Сарматов Макар Владимирович: другие произведения.

Последний довод королей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.69*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборка от: 03/10/2015

  Последний довод королей
  
  Вместо предисловия:
  
   Любые совпадения имен, названий подразделений и действующих лиц, ничто, иное, как случайность. В любой стране есть такие подразделения, в том числе и нашей. Общее название им Силы Специальных Операций.
   Автору захотелось написать книгу на эту тему, как сценарий к компьютерной игре или к фильму. Что маловероятно в это время, имя автора и писательский талант не достаточны, для такого размаха. Но вот в противовес популярным играм серии 'Battlefield' или 'Call of Duty' написать очень захотелось, надоело, когда тупые 'янкесы', колошматят всех подряд, даже не задумываясь, была угроза или нет. И созданный образ этих солдат очень раздражает автора, потому, что он реально изучал их действия и бездарные провалы, вплоть до полного уничтожения таких подразделений, или полного их расформирования.
   Не ждите от меня, что всё будет как в игре, это сильно наскучит, и книга превратится в сплошную бойню без сюжета. Мне придется показать людей, которые идут в эту службу, немного раскрыть их характеры и причины принятия ими тех или иных решений. Также не ждите достоверности и докуметализма, эта тема скользкая и сложная, не всё можно разглашать, даже спустя много лет. Но за основу сюжета и многих действий буду брать реальные факты, которые ни чем не затронут людей служащих в этих службах. Окрашу их в литературные краски, добавлю подробности и красоту боев, (которых не бывает в реале), добавлю военной романтики и постараюсь донести до вас.
  
  
   Пролог.
  
   Почти три часа мы прибывали в напряжении, смена всё не покидала базу, и праздно шатающегося народа, явно прибавилось. "Неужели усиление" - думал я. Но нет, ближе к восьми вечера, солдаты начали грузиться в машину, а на смену заступили уже новые бойцы. Когда все были в сборе, машина развернулась и поехала обратно, забирая отдежуривший свою неделю наряд. Наша команда вздохнула с облегчением. Всё оставалось по плану.
   Наступали сумерки. и наша группа занялась последними приготовлениями, крайние три часа перед началом тянулись медленно как патока. И здесь было главное не перегореть, многие из нас мандражировали как перед олимпийскими соревнованиями. Но вот время одиннадцать часов, стемнело окончательно, и я дал команду выдвигаться на позиции. Люди сразу как-то подтянулись, прошел мандраж и началась работа.
   Снайпера исчезли первыми, а мы всей группой стали пробираться к нужному уступу. Близко к раю подобраться не удалось, и мы укрылись за валунами и кустами как можно ближе. Кибер приготовил пушку и кошку с тросом, из баллона подал в нее воздух и зарядил в ствол крюк.
   - Я готов. - доложил он.
   - Ждем.
   В ухе щелкнуло, и послышался голос Соболя:
   - На позиции.
   - Принял. - Ответил я. А следом доложился и Алмаз. Я глянул на часы, и стал отсчитывать секунды, потом скомандовал:
   - Время, работаем!
   Выстрелов слышно не было, только доклады снайперов, "чисто, чисто"
   - Вперед! - Сказал я и хлопнул Кибера по плечу. Он поднялся и рванул к краю уступа. В наушнике опять прошел доклад.
   - Внизу чисто.
   - Принял, - ответил я. - Вперед парни.
   Когда мы скользили к краю, Кибер уже выстрелил из пневмопушки, кошка пролетела сквозь фермы вышки и, обмотав трос вокруг двух из них, зацепилась за верхнюю перекладину. Кибер мгновенно натянул трос и привязал его к ближайшему дереву.
   - Шаман, Бизон, вперед! - Но парням не нужны были команды, Шаман уже висел на тросе и перебирал руками, скользя к вышке. Как только он повис на фермах, к нему устремился Бизон. За ним была моя очередь. Работали слаженно, и любо дорого было смотреть на наших морпехов, как они ловко съезжали по лестнице. Если мы с шаманом, спускались лицом к ступеням, то они скатились как с горки и главное, приземлялись, не поднимая ни малейшего шума. Заняли позиции рядом с навесом, осмотрелись и выслушали доклад снайперов. "Связь повредили, можете начинать". Выдвинулись к нашей цели. У входа в здание было небольшое крылечко со ступенями без перил, заняли позиции парами с обеих сторон крыльца, присев в густой тени. И только собрались начать штурм, как в ухе послышался голос Соболя:
   - Замрите, кто-то выходит.
   - Берем на ножи! - тихо скомандовал я и посмотрел на часы. На всё у нас ушло двадцать минут, и похоже, выходила смена на построение. Тем лучше для нас, меньше чистить внутренние помещения. И действительно, выходило четыре человека, Шли бодро, не оборачиваясь с оружием в руках. Этим и воспользовались мы, выскочили из тени и каждый взял по одному солдату, атака была мгновенной, враг не успел ни чего сообразить, но мы потеряли бдительность, за ними шел офицер. Увидев, что происходит, он дернулся бежать назад, но пуля Соболя, с чпоком, расколола его черепушку, войдя в область уха.
   Теперь медлить нельзя, готовим оружие и входим, у лестничного марша Шаман и Бизон идут наверх, мы же по коридору сворачиваем налево, и проверяем комнаты. В первой пусто, во второй тоже, а за дверью третьей слышны голоса, люди о чем-то спорят. Присаживаюсь на колено, и медленно приоткрываю дверь, Кибер страхует стоя и контролирует правую сторону. Видим троих нависших над пультом связи, наверное, пытаются разобраться, почему всё перестало работать. Они нас не видят, сильно увлечены спором, осматриваем комнату, других людей нет. Быстрые, одиночные выстрелы, по паре в каждого и с ними покончено. Осматриваемся, это действительно комната управления и радиорубка. Выходим осторожно, у нас на этаже ещё одна комната. Ни кого не видно тишина, и не слышно хлопков сверху. Врываемся в последнее помещение, это кабинет старшего офицера, но он пуст. И так трое на первом этаже, пятеро у входа восемь и четверо наряд на улице, и того двенадцать минус. Слышу шаги сверху, готовлюсь к стрельбе, но в ухе слышу:
   - Песец, спускаемся, у нас чисто.
   - Сколько? - спрашиваю я.
   - Четверых спящих взяли на ножи.
   - Принял, ищем вход в бункер и пульт управления периметром.
   Возвращаемся с Кибером обратно в комнату связи. Ага, вот общий пульт управления и мониторы слежения. Надписи на румынском. Тыкаем кнопки по очереди, пока на мониторе не видим, открывающиеся ворота. Щаман с Бизоном шарят по другим комнатам, и приходят к нам.
   - Нет входа в бункер, ни под лестницей, ни в кабинетах, секретных дверей нет.
   - Есть! - Восклицает Кибер и показывает на бетонный пол возле шкафа с аппаратурой. Там отчетливо видна дуга царапины от шкафа. Отодвигаем его и вот она дверь. На ней электронный замок со считывающим устройством. Срочно устраиваем обыск трупов, и только у офицера, которого убила Соболь, находим пластиковую карту. Волочем труп в комнату связи. С картой проблем не было, но пришлось постараться, чтобы приложить палец руки трупа к сканеру и не испачкаться в крови. Замок прочитал отпечаток и щелкнул засовом. Дверь открыта. Открываю дверь шире, и первое, что бросается в глаза в узком коридоре, это камера на потолке в плафоне. Навожу ЛЦУ и жму на спуск, бронебойная пуля разбивает и колпак и камеру. Если нас заметили, то сейчас поднимут тревогу, но ни чего не происходит. Идем четверкой, и осматриваем боковые двери. Кладовка с ведрами и тряпками, туалет, раздевалка, и вот дверь с табличкой электрощита. Мы с Кибером держим коридор, а Шаман с Бизоном в комнате закладывают в щиток кусок пластида и радиодетонатор.
   -Готово. - Говорит Шаман и передает мне пульт взрывателя. Идем дальше, наш коридор упирается в стену и раздваивается вправо и влево. Доходим до развилки, Шаман и я быстро выглядываем в разные стороны. Обмениваемся жестами, я показываю, что у поворота видеокамера. Шаман мне показывает тоже самое. Ведем отсчет на пальцах, три, два, один, и синхронно выглядываем из-за углов. Выстрелы почти слились в один, и камеры прекратили свою деятельность. Показываю Шаману, что они идут влево, а сам двигаюсь с Кибером направо. Коридорчики короткие, метров десять до стены, и делают поворот параллельно друг другу. Опять застываю возле угла, резко выглядываю. Теперь у нас трудности. Объясняю Киберу, что в шести метрах впереди стоят двое. Достаю пульт подрыва, оглядываюсь назад, у противоположного угла застыли наши ребята. Щелкаю по микрофону и слышу в ответ:
   -Шаман на связи.
   - Что у вас?
   - В конце коридора один. Ждем, как подойдет ближе.
   - Шаман, я гашу свет, по твоему отсчету.
   - Принял.
   Пропускаю вперед Кибера, он хоть с виду неуклюжий как робот, но быстрый как молния. Кибер выглядывает за угол, двое так и стоят, о чем-то беседуют. Тогда он убирает автомат за спину и достает нож. В ухе три раза щелкает микрофон, я показываю Киберу три пальца, два щелчка, один. Жму кнопку подрыва, в тылу раздается не громкий взрыв и свет гаснет. Кибер срывается с места, я несусь следом, держа ПП наготове. Через три секунды включается аварийное освещение, но мой напарник своим весом уже снес обоих охранников и одного уже убил. Второй рыпнулся, но нож морпеха вошел ему в глотку. А в дальнем конце послышались шаги бегущих людей. При тусклом свете я увидел троих, и короткими очередями, через голову ещё не вставшего Николая стреляю в противника. Зря они выбежали сразу все, "Вереск" моментально их приземлил, не помогли и легкие бронежилеты. Кто думает, что выстрели из пистолета - пулемета с глушителем в узком коридоре это тихо, тот ошибается, стреляли в тире из мелкашки? Так вот, это тоже самое, только ещё с клацаньем затвора. Так что, шум мы наделали, и надо было проскочить этот коридор как можно быстрее до следующего поворота. И я рванул вперед, Кибер уже поднялся на ноги и бежал следом. В конце коридора слава нас ждала дверь, и оттуда заговорило оружие без глушителя. Стреляли не по нам, дверь была закрыта и её не пробили. Включаю связь и спрашиваю:
   - Шаман, что у вас?
   - Зажали в коридоре, не дают высунуть голову. Кто-то оперативно сработал.
   - Помочь?
   - Если есть возможность.
   - Жди. - Достаю светошумовую, срываю чеку, и приоткрыв дверь вкатываю её туда, закрываю дверь обратно. Внутри раздается грохот и крики, вламываемся в помещение, и стреляем во всё, что шевелится. Шаман и Бизон пользуются случаем и пробегают остаток расстояния, вваливаясь в комнату, но с другой двери.
   - Осторожно брат, мы вас чуть не подстрелили! - кричу я.
   - Я так понял, конец бесшумной операции? - Сказал Бизон.
   - Ага, теперь хороши все методы, и гранаты не жалейте.
   В комнате мы насчитали шестерых, двое с карабинами М-4 ,трое с дробовиками и один с пистолетом. И того вместе с нашими, в коридоре одиннадцать.
   - Шаман, сколько вы успели снять в своем крыле?
   - Двоих.
   - Тринадцать. - Сказал я вслух. - Оставшаяся охрана, смогут нам устроить головную боль. Пари теперь внимательней, кроем друг друга, идем дальше, ваше левая, наша правая сторона. На всякий случай меняю магазин, мало ли. Остальные глядя на меня тоже перезарядились.
   Осматриваем комнату, это что-то типа учебного класса, здесь стулья парты , различные учебные материалы и в другом конце комнаты ещё две двери, ведущие вправо и влево.
   - Шаман, Бизон, держите всё на контроле и страхуйте, а мы глянем, что у нас справа.
   - Принял, - ответил Шаман, а мы с Кибером занимаем позиции с боков от двери, и только хотели вломиться, как оттуда раздались выстрелы из пистолета, и на двери появились выщербленные дырки от пуль. Киваю Киберу и достаю светошумовую, Он чуть отходит назад и ногой вышибает дверь, а я следом запускаю внутрь гранату. Грохнуло так, что мы сами чуть не оглохли. Влетаем в комнату, и видим картину. Это не большой кабинет от взрыва сорвало полки и разметало бумаги, возле письменного стола на коленях сидит боец в камуфляже и держится за уши руками. Сквозь пальцы сочиться густая, бурая кровь. По мозгам, видно ему, сильно шандарахнуло. Кричу Киберу:
   - Вяжем.
   Тот ногой кладет противника мордой в пол, и стягивает ему руки за спиной, потом оборачивается ко мне и говорит:
   - Нахрена он нам?
   - Допросим.
   - Шутишь, он оглох, и я не уверен, что после контузии, хоть что-то говорит способен.
   - Хрен с ним, посмотри кто он по званию?
   - Майор.
   - Ясно, значит это его кабинет, быстро осматриваем, ищем архив, и всё, что нам может пригодиться.
   Пробираюсь за стол, но тут облом, монитор компа вдребезги, и черт с ним, вытаскиваю системник наверх, чтобы извлечь жесткий диск. А Кибер шарит по полкам и шкафам, потом выдвинув ящик из железного шкафа, говорит:
   - Песец, похоже, кое-что нашел.
   - Что там? - ворчу я, откручивая винты.
   - Досье на заключенных.
   - Сколько там?
   - Папок много, но только три отделены от остальных.
   - Посмотри.
   - Ага, наши клиенты и какой-то серб, Стоян Панич.
   - Забирай эти папки, и глянь остальные.
   - Остальные папки с красной полосой, видимо, эти клиенты были здесь, а сейчас отправлены дальше или освобождены.
   - Понятно, значит здесь всего трое заложников. - Сказал я, наконец, добравшись до жесткого диска. - Закругляемся.
   - Постой, песец, а это что?
   - Где?
   - Да вот на стене возле двери.
   Смотрю в ту сторону и вижу схему бункера со всеми нюансами, в рамке под стеклом. Это полезная для нас вещичка, забираем. Снимаю рамку со стены и достаю схему. Диск убираю под броню. Шаман и Бизон держат на контроле Вторую дверь. Мы с Кибером вышли из офиса и стали изучать схему. В бункере было три яруса, первый на котором мы, заканчивался этой комнатой, вторая дверь уже ведет на лестницу. Зато сзади, у нас остались не проверенными кубрики для охраны бункера. Мы в атаке проскочили коридор, и пока не было света, пропустили дверь.
   - Вот мать вашу, ругаюсь вслух, парни, мы просрали жилые помещения, возвращаемся и зачищаем.
   - А что с этим делать? - кивает Кибер на кабинет.
   - Развяжи и добей. Мужики, а вы идите сюда и смотрите. Вот, вот и вот камеры наблюдения, вот эти три мы загасили. Всё остальное, что мы тут творили, видел наш противник. Меня беспокоит только одно, у них автономное питание и аварийный генератор на третьем уровне. Вопрос. Почему они до сих пор, не врубили свет?
   - Видимо готовят нам сюрприз, и врубят, когда мы этого не будем ждать.
   - Тогда гасим эти камеры, и чистим этаж, может, кто затаился в кубриках. Шаман, Бизон пройдитесь по своему маршруту, там в стене слева должна быть дверца в кубрики, и камеры потушить не забудьте.
   В общем, я смотрел в схему и ругался матом, из бункера было ещё два запасных выхода, один по вентиляции выводил, наверх, на территорию базы, второй с нижнего уровня вел к ручью, там шли и трубы насосной станции, через которые забирали воду из заводи. Пришлось срочно связаться со своими наверху.
   - Соболь, оставайся на месте, одна из вентиляционных шахт, запасной выход на поверхность. Смотри в оба, сразу не стреляй, вояки могут прихватить с собой заложников. Алмаз, а ты быстро к заводи у ручья, там второй замаскированный выход, тоже будь внимателен, не дай уйти или связаться им со своими. И тоже поглядывай, на случай если захотят вывести заложников. Помните, гражанских трое, с нашими клиентами ещё один.
   - Принял, выдвигаюсь.- Ответил Алмаз.
   - Поняла, - Сказала Соболь.
   Нам везло, на этаже больше ни кого не было, Шаман с Бизоном прошлись и проверили кубрики персонала. Их было шесть, по четыре человека в кубрике. И того, персонал тюрьмы двадцать четыре человека, плюс два три и офицера и обслуга человек восемь - десять. Значит внизу не менее двадцати человек. Сейчас надо подробно рассмотреть схему всем вместе и продолжить штурм. На каждую хитрую гайку найдется и болт с винтом, вот и нам надо было что-то придумать. Сейчас за нами не наблюдали, и противник только догадывался, что мы делаем на первом уровне. Поэтому я собрал ребят и разложил схему.
   - Парни, смотрите сюда. Вот здесь лестница на второй уровень, сразу у входа металлическая решетка с воротами. Укрыться практически негде, только вот за уступом может встать один человек. Шаман, сможешь прилепить взрывчатку к замку решетки, кинув её из-за укрытия?
   - Не прилипнет, лучше использовать дым и спокойно заминировать.
   - Не получится, за той решеткой слева комната управления, а справа оружейка. Двери расположены так, что противник может вести перекрестный огонь. Даже если будут стрелять в слепую, могут задеть тебя.
   - Придется дымы метнуть чуть дальше.
   - Вот для этого ты и укроешься возле уступа. После дымов придется метать гранаты через решетку. На этот раз используем осколочные гранаты, нефиг гуманничать. И только потом можно взорвать решетку. Зачищаем по жесткому варианту. Оружейка и комната управления, почти все, что нам нужно для счастья. Мы сможем управлять и видеть всё, что происходит внутри. Ведь дальше опять решетка, и снова две комнаты, справа кухня, слева столовая. Потом ещё один карман и уже идут камеры для заключенных, переделанные из кубриков для персонала. Всего их восемь, четыре с одной, четыре с другой стороны. И снова решетка и переход вниз на служебный ярус. Но он нам не нужен, если наши клиенты в камерах, то вниз не идем, забираем их, минируем что можем и уходим.
   - Я готов. - Сказал Шаман, подбрасывая в руке шарик из пластида. - Детонатор уже внутри.
   - Отлично, тогда поехали. Мы тебя поддержим с лестницы.
   И снова всё закрутилось в другом темпе. Дверь открыли плавно, осмотрелись, загасили камеру наблюдения и спустились на один пролет. Теперь надо отвлечь противника, чтобы Шаман смог сделать рывок к уступу. Бизон приготовил дымовую гранату, перегнулся через перила и катнул её к решетке. Снизу раздалась стрельба из автоматических винтовок, и в стену стали прилетать пули, откалывая куски бетона, которые осколками разлетались в разные стороны. Стрельба закончилась, видно тюремщики от азарта выпустили полные магазины и теперь перезаряжались. В это момент и прошмыгнул Шаман к единственному укрытию. Показал нам большой палец и зашвырнул дымовуху через решетку, затем следующую, а как началась стрельба, кинул туда две осколочные гранаты.
   Рвануло знатно, отбив у противника охоту стрелять, послышались крики на английском, стоны и матюки, типа "Фак" и ещё что-то. Шаман воспользовался этим замешательством и скользнул к решетке, прилепил взрывчатку на замок и сразу обратно к укрытию. Со стороны противника услышали, что что-то происходит и снова открыли огонь. Но поздно, наш ловкач уже ушел с линии огня. Достал пульт и улыбнулся во всю широту своего азиатского лица. Мы с Кибером приготовили осколочные гранаты, и как стрельба поутихла, метнули их через решку. В это же время Шаман нажал на кнопку пульта, раздался взрыв, и ворота решетки сорвало, противник начал стрелять, но тут грохнули гранаты. Шаман метнулся вперед, а Бизон вдогонку кинул дым и помчался следом. Я и Кибер, нахлобучив на глаза ночники тепловизоры, тоже метнулись за ними. Перестрелка в дыму была короткой, всех кого мы смогли достать, были убиты, но комнаты ещё не были нашими, а оставаться в коридоре было самоубийством. Пришлось решать, что важнее и мы решили, что комната управления. Выбив дверь, закидали её дымовухами и добили тех, кто там ещё оставался. А как только мы оказались внутри, нам в спину ударила очередь со стороны оружейки. Чудом ни кого не задело, поздно боец сориентировался, мы уже были внутри.
   - Вот сука, - Выругался Бизон, укрывался в оружейной, до последнего. Теперь он нас задержит здесь.
   - С чего ты взял? - Спросил я.
   - А ты что, не заметил, как изменился звук стрельбы? Этот козел добрался до пулемета, вон как шмаляет, не останавливаясь, поди, лента патронов на двести.
   - Подкинь ему светошемовую, может пыл поумерит.
   Бизон встал к стене и катнул по коридору гранату к противоположной комнате, но там захлопнули дверь и она, ударившись о препятствие, взорвалась в коридоре, оглушив и нас немного. Бизон же не терял времени, встал в проеме двери и сквозь усиленную дверь оружейки, выстрелил несколько очередей на уровне живота и ниже. В ответ открыли стрельбу из ружей, через решетку со стороны столовой. Картечины, долетевшие до двери, выбили солидные куски дерева от дверного косяка, заставив Бизона укрыться внутри комнаты.
   Я метнулся к мониторам, чтобы посмотреть, сколько человек ещё осталось. Благо вся аппаратура была укрыта бетонной стеной от коридора и осталась невредимой. На пульте я нашел управление питанием и включил свет в бункере. Потом переключаясь с камеры на камеру, стал искать нужные нам. Ага, вот оружейная, там три человека, двое раненых сидели, укрытые ящиками и прислоненные к стене, похоже, они словили осколки гранат. Крови с них натекло много, не жильцы. А вот третий активно работал, делая баррикаду не далеко от входа в комнату из ящиков с патронами. Готовился обороняться. А рядом лежал пулемет, "М-60" кажется. Так, вот столовая, там тоже три человека, но все на ногах, у двоих ружья, третий с пистолетом. На кухне два человека, вооружены только кухонной утварью. Что-то слабо они подготовились к обороне, ведь знали, что на бункер совершена атака. Либо я что-то не понимаю, либо у них какой-то козырь в рукаве. Оборачиваюсь к Бизону и говорю.
   - Коль, давай из глубины комнаты через дверь, стреляй одиночкой, а я через камеру буду корректировать.
   - Понял. - Сказал Бизон и присев на колено спросил: - Куда?
   - Давай кроткую, на уровне пояса, прямо в центр.
   Вихрь хлопнул и клацнул затвором, два раза. Пули прошили дверь и пролетев рядом с противником, заставили его укрыться за баррикадой.
   - Давай влево и вниз сантиметров на двадцать.
   Очередь прошила дверь, и попала туда куда нужно, но энергии пули не хватило, чтобы пробить ящики с патронами. "Догадался сволочь, что у нас бронебойные патроны. Вот и сделал себе укрытие". - подумал я, - "но это не самая важная наша проблема".
   - Парни, оставим оружейку, там всё равно два трупа, и один пулеметчик, который постарается не высовываться. Наша проблема те, что в столовой. Там трое вооруженных, и два повара с ножами. Делаем так, Бизон, ты остаешься и контролируешь выход из оружейной, я открываю замок решетки. Шаман и Кибер, задымляете следующий коридор, и добейте этих с ружьями.
   "И так, прикинем расклад, что-то не сходится. Здесь четверо убитых, наверху четырнадцать, двое умирают в оружейной комнате, всего двадцать. Один живой, трое в столовой, двое на кухне. Всего двадцать шесть. А по нашим прикидкам тридцать четыре. Где остальные?" И я принялся работать с комнатой управления, наконец, нашел, как переключиться на камеры нижнего уровня. И вот радость, обнаружил ещё четверых, они готовились к обороне и активно минировали "Клейморами", все переходы нижнего уровня. Минировали и агрегаты насосной и генераторной установок. Не забыли и лестницу к ним на этаж. "Это всё понятно, но людей не хватает". И тут на связь вышел Алмаз.
   - Песец Алмазу!
   - Здесь Песец.
   - Заложники у меня, четверых, что шли с ними я положил. Но заложников только двое, оба наши клиенты.
   - Принял, уводи их к месту встречи.
   - До связи. - Сказал Алмаз и отключился.
   - Мужики, давайте начинаем, я решил забрать и серба, наши клиенты уже наверху, пора закругляться.
   Шаман и Кибер закинули последние дымовухи, я открыл замок решетки, а они ринулись вперед. Где-то через пару минут в помещении столовой грохнула светошумовая, потом в камеру наблюдения я увидел, как мои бойца вошли в помещение и положили противников. Тот, что прятался в оружейной, не дергался, он выставил пулемет на ящики и ждал штурма. Если не будет геройствовать, останется жить. Поварят повязали Шаман с Кибером, куда они денутся, с голыми пятками против автоматов, переть глупо. Теперь сопротивление было оказать не кому и можно проверить комнаты для сидеьцев. Я открыл следующую решетку и все замки на камерах. А по связи сказал:
   - Кибер, волоки поварят в одну из каморок, чтобы не мешали работать.
   - Принял, - ответил морпех и повел обслугу туда. В одной из камер нашли изможденного человека, он зарос, исхудал, но держался на ногах. Его привели в комнату управления, и он спросил:
   - Кто вы?
   - Мирко Дражич. - Представился я. И мужчина расплакался. Он уже не верил в свое спасения, ведь понимал, что правительство ни чего не сможет сделать, чтобы освободить его. Ноги у мужика подкосились, и он попросил воды.
   Ему дали напиться, и немного прийти в себя, пока с ним возились, Шаман заминировал дверь из оружейной, на случай если пулеметчик пожелает выбраться. Потом я запер все камеры и решетки, теперь чтобы с нижнего яруса попасть сюда, надо взорвать решетки или идти через запасные ходы и расстрелял пульт управления. Уходили спешно, на первом ярусе переодели серба в военную форму американцев, скинув его оранжевую робу в кабинет начальника. Перед выходом связался с Соболем, она доложила, что наверху чисто. И помогая ослабшему сербу, мы выдвинулись к месту сбора.
   У раздвоенной скалы всю группу собрали вместе, оставили несколько сюрпризов на пути нашего отхода. У спуска со скалы, тоже постарались с минами и помогли спуститься гражданским. Потом, насколько быстро мог двигаться серб, пошли вниз в долину. Он нас тормозил, значительно, и на перекуре и тайника, куда мы скинули всё оружие и снаряжение, кроме пистолетов, пришлось принять волевое решение и уговорить Бизона и Кибера, помогать мужику, поддерживая его, чтобы быстрее передвигаться. Машину нашли не сразу, пришлось полазить по овражку, а потом вручную её выкатывать из дебрей. Здесь нам предстояло разделиться. Алмаз и Соболь, плюс заложники поедут на машине. Я вручил им стояночную квитанцию, где стоял их минивен и сказал:
   - Алмаз, ты старший, подъедите к стоянке и за один квартал бросьте машину. Потом ты сходишь со Стояном , за своей машиной.
   - А зачем ему идти? - Спросил Владимир.
   - Там найдешь мой гольф, пусть забирается в машину и ждет меня. Заодно отдохнет и поест. Там у меня есть булочки и газировка. Сам же заберешь минивен, и едешь за своими. А дальше по вашей легенде. Документы на клиентов есть?
   - Да, они в машине, спрятаны надежно.
   - Нас не ждите, вам надо вывезти семью в целости и сохранности.
   - Это понятно, тогда ни пуха не пера, поехали мы.
   - К черту. - Ответил я и отдал ключи от машины, а сам скомандовал оставшейся команде уходить лесом. Владимир и Ирина, завели машину и поддали оборотов. А мы, теперь уже налегке, начали марш-бросок до Моречиша. Нам надо попасть туда до рассвета.
   Возле автовокзала я простился ребятами, они купили билет на первый утренний автобус до Бухареста, который отправлялся в пять двадцать. Им на всё про все осталось полчаса, а мне надо вернуться на стоянку и сделать доклад.
   Машину со спящим в ней Стояном, я забирал, когда небо уже начинало светлеть. Город пока не проснулся, и я воспользовался этим, чтобы быстрее убраться отсюда. Скоростной режим не нарушал, зачем мне проблемы с местной полицией, ехал на пределе скоростного режима, а уже когда был на горной трассе далеко от места событий, остановился на смотровой площадке. Разбудил серба, подобрал ему одежду из моих шмоток, благо он был моего роста, только худее. Заставил его переодеваться, а сам вышел из машины позвонить по спутниковому телефону. Когда соединение было установлено, я сказал лишь одну ключевую фразу, на что мне ответили, что принято и прервали связь. Теперь наши знают, что операция прошла нормально, и люди возвращаются назад. Кораблик наших морячков к их приезду выгонят из доков, и как они только прибудут, он выйдет в море, и постарается как можно быстрее убраться в нейтральные воды.
   Две семейные пары болгарских туристов, встретят на границе их многочисленные родственники. А рейс самолета Будапешт -Шанхай, сделает вынужденную посадку в Ереванском аэропорту. У меня же было ещё одно дело. Пассажир со мной был не предусмотрен. И поэтому, я по мобильному телефону, связался с сербами, которые готовили мой переход.
   - Протич слушает. - Раздалось в трубке.
   - Привет Душан, мне нужна помощь.
   - Коротко, в чем проблема?
   - Со мной пассажир, у него нет документов.
   - Сколько тебе до границы по времени?
   - Примерно полтора часа, может чуть больше.
   - Жди нас в Николиче, через полтора часа.
   - Где ждать?
   - Проедешь поселок в сторону границы и встань на обочине, как будто что-то сломалось.
   - Понял. - Ответил я и отключил телефон.
   Спустя полтора часа, в указанном месте я сделал остановку, вышел из машины, открыл капот и стал ждать. Стоян спросил, зачем мы остановились. Пришлось объяснять, что у него нет документов, чтобы пересечь границу.
   - И что делать? - Спросил он.
   - Ждать.
   - Чего?
   - Когда документы появятся.
   - А они появятся? - Нерешительно спросил он.
   - Сейчас и узнаем. - Сказал я, видя как с другой стороны дороги, останавливается машина с сербскими номерами. Из нее вышел уже знакомый мне Душан. Подошел, и для виду заглянул под капот моей машины, а между делом спросил.
   - Кто этот человек?
   - Его звать Стоян Панич, вот его досье. Я вынул из машины папку, которую оставил мне Кибер.
   - Хорошо, пусть идет к нам в машину, а ты уезжай, пересечешь границу и езжай в Ниш, там, в центре разминирования тебя встретят.
   - А как же Стоян.
   - Не волнуйся, мы разберемся. Кстати, я вижу, ты прихватил пистолетик, отдай его мне, на границе он не понадобится. Там сейчас переполох. Обратно выпускают, только после тщательного досмотра. Видимо из-за твоего пассажира.
   - Что будете делать?
   - Останемся здесь до вечера, у нас есть, где укрыться. А ночью, пешком, переправим его через границу.
   - Ещё вопрос. Судя по твоему лицу, ты слегка удивлен, моему пассажиру. Кто он?
   - Он бывший четник, все думали, что он погиб в албанском плену, уже два года прошло с его похищения. И я благодарен тебе за то, что вы не оставили его гнить в тюрьме.
   - Добро, тогда прощай Душан, и на, забирай мою пушку. - И вручил ему свой пистолет.
   - Прощай Юрий, - сказал Душан, - удачи тебе и твоим людям.
   Я захлопнул капот, сказал "спасибо" и завел машину, подождал пока они сядут в свой, взмахнул на прощание рукой и поехал на пограничный пункт. Шмонали меня основательно, но не нашли к чему придраться и пропустили через границу, я благополучно добрался до Ниша и с бортом МЧС прилетел в Ростов.
  
  Глава 1.
  Кандидат.
  
   Стою, лицо в красных соплях, еле держусь на ногах, кто-то из братанов снимает перчатки с моих рук, кто-то стягивает защитный шлем, Старички, хлопают по плечу, говорят - 'молоток' . Инструктор с кем пришлось биться последним, с плюхой под глазом, похоже я достал его, подошел ко мне, пожал руку и сунув бутылку с водой, сухо сказал: - 'умойся'
  Я машинально схватил бутылку и хотел напиться, но он придержал мою руку и строго добавил:
  - Два глотка не больше. Теперь, парень, ты наш.
   Я ни чего не мог ответить, я был как на крыльях, только вот они почему-то тянули не вверх, а давили на плечи и прижимали к земле, хотелось упасть, свалиться прямо на траве и кричать от радости. Душа радовалась, а сил радоваться не было. Нас пятеро, пятеро из семидесяти прошли этот марафон, и дошли до конца. Потом построение, из второй группы учебного центра дошли до финиша и сдали экзамен четверо. И вот торжественный момент.
  - Боец Седов!
  -Я!
  - Ко мне!
  - Есть!
   Взволнованный, уставший и довольный, выхожу к командиру. Он жмет мне руку поздравляет, и вручает зеленый берет. На глаза наворачивается слеза, принимаю столь драгоценную для меня вещь - символ и гордость. Припадаю на колено, целую берет, как родного отца и гордо водружаю себе на голову. Встаю перед строем и слышу свой голос со стороны:
  - Служу Российской Федерации и Разведке!
  
   Третья попытка, третья, и она стала для меня откровением, только с третьей попытки я прошел этот экзамен мужества выносливости и умения. Теперь дня три отдых и будет назначение в часть, конечно, хотелось бы вернуться обратно к своим ребятам, но кто знает, что за работу предложит армия, и что потребуется стране от меня. За то теперь я не просто лейтенантишка, а элитный лейтенант армейской разведки. А ведь многие офицеры и поопытней меня были, и сошли с дистанции, они и раньше пытались сдавать экзамен тоже не один раз. В общем, вы не представляете, какие распирали меня, в тот момент, чувства. Я мог всё, я был 'богом'
   Вечером меня приземлили. Приземлили ребята и инструктора, устроившие вечеринку для новичков. Пьянка состоялась знатная, обмыли значки с летучей мышки, теперь это наш символ. Потом выпили за разведку, за спецназ, за баб, за нас любимых и .....
   Утро меня встретило прохладой, с сушняком во рту и тошнотой в желудке, а голова, наверное, болела по инерции, после рукопашного боя на экзамене. Хотя, кто знает, может надо просто опохмелиться.
   И Федя Стариков - старший инструктор, нас опохмелил, выгнал на пробежку, на привычную, родную десятку.
   Всё же, в норму мы вошли, хоть и чувствовали себя поганенько, но водные процедуры холодной водичкой, прибавили бодрости духа. Потом пошла рутина, надо было приводить снарягу в порядок, отчищать оружие и амуницию и приводить кубрик в божеский вид. В общем ПХД, чтоб не расслаблялись. Да и оружие любит ласку, чистоту и смазку. Вечером наших ребят раскидывали по подразделениям, тех, кто не сдал норматив, в основном отправляли обратно в свои родные части. Выписывали приписные и проездные документы и дружески прощались, приговаривая, что будут ждать на следующий экзамен. Всё было обыденно, как и подобает в таких учебных центрах. Ведь скоро должен прийти новый набор на курсы подготовки и снова прохождение экзамена только уже другой группой.
   Утром следующего дня, троих из нас, получивших зеленые береты, вызвали к командиру учебного центра, полковнику Рязанцеву.
   Я не стал гадать, в чем дело, всегда так бывает, кому-то предлагают остаться в центре инструктором. Работа достойная, учить молодежь надо, но это не для меня. У меня ещё не отгуляла романтика, и хотелось действий, боевых действий. Поэтому на вызов шел, с твердой уверенностью, что здесь я не останусь уж лучше назад, к себе, в спецназ ВДВ.
   В приёмной нас было трое, Сергей Кобяшов, контрактник из нашего подразделения, и Коля Давыдов, старлей из Дзержинки. Вопросов друг другу не задавали, так вели болтовню ни о чем, но что-то всё это было похоже на школьный экзамен, или вызов к завучу.
   Из кабинета вышел инструктор Федя, ещё вчера гонявший нас, взглянул на нас и сказал:
  - Давыдов, иди, тебя первым вызывают.
  Коля встал, поправил одежду и шагнул в кабинет, а Федор, хотел уже идти. Но я остановил его спросив:
  - Федь, нас что, за вчерашнюю пьянку?
  Фёдор улыбнулся и сказал:
  - Не брат, пьянка ваша, была санкционирована, и из всей группы выбрали только вас троих, наверное, на новое место службы сватать будут. Дерзайте. - И он вышел из приемной.
   Давыдов появился минут через двадцать, вышел немного понурый и буркнул:
  - Кобяшов, твой выход.
   Сергей резко поднялся, как лом проглотил и чуть ли не парадным ушел в кабинет, а Коля подошел ко мне, протянул руку и сказал:
  - Давай прощаться братан, возвращаюсь в часть.
  - Коля, ты чего? Что? Забраковали?
  - Не в этом дело Юра, предложи они мне это года на два пораньше, без вопросов бы принял предложение. А сейчас слишком большой отпечаток служба наложила, да и нервишки ни к черту.
  - Чего хоть предложили?
  - Сам узнаешь, но тебе подойдет, ты целеустремленный. А теперь прощай, возможно когда-нибудь и сведет нас судьбинушка.
   Пожав друг другу руки, мы по-братски обнялись и старлей ушел, не оборачиваясь, без лишних слов. Оставил он меня в раздумье, что же за службу начальник центра там предлагает, и почему отобрали нас троих, Вроде прошел дистанцию не лучшим способом, правда по ориентированию опередил многих, все четыре тайника раскрыл, ну и конечно марш бросок прошел получше. Всё же десантная подготовка сказалась, а в остальном, не хуже, не лучше других. Пока размышлял не заметил как вышел Сергей. Он-то явно сиял, видно по нраву пришлись предложения начальства и перспективы нарисовались.
  - Ну что? - Спросил я.
  Серега вскинул большой палец вверх, и заговорщически произнес, оставляют инструктором в центре, и буду учиться на офицера.
  - Поздравляю, - буркнул я и, хлопнув парня по плечу, пошел узнавать свою участь.
   В кабинете сидело трое, в центре стола, сухощавый не молодой мужик в строгом костюме двойке, явно сшитом на заказ, с виду вроде ни чего особенного, нормальный пожилой мужик, а вот внутренний стержень всем какой-то чувствовался. Не прост был мужик, и закваска военная в нем была и ощущения от него какой-то мощи и спокойствия. Перед ним стояла пепельница, он ловко выбил из пачки, о боже 'Беломорканал' париросу, привычным жестом смял мундштук и обратился ко мне:
  - Чего стоишь боец? Садись. - И жестом указал на один единственный стул стоявший перед столом с начальством. Я прошел и присел, и стал терпеливо наблюдать, что будет дальше. Справа от гражданского сидел начальник центра, Полковник Рязанцев. И делал вид, что что-то пишет в личных делах бойцов, Слева сидел, не знакомый мне капитан, за три месяца пребывания в центре я его ни разу не видел, но на голове его был точно такой же берет как и у меня, а это, что-то да значило. Он листал одну единственную папочку, и по видимому, это было мое досье. Гражданский в центре наконец нашел зажигалку в кармане пиджака, и прикурил папиросу, смачно пыхнул дымком и оценивающе уставился на меня. Видно для капитана это было сигналом, и он резко сказал:
  - Фамилия, Имя, Отчество?
  - Седов Юрий Данилович. - Четко отбарабанил я.
  - Число, месяц и год рождения?
  Я устало вздохнул и сказал:
  - Товарищ полковник, разрешите обратиться к товарищу капитану?
  Рязанов оторвался от папок и, как бы, не понимая:
  - Что? А, да, обращайтесь.
  - Товарищ капитан, к чему все эти вопросы, если вы только при мне, по третьему разу, мое досье перелистали? Боитесь, опечатка туда закралась?
  - Дерзкий ты, однако, боец. - И капитан, наконец, отложил папку в сторону. - В досье-то всё точно написано, а вот в твоей личности, ошибка могла закрасться. Ты ж участвовал в сводном отряде сорок пятого полка в две тысяча пятом году?
  - Да, а что?
  - Как звали рыжую суку, на блоке у мотострелков в Ачьхое , и почему?
  - Прухой звали. - Удивленно ответил я.
  - Почему Пруха?
  - Да воровала тушенку, прямо в банках от ПФСников и на второй пост несла, а мужики их открывали, сами хари накусывали, и собаку подкармливали этой тушенкой.
  - Откуда знаешь?
  - Так мы на втором посту дневку делали, вот мужики тушняком и поделились.
  - У меня больше нет вопросов. Переходим к делу? - Спросил капитан, обращаясь к гражданскому.
  - Пожалуй. - Сказал худощавый и затушил папиросу в пепельнице.
  - Скажи, боец, а что тебя заставило пройти переквалификацию и сдать экзамен на разведчика? Ведь ваши традиции ничуть не хуже. Армейская разведка, тем более спецназ ВДВ тоже не шутки.
  - Немного другое, у нас всё просто, разведка, диверсия уничтожение и уход. Хотелось расширить кругозор и попробовать свои силы.
  - Только и всего?
  - А этого мало? Вообще-то конечно не всё, личные амбиции, выпиндрежность и всё такое.
  -А если точнее, почему пошел на повышение? - Не отставал худощавый.
  - А если серьёзно, мне показалось, исчерпал я себя в этом деле, стал делать автоматом, уже как машина, запоминаешь несуразной и знаешь чего ждать. То есть, вошел в шаблон стандартных ситуации, а это для разведки плохо.
  - Хочешь учиться дальше, на новом уровне?
  - Не откажусь.
  - Точнее, хочешь или не откажешься?
  - Хочу. - Уже твёрдо ответил я.
  - Полковник, оформите ему отпуск десять суток, со всеми причитающимися. А ты боец, езжай домой, подчисть за собой всё, вплоть до квартиры, можешь её оформить на родственников, все связи рви. Больше ты с этими людьми не знаком и чтобы через них не могли зацепить тебя. Через десять дней Приедешь в Дагестан, вот адрес. - И, худощавый написал на бумажке несколько строк. - Запомнишь, сожги.
  - Всё так серьёзно?
  - Более чем.
  - А как мне к вам обращаться?
  - Никак, твой наставник и куратор 'серый' - И он указал на капитана. - Встретит тебя по адресу, если прибудешь. Свободен.
  
