Сартр Ева: другие произведения.

Niemand als du 1-5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Невидимой нитью соединены те, кому суждено быть вместе, несмотря на Время, Место и Обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется...

  Eins.
  
  Огромная комната была погружена во тьму, беспросветную и вязкую, как смола. Еще совсем недавно весело пляшущее в исполинских размеров камине пламя практически умерло, и лишь крохотные его язычки, отчаянно не желающие покидать этот мир и все еще надеющиеся на вовремя предложенную жертву, робко танцевали свой последний в жизни танец на прогоревших, превратившихся в тлеющие угли поленьях. Их медные отблески несмело и осторожно, словно лаская, касались бледного лица и рук Дьявола, сидящего в своей излюбленной величественной позе в резном кресле, напоминающем трон, придавая этим Воланду еще более демонический вид. Мессир, обхватив подлокотники тонкими аристократичными пальцами, отрешенно всматривался в гнетущий мрак, поселившийся, казалось, навеки не только в его покоях, но также и в душе, и совершенно не обращал внимания на мольбы огненной стихии равно до тех самых пор, пока из внезапно ожившего пламени не вылетел сложенный вчетверо лист бумаги.
  
  - Что это такое?! - подняв голову вверх яростно прошипел Воланд, ловко перехватив письмо в паре сантиметров от своего лица и вмиг сбросив с себя оцепенение, безраздельно владевшее ним несколько последних часов.
  
  Расправив бумагу и бегло просмотрев написанное мелким убористым почерком послание, Воланд едва ли не впервые за многотысячелетнее существование отказывался верить собственным глазам.
  
  - Очередная твоя шутка?! - мессир резко поднялся на ноги, чем едва не опрокинул массивное кресло, и чеканя каждое слово произнес, обращаясь к видимому только ему собеседнику: - Но я принимаю твой вызов! Снова! И будь уверен, на этот раз победа будет за мной!
  
  В следующее мгновение послание, имевшее неосторожность нарушить его уединение, волею Властителя Ада загорелось и тут же горсткой пепла осыпалось на мраморный пол. Взор Воланда из привычно пасмурного стал грозовым, яркие всполохи молний серебряными росчерками вспыхивали в глубине темных очей, обещая в любой момент вырваться наружу. Мессир сжал руки в кулаки в попытке сдержать гнев и ярость, в одно мгновение затопившие собой его черную душу. Но все же полный злости рык раненного зверя сорвался с его уст, заставив содрогнуться стекла в высоких стрельчатых окнах, плотно закрытых портьерами цвета безлунной ночи, а проходившую так не вовремя мимо дверей мессира Геллу отлететь к противоположной стене. Вампирша не успела ничего понять, как оказалась в комнате Повелителя, который и на себя-то сейчас был не похож. Мысленно попрощавшись со своим существованием, теперь уже навсегда, потому как понимала, что в таком состоянии Воланд вряд ли поверит, что очутилась она в этом крыле Сумеречного Храма случайно, Гелла даже не сразу поняла, что ей что-то сказали. Ошарашенно уставившись на своего господина, девушка, дрожа всем телом подобно огоньку свечи на сквозняке, тихо произнесла:
  
  - Простите, мессир, я не хотела потревожить...
  
  Но тут же властный и холодный, словно мрамор в склепе голос Воланда прервал ее попытку оправдаться:
  
  - Я сказал дождись меня! - и с этими словами он в мгновение ока сменил длинный бархатный халат на тяжелые кожаные доспехи в пол, после чего тут же растворился во мраке, оставив все еще ничего непонимающую вампиршу одну.
  
  Какое-то время Гелла продолжала сидеть на полу подле резного трона Властелина Ада, боясь пошевелиться, но потом ее внимание привлек валяющийся рядом лист бумаги. Еще минуту назад, она была готова поклясться в этом, на том месте ничего не было. Сейчас же внезапно материализовавшееся послание манило к себе, искушая и сводя ее с ума от любопытства. Неосознанно коснувшись рукой шрама, который начинался у правой ключицы и заканчивался на середине щеки, рыжеволосая бесовка вспомнила, когда и, главное, за что получила этот 'подарок' от Воланда. Тогда, несколько веков назад, ее также подвело желание узнать чуть больше остальных об обожаемом ею Падшем Ангеле. И теперь только Гелла была в курсе того, почему мессир вдруг приказал проводить Бал Ста Королей исключительно на Земле и более того искать хозяйку этой мистической ночи лишь с именем Маргарита, в которой бы текла королевская кровь. Безусловно, вампирша отдавала себе отчет в том, насколько страшен в гневе Дьявол, она хорошо ощутила это на собственном опыте, однако горбатого, как говорится, только могила исправит. И это явно был не ее случай. Поэтому повернувшись и сев удобней, Гелла взяла непредназначенное для ее очей письмо...
  
  Мессир, простите мне мою дерзость, но обратиться к Вам меня вынудили обстоятельства. Как Вы понимаете речь идет о Маргарите, в другом случае я бы никогда не решился потревожить Ваш покой и обратиться к Вам с просьбой или же, скорее, мольбой о встрече...
  
  Дальше Гелла читать не стала. Дрожащими руками она вернула злополучный лист на место, постаравшись положить его именно так, как он лежал до того момента, как она решила приоткрыть завесу еще одной тайны своего Повелителя. Конечно, она понимала, что Воланд все равно узнает, что она видела содержание послания, но все же тешила себя надеждой, что сумеет объясниться с мессиром прежде, чем он оторвет ей голову. Обуреваемая недобрыми предчувствиями, которые с каждой секундой проведенной в покоях Дьявола, все больше завладевали ее мыслями, Гелла постаралась найти максимально безопасное место, но каждый раз с ужасом осознавала, что куда бы она не перемещалась по комнате, отовсюду ей открывался обзор на камин и кресло Воланда, и, как следствие, лежащее на полу письмо. Обреченно вздохнув, девушка вернулась на исходную точку и, закрыв лицо руками, застыла, словно одно из творений Родена, в ожидании мессира.
  
  *******
  
  Вечерние сумерки сменились ночью, которая с проворностью кошки чернильной кляксой разлилась по небесной тверди, безраздельно завладев нею в считанные минуты. Ущербная луна надтреснутым блюдцем одиноко висела над вечным приютом двух влюбленных, проливая на землю свой тусклый мертвенный свет. Остановившись в десятке шагов от небольшого двухэтажного домика из белого кирпича, увитого диким виноградом и багряными цветами жимолости, и укрывшись на всякий случай под густой кроной клена, Воланд мысленно обратился к мужчине, силуэт которого отчетливо виднелся в окне первого этажа.
  
  - Что ты хотел, Мастер?!
  
  Услышав в своей голове бархатный, с нотками презрения ко всему сущему голос, Мастер буквально подскочил на месте и чуть не упал со стула от неожиданности. По правде говоря, он никак не предполагал, хотя и желал быть услышанным мессиром, что его послание достигнет адресата и тем более, что этот самый адресат так скоро откликнется на его просьбу. Решив не искушать судьбу, Мастер быстро накинул на длинную ночную сорочку теплый халат цвета спелой вишни и, удостоверившись, что его обожаемая Марго уже спит, тихонько выскользнул на улицу.
  
  - Мессир, - все еще не веря в удачу, тихо поприветствовал Дьявола мужчина, застыв перед ним на почтительном расстоянии. - Прошу, простите мне мою дерзость...
  
  - Я бы назвал это наглостью, особенно способ, которым ты передал послание, но, - Воланд властно поднял руку, заставляя собеседника буквально проглотить крутившиеся на кончике языка слова, - давай все же перейдем непосредственно к делу.
  
  Стушевавшись, Мастер никак не мог собраться с мыслями и тщательно продуманная речь на случай, если все же мессир пошел бы ему навстречу и их беседа состоялась, сейчас не оставила после себя и малейшего следа, растворившись в его сознании, растаяв как снег под яркими лучами солнца. В голове крутились лишь обрывки фраз, да и те все время перескакивали друг на друга, мешая сосредоточиться на главном. Потупив взор карих глаз, Мастер отчаянно пытался остановить хоровод мыслей и словить хотя бы одну из них пока они не покинули его все окончательно, словно крысы, бегущие с тонущего корабля. При этом мужчина невольно рассматривал Дьявола, которого, собственно, и видел-то впервые. В прошлую их встречу он не успел не то, что что-то рассмотреть, он-то и понять толком ничего не смог. Для него все прошло словно во сне. В один момент он еще находился в психиатрической клинике, а в следующий его уже обнимала его возлюбленная Маргарита, а потом глоток вина - и очнулся он здесь, стоя перед домом, ставшим их вечным приютом, островком неземного счастья и такого долгожданного покоя. Ах да, мужчина еще помнил встречу с Пилатом и то, что он наконец-то закончил труд всей своей жизни.
  
  - Пожалуй, я вернусь, когда ты перестанешь летать в заоблачных далях и все же соизволишь сообщить причину своей столь неожиданной просьбы, - теряя терпение заметил Воланд, медленно поворачиваясь и собираясь уйти.
  
  - Нет! Не уходите! - Мастер бросился к Дьяволу, но притронувшись к его доспехам в попытке удержать, тут же взвыл от резкой боли, сотней игл пронзивших его руку. - Простите, - тяжело выдохнул мужчина. - Дело в том, что... Маргарита несчастна со мной, - наконец-то обреченно произнес Мастер, смотря в серо-голубые глаза возвышающегося над ним Властелина Ада.
  
  - А я здесь при чем?! - безразличным, даже каким-то будничным тоном поинтересовался Воланд. На его лице не дрогнул ни один мускул, казалось оно вовсе было высечено из бездушного мрамора, но внутри него все ликовало - предчувствие не подвело Темного Властелина и все случилось именно так, как он и предполагал с самого начала. 'Значит, мне все же удалось пробудить в Марго частичку ее истинной сущности...'
  
  Мастер снова на мгновение растерялся, сбитый с толку не сколько вопросом мессира, сколько его реакцией на его слова, точнее, полным ее отсутствием, но потом, практически упав на стоящую рядом скамью, утопающую в разноцветной, благоухающей пряными ароматами клумбе, тихо заговорил:
  
  - Я был глуп и слеп, не замечая того, что обрек единственного дорогого мне человека на вечные муки и страдания. Никогда, даже в своем самом страшном сне я не мог и предположить, что рай может так опостылеть... - мужчина смахнул скупую слезу. - Я привык лишь получать, не давая почти ничего взамен, привык, что Маргарита всегда рядом, готовая помочь и поддержать. Она мне как-то даже сказала, что теперь я не смогу ее прогнать и что отныне мы навсегда вместе. Я так упивался этим счастьем, что пропустил тот момент, когда потерял прежнюю Маргариту. Она ни разу меня ни в чем не упрекнула, ни разу не сказала, что ее что-то беспокоит. Марго стала медленно угасать, - Мастер с неприкрытой мольбой в потухшем взоре смотрел на все так же молчащего Воланда. - Я только недавно осознал, что она даже своей душой пожертвовала ради меня, а я... я, как обычно, просто принял все как должное, - он снова замолчал, уронив голову на руки. Его плечи слегка подрагивали, а с губ мимо воли слетали стоны, полные боли и отчаяния.
  
  - Это все безусловно интересно, но я повторю свой вопрос еще раз. Итак, я здесь при чем?
  
  - Вам меня не понять, - пытаясь снова собраться с духом, прошептал Мастер скорее самому себе, нежели обращаясь к стоящему неподвижной статуей в шаге от него Дьяволу.
  
  'Куда уж мне понять какого-то убогого смертного? - печально про себя усмехнулся Воланд. Правильные черты его лица на короткое мгновение исказились, отражая истинную сущность. - И этому ничтожеству я собственными руками отдал ту, единственную, которую искал почти тысячу лет по всей Вселенной, желая ей простого человеческого счастья. Но, как и этот никчемный глупец обрек ее на еще большие страдания. Люди говорят, что благими намерениями выстелена дорога в Ад. Хм, с этим вряд ли поспоришь... Поистине, - он пасмурным взглядом воззрился в темно-лавандовое небо, словно желая получить от него хоть какие-то разъяснения, - это твоя самая жестокая шутка. Я смирился с потерей любимой женщины во второй раз, принял свое поражение, утратив с ее уходом даже ничтожный шанс открыть врата Рая, но тебе и этого показалось мало. Ты в очередной раз решил поиграть... Что же, давай поиграем!'
  
  Тягостное молчание, повисшее под кленом, казалось, при желании, можно было потрогать, настолько осязаемым оно было. И неизвестно сколько бы еще тишина, невыносимая и удушающая, могильной плитой давила бы на Дьявола и Мастера, если бы мужчина, не выдержав этой пытки, не признался:
  
  - Она зовет вас во сне уже которую ночь подряд и...
  
  Не успел Мастер закончить мысль, как повинуясь легкому движению руки Воланда взмыл в воздух, повиснув перед Падшим Ангелом, словно тряпичная кукла.
  
  - Повтори, что ты сказал! - раскат грома сейчас бы так не испугал Мастера, как тон, которым его собеседник произнес свою последнюю фразу, а от пронизывающего насквозь взгляда льдистых глаз хотелось сделаться невидимым или же превратиться в неприметную мышь, чтобы спрятаться, забиться в самый дальний угол этой Вселенной и больше никогда и ни за что не встречаться с обладателем этого нечеловеческого взора.
  
  Мужчина дернулся, при этом нелепо взмахнув руками, неосознанно пытаясь освободиться, но добился этим лишь укоризненно-насмешливого взгляда Дьявола, который так и не ослабив влияния на его волю, все также продолжал удерживать того над землей.
  
  - Я хотел бы... - Мастер едва себе язык не прикусил от резкого падения на землю.
  
  - Меня очень мало волнует то, чего хочешь ты, - Воланд медленно склонился над несчастным человеком, нависнув черной тучей. - Ты верно запамятовал, с кем имеешь дело. Я не фея-крестная, чтобы исполнять желания! - Воланд сказал именно это, но что-то еще обвилось вокруг его слов, как змея обвивается вокруг дерева, заставляя волосы на голове Мастера встать дыбом. - Я рад, что ты меня понял.
  
  Потирая ушибленную пятую точку от неудачного приземления на мощенную камнем дорожку, мужчина медленно поднялся на ноги. После чего, отдалившись от Властелина Ада на почтительное расстояние, хоть и прекрасно понимал, что это ровным счетом ничего не изменит, если ему захотят свернуть шею, тихо произнес:
  
  - Не могли бы вы, - немного переиначив свою просьбу, Мастер опасливо покосился на мессира, который сложив руки на груди, задумчиво взирал на окна второго этажа, - поговорить с Маргаритой, возможно как-то... - и снова резкий взмах руки Дьявола заставил человека замолчать.
  
  - Да что же вы, люди, за существа такие? Никак вам не угодишь. То одно вам подавай, то другое. Когда холодно, вы просите о тепле, даешь вам тепло, вы тут же молите о холоде, - презрительная улыбка тронула уголки губ Падшего Ангела.
  
  Для себя мессир уже давно решил, что заберет Марго в Сумеречный Храм, но что делать с этим олухом, он никак не мог придумать. Оставить его здесь, в вечном приюте, - слишком много чести. Взять с собой, на кой черт он ему сдался, чтобы под ногами мешался. Своих постоянно приходится поганой метлой прогонять, чтобы выкроить хоть минуту покоя. Дьявол мог с легкостью оборвать нить существования Мастера, осушить его жизненный сосуд до дна, но тогда проблем с Богом не оберешься, а они ему сейчас были нужны меньше всего.
  
  - Я готов на любые жертвы ради счастья и благополучия Маргариты, - прозвучал спокойный, даже несколько отрешенный голос Мастера, вмиг разрывая шлейф мыслей Воланда. - Хочу хотя бы раз отплатить ей тем, что она все это время делала для меня, ощутить на собственной шкуре то, что испытала Марго, спасая меня, вырывая из пасти безумия. Она не колеблясь отправилась для этого в Ад, поэтому, думаю, будет с моей стороны честно сделать то же самое. Я готов пройти все девять кругов Ада лишь бы ее изумрудные глаза снова сияли подобно самоцветам, а печаль навеки покинула сердце.
  
  - Первая разумная мысль за все время нашего разговора, - констатировал Воланд, понимая, что это выход из ситуации и довольно неплохой. Во всяком случае на данном этапе. - Но ты же понимаешь, что, скорее всего, больше никогда ее не увидишь? Маргарита не игрушка, которую ты можешь сдать в починку, а потом просто забрать обратно.
  
  - Понимаю, - обреченно кивнул Мастер. - Но пусть лучше она будет счастлива с другим, нежели погибнет со мной. Это то немногое, что я могу ей предложить за все ее жертвы во имя нашей любви и меня. Сомневаюсь, что есть наказание хуже, чем изо дня в день, пусть и неосознанно, но неумолимо, каплю за каплей, выпивать жизнь из самого родного и близкого человека. Марго не заслужила подобного.
  
  - Так тому и быть! Но прежде, чем ты окажешься в Лимбе у Харона, который и переправит тебя через Стикс, чтобы ты мог совершить свою увеселительную прогулку по моим владениям, ответь мне на один вопрос: как ты умудрился послать мне письмо?
  
  - Сам не представляю, - честно признался Мастер, пожимая плечами в растерянности и разводя руки в стороны. - Просто вспомнил, как Маргарита говорила, что вы достали мой сожженный роман из камина, сказав, что рукописи не горят. Вот и решил рискнуть. Терять мне, сами понимаете, было нечего. Как связаться с вами я понятия не имел, поэтому подумал: авось получится.
  
  - М-да, даже не хочу знать, что это такое твое 'авось', но то, что оно сработало - это факт, - усмехнулся Воланд и уже собрался было воплотить в жизнь желание Мастера отправиться в Ад, как его остановила просьба последнего:
  
  - Минуту, мессир, - Мастер указал на свое одеяние, - прошу вас, можно я...
  
