Саргаев Андрей Михайлович: другие произведения.

День знаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 4.40*9  Ваша оценка:

   День знаний.
   Пролог.
  
  Первое сентября - день цветов, белых бантов, радостного детского смеха. Вот уже много лет он начинается для меня одинаково, да и заканчивается, пожалуй, тоже. Сейчас я привезу младшую дочь в школу, отдам ей ключи от машины, и мы пойдём в разные стороны, каждый со своим букетом. А домой появлюсь поздно вечером, пешком, потому что панически, до слабости в коленках, боюсь ездить в такси.
  И уже только дома налью водки в два гранёных стакана. Один так и останется на столе до утра, накрытый ржаной горбушкой, посыпанной крупной серой солью. Будь здоров, Лёха! Я знаю что ты, там, живой. Хотя сегодня сам положил цветы на твою могилу. И опять просижу до рассвета, заполнив окурками пепельницу. Ложиться не стоит - всё равно буду вскакивать с постели с криками, пугая домашних. Уж лучше так. Ночь когда-нибудь пройдёт, а к утру отпустит, и можно будет уснуть... Вновь, минуту за минутой переживая неделю той войны, с которой я дезертировал.
  День знаний. Вот только знания какие-то... поганые, что ли. И самое худшее - невозможность что-либо изменить. Один раз уже изменил, да... и клеймо проклятого на моей шкуре не снять даже с ней самой. Оно не видно, но оно есть. Я его чувствую. Человек, убивший целый мир. Тот мир, в котором родился, вырос, пошёл в школу, отслужил в армии. Гвардии старший сержант... Первая Гвардейская, Льежская, дважды Краснознамённая, ордена Ленина, орденов Суворова и Кутузова третьей степени дивизия истребителей-бомбардировщиков. Хвосты самолётам заносил. А потом случилось так, что выпала возможность изменить историю. Даже не изменить, лишь вмешаться в её течение, и получить Российскую Федерацию за окном.
  Иногда кажется, что это только сон, и, проснувшись утром, я окажусь дома. Вернусь в свою молодость, а сегодняшнюю жизнь буду вспоминать как ночной кошмар. Если вообще вспомню. Потому что знаю - так быть не должно. И первое сентября снова станет обычным днём - праздником школьников и студентов. Днём знаний.
  
  С Лёшкой я познакомился только в школе, хотя мы жили не так далеко друг от друга. Ну, как познакомились... учились в параллельных классах и при встрече здоровались, пару раз принимали участие в хороших драках на одной стороне, да ещё в комсомол нас принимали вместе. Номер на билете отличается одной цифрой - семёрка у Лёшки и восьмёрка у меня. Это из-за очерёдности фамилий в алфавитном списке.
  А ещё через полгода встретились на свадьбе - мой родной брат женился на его двоюродной сестре. По меркам и обычаям провинциального городка стали близкими родственниками. Вот так оно и пошло...
  После школы жизнь нас разбросала. Ненадолго, правда. Одного зарубили на экзаменах в Алма-атинском общевойсковом училище, а другого забраковала медкомиссия в Вильнюсском командном радиоэлектроники. Жалко, конечно, но зато попутешествовали по стране за счёт министерства обороны.
  Потом работа на заводе - уже лет пять, как не отслуживших в армии не принимали в институты. Исключения бывали, но редко и лишь по состоянию здоровья, что легче было спокойно отдать два года, чем потом до самой пенсии предъявлять подтверждающие болезнь справки. А в случае обмана - получить червонец с последующим сто первым километром от любого населённого пункта с численностью жителей свыше десяти тысяч человек.
  Мы отработали до призыва, вместе пошли в военкомат, но там дороги разошлись - Лёшка уехал в Калининград в пограничную учебку, потом служил в Пянджском отряде, а мне же пришлось отправиться в Венгрию, и уже оттуда в Вену. Австрийскую столицу толком не увидел за все два года - не любили австрияки русских солдат, и во избежание инцидентов... Да, не любили. Немногим меньше, чем камрадов из Баварской Народной Армии - многие помнили события сентября семидесятого, и ввод ограниченного контингента.
  Домой вернулся весной восемьдесят восьмого и засел за учебники, изрядно подзабытые к тому времени. Примерно тогда и началась чертовщина, приведшая... Да к чему только не приведшая!
  Если хотите, могу рассказать. Всё, что помню. Или чуть меньше.
  
   Глава 1
  
  - Завтра физику сдавать, а я ни в зуб ногой, - Лёшка с силой потянул поводок с крючком из ерша, чуть ли не выворачивая того наизнанку. Колючий сопливый трупик полетел в воду. - Тебе, Саня, проще.
  Ещё бы мне не проще. В этом году в строительном институте жуткий недобор, и присутствие абитуриента на экзамене уже процентов на восемьдесят гарантирует его сдачу на хорошую оценку. Так что если трезво смотреть на свои способности и не лезть в политех, где традиционно пять человек на место... Кто же тебя туда тянул?
  - Да ладно, прорвёшься. Парадку только надень.
  - Ага, и шнурки поглажу.
  Зря иронизирует - орден Красной Звезды и медаль "За боевые заслуги" автоматически повысят балл вдвое, и, зная предмет на два с плюсом, можно надеяться на пятёрку. Теоретически, конечно. Но почему бы не попробовать?
  - Ты оденься, а там посмотришь.
  - Это нечестно.
  Я фыркнул, отпугнув от лодки прицеливающуюся с однозначными намереньями чайку, и потянулся к спускающейся за борт верёвке:
  - А не провести ли нам урок грузинского языка?
  - Как в прошлый раз?
  Испугал, ха! Математика у меня даже с похмелья хорошо идёт, да и не было его вовсе, если честно сказать. Какое похмелье с пары бутылок "Кидзмараули" на двоих? Не смешно. Всё же не "Агдам" или, не приведи господи, "Арпачай". После того, как на съезде уже не товарищ Шеварнадзе получил под зад и вылетел из кресла, грузины следят за качеством вина. Не оно, конечно, послужило причиной - Пётр Миронович долго с трибуны перечислял недостатки, но этот запомнился как самый главный.
  Сегодня взяли "Хванчкару". Самое то на рыбалке, особенно если целью является сам процесс, а не пошлое набирание градусов с сомнительным итогом. Погода стоит жаркая - температура воздуха даже вечером переваливает за тридцать, а Волга в районе Кстова прогрелась до плюс двадцати четырёх... на глубине прохладнее, чем и пользуемся. Хорошо-то как, люди добрые!
  Вот только с клёвом беда. Одуревший от жары ёрш не подпускает к крючкам приличную рыбу, и сколько не меняй место, никуда от него не деться. Но опять-таки важен процесс! Уставшие от вступительных экзаменов будущие студенты выбрались культурно отдохнуть и набраться сил перед завтрашним испытанием, так что сойдут и ерши. Тоже с плавниками, жабрами и хвостом... не лягушка, чай!
  После выпитого стакана Лёшка стал непривычно задумчив, а после второго вообще помрачнел и нехотя сообщил:
  - Вчера вечером Наташка приходила.
  Я промолчал, так как новость в комментариях не нуждалась. Она и новостью, собственно, не была - наше Кстово городок маленький, и любое происшествие тут же становится всенародным достоянием. Особенно такое.
  Но сказать всё равно что-то нужно:
  - И..?
  - Дверь не открыл.
  Тоже правильно. Эта сучка не дождалась парня из армии, через четыре месяца после проводов выскочив замуж за старого и лысого начальника цеха с нефтеперегонного завода, ещё через полтора года развелась, и теперь пытается склеить разбитое вдребезги. Ищет нового папашу своим двойняшкам, родившимся незадолго до развода? Вот фигу ей! Перетопчется...
  Видимо, воспоминания окончательно испортили Лёшкино настроение, и он замолчал минут на двадцать, сделав вид, будто целиком сосредоточен на колокольчиках подпусков. Потом предложил:
  - Сматываемся?
  - Да вроде бы рано?
  - Отец просил на кладбище зайти, на бабушкиной могиле ограду подновить. Краска и кисточки на лодочной станции в контейнере. Поможешь?
  Почему бы не помочь? Всё равно возвращаться на автобусе, а кладбище в ста метках от остановки. И времени до вечера полным-полно, перед дискотекой в ДК нефтехимиков успеем отмыться. Хотя кого там удивишь запахом краски или бензина?
  - Не проблема, - я вытряхнул червяков из ведёрка за борт. - Надеюсь, вино выливать не будем?
  Лёха усмехнулся и потянул вторую верёвку с охлаждающейся бутылкой:
  - И как язык поворачивается такое спрашивать?
  