   В кубрик я вернулся в глубоком раздумье, - 'интересно в какую авантюру вляпался на этот раз? Всё в этом разговоре было необычно, особисты так никогда не действовали, они без мыла в зад залезут, прям отцы родные, вербовку ведут на более тонком уровне в непринужденной беседе. Опытный особист, душевную беседу заводил, прям, только забота о тебе его и беспокоит. Весь такой добренький дядечка, мля. А сам как опытный рыбак, дает крючок заглотить и выводит, выводит тебя на нужную отмель. А здесь и сейчас, всё было не так, эти двое не те люди, они не заигрывали, а просто оценили, задали проверочный вопрос, и перешли к делу. Вот почему было ощущение, что тебя вызвали к директору школы. Вся ситуация напомнила армейских покупателей набирающих призыв, вот только медкомиссии не было. Хотя нет, была, медкомиссия - это экзамен на ношение берета.'
  'Ну и какие выводы можно сделать'? - задал я себе вопрос. 'А вывод простой, нужны те навыки, которые имею я и мне подобные, а значит, ничего особо не изменится. Возможно, будут другие методики подготовки и чуть другие задачи, отличные от армейских, но им нужна силовая группа, умеющих стрелять и действовать нестандартно'.
   Успокоив себя этим, я стал собирать свои вещички в походную сумку банан. Потом обошел комнатушку по кругу, осматривая, не забыл ли чего, забрал документы, деньги и присел на дорожку, прежде чем идти в кадровый отдел и сняться с довольствия базы.
   Дверь в кубрик распахнулась, и вошел сержант финчасти,
  - Разрешите товарищ лейтенант?
  - Ты уже вошел, в чем дело.
  - Ничего особенного тащ лейтенант. Вот ваши документы, меня послали передать их вам. Здесь командировочные и дорожные, билет до Москвы, там указана дата возвращения к вновь приписанной части. Вам надо сняться с довольствия в своей части, и получите там расчет за отпуск и подъемные. Вот ещё билет, от Москвы до Владикавказа. С довольствия вас уже сняли, так что, здесь ничего больше от вас не требуется.
  - Спасибо сержант, однако, оперативно вы всё обтяпали.
  - Приказ, - виновато развел руками сержант, возможно, он и правда сожалел, что не удалось помурыжить очередного офицера со всякими там бегунками за подписями.
   Я хлопнул сержанта по плечу и сказал:
  - Ничего, как-нибудь в следующий раз, - и вытолкал парня из кубрика. Осмотрел документы, всё было оформлено чин по чину, первоочередные положил во внутренний карман форменной рубахи, второстепенные убрал в бумажник и сунул в карман брюк. Подхватил свою сумку, огляделся ещё раз и пошел в сторону КПП.
  
   У КПП мне повезло, несколько 'Уралов' с бойцами ехали на станцию, разгружать вагоны с продуктами. Закинув свой вещмешок в кузов одной из машин, я вместе с бойцами доехал до товарной. Простившись и поблагодарив бойцов, пошел пешком по путям до Ногинского вокзала. Посмотрел расписание, и подумал, 'А может сдать билет и прыгнуть на метро'? Но одумался, метро - это всегда толкучка, а в электричке, возможно, перепадет местечко и не придется толкаться. Тем более ждать оставалось какие-то полчаса. Прошелся по привокзальной, заглянул в кафешку и купил себе порцию мороженного, захотелось вот. Правда, продавщица на меня как-то странно поглядела и сочувственно цокнула языком. Я не понял в чем причина, ведь одет я был как многие дачники, джинсы, тельник и военная рубаха старого камуфляжа. Ничего примечательного. Но потом когда прошел внутрь вокзала и случайно глянул в свое отражение в стекле, чуть не упал от смеха. Разбитая сопатка припухла, а под обоими глазами появились лиловые синяки. Примочки -то я вовремя не сделал, не до них было. Вот вам и результат, выглядел я как похмельный бомжара с подбитой рожей. В общем ближе к Москве неприятности с транспортной полицией, или какой-нибудь гоп компанией гарантированы. 'Да плевать, выйду пораньше, чтобы не светиться на Курском вокзале. Где там у нас ближайшая остановка? Серп и Молот? Вот на ней и выскочу'.
   Ни о чем не переживая доел мороженное, и пошел к перрону, как раз объявили электропоезд.
  Электричка подошла с шумом и визгом колодок, прошипела, распахнув двери, и из нее выбралось несколько человек. Это и понятно, час пик давно уже прошел, время клонилось к обеду, я шагнул в вагон и пошел вдоль рядов сидений, чтобы найти себе свободное местечко у окна, в этом вагоне таковых не оказалось, и я пошел дальше. А вот следующий вагон порадовал своей пустотой и, пристроившись на одной из лавок по ходу движения, положил вещмешок к стене и облокотившись на него расслабился. До Москвы ехать часа полтора. Можно и покемарить, и я приобняв 'сумку банан', устроился удобней и прикрыл глаза. Элекстричка прошипела дверями и быстро набрала ход, а я под мерный стук колес не заметил, как погрузился в легкий сон.
  
  " Утренний лучик солнца ласкал щеку через открытое окошко задней комнаты, где спал Юрка. Он уже проснулся, но упрямо не хотел вставать. Ему нравилась эта комната, нравилось лето, нравилось, что не надо идти в школу. Отец его всегда оставлял на попечение деда и бабки, когда открывалась навигация на Иртыше. Батя работал капитаном баржи, и возил самые различные грузы. Иногда и брал Юрку с собой, и тогда он чувствовал себя взрослым и ответственным. Потому, что ему не делали снисхождений, и команда общалась на равных как с юнгой. Но сейчас он был у деда, в добротном деревянном доме на окраине Омска. До Иртыша было рукой подать, огороды их улицы были практически на берегу. Хоть это и считалось городом, район назывался Николаевка. Жили здесь как в деревне, многие держали скотину, вот и у деда было хозяйство, своя лошадь и корова.
   Юрка лежал и мечтал, батя обещал подарить ему на день рождения обрез старой трехлинейки, вот будет игрушка, покруче, чем у всех пацанов с улицы. Окно предательски скрипнуло, прервав мечты Юрки, и показалась физиономия соседа Вальки.
  - Ты ещё спишь Юрок? Забыл? Сегодня с Ларкиным воюем за дебаркадер!
  - Помню, - нехотя ответил Юра.
  - Тогда вставай, Санька с Жекой уже пошли туда.
   Делать не чего, тем более битва должна состояться серьезной, те кто проиграет больше не будут появляться на этом дебаркадере. А он хоть и заброшен, но очень удобен как их секретная база.
   Юрка пулей выскочил из постели, быстро оделся и не появляясь перед родичами решил сигануть в окно. Маневр не получился, бабушка, услышав разговор вошла в комнату.
  - Валька, сорванец, и ты уже тут, поди тоже, не завтракал? А ну заходи в дом, поедите с Юрой и потом помчитесь по своим делам.
  - Баб, нам некогда. - Возмутился Юрий.
  - Не убежит от вас улица, марш оба мыться и за стол. А то деду скажу, никуда не пойдешь.
  - Ну, баб.
  - Ни каких "ну".
   Деваться было некуда, пришлось быстро сполоснуться и идти на кухню.
  - Валька, бутерброд с колбасой будешь?
  - Не, баб Лен, я пирожок с молоком съем.
  - А ты Юр?
  - Я тоже пирожок и молока.
   Бабушка налила им по стакану молока, оно было свежее жирное, после утренней дойки, и поставил им тарелку с пирожками. Пацаны схитрили, осушив сразу молоко, схватили по пирожку и выбежали во двор. На все крики бабушки они уже не обращали внимания, только сверкали пятки вдоль по улице.
  - Вот ведь пострелята, сладу с них нет. - Ворчала Елена Прокопьевна не очень строго, убирая со стола тарелку с пирожками и накрывая её полотенцем.
   А ребятня тем временем пробегая через двор, схватила пару прищепок с бельевой веревки и не останавливаясь понеслась дальше, на песчаную косу, где стоял старенький полузатопленный дебаркадер.
  - Валь, ты изоленту взял?
  - Да, у бати спер. Целый каток.
  - А резинки?
  - Резинки у Жеки, а ножовку обещал Сашка прихватить.
  - Хорошо, главное успеть самострелы сделать, пока Ларкин со своей компанией не приперлись.
  
   Лёнька Ларкин со своей компанией жили на соседней улице, и были вечными соперниками Юрки и их ватаги. Вот и сегодня должен был решиться вопрос по владению дебаркадером игрой четверо на четверо. Кто кого перестреляет из самострелов. Горох они купили ещё три дня назад, целый килограмм, круглого не шелушенного, удобного для стрельбы из самострелов и трубок. Им оставалось сделать пару самострелов для самого младшего из их компании Сашки. Так случилось, что ровесников его возраста в районе не было, вот и приняли они его к себе, чтоб присмотреть и научить своим премудростям. А Сашке было в радость, что старшие пацаны, берут его с собой, и доверяют серьёзные дела. Они нещадно эксплуатировали мелкого Саню, куда залезть, или что-то сделать, или зацепить незнакомых пацанов, а потом заступиться за него. А когда их ловили на очередной проказе, Саню всегда миновали все беды, доставалось, как правило, старшим. Но это ничуть ни кого не напрягало, вся компания была дружна и довольна таким положением дел.
   Жека и Сашка ждали ребят возле трапа на старый причал.
  - Чего так долго, мы уж думали, вас не отпустили.
  - Задержали маленько, завтракать заставили, - ответил Валька.
  - Ну, робя, ни чего не забыли? Что у нас есть?
  - Пошли в каюту. - Сказал Женька, - мы там всё приготовили.
   В кают-компании на длинном столе лежали сломанные клюшки, несколько прищепок, ножовка по дереву и клубок новой резинки от трусов.
   - Так, - сказал Юра. - Жень, ты давай пили две одинаковые ручки от черенка клющки, мы Сане сделаем, что-то типа пистолетов. Валь, у тебя на самостреле прищепка стоит неправильно, надо под нее выемку вырезать, тогда косить не будет, займись. А мне надо резинку на своем поменять, уже вся вытянулась. Санек, и ту Жеке помогай, отмотай на его самостреле резинку, ему тоже надо её поменять.
   Работа закипела, все были при деле, кто пилил, кто строгал ножом пазы для прищепки, а кто регулировал и натягивал резинки. И когда всё было закончено, осталось только испытать свое оружие.
  Ребята скрыли следы своей работы и поднялись на верхнюю палубу. Разделили между собой горох, рассыпав его по карманам, и начали испытывать свои самострелы. У каждого теперь было по два, у старших один длинный, и более дальнобойный, а второй короткий как запасное оружие. А Сане сделали два одинаковых, среднего размера. Причем Юра постарался, и подогнал все как надо, чтобы не обидеть мальца, и его самострелы стреляли точно и довольно мощно. Они постреляли немного с верхней палубы по разным банкам и бутылкам и остались довольны. Теперь надо было только дождаться своих противников. И компания уселась на палубе, свесив ноги через перила.
  
   Лешка Ларкин и его компания пришли через полчаса и как всегда начали задираться, высмеивая Мелкого Сашу.
  - Седой, а мелкого, зачем взяли, чтобы труднее в него попасть было? - Обратился он к Юрке.
  - А ты боишься промазать, или то, что он в тебя быстрей попадет?
  - Ни чего я не боюсь. Дебаркадер будет нашим, вы только потом не хныкайте.
  - Тогда играем три игры. Согласен?
  - По каким правилам?
  - Сначала вы обороняетесь в трюме, мы атакуем сверху, потом мы обороняемся, вы атакуете. А третью игру ведем произвольно, мы берем левую часть дебаркадера, а вы правую, или по жребию и встречный бой, можно атаковать и сверху и снизу. Согласен?
  - Да, так будет честно. Кто первый прячется в трюмах?
  - Давай тянуть спички. - Сказал Юрка и достал две спички из коробка, одну выронил под лавку и полез за ней. Нашел её и резко поднялся, но не рассчитал и сильно ударился затылком о лавку."
  
   От удара по затылку я проснулся, проморгал глаза и увидел перед собой наглую улыбающуюся рожу, какого-то хипстера.
  - Хе-хе, перепил бомжара? Хе-хе. А чего это ты там спер и так обнимаешь?
  Тут на лавку, рядом подсело еще два молодых парня со стеклянным взглядом. "Наркоты" - подумалось мне - "это плохо, башен у них нет, в смысле вообще нет, бить придется больно и конкретно".
  - Хе-хе, - начал опять первый, - ты знаешь? Бог велел делиться.
  - Сказала амеба и разделилась пополам. - Довольно громко произнес я.
  - Слышь, Гендос, - не обращаясь ни к кому конкретно, произнес первый, - это ... умеет говорить, и похоже грубит дядям.
  - А мы его сейчас вежливости поучим, - сказал подсевший справа, видимо Гендос, и щелкнул выкидухой, демонстрируя её лезвием вверх перед моим лицом.
   Гляжу на этого придурка, даже с каким -то разочарованием, мало того, что без башенный, он ещё и тупой, видно стереотипы Голливуда плотно в мозг засели. Хотя какой там мозг? Наркота давно всё иссушила. Легко левой рукой захватываю его кисть и давлю большим пальцем на внешнюю часть. Кисть сгибается, и нож выпадает в подставленную мной другую руку. Демонстративно складываю его и убираю к себе в карман. Гендоса перекосило от бешенства он вскакивает на ноги и с криком : - Ах ты падла!!! - замахивается для удара. Мягко ныряю ему головой подмышку, и всей пятерней, с небольшого замаха, да промеж ног ему. Бедняжка выдыхает, выпучивает глаза краба и сгибается пополам. И я ему, конечно, помогаю обрести инерцию. Хрясть, морда его, плашмя бьется о деревянную лавку старого вагона, отскакивает обратно, и Гендос, раскинув руки, падает на спину в проходе между лавок. Красиво упал. Хохотунчик пришел в себя и лезет в карман, видимо тоже за ножом. Придерживаю его руку за локоток, а свободной рукой, открытой ладонью, бью в нос. Вместо "хе-хе" раздается хриплое "хрюк" и он осаживается на лавку напротив меня. Третий пытается ударить ногой, ловлю и тяну на себя. Шпагат, явно не его конек, и он в непонятной позиции садится на ранее упавшего Гендоса. Захватываю его куртку на спине и нахлобучиваю ему на голову. И тут, с визгом, на мою шею, через спинку лавки, прыгает какая-то шалава. Наверное, их подруга, и больно впивается мне в лицо ногтями. Вот тварь, скидываю её через себя вперед в общую кучу и отвешиваю шикарную пощечину. Эта скотина только сильней завизжала и хотела снова кинуться на меня. Но топот армейских ботинок присмирил её. Наконец, явились "соколики" с транспортной полиции, долго же вас ждать пришлось. Двое сразу повисли на моих руках, пытаясь завернуть их за спину, чтобы надеть браслеты. Пришлось поддаться. Но один "ментенок", тьфу ты - "понтенеок" всё же приложил мне резиновым дубиналом вдоль спины. Черт с ним, потешит свое самолюбие. В вагоне послышался ропот старушек и теток.
  - Мол не того вяжете, это гопкампания пыталась его ограбить.
  Но, старший наряда, сказал, что разберутся в отделе и сковали наркотов попарно, намереваясь их высадить вместе со мной на ближайшей остановке.
  - Сумочку мою не забудьте - напомнил я полицейским, - из-за нее весь сыр бор начался, да и документы мои там. - Соврал о последнем я. Сержантик связался по рации, и как я понял, высадят нас в Реутово, в тамошнее отделение. Вот и прекрасно, там не так далеко до моего дома.
   Поговорив с начальством, Сержант сказал своим, чтобы сняли с меня наручники, мол, и свидетели есть, что я пострадавший, и вон, результаты потасовки на лице, типа били сильно.
   Хотел я влезть со своим языком, но подумал, что лучше не надо, намек сержанта понял и заткнувшись в тряпочку, подхватил свою сумочку и приготовился следовать за полицейскими.
   На станции в Реутово, нас встретили. Транспортники передали нас с рук на руки другому наряду, сержант что-то шепнул на ухо, принимающей стороне, и мы отправились на вокзал, в обезьянник, все, ну, только в разные клетухи. В общем сидение мое сильно не затянулось, документы на руках были, составили протокол, типа свидетельские показания и попросили , вежливо подписать. Подписал. А чего терять, мож с улиц эту безбашенную шатнропу уберут, нет у меня к ним светлых человеческих чувств.
  Короче после обеда, я был свободен как вольный ветер. Закинул сумку за спину и решил пройтись. Прошел ровно триста метров и меня принял другой наряд с намерение отвести меня обратно в вокзальное отделение. Все мои доводы, что я только что, отсюда не действовали, решил не спорить и пошел с ними обратно.
   Надо было видеть их рожи, когда они огребали люлей от своего дежурного. Молодые патрульные явно недоумевали, почему на них так сорвались. Я только хихикал и приговаривал:
  - Парни, я вас предупреждал, вы не послушали.
   Итогом всего этого стало, что меня на ментовозе доставили до моего дома, аж до самого подъезда. Вежливо попрощались, и быстро уехали.
   Квартира у меня служебная, в офицерском военном доме, даже мебель была казенная, единственное, что было мое, это домашний кинотеатр и ноутбук. Я легко взбежал по ступеням в подъезд, и зашел внутрь, сегодня дежурила Мария Сергеевна, увидев меня, она крикнула в окошко:
  - Юр, загляни ко мне.
   Пришлось зайти к ней в каморку:
  - Здрасте, тёть Маш, что-то случилось?
   Увидев мое личико, женщина охнула и спросила:
  - Где это тебя так избили? В милицию заявлял.
  - Теть Маш, блин, я был на учениях на полигоне, там и шибанулся.
  - Чё, окопы чтоль мордой капал?
  - Типа того, так, что ты хотела сказать?
  - Ах, да, Катерина твоя забегала, искала тебя, вот записку оставила, просила передать.
  - Спасибо, тёть Маш, пойду я, устал очень.
  - Ох, не благодари меня раньше времени.
  - Что, что-то нехорошее в записке?
  - Я не читала, но думаю, радостного мало. Нервная какая-то Катька была, сердитая.
   И тут я вспомнил, что обещал сегодня в обед, съездить с ней к её родителям, вот дела, если б не эти наркоты, то наверняка успел бы.
  - Всё равно спасибо тебе Теть Маш, побежал я, - выпалил как скороговорку и помчался на третий этаж, в свою однокомнатную каморку. Открыл дверь, бросил сумку в коридоре, и сразу пошел наполнять водой ванную. В шифоньере нашел чистое бельё, приготовил и, заперев входную дверь, полез отмокать в горячую воду. Забрался в ванную и только здесь понял, как я устал. Выбрал мочалку потолще, подложил ей под шею и расслабился, вода прогревала хорошо, я блаженствовал и как обычно бывает в таких случаях закемарил.
  
  "Сегодня у нас выпускной после восьмого класса, многие из ребят и девчат, не придут в девятый, кто выбрал техникум, кому вообще учеба, просто уже не нужна и чтобы иметь аттестат уйдут в "рогачевку". А сегодня вечеринка нашего восьмого "б" и в другом крыле школы гуляет восьмой "а".
   Готовились нормально скинулись классом, девчонки купили тортов и приволокли электро-чайники и самовары. Серега Васин и Ромка Пургин, были продвинуты в музыке и приперли свои два магнитофона с усилком у колонками. Решили сделать, что-то типа дискотеки. Не, ну кто будет танцевать под чаек? Конечно, я, Димка Тиньков и Женька Семин, втихаря скинулись на "портвешок", но так случилось, что его не было, купили две бутылки "Агдама". Один пузырь зарыли в снегу возле крыльца школы, а второй оприходовали из горла на троих, перед тем как идти на вечеринку. И пока вино ещё не подействовало, прошмыгнули в школу, мимо вахтера Ивана Семеновича, ему было строго наказано не пускать пьяных. Но до нас ещё хмель не дошел, и поэтому, прошли как трезвые. А уж в классе, в тепле похорошело, благо классная руководительница Галина Петровна убедившись, что всё прилично, ушла домой пораньше, у нее болел муж и поэтому спешила.
   Наши девчонки в этот день были все красавицы, нарядные в джинсиках в обтяжечку в шикарных платьях или в коротких облегающих юбках. Когда они ходили в школьной форме я даже не замечал их толком, нет, конечно, выделял пару тройку, тех, кто был личиком смазлив и фигуркой строен но как-то подбивать клинышки к одноклассницам не приходило в голову. А сейчас во хмелю, я просто влюбился в своих одноклассниц, где ещё будет шанс пообжиматься с ними как не на танцульках. И поэтому я наверстывал упущенное, каждый медленный танец приглашал тех, кто мне нравился. А тут уж давал волю своим шаловливым рукам, частенько опуская их пониже талии, чтобы схватить за упругую попку.
   Веселье было приличное, современная музыка, всякие там модные токари, голубые плохиши и кейчи. В перерывах ели торт с чаем, и конечно бегали курить на крыльцо. Там сталкивались с ребятами из соседнего класса, говорили о том, о сем, но в основном о женском поле. В итоге вечеринка смешалась и оба класса уже гуляли вместе. Ну как вместе, половина наших была у них, половина их у нас. И так случилось, что понравилась мне девчонка из "А" класса, Татьяна Осипова, а главное и она на меня свой глазок положила. И станцевав с ней пару медленных композиций, откровенно обжимаясь и плотно прижимаясь дуг к другу, мы исчезли из компании. Что мы вытворяли под лестницей, чуть не порвали друг другу одежду, но, слава богу, до секса дело не дошло. Зато с вечеринки мы уходили вместе и в обнимку. Жила она в соседнем районе, с которым как водится, мы не ладили, но мне было пофиг, я пошел её провожать. У её дома, местные пацаны, конечно, видели, что местная красавица с новым хахалем да ещё и не местным. Но мы застряли в её подъезде, продолжая осваивать сексуальные уроки. Расстались с трудом, когда на площадку вышла её мама и строго сказала идти домой. Мы договорились о встрече, и я окрыленный намеревался добраться до дома.
   Меня ждали трое, я до сих пор им благодарен, за то, что не наехали на меня при девушке, тогда в те времена ещё были какие-то понятия. Но теперь, когда я выходил один, ни что не помещало, предъявить мне, что я гуляю с чужой девушкой.
   Я конечно борзенько ответил, что на ней нет таблички, что она чья-то собственность, и поэтому, могу гулять с кем, хочу и когда хочу. Огреб я тогда капитально, мне разбили губы и рассекли бровь, если бы я упал, все было бы кончено, меня не стали бы больше бить, а просто пинками прогнали со двора. Но я был упрям, хоть навыков и не хватало, бился в ответ и не убегал. Моим противникам тоже досталось. И рассвирепев, они свалили меня с ног и хорошенько попинали по ребрам. Экзекуция прекратилась только после криков с первых этажей, что вызовут милицию. Парни убежали, оставив меня один на один со своими травмами.
   Домой я вернулся весь в крови, на вопрос отца, что случилось, ответил просто:
  - Подрался из-за девушки.
   В ответ он промолчал, и помог мне умыться и снять окровавленную одежду. В зеркале вместо своего отражения я увидел чудовище, с оплывшим одним глазом, разбитым и опухшим носом, и с раздвоенной как у зайца верхней губой. В больницу не хотелось, и я стал проводить над собой операцию. Отрезал кусок лейкопластыря, соединил губу вместе и заклеил её, под глаз и на нос прилепил горчичный пластырь, чтобы он смог убрать отеки, прогревая места гематом. И вот с такой заклеенной рожей, пошел спать.
   Утром встал весь больной, голова болела не с похмелья, а скорее от полученных по ней ударов. Позавтракать толком не смог, кое-как попил чай с вареньем. И хотел собраться к своим пацанам, чтобы устроить мочилово моих обидчиков.
   Но отец остановил меня, он был намерен серьёзно поговорить.
  - Юра, расскажи, кто тебя избил?
  - Пап, заканчивай, я помню все твои наставления и слова. Знаю, что ты порвешь за меня, если меня обидит кто-то старший, но, к сожалению, это были мои ровесники. А про это, ты говорил, чтобы я разбирался сам, и если пожалуюсь, то ты мне ещё и добавишь.
  - Но это совсем другое, здесь тянет на хулиганку.
  - Пап, забудь, я сам разберусь.
  - Как ты хочешь разобраться? Собрать свою шоблу, и толпой отходить этих придурков до полусмерти?
  - Типа того.
  - Хочешь совет?
  - Ну что ещё?
  - Сделай умней, подлови их по одному, и лично каждому набей рожу, один на один. Тогда у них и их родителей не будет повода, писать заяву в ментовку. Не у всех же такие родители как я.
  - Я понял тебя, наверное, так и сделаю.
  - А что с девушкой, за которую ты дрался?
  - Она скорей всего не видела, я её проводил домой.
  - Поди договорился с ней о встрече?
  - Да, но теперь, наверное, не пойду.
  - Слабак.
  - Это ещё почему?
  - Так ты покажешь, что сдался, а они будут чувствовать превосходство, и что поставили тебя на место.
  - И что мне делать?
  - Идти на встречу и вести себя, как ни в чем не бывало.
  - Интересно как с такой рожей, можно делать вид, что ни чего не произошло?
  - Тебя не надо делать вид, что ни чего не произошло, тебе надо лишь сделать вид, что для тебя это пустяк. И что, избив тебя, они не смогли заставить отказаться от девушки. Она хоть стоит этого?
  - Пап, я не знаю, видел её много раз, она мне нравилась, а вчера познакомились ближе. Так, что, не могу сказать, стоит она этого или нет.
  - А ты сердцем готов от нее отказаться или нет?
  - Пожалуй, нет.
  - Тогда иди на встречу, и не важно, как ты выглядишь, если и она выбрала тебя, то это только сблизит вас.
  - Понятно, Спасибо, Пап, за поддержку.
  - Так что ты решил?
  - Иду на свидание, а потом запишусь в секцию бокса.
  - Хорошее решение, хочешь, поговорю с Киселевым? Он возьмет тебя в Дзержинский.
  - Не, я сам.
  - Тогда я тебя больше не задерживаю, иди , куда собирался, только много не смейся, а то губа разойдется.
   После такого разговора с отцом, я почувствовал, что не всё так мрачно, и знал, что делать. Встретился с пацанами, и они конечно рвались в бой, но я сказал, что разберусь сам, и от них только потребуется подстраховка, чтобы опять не кинулись на меня толпой.
   В обед я встретился с Таней - Танечкой - Танюшей, днем она была ещё прекрасней и наряжалась действительно на свидание. Меня узнала, когда я подошел в плотную и вручил ей охапку тюльпанов, которые сорвал в парке с клумбы. Первый её вопрос, был:
  - Кто тебя так?
  Я как мог, улыбнулся, и сказал:
  - Машина сбила. Жить буду.
  - Знаю я эту машину, Колька Шмаков и его компания, он считает меня свой собственностью. Хотя я повода не давала.
  - Не бери в голову, лучше пойдем в кино.
  Она конечно погрозила серьёзно поговорить со Шмаковым, но я успокоил и сказал, что это не обязательно, что теперь он от нее отстанет. И мы пошли в видеосалон, смотреть фильм "Терминатор"
  Фильм мне очень понравился, понравился тем, что держал Таню в напряжении и она вцепившись в меня жалась ближе и ближе. Потом после фильма, погуляли по парку, ели мороженное, сидели на лавочке. Тюльпаны пришлось выкинуть, завяли нафиг, без води и от постоянного таскания. А потом, я опять пошел её провожать. На этот раз, получить удовольствие по полной, мешали больная губа, нос и ребра. Поэтому простились довольно быстро. И я направился прочь из подъезда. На этот раз компания Шмакова меня не караулила. И к себе в район я добрался благополучно. Но радовало одно, им обязательно передадут, что я был, и опять провожал Татьяну.
   А кончилось это всё тем, что наши уличные авторитеты прознали про мои приключения, поговорили с ребятами которые держали улицу того района и когда мои раны немного зажили, забили стрелку улица на улицу.
  В городском парке, случилась эта встреча, с обеих сторон, пришла куча народу, милиции тоже было навалом, и поэтому бой был назначен на танцплощадке. Мне предстояло биться со всеми троими, но только по очереди, правда меня кое-чему подучили, и я принял это на вооружение. Договорились, что бои будут до тех пор, пока один из нас не упадет.
   Играла музыка, кругом танцевали, а наша толпа стала в плотный круг, образовав небольшой ринг, и чтобы со стороны не было видно, что происходит внутри. В круг вытолкнули как раз этого Шмакова и Меня, ведь основная проблема была у нас. Так получилось, что я долго с ним не бился, удачно попал в челюсть , отправив его в нокаут. Его отволокли, и вытолкнули другого моего обидчика. Один на один, он не особо хотел драться, но здесь или биться или быть признанным трусом и подлецом. Он долго бегал от меня по кругу, отмахивался, и попадал , я тоже бил аккуратно , но так чтобы побольней и подольше его колошматить, в итоге сильным ударом под-дых сломал его пополам и свалил. А вот третий затрусил, он отказался биться, и как только пошел на него упал на пол танцплощадки и закричал:
  - Лежачего не бьют! Лежачего не бьют!
   Я посмотрел по сторонам, и один из старших парней с их района, подошел, поднял этого ссыкуна на ноги и подозвал меня.
  - Три раза. - Коротко сказал он. И я оттянулся со злостью, ведь когда свалили меня, то пинали ногами, не задумываясь. А тут упал и не бейте его? В общем три раза я ему съездил, два раза под-дых и последний раз в челюсть. Так эта история и закончилась, я стал за своего в том районе, и свободно ходил к Татьяне, между делом записался в секцию бокса и больше старался не участвовать в уличных драках. С Таней мы встречались два года, до десятого класса, Был у нас и секс и кекс, все прочили женитьбу. Но после десятого, я поехал поступать в Рязанское Высшее Воздушно-Десантное Командное Училище. Не поступил, и остался там, в партизанах, а спустя два месяца меня зачислили в штат. С тех пор дороги с Танечкой разошлись, и через год моей учебы она вышла замуж".
  
   Проснулся я от того, что начал подмерзать, вода успела остыть и теперь не грела, а отбирала тепло, "Бррр, надо выбираться из ванной", Растерся полотенцем, надел свежее бельё и вспомнив сон воспоминание решил прочитать записку оставленную Катериной. В общем, там было: " Бла-бла-бла, надоело, когда надо - тебя нет, чертова служба, а я женщина, не приходи ко мне больше я тебя не люблю, нам надо расстаться, и забудь мой номер телефона". Всё что не делается всё к лучшему, пусть думает, что она меня бросила, это лучше, если бы мне пришлось объяснять распоряжение порвать все связи. И по этому, я даже был рад, что Катя сама сделала первый шаг. Оставив записку на кухонном столе , я оделся в полевую армейскую форму, только теперь вместо кепи, залихватски нахлобучил берет. Взял документы и поехал в полк, оформлять перевод и сдавать свои дела.
  
  Неделя пролетела незаметно, казалось дел чуть-чуть, тем более квартира у меня казенная вместе с мебелью, из моего, был только домашний кинотеатр с телевизором и ноутбук. А ещё приставка Х- бокс, в которую я нет-нет играл. Этот вопрос я сразу решил, продавать не стал, а подарил соседу Валерке, молодому лейтехе, успевшему настрогать троих детей. Он всё ни как не мог раскошелится, на нормальный телевизор, деньги уходили в основном на детей. В общем, подарок я сделал щедрый, взамен на их старенький телевизор Эл Джи. Жена и дети его были в восторге. Светлана всё порывалась как-то меня отблагодарить, дать хоть какие-то деньги, но мне это не было нужно. Мне дали хороший расчет и заплатили отпускные. Оставался вопрос с моей машиной, довольно скромненький внедорожник КИА Соренто, купленный с рук в 2009 году. Сейчас он стоял в гараже у Петровича, местного мастера, он перебирал мне движок. Две недели назад я её надорвал, аж застучали клапана. Вот и отогнал ему на ремонт. А перед поездкой на полигон от звонил мне и сказал , что машина готова.
  С ней я решил поступить по-хитрому, продавать было жалко, да и с собой брать или ехать на ней не хотелось. А к машине привык, стала как родная. Так вот, я решил сделать доверенность на Петровича, и оставить машину у него, ну чтобы при моем появлении в Москве всегда под ругой были собственные колеса. У слесаря Петровича, конечно, была своя машина, старая ВАЗовская тройка, но как говориться сапожник без сапог, у него вечно не доходили руки заняться собственной машиной. И она как водится, стояла на приколе мертвым грузом. А так теперь у него будет машина, которая на ходу.
   В общем, съездили с ним в инспекцию, оформили документы, и я передал ему ключи, с наказом беречь мою машинку. Таким образом, я сделал счастливыми, по крайней мере, ещё двух человек, а особенно, жену Петровича, которая любили свою подмосковную дачу, но не могла часто ездить.
   И вот, покончив со всеми делами, и сдав жильё на баланс части, я попрощался с вахтершей Тетей Машей и сказал:
  - Если Катерина будет спрашивать, скажи ей, что я от тоски уехал на Дальний Восток.
  - А ты чего, правда, на Дальний Восток едешь?
  - Да, Теть Маш, на Камчатке служить буду. - Соврал я.
  - Чего же тебя в такую даль -то понесло?
  - Там часть новую формируют, вот и предложили мне роту принять под командование. Я и согласился, чтоб не видеть Катерину и быстрее её забыть.
  - Тоскуешь, небось.
  - Ну, она меня бросила, кому же это будет приятно.
  - Вот как. Дура она, такого мужика упустила. Эх Юрка, была бы я помоложе, вцепилась бы в тебя и не отпускала, даже на Дальний Восток с тобой поехала бы.
  - Теть Маш, ну не все такие, как ты. У современных женщин, дорогие шубы и работа на первом месте, а мужик потом. Ну ладно, не поминай лихом Теть Маш, побежал я, надо ещё на вокзал успеть.
  - Беги уже, удачи тебе Юра.
  - Спасибо, - сказал я и поспешил из подъезда. Мне предстоял путь на Северный Кавказ.
  
  
  Глава 2.
  Центр.
  
   До тренировочного центра в горах, меня подвез местный бомбила на УАЗе Патриот. Получил расчет и, высадив меня у КПП, быстренько развернулся и слинял. На КПП меня встретили недоброжелательно, посмотрели приписные документы и сказали подождать. Но было видно, что они ни куда не торопились и дежурный лейтенант откровенно "ковырял в носу". Терпение мое лопнуло, и я на него гаркнул:
  - Дежурный!!! Сколько я здесь буду сидеть?
  - Сколько надо, столько и будешь.
  - Меня должен был встретить капитан с позывным "серый". Но видно, я здесь не очень нужен.
   И тут произошло чудо, дежурный лейтенант как-то сразу изменился в лице, и схватился за трубку телефона. В общем, он кому-то доложил о моем прибытии, зачитав имя и фамилию по документам, ещё больше побледнел, выслушивая, что ему там отвечали. Потом спешно отдал документы мне и назначил одного бойца в сопровождающие. Потом козырнул, извинился и постарался быстрее отправить меня с КПП.
   Территория учебного центра была огромна, конечно, чувствовалось, что он отстроен недавно, всё было свеженькое, и асфальтовые дорожки, и здания, и даже деревья были посажены год или два назад. Почти все постройки были одноэтажные, и только здание общежития с плацем перед ним, имело три этажа.
  Я думал, сопровождающий поведет меня сразу к общежитию, но он свернул налево и сказал:
  - Вам сюда товарищ старший лейтенант.
   Мы подошли к одноэтажному зданию, на крыльце которого, нас ждал капитан "Серый".
  - Привет старлей, проходи. - сказал капитан, и добавил обращаясь к бойцу, - передай дежурному, что я его мехом внутрь выверну, если ещё раз попытается задержать прикомандированных, свободен, боец.
   Тот, козырнув, сказал: - Есть. - И быстренько направился обратно к КПП.
  - Здравия желаю тащ капитан. - Поприветствовал я своего нового начальника.
  - Заходи уже. - Ответил "Серый" - Что-то ты рановато приехал, я ждал вас всех только завтра.
  - Дела уладил и приехал, делать в Москве было больше не чего.
  - Хорошо, пойдем, я тебе всё покажу. Жить ваша группа будет здесь. Идем, вот четыре кубрика, выбирай, в каком обустроишься. Жить будешь с напарником.
   Мне приглянулся крайний от стены с окном. У самого входа жить не хотелось.
  - Отлично, бросай вещи и идем дальше. - Сказал кэп. - Здесь будет оружейка, она пока не наполнена, но подбором оружия займемся, когда прибудет вся группа. Там зал планирования, там комната досуга, дальше по коридору душевая. Вот мой кабинет, а соседняя это моя жилая комната. Службы у вас не будет, наряд будет назначаться из персонала полигона, в основном контрактиники. А теперь пойдем, прогуляемся по территории. - Добавил "Серый" и пошел к выходу.
  - Товарищ капитан, разрешите вопрос?
  - Разрешаю.
  - Как ваше имя и фамилия.
  - Старлей, с этого момента забудь про имена, только позывные, у тебя какой был в части?
  - Седой.
  - Банально и связано с фамилией, ты же Седов, вот и выходит расшифровка. Тебе нужен другой позывной. На вид ты добродушный, седой - это белый, а кто у нас белый и пушистый?
  - И кто? - спросил я.
  - Песец, так что, быть тебе песцом.
   Я в ответ ухмыльнулся и сказал:
  - Не хочу я быть песцом, нехорошие ассоциации возникают.
  - Неправильные у тебя ассоциации. Песец - зверь хитрый, прекрасно маскируется и умеет уходить от преследования, а уж если охотится то вполне успешно. Ну, и надеюсь, что твоим противникам настанет полный "песец", когда будешь исполнять задания.
  - И всё же товарищ капитан, песец, звучит как пипец.
  - Надеюсь так и будет. - Не принял мои возражения капитан.
   Тем временем мы шли по центру, и капитан объяснял, где и что находится:
  - Там склады ПФС, здесь столовая, дальше склады АТВ. Там штаб и особый отдел, вам всем придется через него пройти и подписать кое какие документы. Полигон этот в основном для спецназа ФСБ, но и другие группы приезжают, чтобы получить горную подготовку. Здесь два стрельбища, базовое пятьсот метров, в вон там, на равнине. И есть ещё горное стрельбище, его длина два километра. Там спортивные площадки и штурмовые полосы. Те, кто живут в общежитии, вас не касаются, у вас будет своя программа обучения. Только иногда будете пересекаться, на горной подготовке и полосе препятствий. И ещё могу обрадовать, они будут охотиться на вас в процессе обучения.
  - Товарищ капитан, а сейчас кто здесь проходит обучение?
  - Старлей, давай договоримся так, отбросим уставные обращения, можно просто капитан, кэп, командир, или по позывному "Серый". А сейчас курс обучения проходит команда антитеррор, подразделение "А".
  - А мы к кому относиться будем?
  - Все потом старлей, как группа будет в сборе, соберу всех и введу в курс дела. А пока пойдем, пройдемся, поставим тебя на довольствие, прогуляемся по складам за экипировкой и снаряжением, и будешь обустраиваться.
   И мы направились к штабному зданию, Кэп мне помог, везде проталкивая и поддерживая, все оформления заняли считанные минуты. Потом пошли на склады, где мне подобрали снарягу, камуфляж и обувку. Камуфляж был двух видов, и оба для меня были новыми. Один был горной расцветки и, судя по бирке назывался "Сурпат", цифровка пятен была похожа на американский, только цвета были чуть другие. А вот другой камуфляж, по-видимому, разрабатывался специально для этой местности, горы зеленка и луга пастбища, он вписывался во всё. Камуфляж назывался "Спектр СКВО" . В качестве стандартной повседневной одежды выдали "Горку". И пошло поехало, я получил подвесную систему, разгрузочный жилет типа "Молли", флягу котелок, ранец и кучу всяких мелочей, типа набедренной кобуры, и различных дополнительных карманов, чтобы сам мог разместить все на разгрузочной системе. В общем, со всей этой кучей "барахла", я пошел к нашему зданию, чтобы сложить все как надо и по возможности подогнать снаряжение под себя.
   Капитан оставил меня в покое, и я начал обживать кубрик. Он был довольно просторный, две кровати, с тумбочками, у каждого личный шкаф и ещё ящик для снаряжения. Письменный стол у окна, холодильник в прихожей, и скромных размеров туалет с умывальником. Плюс ко всему на стенах были полки и в углу кронштейн для телевизора. В принципе всё, что надо для нормальной жизни, вот только душевая была общая, на другой стороне коридора этого крыла здания.
   Одежду я повесил в шкаф, благо там были плечики, сам переоделся в "Горку". Снарягу подгонять не стал, а лишь уложил её в ящик. Потом разобрал свою сумку, кое что сложил в шкаф на бельевую полку, мелочи и фотки расставил на полках над кроватью, и напоследок выбрал себе местечко возле умывальника , для мыльно-рыльных принадлежностей. Покончив со всем этим. решил пройтись по зданию и заглянуть во все комнаты, в которые можно, чтобы потом с ориентацией не было проблем. Оружейка была заперта, заглянул в душевую, чистенько всё покрыто свежим кафелем, там было шесть душевых кабинок, и общая вешалка с лавкой. Комната отдыха тоже понравилась, просторная и светлая, два кожаных дивана четыре кресла, с журнальными столиками. Бильярдный стол посреди комнаты, набор с киями и свежими шарами. Тумбочка, где лежали настольные игры. И на нее можно было поставить огромный телевизор. В общем, здесь модно собираться и просто проводить свободное время, но что-то мне подсказывало, его у нас будет мало. Зал планирования оказался похож на класс обучения на десять мест. Большая интерактивная доска, на стенах висели карты России, Мира и схемы различного оружия. С этим всё было понятно. И я решил навестить капитана. Сначала пошел в его кабинет, но он оказался заперт, и тогда я постучал к нему в кубрик. Тишина, дернул ручку, дверь оказалась открыта, я заглянул внутрь, комнаты была как моя, только кровать была одна и мебели было побольше, расставлено скромно и со вкусом. Хозяина в комнате не было, и я не стал заходить, закрыл дверь и пошел на крыльцо. Капитан оказался там, он сидел на лавочке перед входом и курил. Увидав меня, он спросил:
  - Ну что, пушной зверь, обустроился?
  - Да, командир, всё в норме.
  - Отлично, - он взглянул на часы, через сорок минут ужин, и можешь отдыхать сегодня. Кстати, ты в шахматы играешь?
  - Нет, капитан.
  - Зря, мудрая игра, развивает стратегическое мышление.
  - Я в шашки играю.
  - А шашки, развивают тактическое мышление, я тоже играю, вечером сразимся, не против?
  - Только за.
  - Вот и договорились.
  