  - Что? Парадный костюм оденешь? - с сарказмом поинтересовался Дьявол. - Поверь мне на слово, там, куда ты отправишься, твой внешний вид имеет последнее значение, - щелчок пальцами и едва уловимый для человеческого глаза жест рукой и мужчина исчез, бесшумно растворившись в воздухе.
  
  Облегченно выдохнув, Воланд шагнул прямо в небольшую комнату на втором этаже, где все это время беспокойно, комкая простынь сведенными судорогой пальцами, металась на постели Маргарита. Мессир провел рукой над огарком свечи, что стояла на прикроватной тумбе, и та тут же заплакала восковыми слезами, трепеща на сквозняке. По сути в освещении Дьявол не нуждался, он прекрасно видел в темноте, но сейчас ему как никогда хотелось привнести частичку света в беспроглядный мрак вечного покоя Марго. Присев на край простого деревянного ложа, мессир нежно, едва касаясь кончиками пальцев бледной кожи спящей, очертил овал ее лица, а затем поправил разметавшиеся по подушке темно-каштановые локоны. После чего сделал замысловатый пас левой рукой и Маргарита улыбнулась во сне, ее пальцы расслабились, перестав терзать злосчастную простынь, а мгновение спустя она открыла глаза:
  
  - Мессир, вы здесь, - пробормотала все еще пребывая в царстве Морфея Маргарита. - Снова этот сон. Он заставляет меня ненавидеть реальность, - и тут же опять забылась сном, на этот раз спокойным.
  
  - То, что ты любишь, отпусти. Если оно вернётся, то будет принадлежать тебе навсегда... - задумчиво протянул Дьявол. - Никогда не верил в эту сентиментальную жертвенную чушь, но мечты стали явью. Отныне все будет так, как должно было быть еще тысячу лет назад. Ты по праву займешь свое место, моя королева! - Воланд коснулся полураскрытых губ любимой женщины невесомым, словно дуновение летнего ветра, поцелуем, а в следующую секунду комната, как и сам дом из белого кирпича остался без своей хозяйки, и лишь затянувший скорбную песню сквозняк да мертвая тишина стали теперь его постоянными обитателями.
  
  
  Zwei.
  
  Сумеречный Храм встретил Воланда уже ставшей привычной обманчиво безжизненной тишиной. Казалось, что коридоры были совершенно пусты, а комнаты не использовались по своему прямому назначению, но это была лишь видимость, хорошо продуманная и умелая иллюзия. Никто из обитателей многотысячелетней готической громадины, венчавшей собою самую высокую гору Преисподней, просто не желал попасть Темному Князю под 'горячую руку' прекрасно зная, чем чревата встреча с Дьяволом, когда на того находила апатия. А именно эта вздорная девица и стала постоянной спутницей мессира, следуя за ним по пятам всюду, словно верная собачонка за своим хозяином, после последнего бала на Земле. Уже минуло несколько долгих лет как Воланд приказал проводить их ежегодное торжество в чертогах Ада, более не видя смысла в том, чтобы искать королеву по всему миру. Для него Бал Ста Королей не только утратил былое значение, став скучным и утомительным, но и был очередным напоминанием о его поражении Светлым Силам, о полном крахе, заставившем все его планы и мечты в один миг осыпаться, словно увядшую розу в букете. Мессир отлично отдавал себе отчет в том, что вместе с Маргаритой, выбравшей вместо него вечный покой с Мастером, отпустил и свой единственный шанс снова бросить вызов Творцу и наконец-то обрести долгожданную свободу и счастье с той, кто однажды, много-много веков назад украла его окаменевшее сердце. Казалось, Марго находилась так близко, стоило только руку протянуть и вырвать ее из проклятого Междумирья, но при этом его королева оставалась все также недосягаема для него, как самая яркая звезда для обычного человека.
  
  Лишь сейчас мессир осознал весь глубинный смысл своего дурного сна, приснившегося ему накануне того злополучного бала. Если бы он тогда мог разгадать его... если бы... Выходит все было предрешено с самого начала и его просто снова использовали - дав на короткий миг обрести то, в чем он так нуждался и чего жаждал больше всего на свете, и тут же отобрали без малейших зазрений совести, при этом вынудив самолично отдать свое сокровище в руки другому, простому смертному. И после всего этого именно его называют змеем-искусителем и лицемером, обвиняя во всех смертных грехах, которыми он наградил человечество. А он-то всего и сделал, что раскрыл людям глаза и дал знания, а уж как те распорядились его подарком...
  
  Неизвестно, куда бы привели Воланда его далеко невеселые размышления, кружившие над ним как стая надоедливых мух, если бы на его пути не повстречалась парочка нолов. Почему он вместо того, чтобы сразу переместиться в нужные ему апартаменты, шел по длинному полутемному коридору своего дворца с Марго на руках, Дьявол не мог ответить даже самому себе. Возможно, он никак не мог поверить в реальность происходящего, а, может быть, просто не желал так быстро расставаться с той, что сейчас мирно спала, доверчиво прижавшись к его груди и положив голову ему на плечо.
  
  - Мессир, - откуда-то снизу донесся до него тоненький голосок одного из нолов, склонившихся в почтительном поклоне так, что их носы едва не касались шершавого камня, которым был выложен пол Сумеречного Храма.
  
  Словно очнувшись, Дьявол, смерив фирменным презрительным взглядом обслуживающий персонал, холодно отчеканил:
  
  - Проверьте, чтобы в покоях королевы было все необходимое! И растопите камин!
  
  - Сию секунду, мессир, - пролепетал тот же нол, и они проворно кинулись исполнять распоряжение Темного Князя.
  
  Несмотря на то, что особой силой нолы не обладали, будучи в отличие от бесов всего лишь смертными жителями Ада, но вот умом и исполнительностью они превосходили своих менее расторопных и опрятных коллег во много раз. К тому же именно в компетенции нолов было созидание, в то время как бесы, обладая куда большей силой и знаниями, крушили все вокруг себя. Поэтому-то Воланд категорически и запретил последним появляться не только в своих покоях, но и вообще в том крыле дворца, где он обитал, устав от необходимости постоянно что-то ремонтировать и восстанавливать после выполнения ими любого его приказа.
  
  Когда его шаги, обычно бесшумные, сейчас же гулким эхом разносящиеся по пустующему коридору, освещали который лишь несколько не в меру чадящих факелов, затихли на пороге апартаментов, принадлежавших когда-то его королеве, его слуха достиг тот же тоненький дрожащий голос:
  
  - Мессир, все в полном порядке.
  
  - Хорошо, - придирчиво осмотрев довольно внушительных размеров покои, кивнул Дьявол. - Свободны!
  
  Бережно опустив Маргариту на широкое резное ложе под темно-синим бархатным балдахином, на котором серебряной нитью были вышиты месяц и звезды, Воланд на мгновение прикрыл глаза, пытаясь обуздать так некстати прорвавшие плотину его апатичности и одиночества эмоции. Его королева вернулась... Пусть спустя почти тысячу лет, пусть в совершенно другом обличье, но от этого она не перестала быть истинной Владычицей Ада, его сокровищем, ключом от Врат Рая. Теперь же необходимо было вернуть ей память и пробудить от многовекового сна душу, точнее тот осколок, что сумела сохранить и пронести сквозь столетия Касикандриэра и который как раз и достался Маргарите Николаевне, а на это требовалось время. На смену торжеству и радости, поселившимся на миг в его скованном мощными цепями сердце, пришло непонимание. Непонимание того, что же в конце концов произошло тысячу лет назад; того, что именно подвигло Каси покинуть не только чертоги Преисподней, но и его, тогда еще носившего имя Люцифер, без каких-либо объяснений. Как же Воланду хотелось узнать причины столь странного поступка своей королевы, но... Следом душу мессира затопила злость, даже, скорее, чистая первобытная ярость не только на Бога, но и на самого себя за собственную же беспомощность. Дьявол прекрасно понимал, что тут не обошлось без вмешательства сверху, ведь накануне исчезновения Касикандриэры он видел в Аду Иешуа, но тогда просто не придал этому значения. Как оказалось, сделал он это очень зря, но после боя кулаками, как говорится, не машут. Поднять эту тему в редкие минуты их общения с Сыном Божьим не представлялось возможным, а выяснить все обстоятельства случившегося без разговора непосредственно с участниками этой драмы вообще было нереально, даже для него. Посему оставалось только набраться терпения и ждать, когда к Марго вернутся воспоминания и она сможет пролить свет на эту давнюю темную историю.
  
  Титаническим усилием воли сумев-таки подавить мешающие трезво мыслить чувства, мессир, не желая разбудить свою королеву, укрыл ее пушистым меховым покрывалом, все-таки в комнате, даже несмотря на весело танцующее в камине пламя, было довольно холодно по сравнению с привычным ей вечным приютом, где она провела несколько последних лет, и резко поднялся с кровати, намереваясь отправиться в собственные покои к ожидающей его возвращения Гелле, но, сделав шаг, едва не рухнул на пол от неожиданно напомнившем о себе пронизывающей болью колене. Подобных ругательств, коими в эту самую минуту беззвучно разразился злой, как тысяча чертей Воланд, не имели в своем богатом арсенале самые отпетые бесы. С трудом подавив очередной приступ, прошивший острой иглой его правый сустав, Дьявол, еще раз взглянув на спокойно спящую Марго, как раз чему-то улыбнувшуюся во сне, наконец-то покинул ее покои.
  
  Решив не тратить время и силы на хождение по коридорам, Падший Ангел шагнул прямо к себе в комнату, на ходу меняя душащую его сейчас и буквально давящую на плечи кожу тяжелых одеяний на любимый кроваво-красный халат. Первым, что увидел Воланд ступив в свои апартаменты, была сидящая на полу в скрюченной, неестественной позе хрупкая фигурка его немногословной Музы. Взгляд девушки застыл, сфокусировавшись в одной точке, а в глубине ее глаз плескался ничем неприкрытый ужас. Проследив за медовым взором, Дьявол, покачав головой, негромко рассмеялся. И как он не подумал об этом: письмо Мастера, восстав аки феникс из пепла, в который он его превратил, лежало во всей своей первозданной красе, в целости и сохранности, между вампиршей и камином, красноречивее любых слов говоря о причине страха, сковавшего не в меру любопытную девушку.
  
  Услышав смех, бархатный, но со зловещими нотками, вампирша вскочила на ноги, будто бы ее подбросило пружиной, и сама не заметила, как воспарила в воздух, неосознанно пытаясь оказаться как можно дальше от стоящего рядом Владыки Ада и тем самым оттянуть момент неминуемой кары.
  
  - Гелла, - враз оборвав свое напускное веселье, со сталью в голосе произнес Воланд, - не вынуждай меня лишний раз применять силу, - сделав пару шагов, он тяжело опустился в любимое кресло и поманил девушку пальцем.
  
  От проницательного взгляда карих глаз не укрылась некая скованность Падшего Ангела и то облегчение, что он испытал, оказавшись наконец-то в сидячем положении. Мало кто мог 'читать' на словно высеченном из бездушного мрамора лице Люцифера, но Гелла, далеко не один век пристально следившая за каждым, даже самым незначительным жестом и движением Властелина Преисподней, понимала его как никто другой.
  
  - Мессир, - Гелла в секунду очутилась на коленях у ног своего Повелителя, - я правда не...
  
  Властный жест заставил девушку резко замолчать, а злосчастный лист бумаги влететь в руку Дьявола. Мгновение спустя от послания осталась лишь кучка мелких обрывков, которые, проплыв через половину комнаты, вылетели в распахнутое настежь окно, где тут же, подхваченные Зефиром, развеялись, не оставив после себя и малейшего напоминания. Покончив с письмом Мастера, Воланд снова сконцентрировал внимание на притихшей девушке. Он, едва касаясь ее бледного лица прошелся указательным пальцем по всей длине ее шрама, чем вызвал у вампирши новый приступ паники в глазах и дрожь по всему телу.
  
  - Ты же знаешь, что любопытство сгубило не одну кошку? - почти ласково поинтересовался Воланд, пронзая девушку насквозь своим пасмурным взором.
  
  Гелла молчала, словно воды в рот набрала. Да и что она могла ответить? Конечно она знала, при чем знала на собственном опыте. Как знала и этот обманчиво-ласковый тон, суливший попавшему в немилость к Князю Тьмы куда более ужасное наказание, чем если бы Дьявол просто пребывал в ярости.
  
  - Мессир, ваше колено, - она попыталась переключить внимание Повелителя и уже встала, чтобы взять нужное зелье, как тишину разрезал, словно раскаленный нож масло, ледяной голос:
  
  - Стоять!
  
  Девушка застыла, боясь сделать лишнее движение. Она совершенно не представляла, что ее ждет, но, когда Воланд протянул к ней руку могильный холод рекой разлился по ее телу, рисуя в воображении вампирши все мыслимые наказания, на которые был способен Владыка Преисподней. Прикосновение Люцифера обжигало льдом, лишая даже призрачного шанса на сопротивление. Она не могла шевельнуться под его пристальным взглядом, за считанные секунды проникшим в ее темную душу. И тут, о чудо!.. К своему огромному удивлению Гелла почувствовала, как в груди ожило ее мертвое сердце. Но не успела она в полной мере осознать, что же с ней сейчас произошло, как тут же вторая рука Дьявола поднялась на уровень ее груди и замерла. В следующий момент Гелла ощутила, как эта самая рука коснулась ее сердца, там, глубоко внутри, и сжала его. Она едва не задохнулась от ужаса, вновь сковавшего ее льдом, словно Коцит Девятый круг Ада.
  
  - Мессир, - ошарашенно уставившись на Дьявола, выдохнула она.
  
  - Помнится, ты как-то просила отпустить тебя, даровать покой, - с этими словами Воланд немного повернул руку и показал ее девушке, с бледных пальцев, унизанных старинными перстнями, стекала алая кровь, ее кровь. - Тогда я пощадил тебя, решив просто немного остудить твой пыл, усыпив на несколько месяцев, сейчас же...
  
  - Мессир, молю вас... - это все, на что была способна Гелла. Она рухнула на колени, а из ее глаз цвета расплавленного янтаря полились настоящие, кристально-прозрачные слезы. Вампирша даже подумать не могла, что еще способна плакать как самый обычный человек. - Не надо, - конечно, Гелла понимала, как жалко звучит ее просьба, как понимала и то, что если Дьявол решит от нее наконец-то избавиться, то никакие стенания ей не помогут.
  
  - Надеюсь, теперь ты все же усвоишь урок, - целую вечность спустя произнес Воланд, слегка меняя положение и удобней усаживаясь в кресле. Боль в колене вытягивала из него все силы, заставляя буквально сцеплять зубы, чтобы ни один стон не сорвался с его уст. - Каждый имеет право на ошибку, но не всякую ошибку можно простить. Я не Бог, третьего шанса у тебя не будет.
  
  Гелла никак не могла поверить в свое счастье, поэтому слова Повелителя она слышала будто сквозь вату, но несмотря на это смысл сказанного Темным Князем она уловила очень точно. Словно очнувшись от гипнотического транса, девушка, с благоговейным трепетом поцеловав руку Владыки Ада, прошептала: 'Благодарю, мессир'. Затем кинулась к высокому резному шкафчику из эбенового дерева, из которого была изготовлена вся мебель в покоях Люцифера. В считанные минуты достав оттуда небольшую яшмовую чашу и пузырек из темно-синего стекла, она вылила дымящееся, сильно отдающее серой зелье в каменный сосуд и вернулась к Воланду. Опустившись перед ним на колени, девушка стала аккуратными, отточенными за века движениями втирать целительное снадобье в слегка распухший сустав. Делала она это молча, лишь время от времени бросая на Дьявола задумчивые взгляды, но Воланду не требовалось даже мысли читать, чтобы увидеть, что вампиршу просто раздирает от любопытства.
  
  - Спрашивай, - усмехнулся Падший Ангел, решив все же сменить гнев на милость.
  
  Несмотря на слегка взбалмошный характер, Гелла была и остается единственным обитателем Ада, который был более-менее посвящен в то, что произошло между Люцифером и его супругой Касикандриэрой почти тысячу лет назад. Каким чудом этой рыжеволосой чертовке удалось избежать дождя забвения, что он обрушил тогда на свои владения, едва не осушив Лету, Дьявол до сих пор понять не мог. Не в силах была объяснить этого и сама девушка. Но факт оставался фактом - она помнила исчезновение Каси, в то время как самые приближенные верховные демоны напрочь утратили все воспоминания не только об этом инциденте, но и о том, что в Аду вообще когда-то была королева. Про низших, как и про обслуживающий персонал в лице нолов и бесов, и говорить не стоит. Они тогда чуть его самого не забыли.
  
  - Это письмо от Мастера означает... - девушка замолчала, потупив взгляд в ожидании ответа мессира, который одновременно и желала, и боялась услышать.
  
  - Означает, что Маргарита Николаевна спит сейчас в соседних покоях. И да, она останется здесь, - не терпящим возражения тоном произнес Владыка Преисподней, тем самым давая понять, что эта тема навсегда закрыта.
  
  Как ни пыталась Гелла скрыть свое разочарование от Дьявола, дрожащие руки выдали ее с головой, она едва не выронила яшмовую чашу после слов Повелителя. Ревность острым, словно бритва, когтем снова безжалостно полоснула ее по мертвому сердцу, заставляя его кровоточить незаживающей раной.
  
  - Гелла, не искушай меня изменить свое решение, - Воланд приподнял двумя пальцами подбородок девушки, заставляя ту смотреть ему прямо в глаза, которые сейчас приобретали опасный стальной оттенок.
  
