Сапункова Наталья Александровна: другие произведения.

Жена чудовища

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантазия на тему "Красавица и чудовище". Так что, конечно, сюжет предсказуем... но не совсем. Рассказа про Белль вы тут не найдете. Тот же мир, что и в романе "Шут и слово короля", страна Грет (да, откуда родом королева Астинна). Книга совершенно самостоятельная, с "Шутом" сюжетно не пересекается. Итак, прекрасная леди Айд, герцогиня Нивер, стала жертвой злого колдовства, которое обезобразило ребенка в её чреве: второй сын герцога Нивера родился чудовищем, похожим на неведомого зверя. Прошли годы, выяснилось, что нынешний герцог Нивер, старший брат чудовища, не способен иметь детей, но семье нужен наследник. А найти жену чудовищу, в обмен на золото и положение - не такая уж непосильная задача... Ознакомительный фрагмент, черновик. Моя группа ВКонтакте)


  
   Вероятно, книга будет на платной подписке на Лит-Эре, и на конкурсе там же, так что здесь -- ознакомительный фрагмент около 120 к.
   Насчет степени её эротичности я пока не определилась. По идее, это здесь напрашивается. Если пойму, что само идет -- повешу 18+, специально стараться не буду.
   Ссылки про желании можно найти в моей группе ВКонтакте.
  
  
   Во дворе замка стояли кареты, много карет, как будто не две невесты уже явились в Нивер, а двадцать две.
   -Ты дрожишь, Тин, - тетя Элла накрыла своей рукой руку Тьяны, - ещё ничего не решено, можем прямо сейчас уехать.
   Кора, молоденькая горничная, закивала -- она всю дорогу переживала больше Тьяны и охотно бросилась бы прочь немедленно.
   -Не можем, тетя, - упрямо возразила та, - мы не затем добирались так долго, чтобы я сейчас струсила и сбежала.
   Только упрямство у неё и осталось, потому что, по правде говоря, остальные чувства, подвигшие её принести себя в жертву семейному благополучию, в дороге иссякли. Иссякли мужество, страх грядущей бедности, дочерний и сестринский долг, и голос крови, который твердил, что отцовский замок и земли надо сохранить за своей семьей, а не отдать дальней родне. И любопытство, которого, прямо скажем, и было совсем чуть-чуть...
   Увидеть своими глазами чудовище замка Нивер.
   Лет десять назад она услышала про него впервые, рассказал кто-то из гостей отца: о том, что, оказывается, один из сыновей герцога Нивера похож на зверя, а не на человека. На неведомого, страшного зверя. Он воистину кошмарен на вид. Доказано, что это результат колдовства. И, должно быть, герцогская семья серьезно провинилась перед Всевышним, раз тот допустил такое...
   Все слушали, как страшную сказку, и ужасались, а юной Тин, которая тоже ужасалась, очень захотелось увидеть этого несчастного хотя бы в щелочку. Так, чтобы он, конечно, её не заметил.
   Говорят, не стоит дразнить судьбу неуместными желаниями. Что же, теперь она приехала сюда в качестве одной из невест этого самого чудовища. Которого, кстати, зовут лорд Валантен Айд, и он младший брат нынешнего герцога Нивера.
   Тьяну, надо сказать, никто не заставлял. Несмотря на отчаянное положение семьи. Но если у неё получится, все вздохнут с облегчением.
   Кто-то стукнул снаружи в окно кареты:
   -Баронесса Рори?
   Тетя приоткрыла дверцу:
   -Я леди Фан, эссина Тьяна Рори моя племянница, я её сопровождаю.
   -Понятно. Пожалуйте за мной, леди.
   Они поочередно вылезли из кареты. На встречающем была шляпа с узкими полями и зеленый кафтан поверх такого же зеленого камзола, и сам он был круглощекий, с тусклыми маленькими глазками и вкрадчивой улыбкой.
   -Меня зовут Доннан, леди, я старший помощник управляющего замка Нивер. Милорд герцог, к сожалению, занят и не может поприветствовать вас. Надеюсь, дорога была приятной?
   -Да, вполне, - кивнула тетя.
   -Следуйте за мной, леди, ваш сундук отнесут следом, - он с вялым любопытством скользнул взглядом по Тьяне и сделал знак кому-то, должно быть, это означало распоряжение насчет сундука.
   Мощёный тесаным камнем двор был мокрым, кое-где стояли лужи и пришлось подбирать подолы платьев, чтобы не запачкать -- недавно прошел дождь. Впрочем, небо уже очистилось, и воздух был приятным и свежим.
   -К сожалению, вы немного припозднились, леди. Две невесты прибыли вчера и уже встретились с лордом Валантеном, - заметил между делом помощник управляющего.
   -И что же, как прошла их встреча? - не удержалась леди Фан.
   -Очень хорошо, леди. Лорд Валантен очарован... э... обеими невестами очарован, леди. Пожалуйте сюда... - он опять коротко взглянул на Тьяну, пропуская их в высокие, окованные начищенной медью двери.
   Они прошли коридором, поднялись по лестнице и оказались на просторной галерее, выходящей открытой стороной... о, как же замечательно, там было море, голубое, спокойное, бескрайнее. Провожатый невозмутимо шёл дальше, за ним леди Фан, а Тьяна, не удержавшись, подошла к перилам.
   Великолепно. На море, должно быть, можно смотреть бесконечно долго. Неужели их окна тоже будут выходить на море?..
   С противоположной стороны на галерею им навстречу вышли несколько человек. Мужчина, две женщины, молоденькая девушка. Мужчина толстый и важный, в кафтане из тонкой чесучи поверх шелкового камзола, женщины в похожих шитых серебром платьях, девушка прелестная, с золотистыми волосами, украшенными жемчужной заколкой, в пышном дневном платье, нежно-голубом, из шуршащего шелка.
   Собственно, не слишком интересное зрелище представляли собой эти четверо, чтобы оторвать ради них взор от прекрасной морской дали, но Тьяну словно кто-то толкнул в бок, и она посмотрела. Конечно, мимо неё шествовала ещё одна невеста чудовища... лорда Валантена, то есть. Соперница. Это так же понятно, как если бы было вышито нежным серебром на корсаже её дорогого платья.
   Такая красивая, такая нарядная была эта девушка. Незнакомая. Так гордо она проплыла мимо. Тьяна в своем простом дорожном костюме рядом с ней смотрелась служанкой. Спутники незнакомки снисходительно мазнули взглядами по Тьяне и леди Фан, не найдя в них ничего заслуживающего внимания. Они прошли, тетя проводила их взглядом и пожала плечами, как бы говоря Тьяне: ну а чего ты хотела, глупенькая? Думала, тебя тут ждут с распростертыми объятьями?
   Кстати, издалека девушку в голубом можно было бы принять за Дивону, если бы не такое чудесное платье. Неужели все невесты, выбранные королем для Чудовища -- почти на одно лицо?..
   Но это означает, что Тьяна, действительно, не подходит, она другая. Она не блондинка, не такая хорошенькая, ниже ростом...
   Не такая.
   -Следуйте за мной, леди, - сказал Доннан, - прошу, не отставайте, - и посмотрел на Тьяну с некоторой досадой.
   Он, видно, тоже не сомневался, что ей тут делать нечего. Одно беспокойство для прислуги, вот кто они сейчас в замке Нивер.
  
   Отведенные им комнаты оказались просторными и хорошо обставленными, куда лучше, чем любая из комнат в Рори. Правда, окна не выходили на море, но это мелочи, конечно. Тетя Элла первым делом уселась за стол, выдернула из бювара чистый лист и, обмакнув перо в чернила, принялась писать.
   Тьяна пока стояла и оглядывалась. Да, тут красиво. Покрытую узором чернильницу, в которую тетя обмакивала перо, хотелось взять в руки и рассматривать. И погладить полированную столешницу. И присесть в это креслице, оббитое бархатом и удобное даже на вид. У Тьяны никогда не было таких красивых вещей, чтобы пользоваться ими непринужденно, как собственными, а не разглядывать.
   Тетя сложила записку, позвонила, уже через минуту в комнату заглянула служанка, присела в легком поклоне.
   -Что угодно миледи?
   -Передай это скорее герцогу, пожалуйста, - она отдала записку служанке вместе с серебряной монеткой, которую загодя извлекла из своего кошелька, - постарайся. И скажи там заодно кому следует, чтобы нам принесли горячей воды.
   Видимо, девушка постаралась, потому что воду скоро принесли, а саму леди Фан пригласили к его светлости герцогу -- та едва успела наспех умыться и переодеться из дорожного платья в строгое и чуть кокетливое шелковое, уместное для встречи с герцогом. Это было красивое платье и оно очень нравилось Тьяне... уже лет пять или шесть, как нравилось. Мамина сестра леди Фан, или всегда неунывающая тетя Элла, не была так стеснена в средствах, как семейство Рори, но и она нечасто покупала себе шелковые платья.
  
   Тьяна ждала её возвращения, сидя в бархатном кресле, которое ей так понравилось, и глядя в окно. В окне были только небо и облака, пухлые бело-серые, уносящие прочь непролившийся дождь.
   Тети не было довольно долго. Вернулась она, и так посмотрела на Тьяну, что та сразу поняла -- надеждам конец. Но как-то трудно было разом перестать надеяться.
   -Тин, девочка моя, - она взяла Тьяну за руки, - невеста уже выбрана. Мы опоздали. Зато нас пригласили остаться на праздник... ну, то есть, на помолвку, будет бал, потом через день свадьба, и снова бал... ты только представь! И еще большая охота, прогулки, ты развеешься, повеселишься, познакомишься с множеством благородных господ. Очень хорошо, что мы приехали, правда?
   -Замечательно! - радостно вздохнула Кора. - Эссина Тин, ты... вы не должны отвечать за всех! За чужие глупости... простите, миледи, - девушка смешалась под укоризненным взглядом леди, но упрямо закончила, - вы не должны одна быть наказаны, эссина Тин. И потом, на балу всё равно побываете, раз уж у вас новое платье!
   За новое бальное платье заплатила тетя Элла. Оно, платье это, было пристойным для дочери барона, но и только. И потом, шилось платье на сестру, это она выбирала ткань и кружева в пределах возможной суммы, это к ней приезжали портнихи делать примерки. На Тин потом всё пришлось спешно подгонять, и хорошо ещё, что она тоньше сестры -- надо было всего лишь ушить, а не расставлять корсаж. Зато она выше, и пришлось поломать голову над тем, чем удлинить подол. И чтобы приехать сюда, они заняли сто дреров у ростовщика. Да уж, замечательно...
   Тин вздохнула.
   Ещё недавно, когда был жив отец, никто из них не тревожился о деньгах и не считал себя нищим. Богатыми они не были, это верно, но доходов хватало, чтобы жить сообразно положению, ездить иногда в гости к соседям и принимать их у себя, выбираться на Большой Королевский турнир раз в год, весело справлять Новогодье с большим костром, с поездкой на охоту и на бал в Ратушу. Что поделаешь, когда-то предкам Рори достались не самые плодородные земли.
   Отец умер, бароном стал старший брат и в первую же зиму, сбежав праздновать Новогодье вдали от матушкиных нравоучений, он проиграл в кости их пятилетний будущий доход. Теперь брат в долговой тюрьме в Гарратене, сломлен и болен, а матери, которая в отчаянии бросилась занимать деньги на любых условиях, их просто никто не желал давать. Это было рискованно, одалживать им деньги, у брата нет наследника, так что после его смерти титул и майорат уйдут к дальней родне, а баронесса с дочерьми останется ни с чем.
   Они уже почти свыклись с нуждой и отчаяньем, научились скрывать её, насколько это возможно, тем более что главные беды всё-таки ожидались в дальнейшем. Пока они ещё жили в своем замке и были хозяевами на своей земле...
   Три месяца назад в Рори привезли письмо от самого короля. Привез его почему-то двоюродный брат отца, служащий на небольшой придворной должности в Гарратене, а не почтовая карета. В письме его величество Клайдергар предлагал баронессе Рори доставить старшую дочь, эссину Дивону Рори, в замок Нивер для представления герцогу Ниверу, который подбирает супругу для младшего брата.
   Все сначала изумились -- с чего бы герцогу брать в невестки дочь небогатого барона? Очень невероятное предложение. Вопиющий мезальянс. А Тьяна сразу вспомнила историю, в которую когда-то с трудом верилось: что второй сын герцога родился похожим на покрытого шерстью зверя.
   -Супругу для Чудовища? - спросила она неосторожно.
   -Придержите язык, юная эссина! - поморщился дядя, - лорд Айд родной брат герцога. Обращать внимание на недостатки внешности и, допустим, характера таких особ -- это дурной тон. Особенно для тех, кто не может себе этого позволить.
   Дивона, побледнев, медленно сползла по стенке -- она тоже сразу поняла, о ком речь. Мать и тетя Элла, которая как раз в тот день была в Рори, бросились к ней и принялись приводить в чувство, прибежала Кора с холодной водой в чашке...
   Дивона с Тьяной немало вечеров посвятили болтовне про лорда-чудовище и фантазиям, на какого зверя тот на самом деле похож. Тьяна даже пыталась рисовать его угольком -- ей всегда нравилось рисовать.
   Ведь если, как доказано, герцогиня была под колдовским заклятьем, то её младенец мог бы быть вообще каким угодно. Не так много о нем было известно, только то, что он целиком зарос шерстью - так, что кожи не видно совсем. Это вроде сомнений не вызывало.
   -Портрет Дивоны понравился королю, - сказал дядя, обращаясь теперь больше к Тьяне, которая так и застыла посреди комнаты, не участвуя в суматохе, - он считает, что и лорду Айду она тоже понравится.
   -Нет, - сказала тетя Элла, - прошу вас, не надо на такое соглашаться. Давайте что-нибудь придумаем...
   -Ох, - мать закрыла руками лицо, - но приказ короля... Мы ведь можем сказать, что Дивона уже помолвлена, и день свадьбы назначен?
   -Вы глупые курицы, - тихо сказал дядя, - уберите отсюда девочек, давайте сначала поговорим. Зачем их вообще позвали?
   -Да, действительно, - тетя Элла просительно посмотрела на Тьяну, - дорогая, уведи сестру, успокой её, и сама ни о чем не тревожься.
   Та сразу послушалась, вдвоем с Корой вывела Дивону из комнаты, но сразу за дверью шепнула служанке, чтобы та справлялась самостоятельно. А подслушивать необязательно под дверью, был способ лучше: из соседней каморки. Там окошко, закрытое со стороны комнаты старым гобеленом, позволяло отлично всё слышать, и даже видеть, если посмотреть в дырочку. Кора согласно закивала -- она сразу поняла, что задумала предприимчивая эссина.
   Было отлично и слышно, и видно.
  
