Савельев Евгений Львович: другие произведения.

Генезис Хомо. Вторая часть. Московские каникулы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.09*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл второй части.Исправил текст. правка предварительная. 21.11.11.

  
  
  
  
  
  
  
   Г Е Н Е З И С Х О М О
  
  
  
  
   Часть вторая.
  
  
  
  
   Московские каникулы
  
  
  
  
  
  Глава 11.
  
  
  
   Дым столицы.
  
  
  
  
  
  Дым, дым и еще раз дым. И запах старого пожарища. Был бы рядом Будулай, наверняка бы вспомнил пожар ноября восемьсот двенадцатого. И бежавшего из Москвы Наполеона. Торфяники горели сильно. Слава Богу, на трассу огонь так и не вышел. Сухая гроза прошедшая накануне над Москвой свежести не прибавила. Машина бодро катила по Кольцевой. Борис с напряжением всматривался в указатели.
  - Сейчас должен быть съезд на Ленинский проспект. Главное не пропустить. Искать потом место для разворота на МКАД хлопотно.
  Алиса морщилась от гари, проникшей в салон, и с любопытством осматривала окрестности.
  - Да вот он сейчас будет! - Она гордая, что первая заметила указатель, тыкала в лобовое стекло пальчиком, - через километр, я видела.
  И действительно, вскоре показалась развязка, и они благополучно выехали на Ленинский.
  - Теперь совсем немного осталось, - Борис крутил головой, выискивая знакомые места, - я этот район немного знаю. Останавливался здесь несколько раз у друзей отца. Правда, уже лет семь прошло. Будулай сказал, что квартира недалеко от метро Юго-Западная. Так, теперь выезжаем на проспект Вернадского.... Место должно быть приметным. Новый жилой комплекс Мирмекс Парк. Огороженная территория. Да вот же он!
  Борис повернул к высоким воротам, оборудованным видеокамерами и переговорным устройством, за которыми высились четыре огромные разноцветные башни и берущий их в полукольцо одиннадцатиэтажный жилой комплекс. Не выходя из машины, опустил стекло и нажал на кнопку. В динамике переговорника щелкнуло, и вежливый женский голос поинтересовался целью прибытия. Борису пришлось подробно назвать фамилию Будулая, номер корпуса, квартиры и свои данные. Динамик в задумчивости прошуршал и разрешил: - Проезжайте, добро пожаловать! О Вас предупреждали. Налево к четвертому корпусу. Он зеленый. Скорость движения по территории не более пяти километров в час....
  Зеленая башня была видна хорошо. Подъехали к въезду в подземный гараж. Тотчас шлагбаум был поднят и впереди машины пошел охранник, похожий на американского полицейского, показывая жестами место парковки. Остановились возле большого, покрытого чехлом мотоцикла.
  - Мой подарок, наверно, - показал на него Борис, - потом посмотрим.
  Охранник терпеливо дождался, пока они забирали сумки и повел к лифту.
  - Вам первый этаж. Ресепшен. Там все объяснят.
  Лифт принял их в свое блестящее зеркалами никелированное брюхо и через мгновение выпустил в большой холл. Это было круто. Борис и Алиса растерянно остановились. Больше всего, то, что они увидели, было похоже на пятизвездочную гостиницу, хотя даже четырехзвездочных они никогда в жизни не видели. Что говорить, в такой роскоши им проживать не доводилось. Впрочем, вежливый портье не дал долго стоять на месте и с поклонами повел к стойке, за которой сидела приятная девушка. Борису снова пришлось представляться, показывать листок с паролем, который дал ему Будулай и заполнять приличных размеров анкету на себя и жену.
  Девушка за стойкой ободряюще улыбнулась, - прошу прощения за формальности. Зато теперь у Вас беспрепятственный вход и въезд на территорию. Охрана уже имеет Ваши изображения и данные Вашей машины. Ворота у нас открываются заранее. Только большая просьба, на территории комплекса не превышать установленную скорость. Здесь гуляют дети и домашние животные. На территории имеются ресторан, три кафе, супермаркет и два парикмахерских салона. В парковой зоне есть пруд, плавательный бассейн и даже небольшой зоопарк. Если Вы захотите передвигаться пешком, до станции метро идти пятнадцать минут. Ваш этаж тридцать четвертый. Добро пожаловать!
  Лифт снова принял их в свое зеркальное брюшко и быстро вознес на тридцать четвертый этаж. Пол на этаже блестел плиточными черно- белыми треугольниками и блестящими перилами внутренней лестницы. Они нашли нужную дверь и, наконец, попали в квартиру.
  
  - Я здесь жить не смогу! - В панике Алиса оглядывала помещение, - вдруг разобью что-нибудь. Это не квартира, а музей современного искусства какой-то.
  - Не переживай, - Борис кинул сумки на пол, - теперь мы спокойно можем купить такую - же, а может даже лучше. Ну, сколько она может стоить? Миллиона два? Так у нас их больше сотни.
  - У нас больше сотни миллионов рублей? - В шоке переспросила Алиса.
  - Каких рублей? За рублями мы как раз в Москву и приехали. Два миллиона рублей стоит квартира в хрущевке, в нашем Городе. Здесь все на валюту. У нас сто с небольшим миллионов евро.... Хватит столбом стоять, пошли квартиру смотреть, насколько я понимаю, спальни здесь на втором этаже. - У него осталось твердое убеждение, что до Алисы так и не дошло их реальное благосостояние или она подумала, что это шутка.
  В квартире было действительно все. Алису восхитила кухня, а Борису понравилась сауна, вписанная в громадный санузел. И конечно обоих покорил вид из огромного, застекленного стеклопакетом эркера на какой-то лесопарк и, теряющуюся на его фоне, маленькую церквушку. Алиса окончательно осмелела только после посещения туалета. Трудно относиться с пиететом к месту, где ты только что по... пометил. Она полезла вверх по лестнице, осматривать спальни на втором этаже, а Борис, сняв пропотевшую майку, намешал себе из оказавшихся в баре ингредиентов свой любимый 'ментовский' коктейль из ста грамм водки, пятидесяти грамм соевого соуса и ста грамм лимонного сока. Несколько раз встряхнул полученную смесь в шейкере, вылил в тяжелый квадратный стакан, добавил льда. Взял его, и с наслаждением понемногу отхлебывая, откинулся в глубоком кресле. Закурил. Сверху слышались восхищенные охи и ахи Алисы. Наконец она спустилась, посмотрела на отдыхающего мужа и скрылась в кухне. Впрочем, скоро вернулась со стаканом холодной минералки и примостилась рядом на подлокотнике.
  - Посмотрела спальни. Очень даже ничего.... Давай займем правую? Она мне понравилась больше. А в холодильнике ничего, кроме Перье. Надо сходить в магазин.
  - Что покупать собралась?
  - Да все! Кофе, сахар, поесть чего-нибудь.
  - Сходи, - Борис лениво махнул рукой, - вот тебе и испытание.... Самостоятельно найти магазин и сделать покупки на неделю. Главное не жмись. Не забывай, ты теперь миллионерша. А я пока приму душ и созвонюсь с Будулаем. Сообщу, что доехали благополучно.
  
  Алисы не было долго. Борис действительно успел освежиться и позвонить в свой Город. Потом вспомнил про своего армейского приятеля жившего в Москве и позвонил ему. Приятель занимался адвокатской практикой и мог пригодиться в запланированном на завтра посещении центра выдачи призов Гослото. Не то, чтобы он боялся обмана. В таких местах не обманывают. А вот влезть в целях рекламы в личную жизнь человека, выигравшего крупный приз, лотошники вполне могли. Подсунут на подпись бумажку, а обалдевший от радости человек ее не глядя, подмахнет. И улыбайся потом на всю страну с экранов телевизоров. Такой славы Борису было не нужно. Приятель долго не мог понять, кто ему звонит. Потом никак не мог сообразить, зачем понадобился Борису. И только услышав про гигантский выигрыш, повеселел. Мозги, получившие информацию о деньгах, у него, наконец, заработали в правильном направлении. В общем, договорились о встрече на десять утра, на Волгоградском проспекте. Прямо возле Бизнес центра 'Авилон Плаза'. Потом Борис включил телевизор и заскучал....
  Наконец хлопнула входная дверь. Появилась Алиса в сопровождении посыльного из магазина. Он катил тележку доверху забитую пакетами с продуктами. Еще один пакет несла сама Алиса. Разгрузившись на кухне, посыльный получил чаевые и ушел.
  - Ну, - Борис потер ладони, - чувствую, ужин будет шикарный.
  - Конечно, дай только покупки разобрать. - Алиса с вожделением разглядывала выставленные на полу в ряд пакеты, - Да и в душ хочется. Ты вон уже освежился. Кстати, магазин здесь практически такой же, как у нас в Городе. Только ассортимент побольше. Я всего столько накупила.... Ругаться не будешь?
  - За что? Ты же для нас брала.
  - Я столько денег потратила.... Извини Боренька, это из меня все бедность никак не выйдет. Я просто не привыкла.
  А потом они вместе разбирали продукты. Потом Алиса долго откисала в джакузи. Потом был ужин, и они легли спать....
  На следующее утро Борис и Алиса отправились оформлять выигрыш. К Волгоградскому проспекту пришлось добираться через утренние пробки. Но они успели. Знакомый юрист ждал их на стоянке. Он уселся рядом с Борисом и открыл толстую кожаную папку.
  - Дело, прежде всего. Вот договор на оказание услуг и на сопровождение. - Борис, почти не глядя, подписал бумаги.
  - Надеюсь, не будешь обманывать старого знакомого?
  Юрист изменился в лице, - как можно... Тариф обычный. От вас, провинциалов, никогда не знаешь чего ожидать. Иногда лох лохом. Бывает, вроде лох, а потом находят бедного юриста где-нибудь в лесопарке разобранным по кусочкам. Ни за что не угадаешь кто такой. А если так, зачем рисковать?
  - Да, - Борис рассмеялся, - я смотрю, ваше ремесло по-прежнему в Москве не выходит из группы риска.
  Оставив Алису в машине, они поднялись в офис. Там долго объясняли сначала охраннику, а потом какой-то тетке, зачем они пришли. Тетка впечатлилась и повела в кабинет. Осмотревшись по сторонам, Борис пришел к выводу, что это была специальная комната для приема клиентов. Вскоре появился лощеный молодой человек с пачкой разноцветных бумаг и дело завертелось. Пришлось выложить паспорт, который тут же был откопирован, кредитная карточка 'Виза' вместе с заверенными реквизитами банка для перевода денег и конечно, под роспись, выигрышный билет. Все бумаги заполнялись под пристальным взглядом юриста. Когда молодой человек только заикнулся о широком освещении в прессе невероятной удачи, посетившей Бориса, он тут же был с возмущением перехвачен означенным юристом за руку. Ничуть не обескураженный чиновник от лотереи еще раз рассыпался в поздравлениях и, взяв номер телефона, пообещал позвонить, когда билет будет проверен. На это по закону отводилось два месяца.
  
  Когда они вышли из здания, Борис расплатился со старым знакомым наличными и сел в машину, где его ждала верная подруга.
  - Дело сделано. На сегодня я больше ничего не планировал, поэтому можно развлекаться. Предлагаю заняться шопингом. Прикупим кой- каких вещей, пошляемся по магазинам....
  - Куда поедем? - лицо Алисы сделалось заинтересованным, - и что будем покупать?
  - Сначала, как всякие нормальные провинциалы двинем в ГУМ. В отличие от нас, несчастные представляют его себе таким, каким он был в восьмидесятые. Масса народу, длинные очереди, грязный пол с бумажными кружками от мороженого.... Не обнаружив ничего похожего, они пугаются и едут на Черкизон.
  - А мы не так?
  - Конечно, нет. Мы с тобой провинциалы, но информированные. На самом деле я заходил туда прошлым летом, когда ездил в командировку. Так что имею представление. Там сейчас тихо, безлюдно и ослепительно чисто. Все секции раскупили модные фирмы и наоткрывали свои бутики. Цены запредельные.
  - Так может и нам не стоит?
  - Не пугайся. Мы провинциалы мало того что информированные, но еще и богатые. Эти же самые фирмы выставляют свой товар и в других магазинах Москвы. Но там, как например, в комплексе под Манежной площадью, народу намного больше. А я не люблю толпу. Или раскиданы по всей Тверской. Язык высунешь, пока обойдешь. Разница в ценах для нас значения не имеет. Так зачем бегать зря?
  - А что покупать будем?
  - А все. Вот пригласит нас Будулай в ресторан или ночной клуб, так нам, и одеть нечего. Гламурные тети и дяди раскусят твой прикид с вещевого рынка, на раз. И относится, будут соответствующе. Зачем тебе при такой красоте презрительные взгляды?
  - Неужели раскусят?
  - Не сомневайся. В этом их жизнь. Они больше всего разбираются именно в шмотках. Так что сначала в ГУМ.
  - А потом?
  - Потом я хочу посетить один магазинчик исторического оружия.
  - Тебе мало твоих кошмарных сабель?
  - Мне нужен шлем. Объясню сразу. В гараже стоит мотоцикл. Он мой. Будулай подарил. Завтра мы ставим машину на прокачку. Делать будут не меньше двух недель. Ездить придется на мотоцикле. А у меня нет шлема.
  - Понятно, - Алиса подвигала ушками, - а почему не купить обычный, спортивный?
  - Не в кайф. Стильный хочу. Тем более одежда соответствующая у меня есть. Помнишь, Гелла подарила?
  При упоминании Геллы эльфийка ревниво зашипела.
  - Убью гадину....
  Так за разговорами они добрались до центра. В ГУМе действительно было безлюдно и тихо. Несколько туристов мочили платки в центральном фонтане и прикладывали к затылкам. Жара. И неистребимый парфюмом запах гари.
   В первую очередь Борис потащил Алису покупать осенние вещи. Передвигаясь от секции к секции, они приобрели отличную кожаную куртку и кожаные брючки для Алисы. Для нее же короткое платье для коктейлей нежно бирюзового цвета. Купили кучу блузок и пару водолазок на близкую осень. Не была забыта и обувь. В завершении Борис затащил ее в ювелирный магазин и торжественно возложил на нежную шейку коллекционную цепочку с кулоном работы какого-то итальянского мастера.
  - Серьги покупать не стоит. - Он ласково провел рукой по длинному ушку Алисы, - во- первых они у тебя не проколоты. Во- вторых, итак внимание привлекают. Лучше возьмем браслет. Вот этот.
   Потом они поехали в Останкино. Именно там, в телецентре на втором этаже, находилась фирма, которая специализировалась на изготовлении оружия и доспехов средневековья. Наскоро поговорив с мастером, Борис объяснил, что ему нужно.
  - Понимаете, функционально, это должен быть мотоциклетный шлем. Его можно изготовить из любых подходящих материалов. Единственное, почему я к вам обратился, по форме он должен быть.... - он ткнул пальцем в витрину, где стояли на продажу несколько шлемов, - вот таким. Ерихонка.
  - Сделаем, - мастер понимающе покачал головой, - Вы байкер. Это может быть любопытным. Только предупреждаю сразу, обзор будет очень плохой. Разве что... - он задумался, - сделать забрало прозрачным.
  - Отлично, - обрадовался Борис, - и поверхность не полируйте. Лучше зачернить.
  - Я Вам сделаю еще лучше. Обтяну кожей. У Вас куртка, какого цвета?
  - Да черт его знает. Грязно зеленого, наверное. Натуральный крокодилий цвет.
  - Понятно.... - Мастер задумался, - есть у меня подходящий кусок кожи. Но это будет стоить....
  - Цена без вопросов. Когда сделаете?
  - Так через два дня все будет готово. Это не железо ковать. Сделаем из стеклопластика по шаблонам. А вам пара не нужна?
  - Какая пара?
  - Парный шлем, девушек катать. Могу сделать.
  - Об этом я как-то не подумал. Делайте обязательно. Только назатыльник второму не нужен. У моей девушки длинные волосы. Мешать будет.
   Незаметно закончился день. Когда приехали в квартиру, Алиса бросилась мерить обновки. Долго шуршала наверху в спальне упаковками и наконец, торжественно спустилась в новом платье. На шее блестел кулон. Вольготно расположившийся на диване Борис восхищенно замер.
  - Посмотри. Я никогда такого не одевала. Давай сходим куда-нибудь. Поужинаем. Хочу покрасоваться.
  - Согласен, только куда пойдем?
  Алиса сбегала на кухню и вернулась с модным московским журналом. - Вот, - она показала статью, - пишут, что входит в тройку лучших ночных клубов. Хочу туда.
  - Так, - Борис бегло просмотрел страницу, - клуб 'Эпоха'. Находится на какой-то набережной. Никогда не понимал, в Москве вроде одна река, откуда столько набережных? Так, телефон. Сейчас позвоню. - Он набрал номер.
  - Все ясно, у них сегодня Тарзан шоу. Мужской стриптиз, наверное. Нет возражений? Тогда я заказываю столик.
  Потом он позвонил на ресепшен и попросил заказать такси на десять часов вечера.
  Машина прибыла вовремя и вскоре супруги стояли возле входа в клуб. На Москву уже опустилась ночь. Ярко светилась реклама: 'Эпоха', Ночной клуб. Ресторан. Караоке. Перед входом присутствовал невысокий подиум освещенный гирляндой лампочек, укрепленных на длинном козырьке. Фигурные двери мягко впустили их внутрь. Секьюрити тут же окинули взглядом вошедшую пару. Атлетично сложенного кареглазого мужчину и его спутницу, сногсшибательную золотоволосую девушку с яркими изумрудными глазами. Сразу видно, солидные посетители. Их хотели посадить за столик, расположенный недалеко от сцены, но Борис воспротивился. Не очень-то хочется, чтобы выступающие стриптизеры трясли своими богатствами прямо перед тарелками с едой. Они выбрали стол подальше. Отделенный от других с обеих сторон мягкими диванными перегородками. На удивление, меню оказалось не очень дорогим. Борис заказал две порции шашлыка из осетрины и греческий салат. Алисе белое вино, а себе двести грамм своего любимого Хеннесси Х.О. Не изменяя своим пристрастиям, попросил принести чернослив. Стоимость коньяка раза в три превышала стоимость остального заказа. Чернослив, конечно, был тут же доставлен. Программа еще не началась и Алиса с любопытством вертела головой то и дело, дергая Бориса за рукав, увидев очередную знаменитость.
  - Смотри, смотри, Семенович пошла! Ой, а это из Премьер Министров, я фамилию забыла.
  К слову сказать, знаменитостей было негусто. В основном клуб заполняла обычная молодежная тусовка. И одеты были.... Или крайне крикливо, или присутствовала обычная повседневная одежда. Иногда это перемешивалось на одном персонаже в довольно причудливых сочетаниях.
  - Как был совок, так и остался, - вздохнул Борис, - реализуют свои убогие представления о красивой западной жизни.
  - Ну не все же такие, - возмутилась Алиса, - вот например, вполне прилично одетые девушки.
  - Конечно не все. Но все равно, попугайствующих много.
  Тем временем вечер развивался по своим законам. Дискотека уже шла, и Алиса потащила Бориса танцевать. Он немного поупирался и все же позволил ей вытащить себя на танцпол. Танцевать он умел. На них обращали внимание. Еще бы, такая эффектная пара. Ди-джей, выдававший после каждой музыкальной темы абсолютно нечленораздельные вопли, показался Борису смутно знакомым. И действительно, поставив очередную музыку, он легко спрыгнул с подиума и, расталкивая танцующих, направился к Борису. Клетчатая бейсболка, высокий рост. Красная бархатная жилетка на впалой груди. На худой шее болтается золотая цепь с перевернутой пентаграммой, вписанной в золотой круг громадного реперского кулона. Тощие пальцы блестят от обилия золотых перстней. Фагот, он же Коровьев, он же Рыцарь, как называл его Мессир. Собственной персоной. Добравшись до Бориса, он остановился и церемонно раскланялся.
  - Приветствую Вас князь, и Вас княгиня, - он повернулся к Алисе, - нас, к сожалению не представили. Как вам здесь? Неплохо для бывшего регента церковного хора?
  - И почему я совсем не удивлен? - Борис махнул рукой, - неплохая замена Варьете?
  - Ах, оставьте, еще Экклезиаст говорил, ничто не ново. Я здесь абсолютно не по делам. Развлекаюсь.
  - Ну, раз так, - Борис тронул Алису за локоть, - познакомься дорогая. Это Коровьев. Или Вы, рыцарь, здесь под другой фамилией?
  - С Вашего позволения, ди-джей Скобичевский. Думаю, князь, мы с Вами еще увидимся. А сейчас не смею задерживать. - И он опять расталкивая толпу стал пробираться к своему рабочему месту.
  - Кто это? - Любопытная Алиса смотрела вслед удаляющемуся Скобичевскому, - твой старый знакомый?
  - А ты не поняла? Может быть, ты даже книжку не читала? Ее сейчас даже в школе проходят.
  - Раз в школе, то, скорее всего, нет. Обошлась хрестоматией. Там много всякой мути сейчас проходят. Буду я все читать.
  - Теперь придется, - вздохнул Борис, - он, если можно так сказать, представитель заказчика. Именно по контракту, который он контролирует, мы и собираемся в Румынию ехать.
   Вволю наплясавшись, Борис вернулся за столик, а Алиса пошла в дамскую комнату. Вернулась она оттуда очень расстроенная.
  - Представляешь, пошла руки помыть, а там эта, телеведущая.... Которая с ненормальным лицом. Ну, папа ее каким-то крутым был. Вся пьяная в дым. Ко мне приставать начала. Спрашивает, где я такую пластику ушей делала, что они у меня даже шевелятся, потом про грудь и попу. И лапать полезла.
  - А ты? - Борис с трудом сдерживал смех.
  - Ну, я ей сначала нормально рассказывать начала, что в Городе у нас сделали. Она обрадовалась, говорит, мол, знаю я ваш Город. Из него, этот, как его, кот Матроскин и еще который в 'Обыкновенном чуде'. Потом говорит, что я, дескать, моду на эльфов создать в тусовке могу. Мол, завтра уже некоторые побегут уши удлинять. Потом спросила с кем я пришла. Я сказала, что с мужем и на тебя показала.
  - А она что?
  - А она говорит, что ты мачо и вообще брутал. Тут я злиться начала. А когда она сиськи щупать полезла, я ее локтем двинула.
  - Как? - Ахнул Борис.
  - Как, как, сильно. Она сейчас там возле раковины на полу валяется. Не думала, что здесь такие гниды попадаются.
  - Милая, - Борис с трудом сдерживал смех, - они вообще поголовно гниды. Есть среди них пара приличных людей. Но это такая редкость. Ты все правильно сделала. Главное чтобы она жива осталась. Иначе у нас будут неприятности.
  Через пять минут из дамской комнаты охрана действительно потащила обмякшую тушку. Тушка что-то пьяно бормотала. Ажиотажа это не вызвало, видимо для дамы покидать заведение подобным образом было делом обычным.
  - Обошлось, - вздохнул Борис.
  Тем временем на сцене прыгал и пыжился Тарзан. Экзальтированно визжали поклонницы. Но Алису это не развлекло. Она по-хозяйски оглядела стол.
  - Боренька, мы уже все съели, пошли отсюда. Настроение пропало полностью. Чтоб я, когда еще в такой клуб поперлась.... Ты ведь знал, что здесь бывает? Знал и не сказал.
  - Так ты бы мне и поверила. Зато теперь точно знаешь. Вон видишь, как девочки на труппу Тарзана прыгают. Не знают, что там через одного гомосексуалы.
  - Фу, какая гадость. Не говори больше ничего. А-то меня стошнит. Пошли отсюда.
  Такси добросовестно доставило их обратно. Подвыпившая Алиса закидывала голову и пыталась рассмотреть мутные звезды.
  - Ничего не видно. Боря, почему так?
  - Дым. Леса горят. Плюс свет от Московских улиц. Вот если в поле выехать. Подальше от Москвы. Где ни единой лампочки на несколько километров. И нет дыма. Знаешь, какие там звезды? Там даже млечный путь рассмотреть можно. Особенно на юге. Там даже небо кажется выше.
  - Хочу на юг. Боря, ты отвезешь меня туда? Покажешь звезды?
  - Конечно милая, моя мечта - это дом на побережье Черного моря. Когда все закончится, мы поедем куда-нибудь в Геленджик и построим там свой дом. Думаю, что теперь средства нам это позволят.
  Наутро Борис оставил Алису одну. Предстояло поставить машину на прокачку и ремонт. Фирма, занимающаяся этим, находилась сравнительно недалеко, на Варшавском шоссе в районе метро Нагатинская. Борис был немного разочарован. Судя по рекламным проспектам, здесь должны были стоять большие производственные цеха. Действительность оказалась гораздо скромнее. Боковая улочка, отходящая в сторону от Варшавского шоссе, упиралась в небольшой двор, обставленный по периметру гаражными боксами. В одном занимались механикой, в другом сидели мотористы. Электрики и покрасочный бокс находились рядом. Машину принимал суровый мужчина с абсолютно лысым черепом. Он подробно записал все пожелания и, пробегая по ним глазами начал комментировать.
  - Двигатель мы переберем. Десять лет пробегает. Только масло не забывай вовремя менять. Ходовая. Подвеску укрепим, без слов. Сделать просвет изменяемым? Это труднее. Но можно. Займет больше времени. Так, заменить лобовое стекло. Тоже не проблема. Заменить фары. Имейте в виду, галогенки запрещены. Не галогенки? Просто колпаки мутные? Сделаем. Теперь салон. Сидушки заменить. Кожаный салон. И потолок тоже? И на руль вышивку? Сделаем. Заменить рычаг переключения скоростей? Что это вам вздумалось? Поцарапан? Не вопрос, сделаем. Еще пол темным линолеумом. Не хотите велюр? Да, для наших дорог велюр не катит. Что осталось? Новая сплит система, музыка и DVD проигрыватель на потолке. Музыка, какая? Вам пофиг, главное чтоб круто? Усилки, сабвуфер? Понятно. Ага, подсветка днища. И колес. Колеса. Большие диски. Никелированные. И широкая резина. Арки колес придется увеличить. Ничего не забыли? - Он озадаченно почесал затылок карандашом, - ах да, покраска. Вы хотите белого цвета, но чтобы светилась, как будто изнутри. Это что же? А! Наверно многократное лаковое покрытие. Сделаем. На все про все у нас уйдет месяц. Оплату мы берем по факту выполненных работ. Сейчас составлю договор и можно начинать.
  Обратно Борис добирался на метро. Еще когда спускался на эскалаторе, он, по уже образовавшейся привычке, оглядел пространство вокруг себя истинным зрением и поразился. Все стенки были пронизаны гнилостной темно бурой сеткой, похожей на гигантскую грибницу, которая слабо мерцала синюшным цветом. Такая же картина была в тоннелях и на станции пересадки. Он вышел на Университетской. Появилось желание зайти в большой торговый центр, расположенный неподалеку на Вернадского. Купил пакет нектаринов, которые любил больше персиков и потом долго бродил по огромному магазину. Купил для Алисы книжку Мастера, потом на втором этаже, где продавалась всякого рода электроника, приобрел небольшой телескоп и навороченный ноутбук для себя. До квартиры, нагруженный покупками, доехал на такси.
  Больше всего Алиса обрадовалась телескопу. Она быстро его распаковала и потащила в эркер устанавливать. Направила, впрочем, не на небо, стала рассматривать лесопарк и народ возле небольшой церквушки. Борис положил книгу на журнальный столик.
  - Это тоже тебе.
  - Зачем? - Алиса оторвалась от рассматривания окрестностей и с любопытством взяла книгу в руки.
  - Ты же хотела узнать, с кем нам придется вести дела. Здесь про наших нанимателей все подробно написано. Читай. Завтра суббота, времени полно.
  - Может, Москву посмотрим? Я ведь ничего кроме Красной площади и телецентра увидеть не смогла.
  - Хорошая идея, - одобрил Борис, - как ты насчет музеев? Не магазины же нам смотреть.
  - Какие музеи?
  - Ну, Третьяковка, Оружейная палата, Исторический музей, Музей Пушкина. Для начала хватит?
  - Музей Пушкина? Там Пушкин жил?
  - Нет, просто имени Пушкина. Там картины и скульптуры. Это художественный музей.
  - Это все завтра посмотрим?
  - Нет, конечно. Одна Третьяковка знаешь, какая большая. Она одна на целый день. Если ноги не устанут. Так что в субботу и воскресенье у нас есть чем заняться. В понедельник съездим за шлемами и будем осваивать мотоцикл. По моим расчетам Будулай приедет в среду.
  И действительно, весь следующий день у них заняла Третьяковская галерея. С утра, отстояв довольно большую очередь за билетами они, наконец, попали в залы. Живописью Алиса была очарована. Даже Борис, бывавший в Третьяковке не один раз, проникся. Они, не спеша, отстав от экскурсии, бродили от картины к картине. Останавливались, подолгу рассматривали полотна. Борис как бывший преподаватель истории не хуже опытного экскурсовода много рассказывал о художниках и выставленных в залах произведениях. Так пробродили практически до второй половины дня, пока не начали гудеть ноги. Усталые, но довольные они вышли на жаркую улицу, поймали такси и поехали домой. Готовить что-либо желания не было. Пообедать решили в кафе прямо в жилом комплексе. После Алиса, уютно расположившись на диване, читала книгу, а Борис, взяв ноутбук, бродил по дебрям интернета.
  На следующий день поехали в центр. В планах было показать Алисе Храм Христа Спасителя и Художественный музей. Благо, они находились практически через дорогу. Сначала Борис направился к Храму. У людей сложилось к нему совершенно разное отношение. Одни в восторге от величия одной из самых больших православных церквей, другим он не нравится. Для Бориса, прежде всего, Храм был памятником тем русским людям, которые отдали свои жизни, защищая Родину в первую Отечественную войну. Он никогда не забывал пройтись по галерее, опоясывающей церковь, чтобы в который раз прочитать выбитые в мраморе имена русских солдат и офицеров, сложивших свои головы под Бородино. Тем более что там была и его фамилия.
  -Видишь, вон там, в списках егерей. - Он показал Алисе на одну из плит, - два моих пращура, два брата воевали на Бородинском поле. Один погиб прямо в центре, обороняя мост через речку Колочу, другой выжил и от него продолжилась наша семья.
  - Боря, почему никогда не показывают эти плиты? Я, наверное, сотню раз видела по телевизору стоящих здесь всех трех президентов со свечками в руках. Но никто из них ни разу не подошел к этим стенам. Настоящие иконы этого храма именно здесь. Именно эти плиты с именами погибших. На них нужно молиться всем народом. А их чуть ли не скрывают.
  - Милая, выходит так, что память никому не нужна. У политиков другие задачи.
  Они вышли из галереи, и подошли к канунным столам. Борис поставил две свечки за упокой своих отца и матери.
  - Все, пошли. Теперь нас ждет искусство.
  Музей имени Пушкина действительно находился на противоположной стороне улицы. Борис и Алиса перешли по подземному переходу и оказались перед ажурной металлической оградой. Не торопясь, прошлись по небольшому скверику, разбитому у фасада здания и вошли внутрь.
  - Алиса, у нас облом. - На кассе висело объявление о том, что картины любимых Борисом импрессионистов перенесены в отдельную выставку в здание рядом. - Смотри, здесь билет так и остался сто рублей, а туда гораздо дороже. Зарабатывают, как могут.... Для нас цена не проблема. Просто за один раз все не посмотрим. Но не беда, сегодня здесь, а завтра сходим на импрессионистов.
  - Завтра понедельник. У музея выходной.
  - Ничего, придем послезавтра.
  Купив билеты, по широкой лестнице поднялись в залы. Осмотр Борис всегда начинал с Античности. Алиса с любопытством разглядывала древних греков, незаметно, чтобы не видели строгие смотрительницы, дотрагивалась до холодного мрамора. Поражалась красотой Афины и величественностью Зевса Олимпийского.
  - Боря, неужели это все подлинники?
  - Увы, нет. В основном в греческом зале дотошно выполненные копии. Подлинники или были уничтожены или хранятся в других музеях. Вот в Египетском зале подлинников гораздо больше. Там даже мумия вроде была.
  - Мумия? Как в фильме? Тогда пошли быстрее туда.
  - Вот так, - Борис огорченно вздохнул, - вся история современной молодежи, известна по боевикам. А про что боевик не сняли, внимания не заслуживает. Ты хоть знаешь, что французы в свое время накопали в Египте столько мумий, что ими даже топили как дровами, паровозы? И оберточную бумагу делали.
  Они вошли в Египетский зал. Борис сразу насторожился.
  - Ничего не замечаешь необычного?
  - Необычного? Вроде нет, хотя... - Алиса охнула, - саркофаг! У него аура как у живого.
  - Вот именно. - Борис подошел к стеклянному кубу, защищавшему древний гроб, и присмотрелся внимательней, - на табличке написано, что это саркофаг ребенка. Смотри, между обычными египетскими сюжетами, показывающими путешествие в царство мертвых, незаметно вписаны все энергетические центры человека и основные каналы между ними. Да так искусно, что не могли бы мы смотреть истинным зрением, ничего бы и не заметили. По каналам до сих пор циркулирует энергия погребенного в этом саркофаге ребенка.
  - И что это значит?
  - Это значит, что какой-то Египетский маг сделал очень недоброе дело. Привязал душу к гробу. Лишил ее возможности переродиться.
  - Но зачем это было сделано?
  - Не знаю. Возможно, саркофаг стоял в гробнице какой-то высокопоставленной особы и был предназначен для того, чтобы в виде призрака вечно охранять вход. Защита, видимо, оказалась не очень эффективной, раз захоронение все равно разграбили. А привязанная душа покоя так и не нашла.
  - Бедненький... - пожалела Алиса, - сколько же он здесь томится?
  - Судя по надписи, около трех тысяч лет.
  - Боря, а ты можешь его освободить?
  - Меня Будулай пока такому не учил, - Борис продолжал внимательно всматриваться в саркофаг, - хотя, я думаю, если развязать узлы вот здесь и здесь.... Даже если не получится, хуже этому пареньку в любом случае уже не будет. Алиса, где та тетка в черном халате, что присматривает за залом?
  - Ее не видно, может, отошла в другой зал?
  - Тогда я начинаю....
  Он простер обе руки над саркофагом. Из его ладоней вышли два ослепительно белых луча и принялись осторожно срезать соединения, удерживающие плененную душу. Не выдержав такого напора энергии, с неприятным хрустом треснуло толстое стекло. Но не разбилось. Серым сгустком метнулось вверх мутное облачко.
  - Вот и все. - Борис опустил руки. - Тетки так и нет?
  - Нет.
  - Значит, никто ничего не заметил. Трещину спишут на внутренне напряжение стекла. Пошли смотреть дальше.
   ---------------------------------------
  
