Сартр Ева: другие произведения.

Танцы на стеклах...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Спустя полтора года после исчезновения во время бала Анна появляется на пороге отчего дома... Думая, что все ее беды остались позади, девушка даже не подозревает, насколько глубоко заблуждается. Все только начинается...

  Пролог
  На Трансильванию тяжелым палантином опустилась мрачная ночь и, казалось, что ветер на своих крыльях несет дух бури. Дракула медленно подошел к окну и посмотрел на грозовой лик. Темные тучи плыли над горизонтом, а вдали отчетливо слышались глухие раскаты грома. Природа была неспокойной, словно отражала состояние самого вампира. Князь ощущал себя загнанным в ловушку зверем. Решение, которое сегодня ночью принял Влад, было трудным, но единственно верным в сложившейся ситуации...
  
  Комната вдруг стала нестерпимо душной и Влад, рывком распахнув окно, со скоростью стрелы, выпущенной из арбалета, вылетел навстречу ветру. Холодный воздух немного остудил разгоряченную мыслями голову вампира и он, подлетев к самой высокой башне своего замка, уселся на полуразрушенный временем и непогодой зубец. Из-за темных грозовых облаков, едва плывущих по небесной глади, выглянула бледная луна и пролила свой потусторонний свет на землю. В это время на востоке зажглась одна-единственная звезда, а вдали пейзаж практически утопал в таинственном мраке непроходимой чащи карпатского леса.
  
  - Я сделала все, как ты сказал, - произнесла Алира, подлетев к башне, где ее ожидал Дракула.
  
  - Хорошо, тогда в путь! - бросил князь в ответ, бережно прижав к груди небольшой сверток, который все это время держал в руках, и взмыл в ночное небо...
  
  
  Из огня да в полымя...
  Ежегодный праздник, призванный избавить румынские земли от засухи и подарить ее жителям богатый урожай, был в самом разгаре. Жители Брана пели и плясали, призывая на свою землю такой необходимый им дождь. С каждой минутой на улице собиралось все больше и больше людей, отовсюду слышались радостные возгласы и смех. Девушка в юбке, сплетённой из виноградной лозы и тонких веток, танцевала на деревенских улочках, останавливаясь у каждого дома, а хозяева щедро поливали ее водой.* Но дойдя до дворовых построек древнего замка, не одно поколение принадлежавшего правителям их края, веселье, словно по команде, прекратилось. Причиной тому стала Анна Валериус, лежащая без сознания перед коваными воротами отчего дома. За пару следующих минут вокруг нее собралась едва ли не вся деревня. Люди с нескрываемым интересом рассматривали свою принцессу, пропавшую без вести полтора года назад во время очередной попытки уничтожить проклятие и кошмар их земель - Влада Дракулу. Никто уже и не надеялся увидеть последнюю представительницу династии Валериус живой.
  
  Ван Хельсинг, перебирающий книги в кабинете отца Анны, буквально подскочил на месте услышав с улицы крик Карла:
  
  - Гэбриэл, скорее сюда!
  
  Не помня себя мужчина пробежал несколько лестничных пролетов и выскочил во двор. Он ожидал чего угодно, но только не этого.
  
  - Анна?! - не веря своим глазам ошарашенно пробормотал он, упав на колени возле лежащей на земле девушки.
  
  - Анна, очнись! - Карл слегка сбрызнул ее лицо водой. - Да что же это с ней?
  
  Ван Хельсинг оттеснил своего товарища и, подняв хрупкое тело на руки, быстро занес девушку в дом. Карл, бормоча молитвы, поспешил следом. Устроив принцессу в ее бывшей опочивальне, мужчины принялись ждать, когда она придет в себя.
  
  Яркий солнечный свет из окна резко ударил по глазам. Комната вместе с кроватью закружилась и тошнота подкатила к горлу. Анна снова зажмурилась и стала глубоко и медленно вдыхать и выдыхать, сконцентрировавшись на своих ощущениях. Через какое-то время движение вокруг прекратилось и она снова открыла глаза, осматриваясь вокруг.
  
  - Анна! - в один голос закричали мужчины, срываясь с места и подбегая к кровати. - Как ты?
  
  Анна попыталась подняться, чтобы осмотреть себя, но ее тело совершенно не желало ей в этом помогать. Она все еще пребывала в полубессознательном состоянии и любое, даже незначительное усилие отнимало слишком много сил и тем самым грозило ей новой потерей связи с реальностью.
  
  - Как я тут оказалась? - еле слышно поинтересовалась Анна.
  
  - Мы нашли тебя на улице перед калиткой, - ответил Карл. - Ты была без сознания.
  
  - Что с тобой случилось? - тут же задал интересующий его вопрос Ван Хельсинг.
  
  - Да что же вы напали на бедную девушку? - проговорила Лиза, неся поднос с едой и воду. - Дайте человеку хоть в себя прийти.
  
  Карл благодарно взглянул на жену. С той минуты, как он спас Лизу от вампиров, он ни разу не пожалел о том, что отказался от монашества и женился на ней. Несколькими годами ранее мужчина и помыслить не мог, что в этих забытых Богом землях найдет свою судьбу. "Воистину пути Господни неисповедимы", - уже в который раз думал Карл, глядя на свою суженную.
  
  - Спасибо, - сказала Анна, благодарно кивнув девушке и делая большой глоток воды. - Странно, но я почти ничего не помню о том, что произошло после бала.
  
  - Прости, - виновато ответил Ван Хельсинг. - План твоего спасения с треском провалился. Я вообще не понял, что случилось. Вы с Дракулой как в воду канули, когда началась потасовка.
  
  - Я помню, что танцевала с ним, потом заметила вас на балконе, а после... яркая вспышка...
  
  - Это мое изобретение взорвалось, - вставил Карл. - Столько тогда этой нечисти полегло.
  
  - А потом все снова, будто в тумане, - откинувшись на подушки и устало прикрывая глаза, сказала Анна.
  
  - Все, идите отсюда, - вновь взяла дело в свои руки Лиза.
  
  - Но как же... - попытался возразить Ван Хельсинг, но заметив взгляд жены Карла поспешил покинуть комнату.
  
  - Я побуду с ней, - сказала она, выталкивая в коридор супруга, который нерешительно топтался на пороге.
  
  - Я рад, что ты вернулась, - сказал Карл и наконец-то тоже вышел из комнаты, тихо притворив за собой дубовую дверь.
  
  *******
  
  С того знаменательного дня прошло пять лет...
  
  Жизнь как-то постепенно наладилась. К тому же вся местная нечисть исчезла, казалось, вместе с грозным вампиром, которого никто не видел вот уже несколько лет. Люди стали снова свободно ходить по ночам, никто уже не боялся выпускать на улицу детей. У Лизы и Карла родился второй ребенок. Теперь у них был сын Кристиан и дочка по имени Мирела. Радости родителей не было предела. Ван Хельсинг, смотря на счастье друга, тоже неоднократно делал предложение руки и сердца Анне, но та все отказывалась, говоря, что еще не готова, что еще не разобралась в себе после того, что с ней случилось. Гэбриэл терпеливо ждал, не теряя надежды на то, что когда-то и они найдут свое счастье и оставят позади все горести и невзгоды, выпавшие на долю обоих. Верил, что когда-нибудь и они также обретут самое желанное. То, чего им так отчаянно не хватало - семью. Казалось, что уже ничто не омрачит их жизнь, но у судьбы на это были свои планы.
  
  Вернувшись из очередного похода и не застав Анну дома, Ван Хельсинг узнал от Карла, что всю последнюю неделю та была сама не своя и каждую ночь тайком исчезала из дома. Решив во что бы то ни стало найти Анну, Гэбриэл, сбросив походный плащ и оставив боевую амуницию, вышел на улицу. На секунду задумавшись, куда именно она могла пойти, Ван Хельсинг заметил ее идущую ему навстречу.
  
  - Где ты была? - с легкой улыбкой спросил Ван Хельсинг.
  
  Анна, казалось, не только его не слышит, но и не видит. Она шла по темной улице, словно сомнамбула, что-то бормоча себе под нос.
  
  - Анна! - Гэбриэл преградил ей дорогу и, естественно, принцесса с ним столкнулась.
  
  - Ой! - резко подняв голову, вскрикнула от неожиданности Анна. - Гэбриэл, как же я рада тебя видеть, - уже с улыбкой добавила она. От ее замешательства не осталось и следа. - Когда ты вернулся?
  
  - И тебе доброй ночи, - Ван Хельсинг отвесил легкий шутливый поклон. - Приятно, что ты наконец-то меня заметила. Что с тобой происходит? - уже серьезно спросил он. - Карл говорит, что в последние дни ты сама на себя не похожа.
  
  - Ох, уж мне этот вездесущий Карл, - картинно закатив глаза, проговорила Анна. - Хотя он прав, - задумчиво продолжила она, - не могу это объяснить, но мне стали сниться сны... Ужасные сны...
  
  - И?
  
  - Меня словно тянет к замку Франкенштейна. Не знаю, что я там каждую ночь делаю, но мне необходимо выяснить, что случилось пять лет назад и что происходит сейчас. Я ведь так толком ничего и не вспомнила, но мне кажется, что разгадка где-то близко.
  
  - В замке Франкенштейна? - переспросил Ван Хельсинг.
  
  - Это связано с Дракулой, но я понятия не имею, куда он исчез и где его теперь искать, - обреченно вздохнув, сказала Анна. - Но его обязательно нужно найти.
  
  - Ты совсем с ума сошла? Пропал он, и черт с ним. Живи себе спокойно, радуйся...
  
  - Не могу! - практически закричала Анна, перебив своего спутника. - Ты не понимаешь... со мной что-то случилось там, у него. И только он один может вернуть все на круги своя.
  
  - Это ты не понимаешь, - с досадой в голосе, которую так и не удалось полностью скрыть, произнес Ван Хельсинг. - А, впрочем... Дракула, так Дракула. Если только это исчадие Ада может вернуть тебе покой - так тому и быть! "А если нет, - уже про себя добавил охотник на нечисть, - я в конце концов сотру этого чертова вампира с лица земли".
  
  - Смотри! - Анна одернула Гэбриэла и взглядом указала на самую высокую башню замка, который черной бесформенной глыбой возвышался над деревней. - Только что его там не было.
  
  - Но свет еще ничего не значит, - попытался остановить Анну Ван Хельсинг, но та уже его не слышала.
  
  Доблестному охотнику не оставалось ничего другого, как последовать за девушкой, проклиная все и всех на свете.
  
  Пробежав добрую половину деревни, они наконец-то добрались до места назначения. Когда-то величественный, сейчас мрачный готический замок представлял собой просто груду развалин. Все в нем выдавало давнее отсутствие хозяев: крыша во многих местах зияла огромными дырами; зубцы на башнях, обдуваемые сильными ветрами, наполовину обвалились; практически все окна были разбиты. Подъемный мост также много лет никто не поднимал и он вполне гармонично дополнял собой общую картину запущенности. Пройдя по нему, они вошли во внутренний двор. Свет, видневшийся до этого времени из окна одной из башен, еще несколько раз мелькнул и исчез. Тут же луну накрыла собой черная туча и ночь стала еще темнее, чем прежде, хотя это, казалось, было невозможно. Вокруг царила давящая и мрачная, словно в царстве мертвых, тишина. Быстро поднявшись по изношенной временем лестнице, грозившей рухнуть окончательно при одном неверном шаге, они добрались до покоев бывшего владельца замка. Все внутри было безмолвно, лишь звуки их шагов отзывались глухим эхом. На улице послышался раскат грома и блеск молнии, озаривший всю комнату, осветил скелет, лежащий на полу.
  
  - Господи! - Анна, не ожидавшая увидеть подобное, подпрыгнула на месте и схватила своего спутника за руку.
  
  - Все в порядке, - прижимая девушку к себе и с наслаждением вдыхая аромат ее волос, ответил Ван Хельсинг. - Это, насколько могу судить, Виктор Франкенштейн.
  
  - Кстати, - Анна немного отстранилась от охотника, - а что случилось с его монстром?
  
  - Он погиб в огне, на балу, вместе с целой толпой нечисти, - ответил Ван Хельсинг. - Эксперимент Карла тогда удался на славу. Мы практически стерли с лица земли летний дворец Дракулы. Только благодаря этому я сейчас жив. Вот тебя мы...
  
  - Не надо, - Анна закрыла рот Гэбриэлу поцелуем, более не желая продолжать неприятную для нее тему.
  
  Ван Хельсинг, не ожидавший такой резкой смены настроения Анны, замешкался. Не веря в реальность происходящего, Гэбриэл осторожно, чтобы не спугнуть, прижал хрупкое тело к своему мощному торсу и, обведя языком контур ее губ, уже в следующее мгновение слился с Анной в жадном и страстном поцелуе, о котором так давно грезил во сне и наяву. Сколько они так простояли не знал никто, но очередная вспышка, расчертившая небо пополам, заставила их очнуться и практически отскочить друг от друга.
  
  - Пойдем отсюда, - сказал Гэбриэл, нехотя отпуская руку Анны. Вкус ее губ все еще дразнил его, искушая продолжить сладостную пытку. - Все равно здесь никого нет.
  
  Анна с какой-то необъяснимой тревогой осмотрелась вокруг, но все же послушно последовала за своим спутником. Ее испугал собственный внезапный порыв. Безусловно, она любила Гэбриэла, но скорее, как брата, нежели видела в нем мужчину своей мечты. Что-то глубоко внутри кричало ей, что это неправильно - давать тому напрасную надежду. Где-то в самом дальнем уголке своего сердца Анна отчетливо понимала, что они никогда не будут вместе. И это самое осознание пугало ее еще больше.
  
  Никто из них так и не заметил мрачный силуэт, огромной летучей мышью скользнувший вдоль стены и последовавший за ними в темноту ночи.
  
  *******
  
  Следующее утро принесло с собой настоящую трагедию. Анна проснулась от ужасного шума, доносившегося с улицы. Быстро встав и приведя себя в порядок, она выскользнула из дома и отправилась на рыночную площадь, откуда и слышались душераздирающие крики. Картина, которую она увидела, заставила встать ее волосы на голове дыбом. Посреди площади на одном из торговых прилавков лежали три изуродованных детских тельца. Анна с трудом смогла протиснуться сквозь плотную толпу, обступившую матерей, рыдающих над своими чадами. Сделав еще несколько шагов, Анна буквально согнулась пополам от увиденного: ноги ее подкосились, голова закружилась со скоростью света, а в глазах все почернело. Она не могла представить, какое чудовище способно на подобное зверство.
  
  Казалось, на малышах не было и миллиметра живого места. Тельца были полностью испещрены вырезанными на них ножом рунами и магическими знаками. Но и это было еще не все: у всех троих отсутствовали сердца и некоторые другие органы. Собрав остатки сил, Анна быстро покинула площадь и, вернувшись домой, закрылась в библиотеке, намереваясь отыскать хоть какую-то информацию о похожих преступлениях и нечисти, практиковавшей такие кровавые ритуалы. Верить в то, что это дело рук человеческих Анне не хотелось. Но не успела она дойти с первой книгой до письменного стола, как ее покой был нарушен Ван Хельсингом и вбежавшим вслед за ним Карлом.
  
  - Ты уже знаешь? - в ужасе спросил Карл.
  
  - Да, я там была и все видела своими глазами, - застонав от боли в душе и беспомощности, сказала Анна.
  
  - Какой же монстр мог сотворить подобное с невинными детьми? - больше у самого себя, чем у друзей, спросил Ван Хельсинг. - Не верится, что это мог сделать обычный человек.
  
  - Да уж, - кивнула Анна. - Пытаюсь отыскать что-то похожее. Возможно, это какой-то жуткий ритуал. Только не могу себя заставить открыть книгу, перед глазами то и дело стоит этот ужас, - непроизвольно вздрогнув от недавних воспоминаний, почти шепотом произнесла девушка.
  
  - Господи, за что нам это? - Карл перекрестился и стал бормотать молитву.
  
  - А как Лиза и дети? - поинтересовалась Анна.
  
  За эти пять лет они с Лизой сильно сдружились, а ее с Карлом дети стали для Анны, словно родные. Милые и задорные озорники, они для обитателей Брана олицетворяли радость и счастье. Их веселый смех разносился по всему замку, вдыхая жизнь в эти многовековые, мрачные стены.
  
  - С ними все в порядке, хвала Господу, - ответил Карл, озадаченно осматривая книжные полки. - Это действительно похоже на какой-то древний ритуал, - пробормотал он, доставая еще несколько увесистых фолиантов.
  
  Первые поиски хоть и заняли весь день, но так и не принесли никаких результатов. Совершенно измученные они решили свернуть работу и продолжить уже завтра, как говорится, на свежую голову. Разговаривать не было сил, да и не хотелось вовсе. Карл поспешил к жене и детям, а Ван Хельсинг после долгих препирательств все-таки отправил Анну спать и в одиночку отправился бродить по ночным улицам в надежде отыскать хоть какую-то зацепку.
  
  Терзаемая всеми этими ужасами, Анна с трудом забылась беспокойным сном. Но и в царстве Морфея не могла она отыскать покоя. Ее привычно мучили кошмары. На той стороне Анну поджидали собственные демоны, с которыми она боролась каждую ночь, но именно сегодня подсознание решило сыграть с нею злую шутку...
  
  Стоило Анне сомкнуть веки, как она оказалась в объятиях высокого темноволосого незнакомца и ее тут же охватило дикое возбуждение. У нее было смутное чувство, что она его знает, но как ни пыталась, никак не могла понять, кто же он.
  
  Анна прикрыла глаза, когда незнакомец стал медленно, словно издеваясь, расстегивать крохотные крючки на ее корсете, один за одним уничтожая разделявшие их барьеры. Затем он рванул края ее сорочки и припал горячими губами к обнаженной коже шеи. Со стоном Анна выгнулась ему навстречу и немного запрокинула голову, плавясь при этом в его руках, словно воск в горниле пожара. Обдавая жарким дыханием ее кожу, мужчина наконец-то освободил ее тело от тончайшего льна, бывшего последней преградой на пути к удовольствию. Анна беспокойно заерзала, ее ногти непроизвольно впились ему в плечи, когда незнакомец начал целовать ее грудь. В какой-то момент, словно очнувшись от наваждения, Анна попыталась увернуться от настойчивых ласк, но загадочный темноволосый мужчина не дал ей этого сделать, властно обняв за талию и еще крепче прижав к себе одной рукой, другая же запуталась в густых волосах, лаская затылок принцессы и разрушая остатки прически. Потом он резко поднял голову и, захватив ее сладкие уста в плен, буквально проглотил эхо своего имени, которое она прошептала. Мгновение спустя сильная рука снова сжала ее грудь, лаская и возбуждая еще сильнее, и Анна, затрепетав, подумала, что полностью утратила контроль над собственным телом и утонула в сладострастном тумане. Ничего подобного Анна в жизни не испытывала, поэтому ей хотелось, чтобы эта сладостная пытка продолжалась целую вечность. Но тут...
  
  - Спаси меня... мамочка! - закричала темноволосая девочка. В ее глазах было столько боли и она так отчаянно пыталась вырваться из лап какого-то чудовища, что сердце Анны было готово разорваться от сострадания к бедному ребенку. Страх малышки в один момент передался принцессе. Казалось, что это именно ее сейчас утаскивают в какую-то темную нору, лишая возможности нормально дышать.
  
  Анна буквально подпрыгнула в кровати. Возбуждение, терзавшее ее плоть, вмиг слетело не оставив после себя и следа. Его место в ту же секунду прочно занял леденящий душу ужас, запустивший свои холодные липкие щупальца в самое сердце и сжимавший его, не давая возможности даже перевести дыхание. Анну начал бить озноб и слезы градом потекли из ее изумрудных глаз. Не знала Анна, что именно так к ней вернутся воспоминания...
  
  - Иляна! - закричала Анна и тут же провалилась в беспамятство.
  Примечание к части
  * Папаруда (рум. paparudă) - обряд вызывания дождя языческого происхождения у румын, гагаузов и южных славян, исполняемый весной и во время сильной засухи.
  (делаю тут сноску ибо в прошлый раз мне указали, что использование описания праздника - это плагиат).
  
  
  Враг мой - друг мой...
  Уже, наверное, в сотый раз Алира осматривала все помещения полуразрушенного замка Франкенштейна, заглядывая в самые темные углы этого мрачного строения.
  
  - Куда же ты подевалась, мелкая мерзавка?!
  
  Вампирша еще пять лет назад, когда Влад откорректировал память Анны и вернул ее домой, поняла, что ей уготована роль няньки. Как ни старалась женщина изменить свой статус, у нее это не получалось. Да, князь был галантным кавалером, дарившим ей лучшие наряды и украшения, водившим ее в оперу и устраивавшим в ее честь балы, но он перестал быть для нее мужем. Все предыдущие столетия Алира была вынуждена делить любимого мужчину с другими невестами. Они были дружны, но между ними всегда был дух соперничества. Князь этого не замечал или, скорее всего, ему просто не было до этого дела, но тогда все было по правилам, возможно неправильным, но их собственным. И всех троих женщин это устраивало. А сейчас, оставшись один на один с властелином ночи, рыжеволосая красавица мечтала наконец-то насладиться вечностью с любимым, растопить его ледяное сердце, заняв в нем место, но не тут-то было. Все мысли Дракулы прочно заняла Анна - красивая, сильная и волевая цыганская принцесса и, главное, способная подарить князю такого долгожданного наследника. Живого наследника. Алира ненавидела Иляну всеми фибрами своей мелкой, темной душонки. Хотя девушка точно не знала, кого именно ненавидела больше: саму девочку или же ее мать. С тех пор, как монстр Франкенштейна погиб в огне, забрав с собой последнюю надежду на возрождение их потомства, Анна незримой преградой, сама того не желая, встала между Владом и Алирой.
  
  - Да где... - слова застряли у нее в горле, так и не вырвавшись наружу. Алира очень медленно подошла к небольшой двери в самом углу коридора первого этажа и замерла в предчувствии беды. - Как я не заметила этого раньше? Влад же мне голову оторвет, если...
  
  - И что здесь происходит? - голос, разрезавший тишину ночи, заставил девушку практически подпрыгнуть на месте. Она боялась поднять глаза на вампира, черной тучей нависшего над нею.
  
  - Влад, - она виновато потупила взор. - Я тут... мы...
  
  - Алира, ты можешь яснее выражать свои мысли? У меня нет ни малейшего желания копаться в твоей голове, выуживая нужную информацию, - вампир выжидающе уставился на свою невесту.
  
  Алира знала, что Влад в курсе того, что произошло. Она ясно видела, что князь с трудом сдерживает ярость, бушующую алым адским пламенем в его черных очах. Ведь у него с дочерью была особая связь, более сильная, чем между ним и невестами, поэтому что-либо скрывать от него не было никакого смысла.
  
  - Иляна пропала, - девушка хотела провалиться прямиком в Ад, чтобы не видеть злости и разочарования, исказивших лицо Дракулы.
  
  - Неужели это так сложно, Алира? - с каждым словом вампир все ближе приближался к практически вросшей в пол невесте. - Неужели я так много у тебя попросил?
  
  - Я, правда, не...
  
  - Хозяин, - послышалось откуда-то снизу, - хозяин!
  
  Дракула опустил тяжелый взгляд:
  
  - Что тебе? - довольно зло бросил он.
  
  Возле него топтался маленький человечек, ростом не выше одного фута, но с непропорционально большой головой и просто огромным носом.
  
  - Сюда забрел один из Бродяг, - еле слышно проговорил киллмулис.*
  
  - Ты уверен в этом? - глаза Дракулы уже метали молнии.
  
  Алира, все еще дрожа, указала графу на следы, идущие из глубины коридора и теряющиеся за неприметной деревянной дверью. Тут же было видно и место, где монстр напал на девочку.
  
  - Они что совсем страх потеряли пока меня здесь не было?! - взревел Дракула, теряя человеческие очертания. Минуту спустя вампира уже не было в замке.
  
  *******
  
  Анна как-то резко очнулась и, испытав чувство дежа вю, села на кровати. Пытаясь унять бешеное сердцебиение, она снова откинулась на подушки и прикрыла глаза.
  
  - Рад, что принцесса пришла в себя, - послышался голос откуда-то из другого угла комнаты.
  
  Анна не без труда повернула голову и просто остолбенела. Перед ней в кресле, стоящем у камина, восседал не кто иной, как сам Влад Дракула. При этом ему хватило наглости вести себя так, будто все происходящее было в порядке вещей. Девушка открывала и снова закрывала глаза, мотала головой, пытаясь отогнать этот кошмар, но все ее попытки так и не увенчались успехом. Этот самый "кошмар" никуда не хотел исчезать.
  
  - Скажешь, когда закончишь утреннюю гимнастику и мы сможем поговорить, - наблюдая за действиями девушки, с насмешкой проговорил Дракула.
  
  - Что?! Где?! Как?! Почему?! - мысли путались, а слова совершенно не хотели складываться в предложения.
  
  - Слишком много вопросов, дорогая...
  
  Влад не успел закончить, как Анна, вмиг соскочив с кровати, набросилась на него с кулаками. Замешкайся вампир хоть на секунду, не увернулся бы от парочки точных ударов.
  
  - Какая воинственность. Ее бы... да правильно использовать, - Влад в мгновение ока оказался за спиной девушки и, обняв сзади, перехватил ее руки. Принцесса оказалась в ловушке, крепко прижатая спиной к мощному торсу вампира.
  
  - Пусти меня, ублюдок! - закричала Анна, извиваясь в стальных объятиях князя ночи, словно уж на сковороде. - Что ты со мной сделал? И что с... - Анна запнулась, не веря в то, что собиралась сказать, - нашей дочерью?
  
  - Если ты перестанешь брыкаться, то, возможно, я и расскажу тебе сказку, - Дракула сделал эффектную паузу, - со счастливым концом.
  
  - Какой счастливый конец? - снова закричала Анна, все еще пытаясь вывернуться из рук вампира. - Я тебя ненавижу! Ты - монстр, бездушное чудовище! Ты...
  
  - Ну, все-все. Я понял, - невесело усмехнувшись, сказал Дракула. - Предлагаю заключить обоюдовыгодную сделку: ты - мне, я - тебе.
  
  - Да пошел ты! - сделав очередную попытку вырваться, бросила Анна. - Я буду кричать и мне придут на помощь.
  
  - Я бы на это не сильно рассчитывал, - его голос изменился, став бархатным и вкрадчивым, а по телу Анны тут же побежали мурашки. - Твой доблестный охотник бродит по улицам города, в поисках неизвестно чего, а Карл с женой десятый сон видят. Так что мы здесь совершенно одни. Поэтому исход этого спора очевиден. К тому же нам действительно нужно поговорить. Серьезно поговорить.
  
  Девушка осознавая, что шансов одержать победу над вампиром у нее катастрофически мало, согласно кивнула, давая понять, что мужчина в очередной раз выиграл бой так его и не начав. Она отлично помнила, как легко могла оказаться безвольной марионеткой в умелых руках всесильного и властного князя. Тогда-то уж точно она проиграет по-настоящему и не только бой, но и всю войну.
  
  - Хорошая девочка, - довольно сказал вампир, отпуская свою пленницу.
  
  Анна сразу отошла от Влада, стараясь оказаться от него как можно дальше. Дракула хитро улыбнулся и Анна могла поклясться, что заметила на его верхней челюсти клыки.
  
  - Так что с нашей дочерью? - спросила Анна, решив, что ходить вокруг да около нет никакого смысла. К тому же несмотря на всю неприязнь к вампиру, она просто боготворила свою малышку. Девушка и представить не могла, как прожила без дочери пять долгих лет. Ее сердце рвалось на части от чувства потери и безысходности. А еще от злости. Она была готова рвать и метать, но прекрасно понимала всю бесполезность подобных действий. Поэтому принцесса решила молча ненавидеть виновника всех своих горестей, но при первой же возможности отомстить ему за все...
  
  Влад с интересом наблюдал за принцессой, непроизвольно отмечая изменения, которые произошли с ней за то время, что его не было рядом. Ему даже не нужно было проникать в ее мысли. Все, что творилось у нее внутри, было отчетливо написано на лице. Вампир легко читал ее душу, равнодушно следя за внутренней борьбой девушки, словно ученый, бесстрастно проводящий свой очередной эксперимент, впрочем, не ожидая от него нужного ему результата.
  
  - Как же приятно видеть, что ничего не меняется на этом свете, - выводя Анну из раздумий, заметил Влад.
  
  - Хочу сразу расставить все точки над "i", - довольно резко начала принцесса в упор смотря на незваного гостя. - Я тебя ненавижу! Всегда ненавидела и буду продолжать ненавидеть до своего последнего вздоха. Но это не изменит того факта, что я люблю свою дочь, хоть она и является постоянным напоминанием о том ужасе, которому ты меня подверг своим чудовищным поступком. Естественно, она в этом никоим образом не виновата, к тому же Иляна - все, что осталось от моей семьи, которую ты с педантичностью маньяка-садиста у меня отнял, - девушка тяжело вздохнула и, отвернувшись от вампира, прикрыла глаза. Ее прошиб озноб, когда она осознала, кто именно стоял сейчас в паре шагов от нее.
  
  При этих словах черты вампира слегка исказились, но он быстро совладал с собой, вернув прежний облик.
  
  - А теперь послушай, что скажу тебе я, - даже не оборачиваясь Анна знала, что на лице князя ночи играет легкая насмешливая улыбка, которая обычно сопровождала его царственный надменный тон. - Я живу в соответствии с собственными принципами и правилами, нравится это кому-то или нет. И ты далеко не в том положении, чтобы ставить мне хоть какие-то условия. Уверен, ты полностью отдаешь себе отчет в том, кто я и на что способен.
  
  - Почему ты прогнал меня? - чуть слышно спросила Анна, взирая на вампира полными слез глазами. - Просто использовал и выкинул за ненадобностью. Кто ты после этого? - Анна сама не знала, зачем так резко и кардинально сменила тему разговора, но это именно те вопросы, что не давали ей покоя с того самого момента, когда к ней так внезапно вернулись воспоминания. И она очень хотела услышать ответы на них.
  
  - Все далеко не так, - подбросив в камин дров и уставившись на огонь, сказал Влад. - Это решение далось мне очень тяжело, но ты не оставила мне другого выбора.
  
  - Я?! - возмущение захлестнуло девушку и она практически подлетела к собеседнику. Анна схватила его за рукав и потянула, заставив повернуться к себе лицом. - Объясни мне, что такого ужасного я сделала, что ты выкинул меня из жизни моей дочери, лишив не только возможности видеть, как она растет, но даже стер все воспоминания о ней!
  
  - Неужели ты хотела остаться? - в черных глазах вампира заплясали алые искорки. - Пять лет назад я этого не заметил.
  
  - Ты эгоистичный самодовольный болван! Ты...
  
  Следующие слова утонули в полурасстегнутом плаще вампира. Дракула обнял Анну и, несмотря на явное сопротивление с ее стороны, прижал к себе.
  
  - Думай, женщина, что и кому говоришь, - Влад приподнял подбородок Анны и заставил смотреть ему в глаза, читая девушку, словно открытую книгу. - Твои воспоминания вернулись спонтанно, более того без моего ведома, а посему, не в полном объеме. Думаю, еще не время тебе узнать всю... - вампир выдержал театральную паузу, - правду.
  
  И снова князя спасла его блестящая реакция - он перехватил руку Анны буквально в нескольких дюймах от своего лица. Девушка тут же почувствовала, как в голове зашумело, а ноги стали ватными. Реальность куда-то стремительно уплывала. Удерживая девушку практически на весу, Влад прорычал:
  
  - Мне надоело постоянно следить за тобой. Контролировать каждый твой шаг и вздох. Мне не нужна марионетка, хотя иногда, признаю, поиграть было забавно, но все, знаешь ли, приедается.
  
  Как же в такие моменты Анна жалела, что взглядом нельзя убить. Она просто сходила с ума от бесцеремонности и цинизма вампира, а также от своего собственного бессилия, но, увы, была не в состоянии не то, что причинить ему хоть малейший вред, она даже слова вымолвить не могла без его на то позволения.
  
  - Сначала ты несколько раз пыталась покончить собой, - будто бы ничего не замечая, продолжил Дракула. - Потом дважды сбегала с малышкой. Последний раз я чудом вас нашел, вы едва не погибли в лесу - и это стало последней каплей. Я выбрал из двух зол меньшее и сделал так, как было лучше.
  
  - Лучше для кого? - выдавила Анна, точно уловив момент, когда князь ослабил контроль над своей жертвой.
  
  - Мои мотивы тебя не касаются, - вскользь бросил Влад. - Я не привык отчитываться в своих действиях. И не собираюсь начинать это делать сейчас.
  
  - Нет, - девушка с трудом сдерживалась, - ты все-таки бездушный мерзавец. В тебе нет ничего человеческого.
  
  - Неужели ты ожидала чего-то другого? - отпуская Анну, сухо бросил вампир. - Но хочу заметить, - возвращая разговор в прежнее русло, сказал Дракула, - пока мы тут препираемся и выясняем, кто крайний, наша дочь находится в лапах Гангрел. И даже твой Бог не знает, чем это может для нее закончиться.
  
  - Кого? - переспросила Анна. - Что это за твари такие? Я никогда о таких не слышала.
  
  - Ты много, о чем не слышала, - недовольно ответил Дракула. - Как и многие смертные. Но сейчас не время и не место, чтобы вдаваться в историю вампиризма и иерархию кланов. Могу сказать только одно - это далеко не та компания, которую я бы пожелал видеть возле своей дочери.
  
  - Тогда почему мы до сих пор не ищем ее, а стоим тут и толчем воду в ступе? - возмущенно проговорила Анна, сверля собеседника гневным взглядом.
  
  - Ищем. Я прошел по следу, насколько мог далеко, но, - Влад тяжело вздохнул и развел руками, - представителей этого клана отыскать довольно непросто даже мне. На это нужно время. Сейчас этим занимаются мои подручные, а пока нам необходимо...
  
  Тут со стороны входной двери послышался шум. Анна повернула голову и увидела стоящего там Ван Хельсинга. Он с каменным лицом наблюдал за ней и Дракулой.
  
  - Гэбриэл, - Анна поспешила навстречу охотнику, видя, что тот уже потянулся за арбалетом. - Я знаю, что это прозвучит ужасно глупо, но это совершенно не то, о чем ты думаешь. К тому же, - девушка замялась, не зная как сообщить, что у нее есть дочь и более того, что ее отец сейчас стоит в этой самой комнате нахально улыбаясь, - моя дочь пропала. И он...
  
  - Анна, ты с ума сошла?! - проревел Ван Хельсинг. - Ты серьезно думаешь, что этот монстр... - тут до охотника дошел смысл сказанного Анной. - У тебя есть дочь? А этот... чертов вампир ее отец? Я правильно тебя понял?
  
  - А-а-а... - тишину нарушил женский крик. - Нет, только не это!
  
  Все трое кинулись к выходу, но уже в дверях столкнулись с бежавшим по коридору Карлом.
  
  - Что случилось? - крикнул Гэбриэл.
  
  - Кристиан пропал! Эти твари были в нашем доме! Его забрали прямо из кроватки, - выпалил мужчина и практически прирос к полу, увидев Дракулу. - Как он попал сюда? - дрожа всем телом, спросил он. - Лиза! Оставайся в комнате!
  
  - Так, мне это уже начинает надоедать, - бросил Дракула, возвращаясь в комнату и усаживаясь в кресло у камина.
  
  - Карл, не волнуйся, - Анна попыталась оторвать бывшего монаха от стены, в которую тот вцепился увидев вампира. - Я потом тебе все объясню. А пока, поверь, нам всем ничего не угрожает.
  
  - Ты в этом уверена? - недоверчиво взглянув на князя, прошептал Ван Хельсинг. - Я бы за него не поручился.
  
  - Уверена, - бросила Анна и кивнула Дракуле, давая тем самым понять, что она готова на сделку.
  
  - Позвольте задать вам вопрос, - тихо, но твердо произнесла Лиза, подходя к вампиру. - Вы причастны к исчезновению моего сына? - все присутствующие замерли на своих местах, словно вкопанные. До этих слов никто и не заметил как Лиза, прижимая к себе сонную дочку, бесшумно, словно мышка, пройдя за их спинами, вошла в комнату.
  
  - Нет, доамна,** - учтиво склонив голову, ответил князь. - И я очень сожалею о вашем горе. Здесь побывал кто-то до меня.
  
  Дракула встал с кресла и, налив из стоящего на небольшом столике кувшина стакан воды, подал его всхлипывающей женщине.
  
  - Это первый разумный человек в вашем дурдоме, - подытожил Влад.
  
  - Спасибо, - с опаской, но в то же время благодарно посмотрев на вампира, ответила Лиза. - Но что же нам теперь делать?
  
  - Я слышал о том, что случилось на рыночной площади, - сказал вампир. - И у меня есть кое-какие соображения по этому поводу. Взамен я прошу, - князь специально выделил последнее слово, - помочь нам с Анной вернуть нашу дочь, которая тоже пропала этой ночью.
  
  Сказать, что слова вампира произвели эффект атомного взрыва - это ничего не сказать. Ван Хельсинг, Карл и Лиза застыли на своих местах, словно каменные изваяния. Анна же совершенно не представляла, куда себя деть, чтобы не видеть шокированных и вопросительных взглядов друзей.
  
  - Хотя, думаю, наши два случая между собой абсолютно не связаны, - нарушая тишину, уточнил Дракула.
  
  - Тогда придется вести поиски в двух направлениях, - подытожила Анна. - Нужно как можно скорее найти детей и успокоить народ.
  
  *******
  
  Все четверо обитателей Брана и один вампир уже который час сидели в библиотеке и перебирали древние рукописи и гримуары в поисках интересующих их сведений. Присутствующие обменялись имеющейся информацией и теперь перелистывали древние страницы, уточняя последние детали.
  
  - То, что произошло в деревне, похоже на какой-то страшный обряд, а похищение вашей дочери, - Карл перекрестился, обращаясь к Владу, чем вызвал улыбку последнего, - это похоже на месть.
  
  - Скорее это был вызов, - бросил вампир.
  
  - И желающих это сделать, уверен, предостаточно, - буркнул Ван Хельсинг.
  
  - О, Гэбриэл, - с улыбкой проговорил Дракула. - Каким ты был, таким и остался. Ты смотришь, но ничего не видишь...
  
  - Я не... - попытался возразить Ван Хельсинг.
  
  - Вот именно, - князь не дал высказаться охотнику на нечисть. - Ты не видишь ничего дальше своего собственного носа. Мир не делится только на белое и черное, - философски заметил Дракула, - в нем много полутонов, дающих возможность посмотреть на ту или иную ситуацию с разных сторон. А ты все воспринимаешь буквально.
  
  - Я прекрасно знаю разницу между добром и злом, - начиная выходить из себя, бросил Гэбриэл. - Это у тебя какие-то извращенные понятия по этому поводу. Ты все трактуешь так, как выгодно тебе.
  
  - Неужели? - глаза вампира блеснули. - Видимо именно поэтому ты, сговорившись за моей спиной с моим братом и боярами, предал меня, всадив во время боя кинжал в спину.
  
  - Я что?! - взревел, словно раненный зверь, охотник. - Я бы никогда так не поступил!
  
  - Но поступил же, - печально улыбнувшись, спокойно ответил вампир. - Поступил, потому что на тот момент считал это единственно правильным решением и выходом из сложившейся ситуации.
  
  - Этого просто не может быть, - прошептал ошарашенный Ван Хельсинг. Его мысли начали путаться, картинки замелькали в измученном сознании, но память упорно не хотела все расставлять по своим местам. - Я что-то помню, но...
  
  - Видимо, - снова усмехнулся Влад, - с твоей памятью поработал не только я. Ватикан тоже приложил свою руку. И, по всей вероятности, специалисты они намного хуже меня.
  
  - Да как ты...
  
  - Хватит вам препираться! - закричал Карл, вскочив с места и вклинившись между бывшими друзьями, уже почти готовыми наброситься друг на друга. - У нас дети пропали, а вы тут философские дебаты и междоусобицу устроили! - Карл мигом потупился под тяжелыми взглядами мужчин, будто испугавшись своей смелости, и отошел в сторону. - Я хочу сказать: давайте сконцентрируемся на сегодняшних проблемах. То, что было более четырехсот лет назад может подождать еще парочку дней, - подойдя к жене, тихо добавил он.
  
  - Ты прав, Карл, - плеснув себе в стакан абсент, сказал Ван Хельсинг. - Прости. Давайте вернемся к нашим поискам.
  
  - Думаю, пора перейти к их практический части, - Дракула снова поднялся со стула, и в его глазах плескался дьявольский блеск.
  
  - Что же, во всяком случае мы знаем с чего начать, - подытожил Ван Хельсинг.
  Примечание к части
  * киллмулис - обитает в северных областях Англии. (Но в фике пересилился в Трансильванию, на мельницу возле замка Франкенштейна). Живёт киллмулис на мельнице - в народе считается, что на каждой мукомольне обязательно есть такое существо. Обычное место его обитания - большая печь или теплый просторный камин. У этого фейри почему-то нет рта, зато имеется нос громадных размеров, которым диковинное создание на очень большом расстоянии чует запах съестного. Он очень предан своему хозяину и везде следует за ним.
  
  ** доамна - (рум.) обращение к женщине.
  
  
  В омут с головой...
  Небольшая процессия, состоящая из трех человек и двух вампиров, практически на ощупь пробиралась через плотный туман. Идти по горам приходилось пешком ибо ни одна лошадь, не говоря уже об экипаже, не была в состоянии подняться по этим крутым склонам. Поэтому оставив карету и лучших трансильванских скакунов в Буштени, небольшой деревеньке на юге от Брашова, путники направились на самую вершину горы Бучеджи, туда, где на высоте более двух с половиной тысяч метров находится самый известный энергетический треугольник "Человек-Старухи-Сфинкс", вокруг которого в определенные интервалы времени появляются светящиеся конусы молочно-белого цвета, крутящиеся, как облачный вихрь. Именно тогда там можно встретить одного из представителей легендарных хултанамов,* поднимающихся из глубоких пещер, чтобы сверить свои звездные карты и отметить последние движения небесных светил.
  
  - Не хочешь облегчить процесс подъема? - пыхтя и отдуваясь, бросил Ван Хельсинг идущему рядом с ним Дракуле.
  
  - Я что похож на тяговую лошадь? - деланно возмутился Влад.
  
  Охотник искоса глянув на своего спутника, прыснул смехом:
  
  - Прости! Я просто представил себе, как...
  
  Договорить у мужчины не получилось, его слова растворились среди мириад звезд, уже занимающих свое место на небосклоне.
  
  - Как дети малые, - прокомментировал Карл, поравнявшись с Анной. - Если бы мне еще днем ранее кто-то сказал, что я вместе с вампирами буду искать сына, я бы послал этого человека в дом для душевнобольных.
  
  - Да уж, - Анна растеряно смотрела в небо, пытаясь в тумане разглядеть двух бывших друзей, потому что предугадать с их темпераментами, чем закончится шуточная перепалка было просто невозможно.
  
  - А тебя-то как угораздило? Я до сих пор не могу поверить в то, что услышал в замке.
  
  - Ох, Карл, спроси что-нибудь полегче, - останавливаясь, чтобы сделать глоток воды из фляги, ответила девушка. - Если бы я знала, зачем ему понадобилось меня похищать и тем более... - она запнулась, - ну, в общем, ты понял.
  
  - Это как раз понять можно, - философски заметил мужчина. - Он веками мечтал о наследнике, а тут... Эй, вы, аккуратней там, - недовольно пробубнил Карл, вылезая из-под Ван Хельсинга, которого Дракула опустил на землю, пролетая над головами говоривших. - Между прочим так и убить недолго.
  
  - Прошу великодушно извинить меня, - возвращая себе человеческий облик и отвешивая бывшему монаху легкий поклон, сказал Дракула. - В данный момент в мои планы убийства не входят.
  
  - И на том спасибо, - бросила принцесса. - Рада, что мы смогли развеселить Ваше Величество.
  
  - Не ты ли сегодня утром обвиняла меня в отсутствии человечности? - в глазах вампира плясали чертики.
  
  - И ты считаешь этот детский сад проявлением человечности? - возмутилась Анна. - Это больше на старческий маразм похоже. У нас дочь пропала, по твоей вине, кстати, а ты...
  
  - С Иляной все в порядке, - ответил Дракула. - Я еще у подножия горы это почувствовал. Связь возобновилась и теперь это только дело времени. Они побоятся причинить ей вред.
  
  - А мне об этом сказать ты не потрудился, садист чертов! - бросила в сердцах девушка и стремительно пошла вперед, оставляя далеко позади себя вампира.
  
  Последние несколько десятков метров прошли в полном молчании. Минутная вспышка веселья погасла, словно ее никогда и не было. Каждый не знал, чего точно ожидать от встречи с дакским жрецом, снизойдет ли вообще последний до разговора с их весьма колоритной компанией.
  
  - Черт бы побрал эту ночь и этот мерзкий липкий туман, - проворчал себе под нос Ван Хельсинг и буквально подпрыгнул на месте, чуть не налетев на седовласого старца.
  
  Вынырнув, будто из-под земли, древний колдун спокойно шел одному ему ведомой тропой, казалось, не обращая никакого внимания на непрошеных гостей. Но поравнявшись с Дракулой замер на месте и, обращаясь исключительно к нему, очень тихо произнес:
  
  - Ты найдешь ту, которую ищешь там, куда укажет тебе вылва,**, но сначала ты должен выполнить свою часть сделки ибо только отдав, сможешь получить желаемое, - с этими словами старик исчез также быстро, как и появился.
  
  - И это все, ради чего мы карабкались на эту чертову гору среди ночи? - немного сбитый с толку, проговорил Ван Хельсинг.
  
  - Да уж, немного мы узнали, - невесело подытожил Карл. - Где же мы будем дальше искать детей?
  
  - Нет, эти смертные меня просто убивают, - подходя к стоящим в стороне мужчинам, сказал Дракула. - А вы чего ожидали? Подробной карты местности, где крестиком будет указано нужное место? Мы и так предполагали, что похищенные дети должны быть где-то здесь. Сейчас же мы получили этому подтверждение.
  
  - И какое? - разочарованно поинтересовался Гэбриэл. - Я ничего не вижу и совершенно не представляю, куда идти и что делать.
  
  - А это по-вашему что? - спросил вампир, указывая своим спутникам куда-то вниз и влево. Затем быстро зашагал в ту сторону, куда только что мрачной тенью скользнула вылва.
  
  Растерянно переглянувшись, мужчины, окликнув Анну, поспешили вслед за Владом, уже исчезнувшем в тумане. Боясь окончательно потерять того из виду они ускорили шаг, но все равно не увидели высокую фигуру, в одночасье растворившуюся в белесой дымке.
  
  - И что теперь? - озираясь по сторонам, спросил Карл.
  
  - Вы будете долго на месте топтаться? - недовольно бросила Алира, приземляясь на землю за спинами мужчин.
  
  - Мы, видишь ли, немного потерялись, - довольно зло бросила Анна. - Куда нам идти?
  
  Тяжело вздохнув, вампирша махнула рукой куда-то вправо и сделала знак следовать за ней. Пройдя с десяток шагов, Карл споткнувшись о какую-то корягу, распластался на земле, но тут же вскочил и, сделав несколько неуклюжих прыжков в сторону, налетел на Дракулу, выскочившего перед ним, словно чертик из табакерки.
  
  - Дьявол тебя побери! - не выдержал вампир. - С каких это пор я стал таким незаметным?
  
  - Пппрооститте, - заикаясь, еле пробормотал Карл. - Но я обо что-то споткнулся и...
  
  - Избавь меня от своих оправданий, - недовольно бросил князь, становясь вновь тем грозным властителем тьмы, которого все присутствующие так боялись и с ужасом ждали, когда же его дьявольская сущность снова себя проявит.
  
  Даже Алира попыталась стать еще незаметней, хотя это было уже невозможно. Девушка все время прокручивала в голове их утренний разговор с Владом и тряслась, как осиновый лист, от одного его взгляда. Она прекрасно понимала, в чем провинилась, и что ее за это ждет. Упаси Дьявол, что-то пойдет не так. Она будет первой, кого пустит в расход Дракула. Нерадивая невеста ни на минуту в этом не сомневалась, зная его жестокий нрав...
  
  - Ты нашел то, что искал? - подходя к вампиру, спросила Анна.
  
  - Да, - он указал на небольшую расщелину в скале позади Сфинкса, - это вход в нужный нам туннель.
  
  - Я пойду, - Карл кинулся в указанном направлении, но не успев сделать и пары шагов, был схвачен за воротник Дракулой.
  
  - Пойдем мы с Гэбриэлом, а вы, втроем, будете ждать нас здесь! - скомандовал вампир и скользнул в пещеру.
  
  *******
  
  - Ну здравствуй, Анна, моя радость, - пропела Алира, подходя к девушке.
  
  Все это время вампирша старалась не пересекаться с ненавистной соперницей. Когда Анна и Карл ехали в экипаже, она летела по небу вместе с Владом, благо погода это позволяла, а потом, когда всем пришлось идти пешком, девушка старательно избегала контакта с принцессой. Однако понимая, что вечно в прятки играть не получится, она все-таки решила выяснить отношения.
  
  - Давно не виделись, Алира, - недовольно бросила принцесса, отворачиваясь от вампирши и давая той понять, что не желает с ней разговаривать.
  
  - Я хочу раз и навсегда выяснить наши отношения, - снова делая навстречу Анне несколько шагов, сказала девушка. - И не смей меня игнорировать.
  
  - Это ты, кажется, меня игнорируешь, - парировала принцесса. - Мне с тобой выяснять нечего и тем более делить. Можешь забирать Дракулу себе. Я просто хочу вернуть свою дочь и забыть обо всем этом кошмаре.
  
  - Ты же понимаешь, что Влад этого не позволит, - буквально перейдя на шипение, сказала Алира. - Он никогда не отдаст тебе Иляну.
  
  - А мне плевать на его согласие, как, впрочем, и на тебя. Сгинь, пока я не вышла из себя окончательно, - сверкнув глазами не хуже Дракулы, отрезала Анна.
  
  Алире ничего не оставалось, как кипя от злости, отойти от девушки и оставить их с Карлом в покое.
  
  *******
  
  Гэбриэл уже сбился со счета пытаясь запомнить все повороты, сделанные ними в каменном лабиринте. Казалось, они шли по узкой пещере уже целую вечность. Не добавляла хорошего настроения и кромешная тьма, в которой охотник на нечисть не видел вокруг себя ничего, из-за чего ему все время приходилось послушно, словно собачонке на поводке, следовать по пятам за вампиром, который передвигался в темноте без особых проблем, будто той и не было вовсе. Сделав еще несколько поворотов влево, Ван Хельсинг уткнулся в спину Дракулы.
  
  - Тише, - недовольно зашипел Влад. - Я не желаю, чтобы нас заметили раньше времени.
  
  - И не заметят, если я смогу хоть что-то разглядеть в этой проклятой темноте, - парировал охотник.
  
  - Ничем не могу помочь, - бросил вампир. - Не моя вина в том, что люди не приспособлены ни к чему...
  
  - Ты уже забыл, что и сам был когда-то простым смертным? - выходя из себя, бросил Ван Хельсинг.
  
  - Да заткнешься ты наконец? Я из-за твоих причитаний ничего не слышу.
  
  Мужчина обижено засопел, но все-таки решил повременить с выяснением отношений. Сейчас самое главное спасти двух мальчишек, которые пропали прошлой ночью, а для всего остального время у них еще будет.
  
  Дракула стоял еще какое-то время, а потом, схватив своего спутника за рукав плаща, потянул куда-то вправо, туда, где, как оказалось, туннель состыковывался с огромной пещерой. Это было поистине грандиозное зрелище: нерукотворное помещение было усеяно сталактитами и сталагмитами, создающими своими причудливыми формами настоящий готический храм. Можно было бы восхититься открывшимся взорам мужчин зрелищем, если бы не ужасное по своей сути дело, которое привело их сюда. Поэтому проскочив узкую полоску света, что отбрасывал одинокий факел, горящий возле второго входа в пещеру, незваные гости поспешили найти более выгодное местоположение, чтобы иметь возможность обсудить дальнейшие действия.
  
  - Нужно разделиться, - сказал шепотом Ван Хельсинг. - Так мы скорее сможем найти детей.
  
  - Не вижу в этом смысла, - задумчиво произнес вампир, прислушиваясь. - Сюда идут, - бросил он. - Нужно найти другое место.
  
  Едва они успели перебежать на противоположную сторону, как зал начал заполняться людьми в темных балахонах. Каждый нес перед собой черную свечу и напевал гимны, которые сливаясь в унисон и отражаясь от стен пещеры, производили поистине неизгладимое впечатление. Волосы на головах у вампира и охотника зашевелились от зловещего монотонного шума, даже Дракула чувствовал себя неуютно в обществе религиозных фанатиков. Замыкал процессию высокий мужчина в ярком красном балахоне, он вел полностью обнаженную девушку, которая покорно шла за ним, низко склонив голову. Все члены секты постепенно занимали свои места, и в зале вспыхнуло еще несколько десятков факелов, открывая взору присутствующих огромный каменный алтарь, расположенный у западной стены и задрапированный черным бархатом. Священник подвел свою спутницу к жертвеннику и, уложив ее поверх ткани, зафиксировал руки и ноги цепями. Затем повернувшись к пастве произнес:
  
  - Шемхамфораш!
  
  - Шемхамфораш! - повторил хор голосов.
  
  После этого по залу разнесся звук гонга. Наступила мертвая тишина, вмиг погасли все факелы и только черные свечи были источником неяркого света, отбрасывающего на стены пещеры причудливо-жуткие тени. Взяв в левую руку ритуальный кинжал, богато украшенный кроваво-красными рубинами, и поворачиваясь против часовой стрелки, священник указывал на четыре стороны света и вызывал соответствующих Принцев Ада: Сатану - с Юга, Люцифера - с Востока, Белиала - с Севера и Левиафана - с Запада. После чего все с тем же клинком он повернулся к девушке, лежащей на алтаре, и начал вырезать на еще живом теле сатанинские знаки, дюйм за дюймом покрывая ее плоть чудовищными ранами.
  
  - Гэбриэл, - Дракула попытался оттащить охотника от уступа, за которым они прятались, но не тут-то было. Ноги Ван Хельсинга будто приросли к полу. Он стоял с широко открытыми от ужаса глазами и смотрел на происходящее. - Нужно уходить, - вампир снова потянул своего спутника за собой, но тот, казалось, просто окаменел, не в силах отвести взгляд от кровавого спектакля.
  
  - Ее нужно спасти, - князь едва успел перехватить ринувшегося в бой охотника.
  
  - Ты с ума сошел? - прорычал на ухо своему товарищу Влад. - Мы сюда зачем пришли? Совсем забыл?
  
  - Но мы должны... - начал было Гэбриэл.
  
  - Мы должны спасти детей, - зло бросил Дракула. - На остальное я не подписывался.
  
  - Ты - чудовище, - в тон ему ответил Ван Хельсинг.
  
  - Удивил! - недовольно бросил князь. - Пошли, пока еще...
  
  Влад не успел договорить, как Гэбриэл начал давиться бесшумным кашлем. Было видно, что тот сдерживается из последних сил, борясь с подкатившим к горлу комом. Дракула повернул голову и чертыхнулся, они все-таки дождались пира.
  
  Лидер культа высоко поднял кубок, наполненный свежей кровью своей жертвы и поднес к губам, произнося молитву, восхваляющую Сатану. В это время паства запела каннибальские гимны. Потом от Внутреннего Круга отделились два человека, вынув из складок балахонов ритуальные ножи о шести лезвиях, они приблизились к алтарю и, вонзив клинки в тело уже мертвой девушки, вырезали ее сердце. После чего к ним по очереди начали подходить и другие члены культа также с ножами в руках. Они стали безжалостно рвать мертвую плоть на части, поедая внутренние органы своей жертвы.
  
  Тут Гэбриэл не выдержал и сорвался с места, ему было уже все равно, заметят его или нет. Единственная мысль, которая пульсировала в его голове - поскорее выбраться из пещеры. Стены вибрировали перед ничего невидящим взором мужчины, потолок и вовсе грозился раздавить нерадивого охотника. Не разбирая дороги, он с закрытыми глазами, руководствуясь только инстинктами, мчался к выходу из этого ада.
  
  - Ты совершенно ополоумел? - Дракула догнал Гэбриэла уже на выходе из пещеры, сбивая того с ног мощным ударом в челюсть.
  
  Ван Хельсинг рухнул на колени, пытаясь все-таки совладать со рвущимися наружу позывами.
  
  К ним уже бежали Карл и Анна, Алира же снова предпочла остаться в тени. Она видела, что Влад в бешенстве, видела, какие молнии искрятся в его огненно-алых глазах. Вампирша прекрасно знала, что в такие минуты лучше держаться подальше от грозного властелина ночи. Каким же чудом сдерживался сам князь тьмы, чтобы никого не разорвать на части, она не представляла.
  
  Не знал этого и сам Дракула. В голове шумело, запах свежей крови буквально сводил с ума, он с трудом владел собой, чтобы не наброситься на своих попутчиков.
  
  - Я же просил! - нанося еще один удар охотнику, проревел Влад.
  
  - Да что случилось? - не выдержала Анна. Ее трясло от ужаса, она отлично понимала, чем может все закончиться. - Влад! - она попыталась образумить вампира, но в ту же секунду пожалела о своем поступке - потеряв человеческий облик, Дракула буквально налетел на нее:
  
  - Исчезни или я за себя не отвечаю, - с этими словами огромное чудовище взмыло в небо и растворилось в темноте ночи.
  
  - Как ты? - все еще сотрясаясь от страха, пролепетал Карл, всматриваясь в туман.
  
  - Уже лучше, - Гэбриэл упал на землю, продолжая тяжело дышать.
  
  - Что там случилось? - спросила девушка, помогая мужчине подняться.
  
  - Поверьте, вам лучше этого не знать, - тихо ответил он, все еще продолжая кашлять.
  
  - А дети? Вы видели Кристиана? - не выдержал Карл.
  
  - Нет, прости, - потупившись, ответил Ван Хельсинг. - Но мы вернемся туда, обязательно вернемся и спасем твоего сына. Обещаю!
  
  - Если бы этот олух слушал хоть иногда, что ему говорят, то мы бы уже возвращались домой, причем, вместе с детьми, - сказал Дракула, приближаясь к своим спутникам, и под их мрачными и испуганными взглядами стирая с губ небольшие капли крови.
  
  - От погони я избавился, - довольно усмехнулся вампир, видя перед собой ошарашенные лица.
  
  - Даже не хочу знать как, - прошептала Анна, отворачиваясь от Дракулы.
  
  - А ты не мог это сделать в пещере? - ехидно поинтересовался Гэбриэл.
  
  - И как ты это себе представляешь? Их же там не меньше сотни было.
  
  - И в чем проблема?
  
  - В количестве! - бросил Дракула. - Ты считаешь, что я бездонная бочка?
  
  Тишину ночи прорезал истерический хохот.
  
  - Да уж, - отсмеявшись, подытожил Ван Хельсинг, потирая ушибленную челюсть.
  
  - Ну что, - обводя всех пристальным взглядом, сказал Влад. - Теперь пошли за детьми. Алира! - голос вампира эхом отразился от скал. - Будь добра, принеси сюда свою драгоценную персону. Мне может понадобиться твоя помощь пока эти горе-спасатели будут выполнять свою миссию.
  
  В мгновение ока девушка оказалась возле своего повелителя и, покорно склонив голову, пошла вслед за Дракулой в пещеру.
  
  - Где-то я уже это сегодня видел, - пробубнил себе под нос Ван Хельсинг и, пропустив Анну и Карла вперед, замкнул процессию.
  
  Снова пропетляв замысловатым лабиринтом многочисленных коридоров, они оказались возле главной пещеры. Там было темно и пусто и если бы двое мужчин не видели своими глазами происходящее, они бы ни за что не поверили, что еще час назад здесь проходил кровавый и чудовищный ритуал.
  
  - Дети в дальней пещере, - бросил Влад, зажигая свечу и указывая влево. - Алира пойдет с вами, а я прикрою тылы и пути к отступлению.
  
  С этими словами вампир вручил лучину Ван Хельсингу и пошел к западной стене, где, как он знал, стоял алтарь.
  
  - Ты знаешь, куда идти? - спросил Карл, дрожа всем телом.
  
  - Да, я их чувствую, - бросила девушка и быстро прошла вглубь очередного коридора.
  
  Ее попутчики едва поспевали за ней, но ни у кого и в мыслях не было просить ее замедлить шаг. От этого места веяло ужасом и безысходностью, поэтому каждому хотелось как можно скорее его покинуть. Просто не верилось: снаружи такая красота, а внутри этого энергетического треугольника обосновалась кучка чокнутых религиозных фанатиков... Спустя минут десять и пройдя еще несколько ответвлений, они наконец-то достигли нужной двери.
  
  - Здесь, - сказала Алира, останавливаясь перед каменной глыбой.
  
  Гэбриэл отдал свечу Анне, чтобы освободить руки и, переглянувшись с Карлом, попытался с его помощью сдвинуть дверь. Спустя несколько минут бесплотных попыток мужчины признали, что вполне ожидаемо потерпели в этом деле фиаско.
  
  - Тут, наверное, где-то должен быть рычаг, - осматривая стены, сказал Карл. - Человек не в силах сдвинуть эту глыбу с места. Скорее всего они используют какой-то механизм.
  
  - Ох уж эти мужчины, - недовольно фыркнула вампирша и, надавив на одну сторону каменной плиты, сдвинула ее с места. - Прошу, - недовольно бросила Алира.
  
  Благодарно кивнув, Карл практически бросился в темноту. За ним поспешили Ван Хельсинг и Анна, свечой освещая пространство вокруг. Детей они нашли сразу, так как не заметить в крошечной каморке двух мальчуганов, сидевших на какой-то подстилке у самой стены, было просто невозможно. Кристиан, узнав голос отца, тут же кинулся тому на шею:
  
  - Папочка, я знал, я верил, что ты меня спасешь, - лепетал малыш, еще крепче обвивая отцовскую шею.
  
  - Конечно, сынок, - плакал от счастья Карл. - Все уже закончилось, все хорошо. Пойдем домой!
  
  Ван Хельсинг подхватил на руки второго мальчика, в котором узнал сына хозяйки местной таверны Михея.
  
  - Быстро отсюда уходим, - с этими словами они покинули пещеру и поспешили к выходу, но не пройдя и дюжины шагов, друзья услышали тяжелые шаги. Алира, приложив палец к губам, метнулась вперед. Еще мгновение спустя они услышали характерный звук ломающихся шейных позвонков и голос вампирши:
  
  - Путь свободен, скорее...
  
  Дважды просить не пришлось, процессия почти бегом направилась к выходу. Там, где главная пещера соединялась с туннелем, к ним присоединился жутко довольный Дракула.
  
