Савельев Евгений Львович: другие произведения.

Генезис Хомо. Глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Г Е Н Е З И С Х О М О

Часть вторая.

Московские каникулы

Глава 11.

Дым столицы.

Дым, дым и еще раз дым. И запах старого пожарища. Был бы рядом Будулай, наверняка бы вспомнил пожар ноября восемьсот двенадцатого. И бежавшего из Москвы Наполеона. Торфяники горели сильно. Слава Богу, на трассу огонь так и не вышел. Машина бодро катила по Кольцевой. Борис с напряжением всматривался в указатели.

- Сейчас должен быть съезд на Ленинский проспект. Главное не пропустить. Искать потом место для разворота на МКАД хлопотно.

Алиса морщилась от гари, проникшей в салон, и с любопытством осматривала окрестности.

- Да вот он сейчас будет! - Она гордая, что первая заметила указатель, тыкала в лобовое стекло пальчиком, - через километр, я видела.

И действительно, вскоре показалась развязка, и они благополучно выехали на Ленинский.

- Теперь совсем немного осталось, - Борис крутил головой, выискивая знакомые места, - я этот район немного знаю. Останавливался здесь несколько раз у друзей отца. Правда, уже лет семь прошло. Будулай сказал, что квартира недалеко от метро Юго-Западная. Так, теперь выезжаем на проспект Вернадского.... Место должно быть приметным. Новый жилой комплекс Мирмекс Парк. Огороженная территория. Да вот же он!

Борис повернул к высоким воротам, оборудованным видеокамерами и переговорным устройством, за которыми высились четыре огромные разноцветные башни и берущий их в полукольцо одиннадцатиэтажный жилой комплекс. Не выходя из машины, опустил стекло и нажал на кнопку. В динамике переговорника щелкнуло, и вежливый женский голос поинтересовался целью прибытия. Борису пришлось подробно назвать фамилию Будулая, номер корпуса, квартиры и свои данные. Динамик в задумчивости прошуршал и разрешил: - Проезжайте, добро пожаловать! О Вас предупреждали. Налево к четвертому корпусу. Он зеленый. Скорость движения по территории не более пяти километров в час....

Зеленая башня была видна хорошо. Подъехали к въезду в подземный гараж. Тотчас шлагбаум был поднят и впереди машины пошел охранник, похожий на американского полицейского, показывая жестами место парковки. Остановились возле большого, покрытого чехлом мотоцикла.

- Мой подарок, наверно, - показал на него Борис, - потом посмотрим.

Охранник терпеливо дождался, пока они забирали сумки и повел к лифту.

- Вам первый этаж. Ресепшен. Там все объяснят.

Лифт принял их в свое блестящее зеркалами никелированное брюхо и через мгновение выпустил в большой холл. Это было круто. Борис и Алиса растерянно остановились. Больше всего, то, что они увидели, было похоже на пятизвездочную гостиницу, хотя даже четырехзвездочных они никогда в жизни не видели. Что говорить, в такой роскоши им проживать не доводилось. Впрочем, вежливый портье не дал долго стоять на месте и с поклонами повел к стойке, за которой сидела приятная девушка. Борису снова пришлось представляться, показывать листок с паролем, который дал ему Будулай и заполнять приличных размеров анкету на себя и жену.

Девушка за стойкой ободряюще улыбнулась, - прошу прощения за формальности. Зато теперь у Вас беспрепятственный вход и въезд на территорию. Охрана уже имеет Ваши изображения и данные Вашей машины. Ворота у нас открываются заранее. Только большая просьба, на территории комплекса не превышать установленную скорость. Здесь гуляют дети и домашние животные. На территории имеются ресторан, три кафе, супермаркет и два парикмахерских салона. В парковой зоне есть пруд, плавательный бассейн и даже небольшой зоопарк. Если Вы захотите передвигаться пешком, до станции метро идти пятнадцать минут. Ваш этаж тридцать четвертый. Добро пожаловать!

Лифт снова принял их в свое зеркальное брюшко и быстро вознес на тридцать четвертый этаж. Пол на этаже блестел плиточными черно- белыми треугольниками и блестящими перилами внутренней лестницы. Они нашли нужную дверь и, наконец, попали в квартиру.

- Я здесь жить не смогу! - В панике Алиса оглядывала помещение, - вдруг разобью что-нибудь. Это не квартира, а музей какой-то.

- Не переживай, - Борис кинул сумки на пол, - теперь мы спокойно можем купить такую- же, а может даже лучше. Ну, сколько она может стоить? Миллиона два? Так у нас их больше сотни.

- У нас больше сотни миллионов рублей? - В шоке переспросила Алиса.

- Каких рублей? За рублями мы как раз в Москву и приехали. Два миллиона рублей стоит квартира в хрущевке, в нашем Городе. Здесь все на валюту. У нас сто с небольшим миллионов евро.... Хватит столбом стоять, пошли квартиру смотреть, насколько я понимаю, спальни здесь на втором этаже. - У него осталось твердое убеждение, что до Алисы так и не дошло их реальное благосостояние или она подумала, что это шутка.

В квартире было действительно все. Алису восхитила кухня, а Борису понравилась сауна, вписанная в громадный санузел. И конечно обоих покорил вид из огромного, застекленного стеклопакетом эркера на какой-то лесопарк и, теряющуюся на его фоне, маленькую церквушку. Алиса окончательно осмелела после посещения туалета. Трудно относиться с пиететом к месту, где ты только что по... пометил. Она полезла вверх по лестнице, осматривать спальни на втором этаже, а Борис, сняв пропотевшую майку, намешал себе из оказавшихся в баре ингредиентов свой любимый "ментовский" коктейль из ста грамм водки, пятидесяти грамм соевого соуса и ста грамм лимонного сока. Несколько раз встряхнул полученную смесь в шейкере, вылил в тяжелый квадратный стакан, добавил льда. Взял его, и с наслаждением понемногу отхлебывая, откинулся в глубоком кресле. Закурил. Сверху слышались восхищенные охи и ахи Алисы. Наконец она спустилась, посмотрела на отдыхающего мужа и скрылась в кухне. Впрочем, скоро вернулась со стаканом холодной минералки и примостилась рядом на подлокотнике.