  - Простите, мессир, но это выше моих сил. Я еще тогда, на Земле, заметила, что вы отнеслись к ней как-то по-особенному, выполнив два ее пожелания вместо одного, как всегда случалось до встречи с ней. Да и вообще вы на себя-то были не похожи. Вот только я никак не могу понять, что есть в ней такого, чего нет у меня?! - на одном дыхании выпалила вампирша, отчасти боясь, что остановись она хоть на мгновение, сил высказаться у нее уже не хватит.
  
  Воланд на мгновение опешил от подобной тирады, в который раз про себя гадая, почему, собственно, и сейчас он ограничился лишь демонстрацией наказания, а не им самим.
  
  - У моей немногословной Музы случился приступ болтливости? - поинтересовался Дьявол, не зная, что ему делать: плакать или все же смеяться. Безусловно, он прекрасно знал об одержимости им Геллы, более того это было достоянием всего Ада. Отчего никто, особенно это касалось женской части населения Преисподней, пребывая в здравом уме, не рисковал даже приблизиться к нему без особой на то надобности, опасаясь вызвать гнев безжалостной, хитрой и мстительной вампирши, охранявшей Люцифера подобно верному Церберу. Даже Азазелло, входивший в свиту мессира и будучи одним из сильнейших демонов Ада, не мог похвастаться подобной зловещей репутацией. - Иди за мной! - отпустив девушку и жестом велев ей оставить свое колено в покое, бросил Воланд, поднимаясь с кресла и направляясь вглубь комнаты.
  
  Вампирша не могла поверить в то, что ее голова по-прежнему оставалась на ее же плечах. Решив не проверять грани дозволенного и далее, она, отставив на мраморный пол яшмовую чашу со все еще дымящимся зельем, поспешила следом за Повелителем, который как раз пересек свои покои по диагонали и остановился перед вычурным гобеленом ручной работы, на котором была изображена какая-то древняя битва. Отодвинув его в сторону, Воланд легким движением руки заставил часть стены отъехать влево, тем самым открывая неглубокую нишу, в которой висел большой женский портрет. Словно по мановению волшебной палочки по обе стороны от картины зажглись факелы.
  
  - Посмотри внимательно и скажи, что ты здесь видишь.
  
  Снова глядя в лицо ненавистной сопернице, которая даже сейчас, спустя столько времени, незримой преградой стояла между нею и Падшим Ангелом, Гелла всей своей черной душой желала провалиться сквозь землю, лишь бы больше не видеть эти изумрудные глаза. Безошибочно уловив настроение своей Музы, Воланд предусмотрительно тут же отрезал ей все возможные пути к отступлению, положив руки на хрупкие девичьи плечи и поставив ее перед собой так, что она спиной касалась его груди. Какое-то время вампирша молчала, рассматривая картину, благодаря которой и обзавелась когда-то шрамом на своем лице, все еще не до конца понимая, чего от нее хочет Дьявол и при чем здесь его сбежавшая супруга, а также какая-то простая смертная, пусть в ее венах и текла королевская кровь.
  
  - Ну, неужели ничего? - поторопил он девушку и его губы тронула легкая усмешка. - Ты же одна знаешь, что я искал все это время только... - он замолчал, видя, что Гелла наконец-то сделала правильные выводы.
  
  - Они разнятся между собой как день и ночь, но общее сходство все же проследить можно, - вынесла свой вердикт Гелла, внезапно осознавая, чем собственно был вызван такой интерес ее Повелителя именно к этой Маргарите. - Вы хотите сказать, что?.. - вампирша все же умудрилась извернуться в железном захвате Люцифера и, повернувшись, теперь смотрела ему прямо в глаза, а он в это время не отводил свой пасмурный взор от портрета, где была изображена девушка с длинными, доходящими до поясницы пепельными волосами. Ее неестественная бледно-голубая кожа отливала серебром, свидетельствуя о неземном происхождении. Правильные и тонкие черты лица подчеркивали ее красоту, придавая девушке изящности и аристократизма, а нежная улыбка на коралловых губах как нельзя точно передавала ее добрый и веселый нрав. Завершали образ невероятно выразительные глаза цвета молодой листвы.
  
  - Я ничего не хочу сказать, я знаю, что часть души и силы Каси есть в Маргарите Николаевне. Я чувствую это, ощущаю нить, соединяющую нас. Кровь - не вода, она говорит сама за себя. Конечно, прошло очень много времени, но от этого сущность Касикандриэры не стала другой. Она все еще является единственным ключом от Врат Рая, - задумчиво произнес Воланд, так же пристально всматриваясь в портрет давно почившей на Земле супруги. Потом, словно очнувшись от наваждения, Дьявол перевел взор на стоящую рядом Геллу и тихо добавил: - Поэтому в последний раз взываю к твоему здравомыслию. Выкинешь еще один фокус, отправлю в Пустынные Земли до скончания веков, - слова были сказаны самым обычным, ничего не выражающим тоном, именно из-за этого угроза прозвучала в них особенно убедительно.
  
  - Покоряюсь вам, мессир, - опустив глаза, сакральным шепотом произнесла вампирша, понимая, что буря миновала ее и в этот раз, но разжигать огонь на выжженном пепелище терпения своего Темного Ангела она лишний раз не желала, во всяком случае без особой на то надобности.
  
  Близость Дьявола пьянила вампиршу не хуже дорогого вина, сводя с ума и лишая остатков самоконтроля. Поэтому, недолго думая, она обвила руками шею Дьявола и, встав на носочки, поцеловала Владыку Ада со всей страстью, на которую только была способна. Не сразу, но все-таки Воланд ответил Гелле, давая той возможность увлечь себя в любовный танец. Вернув стену и гобелен на место, он переместился с девушкой на огромную кровать из того же эбенового дерева с высокой резной спинкой, застеленной черным и алым шелком. Мгновение спустя тишину в комнате нарушил звук рвущейся ткани, тончайшее кружево цвета безлунной ночи, не выдержав подобного бесцеремонного обращения и еще минуту назад бывшее платьем вампирши, осыпалось лоскутками на холодный мрамор пола. Повинуясь легкому взмаху руки Темного Князя огонь в камине снова заплясал с новой силой, наполняя апартаменты Владыки Ада приятным ароматом хвои и отправляя в причудливый пляс по стенам диковинные, дрожащие в неровном медном свете тени. Еще один небрежный жест и халат Дьявола отправился следом за одеждой рыжеволосой девушки, которая ощущала себя в этот самый момент куском глины в руках умелого мастера. Снедаемая желанием, Гелла еще теснее прижалась к Повелителю, который властно блуждал руками по всему ее телу, исследуя и даря ни с чем несравнимое наслаждение. Их разгоряченные обнаженные тела слились в едином порыве на прохладном шелке, ее, хрупкое стало словно продолжением его сильного, мускулистого...
  
  
  
  Drei.
  
  Дождь лил словно из ведра, практически со всех сторон, даже, казалось, снизу вверх. И в эту монотонную симфонию бесцеремонно вклинивался хлюпающий звук шагов Маргариты, которая босая в одной легкой ночной сорочке брела уже черт знает сколько времени, куда глаза глядят, при этом совершенно не разбирая дороги. Хотя и разбирать, собственно, было особо нечего: везде, куда ни глянь, лишь надоевший пуще горькой редьки ливень, белый с черными прожилками мрамор под ногами, и где-то высоко над головой сквозь почти непроницаемую водянистую преграду с трудом проглядывалось темно-фиолетовое небо, по которому то и дело сталкиваясь между собой хаотично метались низкие грозовые тучи. Гром и молния беспощадно рвали небесную твердь, как будто устроив гонку и пытаясь выяснить, кто же из них проворней. В очередной раз зло смахнув холодную воду с лица, Марго вдруг обнаружила, что несмотря на разыгравшуюся не на шутку непогоду ее волосы и одежда остаются совершенно сухими. Слезы, которыми щедро одаривало здешнее небо, попадая на нее самым мистическим образом исчезали во времени и пространстве, не оставляя после себя даже следа, заливая лишь холодный камень и превращая его в одну сплошную лужу. Не успев до конца осознать посетившую ее мысль, она почувствовала, что с кем-то столкнулась. Инстинктивно сделав шаг назад и подняв голову, Маргарита замерла, не веря собственным глазам. Перед ней стояла молодая женщина, как две капли этого дьявольского дождя похожая на нее, с той лишь разницей, что волосы незнакомки были цвета серебра, а кожа в блеске молний переливалась точно опал с разноцветными вкраплениями.
  
  - Кто ты? - прошептала Маргарита, протягивая руку к неподвижно стоящей незнакомке, которая в отличие от нее промокла до нитки.
  
  - Нет, только не это! Я не смогу! Не буду! - как мантру, снова и снова, твердила девушка, будто бы разговаривая с видимым только ей собеседником и при этом совершенно не обращая внимания на то, что уже была не одна.
  
  Маргарита решила подойти к ней, но, внезапно, девушка резко повернулась и, схватив Марго за тонкие запястья, чуть не плача произнесла:
  
  - Только ты сможешь исправить мою ошибку! - ее глаза цвета молодой листвы лихорадочно горели, а сама она дрожала, как осиновый лист на ветру.
  
  Не успела Маргарита понять, о чем говорит незнакомка, как в руке последней из ниоткуда появился клинок, одна сторона которого была белоснежной, словно девственный снег, обратная же часть лезвия была чернее самой темной ночи, а его изящную рукоятку венчал крупный изумруд. Бросив на свою новую знакомую полный отчаяния и боли взгляд, девушка попятилась назад, туда, где молния, с ее любовью к драматическим моментам, тут же услужливо озарила высокого, статного, одетого во все черное мужчину с длинными платиновыми волосами, собранными в аккуратный низкий хвост. Силясь хоть что-то понять, Марго бросилась следом, но сделав несколько шагов замерла на месте, узнав Воланда. Дьявол, заметив приближающуюся блондинку, пошел ей навстречу, но, как и Марго, почти сразу же остановился.
  
  - Каси, что происходит? - поинтересовался он, пристально смотря на хрупкую девушку, которая молча, с какой-то фатальной неизбежностью, застывшей в ее изумрудном взоре, будто бы через силу шла к нему.
  
  Воланд поднял руку в попытке остановить супругу, но его сил оказалось недостаточно.
  
  - Я знаю, что когда-нибудь ты все узнаешь и поймешь, что мне не оставили иного выхода. Прости, - одними губами, глядя на возвышающегося над ней Люцифера, произнесла она.
  
  Следующее, что увидела Марго, это как двухцветное лезвие блеснуло в руке Каси и она занесла руку для удара в сердце, но в последний момент, извернувшись и как будто вырвавшись из чьего-то незримого захвата, ударила Воланда в правое колено. Из раны тут же хлынула кровь, смешиваясь с проклятым дождем и окрашивая все вокруг себя в ярко-алый цвет. В следующее мгновение Каси растаяла в воздухе подобно бесплотному виденью, а Воланд тяжело опустился на здоровое колено и со всей силы ударил кулаком по бездушному мрамору под ногами, подняв тем самым вокруг себя волну кровавых брызг. С губ Маргариты сорвался крик, она хотела подбежать к поверженному Дьяволу, но вдруг ее легкие сдавило, словно в них враз закончился воздух. Она стала задыхаться в попытке сделать хоть один полноценный вдох, внутри нее все горело адским пламенем. Пытаясь совладать с собой и восстановить сбившееся, причиняющее невыносимую боль дыхание, Марго поняла, что куда-то проваливается. Мгновение - и Маргарита ощутила, как толща воды смыкается у нее над головой, и она тонет в бездонном океане крови. Крови Воланда. Беззвучно закричав от ужаса: неотвязного, мучительного, липкого; ужаса, который струится ночами из темных углов, шевелит тяжелые портьеры, играет бликами лунного света и причудливыми тенями, падающими на пол, Марго едва не захлебнулась. Новая обжигающая легкие волна не заставила себя долго ждать и тут же тисками сдавила грудь, вынуждая Маргариту прекратить всякое сопротивление и отдаться в волю стихии. В какой-то момент нею овладела самая настоящая паника, но все-таки не желая сдаваться без боя, Маргарита из последних сил сконцентрировалась и, понимая, что это ее, возможно, единственный шанс на спасение, сделала отчаянный рывок вверх...
  
  Почувствовав под собой твердую поверхность, Маргарита резко вскочила на ноги и, абсолютно не отдавая себе отчета в том, где она находится, бросилась бежать. В голове, словно птица в клетке, билась лишь одна мысль - оказаться от этого жуткого места как можно дальше. Преграду в виде массивной двери из кемпаса, казалось, Марго и вовсе не заметила, дернув за старинную медную ручку так, что та чуть не осталась у нее в руках. Выскочив из своей комнаты в полутемный коридор, она тут же споткнулась о что-то большое, но при этом мягкое и пушистое. Не распласталась Маргарита на каменном полу только благодаря тому, что чьи-то руки в ту же секунду перехватили ее поперек талии и вернули в вертикальное положение.
  
  - Маргарита Николаевна?! Вы ли это?! Откуда?! - вещал удивленный, смутно знакомый голос, доносившийся до Марго словно из другого измерения.
  
  Еще не придя в себя после только что пережитого ночного кошмара, она дернулась, вырываясь из объятий, но тут же снова наступив на что-то мягкое, но при этом уже разразившееся отборными ругательствами, Маргарита отпрыгнула в сторону и снова оказалась пленницей в чьих-то сильных руках.
  
  - Пустите меня, пустите! - закричала она, во всю колотя кулаками по груди и лицу своего захватчика.
  
  - Маргарита Николаевна, успокойтесь, - пробасили над головой.
  
  Грохот от нараспашку открывшейся и ударившейся о каменную кладку двери, заставил всю компанию резко замолчать, а вспыхнувшие как по команде факелы, крепившиеся к древним дворцовым стенам держателями в виде черепов, вмиг осветили поле боевых действий, выхватив из темноты дверного проема внушительную фигуру Властелина Ада.
  
  - Потрудитесь объяснить, что здесь происходит! - обведя притихшую свиту пронзительным пасмурным взором, поинтересовался Воланд, от которого сейчас волнами расходилась плохо сдерживаемая ярость.
  
  Картина, открывшаяся его взору, была презабавной: прыгающий на одной лапе и матерящийся на чем свет стоит Бегемот, Коровьев в съехавших набок очках и всклокоченными пуще обычного волосами, пытающийся подступиться к Маргарите, которая, в свою очередь, отбивалась от взъерошенного и даже несколько напуганного подобной реакцией на собственную персону Азазелло.
  
  - Мессир! - нестройный хор голосов нарушил гробовую тишину, воцарившуюся после вопроса Дьявола.
  
  Азазелло, словно его пчела ужалила, отскочил от Маргариты, выпустив ту из стального захвата и при этом умудрившись наступить на хвост исчерпавшему на тот момент запас ругательств Бегемоту, который по своей наивности думал, что на сегодня лимит его несчастий исчерпан, но тут же понял насколько сильно он заблуждался на сей счет. Марго из-за того, что не ожидала так быстро оказаться свободной чуть снова не оказалась на полу, но на этот раз молниеносно подняв руку, тем самым предупреждая очередную встречу Маргариты с холодным камнем, Воланд, набросив на нее невидимый аркан, силой притянул уже несопротивляющуюся Марго к себе. Грозный и властный, внушающий одновременно ужас и благоговейный трепет, он нежно обнял свою королеву, прижав к мощному телу, успокаивая и защищая от всего мира. Маргарита отчаянно, словно утопающий за спасательный круг, тут же уцепилась за полы его халата, комкая побелевшими от напряжения пальцами красный бархат и всеми силами пытаясь понять, что же, собственно, случилось.
  
  - Мне еще долго ждать?
  
  Коровьев и Азазелло синхронно схватились за горло, пытаясь избавиться от незримых пут, а кот повис вверх тормашками, тихо скуля и сетуя на свою непростую жизнь.
  
  - Мессир, у нас проблемы!
  - В Лимбе полный кавардак!
  - Срочно необходимо ваше присутствие!
  
  Все это участники разыгравшейся в коридоре Сумеречного Храма драмы буквально проорали хором, отчего их слова, приумноженные эхом, слились в унисон и превратились в настоящую абракадабру.
  
  - Молчать! - ледяной, сочащийся ядом голос вмиг оборвал какофонию неразборчивых звуков. Ослабив незримое влияние на свиту, Дьявол выжидательно посмотрев на каждого по отдельности, добавил: - С самого начала и по одному!
  
  - Мессир, прошу нас покорнейше простить, что мы здесь устроили небольшой... - начал было гаер, но тут же был прерван:
  
  - Ораторским искусством будешь блистать на сценических подмостках! Или напомнить, что как раз из-за своего длинного языка ты протираешь штаны в Преисподней?
  
  - Нет, мессир, - Коровьев потупил взор и теперь поглядывал на Повелителя исподлобья. - Я хорошо это помню.
  
  Понимая, что разговор опять заходит в тупик и терпение, которое никогда не было сильной стороной Князя Тьмы на исходе, а ситуация, сложившаяся во владениях Падшего Ангела действительно требовала немедленного вмешательства своего господина, Азазелло, сделав знак гаеру молчать от греха подальше, произнес:
  
  - Мессир, у нас проблема с новоприбывшими душами. Во-первых, не все могут оплатить Харону навлон за переправу, а, во-вторых, Минос рвет и мечет...
  
  - Ламия! - сверкнув глазами, в глубине которых уже начали зарождаться яркие всполохи молний, прорычал Воланд, уже мысленно представляя, что он сделает с обнаглевшей вконец демонессой. - Что она умудрилась перепутать теперь?! - демон Безводной Пустыни хотел ответить, но Дьявол махнул рукой. - В любом случае неважно. Я сам во всем разберусь на месте. Если это все, то вы свободны! И, - он снова смерил свиту многообещающим взглядом, - чтобы я вас даже при огромном желании в ближайшее время найти не смог, - повторять дважды не пришлось, мужчин и кота в тот же момент как ветром сдуло.
  
