Савельева Екатерина Викторовна: другие произведения.

Навязанная ученица.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.13*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБНОВЛЕНИЕ 19.10.2016. Все школы магии стараются придерживаться одного простого правила - брать только по настоящему одарённых учеников. А что если новая ученица слишком одарена? Думаете такое невозможно? Магистр Алман тоже так думал.

    Дорогие читатели, предупреждаю, что данный рассказ выкладывается по мере написания и без правки Бетой. Там могут присутствовать орфографические и иные ошибки, допущенные по невнимательности автора. Так как рассказ предполагается небольшой, он будет полностью отредактирован только после выхода всех фрагментов.

    Спасибо за понимание.



Необычная ученица

Пролог

   Экзаменационный павильон представлял собой небольшое одноэтажное здание. Внутри находилась одна единственная, но зато огромная комната. Хотя, может, за сидящими напротив входа преподавателями, было что-то ещё, наподобие туалета, но меня это мало интересовало.
   Вообще вся эта обстановка сильно напоминала мне храм Богини Земли, в который тетушка водила меня пару лет назад.
   Большие кованые двери, высокий сводчатый потолок, по обе широкие стороны огромного прямоугольного помещения располагались узкие окна. От входа тянулись ряды скамеек для взволнованных абитуриентов и их многочисленных родственников.
   А впереди, вместо святилища, находился длинный деревянный стол с пятью многоуважаемыми магами. Ещё с дюжину, рангом пониже, подпирали стены и подоконники.
   Алман сидел с краю, с левой стороны, что говорило о его не самой последней роли в Академии. Магистр боевой магии заметно нервничал, а, заметив, как я радостно машу ему рукой, принялся грызть ногти.
   Председатель союза магов пришёл последним и, бегло поздоровавшись с коллегами, плюхнулся на своё место.
   - Итак, начинаем, - ещё не отдышавшись, прогрохотал тот на весь зал. - Времени у нас немного. Госпожа Абадан, прошу вас.
   Услышав фамилию дядюшки, я почесала затылок, и перевела взгляд на уже знакомого мне Магистра. Алман сделал страшные глаза и красноречивым жестом показал, куда я должна подойти.
   Нехотя поднявшись с места, я вышла за деревянные перила, отделяющие ещё простых смертных от дипломированных магов, и огляделась.
   - Приступайте, - нетерпеливо потребовал опоздавший и не представившийся маг.
   - А где я сяду? - насупившись, изрекла я. Мой недавний знакомый резко побледнел.
   - В смысле? - опешили маги.
   - То есть вы будете сидеть, а я тут стоять пред вами должна, как какая-нибудь чернавка? - уточнила я. С левой стороны стола нервно икнули.
   - Вы сюда ряди развлечения пришли, или хотите поступить в школу для одарённых? - возмутился плюгавенький старичок. Если я правильно запомнила, он декан факультета прикладной магии.
   - Я хочу? - указав на себя пальцем, опешила я.
   Даже не пытаюсь скрыть своего презрения. Да я бы по своей воле за околицу дядюшкиного огорода не вышла. И уж тем более не потащилась бы в недельное путешествие до какой-то там школы. Всё что мне надо, я и так умею.
   Алман подскочил на ноги, схватил свой стул за спинку и, с перекошенным от гнева лицом, направился ко мне. Многочисленные зрители притихли, ожидая неминуемой расправы над наглой абитуриенткой, но спустя полминуты разочарованно загудели.
   Я даже не испугалась. Напротив, уперев руки в боки, с вызовом уставилась на притащившего меня сюда мага. Тот с громким стуком поставил стул посреди зала и, бесцеремонно схватив меня за локоть, буквально швырнул на сидение.
   Больно ударившись мягким местом, я зло зашипела.
   - Мило и доброжелательно, - процедил сквозь зубы озверевший мужчина. - Ты должна быть милой и доброжелательной.
   Младшие маги тихонько засмеялись, наблюдая как магистр присоединяется к их рядам.
   - Мы можем продолжить? - с наигранным почтением осведомился председатель.
   Я согласно кивнула.
   - Тогда продемонстрируйте нам ваши таланты? - продолжил он.
   - Магистр Кантеран, - вклинился в разговор мой непрошеный благодетель. - Очень вас прошу, сформулируйте для этой юной леди более конкретный вопрос.
   - Магистр Алман, - раздражённо перебил его темноволосый маг, сидящий с другой стороны стола. - Если эта юная леди не в состоянии понять подобного вопроса, то боюсь, нам с ней вообще не о чем разговаривать. Это школа магии, а не курсы для сельских гадалок.
   Я презрительно фыркнула и, встав на ноги, запрыгнула на стул:
   - Я поняла ваш вопрос, - состроив из себя деревенскую дурочку, улыбнулась я и запела:
   Говорят, что неба много не бывает,
   Только если птица крылья расправляет,
   И летит вперёд навстречу солнцу...
   - Стоп, - ударив кулаком по столу, взревел председатель. - Алман, убери свою больную на голову протеже с моих глаз.
   - Ааааа! - истошный женский визг, разом прекратил все разговоры.
   Проследив взгляд женщины, люди стали поддерживать её отчаянный вопль на все голоса. Маги медленно оглянулись в сторону окон и замерли на месте. Здание парило в воздухе, в паре десятков метров над землёй.
   - А я ещё и станцевать могу, - всё тем же лилейным голосом сообщила я. И, не дожидаясь ответа от шокированных Магистров, переводящих взгляд с меня на окно и обратно, принялась раскачиваться на стуле. В такт со мной, из стороны в сторону задвигалось и здание.
   - Тера, - подлетел ко мне Алман и схватил за плечи мертвой хваткой. - А теперь медленно. Повторяю, медленно!!! опусти здание на место, - кажется, у него даже глаз задёргался. И это я ещё даже не поступила под его юрисдикцию.
  
   Собственно, тогда мне было только одиннадцать лет.
   Кто-то может сказать, что я была уже достаточно взрослой, и должна бы понимать, что творю. Я и понимала. И совершенно искренне полагала, что это был единственный способ сохранить мой маленький мир.
  

Глава 1. Девочка из реки

   Я жила в небольшом селе в предгорье Суманрат. Своих родителей я не помню. Только дядюшку и тетушку, которые с меня пылинки сдували.
   Магистр Алман приехал в наше село зимой. Дядюшка попросил меня выйти из горницы, но это не помешало мне спрятаться за печкой и подслушивать о чём поведут разговор.
   Оказалось, обо мне.
   - Речка то наша с гор идёт. В самую жару студёной остаётся, а осенью так и подавно. Вот по осени мы Теру и нашли, - заговорил дядя. - Вернее, как нашли. Выловили. Эван сети на реке расставил. Вдоль берега. А вечером, когда вернулся посмотреть, не уволок ли кто, увидел, что в них какой-то мешок запутался. Выволокли на берег, а это девчушка. Маленькая. Лет пять от роду, не больше. Замерзшая вся. Зуб на зуб не попадает. Не то что идти, сидеть не может. Силёнок, видать, совсем нет. Волосы тёмные, а не русые, как в наших краях. Глазищи огромные. И смотрит так недобро. Затравлено. Я вначале даже понять не мог, то ли она рычать пытается, то ли поведать чего. Одежда тоже непривычная была. Костюм брючный, мальчишеский. Черный, да рунами золотыми расшитый. А на груди кулон, красный-красный, как пламя от костра.
   - Почему вы сразу не сообщили в город о таком странном улове? - уточнил маг.
   - А зачем? - удивился хозяин дома. - Кому она в городе нужна будет. Сдадут в приют при церкви и всех делов. Да и в селе нашем никому лишний рот нужен не был. Выживет она после такого купания или нет, непонятно было. А у нас с женой шесть дочерей. Все уже замуж повыскакивали. На тот момент только Еврасья оставалась. И той уже шестнадцатый год шел. Того и гляди, дом совсем опустеет. Вот мы девчушку и пожалели. К себе взяли, да и полюбили как родную.
   Дядюшка не врал. На жизнь мне жаловаться не приходилось. Работой не загружали, ни за что не бранили. Кормили от пуза, сласти покупали. Наряжали, пусть и в вещи своих дочерей, но выглядела я наряднее всех сельских девчонок. Всегда с бантами, да цветными лентами.
   Обидно было только одно. Я никак не могла вспомнить кто я и откуда. Как в реку попала. Имя и то по рунам на одежде тётушка вычитывала. Правильно поняли или нет, неизвестно, но мне понравилось -- Террелея. Но чем старше я становилась, тем чаще задумывалась, почему меня никто не искал и от этом мысли становилось очень обидно.
   - А дар у неё сразу проявился? - резко перебил Магистр.
   - Да какой там, - засмеялся дядюшка. - Все эти годы жила как обычный ребёнок. Озорной только шибко и злопамятный до жути. Но не более того. Выражалась правда мудрёно. Но да греха в этом нет. Вы вот тоже иначе изъясняетесь.
   - Так может она из города? - предположил гость.
   - Нет, - уверенно возразил Абадан. - Ну вот, например, еду она поначалу добычей называла. Дом -- стояном. Всю скотину, включая собаку, зверьём именовала, как волка за околицей. Разницы не видела между коровой и медведем. То телку от околицы палкой погонит, то медведицу за ухо во двор приволочит. У нас с женой тогда волосы дыбом встали, боялись, разорвёт её зверюга лесная. Ан нет.
   - Понятно, - неуверенно пробормотал Алман. - А к магии-то способности, когда проявились?
   - Да вот месяца полтора назад, - с гордостью пояснил хозяин. - К нам тут банда лихая нагрянула. Больше дюжины морд. И давай дворы крушить. Дома грабить. Мужики почитай все в полях. Пока сориентировались, что творится, часть домов уже горит. И до нашего очередь дошла. Тут то наша Тера себя и показала. Вылетела на крыльцо, злая как черт. Глаза горят, зубы скалит. Как заорёт на всю округу: "а ну, вон с моей земли, твари убогие!" Наши то стушевались, а их главарь так вообще застыл с открытым ртом. А наша девчушка на землю прыгнула, руками взмахнула -- чужаков ветром подхватило и вместе с лошадьми кувырком по дороге к воротам и поволокло. Тера за ними идёт руками машет. На горящий дом зыркнет, так пламя исчезает.
   - Видимо, напугала она всех сильно, что вы в союз магов письмо отправили? - предположил маг. - Такая сила, да без должного контроля смертельно опасна.
   - Мы больше тех бандитов испугались, а она, посчитай, сколько жизней спасла, - потирая усы, усмехнулся дядюшка. - Жена моя за дочурку нашу больше переживает. Мы бы, может, и дальше жили, как привыкли. Да тут маги со всех сел да городов потянулись, как пчёлы на мёд лезут. Боимся за Террочку сильно, не обидел бы кто. Она ж ещё совсем ребёнок. Всего двенадцатый год пошел.
  
   Они так до вечера разговаривали. Мне слушать надоело, и я ушла на двор к тётушке.
   Маг вышел из дома только на закате. Упёрся руками в бока, посмотрел на темнеющее небо и обернулся ко мне:
   - Милое дитя, а ты хочешь научиться управлять своим даром?
   А я как раз от колодца шла, с полным ведром воды. Ну вот, это ведро ему на голову и оделось. Только вот порадоваться вдоволь не удалось. Алман, ведро скинул, к сараю отшвырнул, заревел, как бык осой ужаленный и высох.
   Больше недели маг за мной гонялся. Всё справиться хотел, подловить на чём. Да всё бесполезно. Он только свою волжбу заведёт, а у меня между лопаток такой зуд поднимается, что так бы и размазала комара кусучего. Но дядюшка не велит. Говорит -- это человек, его убивать нельзя. Пуще того, Магистр из самого Союза. А стало быть, за него мстить приедут.
   Но вот какой из него Магистр. Молодой до безобразия. Лет двадцать пять, не больше. Юркий, наглый. На язык и поступки горячий. В моём представлении Магистром может быть только мудрый старец, с бородой до пупа. А тут...
   - Давай поговорим, - взмолился, наконец, Алман, в очередной раз размашистым шагом, по-хозяйски заходя в калитку.
   - О чём? - насторожилась я, поудобнее перехватывая молоток, которым только что, сидя на ступеньках крыльца, орехи колола. Вроде угрозы от него нет. Спина у меня не чешется.
   - О твоём будущем.
   Я только презрительно фыркнула.
   - Ты слишком сильная, - серьёзно продолжил тот. - А значит, опасна.
   Ещё одна усмешка с моей стороны, но собеседник решил её проигнорировать.
   - Я только первый гонец по твою душу, - сообщил он. - Будут и другие. И поверь мне, все они захотят тебя уничтожить. А пострадают в первую очередь твои приёмные родители. Ты же не желаешь им зла?
   - И к чему ты клонишь? - недоверчиво переспросила я, не желая отвечать на глупые вопросы.
   - Но если ты пойдёшь в школу, а потом вступишь в Союз, то тебя будут воспринимать как своего союзника, а не врага, - вкрадчиво пояснил он.
   - Хм, - задумалась я. Наблюдая, как Магистр расплывается в самоуверенной улыбке. - И тогда я смогу их всех... - я помолчала. Убивать дядюшка с тётушкой не велят. - победить?
   Видеть вытягивающееся лицо Алмана было для меня так же приятно, как получить подарок на именины.
  

Глава 2. Сон

   С самого первого дня в Школе для одаренных при Академии Асерант мне стали сниться глаза. Большие как два блюдца и голубые-голубые, как летнее небо. Они меня буквально преследовали, переходя из сна в сон. Что бы мне не снилось, то и дело я натыкалась на эти глаза.
   Они что-то высматривали, но меня словно не замечали. Больше ничего необычного не происходило, и говорить об этом Алману я не стала. Пока глаза меня не нашли.
   Я проснулась в холодном поту, когда встретилась с этим ледяным взглядом. Самое удивительное, что угрозы я не почувствовала, но спать больше не хотелось в принципе. Хватило меня на две бессонные ночи. На третий день я начала шататься, натыкаясь на все попадающиеся на пути препятствия, к которым относились не только парты, ведра и другие ученики, но и стены.
   - Неважно выглядишь, - остановил меня в коридоре мой опекун. - Опять что-то задумала?
   - Нет, - выдавила я. Говорить сил уже не было.
   Видимо, что-то в моём голосе не понравилось Магистру, и тот без предисловий схватил меня за подбородок и, приподняв лицо вверх, заглянул в глаза.
   - Рассказывай, - спустя долгую минуту, приказал он.
   - Я спать не хочу, но хочется.
   Видимо, мой ответ его не сильно устроил. Алман задумался, нахмурился и, приняв решение завести серьёзный разговор, потащил меня в свой кабинет.
   - К чему снятся глаза? - уже сидя напротив Магистра, спросила я.
   - Не знаю, - пожал плечами учитель. - Толкований много. Лично я сонниками не особо увлекаюсь. Но есть общее правило. Если глаза добрые, то случится что-то хорошее. Если злые, то жди неприятности. Или...
   - Или? - переспросила я, почувствовав что-то действительно важное.
   - Или тебя кто-то ищет.
   - Кто?
   Глаза пришлось описать подробно, хотя вспоминать кошмары удовольствие ниже среднего. Магистр выслушал меня очень внимательно и быстро определился с выводом:
   - Это может быть только магический повод. Не знаю, что это за человек, и как он это делает, но тебя искали через сны и видимо нашли.
   - То есть обладатель этих глаз скоро объявится в Академии? - ужаснулась я.
   - Ты помнишь, что именно тебе снилось в тот день?
   - Поле около нашего села.
   - Уверена? - насторожился учитель.
   - Абсолютно, - фыркнула я. - Я хорошо помню свои сны.
   - Ну раз так, то будем надеяться, что он не сможет определить твоего местоположения. НО! на всякий случай, если эти глаза вызывают у тебя неприятное чувство, я могу дать тебе талисман. Повесишь его над кроватью, и он будет оберегать тебя от магического влияния.
   - Золотой? - встрепенулась я.
   - Нет, - возмущенно гаркнул Магистр. - Помешалась ты на этом золоте что ли? Не может он быть золотой.
   - Жаль, - никак не отреагировала я на эту вспышку гнева. Факт утери возможности получить очередную золотую вещь расстраивал меня гораздо больше привычных криков. - Пусть будет не золотой.
  

Глава 3. Золотой запас

   - Ну и зачем мне эти практические занятия? - сложив руки на груди, я намеренно надула губы, чтобы выглядеть более обиженной, чем являюсь на самом деле.
   - Чтобы лучше контролировать собственную магию, - напомнил Алман.
   - Но то, что предлагает Магистр Паул мне совершенно не подходит, - возразила я и, не дав опекуну вставить ни слова, продолжила. - Я бы ещё поняла, если бы мне давали задание и смотрели на итоговый результат, но этот же старикашка требует последовательного выполнения всех этих глупых пасов.
   - Они необходимы, Тера, - чуть громче, чем следовало, возразил учитель, но, услышав моё шипение, обошёл свой стол и сев напротив перешел к дотошным пояснениям. - Все эти пасы и заклинания не вчера придумали. Они позволяют добиться желаемого с минимальными затратами энергии.
   - А у меня они, наоборот, выходят максимальные, - огрызнулась я. - Пока всё вспомню и сделаю, магия на пальцах искрить начинает. Так шарахну, и от аудитории руины останутся. Кого вы опять во всём обвините? А?
   - Хорошо, - опустив голову, Алман обхватил её руками. - Я поговорю с Магистром Паулом о коррекции твоих действий, но ты больше не будешь пропускать занятия. Договорились?
   - Нет, - фыркнула я, гордо вздёрнув подбородок.
   - А так? - не поднимая головы, уточнил учитель.
   Пришлось опустить на него глаза, после чего я едва не запрыгала по кабинету от радости. В руках моего временного опекуна сверкала золотая цепочка с микроскопическим кулоном, тоже исключительно из золота.
   - Золото! - воскликнула я.
   - Только в обмен на твоё обещание, - напомнил шантажист, посматривая за моей реакцией исподлобья.
  
