Сартр Ева: другие произведения.

drowning in darkness 1-2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Говорят, в последние мгновения перед смертью перед глазами проносится вся жизнь. Возможно, это и так, но у одинокой, стоящей на самом краю отвесной скалы, далеко уходящей в бушующие воды океана, рыжеволосой девушки в мыслях крутился только один единственный день. Самый счастливый и самый трагический в ее недолгой жизни...

  chapter 1: angel on the rock
  
  Осень в этом году вступила в свои права поздно, не без труда отвоевав то, что принадлежит ей по праву у лета. И тут же принялась перекрашивать мир по-своему, расцвечивая его в багрянец и старое золото. Немногочисленные деревья с радостью тут же надели свои пестрые наряды, чтобы до зимы пощеголять в них, пока ветер не разденет их. Солнце, хоть и реже, но все же упорно веером разбрасывало свои лучи по тучам, окрашивая их в волшебные тона, словно художник акварелью рисовал золотисто-синее сияние из-за гор. Но вдруг подул ветер, принесший с собой и очередную смену погоды, что в этих краях было делом привычным. И тут же лес спрятался за туманом, а облака начали клубиться так, что от них повеяло холодом. Поэтому услышав зов отца Айгнейс быстро набросила на плечи тартановую накидку и, застегнув ее на шее любимой круглой брошью с выгравированным на ней орнаментом, быстро выскочила во двор.
  
  - Неста, - строго прикрикнул довольно высокий, коренастый мужчина с наполовину седой шевелюрой на голове, - сколько раз мне повторять, чтобы ты не встречалась с этим Олифантом!
  
  - Но отец... - девушка попыталась возразить строгому родителю, но тут же была прервана:
  
  - Ничего не хочу слышать, дочка! Ты понимаешь, что нам нужно сохранить земли?! Ты же видишь, какая ситуация сложилась. Один мормэр за другим теряют собственность и власть, а на их место приходят чужаки, все эти лэйрды и бароны, которым зачастую наплевать на наши устои и традиции.
  
  - Но Терлак же из наших, местных, почему мы просто не можем объединить графства? - не унималась девушка, сердце которой начинало трепетать при виде статного юноши с такими же, как и у нее, огненно-рыжими волосами и голубыми, словно безоблачное небо глазами.
  
  - Именно поэтому и не можем, - отрезал Грегор Морей. - Их земли выгодно расположены, но это единственное их достоинство. Их род малочислен и не обладает высоким доходом. И нет никакой гарантии, что завтра и их лорд не будет упразднен. К тому же, Айгнейс, ты прекрасно понимаешь, что я уже не хозяин отцовских владений, - печально добавил бывший мормэр Морей.
  
  Отчасти ему было жаль отдавать замуж любимую дочь за какого-то невесть откуда взявшегося графа, но это был их единственный шанс не потерять земли, принадлежащие им веками. К тому же не желал отец видеть свою любимицу нищенкой, поэтому и выбрал для нее меньшее из зол. Еще хорошо, что новый владелец пожелал стать, как говорится, своим в этих местах и заручиться поддержкой подвластных ему людей. Вот и согласился породниться с ними. Многих же пришлых баронов подобные нюансы вовсе не интересовали, потому как они имели все законные феодальные права на землю, а мнение подчиненных их не волновало. Так что благосклонностью графа грех было не воспользоваться. К тому же, насколько было известно Грегору, тот был представителем древнего, знатного, очень богатого и влиятельного рода. И это было главным и решающим фактором в выборе жениха для Айгнейс.
  
  Но проблема заключалась в том, что девушка упорно не хотела исполнять волю отца. Она, видите ли, любила другого человека. И ладно ее избранником стал бы кто-то действительно достойный, тогда Грегор бы подумал, как бы выкрутиться из ситуации, но он не мог отдать дочь за представителя практически нищего рода, который в любую минуту также мог остаться ни с чем в этом мире.
  
  - Иди сейчас же к Терлаку и скажи, что вы больше не увидитесь. Пусть сюда больше не приходит. Нечего ему здесь делать, тем более через несколько часов уже и граф прибудет, - в голосе Грегора вновь зазвучали стальные нотки, из-за чего дочь перечить не стала, а склонив голову молча зашагала к возлюбленному. - Еще мне потом спасибо скажешь, дочка, - одними губами прошептал мужчина, смотря в спину удаляющейся от него Айгнейс.
  
  По мере того, как обычно веселая, а сейчас утратившая огонек в своих изумрудных глазах Айгнейс приближалась к возлюбленному, Терлак не слышавший, о чем говорили отец и дочь, не на шутку забеспокоился. Юноше совершенно не нравилось то, что он видел. Представитель практически нищего рода возлагал на единственную дочь соседского мормэра очень и очень большие надежды. Он без особого труда вскружил доброй и мечтательной Айгнейс голову, наобещав с три короба и заверив ее в любви до гроба. Они уже практически назначили дату свадьбы, разумеется в тайне от родителей, как любимые девушкой Ромео и Джульетта. Но печаль в глазах цвета молодой листвы и пристальный взгляд Грегора Морея, который не сводил с дочери глаз, могли враз перечеркнуть все его далеко идущие планы.
  
  - Что произошло, любовь моя? - стараясь не выдать свои страхи, поинтересовался юноша у подошедшей к нему девушки.
  
  - Нам нужно серьезно поговорить, - что-то явно обдумывая прошептала Айгнейс, подхватывая под руку избранника и разворачивая его спиной к отцу, который все еще стоял у ограды и смотрел на молодых людей.
  
  - Давай тогда пройдемся, - уводя девушку практически к кромке леса, что разделял их графства, сказал Терлак. - Так что все-таки произошло?
  
  Айгнейс какое-то время молчала, подбирая слова, но потом резко вскинула голову и также тихо произнесла:
  
  - Отец выдает меня замуж за нового владельца наших земель. И он хочет...
  Договорить у нее не получилось. Терлак, не помня себя, схватил Айгнейс за запястья и сжал их так сильно, что девушка вскрикнула.
  
  - Ты о чем говоришь, Неста? - едва не закричал юноша, все еще продолжая сжимать руки возлюбленной в своих. - Мы же уже обо всем с тобой договорились! - глаза его метали молнии, но только совсем не по той причине, о которой думала наивная и невинная Айгнейс.
  
  - Терлак, пусти, мне больно, - всхлипнув, проговорила девушка, наконец-то высвобождая свои изящные запястья из железной хватки жениха. - Это решение моего отца, не мое, - плотнее кутаясь в накидку, в надежде укрыться от пронизывающего ветра, констатировала факт Неста. - Ты же в курсе, что мы утратили права на землю?
  
  Терлак рассеянно кивнул, на какое-то мгновение уйдя в себя и затерявшись в мрачных, таких же, как это утро, размышлениях. Еще бы он этого не знал, но подобного поворота событий он не предвидел. Случаи, когда новые владельцы земель желали породниться с семьями бывших, были в этих краях невероятно редки. И тем не менее угораздило же именно его наступить на эти грабли. Хотя, он внимательно посмотрел на свою избранницу: невысокая, хрупкая, с копной огненных волос, доходящих ей до поясницы, с россыпью веснушек на бледном лице, Айгнейс взирала на мир восхищенным взглядом изумрудных глаз и казалась поистине неземным существом. Поэтому совершенно неудивительно, что кто-то польстился на девушку. На его девушку. Наследник Олифантомов мысленно застонал: "Все-таки придется бежать". А затем, взяв себя в руки, Терлак уже вслух произнес:
  
  - Дорогая моя Айгнейс, конечно, я знаю, что ты бы меня никогда не придала, - девушка вскинула голову и хотела что-то сказать, но юноша, не дав ей вымолвить и слова, продолжил: - Ты просто не способна на такую подлость. Поэтому я предлагаю тебе убежать. Прямо сегодня вечером, - он замолчал в ожидании ответа ошарашенной его предложением Айгнейс.
  
  Неста, замерла, одновременно не веря своим ушам и всем сердцем желая, чтобы это ей не послышалось. После разговора с отцом она и надеяться не могла на нечто подобное. Но в то же время она не могла так поступить с родителем, который делал для нее все, что только мог. Безусловно, Неста не хотела выходить замуж за незнакомого человека, но убежать, бросить все...
  
  - Нет, прости меня, я не могу так подвести отца, подвести весь наш род, - Айгнейс отвернулась от возлюбленного, не в силах смотреть тому в глаза. - Долг превыше всего. Мы больше не...
  
  - Неста! Я даже слышать этого не хочу! Разве ты не любишь меня? - голос юноши звенел от плохо сдерживаемой ярости.
  
  - Люблю, - снова повернувшись, Айгнейс посмотрела на избранника полными боли и любви глазами, из которых уже солеными ручейками бежали слезы. - Очень люблю.
  
  - Тогда ты должна подумать о нас, о нашем будущем. Неужели ты хочешь до последнего дня жить с нелюбимым человеком? - продолжал наступать Терлак, одну за другой ломая преграды на пути к задуманному.
  
  Айгнейс не знала, что делать. Противоречия рвали ее на части. Она понимала, как нужно поступить, но счастье было так близко. Почему, ну почему жизнь настолько несправедлива к ней? Что она сделала не так, чтобы судьба проявила к ней такую жестокость?..
  
  - И чтобы доказать тебе искренность моих намерений, - Терлак быстро полез в спорран, который был прикреплен к поясу его килта. - Я хотел отдать тебе ее перед нашей свадьбой, но... - он замолчал и протянул Айгнейс на раскрытой ладони небольшую серебряную брошь в форме двух переплетенных сердец, увенчанных короной.
  
  - Брошь Лакенбут! - пораженно сказала Айгнейс.
  
  - Прими ее в знак моей любви к тебе, верности и обязательств, - торжественно произнес Терлак и, слегка отодвинув накидку в сторону, прикрепил изящное украшение к платью все еще молчащей девушки.
  
