лотензак звал меня снова к себе, однако я вежливо - не без помощи Альтона Роско - отказался и уехал с остальными офицерами в нашу пристройку. Герцог, надо сказать, чувствовал себя преотлично, не смотря на сильные ушибы, полученные в ходе турнира, а особенно в последней схватке. Монтеглайф же выглядел несколько хуже его, наверное, из-за повязки на лице, закрывающей свежие раны. Тан со всей серьёзностью отнёсся к чествованиям и выпивал каждый тост, поднятый за его победу и в честь Первого копья, выпивал до дна, что, похоже, никак не сказывалось на его внешнем виде и самочувствии. Аквитанец сохранял относительную трезвость мыслей и чистоту речи до самого конца пира.
   В пристройке, где мы жили, было удивительно шумно. Большая часть офицеров гвардии, что занимала её, предпочли продолжить пир здесь, а не разъезжаться по домам.
   - Не нравится мне всё это, - неожиданно произнёс Марсель. Бывший вор слегка покачивался, в этот раз он решил "позабыть" о рекомендации обер-канцлера и основательно набрался. - Уж больно на засаду похоже.
   - С чего бы гвардейцам устраивать на нас засаду? - спросил Кариэль. - Ну, не любят они нас, но ведь раньше ничего такого не было.
   - Ты, верно, за конным турниром совсем не следил, - сказал ему Илья. - Сэр Галеас выбил из седла какого-то гвардейца, да ещё и покалечил его, вроде бы.
   - Теперь они горят жаждой мести, - зловещим голосом произнёс Марсель.
   - Надеюсь, за оружие хвататься никто не будет, - сказал я. - Не хотелось бы лить кровь этих несчастных мальчишек.
   - Среди гвардейцев есть более зрелые мужчины, - заметил Илья.
   - Вряд ли кто из зрелых мужчин, - покачал головой Кариэль, - станет участвовать в подобной авантюре. А вот если возьмутся за оружие, может пролиться очень много крови.
   - Вот этого-то я и боюсь, - произнёс я.
   - За жизнь свою опасаешься? - съехидничал Марсель.
   - И за неё тоже, - согласился я. - Не хотелось бы сгинуть тут, в столице, когда в крепости каждый меч на счету. А если даже и не погибну, обер-канцлер с меня живого шкуру спустит за срыв переговоров.
   - Да уж, - кивнул Кариэль. - Простая драка с гвардейцами - курьёз, не больше, а вот резня в гвардейских квартирах, учинённая стражами, совсем другое дело. Всего таланта нашего обер-канцлера не хватит, чтобы уладить такой инцидент.
   Мы шагали по мостовой к квартирам, окна которых ярко светились, даже звёзды над ними несколько померкли. В дверях нас встретили несколько молодых гвардейцев. Они шутовски раскланялись с нами, а стоило переступить порог, как тут же захлопнули тяжёлые створки. Что самое интересное, в прихожей не горел ни один факел. Нас подхватили под руки, со смехом повлекли внутрь. Похоже, настроение у гвардейцев было вполне благодушное.
   Мы не сопротивлялись, только Марсель ворохнулся было, но его стиснули плотнее, а в остальном его пальцем никто не тронул.
   Нас оставили в большой обеденной зале, посреди которой на стульях с высокими спинками восседали трое старших офицеров гвардии. По званию - два капитан и полуполковник - но не по возрасту. Самому старшему из них, как ни странно, это был один из капитанов, было не больше тридцати лет.
   - Вот и ублюдочные гвардейцы, - сказал он. - Я уж думал, вы не решитесь прийти к нам.
   - Пропустить такой спектакль, - взялся говорить за всех нас Кариэль, - никогда.
   - Молчать! - вскричал совсем ещё молодой - лет двадцать пять, не больше - полуполковник, разрушая атмосферу глупой, но безобидной шутки. - Вы станете говорить только когда к вам обратятся настоящие офицеры гвардии!
   - Мы, сударь, - столь же спокойно продолжал Кариэль, пропустив его слова мимо ушей, - офицеры гвардии Срединной империи. По законам её вы, господа, не более чем герцогская стража, и у вас нет права сидеть в нашем присутствии.
   - Ах ты! - попытался вскочить полуполковник, но капитан успел схватить его за руку.
   - Нет-нет, - покачал он головой, силой возвращая его на троноподобный стул. - Зачем же горячиться? К тому же, тебя, друг, так легко спровоцировать. Заметь, ты только что встал перед этим ублюдочным гвардейцем.
   Молодой полуполковник засопел и опустился обратно на стул.
   - Вот так-то лучше, - сказал капитан, - гораздо лучше.
   - Он с тобой, - продолжил провоцировать молодого полуполковника Кариэль, - разговаривает как с лошадью. С хорошей породистой лошадью.
   - Да я тебя! - возопил юноша, вскакивая на ноги. - Бей их!
   Это стало сигналом к началу драки. Против нас было человек десять, включая сидящих на тронах старших офицеров. Пятеро сразу кинулись на Илью, признав в нём сходу самого опасного в кулачном бою противника. И надо сказать, они не ошиблись. Прежде чем навалились на меня, я успел увидеть, как богатырь одним ударом здоровенного кулака выбил дух из самого ретивого гвардейца. А потом мне стало не до того, чтобы вертеть головой, на меня навалились двое полуэльфов, похожих, словно родные братья.
   Первого я перебросил через спину заученным приёмом, второй же сумел врезать мне небольшим, но твердым, как камень кулаком в ухо. Эта боль, пустячная, но очень обидная, разозлила меня, так что ответный удар оказался, быть может, излишне силён. Он пришёлся точно в нос моему противнику. Брызнула кровь, раздался хорошо слышимый даже в общем гвалте треск, полуэльф покачнулся и схватился за лицо, что было большой ошибкой. Я добавил ему снизу в челюсть, отправляя в глубокий обморок, который Израель Толфс называл knock-out. Но тут с пола вскочил его приятель, тут же попытавшись схватить меня под колени и повалить. Я успел пнуть его в голову, однако полуэльф всё же встал на ноги. К тому же, к нему присоединился ещё один гвардеец - совсем ещё юнец.
   Оба противника моих были скорее ловкими и быстрыми, нежели сильными. К тому же, как все дворяне имели весьма смутное представление о хорошей кулачной драке. Будь на их месте простые кметы или мещане, что уж говорить о лихих жаках из любого университета, которые щеголяют сбитыми костяшками и недостающими зубами, нас бы давно втоптали в пол квартиры. Но гвардейцы драться не умели, что нас и спасло.
   Я поймал юнца за пояс левой рукой и ворот камзола правой - и, немного приподняв, толкнул на второго противника. Оба повалились на пол. Я же перепрыгнул через катающихся гвардейцев и ринулся на помощь Марселю. Бедного вора уже просто били. Мало того, что он был довольно щуплого телосложения, так ещё и пьян сильней всех нас. Вот и отводили на нём душу два гвардейца. Они, похоже, были мелкими подонками, предпочитавшими бить, а не драться. Быстрым ударом я свалил первого с ног, врезал так сильно, что он остался лежать на полу, выплёвывая зубы в кулак. Второй гвардеец успел только развернуться, тут же получив под дых, и буквально повис на моём кулаке. Я хотел добавить ему, но тут кто-то повис у меня на плечах. Видимо, полуэльф или юнец поднялся с пола и решил наплевать на законы чести, предписывающие нападать на противника только с фронта. И снова я применил заученный приём, бросив противника через спину. Приземлился он весьма удачно - точно на стоящего на четвереньках товарища, собирающего выбитые мной зубы.
   Я помог окровавленному Марселю встать на ноги, прислонил его к стене. Его сильно качало и, похоже, он слабо представлял, что вокруг него творится.
   На меня снова накинулись полуэльф и гвардеец, бивший Марселя, тот которому я под дых врезал. Теперь у меня за спиной была стена, так что я мог не беспокоиться за тылы, а это уже важно. Полуэльф попытался ударить меня кулаком в лицо, но я легко увернулся и кулак его врезался в стену. Надо сказать, бить он пытался сильно - из-под пальцев его брызнула кровь. Полуэльф отдёрнул руку, чем я мгновенно воспользовался, схватив его за шею сзади и ударив лбом о стену, как раз недалеко от кровавого следа от костяшек его же пальцев. Обмякшего полуэльфа я толкнул на его слегка опешившего товарища, а после ещё добавил тому справа в челюсть.
   Когда же они оба рухнули на пол, я бросился к молодому полуполковнику, в руке которого блеснул серебристой смертью длинный кинжал. Похоже, дело принимает серьёзный оборот. Я успел перехватить его холёную ладонь прежде чем длинный клинок кинжала вонзился в спину Илье. Богатырь и не заметил этой подлости. Он сейчас больше всего походил на медведя, успешно отбивающегося от стаи собак. На него кидались двое-трое гвардейцев, в то время как один все время висел на могучих плечах капитана Четвёртой крепости. Кстати, это, похоже, ему совсем не мешало ловко отбиваться кулаками от остальных.
   Я вывернул запястье юноши, так что тот скривился от боли, выпустив из пальцев кинжал. Я рефлекторно перехватил рукоятку и заодно врезал мальцу кулаком в лицо. Не без удовольствия заметил, что сумел своротить ему нос на сторону и в кровь разбить губы. Может быть, даже пару зубов выбил. Паренёк отшатнулся, едва не упав, и тут же схватился за меч.
   Наверное, скрип извлекаемого из ножен клинка услышали все, не смотря на гвалт драки.
   Нас словно волной откинуло в разные стороны. Мы сбились в тесную группку, прижавшись к стене рядом с так толком и не пришедшим в себя Марселем. Гвардейцы же, которых было куда больше, нежели десять, а значит, нас ожидали в засаде в других комнатах, отскочили к троноподобным стульям, давно перевёрнутым и полурастоптанным. Обе стороны, конечно же, обнажили оружие.
   Слава всем богам, у меня хватило ума выкинуть кинжал - он сейчас торчал из досок пола почти точно между нами.
   - Они пытались зарезать меня! - вопил, надрывая горло, молодой полуполковник. - Вот этим самым кинжалом и пытались!
   - Очень интересно, - заметил я, отчаянно тыкая пальцев небо, - тебя хотели зарезать твоим же фамильным кинжалом.
   Я не успел, конечно, толком разглядеть это оружие, однако герб на рукоятке заметил.
   - А ведь правда, - раздался голос какого-то рассудительного гвардейца, - это же ваш кинжал, господин полуполковник.
   Видимо, этого юнца, так быстро сделавшего карьеру по вполне понятным причинам не особенно любили остальные гвардейские офицеры. Ведь если ты сын, племянник или иной близкий или не очень родственник какого-нибудь маршала или большого придворного чина или члена королевской фамилии, жить тебе на белом свете гораздо легче, однако косые взгляды будут преследовать тебя до конца жизни.
   - Хотели зарезать моим же кинжалом! - продолжал кричать, быстро нашедшийся, что говорило о его быстром уме, юноша.
   - Это провокация, - решил образумить всех Кариэль, - нас кто-то стравливает друг с другом!
   - Да кто вы такие, чтоб стравливать вас с нами?! - теперь в гвардейцах говорила пустая фанаберия.
   - Мы - будущие союзники, - продолжал урезонивать их Кариэль, - а значит наш конфликт только на руку нашим врагам!
   - Каким врагам?! - неожиданно резонным тоном возразил ему капитан, который, похоже, был тут заводилой. - Нет никакой нежити за вашими перевалами. Вы просто толпа нахлебников, доставшихся нам в наследство с имперских времён.
   - Да ещё гвардейцами называться хотите! - встрял молодой полуполковник.
   - Нахлебниками нас называете, - усмехнулся я. - Что мы у вас берём? Золото, хлеб, - назови, капитан.
   - Мы не должны убивать друг друга, - снова вступил Кариэль. - Как бы то ни было, мы не враги друг другу.
   - Вы продались ларанцам! - ошарашил нас капитан. - Хотите увести нас за перевалы, а в это время они вторгнутся к нам и снова захватят нашу землю!
   - Это бред! - крикнул Илья. - Ничего подобного мы замыслить не могли! А нежить есть! Очень даже есть! И мы дерёмся с ней каждый день! Вы тут привыкли спать за нашими спинами, верить нам не хотите, драться не хотите, умирать не хотите! В нежить уже не верите!
   Эти слова накалили обстановку до немыслимого предела. Казалось, ещё секунда - и офицеры кинутся на нас. И тогда нас ждёт смерть. Пусть та, которой, так или иначе, желали все мы, жестокой гибели в бою, но она разрушит плоды усилий многих людей, быть может, даже обречёт нас на гибель. Значит, ни в коем случае нельзя допустить кровопролитья. Вот только как? Похоже, это уже просто невозможно.
   Офицеры уже двинулись на нас, стараясь обойти, понимая, что это будет уже не кулачная драка. Тут уже не обойтись разбитыми носами и выломанными зубами. Здесь точно кто-то отправится к праотцам, и никому не хотелось попасть в их число.
   И тут отворились двери и в комнату стали входить гвардейцы. Они были одеты в лёгкие доспехи, вооружены алебардами, которыми неудобно воевать в помещениях, однако теснить кого-нибудь к стенам весьма сподручно. Командовал ими герцог Лотензак собственной персоной. Он был закован в броню куда тяжелее и в руках нёс двуручный меч.
   - Прекратить! - скомандовал он, эффектным движением вгоняя меч в доски пола, как раз неподалёку от кинжала юного полуполковника.
   И мы, и офицеры замерли, разделённые гвардейцами на две неравные части. Перед нашими лицами скрестились массивные лезвия алебард.
   - Вы, как вижу, хорошо повеселились, - продолжал Лотензак, - но всему же есть предел! Лить кровь в королевском дворце! Господа офицеры, стражам границы это ещё можно простить. Они привыкли к суровой жизни и постоянной войне с нежитью, однако вы - лицо всего королевства, и какое теперь из вас лицо?
   Он обвёл широким жестом офицеров гвардии с их расквашенными носами и разбитыми лицами.
   - Кто за вас теперь будет дежурить во дворце? - спросил у всех герцог. - С такими-то рожами, как вам показаться во дворце, предстать пред королевские очи?!
   - Ларанских прихвостней защищаешь, - прошипел капитан.
   - Я защищаю наших союзников, - покачал головой герцог. - Они сейчас отправятся ко мне домой, и отдохнут, наконец, после турнира, на котором ваш представитель показал себя не лучшим образом. - Он решил лишний раз уколоть их гордость. - Идёмте, господа стражи.
   Так, в сопровождении самого герцога и гвардейцев, мы покинули нашу пристройку в дворцовом комплексе и точно так же, шагом, направились к столичному дому Лотензака. Двое гвардейцев просто несли на руках Марселя, которого после побоев не держали ноги.
   - Я уже вызвал к себе мага-лекаря, - сказал мне Лотензак. - Он займётся вашим товарищем.
   - Что этот капитан говорил о том, что мы продались ларанцам? - воспользовавшись моментом, спросил я.
   - Помнишь, я рассказывал обер-канцлеру про памфлеты, - напомнил герцог. - Те, в которых вас называют разбойничьей гвардией. Так вот, теперь их сменили новые. В них говориться, что вы - ларанские шпионы. Вы уведёте нашу армию неизвестно куда, а в это время ларанская вторгнется в наши земли и вновь поработить нас.
   - И этому, наверное, весьма охотно верят, - кивнул я. - Подобным пасквилям верят особенно легко. Честно сказать, я готов был своими руками задавить ту гниду-капитана, когда он принялся кричать, что мы - нахлебники и беглые преступники, сидящие на шее у королевства.
   - Получается, давление усиливается, - заметил Кариэль, шагающий рядом с нами. - Кто-то очень хочет, чтобы договор между границей и королевством не был заключён.
   - По вашим словам выходит, что это может быть нужно только нежити, с которой вы сражаетесь, - пожал плечами герцог.
   - Наш враг не столько нежить, ваше сиятельство, - ответил ему эльф, - в том смысле, как вы привыкли её понимать. Это не те зомби и скелеты, которые спонтанно поднимаются со старых кладбищ в полнолуние или же по зову человека-некроманта. Нет, ваше сиятельство, наш главный враг - личи, высшая нежить. Если вам будет интересна эта тема, можете почитать труды командора Второй крепости Кристобаля Гутьере. И вот от них-то, личей, можно ждать чего угодно.
   - Даже шпионажа? - удивился Лотензак. - Это как же, незаметно разлагающиеся зомби могут быть вокруг нас? - Он даже заозирался, будто бы выискивая взглядом тех самых мертвецов.
   - Возможно, - не стал спорить Кариэль, - однако весьма сомнительно. Достаточно ведь и обычных людей, падких на обещание бессмертия и вечной молодости. Ведь даже за дальними перевалами Бегучих гор живут люди и отнюдь не в полном рабстве у личей. Они вполне добровольно служат личам - и именно из таких могут получиться отличные шпионы.
   - А вы на что? - спросил герцог. - Вы же границу стережёте?
   - Мы стражи границы, - покачал головой я, - а не таможенники. Наше дело отражать атаки армий нежити, а для того, чтобы предотвращать проникновение мелких групп, нас недостаточно. Во времена империи, если верить хроникам, были летучие отряды, боровшиеся с такими нарушителями, но теперь нас слишком мало.
   Тем временем, мы добрались-таки до герцогского дома. Гвардейцы отдали честь и направились обратно во дворец, герцог же широким жестом пригласил нас в дом. Уже знакомый мне пожилой мажордом отворил массивные двери, мы вслед за Лотензаком направились внутрь.
   - Завтра у всех нас подъём довольно ранний, - сказал нам на прощанье герцог. - Слуги проводят вас в ваши комнаты.
   - Медик, которого вы вызвали к пострадавшему стражу, - сообщил мажордом, - ожидает в малой госпитальной комнате.
   Я вслед за слугой зашагал по лестницам и коридорам к комнате, что занимал и прошлой ночью. Скинув одежду, я плюхнулся на широкую кровать и мгновенно уснул, не смотря на синяки, полученные на турнире и после него. Только утром я вспомнил, как размышлял по дороге, что буду ворочаться с боку на бок, всем телом чувствуя каждый ушиб на многострадальном теле. Так ведь нет - уснул, наверное, раньше, чем на постель упал.
  