   Из кабинета учителя я сразу понеслась в нашу с Анитой комнату, прятать своё сокровище.
   Как же я люблю золото! Не украшения, а именно золото. Цепочки, колечки, монетки и самородки. Я даже от золотых лат и зубов не откажусь. Только никто пока не предлагал.
   Собственно, золотом Алман и уговорил меня остаться в школе. Он из собственного кармана платил мне по одному золотому в месяц и обещал вручить золотой за каждый сданный на "отлично" экзамен.
   Сейчас, вместе с подарками дядюшки и тетушки у меня набралось три полных моих ладони. Не так много, как хотелось бы, но у однокурсниц и так глаза на лоб лезут. Ручонки тоже тянутся, но истошные крики Мари, моей бывшей соседки по комнате, быстро охладили пыл других школьников к воровству.
   Я не ношу свои сокровища с собой. Они завернуты в красный платок и спрятаны в прорези матраса. И только перед сном, я их тщательно перебираю и, разложив относительно ровным слоем посередине кровати, ложусь так, чтобы соприкасаться с ними голым животом. Уснув в таком положении, я ни разу не сдвинусь с места ни на пять. Зато, какие светлые сны мне тогда снятся!
   Анита же, наоборот, каждый раз передёргивает плечами. Ей почему-то кажется, что спать на такой куче металла холодно. Но для меня всё обстоит ровным счетом наоборот. Золото согревает меня не хуже грелки.
   А ещё, оно меня зовёт. Не все золотые украшения, конечно, а только мои личные кусочки золота. Я слышу, где они находятся, и поэтому воровать у меня бессмысленно: всё найду, а вора покалечу.
  

Глава 4. Гость

   - Терочка, девочка! Приехала!? Ну, наконец-то! Мы уже заждались! Как же год долго длился...
   Тётушка с дядюшкой встретили меня радостными криками, теплыми объятьями и вкусными угощениями.
   Я не меньше их ждала нашу встречу и заранее обзавелась подарками. Тратить драгоценное золото было жалко, и я много месяцев мужественно не обменивала свою стипендию на более крупные деньги, долго копя медяшки и серебрушки, расставалась с которыми без малейшего сожаления.
   Наряды из столицы для тётушки, гномьи инструменты для дядюшки, орочьи сапоги, эльфийские масла и, конечно, иностранные сласти. В общем, добра скопилось так много, что Алману пришлось бы покупать отдельную лошадь для багажа, если бы школа не расщедрилась на старого упрямого осла, тормозившего нас всю дорогу.
   Магистр заранее заверил меня, что не задержится в селе больше чем на ночь и уже утром поедет в обратную дорогу. Поэтому после завтрака, я быстро пожелала Наставнику счастливого пути и побежала к своим подругам.
   До обеда мы большой гурьбой носились по селу. Ребята от мала до велика желали узнать, чему я научилась в школе магии. Начали мы с банальных голубых светлячков, служащих магам вместо факела или лучины, а там... В общем, нас едва не отходили граблями за сожжённый стог сена.
   В обед, на крыльце моего дома меня встретил Алман. Одет он был просто, в брюки и рубаху, а стало быть, в дорогу не собирался.
   - Магистр? - прищурилась я.
   - Как повеселились? - хмуро спросил он.
   - До этой минуты, отлично, - буркнул, выглядывающий из-за меня Верька, напросившийся таки в гости, ради столичных конфет. Меня тут особо не боялись, привыкли. А вот заезжие маги у людей доверия не вызывали.
   - Это хорошо, - качнул головой Наставник, и уступил нам дорогу.
  
   - А почему он ещё здесь? - подобравшись к тёте на кухне, шепотом спросила я.
   - За тебя волнуется, - простодушно улыбнулась она.
   - С чего бы вдруг? - зашипела я.
   - Отец ему про нашего гостя рассказал, вот он и забеспокоился.
  
   Спустя пару месяцев после моего отъезда, аккурат на празднике урожая, в наше село заглянул необычный путник. Первое, что насторожило селян, что шел он со стороны гор. В том направлении даже деревушки какой не было. Да и сама дорога заканчивалась на кладбище. Во-вторых, он шел. Не приехал на лошади, телеге или кривой козе, а именно шел. В-третьих, на его одежде не было следов ни многодневной дорожной пыли, ни лесной ночевки. А, учитывая, что одет он был в длинный черный плащ, не запачкать его было ох как сложно.
   О ночлеге незнакомец тоже не справился. Еду не покупал. Прошел молча через полсела. Смерил людей пристальным взглядом и, безошибочно определив среди подвыпивших мужиков старосту, направился к нему.
   - О! - всего и смог произнести тот, встретившись с голубыми глазами гостя.
   - Я ищу дитя, - без предисловий начал гость.
   - Чавойсь? - не понял его собеседник, так и не решившись сдвинуться с места или хотя бы поставить на стол кружку с медовухой.
   - Черной масти, - уточнил незнакомец.
   - Кобылу, что ли? - просиял староста.
   - Может и кобылу, - замявшись на секунду, согласился тот.
   - А черных кобыл у нас отрадяся не бывало, - затараторил мужчина, наконец-то придя в себя от первого шока. - Разве что колдун какой когда на такой скотине заезжал. А так у нас всё пегие больше. Даян, - прогрохотал, староста. - А ну-ка, покаж путнику свой товар. Вы вот к нему ступайте. У него каких только кобыл нет. Но черной не бывало вроде. Гляньте-гляньте.
  
   - И что? - поторопила я, достающую из печки котелок тётушку.
   - И ничего, - усмехнулась та. - Походил-походил, да и ушел восвояси. Кажись, вдоль реки направился. Да только Агафья, говорит, что никого по дороге не видела. Она как раз с той стороны, из Полубки ехала. Представляешь, она там порося продала за двойную цену. А пока деньги пересчитывала, у ней кто-то двух оставшихся сволок. Да тихо так. Они и не взвизгнули. Она поворачивается, а корзина пустая. Рыданий было. Неделю угомониться не могла.
   - А какой он был? - затаив дыхание, спросила я.
   - Поросёнок?
   - Нет, незнакомец тот.
   - А, - задумалась тетя. - Да я его сама и не видела. Молодой говорят. Лет двадцать. Высокий. Одежда вся черная. Ни пятна светлого, ни узора. Волос, вроде, тоже черный. Но да что там под капюшоном разберешь. Кожа бледная. Глаза, вроде, и голубые, а огнем так и обжигают. А в остальном, человек он и человек.
   Человек он и человек.
   Гостей у нас много бывало. Село большое. Стоит на торговой дороге. Даже два постоялых двора пришлось построить. Всех и не упомнишь. И светловолосые, и с темными волосами. Разве что другие расы к нам не заглядывали. В черных одеждах многие ходят. Маги так особенно. Вот и у Алмана только рубашки белые. А штаны и куртка черные. Чего они все на человека столько внимания обратили. Ушел же. Никого не убил, не ограбил. Только вот кого он мог искать? Меня?
   - На-ка вот, неси тарелки на стол, - вывела меня из собственных мыслей тетушка. - Да отца с Магистром покличь. Обедать будем.
  
   Алман неделю ходил мрачнее тучи. Видимо, к черной масти в нашем селе смог отнести только меня, да соседскую кошку Машку. А посему донимал меня расспросами: не замечаю ли я кого-нибудь или что-нибудь странное?
   Он даже по всему селу прошелся. Расспрашивал и про того гостя, про странности всякие. Сходил кладбище зачем-то осмотрел. Вдоль реки до соседней деревни дошел. Всё что-то высматривал, себе под нос нашептывал, пометки в тетради делал. Страху на всех нагнал. Даже собаки то и дело оглядываться начали, не следит ли кто за ними, про людей так вообще молчу.
   Дядя уверял его, что с осени, тот человек в наших краях больше не появлялся. Про меня, хоть позже и подумали, но незнакомцу точно ничего не говорили. А стало быть, и возвращаться ему сюда незачем. Так даже если вернётся, в обиду меня тут никто не даст. Разве что я сама кого обижу.
  
   Когда Наставник стал собираться, я не знала, как и чем ему ещё помочь, чтобы побыстрее откланялся. Вещи его сложила. Туесок в дорогу приготовила. Коня за ворота выгнала. А тот всё время тянет. То подпруги поправит, то сумки по-другому завяжет.
   - Тера, - выдохнул он. - Ты точно запомнила, как посылать вестника?
   - Запомнила, - закатила я глаза. - Ты меня раз двадцать заставил его сделать и тебе отправить.
   - Главное будь осторожна, - в сотый раз напомнил он. - От села далеко не уходи. Одна по улицам не гуляй...
   - Да поняла я всё, - застонала я. - Только одного понять не могу. С чего такие предосторожности? Али в моих силах сомневаетесь, Наставник?
   - Сомневаюсь, - согласился учитель. - Ты с некромантами ещё не встречалась. А, судя по описанию селян, это мог быть один из них.
   - Некромант? - удивилась я. - А откуда ему тут взяться?
   - Откуда эти твари берутся, вообще главная загадка нашего времени, - непонятно на что разозлился маг. - Только вот ничего хорошего за их интересом не стоит. Так что, если не хочешь превратиться в жертвенного петуха, то поумерь свои амбиции и делай то, что я тебе говорю.
   Видимо последнюю точку в разговоре он поставил и с чувством выполненного долга развернулся к коню, примеряясь, как лучше запрыгнуть в седло.
   - Да не превращусь я в жертвенного петуха, - нахмурилась я. - В крайнем случае в курицу.
   - Тера, - зашипел, резко обернувшийся Наставник. Не будь мы у моего дома, заорал бы наверно, а так только желваки на лице ходуном заходили. И чего так злиться-то?
   - Да поняла я, поняла, - подняв руки, попятилась я спиной к родной калитке. - Буду осторожна, внимательна, в общем дрожать от каждого шороха, как мышь под веником.
  
   Опасения подозрительного Магистра не оправдались.
   Следующий месяц я наслаждалась жизнью. Всё-таки как хорошо дома! Спи до полудня, ешь сколько влезет, и никаких тебе уроков, практических занятий и ненавистной домашки. Уже после первого курса я могла похвастать знаниями в области истории и географии, которыми не владел больше никто кроме пары-тройки приезжих купцов, чем селяне очень гордились.
   Жизнь налаживалась, пока к нам не примчалась четверка магов. Это уже точно не учителя. Все разного возраста, с мечами и луками, и таким набором магических снадобий и талисманов, что даже воздух вокруг них был наполнен магией. А стало быть, к нам пожаловали боевые маги Союза, не ниже уровня Магистра каждый.
   Мне почему-то стало очень некомфортно под их пристальными взглядами. Откуда-то из подсознания появилось мерзкое чувство страха и ненависти, словно эти люди собрались меня препарировать, как лягушку на уроке естествознания. Правда, исчезло оно так же быстро как появилось.
   - Госпожа, Террелея? - поклонился один из незваных гостей. - Нам приказано сопроводить вас в Академию, в кратчайшие сроки.
   - Вот ещё! - опешила я. Никуда я не поеду, у меня впереди ещё один законный месяц каникул.
   - Магистр Алман, предупреждал нас о вашей реакции, - усмехнулся мужчина. - Поэтому, до его приезда мы не будем торопить вас со сборами.
   Эта четверка расквартировалась в соседних домах и ходила за мной хвостом ещё три дня. Не все сразу, конечно, а в строгой очерёдности. Хотелось как-то им досадить. То косточкой вишневой запустить из трубочки, то быка из стада натравить, то, как бы случайно, водой облить. Только вот с них всё сходило как с гуся вода. К более серьёзным шалостям я переходить не спешила. Позже проявлю себя, если понадобится.
  
   - Они действительно думают, что меня нужно защищать, - шипела я, выглядывая из-за занавески на улицу, где около калитки, на перевернутом ведре сидел один из магов.
   - Они же боевые маги, - многозначительно протянула тетушка, расставляя на столе тарелки с завтраком. - Им по должности положено быть уверенным в своих силах и беспрекословно выполнять приказ начальства.
   - Но зачем? - не унималась я. - Ребята к нашему дому уже подходить боятся.
   - Вот Магистр Алман приедет, и всё разъяснит, - сел напротив меня дядюшка. - Он мудрый маг и не стал бы присылать сюда столько народу без веской на то необходимости. Видать что-то стряслось за этот месяц.
   - Пф, мудрый, как же, - пробормотала я себе под нос.
   Не успели мы закончить с завтраком, как за окном раздался стук копыт и усталое конское ржание.
   - Магистр, - вскочил с ведра боевой маг. - Приветствую.
   - Приветствую, - нетерпеливо отозвался Алман. - Что с Терой?
   - Всё в порядке, - уже выйдя на крыльцо, скрестила я руки на груди.
  
   - Я забираю Террелею обратно в Академию.
   Как гром среди ясного неба, объявил мой Наставник.
   - С чего такая спешка? - нахмурился дядюшка. - Ещё только опушка лета.
   - Таково решение Союза.
   - Мы отдали ребёнка в школу для обучения, а не в рабство государству или Союзу магов, - напомнил мой названный отец. - Если на то пошло, то я готов немедленно расторгнуть договор с Академией.
   - Всё серьёзнее, чем вы можете себе представить.
   - Я вас слушаю, - когда необходимо на моего дядюшку всегда можно положиться. Он хоть и простой сельский мужик, но за свою семью любого порвет на мелкие лоскутки, и люди это чувствовали, даже маги.
  
   Некромант, или Черный, как прозвали его маги, планомерно продвигался вдоль реки, заглядывая во все находящиеся в пешей доступности населённые пункты. Как правило, всё общение происходило по одному и тому же сценарию. Незнакомец в черном плаще появлялся из неоткуда, спрашивал про дитя черной масти, осматривал предлагаемых ему людей и животных, и уходил. Нигде ни ел, ни спал, на дорогах на глаза людям не попадался. Если бы не маги, принявшиеся так же планомерно штудировать маршрут странного путника, люди бы даже не обратили на его появление никакого внимания. Ну ходит человек и ходит. Мало ли что ему надо. Может, вообще блаженный. Или опять же Магистр какой-нибудь, шибко умный.
   Но на пути незнакомца попадались не только хутора, села, да деревни. Нашлась и военная застава. Вот тут-то привычный сценарий и дал сбой.
   Непонятно откуда взявшийся Черный, так же спокойно прошел через открытые не для него, а для подъезжающего отряда ворота, где ему перегородил дорогу один из стражников.
   - Куда прешь, бестолочь?
   - Я ищу дитя, - как всегда вкрадчиво заговорил незнакомец. - Черной масти.
   - Иди ищи в другом месте, пока тебе тут кости не переломали.
   Путник, никак не отреагировал и, молча обойдя стражника, направился в сторону главного входа в центральное строение крепости.
   - Ах ты нахал, тудыть тебя налево, - ругнулся охранник и, схватив гостя за край плаща, замахнулся сдернутой с пояса секирой.
   Незнакомец одним неуловимым движением извернулся и схватил нападавшего за горло, так же спокойно глядя тому в глаза, как при недавнем неудавшемся разговоре. Ещё мгновение и, к изумлению гарнизона, без криков и пламени, тело стражника осыпалось на землю черным пеплом.
   - Убить тварь, - скомандовал кто-то из старших и все, кто находился на улице, бросились на врага.
   Черный, казалось, не замечал нападавших. Плавно пригибаясь или отступая в сторону в нужный момент, он так же уверенно шел к своей цели. А люди, вставшие на его пути, превращались в пепел. Когда готовых нападать во дворе не осталось, в бой вступила въехавшая в ворота конная группа из шести воинов, но путник только усмехнулся, глядя в их сторону, отчего лошади буквально сошли с ума. Захлебываясь пеной, они хрипели, скидывали наездников и выскакивали за ворота крепости с такой скоростью, словно за ними неслась стая волков.
   Как позже рассказал, единственный выживший гарнизонный маг, воздействовать на незнакомца с помощью боевых заклинаний оказалось невозможно. Они попросту разваливались на отдельные крупицы магии ещё на подлёте к странному мужчине.
   Черный не стремился убивать всех и каждого, а словно прихлопывал позарившихся на его кровь комаров. Быстро, легко, без каких-либо эмоций он уничтожил больше двадцати человек. Трое получили увечья при падении с лошади. Одного хватил удар. Но как только незнакомец получил ответ, что никакого дитя на территории крепости нет, так же спокойно вышел в те же ворота, в которые и зашел десять минут назад.
  