  От лодочной станции до Казанского шоссе около километра, так что нет смысла дожидаться городского автобуса, курсирующего между старой и новой частью Кстова с интервалом плюс-минус лапоть. Дойдём пешком, а уже оттуда уедем на пригородном, проходящем каждые двадцать минут. Можно бы и на маршрутке, но водители новеньких "BMW-ЗИС" за испачканную обивку сидений башку отшибут монтировкой без разговоров - завод запустили только в прошлом году, и за эти машины в автопарке жуткая конкуренция. Лучше не соваться, если штаны и руки в пятнах свежей краски.
  Ага, не посадят... Да не очень-то и хотелось - пятнадцать копеек за три остановки вместо обычных шести... Харя там ни у кого не треснет?
  Лёха на ходу неразборчиво бормочет, и, прислушавшись, я с удивлением узнаю давным-давно позабытые формулы из школьного курса физики. Неужели до такой степени голову солнышком напекло? Или я привык, что у меня на экзамене всё вспоминается само собой, стоит только прочитать задание в билете? Во всяком случае, на твёрдую четвёрку рассчитываю. С натяжкой, ага. И он сдаст. Вот посмотрит приёмная комиссия на боевые награды, и обязательно поставит пятёрку.
  А что такого-то? Много ли сейчас народу с орденами и медалями? Советский Союз давно ни с кем не воюет, и если не считать мелких конфликтов на границе... Ещё Индии недавно помогали навести порядок в постоянно пытающихся отколоться северо-западных штатах. Американцы с англичанами воду мутят, сволочи... Надо же такое придумать - независимое государство Пакистан! Ну не смешно ли, а?
  И "братский" Китай, обвиняя советское руководство вообще, и Петра Мироновича лично, в ревизионизме и отходе от марксистского учения, устраивает провокации. Идиоты... зачем требовать предоставления автономии Маньчжурской АССР, если она и так автономная республика? Да и бывшие немцы, составляющие восемьдесят процентов населения, отнюдь не горят желанием перекрашивать лица в жёлтый цвет, и в ответ грозятся поставить на площади Тяньаньмень памятник Эрнсту Тельману как раз на месте мавзолея Великого Кормчего.
  А так в стране, конечно же, тишь да благодать. "И чего эти империалисты от нас хотят?", как говорили в одном фильме. И не только от нас - Ангола, Мозамбик, Ливан, Мексика... Без стакана в международной обстановке никак не разобраться.
  Словно прочитав мои мысли, Лёшка кивнул в сторону пивного ларька, поставленного почти у забора районной больницы:
  - Зайдём?
  Оно, конечно, неплохо бы, только денег нет. Ничего не скажу, частные пивоварни славятся качеством продукта, некоторые даже на международных выставках медали получают, но тридцать копеек за кружку - безбожно дорого. Всё-таки не октоберфест, чтобы так цены задирать.
  - Нема золотого запасу.
  - У меня трёшница и мелочью около полтинника.
  - А завтра на экзамен.
  - Тоже верно, - товарищ с сожалением отвернулся от манящего ларька. - У тебя во сколько?
  - К десяти нужно быть.
  - Я зайду.
  - Угу.
  
