Саргаев Андрей Михайлович: другие произведения.

Джонни Оклахома- 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.83*26  Ваша оценка:

   Сергей Шкенёв "Студенческая мантия с кровавым подбоем" (Джонни Оклахома - 2)
  
   Пролог
  
  В жизни ректора Императорского Университета случается не так уж много неприятностей, и в основе своей она состоит из необременительных обязанностей и увлекательного отдыха от оных. Но сегодня почтенный гросс-магистр граф Артур фон Юрбаркас пребывал в предчувствии крупных проблем, и размышлял о способах их избежания. Деканы факультетов, застывшие в почтительных позах, безуспешно ожидали начальственных указаний.
  Наконец, после долгого молчания, ректор соизволил разомкнуть губы:
  - Господа, я созвал вас на совет. Да, вы не ослышались, именно на совет.
  Опытные магистры, съевшие не один десяток собак на околонаучных и внутриуниверситетских интригах, сразу загрустили, хотя не все позволили эмоциям отразиться на лице. Объявление о сборе совета означало желание гросс-магистра если и не уйти от ответственности, то хотя бы сделать её коллективной, разделив возможное наказание пропорционально заслугам перед самим ректором.
  - Итак, господа, - продолжил сэр Артур, - можем ли мы отказаться принять на обучение прибывших из Груманта студентов?
  - Если только девушку, - с сомнением протянул декан погодного факультета. - Да и то, глядя правде в глаза, это сделать очень и очень трудно.
  - Почему же? - поинтересовался ректор. - Что нам помешает?
  - Отсутствие в уставе Университета прямого запрета на обучение женщин. А ещё наш отказ может бросить тень на репутацию Его Императорского Величества, не указавшего в приглашении желательный пол будущих студентов.
  На мгновение всем показалось, что в кабинете похолодало, и тени в углах приобрели форму Шестиугольной Башни, в которой последние три сотни лет располагался Секретариат Особых Дел при канцелярии Его Императорского Величества. Неприятное место, куда очень легко попасть, но откуда почти невозможно выбраться.
  - Император не может ошибаться! - сэр Артур с укоризной посмотрел на декана погодного факультета. - И если он не обозначил в своём приглашении нежелательность женского присутствия в Университете, то мы не имеем права отказать виконтессе Оклендхайм по этой причине.
  - Именно так я и собирался сказать с самого начала, сэр Артур!
  - Собирались, но не сказали, - отмахнулся ректор. - И вообще мне нужны идеи, а не бесполезные слова. Господа, у кого есть идеи?
  Декан факультета бытовой магии, румяный толстяк с розовой лысиной профессионального прожигателя жизни, задумчиво произнёс:
  - А не является ли эта виконтесса родственницей известного преступника графа Оклендхайма, уличённого в геноциде гномьего населения на территории королевства Грумант, отягчённого использованием запрещённых методов ведения войны?
  Гросс-магистр хлопнул ладонью по столешнице:
  - Ваши слова сами по себе тянут на коронное преступление, магистр фон Зальца, и нам лучше сделать вид, будто они никогда не были произнесены вслух. Его Императорское Величество повелело считать выступление гномов в Груманте мятежом против законной власти, а для подавления бунта, как известно, не существует запрещённых методов. Мало того, среди наших будущих студентов есть тот самый риттер фон Тетюш, вместе с упомянутым графом Оклендхаймом уничтоживший... разгромивший... хм... принудивший к миру маскирующиеся под регулярный хирд банды обнаглевших коротышек.
  Фон Зальца поморщился, но не стал возражать гросс-магистру. Вместо этого он попросил:
  - А нельзя ли огласить весь список прибывающих студентов?
  Сэр Артур пожал плечами, и бросил на стол сложенный вдвое лист бумаги:
  - Читайте вслух.
  Декан кивнул, забрал список, и огласил:
  - Первым у нас обозначен виконт Джонни Оклендхайм. Этот тоже родственник старого графа?
  - Единственный сын и наследник. Но вы не отвлекайтесь!
  - Вторым, то есть второй, идёт его жена, леди Ирэна Оклендхайм.
  - Жена? - удивился декан погодного факультета. - Но общежитие нашего Университета не предназначено для проживания семейных пар, а студенты первых двух курсов не имеют права снимать жильё в городе. Это древняя традиция, господа.
