Сата Светлана: другие произведения.

Кошки-мышки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она просто хотела, чтобы ее оставили в покое, но мы предполагаем, а жизнь располагает. И не знаешь, кому верить - другу, который уже предал, или врагу, который обещает неожиданную помощь, но втягивает в государственный переворот не твоей страны и не твоего народа.
    Попытка написать что-то большое N 1
    Признаюсь, сил править сюжет и характер героев, учитывая все замечания читателей, я в себе так и не нашла. Интерес уже не тот. Так что, пусть будет так, как получилось, со всеми недостатками. Все же первое творение. Клятвенно обещаю при написании следующего "опуса" постараться учесть все ошибки, на которые мне указывали. Спасибо всем, кто писал отзывы. Ну и, конечно, надеюсь на новые комментарии и оценки.


   Кошки-мышки
   Глава 1
     
      Утро началось как обычно со стука в дверь. Сначала было слышно лишь осторожное поскребывание, потом раздались более сильные удары, пока в дверь не забарабанили так, как будто задались целью снеси ее с петель. Когда к стуку прибавились еще и истошные крики, хозяйка, наконец, высунула нос из-под одеяла, с трудом соскребла себя с кровати и, кряхтя как девяностолетняя старуха, побрела к двери. Я лениво наблюдала за ней, приоткрыв один глаз. Мда...хоть бы в зеркало глянула, прежде чем дверь открывать. Неудивительно, что когда надоедливому посетителю, наконец, открыли дверь, воцарилась минутная тишина. Я бы тоже растерялась, если бы меня встретило на пороге этакое взъерошенное нечто с торчащими во все стороны волосами, завернутое в одеяло, да еще и с почти закрытыми глазами. При этом она еще и покачивалась.
      Но дед Матей обладал широким опытом побудки моей хозяйки, поэтому молчание продлилось недолго.
      - Дочка, мне бы это...травки той, что ты давеча давала, сил больше нет, как зуб болит. Я уж всю ночь глаз не сомкнул, еле до утра дотерпел и сразу к тебе. Выручай уж старика.
      Полусонно кивнув, хозяйка, все также спотыкаясь, пошла в кладовку. Порывшись минуту в темноте, вышла с темно-бурым пучком и протянула деду. Тот принялся многословно благодарить, но, поняв, что хозяйка его просто не слышит, быстро сунул ей в руки сверток и поспешил удалиться, видимо, готовить отвар. Надеюсь, она ничего в темноте не перепутала и дала то, что надо.
      Я принюхалась. Так, похоже, в свертке козий сыр, значит, ко вчерашнему молоку на завтрак будет что-то посущественней.
      Деревенские упорно продолжают именовать хозяйку травницей. Сколько она им не твердила, что не относится к этой профессии, все бестолку. Травы знает - значит, травница. Побрыкавшись немного, хозяйка смирилась, да и деньги потихоньку заканчивались. А жители Медвядки за всякие полезные травки несли, если не звонкую монету, то уж что-нибудь съестное точно. Правда, уговор у нас четкий - врачевать хозяйка не будет, не хватало еще знахаркой становиться.
      Я нежилась в постели, пока запах молока не стал слишком уж настойчивым. В борьбе между ленью и голодом победил последний, и я, наконец, потянувшись всем телом, спрыгнула с кровати. Как и ожидалось, моя миска молока была уже на своем законном месте. Разделив со мной сыр, который, кстати, был необыкновенно вкусным, хозяйка задумчиво вертела в руках остывающую кружку.
      - Пожалуй, поедем в город, Мита. Ярмарка сегодня, может, удастся что-нибудь продать. - С этими словами из кладовки были извлечены подготовленные к продажи пучки сушеных трав. Особо редкие бережно завернуты в полотно и сложены сверху сумки, чтобы не помялись. Мешочки истолченных сушеных трав отправились туда же.
      Я весело мешалась хозяйке под ногами, с удовольствием выслушав пару ругательств насчет надоедливой кошки. Ура-ура! Мы едем в город, а то от скуки скоро выть начнем (я бы этого не пережила, уподобляться этим блохастым собакам!).
      На задворках сознания метнулось нехорошее предчувствие. Я замерла, прислушиваясь к себе, но чувство опасности, ругнувшись разок, примолкло. Значит, если что-то и произойдет, то не известно к хорошим или плохим последствиям это приведет.
      Еле успев спасти хвост от ног хозяйки, суетящейся за сборами, я задумчиво проводила ее взглядом. Судя по легкой дрожи "связи" у нее было хорошее настроение, которое с каждой минутой становилось все лучше. Ладно, не хочу ее расстраивать, едем, только надо быть настороже. Успокоив себя таким образом, я не стала препятствовать поездке, понадеявшись, что все обойдется. К сожалению, никто не застрахован от ошибки, а в тот день я была чересчур беспечна.
      Между тем, хозяйка вынесла остатки хлеба на улицу, где к подоконнику была прикреплена кормушка для птиц. Пернатые тут же слетелись на дармовое угощение, устроив большую кучу-малу. А я устроилась на перилах крыльца наблюдать за ними, лениво прищурив глаза и делая вид, что просто на солнышке греюсь. Иногда я не понимаю людей. Придумывают какие-то кормушки, причем и дураку ясно, что это не для птиц, а для кошек. Почему же тогда хозяйка ругается, когда мне, наконец, удается поймать птичку? Сомневаюсь, что хозяйка просто так их кормит. Какой в этом смысл, ведь пользы от пернатых разбойников никакой, в отличие от меня или того же Ветерка, нашего старого мерина.
      Ветерка, кстати, запрягли в небольшую телегу, а хозяйка уже закрывала дом.
      - Пошли, Мита, хватит на птиц облизываться.
      Бегу, бегу. Запрыгнув на уже тронувшуюся телегу, я устроилась на деревянном сиденье рядом с хозяйкой. С этой колымагой мы тоже в свое время хлопот огребли. Деревенские косо смотрели на женщин в брюках, а хозяйка всеми силами старалась влиться в местное общество, поэтому ей пришлось отказаться от привычных брюк. А в юбке верхом ездить не удобно. В результате, староста на радостях от успешно вылеченного нашими травками расстройства желудка подарил хозяйке старую, почти детскую по размерам телегу, пылившуюся у него в сарае.
      Ветерок, которого даже в молодости вернее было назвать Мертвым Штилем, тихонько рысил по дороге, сиденье приятно пахло теплой древесиной, мерное покачивание телеги постепенно усыпляло. Домик наш, доставшийся хозяйке от старой Анисы (которая и была, кстати, самой настоящей травницей), уже давно скрылся за поворотом, но до местного городка было еще около часа пути нашими темпами.
      - Знаешь, Мита, вчера староста опять предлагал мне лицензию травницы получить, - хозяйка подстегнула Ветерка, на что тот лишь недовольно мотнул головой, - не знаю, что делать будем, когда он слишком настойчивым станет.
      Я в знак внимания повернула в сторону хозяйки ухо. Эту проблему рано или поздно придется решать. Фактически мы сейчас находимся на полулегальном положении, так как продавать травы без соответствующего разрешения незаконно. Нам повезло, что после смерти Анисы местные решили закрыть на это глаза. А за лицензией надо было ехать в Перман - довольно крупный город в трех днях езды отсюда (на Ветерке - в десяти) - и официально зарегистрироваться в Табеле Профессий, сдав предварительно нехитрый экзамен на знание трав. Хозяйку пугал не экзамен, а обязательное посещение мэрии, где вносилась запись в Табель. Это для нас было неприемлемо, так как помимо того, что мы всеми силами стараемся избегать контакта с официальными властями, так в Пермане нас могли узнать. Проблема могла решиться, если бы мы перебрались в деревеньку подальше отсюда, желательно вообще в другом конце страны. Регистрироваться в Табеле Профессий предписано в том городе, за которым закреплена деревня или другой маленький город, не достигший статуса "ведущего". Однако этот путь был для нас закрыт, потому как хозяйка питала пугающую меня слабость к старому покосившемуся дому на самой окраине Медвядки.
      Моя подопечная ничего не меняла в доме с тех пор как Аниса умерла, не позволяя деревенским мужикам даже поставить новую ограду. Я старалась не вмешиваться, только нового нервного срыва мне и не хватало. До сих пор с ужасом вспоминаю последний, случившийся за несколько дней до того, как Аниса нас подобрала. Тогда дикий эмоциональный всплеск снес половину злополучной деревеньки, в которой мы остановились, и рикошетом ударил по нашей с хозяйкой "связи". Я чуть сама не сошла с ума, чудом зацепившись за поверхность сознания и сумев удержать там подопечную. Но я хорошо помню рассказы старших сестер о потерявшихся в безумии "связках". К сожалению, наши подопечные постепенно становятся все более неустойчивыми в эмоциональном плане. Что, впрочем, неудивительно, потому что им приходится постоянно закрываться от эмоций людей и сдерживать себя, а это рано или поздно приводит к срыву.
      За этими размышлениями я прозевала, что хозяйка погрустнела, и ее приподнятое с утра настроение грозило кануть в воду. Пришлось перебираться к ней на колени, мурлыканьем сообщив о желании, чтобы меня погладили. Теплый, пушистый мех, негромкое тарахтение у живота и капелька успокоительного, выступившего на шерсти и оседающего на гладящих руках - я почувствовала, что тревоги покидают хозяйку.
      К счастью даже Ветерок когда-нибудь доходит до места назначения и в полдень мы все-таки подъехали к городу. Тащить с собой телегу через узкие улочки не имело смысла, поэтому мы оставили ее за воротами под присмотром знакомого стражника. Хозяйка перекинула через плечо ремень необъятной сумки и направилась сквозь людскую толпу к торговой площади. Я же, не имея желания попасть кому-нибудь под ноги, двинулась за ней по крышам ближайших домов с удовольствием подразнив по пути пару бродячих собак, но стараясь не упускать из вида темную головку хозяйки и родной запах.
      На площади было людно и шумно. Ярмарки бывали примерно раз в неделю и со всех окрестных деревень старались поспеть в город к этому времени. Продавали кто что - скотину, расшитые платки, домашнюю утварь. У хозяйки была договоренность на маленький прилавок чуть в стороне от всеобщего бедлама. Хоть место было не такое оживленное, но кому нужно, тот всегда нас найдет. А нужно в основном бывает аптекарям да лекарям, хотя и некоторые горожане у нас клиентами числятся. Мы ездили на ярмарки довольно редко, хозяйка не любит людных мест.
      Пока девушка извлекала из недр сумки товар на продажу, я, устроившись на прилавке, присматривалась к прохожим. Утренняя тревога все еще отдавала внутри каким-то дискомфортом и я намеревалась быть сегодня особенно внимательной. Поэтому на попытки хозяйки прогнать меня с прилавка лишь дернула хвостом и предостерегающе зашипела. Мари обеспокоено поджала губы, зная, что подобное я себе позволяю только в оправданных случаях. Я почувствовала как она внутренне насторожилась и стала внимательнее смотреть по сторонам. Молодец.
      Торговля шла не шатко не валко. Подошла пара постоянных клиентов, купили какие-то редкие травы, о которых заранее договорились, и все. Я вздохнула. Много денег, торгуя травами, не выручить, особенно в провинции, где местные и сами неплохо в них разбираются, да и лес рядом. Хотя у хозяйки в сумке было припрятано несколько пузырьков с толченой мохнаткой, пряничником и семенами веркята, за которые можно было выручить неплохие деньги даже в столице, а уж здесь-то вообще запредельную сумму. Ибо росли они только далеко на севере. Но на эти травки покупатель был редкий, как бескорыстный ростовщик. Они нужны были для приготовления более сложных, требующих особенного мастерства аптекарей, лекарств.
      Внезапно по позвоночнику пробежала дрожь. Я заметила его сразу, хотя среднего роста мужчина ничем не выделялся из толпы, однако легкий характерный запах нельзя было не почувствовать. Одет как обычный небольшого достатка купец, темные волосы, крепкая жилистая фигура, непримечательное лицо. И мастерски выполненная личина, сквозь которую не видела ничего даже я. Именно ее запах, незаметный для людей, я и почуяла. Гадать, кто это, не приходилось. Люди магией не владеют, нечисть я за версту чую, остается - раск. Последний раз я расков видела около пяти лет назад, и это был всего лишь третий раз. Моя мать встречалась с ними чаще, что-то около дюжины раз, память о чем меня совсем не радовала. В отличие от настоящих кошек, у которых якобы девять жизней, в чем я сильно сомневаюсь, у нас, шарисс, жизнь была всего одна, длившаяся ровно до тех пор, пока жив наш хозяин. Зато мы помним все, что помнят и помнили наши матери и бабушки, до самых первых шарисс, появившихся в лабораториях айкир.
      Прикрыв на секунду глаза, я взглянула на раска уже измененным зрением. Если бы человеческие глаза могли видеть магию, им бы престало весьма странное зрелище. Личина выглядела как плотный кокон тончайших лент желтоватого цвета, плотно обхватывающий всю фигуру мнимого купца. Иногда среди них мелькали яркие вкрапления сиреневых лент, что еще раз подтверждало то, что передо мной несомненно раск. Их природная магия именно сиреневого цвета и пахнет как цветок ланти весной.
      Моя легкая паника передалась хозяйке, и та принялась судорожно искать в толпе источник возможной опасности. Пришлось срочно успокаивать и себя, и ее, не хватало еще, чтобы раск понял, что его узнали
      Предмет моих волнений между тем удобно устроился у соседней лавки. Если бы я не признала в нем раска, никогда бы не заподозрила эту личность в каком-либо интересе к нам. Ну выбирает мужик бусы кому-то в подарок, даже торгуется с азартом. Я вся подобралась, готовая прикрыть хозяйку, если понадобится, но раск не делал попыток напасть.
      У прилавка появился Вихорта-аптекарь.
      - Здравствуй, Мари. Вижу, торговля сегодня идет не очень бойко.
      - И вам не болеть, лон* Вихорта. Торговля и впрямь не ахти, наверное, сегодня просто не мой день.
      - Ну, может, я смогу исправить эту ситуацию, - аптекарь подошел ближе и попытался меня погладить, но тут же отдернул руку на предостерегающее шипение, - кир** Липс подцепил где-то "красную лихорадку", нужна настойка охры. Все ингредиенты у меня есть, за исключением листа ларты. Можешь мне помочь с этим?
      Хозяйка попыталась спрятать смешок, и я ее в этом понимаю. "Красную лихорадку" можно вот именно, что подцепить, преимущественно от особ женского пола и легкого поведения, к коим кир Липс, купец средней руки, питал определенную слабость. Болезнь была не то чтобы тяжелой, но весьма неприятной, и лечилась только настойкой охры. Необходимая для ее приготовления ларта была чрезвычайно редкой и стоила немалых денег, но Липс мог себе это позволить. Хотя я что-то не помню, чтобы у нас была ларта.
      - Боюсь, листьев ларты у меня нет, лон Вихорта, - подтвердила мои подозрения хозяйка, - но ее можно заменить.
      - Да, лапрой, но ее достать еще труднее, чем ларту, - вздохнул почтенный муж.
      - Напротив, лапра у меня как раз есть, - с этими словами Мари выложила на стол небольшой мешочек и вытряхнула из него четыре грязно-бурых засушенных листочка.
      Аптекарь, явно не ожидавший такой удачи, осторожно взял один лист кончиками пальцев и поднес к подслеповатым глазам.
      - Ох, Мари. Ты меня просто спасла. Кир Липс уже совсем терпение потерял от проклятого недуга.
      Радость Вихорты отнюдь не помешала ему отчаянно торговаться за каждый листик. Наконец, сговорившись на цене (кстати сказать, весьма высокой, хозяйке тоже палец в рот не клади), аптекарь уплатил положенное и уже прощался, как случилось то, чего я подспудно ждала все это время. За спиной Вихорты возник раск в сопровождении четырех стражников.
      - Минутку. - Голос его был мягкий и бархатистый, нам такие особенно нравились, напоминая нежное горловое мурлыканье кота весенней ночью...Ох, какой кот, тут неприятности грядут!
      Аптекарь непонимающе уставился на говорившего, а переминающийся с ноги на ноги страж смущенно выступил вперед.
      - Добрый день, лон Вихорта, здравствуй, Мари. Тут такое дело...этот почтенный господин утверждает, что ты, Мари, продаешь травы из Запретного Леса.
      - Это серьезное обвинение, Марк, - нахмурился аптекарь.
      Я была с ним полностью согласна. Запретный Лес потому так и называется, что ходить туда категорически запрещено. Инквизиция строго следит за выполнением этого закона и простого обвинения в присутствии свидетелей достаточно, чтобы послужить основанием ареста. А если вина будет доказана, наказание одно - смертная казнь.
     
      * лон, лонна - обращение к лекарям, знахарям, травницам, аптекарям, т.е. ко всем, кто, так или иначе, связан с врачеванием
      ** кир, кирра - обращение к купеческому сословию
     
      Примечание - с мерами длины, веса, обозначением временных единиц и т.д. особо не заморачивалась
     
   Глава 2
     
      Сидеть под деревянной лавкой, на которой расположились весьма нетрезвые мужчины, было то еще удовольствие. Запах винных паров от них буквально сшибал с ног, но заблокировать обоняние сейчас было нельзя, чтобы не пропустить момента, когда их сон станет по-настоящему крепким. От людей тогда пахнет совсем по-другому.
      Все-таки не зря у меня сегодня у сердца екало. Неприятности в лице раска были налицо. Хозяйку растерянные стражники арестовали по подозрению в посещении Запретного Леса и увели в караулку (город был настолько маленький, что собственной тюрьмы не имел). Все травы конфисковали до приезда инквизитора, который и должен был определить, откуда они. На возмущение Мари, что травы она привезла с далекого севера уже довольно давно, просто засушив, проклятый раск только паскудно усмехнулся и сказал, что Инквизиция во всем разберется. К сожалению, в случае с Запретным Лесом даже слово заезжего купца имеет больший вес, чем слово моей хозяйки, которую в этом городе знали довольно хорошо.
      Мне тоже пришлось быстро уносить все четыре лапы, потому что неугомонный раск, холодно взглянув на меня, указал стражникам, что и кошку не мешало бы с хозяйкой забрать. Бред! Зачем кошку-то арестовывать? Но растерявшиеся от странности ситуации стражники послушно пошли меня ловить. Хотя вы когда-нибудь пробовали удержать рассерженную кошку, когда она этого не хочет? Вот и они получили на память от меня роскошные царапины, которые еще не скоро заживут (от досады я не удержалась от легкого яда на когтях). Но ретироваться на крыши мне пришлось в срочном порядке, пока люди не догадались накинуть на меня какой-нибудь плащ.
      Потом, в наступающих сумерках следуя серой тенью за стражниками, уводящими хозяйку, я думала, что глупо было надеяться, что раск не узнает в Мари айкиру. И, к сожалению, в этом была в основном моя вина. Согласитесь, не за каждым человеком неотступно следует черная кошка, которая к тому же подозрительно часто оказывается рядом с айкирами, когда нападение расков оканчивается неудачей. Так что, раски нас не любили вполне обосновано.
      Я тоже не питала к ним теплых чувств, и не только из-за того, что они были постоянной и наиболее реальной угрозой нашим подопечным. Меня просто бесила их непробиваемая уверенность в своей исключительности. Они совершенно искренне считали, что избранны быть доминирующей на Миртане расой. А айкиры являются всего лишь побочной ветвью, которую даже родственной не назовешь. Они слабее не только физически, главный их грех в почти полном отсутствии магического дара. Который, впрочем, айкиры вполне успешно заменяли способностью магию видеть и даже чувствовать и неуемной жаждой к экспериментаторству. Раски всегда презрительно смотрели на занятия айкир наукой, кроме того, они просто побаивались их. Кому понравиться, жить рядом с существами, способными в любой момент их уничтожить? В нормальном состоянии айкир не способен намагичить даже легкий ветерок, однако если его загоняли в угол и он терял контроль над своими эмоциями, плохо приходилось всем в округе.
      За свою жизнь я видела такой срыв лишь пару раз, один - когда хозяйке было всего десять лет, и она стала свидетелем смерти своей матери, второй - два года назад, когда на ее глазах убили Найти, взявшего к себе сироту. Тогда огромное количество магических "струн" буквально за секунду образовались плотным коконом вокруг Мари, а уже в следующий момент на бешеной скорости неслись во все стороны, сметая все на своем пути. Забавно, но неспособные к магии айкиры были одним из самых сильных ее источников. Моя мать была свидетелем еще пяти таких случаев, ее подопечный отличался весьма неустойчивой психикой. Сестры также рассказывали о подобных срывах, в том числе о тех, что произошли из-за расков.
      Изначально было ясно, что трения между двумя расами когда-нибудь должны были достигнуть своего апогея. И если до Покушения раски еще терпели айкир, то после они официально были признаны низшей расой и причислены по статусу к людям. А потом было время Великой Охоты, в которую погибли почти три четверти айкир.
      Стражники, наконец, угомонились, сладко посапывая после того, как прикончили третью бутылку дешевого вина. Их капитан, Марк, все еще находился под впечатлением от того, что ему пришлось арестовывать Мари, за которой он неоднократно пытался приударить. Так что моих сил все-таки хватило на легкое внушение, что неплохо было бы полечить расстроенные нервы чем-нибудь покрепче. Хотя мы почти не можем влиять на людей, хозяева создавали нас изначально не с этой целью.
      Выждав для верности еще пару минут, я выбралась из-под лавки и метнулась к столу, на котором среди живописно раскинутых объедков лежали ключи от камеры. Не люблю брать в рот металлические предметы, но сейчас было не до капризов. Подхватив ключи, я проскользнула между ног спящих людей к дырке в двери. Хорошо, что здесь полно мышей и в тщетной попытке избавиться от них люди завели кошку, для которой и понаделали в дверях небольшие отверстия. Кошка, кстати, почуяв меня, предпочла где-то затаиться. Всегда знала, что наши дальние родственницы весьма разумные существа.
      Чтобы ключи не гремели о каменные пол, пришлось высоко задирать голову. Прошмыгнув по темному коридору, я добралась до железной решетки закрытой камеры, единственной в здании. Моя подопечная понуро сидела на куче соломы и угрюмо наблюдала за мышью, которая мирно ползала почти по центру камеры. Вот ведь наглая закуска. Протиснувшись сквозь прутья, я шугнула мышь и прыгнула к хозяйке на колени, выпустив, наконец, из пасти ключи. Фу-у, теперь металлический привкус до конца дня останется.
      - Миточка, нашла меня все-таки! Что ты принесла? - хозяйка взяла в руки ключи, но почти сразу же бессильно выронила их. Ну что еще не так?
      - Спасибо, моя хорошая, - теплые руки благодарно погладили меня за ухом, - но я не могу.
      Пф! Да почему же? Все легко и просто: берешь ключи, открываешь дверь и сматываешься из этого симпатичного места. Потом быстренько забираем Ветерка и покидаем сей гостеприимный край, давно нужно было на север перебраться.
      - Ты пойми, мне еще здесь жить, с этими людьми. Поэтому я дождусь инквизитора, сама знаешь, что он подтвердит, что травы не из Запретного Леса. Но в бега я не пущусь. И не спорь, я знаю, что ты не в восторге от моего выбора, но теперь это наш с тобой дом. Так Аниса хотела.
      Эх, Аниса, ну и свинью же ты мне подложила. Нет, я, конечно, благодарна тебе, что вывела мою подопечную из жуткой депрессии после смерти Найти, но теперь Мари отсюда просто так не уведешь. Опять без эмоциональных срывов не обойтись. Но придется что-то решать. Где один раск, там и десять. Их же хлебом не корми, дай пакость учинить. Еще не понятно, как трижды неладный раск, замаскированный под купца, от нападения удержался. Но теперь, когда им известно, что здесь живет айкира, жди гостей.
      Последнюю мысль я направила хозяйке.
      - Я знаю. Мы что-нибудь придумаем. А сейчас, верни ключи, Мита, пока их не хватились. И не надо тебе здесь со мной быть, подожди где-нибудь в городе, пока инквизитор приедет.
      Я сердито дернула хвостом. В очередной раз удивляюсь неблагодарности людей. И хотя хозяйка не была человеком, ее это тоже касалось. Скинув Мари по "связи" все, что я о ней думаю, я подхватила злополучные ключи, спрыгнула с коленей айкиры и, гордо подняв голову, прошествовала к решетке камеры, высоко задрав хвост. Голос хозяйки достиг меня уже почти у выхода.
      - Не сердись, Мита. И не думай, что я тебе не благодарна. Ты у меня одна осталась, после всего... я бы без тебя не смогла, - голос девушки дрогнул.
      Пришлось возвращаться. Потеревшись о коленки подопечной и обняв хвостом ее ноги, почти сразу же была подхвачена на руки и прижата к груди. Глупая, ну куда же я денусь? Мы были созданы вами, мы ваш самый удачный эксперимент. И даже если бы не было "связи", разве смогли бы мы оставить своих создателей?
      Возвращая ключи, я думала, для чего все-таки раску понадобился этот арест. Почему он не напал, а устроил этот балаган. Когда приедет инквизитор, он подтвердит, что травы не имеют отношения к Запретному Лесу. Раск не станет давить на Инквизицию, их Император запрещает какие-либо контакты с этой структурой. Тогда зачем? Последней мыслью хозяйки, которую волновали те же вопросы, была просьба разыскать в городе раска и проследить за ним.
      Выбежав на улицу, я решила вернуться к месту нашей с ним встречи, надо же с чего-то начинать поиск, а там должны были сохраниться следы. Пробегая темными безлюдными улицами, я в очередной раз порадовалась своей черной масти, которая так надежно скрывала меня от любопытных глаз поздних прохожих. Хотя, если вспомнить о причине нашего черного окраса, то радоваться тут совсем нечему. Пару сотен лет назад Инквизиция объявила охоту на ведьм и колдунов. И конечно в первую очередь таковыми признали айкир, которые к тому времени вполне успешно затерялись среди людей, чтобы избежать лишних встреч с расками. Однако они все равно чем-то неуловимо отличались, и люди чувствовали это.
      Наши подопечные думали, что предусмотрели все, когда решили жить среди людей. Внешне они почти не отличались, разве только темным цветом волос и слишком ярким цветом глаз. Однако с их чувствительностью, айкиры просто не смогли бы жить среди людей, которые совершенно не умели контролировать свои эмоции. Тогда и были созданы мы. Взяв на себя задачу следить за изменениями в ментальном и магическом фоне, мы позволили хозяевам почти полностью закрыться от окружающего мира, оставив только тоненькую нить "связи" с нами. Кроме того, мы были весьма неплохой защитой от расков благодаря способности поглощать любое магическое воздействие, непосредственно направленное на наших подопечных. Конечно, айкирам было тяжело практически полностью отказаться от своих способностей, это как потерять зрение и осязание, многие не выдерживали и тогда либо сходили с ума от буйства эмоций людей, либо за ними приходили раски. Спасало лишь то, что мы давали хоть блеклую, но все же более полную картинку восприятия по "связи", да и в одиночестве можно было не сдерживаться. Поэтому айкиры в основном ведут отшельнический образ жизни, селясь на окраинах городов и сел.
      Но, к сожалению, против простой грубой силы людей айкиры оказались бессильны. В первые годы объявленной Инквизицией охоты погибли сотни, остальные были вынуждены уйти в подполье. Хуже всего было то, что костры Инквизиции распространились и на другие страны.
      Нам тоже пришлось измениться. Хозяева, создавая нас, взяли за основу извечных спутников людей, кошек. Соответственно и окрас у нас был совершенно разный, встречались и белые, и рыжие, и полосатые. Однако, светлой кошке достаточно сложно спрятаться в темноте, поэтому выживали только те из нас, которым повезло родиться с темной шкуркой. Хозяева хорошо постарались, мы быстро подстраиваемся под окружающую обстановку. Рождаться стали в основном детеныши с темным окрасом.
      Пятьдесят лет назад один из айкир оказал королю этой страны одну личную услугу и в знак благодарности последний заставил Инквизицию немного поутихнуть. Были изданы законы, по которым виновным в колдовстве может признать только суд и только на основании веских улик. Хотя остались несколько вопросов, таких как Запретный Лес, по которым слово инквизитора осталось решающим, но все же жить айкирам стало гораздо легче. Но наш окрас так и остался темным. Селекция, чтоб ее.
      Я почувствовала знакомое присутствие - хозяйка решила посмотреть вместе со мной. На площади было пустынно и грязно. За день ярмарки люди успели накидать горы мусора, который уберут только завтра рано утром. Несколько оборванцев копались в объедках, соревнуясь в этом со стаей бродячих собак. Стараясь, чтобы последние меня не почуяли, я прокралась к нашему прилавку.
      Покрутившись вокруг и поняв, что среди мешанины запахов понять все равно ничего не удастся, я на минуту закрыла глаза, переходя на другое зрение. В способности видеть магию нам было конечно далеко до наших хозяев, они магию не только видели, но и прекрасно чувствовали. Мари говорит, это как одновременная атака на все органы чувств, задействовались и вкус, и обоняние, и даже осязание. Шариссы же только чуяли специфических запах и видели магические "струны" (тоже странное название, они лишь иногда были похожи на тонкие нити, но чаще на ленты различной толщины и окраса). Цвет "струн" зависел от природы магии и того, кто ее творил, а толщина - от силы мага. Айкиры могли почувствовать самый слабый всплеск магии, мы же видели только более сильные ее проявления.
      Вот и сейчас, открыв глаза, я увидела перед собой уже почти прозрачные ленты желтоватого цвета заклинания личины, стелящиеся по земле. Большинство из них уже давно растаяли, так как раск был здесь уже несколько часов назад, но две все еще были заметны и вели прочь с рынка. Прижавшись к земле, я побежала вдоль лент, попутно радуясь, что в этом городе только одно существо пользовалось заклинанием личины, и другие следы не сбивали меня.
      Найти раска не составило труда. Этот, не подобрать цензурного слова, субъект спокойно выводил нашего Ветерка из ворот города. Нет, он еще и конокрад, хотя и те бы не позарились на старого мерина.
      Отъехав на приличное расстояние от города, правда, предварительно помучившись с Ветерком, который никак не хотел идти куда-то на ночь глядя, раск остановился у леса, спешившись. Я спряталась на дереве, надежно укрывшись густой листвой. Раск между тем начертил в воздухе замысловатую фигуру, открывая портал, и посмотрел прямо на меня.
      - Передай хозяйке, что я отпущу лошадь подальше отсюда, - и с этими словами провел упиравшегося Ветерка в портал.
      Я почувствовала, как хозяйка на том конце "связи" выругалась, да и у меня слов приличных не осталось. Вот же... Теперь в добавок ко всему мы остались без транспортного средства.
      Три дня спустя, грязные и голодные, мы уныло плелись по дороге в Медвядку. Инквизитор прибыл только вчера и, как хозяйка и ожидала, подтвердил, что найденные у Мари травы никакого отношения к Запретному Лесу не имеют. Однако отпускал он нас с явной неохотой, еще свежа была память о временах охоты на ведьм. И не отделаться бы хозяйке от слишком пристального внимания Инквизиции, если бы не заступничество лона Вихорты, да и капитан местной стражи, Марк, подтвердил, что Мари - всем известная травница из деревеньки неподалеку. И особенно нам повезло, что инквизитор не догадался спросить с хозяйки лицензию травницы, которой у нас отродясь не было.
      Встретив Мари у выхода из города, я радостно бросилась ей в ноги. Хозяйка видимо тоже соскучилась, поэтому часть пути я проехала на ее руках, пока девушка не устала от моей тушки.
     
   Глава 3
     
      Хозяйка огорченно застыла на пороге дома. Я выглянула из-под ее ног, уже в принципе зная, что там увижу. Все было перевернуто вверх-дном, даже тяжелая старинная кровать, которую и трое мужчин с трудом с места сдвинут, каким-то образом оказалась опрокинутой на бок.
      Аккуратно перешагивая через осколки тарелок, Мари прошла в центр комнаты и опустилась на корточки. Зачем-то сложила вместе два неровных осколка, бывших когда-то глиняным кувшином, но потом безразлично отбросила их в сторону.
      - Даааа...Знаешь, Мита, нам с тобой какой-то неправильный раск попался. Вместо того чтобы как порядочный представитель этого племени попытаться меня банально убить, он решил мне жизнь окончательно испортить. Сначала арест этот смешной, потом Ветерка увел, он теперь пару месяцев возвращаться будет. Теперь вот это...
      Я уселась около хозяйки, обвив хвостом лапы, и сочувственно вздохнула, убирать все это придется хозяйке. Еще когда на подходе к деревне нам встретилась баба Нара, я поняла, что неприятности продолжаются. Эта почтенная жительница Медвядки, которая становилась просто вездесущей, когда речь заходила о сплетнях, казалось, только нас и поджидала.
      - Мари! Вернулась-таки! А мы уже волноваться начали, когда ты к вечеру из города не приехала.
      - Да, я...
      - Но твой брат нас успокоил, что ты на пару деньков в городе останешься. Счастье-то какое! Наконец, ты свою семью встретила, а мы все думали, что ты сирота, когда Аниса тебя нашла.
      - Э...да... - растерянно проговорила Мари.
      - Такой приятный молодой человек. Варвара ему предложила у них переночевать, сама знаешь, у них много места. Да я ей и говорю "ты чего, старая гусыня, предлагаешь? У тебя же три девки на выданье, они ж его живьем съедят". А так, у меня бы остановился, чай не стеснит. Но он все равно отказался. Проводите меня, говорит, в дом сестры, я там переночую, да и она просила вещи кой-какие привезти.
      - И вы отвели, значит?
      - Ну да. И вправду, чего ему у чужих людей? Очень воспитанный у тебя брат, а уж как вы похожи, прям одно лицо.
      Ну да. И чего бы ему быть непохожим, подправил личину и пожалуйста. В том, что раск добрался и сюда сомневаться не приходилось.
      Отвязавшись, наконец, от бабы Нары, жаждущей узнать подробности счастливого воссоединения с семьей, хозяйка поспешила домой, где мы и застали печальную картину недавнего обыска.
      - Что же он искал? - Мари поднялась с корточек и рассеянно осмотрелась вокруг.
      И правда, ну не деньги же? А может..? Я задумчиво посмотрела на дверь кладовки. Хозяйка, проследив за моим взглядом, испуганно вскрикнула "Только не это!" и бросилась туда.
      Вернувшись через минуту, она потерянно посмотрела на меня.
      - Мита, он забрал его. Как же теперь...зачем?
      Мари обессилено опустилась на пол и судорожно обхватила себя руками. Резкий холодок коснулся моего затылка, заставляя испуганно прижать уши, и я сорвалась с места, понимая, что еще чуть-чуть и могу не успеть. В два прыжка преодолев расстояние между мной и Мари, попутно отметив пролетающий мимо стул, я со всего размаху врезалась в ее колени и запрыгнула на грудь, не обращая внимания на то, что мои когти оставляют ярко алые следы на ее ногах, по которым я была вынуждена карабкаться. От неожиданности девушка потеряла равновесие и упала навзничь на спину, а я нависла над ее лицом, не давая отвести взгляд до тех пор, пока хозяйка растерянно не заморгала. Почувствовав, что она постепенно расслабилась подо мной, я с облегчением вздохнула. Успела.
      - Спасибо, Мита, - благодарно выдохнула Мари и села, поудобнее перехватив меня, почесывая за ухом.
      Да не за что, усмехнулась я мысленно, задумчиво рассматривая разбившийся о стену несчастный стул, который каким-то чудом пережил учиненный в доме обыск, но не выдержал начинающийся истерики моей хозяйки. Хорошо, что я успела и полноценной истерики удалось избежать, иначе дело бы одним стулом не ограничилось. Еще один срыв мог запросто стереть с лица земли и сам этот маленький домик, и всю деревушку. А потом хозяйка, если бы не потерялась в безумии окончательно, точно бы опять впала в депрессию, так как именно с этим местом она сейчас связывала такое понятие как "дом". Все-таки очень жаль, что такие вот срывы становились среди айкир обычным явлением и Мари, если верить воспоминаниям моих предков, была еще даже очень уравновешенной.
      - Что же теперь будем делать? - отвлекла меня от невеселых мыслей Мари. - Нам надо вернуть шэарт, другого у меня нет, и я не думаю, что кто-то еще нам его даст.
      Да уж, шэарт так просто никакой айкир не отдаст. Именно он питал их щиты необходимой силой, позволяя закрываться от эмоций людей и прятать свою ауру от расков. Изобретение времен Великой Охоты, когда раски, ведомые жаждой отомстить за Покушение на своего Императора, без разбору уничтожали и женщин, и детей, шэарт сейчас изготовить было невозможно, а оставшиеся хранили как самое ценное сокровище.
      Так как если носить его при себе постоянно, можно было полностью потерять способности видеть магию, айкиры старались спрятать его где-нибудь в надежном месте, надевая раз примерно в два-три месяца. Выполненный в форме браслета шэарт настраивался под своего хозяина раз и навсегда, не работая у других, но распространяя свое действие на ближайших родственников айкира и передаваясь из поколения в поколение. Мари свой получила от матери, и тот уже был настроен и на нее.
      Хозяйка поднялась с пола и присела на уцелевший стул, поместив меня на колени, не прекращая почесывать.
      - Где раск теперь, лишь ветер знает. В городе он был проездом, остановился, скорее всего, в таверне, никто его не знает. Хотя о чем я говорю? Это же всего лишь личина, он может сменить ее в любой момент - размышляла Мари. Я мурлыканьем выразила одобрение, и ее словам, и ласковым рукам. - Ты запомнила его запах, Мита?
      К сожалению, контакт был слишком недолгим, я могу даже не узнать его при встрече, если на нем опять будет личина.
      - Ладно, - вздохнула хозяйка, - посмотри, в округе нет никого постороннего?
      Я прислушалась к себе, но ничего такого не заметила. Если где-то рядом и была магия, то слишком слабая, чтобы я ее почуяла. О чем и сообщила хозяйке.
      - Хорошо.
      Мари ссадила меня с коленей и прошла на середину комнаты. Вздохнув, закрыла глаза, а когда открыла, они стали неестественного для людей яркого синего цвета. Я уселась рядом и по "связи" стала наблюдать за ней. Смотреть за работой мастера - одно удовольствие.
      Глазами хозяйки я увидела развороченную комнату совсем в ином свете. Десятки ярко зеленых магических "струн" буквально пронизывали пространство, сказывались последствия недавнего срыва Мари. Спонтанная магия айкир была насыщенно зеленого цвета, как молодая листва. Хорошо еще, что удалось удержать хозяйку от серьезной истерики, иначе тонкие сейчас нити могли превратиться в широкие полосы лент, которые бы почуяли не только шариссы, но и раски.
      Мари между тем принялась методично осматривать комнату, заодно прислушиваясь и к другим своим органам чувств. Она медленно перемещалась по скрипящим доскам пола, чуть вытянув перед собой руки. После десяти минут блуждания она, наконец, нашла, что искала. Присев на корточки, Мари подняла что-то с пола. Я почувствовала, как ее руку сразу же пронзило слабое покалывание, а нос уловил характерный запах цветка ланти. Решив посмотреть, что же все-таки нашла моя хозяйка, я встала с облюбованного места и поднырнула к ней под руку.
      - Ну вот, Мита. - Мари держала кончиками пальцев темный волосок. - Кажется, нас настойчиво приглашают последовать за собой.
      Я согласно мякнула. Предположить, что раск, причинивший нам столько неприятностей, мог оказаться настолько растерянным, что забыл в доме своей предполагаемой жертвы волосок, я просто не могла. Раски, хоть и не видят магию как таковую, но очень хорошо следят за собственным магическим фоном, моментально чувствуя любое изменение. А каждая часть тела раска буквально пропитана магией, в том числе и волосы. Если бы раски не контролировали выбросы своей магии, они бы просто светились ею.
      Значит, оставленный волосок - явный намек для нас, что непрошенного гостя вполне можно найти.
      - Не нравится мне это, - нахмурилась Мари, - идти на поводу у раска добром не кончится. Что ему от нас нужно?
      А может, ну его? Не пойдем?
      - Мне нужен шэарт, - хозяйка явно уловила мою последнюю мысль. - Хорошо хоть я недавно его доставала, так что пару месяцев у нас есть.
      Мари рывком поднялась и быстро направилась к оставленной у двери сумке с непроданными травами. Выложив из нее все, девушка в конце добралась до лежащего на самом дне мешочка с деньгами.
      - Хорошо, что Вихорта все-таки успел нам заплатить. Ну что ж. Будем пока плыть по течению, а там видно будет.
      Остаток дня прошел в торопливых сборах. Раск не взял спрятанных под половицей денег, так что средства на дорогу у нас были. Хозяйка не взяла с собой много вещей, резонно предполагая, что может докупить все необходимое в пути. Ждать Ветерка мы не стали, попросив деда Матея заглядывать к нам, вдруг тот вернется.
      Старосту Мари упросила одолжить свободную от работ в поле лошадь, клятвенно пообещав оставить ее в городе под присмотром того же Марка. Уговорам особенно помогло небольшое количество листьев питты, крепкий настой которых расслаблял не хуже нескольких кружек пива, но без головной боли наутро. Из-за экономии времени хозяйке пришлось ехать верхом и она опять надела привычные ей раньше штаны. Деревенских чуть инфаркт не хватил.
      На следующий день мы имели счастье лицезреть Марка, и Мари, с трудом отбившись от его настойчивых приглашений зайти в гости к старушке-матери, оставила у него одолженную лошадь, пообещав, что скоро за ней кто-нибудь придет из деревни.
      Ярмарка прошла только недавно, и купить новую лошадь нам в городке было особо негде. Пришлось хозяйке обратиться к местному трактирщику, который и продал нам невысокую серую лошадку смирного нрава, содрав с нас втридорога. Где трактирщик взял эту лошадь, Мари предпочитала не задумываться, потому что, скорее всего, она пошла в счет оплаты какого-нибудь незадачливого путника, оказавшегося без денег в наших краях.
      За всеми этими хлопотами незаметно пролетело полдня, но моя подопечная не захотела ждать до завтра и мы отправились по восточной дороге по направлению к Саласу, соседнему городу. Ночевать пришлось под открытым небом, свернув с дороги в лес, чтобы не встретиться с лихими людьми. А от диких зверей и я неплохо могла защитить. Обежав место нашей стоянки, я как следует потерлась о деревья и кусты, оставив предупреждающий запах. Теперь, если бы какой-нибудь хищник захотел навестить нас ночью, запах бы предупредил его, что впереди куда более страшное существо, с которым лучше не связываться. Вернувшись к хозяйке, я устроилась у нее под боком, сообщив, что можно не волноваться. Слушая равномерное дыхание заснувшей подопечной, я постепенно задремала и сама, правда, не позволяя сознанию скользнуть в глубокий сон, следя за местностью. Здешняя нечисть, хоть и была в большинстве своем не очень опасной, однако если бы напала внезапно, могла стать серьезной проблемой.
      На следующее утро, мы продолжили путь. Мари была явно не выспавшейся, сказывалась ночь, проведенная на твердой земле. Глядя на ее хмурое лицо, я не смогла сдержать усмешки. К хорошему все же быстро привыкаешь, всего два года назад походная жизнь была для нас нормой.
     