  - Проблем не возникло? - поинтересовался он у Алиры.
  
  - Нет, все в полном порядке, - ответила та и поспешила вслед за быстро уходящими людьми.
  
  Дракула еще раз окинул взглядом огромную храмовую пещеру и изуродованное тело главы культа, прикованное к алтарю. Улыбнувшись своим воспоминаниям, вампир растворился в темноте...
  Примечание к части
  * Хултаманы - первое название Соломонар. В румынской мифологии каста или объединение колдунов, обладающих сверхъестественными способностями, в первую очередь связанных с изменением погоды. В одно время соломонарами (хултаманами) в сельской местности называли астрологов, астрономов и вообще людей, умеющих определять время по звёздам, составлять календари и т. п. Многие фольклористы также связывают их происхождение с дакскими жрецами.
  
  ** Вылва - в румынской мифологии женский дух, бродящий ночью по вершинам холмов. Вылвы могут принимать разный облик. Часто они выглядят как женщины, иногда просто как тени или чёрные кошки.
  
  
  Кто же ты на самом деле?..
  Дорога домой заняла немного больше времени, чем можно было ожидать. Виной тому как-то уж слишком быстро наступившее утро, точнее, очень солнечное утро. Никто и подумать не мог, что после такого тумана будет ясный день. Как назло вчерашняя мгла рассеялась, открывая людей и вампиров для палящего светила. И если для первых основной проблемой являлась усталость, от которой те просто валились с ног, то для последних солнце было сродни самоубийству. Даже Дракула, который обычно мог себе позволить довольно длительные прогулки в ясные дни, сейчас недовольно бормоча проклятия мчался вниз. Алира вообще не знала, куда себя деть, ибо солнце ее просто убивало. И если минувшей ночью подъем на Бучеджи казался им неимоверно долгим, то спуск стал просто бесконечным. Всего несколько часов, потраченных не по назначению, и вот результат. Казалось, природа просто издевается: чем быстрее двигались путники, тем скорее дневное светило занимало свое законное место на небосклоне, разгоняя последние остатки ночного мрака и освещая даже самые темные уголки густого леса. Бежать вниз по крутому склону было непросто, люди все время боялись споткнуться и скатиться с горы, переломав себе как минимум парочку костей. Да и дети едва поспевали за своими спасителями.
  
  - Встретимся у кареты, - бросил Дракула и, подхватив Алиру, прикрыл ее собой от нещадно палящих лучей. Прижимаясь почти к самой земле они быстро полетели к подножию горы.
  
  Добравшись до экипажа, который ожидал своих хозяев на опушке леса, он втолкнул девушку внутрь и запрыгнул сам, плотно завесив шторы.
  
  - Спасибо, - взглянув на внушительный ожог на руке, проговорила Алира. - Если бы не ты... от меня осталась бы лишь горстка пепла на дороге. А ты как?
  
  - Нормально, - слегка поморщившись, ответил вампир. - Хуже всего то, что хоть солнце меня и не убивает, оно все-таки оставляет следы, которые довольно долго регенерируют. То же и с твоим ожогом. Он сойдет, но придется немного потерпеть, - осматривая руку своей невесты, добавил Влад.
  
  - Это мелочи, хотя, признаться, я уже попрощалась с вечностью. Я тебе в который раз обязана жизнью, - с грустью в голосе проговорила девушка и поцеловала своего спасителя.
  
  - Не сейчас, Алира, - убирая ее руки с шеи, раздраженно ответил вампир.
  
  Обидевшись на довольно резкий тон Влада, вампирша отвернулась и прикрыла глаза. Дракула тоже откинулся на спинку довольно удобного сидения и стал ждать прихода остальных. Ему жутко хотелось сейчас оказаться как можно дальше ото всех, запереться в своем кабинете и забыть обо всем на свете. Мысли, терзавшие его сердце, которого он думал у него нет, сбивали с толку, бередя старые раны. Виной тому была одна цыганская принцесса, не дающая вампиру покоя уже много лет, но последние годы и вовсе прошли в агонии. Перед ним все время мелькало напоминание о мимолетном счастье, которое совершенно изменило его, перевернуло с ног на голову его вседозволенную, животную жизнь. Да и не жизнь, а скорее существование. И все это подарила ему она, а он уничтожил... Дракула мрачно усмехнулся собственным мыслям. Пять лет бесконечной мучительной пытки, ежедневного издевательства над самим собой, бегства... Просто держать Анну в заложницах и видеть при каждой встрече ненависть и боль, немым укором застывшие в ее прекрасных глазах, Влад уже не мог, но и добиться взаимности от цыганской принцессы он также был не в силах. Ее поведение не оставляло ему выбора. Хорошо, что он все-таки удержался и не раскрыл ей всю правду о ее пребывании в его замке, а поведал всего лишь часть... наиболее безобидную.
  
  - А вот и мы, - с трудом переводя дыхание, проговорил Карл, открывая дверь кареты и сажая в нее детей.
  
  - Наконец-то, - бросила Алира. - Я уже почти уснула.
  
  Дракула приоткрыл глаза, заставляя себя разорвать шлейф мрачных мыслей:
  
  - Все в порядке? - поинтересовался он у Анны, севшей напротив него.
  
  - Да, все хорошо, - ответила девушка.
  
  - Едем на постоялый двор? - дождавшись утвердительного кивка Дракулы, Гэбриэл уточнил: Манук или Шербан Кантакузино?
  
  - К Мануку, - бросил вампир, - он ближе.
  
  В следующее мгновение экипаж, сорвавшись с места, отправился в обратное путешествие по извилистым карпатским дорогам. Простоявшие всю ночь без дела лошади с радостью пустились в карьер, они словно летели над землей едва касаясь ее своими копытами.
  
  Анна, поглядывая с некоторой долей зависти на Карла и Кристиана, весело болтающих друг с другом, поникла. Ее также одолевали далеко не радужные мысли. Даже учитывая, что Влад заверил ее, что с Иляной все в порядке, она все никак не могла отделаться от мысли о том, что ее девочка в опасности. Перед ней все время стояло заплаканное личико ее малышки, зовущей на помощь. Но все-таки просто демоническое спокойствие вампира давало Анне хоть какую-то надежду на то, что скоро и она сможет обнять дочку. Девушку терзала и буквально рвала на части неизвестность: она то с радостью, то с ужасом представляла свою первую за долгие пять лет встречу с Иляной. И даже самой себе не могла ответить насколько ее страшило будущее...
  
  А вот у Ван Хельсинга времени, чтобы придаваться размышлениям совершенно не было. Сидя на козлах он с трудом держался, чтобы не слететь с них на очередном повороте. Трансильванские скакуны неслись уже по узким городским улочкам, грозя раздавить любого нерадивого прохожего. Наконец-то Гэбриэл притормозил коней у входа на постоялый двор, распугав там всю домашнюю живность.
  
  Под ошарашенными взглядами хозяев новоприбывшие скользнули в дом, потребовав несколько комнат, а также еды для детей, после чего молча скрылись на втором этаже.
  
  - Что будем делать дальше? - упав в кресло и с наслаждением вытянув ноги, поинтересовался Ван Хельсинг.
  
  - Немного отдохнем и снова в путь, - сказала Анна, устраиваясь в соседнем кресле, которое стояло как раз напротив разожженного камина.
  
  - Точнее, до вечера, - заметил Дракула. - Я не намерен больше трястись в этой коробке на колесах.
  
  - А разумно ли это? - раздраженно бросила принцесса. Ее выводил из себя тот факт, что мужчины абсолютно игнорировали ее слова. Привыкшая быть сама себе хозяйкой, она никак не могла смириться с таким положением вещей. - Мы теряем драгоценное время, которое...
  
  - Все что могли, мы уже потеряли, - Дракула практически навис над Анной, поставив руки на подлокотники ее кресла. - К тому же я жду гостя, от которого зависит дальнейшее направление наших поисков.
  
  Гэбриэл вопросительно глянул на вампира.
  
  - Всему свое время, - бросил тот в ответ и перешел в другой угол довольно большого помещения, куда вовсе не попадал дневной свет.
  
  - Кстати, а что это было в пещере? - подал голос Карл. Он накормил ребят и помог им устроиться в смежной комнате. - У нас есть какая-то гарантия того, что эти фанатики снова не нападут на детей?
  
  - Более чем, - улыбнувшись так, чтобы присутствующие заметили его клыки, ответил Влад. - Они до конца своей никчемной жизни забудут о каннибальских пристрастиях.
  
  - А кто это был? Я, честно признаться, до последнего сомневался, что это обычные люди, - проговорил охотник.
  
  - Очередная секта люциферинов, называющие себя "Цыгане-паяцы"*, - ответил Дракула.
  
  - Господи, какая мерзость, - перекрестился Карл. Хоть он уже давно и не был монахом, привычки не так легко искоренить. - Сколько же психов вокруг.
  
  - Не знаю как вы, а я пошла спать, - недовольно бросила Алира и демонстративно покинула комнату. Правда, в дверях вампирша притормозила и взглянула на Влада, но тот лишь кивнул ей. Бормоча что-то себе под нос, девушка громко хлопнула дверью.
  
  - Скажи, - практически прошипел вампир, переводя тяжелый взгляд на Ван Хельсинга, - почему из всех невест ты оставил мне Алиру?
  
  - А что? Чем она тебе не угодила? - с издевкой в голосе спросил Гэбриэл.
  
  - За триста с лишним лет она меня просто замучила своими истериками, - ответил Дракула, полностью игнорируя интонации охотника. - У нас еще есть свободная комната? - поинтересовался он, резко сменив тему.
  
  - Да, - проверяя карманы, сказал Карл. - Дверь напротив, - и он протянул вампиру ключ.
  
  - Спасибо, - кивнул Дракула и скрылся в коридоре.
  
  - И как это все понимать? - спросил Карл.
  
  - Как хочешь, так и понимай, - ответил Ван Хельсинг. - Я уже давно смирился с тем, что мир перевернулся.
  
  - А ты что-то вспомнил? - задумчиво спросила Анна.
  
  - Частично, скорее всего то, что стер этот чертов вампир, - недовольно поморщившись, сказал мужчина. - Мы действительно были лучшими друзьями, даже, я бы сказал, братьями. И я правда его... - он замолчал, устало потирая переносицу. - Давайте отдыхать.
  
  - Я пойду к детям, там есть еще одна свободная кровать, - сказал Карл и вышел через боковую дверь.
  
  - Я лягу...
  
  - Не надо, спи на кровати, - перебила Анна. - Я немного пройдусь. Мне нужно подумать.
  
  - Ты уверена? - спросил Гэбриэл. - Это может быть небезопасно. Я пойду с тобой, - добавил он, поднимаясь и надевая плащ.
  
  - Не стоит, все в порядке, - остановила его девушка. - Я хочу подумать и побыть одна, - с этими словами Анна быстро вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь.
  
  *******
  
  Девушка бродила по улицам Брашова пока ноги сами не вернули ее на постоялый двор. Поднявшись на второй этаж, она уже взялась за ручку двери в свою комнату, но передумав, повернулась и постучала в комнату напротив. Минуту спустя дверь открылась и на пороге появился Дракула в брюках и расстегнутой рубашке. Анна немного замешкалась, невольно разглядывая вампира.
  
  - Может уже войдешь? - усмехнувшись, поинтересовался мужчина. - А то так дыру во мне просмотришь.
  
  - Да, спасибо, - стряхивая наваждение, ответила девушка и прошла в комнату.
  
  - Чем обязан? - спросил вампир.
  
  - Я... я хотела поговорить, - неуверенно пролепетала гостья.
  
  - Хорошо, я так понимаю, что отдых мне только снится, - Дракула сел в кресло и указал Анне на соседнее.
  
  - Спасибо, - снова сказала принцесса, заняв предложенное место и потупив взор.
  
  - Говорить хотела ты, но вижу, начинать придется мне, - дождавшись легкого кивка, Дракула продолжил: - Полагаю, ты беспокоишься о дочери, но повторяю тебе еще раз: с ней будет все в порядке. Ты многого не знаешь и не понимаешь, там...
  
  - Зато ты все знаешь и понимаешь! - не выдержала Анна, вскакивая с места. - Я устала от всего этого. По какому праву ты перевернул мою жизнь, лишил всего, что было мне дорого? Затем отобрал и дочь - последнее, что скрашивало мое существование. Ты понимаешь, что вообще лишил меня жизни? - уперев руки в бока, Анна гневно сверлила вампира глазами.
  
  - А какая жизнь у тебя была до меня? - спокойно поинтересовался Дракула. - Единственное, что тебя интересовало - это моя смерть. В этом был смысл твоей такой прекрасной жизни?
  
  - Что ты понимаешь? - зло бросила девушка.
  
  - Да куда уж мне? - ухмыльнулся мужчина. - Что же за день сегодня? - закатывая глаза, сказал он. - Если бы не знал, что вы с Алирой терпеть друг друга не можете, подумал бы, что вы сговорились сжить меня со свету своими истериками.
  
  - У меня была семья, были люди, которые меня любили, и которых любила я. А теперь...
  
  - Сейчас у тебя тоже есть семья, - встав с кресла и приблизившись к девушке, проговорил вампир.
  
  - Ты не... - начиная всхлипывать, сказала Анна. - Ты не видел ее глаза, молящие о помощи, когда то чудовище тащило ее в свою нору. Ее личико все время стоит у меня перед глазами, а я не могу ничем ей помочь. Я даже ее не знаю, - девушка не выдержала и разрыдалась, уткнувшись в плечо Дракулы.
  
  - Когда это было? - удивленно спросил Влад. - Она еще слишком мала для подобных фокусов. Значит, - что-то прикидывая, продолжил он, - она еще сильнее, чем я думал.
  
  - Ты это о чем? - сбитая с толку словами вампира Анна даже плакать перестала.
  
  - О том, что Иляна не простой ребенок, как ты уже могла догадаться. Она - дампир.
  
  - Кто?!
  
  - Дьявол, вы потратили четыреста лет на подготовку моего убийства и даже не потрудились ничего узнать о вампирах, - усмехнулся Влад.
  
  - Все, что нам нужно было знать, мы знали, - отстраняясь от Дракулы немного зло бросила девушка.
  
  - То-то я до сих пор топчу эту бренную землю, - снова усмехнувшись, подытожил Влад.
  
  - Ну, мы всегда можем это изменить, - как бы между прочим сказала Анна.
  
  - Прекрасно, мы снова зашли в тупик, - бросил вампир подойдя к небольшому столику, где стояла бутылка абсента, и щедро плеснул изумрудную жидкость в два стакана. - Предлагаю успокоиться и начать все заново, - добавил он и протянул своей гостье один из них.
  
  Несколько минут прошли в полном молчании. Принцесса и вампир только сверлили друг друга тяжелыми взглядами.
  
  - Итак, - первой не выдержав, начала Анна, - кто такая наша дочь? Я хочу знать все!
  
  Поняв, что ему все-таки придется ответить на вопросы девушки, Влад сказал:
  
  - Как я уже говорил ранее, Иляна - дампир. Это дитя вампира и человека. Они очень редки, как ты понимаешь. И даже не потому, что далеко не каждый представитель моей расы может зачать ребенка, но еще и женщина нужна особенная. Избранная, так сказать.
  
  - И это должно мне льстить? - немного зло поинтересовалась Анна.
  
  - Она вобрала в себя все лучшее, как от людей, так и от вампиров, - сделав вид, что не заметил сарказма Анны, также спокойно продолжил Дракула. - Она обладает уникальным набором способностей...
  
  - Но тогда получается, что она тоже будет убивать людей и пить кровь? - с ужасом посмотрев на Влада, проговорила Анна.
  
  - Ты также, как и Гэбриэл, смотришь только под одним углом, - заметил вампир. - Я же сказал - лучшее. Она способна контролировать жажду, для нее она не будет проблемой.
  
  - То есть она не станет убийцей, - с облегчением вздохнув, сказала девушка.
  
  - Она будет убийцей, - выделив последние слова, произнес Влад. У Анны глаза поползли на лоб. - Но убивать она будет исключительно нежить, как твой драгоценный Ван Хельсинг, - добавил он. - Дампиры - прирожденные охотники, поэтому, собственно, ее и похитили. Но дело в том, что она должна сделать выбор, кого она будет убивать: либо всех подряд без разбора, либо только определенные виды. И этому ее нужно научить. Нас в ближайшие дни ждет небольшая заварушка, - немного сменив тему, продолжил Дракула. - Корвин, глава местных стригоев, совсем обнаглел и решил бросить мне вызов.
  
  - А Иляна-то тут при чем, она же совсем еще ребенок? - ошарашенно спросила принцесса.
  
  - По всей вероятности он думает, что я не смогу найти его в ближайшие годы. Не спорю, отыскать логово стригоев задача не из легких, но при определенных усилиях вполне выполнимая. Я как раз ожидаю подтверждение некоторых данных, что предоставили мои люди. К тому же Корвин не учел один момент - мою связь с Иляной. И если сразу после того, как она пропала я не мог ее почувствовать, скорее всего из-за сильного страха, который и заблокировал ее сознание, то сейчас я отчетливо ощущаю все ее эмоции и состояние. Поэтому могу заверить тебя, что с ней все в полном порядке, конечно, если не принимать во внимание сам факт ее похищения и общение с представителем Гангрел. Без сомнений, Корвин пошел на это в надежде подчинить нашу дочь и настроить ее против меня, - заключил Дракула.
  
  Анна просто потеряла дар речи. Она во все глаза смотрела на Влада и не могла осознать то, что только что услышала.
  
  - То есть ты хочешь сказать, что Иляну похитили, чтобы она тебя убила? - еле выдавила она из себя.
  
  - Что-то в этом роде, - кивнул вампир.
  
  - И ты так спокойно ко всему этому относишься?
  
  - А что мне делать? По потолку бегать? - наливая себе второй стакан абсента и осушая его в один большой глоток, ответил Влад. - Корвин сильно просчитался, думая, что я еще не вернулся из Лондона. Меня действительно задержали там дела и я отправил вперед Иляну вместе с Алирой и киллмулисом, о чем сейчас сильно сожалею. Опоздал я всего-то на пару часов, - он на миг потерял человеческие черты.
  
  - Чем дальше, тем страшнее, - сказала Анна. - Господи, помоги нам.
  
  - Твоему Богу плевать на всех нас, - философски заметил Дракула. - Помочь себе можем только мы сами. Я давно это понял, еще будучи живым.
  
  Она снова подошла к Владу и, заглянув ему в глаза, тут же утонула в их черных бескрайних просторах. Анна не могла понять, что с ней творится, откуда такое влечение к врагу, которого она ненавидела всю свою жизнь и который причинил столько зла ее семье и ей самой. При этом принцесса разумом осознавала, что происходит что-то не то, что-то неправильное, но ничего не могла с собой поделать. Сопротивляться или хоть как-то противостоять темной чарующей харизме вампира она была не в силах. Дракула завораживал ее, притягивал к себе, словно огонь незадачливого мотылька. Девушка знала, что может запросто сгореть в этом пламени, но все равно упорно игнорируя угрозу, продолжала свой путь.
  
  - Я думала вампиры бесстрастны, - тихо проговорила Анна, прижавшись к груди князя ночи, и буквально растворяясь в его крепких объятиях.
  
  - Я тоже так думал, пока ты не появилась в моей жизни, - выдохнул ей в макушку Влад.
  
  Анна и не думала, что так хорошо помнит руки вампира, такие сильные и в то же время нежные. Девушка была полностью в его власти, ни единого движения без позволения со стороны мужчины. Она и не заметила, как оказалась в кровати, обнаженная и прижатая сверху мощным телом князя.
  
  - И все равно я тебя ненавижу, - прошептала Анна в губы Дракулы, теряясь в бездонной глубине его черных глаз.
  
  Он на это только усмехнулся:
  
  - Ты кого в этом пытаешься убедить: меня или себя?
  
  Влад скользнул рукой по ее стройному телу, бесстыдно изучая все его изгибы и заставляя Анну дрожать под его прикосновениями. С каждой секундой его ладонь опускалась все ниже, прослеживая контур ее бедра, в то время как губы терзали уста Анны, срывая с них тихие вздохи, почти всхлипы. Возбуждение пульсирующей требовательной болью отдавалось у вампира в паху. Влад слишком долго был без своей принцессы. На миг потеряв контроль над собой, он резко вошел в нее на полную глубину, но сделав всего несколько движений замер, прислушиваясь к своей партнерше. Анна даже подумать не могла, что настолько соскучилась по этим нежным и властным ласкам. На какое-то мгновение девушка устыдилась своих чувств, но уже минуту спустя просто задохнулась от переполнявших ее ощущений. Влад имел над ней поистине безграничную власть, заставляя каким-то непостижимым образом забывать обо всем и трепетать в его объятиях подобно пойманной в клетку птице. Анна чувствовала себя расплавленным куском воска в умелых руках великого мастера. Дракула, уловив всю гамму эмоций, терзающих сердце принцессы, словно стая голодных хищников, терпеливо ждал, давая девушке возможность привыкнуть к забытым ощущениям. Застонав, Анна непроизвольно подалась навстречу, тем самым поощряя своего любовника к дальнейшим действиям. Дважды просить Влада не пришлось, он тут же возобновил сводящие с ума движения. Упругое тело девушки трепетно и требовательно обхватывало его плоть, заставляя уже самого вампира дрожать от наслаждения.
  
  - Твое тело намного умнее тебя, - довольно заметил Дракула, прильнув к ее нежным, отзывчивым губам в жадном поцелуе. Сначала едва касаясь их, но чем дальше, тем сильнее входя во вкус.
  
  Потом в какой-то момент воздух закончился и Дракула начал покрывать поцелуями шею принцессы, где билась такая соблазнительная голубая венка. Анна на секунду замерла, не зная, чего ожидать от Влада. Вампир, заметив, как напряглась девушка, специально дразня ее легко прикусил нежную кожу. После чего спустился ниже, к самому естеству девушки, и уже довольно ощутимо прикусил ее кожу там же, где поставил свою метку в первый раз. Только сейчас он сделал это сильнее, намереваясь навеки оставить на теле своей принцессы этот символ принадлежности ему. При этом его руки продолжали по-хозяйски властно скользить по бархатной коже Анны, сводя ее с ума каждым прикосновением. Тело девушки выгнулось, ее охватила дрожь и она впилась ногтями в плечи вампира, вычерчивая на его бледной коже замысловатые кровавые узоры. Снова ворвавшись в лоно принцессы, Влад припал жадным поцелуем к груди девушки, лаская языком упругие холмики и срывая с губ Анны громкие стоны ни с чем несравнимого удовольствия. Толчки стали хаотичными, мужчина чувствовал, как беспорядочно сокращаются мышцы девушки и излился в нее, на один короткий миг частично утратив человеческие черты. Страсть взорвалась в их телах подобно извержению вулкана, оставив после себя приятное опьянение. Немного сменив позу, князь удобно утроился на кровати и прижал девушку к себе. Анна, положив голову ему на грудь, почти сразу же оказалась в объятиях Морфея.
  
  - Черт! - недовольно бросил вампир, услышав некоторое время спустя шум закрывающейся двери и приглушенные рыдания в коридоре.
  
  - Что случилось? - томно поинтересовалась Анна, все еще витая в заоблачных далях наслаждения.
  
  - Случилась Алира, - ответил Влад. - Извини меня.
  
  Быстро встав с кровати, вампир натянул наспех одежду и вышел из комнаты. Влетев вслед за плачущей девушкой в ее покои, Дракула резко развернул Алиру к себе лицом:
  
  - Сколько раз я предупреждал тебя?
  
  - Ты, и правда, чудовище! - запричитала она. - Ненавижу тебя!
  
  Сама не понимая как, но в следующую секунду вампирша оказалась за окном. От шока девушка даже забыла, что у нее есть крылья и она умеет летать. Вместо этого она безвольной куклой повисла вдоль стены, уцепившись за подоконник. В ее глазах плескался дикий ужас.
  
  - Помнится, как-то ты обвинила меня в том, что я лишил тебя романтики, - буквально пропел Влад, запрыгнув на подоконник и тем самым преграждая Алире путь в комнату. - Смотри какой прекрасный сегодня закат.
  
  Вампирша с трудом осознавая, что происходит, слегка повернула голову и обомлела: солнце плавно катилось к закату и его последние медные лучи, то и дело выглядывающие из-за величественных вершин Карпат, уже практически касались ее спины.
  
  - Влад, солнце! - закричала девушка.
  
  - Красиво, не правда ли? - мечтательно проговорил вампир.
  
  - Умоляю!
  
  Мгновение спустя девушка уже была в комнате, а окно закрыто тяжелой шторой.
  
  - Это было последнее предупреждение, - бросил Влад, выходя в коридор. - Смотри, чтобы я не пожалел о своем решении.
  
  Вернувшись к себе, Дракула застал Анну в полной боевой готовности.
  
  - Думаю, нам пора двигаться дальше, - пряча растерянный взор от вампира, проговорила девушка.
  
  Князь только закатил глаза:
  
  - Женщины! Как же с вами сложно, - бросил он, открыв дверь и снова покинув свое временное пристанище.
  
  Вот теперь Анна окончательно запуталась и совершенно не представляла, как дальше вести себя с Дракулой. Наваждение, поглотившее ее с головой и унесшее в пучину всепоглощающей страсти спало, и на смену ему пришло осознание произошедшего. Вмиг заставившее девушку пожалеть о своей несдержанности. Анна прекрасно понимала, что всецело отдалась злейшему врагу и сделала это по собственной воле, без принуждения. Она никак не могла объяснить себе, почему же так случилось? Почему она всего от нескольких прикосновений буквально потеряла голову? Совершенно некстати вспомнились отец и брат, погибшие от руки вампира, и на душе у принцессы стало совсем гадко. Сердце Анны заныло, разрываемое на части чувством вины перед родными. Запутавшись окончательно в своих эмоциях и диаметрально противоположных ощущениях, Анна решила пока выбрать нейтралитет, притвориться, что ничего не произошло и все осталось по-прежнему. Ей требовалось время, чтобы все обдумать и прийти хоть к какому-нибудь выводу. Как ей не хотелось этого, но отрицать непреодолимое влечение к Владу она не могла, как не могла и побороть в своей душе ненависть к этому исчадию Ада, ставшему проклятием ее рода...
  Разобраться в чувствах к вампиру и решить, что с этим делать, у нее еще будет время, во всяком случае ей хотелось в это верить. Сейчас же самое главное - спасти дочь.
  
  Выйдя на улицу последней, Анна заметила, что ни Дракулы, ни Алиры уже нет.
  
  - Они улетели, - ответил на ее немой вопрос Ван Хельсинг. - Нам тоже пора уезжать. У нас в запасе всего несколько часов.
  
  Кивнув, принцесса запрыгнула на козлы и уселась рядом с охотником. Ей очень хотелось проветрить голову, а не трястись, как сказал вампир, в коробке на колесах. Тем более видеть счастливое лицо Карла она также была не в силах. Теперь более-менее представляя, с чем им придется столкнуться, в ее душе прочно засел страх, расползаясь по всему телу и прочно пленяя ее своими путами дурного предчувствия.
  
  - У тебя все в порядке? - спросил Гэбриэл, наблюдая за Анной.
  
  - Да, все хорошо, - небрежно бросила девушка. - В путь!
  Примечание к части
  * "Цыгане-паяцы". Ритуал посвящения у них проходит так. Ночью в окрестностях города при свете факелов накрывается ритуальный стол, на который кладут атрибуты жертвоприношения: нож о шести лезвиях и мини-алтарь, украшенный изображениями зеленых драконов. Сюда приводят жертву - чаще всего маленького ребенка. Вот как описывает ужасный ритуал французский писатель Жан-Поль Бурре: "Когда "Цыгане-паяцы" возвращаются с охоты на людей, они являют собой необычную процессию, которая поет монотонные песни. Затем жертву привязывают к столу, окрашенному в красный цвет, и жрец подвергает ее чудовищным истязаниям, вырезая магические знаки (наиболее распространенный из них - свастика) на живом теле. В завершение сектанты, прежде чем перейти к литургическому банкету, поют каннибальские гимны, а затем съедают сердце и другие органы жертвы".
  
  
  На краю обрыва, за которым вечность...
  Деревенька Бран погружалась во тьму, улицы стремительно пустели. Помня последние события люди как можно скорее пытались оказаться либо дома, либо в местах, где было много света и большое скопление народа. Одним из таких и была таверна "Lupilor", именно туда и направлялась сейчас огромная черная карета, запряженная четверкой вороных коней.
  
  - Мамочка, папочка, я дома! - закричал Михей, выпрыгивая из едва остановившегося экипажа и врываясь в ярко освещенное помещение.
  
  На минуту весь шум в таверне прекратился, как по команде. Из-за барной стойки вышла женщина с опухшими от слез глазами, а из подсобки уже бежал хозяин заведения. Не веря своим глазам счастливые родители застыли на месте, а потом кинулись обнимать ребенка, которого уже отчаялись увидеть живым и невредимым.
  
  - Они меня спасли! - указывая на вошедших, продолжал кричать мальчик. - А еще вампиры!
  
  Наступившее веселье враз затихло. Тишина была такая, что ее, казалось, можно было даже потрогать. Люди стали креститься и переглядываться.
  
  - Какие вампиры? - немного придя в себя, с трудом выдавил Петша, отец Михея. - Я думал, что мы еще несколько лет назад освободились от них.
  
  - Так это они виноваты? - в один голос закричали несколько посетителей.
  
  - Успокойтесь все! - громко и отчетливо сказала Анна, выходя в центр зала. - Никаких вампиров нет, они здесь абсолютно ни при чем. Мальчику показалось, он пережил настоящий шок. Он и другие дети были похищены религиозным фанатиками, поклонниками Сатаны.
  
  - Нет, мне не... - запротестовал было малыш, но под тяжелым взглядом Ван Хельсинга, замолчал. - Да, наверное, - неуверенно закончил он.
  
  - На этом, думаю, инцидент исчерпан, - подытожил Гэбриэл. - Можно двигаться дальше.
  
  - Нет-нет! - остановил их Петша. - Я вас никуда не отпущу.
  
  Луминита уже несла из кухни несколько тарелок с мичем.
  
  - Только что с углей, попробуйте, - сказала она, ставя угощение на ближайший стол.
  
  - Спасибо, но нам нужно домой, - вставил Карл. - Лиза, наверное, уже вся извелась в ожидании, - и, подхватив Кристиана на руки, направился к двери.
  
  - Подожди, - сказал Марко, - я схожу за твоей женой, а вы с парнишкой отдохните, поешьте пока. Я быстро.
  
  - Спасибо, - кивнул тот в ответ.
  
  Гости уселись за стол и тут же отовсюду послышались благодарственные крики и тосты. И среди всей этой суеты, Ван Хельсинг и не заметил, как к нему со спины подкрался Михей:
  
  - Я больше никому не скажу про князя, - прошептал тому на ухо мальчуган. - Это ведь был он?
  
  - Да, это был Дракула, - так же тихо ответил охотник, смотря в смышленые глазенки Михея. - Ты же понимаешь, почему нельзя об этом рассказывать?
  
  - Да, - кивнул ребенок. - Скажи ему, что он хороший, - добавил мальчик и весело засмеявшись, побежал к матери.
  
  - Да уж, - усмехнувшись, проговорил Гэбриэл. - Он это оценит.
  
  Тут двери таверны снова открылись и в них практически вбежала Лиза, прижимая к груди уже дремлющую Мирелу.
  
  - Кристиан, Карл! - не успевая вытирать слезы, женщина бросилась обнимать родных. - Господи, спасибо! Я так переживала, так боялась, - причитала она.
  
  - Ну-ну, все в порядке, - обнял жену Карл.
  
  - Мамочка, все уже хорошо! Папа меня спас! - улыбаясь во все свои двадцать зубов, сказал Кристиан, обнимая маму и сестренку.
  
   - Спасибо вам! - благодарно кивнув Анне и Ван Хельсингу, счастливая Лиза присоединилась ко всеобщему веселью.
  
  *******
  
  Замок Франкенштейна, погруженный во тьму, на фоне черного неба казался бесформенной и безжизненной глыбой. Ни одно окно его не светилось, везде царило запустение, заставлявшее случайных путников обходить это место десятой дорогой. На землю вновь опустился туман, укутывающий все вокруг белесой пеленой и скрывая двух вампиров, которые быстро передвигались во мраке подступающей ночи.
  
  - Хозяин! Мантий* вас ожидает, - киллмулис выскочил навстречу Дракуле.
  
  - Хорошо, - бросил на ходу князь. - Все остальное в порядке?
  
  - Да, хозяин, все почти готово, - ответил семенящий рядом человечек, едва поспевая за широкими шагами своего господина.
  
  - Алира, собери все, о чем мы говорили, и поднимайся к нам, - не поворачивая головы бросил Влад и пошел прямиком в покои бывшего владельца замка.
  
  Девушка, не проронив и слова, растворилась во мраке ночи. Взлетев по ветхим ступеням, Дракула вошел в распахнутые двери и поприветствовал своего гостя:
  
  - Рад видеть тебя, Мантий! Признаться, не ожидал, что ты так быстро откликнешься на мой зов.
  
  - Я не мог иначе, - учтиво склонив голову, ответил морой.** - Кто я такой, чтобы игнорировать призыв Великого Князя?
  
  - Кто еще знает о том, что случилось? - спросил вампир, усаживаясь в кресло и жестом предлагая гостю сделать то же самое.
  
  - Никто, кроме клана стригоев** и Ментора, *** - ответил он. - Последний был в ярости, когда узнал, что Корвин выкрал твою дочь. Да еще и с помощью одного из Бродяг.****
  
  - Странно, что кто-то из Гангрел вообще согласился на подобное, - сказал вампир, прислушиваясь. - Обычно они сами по себе.
  
  - Да, но ты своим длительным отсутствием дал повод для нарушения Традиций Каина***** и баланса между кланами, - заметил морой, внимательно смотря на вампира. - Знаешь же, что никто и носа не мог высунуть пока ты был в Трансильвании. Одного твоего взгляда было достаточно, чтобы все молча расползались по своим норам и тряслись от страха. А тут вдруг ты взял и практически исчез с лица земли на пять лет.
  
  - Обстоятельства были выше меня, - невесело усмехнувшись, ответил Влад.
  
  - И ты не устоял? Ох, эти женщины! - покачав головой, проговорил Мантий. - Влад, ты дал слабину и ты понимаешь, что это значит.
  
  - Понимаю, - кивнул Дракула. - Наступил второй раз на те же грабли.
  
  - Если бы дело могло ограничиться только этим. Если бы... - с грустью в голосе сказал гость.
  
  - Не хорони меня раньше времени, - с легкой усмешкой, бросил Влад.
  
  Мантий внимательно посмотрел на своего собеседника:
  
  - А ты, я смотрю, все не меняешься, - заключил он.
  
  Дракула только развел руками. В этот момент в дверях появилась Алира, за ней семенил киллмулис и бережно нес несколько гримуаров, на вид настолько древних, что, казалось, они могут рассыпаться только от одного взгляда на них.
  
  - Приветствую тебя, Алира, - морой привстал и склонил голову в приветствии.
  
  - И я тебя, Мантий. Давно не виделись, - произнесла девушка, проходя вглубь комнаты.
  
  - При всем моем уважении к князю и тебе, - проговорил морой, - я бы еще столько же с вами не встречался.
  
  - Да уж, дела, - вампирша как-то грустно посмотрела на Влада и поспешила уйти из поля его зрения.
  
  Гость с интересом наблюдал за маневрами Алиры, отмечая про себя, что и на этом фронте у Влада проблемы, но решил, несмотря на практически дружеские отношения с вампиром, свое мнение оставить при себе. О крутом нраве легендарного Дракулы он знал не понаслышке. Испытывать судьбу второй раз ему совершенно не хотелось. Чудом оставшись в живых после стычки с князем, Мантий стал чуть ли не единственным существом не боящимся вампира, но бесконечно уважающим его за справедливость и умение признавать ошибки.
  
  - Ты говорил, что к нам еще должен кто-то присоединиться? - спросил морой.
  
  - Да, несколько смертных, - кивнул вампир.
  
  - Разумно ли посвящать людей в наши проблемы? Да и опасность, которой они могут подвергнуться...
  
  - Может и не разумно, но нам понадобится их помощь, ты же понимаешь, - прикрывая глаза рукой и тяжело вздыхая, ответил Влад. - К тому же один из них Ван Хельсинг, второй - его помощник Карл, который был его спутником во многих предприятиях подобного рода, а также Анна, мать Иляны, которую переубедить в чем-то даже я не в силах. И скорее ночь станет днем, чем я смогу удержать эту троицу от очередного приключения.
  
  - Но нам все равно придется сделать небольшой круг, чтобы обсудить с Ментором все аспекты нашей авантюры, - сказал морой. - Именно он является хранителем древнего свитка, а также Главой Старейшин, имеющих законное право созвать "Кровавую охоту", если понадобится.
  
  - Смею надеяться, что мы обойдемся своими силами, - проговорил вампир. - Но обсудить возможные варианты все-таки придется. Кстати, сведения подтвердились?
  
  - Полностью, - кивнул Мантий. - Стригои там, где ты указал.
  
  *******
  
  Часы на деревенской ратуше пробили девять вечера и Ван Хельсинг сделал знак друзьям, что пора выдвигаться. Анна, кивнув, еще раз поблагодарила хозяев таверны за угощение и быстро вышла на улицу. Страх, немного отступивший за время, проведенное в теплой домашней атмосфере, сейчас снова прочно занимал место в душе принцессы. Она с трудом перевела дыхание от подступившего кома и, давясь слезами, зашла за угол.
  
  - Наконец-то, - послышался голос из темноты. - Мы вас уже заждались.
  
  Анна подпрыгнула на месте и едва не закричала на всю улицу, но вовремя узнала голос Дракулы.
  
  - Ты решил меня на тот свет отправить? - дрожа всем телом и пытаясь унять бешеный стук сердца, спросила Анна, гневно сверля вампира и его спутников мрачным взглядом.
  
  - Если бы я хотел тебя убить, дорогая, - усмехнулся Влад, - то уже давно сделал бы это. Поэтому можешь не волноваться по этому поводу.
  
  - Моей благодарности нет предела, - в тон вампиру бросила девушка. - К тому же причин для переживаний более, чем достаточно.
  
  - Анна? - послышалось из-за угла. - Ты где?
  
  - Мы здесь, - ответила принцесса, выглядывая и подзывая мужчин.
  
  Те не заставили себя ждать и через несколько минут предстали пред ясны очи вампиров.
  
  - Тааакк, - заикаясь, начал Карл, увидев рядом с собой высокого худощавого мужчину, закутанного в черный плащ.
  
  - Позвольте представить вам моего друга Мантия, - полностью проигнорировав бывшего монаха, проговорил Дракула. - Он отправится с нами и будет помогать по мере необходимости.
  
  - Замечательно, теперь-то мы уж точно в меньшинстве, - расплывшись в язвительной улыбке, прокомментировал Ван Хельсинг.
  
  - Приятно познакомиться, - выдавила Анна, с опаской косясь на нового знакомого.
  
  Затем взглянув на Дракулу, девушка постаралась оказаться от того как можно дальше. Она подошла к трансильванским скакунам, которые в нетерпении уже били копытами, готовясь к длительному путешествию, и пробормотала:
  
  - И что мне теперь делать, черт побери?
  
  Ван Хельсинг и Карл последовали за ней, тоже делая вид, что отошли проверить лошадей.
  
  - Кто это? И что он здесь делает? - поинтересовался Карл.
  
  - Если бы я знал, - недовольно бросил в ответ Гэбриэл.
  
  Алира, пройдя мимо перешептывающихся мужчин, лишь засмеялась и взмыла в ночное небо, широко расправив крылья.
  
  - Господи, спаси! - перекрестилась Лиза, подходя к мужу. - Будь осторожен, дорогой. Мы будем скучать, - поцеловав того в щеку, добавила она.
  
  - Не волнуйся, все будет хорошо, - ответил мужчина и, поцеловав детей, уселся в карету.
  
  - Карл, ты можешь не ехать, - тихо сказала принцесса, смотря в глаза Лизы, которая с огромным трудом сдерживала слезы.
  
  - Нет, не могу. Вы помогли мне вернуть сына и я просто обязан помочь вам, - твердо ответил бывший монах.
  
  Благодарно посмотрев на мужчину, Анна присоединилась к нему в огромном экипаже. Девушка, как могла, старалась избегать Дракулу и все время прятала от него глаза. Оказавшись в карете, она тут же закрыла дверцу и задернула темную шторку на ней, как бы отгораживаясь от вампира.
  
  - У вас все в порядке? - поинтересовался Ван Хельсинг, снова запрыгивая на козлы. - Анна сама не своя.
  
  - Я даже знаю почему, - загадочно усмехнулся князь и вслед за Алирой растворился в кромешной тьме.
  
  Кивнув охотнику, за Владом последовал и морой. Охотник только с укором взглянул на Дракулу и, отогнав мрачные мысли, мучившие его с момента, когда он вечером увидел принцессу, тут же пустил лошадей в галоп.
  
  Путь предстоял неблизкий, поэтому ему понадобятся все его силы, чтобы достичь места назначения вовремя. Им нужно было проехать более ста километров на запад от Брана, углубиться в Трансильванские Альпы и по горным серпантинам добраться до Германштадтского озера, миновав одноименный городок. Когда Дракула накануне посвятил его в их дальнейшие планы, Ван Хельсинг долго не верил, что они и за несколько дней туда доберутся, но, видимо, своих скакунов вампир знал очень хорошо. Покинув деревеньку и выехав на широкую проселочную дорогу, кони снова пустились в карьер и буквально полетели над землей, вихрем проносясь мимо деревень и городов, с легкостью преодолевая крутые повороты и ухабы на дорогах.
  
  *******
  
  Домчавшись всего за несколько часов до прекрасного городка под названием Германштадт, Гэбриэл резко остановил карету. Перед ним посреди дороги стоял Влад Дракула.
  
  - Ты с ума сошел? - крикнул на него охотник. - А если бы лошади тебя затоптали?
  
  - Мои лошади? - ухмыльнулся вампир. - Ты не представляешь, на что они способны.
  
  - Что случилось? - поинтересовалась Анна, открывая дверцу кареты и выглядывая на улицу. - Влад?
  
  - Все в порядке, - поспешил заверить их князь. - Просто в нужное нам место вы без меня не доберетесь. Вместо этого до конца жизни будете ездить кругами. Поэтому я отправил Алиру и Мантия в замок, а вас решил дождаться здесь, - заметил он, легко запрыгивая к Ван Хельсингу на козлы и беря у того бразды правления. - Кстати, пока мы будем проезжать через город, можете осмотреть его достопримечательности, - с легкой улыбкой проговорил вампир. - Это просто сказочное место.
  
  Как ни хотелось признавать, но князь оказался прав. Город действительно оказался ожившей сказкой. В первые минуты глядя вокруг, люди не верили собственным глазам: на крыше каждого дома, мимо которого они проезжали, был флюгер, а у каждого флюгера по веселому трубочисту. Каждый домик был в завитушках. И крыши у этих домиков не простые, а с глазами.
  
  - Да, у всех старых домов в Германштадте есть глаза, - заметил Влад. - А это, - он кивнул вправо, приостанавливая лошадей, - Мост Лжецов. Название произошло от двух разных легенд. Исходя из первой, здесь, на этом мосту, в вечной любви клялись друг другу влюбленные, обещали быть верными до гроба. А вот по второй легенде, все наоборот, если кто-то солжет на этом мосту - он рухнет.
  
  - Это все, конечно, интересно, - заметил Ван Хельсинг, - но настроение не то, знаешь ли.
  
  - Что-то ты слишком серьезный стал, - сказал вампир.
  
  - Зато ты, кажется, слишком весел, - недовольно бросил тот. - Лучше скажи, что у вас с Анной приключилось? - чуть тише поинтересовался охотник.
  
  - Честно, Гэбриэл, - в упор смотря на мужчину, - тебя это не касается. Я прекрасно осведомлен о твоих чувствах к принцессе, видел вас в замке Франкенштейна. Хотя только слепой не заметит, что ты неровно к ней дышишь...
  
  - Ты нас видел? - перебил Ван Хельсинг.
  
  - Да, - кивнул он. - И если не хочешь неприятностей в моем лице, то просто отступи. Ее ты не получишь! Анна - моя!
  
  - А что она сама думает по этому поводу? - немного резко спросил мужчина, в котором взыграла ревность. По какому такому праву он предъявляет свои права на его любимую девушку?! Но секунду спустя охотник растерял весь свой боевой пыл, вспомнив, что принцесса никогда не давала ему даже малейшего повода думать о серьезных отношениях между ними. Наоборот, Анна все время отказывала ему...
  
  - В верном направлении мыслишь, - кивнул Дракула.
  
  - Не смей копаться у меня... - не выдержал мужчина.
  
  - Мне и не надо, - усмехнулся вампир, не давая договорить своему собеседнику. - Научись держать язык за зубами, а мысли в голове.
  
  За этой перепалкой Гэбриэл и не заметил, как они добрались до огромного горного озера, тонущего со всех сторон в чаще густого леса.
  
  - Мы уже приехали? - спросила Анна, выходя из экипажа и осматривая местность.
  
  - Да, - сказал вампир, подходя к девушке. - Теперь без лишних вопросов прошу держаться рядом со мной и идти, желательно, шаг в шаг. Если кто-то потеряется по дороге, я не буду за ним бегать. Поверьте, попасть в Шоломанчу****** самостоятельно вы просто не сможете.
  
  - Шоло... что? - переспросил Карл. - Я не слышал ни о чем подобном.
  
  - Вероятно потому, что монахов, пусть и бывших, Дьявол не жалует и в школу не приглашает, - небрежно ответил Дракула, взяв принцессу за руку и практически потащив девушку за собой.
  
  - Я не могу идти! Пусти!
  
  - Все нормально, - не обращая внимания на попытки Анны вырваться, сказал вампир и пошел дальше, как ни в чем не бывало. - Это обычная реакция непосвященного на пересечение магических границ.
  
  Пройдя несколько метров, путники увидели огромный дворец со множеством башен и переходов. Строение являло собой гармоничное сочетание средневековой крепости и готического замка.
  
  - Ну, наконец-то, - навстречу им вышел высокий седоволосый старец с длиннющей седой бородой, опираясь на посох. - Я уж было решил посылать за вами охрану.
  
  - Приветствую тебя, Ментор! - сказал Дракула, учтиво склонив голову в поклоне и, преклонив одно колено, коснулся лбом руки старца.
  
  - Рад видеть тебя, Князь, - ответил Глава Старейшин, поднимая Дракулу с колен и приобняв за плечи.
  
  - Возникли некоторые проблемы на подходе, но мы с ними справились, - ответил Влад и, увлекаемый старцем, пошел в сторону замка.
  
  Его спутники переглянулись, удивляясь подобному поведению вампира. Никто из них даже и подумать не мог, что грозный Дракула способен на такие поступки, обычно все склонялись перед ним. Но, опомнившись, поспешили за ушедшими вперед, помня предостережение князя и не зная, распространяется оно только на то, что они не смогли бы вообще найти это место или же, что можно потеряться и прямо здесь.
  
  - Свиток у меня в кабинете, но я прикажу перенести его в библиотеку, - сказал Ментор, идя рядом с Владом. - Он в твоем полном распоряжении.
  
  - Спасибо, - кивнул в ответ Дракула. - Мне может понадобиться любая помощь.
  
  - Да, так считает и Мантий, - промолвил старик, останавливаясь и пропуская гостей вперед, а затем закрывая тяжелые дубовые двери на засов.
  
  - В библиотеку, - скомандовал Влад, практически подталкивая своих спутников в нужном направлении.
  
  Те никак не могли оторвать взгляды от внутреннего убранства замка и его архитектуры. Столь необычного строения никто из них раньше не видел.
  
  - Потом будете любоваться, - произнес вампир.
  
  - Я оставлю вас, - сказал Ментор. - Простите, но у меня неотложные дела. Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти, - загадочно проговорил он, обращаясь к вампиру, и растаял в воздухе.
  
  Через несколько долгих минут, проведенных в петляниях по многочисленным коридорам, они добрались до библиотеки. Войдя в огромный зал, Карл просто потерял дар речи. Столько книг не было даже в Ватикане. Сокровищница казалась просто бесконечной и мужчина сразу потерялся среди множества стеллажей с древними фолиантами. Анна и Ван Хельсинг, следуя за своим проводником практически по пятам, только успевали крутить головами по сторонам.
  
  - Нам сюда, - сказал вампир, открывая еще одну дверь и впуская своих спутников в небольшое помещение.
  
  Там уютно расположившись в кресле у пылающего камина, с книгой в руках сидел Мантий.
  
  - Присоединяйтесь, - кивнул он. Но не успели они устроиться, как в дверь постучали и вошел охранник:
  
  - Прошу меня извинить, Великий Князь, - проговорил он, опустив голову вниз, - но Вас хотят видеть.
  
  - Пусти, - велел Дракула.
  
  Анна, Ван Хельсинг и Мантий тоже повернули головы к двери и все трое, не сговариваясь, мгновенно ретировались через небольшую дверь в смежную комнату. На пороге появились несколько человек, они держали закованного в цепи огромного волка.
  
  - Мы узнали, что Великий Князь вернулся, - громко проговорил один из вошедших. - Я Оркан, глава клана Гангрел. Мы пришли, чтобы засвидетельствовать свое почтение и подчинение Князю и Традициям Каина. Мы не желаем иметь вот с этим, - он толкнул волка вперед, - ничего общего. Он отступник и мы собранием клана решили отдать его на суд Старейшин. Да будет их воля!
  
  - Благодарю, - отвечая на приветствие Оркана, сказал Дракула, - я ценю то, что вы сделали. Предатель будет наказан по всей строгости нашего закона.
  
  В тот же миг к волку, который уже вернул себе человеческий облик, подошли два охранника и, взяв цепи, которыми тот был скован по рукам и ногам, повели пленника в подземную часть Шоломанчи, туда, где располагались древние казематы.
  
  - Мы вольный народ, предпочитающий свободу душным городам, - продолжал гость, - но мы готовы встать на твою сторону в борьбе с Корвином. Он перешел все мыслимые границы, нарушив законы мирного сосуществования кланов и бросив тебе вызов.
  
  - Спасибо, - что-то обдумывая, сказал вампир. - Я так понимаю, что слухи разошлись быстрее, чем я успел добраться до места назначения?
  
  - Думаю, нет, - все также учтиво склонив голову, ответил Оркан. - Мы узнали об этом благодаря болтливому языку Рема, который буквально на каждом углу рассказывал, как стригои готовят переворот. Но о твоем возвращении я узнал случайно, по дороге сюда я заметил движение в небе и мои догадки подтвердил Ментор, когда я попросил у него аудиенцию.
  
  - Ты можешь гарантировать, что никто из твоих людей не проболтается о том, что здесь произошло? - спросил Дракула, внимательно наблюдая за собеседником.
  
  "Ему можно доверять", - услышал вампир у себя в голове слова Мантия.
  
  - Да, Великий Князь! - торжественно пообещал Оркан. - Любой, кто обронит хоть слово, будет наказан.
  
  - Хорошо, - отводя пристальный взор от говорившего, который тот с достоинством выдержал, проговорил вампир. - Если ваша помощь понадобится, я дам знать.
  
  - Буду ждать приказа, - поклонившись, Оркан и его люди покинули помещение.
  
  Мужчины и Анна, все это время стоявшие за дверью, вернулись, тихо переговариваясь:
  
  - Думаю, наш план придется изменить, - заметил Мантий. - Слишком много всего вышло из-под контроля, чтобы придерживаться первоначальной линии действий.
  
  - А каков план "В"? - поинтересовался Ван Хельсинг, предчувствуя, что ответ ему не понравится. - И зачем мы вам понадобились? - последние слова охотника растворились в тишине, так как Влад растаял в воздухе, словно наваждение.
  
  - Война! - четко произнес Дракула, снова появляясь посреди комнаты, но уже в полном боевом облачении.
  
  Охотник на мгновение замер, рассматривая вампира. Перед глазами снова стали проноситься картины далекого прошлого. Он отлично помнил эти доспехи из червленой стали, с тяжелым боевым нагрудником, в центре которого извивался раскинувший крылья кровавый дракон, глаза которого взирали на окружающий мир огромными рубинами. При неровном блеске свечей создавалось впечатление, что дракон живет своей собственной жизнью и готов в любой момент уничтожить обидчика, посмевшего посягнуть на жизнь его господина. Образ средневекового рыцаря дополняла чешуйчатая латная юбка, небольшим тюльпаном распустившаяся из-под кирасы, а также массивные наручники и наплечники, украшенные резной ковкой. Ноги вампира окутали тяжелые поножи, доходившие до середины голени. Заметив взгляд Ван Хельсинга, Влад улыбнулся и, расстегнув массивную серебряную фибулу, на которой был выгравирован его личный герб, сбросил длинный плащ и подмигнул мужчине:
  
  - О, Гэбриэл, вижу, ты вспомнил нашу последнюю встречу, - подойдя к ошарашенному человеку вплотную, сказал вампир. - Это другие доспехи, ты же понимаешь. Зато меч остался прежним, - Дракула вытащил из ножен двуручный меч, рукоять которого венчало навершие в виде того же дракона, обвивающего своим хвостом массивную крестовину, и помахал им практически перед самым носом охотника. - У меня есть для тебя подарок, - добавил он, кивнув Алире, которая появилась в комнате ниоткуда вслед за ним.
  
  Девушка подошла к все еще застывшему на месте мужчине и протянула тому меч "Бастард", замотанный в черный бархат. У Ван Хельсинга чуть ноги не подкосились, когда он взял в руки... свое оружие.
  
  - Надеюсь не забыл, как им пользоваться? - ухмыляясь, поинтересовался Дракула.
  
  Гэбриэл, словно зачарованный, смотрел на клинок, с которым уже давно попрощался. Потом переложил его пару раз из руки в руку, проверяя балансировку.
  
  - Я взял на себя смелость, - пряча меч в ножны, сказал Дракула, - внести некоторые дополнения в наше оружие с учетом обстоятельств. Оба меча покрыты слоем серебра, потому что стригоев не так просто убить.
  
  - Прямо, как тебя, - немного приходя в себя, ответил Ван Хельсинг.
  
  - Поверь, меня убить еще сложнее, - в тон ему ответил Влад. - Кстати, отвечаю на твой второй вопрос: только смертный может войти в логово стригоя. Корвин ждет меня, его охрана и разведка предупреждены, что искать нужно бессмертных. На лишнее бьющееся сердце ни один из них внимания не обратит. У вас будет огромное преимущество.
  
  - Я читал, что они совершенно безжалостны, - вставил Карл, входя в читальный зал и услышав конец разговора.
  
  - Они не только не знают жалости, они совершенно бездушны, - уточнил морой. - С ними нужно быть особо осторожными, они очень сильны и быстры. Также некоторые из них могут превращаться в сов.
  
  - И как же с ними бороться? - с ужасом спросила принцесса, проверяя свой меч.
  
  - Не стоит забывать, что несмотря на все это - стригои смертны, - сказал Мантий. - Запомните, это существо можно убить только лишь всадив им серебряный кол в оба сердца, затем обезглавить и сжечь.
  
  - У них два сердца? - спросил Карл, хватая старинный манускрипт, лежащий на столе перед ним. - Я не знал об этом.
  
  - В этом ошибка многих, - сказал Дракула. - Поражая одно сердце, вы только ослабите его, не нанеся серьезных повреждений. Стригой - это вампир и оборотень в одном лице, поэтому они настолько сильны.
  
  - Да, веселенькая битва нам предстоит, - философски заметил Гэбриэл. - Умеешь ты, однако, врагов выбирать, - добавил он, поворачиваясь к Владу.
  
  - Да, еще одна немаловажная деталь. Когда видите перед собой высокое рыжеволосое существо с ярко-голубыми глазами бейте не задумываясь, - проговорил морой, едва сдерживая гнев.
  
  - И когда в путь? - спросила Анна, с трудом справившись с подступающими к глазам слезами.
  
  - Как только в лабораториях Шоломанчи закончат последние приготовления, - сказал Карл. - Я, кстати, только что оттуда, познакомился с алхимиком по имени Тальбот и он устроил для меня увлекательнейшую экскурсию. Работа там просто кипит.
  
  - Предлагаю отдохнуть несколько часов, - сказал Дракула, выходя из комнаты и делая знак Анне следовать за ним.
  Примечание к части
  * Мантий - (греч.) сын Мелампа, предсказатель
  ** морой - так называли в румынской мифологии обыкновенных вампиров. Согласно румынской мифологии, морои - "живые" вампиры, стригои - вампиры, восставшие из мертвых.
  *** Ментор (греч.) - друг Одиссея, воспитатель Телемаха. В нарицательном значении - наставник
  **** Gangrel (Гангрелы, Бродяги). Это клан вампиров, которые могут превращаться в летучую мышь или волка и даже сливаться с Землей, чтобы поспать, если день неожиданно застал их вдали от дома, хотя слово "дом" в лексиконе Бродяг иногда просто не существует.
  ***** Существует 6 Традиций Каина. Они достаточно просты и каждый вампир Камариллы* обязан усвоить их. * Камарилла - огромная секта вампиров, сформировавшаяся в период позднего средневековья. Вампирская ООН, она была создана, чтобы защитить вампиров от преследований Инквизиции, для соблюдения Традиций Каина и поддержки великого Маскарада.
  ****** Шоломанча - в преданиях, связанных с озером Германштадт - по мнению саксов, живших у озера - говорится, что на его берегах находится таинственная Шоломанча, школа Соломонова искусства, т.е. черной магии, а ректорствует в Шоломанче сам Дьявол.
  
  
  И дороги нет вперед, нет пути назад... часть 1
  Анна, выскочив в коридор за Дракулой, практически бежала за ним следом. Вампир, казалось, не идет, а парит в воздухе, едва касаясь пола. Его черный плащ, развивающийся подобно огромным крыльям во время ходьбы, лишь довершал иллюзию полета. Девушка настолько увлеклась погоней, что не заметила, как Влад остановился у массивной дубовой двери и на полном ходу врезалась ему в спину.
  
  - Осторожней, - сказал он, поворачиваясь и хватая Анну за локоть, чтобы та по инерции не упала.
  
  - Спасибо, - переводя дыхание, ответила принцесса. - Ты чего так спешишь?
  
  - Либо у меня паранойя разыгралась, - прислушиваясь и осматриваясь по сторонам, проговорил Дракула, - либо за нами следят. И главное, я никак не могу понять, у кого на это может хватить наглости. Тем более здесь, - добавил он, впустив Анну в большую круглую комнату и прикрывая за ней дверь.
  
  - Ты уверен, что тебе не показалось? - обводя незнакомое помещение внимательным взглядом, переспросила девушка.
  
  - В последний раз, когда мне якобы показалось, я лишился жизни, - прикрыв глаза и отгоняя от себя непрошеные воспоминания, сказал вампир. - Но здесь можешь расслабиться. Это мои личные апартаменты и ни одна живая душа без моего ведома сюда не проникнет.
  
  - А?.. - попыталась вставить Анна, но была бесцеремонно перебита собеседником:
  
  - И неживая тоже, - усмехнулся Влад. - Я хотел с тобой поговорить.
  
  Девушка слегка кивнула и, выбрав огромное кожаное кресло, явно простоявшее перед исполинских размеров мраморным камином не одно столетие, удобно устроилась в нем и застыла в нерешительности, смотря на мужчину.
  
  - Есть ли у меня хоть малейший шанс удержать тебя вдали от нашего предприятия? - спросил Дракула.
  
  - В каком смысле? - удивленно поинтересовалась она.
  
  - В прямом.
  
  - Ты серьезно полагаешь, что я останусь в стороне и буду отсиживаться где-нибудь, пока вы будете рисковать жизнью? - яростно сверкнув глазами, бросила Анна. - Плохо же ты меня знаешь.
  
  - В том-то и проблема, что я тебя слишком хорошо знаю, - подходя к девушке и упирая руки в подлокотники ее кресла, ответил вампир. - Ты хоть понимаешь, с кем и чем нам придется иметь дело?
  
  - Я же все слышала, помнишь, я была в библиотеке, - с вызовом проговорила принцесса, продолжая игру в гляделки с Дракулой.
  
  - Анна, я чувствую твой страх, поэтому не нужно пафосных речей и никому не нужной храбрости, - мрачно заметил вампир, буквально сверля девушку взглядом, от которого у нее по телу побежали мурашки. - Поверь, я знал многих мужчин, которые в подобных ситуациях теряли самообладание.
  
  - Но я...
  
  - Я прекрасно понимаю твое стремление спасти дочь, но тебе не место на поле боя, - добавил он, полностью игнорируя попытки принцессы вставить хотя бы слово.
  
  - Да как ты смеешь решать за меня?! Снова! - вскипела Анна. - Можешь делать, что хочешь, но я все равно пойду с вами.
  
  - В тебе говорит упрямство, которое и раньше служило тебе плохую службу, - отстранившись от девушки и подойдя к камину, заметил вампир. Он разжег огонь, который тут же весело затрещал, наполняя комнату приятным хвойным ароматом и успокаивающим потрескиванием поленьев. - Ты можешь хотя бы на минуту допустить, что я беспокоюсь о тебе?
  
  Слова, готовые уже сорваться с языка, застряли у Анны в горле. Она удивленно смотрела на вампира, разглядывающего огонь, и не верила собственным ушам. Дракула постоянно ставил ее в тупик своими словами и поступками. Мало ей было собственных сомнений, которые беспрерывно терзали ее, разрывая на части, так стоило ей выбрать линию поведения, как он в ту же минуту ставил все с ног на голову.
  
  - Ты играешь со мной в какие-то свои дурацкие игры? - поинтересовалась принцесса, наблюдая за Дракулой.
  
  - Нет, - просто ответил он. - Я словно бьюсь о стену, - поправляя готовое выскочить из камина полено, тихо сказал вампир. - Моя душа, о наличии которой я и не подозревал до встречи с тобой, совершенно измучена. Твое сердце вроде и не заперто, но достучаться до него я не в силах.
  
  - Ты же прекрасно понимаешь почему... - немного совладав с собой после признания Дракулы, проговорила Анна.
  
  - И опять это говорит твое упрямство, а не ты, - горько усмехнувшись, ответил князь. - Ты боишься своих собственных желаний, боишься потерять контроль, боишься предать семью - все это прочно держит тебя и не дает просто жить своей собственной жизнью.
  
  - А ты, значит, даешь? - опять вспылила Анна и, вскочив с кресла, вплотную подошла к князю.
  
  Она готова была наброситься на вампира, так точно обрисовавшего ее душевные муки. Принцесса понимала, что он видит ее насквозь и от этого становилось еще хуже. Он читал ее, словно открытую книгу, она же, наоборот, не могла узнать, что творится у него внутри за вечной маской спокойствия и легкой иронии. Ее словно магнитом тянуло к нему, она не понимала почему, не могла объяснить, как можно чувствовать защиту и комфорт, находясь в объятиях убийцы, но противостоять этому становилось все сложнее. И за это она еще больше ненавидела вампира. Он принес ей столько горя и боли, отняв семью, похитив и принудив к интимной связи, но она почему-то тонула в его глазах и таяла, словно снег на солнце, от одного его прикосновения.
  