- Посмотрела спальни. Очень даже ничего.... Давай займем правую? Она мне понравилась больше. А в холодильнике ничего, кроме Перье. Надо сходить в магазин.

- Что покупать собралась?

- Да все! Кофе, сахар, поесть чего-нибудь.

- Сходи, - Борис лениво махнул рукой, - вот тебе и испытание.... Самостоятельно найти магазин и сделать покупки на неделю. Главное не жмись. Не забывай, ты теперь миллионерша. А я пока приму душ и созвонюсь с Будулаем. Сообщу, что доехали благополучно.

Алисы не было долго. Борис действительно успел освежиться и позвонить Будулаю. Потом вспомнил про своего армейского приятеля жившего в Москве и позвонил ему. Приятель занимался адвокатской практикой и мог пригодиться в запланированном на завтра посещении центра выдачи призов Гослото. Не то, чтобы он боялся обмана. В таких местах не обманывают. А вот влезть в целях рекламы в личную жизнь человека, выигравшего крупный приз, лотошники вполне могли. Подсунут на подпись бумажку, а обалдевший от радости человек ее не глядя, подмахнет. И улыбайся потом на всю страну с экранов телевизоров. Такой славы Борису было не нужно. Приятель долго не мог понять, кто ему звонит. Потом никак не мог сообразить, зачем понадобился Борису. И только услышав про гигантский выигрыш, повеселел. Мозги, получившие информацию о деньгах, у него, наконец, заработали в правильном направлении. Вобщем, договорились о встрече на десять утра, на Волгоградском проспекте. Прямо возле Бизнесцентра "Авилон Плаза". Потом Борис включил телевизор и заскучал....

Наконец хлопнула входная дверь. Появилась Алиса в сопровождении посыльного из магазина. Он катил тележку доверху забитую пакетами с продуктами. Еще один пакет несла сама Алиса. Разгрузившись на кухне, посыльный получил чаевые и ушел.

- Ну, - Борис потер ладони, - чувствую, ужин будет шикарный.

- Конечно, дай только покупки разобрать. - Алиса с вожделением разглядывала выставленные на полу в ряд пакеты, - Да и в душ хочется. Ты вон уже освежился. Кстати, магазин здесь практически такой же, как у нас в Городе. Только ассортимент побольше. Я всего столько накупила.... Ругаться не будешь?

- За что? Ты же для нас брала.

- Я столько денег потратила.... Извини Боренька, это из меня все бедность никак не выйдет. Я просто не привыкла.

А потом они вместе разбирали продукты. Потом Алиса долго откисала в джакузи. Потом был ужин, и они легли спать....

На следующее утро Борис и Алиса отправились оформлять выигрыш. К Волгоградскому проспекту пришлось добираться через утренние пробки. Но они успели. Знакомый юрист ждал их на стоянке. Он уселся рядом с Борисом и открыл толстую кожаную папку.

- Дело, прежде всего. Вот договор на оказание услуг и на сопровождение. - Борис, почти не глядя, подписал бумаги.

- Надеюсь, не будешь обманывать старого знакомого?

Юрист изменился в лице, - как можно... Тариф обычный. От вас, провинциалов, никогда не знаешь чего ожидать. Иногда лох лохом. Бывает, вроде лох, а потом находят бедного юриста где-нибудь в лесопарке разобранным по кусочкам. Ни за что не угадаешь кто такой. А если так, зачем рисковать?

- Да, - Борис рассмеялся, - я смотрю, ваше ремесло по-прежнему в Москве не выходит из группы риска.

Оставив Алису в машине, они поднялись в офис. Там долго объясняли сначала охраннику, а потом какой-то тетке, зачем они пришли. Тетка впечатлилась и повела в кабинет. Осмотревшись по сторонам, Борис пришел к выводу, что это была специальная комната для приема клиентов. Вскоре появился лощеный молодой человек с пачкой разноцветных бумаг и дело завертелось. Пришлось выложить паспорт, который тут же был откопирован, кредитная карточка "Виза" вместе с заверенными реквизитами банка для перевода денег и конечно, под роспись, выигрышный билет. Все бумаги заполнялись под пристальным взглядом юриста. Когда молодой человек только заикнулся о широком освещении в прессе невероятной удачи, посетившей Бориса, он тут же был с возмущением перехвачен означенным юристом за руку. Ничуть не обескураженный чиновник от лотереи еще раз рассыпался в поздравлениях и, взяв номер телефона, пообещал позвонить, когда билет будет проверен. На это по закону отводилось два месяца.

Когда они вышли из здания, Борис расплатился со старым знакомым наличными и сел в машину, где его ждала верная подруга.

- Дело сделано. На сегодня я больше ничего не планировал, поэтому можно развлекаться. Предлагаю заняться шопингом. Прикупим кой- каких вещей, пошляемся по магазинам....

- Куда поедем? - лицо Алисы сделалось заинтересованным, - и что будем покупать?

- Сначала, как всякие нормальные провинциалы двинем в ГУМ. В отличие от нас, несчастные представляют его себе таким, каким он был в восьмидесятых. Масса народу, длинные очереди, грязный пол с бумажными кружками от мороженого.... Не обнаружив ничего похожего, они пугаются и едут на Черкизон.