  Гелла в наброшенной на обнаженное тело по типу древнеримской тоги шелковой простыне все это время молча стоящая в дверях за спиной Повелителя безмолвной тенью отступила в спасительную темноту покоев Дьявола, больше не в силах наблюдать, как медленно, но верно от нее снова ускользает такое долгожданное счастье. Руки вампирши предательски дрожали, она с трудом сдерживалась, чтобы не направить в сторону королевы волну боли, и чтобы занять их хоть чем-то начала теребить обсидиановые бусы, намотанные на запястье. Еще один дар Воланда, с которым она не расставалась ни на минуту. И только этот черный, как и ее душа, камень помогал сейчас девушке сохранить хотя бы видимость спокойствия и не устроить очередную сцену ревности, которая могла оказаться в ее долгой жизни последней. Безусловно, Дьявол знал каким самоцветом одарить свою немногословную, но импульсивную и иногда не в меру вспыльчивую Музу. Обсидиан помимо того, что помогал избавляться от ненужных мыслей и очищать сознание обладал удивительным свойством - с его помощью можно было видеть будущее. И как раз вот это самое будущее в данный момент совсем Геллу не радовало, потому-то и была вынуждена она наступить в очередной раз на собственную гордость и чувства и прикусить язык до поры-времени. Отказываться от любви вампирша никак не собиралась, даже несмотря на предупреждение Владыки Ада. И хотя она прекрасно осознавала, к чему могут привести ее действия, все же где-то в глубине своего мертвого сердца мечтала, что мощная энергетика обсидиана поможет ей воплотить в реальность ее самое заветное желание...
  
  - Маргарита Николаевна, вы дрожите, - тихий голос, в котором слышалось беспокойство, вывел практически висящую на нем молодую женщину из сомнамбулистического оцепенения.
  
  - Мне приснился дурной сон, я замерзла и совершенно не понимаю, что происходит, - отступив на шаг и резко подняв голову вверх, встречаясь глазами с Воландом, немного рассеянно пролепетала Марго.
  
  Только сейчас Дьявол обратил внимание на одежду своей королевы, точнее, на ее почти полное отсутствие. И пускай Маргарита уже не принадлежала к миру живых, но это не мешало ей трястись как в лихорадке. Хотя, как подозревал Воланд, не только холод, безраздельно властвующий в коридорах Сумеречного Храма, заставлял Маргариту дрожать в его объятиях, он отчетливо чувствовал леденящий душу страх, парализующий тело и не дающий королеве до конца избавиться от терзающего ее подобно стае голодных хищников ночного кошмара.
  
  - И что же вам такое ужасное привиделось во сне, что вы устроили в моем дворце переполох? - легонько подтолкнув Маргариту к своим покоям и закрывая дверь, поинтересовался Темный Князь.
  
  - Вы, мессир, - выдохнула Марго и совсем недостойно королевы плюхнулась в стоящее рядом кресло.
  
  Брови Дьявола изогнулись в изумлении, он молча смотрел на Маргариту ожидая продолжения, но она, похоже, опять витала где-то далеко за пределами их реальности.
  
  - Гелла, - повернувшись в пол-оборота он обратился к присевшей возле кровати вампирше, которая все это время безуспешно пыталась собрать жалкие остатки своего одеяния, - приведи себя наконец-то в порядок и прикажи седлать коней!
  
  От неожиданности и довольно резкого тона, каким Повелитель обратился к ней, вампирша, поднимаясь на ноги, выпустила края простыни, и та тут же кровавой лужей растеклась вокруг нее по полу. Маргарита, увидев красный шелк и извивающиеся, жуткие тени на нем, что оживляли медные язычки пламени, танцующие в камине, вскрикнула и, вскочив, кинулась к двери, на миг подумав, что ее кошмар обрел продолжение наяву и сейчас здесь все тоже будет залито кровью, в которой она совсем недавно едва не утонула. Молниеносно среагировав на движение справа от себя, Воланд небрежным взмахом руки тут же остановил Марго и вернул ее в кресло.
  
  - Что происходит? - мессир слегка склонился к ней. Развернув кресло к пылающему ярким жаром очагу и уперев руки в подлокотники, он впился вопросительным взглядом в изумрудные глаза Марго, но так и не дождавшись реакции на свои слова, произнес: - Простите, Маргарита Николаевна, но терпение отнюдь не является моей добродетелью.
  
  Дьявол резко, словно бур в землю, вломился в ее голову и стал достаточно бесцеремонно пробиваться сквозь ее память, вскрывая слой за слоем, вычленяя оттуда и отбрасывая за ненадобностью все лишнее до тех пор, пока не нашел то, что заставило уже его впасть в некое подобие оцепенения. Просмотрев воспоминание о приснившемся Марго кошмаре, Воланд вернул страницы памяти в прежнее состояние и, разогнувшись, отступил на несколько шагов, пытаясь осмыслить увиденное.
  
  - Ты еще здесь?! - раздраженно бросил он в сторону Геллы, которая так и стояла, застыв статуей у огромного ложа. - Почему мне сегодня приходится все повторять дважды?! - Князь Тьмы очертил в воздухе полукруг и тут же рядом с девушкой возник портал, ведущий прямиком в ее комнату. - Поторопись!
  
  - Кони, да, - вздрогнув всем телом пробормотала Гелла и со скоростью стрелы, выпущенной из арбалета, вылетела в открывшийся проход.
  
  - Эта девушка из сна, мессир, так похожа на меня, - задумчивый женский голос нарушил тишину в комнате Дьявола, заставив того разорвать шлейф мрачных мыслей. - Кто она?
  
  Воланд медленно сел на край все еще расстеленной кровати, как назло колено отозвалось на ночной кошмар Маргариты Николаевны монотонной, но с каждой минутой нарастающей ноющей болью. Его пасмурный взгляд еще какое-то время отрешенно блуждал по лицу собеседницы, в то время как он сам пытался самому же себе объяснить то, что объяснить никак не мог. И этот сон добавил лишь еще больше сумбура в эту ситуацию. Наконец-то, тряхнув слегка головой, словно пытаясь сбросить с себя проклятое наваждение и избавиться от гнетущих дум, Дьявол заговорил:
  
  - Девушка, явившаяся вам во сне, это моя супруга, Касикандриэра, которая очень давно покинула меня при весьма непростых и таинственных обстоятельствах, разгадать которые я пытаюсь по сей день. Но, как видите, не достиг на этом поприще ни малейшего успеха, а только еще больше запутался. И ваш ночной кошмар лишнее тому подтверждение, - признался Воланд, чем удивил даже самого себя. Еще никогда и ни с кем всемогущий Владыка Ада не говорил настолько откровенно, а тем более не признавался в собственном бессилии. - Несколько бесконечно долгих веков мне понадобилось лишь на то, чтобы отыскать ее след, затерявшийся во времени и пространстве. Я даже представить не мог, что она окажется на Земле и при этом еще и переродится в обычную смертную женщину. Естественно, единственное, что мне от нее на тот момент осталось - это ее могила, да и ту не пощадило время, стерев практически с лица земли своей беспощадной рукой, - Воланд на мгновение прикрыл глаза, даже сейчас эти воспоминания острыми иглами вонзались в его заледеневшее сердце, причиняя поистине адскую боль. - Опущу подробности, скажу лишь, что на месте ее упокоения я нашел медальон, как выяснилось немного позже с секретом. Расшифровав выгравированные на нем иероглифы и руны я узнал, что Каси, не изменившая себе даже в новой ипостаси и посвятившая отмеренную ей человеческую жизнь занятиям магией и оккультизму, умудрилась, скажем так, удержать саму свою сущность на Земле, запечатав ее до тех пор, пока в ее роду не появится достойная наследница, которой она смогла бы передать свою душу, силу и знания.
  
  - Но разве подобное возможно? - едва слышно поинтересовалась Марго. - Хотя, учитывая, что она была демоном, то...
  
  - Она не была демонессой. Каси дочь древних богов, которые обитают в третьем, астральном мире, - ответил Люцифер. - Правда, это почти все, что мне самому известно о ее происхождении, а возможности и пределы ее силы по сей день скрыты от меня за семью печатями, - и отвечая на невысказанный вопрос, пояснил свои предыдущие слова: - В один прекрасный день она просто появилась в Аду и заявила, что отныне будет жить здесь. Сколько я не пытался добиться от нее хоть каких-то объяснений этому ее желанию столь кардинально сменить место жительства, так и не смог получить ни одного ответа.
  
  - Как вы узнали, кого искать? - еще один вопрос, словно мотылек, перелетающий с цветка на цветок, сорвался с губ Марго.
  
  - В своей новой жизни Каси получила имя Маргарита и принадлежала она к королевскому роду, ветви которого за века, прошедшие с ее смерти, разрослись практически по всему вашему миру. Именно поэтому из года в год я стал проводить Бал Ста Королей исключительно на Земле, ища среди сотен и сотен Маргарит свою королеву, - подвел итог своему рассказу Воланд.
  
  Марго сидела ни жива ни мертва, если можно так выразиться, учитывая ее нынешнее состояние. Она внимательно слушала Дьявола, жадно ловя каждое его слово. Так вот почему она не могла найти себе места на Земле, вот почему ее жизнь, несмотря на то, что у нее было все, чего только можно в ней желать, была безрадостной и пустой, словно треснувший кувшин...
  
  - Но тогда получается, что я... - она замолчала, всматриваясь в глаза цвета грозового неба, в которых сейчас отражалось столько всего, что даже сам их обладатель не смог бы с уверенностью сказать, что же он чувствовал в этот момент.
  
  - Получается, - печальная улыбка тронула уголки губ Падшего Ангела.
  
  - А как же... как же... Мастер? Почему вы отпустили?.. - слова следом за мыслями путались и совершенно не желали складываться в нормальные, адекватные предложения. Маргарита была поражена до глубины души исповедью Дьявола и открывшейся ей истиной, из-за чего совершенно потерялась в противоречивых, мучительных думах, что обрушились на нее в тот миг с неумолимостью снежной лавины. Ей столько хотелось узнать, понять и спросить, что она просто не знала, что со всем этим делать. Голова гудела, как потревоженный пчелиный улей, пытаясь собрать злополучный пазл воедино.
  
  Тихий, но настойчивый стук в дверь, прозвучавший колокольным набатом и заставивший собеседников непроизвольно вздрогнуть, враз разрушил мистическую атмосферу откровенности и доверия, царившую все это время в покоях Люцифера, в одночасье плотно затворив окно воспоминаний.
  
  - Все готово, мессир, - на пороге стояла Гелла в облегающем тонкий стан кожаном костюме для верховой езды, с плеч, скрепленный в области шеи золотой фибулой в виде летучей мыши, спадал длинный, черный с кровавым подбоем плащ, на ногах были высокие кожаные сапоги.
  
  - Иду! - кивнул Воланд девушке, вставая и как обычно почти незаметным движением руки на ходу меняя любимый домашний халат на боевые доспехи, обхватывающие его мощную фигуру словно вторая кожа, но при этом надежно защищающие от любой опасности. Достав, казалось, просто из воздуха длинный шелковый плащ, он подал его вампирше, которая тут же закрепила его изящными застежками на плечах Владыки Ада. - Маргарита Николаевна, мы обязательно продолжим наш разговор, но сейчас вынужден вас покинуть. Дела, не терпящие отлагательств, требуют моего немедленного присутствия в другом месте. Вы пока можете отдохнуть, поесть, в конце концов, - он неопределенно развел руками, словно желая извиниться, не понимая, как мог забыть об этом.
  
  - Прошу меня простить, мессир, но я не хочу ни есть, ни тем более отдыхать. Одного кошмара мне пока вполне достаточно, - она посмотрела прямо в глаза Воланду. - Могу я отправиться с вами?
  
  Как только просьба Маргариты была озвучена, Дьявол отчетливо услышал, как стоящая позади него Гелла скрипнула зубами и буквально прикусила язык, чтобы не проронить ни слова.
  
  - Чертоги Ада не бальный зал, в котором вы имели счастье побывать, - слегка усмехнувшись сказал Князь Тьмы. - И то, что вы увидите, поверьте, не идет ни в какое сравнение...
  
  - Прошу, не оставляйте меня здесь одну, - прошептала Маргарита, по-прежнему не отводя изумрудного взора от серо-голубых очей Владыки Преисподней.
  
  'Да что она себе позволяет? - мысленно негодовала вампирша. - Кто она вообще такая, чтобы вести себя подобным образом?! - на что ее внутренний, ехидный голос, очень напоминающий голос Повелителя тут же ответил: - Она - королева!' Тяжело вздохнув и поняв, что проиграла схватку даже с собственным разумом, Гелла резко развернулась на сто восемьдесят градусов и быстро вышла из покоев Дьявола.
  
  Спустя мгновение Воланд согласно кивнул и щелкнул пальцами, заставив Марго вздрогнуть от неожиданности. Вместо льняной сорочки на ней в ту же секунду оказалось длинное, черное с темно-бардовым отливом платье. Покрой его не отличался вычурностью, был прост, но удобен. Мягкая, приятная наощупь ткань струясь, облегала точеную фигуру, при этом не стесняя движений. На ногах у Маргариты были высокие, до колена, кожаные сапоги.
  
  - Спасибо, - улыбнулась Марго, вкладывая свою руку в широкую ладонь Дьявола и давая ему возможность переместить их в нужное место.
  
  Их тут же встретило огромное замкнутое пространство внутреннего двора Сумеречного Храма, которое, впрочем, очень походило на парадную дворцовую залу, а орнаментальные каменные плиты под ногами и освещаемые многочисленными факелами арки, окружающие его по всему периметру, лишь усиливали это сходство. В центре двора стояла пара вороных коней, их угольно-черные гривы развивались на ветру, а глаза горели адским пламенем, придавая тем самым благородным животным поистине демонический вид. Увидев Повелителя, Гелла рванула поводья и тут же взмыла вверх, теряясь в черноте неба Преисподней.
  
  - Не передумали, Маргарита Николаевна? - поинтересовался Воланд, помогая Марго удобно устроиться в седле.
  
  - Нет, конечно, - не сомневаясь ответила Маргарита и в глубине ее глаз зажглись дьявольские огоньки.
  
  - Тогда в путь!
  
  
  
  Vier.
  
  Полет, воскресивший в душе Маргариты Николаевны уже позабытое ощущение абсолютной свободы, закончился намного быстрее, чем ей бы того хотелось. Только оказавшись среди огромного поля маков, окрас которых представлял собой практически всю цветовую палитру, известную человеку, Марго осознала, как ей всего этого не хватало. Безусловно, она всей душой любила Мастера, была счастлива делить с ним вечную жизнь в их небольшом, но уютном домике, увитом диким виноградом и багряными цветами жимолости, но лишь в этот самый момент Маргарита поняла, что была куда счастливее на Земле, живя со своим невенчаным супругом в крохотном подвальчике в Мансуровском переулке близ Арбата. Здесь же, в царстве покоя и умиротворения, она вдруг ощутила себя загнанной в ловушку, из которой не было выхода, точнее был, но всего лишь один... Марго даже подумалось, что время, словно желая наказать за грехи прошлого, повернуло вспять и возвратило ее домой к любящему, но нелюбимому мужу, где ее простое женское счастье изо дня в день утекало от нее, как вода сквозь пальцы, вынуждая искать смысл жизни за пределами опостылевшей золотой клетки. В тот день, когда сама судьба свела ее с Мастером, Маргарите Николаевне показалось, что Высшие Силы наконец-то услышали ее молитвы, ниспослав долгожданное спасение в лице такого же потерянного, как и она сама, мужчины. Тогда Маргарита будто бы очнулась от длительного сна, вмиг скинув с себя тяжелые оковы, пудовыми гирями державшие ее в рамках приличий, и не задумываясь, с последней отвагой отчаяния бросилась в омут с головой, желая взять от жизни все, что та могла ей предложить. Даже несмотря на то, от кого именно исходила эта самая помощь. Мир в одночасье перевернулся, заиграв для них обоих новыми красками и наполняя доселе неизведанными ощущениями и эмоциями. Но внезапная, обрушившаяся лавиной любовь, что однажды стала для двух невероятно одиноких душ спасительным маяком, увяла как тот пресловутый букет мимоз, оставив после себя лишь осколки несбывшихся иллюзий и выжженное пепелище чувств, на котором уже невозможно взрастить прекрасный цветок под названием любовь. Труд всей жизни Мастера был окончен, рай приелся, идиллия стала просто невыносимой, а однообразие дней, словно отпечатанных под копирку, и вовсе стало сводить с ума. Маргарита и сама не заметила, как все чаще стала вспоминать ту роковую ночь, что раз и навсегда изменила не только жизнь, но и саму ее сущность...
  
  - Маргарита Николаевна, не советовал бы этого делать, - снисходительно насмешливым тоном, словно он сейчас разговаривал с несмышленым ребенком, а не со взрослой женщиной сказал Воланд, перехватывая изящное запястье в сантиметре от нежно-лилового цветка, раскачивающегося от легкого ветра на тонком стебле, - если, конечно, в ваши ближайшие планы не входит проспать лет эдак сто.
  
  - Что вы имеете в виду? - не совсем понимая, о чем говорит ее спутник поинтересовалась Марго. Она и не заметила, полностью поглощенная своими невеселыми размышлениями, как ее рука сама потянулась к окружающему их цветастому разнообразию и теперь явно недоумевала, почему, собственно, не может прикоснуться к такой красоте.
  
