Савельев Евгений Львович, Руб Андрей.: другие произведения.

На троих

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название рабочее, место действия - Ленинград 1985г. Совместно с Андреем Рубом.

   На троих
  
  
  
  
  
   Глава 1.
  
   Мечта идиота обычно совпадает с планом его начальника.
  
  
  
   О, демоны... Голова-то, как болит... Нет, пить надо меньше. Меньше надо пить... Хе, откуда это? В голове появился образ притаптывающего человека. Вокруг него была в изобилии замерзшая красивыми кристалликами вода и странные многоэтажные дома с ярко освещенными, не иначе как магически окнами. Да и человек был одет с моей точки зрения весьма странно. Я помотал тяжелой, как горшок, головой и от этого нехитрого действия видение пропало. Зато голова взорвалась новым приступом боли. Да что же это такое? Никогда у меня такого с попойки не было. Разве что только один раз, после неудачной покупки фальшивого 'Киндзмараули' у входа в знаменитый Гагрский парк. И выпитого, кстати, там же, на пару с Лешкой. Лешка тогда приехал ко мне в гости из Ленинграда, и я повез его в Гагры, показать, так сказать, достопримечательности. Закусывали мы, помню это экстремально синее 'Киндзмараули' вкуснейшими чебуреками, которые готовились здесь же практически в центре парка в довольно запущенном курортном кафе.
   - Так! Стоп. Какие чебуреки? Какой парк? Чебуреки? Чебоксары? Чебурашка? - забубнили в моей голове голоса и заскакали мысли. - Кто такой этот Чебурашка?
   Передо мной тут же развернулась вообще сказочная картинка. Игрушки.... не, точно игрушки. Детские. Довольно смешное чудище зеленого цвета с толстой книгой в лапах, в широкополой шляпе, а перед ним маленькое существо. С эльфийскими глазками и непонятно-огромными ушами.
   - Да что это со мной? И вообще, кто я?
   Передо мной опять развернулась картинка с ожившими игрушками. На этот раз, маленькое существо, глядя на меня с детской укоризной, как на ничего не понимающего в делах мелюзги взрослого, пропело:
   - Теперь я Чебурашка,
   И каждая дворняжка,
   При встрече сразу лапу подает....
   - Вот это я попал.... выпил винца называется. Так. Не будем торопиться. Начнем сначала. О! Точно! Где у нас начало? Что- то мне подсказывало, что начало было вчера. Именно. Вчера! А что вчера? А вчера я отмечал окончание академии. Нет, не так. С большой буквы - "А". Я выпускник "Академии Магии"! Магии!!!
   Строгий голос внутри меня мерзко захихикал и глумливо спросил:
   - Точно?
   - Э... не уверен.... Так все-таки, что было вчера? Сначала мы с Аликом взяли в универсаме две по ноль-семь 'Московской лимонной' и пошли в общагу "Корабелки" к его знакомому, приехавшему откуда то с востока. Знакомый был туркменом ...или узбеком? Черт, не помню. Помню точно, шли мы на плов. Да, на плов. И плов был довольно вкусным. Или это был не плов...
   - Я же точно помню, что сначала был запеченный в гоблинских травах пандоглан! Ну, такой, похожий на большую чешуйчатую шишку. А вообще лучше всех его готовил повар в славном трактирчике расположенном совсем недалеко, всего в трех шагах от родной Академии. Эх, еще бы не помнить. Десять лет проведено в ее славных стенах... А потом? Потом пили прекрасное фаверское вино.
   - Ну, положим 'Киндзмараули' ничем не хуже. Если оно конечно, настоящее.
   - Так стоп.... Опять 'Киндзмараули'? Мы же вчера ещё гномий самопляс пробовали!
   Строго-глумливый голос в голове снова хихикнул:
   - Ты - пьянь, хоть вспомнил, как тебя зовут?
   - Как зовут? Не зовут меня, я сам прихожу... А имя мое... э-э... Сергей!
   - Или нет, не Сергей, конечно нет. Меня зовут.... Цендал? Ну, точно Цендал! Уф.
   - Хорошо хотя бы что не Цеденбал...
   - Кто такой Цеденбал?
   - Юбжагим Цеденбал - это Монголия. А причем здесь братская Монголия? Я вроде на монгола вообще не похож. Если только с похмелья. Или похож? Не-ет. Монголы... они такие... желтокожие и с узкими глазами.
   - О! Прям как орки. Только те зеленые, а не желтые. А глаза у них точно узкие... и клыки приличные. А у меня?
   Я слабой рукой потрогал рот. Ладонь коснулась подбородка.
   - Уфф.... Слава богам, зубы нормальные. А вот подбородок колючий. Небритый. Ну конечно, кто будет бриться во время такой пьянки.
   - Волосы на лице? Однако я явно не эльф....
   - Причем здесь эльфы?
   - Главное не чукча!
   - Спокойно. Кто такой чукча?
   Память тут же услужливо выдала мне картинку....
   - Понятненько, почти как монголы, только поменьше и в шкурах как гоблины. На оленях ездят. Интересно, а я как выгляжу? - возникла в голове вовсе несуразная мысль.
   Голос внутри опять хихикнул и явно глумясь, посоветовал:
   - Ты глазки-то придурок открой. Тогда и узнаешь!
   Идея и правда, хорошая. Только вот что-то они никак не хотят разлепляться.
   - Слиплись заразы! Это точно какая-то сволочь мне лицо вином полила!
   - Или 'Киндзмараули'? Нет, все-таки мы вчера водку пили....
   Помогая себе невероятно тяжелыми руками мне, наконец, удалось разлепить глаза. И я тут же закрыл их обратно.
   - Люди! Где я?