   Глава 4
     
      Когда я родилась, моей хозяйке было около пяти лет. "Связь" устроена таким образом, что при рождении очередной шариссы она находит ближайшего к ней айкира, не имеющего хранителя. Просто, но достаточно эффективно. Окончательно "связь" крепла в первые годы после личной встречи подопечного и шариссы и оставалась до конца жизни последней. В большинстве случаев айкир был способен пережить гибель партнера по связке, хоть и с тяжелыми последствиями для психики, но шарисса при гибели хозяина никогда не выживала. Фактически, при взрослении мы выстраивали свою ауру в полной зависимости от айкир, подстраиваясь под их конкретные нужды и вплетая жизненные нити подопечных в свои собственные.
      У меня было еще две сестры, хотя могло быть и больше - шарисс рождается ровно столько, сколько нужно. Забавно, но так как создавали нас в спешке в условиях Великой Охоты, что-то у айкир пошло не так, среди первых шарисс были только женские особи. И быть бы нам бесперспективным проектом, если бы не один непредусмотренный айкирами побочный эффект. Мы смогли давать полноценное потомство со всеми закрепленными качествами и от обычных кошачьих. Видимо сказалось то, что, создавая нас, айкиры взяли за основу изменений именно кошек, извечных спутников людей. В то же время моя родовая линия хранит память и о подобных экспериментах с собаками, но они оказались слишком зависимыми от партнера и играли в связке изначально подчиненную роль. Айкирам же нужна была в первую очередь способность принимать самостоятельные решения, чтобы подстраховать в случае непредвиденных ситуаций, когда они сами не смогут по какой-то причине адекватно реагировать на экстренные обстоятельства. Теперь уже совершенно точно шариссы всегда будут ходить в кошачьей форме, так как все технологии времен до Покушения были давно утрачены. Хотя в лесах все еще встречаются одичавшие потомки давних экспериментов, которых люди не глядя причислили к нечисти.
      Как только я почувствовала, что моих сил достаточно на длительное путешествие, поспешила к подопечной, подгоняемая зовом "связи". Мари тогда жила со своей матерью в небольшой деревне. Следующие пять лет я могу без преувеличения назвать самыми счастливыми в нашей жизни. Мари была ласковым ребенком и, таскаясь со мной как с игрушкой, она, тем не менее, никогда сознательно не причиняла мне боли в своих играх.
      Мать Мари, Аллия, как и большинство женщин айкир, нашла свое место среди людей в качестве квалифицированной травницы, запись о ней была по всем правилам занесена в Табель Профессий местного "ведущего" города. Все растения едва заметно фонили магией, впитывая ее вместе с водой из почвы. Айкиры были способны чувствовать небольшие изменения в этом фоне, зависящие от свойств растения. Мужчины часто становились аптекарями и приготовленные ими снадобья считались одними из лучших. По закону ни травницы, ни аптекари не имели права лечить людей. Травницы занимались исключительно сбором и обработкой лекарственных растений, часто подолгу путешествуя в поисках новых трав, лишь иногда оседая на несколько лет в каком-нибудь населенном пункте. В принципе любой айкир мог бы успешно освоить профессию лекаря, но никто из них ни за что бы не согласился на слишком тесное общение с людьми, а лекарство подразумевает это изначально.
      Лисата, шарисса Аллии, не принадлежала к моему роду, и мы подолгу могли обмениваться памятью наших родовых ветвей. И хотя она была старше меня, особого значения это не имело, так как первые шариссы появились примерно в одно время, и фактически наша память была одного возраста, отличался лишь жизненный опыт.
      К сожалению, по прошествии пяти лет тихая жизнь закончилась в одночасье. В деревню пришло моровое поветрие, забравшее жизнь самых маленьких детей и стариков. Не осталось ни одного двора, в котором бы не оплакивали потерю. Мари тогда вместе с матерью ездила на неделю в город, той надо было обновить запись в Табеле Профессий и получить некоторые редкие травы от проезжавшей мимо знакомой травницы. Когда Аллия вернулась, было уже поздно, болезнь действовала стремительно и собрала свою жатву буквально за несколько дней. Горе делает людей слепыми и глухими. То, что травница уехала накануне болезни, что она забрала с собой свою маленькую дочь, которая непременно бы заболела, останься в деревне, и общее желание найти хоть кого-нибудь виноватого, все это заставило деревенских взяться за топоры и вилы. И хотя времена бесконтрольной охоты на ведьм, устроенной Инквизицией, уже давно прошли, это не помешало им обвинить травницу в наведении порчи и тут же устроить показательную казнь.
      Когда обезумевшая толпа схватила Аллию, мы с Лисатой могли только беспомощно наблюдать. Все наши способности были заточены только для отражения магической атаки и против простой грубой силы мы не могли ничего сделать. На наших глазах Аллию потащили на деревенскую площадь, грубо оттолкнув испуганную Мари в сторону, от чего она, ударившись о стену стоявшего рядом дома, потеряла сознание. Возможно, это и спасло ей жизнь, на ребенка никто не обратил внимания.
      Когда моя подопечная очнулась, все было уже закончено, я не чувствовала больше ни Аллию, ни Лисату. И хотя я старалась удержать Мари, она все же с трудом поднялась с земли и направилась к месту казни. Встречавшиеся на нашем пути жители деревни отводили глаза - утолив жажду мести, причинить вред ребенку они все же не решались.
      Когда хозяйка увидела, что случилось с ее матерью, она впервые в жизни полностью потеряла контроль над собой. Она не закричала, нет, лишь опустилась на колени в пыль и невидяще уставилась перед собой. Я была тогда слишком молода и не успела вовремя среагировать, когда ярко зеленые ленты, видимые лишь мне, буквально за секунду полностью обернули хрупкое тельце девочки. А уже в следующее мгновение они стремительно летели во все стороны, снося на своем пути и неуспевших уйти с площади людей, и оказавшиеся такими хлипкими деревенские постройки. Все, что мне оставалось, это покрепче вцепиться когтями в землю, благословляя нашу способность поглощать магию, и пытаться докричаться до хозяйки. Не знаю каким чудом, но мне все-таки удалось удержать сознание подопечной на самом краю той черты, за которой начиналось настоящее безумие. А потом, также внезапно как началось, все и закончилось.
      Когда ко мне вернулась способность адекватно воспринимать окружающее пространство, перед моими глазами предстала наполовину разрушенная деревня, не пострадали лишь самые окраины. Среди развалин раздавались стоны попавших под удар людей, а выжившие не спешили выходить из своих укрытий. И посреди всего этого - моя маленькая хозяйка, второй раз за день потерявшая сознание. После огромной дозы чистой магии, пусть и родной, я с трудом могла пошевелиться. Все, на что у меня хватило сил, это на подкашивающих лапах проковылять к Мари и улечься у нее на груди, перекачивая лишнюю энергию обратно. Так нас и нашел Найти.
      Оглядываясь сейчас назад, могу сказать, что это был один из поворотных моментов в жизни Мари. Еще бы немного и деревенские жители пришли бы в себя и быстро сообразили, кто виноват во всеобщем погроме. Хозяйка была сейчас слабее мышонка, а я защитить ее от разъяренной толпы просто не смогла бы. Найти появился в нашей жизни как никогда вовремя.
      Я до сих пор мало что знаю о его прошлом, но видимо оно было достаточно бурным, так как надолго задерживаться в крупных городах Найти опасался. Жизнь его состояла из постоянных разъездов, он часто брался перевезти какой-нибудь небольшую посылку или письмо, когда требовалась быстрота и незаметность. Одинокого путника выследить сложнее, чем группу людей или торговый караван. Иногда Найти нанимался на работу охранника, но также не редко не гнушался поработать и на криминальные личности, попросту перевозя краденное.
      Что было действительно редкостью, так это то, что этот немолодой уже мужчина был прекрасно осведомлен о том, что Мари - айкира. Вообще, люди в массе своей не знали о существовании ни расков, ни айкир. Хотя конечно случались исключения, и Найти был как раз одним из них. В молодости у него обнаружилась история любви к айкире, которая и рассказала немного о своем народе. Вот только эта история закончилась весьма печально - девушка погибла в одной из стычек с расками. Может быть в память о ней Найти и решил помочь Мари.
      В любом случае, нам повезло. Повезло, что Найти не стал дожидаться, когда очухаются деревенские, а сразу увез бессознательную девочку прочь. Что он не побоялся возможных проблем с Инквизицией, с эмоционально неустойчивым ребенком, который был опасен - наглядный пример разрушенной деревни был у него перед глазами. Что он оказался по натуре своей одиночкой и путешествовал без попутчиков, иначе бы айкире, только что перенесшей срыв, было бы очень тяжело находиться в большой компании людей. Шариссы дают айкирам возможность закрываться от эмоций людей, но иногда им просто необходимо себя "отпустить". И в этот момент присутствие рядом больше чем одного человека может быть чревато.
      Конечно, сначала Найти вовсе не собирался оставлять Мари при себе. Он вел слишком непостоянный образ жизни, чтобы заботиться о ком-нибудь еще, кроме себя. План его был в том, чтобы довезти девочку до каких-то своих знакомых и оставить с ними. Но во время пути Мари была совершенно беспомощна, вымотанная срывом и поглощенная горем потери. Я как могла блокировала плохие воспоминания и успокаивала после ночных кошмаров, но главную роль в исцелении моей хозяйки сыграл все же Найти. С удивительным терпением он пытался разговорить Мари, рассказывал ей забавные истории из своего прошлого, ни на минуту не оставляя без присмотра. Последнее было особенно важно, так как Мари было необходимо чувствовать, что она не одинока, что кто-то надежный есть рядом. После смерти матери она хваталась за него как за последнюю соломинку, удерживающую ее в этом мире.
      Так что, когда они все-таки достигли пункта назначения, о расставании не могло быть и речи. Девочка просто отказалась подходить к незнакомым людям, судорожно цеплялась за руки Найти, а тот в свою очередь успел порядком привязаться к моей подопечной. Вот и получилось так, что дальнейший путь они продолжили вместе.
      Выполнив заказанную на тот момент работу, Найти отвез мою хозяйку в одиноко стоящий на берегу реки срубленный домик, причем, нам пришлось изрядно поплутать по лесу, прежде чем мы дошли до него. Наверное, это было его убежище на крайний случай, потому что само жилище было изрядно запущено, видно было, что там давно никто не жил.
      Первые пару месяцев Найти оставался с Мари, лишь иногда выезжая на охоту или в ближайшую деревню. Но вскоре ему пришлось вернуться к работе, ведь девочку нужно было кормить и одевать, да и сам он уже начал тяготиться оседлой жизни. Постепенно он стал все чаще покидать дом, пропадая подчас по нескольку недель и оставляя Мари на хозяйстве.
      Однако долго моя хозяйка это терпеть не стала и как только подросла немного настояла, чтобы Найти брал ее с собой. Сначала он решительно сопротивлялся этому, резонно предполагая, что девочка станет обузой в пути. Но после того, как мы с подопечной почуяли пару раз засаду, он пересмотрел свои взгляды. Да и айкира была все же гораздо более выносливой, чем обычный человеческий ребенок.
      Следующие несколько лет были для нас чередой бесконечных разъездов, но Мари была счастлива, да и мне грех было жаловаться. Более подходящей компании для айкиры трудно было найти, хотя из-за сомнительной репутации клиентов Найти нам постоянно приходилось избегать встречи с властями.
      Все закончилось около двух лет назад, когда Найти необдуманно взялся за слишком рискованный заказ по перевозке очередного письма. Его перехватили в небольшой деревеньке рядом с Перманом и, хотя он был опытным воином, противников оказалось слишком много. Все же перед смертью он успел отправить на тот свет несколько из нападавших. Остальные, конечно же не собирались оставлять в живых свидетелей и мою хозяйку ждала бы та же самая судьба. Но предположить, что хрупкая с виду девушка может представлять для них реальную опасность, они никак не могли.
      В тот раз я сознательно не стала удерживать слетевшие с хозяйки щиты и просто наблюдала, как вырвавшаяся магия сминает все на своем пути. Выбор у меня был небольшой - или смотреть, как Мари убивают, или позволить ее силе разрушить все вокруг и надеяться, что в последний момент я все же смогу вернуть хозяйку из ее безумия. Хотя быть свидетелем, как моя подопечная второй раз балансирует на грани пропасти, было тяжело. И все же мне удалось удержаться от вмешательства и остановить Мари только уже на самом краю подступающей темноты. Но еще бы чуть-чуть и айкира просто бы сгорела под напором своей же собственной магии. Надеюсь, что больше мне никогда не придется совершать такой выбор.
      Не давая Мари прийти в себя, я утащила ее из деревни, опасаясь возможной погони. Она, почти ничего не соображая, просто следовала за мной, поддерживаемая "связью". Мы бежали прочь несколько дней и по мере того, как отдалялись от места гибели Найти все дальше и дальше, моя подопечная уходила в себя все больше. Лишь иногда мне удавалась ее хоть немного растормошить, но охватившая ее депрессия больно била по "связи" и меня. Наконец, после долгого блуждания по лесу мы вышли к какому-то поселению, где почти уже невменяемую Мари и нашла Аниса.
     
   Глава 5
      К концу следующего дня мы подъезжали к Саласу. Серая кобыла, которую хозяйка прозвала Тинкой, была не в пример шустрее Ветерка и довезла нас неожиданно быстро. Может быть, сказалось еще и то, что у Мари было мало с собой вещей, да и сама она весила совсем немного.
      Заезжать в сам город нам было не к чему, поэтому, обогнув его, мы направились дальше на восток. Через пару часов, наконец, показался конечный пункт нашего путешествия, чему я была несказанно рада. Все же путешествовать девушке одной по нашей славной стране было не слишком безопасно. Хорошо хоть, я могла заранее предупредить подопечную о приближении посторонних.
      Достаточно большой поселок, огороженный высоким забором с широкими открытыми сейчас воротами выглядел процветающе. Въехав в него, Мари покрепче взялась за поводья и направилась прямиком к центру деревни, где располагался местный трактир. Я запрыгнула на небольшое свободное пространство седла позади хозяйки и забралась под ее дорожный плащ, свободно свисающий с крупа лошади, не желая привлекать излишнего внимания. Стайка босоногих детишек тут же обступила нас со всех сторон и веселой гурьбой проводила к трактиру. Ребятня и так любопытна, а одинокая девушка в мужской одежде вызвала их полное восхищение.
      Трактир не вызывал никакого желания в него войти - старое, обшарпанное здание с живописно раскинувшимся на пороге сладко посапывающим пьяницей. Мари беспомощно обернулась на толпившуюся неподалеку ребятню, но дети сразу же бросались в рассыпную, стоило ей обратиться к ним. Заходить в трактир я ей настойчиво не рекомендовала, внутри находились явно агрессивные и подвыпившие личности, которые просто так одинокую девушку бы не отпустили. Хозяйка нерешительно посмотрела на спящего.
      - Эм...уважаемый. Эй! Проснись!
      Мари направила Тинку к нему поближе, и та почти наступила на мужчину. Спешиваться и растолкать его моей хозяйке явно не хотелось, и я решила ей немного помочь. Легкого касания замутненного сознания спящего вполне хватило, чтобы разбудить, хотя нельзя сказать, что, проснувшись, этот человек был так уж рад этому. Не прибавила ему хорошего настроения и морда Тинки, с любопытством решившей обнюхать странное создание у своих копыт.
      Недовольно кряхтя, недавний посетитель трактира кое-как принял сидячее положение и осоловело уставился на мою подопечную. Нет, Мари у нас конечно девушка видная, но так откровенно пялиться не стоит, о чем я и сообщила ему недовольным шипением, высунувшись из-под плаща. Его взгляд стал еще более мутным и теперь он уже уставился на меня.
      - Эй! Я тут. - Мари помахала перед его лицом рукой, наклонившись в седле. - Не подскажешь, где живет лон Тарх?
      Мужик пару секунд наблюдал за рукой перед своими глазами, а потом попытался сосредоточиться на вопросе.
      - Так это...там, - он махнул в сторону, - самый последний дом, стоит еще...чуть поодаль.
      - Спасибо, - Мари мило улыбнулась ему, чем привела по-моему эту нетрезвую личность в еще большее расстройство, и тронула Тинку в указанную сторону.
      Мужик же еще долго смотрел нам вслед, так что я не удержалась и помахала ему лапой, как мог бы поступить человек, но никак не кошка. Человек вздрогнул, помотал головой и, поднявшись, неуверенной походкой поплелся прочь от трактира, бормоча что-то о том, что надо меньше пить.
      - Мита, - одернула укоризненно меня хозяйка, - а если бы кто-нибудь увидел?
      Ну признаюсь, схулиганила. Но может он теперь хорошенько подумает, прежде чем напиваться в следующий раз, так что сделала хорошее дело.
      Искомый дом стоял не просто чуть поодаль от остальных, а почти уже за самым забором деревни. В общем-то, это было неудивительно, потому что хозяином его был айкир, а они, если уж и селились среди людей, то все равно старались выбрать место как можно дальше от всех.
      Мари спешилась с лошади и привязала ее к изгороди, а сама пошла к дому. Дверь была закрыта, но я четко чувствовала, что тот, кого мы ищем, внутри. Впрочем, сама Мари тоже это прекрасно знала. Она забарабанила по двери.
      - Тарх! Эй, открывай!
      После пары ударов в дверь ногой, она, наконец, отварилась, а на пороге показался сам хозяин дома. Уже практически полностью седой, но крепкий и статный мужчина стоял на пороге, а его неестественно синие глаза с недовольством смотрели на девушку.
      - Ну и чего ты орешь? Может, я не хочу видеть никаких гостей?
      - Да ладно тебе. Я может внезапно конечно, но...
      - Да нет, - перебил Мари айкир, - вас еще на доходе к Саласу Сина учуяла. Но ты никогда просто так ко мне не приезжаешь. Каждое твое посещение - новая неприятность. Ладно, проходи уж, коли пришла.
      Он махнул рукой, и скрылся в глубине дома. Мари, хмыкнув, пошла за ним.
      Внутри было довольно темно и обстановка явно свидетельствовала, что живет здесь мужчина, который частенько забывает прибраться. Спихнув со стула какую-то одежду, Тарх указал на него Мари, а сам устроился у очага. На колени ему запрыгнула небольшая кошка, черная шерсть которой была обильно посеребрена седыми волосками.
      "Привет, Сина" - поприветствовала я шариссу. Она кивнула мне изящной головой и поудобнее устроилась на коленях хозяина.
      "Здравствуй, Мита. Вы уж извините моего старика, он с годами становится все больше брюзгой"
      - Эй, Сина, кто из нас двоих здесь хозяин? - Тарх ласково дернул шариссу за ухо и посмотрел на Мари. - Ну? Во что ты влипла на этот раз?
      Мы были знакомы с Тархом уже несколько лет. Как то раз во время очередного задания проезжали с Найти мимо Саласа и там попали в весьма неприятную ситуацию. Клиент отказался заплатить, а Найти не привык просто так отступать. Вот только совершенно некстати на шум бурного выяснения отношений в трактире прибежала стража, которая, получив поощрение звонкой монетой, встала на сторону почтенного жителя города, а не заезжего наемника. И не миновать бы Найти неприятностей, если бы не внезапное заступничество одного посетителя, в котором лишь через несколько минут я с удивлением признала айкира. Причина такой своей и Мари невнимательности объяснялась довольно просто. Айкир был очень стар. Хотя человек бы дал ему не больше шестидесяти, для своей расы, которая стареет во много раз медленнее, чем люди, седые волосы выдавали какой-то уж совсем запредельный возраст. Так что опыта у нашего заступника, рассказывающего сейчас страже полную версию произошедших событий, свидетелем которых он стал, было более чем предостаточно, чтобы полностью скрыть свои способности.
      Айкир представился аптекарем Тархом и видимо имел в этом городе немалый вес, потому что стражники без разговоров пошли на попятный и быстро покинули трактир, оставив раздосадованного заказчика разбираться самостоятельно. Однако присутствие Тарха видимо и на него произвело большое впечатление, потому что долго препираться он не стал, заплатив Найти положенное.
      Тарх был нелюдим даже для айкира, хотя помочь сородичу все же не отказался. Думаю, он был бы рад, если бы этим наше знакомство и закончилось, однако Мари никогда не отличалась большой скромностью и несколько раз заезжала в его лавку, если нам было по пути и если удавалось его там застать. Он жил не в Саласе, а в лавку наведывался лишь по мере необходимости, оставив все на своего помощника.
      Сейчас, слушая, как хозяйка рассказывает Тарху о нашей проблеме и тихонька мурлыкая под ее теплыми гладящими руками, я параллельно передавала Сине все, что успела запомнить во время короткой встречи с раском.
      Мари закончила свой рассказ, и Тарх некоторое время сидел молча.
      - Да уж. Он довольно настойчиво хочет, чтобы ты отправилась за ним. Пошел на такие хлопоты. Ты уверена, что хочешь позволить ему вести себя?
      - Нет конечно, но у меня нет выбора. Он забрал шэарт.
      - Жаль, что айкиры создавали шэарт в такой спешке. Он наше самое слабое место.
      - Время такое было. За ними по пятам следовали Охотники, хорошо хоть успели и это сделать.
      - Ну, ведь шариссы у них получились гораздо лучше - Тарх ласково погладил Сину.
      - Ага, но и тут без недоработок не обошлось.
      - Имеешь ввиду, что мужских особей не рождается? Эта проблема успешно решилась за счет обычных котов.
      - Нам опять повезло.
      "Ага, я всегда говорила, что тебе со мной крупно повезло, Мари", - я решила вмешаться.
      - А я и не спорю. Но, Тарх, разговор сейчас не о том. Ты поможешь? У меня сил не хватит найти раска по одному только волоску, а Мита не успела его как следует запомнить.
      Тарх мрачно посмотрел на девушку.
      - Мари, по правде говоря, зачем мне это? Ты понимаешь, что если возьмусь найти его, мне придется совершенно раскрыться и засветиться на всю округу. Я живу тут уже давно, привык, можно сказать. Это вам, молодым, трудно долго оставаться среди людей, но с возрастом, уверяю тебя, это проходит. И я совершенно не хочу незапланированного визита расков в свой дом. А они придут, если я раскину "сеть". Чтобы почувствовать ее, даже ущербных способностей расков хватит.
      - Мита подстрахует тебя.
      - Это не гарантирует, что меня не заметят.
      Мари сгорбившись сидела на стуле, опустив взгляд на давно не мытый пол. Я чувствовала ее все возрастающее отчаяние, но ничем не могла помочь, кроме успокаивающих импульсов, которые сейчас были что горох об стенку. Даже Сина сейчас не вмешивалась в разговор. Некоторые вещи хозяева должны решить сами.
      Тарх пристально посмотрел на Мари, а потом тяжело вздохнул.
      - Пусть твоя шарисса поможет Сине. И ты мне теперь по гроб жизни должна будешь.
      Хозяйка резко вскинула голову, еще не веря в свою удачу, но, встретившись взглядом с айкиром, ослепительно улыбнулась.
      - Спасибо.
      - Ты из меня веревки вьешь. И не надо так улыбаться, стар я уже, чтобы на красивые улыбки вестись.
      - Ну что ты, Тарх. Ты совсем не старый еще.
      - Ага, - айкир издал хриплый смешок, - молоденький, словно козлик. Ладно, давай приступать. Чем скорее я тебя отсюда выставлю, тем лучше.
      Он переместился на кровать, где вытянулся во весь свой немалый рост и закрыл глаза. Сина прыгнула ему на грудь и принялась глухо мурлыкать, переминая коготками рубашку.
      - Ей-ей, старушка, я же не железный, поосторожнее с когтями.
      "Пф!" - фыркнула на это шарисса. - "Мита, иди сюда".
      Я спрыгнула с колен хозяйки и присоединилась к старшей. На груди у Тарха места уже не осталось, поэтому я расположилась на животе.
      "Ты ведь еще ни разу не раскидывала свою защиту на кого-нибудь кроме хозяйки?" - спросила Сина.
      "Да, верно" - я немного нервничала.
      "Тогда смотри, что делаю я. И не волнуйся, это не так сложно".
      Я положила голову ей на бок, позволяя нашим "связям" коснуться друг друга и в конце концов переплестись.
      "Молодец", - голос Сины доносился до меня словно из-за глухой стены. - "Теперь постарайся почувствовать Тарха".
      Я закрыла глаза, чтобы лучше сосредоточиться, и позволила себе соскользнуть по нитям "связи". Вот родной зеленый огонек хозяйки, сейчас слегка отмеченный запахом беспокойства. А вот более яркая аура, горящая ровным насыщенным светом. Тарх не осознавался как что-то родное, как в случае с подопечной. Но и чужим он не был, скорее, вызывал чувства, как к близкому родственнику. Вокруг него словно паутинкой оплетены тончайшие голубоватые нити их с Синой "связи". Я принялась осторожно вплетать свои нити в этот рисунок, чувствуя подбадривающее присутствие Сины. Наконец, когда все было закончено, я открыла глаза.
      Это было очень странное чувство, как будто моя Мари резко увеличилась в размере и массе, и чтобы защитить ее мне понадобилось в два-три раза больше сил.
      Тарх шевельнулся на кровати.
      - Все, девочки? Закончили? Тогда теперь моя очередь. Давай свою находку, - Тарх протянул руку за платком с волоском раска, найденным Мари.
      Одной из особенностей рода, к которому принадлежал Тарх, было умение в буквальном смысле расщеплять сознание по аурам всех находящихся в пределах досягаемости айкир. Причем последние даже не замечали постороннего присутствия, потому что почувствовать настолько крошечную частичку чужого разума могли единицы. Кроме того, Тарх не мог никак повлиять на чужой разум, а просто бегло просматривал чужие воспоминания, цепляясь лишь за образ или мысль, которую искал. Однако, никому не нравилось пускать к себе в голову посторонних, и семья Тарха всегда была в весьма напряженных отношениях с другими айкирами, что, в общем-то, и питало его ворчливую натуру.
      Сейчас, лежа в полутемной комнате, Тарх словно паук перебирался с одного айкира на другого, в поисках того самого единственного запаха или образа искомого раска.
      Так прошло примерно полчаса, во время которых Мари напряженно следила по нашей "связи" не появились ли в округе непрошенные гости. Наконец, айкир тяжело вздохнул и открыл глаза. Я немедленно принялась освобождаться от тесных объятий его с Синой "связи", с облегчением чувствуя, что аура моей подопечной вернулась к прежним реальным размерам.
      - В столице твой раск, девочка, - Тарх одним плавным гибким движением сел на кровати.
      - Шустрый какой, - хмыкнула Мари.
      - Ну, порталы раски еще не разучились делать. Но тебе-то придется туда своим ходом добираться, недели две. Поедешь?
      - Да, - Мари печально посмотрела на него, - подскажешь, где в Саласе лучше снаряжение в дорогу купить?
      - Подскажу конечно. Только вот не вздумай одна туда ехать. Мы конечно не люди, но одинокой девушке любой расы в пути небезопасно. Послезавтра в столицу караван отправляется, у меня там один знакомый купец есть. Поедешь с ним. Ему в дорогу лекарь нужен, а местные совсем обленились, ни один не согласился с насиженного места тронуться. - Тарх пожал плечами, - хотя, может, он просто мало платит.
      - С людьми не поеду! Они же меня в гроб вгонят своими эмоциями.
      - Не глупи, две недели выдержишь, Мита тебе поможет. В конце концов, можешь на пару часиков отъезжать куда-нибудь в лесок, если уж совсем невмоготу будет.
      - Но я не лекарка, у меня даже лицензии травницы нет, - хозяйка совсем не хотела уступать.
      - Лицензию у тебя никто не спросит, я позабочусь. Да и травами я тебя в дорогу снабжу, потом вернешь чем-нибудь. - Тарх раздраженно посмотрел на Мари, - не заставляй меня жалеть о своей доброте.
      - Но...
      "Мари, он прав. Я тебя сама одну не пущу" - я все-таки решила вмешаться.
      Хозяйка раздосадовано перевела взгляд с Тарха на меня.
      - Спелись, - она махнула рукой, сдаваясь.
      - Твоя шарисса, в отличие от тебя, думает головой, а не чем-то иным. Сегодня можешь остаться здесь, а завтра я тебя в Салас провожу и с Орхетом, купцом, познакомлю.
     
   Глава 6
     
      На следующий день Мари седлала Тинку, а Тарх вывел из стоящего рядом сарая огромного жеребца, бывшего когда-то угольно-черным, но сейчас щеголявшего обильно поседевшей шкурой. Мари с интересом смотрела, как айкир седлал его, причем, чувствовалось, что животное, не смотря на возраст, все еще полно сил.
      - Сколько ему лет? - не удержалась моя подопечная от вопроса.
      - Да уже за сорок, мы с ним много вместе повидали, - Тарх ласково погладил жеребца по шее.
      - Сорок?! - Мари недоверчиво посмотрела на него, - лошади столько не живут.
      - Не живут, - согласился айкир, - но мы с Синой с ним немного поэкспериментировали, когда он еще жеребенком был.
      - И что же вы сделали? - с любопытством подалась Мари вперед.
      - Вплели в его ауру нити нашей "связи".
      - Но как это? Животные не приспособлены для этого, только шариссы...
      - Ты забываешь, что и шариссы произошли от обычных кошек, - перебил ее Тарх и с усмешкой посмотрел на меня с Синой, уютно расположившихся на теплом от солнечных лучей крыльце дома.
      Мари на секунду задумалась.
      - То есть ты, - начала она медленно, - можешь создать что-то подобное нашим "связям" с шариссами? Или даже самих шарисс?
      - Нет, - Тарх засмеялся, - эти технологии были забыты еще задолго до того, как я родился. На самом деле, нам с Синой просто повезло, да и Шмель с очень устойчивой психикой оказался. Но больше у меня это ни разу не получалось, сколько бы я не пытался.
      - Жаль. Если бы сохранились хоть какие-то наработки наших предков, я сейчас не попала бы в эту ситуацию с шэартом.
      - Увы, Мари, но мы сейчас бесконечно далеки от тех, кого раски называли айкирами во времена до Покушения. Что уж говорить, если большинство даже язык забыло, - Тарх огорченно покачал головой.
      Мари пристыжено опустила глаза - она действительно знала всего несколько слов на айкирийском. Решив жить среди людей, и почти полностью отказавшись от своего дара, айкиры сознательно обрекли себя на постепенную ассимиляцию. С каждым поколением забывалось все больше, кроме того, айкиры по натуре больше одиночки и не стремились жить в своих общинах. Это было продиктовано и осторожностью, так как большое скопление айкир раскам было обнаружить легче.
      "Ничего, Мари", - я послала ей успокаивающую мысль, - "мы сохраним для вас и язык, и обычаи, мы-то ничего не забыли".
      На секунду задумалась и продолжила:
      "Если хочешь, с завтрашнего дня буду учить тебя айкирийскому?" - я кристально честными глазами посмотрела на нее, буквально излучая желание помочь. Ага, если учесть, что в его алфавите сто три буквы, половина из которых произносится в разных случаях по-разному, да двадцать четыре времени, учить его - то еще удовольствие.
      Хозяйка закатила глаза и пробормотала что-то насчет того, что лучше как-нибудь в другой раз. Чувство неловкости, повисшее было в воздухе, немного рассеялось.
      Салас был достаточно большим городом с развитой инфраструктурой, удачно стоявший, кроме того, на караванном пути, пролегавшем из соседнего государства и следовавшего в столицу. Местные купцы занимались в основном посредничеством между иностранными купцами и столичными скупщиками и имели на этом неплохой навар.
      Кир Орхет жил на самом краю города и его дом совмещал в себе и жилье, и склады, и лавку. Он только-только решил заняться торговлей со столицей и впервые собирался присоединиться к каравану. Это был невысокого роста кругленький мужчина с объемным круглым животиком и с такими же круглыми, но умными и подвижными глазами. Да и сам он, казалось, был пропитан жизнью и энергией, снуя по подворью со сверхъестественной для своей комплекции скоростью, контролируя грузящих подводы слуг. Сначала он даже не обратил на нас никакого внимания, так что Тарху пришлось буквально выуживать его из вереницы телег и стоящих на земле мешков.
      - Эй, Орхет! Да стой же ты, с ног снесешь!
      - Ох, лон Тарх, простите, я вас не заметил, - купец на секунду остановился, тяжело переводя дух, - сами видите, завтра караван уходит, а у меня еще ничего не готово. Эти ленивые идиоты даже погрузить товар без меня не могут.
      Он энергично потряс кулаком в сторону флегматично таскающих мешки слуг.
      - Да отвлекись ты на минуту. Я тебе лекаря привел, сам ведь просил найти, - Тарх подтолкнул Мари вперед.
      - Здравствуйте, я Мари, - мило улыбнулась моя хозяйка.
      Купец растерянно посмотрел на нее.
      - Эм...но она ведь...девушка.
      - Ну ясно, что не мальчик, - согласился Тарх, - так ты и не просил мужчину. И чем тебя лекарка не устраивает?
      - Да нет, просто неудобно как-то женщине одной, - неуверенно ответил Орхет.
      - А вот это уже твоя ответственность. Ты у меня смотри, если хоть один волос с ее головы упадет, назад можешь не возвращаться, ты меня знаешь.
      После этих слов, судя по взгляду купца, он был бы рад отправиться вообще без лекаря, чем с такой нагрузкой.
      - Да мне лекарь и не нужен вовсе, но жена уперлась. Не отпущу, говорит, если за тобой присмотра не будет, - он смущенно улыбнулся, - у меня сердце иногда пошаливает. А в караване своего нет. Да и мне обещали скинуть за место, если мой лекарь и остальным, если что, помощь окажет.
      - Ну вот видишь, нельзя тебе без лекаря, - Тарх хлопнул его по плечу, - не волнуйся, я поручусь за ее профессионализм.
      - Ну, если вы поручитесь, - сдался Орхет, - оплата - два тина* в день.
      - Ну ты и жмот, это за две недели пути и трех линов не наберется. Давай четыре тина.
      - Вы меня разорите, лон Тарх! В караване охрана всего три тина получает, а они жизнью рискуют.
      - Не разорю. У нее все травы и лекарства с собой, - Тарх кивнул на притороченную к седлу Тинки сумку, - ты ничего оплачивать не будешь.
      - Без ножа режете, лон, но да ладно, - купец обернулся к Мари, - лонна, завтра мы отправляемся ближе к обеду. Приходите, пожалуйста, сюда утром, я покажу вам телегу, которую отрядил под лазарет. Она, правда, тоже нагружена товарами, но если что, мы все быстренько разберем. А пока вам одной и так места хватит.
      Тут он заметил меня, сидящую у ног Мари.
      - Это ваше животное? За него отвечаете сами, если ненароком потеряется, без претензий.
      - Конечно, не волнуйтесь, вы даже не заметите мою кошку.
      Я презрительно повела ухом, конечно, не заметит, где уж ему шариссу заметить.
      Попрощавшись с Орхетом, убежавшим опять шпынять своих слуг, Тарх отвел хозяйку в лавку еще одного своего знакомого, торговавшего всякой всячиной, которая может пригодиться к походу. Авторитет аптекаря видимо был в этом городе непререкаемым, потому что торговец продал Мари все необходимое по более чем хорошей цене, даже не пытаясь всучить бракованное барахло, что часто случается с незадачливыми путниками, особенно если они женщины.
      Выйдя из лавки, мы с удивлением обнаружили, что уже не за горами вечер. Солнце явно сдавало свои позиции на небосклоне, и яркие краски дня померкли, остался преимущественно темно-оранжевый цвет. Посмотрев на Мари, стоящей с пухлой новенькой дорожной сумкой, Тарх улыбнулся и потянул ее за собой к привязанным неподалеку лошадям, возле которых мы с Синой ждали хозяев. Помогая прикрепить покупки к седлу, он спросил хозяйку.
      - Как скоро тебе понадобится шэарт?
      - Через пару месяцев, если повезет. И если он не смотается из столицы еще куда-нибудь за те две недели, что я туда буду добираться.
      - Что-то мне подсказывает, что никуда он не денется. Тебя будет ждать.
      - Не знаю, радоваться этому или нет, - Мари печально покачала головой, - если будет ждать, это подтвердит, что след он специально оставил. Зато хоть узнаю, что он от меня хочет.
      Она с тоской посмотрела на меня.
      - Хотя я просто хотела тихо жить у себя в Медвядке.
      - Ну-ну, еще успеешь на покой осесть. Эх, молодость. Я в твои годы на одном месте не сидел, всю страну объездил, - Тарх мечтательно вздохнул, вспоминая видимо те далекие годы.
      Мари грустно усмехнулась. Может, если бы ее жизнь сложилась по-другому и ей не пришлось бы мотаться всю сознательную юность вместе с Найти по дорогам не только этой страны, но и всех соседних, она бы сейчас и стремилась к новым впечатлениям. Но события прошлого заставляют хотеть просто тишины и покоя.
      Тарх заметил, что настроение девушки сильно испортилось, и решительно сменил тему. Он никогда не интересовался прошлым Мари, не спрашивал, почему она путешествовала одна с мужчиной в столь юном возрасте и где ее родственники. И я была ему за это благодарна, не стоит ворошить болезненное прошлое.
      К дому Тарха мы добрались уже совсем в темноте и порядочно усталые. Позаботившись о лошадях, айкиры прошли в дом, хозяйка по пути подхватила меня на руки. Я чувствовала ее волнение перед предстоящей дорогой и тихонько мурлыкала, позволяя ей расслабиться под монотонный звук. Немного успокоительного, попавшего с моей шерсти на кожу рук тоже не помешает, ей надо выспаться.
      На следующее утро Тарх не стал нас провожать. Вообще-то мы с Мари банально проворонили его уход, обнаружив утром на столе только записку, что у него еще есть дела и чтобы мы сами нашли, что позавтракать и поспешили к Орхету.
      - Может оно и к лучшему, - задумчиво проговорила хозяйка, методично обшаривая кухню в поисках съестного, - не люблю прощаний, да и отблагодарить его сейчас я ничем не могу.
      Я смущенно посмотрела на нее, мне было до сих пор неловко, что я упустила, когда старый айкир со своей шариссой уходили.
      - Не переживай, не нам с ним тягаться в искусстве исчезать, - Мари заметила мое подавленное состояние, - дожить до таких лет и не сгинуть при встрече с расками, это еще суметь надо.
      После завтрака, Мари оседлала Тинку и принялась крепить позади седла невысокую плетеную корзину. Я запрыгнула на спину лошади и с любопытством стала смотреть на ее работу. Хорошо, хоть вчера хозяйка не забыла купить в Саласе эту корзину, мне надоело подпрыгивать на крупе Тинки, судорожно цепляясь когтями в седло, пытаясь не упасть.
      В то памятное бегство после смерти Найти мне и в голову не пришло забрать какие-то вещи, не до того было. Пришлось бросить и старую, но очень удобную корзину, в которой я ездила позади Мари во время их путешествий.
      Наконец, хозяйка закончила.
      - Принимай, - кивнула она мне и пошла запереть дом.
      Я осторожно ступила в корзину, повернулась пару раз вокруг собственной оси, потоптала положенную на дно подстилку, с удовольствием выпуская когти, и, наконец, улеглась. Ничего, вполне удобно. Мари тоже забралась в седло, расправив дорожный плащ так, чтобы он полностью прикрывал корзину со мной, и тронула Тинку к городу.
      Прибыв на подворье кира Орхета и выглядывая в образовавшуюся щелку из-под плаща хозяйки, я поняла, что вчерашняя суета была ничем по сравнению сегодняшним хаосом. Слуги сновали от амбаров к телегам, догружая то, что не успели вчера, а сам купец носился между ними с совсем уж запредельной скоростью. Рядом с радостным лаем прыгал дворовый тощий кобелек, периодически с завидной ловкостью уворачиваясь от пинков пытавшихся прогнать его людей. То и дело со всех сторон слышались ругательства. Но весь это бедлам перекрывал зычный голос невысокой женщины, стоявшей на крыльце, и чья тоненькая и изящная фигура никак не могла намекать на обладание столь богатырским голосом, которым она сейчас давала советы Орхету, как лучше грузить подводы. Судя по всему, это и была кирра Лала, жена купца.
      Я посоветовала хозяйке показаться на глаза нанимателю, что мы тут, и смотаться куда-нибудь подальше, чтобы не мешаться на этом празднике жизни. Лучше уж присоединиться к каравану за городом.
     