  - Хотя бы один раз попробуй отбросить все это, отключи разум и прислушайся к своему сердцу, - видя душевные муки своей собеседницы, сказал Влад.
  
  Из глаз Анны потекли слезы. Страх, усталость, неизвестность, теперь еще и слова Дракулы - все это выбило почву из-под ног девушки и она дала волю эмоциям, душившим ее все это время. Вампир какое-то время внимательно изучал принцессу, словно видел ее впервые, а потом ее губ коснулся легкий и невесомый, словно дуновение ветра, поцелуй. Анна всхлипнув, отстранилась от вампира:
  
  - Прости, я не могу, - сказала девушка, пряча глаза. - От тебя исходит какая-то сила, которая заставляет меня забывать обо всем и это меня пугает. Я понимаю, что это звучит глупо, но...
  
  - Вот именно поэтому я и стер тебе память, - снова разглядывая пляшущее пламя, проговорил Дракула. Анна повернулась и посмотрела на Влада, а затем также устремила взор на огонь, пытаясь отыскать там ответы или хотя бы малейшую подсказку, что ей делать дальше. - Я не видел другого выхода из этого замкнутого круга, - тихо, будто обращаясь к себе самому, сказал вампир, но Анна его прекрасно слышала. - Обратить я тебя не мог, ты бы мне этого не простила, а каждый день видеть этот взгляд... было выше моих сил.
  
  - Тогда ты понимаешь, что творится в моей душе, - едва слышно произнесла Анна. - Я хочу попросить у тебя немного времени, - Дракула при этих словах перевел внимательный взгляд на Анну. - Когда мы спасем Иляну ты нас отпустишь...
  
  - Что я сделаю? - казалось, раскат грома не произвел бы такого шума, как голос вампира, прозвучавший в этой комнате. - И почему, собственно, я должен на это согласиться?
  
  Анна обхватила себя руками и отвернулась, она боялась смотреть в глаза Влада, где буквально за одну секунду промелькнуло столько всего, что принцесса вновь поразилась мифу о том, что вампиры не умеют чувствовать. Если это и было так, то к легендарному Дракуле это не имело никакого отношения. Столько боли и тоски во взгляде у бездушного существа быть просто не может.
  
  - Пообещай мне, - еле слышно проговорила девушка, - что не вычеркнешь меня снова из ее жизни. Я этого не вынесу, - пытаясь подавить рвущиеся наружу рыдания, добавила она.
  
  Какое-то мгновение Дракула просто стоял и смотрел на Анну, а потом резко развернув девушку, протянул ей руку:
  
  - Пойдем!
  
  Анна не успела и глазом моргнуть, как оказалась у дальней стены, полностью заставленной стеллажами с книгами. Дракула, вынув три древних фолианта, установил их в определенном положении, и тут же Анна услышала характерный щелчок открывающейся тайной двери. Еще секунду спустя вампир нырнул в темноту, увлекая за собой во мрак неизвестности и принцессу.
  
  - Осторожно, здесь ступеньки, - сказал вампир. По мере того, как они спускались по винтовой лестнице, на стенах загорались факелы, освещая им путь. - Чему ты удивляешься? - спросил князь, заметив любопытство на лице своей спутницы, которая совладав с собой, немного успокоилась и с интересом рассматривала все вокруг. - Это же все-таки школа черной магии.
  
  - Это, и правда, школа? Я думала, что это резиденция какого-то тайного Ордена, - проговорила она, осторожно ступая по полустертым ступеням.
  
  Спуск казался просто бесконечным. У девушки закружилась голова от постоянного движения вниз и мерцания неверного света многочисленных факелов. Она с ужасом представляла, как они будут возвращаться обратно. Подумав, что придется карабкаться по лестнице вверх, Анна застонала.
  
  - Мы практически пришли, - сказал Дракула, останавливаясь и давая принцессе немного прийти в себя.
  
  - Мы что в Ад спускаемся? - прислонившись к стене и прикрыв глаза рукой, проговорила Анна, пытаясь унять бешеное вращение перед глазами.
  
  - Всего лишь в сокровищницу, - усмехнувшись, проговорил князь. - Также здесь расположены лаборатории, правда, они еще немного ниже, - добавил он.
  
  - Куда уж ниже, - пробормотала Анна и они снова продолжили путь.
  
  Сойдя с последней ступени, они оказались в огромном помещении, от которого в форме солнца расходились коридоры в разных направлениях. Выбрав второй слева от них, Дракула повел Анну дальше. И, сделав еще несколько поворотов практически в кромешной тьме, они наконец-то вошли в комнату, которая и была конечным пунктом их длительного путешествия.
  
  Когда зажегся первый факел девушка просто не поверила своим глазам, такого количества золота и драгоценных камней она никогда не видела, и никогда бы и не увидела, если бы не вампир. У нее перехватило дух от изобилия роскоши. Здесь было все: картины, статуи, оружие, утварь, одежда, мебель, украшения...
  
  - Ты пытаешься произвести на меня впечатление или подкупить? - обретая дар речи, спросила Анна.
  
  - Представь себе, ни то, ни другое, - довольно серьезно ответил Влад. - Мы здесь исключительно по делу.
  
  И он пошел вдоль стены по правую руку от себя, которая была сплошь увешана всевозможными мечами, шпагами, саблями, кинжалами и другим холодным оружием разных стран и эпох. Пройдя где-то до половины, вампир резко остановился и, сделав пару шагов назад, снял со стены прямой и довольно тяжелый боевой франкский меч.
  
  - Попробуй, - сказал Влад, передавая Анне оружие.
  
  - Зачем он мне? - удивленно спросила девушка, любуясь клинком в неверном свете факелов. - У меня же есть меч.
  
  - С твоим оружием разве что на оленей и лис ходить, - усмехнувшись, бросил вампир. - На самом деле оно никуда не годится.
  
  Принцесса с интересом начала рассматривать меч, перекладывая его из руки в руку и прикидывая, насколько он тяжел для нее.
  
  - Ну что? - спросил Влад, наблюдая за девушкой.
  
  - Немного тяжеловат, но, думаю, подойдет, - несколько раз взмахнув мечом, ответила та. - Здесь лилии на клинке?
  
  - Интересно, что каждый там видит что-то свое, - сказал Дракула. - Предыдущая владелица этого оружия говорила, что на нем изображены пять крестов. Я же вижу пять мечей.
  
  - А кому он принадлежал? - поинтересовалась Анна.
  
  - Это меч Мартелла, майордома* Франкского королевства, осенью 732 года разгромившего сарацин при Пуатье и остановившего нашествие мусульман на Европу. А вот его последней хозяйкой была Жанна ДʼАрк, - проговорил Дракула. - Мартелл основал церковь Сент-Катрин-де-Фьербуа и оставил в ней свой меч для человека, избранного Богом для спасения Франции в лихую пору. Таинственные "голоса" сказали Жанне, что в этой церкви за алтарем не очень глубоко в земле находится необычный меч. Когда она была в Туре, то послала за ним оружейника и написала тамошним прелатам. Жанна просила, чтобы святые отцы отправили этот меч ей. Так Жанна стала его обладательницей. Она везде носила его с собой. По всей Франции тут же распространились слухи о чудесном мече после снятия осады с Орлеана. Его сила имела мистическое значение и была воспринята народом, как настоящее чудо. Молва связывала с ним все военные успехи юной спасительницы страны. С тех пор это оружие почитается как ниспосланное Богом и считается "Мечом с Небес". Думаю, тебе этот меч как раз подойдет. Да и дело у нас, - он усмехнулся, - богоугодное.
  
  - И ты отдашь его мне? - с интересом рассматривая клинок, спросила принцесса.
  
  - Это боевое оружие, закаленное во многих сражениях и битвах. Оно должно выполнять свою миссию и дальше, - сказал Влад. - К тому же именно этот меч может помочь тебе и в другом благородном деле, - он подмигнул ничего не понимающей Анне.
  
  - Что ты имеешь в виду? - поинтересовалась она.
  
  - Ничего, кроме того, что моя жизнь отныне в твоих руках, - он многозначительно указал взглядом на оружие, которым все еще любовалась принцесса.
  
  - И ты так просто мне об этом говоришь? - Анна была поражена до глубины души новым откровением, прозвучавшим из уст вампира.
  
  В следующую секунду, она даже сама толком не поняла как это произошло, рука, держащая священное оружие взметнулась в замахе и резко замерла в дюйме от головы Дракулы. На его лице не дрогнул ни один мускул, а глаза по-прежнему смотрели на нее с легкой иронией.
  
  - Приятно ощущать власть? - усмехнувшись, спросил Влад. - Но прежде, чем ты решишь мою судьбу, давай все же спасем нашу дочь.
  
  У девушки задрожали руки, она положила меч в ножны и, подняв глаза на Дракулу, спросила:
  
  - Им, и правда, можно тебя убить?
  
  - Да, - кивнул тот, наблюдая за внутренней борьбой принцессы.
  
  - И ты дал его мне? Зачем? - голос совсем не хотел слушаться и Анна едва справлялась с ним.
  
  - Ты меня все время обвиняешь, что все решаю я. Теперь же последнее слово будет за тобой, - серьезно проговорил Дракула.
  
  Анна пристально смотрела на вампира. Она понимала, что ей представилась уникальная возможность увидеть другого Дракулу, не бездушного и безжалостного монстра, которым она привыкла считать его с самого детства, впитав ненависть к нему буквально с молоком матери. А Дракулу - человека, мужчину, в конце концов, который умеет любить и готов пожертвовать всем, даже собственной жизнью, ради блага близких ему людей.
  
  - Но это еще не все, - прервав шлейф размышлений Анны, князь опять сделал ей знак следовать за ним. - Я хочу быть уверен, что ты будешь хотя бы в относительной безопасности во время нашей кампании. - И он снова повел свою спутницу куда-то вправо, все дальше и дальше углубляясь в необъятных размеров сокровищницу. Перешагнув через гору золотых кубков, он подошел к массивному столу из красного дерева, украшенному искусной резьбой, и, выдвинув небольшой ящичек с левой стороны, достал оттуда маленький бархатный мешочек. - А вот это, - проговорил вампир, вынимая из него белесый кристалл на золотой цепочке, - ты должна пообещать мне, что никогда его не снимешь, - и он передал подвеску девушке.
  
  Анна взяла кулон и одела цепочку на шею. Тут же по ее телу прошла дрожь и она вскрикнула от неожиданности, когда кристалл из молочно-белого превратился в прозрачный, как слеза, алмаз.
  
  - Что это? - ошарашенно пролепетала девушка, ее ноги подкосились и она упала бы на пол, если бы сильные руки вампира не подхватили ее вовремя.
  
  - Сработала защита рода, - ответил Дракула, поддерживая принцессу, которая все еще неуверенно держалась на ногах. - Это старинный артефакт абсолютной индивидуальной зеркальной защиты и он настроен специально на тебя. К сожалению, от смерти он защитить не сможет, но всякий, кто посягнет на твое сознание или волю, получит ответ в тройном размере. Алмаз обладает такой мощью, что способен отражать любые энергетические штурмы черных колдунов, вампиров и прочих. Он не перерабатывает эту негативную энергию, как, скажем, черный гагат, а возвращает ее хозяину. Поэтому он намного действенней.
  
  - Ага, - это все, на что была способна сейчас принцесса. - Может...
  
  - Давай, - кивнул князь, видя, что девушка бледна, словно мел, и тяжело дышит.
  
  - Ты же сказал, что никто не сможет влезть мне в голову, - усмехнувшись, проговорила Анна. - И тут же сам...
  
  - Во-первых, на меня это не распространяется, - хитро подмигнув принцессе, ответил Влад. - А во-вторых, тут не надо быть ментальным гением, чтобы понять, что пора бы тебе выйти на воздух из этих подземелий.
  
  - Да уж, - кивнула девушка и послушно поплелась за вампиром, все время спотыкаясь о разбросанные то тут, то там, золотые слитки. - Разве нам не туда? - она указала рукой в противоположную сторону той, куда вел ее Дракула.
  
  - А ты хочешь взбираться вверх по лестнице? Помнится мне, ты так отчаянно сокрушалась по этому поводу, - усмехнулся князь.
  
  Анна не удостоила его ответом и, сверкнув глазами, послушно пошла следом за Владом. Несколько минут спустя они оказались в наполненном веселым щебетом птиц саду. Девушка с удовольствием вдохнула свежий воздух, сделав пару глубоких вдохов-выдохов. Голова перестала кружиться и черные круги, плясавшие свой причудливый танец у нее перед глазами, также исчезли. Солнце клонилось к закату и алые росчерки украшали собой темнеющее небо.
  
  - Как красиво, - проговорила принцесса, рассматривая экзотические растения и цветы, окружающие их со всех сторон.
  
  - К сожалению, времени на экскурсию уже не осталось, - сказал Влад, глядя на дневное светило, медленно, но верно уступающее небосклон своему ночному собрату. - Нужно возвращаться к остальным и выдвигаться в путь, если мы не хотим, чтобы Корвин сам за нами пришел.
  
  Вернувшись в библиотеку, Дракула и Анна застали там Ван Хельсинга и Мантия, обсуждающих последние детали их предприятия. Минутой позже, дверь снова открылась и, пыхтя и отдуваясь, на пороге появился Карл, таща следом за собой огромный кожаный мешок, набитый всевозможным оружием против стригоев.
  
  - Вот, - бросив свою ношу посреди комнаты и плюхнувшись в ближайшее кресло, сказал он. - Тут все, что нам может пригодиться.
  
  - А это колья? - усмехнувшись, поинтересовался охотник, вытаскивая из мешка снаряжение.
  
  - Не просто колья, - уточнил Карл. - Усовершенствованные. В них больше серебра, это раз, а во-вторых, они сцеплены между собой таким образом, чтобы сразу можно было пронзить оба сердца.
  
  - Неплохо, - бросил Дракула, тоже рассматривая принесенное оружие.
  
  - Влад, - Мантий кивнул вампиру, прося его подойти, - смотри, - указал он на окно.
  
  - Кажется, моя паранойя имеет крылья, - бросил вампир и, вмиг обретя свою демоническую сущность, вылетел в окно.
  
  - Что случилось? - Анна подбежала к морою. Ван Хельсинг и Карл также подошли к окну.
  
  - Шпион, - указал Мантий на сову, которая предпринимала отчаянные, но явно неудачные попытки спастись. - Отойдите!
  
  На подоконнике появился Дракула, вернув себе человеческий облик, а в комнате на полу валялся высокий рыжеволосый стригой, сверля всех присутствующих своими ярко-голубыми глазами.
  
  - Как долго ты за нами наблюдаешь и как много успел донести Корвину? - спросил морой.
  
  - Я ничего не скажу, - прохрипел тот в ответ. - Можете меня убить!
  
  - Как ты сюда попал? - продолжил спрашивать Мантий.
  
  Все произошло за долю секунды. Дракула метнулся с подоконника и тут же оба сердца стригоя были пронзены усовершенствованным колом, а его голова отлетела к двери.
  
  - Уберите это отсюда и сожгите, - бросил вампир стражникам, которые вбежали в библиотеку услышав шум, и, отерев кровь с меча об одежду незваного гостя, вложил его в ножны. - Ну, хотя бы оружие опробовали, - добавил он застывшим, практически с открытыми ртами, людям. Мантий только сдвинул плечами.
  
  - И что это было? - с ужасом взглянув на вампира, спросила Анна, приходя в себя после увиденного. От того Дракулы, которого она видела часом ранее в сокровищнице не осталось и следа. Перед ней снова был решительный, безжалостный воин, обладающий огромной силой и грацией хищника.
  
  - Это то, о чем я тебя предупреждал, - ответил Влад. - Рассматривать картинки в книгах - это одно, а открытый бой - совершенно другое.
  
  - Возможно, надо было его допросить, - заметил морой, глядя на то, как охрана уносит тело поверженного врага.
  
  - Нет времени на это, - ответил князь.
  
  - Кстати, - вставил Ван Хельсинг, - у нас будет какая-то поддержка?
  
  - Да, - кивнул вампир. - Практически все кланы встали на нашу сторону. Они уже нас ждут у выхода из города, так что надо спешить.
  Примечание к части
  * майордом - главный военачальник и советник монарха (Франция времен Карла Великого, 686-741 годы)
  
  
  И дороги нет вперед, нет пути назад... часть 2
  Небольшая группа, состоящая из трех вампиров и трех людей, появилась на опушке леса слева от Германштадтского озера. Как раз там, где Трансильванские Альпы, огибая водоем, открывали узкий проход между скалами. Солнце уже практически скрылось за горизонтом, окрасив небосклон в багряные тона, а кроваво-красная луна, окутанная молочной дымкой, едва освещала густую чащу леса. Ночь вороным крылом тихо укрывала землю, погружая все в непроглядную тьму.
  
  Навстречу им вышел Оркан в сопровождении еще двух вампиров.
  
  - Приветствуем Великого Князя, - склонив головы в учтивом поклоне, проговорили они в унисон. - Мы готовы идти за тобой!
  
  - Благодарю, - кивнул Дракула в ответ. - Боюсь, что все планы придется менять на ходу, - добавил князь, отходя в сторону с главами вампирских кланов.
  
  - Разведка сообщает, что Корвин уже выступил и двигается как раз к нам, - сказал представитель Вентру.* - Там дальше, - он указал вперед, - небольшая долина, пригодная для боя, но есть огромный риск оказаться в ловушке между скалами. Разве что, перенесем бой в небо.
  
  - Что же, тогда придется разделиться, - проговорил Влад. - Мы попытаемся пересечь ущелье и дать возможность людям проникнуть в логово Корвина.
  
  - В таком случае, мы прикроем вас и отвлечем внимание стригоев на себя, - сказал Оркан.
  
  Согласно кивнув, Дракула направился к ожидавшим его людям.
  
  - Уходим, у нас практически нет времени, - бросил он на ходу. - Анна, ты уверена, что...
  
  - Я пойду и точка! - проговорила она, догоняя ушедших немного вперед Ван Хельсинга и Карла.
  
  - Где Алира и Мантий? - спросил вампир, всматриваясь в ночное небо.
  
  - Девушку я не видел, а морой только что улетел в сторону долины, - ответил проходивший мимо вампир.
  
  - Черт! - кинул в темноту Дракула и растаял в воздухе.
  
  Сделав пару кругов над озером и долиной, он заметил движение и, резко спикировав на тропу, идущую между скал, преградил дорогу спешащим людям.
  
  - Туда нельзя, - бросил он. - Там дорога уже перекрыта. Насколько я помню, тут должен быть небольшой проход через саму скалу - вон там, - указывая куда-то в заросли шиповника, произнес Дракула. - Точно, вот и вылва, о которой говорил дакский жрец, - добавил он, заметив отчетливую тень кошки, мелькнувшую в ночной мгле и скрывшуюся в расщелине.
  
  - Карл, ты знаешь, куда нужно идти? - спросил на ходу Ван Хельсинг.
  
  - Да, я хорошо изучил карту, - ответил бывший монах.
  
  - Тогда нельзя терять ни минуты, - проговорила Анна, отодвигая колючие ветки кустарника и протискиваясь в узкий проход. - Карл, сюда!
  
  Едва они скрылись в пещере, как вампир замер, прислушиваясь. В следующую секунду схватив охотника за ворот плаща, он взмыл в ночное небо.
  
  - Ты что? Опусти меня немедленно! - возмутился Гэбриэл.
  
  - Тихо, - бросил Влад и, пролетев над горой в форме черепа, спустился на землю. - Если мы сейчас полезем туда, нас всех поймают. Они меня почуют не пройдет и минуты. И толку от нашего предприятия будет ноль.
  
  - А если мы не полезем туда, то поймают их, - зло бросил Ван Хельсинг, поправляя плащ и проверяя оружие.
  
  - Наоборот, мы дадим им возможность уйти не привлекая лишнего внимания. Тем более там Мантий, он сможет их защитить не хуже нас с тобой, - проговорил князь, внимательно осматривая местность.
  
  - Ты так уверен в преданности этого мороя? - с недоверием спросил охотник.
  
  - Более чем и у меня на это есть веские причины. Он скорее отдаст собственную жизнь, чем позволит причинить им вред, - вампир сделал знак замолчать и, указав на десяток движущихся теней, вынул меч. - Советую приготовиться, сейчас начнется, - добавил он, огибая небольшой каменный выступ.
  
  Охотник молча кивнул и, последовав примеру вампира, достал из просто необъятных внутренних карманов дорожного одеяния несколько кольев.
  
  Половина отряда была обезглавлена раньше, чем стригои поняли, что происходит. Оказавшись между двух огней, они не успевали уворачиваться от пары серебряных клинков, рассекающих воздух со свистом и мерцающих в неверном свете кровавой луны зловещим блеском.
  
  - У тебя еще есть колья? - спросил Ван Хельсинг, поворачиваясь к Дракуле и отталкивая каблуком рыжеволосую голову поверженного врага.
  
  - Держи, - вампир бросил ему усовершенствованное в лаборатории Шоломанчи оружие.
  
  Гэбриэл с отвращением всадил колья по самую перемычку в грудь еще одного стригоя и отошел к Дракуле, что-то высматривающему в темноте.
  
  - Что ты увидел? - подкравшись, тихо спросил он.
  
  - Корвин, - также шепотом ответил тот, - но...
  
  Резко остановившись, глава клана стригоев замер на мгновение. Потом быстро кивнул своим "людям" и, развернувшись, поспешил в обратную сторону. Добрая половина его отряда продолжила свой путь, а оставшаяся часть заняла практически половину долины.
  
  - Ох, не нравится мне это, - выглядывая из-за дерева, пробормотал Ван Хельсинг.
  
  - Что-то пошло не так, - скорее себе, чем своему спутнику, сказал вампир. И прикрыл глаза, пытаясь разобраться в ситуации.
  
  - Нужно что-то делать и быстро, - практически подползая, произнес охотник.
  
  Влад согласно кивнул и зашептал что-то на незнакомом Гэбриэлу языке. Тут же стали сгущаться тучи, сталкиваясь друг с другом на черном небосклоне. Послышались глухие раскаты грома и по земле пополз густой туман, бурля и клубясь, он укрывал постепенно всю долину густым молочным мороком. Стригои забеспокоились не на шутку и стали крутить головами во все стороны. Ничего не понимая, они переглядывались и перешептывались, пытаясь найти причину такой резкой перемены погоды.
  
  *******
  
  А в это время Анна и Карл, тихо выскользнув из узкого тоннеля, снова вышли на улицу.
  
  - Куда дальше? - спросила Анна, вынув меч и внимательно вглядываясь в темноту, окутавшую горы.
  
  - Вправо и вниз. Вон туда, в пещеру, - бросил Карл и они поспешили в указанном им направлении.
  
  Но, не пройдя и десяти шагов, они наткнулись на Мантия, который практически свалился им на головы.
  
  - Что с вами? - Карл бросился к морою, увидев кровоточащую рану в боку вампира.
  
  - Это ловушка, - прохрипел Мантий. - Корвин вернулся в свою обитель, его кто-то предупредил о вашем приходе. Я едва смог отбиться от его охраны, чтобы хоть как-то вас предупредить.
  
  - Что же делать? - Карл устало оперся на бревно, валявшееся посреди дороги.
  
  - Он не знает дороги, по которой вы идете, иначе Корвин был бы уже здесь, но он вас ждет, - также тихо проговорил морой.
  
  - Мы должны спасти Иляну! - резко вскинув голову вверх и взмахнув мечом, сказала Анна. - Я смогу нас защитить.
  
  - Ты уверена в этом? - запротестовал было Карл.
  
  - Конечно, - отрезала девушка. - Там моя дочь и я спасу ее.
  
  - Разумней вернуться, принцесса, - из последних сил промолвил Мантий. - Стригои не тронут вашу дочь, она слишком ценна для них, а вот вы...
  
  - Нет, - мотнув головой, ответила Анна. - Я не хочу прятаться за спинами мужчин, я вполне в состоянии спасти своего ребенка. Карл? - она глянула на бывшего монаха.
  
  - Господи, помоги нам, - перекрестившись, пробубнил себе под нос Карл и последовал за девушкой.
  
  С трудом поднявшись на ноги, Мантий поковылял за ушедшими вперед людьми.
  
  - Подождите, я покажу короткий путь, - поравнявшись с ними, сказал морой. - Вот сюда направо и мы будем у входа в пещеры, которые ведут в казематы Корвина. Там на верхнем этаже он и держит Иляну.
  
  - Ты видел ее? - пытаясь унять бешеное сердцебиение, спросила Анна.
  
  - Нет, не успел, - тихо ответил Мантий. - Принцесса, я настоятельно рекомендую вернуться или хотя бы подождать подмогу.
  
  - Какую подмогу? - бросила девушка, все-таки справившись немного с нервами. Как ни храбрилась Анна, она с трудом сдерживала липкий страх, терзающий ее. - Все заняты, там наверняка идет бой. Кто сможет нам помочь? У кого еще хватит смелости прийти сюда?
  
  Мантий лишь покачал головой и, вынув меч из ножен, последовал вглубь пещеры, из которой только что с трудом унес ноги.
  
  - Бр-р-р... логово стригоев, - пробормотал Карл, рассматривая в тусклом свете почти затухшего факела многочисленные углубления, вырубленные прямо в скале.
  
  - Я видела эти подземелья во сне, - сказала Анна, пытаясь рассмотреть дорогу в темноте, - когда они украли Иляну.
  
  - Ваша дочь очень сильна, - проговорил Мантий. - Это во многом испортило планы Корвина, насколько я могу судить.
  
  - Почему?
  
  - Корвин сделал опрометчивый шаг, бросив Дракуле вызов, - тихо ответил морой. - Поверьте, это далеко не то, чего он хотел. Он сильно просчитался с вашей дочерью и ему больше ничего не оставалось, как выступить в открытую. Но это еще один просчет с его стороны, ибо шансов у него против Влада не так много...
  
  - Но теперь у меня будет их ровно на три больше, - неприятный рокочущий смех разнесся по подземельям. - Наша птичка напела нам верные песенки. Взять их!
  
  Из темноты выскочили несколько стригоев и, набросив на пленников тяжелые цепи, поволокли их куда-то вниз.
  
  - Подождите! - скомандовал Корвин и медленно подойдя к Мантию вынул меч, а потом, размахнувшись, снес ему голову.
  
  Анна от неожиданности закричала, а Карл, споткнувшись о голову мороя, откатившуюся как раз ему под ноги, полетел вниз по ступеням, потянув за собой и охранника, державшего его оковы.
  
  - Приведите сюда девчонку и тащите их всех на улицу. Пора уже Дракуле узнать, что отныне не все в его власти, - бросил стригой и быстрым шагом направился к выходу.
  
  *******
  
  Выждав еще несколько минут, чтобы окончательно дезориентировать стригоев, двое воинов, стоя спиной к спине появились в самом центре отряда вампиров и с бешеной скоростью стали рубить головы и пронзать сердца. Скоро долина превратилась в кровавое море, где, словно обломки кораблей, не переживших шторм, валялись останки поверженных врагов. Изломанные и бесформенные, они являли собой довольно жалкое зрелище. Дракула пару раз, не сдержавшись, принимал свою демоническую сущность и тогда просто вырывал сердца из груди голыми руками, вонзая острые длинные когти почти до самого позвоночника своих жертв. Но, заметив, что Ван Хельсинг упал на одно колено, Дракула на миг застыл и, резко вскинув руки в стороны, укрыл их с охотником невидимым куполом, создавая защитный барьер между ними и стригоями, давая возможность тем самым прийти в себя своему товарищу по оружию.
  
  - Как в старые добрые времена, - тяжело дыша и проверяя рану, бросил Гэбриэл.
  
  - Ты как? - спросил вампир, внимательно следя за маневрами врагов, которые также не упустили возможность использовать паузу в бою, чтобы перегруппировать свои силы.
  
  - Нормально, - ответил охотник. - Неприятно, но не смертельно. Так что можно продолжить.
  
  - Смотрю, ты вошел во вкус, - усмехнувшись, проговорил Влад.
  
  - Да, кое-что вспомнилось из славного боевого прошлого, - также усмехнувшись, ответил Гэбриэл. Его глаза горели, а руки все также крепко сжимали рукоять "бастарда". - Кстати, не знал, что ты владеешь магией.
  
  - Как видишь годы не прошли даром, - кивнул Дракула. - Я был одним из десяти учеников в Шоломанче и это принесло свои плоды.
  
  - Ты даже не представляешь насколько я рад этому. Господи, сам не верю, что мог сказать подобное, - мотнув головой, пробормотал Ван Хельсинг.
  
  - Как бы там ни было, но боюсь, что эту битву нам не выиграть, - мрачно заметил вампир.
  
  - Ты о чем? - непонимающе спросил Ван Хельсинг. - Мы же их практически разгромили.
  
  - Нет, их слишком много, - указывая в сторону горного массива, откуда мчалось еще как минимум несколько сотен стригоев, заметил вампир. - К тому же, - Дракула не успел закончить фразу, услышав голос своего врага:
  
  - Я хочу, чтобы Великий Князь преклонил колено и отрекся от власти! - смакуя каждое свое слово, промолвил стригой, нагло улыбаясь в лицо Дракуле.
  
  - Корвин, ты совсем с ума сошел? - бросил Влад, все также стоя спиной к спине с Ван Хельсингом. Окруженные двойным кольцом стригоев, они держали мечи наготове, собираясь пустить их в ход при первой же необходимости. - Ты думаешь меня этим испугать? - прокричал вампир.
  
  Смех Корвина эхом разнесся по всей долине:
  
  - А так? - и он вытолкнул Карла вперед. Тот едва не упал, закованный в цепи и не имеющий возможности свободно передвигаться.
  
  - Карл! Черт побери, - бросил Гэбриэл.
  
  - Мне нет до него никакого дела, - понимая, кого он увидит следующими, сказал вампир, про себя осыпая бывшего монаха всеми известными ему проклятиями.
  
  - Хорошо, - усмехнулся Корвин, - а как тебе такой подарочек?
  
  Увиденное полоснуло по нервам, словно острой бритвой прошлись по живому телу. Влад едва не потерял контроль над барьером, разделявшим их с врагом и удерживающим стригоев на приличном расстоянии. Корвин вынул меч из ножен и наткнул что-то, лежащее на земле у его ног. После чего поднял оружие вверх.
  
  - Дьявол, - буквально прорычал Дракула, из последних сил пытаясь сдержать себя. Вокруг него появились небольшие вихри, готовые в любую секунду смести все на своем пути.
  
  - Нравится? Твоя школа, - смеялся Корвин, размахивая клинком, на острие которого была наколота голова Мантия. - С ним оказалось не так сложно справиться, как я думал. Вот с тобой - совсем другое дело. Я, видишь ли, хотел использовать против тебя дампира, но... - он развел руками, - ты спутал мне все карты.
  
  - Я безмерно об этом сожалею, - сарказма в голосе было столько, что им при желании можно было бы убить.
  
  - И кстати, твоя мерзавка оказалась довольно сильной для такой малявки, - недовольно продолжил стригой. - Я никак не мог сломать ее защиту, чтобы заблокировать её воспоминания о тебе. А без этого, сам понимаешь...
  
  Анна из-за слез не видела ничего вокруг, она только крепко сжимала в руке маленькую ладошку Иляны, с которой не имела возможности даже переброситься и парой слов, и проклинала себя за недальновидность. Все из-за ее упрямства и желания доказать всем окружающим, что она ничуть не хуже любого мужчины умеет постоять за себя. Они так глупо попались, принцесса не могла простить себе этого...
  
  - Ну, ему я уже точно ничем помочь не смогу, - бросил Влад. - Так что...
  
  - Ты стал слаб и сентиментален, Князь. Ты не первый век живешь, а до сих пор не понял, что нет ничего страшнее женской затаенной злобы и желания отомстить, - продолжал издеваться Корвин. - Самые искусные тактики и хитрости ничто по сравнению с женским коварством и изобретательностью разбитого сердца.
  
  - Алира! - Влад был готов сам себя разорвать на части за подобную глупость. Ведь замечал же, что что-то не так, но в круговерти последних событий, отмахивался от тех мыслей, словно от назойливой мухи. И вот результат его беспечности не заставил себя долго ждать.
  
  - Вижу, Великий Князь прозрел, - все также наслаждаясь ситуацией, проговорил тот. - Твоя невеста стала просто находкой для меня. Как ты мог променять ее на вот это? - и он, развернувшись, буквально за шкирку вытащил упирающуюся Анну, а за ней и Иляну и поставил их рядом с собой.
  
  - Давай попробуем пробиться, - бросил Ван Хельсинг. - У нас, помнится, бывало и похуже.
  
  - Заткнись и слушай! - шипя от злости, проговорил вампир. - Забирай Анну и Иляну и немедленно отсюда уходите! Ты меня понял?
  
  - Ты совсем рехнулся? - попытался возразить охотник. - Нужно принять бой!
  
  - И как ты себе это представляешь? - сквозь зубы процедил Влад. - Я из последних сил держу барьер, если я сорвусь, здесь не останется камня на камне, не говоря уже о людях, - глаза дракона на доспехах вампира полыхали во мраке адским пламенем, отражая гнев, рвущийся наружу из недр сознания своего повелителя. - Наша подмога отрезана от нас почти двумя милями и там идет кровавая бойня, мы же застряли в кольце стригоев, готовых разорвать нас при первом же удобном случае. И если я могу оказать им хоть какое-то сопротивление, то тебя изрубят в капусту прежде, чем я вытащу тебя из этого побоища. Поэтому забирай Анну и Иляну и чтобы духу тут вашего через минуту уже не было! Но поверь, - повернув голову так, чтобы видеть глаза охотника, сказал Дракула, - если хоть один волос упадет с их голов, я и с того света тебя достану.
  
  Потом вампир прикрыл глаза и, сконцентрировавшись, мысленно произнес:
  
  - Анна, немедленно забирай Иляну и иди к Ван Хельсингу!
  
  - Я жду! - крикнул Корвин. - Или мне тоже самое сделать и с твоей семьей? - выделил последнее слово стригой, затем широко улыбнулся и, выхватив меч из ножен у стоящей рядом Анны, с силой замахнулся, направив клинок на нее, остановившись в дюйме от шеи принцессы.
  
  "Все будет хорошо, поверь мне!" - пристально глядя Анне в глаза, проговорил вампир. А вслух добавил:
  
  - Мне нужны гарантии того, что они смогут беспрепятственно уйти отсюда и вернуться домой! - бросил вампир. - "Уходите!", - снова прошептал он ей.
  
  - Мое слово против твоего! - ответил Корвин и кивнул Алире, которая с трудом скрывая злорадную улыбку, подтолкнула пленниц, давая тем возможность уйти.
  
  - Когда-нибудь я тебя убью, Алира, - процедила Анна, сверля глазами вампиршу.
  
  - Буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи, принцесса, - пропела та и взмыла в небо, весело смеясь.
  
  - Не смей этого делать! - рыдая, едва проговорила Анна, подбежав к Дракуле, который стоял мрачнее тучи.
  
  - Папочка, - девочка еле сдерживала слезы, пытаясь силой духа походить на отца, но не удержалась и, также разрыдавшись, обняла родителя.
  
  - Ты хотела, чтобы я тебя отпустил? Что же, тебе представился отличный шанс, - обнимая дочку, тихо произнес Дракула.
  
  - Я совсем не этого хотела, - всхлипывая, ответила Анна. - Я не позволю тебе исправлять мои ошибки в одиночку.
  
  - Анна, не глупи, - взяв девочку на руки, вампир повернулся к принцессе. - Ты абсолютно ни в чем не виновата.
  
  - Из-за меня нас пленили, мое упрямство стоило жизни Мантию, да и другие жизни сейчас под угрозой...
  
  - Послушай меня, - приобняв Анну второй рукой, сказал Влад. - Каждый, кто находится здесь, знал, куда и зачем шел. Поэтому твоей вины нет ни в чем. Если кто и виноват, то это я. Мне и платить по счетам, а тебя впереди ждет целая жизнь.
  
  - Нет-нет, - уткнувшись в плечо мужчины, проговорила девушка. - Я останусь с тобой!
  
  - Даже не думай об этом! - строго сказал вампир. - Не вынуждай меня применять силу.
  
  - Я не могу, ты не понимаешь...
  
  - Понимаю, но ты должна, Анна. Ты теперь не одна, у тебя есть дочь, которая нуждается в тебе...
  
  - У нас есть, - подняв заплаканные глаза на Дракулу, уточнила принцесса. - И она нуждается в нас.
  
  - Я всегда буду с вами, - стирая очередную слезинку, катившуюся по щеке девушки, сказал Влад. - И надеюсь, ты когда-нибудь сможешь меня простить. Хотя, если бы я мог вернуть все назад, то поступил бы точно также.
  
  Анна смотрела на вампира и ее сердце разрывалось на части. Такой тоски и боли она не чувствовала еще ни разу в жизни. Казалось, вся ненависть, которая годами копилась у нее внутри, сковывая ее душу льдом, сейчас взорвалась и разлетелась на миллион осколков, раня ее сильнее любого оружия. Девушку душили рыдания, она не хотела верить, что момент, когда она, наконец, осознала и признала свои чувства к вампиру, станет ее последним воспоминанием о грозном Дракуле, пожертвовавшем собой ради нее и их дочери.
  
  - Поверь, я получил намного больше, чем ожидал, - снова без труда читая Анну и даря девушке прощальный поцелуй, сказал Дракула. - И за это я буду вечно тебе благодарен.
  
  - Я не...
  
  - Анна, пожалуйста, уходи, - тихо проговорил вампир, смотря в глаза принцессе. - Иляна, - обратился он к дочери, ставя ту на землю и целуя девочку в макушку, - позаботься о маме.
  
  - Хорошо, папочка, - снова начиная плакать, ответила малышка. - Я все сделаю!
  
  Улыбнувшись, Дракула сделал несколько шагов вперед и, убедившись, что они без помех добрались до Ван Хельсинга, с силой вогнал свой меч в землю, опускаясь на одно колено.
  Примечание к части
  * Вентру - Клан аристократов и знати, считающих своим долгом руководить Камарилла.
  
  
  Пробуй упасть и подняться ввысь...
  Анна едва поспевала за Ван Хельсингом, который спешил увести ее и Иляну как можно быстрее и как можно дальше из этого ужасного места. Слезы все так же лились ручьем, отчего девушка практически ничего не видела у себя под ногами и то и дело спотыкалась о многочисленные коряги и камни. Они пробирались через самую чащу густого леса, покрывавшего склоны Трансильванских Альп. Солнце еще не могло отвоевать свое законное место на небосклоне, поэтому путникам приходилось двигаться под тусклым светом кровавой луны. Зацепившись за увесистую лапу ели и споткнувшись тут же о ее массивные корни, Анна все-таки оказалась на земле. Идти дальше не было сил, ноги совершенно не слушались свою хозяйку. Девушка уже не пыталась сдержаться и обуздать рыдания, рвущиеся наружу из самого ее сердца. Она постоянно оглядывалась назад, теша себя напрасной надеждой на то, что Дракула вот-вот их догонит. Умом она понимала, что этого не произойдет, но душа, как никогда раньше, хотела верить в чудо.
  
  - Мамочка! - крикнула Иляна, вырываясь из рук охотника.
  
  Ван Хельсинг резко обернулся и увидел сидящую на траве Анну. Выругавшись про себя, мужчина быстро развернулся и подошел к девушке.
  
  - Нам нужно идти, - сказал он, подавая руку Анне и помогая той подняться. - Здесь небезопасно, нас в любой момент могут найти.
  
  - Тогда и иди, - в сердцах бросила Анна, прижимая к себе малышку и целуя девочку в макушку.
  
  Тут девушку словно ударило током, она схватилась за ножны... они были пусты.
  
  - Господи, не может быть! - в отчаянии проговорила принцесса. - Как такое могло произойти? Гэбриэл, забирай Иляну и уходите!
  
  - Что случилось? - Ван Хельсинг бросившись вслед девушке, едва успел перехватить Анну, кинувшуюся в обратную сторону. - Ты с ума сошла?
  
  - Там остался мой меч, - еле слышно произнесла она.
  
  - И что? - непонимающе уставился на нее охотник, буквально силой затаскивая принцессу снова под кроны деревьев. - Я что-то не понимаю...
  
  - Не понимаешь, - сказала Анна, снова заливаясь слезами. - Я должна его вернуть. Вы идите, а я скоро вас догоню, - она снова сделала попытку вырваться из рук мужчины.
  
  - Анна, это же просто глупо! - еле сдерживаясь сказал Гэбриэл.
  
  Иляна с некоторым недоверием смотрела на Ван Хельсинга, внимательно изучая нового знакомого. Складывалось впечатление, что малышка видит охотника насквозь. Он все время ловил на себе ее внимательный и изучающий взор. Ван Хельсинг неосознанно поежился под очередным взглядом черных глаз, смотрящих совсем не по-детски, казалось, они глядят прямо ему в душу, выискивая там причины, по которым ее отец доверил их с матерью жизни именно этому человеку...
  
  Девочка удивительным образом сочетала в себе самые яркие черты своих родителей. И это касалось не только внешности, ей были присущи и их черты характера, темперамент... Несмотря на юный возраст от малышки исходила сила, которая окружала ее ореолом могущества и таинственности, что-то подобное Ван Хельсинг чувствовал, находясь рядом с ее отцом. Вернувшись мыслями к Дракуле, Гэбриэл снова про себя выругался. Даже несмотря на то, что вампир отпустил Анну и вверил ее заботам охотника, Влад все равно одержал победу. Ван Хельсинг прекрасно осознавал, что судьба от него отвернулась окончательно, лишив последнего шанса на счастье. И если в первый момент у него, словно феникс, восставший из пепла, воскресла призрачная надежда на то, что Анна сможет смириться с потерей и найти в себе силы просто жить дальше, то сейчас его радужные мечты лопнули, будто мыльный пузырь. Он мотнул головой, отгоняя от себя невеселые мысли и уже спокойно проговорил:
  
  - Анна, я все понимаю. Возможно даже лучше, чем ты думаешь, - мрачно заметил он. - Но не стоит терять драгоценное время. Сейчас мы ничего сделать все равно не можем.
  
  - Гэбриэл, перед уходом из Шоломанчи Влад дал мне меч, которым... - она запнулась, - можно его убить. И этот самый меч остался у стригоев. Ты хоть представляешь, чем это может для него закончиться?
  
  - Еще бы, - выдавил мужчина. - Но и ты не забывай, что он пошел на эту сделку добровольно, полностью отдавая себе отчет в своих действиях, - предпринимая очередную попытку переубедить девушку, произнес охотник.
  
  - И опять же все по моей вине, - с трудом переводя дыхание, произнесла принцесса. - Он доверил мне свою жизнь, а я так бездарно ею распорядилась. Я должна вернуться...
  
  - Мамочка, он прав, - беря Анну за руку, сказала Иляна. - Мы не сможем помочь папе и отомстить, если с нами что-то случится. И ты ни в чем не виновата, - добавила девочка, слегка улыбнувшись.
  
  Ван Хельсинг на секунду потерял дар речи, заметив характерный алый блеск в глазах пятилетней девочки. Он только сейчас до конца осознал, чей именно ребенок стоял перед ним.
  
  - Хорошо, - кивнула принцесса. - Вы правы. Мы спасем и Влада, и Карла, - гордо подняв подбородок, сказала Анна. - Я не позволю им расплачиваться за мою глупость. Нужно срочно вернуться в Шоломанчу за помощью.
  
  И трое путников тут же растворились в темноте Трансильванского леса.
  
  *******
  
  - Заберите этого, - кивнув на Карла, все также закованного в цепи, отдал приказ стригой своей страже и направился к Дракуле.
  
  - В верхние камеры? - уточнил охранник.
  
  - Нет, слишком много чести. В каменный мешок его, - бросил на ходу Корвин.
  
  Перешагивая через трупы своих собратьев, валявшиеся бесформенными грудами костей по всему полю боя, стригой с улыбкой шел через море крови к поверженному врагу. Его сапоги при каждом шаге погружались в багровое месиво, но это никоим образом не уменьшало его радости от победы. Он с трудом сдерживал рвущееся наружу злорадство.
  
  - И что мне с тобой делать, Великий Князь? - рассмеялся в лицо Дракуле вампир.
  
  - Лучше сразу убей, - Влад поднял голову и впился в стригоя пристальным взглядом. Если бы у того была душа, это был бы отличный шанс ее лишиться, ибо своим взором князь буквально вгрызался в самое нутро врага.
  
  - Не так быстро, - сдвинув плечами, неосознанно пытаясь избавиться от неприятных ощущений, зло бросил стригой. - Это было бы слишком просто. Я хочу, чтобы ты хорошенько помучился прежде, чем навсегда отправишься в Ад.
  
  - Ты же понимаешь, что пока я жив...
  
  - Не слишком надейся задержаться в этом мире, - бесцеремонно перебил его Корвин. - У меня есть отличный план, как избавить землю от твоего присутствия. - Базил! - крикнул он, поворачиваясь. - Думаю, тебе понравится моя находка, - снова взирая на Дракулу и расплывшись в ехидной улыбке, проговорил стригой. - Эти браслеты я нашел в одном хорошо известном тебе монастыре, - и он с интересом стал наблюдать за реакцией вампира на его слова.
  
  Дракула не поверил своим глазам. Каким образом столь сильный артефакт попал к этому болвану, он думать не хотел. Более того он вообще отказывался предполагать, что еще может оказаться в арсенале Корвина. Влад знал, что собственноручно избавился от серебряных наручников, укрыв их в надежном тайнике в монастыре Комана. "Откуда же они у тебя?" - мысленно выругавшись, вампир замер, словно каменное изваяние.
  
  - Вижу они тебе хорошо знакомы, - продолжая улыбаться, проговорил Корвин, сполна наслаждаясь ситуацией и срывая с доспехов Влада наручники, защищавшие его руки во время боя.
  
  Затем стригой надел толстые перчатки из драконьей кожи и аккуратно взял браслеты у своего подручного. Расстегнув хитрый замок, он все с той же торжествующей улыбкой, надел их на запястья вампира, с силой защелкнув. Дракула, все это время стоящий с высоко поднятой головой, несмотря на унизительную позу, сейчас прикрыл глаза, проклиная себя за то, что не уничтожил артефакт, когда была возможность, и тихо застонал, падая на второе колено. Боль от нескольких сотен мелких игл тут же впившихся в его руки и впрыскивающих под кожу раствор серебра, прошла через все тело, пронизывая буквально каждый дюйм и причиняя неимоверные страдания.
  
  - За несколько веков они не растеряли своей силы, а? - злорадствуя, проговорил стригой. - Отведите его в казематы, хотя нет... - снова усмехнувшись, добавил стригой: - бросьте князя к тому смертному. Пускай развлечется напоследок, - и он опять рассмеялся.
  
  Никто из охранников не двинулся с места, с опаской поглядывая на поверженного властелина тьмы. Каждый понимал, что если бы взглядом можно было убивать, то от их предводителя осталась бы кучка пепла на земле.
  
  - Чего вы стоите, олухи?! - крикнул на нерасторопных стражников Корвин. - Он уже не опасен. К тому же, - он снова повернулся к Владу, - Великий Князь дал свое слово. Так что пошевеливайтесь, - бросил он.
  
  *******
  
  Карл сидел в кромешной тьме на небольшом каменном выступе и сокрушался по поводу своей дальнейшей судьбы. Точнее, не сколько своей собственной, потому как с ней-то как раз все было предельно ясно - сгниет он в этом каменном мешке и его плоть растерзают крысы, сколько его волновали Лиза и дети. Как они будут без него? Кто защитит их? Он уже никогда не увидит свою любимую жену, не сможет прикоснуться к ее нежным губам поутру, когда первые солнечные лучи проникнут сквозь неплотно задернутые шторы и будут ласкать ее прекрасное лицо. А дети? Его не будет с ними, когда они подрастут, и он никогда не узнает, что с ними стало, как они устроили свои судьбы... По щекам невольно потекли слезы и мужчина полностью отдался во власть эмоций.
  
  Внезапно сверху послышался лязг открываемых засовов и пролился тусклый свет от чадящего факела. Карл не веря глазам, вскочил с места и запрокинул голову, пытаясь разглядеть, что там, собственно, происходит. Но радостные мысли, которые внезапно его посетили, тут же растворились, словно дым, когда он заметил, что стража что-то сбросила вниз. Он едва успел отскочить в сторону и вжаться всем телом в стену, как на пол камнем рухнул Дракула. Вампир всего в нескольких дюймах от дна пещеры успел собраться и смягчить свое падение с довольно приличной высоты. Осыпая стригоев всеми известными ему проклятиями, Влад не без помощи бывшего монаха поднялся на ноги. Его шатало из стороны в сторону, голова шла кругом, а перед глазами черные точки вальсировали свой замысловатый танец. Карл практически силой усадил Дракулу на каменный уступ, который до этого служил ему самому подобием стула.
  
  - Спасибо! - прохрипел вампир, привалившись к стене.
  
  - Да не за что, - с нескрываемым испугом в голосе, ответил тот.
  
  Услышав панические нотки в голосе своего сокамерника, Дракула даже открыл глаза и внимательно посмотрел на дрожащего перед ним мужчину.
  
  - Интересно, что должно произойти, чтобы ты перестал трястись, как осиновый лист, при каждой нашей встрече? - с легким налетом иронии, поинтересовался вампир.
  
  - Понятия не имею, - тяжело вздохнув, честно признался Карл, разглядывая во тьме очертания Влада. Вдруг его внимание привлек какой-то пульсирующий блеск на руках князя. - А что это такое? - любопытство все-таки пересилило.
  
  - Это, - усмехнувшись, проговорил Дракула, немного подняв руки вверх, - очередной способ сократить популяцию вампиров.
  
  - Они могут убить вас? - пытаясь рассмотреть браслеты лучше, промолвил Карл.
  
  - Именно меня - нет, но все же это жутко неприятная штука.
  
  - Разве их нельзя снять?
  
  - В том-то и загвоздка, что снять их может только тот, кто одел, или же один из Древних, - заметил Влад. - Но ни первое, ни второе мне явно не светит. Поэтому серебро будет медленно впитываться в мою кровь, пока не ослабит настолько, что я буду не в состоянии оказать Корвину даже малейшее сопротивление.
  
  - А ему это только и нужно, - констатировал Карл. - Откуда же они у него? Я столько лет трудился в лабораториях Ватикана, перерыл не одну сотню книг, но никогда не встречал даже малейшего намека на подобный артефакт, - в бывшем монахе проснулся инстинкт исследователя. - Вот нам бы такое оружие, когда мы приехали... - мечтательно добавил он.
  
  - Ты говори, но не заговаривайся, - бросил вампир. Карл даже в темноте видел, как глаза Дракулы полыхнули алым огнем, выдавая его истинную сущность.
  
  - Пппроостите, - тут же потупился он. - Просто я хотел сказать...
  
  - Да знаю я, что ты хотел сказать, - обуздав гнев, ответил князь. - Но, поверь, я даже злейшему врагу не пожелаю подобной пытки. Кстати, я их как раз у одного охотника и позаимствовал. Ему они достались, по его словам, от деда-инквизитора. Вот где были настоящие садисты и извращенные умы.
  
  - Да уж, - согласно кивнул Карл, - инквизиция навсегда легла несмываемым пятном на Святую Церковь.
  
  В ответ Дракула только усмехнулся. У него даже при жизни были довольно сложные отношения с Богом, что уж говорить о нынешних...
  
  Его голова разрывалась от пульсирующей боли, пронзая, казалось, каждый уголок сознания. Серебро очень медленно растекалось по телу, с каждой минутой отравляя собой все больше. В висках стучало, а перед глазами все плыло в неизвестном ему направлении. Влад очень давно не испытывал подобных ощущений, поэтому такая явная беспомощность выводила всемогущего вампира из себя и он с трудом сдерживался, чтобы не выместить злобу на ни в чем неповинном человеке. Ему безумно хотелось вонзить острые клыки в чью-нибудь теплую плоть и наслаждаться видом разорванной шеи и струящейся из нее алой крови. Видеть, как жизнь покидает бренное тело и душа, трепеща всеми своими фибрами, отправляется в долгое путешествие. Голода он не чувствовал, во всяком случае пока, зато испытывал непреодолимую жажду мести.
  
  Карл подсознательно чувствуя опасность, исходящую от сидящего в шаге от него вампира, все плотнее жался к противоположной стене. Если бы он мог, наверное, просто слился бы с камнем. Он со все возрастающим ужасом наблюдал за Дракулой, который на глазах терял человеческий облик. Даже в полной темноте мужчина видел все мельчайшие метаморфозы, происходившие с князем.
  
  - И что же случилось с тем охотником? - едва слышно пробормотал Карл, пытаясь как-то отвлечь вампира от размышлений.
  
  - Неужели ты сам не догадываешься? - не открывая глаз ответил Влад, но все же прервав ход мыслей, вернул себе человеческий облик.
  
  Мужчина вздохнул с облегчением. Несмотря ни на что, он просто до одури боялся соседства с грозным властелином ночи.
  
  - Карл, сделай мне небольшое одолжение - не заставляй сомневаться в твоих умственных способностях, - прожигая суровым взглядом своего товарища по несчастью, сказал Влад. - Я дико устал от человеческой глупости, поэтому давай договоримся, что начиная с этого самого момента ты перестанешь себя вести, как полоумный суеверный крестьянин.
  
  - Я попробую, - немного совладав с нервами, ответил человек.
  
  - И на том спасибо, - кивнул вампир. - А теперь помоги мне, - Дракула с трудом встал и с помощью Карла снял тяжелые доспехи, оставшись в одних брюках и расстегнутой рубахе.
  
  Он с явным облегчением прислонился разгоряченной спиной к холодному камню своего нового дома. Влад снова прикрыл глаза, наслаждаясь короткой передышкой, подаренной его измученному сознанию. Дракула не заметил, как задремал, пытаясь игнорировать боль, но царство Морфея не принесло желанного облегчения, наоборот, вампир резко открыл глаза, зашипев от неприятного ощущения, словно его окатили раскаленным железом. Казалось, что каждый дюйм кожи на лице горит адским пламенем.
  
  - Солнце! - с криком вскочил на ноги Карл и накинул на вампира свой дорожный плащ, который лежал в дальнем углу рядом с доспехами вампира.
  
  - Это очередная шутка Корвина, - зло бросил Влад, перебираясь в самый темный угол.
  
  - Но мы черт знает где, - не понимая проговорил Карл, вертя головой и пытаясь понять, откуда в этих забытых Богом подземельях могло появиться дневное светило.
  
  Снова к пленникам заглянул веселый солнечный лучик, освещая добрую половину камеры, едва достигающей нескольких квадратных метров.
  
  - Справа от решетки, видишь, - прикрыв глаза рукой, вампир указал на небольшое отверстие в скале. - Сюда попадают только первые лучи восходящего солнца, но для многих узников этого было бы вполне достаточно, чтобы навсегда расстаться с жизнью.
  
  - Он что рассчитывал, что ослабил вас настолько, что... - Карл замолчал на полуслове, устремив понимающий взгляд на вампира.
  
  Дракула только развел руками, каждый жест и каждое, даже самое незначительное движение приводили к новой вспышке пульсирующей боли во всем теле, заставляя кусать губы до крови, чтобы не проронить ни звука. Привычный к лишениям и заточению в земной жизни, он наслаждался каждым мгновением свободы, подаренной ему Дьяволом. Когда-то он поклялся сам себе, что больше никогда и никто его не пленит, но сдержать слово у него не получилось... в его жизни появилась Анна, которая навсегда забрала себе его остывшее мертвое сердце, заразив вампира жизнью одним своим существованием. Влад понимал, что обрек любимую женщину на страдания, открыв ей свои истинные чувства, в которых, казалось, был не готов сознаться даже самому себе, и отпустив ее с другим. Но опять же иного выхода у него не было. Обрекать ее на верную смерть от лап стригоев, он просто не мог. А защитить всех от бездушных тварей вампир также был не в состоянии. При всем своем могуществе он не мог быть в нескольких местах одновременно. Как не хотелось Владу признавать правоту Корвина, но он на самом деле стал слабым и уязвимым, впустив в свое сердце человеческие чувства.
  
  - Ему только и остается, что надеяться, - заставляя себя вернуться в действительность, сказал Влад. - На большее ему рассчитывать не стоит, во всяком случае пока.
  
  Внезапно сверху снова раздался характерный лязгающий звук открываемых тяжелых засовов и мгновение спустя в темнице появилась Алира.
  
  - Неужели не спится в такую рань? - с иронией поинтересовался Влад.
  
  - Да вот пришла посмотреть как вы тут устроились, - с трудом сдерживая ликующую улыбку, ответила вампирша.
  
  - Прекрасно, - кивнул князь. - Только третий здесь лишний, как видишь.
  
  - Тесновато, - осматриваясь, прошипела девушка. - Но ты сам виноват во всем...
  
  - Я этого не отрицаю, - снова усевшись на "стул", бросил вампир.
  
  Алира заметила, с каким трудом ему дается каждое движение, а также ожоги на лице и левой руке, которые из-за серебра в крови не регенерировали, и снова расплылась в довольной улыбке.
  
  - Как же вовремя я вспомнила об этих браслетах, - пропела девушка, внимательно разглядывая замысловатый узор на серебряных наручниках, но боясь даже на дюйм приблизиться к ним. - Кстати, этот горе-монах сослужил мне неплохую службу сам того не подозревая, - и она перевела взгляд на застывшего Карла, которого несмотря на данное вампиру обещание, вновь начал одолевать всепоглощающий страх.
  
  Дракула также повернул голову и безразлично посмотрел сначала на трясущегося мужчину, а потом на смеющуюся невесту.
  
  - Да-да, он даже не понял, какие редкие и важные документы ему попались, - она попыталась сделать шаг, но практически уткнулась в прилипшего к стене Карла. - С первой же минуты ты окопался в библиотеке Шоломанчи, где нашел несколько древних свитков, помнишь? Ты оставил их на столе перед тем, как тебя позвали в лабораторию, - Карл смотрел на Алиру во все глаза и его волосы на голове встали дыбом. Он и подумать не мог, что стал невольным соучастником пленения всемогущего вампира. О последствиях своего поступка он вообще боялся помыслить. - И мне попался на глаза весьма интересный список древних артефактов, способных если не убить Великого Князя и Древних, так точно ослабить. Одним из которых и оказались вот эти самые браслеты. А еще я вспомнила, что некоторые подобные вещи ты хранил в Снагове. И решила попытать удачу.
  
  - А не найдя их там, ты вспомнила про монастырь Комана, - закончил за девушку Влад, усмехнувшись. - Как же повезло Корвину, что у тебя такая хорошая память.
  
  - Что мне еще оставалось делать? - возмутилась вампирша. - Ты меня совершенно перестал замечать. Я к такому не привыкла! - срываясь на крик, проговорила девушка.
  
  - Ну, кто бы сомневался, - усмехнулся вампир.
  
  - Я так радовалась, что мы остались одни после всех этих веков, - Алира присмотрелась к лицу вампира. - О, я вижу, что правильно рассчитала время визита, - вампирша снова расплылась в ликующей улыбке. - Не переживай, шрамы украшают мужчину...
  
  Алира упиваясь своей местью, упустила момент, когда Дракула, собрав остатки сил, в одну секунду превратился в демона и, впечатав бывшую невесту в противоположную стену, сдавил ей горло одной рукой.
  
  - Помнится, я просил тебя больше меня не разочаровывать, - прорычал в лицо задыхающейся Алире Влад. Он все сильнее и сильнее сжимал пальцы, не давая девушке даже малейшей возможности пошевелиться. Огромные когти вампирши в отчаянных попытках освободиться, ломались, царапая кожу Дракулы до крови, но не приносили желаемого результата. - Но ты все испытывала мое терпение. Ты совершенно забыла кто я! Как и тот факт, что только благодаря мне ты имела возможность продолжать жить даже после смерти, - он совершенно не обращал внимания на жалкие попытки Алиры вырваться из его стального захвата. - Мое терпение закончилось, дорогая! - и с этими словами, Дракула второй рукой с острыми, словно бритвы, когтями вырвал из груди своей бывшей невесты мертвое сердце.
  
  Карл, стоявший буквально в полушаге от Алиры, едва не лишился сознания от увиденного. Он смотрел на девушку, на ее мертвые глаза, в которых застыл дикий ужас и неверие, и его начала бить мелкая дрожь. Дракула, улыбнувшись, обнажая при этом клыки, сжал пальцы, в которых держал сердце Алиры, и оросил ее кровью стены и пол каменного мешка, выжав его до последней капли.
  
  - Как же давно я об этом мечтал, - наслаждаясь своим деянием, прошептал вампир. Затем он перевел затуманенный взгляд на своего сокамерника, который в ту же секунду вспомнил все известные ему молитвы.
  
  - Мы же договорились, что тебе нечего бояться, - снова принимая человеческий облик, сказал вампир.
  
  - А вы себя со стороны видели? - едва совладав с голосом, спросил мужчина.
  
  Вместо ответа Дракула рассмеялся. Он взглянул на растерзанное тело девушки, валявшееся у его ног, потом посмотрел вверх, где был выход из их темницы.
  
  - Пора выбираться, - бросил он, пытаясь вернуть Карла в нормальное состояние.
  
  - Но, как же... я тут... - бессвязно бормотал бывший монах. - Свитки...
  
  - Ты тут абсолютно не при чем, - положив руку на плечо мужчине, ответил Влад. - Так или иначе, но Алира бы нашла либо эти браслеты, либо что-то еще. Так что успокойся и включай мозги. Тем более, что в мои планы совершенно не входит делать твою жену вдовой, - и он слегка подмигнул ошарашенному Карлу.
  
  - Ага, хорошо, - не веря своим ушам, пробормотал мужчина. - А как же вы? Как ваше состояние?
  
  - Я уже большой мальчик. Пострадал немного и будет, - прикидывая глубину каменного мешка, в котором они находились, сказал Дракула. - Боль немного отступила, так что стоит воспользоваться таким подарком судьбы. Второго шанса может нам и не представиться...
  
  *******
  
  Выбравшись из леса на большую круглую опушку, раскинувшуюся справа от горного озера, Ван Хельсинг притормозил и стал внимательно осматриваться по сторонам, пытаясь понять, куда им идти дальше.
  
  - Я проведу вас, - сказала Иляна, подходя к охотнику. - Только сразу двоих я не смогу, у меня еще недостаточно сил.
  
  - Ты уверена, что это не причинит тебе никакого вреда? - спросила Анна, обнимая дочку.
  