  - Терлак, любимый, - с трудом сдерживая слезы радости и счастья сказала Айгнейс, прижимаясь к сильному телу. - Я согласна, - чаша весов, на которой было ее собственное счастье, перевесила. - "Ничего, отец сможет уладить ситуацию. Выдаст замуж за этого графа мою кузину. Мы с ней похожи", - Айгнейс знала, что думать так было эгоистично и в глубине души ненавидела себя за это, но эйфория напрочь вытеснила из ее хорошенькой головки все здравые мысли.
  
  - Хорошо, - с нескрываемым облегчением выдохнул юноша. - Тогда нам нужно обговорить детали побега, - не давая девушке опомниться и не дай Бог передумать, заговорщицки произнес Терлак.
  
  Айгнейс, кивнув, вытерла слезы, теперь на ее лице лучилась улыбка. Та милая задорная улыбка, которая так нравилась ее любимому. И словно одобряя их решение солнце, разогнав тяжелые тучи, снова почтило мир своим сиянием, вычерчивая причудливые узоры на черных, желтых и бурых склонах гор.
  
  - Добрый знак, - улыбнувшись, сказал Терлак. - Итак, я возьму все самое необходимое в дорогу: еду и воду, а ты возьмешь деньги и украшения. Нам могут понадобиться средства на первое время пока мы не встанем на ноги.
  
  - Как скажешь, - продолжая счастливо улыбаться и радуясь теплым лучикам дневного светила, ласкающим их, ответила Айгнейс. - А куда мы отправимся? - вдруг резко посерьезнев спросила девушка.
  
  - Это имеет какое-то значение? - немного резче, чем хотел поинтересовался Терлак.
  
  - Нет, - тут же сказала Неста. - Главное, что мы наконец-то будем вместе.
  
  - Правильно, - кивнул юноша. - Это самое главное, любовь моя.
  
  - Я бы хотела уплыть отсюда куда-нибудь далеко-далеко, - мгновение спустя мечтательно протянула Айгнейс, ее изумрудные глаза лучились переполнявшим ее счастьем. Неста и подумать не могла, что этот день, грозивший стать самым ужасным в ее жизни, преподнесет ей такой приятный и прекрасный сюрприз.
  
  - Сначала, думаю, мы отправимся в Ирландию, а потом, - Терлак задумался, - как получится. Но мы будем счастливы, обещаю!
  
  - Знаю, мой Ромео!
  
  - Только смотри не проговорись никому. И не радуйся так, мы же с тобой расстались. Помнишь? - назидательным тоном произнес Терлак Олифантом. - Встретимся на нашей поляне, когда начнет темнеть!
  
  Вместо ответа Неста скорчила смешную рожицу и стремглав побежала к границам своих владений. Отца, к счастью, на улице уже не было, но недалеко от дома стоял вороной конь. Его ноздри все еще раздувались от быстрого бега, а глаза горели, словно раскаленные угли. Благородное животное внимательно, но в тоже время, как показалось девушке осуждающе, смотрело на Айгнейс, будто зная ее тайну и намереваясь поведать ее своему хозяину. Даже солнце, казалось, стало светить не так ярко и весело, спрятавшись за тучами, отчего день сразу сделался сумрачным и неуютным. А небо из голубого превратилось в серое, предвещая непогоду. Неста передернула плечами, прогоняя прочь неприятное ощущение и вошла в дом. От былого хорошего настроения само собой не осталось и следа. Так что и претворяться Айгнейс не было нужды.
  
  К ее удивлению в большой комнате, где сидели ее отец с гостем, горел лишь камин, неспешно потрескивая сосновыми поленьями, да пара свечей на столе. И хоть солнце по-прежнему не желало покидать небосвод и, находя лазейку меж тучами, настырно заглядывало в окна дома, приезжий выбрал самый темный угол, сев так, чтобы его нельзя было хорошо разглядеть. Сам же граф, кажется, не сводил глаз с вошедшей девушки при этом в пол-уха слушая то, что говорил ему Грегор Морей.
  
  "Может, у него уродливый шрам на лице?" - принялась мысленно размышлять девушка, пытаясь разгадать причину, по которой их гость схоронился в самом темном углу комнаты.
  
  - Айгнейс, дочка, - заметив, что внимание гостя уже не принадлежит ему всецело, Грегор обернулся и увидел стоящую в дверях дочь. - Проходи, что же ты стоишь? Поздоровайся с гос... жен... графом, - наконец-то подобрав подходящее слово и немного виновато взглянув на нового владельца своих земель, вымолвил бывший мормэр.
  
  Тот же, сделав вид, что не услышал его оговорок встал, сделал несколько шагов в сторону Айгнейс и, склонившись в учтивом поклоне, произнес:
  
  - Рад с вами познакомиться, очаровательное дитя, - мужчина остановился в полосе света, словно давая возможность девушке рассмотреть себя во всех деталях. А в его черных, словно самая безлунная ночь, глазах играла насмешка, как будто он знал, о чем всего пару секунд назад она думала. - Меня зовут граф Владислав Дракула.
  
  - Айгнейс Морей, но все зовут меня Неста, - вежливо поклонившись в ответ, как того требовал этикет, ответила девушка.
  
  - Хм, какое интересное и говорящее, я бы сказал, имя, - задумчиво протянул Влад, не сводя пронизывающего взгляда со своей собеседницы.
  
  - О чем вы? - с нескрываемым удивлением спросила Неста, во все глаза разглядывая стоящего напротив графа.
  
  Дракула с первого же взгляда вызывал в ней смешанные чувства. С одной стороны в нем, как любил говорить ее отец, чувствовалась порода. С другой же, было что-то в графе такое загадочное, темное, что и притягивало к себе, и пугало до дрожи в коленках. На нем была непривычная Несте одежда. Пожалуй, только плащ чем-то напоминал девушке традиционный для ее мест большой килт. Внешность чужестранца тоже ставила девушку в тупик, она никогда не видела до этого человека, словно сотканного из мрака, черного и беспросветного. Смоляные волосы были затянуты в высокий хвост и лишь несколько прядей выбивались из прически, вероятно, из-за езды верхом. Бледность кожи только еще сильней подчеркивала черноту его глаз, которые, казалось, смотрели Айгнейс в самую душу, читая ту, словно открытую книгу. Говорил граф тоже странно. Вроде бы и правильно, но некоторые звуки он произносил тверже и более отрывисто, чем это делали они, горцы, говоря на своем, гаэльском языке.
  
  - Неужели не знаете? - усмехнулся тот в ответ и на его лице проскользнуло что-то хищное. - Айгнейс означает непорочность, невинность. А еще агнцем называют того...
  
  - Кого отдают на закланье, - выпалила Айгнейс, вдруг осознавая, что даже собственное имя в этой ситуации сыграло с ней злую шутку. Она как раз и была тем невинным агнцем, которым собственный отец решил пожертвовать во благо рода. Обида на какое-то мгновение комом стала в горле, но сдаваться просто так она не собиралась и в долгу оставаться тоже. Тем более, что сегодня вечером она сбежит с Терлаком и все это уже не будет иметь для нее никакого значения.
  
  - Именно, - все также улыбаясь лишь уголками губ, согласился граф.
  
  - А что же означает ваше? - с вызовом бросила Айгнейс, полностью проигнорировав предостерегающий взгляд отца, который с опаской наблюдал за пикировкой между дочерью и ее новоиспеченным женихом.
  
  - Власть, - просто ответил Владислав, но было в его тоне что-то такое, отчего вдоль позвоночника у девушки пробежал холодок, и она в очередной раз порадовалась, что для нее все так удачно сложилось. Уже завтра она будет очень далеко отсюда.
  
  Грегор, шестым чувством ощущая напряжение, повисшее в комнате, решил немного разрядить обстановку, поэтому, негромко кашлянув, чтобы привлечь внимание, поинтересовался:
  
  - А что же вы один прибыли?
  
  - Нет, мои люди задержались в порту. Они разгружают корабль, - очень медленно Влад перевел взгляд на мужчину. - Хотя лично я пока не планирую здесь оставаться надолго, но...
  
  - Помилуйте, а как же мои... ваши владения? - ошарашенно спросил Грегор, даже не поняв, что перебил Дракулу, не дав тому закончить мысль.
  
  - Бумаги, на законное владение землей, у меня, как вы прекрасно знаете, в полном порядке. Их копии есть и у вас. Но, как я говорил чуть ранее, я не могу сейчас проводить здесь много времени. У меня на Родине есть дела, требующие безотлагательного разбирательства, но тут останутся несколько преданных мне людей, которые и будут за всем следить. При этом я планирую довольно часто сюда наведываться. Меня интересует процветание и благополучие этих земель и его жителей, и как следствие мое собственное. Я успешно веду дела во многих странах Европы, но всегда, знаете ли, хочется чего-то нового. Формально управлять графством будете вы, как и до этого. С той лишь разницей, что никаких кардинальных решений вы не сможете принять без моего одобрения. Естественно, все это возможно лишь при одном условии, - Влад многозначительно замолчал.
  
  - Но и вели бы себе дела, как остальные, - вспылила Айгнейс. - Я-то вам зачем понадобилась?
  
  - Когда-то я был воином, и неплохим, надо заметить, но те времена давно прошли. Сейчас я предпочитаю решать проблемы мирным путем, когда это возможно, - в угольно-черных глазах отражались огненные блики, отчего казалось, что в их глубине горит адское пламя, готовое в любой момент пожрать несчастного агнца. - Поэтому не вижу надобности добиваться признания ваших людей мечом. Или вы желаете смерти своему клану?
  
  - Нет, конечно нет! - девушка замотала головой, где-то на уровне подсознания чувствуя, что слова графа не пустая угроза.
  
  Айгнейс уже сто раз пожалела, что задала этот вопрос графу. Никаких эмоций, никаких признаний в любви с первого взгляда, чистый расчет. На душе Несты было гадко и вовсю скребли кошки. Насколько же чужак отличался от ее любимого Терлака. Но то, что последовало дальше ввергло Айгнейс в самый настоящий шок. Она отчетливо услышала в своей голове голос гостя: "Я могу исполнить твои мечты и увезти тебя очень далеко отсюда".
  