   -У лорда Айда уже было две жены, если не ошибаюсь? Их больше нет в живых, - сказала тетя Элла.
   -Ошибаешься, кузина, - отрезал дядя. - У него была всего одна жена. И он был невероятно в неё влюблен, я слышал. Бедняжка умерла от родов. А вторая... они еще не успели пожениться. Её карета опрокинулась, выехав на мост. Она ехала домой после помолвки. Такое случается.
   Тьяна застыла в ужасе. Да, это именно так и следует понимать: жен лорда Айда преследует рок! Или то самое заклятье, которое обезобразило само Чудовище?
   Наверняка все считают именно так.
   -Десять тысяч золотых дреров, - спокойно и четко сказал дядя. - Повторить? Десять тысяч. Золотом. Получит семья следующей супруги лорда Валантена Айда. Вы поняли, дорогие кузины? Десять. Тысяч. Я пока столько даже не видел одной кучей. Ты, Мерит, заплатишь долги своего никчемного мальчишки и назначишь какое-никакое приданое остальным девочкам. Помнишь, дорогая, что кроме Дивоны у тебя их ещё четыре? Какая жизнь их ожидает после того, как вы потеряете Рори? А вы его потеряете, если ты не умудришься достать денег и не выкупишь вашего дурня, который теперь раскаивается, конечно. Но ты сама будешь дурой, если доверишь ему хоть дрер из тех десяти тысяч. Не заслужил. Пусть займётся хозяйством и поймет, откуда берутся деньги. А ещё он харкает кровью, говорят, так что тебе потребуются деньги и на его лечение, и на то, чтобы его женить и не выпускать отсюда, пока не произведет наследника мужского пола. Потому что в противном случае вы все равно рано или поздно потеряете Рори.
   Мама заплакала, закрыв ладонями лицо.
   -Не надо так, прошу, кузен, - сказала тетя.
   -Почему же не надо, кузина? Всё именно так и есть. И вот что ещё немаловажно, дорогая: король послал такое предложение по меньшей мере семи девушкам, чтобы у лорда Айда был выбор, так сказать. Невеста должна быть привлекательной, девственной, хорошо воспитанной, её отец должен иметь титул не ниже баронского. И не сказано, что брат невесты не должен сидеть в долговой тюрьме. Так что ваше теперешнее согласие -- лишь попытка, которая дает вам некоторую возможность получить десять тысяч дреров, но никак не уверенность, что вы их получите. Лишь возможность! Или вы нарушите волю его величества и начнете придумывать причины для отказа?
   Мать и тетя молчали, мать продолжала плакать.
   -Наконец, стать матерью будущего герцога Нивера -- это дорогого стоит, - добавил дядя.
   -Что, кузен?.. - голос тети дрогнул.
   -А как вы думали, зачем нужен это брак? Ради наследника Ниверов! - дядя понизил голос, - точно известно, что сам герцог не может иметь детей. После детской болячки. А прибегать к услугам колдунов в этом вопросе они не желают, есть, видимо, причины. Вся надежда на лорда Валантена.
   -На Чудовище?..
   -А что? Его жена умерла родами. Ребенок тоже умер, но он был обычным младенцем без признаков проклятья. То есть, лорд Валантен может иметь нормальных, здоровых и красивых детей, если его супруга сумеет произвести их на свет. Так что же вы думаете, войти в такую семью, заполучить такую родню и такие связи -- это пустяк?
   Мама перестала плакать. Тетя Элла прошлась по комнате, сказала задумчиво:
   -Мне рассказывали, что его никто не видел, он прячется от людей. И что он совсем не похож на человека.
   -Да, он не похож. Ну и что? На свинью он тоже не похож. Когда я заехал сюда во двор, я видел пьяницу, который дрых под повозкой у самых ворот, вот тот был похож на толстого вонючего борова. Когда был жив твой муж, Мерит, он не позволял такого безобразия. Но всё же ответь мне, такой, как у вас под повозкой, кажется тебе привлекательнее в качестве зятя? Только не начинай опять лить слезы!
   -А на кого он похож? Лорд Айд? - тихо спросила мать.
   -Э... не знаю. Говорят, он втрое сильнее и здоровее обычного человека. Он может ворочать огромные камни. Он... ростом с большого медведя, но мордой... лицом... я хотел сказать, что голова у него не медвежья. И когти, да... на лапах... руках, я хотел сказать. Я не знаю, с кем сравнить! Да и видел я его один раз мельком...
   -Когти?.. - и мать опять заплакала, на этот раз громче и горше.
   -Рискнуть одной дочерью, чтобы спасти пятерых? Разве оно того не стоит? - сказал дядя уже как-то устало.
   Тьяна отодвинулась от окна. Она услышала достаточно.
   -Послушай, это будут смотрины! - сказала она потом удручённой сестре. - Это не брачное предложение лично тебе. Постарайся быть хуже всех и не понравиться, чтобы тебя не выбрали, вот и всё. Зато съездишь в Нивер, разве плохая прогулка? Тебе не надоело сидеть в Рори и носа никуда не высовывать? Я бы съездила.
   Да, конечно, денег на поездку не было. Но раз их всё равно придется достать, чтобы исполнить приказ короля?..
   -Так поезжай. Я не хочу рисковать, - помотала головой Дивона. - Я лучше прыгну с высокой башни, если мне всё же придется выходить за Чудовище.
   -Говорю же, тебе просто нужно ему не понравиться! - настаивала Тьяна, но это было бесполезно, сестра не желала ничем рисковать просто ради прогулки в герцогский замок и новых платьев.
   Этим же вечером Тьяна предложила заменить сестру в поездке. Нет, тогда она не собиралась жертвовать собой, всего лишь хотела побывать в Нивере, развлечься и взглянуть на Чудовище. Но её предложение решительно отвергли -- король выбрал Дивону, поэтому ехать должна Дивона, и никакие замены тут были неуместны.
   Сестру уговорили, впрочем. Убедили. Она сдалась и на всё согласилась. Дядя сам ссудил им часть денег. Дивоне заказали платья, купили кое-какие вещи, бельё -- чтобы не было совсем уж совестно показаться в герцогском замке. К тому времени уже было известно, что невест осталось только пять.
   За десять дней до отъезда Дивона убежала из Рори. Не одна, а со своим давним поклонником, вторым сыном соседнего лорда, который, впрочем, не сватался официально и женихом не считался. Его семья тоже не одобряла случившееся.
   За это время Тьяна о многом успела передумать, а ещё нежданно подешевели сено и шерсть, которое они традиционно продавали каждый год, пал любимый конь покойного отца, на котором Тьяна тоже любила ездить, приехал староста из деревни и слезно просил баронессу пригласить хорошего колдуна из города, потому что у крестьян начал болеть скот. Письмо от брата, которое все они трепетно ожидали со дня на день, тоже не обещало приятных известий. И, конечно, совсем уж мелочью было то, что на замковом огороде этой весной плохо взошла капуста...
   -Я поеду в Невер и постараюсь выйти замуж за Чудовище, - решительно заявила Тьяна.
   Теперь она не думала о том, что поездка будет прогулкой. Она собиралась именно быть выбранной, выйти замуж. Как?..
   Это Тьяна представляла себе смутно.
   Но она постарается.
   -Тин, Тин, не уезжай, пожалуйста! - закричала Кая, сама младшая сестра.
   -Но ты ведь не Дивона, девочка моя, - мама опять заплакала.
   -Что ж, нас не выгонят, я думаю, - покачав головой, сказала тетя Элла, - в крайнем случае, пригласят на бал. Не пропадать же новым платьям. Но ты подумай ещё, Тин, дорогая. Это ведь слишком серьезный шаг, понимаешь? С любыми трудностями можно справиться... как-то иначе.
   -Не пропадать же новым платьям! - отважно улыбнулась Тьяна.
   Хотя эти новые платья, оставленные сестрой, беспокоили её меньше всего. А невест теперь было только три, считая с ней, с эссиной Рори -- об этом написал им дядя из Гарратена.
   И вот теперь...
   Из-за платьев они и задержались, и получили бесповоротный отказ. Невеста уже выбрана.
   И даже не удастся хотя бы увидеть Чудовище?..
  
  
   -Нам сейчас принесут перекусить, - бодро сказала тетя, - а ужинать будем со всеми, в зале. Тин, милая, это всё не так и плохо! Я волновалась. Всё-таки выходить за Чудовище... А так мы прекрасно проведем время. Я тоже давно не была на таких балах! Ты проголодалась?..
   -Да, - коротко признала Тьяна. - Тетя, неужели нам не позволят встретиться с лордом Айдом?.. - это отчего-то волновало её больше.
   -Встретиться? Ну, что ты, милая, конечно нет. Он ни с кем не встречается просто так. Вряд ли теперь его увидит кто-нибудь, кроме невесты на свадьбе.
   -Но -- свадьба... На свадьбе ведь должны быть гости?
   -Не обязательно, и хватит говорить глупости, - ответила тетя строго, но Тьяна разглядела сожаление на её лице.
   Наверное, ей тоже любопытно было бы увидеть Чудовище.
   -А потом давай спустимся в парк? - предложила Тьяна, - интересно, тут можно выйти к самому морю?
   -Через парк?.. - тетя пожала плечами, - не думаю, милая. И мне нужно написать письма, скоро уходит почтовая карета. Если хочешь, можешь пройтись одна, но не сходи с главной аллеи. И не далеко, пожалуйста! - она позвонила, вызывая служанку, - Тин, милая, старайся запомнить дорогу в парк. Тут столько лестниц и переходов! Я сейчас отправлю Кору погулять по замку, пусть выяснит, где кухня и прачечная. Нам лучше пореже обращаться к здешней прислуге. И не опаздывай, - она потянулась за кошельком.
   -Разве обязательно платить слугам за каждую мелочь? - вырвалось у Тьяны.
   -Ах, милая. Каждая мелочь может быть бесценной, если она вовремя. Ну, ты же разумная девочка...
   Прибежала горничная, уже другая, и проводила Тьяну вниз, к высоким резным дверям, которые открывались не во двор, а в парк. Но перед этим мелкая монетка исчезла в кармане её фартука.
   -Пожалуйста, миледи, - сказала она, распахивая двери, - прошу вас, гуляйте только по главной аллее. Дорожек так много, с непривычки можно заблудиться, как в лесу. Вас придется искать с собаками, миледи. К тому же после дождя там сыро, миледи.
   -Я эссина, - поправила Тьяна чуть раздраженно, - не леди. Эссина Рори. Благодарю.
   -Конечно, эссина, как скажете, - тут же согласилась девушка. - Видите вон ту башню? Она из парка видна отовсюду. Перед ужином на ней поднимут синий флаг, а чуть позже пробьют в барабан. Как только увидите флаг, поторопитесь, эссина.
   -Благодарю, - Тьяна улыбнулась, желая загладить недавнюю резкость, - а как можно выйти к морю?
   -О, - девушка слегка растерялась, - думаю, калитки в ту сторону заперты, эссина. А главный спуск есть в самом конце аллеи, но он далеко, эссина, и вы очень устанете... особенно когда будете подниматься обратно. И опять же, там сыро, эссина. Не ходите туда сегодня, а потом, должно быть, герцог сам устроит прогулку для гостей...
   -Хорошо. Благодарю, - вздохнула Тьяна.
   -Хорошей прогулки, эссина... - девушка поспешно закрыла дверь, и убежала, это было хорошо слышно.
   Тьяна оглянулась. По лестнице поднимался молодой человек, привлекательный, хорошо одетый. Он небрежно поклонился Тьяне, с мимолетным интересом мазнув по ней взглядом, и скрылся в дверях, не обратив внимание на ответный поклон -- впрочем, Тьяна лишь слегка наклонила голову.
   Это от него горничная сбежала, как испуганная белка?
  