   - И что это значит? - уточнила я.
   - Что это маг, - хмуро отозвался мой Наставник. - Очень сильный и совершенно не управляемый. А самое главное, он ищет кого-то похожего на тебя.
   - И что?
   - А то, - повысил голос маг. - Что если ты попадешь ему в руки, то у слишком сильного мага будет ещё один слишком сильный маг! А два слишком сильных мага вместе - это угроза нашему государству и всему миру в целом! Следовательно, мы не можем допустить, чтобы вы встретились!
   - И? - чего такого в моих вопросах, что у Алмана снова задергался глаз.
   - У магов, охраняющих ваш дом два приказа, - гораздо тише, но как-то зловеще заговорил Магистр. - Либо привезти тебя под защиту стен Академии, либо уничтожить потенциальную угрозу.
  
   На следующее утро, уже сидя в седле, я нервно теребила повод в руках, наблюдая, как дядюшка уводит в дом не в силах сдерживать слезы тетушку. Мне тоже хотелось плакать, но в окружении мужчин я только кривила лицо, косясь исподлобья на Наставника.
   - Трогаем, - скомандовал он.
   - Стой, - на грани нарастающей в глубине груди истерики, крикнула я.
   - Ты что-то забыла? - обернулся Магистр.
   - Они что, поедут с нами? - обвела я руками столпившихся вокруг меня магов.
   - Это твоя охрана, - напомнил он.
   - Я не хочу, - прошептала я.
   - Что? - не расслышал Алман.
   - Я не хочу, - уже громче произнесла я, злые слезы всё-таки прорвали платину и потекли по щекам.
   - Глупости, - отозвался он, поворачивая в сторону южных ворот.
   - Нет, - голос снова дрогнул на крик. - Я не хочу, чтобы всю эту неделю рядом со мной ехали эти убийцы.
   - Убийцы, - хмыкнул один из магов. - Вообще-то, мы будущие коллеги, госпожа Террелея.
   - НЕ ХОЧУ! НЕ ХОЧУ! НЕ ХОЧУ! - продолжала кричать я, тем самым, заставляя Алмана снова повернуть ко мне коня. От моих криков опешили не только мужчины, но и лошади встревожено заржали и попятились в разные стороны. Также на месте заплясала и моя, выделенная школой лошадка - Плея.
   - Да что на тебя нашло, - опешил Наставник, безуспешно пытаясь приструнить своего коня.
   - Магистр, - окликнул его старший из магов. - Если юной госпоже без нас спокойнее, мы будем держаться на расстоянии окрика.
   Одна фраза и я мгновенно успокоилась, словно у меня камень с души свалился.
   - Что на тебя нашло, Тера? - полдня не унимался Алман. - Неужели ты думала, что они могут тебя обидеть? Что за глупые мысли?
   - Я их не боюсь, - фыркнула я. - Но и находиться рядом не могу.
   - Почему? - окончательно опешил мой собеседник.
   - Не знаю, - отозвалась я. - Противно.
  

* * *

   Маги старались держаться как можно дальше от странной девочки и её Наставника, но, тем не менее, не выпускать их из поля зрения.
   - Она странная, - заговорил один из них.
   - Странная - это не то слово, - отозвался старший, прокручивая в памяти реакцию лошадей. Они, конечно, пугливые животные, но не настолько же, чтобы, пройдя с наездниками не одну стычку с нежитью, испугаться простой девчонки.
   - С чего вдруг "убийцы". Вроде, людей на нашем счету нет. Или вернее почти нет. Преступники же не в счет?
   - Может она не человек? - засмеялся третий. - А вампир, какой-нибудь мутировавший? Вот вампиров мы в этом году много порубили. Улья три наберётся.
  

Глава 5. Школьные будни

   - Тера! - грозный вопль Магистра, раздавшийся из коридора, заставил всю аудиторию пригнуться.
   - Ну почему? - застонала я. - Ну почему, чуть что, сразу: Тера?
   Нашли себе исчадие ада. Ну, подумаешь, я заморозила преподавателя по практической магии. Он сам напросился. Это же было его требование, чтобы я сделала ледяную скульптуру из воды, плошка с которой стояла на его столе. Да, переборщила. Но я же не со зла.
   - Интересно, у какой группы сейчас урок пракмага? - нахмурился Дерак.
   - Первокурсники, наверно, - зашипела Анита. - Старшие за три урока нас так и не сдали, значит, кто-то из новеньких испугался.
   - Вот же молокососы исполнительные, - фыркнула я.
   Сами мы из молокососов выросли год назад. И как только пришли на второй курс, сразу почувствовали себя матерыми волками в окружении глупых щенков.
   Более старшие классы, за исключением выпускников, тоже относились к нам настороженно. И, конечно же, причиной этого была я.
   Все ссоры внутри нашего потока заканчивались для моих противников печально. Ровесники первые пришли к выводу, что со мной лучше дружить. Я тоже не люблю конфликты и их дружбой в угоду себе не пользуюсь. Зато за первые полгода у нас сложилась очень дружная команда. И слава о сильной и неуправляемой школьнице разлетелась быстрее осенней простуды. Теперь, что бы ни случилось в стенах школы, в первую очередь все преподаватели бежали к Алману. А он ко мне.
   - Тера, - дверь с грохотом распахнулась.
   Алман метал гром и молнии, причем не только в переносном смысле. Готова поспорить, его мантия прям-таки искрилась от гнева.
   - Уважаемый Магистр, - окликнул его наш преподаватель словесности, Магистр Толен. - У нас вообще-то идет урок.
   - Это хорошо, что у вас он идет, - старался говорить спокойно мой временный опекун. - А Магистру Перкету повезло меньше. Уроки проходят мимо него. Хорошо хоть оттаивать начал. Тера! - резкая смена спокойной речи на грозный окрик заставила подпрыгнуть полкласса. Я же только поморщилась. Привыкла уже, видимо. - К директору.
  

* * *

   Я деловито размазывала по лицу немногочисленные слезы. Вызвать их появление было не просто. Угроза директора об исключении грела душу. Хочу домой.
   - Вы понимаете, что последние предупреждения рано или поздно закончатся? - после длинной лекции об ответственности мага, уточнил директор.
   - Конечно, - едва не улыбнулась я.
   - Алман, позаботьтесь о своей ученице, - удовлетворенно хмыкнув, распорядился маг.
   Наставник схватил меня за локоть и, раскланявшись с руководством, вытолкал за дверь.
   - Прекрати улыбаться, - зашипел он, по дороге в свой кабинет. - Ты хоть осознаешь, что при отчислении в живых тебя не оставят.
   - Ха, - отозвалась я. - Пусть попробуют со мной справиться.
   - Справятся, не сомневайся, - загнав меня в небольшой, вытянутый кабинет, заверил Магистр. - Отберут десяток самых сильных и опытных боевых магов, а те долбанут так, что защититься от всех сразу ты не сможешь.
   - Смогу, - надулась я.
   - Ты действительно единственный уникум, Тера, - многозначительно напомнил Алман. - Но, не первый.
   Я задумалась. В принципе, быть школьницей не так уж и плохо. И хоть моя магия и не нуждается в формулах и заклинаниях, как у других ребят, знания усваивались хорошо. А если я действительно хочу выжить, то стоит изучить своих врагов получше. А старших магов, по непонятной мне самой причине, я считала именно врагами. Во мне бушевал клубок эмоций из страха, лютой ненависти и опьяняющего превосходства. И чем старше я становилась, тем сильнее ощущала этот диссонанс.
   Положа руку на сердце, бежать из школы сейчас тоже бессмысленно. За окном осень. Земля остывает. Идти одной в родное село далеко и опасно. К тому же, этот странный некромант, которого уже несколько месяцев искали по всей стране, всё ещё появляется то в одной, то в другой деревеньке, причем находящихся на большом расстоянии друг от друга. Убивать больше никого не убивал, и, кажется, даже больше ни с кем не заговаривал, но всё равно как-то не по себе от этого Черного становится.
   Жаль крыльев, долететь до дядюшки с тетушкой, у меня нет.
   Крылья.
   Переведя взгляд от учительского стола на окно, я словно окунулась в другой мир. Так хочется расправить затекшие крылья и взмыть в небеса...
   - Опять в облаках летаешь? - спросил Алман.
   - Нет, - обиженно надулась я.
   Это не крылья у меня затекли, а спина от казенной кровати болит. Может, стоит выпросить у Наставника новый матрас? Как гарантию моего пребывания в стенах этого уважаемого учебного заведения.
   - Я надеюсь, ты сделала верные выводы? - сложив руки на груди, Магистр изогнул левую бровь.
   - Не уверена, - скопировала я его позу. - Но так и быть, до весны погощу у вас.
  

Глава 6. Науки

   Мы сели кучкой на задних рядах большой аудитории и в полголоса разучивали весёлую, ритмичную песнь на тролльем языке. Я, как и большинство одноклассников, не понимала ни слова, но по слухам, перевод сплошь неприличный. Нам не просто нравилась сама мелодия, увлекало ритмичное звучание звуков и слов песни.
   - Так, давайте вспомним основные виды существ, пройденных на прошлых занятиях, - похлопала в ладоши, привлекая внимание класса, Магистр Тамилия Ниша, в школьных коридорах именуемая мамзель Нишатай, благо и вес её давно ушел за пределы разумного, из-за чего она напоминала большую неваляшку.
   - Какие две главные группы существ мы знаем? Марна.
   - Жить и нежить, - послушно ответила та.
   - На какие подгруппы делится нежить? Велик.
   - Самосоздаваемая и магическая? - неуверенно отозвался он.
   - Нежить вся поднята магическими возмущениями, Велик, - напомнила учительница. - Природная и созданная магом, в том числе поднятая, как мертвяк, или созданная, как загрызень. А на какие группы мы можем разделить жить? Эрик.
   - Разумные расы, животные и нечисть.
   - Основные разумные расы - это? Анита.
   - Люди, эльфы, гномы, тролли, орки, - отозвалась моя соседка, загибая пальцы под партой. Так было очень удобно запоминать. Содружество разумных рас, по-другому называли "основной кулак".
   - Хорошо. Животных перечислять не будем. Это вы разберёте на уроках биологии. Перейдем сразу к нечисти. Как вы уже знаете, нечисть - это полуразумные существа, имеющие в своей основе магическую составляющую, обладающие зачатками интеллекта и ведущие паразитический образ жизни. К ним относятся вампиры, русалки, мавки, лешие, домовые, драконы, дэвы, кикиморы и так далее. Полный список нечисти представлен в десятом параграфе. Заучите - это будет в тесте.
   - Магистр, - подняла я руку.
   - Да, Тера.
   - Почему мы делим разумных существ на чисть и нечисть, и говорим, что они ведут паразитический образ жизни?
   - Потому что так оно и есть, - вздохнула магисторша, усаживаясь обратно за стол. - Все эти существа обладают незначительными магическими возможностями, так как, по одной из теорий, сами изначально являются побочным продуктом магии. Применяют к другим расам принуждение, соблазнение, паралич, одурманивание, создание галлюцинаций и иллюзий. Но в виду несовершенства их природы, они используют свою магию исключительно для поддержания своего существования. А самой желанной едой для них является человек.
   - Тогда для куриц или свиней мы тоже ведём паразитический образ жизни, - возмутилась я. - Мы же их кормим, создаем для них дом, а потом едим. Пусть без магии, но итог тот же.
   - Курица - это курица, - возразила та. - Мы говорим об уничтожении разумных существ.
   - Но они же тоже разумны, - не унималась я. - У тех же вампиров не просто есть свой язык. Они строят замки и создают внутри своих общин иерархическую систему.
   - Ульи, - поправила учительница. - Они живут большими семьями, как пчелы, у которых, кстати, тоже выстроена особая иерархическая система, но ни у кого же не возникает мысли отнести пчел к разумным расам. Так и у вампиров, каждая особь выполняет свою роль, необходимую для выживания семьи. А их мед - это кровь разумных существ.
   - У них есть свой язык, своя архитектура, и если бы маги не убивали вампиров, то были бы целые города.
   - Да, только людей тогда бы не было. Разве что в виде свиней или куриц, разводимых в пищу.
   - Возможно. Но они же разумны, а значит они просто не похожая на нас раса, как орки или эльфы. С которыми мы разве что не пересекаемся в гастрономическом плане, в невыгодном для нас варианте.
   - Тера, ты задала вопрос, почему мы говорим, что они ведут паразитический образ жизни. А не почему мы не признаем их города, - напомнила Нишатай.
   - Хорошо, - выдохнула я. - Тогда чем лучше мы, когда в двести тридцать пятом году напали на орков, с целью захвата их земель для увеличения наших пастбищ. Прошел уже не один век, но их нация до сих пор не может оправиться от тех потерь.
   - Это другое, - закатила глаза учительница. - Война за территорию неизбежный исторический ритуал. По закону природы выживает сильнейший. Тот, что сможет отвоевать своё право на жизнь под небом.
   - Но разве это оправдание для убийства женщин и детей? Территорию можно отвоевать, не вырезая местное население на корню. Тем более, кочевое население. Не это ли паразитическое поведение. Их убивали не ради выживания людской расы, как вампиры, а из-за блажи Германа-кровавого. И этот факт уже общепризнан, - последней фразой я надеялась поставить точку в споре.
   - Давайте в политику на моих уроках мы лезть не будем, - фыркнула учительница.
   - Магистр, - когда я уже открыла рот для новой тирады, меня поспешно опередил Леон. - А как к нечисти были приписаны драконы? Они же обычные животные. Без своего языка и магии. Да и коровы в качестве еды им нравятся больше, чем люди. От одежды потом отплевываться не надо.
   По классу пронеслись веселые смешки. В это же время, подруги усадили меня обратно за стол, тихо уговаривая не вступать больше в споры. Доводить учителей я умею, только вот внеплановую контрольную придется потом писать всем.
   - Да, они могли бы быть обычными ящерами, если бы не магия, которую они излучают, - охотно перешла на другую тему учительница. - Вы же знаете, что дракона нельзя убить с помощью заклинания или огненного шара. Все, что состоит из сгустка магической энергии либо рассыплется в пыль, либо впитается в кожу дракона. Против этого гигантского существа есть только одно оружие - меч, предварительно прокаленный огнём его же собрата.
   - То есть, дракон стал считаться нечистью только из-за того, что не поддаётся магическому воздействию?
   - Совершенно верно, - довольно усмехнулась учительница.
   - Здорово, - хмыкнул парень. - Тера, так ты оказывается дракон? С тобой же тоже с помощью магии не справиться.
   - Я тебе что, тупая ящерица, - оскорбленно взревела я.
   - Почему сразу тупая, - фыркнул с другого конца аудитории Юнг. - Нежить же полуразумная.
   - Ну, всё, - зашипела я. - Вы сами напросились.
   - Тера, не смей колдовать в здании! - на ультразвуке заверещала учительница, вылетая из класса.
   - Небось за Алманом понеслась, - усмехнулся Леон, спокойно усаживаясь на своё место. Впрочем, как и я. Спонтанная импровизация на удивление легко сорвала урок.
   - Нет, скорее к директору, - задумалась Анита. - Она же, кажется, сестра его жены. Или племянница.
   - Какая разница, если прибежит сюда всё равно Магистр Алман.
   - Раз мне всё равно влетит, - надулась я. - Чур, в массовых двойках от взбесившейся Нишатай меня не обвинять.
  

Глава 7. Оберег

   Они стали сниться чаще. Глаза.
   Я металась во сне, а иногда даже просыпалась от охватывающего меня ужаса. Точно помню, что пугали меня не картинки, а слова, донести воспоминания, о которых до пробуждения было практически невозможно. Всё что оставалось - это рычаще-шипящий звук, весь день гудящий в ушах.
   - Ты что такая хмурая? - пихнула меня локтем Анита.
   - Ничего, - фыркнула я, уронив от неожиданности ложку с макаронами. Те разлетелись по всему столу, вызвав у ребят, сидящих напротив тихие, но гаденькие смешки.
   - Лето же начинается, - восторгалась моя соседка по комнате. - Последний экзамен остался и каникулы. Домой поедем.
   - Вы да, а меня Алман не пускает, - насупилась я.
   - Пусть тогда с тобой едет, - хихикнул Леон. - Вы с ним и так попугайчики неразлучники.
   - Этот попугай мне за последние два года настолько надоел, что уже хочу поскорее окончить школу и больше никогда его не видеть.
   - Ну, это ты размечталась, - хмыкнула Анита. - Ещё пять лет учиться. Может, наоборот, настолько к нему привыкнешь, что расставаться не захочется.
   - Да ну тебя, - отмахнулась я.
  