  Грегор Морей молчал, в который раз обдумывая слова графа. И молясь про себя, чтобы строптивица ничего не выкинула, подставив под удар не только себя и его, но и весь их род. В том, что Дракула выполнит угрозу, Грегор также почему-то не сомневался. А вот Айгнейс все-таки не выдержала и не сказав больше ни слова, бросилась в свою комнату. Но не успев дойти до двери, Неста резко замерла и повернулась. "Тебе не послышалось", - красноречивее любых слов говорил взгляд графа, а его глаза откровенно насмехались над ней. Как ни силилась девушка, никак не могла понять, откуда граф знал о ее мыслях и как, собственно, она вообще услышала его слова. Айгнейс готова была поклясться, чем угодно, что их гость и рта не раскрыл. И это испугало Несту так, что ее сердце запрыгало в груди, грозясь выскочить оттуда в любую секунду. Так же резко развернувшись, она наконец-то покинула комнату и этого жуткого человека. Грегор окликнул дочь и уже хотел пойти за ней следом, но Влад, усмехнувшись про себя, его удержал:
  
  - Дайте побыть ей одной, пусть все обдумает и успокоится, - спокойно сказал Дракула.
  
  - Простите ее, граф, - виновато потупился мужчина.
  
  - Не берите в голову, - отмахнулся от слов Грегора, словно от надоедливой мухи, Влад.
  Дальше их разговор вернулся исключительно в деловое русло.
  
  Айгнейс же оказавшись в своей комнате и заперев дверь, чего отродясь раньше не делала, упала на кровать. Ее трясло, словно в лихорадке, мысли в голове путались, а страх перед незваным гостем с каждой минутой все прочнее сковывал ее тело и душу. Неста укрылась огромным пледом, спрятавшись под ним с головой, но угольные глаза все также насмехаясь, последовали за ней. Всхлипнув, Айгнейс откинула плед и сев на кровати, замотала головой, пытаясь хотя бы таким образом избавиться от видения.
  
  - Наверное, он какой-то жрец или колдун, - пытаясь найти разумное объяснение произошедшему пробормотала девушка.
  
  Как ни странно, это умозаключение, высказанное вслух, немного успокоило разыгравшееся воображение Несты, а на смену ужасному человеку, сотканному из мрака, пришел образ ее нежно любимого Терлака.
  
  - Как же хорошо, что этот кошмар сегодня закончится. И, наверное, все это мне просто послышалось, - успокаивала себя Айгнейс и это, к ее удивлению, сработало. На сердце стало спокойно и она не заметила, как уснула.
  
  Поэтому и не увидела, подвластная волнам чужого разума, как в комнату под дверью просочился туман, а мгновение спустя он сгустился и превратился в графа.
  
  - А девчонка с огоньком, - усмехнулся Влад и, склонившись над мирно спящей Айгнейс, аккуратно поправил ярко-рыжий непослушный локон, упавший ей на лицо. - Будет преступлением обратить тебя силой. Даже подумать не мог, что найду здесь такое сокровище, - внутренний демон на короткий миг взял верх и лицо Дракулы утратило человеческие черты. Впрочем, ненадолго, уже секунду спустя ничто не выдавало истинную сущность вампира. - Хм, значит все-таки побег, - в глазах графа отразился азарт охотника. - Так даже интересней. Что же поиграем, - и запечатлев на лбу Несты легкий, словно дуновение ветра, поцелуй Влад, снова обратившись туманом, покинул комнату Айгнейс. Как он и сказал Грегору, перед тем, как отлучился, у него действительно были дела в порту, которые требовали его непосредственного присутствия.
  
  Проснулась Айгнейс уже когда в ее окно смотрела молодая луна, а небо приобрело темно-лавандовый оттенок. Быстро встав и собравшись, Неста открыла окно и выкинула из него старый отцовский спорран, куда сложила свои украшения и золотые монеты, что у нее были. Потом переодела платье, выбрав самое любимое, поверх него надела причудливо расшитый тесьмой передник. На плечи снова набросила большой килт и тенью выскользнула из комнаты. Но покинуть отцовский дом незамеченной не получилось. Уже на пороге ее остановил голос Грегора:
  
  - Куда собралась дочка? Ночь не за горами.
  
  - Я ненадолго. Совсем забыла, что обещала зайти к Эилидх. Отнесу ей немного еды, - скороговоркой выпалила Айгнейс, укладывая в небольшую корзинку хлеб и сыр.
  
  - Хорошо, но не задерживайся. Скоро граф вернется, - отец внимательно посмотрел на Несту. - Ты же рассталась с Терлаком? Дочка, нам не нужны неприятности.
  
  - Я не... - едва себя не выдала Айгнейс, но вовремя спохватилась. - Конечно, отец.
  
  - Вот и умница, - отец поцеловал дочь, облегченно вздохнув. - Твоя мама гордилась бы тобой, будь она жива.
  
  - Будь жива мама, она ни за что не позволила бы тебе выдать меня замуж за этого чужака, да к тому же старого, - девушка скривилась, словно съела что-то невероятно кислое.
  
  - Неста, - с укором в голосе произнес отец, - ты же должна понимать, почему...
  
  - Понимаю, но от этого мне не легче, - сказав это, она вывернулась из крепких отцовских объятий и выбежала на улицу.
  
  - Неста! Вернись, давай поговорим, - попытался образумить дочь Грегор Морей, но Айгнейс его уже не слышала. Подобрав под своим окном спорран, она быстро пошла со двора.
  
  Бриллиантовая россыпь звезд, заняв свои положенные места, равнодушно взирала на мир внизу, а молодая луна, проводив своего предшественника, с которым вынуждена была веками ходить по кругу, уже во всю сияла на черном бархате неба, озаряя все вокруг бледным холодным светом. Густой лес, разделяющий графства двух кланов, сейчас казался еще страшнее, превратившись из просто густого в какую-то непроходимую и зловещую чащу. Айгнейс на мгновение остановилась, пытаясь унять бешенный стук сердца. Дурное предчувствие непрошенным гостем вползло в ее душу, не суля ничего хорошего и моля повернуть обратно.
  
  - Да что же это такое? - в сердцах бросила Неста и обернулась, чтобы взглянуть в последний раз на отчий дом.
  
  И ее сердце тут же ушло в пятки. К дому на своем вороном скакуне приближался Дракула. И всадник, и конь казались чернее самой ночи. Плащ Влада развивался на ветру, словно огромные крылья, а конь мчался так быстро, что казалось будто они летят, вовсе не касаясь земли. В какой-то момент граф повернулся и Айгнейс почудилось, что он посмотрел прямо на нее.
  
  - Нужно бежать пока еще не поздно, - сказала вслух Неста и юркнула в лес, интуитивно выбрав давно и хорошо знакомую ей тропинку.
  
  Но сейчас идти по ней было почему-то намного труднее, чем обычно. Ветки молодого ельника плотно сплетались, то и дело преграждая девушке путь. Отчего ей все время приходилось с силой пробираться сквозь колючие ветки, которые так и норовили ухватить ее за подол платья или же сорвать с головы капюшон. Но и эти трудности не останавливали девушку на пути к счастью. Она, царапая руки до крови, как могла быстро продвигалась в самую глубь леса, туда, где была заветная поляна.
  
  - Неста! Наконец-то, - буквально выдернув ее из капкана цепких разлапистых елей, сказал высокий рыжеволосый юноша, закутанный, так же, как и Айгнейс, в большой килт, отличавшийся от ее только цветом клана. - Я уже стал беспокоиться, что ты передумала и действительно собралась замуж за этого вашего чужака.
  
  - Как я могла передумать, милый Терлак, - практически повиснув на шее любимого, ответила Айгнейс. - Я же люблю тебя.
  
  - И я тебя, - пропел в губы девушке Терлак. - Пойдем, тут совсем недалеко есть охотничий домик. Его построил еще мой дед.
  
  - А нам не нужно спешить? Нас могут искать, - попыталась возразить девушка.
  
  - Не найдут. Ты веришь мне? - Терлак забрав у Несты корзинку с припасами и спорран, дернул ее за руку. - Ну, чего стоишь. Пошли! - не дожидаясь ответа, он потянул возлюбленную в одному ему ведомом направлении.
  
  Молодой ельник давно остался позади, а ему на смену пришли высокие сосны, наклоненные ветрами в одну сторону. Идти стало легче, но все же постоянная угроза угодить в трясину из-за преобладающей здесь болотистой почвы не добавляла девушке хорошего настроения.
  
  - Терлак, подожди, - Айгнейс едва не упала, поскользнувшись на мху, что ковром устилал землю. - Давай помедленнее, если мы все равно никуда не спешим.
  
  - Как это не спешим, - снова вернув девушку в вертикальное положение, бросил юноша. - Переждем ночь в...
  
  - Терлак, мне кажется, что нам лучше уйти как можно дальше. Этот граф какой-то странный. Он внушает мне ужас, - выдохнула Айгнейс, с трудом поспевая за широким уверенным шагом возлюбленного.
  
  - Ох уж мне эти ваши девичьи страсти, - усмехнулся юноша. - Ты слишком впечатлительна.
  
  - Неправда! - обиженно просопела Неста.
  
  - Неважно, мы пришли, - и Терлак указал на небольшой, полуразрушенный домик из камня с черепичной, местами прохудившейся крышей в окружении небольших кустов и редкого папоротника.
  
  По углам строения были колонны, переходящие в небольшие башенки. Некогда это строение было довольно красивым и прочным, теперь же от него остались в основном стены, сереющие на фоне чернеющих острыми шпилями скал, между вершин которых уже белой пеленой крался вездесущий туман.
  
  - И здесь мы будем жить? - ужаснулась Айгнейс. Перспектива выйти замуж за графа показалась на один короткий миг ей не такой уж и плохой затеей.
  