- А мы не так?

- Конечно, нет. Мы с тобой провинциалы, но информированные. На самом деле я заходил туда прошлым летом, когда ездил в командировку. Так что имею представление. Там сейчас тихо, безлюдно и ослепительно чисто. Все секции раскупили модные фирмы и наоткрывали свои бутики. Цены запредельные.

- Так может и нам не стоит?

- Не пугайся. Мы провинциалы мало того что информированные, но еще и богатые. Эти же самые фирмы выставляют свой товар и в других магазинах Москвы. Но там, как например, в комплексе под Манежной площадью, народу намного больше. А я не люблю толпу. Или раскиданы по всей Тверской. Язык высунешь, пока обойдешь. Разница в ценах для нас значения не имеет. Так зачем бегать зря?

- А что покупать будем?

- А все. Вот пригласит нас Будулай в ресторан или ночной клуб, так нам, и одеть нечего. Гламурные тети и дяди раскусят твой прикид с вещевого рынка, на раз. И относится, будут соответствующе. Зачем тебе при такой красоте презрительные взгляды?

- Неужели раскусят?

- Не сомневайся. В этом их жизнь. Они больше всего разбираются именно в шмотках. Так что сначала в ГУМ.

- А потом?

- Потом я хочу посетить один магазинчик исторического оружия.

- Тебе мало твоих кошмарных сабель?

- Мне нужен шлем. Объясню сразу. В гараже стоит мотоцикл. Он мой. Будулай подарил. Завтра мы ставим машину на прокачку. Делать будут не меньше двух недель. Ездить придется на мотоцикле. А у меня нет шлема.

- Понятно, - Алиса подвигала ушками, - а почему не купить обычный, спортивный?

- Не в кайф. Стильный хочу. Тем более одежда соответствующая у меня есть. Помнишь, Гелла подарила?

При упоминании Геллы эльфийка ревниво зашипела.

- Убью гадину....

Так за разговорами они добрались до центра. В ГУМе действительно было безлюдно и тихо. Несколько туристов мочили платки в центральном фонтане и прикладывали к затылкам. Жара. И неистребимый парфюмом запах гари.

В первую очередь Борис потащил Алису покупать осенние вещи. Передвигаясь от секции к секции, они приобрели отличную кожаную куртку и кожаные брючки для Алисы. Для нее же короткое платье для коктейлей нежно бирюзового цвета. Купили кучу блузок и пару водолазок на близкую осень. Не была забыта и обувь. В завершении Борис затащил ее в ювелирный магазин и торжественно возложил на нежную шейку коллекционную цепочку с кулоном работы какого-то итальянского мастера.

- Серьги покупать не стоит. - Он ласково провел рукой по длинному ушку Алисы, - во- первых они у тебя не проколоты. Во- вторых, итак внимание привлекают. Лучше возьмем браслет. Вот этот.

Потом они поехали в Останкино. Именно там, в телецентре на втором этаже, находилась фирма, которая специализировалась на изготовлении оружия и доспехов средневековья. Наскоро поговорив с мастером, Борис объяснил, что ему нужно.

- Понимаете, функционально, это должен быть мотоциклетный шлем. Его можно изготовить из любых подходящих материалов. Единственное, почему я к вам обратился, по форме он должен быть.... - он ткнул пальцем в витрину, где стояли на продажу несколько шлемов, - вот таким. Ерихонка.

- Сделаем, - мастер понимающе покачал головой, - Вы байкер. Это может быть любопытным. Только предупреждаю сразу, обзор будет очень плохой. Разве что... - он задумался, - сделать забрало прозрачным.

- Отлично, - обрадовался Борис, - и поверхность не полируйте. Лучше зачернить.

- Я Вам сделаю еще лучше. Обтяну кожей. У Вас куртка, какого цвета?

- Да черт его знает. Грязно зеленого, наверное. Натуральный крокодилий цвет.

- Понятно.... - Мастер задумался, - есть у меня подходящий кусок кожи. Но это будет стоить....

- Цена без вопросов. Когда сделаете?

- Так через два дня все будет готово. Это не железо ковать. Сделаем из стеклопластика по шаблонам. А вам пара не нужна?

- Какая пара?

- Парный шлем, девушек катать. Могу сделать.

- Об этом я как-то не подумал. Делайте обязательно. Только назатыльник второму не нужен. У моей девушки длинные волосы. Мешать будет.

Незаметно закончился день. Когда приехали в квартиру, Алиса бросилась мерить обновки. Долго шуршала наверху в спальне упаковками и наконец, торжественно спустилась в новом платье. На шее блестел кулон.

- Посмотри. Я никогда такого не одевала. Давай сходим куда-нибудь. Поужинаем. Хочу покрасоваться.

- Согласен, только куда пойдем?

Алиса сбегала на кухню и вернулась с модным московским журналом. - Вот, - она показала статью, - пишут, что входит в тройку лучших ночных клубов. Хочу туда.

- Так, - Борис бегло просмотрел страницу, - клуб "Эпоха". Находится на какой-то набережной. Никогда не понимал, в Москве вроде одна река, откуда столько набережных? Так, телефон. Сейчас позвоню. - Он набрал номер.

- Все ясно, у них сегодня Тарзан шоу. Мужской стриптиз, наверное. Нет возражений? Тогда я заказываю столик.

Потом он позвонил на ресепшен и попросил заказать такси на десять часов вечера.