* * *

   Как же темно перед глазами, как будто ночью стоишь возле костра. Себя видишь, а что скрывается дальше во тьме, разглядеть невозможно. Даже верхушек деревьев не видно. А они шепчут, всё теми же рычащими голосами:
   - Смотри, какая хорошенькая...
   - Малышка, смотри вот туда...
   - Что это?..
   - Кто к тебе пришел?..
   - Террелея, - женский голос, раздавшийся совсем рядом, звучал так мелодично, будто струящаяся вода. И это особенно остро ощущалось в сравнении с остальными грубыми, рычащими звуками, клубящимися окружающими меня. - Девочка моя, какая ты молодец. Как хорошо, что ты поторопилась.
   Они совсем рядом. Мама и папа. Такие красивые. Черные как ночь волосы, голубые глаза. Только вот лицо у мамы очень бледное.
   - Террелея, - улыбается мужчина. - Иди сюда. Ну. Давай же.
   Тело как ватное. Ноги почти не слушаются, но я упрямо переставляю их вперёд. Ещё немного и я дойду. Обязательно. Это же мама и папа. Мои мама и папа.
  
   - Террелея, - раздался справа другой шипящий мужской голос, столь разительно отличающийся от моего отца, что по коже пробежала волна мурашек.
   Я обернулась всего на одно мгновение, но всё вдруг исчезло. Осталась только тьма.
   - Ты помнишь их, правда? - спросил незнакомец, на этот раз без неприятного скрежета.
   - Кто ты? - тело вновь стало меня слушаться, и я заметалась на месте, пытаясь разглядеть хоть что-то.
   - Ты действительно их помнишь? - настаивал мужчина.
   - А что с того? - начала злиться я, не желая сознаваться, что сейчас видела родителей впервые в жизни. Но и врать почему-то нельзя. Где-то на интуитивном уровне, я понимала, что сейчас он распознает мою ложь.
   - Жаль, - отозвался незнакомец.
   - Кто ты такой? Покажись! - сжала я кулаки.
   - Покажусь, - усмехнулся голос. - А ты больше не будешь прятаться?
   - Я? - вот этого вопроса как-то не ожидала.
   Он появился прямо передо мной. Словно выплыл из тьмы.
   Молодой мужчина, не старше Алмана, с черными волосами, собранными в хвост, тщательно выбритым лицом и пронзительными голубыми глазами.
   - Некромант, - попятилась я.
   - Маг? - удивился мужчина. - Конечно, нет, Террелея.
   - Тогда кто?
   - Это знание может быть опасно для тебя, - спокойно сообщил он. - По крайней мере, пока я не буду уверен в обратном.
   - Это ты ищешь дитя? - стараясь не показать нарастающего страха, перевела я тему.
   - Да, - одно слово, один шаг навстречу.
   - Поздно спохватился, - хмыкнула я, гордо вздернув подбородок. - Я уже давно не дитя.
   - Ошибаешься, - плотоядно усмехнулся незнакомец. - У тебя всё ещё карие глаза. Но времени осталось совсем мало. Не смей больше прятаться от меня, Террра, - зарычав на последнем слове, сузил глаза мужчина, при этом оказавшись угрожающе близко. - А то и себя погубишь, и десятки жизней за собой потянешь.
   - Отстань от меня, - крикнула я в ответ и...
  
   Проснулась.
  

* * *

   - У кого голубые глаза? - распахнув дверь без предисловий выпалила я.
   Алман, едва не свалился со стула от неожиданности. А нечего было спать на рабочем месте. Хотя где бы я тогда его посреди ночи искала?
   - Тебя стучать не учили? - осоловело промямлил он, похлопав себя по щекам.
   - Я его видела.
   - Кого?
   - Некроманта. То есть не некроманта, - пробормотала я.
   - Где? - подскочил на ноги Наставник.
   - Во сне, - отшатнулась.
   - О, Боги, как ты меня напугала, - снова опустился тот на стул. - А причем тут глаза?
   Я уже открыла рот, чтобы пересказать свой сон, как вспомнила фразу незнакомца: "Это знание может быть опасно для тебя", и замолкла.
   - Ну, - поторопил Алман.
   - Он точно такой, как ты описывал со слов стражников, и у него ярко голубые глаза. Как зимнее небо. Холодные, но под их взглядом становится жарко.
   - Это всего лишь сон, Тера, - застонал Наставник.
   - А если нет? - воскликнула я, страх после увиденного всё никак не хотел отступать, что невероятно злило и обижало одновременно. - Что, так сложно сказать у кого голубые глаза?
   - Прости, - Алман поднялся со своего места и, обойдя стол, обхватил меня за плечи. - Но я, правда, не знаю, как ответить на твой вопрос. Голубые глаза бывают у людей, у эльфов, даже орков иногда. Да и снов ты сейчас можешь не бояться. У тебя же над кроватью сильный защитный оберёг. Он не пропустит к тебе магические сновидения. Всё что ты видишь, это только плод твоего подсознания и ничего больше.
  

* * *

   Первый переполох в школе случился спустя три дня.
   На окраине города, появился большой, черный дракон. Он пролетел так близко от главного корпуса школы, что счастливчики, у кого окна аудиторий выходили в сторону леса, смогли даже разглядеть его в подробностях. Правда, чем больше рассказов я слышала, тем меньше могла себе представить этого зверя.
   Огромный, небольшой. Черный как ночь или переливающийся всеми оттенками серого, а заодно синего и зелёного. Дышащий паром или выплевывающий широкую струю пламени. В общем, разительно отличающихся деталей хватило бы драконов на пять, а не на одного, пролетевшего мимо за пару секунд.
   - Его стражники с городских стен пушками обстреляли.
   - Нет, он их раньше сжёг и улетел.
   - Да нет же. Его потом боевые маги за городом нагнали. У меня друг у западных ворот живет, говорит, его ночью в сторону дворца протащили.
   - Он только корову в соседней деревне сволок и улетел. Никто его не ловил. Вы что? Это же черный дракон.
   - А я и не знала, что черные драконы бывают.
   - Не черный он был, а зелёный, просто мы его на фоне солнца видели, вот он черным и показался. Не бывает черных, только если после прожарки заклинанием.
   - Да что мы спорим? Если его поймали, то через неделю в королевском музее выставят.
   - Так и выставят, разбежался. Союз магов его по кусочку растаскает. Это же дракон. У него каждая частичка тела на вес золота продается. Что для зелий, что для магических лат.
   Я в спорах не участвовала. Как назло, в это время сидела на кухне, в качестве наказания чистила на обед картошку. А от самих разговоров почему-то становилось противно. Одного единственного дракона, впервые за несколько десятков лет, подлетевшего к столице, готовы разорвать не разбираясь, зачем он сюда пожаловал. Они же горные жители, а тут до ближайших сопок почти неделю верхом ехать, как раз в направлении моего дома. Неужели ближе коров не нашлось?
  

* * *

   Как и ожидалось, домой на летние каникулы меня не отпустили. Хорошо хоть ближе к середине лета, когда даже старшекурсники разъехались на практику, в столицу пожаловали тетушка с дядюшкой. В виду особого исключения (чтобы мы могли провести как можно больше времени вместе, без вреда для себя и окружающих), их разместили в гостевой комнате преподавательского общежития Академии и даже поставили на довольствие.
   Еда в местной столовой, к которой я, как и все ученики успела привыкнуть, привела тетушку в ужас. Она предлагала поварам поделиться своими рецептами и научить готовить, например, не картофельные комочки от тараканов, а вкусное пюре. На что получила от ворот поворот вкупе с кратким и емким рассказом о том, сколько денег выделяется королем на каждого учащегося и как сложно на эти копейки не дать нам передохнуть от голода.
   Как жители далекой глубинки, к столице мои названные родственники относились настороженно. Здесь шумно, грязно, опасно. На рынках норовят обсчитать, обмануть, обворовать. Про узкие улочки вообще молчу. Кабак, таверна и прочие заведения общепита сплошь рассадник грязи и болезней.
   В итоге за две недели их пребывания, в город мы выбрались всего два раза. В первый - прошлись по самому городу, во второй - сходили на экскурсию в королевский дворец и монастырь, где коротает остаток жизни недавно свергнутая королева, по совместительству родная тетка Ефраса второго.
   В первом случае роскошь, великолепие и гнетущая чопорность, во втором - скромность, местами разруха, но, при этом, невероятная доброта, красота монастырских садов и приветливость монахинь.
   Мне, конечно же, больше понравился дворец. Там столько золота! Была бы возможность, отколупала бы всё до чего можно дотянуться, а за золотом я дотянусь везде. Но, увы, пришлось ограничиться небольшим кусочком позолоченной рамы, отвалившейся от картины практически без моей помощи. Попытку продолжения магических манипуляций дядюшка назвал воровством и больно шлепнул по рукам.
  

* * *

   - Где мои родители? - наконец-то решилась спросить я. - Ты же знаешь.
   - Знаю, - согласился голубоглазый незнакомец.
   - Тогда почему не говоришь? - злилась я.
   - Ты должна сама всё вспомнить - это очень важно, - спокойно отозвался мой собеседник, то исчезая, то снова появляясь из окружающей меня тьмы.
   - Для кого важно? Для тебя?
   - Не только, - его голос то затихал, то раздавался так громко, словно он говорит прямо в ушах. Это раздражало сильнее самих этих выматывающих снов.
   - Я не понимаю.
   - Скоро ты всё поймешь, - снова появился он передо мной. - Времени осталось совсем мало. Ты должна мне помочь.
   - Интересно как?
   - Позови меня, - чуть наклонив голову набок, попросил он. - Найди место повыше, подумай обо мне и крикни: Я здесь.
   - Ну уж нет, только монстра, сжигающего людей, мне тут не хватало.
   - Монстры вокруг тебя, Террелея, - вздохнул голубоглазый. - Сколько можно прятаться? Я же чувствую, что ты где-то рядом.
   - Надоел, лучше отстань от меня, - закричала я, затыкая уши. Жаль, это не помогает от его голоса.
   - Не могу.
   - Почему?
   - Ты моё золото.
  

* * *

   Хорошо, что сирот в нашей школе не много. Да и те, кому некуда податься на летних каникулах обзавелись друзьями и разъехались в гости. Так свидетелями моего позора стали единицы.
   - Что-то ты совсем бледненькая, худенькая. А синячищи-то какие! - сидя за одним столом в огромной школьной столовой, тетушка вертела моё лицо из стороны в сторону, находя всё больше и больше признаков истощения. Ребята в другом конце зала тихо подхихикивали, искренне стараясь не привлекать моего внимания, но акустику большого полупустого зала, увы, так просто не усмиришь.
   - Не отодвигай тарелку. Это же всё наше домашнее. А тебе питаться надо хорошо. Ты же растущий организм, - ещё немного и меня с ложечки начнут кормить, как маленькую.
   - Я, правда, наелась, - вяло упиралась я, понимая, что съесть все гостинцы придется до отъезда моих названных родственников. А я так надеялась, растянуть вкусности хотя бы до осени.
   - Да отстань ты от ребёнка, - вступился за меня дядюшка.
   - Ничего не знаю, - фыркнула тетушка. - Раз мне ребёнка на лето не отдают, я должна хоть что-то успеть сделать.
   - Жалко, что меня домой не пускают, - вздохнула я. - Хоть выспалась бы нормально.
   - А что такое? - встрепенулась женщина. - Тебя тут даже на каникулах с ранья будят?
   - Нет, - вздохнула я. - Сны замучили. Хоть недельку бы поспать без голубоглазых сновидений.
   - Кошмары? - не понял дядюшка.
   - Не то что бы кошмары, - пожала я плечами. - Снится тут иногда кто-то и всё разговаривает и разговаривает. Утром я просыпаюсь уставшая, словно действительно полночи с ним беседовала.
   - И давно тебе эта чертовщина снится? - нахмурился дядюшка.
   - Да как сюда два года назад приехала, так и снится, - задумалась я. - С переменным успехом. То чаще, то реже.
   - Так дома ты прошлым летом на сны не жаловалась, - задумалась тетушка.
   - Действительно, - удивилась я. А ведь, правда, в родном селе не просто было хорошо и спокойно. Там даже спится лучше. Как... как дома. - Там мне ничего такого не снилось. Никаких голубых глаз точно не было.
   - А что маги говорят? - забеспокоилась тётушка, зачем-то понизив голос и настороженно оглядевшись по сторонам. - Тут лекари есть?
   - Лекари есть, - хохотнула я. - Целый факультет готов экспериментировать на благо Академии. Только дело не в этом. Алман говорит, что я просто о чем-то слишком много думаю, вот ночью мозг и не отдыхает.
   - Алман, - фыркнула тетушка. - Понимал бы он что, в девичьих снах. Голубые глаза, вообще, снятся к сюрпризам или подаркам. Вот мы, как раз, к тебе и приехали. Значит, и они больше сниться не будут.
   - Надеюсь, - улыбнулась я. Если бы незнакомец не снился мне прошедшей ночью, даже поверила бы.
   - А если сомневаешься, мы тебе кое-что привезли, - тетушка достала из кармана кулечек размером почти с её ладонь, аккуратно развернула тряпицу и протянула мне большой красный кулон на простом черном ремешке. Толи камень, толи какой другой твердый материал, он переливался на солнце, словно языки пламени, завораживая своим поразительно натуральным свечением. Я даже закрыла, спрятала его от солнца под стол, чтобы в этом убедиться. Но, увы, там он оставался просто очень красивым красным кулоном, без какой-либо мистики.
   - Он был с тобой, когда тебя из реки выловили, - напомнил дядюшка. - Ты раньше с ним ни днём, ни ночью не расставалась. Позже он у тебя над кроватью висел. Только когда в школу уезжала с собой прихватить забыла. А мы сюда собирались и вспомнили про этот кулон. Очень уж он похож на какую-нибудь семейную реликвию. Вдруг по нему сможешь узнать, кто ты и как тогда попала в реку.
   - Или, вдруг, это какой-то оберёг и тебе без него сны дурные снятся? А как его наденешь, всё и прекратится, - предположила тетушка.
   И прекратилось. С тех пор как я, сидя в столовой, надела кулон на шею, голубоглазый незнакомец в моих ночных видениях не появлялся. Только иногда, на грани сна и реальности, мне казалось, что я слышу его злое рычание:
   - Терррелеяя...
  