   5 августа
   Тьяна спустилась на мощёную булыжником дорожку, которая терялась вдали, между деревьями. Довольно широкую, две кареты легко разъедутся. Это, надо думать, и есть главная аллея, по которой ей можно гулять. Было свежо, тихо и почти безлюдно -- почти, потому что в отдалении прогуливались три дамы.
   Тьяна была вполне разумной девочкой, на что и надеялась её тетушка, но она пока не понимала, огорчаться ей следует или радоваться. Огорчаться -- провалу своей миссии, радоваться -- этому же. Ведь провал означал свободу и возможность когда-нибудь выйти замуж за нормального человека, то есть за такого, который похож именно на человека, а не на непонятно кого. И в то же время, он означал большие сложности в скором уже будущем. И просто невероятно, что кто-то попросит её руки. Хотя, кажется, говорили, что сам король иногда берет под свою опёку благородных девушек, на которых свалились трудности, и своей волей выдаёт их замуж. Зато, если уж он берется за это, то не терпит никаких возражений.
   Может, матушке стоит обратиться к королю?..
   И ещё быть разумной Тьяне мешала близость моря, возле которого ей так хотелось побывать.
   Прикоснуться к нему. Опустить руки и лизнуть -- говорят, оно соленое. Море было совсем рядом.
   А если за всё время, что ей придется пробыть здесь, она так и не сможет прогуляться к морю, потому что придется заниматься другими вещами?
   Это будет просто обидно.
   Мощеной была только сама главная аллея, дорожки, иногда отходящие от нее в разные стороны, оказались просто посыпаны песком. Догоняя дам впереди, Тьяна поняла, что это их она встретила недавно на галерее - ту красивую девушку с родственниками. Свою счастливую соперницу. А красавица в нарядном платье счастливой не выглядела -- и это ещё мягко сказано.
   Не желая никому попадаться на глаза, девушка свернула на боковую дорожку, и скоро дошла до ажурной кованой калитки в каменной стене. Калитка была заперта на внушительный висячий замок. Дорожка продолжалась и за калиткой, но уже не казалась такой ухоженной, как по эту сторону забора. И теперь ясно видно было, что дорожка ведет вниз.
   И море в этой стороне. Почему заперто?..
   Тьяна положила руки на узорную вязь калитки, провела пальцами по пыльным завиткам и довольно сильно толкнула, скорее из чувства досады, чем рассчитывая, что каким-то чудом путь откроется -- уж слишком большим, новым и не внушающим сомнения был замок.
   Однако замок вдруг упал на землю -- его дужка, оказывается, просто висела в петлях незамкнутой, чего не было заметно на первый взгляд.
   Тьяна открыла калитку и вышла, огляделась. Ничего ведь не случится, если она пройдет немного и посмотрит, что там? Совсем немного.
   Тут же у неё появилась идея проявить осторожность, она вернулась, подняла замок и спрятала его под большим камнем -- если вдруг садовник или еще кто-то увидит открытую калитку и решит запереть, пока Тьяна будет снаружи, она окажется в незавидном положении.
   Очень скоро пологий спуск превратился в своего рода лестницу из широких каменных плит -- несколько шагов вперед, один вниз, опять несколько вперед. Но идти было легко, и Тьяна отбросила прочь сомнения -- если что, она всегда успеет быстро вернуться. К тому же, море показалась внизу, вот прямо ещё немного...
   Скоро она очутилась на широком каменистом берегу, кругом были скалы, целые нагромождения скал, к воде вел узкий проход. И никого, совсем никого вокруг.
   Тетя Элла бы рассердилась. Она удивительно легко относилась к любым прегрешениям племянниц, но это бы точно не одобрила.
   Высоко подобрав юбку и осторожно, чтобы не споткнуться, Тьяна принялась пробираться к воде. И вдруг...
   Какое-то массивное тело легко и почти неслышно спрыгнуло на откуда-то сверху прямо перед ней, в нескольких шагах. От неожиданности Тьяна отпрянула, всё-таки споткнулась и упала, и закричала, и даже постаралась отползти немного, с ужасом глядя на животное, которое...
   На животное?
   Зверь, именно зверь...
   Его мохнатая бурая шкура с рыжими подпалинами была мокрой, с неё ещё стекала вода.
   Он медленно оглянулся... да, только что ловкий и подвижный, несмотря на кажущуюся громоздкость и неуклюжесть, теперь, услышав Тьяну, он двигался очень медленно.
   Его морда... нет, лицо, было тоже покрыто короткой шерстью. Именно лицо, потому что это, конечно, было никакое не животное. Глаза -- Тьяна вздрогнула, когда со звериного лица на неё глянули не звериные, а человеческие глаза... зеленоватая радужка, с двух сторон окруженная белым -- как у людей.
   Чудовище.
   Так же медленно человек-зверь отвернулся, и Тьяна услышала:
   -Вам уже лучше, эссина? - голос был низкий, немного хриплый, но, определенно, человеческий, - сможете встать самостоятельно?
   -Да-а... - выдохнула Тьяна, и поднялась сначала на колени, потом на ноги, придерживаясь за камень, это вышло ничуть не изящно и недостойно юной благородной эссины.
   Человек-зверь всё же наблюдал за ней искоса.
   -И теперь повернитесь и уходите отсюда той же дорогой, которой пришли, эссина. Сможете по пути не упасть в обморок? - явная усмешка в его голосе разозлила Тьяну.
   -Простите, милорд, - наконец она сообразила обратиться, как должно, - я не хотела. Это получилось случайно. Мне очень жаль, поверьте.
   -Повернитесь. Вы понимаете, в какую сторону вам сейчас следует идти, эссина?
   -Да, милорд, - она повернулась, встав спиной к чудовищу, кожаная подошва туфли скользнула по камню, и Тьяна опять чуть не упала.
   -Гм. Дышите глубже, - заметил лорд-чудовище. - И не бойтесь так. Я не кусаю юных дев, хоть они, возможно, и вкусные, - и он ещё вздумал шутить...
   -Я не боюсь, милорд! - Тьяна невольно повысила голос. - И не падаю в обмороки. Я просто оступилась. Ещё раз простите, милорд, мне действительно очень жаль.
   -Я вас уже простил. Вы собираетесь уходить, или нет?
   Тьяна стояла, не шевелясь. Ей, по правде говоря, не хотелось уходить вот так, даже не поглядев толком на брата герцога. Раз уж повезло и они случайно встретились. И почему он, если на то пошло, сразу её прогоняет? Почему бы им не поговорить немного? Он разговаривает, как благородный человек. Будет хотя бы что рассказать сестрам...
   -Простите, милорд, - Тьяна кашлянула, чтобы голос стал звонче, - простите, но я ехала сюда, как ваша возможная невеста, и была готова не бояться вашей... не совсем обыкновенной внешности, милорд. Я испугалась просто потому, что не ожидала никого здесь встретить, а вы...так внезапно появились. И я немного разочарована, что перед этим вы отказали мне даже в коротком официальном свидании, а ведь нам пришлось проделать ради этого немалый путь, причем по вашему приглашению. Так почему бы нам сейчас... я хочу сказать, просто не поздороваться, хотя бы?..
   -Гм... - вот теперь в его голосе ей послышалась некоторая растерянность, - вы тоже невеста? Эссина Рори, верно? - и вдруг он коротко рассмеялся, - Хорошо. Пройдите немного вперед, эссина, прошу вас. Только не оборачивайтесь. Мне просто нужно одеться, эссина.
   Тьяна послушно прошла несколько шагов вперед, не сразу вникнув в смысл последних слов. Когда это случилось мгновением позже, она судорожно вздохнула и ощутила, как щеки наливаются жаром...
   Да, он ведь, действительно, был раздет. Он встал спиной к ней, потому что...
   О, Пламя Творящее!
   Она донимала разговорами неодетого мужчину, который перед этим недвусмысленно попросил её удалиться?
   Но в том-то и дело, что Тьяна не отнеслась к нему, как к мужчине, потому что он не похож на обыкновенных мужчин. И она даже не подумала, что он раздет, потому что он одет своей шкурой, одет так, что не видно и крошечного кусочка голой кожи.
   И тем не менее, он -- мужчина, за которого она собралась выйти замуж. И который предпочел ей другую. И уж конечно, себя он воспринимает не как зверя...
   -Пожалуйста, повернитесь ко мне, эссина Рори, - услышала Тьяна тот же низкий, чуть глуховатый голос. - Тут мало места, чтобы я мог вас обойти, мне не хотелось бы нечаянно вас задеть.
   Она повернулась, не без опаски вскользь взглянула. Лорд Чудовище остался босиком, но надел штаны и легкую, просторную полотняную куртку с завязкой на поясе, похожие по крою куртки, только шерстяные, носили в холода работники в Рори.
   Ничего удивительного, если тесный, по нынешней моде камзол ему не по вкусу.
   -Итак, добрый день, эссина Рори. Надеюсь, вы простите мне некоторую вольность моего костюма. Я не ждал гостей.
   -Конечно, милорд, - сказала она тихо. - Это вы... простите меня...
   Сколько раз она уже сказала это "простите"?..
   -Нас должны бы представить друг другу, эссина, но раз обстоятельства сложились именно так, что ж... Я, как вы поняли, лорд Айд. Лорд Валантен Айд, - он церемонно нагнул голову.
   -Меня зовут Тьяна Рори, я дочь барона Эвкара Рори, из Скарата, милорд.
   -Тьяна Рори? - удивленно повторил он. - Здесь ждали Дивону Рори, насколько я помню.
   -Дивона -- моя сестра. Старшая сестра. Она не смогла приехать, поэтому я её заменила.
   -Гм... - лорд Айд внимательно смотрел на неё. - Я не только не отказывался от свидания с вами, я даже не знал о вашем приезде. Теперь понятно, почему. Тьяна... это прекрасное имя, эссина, но, боюсь, оно никому здесь не нравится. Тьяной звали мою покойную мать, которая, как считается, принесла одни несчастья роду Айдов.
   Да, действительно, это всё объясняло.
   -Я поняла, милорд, - она совсем растерялась и не решалась поднять на него взгляд. - Простите, мы не знали этого.
   -А как вы сюда попали, эссина Тьяна? Не через забор же перелезли? И зачем?
   -Нет, конечно, я не лезла через забор. Калитка оказалась открыта. Я просто хотела спуститься к морю, чтобы посмотреть на него вблизи.
   Внезапно Тьяна разозлилась на собственную робость. С какой стати?.. Она не виновата, что носит именно это имя, а никакое другое. В том, чтобы заменить сестру при брачном предложении, нет ничего особенного. Она не годится в жены этому... лорду Айду? Ну и замечательно. Он тоже не мужчина её мечты, и это мягко сказано! Тетя сказала правильно -- всё к лучшему! И даже их горничная не сомневается в этом!
   Он держится спокойно и просто, и с ним приятно разговаривать. И он тоже ни в чем не виноват, если на то пошло. И он, действительно, не кусается.
   И она посмотрела прямо ему в... лицо. Это не было мордой зверя, даже подумать так ей показалось нелепым, потому что человеческие глаза смотрели на неё с пониманием и легкой усмешкой. И она не содрогнулась, и не захотела сразу отвернуться. Скорее, она стояла и разглядывала его, стараясь запомнить облик -- потом можно будет нарисовать. Она даже пожалела, что прямо сейчас под рукой нет бумаги и рисовального угля.
   Волосы на его голове были густые и длинные, до середины спины, и немного вились, хотя от остальной шерсти они отличались разве что длинной. Узкий, почти человеческий нос, тонкая темная, почти черная кайма губ, немного раскосые глаза, и почти человеческая посадка головы. Шея была довольно толстой, и плечи -- широкими, слишком развернутыми, слишком человеческими. Фигура же в целом -- мощной, широкой, угловатой какой-то, босые ступни ног -- просто огромными, с немного загнутыми темными когтями. Он на её глазах ловко спрыгнул с высокой скалы Он очень странно выглядел и для человека, и для зверя, этот лорд Айд. Как будто кто-то с помощью злого колдовства перемешал, сплавил вместе в одном котле черты разных зверей, и добавил к ним человеческие...
   Впрочем, почему "как будто"? Скорее всего, так оно и есть.
   И вот что ещё: с некоторым замешательством Тьяна поняла, что вовсе не считает этого лорда-зверя ни кошмарным, ни уродливым, ни просто неприятным. Он был даже в чем-то привлекательным -- но по не по-человечески.
   Не как мужчина, за которого нужно выйти замуж.
   Но ведь от неё этого уже и не требуется, правда ведь?
   Их взгляды встретились, и Тьяна вдруг увидела в глазах Чудовища удивление.
   Да-да, он был удивлен...
   -Вы больше не хотите подойти к воде? - спросил он и посторонился, давая дорогу, - пойдемте. Заодно можем поговорить. Я ведь должен вам свидание и беседу? Вам нечего меня опасаться, эссина Рори.
   Конечно, это всё было вопиющим нарушением приличий. Им нельзя встречаться наедине, их должны были официально представить друг другу...
   Только теперь-то к чему об этом беспокоиться?
   -Конечно, милорд, - согласилась Тьяна, и пошла мимо Чудовища в сторону моря.
  
   У самой воды скал не было, была полоса мелкой разноцветной гальки шириной в несколько шагов. А море... оно раскинулось перед Тьяной, тихое, спокойное, блистающее легкой рябью, прозрачное у самых её ног и дивное в своем смешении синевы и зелени -- дальше, до самого горизонта. Оно было таким разным -- где-то освещенное солнцем, где-то в тени от туч, скопившихся теперь в одном месте, справа у дальнего края неба, как сор, который горничная смела веником...
   От моря, даже такого послушного и ласкового, шаловливым котенком норовившего достать туфельку Тьяны, всё равно веяло невероятной мощью, как будто кто-то большой, опасный, сильный прилег отдохнуть тут и пообещал вести себя хорошо.
   У них в Рори в одном из залов нижнего этажа висел старый гобелен, на котором был выткан корабль, гибнущий во время бури. Тьяне гобелен нравился, хотя его краски были теперь далеко не такими яркими и сочными, как та действительность, что открылась её взору.
   Морю-котенку, видно надоело попусту дразнить Тьяну, и очередной волной оно достало её, плеснуло на подол и на туфельку.
   -Идите сюда, эссина, - позвал её лорд Айд.
   Он уже принес откуда-то темный шерстяной плащ и постелил его на плоский камень.
   -Вот, присядьте. Вам ещё придется утомиться, когда будете возвращаться. Прошу вас.
   Она села на плащ, стараясь спрятать он него мокрый подол. Похоже, туфля тоже промокла изнутри...
   -Вы не против, если я сяду позади вас, и мы поговорим?
   -А почему позади, милорд? - простодушно удивилась она, - разве нам будет удобно разговаривать, если вы будете за моей спиной?
   -Гм... то есть, я не смущаю вас своим видом? И не пугаю?
   -О... нет, милорд, - она спокойно посмотрела ему в лицо, давая понять, что пугаться тут нечего.
   И это было действительно так, в конце концов.
   -Хорошо, эссина, - он сел перед ней в паре шагов, прямо на гальку, непринужденно обхватив рукой колено.
   Его ноги были почти по-человечески длинны. А в целом это был большой, расслабленный, сильный зверь, и при этом готовый, кажется в любой момент прыгнуть. Зверь с очень выразительными человеческими глазами... это единственное, что немного смущало...
   Точнее, это дарило ощущение, что перед Тьяной сидел человек в маске и карнавальном костюме.
   А цвет глаз лорда Айда был смесью синевы и зелени. Как цвет моря там, где на воду падают солнечные лучи.
   -Позвольте спросить, эссина. Почему не приехала ваша сестра?
   -У неё был жених, милорд, хотя помолвку и не заключали. Она была в него влюблена. Они... поженились без согласия родителей, - опустив голову и осторожно подбирая слова, объяснила она.
   И увидела, как он быстро улыбнулся, показав клыки гораздо длиннее остальных зубов. И невольно вздрогнула. Он заметил и слегка нахмурился, сжал губы. Потом сказал:
   -Говоря проще, они убежали.
   -Именно, милорд.
   -Но вашему семейству очень нужны деньги, поэтому было решено не упускать такой случай. И пришлось приехать вам. Да, видите ли, я интересовался своими "невестами" и их обстоятельствами. Ваш единственный и любимый брат очень вас подвел.
   Она стиснула в кулаках ткань юбки, и посмотрела прямо ему в глаза.
   -Да, милорд. Всё именно так.
   -Вы сразу согласились быть проданной, или долго плакали, убивались и в конце концов позволили себя уговорить?
   Вот это уже было грубо. И обидно слышать. Разве она дала ему повод?..
   -А вы как думаете, милорд? - она постаралась взглянуть на него как можно холоднее.
   -Я хочу услышать ответ. Пожалуйста, эссина.
   -Я сама захотела ехать вместо сестры. Именно потому что, как вы сами сказали, нам очень нужны деньги. Рори -- майорат. Вся надежда на брата.
   -Я понимаю. Говорите, что решили ехать добровольно? Вам этого даже не предлагали? Не уговаривали?
   -Не предлагали. Ведь сам король выбрал мою сестру, - пробормотала Тьяна, - я с самого начала сказала, что могу заменить сестру в этой поездке, но об этом и слышать не хотели.
   -Да, король выбрал, - кивнул лорд Айд, - взял на себя этот труд. Он считает, что знает всё о моих предпочтениях. Я ему благодарен за заботу, конечно.
   Теперь ей показалось, что в его глазах мелькнуло веселье.
   -А он... знает? - зачем-то уточнила Тьяна, и опять покраснела.
   Странный, неправильный у них получался разговор!
   -Ну, да... пожалуй.
   То есть, он сейчас однозначно дал понять Тьяне, что она ему не нравится. Что ж, с этим и так всё ясно.
   -Значит, вы сами предлагали себя на место сестры? А почему, эссина?
   Тьяна вздохнула. Он желает слышать правду? Хорошо, пусть получает.
   -Потому что я боялась вас намного меньше, чем Дивона, милорд, - она теперь смотрела на него прямо, не опуская глаз. - И потом, раз невест много, то шансы выйти за вас замуж с самого начала были не слишком велики. Зато мне хотелось приехать в Нивер. Видите ли, мы последнее время редко где бывали, милорд. Поэтому мне искренне хотелось с самого начала занять место сестры.
   -Я понял, - и он беззвучно рассмеялся, запрокинув голову.
   Опять показались клыки, но на этот раз не испугали Тьяну -- она о них уже знала.
   -Вы боялись меня намного меньше, - задумчиво повторил лорд-чудовище.
   -Прошу, не обижайтесь, - вздохнула Тьяна, - сказать, что я совсем не боялась вас, было бы ложью, конечно. Вы ведь понимаете, какие слухи ходят о вас по Грету, - она внезапно умолкла, раскаиваясь, что сказала лишнее, - простите, милорд.
   Он взглянул на девушку, его глаза по-прежнему смеялись, и она перевела дух, улыбнулась.
   -Да-да, я знаю про слухи. И всё же, я не очень понял, вы хотели приехать сюда, намереваясь ни в коем случае не стать моей избранницей? Или вы, отважная маленькая птичка, решили пожертвовать собой ради семьи и всё же выйти за меня замуж?
   В конце концов, это было ужасно с его стороны, говорить с ней так прямо и откровенно!
   Он внимательно и вместе с тем требовательно смотрел на Тьяну, ждал ответа. А ей не хотелось его обманывать.
   -Я хотела выйти за вас замуж, милорд, - со вздохом признала она. - Да, чтобы помочь семье. Вы знаете, почему... вы сами говорили об этом.
   -Значит, вы всё же отважная маленькая птичка. Хотите навеки продать себя мне, кошмарному созданию, лишь отдаленно напоминающему человека... очень отдаленно, прямо скажем. И всё это ради благополучия ваших близких. Вы спасете их ценой себя, и они никогда не смогут вернуть вам этот долг. Скорее, забудут о нем уже скоро. Вы уверены, что они действительно не выживут без вашей жертвы?
   -Не надо так говорить, милорд, - попросила Тьяна, которой действительно было неприятно всё это слушать. - Многим девушкам приходится выходить замуж так, как решат родители, их желания не берут в расчет. Так что, выйти замуж -- не такая уж жертва.
   -Даже если нужно выйти замуж за меня? Вы искренни, эссина?
   -Милорд, я встречала людей более неприятных, - быстро сказала она, не успев подумать, стоит ли...
   Его глаза опять ей улыбнулись... только глаза, показывать клыки лишний раз он всё же остерегался, видимо.
   -Это правда, милорд, - добавила она.
   И это действительно было правдой. Чем больше смотрела она на лорда Айда, тем менее отталкивающим он ей казался... хотя, нет, неправильно, отталкивающим он не был с самого начала. С каждым взглядом его внешность казалась естественнее, и даже привлекательнее, может быть. Не по человечески, да, пусть совсем не по человечески...
   Его спокойные, плавные, точные движения -- он не был неуклюжим, несмотря на громоздкую фигуру. Его глаза, умеющие выражать так много. Его спокойный низкий голос. И манера говорить легко и спокойно -- обо всём. Кажется, за всю свою жизнь Тьяна никогда так не разговаривала ни с кем из мужчин. И сейчас бы не решилась -- будь лорд Айд просто мужчиной...
   Что, пожалуй, действительно сразу отвратило бы её от Чудовища, так это запах, запах зверя. Но от него ничем таким не пахло. Здесь, на берегу, крепко пахло лишь морем, они оба, кажется, уже пропитались этим запахом. И ничего похожего даже на запах пота или немытого тела.
   -Видите ли, эссина, - лорд Айд поднял камешек и подбросил его на ладони, - в своем будущем браке я не жду ничего такого, о чем поют в балладах. Может быть, вам известно: это будет брак ради детей. Ради наследников семьи Айдов. Будет подписан договор, и оговорены условия развода -- если детей не будет, или если не будет сыновей. Этот брак просто сделка, эссина. Видите, подход у нас одинаковый -- просто сделка. Я не испытываю желания ввязываться в это ради каких-то своих удовольствий. А стремление короля подобрать для меня подходящую, по его мнению, жену... - вот тут он опять показал клыки, - не стоило ему беспокоиться. Моя невеста должна быть благородного происхождения и здоровой, и её родственницы по женской линии должны благополучно справляться с родами -- на этот счет наводили справки, насколько мне известно, - он коротко взглянул на Тьяну.
   -Я понимаю, - спокойно кивнула она.
  