  - Мы тут ненадолго, и я все приготовил, чтобы мы могли переночевать, - самодовольно проговорил Терлак. - Пойдем, - и он снова потащил сопротивляющуюся Несту за собой.
  Внутри домика оказалось почти так же, как и думала Неста. Холодно и сыро. Хорошо еще, что над той комнатой, где они находились, была крыша. Но это все равно не спасало их от поющего заунывную песню сквозняка, который, гуляя по коридорам, выдувал чудом сохранившееся тут тепло. Скудная обстановка тоже не вызывала энтузиазма. Видно, что домом никто давно не пользовался и тот просто разваливался на глазах. Радовало только наличие большого камина, который и растопил Терлак, да нескольких больших шерстяных пледов на стоящей у стены кровати. Поставив на грубо вытесанный из дерева стол корзинку с провизией и достав оттуда спорран, что принесла с собой Айгнейс, Терлак высыпал украшения и монеты и стал их осматривать и пересчитывать.
  
  - И это все, что ты взяла?! - в голосе юноши появился холод, от которого Айгнейс захотелось спрятаться в самый дальний и темный угол этого злосчастного дома. - И как мы по-твоему на это будем жить? Да здесь же и на несколько месяцев не хватит!
  
  - Но я думала...
  
  - Ты ни о чем не думала! - припечатал Терлак, а потом подскочил к Айгнейс и, схватив ту за плечи, встряхнул так, что ее голова дернулась, словно она была тряпичной куклой. - У тебя же целое состояние, а ты притащила какие-то жалкие гроши!
  
  - То отцовские деньги, - попыталась оправдаться Неста, слезы заблестели в глазах, застилая их изумрудный блеск.
  
  - Ему на тебя плевать, он хотел отдать тебя в жены какому-то незнакомцу лишь бы сохранить свои земли, - вспыхнув, словно спичка, зло бросил Терлак в лицо своей невесте, прекрасно понимая, что причиняет той боль своими словами.
  
  - Я не могла так поступить с ним, - сквозь душащие ее слезы едва вымолвила девушка, она совершенно не понимала, что сейчас произошло и куда делся ее любящий Ромео. - Это несправедливо, эти деньги не мои.
  
  - Ну и что! Сейчас не твои, но после его смерти все стало бы твоим, - яду в голосе позавидовали бы и змеи.
  
  - Это говоришь не ты, я не хочу этого слышать, - с ужасом смотря на жениха, произнесла Неста. В ее сознании прочно засела мысль, что она совершила ошибку... роковую ошибку. - Я и так подвела отца. Не представляю, что с ним будет, когда он поймет, что я сбежала.
  
  - Какая разница, что будет со стариком. Ты должна думать о нас! Понимаешь, только О НАС! - кричал Терлак, уже не пытаясь сдерживать ярость. Щеки его стали пунцовыми, а глаза безумными.
  
  Айгнейс попыталась вырваться из рук разъяренного юноши, совершенно не узнавая в этом звере своего всегда нежного и доброго возлюбленного, но добилась прямо противоположного результата. Терлак, выпустив одну руку Несты, с силой рванул брошь, сдерживающую на ее шее большой килт, который в ту же секунду разлился разноцветной лужицей у ее ног. Неста снова предприняла попытку вырваться или хотя бы ударить юношу, но тот был в разы сильнее. Следом за накидкой на полу оказались передник и разорванное платье. Девушка закричала, оставшись только в тонком нижнем платье, а потом, извернувшись, укусила Терлака за руку, которой тот удерживал ее. Взвыв от неожиданности и боли, юноша ударил ее наотмашь по лицу и с силой толкнул на кровать. Затем быстро расстегнул пряжку на кожаном ремне, что удерживал его одежду и, отбросив ненужные сейчас вещи к камину, который равнодушно взирая на происходящее все так же весело пожирал предложенные ему в жертву поленья, навалился на несчастную девушку, на миг потерявшую сознание от удара. Айгнейс пришла в себя, когда ощутила холодные руки у себя на теле. Она закричала, моля юношу отпустить ее, на что последний лишь рассмеялся:
  
  - Ты же мне почти жена. Так к чему корчить из себя святую невинность?!
  
  - Терлак, это неправильно! Я не хочу! - все еще желая достучаться до разума юноши простонала Айгнейс, пытаясь одновременно высвободиться из-под тяжелого тела и хорошенького его пнуть.
  
  - Ну раз я не получил деньги, на которые рассчитывал, то могу хоть твоим телом насладиться, женушка, - снова заливаясь злорадным смехом, произнес Терлак.
  
  От услышанного Айгнейс на мгновение замерла, пытаясь понять, как она могла так ошибиться, и этого вполне хватило юноше. Дикий крик боли, соединивший в себе отчаяние, унижение, стыд и осознание собственной глупости эхом разнесся по дому. В то же мгновение тяжелая деревянная дверь просто слетев с петель оказалась посреди комнаты, а в открывшемся проеме появился Дракула. Секунды хватило, чтобы оценить окружающую его обстановку. Преодолев в пару шагов отделяющее его от кровати расстояние, Влад одним рывком сбросил оттуда Терлака и отшвырнул его в другой угол комнаты, хорошенько приложив о каменную стену.
  
  - Вставай, глупая девчонка! - буквально прорычал Влад, поднимая с пола и бросая на кровать рядом с Айгнейс ее накидку.
  
  - Граф?.. - в ужасе прошептала девушка, понимая, что натворила и что этот позор ей никогда с себя и своей семьи не смыть. Теперь вряд ли этот человек, который больше всего в данный момент напоминал разъяренного, готового к атаке зверя захочет иметь хоть какие-то дела с ее кланом.
  
  - Шевелись! - поторопил ее Дракула.
  
  Отрывистые, безэмоциональные приказы Влада били по ее нервам и самолюбию не хуже хлыста, отчего и подействовали на Айгнейс, словно ушат ледяной воды. Собрав оставшиеся силы и то и дело пряча глаза от прожигающего насквозь взгляда угольно-черных глаз, она медленно сползла с кровати и, натянув на плечи большой килт, медленно, пошатываясь побрела к выходу.
  
  - Жди меня на улице, - очередная сухая фраза слетела с губ графа.
  
  Он даже не смотрел на девушку, отчасти прекрасно понимая, что она сейчас чувствует и не желая усугублять ситуацию, а больше потому, что корил себя на чем свет стоит за медлительность. Знал же про побег, видел, когда подъезжал к дому, что она уходила в лес, но все равно дал себя заговорить Грегору. Правда, Влад и предположить не мог, что все повернется таким трагическим образом. А потому особо и не спешил, идя по следу влюбленной парочки. "Пора заняться изучением прорицания не иначе", - думал вампир, собирая разбросанные по столу деньги и украшения Айгнейс. Но тихий вскрик и звуки возни возле выхода из комнаты заставили его резко развернуться. Терлак с обагренной кровью головой стоял в проеме, где еще совсем недавно была единственная в этом доме дверь, и удерживал за талию одной рукой дрожащую девушку, а второй упирал ей в бок скин ду, который был спрятан по древнему обычаю у него на подвязке гольфа.
  
  - Это моя добыча, я не отдам ни деньги, ни Айгнейс, мою милую женушку, какому-то чужаку, - прорычал юноша, распарывая черным кинжалом платье девушки. - Еще одно движение, и я за себя не отвечаю! Бросай деньги и проваливай отсюда.
  
  - А вы, горцы, крепкие оказывается, - в раздражении закатил глаза Влад.
  
  - Не чета тебе, старик! - самодовольно бросил Терлак, видя, что незваный гость медлит.
  
  - Ты не знаешь, с кем имеешь дело, - хищная улыбка приподняла уголки тонких губ.
  
  Но Терлак не обратил на слова графа ровным счетом никакого внимания. Он был почти на голову выше и шире в плечах, и у него было оружие, поэтому и ощущал свое превосходство. Даже собственная нагота, ибо кроме гольф и брогов на нем ничего не было, его не смущала.
  
  - А ты...
  
  Закончить мысль Терлак не успел. В одну секунду соперник оказался на расстоянии всего пары дюймов от них с Айгнейс и, схватив Терлака за горло, снова отшвырнул того, словно тот был легким перышком, а не взрослым человеком. При этом Неста осталась стоять на том же месте, где ее удерживал Терлак.
  
  - Простите, - едва слышно пролепетала Неста и, развернувшись, кинулась прочь из дома. Черный кинжал, с которого стекали алые капли, с характерным звуком упал на каменный пол.
  
  - Дьявол, да что же это такое?! - человеческий голос сорвался, превратившись в рык разъяренного зверя. - Что же тебе твоя голова совсем без надобности? - получив сзади удар табуретом, поинтересовался Дракула, поворачиваясь к ошарашенному сопернику.
  
  - Я убью тебя! - крикнул юноша, снова пытаясь напасть на вампира.
  
  Терлак бросился на графа, но Дракула тут же пригнулся, поднырнув тому под руку, после чего резко выпрямился и перебросил юношу через спину, чем немало его удивил. Терлак распластался на каменном полу, и лишь открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная на берег, не в силах сказать и слова.
  
  - Никогда не давай обещаний, которых не выполнишь, - нависнув над теперь перепуганным не на шутку смертным прошипел Влад.
  
  Граф уже собирался разорвать Терлаку горло, как до чуткого вампирского слуха донеслись слова молитвы, что шептала Айгнейс, явно прощаясь с жизнью. Подумав, что вырвать сердце из груди этого презренного смертного он всегда успеет, а вот воскресить глупую девчонку, которая так бездарно распорядилась величайшим даром, который мог когда-нибудь получить человек, он уже не сможет. Поэтому выпрямившись и бросив на ходу: "Не думай, что так легко отделался. Наш разговор еще не окончен", - Влад поспешил следом за Айгнейс.
  