Глава 11.

   Этим утром собирался Большой королевский военный совет, на котором присутствовали представители дворянства всех провинций, командиры полков гвардии и маршалы, командующие армиями, или же их представители, если они находились не в столице. Последних было всего двое. Эрл Крей и герцог Хенин. Оба командовали пограничными армиями. Крей - Южной, охраняющей пределы королевства от кочевников Диких степей, наследников нашего врага - Короля умертвий. Хенинкское герцогство же лежало на границе с Ларанской империей, а потому владетель тамошних земель не спешил покидать свой обширный лен.
   Вызванные ночью слуги обер-канцлера привезли нам свежую одежду, а также привели лошадей, так что нам не пришлось всем скопом одалживаться у Лотензака. Мы ехали по утренним улицам столицы, уже не столь представительной процессией, как на турнир, быть может, именно из-за этого нас и не сопровождали восторженные взгляды.
   Прибыли мы одними из первых, по дороге успев обогнать несколько карет со знаменитыми гербами на дверцах. Так же герцог обменивался приветственными жестами со всадниками, как и мы едущими на военный совет. Я спрыгнул с седла, протянул поводья слугам, и все мы, офицеры стражи, зашагали вслед за герцогом по необъятным лабиринтам дворцового комплекса.
   Совет происходил в большой зале, центр которой занимал воистину монументальных размеров стол, представляющий собой магическую карту. Она, конечно, серьёзно уступала творению Пограничника, однако выполнена была вполне добротно. На ней было изображено королевство Теренсия и ближайшие его окрестности. А именно, несколько провинций Ларанской империи, кусок Диких степей, Бегучие горы со Старшим перевалом и какие-то королевства, с которыми Теренсия тоже граничила, однако названия их мне ничего не говорили. Кажется, я слышал их в юности на уроках землеописания, но всё это было так давно...
   В зале собрался цвет военной элиты Теренсии. Королевство это было достаточно молодое, к тому же живущее рядом с могучим соседом, ещё не забывшим, что оно некогда было одной из его провинций, а потому военные его не успели ещё, что называется, обрасти жирком. Каждый из этих эрлов, герцогов и баронов, полковников, генералов и маршалов имел реальный боевой опыт. Они либо выслужились из простых рыцарей и офицеров, либо начинали службу при родителях или их добрых друзьях. Поэтому каждый из собравшихся здесь умел не только отлично владеть оружием, но и не раз водил в бой людей. Иные же руководили целыми сражениями, в основном, успешно, других бы на Королевский военный совет не пригласили.
   Кстати, кроме теренсийцев на совете присутствовали двое иностранцев. Если не считать таковыми нас, офицеров стражи, ну да мы - другое дело. По странному совпадению, оба иностранца были мне знакомы. Это были виконт ля Шик, которого я выбил из седла на турнире, и тан Монтеглайф, выбивший из седла меня. Их присутствие было весьма удивительно, ведь лично я думал, что и ларанец и аквитанец прибыли исключительно на турнир, что бы им делать на нынешнем совете, где, по большому счёту и нам, офицерам стражи, делать-то особо нечего. Похоже, кроме короля Пелиама и нашего обер-канцлера этого не знал никто.
   - Господа мои верноподданные генералы и маршалы, - обратился к нам его величество, открывая военный совет, - а также мужественные офицеры стражи, я сразу хочу объяснить, почему здесь присутствуют тан Монтеглайф и виконт ля Шик. Оба они, представители своих государств в нашей совместной войне против нежити.
   - Значит, мы будем воевать плечом к плечу с ларанцами, - ледяным тоном произнёс герцог, командир одного из полков королевской гвардии, - это немыслимо, ваше величество.
   - Нежить угрожает всем нам, вне зависимости от национальной принадлежности, - резонно возразил ему виконт ля Шик. - У нас столько же противников временного союза с вами, ведь остались ещё среди знати те, кто хорошо помнит времена, когда Теренсия была провинцией нашей империи. Однако все они склонились перед решением императора.
   - Так значит, гнусные памфлеты не столь уж неправы, - усмехнулся Лотензак. - Даже если Ларанская империя отправит на границу втрое больше войск, чем мы, у неё вполне достанет сил смести армию Хенина и вторгнуться в наши пределы.
   - Гарантом слова, данного императором вашему королю, - вступил в разговор тан Монтеглайф, - станет наша армия. К Младшему перевалу войско лорда Альдебарда пойдёт через пределы Ларанской империи, и если ему станет известно о предательском нападении на земли Теренсии, он отдаст приказ разорять всё на своём пути. Это, конечно, замедлит продвижение армии, однако и вынудит войска, вторгнувшиеся в пределы Теренсии, вернуться назад.
   - Вы так говорите, messieurs, - усмехнулся виконт ля Шик, - будто наше предательство - свершившийся факт.
   - Да уж, господа, - неожиданно поддержал его король Пелиам. - Я и сам воевал с ларанцами под знамёнами старого герцога Лотензака, как и почти все, присутствующее тут. Однако теперь пришёл такой час, когда нам придётся сражаться плечом к плечу с былыми врагами, отринув все прошлые разногласия. Скорее всего, когда нежить будет разбита, всё вернётся на круги своя, и снова мой друг, герцог Лотензак, поведёт войска на приступ стан Штальфорта. Но до тех пор, повторюсь, все распри надо позабыть.
   Похоже, все были немало удивлены столь мудрой тирадой молодого короля. На него все глядели как на мальчишку, отважного, но всё же мальчишку, а тут - этакая речь.
   - Вот она, речь не мальчика, но мужа, - рассмеялся пожилой эрл Югон. - Что, господа Совет, съели! Не ожидали от нашего величества ничего подобного, а?!
   - И всё же, господа, пора бы переходить к делу, - напомнил король. - Маршал Ансельм, огласите составленный вами план будущей кампании.
   - Ваше величество, - кивнул пожилой герцог с устрашающим шрамом через всё лицо. - Армии уже собраны и готовы выступить в поход. Не смотря на возражения, вы решили лично повести их в бой, однако я хотел бы поднять этот вопрос снова на нынешнем Совете.
   - Довольно! - рявкнул король. - Этот вопрос не обсуждается! - Он хлопнул кулаком по карте. - Прошу вас, маршал, продолжайте.
   - Вы, ваше величество, возглавите полки, собранные близ столицы, - вздохнул пожилой герцог, - а также часть гвардии и отправитесь к перевалу. Герцог Лотензак же будет ожидать остальные полки в течение двух недель, до окончания срока, отведённого на сбор войск, и последует за вами.
   - Наши войска, - добавил виконт ля Шик, - под командованием дюка Монфора соединятся с армией герцога Лотензака у Штальфорта и продолжат движение к перевалу. Вторая армия, которой командует дюк Летэ, соединившись с конницей аквитанцев, отправится Младшим перевалом на помощь Третьей и Четвёртой крепостям.
   - Для чего это нужно? - поинтересовался эрл, на старомодном камзоле которого красовался серебряный бык с золотым кольцом в носу. - Ведь армия нежити угрожает первым двум крепостям, или я что-то не так понял? Именно к ним выступит наша объединённая армия.
   - Да, к ним, - кивнул маршал Ансельм. - Однако сообщения от магистра Дункана говорят о том, что нежить угрожает всей границе, а не только двум крепостям. Просто у Первой и Второй концентрация противника намного выше.
   - У остальных двух нежить только собирает силы, - вставил Кариэль, - поэтому первые сражения этой войны будут происходить близ Солнечного перевала.
   - Что это за перевалы такие? - удивился король. - Никогда о них не слышал?
   - Это перевалы, которые закрывают наши крепости, - пояснил Кариэль. - Они ведут на земли нежити.
   - Так значит, воевать мы будем в горах? - спросил у него эрл с бычьей головой. - Тогда рыцарям там делать нечего, можно брать одну только пехоту.
   - На самих перевалах войны, естественно, не будет, - покачал головой наш полуполковник, - хотя они достаточно широки и хорошо проходимы для этого, к нашему сожалению. Генеральное сражение состоится близ самого перевала, есть там несколько хороших мест, где можно схватиться с тварями на наших условиях.
   - Очень надеюсь на это, - сказал маршал, - особенно если численное преимущество противника таково, как сообщает нам магистр Дункан.
   - Оно именно таково, герцог, - поддержал я Кариэля, - и, скорее всего, стало ещё хуже за прошедшее время.
   - Значит, надо выступать, - резюмировал король, - раз нежить только пребывает за то время, что мы советуемся тут.
   После такой реплики его величества Большой королевский военный совет можно было считать оконченным.
  