   От 7 августа
   Такие вещи не обсуждают с юными эссинами, но, похоже, Чудовищу было наплевать на приличия.
   -Конечно, она не должна быть уродливой, но и только, - продолжал лорд Айд. - Чтобы не испортить внешность будущим поколениям Айдов, ведь мы считаемся довольно-таки красивым семейством. Если не включать в него меня, разумеется, я отдельный случай, - в его голосе опять звякнула усмешка, - вы слышали про проклятье, которым наградили мою матушку?
   -Да, милорд, - ровным голосом ответила Тьяна.
   -Очень хорошо, - он провел ладонью по камешкам, сгребая их, и когти на его коротких толстых пальцах на несколько мгновений удлинились почти вдвое, оставляя борозды.
   Тьяна невольно вздрогнула и отвела взгляд.
   -Ваша невеста очень красивая, милорд, - сказала она зачем-то, - я видела её сегодня.
   -Моя невеста? - переспросил он удивленно, - ах, да, леди Нила. Как считаете, ей идет её исключительная бледность? - его глаза опять смеялись.
   -Э... не знаю, милорд.
   -А вы были когда-нибудь влюблены, эссина? У вас нет, случайно, жениха или возлюбленного, по которому вы стали бы грустить? - теперь в его глазах было только внимание.
   -Нет, милорд, - уверенно ответила Тьяна.
   -И никто никогда не разбивал вам сердце? Вы не были оскорблены ничьим пренебрежением?
   -Нет, милорд!
   -Не сердитесь, - попросил он мягко. - Ваша сестра хорошо сделала, что сбежала с женихом. Мне и с большой доплатой не нужна супруга, которая будет страдать по какому-нибудь другу детства.
   -О, я понимаю вас, милорд.
   -А также мне не хотелось бы видеть рядом женщину, которой я буду причинять страдания уже тем, что существую. Это мне, знаете ли, тоже было бы неприятно. Из двух моих "невест" одна сразу свалилась в обморок, и я больше её не видел. Другая, леди Нила, выдержала наше знакомство, но ничего не ест, бледна как сама смерть и её постоянно поят укрепляющим и выгуливают в парке. Однако мне придется жениться на ней, если вы не примете мое предложение, эссина Рори, - его внимательный взгляд теперь спрашивал и ждал, - вы выйдете за меня замуж?
   -Что вы сказали, милорд? - изумленно выдохнула Тьяна. - Но ведь... милорд герцог сказал... ваша невеста... и моё имя...
   -К демонам герцога и что он там сказал. Сейчас решаем мы с вами. И каков же ваш ответ?
   Тьяна молчала, и у неё зазвенело в ушах.
   -То есть, вы были сейчас такой милой, поскольку считали, что предложение уже сделано другой и вы его не получите? - опять насмешка и грусть во взгляде.
   -Да, милорд, - сказала она, перед этим глубоко вздохнув, - то есть, нет! Да -- это мой ответ. Я согласна выйти за вас замуж. Но -- почему?.. - не удержалась она.
   Откуда-то сверху приглушенно зарокотал барабан...
   -Повторите ещё раз, эссина, прошу вас. Вы согласны стать моей женой и матерью моих детей? - он протянул лапу... нет, руку ладонью вверх, и Тьяна не без некоторой дрожи подала ему свою, он тут же мягко её сжал.
   Его ладонь была широкой, коричневой и немного жесткой от мозолей, но без шерсти и теплой, а когти он спрятал, и они казались просто ногтями, крупными и темными.
   -Да, милорд. Я согласна стать вашей женой.
   -За десять тысяч дреров?
   -Конечно, милорд, - она решилась улыбнуться кокетливо.
   -Благодарю, эссина, - он не спешил выпускать её руку. - Хоть что-то хорошее случилось сегодня, и я действительно рад. А почему? Я же только что всё объяснил. Лишь в ваших глазах я не нашёл отвращения. Да, и ещё. Вы понимаете, в чем заключаются супружеские обязанности женщины? А именно те, которые приводят к рождению детей? Хотя бы приблизительно? Вам что-то уже объяснили?..
   -Милорд! - вот теперь она смутилась.
   Нет, он не должен был говорить с ней об этом сейчас!
   Ей никто ничего не объяснял. Не сочли нужным касаться этой темы раньше времени, видимо. Ну, а приблизительно...
   -Очень приблизительно, милорд, - сказала она. - Если это похоже на то, как...
   Вот это она зря начала... Надо было как-то уйти от этой темы.
   -На что?..
   -Как это бывает у лошадей, - через силу выговорила Тьяна.
   Её щеки теперь пылали.
   Он просто кивнул.
   -Вы всё понимаете верно. Пообещайте мне и при этом не падать в обморок, а я со своей стороны ручаюсь, что не принесу вам большего вреда, чем любой другой мужчина на моем месте. Я буду осторожен. И вообще... вам нечего бояться.
   -Конечно, милорд.
   -Благодарю вас. Я очень рад, - он погладил пальцем её ладонь. - Нет, не рад -- я счастлив. Это просто подарок какой-то. Вы -- мой подарок, эссина.
   -Милорд, а я могу попросить у вас подарок?- вдруг выпалила она.
   -Конечно, - он быстро взглянул на неё. - Что бы вам хотелось получить?
   -Мне бы хотелось нарисовать вас, хотя бы попробовать. Вы позволите?
   Спросил бы кто, зачем она это сказала!
   Он удивился. Явно ожидал чего-то иного.
   -Почему бы и нет? Жене я могу позволить и не такое. Мне даже любопытно, что у вас получится, - и снова в его прищуренных глазах была улыбка, - а пока я сам сделаю вам один подарок. Совсем маленький. Пойдемте, - он сделал приглашающий жест.
   Некоторое время они шли по гальке вдоль берега, потом пришлось подниматься по каменным ступеням наверх, эта лестница оказалась много круче той, по которой Тьяна спускалась, зато не такой длинной, и вывела их прямо на каменную галерею. Это тоже был замок -- стены, башня...
   Карликовый замок, словно вросший в прибрежные скалы.
   -Когда-то очень давно это и называли замком Нивер, - пояснил лорд Айд, заметив, что Тьяна удивленно осматривалась, - Сейчас это Нижний замок. Это мои владения, - он сам распахнул перед Тьяной дверь.
   Они миновали коридор, потом узкую открытую галерею прямо над морем и поднялись по лестнице на второй этаж, оказавшись в большой квадратной комнате с высокими узкими окнами.
   Здесь у стены стояли два широких низких кресла, оббитые потертым гобеленом, в любое из которых, пожалуй, свободно поместился бы лорд-чудовище, сундуки, окованные медными полосками -- очень старые на вид, по своему изящные, хорошей работы. Большой и высокий, тоже массивный стол-секретер, возле него -- широкая скамья, покрытая какой-то пятнистой шкурой.
   Похоже, обыкновенные стулья Чудовищу не нравились.
   Тьяна, которой не предложиди присесть, осталась стоять посреди комнаты. Лорд Айд достал из секретера маленькую шкатулку, а из неё -- кольцо с ярким зеленым камнем размером с крупную горошину.
   Приблизился он мягко, неслышно, медленно.
   -Вы не передумали, эссина? - и протянул руку.
   И она опять подала ему свою. Он одел ей на палец кольцо. Удивительно, оно пришлось впору. Тонкий ободок, тонкая, такая скромная оправа, и великолепный камень.
   -Вот. А то что-то мне не хочется рисковать, - сказал лорд Айд. - Это один из знаменитых изумрудов Айдов, их всегда носили женщины нашей семьи. Решение принято, помолвка состоялась, назад пути нет. Впрочем, вы можете и изменить решение до свадьбы, но скажите об этом лично мне, и мне же верните кольцо. Вы поняли?
   -Да, милорд.
   -А теперь вам лучше вернуться в Верхний замок. Я распоряжусь, вас проводят.
   -Да, благодарю, милорд. Моя прогулка затянулась, - Тьяна неловко улыбнулась, - я опоздала на ужин.
   -Это пустяки, моя леди, - обращение он выделил голосом, - Мы были заняты более важными делами. И да, вот что: не бойтесь моего брата. И тем более его жену. И вообще, никого не бойтесь. И носите кольцо всюду и всегда, начиная с сегодняшнего вечера.
   -Хорошо, милорд, - Тьяна невольно ощутила холодок между лопатками.
   Ей как избраннице лорда Айда будут не рады в этом благородном обществе, придется перенести их холодность и неудовольствие, и хорошо, если лишь это. Он только что её об этом предупредил.
   Ничего страшного, в конце концов, её пригласил сам король. Точнее, её сестру. Не просто так ведь пригласил! Но ту бледную леди Нилу уже обнадежили... точнее, её семейство уже обнадежили.
   Чудовище дернул шнурок звонка, и через минуту заглянул слуга, тоже в зеленом, как, похоже, все слуги в замке. Увидев Тьяну, он даже дернулся от неожиданности, и, пройдя в комнату, поклонился.
   -Милорд.
   -Ривер, проводи мою леди... то есть мою невесту эссину Рори до её комнат в Верхнем замке. И погоди минуту, я черкну записку для герцога.
   Записку лорд Айд написал очень быстро, отодвинув ногой скамью и просто нагнувшись над столом. Удивительно, как легко он управлялся с пером своими неуклюжими на вид пальцами. Слуга спрятал бумагу в кожаный футляр и поклонился теперь Тьяне.
   -Пожалуйте за мной, миледи.
   -До свидания, Тьяна, - сказал лорд Айд. - Кстати, мне нравится это имя.
   -До свидания, милорд.
   Нижний замок был не замком в полном смысле слова, а небольшой его частью, перестроенной, видно, не так давно: стена, примыкающий к ней донжон, пара отдельно стоящих башен и кусок ещё одной стены, упирающийся в берег, на этой стене был устроен крытый переход. Донжон оказался оказался больше, чем Тьяне подумалось поначалу. Они со слугой поднялись ещё на этаж, и оттуда по переходу вышли прямо в парк. Слуга ключом открыл калитку, похожую на ту, через которую Тьяна попала на берег. Еще немного, и стало понятно, что они оказались на той самой главной аллее, по которой Тьяне полагалось недолго прогуляться, но намного дальше того места, где она свернула.
   -Скажите, Ривер, а во... владения лорда Айда нельзя попасть свободно, из парка?
   -Нельзя, миледи, - бесстрастно ответил тот.
   -Я не леди. Не называйте меня так, - возразила она из-за ей самой непонятного упрямства. - Я эссина Рори.
   Слуга и бровью не повел.
   -Раз милорд сказал, что вы -- леди, значит, я буду так называть вас.
   И немного погодя неожиданно добавил:
   -Те, которые "не леди", не носят изумрудов Айдов, миледи. Ничего, вы скоро привыкнете. До свадьбы осталось два дня, - и быстро улыбнулся Тьяне.
   Она улыбнулась в ответ.
   Это было необычно для слуги - говорить ей такое, тем более что он недавно увидел её впервые. Но он явно отнесся к ней благожелательно, и Тьяна была ему за это благодарна.
   До свадьбы -- два дня...
   Завтра официальное объявление о помолвке, потом один день будет пропущен, поскольку помолвка по закону не может длиться менее одного дня, и на следующий день уже свадьба!
   Теперь ощущение холода между лопатками не проходило долго, всё то время, пока они шли по аллее, поднимались по лестнице к дверям. Потом прошло, может быть, от вида рассерженной тети Эллы, нервно расхаживающей по холлу.
   -Тин, как можно! - воскликнула тётя, и, видно, сказала бы что-то ещё, если бы не чужой слуга рядом с племянницей.
   -Прошу прощения, миледи, - Ривер поклонился, - мне приказано проводить невесту моего лорда до её покоев.
   -Да, тетя, - быстро сказала Тьяна, - лорд Айд сделал мне предложение, я согласилась, - и показала кольцо.
   Леди Фан вдохнула, выдохнула, и ... ничего не ответив, направилась к лестнице.
   Ривер с невозмутимым видом проводил их до самых дверей, опять поклонился и удалился.
  
  
   Зайдя в комнату, леди Фан, словно разом обессилев, упала в кресло.
   -Девочка моя. Как можно?.. Как ты этого добилась?
   -Случайно, тетя. То есть, я встретила его случайно. И я не упрашивала его на мне жениться, если ты об этом. Он сам попросил...
   -Он очень... ужасен?
   -Вовсе нет. Он вообще не ужасен. Но...
   -Но -- что?..
   -Ничего, тетя. Мы ещё дома обо всём говорили, всё решили -- чего же теперь?
   -Конечно. Но всё же мне не верилось, что именно ты...
   -Хватит, тетя. Пожалуйста, не мучай меня! - взмолилась Тьяна.
   Действительно, не хотелось ни говорить об этом, ни думать. Хотя бы пока. Завтра -- может быть.
   Она ведь и сама не верила. Точнее, не знала теперь, верила или не верила...
   -Мы всё уже решили, - повторила она. - И получилось так, как нам хотелось. Это ведь хорошо. Давай радоваться, и не будем больше об этом.
   -Глупая девочка. Ты не понимаешь, каково это -- жить с неприятным тебе мужчиной, даже если для всего света он умный, красивый и знатный. А каково будет тебе... если он с виду и не мужчина вовсе?!
   -Тетя, - со вздохом сказала Тьяна, - если ты так думаешь, надо было оставить меня в Рори. Не везти сюда. Но раз мы здесь, таких разговоров больше не нужно. А теперь мне надо переодеться. Или нас уже не ждут в на ужин?
   Её бы это очень устроило. Скучный вечер в одиночестве в её состоянии было бы именно то, что нужно.
   -Ждут! -леди Фан тяжело встала. - Давай, я помогу тебе. Кору я отправила в прачечную.
   Платье было готово, висело возле кровати в спальне. Светло-зеленый шелк, золотистые кружева -- очень красиво. И что с того, что шелк они купили меньше чем за половину его стоимости, потому что он слишком долго хранился в лавке и его с одной стороны поточила мышь... совсем немного. Благодаря искусству портнихи об этом теперь никто не догадается. Ещё целых три нижних юбки, тоже с кружевом, одна шелковая и две из тонкого батиста...
   -Раздевайся быстрее, - тетя уже подавала ей свежую сорочку.
   Тьяна выскользнула из платья и старой сорочки, нырнула в новую. Одна юбка, другая, шелковая -- сверху. Платье... Гладкий шелк заструился волнующе.
   -Замечательно. А ну-ка, что это за морщинка? Расправь сорочку! - леди Фан сама ловкими пальцами всё разгладила и быстро застегнула пуговки на платье. - Ну, вот. Идеально. Теперь прическа. Хорошо, что ты девушка, даме пришлось бы долго укладывать волосы, мы бы совсем никуда не успели. А так... Я причешу тебя, как на прошлое Новогодье, да? Косы здесь и здесь, и собрать сзади. Тебе очень шло.
   -Да, тетя.
   Вспомнилось заодно, что изумруды вроде бы не носят с зеленым шелком. Или раньше не носили? Неважно, всё равно выбора нет.
   -Вот, готово, милая. А кольцо ты оставишь? Может, лучше пока снять?..
   -Лорд Айд просил носить его с сегодняшнего вечера.
   -Ну, хорошо, хорошо. Ох, девочка моя...
   Тут как раз в дверь постучали -- пришли от герцога справиться, что случилось с гостьями.
   Тучный человек, тоже в зеленом.
   -Мы уже идем, милейший! - пропела тетя, - проводите нас.
   Тот слегка поклонился, вскользь взглянув на Тьяну, заметил кольцо -- и подобрался сразу, поспешно выпрямился.
   -Соблаговолите следовать, леди... - и ощупал Тьяну внимательным взглядом.
   Она сразу спрятала руку в пышных фалдах юбки.
   До столовой шли молча. Открывая тяжелую резную дверь, сопровождающий объявил:
   -Леди Фан, эссина Рори!
   И они вошли.
  