  Бежать дальше у Несты не было сил, последние она потратила на то, чтобы добраться по скользким, покрытым мхом камням до края отвесной скалы, где, оказывается, и находился домик, в который ее привел Терлак. Со стороны океана плато имело большую высоту и резко обрывалось у самой кромки воды. Зажимая рукой рану на боку, Айгнейс еще какое-то время стояла, отрешенным, почти мертвым взглядом всматриваясь в бушующую водную стихию далеко внизу. Ее вера в добро и любовь сейчас покоилась на дне океана, разбившись об острые скалы, как о безразличье Терлака. Весь ее уютный мирок в одночасье рухнул и похоронил ее навеки под своими руинами. Айгнейс не могла поверить, что все это случилось с ней на самом деле. Ветер, принесший с Атлантики тепло, трепал длинные рыжие волосы девушки, создавая этим иллюзию танцующего огня. Лишь молодая луна, повидавшая на своем веку и не такое, по-прежнему равнодушно проливала бледный и холодный свет на землю. Закричав от боли и обиды, Айгнейс упала на колени и низко опустила голову. Затем губы сами зашептали слова погребальной молитвы. Айгнейс просила о прощении у своей семьи за то, что сделала и за то, что сейчас собиралась сделать. Она прекрасно понимала, что жизнь ее окончена, рана в боку медленно и мучительно, но верно отсчитывала ее последние мгновения в этом мире. И вдруг:
  
  - Подожди! Не совершай еще один поступок, о котором будешь сожалеть, - бархатный голос, совершенно лишенный слышанных нею ранее холода и насмешки, окутал дрожащую хрупкую девушку, словно облаком.
  
  - Не подходите, иначе я прыгну! Смилуйтесь, граф. Дайте закончить эту никчемную жизнь на собственных условиях, - сквозь слезы проговорила Неста, склонившись над обрывом так, что буквально одно неверное движение грозило ей падением с огромной высоты.
  
  - Ты понимаешь, что попадешь в Ад, где твоя душа будет вечность гореть в агонии, разрываемая каждую секунду на части ненасытными горгульями? - с каждым словом Влад опутывал несчастную незримой паутиной, не давая совершить роковой шаг в бездну.
  
  - Вам какое дело? Я это заслужила, - даже вампирский слух с трудом различил слова, сказанные Айгнейс.
  
  - А если я скажу, что нет. Если скажу, что мир может быть другим, - Дракула не хотел обращать Несту насильно, ему непременно хотелось сохранить ее внутренний огонек и дерзкий характер, а для этого ему нужно было убедить этого несчастного, падшего ангела пойти с ним добровольно. Шансов выжить у Айгнейс не было, это было ясно с самого начала. Рана была смертельна, но старуха с косой все же не торопилась дарить вечный покой этому юному созданию. Дракула прекрасно понимал, что девушка просто не выдержит пытки предсмертной агонией и все равно бросится вниз. Многие воины, сраженные подобным образом на поле боя, молили о смерти, что уж говорить о хрупкой девушке. Но отдавать ее Дьяволу раньше срока ему почему-то очень не хотелось. Бесспорно, девчонка наломала кучу дров, но было в ней что-то такое, особенное, что не давало Владу равнодушно взирать на то, как Айгнейс прокладывает себе дорогу в Ад к вечным мукам.
  
  - Говорите, что хотите, - мотнула головой девушка. - Я уже ни во что и никому не верю. Моя жизнь, словно опавший лист, стала серой и дневное светило для меня навсегда угасло. Ничего не осталось... - последние слова Неста прошептала куда-то в раскрытые ладони, которыми закрыла лицо, пытаясь остановить очередной поток слез.
  
  - Тогда позволь показать тебе.
  
  Айгнейс не поняла, как Влад, стоящий далеко позади нее, в одно мгновение оказался рядом с ней. Но когда она увидела, как океан у подножия скал исчез, превратившись в огромную огненную яму, девушка подумала, что просто сошла с ума. Она неловко дернулась и, отшатнувшись в ужасе от увиденного, рухнула вниз. Мгновение, и Неста непременно бы разбилась о камни, если бы граф не удерживал ее незримыми путами своей воли и не остановил падение. Из провала то и дело вырывались огромные языки пламени, и с жадностью голодного хищника пожирали грешников, корчащихся в адских муках и разрываемых на куски кошмарными тварями. Затем она увидела себя, обратившуюся в дерево. Ее руки стали ветками, тонкими, узловатыми и длинными, а тело превратилось в ствол и только лицо осталось прежним, навеки впечатавшись в древесину. Вокруг нее бродили какие-то уродливые существа: не то птицы, не то люди, и поочередно клевали ее, ломали ветки, вынуждая извиваться гибкий ствол, выкручиваться во всех мыслимых направлениях.
  
  - Что это? - дикий, первобытный ужас маской застыл на лице Айгнейс. Она со всей силы вцепилась в плащ графа, даже не осознавая, что они висят в воздухе.
  
  - Это то, что ждет тебя, если сейчас я отпущу тебя и ты упадешь вниз, как этого хотела, - возвращаясь с Айгнейс на скалистый берег, ответил Влад. - А вот то, что предлагаю тебе я.
  
  Уже в следующую секунду перед пораженной девушкой в образовавшемся напротив них проеме показался огромный замок, башни и шпили которого терялись высоко в облаках. Вокруг, насколько хватало взгляда, были горы, расцвеченные всеми оттенками зеленого. Затем, как и в предыдущем видении, Айгнейс увидела себя, но на этот раз на ней было очень красивое черное платье, таких она никогда раньше не видела, на руках и шее красовались, переливаясь в ярком свете тысяч свечей, золото и бриллианты. Вокруг нее было много людей, громко гремела музыка. Она веселилась, смеялась и танцевала в богато украшенном, вычурном зале.
  
  Заставив себя отвести взгляд, Айгнейс повернулась к Владу и только сейчас сообразила, что все это время он крепко держал ее в объятиях.
  
  - Что все это значит? - дрожащим голосом спросила Неста, совершенно сбитая с толку всем произошедшим с ней сегодня.
  
  - Ты в любом случае умрешь, - даже не пытаясь подсластить горькую пилюлю правды, тихо сказал Дракула, - но ты можешь выбрать, какой будет твоя посмертная жизнь.
  
  Удивляться после всего увиденного у Айгнейс сил уже просто не было, да и выбор для нее был очевиден. Возможно, это было малодушно с ее стороны, но кто же захочет в здравом уме, хотя в наличии оного у себя в этот момент Айгнейс сильно сомневалась, вечность гореть в Аду?.. Тем более, когда тебе предлагают совсем иной путь. В этот самый миг Неста решила, что больше не желает быть агнцем...
  
  - Верный выбор, дитя, - и с этими словами вампир припал к шее Айгнейс и, прокусив нежную белоснежную кожу, стал жадными глотками пить кровь девушки одновременно отнимая у нее жизнь и давая ей новую.
  
  Одинокая владычица ночи, в последний раз осветив плато своим мистическим светом и стоящих там графа и Айгнейс, проворно скрылась за тучами, словно не желая мешать таинству перерождения. Девушка в руках Дракулы тут же обмякла, повиснув на нем, словно тряпичная кукла. Но продолжалось это недолго, несколько минут спустя Айгнейс, испив крови вампира, открыла глаза и взглянула своими изумрудными глазами на окружающий ее мир уже совсем по-новому.
  
  - С днем рождения, - Влад на мгновение замолчал, что-то обдумывая, - Гелла.
  
  
  
  chapter 2: step into the abyss (part 1)
  
  Безмолвная луна с заговорщицким видом снова выглянула из-за тяжелых туч, неспешно плывущих по небесной тверди, озаряя ландшафт и по-прежнему стоящих на плато Влада и Геллу своим странным неземным светом. Вокруг них царила тишина. Вязкая, гнетущая, не нарушаемая ни пением птиц, ни шорохом листвы, ни скрипом веток, ни шумом прибоя... Тишина, которая обволакивает все словно ватой и заставляет помимо воли понижать голос, чтобы ненароком ее не потревожить. Но внезапно налетевший восточный ветер, принесший за собой аромат прелой листвы, разрушил этот вакуум.
  
  - Очнулась? - поинтересовался Влад у новообращенной. - Как себя чувствуешь?
  
  - Как будто побывала на том свете, - выдохнула рыжеволосая девушка.
  
  - Значит, нормально, - губы графа сложились в насмешливую улыбку. - Нужно отсюда уходить, рассвет не за горами. Да и вообще нежелательно, чтобы нас кто-то здесь увидел.
  
  Не согласиться с этим Гелла не могла. Она прекрасно понимала, что вечность стоять здесь они не могут, как бы ей этого не хотелось. Пока она находилась в крепких объятиях своего спасителя, она чувствовала себя защищенной от людей и всего мира. Никогда до этого момента девушка не ощущала подобного. Даже ее бывший возлюбленный не мог подарить ей такую уверенность в собственной безопасности. А от Влада исходила сила, Гелла ощущала ее каждой клеточкой своего тела и, если поначалу она ее боялась, и Дракула вызывал у нее неприязнь и раздражение, то сейчас она никак не могла понять, как же не разглядела истинное положение вещей сразу.
  
  - Я не могу вернуться домой в таком виде. Вдруг меня кто-то увидит, - пробормотала Гелла, осматривая разорванное, залитое в нескольких местах кровью и превратившееся в лоскуты некогда белое платье, еще совсем недавно бывшее частью ее гардероба.
  
  - Действительно, - также посмотрев на одеяние трепещущего в его сильных руках юного создания, сказал Влад. - Вернемся в тот дом, посмотрим, что с твоим платьем.
  
  - Зачем? Вряд ли оно пригодно для носки, - отрешенно пробормотала Гелла, пытаясь хоть как-то прикрыться.
  
  - Скорее всего так и есть, но ни одна живая душа не должна знать, что ты здесь была и что с тобой произошло, - граф слегка повернул голову в сторону и его черные глаза блеснули. - Поэтому в любом случае нам необходимо избавиться от твоих вещей.
  
  - А как же... Терлак? - изумруды в глазах девушки внезапно заблестели так, что, казалось, еще чуть-чуть и они смогут ослепить любого, кто в них посмотрит. Неприкрытый гнев и жажда мести плескались в их глубине. - Неужели все это ему сойдет с рук?
  