  Она все никак не могла решиться на разговор с Иляной, боясь сделать что-то неправильно, обидеть чем-то малышку или же самой не сдержавшись, снова окунуться в пучину отчаяния и боли. Только теперь она поняла Дракулу, который каждый день видел перед собой напоминание их мимолетных отношений и не имел ни малейшей возможности сполна ими насладиться. Осознала весь масштаб пустоты, которая изо дня в день затягивала все глубже и глубже в бездну страданий и безысходности, бесконечно терзая его измученное сердце. Теперь все это досталось ей... Видимо она прогневила далеко не одного бога, раз на ее долю выпали такие испытания.
  
  - Конечно, нет, - кивнула девочка. - Я проведу сначала маму, - обращаясь к Ван Хельсингу, сказала она, - а потом вернусь за тобой. Только ты никуда не отходи.
  
  Гэбриэл согласно кивнул и присел на пень, торчащий из земли, но не успел охотник устроиться поудобней, как из ниоткуда на поляне появился высокий человек и подошел к нему:
  
  - Ван Хельсинг, следуй за мной, - сказал он и, быстро развернувшись, пошел в обратном направлении.
  
  Гэбриэл на секунду замешкался, но вспомнив предупреждение Дракулы, когда они впервые попали в Шоломанчу, поспешил за проводником, в котором узнал Оркана.
  
  - Вы уже вернулись? - спросил он, догоняя вампира.
  
  - Да, но, к сожалению, мы принесли Главе Старейшин ужасные новости, - тихо ответил тот. - Мы знаем, что у вас случилось и что Великий Князь был вынужден сдаться в плен.
  
  При этих словах Ван Хельсинг слегка поежился, заметив мимолетную злость, промелькнувшую в глазах Оркана. Охотник-то тут точно был ни при чем. Хотя... Он вспомнил, как они с Дракулой стояли, окруженные двойным кольцом стригоев, и его слова. Конечно, все они, люди, внесли свою лепту в подобное развитие событий. Но легче от этого не становилось и Гэбриэл, опустив глаза, молча продолжил путь.
  
  *******
  
  - Итак, теперь наконец-то все в сборе! - сказал Ментор, обводя пристальным взглядом присутствующих в небольшой комнате.
  
  Ван Хельсинг слегка поклонился главному вампиру, когда тот остановил на нем свой изучающий взор, о чем тут же пожалел. Да, сегодня был явно не его день.
  
  - Не оскорбляй меня своим невежеством, - грозно сказал Глава Старейшин. - Я прекрасно знаю, кто ты и не жду от тебя никаких знаков уважения. Тем более, что твои попытки продемонстрировать манеры выглядят весьма жалко. Давайте лучше займемся делом, - обратился Ментор уже ко всем собравшимся.
  
  
  По лезвию бритвы, шаг через два...
  Комната, в которую Оркан привел Гэбриэла, оказалась личным кабинетом Главы Старейшин. Обманчиво небольшое помещение вмещало в себя пару десятков вампиров, чинно стоявших на почтительном расстоянии от стола, за которым Ментор изучал какой-то свиток, принесенный одним из охранников Шоломанчи, и прервавшим тем самым едва начавшееся совещание.
  
  - Думаю все понимают, что будет объявлена Кровавая охота?! - заявил Ментор, отложив пергамент и пристально смотря на глав вампирских кланов, стоящих перед ним. - Это единогласное решение Суда Старейшин и я полностью его поддерживаю.
  
  Погрузившись в свои мысли, Анна молча сидела в самом дальнем углу и лишь обеспокоенно посматривала то на Ментора, то на Ван Хельсинга, который стоял возле двери мрачнее тучи. Даже невооруженным взглядом было видно, что охотник чувствует себя не в своей тарелке. Всю жизнь привыкший сражаться против сил зла, сейчас он был вынужден находиться среди нежити и терпеть их осуждающие взоры. Он с трудом сдерживался, чтобы не выхватить арбалет и не всадить в кого-нибудь парочку серебряных стрел. Кто они такие, чтобы судить его и винить в том, что случилось с этим чертовым вампиром? Он сделал все, что мог, предлагая Дракуле принять бой, хотя сейчас он все-таки понимал, что это совершенно не было выходом из сложившейся ситуации. Охотник и представить себе не мог последствия их неудавшейся кампании. Начать хотя бы с того, что он и понятия не имел, что вампиров так много и что у них так все сложно. Он-то думал, что уничтожив Дракулу избавит мир от вселенского зла раз и навсегда. На деле же оказалось не все так просто, как представлялось. К тому же Гэбриэл уже не знал, что ему думать. Воспоминания, накрывшие с головой во время сражения со стригоями и окунувшие его в прошлую жизнь, не давали покоя. Никогда не думал великий охотник, что будет чувствовать себя так паршиво. Одно только убийство Влада чего стоило. И не просто убийство, а предательство. Даже в самом страшном сне он не мог представить, как докатился до такого. С тоской вспоминая события четырехсотлетней давности, Ван Хельсинг не мог понять, как поддался на уговоры брата Дракулы Раду и бояр, и встал на их сторону в борьбе за власть. В то время подобный поступок показался ему правильным решением и выходом из сложной ситуации, сложившейся в стране. Гэбриэл не раз просил Влада хоть немного изменить его кровавую политику, но тот продолжал идти своим курсом и это стало последней каплей, что перевесила чашу весов в пользу заговорщиков. Но оглядываясь сейчас на дела давно минувших лет, никак иначе, как простым предательством, он все равно не мог это назвать. Оттого и не укладывалось у него в голове, как после всего того, что произошло между ними, Дракула совершенно нормально с ним общался, не пытаясь отомстить. И это с его-то мстительным характером и жестоким нравом. Наоборот, вампир все время хотел поговорить, а он как полоумный снова и снова кидался на него, чтобы завершить свою божественную миссию. Удивительно, что в последнее время охотник смог временно забыть о своем богоугодном деле и довольно мирно сосуществовать с грозным князем. Хотя Ван Хельсинг и подозревал, что это стало всего лишь следствием тех страшных событий, что так неожиданно свалились на их головы. Ни о каком понимании или примирении с Владом, поступки и поведение которого оставались для Ван Хельсинга тайной за семью печатями, и речи не было. Это была всего лишь вынужденная необходимость. От этого на душе стало еще гаже, в висках появилось давление и пульсирующая боль полностью завладела его разумом. Казалось, что даже кольцо на пальце, которое принадлежало когда-то Дракуле, вознамерилось свести Гэбриэла с ума, служа постоянным напоминанием его мерзкого поступка. Попытавшись его стянуть с пальца, но потерпев в этом деле фиаско, перстень буквально сросся с телом охотника, Ван Хельсинг тихо застонал и прикрыл глаза. С трудом держась на ногах, Гэбриэл привалился к стене и, полностью абстрагировавшись от происходящего в комнате и проклиная все на свете, окончательно потерялся в дебрях своих мыслей, разрывающих сознание и душу, словно стая голодных хищников свою жертву.
  
  - Корвин имел полное право бросить вызов Великому Князю, - недовольно проговорил невысокий человек с ног до головы укутанный в огромный черный плащ с ярко-алой подкладкой. - Дракула пренебрег своими обязанностями...
  
  Договорить он не успел, ибо Ментор, несмотря на свою казавшуюся немощь древнего старца, в одну секунду оказался рядом с говорившим и, сделав легкий взмах рукой, впечатал того в противоположную стену.
  
  - Тебя вообще сюда никто не звал, Баал, - зло сверкнув глазами, сказал Старейшина. - Я разрешил тебе присоединиться к нам только потому, что ты заверил меня, что твой клан Тремер* избавит нас от предательства, встав полностью на нашу сторону. Время игр и межклановых разборок прошло, сейчас ты или с нами, или против. Третьего не дано!
  
  - Но я только высказал общую точку зрения, - попытался было возразить тот.
  
  - Ты могущественный колдун, но глуп, как пробка, - буквально выплюнул старец. - И многовековая жизнь так ничему тебя и не научила. Ты совершенно забыл, где находишься и с кем имеешь дело, - очень тихо проговорил Ментор, но от его интонаций у присутствующих волосы на головах зашевелились. - У тебя есть два пути: выступить вместе со всеми против Корвина либо присоединиться к стригоям и стать тем, на кого будет сегодня после заката объявлена Охота, - он сверлил вампира тяжелым взглядом, не давая тому возможности даже пошевелиться, пригвоздив к стене. - Решить нужно здесь и сейчас! И упаси тебя Дьявол, если ты или кто-то из твоих оступится и свернет с намеченного пути. Твой клан будет подвергнут полному уничтожению, о котором давно все так мечтают. Это последний шанс для вас доказать, что вы имеете право на существование!
  
  Он опустил руку и Баал камнем рухнул на пол. Вампир вмиг растерял все свое бахвальство и боялся даже поднять взгляд на Ментора, нависшего над ним, как огромная скала.
  
  - Я жду! - грозно проговорил верховный вампир.
  
  - Мой клан пойдет за вами, - чеканя каждое слово, проговорил Баал с трудом поднимаясь на ноги. Затем он опустился на колено и, склонив голову, поцеловал руку Ментора.
  
  - Хорошо! - кивнув в знак того, что он принял его покаяние, сказал Глава Старейшин. - Сейчас же, думаю, разумно будет немного отдохнуть. Все получат детальные инструкции после заката, - добавил он, давая понять, что собрание на этом закончилось.
  
  Принцесса, уйдя с головой в свои мысли, совершенно не заметила, что комната опустела и она осталась практически одна. Даже Ван Хельсинг покинул кабинет, сопровождаемый стражником. Мужчина тщетно пытался привлечь внимание девушки, которая, казалось, спала с открытыми глазами, полностью растворившись в переживаниях. Охотнику ничего не оставалась, как последовать за охранником в выделенную ему комнату под пристальным взглядом владельца покоев. Затушив половину свечей, стоящих по всему помещению в старинных серебряных канделябрах, Ментор тихо подошел к девушке.
  
  - Анна, я хотел с тобой поговорить, - вклиниваясь в размышления принцессы и тем самым возвращая ее в реальный мир, проговорил вампир.
  
  Девушка с трудом вынырнула из терзавших ее мыслей и сфокусировала взгляд на говорившем.
  
  - Простите, я совершенно ничего не слушала, - виновато потупив глаза, ответила девушка.
  
  - Это неудивительно. Ты загнала себя в ловушку своими переживаниями и чувством вины, - присаживаясь в огромное кожаное кресло напротив Анны, спокойно промолвил старец. - Причем у тебя так мастерски получается себя истязать, что тебе бы позавидовали сами инквизиторы, годами привыкшие мучить своих жертв самыми искусными пытками.
  
  - Я не представляю, что мне делать дальше. Как жить? Я абсолютно ничего не понимаю, - все так же разглядывая замысловатый узор на ковре под ногами, проговорила Анна.
  
  - Я вижу, что творится в твоей душе, как она трепещет и разрывается на части, пытаясь найти единственно правильный выход.
  
  - А его нет... я просто не могу осмыслить все то, что со мной случилось. Раньше я твердо знала, в чем смысл моей жизни, а сейчас все мои принципы и приоритеты рухнули. Ценности, которым меня учили с пеленок, традиции, что годами прививал мне отец - все разлетелось вдребезги и я никак не могу собрать из этих осколков собственную жизнь.
  
  - И насколько я понимаю виновником всего этого стал Влад, - утверждение, не вопрос прозвучало из уст древнего вампира.
  
  - Годами я жила с одной единственной мыслью: отомстить этому порождению Сатаны за все, что он сотворил, за свою семью, а теперь... - она замолчала и по ее щекам потекли слезы. - Теперь, я совершенно сбита с толку.
  
  - Чудовище оказалось не таким уж чудовищем, - слегка усмехнувшись все понимающей улыбкой, заметил Ментор.
  
  Анна уже не могла сдержаться и всхлипывания перешли в рыдания. Она закрыла лицо руками и несколько долгих минут прошли в абсолютной тишине, нарушаемой только ее негромким плачем.
  
  - Влад - очень сложная и неоднозначная личность. Был таким при жизни, таким же остался, приняв в дар вечность.
  
  - Он продал душу Дьяволу, - сверкнув глазами, бросила Анна.
  
  - И у него были на то свои причины, - парировал вампир.
  
  - Ну какие могут быть причины, чтобы заключить сделку с Сатаной? Навеки отказаться от солнечного света, превратиться в постоянно жаждущего крови невинных монстра?
  
  - Думаю, на этот вопрос он сам тебе ответит, когда представится возможность, - тихо сказал ее собеседник. - От себя могу только добавить, что в жизни ему было далеко несладко: еще ребенком он столкнулся с такими ужасами, что мало, кто из взрослых мужей смог бы сохранить рассудок после подобного, а он не только выстоял, но и извлек из всего того кошмара урок для себя. Поэтому не удивительно, что это оставило свой след в его душе и характере.
  
  - Он стал самым жестоким правителем за всю историю нашей страны, убивавшим направо и налево всех неугодных, - все еще продолжая подсознательно выискивать причины для ненависти, сказала Анна.
  
  - При этом делая все возможное, чтобы сохранить эту страну процветающей и независимой для будущих поколений, - сказал Ментор. - Я не буду тебя переубеждать. Я прекрасно понимаю, что твой разум не может принять всего происходящего и ты пытаешься найти хоть что-то, позволяющее очернить Влада, тем самым оправдав свое поведение и отношение к нему. Ты практически в один момент утратила свои жизненные ориентиры, неудивительно, что ты чувствуешь растерянность и винишь в этом как его, так и саму себя. Но сейчас ты уже не можешь думать лишь о себе. У тебя теперь есть ребенок, который станет для тебя постоянным напоминанием о том, что с тобой случилось, если ты в своем сердце не сможешь найти прощение.
  
  - Но я не знаю, как все это можно простить, - сдерживая снова подступающие слезы, сказала Анна. - И я не знаю, как жить дальше без него. Я просила у него свободу, но он заплатил за нее слишком дорогую цену. Я совершенно не этого хотела...
  
  - Просто дай ему шанс - это единственное, о чем я тебя прошу, - вставая, проговорил Ментор. - Ты сама того не замечая изменила его, дала надежду на искупление, подарив частичку своего внутреннего света. Ты и Иляна оказались теми самыми лучиками, которые помогут найти исцеление для его растерзанной души.
  
  - Этого самого шанса может и не быть уже, - тихо проговорила девушка, смахивая очередную слезу, скатившуюся по щеке. - У стригоев остался меч, который Дракула дал мне.
  
  - Я знаю, - успокаивающе сказал Ментор. - Поэтому мы и выступаем сегодня с последним лучом солнца. Думаю, у нас довольно неплохие шансы на благоприятный исход нашего предприятия. Разведка мне донесла, что Влад пленен. Корвин не решился на быструю казнь, подписав себе этим смертный приговор. К тому же он вряд ли знает, что за оружие ему досталось.
  
  И снова слезы ручьями потекли по щекам Анны. На сей раз от чувства вины. Девушка не могла себе простить подобной оплошности.
  
  - Перестань изводить себя понапрасну, - Ментор положил руки на плечи Анны и, развернув ее лицом к себе, заставил смотреть ему в глаза, но тут же отвел взгляд, усмехнувшись. - Вижу, Влад и тут подстраховался, оградив тебя от чужого вмешательства, а я-то, старый дурак, не почувствовал.
  
  Принцесса тихонько вскрикнула от неожиданности, когда защитный амулет слегка обжег ее и, сверкнув алым, снова стал прозрачным.
  
  - И как мне его ненавидеть? - в голосе девушки слышалось отчаяние.
  
  - Только твое сердце подскажет, как поступить, - сказал вампир, выйдя с принцессой из кабинета и, свернув в коридор налево, остановился возле украшенных искусной резьбой дверей из красного дерева. - Предлагаю хорошенько отдохнуть, - добавил он, впуская свою юную спутницу в комнату. - Иляна уже здесь, думаю десятый сон видит, чего и тебе желаю.
  
  - Спасибо, - проговорила Анна уже закрытой двери.
  
  Только сейчас девушка поняла, насколько сильно она устала. Ее голова гудела, как переполненный пчелиный улей, после разговора с Ментором, пытаясь осмыслить их беседу. Измученное упрямством сознание, несмотря ни на что, так и не хотело принимать во внимание доводы рассудка. Душевные терзания сводили с ума, раздирая на части и без того утомленное переживаниями сердце. В сотый раз ругая себя за слабость и неспособность мыслить трезво в сложившейся ситуации, Анна осознала, что находится в личных покоях Дракулы, где побывала накануне. Перед глазами стали проноситься мгновения, проведенные с Владом в этой самой комнате, их разговор...
  
  - Господи! Да за что же ты меня так мучаешь? - заливаясь слезами, вопрошала Анна. - Что я такого тебе сделала, что ты перевернул мою жизнь, обрушив на меня подобное испытание? Я никогда и представить себе не могла, что можно испытывать одновременно к одному и тому же человеку столь противоречивые чувства. Как можно ненавидеть кого-то всем сердцем и в то же время...
  
  Что точно испытывала Анна по отношению к Дракуле, она не могла сказать даже самой себе. Любовью это она назвать не могла, все-таки не так просто распалить это чувство на выжженном пепелище ее сердца. Но что-то сродни пониманию принцесса ощущала, сюда же примешивалось уважение и даже в какой-то мере благодарность. Несмотря на то, что вампир сам был причиной доброй половины ее несчастий, все-таки он пожертвовал собой ради нее и дочки. И только за это принцесса была готова простить виновнику своих бед очень многое. Вконец измучив себя, девушка с трудом оторвала взгляд от весело пылающего камина и прошла в соседнюю комнату, где как она и полагала находилась спальня.
  
  Тихонько приоткрыв дверь, Анна проскользнула внутрь и так и замерла на входе. На огромной кровати, практически теряясь в покрывалах и подушках, свернувшись клубочком спала Иляна. Сердце принцессы пропустило несколько ударов, когда возле малышки она увидела свою старую куклу, которую, как девушка считала, она потеряла несколько лет тому назад. Анна хотела подарить ее Миреле, дочери Карла и Лизы, но обыскав практически весь дом, так и не нашла свою любимую игрушку. Оказывается, вот где она была все это время.
  
  - Мамочка, что случилось? - сонно потирая глазки, спросила девочка.
  
  - Ничего, все в порядке, - проговорила Анна, устраиваясь на поистине царском ложе рядом с дочкой. - Спи, солнышко, - она поцеловала Иляну и, обняв ее, тут же провалилась в царство Морфея.
  
  *******
  
  Дракула явно переоценил свои силы, остатки которых ушли на то, чтобы выбраться из мрачной могилы, где они были заживо погребены с Карлом. Глубина каменного мешка оказалась достаточно большой и вампиру пришлось постараться, чтобы не имея возможности расправить крылья вытащить своего товарища по несчастью на поверхность и выбраться самому. Влад с трудом сдерживался, чтобы не взвыть от накрывшей его боли. Карл едва успел подхватить вампира, который сделав пару шагов, начал оседать на пол прямо посреди коридора. Он закинул его руку себе на плечо и помог Дракуле добраться до небольшого углубления в стене. Боль, еще недавно отступившая, вернулась к нему с удвоенной силой и сейчас практически сводила с ума, расползаясь по всему телу и лишая остатков рассудка.
  
  - Ты должен уходить, - пытаясь сфокусировать взгляд на человеке, практически прошептал вампир, подавляя очередной спазм, разрывавший изнутри его плоть, словно голодный стервятник свою добычу.
  
  - Но я не могу оставить вас, - опираясь на стену возле Дракулы, ответил Карл. - Это сродни убийству, а я не...
  
  - Слушай меня, - Влад с трудом поднял руку и притянул бывшего монаха за шиворот практически к своему лицу. - Нельзя терять время, стригои будут спать до заката, даже стража сейчас отдыхает, думая, что я нахожусь в темнице. Через несколько часов здесь все придет в движение, стригои будут готовиться к бою, потому что Корвин хоть и обделен здравым смыслом, но вовсе не дурак и отлично понимает все последствия своих поступков. Так что упускать такой шанс просто глупо, поэтому ты сейчас же покинешь эти пещеры и вернешься в Шоломанчу. Затем заберешь Анну и Иляну, ну и Ван Хельсинга, желательно, и вы все вернетесь домой живыми и невредимыми.
  
  - Но... - снова попытался возразить мужчина.
  
  - Ты видел, что бывает с теми, кто меня разочаровал? - глаза вампира вспыхнули алым, отражая его демоническую сущность. Карл непроизвольно дернулся, пытаясь отстраниться, но хватка князя, несмотря на слабость, была просто железной. - Иди все время направо, - прикрыв глаза и мысленно сканируя каменный лабиринт, проговорил он, - чтобы выбраться из этих катакомб. Попадешь в большую пещеру с тремя туннелями, оттуда влево до первого поворота, а дальше пройдешь тем же путем, которым вы с Анной сюда попали, через расщелину в скале. Ты меня понял?
  
  - Да-а, - с трудом выдавил мужчина.
  
  - Тогда ступай, время не стоит на месте, - Дракула разжал сведенные судорогой пальцы. - Да, чуть не забыл, вот возьми, - и Влад, сняв с мизинца массивный перстень, протянул его Карлу.
  
  - Зачем? - удивленно поинтересовался тот, внимательно рассматривая дорогое украшение, где на оправленном в золото огромном изумруде был вырезан фамильный герб Дракулы.
  
  - С ним ты сможешь попасть в Шоломанчу без посторонней помощи, - ответил вампир.
  
  - Спасибо, - сказал тот и повернулся, чтобы уйти.
  
  Сделав пару шагов, Карл резко развернулся и снова подошел к вампиру, которого новый приступ боли сложил буквально пополам и он едва сидел в вырезанной в каменной стене нише.
  
  - Я, и правда, не могу вас тут бросить в таком... - начал он, но замолчал на полуслове под пристальным взглядом черных глаз, проникающих, казалось, в самую душу.
  
  - Да что же вы, смертные, такие непостоянные? То желаете всем сердцем убить монстра, а когда представился такой прекрасный шанс, вы прямо из штанов выпрыгиваете, чтобы ему помочь, - сарказмом было пропитано каждое слово князя.
  
  - Вы не монстр, точнее, монстр, но только тогда, когда хотите им быть, - пробормотал Карл, потупив глаза и сам не веря в свою смелость. Вот он, тот переломный момент, о котором говорил Дракула. Именно сейчас Карл перестал бояться грозного властителя тьмы, ибо увидел перед собой не бездушное чудовище, рыщущее в ночи в поисках невинных жертв, но человека, добровольно обрекающего себя на верную смерть, ради блага других.
  
  - Я в долгу перед вами, - проговорил бывший монах. - Вы спасли моего сына.
  
  - Иди уже, философ, - усмехнулся Дракула. - Ты мне абсолютно ничего не должен.
  
  - Я приведу помощь, - скорее самому себе, чем вампиру, сказал Карл и быстро зашагал в указанном князем направлении.
  Примечание к части
  * Тремеры - произошли от могущественных смертных волшебников, которые раскрыли секрет вампиризма. Тремеры - опасные противники и могущественные союзники, но их склонность к предательству заставляет многих вампиров из других Кланов мечтать о прекращении рода Тремеров.
  
  
  Неисповедимы пути Дьявола...
  Привычная повелителю ночи темнота сейчас угнетала. Более того, казалось, что потолок вот-вот раздавит его своей каменной мощью, обрушив свои многовековые своды, а стены грозились в случае необходимости завершить свой незамысловатый танец, поглотив незадачливого нарушителя их спокойствия и вечного сна в чреве древних скал. Проведя чуть ли не половину земной жизни в плену, Дракула в принципе не знал, что такое клаустрофобия, никогда его не страшили замкнутые пространства. Сейчас же он имел сомнительное счастье ощутить все прелести этой фобии на собственной шкуре. Большая половина возможностей всемогущего вампира простилась со своим хозяином, поддавшись на уговоры отравленного серебром разума, оставляя того один на один с непроглядным мраком в пасти безумия. Передвигаясь практически на ощупь, он с трудом сдерживал рвущийся наружу крик отчаяния. Такого бессилия Дракула не испытывал будучи даже обычным человеком. Разве что однажды, когда утратив веру во Всевышнего, его всепрощение и справедливость, и больше не видя смысла в служении ему, отрекся от Бога и заключил сделку с Дьяволом, вверив демону Преисподней свою бессмертную душу. Несмотря на то, что события, приведшие к этому, произошли несколько долгих веков назад, воспоминания о них и сегодня ранили ничуть не меньше. Как тогда, так и сейчас, по прошествии столетий Дракула помнил каждое слово в письме его обожаемой жены, переданном ему служителями церкви, когда он, как сумасшедший, не отдающий отчета в своих действиях, прямо с поля боя и с мечом в руке, ворвался в храм и увидел лежащее перед алтарем тело своей прекрасной Элизабет. Шок, неверие, гнев - все эти чувства по очереди сменяли друг друга, погружая Влада все глубже в пучину страданий и боли. Их отголоски были так сильны, что и сегодня вампир, поддавшись на изощренную игру разума, едва мог сохранить здравый рассудок. С огромным трудом оборвав нить воспоминаний, так некстати всплывших в его измученном сознании, Дракула добрался до огромной пещеры с тремя туннелями, о которой говорил Карлу. Только в отличие от человека, он выбрал другой путь - длинный коридор, уходящий вправо и ведущий в Зал Трофеев. Именно там вампир надеялся отыскать меч, который по воле случая оказался в руках его врага. Тут же услужливая память, пытаясь, видимо, совершенно выбить из колеи грозного вампира, нарисовала перед его затуманенным болью взором другую картину: полные слез и ужаса глаза Анны, ее отчаянные попытки разделить с ним участь пленника... Резкая боль пронзила его грудную клетку, заставляя трещать по всем швам многовековой лед, так прочно сковавший его сердце. Скрывая чувства, терзающие его душу, за маской полного безразличия ко всему происходящему, он надеялся, что сам поверит в то, что все осталось, как раньше: никаких эмоций и переживаний, лишь бесстрастная вечность, наполненная одиночеством. Как же тяжело было осознавать, что он сам не успев создать хрупкое счастье в одночасье его же и разрушил. Конечно, он прекрасно понимал, что противостояние, длящееся уже не один век, не так просто вычеркнуть из их отношений с принцессой. Что за один день простить все то, что было сделано им нельзя, как нельзя взрастить прекрасный цветок любви на выжженной ненавистью земле, но ему так хотелось верить в то, что однажды он завоюет это гордое сердце и сможет наконец-то обрести такой долгожданный покой. Зарычав раненым зверем, Дракула со всей силы ударил кулаком о каменную стену, буквально размозжив костяшки пальцев и сбив их в кровь. Новая боль немного отрезвила, возвращая ощущение реальности. Давящая темнота начала понемногу отступать, возвращая зрению и слуху привычную остроту. Тряхнув головой, окончательно сбрасывая с себя оковы гнетущих мыслей, вампир продолжил свой путь к намеченной цели. Внутренние часы говорили о том, что времени до заката практически не осталось, один Дьявол знал, сколько часов и минут он провел в бреду, скитаясь по каменным безжизненным лабиринтам, и для того, чтобы воплотить в жизнь свой план ему стоило поспешить. Поэтому собрав все силы, которые еще были ему подвластны, Влад как мог быстро зашагал в нужном направлении.
  
  *******
  
  Детский крик, полный отчаяния и боли, разорвал тишину. Анна подскочила на кровати, словно ужаленная, вынырнув из плена сна в одну секунду. Девушка испуганно смотрела, как еще несколько минут назад спокойно спящая Иляна мечется в агонии. Малышка, пребывая в таинственном царстве Морфея, тихо всхлипывала и что-то едва слышно бормотала. Она беспокойно вертелась в огромной постели, комкая под собой покрывало, и все время протягивала в пустоту ручки, словно хотела до чего-то дотянуться. Ее лоб покрылся холодным потом, а из глаз уже вовсю лились слезы, шепот стал все чаще срываться на крик, но как ни старалась Анна не могла разобрать ни одного слова. Принцесса с ужасом наблюдала за несчастным ребенком и проклинала себя за то, что не знала, что ей делать. Она боялась будить девочку, не зная точно, в каких мирах блуждала ее маленькая душа и в то же время девушка не могла спокойно смотреть, как ее ангел, погружается в бездну отчаяния.
  
  - Папочка, - прошептала Иляна и резко села на кровати, открыв глаза. - Ему очень плохо, - добавила она и снова залилась слезами, уткнувшись в плечо Анны.
  
  - Что случилось? Что тебе приснилось? - крепко обнимая девочку, спросила принцесса, теряясь в недобрых предчувствиях.
  
  - Это не сон. У меня с папой сильная связь и я могу чувствовать то, что с ним происходит, - отстранившись немного от ошарашенной Анны, между всхлипами проговорила малышка. - Так же я чувствую и тебя, - и она снова прижалась к маме, практически повиснув у нее на шее.
  
  Анна на миг потеряла дар речи, осмысливая сказанное дочерью. Она была готова разорвать Дракулу за то, что наградил ребенка таким поистине ужасным даром, хотя она понимала, что скорее всего это особенность, присущая всем детям ночи, и их девочка не стала исключением из правил. И в то же время принцесса осознала, что ее предчувствия оправдались, рисуя в ее воображении страшные картины того, что могло случиться с Владом. Где-то в груди заныло сердце, сообщая о том, что его хозяйке явно небезразличен один вампир. Как бы она это не отрицала и сколько бы не искала причин для ненависти, но Анна все время видела склонившегося перед врагом грозного и гордого Дракулу. Да, он принес столько горя в ее и так нелегкую жизнь, но один этот поступок перечеркивал все те беды, которым он же ее и подверг. Даже то, что он ее похитил и принудил стать матерью, уже не воспринималось принцессой, как нечто ужасное, наоборот, сейчас Анна была в какой-то мере благодарна вампиру за то, что тот подарил ей чудо по имени Иляна. Подобные мысли пугали и вносили сумбур в ее, казалось, упорядоченный мирок, который она все это время возводила вокруг себя, собирая из маленьких осколков своей предыдущей жизни мозаику нынешней и тем самым отгораживаясь от всего остального мира.
  
  - Но... - начала было Анна, отгоняя от себя мучительные мысли.
  
  - Сейчас вроде уже лучше, - все так же тихо ответила Иляна. - Почему ты его не любишь? - с непосредственностью, присущей только детям, выпалила малышка и уставилась на растерянную маму.
  
  - Я... - Анна никак не могла подобрать слова, чтобы объяснить пятилетнему ребенку всю сложность ее отношений с Владом. - Понимаешь, это очень непросто... Я не не люблю его, просто... Прости, но я даже себе не могу ответить на этот вопрос, - вконец загнав себя в тупик, проговорила Анна. - Но знай, что я очень сильно люблю тебя, - она снова крепко прижала Иляну к груди и поцеловала в макушку.
  
  - Я знаю, - спокойно ответила девочка. - Но я очень хочу, чтобы вы были вместе. Я скучаю по вам, обоим, - всхлипнув, пробормотала малышка и с надеждой уставилась на Анну.
  
  - Сейчас я не могу ничего обещать, - с трудом справляясь с голосом, сказала принцесса. - Давай сначала вернем твоего папу живым и невредимым.
  
  Иляна слегка улыбнувшись, согласно кивнула и тут же вскочила с кровати. Анна удивленно на нее посмотрела, но последовала ее примеру.
  
  - Нам необходима помощь, - сказала принцесса. - Нужно найти Ван Хельсинга.
  
  И, взяв малышку на руки, она вышла из комнаты в темный коридор, в котором еще не горел ни один факел. Свет заходящего солнца едва проникал в огромные стрельчатые окна, украшенные замысловатыми витражами. Сделав пару шагов, Анна, растерявшись, остановилась и стала разглядывать, казалось, бесконечные переходы, тонущие во мраке неизвестности. Бродить одной с ребенком на руках практически в полной темноте принцесса не хотела, поэтому несказанно обрадовалась, заметив идущего ей навстречу Ментора.
  
  - Добрый вечер! Вижу, вы уже проснулись, - с ходу начал тот. - Боюсь, вынужден просить вас вернуться в свои комнаты.
  
  - Нет, пожалуйста, я должна пойти с вами, - попыталась вставить Анна.
  
  - Я не могу этого допустить, простите, - твердо ответил вампир. - Я не имею права так рисковать вашими жизнями. Если с вами что-то случится, Влад мне этого никогда не простит.
  
  - Но... - принцесса лихорадочно искала повод, чтобы не возвращаться в покои Дракулы. - Возможно, вы сможете нас провести к Ван Хельсингу?
  
  Глава Старейшин как-то странно на нее посмотрел, потом перевел внимательный взгляд на Иляну, которая поняв задумку матери, усердно делала вид, что внимательно рассматривает висевший рядом пейзаж Трансильванских Альп, тонущих в черноте густого леса.
  
  - Хорошо, - наконец согласился Ментор. - Идите за мной.
  
  И они уже втроем отправились по многочисленным коридорам, скорее напоминавшим бесконечные туннели, сворачивая то направо, то налево, поднимаясь вверх по лестнице и спускаясь вниз. У Анны сложилось впечатление, что вампир специально запутывает их, чтобы они не могли самостоятельно отыскать выход из бесчисленных лабиринтов Шоломанчи. Наконец он остановился возле большой арочной двери, по обе стороны от которой стояли стражники в тяжелых боевых доспехах.
  
  - Это для вашей же безопасности, - открывая дверь и впуская своих попутчиц внутрь, проговорил Ментор. - Смею надеяться на ваше понимание, - и с этими словами он растворился в темноте.
  
  *******
  
  Карл, не помня себя, со всех ног бежал в указанном Дракулой направлении. Без проблем добравшись до уже знакомой расщелины, он выскочил на улицу даже не заметив, что разорвал плащ, оставив порядочный обрывок на кусте шиповника. Скрываясь от ярких закатных лучей, к которым глаза никак не хотели адаптироваться после пребывания в подземельях, он мчался вниз к подножию горы. Зацепившись за выступающий из земли корень старой сосны, мужчина растянулся на земле, больно ударившись о небольшой камень. Шипя от боли, человек с трудом поднялся и, прихрамывая на правую ногу, побрел дальше. Проклиная свою нерасторопность, Карл уже отчаялся привести подмогу вовремя. Он прекрасно понимал, что времени как у него, так и у оставшегося в катакомбах стригоев вампира, осталось совсем немного. С каждой минутой шансы Влада на благополучный исход дела таяли, словно снежинки на солнце, не оставляя ни малейшей надежды на спасение. А в том, что грозный властитель ночи сможет выстоять перед своим врагом, бывший монах очень сильно сомневался. Карл видел, в каком плачевном состоянии находился князь, когда уходил, и это никоим образом не добавляло ему оптимизма. Чтобы там ни было раньше, как бы Карл не относился к грозному властителю ночи в прошлом, сейчас он считал своим долгом вытащить последнего из ада, в который тот угодил и не без его помощи в частности. Более того, несмотря на слова вампира, он считал себя ему обязанным, ведь если бы не Влад, то не видать ему своего малыша живым. За этими мыслями он не заметил, как доковылял до небольшой опушки, раскинувшейся возле самого подножия горы. Спустившись, мужчина с облегчением присел на небольшой пень, торчавший из земли возле ручья, весело журчащего и несущего свои воды в Германштадтское озеро. Опустив руку в карман, он крепко сжал перстень, который дал ему вампир, и практически опешил, когда из лесной чащи ему навстречу вышел вороной конь, полностью оседланный и бьющий в нетерпении копытом. Словно зачарованный, Карл встал и подошел к благородному животному. Сомнений в том, кому оно принадлежит, у него даже не возникло. Подтверждением его догадке стал вырезанный сбоку на седле герб Дракулы.
  
  - Ну что, давай спасем твоего хозяина, - сказал Карл, забираясь в седло.
  
  Тут же трансильванский скакун сорвался с места и понесся в одном ему ведомом направлении, едва касаясь копытами земли.
  
  *******
  
  - Посторонние не имеют права участвовать в Кровавой Охоте, - недовольно бросил Оркан, в ответ на предложение Гэбриэла пойти с ними. - К тому же... - вампир резко замолчал под пристальным взглядом Ментора, который подошел к ним.
  
  - Он прав, - сказал Глава Старейшин. - Вам нечего там делать. Это наши внутренние разбирательства и людей, хоть и таких как вы, они не касаются.
  
  Обреченно кивнув, Гэбриэл вернулся в комнату и, отложив меч, устроился в кожаном кресле. Ван Хельсинг сидел напротив окна и с тоской наблюдал, как последние солнечные лучи, проиграв ежедневную битву, сдаются на милость своему ночному собрату, скрываясь за огромным горным хребтом Трансильванских Альп. Видел он, как собираются вампиры во дворе, как разделившись на несколько небольших отрядов, практически со скоростью звука покидают пределы Шоломанчи, растворяясь в вечернем сумраке и тумане. Казалось, что белесый морок поглощал все вокруг себя и даже проник в сознание охотника, окутывая его своей тяжелой пеленой и погружая в мрачные мысли. Но спустя какое-то время он услышал звук открываемой двери и в его покоях появились нежданные, но от этого не менее желанные, гости.
  
  - Анна? - не веря своим глазам, сказал мужчина, поднимаясь с кресла. - Что-то случилось?
  
  - Случилось, - тихо ответила девушка и сделала знак охотнику говорить также шепотом. - Нам нужна твоя помощь. Мы должны помочь Владу и вытащить его и Карла из лап тех тварей.
  
  - Ты соображаешь, что говоришь? - возмутился охотник, но тут же взял себя в руки под осуждающими взорами двух пар глаз. - Господи, как я устал от таких вот взглядов!
  
  - Гэбриэл, мы одни не справимся, - все также тихо, проговорила Анна. - Нам...
  
  - Хорошо! Больше всего на этом свете я хочу, чтобы ты была счастлива, - серьезно сказал Ван Хельсинг. - И если я не могу дать тебе это счастье, то достану из-под земли того, в чьей это власти. Чего бы мне это ни стоило!
  
  Анна благодарно посмотрела на него и, подойдя к охотнику, поцеловала того в щеку.
  
  - Спасибо!
  
  - Нужно спешить, - тихо сказала Иляна, беря Анну за руку и отводя в сторону.
  
  - Я не конкурент твоему отцу, не переживай, - посмотрев девочке прямо в бездонные черные глаза, взгляд которых все так же пробирал его насквозь, сказал охотник.
  
  - Знаю, - ответила малышка и, резко развернувшись, подошла к двери.
  
  - Что ты делаешь? - практически в один голос поинтересовались взрослые.
  
  - Папа меня научил как отвлечь внимание, - прошептала Иляна и, приоткрыв дверь, закрыла глаза и тихонько что-то зашептала.
  
  Мгновение спустя двое охранников забеспокоились и, удивленно переглянувшись, осели на пол и тут же уснули.
  
  - Ой, кажется, я немного перестаралась, - прикрыв рот ладошкой, засмеялась девочка под шокированными взглядами Анны и Ван Хельсинга.
  
  - Интересно, чему еще научил тебя твой отец? - в сердцах бросил мужчина. - Боюсь даже представить...
  
  - Ш-ш-ш, - принцесса приложила палец к губам. - Пойдемте!
  
  И, подхватив Иляну на руки, следуя ее четким указаниям, куда именно идти, Ван Хельсинг вышел в коридор. За ними поспешила и Анна, захватив "Бастард" Гэбриэла, который тот впопыхах даже не подумал забрать из комнаты. Поравнявшись с мужчиной, она отдала тому меч.
  
  - Он нам еще пригодится, - сказала она, помогая охотнику закрепить на поясе кожаные ножны.
  
  - Анна, не нам, а мне, - твердо сказал Ван Хельсинг, останавливаясь у небольшой калитки, едва заметной в зарослях хмеля, практически полностью покрывавшего своими цепкими ветками высокую ограду. - Я пойду один, а вы будете ждать здесь.
  
  - О чем ты говоришь? - принцесса непонимающе смотрела на мужчину. - Я не привыкла сидеть и ничего не делать, - попыталась возразить она.
  
  - Давай не будем терять драгоценные минуты, - тихо сказал он. - Сейчас не время спорить по этому поводу. Я знаю, что ты прекрасный воин, но...
  
  - Я понимаю, - согласно кивнула Анна. Как бы ей не хотелось соглашаться с Ван Хельсингом, но он был абсолютно прав. К тому же принцесса теперь была не одна, у нее есть дочь, о которой она должна заботиться. Брать ребенка с собой - это равносильно самоубийству, а оставлять малышку в школе, когда практически все обитатели покинули ее пределы, Анна тоже не хотела. - Будь осторожен и возвращайтесь скорее, все втроем.
  
  - Не волнуйся, все будет хорошо, - бросил он напоследок и выскользнул через калитку в темноту ночи.
  
  Сердце Анны снова дало о себе знать, заставляя девушку из последних сил сдерживать подступивший к горлу ком. Не привыкшая отсиживаться в безопасности, когда другие рискуют жизнями, она всей душой рвалась в бой, но ее разум твердил ей о том, что она уже не имеет права на бесшабашные и опрометчивые порывы, какими бы благими намерениями они не были спровоцированы. Теперь она вообще не имеет права на ошибку, ибо одно дело самой ходить по краю пропасти, но совсем другое ставить жизни других под угрозу. Она до сих пор не могла себе простить своего упрямства, которое и привело к столь плачевным последствиям. Усугублять и без того достаточно сложную ситуацию она не хотела, поэтому обуздав свои чувства, Анна вместе с Иляной отправились назад в школу.
  
  *******
  
  Конь вдруг остановился, встав на дыбы, едва не скинув своего незадачливого наездника. Карл с испугом оглядывался по сторонам, пытаясь обнаружить причину столь резкой смены поведения животного, но так ничего и не заметил, отчего еще больше забеспокоился. Решив уже продолжить путь, он вдруг увидел вышедшего из-за куста Ван Хельсинга. Карл не верил своим глазам. Вот кого он уж точно не думал встретить на полпути к цели своего путешествия!
  
  - Карл! - удивился охотник.
  
  - Ван Хельсинг! - спешиваясь, крикнул Карл.
  
  - Как же я рад, что с тобой все в порядке, - сказал Гэбриэл, всматриваясь в непроглядные дебри. - Признаться, я боялся, что не успею вовремя. Вампиры нас практически заперли в Шоломанче и если бы не Иляна, то сидел бы я сейчас в своей комнате и бился головой о стену. А что с Владом?
  
  - Дракула остался в пещерах, - произнес мужчина.
  
  - А что вообще случилось? Как ты выбрался? - поинтересовался Гэбриэл.
  
  - Давай я по дороге все расскажу, - сказал Карл. - Нам важна каждая минута.
  
  Согласно кивнув, Гэбриэл уже вместе с Карлом направился обратно в горы, верхушки которых тонули в ночном сумраке, надежно скрывая под своим покровом логово стригоев.
  
  - Так что там у вас произошло? - спросил охотник.
  
  - После того как Дракула сдался в плен, - тяжело вздохнув, начал Карл свой рассказ, - этот главный у стригоев, Корвин кажется, надел на него серебряные браслеты, которые откопал где-то с помощью Алиры. Они, оказывается, могут сильно ослабить вампира, даже такого как Влад. Заковав его, он бросил его ко мне в каменный мешок, где бы мы, наверное, сидели и по сей момент, если бы вампирша не пришла позлорадствовать.
  
  - Допрыгается эта горгона рано или поздно. Сам ей бы с удовольствием кол вогнал в сердце, - бросил Ван Хельсинг.
  
  - Уже, - тихо сказал Карл. - Я был свидетелем того, как Дракула вырвал ей сердце.
  
  - Что?
  
  - Позволь, я не буду этого рассказывать, у меня до сих пор поджилки трясутся, когда я вспоминаю эту живописную картину, - не дождавшись ответа от ошарашенного друга, Карл продолжил: - Так вот, после этого мы смогли выбраться из темницы, но... Дракула был практически без сил, поэтому он отправил меня домой, а сам остался. Ну, если коротко, то это все.
  
  - Значит, нам снова нужно вернуться в те проклятые пещеры, - задумчиво рассматривая Карла, проговорил охотник.
  
  - Я пообещал себе, что помогу ему, чего бы мне это не стоило, - ответил Карл. - Знаешь, я никогда не думал, что скажу это, но Дракула не такой уж монстр, каким мы привыкли его считать. Ты не видел, чего ему стоило вытащить меня из каменной могилы, он едва на ногах стоял. Я не хотел уходить, но у меня, собственно, не было выбора - противиться его воле себе дороже. К тому же ты знаешь, какой из меня воин. А один он тоже не справится. Вот я и мчался назад в Шоломанчу, чтобы...
  
  - Вампиры объявили Кровавую Охоту, - сказал Ван Хельсинг. - Думаю, они уже там.
  
  - Тогда нужно спешить. Пока стригоям не пришло в голову перекрыть все входы в пещеры.
  
  - Уверен, им сейчас не до этого, - бросил Гэбриэл, кивнув вниз, откуда слышались крики и лязг оружия. - Битва в самом разгаре. Пойдем!
  
  Мужчины, отпустив коня, прибавили в темпе. Передвигаться было на удивление легко. Луна, казалось, специально своим мистическим светом, проливаясь на грешную землю, освещала им дорогу. Поэтому скользя между высокими деревьями безмолвными тенями, они без проблем добрались до уже хорошо знакомой расщелины в скале.
  
  *******
  
  Тем временем Дракула дойдя до последнего поворота понял, что его замысел с треском провалился. Корвин появился из ниоткуда, преграждая собой проход, отрезая путь к заветной цели и заставляя вампира отступить немного назад в темноту каменного лабиринта. Слишком много времени потратил князь на игры с собственным подсознанием, пытаясь обуздать безумие, охватившее его отравленный серебром разум.
  
  - Да что же ты такой живучий?! - зло бросил стригой. - Хоть и выглядишь слегка потрепанным. Признаться, я ожидал большего от этих игрушек.
  
  - Я бы на твоем месте сейчас думал не обо мне, - парировал Дракула.
  
  - Ты надеешься, что я испугаюсь кучки вампиров, вечно грызущихся за власть? Мои ребята и в первый раз отлично с ними справились, почистив их ряды, - закипая, ответил Корвин.
  
  - То-то я вижу, ты как истинный и мудрый предводитель отсиживаешься в подземельях. Руководишь из тыла? - слегка усмехнувшись, сказал Влад, всеми силами подавляя рвущийся наружу стон.
  
  - У меня есть дела поважнее...
  
  - Конечно, добить лежачего, - пытаясь собрать остатки сил, сказал вампир. Он сам не понимал, как еще держится на ногах. Казалось, что только чистое упрямство и гордость не дают ему упасть перед врагом. Даже в самых безнадежных ситуациях Влад предпочитал смотреть смерти в глаза.
  
  - Для лежачего ты слишком хорошо бегаешь, - прорычал Корвин. - И что ты сделал с Алирой?
  
  - Скажи спасибо, я избавил тебя от головной боли, - ответил князь.
  
  - Не дождешься, - начиная выходить из себя, бросил стригой. Затем он вынул из ножен меч, который отобрал у Анны во время их первой встречи. - Думаю, теперь ты точно разделишь с этой рыжеволосой бестией вечность. И отправлю я тебя на тот свет оружием твоей новой пассии.
  
  На лице Дракулы снова была маска полного безразличия, ни один мускул даже не дрогнул, когда он осознал, что обречен. Мало того, что в руках этого троглодита был меч, способный лишить его бессмертия, хотя тот даже вряд ли догадывался, какой именно клинок держит в руках, так он был вообще безоружен и, более того ослаблен настолько, что мог в любой момент просто рухнуть, словно подкошенный, даже без посторонней помощи. Перед лицом неумолимой старухи с косой лишь одна мысль пульсирующей болью рвала его измученное сознание: "Анна!" Что будет с ней и их дочерью? Сможет ли его принцесса найти в себе силы забыть все, что между ними было? Сможет ли найти в своем сердце прощение для него? Мысленно прощаясь, вампир прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и достучаться хотя бы до Иляны, как интуитивно почувствовал постороннее присутствие.
  
  - Кого там еще принесло? - всматриваясь в темноту прогремел Корвин, также ощутив незваных гостей.
  
  Неожиданно Корвин с силой замахнулся и разрезал воздух в паре дюймов от Дракулы. Влад с трудом успел отклониться в сторону, защитить себя у него не было ни малейшей возможности. Оставалось только уповать на милость Дьявола, который даст своему сыну сил, чтобы и в этот раз выстоять. Следующий удар не заставил себя ждать и пришелся в плечо вампиру. Тут же весь рукав когда-то белой рубашки был залит алым, дополнив собой причудливый узор, нарисованный кровью Алиры, а рана даже не думала затягиваться. По каменному лабиринту разнесся победный смех Корвина.
  
  - Я не думал, что это будет так легко! Слухи о твоей неуязвимости, видимо, слишком преувеличены!
  
  - Рано радуешься! - крикнул Ван Хельсинг, неожиданно появившись посреди туннеля и, вынув из ножен свой меч, бросил его Дракуле.
  
  - Жалкие людишки! - проревел стригой. - Нужно было от вас сразу избавиться.
  
  Корвин попытался выбить клинок из рук противника, но Влад, ощутив холодную сталь, уже не желал сдавать свои позиции. Теперь он пошел в атаку, нанося удар за ударом, буквально сбивая с ног стригоя своей мощью. Все, что было до этого момента казалось лишь легкой разминкой. Сейчас же в страшном поединке не на жизнь, а на смерть сошлись два бессмертных колосса, раз и навсегда пытаясь поставить точку в этом противостоянии.
  
  *******
  
  Возвращаться в душную комнату не хотелось, поэтому Анна с Иляной, заметив в глубине сада небольшую беседку, решили немного посидеть на свежем воздухе. Желая как можно глубже загнать мрачные мысли, готовые в любую минуту вырваться наружу из недр подсознания, девушка отважилась на разговор с дочерью, который так долго откладывала.
  
  - Иляна, прости, но я все никак не могла собраться с силами, чтобы поговорить с тобой. Мне очень жаль, что так все сложилось, я...
  
  - Мне папа все рассказал, не переживай, я все понимаю, - тихо сказала девочка, обнимая Анну и прижимаясь к ней.
  
  - И что же он тебе сказал? - удивленно поинтересовалась принцесса, не в силах представить, как такой крохе можно было объяснить ситуацию, в которой они втроем оказались.
  
  - Ну, он сказал, что совершил плохой поступок, за который ты на него сильно обиделась, и что ты хотела от него уйти, - серьезно проговорила малышка. - Но он не хотел тебя отпускать и ты сбежала вместе со мной. Он долго нас искал, а потом меня забрал, а тебе стер память, чтобы...
  
  - Все-все, - взмолилась Анна. - Не надо.
  
  Слезы все-таки вырвались наружу, не давая возможности Анне спокойно дышать. Она прижала Иляну к себе еще сильнее, поражаясь, какой умной и рассудительной, явно не по годам, была ее дочурка. Видимо, союз вампира и человека, как это ни парадоксально, дает поистине удивительный результат.
  
  - Папа всегда говорил, что ты меня очень любишь, но тебе нужно время, чтобы простить его, - заглядывая в глаза Анне, сказала Иляна. - Не плачь, мамочка, я тебя тоже очень люблю.
  
  Слова застряли где-то в горле, девушка беззвучно открывала и закрывала рот, пытаясь выдавить хоть что-то, но все попытки были тщетны. Она никогда не могла подумать, что так бесцеремонно выкинув ее из своей жизни и жизни их дочери, Дракула будет настолько трепетно относиться к ней, создавая и поддерживая ее образ для их малышки, всеми силами стремясь донести до нее истинную картину их непростых отношений. К тому же взяв полностью всю вину на себя. Анна не могла в это поверить. Неужели она, и правда, ему настолько дорога?.. И этот факт снова заставил принцессу устыдиться ее упрямого нежелания увидеть другую сторону медали и признать то, что Влад, как и говорил Ментор, очень сложная и многогранная личность, постичь которую до конца практически невозможно не узнав его со всех сторон. Почему она так рьяно все время отвергала те его крупицы человечности, которые он демонстрировал ей, пытаясь показать свою истинную сущность?
  
  И снова детский крик заставил Анну вынырнуть из душевных терзаний. Иляна вскочила на ноги, но отойдя на пару шагов от Анны, резко осела на пол. Девочка зажмурилась и закрыла уши руками, затем замотала головой, пытаясь отогнать видение, обрушившееся на нее со всей силой. Как ни крути, но она была еще совсем малышкой, и контролировать такие приступы было еще не в ее власти. Анна тут же подбежала к Иляне и взяла ее на руки, прижимая к груди. Мгновение спустя малышка обмякла в ее руках, а в сознание принцессы ворвалось то самое видение, которое так испугало ребенка.
  
  Все происходило будто в замедленной съемке. Полутемный коридор раз за разом озарялся целым букетом искр, когда мечи сплетались в своем бешеном и замысловатом танце. Карл и Ван Хельсинг молча, боясь даже пошевелиться, стояли возле стены и с ужасом наблюдали за кровавым спектаклем. Нанеся очередной точный удар своему противнику, Дракула практически согнулся пополам и, застонав, едва не упал на пол. Девушка ошарашено смотрела на вампира, не в состоянии сдержать слезы. Ее сердце разрывалось от боли и сострадания. Влад, казалось, постарел на несколько веков. В его иссиня черных волосах виднелась седина, причудливым росчерком проходя от макушки до самых кончиков, лицо и рука были сильно обожжены солнечным светом, а из ран, нанесенных стригоем, медленно стекали ручейки алой крови.
  
  - Князь не держит свое слово?! - зло бросил Корвин, гневно сверля Дракулу взглядом, полным безумия и ярости. Меч, когда-то принадлежавший Орлеанской Деве, вошел в плоть вампира, выполняя очередную благородную миссию.
  
  - Всегда! - прорычал в ответ князь. - Только я обещал сдаться, о том, что я дам себя убить - я не говорил ни слова, - и Влад всадил "бастард" Ван Хельсинга по самую крестовину в тело Корвина, проткнув того насквозь.
  
  В следующее мгновение оба вампира рухнули на каменный пол.
  
  - Нет! - в отчаянии закричала Анна, силясь рассмотреть, что там происходит, но злосчастное видение уже покинуло ее разум, оставляя после себя только всепоглощающий ужас, который тут же с проворством кошки пробрался в самое сердце, крепко, словно в тисках, сжимая его своими липкими щупальцами и заставляя девушку теряться в страшных догадках.
  
  
  Скелеты иногда покидают свои шкафы... часть 1
   впуская печальную процессию, доставившую едва живого властителя ночи под защитный покров Дьявола. Три долгих дня Анна провела в кромешном аду, не имея ни малейшей возможности узнать, что происходит в подземных лабораториях школы, куда поместили Дракулу. Три долгих дня она терялась в догадках, строя предположения одно страшнее другого, и в сотый раз упрекая себя за упрямство и безрассудство, которые и привели к таким плачевным результатам. Три долгих дня ее душу терзали демоны, разрывая на мелкие кусочки и подвергая неимоверным пыткам неизвестностью. Даже Иляна, как ни пыталась, никак не могла пробиться сквозь стену, плотно окружавшую сознание отца, тем самым подливая масла в огонь и так пылающий ярким жаром недобрых предчувствий.
  
  Анна металась по комнате, словно пойманный в клетку зверь, пытаясь отыскать хоть малейшую брешь в ловушке своих мыслей, которые пленили ее разум, проникая в самые потаенные уголки сознания, но раз за разом терпела поражение в этой неравной схватке. Привыкшая действовать всегда по-своему, сейчас принцесса была вынуждена подчиниться чужой воле и проводить эти чудовищные часы неизвестности и мучений в запертой и хорошо охраняемой комнате, не находя себе места в этих четырех стенах. Голова просто кипела, переполненная всевозможными догадками и сомнениями, не покидавшими ее измученное сознание ни на минуту и не дававшими вздохнуть спокойно. Она искренне не понимала, чем вызвано подобное молчание со стороны вампиров, ведь они прекрасно были осведомлены о том, какие отношения связывали ее с Владом. О том, что молчание исходит от самого Дракулы, Анна и думать не хотела. Только не после всего, что она узнала о нем за последние дни. Девушка не верила, что он не захотел хотя бы с ней поговорить или дать знать, что с ним все в порядке, а тем более Иляне. Поэтому в сознании прочно засела тревога, мастерски оплетая липкой паутиной страха ее разум, напрочь лишая возможности рационально мыслить и заставляя бродить в лабиринтах измученного подсознания, выискивая причины такого долгого отсутствия информации.
  
  Услышав звук открывающихся дверей, в сознании принцессы зажегся лучик надежды, но тут же погас, когда на пороге ее комнаты оказались Ван Хельсинг и Карл. Конечно, она была рада их видеть. Появился хоть кто-то, с кем девушка могла поговорить и обсудить сложившуюся ситуацию. Иляну Анна втягивать в бесконечные пространные разговоры не хотела, мало того, что девочка была еще слишком мала для подобных бесед, так она и так с трудом переносила отсутствие новостей об отце и невозможность с ним хоть как-то связаться. Она перестала улыбаться, а в ее глазах поселилась такая печаль, что Анна без боли в сердце не могла на нее смотреть. Малышка мужественно пыталась скрывать от матери свои переживания, чтобы не расстраивать ту еще сильней, но владеть собой она еще не научилась и поэтому то и дело ее эмоции и далеко невеселые мысли выплескивались потоком горючих слез.
  
  - Как вы? Есть какие-то новости? - спросил Гэбриэл, проходя вглубь комнаты и устраиваясь на полу перед пылающим ярким огнем камином.
  
  - Нет, совершенно никаких, - грустно ответила Анна. - А вы тоже не в курсе, что происходит?
  
  - Ну... - охотник задумался, как бы помягче рассказать девушке о том, что произошло в пещерах стригоев.
  
  - Мы все видели, - заметив попытки друга подобрать нужные слова, сказала Анна. - У Иляны бывают видения, ты же знаешь, она может чувствовать Влада.
  
  - И?
  
  - И мы все видели, - закрывая глаза и пытаясь отогнать такие страшные воспоминания, повторила девушка. - Также мы видели, как вернулись вампиры с Дракулой и вы, правда уже в окно, хвала Господу. Но почему вас так долго не было? Три дня прошло.
  
  - Нас тоже посадили под замок, - усмехнувшись, ответил Ван Хельсинг. - Чтобы под ногами не путались. Сказали, что от нас слишком много проблем.
  
  - А как малышка? - поинтересовался Карл, который просто обожал детей и безумно скучал по своим крохам.
  
  - Плохо, - усевшись в уже казавшееся родным огромное кожаное кресло, сказала принцесса. - Хоть и пытается это скрывать, отчего ей еще хуже. Я просто не знаю, что мне делать. Она практически не спит, не ест, не говорит.
  
  - Да уж, дела, - мрачно подвел итог Гэбриэл.
  
  - Слушайте, - тихо начал Карл, - у меня тут одна идея возникла. Правда, не уверен получится ли, но во всяком случае можно попробовать, - Анна и Ван Хельсинг с удивлением посмотрели на говорившего. - У меня кольцо Дракулы, которое он мне дал, чтобы я самостоятельно попал в Шоломанчу.
  
  - Ну и что? - спросил Гэбриэл. - У меня тоже есть его кольцо, но оно...
  
  - Я не знаю, в чем тут секрет, - перебил друга Карл, доставая из внутреннего кармана печатку, - но этот перстень действительно помогает, я знаю, о чем говорю.
  
  - Так что ты хочешь этим сказать? - не выдержала Анна.
  
  - Возможно, с его помощью мы сможем проникнуть в лаборатории школы, где и находится сейчас Дракула, - немного неуверенно проговорил он.
  
  - А что, неплохая идея, - что-то обдумывая, сказала Анна. - Вот только как выбраться из комнаты? Иляна только уснула, но я и не хочу использовать ее способности. А там охрана стоит.
  
  - Уже нет, - сам не веря своим глазам, произнес охотник, тихонько выглянув в коридор. - Они только что скрылись за поворотом.
  
  - Вот об этом я и говорю, - с интересом рассматривая золотое кольцо, проговорил Карл. - Такое впечатление, что оно читает мысли и исполняет желания. Это, наверное, какой-то артефакт.
  
  - Ладно, - бросил Ван Хельсинг, - так это или нет, но шанс есть и нужно им воспользоваться.
  
  - Но я не могу оставить Иляну одну, - приоткрыв дверь в соседнюю комнату и с нежностью взглянув на свою дочурку, которая снова свернулась клубочком на огромной кровати и мирно дремала, сказала девушка.
  
  - Не переживай за нее, я останусь, - произнес Карл, устраиваясь в кресле перед камином.
  
  - Она может проснуться в любой момент, - разрываясь между беспокойством за свою малышку и возможностью наконец-то узнать, что случилось с Владом, заметила принцесса. - И у нее бывают видения, иногда очень неприятные и...
  
  - Анна, у меня двое детей. Я, конечно, не скажу, что стал экспертом но, думаю, что смогу справиться если что... Правда, не волнуйся. Тем более вы же ненадолго и тут мы в полной безопасности.
  
  - Он прав, - кивнул Ван Хельсинг. - Мы быстро, туда и обратно. Посмотрим, что там творится и почему нас держат взаперти, словно пленников, и сразу же вернемся.
  
  - Хорошо, - согласилась Анна. - Пойдем.
  
  Вынырнув мрачными тенями в темноту бесконечных коридоров, они на секунду задумались, но затем Ван Хельсинг, державший перстень Дракулы ощутил легкое покалывание.
  
  - Туда, - указал охотник вправо и они продолжили путь в неизвестность.
  
  Анна с трудом успевала за широкими шагами мужчины, но не хотела привлекать внимание Ван Хельсинга, который, казалось, полностью погрузился в себя. Какие мысли терзали охотника, девушка точно не знала, но предполагала, и явно небезосновательно, что ничего приятного в голове Гэбриэла не происходило. Одни его мучения по поводу собственного прошлого, которое свалилось на него со всей беспощадностью снежной лавины, сминающей все на своем пути, не добавляли хорошего настроения. Что уже говорить о том, что все его представление о себе в один миг перевернулось с ног на голову. Осознать подобное было делом весьма нелегким, а принять это вообще, казалось, просто нереально.
  
  Сомнения роились и в мыслях принцессы, внося сумбур и заставляя снова и снова разрываться между возможностью получить хоть какую-то информацию и страхом от того, что они могли узнать в подземельях Шоломанчи. Истерзанное за три дня бесплодными попытками найти хоть какое-то объяснение случившемуся сознание в который раз рисовало перед принцессой ужасные картины, заставляя ее сердце сжиматься от горя и боли. Чувство вины, так же прочно засевшее в ее голове, вносило свой вклад, разъедая ее изнутри смертоносным ядом отчаяния.
  
  Узкая лестница с крутыми ступенями вела в лаборатории Шоломанчи, в глухие подземелья, надежно скрывавшие свои тайны от всех и каждого, особенно от таких вот незваных гостей. Но то ли перстень сыграл свою мистическую роль, то ли госпожа удача сама стала проводником людей в этих подземных лабиринтах, но они без проблем добрались до нужного места. Анна вспомнила, что уже ходила по этой лестнице, казалось, что с тех пор прошли годы, но на самом деле всего-то несколько дней. И снова непрошеные слезы подступили к ее глазам, застилая своей пеленой все вокруг, одновременно сдавливая и разрывая грудную клетку. С трудом сдержавшись и переведя дыхание, девушка поспешила навстречу неизвестности, которая никак не хотела отступать, заставляя Анну в который раз сражаться с приступом паники, охватившим ее разум и погрузившим принцессу в настоящий хаос чувств и эмоций.
  