  Дальше шли молча, лишь Лёха иногда чертыхался, думая о чём-то своём. И сумкой, где лежала банка с краской, размахивал так, что прохожие шарахались в стороны, укоризненно качая головой, а самая смелая бабулька попросту обложила матом. Почему-то обоих.
  - Сейчас в лоб кому-нибудь заедешь.
  - Что? Ах да... - сумка перекочевала в левую руку, а правой он потянулся к кнопке светофора. - Куда попёрся? Сейчас включится.
  И в кого он такой педант? Улицу на красный свет никогда не перейдёт, а дома, пока не поставит каждую вещь на полагающееся ей место, уснуть не сможет. Наверное, в дедушку пошёл по отцовской линии. Тот из поволжских немцев, и пока был жив, каждое лето забирал внука к себе в деревню под Саратовом, где разговаривал исключительно на "фашистской" мове. Лёху поначалу это бесило, а потом ничего. Привык. Шпрехает по дойчему не хуже Фрица Дица из фильмов про войну.
  Но, с другой стороны, осторожность на дороге не помешает - машины сплошным потоком, и среди легковушек с автобусами то и дело с рёвом пролетают большегрузы. Такой, пожалуй, так по асфальту раскатает, что как в анекдоте можно будет в трубочку свернуть или под дверь просунуть. Но дисциплинированы, чего не отнять. Притормаживают заранее, и ни единая сволочь не рискует наехать на "зебру" перехода - Горьковская область славится суровостью гаишников. Отец, пять лет назад взявший в кредит седельный тягач "ЗиС-Байкал", много рассказывал про другие регионы - у нас действительно жёстче.
  К воротам кладбища ведёт асфальтированная дорога с большой стоянкой у самой сторожки. Сегодня она пустует, видимо хорошая погода располагает к долгожительству.
  - Нам направо.
  Молча киваю и пропускаю друга вперёд. Я вообще тут не ориентируюсь, так как пришёл в первый раз. Вся родня из Краснооктябрьского района, и бабушку с дедушкой хоронили в Уразовке. Татарские обычаи, да... В мечеть не ходим, но вот в мелочах соблюдаем. Не во всех мелочах - какой же татарин от хорошего вина откажется?
  Тропинки посыпаны толчёным кирпичом - здесь, наверное, даже после дождей чисто. Чуть было не сказал "уютно". Невысокие деревянные оградки, много цветов. Кресты с овальными фотографиями, кое-где металлические пирамидки. На некоторых красные звёзды. Как везде...
  У одной из оград Лёшка резко остановился и выронил сумку. Обернулся:
  - Видишь?
  - Чего?
  - Вот это...
  Два аккуратных холмика. Сосновый крест, обожжённый и покрытый тёмным лаком. И рядом прямоугольник каменной плиты с гравированным портретом странно знакомого парня в военной форме. Надпись с датами:
   Альтенберг Алексей Николаевич 6.02.1968 - 1.09.1988
  - Бред, - Лёха растерянно посмотрел на меня, потом подошёл, и дотронулся до плиты. - Тем более сейчас июль, а не сентябрь.
  Я пожал плечами, но следом пришло понимание увиденного, и по спине пробежал неприятный холодок.
  - Чья-то идиотская шутка.
  - З-з-зачем? - товарищ слегка заикался, что случалось с ним в редкие моменты сильного волнения.
  - Мало ли...
  Честно сказать, я и сам недоумевал. Какому придурку придёт в голову заказывать дорогостоящий памятник только ради злой шутки, и указывать дату смерти через месяц с лишним? Даже если месяцем раньше - за такое ноги ломают. С башкой вместе.
  
  К концу лета мы не вспоминали о злополучной плите, тем более что в тот день не поленились своротить её с постамента и закопать за забором. Сторож, которому объяснили ситуацию, возражать не стал и дал попользоваться лопатами. За оставшуюся бутылку "Хванчкары". Жлоб.
  Потом нас закрутило развесёлое течение - экзамены, несмотря на все опасения, сданы успешно, впереди целый месяц вольницы на уборке картошки в каком-нибудь колхозе... Девушки, опять же. И, как водится, первое сентября наступило внезапно. Кажется, только вчера ещё оставалось несколько дней, а тут проснулся, взглянул на календарь... и схватился за голову.
  - Лёха, мы опоздаем.
  - Угу.
  - Чего угу? Это тебе от автостанции до политеха пешком, а мне ещё на трамвае.
  - Успеем, - здоровенная чугунная сковородка со следами яичницы отодвинута в сторону, и на её место водружена тарелка с горой бутербродов. - Будешь?
  - Давай, иначе лопнешь, а я виноватым останусь.
  - Колбаса свиная... вроде бы так написано.
  Подначивает? Как будто не знаю, что в финском сервелате не только свинины, и собачатины близко нет, одни только крашеные наполнители со специями. И вкусно, как ни странно.
  Всегда удивлялся тяге к импортным продуктам. Заходи в любой магазин, и если увидишь очередь, значит продают что-то ненашенское. Или болгарские огурцы, замоченные в семидесятипроцентной уксусной кислоте, и потому подходящие под определение химического оружия, или венгерский компот из слив, абрикосов и всё того же уксуса, или вот эта колбаса. Вопрос престижа, как же... а то перед гостями стыдно, если в салате зелёный горошек из Урюпинска, а не из Будапешта.
  - Новости вчера смотрел?
  Это у Лёхи со школы. Как назначили в четвёртом классе ответственным за политинформацию, так до сих пор ни одной программы "Время" не пропускает. У него уже отец устал ругаться и купил второй телевизор. Ну да, начальник РОВД может себе позволить с его-то зарплатой.
  - И чего в новостях?
  - Корейцы опять японскую рыболовецкую шхуну утопили. Уже девятая с начала года.
  - И хрен с ними.
  - С кем, с японцами или корейцами?
  - И с теми и с другими. Жри быстрей, точно ведь опоздаем.
  - Такси возьмём?
  - Денег много накопил?
  - Раз в год можно. Это потом станем бедными студентами, а пока... Гуляй, рванина, от рубля и выше!
  Ну, насчёт бедности он загнул - родной нефтеперегонный завод не даст пропасть с голоду, и двум студиозам всегда найдётся подработка. Собственно, договорённость уже есть, и осталось только съездить на картошку и без проблем вернуться обратно. Можно и с проблемами, ага... Как доносит разведка, в прошлом году шестнадцать первокурсников инженерно-строительного института были отчислены не приходя в сознание. В смысле, до начала занятий, только по результатам пьянок.
  Наверное, поэтому нам студенческие билеты и зачётные книжки обещали выдать только в октябре. Оно и правильно, зачем деканатам лишняя работа.
  
  Мысль о том, что такси можно вызвать по телефону, пришла нам в голову практически одновременно.
  - Точно! - Лёшка снял ботинки, которые успел не только зашнуровать, но и начистить, и ушёл на кухню. Уже оттуда крикнул. - Заодно и кофе попьём. Ты звони, а я сварю.
  Кофе тут хороший, привезённый друзьями Лёхиного отца из Йемена. Которого из двух? А чёрт его знает! То ли народного, то ли народно-демократического... но точно - оттуда. В магазинах всё больше бразильский, индийский да кенийский, но, согласитесь, это совсем не то. Не являюсь ахти каким знатоком, только разницу во вкусе чувствуют и не гурманы.
  Ага, вот и диспетчер отозвался. Приятный женский голос с ярко выраженным "оканьем" сообщает, что экипаж ко дворцу их сиятельств будет подан не раньше, чем через час. Не понял... весь город за пятнадцать минут из конца в конец пройти можно, а тут целый час. Что? Как все заняты? Да пошла ты...
  - Лёха, кофе отменяется.
  - Что такое? - сначала из кухни показалась кофемолка, потом недовольная физиономия.
  - Облом!
  - Нет машин, что ли?
  - Угу.
  - Так бы сразу и сказал.
  - Вот и говорю.
  Одна секунда на размышление, и Лёшка перешёл к действиям - опять убежал на кухню. Откуда тут же донеслись характерные звуки наведения порядка. Зашуршали кофейные зёрна, пересыпаемые обратно в банку, хлопнули дверки шкафчиков, что-то брякнуло, звякнули поставленные на место чашки... орднунг, чёрт бы его побрал.
  - Полтора часа осталось.
  - Успеем.
  Угу, успеем, как же. До автостанции десять минут ходу, и если крупно повезёт, то сядем на маршрутку, которая двадцать километров до Горького едет за полчаса. Пригородный автобус - за пятьдесят минут. И мне потом семь остановок на трамвае. Или восемь, но это уже неважно.
  - Чтоб я ещё раз за тобой зашёл...
  - Спокойно, Саня, всё под контролем. Неужели за трёшницу попутку не поймаем?
  