   Армия во главе с королём выступила, действительно, без промедления. Конечно, не на следующее же утро, однако не прошло и пары дней, как войско уже двинулось на запад. Потянулись колонны пехоты - гемайнов и пеших рыцарей, не имеющих денег даже на приобретение коня. Гарцевали всадники - в основном, рыцари с оруженосцами, но были и небольшие отряды лёгкой конницы, их использовали, в основном, в качестве разведки, ну и для захвата деревень и слабо укреплённых городков противника. Правда, в нашем случае это им никак не грозило. Большинство этих ребят на не самых лучших лошадях ещё не знают, что им придётся схватиться с жуткими чёрными рыцарями Короля умертвий и колесницами Карнута. Катились растянутые чуть ли не на мили обозы, где рядом с повозками шагали волы и козы, предназначенные в пищу, и заводные лошади всадников и те, что пока не тянули многочисленные телеги, а рядом с ними - сотни и сотни людей. Их было, наверное, немногим меньше, чем солдат и рыцарей. Прислуга, которую потащили за собой богатые дворяне, многочисленные маркитантки и прочие женщины неопределённого - хотя, какого там неопределённого, вполне определённого - рода занятий, конюхи, которые присматривали, на самом деле, абсолютно за всей скотиной, лекари, охотно торгующие самыми разными снадобьями, кроме афродизиаков, видимо, был у них некий сговор с маркитантками. В общем, всех и не перечесть, и именно из-за них, как мне тогда казалось, армия наша двигалась медленно. Смертельно медленно.
   Мы двигались во главе колонны, вместе с королём. Его величество живо интересовался всем, что связано с границей с стражами. Постоянно расспрашивал обо всём, вплоть до мелочей. Его также весьма нервировала крайне низкая скорость передвижения нашей армии, однако он имел по этому поводу своё мнение, подтверждённое участием в нескольких военных кампаниях. Что самое интересное, все они были против ларанцев.
   - Нет, господа стражи, - сказал он как-то нам, - дело не в обозах. Они и так урезаны настолько, насколько это возможно. Вычистить из них всех этих маркитанток и прочий сброд невозможно. Подобного рода, - его величество пощёлкал пальцами, подбирая слово, - услуги требуются солдатам, оторванным от женщин. Без этого не обойтись нигде, ведь даже у вас в крепостях есть сомнительные заведения, вроде "Под якорем" или "Пенного ботинка".
   - Именно, - подтвердил Альтон Роско. Обер-канцлер всю дорогу пребывал в не лучшем настроении, ибо был вынужден ехать верхом, чего, по всей видимости, не умел. - Даже с сомнительными женщинами в крепостях покончить никак не удаётся. В любой крепости, даже столь закрытой, как наши, есть определённый род работ, которую мужчины выполнять не станут. Прачки, судомойки, кухарки, - ну, и прочее, в том же роде. И они, за определённые деньги, оказывают солдатам, да и офицерам тоже, - укоризненный взгляд в нашу сторону, - определённого рода услуги.
   - Обозы, господа, это не только псевдолекари и маркитантки, - заметил эрл Уолдер. - Они, поверьте мне, составляют самый минимум наших обозов. - Верить эрлу стоило вполне, ведь именно он заведовал, как главный коморник, всем тылом этой громадной армии. Как бы не смеялись над ним, называя тыловым генералом, но без коморника и его людей, воевать просто невозможно. Не те времена нынче. - Вот посмотрите, господа, - он указал на обогнавшую нас когорту лёгкой кавалерии, исполнявшую роль разведки, которая вроде бы и не была нужна на своей земле, однако и не помешает никогда, - это полукогорта, иначе турма, численностью в два с половиной десятка человек и коней. Пусть лошади у них не из самых лучших, однако, каждый стоит не меньше двух с половиной золотников. Три, если считать со сбруей, для ровного счёта. Далее: обмундирование каждого состоит из лёгкой бригантины, стального шлема, двух пурпуанов и двух комплектов форменной одежды. Вооружение: лёгкое копьё, круглый стальной щит, меч и корд. Всё это в сумме стоит примерно восемь золотников. В ходе передвижения такой турме требуется в среднем около сотни подков на каждую лигу дороги, а также в пять раз больше подковных гвоздей. При первом же столкновении с противником будет потеряно несколько лошадей - их надо заменить. Копья практически у всех придут в негодность, придётся менять древки и часть наконечников. Далее: нужны будут заклёпки и пластины для ремонта бригантин, металл для латания шлемов и щитов. Кроме того, будут повреждены мечи и корды, их придётся сдавать в перековку, а вместо них выдать новые.
   - Всё, всё, всё, - поднял руки в жесте притворной сдачи на милость победителя его величество. - Я всегда поражался вашей памяти, потому и взял именно вас, Уолдер, с собой. Более надёжного человека в своём тылу иметь просто невозможно.
   - А без надёжных тылов воевать нельзя, - почти повторил мою мысль Альтон Роско.
   За подобными разговорами проходила дорога. Она заняла больше месяца, хотя от Старшего перевала к столице мы ехали не больше двух недель. Интересно, предпримет ли барон Теган ещё некую подлость против меня, или нет? Могу поставить свой пистоль против распоследнего самострела доимперских времён, что - нет. Кем я был, когда ехал в ту сторону - стражем, бывшим раубриттером, а теперь, кто я - участник конного состязания королевского турнира, едва ли не друг самого короля, едущий с ним стремя в стремя. Теперь стоит мне слово сказать его величеству - и уже барон Теган отправится в яму, хотя бы за препятствование послам или ещё за какой иной грех.
   В общем, Теган мы миновали без происшествий. Я не стал намеренно провоцировать барона, красуясь перед ним на торжественной церемонии вхождения королевского войска в город. Наоборот, предпочёл скрыться за спинами всяких там эрлов с баронами, чтобы не попадаться лишний раз Тегану на глаза. А то ведь не добравшись до меня, так сказать, официальным путём, он может вполне и убийц подослать. Не то чтобы я этого сильно боялся или за жизнь свою трясся, однако не хочется постоянно проверять еду на привкус яда, а в каждом человеке видеть потенциального убийцу. После истории с деревнями сектантов у всех нас природная паранойя, присущая всем стражам, выросла в несколько раз, не хотелось наслаивать на неё ещё одну. Можно же и совсем с ума рехнуться.
   Спустя неделю армия подошла к Старшему перевалу. Конечно, закономерно, что через горы армия движется медленней, чем по равнине, однако никогда бы не подумал, что настолько. По всем правилам военной науки на ту сторону сначала перешло передовое охранение. В его составе была и та самая турма лёгкой конной разведки, о которой столь подробно поведал нам эрл Уолдер. За ней последовали несколько рот копейщиков и алебардиров, а также сапёры, которые должны были возвести временные укрепления, ибо армия будет переходить через горы не один день.
   Когда передовое охранение закрепилось и турмы лёгкой кавалерии разъехались по сторонам света, искать возможного врага, к нам прислали вестового, и гвардия во главе с самим королём направилось к перевалу. Естественно, мы, стражи, ехали с ним. Перевал миновали легко, он не закрывался и в самые лютые зимы - ещё одна особенность Бегучих гор - и в тот же день вошли в большой лагерь, разбитый сапёрами. Но весь тот день, до самого заката, с перевала шагали и ехали верхом королевские гвардейцы. Цвет рыцарства.
   И почти всю следующую неделю в лагерь вливались всё новые и новые войска. Армия неуклонно росла, с той стороны Бегучих гор к ней присоединялись дружины вольных баронов Загорья. Каждый, похоже, мечтал поучаствовать в этом походе. Одни, действительно, опасались угрозы со стороны нежити, других же привлекали легенды о несметных сокровищах личей, которые те нажили за долгие годы своей не-жизни. Не знаю, есть ли в самом деле это золото, личи - не драконы, но большая часть их когда-то были людьми, а значит в той или иной мере подвержены жажде стяжательства благ земных. Дон Кристобаль подтверждал только один миф о личе, действительно, забившем все подвалы своей твердыни золотом и драгоценными камнями. Он был при жизни казначеем в гномьем королевстве, а потому и после гибели окружил себя богатством. Его крепость заняли после очередного переноса границы на запад, пустив сокровища покойного дважды казначея в оборот через доверенных лиц по ту сторону гор. Больше такой удачи наш командор припомнить не мог или же просто не хотел рассказывать.
   Дружины вольных баронов разительно отличались от королевских войск. Как правило, сам барон с ближними стольниками ехали верхом, и были облачены в добротные доспехи. А вот гемайны их таковыми похвастаться отнюдь не могли. Они были облачены, как правило, в длинные кольчуги и бригантины, но были и ребята в тегиляях, а то и просто вамсах или порпуанах с кое-как наклёпанными на них пластинами от кирас или нашитыми полотнами колец. Вооружены такие гемайны были, в основном, копьями и в лучшем случае деревянными щитами. В общем, таких только против зомби выставлять, любая нежить посильней не оставит от них и мокрого места в считанные минуты. Приятно удивил только барон д'Артуа со своими Чёрными рейтарами. Он гордо гарцевал во главе большого отряда рейтар, закованных в угольно-чёрные доспехи, пусть и несколько устаревшие, но, главное, добротные. Сам барон мог похвастаться белой бронёй, ничуть не хуже герцогской, столь же мрачного цвета, как и у остальных его людей. На нагруднике лат была вычеканена голова вепря с оскаленными клыками.
   - Вот кем мог бы ты стать, Галеас, - усмехнулся эрл Югон, указывая мне на барона д'Артуа. - Он тоже в молодости начинал раубриттером, Чёрные рейтары были его бандой. Он сумел захватить баронство д'Артуа, вырезав всех мужчин в замке, а после "взял в жёны" одну из дочерей барона, сделавшись, таким образом, хозяином.
   - Я брал их всех, - скабрёзным тоном заявил барон д'Артуа, который, как оказалось, отлично слышал нас, - одну за другой, а тех, кто не соглашался разделить со мной не только ложе, но и жизнь, отдавал своим рейтарам. - Он рассмеялся и добавил: - Так что моя жена оказалась самой умной из баронских дочерей.
   Хлопнув себя латной перчаткой по груди, д'Артуа кольнул бока своего коня шпорами.
   - Мерзавец, - охарактеризовал его эрл Югон, - но вояка отменный.
   - От подобных ему вояк всегда стоит ждать удара в спину. - Мне нестерпимо хотелось сплюнуть под ноги, такое ощущение гадливости возникло во рту от одного самодовольного вида этого д'Артуа. Удержало только уважение к пожилому эрлу, стоявшему рядом, неприлично всё же плеваться, даже когда очень хочется, по крайней мере, так говорили мне остатки моего рыцарского воспитания.
   - Только не д'Артуа, - покачал головой эрл. - Если бы речь шла об обыкновенной войне, ещё может быть, и то вряд ли, разве что сговорился бы с самого начала или дела его стороны были совсем уж плохи. Но тут, он ведь за мифами о золоте ваших личей пошёл, для него победа в войне - прямой профит, так что только победа нужна д'Артуа и только победа.
   - Вот ваши слова о сговоре меня и беспокоят больше в первую очередь, - сказал я. - Личи вполне могли посулить ему золота.
   - Д'Артуа отнюдь не дурак, - снова возразил мне эрл Югон, - а земли его лежат слишком близко от перевалов. Никакое золото не спасёт его от вторжения армии нежити.
   Прошло ещё около недели, пока войско собиралось по эту сторону Бегучих гор. А после армия снова растянулась длинной змеёй и двинулась к Солнечному перевалу. Дорог у нас, на границе, даже около городов не водилось, потому продвижение армии снова замедлилось. Конечно, не так сильно, как когда шли через горы, однако всё же весьма существенно. Поначалу она казались некой рекой солдат и повозок, вытекающей из огромного озера - лагеря. Озеро это мелело с каждым днём, вода уходила из него, растягиваясь по просёлкам, заменяющим у нас тракты.
   - Город Встреч обойдём стороной, - сообщил обер-канцлер королю, - нечего там делать. И без того армия едва плетётся, а так - и вовсе встанет на несколько дней.
   - Да уж, - вздохнул Пелиам Теренес, - если будем плестись в том же темпе и дальше, то на войну опоздаем.
   - А может она нас нагонит, - заметил барон Корбрей, командующий полком тяжёлой кавалерии. - Вон уже на горизонте дымы видны. - Он указал железной перчаткой на северо-запад, где удивительно чистое для начала весны небо пятнали столбы жирного дыма. Такие поднимаются над горящими деревнями.
   - Это наши жгут, - мрачно сказал я, за что удостоился тяжёлого взгляда от Альтона Роско.
   - Кого? - удивился король.
   - Да уж есть кого, - сказал я столь же невесёлым тоном. - Как оказалось по дороге к вам, в нашем тылу не всё ладно, далеко не всё.
   - Что это значит, Галеас? - тут же насторожился эрл Югон, который, похоже, был совсем не так прост, как хотел показаться.
   - Отвечайте уж, капитан, - махнул мне - или уже на меня - рукой Альтон Роско. - В конце концов, наши союзники должны знать почти всё. Но о вашем поступке я доложу магистру.
   - Хорошо, докладывайте, обер-канцлер, - кивнул я. - А насчёт дымов, на которые обратил внимание господин барон, это, скорее всего, сожжённые моими товарищами деревни сектантов. Они поклоняются нежити, ища у неё вечной жизни, основным символом их является проклятая свастика - изломанный крест. Их сеть активизировалась непосредственно перед войной, а потому её смогли раскрыть, и наши карательные команды теперь уничтожают сектантов.
   - И что же, - поинтересовался король, живо заинтересовавшийся этой проблемой, - ситуация настолько скверная?
   - Именно поэтому мы и не поехали к городу Встреч, - мрачно заметил обер-канцлер, - там дошло до уличных боёв. Тёмный ковен найден был настолько большой и охвативший город настолько сильно, что из Западного, где всё более-менее нормально, вызвали отряд стражей из тамошнего гарнизона. Согласно последним докладам, что мне сообщили, большая часть сектантов уничтожена, подавляются отдельные очаги сопротивления.