   Тьяна задержала дыхание. Страшно...
   Несколько шагов от двери и официальный поклон. Да-да, всё в порядке. Собственно, примерно такого Тьяна и ожидала.
   Небольшой зал, длинный стол, герцог и герцогиня Ниверы -- на хозяйских местах, то есть, по обеим концам стола. Гости, с одной стороны мужчины, с другой -- женщины. Рядом полагается сажать жениха с невестой или новобрачных, здесь, вероятно, таковых нет.
   Конечно, на них посмотрели, но и только. И посмотрели-то не всё. Больше всего внимания уделил герцог -- он кивнул официально-приветливо и знаком предложил занять место за столом. Служитель было повел их к середине, одинаково далеко и от герцога и от герцогини, но вмешалась герцогиня, помахав со своего конца стола.
   -Пожалуйте сюда, леди! - показала она, предлагая сесть на свободные стулья совсем близко от неё.
   Пришлось опять поклониться, улыбнуться, постараться, чтобы улыбка была счастливой, а движения -- безукоризненными. Сесть аккуратно. И спрятать кольцо! Не готова была Тьяна демонстрировать его прямо сейчас. Да, называйте это трусостью.
   А может, осторожностью? Или любопытством? Она послушает, что будут говорить эти блестящие дамы, не зная, что именно она -- невеста лорда Айда.
   -Как жаль, леди, что ваша дорога оказалась такой трудной, - сказала герцогиня, - из-за этого вы остались не представлены Валантену.
   -Да, ваша милость, мы действительно крайне огорчены, - с притворной грустью признала тетя, - но ведь такая возможность нам ещё представится?
   Обычная застольная беседа в высоком обществе. Не чувства, а старательное их изображение. Искренность и непосредственность здесь скорее удивит и вызовет улыбку.
   -Нет, что вы. У Валантена слишком нелюдимый характер, чтобы он стал знакомиться с кем-то без крайней необходимости. Но, уверяю вас, вы ничего не потеряли. Скорее наоборот. Не все тут мечтали непременно с ним познакомиться! И многие хотели бы видеть его пореже. Я в том числе, кстати. Зато нам осталось самое интересное -- свадебные торжества, балы, большая морская прогулка. Вы будете довольны, леди, уверяю вас!
   -О, да, ваша милость. Мы уже предвкушаем все эти удовольствия.
   В положении Тьяны как младшей были свои преимущества: она могла молчать, пока к ней не обратились. Говорить следовало тёте.
   Герцогиня сделала знак лакею, чтобы тот подлил вина в её бокал.
   Тьяна пригубила из своего. Вино было светлое, и пахло медом и ещё чем-то очень приятным.
   -Вам нравится в Нивере, эссина Рори? - герцогиня была подчеркнуто приветливой, сияла улыбкой, её глаза блестели.
   -Мне очень нравится, ваша милость. Очень.
   -Вы не огорчены, что избежали представления лорду Айду?
   -Вовсе нет.
   Именно так. Тьяна совсем не была огорчена. Возможно, в официальной обстановке, в присутствии других людей их знакомство было бы совсем другим. Не исключено - просто ужасным.
   -Вы очень сдержанная и разумная девушка, эссина Рори?
   -Вовсе нет...
   Она была очень красивая, леди Овертина Айд, герцогиня Нивер, раз увидишь -- не забудешь.
   Высокая, стройная, грациозная, её платье из синего узорчатого шелка дивно оттеняло глаза, маленькая, тонкая диадема на золотистых волосах, уложенных в затейливую прическу, сверкала. Герцогиня тоже блондинка, их тех, что должны нравиться лорду Валантену. Её лицо... она была похожа на фею из тех историй, что в Рори рассказывали у камина зимними вечерами.
   Изумруд в её кольце был точно такой, как у Тьяны.
   А бледная леди Нила сидела прямо напротив Тьяны, и, кажется, ничего не ела. И нарядная дама, всегда её сопровождающая, тоже была тут.
   -Я всё пытаюсь утешить милую леди Нилу, - сказала герцогиня. - Знакомство с моим деверем её слегка напугало. Да, дорогая графиня? - теперь она обращалась к нарядной даме. - Совсем немного. С непривычки, в этом нет ничего удивительного, верно? Ваша дочь уже сама смеется над своим страхом, не правда ли?
   -Конечно, конечно, герцогиня!
   Её дочь кивнула. Но она сидела, вцепившись в край стола, и выглядела жалко. Тьяне даже, просто-напросто из сострадания к ней, захотелось немедленно вынуть руку из-под стола и показать всем кольцо. Леди Нила, наверное, обрадуется, и у неё проснется аппетит.
   -А вы испугались бы лорда Валантена, если бы вас ему представили, как считаете, эссина Рори? - продолжала забавляться леди Овертина.
   Вероятно, она выпила уже немало этого душистого вина, иначе Тьяна не могла объяснить, зачем было выбирать для застольной беседы такую из ряда вон неудачную тему.
   -О, наша Тьяна тоже довольно пуглива, - весело сказала леди Фан, делая попытку помочь племяннице. - Когда-то она долго не могла простить одного из своих кузенов, который в шутку напугал её в темноте.
   Тьяна кивнула, деликатно улыбнувшись. Да, было такое когда-то давно, и если "полдня не разговаривать" означает "долго не могла простить", то всё так и было.
   Вдруг она встретилась в внимательным взглядом девушки, сидящей рядом с графиней-матушкой. До сих пор девушка эта помалкивала и смотрела только в свою тарелку. Темноволосая, белокожая, тоже сверкающая драгоценностями...
   -О, так вас зовут Тьяна? Поразительно! Но... впрочем, уже неважно, - герцогиня рассмеялась, - моя дорогая, вам удивительно повезло. Вас ждут здесь только развлечения, чудные развлечения и совсем ничего неприятного. Уверяю вас, всё, кроме лорда Валантена, в Нивере достойно восхищения.
   -Вы не должны так говорить, Овертина, - заметила темноволосая, и в её светски-учтивом голосе слышался явный упрек. - Валантен сын и брат герцога, и друг короля, он достоин уважения.
   Она обратилась к герцогине по имени -- как член семьи?..
   -Да, Уна? - идеально ровные брови герцогини на секунду взлетели вверх. - Но разве я говорю о нём без уважения? Если вам так показалось, то прошу меня простить. А вы, эссина Рори, тоже считаете, что наш дорогой лорд Валантен достоин всяческого уважения, поскольку он друг короля и брат моего супруга?
   Непонятно, чего добывалась герцогиня, приставая с такими вопросами к Тьяне. Возможно, это было своего рода продолжением беседы, начатой в их отсутствие. Возможно, это было прелюдией к шутке. А Тьяне вдруг стало обидно за лорда Айда.
   Он сказал ей недавно, что их помолвка -- это то хорошее, что случилось с ним сегодня. И он сделал ей предложение лишь потому, что не увидел отвращения только в её глазах...
   Это несправедливо, в конце концов.
   И потом, ей, как невесте, лучше сразу дать понять всем этим благородным господам, что она на стороне будущего мужа и не желает слышать оскорбления в его адрес, даже завуалированные.
   -Безусловно, ваша милость, - она прямо взглянула в лицо лени Овертины. - Как мне кажется, лорд Валантен -- добрый и умный человек, и достоин уважения прежде всего поэтому. К тому же, в его положении несложно быть умным, но добрым быть много сложнее, чем всем прочим. За это он достоин уважения вдвойне, как я понимаю.
   -О, вот как, - герцогиня поставила кубок на стол. - Браво, браво, эссина. Вы безусловно заслуживаете знакомства с моим дорогим деверем.
   -Думаю, эссина всё-таки не захочет рисковать, - заметила полная пожилая леди в пурпурном шелке, сидящая поблизости, - вдруг лорд Айд передумает и обратит свой благосклонный взор на неё?
   Эту шутку сочли очень остроумной, потому что волна смешков прокатилась по "дамскому" краю стола, задев так или иначе всех -- самые сдержанные или не вполне расслышавшие ограничились улыбками, а мать Нилы горделиво взглянула на Тьяну с высоты своего величия.
  
  
  
  
   Тетя Элла сжала губы и посмотрела на Тьяну ободряюще -- дескать, ну что же ты, начала, так сумей достойно продолжить! И показала взглядом на её спрятанную руку.
   Действительно, пассаж следовало завершить. И да, попросив её носить кольцо с сегодняшнего вечера, лорд Айд вовсе не имел ввиду, что его нужно прятать!
   Напротив. Наверняка он хотел совсем другого.
   -А кто же отрекомендовал его вам добрым и умным, эссина? - сладко улыбнулась герцогиня.
   Все внимали, предвидя развлечение.
   Что ж, они не ошибались.
   -Это моё собственное поспешное впечатление, ваша милость, - сказала Тьяна. - Мне хочется верить, что оно не изменится и в дальнейшем, - и она отважно протянула над столом руку с кольцом, взяв с блюда крылышко запеченной утки.
   Ничего пока не произошло -- никто не обратил внимание на её изумруд. Только Уна с осторожным удивлением смотрела на Тьяну.
   Тьяна ополоснула пальцы в чашке с розовой водой, переставила с места на место свой кубок с вином, потом быстро отхлебнула из него, поискала взглядом, где же на столе вода для питья...
   Как-то разом в горле пересохло, не вином же утолять жажду. И есть не хотелось, по крайней мере, эту утку.
   Тут Уна заметила изумруд и раскрыла глаза в немом удивлении. И графиня-матушка тоже замерла с приоткрытым ртом, глядя на руку Тьяны.
   -Это действительно так, - Тьяна отважно улыбнулась леди Ниле, - мне лорд Айд показался чрезвычайно приятным собеседником. Видимо, у вас просто не было возможности поговорить...
   Если Тьяна и до того была в центре внимания -- по желанию герцогини, то теперь это внимание стало иным, пристальным, окрашенным целой кучей оттенков -- интереса, легкого удивления, раздражения, изумления, наконец.
   По-прежнему не все ещё обратили внимание на кольцо Тьяны, а некоторые, возможно, не поняли, что это тот самый изумруд Айдов, но, так или иначе, почти всё почувствовали, что что-то происходит. Как волна от брошенного в воду камня, разбегалась вокруг Тьяны эта волна особенного внимания. Леди Овертину она, как ни странно, достигла в числе последних, но и та, наконец, уставилась не мигая на кольцо, потом посмотрела на свою руку, потом опять на руку Тьяны...
   Уна откинулась на спинку стула и беззвучно засмеялась, прикрыв рот ладонью.
   -Миледи?.. - мать Нилы встала, сверля герцогиню негодующим взглядом.
   Нила -- та без чувств сползла со стула и оказалась бы на полу, если бы её не подхватила сидящая рядом дама. Тьяна от души понадеялась, что, если графиня и рассержена, то её дочь, придя в себя, всё же порадуется случившемуся.
   Поднялся переполох, забегали слуги, графиня бросилась на колени рядом с лежащей без чувств дочерью. Ниле терли виски и брызгали ей в лицо водой.
   -Эссина Рори, - кто-то крепко взял Тьяну за локоть и отвел от стола, - что ж, это всё даже забавно, эссина.
   Это был сам герцог.
   -Мне передали сейчас записку от Валантена.
   -Ах, ваша милость, ваши слуги, кажется, нерасторопны, - вырвалось у неё, - простите...
   Потому что записку лорда Айда, вроде бы, должны были передать ещё до их с тётей появления в столовой. Ведь у неё не так уж мало времени ушло на то, чтобы сменить платье и прическу!
   -Да-да-да, - смеялся герцог, - значит, вы имеете твердое намерение выйти замуж за Валантена, и даже успели склонить его к этой идее? Просто удивительно.
   -Я всего лишь согласилась на его предложение, ваша милость, - сдержанно пояснила Тьяна.
   -Просто взяли и согласились?
   -Конечно. Разве я не за этим приехала сюда?
   -Ну-ну. Разумеется. Мы поговорим обо всем завтра, леди Фан, - сказал он подошедшей тёте, - у вас, э.., привлекательная племянница.
   -Да, милорд. Мы с ней приносим извинения и просим разрешения удалиться... я немного плохо себя чувствую.
   -Не возражаю. И бесконечно рад, уж простите, что это вы чувствуете себя плохо, а невеста ни на что не жалуется. Хоть одна здоровая и здравомыслящая невеста. Я, кажется, понимаю своего брата.
   Та девушка, Уна, подошла к ним.
   -Брат! Но что всё это значит? Эта эссина... действительно?.. - она смотрела на Тьяну не смущаясь, и с любопытством.
   То есть, она сестра герцога. И сестра лорда Айда, значит, тоже.
   -Тише, все объявления будем делать завтра на балу, - погрозил ей пальцем его милость. - Леди, вы уже поняли, это моя сестра леди Уна Айд. А что происходит? Вот, - он с легкой усмешкой вынул из рукава и протянул Уне записку, - до свидания, леди. Надеюсь увидеть вас завтра здоровой, леди Фан.
   Пока гостьи кланялись горцогу, Уна прочитала записку. А когда его милость удалился, она со смешком протянула её Тьяне.
   На кусочке бумаги четким и разборчивым, безо всяких завитушек и модных украшательств почерком было написано:
   "Кай, эссина Тьяна Рори -- моя невеста. Даже не думай настаивать на ком-то ещё. Позволишь её обидеть -- покусаю".
   -И часто он... кусает герцога? - шутливо удивилась Тьяна, опять ощутив холодок на спине.
   -Никогда ещё он не кусал никого, насколько мне известно, - ответила Уна серьезно. - Но обещал неоднократно. А вы уже испугались, эссина?
   -Нет ещё, леди Уна. Доброго вечера вам, и ночи.
   -Доброй ночи. Я буду рада познакомиться с вами ближе.
   -И я тоже...
   Записка осталась у Тьяны, она сжала её в кулаке.
   Может, герцог прав, и все это действительно забавно. Но ей теперь очень хотелось спрятаться от всех в своих комнатах. Надолго спрятаться...
  