      * система с деньгами простая, как с рублями (только эквивалента пятисотки нет):
      сокр - самая мелкая монета (примерно как 10 руб.)
      тин - 10 сокров
      лин - 10 тинов
      черк - 5 линов
      пат - 2 черка (примерно как 10 тыс. руб.)
     
   Глава 7
     
      Длинная вереница груженых повозок не спеша двигалась по запыленной дороге, издавая характерные для каравана звуки скрипа колес, фырканья лошадей и чей-то заунывной песни.
      Мари сидела в одной из крытых телег и с тоской смотрела на свой порвавшийся дорожный плащ. Она никогда не любила заниматься штопкой, да и получалось у нее обычно не ахти как. Я же, свернувшись клубком на мешках в глубине телеги, наблюдала и честно пыталась не дать ей почувствовать мое веселье, вызванное ее недовольным видом.
      - И так сойдет, - отбросила она, наконец, зашитый кривыми стежками плащ.
      Путешествовать с людьми хозяйке было не легко. Она совсем закрылась от внешнего мира, поставив такие щиты, что однажды даже я на миг переставала ее чувствовать. Лишь моя убедительная просьба не делать так больше заставила ее немного ослабить контроль. Однако первое время моя подопечная действительно была напряжена как натянутая струна и постоянно держала меня на руках, успокаиваясь от методичного поглаживания теплого, пушистого меха. Я не протестовала, понимая, что сейчас лучше потерпеть.
      Первый пациент чуть не вызвал паническое бегство. Один из стражников, охранявших караван, в разминочном бою получил по невнимательности легкое ранение. Ничего серьезного, однако, рану надо было перевязать и обработать, чтобы не загноилась. Стражник был еще молодой и искренне рад, что лекарь оказался женщиной. Однако его попытки немного пофлиртовать пропали втуне - пока он распинался в комплиментах, Мари тщетно пыталась заставить себя прикоснуться к нему.
      "Мари, Мари! Забудь, что это человек, - я прижалась к ее ногам, посылая успокаивающие импульсы, - это просто живое существо, которому нужна помощь. Ты ничего не почувствуешь, когда прикоснешься к нему, твои щиты совершенно надежны, я тут, рядом. Ну же. Он уже беспокоиться начал, что ты над ним как над покойником стоишь и ничего не делаешь. Давай!".
      Я легонько укусила ее за щиколотку, чтобы вывести из задумчивости. Хозяйка вздрогнула и неуверенно прикоснулась к поврежденной руке человека. Дальнейшие действия она совершала совершенно механически, как будто в трансе. Спустя пятнадцать минут, стражник ушел, уверенный, что лекарка дело свое знает, однако странная какая-то, заторможенная.
      Второй пациент пошел легче, а на десятом хозяйка уже недрогнувшей рукой латала мелкие порезы, выдавала полезные отвары и ставила холодные компрессы. Помогло еще и то, что в караване была явная напряженка с женским полом, ну, если не считать несколько совсем не юных купеческих жен, отправившихся вместе с мужьями, и дородную повариху. А хозяйка моя девушка довольно симпатичная, поэтому вереница пациентов больше чем на две трети состояла из простых желающих познакомиться. Обширная практика общения с людьми творила чудеса, через пару дней Мари перестала давить меня своей паникой при виде очередного больного. Хотя она все равно заработала репутацию холодной недотроги своим явным нежеланием идти на более близкий контакт. Но неволить никто не стал - кир Орхет, впечатленный напутствием Тарха, позаботился, чтобы ни у кого не возникло желания обидеть лекарку. Да и глупо это, ссориться с человеком, от которого возможно будет зависеть твоя жизнь.
      К сожалению, случай испытать свои лекарские навыки на более тяжелых пациентах не замедлил представиться Мари, и многострадальный плащ она порвала отнюдь не от невнимательности. Шел пятый день неторопливого путешествия, и моей хозяйке было банально скучно. Места для книг в дорожной сумке не нашлось, а болтать со спутниками она совершенно не стремилась, предпочитая скрываться в отведенной нам телеге. Я, конечно, пыталась ее развлекать, рассказывая интересные случаи из прошлого, в большом количестве хранящиеся в моей родовой памяти, но особо это не помогало. Летний день был длинным, а путь начинался рано утром и заканчивался поздно вечером.
      В один из таких вечеров, когда до стоянки оставалось еще пару часов, и произошло нападение на караван. Я почувствовала давящее чужое присутствие в отсутствие хозяйки, когда она пошла осмотреть Орхета, который действительно оказался весьма болезненным человеком и на второй день пути свалился с простудой. Почтенный купец как-то нервно относился к моему присутствию, подозреваю, что в детстве наслушался страшных сказок о ведьмах и их черных кошках, которые в то время, когда отголоски Охоты на ведьм еще не затихли, были очень популярны в народе. Поэтому, во время посещений хозяйки этого пациента я оставалась в нашей повозке, иначе он начинал чересчур нервничать, что не ускоряло его выздоровление.
      Однако сейчас, почувствовав постороннее присутствие, я пулей метнулась к хозяйке. Она как раз заканчивала поить купца отваром от простуды, когда я влетела к ним и зашипела на отчетливо вздрогнувшего купца. Вот не до него сейчас!
      "Мари, за нами кто-то следует, по ауре похожи на волков, но она какая-то странная", - сбросила я по "связи" мысль, - "в любом случае, они явно собираются напасть".
      Хозяйка поджала губы, ведь она сейчас почти ничего не чувствовала, уплотнив щиты до максимального. Я прыгнула к ней на руки, делая вид, что смертельно испугана, поставив шерсть дыбом, прижав уши к голове, так что их почти не стало видно, и утробно рыча. Весь спектакль был рассчитан на Орхета.
      - Кир Орхет, - обратилась Мари к обеспокоенному смотрящему на нас купцу, - кажется, где-то рядом волки. Моя Мита так ведет себя только, если собак почует или волков. Надо предупредить стражу.
      Мужчина кивнул и крикнул вознице, чтобы позвал начальника стражи. Его серьезное отношение к данной новости было вызвано тем, что волки в этих местах совершенно не стеснялись нападать на караваны, собираясь в огромные стаи, так что отбиться от них было сложновато. Да и никогда нельзя предугадать, волки это воют или нечисть какая, которая тоже в избытке водилась в лесах.
      Подъехал начальник стражи, немолодой уже, но крепкий и жилистый мужчина.
      - Добрый день кир Орхет, лонна, - кивнул он нам, - мне сказали, что кто-то волков увидел.
      - Нет, вос* Уркам, волков никто не видел, но моя кошка, - Мари кивнула на меня, все еще усиленно изображающую панику, - она всегда так реагирует на волков. Я не первый раз в пути, так что у нас уже были с ними стычки.
      Уркам посмотрел на меня, на что я демонстративно зарычала в ту сторону леса, в которой чувствовала погоню, еще далекую, но с каждой минутой приближающуюся.
      - Хорошо, - кивнул воин, - я лучше перестрахуюсь, чем подвергну караван опасности. Пойду, предупрежу всех, а вам советую вернуться к своей повозке, может так случиться, что понадобиться ваша профессиональная помощь.
      Он отъехал, а мы с Мари направились к себе. Караван не остановился, однако стражники плотным кольцом его окружили, особенно сосредоточившись с той стороны, на которую я указала. В течение следующего получаса ничего не происходило, так что стали раздаваться первые смешки, что, мол, зря все взбаламутились. Однако внезапно раздался протяжный вой, и из леса выскочил первый зверь.
      Не зря мне показались странными их ауры, от волков в них мало что осталось, хотя когда-то они ими были. Дорхары - одичавший продукт одного давнего эксперимента айкир. Они задумали создать идеального сторожа, невосприимчивого к магии, более сильного, чем обычные собаки и более понятливого. За основу разработок были взяты волки, как более крупные животные с четким понятием об иерархии внутри стаи. У айкир действительно получилось создать почти идеальных сторожей. Дорхары внешне напоминали волка, правда, раза в два больше, с серой шерстью, которая могла выдержать средней силы удар мечом. Помудрив с их скелетом, разработчики сделали дорхаров очень гибкими, так что их шея могла изгибаться под сто восемьдесят градусов, а позвоночник практически складываться пополам. В результате эти существа были нереально верткими, при этом совсем не массивными, а высокими и жилистыми. И сейчас они буквально смели первый строй стражников.
      На наших глазах огромный дорхар с темно-серой шерстью налетел на молодого воина грудью, так что тот от сильного удара повалился навзничь, падая на проскользнувшего мимо него второго зверя. Парень успел инстинктивно прикрыть руками горло, так что челюсти второго дорхара, изогнувшегося под нереальным углом из-под его спины, сомкнулись на руке. Однако избежать повторного удара со стороны повалившего его противника он уже не успевал, если бы не другой воин, постарше, что буквально за шкирку вытащил его из зажатого между двумя зверьми пространства. Дальше удары дорхаров они уже отражали вдвоем, спина к спине, как и многие другие стражники. Однако нападавших было намного больше, некоторые из них уже прорывались к телегам.
      С начала нападения прошло не более минуты, а стражников уже теснили, несколько получили ощутимые ранения, хотя все еще были в строю. Делу мог помочь единственный в страже лучник (купцы поскупились нанять больше), но у того, совсем еще молодого парнишки, не хватало сил послать стрелу, способную пробить жесткую шкуру дорхаров. Его выстрелы лишь заставляли их на миг отпрыгнуть, сердито клацая зубами, но не причиняли реального вреда, лишь у одного из дорхаров поранив более незащищенное ухо.
      Нам с Мари еще не пришлось ввязаться в эту драку, когда прямо в нашу крытую повозку запрыгнул тот самый зверь, что первым выбежал из леса, и сердито зарычал. Хозяйка схватилась за нож, судорожно роясь в сумке с травами, в которой в особом кармашке хранились споры настенника, вызывающие неудержимое слезоотделение, намереваясь бросить их в ощеренную пасть. Но я не стала дожидаться этого, а метнулась между ними и выгнулась дугой, зашипев почти на ультразвуке и распушив хвост. В душе разрасталась неудержимая злость - эта тварь неблагодарная забыла свои корни и посмела повернуть против своего создателя. Потянувшись к ауре дорхара, я со всей силы рванула, вытряхивая из самых глубин его памяти осознание того, кто перед ним сейчас.
      Зверь застыл на месте, смешно подняв одну лапу со втягивающимися когтями (кошек айкиры тоже с удовольствием использовали для своих экспериментов), и наклонил голову набок - жест, характерный скорее для собак. Издав странный высокий звук, напоминающий виноватое поскуливание, он припал на передние лапы, демонстрируя подчиненное положение, разве что хвостом не завилял.
      Мари облегченно опустила нож, посылая мне волну благодарности, и чуть приоткрыла щиты, лишь на столько, чтобы дорхар смог уловить ее мысль уходить и увести других. Тот резко рванулся наружу из повозки, через секунду раздался его хриплый вой и стая дорхаров также внезапно, как появилась, исчезла в чаще леса. Я лишь хмыкнула. Дорхар, которому я прочистила мозги вовсе не был вожаком в этой стае, однако он без проблем донес до своих осознание того, что Мари неприкосновенна. Объединяться в стаи и эффективно действовать в ней этим существам помогала не только жесткая иерархия отношений внутри их сообщества, но и наличие зачатков некого коллективного сознания, позволяющего дорхарам общаться между собой примерно на том же уровне, что и у шарисс с айкирами, разве что, больше инстинктивно.
      Мари выглянула наружу из-под полога на растерявшихся внезапным отступлением противника людей. Увидев, что некоторые стражники обессилено повалились на землю, зажимая кровоточащие раны, она подхватила свою лекарскую сумку и поспешила оказать им помощь. Я последовала за ней, радуясь в душе, что напоминать подопечной о своих прямых обязанностях не пришлось, и она постепенно привыкает к общению с людьми. Но внезапно замерла. На секунду показалось, что кто-то наблюдает за нами, но экстренное сканирование ближайшего пространства ничего не дало, да и беспокоящее ощущение исчезло, оставив за собой лишь неясное чувство тревоги. Надо будет рассказать Мари.
      Обработав пару серьезных ран и не менее десятка полегче, хозяйка загнала всех не способных передвигаться самостоятельно в повозки, а сама попыталась заштопать свой плащ, неудачно попавший под лапы выпрыгивающего из повозки дорхара. Вновь уплотнив щиты, чтобы не чувствовать царящей сейчас сумятицы в мыслях людей и боль раненных, она целиком сосредоточилась на нехитрой работе. А я отслеживала следующую за нами стаю дорхаров. Мило, конечно. Собачки решили нас проводить, распугав по пути всех хищников в округе.
      - Ну и хорошо, должна же быть от моего происхождения хоть какая-то польза, - отреагировала Мари на мое сообщение, - а то я в последнее время вижу одни минусы.
      Ну-ну, а ничего, что айкиры живут на порядок дольше людей?
      - Ну, это да, - хозяйка вздохнула, - еще бы всякие раски эту самую долгую жизнь не портили.
     
      *вос, восса - обращение к воинскому сословию
     
   Глава 8
     
      Спустя неделю и один день, раньше, чем мы предполагали, караван прибыл к стенам Окины. Столица Окинары была вовсе не крупнейшим городом страны, уступая по размерам расположенному южнее Юрку. Однако королевская семья всегда питала слабость к этому городу, расположенному на берегу морского побережья и бывшего крупным стратегически важным портом. Говорят, пра-пра-пра (и так далее) дедушке нашего теперешнего короля врачи посоветовали для поддержания здоровья морской воздух, и он перебрался из Аличина, бывшего тогда столицей, в Окину. За ним подтянулись и остальные придворные, тем более что король, не желая терпеть какие-либо неудобства, отстроил себе просто неприличных размеров дворец в центре города.
      Видимо ему попался толковый архитектор, так как последующие поколения правителей Окинары в полной мере оценили удобство нового дворца и не пожелали менять место жительства. Хотя не одно поколение военных министров настаивало на переносе столицы куда-нибудь в центр страны, чтобы защитить монаршую семью в случае войны, ведь, такой крупный и важный порт, как Окина становился лакомой целью противника. Правда, их особо не слушали, так как за морем соседи были нашими традиционными союзниками, а все военные конфликты случались либо на юге, либо на западе. Но власти позаботились о качественном укреплении самого города, превратив его постепенно в неприступную крепость, способную выдержать удары, как с суши, так и с моря.
      Покинув караван на подступах к городу и получив с кира Орхета причитавшуюся нам плату, Мари оседлала Тинку, которая весь путь проделала налегке, привязанная позади лекарской повозки, и направилась к главным западным городским воротам. Хозяйка влилась в вереницу таких же желающих попасть в город, простояв в живой очереди почти два часа. Я даже успела вздремнуть в своей корзине.
      Наконец, подошла наша очередь. Хмурый стражник подозрительно оглядел Мари - одинокая женщина без сопровождения вызывала здоровое подозрение. Однако тут его взгляд наткнулся на лекарскую сумку с характерными нашивками, притороченную к луке седла Тинки.
      - Добро пожаловать, лонна, - подобрел он, - с какой целью приехали в Окину?
      - Деловая встреча, - мило улыбнулась ему Мари, - хочу закупить здесь кой-какие редкие снадобья. Сколько за въезд?
      - Два тина за вас и семь сокров за лошадь.
      - Хорошо, - хозяйка порылась в кошельке на поясе и протянула деньги мужчине, стараясь, чтобы плащ, прикрывающий корзину со мной, не соскользнул, и я осталась незамеченной. Не каждая лекарка таскает с собой кошку по дорогам страны, так что это могло вызвать нежелательное внимание.
      В это время к нам подошел второй стражник и внимательно посмотрел на Мари. Тень неуверенности мелькнула на его лице, когда он заметил лекарские нашивки.
      "Мита" - почувствовала я мысленный оклик хозяйки. Хорошо, хорошо. Вижу, что стражник явно хочет спросить о лицензии лекарки.
      - Простите, лонна, не могли бы вы... - парень запнулся, внезапно потеряв мысль, и растерянно уставился на своего напарника.
      - Да, вос? - кристально честными глазами посмотрела на него Мари.
      - Э-э...нет, ничего. Приятного пребывания у нас.
      Я удовлетворенно мурлыкнула. Довольно сложно влиять на людей, но внести сумятицу в их мысли шариссы вполне способны.
      - Спасибо, - ответила тем временем, и мне, и ему Мари, - не подскажите, где можно остановиться на несколько дней? Желательно, не очень дорого, но чтобы приличной девушке не надо было опасаться за свою жизнь и честь.
      - Это вам лучше в "Старую штольню", спросите по дороге, вам всякий укажет, где это, - вмешался первый стражник.
      - Благодарю, - хозяйка протянула ему еще один тин.
      Стражник упираться не стал, быстро спрятав подношение в недрах своего плаща.
      Небольшой постоялый двор под названием "Старая штольня" и правда был достаточно известен, во всяком случае, нашли его мы быстро. Расторопный парнишка-слуга увел Тинку на конюшню, а Мари направилась договариваться с хозяином о комнате. Цены здесь кусались хуже некормленых собак, столица все же, но могло быть и хуже. Постой нам обошелся в лин за ночь, пол лина за место на конюшне для Тинки, плюс отдельно придется оплачивать питание.
      Уплатив вперед на неделю, хозяйка поднялась наверх в комнату, куда слуги уже перетащили наши вещи. Корзинку со мной она слугам не доверила, резонно предположив, что те не удержатся от любопытства заглянуть внутрь.
      Закрыв за собой дверь, Мари с облегченным вздохом плюхнулась на кровать, вытянувшись во весь рост и закрыв локтями лицо.
      - Ох, Мита, как же мне плохо, - протянула она.
      Я выбралась из корзины и запрыгнула к ней на кровать, мягко переступая лапами по старому покрывалу. Дойдя до изголовья, взобралась на грудь хозяйки, устраиваясь поудобнее. Мари оторвала руку от лица и принялась поглаживать меня под подбородком. Тонкие пальцы, перебирающие шерсть, порождали по всему телу приятную дрожь, и я принялась усердно мурлыкать, еле удерживаясь от того, чтобы не начать выпускать и вбирать когти от удовольствия.
      - Здесь столько людей, - пожаловалась моя подопечная, - я щиты до максимума подняла, а все равно их слышу. Как ровный непрекращающийся гул, который постепенно сводит с ума. Надо быстрее убираться от сюда. Только вот, где раска искать?
      Я вздохнула и выбралась из-под гладящейся руки, усевшись у плеча Мари и обвив передние лапы хвостом. Она приоткрыла один глаз и вопросительно посмотрела на меня.
      "Сними щиты"
      Хозяйка с сомнением нахмурила брови, но спорить не стала. Я чувствовала, как она осторожно шаг за шагом высвобождает свои чувства, и ждала, когда айкира наконец поймет.
      Мари тихо хмыкнула.
      - А ведь и правда, здесь совсем недавно был раск, - заметила она, поспешно опять закрываясь щитами.
      Рывком сев на постели, девушка внимательно осмотрела небогато обставленную комнату, в которой помимо кровати были еще только стол и пара стульев, да большой сундук с тяжелым замком, предназначенный видимо для хранения вещей постояльцев.
      - Зай, - она протянула руку и несильно дернула меня за ухо, - он тут магичил явно, посмотри, пожалуйста, ты. Следы свежие совсем, ты без труда почувствуешь. Только не сейчас, сначала перекусим с дороги. Ладно?
      Я согласно мявкнула, соглашаясь с идеей о перекусе.
      Отловив молоденькую служанку в коридоре, Мари заказала ей принести в комнату что-нибудь поесть, можно из дежурного блюда, и молоко с глубокой миской (для меня), снабдив поручение парой мелких монет. Обед, а скорее ранний ужин, прибыл через полчаса и состоял из половины утки с картошкой, пары еще свежих булочек, кувшина вина и крынки молока. Поделившись со мной самым постным куском мяса и налив молока, хозяйка принялась методично уничтожать съестное, стараясь несильно налегать на вино. Она вообще его не особо любила, но и пить просто воду не хотелось.
      - Ты знаешь, гони не гони от себя эти мысли, но они все равно тебя, в конце концов, как обухом по голове ударят. Что я буду делать, когда найду раска? Вежливо попрошу его вернуть шэарт, а если он не согласится, вцеплюсь в его штанину с криком "Отдай, противный"? - Мари усмехнулась. - Представляю себе эту картину.
      Я выразила сомнение, что он откажется. Раск же не просто так это все затеял, что-то от нас ему надобно.
      - А если я не захочу выполнить то, что он потребует за шэарт?
      А вот этого мы не узнаем, пока раска не найдем. В любом случае, кидаться к нему с радостными криками сразу не стоит. Желательно, чтобы он вообще нас не видел пока, а в случае чего я прикрою.
      Мари с благодарной улыбкой протянула мне еще кусочек мяса, от которого я не стала отказываться. Кто знает, когда еще удастся поесть?
      - Ладно, - встала из-за стола хозяйка, - его еще найти надо. Ты готова?
      А как же, правда, спать хочется. Я же кошка в какой-то мере, а они по 18 часов в сутки спят.
      - Не ворчи, вот закончится эта котовасия, вернемся домой и отдохнем.
      Я с сомнением фыркнула, но за дело принялась. Скользнула на измененное зрение, внимательно оглядывая стелящиеся по полу сиреневатые ленты магических "струн". Они были достаточно широкие, видимо раск и правда творил какое-то сильное заклинание. Даже еле ощутимый прежде запах цветка ланти, характерный для расков, теперь, казалось, стал сильнее.
      Ленты вели за дверь. Хозяйка взяла меня на руки и спрятала под плащом у груди от лишних взглядов на постоялом дворе, однако как только мы вышли на улицу, спустила меня на землю, предоставив самостоятельно идти по следу мерцающих дымчатых лент.
      Я почувствовала легкое знакомое прикосновение и вопросительный взгляд подопечной - она хотела посмотреть моими глазами. Открыв канал "связи" с айкирой пошире, позволила ей присоединиться, посоветовав идти по наиболее освещенным улицам. Уже почти совсем стемнело, и тусклый свет придорожных факелов бросал на мостовую причудливые тени от домов, в черноте которых я шла впереди хозяйки, чтобы не привлекать внимания прохожих. Последних, кстати, было довольно много, все-таки столица - ночная жизнь бывает порой более чем бурной.
      Ленты становились постепенно все более заметными, а запах насыщеннее. Пробегая очередной перекресток, я с интересом проследила взглядом за проходящим мимо огромным пушистым котом пепельно-серой масти. Он вальяжно вышагивал вдоль улицы, высоко задрав роскошный хвост, и совершенно не обращал внимания на прохожих, которые невольно уступали ему дорогу. Весь его вид говорил, что он имеет право идти посередине тротуара и наплевать ему с городской ратуши на всех и вся. Человеческая девочка лет пяти рванулась было к нему, но была утянута прочь за руку полноватой мамашей, одетой в обычное платье горожанки. Следуя за ней как на буксире, ребенок постоянно оглядывался на продолжающего свое полное достоинства движение кота.
      "Мита! Не отвлекайся", - пришел оклик хозяйки.
      А я что? Я ничего, я просто так, на будущее. Это хозяйка у меня как отшельница живет, а я создание молодое, да красивое, мне внимание мужское нужно. А скрывшийся за поворот экземпляр был совершенно шикарным. Жаль, что цвет шкуры наши детки не унаследуют. Шариссы с недавних пор рождаются только черными.
      Мы свернули с оживленных улиц в довольно темный пустынный переулок, заканчивающийся тупиком, когда след раска внезапно оборвался, как будто и не было его. Я повертелась в округе, но куда он делся, не нашла, так что пришлось возвращаться к ожидающей меня в стороне Мари.
      "Я его больше не чувствую", - виновато признала я.
      - Ничего, дальше я сама, - девушка присела на корточки и утешающе погладила меня, - здесь хотя бы людей рядом нет.
      Поднявшись, она прикрыла глаза, сосредоточившись, и осторожно потянулась в окружающее пространство, чтобы секунду спустя испуганно отшатнуться.
      - Е-мое...он на соседней улице, не один, и, кажется, меня почувствовали. Быстро уходим!
      Мари рванулась к выходу из переулка, однако уйти нам не дали.
     
   Глава 9
     
      На выходе из переулка на фоне более ярко освещенной улицы дорогу преградили четыре силуэта. Все дальнейшее происходило в считанные секунды. Звуконепроницаемый колпак, отгораживающий переулок от остального мира, накрыл нас, когда Мари резко развернулась и бросилась вглубь тупика к высокой стене забора, блокирующую противоположный выход. Старый плющ, наполовину засохший в этом мало освещенном месте, но все еще с мощными побегами, оплетающими стену, был нашим единственным шансом ускользнуть из ловушки, но раски совершенно не хотели упускать свою добычу.
      Хозяйка буквально налетела на выросшую прямо перед ней стену огня, в самый последний момент успев затормозить и опалив лишь краешек плаща. Пока айкира поворачивалась, я краем глаза заметила летящий в нее клубок плотно сплетенных зеленовато-желтых "струн" и метнулась наперерез. Поток чужой магии буквально снес меня с ног, отбросив на пару шагов.
      - Мита! - обеспокоено вскрикнула хозяйка.
      Я послала ей успокаивающий импульс, что со мной все хорошо, и с некоторым трудом поднялась на лапы. Поглощенная магия ворочалась во мне как огромный сердитый зверь и никак не хотела затихать. Я сморщила нос, чуть обнажив верхние клыки - этот раск вообще думает о контроле своей силы, или он ее просто не считает? Хотя если и остальные трое такого же уровня, нам несдобровать.
      Мари тем временем поспешно сняла бесполезные сейчас блокирующие ее способности щиты - только чувствуя магию в полную силу своих способностей айкира могла предугадать, куда попадет следующий удар, тем самым давая мне время прийти в себя. Я с облегчением увидела, как моя подопечная уворачивается от следующего удара, и собралась прикрывать ее от нападения со стороны других расков, как вдруг один из них резко остановился.
      - Стойте! - закричал он внезапно и остальные, как ни странно, послушались его.
      Мари напряженно замерла посередине улицы, готовая сорваться с места при первом намеке на продолжение атаки, а я перебралась к ней поближе, но не слишком, чтобы не мешать отступлению в случае чего. Остановивший своих сородичей раск оказался тем, кого мы выслеживали от самого постоялого двора, и был совсем еще молоденьким, по человеческим меркам не больше шестнадцати-семнадцати лет. Он неверяще уставился на мою подопечную, и я почувствовала, как он осторожно просканировал Мари, которая все еще стояла с опущенными щитами.
      - Ты..ты же Мельхиара, - удивленно проговорил он.
      - Да ну, Рид, не может быть, - с сомнением посмотрел на Мари другой раск, - Мельхиара сейчас в Медвядке должна быть.
      - А ты сам посмотри на ее ауру.
      Теперь уже все четверо принялись внимательно рассматривать мою хозяйку, на что та удивленно приподняла одну бровь. Поняв, что убивать нас сейчас не будут, я подошла к ней ближе и уселась у ног, нервно постукивая хвостом по пыльной мостовой. Ну и?
      - Ты прав, - удивленно признал старший из расков, - эти розоватые вкрапления в зеленом встречались только у Мельхиаров.
      - Да не может она быть Мельхиарой, таких совпадений не бывает, Альрид, - вступил в разговор последний из четверки.
      - Ты знаешь кого-то еще с такой аурой? - возразил Альрид.
      - А не судьба меня спросить? - раздраженно прервала их Мари.
      Все четыре раска с любопытством уставились на нее, как будто тот факт, что она могла говорить, их безмерно удивил.
      - Ну и как же твое имя, девушка? - спросил тот, кого назвали Альридом.
      - Мари Мельхиара.
      - И Агнесс Мельхиара..?
      - Моя пра-пра-пра- не помню сколько раз прабабка.
      Раски переглянулись, Рид даже взволнованно переступил с ноги на ногу и, облизнув пересохшие губы, проговорил:
      - Это же такая удача... - он не успел договорить, когда старший отрицательно мотнул головой.
      - Из того, что вы не кидаетесь на меня с криками "за Императора", следует, что вам что-то от меня нужно? - вздохнула Мари.
      - Пойдешь с нами.
      Не слишком радостная весть. Хозяйка напряглась и помимо своей воли взглянула на выход из злополучного переулка.
      - Не глупи, - перехватил ее взгляд Альрид, - ты же не думаешь, что сможешь уйти отсюда? К тому же мы не собираемся причинять тебе вреда.
      Моя подопечная задумалась на секунду и обратилась к Риду:
      - Скажи, а что ты делал в "Старой штольне"?
      - Я лига Ксеонира там искал, - Рид пожал плечами на неодобрительный взгляд Альрида. - Да какой это секрет? Лиг Ксеонир - это наш...эм, ну в общем старший. Он исчез куда-то недели две назад, все его ищут, а мне сказали, что на этом постоялом дворе вроде бы видели. Вот я и пошел проверить, поисковое заклинание вот даже запустил, но оно меня к Альриду почему-то вывело.
      - Потому что учить его надо было лучше, - хмыкнул тот, - даже нормальный слепок ауры в параметрах поиска задать не можешь.
      Рид смущенно покраснел и пробормотал что-то о том, что ауру у лига Ксеонира вообще еще разглядеть надо.
      "Какое совпадение" - мурлыкнула я хозяйке, - "На тот же постоялый двор, где ты остановилась, просто косяки расков ходят".
      "Думаешь, этот Ксеонир наш раск?"
      "Ну, если он уже нашим стал, то все может быть".
      "Не придирайся к словам!"
      "Пойдем с ними", - я поднялась, - "Сама ведь хотела по течению плыть, вот и плыви. Да и не справимся мы с ними, тут этот Альрид прав".
      Следуя в окружении четырех расков, двух остальных из которых, как оказалось, звали Куртан и Пирриен, хозяйка задумчиво теребила кончик темной прядки волос - верный признак нервозного состояния. Тем временем, поплутав прилично по ночному городу и спугнув по пути несколько незадачливых грабителей, мы вышли к внушительному особняку, огороженному глухой стеной. Я мысленно присвистнула - нехило устроились.
      Стража без всяких вопросов пропустила нас внутрь, хотя моя хозяйка вызвала острый приступ любопытства. Я почувствовала несколько попыток просканировать ее ауру, хотя сейчас это было трудновато сделать - щиты вновь стояли на своем месте. Альрид целеустремленно пересек полутемный холл и поднялся по лестнице на второй этаж, вереницей увлекая нас за собой. Куртан и Пирриен, не отличавшиеся разговорчивостью, следовали прямо за нами, блокируя тем самым возможные пути отступления, а Рид понуро плелся в самом конце. По пути нам пришлось пройти сквозную залу, в которой находилось еще порядка десяти расков. Некоторые из них сидели в глубоких мягких креслах, потягивая какую-то жидкость из своих бокалов, судя по запаху - вино. Другие склонились у невысокого стола у камина с разложенной на нем огромной картой и что-то негромко обсуждали. Но практически все они оторвались от своих занятий и с интересом проводили нашу маленькую процессию взглядом. Хотя никто вопросов не задавал.
      "Прям рассадник какой-то" - донеслась до меня мысль хозяйки. Да уж, столько расков сразу айкиры редко видят, только если перед смертью иногда.
      Пройдя по длинному коридору, Альрид привел, наконец, нас к тяжелым дубовым дверям, коротко стукнул пару раз и вошел в комнату, обстановка которой поражала своей пышностью, хотя, надо признать, дурным вкусом здесь и не пахло, скорее - большими деньгами. В глубине у тихо потрескивавшего камина сидел раск, и тени от пляшущего пламени причудливо освещали его лицо. Хозяин комнаты читал книгу, но когда мы вошли, поднял голову.
      - Альрид! - приветственно кивнул он, - уже вернулся?
      - Непредвиденное обстоятельство, лиг Корзак, - кратко отрапортовал тот, - вот это.
      И он вытолкнул вперед Мари.
      Пока сидящий у камина раск внимательно рассматривал айкиру, она не менее пристально рассматривала его. Наверное, это был хозяин дома, уж больно подходила ему вся здешняя обстановка. Лиг Корзак был гораздо старше встреченных нами до этого расков и обладал тонкими аристократичными чертами лица и красивыми темно-карими глазами. Его темно-каштановые волосы с мелькающими кое-где светлыми прядками были аккуратно уложены, кажется, даже завиты.
      Тем временем, хозяин закончил осмотр Мари и с легкой улыбкой произнес:
      - Надо же, как на Агнесс похожа.
      - Значит, все-таки Мельхиара? - уточнил Альрид.
      - Конечно, - Корзак плавным движением отложил книгу на стоящий рядом столик и взял с него большой округлый бокал с темной жидкостью, - даже если не смотреть на ее ауру, которую сейчас плохо видно, она вылитая Агнесс.
      Он сделал небольшой глоток из бокала и продолжил:
      - По крайней мере, такая, какой я ее запомнил.
      Пока Мари пыталась прикинуть возможный возраст лига Корзака, если он знал ее пра-пра-пра- и так далее бабку, Альрид явно окончательно успокоился.
      - Тогда завтра общее собрание, только надо бы лига Ксеонира дождаться.
      - Зачем его ждать? - меланхолично заметил Корзак, - он два часа как у себя.
      - Правда? - обрадовано воскликнул молчавший до этого Рид, - я пойду к нему.
      Его будто ветром сдунуло. Альрид неодобрительно проводил молодого раска взглядом.
      - Пойду, устою ее на ночь, - кивнул он хозяину дома, прощаясь.
      - Сиреневая спальня в северном крыле не занята, кажется, - напутствовал его Корзак, - ты не дави на нее сильно, а то нервные сейчас айкиры пошли, чуть что - сразу в истерику. А их истерики...хм, ну ты сам знаешь - чреваты. И ты, девочка, отдохни, расслабься, шариссу вон свою погладь, никто тебя обижать здесь не собирается.
      Ответить Мари не успела, так как Альрид уже вытолкнул ее из комнаты. Я последовала за ними, чувствуя спиной взгляд Корзака. Протащив нас еще по нескольким коридорам, раск остановился перед новыми дверьми и толкнул их, распахивая.
      - Выспись пока, завтра поговорим.
      - А мои вещи на постоялом дворе? - хозяйка решила наглеть - так наглеть.
      - Их тебе принесут потом, - сухо ответил раск и вышел из комнаты.
      Первым делом Мари рванулась к двери и подергала ее. Я с иронией наблюдала за ней - так нас и оставят незапертыми.
      - Ну, хотя бы не сырая камера в подвале, - вздохнула хозяйка, усаживаясь на кровать.
      Я недоверчиво посмотрела на нее, перевела взгляд на роскошный сиреневый балдахин над кроватью и пушистый ковер на полу. Мари засмеялась:
      - Ну хорошо, хорошо! Совсем не камера, мы тут прямо дорогие гости.
      Она улеглась на кровать, задумчиво рассматривая расписанный в опять-таки сиреневых тонах потолок. Я прыгнула к ней и устроилась под боком.
      "Снимай щиты, здесь такая защита стоит, что ни одной мыслишки снаружи не проникнет. Только обоняние приглуши, магией в этом доме так пахнет, что я чуть нюха не лишилась, когда мы зашли. Так и аллергию на запах ланти заработать недолго".
      Хозяйка с облегчением сняла щиты и просто лежала, прислушиваясь к своим ощущениям, впервые за долгое время воспринимая полноценную картину мира. Я тихонько присоединилась к ней, с некоторым сожалением отметив, что нам не доступна и половина возможностей айкир.
      - Скажи, а почему Альрид назвал Корзака лигом? Да и Рид Ксеонира тоже так называл.
      "Потому что они достигли того уровня мастерства в магии, когда уже позволено брать учеников".
      - А сам Альрид?
      "Ну, до лига ему еще все же далеко, хотя он хороший маг", - признала я, методично вылизывая заднюю лапу, - "он лирт, скорее всего".
      - Лирт?
      "Тот, кто права учить еще не заслужил, но сам обучение уже закончил".
      - А кто тогда Рид?
      "Я тебе что, энциклопедия ходячая? Нис он - учится все еще".
      - А...
      "А те, кто вообще к магии отношения не имеет, правда среди расков таких единицы, - тены", - предупредила я ее следующий вопрос, - "давай спать, завтра, наверное, рано разбудят".
     