   После ужина мы засели в комнате отдыха за шашки, бились насмерть, кэп играл хорошо, но и я не новичок. Первую партию выиграл я, следом он отыгрался. В общем, так с переменным успехом сыграли партий пятнадцать. Между делом пили чай и ходили на перекур на крылечко. Наше побоище закончилось моей победой с перевесом в три партии. Кэп пожал мне руку, и похвалил. А когда расходились, сказал:
  - Не забудь, подъем в шесть, утором бежим десятку. Надо держать себя в форме.
  - Понял, сказал я и пошел к себе. Почитал книжку на ночь и уснул младенческим сном. Первый раз спал как убитый без снов и даже в туалет не вставал.
   А утром меня разбудил кэп, распахнув дверь кубрика и прокричав "Подъем".
  В принципе дистанция в десятку была привычная, но вот здесь в горах на высоте 1200 метров, нехватка кислорода ощущалась довольно прилично, мне показалось, что мы пробежали вдвое больше. Когда вернулись к себе, капитан спросил:
  - Тяжело было?
  - Да, - ответил я.
  - Это разреженность воздуха, привыкнешь.
  - Надеюсь.
  - Ладно, иди, освежись в душ идем на завтрак. Время тебе двадцать минут.
  - Понял.
   После завтрака, кэп позвал меня на полигон. На стрельбище было тренировочное здание для штурма.
  - Пошли, старлей, посмотрим, как работают ФСБешники, есть чему поучиться.
   И действительно было на что посмотреть, мы находились на вышке наблюдения с их инструкторами, и отсюда было прекрасно видно штурмовку и зачистку здания. Работали шестеркой, вооружены были ПП "Витяз" на основе Калаша. Потом делились на тройки и зачищали здание с ловушками, ложными целями и с нужными мишенями. Работали четко, двигались слаженно, и всё молча, только знаками и командами руками. Потом, сбор команды разбор полетов, замечания, указания на ошибки, и снова штурм и зачистка, но уже разбив шестерку на пары. Смотреть их работу было приятно. Такую слаженность я ещё ни у кого не видел.
  - Вот такого должны будем добиться и мы, теперь представляешь фронт работ? - Обратился ко мне капитан.
  - Да, командир, пахать придется не мало. Я так понимаю. Мы тоже антитеррористы?
  - Нет, старлей, у нас работа будет сложнее, и поэтому учиться придется всему. Этот полигон только первый этап, и за три месяца обучения, вы должны будете, работать как они, или даже лучше.
  - Кэп, что за тайная такая, что вы ни чего не говорите о том, что нам предстоит делать?
  - Здесь не место, и сейчас не время. Я тебе уже говорил, когда вся группа будет в сборе, и когда пройдете через особый отдел, тогда всё и узнаете.
  - Ясно, больше не буду приставать с этими вопросами, хоть и сгораю от любопытства.
  - Любопытство кошку сгубило. - многозначительно сказал "Серый", и добавил, - экскурсия на сегодня окончена, идем на КПП встречать новых бойцов, сейчас полигонный автобус должен подойти.
   Сначала мы зашли в наше здание, кэп захватил личные дела, и мы пошли встречать пополнение. Минут пятнадцать просидели в дежурке на КПП пока ждали автобус. И вот, наконец, прибыл полноприводный ПАЗик, и из него выгрузились двадцать бойцов. Капитан построил их и зачитал фамилии из личных дел. Петрученник, Захаров, Васильев, Юлдусов и Борейко, выйти из строя, остальные к дежурному по КПП. Из строя вышли двое в форме морской пехоты, только с разными шевронами, у одного был тигр на форе якоря, у второго белый медведь. Третий, был в краповом берете, четвертый, как и я, десантник, а вот пятым, вышла девушка, в форме пограничной службы. Я, конечно, удивился, но кэп обратившись ко мне, сказал:
  - Веди людей на базу, обустрой и покажи им там всё, я в особый отдел.
  - Понял, - ответил я, и скомандовал, - За мной бойцы, с вещами.
   По дороге к нашей базе я объяснил новым членам команды, где и что находится, и показал то что было в пределах видимости. В здании я построил ребят и сказал:
  - Здесь три кубрика на двоих, в одном уже обжился, в том дальнем, один из вас будет моим соседом, кто желает?
  Вперед шагнула девушка и спросила:
  - Разрешите товарищ старший лейтенант?
  - Что? - не понял я.
  - Хочу быть вашим соседом, или есть возражения?
  - Нет конечно, идите лейтенант осваивайтесь.
  - А вы ребята выбирайте, кто из вас с кем будет в кубрике.
   Морпехи как родственные души заняли ближайший к выходу кубрик, а десантник и ВВешник поселились во втором кубрике. Мешать им, обустраиваться, я не стал, сказал лишь, что как всё уладят, пусть приходят в комнату отдыха. Сам направился туда и от нечего делать решил погонять шары по столу. Первой в комнату пришла девушка, уже переодетая в полевую форму без знаков различия. И скпросила:
  - Составить компанию?
  - Возражений нет, разбивайте лейтенант.
   Она выбрала кий, примерилась и разбила поставленную мной пирамиду шаров. Разбила удачно, один шал с угла ушел в лузу. Девушка хмыкнула и показала мастер класс, загнав восемь шаров подряд. Положила кий на стол и, весело улыбаясь, произнесла:
  - Партия.
  - Лейтенант, вы мне и шанса не оставили, сдаюсь. Где вы так научились играть?
  - Я родилась в семье военных, вечное скитание по городкам, заставам и отрядам, а там сами понимаете из развлечений, стандартный набор, и везде есть бильярд. Вот и нахваталась от мужиков.
  - Думаю, лейтенант, вы не только за это свое умение попали в эту группу.
   Тут подтянулись и остальные ребята, они тоже догадались переодеться в полевую форму. Но морпехи выделялись, они оба были одинакового роста, под метр девяносто, с виду здоровы как медведи, только у одного лицо было красноватого оттенка, как будто с похмелья. И ещё была одна странность, все вновь прибывшие были в звании лейтенантов. Парни осмотрелись, комната всем понравилась, расселись по свободным местам и посмотрели на меня. Люди явно ждали объяснений, и постановки задач, но я не мог дать им информацию, потому, что сам ещё ничего не знал. Поэтому я пошел на хитрость, предложив познакомиться.
  - Меня звать Юрий Седов, я такой же новобранец, как и вы, только вот звание старлей.
  - Петрученник Николай - лейтенант. - Сказал один из морпехов.
  - Васильев Владимир - лейтенант. - Отозвался ВВешник.
  Второй морпех представился Захаровым Иваном, коллега десантник Юлдусовым Ильдаром, а наша единственная женщина в команде, назвалась Борейко Ириной. Потом , кто-то из бойцов задал вопрос, о том, чем мы будем заниматься и на какое ведомство работать. Я собрался высказать свои предположение, но пришел капитан и всё обломал.
  - Вижу, вы успели познакомиться, это ненадолго, вам надо будет пройти ещё отбор в особом отделе, и на основе их рекомендаций, будет принято решение, кто останется, а кто вернется обратно в свою часть. А пока оставьте все эти разговоры, вы ещё не команда. Нам дали неделю на адаптацию к горным условиям. Сегодня отдыхаем, а завтра тренировки, утром пробежка десять километров, потом спортивная площадка и завтрак, а дальше по расписанию занятий, кстати, вот одно. - Кэп достал лист формата А4 и вручил его мне. - Его надо повесить на стенд в коридоре. Все остальное как в армии, по одному не ходить, на неделе глядя на ваши успехи, определим всем псевдонимы, и общение только по псевдонимам, ни каких имен, а тем более при посторонних. А они будут, будут здесь постоянно, нести караульную службу. Вопросы есть? Нет. Тогда, вновь прибывшие за мной, вставать на довольствие и получать снаряжение. А тебе, старлей, вот бумаги. Надо всё развесить на стендах для объявлений, а некоторый материал в комнате для планирования. Займись.
   Пришлось взять бумаги, и остаться в гордом одиночестве, потому, что все бойцы пошли вслед за капитаном. День прошел скучно, опять экскурсия по базе, поход в столовую и на полигон, а дальше вечернее время в комнате отдыха, где все вместе решили купить один телевизор на всех, скинулись по три рубля и поговорив с капитаном вручили финансы ему. Он обещал договориться с теми, кто едет в город, чтобы купили нам телевизор и антенну. Спать укладывался с опаской, боялся смутить девушку, но она оказалась своим парнем, и прекрасно подготовилась к мужскому обществу. Всё в рамках приличия, спать легла в шортах и майке, женское бельё на виду не разбрасывала, переоделась в туалете, и как ни в чем не бывало, легла в постель. Я долго не мог уснуть, и ворочался, тогда Ирина спросила:
  - Старлей, я тебя смущаю?
  - Есть немного, - честно ответил я. - Просто, для меня это ново, что мой сосед боец - женщина. Но я привыкну, не парься на счет этого.
  - Старлей, дело в том, что ты так ворочаешься, устраиваясь поудобней, как мой кот "Барсик", и этим не даешь мне заснуть.
  - Понял, отворачиваюсь к стене и больше не шумлю.
   В общем, уснули нормально, попыток изнасиловать меня, или её не было принято с наших сторон. Ночь прошла нормально.
   Утро началось рано, и мы пробежали стандартную десятку, потом спортивная площадка упражнения. Устали с непривычки все, Ирина тоже от нас не отставала, оказалась выносливой девушкой, и уже ни кто, на нее как на слабое звено не смотрел. Все начинали понимать, что отбор она проходила не слабее нашего. За неделю, мы все понемногу сдружились, Ирина стала своим парнем в нашей компании. Да и я более не смущался её присутствия в моей комнате и проведенные ночи в одной комнате не вызывали толкований. Неделя адаптации свое сыграла, мы пришли в форму, и теперь бегали уже пятнашку. Разреженность воздуха стала привычной, и не влияла на наши кондиции. А в понедельник, после завтрака, кэп повел нас к особистам. От "садистов" я вышел вывернутый наизнанку, такое ощущение, что мне заглянули в душу, через задний проход, и покопались в ней основательно. Мурыжили нас всех, вскрывая подноготную, аж до самого рождения. Эти люди дело свое знали, и когда нас всех прогнали через них, мы, вздохнув свободно, отправились к себе на базу, а капитан остался там.
   Ждали его в комнате для отдыха. Сидели как перед оглашением приговора. Если кого-то забракуют, то придется возвращаться обратно, но мне этого, например, не хотелось, я уже начал привыкать здесь, и мне всё нравилось.
   Кэп пришел поздно, видно баталии у особистов за нас, были не хилые, мы успели сходить на ужин и сидели как мыши под веником в комнате отдыха, даже не включив недавно привезенный нам телевизор.
   Когда он вошел в комнату, в воздухе повисло напряжение.
  - Что притихли? Боитесь вылететь?
  - Да, капитан, - ответил я, - боимся, столько прошли, и на этом останавливаться не очень хочется.
  - Правильно боитесь, боролся за каждую вашу кандидатуру, особенно за тебя старлей. А в общем расслабьтесь, все остаются в команде, теперь вы официальные боевые единицы, нового подразделения отдела "С" Службы Внешней Разведки. Рассаживайтесь поудобней, я постараюсь ввести вас в курс дела. Ведь вас всё это время мучили вопросы, на которые я не давал ответов. Так что задавайте их сейчас, отвечу на все.
  - Командир, если мы относимся к внешней разведке, то как наши умения могут пригодиться, ведь мы же не знакомы с нелегальной работой, с премудростями агентурной разведки, нас просто этому не учили. - Спросил Васильев.
  - Хорошо, давайте объясню всё по порядку. Наши задачи не разведка, хотя и она тоже будет входить, но в привычном, вам, формате армейский подразделений. Мы как таковое, силовое подразделение, для действия в других странах, поэтому учиться придется много и интенсивно. Полигонную жизнь я вам гарантирую. А в общем, на нас возлагается, выведение нелегалов из под удара, эвакуация и силовое прикрытие. Террористические и диверсионные операции, против тех с кем не удается договориться дипломатически. Освобождение заложников и наказание преступников, которые сбежали за границу России. Вызволение наших граждан из-под юрисдикции других стран. В общем, все прелести работы диверсантов и ликвидаторов, по всему миру. Вы готовы к такому?
  - Кэп, - обратился я, - но без мощной логистики, нам это не под силу.
  - Об этом не беспокойтесь, наша настоящая база на Черном море в Новороссийске. Там будет и ваше жильё.
  Так вот, там находится наш информационный центр, центр планирования операций, радиоэлектронной и спутниковой разведки и, разумеется, аналитический отдел. Мы с вами, лишь инструмент для этого огромного механизма.
  - То есть, центр готовит нам операцию, а мы появляемся в нужный момент, выходим на задание и так чтобы ни кто не видел, кайлом в хребет неугодному человеку? - С иронией сказал Николай.
  - В общем, правильно, если не вдаваться в подробности. - Ответил капитан. Помолчал минуту и продолжил:
  - С этого момента начинается ваше обучение, за три месяца вы должны будете освоить навыки горной подготовки, тактику действия в горах, переправы, подъемы спуски и конечно особенности стрельбы на разных высотах.
   Завтра, с утра займемся подбором нашего вооружения, вы тут подумайте, и предложите свои варианты. Вводные будут такие, работать в основном будем НАТОвским стандартом. Соответственно и оружие должно быть под эти калибры. У нас есть снайперская пара, это бойцы Борейко и Васильев. Вам надо решить чем будете работать, я смотрел ваши досье, Васильев, ты спец по дальним дистанциям, на тебе дальнобойные винтовки, желательно с возможностью антиснайпинга. То есть с мощным калибром. Что можешь предложить?
  - Навскидку, хотелось бы опробовать "Орсис Т- пять тысяч" под патрон триста тридцать восемь "Лапуа Магнум", много хорошего о ней слышал, но попробовать не доводилось, думаю, освоюсь с ней, вполне, за срок обучения, и на расстояние в тысяче двести, тысячу триста метров, попаду куда надо. Если есть возможность заказать, то можно ещё и в калибре четыреста восемь "Cheyenne Tactical", тогда дальность увеличим до двух с половиной километров.
  - Ясно, я поговорю с командованием, думаю, для нас, на заказ, сделают пару штук. А ты что выберешь в качестве поддержки напарника? - обратился к Ирине капитан.
  - Я бы выбрала ВСС, но раз говорите работать в НАТОвском калибре, то, пожалуй, "SR- двадцать пять" в варианте карабина. Скорострельная, емкость магазина можно поставить до двадцати патрон, и конечно у нее не плохой ПБС , а это очень важно. - С этим всё ясно, не расстраивайтесь, специальное оружие тоже будет, ведь иногда надо показать кто в той, или иной точке побывал, так что, ВСС я вам гарантирую. Теперь пара силовой поддержки, вам ребята надо озаботиться пулеметами , легкими и мощными. - Капитан посмотрел на двух морпехов. - Это обсудим завтра. И пара, тактической работы, вы тоже подумайте, что можно взять в стандарте НАТО. Легкое и надежное. А сейчас я вас покину, можете отдыхать, завтра утро по распорядку, а после завтрака идем на склады получать оружие.
  
   Всё прошло по плану и поев, командир повел нас на склады, АТВ, только уже не в амуниционный а оружейный. Нас там ждали, начальником склада был тоже капитан, он поздоровался с нашим командиром и спросил:
  - С чего начнем, Серый?
  - Давай с личного оружия, что-то посоветуешь?
  - Ну наши все, кто ФСБешники больны "Глоками семнадцать", говорят хорошая машина.
  - А твое мнение?
  - Мое мнение, на вкус и цвет товарищей нет, я бы предпочел "Гюрзу", но как я понял, вам нужен доступный боеприпас. Так вот, недавно месяца четыре назад, "Альфа" гоняла на испытаниях "Стриж", так вот они много чего рекомендовали к изменению, и нам буквально на днях пришла партия этих пистолетов со всеми доработками. Альфовцы его тогда уже хвалили, говорили, что даже лучше "Глока". Возьмешь на пробу?
  - Егор, давай сделаем так, ты нам выдашь и "Глоки" и "Стрижи", мы погоняем их и решим, чем будем вооружаться.
  - Как скажешь, мне начальство дало команду не ограничивать вас.
  - Вот и отлично, давай готовь.
   Складской капитан крикнул своего помощника прапора и отправил его искать нужные стволы.
  - Что ещё особенного вам надо?
  - Снайперки, желательно Орсис триста тридцать восьмого калибра и американку СР триста восемь.
  - С этим проблема, сейчас этого добра на складе нет, но могу на время предложить замену, пока дождемся заказа.
  - И что это?
  - Да, минобороны тут заказало у Австрияков кое что, тогда только Орсис в производство пускали. Вот и остались эти винтовки, снайпера хвалят.
  - Ну, рожай быстрее.
  - Юник Альпин, как раз для горных стрелков, и калибр триста тридцать восемь.
  - А по второй что?
  - Есть "ремингтон Р-одинадцать", вам же нужна автоматическая, она прекрасно заменит СР - двадцать пять. Может даже больше понравится.
   Наш командир взглянул на снайперов, те кивнули головой, и он ответил своему знакомцу.
  - Хорошо, давай, но заяву нашу выполни, Орсис и СР.
  - С Орсис нет проблемы, дней через пять будет, а вот американку придется ждать пару недель.
  - Черт с ней, мы готовы ждать. Но заказ на Орсис в четыреста восьмом калибре оформи, тогда они вместе придут.
  - Понял, что у нас дальше?
  - Дальше пулеметы, нужны легкие с ленточным питанием.
  - Все легкие пулеметы в в мелком калибре. Да и выбор не особо велик. Вон смотри еврейский "Негев", вес семь кил.
  Бельгийский "Миними" спешил. Весит около шести кило. Есть Сингапурский "Ультимакс сто" в третьей модификации, это пять килограмм весу. И американец "Марк двадцать три", ну тот, что "Стонер", он тоже вес скромный имеет пять триста. Смотреть будете, или вам все выдавать?
  - Покажи моим ребятам, пусть примеряются и сами скажут, что возьмут.
  - Саш, - крикнул капитан прапорщику, - покажи бойцам пулеметы, пусть выберут.
  - Так, Егор , теперь ещё автоматы импортные. Что у вас есть.
  - Я так понял на базе М-16 вы ни чего не возьмете?
  - Почему, если есть НК-416, возьмем.
  - Нет, есть только М-4, израильские "Галилы" и бельгийские СКАРы
  - А из наших под этот калибр, есть что-то?.
  - А чем вас бельгийцы не устраивают, нормальная винтовка, берите в штурмовом варианте, она легкая всего три с половиной кила. И наши конечно есть, укороченный АК-102 и АЕК - 972, они правда, полегче будут.
   Я подошел к капитану и тихо сказал:
  - Командир, давай возьмем и бельгийки и наши, посмотрим, что лучше то и оставим.
  - Хорошо Егор, бойцы говорят брать всё. Отгружай, за боеприпасами потом придем. Мужики остановили свой выбор на "Стонере", он показался им более надежным и простым. Наши снайпера тоже получили винтовки и остались довольны, а мы хапнули на каждого, по три образца, хорошо наши парни помогли донести всё до оружейки. В общем, теперь нам предстояло осваивать это оружие. Люди хоть и были знакомы с военным делом, но к новому всегда надо привыкать. И первым делом, вся наша команда занялась чисткой оружия от заводской смазки и приведением его в боевую кондицию.
   Дальнейшие дни потекли более интенсивно, с получением оружия и снаряжения возросли и нагрузки. Теперь после завтрака, постоянно был маршбросок в полной экипировке, до дальнего полигона. В среднем расстояние до него, 12 км, но наш командир добавлял вводные, и мы отмахивали пятнашку. На полигоне начиналась учеба и привыкание к новым образцам вооружение. Первую неделю начали с пистолетов. Сначала инструктор проверил наши умения, снайпера Ирина Борейко и Владимир Васильев, стреляли очень хорошо, как с одной руки, так и хватом двумя руками. Видно было, что когда их обучали, этому оружию уделили немало внимания, отсюда и такие результаты. Я и Ильдар Юлдусов тоже отстрелялись на отлично, всё же, в разведке часто приходится работать пистолетами. А вот наши морпехи, стреляли из пистолетов хуже, они учились в штурмовых подразделениях, и основное оружие, там либо автомат, либо пистолет пулемет, что создает большую плотность огня, чтобы подавить противника.
   Потом стали выбирать оружие, какой из пистолетов сделать основным, конечно, отстреляли и "Стрижи", оружие понравилось, по эргономике, удобству, но было сыровато, у нас с Ваней Захаровым случились осечки. По моим прикидкам, либо боек слишком легкий, либо пружина слабовата. В общем, случалось, что капсюль на патроне не наколот, от этого и нет выстрела. У Владимира со "Стрижом" вообще случился конфуз, после первого выстрела самопроизвольно выпадал магазин. И мы сменили ему несколько магазинов, и всё равно, после первого же выстрела они падали на землю. А это негоже, нам нужно отличное и надежное оружие, поэтому от стрижей отказались. Сырые они ещё, не доработаны до наших требований. Но прежде чем сдать оружие, командир заставил нас написать рекомендации и объяснить претензии. Вечером после полигона, мы занялись писательским искусством, чтобы в эпитетах отразить недоработки пистолета.
   В дальнейшем работали с "Глоками", а позже на замену "Стрижей" нам передали "ГШ" Грязевский пистолет оказался конфеткой, легкий, недотягивающий до пятисот грамм, удобный и злючий, с мощным бронебойным патроном. В принципе он был всеяден и мог стрелять патронами 9 мм "Пара". Единственная наша претензия, невозможность навернуть ПБС.
   Но оружейники пообещали заказать стволы в таком исполнении, и мы остались довольны, и стали приучать себя и к этому оружию. Неделя на стрельбище не прошла даром, морпехи подтянулись до нашего уровня, тем более им это было интересно. Потом инструктор резко изменил условия, и те, кто был правшой, должны были также научиться стрелять с левой руки, а левши наоборот. Здесь и начались проблемы, мазали все. Тогда инструктор, запросил дополнительные грузы на стволы. И на "Глоки" навесили, лишних сто пятьдесят грамм, благо внизу на рамке была рис-планка, а на "ГШ" сделали специальное крепление и добавили 250 грамм лишнего в веса. В итоге пистолеты сравнялись по весу и в сухом виде они стали весить около восемь сот грамм. Стрельба с неудобной руки давалась трудно, но двигалась вперед и к концу второй недели наших мучений, мы стали попадать куда надо. Помимо всего этого, на длинном полигоне снайпера работали с винтовками, а мы на средних дистанциях автоматами и пулеметами. "SCARы" оказались неплохими винтовками, но "АЕКи" понравились лучше, особенно при стрельбе короткими очередями, его практически не уводило с цели, а вот бельгийка взбрыкивала, а после интенсивной стрельбы её вело, наверное, из-за пластика, и начинались задержки или утыкания патронов. У АЕКа тоже были проблемы, очень быстро перегревался ствол при отстреле четырех пяти магазинов в режиме скоротечного боя.
   Что характерно, через два дня к нам приехал представитель Ковровского завода. Насел он на нас плотно, выспрашивая всё, что касалось автомата и наших претензий к нему. В итоге, он уехал от нас довольный, и сказал, что через неделю привезет новые образцы с учетом наших пожеланий. Ну и ладно, приедет, так приедет. Автомат разработан давно, но неужели за столько лет, они так его и не доработали? Позже инструктор по огневой подготовке нам объяснил, в чем причина. Оружие хорошее, но оно не принято официально на вооружение, хоть и прошло все госиспытания. Поэтому нет финансирования, нет возможности его дорабатывать. Ковровцы бьются, продвигая свое оружие, но мало кто хочет в обход официальной программы работать с ними. Вот так мелкими партиями для спецов и делают, отзывы самые разные, но вы одни из первых кто обстоятельно объяснил, в чем проблема.
   А тем временем интенсивность подготовки только росла, и мы приползали к себе в кубрики уставшие, но довольные своими успехами. Всё чаще мы ходили в горы, и брали новые вершины, спускались, преодолевали водные преграды и каньоны. Стреляли в горах, привыкая к новым характеристикам и условиям. Ведь в горах, условия стрельбы, в коне отличаются от равнинных.
   Месяц пролетел как во сне, команда втянулась в режим, и теперь показывала успехи. Месяц учебы, практически с ноля, ни кого не интересовали наши заслуги и опыт, с нами возились как с новичками. Кто-то спросит зачем, но ответ мне дал ротный, когда я, будучи ещё молодым лейтенантом, пошел на службу. Он тогда сказала простую вещь, "Десантник должен стрелять как ковбой, бегать как его лошадь и тащить на себе всё как его мул". Тогда я не понимал к чему это, в моей голове была романтика службы, думал что вот, раз я попал в десантуру, то значит обязательно, должен махать ногами и руками как Брюс Ли. Но единственный и очень важный критерий, без которого тебе не служить в элитных восках - это выносливость. Ты можешь стрелять как бог, можешь владеть рукопашкой как Чак Норрис, но если у тебя нет выносливости, то грош тебе цена. И поэтому, мы бегали, бегали много и далеко, бегали с нагрузкой и без нее. Наше утро начиналось с пробежки в десять километров, завтрак и маршбросок, пятнаху, стрельбы и опять бросок обратно на базу. Немного отдыха, обед и снова подготовка к броску в горы. Там тренировка по преодолению препятствий, подъем на сотню метров, потом спуск и снова подъем. Переправа через реку по самодельным мосткам, вброд с помощью троса, а также переправа по воздуху тоже с помощью тросов. Выдвижение на полигон и снова стрельбы, но уже в горных условиях. А дальше, возвращение на базу и небольшой отдых, ужин и теперь уже стрельбище базы, работа с пистолетами. Вот так, под конец месяца, мы и стали "кентаврами", стреляли с обеих рук, бегали как кони и грузились снарягой как мулы. На начало следующего месяца, к нам приехали оружейники, как и обещал техник из Коврова, он привез свою продукцию. Это были уже совсем другие автоматы. Нет, в смысле автоматы те -же, но выглядели они очень даже по-другому. Теперь, по нашим просьбам им удлинили цевья, на крышке ствольной коробки, красовалась планка Пикатини во всю длину. Переводчик огня адаптировали так, что можно переключать, не снимая руки с рукояти. И самое главное, изменили ствол. Он стал толще и у него появились продольные ребра охлаждения, как на стареньком ПК. Цевья тоже обзавелись съемными планками, их можно было поставить по мере надобности. Компенсатор тоже видоизменился, и приобрел дожигатель, но самое главное, теперь, не снимая его со ствола можно было навестить специально изготовленный ПБС (глушитель). Кто-то скажет, в чем его смысл, если патроны не специальные. Отвечу просто, такой прибор с двумя резиновыми обтюраторами, способен снизить шум выстрела даже простого боеприпаса. Беда только в том, что они выдерживают, не более тысячи выстрелов. Но и здесь техник подсуетился, он привез с собой запас обтюраторов и торжественно вручил их нам. А из Тулы нам доставили новенькие пистолеты "ГШ-18", у которых был чуть удлинен ствол, и на нём была резьба, под стандартный глушитель. А также, доставили запас специальных боеприпасов, бронебойные пули с дозвуковой скоростью. Теперь это оружие станет нашим, и будет с нами , от полигона до полигона, от задания к заданию.
   На следующий день, после стандартных пробежек и бросков, техник упросил нас поработать с новым оружием, в его присутствии. Командир согласился, и наше послеобеденное расписание изменилось, мы остались на базе и на домашнем стрельбище, устроили испытание новеньким АЕКам. Оружие радовало, а утяжеленный ствол, кажется, вообще сработал положительно не только от перегрева, но и ещё добавив веса вперед, сделал стрельбу стабильней. Автомат нас устраивал, тем более и вид у него стал благородный и даже можно сказать красивый. Автоматика работала четко, ствол не грелся с большой скоростью, а цевья давали возможность изменить хват, как это надо стрелку. Мы были довольны, а техник вообще радовался как ребенок, видя, что мы очень довольны детищем их завода. В тот день он спросил нас о пожеланиях, хотим ли мы что-то поменять или добавить автомату, но, не услышав претензий, распрощался и в тот же день ухал с полигона.
   После всего этого, нам снова поменяли режим занятий, больше уделили внимание тактическим действиям, и стали обучать работе в паре, тройками, четверками и всей группой. Атака, штурм и отход. Как прикрывать друг друга в той или иной ситуации, как работать в паре со снайпером, как действовать тройкой, когда снайпер прикрывает. В общем, все азы тактических боев, отрабатывали до автоматизма. Единственное, что нам меняли, это условия местности и вводные команды. На исходе был второй месяц, и вот однажды на отработке штурма здания, командир отозвал меня в сторонку , приказав всем работать без моего участия.
   Мы с ним отошли от тренировочного комплекса и сели на бетонную трубу так, чтобы было видно, как работаю ребята.
  - Старлей, как оцениваешь своих бойцов? - неожиданно спросил командир.
  - А чего мне их оценивать, ты командир, со стороны видней.
  - Юра, завязывай с демагогией, ты, наверное, знаешь, что я успел переговорить со всеми ребятами.
  - Ну, знаю, и ждал, когда будет беседа со мной.
  - Так вот, мне надо назначить командира подразделения. Понимаешь о чем я?
  - Понимаю, но это выходит, Вы нас покидаете?
  - Нет Юр, я останусь командиром, но я не могу ездить с вами по всем заданиям, на мне и так много всего лежит. Координация, обеспечение, ваша подготовка и обеспечение информацией вашу группу на задании. А также, экстренная эвакуация и много-много ещё всего. Поэтому я выбрал тебя на должность моего зама, и командиром на боевых.
  - Кэп, а можно один вопрос не в тему?
  - Валяй.
  - Как вас звать, по-настоящему.
  - Думаю теперь можно сказать, и наблюдатели с инструкторами довольны нашей группой, теперь ни кого уже не выкинут, слишком большой путь вы прошли. Звать меня Сергей Васильевич Шмаков, будем знакомы. - Сказал капитан и улыбнулся и протянул руку.
  - Очень приятно, - машинально ответил я - Юрий Алексеевич Седов. - и, пожал руку кэпа.
  - Ну, вот и познакомились, а теперь помоги мне обезличить вас, нужно подобрать позывные, по характеристикам бойцов.
  - И как это сдклать?
  - Охарактеризуй их, по действиям и умениям. Начнем со снайперов, скажем с Володи Васильева.
  - Даже и не знаю с чего начать.
  - Как он, как стрелок?
  - Ну, ... это что-то с чем-то, он прирожденный снайпер, бьёт точно, я даже иногда думаю, что у него баллистический вычислитель в голове, мгновенно оценивает расстояние, делает поправки, и кладет пулю в цель. Стол свой знает и любит, прежде чем стрелять всегда разогреет ствол, а потом, ему нет равных. Одним словом, глаз-алмаз.
  - Вот, а ты говорил, не получится, вот тебе и позывной, он же, как драгоценный камень, и быть ему "Алмазом". - Командир достал блокнот и записал что-то. Потом обратился ко мне и сказал:
  - Поехали дальше, Ирина Борейко, что о ней думаешь?
  - Стрелок отменный, но вот с дальностью проблема, с Володей не сравниться. Таблицы помнит, но пользуется калькулятором. А вот в маскировке, она спец, двигается мягко как кошка, ни веточку не сломает, ни листик не придавит. Умеет выбирать позиции на высотах, не гнушается и деревьев, а там просто сливается с листвой как куница. Даже не знаю, как её охарактеризовать, с виду, такая симпатичная домашняя девушка, мягкая, так и хочется приласкать и погладить, а коснешься, внутри хищник. Жесткий, прагматичный и безжалостный хищник, хоть и с виду белый и пушистый.
  - А говоришь, не умеешь, характеристики давать, куница говоришь? Белая и пушистая? Как на счет позывного "Соболь"? Зверь хищный, а вот мех ценный, тоже из семейства куньих.
  - Пожалуй соглашусь, - ответил я, - действительно как соболь, и двигается точно так же.
  - Так и запишем, а ты пока охарактеризую Ильдара Юлдусова.
  - С ним трудно, - сказал я, - он загадка для меня, работает хорошо, спору нет, не подведет в трудной ситуации. Недавно на тренировке в горах, Ирина ногу подвернула, так он её вмиг поставил, у него оказывается в рюкзаке, какие-т о настои на алтайских травах, мази разные, в общем, замотал он ей ногу со своей мазью, и через несколько минут Ирина смогла ходить. В бою, тоже нормально, в норму укладывается, но не выделяется.
  - А ты знал, что он мед-училище в Бийске окончил?
  - Да как-то не придавал этому значения. Я, конечно, понимаю, нам без медика никуда, может его "доком" прозвать?
  - Юра, это всё так банально, везде и всегда медики - "Доки", у нас же случай особенный, он же алтаец, с твоих слов знает и народную медицину, так кто он?
  - А я откуда знаю, кто он?
  - Темнота, на Алтае много шаманов, а они, как правило, лекари, целители, духовники.
  - Ага, понял, хочешь дать ему позывной "Шаман".
  - Какой ты догадливый Седов. - С иронией сказал капитан. - Наконец начал соображать, что позывной - это не просто кличка, это суть твоего бойца. Едем дальше, что там со штурмовиками? Начни с Коли Петрученник.
  - Правильный мужик, такой большой добряк. Выносливый как буйвол, если что-то не получается, берет силой и упрямством. Надежный и мощный как танк, незлобный. Если бы у меня был старший брат, я хотел бы, чтобы он был похож на него. В общем если он будет за спиной, сразу становится ясно, что на тебя не попрут, потому что сзади у тебя могучая скала.
  - Выносливый говоришь, упрямый и могучий? К тому же белорус, так что, быть ему "Бизоном".
  - Да, пожалуй, "Бизон" точное определение для Николая. Он действительно похож на бизона.
  - Тогда попробуй сам дать определение, я буду описывать твоего бойца. У нас остался один, Ваня Захаров, а ты придумаешь ему позывной. Слушай. Судя по тому, как он двигается, он делает всё на автомате, учебу схватывает налету, и вырабатывает привычку. Вон гляди, он даже немного похож на робота, такая биомашина, изготовленная всё крушить на своем пути.
  - Кибернетический организм. - Поправил я.
  - Ну да, киборг, запрограммированный защищать своих, и уничтожать всех кто представляет угрозу. Вон посмотри, как он двигается, всё четко, предельно точно, а его пулемет в руках наводится именно туда, куда надо. Ни одного лишнего движения, всё по кратчайшим траекториям. Что скажешь?
  - Ну что сказать, киборг будет правильное определение, хотя нет, это слегка обидно. Пусть будет просто "Кибер", от киберчеловек.
  - Поздравляю, суть ты ухватил, запишем его как "Кибер".
  - Кэп, ещё один вопрос, а меня кто охарактеризует? И каков будет позывной?
  - Тебя давно уже охарактеризовали, мы с Лавровым наблюдали за твоими действиями на экзамене, знаешь, честно сказать мы ставку не на тебя делали, ты нам казался таким с хитринкой, как лиса. Что для тебя получение берета, только так, похвастаться. Мы даже не думали, что дойдешь до конца, и ещё инструктору ввалишь конкретно. Я подслушал его слова после вашего боя, и знаешь, что он сказал?
  - Откуда? Мне было не до этого.
  - Он сказал: "Это какой-то писец, салага, ввалил мне, на экзамене". И поскольку ты стал неожиданностью для всех, как тот самый писец, то мы и решили закрепить за тобой этот позывной. Ты теперь "Песец". Либо зверь, либо в другом контексте это уже как воспримут бойцы.
  - Понятно, значит ты кэп, не шутил тогда, когда говорил, что я теперь "Песец".
  - Не шутил.
  - Кэп, а почему у тебя позывной "Серый"?
  - Ах, ты какой, всё-то тебе надо знать. В принципе это не секрет. Позывной мне дали "Волк", после ранения, когда ко мне друзья пришли в госпиталь, и увидели мою внешность, бледно-серого человека лежащего на койке. Назвали серым волком, а потом как-то само собой, слово волк отпало, и остался я "серым". Вот и весь сказ. Но мы закончили, ты свободен, иди заниматься дальше, вечером соберемся, оглашу позывные.
   Вот так мы стали тенями без имен и фамилий, и позывные, стали нашими именами на долгое время.
  
  Глава 3.
  Передислокация.
  