   К счастью, когда они вернулись к себе, тетя Элла не стала не ахать, ни сокрушаться. Наоборот, сказала преувеличенно бодро:
   -Ну, расскажи мне про своего жениха. Как он тебе показался? - не теряя времени, она ловко расстегнула на Тьяне платье, помогла снять, потом сама все развесила, - и где эта девчонка, Кора? Вот я ей задам, нашла время гулять. Помоги теперь ты мне, Тин расстегни... Так как он?
   -Как я уже сказала -- чрезвычайно приятным собеседником. Это чистая правда, тетя, - Тьяна помогла тете, потом надела халат и удобно устроилась в кресле.
   Окно оставили распахнутым, из него тянуло влажной вечерней свежестью.
   Все другое. Чужое, новое, непохожее на родной Рори. Тьяна только что ступила на дорогу, которая не позволит с неё свернуть... только идти до конца, другого не остаётся.
   -Как интересно, - тетя села напротив Тьяны. - Приятный собеседник, говоришь. А... в другом?
   -Он большой. Больше любого из мужчин. Сильный. Ловкий. Не как человек. Он... - Тьяна проглотила комочек в горле, - он действительно весь покрыт шерстью. Но меня это не волновало, когда мы разговаривали. Я ведь думала, что что не могу быть его невестой. Оказывается, его мать звали Тьяной, тетя. Ту, которую прокляли. Поэтому меня и не хотели. Он сам это сказал.
   Леди Фан задумчиво покивала.
   -Он захотел познакомиться с тобой и побеседовать, раз уж вы встретились?
   -Я сама попросила его об этом! Я! - Тьяна выдохнула, - из любопытства, наверное. Или... не знаю, тетя. Но я его не боялась. Я не думала... я...
   -То есть, ты уже считала, что не получишь предложения. Поэтому спокойно отнеслась к его необычной внешности?
   -Он вовсе не ужасен, тётя. Просто...
   -Просто не таким ты представляла будущего жениха. Ведь каждая девушка мечтает, чтобы её избранник был красивым мужчиной, хорошо одетым, нравился её подругам, но чтобы при этом он и смотреть на них не хотел. Чтобы он был богатым и щедрым. Чтобы был нежно влюблен. Да?
   -Да, тётя, - согласилась Тьяна.
   Тут нечего было возразить. Образ будущего мужа пока не имел для Тьяны никаких конкретных черт, кроме, разве что, довольно высокого роста и красивого разворота плеч, модного кафтана, родового меча на поясе. Как будто рост и кафтан действительно имели какое-то значение.
   Однако это было не покрытое шерстью Чудовище -- совершенно точно.
   -Но, видишь ли, обычно эти мечты сбываются лишь на какую-то малую часть. Вопрос -- на какую...
   -Он сказал, что делает мне предложение, потому что видит, что я не испытываю к нему отвращения.
   -Огонь Всемогущий, - вздохнула леди Фан. - Да, я понимаю его. Эту несчастную леди Нилу так настойчиво принуждали к браку, а он ничего не мог с этим поделать! Он живет с этим всю жизнь... я хочу сказать, всю жизнь терпит такое отношение. По крайней мере, от женщин. В семье, я полагаю, всё иначе. Его брат, сестра...эта леди Уна так мила, правда? И он друг короля, так говорят. Но женщины... Его устраивает даже такая, которая всего лишь не испытывает отвращения. А ты действительно его не испытываешь, Тин? - леди Фан остро взглянула на племянницу.
   -Тетя?..
   -Теперь, когда ты его невеста и скоро станешь женой -- он не противен тебе?
   Тьяна помолчала, размышляя, потом отрицательно качнула головой.
   -Ты можешь смотреть на него без желания отвернуться?
   -Да. Сколько угодно.
   -А дотронуться до него? - продолжала допытываться тетя.
   -Да, пожалуй, - Тьяна улыбнулась, - узнать, мягкая ли у него шерсть или жесткая... ой, тетя. Нельзя так думать, да?
   -Тебе теперь можно думать всё, что угодно, моя дорогая. А за руку его ты бы взяла?
   -Он брал меня за руку. Ничего особенного. У него ладони теплые и сухие, - Тьяна невольно вспомнила одного из кузенов, у которого постоянно были потные руки, вот это, действительно, неприятно.
   -А поцеловать его ты могла бы?
   -Поцеловать?.. - теперь Тьяна растерялась.
   Смотреть, трогать, гладить, держать за руку -- да сколько угодно. Но поцеловать?..
   Вспомнилась нечеловечески темная кайма его губ, короткая, как бархат, шерсть на лице. Но будь его губы розовыми, как у неё самой, это было бы вовсе нелепо...
   Нет, целовать лорда Айда -- это пока для неё чересчур.
   -Понятно, - кивнула тётя Элла.
   Она легко прочитала ответ на лице племянницы, слова тут не требовались.
   -Тин, ты помнишь лорда Виннисента, который в прошлом году женился на эссине Донин? Его бы ты могла поцеловать?
   -Тётя! - тряхнула головой Тьяна и поморщилась.
   И рассмеялась.
   Лорд Виннисент был толстый, средних лет, одышливый мужчина, постоянно мучимый отрыжкой, которая у него выходила громкой, даже раскатистой. Он уже много лет как не мог забраться на лошадь и ездил только в экипаже. Тьяна не была близка с Элель Донин, которую выдали за него замуж, и теперь впервые подумала о том, насколько она этой Элель не завидует.
   -А потрогать лорда Виннисента? Погладить волосы на его груди, если он бы снял камзол?
   -Тётя, тётя! Нет, не хочу! - Тьяну даже слегка передёрнуло, и она расхохоталась.
   Да, это была тётя Элла. А вот мама ни за что не посоветовала бы представлять постороннего мужчину без камзола.
   -А барона Сатерри тебе бы хотелось, ну... тоже поцеловать? Хотя бы в щёку? - не унималась леди Фан.
   Барон Сатерри был молод, красив, богат и, как говорили, каждые полгода менял любовниц. О, на него все смотрели. Говорят, что в него влюблялись все девушки , хотя бы ненадолго и тайком.
   -Нет, - отверила Тьяна решительно, - я не хочу его ни целовать, ни трогать, ни... ничего не хочу.
   -Вот как. Получается, твой жених не так и плох. Его ты только целовать не хочешь, а в остальном он для тебя приятнее некоторых высокородных лордов.
   -Тётя! Ты смеешься надо мной? - вскинулась Тьяна.
   -Что ты, моя дорогая. А впрочем, почему бы нам не посмеяться, по крайней мере? Что нам с тобой ещё остается?
   Леди Фан встала, прошлась по комнате, остановилась у окна спиной к Тьяне. Сказала:
   -Говоришь, он много больше любого из мужчин?
   И Огонь знает почему, но Тьяна поняла, о чем сейчас думала тётя, и мучительно покраснела.
   -Он сказал... тетя, он уверил меня, что принесет мне не больше вреда, чем любой другой мужчина, это его слова, - пробормотала она запинаясь.
   -О, вот как, - леди Фан улыбнулась, глянув на неё через плечо. - За это я сама охотно его расцелую. А если он и впредь будет добрым и бережным с тобой, я готова нежно его любить... как родственница, разумеется. Милая Тин, это ведь на самом деле очень важно. Когда у мужчины всё... слишком... это может доставить женщине много неудобств. От мужчины многое зависит, от его доброты и осторожности. Не смущайся, глупенькая. Ты ведь выходишь замуж.
   -Да, тетя, - у Тьяны жаром горели щеки, - Ты мне объяснишь? Что нужно делать, и... вообще... - тем не менее, отважно попросила она.
   -Полагаю, ты можешь довериться мужу, - леди Фан улыбнулась. - Но, конечно, я расскажу. Всё, что захочешь, милая, - она подошла, подсела к Тьяне, обняла её. - Я сейчас налью тебе немного своей настойки, чтобы лучше спалось. И ложись. Завтра у нас будет не самый простой день.
  
  
   Тетушкина настойка, которую та щедро плеснула в чашку с водой, оказалась действенной -- Тьяна сладко проспала всю ночь. Когда она проснулась, леди Фан была полностью одета, бодра и писала что-то, сидя у стола.
   -Как ты, дорогая? - она ласково улыбнулась. - Нам сейчас принесут завтрак, и потом тебе предстоит... одно несложное дело, но важное. И ещё, герцог пригласит нас подписывать брачный договор.
   -После чего он вручит тебе десять тысяч дирров? - Тьяна попыталась говорить весело.
   -Нет, - по лицу тети прошла легкая тень, - это случится только после свадьбы. И он их не вручит мне, конечно, он напишет распоряжение в банк для твоей матушки. Разве я рискну везти в такую даль столько денег!
   Она потянула шнурок звонка, и попросила заглянувшую горничную подавать завтрак.
   -Я решила, что нам спокойнее будет позавтракать здесь, - пояснила она. - Или ты соскучилась по вчерашнему высокому обществу?
   -Нет-нет, - вздохнула Тьяна, - совсем не соскучилась.
   Её будут разглядывать, задавать разные провокационные вопросы, может быть, подтрунивать, и втихомолку посмеиваться. Нет уж, это всё еще успеется.
   Им подали сладкую кашу, свежайшие булочки и яйца всмятку, всё это на большом серебряном блюде, и ещё горячий молочник с медом и приправами.
   Дома, в Рори, молочник готовили так же вкусно, хоть и не пили из высоких прозрачных бокалов с серебряными донышками. Бокалы эти были из совершенно прозрачного стекла -- королевская роскошь.
   Несмотря на волнения вчерашнего дня, аппетит у Тьяны оказался отменным. Лишь расправившись со своей порцией каши и булочек, она поинтересовалась:
   -А что за несложное дело я должна сейчас сделать, тетя?
   -Пустяки, дорогая. Тебя сейчас осмотрит повитуха. Её вызвали из Обители Терпения, лучшие здешние повитухи все оттуда.
   -Повитуха? - Тьяна и удивилась, и немного растерялась, - но зачем сейчас?..
   -Ну как же. Посмотреть, всё ли с тобой в порядке, здорова ли ты. Это обычное дело, дорогая, не волнуйся.
   -Но, тетя, я ещё не слышала, чтобы повитухи осматривали невест перед свадьбой!
   -А ты много знаешь таких, которые выходили замуж за герцогов и их родственников? Брось, Тин, это не стоит волнений, - леди Фан ласково потрепала её по плечу, - и я буду рядом. Мы знаем, что с тобой всё в порядке, просто герцог тоже не должен в этом сомневаться. Ну, ты готова?
   Тин кивнула.
   Скоро дверь без стука распахнулась, и в комнату вошла герцогиня в сопровождении высокой полной женщины в прямом сером платье до пят, готова её была туго повязана белым платком. Третьей с ними была дама средних лет, если не сказать пожилая, Тьяна видела её за вчерашним ужином.
   Вот это да. Кто бы мог ожидать, что осмотр повитухи, вообще непонятно для чего нужный, будет столь публичным?
   Леди Фан, видимо, тоже не ожидала таких гостей, однако она быстро взяла себя в руки и с безмятежной улыбкой поклонилась, Тьяна, повинуясь её знаку, тоже.
   -Мы бесконечно благодарны вам за беспокойство, - нежно пропела тётя, - вот, извольте, - она сама подвинула кресло пожилой леди, слегка поклонилась герцогине, - ваша милость, графиня.
   Высокие особы расселись, повитуха из обители осталась стоять.
   Пожилая леди, которую тетя назвала графиней, улыбнулась Тьяне:
   -Не беспокойтесь, милое дитя. О, вы сейчас так трогательно взволнованы. Этот осмотр, конечно, сущая формальность, а наша дорогая сестра Лей отлично знает своё дело. Вы можете сейчас уединиться с ней в вашей спальне.
   Ох, это хотя бы означало, что они не будут присутствовать на этом осмотре. Почему-то предстоящее заранее казалось Тьяне унизительным, а при стольких зрителях и вовсе.
   -Прошу прощения, я хотела бы поддержать мою девочку. Она такая пугливая, - голос тети стал ещё нежнее и слаже.
   -Ну конечно, леди Фан, если вы считаете нужным, то пожалуйста, - одобрительно кивнула графиня. - Я, когда показывала повитухе дочерей, тоже всегда за этим наблюдала. Вы тут в своем праве, как опекунша, а нам с её милостью хватит свидетельства сестры Лей.
   Её милость леди Овертина выглядела донельзя угрюмой, а взгляд, которым она одарила Тьяну, мог бы сквасить молоко.
   -Пойдем, дорогая, - леди Фан подтолкнула легонько племянницу к дверям спальни.
   Она снова, заменив горничную, помогла ей раздеться до сорочки, шепнула:
   -Ложись на кровать на спину, и перестань трястись.
   -Вот так, миледи, - повитуха деловито сунула под зад Тьяны одну из подушек, - теперь согните ножки и раздвиньте, - она сама сильными руками развела в стороны её колени, та попробовала сопротивляться, но не тут-то было.
   -Очень хорошо, миледи, - сказала повитуха неожиданно мягко, - расслабьтесь, сделайте одолжение, - и быстро, ловким движением развела её ноги сильнее, и быстро провела пальцами, раздвигая там...
   Тьяна, вскрикнув, отпрянула, съехала с подушки.
   Никто и никогда ещё, на памяти Тьяны, её не так трогал.
   -Всё хорошо, миледи, - покачала головой сестра Лей, - я уже почти закончила. А теперь вытяните ножки, я просто взгляну тут. Вот здесь не больно? - она несколько раз надавила на живот девушки, помяла её бедра, - очень хорошо, миледи. Теперь перевернитесь на живот. С вашим сложением легко рожают, миледи. Вы скоро подарите своему лорду множество замечательных детишек, а я охотно вам в этом помогу, миледи.
   Тьяна дрожала, и больше всего ей хотелось заплакать.
   Это действительно было унизительно. Её осматривали... как лошадь. Отец брал её с собой на конные торги. Он тоже, бывало, трогал их, ощупывал, измерял шнурком с узелками.
   Но, конечно, не так, где сейчас ощупывали Тьяну. Вовсе не так. Ноги, холку...
   Всё правильно. У лошади самое ценное именно ноги и есть, а у неё... вот именно это. Чтобы производить на свет детей. Отец платил конезаводчикам сотни дреров -- он ценил хороших лошадей, и покупал их. А она стоит тысячи. Точнее, её покупают за тысячи.
   За десять тысяч дреров.
   Тьяна часто задышала, и слезы полились по щекам, прочертив две дорожки.
   Повитуха покачала головой.
   -Когда леди начинает рожать, от её застенчивости обычно и следа не остается. Я закончила, миледи, теперь доложу её милости, что вас Всевышний словно создал для деторождения. Ваш лорд будет доволен, - она поклонилась, - доброго дня, миледи.
   -Благодарю, сестра, - в руках тёти откуда ни возьмись оказались несколько серебряных дреров, - это вашей обители.
   Проводив повитуху, она вернулась, села к Тьяне, обняла её.
   -Это чистая правда, - сказала она, - когда леди начинает рожать... Всё будет хорошо, моя дорогая Тин.
   Когда Тьяна, набросив халат, вышла из спальни, в передней комнате уже никого не было.
   Предстояло ещё одно -- разговор с герцогом. Впрочем, позволят ли ей при этом присутствовать? Подписывать документы будет тётя, мать снабдила её соответствующими полномочиями. Но...
   Рассчитывала ли по-настоящему баронесса Рори, что её дочь вот так выйдет замуж? Вряд ли.
   А надеялась на это?..
  