  - Вот как? - оживился ректор. - Тогда это послужит неплохим поводом для отказа. Впрочем, мы ещё вернёмся к обсуждению данного вопроса. Продолжайте, Иоахим, продолжайте!
  Обращение к подчинённому по имени явно свидетельствовало об улучшении настроения гросс-магистра. Вырисовывалось решение проблемы, а выполнение невысказанного пожелания Его Императорского Величества приобрело все шансы на осуществление. Не зря повелитель так морщился, передавая список? Значит, он был недоволен, и долг каждого подданного заключается в том, чтобы причин императорского недовольства становилось всё меньше и меньше.
  - На третьем месте записан полковник грумантской пограничной стражи Карл Гржимек. Странно...
  - Наш Университет не обучает военных.
  - Прошу прощения, тут указано, что упомянутый полковник находится в отставке, и к дальнейшей службе не пригоден по причине тяжёлой болезни.
  - Этого ещё не хватало! - возмутился всё тот же декан погодного факультета. - Он не заразный?
  - Представления не имею. Что это вообще за заболевания - гомофобия и похвальная тяга к линчеванию?
  - Первый раз слышу, - покачал головой главный целитель Университета в ранге майор-магистра. - Но если тяга похвальная, то вряд ли его заболевание является заразным. Скорее всего, это свойственная военным деформация личности, выражающаяся в болезненном стремлении к хвастовству. Вы же знаете наших вояк, господа, и не думаю, что грумантцы хоть чем-то от них отличаются.
  - Тогда ладно. Продолжайте, Иоахим.
  - Спасибо за разрешение, - раздражённо бросил фон Зальца, но продолжил чтение. - И далее в списке риттер фон Тетюш, отличившийся при подавлении недавних беспорядков. Хладнокровный палач и убийца.
  - Что, прямо так и написано? - удивился ректор.
  - Простите, сэр Артур, это моё собственное мнение. Когда вкладываешь приличные деньги в такое надёжное предприятие, как гномий хирд, а потом никому не известный риттер... Обидно, сэр Артур!
  - Пустое, Иоахим. Забудьте про потери и продолжайте чтение.
  Фон Зальца посмотрел на бумагу и тут же поднял удивлённые глаза:
  - Норваец?
  - Кто норваец? - не понял главный целитель. - Откуда им тут взяться? Да скорее небо упадёт на землю, чем в нас благословенный Небесными Богами приют возвышенной науки ступит нога грязного северного варвара.
  - Вынужден вас огорчить, майор-магистр, но скоро сюда ступят целых две ноги.
  - Каким образом?
  - Последним в этом списке указан норвайский рикс Вован Безумный из рода Синяя Борода.
  Главный целитель мельком бросил взгляд в окно, будто бы проверяя целостность так и не упавшего на землю неба, и крикнул:
  - Такого не может быть, потому что этого не может быть никогда!
  Ректор опять хлопнул ладонью по столешнице:
  - Это воля императора, и мы обязаны её выполнить!
  - Но...
  - Но император дал понять, что не желает видеть в Университете ни убийц-риттеров, ни грязных варваров, ни больных полковников, и тем более не желает видеть отродье преступного графа вместе с его девкой!
  Неожиданно подал голос скромный секретарь ректора, с самого начала молча стоявший за высокой конторкой у двери в кабинет:
  - Экселенц, невысказанные пожелания Его Императорского Величества довольно просто выполнить, если дословно следовать существующим указам и отданным официально распоряжениям.
  - Каким образом? - сразу заинтересовался главный целитель, всегда подозревавший, что на самом деле Университетом руководит этот невзрачный бумажный паучок, а не его редко появляющееся на рабочем месте начальство. И к мнению статс-секретаря Джованни Моргана стоит прислушаться.
  - Всё очень просто, господа. Более чем просто.
  - Изволь пояснить, Джованни, - гросс-магистр поощряющее кивнул, разрешая говорить. - Не стесняйся.
  Тот поклонился ректору, и улыбнулся:
  - Нам же приказано принять студентов из Груманта, не так ли? И что нам мешает поселить их в общежитии согласно традициям, и сделать вид, будто ничего не происходит?
  - А что-то должно происходить?
  - Дуэли, экселенц. Единственная женщина среди шести с лишним сотен великовозрастных лоботрясов... Да будь это даже бородатая гномка, за её внимание и благосклонность развернётся настоящая война. И кто, как вы думаете, станет первой жертвой той войны?
  - Дуэли, между прочим, запрещены эдиктом покойного императора Джорджа Четырнадцатого.