Глава 8. Дракон

   - Ребята, покучнее, пожалуйста. Не разбредаемся, - командовала Нишатай, периодически даже перекрикивая экскурсовода Королевского музея.
   Зал с картинами великих художников прошлого мы пробежали настолько быстро, что я даже посмотреть на все не успела, не говоря про то, чтобы что-то запомнить. Коллекции фарфоровых блюдец, собранной Ефрасом первым, и то уделили больше внимания. На полчаса застряли среди орудий казни и пыток, собираемых со времен их появления. Мальчишки были в восторге, а наш девичий коллектив там мутило и от вида явно бывших в употреблении инструментов и, тем более, от маниакально-восторженных рассказов смотрителя зала.
   К концу четвертого часа у меня отваливались не только ноги, но и руки с хвостом и крыльями в придачу. По крайней мере ощущения были именно такие.
   Наша экскурсия как раз дошла до территории музея естествознания, где по стенам, полу и потолку были развешаны и расставлены трупы животных. Чучела, как их любовно называла наша преподавательница. Магисторша, наконец, дорвалась до любимой темы и, оттеснив сопровождающего нас экскурсовода и старенького смотрителя зала, принялась за долгие и нудные рассказы о прекрасном мире живой, а местами не очень, природы.
   Самые дальновидные из школьников тут же заняли все немногочисленные лавки в помещении, менее сообразительные облюбовали свободные участки стен и подоконники, а неудачникам вроде меня остался только центр широкого коридора, в котором и проходила лекция.
   Я потопталась на месте, а потом решила попытать счастья за ближайшей дверью в главный зал. Эта часть здания представляла собой полукруг. Сейчас мы шли по широкому коридору, тянувшемуся вдоль окон и опоясывающему большое внутреннее помещение, лишённое естественного света. Там-то я впервые и увидела ЕГО.
   Дракон. Нет, ДРАКОН! Вернее, не сам дракон, а только его скелет, но и он вызывал оторопь. Это существо было просто-таки огромным, занимая собой большую часть пространства зала. Судя по внушительной пасти, меня бы заглотили не жуя. Да и в лапе существа тесно мне точно не будет, если конечно тот не сожмёт свои длинные пальцы.
   Но вот что-то в этом скелете было не то, что-то неправильное. Неестественное.
   - Нравится? - спросил пожилой мужчина.
   Оказывается, смотритель зала, давно прошел в эту комнату и вольготно устроился на широкой мягкой скамейке.
   - Он не настоящий, - с удивлением для себя, заявила я.
   - Конечно, - согласился дед, весело прищуриваясь. - А как ты догадалась?
   - Не знаю, - пожала я плечами. - Не настоящий и всё тут. Это что-то не живое, - указала я на здоровенную пасть животного.
   - Правильно, - кивнул мой собеседник. - Кто же поставит на всеобщее обозрение такие драгоценные ингредиенты, как кости дракона. Они изначально принадлежат Союзу Магов. Но в остальном - это точная копия настоящего скелета. Соблюдены и размер, и поза.
   - А вы их хоть раз видели? - хмыкнула я. - Вдруг, у них кости не светлые, а черные или зелёные, под цвет шкуры.
   - Да, приходилось. К сожалению, - вздохнул смотритель.
   - Вы видели драконов? - поразилась я. - Вблизи? А какие они? Наша преподавательница, которая сейчас вещает на весь коридор, утверждает, что они глупые огнедышащие ящерицы, по непонятной причине относящиеся не к животным, а к нечисти.
   - Глупые ящерицы? Магам выгодно, чтобы так думали простые люди. Странно, что и Вам стали преподавать эту версию, - фыркнул он и похлопал по скамейке рядом с собой. - Садись, в ногах правды нет.
   - Так они разумны? Как русалки, вампиры и лешие? - присев на краешек банкетки, я уже не могла ни о чём думать, кроме как о драконах.
   - Определённо, - согласился тот. - Только вот они слишком иные, чтобы воспринимать их с людской колокольни. Живут стаями. Охотятся в основном самцы. А как они танцуют в небе! Это сложно даже описать, видеть нужно. И у них существует своё понятие честного поединка.
   - Вы видели поединок драконов? - кажется, удивиться сильнее уже невозможно.
   - Нет, - опустил он глаза в пол. - Не драконов. А дракона с людьми. Я вырос в Муратане. Ты знаешь, где это?
   - Приблизительно. Это предгорье, восточнее моего села.
   - Северо-восток. Самое начало Великого горного хребта, защищающего нас от холодных северных ветров, - с улыбкой пояснил смотритель. - Больше полувека назад там часто выдели драконов. Не далеко от того места они, так сказать, выгуливали свой молодняк. Маленькие дракончики - это нечто. Ну хотя, как маленькие? Как четыре здоровенных мула, наверно. А помимо драконов у нас круги наматывали боевые маги. Приманивали этих хищников на золото. Разложат блюда, кувшины какие-нибудь и ждут, когда один из крылатых на блеск отреагирует. Жрали этих умников почем зря. Один на один с драконом не просто выстоять.
   - Один на один? Какой смысл расставаться с жизнью, даже ради таких дорогих ингредиентов?
   - А другого варианта и нет. Драконы же существа полумагические. Посягнул зверь на золото, его обвиняют в воровстве и вызывают на дуэль. Добровольно с этими блестяшками он уже не расстанется и вынужден за них сразиться. Если убить дракона в честном бою, то его тело останется победителю, но, если это было какое-то заклинание невероятной поражающей силы, или если дракона вероломно подкараулили, несколько человек на одного напали, сеть накинули и прирезали, то после смерти он просто вспыхнет и сгорит дотла. Так ни шкур, ни зубов, ни лат до этого проглоченных рыцарей никому не достанется.
   - Вызывали на дуэль? Так драконы умеют разговаривать?
   - Кажется, нет, - задумался мой рассказчик. - Я, по крайней мере, не слышал. Но то, что всё понимают - это, без сомнения.
   - Откуда вы знаете? Вы тоже охотились на драконов? - весь мой восторг как водой смыло и захотелось отодвинуться подальше. Охотники на драконов ничего кроме омерзения у меня почему-то не вызывали.
   - Нет, - ужаснулся дед. - Я тогда совсем ребёнком был. Когда село наше уничтожили. А больше к дракону и на пушечный выстрел не подойду. Один раз Бог миловал, второго шанса уйти живым может и не дать.
   - На вас напал дракон?
   - Драконы, они... - замялся смотритель, поднимая глаза к потолку, в поисках подходящих слов. - Они очень ценят своих детенышей. Наверно, даже сильнее, чем люди. У нас тогда одни маги, - зло выплюнул он последнее слово. - Подманили маленького дракончика. Видать, родители за ним не досмотрели. А что может сделать ребёнок, опытным боевым магам, которые до этого уже сражались с драконами и выходили победителями. Я помню, как они тащили его тушу через всё село. Хвалиться пытались, а люди всё больше крестились, да глаза прятали.
   Драконы пришли той же ночью. Я до сих пор в кошмарах слышу этот вой. Плач дракона, гулом доносившийся до села со стороны гор. Самки остались на окраине. Они вообще никогда к людям близко не подлетали. Нас атаковали только самцы. Не знаю, сколько их было, в пожаре не разглядишь, да и никто не пытался. Несколько веков мы жили в гармонии, но смерть детеныша нам не простили. Они выдыхали огонь, и дома вспыхивали как спички. Так же поступали и с людьми. Я помню только полыхающие повсюду языки пламени, крики людей, запах горелого мяса и маму, которая бежала вместе со мной и младшей сестрой на руках прочь из села. И дракона... Огромного, ярко алого вожака. Он приземлился как раз перед нами и, глядя на нас своими огромными желтыми глазами, набирал носом воздух.
   Мама вскрикнула и попыталась закрыть нас собой, что, в сущности, не могло уберечь от неминуемой гибели, но пламя почему-то прошло над нашими головами. Он нас пожалел. Мы ещё долго так и сидели посреди дороги, захлебываясь от слез. Так же выжило ещё две женщины и около десятка детей. Они с легкостью убивали взрослых, но не могли сжечь ребёнка, если, конечно, видели его лично. Тех, кто надеялся укрыться в домах - ничего не спасло.
   Я помню, как посмотрел на этого зверя через мамино плечо. Не знаю, правда, или мне показалось, но в его глазах стояли слезы. Такие обычные, как у человека. Он отвел взгляд, повернулся в сторону и взмыл вверх. Что бы ни говорила ваша учительница, это не просто ящерицы. Они умные, хитрые, невероятно жестокие и способные чувствовать любовь и душевную боль.
  
   Я даже не знала, что сказать, только сидела перед смотрителем с открытым ртом и расширившимися глазами. Не могу понять, что меня поразило больше: жестокость, как людей, так и драконов. Или возможность сосуществования таких разных существ.
   - А ты, я смотрю, увлекаешься драконами? - вывел меня из оцепенения голос повеселевшего рассказчика.
   - Не особо, - замотала я головой.
   - Тогда откуда у тебя это? - указал он мне на шею, где через расстёгнутую куртку виднелся мой красный кулон-оберег.
   - Не знаю, - пожала я плечами. - Меня с ним в детстве нашли.
   - А ты знаешь, что это такое?
   - Камень, какой-то - предположила я.
   - Это чешуйка с груди огненного дракона, - лукаво прищурился дед.
   - Что? - опешила я.
   - Причем живого, - хмыкнул он. - Будь дракон мертв, она бы потемнела, а тут видишь, как сверкает.
   - Вы уверены? - повертев в руках свой кулон, спросила я.
   - Мы с мальчишками, частенько находили такие сувениры на местах, неудачных для магов сражений. Правда, чешую на груди дракона, я видел, только на вожаке в день пожара. Атаковать дракона в грудь и не убить почти не реально. Такой маневр либо увенчается успехом, либо не получится вовсе, - улыбнулся смотритель.
   Ребята с грохотом и бурчанием ввалились в зал, вслед за Магистром Нишатай, и наш разговор прекратился.
   Обратно в школу я вернулась со смешанными чувствами. Столько новой информации о драконах и при этом новость, что на шее я ношу часть его тела. Что-то вроде куска кожи. Брр. В тот же вечер, я и убрала свой оберег подальше в шкаф, совершенно не подумав о возможных последствиях.
  
   Он позвал меня ночью. Тот же самый грубый, гортанный голос из сна шептал моё имя снова и снова. Поднявшись с кровати, я побрела ему навстречу. Пустые коридоры школы расплывались перед глазами, но это нисколько не волновало меня. Главное, что он зовет, а значит, я должна идти, шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Туда. Выше. К нему. Ещё один коридор, лестничный пролёт, винтовой подъём и вот моя цель - небольшая площадка на Башне Обсерватории.
   Зимние просторы вокруг Академии освещала полная луна. Снег искрился и поднимался небольшими завитками от порывов ветра, создавая ещё более сказочный фон для опускающегося на один уровень с площадкой дракона.
   - Террелея, - удовлетворённо прорычал зверь в моей голове.
   Его голубые, светящиеся во тьме глаза завораживали, плавные, размеренные взмахи крыльев словно вводили в ещё больший транс. Понимание происходящего полностью растворилось. Остался только он. Черный дракон. Так близко. Всего несколько шагов между мной и ним.
  

Глава 9. Огонь

   - Тера, НЕТ, - голос Наставника, стал для меня ведром холодной воды для спящего. Моргнув, я увидела перед собой обрыв каменной кладки и далекую землю, в направлении которой я падала, расправив руки.
   Алман схватил меня в последний момент, резко дернул назад и крепко прижал к себе.
   - Что же ты творишь, глупая? Зачем ты вообще на эту башню полезла? А если бы тебя никто не увидел?
   - Дракон, - стараясь совладать с застучавшими от холода зубами, пробормотала я. - Он звал меня.
   - Какой дракон? - дернулся Магистр, и, задвинув меня за спину, начал пристально изучать темноту.
   Дракона не было. А ещё луны и блестящего снега. Вокруг вообще ничего не было, кроме завывающего ветра и летящих в лицо колючих льдинок, замерзающего на лету дождя.
   - Здесь нет никаких драконов, Тера! - после использования нескольких поисковых заклинаний, пришел к выводу маг.
   - Но он был, - упрямо настаивала я. Не приснилось же мне все это, в самом деле?
   - Я могу предположить, что тебе это померещилось, - развернувшись, кивнул Наставник и, взяв меня за руку, шагнул к лестничной арке. - Разберёмся во всем в помещении. А сейчас... Тера? Ты себя хорошо чувствуешь?
   - Холодно, - отозвалась я. Наряды для прогулок были у нас не особо подходящие. Я в ночнушке, хоть и теплой, закрывающей тело от горла до кончиков пальцев на руках и ногах, но явно не в пальто. Алман в пижамных брюках и криво застегнутой рубашке, но зато в тапках. С какой радостью я бы сейчас их у него отобрала. Мои голые ножки уже совсем околели.
   - А руки у тебя наоборот огненные, - насторожился учитель, но всё же решил отложить разговор до возвращения в теплое здание.
  

* * *

   Анита проснулась от резкого звука хлопнувшей от сквозняка двери.
   - Тера? - сев, она с удивлением посмотрела на пустую кровать соседки по комнате, а потом на аккуратно стоящие на полу тапки. Вряд ли та решила прогуляться до туалета басиком.
   - Тера? Ты почему не в постеле? - голос смотрительницы этажа, внес ещё больше неразберихи. - Что с тобой? Тера? Кто-нибудь тут есть? Луаза, беги к Магистрам, быстро! Быстро, я сказала! Тера? Ай!
   Анита схватила халат и выскочила за дверь, где уже находилось несколько девушек, встревоженных криками из коридора.
   Тера словно находилась под гипнозом. Глядя прямо перед собой, слегка поблескивающими голубым цветом глазами, она неторопливо шла к только ей одной понятной цели. Странная ученица не замечала никого из присутствующих вокруг людей, не реагировала на голос, но изредка отбрасывала с помощью простого пучка магии любого, кто пытался преградить ей дорогу. Желающие её разбудить вскоре исчезли, предпочитая дождаться Магистра Алмана. И только Анита шла рядом с подругой, подмечая странные детали: глаза девушки сменили цвет с темно-карих на сине-голубые, зрачки сужены, или скорее сплющены, до узких вертикальных черточек. Все магические действия, якобы совершенные ею, происходили без малейшего участия девушки, даже ресницы не дернулись. Но самое необычное это то, что температура воздуха рядом с ней подскочила почти до летней. Даже снег на обледенелых ступеньках башни, таял под её ногами.
   У Аниты создалось ничем не подтвержденное ощущение, что вокруг девушки существовало нечто другое, магическое, что обволокло тело Теры и руководило его действиями.
  

* * *

   Ничего не понимаю. Вообще ничего не понимаю.
   Как это не было никакого дракона? Почему я не видела людей, которые пытались меня остановить? Почему Алман стал единственным, кто смог привести меня в чувство и при этом не подвергся магическому нападению? Может, меня дурят? Все сговорились и решили так зло разыграть? Или я на самом деле схожу с ума?
   Я сидела на небольшом диванчике в кабинете директора, подтянув к себе ноги, и уткнувшись носом в чашку с горячим чаем. Вокруг толпилось человек десять преподавателей, по большей части злых, растрёпанных и помятых из-за ночного пробуждения. Только мой Наставник, после марш броска на верхушку башни, выглядел излишне возбужденным.
   - Ещё раз повторяю, не было никакого транса, - перекрикивая всех, взвизгнула наша школьная медсестра. Начинать спор по третьему кругу никто не решился.
   - Но кто тогда мог наложить на неё чары такой силы, чтобы пробить её естественную защиту и при этом не оставить ни малейших следов?
   - Вы, Магистр, - хохотнул ректор. - С нами со всеми вместе взятыми. Больше никто в здании нашей школы не обладает подобными возможностями.
   - Кроме самой Теры, - хмыкнул Магистр Толен. - Проникнуть незамеченным через защиту самой школы, как физически, так и магически тем более, невозможно.
   - Прекрати эти намеки, - зло огрызнулся Алман, выполняющий всё это время роль моего адвоката. - Я в состоянии отличить её шалости, от того, что сейчас происходило.
   - А что сейчас происходило? - гаденько хмыкнул престарелый Перкет. Жаль, что я его в прошлый раз на год не заморозила.
   - Для начала, отправьте девочку спать, - выйдя в середину комнаты, сдвинула брови Нишатай. - Третий час ночи. Всё равно больше чем уже сделали, мы сделать не сможем. А завтра на свежую голову, посмотрим и подумаем.
   - А если она опять впадет в этот транс, и кто-нибудь из учениц пострадает? - возмутилась смотрительница нашего этажа.
   - Так отправьте её в медицинский корпус, под присмотр наших доблестных медиков.
   - А? - подняла руку медсестра.
   - А Магистр Алман, составит вам физическую поддержку, - перебила её учительница. - Он всё равно уже проснулся. В отличие от нас, - и зевнув, направилась к выходу из кабинета. - Всем спокойного утра, господа.
  
   Медицинский корпус, он же факультет знахарей и травниц, он же лазарет, представлял собой небольшое двухэтажное здание с пристроенной к нему гигантской теплицей. Окна из моей десятиместной палаты как раз выходили на территорию этого вечно зеленого сада. Странное зрелище, при условии, что в самой комнате, до моего прихода, печь не топили, и я невольно поежилась от холода, а на территории теплицы постоянно поддерживается летняя температура.
   - Так быстрее прогреется, - улыбнулась пожилая знахарка, открывая окно.
   Оттуда сразу запахло землей и сыростью. Брр.
   - Меня очень беспокоит её температура, - напомнил мой Наставник.
   - Небольшая простуда, - заверила женщина. - Не мудрено, столько пройти по каменному полу босиком, да ещё на улице стоять, но не волнуйтесь, сейчас я дам микстурку, и к утру будет как новенькая.
   - Надеюсь, - кивнул учитель, с сомнением изучая моё лицо. - Ты точно в порядке?
   Что тут можно ответить? Зябко, уныло, настроение такое, что хочется сжаться калачиком, где-нибудь в темном месте, и тихо повыть. Может, тогда разберусь, что за каша вертится в голове?
  