   Совершенно незнакомая комната. Я лежу на узкой проваливающейся в центре кровати. "Панцирной" - тут же услужливо подсказала мне неверная память. Да, рядом еще три таких же. Пустые. На кроватях невероятный бардак, характерный для любой общаговской комнатушки в период большой пьянки. Та-ак... Стоп! В общаге Академии таких комнат нет. А что есть?
   - Есть обычные... прекрасные трехкомнатные апартаменты. Кабинет, спальня и гостиная. И спальня на то, что я увидел сейчас, не похожа абсолютно. Тогда откуда я знаю, что нахожусь в общежитии?
   От напряженных раздумий и совершенно идиотского диалога на разные голоса в мое собственной голове, меня отвлекло непонятное шевеление с правого бока. Лежать и раньше было не очень удобно, а сейчас стало вообще практически невозможно. Недолго думая, я пихнул локтем направо. На что, в ответ тут же получил в достаточно сильный тычок, который просто выбросил меня на грязный и загаженный пол. Весьма художественно покрытый подсыхающими лужицами вина на неестественно гладкой поверхности с рисунком... и с разбросанными на нем в беспорядке окурками и остатками какого- то салата.
   - Ага! Значит, вино вчера все-таки было, - констатировал я.
   С кровати на меня сонно пялилось существо неизвестного вида, но, несомненно, женской принадлежности.
   - Вот это сиськи! - прокомментировал 'два огромных свидетельства несомненной половой принадлежности' глумливый голос в моей голове.
   - Это кто? Троллиха? - эхом прозвучал и мой вопрос.
   - Нет, - ответил первый. - Это, скорее всего та, кого ты этой ночью э-э-э.... любил.
   - Я!!! И это!!! Никогда.
   - А если подумать?
   - Что тут думать?! - не держав я вскочил с пола и вслух выдал неизвестным, нагло глумящимся надо мной с похмелья. - Чтобы я... Я Цендал ар Риат, маг Второго уровня, выпускник Академии...
   - Слышь, ты! Выпускник! - прикрыв глаза, посоветовала мне неизвестная голая самка тролля. - Там ещё вино от вчера осталось. Выпей и заткнись. А то тебе и зачет не сдать будет. А я пока посплю. ...или ещё немного любви? - на этой фразе пухлые губки чувственно причмокнули.
   Услышав столь устрашающее предложение от столь габаритной дамы, я замер на месте, как статуя в королевском саду.
   - Ты и так... - раздался могучий зевок, - спать... почти... не дал... - она повернулась на другой бок, явив моему взору столь габаритный зад, что ему позавидовал бы ниграмский тяжеловоз.
   Следом раздалось сонное сопение.
   Совершенно обалдевший от произошедшего, мучимый жутким похмельем и неизвестными демонами и их голосами, вчерашний выпускник Магической академии пошел голым и босым к столу. Он старался ни о чем не думать. Стол был накрыт странным тонким пергаментом, покрытым удивительно ровными неизвестными письменами и рисунками. На столе в живописном беспорядке стояла безумно дорогая стеклянная посуда и несколько странных, но очень ровных банок из тончайшего и блестящего полированного металла. В одной были какие-то крохотные рыбки в красном соусе, в другой остатки мяса в застывшем белом жире. Рядом валялся странный прямоугольный хлеб, и стояла пара бутылок с вином. Что-что, а выпивку он мог отличить от всего остального даже на ощупь.
   Набулькав странно-коричневого настоя в прозрачный стакан и зажмурившись, я, наконец, выпил. Надеясь, что уж теперь-то все проясниться. Осталось только узнать, чьи вообще это шуточки. И если это опять менталисты со своей магией разума... то я... Я разнесу им тут все!! К вящей славе Единого!
   Выпитое 'вино' вообще ни на что раньше пробованное мной не походило. Жуткая прозрачная настойка из странной зеленой и тоже удивительно прозрачной бутылки с наклеенным прямоугольником с тремя одинаковыми, наверное, магическим знаками '777'. Это... этот напиток был той ещё дрянью. Она моментально попробовала выскочить из желудка. Но героическим усилием мне удалось её удержать. Нам - студентам приходилось пить всякое. И этот порыв я сразу усмирил. Сунув пальцы в блестящую баночку, я достал маленькую рыбку в соусе и сунул её в рот. Закусить совершенно странный вкус напитка. Но мне он почему-то знаком. Я присел на прямоугольный стул - стал ждать прояснения в голове.
   И оно наступило.
   Выпитое мягко стукнуло в голову, унося мерзкий привкус во рту и смывая паршивое настроение. Я, наконец, огляделся. Абсолютно странное место! Это сколько ж надо вчера выпить, чтоб подобная иллюзия вообще пришла в голову. И ведь как качественно сделали паршивцы. Мое настроение стремительно шло в гору. Обычно розыгрыши были более простыми. Можно было проснуться в поле или в пещере. Правда, идя по такому полю, никуда не придешь. А тут смотри, как качественно все продумали. Но это только сон.
   - А если не сон? - глумливо поинтересовался внутренний голос. - Ты вчерашний спор помнишь?
   - Нет, - совершенно честно ответил я.
   - А кто спьяну подбивал всех ненадолго организовать портал? - поинтересовался глумливый.
   - Ты кто такой, чтоб дворянину задавать вопросы? Неплохо бы и представиться?
   - Представиться? Ну что ж. быть по сему. Лер, 'Рит' Ганн Квизар. Рузарх глубинной разведки. Особое подразделение Службы Безопасности Императора. Рузарх соответствует вашему армейскому сотнику латной конницы. А на местном старшему капитану. Приставка 'лер' означает мою несомненную принадлежность к дворянству.