  - Но не на территории Университета, экселенц. Я со всем тщанием изучил текст эдикта, и там говорится о запрете поединков на людных улицах, площадях и рынках. Если позволите, то я могу прочитать студентам несколько лекций по законодательству империи, упомянув данный запрет как образец неправильного толкования воли императора его необразованными подданными.
  - И ты думаешь, они поймут намёк?
  - Умные поймут, а дуракам достаточно взять их в качестве примера для подражания. А в случае с варваром и объяснений не потребуется - северное побережье империи постоянно страдает от набегов норвайских дружин, и само существование рикса является достаточным поводом для его убийства. Тем более, что при правильном толковании закона оно убийством и не будет.
  - А остальные двое?
  - Неужели дворяне не вступятся за соотечественника?
  - За норвайца?
  - За виконта Оклендхайма, экселенц!
  - Любопытно... - гросс-магистр на мгновение задумался, а потом на его лице появилась улыбка. - И кого, мой любезный Джованни, ты видишь главным исполнителем этого плана?
  Деканы заволновались, и фон Зальца выразил общее мнение:
  - Такое дело нельзя доверить человеку неблагородного происхождения. Нисколько не сомневаюсь в способностях почтенного статс-секретаря, но в Императорском Университете обучаются исключительно дворяне, так что некоторые вопросы ему никак не решить. Это мы с вами, господа, способны оценить острый ум, образованность и стремление к самосовершенствованию, а у юных дебилов... простите, у юных дворян превыше всего ценится древность рода и количество марок в сундуках. Увы, Джованни не может похвастаться ни тем и ни другим.
  - Спасибо за лестный отзыв о моих умственных способностях, сэр Иоахим! - Морган поклонился декану. - Но именно эти способности говорят, что ничем руководить, и, тем более назначать главного, не нужно. Всего лишь требуется исполнять обязанности, точно следуя букве закона. Будь что будет, и свершится чему суждено!
  Собравшиеся на совет учёные мужи оценили цитату из рукописного наследия Небесных Богов, и наградили статс-секретаря аплодисментами. Не зря же ораторское искусство ценится в империи гораздо выше привычной магии, и почти наравне с недавно открытыми и малоизученными боевыми магическими способностями.
  И тут же о тайном разделе имперской науки вспомнил ректор:
  - А если студенты из Груманта выкажут явные способности к обучению? Самым успевающим и талантливым мы обязаны предложить продолжить образование на... Ну, вы поняли, господа?
  - Они не успеют проявить свои способности, экселенц, - твёрдо пообещал Джованни. - Гарантирую, что через шесть месяцев в Университете не останется ни одного чужака. Кто желает заключить пари, господа?
  
   Глава 1
  
  Столица империи произвела на Ивана Смирнова двойственное впечатление. С одной стороны, после провинциальной и полудеревенской Лютеции город поражал размерами и обилием колоссальных сооружений, а с другой... Даже воздух Лунгдума имел горький привкус роскошного упадка и великолепного загнивания. Это ощущение усиливали памятники ушедших эпох, часто представляющие собой лишь развалины с пасущимися в зарослях мелкого кустарника козами. Попадались мраморные дворцы с дубовыми брёвнами на месте недостающих колонн, приспособленные под рынки ипподромы и стадионы, и многое другое, незаметное местному жителю, но бросающееся в глаза чужеземцу. Тем более человеку из иного мира и времени, родившемуся в момент развала куда более великой Империи.
  Видимо, рикса-демона посетили похожие мысли, так как Вова покачал головой и заметил:
  - Ещё одни Лужники с торговлей трусами вразвес по оптовым ценам.
  Ивану нечего было ответить, и он просто кивнул. Ну да, любая империя это, прежде всего, император. Всё держится на его личности, и если не подготовлена достойная смена, то государство уходит в никуда вместе с человеком. Рано или поздно, но уходит. Порой агония растягивалась на века, но чаще всего крушение происходило мгновенно. Что значат для истории какие-то сорок-пятьдесят лет?
  - Улицы тут широкие, - норвайский рикс оценивал город с точки зрения захватчика. - Такие баррикадами сразу не перегородишь, и если пустить конницу... Лучше, конечно, мотопехоту при поддержке танков.
  Риттер фон Тетюш поддержал разговор лёгкой подначкой:
  - Да чего мелочиться, надо сразу "Градами" отработать.