   Это желание осуществилось на удивление быстро. Меня оставили одну. Дежурная знахарка ушла в комнату отдыха, а Алман, решил пристроиться на лавочке в приемном зале, как раз за дверью моей палаты. После жаропонижающей микстуры, во рту остался неприятный горько-сладкий привкус полыни с медом, а в голову лезли неприятные мысли и образы. Я-то засыпала, то просыпалась. Комната, от усталости, стала ходить ходуном, а запахи из теплицы вызывали головную боль.
   Не знаю, сколько прошло времени, когда я сдалась. Встала, шатаясь, дошла до злосчастного окна и радостно его захлопнула. Почему-то мне казалось, что, если в комнате не будет этого удушающего запаха, мне сразу станет легче, но чуда не произошло.
   Только тут, я начала понимать, что со мной что-то не то.
   Дышать стало тяжело, буквально не хватало свежего воздуха. С каждым вздохом воздух становился всё горячее, пока всё внутри не начало гореть, словно я только что прожевала жгучий перец, периодически даже слезы выступали. И в то же самое время, меня знобило от промозглого холода помещения, которое давно должно было нагреться.
   Попытка уснуть, свернувшись калачиком под одеялом, тоже не увенчалась успехом. Уже через несколько минут села, подтянув к себе ноги. Холод внешний стал понемногу отступать, но боль в горле только усилилась. Точно простудилась. Может у меня ангина? Тогда почему и желудку жарко? А сердце вообще колотится как ненормальное.
   Уже поднявшись на ноги, я обратила внимание, что на тумбочке рядом с кроватью стоит чашка с водой. Схватив её в руки, я, без промедления, влила в себя холодную, как думала, воду.
   Судя по ощущениям, я проглотила расплавленный свинец. Обожгло всё - и рот, и горло, и пищевод, даже желудок загорелся. Первые несколько секунд я застыла, не в силах ни вздохнуть, ни выдохнуть, ни, даже, двинуться с места. Боль прошла так же внезапно, как появилась. Забыв про одеяло, я, на негнущихся ногах, направилась к выходу, но уже через пару шагов сорвалась на бег. Что вообще со мной происходит?
   Спавший на составленных стульях мужчина вздрогнул от удара двери об стену, и чуть не свалился на пол:
   - Тера? Зачем ты встала? - удивился моему появлению сонный Наставник.
   - Алман, мне плохо. Жарко. Очень жарко. Внутри всё горит, - увидев на столе стакан воды, я направилась к нему.
   - Ты так сильно пить захотела? - растерялся Магистр.
   - Мне плохо! - закричала я, швыряя на пол сосуд с закипевшей водой. - Что происходит?
   Так значит, в прошлый раз я выпила кипяток? Тогда как могу говорить? Может, у меня болевой шок?
   - Тера, успокойся, - обхватив за плечи, Наставник развернул меня лицом к себе. - Всё хорошо. Сейчас...
   Он замолк на полуслове, а его расширяющиеся глаза и открывающийся в немом вопросе рот, заставили меня задрожать от страха.
   - Всё так плохо? - прошептала я.
   - Ты вся красная и огненная. Сандра! - не сводя с меня глаз, закричал Магистр. - Скорее сюда!
   Он аккуратно дотронулся губами до моего лба, потом усадил на стул и сжал руки:
   - Не сопротивляйся. Я постараюсь помочь.
   Его умоляющий тон, только наводил ещё больше страха от непонимания происходящего. Магическое воздействие я почти не почувствовала, хоть и старалась не противостоять его действиям. В итоге, только руки чуть-чуть замерзли, а в остальном, внутренний жар никуда не делся. А вот Алман зажмурился и зашипел как от боли. Его руки задрожали, ещё крепче сжимая мои.
   Из соседней комнаты доносилась тихая возня, и невнятное бормотание дежурной знахарки. Выйдя к нам, она устало зевнула и так и замерла в дверях.
   - Деточка, ты вся красная. Что случилось?
   - У неё сильный жар, руки огненные, губы сухие и вода, вода в её руке закипела!
   - Ну-ка отойди от неё, пока сам не поджарился! - грозно скомандовала женщина, проворно посеменив в процедурный кабинет. Алман покивал, словно что-то пообещав то ли мне, то ли самому себе, и побежал за женщиной.
   - Что с ней? - крикнул он на бегу.
   - Быть того не может, - бормотала себе под нос выходящая обратно знахарка, помешивая что-то дурно пахнущее в высоком непрозрачном стакане.
   - Чего? - спросили мы хором с Наставником.
   - Она такая взрослая, - покачала головой женщина, протягивая мне напиток. - Выпей это, скорее.
   - Не буду, - скривилась я. - Гадость.
   - Что за глупости? Пей, пока горячка не началась.
   - Не хочу. Оно воняет.
   - Этот порошок вообще ничем не пахнет, - возразила женщина, демонстративно понюхав чашку, и непроизвольно скривилась. - Не так и противно. Нос зажми и выпей залпом.
   - Нет.
   - Тера, прекрати спорить и пей, - Алман выхватил стакан у Сандры, всучил его мне в руки и подтолкнул к губам практически самолично влив мне в рот горькое содержимое.
   - Бе, - скривилась я. Вкуса никакого не было, по цвету и консистенции нечто сродни кефиру, а главное, по горящему горлу растеклась приятная прохлада. Но для проформы-то надо повозмущаться.
   - Что с ней, госпожа? - повторил свой вопрос Магистр.
   - Повышенная температура, - потрогала мой лоб знахарка. - Аура изменила цвет на однородно красный. Зрачки расширены. Уровень поверхностной магии зашкаливает, поэтому вода и вскипела. Да, всё указывает на то, что ты переходишь во вторую фазу. Поздний цветочек, да?
   - Какой цветочек? - пискнула я.
   - Госпожа, очень вас прошу, объяснить яснее, - зашипел Алман, начав терять терпение.
   - Всё говорит о том, что в ней пробуждается сила, - словно не веря собственным словам, развела руками женщина. - Она огневик. У неё началась вторая фаза становления, которую другие дети минуют ещё до десяти лет.
   - Огневик?! Она?!
   Приплыли.
  

* * *

   Огневик - это одна из разновидности мага стихийника. То есть маг, которому лучше всего удается управлять стихией огня. Эту скудную, и явно ненаучную информацию я услышала утром от пришедших проведать меня друзей. Те очень удивились, что моим ночным похождениям в итоге, был поставлен такой странный диагноз и нарассказывали страшных историй о своих дальних родственниках, знакомых или, что скорее случаев из соседних городов, когда совсем ещё маленькие огневики сжигали собственные дома, а то и целые деревни, потому что не могли справиться со своей силой.
   Данная информация не внушала доверия. Новых горизонтов собственных возможностей я, конечно, не испугалась. После нескольких доз чудесной микстуры вода в моих руках уже не кипела, а больше никаких изменений в собственном организме и силе, если честно, я не почувствовала вообще. Разве что на улице мне теперь стало не холодно. Знахарка чуть не пинками загнала меня обратно в палату, когда увидела, что я гуляю по улице без верхней одежды, а ловлю на язык редкие снежинки. Только как отреагирует Союз магов, изначально настороженный к факту моего существования, если такие незначительные изменения в моей ауре вызвали в медицинском корпусе столько охов и ахов.
   Наговориться с друзьями вдоволь не получилось. Моих нерадивых рассказчиков вскоре выгнали и на их место сбежались почти все старшие Магистры Академии. Народу в помещении лазарета столпилось столько, что я даже сидя на кровати, подтянула к себе ноги, чтоб ненароком не затоптали. Магистры спорили, брызгали слюной и размахивали руками.
   - Огневик! Вы понимаете? Огневик! С её то силой!
   - Неуправляемый маг, с дурным характером это катастрофа.
   - Магистр прав. Учитывая, каким сильным универсалом она является, страшно подумать, какой разрушительной силой она будет обладать, став огневиком.
   - Господа, - перебил всех ректор. - Вы забываете, что даже стихийник, до своего становления может проявлять обширные способности во всех направлениях магии, но после пробуждения истинной силы, все эти способности сходят на нет. То есть, перетекают непосредственно в стихийную маги. Так что, ваши опасения, на настоящий момент преждевременны.
   - И всё-таки слишком она сильная, - покачал головой его заместитель.
   - А зависть - дурное чувство, - буркнула я себе под нос. В пылу споров меня услышали, только пара оттеснённых к моей кровати младших магистров. Почти не скрывая улыбки, один из них погрозил мне кулаком и так же жестом попросил сидеть молча.
   Ага, непременно. Тут моя судьба решается, а я буду сидеть и помалкивать.
   - Я ручаюсь за свою ученицу и обеспечу безопасности академии до завершения её становления и прохождения полного курса обучения, - повысив голос заявил Алман.
   А вот это уже интересно, мы с магами вытянули шеи, чтобы получше разглядеть, что ему сейчас за это устроят.
   - А силенок-то у тебя хватит? - ядовито осведомился Перкет.
   - Сил у меня предостаточно, чтобы дать отпор любому зарвавшемуся магу, - зашипел мой наставник. Его оппонент только гордо вскинул нос.
   - Перкету лучше действительно не нарываться, - прошептал один из стоящих рядом со мной магистров своему коллеге. - Алман, хоть и молод, но закаленный боевой маг. А Магистр всего лишь старый теоретик.
   - Алман, ты несомненно очень сильный и одаренный маг. Мы всё прекрасно помним твои заслуги, но не сильно ли высокую планку ты решил взять? - осадил моего временного опекуна ректор.
   - Нет.
   О! Ответы стали односложными. Значит, злится. Я-то уж хорошо знаю, как у моего наставника проявляется приближение точки кипения. Сама неоднократно доводила.
   - Она же тебе даже не родственница, - попыталась сгладить назревающий конфликт Нишатай. - А если смотреть на проблему, а не личные привязанности, то даже родители отправляют своих детей в специализированный интернат на время становления. Вы же знаете столько печальных случаем происходило с стихийниками, особенно огневиками.
   - Между маленьким ребёнком и тринадцатилетнем подростком большая разница, госпожа магистр, - положив руку на плечо Алману, вступился за меня пожилой, но ещё не знакомый мне магистр. Никак не могу вспомнить, где я его видела. А на экзамене. Сидел с краю и посмеивался.
   - Вот именно, ребёнок пусть и не разумен, но управляем. А что творится в голове у этой девчонки под действием гормонов мы знать не можем, - снова высказался Перкет. Злопамятный гад.
   - Я вообще не понимаю, что мы обсуждаем? - повысил голос заместитель ректора. - Есть устав школы, в котором четко говориться, что в случаях проявления учеником действий, угрожающих прочим учащимся (эпидемиологического, магического или социального характера), Академия в праве отказать ему в обучении, как путем представления временного академического отпуска, так и фактическим исключением. Госпожа Абадан неоднократно нарушала правила школы и даже на настоящий момент находится здесь исключительно под ответственность Магистра Алмана до первого дисциплинарного взыскания.
   - И что с того? - зашипел мой опекун.
   - Думаю, что во избежание исключения госпожи Абадан, следует прибегнуть единственно правильному варианту: предоставлению академического отпуска до решения госпожой возникшей угрозы.
   - А так как о Тере некому позаботиться в должной мере, следует направить её в интернат при Улонском монастыре, - радостно перебила его Нишатай.
   Это что ещё за халера?
   Не знаю собирался ли возражать мой Наставник. Мне разозлило уже то, что он не приказал магистерше заткнуться, а стоял с опущенной головой целых десять секунд, после которых я решила лично взяться за свою защиту.
   - Какой ещё интернат? - вскочила я на ноги, прям на кровати. - Не собираюсь я ехать ни в какой интернат.
   - Тера, не вмешивайся, - отмахнулся директор. - Вы знакомы с данным заведением?
   - Конечно, - воодушевилась учительница. - Там проходит практику моя кузина. Это потрясающее место. Именно то, что нужно. Там собрались лучшие маги нашего времени. Их научные работы...
   - НЕТ, - наконец-то разморозился Алман. - Я официальный опекун и не позволю отправлять свою подопечную ни в какой интернат.
   - Ты ещё и учитель, - напомнил ректор. - И должен думать об образовании и благополучии всех своих учеников.
   - Да, плевать мне на ваше благополучие, - крикнула я. - Не хотите, чтобы я здесь училась? Пожалуйста. Я с превеликой радостью избавлю школу от своего присутствия и вернусь домой. И засуньте себе свои интернат, со всеми его магами куда потемнее. Я вам не сирота подзаборная, которой кроме школы податься некуда.
   - А твоё мнение, Тера, тут вообще не имеет никакого значения, - зло огрызнулся ректор. - Домой она собралась. Село своё захолустное спалить и выставить школу сборищем безответственных трусов. Нашлась тут ещё пигалица громогласная. Как решим, так и будет.
   - Ах так? - зашипела я, снова почувствовав, как внутри начинает разгораться огонь. Маги заволновались и даже раскрасневшийся ректор начал стремительно бледнеть. - Как решите, значит? Так решайте правильно, пока я тут всё не разнесла по камушку.
   Не знаю, как так вышло, но чем сильнее я злилась, тем выше в воздух поднималось моё тело. Мебель затряслась, а металлические спинки кроватей раскалились и покраснели. Несколько человек даже получили ожоги. Воздух вокруг меня начал закручиваться в небольшие горячие вихри, соединяющиеся между собой и принимающие непонятную форму.
   - Прекратите это немедленно, - взвизгнул Перкет.
   - Что вообще происходит? - запищала Нишатай. - Это не похоже на огненную магию.
   - Вас всё ещё не интересует моё мнение, магистр Карант? - сквозь зубы произнесла я, расплываясь в зловещей улыбке. Голос даже мне показался змеиным шипением, а ректор так вообще уставился на меня с открытым ртом.
   Людской страх - я впервые почувствовала какой он на вкус. Тягучий, кисловатый, он так и манил съесть его, разорвать на части.
   - Тера, довольно, - дернул меня за руку Алман.
   Я качнулась и полетела вниз, не свалилась с пружинившей кровати на пол, только потому, что меня успел подхватить один из стоящих рядом магов.
   Что это только что было? Я хотела съесть ректора? Брр. Гадость какая. Пришлось даже потрясти головой, чтобы избавиться от неприятных воспоминаний.
   - А вы говорите, неуправляемая, - расталкивая магистром, подбежала Сандра, с уже знаком мне стаканом в руках. - Ну-ка выпей быстренько. Вполне контролируемая магия. Немного успокоительных настоек. Микстура, для сглаживания приступов становления и всё будет отлично. Ничего лучше в вашем хваленом интернате всё равно ещё не придумали, а хуже нам не надо. Правда деточка? - я только оторопело кивнула. Что за горечь, она туда налила? Ой, а в голове-то как зашумело.
   - Что это была ещё за демонстрация силы? Ты думаешь, что, управляя этой девчонкой добьешься уважения союза? - взвизгнул вылезающий из-под дальней кровати магистр Перкет. Вот и стоило в прошлом году из-за этого труса и скандалиста так на меня орать. Ну подумаешь заморозила. Лучше б вообще в камень превратила.
   Мой Наставник, не обратил на эти возмущения никакого внимания, а сложив руки на груды, изучал меня хмурым взглядом.
   - Извинись, - наконец изрек он.
   - Зачем? - удивилась я, мозг после выпитого думать отказывался. Что это было? Успокоительное что ли?
   - Делай, что тебе говорят! - ну вот зачем опять орать? Спокойно объяснить не может?
   От неожиданности я плюхнулась на колени и быстро протараторила, глядя на ректора:
   - Прошу прощения. Была не права. Исправлюсь, - и шёпотом уточнила у своего опекуна: - В ножки падать? Ботинки целовать?
   Алман зарычал и отвернулся к своему руководству. А вокруг меня раздались смешки знахарки и всё тех же младших магов.
   - Сандра, вы уверены, что ваши лекарства сработают в достаточной мере? - не сводя с меня глаз уточник магистр Карант.
   - Безусловно.
   - Кто-нибудь из медиков может это подтвердить? - оглядел он собравшихся.
   С разных концов зала поднялось ещё четыре руки.
   - Хорошо. Если в ближайшие два дня не будет никаких инцидентов, то госпожа Абадан сможет остаться в школе. Если нет... То там решим. Алман?
   - Я держу своё слово и не бросаю начатого... - от тарабанил мой Наставник.
   - Как знаешь, - отмахнулся ректор, без прощаний направившись к двери.
   За ним потянулись и остальные. Кто-то взволнованно оглядывался на меня, кто-то посмеивался и только Нишатай и Перкет наградили меня презрительными взглядами. Ну ладно этот престарелый тип, язвительной наружности, а чем я Нишатайке то так не угодила.
   Вслед за всем вышел и мой наставник, оставив меня в окружении немногочисленных медработников.
   - А мне то теперь что делать? - растерялась я.
   - Думаю, вы пока можете идти в свою комнату, - улыбнулся магистр, поддержавший недавно Алмана. Так он декан кафедры знахарей и травниц.
  
   - Тера, ты не думай, я тебя не боюсь, - заверяла меня Анита, сбрасывая все свои вещи в старенький чемодан, пока я сидела на своей кровати и смотрела в пол.
   Распоряжение ректора было более чем красноречивым. Огневик в фазе становления в принципе опасен, а я так взрывоопасна. Следовательно, всех учеников нужно убрать от меня на безопасное расстояние. Вот даже Аниту переселяют в другую комнату. Причем третьей и на раскладушку. Что вообще-то строжайше запрещено правилами общежития.
   - Совсем-совсем не боюсь. Ты конечно очень сильный маг и наверно стала ещё сильнее. Возможно. Но в то, что ты не можешь себя контролировать мне не верится. Да, ты уже лучше себя контролируешь, чем все магистры вместе взятые. Я уверена, что через пару дней преспокойненько вернусь обратно.
   - Спасибо, - отстраненно пробормотала я. А что тут сказать. Она пытается меня утешить, но я сама не представляю, что значит становление стихийного мага и чего все так бояться. Может я как дракон, огнем плеваться начну, на право и налево? И поставят потом моё гипсовое изваяние в королевском музее, и экскурсии начнут водить, а мадам Нишатай будет рассказывать страшную историю появления в школе неуправляемой огненной магички. Или как там называют стихийников? Огневичка?
   - Я основную массу вещей даже забирать не буду. Ладно? Ты не против? Что всё туда-сюда перетаскивать.
  
   После ухода моей бывшей соседки в комнате стало совсем пусто и одиноко. Никогда не привязывалась к людям, но сейчас почему-то становилось страшно. Из-за выплеска эмоций в медицинском корпусе и драконьей дозы успокоительного внутри стало как-то пусто, а вокруг ещё и холодно. Стены давили, а темнота за окном пугала своей необъятностью. А вдруг дракон ещё там? Притаился где-нибудь и выжидает, пока я снова останусь одна. Вот вам и инцидент. Прощай школа, здравствуй интернат.
   Плотно задвинув шторы, я скрутилась калачиком под одеялом. Даже свои сокровища из матраса доставать не стала. Жар внутри снова набирал силу, и пока он не стала обжигать дыхание, я зажмурилась, стараясь как можно быстрее проволиться в сон.
  