  - Тише, Гелла, - усмехнулся Влад, усилием воли гася вспышку ярости своей подопечной. - Всему свое время. Месть - это блюдо, которое подают холодным, - сказав это, он подхватил Геллу на руки и, обратившись демоном ночи, в одно мгновение спустился с ней к подножию скалы, на которой они стояли. Поставив ошарашенную девушку на камни, тут же добавил: - Приведи себя в порядок и смой кровь. Если хочешь, можешь искупаться, - удобно устроившись на камне, торчащем поблизости, будто клык какого-то страшного монстра, сказал граф.
  
  - Но вода же ледяная, - уже не способная удивляться чему-либо в этой жизни, негодующе бросила Гелла Владу, который с легкой улыбкой и в то же время пристально следил за каждым ее действием.
  
  Дракула мимо воли залюбовался этим неземных созданием. Гелла и так была хорошенькой, но обращение, добавив ей истинно вампирский шарм, сделало из нее настоящую роковую красотку. Волосы стали еще длиннее и более послушными, крупными локонами спускаясь ниже спины и окутывая изящный стан, словно огненным облаком. Кожа, несмотря на еще большую бледность, приобрела жемчужное сияние и теперь мерцала в лунном свете. В ее голосе появились новые интонации: сладостные и манящие, словно пение сирен. Гелла качнула головой, и лунный свет вновь коснулся ее локонов, придав им темно-янтарный оттенок. А потом скользнул по перламутровому лбу, который переливался голубыми и серебристыми тонами.
  
  - Боишься простудиться и умереть? - с трудом оторвав от Геллы взгляд и пытаясь скрыть за сарказмом минутное помутнение разума, съязвил Дракула. Но вспомнив собственное обращение и все то, через что прошла Гелла перед перерождением, решил все же попридержать коней и не срываться за собственные внезапно взыгравшие гормоны на ни в чем неповинном создании. Поэтому просто добавил: - Поверь, дитя, такие мелочи тебя уже не должны волновать.
  
  Вообще, с каждой минутой, проведенной рядом с Геллой, граф убеждался, что не ошибся в своем выборе. Униженная, втоптанная в грязь, преданная близким человеком, но при всем этом не сломленная - она напоминала ему самого себя. Дракула поймал себя на мысли, что они даже умерли одинаково - предательский удар клинком в одночасье оборвал их жизни. Он хорошо помнил, словно это произошло не несколько столетий назад, а только вчера, всю ту жгучую ярость, что кипела у него внутри, чувство собственной беспомощности. Помнил, как отрекся от Всевышнего, не в силах понять, как тот мог допустить подобное... Помнил, как не хотел умирать, как стал молить о помощи Дьявола, раз Богу было на него плевать. И отлично помнил, как Падший Ангел ответил ему, как принял в дар его бессмертную душу, став нареченным отцом. И с того памятного дня не было ни минуты, чтобы Влад пожалел о своем выборе.
  
  - А я тоже смогу летать? - вдруг совсем неожиданно спросила Гелла, с хитринкой в глазах смотря на удивленного теперь уже Влада и разрывая тем самым сумрачный шлейф его размышлений.
  
  Вампир ожидал услышать от столь юного создания, чья жизнь так трагически и внезапно оборвалась все, что угодно, но никак не подобный вопрос. Он мысленно подготовил себя к ее слезам и даже истерике, когда она наконец-то осознает все, что с ней приключилось. Но Гелла, это невероятно хрупкое создание снаружи, оказалась намного сильнее и тверже, чем можно было подумать, глядя на нее. Поэтому ему понадобилось несколько мучительно долгих мгновений, чтобы собраться с мыслями.
  
  - Если захочешь я научу тебя, но не сразу, - слегка подавшись вперед и прищурившись, ненавязчиво проникая в ее разум, ответил Влад. К своему изумлению, он не увидел там ни испуга, ни неприязни. Там было всего лишь простое, по-детски наивное любопытство. - Ты не боишься меня, хотя еще совсем недавно тряслась, как осиновый лист. Почему, позволь спросить.
  
  - Обстоятельства несколько изменились, не находите, граф? - сладко пропела сирена, наконец-то срывая с себя бесформенное грязное тряпье и осторожно входя в воду. - К тому же, если бы вы хотели моей смерти, то я давно была бы мертва, - сказала Гелла и уставилась во все глаза на внезапно расхохотавшегося Влада. - Что? - немного обиженно поинтересовалась девушка, пытаясь отмыть кровь, казалось, намертво присохшую к ее бледной коже.
  
  - Ты как раз и мертва, девочка, - едва совладав с приступом веселья, сказал Влад. - Окончательно и бесповоротно.
  
  - Но я же... - она резко замолчала. - Я думала, что...
  
  - Мертвее не бывает, Гелла. Подойди, - Дракула легко спрыгнул с камня, на котором сидел, и с ловкостью канатоходца сделал несколько шагов навстречу девушке, которая то и дело поскальзывалась на покрытых скользкими водорослями и мхом камнях. - Слушай, - он откинул края тяжелого дорожного плаща и расстегнул несколько пуговиц на камзоле.
  Гелла сначала не поняла, что хочет от нее граф, но потом робко подошла к нему и прислонилась ухом к его груди. Некоторое время она прислушивалась, думая, что просто из-за шума прибоя не слышит биение его сердца, но потом отшатнулась, едва не упав.
  
  - Ваше сердце не бьется! - удивленный вскрик сорвался с уст Геллы, а в глазах застыло ничем неприкрытое изумление.
  
  - Как и твое, дитя, - констатировал Влад, снимая с себя тяжелый дорожный плащ и укутывая в него, от греха подальше, девушку.
  
  - Но как?! Как такое возможно? - Гелла мотнула головой и слегка отступила назад, пытаясь осмыслить свое открытие. Наверное, только сейчас она начала осознавать, что ее привычный мир действительно встал с ног на голову и уже никогда не будет прежним.
  
  - Все просто, - на губах графа играла улыбка. Немного озорная, но в то же время несущая в себе какую-то тайну. - Ты стала вампиром. Теперь ты - дитя ночи.
  
  - И?
  
  - И тебя это, вижу, совершенно не смущает.
  
  - Отчасти, - вздохнув, честно призналась Гелла. Она сама себе даже не могла объяснить, почему же так спокойна. Наверное, вместе с ней на том плато умерли и все ее эмоции. - Мне все еще сложно поверить, что все, что произошло - правда. Я вроде бы и осознаю, но в то же время мне кажется, что это просто кошмарный сон, что скоро я проснусь и все это исчезнет. К тому же в наших краях очень много преданий и легенд о разных потусторонних существах, колдунах, чернокнижниках и это тоже помогает воспринимать случившееся более спокойно, - все же попыталась найти хоть какое-то обоснование своему поведению Гелла. - В любом случае уж лучше быть вампиром, нежели гнить в земле или же обратиться кучкой пепла на погребальном костре.
  
  - Мудра не по годам, - подмигнув немного повеселевшей Гелле, сказал Влад. - Смотрю, перерождение все же пошло тебе на пользу. Если дальше так пойдет, то в самое ближайшее время от былой наивности не останется и следа.
  
  - Граф, - задала интересующий ее вопрос девушка, плотнее укутываясь в плащ вампира, который можно было обернуть вокруг нее несколько раз. - А почему вы зовете меня этим странным именем? Гелла, - медленно, по буквам, произнесла она, словно пробуя его на вкус.
  
  - Согласись, что после всего, что с тобой произошло, было бы нелепо называть тебя прежним именем.
  
  - Пожалуй, - вмиг погрустнев, сказала девушка. - Но почему именно Гелла?
  
  - Хотя твое имя и шотландское, но свои корни берет в Греции, вот я и подумал, что справедливо тебя наречь тоже именем оттуда. Гелла* - так на острове Лесбос называли юных девушек, которые безвременно покинув мир живых, стали после смерти вампирами. Согласись, что это имя тебе очень подходит, - заметил Влад.
  
  - Во всяком случае намного больше прежнего, - согласилась девушка. - Красивое... Вы так много знаете, граф, - в ее глазах непроизвольно застыло восхищение.
  
  - Я слишком долго живу на этом свете, дитя, - тонкие губы снова изобразили подобие улыбки, немного грустной, как показалось Гелле. - Но мы слишком увлеклись разговором. Пора возвращаться и решать проблемы, в которые ты угодила, - голос из бархатного снова стал холодным, словно мрамор в склепе. И из уст графа слетали вновь короткие, сухие приказы человека, привыкшего повелевать.
  
  Перечить Владу девушка не посмела, четко уловив смену его настроения. Снова подхватив Геллу на руки, Влад вернулся на плато и негромко свистнул. Тут же перед ними, словно из-под земли, появился огромный конь. В тускнеющем свете молодой луны он казался уже не черным, а цвета индиго. Животное, недовольно фыркая, от нетерпения било копытом, желая, как можно скорее пуститься вскачь. Долго ждать его не заставили. Ласково потрепав своего скакуна по голове и что-то прошептав тому на ухо, Влад одним легким движением посадил Геллу в седло, затем запрыгнул сам. Конь тут же сорвался с места, пустившись сразу галопом, а потом и вовсе перейдя в карьер. Казалось, что ни лесные заросли, ни болотистая почва под его копытами не были ему преградой.
  
  Гелла не успела и вздохнуть, как конь остановился у полуразрушенного каменного домика, из которого она убежала, казалось, целую вечность назад. Тогда дорога к плато показалась девушке нескончаемой, сейчас же потребовалось всего-то пара секунд. Неприятные воспоминания водопадом хлынули в сознание Геллы, она напряглась словно тетива на луке.
  
  - Жди меня здесь, - прекрасно понимая, что сейчас творится в душе девушки, скомандовал Влад.
  
  Кивнув, Гелла крепче ухватилась за роскошную иссиня-черную гриву коня, словно ища у него поддержку.
  
  - А что, если Терлак все еще здесь? - остановила она уже на половине пути графа.
  