Машина прибыла вовремя и вскоре супруги стояли возле входа в клуб. На Москву уже опустилась ночь. Ярко светилась реклама: "Эпоха", Ночной клуб. Ресторан. Караоке. Перед входом присутствовал невысокий подиум освещенный гирляндой лампочек, укрепленных на длинном козырьке. Фигурные двери мягко впустили их внутрь. Секьюрити тут же окинули взглядом вошедшую пару. Атлетично сложенного кареглазого мужчину и его спутницу, сногсшибательную золотоволосую девушку с яркими изумрудными глазами. Сразу видно, солидные посетители. Их хотели посадить за столик, расположенный недалеко от сцены, но Борис воспротивился. Не очень-то хочется, чтобы выступающие стриптизеры трясли своими богатствами прямо перед тарелками с едой. Они выбрали стол подальше. Отделенный от других с обеих сторон мягкими диванными перегородками. На удивление, меню оказалось не очень дорогим. Борис заказал две порции шашлыка из осетрины и греческий салат. Алисе белое вино, а себе двести грамм своего любимого Хеннесси Х.О. По привычке попросил принести чернослив. Стоимость коньяка раза в три превышала стоимость остального заказа. Чернослив, конечно, был тут же доставлен. Программа еще не началась и Алиса с любопытством вертела головой то и дело, дергая Бориса за рукав, увидев очередную знаменитость.

- Смотри, смотри, Семенович пошла! Ой, а это из Премьер Министров, я фамилию забыла.

К слову сказать, знаменитостей было негусто. В основном клуб заполняла обычная молодежная тусовка. И одеты были.... Или крайне крикливо, или присутствовала обычная повседневная одежда. Иногда это перемешивалось на одном персонаже в довольно причудливых сочетаниях.

- Как был совок, так и остался, - вздохнул Борис, - реализуют свои убогие представления о красивой западной жизни.

- Ну не все же такие, - возмутилась Алиса, - вот например, вполне прилично одетые девушки.

- Конечно не все. Но все равно, попугайствующих много.

Тем временем вечер развивался по своим законам. Дискотека уже шла, и Алиса потащила Бориса танцевать. Он немного поупирался и все же позволил ей вытащить себя на танцпол. Танцевать он умел. На них обращали внимание. Еще бы, такая эффектная пара. Ди-джей, выдававший после каждой музыкальной темы абсолютно нечленораздельные вопли, показался Борису смутно знакомым. И действительно, поставив очередную музыку, он легко спрыгнул с подиума и, расталкивая танцующих, направился к Борису. Клетчатая бейсболка, высокий рост. Красная бархатная жилетка на впалой груди. На худой шее болтается золотая цепь с перевернутой пентаграммой, вписанной в золотой круг громадного реперского кулона. Тощие пальцы блестят от обилия золотых перстней. Фагот, он же Коровьев, он же Рыцарь, как называл его Мессир. Собственной персоной. Добравшись до Бориса, он остановился и церемонно раскланялся.

- Приветствую Вас князь, и Вас княгиня, - он повернулся к Алисе, - нас, к сожалению не представили. Как вам здесь? Неплохо для бывшего регента церковного хора?

- И почему я совсем не удивлен? - Борис махнул рукой, - неплохая замена Варьете?

- Ах, оставьте, еще Экклезиаст говорил, ничто не ново. Я здесь абсолютно не по делам. Развлекаюсь.

- Ну, раз так, - Борис тронул Алису за локоть, - познакомься дорогая. Это Коровьев. Или Вы, рыцарь, здесь под другой фамилией?

- С Вашего позволения, ди-джей Скобичевский. Думаю, князь, мы с Вами еще увидимся. А сейчас не смею задерживать. - И он опять расталкивая толпу стал пробираться к своему рабочему месту.

- Кто это? - Любопытная Алиса смотрела вслед удаляющемуся Скобичевскому, - твой старый знакомый?

- А ты не поняла? Может быть, ты даже книжку не читала? Ее сейчас даже в школе проходят.

- Раз в школе, то, скорее всего, нет. Обошлась хрестоматией. Там много всякой мути сейчас проходят. Буду я все читать.

- Теперь придется, - вздохнул Борис, - он, если можно так сказать, представитель заказчика. Именно по контракту, который он контролирует, мы и собираемся в Румынию ехать.

Вволю наплясавшись, Борис вернулся за столик, а Алиса пошла в дамскую комнату. Вернулась она оттуда очень расстроенная.

- Представляешь, пошла руки помыть, а там эта, телеведущая.... Которая с ненормальным лицом. Ну, папа ее каким-то крутым был. Вся пьяная в дым. Ко мне приставать начала. Спрашивает, где я такую пластику ушей делала, что они у меня даже шевелятся, потом про грудь и попу. И лапать полезла.

- А ты? - Борис с трудом сдерживал смех.

- Ну, я ей сначала нормально рассказывать начала, что в Городе у нас сделали. Она обрадовалась, говорит, мол, знаю я ваш Город. Из него, этот, как его, кот Матроскин и еще который в "Обыкновенном чуде". Потом говорит, что я, дескать, моду на эльфов создать в тусовке могу. Мол, завтра уже некоторые побегут уши удлинять. Потом спросила с кем я пришла. Я сказала, что с мужем и на тебя показала.

- А она что?

- А она говорит, что ты мачо и вообще брутал. Тут я злиться начала. А когда она сиськи щупать полезла, я ее локтем двинула.

- Как? - Ахнул Борис.

- Как, как, сильно. Она сейчас там возле раковины на полу валяется. Не думала, что здесь такие гниды попадаются.

- Милая, - Борис с трудом сдерживал смех, - они вообще поголовно гниды. Есть среди них пара приличных людей. Но это такая редкость. Ты все правильно сделала. Главное чтобы она жива осталась. Иначе у нас будут неприятности.