   Прошло три месяца, с начала нашего обучения, под конец нам устроили экзамен. Выдали задание на уничтожение точки ПВО условного противника. Мне вручили карты, конверт с заданием и рано утором, поставив бойцов в курс дела, мы выдвинулись на выполнение задачи.
   Экзамен не провалили, несмотря на массу вводных задач, условно заминировали нужные объекты и устроили фейерверк. Потом долгий отрыв от преследователей, а охоту на нас устроили по-настоящему, и не смотря на это, нам удалось ускользнуть и вовремя прибыть к точке эвакуации. Кстати, по вводной, Бизона пришлось тащить на себе, его ранили в ногу. Условно, конечно. И не смотря на всё это, нас удалось забрать вертолетом и вернуть на базу.
   Командир остался доволен нашей работой, поблагодарил, дал двое суток на отдых и сборы, а на третьи сутки мы со всем своим имуществом покинули базу. На транспортнике высадились в Новороссийске, сдали имущество с оружием и прибыли на базу морской пехоты. Неделю обустраивались, получили жильё, радовало, что все вместе в одном районе, только в разных заново построенных домах. Мне досталась однокомнатная квартира, на третьем этаже. Новенькое жильё радовало, просторная комната, а кухня это вообще что-то, десять квадратных метров и главное всё укомплектовано бытовой техникой. А ванная комната с туалетом, так вообще шик, размеры тоже огромные. И е решил с первой же зарплаты приобрести себе огромную ванну с джакузи стиральную машину и телевизор, если хватит денег. Мебели было немного, только самое необходимое, пара стульев кровать и тумбочка, но мне этого достаточно, обживемся потом. И действительно, обживаться нам долго не дали, через неделю нас направили в центр экстремальной медицины.
   Ребята не бухтели и стоически проходили все тесты, чего только с нами там не делали, и пихали в барокамеры, и что-то наблюдали в черепушке, обвесив наши головы датчиками. Строили какие-то графики, писали справки, но нам о результатах ни чего не говорили. В общем, обследовали нас со всех сторон, только наизнанку вывернуть не успели. Пришла команда, направить нас на новую базу. Чему мы были несказанно рады.
   Нас ждал "курорт" в Черном море, на дворе хоть и было начало осени, но здесь, это бархатный сезон. Теплое море, не очень жаркая погода, красота. Нас отправили на остров, который оказался базой морских диверсантов, и насладиться курортом нам не пришлось. Такого облома я в жизни ни когда не видел, вместо отдыха нам только ужесточили тренировки, и добавили новые дисциплины.
   Обустроились мы как всегда, отдельно от всех, кто там жил и обучался, поселились в небольшом знании с видом на море на краю утеса. На этот раз для команды были две комнаты по три места, и распределял нас сам командир. К нам с Ириной, поселили Ивана Захарова. Дело в том, что кэп посчитал, что так будет лучше идти обучение морским премудростям, ведь как ни как у нас в команде было два морпеха, и со всеми тонкостями можно было обратиться к ним. Не бегать же из комнаты в комнату, обсуждая свои ошибки и задавая возникшие вопросы. Иван "Кибер", оказался нормальным общительным мужиком, сначала действия Ирины "Соболя" его смущали, он выходил из комнаты когда она переодевалась или когда ложилась спать, но потом понял как это глупо, девушка ни когда не раздевалась при нас до гола.
  А спать ложилась в легком коротком топике и в обтягивающих шортах.
   Оружие здесь нам выдали новое, такого мы ещё не пробовали, его только на днях приняли на вооружение и первая партия, попала на эту базу. Это были двухсредные автоматно-гранатометные комплексы АДС. Сконструированные по компоновке Булл-Пап. Единственное, что осталось наше, это пистолеты.
   Как всегда нам дали неделю, на адаптацию и привыкание к нагрузкам. Утренняя пробежка, далеко здесь не убежишь, остров сравнительно небольшой. Зато заплывы в открытом море нам устраивали конкретные. Причем кэп и наш инструктор, с командой контроля, сопровождали нас на двух легких катерах. Сначала команда с энтузиазмом восприняла водные процедуры, но когда узнали, что плыть придется три километра, поникли все кроме "Бизона" и "Кибера". Как оказалось, эта дистанция для новичков, для профи десять кэмэ. Моя соседка "Соболь, втянулась быстро, а вот у меня болели все мышцы плечевого пояса, на протяжении всей этой недели адаптации. Потом нам начали прибавлять по лишнему километру, и я уже чувствовал себя более уверенно.
   На второй неделе к нам приехал гость, тот самый в штатском костюме, который был на моем отборе. Оказалось он Полковник спецназа ГРУ и профессиональный инструктор по рукопашному бою. После очередного заплыва нас собрали на площадке. Полкан пришел в форме без знаков различия, построил нас и представился:
  - Здравствуйте, я ваш новый инструктор по выживанию в боевых условиях. Звать меня Алексей Михайлович Лавров. Можно просто Михалыч. А теперь расскажите, кто, чем занимался, я имею ввиду, какими видами рукопашного боя. Начнем по порядку, ты? - Указал он на меня.
  - Сначала боксом, потом кикбоксингом.
  - Хорошо, следующий?
  - Бокс, боевое САМБО. - Ответил "Бизон"
  - Дальше.
  - Бокс, айкидо. - Сказал Кибер.
  - Отлично, - похлопал его по плечу Михалыч, и взглянул на "Шамана"
  - Бокс, тхэквандо. - Немедля ответил тот.
  - Дзюдо, ушу. - Сказала "Соболь".
  - Боевое САМБО. - скромно сказал "Алмаз"
  - Отлично ребята, азы у вас есть, но те, кто ещё и занимался борьбой, быстрее поймут механику боя, остальных придется понатаскать. Мы будем заниматься по системе Кадочникова. Знаете такого?
  - Слышали, - ответили мы не стройно.
  - Хорошо, тогда начнем с ножевого боя, всё остальное можете оставить, берем только боевые ножи.
  - Как боевые? - Спросила "Соболь".
  - А вы что думали, если будете тренироваться с муляжами, лучше получится? Ни чего подобного, и чтобы вы доверяли друг другу, наденьте бронежилеты по третьему классу, и прихватите пистолеты со стандартным боеприпасом.
  - Зачем?
  - Отставить вопросы, бегом переодеваться. - Осек он нас, и добавил. - Быстро!!!
   Мы подчинились, пока не до конца понимая, что происходит, а когда, нацепив на себя, бронники и кобуры с пистолетами "Глок" мы прибежали на площадку. Там было расставлено шесть мишеней, друг на против друга на расстоянии метров десять.
   Полкан сразу взял быка за рога:
  - Ты и ты, указал он на меня и Кибера. Встаньте в пяти метрах друг от друга напротив мишеней.
   Мы исполнили команду, встав лицом к мишеням.
  - Я ещё не запомнил толков ваших позывных, но ладно. Ты, - обратился он ко мне, - доверяешь своему товарищу?
  - Да, мы же одна команда. - Ответил я.
  - Насколько ты ему доверяешь?
  - Достаточно, чтобы идти с ним в бой.
  - Поверь, этого иногда бывает не достаточно, сейчас докажу. Повернитесь лицом друг к другу.
   Мы развернулись.
  - А теперь, подними правую руку горизонтально перед подбородком.
   Я поднял руку и спросил:
  - А это зачем, товарищ полковник?
  - Хочу узнать, насколько ты доверяешь своему бойцу. Ты, - обратился он уже к "Киберу", - стреляй ему в грудь.
   Мне что-то стало очковато, а "Кибер" округлил глаза и удивленно спросил:
  - А если я промажу?
  - Так ты себе не доверяешь? Или плохо усвоил уроки горного полигона? Стреляй, говорю!
  - Не могу.
  - Тогда как же ты воевать будешь? Как тебе сможет доверять он? Ведь может случиться и такая ситуация, когда из двух зол, надо выбрать меньшее, и лучше ранить своего бойца, чем сдать всех. Стреляй, это приказ.
   "Кибер", достал пистолет, прицелился и выстрелил мне в защищенную бронежилетом грудь. Вот мля, словно кувалдой ударили, я пошатнулся, но устоял, едва не согнувшись пополам от боли.
  - Ну как, теперь доверяешь себе? - Спросил полкан у "Кибера".
  - Да, доверяю.
  - А ты? Понял, что он тебя не убьет? Понял, что ему можно доверять? Осознал, что это больно, но не смертельно?
  - Да, пожалуй, я начал понимать, зачем это.
  - Тогда стреляй в ответ. И ни дай бог ранишь его.
   Кибер приготовился и тоже как я, закрыл шею и подбородок рукой, от возможных осколков пули. Я прицелился и выстрелил. "Кибер" крякнул, получив удар, и остался стоять.
  - А теперь парни, у вас же остались патроны? Встречный бой, но на этот раз вы должны поразить мишени за спиной вашего товарища, и не забывайте сближаться с мишенью. По моей команде, начали.
   Я выхватил пистолет, сделал шаг вправо, чтобы лучше видеть мишень за спиной "Кибера" и открыл огонь, двигаясь вперед. "Кибер" проделал тоже самое и начал пальбу. Когда у меня закончился магазин, я был в трех шагах от мишени.
  Развернувшись, я доложил:
  - Стрельбу закончил.
  - Стрельбу закончил! - Отрапортовал "Кибер".
  - Свободны, снимайте бронежилеты, оставляйте оружие и с боевыми ножами возвращайтесь сюда. Остальные ко мне, разбейтесь на пары и на рубеж, займите позиции. Вот так начались наши тренировки, по выживанию в боевых условиях, и больше ни когда мы не применяли холостые патроны, все упражнения были только с боевыми. А первый день, продолжился познавательно, с новыми открытиями в методе подготовки, мы многое узнали о биологии, физике и механике тела человека.
   Вот так начались наши тренировки, по выживанию в боевых условиях, и больше ни когда мы не применяли холостые патроны, все упражнения были только с боевыми.
   Лавров оказался мастером, терпеливым и внимательным человеком, нож в его руках был как игрушка, опасная игрушка. Он нам объяснял механику боя, с виду всё было очень просто, но чтобы понять, нужно было опробовать самому. В общем, система, по которой он нас обучал, чем-то мне напоминала "Айкидо", но куда эффективней, каждая атаки или контратака заканчивалась бы смертью или выведением из строя противника. Мне нравились тренировки с Лавровым, и я втянулся в это дело, стараясь получить как можно больше от его занятий и довести все до автоматизма. Чтобы мышечная память, в бою не подкачала, если дело дойдет до рукопашки. Но Лавров нам говорил, что если мы доведем до того, что драться придется голыми руками, то это провал задания, вот на случай провала, и обучаем вас этому искусству.
   Помимо его тренировок, нас нагрузили работой по самые уши. Я хоть и продвинутый "юзер" , но дайвингом ни когда не занимался, вот где над нами потешались наши морпехи. Особенно над "Шаманом", он честно сказать побаивался морской стихии, а тем более подводной её части. Больше всех издевался "Бизон", он говорил Ильдару:
  - Шаман, чтобы создать нейтральную плавучесть, тебе надо сильно испугаться. Обгадишься в костюм, и тебя потащит наверх, ведь все знают, что дерьмо не тонет.
   Пришлось пресечь грубый казарменный юмор, поговорив с глазу на глаз с "Бизоном". И вместо того, чтобы издеваться он будет должен научить Ильдара, не бояться глубины и пользоваться гидрокостюмом как своей второй кожей. В итоге, всё пошло как по маслу, команда понимала, что слабых звеньев в ней быть не должно, и мы стали работать как единый организм. Если у кого-то что-то не получалось, команда старалась поддержать и помочь.
   Больше всего мне понравилась работа с новым автоматом под водой. АДС прекрасное оружие, честь и хвала тульским мастерам. Для работы под водой надо было всего на всего, открыть газорегулятор, переведя его в режим, стрельба под водой, примкнуть магазин со специальными патронами и всё готово. Под конец мы даже устраивали охоту на местных рыб, кто больше настреляет на ужин. Но мощность оружия играла злую шутку, пуля, если её так можно было назвать, пролетала на вылет и рыба уплывала. Тогда промысел перенесли ближе к берегу и с охотой на камбалу дело наладилось.
   Когда мы усвоили уроки подводного плавания, нам усложнили задачу, добавив штурм и захват кораблей. Тренировались на старой барже. Нам нужно было подплыть к ней, собрать штурмовую лестницу под водой, оценить обстановку на палубе, кстати противниками нам были ребята из морской пехоты, служившие на нашей базе. В общем, штурм кораблика задача ещё та, а если нет ни каких поблажек, то и вдвойне сложная. С морпехами бились до крови, и после каждой неудачи, работа над ошибками, с нами наши инструктора, а с ними местные инструктора. Ведь парней готовили к дальним походам и их задача охрана кораблей от вероятного противника в местах стоянки кораблей. И чем дальше шли такие тренировки, тем ожесточенней становились бои, но без перегибов, всё "по чесноку". Против нас выставляли и водолазов, задача которых вести охранение, и усиленную охрану на палубе, чтобы усложнить задачу и научить нас работать парой. В общем, обычное обучение и негласное соревнование, тем и интереснее было всё это действо. Нам приходилось каждый раз принимать не стандартные решения и вырабатывать новые планы, морпехам приходилось противостоять нашему натиску. К тому же, посудин было несколько и один реальный боевой корабль, небольшой сторожевик, который патрулировал район нашей базы. Самое интересное случилось, когда он стоял на рейде, нас подняли ночью и дали задание захватить этот корабль.
   Вооружившись и приготовив снаряжение, мы выдвинулись на надувных моторных лодках, приготовились и когда были довольно близко, укрыли движки, звукопоглощающими чехлами. На малых оборотах зашли с кормы, со второй лодки вели наблюдение и давали нам вводные. Собрали штурмовую лестницу и группами по два человека поднялись на борт. Вахтенные нас не заметили и мы как истинные диверсанты сняли часовых, связав матросиков и уложив в рундуки. Захват корабля прошел удачно, я и Бизон взяли рубку, Шаман с Алмазом машинное отделение, а Кибер с Соболем взяли на контроль кубрики и согнали всех в кают-компанию.
   Позже нам объявили благодарность, наш захват был элементом внезапной проверки, проводимой по Черноморскому Флоту. Тех, кто был на корабле, не предупреждали об атаке и они были не готовы встретить нас. Командир корабля получил втык от начальства, офицеров пропесочили тоже, за плохую организацию службы. Ну а мы, после получения благодарности от командования, тоже огребли люлей от нашего инструктора, разбор полетов был, как говориться, на повышенных тонах. Наши ошибки были на лицо, и инструктора нам указали на них оригинальным способом. На следующий день мы направились обучаться десантированию через "шкуродер", торпедный аппарат, если кто не в курсе.
   Я, конечно, размечтался побывать на настоящей подводной лодке, но корень хрена мне во всю морду. На базе был тренажер, Две огромные емкости, соединенные между собой, 533 мм трубой, имитирующей торпедный аппарат. В трубе были окошки, для контроля за пловцами, и конечно два водолаза для экстренной помощи. Нас долго инструктировали, подробно объясняя все мелочи при таком покидании лодки, потом помогли облачиться в водолазные костюмы и объяснили, как пользоваться ИРП. Скажу я вам, это что-то с чем-то, нет, я ни за какие коврижки не пошел бы служить на подводную лодку, не мое это. Да и вообще, там служат, отчаянные ребята им только за это надо давать награды. Почет и уважение подводникам, за их каждодневный риск. Короче, покидание лодки таким способом, это самый большой кошмар клаустрофоба. Нам надо было перебраться из ёмкости, которая была без воды, в ёмкость с водой. Запихивали в трубу нас по три человека. Двигаться в ней практически невозможно, кое как перебирая локтями и коленями, я продвинулся вслед за Соболем к створке торпедного аппарата и уперся в её пятки, за мной в трубу залез Кибер. Потом створку с кремальерой за нами закрыли и постучали по трубе. Мы отстучались в ответ, дав понять, что готовы к выходу. И тут хлынула вода, сначала немного, а потом с приличным напором. Нестерпимое желание поскорее выбраться из этого "гроба" толкало меня вперед, но я сдерживал себя, понимая, что пока давление не сравняется, выйти не получится, к тому же впереди меня была Ирина. Но вот, наконец, вода заполнила нашу братскую "могилку", давление выровнялось, и Кибер подтолкнул меня в пятки, дав понять, что можно выбираться. Я тоже самое проделал с пятками Соболя и, Ирина пришла в движение, медленно продвигаясь вперед. Выждав пару секунд, я последовал за ней. Ох, как это трудно делать в заполненной водой трубе, но мы выбрались и по протянутому канату с узлами поднялись на поверхность воды. Нас сопровождали водолазы , но не вмешивались. И вот когда наша троица оказалась наверху, нас начали поздравлять. Видит бог, такое время провождение мне не понравилось, и ещё раз пройти через "шкуродер" у меня не было ни какого желания. Но я конечно понимаю, что это не просто прихоть, это вариант спасения, если все другие способы не возможны, это просто необходимость, чтобы человек в экстренной ситуации знал что делать в таких случаях. И он будет знать, потому, что впечатлений хватит на полжизни, а запомниться такое на всю жизнь.
   Месяц наших занятий не прошел даром, мы многому успели научиться, арсенал пополнился новыми видами оружия, в основном специализированного из Климовска. Тренировки с каждым днем становились всё жестче и жестче. На суше мы брали различные здания, захватывали маяк, причал и всевозможные лодки и кораблики. Теперь всё было только в полном снаряжении и боевыми патронами, чтобы приучались к боевой обстановке и не перекрывали друг другу сектора стрельбы. Мишени тоже поменялись, ни каких круглых с разметкой, только картонные силуэты, которые надо поразить в грудь и в голову. Работа была напряженной, тренировки на суши сменялись морскими, после заплывов шли на рукопашные бои и такой режим нас устраивал, коллектив заметно стал слаженней, все реально оценивали свои возможности и помогали друг другу. А также нам стало почти не нужно слов, только короткие команды, либо жестами либо в микрофон индивидуальной связи. Наш кэп, прилетел к нам только один раз, оценить нашу работу, всё остальное время он занимался организационными вопросами на материке. Жилищным хозяйством и оборудованием нашей базы дислокации с тренировочным комплексом. Жизнь наша замирала только тогда, когда давали команду отбой, и нам удавалось поспать по-человечески.
   Второй месяц учебы, начался с того, что к нам приехали новые люди. Как оказалось, двое из них оперативники ФСБ, которые будут обучать нас азам этого вида деятельности. Вторая пара, оказалась техниками, а вот они привезли очень интересные вещички, с катера долго выгружали пластиковые ящики с всевозможной аппаратурой.
   С оперативниками занятия были не менее интересные, обучали всему, методам слежки, сбором информации, работа с людьми и разумеется выбивание сведений. Это привнесло в нашу жизнь, хоть какое-то разнообразие, раз в неделю мы ездили на материк на пару дней, отрабатывать полученные теоретические знания. Один из оперативников, как правило, становился нашим объектом, и мы должны были выследить его контакты. Не всё получалось сразу, опер часто уходил и терялся из виду, усложняя нашу задачу, но как говориться, "тяжело в учении легко в бою". Мы быстро исправляли свои ошибки, тем более второй опер, указывал нам на них. Впоследствии задача усложнялась, и теперь роль объекта играли мы, а опера должны были контролировать нас. Задача же бойцов скинуть хвост, не оставить следов, и выйти на контакт без свидетелей. Усложнялось это тем, что мы очень плохо знали Новороссийск, контакт - один из нас, должен находиться в квартире, его телефон, и сама квартира под наблюдением, а одному из нас, надо скрыться в городе, не попасть под наблюдение и получить данные от контакта. В общем, игра в шпионов, пришлась команде по душе, особенно, к ней пристрастились Ирина и Ильдар. Они просто мастерски уходили из под нашего наблюдения. Даже оперативники их поощряли, говоря, что они прирожденные конспирологи. А когда мы все освоили, немного это дело, вступили техники, снабдив нас, нас самой передовой техникой. Что только у них не было, и следящие микрочипы, которые можно прикрепить на лацкан пиджаки иди рукав объекта наблюдения, и всевозможные мини видеокамеры, и даже три складных квадрокоптера, снабженные не только камерами наблюдения, но и дротиками с парализатором. Аппарат мне очень понравился, и я вознамерился освоить его управление до совершенства. Сначала мы работали с ним на острове, радовало то, что на высоте уже десяти метров его практически не было слышно, и я начал практиковаться с квадрокоптером по ночам. Благо дело у него стояла современная ночная камера с тепловизионным диапазоном. Управлять было легко, как детской игрушкой, только дополнительно был рычажок управления камерой спаренной с пневмопушкой для дротиков. Устройство пушки было простое как три рубля, 12 граммовый баллон с углекислым газом и подаватель дротиков, как автомат заряжания, на шесть штук. Наводишь камеру на мишень, на объективе разметка прицела и жмешь на кнопочку. На базе жили три собаки, вот на них я и устраивал охоту. Зверюги, конечно, нечета человеку, слух у них в несколько раз лучше, поэтому приходилось поднимать машину на много выше, и только перед атакой спускаться на восемь - десять метров. Я упросил техников снарядить дротики не парализующим веществом, а снотворным и приступил к снятию "часовых". Первый раз все прошло гладко, собаки, услышав аппарат, реагировали вяло, но после попадания в них дротика, несколько секунд крутились на месте, чтобы сбросить его и через пять минут прекращали какое либо движение, погружаясь в сон. Вторая охота уже проходила в экстремальных условиях, животные, услышав знакомый шум винтов, старались спрятаться или убежать, и начиналась настоящая гонка по острову. Бойцов заинтересовало мое ночное бдение, и уже на третью ночь, охота проходила с болельщиками. Сколько азарта было в рубке управления большинство, что-то советовали и откровенно жаждали моей победы. Но были и те кто болел за собак, это конечно же Ирина и что странно Николай Петрученник. Кончилось это через пять дней, когда одна из собак убегая от квадрокоптера, спряталась за боцманом с нашего катера, который находился на вахте возле пирса.
   Короче я промахнулся и угодил боцману в ляжку, но вторым выстрелом достал и собаку. Утром они проснулись вместе с собакой среди ящиков на причале. И конечно же, боцманюга получил втык от командира катера, потому, что не сменил вахту и спал как слон. Нам тоже досталось, особенно мне, и после этого случая наложили запрет на использование спецтехники вне учебного времени. А вечером когда ложились спать, Ирина показала мне язык, и пробурчала:
  - Так тебе и надо, будешь знать, как охотиться на безобидных собачек.
  Я удивленно вскинул бровь и спросил:
  - Это боцман-то безобидная собачка, да он зверюга. Он просто смертельное оружие, смотри что твориться, один выстрел, а пострадало столько человек.
  - Не ерничай, Седов, ни кто не виноват, что ты мазило. - Фыркнула Соболь и отвернулась к стене.
  - Ну, вот и поговорили. - Шутливо сказал я и выключил свет на своей тумбочке.
   Утром Лавров нам устроил грандиозный подъем, поднял по тревоге и заставил отмахать пять км вплавь. А после заплыва, построил нас и сказал:
  - Я вижу, вы с операми совсем расслабились, сегодня с полигона и с тренировок не вылезете. А ты Песец, знаешь, что ты залетчик?
  - Знаю.
  - А знаешь почему?
  - Потому, что попал дротиком в боцмана.
  - Нет, потому, что ты промазал по собаке, боцмана и так надо было валить как лишнего свидетеля, но твоя цель была собака. Понял?
  - Так точно, тащ полковник.
  - Что так точно?
  - Понял, тащ полковник.
  - То-то, займусь с тобой индивидуально. Все бегом приводить себя в порядок, а после завтрака в спортивный комплекс.
   Денек для меня был не самый лучший, Лавров валял меня по залу, отрабатывая саамы изощренные приемы, причем сил он явно не жалел. Я конечно как мог, сопротивлялся, но куда мне до него, на каждую мою атаку у него всегда был ответ.
  Всех остальных он отпустил, устроив пробежку по базе в полной экипировке, им надо было намотать десятку, а меня продолжал размазывать по полу. Команда пробежала маршбросок, и была готова последовать на стрельбище, и только тогда он мне приказал, бежать надеть снаряжение и двигать вместе со всеми. Честно сказать я был измотан как никогда.
  Лучше бы я пробежал десятку, а сейчас болели все части тела и дрожали руки от напряжения. На рубеж стрельбы я еле приплёлся, и Лавров заставил меня на время проходить полосу для стрельбы из пистолета. Конечно же, я показал плохой результат, и он начал гонять меня снова и снова, пока не отработаю как надо. Мои бойцы дано уже отстрелялись, и ушли переодеваться для водолазной тренировки, а я всё ни как не мог уложиться во время.
   Лавров же, глядя на меня и мои "успехи", начал подбадривать, говоря:
  - Седов, ты можешь, открой свои внутренние резервы, соберись. Забудь про усталость и боль и вспомни девиз ВДВ.
   Я понимал, чему хочет научить меня полковник и понял, что он хотел сказать о внутренних резервах. Он просто старается довести меня до предела, чтобы я мог знать насколько могу мобилизоваться. И я сжал зубу, собрал волю в кулак и прошел полосу как надо и уложился по времени.
  - Ну вот, можешь ведь, а теперь догоняй своих бойцов, вам предстоит захват баржи с освобождением заложников. Сегодня охранять её будут "звери", с большим опытом. И твоей команде придется очень постараться, кстати работаете боевыми патронами, и одним из заложников буду я. Так что все ваши действия проконтролирую изнутри. Да, забыл, добавить, если кто-то из противников, заложников или твоих бойцов получит пулевое ранение, спишу к чертям собачьим. Сегодня только пистолеты. Беги, готовь команду и получай задание.
  - Есть. - Козырнул я и ковыляя, побежал к нам в оружейную.
   Команда ждала меня у инструкторов в учебном классе. Нам вручили пакет с заданием, схемы корабля, предполагаемое место, где держат заложников, количество террористов и другие характеристики корабля. Я разбил группу на две части, штурмовать будем с носа и кормы.
  - Кибер, Алмаз и я идем с кормы со штурмовой лестницей. Бизон, Соболь и Шаман, на борт идете с носа по якорной цепи. Чистите нос без шума, и идете по левому борту, на нас корма и правый борт. Рубку берем с двух сторон. Вы входите первые, мы страхуем. Задача вырубить связь и обесточить машину. Далее действуем с приборами ночного видения. Заложники предположительно здесь, - я поставил крестик на схеме корабля. Это трюмы и задача моей тройки, Кибер ваша группа, зачистка машинного отделения, и обездвиживание корабля. Связь держим постоянно, сегодня работаем по жесткому сценарию. Разрешено применять только пистолеты, работа боевыми патронами. Так что, стрельба только в грудь, и у нас будет дополнительный вес, бронежилеты, потому, что по нам тоже могут вести огонь. Всё ясно?
  - Да куда уж ясней.
  - Да, если лажанемся, или раним кого-то, спишут.
  - Вопрос командир. - Обратился Ильдар ко мне.
  - Говори?
  - Мы ведь можем использовать все средства?
  - Думаю да.
  - У меня идея. - Сказал Шаман.
  - Выкладывай.
  - Подойдем на лодке на границу видимости, запускаем два квадрокоптера с парализаторами.
  - Нет, с парализаторами не позволят.
  - А с чем можно?
  - Не знаю, надо спросить у начальства. Сейчас приду. Я вышел из класса, и направился к вахте, чтобы позвонить руководителям и наблюдателям. Такого я не ожидал, нам дали добро на парализующую жидкость, сказав, что любые средства хороши, и что парализатор безопасен для здоровья, он лишь на два часа лишает человека возможности двигаться. В итоге мы получили в свое распоряжение отличное оружие, дающее нам преимущество. Техники подготовили коптеры, и снарядили из дротиками и газом, и теперь нам надо было подкорректировать планы захвата корабля.
  
   Вышли в море ближе к вечеру, когда солнце клонилось к закату, заходили к кораблю с солнечной стороны, чтобы нас как можно дольше нельзя было увидеть. Теперь по новому плану действовали тремя группами, четверо идет к кораблю под водой, двое остаются в лодке и управляют двумя коптерами, а также корректируют наши действия. Когда зачищаем верхнюю палубу они на лодке идут к нам. Всё остальное по прежнему плану.
   Вот наша лодка встала в дрейф, я с Кибером и Шаман с Бизоном, облачились в водолазное снаряжение. Приготовили разобранную штурмовую лестницу и подводные буксировщики. Сверили часы, и погрузились в воду. Напоследок предупредил наших снайперов, чтобы не снимали часовых раньше времени, и только после того как мы прибудем к кораблю и доложимся, начнем действовать скоординировано и все вместе. А пока, задача операторов наблюдение и выявление угроз. Надо точно знать, сколько человек на верхней палубе, сколько охраняют рубку и каково вооружение.
   И так, время пошло. Скутеры буксировщики, работали четко, мне нравилось плавать с этим механизмом, ты не прилагаешь практически ни каких усилий, а он тянет тебя с приличной скоростью. Ориентируясь по азимуту, вы вышли точно к кораблю. Всплыли у носа, рядом с якорной цепью и сразу доложились. В ответ услышали, что на палубе шесть человек, и ещё двое в рубке.
  - Соболь, мы занимаем исходные позиции, по нашей готовности зачищаете палубу. - Скомандовал я. В ответ услышал, что команду приняли, и мы с Кибером начали готовить штурмовую лестницу. Лишнее снаряжение и скутеры привязали под водой на якорную цепь. Акваланги теперь могли стать помехой, поэтому они тоже повисли с остальным грузом. Потом ныряя вдоль борта, мы с напарником и лестницей, поплыли к корме. Когда были на месте, я запросил доклад.
  - На корме чисто, вахта ещё далеко, - доложил Алмаз, - можете повесить лестницу.
  - На носу собралось много народу, замрите. - Доложила Соболь.
  - Мы идем на корму, - сказал я, прикрывайте. И Кибер пошел вверх на палубу. Когда он поднялся, то доложил.
  - Я на месте, пока чисто, здесь есть где укрыться, поднимайся.
  - Принял, - ответил я и полез на палубу.
  - Внимание! Нос очистился, на корму пошли четверо, двое по левому борту, двое по правому. - Доложила Соболь.
  - Отпусти их подальше и убери оставшихся. - Скомандовал я. - Как сделаешь, доложи, ребята пойдут наверх.
  - Приняла. - Ответила Соболь.
  - Алмаз, на тебе пара по правому борту, мы берем тех, что слева. Начнем, как подпустишь их ближе к нам.
  - Понял, веду отсчет. Десять, девять, ..., ..., два, один, поехали!!!
   Я и Кибер выскочили как черти из табакерки из-за рундуков, и выстрелами в грудь морячков из пистолетов с глушителями положили противника. Поучив удары по бронежилетам, морпехи признали свое поражение, и присели возле борта. Двое других пораженные дротиками из коптера, мешками свалились на палубу. Я подошел к морпахам и спросил:
  - Парни, всё в норме, ни кто не ранен?
  - Нормально, а чем вы вторую пару вырубили?
  - Аааа, это, секретное оружие, вон глянь наверх.
  - Вот мать, - выругался, один из парней, теперь будем поглядывать и в небо.
   Тут ожил наушник:
  - Мы на палубе, у нас чисто, - доложился Шаман.
  - Принял, Соболь, Алмаз, держите на контроле рубку, мы выдвигаемся для зачистки.
  - Есть, - отозвался Алмаз, и мы с оружием наизготовку выдвинулись в нужном направлении.
   В рубку ворвались с двух сторон, одного условно убили, второго взяли как пленника, экспресс допрос, благо по условиям учений он должен был отвечать четко и честно. Узнали сколько и где, находится людей. В машинном отделении четверо, заложников охраняют двое, ещё двое, где-то в кубриках. Это конечно усложняло задачу, но мы справимся. Я дал команду двигать на лодке к кораблю, оставив один коптер для контроля верхней палубы. Наши снайпера должны были подойти с кормы, одни поднимется на борт и сменит коптер, потом другой поднимется следом. Они займут позиции на палубе и будут с помощью коптеров, контролировать верхнее пространство, вдруг кто-то захочет подышать свежим воздухом. А мы тем временем пойдем вниз, зачищать помещения и освобождать заложников.
   Операцию закончили благополучно потеряв одного бойца, так случилось , что Шаман нарвался на плюю противника, при зачистке кубриков команды. Нет, его не убили, но выстрел был по бронежилету, а значит, по условиям, он выведен из строя. Пришлось перегруппироваться и работать тройкой. Сначала зачистили машинное отделение, сняв двоих по-тихому сымитировав атаку ножами, вторую пару "убили" из пистолетов. Потом направились в трюм, где содержали заложников, точное количество которых мы не знали. Зато, знали, что охрана там два человека. И они насторожились, потому, что вырубив машину, мы погасили и свет на всем корабле.
   В трюме нас ждали, охрана прикрывалась заложниками, хоть ни чего толком не видели, но нас смогли услышать, и сразу прокричали:
  - Если кто-то из вас двинется дальше, мы начнем убивать заложников.
   Их надо было немного заболтать, и эта роль упала на Бизона.
  - Спокойно, мы остаёмся на месте, если отпустите заложников, ни кто не пострадает. - Начал Бизон.
  - Молчать, - прозвучало с той стороны, - вы даете нам выйти вместе с заложниками на палубу. Мы сядем в две лодки и уплывем, а когда будем довольно далеко, оставим заложников, и вы их сможете забрать.
  - Неее, парни так не пойдет, что вам тогда помешает их убить. Нам нужны гарантии.
  - А что нам помешает убить их сейчас, - прозвучало от "террориста".
  - Только то, что если ты выстрелишь, то живым отсюда не уйдешь.
  - А что помешает вам, убить нас, когда мы отпустим заложников? Нет, мы уходим с ними.
   Пока Бизон вел так сказать "переговоры", мы с Кибером заняли более удобные позиции, в ПНВ было не плохо видно. Как заложников, так и "террористов", но стрелять было нельзя, морпехи удачно прикрывались теми, кого мы должны были освободить. Ситуация была патовая, и я скомандовал Бизону:
  - Коля, принимаем условия, они не знают о коптерах. Уберем их на палубе.
  - Хорошо, - прокричал Бизон вслух, - мы принимаем ваши условия и освобождаем вам проход наверх. Только не причиняйте вред заложникам, если кого-то убьете, то все договоренности пойдут прахом.
  - Свет врубите, мы не выйдем пока, не будет света.
  - Ясно, сделаем.
   В общем, нам пришлось отступить, Кибер спустился в машину и подал электричество. А мы с Бизоном контролировали вывод заложников на палубу, по условиям "террористов", они должны были видеть нас перед собой. Заложников было трое, двоих держали на мушке и вели впереди себя , довольно удачно ими прикрываясь. Третьего вели на привязи сзади, как тыловое прикрытие. В итоге мы все вместе вышли на палубу, и тут сработали наши операторы, выстрелив одновременно из двух коптеров по "террористам". Всё закончилось в нашу пользу. Но один из заложников был крайне недоволен. Этим заложником был Лавров, и он сразу дал команду, что как прибудем на базу, все идут на разбор полетов.
   Ебукентиев мы получили по полной программе, потому, что наделали кучу ошибок, на которые, в резких тонах, он нам и указал:
  - Мужики, вы чего? Дилетанты? Совсем охренели? Мы сколько уже здесь учимся? Прошло два месяца, уже пора усвоить ошибки. А вы снова наступили на грабли. Зачем вырубили свет? Вы этим привлекли внимание и насторожили охрану. А если бы у них был приказ, если что сразу валить заложников? Конечно, хорошо, что вы догадались использовать новинки в операции, это правильно. Но вы потеряли бойца при зачистке, как так получилось? В вас государство вложило столько денег, что вы на вес золота, и терять человека в стандартной операции непозволительная роскошь. Да вам удалось спасти заложников целыми, но это только игра. В реальной ситуации вы нас бы потеряли. Видно мало вы работаете над штурмом и зачисткой, если ваш боец нарвался на пулю. Плохо, парни, плохо. Но ладно, сегодня отдыхаете, а завтра будем работать, по принципу внезапных проверок. Свободны.
   Расходились мы недовольные собой, а я ещё ко всему был измотан усиленной тренировкой сегодняшнего дня. Лавров меня и правда загонял за день, сняв снаряжение и почистив оружие, я немедленно отправился к себе в кубрик. И стоило только прилечь на кровать, я сразу уснул, даже не раздевшись. Позже меня разбудила Ирина, и заставила лечь, как подобает. Я в сонном состоянии разделся и, забравшись в постель, продолжил спать.
  
  
   Глава 4.
   Первое задание.
  
   Прозвучал длинный сигнал тревоги, а потом, зуммер продолжил капать на мозги короткими сигналами, а лампа предупреждения, начала мигать красным светом. Проснувшись, машинально смотрю на часы, "Вот мать её, три часа ночи, чего ещё удумало наше начальство?" Вскакиваю с постели и одеваюсь в полевую форму, застегиваясь на ходу бегу к оружейной комнате, но дежурный не собирается её открывать, а лишь говорит, чтобы мы бежали на улицу. Группа, топоча ботинками по плиточному полу, выскакивает к зданию нашей казармы. На площадке стоит кэп, мы подбегаем и выстраиваемся перед ним по ранжиру.
   - Проснулись бойцы?
   - Да командир, а что за тревога, - спрашивает "Кибер".
   - Боевая, парни, боевая. Идем в инфо-центр, там получим задание.
   И наша группа гуськом зашагала за командиром в здание информационного центра. Там прошли в комнату совещаний, и командир сказал всем рассаживаться, а сам встал за центр стола и включил экран интерактивной доски, на которой, появилась лицо генерала. Мы подхватились было встать, но генерал сделал успокаивающий жест рукой и сказал:
   - Садитесь бойцы. Не буду томить, начну с основного. Задание важное, действуем нагло, но без шума, нам нужно показательное выступление, так что, оружие наше. Ваша задача освободить семью бизнесмена муж с женой. Их захватили по надуманным обвинениям в Малазии, переговоры вели долго, но в итоге, их передали американцам. В США они доставлены не были, их укрыли в одной из секретных тюрем. Вам придется залезть в это осиное гнездо, охрану не жалеть, но без особой жестокости. Всё остальное доведет до вас капитан, я сейчас перешлю данные. У меня только один вопрос. Готовы, поработать для Страны?
   - Да, товарищ генерал! - Ответила команда в один голос. А ведь нам, действительно, осточертела морская база и все эти тренировки.
   - Тогда капитан, я отключаюсь, связь в экстренном случаи, принимайте файлы по операции.
   - Есть. - Ответил Кэп и выключил видеосвязь. На экране появился индикатор передачи данных. И пока передавался файл, капитан начал объяснять ситуацию.
   - Ребята, эта операция самостоятельная, агенты, конечно, поддержат, помогут переправиться, и организуют пути отхода. Но если мы облажаемся, всё пойдет псу под хвост. Работаем в горах Карпат, в Румынии. С горной подготовкой у вас всё отлично, надеюсь, не забыли уроки на Северном Кавказе. Наша цель резервация Дучин. Там раньше, в советское время, стоял комплекс ПВО С-200, сейчас всё передали американцам, разведка доложила, что именно там, в горах, и организована одна из секретных тюрем. Вычисляли долго, если бы не одна случайность, или совпадение, не важно, то возможно и не узнали бы об этом. Тюрьма небольшая, она как бы перевалочная, если надо спрятать людей, то это самое лучшее место. Там долго не держат, и наших людей долго держать не будут, их надо задержать всего на двадцать дней. Пять дней уже прошло. Нам дали две недели на всё.
   - Командир, а что, эту тюрьму нашли за пять дней?
   - Нет, её нашли раньше, пять дней потеряли на подготовку и ведение переговоров, о выдаче наших граждан. Американцы уперлись, и никакие доводы на них не действуют, а румыны и рады стараться. Так, минуточку вот и файлы пришли. Смотрим парни, вот фото наших клиентов Андрей и Светлана Самойловы. Саймойлов важен тем, что он вел переговоры с китайцами, и они ни с кем больше говорить не желают. В общем, он нашел с ними общий язык. И через восемнадцать дней он должен быть на переговорах. Если его не будет, амеры сорвут нам контракт, и сделают свое предложение. Запомните их в лицо, и прочитайте досье. Оба высокие, пара стоит друг друга, Андрей - бывший регбист, сейчас владелец компрессорного завода. Светлана медик-стоматолог. Семья не заносчива, живут скромно не на показ, хотя могут позволить многое. Даже яхту как у Абрамовича. Но Самойлов не такой закваски, он развивает свой завод и производство, у него куча смежников, продукцию покупают по всему миру. Ценный кадр, для страны.
   Запомнили их лица?
   - Да кэп, запомнили, не перепутаем.
   - Тогда поехали дальше, вот карта нашей операции, сбор в национальном парке Нерей -Бущница, едем все как туристы. Шаман, мы тут долго думали за кого тебя выдать, на турка ты не похож, на араба или албанца тоже. Уж больно личико у тебя азиатское. По досье ты изучал китайский и прилично на нем разговариваешь. Так вот, тебе предстоит самый трудный маршрут, сегодня утром из Новороссийска летишь в Китай. В шанхайском аэропорту меняешь документы, и берешь билет на рейс до Бухареста. Отсыпайся, пользуйся случаем, двадцать восемь часов в воздухе, это пожалуй перебор. Но никак иначе не подтвердить твою легенду. Летишь налегке, только самое необходимое, и туристическая сумка с одеждой, никакого оружия. Понял?
   - Да, кэп.
   - В Будапеште явишься по этому адресу. Вручишь вот эту костяную фигурку Буды, и скажешь что господин Хо, передавал привет. Говори на английском. Тебя в ответ спросят, ... впрочем, вам ребята это знать не надо, это его канал. Вот конверт с паролями, запомни и уничтожь, там и инструкции на случай провала.
   - Алмаз и Соболь, вы как семейная пара, летите в Софию, едете на машине в Оряхово, там вас встретит связник, получите документы и пересечете границу. Вот ваш конверт и инструкции.
   - Бизон и Кибер, вы ребятки идете морячками на рыболовную шхуну из Одессы. Шхуна встанет на ремонт в Константе. Берете отпуск на берег и делаете вид, что кутите, потом, когда все немного привыкнут, заберете груз с борта и автобусом через Бухарест. Размовлять-то на украинском можете?
   - А як же.
   - Кибер, да у тебя рожа рязанская, какой нафиг из тебя хохол, вон Бизон, да, он хоть беларус по национальности. Ладно, вспомните мову во время плавания, потренируетесь. Румынам все равно, на каком диалекте вы говорите. В общем, ребята, вам попадаться никак нельзя, вы везете экипировку, и всё для альпинизма, на всю группу. Косите под недалеких и на то, что кораблик в док поставили. Вот вы решили отпуск в горах провести. Типа деньги ляжку жгут. Слышали, что курорт хороший, мол, пещеры в скалах, хочется посмотреть и полазить по горам. Вот вам туристические буклеты, изучайте.
   - Песец, твоя задача самая сложная, летишь в Белград, у тебя встреча в Белой Церкви, городок такой на границе. Ну, ты знаешь, бывал в тех местах, имел дело с братушками. Связные помогут переправить оружие и доставить его в Нерей -Бущницу. Вот твой конвертик, пароли, явки и прочее, по прочтении сжечь. Все свободны, идем готовиться, через три часа на катер и в Новороссийск.
  