   Валерия Юрьевна служила в музее смотрительницей уже давно. На это она потратила десять из своих тридцати пяти лет жизни. И вдвое больше времени она состояла на службе у магов. Девочку со слабыми способностями заметили, когда ей было пятнадцать. Но, использовать на что-то более серьезное, чем внештатный агент наблюдения, не решались. Слишком много у нее было комплексов и слишком неуравновешенный характер. Так что Валерия Юрьевна томилась в музее, присматривая потихоньку за экспонатами и заодно к людям, их осматривающим.
  Эти посетители в глаза бросались сразу. Слишком красива была девушка с необычными ушами. Ей под стать был мужчина. Пара сразу подошла к вполне обычному экспонату, возле которого посетители редко задерживались больше минуты и стали пристально в него всматриваться, о чем-то оживленно переговариваясь. Валерия на всякий случай спряталась за колонну. Девушка с острыми ушами завертела головой, как бы проверяя, есть ли кто в зале. Вот, наконец, они о чем-то договорились, и мужчина протянул вперед руки. Воздух под ними пошел рябью, хрустнуло стекло. Мужчина с девушкой опять обменялись парой фраз, огляделись и подчеркнуто спокойно пошли дальше осматривать экспозицию.
  - Вот оно, - Валерию Юрьевну трясло от возбуждения, - использование магии! Она дрожащими руками достала телефон и набрала заветный номер. - Говорит агент Шмыга. Да, из музея. У нас тут....
  
   -----------------------------------------
  
   Слежку Борис заметил почти сразу, как только они с Алисой вышли из музея. Вернее не слежку. Его внимание привлекли два внешне совершенно неприметных субъекта. Неприметных. Обычным зрением. Их аура светилась знакомым синим цветом заемной магии. Что, в общем- то уже заставило насторожиться. А когда дяденьки последовали за ними в метро, Борису стало ясно, что это вовсе не случайная встреча.
  - Алиса, - он тронул жену за рукав, - только не крути головой, за нами следят.
  - Кто? - Алиса стала озираться, - опять какой-нибудь чокнутый маг?
  - Сказал тебе, не крути головой. Не знаю кто они. Однако быстро сработали. Надо было после саркофага сразу уходить. А мы с тобой еще три часа по залам бродили. Понадеялись на то, что нас никто не видел.
  - Что будем делать?
  - Ну, уж не за собой тащить. Пусть подойдут поближе. Когда поезд подойдет к платформе, я их попробую менталом дезориентировать. И сразу в вагон. Пока они придут в себя, мы уже будем далеко.
  Так все и произошло. Только сгоряча Борис ударил силой, больше чем следовало. Оба преследователя повалились на перрон как подкошенные. Возле них тут же стали собираться любопытные. Дальнейшего Борис уже не видел. Поезд метро, набирая скорость, помчался по туннелю. Присмиревшая Алиса задумчиво смотрела в мелькающие за стеклом огоньки.
  - Оторвались?
  - Похоже.
  - Боря, а что это здесь везде на стенах такое неприятное. Как плесень или паутина мелкая?
  - Тоже заметила? Я еще, когда машину в ремонт ставить ездил, внимание обратил. Не знаю что это. Может Москва какие-то негативные эманации на свои подземелья оказывает, а может еще что-нибудь.
  До квартиры добрались без приключений.
  В понедельник Алиса, напуганная вчерашним происшествием, осталась читать книгу. Борис с утра один поехал в Останкино за шлемами. Шлемы оказались готовы. Мастер с гордостью щелкал ногтем по желтовато-зеленой коже в характерных квадратиках и демонстрировал удобство подвесов. Действительно, они получились легкими и довольно удобными. И, чего уж там говорить, очень красивыми. На обратном пути Борис, не заходя в квартиру, спустился в гараж. Подошел к укрытому полиэтиленом мотоциклу сдернул с него защитную пленку и ахнул. Перед ним сверкая хромом и черным лаком, стоял настоящий Харлей. Довольно высокое кожаное седло с маленькой складывающейся спинкой для второго пассажира, пахнущее воском и немного бензином. Узкое лобовое стекло, довольно простая панель с круглым спидометром и выстроившимися в ряд разноцветными лампочками, сдвоенная блестящая выхлопная труба. Мощный двигатель с водяным радиатором. Широкие колеса. Борис открыл одну из седельных сумок, там, как и говорил Будулай, был небольшой листок с описанием модели.
  - Харлей Девидсон Ве роад, - начал читать Борис, - так, высота по седлу, просвет, угол наклона вилки, колесная база.... О! Вот, бак без малого девятнадцать литров. Мощность сто двадцать лошадок. Скорость на спидометре размечена до трехсот километров в час, но это конечно чушь. Максимум сто восемьдесят попрет. Расход.... Про расход топлива, семь литров на сто километров пробега со скоростью сто, сто тридцать километров в час.... Да, машина - зверь!
  Захотелось сразу попробовать мотоцикл на ходу. Но ключи и документы были в квартире. Поэтому пришлось ехать наверх. Он зашел в лифт и поднялся к себе на этаж. Алиса по-прежнему валялась на диване с книгой. Услышав шум в прихожей, подняла голову, увидела вернувшегося Бориса, обрадовалась. Кинулась смотреть шлемы.
  - Я вообще-то собираюсь опробовать мотоцикл, - Борис рылся в шкафу, втаскивая кожаные штаны и сапоги, - еще майка и все... пойдешь со мной или читать будешь?
  - Наверно останусь, - Алиса смотрела на натягивающего штаны Бориса, - не вспотеешь?
  - Надеюсь, что нет. Зато если слечу, об асфальт задницу не сточу. Для этого байкеры кожу носят. Ну и красиво. Вот только в куртке действительно жарко будет. Летом обычно на майку специальный жилет одевают, но у меня его нет. - Борис посмотрелся в зеркало. Сапоги, штаны, черная майка и шлем. - А что, очень стильно получилось.
  - Красавец! - Засмеялась Алиса, - не думала, что мужики перед зеркалом тоже вертеться любят. Ладно, уж, иди. Если перед комплексом ездить станешь, рукой помаши. Я на тебя в телескоп любоваться буду.
  Харлей завелся с пол оборота, оглашая подземную парковку низким фирменным рокотом. Борис уселся на теплое сиденье и прибавил газу. С малой скоростью поехал по подземной парковке. Сделал пару кругов перегазовывая и проверяя тормоза. Освоившись, выехал на территорию комплекса и так же тихо двинулся вокруг пруда. Сделав полный круг, осмелел и направился к воротам. За ними тянулась практически пустая дорога, огибающая полукругом жилой комплекс и вливающаяся в проспект Вернадского. Борис прибавил газу, мотоцикл взревел и рванулся вперед.
  -Вот это да! Какая мощь! Не жрет, а прет!
  Уже на приличной скорости он вылетел на проспект и поехал по ходу движения. Не доезжая до станции метро, свернул на Ленинский, и обдуваемый летним ветерком поехал по второй полосе до Нахимовского. Перестроился. Свернул налево. И дальше, мимо театра Джигарханяна к станции метро Университетская и опять налево, замыкая круг на проспект Вернадского. Довольный, Борис запарковал Харлей в подземном гараже. Пока слезал с мотоцикла и снимал шлем, пискнула, автоматически включаясь, сигнализация.
  В квартире Алиса с восторгом встретила начинающего байкера.
  - Я тебя видела! Ты ехал так быстро, прямо летел. А почему мне рукой не помахал? Я ждала. Кстати, тебе кто-то звонил.
  - Звонил?
  - Да, по телефону, который здесь, в квартире.
  - Ну, это наверно Будулай. Я этот номер никому не давал. Если честно, я его до сих пор не знаю.
  - Нет, не Будулай. Спросили Бориса Сергеевича. И голос такой противный, слащавый. Когда я сказала, что тебя нет, повесили трубку.
  - Ничего, если очень надо, перезвонят.
  Непонятный звонок заставил заволноваться. Ему действительно перезвонили. Когда Борис принял душ, и они с Алисой сели обедать.
  - Борис Сергеевич? - Осведомился вежливый и действительно какой-то слишком ласковый голос.
  - Да, слушаю, - Борис попытался справиться с волнением, - чем обязан?
  - Вы меня не знаете, - продолжал голос, - а я о Вас наслышан. О вашей блистательной победе над этим маньяком Рустамом до сих пор говорят все архимаги столицы. Вы можете гордиться, стать темой для разговоров на целую неделю, это несомненный успех.
  - Вы может быть, представитесь?
  - Ах, извините, конечно. Можете меня называть Федором Кузьмичом. Меня все так называют.
  - Итак, Федор Кузьмич, что Вам от меня угодно?
  - Да вобщем- то сущие пустяки. Всего лишь пара вопросов. Слишком уж невероятны дошедшие до нас подробности Вашей победы. Навевает, знаете ли, на размышления. Интересно, как сила Вам досталась, да еще такая немаленькая.
  - А как Вы меня нашли?
  - Позвонил Будулаю наудачу. Вот и все. Дай думаю, посоветуюсь. События странные в Москве происходить начали. В музее какие-то хулиганы стекло разбили. Потом двое моих людей в метро без сознания свалились. Вы случайно ничего об этом не знаете?
  - Ничего, - Борис напрягся, - а что, ко мне есть претензии?
  - Что Вы, что Вы, никаких претензий. Правда, люди до сих пор в сознание не пришли. Но это мелочи.
  - И о чем же Вы со мной говорить собираетесь?
  - Ну как же, Вы стали хозяином довольно крупного анклава прямо в центре России. А присягу принимать? Договор заключать? Или Вы удельное княжество создать затеяли?
  - Ну, если даже так?
  - Не советую любезный Борис Сергеевич. Сейчас государство к вопросам сепаратизма очень серьезно подходить стало. И шуток на эту тему понимать категорически отказывается.
  - Так значит, Вы от государства со мной говорить будете?
  - Почти. Это можно, так сказать, будет предварительная беседа. - Голос собеседника внезапно стал жестким, - и не советую отказываться. Последствия Вам не понравятся.
  - Это угроза?
  - Ну что Вы,- Федор Кузьмич опять подобрел, - всего лишь предупреждение.
  - Где?
  - Знаете, любезнейший Борис Сергеевич, Штирлиц любил назначать встречи в зоологическом музее. Не будем ломать традиции. Я думаю в пять вечера. Зоологический музей на Большой Никитской. Найдете?
  - Найду, - буркнул Борис и бросил трубку. - С юмором у этой скотины все в порядке.
  
  
  
  
  Глава 12.
  
  
  
   Первые заботы.
  
  
  
  
  