   - Дворянству? - откликнулся эхом ещё один голос и тонко завыл. - Дурдо-ом... допился-а...
   - Это кто? - поинтересовался я.
   - А это ещё одно я, - ответил голос. - Хозяин тела. Только скро-омны-ый. Ему кажется, что он сошел с ума.
   - Ну... это я понимаю.... Выпьем?
   Хор голосов в голове сразу же обрадованно согласился.
   Налив слегка трясущейся рукой 'портвейна' (теперь стали и проявляться в голове названия предметов и обстановки), я... Я... ...и я. Мы - выпили.
   - А если эта проснется, чего будем делать? - неуверенно поинтересовался молодой.
   - Пфе, - я презрительно махнул рукой и привычно сложив пальцы, кинул в нее заклинание малого сна. - Теперь можно пару часов не беспокоиться. А теперь давайте разберемся что случилось. У кого какие есть объяснения и версии произошедшего?
   В голове вертелись куски совершенно разных воспоминаний. Была водка, которую пили у огромных проемов, закрытых стеклом - 'витрин'. Вертелись чьи-то рожи с соседнего факультета менталистики. Изгибался нестабильный портал... Стоял какой-то удивительно чернокожий и лысый коротышка среди абсолютно непонятной аппаратуры с огоньками и произносил речь: '...вам первому - рузарх, доверена миссия по получению уникальных сведений. Доброволец - это...'. Вертелись космические корабли и средневековые замки, по улицам неслись архаичные машины, может даже с двигателями внутреннего сгорания, шел народ по улицам...
   Наконец вино дошло по назначению.
   - Так.... Стоп - стоп. Какой портал? Какая Академия? Сегодня что? Понедельник? Время?
   Взгляд наткнулся на громадный железный будильник, стоящий на покосившейся от лихой общаговской жизни обшарпанной книжной полке.
   - Так, на первую пару я уже опоздал. Задача максимум - без потерь попасть на вторую. Первая-то все равно - физра. Хе! Все так, в общем, и было рассчитано. Осталось только выяснить, где я нахожусь.
   - Так девушку надо спросить. Самый верный вариант.
   - Разбудить? - неизвестно от кого поступило предложение.
   - Да.
   Пальцы привычно сложились в малое заклинание отмены и кинули его в даму.
   - Э-эй, - я осторожно потрогал необъятный зад ' прекрасной незнакомки'. - Тебя как зовут?
   Лохматая голова кардинально стрептоцидного цвета вынырнула из-под подушки, под которой пряталась от неяркого Ленинградского утра и на меня уставились два любопытных глаза.
   - Ты что родной, совсем про вчера ничего не помнишь?
   - Ну почему же... - слабо возразил я, лихорадочно застегивая джинсы, - местами помню....
   - Ладно, - смилостивилась незнакомка, - Орыся меня зовут. А тебя?
   - Рузарх Сергей Цендал Геннадьевич ар Риат Шведов-Квизар! - совершенно не задумываясь, выпалил я и буквально охренел....
   Голоса в моей похмельной головушке также тупо молчали, очевидно, переваривая вместе со мной. Вот я выдал....
   - Эко тебя торкнуло, болезный, - посочувствовала, заметив мой столбняк Орыся, - так обычно накрывает, если водку портвешком полирнуть. А ты наверно еще, где то и пивком залакировал?
   - А... где я?
   - Где? - еще более сочувственно посмотрела на меня Орыся. - Да на Васильевском. В Гавани. Это общежитие ткацкой фабрики имени Веры Слуцкой!
   - Вот занесло меня...
   - И меня тоже, - эхом откликнулся чей-то голос.
   - А начинали мы вроде в Кораблях...
   - Или в Пьяном Орке? А, не важно.
   - Теперь главное, это быстрее до универа добраться.
   - Слышь, Орыся, мы вчера через вахту шли? Неприятности были?
   - Не, родной, - Орыся хихикнула в подушку, - ты вчера с пакетом в зубах на четвертый этаж по балконам лез. А в пакете между прочим три бутылки с портвейном было. Я тебе предлагала его сама через вахту пронести, но ты за него как за последнюю любовь уцепился.... Я такого цирка никогда не видела!
   - Да неужели? - насквозь фальшиво изумился я, натягивая куртку и лихорадочно нащупывая по карманам студенческий с вложенным в него льготным проездным. Кроме студенческого в карманах обнаружились мятый платок, полпачки сигарет, фартовая одноразовая зажигалка, переделанная неизвестным умельцем в многоразовую, пара мятых рублей и пригоршня мелочи.
   - Мне пора, на учебу опаздываю. Вернее уже опоздал. Целую, - я послал воздушный поцелуй и повернулся.
   - Ты еще придешь? - воткнулся мне в спину непростой вопрос, когда я был уже на пороге комнаты. Орыся испытывающе смотрела на меня.
   - Приду. Наверно...
   - Приходи, - она понимающе и всепрощающе улыбнулась, - у нас здесь девчонок много. На Октябрьские праздники просто многие по родителям разъехались. Если денег нет, выпивон брать не надо. Главное сам приходи...