   - А я считал, что в тылу у стражей всегда всё должно быть хорошо, - покачал головой барон Корбрей. - Уж это-то вы должны себе обеспечивать, раз ведёте постоянную войну.
   - В таком случае мы не допустили бы Времён Раздора, - невесело усмехнулся обер-канцлер.
   По пути к Солнечному перевалу армия миновала несколько сожжённых деревень. Они действовали на солдат угнетающе. Ведь совсем невесело шагать мимо сгоревших остовов домов и рядов кольев, с насаженными на них сектантами, на лбу у каждого из них вырезана свастика. Наши каратели хорошо работали над устрашением местного населения, глядя на этакие "украшения" многим совсем расхочется вступать в ряды сектантов. В общем, моральный дух армии неуклонно падал - слишком долгая дорога, слишком далёкая война, слишком непонятный враг. И что с ним станет после первого сражения с нежитью, неизвестно. Ведь победа на нею дастся ценой многих жертв и будет сильно отличаться от тех, что знакомы этим солдатам и рыцарям. Не будет трофеев и знамён поверженных полков, кидаемых к ногам короля и генералов, а будет уборка. Самая банальная уборка трупов, каковая происходит после каждого серьёзного боя с нежитью. Тела стражей увозят в крепости, а нежить сваливают в курганы и сжигают. Конечно, однажды поднятого - нельзя поднять снова, однако рисковать лишний раз никто не хочет. К тому же, сжигать придётся и убитых солдат и рыцарей, даже самых знатных, что также вряд ли понравится им.
   С такими настроениями армия подошла-таки к крепостям. Сапёры снова разбили громадный лагерь практически точно между Первой и Второй. Загодя магистру Дункану и командору Кристобалю были отправлены Воздушные письма и для верности Подземные посылки, так что ждать делегации от наших командиров долго не пришлось.
   Уже на третий день с юго-запада прибыла кавалькада блистательных рыцарей Гарнизона Первой крепости во главе с самим магистром. Дункан впечатлял, как всегда. Белоснежные доспехи с вычеканенным на кирасе символом стражи, плащ цвета ни разу не виданной мною слоновой кости и, по контрасту, вороной конь. Как обычно, никакого шлема и двуручный меч в ножнах за спиной. Остальные рыцари мало уступали ему. Да уж, наш магистр умел поразить, когда хотел.
   Эффектным движением он спрыгнул с коня и отвесил короткий поклон королю, звучно хлопнув латной перчаткой по кирасе на груди.
   - Ваше величество, - обратился он к Пелиаму, - я рад приветствовать вас на земле, вверенной моей заботе.
   - А я, в свою очередь, - ответил король, - рад приветствовать столь прославленного стража, помнящего ещё имперские времена.
   - Вы привели в мои земли большое войско, - сказал магистр Дункан, - и оно, клянусь своим мечом, нам сейчас весьма кстати. Армия нежити собирается у Солнечного перевала, они в любой момент могут атаковать наши крепости.
   - И почему же не делают этого? - поинтересовался эрл Югон.
   - Всё ещё собирают силы для удара, - не чинясь, ответил Дункан, - видимо, в их планы входит не только осада наших крепостей, но и продвижение вглубь территории, а для этого нужны более чем внушительные силы.
   - И с ними нам придётся схватиться, - утвердительно произнёс король Пелиам, глаза его при этом горели азартом. Было очень хорошо видно, что он получает ни с чем не сравнимое удовольствие от предвкушения войны. - Это будет непросто, но, как я понял, мы должны разбить их.
   - Это цель любой баталии, - позволил себе усмехнуться непритязательной шутке его величества магистр Дункан, - однако враг дал нам в руки серьёзный козырь, расположившись на единственной равнине близ Солнечного перевала.
   - Я заметил, что тут у вас местность, в основном, лесистая, - заметил король Пелиам, - и уже начал задумываться, а не ошибкой ли было брать с собой кавалерию. Ей тут негде будет развернуться.
   - Равнина, на которой расположилась нежить, - заверил его магистр Дункан, - просто создана для кавалерийских атак. Местность там ровная, как стол. Одна только неприятность, нежить занимает единственную возвышенность - большой холм, начало отрогов Бегучий гор.
   - Эта неприятность не особенно велика, - отмахнулся король, - не будет же нежить всё время сидеть на этом холме. Ведь это они пришли воевать вас, а не вы - их.
   Этот импровизированный военный совет полностью заменил совет настоящий. Зря ждал короля и магистра, и присоединившегося к ним на следующий день командора Кристобаля, большой шатёр с затейливой картой, привезённой из столицы. Наш командор прибыл не столь эффектно, как магистр, но оно и понятно. Бывший клирик, хоть и достаточно высокого ранга, привык всегда находиться как бы несколько в тени. Он тоже приехал верхом в сопровождении крылатых гусар панцирной хоругви, сверкавших доспехами, поражавших пятнистыми леопардовыми шкурами и знаменитыми на все крепости крыльями за спиной.
   Дон Кристобаль спрыгнул с коня и, вместо того, чтобы направиться в палатку, занимаемую королём или магистром, подошёл ко мне.
   - Я рад видеть тебя живым, сэр Галеас, - хлопнул меня по плечу командор. - Мне уже доложили, что с тобой успели приключиться несколько недоразумений по дороге и в самой столице. За отличное участие в турнире, да ещё и в столь престижной дисциплине, спасибо, а вот язык тебе стоило держать за зубами. Всю информацию о границе должен был сообщать королю обер-канцлер. Это одна из его обязанностей, между прочим, из главных.
   - Вы насчёт карателей, - смутился я. - Да не знаю, как-то само вырвалось, когда барон на дымы указал, а после - обер-канцлер уже не особенно возражал против моих объяснений. Собственно, насчёт города Встреч и уличных боёв я, вообще, от него узнал.
   Командор кивнул пару раз и направился в палатку магистра. Я же привычно свернул к той, что занимали мы, офицеры стражи. Однако не успел я сделать и пары шагов, как дон Кристобаль окликнул меня:
   - Сэр Галеас, ты привёл в Первую моего личного врага, - сказал он. - Форскрита-некроманта, и теперь только прямой приказ магистра не даёт мне прикончить его.
   Я молчал, стоя к нему вполоборота.
   - Хотел сказать тебе спасибо за это, - продолжил дон Кристобаль и, как ни в чём не бывало, пошёл дальше.
   Поёжившись от этих его слов, я быстрее зашагал к нашей палатке.
   Армия выступила на следующий день после прибытия нашего командора. И снова, как будто длинная река потекла из озера - солдаты шагали к перевалу. Тянулись кажущиеся бесконечными колонны пехоты, над ними пляшут на лёгком весеннем ветру полковые знамёна, колышутся железным лесом наконечники копий, широкие лезвия алебард, жала пик, шагают лучники в кожаных куртках и чепцах, арбалетчики в железных капалинах. Их обгоняет лёгкая кавалерия, места ей на наших дорогах маловато, так что пехоте часто приходится останавливаться, чтобы пропустить всадников. Тяжёлая же рыцарская конница занимает непривычное ей место в тылу, по дороге она движется немногим быстрее пехоты, боевых коней берегут для сражения, а принимать удар нежити, которая может подняться из любой канавы, лучше всё-таки пеших солдатам, нежели неповоротливым, закованным в броню рыцарям. Порвёт, к примеру, упырь или зомби горло коню, и что рыцарю делать? Как воевать? Вот потому и шагает впереди пехота, всегда готовая изрубить врага алебардами, поднять на пики, проткнуть копьями. Хотя, честно сказать, лучше алебарды никакое оружие против нежити не годится - зомби можно тыкать сколько угодно, а упадёт он только основательно нашинкованный.
   Весть о том, что армия герцога Лотензака перешла Бегучие горы, нагнала нас на полпути к перевалу. Её принёс гонец на взмыленной лошади, покрытый грязью по самые уши, так что разглядеть его мундир было просто невозможно. Он спрыгнул с коня и широким шагом бывалого кавалериста, много времени проведшего в седле, направился к палатке под королевским штандартом. Ему кричали, спрашивали - что за вести он привёз, однако гонец отмахивался ото всех. Это могло значить лишь, что ничего хорошего он не принёс от Лотензака. В королевском шатре гонец пробыл достаточно долго, и уже спустя четверть часа по лагерю распространился слух - ларанцы не пришли на соединение с герцогом. Лотензак впустую прождал их у Штальфорта, а когда сам приехал в крепость и потребовал объяснений, комендант сообщил ему, что дюк Монфор опаздывает из-за неких явно надуманных по мнению Лотензака причин. Но главное, когда прибудет дюк неизвестно, а потому герцог принял решение выдвигаться к перевалам самостоятельно.
   Герцога лишь на несколько дней опередила новая весть. Она прибыла не с гонцом, а Воздушным письмом, причём несколько раз продублированным. В письме этом дюк Монфор сообщал нам, что задерживается на несколько дней из-за некомпетентности его тыловиков.
   - А я всегда говорил, что ларанцам верить нельзя! - решительно заявил барон Корбрей.
   - Теперь нам придётся воевать с нежитью одним, - развёл руками эрл Денер, ровесник Югона и ярый ненавистник Ларанской империи. - Если мы разобьём нежить в этом бою без их помощи, то ларанцы придут пожинать лавры и добивать последних врагов. А - не дай боги! - проиграем, отступят к Штальфорту, чтобы укрепиться на своей границе. В общем, - подвёл он неутешительный итог, - ваше величество, мы остались одни.
   - Не одни, эрл, - тут же возразил ему наш магистр, - вы забыли о нас, стражах границы.
   - Сколько вас, стражей? - отмахнулся от его слов эрл Денер. - Если бы вы могли управиться с нежитью без нашей помощи, не стали бы обращаться за нею, - вполне разумно добавил он.
   - На самом деле, это его величество король Пелиам предложил нам свою помощь, - вполне резонно возразил ему магистр, - в обмен на освоение земель у нас в тылу. Однако, кривить душой не стану, помощь ваша нам будет весьма кстати и отказываться от неё никто не собирается. Равно как и от помощи Ларанской империи, и Аквитанского герцогства, и ещё более дальних земель, откуда мои посланцы либо вернулись ни с чем, либо не вернулись вовсе.
   - И каждому вы, магистр, обещали земли у себя в тылу? - поинтересовался эрл Югон.
   - Нет, конечно, - покачал головой магистр. - Ларанской империи земли без надобности, ей свои обживать и обживать, но вторжение нежити в её пределы совсем не пойдёт на пользу государству. Это понимают в Ларане и потому отправили к нам на помощь две свои армии.
   - Которых пока ещё никто не видел, - вставил ехидное слово эрл Денер.
   - А чем же вы прельстили аквитанцев? - спросил у магистра король.
   - Им нужен только вызов, - усмехнулся Дункан, - и они готовы едва ли не всем рыцарством сорваться в поход, бить нежить.
   - Да уж, в чём нельзя сомневаться, - как бы самому себе кивнул эрл Югон, - так это в искренности аквитанцев. Не будь они такими чертовски лихими наездниками и бойцами, их давно поглотила бы Ларанская империя или иное государство-сосед.
   - А раньше ведь пытались, - заметил барон Корбрей, - и Ларан, и Паравон, и Лангвиль, но все обломали зубы. Никогда понять не мог, как удалось пяти сотням рыцарей в их архаичных, даже по тем временам, доспехах, и двум тысячам ополченческой пехоты наголову разгромить ларанскую армию, превосходящую их вчетверо по численности при Расколотом топоре.
   - Это не такой уж сложный секрет, - ответил ему эрл Югон. - Аквитанцы в первые же минуты сражения разбили и опрокинули ларанских шевалье, а пехота, видя разгром своих предводителей, долго не продержалась. Потери ларанцев в той битве были не столь велики. Многих рыцарей захватили в плен, ряди выкупа, а гемайны бежали очень быстро, молясь всем богам, чтобы рассказы о том, что аквитанцы не рубят удирающих оказались правдой.
   - А у вас, на границе, есть аквитанцы? - живо заинтересовался король.
   - Ни одного, - честно ответил магистр, - хотя сэр Карадок из Четвёртой крепости и утверждает, что он по отцу аквитанец, однако веры ему мало. Он большой болтун и любитель хорошенько прихвастнуть. Не смотря на мрачноватую репутацию.
   - Боги и дьяволы! - воскликнул эрл Югон. - Неужели тот самый сэр Карадок, прозванный Рыцарем трактов, бесследно пропавший во время большой облавы на него и его дружину.
   - Он был для меня едва ли не кумиром, - усмехнулся я. - Именно из-за него я, можно сказать, и подался в раубриттеры.
   Наша армия замедлила продвижение, давая герцогским войскам догнать себя, чтобы соединиться в непосредственной близости от безымянной равнины, что близ Солнечного перевала. Не прошло и пары дней, как наше арьергардное охранение повстречалось с авангардом армии Лотензака. С высоты орлиного полёта наши две армии выглядели, наверное, единой громадной змеёй, тянущейся по дорогам. Где-то ощетинившись копьями и алебардами, где-то топорщась тяжёлыми шлемами кавалеристов, тянулось войско-змея меж столетних дубов, сжимающих дорогу в тесных объятиях своими ветвями. Кажется, вот сейчас сдвинутся вековечные гиганты, сомкнут лапы-ветви - и больше никто не узнает судьбы всех этих тысяч людей и сотен лошадей. Слыхал я подобные сказки в детстве от няньки.
   Но вот река солдат добралась до устья и начала изливаться на равнину. На этой равнине, где вскоре должно было разыграться одно из самых жестоких сражений с нежитью, стоит остановиться отдельно. Она, действительно, была почти идеально ровной, лишь ближе к отрогам гор поднимались холмы, сейчас занятые нежитью. Казалось, здесь проходит вполне реально зримая граница между нашим миром и миром Смерти. На холмах яблоку было негде упасть, так тесно стояли зомби, за их спинами возвышались столь же неподвижные рыцари - костяки чёрных и закованные в доспех по самые глаза кровавые. Они вытоптали почти всю растительность, какая только вылезла из-под отходящей от зимних морозов земли. А вот буквально в полусотне ярдов от них уже весело зеленела первая трава. Что совершенно не сочеталось со стоящей неподалёку армией разлагающихся тварей - зомби первых рядов частенько роняли себе под ноги куски гниющей плоти. И вся эта армада, едва ли не превосходящая всю нашу армию числом, замерла в полной неподвижности и зловещей тишине, готовая двинуться на нас по первой же команде личей.
  