  - Только то, что это угодья Гипноса, и каждый неосторожный натуралист рискует остаться здесь на весьма и весьма неопределенный срок, - усмехнулся Дьявол все также продолжая держать Марго за руку. - Пойдемте, - и с этими словами он увлек Маргариту за собой, туда, где маки постепенно теряли свой окрас, становясь из ярких и насыщенных бледно-холодными, почти прозрачными.
  
  - Мы уже в Аду? - осматриваясь по сторонам и не видя не то, что никаких ужасов, а практически вообще ничего из-за поглотившего все вокруг плотного, похожего на разлитое молоко тумана, снова задала вопрос Маргарита.
  
  - Разочарованы? - уголки губ Воланда приподнялись в едва уловимой улыбке.
  
  - Нет. Правда я представляла себе все несколько иначе, - честно призналась Марго.
  
  - А так? - резко остановившись и небрежно взмахнув перед ними левой рукой, Дьявол враз убрал густую белесую пелену, которая, как оказалось, скрывала довольно широкую реку, петлявшую между многочисленными скалами, хаотично торчащими из темной, почти черной воды, словно клыки какого-то древнего мифического чудовища. - Хотя это только Лимб. К тому же мы даже до него еще не добрались, так как Ад начинается на другой стороне Стикса. Гелла, - Воланд на мгновение отвлекся от Марго, давая возможность рассмотреть открывшийся ее взору безрадостный, несколько гнетущий пейзаж первого круга Ада, и подозвал вампиршу, которая, как раз устроив коней на безопасном расстоянии от маковых угодий Гипноса, шла к ним, - оплати Харону навлон за новоприбывших и найди Адоная пока он последние мозги не пропил. Встретимся у Миноса, - отдав распоряжения, Дьявол передал своей немногословной Музе увесистый кожаный кошель.
  
  Гелла оскалилась в недоброй усмешке, предвкушая скорое развлечение, кивнула Повелителю и, взяв монеты, тут же затерялась среди грешных душ, столпившихся в ожидании переправы в Преисподнюю на безжизненном, истоптанном бесчисленным количеством ног и отполированном ими же чуть ли не до зеркального блеска уступе скалы, представлявшем собой своеобразный причал для лодки Харона.
  
  - Этого не может быть, - внимательно всматриваясь в противоположный берег, усеянный бледными цветами асфеделов, одними губами произнесла Марго, заметив среди грешников, медленно прохаживающихся у самой кромки реки, до боли знакомую худощавую фигуру. - Мессир, прошу скажите, что мои глаза играют со мною злую шутку.
  
  Проследив за взглядом своей спутницы, в котором неверие медленно, но верно сменялось гневом, Люцифер закатил глаза и мысленно выругался. Не успел он вымолвить и слова, как Маргарита, зло сверкнув глазами и вырвав руку бросилась к хлипкой лодке Харона, которая как раз в этот самый момент причалила к их берегу. С проворностью кошки она протиснулась сквозь волнующуюся и бушующую, словно море в шторм, толпу новоприбывших душ, ожидающих переправы и последующего распределения, и уже готова была подняться на борт, как на ее пути возник очень высокий и невероятно тощий старик, одетый в грязные лохмотья, с впалыми щеками и неопрятной бородой.
  
  - Маргарита Николаевна, постойте! - слова Владыки Ада растворились в общем шуме, так и не достигнув адресата. Воланд хотел силой остановить Марго, но потом кивнул Харону, чтобы тот не пускал ее на лодку и уже спокойно пошел за ней следом, проклиная собственную беспечность.
  
  - Да что же это такое?! Еще одна на мою голову! Только немного утихомирили души, а тут опять все с начала, - прошамкал Харон почти беззубым ртом, кривя в хитрой ухмылке тонкие губы и исподлобья взирая на приближающегося к ним Дьявола. - Таким, как ты, сюда нельзя, тем более без особой оплаты. И плевать мне, что ты с самим Повелителем пришла! - припечатал напоследок Паромщик.
  
  - Но у меня с собой ничего нет, - растерявшись, проговорила Маргарита, немного поумерив свой пыл и не зная, как же ей прошмыгнуть на лодку незамеченной.
  
  - Вот, возьмите, - тут же в ее руке оказалась изящная золотая ветвь. - Она сорвана в роще Персефоны и только с ней вы можете пересечь воды Стикса.
  
  - Благодарю, - сквозь зубы вымолвила Маргарита, все еще кипя от негодования и протягивая Харону отданный ей Воландом навлон.
  
  - Вижу с проблемой разобрались без меня? - поинтересовался Люцифер у Паромщика. - Мне сообщили, что здесь были беспорядки.
  
  - Мессир, вот тот человек, - Паромщик сухопарой рукой указал в сторону стоящего на противоположном берегу Мастера, на что Воланд лишь усмехнулся и покачал головой, понимая, что просто так избавиться от своей персональной занозы не сможет даже в собственных владениях, - наделал немало шуму, пытаясь без оплаты перебраться через Стикс. Вы же знаете контингент здесь нервный по большей части, вот из словесной перепалки и вышла потасовка. Но, Хвала Вам, тут как раз появилась парочка демонов из 'Паноры'*, они-то и утихомирили смутьянов, а ваш гость сразу отыскал золотую ветвь в кармане халата.
  
  Маргарита, молча слушавшая рассказ Харона, только переводила рассерженный взгляд с Дьявола на Мастера, стоящего спиной к реке, и обратно. Как же ей сейчас хотелось разорвать их обоих на мелкие кусочки за все то, что они провернули без ее ведома.
  
  - Хорошо, - удовлетворенно кивнул Воланд и, покинув причал, медленно направился к противоположному берегу.
  
  Взойдя наконец-то на лодку, Маргарита, не скрывая удивления, которое на время потеснило в ее сознании клокотавший там гнев, какое-то время смотрела, как Дьявол спокойно шел по водной глади, словно не река это была вовсе, а самая обычная дорога, поэтому и не заметила, как оказалась втянутой в нешуточную перепалку между грешными душами, которые ссорились и спорили еще на суше. Ее пару раз довольно ощутимо толкнули, отчего Марго едва не упала. Попытавшись призвать пустивших в ход кулаки грешников к порядку Маргарита добилась прямо противоположного результата. Не каждому ведь дано спокойно воспринимать смерть, и не только оставшиеся в мире живых проходят пять стадий принятия неизбежного, души мало чем от них отличаются, а посему часто и случается, что скорбь переходит в самую настоящую ярость, когда эмоции, которых, казалось бы, душа должна быть лишена, берут верх над здравым смыслом. Стоящий к ним спиной и управляющий своим хлипким суденышком, ловко лавирующим между многочисленными каменными преградами, Харон особо не обращал внимания на то, что происходит, давно привыкнув к подобному. Поэтому неудивительно, что нарушители спокойствия восприняли бездействие Паромщика как разрешение и обрушили свой гнев и недовольство на Марго. Невысокий, довольно плотный, с всклокоченной рыжей копной на голове и внушительным синяком под правым глазом мужчина, вмиг подскочив к Маргарите начал кричать на нее, чтобы она не лезла не в свое дело, при этом настолько активно жестикулируя, что на очередном повороте задел Марго, которая неосмотрительно отступила к самому борту. Секунда - и женщина, не удержавшись в шатающейся лодке, отправилась на встречу с водной стихией. Не успев толком осознать, что же с ней приключилось, Маргарита оказалась в объятиях Дьявола, который в пару шагов преодолел разделяющее их расстояние и как раз вовремя подхватил Марго, не давая той упасть в Стикс. Не говоря ни слова Люцифер вернул Маргариту на лодку, после чего буквально пригвоздил к месту враз притихших драчунов, заставляя тех трястись под его испепеляющим взглядом. Никто не успел и глазом моргнуть, как рыжеволосый мужчина невесомой пушинкой взмыл в воздух и повинуясь воле Властелина Ада и его же едва уловимому жесту с такой силой ударился о ближайшую скалу, что его тучное тело вросло в горную породу, навеки став ее пленником. Лишь голова и ноги остались торчать из бездушного камня и по ним тут же заструился медный обжигающий огонь, заставляя грешника извиваться в страшных муках и вырывая из горла несчастного душераздирающие звуки нескончаемой предсмертной агонии.
  
  - Перемести этого фальшивомонетчика и взяточника к Гериону, - ледяным, словно Коцит, сковавший девятый круг Ада, голосом отдал приказ Дьявол появившемуся казалось из ниоткуда демону Торасу, руководителю исполнительной службы Преисподней. - А вам, думаю, будет лучше вернуться в Сумеречный Храм, - Воланд подошел к застывшей от увиденного подобно жене Лота Марго и протянул ей руку, намереваясь вернуть ее во дворец.
  
  - Не подходите, - с трудом выдавила Маргарита, не без усилий сдержав готовый сорваться с ее уст полный ужаса крик.
  
  Почти не отдавая отчета своим действиям, она попятилась назад, даже не замечая, что Харон уже давно причалил и все души покинули перевозившее их суденышко. Ступив на берег, Маргарита, словно зачарованная, наблюдала за тем, как Торас, призвав парочку бесов, которые без труда крушили все вокруг себя, приказал им извлечь кусок скалы, где навечно застряла посмевшая поднять на нее руку грешная душа, а затем расправив огромные кожистые крылья скрылся вместе с ними и обломком камня в беззубом провале ведущей в недра Преисподней пещеры. Конечно, с одной стороны Маргарита понимала, что рыжеволосый мужчина заслужил наказание, ей и самой, чего уж скрывать, хотелось хорошенько ему врезать, но с другой - подобной кары она не пожелала бы и злейшему врагу.
  
  - Не надо его жалеть, тетя, - вдруг откуда-то снизу донесся до Марго тоненький детский голосок. - Тот дядя был плохой.
  
  Маргарита все еще не пришедшая в себя моргнула, да так и застыла мраморной статуей. Снова... Рядом с ней стоял светловолосый ребенок лет пяти и во все свои небесно-голубые глазенки взирал на нее.
  
  - Что ты здесь делаешь? - наконец-то немного справившись с голосом, поинтересовалась Марго, беря малыша на руки.
  
  - Я живу здесь, - вздохнув, ответил мальчик.
  
  - Почему? Это же Ад, - Маргарита перевела шокированный взгляд на подошедшего к ним Воланда, в пасмурном взоре которого отчетливо читались пустота и конец всему сущему.
  
  - Маргарита Николаевна, я же предупреждал, что зрелище будет то еще, - забирая у Марго ребенка, сказал Дьявол. - Беги к друзьям, - он слегка подтолкнул малыша в ту сторону, откуда слышались другие детские голоса.
  
  - А тетя расскажет нам сказку? - потупив глазки, спросил мальчуган.
  
  - Расскажет, но не сейчас, - кивнул Владыка Ада обрадованному малышу, который уже бежал к своим товарищам.
  
  - Почему? - повторила свой вопрос Маргарита, наблюдая как светловатый паренек теряется среди разновозрастной детворы. - Это же ни в чем неповинные дети. Чем они могли прогневить Бога?
  
  - Они умерли некрещенными, всего лишь, - горькая улыбка маской застыла на губах Дьявола.
  
  - Но это же бесчеловечно, они не заслужили вечных мучений в Аду! - в голосе Маргариты отчетливо зазвучало возмущение.
  
  - По сути, они не совсем в Аду, - заметил Воланд, указывая Марго туда, куда убежал мальчуган. - Это, не спорю, далеко не Рай, но, - он развел руками, - здесь они в полной безопасности, за ними присматривают...
  
  - Сказки рассказывают, - слегка усмехнулась Марго, на душе которой отчаянно скреблись кошки. Несомненно, она многое ожидала здесь увидеть, но, как выяснилось, совершенно не была готова к простой, но очень суровой реальности. - А там очень красиво, - с интересом рассматривая утопающую в зелени и множестве прекрасных диковинных цветов долину, ярким пятном выделяющуюся на общем фоне серой безликой пустоши, где коротали свой век все остальные обитатели Лимба, добавила она. - Но это все равно неправильно. Они же страдают.
  
  - Согласен, но что-либо изменить, увы, не в моей власти. На моей памяти Бог лишь однажды разрешил вознестись душам из моих владений в Рай, но, как видите, детей это не коснулось. Поэтому я могу лишь с помощью жрецов животного мира и природы создать здесь уголок, чем-то схожий с их миром, чтобы хоть как-то облегчить их пребывание вдали от родителей и привычной им среды. Если захотите я познакомлю вас с Сотарисом и Нидилой, которые руководят этими двумя направлениями, и вы сможете внести кое-какие коррективы. Конечно, в пределах разумного, - Воланд заговорщицки подмигнул своей собеседнице.
  
  - Хочу, - в изумрудных очах снова зажегся ведьминский лукавый огонек. Казалось, что весь гнев и ужас, которые она еще совсем недавно испытывала по отношению к Дьяволу безвозвратно канули в Лету. Сейчас Люцифер предстал ей ангелом - падшим, но при этом не утратившим своего удивительного внутреннего света. Хотя стоило Маргарите повернуться, как илюзия рассыпалась, словно песочный замок, так же внезапно, как и возникла. В ее душе тут же опять поселилось негодование. - Мастер, - буквально простонала она, - он-то что здесь делает? Он же должен был остаться в вечном приюте.
  
  Мессир дал себе мысленный подзатыльник. Ну почему, находясь рядом с этой женщиной, он то и дело выпадал из реальности?.. Самое смешное, что, увлекшись беседой с Сократом, который также протирал штаны в Лимбе, коротая вечность в безбольной скорби, Мастер даже не заметил их присутствия и всей той возни с провинившимся грешником. Дьявол прислушался, горячий спор между мужчинами шел о взаимодействии между правом и государственной властью, которые бы обеспечивали гармоничное функционирование общества.
  
  - Это было его желание, - только и вымолвил Воланд, поднимая руки в примирительном жесте и отходя от Маргариты, которая сейчас была готова вцепиться в него, словно хищник в свою добычу.
  
  Пропустив слова Властелина Преисподней мимо ушей и лишь одарив последнего сердитым взором, Маргарита решительным шагом направилась к своему тайному супругу. Внезапно ее посетила мысль о том, что она так и не поняла, как вообще оказалась в Аду. Она отчетливо помнила, как вечером ложилась спать в свою кровать в вечном приюте, а проснулась почему-то уже в Сумеречном Храме. Тут же всплыл в памяти ее ночной кошмар, разговор с Дьяволом... 'Черт! Да что же здесь происходит?!' Маргарита остановилась и оглянулась, всем сердцем желая испепелить мессира взглядом, но тот будто в воду канул и ей ничего не оставалось как продолжить свой путь, в душе по-прежнему негодуя от всего произошедшего.
  
  - Вы что-то желаете, госпожа? - поинтересовался стоящий лицом к Маргарите седовласый мужчина, прекращая дискуссию со своим оппонентом. - Не удивляйтесь, здесь нет языкового барьера. Так что же вы хотели?
  
  Марго стояла не в силах вымолвить и слова, лишь сверля тяжелым взглядом затылок худощавого мужчины в темно-вишневом халате.
  
  - Маргарита?! - удивленно, как будто сомневаясь в собственном зрении, произнес Мастер, рассматривая стоящую перед ним женщину. И суток не прошло с того момента, как они расстались, а его Марго выглядела совершенно иначе, словно и не она это была вовсе. И дело тут было не в непривычном одеянии, изменения сквозили во всем: движениях, манере держаться, даже взгляде.
  
  - Я была не менее шокирована, увидев тебя здесь, - отчеканила Марго. - Потрудись объяснить, как ты здесь очутился.
  
  Сократ, будучи человеком мудрым, понимающе улыбнувшись поспешил ретироваться на безопасное расстояние, оставляя мужчину и женщину выяснять отношения.
  
  - Я... я попросил мессира забрать тебя... - промямлил Мастер, глядя куда-то сквозь свою невенчаную супругу.
  
  - Ты что сделал?! - вот теперь Маргарита напрочь отказывалась верить своим ушам. Она не представляла, что ей делать и на кого злиться больше: Воланда или Мастера. - Как подобное тебе вообще в голову пришло? - негодовала она, с трудом удерживаясь от того, чтобы оторвать голову возлюбленному. - Я душой и жизнью пожертвовала, пытаясь спасти тебя и твой роман, а ты... - впервые она позволила высказаться себе в подобном тоне. Маргарита понимала, что причиняет боль своими словами, но ей так хотелось, чтобы Мастер испытал хоть частичку тех мучений, которые безжалостно, словно стая голодных стервятников, в эту самую минуту рвали на части ее застывшее еще несколько лет назад сердце. Она никогда не верила, что фантомная боль может причинять столько страданий, быть истинной пыткой, но сейчас имела сомнительное счастье убедиться в этом на личном опыте.
  
  Сделав шаг навстречу, Мастер упал перед Марго на колени и, обхватив руками за бедра, прижал голову к ее животу.
  
  - Знаю, что это звучит чудовищно, но я так поступил только потому, что желаю тебе счастья, - дрожащим, срывающимся голосом сказал мужчина.
  
  - А меня спросить ты не подумал? - борясь с подступившими слезами, поинтересовалась Маргарита. - Я что уже совсем для тебя ничего не значу?
  
  - Наоборот! - запрокинув голову так, чтобы видеть глаза Марго, произнес Мастер. - Я понял, что не достоин тебя и твоей жертвы.
  
  - И именно поэтому решил избавиться от меня, как от ненужной вещи? - слова Мастера кинжалами вонзались в сердце и душу Маргариты, раня не хуже настоящего клинка.
  
  - Нет, конечно, нет, - слеза быстро скатилась по небритой щеке. - Буквально с первой минуты нашей с тобой встречи на том мосту я понял, что всю свою жизнь любил только тебя одну, но я действительно, как показало время, не тот, с кем ты можешь обрести настоящее счастье. Ты отважная, самоотверженная! А я всего лишь безымянный историк, безумец, написавший за свою жизнь только один роман, да и то... если бы не ты. Моя душа суха, как страницы рукописей, к которым я так привязан.
  