  - Кажется пришли, - останавливаясь перед огромной двустворчатой дверью, выкованной из железа, сказал Гэбриэл.
  
  - И что дальше? Как мы ее откроем? Тут такие засовы... - произнесла Анна, разглядывая огромные металлические задвижки, преграждающие путь в лаборатории и охраняющие их секреты от посторонних глаз.
  
  - Осторожно! - Ван Хельсинг едва успел отскочить в сторону сам и оттолкнуть принцессу, когда массивные двери со скрипом открылись, приводя в движение железные засовы и выпуская нескольких вампиров во главе с Ментором.
  
  - Каков твой вердикт? - спросил Глава Старейшин высокого светловолосого вампира, последним вышедшего из таинственных подземелий.
  
  - Без Древних мы, увы, уже не обойдемся, - разводя руками, задумчиво ответил тот. - Нам еще повезло, что Белтейн не за горами и мы успеем призвать их на помощь, иначе... я просто не знаю. Яд слишком сильно...
  
  Следующие слова растворились в темноте, поглотившей говоривших и оставившей после себя снова ту самую ужасную неизвестность, что изводила Анну все это время.
  
  - Господи, да что же там такое? - едва сдерживая подступившие рыдания, пробормотала Анна.
  
  - Вот сейчас мы и узнаем, - с трудом приоткрыв одну створку так, чтобы они могли протиснуться внутрь, ответил Ван Хельсинг.
  
  Они ожидали увидеть внутри лаборатории что угодно, но только не это. Воображение рисовало зловещие подземелья, наполненные всевозможными изобретениями, наподобие тех, которые они видели в замке Франкенштейна: огромные емкости с бурлящими жидкостями всех возможных цветов, кучи проводов, беспорядочно разбегающиеся в разные стороны и несущие по своим венам электричество, но вместо всего этого их взорам предстала огромная полупустая комната, едва освещенная несколькими затухающими факелами, посреди которой стоял большой каменный саркофаг, к которому тянулись несколько прозрачных трубок. Проследив взглядом за их направлением, незваные гости содрогнулись от увиденного: у дальней стены, прикованные мощными цепями, стояли четверо стригоев, в одном из которых Ван Хельсинг узнал их предводителя, Корвина. С ними как раз и соединялись злосчастные трубки, высасывая из врагов грозного вампира живительную жидкость и каплю за каплей даря ее князю, едва не простившемуся с жизнью в их каменных лабиринтах.
  
  - Что это? - в ужасе спросила Анна, спускаясь с небольшой лестницы и подходя к пленникам, которые были погружены в летаргический сон.
  
  - Думаю, они перекачивают кровь, - ответил Гэбриэл, пытаясь рассмотреть Дракулу в саркофаге, но тот был скрыт от посторонних глаз какой-то защитной белесой пеленой, чем-то напоминающей густой туман. Дотронувшись до нее, Ван Хельсинг с шипением отдернул руку, обжегшись. - Ничего себе защита, - добавил он, обходя каменный гроб вокруг.
  
  Вдруг в комнате раздался какой-то щелчок, заставивший людей подпрыгнуть на месте от неожиданности, и прозрачные до этого момента трубки стали заполняться алой жидкостью, которая тут же понеслась от своих незадачливых хозяев по искусственным сосудам к новому владельцу. Кровь же самого князя стекала по точно такой же трубке в небольшой резервуар, шипя и пенясь, отливая серебром в неверном свете факелов. Представить, что происходило в теле вампира с такой вот субстанцией вместо привычной властителю ночи, было просто невозможно.
  
  - Пойдем отсюда, - сказала принцесса, с трудом отводя взгляд от саркофага. - Я не хочу этого больше видеть. Лучше бы мы сюда не приходили.
  
  - Зато мы знаем, что с ним, - Гэбриэл кивнул в сторону Дракулы, - все в порядке, ну, в относительном.
  
  - Это ты называешь в порядке? - возмутилась девушка, метнув на друга раздраженный взор. - Я что-то в этом сомневаюсь и очень сильно. Мы даже толком не знаем, жив он или... - она запнулась, не в состоянии вымолвить следующее слово, грозящее стать необратимым приговором для Влада. - Тем более помнишь разговор, что мы услышали?
  
  - Что-то про каких-то Древних? - задумчиво сказал Ван Хельсинг, закрывая за собой тяжелые двери, отрезающие их от Дракулы и мрачных подземелий.
  
  - Да, это тоже не добавляет мне оптимизма, знаешь ли, - заметила Анна, поднимаясь по крутым ступеням. Выйдя на небольшую площадку, она, не раздумывая повернула вправо и пошла в одном ей известном направлении.
  
  - Эй, ты куда? - окликнул ее Гэбриэл.
  
  Анна, погрузившись в лабиринты собственного подсознания, не слышала и не видела ничего вокруг. Она шла, казалось, наугад не зная и не разбирая дороги. Ван Хельсинг постояв пару секунд, понял, что если не догонит девушку сейчас, то полностью потеряет ее из виду в темных коридорах, поэтому поспешил следом. Каково же было его удивление, когда выскочив за принцессой на улицу, он оказался в экзотическом саду, наполненном лучами заходящего солнца и веселым щебетом птиц. Конец апреля радовал теплой погодой, вдыхая с каждым днем все больше жизни в оживающие после затянувшейся и суровой зимы растения. Двор был наполнен терпким ароматом диковинных цветов, поражающих воображение людей своим разнообразием и причудливыми формами. К сожалению, и в этот раз Анне было не до прекрасного сада, ее душу снова терзали демоны, испытывая на ней все новые и с каждым разом все более изощренные пытки, не давая расслабиться даже на мгновение. Надежды узнать что-нибудь в лабораториях школы себя не оправдали, породив еще больше вопросов, нежели дав ответов. Состояние вампира по-прежнему вызывало опасения, не давая ни малейшего шанса хоть что-то прояснить, заставляя снова строить предположения и теряться в страшных догадках.
  
  - Господи, я больше так не могу, - прошептала Анна, заливаясь слезами. - Этот кромешный ад когда-нибудь закончится?
  
  - Все будет хорошо, - обнимая девушку, сказал Ван Хельсинг. - Его не так просто сжить со света, сколько уже об него зубы ломали, а ему хоть бы что.
  
  - Честно, я так устала. Как только я думаю, что наконец хоть что-то налаживается в моей жизни, это что-то тут же летит ко всем чертям, - уткнувшись в грудь друга, все так же тихо произнесла принцесса. - Мне иногда кажется, что это мои предки наказывают меня за то, что я предала их память, впустив в свое сердце Дракулу.
  
  - Не говори чепухи, - немного отстраняя от себя девушку и заглядывая ей в глаза, ответил Гэбриэл. - Ты как никто заслуживаешь счастья и ни один предок тебя его не лишит. Или будет иметь дело со мной, - слегка улыбнувшись, добавил охотник.
  
  - Ох, Гэбриэл, - вздохнула девушка, благодарно взглянув на мужчину, понимая насколько тяжело для него вот так спокойно стоять и обсуждать ее сердечные дела. - Нужно возвращаться, я волнуюсь за Иляну.
  
  И они поспешили назад в покои Дракулы, где их дожидался Карл и спящая спокойным сном малышка.
  
  - Ну что? - практически накинулся на них Карл, едва друзья переступили порог комнаты.
  
  - Ничего, абсолютно, - тихо сказала Анна, приоткрыв дверь в соседнюю комнату и заглянув внутрь. Убедившись, что ребенок спокойно спит, она устроилась в уже полюбившееся ей кресло и устремила задумчивый и растерянный взор на пламя, бушующее в огромном мраморном камине, в надежде получить от огненной стихии хоть какие-то ответы на свои вопросы, копошащиеся в сознании, словно назойливые мухи. Игнорировать их не получалось, а просто отмахнуться от них она не могла, слишком важны для нее они были. Но, естественно, что тишину, царящую в комнате, нарушал лишь треск поленьев, огонь же, хранил молчание, отбрасывая неверные тени на стены, рисуя на них странные образы.
  
  - Все в порядке, она спит. Я минуту назад проверял, - ответил мужчина. - Вы правда ничего не узнали?
  
  - Узнали, - вставил Гэбриэл. - Вампиры перекачивают кровь Дракуле, пренеприятнейшее зрелище, скажу я тебе. Больше мы ничего не выяснили.
  
  - Ну, вполне логично. Учитывая, что его собственная кровь отравлена серебром, - заметил бывший монах, в котором тут же проснулся исследователь.
  
  - Я вот только одного не пойму, почему нас держат взаперти? - все также гипнотизируя огонь, проговорила девушка. - И при чем тут Древние и Белтейн?
  
  - Хм, а вот это как раз очень интересно, - что-то обдумывая, пробормотал Карл. - Видимо речь о каком-то ритуале, возможно вампиры готовят какой-то обряд. Да, кстати, у Дракулы тут отличная библиотека и пока вас не было, я кое-что нашел. Вот, смотрите, - и он раскрыл древний фолиант, которому явно была не одна сотня лет. - Здесь, - указал он. - Кольцо Пентаграмматона, думаю, это что-то сродни перстню Дракулы. Во всяком случае многое теперь становится ясно. Во все времена перстни принадлежали сильным мира сего, они защищали их от меча и яда, дарили способность видеть будущее и излечиваться от самых страшных болезней. В нашем случае речь идет еще и о способности управлять всеми четырьмя стихиями, а также о безграничной власти, славе и несметном богатстве. А герб Дракулы, вырезанный на камне, привносит в печатку его личностные характеристики.
  
  - Да, но в перстне вампира еще и изумруд, - уточнил Ван Хельсинг, вынимая украшение из кармана и осматривая его со всех сторон.
  
  - От этого кольцо еще сильней, этим оно дает двойную защиту своему владельцу и настроено, видимо на то, чтобы всеми силами охранять хозяина.
  
  - Интересная штука, - сказал Ван Хельсинг, отдавая кольцо Анне. - Думаю, оно должно быть у тебя.
  
  - Так что на счет Древних? - спросила принцесса, переводя взгляд на Карла, копающегося у книжных полок.
  
  - Еще в Ватикане мне попадалась информация о неких мифических древних вампирах, их называют еще - метузелы. Считается, что это вампиры, которые прожили более тысячи лет. И благодаря такому долгому сроку жизни они сумели накопить колоссальные силы и неповторимые способности. И по этой же причине у этих вампиров появились как физические, так и психические отклонения. Например, самой опасной для сородичей считается их пристрастие к вампирской крови. Поэтому они и блуждают между мирами в состоянии близком к летаргическому сну. Но иногда потребность в них возникает, тогда нужно совершить определенный ритуал и призвать их на помощь.
  
  - Да сколько же этих тварей? - в сердцах бросил Ван Хельсинг. - И если Ватикан в курсе всего этого, почему же они взъелись исключительно на Дракулу?
  
  - Думаю потому, что он у них, словно кость в горле, - заметил Карл. - Ведь Влад не принадлежит ни к одному из кланов, он единственный сын самого Дьявола. Да, и совершенно забыл, когда мы сидели с Владом в каменном мешке, он что-то как раз и говорил о Древних, о том, что эти серебряные браслеты может снять только тот, кто их надел или же кто-то из метузелов.
  
  - Но Корвин же сейчас в подземельях. Кстати, он стал одним из доноров Дракулы, - сказала Анна. - Почему же он не может снять эти проклятые наручники?
  
  - А это мы вряд ли узнаем без чьей-либо помощи, - подытожил Ван Хельсинг, устало потирая переносицу и на миг прикрывая глаза. - Думаю, на сегодняшний вечер хватит. Я бы не отказался вздремнуть. Все равно мы вряд ли еще сможем сейчас что-то выяснить. Ночь не наша союзница.
  
  - Ты прав, - подавляя очередной зевок, согласился Карл. - Утро вечера мудренее.
  
  - Хорошо, - нехотя кивнула Анна, которую совсем не прельщала перспектива снова остаться одной в этих четырех стенах, все еще хранящих память о своем владельце. Его аристократический профиль чудился принцессе буквально в каждом отблеске золотистого пламени свечи, заставляя вновь вспоминать каменный саркофаг посреди огромной комнаты. Девушка даже самой себе не могла сказать, что было лучше: полное неведение или же та крупица информации, которую им с охотником удалось выяснить. Ощутив слабину, которую дал измученный разум, мысли снова стали громоздиться в сознании Анны, втягивая девушку в неравную схватку с дурными предчувствиями...
  
  
  Скелеты иногда покидают свои шкафы... часть 2
  В этой главе имеется эпизод, взятый из "Дракулы" Брэма Стокера.
  
  Сквозь сон услышав какое-то движение в соседней комнате, Анна сразу не поняла, приснилось ей это или нет. Девушка, словно сомнамбула, тихо, стараясь не потревожить чуткий сон своей малышки, встала с кровати и приоткрыла дверь. Да так и замерла на месте, не зная можно ли верить собственным глазам...
  
  За узким стрельчатым окном во всю бушевала весенняя гроза и порывистое дыхание ветра, проникающее в просторную комнату, заставляло трепетать пламя свечи, своим неверным светом озарявшей большой письменный стол из красного дерева и человека, сидящего за ним. В том, кто был ночным визитером, сомнений у Анны не было, но она все так же не могла сдвинуться с места, словно зачарованная наблюдая, как отблески маленького золотистого пламени играют на израненном лице Дракулы. Перед ним на столе лежал девственно чистый пергамент, а также несколько сломанных перьев, которые аккуратной горкой громоздились слева от открытой чернильницы. Взяв новое перо и обмакнув его в чернила, князь снова склонился над все таким же чистым листом бумаги, но написав несколько слов, с досадой скомкал лист и снова сломал перо. Окунувшись в свои мысли, вампир машинально обхватил лоб ладонью, но тут же болезненно выдохнул - даже легкое прикосновение отдалось резкой пульсирующей болью. Ожог от солнечного света, полученного в каменной могиле у Корвина, так и не покинул своего места, обосновавшись на красивом лице вампира, искажая его черты и придавая зловещий вид. Не написав и строчки, Влад в раздражении откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Дождь за распахнутым окном шумел все громче, гроза полностью завладела миром, а пронзительный северный ветер, налетевший с гор, предрекал новые беды и несчастья.
  
  - Ты долго еще будешь дверь подпирать? - спросил Дракула, открывая глаза и в упор смотря на застывшую в дверном проеме девушку.
  
  - Я никак не могла понять сон это или явь? - входя в комнату и тихонько прикрыв за собой дверь, ответила девушка. Удивляться сил у нее уже просто не было. - Ты как?
  
  - А по мне не видно? - раздраженно бросил вампир, но тут же пожалел о своих словах, заметив одинокую слезинку, быстро скатившуюся по щеке принцессы. - Прости, я сам не свой после всего этого, - добавил он, вставая из-за стола.
  
  Несмотря на все попытки Влада скрыть свое истинное состояние, на его гордую осанку и военную выправку, невооруженным взглядом было видно, с каким огромным трудом дается ему каждое движение. Во всем черном, он своей бледностью, так контрастирующей с одеждой, напоминал призрака. Казалось, что он вот-вот растворится в воздухе, оказавшись плодом измученного сознания девушки.
  
  - Почему ты всегда такой? Как тебе удается сочетать несочетаемое? - с трудом совладав с голосом, сказала Анна, подходя ближе к вампиру, застывшему у камина, словно мраморная статуя. - Я уже отчаялась тебя понять.
  
  Девушка очень удивилась про себя, что ей удается сохранять спокойствие. Столько раз представляя себе эту встречу, она по-разному проигрывала их разговор, но ни в одном из ее сценариев не было подобного развития событий. Хладнокровие и выдержка князя раздражали и успокаивали одновременно, видимо, передаваясь и ей, смиряя бушующий ураган эмоций у нее внутри и не давая вырваться наружу бешеному вихрю переживаний, все это время копившихся в ее душе.
  
  - Не волнуйся, ты не одна такая, - тихо, как будто разговаривая с самим собой, произнес вампир, по-прежнему созерцая пламя.
  
  Он снова прикрыл глаза и пошатнулся, и тут же Анна ощутила, как спала пелена, освобождая разум от чужой воли, выпуская настоящую бурю, которая зарождалась в глубинах ее сознания, грозя уничтожить все на своем пути.
  
  - Как ты можешь?! Даже сейчас, после всего, что мы пережили? - задыхаясь от обиды, прошипела Анна, стараясь говорить как можно тише, чтобы не разбудить дочку, но все же с огромным трудом сдерживая гнев. - Мы тут с ума сходим, а он явился среди ночи, как ни в чем не бывало, стоит, словно соляной столб и...
  
  - Вот именно поэтому я не только могу, но и делаю, - устало ответил Дракула. Снова усилием воли сводя на нет все эмоции принцессы. - Я жутко устал от женских истерик и криков. Тем более, что до Алиры тебе, ох, как далеко, уж поверь мне на слово. Поэтому, сделай одолжение и себе, и мне - давай поговорим спокойно, тем более, что разговор предстоит весьма непростой.
  
  - Видит Бог...
  
  - Ни черта твой Бог не видит, - перебил девушку вампир, резко разворачиваясь к ней лицом. Его глаза полыхали алым пламенем, отражая всю степень его раздражения. - Благодаря твоему Богу я сейчас такой, каким ты меня видишь.
  
  - Что? - опешила принцесса. - Что ты имеешь в виду?
  
  Дракула на мгновение снова прикрыл глаза, пытаясь совладать с рвущимися наружу воспоминаниями, который век бередящими его сердце, снова и снова возвращая его в один из самых трагических моментов жизни.
  
  - Ты все время хотела узнать, почему я отдал свою душу Дьяволу, так вот я расскажу тебе эту историю. Историю предательства, людского коварства и подлости, приведшую меня на другую сторону, где нет солнечного света, любви и счастья, а только вечность в компании одинокой луны.
  
  Прошлое имеет какую-то странную силу над людьми, оно вовлекает их в водоворот минувших лет, возвращая к самому началу пути. Сейчас в памяти Влада всплывали одна за другой ужасные картины из его минувшей жизни, давя на грудь всей своей тяжестью и заставляя снова удивляться, как он умудрился сохранить рассудок после всего, что ему довелось пережить за сорок пять лет своей земной жизни, но ничто не шло в сравнение с тем шоком, который он пережил, потеряв из-за предательства и интриг своих же бояр, любимую жену. Словно во сне Влад подошел к книжным полкам и, достав оттуда любимую книгу Элизабет, раскрыл ее и протянул Анне сложенный вдвое небольшой лист бумаги, обагренный кровью и истертый беспощадным временем.
  
  Дрожащей рукой принцесса взяла пергамент и, раскрыв его, прочитала всего лишь одну строку: "Мой князь мертв, пусть Господь соединит нас на небесах". Она в недоумении подняла на него свои зеленые глаза, и Дракула практически утонул в их изумрудной зелени - как же они напоминали ему Элизабет.
  
  - Я не понимаю, - практически прошептала девушка, возвращая бумагу ее законному владельцу.
  
  - Очередная война с турками была в самом разгаре, - начал свой печальный рассказ Дракула, устремив отсутствующий взор в никуда. - Посыльный передал мне, буквально вытащив с поля боя, что моя жена покончила собой, бросившись с башни крепости в реку. Подробностей он мне не сказал, да и не успел бы, я словно сумасшедший кинулся в Поенари, - он замолчал на мгновение, которое Анне показалось вечностью, она поняла все без слов. - Да, - кивнул граф, непроизвольно прочитав мысли принцессы, - там, в храме перед алтарем, я нашел ее израненное тело и вот это письмо. Как оказалось, бояре, сговорившись, решили сообщить ей, что я погиб во время сражения. Элизабет не раз говорила мне, что не сможет жить, если со мной что-то случится, но я даже представить не мог, что она выполнит свою угрозу. Но даже не это стало последней каплей, приведшей меня на сторону непроглядной тьмы, а отказ служителей церкви похоронить ее согласно православному ритуалу. Она всю жизнь была примерной христианкой, соблюдавшей все обычаи и тут вдруг - самоубийство, смертный грех, который Бог, видите ли, не может простить, поэтому ее чистая и добрая душа навсегда отправится в Преисподнюю к грешникам, чтобы провести вечность рядом с убийцами, чревоугодниками и завистниками, горя в адском пламени вплоть до Страшного Суда. Я так же, как и она за мной, решил последовать за ней, отрекшись от Бога, которому был верен, участвуя в крестовых походах, возводя церкви и монастыри... Я проклял его за несправедливость и отсутствие всепрощения, так воспеваемого его слугами по всему миру, - резко прервав свою исповедь, вампир слегка тряхнул головой, пытаясь избавиться от терзающих душу страшных воспоминаний.
  
  Анна, все это время молча стоявшая рядом, тихонько подошла и обняла Дракулу, прижимаясь к его груди.
  
  - Я ничего этого не знала, - прошептала она куда-то в плечо Влада.
  
  - Это все равно не меняет того факта, что я был и остаюсь монстром, рыщущим в ночи, - подытожил вампир, заключая в объятия свою принцессу.
  
  - Знаешь, за эти бесконечно долгие три дня я узнала о тебе больше, чем за всю предыдущую жизнь. Ты был прав, когда говорил, что за четыреста лет, которые длится наше противостояние, мы так о тебе ничего и не выяснили. Сейчас же мне многое пришлось переосмыслить и я...
  
  - Не говори того, о чем будешь потом сожалеть, - прервал девушку Дракула. - Простые слова ведь ничем по своей силе не уступают самым мощным заклинаниям. Ими можно подарить жизнь умирающему, вселив в него надежду или же, наоборот, убить, не хуже любого клинка, вонзая каждое слово в сердце, словно холодную и беспощадную сталь.
  
  - Но я так больше не могу, - непрошеные слезы заструились по щекам девушки и она в отчаянии ударила кулаком в грудь мужчины, немного отталкивая его. - Прости меня, - испуганно сказала Анна, наблюдая, как черная рубашка вампира становится мокрой из-за хлынувшей из раны крови.
  
  - Не страшно, - попытался остановить девушку князь, которая стала метаться по комнате в поисках чего-то, чем можно было перевязать его ранение. Снова подскочив к вампиру, который тяжело опустился в свое любимое кресло, Анна рванула ткань на груди Дракулы и пуговицы полетели в разные стороны, открывая ее взору ровный разрез, проходящий буквально в нескольких дюймах от сердца мужчины. - Господи! - выдохнула принцесса. - Я не думала, что меч попал почти в самое сердце. Еще бы чуть-чуть и... - она так и не смогла закончить фразу.
  
  Вопросительный взгляд князя послужил своеобразным сигналом, заставляя ее взять себя в руки и уже спокойно продолжить:
  
  - Иляна, - присаживаясь на подлокотник кожаного кресла, ответила Анна. - У нее видения, думаю, ты знаешь об этом, - дождавшись утвердительного кивка, она сказала: - Так вот, когда ты был... - девушка, словно завороженная, не могла отвести взгляд от раны, раскроившей грудь вампира. - Почему он до сих пор не затянулся и твои ожоги, - она легко провела рукой по щеке Дракулы, опаленной солнечным светом, а потом сама того не ожидая поцеловала его в губы, но тут же, испугавшись собственного порыва, вскочила и отошла к камину, делая вид, что поправляет полено.
  
  Дракула медленно поднялся и прошел в другую комнату, где сейчас мирно дремала малышка, давая тем самым Анне время привести мысли в порядок. Присев на кровать, он провел рукой по волосам Иляны, убирая со лба непослушный локон. Ребенок во сне счастливо улыбнулся и сон стал глубже и спокойней. Девочка немного сменила позу, устраиваясь удобней на огромной подушке и, обняв любимую куклу, погрузилась в чарующее и таинственное царство Морфея.
  
  - Она удивительный ребенок, - тихо сказала Анна, подойдя к Владу, все так же сидевшему на краю кровати.
  
  - Я знаю, - ответил тот. - Поэтому я и хочу, чтобы вы немедленно уехали отсюда, - не поворачиваясь, ответил вампир.
  
  - Что?! - едва не сорвавшись на крик, прошептала принцесса. - О чем ты говоришь?
  
  Дракула молча встал и подошел к большому шкафу, украшенному искусной резьбой и, достав оттуда чистую рубашку, насколько мог быстро переоделся.
  
  - Давай выйдем, - сказал он, снова возвращаясь в кабинет, затем бросил разорванную и пропитанную кровью одежду в камин. - Я же говорил, что нам предстоит серьезный разговор.
  
  - Я ничего не понимаю, - в сердцах бросила Анна. - Ты хоть немного думаешь о тех людях, которые тебя окружают? Ты знаешь, что мы видели все, что с тобой произошло у этих чертовых стригоев? Что мы чуть с ума не сошли, дожидаясь хоть каких-то новостей о тебе? А ты после всего этого молча заявляешься и без каких-либо объяснений начинаешь распоряжаться чужими жизнями по своему усмотрению.
  
  - Я не распоряжаюсь, - недовольно ответил вампир, сдерживая гнев. - Я пытаюсь вас уберечь от очередных неприятностей. Это ты понимаешь?
  
  - Все равно ты не имеешь никакого права указывать мне, что делать! - в тон ему проговорила Анна. - И прекрати меня контролировать, в конце концов!
  
  - Даже не думал, - примирительно подняв руки, ответил князь.
  
  - Я сейчас же хочу знать, что происходит! Хватит с меня всех этих тайн, загадок и недомолвок, - она снова замахнулась в отчаянной попытке достучаться до вампира, но ее рука замерла на половине пути к раненой груди Влада, перехваченная его сильной рукой.
  
  - Анна, пожалуйста, - произнес Дракула, слегка улыбнувшись в своей обычной манере. - Мало того, что у меня рубашек не хватит, так мне еще, и правда, больно.
  
  - Бесчувственный монстр, - отворачиваясь, прошипела девушка. Она все эти дни места себе не находила, теряясь в страшных догадках и упрекая себя за свое упрямство и нежелание разглядеть израненную душу вампира, а он просто... тут Анну будто током ударило. Мысль пришла внезапно, но в своей догадке она не сомневалась. - Ты это все специально делаешь, чтобы оттолкнуть меня? Думаешь, так будет легче?
  
  - Была такая идея, но судя по всему, попытка с треском провалилась, - после минутной паузы признался Дракула. - Ты не представляешь, что для меня значит потерять вас, - он резко замолчал, отворачиваясь от девушки и устремляя печальный взор в непроглядную темноту ночи.
  
  - Не потеряешь, только не после всего того, что я узнала и что ты для нас сделал, - сказала Анна, подходя и обнимая Влада сзади.
  
  - Вот только избавь меня от жалости, - уперев руки в подоконник и подставляя лицо каплям дождя, которые порывы ветра забрасывали в открытое окно, проговорил вампир.
  
  - Это не жалость, это... - Анна на мгновение задумалась, стараясь подобрать слова. - Ты просил меня о понимании и прощении, - наконец-то собравшись с мыслями, продолжила она: - Считай, что ты их уже получил. Я еще не готова принять все случившееся, но я, и правда, нашла в своей душе прощение. Ты сполна заплатил за мою глупость, упрямство и самонадеянность.
  
  - Львиная доля вины лежит именно на мне, - опустив голову и тяжело вздохнув, едва слышно произнес Дракула. - Это ведь я втянул тебя в этот беспощадный водоворот событий...
  
  - Я сама себя втянула, - сказала девушка. - Видимо, судьба у нас такая.
  
  Дракула медленно повернулся и заключил принцессу в объятия, прижав к груди. Анна прикрыла глаза, наслаждаясь такой долгожданной близостью, ей казалось, что весь мир сосредоточился сейчас и здесь, в этом вампире и в этой самой комнате. Она будто оторвалась от реальности, полностью растворяясь в этом мгновении и забывая все пережитые горести и несчастья. Как же ей хотелось, чтобы эти минуты длились целую вечность.
  
  Упивался моментом и Дракула. Несмотря на показное спокойствие, в его душе бушевала целая буря эмоций. Вампир с огромным трудом сдерживал чувства, грозившие в любой момент вырваться наружу из его израненного сердца. Анна даже себе представить не могла, какой камень сняла с его души своими словами о прощении. Он так долго ждал этого часа, более того он уже вообще отчаялся их услышать, попрощавшись с этим миром в темных лабиринтах пещер стригоев, но... видимо у судьбы были на него другие планы. Боясь спугнуть такое хрупкое счастье, возникшее на развалинах его жизни, Влад собрал остатки сил и, поцеловав Анну в макушку, отстранил ее от себя.
  
  - Нам, и правда, нужно поговорить, - сказал Дракула. - Ночь, как и мои силы, практически на исходе, а мы...
  
  - Я ничего не хочу слышать о том, чтобы уехать и снова бросить тебя разбираться во всем. Мы вместе заварили эту кашу, значит вместе и будем ее расхлебывать, - гордо вскинув подбородок, произнесла принцесса. Она взяля руку вампира в свою и стала рассматривать изящный, но такой беспощадный серебряный браслет, оплетавший запястье Влада, словно змея. - Итак, что здесь происходит?
  
  Несмотря на всю необходимость разъяснить ситуацию, в которой они оказались, слова, как и перед этим на бумаге, так и сейчас не хотели выстраиваться во фразы, а мысли путались, мешая озвучить опасения, не дававшие грозному властителю ночи покоя. Он не хотел лишний раз нагнетать обстановку, но и умалчивать о возможной опасности тоже не мог. Как бы ему хотелось забрать Анну и Иляну и спрятать от всего мира, оберегая их покой и защищая от всех бед, но, как не всесилен был Великий Князь, подобное не было в его власти. Вот и сейчас над ними дамокловым мечом нависла очередная напасть.
  
  - Я сказал, что хочу чтобы вы уехали как можно быстрее не просто так. Анна, пойми, - видя, что девушка уже готова возразить, сказал вампир, - дела обстоят довольно серьезно и мне будет спокойней разбираться самому, нежели вновь подвергать вас опасности.
  
  - Ты можешь сказать, в чем дело? Или это нам знать не положено? - начиная выходить из себя, бросила принцесса, в упор смотря на князя, который стоял с отсутствующим видом, задумчиво уставившись в одну точку. - Мне надоело быть пленницей в этих четырех стенах и только благодаря Иляне или твоему кольцу выбираться... - девушка поздно спохватилась, поняв, что сказала.
  
  - Так, а с этого момента, пожалуйста, подробней, - переводя внимательный взгляд черных бездонных глаз на свою собеседницу, проговорил вампир.
  
  - Ну, - она не знала с чего начать. Снова их разговор шел явно в другую сторону, но в этот раз виновата была сама Анна. Вместо того, чтобы просто слушать, она начала возмущаться, в итоге из слушателя превратилась в рассказчика. - Карл прочитал кое-что про твой перстень, - потупив взор, сказала она. - И мы решили им воспользоваться, чтобы узнать, что с тобой происходит.
  
  - Просто замечательно, - слегка усмехнулся Влад. - А что на счет Иляны?
  
  - Она сказала, что ты научил ее некоторым вещам, например, как отвлечь внимание...
  
  - Знал же, что пожалею об этом, - покачав головой, произнес вампир. - Она еще слишком мала для подобных развлечений. Ну вот, хоть и окольными путями, но мы все же добрались до сути нашего разговора. Дело в том, что среди вампиров издавна существует легенда о появлении ребенка вампира и человека, который в один прекрасный момент объединит все кланы и станет их единоличным правителем. Он не будет бояться солнечного света, не будет испытывать жажду крови.
  
  - И ты хочешь сказать, что речь идет об Иляне? - с нескрываемым удивлением, спросила Анна.
  
  - Я ничего не хочу сказать, я вообще мало верю в эти мифы, но Ментор меня буквально носом ткнул в подобную возможность, - ответил Дракула. - Он провел множество исследований и расчетов и пришел к выводу, что такое более, чем возможно. Но пока никто не спохватился по этому поводу, стоит убрать ее с арены, подальше от посторонних любопытных глаз, - Анна с ужасом смотрела на Влада и не могла поверить в то, что слышала. Опять. Похоже, судьба-злодейка решила напрочь лишить их нормальной жизни. Потому что не успев выбраться из одного кошмара, они с головой окунались в другой. - Но и это еще не все, - горько усмехнувшись, проговорил вампир. - Ты знаешь, что она дампир. Я говорил тебе, что из нее получится при необходимости отличный охотник и это тоже много кому не нравится, ибо даже сейчас ее сила достаточно велика. Даже Корвин, проживший не одну сотню лет не смог перебороть ее ментальную защиту, а ей всего-то пять лет. Представить ее возможности, скажем лет двадцать спустя, даже я не рискну. И это вторая причина, по которой ей лучше не попадаться на глаза детям ночи. Я, увы, не могу дать никаких гарантий, что еще кому-то не взбредет в голову ее похить и один Дьявол знает, чем это может для всех нас закончиться.
  
  - Господи, да что же это такое? Ну почему нас не могут оставить все в покое? - в глазах принцессы стояли слезы. Она искренне не понимала, чем заслужила подобную участь. И ладно они с Дракулой, но за что такие горести их малышке, которая толком-то и на свете еще не пожила. - И что, ничего нельзя изменить?
  
  - Вот я и пытаюсь изменить, - тихо ответил вампир. - До Белтейна вы должны покинуть пределы не только Шоломанчи, но и Германштадта и вернуться домой.
  
  - А что будет в Белтейн и кто такие Древние? Карл кое-что нашел в книгах о них, но сведений очень мало, - эти вопросы крутились у Анны в голове почти с самого начала их разговора, не давая покоя недобрыми предчувствиями.
  
  - Это третья причина, по которой вас тут не должно быть. Давай присядем, - сказал Дракула, пошатнувшись и прикрыв глаза, едва устояв на ногах.
  
  Дождь прекратился и рассвет обещал быть ясным, а в нынешнем состоянии Владу меньше всего хотелось находиться в этот момент у распахнутого окна. Поэтому плотно его зашторив, он перешел в дальний угол комнаты, где в камине догорали последние поленья, и устроился в кресле. Анна присела на подлокотник, вновь терзаемая демонами сомнений. Она-то думала, что в этот раз все по-настоящему закончится и жизнь вернется в свое привычное русло но, похоже, девушка снова глубоко заблуждалась на этот счет. Предостережения и задумчивость Влада ясно давали понять, что ситуация нешуточная и относиться к ней нужно со всей серьезностью.
  
  - Так что там с этими Древними? - спросила Анна, наблюдая с каким удовольствием Влад расслабился в кресле.
  
  - Они в своем роде очень опасны. К ним нужен особый подход, иначе рискуешь стать их обедом, - усмехнувшись, сказал Влад, увидев неверие в глазах своей собеседницы. - Они за тысячи лет накопили столько всего в своих головах, что у них попросту помутился рассудок и они могут напасть на себе же подобного.
  
  - Карл, и правда, говорил нечто подобное, но я не поверила, - задумчиво произнесла девушка, а потом внимательно посмотрев на Влада, поинтересовалась: - И несмотря на это ты все равно собираешься их призвать? У тебя тоже, кажется, не все в порядке с головой, - вынесла свой вердикт Анна.
  
  - У меня нет альтернативы, - он поднял руки, на которых были надеты серебряные браслеты. - Они мой последний шанс избавиться от них, иначе меня не ждет ничего хорошего. И вызвать их можно лишь четыре раза в год. Белтейн как раз один из таких дней, когда грань между мирами стирается и духи могут свободно путешествовать.
  
  - Я видела Корвина в лаборатории, неужели он не может снять эти наручники?
  
  - Мог, если бы я сдержался и не убил его, - раздраженно бросил вампир. - Но сделанного не воротишь.
  
  - Убил?! - удивленно переспросила Анна.
  
  Дракула молча кивнул, проклиная в который раз свою несдержанность.
  
  - Сначала в той суете никто даже не подумал о его роли во всей этой истории. Поэтому неудивительно, что он разделил участь своих соплеменников, став моим донором, - тихо произнес Дракула. - А потом... потом я проснулся и... - он снова замолчал ибо перед глазами промелькнул момент его пробуждения от трехдневной комы.
  
  Это сейчас вампир понимал, что оказал сам себе медвежью услугу, а в тот момент, поддавшись настоящему первобытному гневу, который был настолько велик, что затуманил его измученный разум, Влад не думал ни о чем. Он сразу после пробуждения буквально разорвал на куски своего едва живого противника, абсолютно не заботясь о последствиях данного поступка и руководствуясь лишь инстинктами своего внутреннего зверя.
  
  - М-да, - печально выдохнула девушка, - очень тяжело было сдержаться? - вопрос канул в Лету, так и оставшись без ответа. - Белтейн через полторы недели, у нас еще есть время, - проговорила Анна несколько минут спустя, рассматривая причудливые фигуры, то и дело появляющиеся на стене от первых лучей восходящего солнца, проникающих сквозь крохотные щелки в плотных шторах.
  
  - Да, но с отъездом все-таки не стоит медлить, - подвел итог их разговору Дракула.
  
  
  Через тернии к звездам...
  Дверь распахнулась с грохотом, разбивая безмятежную тишину апрельского утра. От неожиданности Анна, если бы не блестящая реакция Дракулы, оказалась бы на полу, не успей вампир удержать девушку за локоть. Вскочив на ноги, она с тревогой уставилась на дверной проем, зияющий непроглядной темнотой, словно черная дыра во Вселенной. По привычке, выработанной годами тренировок, принцесса попыталась выхватить из ножен меч, но скользнув по боку рукой, застонала, вспомнив, что ее меч остался в пещерах стригоев. Ворвавшийся в комнату сквозняк убивал свечу, все еще одиноко стоявшую на письменном столе, она быстро таяла с одного боку, а воск горячими слезами стекал на отполированную до блеска поверхность, оставляя после себя лишь белесые крупные капли на красном дереве.
  
  - Это Ментор, не волнуйся, - заметив с каким испугом Анна вглядывается в густой мрак коридора, сказал князь. - Он последние пару часов пытается до меня достучаться.
  
  - Отличный способ он придумал, - немного успокаиваясь, пробормотала девушка.
  
  - Папочка! - они и не заметили, как другая дверь распахнулась и из нее выскочила довольная Иляна. - Я так рада, что ты пришел. Ты мне снился или... - девчушка на мгновение задумалась, повиснув у Влада на шее, - это был ведь не сон? Ты приходил ко мне, правда?
  
  - Правда, - улыбнувшись и погладив дочку по голове, сказал Дракула. - К сожалению, мне сейчас нужно уйти, но вечером я постараюсь вернуться и тогда мы сможем поговорить, хорошо? Анна, - он положил руки ей на плечи, слегка сжав их и пристально смотря девушке в глаза, - подумай над тем, о чем мы говорили, - и, запечатлев на губах принцессы невесомый поцелуй, пошел по направлению к двери.
  
  - Да, конечно. Я все понимаю, - сонно потирая глаза, ответила малышка. - Я буду ждать, а ты лечись хорошенько, - добавила она, забираясь с ногами в кресло, откуда только что встал отец.
  
  Вампир улыбнулся напутствиям дочери, в очередной раз понимая, что без нее и Анны, подарившей ему это чудо, его вечность не имела бы и половины смысла.
  
  - Кстати, - практически выйдя в коридор, спохватился вампир. - Я совершенно забыл, - он повернулся и, вернувшись в комнату, приоткрыл небольшую панель сбоку от камина, доставая оттуда ножны с вложенным в него клинком. Потом, подойдя к Анне, он протянул меч ей. - Постарайся больше его не терять.
  
  - Нет-нет, я не хочу! Забери его! - девушка с немой мольбой во взгляде смотрела в глаза Дракулы, утопая в их непроглядной черноте. - Я...
  
  - Тогда в сокровищнице я вверил тебе свою жизнь, - тихо сказал вампир, слегка улыбнувшись уголками губ. - И я не изменю своего решения, отныне только ты властна над моей судьбой.
  
  Анна молча, едва сдерживая подступивший к горлу ком, дрожащими руками взяла клинок, когда-то принадлежавший Орлеанской Деве, и бережно положила его на стол.
  
  - Мне, правда, очень жаль, что из-за меня ты чуть не погиб, - с трудом проговорила девушка, подавленная чувством вины.
  
  - В том, что произошло, нет твоей вины. Я говорил это тогда и повторяю сейчас. Берегите себя, вечером увидимся, - и с этими словами Влад резко развернулся и стремительно вышел из комнаты навстречу предрассветным сумеркам, заполнившим собой уже практически весь коридор.
  
  - Подожди! - крикнула в пустоту Анна. - А как же твое кольцо?
  
  - Пусть тоже будет у тебя, - остановившись, ответил Влад. - Мало ли что, - он подмигнул растерянной девушке и растворился в лабиринте бесконечных переходов.
  
  Проводив Дракулу взглядом, Анна взяла меч и спрятала его в тайник, из которого минуту назад достал его князь. Туда же последовала и печатка вампира.
  
  - Так будет лучше. Здесь они в безопасности, - пробормотала она и, подойдя к Иляне, взяла сонную малышку на руки, после чего вернулась в спальню. Решив, что пару часов сна не повредят, она уложила дочку и устроилась сама на огромной кровати и тут же провалилась в спасительное царство Морфея.
  
  *******
  
  Истратив последние силы на дорогу в лабораторию, Дракула с трудом, практически на подгибающихся ногах, дошел до каменного саркофага. С видимым облегчением вампир присел на край своего гроба и прикрыл глаза.
  
  - Что за ребячество, Влад? - гневные нотки явно звучали в голосе Главы Старейшин, появившегося, казалось, из ниоткуда. - Как прикажешь все это понимать?
  
   - Я чертовски устал, - прошептал вампир. - Эта слабость меня убивает.
  
  - Это не слабость, это глупость! - отрезал Ментор. - Как тебе вообще такое могло в голову прийти? Ты три дня был едва жив, мы с таким трудом тебя вырвали из когтей этой костлявой старухи, стоявшей над тобой все это время и потиравшей руки в надежде заполучить тебя хотя бы в этот раз, а ты так наплевательски относишься ко всем нашим усилиям.
  
  - Я, и правда, не думал задерживаться на всю ночь, - также тихо сказал Дракула. - Хотел просто написать пару строк, но Анна проснулась и я не мог и дальше держать ее в неведении. Тем более, что времени все меньше и меньше.
  
  - Я все понимаю, но какими бы благими не были твои намерения, ты не можешь так глупо распоряжаться собственной жизнью, - заметил вампир, внимательно наблюдая за попытками Дракулы сдержать стон. - И как ты объяснишь вот это? - он кивнул в сторону стригоев, которые служили грозному властителю ночи донорами.
  
  Свечи, стоящие в серебряных канделябрах по всему помещению, зажглись, словно по мановению волшебной палочки, озаряя своим мерцающим светом все пространство лаборатории. В их неверном сиянии Влад проследил за взглядом своего наставника и поморщился, вспоминая всю силу гнева, затопившую его с головой, когда он впервые после трехдневной комы открыл глаза и смог подняться из каменного саркофага. Казалось, что разум помутился настолько, что вампир просто не отдавал себе отчета в своих действиях, набросившись на врага со всей свирепостью зверя, сидевшего у него внутри, выпивая и иссушая Корвина до последней капли. Не насытившись, Дракула обратил взор на троих застывших от ужаса стригоев, которые все это время стояли, вжавшись в стену и молясь о том, чтобы грозный Великий Князь утолил свою жажду их предводителем, но их молчаливые стенания так и не были услышаны. Один за другим они покинули грешную землю, отдав каждую пинту своей крови практически восставшему из могилы Дракуле.
  
  - Хорошо, сделанного все равно не воротишь, - философски произнес Ментор. - Сейчас главное снова восстановить твои силы. До Белтейна осталось чуть более недели, а ты едва на ногах стоишь. Без Древних мы теперь точно не обойдемся, правда, призывать их мы все равно хотели, потому что яд слишком сильно распространился по твоему телу и просто вывести его нет ни малейшей возможности. Нужно сначала полностью убрать источник заражения, а уже потом ставить тебя ноги окончательно.
  
  Дракула сидел молча, потупив взор, прекрасно понимая правоту Ментора. Он за прошедшую ночь не раз себя корил за несдержанность, но монстр, так долго дремавший в его сознании, дал о себе знать как всегда в самое неподходящее время.
  
  - Я уже было подумал, что ты достиг состояния Голконды*, - усмехнувшись, сказал Старейшина.
  
  - Ты же не веришь в эти сказки, - хмыкнул Дракула. - Что-то, я смотрю, ты в последнее время все больше обращаешься к давно забытым мифам.
  
  - Это все потому, что проводя исследования, я все больше убеждаюсь, что все наши легенды имеют под собой реальную подоплеку, хочется нам того или нет, но это не просто красивые россказни наших предшественников. И об Иляне я говорил тоже вполне серьезно, ее сила и происхождение не дают мне покоя, поэтому лучше будет, чтобы люди как можно скорее вернулись в Бран.
  
  - Я все это понимаю и полностью с тобой согласен, - кивнул вампир, подавляя очередной стон, готовый сорваться с губ. - Поэтому, собственно, я и пошел к Анне.
  
  - О, я вижу, наш подопечный решил почтить нас своим присутствием, - громко сказал высокий блондин, входя в лабораторию. - Рад видеть Великого Князя в добром здравии. Хотя, - он присмотрелся к сидящему на краю гроба Владу, - не все так радужно, как могло показаться на первый взгляд.
  
  - Приветствую тебя, Андрас, - слегка кивнул вампир. - Я полностью в твоем распоряжении.
  
  - Ну, наконец-то, - проговорил блондин, наблюдая, как в лабораторию охрана вводит четырех стригоев, перепугано озирающихся по сторонам. - Хорошо, что у нас после Кровавой Охоты полный подвал пленников. И уберите этот мусор отсюда, - кивнув в сторону их собратьев, бросил Андрас.
  
  Уложив Дракулу в каменный саркофаг и присоединив к нему все трубки, соединяющие его с донорами, уже прикованными к стене, целитель накрыл защитным слоем гроб и они с Ментором, подождав пока охрана уберет тела стригоев, покинули лабораторию, оставив Влада наедине со своими мыслями, в которых он искал ответы на волнующие его вопросы, а может быть, наоборот, всеми силами стремился уйти от них, анализируя свои поступки и перебирая в памяти недавние события.
  
  *******
  
  Время до вечера текло медленно, словно патока, а неизвестность, снова нависшая над ними, подтачивала душевные силы Анны, как капли воды гранитную глыбу. Девушка снова и снова, теряясь в догадках, рисовала в мыслях ужасные картины их недалекого будущего. Как бы она не хотела верить в слова Влада, но понимала, что в них есть смысл и им с Иляной нужно как можно быстрее убираться отсюда. Страх, сковывающий ее сердце, немного отступил, но лишь для того, чтобы в ее душе прочно засела тревога, не менее изнуряющее чувство, готовое в любой момент существенно уменьшить остатки ее как духовных, так и физических сил.
  
  Несмотря на то, что утро было ярким и солнечным, ближе к обеду небо вновь стало затягиваться черными тучами, которые хаотично плыли по небесной тверди и периодически сталкивались друг с другом, в результате чего мир раз за разом слышал раскаты грома, которые разрывали тишину своим неистовым гласом.
  
  - Ты просто невыносим, - услышала Анна слова Карла, открывающего двери в ее покои.
  
  - От кого я это слышу, - в тон ему ответил Гэбриэл. - Привет! - добавил он, увидев принцессу.
  
  - Рада вас видеть, - грустно сказала девушка. - У меня есть новости.
  
  - Что случилось? - спросил Карл, понимая, что разговор будет серьезным и неприятным.
  
  - Ночью здесь был Дракула, - проговорила девушка, зажигая несколько свечей и присаживаясь в кресло.
  
  - Я так понимаю, что ничего хорошего мы сейчас не услышим, - заметил Ван Хельсинг, присев на подоконник напротив девушки.
  
  - Правильно понимаешь, - ответила та. - Дела обстоят так, что нам срочно нужно уехать отсюда. Возникли непредвиденные проблемы, которые не так просто разрешить, особенно учитывая нынешнее состояние Влада.
  
  - Это как-то связано с Древними? - рассматривая книги на полках, поинтересовался бывший монах.
  
  - Да, и с ними тоже, - кивнула Анна. - Но есть и еще причины, по которым нам нужно увезти Иляну подальше от вампиров.
  
  - Ей снова угрожает опасность? - охотник насторожился, пытаясь прояснить ситуацию.
  
  - Ментор нашел какое-то пророчество или что-то типа того, в результате чего некоторые дети ночи могут оказаться заинтересованы в том, чтобы избавиться от девочки. К тому же она как дампир, также представляет для них опасность. Поэтому, как ни крути, а увезти ее отсюда нам все же придется, - подвела итог своему короткому рассказу, принцесса.
  
  - Господи, да за что же такие напасти на бедного ребенка? - Карл все так же оставался верен своим убеждениям, что все в мире происходит не просто так.
  
  - Веселенькая перспектива, - заметил Гэбриэл, что-то обдумывая. - А как сам Дракула?
  
  - Тоже плохо, - переводя дыхание, ответила девушка. - Рана на груди не затягивается, шрамы от солнца все еще не прошли, да и вообще общее состояние не внушает оптимизма.
  
  - Это все из-за браслетов, - вставил Карл. - Ему нужно срочно от них избавиться, пока серебро не распространилось по всему телу.
  
  - Ну да, для этого, собственно, они и будут вызывать Древних, - сказала Анна.
  
  Тут послышался настойчивый стук в дверь. Друзья переглянулись и Карл, стоящий к двери ближе всех, открыл ее, впуская в комнату Ментора.
  
  - Прошу прощения, что врываюсь без приглашения, хотя, сегодня это уже второй раз, - кивнув Анне, проговорил вампир. - Боюсь, что планы изменились и вам срочно нужно покинуть школу. Пока не наступила ночь у вас есть отличный шанс уехать за пределы Германштадта. Разведка вернулась с недобрыми вестями и мне это откровенно не нравится.
  
  - А как же Дракула? Он знает? - спросила девушка, в упор глядя на Старейшину и пытаясь осознать его слова.
  
  - Нет, он в коме и будет в таком состоянии до позднего вечера, а нам дорога каждая минута, - проговорил он, открывая дверь в соседнюю комнату, где играла Иляна. - Собирайся, девочка, пора возвращаться домой.
  
  - А как же папа? Он обещал, что вечером мы увидимся, - обижено надув губки, произнесла малышка.
  
  - Мне бы этого тоже очень хотелось, но твоему отцу очень плохо, ты же знаешь, а вам нужно срочно уезжать, - мягко, но в то же время не терпящим возражения тоном, сказал Ментор. - Ты его очень скоро увидишь, я тебе обещаю.
  
  - Хорошо, - кивнула Иляна, вставая и начиная собирать свои вещи и игрушки.
  
  *******
  
  Экипаж, запряженный шестеркой вороных трансильванских скакунов уже ожидал своих пассажиров, готовый в любую секунду сорваться с места, унося людей прочь из таинственной школы Соломонова искусства. Глухие раскаты грома раздавались все ближе, а небо разрезали вспышки молний, озаряющие пасмурный день своими всполохами. Настроение у путешественников было мрачное, сродни налетевшей непогоде, недобрые предчувствия без проса пробирались в мысли путников, забирая те крохи покоя и самообладания, которые еще теплились в их сознаниях.
  
  - Хорошо, что вы так быстро собрались, - на улицу вышел Ментор в сопровождении нескольких человек. - Эти люди, - он специально выделил последнее слово, - будут сопровождать вас и охранять. Хочется надеяться, что наши опасения были напрасными, но все же не стоит медлить. - Охотник! - повернувшись к Ван Хельсингу и придержав мужчину за локоть, тихо сказал Глава Старейшин. - Эти люди преданы Владу, они до последнего вздоха будут вас защищать, если возникнет необходимость, так что можешь на них полностью положиться. К сожалению, после Охоты практически все вампиры вернулись на свои места обитания и собрать их в одночасье не получится.
  
  - Что происходит? - потирая переносицу, немного нервно спросил Гэбриэл.
  
  - До меня дошли слухи, что Тремеры, а точнее их глава Баал решил повторить попытку Корвина и бросить вызов Великому Князю. Боюсь, что случай со стригоями его ничему не научил и он, возомнив себя намного умнее, собрал несколько десятков недовольных представителей своего клана, готовых на все, ради власти. К тому же Баал решил выяснить правду об Иляне и ее потенциальной возможности стать Царицей вампиров.
  
  - Господи, это что еще такое? - не веря своим ушам, пробормотал охотник.
  
  - Это очень древняя легенда, я только недавно говорил о ней Владу, возможно, нашу беседу кто-то подслушал, - мрачно заключил Ментор. - Тремеры давно ходят по грани, я неоднократно предупреждал Баала о том, что Совет Старейшин принял решение об уничтожении их клана но, видимо, он не воспринял мои слова всерьез, выторговав себе отсрочку, приняв участие в Кровавой Охоте. Но его последние действия свели на нет все его усилия обвести нас вокруг пальца. Поэтому вы должны быть в полной безопасности, особенно девочка. Думаю, я могу также рассчитывать и на тебя?
  
  - Вы сомневаетесь? - резко бросил Ван Хельсинг, проклиная про себя всех вампиров вместе взятых.
  
  - Конечно, нет, - положив руку на плечо человеку, ответил Ментор, пристально смотря тому в глаза. - Кстати, вы возвращаетесь не в Бран, ваш путь лежит через горы в Поенари, - добавил он и растаял в воздухе подобно туману.
  
  *******
  
  Огромная карета без каких-либо опознавательных знаков и лишней роскоши, несмотря на казавшуюся неуклюжесть и неповоротливость, сорвалась с места со скоростью звука, уносимая лошадьми в одном им известном направлении. Выехав за пределы города, экипаж понесся еще быстрее, хотя казалось, такое просто невозможно. Атмосфера, царящая внутри кареты, давила на путников тяжелой глыбой, грозящей обрушиться на них всей своей мощью недобрых предчувствий и невысказанных опасений.
  
  Карл мыслями снова вернулся к своей семье, которая томилась в неизвестности и страхе больше никогда его не увидеть. Сокрушался он также и о собственной жизни, по какой-то неясной ему причине, вдруг ставшей игрушкой в руках судьбы-злодейки, явно имевшей на него какие-то свои планы.
  
  Ван Хельсинг, наоборот, с трудом сдерживал гнев, чтобы не выплеснуть его на ни в чем не повинных попутчиков. Гэбриэл безумно устал от всей этой суеты и вечного бегства по кругу, не имея возможности самому распоряжаться своей жизнью. Он уже осознал, что его существование в этом мире неразрывно связано с Дракулой, видимо, всемогущий Господь видел в этом некую иронию, наказав его таким образом за предательство и убийство лучшего друга. Тихо застонав, он откинулся на спинку и закрыл глаза, чтобы хоть как-то избавиться от тяжелых мыслей, но от этого стало только хуже - перед глазами все время стоял Влад с полным неверия и смирения взглядом, еще тогда почему-то простивший ему предательство. Тогда почему же Бог не отпускает ему его грехи, заставляя постоянно проходить все круги Ада? Ответа на этот вопрос у охотника не было.
  
  Анна, обняв дочку, сидела низко склонив голову и ощущала себя крохотной песчинкой в бушующем урагане, которую случайно затянуло в бурю и она никак не могла вырваться из круговорота событий. Винить Дракулу в том, что с ней случилось она, конечно, могла и, возможно, это было бы правильно, потому как именно вампир стал причиной многих несчастий, свалившихся на ее голову, но она этого не делала, понимая, что отчасти во всем этом была виновата сама. Долгое время она ходила по краю бездны, готовая каждый миг сорваться с обрыва и полететь вниз. Поэтому совсем неудивительно, что в конце концов рок решил проучить ее, подвергая всем этим испытаниям и проверяя на прочность ее стойкость духа и веру.
  
  Резкая остановка экипажа вырвала путешественников из их мыслей и хорошенько встряхнула, заставив практически столкнуться лбами. Густой, словно смола, мрак поглотил все вокруг, не давая возможности людям разглядеть, что заставило лошадей прервать свой бешеный бег и стать, словно вкопанным.
  
  - Мы попали в ловушку, - открывая дверь кареты, проговорил один из мужчин, сопровождавших путников. - Поэтому приготовьтесь.
  
  - Мирча, иди сюда! - крикнул высокий коренастый охранник своего товарища. - Здесь можно пройти, как думаешь?
  
  - Сомневаюсь, - послышалось из темноты, - кажется, мы крепко застряли.
  
  - Что случилось? - Ван Хельсинг, сделав знак друзьям оставаться на месте, спрыгнул с подножки кареты и подошел к стражникам, прикидывающим возможные пути отступления.
  
  - Что-то подозрительно тихо, - проговорил блондин среднего роста, подходя к товарищам.
  
  - Думитру, нельзя оставлять экипаж без внимания! - бросил Мирча и поспешил вернуться к карете, из которой уже вышли на улицу Карл, Анна и Иляна.
  
  Предчувствуя беду, принцесса вытащила из ножен свой меч, ее примеру последовал и Ван Хельсинг. Охрана, окружив их в кольцо, стала всматриваться в непроглядную мглу, в ожидании нападения. Они попали в очень невыгодное положение, застряв в узком перешейке между двух скал, таким образом, оказавшись в идеальной ловушке. Оба пути были отрезаны и не оставляли путникам ни малейшего шанса на спасение.
  
  - Откуда они узнали, что мы будем здесь? - спросил третий охранник, крепкий малый с копной рыжих вьющихся волос. - Было же три экипажа, откуда они узнали, в каком именно будем мы?
  
  - Вот и спроси у них сам, если тебе так интересно, - бросил Мирча, глаза которого уже привыкли к темноте и он стал различать неясные очертания человеческих фигур на дороге. - Что вам нужно? - в надежде, что это просто лесные разбойники, прокричал он во мрак.
  
  - Отдайте нам девчонку и можете убираться на все четыре стороны, - долетел до них ответ, отбирая призрачный шанс на благополучный исход дела.
  
  Иляна дернулась, словно от удара, и непроизвольно прижалась к матери еще сильнее.
  
  - Не бойся, - шепнула Анна, обнимая малышку. - Все будет хорошо.
  
  - Не бывать этому! - в тон нападавшим ответил Мирча, который был главным среди охраняющих их людей.
  
  - Тогда приготовьтесь к смерти! - прогремел голос из темноты, укрывшей все вокруг траурным палантином. Многовековые деревья, растущие на склонах Карпатских гор, также вносили свою лепту, плотно сплетая свои огромные ветви между собой и образовывая арочный покров, едва пропускающий лунный свет.
  
  Свист разрезал тишину и перед небольшой группой людей появились человек двадцать, преграждая им спасительную дорогу через ущелье.
  
  - Тремеры, черт побери, - бросил Мирча. - Ментор был прав.
  
  - Бросайте оружие! Вы же понимаете, что все закончится раньше, чем вы успеете взмахнуть мечами?! - выходя вперед, проговорил Баал. - Вы все думаете, что такие умные, а простую следящую метку не заметили, - рассмеялся он. - И никто вам не поможет, какая жалость. Убить их всех! - отдал приказ вампир. - Хотя, принцессу заберите вместе с девчонкой, будет с кем скоротать вечерок!
  
  Того, что произошло дальше не ожидал никто. Иляна вышла вперед, проскользнув между взрослыми, и выставила руки перед собой. Затем закрыв глаза, она зашептала какие-то заклинания и секунду спустя их накрыл спасительный купол. Ван Хельсинг тут же вспомнил их бой со стригоями, где точно таким же способом Дракула выиграл время для него, после неудачного ранения. Люди с изумлением смотрели на девочку, стоящую перед ними, а Тремеры в ужасе стали пятиться назад, отступая в темноту ущелья.
  
  - Это же просто отвлекающий маневр, - зашипел Баал. - Вы что боитесь эту пигалицу?
  
  И он кинулся вперед, но тут же был отброшен назад защитным покровом, который удерживала Иляна. Сколько времени прошло никто сказать не мог, может целая вечность, а может, всего несколько минут, но в какой-то момент тишину ночи разорвал дикий крик и на землю с неба опустилась черная туча, сметая все на своем пути. Бросившиеся бежать заговорщики, вернулись назад, оттесняемые прибывшими на помощь людям вампирами. Иляна, увидев отца, потеряла сознание, упав на руки матери. Анна подхватила дочку и бросилась к экипажу, чтобы укрыть малышку от начавшегося в одну минуту сражения. Она едва успела захлопнуть дверцу кареты, как возле нее появился Дракула, перехватывая кинжал, летевший в спину девушке. Принцесса не успела и глазом моргнуть, как вампир снова растворился в ночном сумраке, оставив после себя лишь легкий ветерок, растрепавший ей волосы.
  
  Влад умел и, более того любил воевать. В самом безумном бою он никогда не испытывал страха, с упоением отдаваясь азарту битвы. В сражении не было места сомнениям, все было просто и ясно: враг - это враг, а его единственной целью всегда была победа. Появление Дракулы на поле боя внушало противоположной стороне ужас и трепет. Хладнокровного и расчетливого воина боялись все и мало кто рисковал вступить с ним в открытый поединок. Не стал исключением и Баал, буквально упавший на колени и ставший умолять пощадить его, подарив быструю смерть, но видевший по глазам Влада, горящих сумасшедшим огнем, что его просьба останется без внимания. Великий Князь был просто в бешенстве и ждать от него снисхождения было явной глупостью. И так, как терять Баалу уже было просто нечего, его жизнь не стоила и леи, он из последних сил сконцентрировался и направил в Мирчу, как раз проходившего мимо него, сдирающее кожу заклинание. Упав на землю, охранник в приступе агонии катался по земле, терпя адские муки и заходясь неистовым криком. С него все еще живого пластами слезала кожа, обнажая внутренности до тех пор, пока человек не превратился в скелет.
  
  Страшный оскал умершего в ужасных муках человека, напомнил Владу изуродованный тлением череп старшего брата, которого он уже не один век видел во снах, тщетно пытаясь воскресить в памяти его родные черты или хотя бы улыбку. Воспоминание тут же накрыло с головой, унося князя в далекое прошлое.
  
  - Да что же это такое? - рык вампира утонул в небесах, так и оставшись без ответа.
  
  Всегда сдержанный и невозмутимый, с едва заметной усмешкой на устах, сейчас Дракула готов был выть раненым зверем, несмотря на то, что не привык на людях проявлять подобные эмоции. Его душу, в который раз, вывернули наизнанку, заставив окунуться в кошмарное прошлое, тяжелым грузом, лежащее на его плечах не одно столетие. И Баал знал это, мастерски нанося свой последний в жизни удар прямо в сердце вампира.
  