   Приземлился в Белграде нормально, летел с Ростовским рейсом, из Новороссийска отправили только троих. Шаман улетел в Китай, а Алмаз, с красавицей Соболь, блин, как она шикарно выглядела в гражданской одежде, улетели в Софию. Кибер с Бизоном ушли в море на сторожевике, и где-то там должны пересесть к рыбакам на шхуну. Что, в общем, мне знать не положено, у каждого свой путь в точку рандеву.
   А денек какой выдался, солнечный но не жаркий, ветерок освежал и ласкал. У входа на меня насели бомбилы, обещая доставить куда угодно, быстро и дешево. Выбрал молодого парнишку, который не так настойчиво приставал с услугами по доставке. У него был старенький, но ухоженный "Форд Сьерра", видно человек заботился и любил свою машину. К тому же он сносно говорил по-русски и когда я сел в машину он спросил:
   - Куда едем?
   - Бела Црква. - Ответил я, - Сколько запросишь?
   - Сто евро туда и столько же обратно.
   - Но мне обратно не надо.
   - Зато мне надо, я живу в Белграде. И кто мне оплатит обратную дорогу?
   Я улыбнулся и сказал:
   - Ни чего не меняется, наши таксисты точно такие же, хорошо, договорились, а если ещё и быстро доставишь, накину полтинник.
   - Когда едем?
   - Да прямо сейчас.
   Парень завел машину, и плавно тронулся с места. Водил машину он не агрессивно, что было странно для балканского темперамента, но у него как-то получалось опережать, тех, кто пытался обгонять перестраиваться из ряда в ряд. В общем, по городу, он поймал зеленую струю и мы ни разу не остановились, ни на одном светофоре, а вот за городом, он поддал газу и, машина полетела как пришпоренная. За время пути мы успели познакомиться, парня звали Горан, он выглядел молодо, но с его слов было понятно, что успел повоевать. Говорили о разном, о машинах, о женщинах, и разумеется, о политике. Парень буквально следил за действиями российского правительства и мечтал о возрождении России. Говорил, что сильная Россия - это сильная Сербия. Восхищался президентом, и сетовал, что у них не осталось таких людей. Я не мешал, а только изредка поддакивал или уточнял его высказывания. Дорога в полтора часа пролетела незаметно, я попросил высадить меня на перекрестке двух центральных улиц. Жарка Зреньанина и 1 Октобра. Расплатился с Гораном , не забыв добавить полсотни к двумстам евро и вышел из машины.
   Дождался, пока парень уедет и направился вверх по 1 Октобра, до следующего перекрестка. Достал телефон с навигатором, уточнил данные и пошел быстрее. Мне была нужна улица Деяна Бранкова, а это было не так далеко, тем более хотелось прогуляться по зеленому ухоженному городку, да и погода располагала. Ну и разумеется надо было осмотреться, не прицепился ли кто к моей персоне. Городок был малолюден и проверить следят за вами или нет, не представилось сложным. По петляв немного, я не обнаружил слежки и вышел к нужному дому на нужной улице. Постучал в дверь, вышла девушка, обменялись условными фразами и меня впустили в дом. Меня обыскали, забрали документы, и отобрали телефон. В телефонной книге реальных людей не было, были условные номера в основном с женскими именами. И на том конце обязательно взяли бы трубку, и кто-то сыграл бы роль моей подруги. Документы были на имя Василия Сергеевича Орехова, гражданина Киргизии. Пошарив в телефонном навигаторе, они не обнаружили ничего, не зря же я уточнил маршрут перед самым приходом, а заодно и подчистив память навигатора. И только после этих процедур со мной начали разговор. Начали издалека, опять проверочными фразами и стандартными ответами с моей стороны. Окончательно убедившись, что я тот, кого ждали, хозяин и хозяйка успокоились и представились. Оказывается, они были семейной парой. Тиджэна и Душан Протич, или, по крайней мере, жили под этими именами. В общем, за дело они принялись быстро, мои документы отправили в измельчитель, а потом в печь. Спустились вместе со мной в подвал, сделали фото, быстренько распечатали его на принтере и вклеили в новый паспорт гражданина Республики Сербска. И стали меня звать величать - Мирко Дражич. Потом вернули телефон и вручили планшет с данными, которые мне надо было запомнить.
   Душан, начал доклад:
   - Тебе предстоит самостоятельно пересечь границу, документы чистые никто не придерется, нам не хватало только твоей фотографии. Оружие мы переправили ещё два дня назад, оно в тайниках. На планшете отмечены точки, в двух и трех километрах от тур базы Нерней- Бушница. Запомни координаты, вводить их в навигатор не нужно.
   - Что там за оружие?
   - Ваше, Российское, шесть пистолетов, две разборные винтовки, два автомата и два пистолет-пулемета. Боеприпасы там же. В другом тайнике снаряжение, оптические тепловизионные прицелы, ночные очки, целеуказатели и коллиматоры. Шесть комплектов униформы и легкие бронежилеты. Весь заказ исполнили, как полагается.
   - Что-то ещё?
   - Да, вот тебе спутниковый телефон, это для экстренной эвакуации, наберешь три семерки, и окажут помощь, а она вам понадобится. После операции, орудие сложите в этой течке, вот координаты, там есть расщелина в нее и укроете. Кинешь туда вот этот маячок. И парень вручил мне круглую металлическую коробочку с кнопкой и небольшой выдвижной антенной.
   - Душан, а ты уверен, что это нужно делать, нас будут искать, все частоты встанут на прослушку. Маяк засекут и найдут оружие.
   - Найдут, если будут в ста метрах от тайника. Этот маяк нужен нам для пеленга, когда мы будем убирать следы вашего присутствия. И место далековато от проведения операции. А двадцать километров в горах это очень много.
   - Ладно, понял. Что ещё?
   - Вот тебе гостевая карта на турбазу, там для тебя уже снято место в домике, но он не для одного. У тебя будут два соседа.
   - Ясно, когда выезжать?
   - Сегодня вечером. Тиджэна пригонит машину, оформленную на Мирко, то есть на тебя, на ней и поедешь. Постарайся попасть на пограничный пункт, к двадцати двум часам. С обеих сторон начинается смена нарядов, и пропустят в ускоренном режиме, не особо досматривая и придираясь. Вот теперь всё. Можно и поужинать, есть хочешь?
   - Не откажусь. - Сказал я и сложил свои вещи в походный рюкзачок гражданского типа. Туда же и убрал спутниковый телефон, а вот планшет отдал обратно Душану. И пока он накрывал стол, координаты я все же записал авторучкой на левом предплечье. Под вечер они не хотели укладываться в голове, а вот утром хорошо запомнятся, тогда и отмою руку.
   Вечером Тиджэна пригнала машину, это был "Гольф" 2008 года, в отличном стоянии, мне вручили ключи, документы и проводили в дорогу. На пограничный пункт пропуска я ехал с запасом по времени, и поэтому пришлось притормозить и постоять на обочине, минут пятнадцать изображая поломку двигателя. Как подошло время, я закрыл капот и рванул на таможню, машин было не очень много, и их пропускали довольно быстро, беглый осмотр, проверка документов, штамп на въезд в Евросоюз и езжай дальше. Со мной тоже не особо канителились, посмотрели на морду лица, на паспорт, попросил открыть багажник. Потом поставили штампик пересечения границы и помахали ручкой.
   До нужного места мне предстояло ехать чуть больше часа, и я поторопился. Чтобы прибыть к одиннадцати вечера, когда на турбазе вряд ли все будут спать
   Турбаза оказалась миленьким местечком. Одно довольно большое здание администрации и деревянные, рубленные домики раскиданные по горным склонам на определенной территории. Встретили меня вежливо, общались на английском. На ресепшене, посмотрели мое приглашение, уточнили срок моего отдыха, не буду ли я заказывать ещё что-то помимо оговоренных условий тура. Я сказал, что подумаю и мне выделили провожатого. Он принял мою сумку и повел какими -то тропками к домику в котором я должен был остановиться.
   - Скажи друг, а мои соседи кто? Мне сказали, что со мной будут жить ещё двое.
   - Они ещё не приехали, ожидаются завтра вечером или послезавтра утром.
   - Отлично, а как быть с машиной?
   - Вы дадите мне ключи, и я подгоню её на стояночную площадку возле ваших домиков.
   Провожатый привел меня к одному из двухэтажных домиков, открыл дверь и пригласил меня войти, поставил мой рюкзачок в коридоре и начал всё показывать. Вот гостиная, там кухня и небольшая столовая, на втором этаже спальные комнаты. Поскольку вы первый прибыли, можете выбрать любую.
   Я поблагодарил провожатого, сунул ему в руку ключи от машины и сказал, что подожду, пока он пригонит машину.
   Через пятнадцать минут вернулся служащий, и вернул мне ключи, я сунул ему в руку монетку в один евро и поблагодарил. Исчез провожатый почти мгновенно, наверное, боялся, что я передумаю и заберу деньги назад или опомнюсь и дам намного меньше.
   Я выбрал себе комнату и улегся спать. Утром ходил как неприкаянный, не знал куда себя дет и поперся на экскурсию. Места действительно оказались красивыми, нас сводили на площадку , показали новую строящуюся церковь, мне очень понравилась роспись над которой работали художники. Нарядно очень получалось. Потом повели в горы и я пожалел , что у меня нет фотоаппарата. А посмотреть было что, прорубленные вручную ходы в скалах, галереи и переходы. И конечно же бесподобные пейзажи. Вот бы действительно приехать сюда отдохнуть, но дело есть дело и надо пользоваться случаем. И все что можно я фоткал на телефонную камеру. Потом нас сводили к горному водопаду, не то чтобы он был большой, но они был весь в зелени и с многими струями вода образовывал целый каскад. Короче я нагулялся вдоволь и нагулял себе апатит, поэтому сразу после экскурсионной прогулки отправился в столовую, по условию тура обед был бесплатным. Там бал шведский стол с румынским колоритом, много фруктов и зелени, куча разных салатов и конечно, мясо баранины с разными приправами. Я наложил в тарелку немного разных салатов, и пошел выбрать себе, кусочек мяса пожирней. Вот тут и столкнулся с Алмазом.
   - Осторожней, молодой человек. - обратился он ко мне по-английски.
   - Извините, - сказал я, задумался. И стал выбирать мясо. - Вы я вижу прибыли сюда совсем недавно, и как вам турбаза?
   - Красиво очень, и да, мы с женой прибыли буквально час назад.
   - А вы откуда приехали, если не секрет?
   - К чему ваши вопросы?
   - Просто поддерживаю разговор, ох извините, забыл представиться Мирко Дражич, я из Зренянин, Сербия.
   - Очень приятно, я Богдан Марев, и вот познакомьтесь, моя жена,.. - Он обернулся, как бы ища её, и позвал: - Дорогая иди сюда. И она подплыла, что все в столовой рты раскрыли и я в том числе.
   - Дорогая знакомься, Мирко Дражич, а это моя жена Стояна. Она по царски протянула ручку, а я прильнул к ней и поцеловав, сказал, очень приятно.
   - И мне. - Ответила Соболь и улыбнулась.
   - Скажите, а вы ужинать, где собираетесь?
   - Пока не знаем.
   - Тогда приглашаю вас к себе, я сейчас живу в домике один, мои соседи ещё не приехали, вот и хочу вас угостить. Вы не против?
   - Мы принимаем ваше предложение, - сказал Алмаз, - куда и во сколько прибыть?
   - Домик номер девять, это на холме, приходите к двадцати часам.
   - Хорошо, тогда до вечера. - И все прошли за напитками. Потом нашли свободный столик и сели поесть. О делах не говорили, так обменивались ни чего не значащими фразами, работая на публику. После обеда разошлись по своим домам, а я прыгнул в машину и поехал в ближайший городок, чтобы купить продуктов для ужина.
   Вечером собрались у меня в домике, поискали скрытое наблюдение и прослушку, ничего не обнаружили и наконец, сели поговорить. Я объяснил ситуацию, рассказал о тайниках, и об экстренной эвакуации. Решили на завтра поискать прогулку с маршрутом в горы, дня на три или четыре с ночевками. В общем, согласовали действия, меня посвятили, что у напарников есть документы для нашего бизнесмена и его жены. И что выезжать они будут через Болгарию. А когда начали расходиться прибыли мои новые соседи. Отвязные Украинские морячки, слегка пьяные и шумные, в которых мы узнали Кибера и Бизона. Алмаз и Соболь задерживаться не стали, подозрительно будет выглядеть, я вышел их проводить и вернулся в домик. На самом деле мужики выпили только для запаха, играя свою роль, и им это удалось. Они рассказали о своих приключениях, как их пытались задержать, а потом решили отпустить. В общем, у них прошло не всё гладко но, они добрались нормально и сохранили снаряжение.
   - Мужики, завтра ни куда не выходите. Делайте вид, что с похмелья, отсыпайтесь, отдыхайте, нам осталось дождаться Шамана, и насколько я понимаю, он будет третьим соседом нашей парочки. Я похожу на экскурсии пошарюсь по округе. Надо пройтись по маршрутам и посмотреть подходы к нашим тайникам
   - Понятно, ну раз мы завтра отдыхаем, то уж точно можем немного выпить, тем более у нас есть хорошее вино, купили по дороге. Будешь?
   - Если только бокальчик, для пробы.
   Бизон метнулся к своей сумке и достал трехлитровую бутыль оплетенную корзиной, с темной жидкостью внутри.
   - Ни чего себе, немного вина, да вы братки, упоритесь. - Возмутился я.
   - Не ссы, нам это только бутерброд запить.
   - Как хоть называется?
   - Мужик сказал, что это "Фетяска Нягра", из какого-то супер пупер винограда.
   - Ладно, давайте попробуем и я спать.
   - Мужики штопор не нашли и выковыряли пробку вилкой. Наполнили бокалы под самый верх и один подали мне.
   - Эх, и темь вы, неумытая, это не бормота какая-то, такое вино так не пьют.
   - Ни хочешь не надо, тогда и нам не мешай, сказал Бизон и осушил бокал. Кибер заржал в ответ и последовал его примеру.
   " Что-то они в образ вжились не на шутку" - подумал я и отхлебнул пару глотков вина. Вино действительно было хорошее, слегка крепленое и полусладкое, и на вкус приятное. Потом в душе я плюнул на всё, допил бокал как мои напарники и пошел наверх. А эти обормоты, пусть пьют без меня. Чтоб их срубить, по ведру такого вина на рыло надо.
   Утром на турбазу приехали гости, и среди них оказался китайский бизнесмен. Которого, как и предполагалось, подселили к "семейной парочке". Перекинувшись с "Шаманом" взглядами, стало понятно, что он в норме. Набрал на телефоне кодовую фразу и послал в закодированном виде. В ответ тоже пришло короткое сообщения, что мой доклад принят. Вечером надо, под каким либо предлогом, собрать группу вместе. А сейчас вперед и с песней, меня ждут туристические маршруты. Ходил по округе и фотографировал всё что мне "казалось красивым", тропинки, переходы, небольшое горное ущелье, да и вообще виды прекрасные, на одном из маршрутов, где тропа шла по прорубленному проходу сбоку скалы, пожелал залезть на карниз над тропой. Так сказать, сделать панорамный снимок. Мне это удалось, лишь чуть вернувшись назад. Там был искусственный уступ, взобравшись на который я смог пройти по карнизу и сделать фотографии. Нагулявшись по горам , я обеду вернулся в домик, соседей моих не было, тоже где-то шлялись. Поэтому в столовую пошел в гордом одиночестве. Эти два оболтуса, уже набивали брюхо за столом с "китайцем" и дико хохотали над его произношением. Я опять столкнулся с "семейной парой", на этот раз они пригласили меня к себе. Всё чин по чину, особенно для посторонних глаз. Решили не затягивать и сразу после обеда попить коктейли и, пообедав, направились в их жилище. Но нам не повезло, "Китаец" тоже пригласил гостей. Пришлось смириться и приняв волевое решение, испить коктейли все вместе.
   Как только оказались в доме, зашторили окна и расселись поудобней вокруг столика. Я попросил планшет, у Алмаза он был, ну как же, семейная пара да без планшета. Скинул на него свои фотографии и принялся за дело.
   - Кибер, Бизон, завтра идете в горы, у вас много снаряги?
   - Да, пёрли с запасом.
   - Тросы есть?
   - Есть.
   - Вот смотрите, здесь небольшое по ширине ущелье, если его обходить, мы прибавим к маршруту лишних три километра. Ваша задача, навести воздушную переправу из двух тросов, надеюсь, блоки с лебедками не забыли?
   - Успокойся Песец, снаряги нам хватит на всех, так что, наведём переправу.
   - Вот смотри фото, здесь внизу есть хорошее место, и с туристической тропы не видно. А вот противоположная сторона ущелья, увеличил, насколько позволяла камера.
   - Ясно, когда отправляться, завтра с утра, как только начнет рассветать. - Сказал я и перевел разговор на Алмаза и Соболя.
   - Ребят, вам завтра надо на прогулку, вот по этому маршруту, там мало контроля со стороны сопровождающих, скажите, что хотите сделать фотографии. Возьмите с собой сумки набитые каким-либо тряпьем.
   - Зачем?
   - На этом маршруте тайник со снаряжением. Вот здесь, - и я показал очередную фотографию, - подниметесь на уступ, там небольшая тропинка ведет на карниз над основной тропой. Вот фото. На этом карнизе чуть выше наш тайник. Там возьмете свои лохматки, дальномер с вычислителем, бинокли и ПНВ. После обеда готовитесь и уходите в ночь. Надеюсь, парни за день успеют навести переправу. Ваша задача, добраться в точку операции, и вести наблюдение, выявить все слабые места, систему охраны, систему связи, а также подготовьте себе несколько позиций. Запасы берите на четверо суток, на всякий случай. Сюда вы больше не вернетесь.
   - Нам к чему готовиться, какое оружие будет.
   - Потерпите, сейчас с этим решим. Шаман, по медицинской части у тебя порядок?
   - Да, есть всё для экстренных ситуаций и на случай ранения нескольких человек.
   - Нам с тобой предстоит вскрыть тайник с оружием. Вот смотри, по этому маршруту уходим с тропы вот здесь, сворачиваем направо и спускаемся к водопаду. Тайник там, за потоком воды. К обеду у нас у всех должны быть пистолеты, ну кроме наших альпинистов. А снайперам мы принесем винтовки. Пусть готовят, чтобы вечером можно было уйти при оружии. Делай вид, что ты любопытен как все китайцы, и тащи с собой фотоаппарат, утром пристанешь ко мне, чтобы я показал тебе красивые места.
   - Понял, не вопрос.
   - Отлично, подведем итог.
   - Погоди Песец, а у нас есть спутниковое фото места операции?
   - Да есть, сейчас покажу. Вот смотрите, судя по всему периметр е большой, двести на триста метров. Одно центральное здание и пара вышек наблюдения. Периметр огорожен, и скорей всего заминирован с внешней стороны. Вот здесь, место похожее на вертолетную площадку, для одного вертолета. Скорей всего, вертолетами и привозят пленных. И возможно, вертолетами идет смена личного состава. Точных данных, сколько там человек служит, нет, предположительно взвод, от тридцати шести, до сорока человек. На здании видно спутниковые тарелки, с комфортом люди привыкли жить, это и интернет и связь и телевидение. Остальное вам придется выявить на месте. Если есть минирование, то и проходы придется проделать.
   - Понятно. - Сказал Володя "Алмаз" - Всю грязную работу выполняем мы.
   - Нет, брат, грязную работу будем выполнять мы, а вы с "Соболем" подготовительную. Ещё вопросы и уточнения есть?
   - По основному ясно, остальное уточним на месте. - Ответил Николай "Бизон"
   - Тогда так, Алмаз, бери планшет, карта вам понадобится. Когда останетесь наблюдать, будешь ставить метки, где и что находится. А на сегодня все, расходимся и работаем по плану. Завтра в обед мы принесем вам оружие, снаряжение на себя заберете сами.
   Утро третьего дня, было прекрасным, я встал и хотел разбудить наших здоровяков, но их комнаты оказались пустыми. Вот те на, забыл, что они должны делать нам переправу. Умылся, оделся и сварил себе кофе, в дверь постучали. "Ну, кто ещё?" - подумал я и пошел открыть дверь. На пороге стоял служащий турбазы.
   - Что случилось? - спросил я.
   - Извините, ни чего, но там, на площадке возле офисного здания, стоит китайский турист, и говорит, чтобы я нашел вас, говорит, что вы ему обещали показать прекрасные виды, которые стоит фотографировать.
   - Ах, извините, запамятовал, спасибо, что напомнили. Не могли бы вы передать китайскому господину, что я сейчас буду, только соберу кое-какие вещи и что-то перекусить. И напомните, ему, что прогулка может затянуться, пусть тоже что-нибудь возьмет с собой.
   - Хорошо, я передам. - Поклонился румын и застыл. "Вот мать его, и здесь вымогают чаевые. Наверное, носильщик похвастался, что я дал ему целый евро". Пошарил в карманах, нашел монетку в двадцать евроцентов и сунул ему в руку. Он посмотрел, скривил рожу и ушел. " Блин, ещё и не доволен, вообще надо было дверью перед мордой хлопнуть" Я забежал к себе в комнату, вытряхнул барахло из своего трехсуточного рюкзачка, кинул туда бутылку воды из холодильника, состряпал бутерброд, завернул в фольгу и тоже положил в рюкзак. Огляделся, прихватил телефон и побежал из дома, не забыв запереть и комнату, и саму избушку.
   Шаман выглядел как настоящий китаец, стоял он в темных очках с сумкой через плечо, в гавайской рубахе и шортах. На шее висел фотоаппарат, с огромным объективом, а на ноги были обуты сандалии. Подхожу к нему и говорю:
   - Ты, идиот, кто в горах в сандалиях ходит?
   А он скотина улыбается и отвечает:
   - Однако, мы, китайса, в голах и ходим.
   - Чукча ты, а не китаец, ладно, пошли.
   - Однако командила, ты, зля на меню боцка катишь, у мну, в сумка клосовка есть.
   - Пошли уже, чукотский китаец.
   - Эээ, я не чукотская, я алтайская китайса
   К водопаду сразу спуститься не удалось, пришлось искать место ниже по течению, а потом долго взбираться по руслу обратно, чтобы подойти к скале, откуда падала вода. Конечно, для понта, нам приходилось фотографироваться и делать остановки, чтобы снять интересные виды. Сделали пару снимков на фоне водопада, когда какая-то группа проходила по верху. Они остановились и смотрели на нас, что мы делаем. Я щелкал затвором фотоаппарата, а Шаман позировал у водопада. Группа ушла, а нам стало понятно, что мы спалили место закладки, и придется забирать все приготовленное для нашей группы. В тайнике было две сумки, с автоматами винтовками и пистолетами, а также магазинами и боеприпасами к ним. Ильдар открыл одну из сумок и охнул:
   - Метательные ножи, даже это учли, мои любимые.
   - Хорош, мудистикой заниматься, набивай магазины для пистолета, вооружаемся и уходим.
   Шаман извлек два пистолета СР - 1, по паре магазинов и патроны к нему. Передал один мне, и мы стали набивать магазины патронами. Хитрый "китаец" всё предусмотрел, под гавайской рубахой у него на ремне, уже висела кобура, куда он и сунул пистолет с запасным магазином. А вот мне пришлось, вставлять пистолет за спину за ремень, а магазин отправить в карман брюк. Теперь ещё надо было всё это вынести из низины и поднять на турбазу. Желательно так, чтобы нас меньше видели, поэтому выбравшись наверх из русла, мы решили устроить пикник, чтобы дождаться начала обеда, когда все, в том числе и обслуживающий персонал, находятся в столовой.
   Нам удалось протащить оружие в мой домик незаметно, благо нард был внизу и обедал, да и дом наш стол чуть на отшибе. Мы всё занесли наверх в мою комнату. Освободили одну сумку, вывалив оружие и патроны на кровать, и начали складывать в нее всё нужное для наших снайперов. Две винтовки ВСС в разобранном состоянии, снарядили для них по пять магазинов, больше не было. Уложили два "Вектора" СР-1 и по паре запасных магазинов. Эту сумку я отдал Шаману, когда он переобувался, и выпроводил его из дома, со словами:
   - Потом придешь.
   "Китаец" ушел от меня, широко улыбаясь, все также в сандалиях, с сумкой через плечо и фотоаппаратом на шее.
   А я сел за снаряжение оружия. Как я понял, нам для штурма помещений, дали все оружие Климовского завода. И поэтому ПП "Вереск" или СР-2, был унифицирован с "Вектором". Радовало другое, что нам накидали только лишь штурмовые магазины на тридцать патронов. Которые, кстати, мне и предстояло снарядить. А для наших волкодавов приготовили малогабаритные автоматы СР-3М "Вихрь". И вот перебирая сумку я обнаружил, что в самом низу на дне сумки. Ко всем стволам, считая и пистолеты, у нас есть приборы бесшумной стрельбы. Пришлось взять пару глушителей для пистолетов, а все это хозяйство задвинуть под кровать и бежать в домик к Шаману.
   Алмаз и Соболь расслаблялись в гостиной, я поздоровался и сказал. что кое-что забыл отдать Шаману. Мне указали на верх, и я пробежался по лестнице в его комнату. Постучал в дверь мне ответили на китайском. Я выругался, и дверь сразу же открылась.
   - Что случилось? - спросил Шаман.
   - На, вот, забыли нашим наблюдателям в комплект положить. - И протянут ему пару металлических цилиндров.
   - Хорошо, спасибо, они вроде тоже нормально сходили, свое забрали и готовы к переходу.
   - Отправь их как надо. И это, ключи от машины забрать не забудь, нам её ещё перегнать надо к месту отхода.
   - Понял.
   - Отлично, я пошел с ними почирикаю, а ты готовь оружие. - Сказал я и спустился вниз в гостиную.
   - Как сходили?
   - Нормально, снаряжение хорошее, костюмы "Призрак Зелень", самый раз для этой местности, оптика белорусская, значит, дальних дистанций не будет, я так понимаю, работаем ВССками?
   - Да, ты правильно понимаешь. Что с остальным?
   - Остальное тоже качественное, хорошие наладонные вычислители, ИК фонари, ночные очки, дальномеры и тепловизоры. Всё импортное, как надо.
   - Тогда отдыхайте, после ужина посмотрите оружие, Шаман занялся его чисткой и сборкой. Но сами посмотреть не мешает, вам с ним работать.
   - Это обязательно ответила "Соболь", нам бы отстрелять его, как у нас с боезапасом?
   - Патронов хватает, но магазинов только по пять штук. Отстреляете, как уйдете на три километра. Только аккуратней, не спалитесь.
   - Не волнуйся, сделаем всё как надо. - Сказал Алмаз. - Юр, я понимаю, тебя замом назначили, это первая самостоятельная операция, не волнуйся, мы не подведем, и рады, что Серый выбрал тебя.
   - Да я не за это волнуюсь, сам боюсь накосячить и что-то упустить.
   - Мы с тобой.
   - Ладно, отдыхайте, а как Шаман вас проводит пусть придет к нам в домик. - Сказал я и пошел в свои пенаты. " Что говорить, я действительно волновался, здесь от моих решений зависело многое, и если что-то упустить могут быть жертвы с нашей стороны, а ещё хуже если нас сцапают местные власти. Мне привычней, когда уже всё готово, спланировано и тебе отдали четкий приказ. Вот где адреналин, очень полезен, когда действие уже происходит. А сейчас он мне мешал, и я мандражировал как спортсмен олимпиец перед соревнованием. Вот только бы не перегореть, иначе можно наделать глупостей" И чтобы отвлечься от этих мыслей, я вернувшись в домик, как и Шаман, сел за чистку и подготовку оружия.
   Ближе к вечеру вернулись парни, усталые, но довольные собой. Доложили, что всё готово и можно переправляться. Я сказал им, чтобы они отдыхали, на завтра предстояла работа. Они наскоро сделали себе ужин, поели и ушли спать. А я, доделав работу, спустился в гостиную. Сварил кофе и уселся посмотреть телевизор. Когда стемнело, пришел Шаман.
   - Что у вас?
   - Нормально, пару отправил, ушли тихо.
   - Завтра вызови уборщиков, пусть всё хорошенько почистят. Возьмешь у них химию и перчатки, потом сам подотрешь отпечатки пальцев и иные следы их и твоего присутствия.
   - А ты чем займешься?
   - Заставлю своих убираться, пусть тоже чистят всё от своих отпечатков. А сам, погоню минивен нашей "семейной парочки" в Мочериш.
   - Мы эвакуируемся оттуда?
   - Да, машину оставлю на платной стоянке и возьму напрокат другую.
   - Ясно, тогда я тоже пошел отдыхать, днем опять придется изображать бестолкового китайца.
   Утро прошло штатно, позавтракав, объяснил парням ситуацию, что надо убирать следы нашего присутствия, и что вечером парни пойдут следом за снайперами. Сам же нашел машину "болгар" и погнал её с турбазы. Дорога шла по старому руслу, до городка Лепушнику Маре, а та на трасу и на юг до нужного мне пункта, ещё одного городка Мочериш. Оставил машину на платной стоянке на четверо суток, взял талон и заплатил нужную сумму. Прошелся по городку и поспрашивал, как можно подобраться к горам поближе. Объясняли охотно, что можно проехать по руслу одноименной с городом реки. Что там есть лесной поселок, из нескольких домов, а уж дальше в горы пешком. Попросил показать на карте, показали. Путь был отличный, вот только засветимся, если оставим машину, в маленьком поселении, деревенские люди внимательные, запомнят очень хорошо. Но это очень экономило время. До американской тюрьмы оттуда было всего полтора километра. Правда, предстоял долгий подъем по крутому склону. А потом спуск, да ещё и с гражданскими, которые будут истощены. Но это стоило того. Машину можно спрятать дальше селения, или наоборот, не доезжая его. Конечно это не будет застраховано от того, что её не найдут местные. Лучше засветиться самому, и оставить машину под присмотром. Узнав все подробности, пошел и нашел прокат автомобилей, взял приметную, красную "Шкоду", и поехал обратно на турбазу.
   Приехал уже после обеда, но всё равно забежал в столовую, и выпросил поесть. Мне быстренько пожарили несколько яиц с зеленым луком и подали с апельсиновым соком. Набив брюхо, я расплатился и ушел к себе. Парней не было, но они проделали идеальную работу. Дом внутри казался стерильным. Поэтому найдя остатки химии, я пошел к себе в комнату, наводить там точно такой же порядок. Теперь надо быть внимательным и иметь под рукой тряпочку с раствором. Парни постарались, и вечером принесли в дом остатки снаряжения из другого тайника. Шаман тоже пришел к нам. Занялись дележкой, и подгонкой амуниции. Нашу с шаманом отнесли в красную "Шкоду", к тому же выпросили у Бизона чуть больше горной снаряги. Потому, что нам придется проложить маршрут в горы с крутым подъемом, и заходить мы будем с другой стороны плато. В ночь снаряди парней, и незаметно выскользнули к переправе, помогли им перебраться и когда они убрали крепления и лебедки, вытянули тросы и смотали их, скрыв все следы присутствия. Ночевали у меня в избушке в гостиной. Комнаты больше не трогали.
   Весь следующий день шлялись по горам, а после обеда, подчистили гостиную и загрузились в машины. Я сел в свой "Фольксваген", Шаман за руль "Шкоды". Примерно через час были уже в Мочерише. Загнали "Фольксваген" на другую стоянку и поехали на "Шкоде" в горы. Примерно через двадцать минут мы подъезжали к нужному поселку, но там нас ждал неприятный сюрприз. Дорога была перекрыта и у шлагбаума дежурили румынские военные.
   Мы остановили машину, и я решил узнать, в чем дело:
   - Шаман, сиди за рулем и не рисуйся , пойду, поспрошаю, что это такое?
   - Давай, только без резких движений, не нравится мне всё это.
   Подошел к наряду, они даже не стали разговаривать, тем более, по-английски не говорили, или не хотели говорить. Отделались короткими фразами, типа запретная зона, разворачивайте и гоу хом. Пришлось сделать вид, что уезжаем, спускаясь обратно, нашли какую-то тропинку и свернули на нее, заехали в какие-то дебри, с трудом развернули машину, и загнали её в небольшой овражек. Потом переоделись в свое снаряжение, вооружились и наломали лапника, чтобы укрыть машину от посторонних глаз. Будем надеться, что её не найдут. Гражданские вещички отправили в свои рюкзаки, ну чтобы ни чего не оставлять в машине.
   - Что делаем? - Спросил Шаман.
   - Надо понаблюдать и выяснить, что творится в этом поселении. Думаю, пары часов нам хватит, до темноты нам надо быть у гряды гор. Пробрались по холму ближе к деревне и наблюдали, делая заметки и свои выводы. Успокоило одно, военные ни кого не впускали и не выпускали из поселка, а значит, машина наша останется не найденной. Выяснив всё, что надо пошли по зеленке в нужном нам направлении. И вот она гряда, подъем на плато. Высота метров сто, сто двадцать. Подготовили снаряжение и начали подъем, работая как проклятые, забивая костыли со страховочными петлями и шаг за шагом поднимаясь вверх. Шаман шел первым, я страховал, где-то в середине пути выбрались на небольшой уступ, чтобы передохнуть. Вбили крепление и оставили два троса для спуска, это чтобы на заморачиваться при отходе. Начинало темнеть, и поэтому мы стали торопиться, первым пошел я, Шаман на страховке. Наверх поднялись, когда последний лучик солнца ушел за горизонт. И наверху, тоже вбили крепление для тросов, оставив на всякий случай ещё одну бухту шнура. Потом укрылись в кустах на краю обрыва и сделали перекур, точнее перекус. Распечатали паек, и разогрели на сухом спирту консервы. Подкрепились, убрали за собой, повесили на стволы ИК фонари, нахлобучили ночные очки и пошли по азимуту. Шли медленно и осторожно, ночь , горы, опасность. На полтора километра потратили около сорока пяти минут. По всем подсчетам вышли к точке. Я включил связь и стукнул два раза пальцем по микрофону. В ухе щелкнуло, и послышался голос Ирины:
   - Здесь Соболь, кто это?
   - Песец пришел. - Ответил я.
   - Где вы?
   - У подножия раздвоенной скалы.
   - Оставайтесь на месте, к вам идет Кибер.
   - Принял, ждем.
   Мы с Шаманом залегли между скал, и приготовились, встреть не только Кибера. Фонари потушили, остались только с приборами. Минут через двадцать по нашему направлению, два раза мигнул фонарь. Я ответил аналогично своим, висевшим под стволом ПП. Потом послышались два щелчка в наушнике.
   - Здесь Песец, - Тихо сказал я.
   - Кибер на связи, фонарь впереди видели?
   - Да, и ответили на сигнал.
   - Тогда ставлю столб, идите на свет. - И луч лазерного указателя засветил в небо. Мы с Шаманом выдвинулись к этому лучу. Связь отключили, и вот мы уже здороваемся с одним из наших бойцов. Он ведет нас к дневке. Располагаемся там и слушаем доклад.
   - Крепкий орешек нам достался, у них три уровня охраны, куча камер наблюдения, по периметру электроизгородь, от животных, на сработку реагируют оперативно. За изгородью минное поле, до основного забора, который с паутинкой и колючкой наверху. Мины кошмарные, их не снять, рогатки с несколькими активаторами из мелких проводков, заденешь и хана, выпрыгнет и разорвется. Что-то типа немецкой "Прыгающей Берты", только современного образца.
   - Что ещё?
   - Камеры с ИК подсветкой, так что , они видят и ночью. Расположены по периметру внутреннего забора через каждые пятьдесят шагов. Две вышки с прожекторами, там дежурят двое, ещё двое ходят по периметру. Остальное расскажут наши наблюдалки.
   - Понятно, сможем безопасно подобраться, чтобы я мог осмотреться? - Да не вопрос, только выключай всё, и снимай ночные очки.
  