  - Его здесь нет. Вообще никого, кроме нас нет, - не поворачиваясь бросил Влад.
  
  - Откуда вы знаете?
  
  - А ты прислушайся, - остановившись и повернув голову, сказал Дракула. Из-за бледного сияния призрачно мерцающих на предрассветном небе луны и звезд было почти невозможно рассмотреть его лицо, хотя оно и было окружено ореолом. - Правда, твои силы еще очень малы, но биение человеческого сердца ты уловить в состоянии.
  
  Гелла стала внимательно слушать, но кроме обычного лесного шума и грохота океанских волн о скалы, она не услышала ровным счетом ничего. Она удивленно взглянула на графа, на что тот только усмехнулся:
  
  - Он создание Ада, поэтому его сердце тоже не бьется.
  
  И с этими словами граф растворился в предрассветных сумерках, вмиг исчезнув из вида. Оставшись наедине со своими мыслями, Гелла совсем погрустнела. Те, без разрешения, потоком хлынули в ее сознание, вынуждая опять и опять переживать все случившееся. Этот мучительный круговорот уже грозился свести несчастную с ума, как до ее измученного разума донесся знакомый голос, враз обрубив терзающие ее думы:
  
  - Теперь можно возвращаться, - коротко бросил Влад и буквально взлетел на коня.
  
  Мгновение спустя домик был объят медным пламенем, которое, впрочем, пожирало исключительно предложенную ему жертву, не представляя угрозы лесу. В последний раз взглянув на невольного свидетеля разыгравшейся здесь совсем недавно трагедии, они снова двинулись в путь, и как будто сама тьма стала их спутницей. Несмотря на стремительно светлеющее небо вокруг них клубился мрак, они его будто бы притягивали. Хотя, невзирая на это, дневное светило не желало больше отсиживаться в тени владычицы ночи, а потому упорно прокладывало себе дорогу в новый, полный всяческих хлопот день, изгоняя тьму отовсюду, куда только могли дотянуться его рассветные лучи. Из-за чего Влад и Гелла были вынуждены практически влететь в дом, точнее влетела девушка, которую туда втолкнул граф. Ибо для нее, как для новообращенного вампира, именно это время суток было пока наиболее опасным.
  
  "Тихо, постарайся никого не разбудить, - мысленно произнес Дракула, отлично зная, что будет услышан. - Я сейчас вернусь".
  
  Ответом ему послужил едва различимый кивок, и Гелла проворной кошкой быстро шмыгнула вглубь дома, намереваясь дождаться Влада в своей комнате, а граф снова вышел на улицу, тихо притворив за собой тяжелую дверь. Девушка уже почти добралась до спальни, как проходя мимо двери в отцовскую опочивальню, вдруг остановилась как вкопанная, словно ее ударило током. На мгновение Гелла растерялась, ощущения были новыми и непривычными. Застыв посреди темного коридора, она сначала внимательно прислушалась - до ее обострившегося слуха стали доноситься странные ритмичные звуки, чем-то похожие на сердцебиение. Заинтригованная, девушка тихонько приоткрыла дверь и тут же на нее, словно лавина, обрушился сладостный, с горчинкой аромат. Совершенно отрешившись от реальности и позабыв обо всем на свете, Гелла медленно, ведомая инстинктом, двинулась к кровати, на которой спал ее отец. Теплое, полное жизни тело влекло ее, как огонь, пылающий в очаге, манит озябшего путника. Она вплотную подошла к деревянному ложу и склонилась над спящим, ничего неподозревающим родителем. Весь ее мир в этот самый момент сузился до сводящего с ума шума кровотока, несшего по венам и артериям человека саму жизнь, отчего в голове гудело как в потревоженном пчелином улее. Гелла низко склонилась, приблизив внезапно отросшие клыки к шее отца, и уже почти готова была укусить его, как какая-то сила внезапно ударила ее в спину, вынудив остановиться на половине пути. Затем до нее донесся тихий бархатный голос:
  
  - Что ты творишь, девочка? - поинтересовался Влад, приближаясь. Ласковость в его голосе могла напугать кого угодно.
  
  Гелла, ощутив волну могильного холода, пронесшегося по ее позвоночнику, с негодованием обернулась. Такой беспредельной пустоты, как сейчас, она не испытывала никогда. Ей очень захотелось наказать обидчика за то, что лишил ее неземного удовольствия, не дав испить божественный нектар. Но взглянув в бесстрастные глаза Дракулы, она похолодела, насколько это было возможно в ее нынешнем состоянии. Его черные очи смотрели прямо ей в душу и было в них что-то такое жуткое, из-за чего у девушки вмиг умерли все эмоции. Гелла резко отшатнулась, а Дракула, развернувшись на каблуках, стремительно направился к двери, сделав знак Гелле идти за ним. К ее немалому изумлению, ее тело тут же послушно двинулось следом.
  
  Оказавшись в своей комнате, Гелла, все еще ведомая первобытным инстинктом охотника, попыталась возмутиться, но все ее попытки хоть как-то воздействовать на Влада разбились о стену вечной мерзлоты и равнодушия к происходящему, что он воздвиг вокруг себя.
  
  - Почему вы остановили меня, граф? - голос девушки дрожал от плохо скрытого негодования, выдавая ее с головой.
  
  Конечно, Дракула уже сто раз дал себе мысленный подзатыльник за то, что оставил новообращенного вампира наедине со смертными. Правда, обычно голод у новичков просыпался где-то сутки спустя, почему, собственно, Дракула и не предполагал сюрпризов. Граф хотел увезти Геллу из родных мест как можно скорее, чтобы как раз и избежать подобного. Обучать ее охоте здесь было сродни самоубийству. При чем для них обоих.
  
  - А ты не понимаешь?! - граф стоял перед Геллой, его рука сжала ее шею. Крепко, причиняя боль. - Только хорошо подумай, прежде, чем ответить, - добавил Влад тем холодным тоном, от которого могли замерзнуть даже черти в Аду.
  
  - Я... я не знаю, - пробормотала вмиг растерявшая весь боевой пыл девушка. - Кажется, я едва не убила отца?! - шок осознания содеянного застыл в ее глазах, уже вернувших себе прежний, изумрудный оттенок. Пелена наваждения спала и перед Владом снова была хрупкая растерянная девушка. - Но почему? - слезы, которых все это время опасался граф, не заставили себя ждать, хлынув тонкими алыми ручейками по бледным щекам несчастной. - Что это? - удивленный вскрик разрезал предрассветную тишину, все еще царящую в спящем доме, словно раскаленный нож масло, когда девушка, желая стереть с лица предательскую влагу, провела по щеке рукой и увидела, что ее пальцы перепачканы кровью.
  
  - Тише, тише! Это всего лишь слезы, - сменив гнев на милость, и пытаясь успокоить Геллу, сказал Влад.
  
  - Но как же? Это ведь... кровь!
  
  - Кровь, - Влад кивнул. - Гелла, пойми, ты уже не человек, а вампиры, - он печально усмехнулся, - плачут кровавыми слезами. Так уж заведено.
  
  - Я стала настоящим чудовищем, - закрыв лицо руками, пролепетала Гелла.
  
  - Не разочаровывай меня, Гелла. Я все прекрасно понимаю, даже лучше, чем ты думаешь, но сделанного не воротишь. Ты переступила грань осознанно и сейчас, будь добра, веди себя соответственно.
  
  - Едва не убила собственного отца, - словно не слыша, что ей говорит Дракула, прошептала Гелла, дрожащими пальцами кутаясь в огромный вампирский плащ, который так и норовил слезть с худеньких плеч.
  
  - Но не убила же, - Влад, усадив всхлипывающую девушку рядом с собой на кровать, стал медленно поглаживать Геллу, легонько укачивая и приговаривая что-то ей на ухо. Голос его в эти минуты был похож на отдаленный рокот водопада, он успокаивал. - Несколько часов назад ты проявила смелость и твердость духа, сделав свой выбор. Правильный выбор! Теперь же, дитя, имей мужество его принять. Даже будучи чудовищем можно остаться верным своим принципам.
  
  - Вы поможете мне, граф? - Гелла с надеждой посмотрела в черные, бездонные глаза Дракулы. Почему-то она безоговорочно верила ему, ни на мгновение даже не допуская мысли о том, что Влад может с ней обойтись так же, как и Терлак.
  
  - Безусловно, - кивнул Дракула. - Я всему тебя научу, но это будет немного позже, когда мы вернемся в Трансильванию. Сейчас же тебе необходимо мне довериться и раз уж дело приняло такой оборот, то... - вампир многозначительно замолчал, пристально наблюдая за Геллой, за тем, как эмоции на ее лице сменяют одна другую.
  
  Затем Влад встал и, неспешно расстегнув камзол, бросил его на кровать рядом с девушкой, туда же, мгновение спустя, последовала и его рубашка.
  
  - Не о том думаешь, - в черных омутах Дракулы запрыгали чертики, когда шок в глазах цвета молодой листвы сменился недоумением. Сказав это, граф одним отточенным движением провел острым когтем по мускулистой, словно высеченной из мрамора груди, и из пореза тут же потекла темно-алая кровь. - Пей, дитя! - Влад поманил Геллу к себе.
  
  Повторять дважды не пришлось, Гелла была как кусок воска, тающий в горниле пожара. Все ее существо тут же поднялось, словно морская волна, и устремилось к Дракуле. Сомнения и страх отступили на второй план. Вообще все отступило...
  
  Гелла жадными глотками пила кровь графа и вместе с ней в нее входили страсть, непреклонная воля, ненависть... Вместе с кровью Влада Гелла получала и его знания. Его кровь, словно учила ее: в считанные секунды ей открылись события нескольких веков. Гелла пила ее, словно новорожденный младенец, хотя в каком-то смысле так оно и было. Обвив мощный торс вампира руками, Гелла притянула его к себе, при чем с такой силой, что он тихо и понимающе засмеялся. Ее внезапный порыв едва не лишил Дракулу равновесия, и теперь уже ему пришлось ухватиться за хрупкую девушку, чтобы не упасть. Наконец насытившаяся и всемогущая, Гелла подняла голову и слегка ошалевшим взглядом посмотрела на своего спасителя, который явно наслаждался происходящим.
  