   Змеи, змеи, змеи. Борис стоял возле приличных размеров серпентария, в котором ползали зеленые гады. За ним наблюдали. Но подходить, явно, не торопились. Яркие синие ауры в количестве четырех штук исправно и как они полагали, совершенно незаметно следовали за ним из зала в зал. Наконец, когда Борис буквально примерз к большому аквариуму со змеями, всем своим видом давая понять, что в ближайшие полчаса отходить от него не собирается, за спиной послышались мягкие шаги. Место было глухое. Что очевидно устраивало наблюдателей. Им было невдомек, что оно устраивало и Бориса. Ибо быть безвольной жертвой он никак не собирался. Итак, один за спиной. Остальные трое рассредоточились по залу. Двое перекрывают выходы. Один на подстраховке главного. От Бориса к головам магов потянулись тонкие белые нити, беря их под полное подчинение. Кроме того, который стоит за спиной. Мягкий ласковый голос, совершенно тот же, что звучал в телефонной трубке, негромко произнес: - Добрый вечер, Борис Сергеевич.
  Не оборачиваясь, Борис постучал по стеклу, стараясь привлечь внимание, какого-то особенно зеленого пресмыкающегося.
  - Не вижу в нем ничего доброго Федор Кузьмич....
  - Однако нервы у Вас .... - Маг был явно обескуражен спокойствием стоящего к нему спиной собеседника, - неужели не боитесь? - От него к Борису протянулся тонкий синий луч и безуспешно стал тыкаться в плотную ауру, стараясь пробить ее в районе головы. Борис, наконец, повернулся и насмешливо посмотрел на Федора Кузьмича. Высокий. Лысоватый. Породистое лицо. Глаза на выкате. Молчание затянулось.... Синий луч все так же безуспешно упирался в голову, маг мрачнел. Борис сглотнул слюну, борясь с внезапным хищным желанием впитать в себя чужую силу, и сочувственно посмотрел на собеседника.
  - Ну что, не получается? - Федор Кузьмич смотрел на него уже с откровенным испугом. - Не по силам я Вам оказался? Видимо не очень ВЫ, любезнейший, в мою честную победу над Рустамом поверили. Думали, что там за меня все Будулай сделал?
  Борис сделал шаг от аквариума и развернулся вполоборота. Федор Кузьмич поворачиваясь за ним, наконец, заметил неестественные позы своих помощников. Теперь его лицо стало выражать ужас.
  - Да не переживайте так, - теперь уже развеселился Борис, они сейчас слышат вполне обычный разговор о... скажем вот об этих чудесных змеях. Вы же не собирались меня здесь захватывать?
  - Нет, что Вы, только разговор.
  - С позиции силы?
  - Это как получится....
  - Считайте, не получилось. Так что теперь вопросы буду задавать я. Рассказывайте милейший, кто вы таков, откуда и кто Вас послал. Все как обычно в таких случаях. Или мне показать Вам персонально как я могу брать под контроль человека?
  - Ради Бога, не надо.
  - Надо же. Вы еще и в Бога верите.... Не ломайтесь как девочка, Штирлиц. Впрочем, какой Вы Штирлиц? Это еще неизвестно, кто тут из нас двоих Штирлиц, а кто пастор Шлаг. Старик, вы так и не научились ходить на лыжах? Не ссыте, я Вам дам лыжи и парабеллум и мы с Вами уйдем в горы. Не хотите поближе к Швейцарской границе?
  - Прекратите. - Федор Кузьмич чуть ли не задохнулся, - я все расскажу.
  - Так-таки все?
  - Все что Вас интересует. Меня действительно зовут Федор Кузьмич. Я Архимаг из Таганрога.
  - Как же без вас Таганрог поживает?
  - Там управляющий. Я уже лет пятьдесят вхожу в Совет Архимагов. Живу в Москве.
  - Вот как. Любопытно. А кто ваш совет курирует от государства?
  - Бешеный Генерал....
  - Не понял?
  - Троекуров. Генерал Лейтенант. Его бешеным зовут за совершенно дурной нрав.
  - Каких войск? И как его по имени отчеству?
  - Вы не понимаете, существует специальный отдел в ФСБ. Засекреченный. Даже в нем истинное положение вещей знает исключительно узкий круг руководства. Сам Троекуров. Петр Ильич, кстати. И трое его заместителей. Остальные думают, что занимаются обычной агентурной работой. Петр Ильич сам сильный маг. Не архи конечно, пожиже.
  - Значит здесь Вы по его заданию?
  - Да. Но мне самому было интересно разобраться.
  - В чем? Чем я так для вас необычен? Ну, появился в провинции еще один сильный маг. Ну, убили по слухам сообща два мага опасного отморозка. Так такое, как я понял, в провинциях достаточно часто происходит.
  - Рустам выполнял разные деликатные поручения для Троекурова. Потом интересен источник Вашей силы. И Ваше нежелание принять магическую клятву.
  - В целом картина мне становится ясна, - Борис машинально потер лоб, - теперь о Ваших дальнейших перспективах....
  - Вербуете?
  - Помилуйте, а куда Вам после этого разговора деваться? Я Вас конечно отпущу. И даже мозги не поджарю. В любом случае. Если на меня не нападете. Вашему генералу, касательно источника силы, можете рассказать о моем летнем отпуске в Карелии.
  - Он действительно был?
  - Это неважно. Сколько он это будет проверять? Недели две? Мне нужно выиграть время. Один вопрос. Почему так быстро раскололись? Я ожидал более активного сопротивления. Может быть это часть игры?
  - Нет. - Федор Кузьмич потупился, - Вы действительно Антимаг?
  Борис улыбнулся, - дошли, значит, слухи.... Вы, опытный человек, поверили бредням кучки Рустамовских уголовников? Не ожидал. Но чтобы отмести ненужные подозрения, отвечу прямо. Нет! Просто я намного сильнее Вас. Будулай сравнил меня с магами древности. Вы имеете представление, сколько ему лет. Можно доверять его опыту? Что касается Вас, мне не нужен слуга или агент. Другом, извините, представить Вас не могу. Мне нужен лояльно настроенный человек в Совете. Единственное, чего я хочу, чтобы меня оставили в покое. И Совет и ФСБ. Вот скажите, если с Троекуровом что-нибудь произойдет, долго его преемник в дела вникать будет?
  - Не имею понятия. Но судя по всему, если не будет оперативных сводок, то долго. Возможно, про Вас действительно на некоторое время забудут. Но не представляю, как это можно провернуть. У него очень плотная охрана.
  - Это не Ваша забота. Вот Вы, Федор Кузьмич, с ним обычно на Лубянке встречались?
  - Когда как. Иногда на Лубянке, иногда на служебной квартире. Да он особо и не скрывается. Кого ему бояться?
  - В какой подъезд на Лубянке ходили?
  - В семнадцатый.
  - Генерал тоже оттуда выходит?
  - Да. Но там же видеокамер полно.
  - Это не Ваше дело. Неужели Вам в голову могло прийти, что я на него прямо возле подъезда напасть вздумаю.
  - Кто Вас знает.
  - Ладно. - Борис оглядел композицию из застывших магов, - разговор пора заканчивать. Пусть все выглядит, так как будто я от Вас попросту сбежал. Они придут в себя через пару минут после моего ухода. И еще одно, спрошу как историк. Тогда, в двадцать пятом, Александр действительно умер?
  - Государь действительно почил.... - Федор Кузьмич со скорбным лицом сделал паузу, - все остальное просто досадное недоразумение.
   Борис распахнул тяжелую музейную дверь и выскользнул на тротуар. Тотчас с неприятным шлепком в нее вошла пуля. Как раз на уровне головы. Выстрела слышно не было. Он согнулся, укрываясь за припаркованной машиной, и перевел дух. Предчувствие не обмануло. Не могли люди из конторы так просто, без подстраховки послать своего агента на переговоры к непонятному персонажу. Огляделся истинным зрением.
  - Так, на крыше и в автобусе напротив входа. На крыше один. В автобусе ни много ни мало десять. Целая группа захвата. Вооружены. Все напряженно всматриваются. Гадают, попал стрелок или нет. Слишком быстро для них двигался клиент.
  Наконец дверь в автобусе приоткрылась, и на тротуар выскользнул человек. Перешел улицу и стал осторожно приближаться к машине. Борис пригнулся сильнее.
  - Я мертв. Я мертв. - Во все стороны от него пошла жемчужная волна. - Вот я лежу с простреленной головой. Лужа крови и серые клочки мозгов. Все, как видел в Афгане.
  Судя по расслабившемуся киллеру, морок получился удачный. Он что-то проговорил в воротник и сделал рукой неопределенный жест. Стрелок на крыше исчез. Мужчина спокойно вернулся в автобус. Через минуты три туда же скользнул невысокий человек с небольшим чемоданчиком. Автобус уехал. Борис поднялся, отряхнул пыль с коленок и отошел за угол, где стоял мотоцикл.
  - Вот ведь как с испугу получилось. Будулай меня этому не учил. Действительно, когда прижмет, еще не так раскорячишься.
   Дверь в зоологический музей снова открылась, и из нее вышел Федор Кузьмич со своими помощниками. Они с дикими лицами смотрели на то место, где только что прятался Борис. Видимо иллюзия получилась на редкость устойчивая. Маги о чем-то быстро переговорили, потом, стараясь не приближаться к месту где, по их мнению, лежал труп сели в соседний автомобиль и уехали. Борис был доволен. По крайней мере, пара дней у него теперь в запасе были.
  В квартире ждала взволнованная Алиса.
  - Я тут чуть по стенкам бегать не начала, - пожаловалась она Борису, повиснув у него на шее, - как прошло?
  - Лучше чем могло бы быть, но хуже чем хотелось. Теперь все заинтересованные лица, по крайней мере, трое суток будут уверены, что я мертв.
  - Тебя пытались убить?
  - Так, немножко. Впрочем, надо звонить Будулаю. Без него мы из этой ситуации не выкрутимся.
   Будулай почти не прерываясь на уточнения выслушал Бориса и сделал вывод, - квартиру надо покинуть. Завтра с утра пораньше собирайте самое необходимое и поезжайте на МКАД, найдите кафе на восемьдесят седьмом километре. Там целый комплекс. Ждите меня в Обжорке. Я постараюсь быть к одиннадцати утра. До этого из квартиры никуда не выходите, и на звонки не отвечайте.
   Утром, растолкав недовольную спросонья Алису, Борис быстро привел себя в порядок и стал собирать вещи. Скоро к нему присоединилась уже умывшаяся жена. Тряпок собралось на две сумки. Пришлось связывать их бечевкой и перекидывать через седло мотоцикла. Ноутбук Алиса бережно прижимала к груди. Когда выехали за ворота комплекса, еще раз огляделись. Ни в обычном, ни в магическом зрении, слежки не обнаружилось. Прибодрившийся Борис вывел Харлей на Ленинский проспект, а с него на МКАД. Пришлось огибать почти половину города. Вот, наконец, дорожный указатель показал Бибирево, а потом появилось долгожданное кафе. Машин возле него не было. Что в общем то и не удивительно, оно только что открылось. Супруги расположились за столиком и заказали блинчиков со сметаной и по большой кружке горячего чаю. Через некоторое время, вглядевшись в оконное стекло, Борис увидел подъехавший Хаммер. Из него вышли двое охранников и заглянули в зал. Увидев мирно сидящих за столиком Бориса и Алису подали знак. Из машины полез Будулай. Вошел, подошел к столу и тяжело опустился на стул рядом.
  - Уф... почти всю ночь ехали. Растрясло. Что вы едите? Блинчики? Я тоже хочу.
  - Между прочим, здравствуйте, - съехидничала Алиса, - блинчики сейчас закажу. Чай будете?
  - И чай тоже. Здравствуйте. После нашего разговора никаких изменений в ситуации не было?
  - Нет, - Борис отхлебнул поостывшего чаю, - добрались, вроде, без хвоста.
  Будулай кивком поблагодарил принесшую порцию официантку, скрутил блинчик в трубочку и щедро окунул ее в пиалушку со сметаной. С аппетитом зажевал. Борода и усы тут же испачкались. Не обращая на это внимания, продолжил, - вуунаа....
  - Что?
  - Вкусно! Люблю блинчики. Только ем редко. Так, жить мы будем неподалеку отсюда. Там нас вообще хрен найдут. Коттедж арендует мой человек. Официально здание в продаже. Ни по каким базам информация о жильцах не проходит. Прямых привязок тоже нет. - Он подозвал одного из охранников, расположившихся за соседним столиком. Тот выложил из пакета два сотовых телефона. - Это вам. Номера анонимные. Не определяются. Старые давайте мне. Теперь нас так просто не найти. - Будулай дожевал блинчик, аккуратно вытер бороду и встал. - Поехали. Сумки отдайте в машину и следуйте за ней. Не отставайте.
   Борис завел мотоцикл, дождался пока Алиса вскарабкается за спину и вслед за Хаммером выехал на кольцевую. Через некоторое время свернул за ним на Ярославское шоссе. Проехали еще километров десять. Показалась водная гладь Учинского водохранилища. Свернули еще раз и подъехали к высокому двухэтажному особняку под коричневой черепичной крышей. Будулай одобрительно оглядел поросший редкими деревьями участок.
  - Хорошо. Свежий воздух.... До воды здесь с полкилометра будет, хотя в доме есть бассейн. Думаю, тут нам будет удобней, чем в Москве. В доме есть все необходимое. Можете занимать любую спальню на втором этаже. К вечеру прибудет повар и прислуга.
  - А прислуга, того, надежна?
  - Насколько это возможно. Абсолютно посторонние люди. Их по моему поручению вчера наняли в Рязани. Кстати, здесь хорошая сауна. Может, освежимся с дороги?
  - С удовольствием,- Борис посмотрел на Алису, - ты как, поучаствуешь?
  - Сидеть голой в жаре? Да еще в обществе двух потных голых мужиков? - Она фыркнула, - лучше в одиночестве душ приму.
  Охрана уже заводила машину и мотоцикл в гараж. Алиса и нагруженный сумками Борис вошли в холл.
  - Просторненько здесь, - Алиса дотронулась рукой до большого камина, - и гламурненько. Пошли наверх.
  Наверху она быстро выбрала светлую спальню и принялась выкладывать вещи в шкаф. Борис снял изрядно пропыленную майку и штаны и замер, не зная, куда их деть.
  Алиса заметила его затруднение, - положи на пол, я потом постираю. Вот чистые шорты и полотенце. Будулай, небось, в сауне уже заждался.
  Будулай, без рубашки, стоял возле бассейна. Увидев Бориса, заулыбался.
  - Не спеши. Пусть парилка получше нагреется. Я проверил, пиво здесь есть. Правда, баночное. Я своего орла в поселок за продуктами послал. Чтобы закупился недели на две как минимум. Вот приедет повар и будет у нас вечером торжественный ужин в узком кругу. А пока попаримся и заодно о делах поговорим.
  Парная оказалась хороша. Вволю настегав руг друга вениками, мужчины устроились отдыхать в предбаннике, который имел вид гостиной среднего размера. Все отличия, пожалуй, составляли в мраморном полу и мебели, не впитывающей воду. Разомлевший, красный как рак, Будулай принялся рассуждать о магии.
  - Да, времена нынче не те. Виданное ли дело, пусть и сильный, но абсолютно неопытный маг как детишек обманывает и государство, и совет магов. Причем так что, по моему мнению, они еще месяц думать будут, что это вообще такое было.
  - Да, времена не те, - подхватил Борис, - раньше и трава зеленее и вода мокрее была.... Стареешь что ли?
  - А ты не прикалывайся. - Будулай почесал волосатую грудь с прилипшим к ней дубовым листком. Наткнулся на него пальцами, поднес к глазам и стал с интересом рассматривать, - вот проживешь хотя бы пару тысяч лет, тогда и поймешь. - Отбросил листок в сторону, отхлебнул из банки, поморщился, - не знаю, что в мире такого случилось, но примерно две тысячи лет тому назад с земли стали исчезать все, кто имел свою собственную силу. С ними ушли знания. Остались только слухи. Причем один страшнее другого. Легенда про Антимага из той же обоймы.
  - Как ты думаешь, с чем это было связано?
  - Не знаю. Могу только предположить. Мое мнение, дело в том, кого вы Христом называете. Я в те времена в других местах обитал. Все что произошло тогда в Палестине, знаю по рассказам Симона.
  - Еще один маг?
  - Да, правда, не очень сильный. Но, как сейчас говорят, пиарщик от Бога. Саморекламой занимался вовсю и с этого имел неплохой гешефт. После тех событий он надолго с востока исчез. Я встретился с ним в Германии. Он мне и рассказал, как там на самом деле было.
  Звали Христа конечно не так. И никаким сыном Божьим он конечно не являлся. Просто был очень одаренный магически молодой человек. Папашка его тоже никаким плотником не был. Имел, правда, мастерскую по ремонту телег. Типа сегодняшнего автосервиса. Вобщем, был представителем среднего бизнеса. Тогда таких, фарисеями называли. И ничего обидного в этом не было. Означало оно просто 'Отделившиеся'. В те времена еврейский народ зажил более или менее благополучно. Как и везде, общество стало разделяться на олигархов, Саддукеев, в руках которых были основные богатства и контроль над религией. Жрецы были на их стороне. Знакомая картина, не правда ли? Были еще Ессеи. Это типа старообрядцев. Заявили, что слишком много иностранцев появилось. Дескать, невыносимо честному еврею рядом с такой пакостью существовать, и удалились подальше в глухие места, чтобы там им никто не мешал жить по законам предков. Ну а фарисеи, этакие новые иудеи тех времен хотели большей экономической свободы. Во вторых ратовали за более разумное исполнение Моисеевых законов. - Будулай поморщился, - Моисей. Знал я этого персонажа. Заика и ужасно упертый тип. Да Бог с ним. Лозунг ' не человек для субботы' вовсе не Иисус придумал. Это один из основных лозунгов фарисеев. Так как Ессеи добровольно из политической борьбы выбыли, основными противниками стали крупные олигархи со жречеством с одной стороны и недавно разбогатевшие небольшие предприниматели с остальным народом с другой стороны. Все знакомо?
  - Да, - пораженный Борис впал в задумчивость, - действительно, что было, то будет. Прав Экклезиаст....
  - Вот в такой политической обстановке и произошла инициация молодого мага. Молодость есть молодость. Кто из нас в молодости не был революционером? А он к тому же еще был большим идеалистом. Учителей у него не было. Что с ним случилось, не понял. Появившиеся способности объяснил прямым вмешательством Бога. А тут, похоже, ему и впрямь с небес стала информация поступать. Там наверно очередная волна на гуманизацию человечества подоспела. Подучили его кое-чему, да идейки нужные вложили. И пошел новоявленный пророк проповедовать и чудеса направо и налево совершать. Кончил он реально плохо. Но, конечно, на третий день не воскресал. Эффект от его проповедей оказался не тот на который на верху рассчитывали. Каждый ведь понимает в меру своей информированности. Он говорил: ' мы все дети Божьи'. Толпа старательно запоминала: 'Иисус сказал, что он сын Божий'. Он поправлял: ' не я, а все мы'. Толпа записывала: 'мы рабы Божьи'. От таких выводов он действительно практически сам на крест полез. Перед смертью собрал всех учеников, и простейший ритуал с чашей провел по разделению силы. Все что было, отдал до капельки. После ученички, которые всю силу Христа между собой разделили, стали воду в обществе мутить. Каждый пророком сам захотел заделаться. Их и поперли из Иерусалима. Осталась только семья, которая сначала вела себя довольно тихо. Расселились ученики по всему ближнему востоку, и давай проповедовать. Тут как раз к ним мой знакомый Симон подкатился. Очень хотел силу увеличить. Попросил продать. Все равно, мол, пользоваться толком не умеете. Его послали. Он обиделся и ушел. Вот собственно и все. Зато как потом это дело в Новом завете расписали.... Приключенческий роман написать можно.
  - Как же тогда из этих авантюристов такое дело выросло? - Борис аж привстал с кресла, - судя по твоим словам люди, они пустые были.
  - Пустые, - согласился Будулай, - зато Савл талантлив.
  - Савл?
  - Ну, тот, кого апостолом Павлом называют. Он как римский гражданин имел еще латинское имя. По нему в историю и вошел. Кроме того, занимался для Саддукеев оперативной работой. Выискивал крамолу. Этакий КГБ иудеи. Именно он и придумал первых христиан как агентуру использовать. Поэтому структурировал ее. Выстроил вертикаль власти и стал активно пропагандировать не только среди евреев, но и среди других народов. Свои агенты нужны везде. И поперли в христианство изгои, рабы, проститутки, бомжи. У разведок нет отбросов, есть только кадры.... Ни один приличный человек того времени в христианство не пошел. Разве что откровенные фрики. А им все равно, что голову в синий цвет покрасить, что десять колец в пупок, что в христианство. Лишь бы со скандалом выделиться.
  - Выходит все на деньги разведки делалось?
  - А ты думал, на любви к ближнему? Ты почитай внимательно послание апостолов. Вполне канонические, кстати. Как только до раздела бобов доходит - вся любовь куда-то теряется. А потом мышь съела гору. Христианство оказалось настолько хорошо организованно, что постепенно перестало нуждаться в чьем либо опекунстве.
  - Да, - пораженный рассказом Будулая Борис задумался, - я наверно теперь на церкви спокойно смотреть не смогу. Слишком все грязно.
  - А вот так не надо. - Будулай строго погрозил пальцем, - народ - то в чем виноват? Идея- то и впрямь замечательная. А сколько действительно поразительных подвигов люди ради нее совершили. Сколько замечательных произведений искусства было создано, скольким она дала утешение? Церковь как организация сама погибает. Под грузом своих же недостатков. К чему нам, долгоживущим этот процесс подталкивать? Среди верующих немало замечательных людей. Зачем их обижать? Знаешь и молчи. Просто выводы делай.
  - А причем здесь Христос и маги?
  - Я уже говорил, что наверху такое развитие событий абсолютно не предполагали. Похоже, что испугались они. И стали всех кто собственной силой обладал как-то изымать.... Чтобы никто по примеру Христа не вздумал мир переворачивать. А нынешние, - он с пренебрежением сплюнул, - ни на что не способны. Так, жалкие остатки былой роскоши. Все источники силы не проконтролируешь. Их слишком много. Люди к ним все равно с завидной регулярностью попадают. Убивать? Тоже не дело. Ну и оставили их в покое.
  - Еще нас бы все в покое оставили, - ввернул Борис.
  - Нас не оставят. Хотя на этот раз высшие силы нам помогают, земным мы как кость в горле.
  - Что делать - то будем? Узнать бы побольше про генерала, который в меня пострелять решил.
  - Про генерала? - Будулай опять почесал грудь, - так что нужно, я итак знаю. Встречался с ним. Приходилось. Мягко говоря, нехороший он человек. Сейчас над ним только президент. Да и ему он ничего толком не докладывает. Использует Совет и магов как своих слуг. Только к нему близко не подобраться. Он везде с очень серьезной охраной и весь в амулетах, как елка в игрушках. Думаешь, мы одни такие умные? Да практически все маги мечтают его прикончить. Просто спят и видят. Да только пока ни у кого не получилось.
  - Где он живет известно?
  - Нет. Знаю только, что семьи у него нет. Любит с молоденькими магичками побаловаться. Жаловался бабам на одиночество. Но, к его чести, надо сказать использует их только добровольно и на служебной жилплощади. Желающих к такому крутому мужику в постель заскочить более чем достаточно.
  - Что и никак не проследить где он обитает?
  - А как? Слежку на машине он сразу определит. Заедет в безлюдное место и из гранатомета расстреляет. Было уже такое.
  - А что если... - Бориса осенило, - бантик ему привязать?
  - Какой бантик?
  - Ну, бантик. Как ты меня учил. Дождемся, когда он со службы пойдет. С тридцати метров я ему свободно маяк на погон привяжу. Ночью он в постели с охраной спит? Китель, небось, в шкаф вешает. Или даже если на стул.... А тут я!
  - Не 'я', а мы.
  - А как я тебя за собой протащу?
  Будулай снисходительно посмотрел на Бориса, - не переживай ученик, научу. Кстати, пока я тебе про Христа рассказывал, еще про один фокус вспомнил. Давненько такого никто не делал. Но у тебя наверняка получится.
  - Что за фокус?
  - А помнишь, как Иисус пятью хлебами и двумя рыбинами кучу людей накормил? Думаешь, они сами у него в мешке в геометрической прогрессии размножались? Вещи можно двумя способами делать. Тот, что в Евангелии описан, называется мультипликация. Или копирование.
  - А другой?
  - Другой - по методу джинов. Банальное воровство. Узнать, где лежит то, что тебе нужно и через астрал это нужное спереть. Заказываешь себе жареного поросенка и вот он перед тобой. А на банкете какого-нибудь депутата этого поросенка уже нет. Испарился на глазах изумленной публики. Оба этих метода давно уже не используют. Не по способностям. Не могут современные маги к информационному полю земли подключаться. В доступе отказано. Только некоторые, как хакеры ,время от времени подключиться пробуют. Их быстро оттуда выбрасывает. Но кое-какую информацию иногда урвать удается.
  - Сам-то откуда об этом знаешь?
  - Не первый день на земле живу. Да и учительница у меня хорошая была. Много рассказывала, даже то, что вроде и не пригодится никогда. Да вот пригодилось. Раньше мага можно было куда угодно голым закинуть. Даже в Антарктиду. Через пять минут у него уже и еда и одежда и дворец готов. А сейчас?
  
   На следующий день с утра Будулай позвал Бориса на обучение. Они отошли от дома на некоторое расстояние и уселись на теплую хвою посреди редких сосен. Борис приготовился слушать.
  - Начнем с легкого, - Будулай поерзал, устраиваясь поудобнее, - перемещение по маяку ты уже освоил. Перемещение с грузом практически любой массы отличается только в деталях. Масса зависит от силы мага. Как с гирей. Слабый поднимет килограмм тридцать, тяжелоатлет поднимает штангу весом за двести килограмм. Пределов твоей силы я не знаю. Но думаю, что свой мотоцикл ты утащишь без труда. Для этого ты должен создать сферу из лучей своей энергетической оболочки и заключить туда вместе с собой перемещаемый предмет. Потренируйся в создании сферы. Смотри на меня и повторяй.
  Будулай замер. Его аура начала расти во все стороны и остановилась, достигнув в величину около двух метров в диаметре. Борис так же выкинул из головы посторонние мысли и представил, что его аура расширяется от него во все стороны. Ничего не вышло. Обескураженный он попробовал еще раз. Опять не получилось. Тогда он выпустил из себя лучик и стал его плести вокруг себя, пробуя создать шар. Ничего не вышло. Борис посмотрел на ехидно улыбающегося Будулая.
  - Не выходит....
  - Это чтобы ты не думал, что все так просто. Нормальные ученики такие элементарные вещи на первом году обучения учатся делать. На самом деле не пытайся что-то из себя выдавить. Представь, что твое тело увеличивается. Ну, давай, стань размером со слона, попробуй.
  Борис попробовал. Его как будто разнесло в разные стороны, он стал прозрачным как туман. И этот туман окутал и самого Бориса и сидящего рядом Будулая и сосны и Дом.
  - Стоп, стоп, - услышал он голос учителя. - Давай сдувайся. Я про мотоцикл говорил. Так я ошибся. Ты можешь весь дом с участком с собой захватить. Не надо так сильно. Достаточно метра. Слон должен быть маленьким. Только контролируй себя получше.
  Еще пара попыток и у Бориса стало выходить как надо.
  - Теперь, - продолжил Будулай, - поставь маяк куда-нибудь на ограду. Бери меня в свой круг. Да землю не черпай, перемажемся, а здесь яма будет. Теперь начинай создавать точку перехода. Главное не забудь, не на маяк, а рядом. Не хватало мне на старости лет на заборе повиснуть. Я сказал рядом!
  Воздух знакомо схлопнулся. Они с магом оказались возле забора.
  - Получилось!
  - Да, - Будулай выглядел довольным, - я все-таки боялся, что ты в забор впишешься. Но ничего, давай еще раз.
  Еще раз получилось на отлично.
  - Теперь, - Будулай заозирался, - вот хотя бы скамейка. Бери ее и прыгай из одного конца участка в другой. До обеда.
  Борис захохотал, - ты мне старшину напомнил. Прямо как в армии. Надо же, до обеда!
  Смех смехом, но тренировался он добросовестно. Пока его не пришла звать на обед Алиса. Она с любопытством смотрела периодически появляющегося со скамейкой мужа и улыбалась.
  - Ты прямо Фигаро здесь, Фигаро там.... Обедать пошли, человек - молния со скамейкой. Скамейку можешь оставить здесь. В столовой стулья есть.
  После обеда Борис исчез из столовой прямо со стулом. Будулай нашел его на прежнем месте, сидящем на уворованном из столовой стуле и с наслаждением курящего сигарету.
  - Продолжим занятия?
  - Будулай, дай докурить. Сигарета после еды - это святое.
  - Хорошо, кури и слушай. Перемещение, я смотрю, ты освоил хорошо. Теперь попробуем подключиться к информационному полю планеты. Как это делать я, сам знаю только теоретически. Мне говорили, что нужно сконцентрироваться и послать луч силы к перистым облакам. Что-то вроде того. Очень поэтически. А потом, дескать, все само собой получится. Или не получится....
   Борис легкомысленно, ничуть не заботясь о концентрации глубоко затянулся остатками сигареты и выпустив табачный дым в зенит метнул туда же ослепительный луч ставший у него последнее время с какими - то перламутровыми тонами. И тут же получил ментальный удар. Окурок выпал из ослабевших пальцев. Зрение отказало. В переплетении тончайшей паутины, которая оплела его с ног до головы, показался просвет. Разговаривали двое.
  - Я точно тебе говорю, был сигнал.
  - Да тебе опять почудилось. Какие могут быть сигналы.
  - Точно был. Небось, опять какой-нибудь экстрасенс шалит. Вот я ему сейчас по лучу вирусняк сброшу. Низших духов. Самодублирующихся. Задолбали эти мистики. Пусть теперь месяц от барабашек в своей квартире отбивается. Будет чем на досуге заняться.
  - Это ты хорошо придумал. Вот он родимый, трепыхается.
  Голоса явно приблизились вплотную. Борис закрутил головой пытаясь разглядеть говоривших. Но у него ничего не получилось. Голоса впрочем, продолжали разговаривать.
  - Смотри, как колбасит болезного, такое ощущение складывается, что он нас слышит. Скидывай его поскорее и пошли пивка долбанем.
  - А процедура?
  - Вот тебе охота время терять. Авторизацию никто уже две тысячи лет не проходил.
  - Это пара минут. Порядок есть порядок.
  В голове у Бориса зачесалось. Прямо под черепной коробкой. Голоса продолжали.
  - Так, логин.... Логин опознан! Невероятно. Ник, знаешь у него какой?
  - Какой?
  - Альтер Локус.
  - Ни фига себе. Подожди, сейчас генетический пароль проверяется. Есть! Юзерский доступ ко всем нижним и среднему сервакам.
  - Ты умер когда? До сих пор запомнить не можешь. Здесь не серваки, а массивы. Доступ пользователя к нижнему и среднему массивам.
  - А ты на радостях ожидал, что у него и к верхнему будет? К верхнему только папа доступ имеет.
  - Римский?
  - Блин, темнота! Какой Римский. Ты еще про Папуасов вспомни. Я про Великого Отца говорю. Сейчас коннект налажу.
  В голове Бориса что-то зашуршало, в ушах щелкнуло.
  - Как слышите? Как слышите? Пользователь Альтер Локус, как слышите?
  - Я вас, раздолбаев, давно уже слышу!
  Голоса замолчали. Наконец один решился.
  - Эй, мужик, ты кто?
  - Кто? - Борис развеселился, - да вот бежал мимо вашего компьютерного салона, дай думаю, милой письмецо на мыло сброшу. Не возражаете? Ну и по порносайтам полазить захотелось. Порнуха у вас на нижнем массиве хорошая?
  Голоса опять замолчали.
  - Ладно, - пошел в наступление Борис, - не заморачивайтесь парни, как тут у вас информацию скопировать можно?
  - Это просто, - ответил один из голосов. Нажимаешь на правую кнопку мыши....
  - Ты что, идиот? - перебил его другой голос, - на что он у себя там внизу нажимать будет? На свою морковку? Делать надо так, представляешь себе нужное и делаешь запрос в сеть. Соединения у нас быстрые. Ответ получишь немедленно. Выделяешь лучом силы то, что хотел и по нему же посылаешь запрос на копирование. Если вещь тяжелая, скачи в сторону - придавит. А если легкое - прямо в руки свалится.
  - Только баб не копируй, - добавил первый голос, - если ты не некрофил, конечно. Получишь мертвую тушку. Люди копированию не поддаются. С рыбой или свининой проще, не надо забивать.
  - А есть можно? - поинтересовался Борис.
  - Конечно! Абсолютно точная молекулярная копия.
  - Еще ограничения есть?
  - Нет, - ответил второй голос, - информация поступает с душами непрерывно. Мы в курсе всех последних новинок.
  - Ладно, мужики, мне пора. Вы мне автоматическое распознавание поставьте, ну типа по ай пи адресу. Чтобы больше на авторизацию времени не терять.
  Последнее что услышал от них Борис - это дружное 'Сделаем!' и провалился сквозь туман к земле.
  Обнаружилось, что он лежит в гостиной на диване. Возле него с встревоженными лицами стояли Алиса и Будулай. Алиса ругалась.
  - Дурацкие эксперименты. Он уже час не шевелится. Если ты его угробишь, я тебя в унитаз по кусочкам спущу.
  - Ничего с ним не сделается, - смущенно гудел Будулай, - все абсолютно безопасно. В случае неудачи только головная боль. Инфосеть или принимает или нет. Она еще никого не убила. Смотри, он открыл глаза.
   Борис рывком сел. Настроение было прекрасное, как будто всласть выспался. Хотелось похулиганить. Глядя на участливые лица жены и мага, он представил себе холодную, в капельках конденсата, бутылку голландского пива Grolsch, сформировал запрос. Тонкий луч уперся в небо, и через секунду на подставленные руки шлепнулась мокрая и холодная бутылка. Борис, с гордостью глядя на вытянувшиеся лица друзей, щелкнул металлическим фиксатором, удерживающим крышечку и сделал приличный глоток. Пиво соответствовало. Будулай молча, отобрал у него бутылку и тоже приложился. Борис тут же невозмутимо намагичил себе бутылку темного Гиннеса.
  - Я темное больше люблю....
  - Получилось! - Ликующе заорал Будулай. Пиво из наклонившейся бутылки щедро оросило ковер. -Ну и как?
  - Оказалось, что вся информация на меня там уже была. Не надо никаких дел с похищением поросят с обильных столов депутатов. Вот посмотришь, - он дружески хлопнул Будулая по плечу, - я и для тебя дружище, гостевой доступ сделаю.
  - Все вам мужикам пиво пить, - заворчала обиженная вниманием Алиса, - раз научился, мог бы и чего дельного сотворить.
  Тут же к ее ногам шлепнулась богатая норковая шуба.
  - Немного не по сезону, - Борис шутливо поклонился, - на, владей.
  Подобревшая жена утащила свою добычу куда-то наверх, мерить. С лестницы донесся ее звонкий голосок, - ты, главное, вовремя мамонтов убивай, и шкуры домой приноси. Вот я и буду довольной.
  На втором этаже тут же раздался глухой шлепок, как будто уронили матрас, послышался невнятный возглас Алисы. Мужчины переглянулись и, не сговариваясь, бросились вверх по лестнице. По всему немаленькому пространству холла второго этажа раскинулась необъятно большая шкура, покрытая жестким коричневым волосом. В центре под ней активно шевелился горбик. И передвигался к краю. Наконец край откинулся и из под него выглянула прижимающая к себе шубу мокрая и пыльная как мышь Алиса. Шкура добротно воняла.
  - Что это? - Алиса с недоумением посмотрела на давящихся от смеха мужчин, - я иду себе, а тут сверху шлеп. И темнота. А запах...
  -Это то, дорогая, что ты только что мне заказывала, - Борис нагнулся и потрогал край подозрительного ковра.
  -Шкура мамонта. Хорошо, что хоть не свежеободранная. Владей на здоровье!
  - Ах вот вы как, - Алиса в гневе сжала кулачки и кинулась на уже откровенно ржавших мужчин, - сейчас же убирайте отсюда эту гадость, а то я сама с вас шкуры поспускаю...
   После того как на втором этаже был наведен порядок Будулай и Борис устроились в гостиной, и пили сотворенное Борисом пиво. Под пиво хорошо шли раки. Грязное, слегка помятое сбоку, закопченное огнем ведро с красными раками и торчащими вверх ветками укропа. Все как запомнил Борис на далекой, случившейся восемь лет назад, рыбалке. Ведро не гармонировало с шикарной обстановкой гостиной, но Будулая и Бориса это волновало меньше всего. Они с упоением разламывали блестящие панцири и высасывали лапки. Над столом стоял вкусный укропный дух. На запах спустилась, наконец, насладившаяся шубой Алиса. Оглядела мужчин и снова надула губы.
  - Я раков тоже люблю. Почему не позвали?
  - Не хотели тебя отвлекать, - попытался оправдаться Борис, - какое пиво будешь?
  - А ты, какое пьешь?
  - Гиннес темное.
  - Тогда мне светлое.
  - Вот тебе светлое, - в подставленную ладонь Бориса шлепнулась еще одна бутылка, - кстати, Будулай, я ведь нашего генерала ни разу не видел. Тебе подходить к нему близко нельзя. Он тебя знает. Придется идти мне, а ты в каком-нибудь переулочке подежуришь. Можно организовать фото?
  - Фото? Вот так прямо сейчас? Затруднительно. А ты через инфосеть попробуй.
  - Но как? Повторяю, я его не видел. Как я могу вытащить из сети то, о чем понятия не имею? Хотя.... - Борису пришла в голову идея, он нахмурился собираясь. Несколько секунд ничего не происходило. Потом к нему на колени шлепнулась тяжелая канцелярская папка с сиреневыми завязочками.
  - Получилось! - На папке помимо обязательных грифов 'совершенно секретно' красивым канцелярским почерком было выведено 'Троекуров Петр Ильич, генерал лейтенант, начальник отдела специальной агентуры ГУФСБ Российской Федерации'
  Будулай с любопытством перебирал содержимое, - вот его фото. А вот биография. Посмотри, здесь на него куча компромата имеется.
  Борис, стараясь запомнить неизвестное лицо, внимательно разглядывал изображение, - ну что ж плотного телосложение, короткий ежик уставной стрижки. Лицо с грубыми скулами и тяжелый взгляд из под кустистых бровей.
  - Послушай, - Будулай отвлекся от разглядывания документов, - как ты догадался?
  - Очень просто. Этот человек отдал приказ стрелять после первой же попытки договориться. Не трудно понять что все, кто хоть что-нибудь знал о нем давно уже в могиле. ОН же никому не доверяет.
  - Ну и что?
  - Ну и все. Тела в могилах, а души где? Души все, что знали, давно уже в Инфосеть сбросили. Значит, есть архив. Я себе именно такую папочку и представил. А в ней все, что нам нужно знать об этом человеке. Ты адрес его квартиры посмотри. Не очень хочется на Лубянке светиться.
  - И не придется, - Будулай нашел, наконец, необходимый листок. - Вот адрес. Из дома он выходит ровно в семь.
  - Значит, завтра нам придется подняться немного пораньше....
  