  Мысли и мнения о попутках, любителях опаздывать, обжорах и прочих свинских немцах, прикидывающихся друзьями, пришлось высказывать уже на улице, так как этот лось прыгал через четыре ступеньки и не хотел ничего слушать. Ему, видите ли, надоело нытьё некоторых личностей татарского происхождения, еле-еле переставляющих ноги, и если обозначенные личности не поторопятся...
  - Так вот же оно! - товарищ с радостным воплем бросился наперерез жёлтой "Волге" с шашечками на борту. - Шеф, свободен?
  Сидевший за рулём белобрысый курносый парень в ответ пожал плечами и сам спросил:
  - Вы вызывали?
  - Ага. То есть мы.
  - Проспект Рачкова двенадцать?
  - Точно!
  - Квартира сто семь?
  - А-а-а...
  Пока Лёшка соображал, я открыл дверцу и уселся на переднее сиденье:
  - Да мы и вызывали. Поехали!
  Хлопнула задняя дверка, и товарищ довольным голосом сообщил:
  - Опаздываем, шеф!
  Тот с пониманием усмехнулся:
  - Скорость обычного автомобиля зависит от многих факторов, а скорость такси только от одного.
  Я похлопал по нагрудному карману пиджака:
  - Да не вопрос.
  - Понял, - таксист передвинул рычаг автоматической коробки, и машина плавно тронулась. - У вас поезд во сколько?
  - Какой ещё поезд? - донеслось с заднего сиденья.
  Вот же дурак! Хоть самолёт... главное - поскорее уехать, пока из сто седьмой квартиры никто не вышел.
  - Погодите, диспетчерша по рации сказала, что нужно отвезти в Горький на Московский вокзал.
  Какой правильный... сволочь. Но скорость не сбавляет. И не нужно сбавлять.
  - Да мы сначала и собирались на вокзал, но потом подумали и решили... Два счётчика, шеф!
  - Так куда ехать? - покладисто согласился тот. - А этих, из сто седьмой, позже отвезу, если ещё нужно будет.
  Конечно, отвезёт. Наши люди считают неприличным приехать к поезду меньше, чем за два часа, так что запас времени у них громадный. А не успеют... значит судьба. Кысмет.
  - Рули к политеху, потом к строительному.
  - Студенты?
  - Ага.
  - Тогда по счётчику ровно возьму. Минут через пятнадцать будем на месте, максимум через двадцать. Пристегните ремни, товарищи пассажиры, мы взлетаем!
  
  Если не ошибаюсь, то именно за эту модель "Волги" ЗиС получил Государственную премию в семидесятом году. Машина, на которой едем, примерно нам с Лёшкой ровесница, но прёт так, будто только вчера сошла с конвейера. Стрелка спидометра легла на цифру сто двадцать и упёрлась в шпенёк ограничителя, а водила пояснил:
  - Когда её делали, то ещё дорог не было для скоростей, но движок ставили с большим запасом.
  Он про стрелку или про "Волгу"? Да неважно уже... Но у поста ГАИ сбросил до положенной сотни.
  - Какой же русский не любит быстрой езды, товарищи студенты!
  Лётчик-истребитель, мля...
  - Ты за дорогой смотри, гонщик!
  - Я её наизусть знаю - через двадцать копеек поворот.
  Шутник и любитель бородатых анекдотов... Вдавил педаль, разгоняясь под горку перед затяжным подъёмом, машина обиженно взревела, возмущённая пришпориванием, и, с лёгкостью обходя попутки, рванула вверх, прижимая нас к дверкам на поворотах.
  - Видал? - таксист с победным видом повернулся ко мне. - Не меньше ста пятидесяти прёт не напрягаясь.
  Не дождавшись одобрения смешно сморщил нос, и... и не успел отвернуть от летящего по нашей полосе грузовика с кирпичом. Кажется, приехали...
  