  - Не говори так! - перебила его Марго. - Ты - Мастер!
  
  - Я Мастер лишь в твоих глазах, не спорь! - пресек попытку Марго возразить мужчина. - Все это время я думал лишь о себе, воспринимая все, что ты мне давала, что делала для меня как должное. Я никогда этого не забуду и молю тебя только об одном - прости меня! - практически выкрикнув последние слова, Мастер резко поднялся на ноги и кинулся прочь, скрываясь среди голых скал и снующих без дела праведных душ, по прихоти судьбы оказавшихся в чертогах Ада.
  
  - Да что же за день сегодня? - прошептала Марго, обнимая себя за плечи и слегка вздрагивая от беззвучного плача.
  
  Совершенно потерявшись в лабиринтах так некстати обрушившихся на нее эмоций, Маргарита и не заметила, как рядом с ней опять оказался Воланд. Сняв длинный шелковый плащ, Дьявол укутал в него дрожащую Марго и прижал к груди.
  
  - На роль жилетки я не очень-то подхожу, но для вас готов сделать исключение, - очень тихо произнес Люцифер куда-то в макушку Маргариты Николаевны.
  
  - Не стоит ради меня идти на такие жертвы, - отстранившись от мессира и зло утерев предательские слезы, недовольно сказала Маргарита. - Я все еще сердита на вас. Теперь даже больше, чем до разговора с Мастером, - с упреком глядя на Воланда констатировала Марго.
  
  - И почему я не удивлен? - скорее разговаривая с самим собой, нежели со своей спутницей, задался риторическим вопросом Дьявол. Потом, обращаясь уже непосредственно к Маргарите, деланно спокойным тоном добавил: - Оставить вас здесь одну я не могу, поэтому пойдемте, мне необходимо еще кое-что уладить, - и в следующий миг исчез вместе с Маргаритой в непроглядном и жутком, таящем в себе первозданное зло мраке.
  
  Как же Марго сейчас жалела, что не осталась в Сумеречном Храме. Никакие ночные кошмары не шли ни в какое сравнение с кошмарами наяву, свидетельницей которых стала сегодня Маргарита Николаевна. И ведь винить, кроме себя самой было некого... Вид, представший ее взору уже мгновение спустя, ужасал, заставляя в который раз за этот бесконечный день волосы на ее голове вставать дыбом. Мало того, что там, где они оказались, безраздельно господствовала удушливая, обманчиво-прозрачная мгла, мешающая хоть что-то нормально рассмотреть, так еще и неистовая буря, никогда не утихающая, играла любезно предложенными ей жертвами - грешными душами: то беспощадно и равнодушно швыряя их о зубчатые седовато-серые скалы, обступившие бездонную пропасть с трех сторон, то скручивая их до хруста в костях и суставах буквально в бараний рог. Несмолкающие стенания тех, кого на путь греха толкнула любовь, сливались в унисон с ревом ветра, превращая эти звуки в поистине зловещую музыку, погребальной песней веками ласкающую слух царя Миноса, Стража второго круга Ада.
  
  - Если не хотите закончить свои дни в этой бездне, - Воланд указал прямо перед собой, - советую не отходить от меня ни на шаг. Достать вас оттуда не смогу даже я, так как давно утратил свои крылья, а ни один демон, не то что конь и подавно туда спуститься не в состоянии.
  
  Забыв враз все свои обиды, Маргарита вцепилась в кожаные одеяния Дьявола, боясь не то, что оступиться, она вообще боялась уже куда-либо смотреть.
  
  - Где мы?
  
  - Это второй круг Ада, здесь заключены, - Воланд сделал паузу, немного странно посмотрев на свою спутницу, - сладострасцы.
  
  - И что же мы здесь делаем? Вы специально меня сюда привели, чтобы показать мою участь, умри я как обычный человек? - в изумрудных глазах плескался неприкрытый и всепоглощающий страх от понимая того, какая бы загробная жизнь ее ожидала не повстречай она на своем жизненном пути Дьявола.
  
  Владыка Ада не успел ответить, так как к ним подошел довольно высокий, широкоплечий мужчина средних лет с длинной, уже почти седой бородой и такими же волосами. Одет он был в небрежно наброшенную на голое тело ярко-алую тогу, которая больше выставляла напоказ, нежели скрывала от посторонних глаз, но это, по всей вероятности, царя Миноса ни капли не волновало, как, собственно, и незатихающая буря. Сбивающий с ног ветер, казалось, вовсе его не касался, лишь изредка ероша густую шевелюру Стража круга.
  
  - Повелитель, - он почтительно склонился перед Дьяволом, - молю, заберите отсюда эту гарпию, пока я ее своими руками не придушил. Никакой управы на нее нету! Говорить про очередной устроенный ею хаос с распределением душ, с которым она должна была помогать, даже не буду.
  
  - Где она? - спросил Люцифер, поднимая руку вверх и делая круговое движение вокруг их с Марго голов. В ту же секунду буря над ними стихла, прекратив свой адский танец. Маргарита хотела было сделать шаг в сторону, но тут же была снова крепко прижата к мощному торсу Дьявола. - Не забывайте, мы все еще стоим на краю пропасти, - вздрогнув, Марго послушно осталась на месте, не желая своим падением определять глубину находящейся рядом бездны.
  
  - В моем кабинете, я не решился отпускать ее до вашего прихода, - пробасил Минос. - Мессир, Ламия не только нахально пренебрегает всеми нашими законами, но еще и сеет смуту среди демонов, даже Высших. Подручные Вассаго докладывают о возможном заговоре.
  
  - Любопытно, - усмехнулся Дьявол, выслушав Стража. - А что же Адонай?
  
  - Так он под каблуком у нее, слова поперек сказать не может. И ведь чертовка творит такое, что даже все мои грешники, вместе взятые, отдыхают, и все-то ей с рук сходит. Души в ней не чает ее благоверный, защищает, выгораживает, - последнее предложение Минос практически выплюнул.
  
  - Что же, пойдем, побеседуем с нашими голубками. Гелла уже должна была доставить сюда Адоная, - бросил Воланд, снова растворяясь вместе с Марго в беспросветной тьме.
  
  Первое, что они услышали и увидели, появившись в кабинете Миноса были женские крики и драка между Геллой, явно терпящей поражение из-за торчащего в спине в области сердца длинного клинка, и Ламией, которая разъяренной фурией носилась под высоким каменным сводом, с которого свешивались причудливой формы сталактиты, высеченного прямо в скале огромного помещения, и раз за разом наносила точные удары вампирше, которая на глазах теряла силы. Отпустив Маргариту и дав ей возможность отойти на пару шагов, Дьявол мановением руки зажег все факелы, крепившиеся к стенам, как и в его дворце держателями в форме черепов, после чего резко развел руки в стороны, вмиг прекращая стычку между вампиршей и демонессой и разбрасывая противниц в противоположные углы апартаментов. Затем подошел к истекающей кровью Гелле и, вытащив клинок Ламии из ее спины, одним точным движением запустил его в демонессу, в одночасье стирая с ее губ ехидную улыбку. Дамасская сталь легко, словно раскаленный нож в масло, вошла в скальную породу в миллиметре от лица Ламии, чем вызвала нешуточный испуг у супруги Адоная, ибо она прекрасно знала, что адское оружие без труда может нанести незаживающую рану. Именно поэтому она, собственно, и использовала его в сражении с Геллой, которую, ненавидя всей свей черной душой, уже не первое столетие пыталась сжить со света.
  
  - В следующий раз я направлю клинок левее, - холодно бросил Воланд застывшей на полу Ламии.
  
  - Следующего раза не будет, - не глядя в глаза Повелителю, вымолвила демонесса.
  
  - Врешь и не краснеешь, - бесстрастным тоном, которого так боялись все без исключения обитатели Преисподней, заметил Дьявол.
  
  Затем, обратившись к Миносу, мессир приказал срочно вызвать сюда Уфира, врача Ада, потому что видел, несмотря на заверения вампирши, что с ней все в порядке, что ее рана была достаточно серьезной, чтобы пускать все на самотек.
  
  - Но... - Ламия попыталась оправдаться, но была на полуслове прервана властным жестом Люцифера и его же словами:
  
  - Никогда не обещай того, чего не сможешь выполнить, тем более мне, - ответить Ламии было нечего, поэтому демонесса молча подпирала собой стену, боясь пошевелиться лишний раз. - Что же, с этим разобрались, - Ламия только хотела выдохнуть спокойно, про себя удивляясь и радуясь, что отделалась легким испугом, но тут же поняла, что радость была как никогда преждевременной. - Уверен, Ветряная тюрьма слегка остудит твой пыл. Посидишь, точнее постоишь подумаешь над извечным вопросом: 'Что делать?', - вынес вердикт Люцифер с любопытством первооткрывателя наблюдая за тем, как поменялась в лице демонесса после его слов, зная, чем чревато подобное заключение. И самое страшное для нее было в том, что в этой темнице не было охраны, которую она могла бы подкупить или же соблазнить на худой конец. Там вообще не было ничего, лишь магия ветра, надежно приковывающая и удерживающая на месте своего узника. - Не хотелось бы марать о тебя руки, но, - Дьявол расплылся в почти ласковой улыбке, хотя его глаза оставались холодными, ничего не выражающими провалами. Легкий взмах и щелчок пальцами и Ламия с душераздирающими мольбами о помиловании исчезла. - Я думал, ты умнее, - обратился Воланд уже к своей немногословной Музе, проводя нехитрые манипуляции с ее раной и останавливая кровь.
  
  - Спасибо, мессир, - вампирша попыталась благодарно улыбнуться, но вместо этого ее лицо исказила гримаса боли. - Она пыталась сбежать, я хотела ее задержать до вашего появления, - тихо, едва шевеля губами произнесла Гелла.
  
  - Потом поговорим, береги силы, - не терпящим возражения тоном отрезал Люцифер, делая пару шагов вправо. - Может, уже осчастливишь меня своим присутствием? - постучав по отполированной до блеска и заваленной кипой пергаментов столешнице массивного письменного стола из змеиного дерева спросил Воланд Адоная, который еще во время драки между супругой и Музой Дьявола от греха подальше сполз на пол и укрылся под этим предметом мебели.
  
  - Я оказался в меньшинстве, - пытаясь объяснить свое поведение промямлил Адонай, взирая на грозного Повелителя, словно побитая собака.
  
  - Ты входишь в состав Братства демонов, более того являешься одним из моих приближенных, но ведешь себя в последнее время абсолютно недопустимо, хуже бесов. Проблем от тебя в разы больше, чем от их разрушений. Пора с этим заканчивать. Это последний шанс все исправить, Адонай, - сталь отчетливо звучала в голосе Люцифера, отчего демон совсем сник. Он знал, что давно впал в немилость и сильнее портить с Владыкой Ада отношения, которые и так держались на честном слове, Адонай никак не хотел, поэтому только почтительно склонившись перед Повелителем молча ожидал его решения. - Пока исправишь весь тот хаос с душами, что устроила твоя дражайшая супруга, и, конечно, больше никакой выпивки, - Дьявол смерил тяжелым взглядом своих серо-голубых глаз, которые сейчас более всего походили на кусочки льда, пристыженного Высшего демона. - Потом я подумаю, что с тобой делать дальше. Можешь идти! Минос введет тебя в курс дела.
  
  Не разгибаясь и не рискуя поднять глаза, Адонай направился к окованной железом двери, где столкнулся с Уфиром, спешившим явиться на зов Повелителя. Заметив целителя, Воланд молча указал на почти белую Геллу, а потом на лежащий на полу возле нее клинок.
  
  - Ясно, - быстро осмотрев ранение, сказал Уфир. - Хорошо, что вам удалось остановить кровотечение, иначе даже я оказался бы бессилен. Я заберу ее к себе, - и с этими словами Уфир, подхватив уже находящуюся в полуобморочном состоянии Геллу, исчез из личного кабинета царя Миноса.
  
  Часть факелов, освещающих исполинских размеров пещеру, потухла и внезапно захватившая комнату тьма заставила Маргариту, все это время хранившую молчание очнуться, словно ото сна. Она немного потерянным взглядом обвела помещение, не задерживаясь на конкретных предметах, а потом остановила свой взор на Дьяволе, который прикрыв глаза тяжело опустился на резной стул из того же змеиного дерева и откинулся на высокую спинку, давая себе возможность расслабиться. Услышав легкие шаги, Воланд открыл глаза и поинтересовался:
  
  - Ну что, как вам Ад? Небось уже раз сто пожалели, что не остались во дворце, - едва заметная улыбка смягчила суровые черты Падшего Ангела.
  
  - Не буду скрывать, я не ожидала приятной прогулки, но все же я до сих пор не могу поверить, что все это не очередной мой кошмар, - печально улыбнувшись в ответ, ответила Маргарита. - Да и встреча с Мастером меня несколько выбила из колеи. Разрываюсь между желаниями сказать ему спасибо и убить за то, что он меня отправил к вам.
  
  - Ко мне, думаю, претензий не меньше? - хоть слова прозвучали вопросом, но в тоне явно слышалось утверждение.
  
  - Прошу вас, мессир, мы можем вернуться, - не зная, что сказать, попросила Марго, действительно всем сердцем желая покинуть это место как можно скорее.
  
  - Да, все дела на данном этапе улажены, - вставая и протягивая своей спутнице руку ответил Дьявол.
  
  Обняв Маргариту и крепко прижав к своей груди, Воланд шагнул прямо в вязкий мрак, но уже мгновение спустя они оказались на скалистом, сплошь заросшем асфеделями берегу Стикса. Не успела Марго ощутить под ногами твердую поверхность, как земля под ними буквально задрожала и тут же к ним подлетел огромный трехглавый пес со змеей вместо хвоста. Он радостно запрыгал и кинулся лизать ничего не понимающую и насмерть перепуганную Маргариту. Первым желанием Марго было сбежать подальше от этого чудовища, поэтому ощутив, что хватка Воланда ослабла, она бросилась влево, но не сделав и пары шагов очутилась прижатой спиной к земле, а над ней, высунув длинный язык, с которого капала слюна, стоял Цербер.
  
  - Ты что творишь?! - строго взглянув на трехголового пса спросил Воланд. - Почему покинул свой пост, а? - собака в ответ жалобно заскулила. Дьявол усмехнулся и, подозвав Цербера, погладил того по всем трем головам, отчего было притихшее животное снова довольно завиляло хвостом.
  
  - Кто это?! - ошарашенно поинтересовалась Марго даже не пытаясь подняться.
  
  - Это питомец Каси. Цербер почуял ее в вас, поэтому и обрадовался. Он очень по ней скучает, - объяснил поведение Цербера Дьявол. - А ты возвращайся на место, быстро! - скомандовал Воланд псу, который хоть и нехотя, но все же послушно попрыгал обратно. Мессир проследил, чтобы Цербер не вернулся, как он иногда любил это делать, а затем снова поворачиваясь к Марго, добавил: - Что же впечатлений для первого визита в Ад, уверен, вам теперь уже точно достаточно, - выпуская из объятий и ставя все еще слегка покачивающуюся после встречи с Цербером Маргариту, которая даже не заметила, как они пересекли Стикс и опять оказались во владениях Гипноса, на землю, заметил Воланд.
  
  - Да, с головой, - выдохнула Марго, снова пытаясь хоть как-то осознать все то, что с ней произошло за прошедший день.
  
  Многочисленные мысли толпились в голове, толкаясь и наслаиваясь одна на другую, отчего путались окончательно, совершенно не оставляя Маргарите возможности разобраться в себе, в своих противоречивых чувствах и эмоциях. Сегодня она очень много увидела и узнала и ей требовалось время, чтобы все это понять, принять и в конце концов решить, что ей делать дальше и как со всем этим жить. Как они вернулись в Сумеречный Храм, и как она оказалась в своей комнате, Марго не помнила, но обнаружив себя сидящей на кровати, прямо в одежде и обуви легла поверх мехового покрывала и тут же уснула сном младенца, справедливо рассудив, что утро вечера мудренее.
  
  Примечания:
  * Панора - одно из подразделений Братства демонов, во главе которого стоит Люцифер. Оно следит за соблюдением порядка и проводит различные проверки.
  
  
  
  Fünf.
  
  Зачем нужно было создавать Ад, если до этого уже существовала бессонница?..
  Ответ на этот, казалось, нехитрый вопрос уже который час подряд пытался найти мессир, отсутствующим взглядом изучая в свете одинокой, оплывшей восковыми слезами свечи расшитый золотом полог своего ложа. Как ни пытался Темный Князь отключиться от докучливых мыслей, затягивающих его все глубже и глубже в бездонное и вязкое болото мрачных размышлений, никак не мог выбраться из топкой, коварной трясины, в которую угодил, дав слабину, и тем самым позволив суетным и гнетущим думам полностью завладеть своим сознанием. Перебирая в памяти последние произошедшие события, Воланд все никак не мог понять, как же упустил тот момент, когда его жизнь в очередной раз перевернулась вверх дном. Стоило ему смириться с потерями и навести в своем, полном вседозволенности существовании хотя бы относительный порядок, как ему на голову совершенно неожиданно, словно снег среди лета, свалилась Маргарита Николаевна со всеми вытекающими из этого последствиями. Несомненно, Дьявол был несказанно рад возвращению своей королевы в чертоги Ада, вот только он никак не был готов к тому, что Марго, даже несмотря на увядшую в душе любовь к тайному супругу, все равно будет разрываться между ним и Мастером, не имея покоя сама и лишая его окружающих. Конечно, мессир понимал, что было бы глупо надеяться на то, что Маргарита вот так сразу осознает и примет свою иную сущность, и все тут же встанет на свои места. Воланд прекрасно отдавал себе отчет в том, что в его королеве сохранилось очень многое от ее нынешней ипостаси, и как бы ему не хотелось видеть в ней только Касикандриэру, не считаться с носительницей ее души он никак не мог. Хотя, если быть абсолютно откровенным, а наедине с самим собой Дьяволу не было никакого смысла притворяться или летать в облаках, то он мог с уверенностью сказать, что отличия между его супругой и Маргаритой Николаевной на самом деле были не такими и большими. Точнее, женщины, даже если не брать в расчет внешность, были почти полной копией друг друга: обоим были присущи жалость и милосердие, хорошая интуиция и гордость, как, впрочем, и пресловутое легкомыслие, обычно влекущее за собой проблемы. Мало ему было божественного вмешательства, так еще и Каси, выбирая пристанище для своей души, явно решила поиграть с ним в очередной раз, заставляя снова добиваться ее расположения, одновременно маня и не подпуская к себе. Дьявол, как и тысячу лет назад, был вынужден обуздывать ее добродушный, но в то же время своенравный, независимый, временами импульсивный характер и заново подбирать ключи к ее сердцу, где, кроме него, теперь был и другой мужчина, соперник, Мастер...
  