Глава 12.

   Лионель д'Арси легко соскочил с подножки своей кареты-катафалка. Не смотря на то, что война с людьми вошла в активную фазу, он не изменил своему обычному костюму. Элегантный камзол, украшенный золотым шитьём, высокие сапоги с тиснением, белоснежный парик. Никаких, даже самых лёгких, доспехов и изящная шпажонка на поясе. Ну, прямо не зловещий лич, а богатый ларанский шевалье, если о лице забыть, конечно. Всё это жутко раздражало Гаштага, закованного в тяжёлый доспех с двуручным мечом поперёк седла. Теперь из-за этого "красавчика" Мёртвому герцогу придётся спешиться, чтобы разговаривать с ним на равных, а не сверху вниз, как бы ему не хотелось последнего. Но что больше всего злило герцога, так это тот факт, что придётся также наравне разговаривать и с выскочкой Герлахом фон Боком. Человечишка в своём серо-чёрном мундире соскочил с запяток кареты д'Арси.
   - Они строятся, - сказал Гаштаг Лионелю, легко спрыгивая с седла и цепляя свой громадный меч за спину. - Надо было нападать на них, когда они шли по лесу. Разбили бы прямо на марше.
   - Ерунда, - отмахнулся д'Арси. - Нам нужно не просто уничтожить врага, этого мало, слишком мало для нас. Нас четверо и армия наша настолько велика, что мы можем смести стражей за несколько дней.
   - Тогда что же нам мешает? - поинтересовался Мёртвый герцог, особенно выделив слово "нам".
   - Нам, - д'Арси взял тот же тон, - надо разгромить стражей и их союзников. Сражение должно стать во многом показательным, чтобы выжившие в нём бежали в земли за вторыми перевалами, разнося весть о ней. И вот когда мы перейдём горы и войдём в пределы бывшей империи, ужас побежит впереди нас, вместе с этими самыми беженцами и дезертирами. А для этого нам и нужна эта показательная победа.
   - Хитро придумано, - кивнул Гаштаг, - но больно уж сложно. И с перспективой, которой у нас может и не быть.
   - Нам нельзя жить единым днём, как Король умертвий, надо быть умнее его, - усмехнулся д'Арси, ещё более исказив своё и без того жуткое лицо. - Ведь это со стражами можно воевать сплошным нахрапом, а за перевалами нас ждёт война регулярная, правил которой мы толком не знаем. И чтобы эффективно воевать против всех тех корольков, фальшивых императоров да эрлов с герцогами, нужно для начала обрушить им на голову ушат ледяной воды ужаса, чтобы кое-кто сделался посговорчивей, а у других оружие от страха тряслось в руках.
   - Не слишком-то тебе помогли все твои стратагемы во время войны со стражами, - поддел его Гаштаг.
   - Зато их вполне хватило, чтобы разбить тебя, - отрезал д'Арси. - Но мы здесь не для того, чтобы вспоминать прошлые распри. Скоро земли нам хватит на всех, надо только разбить стражей. Остальные - не соперники нашим армиям. Ведь у всех этих королей и, смешно сказать, императоров их королевства и империи бывают и поменьше наших ленов.
   - Ты сам знаешь, что на землю всем нам плевать, - отмахнулся Мёртвый герцог. - Души и тела людей, сотен, тысяч, армии рабов! - Он с хрустом сжал кулак в латной перчатке.
   - До этого всего ещё долго, - осадил его д'Арси, - сейчас надо сосредоточиться на нынешнем дне, - как-то не слишком последовательно заявил лич. - Битва начнётся завтра, а у нас ещё нет толкового плана баталии.
   - К чёрту планы, - отмахнулся Гаштаг, - на кой чёрт нам сдались все эти планы. Ввяжемся в битву, а уж там разберёмся. Я большую часть своей первой жизни провёл на войне и скажу тебе, что ещё ни одно сражение не пошло по плану. Единственное, что я могу сказать наверняка, так это, что даже моим кровавым рыцарям придётся сражаться пешими, а труповозки вполне могут застрять в грязи.
   - Ты уже озаботился узнать погоду назавтра? - удивился д'Арси, ещё не сделавший этого. Он не ожидал от Мёртвого герцога подобной предусмотрительности.
   - Сразу после полудня, - ответил тот. Послеполуденные заклинания предсказания погоды были самыми точными. - Дождь пойдёт сегодня вечером, а завтра он перейдёт в настоящий ливень. Так что под ногами у нас будет настоящее месиво. Твоих кровавых рыцарей оставим в резерве, они и в седле не слишком хороши, а уж пешими и подавно. - Д'Арси без слова проглотил эти слова, потому что слишком уж живы были воспоминания о недавней войне, где кровавые рыцари Гаштага буквально смели остатки его собственного рыцарства, а ведь лич свято верил, что с войны вернулись лучшие из лучших. - Зато труповозок нам надо побольше, они окончательно потеряют мобильность, и придётся брать числом и мощностью колдовства.
   - Я выведу все труповозки на поле, - кивнул д'Арси, - так что зомби у нас запляшут джигу.
   Мёртвый герцог рассмеялся, уперев руки в бока, позванивая сочленениями тяжёлых лат.
   - Поглядим, как запляшут наши мертвяки завтра! - отсмеявшись, сказал он.
  
   От Первой и Второй крепостей прибыли отряды тяжёлой пехоты и обе хоругви тяжёлой кавалерии. В самих замках остались только Гарнизоны. Так что я с радостью увидел чёрные одежды наших моряков, во главе колонны их шагали капитан Ларсен и Израель Толфс. Рядом звенели доспехами тяжёлые пехотинцы, а их полковник Грим Гренадер казался небольшим бастионом на коротких толстых ногах, настолько сильно он был закован в сталь. Высокий плюмаж его шлема болтался где-то на уровне груди рослых солдат из первых рядов колонны. Пришла и Карательная центурия бывшего облавного из своры Золтана, лейтенанта Балина, на голове его красовался щёгольский синий берет с пером. Шагали и команды разведчиков, вроде моей бывшей, казавшиеся разномастным ополчением в своих кожаных куртках, укреплённых металлическими пластинами и лёгких кольчугах, на фоне закованных в одинаковые доспехи пехотинцев и карателей.
   - Капитан! - вскричал лейтенант Деребен, налетая на меня, словно вихрь. - Ты живой! Вернулся-таки, капитан!
   - Как видишь, - усмехнулся я, стоически терпя все хлопки по плечам и крепкие объятья парней из бывшего моего отряда. - Ничего, ещё повоюем!
   - А говорят, ты, капитан, у нас большой шишкой стал, - заметил Шольц. - С Гарнизоном Первой на короткой ноге, да что там, с королями да герцогами запросто!
   - Есть немного, - усмехнулся я. - Но только Илья из Четвёртой куда ближе знаком с королём Пелиамом. Он с ним на турнире бился, и почти победил.
   Илья и Марсель оставались с нами. До их крепостей, к которым без сомнения также подступила нежить, путь был неблизкий к тому же ещё и весьма опасный, и потому было решено оставить обоих стражей в нашей армии. Лишние мечи всегда пригодятся, так сказать, лишним не будут. Илья влился в стройные ряды тяжёлой пехоты, где всегда найдётся место хорошему бойцу. Марсель же растворился в разномастной толпе разведчиков. Я пару раз видел его, но он был слишком занят трёпом или игрой в кости с другими разведчиками, а потому решил не отвлекать его.
   Наша армия медленно занимала свои позиции, строясь напротив неподвижной армады нежити. Костяк и центр составляла королевская гвардия Теренсии и тяжёлая пехота обеих крепостей. Фланги занимали полки регулярной пехоты, подкреплённые стражами-разведчиками.
   - Вы вступите в бой, - объяснял нам план сражения эрл Денер, в этом бою командовавший флангами армии, - в том случае если, а вернее, когда, - криво усмехнулся он, - нежить прорвёт плотное построение наших баталий. Копейщики и алебардиры со своим громоздким оружием станут лёгкой добычей для всех этих зомби с упырями, если правда то, что мне о них рассказали. Вместе с рондашьерами вы внедритесь в ряды наших воинов и выбьете из них нежить, давая возможность копейщикам и алебардирам перестроиться и подготовиться к новой атаке врага.
   - Для подстраховки, - сказал капитан Дезмонд, командующий метателями нашего фланга, - на флангах будут установлены пять полевых пулеметателей и два тяжёлых.
   - А на какое количество химер мы можем рассчитывать? - поинтересовался эрл Денер. Ему были очень интересны химеры, боевые твари, которых привезли из крепостей в громадных крытых фурах.
   - Большая часть их будет стоять в центре, - объяснил Киран, химеролог из нашей, Второй, крепости, - но и флангам перепадёт кое-что. В основном псообразы, около сотни, их выпустим, как только нежить пойдёт в атаку. Также меж ними отправим и кое-кого посильнее, не буду утомлять вас подробностями, но если бы нежить могла удивляться, она будет сильно удивлена, когда её станут рвать варрены и растворять кислотники.
   Я плохо знал мастера-химеролога, однако определённая доля самолюбования и увлечения собственными успехами у него присутствовала. Из его слов можно было сделать вывод, что это он придумал направить более сильных химер между псообразами для достижения больше эффекта, хотя приём этот применялся в войнах с нежитью едва ли не с первых дней образования химерологических лабораторий.
   - А всё же, мастер Киран, - заметил эрл Денер, - будут ли у нас более мощные химеры, кроме этих ваших псов образов и варанов.
   - Псообразов и варренов, - наставительным тоном поправил его Киран. - Нет, никого сильней кислотников и огневиков на флангах не будет. Только в центре выставят два десятка каламари и льванов.
   - Маловато, - покачал головой, явно задетый тоном мастера эрл, - я считал, что их будет больше. И не только химер, но и элементалей, големов и приручённых зверей.
   - Лет сто назад так оно и было бы, - вздохнул полковник Барристер, назначенный командиром над отрядами стражей-разведчиков, - но теперь нам едва хватает големов, чтобы обслуживать тяжёлые орудия на стенах крепостей. Химер с элементалями приберегли для обороны крепостей. А друидов, что приручают зверей, осталось только двое на все крепости и они не могут собрать достаточно хищников даже для обороны.
   - Скверно, весьма скверно, - покачал головой эрл Денер, - ну да придётся воевать тем, что есть.
   С вечера зарядил мелкий и противный дождик. Как будто не ранняя весна на дворе, а осень. Он превратил землю у нас под ногами из весёлого зелёного ковра в тёмное месиво. Грязь липла к ногам, образуя здоровенные шматы, так что через десяток шагов казалось, что на ногах у тебя рабские колодки. К ночи дождь усилился, влага пропитала палатки и тенты возов, то и дело на голову падали тяжёлые холодные капли, ледяными змейками соскальзывающие по спине, заставляя ёжиться. Но было в этом кое-что хорошее. Вода окончательно размыла землю под ногами в жидкую грязь и та больше не липла к ногам, зато теперь поскользнуться на ней было довольно просто. И многие дворяне и простые солдаты щеголяли пятнами на лице и одежде.
   К утру дождь перешёл в настоящий ливень. Когда по лагерю затрубили рога и горны, казалось, что ещё стоит глубокая ночь. Тучи затянули небо, и ни единого лучика солнца не падало на нас. Мы выбирались из палаток, глядя на стоящую в полумиле от нас армаду нежити, строились согласно оглашённому вчера плану, готовясь принять на себя удар врага. Я, по идее, должен бы встать вместе с Карательной центурией Балина, которой формально всё ещё командовал, однако предпочёл занять место меж разведчиками, на правом фланге, вместе со своим бывшим отрядом. Я знал этих людей, не раз мы плечом к плечу дрались в врагом, да и не стоило смущать лейтенанта Балина, который не так чтобы очень давно принял под командование центурию.
   Здесь же, на правом фланге, стояли бойцы Экипажа в чёрных кольчугах и открытых шлемах воронёной стали, даже мечи и топоры их были того же, невесёлого цвета.
   - Сэр Галеас, - обратился ко мне Израель Толфс, который предпочёл кольчуге лёгкую бригантину, а шлему - свою обычную высокую шляпу, - я рад, что мы сражаемся плечом к плечу.
   - Взаимно, кавторанг, - отсалютовал я ему мечом.
  