  
  
  Глава 13.
  
  
  
  
   Московские страсти
  
  
  
  
  
   Кошмары. Кошмары, кровавые кошмары. Петру Ильичу снились мертвые. Они приходили к нему с разбитыми головами или с пулевыми отверстиями. Были утопленники или просто задушенные. Приходили и заглядывали в лицо генерала. Пытались встретиться взглядом. Улыбались распухшими губами. Подмигивали. Все старые знакомые. Друзья. Враги. Одних он убил лично. Других убили по его приказу. Последней пришла Маша. На шее фиолетовый след от брючного ремня, которым он задушил ее в ту давно забытую ночь. Она долго смотрела на него с какой то жалостью. Потом губы зашевелились. Как в плохом переводе отдельно от них, совершенно не вписываясь в артикуляцию, появились слова.
  - Здравствуй любимый. Не переживай, я тебя простила. Правда, ты в моем прощении совершенно не нуждаешься. Но вот сын... не знал? Я была беременна. Твой не родившийся сын не простил. Но это не важно. Скоро ты будешь у нас. Все твои знакомые в восторге. Уже приготовили для тебя замечательное местечко. Ждут. Да и я соскучилась.... - Она потянулась ближе, - дай я тебя поцелую....
  Петр Ильич почувствовал, как его обволакивает липкий сырой туман. Чуть ниже ключицы кольнуло раскаленной иглой, и он проснулся. Простыня была мокрой от пота. Сел на постели.
  - Приснится же такое.... - Рука невольно потерла то место, куда его поцеловала давно уже мертвая любовница. - До сих пор болит.... - Он взглянул вниз и обмер. На гладкой коже отчетливо виднелся след женских губ. Злость волной поднялась из самой глубины души.
  - Не дождетесь, сволочи. И ты Машка не дождешься. Правильно я тебя задушил. Хрен бы я чего в жизни добился, если бы тогда тебя не грохнул. Запутался бы в бабских юбках и пеленках. А мне назначение в Германию светило. Не знал про твою беременность? Ха! Чека все знает! Потому и задушил. И начальству понравился. Потому что оно, начальство, тоже все знало. И смотрело, как я выкручиваться буду.
  Петр Ильич выплеснул злость на потную постель и ему полегчало. Через полчаса дурной сон полностью выветрился у него из головы. Лишь заставило поморщиться мимолетное воспоминание, когда во время бритья в зеркале увидел ниже ключицы свежий засос. Мысли приняли совершенно деловой поворот. Например, про убитого недавно мага.
  - Его убили или нет? Если убили, где тело? Если нет, где он прячется? Запись с видеокамеры ничего не дала. Слишком быстро все произошло. Если бы снимали на специальную высокоскоростную, можно было бы рассмотреть покадрово. Но кто же потащит специальную камеру на операцию? Она громоздкая и устанавливать хлопотно. И еще, эти придурки не удосужились заснять труп. А каков Федор? Вот гад, сдал, как только к стенке приперли. Даже этот провинциал удивился. Только не знал Федор Кузьмич, что его сотовый телефон давно уже переоборудовали в специальной лаборатории. И теперь ему, Троекурову известен каждый вздох почтенного старца. Действительно пастор Шлаг. Ничего, Штирлицы, Шлаги, папаша Мюллер со всеми вами на раз разберется.
  Он быстро, по-военному оделся. Рубашка, галстук, летний костюм. Мундир Петр Ильич носил редко. Только на официальные мероприятия в конторе и на прием к президенту. Вышел на лестничную площадку и тщательно запер за собой дверь. Поставил на сигнализацию.
  - Вот так. Здесь живет ничем не примечательный мелкий торгаш с Лужников. Квартира у него на пульте обычной вневедомственной охраны. Никаких следов к спецслужбам. Ну, какой чиновник будет жить в обычной хрущевке? Да еще и в предназначенных на тотальный снос Черемушках?
  Петр Ильич привычно накинул на себя полог невидимости и двинулся из подъезда. Метрах в ста от дома его уже должны были ждать две машины с охраной. На улице не было ничего подозрительного. - Все как обычно. Жара. Запах гари. Пыльная листва деревьев. На лавочке, у соседнего подъезда спиной к нему сидят два алкаша и похмеляются пивом. Все в порядке.
  Стараясь сильно не топать, он спокойно пошел к ожидавшим его машинам.
  
  
  
  
   ------------------------------------------------------
  
  
  
  
  Борис с Будулаем оставили машину возле Теплого Стана. В целях конспирации было решено ехать в Черемушки на метро. На платформе Будулай с любопытством завертел головой.
  - Лет двадцать не приходилось сюда спускаться. Все больше по Москве на машинах....
  - Разжирели Вы Ваше Магичество, - шутливо толкнул его в плечо Борис, - страшно далеко оторвались от простого народа.
  - Да будет тебе, - отмахнулся от него Будулай, - интересно было, когда его только построили. Народ валил как на Сельскохозяйственную Выставку. А потом, чего я здесь не видел? Вот смотри, станция сравнительно новая, зато грязи на стенах полно. Мерзкая такая и шевелится.
  - Заметил? Алиса тоже внимание обратила. - Борис протянул к стене руку, но потрогать так и не решился, - эта гадость здесь везде. На всех станциях. И в туннелях тоже. - Его отвлек звук приближающегося поезда, - нам пора, едем.
  Добрались быстро. Новочеремушкинская интерьером не потрясала. Белый, как в старых ванных, кафель. Прямоугольные колонны. Возле одной из них, прямо на покрытом мраморными плитами полу, расположился бомж с картонной коробкой и обязательной в таких случаях корявой табличкой. Текст на ней оригинальностью не отличался. Что-то вроде 'Сами мы не местные, помогите добрые люди кто, чем может...' Самого бомжа из-за намотанных на него тряпок видно не было совершенно. Будулай зашарил по карманам в поисках мелочи. Борис брезгливо отстранился, он не любил нищих. Тем более, обилие тряпок наверняка скрывала какую-нибудь чесотку или чего похуже. Он взглянул на нищего истинным зрением и обнаружил грязно зеленую ауру. Совершенно такого же цвета, как и покрывающая стены метро плесень.
  - Ты его только руками не трогай, - предупредил он Будулая, - похоже, у него и впрямь со здоровьем не все в порядке.
  Будулай наклонился, высыпая монетки в услужливо подставленную коробку и вдруг, совершенно неожиданно для Бориса ухватил бомжа за лохмотья. Со звоном посыпалась мелочь, мелькнула в прорехе бледно зеленая кожа. Бомжик ловко вывернулся и со всех ног припустил вдоль перрона с ловкостью лавируя между немногочисленными пассажирами. С криком: 'Лови его!' за ним расталкивая людей, метнулся Будулай. Борис побежал следом. Правда, догнал Будулая уже на конце платформы. Тот озабоченно заглядывал в темный туннель.
  - Удрал зараза! Просто спрыгнул на рельсы, а потом куда-то в сторону. И все.
  - Да нафига он тебе сдался?
  - Ты не понимаешь, - Будулая трясло, - у него перстень. Тот самый.
  - Какой перстень?
  - Не знаешь? Ну да, я же тебе не рассказывал. Из-за этого перстня, у меня в жизни все кувырком пошло. Я его полторы тысячи лет назад вместе с одним воякой в кургане закопал. А тут наклоняюсь монеток насыпать, и вижу, у этого чудика на шее шнурок висит, а на нем перстень. Тот самый.
  - Ладно, - Борис озадаченно потер лоб, - подробности потом расскажешь. Нам сейчас к генералу. Не забыл?
  Нужный дом нашли без происшествий. До выхода главного действующего лица было еще полчаса.
  - Да, - протянул Борис, оглядывая обшарпанную пятиэтажку, - в жизни не поверил бы, что здесь такого калибра человек проживать может.
  - Ну и что? - Хмыкнул Будулай, - вон у Сталина всего одни сапоги были.
  - Причем здесь Сталин?
  - А ты не понял? У нашего генерала со Сталиным один наркотик. 'Власть' называется. До остального ему дела нет.
  - Понятно. Долго еще ждать?
  - Он пунктуален. Раз в семь значит в семь. Давай на лавочке подождем. Только лицом к подъезду не садись. И пива наколдуй. Простого. С Гиннесом мы засыплемся. Толстяка давай холодного.
  Троекуров появился неожиданно. Если бы не истинное зрение, они его упустили бы. Генерал был прикрыт какой то мудреной завесой, начисто отсекающей обычный взгляд. Была еще одна неожиданность. На нем не было формы. Настроившийся привязывать маяк на погон, Борис растерялся. Из ступора его вывел Будулай, который сильно ткнул локтем по ребрам и зашипел, - на галстук вяжи. Только аккуратно.
  - Не переживай, делаю. Ты сам попробуй сидя спиной чуваку на галстуке бантик завязать. Вот. Все, получилось.
  Будулай не выдержал и оглянулся вслед уходящему Троекурову. Действительно, на фоне синей ауры весело трепыхался ослепительно белый бантик.
  - Я тебе удивляюсь, - повернулся он к Борису, - все в последний момент и все удачно. Везет, как утопленнику.
  - Сплюнь.... И пошли обратно к метро.
  Давешнего бомжа естественно на месте не оказалось. И монетки уже подобрали. На полу сиротливо валялась картонная коробка и какие-то тряпки.
  
  До ночи делать оказалось особенно нечего. Будулай, погруженный в свои мысли, желания учить Бориса магии не изъявил. Он сгреб из бара бутылку коньяка и расположился на диване перед кондиционером. Борис устроился напротив. Прохладный воздух приятно обдувал лицо. Из кухни выглянула Алиса. Увидела озабоченных мужчин со стоящей перед ними бутылкой. Что-то шепнула прислуге. Симпатичная горняшка притащила пузатые фужеры и две десертные тарелочки с лимоном и черносливом. Будулай открыл бутылку и разлил коньяк. Выпили.
  - Я про перстень хочу рассказать, - начал Будулай, - и ты Алиса садись, послушай. - Алиса послушно присела возле мужа, - откуда взялся этот перстень, я не знаю. По слухам его принес в нашу реальность какой-то путешественник между мирами. Здесь этого путешественника вроде убили. А может сам умер от какой-нибудь болезни. Факт остается фактом - кольцо осталось. Что оно может? Перемещать своего хозяина по реальностям. Но есть одна фишка. Заряжается крайне долго. То ли ему наша энергия не очень подходит, то ли к нему отдельный механизм зарядки полагается. Не знаю. Зато когда зарядится..., Массу может перенести практически неограниченную. Так, перстень как перстень. Не золотой. Металл, правда, желтый, но легкий. В него маленькая пирамидка из хрусталя вставлена. Пирамидку оплетает змейка из белого металла. Не серебро. Вы что думаете, дошел бы он до наших дней, если бы из золота был сделан? Давно бы вместе с другими золотыми вещами на слиток переплавили бы. Звали меня тогда Элони. Малыш Элони.... - Будулай пожевал губами, словно пробуя на вкус давно забытое имя. - Борис, налей еще коньячку.... Мне тогда семнадцать лет было. Жили мы в разных местах. Кочевали. Папа мой, скотовод был богатый. Завулон его звали. Имя как имя. Нашим князем был Вениамин. Его братец тогда очень удачно в Египте устроился. Чуть ли не первым советником фараона стал. И стал этот братец нашего Вениамина к себе звать. Хотя сначала между ними вражда была. Да видно голос крови свое взял, не чужие ведь люди. И откочевали мы всем племенем в Египет. Да Борис, ты прав. Это история тех, кого позже назовут евреями. Ха - иври, человек из-за речки. Так нас тогда называли. Потому что пришли из пустыни, что в Синае, за Нилом. В Египте было хорошо. Представляешь, я тогда впервые ночную вазу увидел. Для меня, выросшего в шатре, было дико что такая красота была создана только для того чтобы в нее гадить. Статус у нашей семьи был достаточно высокий. Я сменил накидку из шкур на вытканное из конопли одеяние египтянина и неожиданно для себя оказался в компании золотой молодежи. Что мы делали? А что делает золотая молодежь во все эпохи? Пили, гуляли. Бурные ночи с танцовщицами и наложницами. Состязание на колесницах.
   И в один несчастный для меня момент я увидел ее. Хекет. Магиня, жрица и полубогиня. Все сразу. Женщина в лягушачьей коже. Ей уже тогда было несколько тысяч лет. И она обратила на меня внимание. До сих пор не могу понять, чем ее привлек едва оперившийся птенец. Но, тем не менее, это произошло. Мы стали встречаться в глубокой тайне. Открыто было нельзя. Жрицы давали обет безбрачия. А она к тому же была особая. Ее лягушачья кожа позволяла ей превращаться в лягушку. И к тому же была артефактом необычайной мощи. Этот артефакт жрецы с помощью специальных обрядов закрепляли на три тысячи лет на теле обычной женщины жрицы. Ну не совсем обычной конечно, с определенными способностями. И она становилась аватаром богини. Но я обо всем этом тогда не знал. Мне было достаточно, что меня полюбила такая женщина. В Египте для нас счастья не было. Узнай кто про нашу любовь, ее бы навечно заперли в храме, а меня казнили бы страшной казнью за оскорбление богини. Да. Жрецы в этом были очень изобретательны. И мы решили бежать. Она знала о кольце фараона. Знала о его свойствах. Но как оказалось, знала не все. План был прост. Бежать в другой мир. Там бы нас точно жрецы не достали. Не буду рассказывать как мы с ней пробирались по подземельям храма избегая расставленные там ловушки. Это отдельный рассказ. Кольцо мы добыли. С приключениями выбрались из страны. Нас приютил Элам. Именно там выяснилось, что кольцо разряжено. Все надежды рухнули в один момент. По нашему следу шли оскорбленные жрецы. И мы бежали дальше на север. Долго жили среди скифов и предков славян. Она стала моей наставницей в искусстве магии. Научила практически всему, что я теперь знаю. Местные ее уважали. Она их лечила, давала советы. Ей было доступно даже воскрешение. Аватар богини есть аватар. Ничего с этим не поделаешь. Меня бесило такое положение. Не муж, не партнер, так, ученик на подхвате. Хекет меня успокаивала. Говорила, что надо немного подождать. Еще лет пятьдесят. Такая мелочь по сравнению с тремя тысячелетиями. И тогда лягушачья кожа сама оставит ее. Но я ждать не хотел. И сжег ее однажды. После чего моя богиня навсегда исчезла. Как ее звали славяне? Неужели не догадались? Василисой. Иногда царевной лягушкой. А тюркские народы Бабай Акя. Что с кольцом? Кольцо я таскал с собой много лет. А потом оно начало просыпаться. Я испугался и положил его в могилу одному славному воину. Сверху насыпали курган. Казалось бы, прошлое было похоронено. Но курган ограбили могильные воры. После этого перстень видели у одного из восточных владык. От него по слухам он был послан как необычный дар русскому царю Ивану Грозному. Но караван был ограблен где-то в Подмосковье. Потом говорили, что его нашел какой-то рабочий на строительстве телебашни в Останкино. Рабочий после того как надел перстень толи умер толи исчез. Подробности неизвестны. Видимо оно к тому времени уже накопило в себе достаточно силы. И вот, до сегодняшнего дня никаких известий о нем не было. А тут, какой то бомж. - Будулай снова потянулся за фужером, сделал порядочный глоток, помолчал... - я ведь и к вам в помощники подрядился, потому что пообещали мне Хекет вернуть. Не знаю Борис, в каком качестве ты знаешь посланника, у нас в Египте он назывался Анубисом. Да, владыка Дуата и один из самых страшных духов пустыни. При встрече он сильно сокрушался о потере кольца. Вот я и подумал, если найти кольцо, может они отдадут мою Хекет быстрее. Нет, - он смутился, - я не о том, чтобы оставить тебя. Я клятву давал. Обратного хода нет. Но так хочется быстрее вернуть звезду на землю.
  Все замолчали. Впечатлительная Алиса украдкой вытирала предательскую слезу. Наконец Борис решительно поднялся с дивана, - дружище, я тебе обязательно помогу. Я даже приблизительно знаю, кто нам может помочь. Ну и бомжа поищем. Никуда он от нас не денется. Только сначала надо решить вопрос с нашей безопасностью. А сейчас давайте отдыхать. Впереди нас ожидает интересная ночь.
  Дневной сон неспокоен. Борис долго ворочался на постели. Из головы никак не шел рассказ Будулая. И тот нищий в метро. Что-то было в нем необычное. То, что сразу бросилось в глаза, а потом так же легко забылось. Так и не додумав, он стал проваливаться в сон....
   Глаза открылись сразу. Вроде все в порядке. Только неестественная тишина. И мальчик.
  - Мальчик? - Перед кроватью стоял самый обыкновенный мальчик. И смотрел на него большими черными глазами. Смуглый как араб, но черты лица более европейские. Начисто выбритая голова. Почти голый. Худенькие бедра обмотаны белой застиранной тряпкой. Борис в недоумении посмотрел на него истинным зрением. Ничего не изменилось. То есть совсем ничего. Никакого истинного зрения не получилось. И комната и находящийся возле постели пацан не расцвели яркими красками силовых линий. Не найдя ничего умнее Борис строго посмотрел на мальчика, - ты кто?
  Мальчик опустился на колени и протянул вперед сложенные вместе ладони.
  - Меня зовут Джахи, господин.
  - И что это означает?
  - Это означает 'удостоенный'.
  - Да? - Борис как всегда в затруднении потер лоб, - я собственно не это узнать хотел. Как ты сюда попал? И почему так тихо? Куда все делись?- Пацан опять протянул руки.
  - Прошу прощения господина, я позволил себе войти в его сон.
  - Сон? Тогда все понятно, - Борис с облегчением перевел дух и уселся на кровати. Во сне и не такое бывает. - Однако и подсознание у меня, раздетых мальчиков во сне выдает. Закончится вся эта фигня, срочно к психиатру. - Он грозно нахмурил брови.
  - Тогда докладывай, что ты делаешь в моем сне Джахи? Ты пришел сюда с недостойной целью? Учти, хоть я и псих, мальчиков не люблю.
  - Прости господин, - мальчик снова уткнулся носом в ковёр, - ты меня освободил, а потом меня отовсюду выгоняли. Вот я и пришел к тебе. Не прогоняй меня господин....
  - Так, давай по порядку, не помню чтобы я тебя освобождал.
  - Как? - Растерялся мальчик, - а там, в музее? Я был пленником саркофага.
  - Ничего себе... вот откуда все идет. Так ты та самая душа, что застряла в старом ящике? Ну а что не летишь в небеса?
  - Не пускают господин. Там стражники такие грубые. Дали пинка и послали обратно. - Он потер худые ягодицы, - лети говорят отсюда. Ты мол не все дела завершил. Тебе говорят жить еще десять тысяч лет предстоит.
  - Серьезно?
  - Да, - пацан шмыгнул носом, - а я им говорю, какая жизнь, меня три тысячи лет назад убили.
  - А они?
  - А они говорят, вот тогда и надо было приходить. Мол, сейчас я в списках живых. И смерть моя не ранее десяти тысяч лет вперед запланирована. - Пацан уже рыдал в голос, - не прогоняйте меня господин.
  - И там бюрократы. Что я с тобой буду делать? - Растерялся Борис, - так и будешь у меня во снах болтаться? Мне это как-то неудобно будет, у меня сны знаешь, какие иногда бывают? Детям до шестнадцати лучше не смотреть. Впрочем, и до двадцати одного тоже не рекомендуется.
  - Не надо во снах, - мальчик замялся, - скоро Вас госпожа придет будить. Вы и она меня увидите. Правда, совсем чуть-чуть. Пусть госпожа даст мне немного силы. И я для Вас появлюсь.
  - Госпожа? Почему не я?
  - От Вашей силы меня разорвет.
  - Так, с этим понятно... непонятно зачем ты мне такой нужен?
  - Я пригожусь господин! Я куда угодно проникнуть могу, по проводам передвигаться. Даже по радиоволнам пробовал, правда у меня пока не очень хорошо выходит, - затарахтел мальчишка, видимо готовился к разговору, - еще могу ветерком обдувать, - он, исчерпав свои умения, опять громко шмыгнул носом, - могу господину пятки чесать....
  - Ну, пятки это серьезно, - развеселился Борис, - уговорил, беру. Но с условием. Меня господином не называть. Меня Борисом зовут, мою жену Алисой. Потом, твое имя очень уж не современное. Будешь Дмитрием. И пятки чесать не надо. Понял Димка?
  - Понял дядя Борис.
  - Однако, - крякнул Борис, - у меня племянничек появился. Ладно, пусть будет так. И еще, расскажи ка мне, за что тебя в саркофаг засунули, и как ты все это время существовал.
  Димка погрустнел, - все было плохо. Мой отец великий Хасехемуи, а мать наложница Прокрида с Сицилии. У моего великого отца была законная жена царица Нимаатхеп. Мой отец хотел, чтобы я, когда вырасту правил нижним Египтом. Но дети Нимаатхеп Санахт и Джосер, которые были гораздо старше меня, считали иначе. Они отравили отца и обвинили в этом мою мать.
  - Обычная история, - добавил Борис.
  - Да. Они устроили отцу пышное погребение в Абидосе. Представляете, там была шикарная погребальная зала. Не из кирпича, а из настоящих каменных блоков. И вокруг пятьдесят восемь комнат заполненных оружием, драгоценными камнями и золотом. Меня до смерти опоил соком мака колдун из Вавилона. И привязал к саркофагу, чтобы я вечно охранял гробницу моего отца. А мать зарезали на входе, запечатав ее кровью вход в гробницу. Но чужеземный маг не знал всех ритуалов. А наши жрецы отказались ему помогать. Если бы меня привязали к гробнице, я действительно смог бы ее охранять. А он привязал меня к дереву саркофага. Я не смог уберечь от грабителей даже собственную мумию. Потом потянулись дни, годы, века. Как и обычная душа, я умел спать. И проспал почти все это время. Иначе мой разум не выдержал бы такого. Потом саркофаг оказался в Москве. Стало интересно. Я разглядывал лица людей, которые проходили мимо меня бесконечной чередой. Слушал слова, учил язык. Потом мне снова стало скучно, и я снова заснул. А потом пришли Вы....
  - Невеселая история, - Борис покачал головой, - досталось тебе малыш.
  - Дядя Борис, сейчас Вы проснетесь. Тетя Алиса уже здесь.
  