  - Думитру, - взяв себя в руки, окликнул Влад охранника, который все еще находясь в шоке смотрел на останки своего товарища. - Забирай всех и вези в Поенари. Там ждет Ментор! Я скоро буду! - добавил Дракула, кивнув Анне, которая с немым ужасом на лице наблюдала эту картину.
  
  *******
  
  Древняя крепость встретила уставших путников безмолвием и разрухой. Некогда величественное строение сейчас представляло собой груду развалин, ничем внешне не напоминая о своем былом величии. Правда, запустение царило только на верхних этажах, которые обдуваемые всеми ветрами, пришли в состояние полной непригодности для жилья.
  
  - Спускайтесь сюда, - им навстречу вышел Старейшина. - Здесь ступени, осторожно, - предупредил он Анну, глаза которой застилали слезы и девушка просто не видела, куда ступала.
  
  Подземные этажи, вырубленные прямо в скале резко контрастировали с верхними, поражая своим убранством и роскошью. Здесь были персидские и турецкие ковры ручной работы, старинная мебель, картины, потолок венчала золотая лепнина, а глаза были не в состоянии охватить все богатство окружающей их обстановки.
  
  Анну, Карла и Ван Хельсинга с Иляной на руках проводили в огромную комнату, где девочку уложили на кушетку и Андрас, который также присутствовал на поле боя, осмотрел малышку на предмет повреждений, пытаясь установить причину ее обморока.
  
  - С ней все в порядке, просто переутомление, - заключил вампир. - Ей нужно хорошенько выспаться и завтра она будет, как новенькая.
  
  - Я так понимаю, Влад через Иляну управлял щитом, - сказал Ментор, устало присаживаясь в огромное кожаное кресло, стоящее перед камином, искусно выложенным из черного мрамора. - По одиночке их сил было бы недостаточно на подобные фокусы, а так, объединив их, они смогли выиграть время до появление подмоги.
  
  - Думаю, да, - согласно кивнул Андрас, выходя из помещения. - В это сложно поверить, но от этого факт не перестанет быть фактом. Я утром проверю, как Влад, - оборачиваясь в дверях, добавил он. - Но если вдруг понадоблюсь, зовите в любой момент. Доброй ночи!
  
  - Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты, - вслед за целителем поднялся и Ментор, увлекая за собой готовых свалиться с ног в любое время от усталости, шока и пережитого потрясения, Ван Хельсинга и Карла.
  
  Кивнув Анне, мужчины покинули ее покои, увлекаемые старцем в бесконечные коридоры Поенари, хранящие не одну тайну своего грозного хозяина.
  
  Девушка убедилась, что ее малышка крепко спит и попыталась сама очутиться в царстве Морфея, мечтая дать отдохнуть сердцу и сознанию, но проворочавшись бесчисленное количество секунд, казавшихся нескончаемой вечностью, она не выдержала пытки и решила прогуляться. Не зная куда идти, принцесса шла наугад, полностью доверившись судьбе. Побродив по коридорам, ярко освещенным чадящими факелами, она вышла на улицу - на один из верхних этажей, которые громоздились на южных отрогах Трансильванских Альп, словно раненый дракон, ждущий своего часа, чтобы воскреснуть к прежней жизни.
  
  На самом краю, неровным обрывком нависающим над скалой, неподвижно стоял Дракула и всматривался в зияющую бездну, где стремительным потоком нес свои бурные и неспокойные воды широкий Арджеш. Анна тихонько, боясь потревожить владельца крепости, подошла сзади и остановилась в шаге за его спиной.
  
  - Почему ты не спишь? - не поворачиваясь, спросил Влад.
  
  - Не могу уснуть, мысли всякие, - тихо ответила принцесса, не решаясь приблизиться к грозному князю. - А ты?
  
  - Много воспоминаний, - едва слышно проговорил мужчина, отгоняя мрачные думы. - Я не был здесь с тех самых пор...
  
  Собравшись с духом, Анна все-таки подошла к вампиру и развернула его к себе лицом. Всегда спокойный, сейчас он был просто переполнен эмоциями, которые сквозили буквально в каждом его жесте и взгляде, показывая насколько глубоко ранено его сердце. Но прошлое оставалось прошлым, настоящее тревожило Дракулу куда больше. Влад с ужасом осознал то, что сегодня он снова едва не потерял дорогих ему людей. Он давно не верил в чудеса, но этим вечером имел возможность лицезреть их воочию, когда получил зов от Иляны и ее крик о помощи, пробившийся к нему сквозь защитную пелену. Думать о том, что могло бы произойти не успей они вовремя, вампир просто не хотел.
  
  - Прости меня, - прошептал он, притягивая Анну к себе и обнимая. Она заглянула в его застывшие, полные до краев боли, глаза и из ее собственных глаз потекли слезы. Девушка прекрасно понимала, какие муки терзали сейчас душу вампира, выдавая в нем обычного человека больше, чем он сам мог представить. - Я...
  
  - Не надо, - в губы ему выдохнула принцесса и в следующую секунду их языки сплелись в бешеном танце, вырывая своих хозяев из пучины отчаяния и окуная их с головой в мир страсти и безумия.
  
  Лишь одинокая луна была свидетелем того сумасшествия, которое полностью поглотило принцессу и вампира той ночью. Обнаженные тела отливали серебром в полумраке, накрывшим землю, сплетаясь в причудливой пляске всепоглощающего вожделения, отдающего более одержимостью, нежели обычной любовью. Движения были стремительными, причиняющими боль, но ни один из них не обращал на это внимания, всецело отдавшись страсти, так долго копившейся в их истерзанных душах и наконец-то нашедшей выход. Спину Анны холодили каменные плиты, но девушка, лежащая на плаще Дракулы и придавленная его мощным телом, не замечала этого, абсолютно растворившись в чувствах к своему партнеру, к отцу своего ребенка. Чтобы ни было между ними раньше, сегодня все преграды, разделявшие их все это время, рухнули, забирая с собой всю горечь и непонимание, стирая ненависть, веками дамокловым мечом висевшую над ними и пожиравшую их сердца, возводя их отношения на новый уровень - примирения и доверия, взаимоуважения и прощения. Ночь, темным покрывалом укрыла утомленных любовников, даря им такие долгожданные часы счастья и любви, заставляя их тела содрогаться в болезненном удовольствии, раз за разом доводя до пика наслаждения, а разум взрываться настоящим фейерверком эмоций...
  Примечание к части
  *Голконда - это такое трансцедентальное состояние вампира, когда внутри него Человек и Зверь прекращают соперничество и борьбу, что-то сродни человеческой нирваны.
  
  
  Тайны Трансильванского двора...
  Абсолютная тишина и кромешный мрак встретили Анну на задворках еще полусонного сознания и, сплетясь в затейливую паутину, ввергли девушку в панический ужас. Ей показалось, что она умерла и очутилась в огромном мрачном склепе, куда не мог пробиться ни единый солнечный лучик, чтобы хоть на мгновение рассеять печальный морок, окутавший все помещение. Девушка попыталась пошевелиться, но тут же ощутила на себе удушающие объятия какого-то пушистого кокона, прочно сковавшего ее по рукам и ногам и не дающего возможности сделать ни одного, даже самого простого движения. Душу стал сковывать неконтролируемый страх, Анна изо всех сил начала дергаться из стороны в сторону, пытаясь сбросить с себя неприятные ощущения, но от этого еще сильнее тонула в мягком море, погружаясь практически с головой в какую-то бездонную пропасть.
  
  - Анна! Проснись! - донесся до нее откуда-то издалека знакомый голос.
  
  Все еще пребывая на границе между мирами, она никак не могла вынырнуть из поглотившего ее кошмара, полностью завладевшего разумом. Девушка, не размыкая век, все также продолжала сражаться за свою свободу и жизнь, борясь со своими демонами. В следующую секунду тишину разрезал звенящий звук пощечины и Анна резко открыла глаза. Ничего непонимающим взглядом она стала обводить незнакомое помещение, в котором оказалась. Прямо перед ней был небольшой, но искусно изготовленный из черного мрамора камин, тихо потрескивающий поленьями и своим неярким медным пламенем освещающий комнату, на полу перед ним лежала шкура бурого медведя, справа практически всю стену занимали книжные полки, рядом с которыми стояли массивный резной стол и два черных кожаных кресла, слева же расположился внушительных размеров шкаф, также богато украшенный витиеватой резьбой. Попытавшись сфокусировать взгляд, Анна закрыла глаза и встряхнула головой, сбрасывая остатки ночного наваждения. Окончательно вернув контроль над своим сознанием, принцесса вновь открыла глаза и увидела сидящего рядом Дракулу, обеспокоенно взирающего на нее. Вампир щелкнул пальцами и тут же в нескольких серебряных канделябрах, в хаотичном порядке расставленных по всей комнате, зажглись свечи, окончательно рассеивая такой пугающий и густой мрак.
  
  - Господи, спасибо тебе! - с явным облегчением прошептала Анна, утыкаясь в грудь мужчины.
  
  - Обращение неверное, - с легкой усмешкой сказал Влад, - но благодарность принята.
  
  - Как я здесь оказалась? - поинтересовалась Анна, наконец-то с помощью вампира выпутавшись из удушающих объятий поистине необъятного мехового покрывала.
  
  - Ну, я подумал, что в кровати нам будет удобней и взял на себя смелость перенести тебя в мои покои, - отметив про себя, что с Анной все в порядке, ответил князь. - Знаешь, стар я уже для подобных утех на свежем воздухе, - он снова усмехнулся. - К тому же ты рисковала подхватить простуду, поэтому... - он замолчал, с любопытством уставившись на принцессу, которая вступила в очередную схватку теперь уже с подушкой, пытаясь подмять ту под себя, чтобы хоть немного удобней устроиться на огромной постели и дать наконец-то отдохнуть затекшим мышцам.
  
  Несколько минут спустя бессильно застонав, Анна безоговорочно капитулировала перед столь нехитрой постельной принадлежностью, полностью смирившись с невозможностью лечь так, как ей того хотелось.
  
  - Наблюдать за тобой одно удовольствие, - подмигнув все еще недовольной девушке, сказал Дракула. - Правда, есть риск закончить сей увлекательный эксперимент на полу, что, собственно, и произошло, - в следующее мгновение явно мешающая подушка отправилась в полет в неизвестном направлении, а Анна оказалась придавленной сильным телом к кровати. - Что тебе приснилось, я только почувствовал твой страх, как ты начала метаться, с кем-то сражаясь, сметая все на своем пути?
  
  Дракула, едва касаясь кожи принцессы, запах которой манил его, уничтожая те жалкие крохи самообладания, которые у него еще оставались, проложил невесомыми поцелуями дорожку от ее глаз к губам, затем над ухом и снова спустился вниз по изгибу шеи к ключице. Тем временем его руки стали исследовать ее тело, заставляя трепетать Анну под нежными и властными прикосновениями. Там, где секунду назад были его пальцы, оказывались его губы, окуная принцессу с головой в бушующий океан эмоций, заставляя забывать обо всем на свете. От утреннего кошмара не осталось и следа, его жалкие отголоски утонули в море страсти, накрывшей девушку. Она прикрыла глаза и прислушалась к своему телу, которое с радостью отзывалось на действия вампира. Развернув Анну спиной к себе, Влад легкими поцелуями неспешно двинулся вниз по позвоночнику, ее тело выгнулось от удовольствия, поощряя на продолжение сладостной пытки. Дракула не спешил, вдоволь упиваясь каждым мгновением, он стал ласкать ее ягодицы, прижимаясь губами к заветной венке на шее, но вскоре руки переместилась на грудь, а затем скользнули ниже и стали поглаживать бедра и колени, миновав то место, где в ожидании прикосновений у Анны все просто изнывало. Она не заметила, как из ее горла вместе со стоном вырвалось его имя. И в этот момент, когда принцесса была уже готова умолять своего мучителя, он одним решительным движением вошел в нее, заполняя собой все ее естество, доводя их обоих до такой долгожданной разрядки.
  
  - Даже не знаю, - едва совладав с дыханием, томно выдохнула принцесса, немного перекатившись по роскошному ложу, давая возможность им обоим устроиться удобней. - Сна я не помню, просто ужасное, сковывающее душу ощущение, что я мертва и погребена в мрачном склепе. Мне казалось, что еще секунда и я задохнусь... - она замолчала, осознав, что ужас пробуждения рассеялся, словно его никогда и не было, уступив место сводящему с ума наслаждению и стала рассматривать в золотистом свете свечей Дракулу, который лежал рядом, подперев голову рукой, и смотрел на нее. - Твои ожоги, они практически неразличимы.
  
  - Ну, должны же были усилия Ментора и Андраса принести свои плоды, пусть ненадолго, но все же. Они влили в меня столько крови за последние несколько суток, что... - он плотоядно усмехнулся и даже при таком тусклом свете Анна, содрогнувшись всем телом от его слов, заметила клыки, отчетливо видневшиеся на верхней челюсти.
  
  В его черных глазах отражался огонь, придавая ему еще более демонический вид, но в то же время Анна никак не могла понять, как ему удается при всем этом сохранять такую задорную, практически мальчишескую улыбку. Она внимательно стала всматриваться в лицо вампира, пытаясь отыскать там ответ на свой вопрос. Казалось, его черты всегда были суровыми и надменными, губы плотно сжаты, а взгляд пристальный и серьезный, но несмотря на все это, где-то все же блуждала едва уловимая усмешка, так менявшая облик грозного и беспощадного властителя ночи.
  
  - Но браслеты все равно не дают тебе восстановиться, - с тоской в голосе произнесла девушка, удобно устроившаяся на груди вампира. Она легким касанием руки прошлась вдоль все еще отчетливо видимого пореза.
  
  Перехватив ее руку, Дракула поднес ее к своим губам и поцеловал, затем поднялся с постели и стал неспешно одеваться.
  
  - Не уходи, - прошептала принцесса, пытаясь встретиться глазами с взглядом князя. - Не оставляй меня одну, прошу.
  
  Тяжело вздохнув, Влад снова сел на край кровати и какое-то время тишину в комнате нарушал только одинокий стук сердца принцессы.
  
  - Я только сейчас понял, - тихо проговорил Дракула, - что ни одна женщина, разделившая со мной ложе, как в земной жизни, так и в вечности, так и не услышала от меня того, что я хочу сказать сейчас тебе. Сам не могу объяснить, почему мне так трудно было произнести эти несколько простых слов, но факт остается фактом, - он повернулся к утопающей в подушках Анне. Ее обнаженное тело, едва освещенное тусклым пламенем, манило, обещая неземные наслаждения, но Дракула подавил вспыхнувшее снова желание и пристально смотря Анне в глаза произнес:
  
  - Я люблю тебя...
  
  И снова тишина окутала покои вампира, она была настолько осязаемой, что при желании, казалось, ее можно было потрогать.
  
  - Никогда я не думала, что услышу эти слова от кого-то, а тем более от тебя, - едва слышно проговорила Анна, пытаясь подавить рвущиеся наружу и душившие ее рыдания. - Ты лишил меня всего в этом мире, что было мне дорого, разрушил всю мою жизнь, но каким-то непостижимым образом ты и наполнил мое существование смыслом, раскрыв для меня новые горизонты жизни. Моя душа будет гореть в Аду, а предки проклянут меня, но сейчас мне плевать на это. Я не представляю свою жизнь без тебя и Иляны. Вы стали моим миром и никто больше мне не нужен, - эмоции все-таки взяли верх и девушка дала волю слезам, так долго копившимся в ее душе и смывающим окончательно все ее обиды и ненависть.
  
  Дракула молча обнял принцессу, едва ощутимо коснувшись губами ее виска. На миг ему показалось, что его остывшее сердце вернулось к жизни, совершив несколько размеренных ударов, но, прислушавшись, Влад понял, что это сердце Анны билось за них двоих.
  
  - Прости, - наконец-то совладав со слезами, сказала принцесса, вырывая вампира из размышлений, - рубашку тебе точно придется сменить.
  
  - Ничего, не растаю, - ответил он, вставая с постели и направляясь к выходу, захватив по пути камзол и обув сапоги. - Еще очень рано, постарайся отдохнуть немного, я скоро вернусь. Да, Иляна еще спит, - уловив немой вопрос в глазах принцессы, сказал Дракула. - Не волнуйся, с ней все в порядке.
  
  После ухода Дракулы Анна еще какое-то время ворочалась в огромной постели, но сон больше к ней не шел. Царство Морфея окончательно рассеялось невесомой дымкой, заставляя девушку снова и снова прокручивать в голове недавний разговор с вампиром. Она, как и Влад, вздохнула с облегчением осознав, что наконец-то вся их вражда, веками наполнявшая их души и сердца отравой ненависти, канула в Лету и на смену ей пришло прощение, понимание и... любовь. Анна даже в самом страшном своем сне не могла представить подобный поворот событий, но обстоятельства сложились именно так и менять она ничего не хотела. Слова вампира в очередной раз подтвердили его поступки, в неискренность которых поверить было просто невозможно. Лежать на пустом ложе было невыносимо и Анна, встав с кровати, набросила халат, но что ей делать дальше она не представляла, поэтому задумавшись, она снова вернулась в постель. Не прошло и пары минут, как шлейф ее мыслей был разорван открывающейся дверью.
  
  - Доброе утро! - в комнату ворвался маленький ураган по имени Иляна.
  
  Девочка запрыгнула на кровать и обняла мать.
  
  - Доброе, - ответила принцесса, прижимая дочь к себе. - Ты нас вчера напугала. Как ты себя чувствуешь?
  
  - Все хорошо, - весело ответила малышка. - Я еще такого никогда не делала, было так интересно, - неподдельный азарт в глазах ребенка пугал, заставляя Анну в который раз вспомнить, кто был отцом ее девочки.
  
  - Тебе нужно быть осторожней, ты же еще совсем маленькая, - проговорила девушка, поцеловав Иляну в макушку.
  
  - И вовсе нет, мне через неделю будет уже целых шесть лет, - серьезным тоном произнесла малышка. - Ты же помнишь, что у меня скоро день рождения?
  
  - Конечно, помню, - Анна попыталась скрыть смущение, но Иляна чутко уловила ее чувства.
  
  - Не переживай, - сказала девочка, снова обнимая маму. - Наверное, твоя память еще не полностью вернулась.
  
  - Наверное, - согласно кивнула Анна. - А что ты хочешь... - принцесса снова растерялась, осознавая, что практически ничего не знает о своей дочери.
  
  - Я хочу, чтобы вы с папой были вместе, - загадочно улыбнувшись, ответила проказница и, соскочив с кровати, помчалась к выходу. - Мне нужно бежать, прости, мамочка. Мы с Карлом кое-что придумали.
  
  Вопрос повис в воздухе, так и не прозвучав. Анна с недоумением посмотрела на закрытую дверь и поняла, что у всех, кроме нее были дела и заботы, даже у ее пятилетней дочери. К тому же с Карлом. Что может у них быть общего? И когда они договорились?
  
  - Интересно получается, - пробубнила себе под нос девушка, в очередной раз вставая с кровати, напоминавшей своими скомканными простынями о недавних событиях и заставляя ее тело вновь томиться в ожидании такого желанного наслаждения. - Все заняты, одной мне делать нечего. И снова только тайны кругом, как же мне все это надоело...
  
  - Простите, принцесса, можно? - в дверь постучали и в следующее мгновение в комнате появилась худощавая темноволосая женщина, одетая в черное, и с опухшими от слез глазами.
  
  - Да, конечно, входите, - ответила Анна, рассматривая посетительницу. - Я могу вам чем-то помочь?
  
  - Скорее, это я могу вам помочь, принцесса, - тихо ответила невысокая женщина. - Меня зовут Вайолка и я к вашим услугам, - добавила она, ставя поднос с едой на стол.
  
  Анна недоуменно взирала на новую знакомую, гадая, откуда та здесь взялась. То, что она была обычным человеком, не вызывало ни малейших сомнений. Так что она тут делала?
  
  - Я принесла вам завтрак сюда, поскольку людей в крепости не так много и все они уже поели, - все также почти шепотом сказала Вайолка, бесшумно передвигаясь по комнате. - Да, князь уничтожил вашу одежду, потому что на ней была следящая метка Тремер, - Анне почудилось, что она услышала в голосе женщины с трудом скрываемую злость, - поэтому он передал вам новую, - с этими словами она положила аккуратный сверток на кровать и, слегка кивнув принцессе, покинула ее покои.
  
  Только сейчас Анна поняла, насколько голодна, поэтому она с удовольствием принялась за принесенную Вайолкой еду. Затем она открыла пакет, оставленный женщиной, и с радостью отметила, что ее новая одежда практически ничем не отличалась от старой. Привыкшая с детства к удобному, почти мужскому облачению, принцесса до безумия не любила пышные платья. Видимо, Дракула не упустил и эту ее особенность, за что она была ему безмерно благодарна. Быстро одевшись, девушка выскользнула в коридор, тут же теряясь в бесчисленных переходах древней крепости.
  
  *******
  
  Раннее апрельское утро выдалось серым, но теплым и Анна решила немного прогуляться по окрестностям. Выйдя на верхние этажи крепости, девушка отметила низко висящие тучи, предвещающие пасмурный день и, возможно, даже дождь, но принцессу это не пугало, ей отчаянно хотелось свободы после душных подземелий, где, собственно, и располагались все жилые покои древнего строения. Поэтому свернув влево, девушка вышла прямо к ступеням, ведущим к подножию горы, на вершине которой и раскинулась когда-то величественная Поенари. На миг застыв, она залюбовалась окружающим ее пейзажем. Пастельные оттенки зеленого неповторимым покрывалом расцветили склоны легендарных Трансильванских Альп, легкая туманная дымка все еще окутывала низины гор, а едва пробивающиеся сквозь грозовые облака первые золотистые лучики, несмело скользили по горизонту, озаряя своим светом мистическую и ни с чем несравнимую красоту открывшегося взору ландшафта. Спустившись на несколько лестничных пролетов, Анна повернула голову вправо, да так и застыла - все очарование момента вмиг рассеялось, словно утренний туман. Принцесса ошарашенно смотрела вниз, где, скрытые сверху плотным покровом многовековых сосен, упирающихся своими верхушками в самое небо, стояли колья, на которых корчились в предсмертной агонии несколько десятков человек. Хватило и минуты, чтобы девушка поняла, что это были вчерашние заговорщики, устроившие им ловушку в ущелье на южном склоне. Она закрыла лицо руками, пытаясь избавиться от подступившего ужаса, казалось, она слышала каждый их вздох и стон. Пленники, находились далеко внизу, но ей чудилось, что их взгляды, полные запредельной муки, прожигают ее насквозь, заставляя дрожать всем телом.
  
  - Тебе не стоит на это смотреть, - раздался до боли знакомый голос за ее спиной.
  
  - Зачем ты это сделал? - прошептала она, поворачиваясь и утыкаясь в грудь вампира.
  
  - Суд Старейшин приговорил их к смерти, я же просто привел в исполнение их вердикт. К тому же они сами усугубили свое положение, напав на вас вчера. Их клан давно стал помехой другим вампирам и расправа над ними была лишь делом времени, - бесстрастно сказал Дракула. - Более того все, кому в голову взбредет очередная гениальная идея, подобная той, которая привела наших друзей минувшим вечером к нам в гости, должны видеть, какая кара их ждет.
  
  - Как ты можешь об этом так спокойно говорить? - отвечая пристальным взглядом зеленых глаз, поинтересовалась девушка.
  
  - Поверь мне, - сказал вампир, разворачиваясь и увлекая собеседницу за собой, - это далеко не тот случай, когда жертвы должны вызывать сочувствие.
  
  - Я не говорю, что мне их жаль, - потупив взор, проговорила Анна. - Но мне трудно принять то, что это зверство дело именно твоих рук, понимаешь? Почему их нельзя было просто убить? Зачем эти издевательства?
  
  - Потому что их участь должна стать уроком для всех остальных, кто осмелится перейти мне дорогу и тем более угрожать безопасности моей семьи, - проговорил Влад, обнимая Анну.
  
  - Мне кажется, что я слышу их стоны и их глаза... - тихо сказала принцесса.
  
  - Это просто иллюзия, они заметили тебя и играют на нервах, пытаясь вызвать сочувствие, - ответил вампир. - Не стоит обращать на них внимание. Лучше подумай о Вайолке, мужа которой Баал отправил к праотцам таким ужасным способом. Вот он точно не заслуживал подобной участи, а эти, - он слегка кивнул в сторону, - еще легко отделались.
  
  - Так вот почему она была такой странной и... - девушка замолчала на полуслове, заметив взгляд Дракулы, в котором промелькнули искорки гнева.
  
  - Она что-то тебе сказала? - глаза Влада сверкнули.
  
  - Нет, - поспешно вставила принцесса. - Она только сообщила, что ты избавился от моей одежды, потому что на ней была следящая метка.
  
  - Да, Баал постарался на славу, явно не обошлось без посторонней помощи. Он, конечно, достаточно неплохой колдун, но тут что-то совсем другое, - проговорил князь, устало потирая переносицу. - Понять не могу, как мы все допустили подобную оплошность. Даже Ментор ничего не заметил, что вообще само по себе нонсенс. Что? - он вопросительно посмотрел на свою собеседницу.
  
  - Я видела тебя вчера, на тебе лица не было, когда... - Анна осеклась, заметив, как напрягся Дракула. Она готова была поклясться, что услышала стон, сорвавшийся с его губ.
  
  - Смерть Мирчи вчера напомнила мне о смерти старшего брата, - долгое мгновение спустя, ответил вампир. - Его похоронили заживо, а он был еще совсем мальчишкой. Я долгих восемь лет пытался выяснить правду о том, что произошло с отцом и братом, когда вернулся из османского плена, - он прикрыл глаза, пытаясь избавиться от леденящего душу видения разрытой могилы и истлевшего скелета, скончавшегося в страшных муках человека. - Давай сменим тему, - тихо добавил он, поднимаясь вверх по ступеням.
  
  - Прости, - потупив взор, пробормотала Анна.
  
  - Тебе не за что извиняться, - ответил Дракула. - Пойдем.
  
  - Я хотела бы немного пройтись. Не могу больше сидеть в четырех стенах, я схожу с ума от переживаний, безделья и тоски, - принцесса остановилась в нескольких шагах от Влада.
  
  Вампир едва заметно кивнул, взглянув на небо, плотно укутанное свинцовыми тучами и, подхватив Анну на руки, перешагнул хлипкий парапет, затем спокойно ступил с крутого обрыва, принимая демонический облик.
  
  - Не делай так больше, не предупредив, - выдохнула девушка, ступив на мягкую зелень, пушистым ковром устилавшую все вокруг и пытаясь унять бешеное сердцебиение.
  
  - Постараюсь, - слегка улыбнулся он в ответ, возвратив себе человеческие черты. - Просто так намного быстрее.
  
  - Никто не спорит с этим, но я чуть с жизнью не простилась, когда ты сиганул в пропасть, - перевела дыхание девушка. - Да и привыкнуть к твоему иному облику, знаешь ли, тоже не так просто.
  
  - Не туда, - взяв принцессу за руку, он увлек ее в противоположную от дороги сторону. - Если, конечно, в план твоей прогулки не входит посещение Баала и его товарищей по оружию.
  
  - Конечно нет, - бросила Анна и послушно последовала за вампиром, который медленно шел по направлению к Арджешу, несущему свои бурные потоки куда-то в неведомую даль.
  
  - Ты о чем-то хотела спросить? - он отчетливо чувствовал желание принцессы поговорить, но не спешил начинать беседу, давая возможность Анне собраться с мыслями и озвучить свои вопросы.
  
  - Да, - присаживаясь на огромный пень, торчавший из земли бесформенной глыбой, задумчиво произнесла девушка. - Иляна утром сказала, что у нее через неделю день рождения. Почему я не помню рождение собственной дочери? Ты восстановил мне не все воспоминания?
  
  - И да, и нет, - с удовольствием привалившись к широкому стволу старой сосны, ответил вампир. - Некоторые моменты твоей жизни заблокированы именно твоим сознанием.
  
  - Что ты имеешь в виду? - с непониманием глядя вампиру в глаза, поинтересовалась Анна. - Ты снова ведешь какие-то свои игры? Что все это значит?
  
  - Только то, что я сказал. Никакого скрытого смысла в моих словах нет, - заметил он. - Просто некоторые моменты твоей жизни слишком болезненны и мозг запрятал их в глубинах подсознания, защищая тебя от неприятных воспоминаний.
  
  - Ты можешь это как-то исправить? - поинтересовалась девушка.
  
  Дракула перевел взгляд своих агатовых глаз на принцессу, казалось, он смотрит ей прямо в душу, прожигая насквозь ее телесную оболочку.
  
  - Не можешь или не хочешь? - не выдержала Анна.
  
  - Могу, но не хочу и не буду, - бросил вампир, прикрывая глаза. - Потом мне еще сама спасибо скажешь.
  
  - Опять эти недомолвки, тайны! - вскипела принцесса, переходя практически на крик. - Я устала быть куклой в твоих руках и зависеть от твоих желаний!
  
  - Здесь речь не о твоих желаниях или моих, - тяжело вздохнув, проговорил вампир. - Это касается не только тебя и...
  
  - А кого это еще касается? Что ужасного могло произойти, что я не могу этого знать? - продолжая сверлить собеседника взглядом изумрудных глаз, практически прошипела принцесса.
  
  - Уверен, рано или поздно твои воспоминания восстановятся и ты все сама узнаешь. Но, поверь, порой забвение лучше, - мрачно произнес Дракула.
  
  - Но я не могу жить в неведении. Чего еще я не знаю? Что еще ты скрываешь от меня? - не унималась Анна.
  
  - Пойми, если бы дело касалось только нас, я бы не стал препятствовать, но... - он на мгновение прикрыл глаза, - я даже Алире стер память об этом дне, чтобы эта гарпия не проболталась.
  
  - Все равно я не... Алире? - удивленно переспросила Анна. - Ох, я бы ей не только память стерла. Я бы вырвала сердце из ее груди, - гневно бросила Анна.
  
  Дракула с неподдельным интересом посмотрел на принцессу.
  
  - Ты читаешь мои мысли, - слегка усмехнувшись, произнес он.
  
  - В смысле? - поинтересовалась девушка, возвращая вампиру удивленный взгляд.
  
  - В том смысле, что ее сердце уже покинуло свое бренное тело, - загадочно проговорил Дракула. - Нужно возвращаться, - добавил он, резко сменив тему и протянув девушке руку.
  
  Они уже почти дошли до секретного прохода в крепость, расположенного справа от огромного обломка скалы, практически полностью поросшего мхом и утопающего в кустах, когда Анна, неожиданно вскрикнув, буквально сложилась пополам, хватая ртом воздух и пытаясь сделать хоть один полноценный вдох. Сегодняшний ночной кошмар оказался пророческим, Анна, и правда, умирала в эту минуту, с каждой секундой погружаясь в ужасный круговорот чудовищных событий. Девушка никак не ожидала того, что ее молчавшее до этого момента сознание обрушило на нее, сбивая с ног шквалом рвущих душу на части воспоминаний. Картинки с бешеной скоростью замелькали у нее перед глазами, сдавливая несчастное сердце и выворачивая в который раз ее израненную душу наизнанку. Поток слез хлынул из ее глаз, когда она увидела себя измученную, едва держащуюся на ногах у кроватки только что родившейся дочери. Ее руки дрожали, сжимая серебряный клинок, но на лице была написана мрачная решимость. Еще бы секунда и кинжал вошел бы в детское тельце, пронзая сердце малышки, если бы она от сильного удара, подоспевшего в последний момент Влада, не отлетела к противоположной стене, практически разбив голову о каменную стену.
  
  - Останови это! Я не хочу, не могу это видеть! - зарыдала Анна, не в состоянии стоять на подгибающихся ногах. - Хватит! - уцепившись за рукав Дракулы, который черной тучей метнулся к осевшей на землю девушке, уже практически прошептала Анна, сорвав голос от крика.
  
  Осознание всего ужаса тех событий ввергло принцессу в такой шок, что она с трудом могла совладать со своим разумом. Когтистые лапы кошмара раздирали ее изнутри, заставляя кровь стыть в жилах. Анна понимала, что уже никогда не сможет быть прежней, после того, что только что узнала. Девушка не представляла, как будет смотреть дочери в глаза, зная, что она пыталась сделать с этим невинным созданием, в недалеком будущем наполнившим ее жизнь смыслом и радостью.
  
  Дракула, опустившись на колени возле содрогающейся от рыданий принцессы, пытался разорвать поток ее воспоминаний, но впервые не мог пробиться сквозь ужас, сковавший цепями безнадежности сознание Анны. Раз за разом все его попытки достучаться до принцессы оборачивались полным провалом. Он видел, что еще чуть-чуть и девушка просто лишится рассудка от пережитого шока, но ничего не мог сделать, чтобы облегчить ее страдания. Лихорадочно соображая, что еще он в состоянии предпринять, Влад краем глаза скользнул по золотой цепочке, висящей на шее Анны. Вмиг сорвав защитный амулет, который дал ей еще в сокровищнице Шоломанчи, взяв с нее обещание никогда его не снимать, он таки ворвался в уже угасающее сознание принцессы, блокируя воспоминания и эмоции, давившие на девушку, словно могильная плита и грозившие навеки погрести ее под грузом чувства вины.
  
  Анна тут же обмякла в его сильных руках. Ее била мелкая дрожь, но рыдания постепенно переходили в тихие всхлипы. Она по-прежнему сидела на земле и цеплялась за Дракулу, словно утопающий, хватающийся за соломинку, как за последний шанс не оказаться в черной бездне отчаяния. Конечно, она понимала, что ею двигало почти шесть лет назад, но все равно не могла не радоваться, что славу Богу или Дьяволу, она так и не смогла закончить свое благое дело. Она каждой клеточкой своего тела, каждой частичкой сознания ощущала всю ту ненависть, которую испытывала тогда по отношению к вампиру. Ее единственной мыслью была мысль о смерти, как собственной, так и ее дочери. Убив ребенка, Анна намеревалась и сама свести счеты с жизнью, чтобы раз и навсегда покончить с этим кошмаром, в котором она оказалась. Она никак не могла допустить, чтобы это исчадие Ада, растоптав ее жизнь и наплевав на все, что ей было дорого, получило то, чего желало больше всего в этой жизни - наследника. Поэтому Анна была готова на веки вечные отправить свою душу в Преисподнюю, совершив столь ужасный грех, только бы не допустить осуществления планов вампира.
  
  - Как... мне... жить... - голос отказывался ей повиноваться и каждое слово давалось с огромным трудом.
  
  - Так, как жила до этого, - тихо выдохнул вампир, прижимая хрупкое тело девушки к себе еще крепче. - Все будет хорошо.
  
  - Хорошо? - невидящим взглядом посмотрев на Влада, прошептала она. - Уже ничего не будет хорошо. Вообще никак не будет.
  
  - Анна, тебе нужно взять себя в руки, - пытаясь поставить на ноги принцессу, проговорил вампир. - Иляна...
  
  - Господи! - слезы снова потекли из глаз. - Она же все может узнать.
  
  - Она ничего не узнает, если ты соберешься с силами, - сказал князь, большим пальцем вытирая слезинки на щеке девушки. - Знаю, что это непросто, но я блокирую твои мысли и тебе станет легче. Обещаю, доверься мне.
  
  - Это невозможно, прошлого не изменишь, - чувствуя, как голова проясняется, а тревожные думы куда-то уходят, словно их и не было вовсе, проговорила Анна.
  
  - Прошлого нет, - сказал Дракула, все также поддерживая Анну под локоть. - Запомни это. Есть только настоящее и будущее, и какими они будут, зависит только от нас с тобой.
  
  - Прости меня, - девушка с надеждой посмотрела на вампира.
  
  Влад не успел ничего ответить, как они услышали хруст веток и шаги, приближающиеся к ним из самой чащи леса.
  
  - Наконец-то! Вот вы где.
  
  Повернувшись на голос и резко подняв глаза, Влад замер. Могильный холод сковал его тело, не давая ясно мыслить. Луч солнца, прорезав плотный покров свинцовых туч, безжалостно ударил по глазам, сыграв тем самым с его разумом злую шутку. Пытаясь избавиться от леденящего душу ощущения, Дракула силился рассмотреть того, кто посмел нарушить их с Анной уединение. Размытая фигура, вдруг обретя очертания человека с черным провалом вместо лица, шагнула навстречу. В ту же секунду вампир, отстранившись от принцессы, схватил за воротник незваного гостя и подтянул его к себе готовясь разорвать ему горло.
  
  - Влад! Да очнись же ты! - закричала в испуге Анна, буквально повиснув у вампира на руке.
  
  Знакомый голос, ворвавшийся в сознание, вмиг разрушил наваждение и Дракула медленно отпустил Ван Хельсинга.
  
  - Какого черта ты здесь делаешь? - бросил он, обретая власть над разумом и загоняя вырвавшегося было зверя далеко в глубины подсознания.
  
  - Цветы пришел собирать, - съязвил охотник.
  
  - И как успехи? - в тон ему сказал вампир.
  
  - Как видишь, чуть не стал твоим обедом. Что это только что было? - поинтересовался мужчина, внимательно следя за собеседником и отходя от того на всякий случай на несколько шагов.
  
  - С тобой все в порядке? - поинтересовался Гэбриэл у девушки, которая тряслась, словно осиновый лист.
  
  - Да, - кивнула она, переводя дыхание. - Я просто испугалась...
  
  - Небольшое наваждение, - мрачно ответил вампир, полностью беря под контроль эмоции и задвигая мрачные мысли о видении как можно дальше. Однажды он уже видел этого черного призрака, только было то четыреста лет назад, еще в земной жизни. - Прости, - тихо сказал вампир, повернувшись к Анне.
  
  - Не хотел бы встретить тебя во время большого, - усмехнулся охотник. - Ты хоть предупреждающие таблички в следующий раз развешивай...
  
  - Не испытывай мое терпение, - раздраженно бросил Влад. - В следующий раз я могу и не остановиться вовремя, - проговорил вампир.
  
  - Хватит вам! - встала между мужчинами, едва совладавшая с нервами Анна. - Так что ты здесь делаешь?
  
  - Ищу хоть кого-нибудь, - сказал Ван Хельсинг. - Все словно в Лету канули. Сначала вы пропали, потом Карл с Иляной...
  
  - Что? - в один голос сказали Анна и Дракула, перебив охотника.
  
  - Что значит Иляна и Карл пропали? - выдавила принцесса, вспомнив слова дочери о том, что у них были какие-то дела.
  
  Не успев полностью отойти от одного потрясения, которое она была уверена напрочь лишит ее сна и покоя, ибо как жить дальше после такого девушка просто не знала, она тут же испытала другое. Хотя сейчас чувства притупились благодаря тому, что Дракула держал ее сознание в своей железной хватке, пускай и ментальной, но шокирующая правда была надежно скрыта ото всех вокруг. Потому что принцесса даже представить себе не могла, что было бы с их дочерью, узнай она о том, что Анна пыталась лишить ее жизни. Неудивительно, что Дракула не стремился вернуть ей эту часть воспоминаний. Ящик Пандоры открылся совершенно не вовремя. Застонав, девушка отвернулась, пытаясь удержать слезы и мысленно молясь, чтобы хоть на этот раз с Иляной ничего не случилось и это отсутствие было всего лишь шалостью ребенка, а не очередной попыткой кого-то из вампиров поквитаться с Великим Князем.
  
  - Прекрати об этом думать! - сверля Анну пристальным взглядом, процедил Влад под удивленным взором Ван Хельсинга.
  
  - Откуда мне знать? Их нигде нет, я всю крепость обошел дважды. Охрана тоже никого и ничего не видела. Вы все словно испарились, - ответил он. - Что происходит? - внимательно посмотрев на перепуганную принцессу, которая боялась, казалось, даже дышать, поинтересовался Гэбриэл.
  
  - Ничего, все в порядке, - ответила Анна. - Правда.
  
  Дракула, отойдя на пару шагов, прикрыл глаза, пытаясь мысленно связаться с дочерью. Несколько долгих минут прошли в гнетущей тишине, которую никто из присутствующих не решался нарушить.
  
  - С ними все в порядке, они недалеко от нас, - наконец сказал вампир.
  
  - Хвала Небесам, - выдохнула Анна.
  
  - Постарайся держать себя в руках, - тихо проговорил Влад, обнимая Анну и целуя ее в висок.
  
  - Легче сказать, чем сделать, - также тихо ответила Анна, растворяясь в объятиях вампира.
  
  Ван Хельсинг совершенно не понимая, что происходит, только вертел головой, пытаясь уловить суть происходящего, которое было скрыто от него за семью печатями.
  
  *******
  
  Остановившись на перекрестке двух заброшенных трактов, теряющихся в непроходимой чаще густого леса, Карл и Иляна внимательно осмотрелись по сторонам. Дело, которое привело их сюда, не требовало зрителей. Придя к выводу, что утопающая в весеннем разноцветье дорога, скрытая от посторонних глаз и погруженная в тишину, нарушаемую только веселым щебетом птиц и легким ветром, который раскачивал многочисленные деревья тревожа покой древних гор, как раз то, что им нужно, они стали раскладывать принесенные с собой ритуальные предметы. Карл развел небольшой костер, а Иляна проверяла все ли они захватили в спешке покидая крепость.
  
  - Кажется, все взяли, - сказала девочка, рассматривая старый пергамент, испещренный древними рунами.
  
  - Хорошо, - подойдя к ребенку, проговорил мужчина.
  
  Он очень переживал, что поддался на уговоры Иляны, но противостоять ей мужчина был не в силах. Несмотря на юный возраст, она обладала поистине железной волей и умением убеждать. К тому же бывший монах очень любил детей и они отвечали ему взаимностью, поэтому неудивительно, что девочка так к нему привязалась. Более того их, как ни странно, объединили еще и общие интересы - любовь к науке и всяческим экспериментам. Как-то Карл предложил Иляне, увидев ее в библиотеке за чтением древнего манускрипта по алхимии, составить ему компанию во время проведения одного опыта и малышка его просто поразила своей любознательностью и энтузиазмом. С тех самых пор и началась их дружба.
  
  С одной стороны Карл безумно боялся реакции Дракулы на их маленький заговор, с другой же он не мог оставить девочку одну, задумавшую свою авантюру еще в Шоломанче. Никогда он не мог подумать, что сможет найти единомышленника в ребенке, ровеснице своего сына. Вспоминания о семье растревожили сердце Карла и тоска снова расправила свои крылья, заставляя его теряться в догадках о том, как обстоят дела дома. Увлекшись своими мыслями, он не заметил, что Иляна в один момент подскочила, словно ужаленная и, выронив небольшой слиток олова, который они собирались расплавить, стала внимательно к чему-то прислушиваться.
  
  - Нужно возвращаться, - начиная быстро собирать принесенные предметы, сказала Иляна. - Нас ищут.
  
  - Только этого не хватало, - затушив костер, пробормотал Карл. - Пойдем назад!
  
  - Но как нам...
  
  - Иляна, позже, - перебив ребенка на полуслове, проговорил бывший монах. - У нас еще есть время. Сделаем все завтра.
  
  Девочка нехотя кивнула и они, покинув заветную поляну, направились в обратный путь. Иляна чувствовала гнев, волнами исходящий от родителя, поэтому как могла пыталась отгородиться от зова отца, стараясь придумать достойное объяснение их с Карлом поступка. Раскрывать истинную причину их бегства из крепости она не хотела, потому что желала закончить начатый ритуал, а для этого им необходимы были время и покой. К тому же механизм уже был запущен и остановить его ход не представлялось возможным. Выход был лишь один - необходимо все завершить и в срок. И сделать это могли только они.
  
  Карла также тяготили подобные мысли, но мужчина успокаивал себя тем, что в свое оправдание мог сказать хотя бы то, что Иляна была не одна, а все время под его пристальным присмотром. Довод был слабоват, но все-таки это было хоть что-то, что он мог предоставить вампиру в качестве извинения.
  
  Пропетляв немного по извилистым тропинкам, прорезающим густой лес, Иляна и Карл вышли на берег Арджеша, где их в нетерпении поджидали.
  
  - Все объяснения потом, - грозно сверкнув глазами, сказал вампир. - Сейчас быстро возвращаемся в крепость.
  
  И он направился к скрытому в зарослях плюща и шиповника тайному проходу в Поенари, сделав знак остальным следовать за ним.
  
  - Как думаешь, она знает? - тихо спросила девушка, с опаской поглядывая на Иляну, которая что-то сосредоточенно обдумывала.
  
  - Нет, можно сказать, что нам сильно повезло. Она слишком занята придумыванием для нас сказки, оправдывающей их отсутствие, - так, чтобы услышала лишь Анна, ответил вампир, пропуская ее вперед и запечатывая дверь потайного хода.
  
  
  Бессмертие не терпит суеты...
  Во все времена румынская земля была окутана загадочным ореолом мифов и легенд, но настоящим сердцем всех этих зловещих и темных тайн всегда была Трансильвания. Удивительное место, раскинувшееся на северо-западе страны среди величественных Карпатских гор и многочисленных притоков Дуная, скрытое от любопытных глаз Семиградье.* Разнообразие народных обрядов и суеверий в некоторых местах этого невероятного и таинственного края иногда просто выходили за пределы разумного. Желая обезопасить себя и свои жилища, люди обращались не только к церкви, но в большинстве своем к магии, секреты которой передавались в этих землях из поколения в поколение. Так наряду с крестом и освещенной водой здесь использовали чеснок, серебряные пули, осиновые колья и множество других народных средств защиты от водившейся в изобилии на просторах Эрдея* нечисти. Но случалось, когда эта самая нечисть также прибегала к помощи магии дабы использовать ее силу в своих злонамеренных целях, вселяя ужас в сердца, как простых людей, так и своих сородичей.
  
  - И что ты думаешь по этому поводу? - спросил Дракула, отворачиваясь к окну, за которым дневное светило неспешно скрывалось за горизонтом, окрашивая небо в ярко-алые тона, предвещая тем самым ветреный день.
  
  - Мыслей не так много, но из того, что приходит на ум, поверь, одна хуже другой, - тихо ответил Ментор, внимательно рассматривая предмет, лежащий перед ним на столе. - "Ведьмина лестница" обычно не несет в себе угрозы, но этот случай явно стал исключением из правил.
  
  - Я заметил, что узлы запечатаны воском, - вставил вампир, уперев руки в подоконник.
  
  - Не просто воском - черным, Влад. Не мне тебе объяснять, что это значит, - задумчиво отозвался старец. - К тому же нить закольцована, что тоже ничего хорошего не предвещает. "Петля" сделана со знанием всех тонкостей этого вида магии. Семь узлов символизируют магию Сатурна, несущую в себе только одно значение. Кто-то явно хочет убрать тебя с дороги, причем, навсегда.
  
  - Как обычно вовремя, - едва не застонав, заметил князь. - Мало мне других проблем сейчас.
  
  - Идеи есть, кому ты перешел дорогу?
  
  - Зачитать весь список? - оборачиваясь и зло сверкнув глазами, бросил Дракула. - За четыреста лет врагов у меня более чем достаточно.
  
  - Твой гнев, направленный на меня, ничем тебе не поможет, - устало откинувшись на спинку стула, напоминающего королевский трон, спокойно проговорил Ментор. - Ты лучше подумай, кто мог подбросить тебе "ведьмину петлю". Нужен был непосредственный контакт в ближайшие пару дней.
  
  - Извини, - учтиво склонив голову, произнес Дракула. - Ты же знаешь, насколько я ценю твою дружбу и поддержку, но сейчас я просто сам не свой.
  
  - Вижу, что Великий Князь совершенно увяз в семейных неурядицах. Я все понимаю, но в данный момент это неразумно, Влад. Бессмертие не терпит суеты, а ты крутишься, словно белка в колесе. Вроде бы и бежишь, но все время топчешься на одном месте. Семья - это замечательно, я рад за тебя, но... Пора бы уже остановиться и подумать, скажем, о долге перед нашим сообществом. Кроме титула у тебя еще есть и прилагающиеся к нему обязанности, которые хотя бы иногда стоит выполнять. Кто будет следующим, бросившим тебе вызов? Корвин, за ним Баал - подумай об этом. К тому же речь идет не только о прямой угрозе в твой адрес, сейчас поползли слухи о твоей дочери, даже в Ираме** уже говорят о ней, что вызывает дополнительные опасения, а твои силы практически на исходе. Ты не показываешь своей слабости, но этим ты можешь обмануть Анну, Ван Хельсинга, но не меня. Я вижу тебя насквозь, поэтому сядь и спокойно подумай, что ты будешь делать дальше.
  
  Дракула чувствовал себя провинившимся ребенком, которого отчитывает строгий, но справедливый отец, стоя перед Главой Старейшин. Каждое слово, произнесенное старцем, кинжалом вонзалось в сознание вампира и от понимания его правоты, Владу становилось совсем не по себе. Он и сам знал, что слишком отдалился от дел, бросив все практически на самотек. Сначала покинул пределы Трансильвании на пять лет, затем по уши увяз в проблемах, валившихся на него, словно из рога изобилия.
  
  - Да сядь же ты, не стой столбом! - повысил голос Старейшина, по-хозяйски обосновавшись в кабинете Дракулы. - Есть еще одно дело, требующее немедленного разрешения, - внимательно посмотрев на вампира, который наконец-то занял глубокое кожаное кресло напротив стола, сказал Ментор.
  
  - Белтейн, - прикрыв глаза, тихо произнес Влад.
  
  - Именно. Пора вплотную заняться ритуалом, времени совершенно не осталось. Или ты так уже сроднился с этими браслетами, что не желаешь с ними расставаться?
  
  - Не смешно, - устало бросил Влад.
  
  - А я и не смеюсь, - в тон ему ответил Ментор. - И, боюсь, что мне еще долго не представится шанс. За этим я тебя, собственно, и позвал. Думаю, завтра под вечер нужно расставить необходимые для открытия Врат камни.
  
  - Хорошо, я все подготовлю, - отрешенно смотря в никуда, произнес вампир. - Не волнуйся, - добавил он и, сопровождаемый обеспокоенным взглядом карих глаз, покинул комнату.
  
  - А я пока подумаю, как развязать "петлю", чтобы выпутать тебя хоть из этого до встречи с Древними, - едва слышно проговорил Ментор, когда за вампиром закрылись тяжелые дубовые двери.
  
  *******
  
  Покинув собственный кабинет, который он передал в пользование Ментору, временно обосновавшемуся в Поенари, Влад решил немного пройтись, чтобы привести мучительные, словно ноющая боль, мысли хотя бы в относительный порядок. Ему еще предстоял нелегкий разговор с Анной и Иляной, который на время пришлось отложить. Андрас перехватил его в коридоре, когда они вернулись днем в крепость и буквально силой утащил в лабораторию, которую наспех собрал вместе со своим помощником Уфиром. Последний же позаботился и о новых донорах для князя. После чего Дракула отправился к Ментору, который настоятельно требовал его присутствия для важного разговора и уже по дороге к кабинету Влад и обнаружил в кармане неприятный сюрприз в виде "ведьминой лестницы", что также не добавило вампиру хорошего настроения.
  
  Наконец-то снова оказавшись на улице, Дракула расправил свои мощные крылья и, отбросив все мрачные думы, с удовольствием взмыл в вечернее небо. Сделав несколько кругов над южным отрогом Трансильванских Альп, вампир приземлился на небольшой поляне, в миле от развалин когда-то величественной крепости, построенной его великими предками и отстроенной им самим несколько сот лет тому назад, и неспешно пошел по направлению к тайному ходу, надежно укрытому от посторонних глаз.
  
  Здесь всегда было царство покоя. Поросшие многовековыми стройными соснами горы, бездонное темно-синее небо и тишина. Тишина, которую смел нарушать только шум неугомонного Арджеша, катившего свои неспокойные воды у подножия древнего строения. Круговорот проблем, затянувший вампира в последние дни в свои крепкие сети, казалось, совсем остановил стремительный бег времени, заставляя грозного властителя ночи вновь и вновь возвращаться к тому, что его так волновало. Мысли неспешно текли по кругу, ввергая своего хозяина в бесконечные и далеко не радужные размышления.
  
  Дракула достаточно редко позволял себе долгие раздумья, полностью поглощавшие его сознание, но теперь, когда он перестал быть один, многие события воспринимались совершенно иначе и требовали более пристального и детального рассмотрения.
  
  - Помогите! - сквозь пелену мыслей услышал вампир сдавленный крик.
  
  Голос показался ему знакомым и Влад резко сменив направление, решил узнать, что происходит. Увиденное разозлило вампира до немыслимых пределов. Но разбираться в том, как посмел Хладный Демон нарушить границы его владений, он не собирался. Каждый из них был прекрасно осведомлен, чем именно чреваты прогулки по землям, принадлежащим Великому Князю, тем более, когда он сам тут находился. Обретя свою вторую личину, Дракула в одну секунду налетел на противника никак не ожидающего сопротивления от полуживого Карла, которого страх своими ледяными путами сковал, словно девятый круг Ада Коцит.*** Отбросив от него вампира, Влад потянулся по привычке за мечом и тут же чертыхнулся, потому что его оружие спокойно лежало в крепости в ожидании того, когда понадобится своему хозяину.
  
  - Нож! - крикнул он Карлу, стоящему, словно громом пораженному. - Карл! - прогремел Влад, вырывая мужчину из лап оцепенения.
  
  Очнувшись, бывший монах быстро поднял с земли серебряный кинжал, который выронил во время нападения и бросил его вампиру. Зашипев от неприятной жгучей боли, князь ударил противника в сердце, а затем быстро распорол ему грудную клетку.
  
  - Что? Что это такое? - с трудом приходя в себя, пробормотал мужчина, с ужасом наблюдая, как Дракула быстрыми и уверенными движениями расчленяет напавшее на него существо.
  
  - Разожги костер, - бросил граф, продолжая свое кровавое дело.
  
  Не проронив ни слова, мужчина послушно выполнил требуемое действие и уже через несколько минут возле его ног весело потрескивая сосновыми ветками и шишками, полыхал огонь. Влад молча стал кидать в разгоревшееся пламя куски тела вампира, напавшего на Карла. Последний же, находясь, будто в наркотическом дурмане, отрешенно смотрел на происходящее и боялся даже пошевелиться, чтобы не вызвать гнев своего грозного спасителя.
  
  - Какого черта тебя понесло гулять по окрестностям на ночь глядя? - наблюдая, как корчится плоть, жадно пожираемая голодным пламенем, поинтересовался Дракула.
  
  - Я собирал некоторые травы, необходимые для... - он резко замолчал, поняв, что едва не проговорился. - Это не совсем моя тайна, - виновато потупив взор, уточнил Карл.
  
  - Твое счастье, что я дико устал и не хочу тратить последние силы на взлом твоего сознания, - усаживаясь на поваленное рядом дерево, сказал вампир. - Держи, - он протянул мужчине кинжал, оставивший глубокий след на его левой ладони.
  
  - О, Боги! - прошептал мужчина, заметив сильный ожог.
  
  - Они здесь абсолютно не причем, - выдохнул вампир. - Все дело в Корвине и этих браслетах, но это мелочи, через пару дней все вернется на круги своя.
  
  - Скорее бы все уже закончилось, - всматриваясь в ночное небо, усыпанное серебряными звездами и вспоминая свою семью, прошептал Карл.
  
  - Неужели в твоих книгах не пишут, что смертным вредны для здоровья ночные прогулки в незнакомых лесах? - сверля незадачливого ботаника тяжелым взглядом черных глаз, спросил вампир.
  
  - Простите, - рассматривая изумрудные травы под ногами, практически прошептал Карл. - Я не выплатил вам еще первый долг, а вы снова спасли мне жизнь.
  
  - Да, так недолго и в героя превратиться, - слегка усмехнулся вампир.
  
  Карл с удивлением смотрел на Дракулу и в который раз не верил своим глазам. Хотя он уже далеко не так боялся грозного вампира, как раньше, но все же никак не мог поверить в то, что с ним можно вот так просто общаться. Только сейчас он начал понимать Анну, которая, несмотря на всю многовековую ненависть и клятвы ее предков, все же поддалась обаянию и харизме Темного Князя. Все его поступки говорили, нет, скорее кричали о том, насколько они заблуждались, деля мир только на черное и белое. Вселенная намного сложнее, многограннее и никогда не знаешь, какой именно сюрприз она тебе преподнесет в следующую минуту. Порой, помощь и поддержку можно получить от самого заклятого врага...
  
  - Вот только не надо из меня святого делать, - губы Влада снова тронула едва уловимая усмешка.
  
  - Вы же говорили, что не будете читать мои мысли, - с легким испугом в голосе проговорил мужчина.
  
  - Думать тише нужно, - вставая, сказал вампир. - Пойдем, уже поздно, а у меня еще куча дел.
  
  - Но я... еще... - попытался было возразить Карл.
  
  - Что еще? - глаза Дракулы в темноте сверкнули алым, отражая затухающий костер. - Травки не нарвал?
  
  - Ннниииччегго, - пробормотал бывший монах и послушно поплелся следом за стремительно удаляющимся вампиром, боясь потерять того из виду и снова остаться в одиночестве в этой непроходимой чаще густого карпатского леса.
  
  - Ладно, - сжалился вампир, слыша, как тяжело сопит Карл за его спиной. - У тебя пара минут.
  
  - Спасибо! - бросил мужчина и быстро стал срезать серебряным клинком необходимые травы.
  
  - Ты знаешь, с кем столкнулся? - спросил Дракула, когда Карл его догнал.
  
  - Не имею ни малейшего представления, никогда даже упоминая о подобных тварях не встречал, - задумчиво проговорил Карл. - Единственное, что помню - это неземную красоту этого существа и его притяжение, которому не было сил сопротивляться, - ответил мужчина безумно радуясь тому, что пережил эту встречу.
  
  - Это Хладный Демон, один из самых опасных ночных хищников, рыщущих в окрестностях. И я совершенно не представляю, что он забыл в моих владениях, - зло сверкнув глазами, проговорил вампир. - Удивлен, что ты смог так долго ему сопротивляться, ибо он буквально завораживает красотой и грацией движений свою жертву, прежде чем затащить в свое логово. Там он какое-то время держит добычу, питаясь неделями ее кровью и лишь потом, выжав все жизненные соки, убивает, - сказал Влад, пробираясь сквозь густые заросли.
  
  - А зачем нужно было его... - Карл запнулся, - расчленять и сжигать?
  
  - Это единственный способ его убить. Все остальное на него действует так же, как и на меня - никак. Что? - снова усмехнувшись, поинтересовался Влад. - Я уже не кажусь тебе таким уж чудовищем или делаешь пометки, как избавить мир от меня?
  
  - Я уже говорил, что больше не считаю вас монстром, - проговорил мужчина, едва поспевая за широким шагом вампира.
  
  - И кем же ты меня считаешь? - резко останавливаясь, спросил Влад. - То есть тебя, бывшего служителя церкви, уже не смущает моя дьявольская сущность?
  
  - Ну, у каждого из нас свои недостатки, - философски заметил мужчина. - И, кстати, я еще не поблагодарил вас за спасение жизни... снова...
  
  Дракула закатил глаза и покачал головой, слушать дифирамбы и пространные речи Карла было выше его сил.
  
  - Я смотрю, вы с Иляной нашли общий язык, - ушел от надоевшего разговора князь. - И если тебе уж так хочется считать себя обязанным мне то, сделай одолжение, пригляди за ней, пока мы не вернемся домой.
  
  - Охотно, - ответил мужчина. - Она просто удивительный ребенок.
  
  Они дошли до заветной двери, открывающей проход в крепость и минуту спустя растворились в таинственной темноте секретного коридора. Поднявшись по крутой винтовой лестнице, каждый из мужчин направился в свою сторону...
  
  *******
  
  Едва оказавшись перед входом в свои покои, Дракула отчетливо услышал простую незатейливую мелодию, лившуюся, как он знал, из старой музыкальной шкатулки, когда-то принадлежавшей его матери. Каким чудом единственное напоминание о таком далеком, но счастливом детстве сохранилось среди всего хлама, собранного его потомками за четыреста лет, вампир не представлял. Просто несколько лет назад наведавшись в отчий дом, Влад заметил небольшую обветшалую коробочку, валявшуюся среди старых вещей и, узнав в ней шкатулку матери, уже не смог оставить ее пылиться среди никому ненужного и забытого старья. Тогда же Дракула забрал и любимую куклу Анны, передав их дочери в подарок в ее первый день рождения. С тех пор малышка не расставалась со своими игрушками, нося их везде за собой.
  
  Тихонько отворив дверь, вампир бесшумной тенью скользнул в полумрак комнаты, стараясь не потревожить сон Анны и Иляны. Шкатулка, доиграв свою печальную песню, умолкла в ожидании нового завода, а свечи осыпали канделябр и прикроватную тумбочку своими восковыми слезами, медленно догорая. Буквально упав в кресло, Дракула прикрыл глаза, стараясь ничем не выдать своего присутствия.
  
  - Я ждала тебя, - несколько минут спустя шепотом, чтобы не потревожить дочку, клубочком свернувшуюся на кровати, проговорила Анна, вставая с постели.
  
  - Извини, я задержался и не хотел вас будить, - так же едва слышно ответил вампир. - Как ты?
  
  - Нормально, - кивнула принцесса, взглянув на малышку и несколько слезинок скатились по ее щекам.
  
  - Так нормально, что продолжаешь себя терзать даже ничего не чувствуя? - произнес Влад. - Иди за мной.
  
  Передвигаясь практически на ощупь, девушка последовала за Дракулой к дальней стене, где в самом углу была неприметная дверь, надежно скрытая гобеленом с изображением дракона.
  
  - Я даже не подозревала, что здесь есть еще одна комната, - сказала Анна, оказавшись в небольшом полукруглом помещении, едва вмещавшем в себя пару кресел, небольшой стол и пару книжных полок.
  
  - Это очень древнее строение и в нем полно всевозможных тайных проходов и скрытых комнат, - пояснил вампир, зажигая свечу.
  
  - Бог ты мой! - ахнула девушка, заметив кровь на одежде и руках Дракулы. - Что случилось?
  
  - Ничего особенного, просто небольшое недоразумение, - дал себе мысленный подзатыльник Влад, что совершенно не озаботился своим внешним видом.
  
  - Такое впечатление, что ты купался в крови, - рассматривая в неверном свете свечей одеяние вампира, шокировано проговорила Анна.
  
  - Не обращай внимания, - небрежно бросил князь. - Есть вещи, куда более важные, - добавил он, доставая из внутреннего кармана камзола защитный амулет, который сорвал с шеи Анны, пытаясь избавить ее от воспоминаний. - Вот, держи.
  
  Анна взяла украшение и снова повесила его на шею. Кристалл, весело сверкнув, принял свой первоначальный облик, признав свою хозяйку.
  
  - И все-таки это выше моих сил, - проговорила Анна, выскальзывая за дверь. Мгновение спустя девушка вернулась в тайное убежище с миской и кувшином воды, которые стояли в покоях Дракулы на прикроватной тумбе. - Смой кровь хотя бы с рук и лица, - проговорила она, выжидательно уставившись на вампира.
  