  - Что бы ты понимал в захвате городов! После "Градов" здесь только развалины и пожарища останутся, а добыча где? Мы, норвайцы, без добычи не можем. Это мелкие грумантские дворянчики могут нищенствовать без ущерба для здоровья, а настоящие варвары без золота болеют и впадают в меланхолию. Неужели ты хочешь, чтобы я впал в меланхолию?
  Риттер покачал головой, намекая на присутствие рядом полковника Гржимека, не посвящённого в тайны пришельцев из другого мира. Вова намёка не понял, и громко возмутился:
  - И вообще это не грабёж, а святое право на трофеи. Что с бою взято, то свято! Альфа и омега любого вооружённого конфликта.
  - Всё равно грабёж.
  - Молчал бы уж, бессребреник. Нищий не тот, у кого мало чего есть, а тот, кому мало чего надо. Что, согласитесь, не отменяет разумную экономию.
  - И поэтому стражнику на воротах вместо въездной пошлины ты дал в рыло?
  - Если бы я безропотно заплатил, меня бы приняли за самозванца. Норвайцы платят только за выпивку и закуску, остальное они берут сами.
  Виконт Оклендхайм придержал коня и обернулся с вопросом:
  - За комнату в приличной гостинице норвайские традиции позволяют платить?
  - Зачем нам в гостиницу? Мы вроде как в Университет приехали поступать, так что жилплощадь пусть предоставляет местная администрация.
  Рыжая ведьма поддержала Ивана:
  - Вова, неужели ты думаешь, что я заявлюсь в ту богадельню в дорожной одежде?
  - А чо, нормально выглядишь, - пожал плечами рикс. - Какого чёрта ещё надо?
  - Чего надо? - фыркнула ведьма. - Может быть в Норвае и принято ходить каждый день в костюме для верховой езды, но приличные грумантские женщины должны иметь минимум двенадцать платьев. И желательно, чтобы гардероб обновлялся процентов на восемьдесят каждый месяц.
  Вова почесал бритый затылок:
  - Дорого. Неприличные женщины обходятся гораздо дешевле.
  - Триппер магической медициной не лечится, - хихикнул риттер фон Тетюш. - Исключительно традиционными способами, и очень дорого.
  - Вот же... - озадаченно пробормотал Вова и надолго замолчал.
  Тем временем Иван решил навести справки самым простым способом - не покидая седла ухватил за шиворот ближайшего прохожего с наиболее смышлёной физиономией, и спросил:
  - Где тут найти хорошую гостиницу?
  Пойманный горожанин тяжело вздохнул, и запричитал плачущим голосом:
  - Разве может бедный человек знать хорошие гостиницы? Вы посмотрите на меня, благородный господин, разве я похож на того, кого пускают в такие места? А вот если бы у меня были две или три серебряные гривенки, то я бы постарался найти для вашей милости ответ на любой вопрос.
  - Сколько-сколько?
  - Одну гривенку, мой господин.
  - А в морду?
  - Я так и знал, что больше эскудейро просить не стоит. Я согласен, мой господин! - горожанин протянул руку. - Сегодня благоприятный для совершения добрых дел день, и любая оказанная услуга будет стоить всего один эскудейро.
  - Ну и цены у вас в империи, - Оклендхайм-младший отшвырнул попрошайку и потянулся к кошельку. - Но если по твоему совету мы попадём в вонючую трущобу с тараканами и клопами, то я не поленюсь, и заставлю тебя... заставлю... впрочем, ты увидишь и сам ужаснёшься.
  - Не извольте беспокоиться, мой господин! - прохиндей отработанным годами тренировок движением поймал монету. - Гостиница моего троюродного дяди располагается недалеко от Университета, и благородные студенты из чувства благодарности регулярно уничтожают насекомых, следят за исправностью водопровода и отхожих мест, заряжают светильники, а недавно даже наложили на окна отпугивающие комаров заклинания.
  - С чего вдруг такая благотворительность и любовь к ближнему? - удивился виконт. - Студенты из благородных семей вдруг воспылали бескорыстными чувствами к обыкновенному содержателю гостиницы?
  Вова, как человек разбирающийся в жизни высших учебных заведений, пояснил:
  - Пьют, собаки. Все деньги пропивают, а на опохмелку зарабатывают заученными на занятиях бытовыми заклинаниями. Неплохо устроились, гады... я в своё время по ночам вагоны с чугунными батареями разгружал.