   Глава 2
  
  Темнота.... вязкая и липкая темнота. Настолько густая, что её можно потрогать руками. И напряжённая тишина. Тишина? Нет, не она, так как чей-то резкий голос больно бьёт по ушам и отдаётся в голове. Подобное испытываешь, когда не испорченный прогрессом армейский стоматолог удаляет нерв из зуба без анестезии, и кажется, что его пыточный инструмент проходит мозг насквозь и тыкается в череп изнутри.
  А темнота уже сменилась красной пеленой. Нет, уже бледно-розовой, с крупными светлыми пятнами, в которых проглядывают неясные силуэты. Возвращается зрение? Да лучше бы оно возвратилось позже...
  Напротив меня натуральный немецкий офицер образца Великой Отечественной. В званиях вермахта никогда не разбирался, но, судя по всему, чин невеликий, где-то соответствующий нашему лейтенанту. И немецкие же солдаты с винтовками. Странно, всегда был уверен, что фашисты воевали со "шмайсерами", а тут автоматы только у троих. Всего человек тридцать... Взвод?
  Ийя-ханан, как говорил Ходжа Насреддин, окучивая очередную наложницу из гарема бухарского эмира! Снимается кино? Вряд ли - из-под грузовиков с кирпичом на съёмочную площадку не попадают. А вот на тот свет, где становятся явью любые кошмары и самый нелепый бред - завсегда пожалуйста. А чего ждал? Двенадцать тысяч гурий с казаном плова и кувшинами шербета? Хреновый из тебя мусульманин, Саня, как есть хреновый. То есть из меня.
  А немец как с картинки сошёл - мундир без единой складочки, на руках чёрные перчатки, сапоги блестят. Истинный ариец полутора метров ростом с цыплячьей шеей, глубоко запавшими глазами, крючковатым носом, но общей блондинистостью организма. Есть такое слово - блондинистость? На Андрюху Максимкина с соседней улицы похож, кстати. Тот, правда, не в фашисты пошёл, а попытался поступить в духовную семинарию, только не взяли. Борода, видите ли не растёт.
  Я, оказывается, не один здесь такой. Две неровных шеренги человек по пятнадцать в каждой. Тоже взвод? Это вряд ли - слишком разные все, даже цвет петлиц. Петлиц? Да, у некоторых перекрещенные пушечки на чёрном фоне, у соседа слева - винтовки на малиновом... Погон нет ни у кого, у большинства на ногах ботинки, некоторые даже с обмотками. И все мы небритые, грязные и уставшие.
  Немец опять заговорил. По-русски, но с жутким акцентом:
  - И ещё раз сказать - комиссар, большевик и юде выходить вперёд!
  Здесь сорок первый год с его охотой на коммунистов? Если это тот свет, то наверху немного просчитались - я только комсомолец. Обыкновенный комсомолец, с тоской убивающий время на нудных обязательных собраниях. Таких миллионы, вступивших в организацию по возрасту, а не по надобности и внутреннему желанию. В партию так не пролезешь - пристальное внимание со стороны органов и двойная ответственность за правонарушения заранее отсеивают возможных приспособленцев. Двойная - это про сроки. Проворовался на пять лет отсидки - получи червонец. На десять - вышка. Строго, зато слово "коммунист" до сих пор звучит гордо.
  - Комиссар, большевик, юде? - повторил офицер.
  Сильный толчок в спину выносит меня из строя, и я оказываюсь с фашистом нос к носу. Нет, не так - его нос оказывается на уровне моего плеча.
  - Юде? - в синих глазах вспыхивает интерес. - Не похож.
  Правильно, не похож. И на татарина тоже - русые волосы и рыжие усы никак не напоминают классического монголоида с картин художников конца девятнадцатого века. Поединок Пересвета с Челубеем, и всё такое... Так что с евреем из общего только обрезание. Предъявить? Так не поймут...
  - Нет, не юде. Татарин я.
  - Вас?
  Ну, это из школьной программы помню. Вроде как представиться просит.
  - Старший сержант Искандер Башаров.
  Правильно хоть звание-то назвал? Треугольники в петлицах. Сколько штук - не вижу. Но точно не комиссар.
  - Как попал в плен?
  Надо же, акцента больше нет. Но вопрос глупый, так как ответить на него не могу. Не знаю ответа, поэтому просто пожимаю плечами. Сам догадайся, ублюдок!
  - Почему вышел из строя?
  Скрывать нечего, тем более и сам бы хотел знать, что за сука поспособствовала вылету пред ясны очи немецкого офицера:
  - В спину толкнули.
  - Кто?
  Вперёд протиснулся здоровенный детина из тех, кого называют "кровь с молоком". Рядовой красноармеец. Не знакомый. Во всяком случае, именно сейчас вижу в первый раз. И тоже на лицо истинный ариец, но много крупнее фашиста. Жопа только шире плеч, а так вполне справный боец.
  - Он коммунист, господин офицер! Даже больше, он комиссар! В сороковом году у нас в Каунасе...
  Ага, значит я из кадровых, и успел поучаствовать в присоединении Прибалтики. В её добровольном вхождении в состав Советского Союза, так сказать. Но про Каунас всё равно ничего не помню.
  - ... ещё он служил в комендатуре и принимал участие в арестах недовольных их властью.
  Врёт, наверное. Насколько знаю, арестами занималось НКВД, а я к этому ведомству отношения не имею. Петлицы у меня зелёные, так что... Мля... пограничник же! Вот влип.
  - Обманывать плохо, - немец зло прищурился, но смотрел почему-то на литовца. - Попытка сведения личных счётов руками доблестной германской армии должна караться. Да, караться! Встаньте в строй, старший сержант Башаров, а вас, господин из Каунаса, я попрошу остаться.
  Чёрт возьми, что не так в интонациях этого голоса и почему пропал акцент? Впрочем, разве это интересно?
  Я вернулся к остальным пленным, заняв место в первой шеренге, и услышал шёпот за спиной:
  - Повезло тебе, старшой. Думал, зря тебя целых четыре дня контуженного тащили - сейчас грохнут, и всё. Чувствуешь-то себя как?
  - Хреново, - отвечаю не оборачиваясь. - Не покойник, но близко к тому.
  - Понимаю... только-только в сознание пришёл, а тут такое. Слушай, ты и вправду в Каунасе был?
  - Да откуда знаю? Так приложило, что кроме имени и звания вообще ничего не помню.
  - Бывает, - согласился невидимый собеседник. - У нас в финскую командира взвода накрыло близким взрывом, он даже говорить разучился.
  - Комиссовали?
  - Нет, через неделю в санбате умер.
  Зачем я что-то спрашиваю? В моём личном бреду не должны умирать никакие командиры взводов.
  - Смотри, старшой, что делается-то...
  Тем временем добровольного фашистского прихвостня отвели в сторону, но не очень далеко. Пятеро фрицев вскинули винтовки, и по команде офицера стрельнули. Деловито так и без всякого пафоса, что, по моему мнению, просто должен присутствовать при расстреле. Приговор там зачитать или последнее слово предоставить... Нет, пустили в расход буднично, будто исполняли работу. И ни радости на лицах, ни угрызений совести.
  Да, с последним, однако, погорячился. Мы же унтерменши, какие тут угрызения. Но то, что шлёпнули предателя, а не меня, радует однозначно. Кошмар это, или какое другое состояние попавшего под грузовик организма, но ведь выглядит настолько натурально, что помирать ещё один раз не хочется. Не страшно, но очень не хочется.
  - Теперь вы, - немец развернулся к угрюмо молчавшему строю. - Вермахт берёт военнопленных, но не отвечает за их дальнейшую судьбу. Завтра прибудет специально выделенное для этих целей подразделение, а сегодня господа красноармейцы и сержанты ещё потерпят наше общество.
  Он рассмеялся дробным смехом, напоминающим дребезг консервной банки, привязанной к кошачьему хвосту, и закончил:
  - При передвижении соблюдать порядок и дисциплину. Раненых, если такие найдутся, переносить на себе. Я понятно выразился?
  Куда уж понятнее-то, сволочь. До того понятно, что хочется вцепиться в глотку. Причём желание настолько нестерпимое и горячее, будто и не чудится всё это, а происходит наяву. Или на самом деле так оно и есть? А башка совсем раскалывается, и перед глазами поплыли зелёные светящиеся пятна...
  - Ты чего, старшой? - сзади всё тот же голос. С боков подхватили чужие руки, не давая упасть. - Сам идти сможешь?
  - Смогу! - Если это настоящий сорок первый, то смогу. Назло плюгавому немчику,с усмешкой наблюдающему за моими попытками устоять на ногах. Назло гулу в ушах и зелёным пятнам. - Спасибо, братцы.
  