Через пять минут из дамской комнаты охрана действительно потащила обмякшую тушку. Тушка что-то пьяно бормотала. Ажиотажа это не вызвало, видимо для дамы покидать заведение подобным образом было делом обычным.

- Обошлось, - вздохнул Борис.

Тем временем на сцене прыгал и пыжился Тарзан. Экзальтированно визжали поклонницы. Но Алису это не развлекло. Она по-хозяйски оглядела стол.

- Боренька, мы уже все съели, пошли отсюда. Настроение пропало полностью. Чтоб я, когда еще в такой клуб поперлась.... Ты ведь знал, что здесь бывает? Знал и не сказал.

- Так ты бы мне и поверила. Зато теперь точно знаешь. Вон видишь, как девочки на труппу Тарзана прыгают. Не знают, что там через одного гомосексуалы.

- Фу, какая гадость. Не говори больше ничего. А-то меня стошнит. Пошли отсюда.

Такси добросовестно доставило их обратно. Подвыпившая Алиса закидывала голову и пыталась рассмотреть мутные звезды.

- Ничего не видно. Боря, почему так?

- Дым. Леса горят. Плюс свет от Московских улиц. Вот если в поле выехать. Подальше от Москвы. Где ни единой лампочки на несколько километров. И нет дыма. Знаешь, какие там звезды? Там даже млечный путь рассмотреть можно. Особенно на юге. Там даже небо кажется выше.

- Хочу на юг. Боря, ты отвезешь меня туда? Покажешь звезды?

- Конечно милая, моя мечта - это дом на побережье Черного моря. Когда все закончится, мы поедем куда-нибудь в Геленджик и построим там свой дом. Думаю, что теперь средства нам это позволят.

Наутро Борис оставил Алису одну. Предстояло поставить машину на прокачку и ремонт. Фирма, занимающаяся этим, находилась сравнительно недалеко, на Варшавском шоссе в районе метро Нагатинская. Борис был немного разочарован. Судя по рекламным проспектам, здесь должны были стоять большие производственные цеха. Действительность оказалась гораздо скромнее. Боковая улочка, отходящая в сторону от Варшавского шоссе, упиралась в небольшой двор, обставленный по периметру гаражными боксами. В одном занимались механикой, в другом сидели мотористы. Электрики и покрасочный бокс находились рядом. Машину принимал суровый мужчина с абсолютно лысым черепом. Он подробно записал все пожелания и, пробегая по ним глазами начал комментировать.

- Двигатель мы переберем. Десять лет пробегает. Только масло не забывай вовремя менять. Ходовая. Подвеску укрепим, без слов. Сделать просвет изменяемым? Это труднее. Но можно. Займет больше времени. Так, заменить лобовое стекло. Тоже не проблема. Заменить фары. Имейте в виду, галогенки запрещены. Не галогенки? Просто колпаки мутные? Сделаем. Теперь салон. Сидушки заменить. Кожаный салон. И потолок тоже? И на руль вышивку? Сделаем. Заменить рычаг переключения скоростей? Что это вам вздумалось? Поцарапан? Не вопрос, сделаем. Еще пол темным линолеумом. Не хотите велюр? Да, для наших дорог велюр не катит. Что осталось? Новая сплит система, музыка и DVD проигрыватель на потолке. Музыка, какая? Вам пофиг, главное чтоб круто? Усилки, сабвуфер? Понятно. Ага, подсветка днища. Колеса. Большие диски. Никелированные. И широкая резина. Арки колес придется увеличить. Ничего не забыли? - Он озадаченно почесал затылок карандашом, - ах да, покраска. Вы хотите белого цвета, но чтобы светилась, как будто изнутри. Это что же? А! Наверно многократное лаковое покрытие. Сделаем. На все про все у нас уйдет месяц. Оплату мы берем по факту выполненных работ. Сейчас составлю договор и можно начинать.

Обратно Борис добирался на метро. Еще когда спускался на эскалаторе, он, по уже образовавшейся привычке, оглядел пространство вокруг себя истинным зрением и поразился. Все стенки были пронизаны гнилостной темно бурой сеткой, похожей на гигантскую грибницу, которая слабо мерцала синюшным цветом. Такая же картина была в тоннелях и на станции пересадки. Он вышел на Университетской. Появилось желание зайти в большой торговый центр, расположенный неподалеку на Вернадского. Купил пакет нектаринов, которые любил больше персиков и потом долго бродил по огромному магазину. Купил для Алисы книжку Мастера, потом на втором этаже, где продавалась всякого рода электроника, приобрел небольшой телескоп и навороченный ноутбук для себя. До квартиры, нагруженный покупками, доехал на такси.

Больше всего Алиса обрадовалась телескопу. Она быстро его распаковала и потащила в эркер устанавливать. Направила, впрочем, не на небо, стала рассматривать лесопарк и народ возле церквушки. Борис положил книгу на журнальный столик.

- Это тоже тебе.

- Зачем? - Алиса оторвалась от рассматривания окрестностей и с любопытством взяла книгу в руки.

- Ты же хотела узнать, с кем нам придется вести дела. Здесь про наших нанимателей все подробно написано. Читай. Завтра суббота, времени полно.

- Может, Москву посмотрим? Я ведь ничего кроме Красной площади и телецентра увидеть не смогла.

- Хорошая идея, - одобрил Борис, - как ты насчет музеев? Не магазины же нам смотреть.

- Какие музеи?

- Ну, Третьяковка, Оружейная палата, Исторический музей, Музей Пушкина. Для начала хватит?

- Музей Пушкина? Там Пушкин жил?

- Нет, просто имени Пушкина. Там картины и скульптуры. Это художественный музей.

- Это все завтра посмотрим?