  Оклендхайм-младший кивнул, и махнул рукой:
  - Веди нас, Вергилий.
  - Я не Вергилий, мой господин, - попрошайка коротко поклонился и представился. - Автоном Колпакиди к вашим услугам.
  Удивительно, но трактир "Свинья и апельсин" на самом деле оказался весьма приличным заведением с чистыми комнатами для гостей, большими конюшнями для лошадей, с ванной в каждом номере, и с твёрдой гарантией отсутствия насекомых. Вообще всем часто казалось, что этот мир отличается от покинутой Земли в лучшую сторону именно чистотой. Во всяком случае, любой город Груманта или империи чище какого-нибудь Мухоедовска, Низкозадрищенска и многочисленных Свинбургов и Ишакабадов. Здесь не веют мусорные ветры из полиэтиленовых пакетов и пластиковых стаканчиков, здесь за выплеснутые на улицу помои могут посадить на кол, здесь нет пробок и выхлопных газов... Разумеется, нет многого из полезных вещей, но владельцам толстых кошельков есть на что обратить внимание и без них.
  ***
  Толстый кошелёк появился у Карла Гржимека совсем недавно. Раньше небогатый дворянин из захудалого провинциального рода и подумать не мог, что когда-нибудь сможет за один день потратить месячное жалованье сотника пограничной стражи. А тут раз... и за обыкновенную комнату недрогнувшей рукой выложил кругленькую сумму. Хотя нет, рука дрогнула, когда толстобрюхий дядюшка Гарпагон заявил, что питание в оплату не входит. Ну разве не негодяй? В любой грумантской харчевне за такие деньги полгода буду кормить, поить, на руках носить и в задницу целовать. Правда, справедливости ради, напоят кислятиной, накормят тухлятиной, а отнести могут и на кладбище. Бывало и такое, что уж говорить.
  Ввалившийся без стука северный варвар самым бесцеремонным образом оборвал ностальгические воспоминания Гржимека:
  - Карл, ты жрать с нами пойдёшь, или еду в номер закажешь? Я бы посоветовал поесть в общем зале, а то слуги имеют скверную привычку плевать и сморкаться в тарелки.
  От перспективы получить жареное мясо под соусом из чужих соплей Гржимека передёрнуло, и он торопливо поднялся:
  - Бегу.
  - А вот бегать не нужно, - норваец поднял указательный палец и покачал им из стороны в сторону. - Полковникам бегать вообще не рекомендуется, хоть в мирное, хоть в военное время.
  - Это почему же?
  - Потом объясню, отмахнулся рикс. - Пойдём, а то без нас всё сожрут.
  Из всех новых друзей, ставшими таковыми по приказу Его Величества Джеронимо Первого, Карл ближе всего сошёлся с северным варваром. Тот привлекал бывшего пограничника весёлой бесцеремонностью, любовью к грубым шуткам, разумной наглостью, контролируемой яростью, и прочими качествами, всё меньше и меньше встречающимися в дворянской среде. Природная естественность поведения, к сожалению, постепенно сменяется обезьяньими ужимками, вычурностью, напыщенностью и жеманностью.
  А ещё норваец заслужил славу непревзойдённого кулачного бойца - на свадебном пиру по случаю женитьбы виконта Оклендхайма, буйный рикс в одиночку расшвырял охрану имперского посланника и единственным ударом умудрился сломать тому челюсть, выбить четыре зуба, сотрясти мозговую железу, и зашвырнуть бедолагу в камин. Ещё повезло, что по тёплой погоде там не было огня.
  Правда, Гржимек оставался в неведении относительно магических талантов своего нового друга, но подозревал, что они значительно превышают его собственные. И вообще Карл до сих пор недоумевал, почему Его Величество выбрал для обучения в империи именно его, хорошего мечника, но никудышного мага.
  - Ты как хочешь, а я пошёл, - норвайцу надоело ждать задумавшегося полковника. - Будешь потом голые мослы грызть.
  По пути из Лютеции в Лунгдум Гржимек успел убедиться в отменном аппетите северного варвара, способного позавтракать за троих, пообедать за четверых, поужинать за пятерых, и всё равно укладывающегося спать с чувством лёгкого голода. Так что и в самом деле стоит поспешить.
  В общем зале их ждал спустившийся первым риттер фон Тетюш, пытавшийся заказать у мэтра Гарпагона неведомые блюда со странными названиями - борщ, окрошка, ботвинья, селянка сборная, расстегаи, кулебяки и кабачковая икра.