   Лионель д'Арси скрыл свои фальшивые волосы под широкополой шляпой. Он сидел в кресле на крыше своей кареты-катафалка, так что даже возвышался над Гаштагом, что раздражало Мёртвого герцога. Его с самого утра раздражало всё - и ливень, шедший с полночи, и торчащий на козлах фон Бок, надвинувший на глаза свой фуражку с черепом, и топчущиеся кругом зомби, и дым из проклятых кадильниц десятков труповозок, и колокольный звон, несшийся над ордами нежити. В общем, всё. Особенно же раздражало Гаштага то, что он считал, что давно изжил в себе все глупые чувства, а теперь оказывалось - это не так.
   - Они строятся, - буркнул Мёртвый герцог, - пора атаковать.
   - Погоди ещё минуту, Гаштаг, - ответил ему д'Арси. - Сейчас наши колдуны закончат одно заклинание - и можно трубить атаку.
   Что за заклятье Мёртвый герцог знал. Он сам отрядил нескольких некромантов послабее для сотворения его, тут нужна была не сила и даже не умение, а просто число колдунов. Творили они простенькое заклятье тумана, которое должно было затянуть непроглядным маревом всё поле боя.
   Первые плети его уже змеились под копытами гаштагова злобного коня-кошмара. Тот нервничал, чувствуя раздражение всадника, рыл неподкованной ногой грязь, злобно фыркал и грыз удила. Ему, как и Мёртвому герцогу, хотелось рвануть с места в карьер, врубиться в гущу врагов, рвать их клыками, которым не помеха и самый строгий повод, топтать копытами, на которых растут когти, кривые, словно кинжалы.
   Туман медленно затягивал орды нежити, потянул длинные плети к выстроенному ровными квадратами полков и легионов людскому войску. И вслед за туманом вперёд двинулась и армада нежити. Личам не требовались барабаны и горны, чтобы управлять своей армией, им достаточно было отдать мысленный приказ - и вся толпа жутких созданий двинулась в атаку.
   И в середине этой несметной толпы ехал верхом на кошмаре Гаштаг Мёртвый герцог и катился катафалк с установленным на крыше креслом Лионеля д'Арси, правил которым Герлах фон Бок.
  
   Они шли на нас вместе с колдовским туманом. По головам и плечам секли тугие плети ливня. И ни единого лучика солнца. Под ногами грязь, впереди нежить, что может быть лучше. В такую погоду плохо сражаться и ещё хуже - умирать. Совершенно не хотелось валяться в этой жидкой грязи, которую вскоре круто замесят на крови тысячи ног и лап.
   Армада нежити медленно приближалась, казалось, совершенно бесшумно. Нет, конечно, её сопровождали обычные звуки, сопутствующие любой армии. Скрип уродливых телег-труповозок, распространяющих проклятый фимиам скверны, чавканье шагов тысяч ног, фырканье кошмаров кровавых рыцарей, оставшихся в резерве. И всё же, вместе с тем, казалось, что движется вся эта армада без единого звука. Потому что не били барабаны и не пели горны, без которых не обходится ни одна армия вот уже почти пять сотен лет, не раздавались команды рыцарей и вахмистров, солдаты не оглашали округу криками и проклятьями. Вот почему армада нежити казалась совершенно бесшумной. И это пугало гораздо больше, нежели отвратительный вид этих тварей.
   - Алебарды товьсь! - раздались команды в нашем строю.
   Первые ряды перехватили своё оружие, удерживая его параллельно земле на уровне груди, вторые подняли их над головой, выставив острия вперёд, образуя стену из стальных наконечников. Глубина построения была шесть рядов, и, по идее, третий и четвёртый ряды должны быть вооружёны длинными пиками для отражения атаки конницы врага. Однако такое оружие было полностью бесполезно в войне против нежити - можно гроздь зомби насадить на узкое жало пики или копья, и все они будут лезть вперёд прямо по древку, чтобы добраться до твоего горла. Вот потому и стояли бывшие удильщики, они же ретиарии, с алебардами, готовясь заменить павших товарищей. А уже за спинами этих шести рядов стояли мы, разведчики-стражи и рондашьеры. Мрачные ребята, все, как один, с длинными вислыми усами, одетые в кирасы с наплечниками и капалины, вооружённые длинными мечами и круглыми стальными щитами - рондашами.
   Когда пламя взвилось над труповозками, не заметил никто. Колокола на них забили громче, оглашая поле похоронным звоном, во тьме этого жуткого дня заметалось пламя. Мы все как будто угодили в преисподнюю, о которой рассказывал как-то Израель Толфс, а нежить обратилась в сонмище окровавленных демонов. И они уже не шагали, они бросились на нас бегом. Меж зомби первых рядов можно было уже разглядеть сгорбленные фигуры упырей, они неслись на четырёх концах, и подвывание их сливалось в некую жуткую песню. Упыри и вурдалаки опережали хоть и бегущих, но довольно медлительных зомби и скелетов, печатающих строевой шаг.
   - Лучники! - пронеслась команда.
   И тысячи человек опустили наложенные на тетиву стрелы, обмотанные промасленной паклей, в большие жаровни, где с помощью магии поддерживали яркое пламя, не гаснущее даже под столь сильным дождём. Они подняли луки, натянули тетивы, замерли в ожидании второго приказа.
   - Огонь!
   И тысячи стрел разом взмывают в небо падучими звёздами, кометами с длинными дымными хвостами. Я читал о них как-то, кажется, сидя на гауптвахте или слышал от кого-то, точно не помню. Однако образ яркой звезды с длинным хвостом врезался мне в память. Вот сейчас тысячи таких хвостатых звёзд обрушились на армаду нежити. Они пронзали зомби, поджигая их разлагающуюся плоть, пришпиливали к земле упырей с вурдалаками, и только скелетам не приносили никакого вреда, застревая меж рёбер или вонзаясь в деревянные щиты.
   - Ещё залп!
   Стрелы взвиваются снова, освещая поле боя. За ним следует третий и четвёртый залпы. Великое множество зомби пало от этих стрел, тысячи и тысячи упырей с вурдалаками остались лежать, пронзённые горящими наконечниками, однако армада двигалась через них. Упершие твари не ведали жалости, они попирали павших ногами, не подавали руки споткнувшимся или тем, в кого угодила стрела. А упавшие часто поднимались, не смотря на то, что их толкали напирающие сзади товарищи. Они вставали и шли дальше, потому что их подталкивала в спину магия смерти, а впереди ждала плоть и кровь живых, до которой мёртвые так охочи.
   - Пускай химер! - скомандовал мастер Киран.
   Его помощники открыли клетки, установленные меж ровными квадратами центурий. Натасканные на нежить псообразы, варрены, кислотники и огневики залились воем, перекрывшим даже упыриный, и бросились вперёд. Они сцепились первым делом именно с упырями и вурдалаками. Началась форменная свалка, замедлившая продвижение армады. Ведь даже мёртвому тяжело шагать, когда у тебя под ногами катаются твари, некоторые из них так и норовят вцепиться в вцепиться голень, оторвать конечность целиком, полить кислотой или пыхнуть жарким пламенем, которому не помеха проливной дождь. И эту толпу, затоптавшуюся на месте, лучники посылали одну горящую стрелу за другой.
  
   - Проклятье! - хлопнул Гаштаг себя кулаком по бедру латной перчаткой. - Д'Арси, они топчутся на месте и их расстреливают! Твои труповозки не справляются!
   - Не всё сразу, Гаштаг, - ответил ему Лионель д'Арси, - нельзя сразу давать максимальную нагрузку колоколам и кадильницам. Они просто не выдержат. А без них по такой погоде нам лучше сразу обратно за перевалы уходить.
   Первые ряды их армии сейчас более всего напоминали бурлящий котёл. Жидкая грязь кипела от кислоты и пламени, изрыгаемого химерами. Над ними вился чёрный дым, смешивающийся колдовским туманом, он, казалось, просто глотал зомби и упырей с вурдалаками из первых рядов. Однако всё быстрей метались языки колоколов на труповозках, всё сильней курились проклятые кадильницы. И с каждой минутой глаза зомби и скелетов наливались огнём, они быстрее шагали вперёд, поднимая над головой оружие. Вот уже уверенно идёт армия по дерущимся химерам с вурдалаками, перешагивают зомби и скелеты через сцепившиеся комки живой и мёртвой плоти. Вплотную подступают к стальной стене, образованной наконечниками алебард.
  
   Шагов за полста твари, миновав дерущихся под их ногами упырей и химер, перешли на бег. Они разогнались и врезались в первые ряды алебардиров. Зомби совершенно не смущали лезвия, впивающиеся в их гниющую плоть. Солдаты принялись за работу - алебарды взлетели и опустились на головы и плечи тварей. Топоры легко рубили гниющую плоть и кости тварей, раскалывали черепа, отсекали конечности. Это была уже не Давильня, здесь всё взаправду. Руки со скрюченными пальцами тянутся к телам. Ходячие мертвецы размахивают скверным оружием, они облачены в плохонькие доспехи или только части их, которые не спасали от тяжёлых лезвий алебард, их рубят в капусту, куски тел, часто даже ещё шевелящиеся, громоздятся под ногами алебардиров. Но часто, слишком часто поверх них валятся и солдаты. Иные зомби, забывая о врагах и сигналах колоколов с труповозок, кидались на них, стремясь добраться до свежей плоти, выщелучить кусочек из панциря доспехов. Солдаты пользовались такими моментами, рубя по тварей по спинам, ломая алебардами хребты.
   Лучники продолжали посылать горящие стрелы в толпы мертвецов. Уже не так твёрдо соблюдались залпы, некоторые уже палили вразнобой. Слабенькие маги огня, приставленные к жаровням, исправно поддерживали в них пламя. А вот колдуны посильнее творили куда более жуткую магию. Они не разменивались на молнии и огненные шары. Их заклятья были иногда весьма зрелищными, вроде пламенных бурь, окутывающих целые акры земли, вместе с покрывающими их тварями, или потоков ледяного воздуха, заставляющих кости скелетов трескаться и рассыпаться. Иногда же их было невозможно заметить. То замолкнут несколько колоколов на труповозках, то твари, правящие ими, роняют уродливые головы на грудь и вываливаются с козел, то лопаются проклятые кадильницы. И эти заклятья часто приносили куда больший ущерб врагу, нежели все пламенные бури и цепные молнии. Потому что от них страдали не только труповозки, но младшие личи и некроманты, направлявшие всю эту орду тварей. Колдуны врага отвечали им той же монетой. На головы нам сыпались молнии и огненные шары, купола серого праха защищали тварей, жуткий ветер нёс тучи праха, забивавшего нос и рот, из-за которого становилось невозможно дышать, люди кашляли, падали на колени, плевались чёрной слюной, многих рвало.
   Из-за этого в чётких построениях и тяжёлых центурий центра, и алебардирских полков фланга образовывались прорехи, в которые врезались подгоняемые колокольным звоном зомби. И если центральным центуриям было легче справляться с этим - солдаты задних рядов теснили их щитами, рубили короткими мечами, дробили булавами и шестопёрами; то бойцам с древковым оружием приходилось куда тяжелее. Тут алебардой не помашешь, а бросать своё оружие, конечно, нельзя. Вот тогда за дело и брались мы или рондашьеры. Алебардиры расступались, пропуская нас, и мы кидались грудью закрывать эти пробоины в теле построений.
   Я всегда бежал во главе своего бывшего отряда, вернее троих парней, Деребена, Глостера и Шольца. Снорри, как и всех гномов, забрали в отдельный хирд, выставленный в центре, где они своими секирами шинковали нежить, как говаривал мой бывший командир, в промышленных масштабах. Гимарта и Хаиме оставили в тылу, прикрывать огнём наше возможное отступление. Мастер Велит присоединился к товарищам по цеху, борющимся с личами и некромантами на магическом фронте.
   Так вчетвером мы сталкивались с тварями, работая двумя парами. Я с Деребеном и Шольц с Глостером. Это ничуть не походило на тот танец, что плясали мы в осквернённой церкви. Мы рубили бушующих тварей, опьяневших от запаха льющейся крови и близости столь желанной плоти жертв. А как только выбивали всех их, нас теснили в задние ряды алебардиры, спешащие занять свои места в построении и вступить в бой.
   Под ногами у нас трещали обломки древок, мы спотыкались об отрубленные конечности, пинали головы, в шлемах и без. Это был мой первый настоящий бой. До того я сражался либо в лихих налётах верхом или нападал из засады, а всё это бои скоротечные, не больше пары десятков минут. А тут настоящая пехотная баталия, в грязи, крови и мерзости. После каждого такого прорыва я возвращался в тыл и окидывал взглядом боевых товарищей. На целый ряд уменьшилось число алебардиров, многие рондашьеры и стражи щеголяли не слишком чистыми повязками и корпией. Мне и самому досталось дважды. Первый раз меч зомби зацепил голову, спас шлем, краем которого лоб и рассекло. Во второй - на плечи мне запрыгнул каким-то неправедным чудом уцелевший вурдалак. Он рванул когтями куртку и кольчугу у меня на плече, потянулся зубами к шее. Другой, менее привычный, человек на моём месте потерял бы сознание от жуткой вони. В лицо мне полетела отвратная слюна. Я попытался ухватить его левой рукой за голый загривок, но тот был слишком скользкий, не за что зацепиться. Когти и клыки тянулись к моему горлу, под тяжестью вурдалака я упал на колено. Поняв, что за загривок вражину не ухватить, я вцепился ему в глаза, дёрнул руку, оттягивая пасть от горла. Зубы клацали всё равно в опасной близости от защищённой лишь кольчугой плоти моей. Вурдалак дёргался, рвал когтями на ногах мой бок, раздирая куртку, скрежеща по стальным пластинам, укрепляющим её, и кольцам кольчуги. От этого мы с ним окончательно повалились наземь, практически под ноги остальным сражающимся. И тут вдруг какая-то сила оторвала от меня вурдалака, следом меня подняли на ноги и оттолкнули за спины. Всё, что я успел разглядеть, это гиганта-рондашьера, держащего тварь над головой. Он швырнул её под ноги, а подошёдшие алебардиры мигом превратили в неприглядное месиво.
   Врачи быстро осмотрели меня. Маг-лекарь проверил рану и вычистил из неё вурдалачий яд. После этого мы с товарищами кое-как подлатали мою кольчугу, подтянув её на плече и боку, где прошлись когти вурдалака, проволокой. С курткой же, прослужившей мне верой и правдой несколько лет пришлось расстаться, слишком мало от неё осталось после схватки с тварью. Я сбросил её, крепче перехватил поясом кольчугу и опёрся на меч, готовясь к новой схватке.
  