  Гелле вдруг подумалось, будто бы она провела всю жизнь в темной комнате, и только сейчас туда впервые внесли свечу. Прохладный воздух из полуоткрытого окна обдувал Гелле кожу, но даже несмотря на это тело девушки будто бы горело в огне. Она впервые в жизни чувствовала себя пьяной - пьяной от крови, наслаждения и силы. Завороженная, она глядела в глаза графа и видела, как покраснели его зрачки, будто потухшие угли внезапно охватило пламя пожара. Влад также не отрываясь смотрел на нее, и в его взгляде Гелла читала удовлетворение. Наконец-то граф был ней доволен. Затем они одновременно шагнули друг к другу. Гелла смутилась и тут же спрятала лицо у Дракулы на груди, он же поднял ее подбородок и уже в следующую секунду коснулся своими губами ее губ. И в девушке все застыло... Эмоции, что она сейчас ощущала, так не походили на те, что она чувствовала, когда ее целовал Терлак. Гелла, уже не в силах себя контролировать, раскрыла рот и сразу же почувствовала, как язык Влада, ворвавшись внутрь, вовлекает ее в бешенный танец страсти. Голова Геллы закружилась, и она полностью отдалась во власть этого страстного и жадного поцелуя. Что было после она не рискнула бы утверждать, ибо воспоминания сыграли с ней шутку - Гелла совершенно ничего не помнила.
  
  Небо вновь одело свой вечерний наряд, погрузив все вокруг в изменчивые сумерки, наполненные дрожащими тенями. Небесную гладь устлало дивное звездное кружево, а молодая луна, словно кокетка, то появлялась, то снова исчезала за тяжелыми, низкими тучами, касавшимися своими брюхами пиков гор. Гелла проснулась из-за того, что на ее лице играли лунные лучи. Недовольно поморщившись, девушка открыла глаза и осмотрелась в попытке осознать, что все произошедшее с ней не было просто сном. К своему немалому удивлению, Гелла обнаружила, что теперь кромешный мрак, властвующий в ее комнате, не был для нее помехой. Она отчетливо видела и слышала то, что всегда было скрыто от нее пеленой недоступного обычному смертному. Только она хотела испробовать новоприобретенные навыки, как дверь в комнату бесшумно отворилась и на пороге появился Дракула в дорожном облачении. В руках он держал небольшой сверток, который, войдя, положил рядом со все еще полусидящей на кровати Геллой.
  
  - Собирайся, нам нужно уходить. До Трансильвании далеко, а рассвет еще опасен для тебя, - коротко бросил граф, разворачиваясь на каблуках и направляясь снова к двери.
  Гелла, не совсем понимая к чему вся эта спешка, ведь можно же уехать завтра или вообще через несколько дней, все же послушно встала, плотно закутавшись в меховое покрывало.
  
  - Что происходит? - поинтересовалась она, развернув сверток и рассматривая черную, без каких-либо клановых отличий, одежду. Хотя, наверное, это был цвет рода графа, а если она теперь принадлежала к нему, то и наряд ей полагался соответственный.
  
  - Сейчас как раз подходящее время, чтобы покинуть эти места. Практически все уже легли спасть, а туман сделает свое дело, - немного пространно ответил вампир. - Так что поторопись.
  
  - Могу я... - Гелла замялась, встретившись глазами с темными омутами графа.
  
  - Неужели помощь нужна? - наигранно удивившись и изогнув тонкие губы в усмешке, поинтересовался Влад. Правда, не двинулся с места, по-прежнему подпирая собой дверной косяк. - Я специально подобрал привычную тебе одежду, так что, думаю...
  
  - Нет, я не об этом, - если бы могла, Гелла залилась бы краской в этот момент, но вампирам это уже неприсуще. И отвечая на невысказанный вопрос Дракулы, который лишь вопрошающе приподнял брови, пояснила: - Я бы хотела попрощаться с отцом, - последнее слово Гелла произнесла едва различимо даже для вампирского слуха.
  
  Дракула в мгновение ока оказался рядом с испугавшейся его реакции девушкой и, внимательно посмотрев ей в глаза, сказал:
  
  - Сейчас можешь. Жажда не станет проблемой. Хотя, на твоем месте, я бы не тянул кота за хвост. Ты должна порвать с миром живых. И чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше будет для тебя же. Больше тебе нет здесь места, как и человеческим сантиментам нет места в твоем сердце.
  
  - Это значит, что я уже никогда сюда не вернусь и не увижу родных? - тоска незваным гостем прокралась в душу Геллы и больно сжала его, едва не вынудив девушку снова заплакать кровавыми слезами.
  
  - Поверь мне, дитя, - Влад нежно провел рукой по щеке Геллы, заправил за ухо непокорные медные пряди, - ты сама этого не захочешь. Нет смысла бередить старые раны.
  
  - Но почему? - никак не унималась девушка. Она искренне не понимала, как такое может случиться.
  
  - Потому, что они люди, - просто сказал вампир, но видя, что Гелла все же не до конца улавливает суть того, что он ей пытается донести, добавил: - Рано или поздно они состарятся и умрут. А ты будешь всегда такой, как сейчас. Время и смерть не властны над тобой. Теперь понимаешь?
  
  Вместо ответа Гелла задумчиво промолчала, и только в глубине ее глаз цвета молодой листвы плескалось понимание слов древнего вампира.
  
  - Хорошо, а теперь поторопись. Жду тебя на улице, - Дракула по-отечески поцеловал Геллу в холодный, отдающий перламутром в свете молодой луны лоб и скрылся за дверью.
  
  Хватило секунды после ухода графа, чтобы на Геллу обрушились мысли, мрачные и тяжелые. Они давили на нее могильной плитой, грозя в любой момент погрести под собой. В душе девушки было столько разных, диаметрально противоположных эмоций, что она буквально не знала, что с ними делать и о чем думать в первую очередь. Думы кружили в ее сознании в диком танце, налетая одна на другую, то и дело сбивая Геллу с мысли. Страх перед будущим, сомнения по поводу правильности ее выбора, сожаления, что все произошло так, а не иначе, тоска по дому и родным, гнев, обида, желание отомстить обидчику - сменяя друг друга, жадно и беспощадно рвали ее душу на крохотные части острыми когтями, словно стая изголодавшихся стервятников. Каждая эмоция и мысль хотела отхватить кусок побольше, чтобы вдоволь насладиться мучениями своей жертвы.
  
  - Все, все, все!!! - чуть не закричала Гелла, обхватив голову руками и со всей силы сдавливая виски. - Прав граф, нужно со всем этим заканчивать. Иначе я просто сойду с ума, - пробормотала она, натягивая наспех поверх нижнего верхнее шерстяное платье в пол.
  
  Если верить Владу, а она ему верила даже больше, чем себе, то у нее в запасе на все это будет целая вечность. Сейчас же у нее начинается новая жизнь и стоит думать только об этом. Повязав передник, Гелла набросила на плечи большой килт, привычно укутываясь в него, завязала шнуровку на брогах и тенью выскользнула в темный коридор. Проходя мимо отцовской опочивальни, Гелла притормозила, не зная, что ей делать. Рука уже сама легла на деревянную ручку, но войти она так и не смогла. Глухо застонав, опять отгоняя непрошенные эмоции, что бесцеремонно ломились в ее остывшее сердце, Гелла аккуратно, чтобы не потревожить чуткий отцовский сон прикрыла дверь и прижалась к ней холодным лбом.
  
  - Прости меня, отец. За все прости, - погладив рукой безразличное к ее страданиям дерево, Гелла быстро пошла на улицу.
  
  Оказавшись во дворе, Гелла сразу увидела Дракулу, который стоял недалеко от дома и раскинув руки в стороны что-то бормотал. Его голос был низок и раскатист, а от фигуры исходило серебристое сияние. Сейчас граф казался сотканным из лунного света. Дракула, не обращая внимания на приблизившуюся к нему девушку, продолжа что-то шептать. Потом он произнес нараспев несколько замысловатых фраз, разобрать которые у Геллы не получилось, как она ни пыталась.
  
  Любопытство взяло верх и Гелла не выдержала:
  
  - Что вы делаете? - улучив паузу, поинтересовалась девушка.
  
  - Туман забвения, - коротко бросил граф и тут же продолжил.
  
  Послушный зову властелина тьмы, на графство опустился густой молочный морок. Он клубился вокруг Влада, словно внимательно слушая, что тот ему говорит, а потом тонкими жемчужными щупальцами расползался от вампира в разные стороны, укрывая собой все вокруг, заполняя, казалось, каждый уголок и каждую щель. Закончив читать заклинание, Дракула, окинув Геллу одобрительным взглядом, негромко свистнул и снова, как и тогда на плато, перед ними появился конь графа. Мгновение спустя Гелла была уже в седле, как и Влад.
  
  - Так обо мне не будут помнить? - очень тихо спросила Гелла, в уголках глаз которой притаились кровавые слезы. - Вы уверены, что так лучше?
  
  - В жизни нет гарантий, дитя, одни лишь вероятности. Но по опыту могу сказать, что это меньшее из зол, - Влад слегка сжал плечи Геллы, приободряя. - Готова?
  
  Девушка только как можно крепче вцепилась в длинную гриву скакуна, не в силах вымолвить и слова от переполнявших ее эмоций.
  
  Ночные сумерки придавали древним, как сам мир горам неуловимый изменчивый оттенок, наполняя все вокруг какой-то загадочной грустью. В той благословенной темноте, которая бывает только близко полуночи, Влад и Гелла скрылись на огромном вороном скакуне, растворившись в темных небесах...
  
  Примечания: * отсылка к роману. Имя для персонажа Михаил Булгаков почерпнул из статьи "Чародейство" Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, где отмечалось, что на острове Лесбос этим именем называли безвременно погибших девушек, после смерти ставших вампирами.

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"