   Покинуть общагу оказалось не трудно. Я бодро сбежал по лестнице и буром, сделав деловое лицо, попер через вертушку. Тетка неопределенного возраста, увидев меня, открыла рот, очевидно собираясь, что то сказать, но в последний момент видимо передумала и я, лязгнув прокрутившейся железякой, оказался на улице Кораблестроителей. Передо мной кутаясь в туманное ленинградское утро, возвышался силуэт Прибалтийской. Я, подняв воротник куртки, перебежал дорогу и устремился к автобусной остановке. Дождавшись нужный мне автобус номер сорок семь, плюхнулся на холодное дерматиновое сиденье и попытался привычно задремать. Выходить было нескоро. Ехать предстояло через весь Васильевский. По 'Большому' до 'Первой линии', а потом пешком до родного Филологического переулка, где издавна обосновалась кафедра русского языка и литературы.
   Привычная попытка задремать прервалась через пару минут. Едва послушав голоса в своей голове, как-то сразу стало не до занятий.
   - Ну, вот сейчас, наконец, абориген заснет. И я без помех смогу разобраться что случилось. Я не в своем теле. Такие случаи бывали. Хоть и не часто, но бывали. А владельца тела надо глушить.
   - Ты кого это колдунишка глушить собрался? - голос в моей голове насмешливо хмыкнул. - Не балуй. За порядком тут я следить буду.
   - Так! Стоп! Давайте дорогие сожители разберемся кто и откуда.
   Разбирались три голоса чуть не час. За это время бренная тушка успела доехать до нужной остановки и теперь медленно брела в сторону Университетской набережной. Зато пришли к окончательному выводу.
   В данный момент в голове у реципиента находится три равноправных сущности. Ну, почти равноправные.
   Это были... Ментальный слепок разума рузарха из звездной Империи Наор. Маг-выпускник столичной имперской академии Горада - Цендал ар Риат. И студент-третьекурсник Лен Госуниверситета Сергей Шведов. В теле которого, они все вместе сейчас и находились.
   Как такое возможно, никто особо не понимал. Но как такое случилось - установили довольно точно.
   Сложилась редчайшая ситуация. В империи проводился эксперимент по попытке копирования сознания и переброске его единым импульсом из одного конца империи в другой. Отправили. Что пошло не так - затруднились определить. В этот же самый момент, во время отмечания в кабачке выпуска, от менталистов поступило предложение: 'выяснить кто лучше?'. Такой спор мог возникнуть только по-пьяни. Слишком разные специальности чтобы сравнивать. (В множественности миров никто не сомневался).
   Итак, было решено вызвать инфернальную сущность и развеять её. Дабы показать, как они стали круты. В ответ выпускники вызвались построить дальний портал, сходить и принести бутылку вина из королевского погреба в Кобленце. Этот город считался второй столицей.
   Менталисты по всем правилам вызвали инфернальную сущность, (только вот она оказалась не инфернальной сущностью, а слепком сознания лера Рита), и развеяли её. Но вот беда - развеиваться она не захотела (не под то была заточена), и внедрилась в сознание самого 'слабого' сознания. Самого слабого - означает самого пьяного. Представив доказательства и тем самым утерев нос научникам, стали ждать ответ. И дождались. Те выстроили портал, причем только спьяну можно было построить его на месте 'вызова'. Туда и шагнул бедняга Цендал...
   Куда делось его тело - магическая наука пока умалчивает. А разум, пожалте - здесь, на месте прибытия. В общем, разложило и тебя - экспериментатор, - заржал довольный неизвестно чем рузарх Рит.
   Но долго рассиживаться не пришлось, взвывший от всего произошедшего Сергей заорал, что 'лекции с коллоквиумами никто не отменял'. И потому скрепя сердце неразлучной... теперь уже неразлучной троице пришлось пойти в универ.
   Опомнился от всего этого Сергей только в аудитории. Когда рядом шлепнулся давнишний приятель Алик и жизнерадостно заболтал ногами.
   - Ты куда вчера делся? Вроде до Невского проспекта ехали вместе, а потом на переходе на Василеостровскую линию тебя как корова языком слизнула.
   - Ты прав, - Сергей как-то странно вздохнул, - и представь себе, лизала до самого утра наверно, без остановки. 'Наверно' - потому что я сам про все это помню... довольно смутно.
   - Да парень, - Алик внимательно посмотрел на его медитирующее лицо, - чувствую, досталось тебе. Краше в гроб кладут. Тебе поспать явно необходимо, - и чувственно принюхавшись, повел носом.
   - Не то слово, - Сергей с тоской обвел взглядом помещение, - да только потом зачет фиг получу. Препод зверь - банан мигом нарисует.
   - Кхе, кхе, - раздалось в голове деликатное покашливание Цендала, - это ничего что я вмешиваюсь?
   - Надо же, какие мы деликатные стали.... Ничего. Ты что- то хотел сказать?
   - Препод, извиняюсь, маг, какой категории?
   - Какой маг? Нету у нас магов.
   - Как же вы все тут живете? - растерялся Цендал, до сих пор столь простая и вместе с тем парадоксальная мысль о мире без магии как-то не приходила ему в голову.
   - Да вот так. - Сергей растер виски, - с помощью техники и чьей-то матери! Ты не тяни, говори что надо, мозги и так болят.
   - Конечно, болят, - вставил свои пять копеек надо меньше пить...
   - Да пошел ты.
   - Не грусти это я так шучу. Старик Рит Ганн шутит.
   - Слышь ты шутник, а тебя как правильно Рит или Ганн? - зачем-то решил прояснить этот вопрос маг.