   - Зомби почти не осталось, - констатировал очевидный факт Мёртвый герцог.
   - Они своё дело сделали, - кивнул д'Арси. - Пора вводить в бой лучшую часть нашей армии.
   - Сделали, - усмехнулся Гаштаг. Он злился всё сильнее, конь яростнее рыл когтистым копытом грязь. - Сделали, говоришь, своё дело. Да они выбили едва ли одного солдата на десяток своих, а упырей и вовсе порвали химеры!
   - Как и они - химер, - отметил д'Арси, весьма гордившийся своими упырями и вурдалаками. - Но большего от зомби ожидать не приходится. Сейчас их окончательно добьют, и придёт пора более серьёзных воинов.
   - У людей остались сильные резервы, - скрежетнул зубами Гаштаг, - почти половина их армии ещё не вступала в бой.
   - И не вступит, - решительно заявил д'Арси. - Они покинут поле, как только мы двинем вперёд скелетов и кровавых рыцарей.
   - Предательство? - скривился Мёртвый герцог. - Ты без этого не можешь, верно, д'Арси.
   - Есть среди наших врагов и предатели, готовые на всё за моё золото, - не стал спорить предусмотрительный Лионель, - однако их слишком мало, чтобы победить. Нам поможет правда.
   - Кто? - не понял его Гаштаг. - Какая ещё правда?
   - Самая что ни на есть истинная правда, Гаштаг, - искривил лицо в жутком оскале улыбки д'Арси, - сказанная в своё время. Одно слово, сказанное в нужное время, может повернуть судьбу целых стран и наций, а, быть может, и всего мира.
   - Не понимаю я тебя, д'Арси, - покачал головой Мёртвый герцог, - но остаётся поверить тебе на слово. Посмотрим, что из этого выйдет.
   - Увидишь, герцог, - кивнул д'Арси. - Герлах, отправляй гонцов к нашим людям в лагере Лотензака.
   - Слушаюсь, - ответил штандартенфюрер, спрыгивая с козел.
   Гаштаг покачал головой, провожая его взглядом. Конь его продолжал рыть когтями землю.
  
   - Бьём мы их, гадов! - усмехнулся тот самый здоровяк-рондашьер, что сорвал с моего плеча вурдалака. - Лихо бьём!
   - Рано радоваться, - покачал я головой. - Это всё мелочь, шваль нежити. Даже не гемайны, а вроде ополчения, что толком меча в руках держать не умеют. Их главная сила в численности.
   - Так что же, переломили мы им хребет, получается? - спросил не желающий расставаться с приподнятым настроением рондашьер.
   - Не совсем, - ответил я, хотя и не хотелось разочаровывать своего спасителя. - Нас просто изматывают, связывают боем до подхода основных сил.
   Последние четверть часа мы - стражи и рондашьеры - могли отдыхать. Алебардиры вполне управлялись с последними зомби, напирающими под стихающий колокольный звон. Две труповозки подорвали наши маги, ещё несколько разнесли из камнеметателей, развёрнутых у нас в тылу, колокола замолкали один за другим, гасли проклятые кадильницы, даже туман, окутывающий поле боя, поредел. У многих возникло ощущение победы - тяжёлой, дорогой, но заслуженной победы. Ведь истребили же мы сотни тысяч зомби и упырей, уничтожили почти все отвратительные труповозки. Одну даже сумели сжечь без помощи магии простые солдаты - алебардиры и рондашьеры со стражами. Они порубили зомби, запряжённых в неё, подняли на алебарды тварь, правящую этой отвратной телегой, и залили её горючей смесью, прихваченной многими солдатами во флягах. Правда, судьба самих бойцов оказалась печальной. Всех, кто хоть пальцем коснулся жуткой труповозки, поразила некая болезнь, они покрылись струпьями и язвами, из носа, рта, ушей хлынули кровь и гной. Их не приняли товарищи, порубив алебардами, не дав разнести заразу по армии. Они покорно подставляли шеи под удары, понимая, что жизни для них больше нет.
   - Стрел и болтов больше нет, - сказал, ни к кому конкретно не обращаясь, один из лучников, становясь в один ряд с нами. В руках он держал короткий меч и топор, а облачён был в обычную для лучников лёгкую кожаную броню. - Теперь будем драться вместе с вами.
   - Ничего, - всё же старался не терять оптимизма рондашьер, - у Лотензака стрелки есть и обозы основные у него, будут вам стрелы.
   Последние зомби пали от наших алебард, и теперь перед чёткими квадратами изрядно поредевших центурий громоздились настоящие завалы трупов - изрубленных в капусту зомби и убитых людей. Надо всеми солдатами армии короля Пелиама поработали наши лучшие маги, сотворив заклинание, не позволяющее поднять даже простого человека в виде зомби. Иначе пришлось бы добивать каждого павшего товарища.
   - Подровняйсь! - кричат сержмены и офицеры. - Меняйте повреждённое оружие! Шевелитесь! Шевелитесь! Быстрей! - Ну и вечный спутник любой армии: - Мать! Мать! Мать! Курва! Курва! Курва! Так-растак! - И ещё на десятке языков разных королевств и рас нашего и не только миров.
   Но вот снова бьют колокола, не только на оставшихся труповозках, но и где-то в тылу армии нежити. Теперь пришли в движение более чёткие построения скелетов. Они были вооружены существенно лучше, у каждого меч или топор или копьё, на левой руке щит с геральдическим знаком лича-сюзерена, почти все в шлемах. В центре - элита подобных воинов, личная гвардия лича, пешие умертвия, закованные в доспехи самых разных эпох, от лорических времён Первого императора до почти современных кирас и бригантин. Над полками скелетов реяли рваные знамёна, также несущие геральдические знаки личей.
   На флангах же наступали куда более страшные противники. Кровавые рыцари в тяжёлых доспехах с рыцарскими щитами и мечами. Они были спешены, шли далеко не такими ровными рядами, как скелеты, однако от одного вида их кровь стыла в жилах. Каждый из этих закованных в выкрашенную красным сталь рыцарей-вампиров стоил десятка умертвий и сотни зомби. Их бравирующие отсутствием шлемов кастеляны несли на плечах двуручные мечи с вычурными рукоятками. Они выкрикивали в нашу сторону проклятья и площадную брань, делали непристойные жесты.
   - Тут пики нужны, - сказал рондашьер. - Пики! Останавливать тварей! И нас в первый ряд, углублять построение.
   Командиры как будто услышали его слова.
   - Стражи, рондашьеры, в первый ряд! Пики к бою!
   К нам подбежали обозники, принялись совать в руки стальные круглые щиты-рондаши. Солдаты двух последних рядов быстро меняли алебарды на длинные пики.
   - Вперёд! Вперёд! Вперёд!
   Мы с рондашьерами проскочили мимо квадратов центурий, быстро перепрыгивая через оставленные химерологами клетки и остатки их. Рондашьеры, как более профессиональные солдаты, помогли нам, стражам-разведчикам, правильно построиться. И следом практически нам на плечи опустились древки алебард, а поверх них частоколом выросли длинные пики. Предназначенные для отражения атак конницы, они и теперь должны будут сослужить нам неплохую службу.
   Завидев все наши перестроения, кровавые рыцари бросились на нас бегом. Но было поздно - на обоих флангах успели взять пики и углубить построение стражами и рондашьерами.
   - Пора бы и Лотензаку подойти, - буркнул себе под нос лучник, сменивший меч на щит и поигрывающий небольшим топориком.
   - Вот сейчас мы их боем свяжем, - веско ответил ему гигант-рондашьер, - тогда герцог по ним и ударит.
   - Скорее бы, - оставил последнее слово за собой лучник.
   Но тут нам стало не до слов. Кровавые рыцари налетели на нас. Первые напоролись на стальные жала пик, те пробили их броню, погрузились в мёртвую плоть, но это не остановило вампиров. Они продолжали рваться к нам, ломая древки. Их били алебардами, тяжёлые топоры которых легко раскалывали самые прочные шлема, ломали оплечья. Одного кастеляна, по древней прихоти пренебрегшего шлемом, удачным ударом едва не развалили надвое. Он рухнул под ноги товарищам, те ловко перепрыгивали через него, не обращая внимания. Но и алебардиры остановить кровавых рыцарей не смогли. Те врезались в нас, стоящих в первом ряду.
   Закованный в красную броню рыцарь двумя быстрыми ударами обрубил древки алебард и всем весом врезался в меня. Я не стал принимать вес противника на небольшой щит - тут бы и осадный не помог - попытался пропустить мимо. Но кровавый рыцарь был опытным бойцом, он успел не только повернуться, но и полоснуть меня мечом. Я парировал удар, он оказался столь силён, что рукоять едва не вывернулась из моих пальцев, а руку до локтя пронзила острая боль. В тот момент я и не заметил её. Я ударил кровавого рыцаря кромкой щита по голове - шлем принял на себя всю силу, однако врага я остановил. А следом его повалили наземь двое алебардиров, третий же несколькими ударами расчленил вампира.
   Следующим был кастелян с громадным двуручным мечом. Его длинный клинок вращался с жутким свистом, обрубая древки пик и алебард. Столь же легко разрубил он и лучника, попавшего под меч. Беднягу не спас стальной щит. Сила удара была такова, что лучник буквально в воздух подлетел и рухнул навзничь между мной и гигантом-рондашьером. Следующий выпад был направлен в мою сторону. Я ударил по клинку, сбивая его в сторону, и тут же попытался уколоть кастеляна в беззащитную голову. Тот отразил и мой удар, и ловкий укол гиганта-рондашьера основанием клинка своего двуручника. И сразу же контратаковал. Прямой выпад в мою сторону - я закрылся щитом, клинок заскрежетал по нему, рассыпая искры, и тут же метнулся, словно бы сам собой, без помощи кастеляна, к гиганту-рондашьеру. Но при этом командир кровавых рыцарей преступно раскрылся - слишком высоко поднял руку, открыв защищённую только кольчугой подмышку. Я среагировал со всей доступной мне скоростью. Выпад! Клинок меча на четверть погружается в плоть вампира. Руны на нём вспыхнули - вампир закричал, чем воспользовался уже гигант-рондашьер. Он всадил узкий клинок в нёбо кастеляна, остро отточенной кромкой разрезав язык и нижнюю челюсть. Крик оборвался, но вампир был ещё жив, не смотря на повреждение мозга, его рано было списывать со счетов. Каким-то змеиным движением он соскочил с обоих клинков, отступил на пару шагов, разрывая расстояние. Будь на нашем месте менее опытные бойцы, может и рванули бы за ним, стремясь добить, и попались бы в смертельную ловушку. Но мы встали плечом к плечу, готовясь отразить новое нападение. Кастелян же и не думал этого делать - ранения, нанесённые нами, оказались куда смертоноснее, чем казалось даже нам самим. Вампир кашлянул кровью и упал на колено, попытавшись опереться на меч. Но длинная рукоятка с вычурной гардой вывернулась из его пальцев, и кастелян рухнул ничком на пути напирающих товарищей.
   Но это были скорее исключения из правил. Обычно схватки длились не более двух секунд. Мы с врагом обменивались короткими ударами, после чего следовала смерть одного из противников. И чаще падали люди. Вампиры прорубались через густой лес пик и алебард, убивали нас, стражей, и рондашьеров, углублялись в строй пикинеров и алебардиров, сея смерть вокруг себя. Но, не смотря на это, мы стояли, истекая кровью, держались из последних сил. И все ждали, ждали Лотензака с его резервной армией.
   Мы держались, хотя строй уже был разбит, все уже дрались не древковым оружием, а холодной сталью. Вампиры глубоко проникли в построение, убивая направо и налево. Мы пытались дать им отпор, бой разбился на множество отдельных схваток. То где-то собьются спина к спине полсотни алебардиров, ощетинившись, словно рассерженный ёж, своими алебардами. Они отчаянно рубили и кололи, вампиры падали вокруг них, однако раз за разом кидались на эту живую крепость. Нам, стражам и рондашьерам, приходилось куда тяжелей. Мы дрались парами или тройками, прикрывая друг другу спины. Мне повезло. Я дрался плечом к плечу с гигантом-рондашьером и Деребеном. Мы рубились с кровавыми рыцарями, устроив боевой танец, мелькали мечи, щиты принимали на себя удары вражеских клинков. Ноги ныли, левые руки под стальными щитами немели, кисти правых рук адски болели, казалось, ещё секунда - и эфес вывернется из деревенеющих пальцев, меч упадёт под ноги, а вражеский клинок снесёт мне голову. Но этого не происходило. Раз за разом я рубил кровавых рыцарей, принимал на щит их ответные выпады, переступал ноющими ногами, меся сапогами кровавую грязь.
  