   - Террелея, - вздохнул голубоглазый юноша. - До чего же ты себя довела?
   - Ты опять здесь? - всхлипнула я, затравлено втягивая голову в плечи. Почему-то во сне вдруг стало холодно и некомфортно, что пришлось обхватить себя руками.
   - Я там, где и всегда, - улыбнулся он, медленно приближаясь ко мне. - Это ты от меня бегаешь. Вот видишь к чему это привело?
   - К чему? - огрызнулась я. - К тому что тот дракон пытался меня убить? Или может это ты наслал на меня наваждение?
   - А ты уверена, что именно в этом была цель?
   Слово "моя" не прозвучала, но в причастности этого мага - не мага, я уже почти не сомневалась, поэтому и зло оскалилась на сокращающего между нами расстояние юношу.
   - Ты взрослеешь, Террелея, твой организм начинает меняться, становиться сильнее. Это нормально, но слишком опасно для непосвящённых.
   - Так посвети меня, - резко перебила я.
   - Непременно, - согласился незнакомец, подошедший уже настолько близко, что смог дотронуться до моего лица. - Совсем замерзла? Иди сюда.
   В его глазах вдруг появилось столько заботы и нежности, а от кончиков его пальцев незримые нити понеслись ко мне, разливая по коже спасительное тепло, что я дрогнула и бросилась к нему. Обняв юношу за талию, я прижалась так сильно, как никогда и ни к кому.
   Руки голубоглазого незнакомца сомкнулись на моей спине, словно закрывая в коконе из тепла. Словно я снова дома. Где-то там. В родительском доме, которого не помню.
   - Вот и хорошо, - удовлетворенно прошептал юноша. - Теперь все будет, как и должно быть.
   - Ты обещал рассказать, - напомнила я.
   - Огонь - начало и конец... - чуть слышно заговорил он, укачивая меня в своих объятьях. - Не бойся его, не забивай вглубь себя и тогда он станет свои лучшим другом и защитником...
   - ТЕРА! - крик наставника заставил меня дернуться.
   - Тшш, - прижал меня к себе незнакомец.
   - ТЕРА, ОЧНИСЬ!
   - Что? - вторая попытка дернуться так же не увенчалась успехом. - Пусти меня.
   - Ещё рано, - в голосе юноши появились стальные нотки, а из глубины его тела пошел нарастающий гул, отдаленно похожий на рычание. В его объятьях стало уже не просто тепло, а жарко. Еще немного и его руки начнут обжигать жаром.
   - ТЕРА!
   - ТЕРА! ТЕРА! - голосов стало ещё больше, но сильнее всего голос Алмана:
   - ТЕРА! ПОЖАЛУЙСТА!
   - Пусти, -закричала я, изо всех сил отпихнув незнакомца и...
  
   ...проснулась в реальности.
  
   Комната полыхала. Все вещи, мебель, пол и даже моя кровать.
   Ученики столпились за дверью, с ужасом взирая на происходящее, а мой Наставник, выплескивал в комнату ведро, принесенной кем-то воды, стараясь расчистить себе дорогу ко мне.
   Я завизжала от страха и огонь исчез. Магистр тут же подлетел ко мне, осматривая и ощупывая по плечам.
   - Ты цела? Где-нибудь болит? Не обожглась?
   - Нет, - заикаясь пискнула я.
   - Слава Богу, - выдохнул он, прижав меня к себе.
   Не тепло, - почему-то подумала я. - Не настолько тепло. А значит?
   - Он, он, - от волнения во рту пересохло и мой собственный голос стал хриплым и чужим. - Он пытался меня сжечь? За что?
   - Кто - ОН, Тера? - не понял Алман. - Дракон?
   - Нет, не было никакого дракона. Это всё он. Ему что-то надо. Но я не понимаю, что.
  

* * *

   Пока Алман грузил мои вещи на лошадей, я стояла посреди школьного двора с раскрытым ртом, стараясь поймать как можно больше снежинок. Так хорошо и спокойно. На улице слабый мороз и полное безветрие, а с неба тихо падают хлопья снега. Даже доносящиеся откуда-то из-за спины людские голоса и фырканья лошадей не могли изменить то умиротворенное состояние, которое овладело мной после пожара.
   Нет. Не после пожара, а после тока, как собирая вещи, я вынула из верхнего ящика стола кулон из драконьей чешуйки и снова надела его на шею. Он меня защищал. Не знаю от кого больше, от синеглазого незнакомца или от меня самой, но с ним казалось, что ничего плохого случиться уже не сможет. Вот бы только узнать, кто надел на меня это украшение перед купанием в холодное реку и с какой целью.
   После случившегося мой Наставник не стал дожидаться пока на этаж сбегаться все магии академии, а принял решения изолировать меня подальше от магического общества. Распорядившись, чтоб нам приготовили лошадей, он вырвал лист из моего конспекта и быстро написал объяснительную ректору, с указанием, где я буду находиться пока не приду в нормальное состояние.
   Через полчаса, провожаемые настороженными взглядами и тихими перешёптываниями учениц, а также с молчаливого согласия смотрительницы этажа мы отбыли в неизвестном для меня направлении. Хорошо, хоть ехать оказалось не далеко.
   Обогнув город по дуге, мы попали в одно из самых богатых сел королевства. Вся его территория была обнесена высоким забором, а на воротах стояли стражники, со зверским выражением лица не чем не уступающие королевским гвардейцам.
   Главное, что отличало это место - это чистота и ухоженность богатых усадьб. Даже не смотря на наметённые сугробы все дорожки тщательно расчищены, и у каждого дома разбит небольшой парк с закутанными в ткани, теплолюбивыми деверьями и кустарниками. Везде фонарики с дорогими магическими пульсарами, которые приходилось обновлять каждый вечер. А значит на территории села, работает постоянный маг, что не каждый город то может себе позволить.
   В самой отдаленной части этого заповедного поселения, стоял одинокий, почти занесенный снегом двухэтажный деревянный дом, с большими окнами и облезающей коричневой краской. На фоне соседский построек он смотрелся холодным и изящным, но если сравнивать его с домой моего дядюшки, то это просто дворец.
   - Добро пожаловать, - вздохнул мой опекун. - Чувствуй себя как дома, но не забывай, что он в отличии от школы деревянный и не спали нас ко всем чертям.
   - Это твой дом? - опешила я.
  
   В доме никто не жил, причем довольно давно. Внутри было темно, уныло и промозгло. Все горизонтальные поверхности покрылись толстым слоем пыли. Вертикальные правда выглядели не лучше, приобретя размыто серый цвет. Черный провал камина смотрелся особо зловеще из-за торчащих над ним покосившихся рогов, предположительно лосиных, но учитывая наваленные на них тряпки, утверждать не могу.
   Оставаться в этом "уютном" месте не хотелось. Я даже свою сумку на стул положить не решилась, побоялась испачкать.
   - Дом, милый дом, - сбросив остальные мои пожитки на диван потянулся маг и закашлялся от взлетевшего в воздух облака пыли.
   Хорошо, что мы маги. Ну вернее мой Наставник опытный маг, сходу запретивший мне колдовать. Я бы первым делом разожгла камин, запустив в него огненный пульсар, а Алман одним заклинанием избавился от пыли, прочистил дымоход и только после этого вручную развел огонь.
   - Не смей пользоваться огненной магией в доме, - распорядился он. - Для экспериментов у нас прекрасный задний двор.
   - До середины окон засыпанный снегом, - напомнила я.
   - И лужайка перед домом, - невозмутимо продолжил он.
   - С толпой высокопоставленных зрителей.
   - Не придирайся, - фыркнул он.
   - Да, я ещё и не начинала, - надулась я. - Есть хочется. Ты из столовой что-нибудь захватил.
   - Повариха, что-то передавала, - нахмурив лоб, почесал затылок мой собеседник. - Посмотри в седельной сумке.
   - А она где? - повернулась я вокруг своей оси.
   - На лошади, - задумался маг.
   - А, лошади где? - тихо протянула я.
   - На улице, - отозвался тот, после чего подскочил на ноги как ошпаренный. - На улице! Вот же блин.
   Из дома мы выскочили неожиданно. Конь Алмана дернулся, отчего моя лошадь, засунувшая голову в седельный сумку, отшатнулась в сторону и выронила из пасти порядком пожёванный бумажный сверток. Пока застуканная на месте преступления скромница невинно хлопала ресницами, её спутник так обрадовался свалившему на землю счастью, что, напрочь забыв про нас, схватил вывалившийся на снег рогалик.
   - Окорок они, конечно, есть бы не стали, - с сомнением промямлил мой опекун.
   - Я за лошадьми доедать не буду, - безапелляционно заявила я.
  
   - И чем мы будем завтракать? - заинтересованно спросила я, присаживаясь поближе к камину.
   - Ты такая голодная? - удивился мой Наставник. - Что эта тема так тебя заботит?
   - Меня между прочим ужином так и не кормили. Я его пропустила из-за вашего собрания, а в комнату учеников еду, как в палату не приносили. Вот и считай, почти сутки как голодаю.
   - Сейчас, пойду спрошу, что-нибудь у соседей, - одеваясь, заверил маг.
   - А они тебя метлой, как грязного попрошайку, со двора погонят, - хохотнула я.
   - Я не похож на нищего, - возмутился маг.
   - Какой квартал, такие и нищие, - напомнила я. - А стало быть и запросы у них повыше. Что по помойкам рыскать, когда можно у господ остатки от завтрака попросить.
   - Хорошо, я съезжу в лавку, - закатил глаза маг. - А ты пока устаивайся. Твоя комната на втором этаже, вторая дверь справа от лестницы. И посмотри, может в погребе есть что-то съедобное. Я вроде в прошлый приезд много, что покупал.
   - А как давно он бы? Этот прошлый приезд, - на всякий случай уточнила я. Что-то мне подсказывает, что не мог за неделю нарасти такой слой пыли.
   - Как раз перед тем, как поехал в твоё село, узнать, что там за магичка объявилась, - усмехнулся Алман.
   - Почти три года назад, - фыркнула я, закрывая дверь. - Отлично.
   Дом оказался значительно больше, чем смотрелся снаружи. На втором этаже я насчитала комнат шесть, ещё по паре дверей в кладовки и ванные. В самом конце нашлась узкая дверца, за которой скрывалась крутая лестница на чердак. Обследовать его с чемоданом на перевес я не стала, нужно для начала осмотреть жилые помещения, а уж потом заниматься поисками хозяйских скелетов.
   Моя комнатка выглядела серо и уныло. Её расцвет прошел лет пятьдесят назад. С тех пор деревянная мебель потемнела, шторы и балдахин выцвели, узорчатый ковер истоптался. Разве что покрывало смотрелось относительно новым. Лет десять, не больше. Правда и не выбивали его всё те же десять лет.
   Так и бросив вещи на пол посреди комнаты. Я решила вернуться в гостиную. Там хоть теплее. Про задание Алмана поискать что-нибудь из еды в подвале я вспомнила только когда желудок стало сводить от голода.
   - Наставник, как же, - ворчала я, перерывая небольшую кухоньку в поисках если уж не чего съедобного, то хотя бы свечки, для освещения лестницы. - Ни комнату приготовить, ни завтраком накормить.
   Нашла только маленький огарок в чугунной подставке в форме морской ракушки. Но так как колдовать в замкнутом пространстве мне строго настрого запретили, пришлось довольствоваться тем что есть. Подожгла лучиной из камина и направилась к толстой двери справа от кухни.
   Старая лестница скрипела на все голоса, от моей дергающейся от каждого движения свечки, видно не было ничего кроме двух трех ступеней вниз. Увы их осталось намного больше. Осторожно ощупывая ногой пространство, куда придется делать следующий шаг, я пришла к мысли, что в это подвале можно не только банку с огурцами хранить, но и засушенную тушку дракона, и стайку летучих мышей.
   У моих дядюшки с тетушкой погриб был небольшой, мало чем отличающийся от подпола. Поднимаешь деревяшку в кухоньке и к твоим услугам несколько рядов полок, заставленных вареньями, соленьями, маринадами и прочими вкусностями. В самом низу хранятся ящики с морковью, репой, свеклой и, всем остальным, что может пролежать какое-то время в свежем виде. И всё съедобное богатство освещалось только открытым люком. Здесь же, оставшаяся позади дверь зияла посреди тьмы, единственным светло-серым пятном.
   Ступив на земляной пол, я поводила свечкой в разные стороны. Ничего. Одно сплошное пустое пространство и только запах подгнивших овощей оставлял слабую уверенность, что здесь всё же может храниться еда. Поёжившись от холода, я решила просто дойти до ближайшей стены. А дальше разберёмся.
   Шагов через десять наткнулась на здоровенную, лежащую на боку бочку, верхний край которой оказался даже выше моей головы. Постучав по ней, поняла, что та полная, но с чем непонятно. Вряд ли огурцы решили засолить в такой огромной посудине.
   Таких бочек стояло не меньше шести, по крайней мере в одну сторону. В другую не смотрела. За ними начались банки, только вот их содержимое аппетит не вызывало совершенно. Везде пыль, плесень, какие-то непонятные разводы и едва уловимый запашок гниения. Чем меньше становились посудины, тем страшнее стало на них смотреть.
   В свете свечи в одной из них, показалось что-то похожее на человеческую голову. Я поднесла трясущуюся руку со свечой поближе к банке, и тут дверь в повал с грохотом захлопнулась, мой единственный огонек сдуло порывом сквозняка и оставшись в полной темноте, я почувствовала, как сверху на голову упала нечто лохмато-липкое.
   Из меня вырвался неконтролируемый визг. Бесполезная свеча полетела на пол, а я начала стряхивать с себя неведомое покрывало. Казалось оно повсюду, я трепыхалась, как бабочка, прилипшая к паутине. Мозг мгновенно подкинул картинку, какой монстр сейчас проворно семенит ко мне лапками из темных недр подвала.
   В руках сам собой вспыхнул огонь, а от него задымилась накрывшая меня рыболовная сеть. Кажется, я заорала ещё громче.
   - Тера? - раздался сверху удивленный окрик учителя.
   - Убери это от меня! - ещё громче завизжала я.
   В конце моего вопля, перепрыгиваюсь через несколько ступенек подряд, в подвал вбежал Алман, вскидывая пол потолок сразу несколько синеватых светлячков. Свет от них более яркий, но какой-то зловещий.
   - Тера, не дергайся. Замри, - скомандовал он, оглядывая меня с разных сторон.
   - Что это за гадость? - всхлипнула я.
   - Обычная рыболовная сеть, - вздохнул Наставник.
   - Откуда она здесь взялась? - дрожала я как осиновый лист. Мысль о пауке не покидала меня даже после появления учителя. Соображать правда стало легче. Наверно это он зашел в дом и от сквозняка захлопнулась дверь в подвал. Вот он и куртку только на лестнице сбросил, а на сапогах до сих пор снег не растаял.
   - Она висит под потолком уже лет двадцать, - пояснил Алман. - Моему отцу нравилось считать себя рыбаком, а сидеть с удочкой он не любил, вот время о времени и ходил ставить сеть где-нибудь на озерах. Иногда даже улов приносил. Как ты ухитрилась так в ней запутаться?
   Подергав за это грязную пыльную тряпку со всех сторона, он добился только одного, окончательно свалил меня на пол. Обугленные от моей магии кроя спаялись между собой, что ещё больше усложняя процесс вызволения.
   - Не быть мне рыбаком, - вздохнул юноша, и отбежав на несколько шагов, вернулся обратно с содовыми ножницами.
   - Что ты тут вообще забыла? - подавав мне руку, Алман буквально вытащил меня из сети на свободу.
   - Ты же сам сказал посмотреть, что-нибудь съедобное в подвале, - напомнила я, пытаясь отряхнуть с себя грязь, пыль и копоть.
   - А точно, - вспомнил он. - И как успехи?
   - Нашла засоленную человеческую голову, - спокойно сообщила я, плюнув на бесполезное занятие. Мне бы лучше сразу пойти помыться. Интересно, учитель согласится натаскать мне воды?
   - Чего? - опешил хозяин дома. - Что за бред? Какая ещё голова?
   - Не веришь? Сам посмотри, - махнула я рукой в сторону полки. - Вон она.
   Наставник подозвал одного из светлячков и недоверчиво всмотрелся в банку. Мне тоже захотелось рассмотреть свою находку получше, но выходить из-за плеча мужчины я не решилась. Голова имела место быть, там же где и в прошлый раз, а в магическом освещении смотрелась ещё более натурально.
   - Что за гадость? - маг брезгливо дотронулся до банки и осторожно повернул её другим боком, на котором была приклеена старенька, полу обветшавшая бумажка с надписью огурцы. С этого ракурса и содержимое посудины утратило своё жуткое сходство с забальзамированными человеческими органами. И мы с Аманом облегченно рассмеялись.
   Вот что значит хранить соленья больше десяти лет. А именно такая древняя дата и стояла на банке.
  