   Его милость пожелал беседовать с будущими родственницами сразу после полудня. Позвали и Тьяну. Когда они с леди Фан зашли, герцог стоял у высокого окна и обозревал морские дали -- вид здесь, и впрямь, был великолепный. Её милость герцогиня сидела в высоком кресле у стола, и по-прежнему была чем-то недовольна.
   И чем же, интересно? Её чем-то не устраивает Тьяна в роли супруги деверя? Может, это она сосватала родственнику бледную леди Нилу, а теперь расстроена крушением каких-то своих планов?
   Леди Овертина быстро оглядела Тьяну в голубом, скромно сшитом платье, задержала взгляд на изумруде на её пальце, и, поморщившись, отвернулась.
   А вот герцог выглядел вполне благодушно.
   -Раз вас видеть, леди, - он сделал радушный жест, кивком ответив на из поклон, - присаживайтесь. Надеюсь, леди Фан, ваше здоровье уже в порядке?
   -Да, благодарю, ваша милость.
   Та пожилая графиня тоже была здесь, сидела в стороне, и Тьяна увидела её не сразу. И отчего-то ей обрадовалась -- эту леди было много приятнее видеть, чем сердитую её милость. Однако графиня поднялась, тяжело опираясь о ручку кресла:
   -Это семейное дело, лорд Кайнер, я не буду мешать.
   -Вы почти член семьи, леди Каридан, а мы тут собирается говорить лишь о вполне очевидных вещах, - заметил герцог, однако эти слова, показалось Тьяне, были лишь данью вежливости.
   Зато она услышала, кто эта приветливая дама. Графиня Каридан, мать первого советника короля, одна из знатнейших дам Грета. Впрочем, тут, должно быть, большинство именно таких. Не упустили случая развлечься, побывав на свадьбе в Нивере, что и само по себе, конечно, событие...
   Я тут ещё и свадьба такая необычная.
   -Поговорим потом, дорогая Овертина, - негромко обронила графиня и ушла, ободряюще улыбнувшись Тьяне.
   -Займемся, наконец, нашими делами, - потер руки герцог, - леди Фан, эссина Рори. Документы готовы, я же пока кое-что поясню на словах. Вы, конечно, понимаете, эссина Рори, что ваша главная обязанность -- произвести на свет младенца мужского пола, отцом которого будет мой брат и ваш будущий супруг Валантен Айд?
   Он дождался кивка Тьяны и продолжил.
   -Разумеется, если младенцев будет много, мы будем только рады, но -- хотя бы один, и мужского пола. Произведя на свет наследника, вы сразу получите ещё десять тысяч на свои расходы. Разумеется, это помимо суммы, которая полагается вашим родителям... э... вашей матушке, эссина, - он кинул быстрый взгляд на леди Фан. - За рождение второго и последующих сыновей вы получите по семь тысяч, за каждую дочь -- по пять. Не удивляйтесь, эссина, - рассмеялся он, глядя, как широко раскрылись глаза Тьяны, - в нашей семье это традиция. Должны же у вас быть деньги на булавки. Если детей не будет совсем, через три года последует развод без отступного. Если спустя семь лет брака у вас будут только дочери - развод и отступное в размере десяти тысяч. Всё это изложено в договоре. Вам понятно?
   Тьяна медленно кивнула.
   -Разумеется, всё то время, пока вы носите имя Айдов, ваша репутация должна быть безупречна. В том числе и после развода, особенно если будут дочери. В противном случае мы примем меры.
   Тьяна опять кивнула в ответ на его вопросительный взгляд.
   -Есть ещё неприятное для вас условие, эссина, - герцог посмотрел с чуть наигранным сочувствием, - до рождения первенца вы не сможете покидать Нивер, даже ради поездки куда-нибудь недалеко, будете находиться здесь под постоянным присмотром и вести себя в меру осторожно. Всё, что вы пожелаете, вам будет доставлено сюда. Зато после рождения первенца вы проведете зиму в Гарратене, и сможете окунуться во все столичные удовольствия, придворные и всякие иные, разумеется, подходящие для леди Айд. Вам понятно, эссина?
   -Мой супруг... то есть, будущий супруг... мы поедем в Гарратен вместе? - вырвалось к Тьяны.
   Герцогиня Овертина посмотрела на неё с неприкрытым изумлением, и издала легкий смешок, на что последовал укоризненный взгляд его милости.
   -Полагаю, что нет, эссина, мой брат не любитель такого рода поездок, - герцог улыбнулся Тьяне, - вы уже боитесь соскучиться? Не стоит, столица к скуке не располагает, особенно зимой. Но этот вопрос вы потом, при желании, можете обсудить с Валантеном.
   -А чем вызвана такая предосторожность, милорд? - спросила тетя, - я имею ввиду запрет покидать Нивер.
   -Особенно ничем, леди Фан, уверяю вас. Но поясню, пожалуй. Вы, конечно, знаете, первая жена моего брата умерла, к нашему прискорбию. Потом его невеста погибла из-за нелепой случайности. Нам просто хотелось бы вовсе исключить такого рода случайности по отношению к вашей племяннице.
   -Потому что, учитывая всё, четвертая невеста для лорда Валантена обойдется нам много дороже третьей, - сказала герцогиня, уколов Тьяну взглядом.
   Герцог согласно кивнул, однако едкости жены он не разделял и смотрел на Тьяну немного виновато.
   Если герцогиня намеревалась уязвить, то напрасно, Тьяна осталась безучастной -- она сама подумала то же самое, что озвучила её милость.
   Она чувствовала себя так же, как утром, при осмотре -- её продавали. Но задорого.
   И с её же согласия, кстати говоря, так что обижаться было по меньшей мере странно.
   В конце концов, ведь и правда её положение не слишком отличалось от положения многих и многих девушек, которым приходилось соглашаться на договорной брак. Только их женихи были не из Айдов. И не проклятые.
   И за них не платили столько денег.
   -Собственно, вы можете поставить свою подпись, леди Фан, - любезно предложил герцог.
   Тетя Элла подсела к столу и подвинула к себе лист, макнула перо в чернила, взгляд её быстро заскользил по написанному... и она медленно вернула перо на место.
   -Прошу прощения, ваша милость, но моей племяннице лучше узнать об этом сейчас. Тьяна здесь написано, что ты теряешь права на своего сына, его родителями официально будут считаться герцог и герцогиня Нивер.
   Тьяна выпрямилась, вдохнула.
   Выдохнула.
   Странно, что об этом ей забыли сказать.
   Разумеется, её же покупают! За десять тысяч! То есть, за немалые деньги. Достаточные, чтобы согласиться на многие условия. Но сразу отнимать ребенка...
   Ещё нерожденного. Которого может и не быть вовсе. И всё равно это неправильно.
   -Нет, - сказала она. - Простите, но нет.
  
  
  
   -Гм. Эссина Рори. Вы отказываетесь? - уточнил герцог мягко.
   -Да... ваша милость, - её голос дрогнул от волнения, и всё же ей пока не хотелось сдаваться, - мой жених знает об этом условии?
   Этот пункт договора единственный казался ей невозможным. И самым унизительным.
   -Эссина. Я вас уверяю, что мой брат Валантен меньше всего помышляет о воспитании детей, - так же мягко сказал герцог. - Вы ведь его видели, верно? Мне кажется, он собирается попадаться на глаза своим отпрыскам так же редко, как и остальным жителям Нивера.
   Герцогиня, наконец, обратила на Тьяну свое самое пристальное внимание - она теперь сверлила её взглядом, полным негодования.
   -Прошу прощения, ваша милость, но я не могу на это согласиться, - сказала Тьяна, обращаясь к герцогу. - Мои дети должны остаться моими. Я никогда не буду противиться вашему участию в их воспитании, но их матерью, их всех, буду я. Вы не могли бы передать вашему брату, что я хочу с ним увидеться?
   -Гм, - герцог взял в руки договор, - что скажете вы, леди Фан?
   Та слегка пожала плечами.
   -Мне на это нечего сказать, ваша милость.
   Некоторое время его милость смотрел поочередно то на бумагу в руках, то на Тьяну, потом с треском разорвал лист,
   -Значит, это документ нам не пригодится. Не хочется огорчать Валантена, -- он задумчиво взглянул на жену, потом на Тьяну с тётей, кивнул, - я пока не смею задерживать вас, леди.
   Они обе встали, поклонились...
   Тьяна ощутила запоздалое смятение, и боялась взглянуть на тётю Эллу.
   -Эссина, а вам известно, что мы можем забрать у вас ребенка по указу короля? - спросила вдруг леди Овертина.
   -Но ведь пока его величество не подписывал такой указ? - отважно возразила Тьяна.
   -Замечательно. Тогда отдайте кольцо, и будем считать ваше появление здесь маленьким недоразумением.
   -Нет, ваша милость, я не могу вам его отдать, - отваги у Тьяны как будто прибавлялось с каждым словом, она перестала робеть перед герцогиней. - Валентен настаивал, чтобы я вернула кольцо лишь ему лично. Я так и поступлю. Прошу вас, дайте ему знать, что я прошу о встрече, - и она невольно прикусила язык, сообразив, что назвала лорда Айда просто по имени, без титула.
   Совершенно случайно. Так его называл герцог, вот и у неё вырвалось.
   Этак по-свойски, как близко знакомого или родственника. Что в её положении пока несколько вольно.
   Их милости лишь переглянулись, а леди Фан легонько подтолкнула племянницу к выходу.
   Они молча вернулись в свои комнаты. Тетя искоса посматривала на Тьяну, но в её взглядах не было упрека, лишь легкое удивление.
   -Будем готовиться в балу, - сказала она немного погодя. - Это в любом случае нужно. Я всё же не думаю, что нас попросят из Нивера прямо сейчас, возможно, мы так и останемся тут на все празднества, как думаешь, Тин?
   Тьяна не думала ничего. Она сидела в кресле, обхватив себя руками, и ждала, когда за ней придут и отведут к лорду Айду, чтобы вернуть ему кольцо. И понять не могла, стоит ли ей огорчаться из-за неудавшейся помолвки. Так или иначе, а было грустно. Вспоминалось прикосновение рук лорда Айда, его человеческий взгляд и лицо непонятно какого зверя. Нет, не станет она его рисовать. Хотя по памяти тоже смогла бы, пожалуй. Он ведь не хочет, чтобы его видели посторонние, вот и пусть не видят, даже на её рисунке.
   Платьями к балу занимались Кора и ещё одна горничная из здешних -- они развешивали, утюжили, подбирали ленты и нижние юбки.
   Вскоре леди Фан, теперь одну, пригласили к герцогу. Она вернулась быстро, сообщила:
   -Я подписала твой брачный договор, Тин. Там теперь сказано, что никто не сможет оспаривать твои права не детей, даже король. Ты слышишь, Тин? Это мыслимо?
   -Не знаю, - покачала головой Тьяна. - Наверное, немыслимо.
   -Наверное, твой лорд Айд очень захотел на тебе жениться, как думаешь?..
   -Наверное.
   Похоже, так и есть: Валантен настоял на других условиях договора. Ради неё? А ему самому безразлично, что родителями его первенца, а может, и остальных детей, станут считаться брат и его жена?..
   Может быть, так и лучше для него. Но она точно не хочет такого для себя.
   -Ты с самого начала поссорилась с герцогиней, - сказала тетя, - это нехорошо, Тин. Постарайся с ней помириться.
   -Не знаю, тетя, - пожала плечами Тьяна, - Мне кажется, что герцогиня теперь всегда будет на меня злиться.
   -Всегда -- это слишком долго. Но ты пойми, она женщина и мечтает заполучить ребенка, хотя бы таким образом.
   -То есть, тебе не кажется, тетя, что это была бы с моей стороны чрезмерная щедрость? - теперь, когда дело было решено, Тьяне казалось, что иначе и быть не могло.
   -Да, щедрость была бы немалая, - кивнула тетя Элла, - но шансов этого добиться у Ниверов тоже было немало. И они до сих пор есть. Ведь король тебе пока ничего не обещал. Всё, милая, что сделано, то сделано.
  
   День ушел на приготовления, и не только к балу. Вскоре явились портнихи, присланные герцогом - три девушки по началом деятельной моложавой метрессы. Метрессу звали эссина Витола, о чем она первым делом сообщила. Она придирчиво осмотрела бальное платье Тьяны, покачала головой, однако вслух признала, что всё не так и плохо, и тут же велела помощницам перешить оборки на лифе и на подоле.
   -Главное не сегодняшний бал, леди, - объявила портниха, - главное сейчас для нас успеть приготовить свадебное платье, и красное платье, конечно, тоже. Мы уже давно начали работу, но главное -- это подогнать платья по фигуре. Потом, конечно, мы позаботимся о манекенах, в точности повторяющих фигуру будущей леди Айд.
   Это свадебное платье было местами сшитое, местами сметанное на живую нитку -- сливочного цвета шёлк, широкое золотистое шёлковое кружево. После того, как эссина Витола сколола в нужных местах куски шелка, Тьяна поразилась, насколько роскошно и изящно платье выглядело, и как ей шло. Кажется, оно всё было совершенством, до каждой даже крохотной детали.
   Эссина Витола довольно качала головой.
   -Я не люблю хвалить ещё не сделанную работу, леди, но платье обещает быть удачным. Хотя этот шёлк её милость подбирала, имея в виду совсем другую девушку, вы понимаете, - она понизила голос, - но я вижу, что вам этот оттенок подходит много больше. Прекрасно, эссина Рори. Давайте теперь посмотрим платье для новобрачной, вот насчет его цвета я что-то сомневаюсь, боюсь, как бы не пришлось переделывать для вас что-то другое...
   Одна из помощниц уже доставала из ларя платье из переливчатого красного шелка, тоже пока сшитое не полностью. Тьяна невольно залюбовалась этим полыхающим каскадом, а кружева, широкие, искусной работы, тоже ярко-красные -- дух захватывало...
   Но метресса огорченно зацокала языком:
   -Не ваш оттенок, эссина, не ваш...
   Тьяна всё же принялась примерять платье, девушки-портнихи прикалывали булавками лиф, укладывали непрошитые ещё складки. Тьяна радовалась возможности хотя бы примерить это великолепие, уже справедливо опасаясь, что ей оно не достанется. А если попробовать настоять?..
   -Оно сошло бы на худой конец, - вздохнула метресса, - но вам нужно ярче, эссина, гораздо ярче, и вы засияете. Цвет, конечно, сам по себе хорош, но большая ошибка оценивать платье отдельно от женщины, которая его будет носить. Вот это взгляните, миледи! - обратилась она к тете Элле, набрасывая на плечи Тьяне лоскут другого шелка. - Лучше, не правда ли? Я понимаю, эссина, тут редкое кружево, но ведь никто не станет сначала разглядывать кружево на платье, а лишь потом вас! Нет, все должны увидеть вас, вас целиком, и вы должны потрясти гостей своим великолепием, ведь это будет ваш первый выход в качестве настоящей леди Айд! И все гости должны подумать о том, что его милость не напрасно платит эссине Витоле за её искусство, - она лукаво улыбнулась, - и что лучшим дамам Нивера следует заказывать наряды только у неё!
   -Это действительно так, Тин, - поддержала тетя, - второй шелк больше подходит к твоему цвету лица. Но, эссина, ведь так мало времени? Неужели вы сможете успеть?
   Та снисходительно улыбнулась.
   -Ах, миледи, нам не впервой справляться с большой работой. Все мои девочки будут шить день и ночь. Да, мы подберем готовое такого же оттенка, но идеально подгоним по фигуре эссины, и добавим кружево, самое замечательное, какое найдется, вижу, эссину покорило именно кружево. Готовое свадебное платье вам доставят завтра к вечеру, и заодно примерим красное, оно будет готово к вечеру следующего дня, а второе красное... ну, полагаю, ещё два дня у нас есть.
   -Второе? - неосторожно удивилась Тьяна.
   -Конечно, эссина. Не можете ведь вы появляться целый месяц в одном и том же платье для новобрачной? Может быть, понадобится и третье. Но это потом. А пока я знаю, какое будет второе. С тройной юбкой, две из шелка разной длины, а третья, бархатная, углом. Таких пока не было ни у кого в Нивере, эссина, только её милости мы только что сшили. Недавно кандрийская королева появилась в таком платье на балу в честь дня рождения старшего принца. Вам ведь известно, что её милость, леди Овертина, родная внучка Ал Великолепной?
   -Неужели? - неподдельно удивилась тетя, которая неплохо разбиралась в родословных знати и искренне старалась вдолбить эти знания в головы племянниц.
   -Именно так! Она дочь кандрийской принцессы от второго брака. Её матушка позволила себе такой мезальянс, и поначалу порвала с семьей, там была своя история... о, простите, я вовсе не хотела пересказывать сплетни, леди. Просто она внучка королевы Ал, той самой, платья которой до сих пор вдохновляют портных творить и придумывать новое!
   Тьяна только вздохнула. Что ж, по крайней мере, это объясняет необычайную красоту герцогини. Про её бабушку, кандрийскую королеву Аллиель, уже покойную, поют баллады бродячие певцы, а няньки рассказывают сказки детишкам по вечерам.
   Каждому свое, вот и все.
   -И где же носит этого обувного мастера? - волновалась тем временем эссина Витола, - пусть при мне подбирает вам туфли, эссина Рори. Под каждое платье -- непременно. А потом вам следует закащать ему несколько пар.
   Скоро мастер пришел, с целым коробом туфелек, и несколько пар самых замечательных осталось у Тьяны, ещё мастер снял мерку с её ноги. Потом всё они ушли, и портнихи, и обувщик, зато настал черед парикмахера, который занялся волосами Тьяны: смачивал каким-то душистым составом, сушил, потом укладывал, волосы после его снадобий стали упругими и послушными. Парикмахер крутился возле Тьяны, гонял с поручениями молоденькую горничную из здешних, так, что Кора и то посматривала на ту с сочувствием. Сама она в это время занималась прической леди Фан.
   А Тьяна-то наивно полагала, что её и перед балом будут причесывать тетя или Кора.
   Здесь слишком много суеты вокруг любого дела. Всё простое сложно.
  
