Савельев Дмитрий: другие произведения.

Кирюха (прода от 09.07.2017)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 09.07.2017. Экспрессии в тексте поубавилось, ибо и жизнь у Кирюхи стала чуть легче. Да и книги, которые он читает... У Оксанки появились серьёзные проблемы.


   Первый этаж. Квартира направо. Оставленная открытой дверь. И мы с Оксанкой, притаившиеся в коридоре.
   - Принесли? - неизвестный мне голос.
   - Да, как договаривались, - Хорёк, - Будете пересчитывать?
   - А как же?
   Тишина. Ни звука. Слышно как бешено стучат наши сердца.
   - Всё в порядке? - Шкаф.
   - Ага, - неизвестный голос.
   - У меня для вас хорошая новость, - Хорёк, - В убийстве пацана подозревают. Сына хозяев квартиры, которую я снимаю. Ну, я всячески поспособствовал, чтоб укрепить мусорские подозрения...
   Оксанка зажала мне рот рукой. Не сделай она этого, я бы точно выдал себя.
   - Это радует, - неизвестный голос, - Приятно иметь дело с такими людьми, как вы.
   Шаги. Страх. Мы в спешке выбрались из квартиры, поднялись наверх по лестнице. У меня заходилось сердце. Я не мог в это поверить. Как? Почему всё так переплелось? Рассказать? Кому? Никто же не поверит, кроме тёти Маши. А как ей расскажешь? Она же только поправляться стала!
   - Оксанка, что мне делать? - в отчаянии спросил я.
   - Не знаю, Кирюха... Может убежать?
   - Не выход. Найдут, и решат - раз бегу, значит виновен.
   - Может рассказать мусорам?
   - Не поверят.
   - Не все же такие, наверное...
   - Говорят, в Союзе другие были. А теперь...
   Мы замолчали.
   - Давай твоей маме расскажем? - сказал я неожиданно для себя, и тут же испугался.
   - Не знаю, - усомнилась Оксанка.
   - Попытка - не пытка. Пошли.
  
   - Я вам прочитаю один великолепный стих из Библии, - услышали мы в коридоре. Заглянув в комнату, увидели двух женщин лет сорока, каких-то преувеличенно вежливых и слащавых, - Бог не будет обманывать, ибо Бог не человек, - донеслось до нас.
   Может я и ничего не понимаю в религии, хоть и верю, что есть где-то высший разум, Бог, но точно знаю, что ни православная, ни католическая вера не делит человека и Бога. Да и не ходят представители официальных конфессий по домам, что бы читать выдержки из Библии. Ещё неизвестно из какой такой Библии.
   - Это сектанты! - завопил я.
   - Кирюха?! - возмутилась тётя Оля, - Как?! Ты?! Сюда?! Попал?!
   - Он со мной, - сказала Оксанка.
   - А ты прекращай защищать его! Я запретила вам видеться!
   - Тётя Оля, послушайте, прошу вас! - взмолился я, - Мне просто некому больше рассказать, мне некому...
   Я замолчал.
   - Мы готовы выслушать, - сказала одна из сектанток.
   - Вам я точно рассказывать не буду! Вы вообще кто? Какую религию представляете?
   - Свидетели Иеговы мы.
   - Да, свидетелей мне действительно не хватает, - пробубнил я.
   - Вот что, мы пойдём, - сказала другая женщина, - Визитку мы вам оставили, приходите.
   И они ушли.
   - Мама, я надеюсь, ты не собираешься! Кирюха прав, это секта!
   - Кирюха не может быть прав! Воры правы не бывают! И, да, я собираюсь сходить. Они показались мне очень приятными людьми.
   - Мама!
   - Разговор окончен.
   - Значит, мне не удастся вам рассказать, что я знаю, кто убил историка, но боюсь об этом сказать ментам?
   - Ты знаешь кто... Нет, не хочу ничего знать! Не впутывай в это нас с Оксаной! - разъярилась тётя Оля.
   - Оксанка знает, - сказал я, - Мы случайно узнали. И о том, что мы это знаем, знаете только вы.
   - Так что нам с Кирюхой теперь поневоле вместе держаться придётся, - довольно сказала девочка.
   - Ты и рада! И совсем не обязательно! Ладно, рассказывайте.
  