- Нет, конечно. Одна Третьяковка знаешь, какая большая. Она одна на целый день. Если ноги не устанут. Так что в субботу и воскресенье у нас есть чем заняться. В понедельник съездим за шлемами и будем осваивать мотоцикл. По моим расчетам Будулай приедет в среду.

И действительно, весь следующий день у них заняла Третьяковская галерея. С утра, отстояв довольно большую очередь за билетами они, наконец, попали в залы. Живописью Алиса была очарована. Даже Борис, бывавший в Третьяковке не один раз, проникся. Они, неспеша, отстав от экскурсии, бродили от картины к картине. Останавливались, подолгу рассматривали полотна. Борис как бывший преподаватель истории не хуже опытного экскурсовода много рассказывал о художниках и выставленных в залах произведениях. Так пробродили практически до второй половины дня, пока не начали гудеть ноги. Усталые, но довольные они вышли на жаркую улицу, поймали такси и поехали домой. Готовить что-либо желания не было. Пообедать решили в кафе прямо в жилом комплексе. После Алиса, уютно расположившись на диване, читала книгу, а Борис, взяв ноутбук, бродил по дебрям интернета.

На следующий день поехали в центр. В планах было показать Алисе Храм Христа Спасителя и Художественный музей. Благо, они находились практически через дорогу. Сначала Борис направился к Храму. У людей сложилось к нему совершенно разное отношение. Одни в восторге от величия одной из самых больших православных церквей, другим он не нравится. Для Бориса, прежде всего, Храм был памятником тем русским людям, которые отдали свои жизни, защищая Родину в первую Отечественную войну. Он никогда не забывал пройтись по галерее, опоясывающей церковь, чтобы в который раз прочитать выбитые в мраморе имена русских солдат и офицеров, сложивших свои головы под Бородино. Тем более что там была и его фамилия.

-Видишь, вон там, в списках егерей. - Он показал Алисе на одну из плит, - два моих пращура, два брата воевали на Бородинском поле. Один погиб прямо в центре, обороняя мост через речку Колочу, другой выжил и от него продолжилась наша семья.

- Боря, почему никогда не показывают эти плиты? Я, наверное, сотню раз видела по телевизору стоящих здесь всех трех президентов со свечками в руках. Но никто из них ни разу не подошел к этим стенам. Настоящие иконы этого храма именно здесь. Именно эти плиты с именами погибших. На них нужно молиться всем народом. А их чуть ли не скрывают.

- Милая, выходит так, что память никому не нужна. У политиков другие задачи.

Они вышли из галереи, и подошли к канунным столам. Борис поставил две свечки за упокой своих отца и матери.

- Все, пошли. Теперь нас ждет искусство.

Музей имени Пушкина действительно находился на противоположной стороне улицы. Борис и Алиса перешли по подземному переходу и оказались перед ажурной металлической оградой. Неторопясь, прошлись по небольшому скверику, разбитому у фасада здания и вошли внутрь.

- Алиса, у нас облом. - На кассе висело объявление о том, что картины любимых Борисом импрессионистов перенесены в отдельную выставку в здание рядом. - Смотри, здесь билет так и остался сто рублей, а туда гораздо дороже. Зарабатывают, как могут.... Для нас цена не проблема. Просто за один раз все не посмотрим. Но не беда, сегодня здесь, а завтра сходим на импрессионистов.

- Завтра понедельник. У музея выходной.

- Ничего, придем послезавтра.

Купив билеты, по широкой лестнице поднялись в залы. Осмотр Борис всегда начинал с Античности. Алиса с любопытством разглядывала древних греков, незаметно, чтобы не видели строгие смотрительницы, дотрагивалась до холодного мрамора. Поражалась красотой Афины и величественностью Зевса Олимпийского.

- Боря, неужели это все подлинники?

- Увы, нет. В основном в греческом зале дотошно выполненные копии. Подлинники или были уничтожены или хранятся в других музеях. Вот в Египетском зале подлинников гораздо больше. Там даже мумия вроде была.

- Мумия? Как в фильме? Тогда пошли быстрее туда.

- Вот так, - Борис огорченно вздохнул, - вся история современной молодежи, известна по боевикам. А про что боевик не сняли, внимания не заслуживает. Ты хоть знаешь, что французы в свое время накопали в Египте столько мумий, что ими даже топили как дровами, паровозы? И оберточную бумагу делали.

Они вошли в Египетский зал. Борис сразу насторожился.

- Ничего не замечаешь необычного?

- Необычного? Вроде нет, хотя... - Алиса охнула, - саркофаг! У него аура как у живого.

- Вот именно. - Борис подошел к стеклянному кубу, защищавшему древний гроб, и присмотрелся внимательней, - на табличке написано, что это саркофаг ребенка. Смотри, между обычными египетскими сюжетами, показывающими путешествие в царство мертвых, незаметно вписаны все энергетические центры человека и основные каналы между ними. Да так искусно, что не могли бы мы смотреть истинным зрением, ничего бы и не заметили. По каналам до сих пор циркулирует энергия погребенного в этом саркофаге ребенка.

- И что это значит?

- Это значит, что какой-то Египетский маг сделал очень недоброе дело. Привязал душу к гробу. Лишил ее возможности переродиться.

- Но зачем это было сделано?

- Не знаю. Возможно, саркофаг стоял в гробнице какой-то высокопоставленной особы и был предназначен для того, чтобы в виде призрака вечно охранять вход. Защита, видимо, оказалась не очень эффективной, раз захоронение все равно разграбили. А привязанная душа покоя так и не нашла.

- Бедненький... - пожалела Алиса, - сколько же он здесь томится?

- Судя по надписи, около четырех тысяч лет.

- Боря, а ты можешь его освободить?