   Глава 10
      Я растолкала хозяйку примерно за час до того, как за нами пришли, так что она успела привести себя в порядок и даже перекусить. Пухленькую человеческую служанку, которая принесла легкий завтрак, моя подопечная встретила с откровенной опаской, и уже рефлекторно собралась поднимать щиты, когда заметила, что в этом не было никакой необходимости. Девушку окутывал такой плотный кокон магических "струн", что сквозь него не проникал даже запах. Я мысленно усмехнулась. Раски не были так чувствительны к эмоциональному фону людей, как айкиры, но даже они не могли долго находиться рядом с ними без какой-либо защиты. Но слуги из людей выходили во всех отношениях лучше, чем из расков, которые слишком носились со своим самомнением, поэтому встретить человека-слугу в доме раска было делом обычным. Правда, в таком случае на него навешивалось огромное количество блокирующих заклинаний, вплоть до устраняющих запах, как это было в случае с принесшей нам еду служанкой. Обоняние и у айкир, и у расков было более чутким, чем у людей.
      Когда с завтраком было покончено (про меня тоже не забыли, принеся немного сырого мяса) и Мари начала уже потихоньку скучать, поглядывая в окно на внутренний пустынный дворик, в дверь негромко стукнули и, выждав секунду, вошел высокий раск в невзрачной серой одежде. Обозначив легкий поклон (все-таки интересно, в каком мы тут статусе?) он не менее невыразительным, чем его одежда, голосом пригласил хозяйку следовать за ним.
      Следуя вчерашней дорогой по длинным коридорам в сопровождении пришедшего за нами раска и двух охранников, я через "связь" глазами хозяйки с любопытством рассматривала плотное переплетение широких и узких разноцветных лент магических "струн", которые покрывали чуть ли не каждый сантиметр пространства. Раски шли сквозь эту импровизированную паутину, легко разрывая струящиеся нити, которые безжизненно опадали за их спиной, чтобы секунду спустя окончательно испариться тонкой дымкой. Наконец, айкире надоел этот мельтешащий разноцветный хоровод перед глазами, и она вернулась к обычному зрению.
      Тем временем, мы пришли в небольшую комнату, ярко освещенную утренним солнцем, светящим в огромное во всю стену окно. Наш проводник поклонился присутствующим куда более глубоко, чем Мари, и вышел, забрав с собой стражу. А нас встретили несколько пар внимательных глаз. Альрид, стоящий у стеллажа с книгами, кивнул айкире на небольшой диванчик в центре комнаты. Помимо него в комнате был еще Рид, сидящий в одном из кресел и нетерпеливо постукивающий кончиками пальцев по своему колену, лиг Корзак, меланхолично вертящий в руках все тот же пузатый бокал, что и вчера вечером (не расставался он с ним что ли?) и еще пятеро незнакомых расков.
      Мари чинно уселась на указанное место, а я устроилась рядом с ней, воспитанно повернув в сторону присутствующих уши, а когда подняла голову, столкнулась с горящими любопытством глазами рыжеволосого раска. Он сильно подался вперед в своем кресле, рискуя свалиться с него, и рассматривал меня с таким напряженным вниманием, что я невольно смутилась. Хозяйка почувствовала мое удивление и тоже обратила на странного раска внимание.
      - Что-то не так? - спросила она у него.
      - Нет, но скажите... - раск взволнованно облизнул губы, - это ведь шарисса?
      - Да, - Мари недоуменно посмотрела на меня.
      - А можно я посмотрю на нее поближе?! - его голос буквально дрожал от плохо сдерживаемого энтузиазма, а сам он наклонился еще больше вперед,
      - Риний! - осадил раска Альрид, - все потом.
      - Хорошо, - сник тот.
      Несколько опешившая от такого напора Мари с облегчением вздохнула, а я с опаской подвинулась к ней поближе, чувствуя на себе буквально пожирающий взгляд рыжего раска. Да уж, а я думала, что среди них такие вот экземпляры не встречаются.
      - Давайте я пока вас всех представлю, - вздохнул Альрид, - Это, как вы понимаете, Мельхиара.
      Он кивнул на хозяйку, а потом указал на невысокого светловолосого раска.
      - Лиг Нионг, - тот окинул Мари презрительным взглядом, как бы спрашивая - что за насекомое тут еще?
      - Лирты Мирас, Лавр и Тирик - продолжил тем временем знакомство Альрид, - Лирт Риний.
      Из представленной четверки только Риний кивнул Мари.
      - Ну а ниса Рида и лига Корзака ты вчера видела.
      Рид несмело улыбнулся, а Корзак отсалютовал нам своим бокалом.
      - Мари, - хотя в этом и не было особой необходимости, хозяйка решила все же представиться, а потом положила руку мне на спину, - Мита.
      - Очень приятно, - радостно ответил Риний, смотря при этом на меня.
      Я решила держаться от него на всякий случай подальше.
      - К сожалению, не могу сказать того же о себе, - пожала плечами Мари, - так что все-таки вам от меня надо?
      - Сейчас лиг Ксеонир придет, тогда и объясним, - мотнул головой Альрил.
      Будто услышав его слова, дверь комнаты отворилась. Резонно предположив, что это и есть Ксеонир, я с любопытством уставилась на вошедшего. Раск, доставивший нам с хозяйкой столько хлопот, был высоким и очень худым. При этом его худоба не выглядела болезненной, скорее, раск напоминал дворового кота, тонкого и гибкого, без малейшего грамма лишнего веса. Он и двигался как кот - с легкой грацией и едва заметной медлительностью в движениях. Кивнув на приветственные возгласы расков, лиг Ксеонир буквально скользнул к свободному креслу и с удобством расположился в нем, улыбнувшись хозяйке, которая, так же как и я, с интересом изучала того, за кем ей пришлось столько гоняться.
      - Доброе утро, Мари, - его светло-карие, почти желтые глаза встретились с синими глазами моей подопечной, - хорошо добралась?
      Я мысленно хмыкнула, а хозяйка с сарказмом ответила:
      - Вашими молитвами, - а затем решила сразу перейти к делу, - я не ошибусь, если скажу, что у вас есть кое-что, что нужно мне?
      - Ты об этом? - спросил раск, вынимая из кармана тонкий, выполненный из темного металла браслет.
      Я почувствовала волнение хозяйки и легонько коснулась ее руки хвостом, передавая успокаивающую мысль:
      "По крайней мере, мы нашли шэарт".
      Она лишь невесело улыбнулась на это и выжидающе уставилась на раска, в то время как Риний с любопытством рассматривал браслет, который Ксеонир задумчиво вертел в руках. Не знаю, слышал ли он что-нибудь о шэартах, все-таки это один из самых охраняемых секретов айкир, но ему явно хотелось задать какой-то вопрос.
      - Лиг Ксеонир, вы знакомы с Мельхиарой? - опередил его Мирас.
      - Встречались один раз, - не стал отрицать очевидное раск.
      - Может вы также в курсе, каким образом она оказалась в Окине, когда должна была быть совсем в другом месте?
      Ксеонир насмешливо посмотрел на него:
      - Ну, зато теперь вам не надо самим туда ехать.
      - Хотелось бы, чтобы в будущем вы ставили нас в известность о своих планах, - недовольно заметил лиг Нионг.
      - Всенепременно, - ослепительно улыбнулся в его сторону тот, - однако, не кажется ли вам, что пора перейти к делу?
      Альрид отошел от книжных полок и устроился на высоком кованом стуле, сразу напомнив сидящую на жердочке птицу, так как был невысокого роста, и ножки стула явно оказались слишком высоки для него. Однако данное обстоятельство, кажется, ничуть не смущало раска, так как он устроился поудобнее и секунду собирался с мыслями. Видимо, Альриду была определена роль своеобразного ведущего этого маленького собрания, хотя раск занимал далеко не высшее положение среди присутствующих.
      - Мы хотим заставить Императора отречься от престола, - кратко высказался он.
      Я не удержалась от шокированного мявка, а хозяйка с изумлением уставилась на Альрида:
      - Еще раз?
      - По-моему все было сказано предельно ясно, - съязвил Нионг.
      - Позвольте мне, лиг, - успокаивающе поднял руку Альрид и снова обратился к Мари. - По некоторым причинам многих из нас не устраивает то, как сейчас ведутся дела Императором, особенно в части нашей внешней политики.
      - Ты, наверное, не знаешь, девочка, - мягко заметил лиг Корзак, - но после Покушения Император Иритен совсем сдал. Он заперся в Малом Дворце, совсем забросил дела, отозвал всех послов из человеческих государств и не принимал с тех пор ни одной официальной делегации. Хотя, последнее ты должна была заметить - люди постепенно забыли нас, их память так коротка.
      - Никогда не понимала, почему вы скрываетесь от людей.
      - Вот еще, - фыркнул лирт Мирас, - будь наша воля, эти людишки не посмели бы даже голову поднять в присутствии раска, как это было до Покушения. Однако был прямой приказ Императора - свернуть всю официальную деятельность в человеческих землях и не показываться им на глаза.
      - Точнее Император сказал "Чтоб были тише воды, ниже травы" - раздался смешок со стороны Ксеонира.
      - Раски немного набедокурили во времена Охоты - пояснил Корзак Мари, - когда за айкирами гонялись, никто не обращал внимания на болтающихся под ногами людей. В общем, тогда много народу полегло. А когда Император оторвался, наконец, от своего горя и обратил внимание на творящееся вокруг, пара-тройка человеческих государств уже перестала существовать. Люди потом это смутным временем назвали, хотя истинные причины уже подзабылись. Ну и Иритен рассердился немного, он к людям всегда неплохо относился.
      - Но все думали, что этот приказ временный! - возмутился Мирас, - а Император опять в депрессию впал.
      - Все равно не понимаю...
      "Они не могут ослушаться прямого приказа" - решила вмешаться я. - "Я тебе не рассказывала, но это особенность магии Императора. Те, кто признал его своим повелителем, связаны вассальной клятвой подчинения. А клятву раски приносят по достижению совершеннолетия все без исключения, хотя, конечно, Императору вовсе необязательно принимать ее лично, это обычный магический ритуал, поставленный на поток".
      "И никто не возмущается?" - удивилась хозяйка.
      "Ну почему? Присутствующие в этой комнате, кажется, очень даже возмущаются. Но не знаю как сейчас, однако раньше Император особо не зверствовал, да и обычных расков это не слишком волновало - они его и не видели-то. Хотя вот такие вот обобщенные приказы выполнять все равно вынуждены. Но согласись, - мурлыкнула я, - очень удобная система. Хотя, любой приказ можно обойти и трактовать по-разному".
      Пока мы отвлеклись с Мари на этот разговор, лирт Мирас успел, кажется, высказать все свое возмущение глупым приказом оставить людей в покое и заканчивал:
      - ....должны указать им на их место!
      - Хм, опустим это пока, вы мне главное скажите - при чем тут я? - перебила раска моя подопечная, на что тот возмущенно поджал губы.
      - Ты единственная на сегодня прямая наследница Агнесс Мельхиары, - снова взял слово Альрид, - причины Покушения и последующей Охоты. Лет пятьдесят назад таких было трое, но сейчас приходится работать с тем, что имеем.
      - Ни один из нас не сможет не выполнить прямой приказ законного Императора, - Ксеонир откинулся в своем кресле, - соответственно любое силовое воздействие обречено на провал, попытки уже были. И тут невозможно ничего сделать. Он самый сильный в магическом плане раск, и, даже если и родится кто-нибудь с большими способностями, он всего лишь станет следующим Императором, ситуация нисколько не изменится.
      "У них очень интересная система смены власти", - прокомментировала я слова раска. - "Император правит до тех пор, пока не находится кто-то, кто окажется сильнее и сможет победить его в магическом поединке. Причем раски и так живут несравнимо дольше айкир, не говоря уж о людях, а тут еще накладывается своя специфическая магия, пробуждающаяся при коронации Императора. Она сохраняет ему молодость до самого конца его правления, пока не перейдет к тому, кто его повергнет, так что один раск может править ну ооочень долго, чему доказательство - нынешний Император. Зато такая практика становится своеобразным естественным отбором и каждый следующий Император сильнее предыдущего. Кроме того, это исключает грызню за трон среди наследников".
      - Единственный выход - продолжил тем временем Ксеонир, - ограничить его магию, а проще - наложить печать. Такой ритуал есть, но он предполагает участие не меньшего по силе мага, которого у нас нет, поэтому мы хотим объединить несколько расков в одну группу и ударить все вместе, однако наша магия очень плохо контактирует между собой. И вот для этого нам и нужны айкиры.
      - Способность ваших шарисс распространять свою защиту не только на хозяина, но и на других - это просто уникальное свойство, - вступил в разговор Риний, - Особенно интересно, что такая вот защитная сеть может быть накинута не только на родственников, ауры которых схожи, но и на совершенно посторонних. Главное, что все шариссы могут неплохо контактировать друг с другом, что и понятно, ведь фактически все они являются сестрами. И объединяясь между собой и хозяевами, они создают нечто, очень похожее на единый организм, при этом сохраняя индивидуальность каждого участника. Это просто идеально нам подходит.
      Риний взлохматил рукой свои рыжие волосы и продолжил:
      - Долгое время я думал, что такая "связь" возможна только между двумя айкирами, однако последние эксперименты показали, что это не так. Шарисса вполне может связать раска и айкира, правда, чтобы проделать то же самое с двумя расками ей одной не хватит силы. Но если добавить в эту цепочку еще одну шариссу и протянуть "связь" между ними двумя с одной стороны, а с другой - между их хозяевами и расками, тогда у нас все получится. В ритуале будут участвовать десять расков, соответственно нам понадобится еще двадцать айкир с шариссами.
      Я недовольно оскалилась. Во-первых, откуда этот раск знает такие подробности о нашей с хозяевами "связи", ведь среди них было традиционно распространено весьма высокомерное отношение ко всем наработкам айкиров. Во-вторых, с чего бы это шариссы должны участвовать в этом безумии? А в-третьих, не нравятся мне эти слова про эксперименты, и, судя по напрягшейся Мари, не мне одной.
      - Эксперименты?
      Риний рассеяно посмотрел на нее:
      - Да, мы...
      Но договорить ему не дал Ксеонир:
      - Не будем сейчас об этом. Прими как аксиому, что, чтобы наложить печать на Императора, нужно участие двадцати айкир. Это в ваших же интересах - Совет, который будет создан после отречения Императора, первым же вопросом поставит прекращение неофициальной травли.
      - Вы так и не ответили мне на вопрос: зачем вам я?
      - Потому что даже в случае правильного исполнения ритуала, есть большая вероятность, что он не сработает - Император слишком силен. Ты же - потомок Агнесс, той самой айкиры, из-за которой Иритен сейчас в этой своей затяжной депрессии. Более того, ты на нее очень похожа, но даже если бы это было и не так, Император все равно бы почуял в тебе кровь Мельхиары, которую он оплакивает уже столько веков. Это дает нам большой шанс на эффект неожиданности.
      - Процент успеха без твоего участия не превышает сорока, а с твоим участием - достигает семидесяти восьми, - добавил Риний.
      - А магия? Разве после утраты Императором силы она не будет искать новый источник, то есть нового правителя?
      - Он же будет жить, мы просто поселим его в один из дворцов под надежной охраной. До этого Император всегда погибал в поединке с новым претендентом на трон, и магия просто меняла объект своей опеки. Но если у нас все получится, мы ее сможем обмануть.
      - Все равно вы все сошли с ума, - помотала головой Мари.
      - Следи за своим язычком, - вспылил лиг Нионг, - твое мнение - самое последнее, что нас волнует.
      - Простое недовольство внешней политикой Императора, - не обратила на него внимания хозяйка, - причина устраивать против него заговоры?
      - Причины у нас всех разные, - пожал плечами лиг Ксеонир, - я, например, подумал и решил сменить должность. Советником Императора мне быть надоело, хочу попробоваться в качестве Главы новообразованного Совета.
      Он насмешливо улыбнулся Мари, а я мысленно присвистнула - Советник был вторым по силе после Императора раском, и с ним у этой безумной компании заговорщиков появлялись шансы на успех.
      Хозяйка перевела взгляд на молчавшего до этих пор Рида.
      - Это неправильно, что вся власть находится в одних руках, - сбивчиво стал пояснять он, - решения должны приниматься после взвешенных обсуждений. А сейчас мы вынуждены подчиняться ему одному, даже если это совершенно дурацкие приказы. А члены Совета будут избираться и прислушиваться к мнению других расков.
      С этим все ясно - юношеское стремление бунтовать против всего и вся и беспросветная наивность. Так этот Совет и позволит приобретенной власти ускользнуть из своих рук. Подтверждая мои мысли, лиг Нионг и лирты Мирас, Лавр и Тирик неодобрительно промолчали на его краткую речь.
      Мари взглянула на оставшихся.
      - Мне просто стало скучно, - лениво протянул лиг Корзак, - это небольшое предприятие может оказаться очень забавным.
      - Тебя мои мотивы не касаются, - отрезал Альрид, после чего нервно поднялся со своего стула и быстро прошел к окну, где замер, уставившись на что-то на улице.
      - Мне очень интересно посмотреть на сам ритуал, - глаза Риния опять вспыхнули азартом, и раск даже дернул рыжую прядь волос. - Он никогда раньше не проводился, а тут еще и такой нестандартный элемент как "связь" шарисс и айкиров. Жду не дождусь!
      "Сумасшедший дом" - донеслась до меня мысль хозяйки. И я была с ней полностью согласна.
     
   Глава 11
     
      Мари мрачно гоняла по тарелке последний кусочек мяса кролика, тщательно обмакивая его в остатки соуса, а я лежала на кровати, положив голову на передние лапы, и, прикрыв глаза, наблюдала за ней. После того, как молчаливый раск, доставивший нас в комнату, где проходило импровизированное собрание местных заговорщиков, отконвоировал хозяйку обратно в отведенную ей сиреневую спальню, прошло уже больше двух часов. Давешняя служанка принесла плотный ужин, но на попытки вступить в разговор лишь испуганно прижала к себе поднос и выбежала из комнаты.
      Никто и не подумал спрашивать желания моей подопечной участвовать в затеянной расками авантюре. Не знаю, как они собирались убеждать ее, если бы хозяйка решила заупрямиться (и не желаю это выяснять, если честно), но Мари на такое обращение так ничего и не сказала. Впрочем, деваться нам с ней некуда, шэарт все еще у лига Ксеонира и заполучить его без согласия раска, как бы нам этого ни хотелось, просто нереально. Поэтому айкира не протестовала, но сейчас я чувствовала кипящее в ней раздражение, которое она вымещала на бедном куске мяса на своей тарелке.
      Наконец, мне это надоело и я, спрыгнула с кровати, мягко спружинив на передние лапы, а затем рысцой проследовала к столу. Постояла немного рядом, но так и не получив внимания хозяйки, одним прыжком оказалась на столе и уселась перед Мари.
      "Прекрати издеваться над едой".
      Девушка бросила на меня мрачный взгляд и продолжила свое занятие. Я тяжело вздохнула и, подловив несчастный кусок лапой, вытянула его из тарелки, аккуратно отправив в пасть. Слизнула остатки соуса с подушечек и недовольно наморщила нос - лучше бы мясо было без него, но чего уж там.
      Мари отложила вилку и отодвинула тарелку, после чего поднялась из-за стола и переместилась на кровать, улегшись на живот и положив голову на сгиб локтя, а другую руку вытянув вдоль тела.
      - Мне это не нравится, - ее голос звучал глухо.
      "Что именно?"
      - Вся эта затея, в которую они меня втягивают. И потом, где они найдут столько айкир, согласных с ними сотрудничать? У всех у них шэарты что ли отберут? Да и этот Ксеонир, - Мари перевернулась на спину и посмотрела на меня. - Скажи, Советник - он же второй по силе после Императора? И по идее очень занятой раск?
      Я согласно дернула ушами.
      - Тогда какого...он сам поперся в Медвядку? Не мог кому-то поручить? И зачем ему вообще весь этот заговор, разве у Советника не больше власти, чем у Главы Совета, который еще даже не создан?
      Я не успела ответить, так как дверь комнаты отворилась, и вошел лиг Ксеонир.
      "Легок на помине" - не удержалась я от реплики, при этом с неудовольствием отмечая, что ни я, ни хозяйка не почуяли его приближения.
      Раск тем временем на секунду замер на пороге под нашими перекрестными взглядами, хмыкнул и прошел к мягкому креслу у окна, где, устроившись со всем возможным комфортом, принялся беспардонно изучать мою подопечную. Мари, тяжело вздохнув, села на кровати, подобрав под себя ноги, и так же уставилась на него. Эта игра в "кто кого переглядит" длилась пару минут, пока айкира не отвела взгляд. Я перебралась к ней под бок, чувствуя, что лишняя поддержка хозяйке не помешает.
      Ксеонир на капитуляцию айкиры едва заметно улыбнулся и нарушил тишину:
      - Решил, что нам надо окончательно поставить все точки над "и", - он облокотился на подлокотник кресла и продолжил, - у тебя есть вопросы?
      - Когда вы вернете мне шэарт? - пожалуй, сейчас это был самый главный вопрос.
      - Как только будет проведен ритуал.
      - А если он не удастся?
      - Ну, тогда нам всем будет немного не до твоего браслета, - весело улыбнулся раск, - и тебе, скорее всего, тоже.
      - Если вы знаете о шэарте, значит в курсе, что нам нужно его регулярно использовать, - Мари попробовала зайти с другой стороны.
      - Знаю, однако, у тебя есть еще около полтора месяца, если не ошибаюсь. Кроме того, в этом доме он тебе не понадобится, здесь стоит надежная защита от любого воздействия извне. А уж в Малом Дворце, где сейчас обитает Император Иритен, вообще людей нет. Так что в ближайшее время он тебе не понадобится.
      Хозяйка кисло посмотрела на него, но промолчала, понимая, что раск прав. Я ободряюще толкнула ее под локоть головой, на что та рассеянно почесала меня за ухом. Ксеонир с полуулыбкой наблюдал за нами.
      - Может, у тебя есть еще вопросы?
      - Зачем вам это? Разве быть Советником Императора, не означает иметь больше власти, чем быть просто Главой Совета? - Мари решила все-таки задать интересующий ее вопрос.
      - Вообще-то я не обязан тебе отвечать, но так уж и быть. Это не секрет. Видишь ли, власти иногда бывает слишком много. С тех пор как Иритен забросил свои обязанности, все дела свалились на меня, - он тяжело вздохнул, - а управлять расками, не имея при этом за спиной силу магии императорского слова - это то еще удовольствие. Поэтому, пусть у Совета об этом голова болит.
      Надо же, первый раз встречаю кого-то, кто хочет ограничить свою собственную власть. Почему не отказался тогда?
      - Почему просто не отказаться от должности Советника? - озвучила мою мысль хозяйка.
      Раск мягко рассмеялся:
      - Девочка, отказать Императору невозможно - все мы в свое время принесли ему клятву верности. Я в общем-то не плохо отношусь к Иритену, но в последнее время из него совершенно никакой правитель, а новый, способный заменить его, еще даже не родился.
      На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Мари не знала о чем еще спросить, но от разговора у нее остался какой-то нехороший осадок недосказанности. Лиг Ксеонир же задумчиво рассматривал меня, из-за чего я все больше беспокоилась. Встретившись с его почти желтыми глазами, я буквально утонула в их медовой глубине, но взгляд не отвела. В конце концов, вы когда-нибудь пробовали переиграть в гляделки кошку? Поэтому первым отвел глаза Ксеонир, опять усмехнувшись (меня уже постепенно начинала раздражать эта его едва заметная ухмылка).
      - В общем, - подвел он черту, - от тебя требуется всего лишь поучаствовать в ритуале и попасться на глаза Императору. Взамен ты получишь назад свой шэарт и можешь идти на все четыре стороны. Более того, Совет запретит негласную Охоту на айкир, будь уверена, за этим я прослежу. Эта глупая забава слишком часто заканчивается плачевно для охотника, а не для жертвы. Расков и так не слишком много, как и вас, я думаю. Так что мы не можем позволить себе терять кого-то так часто просто из-за глупого упрямства, тем более что людей меньше не становится.
      Он тяжело вздохнул:
      - Никогда не думал, что дойдет до этого, но человеческие земли разрослись практически на всех материках. И, вынужденные следовать приказу Императора, мы постепенно уступаем им наше же жизненное пространство.
      Раск задумчиво провел рукой по своим темным волосам, а затем резко поднялся.
      - Просто следуй моим указаниям, не пытайся ничего учудить, и все будет хорошо, - с этими словами он покинул комнату, оставив Мари в совершенно подавленном настроении.
      - Так зачем все-таки он сам ездил в Медвядку? - тихо спросила в след хозяйка.
      "Думаю, просто хотел убедиться, что ты на Агнесс похожа. Не бери в голову" - попыталась я рассеять ее тревоги.
      - А я похожа?
      "Не знаю, Мари" - я перебралась ей на колени, свернувшись калачиком и тихонько мурлыкая под теплыми гладящими руками, одновременно выпуская немного успокоительного на шерсть. - "Нас ведь и создали по причине ее гибели и последующей Великой Охоты. В памяти моей линии не сохранилось ее образа".
      Я подняла голову и посмотрела в сторону дверей.
      "Кстати, по-моему, нас не заперли сегодня. Не хочешь проверить?" - я посмотрела на хозяйку сквозь полуприкрытые веки и приглашающе мурлыкнула. Судя по ощущениям, айкира окончательно успокоилась после разговора с Ксеониром и небольшая прогулка перед сном ей не повредит.
      Девушка осторожно переместила меня на кровать и распрямила затекшие в неудобном положении ноги. Потом поднялась и подошла к двери, неуверенно толкнув ее, на что та без малейшего скрипа легко поддалась. Мари с улыбкой оглянулась на меня:
      - Пойдем?
      А то! Я спрыгнула с постели и последовала за хозяйкой - любопытство свойственно не только кошкам, но и шариссам. Мари тем временем тихонько выскользнула из образовавшейся в двери щели, но тут же наткнулась на внимательный взгляд стоящей в коридоре стражи.
      - Э...я тут просто в библиотеку хотела, - неуверенно махнула куда-то в сторону она и, резко повернув направо, ринулась в темноту коридора.
      - Лонна, - окрикнул ее один из стражей, - библиотека в другой стороне.
      - О, спасибо, - айкира смущенно улыбнулась и вернулась обратно.
      Проходя мимо охранников, которые видимо должны были следить за комнатой, а не ее обитателями, Мари неуютно поежилась под их взглядами, а я поспешила слиться с тенью, чтобы не привлекать еще большего внимания. Нам совершенно не нужно было в библиотеку, однако первая же дверь, которую толкнула хозяйка, вела именно туда. Огромные стеллажи с книгами стояли рядами в просторном помещении с высокими потолками, а в воздухе витал характерный запах книг.
      - Вау, - емко высказалась хозяйка.
      Она всегда любила читать, и такое скопление книг не могло ее не заинтересовать. Поэтому, забыв на время все свои беспокойства, айкира устремилась исследовать такую приятную для нее находку. Я же, понимая, что это может затянуться на долго, решила обеспечить себе наиболее комфортное ожидание, запрыгнув в массивное кресло у большого дубового стола и устраиваясь поудобнее.
      Прошло не менее часа, когда я услышала приближающиеся шаги и резко потянула за "связь", привлекая внимание совсем оторвавшейся от реальности хозяйки. Торопливо поставив на место очередной толстый фолиант, который она секунду назад с любопытством листала, Мари быстро пробежала к окну, где в нише за плотной шторой, которая защищала редкие книги от вредных для них солнечных лучей, был достаточно широкий подоконник. Усевшись на него и подобрав ноги, она задернула штору, а я проскользнула к ней, уместившись под согнутыми в коленях ногами и полусвесив передние лапы вниз.
      Мы успели спрятаться как раз вовремя, когда дверь в библиотеку отворилась, и вошли двое расков.
      - ...это может стать реальной проблемой, - продолжили они начатый ранее разговор.
      Голос был мне не знаком, но запах принес едва заметный аромат моря. Лирт Тирик, молчавший все давешнее собрание, пах именно так - как будто только недавно сошел с корабля, пересекшего океан.
      - Он не настолько силен, - ответил второй голос, - чтобы противостоять всему Совету.
      - Ты еще убеди этот Совет выступить против него, Лавр.
      Лирт Лавр, а это, судя по всему, был именно он, помолчал мгновение, а потом с подозрением в голосе спросил:
      - Здесь точно никого нет?
      Я задержала дыхание. Щиты хозяйки были уплотнены до предела, да и я постаралась, чтобы ни одна мысль не ускользнула наружу. Сейчас мы буквально слились с каменным подоконником, ощущая себя частью его холодной структуры. Хотя будь в комнате лиг, это бы нам не помогло, но лирты были еще не достаточно опытны, чтобы обнаружить затаившуюся айкиру.
      - Точно, - успокоил тем временем Лавра Тирик, - я проверил. Да и Ксеонир сейчас с Корзаком в малой зале. Возвращаясь к нашему разговору, как ты собираешься привлечь на свою сторону Совет?
      - Они и сами все поймут. Ксеонир силен, если бы не было Иритена, он мог бы быть Императором. Думаю, во время ритуала он попытается убить его.
      - За этим мы проследим, не волнуйся.
      - Хорошо, если так, - Лавр вздохнул. - В любом случае, если Ксеонир станет Главой Совета, никто не сможет лишить его этой должности. Банально не хватит сил. Именно поэтому на этот пост больше подходит лиг Нионг, раз уж лирт быть Главой не может.
      - Можно подумать, Нионг легче откажется от власти, - в голосе Тирика сквозило недоверие.
      - Он гораздо слабее Ксеонира, даже большинства других лигов. Надавить на него будет не сложно. Подумай, разве нужен новому Совету такой Глава, которого невозможно заменить?
      - Мы получим все того же повелителя, - печально ответил Тирик.
      - Поэтому и важно убедить как можно больше наших сторонников, что магию Ксеонира тоже лучше ограничить. И желательно сделать это во время ритуала.
      - Если нам всем тогда до этого будет. Не думаю, что Иритен так легко сдастся.
      - Не важно, - судя по звуку, Лавр помотал головой. - Если все закончится хорошо, мы можем опять использовать айкиров, чтобы провести еще один ритуал.
      Некоторое время в комнате стояла тишина, а потом Тирик задумчиво спросил:
      - Кстати, об айкирах. Нам обязательно участие этой Мельхиары?
      - Не знаю, Риний говорит, что с ней у нас чуть ли не в двое больше шансов.
      - Меня беспокоит, что контроль над ней в руках Ксеонира. И что за браслет он вертел в руках?
      - Не имею ни малейшего понятия, но судя по всему, эта вещь для девчонки важна. Но ты знаешь...
      Голоса вдруг поменяли свое звучание - раски перемещались по комнате. Затем раздался еле слышный скрип открываемых дверей и голоса совсем затихли. Мари перевела дыхание и, выждав пару минут, выглянула из нашего укрытия. Спустившись с подоконника, она тихонько прокралась к двери из комнаты и прислушалась. Я сбросила ей успокаивающую мысль - раски действительно ушли. Хозяйка немного расслабилась и задумчиво посмотрела на стеллажи с книгами.
      - Ну и против кого тут, интересно, заговор? - тихонько спросила она саму себя.
      "А не все ли равно?" - я также спрыгнула с подоконника, - "И те, и другие собираются использовать тебя. Расскажешь Ксеониру?"
      - Вот еще! - фыркнула хозяйка, - пусть сам разбирается. Он и так нам не мало крови попортил.
      Она сердито тряхнула головой, и, подхватив заинтересовавший ее ранее фолиант, направилась обратно в свою комнату. Я серой тенью последовала за ней.
     
   Глава 12
     
      Со дня памятного разговора, когда раски, наконец, объяснили, чего ждут от Мари, прошло уже три дня. Моя хозяйка скучала, таская потихоньку книги из библиотеки, однако повисшая в воздухе неопределенность заставляла ее все больше нервничать. Раски как будто позабыли о ней, при встрече в коридоре в лучшем случае окидывая презрительным взглядом. Хорошо хоть свободу передвижения нам так и не ограничили. Лига Ксеонира после разговора с ним Мари тоже больше не видела, кажется, он даже опять куда-то пропал.
      Сегодня я оставила хозяйку наедине с завтраком, а сама отправилась немного побродить по дому. Сейчас мое постоянное присутствие подопечной не требовалось - щиты были опущены, да и атаки со стороны расков можно было не бояться. А кошка проскользнет там, где не сможет айкира, что давало отличный источник информации. Естественно, все заслуживающее внимания я потом передавала хозяйке по "связи".
      Выскользнув из комнаты, я тенью скользнула по коридорам, прячась в самых темных углах. Миновав пару служанок, несущих гору постельного белья в стирку, и едва избежав встречи с лиртом Тириком, с задумчивым видом бредущего по коридору, я, наконец, заметила кое-что интересное. Дверь в комнату, находящуюся этажом выше нашей, была немного приоткрыта, хотя я четко помнила, что раньше она была всегда закрыта. Присев на задние лапы и вскинув голову, я принюхалась, попутно всеми доступными способами сканируя пространство. Кажется, комната была пуста, чем я не могла не воспользоваться. Осторожно, прижавшись к полу, тихонько переступила порог, напряженно водя ушами и готовая сорваться с места, если услышу какой-нибудь посторонний шум.
      В комнате стояла полутьма, так как окно было завешано плотными шторами. Огромная кровать, рабочий стол с разбросанными на нем бумагами, у стены книжный шкаф и пара кресел. Обстановка не давала судить об обитателе этого жилища, имея лишь легкий налет индивидуальности, который приобретает комната на каком-нибудь постоялом дворе после того, как постоялец поживет там несколько дней.
      Внимательно оглядевшись, я уже направилась было к столу, как вдруг тихий звук шагов и запах горького шоколада заставил меня припасть на все четыре лапы и ужом метнуться под кровать. Я успела в последний момент, так как в комнату, держа в руках кружку, вошел Ксеонир и закрыл за собой дверь. В очередной раз с неудовольствием отметив про себя, что заметила этого раска слишком поздно, я поудобнее устроилась в своем укрытии, приготовившись ждать.
      Раск между тем уселся за стол и принялся просматривать какие-то бумаги. Так прошло не меньше часа и Мари наверняка начала уже волноваться из-за моего долгого отсутствия. Однако мы с самого начала договорились с ней, что во время моих отлучек на связь не выходим. Мало ли, где я могла находиться в это время, а лиг вполне способен почувствовать наши переговоры. Поэтому я удержалась от желания послать хозяйке успокаивающую мысль, что со мной все хорошо, с раздражением взглянув на причину всех наших неприятностей. Будто почувствовав мой взгляд, тот откинулся на спинку стула и задумчиво прикусил кончик гусиного пера, которым только что делал какие-то заметки.
      - Может, уже выйдешь? - бархатный голос раска заставил меня вздрогнуть.
      Я замерла, на секунду прекратив даже дышать, но Ксеонир обернулся на стуле и посмотрел в строну кровати, под которой я думала, что надежно спрятана. Поняв, что обнаружена, вздохнула и выбралась из своего укрытия. Раск усмехнулся. Раздраженно дернув хвостом, я решила не стесняться и, пройдя к столу, запрыгнула на него, усевшись перед раском прямо на бумаги. Заглянула в стоящую рядом кружку, из которой приятно пахло горьким шоколадом. Ну кто бы мог подумать, что этот раск такой сластена. Перевела взгляд на бумаги, но они были тут же убраны рукой с неожиданно изящными пальцами. Подняв глаза, я встретила смеющийся взгляд Ксеонира.
      - И чем я обязан такому визиту?
      Будь я человеком, пожала бы плечами - разве это и так не очевидно? Но я человеком не была, поэтому просто демонстративно принялась вылизывать переднюю лапу, игнорируя понимающий смешок.
      Странно, но выгонять меня никто не собирался, Ксеонир просто продолжил читать свои бумаги, машинально водя по столу кончиком писчего пера. Я наблюдала за ним краешком глаза, чувствуя, что невольно затягиваюсь этими размеренными движениями. Хвост начал выбивать нервную дробь по столу, а когти непроизвольно сжались. Белый кончик пера скользил по темной поверхности столешницы туда, сюда. Туда и сюда, и опять обратно. Это невыносимо! Не выдержав, я сорвалась и, оттолкнувшись передними лапами, с наскоком прижала, наконец, это проклятое перо к столу. И тут же, опомнившись, отпрянула, смущенно повесив уши. Все-таки кошачьи инстинкты - это не всегда благо.
      Ксеонир недоуменно покачал головой на мой неожиданный прыжок, но ничего не сказал. И воздержался от дальнейших игр со злополучным пером, отложив его в сторону, на что я невольно почувствовала благодарность.
      В тишине прошло еще несколько минут, когда раск вдруг оторвался от своих бумаг и к чему-то прислушался. Я с любопытством навострила уши, но ничего не услышала. Ксеонир посмотрел на меня и улыбнулся:
      - Наши долгожданные гости, наконец, прибыли.
      Гости? Интересно. Но не успела я опомниться, как раск поднялся из-за стола и подхватил меня одной рукой, поместив себе под мышку, как обычную кошку. Я так растерялась в начале, что пару секунд просто висела на его руках, с изумлением смотря на ставший таким далеким пол. Только хозяйка имеет право брать меня на руки. Но Ксеонир на мое разозленное шипение лишь покрепче прижал меня к себе, а свободной рукой принялся поглаживать за ухом.
      - Не злись, а то ты свою хозяйку начинаешь напоминать.
      Не зная, как на это реагировать, я позволила длинным пальцам поглубже зарыться в мою шерсть, почесывая. Сказывалось смущение от недавней спонтанной реакции на перо, поэтому, рассудив, что пока ничего плохого со мной не происходит, я решила позволить раску делать то, что ему заблагорассудится.
      Ксеонир, выйдя из комнаты, направился к лестнице вниз и я, решив, что Мари тоже будет интересно взглянуть на прибывших гостей, сбросила ей эту новость, надеясь, что хозяйка не будет слишком шокирована, обнаружив меня на руках у раска.
      В просторный холл мы спустились немного раньше Мари и я успела высвободиться из рук мужчины, с независимым видом усевшись на перила парадной лестницы. Ну и где эти гости? Обернувшись к спускающейся вниз айкире, Ксеонир приветственно кивнул, и в этот самый момент двери отворились, впуская вновь прибывших. Я с изумлением уставилась на них, чувствуя такую же горячую волну удивления со стороны хозяйки.
      В дом вошли пятеро айкир со своими шариссами, четверо мужчин и одна женщина. Но не это поразило нас больше всего. Один из мужчин был Тарх. Он отдал поспевшим слугам свой дорожный плащ и посмотрел на нас.
      - Лиг Ксеонир, - приветственный кивок в сторону раска и улыбка моей подопечной, - Мари.
      И все это без малейшего удивления присутствием здесь хозяйки.
      - Рад видеть вас, лон Тарх. И ваших спутников тоже.
      - Как и договаривались, я нашел вам восемнадцать айкир. Остальные подойдут чуть позже.
      - Я в вас не сомневался, - кивнул Ксеонир, а потом обратился к настороженно прислушивающимся к разговору айкирам, - уверяю вас, вы не пожалеете, что решили участвовать в нашем деле.
      - Надеемся на это, - ответила за всех красивая айкира средних лет.
      - Вас проводят в гостевые комнаты. Прошу, располагайтесь и отдохните с дороги. И заранее прошу простить моих соплеменников, если они не проявят должного гостеприимства. Преодолеть старые привычки не так легко.
      - О, к этому-то мы как раз привыкли, - криво усмехнулся другой айкир.
      Все пятеро проследовали за слугой наверх мимо растерянно замершей Мари, окинув ее по пути любопытным взглядом. Тарх следовал последним, и когда он уже почти миновал хозяйку, она все же решилась окликнуть его.
      - Тарх...
      Пожилой айкир остановился, не оборачиваясь, в то время как остальные окончательно скрылись из виду. В холле остались только он, Мари и раск.
      - Пожалуйста, скажи, что ты встретил лига Ксеонира уже после того, как отправил меня вместе с тем караваном, - моя подопечная до последнего цеплялась за призрачную надежду.
      Тарх, медленно обернулся и печально улыбнулся ей.
      - Ты же уже и сама поняла, что это не так, девочка.
      В следующее мгновение я буквально утонула в нахлынувших на хозяйку эмоциях. Понимание, осознание, боль от предательства и, наконец, глубокое разочарование последовательно сменяли друг друга. Конечно, это было странно, что раски так внезапно заинтересовались Мари, но мы списали это на простое стечение обстоятельств. Однако все оказалось далеко не так, как нам виделось. Первым заметил мою подопечную именно Тарх.
      - Откуда ты узнал, что я Мельхиара? - глухо спросила Мари, не поднимая застывшего взгляда от пола.
      - Сина, - Тарх неохотно пояснил. - Я стар, но не настолько, чтобы помнить времена до Великой Охоты. Но род Сины хранит в памяти образ портрета Агнесс Мельхиары. Потом он был уничтожен, как и многое остальное, оставшееся от этой семьи. Но шариссы помнят все, в конце концов, это одно из их предназначений. Сина указала на твое поразительное сходство с Агнесс.
      Я перевела взгляд на шариссу Тарха.
      "Мой хозяин уже слишком стар, чтобы постоянно бегать от расков, - равнодушно посмотрела она на меня. - В следующий раз ему может не повезти. И если есть возможность сделать так, чтобы эта непрерывная охота прекратилась, я воспользуюсь этим шансом. Ты бы на моем месте поступила точно также".
      "Нет" - я прижала уши к затылку.
      "Ты еще просто слишком молода", - вдруг Сина резко вздыбила шерсть, - "Следи за своей подопечной!"
      За разговором со старшей шариссой я проморгала, что с Мари творилось что-то неладное. Она также неподвижно стояла у подножия парадной лестницы, опустив глаза на тщательно начищенный слугами пол. Но когда я осторожно потянулась по "связи" к ней, меня прошибло холодной дрожью от удушливой волны безысходности, разливающейся в ней. И за всем этим ворочалась чистая неконтролируемая магия начинающейся истерики. Тарх, тоже почувствовавший надвигающуюся опасность, инстинктивно отступил, а Сина предупреждающе зашипела, встав между ним и Мари.
      Испуганно мявкнув, я бросилась к хозяйке, но меня опередили. Забытый всеми Ксеонир неожиданно сделал быстрый шаг в сторону айкиры и схватил ее за руку, притягивая к себе. Я резко затормозила, по инерции присев на задние лапы. Плотный кокон сиреневых лент мгновенно оплел мою хозяйку, образуя непроницаемый колпак, быстро сжимающийся вокруг ее тела. Секунды спустя готовая вырваться магия айкиры была буквально смята на излете защитным пологом раска. Мари, как будто очнувшись, подняла глаза на Ксеонира.
      - Только истерик мне тут и не хватало, - он осуждающе покачал головой.
      Хозяйка моргнула и только тут заметила, что раск все еще держит ее руку. Резко дернувшись, она отскочила на шаг назад, рефлекторно потирая запястье, а я, наконец, подоспела к ней. Мари подхватила меня на руки, прижав к себе, как будто в поисках защиты, на что я ответила успокаивающим мурлыканьем с доброй дозой успокоительного, попутно проверяя по "связи" состояние айкиры. Увиденное заставило уважительно покоситься на стоящего рядом улыбающегося раска. Так быстро справиться с начинающейся истерикой моей подопечной - даже я не всегда была способна на это.
      Стоящий на лестнице Тарх осторожно перевел дыхание. Кому как не ему было знать последствия эмоциональных срывов айкир. Хозяйка, все еще держа меня на руках, прошла мимо него, скользнув невидящим взглядом.
      - Прости, Мари, - донесся до нас его тихий голос.
      Айкира даже не остановилась, продолжая медленно подниматься по лестнице. Я тяжело вздохнула у ее груди. Самое печальное, что этого стоило ожидать. Айкиры никогда не питали друг другу сильной привязанности, ограничивая эмоциональную связь только родственниками и самыми близкими друзьями. Именно это чувство разобщенности и не давало им реально сплотиться, живя в человеческих землях. Каждый выживал, как мог. Шариссы же, несмотря на то, что были фактически сестрами друг другу, в полной мере унаследовали от своих создателей эту особенность. Вся наша жизнь была сосредоточена только вокруг хозяев. Они были центром нашей вселенной.
     