  
   Глава 5.
   Штурм
  
   Мы пробрались через заросли и скалы на довольно приличное местечко, для наблюдения, Кибер вручил мне тепловизионный прицел и сказал:
   - Смотри.
   База была небольшая, и как указано в нашем задании имела периметр двести на триста метров. Две вышки, ближе к углам, с одной и с другой стороны. Чуть ближе к противоположной части периметра, небольшое двухэтажное здание с одним входом. Левее метрах в десяти навес с темя стенами, а под ним топливная емкость приличных размеров и дизель-генератор. Ближе к нам недалеко от вышки, вертолетная площадка, для одного вертолета, выложенная из металлических сцепных деталей. Периметр состоял из двух изгородей. Внешняя, простые столбики с изоляционными катушками, на которых были натянуты провода под напряжением. Внутренняя ограда состояла из сетки "Рабица", на столбах "Y" образная развилка, и по ним, спиралью, уложена колючая проволока. А примерно через столб висели камеры, перекрывающие сектора наблюдения друг друга. Внизу же у забора, была раскинута проволока, тоже спиралями и в несколько слоев. Попадешь ногой в такую, и без проблем не выберешься. Но и это не все, между оградами был привезен специальный песчаный грунт, по типу контрольно - следовой полосы шириной три метра. И вот эта полоса была утыкана минами, растяжки от которых перекрывали и пересекались между собой. Разминировать это, не просто головная боль, а самоубиство. Проще сделать проход удлиненным зарядом, что в нашем случаи, не лучший вариант. И посмотрев на всё это, я спросил:
   - Кибер, а вход в бункер где?
   - Скорей всего внутри здания, потому, что на поверхности только вентиляционные отверстия, вон смотри рядом со штабелем бревен.
   - Ясно, без штурма избушки не обойтись. Ну что же, посмотрел, увидел, идем обратно к лежке.
   Под утро, когда все бойцы собрались на дневку, решили подвести итоги.
   - Ребят, докладывайте, что успели заметить, что произошло за три дня и что вы думаете по этому поводу. Соболь, начнем с тебя.
   Ирина взяла планшет открыла карту и начала доклад:
   - Вот смотри, мы с Алмазом поделили наблюдение на сектора, я с этой стороны он вот здесь. Мы все цели выявили, и поработали дальномерами и вычислителями. В два ствола перекрываем всю базу. С моей стороны на изгороди шесть камер наблюдения, и одни ворота для проезда автомобилей, там тоже пара камер. Вот я все отметила на планшете. Выщкаря сниму на раз, он близко к моей позиции, а вот до центрального здания стрельба на пределе триста пятьдесят метров, но я подготовила ещё позицию. Там здание ближе, но вход уже не могу контролировать.
   - Хорошо, что по воротам?
   - Ворота ведут на старую дорогу, видно раньше по ней завозили припасы, открываются из нутрии здания, я там заметила считывающее устройство, чтобы попасть внутрь, надо предъявить пропуск, и скорей всего отпечаток пальца. За всё время пока мы вели наблюдение, ни кто не приезжал, и не покидал базу.
   - Алмаз, а ты что скажешь?
   - С моей стороны семь камер, вот они на схеме, и в дальнем конце калитка, тоже открывается электрически. Там также, имеется камера и считывающее устройство. С моей позиции, я легко гашу вышкаря и систему связи, две из трех тарелок и кругляш спутниковой антенны. Третья тарелка повернута ко мне тылом.
   - Соболь, ты достаешь её, сможешь поразить?
   - Да, смогу, я вычислила расстояние и баллистику выстрела.
   - Хорошо, значит, связь мы отрубим и сможем контролировать территорию.
   - Да, вполне.
   - А что по дороге и по тропинке? Сюрпризы ждать стоит?
   Слово взял Бизон:
   - Я тут прошелся вдоль дороги, полдня потратил. Петляет между гор и выходит в русло пересохшей реки, а там к небольшому поселку. По моим прикидкам вышло около четырех километров. Так вот, в поселке этом небольшой гарнизон, человек двадцать пять тридцать. Румыны, никого не впускают и не выпускают из зоны ответственности, даже местным запрещают выходить.
   - Постой, мы тоже наткнулись на такой поселок, там ещё дорогу шлагбаумом перекрыли, можешь показать по карте, где тот, что обнаружил ты.
   - Не вопрос, вот смотри, дорога сначала уводит сюда, тут спускается вниз, огибает гряду гор, и выходит вот сюда в русло, а ниже по течению вот здесь, сам поселок.
   - Отлично, это тот, на который наткнулись мы с Шаманом.
   - И что же отличного?
   - А то, что мы, спрятали там машину, ниже по дороге. И если ты говоришь, что местным не больно дают разгуливать, то машина сохраниться незамеченной. Ладно, а что по второй калитке?
   - Я тоже не тратил время и осматривал местность, - ответил Кибер, - и тропку посмотрел. Ведет она вниз в противоположную сторону, к горному ручью с небольшой заводью. Скорей всего там пополняют запасы воды, ну и ходят рыбачить, когда в тюрьме нет клиентов.
   - Хорошо, теперь о том, как нам попасть внутрь периметра не подняв шума. Очевидно, что попытка проделать проход поднимет тревогу, тогда потеряем внезапность и дадим подготовиться к обороне. Проникновение через ворота тоже не вариант, даже если мы загасим камеры, они успевают среагировать. У кого есть идеи?
   - Песец, я вот, что подумал, не зря же лазил по округе, - начал Кибер, - дальняя вышка, стоит ближе к ограде. И как раз напротив нее скала выдвигается вперед, её уступ, с редкими деревьями и хорошо просматривается с вышки. Но, если наблюдателя не будет, с этого уступа можно из пневмопушки, ну той, с помощью которой, мы наводили переправу, запустить трос с кошкой между ферм вышки. Потом натянем трос и по нему окажемся внутри периметра, не попадая в объективы и не поднимая тревоги.
   - Кибер, ты молоток. Это - реально наш шанс. А теперь, какие мысли о гарнизоне в деревне.
   - Тут всё просто, - сказал Бизон, - службу наверху базы тащат румыны. Наряд шестнадцать человек, четыре спеца по связи и системам наблюдения, один из них старший офицер, и двенадцать человек наряд охраны, три смены по четыре человека.
   - И как они тащат службу?
   - По четыре часа, - вмешался Алмаз, - смены в восемь, двенадцать и четыре часа, что днем, что ночью. Двое идут на вышки, а двое пешком контролируют периметр. Довольно рациональная схема.
   - Угу, и вахты по четыре часа как на корабле, - добавил Бизон, - одна смена спит, одна бодрствует, и одна несет службу.
   - А причем тут гарнизон в деревне?
   - Так они там, держат вторую партию для ротации. Те, кто здесь, неделю вахту отбарабанят, им везут смену. А этих на отдых, пить бормоту румынскую.
   - Хорошо, подводим итог. Нападаем перед полуночью, когда восьмичасовая смена уже устала, а другая ещё не готова заступить. Штурмовая группа, работаем парами, Кибер со мной, Бизон с Шаманом, выдвигаемся к скале радом с вышкой, постараемся подобраться ближе. Алмаз и Соболь, начинаете в двадцать три тридцать, снимаете вышкарей. Мы выдвигаемся к краю уступа, вы снимаете патрульных. Кибер, отстреливаешь кошку и готовишь нам трос. Первыми идут Бизон и Шаман. Алмаз, на тебе связь, портишь всё, что достанешь, Соболь, поможешь ему с антенной, которая вне его сектора. Кибер, мы с тобой идем следом за Шаманом и Бизоном, сбор, под навесом дизеля. Соболь, контролируешь вход в здание, но стреляй в крайнем случаи. Докладывай всё что видишь. Алмаз, твоя задача как мы покинем навес и займем позиции у здания, убить дизель, чтобы не могли запустить аварийное освещение. Мне пофиг как ты это сделаешь, пробьешь генератор или блок двигателя, всё равно, главное чтобы он не запустился автоматически. Вы ребята останетесь наверху, мы входим внутрь. На вас, территория, и непредвиденные обстоятельства, вдруг есть где-то аварийный выход на поверхность. Валите всех, если не будет предупреждения, что выходим мы. По штурму, входим вместе и делимся, Шаман, идешь первым, Бизон, ты его огневая поддержка, зачищаете второй этаж. По первому этажу работаем мы, Кибер, ты моя огневая поддержка, чистим этаж и ищем вход в бункер.
   - Постой Песец, вопрос по отходу, вот освободили мы заложников, а дальше что? Мы их по тросу на скалу потянем? - спросил Шаман.
   - Нет, после зачистки, откроем все ворота, у нас же будет в руках комната управления.
   - Понял, вопросов нет.
   - Тогда едем дальше, работаем тихо на все стволы навесить ПБС, задача первым делом найти электрощитовую, делаем закладку и когда нам нужно вырубаем электричество. Пока включится аварийка, у нас будет пару секунд темноты. Не забываем про очки и ЛЦУ, потом сработают аккумуляторы и появится тусклое освещение. Если генератор не сработает, то оно так и останется, что нам на руку. Чистим бункер и забираем своих людей.
   - Ещё вопрос, - обратился Кибер, - а что делать с остальными заключенными?
   - Они нас не интересуют, если ты из благотворительного фонда, то вручи им мобильник после освобождения, и скажи что они в Румынии. Только не вздумай отдать свой. Думаю, у вояк румынских найдется телефон.
   - И что, мы их так и бросим?
   - Кибер, у тебя есть задание, хочешь его провалить? Напомнить нашу задачу? Нам важно, вывести наших людей, и так, чтобы власти Румынии не хватились пропажи, плюс ко всему, самим надо унести ноги без попадоса. А если будем возиться с другими, то не исключено, что нас повяжут. Я вообще не хочу их освобождать, это не наше дело.
   - Но...
   - Ни каких "НО", Кибер, откроешь им камеры только после того как уведем своих и пусть делают, что хотят. Понял? Найдут телефоны у трупов, хорошо, не догадаются, их проблемы, к тому же там будет много оружия, постоять за себя смогут.
   - Понял.
   - Тогда так, один наблюдать на пост, остальные готовим оружие и снаряжение, после операции сбор у раздвоенной скалы.
   - Я наблюдать, сказал Володя, и нахлобучив капюшон своего лохматого костюма ушел в сторону базы.
   Остальные занялись подгонкой снаряжение и подготовкой оружия, ближе к вечеру плотно перекусили, разогрев консервы и чай. Наблюдателем был уже Бизон, и он доложил:
   - Слышу звук машины на дороге, похоже на грузовик.
   - Всем приготовиться. Возможно, по наши души, занять позиции и смотрим в оба.
   Группа рассосалась и заняла лежки, так чтобы было лучше видно, что происходит вокруг. По дороге к базе поднимался армейский трехосный грузовик с тентованным кузовом. Он остановился у ворот, а те, кто был внутри периметра, заняли позиции, за штабелями бревен. Так вот для чего их положили с обоих концов дороги проходящей по центру базы. Удобные позиции как против нападения с тылу , так и с фронта. Из грузовика выскочил офицер, прошел к воротам и уставился в камеру, потом снял с шеи магнитный ключ карту и провел ею по считывающему устройству. Убрал карточку и приложил большой палец правой руки к сканеру. Минуты две ни чего не происходило, ему задали вопрос в микрофон, он что-то ответил,(было далеко и не слушно) и только после этого створка ворот поехала в сторону открывая проезд.
   Машина проехала к зданию и остановилась, из нее начали выпрыгивать солдаты.
   - Какой сегодня день недели? - спросил я по связи.
   - Понедельник. - ответил Шаман.
   - Ясно, значит именно сейчас, идет смена караула, лишь бы они не задержались здесь, иначе нам придется корректировать план.
   Почти три часа мы прибывали в напряжении, смена всё не покидала базу, и праздно шатающегося народа, явно прибавилось. "Неужели усиление" - думал я. Но нет, ближе к восьми вечера, солдаты начали грузиться в машину, а на смену заступили уже новые бойцы. Когда все были в сборе, машина развернулась и поехала обратно, забирая отдежуривший свою неделю наряд. Наша команда вздохнула с облегчением. Всё оставалось по плану.
   Наступали сумерки. и наша группа занялась последними приготовлениями, крайние три часа перед началом тянулись медленно как патока. И здесь было главное не перегореть, многие из нас мандражировали как перед олимпийскими соревнованиями. Но вот время одиннадцать часов, стемнело окончательно, и я дал команду выдвигаться на позиции. Люди сразу как-то подтянулись, прошел мандраж и началась работа.
   Снайпера исчезли первыми, а мы всей группой стали пробираться к нужному уступу. Близко к раю подобраться не удалось, и мы укрылись за валунами и кустами как можно ближе. Кибер приготовил пушку и кошку с тросом, из баллона подал в нее воздух и зарядил в ствол крюк.
   - Я готов. - доложил он.
   - Ждем.
   В ухе щелкнуло, и послышался голос Соболя:
   - На позиции.
   - Принял. - Ответил я. А следом доложился и Алмаз. Я глянул на часы, и стал отсчитывать секунды, потом скомандовал:
   - Время, работаем!
   Выстрелов слышно не было, только доклады снайперов, "чисто, чисто"
   - Вперед! - Сказал я и хлопнул Кибера по плечу. Он поднялся и рванул к краю уступа. В наушнике опять прошел доклад.
   - Внизу чисто.
   - Принял, - ответил я. - Вперед парни.
   Когда мы скользили к краю, Кибер уже выстрелил из пневмопушки, кошка пролетела сквозь фермы вышки и, обмотав трос вокруг двух из них, зацепилась за верхнюю перекладину. Кибер мгновенно натянул трос и привязал его к ближайшему дереву.
   - Шаман, Бизон, вперед! - Но парням не нужны были команды, Шаман уже висел на тросе и перебирал руками, скользя к вышке. Как только он повис на фермах, к нему устремился Бизон. За ним была моя очередь. Работали слаженно, и любо дорого было смотреть на наших морпехов, как они ловко съезжали по лестнице. Если мы с шаманом, спускались лицом к ступеням, то они скатились как с горки и главное, приземлялись, не поднимая ни малейшего шума. Заняли позиции рядом с навесом, осмотрелись и выслушали доклад снайперов. "Связь повредили, можете начинать". Выдвинулись к нашей цели. У входа в здание было небольшое крылечко со ступенями без перил, заняли позиции парами с обеих сторон крыльца, присев в густой тени. И только собрались начать штурм, как в ухе послышался голос Соболя:
   - Замрите, кто-то выходит.
   - Берем на ножи! - тихо скомандовал я и посмотрел на часы. На всё у нас ушло двадцать минут, и похоже, выходила смена на построение. Тем лучше для нас, меньше чистить внутренние помещения. И действительно, выходило четыре человека, Шли бодро, не оборачиваясь с оружием в руках. Этим и воспользовались мы, выскочили из тени и каждый взял по одному солдату, атака была мгновенной, враг не успел ни чего сообразить, но мы потеряли бдительность, за ними шел офицер. Увидев, что происходит, он дернулся бежать назад, но пуля Соболя, с чпоком, расколола его черепушку, войдя в область уха.
   Теперь медлить нельзя, готовим оружие и входим, у лестничного марша Шаман и Бизон идут наверх, мы же по коридору сворачиваем налево, и проверяем комнаты. В первой пусто, во второй тоже, а за дверью третьей слышны голоса, люди о чем-то спорят. Присаживаюсь на колено, и медленно приоткрываю дверь, Кибер страхует стоя и контролирует правую сторону. Видим троих нависших над пультом связи, наверное, пытаются разобраться, почему всё перестало работать. Они нас не видят, сильно увлечены спором, осматриваем комнату, других людей нет. Быстрые, одиночные выстрелы, по паре в каждого и с ними покончено. Осматриваемся, это действительно комната управления и радиорубка. Выходим осторожно, у нас на этаже ещё одна комната. Ни кого не видно тишина, и не слышно хлопков сверху. Врываемся в последнее помещение, это кабинет старшего офицера, но он пуст. И так трое на первом этаже, пятеро у входа восемь и четверо наряд на улице, и того двенадцать минус. Слышу шаги сверху, готовлюсь к стрельбе, но в ухе слышу:
   - Песец, спускаемся, у нас чисто.
   - Сколько? - спрашиваю я.
   - Четверых спящих взяли на ножи.
   - Принял, ищем вход в бункер и пульт управления периметром.
   Возвращаемся с Кибером обратно в комнату связи. Ага, вот общий пульт управления и мониторы слежения. Надписи на румынском. Тыкаем кнопки по очереди, пока на мониторе не видим, открывающиеся ворота. Щаман с Бизоном шарят по другим комнатам, и приходят к нам.
   - Нет входа в бункер, ни под лестницей, ни в кабинетах, секретных дверей нет.
   - Есть! - Восклицает Кибер и показывает на бетонный пол возле шкафа с аппаратурой. Там отчетливо видна дуга царапины от шкафа. Отодвигаем его и вот она дверь. На ней электронный замок со считывающим устройством. Срочно устраиваем обыск трупов, и только у офицера, которого убила Соболь, находим пластиковую карту. Волочем труп в комнату связи. С картой проблем не было, но пришлось постараться, чтобы приложить палец руки трупа к сканеру и не испачкаться в крови. Замок прочитал отпечаток и щелкнул засовом. Дверь открыта. Открываю дверь шире, и первое, что бросается в глаза в узком коридоре, это камера на потолке в плафоне. Навожу ЛЦУ и жму на спуск, бронебойная пуля разбивает и колпак и камеру. Если нас заметили, то сейчас поднимут тревогу, но ни чего не происходит. Идем четверкой, и осматриваем боковые двери. Кладовка с ведрами и тряпками, туалет, раздевалка, и вот дверь с табличкой электрощита. Мы с Кибером держим коридор, а Шаман с Бизоном в комнате закладывают в щиток кусок пластида и радиодетонатор.
   -Готово. - Говорит Шаман и передает мне пульт взрывателя. Идем дальше, наш коридор упирается в стену и раздваивается вправо и влево. Доходим до развилки, Шаман и я быстро выглядываем в разные стороны. Обмениваемся жестами, я показываю, что у поворота видеокамера. Шаман мне показывает тоже самое. Ведем отсчет на пальцах, три, два, один, и синхронно выглядываем из-за углов. Выстрелы почти слились в один, и камеры прекратили свою деятельность. Показываю Шаману, что они идут влево, а сам двигаюсь с Кибером направо. Коридорчики короткие, метров десять до стены, и делают поворот параллельно друг другу. Опять застываю возле угла, резко выглядываю. Теперь у нас трудности. Объясняю Киберу, что в шести метрах впереди стоят двое. Достаю пульт подрыва, оглядываюсь назад, у противоположного угла застыли наши ребята. Щелкаю по микрофону и слышу в ответ:
   -Шаман на связи.
   - Что у вас?
   - В конце коридора один. Ждем, как подойдет ближе.
   - Шаман, я гашу свет, по твоему отсчету.
   - Принял.
   Пропускаю вперед Кибера, он хоть с виду неуклюжий как робот, но быстрый как молния. Кибер выглядывает за угол, двое так и стоят, о чем-то беседуют. Тогда он убирает автомат за спину и достает нож. В ухе три раза щелкает микрофон, я показываю Киберу три пальца, два щелчка, один. Жму кнопку подрыва, в тылу раздается не громкий взрыв и свет гаснет. Кибер срывается с места, я несусь следом, держа ПП наготове. Через три секунды включается аварийное освещение, но мой напарник своим весом уже снес обоих охранников и одного уже убил. Второй рыпнулся, но нож морпеха вошел ему в глотку. А в дальнем конце послышались шаги бегущих людей. При тусклом свете я увидел троих, и короткими очередями, через голову ещё не вставшего Николая стреляю в противника. Зря они выбежали сразу все, "Вереск" моментально их приземлил, не помогли и легкие бронежилеты. Кто думает, что выстрели из пистолета - пулемета с глушителем в узком коридоре это тихо, тот ошибается, стреляли в тире из мелкашки? Так вот, это тоже самое, только ещё с клацаньем затвора. Так что, шум мы наделали, и надо было проскочить этот коридор как можно быстрее до следующего поворота. И я рванул вперед, Кибер уже поднялся на ноги и бежал следом. В конце коридора слава нас ждала дверь, и оттуда заговорило оружие без глушителя. Стреляли не по нам, дверь была закрыта и её не пробили. Включаю связь и спрашиваю:
   - Шаман, что у вас?
   - Зажали в коридоре, не дают высунуть голову. Кто-то оперативно сработал.
   - Помочь?
   - Если есть возможность.
   - Жди. - Достаю светошумовую, срываю чеку, и приоткрыв дверь вкатываю её туда, закрываю дверь обратно. Внутри раздается грохот и крики, вламываемся в помещение, и стреляем во всё, что шевелится. Шаман и Бизон пользуются случаем и пробегают остаток расстояния, вваливаясь в комнату, но с другой двери.
   - Осторожно брат, мы вас чуть не подстрелили! - кричу я.
   - Я так понял, конец бесшумной операции? - Сказал Бизон.
   - Ага, теперь хороши все методы, и гранаты не жалейте.
   В комнате мы насчитали шестерых, двое с карабинами М-4 ,трое с дробовиками и один с пистолетом. И того вместе с нашими, в коридоре одиннадцать.
   - Шаман, сколько вы успели снять в своем крыле?
   - Двоих.
   - Тринадцать. - Сказал я вслух. - Оставшаяся охрана, смогут нам устроить головную боль. Пари теперь внимательней, кроем друг друга, идем дальше, ваше левая, наша правая сторона. На всякий случай меняю магазин, мало ли. Остальные глядя на меня тоже перезарядились.
   Осматриваем комнату, это что-то типа учебного класса, здесь стулья парты , различные учебные материалы и в другом конце комнаты ещё две двери, ведущие вправо и влево.
   - Шаман, Бизон, держите всё на контроле и страхуйте, а мы глянем, что у нас справа.
   - Принял, - ответил Шаман, а мы с Кибером занимаем позиции с боков от двери, и только хотели вломиться, как оттуда раздались выстрелы из пистолета, и на двери появились выщербленные дырки от пуль. Киваю Киберу и достаю светошумовую, Он чуть отходит назад и ногой вышибает дверь, а я следом запускаю внутрь гранату. Грохнуло так, что мы сами чуть не оглохли. Влетаем в комнату, и видим картину. Это не большой кабинет от взрыва сорвало полки и разметало бумаги, возле письменного стола на коленях сидит боец в камуфляже и держится за уши руками. Сквозь пальцы сочиться густая, бурая кровь. По мозгам, видно ему, сильно шандарахнуло. Кричу Киберу:
   - Вяжем.
   Тот ногой кладет противника мордой в пол, и стягивает ему руки за спиной, потом оборачивается ко мне и говорит:
   - Нахрена он нам?
   - Допросим.
   - Шутишь, он оглох, и я не уверен, что после контузии, хоть что-то говорит способен.
   - Хрен с ним, посмотри кто он по званию?
   - Майор.
   - Ясно, значит это его кабинет, быстро осматриваем, ищем архив, и всё, что нам может пригодиться.
   Пробираюсь за стол, но тут облом, монитор компа вдребезги, и черт с ним, вытаскиваю системник наверх, чтобы извлечь жесткий диск. А Кибер шарит по полкам и шкафам, потом выдвинув ящик из железного шкафа, говорит:
   - Песец, похоже, кое-что нашел.
   - Что там? - ворчу я, откручивая винты.
   - Досье на заключенных.
   - Сколько там?
   - Папок много, но только три отделены от остальных.
   - Посмотри.
   - Ага, наши клиенты и какой-то серб, Стоян Панич.
   - Забирай эти папки, и глянь остальные.
   - Остальные папки с красной полосой, видимо, эти клиенты были здесь, а сейчас отправлены дальше или освобождены.
   - Понятно, значит здесь всего трое заложников. - Сказал я, наконец, добравшись до жесткого диска. - Закругляемся.
   - Постой, песец, а это что?
   - Где?
   - Да вот на стене возле двери.
   Смотрю в ту сторону и вижу схему бункера со всеми нюансами, в рамке под стеклом. Это полезная для нас вещичка, забираем. Снимаю рамку со стены и достаю схему. Диск убираю под броню. Шаман и Бизон держат на контроле Вторую дверь. Мы с Кибером вышли из офиса и стали изучать схему. В бункере было три яруса, первый на котором мы, заканчивался этой комнатой, вторая дверь уже ведет на лестницу. Зато сзади, у нас остались не проверенными кубрики для охраны бункера. Мы в атаке проскочили коридор, и пока не было света, пропустили дверь.
   - Вот мать вашу, ругаюсь вслух, парни, мы просрали жилые помещения, возвращаемся и зачищаем.
   - А что с этим делать? - кивает Кибер на кабинет.
   - Развяжи и добей. Мужики, а вы идите сюда и смотрите. Вот, вот и вот камеры наблюдения, вот эти три мы загасили. Всё остальное, что мы тут творили, видел наш противник. Меня беспокоит только одно, у них автономное питание и аварийный генератор на третьем уровне. Вопрос. Почему они до сих пор, не врубили свет?
   - Видимо готовят нам сюрприз, и врубят, когда мы этого не будем ждать.
   - Тогда гасим эти камеры, и чистим этаж, может, кто затаился в кубриках. Шаман, Бизон пройдитесь по своему маршруту, там в стене слева должна быть дверца в кубрики, и камеры потушить не забудьте.
   В общем, я смотрел в схему и ругался матом, из бункера было ещё два запасных выхода, один по вентиляции выводил, наверх, на территорию базы, второй с нижнего уровня вел к ручью, там шли и трубы насосной станции, через которые забирали воду из заводи. Пришлось срочно связаться со своими наверху.
   - Соболь, оставайся на месте, одна из вентиляционных шахт, запасной выход на поверхность. Смотри в оба, сразу не стреляй, вояки могут прихватить с собой заложников. Алмаз, а ты быстро к заводи у ручья, там второй замаскированный выход, тоже будь внимателен, не дай уйти или связаться им со своими. И тоже поглядывай, на случай если захотят вывести заложников. Помните, гражанских трое, с нашими клиентами ещё один.
   - Принял, выдвигаюсь.- Ответил Алмаз.
   - Поняла, - Сказала Соболь.
   Нам везло, на этаже больше ни кого не было, Шаман с Бизоном прошлись и проверили кубрики персонала. Их было шесть, по четыре человека в кубрике. И того, персонал тюрьмы двадцать четыре человека, плюс два три и офицера и обслуга человек восемь - десять. Значит внизу не менее двадцати человек. Сейчас надо подробно рассмотреть схему всем вместе и продолжить штурм. На каждую хитрую гайку найдется и болт с винтом, вот и нам надо было что-то придумать. Сейчас за нами не наблюдали, и противник только догадывался, что мы делаем на первом уровне. Поэтому я собрал ребят и разложил схему.
   - Парни, смотрите сюда. Вот здесь лестница на второй уровень, сразу у входа металлическая решетка с воротами. Укрыться практически негде, только вот за уступом может встать один человек. Шаман, сможешь прилепить взрывчатку к замку решетки, кинув её из-за укрытия?
   - Не прилипнет, лучше использовать дым и спокойно заминировать.
   - Не получится, за той решеткой слева комната управления, а справа оружейка. Двери расположены так, что противник может вести перекрестный огонь. Даже если будут стрелять в слепую, могут задеть тебя.
   - Придется дымы метнуть чуть дальше.
   - Вот для этого ты и укроешься возле уступа. После дымов придется метать гранаты через решетку. На этот раз используем осколочные гранаты, нефиг гуманничать. И только потом можно взорвать решетку. Зачищаем по жесткому варианту. Оружейка и комната управления, почти все, что нам нужно для счастья. Мы сможем управлять и видеть всё, что происходит внутри. Ведь дальше опять решетка, и снова две комнаты, справа кухня, слева столовая. Потом ещё один карман и уже идут камеры для заключенных, переделанные из кубриков для персонала. Всего их восемь, четыре с одной, четыре с другой стороны. И снова решетка и переход вниз на служебный ярус. Но он нам не нужен, если наши клиенты в камерах, то вниз не идем, забираем их, минируем что можем и уходим.
   - Я готов. - Сказал Шаман, подбрасывая в руке шарик из пластида. - Детонатор уже внутри.
   - Отлично, тогда поехали. Мы тебя поддержим с лестницы.
   И снова всё закрутилось в другом темпе. Дверь открыли плавно, осмотрелись, загасили камеру наблюдения и спустились на один пролет. Теперь надо отвлечь противника, чтобы Шаман смог сделать рывок к уступу. Бизон приготовил дымовую гранату, перегнулся через перила и катнул её к решетке. Снизу раздалась стрельба из автоматических винтовок, и в стену стали прилетать пули, откалывая куски бетона, которые осколками разлетались в разные стороны. Стрельба закончилась, видно тюремщики от азарта выпустили полные магазины и теперь перезаряжались. В это момент и прошмыгнул Шаман к единственному укрытию. Показал нам большой палец и зашвырнул дымовуху через решетку, затем следующую, а как началась стрельба, кинул туда две осколочные гранаты.
   Рвануло знатно, отбив у противника охоту стрелять, послышались крики на английском, стоны и матюки, типа "Фак" и ещё что-то. Шаман воспользовался этим замешательством и скользнул к решетке, прилепил взрывчатку на замок и сразу обратно к укрытию. Со стороны противника услышали, что что-то происходит и снова открыли огонь. Но поздно, наш ловкач уже ушел с линии огня. Достал пульт и улыбнулся во всю широту своего азиатского лица. Мы с Кибером приготовили осколочные гранаты, и как стрельба поутихла, метнули их через решку. В это же время Шаман нажал на кнопку пульта, раздался взрыв, и ворота решетки сорвало, противник начал стрелять, но тут грохнули гранаты. Шаман метнулся вперед, а Бизон вдогонку кинул дым и помчался следом. Я и Кибер, нахлобучив на глаза ночники тепловизоры, тоже метнулись за ними. Перестрелка в дыму была короткой, всех кого мы смогли достать, были убиты, но комнаты ещё не были нашими, а оставаться в коридоре было самоубийством. Пришлось решать, что важнее и мы решили, что комната управления. Выбив дверь, закидали её дымовухами и добили тех, кто там ещё оставался. А как только мы оказались внутри, нам в спину ударила очередь со стороны оружейки. Чудом ни кого не задело, поздно боец сориентировался, мы уже были внутри.
   - Вот сука, - Выругался Бизон, укрывался в оружейной, до последнего. Теперь он нас задержит здесь.
   - С чего ты взял? - Спросил я.
   - А ты что, не заметил, как изменился звук стрельбы? Этот козел добрался до пулемета, вон как шмаляет, не останавливаясь, поди, лента патронов на двести.
   - Подкинь ему светошемовую, может пыл поумерит.
   Бизон встал к стене и катнул по коридору гранату к противоположной комнате, но там захлопнули дверь и она, ударившись о препятствие, взорвалась в коридоре, оглушив и нас немного. Бизон же не терял времени, встал в проеме двери и сквозь усиленную дверь оружейки, выстрелил несколько очередей на уровне живота и ниже. В ответ открыли стрельбу из ружей, через решетку со стороны столовой. Картечины, долетевшие до двери, выбили солидные куски дерева от дверного косяка, заставив Бизона укрыться внутри комнаты.
   Я метнулся к мониторам, чтобы посмотреть, сколько человек ещё осталось. Благо вся аппаратура была укрыта бетонной стеной от коридора и осталась невредимой. На пульте я нашел управление питанием и включил свет в бункере. Потом переключаясь с камеры на камеру, стал искать нужные нам. Ага, вот оружейная, там три человека, двое раненых сидели, укрытые ящиками и прислоненные к стене, похоже, они словили осколки гранат. Крови с них натекло много, не жильцы. А вот третий активно работал, делая баррикаду не далеко от входа в комнату из ящиков с патронами. Готовился обороняться. А рядом лежал пулемет, "М-60" кажется. Так, вот столовая, там тоже три человека, но все на ногах, у двоих ружья, третий с пистолетом. На кухне два человека, вооружены только кухонной утварью. Что-то слабо они подготовились к обороне, ведь знали, что на бункер совершена атака. Либо я что-то не понимаю, либо у них какой-то козырь в рукаве. Оборачиваюсь к Бизону и говорю.
   - Коль, давай из глубины комнаты через дверь, стреляй одиночкой, а я через камеру буду корректировать.
   - Понял. - Сказал Бизон и присев на колено спросил: - Куда?
   - Давай кроткую, на уровне пояса, прямо в центр.
   Вихрь хлопнул и клацнул затвором, два раза. Пули прошили дверь и пролетев рядом с противником, заставили его укрыться за баррикадой.
   - Давай влево и вниз сантиметров на двадцать.
   Очередь прошила дверь, и попала туда куда нужно, но энергии пули не хватило, чтобы пробить ящики с патронами. "Догадался сволочь, что у нас бронебойные патроны. Вот и сделал себе укрытие". - подумал я, - "но это не самая важная наша проблема".
   - Парни, оставим оружейку, там всё равно два трупа, и один пулеметчик, который постарается не высовываться. Наша проблема те, что в столовой. Там трое вооруженных, и два повара с ножами. Делаем так, Бизон, ты остаешься и контролируешь выход из оружейной, я открываю замок решетки. Шаман и Кибер, задымляете следующий коридор, и добейте этих с ружьями.
   "И так, прикинем расклад, что-то не сходится. Здесь четверо убитых, наверху четырнадцать, двое умирают в оружейной комнате, всего двадцать. Один живой, трое в столовой, двое на кухне. Всего двадцать шесть. А по нашим прикидкам тридцать четыре. Где остальные?" И я принялся работать с комнатой управления, наконец, нашел, как переключиться на камеры нижнего уровня. И вот радость, обнаружил ещё четверых, они готовились к обороне и активно минировали "Клейморами", все переходы нижнего уровня. Минировали и агрегаты насосной и генераторной установок. Не забыли и лестницу к ним на этаж. "Это всё понятно, но людей не хватает". И тут на связь вышел Алмаз.
   - Песец Алмазу!
   - Здесь Песец.
   - Заложники у меня, четверых, что шли с ними я положил. Но заложников только двое, оба наши клиенты.
   - Принял, уводи их к месту встречи.
   - До связи. - Сказал Алмаз и отключился.
   - Мужики, давайте начинаем, я решил забрать и серба, наши клиенты уже наверху, пора закругляться.
   Шаман и Кибер закинули последние дымовухи, я открыл замок решетки, а они ринулись вперед. Где-то через пару минут в помещении столовой грохнула светошумовая, потом в камеру наблюдения я увидел, как мои бойца вошли в помещение и положили противников. Тот, что прятался в оружейной, не дергался, он выставил пулемет на ящики и ждал штурма. Если не будет геройствовать, останется жить. Поварят повязали Шаман с Кибером, куда они денутся, с голыми пятками против автоматов, переть глупо. Теперь сопротивление было оказать не кому и можно проверить комнаты для сидеьцев. Я открыл следующую решетку и все замки на камерах. А по связи сказал:
   - Кибер, волоки поварят в одну из каморок, чтобы не мешали работать.
   - Принял, - ответил морпех и повел обслугу туда. В одной из камер нашли изможденного человека, он зарос, исхудал, но держался на ногах. Его привели в комнату управления, и он спросил:
   - Кто вы?
   - Мирко Дражич. - Представился я. И мужчина расплакался. Он уже не верил в свое спасения, ведь понимал, что правительство ни чего не сможет сделать, чтобы освободить его. Ноги у мужика подкосились, и он попросил воды.
   Ему дали напиться, и немного прийти в себя, пока с ним возились, Шаман заминировал дверь из оружейной, на случай если пулеметчик пожелает выбраться. Потом я запер все камеры и решетки, теперь чтобы с нижнего яруса попасть сюда, надо взорвать решетки или идти через запасные ходы и расстрелял пульт управления. Уходили спешно, на первом ярусе переодели серба в военную форму американцев, скинув его оранжевую робу в кабинет начальника. Перед выходом связался с Соболем, она доложила, что наверху чисто. И помогая ослабшему сербу, мы выдвинулись к месту сбора.
   У раздвоенной скалы всю группу собрали вместе, оставили несколько сюрпризов на пути нашего отхода. У спуска со скалы, тоже постарались с минами и помогли спуститься гражданским. Потом, насколько быстро мог двигаться серб, пошли вниз в долину. Он нас тормозил, значительно, и на перекуре и тайника, куда мы скинули всё оружие и снаряжение, кроме пистолетов, пришлось принять волевое решение и уговорить Бизона и Кибера, помогать мужику, поддерживая его, чтобы быстрее передвигаться. Машину нашли не сразу, пришлось полазить по овражку, а потом вручную её выкатывать из дебрей. Здесь нам предстояло разделиться. Алмаз и Соболь, плюс заложники поедут на машине. Я вручил им стояночную квитанцию, где стоял их минивен и сказал:
   - Алмаз, ты старший, подъедите к стоянке и за один квартал бросьте машину. Потом ты сходишь со Стояном , за своей машиной.
   - А зачем ему идти? - Спросил Владимир.
   - Там найдешь мой гольф, пусть забирается в машину и ждет меня. Заодно отдохнет и поест. Там у меня есть булочки и газировка. Сам же заберешь минивен, и едешь за своими. А дальше по вашей легенде. Документы на клиентов есть?
   - Да, они в машине, спрятаны надежно.
   - Нас не ждите, вам надо вывезти семью в целости и сохранности.
   - Это понятно, тогда ни пуха не пера, поехали мы.
   - К черту. - Ответил я и отдал ключи от машины, а сам скомандовал оставшейся команде уходить лесом. Владимир и Ирина, завели машину и поддали оборотов. А мы, теперь уже налегке, начали марш-бросок до Моречиша. Нам надо попасть туда до рассвета.
   Возле автовокзала я простился ребятами, они купили билет на первый утренний автобус до Бухареста, который отправлялся в пять двадцать. Им на всё про все осталось полчаса, а мне надо вернуться на стоянку и сделать доклад.
   Машину со спящим в ней Стояном, я забирал, когда небо уже начинало светлеть. Город пока не проснулся, и я воспользовался этим, чтобы быстрее убраться отсюда. Скоростной режим не нарушал, зачем мне проблемы с местной полицией, ехал на пределе скоростного режима, а уже когда был на горной трассе далеко от места событий, остановился на смотровой площадке. Разбудил серба, подобрал ему одежду из моих шмоток, благо он был моего роста, только худее. Заставил его переодеваться, а сам вышел из машины позвонить по спутниковому телефону. Когда соединение было установлено, я сказал лишь одну ключевую фразу, на что мне ответили, что принято и прервали связь. Теперь наши знают, что операция прошла нормально, и люди возвращаются назад. Кораблик наших морячков к их приезду выгонят из доков, и как они только прибудут, он выйдет в море, и постарается как можно быстрее убраться в нейтральные воды.
   Две семейные пары болгарских туристов, встретят на границе их многочисленные родственники. А рейс самолета Будапешт -Шанхай, сделает вынужденную посадку в Ереванском аэропорту. У меня же было ещё одно дело. Пассажир со мной был не предусмотрен. И поэтому, я по мобильному телефону, связался с сербами, которые готовили мой переход.
   - Протич слушает. - Раздалось в трубке.
   - Привет Душан, мне нужна помощь.
   - Коротко, в чем проблема?
   - Со мной пассажир, у него нет документов.
   - Сколько тебе до границы по времени?
   - Примерно полтора часа, может чуть больше.
   - Жди нас в Николиче, через полтора часа.
   - Где ждать?
   - Проедешь поселок в сторону границы и встань на обочине, как будто что-то сломалось.
   - Понял. - Ответил я и отключил телефон.
   Спустя полтора часа, в указанном месте я сделал остановку, вышел из машины, открыл капот и стал ждать. Стоян спросил, зачем мы остановились. Пришлось объяснять, что у него нет документов, чтобы пересечь границу.
   - И что делать? - Спросил он.
   - Ждать.
   - Чего?
   - Когда документы появятся.
   - А они появятся? - Нерешительно спросил он.
   - Сейчас и узнаем. - Сказал я, видя как с другой стороны дороги, останавливается машина с сербскими номерами. Из нее вышел уже знакомый мне Душан. Подошел, и для виду заглянул под капот моей машины, а между делом спросил.
   - Кто этот человек?
   - Его звать Стоян Панич, вот его досье. Я вынул из машины папку, которую оставил мне Кибер.
   - Хорошо, пусть идет к нам в машину, а ты уезжай, пересечешь границу и езжай в Ниш, там, в центре разминирования тебя встретят.
   - А как же Стоян.
   - Не волнуйся, мы разберемся. Кстати, я вижу, ты прихватил пистолетик, отдай его мне, на границе он не понадобится. Там сейчас переполох. Обратно выпускают, только после тщательного досмотра. Видимо из-за твоего пассажира.
   - Что будете делать?
   - Останемся здесь до вечера, у нас есть, где укрыться. А ночью, пешком, переправим его через границу.
   - Ещё вопрос. Судя по твоему лицу, ты слегка удивлен, моему пассажиру. Кто он?
   - Он бывший четник, все думали, что он погиб в албанском плену, уже два года прошло с его похищения. И я благодарен тебе за то, что вы не оставили его гнить в тюрьме.
   - Добро, тогда прощай Душан, и на, забирай мою пушку. - И вручил ему свой пистолет.
   - Прощай Юрий, - сказал Душан, - удачи тебе и твоим людям.
   Я захлопнул капот, сказал "спасибо" и завел машину, подождал пока они сядут в свой, взмахнул на прощание рукой и поехал на пограничный пункт. Шмонали меня основательно, но не нашли к чему придраться и пропустили через границу, я благополучно добрался до Ниша и с бортом МЧС прилетел в Ростов.
  
  Глава 6.
  Покой нам только снится.
  
   В грузовом терминале ростовского аэропорта меня встретил Серый, он приехал на представительской машине с личным шофером. "Во как, командир наш растет, и теперь у него личный шофёр" , - подумал я, - "видимо что-то срочное, раз сам прибыл встретить."
   Командир коротко поздоровался, и сказал:
  - Прыгай в машину, все вопросы потом.
   Мы уселись на заднем сидении, кэп скомандовал водиле двигать, и машина резво стартонула от самолета на выезд с летного поля.
  - В чем дело командир? - Спросил я. - Что-то пошло не так? Наших спасенных задержали?
   Серый достал из портфеля нетбук, и протянул его мне.
  - Держи, напишешь отчет по форме, о проведении операции и передашь его лично мне. В сеть не подключать, он хоть и защищен, но мало ли.
  - Василич, не мудри, скажи что произошло? Мы что-то накосячили?
  - Успокойся Юра, вы всё сделали нормально, вашу работу оценили, и поставили оценку хорошо. Просто нарисовалась другая проблема, но об этом, только на базе.
  - Слава богу, а то я уж и не знал что думать. Вообще мысли самые разные, уж предположил , что наших ребят хапнули.
  - Нет, всё нормально. Объекты прибудут в Ростов, завтра, а с ними, наша парочка. Шаман прилетит из Азербайджана. Кибер с Бизоном в море вышли нормально, портовой охране правда бока намяли, а так всё хорошо.
  - Командир, а сейчас мы куда едем?
  - В наш медицинский центр, вам всем снова надо будет пройти обследования.
  - Это ещё зачем, нас что, не достаточно мурыжили прошлый раз?
  - Эээ брат, да ты так и не понял, это не просто обследования, эта комиссия, будет перед каждой новой операцией.
  - Зачем?
  - Тесты на стресс, тесты на совместимость и готовность к операции. Если бы их не проводили, то половина наших заданий провалилась бы. Ладно, пиши отчет, если возможно, и давай помолчим, наша работа сам знаешь, не для всяких ушей. - И он кивнул в сторону водителя.
   До Новороссийска ехали почти два часа, за это время я успел напечатать отчет о проделанной нами работе, и передал его командиру. Нас доставили , в воинскую часть приписки, командир высадил меня и сказал:
  - Освежись, приведи себя в порядок и через час жду тебя в медцентре.
  - Принял, - ответил я и направился в жилой сектор военного городка, где у меня теперь была своя скромная, по спартански обставленная, квартира.
   В центре экстремальной медицины, меня снова встретил командир, и увел в отдельный кабинет, где хотел со мной побеседовать. Разговор состоялся непростой, он успел прочитать мой отчет, и сразу насел на меня с претензиями. В общем, разбор полетов оказался не в нашу пользу, мы наделали кучу ошибок. Командир отчихвостил мою персону и в хвост и в гриву, я сидел, с красной от стыда рожей, и молча, глотал претензии. Мои попытки оправдаться пресекались на корню. Но потом командир смягчился и сказал:
  - На первый раз нормально, ты не серчай, что я так наехал, это урок на будущее, в дальнейшем надо учитывать и просчитывать всё. Это хорошо, что ваше крещение было в Румынии, там служаки безалаберные, но случись что посерьёзней, ты как командир потерял бы пару человек. Ошибки я тебе указал, в дальнейшем, лучше прорабатывай операции. Сам понимаешь, в центре всё учесть невозможно, аналитики дают только рекомендации, а группа уже на месте должна собрать дополнительные сведения и на этой основе скорректировать задание. Юр, я понимаю, что времени у вас было мало, да и мы торопили, так как была опасность, что заложников переведут в другое место. Но это не значит, что мы должны терять людей. Государство в нас столько вбухало, что воспитать новых, на замену вам, будет очень сложно. Учти это, ты как полевой командир отвечаешь за всех людей, и за каждого в отдельности, и твоя задача избежать потерь и выполнить задание. Ты меня понял?
  - Понял, чего не понять, сам видел, что план был не до конца продуман и в основном на импровизации. Да и фактор неожиданности утратили после проникновения в бункер.
  - Вот и учитывай теперь это, в дальнейшем так работать нельзя. Ну, а теперь главное. Почему такая суета, дело в том, что нам не дают передыха, у Африканского рога пираты захватили наш сухогруз с нефтяным оборудованием. Судно отогнали в Сомали, экипаж в заложниках. Наши уже неделю ведут переговоры с посредниками, по освобождению кораблика. Но результатов пока нет. На верху, решили задействовать нашу группу, в акте устрашения и выбивания почвы из-под ног у пиратов. Через пару недель намечены переговоры в ЮАРовском городке Дурбан. Мы едем туда, прикрываем переговорщиков с нашей стороны, выявляем связи посредников и возможно устраняем главарей. Я тебе дам кое-какие документы и отчеты, изучи их. Это работа, подобного нашему, подразделения, тогда ещё Советского Союза. Когда арабы захватили в заложники граждан СССР и требовали выкуп. В общем, очень интересное чтиво. Когда стали пропадать их главари, или умирать не естественной смертью, заложников отдали без всяких условий.
  - Ясно, а когда мы приступаем к заданию?
  - Переговоры намечены через двадцать дней. За неделю вы на базе должны подтянуть оперативную работу, освоить спецсредства и вылететь в ЮАР. Там вам останется пять дней на подготовку. Оперативники дип. миссии уже там поработали, все их доклады будут у вас. Аналитики трудятся, расчеты тоже предоставят. А пока, проходи обследование на сресоустоичивость и жди ребят. Завтра и послезавтра они присоединятся к тебе. Да, и ещё, пока не говори им о новом задании. Я сам поставлю в курс дела, когда закончите тренировки. Пусть для всех будет, обычная рутина, не забудь заставить каждого написать отчет о своих действиях, пока они здесь в центре медицины. Всё, свободен. Иди, устраивайся, кубрик тебе уже выделили.
  - Понял, а когда я получу "занимательное чтиво"?
  - Вечером занесу. Бойцам можешь показать, пусть на ус мотают.
  - Добро, - ответил я и вышел из кабинета.
   После обеда меня потянули на различные эксперименты, тыкали иголки, надевали на голову датчики, в общем, я опять превратился в лабораторную крысу. Чего эти доктора исследовали, мне было не понятно, и на все мои вопросы они отмалчивались, ну черт с ними, пусть исследуют, раз это надо. Вернулся я в палату уставший, голодный и злой. Наскоро принял душ и собрался поужинать. В палату вошел лейтенант, с портфелем в руках, и спросил:
  - Где я могу найти старшего лейтенанта Седова?
  - Я Седов.
  - Меня приставили к вам, чтобы вы могли просматривать документы.
  - А чего, документы передать мне нельзя.
  - Не положено, вы их можете читать только в моем присутствии, а после изучения, я обязан их забирать.
  - Хорошо, лейтенант, обустраивался, я схожу, поужинаю, а как приду так и займемся изучением. Ты сам-то ужинал?
  - Да, спасибо, я успел поесть.
  - Добро, тогда я тебя оставлю на некоторое время, а как вернусь, займемся делом.
  - Хорошо, я подожду вас здесь, если можно. - Можно, и даже нужно, - сказал я и убежал в столовку.
  
   После ужина, мы с лейтенантом уселись за стол, он открыл свой портфель, достал оттуда, плоский металлический ящик, открыл замок и извлек увесистую папку с документами. Предупредил меня, что изучать я могу только в его присутствии, документы из комнаты не выносить и после прочтения сдавать под роспись. Вот такие формальности были условием моего доступа. Но деваться не куда, пришлось поставить закорючку в получении документов и в том, что я согласен на условия их изучения.
   По сути это была куча отчетов о проведенной операции. Но суть была проста, тогда ещё в далеком 1976 году, в одной из африканских стран, наши специалисты строили нефтяной терминал. Американцы как всегда в своем противостоянии, организовали акции протеста, проплатив радикалов этой страны. Они попытались устроить переворот, за свободу от кровавого режима, но ни чего не получилось. Все их начинания были пресечены, и тогда они решились на отчаянный шаг. Захватили команду наших инженеров строителей из восьми человек, с требованием убираться из этой страны и заплатить выкуп за этих людей. Но как вы понимаете, это был Советский Союз, который был довольно силен своими спецслужбами. В КГБ решили, что выкуп платить ни кто не будет, а похищение людей иностранного государства, ничто иное, как террор. На переговоры, поехали наши дипломаты с оперативниками отдела "С". Пока дипломаты парили мозг переговорщикам. Оперативники, поработав пару недель, выяснили, откуда растут уши. Без американского влияния и денег не обошлось, да к тому же посредником в переговорах был американский "бизнесмэн", который представлял интересы одного из главарей похитивших граждан СССР. Игра на дипломатическом поле затянулся, и с этим надо было кончать. Дипломаты обещали, что Советский союз предоставит деньги, но для этого понадобится время и прежде чем что-то делать, нужны доказательства, что все люди живы и здоровы. Посредник согласился предоставить фотографии, но их отвергли как несостоятельные, ведь кто знает, когда они были сделаны. В общем, договорились о том, что один из секретарей дипмиссии, добровольно поедет, с похитителями, посмотрит на содержание людей и сделает свои фотографии. Разумеется, это был оперативник отдела "С".
   Его долго возили по глухоманям с мешком на голове и в итоге привезли в лагерь повстанцев. Опер сделал фотографии, но не столько заложников, сколько самих похитителей. Все конечно понимали, что после визита нашего человека лагерь покинут и заложников перевезут, но не это было главное. Здесь надо было другое. Основная задача, выбить почву из-под ног посредника. Что и было сделано в дальнейшем. Сначала загадочным образом погиб участник переговоров от похитителей, его ударило током в ванной комнате, когда он мылся в ванной, туда упала электробритва, включенная в розетку.
   Похитители послали другого человека, но он не доехал, попал в аварию на горной дороге и свалился с машиной в пропасть. Посредник был в бешенстве, он не мог в одиночку вести переговоры, так как напрашивался бы вывод, что именно он организатор похищения. И он начал юлить, мол, похитители не желают ехать на переговоры и будут общаться по телефону. Наших дипломатов это не устроило, потому, что таким образом, нет ни каких гарантий освобождения заложников. Посредник обещал, что представитель будет, и через пару дней он пришел на переговоры с мутной личностью. Но поскольку опер, заснял всех участников событий, трюк раскусили. Это был абсолютно посторонний человек, нанятый американцем сыграть роль похитителя. Американец отнекивался, и соучастник тоже, но после, его выследили и устроили экспресс допрос, где африканец признался, что получил тысячу долларов за эту роль. По тем временам огромные деньги.
   В итоге, всё же на переговоры явился представитель группировки, но странным образом перед днем переговоров пошел на собачьи бои. И толи, изрядно выпив, толи, приняв наркотики, свалился в загон с дикими голодными собаками, которые растерзали его почти моментально. Когда разогнали животных, всё было кончено. Человек истекал кровью и умер буквально на руках спасителей. Этот случай стал последней каплей для приверженцев ислама. Они сообразили, что смерти их соратников не случайны. И что последняя самая ужасная смертей, для любого мусульманина, стала просто показательной, что с ними будет, если они не отпустят людей.
   Буквально, через два дня, инженеров привезли. Связанных, с мешками на головах, их выбросили из машины у Советского посольства. Но этим дело не кончилось, американский посредник утонул в океане во время рыбалки на собственной яхте. Он отпустил команду, а сам вышел в море. Как предполагает следствие изрядно выпил и свалился за борт. Яхту потом нашли прибитую к берегу приливными волнами.
  
   Читая всё это, я как бы сам переживал тогдашнюю ситуацию, и сухие доклады превратились, в действительно занимательное чтиво. Закончив с папкой документов, я глянул на часы, было три утра. Лейтенант от скуки уснул в кресле, рядом со мной и тихо посапывал, пришлось нарушить его блаженство. Передав ему документы, я тоже завалился спать, и уснул моментально. А утром, в восемь часов, меня разбудил прибывший "Шаман", очень шумно размещающий свои манатки в шкафу. Я открыл глаза и сонным голосом спросил:
  - Ильдар, сколько сейчас времени?
  - Пять минут девятого, - ответил он, - ты проспал завтрак.
  - Ещё успею, если поспешить. - Сказал я и как ошпаренный вскочил с кровати. Быстро оделся и не умываясь помчался в столовую. Наскоро перекусил, и вернулся к себе в палату. Шаман уже привел себя в порядок, и успел раскидать вещи.
  - Как долетел? - Спросил я.
  - Нормально, только в Баку пришлось ждать документы, чтобы вернуться в Россию.
  - В Румынии никаких приключений не случилось?
  - Всё гладко, кому нужен незаметный "китаец", меня даже на таможне проверяли меньше чем остальных. Кстати ты в курсе, что румыны всполошились после нашего нападения. Наверное, они связь с тюрьмой поддерживали и те не ответили им.
  - Ильдар, ты не забыл, что мы там оставили в живых несколько человек? Так вот, они и вызвали подмогу, а когда разобрались, в чем дело, то дали команду усилить пограничный контроль и задержать беглецов. Надеюсь, что Ирина с Володей успели пересечь границу до усиления, и благополучно вывезли наших клиентов.
  - Ну, кэп сказал, что вроде всё в норме.
  - Да, сказал, но мне не спокойно на душе. Кстати, ты отчет уже написал?
  - Нет пока, а что?
  - Ни чего, жди капитана, он даст тебе нетбук, там и напишешь отчет.
  - Ясно, а сейчас чем займемся?
  - Будем изображать из себя лабораторных мышек.
  - Слышь, Юр, а за каким всё это?
  - А "Серый" тебе не сказал?
  - Нет. А что? - Значит, скажет, когда напишешь отчет. А от меня отстань, сейчас будет не до разговоров, вон наши "мучители" уже топают сюда.
  
   Мою персону обследовали целый день, куча тестов и анализов, потом сказали, что я здоров как бык и могу отдыхать. Рекомендовали прогулки по побережью и посиделки на веранде. Когда я вернулся в палату, народу там прибавилось. Оказывается, приехали ещё двое из нашей команды "Соболь" и "Алмаз". Посмотрев на кислое личико девушки, я отозвал Владимира в сторонку:
  - Что с Ириной?
  - Не знаю командир, хандрить начала как пересекли Болгарскую границу. Видно сказалось напряжение последних дней, нервишки сдали.
  - Что с клиентами?
  - Порядок, их приняли опера, и отправили в консульство. А там, наверное, с дипломатическим транспортом отправили в Россию.
  - А вы как?
  - Как, как? Самолетом. Всю дорогу молчком. Ира хандрит, со мной говорить не желает.
  - Ладно, тогда не приставайте, я сам с ней поговорю. И, ... Шаман там отчет писал, ты тоже займись, изложи всё подробно.
  - Понял, сделаем.
   Я отошел от "Алмаза" и громко сказал:
  - Соболь, со мной, остальные устраиваются и пишут отчеты.
   Ирина немного встрепенулась, отложила свои вещи и как сомнамбула последовала за мной к выходу из палаты. Я пока ни чего не говорил, а лишь упрямо вел девушку на побережье территории санатория. Нашел среди каштанов уединенную лавочку и присев на нее скомандовал:
  - Садись лейтенант. Надо поговорить.
   Девушка пожала плечами и села рядом со мной.
  - Рассказывай в чем дело, и с чего твоя хандра.
   Ирина ещё раз пожала плечами, и не глядя в мою сторону, спросила:
  - Юр, мне теперь всегда так будет плохо после убийства?
  - Что? Не понял, после какого убийства?
  - Ну, как ты не понимаешь, я же убила людей, там на базе. А они ни чего нам не сделали, у многих, наверное, есть дети. Они ведь просто охранники.
  - Постой Ирина, я так понимаю, ты первый раз выстрелила в человека только на этом задании?
  - Да, и даже не думала, что потом буду мучиться.
  - Почему ты раньше об этом не сказала? Почему не скала перед операцией, что ещё не участвовала в таком? Ты ведь представляешь, что могло произойти?
  - Я не думала что всё так сложно.
  - Вот мля ..., - выругался я, - Ирин, ты понимаешь, что вся операция могла полететь к чертям, если бы ты не смогла выстрелить? Ты понимаешь, что подставила бы нас по-полной. Мы бы не спасли заложников и потеряли своих людей.
  - Но я же смогла. Если бы начальство знало, что я не смогу, меня бы не допустили к операции. - У девушки навернулись на глаза слезы, и она спросила: - Теперь меня спишут?
  - Не знаю, но если не возьмешь себя в руки, точно спишут. Так что соберись, без тебя наша команда не будет полной.
  - Седов, а как ты с боролся со своей совестью, когда первый раз убил человека?
  - Мне было легче, я убил "зверя", садиста который издевался над людьми.
  - И всё же?
  - Ирин, пойми, мы делаем нужное дело, убив несколько бандитов, мы спасаем тысячи. Мы предотвращаем ущерб, от которого могут умереть много людей.
  - Но, это не были бандиты, они румынские солдаты, они были на службе.
  - Вот как? Тогда почему эти солдаты поступают как бандиты? Почему они помогают похищать людей, потом охраняют их, чтобы другие "звери" пытали и выбивали из них признания того, чего они не делали. Эти солдаты, хуже чем бандиты, они обязаны защищать людей, а делают наоборот, имея при этом оружие и официальное разрешение правительства.
  - Но мы-то, тоже похищаем и убиваем людей.
  - Э нет, Ирина, мы убиваем и похищаем не людей, а тварей потерявших всё человеческое, мы охотимся на них и отстреливаем таких нелюдей. Так что заканчивай хандрить, бери себя в руки, нам предстоит ещё работа. Кстати, врачи будут тестировать, расскажи им о своей дилемме, расскажи о переживаниях, и не держи их в себе. Думаешь, нас просто так после каждой или перед новой операцией таскают в этот центр. Нет, они как раз и должны помогать нам, разобраться в себе и определить, готовы мы дальше идти или нет. И если твоя хандра не закончится, то на следующее задание тебя не пустят.
  - Но я не могу вот так просто, всё это выбросить их головы.
  - И чего? Теперь ты сдашься, останешься в депрессии и позволишь себя сломать? Вспомни, как ты добивалась всего, как проходила через трудности и предвзятость начальства. Ты же боец, вот и не раскисай. Я оставлю тебя одну, посиди, подумай, как будешь готова, вернешься в палату. - Добавил я и поднялся с лавки. Девушку действительно надо было оставить один на один со своей совестью и разумом. Она должна сама себе придумать оправдания её действий. А если не придумает, то жаль, но её в команде не будет.
  