  Борис почувствовал ласковое прикосновение губ к своему уху и открыл глаза. Алиса сидела рядом и гладила его по щеке.
  - Проснись милый, уже одиннадцать вечера.
  Борис поднялся и оглядел комнату. Над кроватью висело маленькое темное облачко.
  - Алиса, у меня к тебе просьба. Посмотри сюда внимательно. Что видишь?
  - Ничего.- Она всмотрелась, - ой, нет, что-то похожее на сгусток тумана болтается у нас над кроватью.
  - Не пугайся. Это не опасно. Помнишь, как в магазине ты лечила свою лиану? Попробуй проделать то же самое с этим облачком.
  - Но это же не растение....
  - Это тоже живое. Делай.
  Все еще сомневаясь, Алиса подняла ладони. Из них скользнули два тонких лучика. Уперлись в клочок тумана. Туман увеличился, стал наливаться белизной. Из него начала формироваться лысая голова, чуть виноватая мальчишечья улыбка, худенький торс, и узкие бедра, заканчивающиеся вместо ног задиристым завитком.
  - Каспер! - Ахнула Алиса, - дружелюбное привидение!
  - Какой Каспер? - Борис недоумевающе посмотрел на Алису, - можешь познакомиться, его зовут Димой.
  - Здравствуйте тетя Алиса!
  - Тетя???!
  - Именно тетя, - откровенно ржал Борис, - твой крестничек. Помнишь саркофаг в музее? Вот как раз он в нем и прятался.
  - Я не тетя, - замотала головой Алиса, - не надо теть. Просто Алиса и все.
  -Дима значит.... - Она обошла кровать, рассматривая привидение со всех сторон. - Тебе сколько лет?
  - Тринадцать, - шмыгнул носом Димка, - было, когда меня убили.
  - Бедненький, - пожалела Алиса, - а что ты кушаешь?
  - Ничего. Меня надо хотя бы раз неделю силой напитывать и все.
  - А тебе одной силы хватит? - Обратилась она к Борису
  - Нет, - шутливо зарычал он обнимая жену, - я мяса хочу.
  - Тогда пошли за стол. Будулай уже там.
  Будулай действительно сидел за столом и лениво ковырял вилкой салат из помидор. Увидел спускающихся со второго этажа супругов и оживился.
  - Как выспался?
  - Замечательно! - Борис похлопал по животу, - есть хочу. Кстати, ты ничего необычного не замечаешь?
  - Необычного? Необычное это мой стиль жизни последние четыре тысячи лет. Хотя, вот парнишка рядом с вами порхает.... Ты откуда его взял, Борис?
  - Оттуда. Из саркофага. Та самая душа, с которой начались наши неприятности в Москве. Твой земляк кстати. Его в Дуат не пустили. Вот он к нам и прибился. Откликается на Димку.
  - Ладно, - Будулай зажевал кусочек помидора, - места не занимает, есть не просит, грязи от него нет, пусть существует. Не обижу.
  
  В три часа ночи сообщники, одетые в черные обтягивающие трико стояли во дворе.
  - Сверху как пористая резина, - похлопал себя по груди Будулай, - и дышит к тому же. Вот маска, лицо зачернять не будем.
  Борис молча натянул наголову маску и сосредоточился. Будулай подошел к нему вплотную сзади и обнял его за талию.
  - Готов!
  - А я к таким тесным контактам с тобой совершенно не готов, - огрызнулся Борис.
  - Это у тебя нервы. Не ссы, поехали.
  И они поехали.... Уже знакомый хлопок, тесный ящик... и... они повалились вперед, сгребая за собой какую-то одежду и тряпки. Сверху посыпались пара шапок, шарфы и перчатки. Тотчас раздались негромкие выстрелы. Над головой сочно впились в дерево две пули. Все затаили дыхание. Борис перешел на истинное зрение. Они с Будулаем лежали, скрючившись в странной позе, на дне платяного шкафа. Небольшая комната. Разложенный диван. На нем, затаив дыхание, сидела плотная фигура с пистолетом и внимательно прислушивалась к ночной тишине. Борис выпустил луч силы и направил его к мужчине на диване, беря тело под полный ментальный контроль. Фигура обмякла. Пистолет выпал из ослабевшей руки и глухо шлепнулся на ковер.
  - Все, - Борис двинул назад локтем, - можно вылезать. Разлегся на мне как на перине.
  С негромкими проклятиями друзья кое-как выбрались из тесного шкафа. В комнате ничего не изменилось. Будулай подобрал пистолет.
  - Смотри ка, ПБС, - он спрятал ствол за пазуху, - профи есть профи. Мы с тобой живы только благодаря тесноте шкафа. Если бы остались на ногах, он бы нас убил.
  - Это правда. - Борис стащил с головы маску, - немного наивно с нашей стороны думать, что он не проснется от малейшего шума. Нам повезло.
  - Тебе повезло. Помнишь, я говорил, что у тебя необычайное везение. - Будулай пощелкал пальцами перед носом неподвижного Троекурова, - что дальше?
  - Дальше наведи порядок в шкафу, только люстру не зажигай. Достаточно настольной лампы. На дырки от пуль, когда будем уходить я, наложу иллюзию. А теперь меня ждет клиент.
  Он склонился над Петром Ильичом, заглядывая ему в глаза.
  - Петр, ты меня слышишь?
  - Да, - заторможено ответил Троекуров.
  - Ты слышишь только меня. Ты отвечаешь только на мои вопросы. Ты знаешь кто я?
  - Ты маг, из провинции которого убили на Большой Никитской.
  - Хорошо. Кто знает об этой операции?
  - Никто кроме исполнителей.
  - Где документы?
  - На Лубянке в моем сейфе.
  - Что там?
  - Отчеты оперативников, сводки.
  - Операция закончена, ты слышишь меня? Закончена. Завтра ты пойдешь на работу и уничтожишь все, слышишь меня, ВСЕ документы по делу мага из провинции. Сколько там листов?
  - Пятнадцать.
  - Ты сожжешь их. А пепел съешь. Ты меня понял?
  - Да, - безразличным голосом ответил Петр Ильич, - я съем пепел.
  Борис усилил ментальный посыл и еще ближе склонился над безвольной фигурой.
  - Ты хорошо меня слышишь?
  - Да....
  - А потом ты поедешь на ВДНХ....
  
  
  
  
   -------------------------------------------------
  
  
  
  
   Петр Ильич проснулся в отличном расположении духа. Сегодня его не мучали никакие кошмары. Воскресное утро есть воскресное утро. Хорошо. Только вот, работу он не закончил. Троекуров набрал номер дежурного.
  - Через час машину к дому.
  Тщательно побрился, подмигнул сам себе в зеркало и направился на кухню пить снежок. За здоровьем надо следить. Правильная перистальтика очень важное дело. Он не торопясь оделся, как всегда запер квартиру. Потом позвонил на пульт и поставил на охрану. Машина как всегда ждала его метров за сто от подъезда. Все как обычно. Петр Ильич расслаблено откинулся на нагретое утренним солнцем сиденье и стал рассматривать редких в это воскресное утро москвичей.
  В своем кабинете он сразу пошел к сейфу. Достал тонкую пластиковую папку. Пересчитал листки. Ровно пятнадцать. Все на месте. Огляделся. Взгляд упал на приставной столик. На нем находился жестяный поднос с графином и стакан. Переставил графин и стакан на письменный стол. Потом стал доставать по одному листки, и старательно комкая каждый, выкладывать на поднос. Зажигалка нашлась в ящике стола. Скоро на столике полыхал маленький костер. Дым легко выносило в открытую форточку. Петр Ильич тщательно перемешивал догорающие остатки документов металлической расческой. Наконец сгорело все. Осталась только кучка пепла. Троекуров облизнул грязную расческу, улыбнулся своим мыслям, и, склонившись над подносом, стал аккуратно вылизывать его языком.
  - Правильная перистальтика очень важная штука. А что может быть лучше для кишечника, чем натуральный уголь?
  Когда поднос заблестел, Петр Ильич вернул графин со стаканом на место. Прошел в расположенную рядом комнату отдыха. Оглядел себя в зеркало. Лицо испачкалось пеплом, да и язык был черным. Он весело намурлыкивая какую-то песенку стал умываться, хорошо прополоскал рот. Насухо вытерся жестким вафельным полотенцем.
  - Дело закрыто!
  На душе стало совершенно легко. Захотелось праздника.
  - А не съездить ли мне на ВДНХ, погулять по парку, развеяться? На чертовом колесе, например с детства не катался.
  
  
  
   Такого события в свой свадебный день юные молодожены Слава и Оля совершенно не предполагали. Казалось бы, замечательная идея. Прокатиться всей шумной и веселой компанией на колесе обозрения. На плотного дядьку в светлом летнем костюме, который прибился в их кабинку на билетном контроле, никто не обратил внимания. Пока тот, с каким-то исступленно счастливым лицом не начал петь.
  - И как будто позабыл я про всё,
  Только чёрт заводит снова колесо.
  Колесо, колесо, и летит твое лицо...
  Граждане начали хихикать. Дядька с воодушевлением продолжил,
  - Но ты помнишь, как давно, по весне
  Мы на чёртовом крутились колесе,
  Колесе, колесе, а теперь оно во сне...
  - Во дает мужик, - комментировал свидетель, - с утра и уже такой счастливый. Сколько же он на грудь принял?
  Тем временем мужчина сильным ударом выбил дверь кабинки и с совсем уже истошным криком,
  - Но я лечу с тобой снова, я лечу эх
  И одно слово я кричу,
  Кричу: люблю и лечу я к звёздам,
  Кричу и вновь лечу!..
  - Сиганул практически с самой верхней точки обозрения. Только туфли мелькнули. Все произошло так быстро, что его никто не смог остановить.
  - Господи, - с исступлением перекрестилась мать невесты. Ну что за сволочь. Такой праздник людям испортил....
  
  
  
  
  глава 14.
  
  
  
  
   Тени Москвы
  
  
  
  
  
  
   Тени. Тени пляшут. Тени колеблются на стенах и тяжелых портьерах. Кабинет. Настольная лампа на письменном столе. За столом невысокий лысоватый господин с льдистыми голубыми глазами. По кабинету мечется человек в форме. Генерал лейтенант. От его крупной фигуры тени приобретают несколько зловещие очертания. Лысоватый господин без пиджака. Пиджак висит сзади на большом, похожем на трон, стуле. Голубая рубашка и строгий стальной галстук не принимают теней, они сами как бы светятся изнутри и поэтому фигура блондинистого господина, несмотря на невысокий рост, приобретает некую монументальность.
  -Да сядьте Вы, наконец, - не выдерживает льдистый господин, - Что Вы разбегались, как институтка. Садитесь и рассказывайте все по порядку.
  Генерал, несмотря на свою нервозность, аккуратно присаживается на краешек стула. По школьному сложив руки на коленях, он приступает к рассказу.
  - В воскресенье утром Троекуров вызвал машину. Как всегда.
  - Он всегда работал по воскресеньям? - недоуменно поднял пшеничные тонкие брови стальной господин.
  - Иногда, когда требовалось по работе. Был весел. Камера наружного наблюдения зафиксировала, как он вошел в здание. У нас так же имеется видеозапись всего пути до кабинета и обратно. - Немного помолчав, Генерал добавил, - и в кабинете тоже.
  -Вот даже как... - льдистый с видимым удовлетворением откинулся на бархатную спинку своего кресла, - следить за своим руководителем... довольно предусмотрительно с Вашей стороны. И что же там, на пленке?
  - Вне кабинета вроде бы все в порядке. Аналитики отмечают только необычную для Троекурова веселость. Впрочем, когда он шел обратно то все время мурлыкал ту же самую песенку, с которой выбросился из кабины колеса обозрения. Это по показаниям свидетелей.
  - А что в кабинете? - отрывисто спросил господин из кресла.
  - В кабинете и было самое странное. Он открыл сейф. Пробормотал себе под нос что-то неразборчивое. Что-то вроде 'дело закрыто' и стал на подносе жечь документы.
  - Что было в бумагах?
  - Неизвестно. Похоже, какие то оперативные материалы.
  - Известно, чем он занимался последнее время?
  - Очень приблизительно. Была, какая то странная операция возле зоологического музея. Известно, что фигурант убит. Но вокруг этого полно странностей.
  - Вокруг Троекурова всегда было полно странностей. - Господин в голубой рубашке недовольно пожевал тонкими губами, - вы, как его заместитель, а теперь еще и преемник не можете этого не знать.... Ну ладно, что там за странности с этой операцией?
  - Фигуранта не предполагалось убивать. Что-то там пошло не так, как должно было. Потом Троекуров спрятал тело. Никто не понимает, как и куда.
  - Ну, это, - сделал паузу льдистый, - как раз свидетельствует о его высоком профессионализме. Замочил и тут же утопил. Прямо по моим рекомендациям.- Льдистый опять сделал паузу, - шутка.
  - Кем был фигурант?
  - Тоже точно не известно. Какой-то князек из провинции.
  - Ладно, Бог с ним. Замочили и замочили. Что было в кабинете дальше?
  - После того как Троекуров сжег бумаги он съел весь пепел.
  - Как съел? - Аж подобрался от любопытства на своем троне господин в галстуке.
  - Начисто. Поднос вылизал. Буквально. Языком. Впрочем, потом вполне адекватно помыл лицо и прополоскал рот.
  - Интересно. Что, нашим генералам не хватает кальция? Или... как его, углерода? Впрочем, что это я? Рассказывайте дальше.
  - Дальше Троекуров, очень довольный, сел в машину и поехал в Останкино, где в присутствии целой свадьбы свидетелей с песней выпрыгнул из кабинки. Люди до сих пор не оправились от потрясения.
  - Людей надо беречь, - тут же отреагировал лысоватый блондин, - надо им выплатить компенсацию. Всем кто пострадал. В размере миллиона рублей.- Блондин опять взял паузу, пожевал губами, - причем из фонда вашего управления.... Шутка.
  - Ва...- начал, было, генерал.
  - А вот этого не надо, - остановил его господин на троне, - не надо имен.... Что Вы хотели спросить?
  - Два вопроса. Что мы с этим будем делать и надо ли докладывать президенту?
  - Каковы общие выводы аналитиков?
  - Троекуров без сомнения подвергся действию каких-то психотропных препаратов. Хотя химический анализ крови покойного ничего не выявил. Может быть что-то новое?
  - Может быть... вот что милейший, - лысоватый господин прямо посмотрел в испуганные глаза генерала, - а давайте ничего не делать. Подождем. Пусть наши противники сами проявят себя. А потом мы их всех замочим в сортире. Шутка. Президента я думаю, беспокоить не стоит. Он где там сейчас? В Германии? Не важно, человек работает. Не будем ему мешать. Он итак после того как его сделали семиглазой девушкой совсем малахольный. А Вы принимайте дела. Потихоньку. Ни в коем случае не торопитесь. Никаких действий. Помните, пусть враг проявит себя сам.
   Когда ошалевший генерал, промокая платком вспотевший лоб, наконец, покинул кабинет, льдистый господин поднялся с роскошного стула, надел светлый пиджак и подошел к широкому окну. За ним в бархатной московской темноте сияли на башнях кровавые звезды. Глядя на них, лицо господина на миг изменилось. Глаза пожелтели. На гладкой коже лица проступили глубокие оспины. Скореженная рука заскребла по подоконнику в поисках давно забытой трубки.
  - Подождем, - одними губами повторил он, - пусть враги проявят сэбя сами....
  
  
  В воскресенье Будулай и Борис ездили на ВДНХ. Алису с собой не брали. Зато взяли бинокли. Устроились на скамейке возле фонтана 'Дружба народов'. Колесо обозрения было заметно практически из любой точки парка. Ждать пришлось не долго. В мощную оптику было хорошо видно, как выпала вниз выбитая дверь кабинки, а за ней раскорячившись, как медуза, полетела к земле человеческая фигурка.
  - Дело сделано, - сказал Борис, пряча бинокль в футляр.
  - Да, после такого не выживают, - согласился с ним Будулай. - теперь пару дней пересидеть и потом осторожно узнать новости.
   Вот уже третий день Будулай учил Бориса магии. Вскоре к ним присоединилась Алиса. Впрочем, она часто отрывалась на Дмитрия. Дружелюбное привидение быстро освоилось в большом доме и теперь с удовольствием осваивало окрестности. И тут к его горю Алиса выяснила, что Дмитрий не умеет читать и писать по-русски. По этому поводу Борисом была наколдована целая куча букварей, складных буратинских азбук с кармашками и ученических прописей. Дмитрий после небольшой подпитки оперировал материальными предметами довольно уверено. И под чутким руководством Алисы уже делал первые успехи в освоении грамоты. Вроде бы все нашли себе занятие. Однако сидеть на одном месте не имея никакой информации о событиях, скоро стало совершенно не выносимо. На общем совете было решено, что Будулай с целью выведать обстановку позвонит Федору Кузьмичу.
  - Только на сотовый не звони, - Борис щелкнул пальцами, - опять феэсбешники на хвост сядут.
  - Да знаю я, звонить буду на городской. У меня его квартирного телефона номер есть. Еще со старых времен.
  Федор Кузьмич ответил буквально сразу. Как будто дежурил у телефона.
  - Кто говорит?
  - Не узнал? - Будулай хохотнул в трубку, - значит, богатым буду. Забыл Федя, кто тебя тогда в Таганроге на ноги поставил?
  - Будулай! Очень рад тебя слышать! Только прими мои соболезнования. Твой протеже погиб. Его по приказу Бешеного Генерала убили. Правда, потом с генералом несчастный случай произошел.
  - А кто сказал, что мой протеже мертв? Вот он сейчас передо мной сидит, улыбается. А Троекуров совсем даже наоборот.
  - Как? - пораженно застыл на том конце Федор Кузьмич, - я же сам видел, ему голову насквозь прострелили. После таких ран не выживают.
  - А это уже наши маленькие секреты. И, между прочим, ты мне должен. Как же после всего того, что я для тебя сделал, ты моего ученика так подставил? Так ты, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее!
  - Я ничего не забыл, - голос Федора Кузьмича стал смущенным, - не знал я, что Бешеный его убить хотел.
  - А он сначала и не хотел. Решение принял спонтанно, после того, как ты его Борису сдавать начал. Ты свой сотовый замени. Он у тебя не только на прием работает.
  - Вот как... - Федор Кузьмич замолчал.
  - Да ты не тушуйся Федя, с кем не бывает. Лучше расскажи, как обстановка, после того как Троекуров погиб?
  - Обстановка? Довольно странная. Контора всех своих стукачей отозвала. Общество репрессий ожидало, а они чижика съели. Никто ничего не понимает.
  - Ну, это как раз не странно. Пока новый человек в курс дела войдет, пока освоится.... Вообще то нам с тобой по делу поговорить надо. Разговор серьезный.
  - Ну, раз серьезный, я вам приглашение на ежегодный бал сделаю. Не забыл? Двадцать первое число на носу.
  - Договорились, - Будулай довольно подмигнул Борису, - приглашение на трех человек сделай. Эльфийский Владыка с женой будет.
  - Какой Владыка?
  - Эльфийский. По буквам повторяю: Э, Л, мягкий знак....
  - Откуда он взялся? - Перебил его Федор Кузьмич, - ни разу в жизни эльфов не видел. Тогда четыре надо. Разве твой Борис не пойдет?
  - Эээ дорогой, Борис далеко не мой. Если разобраться, это я его. Он и есть Владыка эльфов.
  - Будулай, ты меня в заблуждение не вводи, я его видел. Он на эльфа ни капли не похож.
  - Так он Владыка, а не эльф. Вот жена его - натуральная эльфа. В общем, готовь пригласительные на троих. И титуловать, правильно не забудь. Пришлешь мне на квартиру.
  Будулай с раздражением положил телефон на стол.
  - Вот ведь царская морда. Дипломат хренов. Теперь обдумывать пойдет, как нас к своей выгоде использовать можно.
  - Почему царская? - Заинтересовался Борис.
  - Как, разве ты про Таганрогскую трагедию не слышал?
  - Почему не слышал, слышал. Я все-таки по образованию историк. Меня сразу Федор Кузьмич на этот счет заинтересовал. Я его тогда в музее про это прямо спросил.
  - И что он ответил? - Насмешливо сощурился Будулай.
  - Ответил, что царь умер.
  - Ничего удивительного, он сам вполне искренне так считает. Изменился сильно. Только я- то знаю, как все было.
  - Расскажи.
  - Ну....
  - Не ломайся.
  - Ладно. Сразила тогда царя лихорадка. Проще говоря, простуду сильную подхватил. Да еще врачи его сдуру ртутными препаратами лечить начали. Я, тогда, как дежурный маг царскую особу сопровождал. Вижу, помирает надежа государь. Что делать? Ну и пришла мне в голову идея его к Алатырь - камню свозить.
  - Куда?
  - К Алатырь - камню. Ну, то самое место, где все они, - Будулай сделал рукой круг, - силу берут. И где я сам до известного тебе времени, брал. Риск был громадный. Не всех то место к себе подпускает. Но пронесло. Вылечился он. Три дня на камне лежал. А в Таганроге на его кровать, какого то больного солдатика из госпиталя притащили. Очень он на известную тебе фигуру похож оказался. Вот тот солдатик возьми и помри. Я с царем из Карелии телепортируюсь, а тут траурные мероприятия в разгаре. И что прикажешь мне делать? Так и появился на Руси великий маг Федор Кузьмич. А дальше не интересно. Переселяться в Москву надо. У нас до бала два дня осталось. Обрадуй Алису.
  - Сейчас пойду. Только про бал объясни, что это за мероприятие?
  - Ежегодное. Двадцать первого числа ежегодно Большой Московский Бал Магов. Приглашают со всей страны особо отличившихся, или тех, кто какую - либо пользу принес. Или просто самых авторитетных. Раньше в этот день маги собирались Стрибога почтить. Так традиция и закрепилась. Будет весь магический бомонд. Так что нам надо соответствовать. Подготовка, прежде всего.
  В Москву переехали легко. Впрочем, из загородного дома Будулай прислугу не отпустил. На всякий случай. Перед Алисой, узнавшей о предстоящем мероприятии, встал вечный женский вопрос 'Что надеть?'. Она обложилась накупленными в супермаркете жилого комплекса модными журналами и поминутно бегала с очередной картинкой к Борису за советами. Мужу это быстро надоело и он, прихватив Дмитрия, удрал на свежий воздух к пруду. Медитировать. Тогда она пристала к Будулаю.
  - Может, хоть ты мне что-нибудь посоветуешь?
  Будулай откровенно бездельничал и, в общем, был не прочь поговорить. Поэтому он с готовностью откликнулся.
  - В чем именно?
  - Что носят на этом самом балу? Что мне одеть?
  - Носят? - Будулай задумчиво запустил пальцы в бороду, - да кто что. Молодежь ну или те, кто выглядит молодым, носят современную клубную одежду. В ней удобно танцевать. Но это к тебе не относится.
  - Почему?
  - А вы с Борисом на Балу лица официальные. Сама подумай. Он Владыка эльфов. И всем абсолютно наплевать, что все его царство это одна ты. К Вам будут относиться, как к коронованным особам.
  - Так, - Алиса с ненавистью запустила модный журнал в угол, - становится веселее. Нет, я не против поблистать. Пусть даже придется пожертвовать танцами. Но вопрос становиться острее. Так что же мне все-таки одеть???
  - Не впадай в истерику. Дамы твоего статуса обычно приходят в оригинальных платьях девятнадцатого века. Что-нибудь из поздней империи.
  - А мужчины?
  - Мужчине достаточно смокинга. - Будулай подобрался, - надо же, как я мог забыть? Борису срочно надо достать регалии Владыки.
  - Скипетр и державу?
  - Что ты, нет. Всего лишь специальный амулет на кожаном шнуре, который одевают на шею. Только где его взять? Впрочем, есть одна мысль.... Надо поговорить с Борисом, - Будулай резко поднялся.
  - А я? - жалобно пропищала Алиса.
  - Не беспокойся девочка, решим мы твою проблему. К вечеру, думаю, решим.
  Срочно вызванный из парка Борис и Будулай заперлись в кабинете. Будулай вкратце объяснил суть проблемы.
  - Я тебе буду показывать иллюзии, - он развел руки в сторону, между ладонями начало формироваться небольшое облачко, - а ты создавай.
  Борис сосредоточился. Между руками Будулая появилось трехмерное изображение изумрудного кольца диаметром сантиметров десять. Оно было подвешено на широкой порядком засаленной кожаной ленте. Внутри изумрудного тора чернели непонятные знаки.
  - Такое простое? - Борис обошел Будулая, рассматривая кольцо со всех сторон, - я думал, будет что-нибудь более изысканное.
  - Давай быстрее, - прохрипел Будулай, - трудно держать.
  В подставленные руки Бориса хлопнулся эльфийский амулет.
  - Готово.
  Будулай внимательно осмотрел артефакт.
  - Точно, как настоящий. Впрочем, осталась последняя проверка. Наполни его своей силой.
  Борис легко направил белый луч на артефакт. Пару секунд ничего не происходило. Но потом амулет начал забирать энергию. Много. Очень много. Борис даже немного вспотел. Будулай не отрывая истинного взгляда от закачки с восторгом прокомментировал, - светится!
  Амулет действительно переливался мягким изумрудно неоновым светом.
  - Каждый раз гляжу и поражаюсь. Хотя наверно уже можно было бы и привыкнуть. Борис ты все-таки уникум. Ухнуть за один раз энергию целой рощи мелорнов... это круто. Только никому не говори, что ты его за один раз наполнил. Все равно не поверят. За хвастуна сочтут.
  - А что он умеет? - Борис на вытянутой руке держал перед собой светящееся кольцо, - в чем его польза?
  - Польза? Вокруг такого кольца сто лет может жить небольшая группа эльфов. Это если надо на новое место перебираться и ждать пока мелорны подрастут. Оригинальное кольцо люди примерно две тысячи лет назад уничтожили. Оно, если заряжено, от огня своего хозяина защитить может и конечно резерв силы. Может и другие свойства есть, да разве теперь узнаешь? Ты одень его на шею, чтобы он на тебя получше настроился.
  Борис вгляделся внутрь тора, - смотри Будулай, там внутри какие-то знаки. Черточки и точки. Некоторые соединены в группы.
  - Это наверно что-то вроде системы управления. К сожалению как им пользоваться никто кроме старых эльфов не знал. Людям, естественно, о таком не рассказывали. Дошли только слухи. Вот, например, известно, что оно начинает светиться только тогда, когда его истинный Владыка в руки возьмет или на шею оденет. Ладно, - Будулай накинул кожаную ленту на шею Борису, - еще налюбуешься. Теперь давай одежду творить. Твоя жена под дверью со скалкой караулит. Чувствую, если ей платье не понравится, нас обоих бить будет.
  - А что с платьем?
  - С платьем все просто. Я вспомнил про такое, которое ей точно по нраву придется. Его на один из балов Жозефина Богарне одевала. Работаем как с кольцом. Я показываю, ты делаешь.
  Между его руками в облачке появилась изящная женская фигурка. Борис разочаровано всмотрелся, - я думал, что она красавица....
  - Ты не думай, а делай, - запыхтел Будулай, - она для своего времени эталоном была. К тому же у нее половина очарования в голосе. Да делай же! у меня в отличие от некоторых, резерва, сравнимого с атомной электростанцией нет. Тяжело иллюзию долго держать.
  - Уже. - Борис бережно держал оказавшуюся неожиданно тяжелой ткань. По ковру глухо шлепнулись изящные туфельки, на них легко спланировала пара длинных перчаток. На голове набекрень зацепившись за ухо, уместилась жемчужная диадема.
  - Да, - заржал Будулай, - вор в дамском магазине. Картина называется 'Застукали'.
  И их действительно застукали. В кабинет, не выдержав, ворвалась подслушивавшая под дверью Алиса. Правда, без скалки. И застыла, в восхищении разглядывая платье. А там было на что посмотреть. Покрытое множеством лепестков свежих розовых роз, нашитых на тончайшую кисею и закрепленных бриллиантами, платье вызывало даже не восторг, а какую то отропь. Не верилось, что такое чудо можно было сделать человеческими руками. Будулай полез в карман и вытащил бархатный футляр. Смущенно протянул его Алисе.
  - Это тебе. Мой свадебный подарок. Борису я мотоцикл подарил. А тебе вот это приготовил.
  Алиса открыла коробочку и тихо взвизгнув, повисла на шее Будулая. Борис заглянул в пенал. На красном бархате лежал изумрудный кулон в форме зеленого листка с золотой цепочкой и золотое кольцо с изумрудным листиком поменьше.
  -Тоже магическое? - спросил он отбивавшегося от благодарной Алисы Будулая.
  - Нет, просто листики из цельного изумруда.... Отстань девочка, ты мне уже всю бороду обслюнявила.... Очень редкая итальянская работа. Дочка одного из наших газовых олигархов на эльфах сбрендила и заказала. А папочка ее не выкупил. То ли слишком дорого показалось, то ли дочку проучить захотел. В общем, выкупил его я. Для Алисы. Пусть она сама эти камни силой наполнит и на платье завяжет. Тогда лепестки увядать не будут. Кстати, смокинг себе сам твори. Не маленький. Какие они бывают, представление имеешь.
  