   - Вот такие дела, - закончил я.
   - Может всё же рассказать милиции? - спросила мать Оксанки.
   - Боюсь! Ведь так легко всё на подростка списать, тем более на воришку.
   - Воровать не надо было! - отбрила тётя Оля.
   - Да лучше бы и не жить, чем такая жизнь, - не знаю, почему, сказал я.
   - Кирюха, тебе, неверно, лучше уехать куда-нибудь...
   - А не подозрительно ли это будет?
   - Может, ты и прав. Но и здесь тебе оставаться нельзя. К тому же, твоих родителей скорее всего лишат родительских прав.
   - Да плевать я на них хотел!
   - Жить-то где будешь?
   - У тёти Маши.
   - Её бывший муж не знает, что ты и есть тот, кого их компания пытается обвинить в убийстве?
   - Знает... Он был у нас. Но мне некуда ехать!
   - Мама, а может в... - вмешалась Оксанка.
   - Даже не думай! - перебила её тётя Оля.
   - Но почему? Зимой там никого нет. Посёлок удалён от "большой земли". Никто и не подумает, что кому-то приспичило поехать в сад** в не сезон!
   - Но он же... - начала тётя Оля и осеклась.
   - Не украду, - понял я, - Только что я там есть буду?
   Пауза затягивалась.
   - Ладно, Оксанка будет приезжать туда иногда, привозить еду. Летом на грядках отработаешь.
   Казалось бы - какая мелочь. Но...
   - Значит, мне можно больше не воровать? Правда?! Тётя Оля, скажи, это правда?! - от волнения я перешёл на ты.
   Тихо, почти шёпотом:
   - Оксанка привезёт тебе одежду и будет привозить еду.
   А потом в сторону, думая, что я не услышу:
   - Вот тебе и воришка...
  
   Садовый посёлок оказался затерянным на энном километре железнодорожной станции, поезда по рельсам которой ходили иногда, а останавливались и того реже. Проводница спросила нас с Оксанкой, когда мы приготовились к выходу:
   - Вы уверены, что вам на этой остановке?
   Я уверен не был, но Оксанка кивнула.
   - Сегодня я переночую здесь, - сказала девочка, лишь мы сошли - поезд в город будет только завтра утром.
   - Не вижу ни одной тропинки, - заметил я.
   - Зимой здесь безлюдно, но всё же не светись, и лишний раз из дома не выходи. Мало ли...
   Мы побрели по снегу. Удивительно, в городе ещё не установился снежный покров, а здесь всё было укрыто белым покрывалом. Путь оказался не близким и к его концу я едва стоял на ногах - идти по сугробам, достающим тебе до пятой точки спорное удовольствие.
   - Здесь есть электричество, телевизор, обогреватель и печка. Обогреватель - потому что не всегда для печки есть дрова. Будешь чем пользоваться - задёргивай шторы. Людей здесь зимой не бывает обычно, но вдруг... Удобства на улице. Вода из скважины. Не знаю, может зимой и замерзает, но тогда я буду привозить тебе воду.
   - Так давай проверим, - предложил я.
   Мы убедились в том, что насос воду качает исправно.
   - Наверно, глубокая скважина, - предположил я.
   - Не знаю, не интересовалась такими подробностями, - ответила девочка, - Кровать в доме, к сожалению, одна...
   - Ничего, я и на полу посплю, - перебил я.
   - Ну что ты?! Я совсем не к тому. Мы на неё и вместе поместимся, если конечно, ты не стесняешься. Просто тесновато будет.
   - Да я-то нет, я думал ты... - наверно, я покраснел, потому что Оксанка улыбнулась.
   - Вот, в общем-то, и всё. Давай ужинать и спать. Не из лёгких день был.
   - А бывают ли они, лёгкие дни? - поинтересовался я.
  