   Никто и не заметил, как прекратился ливень. Как обычно это бывает с такими сильными дождями, он сошёл на нет в единый миг. Ветер разогнал опорожнившие брюхо тучи, из-за них проглянуло солнце. Гаштаг поморщился, как и всякий лич он не слишком любил солнечный свет, хотя тот и не мог нанести ему вреда. Он снял тяжёлый шлем и опёр его о переднюю луку седла, и только тут понял, что Солнце светит ему в спину. Значит, сражение продлилось целый день, и всё ещё шло, не смотря на то, что армия людей истекала кровью. Центр держался под напором сплочённых центурий скелетов-воинов и пеших умертвий, а вот фланги уже практически пали. Однако о чём Мёртвый герцог никогда не забывал - это торчащие в тылу у врага знамёна резервной армии, которой командовал какой-то герцог. Имён, которые называл д'Арси, Гаштаг не помнил. Однако он очень хорошо умёл считать, да и на зрение никогда не жаловался. Он насчитал восемь легионных значков, вокруг каждого из которых полощутся не менее пяти полковых знамён. Это практически столько же солдат, как вышли на поле этим утром. К ним ещё и спешенные рыцари и тяжёлая конница стражей, которые так и не вступили в бой. При этом, обернись Гаштаг на резервы их армии, он увидел бы несколько сотен кровавых рыцарей Лионеля д'Арси и некоторое количество разнообразных тварей, вроде лютых волков и вагвульфов. Если этот самый герцог, как бы его не звали, приведёт на поле свои легионы, в лучшем случае им с д'Арси удастся скрыться благодаря быстроте ног кошмаров.
   Лионель же, не смотря ни на что, оставался спокоен. Он снял шляпу и теперь фальшивые волосы его, как обычно, рассыпались по плечам. Также лич-модник расстался и с плотным непромокаемым плащом, под которым оказался роскошный шитый золотом камзол.
   - Ларанская работа, - ответил д'Арси на взгляд Гаштага, - недавно доставили. Весьма злободневное платье.
   - Именно, - кивнул Гаштаг, - будь тут ещё и ларанцы, можно было сразу уходить за перевал.
   - Нет, - покачал головой д'Арси, - просто пришлось бы скорректировать план кампании.
   - Одного понять не могу, - буркнул Мёртвый герцог, - почему этот герцог с резервной армией не спешит на помощь своему королю.
   Д'Арси вместо ответа только загадочно улыбался. Правда, только такой же лич смог бы понять подлинное значение этого жуткого оскала.
  
   - Где Лотензак? - прохрипел гигант-рондашьер.
   Этот вопрос мучил всех нас, сражающихся и умирающих на этом поле. Ещё отец внушал мне, что в бою часто всё решают считанные секунды. И вот теперь мне казалось, что с каждой такой секундой мы всё быстрее движемся к чёрному зеву пропасти поражения. Вот уже кровавые рыцари разбили последнюю тесно сплочённую группу алебардиров. Один за одним падают наши товарищи, зарубленные вампирами. Стражи и рондашьеры лежат вповалку друг на друге, к сожалению, далеко не всегда унося с собой хотя бы одного врага.
   Здоровенный вампир ударил рондашьера щитом в лицо. Капалина не спасла его. Рондашьер покачнулся, так силён оказался удар, и не сумел заслониться от мощного выпада кровавого рыцаря. Меч вампира вонзился в живот солдата, пробив его насквозь. Но именно это стало причиной гибели кровавого рыцаря. Он не успел вовремя освободить клинок - наши с Деребеном мечи снесли ему голову ударами с разных сторон. Однако мы были вынуждены отступить. Без третьего наш смертоносный боевой танец стал слишком опасен для нас - ведь враг у нас был не зомби, а быстрые и ловкие, словно черти кровавые рыцари.
   Мы отступали, теперь уже и не задумываясь об отпоре, в живых бы остаться. Только отбивали удары наседающих со всех сторон вампиров, лишь при большой удаче удавалось ответить ударом на десяток вражьих. Как-то раз мы с Деребеном согласованными действиями сумели отсечь вампиру обе ноги, оставив его корчиться, мешая остальным атаковать нас. Правда, почти сразу после этого другой кровавый рыцарь сбил меня с ног. Он рухнул, сражённый деребеновым мечом, заклятье остроты, наложенное на него, позволяло ему резать тяжёлые доспехи кровавых рыцарей, как бумагу. Деребен подхватил меня, помогая подняться, при этом стараясь закрыться щитом от наседающих вампиров. Не слишком удачно. Он получил мечом в бок - длинный клинок распорол кольчугу, на бедро лейтенанта потоком хлынула кровь. Теперь уже он опёрся мне на плечо, и мне пришлось помогать ему держаться на ногах.
   Мы кое-как отмахивались от вампиров, а к нам подтягивались всё новые кровавые рыцари. Спасал нас только врождённый садизм этих проклятых тварей. Они предпочитали поиздеваться над почти беспомощными врагами, а не убивать сразу.
   - Отходите! - раздался голос из-за наших спин. - Скорее! Все отступают!
   Я дёрнулся глянуть, кто это говорит, и это стоило жизни Деребену. Меч кастеляна кровавых рыцарей легко отбил в сторону мою руку со щитом, которым я частично прикрывал и лейтенанта, а второй рыцарь широким ударом разрубил его от груди до живота. Деребен упал, увлекая меня за собой. Я попытался скинуть с себя труп товарища, и это даже мне удалось, а после меня кто-то подхватил под мышки и поволок назад. Краем глаза я заметил треногу пулеметателя.
   Значит, всё. Наш фланг разбит. Пулемётчики прикрывают отступление. А Лотензак не пришёл.
   Над моим ухом застрекотал пулеметатель. Мне помогли подняться на ноги, и, естественно, первым моим вопросом было:
   - Где Лотензак?
   - Герцог увёл свои легионы, - был ответ. - Нас предали.
   Два десятка пулеметателей старались вовсю. Они поливали наступающих кровавых рыцарей свинцовыми шариками, заряженными слабенькими огненными чарами. Они даже не могли пробить брони наших врагов, ведь были разработаны как оружие против масс зомби. Однако летели пули так густо, что приостановили наступление врага.
   Мне в память врезался кастелян, вскинувший руку в торжественном жесте победы. Несколько пуль угодили точно под мышку ему, не защищённую ни ронделем, ни даже кольчугой. Небольшими взрывами огненных пуль ему оторвало руку с мечом, она описала красивую дугу, клинок свернул и вонзился в землю, да так и остался торчать этаким странным могильным крестом. Памятником нашему поражению.
  

  
  
   Маленький реверанс А. и Б. Стругацким.
   Раубриттеры (от нем. Raub - грабёж; хищение; похищение, разбой; и Ritter - рыцарь) - рыцари-разбойники в средневековой Германии.
   Шнобзак - рюкзак с продовольствием.
   Ретиарий - обычно выставлялся против гладиатора в тяжёлых доспехах, в схватке скорость против силы. Традиционно ретиарий был вооружён трезубцем и сетью и небольшим кинжалом. Но, в раннюю эпоху мог выходить на арену с одним лишь трезубцем.
   Огр (англ. ogre) - великан-людоед из сказок.
   Капалин, капалина - железная каска пехотинца.
   Декапитация - отрубание головы.
   Галеас (галес) - военный корабль, состоявший на вооружении стран Европы в XVI-XVII вв. Усовершенствованная галера.
   Амарант - легендарный предок чистокровных лошадей имперской породы.
   Весёлые боги - пантеон, собранный из божеств виноделия и винопития всех миров, откуда прибывали на границу стражи.
   Армэ -- европейский шлем, полностью закрывающий голову, повторяющий форму черепа. Состоит из тульи с гребнем и трубкой под крепление перьев, подбородника, нашейника, забрала, с дыхалом (отверстием для дыхания), зрения, наносника и налобника.
   Бугурт - название одной из первых форм турнира, существовавшей в раннем средневековье.
   Баннер - маленький флажок, укреплявшийся на рыцарском копье.
   Сюрко - боевая одежда, которую надевали поверх доспеха в XII-XIV вв. Она представляла собой свободную накидку и имела разрезы до пояса сзади и спереди для удобства при верховой езде.
   Рондель - круглая пластина для защиты отверстий на места соединения частей доспехов.
   Бацинет - европейский шлем XIV в. Имеет тулью остроконечной формы и подвижное, на двух шарнирах, забрало конической формы, как бы продолжающее линию тульи. На шлеме имеются отверстия для воздуха и зрение. Иногда бацинет называли собачьим шлемом, т. к. своей формой он напоминал собачью голову.
   Кираса "гусиная грудка" - форма кирасы, которую носили в конце XVIв., нижняя часть которого выступала вперёд и вниз, напоминая гражданский камзол того периода.
   Белые доспехи - блестящие, отполированные доспехи, в отличие от тех, что имеют чёрный или красно-коричневый оттенок. Изначально этот термин описывал все виды латных доспехов, ввиду их яркого отличия от доспехов, покрытых тканью.
   Щит "крыло" - щит всадника, как правило, треугольный, с двумя лямками, расположенными вертикально.
   Шлем горшковидный - шлем, кованный из одного куска металла, закрывающий голову полностью и упирающийся нижними краями в плечи. Имел отверстия для воздуха и прорези для глаз в виде щелок.
   Порпуан (пурпуан) - облегающая одежда из кожи или плотной ткани, простёганной и украшенной шитьём, которую носили под доспехами в XVI и XVII вв. Иногда, когда у неё была толстая подстёжка, её носили самостоятельно, как лёгкие доспехи. Термин известен с XIV в., когда он обозначал приталенную гражданскую одежду, наподобие камзола. Её отличали: дутая фальшива грудь, резко очерченная талия и чрезвычайно широкие проймы, в которые вшивались сложнокройные рукава с многочисленными клиньями.
   Гамбезон, (вамбесиум, вамс, вамбаис, хакетон, акветон, актон, акетон) - стеганая одежда, часто используемая в качестве доспехов в XII-XIII вв. Рыцари носили её под кольчугой. Для простых солдат это могла быть самостоятельная защитная одежда. Если гамбезон под доспехом то иногда мог не иметь рукавов.
   Гемайн - рядовой пехотинец.
   Рунка - многозубец, реже называемый рогатиной. Является европейской разновидностью трезубца.
   Корсека - средневековое европейское древковое холодное оружие типа протазана
   Дестериер - боевая лошадь в Средневековье, до XII столетия обязательно был жеребцом, уже тогда в качестве боевых коней использовали меринов.
   Аграф - пряжка или застежка.
   Бургиньот, бургинот, бургонет - открытый шлем с козырьком, защищавший участок лица над глазами, и вертикальный гребень. По сторонам иногда помещались науши, а на основании тульи был прикреплён держатель для плюмажа или султана. Обычно комплектовался подбородником, которые застёгивались вокруг шеи.
   Бургиньот "мёртвая голова" - очень тяжёлый бургиньот с круглыми отверстиями для глаз и защитным козырьком над ними, что делало его похожим на череп. Отдельные экземпляры таких бургиньотов весили до 7,5 кг.
   Павеза - большой щит XV и более поздних веков, применявшийся в качестве защиты для лучников и арбалетчиков при осаде. Он был достаточно большим, чтобы полностью закрывать двух человек; нижний край опирался на землю, а верхний поддерживался подпоркой или слугой. Другая, более и менее схожая, форма щита имеет то же название.
   Повелитель (нем).
   Дюк имеет в виду обычай Ларанской империи сжигать своих покойников, чтобы душа их с пеплом скорее поднялась в небесные сферы - обитель богов.
   Дага - вид кинжала для левой руки со сложной гардой. Иногда использовалась как парное оружие к шпаге.
   Меч "на полторы руки", меч бастард - длинный с прямым клинком меч XVв. с простой крестообразной гардой, длинной рукояткой и круглым навершием. Этот тип меча обычно держали одной рукой, но рукоятка была достаточно длинной, что позволяло сжимать его двумя или тремя пальцами левой руки, если нужно было придать дополнительную силу удару.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   I
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"