  Мы шли часа полтора. Проделав не больше пяти километров, и по дороге я успел кое-что расспросить. Да, сейчас сорок первый год, и война идёт уже две недели. Стало быть, сегодня четвёртое или пятое июля - точнее никто не знает, так как в суматохе боёв и последующих скитаниях по лесам счёт дням потерян. Не у немцев же спрашивать?
  Группа окруженцев, подобравшая меня на берегу какой-то речки, пробивалась к фронту. Пробивалась - громко сказано, скорее, тайком по ночам шли на восток, надеясь выйти хоть куда-нибудь. В светлое время отсыпались, выставив часовых. До поры до времени ничего не происходило, а вот сегодня не повезло.
  Как там оно произошло на самом деле, бойцы не признаются, лишь смущённо отводят взгляды, но подозреваю, что часовые просто уснули и прошляпили появление немцев. И не могу осуждать - больше недели впроголодь, а у многих и все две, не самое лучшее средство для поддержания организма в хорошей форме. И моральное напряжение... когда не слышна канонада стремительно убежавшего вперёд фронта, а по дорогам нескончаемым потоком прут колонные техники с крестами на бортах.
  - Бежать надо старшой, - сосед слева шепчет не поворачивая головы. - Ты до вечера оклемаешься?
  Хороший вопрос. Только вот ответа на него я и сам не знаю. Каждый шаг отдаётся в голове тупой ноющей болью, и хочется упасть на землю и больше не шевелиться. И пусть фашистские ублюдки стреляют в спину... уж лучше сдохнуть так, чем сгнить заживо в лагере для военнопленных. Наслышан от знающих людей, и что-то не горю желанием туда попасть.
  У моей матери три старших брата воевали. Двое вернулись живыми, и как раз один из них прошёл через плен. Повезло убежать откуда-то из-под Варшавы, и полгода пробирался к своим. Потом попал к партизанам, а там после тяжёлого ранения был вывезен самолётом на Большую Землю. Сорок с лишним лет прошло, но до сих пор при воспоминаниях о лагере темнеет лицом и скрипит зубами. Или только ещё будет, учитывая, что то время наступит не скоро?
  Соседу бросил короткое:
  - Вечером поглядим что к чему.
  - Добро, - красноармеец кивнул, и дальше не произнёс ни слова, так и шагал молча, внимательно поглядывая то под ноги, то в мою сторону.
  Не доверяет? Маловероятно - война ещё не успела выработать в людях подозрительность до такой степени, что в каждом человеке видится возможный немецкий провокатор. Года через полтора-два, когда появится Русская Освободительная Армия под командованием Хрущёва, тогда научатся, а пока... Скорее всего, тот мессер, что подобьёт транспортный самолёт с ЧВС фронта в небе над Харьковом, даже на заводе не сделан.
  А боец просто оценивает старшего по званию с точки зрения полезности для будущего побега. Потяну ли командование, не стану ли обузой... Ладно разберёмся на месте. Сейчас действительно лучше помолчать, а то немецкий офицерик пару раз как-то нехорошо взглянул. Как через прицел, сволочь... пристально и с непонятным выражением.
  Вот бы кого притащить к нашим! Хоть в небольших чинах, но с крестом. За Францию получил или за Польшу? Да без разницы за что - мои размышления чисто теоретические, а на практике же... Чужое тело с трудом соглашается подчиняться, и тут уж не до геройства.
  Вдруг соседи подхватили меня под руки, но я всё равно успеваю врезаться в спину впередиидущего. Тот поворачивается с беззлобной усмешкой:
  - Заснул на ходу, старшой?
  Почти заснул, да. А что случилось? Почему остановились?
  - Освободить дорогу! На обочину!
  Ага, это немец надрывается, размахивая руками, а его подчинённые подталкивают крайних прикладами, сбивая нас в кучу. Тот же невнятное гудение, что казалось гулом в голове после контузии, всего лишь звук моторов идущей навстречу колонны грузовиков. Как понимаю, они в сторону фронта, а нас в тыл?
  Из-под тентов что-то кричал нашим конвоирам, стоящим с завистливыми рожами. Ну как же без зависти? Отважные рыцари рейха едут за железными крестами, подвигами и славой, а неудачники вынуждены тащиться пешком, глотая пыль, да ещё охранять пойманных недочеловеков.
  - Любуетесь непобедимой германской армией, герр старший сержант? - голос за спиной заставил вздрогнуть. Чёртов офицерик не стал дожидаться, пока я обернусь, и скомандовал. - Выйдите из строя.
  А я что, я выйду. Только вот как в искалеченные немецким орднунгом мозги пришла мысль назвать нашу толпу строем?
  Молчу, дожидаясь дальнейших действий фашиста. И он молчит, только кривит бесцветные губы в подобии улыбки. Потом всё-таки произнёс, покачивая головой:
  - Вас, славян, трудно понять. Вы странный народ.
  - Я татарин.
  - Я подразумеваю всех русских вообще. Как думаете, сержант, если вы продадите мне славянский шкаф, это поспособствует пониманию? - он сделал паузу и повторил, делая ударение на каждом слове. - У вас! Продаётся! Славянский! Шкаф!
  Внутри вспыхнула надежда, перемешанная с удивлением и радостью, и губы сами по себе прошептали вопрос:
  - Лёха?
  Немец усмехнулся и так же еле слышно ответил:
  - Это тебе повезло, хоть на конкурс двойников отправляй, а мне вот дистрофик достался, мать его за ногу. Ладно, вечером поговорим подробнее.
  Ошарашенный открытием, я только кивнул и вернулся на место, где сразу наткнулся на требовательный взгляд соседа.
  - Чего он хотел?
  - Вечером...
  М-да, что-то на вечер намечается немало разговоров и объяснений. А куда деваться? Не объявлять же Лёху коммунистом-тельмановцем, желающим устроить побег группе пленных красноармейцев? Я бы и сам не поверил в подобное стечение обстоятельств и невероятное везение. С чего бы вдруг немецкому офицеру вспоминать о пролетарском братстве?
  Между тем колонна всё пылила и пылила. Не меньше полусотни тентованых грузовиков, а к некоторым даже пушки прицеплены.
  - Ложись! - всё тот же сосед по строю, чьё имя так и не удосужился узнать, бьёт меня по ногам, и я, не раздумывая, падаю на землю. - Наши, старшой, как есть наши!
  Свист миномётной мины, и между грузовиками на дороге появляется небольшой букетик взрыва. А дальше они посыпались один за другим. Прямо в ухо радостный крик:
  - Я же говорил, что наши скоро в наступление пойдут!
  Мне бы его оптимизм. Это наверняка такие же как мы окруженцы, только не вразнобой, а сохранившей командование и оружие частью. Рота или остатки батальона.
  Ещё взрыв, уже совсем рядом, и на нас валится получивший свой осколок немецкий солдат. Его винтовка падает рядом, и я мысленно благодарю аллаха за посланное оружие. Да, я атеист, но спасибо всё равно скажу!
  Приподнимаю голову. Где этот чертов офицер, внезапно оказавшийся Лёхой Альтенбергом? И тут же вздыбившаяся подо мной земля переворачивается, и обрушившееся вниз небо больно бьёт по лицу. Темнота и тишина...
  