   Седов ушел, и Ирина осталась одна, ей было не по себе, но она задумалась над словами Юрия. - " А ведь он прав, если сдамся сейчас, то всё, я чего добивалась, не будет иметь смысла." - И она стала перебирать в свой памяти, причины, заставившие её, молодую девушку, предпринять шаги для службы в армии. Воспоминания нахлынули на нее, и она погрузилась в них.
  
   Лето 1998 года, выпускной экзамен, Ирина счастлива, потому закончила десятилетку с отличием. Было трудно, семья хоть и не бедствовала, но и не шиковала. Платье на выпускной, сшила крестная, оно было идеально подогнано по фигуре, из дорогого материала синего цвета, и прекрасно сочеталось с её глазами. Туфли лодочки, на небольшом каблуке, белого цвета, были под стать сумочке, поясу и воротнику платья. Прическу делала подруга, которая отучилась на стилиста, и в качестве модели выбрали Ирину. Одноклассницы не менее расфуфыренные тихо завидовали Ирине, она на их фоне, выглядела как королева. Но в этот день все эти мелочи не имели значения, они прощались со школой. Торжественное мероприятие, последний звонок и вот он выпускной, они получили дипломы и им открыты все дороги. Кто знал, что этот день станет коренным в судьбе Ирины. Именно тогда она познакомилась с Игорем. Он только весной пришел из армии, отслужив в пограничных войсках. Они с компанией выпивали в сквере, да и Ирина с подругами были навеселе. Всё как обычно, зацепились, слово за слово, и вот они уже вместе продолжили праздновать выпускной. Потом Игорь проводил изрядно охмелевшую Ирину, но что больше всего ей понравилось, он не воспользовался случаем, а отнесся к ней с уважением. Да, они были на грани, но Игорь, осек себя и сказал, что Ирина ему очень понравилась, и он не хотел, чтобы потом его считали сволочью, из-за того, что он воспользовался моментом и затащил её в постель. Знакомство продолжилось, они стали встречаться, это стало первой серьёзной влюбленностью Ирины. Но экономическая обстановка в стране, не располагала к созданию семьи, да и Ирине надо было заняться дальнейшей учебой. Месяц пролетел быстро, и пора было подавать документы в какой-нибудь ВУЗ.
   И вот однажды теплым летним вечером, они разговорились с Игорем о дальнейшей жизни. Перспективы были не радужные, работу найти практически не возможно, друганы его звали в полукриминал, типа стать группой воздействия, на должников. А проще говоря, стать вышибалой долгов. Там светили хорошие деньги, тачки, квартиры, но был шанс и сложить голову, внезапно, в перестрелке с конкурирующей группировкой. Ведь дележ сфер влияния был в полном разгаре, по Красноярску прокатилась серия криминальных разборок, с кучей трупов. Ирина же хотела идти учиться на юриста, и как минимум на пять лет теряла связь с Игорем. Вот тогда её парню и пришла в голову идея. Игорь сказал, что можно остаться вместе в одной сфере деятельности. Он предложил Ирине, не кататься в Москву, за призрачным образованием, а учиться здесь в Сибири, тоже на юриста, но в институте ФСБ, который находится в Новосибирске.
   Ирина сначала не соглашалась, ведь мечта учиться в Москве ни куда не делась, да и чем займется сам Игорь, здесь в Красноярске. Но у Игоря был и тут ответ, он решил вернуться на службу, сверхсрочником, с дальнейшей учёбой, в том же институте. Неделю, как заговорщики они обсуждали эту проблему, Ирина ничего не говорила, ни отцу, ни матери пока не приняла окончательное решение. Здесь сыграл роль Игорь, он взял девушку на слабо. Хитро подведя её к такому решению. И вот у Ирины появилась цель, ей требовалось доказать всему миру, что она не слабачка, и уже на следующий день она подала документы в Новосибирский Институт.
   Документы приняли, но поступить туда оказалось сложнее, ей предстояло пройти медкомиссию по состоянию здоровья. Игорь тем временем, занимался своим возвращением в часть. В военкомате подали запрос, и через десять дней он должен был вернуться на службу в город Кызыл.
   Пять дней они не могли расстаться, проводили вместе не только дни, но и ночи. А когда Игорь уехал, обещали друг другу писать.
   Много воды утекло с того момента, Ирина поступила в институт ФСБ, сыграло роль, то, что она занималась биатлоном. А институту явно не хватало спортсменов. Времена такие, нет желающих, заниматься спортом, тем более за это ни кто толком не платил, всё на голом энтузиазме преподавателей и их учеников. Но Ирине нравилось, да и просто поддерживать себя в форме было приятно. Учеба давалась легко, и даже как-то непринужденно. Ей откровенно было скучновато на лекциях, и она взяла на себя дополнительную нагрузку, начала осваивать иностранные языки. Английский был обязательным и поэтому, Ирина решила заняться ещё испанским, турецким и японским. Почему приняла такое решение? Да уже и сама теперь не помнит, тогда это казалось забавным. После первого курса её перестало устраивать юридическое образование, и она решила переквалифицироваться и перейти на другую кафедру.
   Это оказалось не так просто, к девушкам относились предвзято, типа какой из нее служака, она за себя постоять не сможет, а тут охрана госграницы или работа оперативником. Ирину это задело, и она снова пошла на принцип, к тому же, чтобы не считали её слабой и хрупкой, занялась боевым САМБО.
   Письма от Игоря с каждой неделей стали приходить всё реже, он писал, что втянулся в службу и не хочет ни чего менять, звал её к себе на заставу, но Ирина понимала, что теперь не сможет просто так оставаться женой солдата. Игорь дал ей цель, а сам по этой дороге не последовал. В итоге ещё через полгода они вообще перестали писать друг другу. А Ирина и не жалела, потому, что осознала разницу между влюбленностью и настоящей любовью. Дальнейшая учеба шла как каждодневный бой, с нее требовали столько, сколько с мужиков, и приходилось сжимать зубы и доказывать, что она ни чем не хуже, а в некоторых аспектах даже лучше парней.
   Благодаря биатлонному прошлому, она стреляла лучше многих, благодаря целеустремленности и желанию доказать, что она сильная, Ирина преуспела в рукопашном бое. Некоторые их сокурсников даже побаивались спарринги с этой "фурией", как часто называли девушку между собой.
   Да, тогда она была на пике своих амбиций и казалось , что нет ничего невозможного.
  
   Вернувшись в реальность, Ирина задумалась, и спросила себя: - "Что же произошло? Почему я расклеилась, у меня есть цель, я хочу быть полезной, нет, я хочу быть одной из лучших. Столько трудов, столько времени потратила, чтобы доказать, что я сильна. Так посему же сейчас я сникла? Да, я убила людей, да, это тяжело, но от этого зависели жизни не только тех заложников, от этого зависела политика государства и жизни всего народа России. Если люди будут уверенны, что государство может их защитить в любом месте на земном шаре, то они сделают всё для такого государства. Хватит скулить, и копаться в себе, забей подальше моральные терзания, ты инструмент в руках государства, ты надежда на спасение и безопасность граждан страны." Выговорившись, Ирина взяла себя в руки, встряхнулась как кошка, сбрасывая с себя нахлынувшую ранее депрессию и направилась в медицинский центр, разобрать и уложить свои вещи.
  
  Остров встретил меня плохой погодой и небольшим штормом. Зато вся группа уже была в сборе, и даже Ирина сменила свое настроение, и выглядела на много лучше, чем когда я её покинул. Видно человек переосмыслил свои действия, и хорошо поработали врачи. Команда встретила меня радостно, и начала делиться последними новостями, ведь мы не виделись почти неделю. Бизон и Кибер рассказали о своих приключениях в порту Румынии и о том как они, имитируя пьяных мореманов, отмудохали десяток портовых докеров. Скандал получился ещё тот, приехала полиция, но они уже были на корабле и к тому же абсолютно трезвыми. В общем, дело повернули так, что ребята возвращались на судно, а их пытались ограбить подвыпившие докеры, типа им не хватало денег продолжить банкет. Вот, мол, и применили силу, наваляв этим пьянчугам. Хорошо, что всё обошлось, и им разрешили выйти из порта.
  Я хотел наехать на парней, но Алмаз сказал, что они свое получили ещё на базе в Севастополе. Собственно поэтому и задержались, их мурыжили пару суток, а потом с малым ракетным кораблем отправили в Новороссийск. Чтобы убедиться, что парни всё поняли, мне пришлось взять с них слово, что такое больше не повторится, если только не будет нужно по работе. День закончили обменом впечатлениями, о проделанной работе, я тоже рассказал, как передал серба, как переходил границу и как возвращался домой. Шаман рассказал свою историю, а Алмаз и Ирина свою. В общем, итог был подведен и мы спокойно разошлись по спальным местам, чтобы утром со свежими силами приняться за занятия.
   На следующий день всё началась привычно, пробежка, заплыв и завтрак, а после завтрака на остров прибыли новые люди со специальным оборудованием. И как потом выяснилось, это предназначалось нам.
   Лавров собрал нас в учебном классе и представил двух прибывших оперативников технического отдела.
  - И так, команда, знакомьтесь, лейтенанты Волошин и Каримов. Они будут обучать вас, работе со спецоборудованием, все примочки они привезли с собой. Заниматься будете после завтрака, и вечером после рукопашного боя. Вам за неделю надо освоить все эти премудрости. Поэтому, советую отнестись ответственно, в автономке подсказать будет не кому. Ну, всё, я покидаю вас, работайте. - Сказал полкан и вышел из класса.
   Инструктора лейтенанты, вовсе не были похожи на военных, камуфляжная форма висела на них мешковато, было понятно, что они надели её, может и не первый раз в жизни, но явно это не привычная для них одежда. В голове мелькнула мысль, "офисные или лабораторные хомячки", сейчас они будут учить нас жизни. Предположения оказались правильные, парни действительно были из отдела технического обеспечения, и к военной службе относились постольку, поскольку просто работали в этом ведомстве. Волошин, наверное, был старшим сотрудником, поэтому и начал разговор первым. Он не знал, как к нам обратиться и поэтому начал неуклюже:
  - Ну, ммм, в общем, вот.
   Пришлось вмешаться и придать ему уверенности.
  - Лейтенант, - обратился я к сотруднику, - у тебя есть в отделе подчиненные?
  - Ну, да. Лаборанты и техники.
  - Тогда переходи к делу и разговаривай как с учениками или лаборантами, и не тушуйся, если хочешь достичь результата.
  - Хорошо, спасибо, как вас...?
  - Меня зовут Песец.
  - Пе ..., что?
  - Песец, говорю, зверь такой северный.
  - Хорошо, господин Песец.
   Команда заржала от такого сочетания слов, и Волошин снова застопорился, не понимая, что смешного он сказал.
  - Цыц парни, - осек я гогот наших морпехов, человек не привык к таким обращениям, поэтому дайте ему время. А ты лейтенант не обращай внимания, лучше расскажи, с чем к нам пожаловали.
  - Хорошо, - сказал Волошин, - подходите сюда к столу, мы вам сейчас всё покажем и объясним.
   Техники открыли один из принесенных с собой чемоданов и дождавшись когда мы соберемся вокруг начал объяснять.
  - Мы привезли с собой приборы скрытого наблюдение и контроля, радиомаяки и сканеры, а также средства их доставки к объектам. Начнем пожалуй, с этого, - он достал приборчик, чем-то похожий на рацию.
  - Это сканер, работающий с изотопным маяком, радиус действия шесть сот метров. Если прикрепить маячок на объект наблюдения, сканер всегда покажет, где он находится в пределах радиуса и в каком направлении двигаться. Кстати, в сканер можно ввести карту местности и вы будете точно знать, в каком овраге, или на какой улице находится объект.
   А вот, - он извлек из чемоданчика небольшую коробку, - здесь набор изотопных маяков. Вам придется научиться, незаметно прикреплять их на одежду противника. Скажем, во время рукопожатия или столкновения, в общем как это делают карманники.
   Маячки оказались похожи на рыбные чешуйки, только из прозрачной пленки и было интересно, как их установить, не потеряв при этом. Но Каримов взял слово и сказал:
  - Устанавливать очень просто, вот смотрите, я вам сейчас продемонстрирую.
   Он открыл коробочку, просунул в нее палец, и одна чешуйка прилипла к нему как на магните.
  - Всё просто, у каждого есть статическое электричество, и это используется при переноске маяка на руке, до установки на объект. Электричество преобразуется в магнитное поле и маячок ни куда не потеряется. А теперь пожмите мне руку, любой из вас, я покажу, как его можно поставить.
   Кибер протянул руку для рукопожатия, техник пожал её и сказал:
  - Ну вот, все готово, теперь вы помечены маяком.
  - Ну-ка, дай посмотреть, - Сказал Бизон и начал разглядывать руку товарища, но ни чего не обнаружив, спросил, - а где маяк?
  - А это мы сейчас выясним, - усмехнулся Каримов, забрал прибор из рук Волошина и включил его.
  - Вот смотрите. - Он показал экран прибора нам, здесь есть режимы обзора, когда объект близко включаем увеличение и шкала меняется, для точного определения. Центр экрана вот эта точка, это сам прибор, а вот этот огонек, мигающий рядом это маяк. Не могли бы Вы, отойти в дальний конец комнаты, обратился он к Киберу. Я хочу продемонстрировать работу прибора.
   Кибер послушно пошел к дальнему углу.
  - Вот видите, мерцающая точка удаляется от центра, но если переключить прибор на среднюю дистанцию, то она будет казаться совсем рядом, а если на большую, то будет почти в центре.
   Он пощелкал кнопкой переключения, продемонстрировав режимы прибора, потом поставил на малую дистанцию и отвернулся от Кибера.
  - А вот теперь посмотрите, как можно ориентироваться, сейчас мерцающая точка находится сзади от центра экрана, значит объект в тылу.
  - Ладно, с этим понятно, а как найти этот маяк?
  - Просто, есть режим поиска, он ищет на ультракоротких дистанциях, подойдите сюда, пожалуйста. - Снова он обратился к Киберу. А когда тот подошел вплотную, техник начал объяснять.
  - Допустим, вы нашли объект, но вам надо снять маяк, чтобы не оставить следов. Включаем режим поиска, - и нажал на кнопку рядом с режимами переключения, - кнопку не отпускаем и кончиком вот этой короткой антенны анализатора шарим по одежде объекта. Сами видите, шкала изменилась и теперь можно определить место маячка с точностью до сантиметра.
   Кибер протянул руку вперед, и техник начал её обследовать, на кисти маяка не было, он оказался возле локтя, с тыльной стороны руки. Когда маячок был найден, на приборе включился зуммер и подал сигнал.
  - Ну вот, маяк найден, теперь снимем его.
  - Но как? - Возмутился Кибер, - как он оказался на локте, ты же пожимал мне руку, той рукой, на которой был маяк.
  - Э нет, когда мы начали рукопожатия я его уже перенес на другую руку и при нашем соприкосновении оставил его на твоей одежде. Вот этому вам и придется научиться и ещё многим другими вещам, потому, что мы с собой привезли массу интересных приборов. Например, таких как тепловизор, способный глядеть через стены.
   Алмаз хмыкнул и сказал:
  - Ну, теперь держись, отделение Джеймсов Бондов, выходит на тропу войны.
  
   Неделя была напряженной, мы осваивали новую технику, и систему её установки, в конце занятий мы уже успели проследить за кучей народа с помощью новых маяков. Штурмовали корабль, используя новый тепловизор. Прибор был хорош. Прикладываешь его к стене, и внутреннее пространство, становится видно на довольно внушительном экране, размером двадцать на двадцать сантиметров. Правда все в красно- желто-сине-зеленых тонах, в зависимости от теплового излучения, но благодаря прибору, всегда можно было определить количество народа в комнате и их расположение. Полезная штучка в нашем деле. Были и ещё прибамбасы, например, радиомаяки которые можно установить дистанционно с помощью пневматики, наподобие пейнтбольного оружия. Но это для крупных объектов, типа машин, соответственно и радиус действия был намного выше, аж до десяти километров на открытой местности и до пяти в городских застройках. Маяк находился внутри круглой капсулы, которая при ударе о поверхность становилась липкой и удерживала маяк на месте. Также техники привезли отличную оптику, с огромным увеличением и с тепловизионной матрицей для больших расстояний. Разумеется, были в арсенале и квадрокоптеры, по типу того который мы использовали при захвате корабля на учениях. В общем, техническое оснащение было самое передовое и что характерно, разработка не импортная, а наша отечественная. За эту неделю, мы сдружились с технарями , и подкинули им пару идей, они оказались не плохими учителями, всегда были рядом и что-то подстраивали или перенастраивали под наши нужды. В итоге, мы сжились со спецоборудованием и привыкли к его применению. Для нас это стало обыденно. Мы стырили все секреты, которые могли обнаружить на базе, ведь в арсенале были миникамеры и очки с камерами, новейшие средства связи, правда для коротких дистанций, не более двухсот метров. Но зато размеры поражали, все было миниатюрным и незаметным. Например, камеру можно было спрятать за пуговицей и через дырку для ниток снимать то, что нужно, или разместить её на кокарде, и тогда то, что видит носитель камеры, будут видеть и наблюдатели. А наушник с микрофоном просто сказка, шарик наушника вложил в ухо, и его не видно, а микрофон, или точнее сказать ларингофон, прикрепил на шею возле гортани он телесного цвета и не заметен, и всё, можно держать двустороннюю связь. Игрушки нам очень понравились, и мы научились ими пользоваться. А ещё через три дня к нам пожаловал командир, узнать о наших успехах. Техников отправили обратно на большую землю, а нас собрали в классе, для поставки новой задачи.
  
  
  Глава 7.
  Не ходите дети в Африку гулять.
  
   Мы получили новое задание и теперь летели в Кейптаун, столицу Южно-Африканской Республики, как туристы. Нашу группу разделили на две части, Ирина (Соболь), Ильдар (Шаман) и Ваня(Кибер), остались пока в России, им предстояло согласовать действия с дипломатом, который будет участвовать в переговорах. Соболь будет изображать переводчицу, Кибер телохранителя, а Шаману досталась роль личного шофера. Я же с остальными ребятами, едем как туристы в столицу, нанимаем машины и в Дурбан, как отдыхающие, приехавшие поразвлечься. Единственное, что раздражало, нам придется ехать по жаре, через всю страну. Но командир настоял на этом, сказав, что это для акклиматизации, чтобы на задании не было случайностей. В Дурбане нас ждали три снятые квартиры, рядом с тремя основными городскими отелями. Летели мы с учетом, что нам придется прибыть на неделю раньше переговорщиков. Чтобы изучить город, подходы к гостиницам, слабые и сильные места для наблюдения, и просто удобные точки для наших действий. Со стороны моря нам обещали поддержку, оперативник СВР прибудет в Дурбан на большой моторной яхте, изображая олигарха путешественника, с которым, кстати, мы должны случайно столкнуться в порту и принять его приглашение к себе на яхту. Собственно, яхта была нашим центром снабжения, внутри неё был небольшой док со скоростным катером и парой водных мотоциклов. И, разумеется, на яхте прибудет наше оружие и спецтехника со всеми шпионскими прибабахами.
   Полет длился шесть часов, Бизон, сидел рядом со мной и сразу после взлета откинул кресло и погрузился в сон как оборжавшийся удав. Алмазу досталось место в центральном ряду, рядом с симпатичными девицами, чем собственно он и пользовался, играя на публику и травя им сальные анекдоты. А мне как старшему ни чего не оставалось делать, как погрузиться в размышления по заданию, и усвоению материала по этой жаркой стране. В общем, я погряз в изучении карт и спутниковых снимков. А спустя пару часов, я тоже за кемарил как Бизон.
   Проснулись мы от слов стюардессы, она просила пристегнуть ремни, так как самолет шел на посадку. Я видимо спал с открытым ртом, потому, что в горле пересохло и хотелось пить. Понимая, что стюардессу просить что-либо принести сейчас бес толку, я, толкнул Бизона в бочину и спросил:
  - Минералка есть?
  - Нет, - ответил он, и добавил, - потерпим, я сам пить хочу.
   Ещё полчаса, мы маялись жаждой, пока самолет после посадки не подрулил к терминалу аэропорта Кейптауна. Потом ждали, когда нам разрешат покинуть авиалайнер, и только в посадочной зоне нам удалось купить воды.
  Мы с Бизоном жадно осушили по трехсотграммовой бутылке минералки, и удовлетворенно отрыгнули газы. Алмаз покосился на нас и выразил свое - "Фи". Потом обратился к девушкам, которые сидели рядом с ним в самолете, а теперь шли с нами к таможенному терминалу:
  - Вот посмотрите, с кем приходится иметь дело. Ну ни какой культуры, дикари, в прямом смысле этого слова.
  Девушки покосились на нас, и тихо хихикнули. А Бизон глянул на Алмаза и сказал:
  - С каких это пор ты стал эстетом? Девушки, не верьте этому мужлану, он перед вами ломает комедию, пока не затащит кого-то из вас в постель.
  - Ты чего на меня наговариваешь? - Возмутился Володя. - Тоже мне друг, загоняет в грязь перед прекрасными дамами. А всё это зависть людская, не нравится, что я умею ладить с людьми. Вот посмотрите на этого, - обратился он к девицам, - Бизона. Не зря его так прозвали, большой и грубый, а ещё другом называется.
  - А как звать твоего друга? - Спросила брюнетка из женской компании.
  - Ох, девчонки, извините, совсем забыл вас представить своим товарищам по приключениям. Этого здоровяка звать Николай. Второго моего товарища, похмельного вида звать Юрий.
  - Ты чего мелешь, прохвост? - Взмутился я. - С чего это у меня похмельный вид?
  - Ну, ... я же не виноват, что выглядишь не проспавшимся. Ладно, не будем заострять, знакомьтесь парни, вот эту светловолосую красавицу звать Светлана, а жгучую брюнетку Эльвира. Они приехали к подруге, которая живет здесь со своим мужем.
   Мы обменялись комплиментами, и фразами что нам очень приятно, а потом в голове моей заработал бортовой компьютер. Такое знакомство может нам пригодиться как экстренный вариант. И я, конечно, задал вопрос:
  - Девушки, а вы на какой срок приехали в гости?
  - На двадцать дней. - ответила Света, - у нас обширная программа. Подруга обещала показать нам Африку во всей красе. Хотим съездить в национальные сафари парки, отдохнуть на побережье, ну и просто посмотреть страну.
  - Как интересно, мы тоже примерно настолько же дней сделали свой отпуск. Только мы приехали дикарями, но возможно пересечемся под конец отдыха. Как вы смотрите на то, чтобы обменятся контактами?
  - Юр, обижаешь,- сказал Алмаз, - я уже с девушками договорился, что если мы заскучаем, то созвонимся с ними. И номерами телефонов обменялись.
  - Тогда всё отлично, вот только могут быть проблемы, мы же будем выходить в море, и связь не всегда может быть. Так что, девушки, если не дозвонитесь с первого раза не огорчайтесь, либо мы в прерии, либо ныряем с аквалангами.
  - Ну, мы на счет этого не беспокоимся, нам тоже первое время будет некогда. Сами понимаете, с подругой не виделись лет пять, и она захочет нас развлечь. Так что, и мы будем ходить в море, она говорила, что у мужа есть собственный катер и обещала покатать нас.
  - Вот и прекрасно, - сказал я, - как только заскучаем по родному общению, созвонимся, и возможно устроим хорошее развлечение для вашей и нашей компании.
  - Договорились, - сказала Эльвира, когда наша очередь подошла к таможенному контролю.
   Таможню прошли дольно быстро, претензий к нам не было, потому что ни чего кроме личных вещей и не декларируемой суммы денег у нас не было. На выходе из аэропорта, девушек встретил водитель с табличкой в руках и мы с ними распрощались. Они сели в шикарный седан японской фирмы и уехали из аэропорта. Мы же пошли искать автомобили на прокат. Благо две прокатные фирмы были рядом. Одна из них прямо возле терминала аэропорта.
   В этой фирмочке мы и взяли машину, выбирали не долго, потому что знали, что нам необходимо. В итоге нам оформили документы на "Рендж ровер" белого цвета с кондиционером и навигатором. Заплатили деньги за месяц его эксплуатации, погрузились и поехали прочь из города.
   ЮАР оказалась довольно развитой страной, дороги были просто прекрасные, и мы порадовались, что взяли не чистый джип "Ленд ровер", а его комфортабельную модификацию для гражданского потребителя.
   Ехали как заправские туристы, беззаботно, и с ветерком, остановились в небольшом городке с названием Лайнгсбург, заправили полный бак горючкой и перекусили в одной из придорожных забегаловок. А когда снова садились в машину, Алмаз заметил одну странность и обратился ко мне:
  - Юр, за нами, кажется, следят.
  - С чего ты взял?
  - Не делай резких движений, вон там, в закутке стоит нафаршированный для трофи-рейдов джип бежевого цвета. Я его заметил ещё на выезде из Кейптауна, просто машина необычная. А сейчас он остановился там, где и мы, и главное за рулем сидят черномазые, а им явно не по карману такая тачка. Хотя, я возможно нагнетаю, и всё может быть совпадением, но мне это не нравится.
  - Хорошо, будем начеку, давай, прежде чем ехать дальше, зайдем в сувенирную лавочку.
  - Зачем?
  - Так, на всякий случай прикупим пару ножичков.
  - Понял, сделаем. Тогда Бизон пусть останется возле машины, а мы прогуляемся.
  - Коля, посиди в машине, понаблюдай вон за той компанией возле джипа. Мы сейчас вернемся. - обратился я к Бизону.
  - Машину завести?
  - Нет надобности, просто посмотри за этими парнями. - Ответил я, и мы с Алмазом направились в сувенирный магазин. Долго не копошились, нам понравились ножи в стиле "Танто", вроде и не боевой, без гарды, но в тоже время очень удобный, как для обороны, так и для разделки туши животного. Прикупили три штуки, правда, обошлись они нам в солидную сумму аж 150 долларов США за каждый. Но это мелочь, по сравнению с личной безопасностью.
   Вернувшись к машине, я скомандовал Бизону:
  - Заводи, уезжаем отсюда.
  Николай послушно выполнил команду, и мы поехали дальше по своему маршруту. Спустя пять минут я снова обратился к Бизону:
  - Что с наблюдением?
  - Один из них отходил от машины, когда вы зашли в магазин. Подходил к витрине заглянул сквозь стекло и вернулся обратно. Думаете это по наши души.
  - Теперь уже уверены. Весь вопрос в том, по какой причине нас ведут. Если по нашим делам, то это очень плохо, если по другим причинам, то их надо выяснить, чтобы не было препятствий.
  - Не знаю парни, но за нами они не поехали, я всю дорогу поглядываю в зеркало и пока их машина на трассе не появлялась.
  - Это ни чего не значит, если они догадались, что мы их срисовали, то могли передать нас другой группе. Так что готовимся к неожиданностям. Алмаз, бери один из ножичков и цепляй к себе. Бизон, потом мы с тобой поменяемся местами на ходу, чтобы и ты мог вооружиться.
  - Понял, сделаем.
   Я прикрепил свой нож, на спине за пояс брюк, ножнами внутрь штанов и прикрыл это хозяйство рубахой навыпуск. Потом мы с Бизоном поменялись местами, и я уселся на водительское сидение, а Бизон на мое место. При этом машину не останавливали, благо дорога в это время была пустая, пара машин шла впереди и штуки три сзади на приличном расстоянии. Ещё через полчаса езды мы немного успокоились, не было похоже, что нас преследуют,
  и мы немного расслабились, разговаривая о своих делах.
  - Юр, - обратился ко мне Алмаз, - ты схемы корабля смотрел?
  - Да, а что ты хочешь узнать?
  - Как судно называется, какого класса и что ценного оно везло.
  - Это балкер "Якутия", команда полностью наша, двадцать человек. Везли нефтяное оборудование из Кении. По данным, их захватили в двухстах милях от берега и отогнали в Мозамбик. Собственно, поэтому переговоры и назначены здесь в ЮАР. Видите ли, пиратам тут удобнее. Оперативники сейчас роют носом землю, чтобы найти место стоянки судна, а наша задача облегчить им дело, затянуть переговоры и припугнуть похитителей.
  - Это понятно, но почему они отогнали именно в Мозамбик?
  - Да кто их знает, в Сомали столько пиратствующих группировок, что испугались конкуренции. Да и посредник слишком крут, очень похоже на заказ. - Ответил я и глянул в зеркало заднего вида. Нас догнал грузовой фургон и мигал фарами прося уступить дорогу для обгона. Я включил поворотник и начал перестраиваться в правый ряд. И тут меня как прошило иголкой, в зеркале заднего вида следом за фургоном нарисовался знакомый нам джип. Я хотел прибавить газу, но было уже поздно. Фургон ушел вперед и уже перекрывал нам дорогу, джип поравнялся с нашей машиной, а сзади нас поддавливал минивен. В общем, классическая коробочка, которая вынудила нас замедлится, и остановиться на обочине дороги посреди пустыни с редкой растительностью. Можно было бы конечно уйти от остановки, но из джипа угрожали оружием и я решил не рисковать.
  - Спокойно парни, не дергаемся, хочу узнать, что этим обезьянам от нас надо.
  - А потом что? - Спросил Бизон.
  - А потом посмотрим, будем действовать по обстоятельствам.
   Как только я остановил машину, из джипа выскочило три человека с армейскими кольтами в руках. Один кинулся к моей двери и рыком распахнул её. Двое других ломанулись выволакивать моих друзей. Потный негритес тыкая в мою сторону пистолетом что-то кричал на непонятном языке, я сделал морду кирпичом, мол ни черта не понимаю, и тогда он дернул меня за руку, чтобы свалить на раскаленный асфальт возле машины. Я немного поддался, но так чтобы не упасть. И снова черномазый что-то заверещал, как я потом узнал на местном африкаанс.
   В общем, нас согнали в кучу на обочину дороги, поставили рядком с руками на голову и оставили одного сторожить нас. Остальные кинулись к машине и начали по ней шарить, выворачивая наши вещи из сумок. Нашли наши деньги, а их было прилично, по десять тысяч на рыло, и не рублей, а долларов. Нашедший что-то прокричал в сторону джипа и побежал туда, наш охранник обернулся от приятной новости и тоже хотел направиться к машине. Но Бизона, да меня тоже, задавила жаба, тем более мы поняли, что это банальное ограбление, видно вели они нас от самого проката машин, где мы расплатились наличкой и засветили гроши.
   Бизон схватил в охапку щуплого негритоса, а я подскочив отнял пистолет, и уже с оружием направился к их джипу. Алмаз нырнул за нашу машину и стал обходить с другой стороны. Я направив пистолет на грабителей, громко по-русски сказал:
  - Эй, вы, черномазые обезьяны!!! Куда это собрались с нашими деньгами?!!
   Вооруженные грабители немного опешили от такой наглости и повернулись в мою сторону, что собственно и было нужно, Алмаз выскочил из-за передка машины и захватив одного из них за шею ударил под колени, так что тот сразу потерял равновесие и повис на его руке задыхаясь от того, что ему пережали горло. Я же направив ствол, на потного здоровяка выстрелив в его направлении, чтобы пуля прошла рядом головой, и противник почувствовал её дуновение.
   Здоровяк немного потерялся, а я сблизившись с ним саданул ему рукояткой пистолета по голове. Противник охнул и осел на колени, выронив свое оружие. Тем временем Бизон придушил своего противника и подоспел к нашим машинам, но не в кучу, а к минивену и уже выволакивал оттуда водилу. Алмаз, подхватив пистолет своего противника, подскочил к джипу и направил ствол на ветровое стекло. В машине оставался ещё один человек, которого они взял на контроль, а я бросился к кабине фургона, чтобы не было сюрпризов от водителя, но слегка не успел. Водила, узрев в зеркало, что всё идет не как надо врубил передачу и вдавил педаль газа в пол. Пришлось ускоряться, чтобы вскочить на подножку кабины. Схватившись за стойку зеркала я со всей дури врезал пистолетом по дверному стеклу, оно лопнуло и мелкими осколками посыпалось в на меня и в кабину машины. Водитель от неожиданности нажал на педаль тормоза, и я чуть не улетел вперед по ходу движения. Меня это так разозлило, что я направив пистолет на негра заорал благим матом:
  - А ну стоять, сучара!!!
   Видно мое перекошенное лицо положительно подействовало на этого придурка, и больше он попыток уехать не делал. Я выволок его из машины и как следует отпинал ногами, а после экзекуции отвел к остальным.
   Пока я возился с этим гадом, парни упаковали остальных, и со связанными за спиной руками, разместили их ровно там, на обочине, где совсем недавно стояли мы. Алмаз собирал наши шмотки, а Бизон, стоя напротив плененных, криво ухмыляясь, бубнил считалочку и водил стволом от одного к другому.
   Я подвел водилу к нашей машине и ткнув его мордой в капот, крикнул Алмазу:
  - Володь, кинь мне какой-нибудь шнурок, связать этого придурка.
  - У него и возьми, из кроссовка. - Отозвался Владимир.
  "И то правда" - Подумал я и жестами показал своему пленнику, что от него хочу я. Он расслабился и присев на корточки, расшнуровал кроссовки и протянул мне шнурки. Я улыбнулся кривой улыбкой, забрал шнурки и снова ткнул его в капот, раздвинул ему ноги пошире, чтобы стоял в неудобной стойке и связал руки за спиной. "Ну вот, теперь можно отправлять в кучу, в компанию Бизона." - Промелькнула у меня мысль, а вслух сказал:
  - Коля, прими ещё одного, а мы пока разберемся с вещами и машинами.
  - Давай, гони сюда этого "гаврика", а то мне скучно стало.
   Я подтолкнул пленника в нужном направлении и пошел к Алмазу.
  - Деньги вернул? - спросил я у него.
  - А как же, первым делом, даже немного лишнего прихватил в местной валюте.
  - Сколько?
  - Тысяча двести ЗАР, так, кажется, их деньги называются.
  - Хорошо, думаю, разберешься. Приготовь нашу машину, а этим колеса пробей из пистолета, так чтобы не могли одной запаской отделаться, а я поговорю с их сташеньким.
  - Добро, только быстро, на нас уже поглядывают из проезжающих машин и возможно вызвали полицию.
  - Понял, тогда поторопимся. - Сказал я и направился к обочине.
   Бизон усадил пленников возле обочины на колени и водил стволом пистолета от одного к другому, читая считалочку.
  "Эники - беники, ели вареники ..."
  - Бизон? Выяснил что нибудь? - спросил я.
  - Погоди командир, сейчас всё узнаем. - Ответил бизон и дочитал считалку, словом "блямс". Указав стволом на щуплого негритоса, он демонстративно взвел курок захваченного "Кольта". Резко схватил щуплого за его кучерявые волосы. Запрокинув голову пленника назад, приставил ствол пистолета к его глотке и, перейдя на английский, прорычал:
   - Кто навел вас, тварь, говори быстро или схлопочешь пулю, и я перейду к следующему.
   В это время за спиной раздались выстрелы, это Володя стрелял по колесам, но его выстрелы сыграли на руку, пленник в руках Бизона дернулся и подмочил свою репутацию. Сначала он заскулил что-то невнятно, а потом запел как соловей, и выложил всё что знал и не знал тоже.
   Как оказалась это местная банда, работала на дорогах и грабила туристов. В отделе проката у них был свой человек, он-то и давал наводку на клиентов, указывая номер и марку машины взятой на прокат. Они перехватывали клиента где нибудь по дороге из города, и просто обчищали, при этом оставляя машину, чтобы ограбленные могли добраться до города. В общем, мы узнали всё что хотели, и теперь надо было убираться, пока не нагрянула полиция. Нам не нужны были объяснения с местными властями.
  - Уходим Бизон, нам пора.
  - А с этими что?
  - Да дай им по" кумполу", чтобы не сразу пришли в себя и быстро в машину. - Сказал я и направился к Алмазу. Бизон же одобрительно ехидно оскалился, у него явно чесались руки и врезал своим кулачищем в челюсть допрашиваемому. Что было дальше, я смотреть не стал, а быстренько сел за руль и завел наш вездеход.
  - Алмаз! Оружие всё собрал?
  - Да, а что?
  - По дороге нам надо от него избавиться.
  - Жалко, я бы оставил парочку себе.
  - Я бы тоже, но мы мирные туристы, чего там Бизон телится?
  - Уже идет.
  - Коля, шевели булками, уже сирены полицаев слышно!
   Бизон прыгнул в машину рядом со мной и я врубив передачу, вырулил на трассу объехав блокирующие нас машины. Рвать машину не стал, зачем привлекать ненужное внимание, но взял поближе к обочине. Заставил парней разобрать оружие и по частям покидать за обочину дороги. Когда избавились от железа я прибавил скорости, и занял средний ряд. Траса была практически пуста, так как сзади где нас ещё недавно блокировали, образовалась приличная пробка.
   Но вскоре некоторые машины начали нас догонять, а где-то за спиной послышалась сирена полиции. Глянув в зеркало, я спросил у парней:
  - Ребят, всё выкинули?
  - Да. - Ответил Алмаз.
  - Точно?
  - Точно. - Добавил Бизон.
  -Тогда проверьте свои документы, похоже, гавриков привели в чувство и они дали о нас сведения. А полиция, теперь ищет нашу машину.
  - Видимо неприятностей избежать не удастся. - Проворчал Николай.
  - Вот - вот, ты там случайно не пришиб одного из грабителей?
  - Обижаешь командир, я бил аккуратно и больно, но чтобы следов не осталось. Ну, может быть, кому-то челюсть свернул. Так это не смертельно.
  - Сейчас и узнаем. - Сказал я, глядя в зеркало заднего вида, где за нами пристроился полицейский седан, с включенными проблесковыми маячками. Выждав какое-то время, полицейский включил сирену на короткое время и через громкоговоритель, попросил нашу машину принять вправо и остановиться. Я сбавил скорость, обозначил поворотником маневр и плавно встал на обочине. Полицейская машина пристроилась сзади и также остановилась.
  Полицаи выходить не спешили, видимо что-то пробивали по компьютеру, потом дверцы открылись одновременно с двух сторон и из машины вышли два человека в форме. Это была "засада", оба копа были темнокожие.
  - Парни, не дергаемся и ведем себя как глупые туристы, вежливо улыбаясь и излучая добродушие. - Предупредил я, на всякий случай, своих парней.
   Один из копов остался возле машины с дробовиком в руках, и контролировал правую сторону. Второй подошел слева к моей двери и, постучав в стекло, попросил его опустить. Я выполнил команду и положил руки на руль, чтобы коп видел, что я не вооружен. Всё же сказывались образы навеянные Голливудом, что лучше держать руки открытыми и не провоцировать полицейских к действию. Я мило, как мог, улыбнулся и вежливо спросил:
  - Мы что-то нарушили? Офицер?
  - Нет, но не могли бы вы открыть стекла на задней двери, чтобы я мог видеть пассажиров.
  - Это не сложно, но в чем дело? - Сказал я и нажал кнопку элетроподъемника для задней двери. Когда стекло опустилось, коп заглянул в салон и, увидев рожи моих товарищей, невольно потянулся к кобуре с пистолетом. Я выругался на родном языке:
  - Придурки, я вас просил улыбаться, а не скалиться свирепыми рожами. Мясники чертовы, даже улыбаться разучились.
   Но коп успокоился, видно виноватое лицо Бизона подействовало положительно, и он, убрав руку от кобуры, попросил документы на машину и мое водительское удостоверение. Пришлось удовлетворить и эту его просьбу.
   Просматривая документы коп обратился ко мне:
  - Вы проезжали затор на дороге?
  - Да офицер, могу сказать больше, этот затор частично и по нашей вине.
   Коп удивленно поднял бровь, оторвал взгляд от документов и внимательно посмотрел на меня, как бы ожидая продолжения. Ну что же, сказал "А" надо говорить "Б".
  - Дело в том, что там случайно заблокировали нашу машину, потом началась стрельба. Уж не знаю, чего не поделили водители грузовиков, но нас чуть не задело. Потом они выскочили из машины и стали драться между собой, а мы воспользовались моментом и выскользнули из эпицентра. Вот и всё.
  - У вас есть в машине оружие или другие запрещенные предметы?
  - Нет, откуда? Мы же только сегодня прибыли в вашу страну и едем по приглашению в гости. Нам обещали охоту, но оружие мы не брали, хозяин обещал предоставить всё сам.
   Коп вернул мне документы и сказал:
  - Вы должны проехать с нами, на досмотр машины и для выяснения обстоятельств, происшествия на дороге.
  - Офицер, надеюсь, нам не придется возвращаться в Кейптаун?
  - Нет, вы сейчас находитесь в юрисдикции Бьюфорт - Веста.
  - Отлично, нам как раз и надо в этом направлении. Мы готовы следовать за вами.
  - Двигайтесь за полицейской машиной и без глупостей. - Сказал коп и пошел к своему автомобилю. Я дождался, когда копы усядутся в машину и завел "Ренжровер", а как только они проехали вперед последовал за ними. Ехали недолго, городок Бьюфорт -Вест оказался совсем рядом от нашей вынужденной остановки. Симпатичный такой городок с невысокими одно и двух этажными строениями, типичный провинциальный город. Как в американских фильмах, но с преобладанием темнокожего населения. У полицейского участка, нам показали стоянку, где мы должны были оставить автомобиль и пригласили внутрь здания, так сказать для беседы.
  Внутри участка нас развели по комнатам и подвергли допросу, детектив меня мучил часа полтора, задавая самые разные вопросы, я уж и не помню, что ему плел. Но общий смысл понять не трудно, не виноват, не знаю, не видел, не участвовал. Наши идиллию нарушил, напарник детектива, он влетел в комнату очень расстроенный, и заверещал что-то на африканс. Мой детектив посмотрел на меня, как-то подозрительно и вкрадчиво спросил, кто по национальности мой друг. От такого вопроса у меня отвисла челюсть и наверное был очень глупый вид. Сглотнув комок в горле, я спросил:
  - Какой из двух?
  - Тот, который высокого роста и крупного телосложения. - Без всякой издевки, спросил детектив.
  - Понятия не имею. - Опешив, сказал я.
  - Тогда на каком языке вы между собой общаетесь?
  - Когда как, - ещё не понимая, что происходит, ответил я.
  - Не могли бы вы помочь, разговорить своего друга и узнать, какой переводчик ему нужен. А то мой напарник ни чего не понимает.
  - Хорошо давайте попробуем.
   Меня повели в другую комнату допросов, там оказался Бизон, чувствовал он себя вольготно и пил принесенный и предложенный ему кофе. Я аж присвистнул, мне ведь кофе не предложили. Я подошел к Николаю, взял из его рук чашку и хлебнул напиток, отставил её в сторону на стол и, нагнувшись над сидящим Бизоном, заглянув ему в глаза, спросил:
   - Бизон, какой тебе переводчик нужен, а то господа интересуются.
  - Удэгейский, - улыбаясь одними глазами, на полном серьёзе сказал Коля.
  - А ты разговариваешь на удэгейском? А то вдруг найдут.
  - Разговариваю, зря что ль служил на Дальнем востоке. А на счет переводчика, не найдут, пятки стопчут быстрее.
   И я понял, что попал, как теперь объяснять этим полицаям кто по национальности наш "Бизон". Он гад дурочку валяет, а я теперь отдувайся. Я сел на стол и схватился за голову. Ко мне участливо подошел детектив и вкрадчиво спросил:
  - Что он сказал?
  - Даже не знаю с чего начать. Он из малых северных народов нашей страны, это как у вас племена, зулусов, коса или свази. У них в роду все такие великаны, они гордый народ и чуть что, сразу начинают скандал, о неуважении, о притеснении, об апартеиде. В общем, такие вот дела, и лучше ему найти переводчика с удэгейского языка.
   Услышав мои слова об апартеиде, детективы как-то поменялись в лице, и с каким-то уважением стали поглядывать на Бизона. Старший отвел меня в сторонку, а тот, который пытался допросить Николая, сразу как-то залебезил перед ним. Налил ему сока из холодильника, предложил сигареты. "Что мать вашу здесь происходит" - подумал я. Но ответ не заставил себя ждать, детектив обратился ко мне с предложением:
  - А вы не могли бы поработать переводчиком?
  - Вот ещё, - возмутился я, - он со мной разговаривает постольку, поскольку, и то на русском, а удэгейского я не знаю.
  - Тогда мы будем вынуждены задержать вас на неопределенное время, ведь нам надо провести опознание. Сейчас сюда доставили пострадавших, и они в один голос утверждают, что их избивал белый крупного телосложения.
  - Черт с вами, проводите опознание, я поприсутствую, если мой друг захочет говорить на русском, я вам переведу.
  - Тогда присаживайтесь и оставайтесь в комнате с вашим другом и моим детективом, а я проведу опознание. Если будут вопросы, детектив задаст их вам.
   Я взял ещё один стул и сел с торца стола, детектив напротив Бизона спиной к зеркалу. Понятно, что за зеркальным стеклом будут заводить наших неудачников грабителей, да плевать. Посмотрев на Бизона, я спросил:
  - Коль, что делать будем, эти пеньки черномазые сейчас опознание проводят. Там за зеркалом, небось, нашу гопкомпанию по одному заводят, посмотреть на тебя.
  - Песец, наплюй, они ничего не докажут, в конце концов кто поверит, что три человека, без оружия, отметелили восьмерых с оружием?
  - Надеюсь, ты их не сильно отдубасил?
  - Так, по разочку в челюсть заехал.
   И тут вмешался детектив, спросив меня по-английски:
  - Чего сказал ваш друг?
  - Сказал, что если грабители ему попадутся, он лично оторвет и им детородные органы, у них с ворами и грабителями в племени так поступают.
   Тут у Бизона глаза на лоб полезли, и он возмущенно сказал:
  - Командир, ты чего плетешь, чего жути нагоняешь на полицаев?
  - Не был бы удэгейцем, сам бы объяснялся.
  - А сейчас что он говорит, переводите, пожалуйста. - Снова вмешался детектив.
  - Он крайне возмущен, что грабители его обвиняют в избиении. Говорит, как это можно безоружному человеку против шайки вооруженных бандитов противостоять.
  - Вот, теперь правильно переводишь.
  - Он сказал, что бандиты врут, чтобы их отпустили. - "Перевел" я.
   Детектив одобрительно кивнул головой и что-то пометил в блокноте.
  В общем такая канитель длилась ещё минут сорок, потом вернулся старший детектив и сказал, что все как один опознали нашего "Удэгейца" как того кто их избивал, но он, детектив им не верит. В итоге полиция не нашла при них оружие, но в одной из машин, оказались украденные вещи с недавнего ограбления. Поблагодарил нас за терпение и наконец, сказал, что мы свободны. Потом меня отвел в сторонку и добавил:
  - Вы уж будьте добры, относитесь к своему другу с уважением, наша страна натерпелась от апартеида и мы знаем, что это такое.
  Я свято пообещал блюсти его достоинство и нам вернули документы и Алмаза. Потом один из полицаев проводил до стоянки и пожелал приятно отдохнуть в их стране. Наконец мы сели в машину, и поехали подальше от полиции, вот тут меня и прорвало, я самыми необычными и витиеватыми выражениями оторвался на Бизона, а Алмаз сидел и слушал, открыв рот и, не понимая, за что я на него таким образом. А когда я оторвался и успокоился, Бизон в красках рассказал Володе, как он изгалялся над полицейскими, когда они его пытались допросить. Ржали все вместе до самой станции проката автомобилей, где мы решили сменить машину.
   Благо в городке был филиал того же проката, что и в аэропорту Кейптауна. А чтобы нам поменяли машину пришлось пойти на ухищрение, Алмаз залез в электрику, и вывел из строя кондиционер. В общем, я надавил на менеджера, сказав, что по такой жаре с неработающим кондиционером ездить невозможно. Нам поменяли машину, на точно такую же, только, более темного бежевого цвета и без дополнительной платы. Загрузившись мы поехали дальше, а так как потеряли много времени в полиции, то нам предстояло остановиться на ночь в ближайшем попутном городе. И чтобы не ночевать в саване, пришлось пришпорить машину. Дорога была отличная, скоростное шоссе позволяло жать на педаль газа со скоростью 150 километров в час. К закату мы уже въезжали в Гановер, но по крупному обломались, в городке не оказалось свободных отелей и нам посоветовали ехать дальше в Колесберг.
   Потратив ещё полчаса на дорогу, мы наконец нашли пристанище, в отеле "Мерино инн". Скромненькое здание с искусственными водоемом, на стоянке много машин водителей дальнобойщиков. Мы получили двухместный номер, с огромными кроватями, к сожалению, всё остальное было занято. Но нас устраивал и такой вариант. Покидав вещи сходили осмотреться, рядом оказался ресторанчик для туристов и небольшой бар, где расслаблялись водилы грузовиков. Решили не рисоваться, а плотно поесть, и пошли в ресторан. Заняли свободный столик и стали читать принесенное меню. Все названия блюд были абсолютно не знакомы и чтобы не опростаться, позвали на помощь официанта. Кое-как с ним объяснились, и заказали "Сосатис", это шашлык маринованный по-африкански и с местными овощами и фруктами. К нему официант предложил красное вино "Штейн" а на десерт пирог с молочным кремом. Кочевряжится мы не стали и оформили заказ. Винишко принесли сразу, а вот шашлык минут через десять. Так что, мы его успели распробовать, очень хорошее вино. Потом пожирали мясо, вкуснятина, скажу я вам, если доведется побывать в этой стране, советую попробовать. Пирог, тоже оказался на высоте, особенно с манговым соком. Наевшись и получив колоссальное удовольствие после тяжкого дня, мы расплатились и пошли к себе. Вечерняя духота напрягала, и торчать в номере не хотелось, поэтому расположились в плетеных креслах на берегу искусственного прудика. Ветерок, обдувая озерцо, гнал на нас влажный прохладный воздух, доставляя огромное удовольствие. Я даже не заметил как закемарил, меня растолкал Владимир, сказав, что спать всё же лучше в номере. Пришлось освободить кресло и идти в койку. Эх, жаль, что мы не в отпуске, можно было бы отдохнуть по человечески.
   Утром встали бодрячком, позавтракали в то же ресторанчике, но уже без вина, расплатились по счетам и поехали дальше. Гнали машину, насколько позволяла дорога, нам к вечеру надо было быть уже в Дурбане и выходить на связь с агентом на яхте. Подготовительной работы предстояло много, и нужно было обустроить наблюдательные пункты и проработать варианты действий, плюс получить оборудование и оружие.
   Остатки пути прошли без приключений, нас ни кто не задерживал и за семь часов мы преодолели восемьсот километров, оказавшись на подступах к Дурбану. Город очень большой, раскинувшийся на много километров по побережью, отелей и гостиниц в нем хватало, но нас интересовали только три, у самой границы со Свазилендом, буквально в ста километрах. Но прежде чем что-то предпринять нужно было забазироваться самим. Выбрали недорогой отель рядом с гаванью "Харбор", буквально в трехстах метрах от яхтных причалов. Чем хорош этот отель, а тем что находился рядом с перекрестком. Недорогая цена номеров, шумная публика, в основном студенчество, а значит, мелкие скандалы и драки не привлекут особого внимания. Ну и конечно среди них много романтиков и различных адреналинщиков, кто любит водные виды отдыха. Что нам тоже было на руку, и ни кого не удивит, если мы протащим в отель водолазное оборудование или доску для сёрфинга. На этот раз мы не поскупились, сняли три номера тем более, в пересчете на рубли, выходило по три тысячи за ночь. Сняли на две недели, получили ключи и разбрелись по своим новым уголкам. Мне достался номер с видом на гавань, два остальных номера выходили окнами в другую сторону. Договорились через час собраться в моем номере и ушили приводить себя в порядок. Первым делом я залез в душ и долго отмачивался от жары и "дорожной пыли". Переодевшись и заказав кофе, стал ждать своих напарников. Ребята пришли с пунктуальной точностью и как раз мне доставили кофе. С тремя чашками, и со сливками. В ЮАР выращивают свой кофе и он довольно не плох, но вот пьют они его своеобразно, не сильно крепкий и всегда разбавляют молоком или сливками. Предложив ребятам напиток, я решил уточнить наши действия.
  - Алмаз, где мы должны столкнуться с нашим агентом?
  - Насколько я помню, на студенческой улице, Джо Слово стрит. Там одни бизнес школы и колледжи, а мы должный найти на перекресте с набережной фотосалон.
  - Когда по времени должна произойти встреча?
   Володя глянул на часы и сказал:
   - Примерно, через час двадцать. Он там будет прогуливаться каждый день, в одно и то же время.
  - Пароль нужен?
  - Ага, - усмехнулся Бизон, - но тот, кто его придумал, был явно с чувством юмора.
  - С чего ты взял?
  - Как с чего, или ты не смотрел "Бриллиантовую руку".
  - Смотрел, и чего?
  - Песец, ну ты совсем зарапортовался. Столкнувшись с клиентом, один из нас должен сказать "Чьёрт побьери", а в ответ услышать вопрос "Русо туристо?". - Сказал Бизон и заржал как конь.
  - Ну и чего? - Переспросил я, откровенно издеваясь над Колей.
  - Да иди ты, видно, ты плохо смотрел комедию, или чувство юмора утратил с этой работой, окончательно.
  - Коль не обижайся, я шучу, но пароль и правда смешной, только для нас, иностранцы на это не обратят внимание. Кстати, все помнят лицо клиента? Фотку хорошо рассмотрели?
  - Да нормально всё, не пропустим.
  - Тогда пошли на прогулку, осмотрим место встречи и к нужному моменту будем готовы. Алмаз, ты идешь на контакт. Бизон, мы с тобой контролируем встречу и страхуем.
  - Понятно, как будем выходить?
  - Володь, идешь первым, погуляй по улицам, походи в магазины, а мы последим на предмет хвоста. Бизон, твоя ближняя зона, я пройдусь по параллельным улицам. Связи у нас пока нет, так что, работаем "маяками". Сверим наши часы. Алмаз, выходишь первым, через две минуты мы. Всё, поехали.
   Около часа мы бродили по городу, мне досталась самая тяжкая участь, исследовать закутки и смежные улицы с нашим маршрутом. Пару раз попадал в тупики, но в итоге находил выход. Нам несказанно везло, за нами не следили, и в итоге к нужному времени мы появились на месте встречи. Время и место было выбрано удачно. Скрыться можно было сразу в нескольких направлениях, да и удобно было тем, что к вечеру на улицу вывалили толпы студентов. Так что праздно шатающиеся люди не привлекали особого внимания. Да и компании студентов были разномастные, в том числе и иностранцы. Я вел наблюдение в стороне от места встречи и приглядывал за Алмазом. Бизон же следовал за ним, лавируя между людьми. Столкновение с клиентом прошло удачно, обменялись паролем и он пригласил Алмаза на яхту. Бизон сигнализировал, что всё в порядке и дал понять, чтобы я следовал за ними, не привлекая внимания. Так и сделали, они ушли вместе, а я задержался, чтобы подстраховаться на предмет наблюдения.
   Яхта оказалась скромнее моих ожиданий, но довольно красивая посудина с названием "Глория", длиной почти пятьдесят метров она выглядела на фоне остальных почти гигантом. Ещё раз перепроверившись, я скользнул на палубу. Мои друзья пять минут назад поднялись на борт и уже сидели в кают-компании. Матросы меня пропустили без лишних слов и даже указали направление куда идти. Видимо, их предупредили о моем появлении. Ну что же, это хороший знак, здесь знают свое дело.
   Хозяин встретил меня радушно, и пригласил проходить и чувствовать себя как дома. Подчиненные же уже сидели в креслах с бокалами вина.
  - О, командир, проходи. - Сказал Алмаз и привстал с кресла. - сейчас я вас познакомлю. Это хозяин яхты, Валерий Петрович, - и он указал на пожилого человека, который пригласил меня к столу. Алмаз продолжил, - А это, командир нашей группы - Песец.
  - Очень приятно, - сказал я и пожал руку хозяина. Твердый мужичок, хватка у него была что надо, хотя по возрасту, он выглядел лет на пятьдесят.
  - Выпьете холодного вина, или сразу перейдем к делу? - спросил Валерий Петрович.
  - Если время терпит, то, пожалуй, можно и выпить, легенду нарушать нельзя. Мы же встретили земляка, и теперь отмечаем эту встречу.
   Угостив меня вином и выпив бокальчик с нами за компанию, Валерий Петрович, взял дело в свои руки, и пригласил нас в грузовой док яхты.
  - Идемте парни, - сказал хозяин, - я так понимаю, у вас информационный голод. Сейчас постараемся заполнить этот вакуум. Здесь у меня всё, что нужно для вашей операции. Семь комплектов водолазного оборудования, на случай экстренной эвакуации. В доке стоит лодка на пять человек, с довольно мощным мотором и два гидроцикла. Здесь же, специальное оборудование и оружие. Идемте к столу. - Пригласил нас Петрович к небольшому возвышению посреди трюма. Разложил на нем карту и начал давать инструкции.
  - И так парни, все внимание. Место проведения операции Ричардс Бей. Нас интересуют три отеля на озере Санта Лусия. Два из них рядом друг с другом, третий стоит особняком в двадцати километрах от побережья озера. Все они, так или иначе, связаны с национальными сафари парками. Бушуилов колекшен и Умкумби лодж, для наблюдения очень доступны, мы подготовили съемные квартиры в этом районе, вот адреса. С этим проблем нет, установите оборудование, возьмете на контроль без проблем. В Умкумби поселятся ваши люди с переговорщиком. А вот противоположная сторона, скорее всего, выберет отель в парке Танда Приват. Там нет жилых зданий кроме самого отеля, очень тяжело для наблюдения, но зато контролируется местность из самого отеля. Задача трудная, но вполне решаемая. Кто нибудь из вас имел дело с лошадьми?
  - Я, - ответил Алмаз, - я занимался в свое время конным спортом.
  - Хорошо, навыки обращения с лошадьми помнишь?
  - Ну, вроде, помню.
  - Придется вспомнить, ездить тебе на них не придется, будешь работать в конюшне. Но для этого, надо чтобы заболел один из конюхов. Сможете организовать?
  - Попробуем, для начала надо осмотреться.
  - Помните, времени на всё очень мало, у вас неделя на подготовку. Завтра вам надо купить пару машин. Желательно неприметных и скромных. Именно купить, а не взять в прокат. Я тут покопался в объявлениях и нашел несколько вариантов. Завтра сами посмотрите.
  - Ясно, что ещё? - спросил я.
  - На сегодня всё. Сейчас только снабжу вас связью, всё остальное завтра вечером, когда у вас будут машины.
  - Хорошо, думаю нам пора уходить, кстати, как теперь будем выходить на контакт.
  - Думаю, вы получили от меня официальное приглашение, и теперь можете появляться на яхте в любое время. Для посторонних, можете говорить, что я пригласил вас на рыбалку.
  - Что-то ещё?
  - Нет, сейчас получите средства связи и до завтра.
  