   - Рит это прозвище, зверек вроде вашей росомахи. Ганн - имя. И так и так правильно. И я не обижусь. Мы же теперь соседи... и надо-лго-о, - добавив последнюю фразу, он довольный собой заржал. - А голова пока и будет болеть. Раньше в голове он бедолага один жил, а теперь там аж три потока сознания топчется. Ну сами подумайте бойцы, мозги теперь в три раза эффективнее работать стали. Я раньше сталкивался с похожим, - Рит замялся. - С увеличением скорости прохождения нейронных сигналов. Так вот, фантомные боли до трех суток мучают, а потом мозги привыкают. А тут еще и похмелье....
   - Я опять извиняюсь, - голос Цендала стал язвительным, - не надо загружать наши общие мозги. Если препод не маг, для нашего присутствия вполне хватит объемной иллюзии. Главное, чтобы руками никто не трогал.
   - А если вопрос зададут?
   - Это решаемо. Кто тут у вас в отличниках ходит?
   Сергей поискал взглядом заштатного зубрилку курса, худого очкарика Дэника. - Вон тот, в очках всегда все знает.
   - Ну и чудесно, - развеселился Цендал, - нам можно сваливать, ты сидишь, это видят все. И будут видеть еще четыре часа. Если спросят, отвечать будет твой знаток. Причем ему будет казаться, что спрашивают его, а остальным что тебя. Ну и что отвечаешь соответственно ты. Устроит?
   Осталось только кивнуть.
   По дороге из аудитории Сергей привычно решил зайти перекусить в столовку. денег оставалось в обрез, а питать молодой растущий организм надо. Столовая в этот час была девственно пуста. Все на занятиях.
   Первым потрясением для мага в новом мире стало вовсе не похмелье. И у себя в Констанде он напивался до 'бледных змей'. Истинным потрясением стала студенческая... как это заковыристое слово - 'столовка'. О... это было нечто. Воровали всегда и везде. И этим не отличался ни космос, ни подземелья гномов. То, что кругом царит дикая нищета, к этому тоже можно привыкнуть. А как иначе назвать ту... 'одежду', в которой ходили все. Блеклые серые тона... рабский раскрой... - убогость во всем. Где пышность и перья? Где самоцветы? Вот красавиц было на удивление много. Но то, как они были одеты - это ужас!
   Ладно, совсем этим кое-как на первых порах можно было смириться.
   Но вот - ЕДА!? Нет! Вернее - 'еда' и только так, в кавычках. Эту пищу не то, что есть... её нищим стыдно подавать.
   'Котлета студенческая' - простой обжаренный хлебный мякиш с луком и привкусом неизвестного мяса. Это назвать блюдом из мяса?! Когда голодный молодой студиоз, нагреб на гнутый и нечистый алюминиевый поднос это... эту... котлету с гарниром. Про котлету он уже говорил, а гарнир серые куски не провареноого теста. 'Салат молодежный...' - это вообще кое-как порезанная зелень сбрызнутая неизвестно чем. Пирожки с капустой. Чай и компот. Набрал. После чего сел и начал с завидным аппетитом поглощать все 'это!?'. Вот тогда сначала на него напала оторопь. Некий душевный ступор. Сначала он не мог этого попросту осознать. Потом принял за тонкую издевку или месть. А когда понял, что Сергей ест это с... с... удовольствием. Наступил взрыв.
   Тут даже простой взвар из ягод создавал ощущение собственной неполноценности. По той простой причине, что он осознать такого коварства повара не смог. Или 'чай' из швабры. Нет, сначала, когда он... ну или когда мы... нет, всё-таки он - отхлебнул из стакана этот ' напиток' и прокомментировал 'чай из швабры - наслаждайтесь мои дорогие гости'. Сначала он подумал, что швабра это некое местное растение. Но когда сам себе улыбаясь, дорогой Сереженька просветил его - попросту указав без разъяснений на искомый предмет в углу столовки. Ту мягкую метелку, которой тут мыли пол... терпение и так не очень великое, у мага иссякло.
   Из кухни раздался дикий ор. Потом из кухни выскочила толстенная повариха, как спринтер, она гигантским прыжком перемахнула стойку и не замечая столиков, как ледокол не замечает льдинок - ломанулась к выходу. По дороге разбрасывая и сминая своей огромной массой пустые столы и стулья, как кегли. Через пару секунд раздался оглушительный визг и, догоняя его, вынеслись остальные работницы столовой... участвовшие в этом непредусмотренном забеге. Бежали сломя голову все, включая кассиршу, звонко захлопнувшую кассу и тихо подвывающую на бегу на одной тоскливой ноте. Проводив изумленным взглядом столовских работниц, Сергей задал сакраментальный вопрос:
   - Эй. Это чьи штуки?
   В ответ раздалось злобное шипение Цендала:
   - Мои!
   - А чего это они так ломанулись?
   - Увидели истинный облик своей еды, - неопределенно ответил маг.
   - И какой он? - живо заинтересовался Ганн.
   - Ну-у, в кастрюльках был оживший кошмар каждой из них.
   - Кошмар? - заинтересовался Сергей.
   - Ну, из большой кастрюли лезли... большие тараканы...
   - Большие? Какие большие?
   - Э... размером с кошку, - довольным голосом ответил Цендал. - Они хотели укусить ту первую... главную стряпуху. Остальные познакомились с крысами и огромными волосатыми пауками из гасских джунглей. Жуткие твари, - жизнерадостно поделился маг. - Надеюсь, я никого не обделил. Будут теперь знать, как угощать полноценного мага всякой дрянью.
   Обалдевший от всего происходящего Сергей решил допить чай и идти в общагу от греха подальше. Но рука, ни в какую не хотела донести вожделенный напиток до рта.