  Толстяк с виноватым видом оправдывался:
  - Простите, ваша милость, но для икры не сезон. Вот ежели бы весна была, так тех бы кабачков возами возили. Нынче же он давно отнерестился, и пока нагуляет... Не сезон, ваша милость.
  - А остальное? - смилостивился риттер. - Остальное есть?
  - Тоже нету. Борщи об эту пору далеко в степях жируют, ботвинья уже в тёплые края улетела, кулебяку хомяк поел, а окрошек в наших местах отродясь не пробовали. Нешто в Груманте так голодают, ваша милость, что этакую гадость за еду почитают? Я, конечно, могу посладь мальца на пруд, но готовить отказываюсь! Они же противные, зелёные, пупырчатые... и бородавки от них случаются. Посылать мальца?
  Удивлённый риттер покачал головой:
  - Сообрази чего-нибудь на своё разумение.
  Вова плюхнулся на заскрипевшую под ним скамейку и рявкнул:
  - Мяса, вина, пива! Много!
  - Будет исполнено, ваша милость, - мэтр Гарпагон поклонился норвайцу и вопросительно посмотрел на Карла. - Вам того же самого?
  - Разумеется, - кивнул Гржимек. - Только пива и вина втрое меньше.
  - Мигом принесу, - расплылся в улыбке трактирщик. - От себя бы рекомендовал капустно-свекольный супчик на бульоне из мозговой косточки, приправленный обжаренным луком, кореньями и толчёным салом с чесноком. Подаётся с открытым рыбным пирогом. Ещё сегодня неплохо получились холодная уха из речной панцирной акулы с колотым льдом, и холодный салат с ветчиной и яйцами, залитый перебродившим настоем хлебных корочек.
  - Окрошка? - оживился фон Тетюш.
  - Нет, ваша милость, окрошки на болоте квакают, а у нас холодный салат.
  - Ладно, пусть будет салат, - согласился риттер. - Тогда тащи всё перечисленное, и к нему две бутылки крепкой сливовицы. Есть такая?
  - Как же не быть? Такая крепкая, что аж горит. А ещё имеется алхимическая вытяжка из ячменной бражки. Господа студенты весьма хвалят.
  - Терпеть не могу виски, - поморщился норваец. - И хватить болтать, а то я сейчас с голодухи буянить начну. Сливовицы мне тоже захвати.
  Незаметно появившийся виконт Оклендхайм поинтересовался:
  - Собрались отмечать прибытие в Лунгдум?
  - Обязательно нужно отметить, - подтвердил Вова. - Ты с нами?
  - Нет, мы сейчас по мастерским и модным лавкам прошвырнёмся, и перекусим где-нибудь в городе.
  - Вот она, печальная участь женатого человека, - лицемерно посочувствовал норваец. - Попутного ветра тебе в спину!
  ***
  Как и всякий нормальный мужчина, Иван терпеть не мог хождение по магазинам в женском обществе, а слово "шопинг" вообще ненавидел. Хотя в мужской компании мог часами бродить по супермаркету, следуя священному ритуалу выбора выпивки и закуски. Это когда с чувством и толком обсуждаются достоинства и недостатки каждой бутылки, рассчитывается необходимый литраж, делаются попытки предсказать объём антипохмельного запаса... Не сравнить с дамскими покупками!
  И если бы только покупки. Подавляющее количество времени уходило на выбор тканей, рассуждение о форме и фасоне пуговиц, подбор фактуры понравившейся расцветки под цвет волос и глаз... И так до бесконечности.
  Наконец терпение у Ивана лопнуло:
  - Ира, солнце моё, я подожду тебя на противоположной стороне улицы. Ты ведь здесь надолго?
  Леди Ирэна, не отрывая взгляда от раскроечного стола, торопливо кивнула:
  - Да-да, конечно... я быстро, часа через полтора закончу.
  Коротко чертыхнувшись, виконт Оклендхайм бросил полугрош присматривавшему за конём мальчишке, и запрыгнул в седло. Человеку благородного происхождения не пристало ходить пешком, даже если требуется пересечь улицу поперёк, и оставить коня здесь, значит стать объектом для пренебрежительных взглядов со стороны заполнивших улицу всадников. В принципе, наплевать на взгляды, но не хотелось бы устраивать поединки в первый день своего появления в Лунгдуме.