  Может ли темнота быть вечной? Наверное... но я этого так и не узнал - вспыхнувший ослепительный свет сменил её в то же мгновение. А потом всё заслонило расплывчатое пятно, почему-то уговаривающее меня открыть глаза.
  Смотреть больно. Но успеваю заметить, что больше нет ни дороги, ни немецкой колонны на ней. Вообще нет ничего. кроме окрашеных в бледно-зелёный цвет стен и женской фигуры в белом халате. Медсестра?
  Аллах всемилостивый, так я в больнице, и всё это мне привиделось? А где Лёха? Ведь в том такси мы были вдвоём.
  
   Глава 3
  
  - Как вы себя чувствуете?
  Нас двое в больничной палате. Я лежу и молчу, а седой человек в небрежно наброшенном на плечи халате ходит от двери к окошку и обратно, и всё никак не перейдёт к сути. - Какие-нибудь галлюцинации или ложные воспоминания не беспокоят?
  Вряд ли целый полковник, а погоны явственно проступают под тонкой тканью, заявился сюда с целью упечь меня в психушку за увиденные странные сны. Сюда, это в госпиталь, где медсёстры могут похвастаться военной выправкой, а в коридоре стоят автоматчики. Психов не они, а санитары должны охранять.
  - Вы, товарищ полковник, присядьте, пожалуйста, а то голова кружится.
  Посетитель кивнул и опустился на табуретку возле кровати. Улыбнулся:
  - Ничего не хотите рассказать, Саша?
  - А вы? С каких это пор попавшими в аварию студентами интересуется военная медицина?
  - Не слишком ли много вопросов, молодой человек?
  - Во-первых, вы даже не представились, а во-вторых, это же вам что-то нужно от меня, а не наоборот.
  - Логично, - по лицу полковника, украшенному тонким шрамом от левой скулы до виска, пробежала тень усмешки. - На слово поверите, или лучше удостоверение показать?
  - Конечно поверю, товарищ полковник, но с корочками оно как-то надёжнее.
  Это я тяну время, потому что скоро придёт боль из смятых в кашу ног, и укол чего-то дурманящего избавит от необходимости продолжать бестолковый разговор. Оставьте меня в покое! Не трогайте и ничего не говорите! Слышишь, ты... Что тебе нужно от загипсованной мумии, у которой наружу только одна рука, да и та для уколов и капельниц. Органы на пересадку? Да я...
  Шайтан... натуральная истерика накатывает...
  - Уберите документы. Лишнее.
  - Позвать медсестру? - полковник подскочил с табуретки, заподозрив неладное.
  - Рано. Не зовите. Минут пять у нас ещё есть.
  - Как скажете, - в голосе прозвучало явное сомнение. - Но, может быть, лучше продолжить разговор завтра?
  - А оно будет, это завтра?
  - Если согласитесь, то обязательно будет.
  - На что соглашусь?
  - На повторение того, что с вами происходило. Там, на дороге. До обстрела и во время него.
  Мать!
  - Это было на самом деле?
  - Эксперимент, - полковник с виноватым видом пожал плечами, из-за чего белый халат упал на пол. - Уж извините, но спросить согласие у вас и вашего друга не было никакой возможности.
  Лёха! Чёрт побери, он же там тоже был!
  - Лёшка где?
  Молчание. И глаза отводит.
  - Мы...
  - Ну?
  - Мы его успели довезти и подключить к установке, но сами понимаете... Пятнадцать минут до приезда скорой помощи, ещё десять на звонок нам, и два часа в дороге от Горького до Арзамаса-16. Хотя бы на полчаса раньше, а так...
  - Но он живой! Я там с ним разговаривал!
  - Да, - согласился полковник. - Он сейчас там. А вас оглушило близким взрывом и выбросило обратно.
  - Убило?
  - Нет, даже не ранило. Если хотите, могу потом показать запись. Но мы в любом случае собирались вас вытаскивать.
  - Зачем?
  - Зачем? - переспросил полковник. - Неужели вы думаете, что эксперимент по наложению психоматрицы проводился исключительно из чистого любопытства? Извините, но Советский Союз не настолько богат, чтобы выбрасывать деньги на забавы. У любого научного открытия должны быть практические перспективы. Даже у фундаментальных исследований, казало бы, напрочь оторванных от реальной жизни.
  - И что вы хотите от меня лично?
  - Помощи.
  - Какой именно?
  - Вы должны подготовить плацдарм в прошлом. Да, не удивляйтесь, уже почти готово оборудование, способное перебрасывать сквозь время живых людей и материальные предметы, и если бы не одно "но"...
  - Хотели лучше, а получилось как всегда?
  - Что, простите, получилось? - не понял шутки полковник.
  - Гладко было на бумаге, но забыли про овраги, - напомнил я известную поговорку. - Ведь так?
  - Не совсем так, и ничего не забыли. Для открытия полноценного перехода в прошлое нужны маячки, помогающие, так сказать, пробить дырку во времени с той стороны. Ваша с Алексеем задача и будет состоять в их изготовлении и установке. Нет, не беспокойтесь, технических сложностей не предвидится, всё гораздо проще.
  - А если я откажусь?
  - Вы в своём праве, Саша. Но хочу обратить внимание на необъяснимый феномен, появляющийся при наложении психоматрицы, - пока ваше сознание находится в прошлом, регенерация остающегося в настоящем тела ускоряется в разы, если даже не на порядок. Гарантирую, что через неделю будете как новенький.
  - Что-то не заметил быстрого выздоровления.
  - Да? А не желаете посмотреть на собственные фотографии, сделанные всего три дня назад?
  - Было так плохо?
  - Гораздо хуже, чем просто плохо.
  - М-да...
  - Ну так устроит такое вознаграждение за участие в эксперименте?
  Метод кнута и пряника во всей красе. Хотя я бы и так согласился.
  - Какое-то время на теоретическую подготовку выделите?
  - Естественно! - сразу заулыбался полковник. - И зовите меня попросту Олегом Витальевичем. Фамилию опустим, как несущественную деталь.
  - Понятно.
  - Меры по сохранению секретности ещё никто не отменял. А вы вернётесь в то же самое время, даже если здесь пройдёт целый год. Но, думаю, что в две недели уложимся.
  