  Едва уловимый скрип открывающейся двери, соединяющей покои мессира с комнатой его королевы, о которой знали только они двое, совершенно бесцеремонно вклинился в меланхоличные мысли Дьявола, неспешно кружащие в его сознании в причудливом танце. Приподнявшись на локтях, мессир с неподдельным удивлением уставился на желанную, но при этом совершенно нежданную гостью. Неспешной, плавной походкой Марго, по пути избавляясь от одежды, в которой спала, приблизилась к кровати, где на кроваво-красном шелке полулежал Воланд, облаченный лишь в пижамные штаны.
  
  - Маргарита Николаевна, что вы?.. - с трудом обретя дар речи произнес мессир, но тут же был остановлен робким, словно спрашивающим разрешения поцелуем.
  
  - Я так скучала, - выдохнула в губы Владыки Ада женщина, склонившись над ним. - Мой Люцифер!
  
  Глаза ее лучились нежностью и любовью, став при этом еще более насыщенного зеленого цвета, бледная кожа в трепещущем, неверном пламени одинокой свечи, стоящей в вычурном золотом подсвечнике, переливалась и мерцала, словно дивной красоты самоцвет, даже каштановые локоны, казалось, стали светлее, приобретя холодно-пепельный оттенок. Неужели ему так хотелось увидеть супругу, что он уже стал грезить наяву?..
  
  - Каси?! - все еще не в силах поверить в реальность происходящего, вымолвил мессир, протягивая руку и касаясь такого любимого лица.
  
  Вместо ответа женщина лишь загадочно улыбнулась и, заставив Дьявола откинуться на подушку, легла рядом, прижавшись обнаженным телом к мощному торсу. Мгновение спустя она оказалась в плену жарких объятий и жадных поцелуев, на которые отвечала со всей страстью, на которую была способна. Руки мессира бесстыдно блуждали по разгоряченному телу супруги, изучая и запоминая каждый его сантиметр. Касикандриэра же в свою очередь охотно отвечала Люциферу, наслаждаясь властными, но в то же время нежными ласками. Как же она скучала по ним находясь запертой в чужом теле... Поэтому не воспользоваться представившимся ей так неожиданно шансом, она просто не могла. Маргарита после всего пережитого за последние сутки была очень слаба, что и помогло Касикандриэре взять верх над наследницей. Лежа на боку в крепких объятиях Дьявола, Каси задумчиво вычерчивала причудливые узоры на его груди, затем скользнула ниже, явно не желая останавливаться.
  
  - Думаю, не следует этого делать, - перехватив изящное запястье в миллиметре от пояса пижамных брюк, за которым терялась дорожка светлых волос, и, поцеловав его, заметил Воланд. И тут же, не давая ни малейшей возможности плоти возобладать над разумом, который просто кричал о возможных последствиях продолжения их небольшой шалости, очнись Марго, и все еще удерживая руку Каси в своей, резко сменив тему, поинтересовался: - Что тогда случилось? Почему ты сбежала?
  
  Вздрогнув от неожиданного вопроса, Касикандриэра посмотрела на лежащего рядом супруга и с нескрываемой болью в голосе спросила:
  
  - Ты действительно хочешь говорить об этом прямо сейчас? - в глубине изумрудного взора затаились печаль и... страх.
  
  Давние воспоминания до сих пор причиняли Каси нестерпимые мучения, поэтому женщина с какой-то по-детски наивной надеждой в глазах взирала на Дьявола, до последнего думая, что он все же не захочет выяснять обстоятельства той трагедии именно в этот момент. Касикандриэра не только не могла при всем своем желании рассказать Дьяволу правду о тех событиях, но и жутко боялась, что однажды Люцифер узнает все сам. С одной стороны она надеялась на это, даже очень этого хотела, поэтому, собственно, и затеяла всю эту историю с переселением своей души, подсказкой на медальоне и сном Маргариты, но с другой - Каси опасалась именно реакции супруга на произошедшее в тот роковой день. И страшилась она не за себя, хотя и прекрасно понимала, что, по сути, своим поступком предала Владыку Ада, она волновалась исключительно за Воланда, ведь зная его тяжелый характер, предугадать его ответные действия было несложно. Узнай Темный Князь, почему она так поступила и кто стоял за всем этим, войны между Адом и Раем точно будет не избежать.
  
  - Почему нет? Я не одну сотню лет пытался пролить хоть толику света на случившееся. Мне кажется, я имею полное право знать, что подвигло тебя на подобный поступок, - мессир, не отводя ни на секунду пристального пасмурного взгляда от супруги, немного сменил позу, подминая Каси под себя, чтобы не позволить той улизнуть, как от него самого, так и от ответа на сводящий его с ума, терзающий, словно стая голодных хищников, почти тысячу лет вопрос.
  
  - Ты ждал так долго, неужто каких-то несколько часов могут что-то изменить? - хватаясь за соломинку, тихо поинтересовалась Каси, усердно пряча глаза от смотрящего в самую душу взора Люцифера.
  
  - Не могут, согласен, - мессир слегка прищурил глаза, пытаясь ненавязчиво проникнуть в сознание Каси. Впрочем, к его немалому огорчению, как обычно безуспешно. - И все-таки почему бы тебе не ответить на мой вопрос и потом мы продолжим...
  
  Что что-то изменилось, Воланд понял сразу. Ему хватило внезапно напрягшегося под ним тела и одного-единственного взгляда в глаза цвета молодой листвы, чтобы убедиться в правдивости своей догадки. Испуг, непонимание происходящего, шок от осознания того, где она находится и с кем, по очереди сменяли друг друга в растерянном взгляде, которым взирала на него Маргарита Николаевна, а в том, что она так некстати вернулась, Дьявол уже не сомневался. Не знал он только одного: подстроила ли Каси это нарочно или же данная метаморфоза произошла без ее непосредственного участия.
  
  - Мессир, что вы себе позволяете?! - полный возмущения возглас сорвался с губ Марго, отчаянно пытающейся выбраться из-под практически лежащего на ней Воланда.
  
  - Маргарита Николаевна, прошу, успокойтесь. Это совершенно не то, о чем вы подумали, - Падший Ангел дал сам себе мысленный подзатыльник, понимая, как глупо и жалко прозвучали его слова в этой ситуации, но что еще сказать он просто не знал. Разум и хваленная выдержка напрочь отказывались служить своему господину, заставляя его мямлить всякую банальную чепуху, как какого-то обычного смертного. Едва ли не впервые Темный Князь не знал, что сказать и сделать, чтобы не усугубить и так непростую ситуацию.
  
  - Не то?! - звонкая пощечина на миг замешкавшемуся Дьяволу разорвала тишину, господствующую в покоях Властелина Ада. - Извольте слезть с меня, в конце концов!
  
  Люцифера с кровати как ветром сдуло. Он быстро перекатился и встал у противоположной стороны ложа от греха подальше. Ссориться с Марго ему не было никакого резона. Наоборот, Дьявол желал добиться расположения своей гостьи, чтобы иметь возможность высвободить душу, а с ней и силу Каси, но для этого ему нужно было добровольное согласие и сотрудничество Маргариты Николаевны. Она должна принять 'дар' прародительницы, в противном случае... что может произойти тогда мессир даже думать не хотел.
  
  - Послушайте, - попытался воззвать Воланд к здравому рассудку Марго, примирительно поднимая руки, - ситуация несколько вышла...
  
  - Это вы меня послушайте! - Маргарита рвала и метала. Единственное, что ее останавливало, чтобы не накинуться на мессира - это ее нагота, и то вызывающая скорее злость, нежели стеснение. После шабаша и Бала Ста Королей, где она была полноправной хозяйкой, подобные вещи ее вряд ли уже могли смутить, а вот разозлить сколько угодно. - Я понимаю, что похожа на вашу супругу, понимаю, что во мне ее часть, которую вы пытаетесь пробудить, понимаю, что пришла сюда практически по доброй воле, но... вот чего я не понимаю, - женщина сделала паузу, переводя сбившееся дыхание, - как вы могли воспользоваться ситуацией? Неужели в вас не осталось ни капли совести?! Хотя, у кого я это спрашиваю?..
  
  Безошибочно расшифровав взгляд Марго, который хаотично метался по огромной, погруженной в полумрак комнате в поисках одежды, мессир, обойдя кровать, набросил на плечи женщины свой халат.
  
  Кутаясь в багровый бархат, Маргарита Николаевна, пересилив себя и слегка обуздав гнев, все-таки выдавила:
  
  - Спасибо.
  
  - Не за что. Только не споткнитесь, когда пожелаете наброситься на меня с кулаками, - не удержался Воланд от сарказма.
  
  - Не беспокойтесь, - в тон ему огрызнулась Марго, снова вспыхивая, словно спичка. - Вы не ответили на мой вопрос!
  
  - Я не привык оправдываться за свои действия и не собираюсь начинать это делать сейчас, - отчеканил мессир, снова приближаясь к Маргарите. - Тем более, что все произошло исключительно по вашей инициативе. Я же, как мог, пытался остановить вас.
  
  - Я заметила, как вы пытались, - непроизвольно облизнув слегка припухшие от жадных поцелуев Дьявола губы, красноречивее любых слов говорящие о произошедшем между ними, парировала Марго. - Интересно, как бы далеко вы зашли не приди я в себя?
  
  Закатив глаза, Воланд небрежным взмахом руки зажег несколько настенных факелов, после чего устало опустился в любимое кресло. Эти препирательства уже порядком ему надоели, как и острая, пронизывающая, словно стрела свою жертву, боль в колене, которая не заставила себя ждать. Конечно, мессир отлично понимал, что Маргарита права, и он не должен был поддаваться искушению, но это никоим образом не добавляло ему хорошего настроения. Разгадка была так близко...
  
  - Согласен, ситуация немного вышла из-под контроля, но, - властный жест не дал женщине вставить даже слово, - я намеревался всего лишь поговорить с Каси, когда вы так бесцеремонно нас прервали. Вы сделали поспешные, а оттого совершенно неверные выводы.
  
  От замечания Темного Князя Марго даже забыла, что хотела сказать. Она какое-то время молча смотрела на Владыку Ада, открывая и закрывая рот в попытке высказать ему все, что о нем думала, но никак не могла подобрать необходимые слова. Поэтому, воспользовавшись паузой в разговоре, Дьявол, сделав вид, что не заметил негодование и шок в глазах своей собеседницы, поинтересовался:
  
  - Неужели вы совершенно ничего не помните?
  
  Маргарита Николаевна, все еще внимательно смотря на Воланда, честно пыталась совладать с собой и воскресить в памяти последний час своей жизни, но дверь в ее воспоминания оставалась по-прежнему запертой на все мыслимые замки и засовы.
  
  - Нет, - наконец-то выдохнула она, усаживаясь на кровавый шелк покрывала, ставшего невольным свидетелем случившегося в этой комнате. - Кажется, ваша супруга постаралась на славу во всех отношениях, - немного зло добавила Марго. - Надеюсь, подобное не войдет у нее в привычку, - уточнять, что именно она имела в виду женщина не стала, понимая, что Темный Князь в состоянии и сам прекрасно понять, о чем речь.
  
  Воланд хотел дать отрицательней ответ, но, на мгновение задумавшись, лишь неопределенно развел руками.
  
  - Что вы хотите этим сказать? - едва обретенное спокойствие после 'ответа' Дьявола рассыпалось на множество мелких осколков подобно карточному домику после одного неосторожного движения.
  
  - Абсолютно ничего. Я уже говорил вам, что не знаю всех возможностей Касикандриэры. Все зависит от того, насколько сильна та часть ее души, что находится в вас, - нехотя констатировал мессир.
  
  - Это просто восхитительно! - подвела итог их разговору Маргарита. - И что мне прикажете со всем этим делать? Я не желаю быть марионеткой в руках кого бы то ни было! - ощущая себя крохотной песчинкой, затерявшейся в урагане, твердо произнесла Марго, все еще в душе негодуя от подобного отношения к своей персоне.
  
  - От меня-то вы что хотите, Маргарита Николаевна?! - ярость, все это время сдерживаемая силой воли Темного Князя, все-таки вырвалась на свободу, отчего задрожали многотысячелетние стены Сумеречного Храма.
  
  Понимая, что если этот разговор продолжится в том же ключе, а мессир ни минуты не сомневался, что так оно и будет, потому что ни Марго, ни он сам не желали менять тему, то последствия их общения могут приобрести поистине катастрофические масштабы. Посему, дабы не переплюнуть всех бесов Ада вместе взятых в умении крушить все вокруг себя и не остаться без крыши над головой, Воланд молча поднялся на ноги, стараясь ничем не выдать беспощадно терзающую его боль, и, как обычно на ходу облачившись в кожаные доспехи, растворился в воздухе.
  
  Оставшись в гордом одиночестве посреди покоев Дьявола, и так и не получив ответы на волнующие ее вопросы, Маргарита Николаевна на какое-то мгновение растерялась, совершенно не представляя, что ей делать дальше. На сердце было гадко, хотелось непременно выплеснуть накопившиеся эмоции. Хорошо бы на одного знакомого ей Дьявола, но того, как назло, уже рядом не было. Поэтому недолго думая, Марго, путаясь в длинном халате, подошла к кровати и со всей силы рванула бархатный балдахин. Звук рвущийся ткани бальзамом пролился на душу Маргариты, воскрешая в ней ту самую зеленоглазую ведьму, которая когда-то точно также крушила квартиру критика Латунского. Довольный сардонический смех разнесся по апартаментам Воланда, вмиг разрушая царящую там мертвую тишину. Уже в следующую минуту Марго разъяренной фурией металась по комнате из одного угла в другой и била, ломала, рвала на мелкие части все, до чего только могла дотянуться.
  
  Наконец, уставшая, но жутко довольная собой, Маргарита уселась на перевернутое, с разодранной в нескольких местах обивкой кресло и воззрилась со все еще блуждающей на устах злорадной улыбкой на творение рук своих. В комнате не осталось ни одного целого предмета, даже стены изрядно пострадали от гнева королевы, который та обрушила на ни в чем неповинные вещи и мебель. Внезапно внимание Марго привлекло что-то блестящее, лежащее на полу в противоположном углу комнаты.
  
  - Хм, обычное зеркало, - тихо сказала Марго и уже собиралась вернуться обратно, как ее рука сама потянулась к изящной серебряной вещице. - 'Интересно, как оно уцелело в этом бедламе?' - мысленно поинтересовалась Марго, но, если она и надеялась получить ответ, то так его и не дождалась.
  
  Стоило злополучному кусочку отполированного серебра оказаться в руках Маргариты Николаевны, как его амальгамная поверхность пошла рябью, заставив женщину непроизвольно вздрогнуть от удивления и неожиданности. Сначала она ничего не могла рассмотреть и уже хотела бросить совершенно бесполезное зеркало обратно на пол, как вдруг перед ней возникла знакомая худощавая фигура, со всех ног бегущая куда-то по голой, выжженной падающими с неба огненными шарами пустыне совершенно не разбирая дороги. На короткий миг Мастер, испуганно озираясь по сторонам, словно его кто-то преследовал, остановился и оглянулся, и Маргарита ужаснулась увиденному. Нечеловеческая мука и первобытный страх жуткой маской застыли на бледном лице, исказив его практически до неузнаваемости. Короткие, подернутые сединой волосы, торчали во все стороны, халат и ночная сорочка были во многих местах порваны буквально на полоски, будто кто-то прошелся по одеянию мужчины когтями, из-за чего отчетливо виднелись ручейки крови, стекающие по его рукам и телу.
  
  - Мастер! - что было силы выкрикнула Маргарита, судорожно сжимая побелевшими от напряжения пальцами изящное зеркало.
  
  Но, естественно, никакого ответа опять не последовало. Марго даже попыталась обратиться к Касикандриэре, в надежде, что после сегодняшней выходки та все-таки отзовется и объяснит, что же происходит, но и здесь женщину ждало разочарование - ее прародительница упорно молчала. Не зная, что делать и как помочь Мастеру, Маргарита, подобрав полы длиннющего халата, который шлейфом волочился за ней, при этом даже не подумав переодеться в свою одежду, которая все еще валялась в апартаментах Дьявола, выскочила в коридор, намереваясь отыскать хоть кого-то из Свиты Воланда. Другого выхода из сложившейся ситуации Маргарита просто не видела. Искать мессира, который черт знает куда запропастился после их разговора, а тем более ждать от него помощи, было также бесполезно, как от козла молока. Владыка Преисподней еще в Лимбе дал ясно понять свою позицию по этому поводу, заверив Марго, что это выбор самого Мастера и что-либо менять в данной ситуации он абсолютно не намерен. Так что рассчитывать женщине приходилось лишь на собственные силы. Как всегда, впрочем. Поэтому, Маргарита Николаевна несказанно обрадовалась, когда некоторое время спустя ее поиски все-таки увенчались успехом. В одном из коридоров Сумеречного Храма, напоминающего Марго больше лабиринт, чем обычный замок, она наткнулась на Бегемота. Тот неспешно шел по своим делам, но, завидев королеву и то, в каком она состоянии, тут же поинтересовался, в чем дело.
  