   Глава 13
     
      Следующие три дня в дом постепенно прибывало все больше айкир, однако Мари не выходила все это время из комнаты. Я оставалась с ней, стараясь отвлечь как-нибудь от мрачных мыслей, но, признаться, это у меня не всегда получалось. Вечером третьего дня раздался осторожный стук в дверь и голос ниса Рида:
      - Лонна.
      Мари отложила книгу, которую пыталась до этого читать и откликнулась:
      - Да, входи.
      В дверном проеме показалась взъерошенная голова Рида, а через секунду и весь он неуверенно переминался с ноги на ногу у порога.
      - Мари, - он смешно смутился, - пойдем с нами посидим. Тебе же здесь, наверное, скучно?
      - С нами? - заинтересованно посмотрела на него айкира.
      - Ну да. Мы в малой гостиной собрались, Риний, лиг Ксеонир, лирт Альрид и я. Пойдем?
      Мне нравился этот молодой раск - от него не исходило никакой агрессии. Хотя, если задуматься, он напал на нас в первый день в Окине, но такое ощущение, что делал это просто по примеру остальных. А сейчас как будто забыл о том случае. Такая детская непосредственность.
      "Иди с ним" - посоветовала я хозяйке, - "Тебе надо развеяться, а кроме того, узнаешь что-нибудь новенькое".
      Мари неуверенно посмотрела на меня.
      "И потом", - добавила я, потягиваясь всем телом, вытянув передние лапы, - "Внукам своим рассказывать будешь, как тебя раски на вечерние посиделки приглашали. Когда такое еще увидишь?"
      Она фыркнула и вновь посмотрела на ждущего его ответа Рида.
      - Хорошо, спасибо за приглашение.
      Уже выйдя в коридор за молодым раском, Мари уточнила:
      - Тебя же лиг Ксеонир попросил меня привести?
      Рид покраснел от ее слов и отвел глаза.
      - Но он же о тебе беспокоится.
      - Может быть, - не стала спорить хозяйка. - Его мнение настолько важно для тебя?
      - Конечно, - с жаром ответил юноша, - Он второй по силе раск после Императора, и ему очень-очень много лет. Говорят, он даже был Советником еще во времена до Покушения. Ну и...он мой учитель сейчас.
      Айкира понимающе усмехнулась, но продолжать этот разговор не стала. Остаток пути до малой гостиной прошел в неловком молчании. Когда, наконец, мы достигли нашей цели, Рид явно с облегчением вздохнул и отворил двери, пропуская вперед Мари. В комнате неожиданно оказалось чуть больше народа, чем предполагалось изначально. Помимо Ксеонира, Риния и Альрида на диване с бокалом вина сидела айкира, пришедшая вместе с Тархом. Она приветственно улыбнулась, пододвигаясь немного, чтобы дать нам место, где сесть. Мари на секунду замерла, почувствовав болезненный укол знакомой горечи - эта женщина ассоциировалась у нее с Тархом, которого она пока видеть была не в состоянии. Я ободряюще потерлась о ее ногу, посылая успокаивающую мысль. Хозяйка немного расслабилась и, неуверенно улыбнувшись айкире, прошла к предложенному месту.
      - Нас не представили друг другу, - глубокий, достаточно низкий голос незнакомой айкиры очень шел ей, - меня зовут Радни, а мою шариссу - Лита.
      Она ласково пробежалась пальцами по шерсти свернувшейся у нее на коленях шариссы. Лита вежливо приподняла голову.
      - Мари, - представилась хозяйка, а затем кивнула на меня, - Мита.
      - Лиг Ксеонир отловил меня в коридоре и пригласил выпить бокал вина перед сном, - Радни улыбнулась раску, сидящему перед камином, - Я не смогла ему отказать. Да и признаться, это совершенно необычный опыт, вот так вот общаться с...хм, скажем, теми, кто не питает к нам особой любви.
      - Не волнуйтесь, ринна, - Ксеонир употребил принятое среди людей обращение к дворянскому сословию. - Никто в этой комнате не намерен причинять вам вреда. В конце концов, мы все здесь собрались за тем, чтобы прекратить этот бессмысленный конфликт.
      Он поднялся с кресла и взял полный бокал со стоящего на низком столике подноса, а потом протянул его Мари. Хозяйка на мгновение замешкалась, но все же осторожно приняла подношение. Раск понимающе улыбнулся и вернулся на свое место. Моя подопечная пригубила немного вина, а потом посмотрела на Риния, который, как и в последнюю нашу встречу, все также с интересом рассматривал меня и Литу. Хозяйка демонстративно подтянула меня к себе и с вызовом посмотрела на рыжего раска. Он лишь смущенно улыбнулся и перевел взгляд в свой бокал.
      Наблюдавший за этой сценкой лиг Ксеонир только покачал головой и обратился к нему.
      - Риний, наверное, всем будет интересно узнать немного больше о предстоящем ритуале.
      - О, да, - раск оживился, - это будет первый такой ритуал с участием шарисс и айкиров. Ну, принцип "связи" вы лучше меня знаете, мы просто заранее оговорим, в какой последовательности будет создана цепь. А сам ритуал займет совсем немного времени. Связанные в одно целое, наши маги смогут соединить вместе достаточное количество магии, чтобы подавить силу Императора и наложить печать. На этот счет не волнуйтесь - принцип все знают. Только нужно еще, чтобы шариссы поставили свою защиту от магического воздействия и на расков. А то все может закончиться очень быстро, стоит Императору приказать. На пару минут такой защиты должно хватить.
      - Кстати, раз представился такой случай, давно хотела спросить. Почему Император? Разве у вас Империя? - поинтересовалась Радни.
      - Нет, конечно, - засмеялся Ксеонир, - просто у людей - короли.
      - А это тут при чем?
      - Еще когда раски только решили установить контакт с людьми, - неожиданно вступил в разговор молчавший до этого Альрид, - встал вопрос о том, как себя представить. До этого нашего правителя называли Аскернон. Но этот термин был совершенно не знаком людям. Нашлись те, кто взял на себя труд изучить человеческую историю и заметить, что последняя Империя у них исчезла примерно за пять-шесть столетий до описываемых событий, и остались одни короли. Но Император в любом случае стоит выше короля, поэтому Повелитель и стал для людей Императором.
      Всегда знала, что раски склонны к самолюбованию.
      - Ага, а потом этот титул как-то сроднился с правящими расками, так с тех пор и повелось, - добавил лиг Ксеонир.
      - А у айкир кто был? - поинтересовался Рид.
      - У нас? У нас был Риманис, что значит Ведущий, - задумчиво ответила Радни.
      - Ведущий...странное название, - заметил Риний.
      - Ну, если основываться на воспоминаниях шарисс, да и на сегодняшней ситуации, нами довольно сложно управлять, - айкира усмехнулась, - поэтому "Ведущий" здесь очень правильно подобранный титул.
      - Он не управлял айкирами в том смысле, что принято у вас, - добавила Мари, - просто задавал основные направления всей политики и занимался внешними связями. С расками, например.
      - И не было неразберихи с таким условным контролем? - уточнил Рид.
      - Да не особо. Айкиры всегда больше заняты собой и почти не интересуются ничем другим, кроме своего самого близкого круга общения. Все конфликты тоже решались в, так сказать, узком кругу.
      Я мысленно фыркнула. Ну да, узком. Конфликты обычно разрешались банальными разборками между семьями, иногда заканчивающимися полным уничтожением одной из сторон. Но да, посторонних обычно не привлекали, и если какой-либо род внезапно прекращал свое существование, никто особого значения этому не придавал. Если только не найдется кто-то кровно заинтересованный в мести. Но тогда новый виток внутрисемейных разборок и все опять потихоньку затихало.
      Мари понимающе погладила меня по голове, но от комментариев воздержалась.
      - А почему тогда, если вы говорите, что все решалось среди своих, ваш Ведущий Гидарий послал к Императору Иритену убийц из нескольких семей? - возмущенно спросил Рид.
      - Да? - Радни заинтересованно наклонила голову, - Интересная версия событий. И что же обо всей этой истории говорят у расков?
      - Ну как же, - растерялся Рид, - это же всем известно. Император Иритен оказал той айкире, Агнесс Мельхиаре, огромную честь, обратив на нее внимание. Но она свою удачу не оценила, посмев отказать ему и выдумав при этом нелепую причину, что, мол, любит своего мужа. Вполне резонно, что Императору это не понравилось, и он приказал доставить ее к нему. Но айкира и ее муж оказали сопротивление и оба погибли. Это была случайность, никто не хотел доводить дело до смертей, но так уж получилось. А этот ваш Риманис Гидарий подослал к Императору убийц, не знаю уж, кем Агнесс ему приходилась, раз он осмелился на такую наглость. В любом случае, покушение сорвалось - все-таки наш Император самый сильный раск среди нас, и айкиры в магическом плане перед ним беспомощнее котят. Однако спускать им это просто так никто не стал, и раз уж наш правитель никак на эту дерзость не отреагировал, остальные решили раз и навсегда проучить айкрир, чтобы впредь даже мысли у них не возникало проявить непочтительность к правящему дому.
      - Вот как? - Радни медленно отпила из своего бокала. - В этом и есть причина наших вечных конфликтов. Раски почему-то всегда были твердо уверены, что мы обязаны им подчиняться. А ведь мы даже не принадлежим к одной расе, с чего бы это?
      - Мы жили на одной территории, раски без сомнения сильнее айкир, как физически, так и магически. Это естественно, - холодно заметил Альрид.
      Радни лишь пожала плечами на это и промолчала. Моя хозяйка раздраженно поджала губы, но я успела ее вовремя остановить от резкого комментария. Зачем наживать здесь врагов? Наше положение и так слишком шаткое.
      Рид задумчиво переводил взгляд с Мари на Радни, а потом все же решился спросить:
      - А что, вы с чем-то не согласны в этой истории?
      - Конечно, мой мальчик, - ответил за айкир Ксеонир. - Пора бы тебе понять, что у каждой из сторон конфликта есть свой, свершено разный взгляд на причину ссоры.
      - Вы правы, лиг, - подтвердила Радни. - У нас своя версия тех событий. Мне просто интересно было услышать, что раски рассказывают своим детям о причинах нашей вражды.
      - И какая же эта версия? - заинтересовался Рид.
      Айкира мягко улыбнулась ему. Похоже, ее чрезвычайно забавляла вся эта ситуация, когда сидя в уютной комнате с бокалом прекрасного вина, ты объясняешь своему извечному врагу, почему, собственно, он столько веков гоняется за тобой.
      - Когда Иритен в первый раз увидел Агнесс, она действительно была уже замужем, причем много лет, - Радни принялась ласково поглаживать свою шариссу, на что та сладко замурлыкала. - И у них даже были уже вполне взрослые дети. Только вот мало кто из расков знал, что брак этот был на самом деле по любви, это ведь такая редкость среди знати, как с вашей, так и с нашей стороны.
      Рид недоверчиво хмыкнул.
      - Не надо так недоверчиво воспринимать мои слова. То, что не видно было вам, очень заметно было любому айкиру. У нас, если пара действительно любит друг друга, их цвет волос меняется. Все айкиры темноволосы от природы, и только волосы влюбленных постепенно меняются и приобретают едва заметную рыжину. Наши ученые очень долго бились над объяснением этого феномена, но загадка так и не была решена.
      На минуту в комнате воцарилась тишина, раски переваривали полученную информацию, а я с пониманием покосилась на темно-рыжую прядь, проглядывающуюся в сложной прическе Радни.
      - Поэтому, - продолжила айкира, - никто из нас не удивился, когда Агнесс отказала Императору. Впрочем, его увлечение ею тоже было вполне понятно. Мельхиара была удивительной айкирой, и дело тут даже не во внешности. Говорят, она буквально затягивала своей неуемной энергией, мужчины как будто попадали под гипноз в ее присутствии. Но айкиры знали, что она никогда не ответит им взаимностью. Ваш же Император, видимо, был не в курсе. Хотя я не понимаю, почему она ему все не объяснила, и он все-таки отправил за ней своих людей. Какое удовольствие обладать только телом любимой женщины, зная, что ее душа в это время с другим мужчиной?
      - Агнесс все объяснила Иритену, - все уставились на заговорившего вдруг Ксеонира. - И он понял. Не сказать, что принял, но хотя бы понял.
      - Зачем тогда...
      - А он никого и не отправлял за Мельхиарой, - раск печально улыбнулся ошарашенным Мари и Радни. - Это была инициатива некоторых...Ну, виновные давно наказаны, не будем сейчас о них. Просто, как и при любом Дворе, нашлись те, кто решил, что они смогут выслужиться перед Императором, если приведут к нему понравившуюся ему айкиру. Ее желания, естественно, никто спрашивать не стал, что и привело к печальному финалу. А Иритен Агнесс действительно любил, это вообще у него, наверное, первая любовь была. И оплакивает ее он совершенно искренне.
      - А покушение? - спросил Рид.
      - А что покушение? - покачала головой Радни. - Агнесс приходилась нашему тогдашнему Ведущему Гидарию племянницей. Любимой племянницей. А его брату - любимой дочерью. Безутешный отец и ее брат входили в ту группу, что отправилась к Иритену под видом послов. А также брат ее мужа, который тоже погиб от рук расков. Старший сын Агнесс и муж ее дочери, которая крайне тяжело пережила смерть матери, сильно заболев на нервной почве. И друг ее детства, которого связывали с ней узы, не менее крепкие, чем родственные. Вот и получилось так, что среди жаждущих отомстить были айкиры из разных семей, но все имевшие право на месть. И Гидарий тоже имел все основания присоединиться к ним, но не сделал этого, опасаясь, что его поступки будут расценены как поступки Ведущего всех айкир. Правитель должен в первую очередь думать о своем народе. Но это все равно не помогло - после неудавшегося покушения, раски как с цепи сорвались, устраивая эту проклятую Великую Охоту.
      - Когда Иритен очнулся на некоторое время от своей скорби, - вновь заговорил лиг Ксеонир, - он остановил это безобразие. Правда Охота была уже в самом разгаре, раски всегда недолюбливали айкир и многие решили этим воспользоваться. А Иритен под властью своего горя был слишком невнимательным, отдавая приказ. Он сказал просто прекратить Охоту, но напрямую преследовать айкир не запретил. Существует множество способов обойти такой приказ, чем раски и пользуются уже столько лет. А мне так и не удалось заставить Императора обратить на это внимание. Реально его волновала только одна айкира - Агнесс.
      Я вздохнула. Эгоизмом отличаются не только айкиры, но и раски. Правда осознавать, что большая часть народа моей хозяйки погибла во времена Великой Охоты просто из-за бесхребетности одного раска, не сумевшего вовремя удержать своих подчиненных от попытки силой захватить Агнесс и от последовавшей резни, это было больно. Такую же боль я сейчас ощущала от Мари, поэтому сочувственно положила голову ей на руку.
      - Но лиг Ксеонир, - жалобно спросил Рид. - Это получается, что версия айкир верная?
      - Нет, даже они много не знают в этой истории, - раск покачал головой. - Никто из них ведь не присутствовал при тех событиях.
      - А вы?
      - А я тоже многого не знал. И сейчас воспользовался нашим разговором, чтобы прояснить для себя некоторые вещи. Ты должен научиться выслушивать все стороны и составлять свою версию. Со стороны виднее, как говорится.
      Радни грустно вздохнула и поднялась с дивана, аккуратно поддерживая Литу одной рукой.
      - Думаю, уже достаточно поздно. Разрешите пожелать вам всем спокойной ночи. Это была познавательная беседа, благодарю, лиг Ксеонир, за приглашение на нее.
      Она повернулась к Мари.
      - Было приятно познакомиться с тобой. Ты ведь не против, если мы оставим церемонии?
      - Нет, конечно, - улыбнулась хозяйка.
      - И то верно, - мягко засмеялась Радни, - нам нужно держаться вместе, здесь так много расков. Ну ничего, вот прибудут остальные и этот перевес будет уже не так заметен.
      Хитро взглянув в сторону бесстрастно наблюдающего за нами Альрида, айкира грациозно проследовала к двери из комнаты, кивнув на прощание всем еще раз.
      "Ты не хочешь последовать ее примеру?" - поинтересовалась я у подопечной.
      Мари, осознав внезапно, что осталась одна среди расков и совершенно не представляя, о чем с ними говорить, резко поднялась и окликнула Радни уже на самом пороге:
      - Подожди! Я с тобой.
      Потом обернулась к раскам.
      - Благодарю за компанию, но сегодня был длинный день. Я очень устала, желаю всем спокойной ночи.
      Она поспешила за вышедшей уже Радни, провожаемая насмешливым понимающим взглядом Ксеонира.
     
   Глава 14
     
      Мари проснулась, когда за окном еще даже не рассвело. Проворочась в постели минут пятнадцать, она обреченно вздохнула и села на кровати.
      - Все равно больше не засну, - пояснила она мне.
      Я зевнула во всю пасть и потянулась, впрочем, не вставая с нагретого за ночь места в ногах у хозяйки. Пока айкира приводила себя со сна в порядок, я повалялась еще немного, но, увидев, что Мари направилась к двери, возмущенно мяукнула.
      - Тогда хватит разлеживаться, - засмеялась она.
      Неохотно встав, и по очереди вытянув сначала передние лапы, а потом задние, так что захрустели все косточки, я спрыгнула с кровати и, не спеша, направилась к хозяйке, сбросив ей по пути недовольную мысль о столь ранней побудке.
      - Пойдем на кухню, я пить хочу, - не обратила внимания на мое ворчание Мари и вышла из комнаты, направившись вниз.
      Я последовала за ней, попутно отметив, что стражи у двери не было. Интересно, вчера ее тоже не было. Может быть, это объясняется тем, что в соседней комнате поселили Радни, как это выяснилось прошлым вечером, когда две айкиры возвращались после разговора с расками.
      Кухня находилась на первом этаже, но было еще слишком рано, чтобы ожидать чьего-то присутствия там. Однако за столом сидела Радни, сонно потягивая что-то из кружки. Я принюхалась - точно, тиньян. Увидев Мари, айкира приветственно кивнула и спросила:
      - Тоже не спится? Я вот всю ночь проворочалась после вчерашнего разговора. Лита даже усыпить меня под конец пригрозила.
      - Да нет, я поспала немного, просто проснулась рано, - рассеянно пояснила хозяйка, усаживаясь с другой стороны широкого деревянного стола. - Слуги еще не проснулись?
      - Нет, и я взяла на себя смелость заварить немного тиньяна. Хочешь? - спросила Радни, пододвигая к ней небольшой заварочный чайник.
      - Да, спасибо, - Мари нашла чистую чашку в шкафу и налила себе этого тонизирующего настоя, потом оглянулась. - А для Миты ничего не найдется.
      - Там на плите молоко было, я Лите уже давала, - кивнула айкира на сыто умывающуюся у ее ног шариссу.
      Позаботившись обо мне, хозяйка снова уселась за стол и с удовольствием отхлебнула из чашки. В уютной тишине прошло несколько минут, когда дверь на кухню отворилась, и вошел невысокий айкир в сопровождении своей шариссы. Мари не знала его, так как еще не познакомилась толком ни с кем из своих соплеменников, прибывших в дом. Пересекаясь с ней в коридоре, они лишь приветственно кивали, однако разговор заводить не спешили, чувствуя ее нежелание ни с кем общаться в последние дни.
      Незнакомый айкир прошел мимо Радни, по пути проведя кончиками пальцев по ее плечам, и уселся напротив Мари. В его волосах едва заметно поблескивала рыжина, а в уголках глаз собрались морщинки, как бывает у тех, кто привык много улыбаться.
      - Это мой муж, Лирин, - представила айкира Радни, - я ему о тебе рассказывала.
      - Привет, - широко улыбнулся в ответ Лирин и вытащил из-за пазухи два яблока, одно протянув жене, а другое - Мари.
      Хозяйка с улыбкой приняла угощение, с аппетитом откусывая солидный кусок. Айкир забавно принюхался:
      - А чем так вкусно у вас пахнет?
      - Тиньяном, сейчас я тебе налью.
      С этими словами Радни поднялась и принялась хлопотать вокруг мужа. Пять минут спустя все трое сидели за столом, попивая из своих кружек. Воцарившаяся тишина вовсе не была напряженной, а какой-то умиротворенной. Надо же, в доме расков трое айкир рано утром сидят на полутемной кухне и в общем-то не чувствуют себя в опасности. Чудеса, да и только.
      Молчание прервал звук открывающейся двери и на кухню заглянул Тарх. Я почувствовала, как Мари напряглась и послала успокаивающий импульс, а Радни с любопытством посмотрела на мою хозяйку, с деланным равнодушием уставившуюся в свою кружку.
      - Вот вы где, - воскликнул между тем Тарх. - Я вас потерял. Лирин, пойдем, нужна твоя помощь.
      - А в чем дело? - встал из-за стола тот.
      - Пятеро из тех, с кем я договаривался, в конце концов, отказались иметь дело с расками. Найти им замену я уже не успеваю, - Тарх криво усмехнулся. - Поэтому в бой идет тяжелая артиллерия. Мы отправляемся за Ирихом.
      - Сумасшедший! - испуганно ахнула Радни. - Он не согласится. А даже если и согласится, ты хоть представляешь возможные последствия?
      - Представляю, не забывай, я знаю его дольше тебя. Но только он может заменить сразу пятерых айкир. Поэтому я и прошу твоего мужа помочь, на всякий случай.
      - Хорошо, - согласился Лирин.
      Тарх кивнул и вышел в сопровождении мужа Радни, на прощании бросив неуверенный взгляд на Мари, все еще делающую вид, что не замечает его. Радни помолчала немного и все-таки спросила:
      - Что у вас с Тархом произошло?
      Мари отрицательно мотнула головой, не желая вдаваться в подробности, и Радни не стала настаивать. Среди айкир уважалось право каждого на личную жизнь, и лезть в душу никто бы не стал. Внезапно дверь на кухню опять отворилась, и вошел Ксеонир.
      - Какое оживленное место, - задумчиво пробормотала моя хозяйка, на что Радни фыркнула в свою кружку.
      - Мари, пойдешь с нами, - сказал Ксеонир.
      - Куда? - вскинулась она.
      - Нам нужно одного айкира навестить, твое присутствие не помешает.
      - Случайно не Ириха? - подозрительно осведомилась Мари.
      - Да, ты его знаешь?
      - Нет, - помотала головой айкира, - но я не пойду.
      Она сердито посмотрела на Ксеонира. В общем-то, ее нежелание идти было вполне объяснимо - она была совсем не рада компании Тарха. Однако раск только хмыкнул.
      - А куда ты денешься? - с приятной улыбкой спросил он. - Ни о чем не забыла?
      Намек на шэарт был более чем прозрачным, но хозяйка упрямо покачала головой:
      - Вы мне так и не дали гарантий, что вернете потом мою собственность. Почему я должна вам верить?
      - А моего слова тебе не достаточно?
      Мари только скептически посмотрела на раска. Ксеонир устало вздохнул:
      - Послушай...
      - Мари, - прервала начинающуюся ссору Радни. - Сходи с ними, пожалуйста. Мне спокойнее будет, если Лирин под более надежным присмотром будет. Я ведь правильно поняла, что кроме Тарха идут еще только раски?
      Она вопросительно посмотрела на Ксеонира. Он кивнул.
      - Ну вот, - продолжила айкира, - Ты не знаешь Ириха, поверь, с ним слишком много предосторожностей не бывает.
      - Сходи с ними сама! - все еще упорствовала Мари.
      - Лучше не стоит, - печально улыбнулась Радни. - Я только мешать буду, Лирин не сможет сосредоточиться на деле, волнуясь за меня. Пожалуйста.
      Хозяйка со вздохом кивнула, признавая поражение:
      - Мы надолго? Брать что-нибудь с собой?
      - Нет, вернемся в течение двух часов, если все хорошо закончится. Пойдем.
      Мари с неохотой поднялась из-за стола и пошла за раском, улыбнувшись на признательный взгляд Радни. У парадной лестницы уже ждали четверо расков, один из которых был Альридом, и Тарх с Лирином. Альрид скептически посмотрел на мою подопечную и спросил Ксеонира:
      - А она нам там зачем?
      - Пригодится, - был лаконичный ответ.
      Чувствуя себя каким-то полезным инвентарем, Мари последовала за остальными, стараясь держаться подальше от Тарха. Он, впрочем, приближаться тоже особо не спешил. Вся группа вышла из дома и направилась на задний двор, где одиноко росло одно единственное чахлое деревце. Оно казалось каким-то чужеродным элементом среди пожухлой травы, и непонятно каким образом еще не погибло окончательно от недостатка света, доступ которого ограничивали высокие стены особняка и хозяйственных построек.
      Дойдя до несчастного деревца, Ксеонир небрежным движением руки вызвал портал и махнул остальным в его направлении. Раски, не мешкая, прошли в портал, за ними последовали и Тарх с Лирином. Я не успела даже рассмотреть изящное плетение магических "струн", образующих края портала, как Ксеонир подтолкнул Мари к проходу, и сам шагнул за ней. Пришлось бежать за ними.
      Выскочив на той стороне в какой-то подворотне, я попыталась сориентироваться в пространстве. Ксеонир, судя по всему, занимался тем же самым.
      - Недолет, - пробормотал он. - Надо пройти еще пару кварталов. Тарх, ты лучше меня здесь ориентируешься, веди.
      Пожилой айкир согласно кивнул и направился к выходу из переулка на оживленные звуки большой улицы. Остальные последовали за ним, а я с двумя другими шариссами скрылись в тени, предпочитая не давать людям лишний повод для любопытства. Щиты айкир были снова на месте, и мы следовали за хозяевами, ведомые голосом "связи". Кажется, портал вывел нас в Аличин - старую столицу. Только этот город сочетал в себе такую странную архитектуру, пришедшую, казалось, из разных эпох. Камень соседствовал с кирпичом, округлые арки с прямоугольными проходами, а острые шпили крыш высоких домов с приплюснутыми куполами над круглыми приземистыми зданиями. Забавное сочетание.
      На странную группу, целеустремленно идущую посреди оживленной улицы, никто не обращал внимания. Здесь и своих причуд хватало. То тут, то там звучала иностранная речь, сливающаяся в равномерный приглушенный гул. Люди, одетые то в длинные кафтаны с широкими рукавами, то в узкие брюки и укороченные куртки, а иногда и вообще в одежды ядовитой расцветки, представляли собой пеструю толпу, словно обтекающую нашу процессию. Один раз нам встретилась забавная пара из двух пожилых людей, танцующих прямо на улице под звуки какой-то залихватской песенки, доносящейся из ближайшей таверны. Прохожие останавливались, смотрели на них, кто-то с улыбкой, кто-то с неодобрением, и следовали дальше по своим каким-то несомненно важным делам. Танцующие же не обращали ни на кого внимания. Мужчина глядел только в глаза своей партнерше, а женщина, не молодая уже, с посеребренными сединой волосами, смущаясь, отводила взгляд и даже чуточку краснела.
      В другой раз дорогу пересекла странная процессия из нескольких человек, нагруженных тяжелыми баулами. Впереди шел высокий седой старик, толкая перед собой тележку, доверху забитую старым скарбом: луженый чайник, скрученный половичек, какие-то деревяшки, связанные в узелок тряпки. За ним следовал молодой мужчина, с закинутым на плечи огромным узлом из плотной ткани, и две женщины - постарше и совсем молодая девушка - тоже несущие какие-то вещи. Процессию завершала девочка лет десяти, которая, пыхтя и отдуваясь, с явным трудом тащила большую рыжую кошку, перехватив ее под передними лапами. Животное явно было не в восторге от такого обращения, но попыток вырваться не предпринимало, терпеливо вися на руках ребенка.
      Я проводила людей взглядом - похоже, кто-то переезжает. Но размышлять долго мне не дали, пришлось догонять ушедших вперед расков с айкирами. Наконец, они свернули в какой-то переулок и остановились перед лавкой аптекаря, расположенной в крепком добротном здании. Вывеска поблескивала яркими свежими красками, привлекая внимание прохожих, у двери было чисто выметено и даже стояло какое-то растение в деревянной кадушке. В общем, аптека явно процветала.
      С другой стороны - если это и есть конечный пункт нашего путешествия, то это более чем странное место для айкира. Они предпочитают селиться подальше от людей.
      Ксеонир огляделся вокруг и спросил Тарха:
      - Здесь есть черный вход?
      - Да, за домом.
      - Думаю, лучше зайти оттуда, здесь мы привлекаем слишком много внимания, - указал Ксеонир на проходящих мимо людей, с любопытством косящихся на этакую толпу у лавки.
      Пройдя по узкому проходу между домами, мы оказались на небольшом внутреннем дворике, общем для нескольких соседних зданий.
      - Останьтесь здесь, - сказал Ксеонир раскам, - не стоит его нервировать, хватит и меня одного. Мари, ты тоже подождешь здесь.
      "Ну и зачем тогда было тащить тебя с собой?" - удивилась я.
      "Да чтоб не расслаблялась, а то жизнь больно спокойная у меня пошла" - досадливо откликнулась хозяйка.
      Ксеонир с двумя айкирами, зашли в дверь черного хода, которая почему-то была не заперта, словно приглашая зайти внутрь. Сина, проходя мимо, скользнула хвостом по моему боку и словно крючком подцепила тонкую нить моей с Мари "связи".
      "Смотрите внимательно", - донеслась до нас ее мысль, прежде чем шарисса скрылась в доме вслед за своим хозяином.
      Мы с Мари недоуменно переглянулись. Айкира пожала плечами и прислонилась к стене соседнего здания, а я уселась у ее ног. Сосредоточившись на образах, словно тонкой струйкой воды стекающих по подцепленной Синой нити, хозяйка закрыла глаза. Я тоже прислушалась. Альрид неодобрительно проворчал что-то на якобы скучающий вид Мари, но был проигнорирован. Его статуса лирта пока не хватало, чтобы перехватить поток информации между двумя шариссами.
      Внутри, в полутемном коридоре, ведущем к черному входу, были слышны приглушенные голоса, долетавшие из самой лавки. Видимо, посетители выбирали товар. Ксеонир махнул рукой Лирину и Тарху, чтобы те следовали за ним, и направился наверх по лестнице на второй этаж. Присутствие Ириха он, кажется, прекрасно чувствовал, потому как уверенно подошел к одной из дверей.
      - Хм...наверное лучше постучать, - негромко сказал он Тарху, - не хотелось бы застать его врасплох, это ни к чему хорошему не приведет.
      Я удивленно повела ухом - лиг опасается какого-то айкира? Это что-то новенькое. Но не успел Ксеонир занести руку, чтобы постучаться, как из комнаты раздался громкий голос:
      - Да входите уже, наконец! Чего у порога мнетесь?
     
   Глава 15
     
      Ксеонир с улыбкой покачал головой и толкнул дверь, входя. Глазами Сины мы увидели роскошно обставленную комнату, буквально утопающую в подушках, разбросанных в живописном беспорядке по полу и практически по всем предметам мебели: стульям, столу, кровати, одна даже оказалась на верху массивного деревянного шкафа. Сначала мне показалось, что комната пуста, но внезапно гора подушек на кровати пошевелилась и оказалась возлегающим там айкиром.
      Это был самый странный представитель народа моей хозяйки, которого я когда-либо видела. Он был блондином! У айкир не бывает такого цвета волос, только черные или с легкой рыжиной. Но сейчас перед нами было прямое опровержение этого закона природы. Откинувшись на подушки, в роскошном, расшитом яркими цветами шелковом халате, Ирих лениво щурился, разглядывая своих посетителей. В его руке тлела длинная трубка из белой кости, заполняя комнату сладковатым запахом табака. На минуту воцарилась тишина, пока, наконец, хозяин комнаты не заговорил, лениво растягивая слова:
      - Подумать только, какие гости ко мне пожаловали. Айкиры вместе с расками. Куда катится мир, Рыжик? - риторически спросил он, и, не спеша, затянулся, выпустив клуб белого дыма через рот.
      Со стороны стола раздался согласный мявк, заставив Сину посмотреть в том направлении. Сегодня был богатый на сюрпризы день - на столе во весь рост вытянулась шарисса. И если Ирих своим колером вызвал у меня с хозяйкой удивление, то его шарисса просто повергла в шок. Ладно, что шерсть у нее была рыжего цвета с белым пятном на лобастой голове, так, судя по запаху, это был кот! Шариссы не бывают самцами! Никогда, с момента нашего самого первого рождения. Именно поэтому нас чуть было не признали провальным проектом, лишь чудом выяснив, что мы способны приносить потомство от обычных котов. А тут перед нами лежит полное опровержение всех известных мне теорий. Огромный рыжий кот с ярко оранжевыми глазами, создающими жутковатое впечатление из-за своего оттенка, и с пушистыми кисточками на ушах.
      "Сина..." - беспомощно позвала я, рассматривая шарисса.
      "Не волнуйся так", - успокаивающе ответила она. - "Это первый такой случай. И я думаю, что единственный. Каков подопечный, таков и опекун".
      - Нам нужна твоя помощь, Ирих, - серьезно произнес Тарх.
      - А...этот ваш заговор против Императора... - рассеяно протянул тот.
      - Ты в курсе?
      - Конечно, - Ирих ухмыльнулся, - не каждый день столько айкир стекается в Окину. Мне стало интересно.
      - Прекрасно, - вмешался Ксеонир, - тогда мы сэкономим время на объяснения. Вы знаете, что айкиры получат за свою помощь?
      Ирих опять неторопливо затянулся и ответил:
      - Знаю. Другой вопрос, выполнят ли раски свое обещание?
      - Я лично в этом заинтересован.
      - Ну, слово Советника что-то да значит. Вы ведь Советник Ксеонир, не так ли? Я слышал о вас.
      - Как и я о вас, - вернул любезность Ксеонир, - от нескольких моих учеников и коллег, которых вынужден был латать после встречи с вами.
      - Ну, никто не заставлял их ко мне вообще приходить, - флегматично пожал плечами Ирих.
      - Вы правы, - не стал спорить раск. - Однако это еще одна причина прекратить эту Охоту.
      - Меня она по большому счету не касается, - сказал Ирих. - Даже развлекает немного. Я живу скучной размеренной жизнью, и визиты ваших соплеменников вносят в нее своеобразную изюминку. Вы, кстати, присядьте что ли где-нибудь, не стойте над душой.
      Ксеонир кивнул и скинул подушку с ближайшего к себе стула, оседлав его верхом и повернувшись лицом к Ириху. Тарх отыскал в комнате табуретку и подтащил ее поближе к кровати, а Лирин просто прислонился к стене.
      - Итак, лон, вы принимаете наше предложение?
      Ирих рывком сел на кровати, поудобнее облокотившись на подушки у изголовья, и постучал раскрытой ладонью по покрывалу рядом с собой. На этот жест рыжий кот (все-таки пока не могу воспринимать его, как шарисса) лениво спрыгнул со стола и перебрался к айкиру под бок, довольно замурлыкав под хозяйской рукой.
      - Повторюсь, зачем мне это? Раски не представляют для меня особой угрозы.
      - Это поможет вашему народу, - попытался заинтересовать айкира Ксеонир.
      Ирих насмешливо фыркнул, а я мысленно возвела очи горе. Нашел, чем убеждать - таких эгоистов, как айкиры, еще поискать надо.
      - Материальное вознаграждение? - предположил Тарх.
      - Моя аптека процветает, семьи у меня нет, и денег особо много не требуется.
      - Так что же может вас заинтересовать? - спросил Лирин.
      - Что?.. - рассеянно произнес Ирих, скользнув взглядом по сидящей у ног Тарха Сине.
      Я вздрогнула, увидев его глаза. Разного цвета - один зеленый, а другой, синий - в них плескалось безумие, готовое вот-вот прорваться сквозь тонкий отделяющий его от внешнего мира барьер. С этим взглядом так не сочетались ленивый равнодушный голос айкира и вся его подчеркнуто расслабленная поза. Как же рыжий шарисс допустил такое состояние своего подопечного?
      Находясь под впечатлением от увиденного, я только сейчас обратила внимание, что Ирих как будто смотрит сквозь Сину - на Мари и меня. И взгляд его становится все более заинтересованным.
      - Ну-ка, кто у тебя там, девочка?
      В следующее мгновение я почувствовала, как светловолосый айкир "коснулся" тянущейся от Сины к нам с хозяйкой нити "связи" и, не давая опомниться, скользнул на наш конец. На секунду показалось, будто мы стоим совершенно открытые, почти обнаженные, под пристальным изучающим взглядом Ириха. Но не успела Мари рвануться прочь, как все закончилось. Хозяйка судорожно вздохнула, чем привлекла внимание стоящего неподалеку Альрида. Но на его вопросительный взгляд она лишь покачала головой и опять закрыла глаза.
      - Интересно, - услышали мы через Сину задумчивый голос Ириха, - это меняет дело - та девочка, что вы оставили снаружи.
      - А что с ней? - удивленно спросил Лирин.
      - Она вылитая Мельхиара.
      - Да? - Лирин, видимо, был не в курсе планов расков на мою хозяйку.
      - В общем, я участвую, - обратился Ирих к Ксеониру.
      - С чего вдруг такие перемены? - с улыбкой спросил тот.
      - А то вы сами не знаете, - засмеялся айкир. - Надо было сразу сказать, что она у вас есть. Увидеть лицо Императора Иритена, когда он с ней встретится - это того стоит.
      Он немного сумасшедше улыбнулся, на секунду выпустив долю безумия, живущего у него внутри.
      - Всегда хотел посмотреть, как ваш самый сильный раск сможет контролировать себя в действительно экстраординарной ситуации.
      Тарх и Лирин ощутимо напряглись от его улыбки.
      - Хорошо, - сказал Ксеонир, - мы дадим вам эту возможность. Советую отправиться с нами сейчас. Мы откроем портал до Окины.
      - Ах, эта вседозволенность порталов, - усмехнулся Ирих, - к ней быстро привыкаешь. Подождите полчаса, я дам все распоряжения своему помощнику и спущусь к вам.
      Кивнув, раск встал и вышел из комнаты. За ним последовали и Лирин с Тархом. Выйдя за дверь, Лирин не сдержал облегченного вздоха, а его шарисса успокаивающе потерлась о его ноги.
      - Кажется, обошлось без эксцессов.
      - Подожди, еще не вечер, - скептически отозвался Тарх.
      - Будем надеяться, что все пройдет тихо, - сказал Ксеонир.
      Они спустились вниз к черному входу и вышли во двор. Мари моргнула, обрывая контакт с Синой, и с некоторым трудом сфокусировав взгляд на вернувшихся.
      - Ну, как? - спросил Альрид.
      - Успешно, - кратко ответил Ксеонир. - Ждем полчаса и уходим.
      Раски кивнули и вернулись к какому-то прерванному разговору, а Лирин с Тархом подошли к нам.
      - Ты все видела? - спросил Тарх Мари.
      Та задумчиво кивнула, позабыв, видимо, свое нежелание общаться с этим айкиром.
      - Кто он?
      - Единственный, кому хватит сил заменить тех пятерых, что отказались иметь с нами дело.
      - Он сумасшедший, - констатировала как факт хозяйка.
      - Конечно, - согласился Тарх, - и благодаря этому до сих пор жив. Он постоянно ходит по краю пропасти, не знаю, может, потому, что предпочитает жить среди такого скопления людей. Здесь и мне неуютно, хотя я привык, а Ирих вот даже аптеку открыл. Но он сильный айкир, самый сильный из всех, кого я знаю. С просто изумительным самоконтролем. Он может четко дозировать, на сколько отпустить свои эмоции, чтобы они вызвали спонтанный выброс магии, причем ровно нужного количества. И использует эту свою способность для отражения атак расков. Со всеми своими заклинаниями и плетениями, они почти ничего не могут противопоставить простой сырой магии, но большого объема. Она их просто сметает.
      - Все-таки обидно, что, являясь таким сильным источником магии, мы практически не способны к ее использованию, - посетовал Лирин. - И Ирих тут является только исключением из правил.
      Этот разговор прервал звук открывающейся двери, и во двор вышел предмет нашего обсуждения, перекинув через плечо пухлую сумку. Рыжий шарисс, высокого задрав хвост, стоял у его ног и довольно щурил глаза на нашу компанию.
      "Заждались, красавицы?" - донеслась до нас, шарисс, его мысль.
      Я презрительно фыркнула, так до конца и не определившись со своим отношением к этому чуду природы. Хотя...если подумать, среди котят от этого феномена могут оказаться самцы, пусть даже и рыжие. Пришедшая в голову мысль заставила внимательней посмотреть на шарисса. Но поразмышлять на вечную тему продолжения рода мне не дали.
      - Ты! - воскликнул Альрид и, не дав никому опомниться, швырнул в Ириха огненным шаром.
      Но удар раска так и не достиг цели. Буквально на глазах съежившись до размера с кулак, сгусток огня с тихим шипением рассыпался мелкими яркими искрами. Ирих только плечом повел, стряхивая с себя остатки магии, и нанес ответный удар. Я скользнула на измененное зрение и успела передать хозяйке увиденное - как щиты светловолосого айкира покрылись мелкими трещинами и разлетелись во все стороны. А в следующее мгновение острые стрелы магических "струн" метнулись к готовящему к новому заклинанию раску.
      Засмотревшись на Ириха, я не успела понять, что моя хозяйка стоит прямо на пути у этого потока. Но это заметил стоящий рядом Ксеонир, оттолкнув ее в сторону и прикрыв вместе с собой плотным защитным коконом. Однако у Альрида защиты подобного уровня не было. Буквально пронзенный тысячами тонких нитей, он был отброшен на стену ближайшего дома, и надрывно захрипел. Струйка ярко красной крови потекла из уголка губ, выдавая внутренние повреждения.
      Я встала рядом с подопечной, со стыдом понимая, что не успела ее вовремя защитить, и если бы не Ксеонир, то... Не хотелось об этом задумываться. Мари в минутном замешательстве застыла в руках раска, но, осознав, что он практически обнимает ее, резко отстранилась. Я чувствовала, что ей хочется высказать ему все, что она думает о такой фамильярности, но понимание, что это было необходимо и благодарность не давали вырваться резким словам, заставляя смущенно молчать. Советник насмешливо улыбнулся растерянному виду моей хозяйки и обернулся на Ириха.
      Тот все с той же безразличной улыбкой на застывшем словно маска лице стоял в проеме двери. Но глаза его стали окончательно безумными, приобретя неестественно яркий цвет, тем более пугающий, что один глаз был цвета только что народившейся листвы, а второй - синего-синего неба. Все произошедшее заняло не больше пары секунд, и вот уже айкир поднял руку, чтобы добить харкающего кровью Альрида, но был схвачен за кисть мгновенно оказавшимся рядом Ксеониром.
      - Хватит, - спокойно произнес раск, - этого достаточно.
      Ирих перевел взгляд на него и равнодушно пожал плечами, возвращая свои щиты на место.
      - Он первым напал.
      Советник кивнул и направился к Альриду, возле которого уже склонились остальные раски, оказывая экстренную помощь. Мари нерешительно стояла, глядя на них. Тарх, который тоже попал под удар, но устоял на ногах, перехватил ее взгляд и вздохнул, словно говоря - "то ли еще будет". Лирин, хмуро гладил свою шариссу, прижав ее к груди. В воздухе ощутимо пахло печеными яблоками - отличительный признак магии огня.
      - Что на тебя нашло? - спросил Альрида Ксеонир.
      Тот, все еще бледный и неуверенно стоящий на ногах, ожег Ириха ненавидящим взглядом, но больше ничего предпринимать не стал. Помолчав немного, неохотно ответил:
      - Это к нему ушла Лиона.
      - Неудачное совпадение, - вздохнул Ксеонир. - На то время, что мы действуем вместе, воздержись от таких глупых поступков. Потом делай, что хочешь. Ты меня понял? Иначе, я найду способ сам тебя образумить.
      В воздухе ощутимо повеяло угрозой. Альрид мрачно кивнул.
      - Лон Ирих, надеюсь, этот инцидент не повлиял на ваше желание присоединиться к нам? - Ксеонир обернулся к задумчиво рассматривающего расков айкиру.
      - Нет, я привык к такому. Только не думал встретить тут его.
      - Совпадение, - повторил Советник, - нам пора.
      Он, не мешкая, открыл портал и подтолкнул в него все еще слабо пошатывающегося Альрида, а затем пропустил всех остальных, уходя последним. Вернувшись к чахлому деревцу, откуда началось наше сегодняшнее путешествие, Мари поспешно сбежала от этой "веселой" компании. От греха подальше.
     