  Увы, но благие намеренья так и остались намереньями - какой-то проезжающий мимо дворянин остановился и громко поинтересовался, не жителя ли Груманта он перед собой видит. Вопрос был задан с такой мерзкой улыбкой, что все мысли о миролюбии улетучились сами собой.
  - Какое ваше собачье дело, сэр, откуда я приехал?
  - Шевалье ле Блан де ла Кошон к вашим услугам, сэр! - проявил учтивость имперский дворянин. - И меня интересует всего одна вещь!
  - Какая?
  - Почему ваша лошадь похожа на осла, сэр?
  - Это конь, а не лошадь, - фыркнул Иван. - И он нисколько не похож на вас. Может быть, со стороны задницы и есть что-то общее, но с морды он и симпатичнее, и выглядит умнее.
  - Вы хотите меня оскорбить, сэр?
  - Оскорбить? - задумался виконт. - Это вряд ли. Назвать вас лошадиной задницей не оскорбление, а комплимент.
  - Вы меня обидели! - шевалье схватился за рукоять меча. - Вызываю вас на поединок, и если вы благородный человек, то непременно согласитесь дать мне удовлетворение.
  Оклендхайм-младший усилием воли подавил желание влепить наглецу пулю в лоб. Экономия, чёрт бы её побрал. К принесённому из другого мира пистолету осталось всего три полных магазина, и тратить патроны на каждого забияку попросту жалко. Сколько их таких ещё найдётся?
  - И что вы предлагаете, шевалье?
  - Предлагаю пойти вон в тот трактир...
  - Я как раз собирался там пообедать.
  - Обедать будет победитель! - де ла Кошон бросил многозначительный взгляд на тугой кошелёк на поясе виконта. - За счёт побеждённого!
  - Харя не треснет, сэр?
  Губы шевалье искривились в презрительной улыбке, и на мгновение из-под маски напыщенного болвана выглянуло лицо умного, опасного и готового убивать хищника:
  - Вы опять оскорбляете? Тем хуже для вас, сударь. Если сначала я собирался биться до первой крови, то теперь мне нужна ваша жизнь. С конём, кошельком и оружием в придачу.
  Ну да, ценность фамильного меча Оклендхаймов легко можно определить по рукояти. Такие не делают лет пятьсот, и подобный клинок невозможно купить - они передаются по наследству или достаются в качестве трофея. Продавать - верное средство прогневить Небесных Богов.
  - Вы так уверены в своих силах, шевалье?
  - Довольно разговоров, - де ла Кошон махнул рукой в сторону трактира. - С недавних пор во дворе каждого приличного заведения устроена специальная площадка для поединков, и там же после оплаты небольшой пошлины нам будут предоставлены секунданты. При желании вы можете написать завещание и заверить его у нотариуса прямо на месте. Правда, это довольно дорогая процедура, так что не советую тратить на неё мои деньги.
  - Ваши?
  - Да, мои. И не имеет значения, что пока они пребывают в вашем кошельке.
  - А пошлину?
  - Пошлину придётся платить.
  - Империя зарабатывает на дуэлях? - хмыкнул Иван. - Неплохо.
  - Разумеется неплохо, - согласился шевалье. - Вы не будете возражать, если я заплачу за обоих?
  - С чего такая щедрость?
  - У меня здесь скидка, как у постоянного посетителя, а с вас бы взяли вдвое больше. Обычная экономия, сэр.
  ***
  Перед поединком пришлось вытерпеть довольно долгую бюрократическую процедуру - чем древнее государство, тем сильнее в нём крючкотворные традиции. Это молодые королевства с историей до тысячи лет могут себе позволить упрощенное делопроизводство, но империя любую официальную запись превращает в целый ритуал с тайным сакральным смыслом.
  - Назовите ваши имена, господа, - распорядитель площадки для поединков занёс перо над новой страничкой в книге регистрации. - Если желаете сохранить их в тайне, то можете придумать благородные псевдонимы.
  - Шевалье ле Блан де ла Кошон, подданный Его Императорского Величества.
  Иван решил воспользоваться псевдонимом, поэтому заявил:
  - Риттер цу Гроссе Норгефокс из Груманта.
  Чиновник добросовестно внёс имена в соответствующую графу и продолжил опрос:
  - Кому сообщить печальную новость в случае вашей гибели?
  - Я не собираюсь умирать, - первым ответил шевалье. - Но на всякий случай можете записать статс-секретаря Императорского Университета Джованни Моргана.