   - Пойдем! - раздалось решительное слово Цендала. Если и ты не хочешь вместо 'чая' отхлебнуть чьей-то мочи... идем.
   Обуреваемый похмельем, непонятностями, творящими вокруг него, он пошел в общагу. Решив разборки отложить на потом. Но на улице ему стало хуже. Ноги подкашивались, все было, как в тумане и тогда управление телом взял на себя решительный Ганн. И провел его практически на автопилоте до самой двери родного 'Дома студентов' под сакральным номером четыре. Заминка случилась лишь на входе, где он столкнулся с воспитательницей*.
   - О! - обрадовалась она, - Шведов! Куда бежим? И в каком ты виде?
   Сергей умоляюще посмотрел на нее. Но на эту дамочку подобные студенческие взгляды не действовали уже давно. И она, набрав в пышную грудь побольше воздуха и закатив глаза к густо набеленному потолку продолжила: - И что мы имеем? А имеем мы расколотый умывальник.
   - Умывальник раскололи неделю назад - попытался оправдаться Сергей глядя на нее прозрачным взлядом невинно убиенного отца Варфоломея, - и меня там даже близко не было.
   - Не перебивай меня Шведов! Твоя комната рядом с санузлом. Не мог ты не видеть, кто там был. А если видел и не говоришь - значит, виновный ты! И еще, не знаешь случайно, куда делась дверь из этого самого умывальника? Ее сняли и унесли.... А сегодня, я совершенно случайно решила зайти в твою комнату. И что же? Что за дверь лежит у тебя под матрасом?
   Да уж. Дверь под матрасом это был сильный козырь с ее стороны. Дверь он действительно снял и пристроил на свою кровать. Панцирная сетка была сильно растянута и после сна на ней начинала жутко болеть поясница. Вот и клали студенты кто доски, кто лист ДСП, а кто по простому - дверь из умывальника.
   - Ничего не знаю, - пошел в полную несознанку Сергей. - И дверь не моя, и кровать не моя. И вообще мне ее бандиты подкинули. Ничего не знаю.
   - Не знаешь? - маДама Воспитатель, совершенно не удивившись упорству Шведова в отрицании бесспорной вины по её мнению. И полностью убедившись в виновности и собственной прозорливости, стала легко подталкивать его по длинному коридору в направлении злосчастного санузла и его комнаты.
   - Идем. Сейчас я тебе очную ставку устрою. И с умывальником и с дверью, а позднее со студсоветом общежития. По твоему персональному вопросу.
   - Какому вопросу?
   - Как какому? О выселении студента Шведова из общежития к чертовой бабушке, за вандализм и регулярные пьянки. Вот скажи мне, на кого ты в данный момент похож?
   - На папу, - попытался абсолютно честно ответить Серёга. Но видимо чем-то его ответ не устроил 'цербера в юбке' и лицо её разгневанно покраснело.
   - Все шутки шутишь? - воспиталка наконец дотолкала его до злополучного санузлу и победно посмотрев на жертву, подняла указательный палец вверх, очевидно собираясь нацелить его на злополучный объект студенческого вандализма и готовясь разразиться обличительной речью о бестолковости студентов вообще и данного индивидуума в частности.
   Но палец так и остался гордо вскинутым вверх, как и её торжествующе вздернутые брови и приоткрытый рот. Потому что в этот момент она оглянулась. Дверь находилась на своем законном месте. Да еще какая! Из красного с прожилками дорогого карасского палисандра, с золотой фигурной ручкой и золотой табличкой изображающей знаменитого на весь мир писающего мальчика.
   'Да-а... если у вас понос, в приличном обществе лучше не кашлять!', - мысленно озвучил Серёга состояние бедной воспитательницы. 'Цендал, твоя работа?'.
   'Не, работа - нет', - охотно откликнулся такой же честный парняга Цендал. 'Это работа мастера Никрама... ...ну из гильдии дворцовых строителей', - поспешил моментально разрядить нависшую грозовую паузу - объяснением. 'Так... легкий обман зрения и чувств. Денька три - четыре продержится. Такая дверь у ректора - архимага в туалете стояла. Я там был один раз. ...Когда меня за сожжённый трактир вызывали'.
   'Потрясающая иллюзия. Можно тебе зачет авансом поставить', - прокомментировал Ганн произошедшее.
   'Что, и у вас тоже в случае чего к ректору?', - Сергей сделал вывод, что при всех своих отличиях их цивилизации в чем- то оказались удивительно похожими.
   'Да', - не стал врать маг.
   - Есть ко мне претензии? - обратился примерный студент Шведов к воспитательнице, - или раковину тоже будем смотреть?
   Пораженная дама тихонько, словно боясь обжечься, толкнула новую дверь и осторожно заглянула в умывальник. От того что она увидела, глаза ее распахнулись еще шире. Как рандолевый зуб у блатного, в ряду своих белых фаянсовых собратьев сверкала всеми боками серебряная чеканная моечная раковина работы подгорных мастеров из покоев соседа - маркиза Пре.
   Пользуясь полной прострацией воспитательницы, Сергей тихонечко, бочком обошел стоящую в ступоре даму изумленно рассматривающую произведение исскуства. И рванул к своей комнате, моментально открыл дверь и прошмыгнул внутрь. Задвинув шпингалет, и не снимая ботинок, он с огромным удовольствием завалился на свою родную мятую и не застеленную постель.
   Теперь можно попытаться и разобраться, что с ним случилось... и как дальше быть.
  