   Глава 16
     
      Вечером, перед самым сном, хозяйка решила пройтись в библиотеку, вернуть прочитанные книги, и найти что-нибудь новенькое. Уже на выходе из комнаты она столкнулась с Радни, которая, наоборот, похоже только возвращалась к себе.
      - Ходила за тиньяном, - пояснила она, кивая на маленький чайничек в своих руках. - Слуг просить неудобно, они здесь какие-то зашуганные, решила вот сама спуститься.
      - Ты его, я смотрю, любишь, - засмеялась Мари.
      - Лирин его обожает, - немного смущенно ответила Радни.
      "А ты обожаешь его" - закончила мысленно хозяйка. Я согласно мурлыкнула, уловив ее замечание.
      Мари уже было открыла рот, чтобы продолжить ничего не значащий разговор, как какой-то шаркающий звук привлек ее внимание. Обернувшись, она удивленно воззрилась на появившегося из-за угла Ириха. Он заторможено брел по полутемному коридору, в своем знакомом нам уже цветастом халате, прижав к груди пухлую подушку ядовито салатового цвета. Рыжик хвостиком следовал за ним, пытаясь поймать тянущиеся по полу пушистые кисточки пояса от халата. Не обратив на девушек никакого внимания, Ирих прошел мимо, что-то тихо бормоча себе под нос, и свернул за угол.
      - Что это было? - ошарашено спросила Мари.
      - Не обращай внимания, - посоветовала Радни. - Он никогда не может сразу уснуть на новом месте. Так и будет теперь по всему дому слоняться, пока в какой-нибудь угол не забьется. Мне Тарх рассказывал, что он однажды вот так вот на кухонном столе умудрился уснуть. Кухарка была в шоке, когда рано утром пришла завтрак готовить и чуть горячий чайник на него не глядя не поставила.
      Хозяйка недоверчиво покачала головой, представив, как утром слуги найдут айкира спящим в каком-нибудь совершенно не подходящем для этого месте. Но это уже проблемы хозяина дома. Пожелав Радни спокойной ночи, Мари все-таки направилась в библиотеку. Мы не ожидали там никого встретить, однако обнаружили лига Козака, сидящего с книгой в кресле у открытого окна. У самой его головы светился небольшой магический огонек, ярко белого цвета, освещающий страницы книги. Я невольно позавидовала - моей хозяйке приходится для чтения использовать свечи. А запах от них не очень-то мне нравился.
      Корзак оторвался от книги и приветственно кивнул айкире. Я осмотрелась по сторонам, ожидая увидеть его извечный бокал с вином, однако такового не было. Сегодня лиг почему-то решил изменить своей привычке. Из открытого окна с улицы внезапно раздался звук громкого лая, заставив меня раздраженно прижать уши.
      - Присаживайся, - сказал Корзак, - составь мне компанию, если никуда не торопишься. И закрой, пожалуй, окно, а то твоя шарисса что-то совсем разнервничалась.
      Возмущенно фыркнув, я улеглась на пушистом ковре у кресел, свернувшись клубком. Не сказать, что я любила собак, но и людское выражение "как кошка с собакой", на мой взгляд, было во многом преувеличено. Конечно, ни одна собака с шариссой не справится - яд на когтях, да и просто хороший ментальный удар еще никто не отменял. Но и с кошками у них кровной вражды нет. Простой инстинкт. Собака - хищник по природе, а кошка выглядит довольно легкой жертвой, да к тому же живет рядом с человеком, фактически под носом. И повадки у кошек и собак совсем разные, не понятные друг другу. Вот и получается у них такая вот "вражда".
      - Как прошла ваша вылазка? - спросил тем временем раск.
      - Нормально, Ирих согласился, - ответила Мари, устраиваясь в соседнем кресле. - Но вы это, наверное, и так знаете.
      - Конечно. Я спросил, как конкретно для тебя она прошла? Успокоилась немного?
      Мари неуверенно посмотрела на рассеянно улыбающегося Корзака. Я ободряюще мявкнула.
      "Сама ведь чувствуешь, что он не желает тебе зла. Ему, по-моему, вообще все равно. Так что расслабься".
      Раск задумчиво посмотрел на меня - его уровня лига вполне хватало, чтобы перехватить направленную хозяйке мысль, но понять, что именно я говорила, он не мог.
      - Ты как в воду ходила опущенная в последние дни, - нейтральным голосом заметил он, не сочувствуя, а просто констатируя.
      - Ничего, считайте это акклиматизацией, - мотнула головой Мари, потом ухмыльнулась, - к обществу расков.
      Корзак засмеялся и выудил откуда-то из-под полы длинное белое писчее перо. Ехидно посмотрел на меня, заставив нервно дернуть хвостом, и принялся с невозмутимым видом водить кончиком пера по подлокотнику кресла. Как раз с той стороны, с которой я лежала! Издевается. Я возмущенно посмотрела на хозяйку, но она лишь пожала плечами, что, мол, ее это не касается. Потом снова обратилась к раску:
      - Вы не знаете, кто такая Лиона?
      - Хм...Лиона, Лиона... - задумчиво повторил Корзак, не прекращая движения пером, заставляя меня все больше нервничать. - Нет, не припомню вот так сразу.
      - Ее Альрид сегодня упоминал.
      - Ах, эта Лиона.
      Раск задумчиво посмотрел на Мари, потом пожал плечами:
      - Ну, это, в общем-то, не секрет.
      Я напряженно следила за кончиком пера, скользящим по дереву. За белым кончиком, скользящим по темному дереву. Он то замирал на секунду, то резко двигался в сторону. А еще этот еле слышный шорох, заставляющий когти вцепиться в ковер и нервно подрагивать хвост.
      - Лиона была айкирой, которую Альрид лет тридцать назад очень сильно приблизил к себе.
      - Айкиру? - недоверчиво уточнила Мари, наблюдая, как я вся подобралась, повернув уши в сторону проклятого пера.
      - Айкиру, - подтвердил раск, - а что ты так удивляешься? Это не такая уж редкость, ваши женщины красивы. Наш Император это еще первый оценил.
      - И что было дальше?
      Я потихоньку, пригнувшись, переместилась к креслу Корзака, медленно переставляя лапу за лапой и вытянув шею параллельно полу. На секунду инстинкты заставили забыть, что это всего лишь перышко, а не желанная добыча из мяса и крови.
      - Пока она была с ним, он защищал ее от Охоты, но потом, она встретила Ириха и ушла к нему. А когда тот ее оставил, была достаточно беспечна, чтобы нарваться на расков.
      Я почти добралась до мельтешащего пера, остановившись буквально в нескольких сантиметрах от него. Прижавшись к полу, я внимательно следила за белым кончиком, чувствуя, как нервно подрагивает хвост и напрягаются мышцы, готовые вот-вот выпрямиться в решающем прыжке.
      - Альрид до сих пор Ириху простить не может, что тот не защитил Лиону, - равнодушно добавил Корзак. - Он вроде как пошел на жертву, отпустил ее к сопернику, а тот даже пальцем не пошевелил, чтобы спасти ее. Просто ушел.
      - Но ведь и сам Альрид в Охоте участвует! - воскликнула Мари. - Когда мы с ним встретились, он как раз решил на меня поохотиться.
      - Ну, ты не Лиона, - логично предположил Корзак.
      От возмущения я даже на секунду забыла о своей добыче. Ничего себе, значит отдельно взятую айкиру раск согласен защищать, но это совершенно не мешает ему охотиться на ее сородичей. Верх цинизма. Но тут Корзак сделал резкое движение пера и я, наконец, не выдержав, прыгнула. Резкое движение руки, и моя добыча оказалась на недосягаемой высоте, а я разочарованно уселась у кресла, не отрывая от нее взгляд и выбивая хвостом нервную дробь по полу.
      Раск секунду смотрел на меня, потом пожал печами и запустил перо, словно дротик, в центр расстеленного на полу ковра. Я метнулась к нему, с утробным урчанием обхватив передними лапами и повалившись на бок. Тонкие перышки щекотали небо, заставляя постоянно мотать головой и смешно открывать пасть, но это не помешало мне с удовольствием мусолить добычу, краем уха прислушиваясь к разговору.
      - Но вы вот, например, не участвуете в Охоте, так ведь?
      - С чего ты взяла? Может, я только вчера с нее вернулся? - Корзак засмеялся. - Ладно, ладно, шучу. Я просто слишком ленив, чтобы еще и гоняться за всякими айкирами. Те времена, когда меня это развлекало давно прошли. Скучно.
      Он тяжело вздохнул, машинально пролистнув страницы недочитанной книги.
      - А Ирих? - неловко сменила тему Мари, - он правда вот так просто Лиону оставил и даже не помог?
      - Не знаю, - кажется, раску это было совершенно не интересно, - C чего бы ему откровенничать со мной, я его едва знаю? Пересекались пару раз, и эти встречи не всегда были приятными. Кроме того, эта тема не показалась мне настолько заслуживающей внимания, чтобы я стал выяснять, в чем там дело.
      На минуту воцарилась тишина. Я с удовлетворением осмотрела то, что осталось от пера, и, встав, запрыгнула на колени хозяйки, требовательно мурлыча. Мари без возражений принялась почесывать меня под подбородком и за ушами. Сегодня я кошка, и реакция окружающих меня не волнует.
      - И что теперь? - спросила моя подопечная.
      - А теперь надо переправить всех айкир к Малому Дворцу, - ответил лиг Корзак. - Завтра отправляемся. Ладно, у меня еще дела. Да и ты, наверное, не болтать со мной сюда пришла.
      С этими словами раск поднялся из кресла и протянул руку к подоконнику, где, как оказалось, стоял все тот же пузатый бокал с темной жидкостью. Просто закрытый спинкой кресла он остался нами не замеченным. Приятно осознавать, что что-то в этом мире не меняется. Проводив Корзака взглядом, Мари, наконец, приступила к выбору книги на вечер.
      На следующий день с утра пораньше в просторной зале собрались шестеро расков и шестнадцать айкир с шариссами. Ждали только Корзака и Ксеонира. Если бы это сборище сейчас увидел человек, оно показалось бы ему каким-то обществом сумасшедших любителей кошек. Шариссы скромностью не отличались и разлеглись где придется, лишь бы удобно было. При этом пара айкир стояли возле кресел, на которых возлежали их спутницы, и напоминали таким образом телохранителей на службе у знатных особ. И бело-рыжим пятном в толпе темноволосых айкир и черных шарисс выделялся Ирих со своим Рыжиком. Они стояли чуть поодаль от остальных, у окна, и безмятежно рассматривали собравшихся. Приближаться к ним никто не спешил.
      Несмотря на численное преимущество айкир, в воздухе витала напряженность. Они явно не чувствовали себя в безопасности в обществе расков и инстинктивно сбились в тесную группу. Между двумя лагерями образовалось пустое пространство, будто пролегла невидимая линия. И лишь Рид смешно метался между своими и айкирами, никак не решаясь примкнуть к одной из групп. В итоге получалось так, что он находился в этой своеобразной пограничной зоне.
      Мари держалась поближе к Радни с Лирином, так как с остальными, кроме Тарха, так и не успела как следует познакомиться. На нее то и дело бросали любопытные взгляды, многие уже поняли по поведению расков, что ей отведена в предстоящем предприятии какая-то особая роль. Однако тактичность не позволяла айкирам навязывать свое общество. Хотя раски называли эту черту своих извечных противников черствостью и душевным равнодушием.
      Наконец, в залу вошли Корзак с Ксеониром. Советник встал так, чтобы его было всем видно, привлекая внимание собравшихся, и произнес:
      - Итак, все в сборе, теперь осталось реализовать самую трудную часть нашего плана. Я рад, что вы все же решили к нам присоединиться, - обратился он к айкирам.
      Некоторые согласно кивнули, но в глазах большинства читалось сомнение.
      - Действительно рад, - повторил для большей убедительности Ксеонир. - Уже давно назрела необходимость отказаться от Охоты, из-за которой гибнут лучшие представители наших народов.
      Теперь скепсис читался на лицах расков, а лиг Нионг пренебрежительно скривил губы. Все собравшиеся понимали, что львиная доля жертв приходится на айкиров. А раски гибнут по собственной глупости, либо сунувшись к такому, как Ирих, либо не поняв вовремя, что загнанная в ловушку жертва может потерять над собой контроль и погубить и себя, и охотников.
      - Ладно, теперь к делу, - сменил скользкую тему Ксеонир. - Переправлять всех сразу не стоит, такую толпу так просто не спрячешь. Разделитесь, пожалуйста, по пятеркам. С каждой группой айкир пойдет один раск: я, лиги Корзак и Нионг, а также лирты Альрид и Лавр. Отправляемся с интервалом в три часа, так меньше шансов, что нас заметят. На той стороне вас встретят.
      Краем глаза я заметила, как Лавр и Тирик переглянулись между собой. Неприятно кольнуло нехорошее предчувствие, но я никак не могла понять, с чем это связано. На всякий случай сбросила по "связи" свои ощущения хозяйке, на что она нахмурилась и оглядела исподтишка расков. Помня тот нечаянно подслушанный разговор в библиотеке, она не ожидала от них ничего хорошего.
      Спустя час первая группа отбыла в Лес, называемый людьми "Запретным". Именно там, в области недалеко от Аличина, и находился Малый Дворец Императора. Люди всегда подозревали, что в Запретном Лесу находится что-то бесконечно далекое их миру, лишенному даже намека на магию. Этим местам издревле покланялись, считали проклятием, обходили стороной или наоборот искали какие-то мифические клады, но теряя там головы. Когда-то Лес был огромным, тянулся на тысячи километров и целиком принадлежал раскам и айкирам, жившим тогда бок о бок, но человеческие земли с каждым годом росли. Наверное, особенно в последние столетия, раскам было горько видеть, как их родной Лес отступает под натиском человеческих поселений, как вырубаются столетние деревья, уходят в более спокойные места звери и птицы. Раскам, да и айкирам тоже, никогда не нужно было много места для собственных домов. Они предпочитали строить вверх (а иногда и вниз), а не вширь, как люди. Часто крыши их домов высились еще на несколько метров над самыми высокими верхушками деревьев, а нижние этажи располагались глубоко под землей, всегда прохладные, даже в самую сильную жару. Магия позволяла строить такие конструкции, которые, казалось, того и гляди упадут под натиском ветра, гуляющего над Лесом. А айкиры предпочитали точный расчет и бурную инженерную фантазию. Иногда их дома принимали такую причудливую форму, что с первого раза в них нельзя было даже признать чье-то жилище. Раски любили, чтобы их дом окружал большой лесной массив, отгораживая от ближайших соседей, но люди заставили их потесниться.
      Тем горче было осознавать, что раски легко могли бы раз и навсегда выгнать человечков из своих земель, но приказ Императора не позволял предпринимать никаких серьезных действий. Конечно, в то время, когда этот приказ отдавался, люди были еще далеко, и там, где сейчас стоят обе столицы Окинары, шелестели деревья. Все меняется, и нынешний Император явно не поспевает за этими изменениями. Раскам все же удалось отвадить людей от остатков своего Леса, внушив суеверный страх, однако теперь он оказался весьма изъеден, хотя все еще встречался во всех человеческих землях, занимая внушительное пространство.
      Пять или шесть столетий назад была создана Инквизиция, и она решила заняться этим лакомым кусочком вполне пригодных для проживания мест. Но, потеряв половину своего состава в попытках разведать самые чащобы Леса, руководство этой организации смирилось с неизбежным и в попытках сохранить лицо объявила его Запретным, выдумав какую-то историю про божественное происхождение. Впрочем, это было всем только на руку.
      Когда подошла очередь группы Мари отправляться, я с некоторой опаской наблюдала, как Лавр (кто бы сомневался, что именно он будет нас сопровождать) настраивает портал. Делал он это по сравнению с Ксеониром более неуверенно и медленно, хотя, может, здесь дело было том, что отправить за раз нужно было не одного. Наконец, раск закончил и устало потер переносицу. Потом повернулся к ожидающим его айкирам.
      - Идите, на той стороне вас встретят и проводят до нужного места. Чтобы не привлекать внимания, мы вас всех расселим по нашим союзникам. Как придет время, соберем всех опять. К Императору еще попасть надо.
      Проходя в портал последней, Мари незаметно покосилась на лирта. Она так и не смогла придумать объективной причины идти с другой группой. Глубоко вздохнув и прижав меня покрепче к груди, хозяйка шагнула в голубую глубину портала. Обычно сам переход занимает не более пары секунд и оставляет впечатление, будто бы ты проходишь сквозь стену водопада, с той лишь разницей, что выходишь из него ты совершенно сухой. Однако в этот раз мне показалось, что водопад внезапно стал горячим источником и окутал нас с подопечной теплыми клубами пара. Вынырнув из этой парильни, Мари застыла столбом, растерянно рассматривая огромные деревья, тянущиеся верхушками высоко вверх, к еле проглядывающему солнцу. Позади с едва слышным хлопком закрылся портал, оставив нас неизвестно где.
     
     
   Глава 17
     
      - Не похоже это на Малый Дворец, - задумчиво проговорила Мари, вытряхивая растительный мусор из правого ботинка, пока левый ждал своей очереди в сторонке.
      "Ну, раски же живут в лесу" - подначила я хозяйку.
      - Ага, но не на деревьях же.
      Мы блуждали по этому лесу уже больше четырех часов, но так никого и не встретили. Хотя, я видела белку, сердито обругавшую нас с высокой синекиры, и пару зайцев. Приходилось признать, что мы банально заблудились. Что уж там произошло с порталом, что нас выкинуло в самую чащобу неизвестного леса, разбираться теперь поздно, хотя нехорошие подозрения так и лезут в голову. Мари сначала попыталась было просто подождать, может, за ней все-таки кто-нибудь придет, но я не чувствовала поблизости ничьего присутствия, о чем и сообщила хозяйке. Она, тяжело вздохнув, решила снять щиты и посмотреть сама, но также безрезультатно. Только разная лесная живность, хорошо хоть не крупная. Поэтому, прождав на месте около часа, мы решили, что пора менять место дислокации, тем более что находившийся рядом огромный муравейник в человеческий рост усидчивости не прибавлял.
      Хотя, надо признать, что идея пойти и поискать кого-нибудь самим, явно не была такой уж удачной. Начать с того, что ориентироваться по солнцу было невозможно, так как оно было полностью закрыто верхушками высоченных деревьев. Внизу было темно, будто в сумерках, и практически не росла растительность. Только плотный слой тонких, словно иглы, почерневших от времени листьев синекиры покрывал землю, лишь кое-где разбавленный буроватой тихои. По ней и определяли, где тут север, решив придерживаться этого направления, так как Аличин находился как раз севернее от местного Запретного Леса. Если, конечно, мы все же в нужном лесу. А вообще, странное это было место, нереально тихое на магию. Обычно от растений слабо, но фонило ею, а тут - ничего, как будто ее вообще нет.
      Пробираясь сквозь тесно сплетенные ветви деревьев, Мари в который раз порадовалась, что перед отправлением настояла на возвращении своей походной сумки и плаща, хотя Лавр сердито проворчал, что все это ей на месте не понадобится. Однако и оставлять свои вещи хозяйке не хотелось, кто знает, удастся ли еще вернуться. Она бы еще и Тинку взяла, которую тоже переправили с постоялого двора на конюшню лига Корзака, но резонно предположила, что это уже перебор. Теперь, накинутый плащ с капюшоном был единственной защитой от колючих веток синекиры, так и тянущихся к нежной коже. Но никаких припасов мы с собой естественно не взяли, как и хоть какого-нибудь приличного оружия, кроме небольшого походного ножа и некоторых особо неприятных травок в сумке. Поэтому после нескольких часов блуждания по густой чащобе кушать ощутимо хотелось, и я уже не так благодушно наблюдала за снующими по деревьям белками.
      Перебираясь через очередное полусгнившее поваленное дерево, я внезапно ощутила чье-то присутствие вдалеке позади нас. Аура была какая-то знакомая, и постепенно приближалась, как будто кто-то шел по нашему следу. Но предупреждать Мари не пришлось, без щитов она давно уже почуяла погоню.
      - Тебе ничего это не напоминает?
      Напоминает, вот только что? Какое-то крупное существо, однако, не человек, не раск и не айкир. Я бы сказала волк, но тот не настолько большой.
      "Дорхары?" - озарило меня.
      Хозяйка кивнула. Ну, могло быть и хуже, например, если бы это были обычные волки. С несколькими хищниками мы бы справились, отпугнув, но вот остановить большую стаю не в наших силах. С дорхарами же мы уже имели дело и в случае чего прочистить мозги еще одному их представителю я сумею. А дальше дело техники - в Мари сейчас, без щитов, только слепой или человек не признает айкиру.
      Мои размышления прервал бесшумно выскользнувший из-за ближайших кустов зверь. На секунду дорхар замер, смотря на рефлекторно напрягшуюся хозяйку, а потом рысцой направился к нам, широко раскрыв огромную пасть и вывалив розовый язык. Не дойдя каких-то пару шагов, он припал на передние лапы, что смотрелось довольно забавно, так как они были несоразмерно длинными для собачьего в общем-то тела. Зверь тем временем окончательно улегся на землю и оставшийся путь проделал ползком, чуть слышно поскуливая. Достигнув ног Мари, он тщательно их обнюхал, а потом положил голову прямо на ботинки.
      "Дааа, этому, похоже, мозги прочищать не надо. И без нас кто-то уже прочистил" - прокомментировала я маневр дорхара, глядя на растерянную подопечную.
      Мари присела на корточки и, неуверенно протянув руку, легонько провела по голове животного, все также лежащего у его ног. Тот поощрительно зажмурился, а я ревниво прижалась к боку хозяйки, смотря, как та гладит дорхара. Это, конечно, не собака, даже вон хвостом не виляет, но все равно неприятно.
      - Не дуйся, - не оборачиваясь, укоризненно сказала Мари.
      Я не успела ответить, так как все из-за тех же кустов появился еще с десяток дорхаров. Они окружили нас и с явной завистью посматривали на млеющего под рукой айкиры товарища. Погладив того еще несколько мгновений, Мари поднялась, потирая руку (шерсть у дорхаров предназначена, прежде всего, для защиты и особой мягкостью не отличалась).
      - Ну и что мне с вами делать? - задумчиво вопросила неизвестно кого хозяйка.
      "Есть их не советую, говорят у них ужасно жесткое мясо" - проворчала я, с некоторым облегчением поняв, что дальше гладить никого из усевшихся вокруг дорхаров моя подопечная не собирается. А потом все же посоветовала, - "Может, они знают, где тут люди, или раски на худой конец?"
      Мари согласно кивнула, мысленно потянувшись к ближайшему зверю с этим вопросом. Я пригляделась. Канал между ними сейчас был немного похож на нашу с айкирами "связь", разве что был совсем тонким, давая, наверное, совсем расплывчатую картину. Но понаблюдать мне не дали - айкира решила поделиться потоком информации от дорхара. Я попыталась выплыть в сильных обрушившихся на меня эмоциях: радость, что встретили еще одного хозяина, огорчение, что приятное поглаживание рук прекратилось, готовность услужить и гордость, что обратились именно к нему. И неясные образы долгого бега и какой-то деревни в окружении деревьев со всех сторон.
      "А почетче сказать, сколько до этой деревни идти, он не мог?" - язвительно спросила я, недовольно разглядывая радостную морду дорхара. - "А еще лучше, где те хозяева, которых они встретили до тебя?"
      - Хорошо, хоть это поняли, - махнула рукой хозяйка. - Но все равно, сегодня уже не стоит никуда идти. Темнеет уже.
      Действительно, в лесу и так был вечный полумрак, но последние полчаса он совсем сгустился. Да и похолодало как-то. Получив команду найти какое-нибудь место посуше, дорхары вывели нас на маленькую полянку, на окраине которой и решили устроиться. Натаскав побольше сухих веток и достав из сумки огниво, айкира соорудила небольшой костер, усевшись на сложенный в несколько раз плащ. Дорхары расположились поблизости, щуря на огонь свои желтые глаза с вертикальными зрачками, а один из них притащил откуда-то довольно крупного зайца, аккуратно положив его у ног Мари.
      - Надо же, какие заботливые, - удивилась хозяйка, принимая подношение.
      Я лишь фыркнула. Они и должны быть заботливыми, в конце концов, за этим их и создавали, а еще для охраны. Так что эта ночь под открытым небом была одной из самых спокойных на моей памяти.
      На следующее утро, вместо утреннего моциона кое-как обтерев лицо мокрым от росы платком, Мари приказала дорхарам вести нас к деревне, предпочтя пока не связываться с поиском их мифических хозяев. Несмотря на общую порывистость и прямо-таки переизбыток энергии, наши провожатые оказались довольно внимательными спутниками. Они не тянули вперед, подстраиваясь под удобный для девушки темп, и давали отдыхать по первому слову. Однако уже после полудня пути дорхары начали проявлять первые признаки нервозности, подолгу пропадать из поля зрения, пока совсем не отстали. С нами остался только один целеустремленно шагающий вперед зверь. Но и он поспешил покинуть нас, напоследок, извиняясь, лизнув руку Мари, когда деревья внезапно расступились, открыв раскинувшуюся посреди леса деревню, в которой нас уже поджидали.
      Дюжина крепких сурового вида мужчин, вооруженных топорами и даже кое-кто мечами, стояли в угрюмом молчании возле закрытых ворот высоченного забора, огораживающего поселение. Мари поспешно вернула на место щиты, поправила сумку с лекарскими нашивками так, чтобы она сразу бросалась в глаза, и шагнула вперед, держа руки на виду.
      - Здравствуйте, я собирала травы и, похоже, немного заблудилась, - с приветливой улыбкой сказала она. - Не подскажите, где я нахожусь?
      Но ответом ей была полная тишина, только пара мужчин поудобнее перехватили свое оружие.
      - Вы меня понимаете? - хозяйке пришла в голову мысль, что порталом нас могло выкинуть вообще в другой стране.
      Взгляд стоящего впереди остальных высокого плечистого мужчины средних лет наткнулся на меня, осторожно выглядывающую из-за ног айкиры, и стал крайне задумчивым.
      - Понимаем, - ответил он начинающей терять терпение Мари. - Идите за мной, лонна.
      Он повернулся и прошел за ворота, даже не глянув, идет ли моя подопечная за ним. Мари, вздохнув, бросилась его догонять, пройдя сквозь строй расступившихся мужчин и провожаемая их взглядами. Мужчина привел хозяйку к добротному довольно высокому дому в самом центре деревни, причем, по пути мы не встретили ни одного местного жителя. Все как будто вымерли, только кое-где раздавался лай собак из-за заборов. В приказной форме посоветовав нам подождать в какой-то полутемной комнате, мужчина вышел в соседнюю, чтобы пять минут спустя вернуться с невысоким полностью седым стариком, спина которого, однако, сохранила военную выправку.
      - Приветствую, лонна, - голос его был совсем тихим и, чтобы разобрать сказанное, приходилось невольно прислушиваться. - Я местный староста, Фибрах. Что привело вас к нам?
      - Приветствую, - поспешила ответить хозяйка, - меня можете звать Мари. А привела меня к вам моя банальная невнимательность. Увлекшись собиранием трав, я потеряла из виду все ориентиры и заблудилась. Как называется эта деревня?
      - Чужинка.
      - Хм.. - смешалась Мари, которой это название совсем ничего не дало. - А город какой ближайший отсюда?
      - Юрк.
      Ага, второй крупнейший в стране город, но от Аличина далековато. Староста тем временем пригласил хозяйку присесть и налил какого-то самодельного вина, немного отдающего запахом спирта. Айкира отказываться не стала, чтобы не обидеть хозяев, но цедила из своей кружки маленькими глотками, размышляя, как теперь добраться до Аличина до того, как ей в срочном порядке понадобится шэарт. Наш недавний провожатый, назвавшийся Микием, тоже получил свою порцию вина и теперь лениво потягивал его, все также молча стоя у двери. Его подозрительный взгляд, буравивший спину моей подопечной, заставлял ее ощутимо нервничать.
      - Так все же, что вы здесь делаете? - как бы между делом спросил Фибрах.
      - Я же уже говорила, собираю травы, - невинно посмотрела на него Мари.
      - Лонна, - хмыкнул староста, откинувшись на спинке деревянного стула назад и сложив руки на груди, - Допустим, вполне возможно встретить девушку с лекарскими нашивками на сумке, но утверждающую, что она собирает травы, как обычная травница.
      Айкира досадливо поморщилась, забыв со всей этой суетой, что она теперь в глазах окружающих не травница. От привычек сложно избавляться.
      - Я даже не буду спрашивать у вас лицензию, не мое это дело, - продолжил Фибрах. - Но, лонна. Никто не собирает травы в Запретном Лесу.
      - Мы в Запретном Лесу? - Мари недоуменно уставилась на него.
      - А вы не знали? - искренне удивился старик.
      Нет, ну подозрения у нас с самого начала были, но, узнав про деревню, мы отбросили эту мысль. В Заброшенном Лесу поселений людей не бывает.
      - Видимо, я сильно сбилась с пути, - растерянно ответила Мари, а потом ехидно хмыкнула. - И, пожалуй, тоже не буду спрашивать у вас разрешение от Инквизиции на проживание здесь.
      Староста согласно кивнул, признавая очевидное. Похоже, он и не предполагал, что его гостья даже не знает, в каком лесу оказалась.
      -Что ж, - сказал Фибрах, вставая, - совсем я стар стал, устаю быстро. Да и утро вечера мудренее, как говорится. Надеюсь, вы останетесь переночевать, а завтра мы вернемся к этому разговору на свежую голову. Микий отведет вас на постой.
      Мужчина оторвался от стены, на которую облокачивался, и встал рядом с Мари, молчаливо намекая, что отказов они не примут.
      "Не возражай", - посоветовала я хозяйке, - "Все равно они нас так просто не отпустят, так хотя бы переночуешь не под открытым небом. Да и вообще, странная это деревня. Ты видела, как на меня тут смотрели? Как будто кошки никогда не видели".
      Согласно кивнув, и мне, и словам старосты, Мари вышла вслед за Микием. Однако теперь от былой опустошенности деревни не осталось и следа. Следуя за провожатым по полутемной улице, кажется единственной в поселении, я невольно прижимала уши и нервно била хвостом по бокам, чувствуя любопытные взгляды, бросаемые на нас сквозь прикрытые ставни окон и в щели заборов.
      Дойдя, наконец, до небольшого домика с резными наличниками, Микий отворил калитку и вошел, шугнув кинувшегося было с лаем дворового пса. Я сердито зашипела, но животное было на цепи и до нас никак не дотягивалось.
      - Шиния! - громко крикнул мужчина, забарабанив в закрытую дверь, - Шиния!
      - Может, она спит уже, вос? Поздно ведь, - осторожно подхватив меня на руки, спросила Мари.
      На улице действительно почти совсем стемнело и очертания соседних домов уже плохо просматривались. Только тускло светились квадратные проемы окошек.
      - Нет, ее должны были предупредить, - я отметила про себя, что Микий воспринял использованное хозяйкой обращение как должное. - Да Шиния же! Открывай.
      Спустя пару ударов кулаком о дверь, наконец, послышались торопливые шаркающие шаги, и показалась уже совсем сгорбленная временем старуха.
      - Простите, совсем глухая стала. - Шиния перевела подслеповатые глаза на мою подопечную, - Все уже готово, прошу, лонна. У меня и ужин на столе стоит, только вас и дожидается. И ты, Микий, зайди, поешь.
      - Спасибо, но меня жена уже заждалась, наверное. Спокойной ночи, лонна, - кивнул он Мари, прощаясь.
      Остаток вечера прошел довольно тихо. После небогатого ужина Шиния согрела немного воды, чтобы дать хозяйке возможность немного привести себя в порядок после почти двух дней блуждания в лесу. Но попытки выведать хоть что-то конкретное об этой деревеньке старуха проигнорировала, предпочитая болтать ни о чем, вываливая ворох ненужной информации и сплетен обо всех своих соседях. Да при этом с любопытством поглядывая на меня. В конце концов, Мари плюнула на расспросы и отправилась спать.
      На утро оказалось, что староста внезапно уехал по каким-то безумно срочным делам, а выпускать мою подопечную из деревни без его разрешения никто не собирался. Она сунулась было к воротам, но была быстро перехвачена все тем же Микием, приставленного, видимо, к ней персонально. А когда я попробовала немного повлиять на него, он лишь раздраженно потряс головой, наводя на нехорошие мысли об установках с более высоким приоритетом, чем мои жалкие потуги. Поэтому, несолоно хлебавшие, мы отправились бродить по деревне, которая, кстати, по сравнению со вчерашним значительно оживилась, но хозяйку местные явно сторонились. В результате, сейчас Мари сидела во дворе дома Шинии, штопая многострадальный свой плащ, который она умудрилась вчера опять где-то порвать.
      А я дразнила собаку. Определив по следам в пыли, на какую максимальную длину растягивается цепь, я уселась на самом краю этого расстояния и принялась тщательно вылизываться, не обращая внимания на рвущегося с цепи пса, всеми силами пытающегося дотянуться до меня. Время от времени, когда глупое животное уставало от этих попыток и отходило в сторону, я меняла свое положение, заступив на секунду очерченный собачьими лапами круг. Но как только пес бросался вперед, невозмутимо возвращалась на место, едва не задевая пушистым кончиком хвоста оскаленную морду. Мари наблюдала за моими забавами, пытаясь окончательно не исколоть пальцы выданной Шинией огромной иглой, но прерывать издевательство над животным не торопилась. Правда, едко прокомментировав: "Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не приставало".
      Наше столь высокоинтеллектуальное времяпровождение внезапно прервал тонкий детский голосок:
      - Не мучайте Шарика!
      Оглянувшись, я встретилась с возмущенным взглядом худенького мальчишки лет семи, темненького с просто огромными для его лица глазищами ярко голубого цвета. На руках он держал черного котенка.
      - Ты чей такой? - с любопытством спросила Мари, оторвавшись от починки плаща и рассматривая это маленькое взъерошенное чудо. Я тоже подошла поближе, потеряв интерес к прежней забаве.
      - Бабы Мины, - ответил исчерпывающе ребенок.
      Котенок на его руках как-то слишком пристально посмотрел на меня и потерся мордочкой о руку человечка.
      - Ясно, - засмеялась хозяйка, - Меня Мари зовут, а тебя как величать, защитник слабых и обездоленных?
      - Кирис, - насупился ребенок, а потом внезапно застенчиво спросил, - А вас дядя Ирих прислал?
      - Дядя Ирих? - растерялась моя подопечная.
      А я, осененная внезапной догадкой, скользнула на измененное зрение и посмотрела на мальчика. Не удивительно, что мы не почувствовали его присутствие, так же как и неудивительно, что не признали в нем айкира. Кирис был буквально оплетен тонкими нитями "связи" со своей шариссой, совсем еще котенком, но самой, что ни на есть настоящей. И самое потрясающее, что этот плотный кокон практически полностью скрывал его ауру. Если бы я не видела "связь", которая бывает только у айкир, так и не признала бы в нем соплеменника моей хозяйки.
      Мари, удивленно затаила дыхание, разглядывая моими глазами такую совершенную защиту.
      "Посмотри внимательнее", - услышала я ее мысль. - "Он не сам делал ее, видишь эти едва заметные следы чей-то ауры?"
      Да, и я даже знаю чьей. Дядя Ирих, ну-ну.
      - Нет, Кирис, - ответила нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу ребенку Мари. - Я просто заблудилась и случайно вышла на эту деревню.
      - Жалко, - протянул мальчишка, - а я услышал, что бабе Мине баба Лита говорила, что к нам кто-то еще пришел, такой же как я, думал, что это от дяди. Вы меня не выдавайте, ладно?
      - А ты что, убежал что ли? - улыбнулась моя подопечная.
      - Ага, - шмыгнул носом Кирис, - меня баба Мина ни за что бы не отпустила. Ей дядя Ирих строго настрого наказал меня от себя не отпускать. Сам слышал.
      - Скорее подслушивал? - догадалась Мари.
      - Нет! - сердито тряхнул черными вихрами ребенок. - Они просто думали, что я сплю, а я не спал. Вот. А мне погулять так охота и ребята с улицы зовут, а меня не пускают.
      - И почему же тебя не пускают?
      - Потому что я этот...как его...Рима... Ведущий в общем - споткнулся на сложном слове Кирис, а потом спохватился - Ой! Это же тоже секрет вроде. Но вы же меня не выдадите? Правда?
      Он с надеждой посмотрел на ошарашенную Мари, которая чисто машинально кивнула.
      - Здорово, - обрадовался маленький Ведущий, - ну я побежал тогда, а то баба Мина меня хватится и попадет мне тогда. Я к вам еще как-нибудь приду, как она опять к соседке уйдет.
      С этими словами мальчишка буквально испарился со двора, оставив нас переваривать услышанное.
      - Риманис, значит, - нервно повторила айкира. - Здесь, в этой глуши, среди людей растет Риманис, первый после стольких лет.
      "И главное, Ирих в курсе. Не удивлюсь, что и Тарх" - добила я хозяйку. - "А теперь подумай, должна ли ты была об этом узнать? Что это, случайность или...?"
      - За что мне все это?
     