  
  
   И тот самый час настал. Праздник в честь официальной помолвки.
   Тьяна переступила порог бального зала, украшенного гирляндами из цветов. И замерла.
   Все смотрели. На неё.
   Такого ещё не бывало, чтобы её появление где-либо встречали таким вниманием. Даже шум почти стих.
   -Тин! Улыбайся! - шепнула леди Фан.
   Они склонились в поклоне перед герцогом и герцогиней, герцог их поприветствовал, герцогиня улыбалась несколько отстранённо.
   -Станьте вон там, прошу вас, леди, - негромко сказал им герцог, - поручаю вас, - он показал глазами на пожилую даму... а, ну да, на всё ту же графиню Каридан.
   Та приветливо улыбалась.
   Они подошли к графине, обменялись приветствиями и с ней.
   -Вы прекрасно выглядите, дитя мое, - сказала Тьяне пожилая дама. - Я очень понимаю выбор нашего дорогого Валантена.
   Та смущенно улыбнулась и отступила к стене, за тетю и графиню -- на неё по-прежнему смотрели. Нет, скорее, её разглядывали. Кто искоса, а кто и откровенно, в упор. Вот девушка в нежно-розовом платье оглянулась, их взгляды встретились, и Тьяна даже вздрогнула, такая откровенная неприязнь была во взгляде этой девушки.
   Леди Нила. Та, которая ещё вчера считалась невестой Валантена Айда, и очень вроде бы страдала по этому поводу. А теперь?..
   Нет, Тьяна отказывалась это понимать.
   Вот красавец в синем прямо встретил её осторожный взгляд, улыбнулся... загадочно так улыбнулся, как будто хотел сообщить ей много чего интересного.
   Графиня Каридан, шутливо нахмурившись, погрозила ему пальцем.
   -Это мой племянник, лорд Вилен Син, второй сын виконта Сина, - пояснила графиня, - он милый мальчик, дитя моё, но хорошенькие женщины его слабость. Не поощряйте его, он может сначала делать, а потом думать, - она улыбнулась, давая понять, что, конечно, всего лишь немножко пошутила.
   Тьяна узнала этого лорда, это с ним она вчера столкнулась на крыльце, когда выходила в парк. Тогда он, кажется, её и не заметил.
   -Дитя, - графиня похлопала Тьяну по руке, - поверьте, много лет назад я была почти в такой же ситуации, как вы сейчас, на этом балу. И потом я тоже повидала немало. Конечно, вам сейчас докучает всеобщее внимание, но нужно продержаться совсем немного. Пока делайте вид, что вам это внимание приятно, держите лицо. Ради лорда Валантена. Пусть ему завидуют.
   -Благодарю вас, миледи, - от души сказала Тьяна, - я постараюсь.
   Особенно ради лорда Валантена -- добавила она про себя. Ей было жаль его, и хотелось сделать для него что-то хорошее. Он не решился прийти на бал, посвященный собственной помолвке, потому что уверен, что его внешность шокирует окружающих. Он прав, шокирует. Но... как же это нечестно по отношению к нему.
   Он добр, с ним интересно поговорить, он принял её сторону в споре с герцогом.
   И как же приятно было, что хотя бы кто-то здесь, на балу, на её стороне. Вот, графиня Каридан. Утешает. Поддерживает.
   -Леди Нилу так явно принуждали в этому браку, и она очень страдала, - сказала графиня тихо, - но у её отца был свой интерес, и теперь её семья недовольна. Вот и всё. Посочувствуйте бедняжке и не беспокойтесь. Вас это совсем не касается. Поверьте, для лорда Валантена вы -- много лучший выбор.
   -Благодарю вас, миледи, - повторила Тьяна.
   Слова графини, действительно, подействовали на неё самым чудесным образом -- успокоили, прояснив разум. Прямо как тетина настойка, только та ещё и усыпляет...
   Тут наоборот, Тьяна почувствовала себя уверенной и сильной. Да, ради лорда Валантена.
   -Сейчас их милости откроют бал, - сказала графиня, - вас, дитя, пригласит мой племянник, это по просьбе герцога, после танца он сразу подведет вас к его милости, герцог объявит радостную новость, вас, вероятно, будут поздравлять, а потом вы можете до полуночи веселиться, как вам угодно. Завтра будете скучать. А послезавтра снова веселье. Или... для вас эта свадьба не обещает быть веселой, а, дитя? - графиня теперь улыбнулась грустно.
   Тьяна постаралась не погасить улыбку на лице, но в душе ощутила холодный укол.
   Намек понятен, конечно...
   Вот только не нужно было намекать. Это никого не касается, даже добрейшей графини Каридан.
   -Я надеюсь на веселую свадьбу, миледи! - прикинулась она простушкой, - и тоже будет бал. И у меня будет такое красивое платье.
   Вот так.
   -Очень хорошо, моя дорогая, - снова заулыбалась графиня, и потрепала Тьяну по руке.
   А музыканты уже заиграли вступление в первому танцу.
   Герцог вывел герцогиню на середину зала, и они протанцевали первые фигуры торжественного минуэта. Музыка стала чуть быстрее, начали пристраиваться другие пары.
   -Эссина? - Тьяне уже кланялся лорд Вилен.
   Он был замечательным танцором, но и Тьяна тоже любила и умела танцевать. Последнее время у них не было денег на новые платья, но вечера у ближайших соседей не требовали особых расходов, и девушек из Рори приглашали по-прежнему. Танцуя, она опять почувствовала, что её разглядывают со всех сторон, теперь это уже не так смущало.
   Партнер то и дело кидал на неё взгляды на неё, словно порывался что-то сказать...
   Так многозначительно, и даже, пожалуй, пылко...
   Не сказал.
   После танца он подвел Тьяну не к леди Фан, а к герцогу.
   -Что ж, приступим к главному, - тот протянул её руку, - я обязан спросить, не передумали ли вы, эссина?
   -Нет, ваша милость...
   Подав вторую руку леди Овертине, он повел их обеих к возвышению в две ступени в углу зала, она поднялись на эти ступени и повернулись к толпе. Герцог сказал:
   -Благородные господа, я рад сообщить вам, что мой дорогой брат, лорд Валантен Айд, попросил руки эссины Тьяны Рори и получил её благосклонное согласие. Так давайте теперь достойно отпразднуем это замечательное событие и поздравим счастливую пару!
   Зал сдержанно зашумел, как всегда при таких объявлениях. Но последние слова герцога вызвали слишком много скептических улыбок, чтобы Тьяна могла их не заметить.
   Что ж, какое ей дело до этих людей, в конце концов?..
   Зал аплодировал. Тьяна присела в поклоне, после которого герцог церемонно поцеловал ей руку.
   На его месте должен быть Валантен Айд.
   Она должна была бы стоять здесь рядом с женихом. Праздновать помолвку без жениха -- это было даже как-то несуразно. Но...
   ...что же делать, оставалось принять все таким, как есть.
   -Маленькая дурочка! - придвинувшись, шепнула ей леди Овертина, послав в зал сияющую улыбку, - вы хоть понимаете, что это значит - выйти замуж?
   -Я разберусь, ваша милость, - не удержалась Тьяна, - я любознательна...
   Вроде и придраться было не к чему, но на щеках герцогини выступили два ярко-розовых пятна.
   -Вы решили мне дерзить? - шепнула она.
   -Что вы, ваша милость? - распахнула глаза Тьяна, - разве бы я осмелилась?
   Судя по чрезмерному блеску глаз её милости, перед балом она отдала должное душистому белому, и могла сказать и сделать ещё и не такое.
   -Вы точно глупышка, - сказала она, - больше всего им бы хотелось, чтобы этого ребенка родила я, от Валантена, разумеется. Но я не могла бы себя пересилить. Я и Валантен, вы только представьте! А вы ради любимого семейства готовы даже на такое, да?
   -Не преувеличивайте мою способность жертвовать собой, миледи, - нашлась Тьяна, и даже улыбнулась, хотя сердце её пропустило удар.
   Они хотели ребенка от герцогини и лорда Айда?..
   Кто -- они?..
   Герцог? Родственники? Король? А ведь, если бы это случилось, все были бы довольны, пожалуй. Есть ребенок, он Айд, а который из братьев его отец -- так ли важно?..
   А её милость умела язвить и оскорблять. Что-то дальше будет, ведь она, пожалуй, вполне способна превратить в ужас жизнь своей невестки. Она всегда будет над Тьяной -- герцогиня, первая дама в Нивере...
   Придется очень постараться реже попадаться ей на глаза, вот и всё.
   Тьяна отодвинулась дальше от герцогини. И подумала, что вряд этого, то есть ребенка от Овертины, хотел и лорд Валантен. Этому верить хотелось меньше всего.
   Между тем, леди Овертина -- яркая и очень красивая блондинка. Валантену ведь именно такие и нравились, по мнению короля, во всяком случае?..
   Потом опять начались танцы, снова минуэт, но уже более быстрый, и Тьяну снова же пригласил лорд Вилен. И снова он улыбался и смотрел многозначительно. Да, вероятно, ей следовало бы быть польщенной таким вниманием, но оно скорее раздражало, чем дальше, тем больше, и отчего-то вспомнилось, как удирала от него вчера горничная. Хотя, конечно, двигался в танце лорд просто превосходно...
   А потом он вновь её пригласил.
   -Благодарю вас, милорд, но... - Тьяна улыбнулась, - я что-то устала. Вот если бы вы предложили мне лимонад...
   -С удовольствием, - лорд поискал взглядом слугу с подносом, - а потом, когда вы отдохнёте, мы потанцуем, конечно.
   Какой же он, настойчивый, однако. Ну, раз без объяснений не понятно...
   -Милорд, - вздохнула Тьяна, - простите, но это бал в честь моей помолвки. А танцевать больше двух танцев подряд невесте уместно лишь с женихом. Возможно, у меня провинциальные понятия о приличиях, но других я пока не приобрела... - она замахала ресницами, изображая невинную глупышку.
   Дивона так делала, когда хотела увернуться от чего-то неприятного. Тетя была бы в восторге -- её поучения не пропали даром.
   -Прошу прощения, эссина, - вздохнул лорд Вилен, и опять посмотрел на Тьяну взглядом долгим и проникновенным, - да, мне следовало об этом подумать. Раскаиваюсь. А лимонад... да куда же они все подевались, эти бездельники! Подождите, прошу вас... - он отошёл.
   А Тьяну вдруг с удивлением обнаружила, что очень, прямо-таки действительно очень желает выпить лимонада... или хотя бы холодной воды. Потом стены зала крутнулись в одну сторону, в другую...
   У неё потемнело в глазах, и она упала на пол.
  
   Очнулась она уже не в зале, а в маленькой комнатке, на кушетке среди подушек.
   -Никонец-то! - радостно воскликнула тетя, - Тин, как ты нас напугала!
   Народу вокруг толпилось довольно много. Здесь были и герцог, и графиня Каридан, и какие-то совершенно незнакомые люди, явно пришедшие сюда не из бального зала. Какой-то господин в мышастого цвета костюме, наверное, лекарь, держал Тьяну за руку, щупая пульс.
   -Повторяю, ваша милость, с моей племянницей такое впервые, - сказала тетя.
   -Конечно, миледи, - покладисто согласился лекарь. - У молодых эссин многое бывает впервые. Она впервые празднует помолвку, например? Она провела в волнении последний день?
   -Я бы не сказала, что в большом! - отрезала тетя, - у меня вполне уравновешенная племянница.
   -Я рекомендую ей поесть и выспаться, - настаивал лекарь.
   -Как жаль, что и с вами начинаются неприятности, - поморщился герцог, взглянув на леди Фан.
   Но та смотрела не на герцога.
   -О Пламя Всезнающее, что это? - она перебирала в пальцах оборку Тьяниного платья.
   Широкую оборку, только сегодня обшитую шелковым венсанским кружевом, - вот здесь что-то мелькнуло, - бормотала она, - да, вот! - она торжествующе выдернула и показала всем булавку.
   Просто булавку, и маленькой хрустальной головкой.
   С головкой из граненого хрусталя, то есть, не слишком дешёвую. Портнихи не забывают такие в платьях, они просто такими не пользуются, как правило.
   -И что? - не понял герцог.
   -Этой булавки не могло быть в платье моей племянницы. У эссины Витолы и её девушек были совсем другие булавки, ваша милость. Дома это платье шилось по моим присмотром, и я тоже могу получиться, что таких булавок не было. Поверьте мне, ваша милость, женщины обычно подмечают такие вещи.
   -Позвольте, миледи, - из-за спины герцога выступил человек в черном, платком взял булавку, махнул ею, присматриваясь, убрал в маленькую шкатулку и сунул ту в карман кафтана.
   После чего выразительно кивнул герцогу, подошёл к Тьяне и помахал вокруг неё руками, и опять кивнул.
   -Какой ужас, - покачала головой графиня Каридан. - Что же, надеюсь, хоть на этот раз что-то выяснится. Бедная леди Овертина так разволновалась, когда вы упали в обморок, дитя мое. Конечно, в её доме, и такое происходит...
   -Хм. Ну, тогда разбирайтесь, Хойр, я надеюсь на вас, - бросил герцог раздраженно, - я очень сожалею, леди, - повернулся он к Тьяне и леди Фан, - если чувствуете в себе силы, возвращайтесь на бал, буду признателен.
   Он ушел, уведя за собой почти всех.
   -Что ж, - развел руками лекарь, - поскольку колдун ясно дал понять, что увидел порчу, мне нечего добавить. И всё же я рекомендовал бы эссине укрепляющую настойку три раза в день. Вы теперь чувствуете себя лучше, эссина?
   Эссина теперь чувствовала себя совсем хорошо. И не стала пить настойку, которую лекарь, во флакончике темного стекла, вручил тете. Они вернулись в зал, и Тьяна танцевала почти все танцы, два из них -- с герцогом. Лорд Вилен её больше не приглашал. Леди Овертина действительно была болезненно бледной а вскоре совсем ушла, сославшись на нездоровье.
   Да, Тьяна чувствовала себя хорошо... настолько хорошо, насколько это возможно, если ещё помнить, что на тебя совсем недавно пытались навести порчу. Может быть, даже смертельную?..
   Всего навсего был обморок, но кто знает, чего хотели добиться в результате? У Валантена Айда уже была невеста, которая попросту не дожила до свадьбы. Неужели и для неё, Тьяны Рори, возможна такая участь...
   После бала, уже сильно заполночь, сам герцог с приближёнными проводили их до дверей.
   -Я поставлю здесь стражника, леди, - сказал его милость тёте. - На всякий случай. Будьте осторожны. Вы своей служанке вполне доверяете?
   -Безусловно, ваша милость, - отрезала леди Фан. - И потом, здесь к нам приходят лишь ваши слуги, и те, кого вы послали...
   -Да-да, леди, уже к утру мы разберемся, кто виновен, - уверенно пообещал герцог, - мой колдун занимается этим. Даже не сомневайтесь. Мой замок всегда был и будет безопасным местом.
   Когда они остались одни, Тьяна осторожно предположила:
   -А может, нас просто хотели напугать, прогнать из Нивера? Но если так, вряд ли они найдут виновного, и к утру, и вообще...
   -Вот именно, моя дорогая, - задумчиво кивнула тетя Элла, - честно говоря, мне что-то захотелось испугаться и уехать домой. Подписанный договор вступит в силу только после свадьбы, а пока мы ничего не должны Ниверам. Что скажешь?
   -Не надо, тётя. Ты же понимаешь. Я выйду замуж за лорда Айда, - сказала Тьяна.
   Она не слишком испугалась... не настолько, чтобы убегать, на радость неведомому врагу.
   Уезжать следовало сразу. А теперь...
   Тьяне казалось, что она стоит на шатком подвесном мостике, и часть пути уже прошла, немалую часть. Вернуться обратно -- это снова идти по шаткому мостику.
   Да и не хотелось ей возвращаться обратно. И тетя, действительно, не могла этого не понимать. Такой был у Тьяны характер, когда в силу вступало её упрямство, то разумность, осторожность и другие правильные качества куда-то прятались.
   Но теперь, всё же, не просто в упрямстве было дело. Ещё казалось, что если она сбежит, то нанесет обиду Валантену Айду.
   Не хотелось его обижать.
   -Надо было оставить тебя дома, - сказала тётя, - ладно, пора спать. Надеюсь, утро принесет хорошие вести.
  
  

Оценка: 7.28*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"