  
  
  
  
   *Воспитательница - тут наверно, надо пояснить, что в те времена, в каждой рабочей и студенческой общаге была штатная должность воспитателя. Которая обычно и заполнялась крепкими тетеньками лет за тридцать с лицами вечных разведенок. Хотя я до сих пор не могу понять, зачем они были нужны? Ну ладно студенты, а рабочим дядькам, зачем в общаге воспитатель?
  
   Самой узкой в мире улицей является улица Spreuerhofstrasse. Находится она в Германии. Её ширина составляет всего лишь 31 см. Эта улица занесена в книгу рекордов Гиннесса.
  
  
   Глава 2.
  
   - Ну че, 'господа'... давайте знакомиться? - завалившись на койку, сделал предложение Сергей.
   Причем слово господа он подчеркнул издевательским тоном. Он был комсомольцем и, хотя срок его пребывания там скоро был закончиться, всем назло был ярым материалистом и во всякую чушь не очень то и верил. Нет, фантастику он почитывал и Стругацких и ..., но вот в сказки и разную поповскую магию с чудесами отказывался наотрез. И его служба в армии, и учеба, и марксистский взгляд на вещи... всё это напрочь опровергало 'чудеса'. К концу шестого десятка лет Советской Власти в стране победившего социализма верить в чудеса - не-ет. Но как не странно уверенность в магии э... сожителя... или сокомнатника... Сочердачника... Тьфу! В общем, этого мага-выпускника Академии. Вот его уверенность в том, что она есть... несколько поколебала уверенность в её отсутствии. - Кто что скажет?
   Внезапно поднявшись из кровати, Сергей подошел к зеркалу и стал рассматривать себя.
   - Какое у тебя происхождение?
   - Обычное. Как и у всех.
   - Неужели ты из крестьян? - со здоровым скепсисом поинтересовался Цендал.
   - Нет, конечно. Наверное, я интеллигент...
   - Кто?
   - Ну-у такой образованный... начитанный.... Короче! Рассказываю биографию один раз для всех. Чтоб больше не доставали! Мать - врач, отец - учитель. Уроженец города Гагры. Закончил Гагрскую школу номер два. Это кстати бывший замок герцога Ольденбургского.
   - Замок герцога? - несколько рассеянно-томно пробормотал маг.
   - Да. Вот вкратце и все. Вопросов больше нет?
   - У меня нет, - ответил Цендал. - Весьма исчерпывающий рассказ.
   - Эй! Какого черта?! Это чьи дела?! - последние две фразы Сергей проорал вслух.
   Негодующий вопль относился к тому, что против воли он начал раздеваться у зеркала.
   - Заткнись малыш! - раздался совет Ганна. - Должен же я посмотреть, что за вместилище досталось моей бессмертной душе. Если этого дурака волнует происхождение и смазливость твоей морды...
   - Это теперь и моя морда. Извините, лицо.
   - Не перебивай старших... 'лицо'. Так вот. Если его волнует внешность, то меня волнует вопрос выживания. Должен же я оценить твои кондиции?
   - Зачем? - опешившему от такого напора Серёге ничего умнее в голову не пришло.
   - Затем, солдат, что я выжить хочу.
   - Фу-у, - с огромным презрением произнес маг, - в этом мире нет магии. И, следовательно, нет соперников для меня. Теперь я сильнейший маг этого мира.
   - Смотри, не загордись. Я такого клоуна как ты, уделаю у себя, что с магией, что без магии.
   Несколько обалдевший от всего произошедшего с ним студент начал понимать, что забавное приключение с голосами в его голове начинает выливаться во что-то более серьезное. И последствия кроме плюсов и начинают иметь и много минусов.
   - Ты маг, пока заткнись! А ты, Сергей рассказывай дальше.
   - А чего дальше? Отслужил в СА. Механик-водитель, мотопехота. Там и права получил на трактор* и на машину. Есть 'А', 'В' и 'С'. Учусь на филолога. Поступил вне конкурса в универ, - и весьма язвительно добавил, - потому, что после службы берут вне конкурса. Буду учителем русского языка. Иду по стопам отца - учителя. Все планы - закончить и вернуться домой в Гагры.
   - Каким спортом занимался? - задал следующий вопрос Ганн.
   - Бег, легкая атлетика, плавание... в армии - рукопашка.
   - Ты служил? - с некоторым презрением поинтересовался голос мага, до него это видимо только, что дошло. - Ты был стражником или солдатом?
   - В мотопехоте я был! Сержантом. А если ты уродский шпак ещё позволишь себе презрительно отзываться о моей службе... получишь в морду. В свою дворянскую морду. Мы всех дворян ещё в семнадцатом году повывели. Понял?!
   - Пфе! - только хмыкнул в ответ Цендал.
   - Ну, твою форму мы слегка подтянем, - продолжил рузарх, как будто и не слышавший перепалки. - Вдруг я отвлекусь или засну. Ты должен уметь за себя постоять. Начнем завтра с утра.
   - Да не хочу я ничем заниматься! В армии набегался, - зло ответил Сергей.
   - Во-первых, тебя никто не спрашивает. А во-вторых, неужели ты не хочешь стать сильнее всех в драке?
   - Это карате?
   - Ну... что-то вроде. Синте-ойо.
   - Синтез... что?
   - Это сплав лучших приемов для защиты и убийства, придуманных за всю человеческую историю. С оружием и без.
   - Защита это хорошо. А вот за убийство... у нас того... срок дают. До пятнадцати лет.
   Перспектива прерваться даже на гораздо меньший срок энтузиазма не вызывала. Нисколько не привлекала и возможность вообще сесть в тюрьму.
   - Не волнуйся, ты так. Все будет хорошо. Я потратил на это больше двадцати лет.
   - Ого. Мне столько же придется заниматься?
   - Думаю, что нет. Теперь это тело тоже и мое. Поэтому адаптация произойдет, как только твои возможности станут похожи на мои. Так и произойдет.
   - А мои возможности никто в расчет не принимает?
   - Ты можешь и поспать в это время. Мы же не лезем в твою епархию в магию. Ты кстати ни разу так и не сказал, по какой специальности ты у нас маг. А? хотелось бы услышать.