     
   Глава 18
     
      Мы провели в этой деревне еще два дня, откровенно скучая, но так и не добились ответов на вопросы ни когда вернется староста, ни позволят ли нам тогда уйти, ни даже о том, как вообще в Запретном Лесу появилось поселение людей. Деревенские нас откровенно избегали, лишь перешептываясь за спиной. Поначалу, это забавляло, когда хозяйка резко оборачивалась, проходя по улице, все резко делали вид, что смотрят куда угодно, но только не на нее, а некоторые так мило краснели. Но потом стало откровенно напрягать, все эти взгляды, давящие на затылок, и обсуждение в полголоса. Хотя и мне, и айкире все было прекрасно слышно, слух у нас все же лучше, чем у людей. Не прибавляло хорошего настроения и все более крепнущее подозрение, что это неусыпное наблюдение вовсе не результат крестьянской непосредственности и любопытства, а вполне осознанное поведение.
      Мари еще пару раз предприняла попытку выскользнуть за ворота высокого забора, опоясывающего Чужинку, когда вроде бы никого рядом не наблюдалось. Даже я была в этом совершенно точно уверена. Но каким-то непостижимым образом Микий возникал перед нами, словно из-под земли, и с неизменно хмурым выражением лица препровождал обратно в дом Шинии. Если честно, под конец я даже засомневалась, а человек ли он, уж больно впечатляющим талантом появляться в самый неудачный для хозяйки момент обладал этот рослый парень.
      В любом случае на третий день в совершенно подавленном настроении мы сидели на крыльце приютившего нас дома и поджидали Шинию, ушедшую потрепаться к соседке. Я улеглась на теплых деревянных ступеньках рядом с сидящей хозяйкой, лениво помахивая хвостом, когда особо настырный комар садился на него, и наблюдала за дворовым псом. Тот, кстати, после двух дней моих издевательств все-таки смекнул, что лаяньем ничего кроме ругани со стороны Шинии не добьется, и потерял ко мне всякий интерес, только вяло скалился, когда я проходила мимо. Скучно.
      Не сказать, что Мари так уж стремилась вернуться к раскам, хотя проблема утраченного шэарта все еще остро стояла перед нами. Удивляло только то, что ее еще никто не нашел. В конце концов, была ведь магия, и запустить поисковое заклинание не составило бы труда, тем более что в доме лига Корзака много вещей сохранили отпечаток моей подопечной. Те же книги. Да и Тарх вполне мог поспособствовать поиску, маленький Риманис же видел Мари. Но, кажется, про айкиру просто забыли. А нам теперь гадай, как до Аличина добираться, если еще удастся покинуть столь гостеприимную деревню.
      От печальных дум меня отвлек негромкий скрип отодвигаемой доски в заборе, и в образовавшуюся щель протиснулся наш будущий правитель, потеряв по пути слишком большую для него сандалию. Бурча что-то себе под нос, он сунулся обратно в щель, открыв нам замечательный вид на дырку в своих штанах, чуть пониже пятой точки. Наконец, отыскав обувку с той стороны забора, Кирис помог своей маленькой шариссе перелезть через слишком высокую для нее деревянную планку. Обернувшись к нам, он тряхнул черной челкой и радостно улыбнулся Мари:
      - Привет!
      - Привет-привет, защитник слабых и обездоленных, - засмеялась хозяйка. - Опять от бабы Мины сбежал?
      - Ага, - и ребенок явно был рад этому обстоятельству. - В прошлый раз меня чуть не поймали. Я боялся, что вы уйдете, пока она опять меня одного не оставит.
      - Да я теперь даже и не знаю, когда уйти смогу, - погрустнела Мари.
      - Почему?
      - Потому что, чтобы выйти из деревни мне нужно разрешение старосты, а он запропастился куда-то.
      - А зачем разрешение? - с интересом спросил Кирис, подсаживаясь рядом.
      - Ну, ворота-то закрыты, - пожала плечами айкира.
      - Так они всегда закрыты. А когда нужно выйти, их открывают.
      - А для меня вот не открывают.
      - Почему?
      Мари вздохнула. Видимо, этот ребенок еще не прошел почемучный период.
      - Чужая я здесь, не доверяют мне местные.
      - Они просто боятся, что вы расскажите, что мы здесь живем, - не по годам проницательно заметил Кирис. - Но вы ведь не расскажите?
      - Нет, конечно. Зачем мне это?
      Мальчик задумчиво поджал губы, а потом нерешительно продолжил.
      - Вы такая же, как я, а дядя Ирих говорил, что я скоро должен буду заботиться о таких, как я, - и, видимо, в качестве окончательного аргумента с обидой добавил, - а дед Фибрах мне никогда выходить за ворота не разрешает.
      С этими словами он вскочил на ноги и решительно потянул Мари за рукав:
      - Пойдемте, я вам кое-что покажу.
      - Подожди, сейчас только сумку возьму, - только и смогла растерянно ответить она.
      Кирис провел нас задними дворами, умело избегая встреч с людьми, пока мы не достигли стены деревенского забора на самом краю поселения, в тени растущих там плодовых деревьев. Удивительно, но даже Микий не встретился нам по пути.
      - Пуша, посторожи, пожалуйста, - попросил он свою шариссу, а сам ловко отодвинул доску забора, висящую всего на одном гвозде.
      Мари только хмыкнула на это, а потом нахмурилась, неприятно пораженная догадкой:
      - Ты же не выбираешься этим путем в лес?
      Можно только предположить, каким опасностям подвергается ребенок в Запретном Лесу, пусть он хоть десять раз будущий Риманис.
      - Нет, я просто видел, как ребята здесь пролазят, - отрицательно покачал головой маленький айкир. - Я бы тоже очень хотел, но Пуша сказала, что не пустит туда меня, - он с обидой вздохнул и покосился на свою шариссу.
      А я с уважением посмотрела на сестренку, которой хватило здравого смысла повлиять на своего подопечного. Хотя, чему тут удивляться? Хоть и маленьким котенком, шарисса все равно обладает памятью десятков своих предков, и считать ее просто детенышем было бы не верно.
      - Она права, малыш, - ласково взъерошила волосы Кириса Мари, - Да и дядя Ирих был бы этому не рад.
      - Я не малыш! - возмущенно отстранился ребенок.
      - Конечно, ты храбрый защитник слабых и обездоленных, - хозяйка подтянула его к себе и обняла, шепнув на ушко, - Спасибо.
      Я лишь тихонько прислушивалась к тянущему чувству нежности к этому ребенку, охватившую мою подопечную, которая, судя по всему, еще очень не скоро заведет своих собственных детей.
      - Да ладно вам, - смутился Кирис, а потом неловко махнул рукой в сторону щели в заборе. - Вам на запад надо, чтобы к городу выйти. Так мужики, что на охоту ходят, говорили.
      - Они опять думали, что ты спишь? - ехидно спросила Мари, все также прижимая его к себе, и тихонько подула на мальчишечью взъерошенную челку.
      - Ага, - обезоруживающе улыбнулся маленький айкир.
      Мари в последний раз обняла Кириса, чему тот с неохотой, но все же не противился. Кивнув на прощание Пуше, сидящей чуть в стороне, она с трудом протиснулась в щель забора и, выбравшись наружу, вернула доску в первоначальное положение. Постояла секунду, прислушиваясь к удаляющимся шагам, а потом перекинула сумку через плечо и решительно направилась под защиту высоких деревьев, то и дело ожидая окрика вездесущего Микия. Я следовала за ней высокими прыжками по колкой траве. Лишь оказавшись в лесу, мы с ней одновременно с облегчением вздохнули.
      "Ну что ж. Это было познавательно".
      - Да уж, - согласилась хозяйка, оглядываясь на деревню. - Но Ирих каков. Скрывает здесь Риманиса, среди людей, да еще и в Запретном Лесу, где расков по идее должно быть немерено. Кстати, еще удивительно, что мы никого из них не встретили.
      "Иногда лучше всего бывает спрятано то, что находится на самом виду", - я тряхнула головой, сгоняя назойливого комара с ушей, - "А жить рядом с людьми тоже бывает полезно. Мальчик с раннего детства учится себя контролировать. А вот ты, проведя столько времени с неэмоциональным Найти, явно пока не готова к таким контактам. Шэарт тебе чаще, чем остальным нужен. Не знаю, как еще в Медвядке ужилась".
      - Не напоминай, - помрачнела хозяйка. - Мне так домой хочется, дед Матей там, наверное, совсем со своим зубом замаялся. Да и домик наш без пригляду пылью зарос.
      По "связи" резануло острое чувство тоски, и я сочувственно потерлась о ноги подопечной, посоветовав двигаться вперед, если не хочет практиковаться в контактах с людьми и дальше. Это немного отвлекло айкиру от грустных дум, но ушли мы недалеко. Примерно через два часа пути я внезапно почувствовала присутствие знакомых аур.
      "Мари, впереди Ирих и Тарх" - предупредила я хозяйку.
      - А раски?
      "Нет, только они. Посмотри сама, теперь уже можно ослабить щиты - люди слишком далеко".
      Айкира с облегчением кивнула, потихоньку высвобождаясь от тесных оков, сдерживающих ее чувства.
      "Надо свернуть" - я напряженно била хвостом по бокам, прижимая уши к затылку.
      - Ты же не думаешь, что нас не заметили? - вздохнула хозяйка. - Я толком не знаю способностей Ириха, но Тарха недооценивать не стоит. Так что просто подождем.
      Я мысленно пожала плечами, признавая некоторую логику такого решения. Поэтому, когда Тарх и Ирих вышли на маленькую полянку, на которой мы их поджидали, они застали весьма идиллическую картинку. Я от нечего делать ловила кузнечика в высокой траве, а Мари мастерила из травинки себе колечко на безымянный палец.
      - Все-таки я всегда говорил, что ты весьма непоседливая особа, - вместо приветствия сказал Тарх. - Нет бы сидеть в тепле и уюте в Чужинке, так тебя в лес понесло.
      - Их гостеприимство показалось мне слишком навязчивым, - не глядя на него, ответила хозяйка, любуясь плетеным колечком на пальце. - Как и твое внимание.
      Тарх вздохнул, ничего не ответив на это, и скинул с себя плащ, бросив его на землю. Усевшись на него и подтянув к себе поближе Сину, он выжидающе уставился на Мари, смотря на нее снизу вверх, так как та сидела на старом поваленном дереве и, таким образом, возвышалась над ним. Ирих же, до того с отсутствующим видом рассматривающий ближайшее дерево, растерянно перевел на них взгляд, моргнул пару раз и флегматично присоединился к Тарху. Минуту стояла тишина, которую никто из присутствующих не спешил прерывать.
      Я оставила кузнечика в покое и принялась внимательно изучать рыжего шарисса Ириха, на что тот повернул уши ко мне, распушив усы и демонстрируя свое внимание. Скользя задумчивым взглядом по неестественно рыжей шерсти и длинному пушистому хвосту, я прикинула, что котята от него выйдут неплохие. Если, конечно, не будут рыже-черными, уж лучше просто рыжими, говорят, к счастью. Впрочем, думать об этом пока было рано. Рыжик особо не выделял меня среди сестер, которые тоже с интересом поглядывали на такой образчик породы. А что поделаешь? Природа берет свое. И хотя в охоту мы приходим гораздо реже, чем обычные кошки, всего несколько раз за жизнь, но инстинкты заставляют приглядываться ко всем мужским особям, прикидывая, насколько удачным получится потомство от них.
      Наконец, Тарх решил прервать начавшую уже давить тишину:
      - Как тебе будущий Ведущий? - светски спросил он.
      - Милый мальчик, - так же любезно ответила Мари, белозубо улыбнувшись. Однако никакой веселости от нее я не чувствовала.
      - Из него получится хороший Римарис, - заговорил Ирих. - Пусть Кириса воспитывают не в соответствии с его положением, но я позабочусь о том, чтобы привить ему ответственность, а его наставники научат хорошо сражаться и быть осторожным.
      - Вы уже воспитали его будущим правителем, - серьезно ответила Мари, глядя в разноцветные глаза беловолосого айкира. - Он знает, что на первом месте должны стоять интересы его народа.
      Ирих кивнул, поглаживая тонкими длинными пальцами своего шарисса.
      - Ты хочешь что-нибудь спросить? - снова подал голос Тарх.
      - Почему меня нашли именно вы? Разве раскам это сделать не легче?
      - В данном случае нет, - усмехнулся пожилой айкир, - это не совсем обычный лес. Насколько Запретный Лес вообще может быть обычным. Здесь нет магии, совсем. Говорят, что очень давно один не очень разумный маг применил где-то в окрестностях какое-то экспериментальное заклинание, и вся магия исчезла. После чего раски просто ушли, они здесь себя чувствуют как рыбы на суше. Поисковые заклинания в этом лесу тоже не работают. Поэтому и Кириса мы решили поселить здесь.
      - А люди?
      - А они здесь уже давно живут, как раски ушли. Бывшее военное поселение, теперь о нем уже все забыли. А эти люди и рады, ведь налоги в королевскую казну они не платят.
      - Хорошо, - сложила руки в замок Мари. - Значит, раски найти меня здесь по определению не могли. Но как вам удалось убедить их отпустить вас одних? Нет, я, конечно, понимаю, что приводить расков к будущему Риманису нельзя, но все же? Ведь сейчас все участники этого дурацкого ритуала должны быть на перечет и в непосредственной близости от Малого Дворца рядом с Аличином.
      - Ну, полагаю, что большинство из них и не в курсе о нашей маленькой вылазке, - довольно усмехнулся Тарх. - Нам, скажем так, помог наш союзник.
      - Союзник? - озадаченно протянула Мари.
      - Потом, - отмахнулся тот. - Нам надо вернуть тебя до того, как Нионг хватится.
      - Нионг? - еще больше растерялась хозяйка. - А он тут при чем?
      - Ну, как же, - растянул губы в ехидной улыбке Тарх, - он так старался, сбивая настройки портала, чтобы перенести тебя к себе в родовое имение. Да вот беда, что-то не так пошло, - он многозначительно покосился на Ириха, с невозмутимым видом жующего какую-то травинку.
      - Но я думала, это Лавр...
      - Ну, вообще-то, сначала настройки портала сбил именно Лавр, - откинулся на руки Ирих, вытянув ноги. - Потом тебя перехватил Нионг, а уж потом ты попала сюда.
      Мари помотала головой, разгоняя сумятицу.
      - Я что, переходящий приз? - раздраженно спросила она.
      - Что-то вроде того, - равнодушно согласился Ирих.
      Я приглушенно зарычала на эти слова, но на меня никто не обратил внимания.
      - Зачем я Нионгу? - сдавшись, спросила Мари.
      - Затем же, зачем и Лавру с Тириком, - пояснил Тарх. - Скорее всего, они просто хотели дискредитировать Ксеонира в глазах других участников этого заговора и будущих членов Совета. Ведь ты все же ключевая фигура в предстоящем ритуале, и если Советник тебя потеряет, а кто-то другой потом чудесным образом найдет, это не очень хорошо будет выглядеть со стороны.
      - Ну а вам-то я зачем? - устало спросила хозяйка.
      - Нам нужно было поговорить. А там, где раски, никогда не можешь быть уверенным, что тебя не подслушивают. К тому же, ты должна была увидеть Кириса.
      - Зачем?
      - Зачем!? - Тарх неожиданно вспылил. - Затем, что мне надоел наш дурацкий айкирский эгоцентризм. Ты посмотри, как мы живем? Осталась лишь малая часть расы. И дело даже не в Охоте расков, мы сами виноваты, живем только для себя и не интересуемся ничем, кроме себя. Айкирский язык помнят единицы, наши шариссы больше похожи на единый народ, чем мы. Нам просто нужен кто-то, кто сможет объединить нас, причем по закону, просто лидерские качества с нами не пройдут. Кирис прямой потомок последнего Ведущего, я провел пол жизни, выискивая эту ветвь, затратил кучу денег и своего таланта, перессорился со всеми соседями, постоянно залезая им в голову, но все-таки нашел. И теперь осталось совсем немного, достать последний атрибут власти.
      - Какой атрибут? - спросила ошарашенная этим монологом Мари.
      - Тирою. И для этого нам нужна ты.
      Я тяжело вздохнула. Кажется, моя хозяйка нужна в этом мире каждому. И всем по разным причинам.
     
     
      Глава 19
      Если бы какой-нибудь путешественник забрел на небольшую полянку посреди Запретного Леса (что изначально трудно предположить, ибо просто так по такому лесу не бродят), то он стал бы свидетелем довольно интересного сборища. На поваленном дереве, на самом краю поляны, там, где уже нависает тень обступающего со всех сторон леса, сидела молодая темноволосая девушка и с явным недовольством смотрела на мужчину, расположившегося перед ней прямо на постеленном на траве плаще. Он был уже далеко не молод, о чем свидетельствовала седина, изрядно побелившая его некогда темную шевелюру, но во всей фигуре его проглядывала крепкая стать, свойственная военным или дворянам старой закалки, которые не гнушаются физических нагрузок. Рядом с ним, также на земле, сидел светловолосый мужчина неопределенного возраста. Лицо его, лишенное морщин, не отличалось и тонкостью черт, присущей юности. Но главное, что привлекало к себе внимание, - это разноцветные глаза, немного неестественно яркого цвета, один зеленый, а другой синий. Блондин не хмурился и не улыбался. Он совершенно равнодушно рассматривал девушку, мерно перебирая длинными холеными пальцами шерсть сидящего у него на коленях большого рыжего кота. Кот этот с непередаваемо довольным выражением на широкой морде млел под ласкающей рукой, то и дело хитро поглядывая на еще двух присутствующих на поляне кошек. Одну - маленькую, угольно-черного окраса, и вторую - более крупную, но уже явно немолодую, так как в черной шкурке ее часто мелькали седые шерстинки. Участники этой странной встречи на свежем воздухе как-то совершенно непроизвольно и привычно прижимали к себе своих кошек и напоминали какое-то общество любителей этих четвероногих на выезде.
      - Объясни, - скорее потребовала, чем попросила Мари.
      - Ты знаешь, что такое тироя?
      "Единственный атрибут власти айкир", - вмешалась я, объясняя то, что думала никогда не буду объяснять хозяйке. - "Если у расков такой атрибут - это магия правящего, дающая безусловное подчинение приказам, то у айкир - это тироя, нечто вроде локтевого браслета. Она ни в коей мере не дает такого же контроля над подданными, но обладает весьма ценным качеством. Принцип действия я точно не знаю, нас создавали уже после ее исчезновения, но решения того, кто носит тирою, выглядят для айкиров очень правильными, а иногда и единственно верными. Очень помогает управлять таким не склонным к подчинению приказам обществом. Тироя проявляет свои способности только у кровного Ведущего, то есть прямого наследника правящей ветви. Так что Кирис, как потомок последнего Риманиса, имеет на нее полное право. Кстати, ты хоть формально и состоишь в родстве с Ведущими, но никакими правами в данном случае не обладаешь. Твой предок был Риманису Гидарию сводным братом".
      - Значит, тироя исчезла? - вычленила главное из моих пояснения Мари.
      - Да, - ответил ей Тарх. - И лишь недавно мы ее нашли.
      - И где же?
      - В Малом Дворце расков, - довольная улыбка Ириха совсем не вязалась с содержанием этого заявления.
      - И что в этом хорошего? - резко спросила айкира.
      - Элегантность решения, - улыбка Ириха стала еще шире. - Мало того, что спрятать единственную вещь, дающую хоть какой-то контроль над айкирами, под самым носом у жаждущих нашей крови расков, так еще и такую охранку поставить, что те даже и не подозревают об этом, и все это без магии. Твоя родственница постаралась, между прочим.
      - Дочь Агнесс, - пояснил Тарх. - После смерти матери она совсем слегла, поэтому все думали, что смерть еще и мужа с дедом и дядей ее окончательно сломит. Но после гибели Риманиса Гидария она возглавила еще пытающееся что-то сделать сопротивление. Правда, даже самые успешные наработки айкир не очень помогли против магии. Когда остатки сопротивления зажали в угол, Нисса умудрилась спрятать тирою, но сказать, где именно не успела, погибнув. Нам очень повезло, что удалось это, наконец, выяснить. Как повезло и в том, что у расков назрел этот заговор недовольных политикой Императора, иначе неизвестно как бы мы пробирались в Малый Дворец. А так, нас самих почитай пригласили.
      - Ну, хорошо, - вздохнула Мари. - Нашли вы потомка Риманиса, и тирою нашли. А я-то вам зачем понадобилась? Почему я вообще всем так резко понадобилась?!
      - Поначалу тебя никто впутывать в это дело не собирался, - ответил Тарх. - Ксеонир вышел на меня с просьбой привлечь айкир к участию в ритуале. Я обрадовался, конечно, так как мало того, что появился реальный шанс прекратить Охоту, так еще это давало доступ в Малый Дворец. Мы убедили расков, что поэкспериментировать со "связью" лучше в том месте, где все будет происходить, потому что присутствие специфической магии правящего Императора накладывает свой отпечаток. Лирт Риний с нами согласился. Отдельный разговор, как нам удалось отвлечь расков, чтобы поискать тирою. Без помощи нам бы не справиться.
      Айкир замолчал, припоминая, видимо, те усилия, а потом продолжил:
      - Но даже тогда мы не смогли приблизиться к ней, ближе, чем на три метра. То, что создала Нисса...это не объяснить так просто, это видеть надо. Без энергии смерти там дело не обошлось. Она погибла на этом месте, а высвободившаяся энергии сотворила такое, подчиненная единственной мысли умирающей защитить тирою, но не контролируемая, а потому не разбирающаяся, где друг, а где враг. Она признает только кровь своего создателя. Твою кровь.
      Мари подавленно молчала. Что ж, радовало хотя бы, что старый айкир не планировал использовать ее с самого начала, а действовал, вынужденный обстоятельствами. Но все равно, я сейчас впитывала от хозяйки мрачную обреченность судьбе и огромную неохоту ввязываться во все это. Я уже говорила, что большинство айкир неисправимые эгоисты. Они не хотят никому зла, но и творить добро, если это сулит какие-то трудности, не спешат. Моя подопечная была вполне типичным представителем своего народа и открывающиеся перспективы идти и доставать какой-то браслет из-под носа у расков ее не отнюдь не радовала. Даже несмотря на то, что это сулит объединение ее соплеменников и хоть какую-то нормализацию ситуации. Странно еще, что Тарх с Ирихом так пекутся о благе айкир, может, в случае с Тархом возраст накладывается? А про Ириха вообще сложно что-то определенное сказать.
      В любом случае хозяйка мрачно последовала за айкирами к месту, где их ожидал портал. Возвращаться к раскам все равно было нужно, так что плыть по течению был самый подходящий вариант. Мари могла бы отказаться, но вся беда в том, что у этих айкир есть все возможности еще больше испортить ей жизнь. Особенно у Тарха, который прозрачно намекнул, что ждать от лига Ксеонира возвращения шэарта не стоит, а вот он может этому поспособствовать. Все это заставляло задуматься о реальных возможностях возвращения столь нужной нам вещи.
      Идя за Ирихом по полутемному лесу, Мари вдруг вспомнила, о чем она уже давно хотела его спросить. Поэтому, прибавив шаг, айкира поравнялась с блондином и нерешительно кашлянула, привлекая внимание. Ирих перевел свой безмятежный взгляд на мою хозяйку, заставив стайку мурашек пробежаться по ее позвоночнику, и вопросительно приподнял одну бровь.
      - Скажи...те. А что все же случилось с Лионой? - моя подопечная уже и сама была не рада, что решилась на этот вопрос, но отступать была не намерена.
      - Лионой? - еще выше приподнял бровь Ирих. - Ты имеешь ввиду роковую любовь лирта Альида? И обращайся ко мне на ты, а то я себя старше Тарха чувствую.
      Впереди идущий Тарх издал на это сдавленный смешок, но не повернулся.
      - Да ее, - кивнула Мари, но переходить на ты все же воздержалась, - Вы действительно оставили ее, эм...
      - На растерзание раскам? - подсказал Ирих, делая вид, что не заметил выканья. - Ах, Лиона, она была настоящей красавицей. Очень на раску походила, может, поэтому Альрид так на ее красоту и повелся. Их женщины такой раскованностью не обладают.
      Да уж, согласно фыркнула я. Женщины у расков вообще поставлены в полную зависимость от своих мужчин, и самостоятельно покидать дом будь-то отца, брата или мужа не имеют права.
      - Красивая, амбициозная, но не очень умная, - продолжил айкир. - Оставила этого своего раска, дающего ей защиту от Охоты, и решила, что сможет меня на себе женить. Она думала, что мне будет лестно, что меня предпочли Альриду.
      Блондин рассмеялся, однако в глазах его веселости не наблюдалось. Все то же бесконечное спокойствие, слишком пугающее, если знать, что под ним скрывается.
      - А потом была настолько глупа, что не удосужилась уйти с дороги расков. Жизнь с Альридом разбаловала ее, заставив потерять элементарные навыки выживания, - он пожал плечами. - Глупость должна быть наказуема. Но все же я не стоял там и не наблюдал, если ты этого боялась. В тот момент я был достаточно далеко.
      Мари поежилась, не слишком обнадеженная его словами.
      - А у них с Альридом детей случайно не было? - слишком уж эмоционально тот реагировал на упоминания о своей возлюбленной.
      - Дети раска и айкиры?! - аж споткнулся Тарх, оборачиваясь. Потом покачал головой и продолжил путь.
      - Ты когда-нибудь о таких слышала? - улыбаясь, спросил Ирих.
      - Нет, но я и об увлечении расков айкирами только недавно услышала. Ну, за исключением их Императора.
      - Мы совершенно разные виды и общих детей у нас быть не может.
      - Но мы похожи, - резонно возразила Мари.
      - Это сейчас похожи, а раньше так не очень.
      - Вы о чем? - озадаченно переспросила Ириха моя хозяйка.
      Я тоже навострила уши, подозревая, что айкир знает что-то, что не ведомо моему роду.
      - Мы действительно даже не дальние родственники, и еще до появления людей весьма сильно отличались от расков. Но постепенно напряженность между нашими народами стала нарастать, и тогдашний Ведущий принял решение, что не мешало бы немного измениться. Сложно ненавидеть того, кто на тебя похож. Решение, в общем-то, было верным, это отсрочило реальный конфликт на неопределенное время. А айкиры всегда были не прочь немного поэкспериментировать. Рост маловат, не дотягивает даже до пояса взрослого раска? Подправим. Разрез глаз другой? Ничего, небольшие корректировки и вся проблема. Локтевые суставы гнутся не в ту сторону? Не порядок. Лишнюю шерстистость тоже уберем, да и хвост - не предмет первой необходимости. Наши предки были настоящими учеными, и как всякие настоящие ученые часто ставили опыты на себе.
      Ирих впервые с настоящей веселостью взглянул на ошарашенную нарисованной картинкой Мари.
      - Тебе бы пошел хвост, - невозмутимо добил он ее.
      - Нет уж, спасибо, - пробормотала хозяйка.
      "Зря", - мурлыкнула я - "Очень удобно при прыжках, да и настроение хорошо выражает".
      Моя подопечная только покачала головой.
      - В общем, полукровки по миру не бродят, - продолжил Ирих, а затем криво усмехнулся. - Хотя, я не удивлюсь, что отпрыски от союзов между расками и людьми где-то есть. А впрочем, нет, с их-то снобизмом подпустить к себе человека? Нереально.
      - А разве такое потомство возможно? Ведь в случае с айкирами...
      - Ну, так люди появились позже нас, гораздо позже. Я вообще подозреваю, что это был неудачный эксперимент расков, уж больно похожи люди на них вышли.
      Некоторое время стояла тишина. Мари переваривала полученную информацию, как, впрочем, и я.
      "И откуда он все это знает?" - заинтересовалась я, ведь в моей родовой памяти такой информации не хранилось.
      - Род Рыжика старший среди шарисс, - перехватил мой вопрос Ирих. - Потому как первая шарисса появилась в лабораториях именно моего предка, а уже потом технология была передана остальным семьям.
      Вполне возможно, кстати. Айкиры не очень любили делиться наработками, но тогда никто не считался, секрет не секрет. Все чувствовали, что снежная лавина скоро погребет под собой каждого.
      - У моего предка была хорошая библиотека, одна из лучших, - ровным голосом продолжил Ирих. - И он любил читать книги из нее вслух своей шариссе. Он как никто другой понимал все возможности своего создания, поэтому сознательно старался оставить как можно больше информации о нашем народе, зная, что она не пропадет. На всякий случай. Кто мог подумать, что он будет прав?
      Айкир как-то очень грустно вздохнул и отвернулся, давая понять, что разговор закончен. Мари не стала навязываться и отстала от него, замедлив шаг. Нам всем было, о чем подумать, и остаток пути прошел в молчании.
      Айкиры договорились со своим загадочным союзником о том, что портал будет открыт недалеко от Чужинки на самом закате. Однако пришли мы на место слишком рано, и пришлось еще около часа подождать. Разговаривать никто не хотел, однако установившаяся тишина была слишком напряженной, чтобы просто сидеть на месте. Поэтому, Мари бродила кругами, срывая по пути травинки и обрывая листики с низко растущих веток деревьев. Я уже вполне насладилась прелестями блуждания по лесу, поэтому не стала к ней присоединяться, усевшись недалеко от айкир и наблюдая за перемещениями хозяйки. Немного раздражало, что тем же самым занимался и Тарх, как будто боясь, что моя подопечная вот-вот сбежит. Куда она без меня денется? Ирих же вновь впал в свое естественное задумчивое настроение, ни на что особо не реагируя.
      Наконец, в воздухе запахло чем-то кисловатым, и с легким хлопком за ближайшим деревом открылся портал, чуть заметно светясь сиреневатыми магическими струнами, сплетенными по краям портала в замысловатый жгут. Айкиры поднялись со своих мест и направились к нему. Тарх прошел первым, а Ирих пропустил Мари вперед, сделав вежливый приглашающий жест рукой. Мгновенное перемещение и мы оказались уже совсем в другом месте. Лес здесь был более светлым, не таким густым и с явственными следами чьей-то заботы. Пока Мари оглядывалась вокруг, сзади раздался знакомый голос:
      - Рад снова видеть вас, лонна. И тебя, Мита.
      Обернувшись на голос, я с удивлением взирала на лирта Риния, с радостной улыбкой стоящего рядом с Тархом.
      - Так это вы и есть их "союзник"? - спросила уже очевидное хозяйка.
      - Ну да, - раск смущенно провел рукой по рыжим волосам. - Выходит, что я.
      - Как они вас во все это впутали? - вздохнула Мари.
      - Мне просто интересно, - кто бы сомневался в таком ответе, а Риний тем временем с энтузиазмом продолжил. - То, что создала та айкира, это просто удивительно! Я не мог ничего разглядеть, пока шарисса лона Тарха не связала нас. И я очень хочу посмотреть, как вы будете снимать ту защиту, потому что, что только мы не пробовали, все без толку. Я даже потратил на нее свое новое экспериментальное заклинание, - с некоторой обидой закончил он.
      - Понятно, - хозяйка покачала головой и обернулась к Тарху.
      - Что теперь?
      - Теперь мы воспользуемся любезно предложенным гостеприимством лирта Риния в его доме, дадим знать Ксеониру, что ты нашлась, а завтра ночью отправимся в Малый Дворец за тироей.
      Мари кивнула и последовала за Ринием, направившимся по едва заметной тропинке вглубь леса. Я пристроилась рядом с хозяйкой, привычно стараясь держаться подальше от раска, и гадала, что они наплетут Ксеониру, объясняя внезапное исчезновение Мари и ее такое же внезапное появление.
     