   Утром я решил сделать ход конем. Отправил Бизона в путешествие, к одинокому отелю, чтобы он мог понаблюдать за жизнью этого заведения и выбрать работника конюшни, которого можно "уговорить" на недельку отдыха. В общем, мы отдали ему прокатную машину, обеспечили связью, некоторыми средствами наблюдения, которые есть в свободной продаже, и простились с ним на четверо суток.
   Проводив товарища сели разбирать варианты покупки автомобилей. По легенде для Алмаза, подходили две машины, старенький универсал "Пежо - 504" семидесятого года и столь же старый "Лендкрузер - 40", мне же, для города надо было что-то посовременней, и мы продолжили листать желтые страницы объявлений. В итоге остановили выбор на подчеркнутом для нас объявлении о продаже "Рено Дастер". Она позиционируется как внедорожник и цена была приемлемая. Алмаз же решил тоже не рисковать и выбрал "Тойоту".
   Предварительно позвонив и договорившись о встрече, мы вызвали такси, и направились по первому объявлению, где продавали "крузак". Нас отвезли на окраину города в одноэтажную застройку. Нужный адрес оказался приличным жильём с гаражом на две машины.
   Хозяин нас встретил радушно, это был белый пожилой мужчина, и похоже машину покупал ещё по молодости. "Если машина была только у одного хозяина, то это хорошо". - подумал я, - "значит за ней ухаживали". Цену он не ломил, в переводе на доллары, выходило две тысячи четыреста пятьдесят. Хозяин открыл гараж, и выгнал машину на площадку. Что характерно, проблем с движком не было, завелась моментально. Вид был приличный, покраска родная двухцветная, так красили в семидесятых. Мы с его позволения осмотрели этот вездеход. Радовало, что движок дизель, правда не очень большой, три литра объемом, мощность по паспорту восемьдесят пять лошадок. "Крузачок" нам понравился, но были некоторые проблемы с коробкой и с потрескавшимся от времени и жары салоном. Спросили разрешения сделать тест драйв, хозяин без напрягов вручил ключи и направился в беседку. Я же сказал Алмазу, чтобы он ехал один и отправился вслед за хозяином.
   Старичок был добродушным человеком, предложил мне сока и пригласил в беседку. И пока Алмаз тестировал машину, я услышал всю историю автомобиля от старика.
   Алмаз вернулся немного не довольный, и рассказал мне о проблеме с первыми двумя передачами, это было не хорошо, и я предъявил претензии хозяину. В общем, нам надо было сбить цену и меня понесло, рассказал о неработающей лебедке, о плохих сиденьях и сломанной коробке передач, а потом предложил полторы тысячи долларов.
   Продавец не согласился, но предложил выход из положения.
  - Мальчики, думаете, я просто так прошу свою цену? Давайте сделаем так, вы платите мне мою цену, а я вам вместе с вездеходом, даю рабочую коробку передач, новую проводку для лебедки. Она не работает именно из-за нее. И, у меня есть новые чехлы для сидений. Если у вас руки не кривые, то сможете перетянуть сами.
  - Что думаешь Володь? Тебе ведь на нем ездить. - Обратился я к другу.
   Алмаз подумал и сказал:
  - Хорошо сэр, если вы нам порекомендуете гараж, где можно привести машину в порядок за короткое время, мы дадим вашу цену наличными и уедем на ней немедленно.
  - У меня есть такой гараж, там работает племянник моего старого друга, - улыбнулся старик, - если у вас есть ещё немного денег, то там вам сделают машину довольно быстро.
  - Хорошо, - Сказал я и отсюнявил нужную сумму, мы пожали друг другу руки, и сумма перекочевала в карман старика. Потом загрузили коробку, кучу проводов и чехлы для сидений в прозрачной упаковке. Старик дал нам адрес мастерской и обещал предупредить по телефону о нашем приезде. На этом мы простились, загрузились в машину и выехали на улицы города.
  - Едем в мастерскую? - Спросил Алмаз.
  - Нет, если машина терпит, то едем за "Дастером". - Сказал я и достал навигатор купленный недавно. Нашел нужный адрес и показал Алмазу маршрут.
   На этот раз продавцом оказалась пожилая дама, машина уже стояла возле дома. И прежде чем она к нам вышла, мы успели её осмотреть. Кузов был слегка помят сзади, либо в машину врезались, либо женщина сама неудачно сдавала задом. Как выяснилось, машину она продавала потому, что её негде было ставить, так как купила себе новенький экономичный "Фиат 500". Она влюбилась в эту маленькую машинку, вот и приобрела, а теперь "Дастер" ей мешал.
   Я выпросил ключи и ухал протестировать "Рено", оставив Алмаза со старушкой. Машина была без претензий, неприхотливая без излишеств, а в общем, было всё необходимое, в том числе и кондиционер, что было не мало важно для ведения слежки. На ходу тоже всё прекрасно, даже придраться не к чему, чтобы скинуть цену. И я вернулся с твердым намерением её купить, но решил сбивать цену, давя на битый кузов и вложения в его ремонт.
   Хозяйка просила за машину три двести, в итоге договорились на две семьсот и, рассчитавшись, и оформив документы, мы уехали на двух машинах. Потом поехали по адресу мастерской, и там договорились о приведении в порядок "Тойоты". А для затравки , я пообещал пять сотен доллариев если машина будет готова к следующему вечеру. Мастера вызов приняли и мы хлопнув по рукам, распрощались с ними оставив "Крузак" им на попечение.
   В подготовительной работе и покупке техники мы потратили полдня, и чтобы не терять темп, рванули к пирсам. Оставили машину на стоянке, и пошли на яхту к нашему куратору.
   Хозяина застали на корме под навесом, он сидел на удобном диване и попивал чай со сладостями. Завидев нас, Валерий Петрович, чуть привстал и помахав нам рукой пригласил подняться на борт.
   Мы приняли приглашение и взошли на яхту.
  - Как ваши успехи? - Спросил хозяин.
  - Нормально, приобрели машины, одну отправили на обслуживание, а на второй приехали.
  - А где ваш третий член команды?
  - Уехал, но обещал вернуться. - Пошутил я.
  - Ясно. Вы обедали?
  - Нет, ещё не успели.
  - Тогда предлагаю, сходить на рыбалку, и отобедать рыбное блюдо, мой кок филиппинец прекрасно готовит.
  - Мы не против, - сказал Алмаз, - если это не займет много времени.
  - Отлично. Шкипер! Запроси выход в море! А мы господа, пройдемте в кают-компанию.
   Когда спустили внутрь, Петрович перешел на официальный тон:
  - Докладывайте.
  - Машины приобрели, - начал я, - "Рено Дастер" и "Тойота Лендкрузер" старого выпуска, вот её и пришлось отдать на обслуживание. Бизона отправили в парк, к дальней гостинице, чтобы осмотрелся и наладил контакты с обслугой, пока есть такая возможность. На замену конюха поедет Алмаз. Машина будет готова к завтрашнему вечеру, и тогда можем приступать к подготовке наблюдения. Вся проблема в оборудовании и оружии.
  - Отлично, теперь я вас немного порадую. Вчера вечером пришел доклад из центра, над нами висит наш военный спутник. Вышел из кучи мусора и встал на геосинхронную орбиту. От американцев реакции нет, похоже, они зевнули такие маневры. Или знают о приезде наших переговорщиков и решили промолчать.
  - Что это может значить?
  - Всё, что угодно, господа. От готовящейся провокации, до снятия спутника с орбиты.
  - И что нам делать?
  - А ни чего, просто при подготовке учитывать этот фактор, и рассчитывать на свои силы.
   В это время заработал мотор яхты, и она начала отчаливать от пирса.
  - Какие планы на сегодня?
  - Идем на рыбалку, здесь ловится прекрасный тунец, и есть шанс поймать марлина. А пока идем в трюм, подберем и наладим ваше снаряжение.
   Я как наивный, думал, что будем выбирать удочки или спиннинги, но не тут-то было, хозяин приготовил нам большой переносной рундук, куда мы должны были упаковать все необходимое для задания. И пока яхта шла на место рыбной ловли, мы занимались средствами связи, арбалетами , беспилотниками и огнестрельным оружием на троих. Арсенал спецприспособлений был просто огромный, выбирали лучшее и в основном то, с чем прекрасно управлялись. С оружием выбор был прост, выбрали мощные и малогабаритные автоматы СР-3М, проверили, почистили, навесили прицелы, на один из них оптический, так как Алмаз был снайпером. Пистолеты тоже выбрали Климовские, СР-1, мощная и надежная машина. Заминка вышла только с выбором оружия для дистанционного крепления маяков. Алмаз хотел взять арбалеты, мол, они могут стрелять и болтами если что. Но подумав, решили не привлекать внимания и взяли то, что очень похожее на пейнтольную пневматику с баллоном газа. А вот приборы наблюдения оказались шикарными, многоканальными с тепловизионной матрицей, способной видеть до полутора тысяч метров. Маяки, рации и беспилотники сложили следом, и наша упаковка заняла треть от объема рундука. Петрович принес второе дно и накрыл наше снаряжение как крышкой. Потом поработал Бунзеновской горелкой, и дно герметично встало в рундуке.
  - Валерий Петрович, а как мы потом открывать всё это будем? - спросил я.
  - Держи, - сказал старый вояка и вручил мне горелку, - когда понадобится отрыть, разогреешь и вынешь дно. А сейчас помогите мне засыпать туда немного льда, всё же рундук для хранения рыбы. Вот и понесете в нем рыбу, когда вернемся в залив. Ещё не мешало бы в гостинице, где вы остановились, попросить официантов или обслугу, чтобы вам приготовили на ужин, что нибудь из пойманного. Тогда будет оправдание, почему вы принесли этот рундук.
   Закончив с делами, мы поднялись на кормовую палубу. Матросы тоже не теряли зря времени, и успели установить кресла для рыбной ловли и приготовить спиннинги и свежую наживку. Команда работала слажено, оптимальное время для ловли тунца прошло, и поэтому шкипер и штурман работали с эхолотом, чтобы обнаружить добычу. А мы примерялись к креслам и изучали удочки. Ещё где-то около часа загорали, пока нам не сообщили, что нашли рыбу. Насадив наживку на два спиннинга, закинули троллинг с разных бортов, отдрейфовали метров на полста и только потом шкипер включил движок и медленно тронул яхту. Потом ещё пару раз искали косяк рыбы и снова проделывали тоже самое, и только на третий раз наживкой заинтересовалась рыбина. И огромная рыбина, скажу я вам, потому, что катушка с леской на спиннинге Алмаза разматывалась с реактивной скоростью. Петрович крикнул мне, чтобы я смотал свою леску, на случай если рыба начнет водить, а она начнет, чтобы не перехлестнула снасти. Я как сумасшедший принялся крутить катушку. Алмаз прыгнул в рыбацкое кресло и пристегнувшись ремнями вставил спиннинг в держатель между ног, остановил размотку лески и стал подтягивать рыбу.
   Скажу вам, это что-то с чем-то, рыбина оказалась очень сильной, измучила нас всех. Два раза приходилось отпускать леску, чтобы не порвать её когда тунец совершал неимоверные кульбиты. Прежде чем мы измотали рыбу, они измотала нас. И через полтора часа такой гонки нервов и усилий, мы, наконец, забагрили на борт восьмидесятикилограммового желтоперого тунца. Такой огромной рыбины я в жизни не видел, чего мы с ним не вытворяли, и в каких ракурсах только не фотографировались. Настроение было шикарным, усталые и довольные мы продолжили рыбалку. Вот это отдых, красота, я даже на миг забыл зачем мы здесь. Больше нам так не везло, такую огромную рыбину ни кто не поймал кроме Алмаза, мне удалось выловить скромного тридцати четырех килограммового тунца, а Петрович поймал на сорок, но и эти рыбёхи умудрились умотать нас в конец. Поймав каждый по трофею, мы на этом и остановились, тем более, кок давно стоял над душой и жаловался , что обед давно готов. В итоге, обед этот, стал ужином. Ели мы не рыбу, а суп из кальмара. Рыбку оприходовали в холодильник, чтобы не вызывать подозрений у публики на берегу, да и Петрович, сказал, что у него есть знакомый ресторатор, который с удовольствием приобретет за деньги наш улов. Конечно кроме самого маленького тунца, который мы положим в рундук со льдом и приволочем в гостиницу.
   Вернулись к причалу уже на закате. На пирсе нас ждали три человека, это повар из ресторана и два его помощника. Когда мы входили в залив Петрович позвонил ему, чтобы тот пришел осмотреть улов.
   Сторговались довольно быстро, и две рыбины перекочевали в фургон ресторана. Наш куратор ещё о чем-то беседовал с ним, а потом распрощался. - Ну вот, парни, сейчас забираете рундук с рыбой и везете его в гостиницу, отдадите на кухню ресторана рыбу, а рундук оставите у себя. И к двадцати одному по местному, я жду вас у входа на пирс. Мы идем в ресторан, пробовать наш улов. Шеф-повар Жорес, пригласил нас.
  
   Ужин был шикарным, в небольшом уютном ресторанчике им выделили место на открытом балконе, с видом на океан. Солнце уже ушло к горизонту в сторону побережья, город парил жаром, но с океана дул влажный прохладный бриз. Вид с балкона на залив с кораблями, располагал к романтическим мыслям, а изумительно приготовленная рыба расслабляла и заставляла сожалеть, что мы не в отпуске. Ужинали не спеша, говорили ни о чем, мое внимание привлекли две девушки за соседним столиком. Судя по одежде, они были либо из Индии, либо из Бангладеш, но привлекло меня не это, а их красивые и открытые лица, ну прямо две красотки сошедшие с экранов Боливуда. Одна из них заметила, что я смотрю, и сразу отвела взгляд, но потом посмотрела на меня, и я невольно улыбнулся, девушка ответила улыбкой и засмущалась. Мне захотелось подойти и познакомиться с ними, но вредный старикашка - Петрович, осадил мое желание, сказав назидательно:
  - Мы на работе.
   Алмаз, сидевший спиной к столику с девицами, обернулся, рассмотрел красоток и присвистнул, потом обратился ко мне:
  - Песец, а губа у тебя не дурра, поделишься одной?
  - Я вам поделюсь, - цыкнул Петрович, - о деле думайте, а не о бабах.
  - Валерий Петрович, какое дело, мы сейчас ужинаем, дай хоть телефончик у них выпросить. Дела начнутся завтра, сегодня отдыхаем. - возмутился Володя.
  - Алмаз, успокойся, сделаем по-хитрому, - сказал я и подозвал официанта. Узнав у него, что предпочитают девушки, попросил угостить их от нашего столика, а взамен, выпросить у них телефон. Официант принял заказ, и минут через десять вернулся с запиской, которую вручил мне. Я принял записку и посмотрел на девушек, та с которой мы до этого обменялись взглядами, улыбнулась и кивнула головой. Развернув литок, я прочитал всего одно слово на английском - Ситара и цифры телефонного номера. Снова поглядел в сторону девушек, поблагодарил кивком головы и прожестикулировал, что позвоню. Петрович обломал нас окончательно, позвал официанта и рассчитался за ужин и вино. К нам вышел шеф повар и поинтересовался, понравилась ли нам рыба. В общем, обычные процедуры вежливости и уважения. Поблагодарив Жореса, мы покинули ресторан, а на улице получили взбучку от нашего куратора.
  - Петрович, ты чего ворчишь, если мы изображаем туристов, то и должны вести себя как туристы. - Ответил я на его тираду. - мы здоровые мужики и ничего удивительного, что так среагировали на красивых женщин. В конце концов, мы же не евнухи.
  - Все беды от баб. - Сказал Валерий Петрович и добавил. - Если будете отвлекаться, то сорвете дело. И вот ещё что, сегодня ночью я ухожу в море, моя яхта будет на рейде возле побережья, рядом с местом проведения операции. Вам надо осмотреться, и выбрать место, куда в случаи нештатной ситуации прислать катер. Координаты скинете мне по связи. А теперь давайте прощаться, завтра вы должны покинуть гостиницу и город.
  
   Утром встали рано, перед самым рассветом, быстренько собрали вещички, загрузили все в машину, выписались из гостиницы и сдали ключи на ресепшене. Спустились в гараж и загрузившись в "Дастер" поехали из города на север, к озеру Санта Лусия, где для нас были забронированы две квартиры, рядом с подконтрольными гостиницами.
   Радовало одно, что было раннее утро, ещё довольно прохладно и свободные дороги. Поэтому, выехав на трассу, я вдавил педаль газа, выжимая из машины всё, что позволяла дорога и двигатель. Не очень хотелось париться в салоне автомобиля, когда солнце окончательно поднимется на небосводе. Ехали молча, думая каждый о своем, и уже черед два часа, прибыли в нужное нам место.
  - С чего начнем Юр?- Спросил Алмаз когда мы подъезжали к парковой зоне, где среди деревьев прятались наши объекты.
  - Пожалуй с Имкумби лодж, как с основного объекта наблюдения. - Ответил я и свернул на лесную дорожку. Отель оказался деревянной постройки, довольно приличное здание с несколькими номерами. Всё было под рукой, подъездная дорожка, небольшой фонтан и хозяйственные строения. Мы подъехали к парадному, и к нам вышел человек, провидимому администратор.
  - Господа, - обратился он к нам, - вы забронировали номер в нашем отеле?
  - Нет сэр, - ответил я, - мы ищем здание Джо Харриса, он обещал предоставить комнату.
  - Вы неправильно свернули господа, вернитесь по дорожке обратно и поверните направо, не ошибетесь. Харрис держит двухэтажное строение, белого цвета.
  - Благодарю вас, извините за беспокойство. - Проговорил я и завел машину, чтобы проехать в указанном направлении.
   По узкой лесной дорожке мы выехали к дому Харриса. Здание очень старой постройки с небольшой верандой и навесом над ней, на которой стояло несколько столиков с креслами. В одном из кресел, сидел пожилой мужчина, закинув ноги на столик он курил трубку и из под широкополой шляпы, поглядывал на нашу машину. Я подрулил к крыльцу и остановил наш "Дастер" так, что поднял немного пыли, но человек так и не пошевелился. Дождавшись когда клубы пыли осядут, мы с Алмазом вышли из машины и поздоровались с мужиком.
  - Чем обязан? - спросил он.
  - Сер, мы ищем некоего Харриса, у нас с ним договор на съем комнаты.
  - Я Джо Харрис, - ответил мужик, - а вы я так понимаю, охотники за леопардами?
  - Да сэр, только мы их не убиваем, а снимаем на камеру. Мы фотоохотники сэр.
   На этот раз мужик поднялся из кресла и подошел к нам, протянул руку для пожатия и сказал:
  - Очень хорошо, у нас охотиться на этих кошек запрещено. Рад, что вы оказались натуралистами, а не настоящими охотниками, а то бы я вам отказал в съёме комнаты. Проходите внутрь, я вас оформлю и покажу вашу комнату.
  
   Устроились мы быстро, старик был не любопытен, и с вопросами не лез, только когда мы вытащили рундук из багажника автомобиля, он как бы, между прочим, спросил:
  - Это ваш багаж?
  - Нет Джо, - ответил я, - это наше оборудование, видеокамеры и коптеры для наблюдения сверху. Надеюсь, съемки у вас вести не запрещено?
  - Нет, не запрещено, но людей снимать не стоит без их дозволения.
  - Нас люди не интересуют, надеюсь, вы поможете нам сориентироваться и укажете тропки, и места присутствия этих пятнистых зверей.
  - Конечно, мне ведь заплатили за содействие вам, кстати, эти красавцы иногда навещают и мою ферму.
  - Прекрасно сэр, это упрощает нашу работу. А пока, позвольте нам, обустроится и распаковать вещи, а вечером за ужином обговорим наши дела.
  - Окей парни, ужин в семь по местному времени, моя жена прекрасно готовит национальную кухню. - Сказал хозяин и спустился на первый этаж дома.
  - Что делаем? - спросил Володя.
  - Как что, ты мне оборудуешь наблюдательный пункт, вместе расставляем камеры и едем на вторую квартиру устраивать там наблюдательный пункт. Потом ты едешь к Бизону и сменишь его, он должен был подготовить тебе почву для работы на конюшне. Вот тогда и начнем охоту на зверей.
  
   Обустраивали жильё в военной манере, всё скромно и функционально. На столе разместили аппаратуру: три ноутбука, приемники и пульт управления коптером. Приготовили восемь камер наблюдения, по четыре на ноутбук. Третий же аппарат был специально для камеры коптера. Потом пришлось слазить на чердак дома, чтобы установить антенну связи с камерами и коптером. Возня с обустройством как раз наняла время до ужина. Отмывшись от пыли и переодевшись в чистую одежду, мы спустились в столовую. Помимо нас там оказалась пожилая семейная пара, милые старички, воркующие как молодожены. Второй столик занимала компания молодых людей хиповатого вида, две девушки, едва созревшие для сексуальных утех, на лице одной ещё были гормональные прыщи, а с ними два парня с несформировашимеся телами, сутулые от сидения за компьютером. Наверное, компания студентов, решившая недельку провести на природе и попытаться получить первый половой опыт. В дальнем углу столовой сидел мужик неопределенной внешности, хотя и носил бородку испаньолку, одет был нетрадиционно для мужика, да ещё и лохматое кашне на шее навевало мысли о его необычности. Нас встретила хозяйка дома, пожилая мулатка:
  - Добрый день господа, проходите, я покажу вам ваш постоянный столик. - И повела нас к свободному столику у окна. Местечко оказалось довольно удобным, я бы и сам выбрал этот стол, если бы пришлось навещать какое-нибудь заведение. С этого места прекрасно просматривался холл столовой и одновременно подъездная площадка к дому, на которой, кстати, не оказалось нашего автомобиля. Я поднял вопросительный взгляд на хозяйку, на что она улыбнулась и сказала:
  - Не беспокойтесь сэр, Джо отогнал машину под навес для гостей, чтобы она не перегревалась на солнце.
  - Благодарю мэм, - ответил я, - но позвольте спросить, как вас звать?
  - Инга, Инга Харрис, сэр.
  - Чем нас будете угощать Инга?
  - Сегодня фирменный ужин в честь вновь прибывших, то есть вас. Вот вам меню, посмотрите. Как правило, наши гости не всё заказывают, но вы взрослые здоровые мужчины, думаю, осилите всё, что я приготовлю.
  - Спасибо Инга, сейчас посмотрим, а пока не мешало бы выпить, чего-нибудь легкого. На ваше усмотрение.
  - Хорошо, сейчас вам подадут наше вино. - Сказала хозяйка и пошла на кухню.
   Когда хозяйка ушла, я обратился к Алмазу:
  - Ну что Володь, сегодня гуляем?
  - А почему бы и нет?
  - Тогда пусть тащит всё, что приготовит, пусть не съедим, но попробуем и уважим хозяйку. Согласен?
  - Командир, я за любой хипеш, кроме голодовки.
  - Тогда черт с ним, с этим меню. - Сказал я и отложил в сторону врученную мне папку с названиями блюд.
   Стеклянная дверь, ведущая в гостиную, открылась и в комнату вплыла нимфа, неся поднос с графином розового вина и парой бокалов. У меня отвисла челюсть от этого зрелища. Смуглянка с черными волосами, небольшого роста, стройная красавица, с приличным размером груди, одетая всего лишь в шортики и маечку топик. Виляя бедрами и широко улыбаясь, плыла к нашему столику. Алмаз посмотрел на меня, увидел направление взгляда, обернувшись сглотнул ком подступивший к горлу и тоже отвесил челюсть. И действительно было на что посмотреть! Мулатка с большим набором генов белого человека, унаследовала неземную красоту от обеих рас. Черты её лица были нереальными, широкие глаза, чуть пухлые губки и прямой носик, всё это удачно сочеталось со смугловатым цветом кожи. В общем, мы так и сидели открыв рты, пока девушка не подошла к нашему столику и не заговорила приятным голосом, немного низковатым, но чистым;
  - Добрый вечер господа, вот ваш аперитив, Совиньон Блан. Его поставляет брат моего отца с собственного виноградника.
   Мы даже не успели ничего сказать, как девушка расставила бокалы, плеснула нам по грамульке из графина, поставила его на столик и столь же шикарно уплыла в обратном направлении. С таким зрелищем мы не заметили как подошел хозяин гостиницы. Джо прекрасно видел наши похотливые взгляды и, наклонившись к столику, положил на него ключи от машины. А когда мы обратили на него внимание, сказал:
  - Господа, я отогнал вашу машину вод навес, за ней присмотрят. Вот ваши ключи. И вот ещё что, - перешел он на более тихий разговор, чтобы слышали только мы, - если кто-то из вас обидит мою дочь, отрежу яйца.
   Алмаз вытаращил глаза и, показывая пальцем на дверь, куда удалилась девушка, хотел что-то сказать, но в горле пересохло. Пришлось мне спросить за него:
  - Сэр, мой друг хотел спросить, эта девушка ваша дочь?
   Алмаз схватил бокал и добавил вина из графина, потом проглотил все, что налил, в пару глотков и, его отпустило. Он закивал головой, как бы подтверждая мой вопрос.
   Старик усмехнулся и ответил: - Да сэр, это моя дочь Нора, а за нее я убью любого.
Оценка: 4.69*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"