   - Я, маг-бытовик, - с гордостью произнес Цендал.
   - И что ты можешь?
   - Я могу зажечь свет. Изготовить магический светильник.
   - Наверное, я немного разочарую тебя, - Сергей встал и, щелкнув выключателем, зажег свет. - А ещё ты можешь услышать магических певцов, - он включил висящее на стене радио. Оттуда донесся бодрая заставка популярной передачи - 'В рабочий полдень'.
   В общем и целом понятного и простого рецепта, который можно было применить, не опасаясь вездесущего КГБ, с ходу не нашлось.
   Нет, приятственные моменты всё-таки были. Это простое увеличение площади комнаты. Увеличил. Сделал пространственный карман. Походив по существенно увеличившийся комнате все вместе решили не рисковать. Применить его в общаге - это гарантированно подставится. Единственное, чем порадовал маг, это возможностью магической уборки. После того как Сергей махнул руками по комнате прокрутился вихрик который и всосал всю пыль и грязь. Заодно он был так любезен, что помыл окна. Заклинание было прикольным. Достаточно было указать пальцем на пустые банки или бутылки, как вихрик моргнул и всосал их.
   От этого после недолгого совещания и решили толкаться, чтобы заработать 'презренного металла', как-то так случилось, что существующее материальное положение не устраивало никого 'из участников концессии'.
   ...Деньги полученные практически на халяву просто прожигали карман. Причем так сильно, что Сергей прямо таки чувствовал, как на бедре образуется небольшой ожог, а вверх, к носу струится легкий бриллиантовый дым. Было в нем что-то от неведомого Рио де Жанейро, запахов настоящего рома и легкого шелеста знакомых с детства банановых пальм. Уши ловили романтические звуки русского народного шлягера 'Феличита' в исполнении Альбано и Рамины Пауэр. Душа жаждала праздника. Причем остальные обитатели его горемычной головы если даже и не особо разделяли его фестивального настроения, то и отказываться от праздника тоже никак не собирались.
   Как говорит нам история, если советский студент хочет праздника. Так он его, так или иначе, получит! Но гулять в одиночестве было стремно. Это было вообще против правил. Ноги сами понесли его к телефонной будке, а рука нащупывала в кармане заветные две копейки. Набрав номер, Сергей долго ждал, слушая длинные гудки. Так долго, что Цендал не поняв простых действий начал задавать вопросы:
   - Это что магический прибор?
   Весьма магический... Узун-Кулак или "Длинное ухо", по-монгольски, - сразу ответил любитель Ильфа Сергей. - Не мешай.
   Узун чего?
   Да это простой и очень примитивный аппарат проводной связи - телефон, - взял на себя нелегкую ношу объяснить обитателю феодального мира представитель звездной империи - Ганн. - Говоришь туда в трубку - оттуда тебе отвечают.
   - А-а, заклинание дальнозрения, - сделал вывод Цендал.
   - Ну, что-то вроде.
   Наконец на том конце линии взяли трубку, и сухой стариковский голос довольно невежливо буркнул:
   - Чего надо?
   - Але, але, - зачастил Сергей, - Коляна к аппарату позовите...
   Колян - лепший кореш и свой брат студент родом из Апатит. Чудо - ростом метр девяносто пять, худой, с козлиной белесой бородкой, с отросшими по-поповски волосами. Обычно одетый в зеленую куртку с капюшоном - ательевского пошива и в зеленую же кепку типа бейсболки-восьмиклинки, с неестественно длинным козырьком. По виду работы того же Апатитового ателье. Он имел кличку 'Тимуровец', которую получил из за своего прикола ставшего знаменитым среди студентов Питера. Однажды находясь в изрядном подпитии, он ночью шлялся по Лиговке недалеко от Московского вокзала. Делать ему было нечего, а настроение было самое благостное. И вот навстречу ему из темноты какая-то бабка, приехавшая очевидно из пригорода на ночной электричке. С двумя тяжелеными сумками. Колян бабку пожалел. Можно представить обалдение бабки, когда внезапно из темноты вывернулась эдакая здоровенная фигура, и пропитым пьяным басом предложила:
   - Слышь бабка? Я это... тимуровец! Дай сумку! Я донесу...
   Но бабуля была, очевидно, сестрой известного силача Поддубного. Одной сумкой, весившей наверно килограмм пятьдесят она огуляла Коляна по хребту, а другой добавила между ног. Бедный тимуровец, теряя свои благие намерения, скорчился на асфальте. А бабка, оглушая дикими криками безлюдный в этот час проспект, задала такого стрекача, что ее и на машине было бы не догнать.
   Вот как раз этому кадру, проживавшему в съемной комнате в коммуналке, расположенной в Коломенском переулке, что затерялся между Лиговкой и улицей Марата и звонил сейчас наш герой.
   В трубке долго что-то шуршало, чмокало и наконец, разродилось полным оптимизма голосом Коляна:
   - У аппарата!
   - Привет чертяка! Это я Серега. Ты выпить хочешь?
   - Не вопрос! Иди ко мне!
   - Знаешь, Колян, пьянки не хочу. Хочу праздника.
   -Это как это? - удивился Колян.
   - А так, чтоб красиво все было...
   - А... с извращениями! И какие мысли?
   - Пошли в ресторан?
   - В ресторан? Не... - потянул Тимуровец, - хочу в пиццерию. Я еще не был. Все хвалят. Если бабки есть - лучше в пиццерию!
   - А куда? В ту, что возле рок клуба или на Невском?
   Сергей задумался. В отличие от Коляна он в пиццерии уже побывал. Причем именно в той что находилась недалеко от рок клуба на Вознесенском проспекте. Столики на двоих, лампы на них под розовыми абажурами....
   - Не, пошли в ту что на Невском, в той что возле 'Пяти углов' слишком чопорно.
  
  
  
  
  
  
  
  
   *В то время на трактор (танк) - были отдельные права.
  
  
  
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"