   На следующий день с посыльным прибыли приглашения. Кусок картона величиной с обычную открытку очень сильно напоминал своим видом банальное приглашение на какую-нибудь свадьбу. Отличался только текст. Пробираясь через золотые виньетки, раскиданные тут и там кокетливые сердечки и гламурные розочки, Борис сумел прочитать: ' Господину Темного Леса, Владыке Зеленого Безмолвия и его высокородной Госпоже Зеленой Тишины. Совет Магов России имеет честь пригласить Ваши Величества на Ежегодный Большой Бал Магов, который состоится двадцать первого августа в Петровском загородном дворце. Начало торжественных мероприятий в двадцать три ноль - ноль'.
  - Будулай, посмотри на эти пригласительные. Этот Совет Магов, он что, окончательно мхом оброс? Люди вроде незаурядные, а такое убожество прислали.
  - Что поделать, - пожал плечами Будулай,- магическая сила не попадает только умным или образованным. У нее, заразы, какой то другой, абсолютно не имеющий для меня логики, выбор. Вот отсюда и мещанские вкусы. Большое количество спятивших от своей силы тоже отсюда.
  
   Алиса стояла возле запотевшего стекла эркера и зябко ежась, смотрела на улицу. В Москве, наконец, пошел настоящий дождь. Даже не просто дождь, а полноценный ливень и впервые за все лето в столицу пришла прохлада. Температура за неполные сутки упала с тридцати градусов до пятнадцати. Правда, в квартире было тепло. Хотя дождь и сырость за окном создавали ощущение осени. Сзади неслышно подошел Борис и приобнял едва вздрогнувшую жену за плечи.
  - Грустно Лисонька?
  - Да Бориска. Погода навевает. Хотя от жары все устали жалко, что лето кончается. Я его на всю жизнь запомню. Как много всего с нами произошло.
  Борис хмыкнул, - не обольщайся. У меня, почему то такое впечатление, что все главное еще впереди. Не надо грустить. Будем делать то, что должны. А должны мы с тобой, готовится к балу. И не подкачать. Волки там соберутся еще те.
  
   На бал собрались ехать в заказанном к такому событию, лимузине. Из фойе позвонили и сообщили, что машина подана. Нарядная кампания поехала вниз. На Борисе красовался ладно сидящий смокинг с белой рубашкой. Кушак и бабочка были цвета топленого молока. На груди зеленел эльфийский тор. Будулай ради праздника вырядился в шелковые шаровары с кавказскими сапогами из тонкой кожи и белую широкую рубашку. Талию опоясывал широкий красный пояс с кистями. И, конечно, Алиса в своем невероятном розовом платье, С длинными по локоть перчатками и жемчужной диадемой искусно закрепленной на золотых волосах. На открытой широким декольте груди мерцал таинственным светом эльфийский листок. Плечи украшало шикарное манто из сибирских соболей. За ними, никем не видимый, летел Дмитрий. Когда они вышли из лифта две девушки на ресепшене шумно выдохнули воздух и забыли вдохнуть. Так и стояли бедные, беззвучно разевая рот, пока статная красавица в сопровождении двух потрясающих кавалеров не уселась в машину. Ехать пришлось через половину Москвы. Лимузин по Ленинскому проспекту добрался до третьего кольца и повернул налево. Вскоре показались осветительные мачты стадиона 'Динамо' За ним, в глубине когда то большого парка, находился Петровский загородный дворец. Правда, после варварской реставрации, он стал домом приема гостей правительства Москвы. По сути, шикарной гостиницей.
   Машина проехала в открытые кованые ворота между двух башенок из красного кирпича и, шурша по гладкому асфальту мягкими шинами, тихо подкатила к входу. Дверцу тут же услужливо распахнул одетый в ливрею распорядитель. Он же с поклоном принял от Будулая их пригласительные. Мазанул по ним глазами и на миг застыл со стеклянной улыбкой. Но впрочем, тут же опомнился и метнулся вперед, показывая дорогу. Компания вошла в длинный холл с расставленными вдоль стены бюстами российских монархов. Здесь распорядитель передал их сверкающему галунами мажордому, о чем-то бурно докладывая тому на ухо. Тот, слушая распорядителя, потихоньку стал делать брови домиком. Алиса задержалась перед зеркалом, поправляя диадему, а Борис подошел к белой голове Александра Первого. Мажордом застыл в терпеливом ожидании.
  - Да,- обратился Борис к Будулаю, - сходство с Федором Кузьмичом поразительное. Особенно если переделать прическу и убрать бакенбарды....
  - Ты в моих словах сомневался?
  - Нет, просто самому убедиться хотелось.
  - Послушай, - Борис огляделся, - я думал, что народу побольше будет.
  - Конечно, - согласился Будулай, - это вход для вип гостей. Тех, кто попроще, через флигель пускают.
   Наконец Алиса справилась с прической, взяла под руку Бориса и они вошли в распахнутые перед ними широкие двери. Будулай отстав на шаг, следовал сзади. Рядом с ним, где-то на грани восприятия маячил Дмитрий. Прозвучали фанфары. Громкий голос доложил.
  - Их величества Господин Темного Леса, Владыка Зеленого Безмолвия и высокородная Госпожа Зеленой Тишины.
   Зал, в который они вошли, затих. Общество мужчин одетых в разнообразные по фасону смокинги и женщин в причудливых роскошных платьях с любопытством разглядывал вновь прибывших. Борис даже почувствовал осторожное прикосновение к своей ауре сразу нескольких магических щупов. На груди ярко вспыхнул изумрудной зеленью амулет, отсекая внимание слишком любопытных. Люди тут же стали отводить глаза, зашушукались, зал опять зашумел разговорами. Из толпы вывернулся Федор Кузьмич. Радостно улыбаясь, поцеловал руку Алисе. Пожал Борису и Будулаю.
  - Рад. Рад видеть Вас живым и здоровым на нашем скромном мероприятии. - Он взмахнул рукой, подзывая лакея с подносом уставленным бокалами, - осмелюсь предложить Вам шампанское. Вы осваивайтесь, минут через тридцать начнется торжественная часть.
  - А что это будет? - полюбопытствовала Алиса.
  - Ритуал. - Федор Кузьмич торжественно выправился,- магический ритуал.
  К ним приветливо улыбаясь, подошла высокая статная дама.
  - Федор Кузьмич, - почти пропела она, беря его под руку, - представьте меня нашим гостям. Я умираю от любопытства. Нас почтил своим присутствием сказочный Владыка со своей супругой. Я, честно говоря, думала, что эльфов больше не осталось.
  Федор Кузьмич смутился,- Господа, позвольте представить Вам госпожу Наину. Бессменного главу нашего Совета и Архимага.
  Наина, не выпуская локтя Федора Кузьмича, ловко подхватила с подноса проходящего лакея бокал шампанского, - милый Федор, зачем же так официально. Я всего лишь хотела предложить нашему дорогому гостю поучаствовать в ритуале. Поверьте, это так интересно. - Она обратила внимание на Алису, - как мило. Ваше платье бесподобно. Никогда не думала, что такое можно сделать в наше время. Не поделитесь ли секретом, кто его делал?
  - Это национальный эльфийский секрет, - насмешливо улыбнулся Борис, - впрочем, не раскрывая мастера, мы можем заказать Вам нечто похожее.
  Федор Кузьмич затравленно вжал голову в плечи и делал Борису, какие то знаки свободной рукой.
  - Так как же насчет ритуала?
  - А в чем будет заключаться мое участие?
  - Абсолютная безделица, Ваше Величество. Немного постоять в центре круга. Побыть так сказать, некоторое время живым воплощением Стрибога. А мы вокруг Вас хороводы поводим.
  Жестикуляция Федора Кузьмича стала просто отчаянной. Борис внимательно посмотрел на парочку магов.
  - Я вынужден отказаться.
  - Что, просто вот так и отказываетесь? - довольно пропела Наина, - так жаль... Вы знаете, когда я смотрю на Вашу драгоценную супругу, мне вспоминается молодость. Я тогда очень много путешествовала со своим учителем. Представьте себе, он специально ездил в Пеннинские горы, чтобы посмотреть, как устраивают охоту на последних эльфов. - Ее глаза опасно блеснули, - я лично сняла несколько скальпов. У меня до сих пор где-то завалялась прелестная сумочка из эльфийских волос....
  - Вот как, - в голосе Бориса зазвенел металл. - Вы пытаетесь оскорбить меня и мою супругу?
  - Оскорбить? Фи... какое неудачное слово. Оскорбить можно равного. А я просто не люблю самозванцев. И стараюсь ставить их на подобающее им место. - Наина с превосходством посмотрела на Бориса, - неужели ты щенок, думаешь, что я не навела о тебе справки? Нашел где-то давно забытый амулет и мнишь себя магом? Или я не знаю, в какой клинике превращали в эльфу твою подружку?
  Она с победным видом отхлебнула шампанское. Тут, никому не видимый Дмитрий, который внимательно слушал оскорбительный монолог, изо всех своих духовных сил врезал призрачным кулачком по бокалу. Звякнуло, крошась о зубы стекло. Желтым потоком шампанское залило магичке грудь. Следом за ним на платье из порезанных губ закапала кровь. Наина с недоумением посмотрела на ножку бокала в своей руке. - Как это?
  - Наверное, Стрибог не очень любит хамство. - Будулай подал растерянной Наине платок, - особенно когда оскорбляют гостей, приглашенных в его честь....
  Наина опасно сверкнула глазами, - думаю, что мы еще увидимся, - она резко развернулась и, прикрывая платком рот, ушла в боковую комнату.
  - Пронесло... - выдохнул воздух Федор Кузьмич. - Эта стерва, с тех пор как узнала о гибели Троекурова, никому покоя не дает.
  - Любовь? - поинтересовалась романтичная Алиса.
  - Какая любовь, - возмутился Федор Кузьмич, - они вместе бизнес на магах делали. Наина бесится, что власть из ее цепких рук потихоньку уходит. Столько лет, пользуясь поддержкой Бешеного Генерала, она советом как хотела, так и крутила. Теперь на предстоящих выборах главы Совета ее прокатят. Вот и придется ей мотать в свой Курск. И сидеть там до морковкина заговенья...
  - А что не так с ритуалом?
  - С ритуалом? Она предлагала Вам постоять в центре торнадо. Ритуал такой: пятерка самых сильных магов объединяется в круг, и призывают силу Стрибога. Фактически запускают вихрь в центре зала. Причем сила круга служит только для инициации процесса. Дальше именем Стратима вихрь держится сам. Все присутствующие на балу кидают в него пожертвования. Что-нибудь незначительное, просто на удачу. Никакой толкотни не будет. Столб из ветра стоит до двух часов ночи. Бросить монетку или клочок одежды смогут все. То, что попало в вихрь, растворяется бесследно.
  - Так значит, она меня в жертву собралась принести....
  - Борис, - Будулай опустил руку ему на плечо, - она к тому же еще и дура. Интересно, как давно Стрибогу не приносили людские жертвы вот так торжественно? Свое он обычно сам берет. А какие будут последствия после принесения ему торжественной жертвы? Да еще добровольной? Вдруг старик от такого подарка решит лично на балу поприсутствовать? Мало никому не покажется.
  - Ты говоришь, так, как будто Стрибог действительно существует.
  - Конечно, он существует. Это стихия ветра. Не нравится имя Стрибог? Хорошо, зови его просто ветер. Или перемещение масс воздуха. Он не обидится.
  Тут прозвенел звонок. Люди поспешно отхлынули от центра зала, освобождая пространство. На пустом пятачке остались пять магов.
  - Вон тот, с бородой, - начал объяснять Будулай, - один из старейших. Черномор. Он, пожалуй, постарше меня будет. Еще до потопа родился. Но в совет не лезет. Живет себе в Керчи. Не любит политику. Раньше жрецом Стрибога был. Поэтому без него мероприятие не проводят.
  - Постой, - изумился Борис, - до какого потопа? Что, потоп реально был?
  - Был. Причем не один. Как Черное море образовалось, знаешь? На том месте гигантская котловина была. Практически вся заболоченная. И люди там жили. Довольно много людей. Поселения. Были пара городов. От Средиземного моря эту котловину отделяли две перемычки. Сегодняшние Дарданнелы и Босфор. А ледники то таяли. Уровень воды повышался. И в один несчастливый день вода подмыла перемычку и хлынула в небольшое озерцо, которым тогда было Мраморное море. А потом с ужасающей силой ударила в Босфор. Тот просто рухнул под гигантским напором воды. Гидравлический удар, знаешь ли. Так за три дня было наполнено Черное море. На Балтике, кстати, тоже нечто подобное произошло, только попозже.
  - Вон смотри, видишь того, с азиатской рожей? Это Чан Чунь. Китаец. Член Совета. После смерти Чингиз хана не захотел возвращаться на родину и осел у нас в одной из провинций Золотой Орды.
  - Это когда монголо - татарское иго было?
  - Какое иго? Ты, как та лягушка, которая свое болото в центре земли видит. Империя монголов побольше современной России была. И порядок в ней был. Вот, миллиону, с небольшим, монголов, больше делать было нечего как в этой глухомани свою оккупационную армию держать. Князья к империи практически добровольно присоединились. И регулярно в орду ездили за ярлыком на Великое Княжение. Как обычные главы регионов, основанных на самоуправлении. Монгольские чиновники, правда, в городах сидели. По одному на город, не считая свиты. За сбором налогов следили. И за благоустройством дорог. Ну и за князьями, естественно, приглядывали. Ни одного похода на Русь просто так не случилось. Это были обыкновенное приведение, так сказать, к конституционному порядку бунтующих провинций. Жестокость? Ну, не более жестокое, чем все средневековье. Ты что, думаешь, что Рязань Батый в одиночку сжег? В его войске много русских было. И грабили население, наверно, с большим азартом, чем монголы.
  - А как же Дмитрий Донской? Куликовская битва?
  - Ну как тебе про Куликовскую битву объяснить, чтобы понятней было? Представь себе, что руководитель одной из губерний пользуясь тем, что центральное правительство ослабло, объявил себя царем. И повел войска на соседнюю губернию, чтобы ее пограбить и присоединить к своему новому царству. Тут губернатор обиженной провинции в столицу звонит и спрашивает, как ему быть. А ему отвечают, дескать, подчиняй себе федеральные войска ну и свою губернскую армию бери. И отбивайся от супостата, как хочешь. Разрешаем, дескать.... Вот Дмитрий Донской и отбился. Ни о каком суверенитете разговора не было. Все неумная пропаганда. Мамай, кстати, даже не Чингизидовых кровей был. Просто руководитель крымской области.
  Вот смотри, а эта дама - одна из самых молодых Архимагов в совете. Ее зовут Либо Руго. Инициировалась, когда воевала на Карельском фронте. Одна из лучших снайперов России была.
  А вот тот важный господин - архимаг из Челябинска. В совет не входит. Его зовут Игнатий из Аркаима. Старец Игнатий.
  И последний Архимаг круга. Тоже из новых. Михаил. Олигарх, между прочим. Он себе такую негритянку из штатов выписал, закачаешься.... Видишь, какой вымахал? Сейчас техномагией занимается. Пытается из газа, электричества и магического слова российский автопром возродить. Хрен его знает, с магией то может и получится....
  Тем временем все вышеназванные маги рассредоточились по кругу на равное расстояние и подняли руки. Снова прозвенел звонок. Черномор нараспев начал читать заклинание. Этого языка в голову Бориса не вкладывали.
  - На сарматском читает, - прокомментировал Будулай.
  По залу пробежал легкий ветерок. Борис перешел на истинное зрение и скомандовал призраку, - Димка! Мотай на улицу. Кто его знает, что здесь происходить будет. На улице безопасней.
  Мальчишка послушно испарился. Тем временем силы, повинуясь замогильному голосу мага, стали заворачиваться в небольшой вихрь. Вихрь рос, превращаясь на глазах в локальное торнадо, и все сильнее набирая обороты. Впрочем, установленного магами круга он пересечь не пытался и потолок не ломал. Даже прически дамам не испортил. Всего лишь легкий ветерок. Люди отступили, опуская руки. Голос Черномора достиг своей наивысшей точки напряжения и вдруг оборвался. Торнадо остался на месте. Грянули барабаны.
  Федор Кузьмич повернулся к Борису, - вот собственно и все. - Он резким движением выдрал из рукава рубашки запонку и швырнул ее в вихрь. Люди, находящиеся в зале тоже кидали в воронку вращающегося воздуха всякую мелочь.
  - Надо и нам кинуть, - Будулай подал Борису и Алисе по золотой монетке, - заранее приготовил.
  - Кидайте, - Федор Кузьмич улыбнулся, - как в море, чтоб на следующий год вернуться. А потом лучше всего побродить по замку. Серьезного разговора раньше чем через час не получится. В одном из флигелей есть ресторан. В спортзале и возле бассейна дискотека. Для любителей более спокойного отдыха в Бальном зале фуршет и танцы. Если устанете, за вами зарезервирован один из двух президентских люксов.
  - Ну что ж, погуляем, - Борис размахнулся и кинул монетку в торнадо. Следом за ним Алиса, подобрав полу длинного платья, ловко отправила блестящий кружок в середину вихря. - Милый, только не на дискотеку. Мне того клуба позарез хватило. Да и платье не то. Пойдем в ресторан.
  - В ресторан тоже хорошо, - Будулай по-крестьянски размахнувшись, бросил золотой кругляш в вихрь, - я как раз немного проголодался.
  В ресторане они выбрали столик в углу. Расселись на мягкие диваны.
  - Смотри ка, - Будулай попрыгал на мягких пружинах, - совсем как в Арагви сделали. И фрукты на столе так же стоят.
  - Похоже, - согласился Борис, - я в Арагви еще при социализме с отцом и мамой бывал. И фрукты на столе тогда действительно поражали. Бананы, ананас, апельсины. В свободной продаже их тогда не было, а там, пожалуйста.
  Подошел официант. Принес меню.
  - Вы угадали, - Алиса ткнула пальчиком в первую строку, - действительно, бригада из ресторана 'Арагви'.
  Они заказали какой-то легкий салат и шампанское. Будулай продолжил, - господа из совета, очевидно, решили посоветоваться. Потому час и взяли. На обсуждение.
  - Но приняли то нас как надо? - Борис вопросительно посмотрел на Будулая, - если не считать дурацкого разговора с той стервой.
  - Да, она явно рассчитывала на скандал, - согласился Будулай, - складывается такое впечатление, что Архимаги сначала испугались невесть откуда взявшихся эльфов. Многие из них хорошо помнят, как жестоко дрались те, старые. Вот нас и решили принять по высшему разряду. А потом Наина где-то раздобыла информацию о той справке, которую брали для Алисы в больнице. И решила что мы - самозванцы. Теперь Совет Магов терзают большие сомнения.
  Прерывая его слова мимо них с шумом и суматошным хлопаньем крыльев пронеслась стая разноцветных попугаев. На полу остались пятнышки помета и несколько перьев. Одно из них легко спланировало прямо перед опешившей Алисой. Тут же появившийся официант быстро убрал его со стола.
  - Прошу прощения, гости подвыпили. Уже второй раз кто-то клетки открывает.
  Борис задумчиво наблюдал, как прислуга вытирает следы пернатых.
  - У меня определенно дежавю. Не удивлюсь, если у нас за столиком будут гости.
  И он не ошибся. На входе в ресторан нарисовался длинный тощий субъект в клетчатой бейсболке. Реперские цепи и приспущенные широкие штаны придавали ему весьма забавный вид. За ним появился низенький толстяк в черной рубашке и с золотистой бабочкой на шее. В его пухлом лице явно было что-то кошачье. Они явно осматривали зал. Заметили, наконец, Бориса обрадовано замахали руками и приветливо скалясь двинулись к его столу.
  - Рады Вас видеть, Ваше Величество, - начал субъект в клетчатой бейсболке, - я тут дискотеку проводить подрядился. И случаем узнал, что и Вы здесь. Вот, - показал он на толстяка с кошачьей мордой, - и дружок мой на бал увязался.
  Толстяк галантно шаркнул ногой.
  - Панаев. Литератор.
  - О! - Подняла пальчик Алиса, - я про Вас, кажется, что-то слышала. Или читала. Вы какой литератор, тот, кто пишет или тот, кто книжки издает?
  - Он милая,- начал объяснять Борис, - скорее из тех, про кого книжки пишут.
  - А мне недавно муж очень интересную книгу подкинул. Так там... ой, - до нее начало доходить, - так Вы тот самый....
  - Да, - прервал ее Борис, - именно тот самый. - Он повернулся к парочке, - вот видите, королева в восхищении. Я тоже. Так чем обязан на этот раз?
  Клетчатый замялся, - мы собственно засвидетельствовать....
  - Иегову?
  - Почтение, - пискнул толстяк, - исключительно почтение. Не каждый раз так бывает, что на наших глазах самое обыкновенное... эээ.... Обыкновенный смертный почти до полубога возвысился. Да о Вас самих скоро книжки писать начнут!
  - Высказали? - Панаевское 'эээ' Борису не очень понравилось , поэтому тон его стал абсолютно сухим, - и что дальше?
  - А мне можно познакомиться с Вашими друзьями? - Будулай с интересом посмотрел на Клетчатого. - За этим столом, похоже, я единственный кто не в курсе, о чем вы сейчас говорили. А это, по меньшей мере, невежливо.
  - Ну, если тебе это доставит удовольствие, - Борис махнул рукой, - садитесь и налейте себе шампанского.
  - На брудершафт будем пить? - Деловито осведомился толстяк, наполняя себе бокал.
  - Перетопчитесь, - сурово отбрил его Борис,- Вот этот господин в клетчатой бейсболке бывший регент, а ныне крутой ди-джей Скобичевский. А его скромный пухлый спутник, литератор Панаев. Помнишь дружище, как к тебе вербовщик приходил? Ну, который мне косточку передать велел? Так вот, он как раз из их компании. И представь себе даже не самый главный. Скобичевский наверно рангом повыше его будет. Не так ли Рыцарь?
  - Мы люди скромные....
  - Люди? - Борис рассмеялся, - надо же, 'люди'! Впрочем, мне вот интересно стало. Вы за нами только шпионить приставлены или помогать все же должны?
  - Исключительно в некоторых делах, - отметил осмелевший после шампанского Панаев, - самых трудных, наверное.
  - А вещь одну найти помочь сможете? Мы ее у бомжа одного видели. Интересно, где нам этого бомжа теперь искать?
  - Не в нашей компетенции. - Скобичевский задумался, - Вы Ваше Величество у магов спросите. У них оракул очень сильный появился.
  - Очень сильный, - подтвердил толстяк, - я сам с него обалдел. Девяносто процентов верных предсказаний. Поверьте на слово, такое редко бывает.
  -К Вам тоже один вопросик имеется, - перехватил эстафету Скобичевский, - скажите Ваше Величество, почему бы Вам не взять под свой контроль всю эту братию? - Он обвел рукой зал, - у Вас есть огромный козырь. Вы научились создавать истинных магов.
  Борис следом за ним обвел глазами зал и поморщился, - а оно мне надо? Я не большой любитель командовать. Власть это не то на что меня можно купить. Потом, Рыцарь, Вы посмотрите на эти рожи. Сплошной декаданс и разложение. Здесь с трудом можно найти пару приличных людей. Я как понимаю, были когда-то сильные маги. А потом без объяснения причин исчезли. Их слуги и ученики остались. Представьте себе, остались люди, которым в иных условиях ничего не светило. И вдруг они стали хозяевами жизни. И это их здорово поломало. Психически. Каждый из них ощущает себя вершителем судеб. С ними никакой каши не сваришь. За редким исключением.
  - Ну как знаете, впрочем... - Скобичевский к чему-то прислушался, - к Вам идут. А нам, похоже, пора.
  После этого странная парочка, превращаясь в легкий туман, стала таять прямо на глазах. Последнее что удалось разглядеть была слащавая улыбка толстяка, которая послала воздушный поцелуй всем присутствующим, после чего стала полностью кошачьей и исчезла окончательно. Туман поднялся куда-то вверх и рассеялся под высоким потолком.
  Борис огляделся. Похоже, в ресторане никто не заметил ничего необычного. Все занимались своими делами.
  - Ну и знакомые у тебя, - пробормотал потрясенный Будулай, - я на них в истинном зрении посмотрел. Два клубка сплошного хаоса. И все. Даже фигура не просматривается. Только я не понял, зачем они вообще приходили?
  - А вот, наверное, чтобы про Оракула рассказать. У меня сложилась твердая уверенность, что нас все время ненавязчиво подталкивают к определенным решениям. Не очень приятно чувствовать себя марионеткой. Посмотри, к нам посланец Совета топает.
  Через ресторан к ним пробирался изрядно запыхавшийся Федор Кузьмич.
  - Вот вы где, - он шлепнулся на стул, отдуваясь, - жарко. В общем хоть и с трудом, но я договорился. С вами Либо Руго говорить будет.
  - Так, - Будулай отодвинул тарелку, - самую молодую послали. Значит, Наина своего добилась. Всерьез нас принимать не собираются.
  Федор Кузьмич смущенно хрюкнул.
  Борис задумчиво посмотрел на него, - а может это и к лучшему? Ладно, тянуть с разговором ни к чему. Ведите нас Вергилий.
  Разговор состоялся в президентском люксе. За невысоким столиком сидела молодая девушка, которую Борис видел на ритуале. Невысокая. Достаточно хрупкая. Темные волосы. С короткой стрижкой каре. Она встала, приветствуя, и протянула узкую ладошку в неожиданно сильном рукопожатии.
  - Рада Вас видеть Владыки, меня зовут Либо Руго. Я уполномочена говорить с Вами от имени Совета Магов.
  Все чинно расселись в глубокие кресла.
  - Что будете пить?
  - Коньяк если можно. - Борис посмотрел на жену, - а тебе может быть шампанского?
  - Не хочу, - Алиса похлопала себя по плоскому животику, - я его сегодня обпилась. В животе уже пучит.
  Либо неожиданно расхохоталась.
  - Это замечательно. Такая непосредственность редко встречается. Весь Совет на ушах стоит, думает, что с неожиданными эльфами делать, а у королевы живот пучит. Тебе сколько лет девочка?
  - Семнадцать... - Алиса покраснела, - уже!
  - Ну, раз 'уже', разреши предложить тебе замечательный вишневый ликер и чашечку кофе. Господа, Вам тоже кофе? Если хотите, можете курить. На повестке дня у нас один вопрос. Ваша присяга Совету.
  - Два. - Отозвался Борис.
  - Что два?
  - Два вопроса, - Борис со вкусом затянулся ароматным дымом, - и поскольку ответ на первый вопрос - 'нет', Можно переходить сразу ко второму.
  - Почему? - не поняла Либо, - присяга даст вам возможность беспрепятственно получать силу.
  - Не интересно, - Борис опять не торопясь затянулся, - неужели Вы не поняли, у меня свои источники силы. Эльфийские. Причем я в состоянии обеспечить ею всех своих друзей.
  Либо с уважением посмотрела на изумрудный тор, - это то о чем Вы говорите?
  - Почти.
  - Но что Вы собираетесь делать со своим анклавом?
  - А что в голову придет. Разведу там эльфийские леса.
  - Эльфийские леса на средней Волге? Невероятно!
  - Почему? Там одни степи. Пара лесов довольно сильно улучшат местную экологию.
  - А потом Вы начнете войну? - Либо аккуратно отпила кофе, - мне рассказывали про эльфов, жестокость необыкновенная. Убивали людей за пару сломанных веток.
  - Зачем воевать, - удивился Борис, - заповедник, егеря. Все по закону.
  - Я смотрю, Вы Владыка для себя все уже решили, - магичка разочарованно откинулась в кресле, - какой же Ваш второй вопрос?
  - Нам нужен Оракул.
  - Оракул? А почему Вы решили, что мы Вам пойдем навстречу? Особенно после того как Вы отказались принимать присягу?
  - Очень просто. Взаимовыгодное сотрудничество. Сегодня я обратился к вашему совету с просьбой, завтра вам что-нибудь от меня может понадобиться.
  - Значит сотрудничество, - Либо прищурилась, - тогда я Вас поймала. Готова сразу предложить Вам на обмен дело. Сделаете, сможете пообщаться с Оракулом. Не буду скрывать, Вы мне симпатичны. Но не более. В Совете существуют совершенно другие мнения. Если Вы справитесь с поручением, мнения могут измениться.
  - И что это за дело?
  - Очередной безумный маг. Больше ста лет он занимается поисками личного источника силы. Режет детишек почем зря. Некромантия. То да се. На этой почве и спятил.
  - Что же Вы сами с ним не разобрались? Кишка тонка?
  - Не забывайтесь, - Магичка сурово поджала губы, - я войну прошла. Этого гада если бы была такая возможность своими бы руками удавила. Только не по силам мне. Источник он так и не нашел, зато в результате своих экспериментов так магический резерв развил, что к нему без танкового батальона не подступиться.
  - А нас значит не жалко?
  - Не жалко, - не стала кривить душой Либо, - тем более как мне говорили, боевой опыт у вашей команды уже имеется. Впрочем, Вы всегда можете отказаться.
  Борис оглядел Будулая и Алису, посмотрел внимательно на Либо. Подумал....
  - Мы согласны. Но с вас все, что у вашего совета есть на этого некроманта.
  