   Неловкость я чувствовал даже во сне. Спать рядом с девочкой. Уму непостижимо! Как? А потому проснулся дико не выспавшимся. За окном прогудел паровоз. Оксанка ещё спала. Я отправился на улицу по зову природы и в туалете услышал:
   - Этот?
   - Да. Смотри, как он выделяется. Наверняка богатые люди.
   Звон разбитого стекла. Я выскочил, застёгивая штаны на ходу. Там же Оксанка! Что они с ней сделают? Вбежал в дом, схватил кухонный нож из стола, вошёл в комнату и увидел, как какой-то мужик обхватил рукой горло Оксанки, а другой лез к ней под юбку. Я замер в растерянности.
   - Ты кто такой? - спросил тот, кто держал Оксанку.
   - Целка! - удовлетворённо сказал второй.
   - Ненавижу, - тихо сказал я и кинулся на них.
   Сонная артерия. Перерезать. Смерть. Убить. Какими-то обрывочными были мысли. Спроси меня, и я не вспомню, что я делал, и что сделал. Когда я пришёл в себя, на меня смотрела зарёванная Оксанка, а рядом с ней, в крови, лежали два связанных неудачливых грабителя и насильника.
   - Я так испугалась за тебя! - сказала девочка и заключила меня в объятия.
   - С ними-то теперь что делать будем? - спросил я.
   - Загвоздка. Ни в милицию не пойдёшь, ни убьёшь. Надо было тебе их сразу жизни лишить.
   Один из связанных замычал. О, как! Оказалось, у них ещё и кляпы во ртах были! Хоть убей, не помню, что я делал и как, только результат вижу.
   - Хоть бы мне не стать такими, как они, - выдал я.
   - Не станешь! - успокоила Оксанка, - а о них я сегодня маме расскажу.
   - Она меня убьёт. Это ж из-за меня ты здесь сегодня оказалась...
   - Отпустить на все четыре стороны?
   - Чтоб они снова попытались вас ограбить? Видимо, всё же лучше тебе рассказать маме. А эти... Пусть здесь побудут, - на последних словах я достал ножик, продемонстрировав его пленникам. Те окончательно приуныли.
  
   Скука смертная. Лишь телевизор скрашивает ожидание Оксанки. Как же я хочу снова её увидеть. Не прошло и часа, как она уехала, а мне волком выть хочется. Сижу, смотрю "Принца Валианта", иногда бросаю взгляд на пленников, которого они всячески стараются избегать, и жду, жду, жду...
   Ждал я напрасно. Приехала не Оксанка, а тётя Оля, да не одна, а с мусорами.
   - Слово вякните, что я здесь был - отправитесь волков кормить, - пригрозил я пленникам и показал нож для острастки.
   Выбраться из окружённого снежным покрывалом дома не оставив следов, возможности не было. Я спрятался в погребе, и слушал разговор наверху.
   - Это правда ваша дочь так с ними обошлась? - удивлялся мент.
   - Кто ж ещё-то? Тут больше никого и не было, - отвечала тётя Оля.
   - Но... девочка... И что она делала здесь зимой?
   - Проверяла. Как видите весьма удачно.
   - Да... Выводите! - скомандовал мент.
   - Я, пожалуй, останусь. Посмотрю, не пропало ли что, - сказала мать Оксанки.
   Когда мусора уехали, она тихо позвала:
   - Кирюха, выходи.
   Я виновато вылез из погреба.
   - Простите.
   - За что? - не поняла тётя Оля.
   - Ну, если бы не я, Оксанка не оказалась бы здесь...
   И тут я понял, что Оксанка рассказала матери не всё.
   - И тогда бы нас ограбили. И это была бы ни одна из твоих относительно невинных краж.
   - Ну, да, - согласился я.
   - Вот и хорошо. Сейчас тебе не за что просить прощения. Ладно, мне пора, сейчас поезд будет.
   Она ушла. Я вновь остался наедине с телевизором, книгами, самими собой, и ожиданием Оксанки. Скука!
  