  Последнему ничего не оставалось, как молча подчиниться словам принцессы. Он и сам понимал, что выглядит весьма впечатляюще с ног до головы залитый кровью демона.
  
  - Так что все-таки случилось? - поинтересовалась она, наливая воду в миску.
  
  - Один из твоих друзей решил прогуляться в ночи и встретился с вампиром, едва не поужинавшим им, - нехотя признался Дракула. - Пришлось спасать его драгоценную шкуру.
  
  Анна с неподдельным интересом смотрела на властелина ночи, поражаясь, как тот мог серьезные вещи превратить практически в шутку. Он спас человеку жизнь, а говорил об этом так, словно просто отмахнулся от надоедливой мухи.
  
  - Карл? - уточнила Анна.
  
  - Он самый, травку пошел собирать при свете луны, - бросил вампир, снимая камзол и рубашку, также промокшие насквозь от крови и смывая брызги крови с шеи и лица.
  
  Анна невольно залюбовалась мощным телом мужчины, ее мысли сами собой вернулись к утренним событиям и легкий румянец залил ее щеки, но заметив на себе вопросительный взгляд вампира, спешно отвела глаза, чем вызвала мимолетную усмешку Влада.
  
  - Так что там с Карлом? - совладав с собой, проговорила Анна.
  
  - Ничего, - усаживаясь в кресло, ответил вампир. - Спать пошел живой и невредимый.
  
  - Кстати, ты не в курсе, что они задумали с Иляной? - спросила принцесса. Этот вопрос ей все время не давал покоя, а она никак не могла отважиться на разговор с дочерью, боясь выдать свои чувства.
  
  - Не хочу строить предположения, утром поговорим с Иляной и все выясним, - сказал вампир, наблюдая, как изменилась в лице девушка. - Ты опять за свое? Решила свести себя с ума бесконечными терзаниями и размышлениями? Поверь, мне вполне хватило твоей реакции в первый раз. Я едва вытащил твое сознание из небытия.
  
  - Так вот почему ты сорвал амулет? Но ты же говорил, что его действие на тебя не распространяется, - задумчиво произнесла девушка, машинально касаясь украшения.
  
  - Не распространяется, но ты была без сознания и мне пришлось буквально пробиваться сквозь твой разум и силой ломать все те преграды, которые он выстроил, пытаясь оградить тебя от обрушившихся воспоминаний. Поэтому амулет и сработал против такого грубого вмешательства, тут ему уже было все равно, кто ломился в твою голову - он выполнял свое предназначение. Я едва сам увернулся от его защитной реакции.
  
  - Прости, - присев на колени вампира и склонив голову ему на плечо, устало произнесла Анна. - Я совершенно не знаю, что и как теперь делать. Как говорить с ней, как смотреть в глаза. Иляна же в любой момент может все узнать.
  
  - Повторяю еще раз - тебе не за что извиняться, лист календаря давно перевернут и те события канули в Лету. А во-вторых, если ты не будешь все время мучить себя, заставляя снова и снова переживать те ужасные события, то и Иляна ничего не узнает. Да, я забрал все твои эмоции, но ты, видимо, решила свести себя в могилу бесконечными размышлениями по этому поводу. Конечно, я много чего могу, но знаешь, и моим возможностям есть пределы. К сожалению, не в моей власти повернуть время вспять, как бы мне этого не хотелось...
  
  - Прости, - Влад буквально зарычал, снова услышав из уст принцессы извинение. - Кажется, все другие слова из моего арсенала можно забыть, но я просто не понимаю, как ты можешь так спокойно ко всему этому относиться, - снова несколько слезинок предательски скатились по щекам девушки и продолжили свой путь по обнаженной груди вампира.
  
  - Я подозреваю, откуда у тебя это чертово упрямство, - заметил он, едва коснувшись виска девушки губами, - но вот откуда подобный мазохизм, это для меня загадка, - поворачивая ее к себе лицом, проговорил Дракула.
  
  - Нет-нет, не надо! - взмолилась Анна, отлично осознавая, что собирался сделать вампир. - Я хочу все помнить.
  
  - Зачем? - заглядывая, казалось, в самую душу любимой женщины, спросил князь. - Чтобы опять изводить себя? Если ты думаешь, что мне доставляют удовольствие твои муки, то ты глубоко заблуждаешься на этот счет, - в черных глазах отражался золотистый огонек одинокой свечи. Создавалось впечатление, что он освещает собой самые дальние уголки сознания вампира, тем самым выдавая его истинные чувства, обычно надежно скрытые от окружающих.
  
  На минуту принцесса потеряла контроль над собой, буквально растворившись в мыслях Дракулы. Она смотрела ему в глаза, полные такой печали, что ее сердце готово было вырваться из груди, лишь бы избавить вампира от боли, которая рвала его на части; от тоски, пожиравшей душу; от одиночества, которое, несмотря на то, что Влад практически никогда не был один, безраздельно завладело им, отравляя его существование. И только в самом конце она заметила два лучика, несмело пробивающиеся сквозь темные лабиринты его сознания.
  
  - Как ты живешь с этим? - прошептала она, все еще не в состоянии прийти в себя после того, что смогла почувствовать, заглянув в душу вампира. Девушка вспомнила слова Ментора о том, что она и Иляна стали для Влада той самой надеждой, которая поможет найти ему путь к свету.
  
  - Вот так и живу, - невесело усмехнувшись, ответил он. - Поэтому раз и навсегда давай поставим на этом точку. Я больше не желаю возвращаться к этому разговору. Я оставлю тебе воспоминания, но при одном условии - ты мне пообещаешь, что больше никогда не станешь бередить старые раны ни свои, ни мои.
  
  - Хорошо, - кивнула Анна, сильнее прижимаясь к широкой груди вампира и находя в его крепких объятиях покой и умиротворение. - Что ты сделал?
  
  - Ничего, - усмехнулся Влад, - просто немного подкорректировал твои чувства.
  
  - Ты же обещал, что... - следующие ее слова растворились в легком поцелуе. - Так нечестно, - выдохнула принцесса, отстраняясь от вампира.
  
  Дракула только снова усмехнулся, давая понять, что ему закон не писан и играть он будет только по своим собственным правилам. От мимолетной слабости не осталось и следа, она рассыпалась в вечности, словно замок из песка. И перед принцессой опять был гордый и надменный властелин ночи, властный тиран, готовый на все ради достижения своих целей, неумолимый и грозный Великий Князь.
  
  - Все-таки поразительно, как тебе удается сочетать в себе такие противоречия, - проговорила Анна, пытаясь разглядеть в глазах вампира хоть крохотный отголосок того, что она видела несколько минут назад, но черные озера таили в себе снова лишь мрак, непроглядный и пугающий своим холодом и безразличием.
  
  *******
  
  Серебристая луна заняла свое законное место на небосводе, озарив мир вокруг мертвенно-бледным потусторонним светом. Дракула во главе небольшого отряда всего из нескольких человек уже собирался покинуть пределы крепости, когда его остановил голос Иляны. Малышка подбежала к нему и, заставив спешиться, буквально повисла на его локте.
  
  - Подожди! Я хочу тебе кое-что дать, - загадочно посмотрев на отца, проговорила девочка. - Протяни руку.
  
  Влад выполнил просьбу дочери, и девочка с молниеносной скоростью достав небольшой серебряный нож, полоснула им по ладони отца, а в следующую секунду вложила в нее небольшой металлический кружок, мягко светившийся голубоватым светом, и сжала его пальцы. Стоило кусочку олова соприкоснуться с кровью своего нового владельца, как он, сверкнув ярко-алым светом, плотно окутал застывшего, словно мраморная статуя, Дракулу полупрозрачным белесым коконом. От силы и внезапности обряда вампир покачнулся и не упал только благодаря тому, что Ван Хельсинг вовремя подставил ему свое плечо. Кивнув охотнику и совладав с потоком охранной магии, так внезапно обрушившейся на него, Влад перевел удивленный взгляд на улыбающуюся Иляну, которая усердно делала вид, что она тут совершенно не причем.
  
  - Ты отдаешь себе отчет в том, что сделала? - прорычал князь, пытаясь подавить рвущийся наружу гнев. В эту минуту он сто раз пожалел о том, что так многому ее научил и более того, что предоставил своему ребенку столько свободы. И даже сегодня утром она практически обвела своего родителя вокруг пальца, продемонстрировав ему именно те мысли, которые вампир хотел увидеть.
  
  - Конечно, это "Щит Смерти" и теперь ты будешь в полной безопасности. Ни живые, ни мертвые не смогут причинить тебе вред, - на одном дыхании выпалила довольная собой девочка и, сверкнув глазами, быстро ретировалась из-под тяжелого отцовского взгляда.
  
  - Ну, подожди, я вернусь, - бросил вслед убегающей дочери вампир. - Я устрою тебе веселую жизнь.
  
  Карл, стоящий всего в нескольких шагах от вампира и держащий под уздцы огненно-рыжего скакуна, втянул голову в шею, пытаясь стать совсем незаметным и жалея о том, что не может раствориться в воздухе.
  
  - Куда ты смотрел? - переключился Дракула на несчастного мужчину, который вспомнил в один миг весь страх, который он испытывал перед вампиром.
  
  - Но все же сработало как надо, - бывший монах попятился назад под пристальным взглядом, скрываясь за ближайшей елью и едва не перелетев через ее корни, торчащие из земли.
  
  - Кто бы сомневался, - раздраженно бросил князь. - Эта магия всегда работает как надо. Я просил тебя присмотреть за Иляной, а не потакать ей в подобных вещах и лезть к черту на рога, - Влад уже не знал, на кого сердится больше: на Иляну, на ее незадачливого помощника или же на самого себя за то, что так отдалился от малышки в последнее время.
  
  Он понимал благие намерения дочери защитить его, слишком много раз за последние несколько месяцев она чуть не лишилась родителя, но подобного от нее он не ожидал. Не побояться соприкоснуться с печатью Смерти, чтобы изготовить этот амулет. Она поистине была дерзкой, раз сумела довести ритуал до конца. Это и радовало вампира, и беспокоило одновременно. Теперь он точно не спустит с Иляны глаз ни на минуту, но для этого ему стоило решить последнюю проблему, которая отнимала у него не только время, но и силы. Поэтому резко развернувшись и взмахнув полами плаща, словно огромными черными крыльями, Дракула буквально запрыгнул в седло и пустил коня в галоп. Остальные тут же последовали его примеру, не желая упустить грозного предводителя из вида, прекрасно понимая, что догнать Гайтана они будут не в силах.
  Примечание к части
  * Семиградье - Эрдей, Залесье, Трансильвания - разные названия этой области Румынии.
  ** Ирам - древний мифический город, построенный еще до появления Адама, согласно легенде это город Старейших.
  *** Коцит - замерзшее озеро в девятом круге Ада.
  
  
  И вечна тьма, покуда вечен свет... часть 1
  Ночь практически полностью завладела миром, укрыв все вокруг черным, словно сама Преисподняя, покрывалом, сквозь которое даже полная луна с трудом пробивалась на землю, лишь время от времени высвечивая причудливые узоры на отвесных скалах, вдоль которых сейчас пролегал путь всадников. Дракула мчался на своем вороном скакуне, подобно ветру, казалось, не разбирая дороги и не замечая того, что цепкие ветки многовековых деревьев так и норовили ухватить его за развивающийся, будто крылья огромного ворона, дорожный плащ. Полностью погруженный в мрачные мысли, устроившие в его сознании настоящий кавардак, Влад с трудом держался в седле, практически теряя человеческие черты и лишь в последний миг удерживаясь от того, чтобы расчертить темное небо своими могучими крыльями. Его спутники едва поспевали за ним, пытаясь не потерять грозного властителя ночи в темноте и не сбиться с дороги. Оказаться в одиночестве в древнем дремучем лесу, хранящем в себе множество страшных тайн, никому из них совершенно не хотелось.
  
  Когда они подъехали к Бухаресту, дождь, едва начавшийся в лесу, уже лил, словно из ведра, щедро поливая запоздалых путников практически ледяной водой и заставляя их стучать зубами и зябко ёжиться. Резко притормозив и свернув в неприметный переулок, Дракула сделал знак следовать за ним. Пару минут спустя они уже сражались с подобием горного ручья, в который превратилась узкая улочка, круто идущая в гору. Продираться вверх по едва освещенной редкими затухающими фонарями дороге приходилось практически вслепую, всецело положившись на чутье своих четвероногих помощников. Но их усилия были почти сразу же вознаграждены, потому что пройдя еще около сотни метров, они заметили огни постоялого двора.
  
  - Сплошное чувство де жавю, - проговорил Ван Хельсинг, спешиваясь и подходя к вампиру. - Все-таки лучше бы я ничего не вспоминал.
  
  - Да уж, - кивнул тот в ответ. - Четыреста лет прошло, но здесь совершенно ничего не изменилось, - осматриваясь по сторонам, добавил Влад. - Кажется, что сейчас появится Силади* и все начнется сначала. Даже погода точно такая же.
  
  - Передохнем тут и обсохнем, - сказал Гэбриэл Карлу и еще двум людям - охранникам, сопровождающим их во время путешествия.
  
  Трактир был пуст, все его постояльцы давно уже видели десятый сон, что было только на руку полуночным посетителям. Полный краснолицый хозяин нехотя вышел из подсобного помещения, где пытался насладиться обществом своей молодой кухарки в то время как его жена, мирно и ничего не подозревая, спала наверху. Пыхтя и отдуваясь, он предложил путникам традиционные блюда и выпивку и поспешил выполнить заказ, неприятно передернув плечами, уловив мрачный взгляд одного из запоздалых гостей, севшего отдельно ото всех в самом темном углу зала.
  
  - Прошу вас, - кокетливо улыбнувшись и подмигнув Гэбриэлу, сказала довольно юная особа, расставляя тарелки. - Сейчас я разогрею для вас еду. Сами понимаете в такую погоду мы никого не ждали, - зачем-то добавила она, словно оправдываясь перед мужчиной, поправляя слегка перекрутившуюся юбку.
  
  - Не беспокойтесь, - прикрыв глаза и едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, ответил охотник. - Мы подождем.
  
  - Елена! - окликнул девушку хозяин. - Иди сюда, я сам обслужу гостей, - довольно недружелюбно взглянув на Ван Хельсинга, произнес мужчина.
  
  Карл, прыснув в кулак, попытался скрыть свое веселье за кашлем. Затем бывший монах встал и направился к огромному очагу, где пылал жаром яркий медный огонь. С удовольствием протянув руки к пламени, он застыл с блаженной улыбкой на устах, согреваясь и высушивая промокшую насквозь одежду. К нему тут же присоединились Думитру и Михей. Ван Хельсинг, скинув тяжелый дорожный плащ, с которого уже натекла целая лужа воды, повесил его на спинку грубо вытесанного из сосны стула и подошел к вампиру.
  
  - Ты как? - спросил он у того, заметив в его черных глазах, красные блики.
  
  - Ужасно, эти браслеты сводят меня с ума, вытягивая последние силы и заставляя чувствовать неимоверный голод. С удовольствием перегрыз бы этому борову глотку, но от него за версту несет страхом и похотью. Меня уже мутит от его протухшей туши, - буквально выплюнул Влад. - Вот девушка совсем другое дело, - усмехнувшись, произнес вампир.
  
  - Ты не...
  
  - Шучу, - усмехнулся вампир. - Я не буду поднимать тут панику. К тому же она все-таки не в моем вкусе. Слишком уж сладкая особа.
  
  - А ты у нас гурман, однако, - вернув усмешку, заметил охотник.
  
  - Пока мы здесь отдыхаем, неплохо было бы и лошадей накормить, - сказал Думитру хозяину, только что снова вышедшему в зал.
  
  - Я уже разбудил конюха, он как раз занимается вашими скакунами, - немного резко бросил тот в ответ, ставя на стол большую миску с мамалыгой, тарелку с карнати и кувшин цуйки.**
  
  - Гэбриэл! - окликнул друга Карл. - Где вы там? Идите, пока не остыло.
  
  - Пойду, пройдусь, - бросил Дракула, проходя мимо все такого же красного, словно вареный рак, хозяина постоялого двора.
  
  Человек, казалось, только сейчас выдохнул с облегчением и быстро перекрестился, подсознательно ощущая, какую угрозу отвел от него Господь. Удивляться тому, что этот загадочный гость был абсолютно сухим в то время, как его спутники оставляли после себя огромные лужи, сил у него уже не было. Его сердце, еще минуту назад готовое выскочить из груди, теперь стало биться спокойней, давая ему возможность наконец-то нормально перевести сбившееся дыхание.
  
  Выйдя на улицу, вампир осмотрелся и внимательно прислушался, пытаясь определить, не затерялся ли в безлюдных глухих переулках города какой-нибудь случайный прохожий. Конюха Влад отбросил сразу. Тот сам был тщедушным малым и едва держался на ногах от постоянного недоедания, ставшего результатом скупости хозяина постоялого двора. Снова вернувшись мыслями к полному розовощекому трактирщику, Дракула поморщился и, тряхнув головой, отгоняя от себя неприятное видение, быстро покинул двор и направился к центру города. Дождь, еще полчаса назад затопивший собой многочисленные улицы старого града, сейчас почти прекратился и только лужи да грязь на брусчатке напоминали о том, что совсем недавно здесь вовсю бушевала стихия. Опять замерев на мгновение, Влад четко уловил стук двух сердец, гулко бьющихся в тишине ночи и сводящих вампира с ума скоростью кровотока. Люди медленно, но все же верно приближались к затаившемуся в темноте Владу, идя прямо в объятия своей неминуемой смерти. Слегка подвыпившие мужчины, задержавшиеся в ближайшем трактире и вынужденные там, по всей видимости пережидать дождь, теперь возвращались по домам. Метнувшись мрачной тенью к ним из-за угла двухэтажного дома, Дракула схватил одного их них за горло и поднял на вытянутой руке на несколько дюймов над землей. Второго же, который яростно протирал глаза, пытаясь в одночасье протрезветь, он резким движением притянул к себе и впился в его шею клыками, с наслаждением выпивая несчастного до последней капли. Отбросив мертвое тело, словно тряпичную куклу, князь с легкой усмешкой перевел взгляд на второго человека, который от шока потерял дар речи.
  
  - Вампир, - еле слышно выдавил он и попытался вырваться, нелепо взмахнув руками в воздухе, но тут же уже его шея с характерным звуком хрустнула, заключенная в железную хватку Дракулы.
  
  - Поздно, - бросил Влад, вгрызаясь в податливое тело и иссушая его пинту за пинтой.
  
  Прикрыв глаза, князь наслаждался ощущениями. Сейчас буквально каждой своей клеткой он чувствовал прилив сил благодаря тому, что еще теплая кровь растекалась по всему организму, ободряя и возвращая былую мощь и способности. Окинув людей, еще несколько минут назад полных веселья и жизни, безразличным взглядом, вампир переступил через одного из них и поспешил вернуться на постоялый двор, справедливо рассудив, что его спутники также успели отогреться и утолить свой голод.
  
  Увидев в дверях Дракулу, Ван Хельсинг бросил на стол несколько золотых монет и путники мгновение спустя оказались снова в седлах. Им предстояло преодолеть еще добрую часть Власьевского леса, чьи огромные сосны, подобно древним хранителям, стояли на страже тракта, ведущего из Бухареста в Снагов. Именно там, на топких болотах, справа от монастыря и находился Кровавый пруд, на левом берегу которого было нужное им место, называвшееся Врата Ада. Своей энергетической мощью, тысячами тонн лавы и жаром, исходящими прямо из недр земли, Врата всегда навевали ужас и страх на всех, кто рисковал приблизиться к ним.
  
  - Проклятое, дурное место, - так говорили даже монахи монастыря, десятой дорогой обходя Кровавый пруд и огромную пропасть, бездонной беззубой пастью торчащую среди болот.
  
  *******
  
  А тем временем в Поенари Ментор пытался развязать "ведьмину петлю", которую накануне отдал ему Дракула.
  
  - Да кто же такой умный выискался?! - в сердцах бросил старец, не желая признавать поражение. Он прекрасно понимал, что возраст, даже для вампира, у него был более, чем солидный и, естественно, это уже начинало сказываться на его внимании и памяти, но признавать это Главе Старейшин ох, как не хотелось. - Не может быть, чтобы ты был изобретательней меня! - он стукнул кулаком по столу.
  
  - Ой, а я думала, что здесь никого нет, - пролепетала Иляна, открывая дверь в отцовский кабинет, который по-прежнему занимал Ментор.
  
  - Привет, - кивнул вампир. - Ты чего не спишь, а бродишь по крепости? И где твоя мама?
  
  - Она, - девочка на секунду замялась, - спит.
  
  - Понятно, - усмехнулся Ментор. - Ты же знаешь, что это нехорошо по отношению к твоей маме. Она ведь просто человек и не может ничего тебе противопоставить.
  
  - Больше не буду, честно, - склонив голову, пробормотала малышка. - Просто я не могла уснуть, а мама так устала, что мне стало ее жалко, вот я и... А что это такое? - заметив "петлю", лежащую на столе перед старцем, спросила девочка, тем самым уводя разговор в сторону.
  
  Кто бы, что ни говорил, но она все-таки была истинной дочерью своего отца, полностью переняв у того манеру общения и способность манипулировать людьми.
  
  - Это "ведьмина петля" и ее кто-то подкинул твоему отцу. Я пытаюсь ее распутать и узнать, кто же это сделал, - пояснил вампир с интересом наблюдая за малышкой.
  
  Иляна подошла к массивному резному столу из красного дерева и провела ладошкой над бечевкой с узелками. Прикрыв глаза, она что-то невнятно произнесла.
  
  - Ай! - вскрикнула девочка и резко отдернула руку. Из ее глаз полились слезы, а на руке появился внушительный ожог. - Больно!
  
  - Что такое? - с беспокойством спросил Ментор, с нескрываемым удивлением рассматривая руку девочки. - Что ты сделала?
  
  - Я просто хотела распознать сущность того, кто завязал эту "петлю", - сказала она, утирая слезы.
  
  - Подожди! - прервал Иляну вампир и, взяв ее крохотную ладошку в свою, легко провел пальцем вдоль ожога. - В тебе все-таки много человеческой крови и процесс заживления требует больше времени и более болезнен, чем обычно это бывает у вампиров. К тому же ты еще совсем малышка и твои способности еще не проявились в полную силу, - объяснил свои действия Ментор, уловив немой вопрос в глазах девочки. А затем, снова повернувшись к столу, он что-то зашептал, также проведя рукой над "ведьминой лестницей". - Как же я раньше не подумал об этом? - про себя выругался Старейшина. - Видать, и правда, на покой пора.
  
  Пару мгновений ничего не происходило, казалось, что магия не действует, но потом узелки, запечатанные воском, замерцали и черный, словно деготь, воск ошметками стал отваливаться на отполированную до блеска столешницу. Еще минуту спустя вся "петля" озарилась красным. Небольшой огонек пробежал от последнего до первого узелка, указывая верное направление.
  
  - Ну вот сейчас мы и выясним, чьих это рук дело, - тихо произнес Ментор, прислушавшись.
  
  Гулкие шаги, так бесцеремонно нарушающие тишину коридора, послышались почти сразу, как только Ментор перестал читать заклинание, призывающее совершившего колдовство ответить на зов. Он никак не мог понять, как так получилось, что он сам раньше не вспомнил это очень простое, но как оказалось, весьма действенное заклятие. Древний вампир с интересом смотрел на Иляну и понимал, что легенды, которые так не давали ему покоя в последнее время и все слухи, что поползли о малышке, имеют под собой основания и девочка, и правда, займет не последнее место в иерархии вампиров.
  
  - Что-то случилось? - послышалось из-за приоткрытой двери. Голос вошедшего и склонившегося в приветственно-почтительном поклоне вырвал Ментора из размышлений и заставил сконцентрироваться на реальности.
  
  - Вот тебя я увидеть, как раз и не ожидал, Уфир, - бросил Глава Старейшин, усаживаясь в резное кресло с высокой спинкой. - Ты мне ничего не желаешь поведать? - он внимательно смотрел на переминающегося с ноги на ногу вампира.
  
  Последний явно чувствовал себя не в своей тарелке, постоянно пряча глаза и делая вид, что рассматривает узор на паркете. Уйти без позволения призвавшего он уже не мог, а потому стоял молча, уставившись отсутствующим взглядом в одну точку.
  
  - Нет, - выдавил он, все-таки подняв глаза и скользнув беглым взором по кабинету. Заметив на столе "ведьмину петлю" Уфир похолодел.
  
  - Да, ты сделал правильные выводы, - мрачно заключил Ментор. - Одного не пойму, чем так помешал тебе Влад, что ты...
  
  - Чем? - позабыв страх и растеряв всю учтивость, буквально выплюнул вампир. - Он собственными руками убил всю мою семью, я был еще ребенком и еле смог выжить, если бы тогда Ба... - он резко замолчал, поняв, что проговорился.
  
  - Ах, вот в чем дело? И здесь руку Баал приложил. А ты точно уверен, что их убил именно Дракула? - глаза вампира мерцали в полутьме, казалось, сейчас они прожигают стоящего по ту сторону стола насквозь. - Ты видел его?
  
  - Нет, там было несколько вампиров и они устроили настоящую бойню. Мне сказал Баал, когда спасал меня, что это был приказ Великого Князя и он, - бросил Уфир, гордо вскинув подбородок, - сам лично участвовал в этой кровавой потасовке. Я всю жизнь гонялся за Дракулой, чтобы свести с ним счеты и отомстить за смерть близких. И вот мне предоставился такой замечательный шанс подобраться к Князю. Став помощником Андраса я мог беспрепятственно находиться рядом с ним и нанести удар в любой момент и никто ничего не заподозрил бы.
  
  - А ты не думал, что Баал все это спланировал заранее, чтобы создать идеального убийцу-марионетку и просто в нужный момент пустил тебя в ход, как последнее средство, чтобы насолить Владу? Ты стал обычной разменной монетой, которую никому не жаль, послушным орудием в чужих руках и чужой игре.
  
  - Нет, он на это не способен! - проговорил вампир. - И у нас бы все получилось, если бы не вмешался случай! - высокопарно произнес он. - Моя бабка была настоящей ведьмой и в детстве научила меня нескольким премудростям, как расправиться с врагом. Я поставил на Анну метку, как она говорила, во время собрания и даже вы не заметили этого, чем несказанно меня удивили. Видимо, прав был Баал, сказав, что Влад погряз в семейных неурядицах и ничего не видит дальше юбки своей цыганки, а вы совершенно впали в старческий мараз...
  
  Закончить свою гениальную мысль у него не получилось, потому как в следующее мгновение он впечатался в противоположную стену с такой силой, что даже череп издал устрашающий хруст.
  
  - Может, и прав Баал, да только способности и мощь во мне остались прежние, - вмиг оказавшись возле Уфира, отчеканил Ментор. - И ты глубоко заблуждаешься, твоя смерть будет напрасной и бессмысленной, хотя, - он на секунду замолчал, - Влад все же отомстил за твою семью, убив истинного виновника. Поверь, я не один век знаю, как одного, так и второго и прекрасно понимаю, кто и на что способен. Действовать исподтишка - это в привычках Тремер, к тому же, только они из всех кланов нападают группами, потому что даже раскрыв секреты вечной жизни, они все же не вампиры по своей сути и их силы не так велики, как им бы того хотелось. Дракула же бьет лично, в открытую и никогда ради простого развлечения. Поэтому, если ты в состоянии сделать соответствующие выводы из всего сказанного, ты поймешь, насколько сильно твое заблуждение, - Ментор ослабил зрительный контакт и Уфир сполз на пол безвольной куклой, пытаясь осознать все услышанное.
  
  Он сидел, подпирая стену и бездумно глядя перед собой. В его голове сейчас был настоящий хаос, в одночасье все в его жизни перевернулось с ног на голову. Уфир большую часть своего существования думал, как подобраться к Дракуле, чтобы отомстить но, выходит, просто стал пешкой в руках своего наставника?! Или же Старейшина просто заговаривал ему зубы, пытаясь очернить его спасителя и друга и выгородить Влада? Ответом ему служила оглушающая тишина.
  
  - Я понимаю, что поверить мне вот так, на слово - трудно, - сказал Ментор, чувствуя внутреннюю борьбу Уфира, - но...
  
  - Нет, вы правы, - воскресив в памяти некоторые моменты из своей жизни и общения с Баалом, тихо проговорил вампир. От этого на его душе стало совсем гадко и мерзко. Хотелось выть раненным зверем и разорвать кого-то на части, в первую очередь себя за слепое доверие и беспрекословное подчинение.
  
  - Сейчас терзаниями ничего уже не исправить, - заметил Ментор, покинув сознание вампира, которое все это время читал, словно раскрытую книгу. - Ты пригрелся змеей на груди Андраса, который доверял тебе и видел в тебе приемника. Хорошо же ты нас обвел вокруг пальца, тут точно не обошлось без магии Тремер. Но при всем этом я также вижу, что тебя ввели в заблуждение и просто использовали.
  
  - Понимаю, - кивнул Уфир. - Я встречу свой последний рассвет, - он с надеждой посмотрел в глаза древнему вампиру. - Не откажите мне в этой последней милости.
  
  - Твое счастье, что здесь нет Влада, - произнес Ментор в ответ. - Иди, скоро солнце встанет. Тебя это тоже касается, - он повернулся к Иляне, все это время молча наблюдавшей за происходящим. - Тебе нужно хоть несколько часов поспать.
  
  - Хорошо, - сказала малышка и быстро покинула кабинет.
  
  Оказавшись в коридоре, она остановилась и оглянулась в поисках убежища. Заметив небольшую нишу рядом с рыцарскими доспехами, Иляна укрылась в темноте и стала ждать. Пару минут спустя дверь кабинета отца снова открылась и из нее вышел Уфир. Он брел по лабиринту переходов полностью погруженный в свои невеселые мысли и не замечая ничего вокруг. Воспользовавшись этим, девочка выскользнула из своего укрытия и бесшумной тенью последовала за вампиром. Пропетляв многочисленными коридорами древней крепости, они наконец-то вышли на открытую площадку, где во всю гулял ветер, внизу шумел Арджеш, а из-за гор уже вставало солнце, озаряя мир своим медно-золотистым светом.
  
  Когда первый луч скользнул по лицу Уфира, он стал на глазах медленно рассыпаться, превращаясь в прах. Уже через несколько минут на том месте, где только что находился вампир, лежала горстка пепла. Иляна стояла, словно громом пораженная. Она не один раз слышала фразу: "Встретить свой последний рассвет", но никогда даже подумать не могла, что все происходит именно так. Малышка отчаянно пыталась понять, что же сейчас произошло и почему солнце возымело такую силу над вампиром, хотя ни над ней, ни над ее отцом оно подобной власти не имело? Ее размышления прервал ветер, снова налетевший с могучих гор. Его порыв подхватил в свой веселый вихрь пыль, которой еще несколько мгновений назад был Уфир, и развеял ее над бурным речным потоком, с грохотом несущимся у подножия величественного строения.
  
  *******
  
  Покинув пределы Бухареста, трое людей и вампир снова направили трансильванских скакунов в сторону Снагова. Их путь лежал по широкому, но извилистому тракту, являвшемуся, по сути, единственной нормальной дорогой, по которой можно было добраться до монастыря.
  
  - Нужно оказаться на месте до рассвета, - бросил своим спутникам Дракула, всматриваясь в светлеющее с каждой минутой небо и, пришпорив Гайтана, рванул вперед, но не проскакав и дюжины метров, уловил позади себя какую-то возню и шум. Резко остановив коня, он повернул назад. - Что такое?
  
  - Да черт его знает, - зло бросил Ван Хельсинг, поднимаясь с земли и пытаясь унять лошадь, которая снова заржав, встала на дыбы, грозя в любой момент ударить копытом своего горе-наездника.
  
  Думитру, спешившись, подбежал к беснующемуся жеребцу и попытался успокоить животное.
  
  - Что случилось? - обратился он к охотнику. - Ты что-то заметил? Я видел, как ты рванул поводья и...
  
  - Да ничего я не заметил и ничего не случилось, - отряхиваясь, все также зло ответил Гэбриэл. - Воспоминания как всегда не вовремя, - нехотя признался тот.
  
  Влад, все это время стоявший рядом, вдруг рассмеялся. Мужчины все, как один, с непониманием уставились на него, совершенно не понимая причины его внезапного веселья.
  
  - А я и забыл, что умер здесь, - отсмеявшись и переведя дыхание, проговорил вампир, смотря на Ван Хельсинга. - Убийца рано или поздно, но всегда возвращается на место своего преступления!
  
  - Очень смешно, - раздраженно сказал охотник, терзаемый мрачными воспоминаниями.
  
  Мужчина никак не ожидал встретиться вот так, практически лицом к лицу со своими демонами, которые не одно столетие рвали его душу на части, подтачивая его сомнениями и заставляя биться буквально головой о стену в попытках восстановить в памяти утраченные моменты жизни. Сейчас перед его мысленным взором проносились обрывки их последней битвы с турками, в которой он поставил точку в земной жизни своего лучшего друга. До этого часа ему казалось, что он вспомнил все, но яркие кровавые эпизоды, представшие сейчас перед ним, не шли ни в какое сравнение с его бывшими ощущениями, заставляя его в который раз прочувствовать весь ужас своего поступка.
  
  - Сделанного не воротишь, поэтому не вижу смысла убиваться по этому поводу, - слегка сдвинув плечами, ответил Влад. - Кстати, с тех пор этот камень оброс множеством легенд, - отвернувшись от все еще стоящего с потерянным видом Ван Хельсинга и подъехав к огромному валуну, торчащему из земли черным бесформенным обломком, произнес Дракула. - Говорят, что каждый, кто прольет на него каплю своей крови обретет вечную молодость. Не желаешь испробовать его силу на себе? - он снова усмехнулся, опять обратив взор черных проницательных глаз к бывшему товарищу по оружию. - Хотя ты же итак у нас бессмертный, Левая рука Господа, - заключил вампир.
  
  - А ты все шутки шутишь, - недовольно сказал Гэбриэл, закатив глаза.
  
  - Я уже говорил, что давно простил тебя. Я прекрасно осознаю, чем был аргументирован твой выбор. Признаю, что какое-то время я был чертовски зол, попадись ты мне лет двести назад, честно, я не знаю, чем бы закончилась наша встреча, но сейчас те события потеряли для меня первоочередную важность. Ты же, наоборот, чем дальше, тем больше не даешь себе покоя, не можешь смириться с тем, что совершил и постоянно изводишь себя. Разбрасываешься клятвами, заключая тем самым новые сделки, чем связываешь себя по рукам и ногам, давая Ордену абсолютную власть над собой, - Влад гневно сверкнул глазами, совершенно не понимая причин, по которым Ван Хельсинг вел себя подобным образом. - Я еще при нашей первой встрече в замке Франкенштейна протянул тебе руку, а ты вонзил мне в сердце серебряный кол.
  
  - А чего еще ты от меня ожидал? Я ничего не помнил, я знал о тебе лишь то, что мне сказали в Ватикане! - вспылив, бросил Гэбриэл. - Ведь, по сути, ты из-за меня стал чудовищем, порождением Ада, сыном самого Дьявола. Знаешь, как хорошо жить, понимая, к чему я тебя подтолкнул? Ты же, как никто другой, знаешь, что за все в жизни нужно платить и мы обязаны нести свой крест, даже если мы...
  
  - У каждого из нас свое проклятие, - проговорил вампир, оборвав пламенную речь друга. - И в отличии от тебя, я сделал свой выбор осознанно. Я вырвался из-под присмотра, стал свободным, а ты продолжаешь гнуть спину на своего хозяина, безропотно и беспрекословно выполняя его приказы. При этом тебя еще и памяти лишили, чтобы не задавал лишних вопросов. Приятно быть марионеткой на службе Высших сил? - слегка прищурившись, поинтересовался Дракула, проникая в душу своего собеседника.
  
  - Нет, все-таки ты невыносим, - запрыгивая в седло, проговорил Ван Хельсинг. - Спасибо, - кивнул он Думитру, все это время держащему скакуна под уздцы.
  
  - Этот разговор бесполезен, - объехав вокруг Гэбриэла, заметил Дракула, - до тех пор, пока ты сам не отпустишь себе грехи.
  
  В следующую секунду они уже мчались по дороге, круто уходящей влево. Древние сосны и могучие дубы, раскинули свои ветви и густые кроны, создавая своеобразную арку, надежно укрывающую путников от редких лучей весеннего солнца, с трудом пробивающихся сквозь плотную пелену дождевых туч. Добравшись до развилки, небольшой отряд свернул вправо, оставляя за спинами монастырь, который когда-то был отстроен стараниями Влада и направился прямиком к болотам, за которыми раскинулось огромное Кровавое озеро, таившее в своем происхождении страшные тайны минувших веков.
  
  - Здесь придется идти пешком, - почти шепотом произнес Михей, вернувшийся к поджидавшим его людям. - Там такие топи, что даже не знаю, как мы переберемся через них, что уж говорить о лошадях.
  
  - Прекрасно, - стиснув зубы прошипел Ван Хельсинг. - Осталось только навеки остаться в этих чертовых болотах.
  
  - Тебя сюда никто не звал, - бросил Дракула, как-то странно взглянув на охотника. - Ты вызвался сам, как тогда, так и сейчас, - и спешившись, Влад передал уздцы Думитру. - Вернись в монастырь и оставь коней там, а потом нас догонишь.
  
  - Я помогу, - вставил Карл, с ужасом вглядываясь в казалось совершенно непроходимые болота.
  
  - Хорошо, - кивнул вампир. - Мы оставим вам ориентиры.
  
  И, взяв лошадей под уздцы, мужчины быстро направились в обратный путь.
  
  Оставшиеся очень медленно двинулись через болота. Вокруг царила какая-то вязкая гнетущая тишина. Тишина, которую не нарушали ни пение птиц, ни шум ветра, даже шороха молодой листвы не было слышно. Казалось, что путники находились в потустороннем мире, скрытом от всех прочих каким-то непроницаемым покровом. Тишина, окутавшая непрошеных гостей, словно ватой, заставляла их непроизвольно понижать голос, словно они опасались потревожить какое-то дремлющее здесь древнее зло.
  
  - Держитесь за мной, - не оборачиваясь, тихо проговорил Дракула, делая осторожные шаги по трясине, готовой в любой момент поглотить незадачливых путешественников.
  
  Как же вампир жалел сейчас, что не может взмыть в небо, сбрасывая с себя все, что так тяготило его на земле. Тяжелые мысли, бередящие душу, обрушились на него в который раз за последние несколько дней неподъемным грузом, заставляя вновь окунуться в "радости" своего земного бытия.
  
  - Прости, - донеслось до него, словно откуда-то издалека. - Я не подумал, - Ван Хельсинг стоял прямо позади и виновато смотрел ему в спину. - Ты так и не нашел отца?
  
  - Нет, - тяжело вздохнув и всматриваясь в рассветное небо, ответил Дракула. - Я раз десять возвращался сюда, пытаясь уже с помощью новых сил найти хоть какой-то его след, но все было тщетно. Он канул в Лету, точнее, в эти проклятые болота, навеки унеся тайну своей смерти с собой в эту ужасную, мерзкую могилу.
  
  - В очередной раз убеждаюсь, что порой забвение лучше, - почти шепотом произнес охотник и сделал шаг в сторону.
  
  - Как ни банально это прозвучит, но лучше иметь и потерять, чем вовсе не... - Влад резко замолчал и развернулся. - Стой на месте! - сказал он Михею, пытавшемуся дотянуться до охотника, который с каждой секундой все сильнее погружался в вязкую зловонную жижу. - Я же просил идти за мной, а не прыгать по кочкам, - раздраженно бросил он, протягивая руку мужчине и помогая выбраться на твердую поверхность.
  
  - Это был последний раз, Гэбриэл, - раздраженно произнес князь, отворачиваясь.
  
  - Спасибо, - выдохнул охотник в затылок медленно удаляющемуся вампиру.
  
  Дальнейший путь сопровождался все той же гнетущей тишиной, царившей на болотах, и мелким дождиком, накрапывающим с темного неба. Последнее не могло не радовать вампира, в кои-то веки вздохнувшего с облегчением, потому что солнечный свет, яро пробивавший себе путь на свободу сквозь плотную пелену тяжелых свинцовых туч, явно не добавил бы ему хорошего настроения и самочувствия. Силы вампира были почти на исходе. Крови было недостаточно для того, чтобы поддерживать его. Браслеты убивали весь эффект от живительной влаги, разнося по венам и артериям вампира свой яд. Поддавшись порыву, Влад засунул руку в карман плаща и уже был готов достать оттуда небольшой пузырек, до краев заполненный алой жидкостью, но в последний момент передумал и, только сильнее сжав в ладони заветную склянку, ускорил шаг.
  
  Ван Хельсинг не мог поверить в свое счастье снова ступив на твердую землю, поросшую молодой ярко-зеленой травой. Наконец-то жуткая чавкающая при каждом шаге и едва не поглотившая его трясина, осталась позади. Михей же расставив по всему их пути небольшие палки, по которым Думитру и Карл должны были их найти, присоединился к охотнику и также с огромной радостью вдохнул полной грудью.
  
  - Черт! - сорвалось с губ охотника. - Что это?
  
  Его взгляд был прикован к огромному пруду, воды которого были темно-багрового цвета и действительно очень напоминали кровь. Но, оказалось, что озеро было только прелюдией перед настоящим потрясением, испытанным ним. Несмотря на то, что на улице было раннее утро и все вокруг еще было погружено в сумерки, масштабы и мощь Врат поражали воображение и превосходили даже самые смелые ожидания. Создавалось впечатление, что они, и правда, ведут прямо в Преисподнюю. Диаметр ямы был около шестидесяти метров, а глубина метров двадцать и путникам прежде, чем заняться расстановкой камней, способных открыть портал для Древних, нужно было спуститься вниз, в Каменную могилу, где были сложены ритуальные камни, которые было необходимо разместить в определенном порядке и в нужных местах.
  
  - Я родился и вырос в этих местах, как и Думитру, но это, - Михей кивнул на гигантскую воронку, подойдя ближе к Ван Хельсингу, стоящему посреди поляны, - всегда вызывает подобные ощущения. К этому невозможно привыкнуть, здесь всегда испытываешь суеверный, первобытный ужас.
  
  - Может, потом будете любоваться окрестностями? - бросил Влад, найдя спуск.
  
  Переглянувшись, мужчины поспешили за вампиром, которого уже поглотила беззубая пасть огромной воронки. Спустившись и догнав Дракулу, они уже втроем направились влево от центра впадины, туда, где находилась Каменная могила, представляющая собой древнюю пещеру поистине исполинских размеров. Все ее стены были буквально испещрены причудливыми знаками и различными мистическими символами. На отшлифованных временем и природой гранитных стенах были вырезаны древние руны, призванные защитить взывающих к Древним и помогающие открыть Врата и вызвать из Внешней Пустоты покинувших этот мир многие тысячи лет назад вампиров.
  
  - Сюда! - снова скомандовал Дракула, скрываясь в пещере. - Здесь все необходимое, - он указал на груду огромных камней, сваленных в дальнем углу.
  
  - И как мы все это растащим? - слегка опешив от масштабов предстоящих работ, спросил Ван Хельсинг.
  
  - Неужели тебя стали пугать трудности, мой друг? - с легкой иронией бросил князь, смотря на охотника. - Все не так плохо, как кажется на первый взгляд.
  
  - Хотел бы я посмотреть, как ты будешь таскать эти глыбы, - усмехнувшись, ответил Гэбриэл.
  
  - Какие первые? - поинтересовался Михей, рассматривая гору камней и прерывая шуточную перепалку между вампиром и охотником.
  
  - Вот эти, овальные, - подойдя к человеку, указал Влад.
  
  И они вместе довольно легко перевернули несколько обломков скалы, освобождая нужные ритуальные камни. Ван Хельсинг не поверив своим глазам, подошел к ним и попробовал переместить ближайший валун, но тот так ни на дюйм и не сдвинулся с места.
  
  - Что за... - он резко замолчал, услышав смех.
  
  - Иди сюда, - кивнул Дракула. - Дай руки. Нет, ладонями вверх, - после чего он быстро начертил на них замысловатые знаки. - Это заклятие Эмблем, с их помощью мы сможем установить камни.
  
  - Ага, спасибо, - пробормотал Гэбриэл. - А сразу ты не мог этого сделать?
  
  - Ну, я думал, что Великий Гэбриэл Ван Хельсинг сам справится, - все с тем же сарказмом, произнес вампир. Затем достал из кармана пожелтевший пергамент и стал его внимательно читать, полностью проигнорировав недовольное бормотание охотника. - Сначала нужно установить четыре главных камня, которые укажут направления четырех ветров, каждый из которых дует в свою сторону. На севере воздвигнуть камень Холода, который станет Вратами для зимнего ветра, на юге (на расстоянии пяти шагов от камня севера) установить камень Зноя, через который дуют летние ветры. Камень Вихрей надлежит поставить на востоке, где происходит первое равноденствие. Камень Ураганов должен отметить точку крайнего запада (на расстоянии пяти шагов от камня Востока), где солнце умирает по вечерам и возрождается ночь. Украсить этот камень надлежит эмблемой скорпиона, хвост которого достигает звезд, - закончил читать Влад.
  
  - А вот и мы, - к ним быстро шли Думитру и Карл, трясущийся, словно осенний лист на ветру.
  
  - Ничего себе, - восхищенно сказал бывший монах, все время вертясь по сторонам и не переставая удивляться, рассматривая стены Каменной могилы. - Никогда ни о чем подобном даже не слышал.
  
  - Карл, о существовании подобных мест в стенах Ватикана, боюсь, даже не подозревают, - сказал Дракула. - Вампиры хранят свои секреты также тщательно, как служители церкви свои. Держи, - Влад протянул тому свиток, - будешь командовать.
  
  - Хорошо, - кивнул Карл в ответ, с трепетом прикасаясь к ветхому пергаменту и просматривая древние письмена. - Так вы уже четыре первых установили?
  
  - Да, - отозвался Думитру, возвращаясь вместе с Михеем в пещеру. - Какие дальше?
  
  - Эти! - указал князь на плоские, слегка приплюснутые, камни.
  
  - Да, - подтвердил Карл, сверяясь с написанным. - Их нужно установить вокруг тех, предыдущих, на равном расстоянии. Здесь написано, что затем нужно установить семь камней Тех, кто странствует в Небесах, разместив их вокруг четырех внутренних Врат таким образом, чтобы их противоречивые влияния сконцентрировались в точке силы. На севере, за камнем Холода, на расстоянии трех шагов помести первый камень - камень Сатурна. Далее на равных расстояниях расположить по кругу по часовой стрелке камни Юпитера, Меркурия, Венеры, Солнца и Луны, пометив каждый соответствующим знаком. В центре этого сооружения надлежит установить Алтарь Великих Древних. И камни эти станут Вратами, через которые ты призовешь их из Пустоты, лежащей за пределами времени и пространства, - выдохнул он, наконец-то переведя дыхание.
  
  - Кажется, все, - проговорил Ван Хельсинг, привалившись к стене и достав из сумки флягу с водой. Он протянул ее вампиру, но тот лишь отрицательно покачал головой:
  
  - Боюсь, мне сейчас нужнее жидкость другого рода, - усмехнувшись, сказал Влад, заметив, как вздрогнул Карл, услышав его слова.
  
  <Ван Хельсинг предложил воду Карлу и остальным, но те также отказались, достав собственные фляги. Поэтому охотник с огромным удовольствием сделал несколько больших глотков и прикрыл глаза, намереваясь немного поспать после изнурительного путешествия и таскания огромных каменных глыб.
  
  - Что теперь? - поинтересовался Михей.
  
  - Теперь осталось только дождаться ночи, - сказал Дракула, устраиваясь рядом с охотником у дальней стены и скрываясь от возможных солнечных лучей.
  
  Остальные также довольно удобно разместились на каменных скамьях, вытесанных прямо в стене. В их распоряжении был целый день и уставшие путники явно намеревались провести его с пользой. Каждый понимал, что стоило хорошенько отдохнуть, потому что грядущей ночью покоя им не видать, как собственных ушей...
  Примечание к части
  * Силади - имеется в виду Михай Силади, дядя Матьяша Корвина (короля Венгрии с 1458 по 1490 год) по материнской линии, который после смерти короля Венгрии и отца Матьяша Яноша Хуньяди предложил Владу поддержать кандидатуру младшего сына Яноша и посадить того на трон.
  ** Мамалыга - суп с чесноком из острого перца чили и уксуса; карнати - блюдо из свиной печени и кишок (одно из популярнейших румынских блюд); цуйка - румынская фруктовая водка.
  
  
  И вечна тьма, покуда вечен свет... часть 2
  Солнечный свет едва проникал в большую, просторную комнату через неплотно занавешенное окно, с трудом пробиваясь сквозь узкую щель между тяжелыми черными портьерами, обычно наглухо запечатывающими это помещение от остального мира. Старуха, сидящая перед весело потрескивающим поленьями камином в удобном кожаном кресле, то и дело проваливалась в тревожный сон. Ее когда-то черные локоны свисали неопрятными седыми прядями, закрывая почти половину лица. Зеленые задорные глаза потухли и лишь иногда в них мелькал прежний блеск, когда она пробуждалась и находила выход из лабиринтов сознания, по которым уже не один год блуждал ее разум. Пожилая женщина тяжело вздохнула, попытавшись сменить неудобную позу, чтобы дать затекшим ногам и шее немного отдохнуть, но ее усилия канули в Лету. Иссохшее тело не желало слушаться свою хозяйку, полностью ослабев. Несмотря на жар, исходивший от постоянно разожженного камина, холод, проникающий в комнату, казалось, из самой Преисподней, сковывал ее конечности, пораженные артритом. Прикрыв веки, она стала снова проваливаться в забытье, но услышала звук открывающейся двери. Слух - единственное из чувств, которое еще служило ей верой и правдой.
  
  - Зачем ты приходишь ко мне снова и снова? - скрипучим голосом произнесла старуха, едва фокусируя мутный взгляд на вошедшем.
  
  Высокий статный мужчина, лет сорока пяти с иссиня-черными волосами и глазами цвета безлунной ночи, медленно приблизился к ней и опустился на колено перед креслом. Взяв ее трясущуюся сморщенную руку в свою и поднеся к губам, коснулся ее легким, словно дуновение летнего ветра, поцелуем.
  
  - Анна...
  
  Буквально подпрыгнув на кровати, Анна резко открыла глаза. Сердце стучало, выбивая бешеный ритм чечетки, отдаваясь неприятной пульсацией кровотока в висках. Горло душил спазм, не давая сделать нормальный вдох. Девушка попыталась восстановить сбившееся дыхание, но все никак не могла выдохнуть и лишь бесшумно хватала ртом воздух. Перед мысленным взором все еще стояла та сморщенная древняя старуха. Анна встряхнула головой, пытаясь сбросить с себя остатки кошмара и прогнать оцепенение, овладевшее ее разумом. Неприятное видение, насланное Морфеем, понемногу отступало, правда, оставляя после себя довольно неприятный осадок. Анна вдруг осознала, что видела собственное будущее. До этого момента принцесса даже не задумывалась над дальнейшей жизнью с вампиром. Она как-то совершенно упустила из виду его бессмертие.
  
  - Господи, - прошептала Анна. - Ужас какой. А Иляна?..
  
  Девушка повернула голову и с грустью посмотрела на мирно спящего ребенка. Несколько слезинок быстро скатились по ее щекам.
  
  - Мамочка, что с тобой? - сонно пробормотала девочка, потирая ручками глаза.
  
  - Ничего, все в порядке, - быстро взяв себя в руки, ответила Анна и попыталась улыбнуться. Нельзя, чтобы ее малышка почувствовала ее мысли.
  
  - Я же вижу, что ты чем-то расстроена, - удобно устраиваясь на подушке, сказала девочка.
  
  Анна в который раз поразилась силе связи Иляны с нею и Владом.
  
  - Просто дурной сон приснился, вот и все, - обнимая дочку, ответила принцесса.
  
  Внимательный взгляд черных глаз скользнул по лицу Анны, будто намереваясь проникнуть в тайны ее разума.
  
  - Ты волнуешься за папу? - спросила девочка. - Прислушайся к своей душе, - все также смотря в упор на девушку, произнесла она. - Я так всегда делаю. Я не могу этого объяснить, просто чувствую и все. И эти ощущения меня еще ни разу не подводили. С ним все будет хорошо!
  
  - Конечно, будет, - согласно кивнула принцесса, улыбнувшись. - У тебя сегодня день рождения, - решив отвлечь Иляну, проговорила девушка и поцеловала малышку. - Поздравляю!
  
  - Спасибо, - довольно улыбнувшись, Иляна обняла маму.
  
  - Что мы будем делать? - поинтересовалась Анна. - Что ты хочешь?
  
  - Ммм... - задумавшись протянула девочка. - Ничего. Мы ничего не будем делать.
  
  - Отличная идея, - откидываясь на мягкие подушки, подытожила Анна.
  
  Какое-то время они сидели молча, затем болтали о всяких пустяках. Так Анна узнала, что нравится ее дочери и в очередной раз убедилась насколько та была необычным ребенком. К тому же Дракула явно постарался развить в девочке всевозможные навыки и интересы. Научил некоторым премудростям, которыми малышка время от времени с удовольствием пользовалась и которые она не без гордости продемонстрировала пораженной ее возможностями маме. Правда, иногда Иляна не до конца могла контролировать свои умения и навыки, поэтому Влад все же немного ограничивал ее способности. От греха подальше.
  
  - Но я все равно чувствую, что тебе что-то не дает покоя, - пару часов спустя, воспользовавшись паузой в разговоре, сказала Иляна. Она все время ощущала непонятную грусть, снедающую Анну, и не могла понять, что стало тому причиной. Ведь только все стало налаживаться, а ее мама была, словно в воду опущенная.
  
  - Правда, все в порядке, - снова улыбнувшись, ответила девушка. - Я просто немного задумалась. Что ты хочешь, чтобы тебе подарили? - решила сменить тему разговора Анна.
  
  - У меня все есть. Единственное, чего мне не хватает, так это вас с папой. Я уже говорила, что очень хочу, чтобы вы были вместе. Это мое самое заветное желание, - куда-то в плечо мамы проговорила малышка, отчасти боясь услышать ответ Анны.
  
  Сильнее прижав к себе малышку, принцесса какое-то время молчала, потому что совершенно не знала, что ответить Иляне. Нет, сейчас она была уверена, что хочет провести остаток жизни со своей вновь обретенной семьей. Пусть и немного странной, но все же теперь Анна не сомневалась, что в этом мире есть те, кому она дорога и нужна. Но тут же в ее памяти возникла та дряхлая старуха и сердце снова болезненно сжалось от понимания того, что ее век, в отличии от ее близких, не так долог.
  
  - Я, кажется, поняла, - девочка отстранилась немного от мамы и снова ее глаза внимательным взглядом прошлись по Анне. - Ты думаешь о смерти?
  
  - Нет, - немного растерялась девушка. Это совершенно не та тема, которую ей хотелось обсуждать со своей дочерью, тем более в день ее рождения, - не совсем. Просто...
  
  - Дело во сне, что тебе сегодня приснился? - не унималась Иляна. - Ты волнуешься, что ты не вампир? - она словно видела мать насквозь, озвучивая ее самые потаенные страхи.
  
  - Ну-у, отчасти, - сдалась все-таки Анна. - Но все не так просто. Я не хочу становиться вампиром, а поэтому... - она замолчала, так и не закончив фразу.
  
  - Но всегда же есть выход из любой ситуации, - философски заметила девочка. - Папа мне как-то сказал: "Если ты сейчас не видишь выхода, это не значит, что его вообще нет".
  
  Удивляться сил у Анны уже не было, поэтому она решила на время выкинуть из головы все мрачные мысли, целое утро не дающие ей покоя и сосредоточиться на настоящем. Сегодня, как никогда, она не желала думать ни о чем, кроме своей дочери. Хотя каждый раз поглядывая на малышку, что-то весело щебечущую, она видела лицо Влада. Тогда легкая тревога пробегала в ее сознании, но на душе у Анны, и правда, было на удивление спокойно. Ей очень хотелось, чтобы это самое спокойствие было результатом ее связи с Дракулой, а не последствием подавления им ее эмоций и некоторых воспоминаний. Потому что несмотря на все свои сомнения, с которыми она все никак не могла до конца разобраться, теряясь в противоречивой натуре вампира, она прекрасно понимала, что он и Иляна - это ее будущее. Без них она не представляла, как будет жить дальше. Сейчас Анна ясно осознала, что впервые не жалеет о том, что нарушила заветы своего отца и вместо того, чтобы убить ненавистного вампира, отдала тому всю себя, свое сердце и душу, растворившись в грозном князе ночи без остатка. Наконец-то ощутив себя настоящей женщиной, которую ценят и любят, а не эдаким сорванцом в юбке и с мечом в руке, которым себя ощущала все время до этого, стараясь следовать указаниям родителя не подвести семью и не разочаровать.
  
  - Я подумаю, - спустя несколько минут тишины сказала Иляна. - Мы точно найдем выход! А теперь пошли гулять, - и с этими словами она потянула Анну с кровати.
  
  Наспех приведя себя в порядок после сна, они покинули покои Влада и отправились изучать крепость, заглядывая в самые потаенные и темные ее уголки, а затем захватив немного еды, спустились к Арджешу, где устроили настоящий праздничный пикник, удобно устроившись на большом плоском камне. Ласковое весеннее солнце играло бликами с бурлящим потоком, который переливался, подобно радуге, множеством ярких оттенков, неся свои неспокойные воды в загадочные дали Трансильвании.
  
  *******
  
  Сильный озноб вдруг прошелся по телу Влада, бесцеремонно вырвав того из полудремы. Дракула не понимая, что происходит, открыл глаза и, встав с импровизированного ложа, осмотрелся вокруг. Вторая волна холода накрыла его пару минут спустя и заставила буквально застучать зубами.
  
  - Что с тобой? - ощутив движение возле себя, спросил Ван Хельсинг.
  
  - Черт его знает, - кутаясь в плащ, раздраженно бросил вампир. - Хотя есть у меня одна мысль.
  
  Охотник уставился на давнего друга во все глаза, ожидая услышать его объяснение происходящего, но тут же вскочил и едва успев подхватить Влада, который стал резко оседать на каменный пол пещеры, попытался усадить того на выступ в стене.
  
  - Отойди, - выдохнул вампир.
  
  - Что? - ничего не понимая, спросил мужчина.
  
  - Отойди от меня! - повысив голос, резко бросил Влад, вставая и делая несколько шагов в сторону.
  
  На смену пробирающему до костей ознобу пришла волна жара, казалось, готового выжечь Влада изнутри. Ощущения были настолько сильными, что вампир в один миг потерял человеческие черты, обращаясь в чудовищного зверя, пытаясь силой вампира погасить огонь, разливающийся по его телу.
  
  - Одна магия вступила в противостояние с другой, - придя в себя и достав из кармана амулет, светящийся ровным зеленым светом, пояснил Дракула. - Щит Cмерти, изготовленный Иляной, пытаясь защитить меня от внешнего посягательства активировался, но ему потребовалось несколько минут, чтобы окончательно свести на нет действия, как я могу догадываться, "ведьминой петли".
  
  - Что за петля? Ты о чем? - с удивлением взглянув на вампира, поинтересовался Гэбриэл.
  
  - Кто-то попытался отобрать у тебя лавры победителя и сжить меня со свету, - усмехнувшись, отмахнулся от вопросов охотника Влад.
  
  - Что случилось? - послышалось из другого угла пещеры.
  
  - Ничего, все в порядке. Отдыхайте! - заверил вампир своих людей и Карла, усаживаясь снова на каменную скамью.
  
  Нельзя сказать, что Михей и Думитру сильно боялись Дракулу, но все же в подобные моменты они предпочитали не попадаться на глаза своему грозному хозяину. Как говорится: "береженого Бог бережет". Они не были на сто процентов уверены в благосклонности к ним Небесного Творца, но обещанию князя ночи не трогать их ни при каких обстоятельствах, пока они ему верно служат, они верили безоговорочно. Хотя лишний раз искушать судьбу в его обличии им совершенно не хотелось. Поэтому убедившись, что все, и правда, в порядке, во всяком случае никакой явной угрозы нет, они вернулись назад и снова улеглись на выдолбленные в скале скамьи и погрузились в царство сна, тут же укрывшего их своим невесомым покрывалом.
  
  - Я никогда такого не видел, - проговорил Карл, приближаясь к Дракуле и Ван Хельсингу. - Да и не думал, что увижу Щит Смерти в действии.
  
  - Не знаю, как это смотрелось со стороны, а вот ощущения были далеко не из приятных, - сверкнув глазами, недовольно сказал Влад.
  
  - Ну-у, смотрелось это тоже не очень, - что-то обдумывая, проговорил Карл. - Но учитывая, что свет от амулета был изумрудным, то можно с уверенностью сказать, что защита сработала отлично. Проклятие, наложенное на вас, было полностью деактивировано.
  
  - Думаю, Ментору удалось развязать "петлю", - произнес Влад. - Вот и получилось, что одна магия спровоцировала выброс другой.
  
  - А что... - начал было Карл, но тут же замолчал под пристальным взглядом вампира.
  
  - Предлагаю все-таки отдохнуть, - сухо бросил Дракула и, отвернувшись от своих собеседников, устроился на каменной скамье. Затем прикрыл глаза, давая им понять, что разговор окончен.
  
  Карл и Ван Хельсинг переглянулись и, также заняв свои временные ложа, погрузились в сон.
  
  *******
  
  В следующий раз Ван Хельсинг проснулся от монотонного шума, раздающегося снаружи, и аромата жареного мяса, который заставил его желудок, тут же заурчавший от чувства голода, вспомнить, что в последний раз ел он часов десять назад. Не обнаружив никого в пещере, Гэбриэл вышел на улицу и поспешил к костру, где Думитру поджаривал нескольких птиц.
  
  - Ничего себе! - удивленно произнес Гэбриэл. - Прямо королевский ужин.
  
  - Я уже хотел идти тебя будить, - подвинувшись и уступая место на сучковатом бревне, лежащем на земле недалеко от входа в пещеру, сказал Карл.
  
  - Мы решили, что неплохо было бы подкрепиться, - сказал Михей, снимая с палки птичью тушку и протягивая ее Думитру. - Здесь недалеко, в старом лесу, справа от Кровавого озера обширные моховые болота, но не те через которые мы шли, а рядом, сплошь покрытые мягким и толстым слоем сфагнума и заросшие хвощем и осокой. Там водится разнообразная болотная дичь, например, вот эти кулики и хохлатые чибисы.
  
  - Жаль, что сейчас не сезон сбора клюквы, там буквально от нее прохода нет. Прямо настоящие заросли, - вставил Думитру, разламывая птицу и передавая ножку Карлу.
  
  - Спасибо, - кивнул бывший монах и с удовольствием принялся за вечернюю трапезу. Вторая ножка отправилась к Гэбриэлу.
  