   Глава 20
      Объяснять ничего не пришлось. Ксеонир опять куда-то пропал, а для остальных сошла откровенно, на мой взгляд, притянутая за уши история о том, что в результате небольшой ошибки при открытии портала Мари попала в лес вокруг дома Риния и все эти дни плутала там. Но Тарх нас успокоил, что история, в общем-то, вполне правдоподобная. Рыжий раск со своими сомнительными экспериментами превратил все прилегающее пространство в один большой лабиринт, где смещенные магические "струны" то и дело заводили куда-то не туда. В результате, остальные раски предпочитали без хозяина дома по этому лесу не гулять. Тем более что существовал реальный шанс встретиться с очередным неприятным побочным эффектом "немного вышедшего из-под контроля", как оправдывался Риний, эксперимента.
      Дом Риния показался мне вначале достаточно большим, хотя и чересчур высоким. Флигель на крыше высился над окружающими деревьями еще на несколько метров. Правда, потом оказалось, что то, что мы приняли за пристройку к дому, и было жилыми помещениями. А остальное пространство было отдано под лаборатории.
      Показав нашу комнату, Риний пошел успокаивать остальных заговорщиков, что Мари нашлась. Хотя, оказалось, что ее особо никто и не искал, так как мало кто из расков в полной мере осознавал, насколько она необходима при проведении ритуала, считая все это блажью Ксеонира и Риния.
      - Знаете, я тоже этого не понимаю, - проворчала Мари, сидя в столовой на следующий день за утренним чаем. - Неужели то, что я похожа на Мельхиару, имеет такое значение?
      - Конечно! - воскликнул Риний, даже отложив сдобную булочку, которую до этого старательно намазывал джемом, - Я ведь уже говорил, что с вами шансы удваиваются. Эффект неожиданности и сильная эмоциональная привязанность Императора к той айкире, все это даст нам дополнительные секунды, необходимые чтобы запустить ритуал.
      Хозяйка скривилась, будто отведала чего-то кислого, но промолчала.
      "А Ксеонир?" - поинтересовалась я. - "Он как отреагировал на твое исчезновение?"
      Мари озвучила мой вопрос.
      - Он был странно спокойным, - задумчиво проговорил Риний. - Нис Рид больше беспокоился, чем он. А потом Советник вообще куда-то исчез, даже своему ученику не сказал куда. Хотя, он редко вообще что-то кому-либо говорит. Но его исчезновение всполошило всех куда как больше. Лирты Лавр и Тирик выглядели непривычно обеспокоенными, а лиг Нионг вообще нервный какой-то был. Он, кстати, как узнал, что вы нашлись, все в гости напрашивался. Но было уже слишком поздно, я сказал, что как-нибудь в другой раз.
      - А вот этого не надо, - спокойно заметил Тарх. - Постарайтесь не подпускать его близко к Мари. Его неуместные попытки спутать карты Советнику сейчас будут совсем ни к чему.
      После этих слов он сделал глоток из своей чашки и поглядел поверх нее на мою подопечную.
      - Мари, постарайся отдохнуть сегодня днем. Ночью будет не до сна.
      Айкира уныло кивнула. На секунду воцарилась напряженная тишина.
      - Кстати, вам привет Радни и ее муж передавали, - попытался разрядить обстановку Риний. - Они у ниса Рида сейчас и очень рады, что у вас все хорошо. Только вот навестить вас не могут, увы. Все айкиры рассредоточены по нашим союзникам и просто сочувствующим, чтобы не попадались никому на глаза.
      Мари улыбнулась ему и благодарно кивнула.
      После завтрака все разошлись по своим делам, а моя хозяйка все же последовала совету Тарха и весь день предавалась ничегонеделанью. В середине ночи за ней пришел Ирих и, молча кивнув следовать за собой, повел на первый этаж. Следуя за ним, Мари с трудом подавила зевок и скинула мне полушутливую мысль, сожалея, что все темные делишки принято обстряпывать ночью, когда нормальным айкирам спать надо. Внизу уже ждали Тарх и Риний.
      - А они не почувствуют, что кто-то ночью проник в Малый Дворец? - поинтересовалась Мари, наблюдая, как раск настраивает портал. - Там же стража, наверное, должна быть?
      - Не почувствуют, - ответил почему-то Ирих, хотя вопрос айкира задавала Тарху. - Риний один из лучших в работе с порталами, его только Император или Советник засечь могут. Но Ксеонир еще не вернулся, а Император? Не думаю, что он будет в этот час на кухне.
      - А мы на кухню, что ли? - удивилась Мари, нарисовав себе яркую картинку, как Император Иритен под покровом ночи пробирается на собственную кухню, чтобы стащить ножку поросенка или соленый огурчик.
      Перехватив эту картинку, я фыркнула и мысленно покачала головой. Не о том думает моя подопечная.
      - Самое лучшее место, чтобы спрятать что-то, - пожал плечами Ирих. - там бывают только слуги, которые редко замечают что-то действительно важное.
      Риний, наконец, настроил портал и устало махнул нам рукой подойти ближе. Было видно, что эта работа потребовала немалых сил от раска, но в его глазах можно было прочесть также и удовлетворение от хорошо выполненной задачи. Перед тем, как Мари шагнула в портал, я почувствовала ее секундное колебание. Последний опыт с этим средством передвижения был не слишком удачным.
      На той стороне было тихо и темно. И пахло чем-то копчененьким, заставив меня неосознанно облизнуться и вспомнить, что с ужина прошло уже довольно много времени. Тарх, не оглядываясь, направился напрямую к небольшой двери в дальнем углу кухни, обогнув большой разделочный стол, чисто выскобленный служанками, но все равно хранящий аппетитный запах свежего мяса. За дверью оказалась подсобка с рядами полок по всей стене, загроможденных банками и свертками, круглыми головами сыра и бутылками с какой-то мутной жидкостью. С потолка свешивались копченые тушки перепелок и связки палок колбас. Мы с Синой и Рыжиком рефлекторно втянули воздух, буквально пробуя на вкус все это разнообразие запахов, но наши хозяева проследовали к самой дальней стене подсобки. Все четверо прекрасно видели в темноте, но даже так все равно было ясно, что этот угол совершенно не освещается днем. Всю стену покрывала паутина и было видно, что здесь очень давно не убирались.
      - Здесь? - уточнила Мари, стараясь понять, чем так приглянулась эта стена Тарху.
      - Прикоснись к ней, - только усмехнулся он.
      Хозяйка послушно приложила руку к стене и тут же отдернула ее, почувствовав острое покалывание ладони. А потом вся стена вдруг замерцала и рассыпалась мелкой крошкой. А точнее не крошкой, а мельчайшими кусочками нитей "связи", той самой, что натянута между айкирами и шариссами. Ничего не понимая, я недоуменно проследила падение последней такой "крошки" и подняла взгляд на то, что открывалось за обманчивой стеной. Кладовка, оказывается, имела продолжение. Еще на несколько метров тянулись стеллажи, все также заставленные снедью и, как это ни удивительно, все также аппетитно пахнувшей. Особенно, если представить, сколько веков в этот угол никто не заглядывал.
      Объяснение этому нашлось сразу же, стоило мне скользнуть по примеру хозяйки на измененное зрение. Все помещение за рассыпавшейся стеной покрывал тонкий слой полупрозрачной розоватой субстанции, неприятно напоминающей слизь какой-то гигантской улитки.
      - Чистая сила, оставшаяся от дочери Агнесс, - тихо прокомментировал Тарх. - Она сохранила это место в первоначальном состоянии, не позволяя никому кроме айкир увидеть, что здесь есть еще что-то кроме стены. Буквально законсервировала пространство.
      - И что теперь? - спросила Мари, недоверчиво разглядывая тихонько трепыхавшуюся слизь. Прикасаться к ней совершенно не хотелось.
      - Она не подпускает нас, - ответил Тарх и в качестве демонстрации шагнул вперед.
      Подававшая до этого лишь слабые признаки жизни субстанция тут же резко перетекла к нему и практически выросла стеной перед старым айкиром, ощерившись подозрительно материальными шипами. Тарх сделал шаг назад и обернулся к нам.
      - Вот видишь?
      - Вижу, - покладисто согласилась Мари. - А с чего вы взяли, что она меня пропустит?
      - Вы состоите в кровном родстве с ее создателем, Ниссой, - заговорил молчавший до этого Риний. - Просто попробуйте подойти.
      Мари вздохнула и неприязненно посмотрела на опять успокоившуюся слизь. Я ободряюще потерлась о ее ноги, передавая капельку уверенности и успокаивающую мысль, что все равно она ничего ей не сделает. Тарху же не сделала. Хозяйка глубоко вздохнула, как перед прыжком, и сделала шаг вперед. Несмотря на подсознательное ожидание Мари, розоватая субстанция повела себя вовсе не так, как с айкиром перед этим. Она не ощерилась шипами и даже, не отступила назад, а мягко перетекла к моей подопечной и облепила ее ноги. По "связи" я почувствовала, что кожи айкиры как будто легонько коснулись тысячи перышек, назойливо щекотя нервные окончания, но не неприятно, а скорее даже ласково. И никакого ощущения мокрости или скользкости, как можно было подумать, глядя на склизкую поверхность субстанции. Потом пришло ощущение необоснованной радости и желания услужить, как будто перед нами сейчас была большая мохнатая собака, которую хозяин надолго оставил одну охранять дом, и теперь, наконец, вернулся.
      Я шагнула вслед за Мари, наблюдая, как слизь неохотно отползает с моего пути. Она была не рада мне, но признавала мое право быть рядом с хозяйкой. Айкира постояла секунду, привыкая к новым ощущениям, и оглянулась назад. Риний с лихорадочно горящими глазами наблюдал за ней, вцепившись в руку Тарха. Впервые нам с Мари довелось увидеть связку раска с айкиром через шариссу. Она действительно напоминала раскидываемую на близких наших подопечных защиту, но требовала гораздо большей энергии, так как "связь" не признавала раска своей частью. Приходилось удерживать ее силой воли и, судя по напряженной позе Сины и ее нервно дрожащему хвосту, давалось это не легко. Однако без ее помощи Риний сейчас навряд ли что-нибудь увидел бы.
      - Посмотри там дальше, слева, на полке, которая прямо на уровне груди, - подсказал Тарх. - Где охранка наиболее плотная, сразу увидишь.
      Мари кивнула и обернулась к стеллажам. Осторожно сделала шаг вперед, чувствуя, как слизь мягко поддается ее движениям и даже как будто направляет. Подойдя вплотную к полкам вслед за хозяйкой, я отметила, что посмертная сила Ниссы, принявшая форму такого вот странного существа, здесь особенно плотная, становясь практически непрозрачной. Розоватая сущность облепила всю поверхность полки на уровне груди Мари, не давая разглядеть, что именно там лежит, лишь по очертаниям позволяя судить, что это что-то округлое.
      - Протяни руку к тому месту, где сила наиболее плотная, и ее цвет самый насыщенный. Тироя там, - донесся до нас голос Тарха, стоящего с Ринием и Ирихом у резко контрастирующего с остальной подсобкой входа.
      Я почувствовала, как Мари передернулась и ощутила волну брезгливости, охватившую ее. Я ее, в принципе, понимала - слизь выглядела достаточно неприятно, чтобы отбить охоту к ней прикасаться. Даже если умом понимаешь, что ничего неприятного в этом нет. И даже чувствуя сильно похожий на обиду отблеск эмоции от нее. Как будто отказываешься погладить ластившегося дворового кобелька.
      Преодолев природную брезгливость, Мари все же протянула руку и запустила ее в самое сосредоточение слизи, пытаясь нашарить там что-то напоминающее браслет. Я с беспокойством наблюдала за ней, загривком чувствуя, что что-то идет не так. После секундного нащупывания, поморщившись, хозяйка все же резко отдернула руку, крепко держа в зажатых пальцах широкий металлический браслет, с которого стекали розоватые капли слизи, постепенно обнажая почти белую поверхность.
      - Она? - обернулась моя подопечная к мужчинам.
      Но те не успели что-либо ответить, так как субстанция вокруг вдруг с едва слышным шипением начала стремительно испаряться, обнажая покрытый трещинами каменный пол. Буквально через полминуты ничего не осталось, и Мари растерянно подняла глаза на раска с айкирами.
      - Что?... - начала было она, но я резко зашипела, чувствуя, как шерсть встает дыбом.
      "К выходу!"
      Но мы не успели, даже при всей скорости айкир, гораздо большей человеческой. Прямо перед нами с громким треском упала потолочная балка, осыпая нас мелкой стружкой сгнившего дерева и отрезая от испуганно отшатнувшихся спутников. Буквально в полуметре от нее упала вторая, поднимая облако пыли и почти задев Мари. Она в последний момент отшатнулась и дернулась в противоположную сторону, но упавший рассыпавшийся стеллаж перекрыл и этот путь. Все произошло в считанные секунды, и я обреченно закрыла глаза, не желая видеть рушившийся прямо на нас потолок, как какая-то сила подхватила меня под животом, резко дернула куда-то вверх и мешком сбросила на твердую поверхность. Инстинктивно приземлившись на все четыре лапы (спасибо дальним родственникам), я ошалело обнаружила себя с другой стороны подсобки прямо перед бывшей "стеной", которая сейчас представляла собой завал бревен и камней. И с облегчением нашла взглядом хозяйку, которую крепко прижимал к себе высокий худой раск, в котором не трудно было опознать Советника.
      - Лиг Ксеонир, - растерянно проговорил стоящий рядом Риний, весь покрытый еще не осевшей пылью.
      - Идиоты! - резко оборвал его тот, осторожно поддерживая все еще не пришедшую в себя и оттого судорожно вцепившуюся побелевшими пальцами в рубашку Советника Мари. - Неужели нельзя было сообразить, что после исчезновения силы, что сохраняла это место, здесь все разрушится?! Никакие поддерживающие заклинания на это помещение раски не накладывали незнамо сколько времени. О чем вы думали, подвергая ее такой опасности?!
      - Мы не предполагали, что все так обернется, - Тарх попытался выдержать злой взгляд Ксеонира, но, в конце концов, отвел глаза, признавая за собой вину.
      - Я знал, что нельзя ее с вами оставлять, - раздраженно проговорил Советник, аккуратно отводя прядь волос айкиры с лица и стирая грязь со лба, проверяя нет ли под ней ссадины. - Мари, все хорошо, все уже закончилось.
      Я поспешила к хозяйке, успокаивая бешено бьющееся сердце подопечной по "связи". Но краем сознания отметила, что голос раска сейчас похож на горловое мурлыканье кота, такое ласковое и дарящее уверенность, что ты под защитой. Наши совместные усилия, наконец, дали результат, и Мари отцепила пальцы от бедной рубашки Советника, которая уже начинала трещать по швам. Бледная от пережитого шока, айкира приоткрыла глаза, оглядываясь вокруг, и замерла, наткнувшись на внимательный взгляд раска. Осознав внезапно, что все еще находится в крепких объятиях Ксеонира, она резко отпрыгнула от него и потянулась по "связи" ко мне, как делала всегда, когда не знала, как реагировать.
      "Мита..."
      "Ничего", - успокаивающе мурлыкнула я, бросившись к ней и сразу же подхваченная на руки.
      Хозяйка крепко прижала меня к себе, почти делая больно, но я ничем не дала понять, что мне не удобно, продолжая усердно мурлыкать и чувствуя, как хорошая доза успокоительно выступает на моей коже, просачиваясь сквозь шерсть на гладящие руки.
      "Прости, Мита", - донеслась до меня мысль Сины. - "Мы должны были предположить, что так может случиться. Если бы не этот раск, выхвативший тебя и твою подопечную буквально в последнюю секунду через портал..."
      Я проигнорировала ее, продолжая прижиматься к хозяйке.
      - Как вы узнали, что мы здесь? - задал вопрос такой же грязный, а потому несколько утративший свой отрешенный вид, Ирих.
      - Вы же не думали, что что-то в Малом Дворце может пройти без моего ведома? - с сарказмом спросил Ксеонир, все еще с беспокойством поглядывая на Мари.
      Хозяйка вроде уже достаточно взяла себя в руки, во всяком случае, немного расслабила хватку. Она перевела взгляд на свою руку, в которой непонятно каким чудом все еще была зажата тироя, и тут же брезгливо протянула ее Тарху.
      - Забирайте.
      Старый айкир осторожно принял такой вожделенный для него артефакт и с виноватыми нотками в голосе пробормотал:
      - Спасибо, Мари.
      А потом с опаской посмотрел на Ксеонира, ожидая его реакцию на тирою.
      - Что вы на меня так смотрите? - криво усмехнулся тот. - Раз она вам ее отдала, значит ваша. Мешать не стану. А с тобой, Риний, я уже давно хотел серьезно поговорить.
      Он укоризненно посмотрел на отчего-то покрасневшего рыжеволосого раска.
      - Ладно айкиры, им простительно не знать о возможных последствиях такого резкого снятия заклинания, ограничивающего воздействие времени. Но ты-то? И пусть здесь не магия, но принцип тот же. И эти твои эксперименты, они заведут тебя когда-нибудь в такую... - Ксеонир покосился на Мари, кашлянул и продолжил, - нехорошую ситуацию. Во скольких заговорах и интригах ты уже участвовал из-за своей этой дурацкой тяги к экспериментаторству? Стоит поманить новым заклинанием или необычным явлением, и ты уже на все готов. Так ты никогда лигом не станешь.
      Риний понуро кивнул, словно нашкодивший мальчишка, которого отчитывал учитель.
      - Ладно, - Ксеонир устало потер глаза, - Идите уже, а то скоро слуги сбегутся на шум. Я прикрою весь этот бардак.
      Он, не глядя, открыл портал и махнул нам на него, отворачиваясь к завалу. Мари последовала было за своими скрывшимися в проходе спутниками, но я остановила ее.
      "Ты хоть спасибо ему скажи", - я осуждающе посмотрела на нее, все еще сидя на хозяйских руках. - "Он ведь спас тебя. И даже про меня не забыл, вытащил".
      Айкира замерла нерешительно, а потом негромко проговорила:
      - Спасибо, Ксеонир.
      Она не стала дожидаться какого-либо ответа, а шагнула в марево портала. Однако я оглянулась через ее плечо и в последний момент увидела, что раск с улыбкой смотрит нам в след. И в его взгляде не было уже привычной насмешки.
     
   Глава 21
      На следующий день невыспавшаяся хозяйка, постоянно позевывая, сидела в пустой столовой и лениво ковырялась в своей тарелке. В доме как будто все вымерли, и никто не составил Мари компанию за обедом. Я лежала у нее под стулом, привалившись к ногам подопечной, все еще не решаясь пока оставить ее без этой поддержки. Вчера, а точнее сегодня ночью, мне с трудом удалось ее успокоить и даже пришлось прибегнуть к небольшому трюку со снотворным. Иначе Мари до самого утра бы ворочалась в постели. Но поспать ей подольше не дали, разбудив неприятной новостью, что все с этим злополучным заговором решится сегодня. На послеобеденное время Советнику была назначена аудиенция у Императора, на которой он собирался открыть портал остальным заговорщикам. Ксеонир пообещал, что стражи в Малом Парадном Зале, где они встретятся с Иритеном, не будет.
      Мари только-только успела закончить с обедом, как в столовую влетел Риний.
      - Лонна, надеюсь, вы закончили? - как-то нервно спросил он, и, получив утвердительный кивок айкиры, продолжил. - Тогда пойдемте. Всех собирают в доме лига Нионга.
      Буквально вытянув хозяйку из-за стола, он рыжим вихрем промчался сквозь тут же открытый портал, так что я едва успела за ними в схлопнувшийся проход. И тут же разражено зашипела, едва не потеряв хвост. Риний виновато посмотрел на меня и покаянно извинился, но сразу же был отозван каким-то незнакомым раском в другой конец большой комнаты, в которую мы попали. Я огляделась, отметив, что практически все участвующие в ритуале айкиры были уже здесь. К нам на встречу спешила Радни, таща за собой за руку Лирина.
      - Мари! - воскликнула она. - Как я рада, что с тобой все хорошо. А то мы так перепугались, когда нис Рид сказал, что вы с Митой потерялись.
      - Ну, ничего же страшного не произошло. Так, поплутала немножко, - засмеялась Мари и тут же поспешила перевести скользкую тему. - Когда все начнется?
      - Раски говорят, что через час где-то. Лиг Ксеонир только несколько минут назад ушел в Малый Дворец, - Радни приложила руку к груди. - Честно говоря, я как-то волнуюсь.
      - Все будет хорошо, - успокаивающе приобнял ее Лирин.
      От нас с Мари ничего особого при проведении ритуала не требовалось, даже участвовать в связке не надо, просто попасться на глаза Императору. Но хозяйка все равно поддалась всеобщей нервозной обстановке. И сейчас то и дело принималась постукивать ногой о пол или теребить прядь волос, так что мне постоянно приходилось ее одергивать. Не дело это, показывать свою слабость окружающим.
      Большинство айкир возбужденно переговаривались и косились на нарисованный в центре комнаты большой крест, а их шариссы нервно подергивали ушами, чувствуя настроение хозяев. Раски и в этот раз предпочли держаться подальше, свысока на всех поглядывая. Роли были распределены, и каждый знал свое место в будущей связке. На общем фоне выделялись только Тарх, явно прибывающий в эйфории после того, как получил свою тирою, как всегда невозмутимый Ирих с Рыжиком на руках и Альрид, с почти осязаемой ненавистью смотрящий на него.
      Когда уже прошло больше часа напряженного ожидания, сидящий до этого в кресле Рид вдруг вскочил и громко воскликнул:
      - Внимание! Всем приготовиться.
      "Связь между учеником и учителем особенно сильна. Только они могут общаться незаметно для Императора" - успела я прокомментировать действия Рида, когда выросший будто из-под земли Риний схватил Мари за руку и потащил ее в центр комнаты.
      - Стойте здесь, лонна, - даже не попросил, а скорее приказал он.
      Все быстро выстроились. Отмеченный на полу крест, где, видимо, должен был оказаться Император, сильно сместился от центра образованного круга. Хозяйка стояла прямо напротив этого креста перед Радни с Лирином. По обе стороны от них встали лирты Лавр и Мирас, схватив айкир за руки. Сородичи моей хозяйки не были одинаковы по силе, и потому переплетающиеся между собой зеленоватые нити "связи" были разной яркости и толщины. Но все же по ним как-то неохотно, но поползли сиреневые магические "струны", соединяя между собой стоящих через каждые двое айкир расков.
      Все замерли, ожидая чего-то. Мари растерянно оглянулась и чуть не пропустила момент, когда совсем рядом с ней внезапно открылся портал. Раски тут же потянули его за края, расширяя, пока он не накрыл весь выстроенный круг. Мгновенная дезориентация перехода и мы оказались в просторном, хорошо освещенном зале. На месте бывшего креста возвышался богато украшенный трон, в котором, подперев голову рукой так, что локоть упирался в резной подлокотник, в самой что ни на есть расслабленной позе сидел шатен с убранными в замысловатую прическу длинными волосами. Одетая на нем коричневая рубашка из какой-то явно дорогой ткани выглядела немного помятой, как будто он все-таки не удержался и соснул часок прямо на этом выглядевшем довольно удобно троне. Внезапное появление толпы народа заставило его лениво повернуть голову от Советника, которого он до этого слушал со скучающим выражением лица. Красиво очерченная бровь скептично приподнялась, но расслабленное тело даже не сделало попыток чуть напрячься, как будто не видело в этом особого смысла. Но стоило взгляду Императора встретиться со слегка растерянными глазами моей хозяйки, как зрачки его изумленно расширились.
      Все происходящее не заняло и секунды. Раски ударили одновременно. Десятки магических струн в мгновение ока устремились в одну точку над головой Императора и, соединившись там, подобно водопаду обрушились на сидящего мужчину. Однако буквально в сантиметре от его головы как будто ударились о какую-то преграду и словно брызги воды разлетелись вокруг, оседая на пол. В зале воцарилась тишина. Заговорщики растерянно смотрели на своего Императора, которого поток сиреневой магии заставил оторвать взгляд от Мари. И теперь он так же молча смотрел на своих подданных.
      - И что же это было? - голос Императора был сух и безэмоционален, а сам он все также подпирал подбородок рукой.
      Однако отвечать ему никто не спешил. Участники ритуала, кажется, начали постепенно осознавать, что ситуация складывается не совсем так, как они хотели. Особо нервные попытались даже открыть портал и скрыться куда подальше, но были остановлены ласковым голосом своего Императора:
      - Стоять.
      Раски замерли, послушные магии приказа. Иритен повернулся к своему Советнику, с отрешенным видом наблюдавшему за этой сценой.
      - Нир?
      - А ты как думаешь? - усмехнулся тот. - Заговор.
      - Да? - скептично переспросил Император. - Я думал, что ты разбираешься со всеми недовольными.
      - Я тебе много раз говорил, что власти Советника на все не хватает, - с бесконечным терпеньем в голосе ответил Ксеонир. - Там, где тебе достаточно приказать, мне приходится убеждать. Впрочем, я и сам здесь выступаю в качестве недовольного.
      - Правда? - во взгляде Иритена впервые мелькнул неподдельный интерес.
      Он снова посмотрел на своих напряженно прислушивающихся к этому разговору подданных, а затем перевел взгляд на Мари.
      - Так похожа, - с какой-то щемящей грустью проговорил он. - Но все же не она.
      Он сморгнул, будто отгоняя наважденье, и устроился на троне поудобнее.
      - И что же вас не устраивает? - спросил Император. - Так что вы даже ритуал Загабы решили провести. Как только додумались айкир в нем использовать? Впрочем, я, кажется, догадываюсь, чья была идея, верно, лирт Риний?
      Тот машинально кивнул.
      - Ясно, - вздохнул Иритен, а затем оглянулся к себе за спину. - И выйдете оттуда, я хочу вас видеть. Встаньте все передо мной.
      Послушные слову правителя из-за трона неохотно вышли те раски, которые оказались там во время ритуала. Все столпились перед Императором, словно барашки перед закланием. Айкиры же инстинктивно подались назад, но уйти без порталов расков теперь уже не представлялось возможным, а прорываться силой было банальным самоубийством. Мари подхватила меня на руки и постаралась затеряться среди остальных, так как взгляд Император то и дело как будто притягивался к ней, заставляя мурашки бегать по коже.
      - Я не всех здесь знаю в лицо, - продолжил Иритен. - Но вижу лига Корзака. Вам опять стало скучно?
      - Увы, мой Повелитель, - учтиво склонил тот голову.
      - Советую найти другой способ развлечения. А вот что здесь делает лиг Нионг? Отвечайте.
      Это был прямой приказ, и Нионг не смог его ослушаться.
      - Я хотел стать Главой Совета, который бы созвали после вашего отречения.
      - Мило, - прокомментировал Император. - Ты всегда мне говорил, что он падок до власти, да, Нир?
      - Но ведь именно Советник и был тем, кто все это затеял! - возмущенно воскликнул лиг Нионг, не дав ответить Ксеониру. - И он же рассказал про ритуал!
      - Конечно, - согласился Иритен, - потому что он его и изобрел. Вместе со мной.
      Пока все переваривали это заявление, Император мечтательно улыбнулся.
      - Мы были так молоды тогда. И нас все тянуло на всякие эксперименты. Думаю, мы не уступали в этом вам, лирт Риний, - он засмеялся. - Между прочим, хороший ритуал. И правда мог бы подействовать. Только вот Нир забыл вам сказать, что для его успешного завершения необходимо участие кого-то, кто состоял бы в кровном родстве со мной. Не дальше третьего колена.
      Я даже поморщилась, чувствуя волну горячего удивления от стоящих вокруг айкир, не говоря уж о моей хозяйке. А уж что должны были подумать раски...
      - Что?! - Нионг буквально побелел.
      Риний лихорадочно что-то пробормотал себе под нос едва слышно, а потом хлопнул ладонью по бедру.
      - Ну, точно! Вот почему не получилось!
      - Может, объяснишь весь этот балаган? - попросил Иритен Ксеонира.
      - Одни бы они до тебя никогда не добрались, пришлось помочь. Я подумал, что хоть это привлечет твое внимание, раз мои слова ты пропускаешь мимо ушей.
      По чуть дрогнувшему взгляду Императора я с удивлением поняла, что он, кажется, даже немного смутился от этого обвинения.
      - Ладно, ладно. Признаю, ты был прав, мне нужно было лучше во все это вникать, чем там недовольны мои подданные.
      - Не переживай, - утешил его Ксеонир. - Против меня тут тоже интриги плели. Вообще-то, Главой Совета должен был быть я.
      Иритен только покачал головой на это и помолчал немного, собираясь с мыслями, а затем тихонько хлопнул ладонью по подлокотнику трона.
      - Так, все вы возвращаетесь к себе по домам, - он посмотрел на горе-заговорщиков. - И чтоб ни шагу оттуда. Айкир не трогать. Отправьте пока туда, где вы их прятали до этого. Кроме этой девушки, ее в гостевые покои.
      Он посмотрел на Мари, а затем продолжил:
      - Ксеонир, останься здесь. Нам, видимо, нужно много чего обсудить, - наткнувшись на насмешливый взгляд Советника, он неохотно добавил. - Ты, в общем-то, был прав. Это привлекло мое внимание. Особенно...
      Он покосился на хозяйку, а затем махнул рукой:
      - Идите.
      Повинуясь взгляду Ксеонира, Рид метнулся к Мари и быстро утянул ее за собой в портал, пока то же самое вокруг делали остальные раски. Мы оказались в просторной незнакомой комнате, и Рид сразу же унесся куда-то, бросив нам, что придется пока подождать здесь.
      - Таскают меня туда-сюда, как какую-то полезную вещь, - проворчала хозяйка, падая спиной на мягкую кровать, стоящую у окна.
      Я запрыгнула к ней, усевшись на подушку и принявшись вылизываться. Со всеми этими прыжками по порталам шерстка совсем свалялась, и неприятно покалывало кожу под ней. Мари перевернулась на живот и поглядела на меня.
      - Что думаешь обо всем этом?
      "Бедные", - я последний раз провела языком по лапе и лениво прищурилась. - "Такой облом".
      - Да уж, - хмыкнула моя подопечная. - Только, что теперь будет?
      "А теперь жди визита Его Величества. Раз уж он нас так выделил".
      Мари недовольно посмотрела на меня.
      - А может?..
      "Нет", - с сожалением отвергла я эту мысль. - "Даже если нам удастся отсюда выбраться, остается проблема шэарта".
      - Так что? Ждем? - расстроено спросила хозяйка.
      А что нам еще оставалось? Признаться, я очень надеялась, что Император понимает, что Мари вовсе не Агнесс. Но тогда зачем нас здесь оставили?
     
     
      Я потянулась всем телом, даже чуть высунув от удовольствия кончик языка. Рядом тихонько посапывала хозяйка. Уморившись за столь насыщенный событиями день, которому предшествовала не менее беспокойная ночь, она уснула прямо в одежде, лежа поверх одеяла. Мне стало жалко ее будить, и даже будущий помятый вид с утра не стал этому препятствием. Тем более что вчера после инспектирования гостевых покоев мы обнаружили небольшую дверку, скрывающую маленькую каморку, просто ломящуюся от одежды, среди которой можно наверняка что-нибудь подобрать и Мари.
      Внезапный звук открывающейся двери, особенно громкий в утренней тишине, заставил меня резко пригнуть голову и прижать уши. На пороге стоял Император Иритен, явно растерявшийся оттого, что застал айкиру спящей. Но хозяйка, почувствовав мой мысленный толчок, моментально проснулась и испуганно приподнялась на кровати.
      - Прости, - в успокаивающем жесте приподнял руки раск. - Я попозже зайду. Позавтракаешь со мной?
      Не став дожидаться ответа, Император поспешил ретироваться. Мари посмотрела, как он осторожно прикрывает за собой дверь, и запустила пятерню в спутавшиеся со сна волосы.
      - Надо привести себя в порядок, а то уже даже раски пугаются.
      Утренний моцион не занял много времени, а среди имеющейся в наличии одежды удалось подобрать что-то, отдаленно напоминающее привычный наряд моей подопечной. Оставшееся время айкира провела, расчесывая волосы, а потом принялась за меня. Гребешок с мелкими зубьями равномерно скользил по шерсти, рождая чрезвычайно приятные ощущения. Мне нравилось, когда хозяйка проводила им у основания шеи и под грудью, но стоило ее руке скользнуть на мой живот или ниже по боку, как я тут же принималась хватать гребень лапами или даже зубами, легонько прикусывая и недовольно виляя хвостом. Мари смеялась, убеждая, что и другие части меня тоже надо расчесать.
      Это время препровождение прервал уже знакомый мне звук открывающейся двери. Двое расков внесли просто огромные подносы, ломившиеся от всевозможных тарелок и блюд. Молча, они быстро сервировали стоящий недалеко от кровати стол и вышли из комнаты. Зато им на смену пришел Император. Одет он сегодня был не в пример аккуратнее, чем вчера, хотя все также с каким-то легким налетом домашности. Никакими строгими, приличествующими правителю одеждами здесь и не пахло.
      Иритен приглашающе махнул рукой к столу, и Мари не стала заставлять себя ждать. Хотя я чувствовала ее все более нарастающее беспокойство, когда Император попытался проявить галантность и поухаживать за ней за столом. Принимая налитый им стакан какого-то экзотического сока (хорошо хоть вина с утра пораньше никто не предлагал), хозяйка всеми силами старалась не показать, насколько ей неуютно от такого соседства. Она судорожно вцепилась в вилку и почти с ненавистью смотрела на еду, стоящую сейчас поперек горла. Разговор явно не шел.
      Решив прервать это безобразие, я покинула ставшую уже родную подушку и вспрыгнула прямо на стол, благо его размеры позволяли уместиться там и мне, и богатому завтраку. Усевшись возле локтя хозяйки, я благосклонно приняла ее почесывание, поощряя мурлыканье. Император не подал вида, что его как-то удивило или возмутило мое поведение. Он только слегка улыбнулся и проговорил.
      - А раньше у айкир таких не было.
      Ну, Ваше Величество. Вы бы еще более далекие времена вспомнили. Конечно, нас раньше у подопечных не было. Нужды особой не наблюдалось. А в том, что она появилась, не в последнюю очередь виноваты вы. Мой внутренний монолог прервала нахально потянувшаяся ко мне рука. Я прижала уши и чуть пригнулась, лихорадочно соображая о возможных последствиях того, что я сейчас расцарапаю Императора расков. Или легче покончить жизнь самоубийством?
      - Прошу вас, Ваше Величество, скажите мне, зачем я здесь? - спасла меня от мучительного выбора хозяйка.
      Иритен убрал руку, и я с облегчением расслабилась. Хотя, если подумать, еще большой вопрос, смогла бы я вообще что-то сделать Императору.
      - Вам не нравится моя компания? - расстроено спросил раск.
      - Да нет, - пробормотала Мари, - Просто вспоминая, как мы познакомились...
      - Этот заговор, - засмеялся он. - Признаю, Нир выбрал достойнный способ призвать меня к порядку. Я как-то действительно упустил все дела из рук.
      Хозяйка помолчала несколько секунд и, не выдержав, спросила:
      - Что теперь со всеми ними будет?
      - Ну, - Иритен пригубил сок из своего стакана. - Твоих сородичей уже отправили туда, куда они захотели, целыми и невредимыми. Мне передавали, что какая-то айкира не хотела без тебя уходить, но ее муж настоял. Кстати, обещаю, больше никакой охоты.
      - А раски? - с облегчением услышав эти слова, спросила хозяйка.
      - Эти, с позволения сказать, заговорщики? Тебя кто-то конкретный интересует?
      - Нис Рид и лиг Корзак, а еще лирт Риний, - мою подопечную действительно интересовала судьба этих троих, ведь они единственные были к ней действительно дружелюбны.
      - Лиг Корзак, - рассмеялся Император. - Этот старый интриган никогда не упускает случая поучаствовать во всяких сомнительных предприятиях. Ему, видишь ли скучно. Но ничего, я обеспечу ему очень действенное лекарство от этого недуга.
      Мари вопросительно посмотрела на мужчину.
      - Он отправляется послом к людям. Слишком давно я не обращал внимания на них. Пора напомнить о себе.
      Я мысленно посочувствовала людям.
      - Нис Рид сейчас со своим учителем, - продолжил тем временем Иритен. - Я могу не одобрять методы обучения Нира, но, признаться, они действенны. Участие в этой авантюре пошло мальчику на пользу, по крайней мере, он дважды подумает, прежде чем опять во что-то ввязаться. А лирт Риний, видимо, еще долго не станет лигом. Пока не научится говорить "нет" на такие вот предложения поучаствовать в новых экспериментах. Но привлечь айкир к участию в ритуале, дабы компенсировать отсутствие сильного мага, - изящное решение. Впрочем, чего еще ожидать от бывшего ученика Ксеонира?
      Мари только кивнула, снова взявшись за вилку, и со вздохом посмотрела на тарелку перед собой. Есть ей все еще не хотелось. Покосившись на Императора, хозяйка все же положила передо мной кусочек бекона, который я с удовольствием съела. Молчание явно затягивалось.
      - А больше им ничего не будет? - все же решила уточнить моя подопечная.
      - Будет, - взгляд Императора стал каким-то колючим. - Просто так спускать такое я не намерен, какие бы у них не были причины. И я сделаю так, чтобы они навсегда запомнили, что можно и что нельзя делать по отношению к своему правителю.
      - Но вам ведь достаточно просто приказать, и они никогда больше не посмеют идти против вас, - пробормотала Мари.
      - Достаточно, - согласился Иритен. - Магия действительно удобная вещь. Это лучше, чем заставлять подчиняться себе посредством страха перед наказанием. Поэтому все участники этого, хм... заговора останутся живы. Но они не дети и должны осознавать, что повлекут за собой их поступки.
      Хозяйка неуютно поерзала от его тона, такого холодного сейчас. Я толкнула мордочкой ее в плечо, напоминая, что самое главное она так и не выяснила.
      - И все же, что я здесь делаю?
      - Скажи, - Император разом перестал походить на сурового правителя и чуть подался вперед. - А тебя эта охота, о которой мне столько Нир наговорил, как-то коснулась?
      - Напрямую почти нет, - мотнула головой Мари. - Только нервы изрядно потрепали.
      - А твоей матери?
      - Она сталкивалась несколько раз с расками, но ей удалось выжить. Ее шарисса помогла. А вот моя тетка погибла совсем молодой. Так что, у меня никого из родственников не осталось, - она помолчала, а затем устало повторила свой вопрос. - Чего вы хотите?
      - Наверное, просто извиниться. Перед ней-то я не успел, - не нужно было объяснять, кого раск имеет ввиду.
      Хозяйка растерянно молчала, внимательно смотря на Императора, который с какой-то печальной улыбкой не отпускал ее взгляда. Я чувствовала, как айкиру раздирают противоречивые эмоции. Какая-то детская обида на этого красивого породистого мужчину, своим бездействием навлекшего столько бед на ее народ. Удивление, что именно у нее он сейчас просит прощение, и что оно вообще ему нужно. И жалость к нему.
      - Вы просто проследите, чтобы охота прекратилась. Это будет лучше, чем извинения.
      Иритен коротко кивнул и поднялся из-за стола. А потом выудил из кармана тонкий браслет.
      - Мой Советник просил передать это тебе.
      Хозяйка, неверяще уставилась на шэарт, который уже, признаться, и не чаяла когда-нибудь увидеть. Робко протянула руку и осторожно взяла его.
      - Спасибо, - голос внезапно охрип. - Передайте ему, я ценю, что он держит слово.
      - Хорошо, - снова кивнул Император. - Как только принесут твои вещи, я пришлю кого-нибудь, и тебя отправят, куда захочешь.
      С этими словами он вышел, бросив на Мари последний взгляд, в котором мне почудилось какое-то сожаление. И, кажется, я даже расслышала едва слышное горькое:
      - И все же не она.
     
   Эпилог
     
      Я проснулась от тихого стука в дверь. Комната была все еще погружена в полутьму, однако, судя по легкой оранжеватой дымке за окном, уже начинало светать. Хозяйка, под боком у которой я спала, беспокойно заворочалась, однако более настойчивый стук в дверь разбудил и ее. Открыв глаза, она секунду бездумно смотрела в потолок, а потом рывком села. Оглянувшись, нашарила одежду, сложенную на стуле у кровати, и стала быстро одеваться, подгоняемая ставшими уже совсем оглушительными ударами. Встав с кровати и мимоходом потрепав меня по голове, Мари подошла к двери и резко ее распахнула.
      На пороге с занесенным для стука кулаком стоял дед Матей.
      - Прости, дочка. Разбудил?
      Я чуть не подавилась зевотой. Нет, ну если у него старческая бессонница, так это не значит, что остальные должны вставать в такую рань.
      - Нет, все в порядке, - не стала акцентировать на этом внимание хозяйка. - У вас что-то случилось?
      - Да зуб этот опять, проклятый, разболелся. Ты уж дай мне что-нибудь от него.
      - Да, сейчас, - кивнула Мари и пошла рыться в развешанных у окна пучках трав.
      Дед Матей остался мяться у порога. Найдя нужную травку, хозяйка вернулась к нему.
      - Может, лучше его все же вырвать? - спросила она раннего пациента. - Что же вы так мучаетесь?
      - Да ты что, девонька?! - испуганно воскликнул дед. - Он у меня, почитай, один остался. Как же я буду семечки лузгать?
      - Ну, как знаете, - рассмеялась Мари. - Отвар знаете, как готовить.
      Дед Матей принялся шумно благодарить хозяйку, сунув ей в руки принесенную с собой корзину. Наконец, выпроводив его, айкира с любопытством заглянула под тряпочку, которой было прикрыто подношение.
      - Сегодня будет яичница, - констатировала она, поставив корзину на стол.
      Я перевернулась на спину, вытянув задние лапы и поджав передние к груди. Вставать не хотелось.
      - А знаешь, Мита, - задумчиво протянула хозяйка, - Я только сейчас по-настоящему почувствовала, что мы домой вернулись. Здесь ничего не меняется.
      Мы уже три дня, как снова в Медвядке. Дом за время нашего отсутствия основательно зарос пылью, но деревенские приглядывали, чтобы ничего не пропало. Возвращение Мари было встречено в деревне с большим энтузиазмом, травницы явно не хватало. На все расспросы хозяйка отговорилась, что ездила проведать новоприобретенных родственников.
      Вчера приходила Радни. Они с мужем, оказывается, жили не очень далеко отсюда, и она, выспросив у Тарха адрес, поспешила проведать мою подопечную. Я только молча посматривала, как Мари с радостью принимает гостью, и нежилась под теплым потоком веселья, охватившего ее. Что ж, ей давно пора было заводить подруг. Хорошее настроение хозяйки омрачила только просьба Тарха, переданная Радни. Тот, получив гарантии от расков, что ему не будут мешать, вплотную занялся воспитанием будущего Риманиса. И в первую очередь решил, что пора прервать его изоляцию. Поэтому сейчас в Чужинку пребывало все больше айкир, привлеченных заманчивой идеей вновь стать единым народом. Думаю, жители Чужинки весьма "рады" такому стечению обстоятельств. Тарх просил и Мари присоединиться. Радни с явным энтузиазмом рассказывала, что они с мужем собираются в самое ближайшее время переехать, и о том, как много айкир уже собрались в том Запретном Лесу. Я не могла не признать, что идея была хорошая, да и место весьма подходящее. Лишенное магии, оно не представляло интереса для расков и ограждало от их нежелательного внимания. Так что, не удивлюсь, что через несколько лет появится первый за многие годы город айкир.
      Но Мари вежливо отказалась от приглашения присоединиться. Я чувствовала, что она не сердится больше на Тарха и даже в какой-то мере понимает его. Но по-настоящему простить так и не смогла. Все, что ей сейчас хотелось, чтобы ее оставили в покое и позволили тихо жить в этой глухой деревушке, не втягивая ни в какие сомнительные предприятия. Поэтому, несмотря на уговоры Радни, хозяйка твердо осталась стоять на своем, и та ушла ни с чем. Пообещав, правда, время от времени навещать подругу.
      Хозяйка отвлекла меня от размышлений, позвав на улицу. Решив не терять время, раз уж пришлось так рано вставать, Мари взяла корзину и отправилась в лес, пополнить запас трав. Я с некоторой неохотой последовала за ней - в лесу все еще было влажно, и моя шерсть неприятно намокла. Проходив пару часов и найдя несколько особо ценных растений, хозяйка, наконец, решила, что на сегодня хватит, и отправилась обратно. Однако на входе в деревню ее перехватила баба Нара.
      - Мари! Мари! - возбужденно прокричала она хозяйке, довольно быстро для своей комплекции подбегая к нам. - Радость-то какая! К тебе опять твой брат приехал, тот воспитанный молодой человек. Он тебя дома ждет.
      Быстро поблагодарив бабу Нару за новость, Мари поспешила к дому, подстегиваемая нехорошим предчувствием. На крыльце сидел незнакомый мужчина, действительно, очень похожий на айкиру. Но мне не надо было переходить на измененное зрение, чтобы увидеть характерный кокон желтоватых лент вокруг фигуры гостя. Знакомый запах не оставлял причин гадать, кто это может быть.
      Хозяйка тяжело вздохнула и покосилась на увязавшуюся за нами бабу Нару, которая, видимо, ожидала радостной встречи родственников.
      - Привет, братишка, - с изрядной долей иронии сказала Мари и поманила его в дом.
      Гость, так же молча, прошел за ней, прикрыв за собой дверь, и, не стесняясь особо, уселся за простой деревянный стол. Хозяйка, не глядя на него, поставила на окно корзину. Но я не выпускала "братишку" из поля зрения и видела, как буквально соскользнула с него личина.
      - Здравствуйте, Советник, - обернулась Мари к нему. - Чем обязана такой чести?
      Лиг Ксеонир с улыбкой окинул внимательным взглядом мою подопечную. А потом облокотился на стол и ответил:
      - Ну, теперь, когда Иритен немного одумался, у меня появилось свободное время, - он улыбнулся еще шире. - И я подумал, почему бы не потратить его на то, что мне действительно нравится?
      Хозяйка молча посмотрела в его светло-карие, почти желтые глаза, а потом несмело улыбнулась.
     
     
     

Оценка: 8.33*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"