  И мы уложились, хотя честно скажу, что это было совсем непросто. И дело не в объёмах усваиваемой информации, частично просто заучиваемой наизусть, а в слишком коротких промежутках времени, когда моя голова хоть чего-то воспринимала. А объёмы... не так уж много нужно знать старшему сержанту пограничнику с семью классами образования. Кое-какие реалии тогдашней жизни, уставы РККА, немного документов ГУПВ НКВД, краткий курс ВКП(б), ну и прочие мелочи.
  Но один из преподавателей, крепкий старикан с цепким взглядом и орденскими планками на половину груди, всё укоризненно покачивал головой:
  - Тебе бы, Сашок, года полтора на подготовку, или в нашей школе хотя бы пару месяцев. На контузию ведь всё не спишешь.
  - Антон Иванович, но вы понимаете, что... - попытался вмешаться присутствующий на каждом занятии полковник.
  Старикан сверкнул глазами, отчего Олег Витальевич непроизвольно вытянулся по стойке смирно, и недобро прищурился:
  - Ты бы, Олежек, не совался в чужой разговор, а? У самого рожа из-за чего покарябана? А это от излишней торопливости, мил человек. Тогда бы вашу группу... эх, и вот опять всё через жопу делаем!
  Хороший дедушка. Только чего он переживает, если меня всего лишь на неделю забрасывают? Не Штирлица же изображать, а для похода по лесам в поисках подходящей площадки и так сойдёт.
  Антон Иванович прочитал невысказанный вопрос на моём лице, и тяжело вздохнул:
  - Меня, милок, немцы примерно в тех местах по лесам и гоняли, пока я к своим не вышел. А этот обалдуй, - дед махнул рукой в сторону полковника, - привык в папуасских джунглях американских инструкторов резать, а о фрицах лишь по книжкам да фильмам судит.
  - Допустим, не только в джунглях, - возмутился Олег Витальевич.
  - Ну да, в горах тоже. Но у него, Олежек, противник будет не чета твоему. Из янки и в тогдашние времена вояки неважнецкие получались, а нынче тем более. Филипса в прошлом годы ты брал? Да не скрывай, вижу, что ты. Сорок лет назад он бы застрелился или вообще гранатой себя подорвал... У немцев сейчас почти все такие. Идейные, мать их...
  - Вы, Антон Иванович, Саню не накручивайте, - снова вмешался полковник. - Давайте лучше перейдём к главному.
  С этими словами он словами он включил большой цветной телевизор, стоящий на придвинутой к моей кровати тумбочке, и пока тот нагревался, достал из металлического чемоданчика катушки с широкой лентой. Кино хочет показать? Так видеомагнитофон пашет без перерыва, и за эти дни я успел насмотреться всякого, в том числе трофейную кинохронику времён Отечественной войны. Но если надо...
  Полковник установил катушки и щёлкнул переключателем перемотки.
  - Вот смотри, Саня. Сам понимаешь, что запись остановилась в тот момент, когда твоя психоматрица покинула сознание старшего сержанта Башарова, но полученной информации достаточно...
  - Подождите, Олег Витальевич, - перебил я начинающуюся лекцию. - А почему такое совпадение фамилий? Мы оба Башаровы.
  - Зачем же совпадение? Это твой дядя, в нашей реальности погибший в декабре сорок второго года под Сталинградом. Обрати внимание - из плена он выбрался. А подселение чужого сознания возможно только у родственников. И не спрашивай почему, и сам не знаю. Прими за аксиому.
  - Значит, Лёшка...
  - Угу, - кивнул полковник, - обер-лейтенант Аксель Альтенберг является его очень дальним родственником. И несмотря на то, что наши Альтенберги переехали в Россию ещё при Екатерине Второй, возможность наложения психоматрицы всё равно осталась. Впрочем, предлагаю вернуться к записи налёта на немецкую колонну.
  Или я чего-то не понимаю, или вырисовываются некоторые странности. Если подселение в чужое сознание можно осуществить только между родственниками... За те два часа, пока нас везли из Горького в Арзамас-16, некто успел прошерстить родословную двух ничем не примечательных парней? Не наугад же людей брали? Так ведь есть вариант попасть на потомков отважных вояк алма-атинского и ташкентского фронтов. А то вообще колымского сидельца с шестью судимостями за спиной.
  - Что-то не так, Саша? - Олег Витальевич протянул руку к кнопке звонка. - Вызвать медсестру?
  - Нет, всё в порядке, продолжаем.
  Кстати, а почему с нами нет таксиста? Наводит на мысли... Мне его рожа сразу не понравилась!
  - Вот посмотри, - полковник ткнул деревянной указкой в застывшее на экране изображение. - Обстрелявшие немецкую колонну миномёты замаскированы в ложбинке слева от дороги. В архивах найдено упоминание о сводной группе старшего политрука Гришковского, устроившей засаду, но не успевшей отойти после того боя.
  - Почему?
  - Через восемь минут после начала обстрела подошли танки, и... Как раз перегоняли на станцию из ремонтной мастерской. Без боекомплекта, но под прикрытием брони пехота быстро организовала контратаку и преследование.
  Антон Иванович заметил:
  - Зато вы под шумок сможете спокойно уйти.
  - А как же...
  - Они уже погибли, понял? А если у вас двоих получится с маячками, то сохраните миллионы других жизней.
  Это я уже слышал неоднократно. Решение о военном вмешательстве в прошлое принято на самом верху, и Олег Витальевич приносил памятку, отпечатанную для участвующих в операции частей. Коротко о целях, задачах, планируемых политических выгодах Советского Союза. Обоих Советских Союзов. И не последнюю роль в той памятке играло напоминание о потерях, которые мы сможем предотвратить даже при самом неблагоприятном развитии событий.
  
  
  
  
  
Оценка: 4.40*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"