  С трудом переведя сбившееся от долгого бега дыхание, Маргарита попыталась обрисовать ситуацию в двух словах:
  
  - Я нашла в покоях мессира зеркало, а там - Мастер. Весь в крови. Мне нужна помощь. Я должна попасть туда, где он находится! - выпалила Маргарита скороговоркой. - Ты должен мне помочь! - схватив начавшего пятиться кота за лапу, отчеканила Маргарита Николаевна.
  
  Бегемот уже сотню раз пожалевший о своем любопытстве, молча покачал головой и снова попытался удрать, но Марго мертвой хваткой вцепилась ему в шерсть, не давая ни малейшего шанса тому улизнуть.
  
  - Мне нужна помощь! - повторила она, взглядом буквально пригвоздив к полу несчастного кота.
  
  - Маргарита Николаевна, вы не понимаете, - жалобно произнес тот, зная, что за подобное простой выволочкой ему никогда не отделаться.
  
  Словно прочитав мысли Бегемота, Марго, склонившись к самому уху кота и хитро подмигнув, прошептала:
  - Мессира нет в замке, зато здесь есть я. Подумай об этом! - угрожать и вести себя таким образом ей совершенно не хотелось, это вообще претило ее натуре, но она отлично понимала, что по-другому договориться со слугами мессира у нее вряд ли получится. А на кону была жизнь Мастера и, если однажды она ради его спасения, не задумываясь ни о чем, добровольно пошла на сделку с Дьяволом, то и здесь должна была проявить твердость.
  
  - Но Повелитель все равно обо всем узнает, - мысленно прощаясь с жизнью, обреченно сказал Бегемот. Выбор у него был невелик, но, помогая королеве, он хотя бы мог надеяться на ее заступничество перед Владыкой Ада. - Хорошо, показывайте ваше зеркало. Посмотрим, что можно сделать.
  
  Оказавшись в покоях Воланда и увидев полную разруху, что царила в них с легкой руки королевы, Бегемот негромко присвистнул, представляя себе реакцию Дьявола и в который раз проклиная свое неуемное любопытство.
  
  - Вот, - Марго буквально впихнула ему в лапу круглое серебряное зеркало на изящной, тонкой ножке.
  
  Пару минут прошли в тягостном молчании, пока кот рассматривал бегущего, куда глаза глядят Мастера, и пытался определить его точное местоположение.
  
  - Мы виделись с ним последний раз в Лимбе, - заметила Маргарита, поторапливая кота.
  
  - Но вы же понимаете, что сейчас он явно не там, - недовольно пробурчал тот в ответ.
  
  - Понимаю, - согласно кивнула Марго. - Так что же нам делать?
  
  - А с мессиром вы поговорить не пробовали, моя королева? - хватаясь за соломинку и, естественно, зная ответ наперед, все же спросил кот.
  
  - Я должна помочь Мастеру. И это не обсуждается! - твердо произнесла Марго, игнорируя последний вопрос и ставя этими словами точку в их бесплотных препирательствах.
  
  - Позвольте полюбопытствовать, что здесь происходит?! - как гром среди ясного неба прозвучал властный и холодный голос, от которого у присутствующих в комнате по спине поползли предательские мурашки. - И, возможно, вам, Маргарита Николаевна, не составит труда объяснить мне, что все это, - мессир обвел укоризненно вопросительным взглядом свои покои, после чего остановил его на Маргарите, которая усердно делала вид, что она здесь абсолютно не при чем, - значит.
  
  Воланд, вернувшийся из владений Уфира, где находилась пострадавшая в схватке с Ламией Гелла, появился в своих апартаментах неожиданно, возникнув посередине комнаты, словно чертик из табакерки. Настроение у Дьявола было скверное. Ранение его преданной Музы оказалось намного серьезнее, чем он думал и, несмотря на все старания главного лекаря Ада, упорно не желало исцеляться, да и все произошедшее накануне ночью также не добавляло ему поводов для веселья. Поэтому, собственно, Владыка Ада и желал сейчас остаться в одиночестве, чтобы все еще раз обдумать, взвесить и решить, что со всем этим делать. Способ помочь Гелле был, но он совершенно не радовал Темного Князя своим наличием, потому как ставил последнего перед выбором: жизнь его немногословной Музы или же собственная гордость. Унижаться и просить Люцифер не привык, поэтому с трудом сдерживался, чтобы не ворваться в Ветряную тюрьму и не вырвать сердце из груди Ламии, поставившей его перед этой дилеммой. Много вопросов у него было и к Каси, мимолетное общение с которой опять зашло в тупик. Голова мессира уже шла кругом и ему очень хотелось тишины, чтобы спокойно поразмыслить над насущными проблемами. И если в отношении Геллы Воланд был, несмотря ни на что, уверен в своем выборе, то как ему вести себя с Марго и Каси, чтобы не оказаться между двух огней, он и понятия не имел. Справедливо рассудив, что Маргарита Николаевна, обидевшись или, скорее, разозлившись, давно покинула его покои, он вернулся к себе. Но, как оказалось, здесь Дьявола ждал очередной сюрприз...
  
  - Я не привыкла оправдываться за свои действия и не собираюсь начинать это делать сейчас, - смотря в упор на мессира и гордо вскинув подбородок, вернула Марго ему его же слова, сказанные им чуть ранее.
  
  - Туше! - слегка кивнув, примирительно произнес Дьявол. Затем, призвав парочку нолов и приказав тем навести в своих апартаментах порядок, сделал знак Маргарите и Бегемоту следовать за ним. - Кстати, переодеться не желаете? - остановившись в дверях и указав взглядом на все еще лежащую на полу одежду, как бы между прочим поинтересовался Воланд.
  
  - Желаю! Даже очень, - также останавливаясь и выжидательно посмотрев на Дьявола и стоящего рядом с ним Бегемота, сказала Марго. Дождавшись, когда те, закатив глаза отвернутся, быстро сменила халат мессира на вчерашнее одеяние.
  
  - Так о чем вы хотели поговорить? - спросил мессир у Марго, медленно идя по одному из многочисленных коридоров Сумеречного Храма в только ему ведомом направлении.
  
  Бегемот, потупив взгляд, семенил следом, желая всеми фибрами своей кошачьей души обрести сейчас невидимость или, на худой конец, слиться с окружающими их каменными стенами. Но, набравшись смелости и решив для себя, что, если умирать, то с музыкой, тихо подошел к мессиру слева и передал ему злополучное зеркало, которое так и держал в лапах, вцепившись в него, как голодающий в палку колбасы.
  
  - Вот, Повелитель. С Мастером беда, - промямлил он, тенью следуя за Воландом.
  
  - Весьма любопытно, - пристально всматриваясь в изрядно потрепанного и перепуганного мужчину, протянул мессир. - И как же его занесло в город Дит?
  
  - Вы должны помочь ему, - сказала Маргарита, наконец-то приноровившаяся к широкому шагу Дьявола.
  
  - Я никому и ничего не должен, - тут же отрезал Воланд, даже не удостоив Маргариту взглядом, но все также продолжая всматриваться в то, что показывало ему зеркало.
  
  - Но вы не можете бросить его там! - обойдя Дьявола и преграждая ему дорогу, твердо сказала женщина.
  
  'Еще как могу' - мысленно произнес Князь Тьмы, но вслух вместо этого сказал:
  
  - Ничего с вашим Мастером не случится. Побегает немного, ему полезно размяться. К тому же я еще раз вам повторю то, что уже говорил: это был его выбор. Исключительно его!
  
  - Но это неправильно! Он не должен был там оказаться. Мастер не заслужил подобного! - продолжала настаивать на своем Марго.
  
  - Дети в Аду, вот что неправильно, Маргарита Николаевна, а это, - Воланд небрежно встряхнул зеркало и оно тут же приобрело привычный вид, отражая лишь мрачного Владыку Ада, - чистой воды недоразумение.
  
  - Значит, вы ничего делать не будете? - уперев руки в бока и грозно сверкая изумрудным взором, поинтересовалась Маргарита.
  
  - Почему же, буду. Вот через несколько дней вернется Азазелло и достанет вашего драгоценного Мастера из своих владений, - спокойно и как-то устало ответил Воланд, обходя Марго справа и также неспешно продолжая идти по коридору.
  
  Маргарита на мгновение опешила от равнодушного ответа, но тут же придя в себя, снова остановила мессира.
  
  - В таком случае, я сама его спасу! - гордо бросила Марго, с вызовом смотря на Люцифера.
  
  - Только попробуйте! - в одно мгновение лицо Дьявола изменилось, черты его исказились, сделавшись по-настоящему хищными. - Вам не хватило прошлого визита в Ад? И откуда такое бунтарство? Маргарита Николаевна, вы же умная женщина.
  
  - Мое поведение - это результат вашего ко мне отношения, - выпалила Марго быстрее, чем успела прикусить язык.
  
  Маргарита понимала, что ходит по тонкому льду, но она не могла оставлять своего милого и любимого Мастера в таком незавидном положении. Конечно, Марго все еще была зла на него за то, что он сделал, но подобной кары она ему не желала. Ее сердце разрывалось от осознания собственной беспомощности и злости на непрошибаемость Владыки Ада.
  
  - Неужели? - глаза Дьявола горели недобрым, не предвещающим ничего хорошего огнем.
  
  - Прошу, мессир, спасите Мастера, он... - проглотив ком, подступивший к самому горлу, Марго в очередной раз попыталась достучаться до Повелителя Тьмы, но была тут же им прервана:
  
  - Спасение - участь Бога! Все, разговор окончен, и эта тема закрыта!
  
  И, словно в подтверждение своих слов, Воланд бросил на пол зеркало, которое тут же разлетелось у его ног на миллион крошечных слезинок. В следующее мгновение в полутемном, продуваемом сквозняками коридоре остались только двое: Маргарита, кипящая от гнева, и несчастный Бегемот, разрывающийся между желаниями сбежать и помочь своей королеве.
  
  - Так ты знаешь, что делать и как отсюда попасть в Ад? - немного успокоившись и убедившись, что зеркало действительно уничтожено, тихо спросила Маргарита Николаевна у прижавшего к голове уши Бегемота, где-то в глубине души опасаясь, что их могут услышать.
  
  - Я - нет, но я знаю того, кто может помочь в этой авантюре, - посмотрев на Маргариту, произнес кот и поманил королеву за собой в один из боковых коридоров Дворца Дьявола.
  
  Несколько бесконечно долгих минут и парочку поворотов спустя они оказались перед темно-коричневой, почти черной деревянной дверью. Загадочно усмехнувшись, Бегемот громко постучал.
  
  - Фагот, выходи! Я знаю, что ты там.
  
  С другой стороны какое-то время ничего не происходило, но, когда Марго, буквально подпрыгивая от нетерпения и волнения за Мастера, уже была готова сама войти внутрь, послышались торопливые шаги и тихие ругательства.
  
  - Если ты... - гаер проглотил окончание фразы, увидев своих гостей. - Простите, моя королева, - он наспех застегнул рубашку, накинул клетчатый пиджачок и, нахлобучив на голову жокейский картузик, спросил: - Чем могу быть полезен.
  
  - Боюсь, у нас не так много времени, чтобы все объяснять, но суть в том, что с Мастером приключилась беда, и я должна во чтобы то ни стало его спасти, - затараторила Марго. - Мне нужно срочно попасть в Ад.
  
  - На седьмой круг, - уточнил Бегемот, и тут же одними губами добавил: - Ничего не спрашивай. Просто отведи нас к порталу.
  
  - Ты в своем уме?! - голос Коровьева непроизвольно сорвался на крик. - Простите, моя королева, это я не вам, - он склонился в поклоне перед Маргаритой.
  
  - А ты знаешь другой способ? - полувозмущенно полуобиженно прошипел кот.
  
  - А?..
  
  - Пробовали, мессир отказал, - обреченно выдохнул Бегемот. - Гелла ранена, Азазелло где-то на задании, остаешься только ты. Я и половины нужных слов не знаю.
  
  - Мы все об этом сильно пожалеем, если все получится. А если не получится... - обреченно вздохнул Фагот, но все же отказать в просьбе Маргарите не посмел. - Раз вы так решительно настроены, моя королева, тогда пойдемте. У нас есть только один вариант и одна попытка.
  
  Больше не теряя времени, уже втроем они снова вышли в едва освещенные чадящими факелами лабиринты коридоров Сумеречного Храма и в полном молчании направились в дальнее, необитаемое крыло замка. Остановившись у самой крайней, железной двери, над которой едва различалась какая-та надпись, вырезанная прямо в камне, они общими усилиями открыли мощные засовы.
  
  - Нам сюда, - пропуская Маргариту Николаевну вперед, сказал Коровьев.
  
  - Где мы? - озираясь по сторонам, поинтересовалась Марго, когда по углам помещения в стоящих прямо на полу огромных серебряных канделябрах сами собой зажглись многочисленные свечи.
  
  Ее взору предстала большая, но совершенно пустая комната, напоминающая каменный мешок. Кроме невероятных размеров зеркала, занимавшего собой целую стену, там не было больше ничего. Гигантская старинная рама, украшенная по всему периметру рукой умелого мастера вырезанными из черного агата мертвыми цветами, ветками плюща и черепами была крест на крест перетянута массивными металлическими цепями.
  
  - Дамасская сталь, - с каким-то благоговейным трепетом, перемешанным со страхом, пробормотал Бегемот, боясь, казалось, даже дотронуться до них. - Отойдите подальше, королева.
  
  Маргарита послушно сделала несколько шагов назад, при этом не сводя изумрудного взора со что-то бормочущего и размахивающего руками в такт словам гаера. К своему немалому удивлению, прислушавшись, Марго осознала, что понимает то, что говорит Коровьев, хотя она была готова поклясться, что слышит этот язык впервые в жизни.
  
  - А вот дальше я не совсем уверен, енохианский язык не мой конек. Я вообще только раз слышал это заклинание из уст мессира, - извиняющимся тоном пробормотал Фагот. - Так что давайте договоримся, если у меня ничего не... - он резко замолчал, во все глаза наблюдая, как к зеркалу подошла Маргарита и, положив руки на висящие на нем цепи, стала четко произносить нужные слова.
  
  Какое-то мгновение спустя раздался щелчок и цепи с оглушительным грохотом рухнули на каменный пол, открывая такой нужный сейчас королеве проход в Преисподнюю.
  Характерный лязг упавших цепей эхом разнесся по Сумеречному Храму и, казалось, должен был всполошить всех его обитателей, но на самом деле этот шум услышал лишь мессир.
  
  - Вы меня пугаете, Маргарита Николаевна, - заикаясь после каждого слова промямлил Коровьев, с ужасом взирая то на стоящую рядом женщину, то на не менее шокированного всем увиденным и услышанным Бегемота.
  
  - Я сама себя пугаю, - выдохнула Марго, в глазах которой сейчас горел, нет, скорее полыхал настоящий ведьминский огонь. - Сегодня так точно.
  
  - Осталось только сказать, куда нам нужно попасть и войти в портал, - уточнил Фагот, теребя в руках свой жокейский картуз и то и дело поправляя пенсне, так и норовящее почему-то оказаться на полу.
  
  - После вас, моя королева, - Бегемот склонился в почтительном поклоне, пропуская Маргариту вперед.
  
  - Если не хотите идти, можете остаться здесь, - взглянув на не на шутку испуганных слуг мессира, сказала Маргарита, внезапно осознавая, в какую передрягу она их втянула. - Я, правда, не хотела... Я пойду одна, не хочу подвергать вас лишней опасности.
  
  - Нет уж, покорнейше благодарю, - снова склонившись в поклоне, ответил Коровьев. - Мы уже и так зашли непозволительно далеко, поэтому нет смысла останавливаться на половине пути. С вами мы будем в большей безопасности, чем здесь, - треснутое пенсне гаера все-таки оказалось на полу, но, к счастью последнего, не пострадало.
  
  - К тому же вам может понадобиться наша помощь. Вы же ничего там не знаете, - заметил Бегемот.
  
  - Спасибо, тогда пойдемте. Не будем больше тратить время. Город Дит! - четко произнесла Маргарита и тут же ступила в открывшийся перед ней зеркальный проход.
  
  - Нет! - только и успел крикнуть Коровьев. Схватив Бегемота за шкирку, отчего тот возмущенно зашипел, он кинулся следом, боясь упустить Марго.
  
  В один миг переместившись в давно заброшенное крыло Сумеречного Храма, где не было ничего, кроме одного-единственного, уже не одну сотню лет неиспользуемого портала, ведущего прямиком в Ад, Воланд замер, снова отказываясь верить собственным глазам.
   - Этого не может быть! - увидев Марго, которая уже почти скрылась за идущим рябью зеркалом, и спешивших за ней Фагота и Бегемота, вымолвил Дьявол. Не раздумывая, мессир попытался силой остановить посмевших нарушить его строжайший запрет, но опоздал ровно на секунду. Заклинание, достигнув зеркала, просто разбилось о его гладкую поверхность. - Каси! - сжав руки в кулаки, буквально прорычал Воланд в пустоту и, прошептав несколько замысловатых фраз сначала на стигийском языке, а потом дополнив заклинание енохианским, который помнил еще с тех времен, когда был любимейшим Архангелом Всевышнего, стремительно шагнул прямо в зеркало, мерцающая амальгамная поверхность которого с жадностью изголодавшейся гиены тут же поглотила его мощную фигуру.

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"