  - Да и я тоже надеюсь остаться в живых, - рассмеялся Оклендхайм-младший. - Запишите риттера фон Тетюша и норвайского рикса Вована из рода Синяя Борода, проживающих ныне в гостинице при трактире "Свинья и апельсин".
  - Готово, господа! Теперь попрошу предъявить имеющиеся при себе ценности, переходящие к победителю согласно закону о дуэлях. Оружие и конь переходят по умолчанию.
  Де ла Кошон бросил на стол потёртый кошелёк и стянул с пальца перстень с красным камнем:
  - В кошеле две гривенки серебром, откуда следует вычесть пошлину за обоих, а перстень оцениваю в две марки. Ещё победитель может снять с меня сапоги, исподние панталоны с четырьмя заплатами, и нижнюю рубашку, лопнувшую по шву в трёх местах.
  Виконт откровенно заржал в ответ на наивную попытку оскорбить, но распорядитель был человеком ответственным, и внёс всё указанное в опись. Потом вопросительно посмотрел на Ивана.
  Тот не собирался уступать противнику в остроумии:
  - У меня восемь марок в кошельке, десять гривенок россыпью по карманам, женской привычки украшать себя перстнями не имею, а шевалье де ла Кошону пусть достанутся от селёдки уши, медвежья болезнь, геморрой на всю голову, хрен с бугра, конь в пальто, и ростовой портрет гномьего короля Блюминга Великого в неглиже и с парадной киркой в неприличном месте.
  Шевалье хихикнул, представив гномьего короля в неожиданном виде, и заявил:
  - А вы мне нравитесь, господин Гроссе Норгефокс.
  - А вы мне нет! Блюмингом удовлетворяйся, извращенец! - ответил Виконт Оклендхайм, и на всякий случай уточнил у распорядителя. - Каков порядок проведения поединка?
  - Никакого, - последовал ответ. - В поединке насмерть не существует ни правил, ни порядков, ни запрещённых приёмов. Разрешено всё, что приведёт к победе. Так что можете начинать прямо сейчас, господа.
  После слов распорядителя шевалье хищно оскалился и потянул меч из ножен, а Джонни, не долго думая, зарядил противнику ногой в промежность. Потянулся, сгрёб со стола тощий кошелёк, перстень с красным камнем, и бросил небрежно:
  - Потрудитесь доставить коня и меч этого господина в гостиницу "Свинья и апельсин" в любое удобное для вас время. Подштанники и рубаху он может оставить себе.
  - А сапоги, сэр?
  - Сапоги я дарю вам, глубокоуважаемый мэтр.
  Распорядитель, до глубины души потрясённый скоротечностью и невероятной жестокостью поединка, осторожно осведомился:
  - Вы не будете его добивать?
  - Зачем?
  - Но ведь условием дуэли была обязательная смерть одного из участников. Ведь ваш противник ещё жив.
  Джонни с жалостью посмотрел на скорчившегося шевалье де ла Кошона, и притворно вздохнул:
  - Да разве теперь у него жизнь будет?
  - Согласен, - кивнул распорядитель. - Но мы забыли про пошлину, сэр!
  - Никаких проблем, любезный, - Оклендхайм-младший бросил трофейный кошелёк обратно. - Сдачи не надо.
  Заулыбавшийся мэтр прижал руки к груди:
  - Приходите ещё, сэр! Постоянным посетителям пошлина на поединок обходится вдвое дешевле.
  Шевалье нашёл в себе силы приподнять голову, и угрожающе прохрипел:
  - Я найду тебя, риттер! Я ещё приду к тебе с местью!
  Джонни пренебрежительно фыркнул:
  - Идиот, Гроссе Норгефокс всегда приходит сам. Неотвратимо и вовремя, даже если его не звали!
  Покидая площадку для поединков, виконт услышал за спиной требовательный голос распорядителя:
  - Снимайте мои сапоги, шевалье. Вы при свидетелях внесли их в список передаваемых трофеев, и как человек благородного происхождения, обязаны выполнить моё законное требование. Теперь это мои сапоги, сэр!
  
  
Оценка: 5.83*26  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | М.Санди "Последняя дочь черной друзы." (Любовное фэнтези) | | Л.Антонова "Академия Демонов" (Любовное фэнтези) | | Кьяза "Офисные записки" (Современный любовный роман) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | О.Гринберга "Чужой мир - мои правила" (Юмористическое фэнтези) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Начертательная магия 2" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"