- Меня Будулай пока такому не учил, - Борис продолжал внимательно всматриваться в саркофаг, - хотя, я думаю, если развязать узлы вот здесь и здесь.... Даже если не получится, хуже этому пареньку в любом случае уже не будет. Алиса, где та тетка в черном халате, что присматривает за залом?

- Ее не видно, может, отошла в другой зал?

- Тогда я начинаю....

Он простер обе руки над саркофагом. Из его ладоней вышли два ослепительно белых луча и принялись осторожно срезать соединения, удерживающие плененную душу. Не выдержав такого напора энергии, с неприятным хрустом треснуло толстое стекло. Но не разбилось. Серым сгустком метнулось вверх мутное облачко.

- Вот и все. - Борис опустил руки. - Тетки так и нет?

- Нет.

- Значит, никто ничего не заметил. Трещину спишут на внутренне напряжение стекла. Пошли смотреть дальше.

---------------------------------------

Валерия Юрьевна служила в музее смотрительницей уже давно. На это она потратила десять из своих тридцати пяти лет жизни. И вдвое больше времени она состояла на службе у магов. Девочку со слабыми способностями заметили, когда ей было пятнадцать. Но, использовать на что-то более серьезное, чем внештатный агент наблюдения, не решались. Слишком много у нее было комплексов и слишком неуравновешенный характер. Так что Валерия Юрьевна томилась в музее, присматривая потихоньку за экспонатами и заодно к людям, их осматривающим.

Эти посетители в глаза бросались сразу. Слишком красива была девушка с необычными ушами. Ей под стать был мужчина. Пара сразу подошла к вполне обычному экспонату, возле которого посетители редко задерживались больше минуты и стали пристально в него всматриваться, о чем-то оживленно переговариваясь. Валерия на всякий случай спряталась за колонну. Девушка с острыми ушами завертела головой, как бы проверяя, есть ли кто в зале. Вот, наконец, они о чем-то договорились, и мужчина протянул вперед руки. Воздух под ними пошел рябью, хрустнуло стекло. Мужчина с девушкой опять обменялись парой фраз, огляделись и подчеркнуто спокойно пошли дальше осматривать экспозицию.

- Вот оно, - Валерию Юрьевну трясло от возбуждения, - использование магии! Она дрожащими руками достала телефон и набрала заветный номер. - Говорит агент Шмыга. Да, из музея. У нас тут....

-----------------------------------------

Слежку Борис заметил почти сразу, как только они с Алисой вышли из музея. Вернее не слежку. Его внимание привлекли два внешне совершенно неприметных субъекта. Неприметных. Обычным зрением. Их аура светилась знакомым синим цветом заемной магии. Что вобщем- то уже заставило насторожиться. А когда дяденьки последовали за ними в метро, Борису стало ясно, что это вовсе не случайная встреча.

- Алиса, - он тронул жену за рукав, - только не крути головой, за нами следят.

- Кто? - Алиса стала озираться, - опять какой-нибудь чокнутый маг?

- Сказал тебе, не крути головой. Не знаю кто они. Однако быстро сработали. Надо было после саркофага сразу уходить. А мы с тобой еще три часа по залам бродили. Понадеялись на то, что нас никто не видел.

- Что будем делать?

- Ну, уж не за собой тащить. Пусть подойдут поближе. Когда поезд подойдет к платформе, я их попробую менталом дезориентировать. И сразу в вагон. Пока они придут в себя, мы уже будем далеко.

Так все и произошло. Только сгоряча Борис ударил силой, больше чем следовало. Оба преследователя повалились на перрон как подкошенные. Возле них тут же стали собираться любопытные. Дальнейшего Борис уже не видел. Поезд метро, набирая скорость, помчался по туннелю. Присмиревшая Алиса задумчиво смотрела в мелькающие за стеклом огоньки.

- Оторвались?

- Похоже.

- Боря, а что это здесь везде на стенах такое неприятное. Как плесень или паутина мелкая?

- Тоже заметила? Я еще, когда машину в ремонт ставить ездил, внимание обратил. Не знаю что это. Может Москва какие-то негативные эманации на свои подземелья оказывает, а может еще что-нибудь.

До квартиры добрались без приключений.

В понедельник Алиса, напуганная вчерашним происшествием, осталась читать книгу. Борис с утра один поехал в Останкино за шлемами. Шлемы оказались готовы. Мастер с гордостью щелкал ногтем по желтовато-зеленой коже в характерных квадратиках и демонстрировал удобство подвесов. Действительно, они получились легкими и довольно удобными. И, чего уж там говорить, очень красивыми. На обратном пути Борис, не заходя в квартиру, спустился в гараж. Подошел к укрытому полиэтиленом мотоциклу сдернул с него защитную пленку и ахнул. Перед ним сверкая хромом и черным лаком, стоял настоящий Харлей. Довольно высокое кожаное седло с маленькой складывающейся спинкой для второго пассажира, пахнущее воском и немного бензином. Узкое лобовое стекло, довольно простая панель с круглым спидометром и выстроившимися в ряд разноцветными лампочками, сдвоенная блестящая выхлопная труба. Мощный двигатель с водяным радиатором. Широкие колеса. Борис открыл одну из седельных сумок, там, как и говорил Будулай, был небольшой листок с описанием модели.

- Харлей Девидсон Ве роад, - начал читать Борис, - так, высота по седлу, просвет, угол наклона вилки, колесная база.... О! Вот, бак без малого девятнадцать литров. Мощность сто двадцать лошадок. Скорость на спидометре размечена до трехсот километров в час, но это конечно чушь. Максимум сто восемьдесят попрет. Расход.... Про расход топлива, семь литров на сто километров пробега со скоростью сто, сто тридцать километров в час.... Да, машина - зверь!