  
   --------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  Глава 15.
  
  
  
  
   Сумасшедший доктор
  
  
  
  
  
   Темно. Очень темно. Темно, так что не видно на расстоянии вытянутой руки. Только свет мощных фар немецкого внедорожника в состоянии рассечь темноту и осветить черный, блестящий от влаги ночной асфальт. Наина ехала на восток. Горьковское шоссе в это время было почти пустым. Накрапывал мелкий почти осенний дождик. До Павловского посада оставалось еще километров сорок. Было время подумать.
  - Длинноухая тварь.... И ее надутый хозяин. Нашли сволочи где-то амулет. Это было то, о чем столько лет мечтала она, Наина. А амулет достался этим ничтожествам. Амулет это независимость. Как она завидовала своему бессмертному наставнику. Кощей был силой. Она, тогда еще совсем девочка с завистью смотрела на своего господина. Могущество и бессмертие. Вот что давал амулет Кощею. Как радовалась она сначала, когда учитель пропал, и какая с ней случилась истерика, когда выяснилось что без его постоянной подпитки она ничто. Но источник силы вскоре нашелся. Правда, один на всех. И его нельзя было унести с собой. Вот и сидели возле него маги - недоучки, как кабаны на водопое. А тут такое счастье. И спрашивается кому? Молодая дурочка сделала пластику, думала наивная, что никто про это не узнает. Узнали. Очень даже просто узнали. Будулай, гад, примазался. Он сразу понял, куда ветер дует. Вот! Скорее всего, в этой компании главный он. А этот самозваный владыка всего лишь ширма. Ширма Будулаевских замыслов. Не мог простой человек разобраться, какая сила у него в руках. Вот Будулай, тот смог. Но ничего еще не потеряно, - Наина сглотнула слюну. Злость на несправедливость мира буквально душила ее. - Столько лет подкармливать этого мясника Ваернета в надежде получить пусть хоть черную, но все же силу и так обломаться с эльфийским амулетом. И доктор Карл, как его знали московские маги, стал уже слишком известен. Откуда только выведали, что он в своем особняке режет детей? Хорошо хоть не узнали, кто ему этих детей возит.... Эти грязные оборванцы здорово помогли ей увеличить свой резерв. Но ничего, ничего, доброму доктору Карлу уже пора вернуться в свою уютную могилку под славным городом Буэнос-Айрес. Дружок его Беппо давно, небось, в аду его дожидается. Удачно удалось натравить на Доктора Будулая. Убил же он со своим клевретом Рустама? Победит маг, она добьет растратившегося мага. Победит доктор, добьет доктора. Погибли оба и концы в воду. А амулет ее. Но с особым удовольствием она будет убивать этого провинциального самозванца. Медленно. Не торопясь.... - Наина даже зажмурилась от приятной ее сердцу картины. - Да, это просто праздник какой-то!
  В лучах фар мелькнула площадь с обязательным Лениным и верхушка церкви. Машина добралась до Павлова посада, родины всеми любимого Штирлица, и водитель повернул налево.
  - Вот идиот, зачем он в центр завез, сколько раз говорила ему: сворачивай, не доезжая города. А он: дорога плохая... ладно... - Наина вернулась к своим размышлениям.
  - Эта тварь Будулай готовиться будет денька два. За это время сможет подготовиться и она. Всем ловушку поставит. Сейчас главное - предупредить Карла. Пусть тоже трясется. Не одной же ей переживать.
   Доктор Карл, до дома которого Наине осталось ехать совсем немного, занимался своим любимым делом. Наукой. Вернее он делал то, что считал наукой. Готовил к обряду очередного пациента. Потому что операцией ЭТО перестало быть давно. Очень давно. Наверно еще с сороковых, когда он вместе со своим другом и коллегой доктором Беппо занимался вопросами бессмертия. Ну, или омоложением организма. Как получится. Именно тогда, когда наконец у них стало что-то получаться, Карл понял, все что они делают, дает хоть какой то эффект только тогда когда пациент мучается. Был очередной эксперимент. Выясняли регенеративную способность печени. Естественно, грязной русской свинье обезболивающего никто не дал. Просто массаж сердца и искусственное дыхание, чтобы раньше времени не умер от болевого шока во славу своим коммунистическим богам. План был прост. Удалить большую часть органа, зашить разрез, а потом в течение пары месяцев подождать. Потом снова вскрыть брюшину и исследовать насколько печень регенерирует. Вот так. Накапливаем статистику. Результаты были не очень. Русские свиньи подыхали с завидной регулярностью. Хотя в этот раз экземпляр попался крепкий. Свирепо вращал глазами и даже пытался петь. Демонстрировал стойкость духа. Но куда ему. Настоящая стойкость духа подвластна только истинным арийцам, а не этим грязным полуживотным! Карл невольно вспомнил мрачный замок, где проходил мистическое посвящение, вспомнил тусклый свет факелов и большой серый алтарь с чашей в центре круглого зала. Алтарь! Чаша! Тело стало наполняться радостной силой. Затрепетало в восторге каждой клеточкой. И буквально просило: Дай еще. Пациент на столе замолчал. Карл с удивлением посмотрел на открытый разрез. Подготовленная к эктомии печень просто обуглилась. Из раны поднимался удушливый дымок жареного мяса....
   Про свое открытие он никому не рассказал. Это было слишком даже для СС. Эксперимент был повторен множество раз. Выяснилось, что сильная боль жертвы обязательна. И, конечно, яркий образ алтаря в Вевельсбурге. Эффект был потрясающим. Возвращалась молодость, повышалась регенерация, появились сверхчувственные способности. Не зря древние германцы пожирали еще живую печень своих врагов, не зря. Хотя почему так происходило, доктор не знал. Достаточно много времени заняла проверка других органов. Правда, ожидаемого эффекта не получилось. Разве что от шишковидного тела. Эпифиз по своему эффекту мало уступал печени. Полученный из него препарат возвращал молодость и увеличивал возможность поглощения той таинственной энергии, которая поступала в Карла после ритуала. Это был самый настоящий катализатор. Вот только из одного эпифиза его получалось очень мало. Чтобы выделить несколько грамм, достаточных для одной эффективной дозы уходило до двадцати единиц человеческого материала. У молодых особей шишковидное тело больше чем у взрослых и Доктор перешел на детенышей.
  
  
   Все объяснилось потом. Когда, после завершения неудачной войны, пришлось жить в Аргентине. Именно там его нашла Наина. Ее очень волновала проблема получения силы. Как она вышла на него, Карл не знал. Наина буквально приперла его к стенке. И Доктор рассказал ей все. А она рассказала ему о действительном положении вещей в мире. И предложила работу. Способ получения силы ей не подошел. Ее от черной силы просто рвало. Зато отлично подошел экстракт из эпифиза. У которого оказался любопытный побочный эффект. Причем выражавшийся только у женщин. Повышенная сексуальность. Так Карл и Наина стали любовниками. Потом, местное кладбище украсилось очень уютной могилой с именем Карла Ваернета. В ней был закопан какой-то нищий бедолага. А сам Карл совершенно под другим именем уехал в Россию. Да, здесь точно никому не пришло бы в голову его искать. Здесь даже не пришлось скрывать своего немецкого происхождения. И имя осталось прежним. Кто знает, сколько в Германии Карлов? Просто появился на свет очередной пленный солдат, который после трудовой отработки не захотел вернуться в фатерлянд, потому что нашел в России жену. Для тех времен вполне обычная картина.
  Через некоторое время Наина повезла его на север к таинственному источнику власти. Но камень не принял его. Карлу стало плохо, когда до него было еще километров десять. Пришлось возвращаться. Но он даже не расстроился. Ему вполне хватало своей черной силы. Хотя впоследствии ездил на север регулярно. Для конспирации. Ну... и рыбку половить....
  
  
   На операционном столе задергался мальчишка. Широко раскрытые глаза наполнены ужасом. Чтобы его усилить доктор поднес к глазам жертвы большой ампутационный нож. Мальчишка задергался сильнее, глаза закатились и потухли. Запахло мочой.
  - Вот, дерьмо. Не рассчитал. - Карл проверил пульс, посмотрел зрачок. - Не может быть... - он внимательно осмотрел начисто выбритую голову материала. Нашел гематому. Еще раз посмотрел зрачок. Обратил внимание на судорожное подергивание ног.
  - Точно кома. Скорее всего, травматическая. Второй степени. Видимо при захвате или раньше у этого беспризорника случилась травма головы. А поднявшееся от страха артериальное давление спровоцировало кому. Теперь этот материал годен только для получения экстракта. А это процесс долгий.
  Противно запищал расположенный над дверью зуммер. Доктор Карл с раздражением открыл замок. На пороге стоял один из слуг, приставленных к нему Наиной.
  - В чем дело?
  - Простите Доктор, - слуга поклонился, - звонила госпожа, она скоро будет здесь.
  - Понятно, - Карл стянул с рук резиновые перчатки, - приберите тут.
  - Труп в крематорий?
  - Это еще не труп. С ним можно будет поработать попозже. Тело в бокс. И поставьте ему внутривенно глюкозу. Капельницу.
  Карл едва успевший отмыть от талька руки встречал Наину на ярко освещенном крыльце. Темный мокрый внедорожник осторожно вполз в широко открытые ворота.
  - Как добралась? - Спросил Доктор, целуя протянутую руку, - я не ждал тебя на ночь глядя.
  - У нас неприятности, - Наина испытующе взглянула в глаза старому любовнику, - тебя раскрыли. Впрочем, пойдем в дом. Не на пороге же дела обсуждать?
  По телу Карла пробежал неприятный холодок.
  - Как раскрыли? Кто?
  -Я же сказала, пойдем в дом. И прикажи приготовить кофе.
  Они расположились в гостиной. Наина осторожно прихлебывала черную горячую жидкость маленькими глоточками.
  - Представляешь, только теперь отпустило. Страшно стало? Мне тоже. Совет Магов открыл на тебя охоту. И уже нашел охотников за твоей головой. Хотела бы я знать, откуда произошла утечка.
  - Ну, это нетрудно объяснить, - Карл покачал головой, - я тут на досуге размышлял. Видишь ли, мы с тобой дилетанты.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Только то, что нас за столько лет не раскрыли, потому что мы никому не были сильно нужны. Ты прекрасно разбираешься в магии, я неплохо знаю медицину. Но ни ты, ни я не представляем, как в тонкостях работают спецслужбы. А теперь что-то произошло. И нами занялись вплотную.
  - Произошло? - Наина удивленно вскинула брови, - действительно произошло. Погиб куратор. Он тоже пользовался эликсиром. Я давала ему без объяснения источника. Он не настаивал. И прикрывал меня.
  - Не настаивал, скорее всего, потому что и так прекрасно знал, откуда берется лекарство. Держу пари, что если хорошенько поискать, то в этом доме мы с тобой найдем кучу жучков. Смешно, но я не исключаю видеокамеры даже в туалете. Твой куратор знал о нас все. Теперь наверно твое досье попало к его преемнику. А у него оказались более высокие моральные принципы.
  - Надо же, - Наина поморщилась, - я так была уверена, что крепко держу Троекурова за яйца, а оказывается, он всего лишь дал мне за них ласково подержаться, чтобы сделать себе приятно....
  - Нам придется бежать?
  - Нам? - Наина усмехнулась, - про то, что я с тобой связана, пока не знает никто. И один плюс в этом деле все же имеется. Нанятые охотники по моим сведениям не очень сильны. Старый дурной маг и его протеже, явный самозванец лишенный собственной силы. Правда, с сильным амулетом. Так что думаю, мы отобьемся.
  - Но ведь Совет Магов наймет следующих....
  - Не успеют. Ключевым моментом тут является амулет. Если он будет в моих руках, Совет Магов полетит вверх тормашками. Мы уничтожим их по одному. И наберем новых. В Совете будут только наши креатуры.
  - Значит, будем отбиваться... - Карл обреченно вздохнул, - не верю, что получится.
  - Не бойся, - Наина ласково обняла его за плечи, - главное - правильно составить план.
  
  
  
   ---------------------------------------------
  
  
  
  - Главное - правильно составить план! - Будулай подошел к эркеру и посмотрел на начинающее розоветь небо, - Сегодня к обеду привезут досье на Сумасшедшего Доктора.
  - Вот привезут тогда, и будем думать, - Борис развалился на диване и с удовольствием прихлебывал чай из фарфоровой кружки, - Чего мечешься? Не шуми. Алиса уже спит. Только приехали так сразу и заметался. Все получится. Мне все же очень интересно, зачем нашим нанимателям нам этого Доктора подсовывать?
  - Ты думаешь, что его нам подсунули?
  - Ну не подсунули. Навели. Причем довольно грубо. Ладно, давай спать. Все загадки потом. Когда привезут досье.
  
   Несколько листков в прозрачном файле привезли к обеду. Выспаться успели все. Борис легко перелистывая читал документы.
  - Да, здесь вопросов больше, чем ответов, - прокомментировал он прочитанное, - абсолютно не ясно, откуда наш фигурант появился. Первые сведения о нем датируются сорок восьмым годом. Немец. Вроде из пленных. Как инициировался непонятно. Сведений нет. Живет возле Павлова посада в поселке с поэтичным названием 'Затишье'. Вот фото. Дом из красного кирпича. Стоит на отшибе.
  - Маги любят уединение. - Подал голос Будулай.
  - Это хорошо. Никто из местных не пострадает. Вот план дома, подробный. Хм... интересно, кто составлял досье? Очень уж профессионально материал подобран. Вот план поселка. С одной стороны дома река. Ага, Клязьма называется. С другой, неглубокий овраг. В открытую к д ому не подобраться. Все как на ладони.
  - А это что? - на журнальный столик выпало несколько фото.
  - А это то, дорогой маг, что он делает с детьми....
  Будулай несколько мгновений рассматривал изображения, потом вдруг побелел и метнулся в туалет. Оттуда послышались сдавленное хрипение и шум льющейся воды.
  - Сомлел Будулай, - Борис с отвращением порвал фото, - действительно мерзость. Даже на нашего долгожителя подействовало. А ведь он все средневековье прожил. На этот счет народ там был более крепкий. Никогда не любил фильмы ужасов и не понимаю тех, кто их смотрит. Адреналина не хватает в повседневной жизни? Так прыгай с парашютом. Развели, понимаешь, извращения....
  Вернулся мокрый Будулай. С решимостью отодвинул бумаги.
  - Уже придумал, как мы его убивать будем?
  - А у тебя есть предложения?
  Будулай сжал кулаки, - ворвемся и всем там бошки поотрываем!
  - Да, замечательный план. Главное короткий. Там, между прочим, персонала человек десять имеется. Давай так, - Борис хлопнул ладонью по столу, - торопиться не будем. Пусть сначала Димка туда слетает. Посмотрит что к чему. Потом его сведения сравним с тем, что нам маги передали. И решим окончательно. Димкааа.... Ты где?
  Из стены появилось дружелюбное привидение.
  - И нечего так кричать. Я в соседней комнате был. Меня Алиса, по-вашему, читать учит.
  - Бросай все это. Для тебя есть задание. На восток от Москвы. Порядка семидесяти километров. Вот карта, запоминай. Там живет наш враг. Смотришь там все. Сколько человек, где находятся, чем вооружены. И мухой обратно....
  Муха летала почти два часа. За это время друзья успели пообедать. Дмитрий вернулся хмурый. От его обычной веселости не осталось и следа.
  - Давай, рассказывай и показывай, - Борис подвинул к нему карту участка план дома и фотографии строений. - Сколько там человек всего?
  - Двадцать.
  - Ого! Что так много?
  - Хозяин, которого зовут Карл, женщина, которой я на балу разбил губы бокалом, - начал перечислять Димка, - девять слуг и девять детей в подвале.
  - Так, - Борис подобрался, - по поводу женщины подробнее, - ты точно уверен, что она та самая, что на балу была?
  - Да. Она с хозяином голая в постели лежала. Я все хорошо рассмотрел.
  - На это смотреть было не обязательно, - остановила его Алиса. - Ты по делу говори.
  - Я и говорю. В постели лежали... слуги все с оружием. Калаши, один пулемет, снайперская винтовка и даже гранатомет есть.
  - Эээ... ты откуда так в оружии разбираешься?
  - Кино смотрел. А потом мне Алиса из интернета шуттер скачала. Я до сорок восьмого уровня дошел.
  - Ну вот, - всплеснул руками Борис, - Алиса, тебе паренька поручили грамоте учить, а ты его чему учишь?
  - Так она сама в Линейку режется. Эльфийка сорокового уровня. - Наябедничал Димка. - А мне, чтобы не выдавал, шуттер скачала. Она стесняется и когда кто-нибудь в комнату входит всегда ноутбук закрывает.
  - Эх, - мечтательно прищурилась Алиса, - были бы у тебя уши, оборвала бы, не задумываясь. Сдал с потрохами засранец! Ну, посмотрим, как ты в очередной раз у меня ноут клянчить будешь. Фиг тебе, а не стрелялки! - И она с гордым видом удалилась на кухню.
  - Так, - Борис похлопал ладонью по столу, - от одной надоедалы отделались. Кстати, Дмитрий, выдавать чужие тайны нехорошо. Даже своим. Ну, давай дальше рассказывай, что там было. Ты на оружии остановился.
  - Да. Я и говорю, Снайпер на крыше в башенке сидит и на округу пялится. Там вид хороший. Пулеметчик возле ворот. Там амбразура есть. Еще двое во дворе с автоматами. И меняются. Я как раз смену застал. Один который с пистолетом ходит у них старший. А про детей в подвале рассказывать?
  - Конечно.
  - Значит в подвале у них клетки. Большие. В них дети. Один без души, девочка умирает, остальные в порядке, только голодные. Их всех на лысо постригли и они голые сидят. Только девочка лежит и тот, который без души. К нему вообще, какие то трубки подсоединили через иголку вот сюда, под ключицу.
  - Что значит 'Без души'? - Не понял Борис.
  - Без души значит, без души. - Димка шмыгнул несуществующим носом, - вот я, например, душа без тела, а он тело без души. Я такие штуки видеть могу. С ним что-то случилось такое, что душа отлетела. А тело не умерло. Девочка, которая умирает, у нее почки не работают. Отбили ей почки. Может день еще протянет и все.
  - Там еще есть девочки?
  - Да, еще одна. И еще, у вас на фото вот здесь деревья маленькие совсем и вот тут поляна. А на самом деле деревья большие и поляны нет. Кусты там.
  - И что это значит? - не понял Будулай.
  - Это значит, - отозвался Борис, - фотки старые. В разработку Доктора давно взяли. И скорее всего, взяли люди из конторы покойного Троекурова. Ну не Совет же Магов? У них и опыта такого нет. Вот сдали только сейчас. Скажи Дима, там эти слуги со связью были?
  - Связь?
  - Ну, оперативная связь у них была? Гарнитура в ушах?
  - Да, какие-то проводочки к ушам шли.
  Все замолчали. Борис сосредоточенно рассматривал план участка.
  - Ну что ты? Не томи... - не выдержал Будулай, - придумал что-нибудь?
  - По существу можно сказать следующее, - Борис закурил и подслеповато щурясь, отогнал рукой попавший в глаза дым,- первое: нас там уже ждут. Поскольку есть явное предательство со стороны Наины. Они любовники и скорее всего подельники. Биться нам придется с обоими. Второе: там есть вооруженная охрана. Только я думаю не очень профессиональная. Сами подумайте, какой профи посадит снайпера в башенку на крышу? Там место пулемета. Пулемет они около ворот поставили к амбразуре. Сектор обстрела ограничен этой самой амбразурой. Там место автоматчика. А снайпера я вообще посадил бы где-нибудь за территорией. Да хотя бы вот на это дерево, - он ткнул пальцем в фото.
  - Пулеметчик и снайпер в обороне парой работать должны. Тем более связь у них отличная.
  
  Значит так. Доктор скорее сего в доме до последнего сидеть будет. Наина тварь хитрая она где-нибудь в сторонке спрячется, и бить будет в спину. Доктора убивать пойдем завтра. Не хочется, чтобы детишки погибли. Вытаскивать их из этого ужаса поскорее надо. Пойдем втроем. Мы с тобой и Димка. Димка!
  - Я, - по-военному откликнулся призрак.
  - Твоя задача будет в кратчайший срок обнаружить Наину. Ну, ту женщину. И сообщить где она прячется Будулаю. Потом залезешь к слугам в радиоволну. Ты вроде говорил, что умеешь это делать? Так вот, наведешь там шороху. Именно шороху. Чтобы они друг друга не слышали.
  Будулай, ты берешь на себя магичку. Твоя задача, по крайней мере, продержаться против нее пока я под прикрытием иллюзии к Доктору подбираться буду. Наину желательно не убивать. Ее в Совет сдать надо. С доказательствами.
  - А я? - Вылезла из кухни Алиса.
  -А ты дома сидеть будешь, героев поджидать.
  - Так не пойдет. Я с вами хочу.
  - Это даже не смешно. Ну, зачем ты нам там нужна? Под ногами путаться? Во всех книгах и фильмах когда главные герои идут на дело, появляется глупая девчонка и напрашивается идти с ними. А потом она по своей наивности вляпывается в неприятности и ее приходится выручать, попутно убивая главного злодея. И это все ценой невероятного напряжения сил. И нафиг мне нужны такие приключения? Нам нужно тихо прийти, сделать свое дело и так же тихо уйти. Без героизма.
  - А бывает по-другому, - не сдалась Алиса, - глупая девушка спасает всех крутых парней и попутно мочит главного злодея.
  - Бывает, - легко согласился Борис, - но только в Голливуде. У них коллективное творчество. В книжках авторы такое писать опасаются. Боятся за репутацию. Книжки все-таки более умные люди читают.
  - Ну, возьмите меня с собой. Там дети больные. А я лечить умею. И кто-то должен на видео все снимать. Сам говорил, будут нужны доказательства.
  Борис внимательно посмотрел на жену, - ладно. Только условие. Из машины без моего разрешения не выходить. Это приказ. Снимать и лечить будешь потом. Когда все закончится. - Глаза Алисы остекленели.
  - Поняла приказ?
  - Поняла.
  - Тогда 'Вольно', отомри. Будулай, у нас, сколько человек в охране?
  - Десять.
  - Прекрасно. Их надо вооружить автоматическим оружием. Когда убью Доктора, они зачистят территорию. И попроси купить видеокамеру получше. Для Алисы. Пусть потом поле боя снимает.
  
  На следующее утро спозаранку на трех машинах выехали в Павлов посад. Сзади добросовестно шурша резиной, ехали четыре скорые.
  - А это еще зачем, - не понял Борис.
  - Дети. - Коротко ответил Будулай. - Ты их оттуда на Круизере везти будешь?
  - А врачи в курсе?
  - Думают, что едут на милицейскую операцию в подпольный притон. Ну и денег им дали...
   Добрались до Павлова посада минут за сорок и не заезжая свернули налево на дорогу к поселку Затишье. Борис дал команду остановиться, когда до дома Сумасшедшего Доктора осталось километра три. Сзади гудя дизелями, подъехали два внедорожника с охраной и кареты скорой помощи. Будулай и Борис вышли из машины, разминая ноги.
  - Ну что ж, начинаем готовиться, - Борис полез за курткой, одел ее, прикрепил на ремнях за спиной ножны с бебутами. - Будулай, командуй людям вооружаться. И надо раздать связь. Проверь заодно частоты, может, услышим, как злодеи переговариваются.
  На обочине захлопали крышки багажников. Народ разбирал автоматы, одевал броники, договаривался о позывных. Кто-то закурил, люди бродили вдоль мокрой травы, переговаривались. Несмотря на лето с утра было холодно. Хотя ночью прошел дождь, в Подмосковье пахло гарью.
  