   Следующие дни слились в одни. Я ничего не делал. Лежал, читал, телевизор смотрел, снова читал... И скучал. Несмотря на обещание, ни Оксанка, ни тётя Оля не приезжали, а запасы еды тем временем подходили к концу. Проезжавшие поезда не останавливались, а из немногих останавливающихся не выходило ни одного человека. Лишь к исходу второй субботы проводник открыл дверь вагона, чтобы выпустить кого-то на станции. Этим кем-то оказалась Оксанка. Она принесла мне еду и дурные новости.
   Когда девочка подошла к дому, я заметил следы от слёз на её лице. Видно было, что плакала Оксанка совсем недавно.
   - Что произошло? - поинтересовался я.
   - Кирюха, я не знаю к кому обратиться. Помнишь тех сектанток, что к нам приходили? Мама в их религию ударилась, из дома последний кусок в их церковь тащит! Про тебя вообще забыла. Я тут насобирала, что смогла. Прости, больше ничего нет!
   Девочка достала из сумки свёрток. В нём были бутерброды с колбасой и маслом, солёное сало и кусок хлеба.
   - Что мне делать?! Ты жил так, ты знаешь! Подскажи!
   Незаметно для себя мы вошли в дом. То отчаяние, которое я видел в глазах Оксанки... От одного её взгляда мне хотелось плакать самому. Парни не плачут? Какого чёрта!
   - Оксанка, ты ведь не сможешь, как я! Не должна! Попытайся вытащить маму оттуда!
   - Пыталась, не получается! Упёрлась в своих Свидетелей, Библию трактует, и всё в секту тащит! Скоро есть дома нечего будет!
   - Выходит, не всё так плохо, если еда в доме всё же есть? - спросил я.
   - Пока есть, да... Но это ненадолго.
   - Может тебе поговорить с отцом?
   - Говорила уже. Как только встретились. Он тоже в этой секте. Меня пытался туда втянуть.
   - Да... Может попросить помощи у Вадика?
   - Что-то я не подумала об этом.
   - Сам удивляюсь, как мне такое в голову могло прийти! У Вадика помощи просить!
   - Вроде он не такой уж и плохой... - задумчиво протянула Оксана, - Ладно, давай спать, утро вечера мудренее.
   - Да, утро вечера дряннее, - подтвердил я, - Особенно, если нужно рано вставать.
   И мы уснули.
  
   Следующий день был самым лучшим за всё моё пребывание в саду у Оксанки. Мы играли в снежки, катались на санках и на лыжах, грелись у печки и вместе смотрели телевизор. Вроде, ничего особенного, но всё это мы делали вместе! И это было чертовски здорово!
  
   Она уехала утром в понедельник, и на меня бы снова напала бы тоска, если б вечером не приехал Вадик, да ещё с такими новостями, от которых кровь стыла у меня в жилах.
  
   - Как ты меня нашёл? - первым делом спросил я.
   - Оксанка сказала. Беда! - перешёл он сразу к делу, - Её машина сбила. Она при смерти, но в сознании. Рассказала. Чтобы её спасти нужно переливание крови. Для этого нужно согласие родителей. А её ё... долбанутая мамаша согласие не даёт. В её какой-то той ху... хреновой Библии видите ли есть отказ от крови, а значит кровь переливать нельзя.
   - Тётя Оля? Но она же сама врач!
   - Может и была когда-то врачом! Сейчас она сектантка хренова со всей этой сектантской мутью.
   - Вадя, ты где слов таких набрался? - несмотря на отчаянное положение с некоторым интересом спросил я.
   - До культуры ли речи теперь, - отмахнулся он, - Нужно выбираться из этой дыры. Если пешком почапаем, часов в пять утра в городе будем. Авось успеем. Поезда завтра нет.
   - Ну придём мы в город, а дальше что? - спросил я.
   - Только не говори мне, что ты не умеешь вскрывать замки.
   - Это-то тут причём? - не понял я.
   - При том. Нам нужно будет кровь выкрасть, и самим перелить её Оксанке.
   - Сбрендил? Ты хоть понимаешь, что группы крови бывают разные, а ещё есть резус-фактор. Ты знаешь, какие они у Оксанки? Мы же можем её убить! Ты хочешь убить Оксанку? - я не заметил, как схватил Вадика за горло.
   - Отпусти, - прохрипел он, - Если мы этого не сделаем, Оксанка погибнет в любом случае. Первую группу переливать всем можно, я по телевизору смотрел. А резус-фактор... Тут всего два варианта. Бог не выдаст, чёрт не съест... Но это наш единственный шанс!
  
   **сад, сады - название дачных участков на Среднем Урале.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"