Захотелось сразу попробовать мотоцикл на ходу. Но ключи и документы были в квартире. Поэтому пришлось ехать наверх. Он зашел в лифт и поднялся к себе на этаж. Алиса по-прежнему валялась на диване с книгой. Услышав шум в прихожей, подняла голову, увидела вернувшегося Бориса, обрадовалась. Кинулась смотреть шлемы.

- Я вообще-то собираюсь опробовать мотоцикл, - Борис рылся в шкафу, втаскивая кожаные штаны и сапоги, - еще майка и все... пойдешь со мной или читать будешь?

- Наверно останусь, - Алиса смотрела на натягивающего штаны Бориса, - не вспотеешь?

- Надеюсь, что нет. Зато если слечу, об асфальт задницу не сточу. Для этого байкеры кожу носят. Ну и красиво. Вот только в куртке действительно жарко будет. Летом обычно на майку специальный жилет одевают, но у меня его нет. - Борис посмотрелся в зеркало. Сапоги, штаны, черная майка и шлем. - А что, очень стильно получилось.

- Красавец! - Засмеялась Алиса, - не думала, что мужики перед зеркалом тоже вертеться любят. Ладно, уж, иди. Если перед комплексом ездить станешь, рукой помаши. Я на тебя в телескоп любоваться буду.

Харлей завелся с пол оборота, оглашая подземную парковку низким фирменным рокотом. Борис уселся на теплое сиденье и прибавил газу. С малой скоростью поехал по подземной парковке. Сделал пару кругов перегазовывая и проверяя тормоза. Освоившись, выехал на территорию комплекса и так же тихо двинулся вокруг пруда. Сделав полный круг, осмелел и направился к воротам. За ними тянулась практически пустая дорога, огибающая полукругом жилой комплекс и вливающаяся в проспект Вернадского. Борис прибавил газу, мотоцикл взревел и рванулся вперед.

-Вот это да! Какая мощь! Не жрет, а прет!

Уже на приличной скорости он вылетел на проспект и поехал по ходу движения. Не доезжая до станции метро, свернул на Ленинский, и обдуваемый летним ветерком поехал по второй полосе до Нахимовского. Перестроился. Свернул налево. И дальше, мимо театра Джигарханяна к станции метро Университетская и опять налево, замыкая круг на проспект Вернадского. Довольный, Борис запарковал Харлей в подземном гараже. Пока слезал с мотоцикла и снимал шлем, пискнула, автоматически включаясь, сигнализация.

В квартире Алиса с восторгом встретила начинающего байкера.

- Я тебя видела! Ты ехал так быстро, прямо летел. А почему мне рукой не помахал? Я ждала. Кстати, тебе кто-то звонил.

- Звонил?

- Да, по телефону, который здесь, в квартире.

- Ну, это наверно Будулай. Я этот номер никому не давал. Если честно, я его до сих пор не знаю.

- Нет, не Будулай. Спросили Бориса Сергеевича. И голос такой противный, слащавый. Когда я сказала, что тебя нет, повесили трубку.

- Ничего, если очень надо, перезвонят.

Непонятный звонок заставил заволноваться. Ему действительно перезвонили. Когда Борис принял душ, и они с Алисой сели обедать.

- Борис Сергеевич? - Осведомился вежливый и действительно какой-то слишком ласковый голос.

- Да, слушаю, - Борис попытался справиться с волнением, - чем обязан?

- Вы меня не знаете, - продолжал голос, - а я о Вас наслышан. О вашей блистательной победе над этим маньяком Рустамом до сих пор говорят все архимаги столицы. Вы можете гордиться, стать темой для разговоров на целую неделю, это несомненный успех.

- Вы может быть, представитесь?

- Ах, извините, конечно. Можете меня называть Федором Кузьмичом. Меня все так называют.

- Итак, Федор Кузьмич, что Вам от меня угодно?

- Да вобщем- то сущие пустяки. Всего лишь пара вопросов. Слишком уж невероятны дошедшие до нас подробности Вашей победы. Навевает, знаете ли, на размышления. Интересно, как сила Вам досталась, да еще такая немаленькая.

- А как Вы меня нашли?

- Позвонил Будулаю наудачу. Вот и все. Дай думаю, посоветуюсь. События странные в Москве происходить начали. В музее какие-то хулиганы стекло разбили. Потом двое моих людей в метро без сознания свалились. Вы случайно ничего об этом не знаете?

- Ничего, - Борис напрягся, - а что, ко мне есть претензии?

- Что Вы, что Вы, никаких претензий. Правда, люди до сих пор в сознание не пришли. Но это мелочи.

- И о чем же Вы со мной говорить собираетесь?

- Ну как же, Вы стали хозяином довольно крупного анклава прямо в центре России. А присягу принимать? Договор заключать? Или Вы удельное княжество создать затеяли?

- Ну, если даже так?

- Не советую любезный Борис Сергеевич. Сейчас государство к вопросам сепаратизма очень серьезно подходить стало. И шуток на эту тему понимать категорически отказывается.

- Так значит, Вы от государства со мной говорить будете?

- Почти. Это можно, так сказать, будет предварительная беседа. - Голос собеседника внезапно стал жестким, - и не советую отказываться. Последствия Вам не понравятся.

- Это угроза?

- Ну что Вы,- Федор Кузьмич опять подобрел, - всего лишь предупреждение.

- Где?

- Знаете, любезнейший Борис Сергеевич, Штирлиц любил назначать встречи в зоологическом музее. Не будем ломать традиции. Я думаю в пять вечера. Зоологический музей на Большой Никитской. Найдете?

- Найду, - буркнул Борис и бросил трубку. - С юмором у этой скотины все в порядке.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"