   Борис полной грудью вдохнул прохладный влажный воздух. Огляделся. Рядом одевал бронник Будулай. Возле него бесплотной тенью вился Димка.
  - Ну что? Действуем, как и планировали? Тогда Дмитрий, марш на разведку. Надо узнать, где находится немец, где дама, и как расположилась охрана. Потом глуши все их переговоры нафиг. На все тебе пятнадцать минут. А мы с дядей Будулаем пока перекурим.
   Закурили. Будулай с наслаждением затягиваясь ароматным дымом, смотрел на Бориса.
  - Не трясет?
  - В смысле? - Не понял Борис.
  - Перед боем не трясет?
  - Э... Будулай, я свое еще в Афгане оттрясся, - улыбнулся Борис. - Сначала действительно страшно было очень. Даже не так, не страшно. Адреналин у меня очень сильно пер. Уж не знаю почему. Может и от страха. Практически минут за пять до боя. И трясти меня начинало от него со страшной силой. Внутренне я представлял собой, готового броситься в драку бультерьера, которого удерживает от немедленной атаки только туго натянутый поводок и то, что команды 'фас' еще не было. Лицо белое, губы трясутся, руки ходуном ходят.- Борис задумался, улыбнулся своим мыслям и аккуратно стряхнул столбик пепла.
   - Со стороны, кажется, что парень со страха умирает. А я не боялся, я ждал. Зато после команды проваливался, во что- то подобное боевому трансу. Ну, или режиму ускоренного времени. Движения людей казались тягучими медленными. А свои хоть и неторопливыми, зато очень четкими. Вот после боя опять тряска была. И дикая жажда. Во рту сухость такая, что говорить не мог пока пол фляги не выпью. Мне один доктор потом объяснял, что так у меня адреналиновое похмелье проявлялось. Через пару месяцев все это прошло. Возможно, организм к адреналину привык. Но способность почти мгновенно в это состояние входить осталась. Может эта особенность и помогла выжить.
  - Но насколько я знаю, все равно ранило тебя.
  - Ранило, - согласился Борис - только боя тогда не было. Мы просто шли по тропе. Мина.
  Над деревьями со стороны дома черного мага появилось небольшое облачко. Вскоре оно приблизилось и превратилось в Димку.
  -Докладываю!- Димка по-американски вскинул лапку к полупрозрачной голове, - в доме все как было. Маг кофе пьет, охрана на своих местах, только дамочки нет.
  Борис с интересом посмотрел на Димку, - неужели уехала? Ты по окрестностям смотрел?
  - Смотрел. Нет ее. И машины одной во дворе нет.
  - Так, дорога здесь одна, мимо нас она не проезжала. Значит, где то здесь прячется. Знаешь что, Будулай, а давай поближе к дому подберемся. Хочу на все своими глазами посмотреть. - Борис еще раз поправил за спиной мечи, и осторожно огибая лужи, направился к лесу. За ним, сделав знак рукой охране, двинулся Будулай.
   К дому вышли мокрыми по уши. Все кроме Бориса и Дмитрия. Бориса выручил кожаный прикид, подаренный Геллой. Димке же в его воздушном состоянии мокрый лес был просто пофиг. До ограды из красного кирпича от кустов, в которых прятались друзья, оставалось метров двести абсолютно пустого луга.
  - Незаметно к ним не подберешься - заметил Будулай, - нам, конечно, это не преграда, а вот команде нашей без шума к воротам не подойти.
  - Не подойти, - согласился Борис, разглядывая дом в бинокль, - не спят, охрана настороже. Вон снайпер на башенке зашевелился, положение меняет. В сторону реки посмотреть решил. А что если? - Он выставил палец вверх, - есть идея. План меняется. Димка, ты еще здесь? Давай начинай портить им связь. Чтобы до конца операции эти деятели ни одного разборчивого слова по рациям друг от друга не услышали. Будулай! Я сейчас, пока снайпер речку разглядывает телепортнусь на башенку, и сниму его по-тихому. Осмотрюсь сверху, может, Наину увижу. Димка только возле дома смотрел, а она и подальше отойти могла. Но не особо. Не верю я, что она далеко убралась. Сверху вполне увидеть можно.
  - А стоит так рисковать? - Будулай схватил его за рукав куртки, - давай еще подумаем.
  - Рисковать? Чем я рискую? В любом случае у них минус один будет. И убраться оттуда я, если что всегда успею. - Он прижал ларингофон к горлу и зашептал, - раз, раз, проверка связи. Всем полная готовность.
  С места, где он только что стоял, донесся легкий хлопок воздуха. Будулай сразу же прильнул к биноклю. На башенке дома мелькнул ствол винтовки и тут же показался обратно. В наушнике с легкой хрипотцой послышался голос Бориса.
  - Будулай как слышишь? У меня все в порядке. Как и говорил, у плохих минус один. Сейчас осматриваю через оптику окрестности.
  - Слышу хорошо, - отозвался Будулай, - ждем команды.
  Винтовка медленно стала перемещаться по кругу.
  - Вот, нашел! Стоит наша тетенька на бугорке возле оврага, а из за него крыша джипа виднеется.
  - Далеко?
  - Да нет, с километр будет. Смешно, в засаде в желтом платье.
  - Дамочка, - философски откликнулся Будулай.
  - Боится Наина за себя любимую, ближе не подошла, - продолжил Борис. - Вот что дружище, наверно отправляй туда бойца своим ходом. Пусть пленных заберет.
  - Каких пленных? - Не понял Будулай.
  -Которые сейчас будут!
  
  Наина уныло оглядывала в бинокль окрестности. Мокрые ноги энтузиазма не прибавляли. С утра было откровенно холодно.
  - Ну надо же,- думала она,- мало того что пришлось ни свет ни заря вылезать из теплой постели, так еще как только вышла из машины угораздило вляпаться в лужу коварно притаившуюся в высокой траве. Вот невезенье.... Ничего, эти сволочи за все заплатят.... Только пока все тихо. Может и не приедут сегодня? Нет, должны. По всем расчетам должны. И именно сегодня. Ишь, оракула захотели.... И нафига им оракул сдался? Про будущее свое узнать? А вот не будет у вас никакого будущего! Я постараюсь.
  Наина опустила бинокль, и посмотрела на свои раскисшие от воды босоножки.
  - Да, не рассчитала, тут резиновые сапоги нужны. А вдруг они только к вечеру приедут? - невольно испугалась она, - не думала что в засаде сидеть такое муторное дело. Еще пять минут и надо будет водителя отправлять к Карлу. За сапогами, теплой курткой и термосом с горячим чаем.
  Возле машины послышался слабый вскрик и какая- то возня.
  - Вот растяпа, у всех водители как водители, а у меня непонятно что. И дорогу он сам выбирает и умничает когда не надо. И сейчас поскользнулся наверно в мокрой траве. Нет, так стоять невозможно. Холодно. Надо отправлять его в дом за сапогами.
  Наина обернулась и пораженная застыла. В метрах пяти от нее стоял тот самый ненавистный король эльфов и насмешливо смотрел на нее. Лицо колдуньи перекосилось от ненависти. Самозванец поднял руку и приветственно помахал.
  - Привет! Поговорим? - Другая его рука коснулась висевшего на груди ярко зеленого талисмана. Выскочка улыбнулся. И тут нервы Наины не выдержали и она что-то злобно выкрикнув, атаковала ненавистного провинциала. Из ее вытянутых вперед рук как из огнемета вырвалась струя яркого почти оранжевого пламени и гигантским факелом окутала стоящую напротив фигуру.
  - Вот и все. Конец тебе! На том свете поговорим! - В исступлении кричала Наина. Пламя опало, но вместо обугленного тела она увидела вполне себе здорового и даже ни разу, не закопченного человека. Он стоял, вытянув руку, которой приветствовал вперед, а в его глазах колдунья увидела танцующие вокруг зрачков кровавые язычки пламени. Ее охватила непонятная слабость. Наина опустилась на колени. Ее вырвало какой-то черной желчью, после чего она потеряла сознание.
  
  - Борис, Борис, как у тебя? - Надрывался вставленная в ухо гарнитура голосом Будулая. - Алиса с камерой и один человек идут к тебе!
  - У меня все нормально, - машинально ответил Борис, разглядывая лежавшую на мокрой траве женщину. - Наину взял, плохих еще минус один трехсотый.
  Платье на Наине лопнуло по шву и задралось, обнажая красивые белые ноги. На лице застыла маска злобы и отчаянья.
  - 'Вот и все об этом человеке', как сказал, какой-т восточный мудрец, - подумал Борис. Кусты на противоположной стороне полянки затрещали и из них тяжело дыша, вылезла мокрая как мышь Алиса с видеокамерой в руках. За ней громко топая, вывалился сопровождающий ее здоровенный охранник с какой то жуткого вида пушкой в лопатообразных руках.
  - Она мертва? Ты ее убил? - Затараторила Алиса, немедленно нацеливая на лежащую Наину видоискатель.
  - Жива, просто без сознания.
  - Как все прошло?
  - Как видишь вполне благополучно. Правда, не совсем как я предполагал. - Борис разочарованно развел руки.
  - Я ведь сначала поговорить хотел. Не думал, что она настолько неадекватна. И черноты в ней оказалось довольно много. Чуть не траванулся.
  - Как это, - не поняла Алиса.
  - А вот так. Предполагаю, что от всех этих экспериментов с чокнутым доктором ее организм начал потихоньку аккумулировать энергию смерти. Еще бы немного и она сама не смогла бы управлять силами как обычный маг. А для обычных магов энергия смерти это яд. Понимаешь, - Борис почесал лоб, - когда ее силу поглощать начал, сначала все как с Рустамом было. Напрягало то, что остановиться вовремя надо было. Убивать то я ее не хотел. А потом от нее чернота пошла. Тут поневоле остановишься. Потому что такой тухлятиной от нее поперло.... - Борис задумался, - значит так, колдунью надо связать. Там возле машины ее водитель. Без сознания, я ему голову разбил. Его тоже связать. И перевязать наверно. Алиса снимай здесь все и телепортируемся к Будулаю, надо поговорить. А ты, - обернулся он к охраннику, - грузишь пленных на машину и потихоньку к дороге. Обеих к докторам в скорую. Бабу не развязывать....
  Охранник засуетился не зная куда пристроить свое громоздкое ружье.
  - Не суетись, - ободрил его Борис, - что это у тебя за зверь?
  - Так это ж, - детина поскреб затылок, - это ж Милкор!
  - Ага.... Сразу все стало понятно. Так отдай его Алисе и вперед!
  
  
  Минут через пять супруги обнявшись, стояли возле Будулая.
  - Как у вас тут? - Спросил Борис, выпуская жену из объятий, - тихо?
  - Пока тихо, - отвлекся от бинокля Будулай, - что там у тебя было?
  - Да все нормально. Сюрпризом оказалось то, что сила у Наины оказалась на четверть черная. Я ее поглотить не смог.
  - А магичить она сможет?
  - Навряд ли. Я когда ее высасывал, изрядно ей энергетические каналы пожег.
  - Ну, тогда и беспокоиться не надо, - Будулай безразлично отвернулся и снова взглянул в бинокль, - пускай по этому поводу у совета магов голова болит. Ты мне скажи, что дальше делать будем?
  - Что делать? Да дом штурмовать. Я, почему так с этой чернухой заморачиваюсь, если у дамочки этой дряни в организме столько набралось, то доктор наверно только из нее и состоит.
  - Ну и что?
  - Да то! Магией его не возьмешь. Его чисто физическими методами валить надо. У нас винторез с глушителем в багажнике найдется?
  - Найдется, - откликнулся Будулай, - сейчас за ним пошлю. А что ты задумал?
  - У них сейчас семь человек осталось. Четверо во дворе. Старший, двое на воротах и пулеметчик. Ты ворота магией высадить сможешь?
  - Смогу.
  - Ну вот, я сверху из башенки сниму старшего и пулеметчика. А ты в это время ворота ломаешь. Если хорошо вылетят, двоих с автоматами точно снесет.
  - Вылетят хорошо, - заверил Будулай, - это я тебе гарантирую.
  - Ну и чудненько, когда отдыхающая смена шум во дворе услышит, что сделает?
  - Да выбежит из дома впопыхах с криками 'всех порвем'! - Усмехнулся Будулай.
  - Вот именно. А там или я их сверху пощелкаю или твои орлы до ворот из кустов добегут. Дальше говорить бессмысленно. Дальше как военное счастье ляжет.
  - А зачем тебе именно винторез понадобился? Там же вроде снайперка осталась?
  - Там СВД. Без глушителя. Шуметь раньше времени не хочу. Да и винторез удобнее. Короче, по крайней мере.
  Борис еще раз посмотрел на Будулая, на Алису, которая казалась еще более хрупкой на фоне оттягивающего ее руки гранатомета, вздохнул, - ну все, я пошел!
  Воздух легким щелчком схлопнулся над тем местом, где он только что стоял.
  
   Карл сидел за столом и задумчиво рассматривал свои руки. Враги были где- то поблизости. Он их чувствовал. Чувства вообще обострились до предела. Близкая опасность будила в теле что- то звериное, темное. И руки.... Руки распухли, ногтевые пластинки превратились в длинные и острые когти. Сантиметров по двадцать. Вот и рассматривал свои руки доктор Карл.
  - Да, - думал он, - такими руками уже не прооперируешь. Такими руками только в фильмах ужасов без грима играть. Что же со мной происходит? Как быть? Нет, на Наину надежды мало. Наина сдаст без всяких сомнений. Выход один, надо бежать....
   Ход мыслей доктора прервал грохот во дворе. Доктор вскочил, и тут же лицо опалило второй, совсем близкой волной огня. Волосы на голове затрещали, взрывная волна приподняла его и вместе с остатками от раскрошенного в щепы стола и кучей разбитого стекла выбросила в окно, как раз перед входом в беседку. Доктор быстро, не сбивая с себя остатки тлеющей одежды как то по крабьи, на четвереньках заскочил за кирпичное основание мангала и рванул на себя тяжелый металлический люк подземного хода. В лицо пахнуло сыростью и неприятным запахом земли.
  Подземный ход, длинной около трех километров выходил за лес, на единственную дорогу, ведущую к Павловскому Посаду. Тяжело дыша Карл бежал по узкой норе. Одежда тлела. Боль медленной волной наполняла тело. Сзади послышался низкий рев и новая волна огня, особо свирепая в тесном пространстве подземного хода ударила его в спину. Доктор, которого изрядно подтолкнуло вперед, почувствовал, как от него отваливаются целые куски плоти. Но тело не падало. Его словно что-то распирало изнутри, заменяя родное привычное, на другое, непривычное, но гораздо более могущественное. Подземный ход кончился неожиданно. Завалом из досок и плотным переплетением кустов растущих сверху. Длинным прыжком из последних сил Карл разметал препятствие и выскочил на поверхность.
  Последнее, что он увидел в этой жизни, были испуганные глаза светловолосой девушки с острыми ушками и направленное на него невероятных размеров дуло ствола в ее руках. Ствол дернулся ровно шесть раз, выплевывая одну за другой гранаты. Хотя для бывшего доктора вполне хватило и одной.
  
  
  Будулай и Борис с сомнением заглядывали в люк.
  - Думаешь, ушел? - Спросил Борис.
  - Навряд ли. После огненной волны пущенной по узкой трубе не выживет никто. Так что там сейчас, скорее всего обугленная тушка лежит. - Спокойно ответил Будулай.
  
  
  Из чадившего недавним боем окна высунулась голова одного из парней Будулая и рваным лающим голосом позвала осмотреть особняк. Борис совсем уже собрался идти как над лесом, со стороны оставленных на дороге машин раздалась серия частых взрывов.
  - Алиса! - Борис рванулся к Будулаю, схватил его за кушак, и телепортировался туда где, как он чувствовал, билось в бешеном ритме сердце жены.
  Алиса сидела, привалившись к дереву, удерживая из последних сил огромный гранатомет. Услышав хлопок, в панике попыталась вскинуть оружие, но узнав мужа опустила, расслабилась и разрыдалась. Вся просека перед ней была усеяна крупными кусками черно-серого вещества, причем некоторые куски до сих пор шевелились.
  -Я стою, - захлебывалась слезами Алиса, - а оно вдруг как выскочит... а я с испугу как бабахну...а оно на куски... а я опять... а оно ползет....
  - Стоп, стоп, - остановил ее Будулай, - расскажи внятно, кто выскочил? Из каких кустов?
  - Из тех. Не ходи туда, - взвизгнула она на пытавшегося раздвинуть ветки Бориса, - вдруг там еще одно сидит!
  - Да кто же, наконец?
  - Не знаю. Оно такое большое было. С рогами. Зубы, во! Когти, во!
  - Посмотри, - позвал Бориса забравшийся, наконец, в кусты Будулай, - здесь люк. И ход в сторону дома. Неужели наш беглец?
  - Не может быть... - Борис недоуменно покачал головой, - где же он за это время рогами и когтями успел обзавестись?
  
  Внезапно у Алисы зазвонил сотовый. Точнее не зазвонил а запиликал какой то противной реповской композицией которую сама Алиса на свой телефон поставить никак не могла. За спиной Будулая послышалось суматошное чириканье, на которое все обернулись. На крышке распахнутого подземного хода прыгал крупный воробей. Причем как то странно у него выходило. Припадая на левую лапку и подволакивая крыло он явно умудрялся попасть в нехитрый ритм телефонного сингла. Будулай недоуменно взглянул на Бориса и открыл рот собираясь что то сказать, но не успел, паскудный воробышек взлетел на ветку, нагадил оттуда на шикарные шаровары Будулая и насмешливо чирикнув, вспорхнул куда то в глубину леса.
  - Вот блин... - Будулай брезгливо вытер штаны ладонью и стал оттирать ее о влажную траву - и что это было?
  - Не знаю, - ответила Алиса, разглядывая телефон, - непринятый вызов, абонент не определился.
  - Да я не про телефон спрашиваю. Что это означает, когда на третьей тысяче лет тебе на штаны воробьи гадить начинают?
  Ответить ему никто не успел. Раздвигая ветки из глубины леса на них вышла женщина. Одета она была в потрепанный солдатский ватник и грязные кирзовые сапоги под черной юбкой. На голове у нее красовалась зеленая пограничная фуражка где вместо кокарды белела пришитая крупными стежками тряпочочка. На тряпочке было неровно выведено синим фломастером неграмотно написанное слово 'Егеръ'.
  Вся троица застыла в оцепенении. И было от чего оцепенеть. На широком как у монголки лице непонятной егерши темным провалом зиял грубый мужской рот с выпирающим из него одним клыком. И абсолютно безжизненные глаза. Женщина обвела своими мертвыми глазами просеку и грубым мужским голосом заворчала - Ездют тут, ездют. Лес поганют. То шашлыки свои, где попало жарют, то вот эктоплазмы по всему лесу раскидають. Ну, эктоплазму то я приберу, нечего ей тут валяться...
  Она смахнула пару самых крупных кусков шевелящейся субстанции в неизвестно откуда появившийся в ее похожих на птичьи лапы руках большой джутовый мешок.
  -А ты что прищурился, милок? - обратилась она к обалдевшему Будулаю, - или второй глазик тебе поправить шоб не зыркал куда не надо?
   Противная старуха насмешливо цыкнула, оглядела притихших друзей и буквально растаяла на глазах. Вслед за ней исчезли и оставшиеся на поляне кляксы черноты.
  
  - Кто это? - выдохнула Алиса. - Ведьма самая натуральная....
  - Ну, это навряд ли,- махнул рукой Борис, - все это представление отдает до боли чем- то очень знакомым.... И я даже начинаю понимать, что к чему. Будулай, у тебя есть идеи по поводу монстра?
  - Идеи есть, - дрожащим голосом откликнулся Будулай,- слышал я раньше о подобном.
  - И что же?
  - А то. Говорят, что если чаша грехов, выделенная человеку на жизнь, переполнится, он при жизни начинает превращаться в демона. Причем процесс этот не быстрый. Сначала меняется сознание, потом в теле накапливается темная энергия и тело становится по своим свойствам уже не от мира сего.
  - Эктоплазма? - влезла Алиса.
  - Может быть, - согласился Будулай, - правда не знаю, что это странное слово обозначает.... Ну а потом довольно быстро начинается и телесное преображение.
  - Так значит, это наш доктор так преобразился?
  - вполне может быть...
  .- Надеюсь демоны и плохие волшебники на сегодня уже закончились? Все же скажи муженек, раз догадался, кто была эта загадочная егерша?
  - Ну, это совсем просто, - охотно откликнулся Борис, - классику читать надо. И читать внимательно. Это, если так можно сказать и была та часть силы, которая вертит нами всеми как хочет. Вот эта сила захотела и мы с тобой отправились в наше увлекательное путешествие. Потом ей захотелось, зачем то уничтожить нашими руками нарождающегося демона. Не люблю, когда мной вертят, как хотят. Хоть спросили бы, а оно мне надо? Ну, или хоть объяснили бы, что к чему.... А так втемную...
  Его разглагольствование прервал треск в наушнике.
  - Первый, первый что делать? Детей нашли.
  - Что делать? Сам не догадался? Мы зачем аж четыре машины скорой с собой брали? Вызывай их к особняку. Мы сейчас будем.
  
  Подвал встретил их холодным белым кафелем и сшибающим с ног запахом карболки, фекалий и немытого тела. Что- то подобное Борис уже чувствовал, когда забирал из дома престарелых и инвалидов с друзьями сослуживца по Афгану, получившего за речкой компрессионный перелом позвоночника. Выправили ему квартиру всем миром. С помощью взятки и звонка от важного человека. Так вот, в том доме престарелых пахло так же. И запах, потом преследовал его долго. Все так и казалось, что от одежды пахнет....
  Врачи быстро но без суеты осматривали уже выпущенных из клеток детей. К друзьям подошел моложавый доктор.
  - Дети вне опасности кроме двух. Просто дистрофия и на этом фоне анемия.... Им глюкозки бы сначала, потом бульончику, кашек и вообще, ритоболильчику поколоть и конечно что-нибудь сердечное.
  - Что, редкое лекарство? - Борис вопросительно посмотрел на врача, тот смешался, зашарил руками по халату.
  - Да нет, ритоболил это тот же тестостерон. Им бодибилдеры начинающие обкалываются. Хотя изначально препарат создавался как раз дистрофиков в норму приводить.
  Борис обернулся к Будулаю, - распорядись, пожалуйста. Пусть детей в какую-нибудь больницу здесь в Павлове посаде пристроят. Денег дай. И человека своего посади, пусть смотрит, чтобы гиены в белых халатах детей не объедали... - он опять повернулся к медику, - ну а двое как?
  Доктор еще больше засуетился, не зная, куда пристроить руки. - Мальчик в глубокой коме. Скорее всего, травматической. Хотя я не уверен. Выйти из нее он, скорее всего не сможет. Подозреваю кровоизлияние. Там на голове приличная гематома. Если бы организм не был так истощен, можно было бы надеяться. А так.... И девочка умирает. Ей бы по-хорошему в реанимацию. Но боюсь, не довезем. Очень плоха.
  - Так! - В голове у Бориса созрел план, - охрана, срочно детишек в скорые и врачей тоже. Пусть едут. Нечего время терять. Двоих лежачих оставить здесь.
  - Но как же? - Опешил доктор, - они же умрут.
  - Они так и так умрут. - Борис опять крикнул, подгоняя охрану, - ну, быстрее! Медицину и детишек быстро отсюда!
  - Ты что задумал?- На этот раз влезла Алиса, - что делать будешь?
  - А ты не догадалась? Что с тобой делал, то и с ними делать буду. Может, ты найдешь другой верный способ их из могилы вытащить?
  - Обращать? - Ахнула Алиса.
  - Обращать, конечно. Димка! Где Димка?
  - Здесь я, - появился из стены прозрачный мальчишка, - что надо?
  - Тебя надо. Ты мучиться любишь? Щаз помучаем тебя. Занимай это бесхозное тело и поскорей. Алиса, быстро стакан с водой и скальпель какой-нибудь. Желательно одноразовый. Здесь их дофига.
  Дима с опаской приблизился к лежащему телу.
  - А как я закреплюсь? Тело то чужое. Нас призраков из чужих тел напрочь выбрасывает. Дольше минуты задержаться нереально...
  - Ложись, кому сказал - Борис уколол себе палец принесенным Алисой лезвием и уронил в стакан несколько капель крови. - Видишь, закрепитель для тебя готовлю. Сейчас ты уснешь, а завтра проснешься как новенький и, как я надеюсь, совершенно живой. Только станешь немножко эльфом....
  Легкий туман скользнул в тело лежащего мальчишки. Тело задрожало, зашевелило руками, с губ сорвался слабый стон. Борис быстро запрокинул ему голову и влил в рот пол стакана воды. Аккуратно придержал, чтобы вода не вылилась, дождался глотательного рефлекса и отпустил на лежанку. Не теряя времени проделал с девочкой то же самое. Потом вздохнул и решительно отстегнул идущие к телу трубки.
  - Вот и все. Результат надеюсь будет завтра. Сейчас закутайте их в одеяла и в машину.
  - Едем в загородный дом, - вмешался Будулай. - Там спокойнее будет. Вернее это вы езжайте, а я Федору Кузьмичу позвоню. Пусть сюда приезжают работу принимать. Здесь же им Наину сдам и видеозапись. Нет у меня большого желания эту стерву с собой таскать....
  
  
   Через два часа они были в коттедже. Будулай подъехал еще через час. Времени едва хватило устроить детей в свободной спальне и принять душ. И теперь вся троица сидела в холле на диванах.
  Будулай с Борисом медленно оттаивая душой, прихлёбывали коньяк, Алиса захотела просто горячего чая.
  - Сдал?
  - Сдал....
  - Вопросы были?
  - Нет. Осмотрели особняк, сняли с кустов эманации эктоплазмы, забрали Наину и умотали. Их изрядно обескуражило участие в этом деле их главы. Совет Магов ждут изрядные потрясения.
  - Ну и хрен с ними. Это их надолго займет - откликнулся Борис, - а то зажирели господа маги. Зато теперь встряхнутся.
  Борис посмотрел на задумавшегося Будулая, перевел взгляд на остекленевшие от пережитого глаза Алисы, и неожиданно расхохотался.
  - Оказывается, Голливуд не врет! Беру свои слова обратно. Девушка с невероятной пушкой спасла мир! Алиса, ты сегодня герой дня.
  - Я каждый день герой дня, - обиделась Алиса, - что бы вы мужчины без меня делали? И смеяться не надо, лучше плесните мне в чай коньяка....
  
  
  
Оценка: 7.09*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | П.Рей "Измена" (Короткий любовный роман) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"