  На какое-то время повисла тишина, все молча наслаждались дарами природы, уплетая за обе щеки пойманную дичь. Да и говорить как-то особо не хотелось. Надвигающиеся сумерки и пламя, безжалостно пожирающее сухие поленья, делали Врата еще неприятней, вычерчивая на стенах, казалось, бездонной пропасти, причудливые узоры и демонические тени. Отчего обжигающий холодок то и дело пробегал по телам людей, ждущих назначенного часа, чтобы вызвать из потустороннего мира древние силы.
  
  На темной небесной тверди уже стали зажигаться яркие звезды, рисуя незримой кистью замысловатые узоры созвездий. С каждой минутой становилось все темнее и планеты на небе выстраивались в определенном порядке. Марс уже почти соединился с Сатурном, а Луна, идущая на убыль и проливающая свой потусторонний свет на Землю, обратила свой лик на Запад, указывая направление, откуда стоило ожидать появления Древних.
  
  Дракула стоял в нескольких шагах от выложенного из камней портала, опираясь на огромный черный валун, бесформенной глыбой торчащей из застывшей лавы. В руках он крутил небольшой стеклянный пузырек, в котором плескалась алая жидкость.
  
  - С тобой все в порядке? - заметив странное поведение Дракулы, поинтересовался Ван Хельсинг, покидая свое место у костра и приближаясь к другу. - Ты какой-то... - он поежился, когда Влад обратил на него взор своих отливающих красным глаз. Охотнику в этот момент очень хотелось верить, что это всего лишь иллюзия, что черные очи темного князя просто улавливают отблески костра, но умом мужчина понимал, в чем была истинная причина данной метаморфозы.
  
  - Как тебе сказать? - едва слышно произнес вампир, снова возвращаясь к созерцанию содержимого небольшой бутылочки. - Я никогда не понимал своих собратьев, готовых на все ради утоления голода, но сейчас, - он тяжело вздохнул, - я с трудом удерживаю своего демона.
  
  - Тогда почему ты раздумываешь? - удивился охотник. - Я так понимаю, что в этой склянке кровь?
  
  - Кровь, - он снова помедлил прежде, чем продолжить, - вампира. Знаешь ли, у нас тоже есть свои законы и заповеди. Так вот, одна из них запрещает пить кровь себе подобных. Это своего рода смертный грех для нас.
  
  - Все равно не понимаю, в чем проблема?
  
  - Что ты сделал с рассудительным и правильным Ван Хельсингом, борцом за справедливость и Левой рукой Господа? - усмехнулся Дракула.
  
  - Понятия не имею, - вернул усмешку Гэбриэл.
  
  - А проблема все же есть. Если даже учесть тот факт, что никто не узнает об этом инциденте, то я рискую собственным рассудком. К тому же я уже раз нарушил этот запрет, о чем жалею до сих пор, потому что создал себе этим целую кучу проблем, - он поднял руки и указал взглядом на медленно, но верно отравляющие его браслеты, - которые вынужден разгребать по сей день. Я убил Корвина, не сдержался, - пояснил он. - Когда очнулся в лаборатории Шоломанчи я увидел его, прикованного к стене, и просто лишился разума, набросившись на него, - Влад прикрыл глаза и тряхнул головой, пытаясь избавиться от неприятных воспоминаний.
  
  Ван Хельсинг молча смотрел на вампира, переживания терзали также и его душу.
  
  - А я по сей день жалею, что предал тебя тогда, - склонив голову, сказал Гэбриэл. - Не представляю, как я...
  
  - Правда, Гэбриэл, - наконец-то отводя слегка затуманенный взор от пузырька с живительной жидкостью, произнес Влад, - ну сколько уже можно толочь воду в ступе?
  
  - Это для тебя почему-то стало не важно, хотя я совершенно не понимаю, зная тебя, - выделил он последние слова, смотря в упор на своего мрачного собеседника, - как такое вообще возможно.
  
  - Я уже говорил тебе, почему. И не заставляй меня пожалеть об этом, - немного резко проговорил Дракула. - Я ведь могу и передумать.
  
  Ван Хельсинг уселся на застывшую магму и привалился спиной к тому самому валуну, на который опирался вампир, и прикрыл глаза, пытаясь совладать со своими мыслями, непрерывным потоком текущими в его сознании и сводящими уже который год с ума.
  
  - Я столького не помню, - выдохнул он. - Хотя каждый день что-то всплывает в памяти, но целой картинки все равно нет.
  
  - Ну, это не удивительно, - также усаживаясь на вулканическую лаву, устлавшую собой все дно Врат, ответил вампир. - Перед тем, как ты был возвращен на землю за свои грехи, Бог заставил испить тебя из Леты и твои воспоминания, точнее большая их часть...
  
  - Канули в эту самую Лету, - закончил фразу охотник.
  
  - Да, к тому же с твоими воспоминаниями поработали как я, так и Ватикан. Но свою часть я тебе вернул, что же до остального, - он развел руками, - ничем помочь не могу. Память либо сама восстановится, либо все останется так, как сейчас.
  
  - Чего мы ждем? - резко сменил неприятную тему Ван Хельсинг. Этот разговор угнетал его, заставляя снова и снова выискивать причины, которые привели к подобным последствиям. Что-то его постоянно тревожило, но только он старался ухватиться за эту ниточку, как она рвалась и растворялась в круговороте его тяжких дум.
  
  - Ждем пока Орион скроется, - уловив настроение Гэбриэла, сказал Дракула, - а его вечный недруг Скорпион займет свое положенное место, - вампир указал охотнику на усыпанное россыпью звезд небо. - И Антарес - сердце Скорпиона, не прольет свой свет на Землю, создавая своего рода дорогу, по которой Древние смогут попасть в наш мир.
  
  Ждать пришлось недолго, уже несколько минут спустя на небе появился огромный хвост, а затем и сам Скорпион. Мгновение спустя Антарес озарил своим бледно-красным светом туманность и прочертил лучом линию, оканчивающуюся на камнях, составляющих призывные Врата.
  
  - Отойдите! - бросил Дракула и, встав с места, где они сидели с Ван Хельсингом, быстро вошел в круг и зашептал заклинания, разобрать которые не мог даже Карл, считавший себя истинным знатоком подобных вещей.
  
  Пока Влад произносил нужные слова и делал жесты, необходимые для призыва, луч, озаривший главный камень, замерцал и стал увеличиваться в ширину. Из образовавшегося треугольника с последним словом, сорвавшимся с уст вампира, появились три высокие полупрозрачные фигуры. Они, выйдя из света, пролитого Антаресом, стали приобретать более четкие формы. Тем временем вампир кровью на алтаре начертил символ Дракона и застыл в ожидании.
  
  - Кто посмел нас потревожить? - прогремел звучным голосом стоящий посредине белокурый вампир.
  
  - Неужели сам Великий Князь? - произнес темноволосый пришелец из Внешней Пустоты, внимательно вглядываясь в стоящего в паре шагов от него Влада.
  
  - Да, я - Влад Дракула. И я призвал вас, открыв путь на Землю, потому что мне нужна ваша помощь.
  
  - Мы Агасфер, Пеан и Скальд к твоим услугам.
  
  Дракула, сняв плащ, немного закатал рукава камзола, обнажая запястья, на которых красовались серебряные браслеты.
  
  - И как же тебя угораздило? - удивленно спросил Скальд, подходя ближе и рассматривая знакомую ему вещь.
  
  - Признаться мы очень удивлены, - заметил Пеан. - Как они оказались у тебя?
  
  - Я отобрал их у одного охотника на нечисть пару сотен лет тому назад, - произнес вампир. - Он сказал, что получил их от своего предка, инквизитора по имени Томас де...
  
  - Торквемада! - с плохо скрытым раздражением произнес Скальд, явно обмениваясь мыслями со своими товарищами.
  
  - Он единственный, кому удалось вернуться в мир самостоятельно, - снова заговорил Пеан. - Ни до него, ни после, никому больше не удавалось вырваться без помощи извне из Внешней Пустоты, запечатавшей нас в потустороннем мире. Эти браслеты были изготовлены специально для него, потому как ни один из нас не мог совладать с ним. Он совершенно лишился рассудка, испив крови своих собратьев. А его знания, находчивость и жестокость были столь сильны, что в тот момент мы не смогли удержать его. Наши Стражи, находящиеся по эту сторону и следящие, чтобы никто из нас не нарушил границ между мирами, очень долго его выслеживали, пока, наконец, в сентябре 1498 года не настигли его в Авиле и не оборвали его земную жизнь, навеки заточив в Ветряную тюрьму, в которой он находится по сей день, не имея возможности даже пошевелиться, так как магия ветра, приковавшая его к месту заточения, надежно удерживает мятежника.
  
  Во время этого рассказа Скальд и Агасфер, одновременно взявшись за запястья князя, шептали какую-то абракадабру, похожую на речь доисторических людей.
  
  - В них заключена очень сильная первобытная магия, - пояснил их действие белокурый вампир. - Нужно время, чтобы активировались открывающиеся механизмы и серебро прекратило свой бег по твоему телу.
  
  - А вот одевались они очень легко, - выдохнул Влад, чувствуя, как кровь повернула вспять и устремилась по венам и артериям в обратную сторону. Описать свои ощущения он не мог но, на удивление, боли, на которую он рассчитывал, не было. Только легкий дискомфорт и головокружение.
  
  - Ты очень слаб, - сказал Скальд, когда серебряные браслеты с характерным щелчком, ставшим для Дракулы самым желанным звуком на земле, открылись и оказались в руках Древних. Затем они передали их Пеану, запечатавшему наручники в небольшой алмазный футляр, который появился, казалось, из ниоткуда. - Я бы на твоем месте испил "ламмер-вайн", а не ту кровь, которая припрятана в твоем кармане, - доставая из многочисленных складок своего плаща небольшую фляжку и протягивая ее Дракуле, с легкой усмешкой произнес Скальд, заметив, как изменился в лице князь.
  
  - Эликсир бессмертия, в котором растворен янтарь? - удивился Дракула. - Но... я же... я думал, что он всего лишь миф.
  
  - Он такой же миф, как вампиры, эти серебряные браслеты или давно затерянный город Ирам, - также усмехнувшись, проговорил Пеан. - Пей, иначе ты рискуешь перейти грань между мирами, несмотря на свое бессмертие. Ты уже один раз оступился, не забывай об этом. Именно так приходит к нам безумие, - заключил вампир с рыжей копной на голове.
  
  - Кстати, по поводу Ирама, - вставил Агасфер после того, как Влад испил живительную жидкость и стал адекватно воспринимать их слова. - Тебе стоит посетить наш великий Многоколонный Град. Твоя дочь должна постичь основы своего дара перед тем, как отправиться на обучение в Шоломанчу. Думаем, ты сам понимаешь насколько уникальный она ребенок и ей просто необходимо научиться контролировать свои способности и управлять ими. Тем более, будучи на виду у Великого Совета и Старейшин, она будет подвергаться намного меньшей опасности, нежели в любом другом месте на Земле. Ты понимаешь, о чем мы говорим.
  
  - Да, я собирался это сделать, - переводя дыхание и ощущая небывалый приток сил, сказал Дракула. - Мы с Ментором как раз говорили об этом. Я немного отошел от дел в последнее время и...
  
  - Без сомнения тебе стоит вернуть прежний ход вещей, чтобы сохранить баланс сил в мире, - заметил Скальд.
  
  - И вечна тьма, покуда вечен свет, - каким-то загробным неестественным голосом отчеканил Пеан.
  
  - А вы неплохо осведомлены для тех, кто коротает вечность за пределами этой Вселенной, - сказал Влад.
  
  - У каждого свое предназначение, - и с этими словами Древние вернулись в сияние, проливаемое Антаресом на землю.
  
  Через пару секунд уже ничего не напоминало о том, что здесь произошло. Скорпион, нетерпеливо взмахнув своим смертоносным хвостом, сменил положение, отправившись в вечную погоню за Орионом, а планеты вернулись на привычную орбиту. И только Луна проливала свой потусторонний загадочный блеск на стоявших внизу людей, обмениваясь с ними своими тайнами. Знаки на камнях, ярко вспыхнув алым в темноте ночи, исчезли с поверхностей камней, как будто их там никогда и не было.
  
  - До рассвета еще есть время, - выводя своих спутников из оцепенения, сказал Дракула. - Мы успеем добраться до города, а если повезет, то вообще сможем вернуться в Поенари в ближайшие несколько часов. Ощутив себя прежним, полным сил, Влад готов сейчас был свернуть горы.
  
  
  И вечна тьма, покуда вечен свет... часть 3
  Обратный путь, как и предполагал Дракула, занял намного меньше времени. Лихие трансильванские скакуны, казалось, получили часть сил всемогущего вампира, отчего создавалось впечатление, что они летели над землей, не касаясь ее копытами. Перенеся сначала через болота Михея и Думитру, чтобы те забрали из монастыря коней, Влад вернулся за Ван Хельсингом и Карлом, ожидающим его у самого края Кровавого озера перед болотами.
  
  - Черт, горячо! - отдергивая руку от воды, сказал Гэбриэл.
  
  - Что ты делаешь? - подходя к мужчинам, поинтересовался вернувшийся за ними вампир. - Это же гейзер, там температура воды превышает восемьдесят градусов. Зачем ты вообще туда полез?
  
  - Я уже понял, - обдувая обожженные пальцы, ответил охотник. - Воды нет, а руки грязные, вот я и...
  
  - Интересно, почему озеро такое красное? - пробормотал про себя бывший монах, в котором опять проснулось любопытство ученого. - Это так странно и жутко.
  
  - Странно слышать подобные речи от тебя, - усмехнулся Дракула. - Ты же вроде, как умный просвещенный человек и не должен поддаваться влиянию суеверий.
  
  - Да, но... наверняка с этим с местом связаны ужасные легенды?..
  
  - Кто бы сомневался, - снова усмешка тронула уголки губ князя, - хотя, вода в озере красная всего лишь потому, что в ней слишком много железа, ты же это прекрасно понимаешь, - сказал вампир, смотря на бывшего исследователя Ватикана, словно на несмышленого ребенка. - Ладно, полюбовались окрестностями, пора в путь, - добавил он, подхватывая слегка опешивших от подобного способа передвижения мужчин и взмыл в еще черное предрассветное небо, перенося их к остальным.
  
  *******
  
  Наконец-то они достигли некогда величественного строения, которое покинули чуть более суток назад. Крепость Поенари в лучах восходящего солнца смотрелась совершенно по-другому. Подобно поверженному могучему дракону, она затаилась на вершине горы, напоминая полуразрушенными стенами о былой мощи но, несмотря на это и сейчас все также оставаясь едва ли не самым неприступным сооружением, готовым при необходимости защитить своего хозяина от любой напасти, надежно укрыв в многочисленных тайных комнатах и переходах.
  
  Кивнув спутникам, Дракула спешился и, передав Гайтана Михею, быстро направился в свои покои. Оказавшись в комнате, он стараясь не разбудить еще спящих Анну и Иляну, осторожно открыл потайной отдел в музыкальной шкатулке, которую когда-то подарил дочери, и достал оттуда изящное рубиновое ожерелье. Небольшие камни были искусно оправлены золотом, отчего даже в неярком пламени одинокой, почти догоревшей свечи, они переливались и сияли подобно раскаленным уголькам. Именно поиски этого магического артефакта задержали его в Лондоне. Если бы он тогда мог предвидеть будущее, то... Дракула прикрыл глаза, избавляясь от тяжелых воспоминаний.
  
  - Главное, что все хорошо закончилось, - едва слышно прошептал он, невесомым поцелуем касаясь макушки дочери. - С днем рождения, - и он положил ожерелье на тумбочку, возле шкатулки.
  
  Затем он, склонившись над Анной, запечатлел на ее губах легкий поцелуй, после чего покинул свои комнаты. Тихонько прикрыв дверь, Влад отправился в свой кабинет, намереваясь поговорить с Ментором. Тот по-прежнему его занимал, восседая на резном стуле, напоминающим трон, за огромным письменным столом, полностью заваленном древними фолиантами, свитками и манускриптами.
  
  - Рад видеть тебя в добром здравии, - поприветствовал Старейшина Дракулу, с трудом выглядывая из-за бумажного хаоса. - Я тут немного заработался этой ночью. Но радует то, что все мои труды не пропали даром, я нашел кое-что интересное.
  
  - Взаимно, - учтиво склонившись, проговорил Влад. - Кстати, спасибо, что разобрался так быстро с "петлей".
  
  - Да уж, - немного рассеянно обронил вампир, откладывая перо и откидываясь на спинку стула, - пришлось повозиться. Хорошо, что Иляна натолкнула на кое-какие мысли.
  
  Брови князя в удивлении приподнялись. Он внимательно смотрел на Ментора, застыв в немом вопросе.
  
  - В очередной раз получил подтверждение, что миф об уникальном ребенке вампира и человека, который объединит все кланы, относится именно к твоей дочери. В ней скрыта удивительная сила.
  
  - Просто отлично! - выдохнул князь, буквально падая на свободный стул у стены и с наслаждением закидывая ногу на ногу. - Вы все словно сговорились.
  
  - Что ты имеешь в виду?
  
  - Да просто Древние сказали то же самое. Они намекнули, что нам следует наведаться в Ирам в самое ближайшее время...
  
  - Мы же об этом говорили с тобой, - оборвал речь вампира Ментор, снова зарываясь в многочисленные бумаги, громоздившиеся на столе. - И нужно по двум причинам: во-первых, это, конечно, Иляна; а во-вторых, ты. Тебе пора вернуться к своим обязанностям, которые ты очень искусно игнорировал все это время. Тем более, - он на мгновение замолчал, - что я думаю уйти на покой.
  
  - Что? - неподдельное удивление прозвучало в голосе Влада. - В каком смысле?
  
  - В прямом, - кивнул тот, наконец-то найдя то, что хотел показать Дракуле. - Вот, смотри.
  
  Ментор протянул князю немного потрепанный манускрипт, правый край которого был слегка обожжен, и подвинул довольно увесистый гримуар в черной кожаной обложке. Влад, взяв стул, перенес его поближе к столу и с интересом обратил взор на указанные Старейшиной памятники рукописного искусства.
  
  - В день славного праздника Белтейн на свет появится ребенок вампира и человека, который ознаменует своим приходом новую эру для вампиров. Он не будет бояться солнечного света и не будет испытывать жажду, - Дракула замолчал и снова посмотрел на своего наставника.
  
  - Вот об этом я все время и говорил. Я давно наткнулся на упоминание этого пророчества, но все никак не мог вспомнить, где его видел, - сказал Ментор и, протянув руку, достал еще один свиток, который опять же протянул вампиру.
  
  - И вечна тьма, покуда вечен свет.* Но без любви, увы, их просто нет. Она - начало, и она - конец. Основа счастья и беды венец. Стой, Незнакомец, кем бы ни был ты. В твоих глазах есть страх извечной пустоты. Сверши сей грех, и будешь ты прощен... Я так понимаю, что это еще одно пророчество? - закончив читать, Влад снова с неподдельным удивлением уставился на Старейшину. - Я уже слышал эти строки, точнее первую из них, - сказал он. - Древние озвучили его перед тем, как вернуться в свой мир. Что все это значит?
  
  - Значит, что все было предрешено заранее, - несколько туманно ответил Ментор. - Нам кажется, что только мы сами властны над своей судьбой, но порой она преподносит нам неожиданные сюрпризы. Потому что в мире ничего не происходит просто так и все имеет свою цену и последствия. Эти строки в очередной раз подтверждают, как важен баланс для нормального существования мира. И то, что ты...
  
  - Ладно, оставим философию, - Влад начал бездумно перелистывать страницы какой-то ветхой книжонки, которая, казалось, сейчас рассыплется в прах.
  
  - Хорошо, что ты нашел эту книгу, - сказал Ментор, отодвигая гору пергаментов. - Я совершенно потерялся в этом бумажном безобразии.
  
  - Философский камень? - взглянув в текст, удивленно спросил Дракула.
  
  - Не совсем, читай дальше, - и старец указал на сноску, которая была приписана внизу основного текста, начертанного на древнем пергаменте.
  
  - Из одной унции этого порошка, белого или красного, ты сделаешь Солнце в бесконечном множестве. И ты обратишь в Луну всякий металл, взятый из рудника...
  
  - Еще ниже, вот, - поворачивая старинный фолиант к себе, он процитировал: - Эликсир сохраняет здоровье, удаляет из сердца яд, возвращает память и очищает кровь, - Влад поднял голову от пожелтевших страниц и посмотрел на Ментора, все еще не до конца понимая, что имеет в виду вампир.
  
  - Твоя кровь, - немого устало проговорил Ментор. - Да, сейчас ты выпил "ламмер-вайн" и чувствуешь себя хорошо, но не забывай, что в твоем организме еще есть яд, который необходимо вывести, иначе вскоре эффект от Эликсира закончится и серебро в твоей крови даст о себе знать снова.
  
  Их разговор был прерван тихим стуком в дверь. Секунду спустя, получив разрешение войти, на пороге появился Андрас.
  
  - Вы звали меня? - склонившись, спросил вампир.
  
  - Да, проходи, - сделав приглашающий жест рукой, сказал Ментор.
  
  - Рад, что все в порядке, - повернувшись к Дракуле, произнес он, также учтиво кивнув Князю.
  
  - А я-то как рад, - усмехнулся последний в ответ и вернулся к прерванному диалогу. - Хорошо, но времени у нас не так много, поэтому...
  
  - Андрас, - Старейшина повернулся к сидящему в отдалении целителю, - подготовь все необходимые ингредиенты.
  
  - Хорошо, - кивнул тот. - Мне понадобится несколько часов.
  
  - А если немного точнее? - спросил Влад, вопросительно смотря на Андраса.
  
  - "Малый Магистерий", - подойдя к столу и пробегая беглым взглядом рецепт зелья, произнес Андрас, - готовится холодным способом, все ингредиенты просто заливаются кипяченной водой и настаиваются от четырех до десяти часов. А поскольку нам нужен именно "Малый", а не "Большой Магистерий", то думаю, часов пять будет как раз в самый раз.
  
  - Отлично, - подытожил Ментор. - Что же, тогда за дело.
  
  - Кстати, со всеми этими разговорами я совершенно забыл поинтересоваться, кто же подкинул мне ту злосчастную "петлю"?
  
  - Уфир, - выдохнул Андрас. - Мне очень жаль, что я не разглядел в нем потенциального...
  
  - И где он? - не дав договорить вампиру, бросил Влад.
  
  - Он встретил рассвет, - слегка отстраненным тоном, произнес Ментор.
  
  - И только?
  
  - Влад, я понимаю тебя, он переступил черту, посягнув на твою жизнь, но его самым бессовестным образом использовали, - уточнил Старейшина, вставая из-за стола. - Поверь, разочарование от осознания того, что он был предан самым близким ему человеком и муки совести, которые он испытал перед смертью, были намного действеннее, чем любая физическая боль.
  
  Дракула прикрыл глаза, пытаясь удержать собственное мнение по этому поводу. Уважение к Ментору все-таки взяло верх над гневом, плескавшимся на самом краешке его сознания и готовом вырваться в любой момент. Тяжело вздохнув и быстро попрощавшись, вампир скрылся за дверью.
  
  *******
  
  Вернувшись в свои покои, Влад едва не был сбит с ног, запрыгнувшей на него Иляной. Он только открыл дверь, как малышка, буквально слетев с кровати, бросилась ему на шею.
  
  - Папочка! Я так соскучилась!
  
  - Ты же не видела меня всего-то ничего, - прижимая девочку крепче к себе и целуя в макушку, сказал Дракула.
  
  - Неважно сколько времени прошло, - обнимая отца, пролепетала малышка.
  
  - С тобой все в порядке? - Анна встала и подошла к Дракуле, который так и стоял возле дверей с Иляной на руках.
  
  - Да, сейчас все уже позади, - поцеловав девушку, ответил князь. - Осталось только немного очистить кровь, чтобы вывести из нее остатки серебра.
  
  - Хвала Небесам, - облегченно выдохнула принцесса, чем вызвала улыбку на губах вампира.
  
  - Но это не все новости, - загадочно произнес вампир. - Нам предстоит еще одно увлекательное путешествие в Ирам, - он не сумел закончить фразу потому что Анна в ужасе уставилась на него с немым вопросом в своих изумрудных глазах, а Иляна радостно захлопала в ладоши:
  
  - Это тот самый мифический город, который никто не может найти? Он, и правда, есть на самом деле? - восхищению ребенка не было предела.
  
  - Да, тот самый, - кивнув подтвердил вампир, опуская дочку на пол.
  
  - Тогда я побежала, поищу что-то о нем, - выпалила девочка. - И, - она провела рукой по ожерелью и снова крепко обняла родителя, - спасибо большое!
  
  - С днем рождения! - проговорил вампир, погладив малышку по голове.
  
  После этого Иляна умчалась в библиотеку, искать информацию о загадочном вампирском городе, о котором слышала только то, что он, якобы где-то существует. Оставшись вдвоем, Влад и Анна переместились на небольшую кушетку, стоящую в углу недалеко от камина и укрытую огромной шкурой медведя.
  
  - Красивое украшение, - сказала принцесса. - Она так радовалась, когда проснулась.
  
  - Это не просто украшение, а довольно сильный артефакт, который защитит в случае необходимости. К тому же поможет ей сдерживать способности и контролировать их, - пояснил вампир. - Но я чувствую твое беспокойство, - внимательно посмотрев на Анну, произнес Влад. - Что случилось пока меня не было?
  
  - Ничего, - выдавила принцесса, опуская глаза и всеми силами стараясь не смотреть на князя, который без труда читал ее мысли, словно они были написаны на пергаменте, а не находились в глубинах ее подсознания.
  
  - Я вижу, что тебя что-то сильно тревожит, но не хочу вламываться в твой разум, - с нажимом произнес Влад, давая принцессе возможность выговориться.
  
  - Ладно, - собираясь с силами, нехотя ответила девушка. - Есть одна вещь, которая не дает мне покоя со вчерашнего утра. До этого момента я как-то даже не задумывалась об этом, но... - она на мгновение замолчала, подбирая слова, - мне приснился сон.
  
  - И, - поторопил Влад рассказчицу.
  
  - Я ведь умру? Да? - вдруг выпалила Анна.
  
  На какое-то время в комнате повисла тишина, только сосновые поленья весело потрескивали в камине, создавая атмосферу домашнего уюта. Влад с легким удивлением смотрел на принцессу, пытаясь до конца осмыслить слова девушки. Она же потупив взор, разглядывала витиеватый узор на стенном гобелене.
  
  - Что ты имеешь в виду? - нарушая молчание, переспросил князь. - Меня не было чуть более суток, но все почему-то стали говорить загадками и намеками. Я, между прочим, устал и выискивать тайные смыслы в ваших речах не желаю.
  
  - Я же простая смертная, - озвучила свои мысли девушка, все еще разглядывая шпалеры.
  
  - Дьявол, Анна! Ты могла сразу нормально сказать, а не ходить вокруг да около? - выдохнул Дракула. - Нет ничего проще, я могу...
  
  - Я не хочу! - посмотрев прямо в глаза Владу, твердо сказала девушка. - Я не хочу становиться вампиром, - чеканя буквально каждое слово повторила она.
  
  И снова в комнате повисла звенящая тишина. Дракула какое-то время молчал, что-то обдумывая, а затем вынес вердикт:
  
  - Черт и почему же с вами, женщинами, все так сложно?
  
  - И вовсе с нами не сложно, - немного обиженно выдохнула Анна, демонстративно отворачиваясь от вампира, который явно не проникся ее проблемой.
  
  - Не сердись, - он взял девушку за подбородок и заставил повернуть голову обратно. - Не хочешь, не надо, - смотря ей уже прямо в глаза, проговорил он. - Найдем другой способ.
  
  - Какой? - чуть не плача, поинтересовалась принцесса.
  
  - Ну-у, - протянул он, - всегда можно что-то придумать. Нужно просто пораскинуть мозгами и выход найдется, - притягивая девушку к себе и целуя, сказал Влад.
  
  - Это не выход, - ответив на поцелуй со всей страстью, усмехнулась принцесса.
  
  - Как сказать, - выдохнул девушке в губы вампир, немного меняя позу и увлекая ее за собой, придерживая за талию. - Во всяком случае отвлечь тебя у меня получилось, - в черных глазах Влада плясали озорные чертики.
  
  - Обещай, что мы найдем выход, - с трудом отрываясь от его нежных и безумно желанных губ, прошептала Анна.
  
  - Обещаю!
  
  *******
  
  Тем временем Карл и Ван Хельсинг слегка перекусив, вернулись в комнату охотника. Спать, на удивление, не хотелось и они решили собрать вещи, чтобы в любой момент быть готовыми отправиться домой. Хотя, чем ближе был отъезд, тем беспокойней становился Гэбриэл. Он метался по помещению, словно загнанный зверь, все время что-то бормоча и то и дело закрывая глаза, будто силясь что-то вспомнить.
  
  - Что с тобой творится? - не выдержал Карл, хватая друга за руку. - С того момента, как мы вернулись, ты сам не свой.
  
  - Я не знаю, - падая на стул, ответил мужчина. Он снова прикрыл глаза и потер переносицу, пытаясь отогнать наступающую мигрень. - В голове такой кавардак после этой встречи с Древними.
  
  - Но при чем тут ты? - не понимая, удивленно спросил Карл. - Они же с тобой даже не говорили.
  
  - Да знаю я, - раздраженно выдохнул Ван Хельсинг. - Просто какое-то странное ощущение, может канал какой небесный открылся... откуда я знаю?
  
  - Ты что-то еще вспомнил?
  
  - В том-то и дело, что нет. И это раздражает еще сильнее. Что-то крутится на задворках сознания, а что именно я понять не в силах.
  
  - Может, тебе поспать? - неуверенно произнес мужчина.
  
  - Нет, я пойду к Дракуле. Возможно, он что-то подскажет. Попробует еще раз...
  
  - Вернуть воспоминания? - закончил за друга фразу Карл. - Но он же говорил, что больше ничего сделать не может.
  
  - И ты ему веришь? - охотник в упор посмотрел на собеседника. - Ты думаешь у него нет в запасе какого-то козыря в рукаве? Так, на всякий случай... Он же в замке Франкенштейна хотел вернуть мне память, говорил о моих снах, о давно минувших битвах, в которых я участвовал еще до встречи с ним. Этот чертов вампир точно что-то знает, - и с этими словами Гэбриэл хлопнув дверью, растворился в полутьме освещенного факелами коридора.
  
  Немного пропетляв на удивление хорошо знакомыми переходами, Ван Хельсинг в нерешительности остановился у массивной деревянной двери. Его эмоции за время дороги поутихли и сейчас он задумался о целесообразности визита к вампиру и, собственно, самой просьбы. "Порой забвение лучше", - промелькнули его же слова, которые он бросил в лицо Дракуле на его предложение о возвращении памяти, казалось, целую вечность назад. Потоптавшись перед входом в покои Дракулы, он уже развернулся и был готов уйти, как дверь открылась и на пороге появился Влад в брюках и расстегнутой рубашке.
  
  - Я смотрю, покой мне только снится, - с усмешкой сказал он, прикрывая дверь и выходя в коридор.
  
  - Прости, не думал, что... - Гэбриэл замолчал, понимая, что его визит явно пришелся не ко двору.
  
  - Я уже привык, - мальчишеская задорная улыбка скользнула по лицу грозного князя. - Что ты хочешь?
  
  Охотник слегка растерялся, пытаясь собраться с мыслями.
  
  - Просто отлично, - прислонившись к прохладной стене, с легкой издевкой произнес вампир, - сначала ты топаешь по коридору, как стадо слонов, затем пыхтишь под дверью, а теперь я еще и клещами должен вытягивать из тебя причину столь странного поведения?
  
  - Ты можешь еще раз попробовать вернуть мне память? - выпалил он, в упор посмотрев на Дракулу.
  
  - А луну с неба тебе достать не надо? - вспылил Влад.
  
  - Но...
  
  - Я уже говорил тебе, что сделал все, что мог, - немного странно взглянув на бывшего боевого товарища, ответил вампир. - А то, что с тобой сделали в Ватикане, даже я исправить не в силах, - он развел руками, немного усмирив гнев.
  
  - Неужели, и правда, ничего нельзя сделать? - разочарованно и немного устало выдохнул Ван Хельсинг.
  
  - Может и можно, но при чем здесь я?
  
  - Ты что-то знаешь обо мне, что-то, о чем тогда говорил в замке Франкенштейна, - сказал охотник сверля собеседника тяжелым взглядом. - О моих снах, о многочисленных сражениях...
  
  - В тот момент я был готов на что угодно, чтобы отвлечь тебя, - тихо сказал Дракула, поворачиваясь и открывая дверь.
  
  - Ты не можешь... у тебя же куча разных зелий и снадобий. Неужели ничего нельзя сделать? - удерживая вампира за руку, произнес мужчина. - Я схожу с ума от своих безумных догадок и мыслей, пляшущих словно в тумане.
  
  Вздохнув, Влад закрыл дверь в свои покои и снова повернулся лицом к Ван Хельсингу. Пару мгновений прошли в напряженной тишине, а затем вампир сказал:
  
  - А как же твои слова о том, что забвение лучше? - усмехнулся Влад, на что Гэбриэл буквально зарычал. - Хорошо, - сжалился князь. - Ты помнишь, что входило в твои обязанности, когда ты был, так сказать, на службе у Всевышнего?
  
  - Относительно, - кивнул охотник на нечисть. - Я был одним из стражей на четырех концах мира.
  
  - Так вот, ты защищал людей от преследования, заботился об освобождении из неволи, а также вообще о благополучии всего рода человеческого. Но...
  
  - Не понимаю при чем тут все это?
  
  - Ты не дал мне договорить, - сверкнув глазами, сказал Влад. - Помимо всего этого в твои прямые обязанности входил сбор праведных душ. Ты был Посланником Верховного Суда и...
  
  - И я убил тебя, - выдохнув, ошарашенно произнес Ван Хельсинг. - Мало того, что вступил в сговор с твоим братом и предал того, кого должен быть защищать, так еще и забрал грешную душу.
  
  - Именно, устроив тем самым небольшую потасовку с Самаэлем, который явился за мной, но остался ни с чем.
  
  Гэбриэл едва стоял на ногах после услышанного. В его голове никак не хотело укладывать то, что он сейчас узнал. Кавардак в мыслях уже перешел в настоящий хаос, совершенно сбивая с толку охотника. Думы, одна мрачнее и тяжелее другой, теснились в его голове, лишая остатков самоконтроля. Смотря куда-то мимо вампира, он выдавил сухое: "Спасибо!" и исчез за первым же поворотом замысловатого лабиринта многочисленных переходов древней крепости.
  
  - Надеюсь, я удовлетворил твое любопытство? - в пустоту обронил Дракула.
  
  *******
  
  - Это все правда? - спросила Анна, не успел Дракула закрыть за собой дверь.
  
  - Да, - кивнул тот, усаживаясь в кресло, стоящее почти у самого входа, и устало прикрывая глаза. - Да что же за день сегодня?
  
  Девушка молча подошла к вампиру и опустилась на подлокотник, но мгновением спустя оказалась уже у него на коленях. Она с удовольствием прижалась к сильному телу, положив голову Владу на плечо.
  
  - У тебя еще осталась пара седых прядей, - глядя в никуда, прошептала принцесса.
  
  - Они исчезнут после того, как очистится кровь, - также немного отрешенно ответил вампир, что-то обдумывая. - Кажется, я знаю, как решить нашу проблему, - нарушил он тишину несколько долгих минут спустя.
  
  Анна подняла голову и застыла в ожидании. Робкая надежда, зародившаяся после его слов, сейчас несмело, но уверенно пускала ростки.
  
  - Раз ты не хочешь, чтобы я обратил тебя, - тихо произнес он, - тогда нам вечером придется наведаться на место моей смерти.
  
  - Зачем? - не скрывая удивления, спросила девушка.
  
  - Разговаривая с Гэбриэлом я вспомнил о том, что камень, стоящий на месте моей гибели имеет кое-какие мистические свойства, а именно...
  
  - Он дарит вечную молодость, - в дверях стояла довольная Иляна. - Я читала про Ирам, а потом мне попалась одна книга, в которой... - она замолчала на секунду, - упоминался Власьевский лес и камень.
  
  - Это правда? - снова тот же вопрос сорвался с уст цыганской принцессы, только теперь уже речь шла о ней самой.
  
  - Да, - все также просто ответил вампир.
  
  - Интересно, - проговорила Анна. - Тогда почему еще не все местные жители...
  
  - Во-первых, мало кто из простых людей знает об этой легенде, во-вторых, еще меньшее количество верит в нее.
  
  - Но кто-то же обязательно бы пробовал? - не унималась Анна. Она очень боялась, что ее надежды рухнут, так и не успев расправить крылья.
  
  - Почему же, я даже уверен, что попробовали и не один, - усмехнулся Влад. - Но поскольку это все-таки магия, тем более магия крови, необходимы соответствующие обстоятельства, - уточнил вампир.
  
  - То есть нужен особый обряд? - поинтересовалась девушка.
  
  - Нет, - вставила свои пять Иляна, которая от радости едва до потолка не прыгала. - Просто должна быть убывающая луна в знаке Скорпиона.
  
  - А сейчас, - понимая, о чем ей пытаются сказать, - как раз сложились благоприятные условия.
  
  - К тому же сейчас Белтейн, об этом тоже не стоит забывать. Поэтому в эти самые дни, как никогда грань между мирами тонка и все подобные ритуалы имеют огромную силу, - дополнил слова дочери Влад. - Осталось только дождаться вечера и мы с тобой прогуляемся под луной, - Влад заговорщицки подмигнул Анне.
  
  - А я? - немного обиженно спросила девочка, удобно устраиваясь на кушетке у камина.
  
  - А ты подождешь нас здесь, после чего мы уже все вместе отправимся в Ирам, - со стальными нотками в голосе произнес вампир.
  
  - Хорошо, - потупив взор, кивнула девочка.
  
  - А сейчас, дорогие мои, прошу меня простить, но я буквально валюсь с ног, - с этими словами Влад улегся на кровать и в ту же секунду провалился в глубокий сон без сновидений.
  
  Анна и Иляна, взяв несколько книг с полок, погрузились в увлекательное чтение. Несколько часов пролетели совершено незаметно.
  Услышав стук, девушка отложила гримуар и осторожно передвинула задремавшую дочку, удобнее устраивая ее на огромной подушке, затем встала и открыла дверь.
  
  - Прошу прощения, принцесса, - на пороге стоял Андрас, - но Владу пора принять зелье. Уже все готово. Ментор и я ждем его в лаборатории, - он слегка кивнул и поспешил удалиться.
  
  *******
  
  Войдя в огромное помещение, скрытое от непосвященных в запутанных коридорах подземных этажей Поенари, Дракула оказался в наспех собранной лаборатории.
  
  - Уже все готово? - спросил он, усаживаясь в кресло, на которое указал взглядом Ментор.
  
  - Как видишь, Андрас истинный волшебник в своем деле.
  
  Целитель слегка кивнул, благодаря за похвалу, а потом подошел к Владу и взял у того немного крови. После чего воспользовавшись каким-то шипучим порошком сделал несколько тестов.
  
  - Я должен знать, сколько серебра осталось в крови, чтобы рассчитать дозу Эликсира, - пояснил он свои действия. После чего отмерив зелье, протянул стеклянную фляжку Дракуле. - До дна.
  
  Влад, помедлив несколько минут и подозрительно рассматривая белую густую жидкость, все-таки осушил склянку. Какое-то время ничего не происходило, но только он открыл рот, чтобы это сказать, как его согнуло пополам.
  
  - Да как же мне это надоело, - с трудом выдохнул он. - Надеюсь, вам в Аду также весело, как и мне, - добавил он, возвращаясь в вертикальное положение.
  
  - Решил передать привет Корвину и Алире? - слегка усмехнувшись уголками губ, спросил Ментор, с беспокойством наблюдая за бледным, словно сама смерть, вампиром.
  
  - А кому же еще? - снова борясь с приступом боли, ответил он. - А от снадобья Древних такого не было, - заметил князь, вспоминая свои ощущения тогда.
  
  - Это потому, что сейчас очищаются наиболее пострадавшие участки организма, - пояснил Андрас. - Тогда же вышло все, что было на поверхности, так сказать. И их задачей было дать силы, а не полностью излечить, хоть и пил ты Эликсир бессмертия.
  
  - Отлично, - подытожил вампир.
  
  - Боли уже не должно быть, - снова заговорил целитель, взглянув в манускрипт, лежащий перед ним на столе. - Возможен легкий дискомфорт и слабость, но и это уже ненадолго. Максимум пара часов.
  
  - И на том спасибо, - сказал Дракула, ощущая, как по венам движется кровь. - А у тебя еще остался Эликсир? Насколько я помню из прочитанного, он еще и память возвращает?
  
  - Ты что-то забыл? - удивленно спросил Ментор.
  
  - Не я, - усмехнулся Дракула, - Ван Хельсинг.
  
  - А, наш Архангел так и не вспомнил, что наделал столько шума, нарушив баланс? - покачав головой сказал старец. - Помню ту неразбериху, что он устроил. Он еще, надо сказать, легко отделался. Мог бы и компанию Люциферу в Аду составить.
  
  - Я ему рассказал сегодня в общих чертах, - заметил вампир, забирая склянку из рук целителя, в которую тот вылил оставшийся Эликсир. - Спасибо, - кивнул он Андрасу и добавил, повернувшись снова к Ментору: - Но одно дело слова. Тем более слова недруга, а совсем другое собственные воспоминания.
  
  - Да уж, - кивнул тот, направляясь к выходу из лаборатории. - Надеюсь, ты не задержишься вечером. Я открою проход ровно в полночь.
  
  - Хорошо, - ответил Влад.
  
  - Тебя это тоже касается, - Ментор взглянул на целителя, который ответил тому удивленным взглядом. - У меня на тебя планы, - бросил, загадочно улыбнувшись Глава Старейшин, и закрыл за собой дверь.
  
  - Не смотри на меня так, - пожимая плечами, проговорил князь. - Я понятия не имею, о чем он говорит, - и с этими словами он также покинул лабораторию, оставив Андраса теряться в догадках.
  
  Быстро поднявшись по лестнице, Дракула свернул налево и преодолев еще пару длинных ярко освещенных газовыми фонарями переходов, наконец-то оказался перед дубовой дверью. Уловив звуки шагов, он постучал. На какой-то момент все стихло, а потом послышался голос Карла:
  
  - Сейчас, иду! Это невыносимо, Гэбриэл, - стоя на пороге, добавил он в сердцах. - Добрый вечер, - кивнул он Владу.
  
  - Добрый! Вижу наш охотник впал в уныние, - констатировал вампир, медленно проходя в центр комнаты, к столу, за которым сидел, словно в воду опущенный Гэбриэл. - Этот Эликсир поможет тебе воскресить воспоминания, - и он поставил прозрачный пузырек, в котором плескалась белесая жидкость, на отполированную столешницу письменного стола.
  
  - Зачем? - поднимая растерянный взгляд, спросил мужчина. - Я же уже все знаю.
  
  - Это... не верю собственным глазам, "Малый Магистерий"? - с благоговейным трепетом произнес Карл, рассматривая бутылочку. - Я столько слышал об этом чудодейственном Эликсире, оно поистине удивительно. Хотя, признаться, я не особо верил, что оно существует на самом деле, уж слишком фантастичны его свойства. И если оно тебе не нужно, то я заберу его для исследований...
  
  - Дай сюда! - Ван Хельсинг буквально выхватил склянку из рук Карла и, откупорив ее, выпил содержимое одним большим глотком. - И сколько ждать?
  
  - Около недели, - сказал вампир и, кивнув бывшему монаху, покинул их комнату.
  
  *******
  
  Укутанный плотными сумерками Власьевский лес пугал дремучей чащей и просто-таки звенящей тишиной. Вокруг, насколько хватало взгляда, были только могучие деревья и кустарники, так и норовящие ухватить путников своими цепкими ветками. Только вдалеке виднелись купола Снаговского монастыря, переливающиеся в потустороннем свете одинокой луны. Дракула приземлился на небольшой поляне, которую высмотрел с неба, и поставил Анну на землю. Девушку немного трясло, она, словно сомнамбула, оглядывалась по сторонам и пыталась унять бешеный стук сердца.
  
  - Я никогда к этому не привыкну, - выдавила она наконец.
  
  - Иди за мной, - взяв принцессу за руку, проговорил вампир и повел ее по узкой тропинке между старыми соснами, верхушки которых упирались, казалось, в самое небо, теряясь в легком тумане.
  
  Девушка едва поспевала за широким уверенным шагом князя ночи, то и дело спотыкаясь о камни и коряги, то там, то сям торчавшие с земли.
  
  - Осторожно, - отодвигая разлапистые ветви древней ели, сказал Дракула, пропуская Анну вперед.
  
  - Еще долго? - не заметив в темноте небольшой пень и чуть не полетев на землю, поинтересовалась девушка.
  
  - Уже пришли, - кивнув на большой валун, торчавший посреди опушки, сказал вампир.
  
  Анна с каким-то суеверным ужасом посмотрела сначала на камень, потом на Влада, доставшего небольшой серебряный кинжал. Луна, освещавшая поляну, проливала свой таинственный неяркий свет, как будто обмениваясь им с вампиром, глаза которого мерцали в темноте. Холодок пробежал по спине девушки, она всеми силами пыталась побороть страх, прочно сковавший ее разум. Анна снова оказалась на распутье. Как она ни хотела обрести вечную жизнь, последствия все же страшили ее не меньше смерти. Все-таки она была истинной христианкой и подобные, почти языческие обряды, претили ей. К тому же ее снова стало терзать чувство вины перед предками и, в первую очередь, отцом. Анна была готова провалиться в Ад, лишь бы не делать этого выбора. Но, несмотря на все это она прекрасно понимала, что это ее, возможно, единственный шанс быть со своей семьей и при этом не переступить границу вечной ночи.
  
  Ощутив всю гамму эмоций, терзающих сердце принцессы, Дракула медленно подошел к девушке и, обняв ее, тихо сказал:
  
  - Мы можем уйти отсюда, если хочешь.
  
  В какой-то момент Анна, поддавшись сиюминутному порыву, повернулась и сделала несколько неуверенных шагов в сторону, но потом спохватилась и, вернувшись, уткнулась в дорожный плащ вампира, крепко вцепившись в него.
  
  - Нет, - наконец-то совладав с эмоция, сказала она. - Нет! - уже намного уверенней повторила девушка. - Что нужно делать?
  
  - Ты точно... - начал было князь.
  
  - Точно! - кивнула Анна, подходя к камню и протягивая руку Дракуле.
  
  Влад подошел к принцессе и, взяв ее ладонь в свою, еще раз внимательно посмотрел ей в глаза, ища там подтверждение словам девушки. Анна пристально смотрела на него, давая понять, что ее намерения серьезны, и она уже приняла окончательное решение. Убедившись в этом, вампир сделал небольшой разрез и, прикрыв глаза, что-то невнятно произнес. Затем он прислонил руку Анны к камню, чтобы на него попала кровь девушки.
  
  - Все, - произнес он, отпуская Анну и пряча кинжал в карман.
  
  - Все? - не веря переспросила девушка.
  
  Она удивленно взглянула на князя, а затем, проследив за его взором, посмотрела на огромный черный валун. На том месте, куда попала ее кровь, сейчас сиял лунный свет, а сама алая жидкость медленно впитывалась в шершавую поверхность. Когда с камня исчезла последняя капля, Анна почувствовала легкую слабость, после чего по телу пробежала волна дрожи и на этом все ощущения закончились.
  
  - Ты уверен, что все прошло как надо? - все еще не придя в себя, поинтересовалась принцесса.
  
  - Более чем, - улыбнулся вампир. - Добро пожаловать в мир вечности.
  
  - И я, правда, не буду пить кровь, не стану бояться солнечного света и...
  
  - Анна, успокойся, - приобняв девушку, сказал Дракула. - Ты не будешь ничем отличаться от себя прежней, ну, может, за исключением того, что теперь тебе будет неведома старость. И та дряхлая старуха так и останется просто ночным кошмаром.
  
  ********
  
  - Я не знаю, куда отправлюсь, - прощаясь с друзьями, проговорил Ван Хельсинг. - Уверен, что когда воспоминания вернутся полностью, я найду свое место на земле, так как на Небеса мне путь заказан, - он взглянул на Дракулу, который лишь покачал головой на его слова.
  
  После чего Гэбриэл скрылся из вида, растворившись в черноте густого трансильванского леса.
  
  - Надеюсь, мы еще увидимся, - сказал Карл. - Мы будем по вам скучать, - прощаясь с Анной и Иляной сказал мужчина. - Жаль, что мы не можем вернуться домой вместе.
  
  Затем он благодарно кивнул вампиру и, сев в седло подаренного Владом коня, пустил его в галоп. Ему предстояла дорога домой к жене и детям, которые, наверное, жутко по нему соскучились. Счастливо улыбаясь, он очень быстро исчез в наступающих сумерках.
  
  - Ну, раз прощания, наконец-то закончены, - заметил Влад, - пора бы и нам отправиться в путь.
  
  Он подхватил Иляну на руки и пересек внутренний двор. Затем свернул вправо и открыл ничем неприметную дверь. Скользнув во тьму коридора, он зажег два факела, один из которых передал Анне, ни на шаг не отстававшей от него.
  
  - Вперед! - сказал он и стал спускаться. - Осторожно, здесь тридцать ступеней, - предупредил он.
  
  - Откуда ты знаешь? - удивилась принцесса. - И как ты все помнишь?
  
  - У меня нет, точнее не было выхода, - усмехнулся он. - Ты знаешь, сколько раз мне спасали жизнь эти тайные переходы и в большинстве случаев я двигался практически на ощупь, поэтому не удивительно, что я пересчитал здесь все. Я знаю каждый поворот и каждую пылинку.
  
  - Скорее, - в проходе появился Андрас. - Ментор уговорил Сфинкса пустить нас в город тайным путем без всяких загадок и прочей охранной чепухи.
  
  Ускорив шаг, они уже через несколько мучительно долгих мгновений вошли в сверкающий всеми цветами радуги переход. Дорога под ногами все время меняла цвет, а потолок, отражающий звездное небо, казалось, жил своей собственной жизнью. Созвездия, Млечный Путь, Планеты, кружа в одном им понятном танце, сменяли одно другое, довершая мистическую картину, открывшуюся взорам путников.
  
  - Не удивительно, что город никто из непосвященных найти не может, - выдохнул Андрас, пытаясь остановить цветастое разнообразие, мельтешащее в глазах.
  
  Дракула и Анна также оказавшись вне стен портала, прислонились спинами к стене и прикрыли глаза.
  
  - Калейдоскоп какой-то, - выдохнул Ментор, последним выйдя из перехода и кивнув Сфинксу тут же вставшему у прохода.
  
  Только Иляна удивленными глазами рассматривала все вокруг и восхищалась необычностью путешествия. Ее бы воля, она и со Сфинксом пообщалась, уж очень много она про них читала и ей было жутко интересно поговорить с мастером загадок, но строгий взгляд отца усмирил ее порывы лучше всяких слов.
  
  - Еще успеешь рассмотреть тут все, - сказал он, опуская дочку на землю.
  
  - А мы здесь долго пробудем? - с надеждой в голосе спросила девочка.
  
  - Думаю, что да, - кивнул вампир, наконец-то уняв цветные пятна, скачущие перед глазами. - Ты как? - спросил он Анну, почти сидевшую на земле.
  
  - Нормально, - пробормотала та, вставая. - Спасибо, - сказала она Андрасу, который протянул ей небольшой пузырек с нюхательной солью.
  
  - Да не за что, - кивнул целитель, сам поднеся баночку к носу и вдыхая резкий запах.
  
  - Сюда, нас уже ждут, - сказал Ментор, подходя к остальным и указывая на двух вампиров в темно-зеленых накидках. - Это Проводники.
  
  - А где город? - осматриваясь по сторонам, удивленно спросила Анна. - Кажется, здесь ничего нет, только песок.
  
  Проводники усмехнулись и, что-то прошептав, устроили вокруг путников настоящую бурю.
  
  - Черт, - выдохнул Влад, пытаясь прикрыть глаза. - Ненавижу эту пустыню.
  
  - А мы в пустыне? - пытаясь перекричать рев ветра, спросил Андрас.
  
  - Да, в Сахаре, - бросил Дракула, прижимая Иляну и Анну к себе, пытаясь укрыть их плащом.
  
  Наконец песчаная буря стихла, и они оказались на широкой площадке, с которой открывался поистине фантастический вид.
  
  - Ничего себе, - больше принцесса не смогла вымолвить ни слова.
  
  Подобного ей видеть еще не приходилось. Да и не только ей. Андрас с не меньшим, чем у Иляны восторгом, крутил головой во все стороны.
  
  - Я столько слышал об этом месте.
  
  Ментор и Влад только усмехнулись, переглянувшись. Они-то бывали здесь довольно часто, только вот способ, каким они попадали обычно в Ирам был несколько иным.
  
  - Смотрите, - сказала Иляна, указывая куда-то влево, - это что такое?
  
  - Это оазис, - сказал Дракула. - Там заблудшие путники могут отдохнуть от пялящего солнца и не бояться, что вода окажется миражом.
  
  - Аааа, - задумчиво пробормотала малышка, не переставая во все глаза рассматривать открывшееся ей чудо.
  
  На многие-многие мили вокруг простирались, казалось, бескрайние золотистые пески, время от времени из равнин переходя в высокие барханы, а те, в свою очередь, сменялись живительными оазисами.
  
  - Иди сюда, - сказал Дракула, привлекая внимание дочери.
  
  - Сколько раз здесь был, но каждый раз все равно не устаю восхищаться, - заметил Ментор.
  
  Как по команде перед ними спала пелена, окутывавшая сам город. Проводники поклонившись, растаяли в воздухе, словно их и не было вовсе, оставив после себя только едва уловимое дуновение ветра.
  
  - Это не может быть реальностью, - выдохнула Анна, пытаясь охватить взглядом вампирский город, представший перед ними во всей своей первозданной красе.
  
  Он стоял на возвышенности, откуда просматривалась местность на множество километров, многочисленные башни своим сводами упирались, казалось, в самое небо, поражая причудливостью форм и разнообразием отделки. Все его радужные колонны были построены из металла и драгоценных камней, что придавало им ни с чем несравнимый и поистине фантастический вид.
  
  - Ладно, - выводя всех из оцепенения, заметил Ментор. - Прежде всего необходимо уладить дела, которые нас сюда привели, а уже потом будете любоваться окрестностями.
  
  Быстрым шагом Глава Старейшин направился к стоящей немного в отдалении от остальных круглой башне, возле которой нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу их ожидал еще один Проводник, на этот раз в синей мантии.
  
  - Приветствую вас, - и он склонился в таком глубоком поклоне, что чуть не достал кончиком носа до земли. - Прошу следовать за мной.
  
  Он открыл дверь, ведущую, как оказалось в лифт, который и поднял их едва ли не скоростью звука на самую вершину. Выйдя из кабинки, они очутились в просторном помещении, отделанном в таких же тонах, как и плащи снующих туда-сюда, вампиров.
  
  - Сюда, пожалуйста, - и он открыл еще одну дверь, пропуская вперед Ментора, Дракулу и Андраса. - А вы обождите, пожалуйста, здесь, - добавил он, обернувшись к Анне и Иляне.
  
  Совет был в полном сборе, все Старейшины и Главы Кланов присутствовали на внеочередном экстренном собрании.
  
  - Наконец-то! - сказал высокий вампир, поднимаясь и приветствуя вошедших. - Мы уже думали, что что-то пошло не так. Я послал Проводников, чтобы ускорить и облегчить вам путь.
  
  - Спасибо, все в порядке, - ответил Ментор, занимая свое место во главе огромного стола для переговоров. - Спасибо, что так быстро собрались, - начал он. - У нас на повестке несколько вопросов. Во-первых, относительно Иляны. Девочке нужно обеспечить защиту и обучение. Во-вторых, Влад займет мое место, став во главе нашего Совета, - послышалось несколько удивленных перешептываний. - Андрас же возглавит Шоломанчу, - с этими словами Ментор положил на стол несколько пергаментов, скрепленных личной печатью Дьявола. - Возражения есть?
  
  - А что будет с вами? - спросил Ветал, представитель немногочисленного клана Малкавиан.**
  
  - Я отправлюсь на покой, - спокойно проговорил уже бывший Глава Старейшин. - Временно я поживу в Ираме, пока полностью не передам дела, а потом отправлюсь во Внешнюю Пустоту. Не волнуйся, - в упор посмотрев на задавшего вопрос, проговорил древний вампир, - со мной проблем не будет. Я еще все-таки в своем уме.
  
  - Раз такое дело и есть все документы, то так тому и быть. Совет принимает все изменения и обещает всячески содействовать новому Главе и обеспечить необходимые условия для девочки, - подытожил Глава клана Вентру.***
  Примечание к части
  * И вечна тьма, покуда вечен свет - поскольку со стихами у меня не сложилось, данное творение было найдено на просторах Интернета, автор София (Графиня Миори)...
  ** Малкавиан (Malkavian): Странный клан безумцев, члены которого печально известны своей невменяемостью и проницательностью.
  *** Вентру (Ventrue): Клан аристократов и знати, считающих своим долгом руководить Камарильей.
  
  
  Эпилог
  Тихая ночь набросила свой черный бархатный палантин на дивный по красоте город, укутывая его и погружая жителей в сладкий сон. Только полумесяц серебрился на темном небосклоне, отражаясь в драгоценных камнях, которыми были усыпаны строения Многоколонного Ирама, да в стеклах величественного готического замка, рисуя на его витражных окнах замысловатые узоры. Воздух, несмотря на прохладу, казался плотным и не дающим возможности вдохнуть полной грудью или это так только казалось темноволосой девушке, одиноко стоящей на огромном балконе, откуда открывался поистине поражающий воображение вид на диковинный вампирский город, о существовании которого трансильванская принцесса даже не подозревала еще пару дней назад. Любуясь причудливой архитектурой, богато украшенными зданиями, она не переставала удивляться фантазии градостроителей, создавших этот уникальный во всех смыслах древний град.
  
  - Накинь, а то замерзнешь, - Дракула тихо подошел к Анне, набрасывая ей на плечи большое пушистое покрывало.
  
  Она вздрогнула от неожиданности, но тут же с удовольствием укуталась в плед. Вампир обнял принцессу и прижал к себе.
  
  - Согласна остаться здесь на очень неопределенный срок? - тихо спросил Влад.
  
  - Неопределенный? - наигранно ужаснувшись, переспросила Анна. - Надо хорошо подумать, а то мало ли... - она усмехнулась, немного отстраняясь от вампира и заглядывая тому в глаза цвета безлунной ночи. - Теперь у нас есть целая вечность.
  
  Какое-то время Влад молчал, рассматривая многочисленные созвездия, которые своими причудливыми кружевами покрывали все небо, а потом все также тихо произнес:
  
  - Я просто хочу услышать из твоих уст еще одно подтверждение того, что ты не сожалеешь о своем решении разделить вечность со мной, с нами, - уточнил он, переведя внимательный взгляд на девушку и прислушиваясь к ровному биению сердца. - Желаю убедиться, что время бессмысленной ненависти, ссор и выяснения отношений мы оставили далеко позади.
  
  - Ты же можешь прочесть меня, словно открытую книгу, узнать все сокровенные тайны моей души, неужели ты не видишь, что я ни на минуту не усомнилась в своем выборе? - пристально смотря в черные очи вампира, сказала принцесса.
  
  - Я все это время пытался подобрать ключ к твоему сердцу. День за днем стараясь завоевать твое доверие и, пусть не любовь, но понимание моих поступков. Давно перестав верить в волшебство, я все-таки рассчитывал заполучить хотя бы кусочек чуда, чтобы возродиться из пепла боли и потерь, мучивших меня все эти годы. И вот сейчас, когда мы пережили столько всего, приняли столько трудных противоречивых решений, не один раз побывали на краю гибели, ты подарила мне надежду... нет - уверенность в том, что мы наконец-то сможем обрести такое долгожданное счастье. Именно поэтому мне настолько сложно, даже несмотря на нашу связь, до конца в это поверить.
  
  - Понимаю, - выдохнула Анна, - так иногда бывает... когда ты очень долго чего-то хочешь и эта мечта кажется недосягаемой, а потом вдруг ты понимаешь, что твое сокровенное желание осуществилось - ты просто не знаешь, что с этим делать, не можешь до конца поверить в реальность произошедшего. Со мной та же история, - почти прошептала последние слова девушка.
  
  Дракула склонился к Анне и обжег ее губы страстным поцелуем. По ее щекам текли слезы и он стал сцеловывать соленые капельки с прекрасного лица своей принцессы. Затем вампир нежно взял Анну за плечи и снова притянул к себе. Она прижалась к нему всем телом и склонила голову ему на грудь, наслаждаясь близостью.
  
  Еще совсем недавно Анна говорила себе, оглядываясь на свое прошлое, на все, чему учил ее отец, годами прививая ненависть к исчадию Ада по имени Влад Дракула, что никогда не позволит вампиру завладеть ее сердцем, но позволила. Она запрещала себе показывать перед ним слабость, но с огромным удовольствием подчинилась его власти, капитулируя перед Великим Князем. Все это время Анна казнила себя за бессилие перед всемогущим властителем ночи, страшась гнева предков и сражаясь с собственной совестью. Но в последние дни, как девушка ни старалась, не могла побороть радость, поселившуюся в ее израненной душе и благодарность судьбе за то, что наконец она могла обрести настоящее счастье и семью.
  
  - Не плачь, Анна, пожалуйста.
  
  Девушка тихонько вскрикнула, когда Влад подхватил ее на руки. Он отнес ее в спальню и бережно положил на огромное ложе. После чего их разгоряченные тела сплелись в диком танце всепоглощающей страсти и любви, вожделения и нежности, вознося друг друга на пик наслаждения.
  
  - Какой же долгий путь мы прошли, - прошептала Анна, уткнувшись в плечо вампира, все еще пребывая в заоблачных далях ни с чем несравнимого удовольствия. - Я даже не знала, что все это время любовь жила в моем сердце, ведь в моей душе было слишком много ненависти и злобы, недоверия и страха...
  
  Он не дал ей договорить, запечатав ее сладкие уста страстным поцелуем. Мгновение спустя оба отправились в царство Морфея, но насладиться сном у них не получилось.
  
  Кто-то потряс Анну за плечо.
  
  - Мамочка, папочка, проснитесь! А мне что, места не осталось?! - детский голосок был полон возмущения.
  
  Анна с улыбкой посмотрела на дочь, а Влад похлопал рукой по покрывалу, между ними с Анной.
  
  - Для тебя всегда есть место, Иляна.
  
  Малышку не пришлось долго уговаривать, она быстро запрыгнула на кровать и, удобно устроившись между родителями, тут же уснула. А принцесса и вампир еще долго лежали, держась за руки и смотря друг другу в глаза...

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"