   - Это же твой дом? - за завтраком уточнила я.
   - Да, - не отвлекаясь от еды ответил маг.
   - А зачем он тебе? Такой большой. Ты же здесь не живешь.
   - Он мне достался от родителей. Ты закончила? - показал он на мою тарелку.
   - Почти, - поспешно вернулась я к еде. - А где они сейчас?
   - В лучшем мире, - отозвался маг, собирая пустую посуду со стола.
   - Прости, - смутилась я.
   - Ничего, - улыбнулся наставник. - Мама умерла от горячки, когда мне было девяти лет. Маг не успел до нас добраться, а я стоял рядом и ничего не мог сделать. Поэтому и уговорил отца отдать меня учиться в Академию.
   - А твои родители были не маги? - удивилась я. - Дар же передается по наследству.
   - По наследству, - согласился он. - Мне достался от дедушки, а отец так и не смог развить в себе способности большем на создание светлячка.
   - А браться или сестры у тебя есть?
   - Младшая сестра, Надин, - она живет в городе, во втором нашем доме, но мы почти не общаемся. Так что я даже не знаю, как у неё дела?
   - А почему?
   - Невзлюбили они меня, - усмехнулся юноша. - К магам зачастую предвзятое отношение. Её мать была второй женой моего отца и не смогла принять взрослого пасынка с магическими способностями. Всё боялась, что я одурманю отца и присвою себе всё наследство, а оно было не маленькое.
   - А как же твой отец? Почему он не настоял на вашем общении?
   - Отец погиб, когда я проходил практику на последнем курсе. До этого большую часть времени я проводил в школе, а после настаивать ни на чем было уже некому.
   - Получается у тебя совсем нет родственников?
   - Есть, конечно, - усмехнулся он. - Только все они дальние и в гости заходят не часто. Мой двоюродный брат тоже маг. Сейчас состоит в Союзе. Я вас как-нибудь познакомлю.
   - Зачем? - насторожилась я.
   - Как зачем? - засмеялся маг. - С твоими феноменальными способностями просто позарез нужны связи в Союзе. Чтобы такие как Перкет думали прежде чем открывают рот в твоём присутствии, - сказано это было с такой злостью, что на месте скандального Магистра я бы задумалась о своём поведении.
   Хозяин дома ушёл мыть посуду, а я сидела в столовой обдумывая услышанное. А мой Наставник оказывается не просто самоуверенный маг, а обычный одинокий человек. Может поэтому он и реагирует на все и вся острее других? Ну вот кто другой стал бы защищать неуправляемую сироту? Да никто. У всех есть семьи, родители, дети. Им есть что терять. А ему особо нечего, кроме собственной жизни. Интересно, а как далеко он бы зашёл, если бы Союз решил меня казнить? Потребовал бы у брата устроить последнее свидание перед казнью, - подсказал мой ехидный характер.
   - Алман, - прислонившись к косяку двери в кухню, позвала я.
   - Слушаю, - не оборачиваясь от мойки отозвался он.
   - А Алман - это имя или фамилия?
   - Фамилия, - усмехнулся он.
   - А как тебя зовут?
   - Серай, - тихо отозвался он, выключая воду.
   - СерАй Алман? - нахмурилась я. Как-то не очень гладко звучит.
   - Правильно АлмАн, - обернулся он. - Это в школе изменили ударение для простоты запоминания.
   - СерАй АлмАн, - повторила я. - Мне нравится.
   - Спасибо, Террелея Абадан, - усмехнулся он.
   - Ашшъахэ, - на автомате отозвалась я. - Абадан - это фамилия дядюшки.
   - Ты помнишь свою настоящую фамилию? - удивился Наставник.
   - Сейчас почему-то вспомнила, - смутилась я. Не знаю откуда, но сочетание имени и фамилии стали слишком очевидны, словно я произносила их тысячи раз.
   - Твоя фамилия - Ашахе? - вытерев руки, Алман бросил полотенце на стол и подошёл ко мне. - Ты уверена?
   - Нет, Ашшъахэ, - поправила я.
   - На каком это языке? - занервничал маг.
   - Не знаю, - честно призналась я.
   Юноша заходил из стороны в сторону, периодически ударяя себя кулаком по лбу.
   - Не говори пока этого никому? - попросил он. - Я постараюсь поискать что-нибудь об этой фамилии. Хорошо?
   - А кому я тут могу что-то сказать? - удивлённо развела я руками. - Соленьям в подвале.
   - Думаю, что гости у нас будут частенько, - покачал головой Серай.
  
   Спустя неделю можно сказать что я полностью обжилась в доме. Да он сам стал теплее и приветливее. Во-первых, потому что мы его отмыли. Через чистые окна внутрь попадало больше света, а выбитые на снегу ковры заиграли яркими красками.
   Только теперь стало заметно, что хозяева этого строения далеко не бедные люди. Ну да, по моде домик давно и безнадежно устарел. Всё-таки изначально был всего лишь дачей в дополнение к роскошному дому в городе. Но и здесь о достатке говорило многое. Горы хрусталя и серебряной посуды, картины, большая библиотека, мебель с витыми ножками и резными дверцами. Даже моя кровать и то произведение искусства. Все четыре стойки балдахина украшала ризная сказочная история. Очень по-детски.
   Правда и сама комната оказалась детской. В ней единственной не было камина. Только кирпичная стена. С противоположной её стороны располагалась комната Алмана, который и отвечал за прогрев наших комнат в ночное время.
   А самое главное достоинство дома - это водопровод! Раньше такое достижение техники я видела только в Академии. Мало того, что вода сразу поступала в дом, как её ещё и согреть можно, растопив кухонную печь.
  
   В каникулы мой вынужденный отъезд из Академии уже не превратился.
   Наставник решил влить в меня знаний по максимуму. Утром завтрак, потом сразу занятия по всем теоретическим предметам. Хоть домашняя библиотека и была в тысячи раз скромнее школьной, книг я прочитала приблизительно столько же сколько и за год обучения. Учебники, конечно, не считаю.
   Дальше обед и занятия магией на свежем воздухе. В доме мне до сих пор пользоваться магией строжайше запрещено. Не могу сказать, что мне тяжело было держать её под контролем, но многие вещи всё равно уже делаются неконтролируемо, и конечно только когда моего учителя не рядом.
   Неужели я буду руками отряхивать снег с одежды, когда его можно мгновенно испарить при помощи магия. Даже Алман в таких случаях пользуется заклинаниями, а для меня всё обстоит ещё проще.
  
   Наши занятия магией вообще сложно назвать таковыми. В Академии их проводили более опытные в плане воспитания магистры, а тут мой Наставник буквально высасывал задания из пальца.
   Благодаря тому, что двор позади дома был внушительных размеров и с двух сторон его окружали высоченные кирпичные стены соседских заборов, а с третьей стороны выходил на лес, нам никто не мешал и главное не пугался результатов моих трудов.
   Первое время мой опекун старательно изучал всю имеющеюся в доме литератору на предмет магов стихийников, развития способностей огневиков и прочую ересь. А потом закинул книжки подальше и принялся изучать меня.
   Помнится, на осознание того, что я необычный маг и не нуждаюсь в заклинаниях у Алмана ушел год. На принятия факта, что учить меня контролю магии огня не нужно хватило недели. Да огонь сам шел ко мне в руки. Теперь я могу призвать его буквально из ничего. Но он не собирался вырываться наружу без моего согласия и тем более затмевать собой остальную магию. Не только огонь, все мои способности стали расти, но говорить об этом своему вечно беспокойному Наставнику я не спешила.
   Вот и сегодня наше занятие планомерно скатилось до демонстрации мною способностей управления не только огнем, а потом докатилось и до банальной игры в снежки. Так как просто швыряться друг в друга снегом казалось не так интересно, мы строили крепости, башни, арбалеты со стрелами ледышками, пушки с рассыпающимися по дороге снарядами, катапульты, требушеты.
   Когда я очередной раз оказалась в осадном положении и мою новенькую крепость вот-вот собирались снесли здоровенный снежным тараном, я создала дракона. Снег поднявшийся за моей спиной сложился в огромного белого зверя почти в натуральную величину. Тот оттолкнулся от земли и поджал массивные лапы к животу. Кружившие крылья, замерцали на заходящем солнце всеми цветами радуги. Ноздри раздувались во время вздоха и выпускали наружу снежную пиль. Взмах, ещё один и дракон перелетел крепость, раскрыл зубатую пасть и окатил застывшего Алмана снежным пламенем. После чего обернулся и подмигнув мне взмыл ещё выше в небо.
   - Тера? - воскликнул маг.
   Я вздрогнула, и дракон осыпался на наши головы облаком мелкого снега. Руки задрожали и казалось меня изнутри пронизывает мелкая дрожь. Что это было? Этот дракон. Его призрачные белые глаза, его ухмылка. Даже то, как играючи он выпустил струю снега. Я впервые создала дракона, но было в нем что-то до боли знакомое. Такое родное и теплое.
   - Тера, - схватил меня за плечи, выбравшийся из наметенного мною сугроба маг. - Ты видела дракона? Он. Он был как настоящий. Как живой. Тогда на крыше там действительно был дракон?
   Я не знаю. Дракон там на крыше действительно был, но другой дракон.
   - Тера, - тряхнул меня за плечи Алман.
   - За не знаю, - закричала я, почувствовав, как по щекам текут слезы. Чего я не помню?
   Вырвавшись из рук опешившего наставника, я побежала в дом и закрывшись в своей комнате упала на пол и разрыдалась. Что со мной происходит? Почему драконы? Почему огонь? Почему я ничего не помню?
  

* * *

   Алман не решался беспокоить Теру. Только поставил ей под дверь ужин и небольшой золотой рюмкой в подарок, а потом следил из кабинета, пока она не забрала поднос к себе. Что-то не складывалось.
   Очень сильная магичка, выловленная из реки. Мальчишеская одежда, хоть у них все женщины в этой части страны без исключения носят юбки. Древние руны, вышитые на черной ткани её куртки, которыми они не пользуются уже больше тысячи лет, разве что для пары пентаграмм. Синеглазый преследователь, появляющийся из ниоткуда и исчезающий в никуда. Кстати, давно о нем не было ничего слышно. Странная фамилия, больше похожая на шипение змеи. Магия огня. Та вспышка гнева в медицинском корпусе. И опять шипение.
   Дракон. Алману, казалось, что он почти нащупал разгадку, но она ускользает от него, потому, что он не знает главного. Или не помнит.
   Драконы. Их уже три. Первый вполне осязаемый пролетел около школы. Второй был в воображении самой Теры, третьего она создала сегодня. Как человек может быть связан с драконами? Может её родителей убил дракон? И наделил её неведомой силой. Бред.
   Драконы. Причем тут драконы?
   Что ему известно о драконах: Древние ящеры. На настоящий момент самые большие известные существа на настоящий момент живущие на земле, и что самое главное - это единственное животное обладающее иммунитетом к магическому воздействию. Падки на золото. Плюются огнем, охотятся на крупную живность, как например лось или корова. Селятся преимущественно в гористой местности и ни разу в истории ни одному человеку не удалось до него добраться, или точнее вернуться оттуда. Живут большими стаями, предположительно родственными, заботятся о потомстве. Все части дракона ценятся среди магов даже дороже чем на вес золота. Собственно, на этом официальная информация про драконов заканчивается.
   Что ему известно от других практиков: Драконы хитры и расчетливы. Обладают интеллектом, позволяющим им вести с человеком незамысловатый разговор, но как правило они только повторяют услышанные слова. Дальше спорным вопрос, толи они могут подражать звукам человеческого голоса, толи действительно умеют говорить на человеческом языке.
   А можно ли договориться с драконом до сотрудничества? Например, я тебе золото, а ты меня катаешь на спине? Скорее всего нет, тот или уронит, или сожрет. Да и как сидеть на спине дракона, если её от макушки головы и до кончика хвоста украшает высокий и довольно острый гребень?

* * *

   Размышления прервала гостья. Сандра, школьная знахарка, заходит в гости через день, проверяет состояние здоровья Теры, оставляет лекарства и старается дать какие-либо рекомендации. Вот и сейчас спустившись со второго этажа, она выглядела очень сосредоточенной, словно прокручивая в голове серьёзный разговор.
   - Может быть чаю? - предложил ей Алман.
   - Пожалуй, - согласилась та, проходя вслед за ним на кухню. - Совсем не хочется снова выходить на такой мороз. Пока до вас добралась, продрогла до костей. Жаль, что в карете не разведешь камин.
   - Оставайтесь на ужин. Мы будем рады компании, - улыбнулся юноша. Возможно, так Тера быстрее выйдет из своей комнаты.
   - Нет, что вы, - засмеялась та. - Вечером всё равно ехать домой. А мороз станет сильнее, да и ехать в полной темноте то ещё удовольствие. Ни я, ни мой кучер не обладаем навыками самообороны в необходимом для защиты объеме.
   - Жаль, - отозвался маг. Накрывая на стол.
   - Магистр, - нахмурилась женщина. - А вы с Терой тут только вдвоем?
   - Увы, да, - вздохнул Алман. - Вы же знаете, у меня нет семьи.
   - А какая-нибудь горничная, кухарка у вас есть? - сузила глаза пожилая женщина.
   - В этом нет необходимости, - удивился таким расспросам учитель. - Мы не пользуемся все домой, а убрать три-четыре комнаты не так сложно. И я в состояние самостоятельно приготовить обед для двух человек. Пусть у меня в запасе нет кулинарных изыском, но готовлю я не хуже, чем в школьном столовой.
   - Конечно, - замялась женщина. - Вы правы, но всё же это не очень хорошо, что вы тут только вдвоём. Будет лучше если в доме будет присутствовать взрослая женщина.
   - Вы сейчас ходите сказать, что я могу воспользоваться ситуацией и навредить своей ученице? - опешил юноша. - Как подобное могло прийти вам в голову? Она же ребёнок и я являюсь её официальном опекуном. Её родные не доверили бы мне...
   - Алман, прошу вас, - подняв руку перебила его знахарка. - Не воспринимайте мои слова в таком негативном свете... Я прекрасно знаю, что вы порядочный человек и никогда не причините вреда своей ученице, но Тера уже не ребёнок, она юная девушка и не может положиться на вас в полной мере. Для доверительных разговоров больше походит обычная женщина. Пусть она не постоянно живет с вами в одном доме, а просто приходит время от времени. Поймите Тере так будет легче.
   - Вы приходите к нам время от времени, - напомнил магистр.
   - Это не то, - замялась Сандра. - Я врач и она не воспринимает меня как простую собеседницу.
   - Я подумаю над вашими словами, - заверил её Алман.
   - Хорошо, - виновато улыбнулась та. - И всё же о ваших словах. Я знаю, что вы порядочный человек, а другие могут не знать этого. Нехорошо если по школе про вас пойдут двусмысленные слухи. Вам это может стоить карьеры, а девочку лишит будущего. В её ситуации репутация и без того шаткая.
  

* * *

   Как же мне надоели эти регулярные проверки.
   Сандра, несомненного, очень добрый и отзывчивый человек, но мне не нравится выступать в роли подопытного кролика. Ну вот зачем мне врач, если у меня ничего не болит? Только если сами знахари решили изучить меня, как новую разновидность мага не совсем обыкновенного. Вдруг у меня есть задатки на отращивание рогов, копыт и всего остального что прилагается в комплекте с вздорным характером.
   Вот и сейчас, после стандартного медицинского осмотра, я встала посреди комнаты и расставила руки в стороны. Сандра, потерла ладони, глубоко вздохнула и взялась за проверку моей ауры или чего-там столь же слабо понятного. Она проводила руками на расстоянии пяди от моего тела, но я всё равно чувствовала неприятное покалывание, отчего то и дело дергала плечами.
   - Всё, - скомандовала знахарка, я с облегчением согнула спину и отошла подальше. - Всё как всегда в повышенном состоянии, но для тебя это норма.
   - Раз у меня нет никаких проявлений огненной магии, то может пара закончить с моей проверкой?
   - Ты чуть не спалила комнату, деточка, - напомнила женщина. - Это не шутки, а значит до твоего возвращения в Академию мы должны быть полностью уверены, что ты держишь свои силы под контролем.
   - Все-то одно странное происшествие и теперь меня не доверяют, - наделась я. - Пусть тогда просто дадут мне пожить здесь месяц спокойно и, если к тому моменту дом уцелеет, значит я не опасна.
   - Тогда тем более нужно выявить причину того странного случая, - складывая вещи в свой чемоданчик она даже не смотрела в мою сторону.
   - Может это вообще не я.
   - Такой вариант тоже рассматривался, но следов чужой магии в вашей комнате не обнаружено, - нахмурилась женщина. - Может причина кроется в твоем взрослении?
   - В смысле?
   - Тера, а сколько тебе лет? - спросила она.
   - Тринадцать, предположительно, - насторожилась я.
   - Почему предположительно? - удивилась моя собеседница.
   - Потому, что никто не знает, когда я родилась, - пожала я плечами. - А когда меня нашли, мне по виду было лет пять. И мой день рождения стали праздновать в тот день, когда я попала в наше село.
   - Ты действительно выглядишь на тринадцать-четырнадцать лет, - кивнула згахарка своим мыслям. - А у тебя уже началось? - покраснела она.
   - Что началось? - не поняла я.
   - Ну, это... - ещё больше смутилась пожилая женщина.
   - Что это? - по-прежнему недоумевала я.
   - Вы с девочками наверняка обсуждали.
   Мы много чего обсуждали и с девочками, и с мальчиками, только вот не представляю, что именно может так смутить взрослого человека. В итоге я только беспомощно развела руками.
   - Ну, эти дни.
   - Эти дни? - нахмурилась я, пока не вспомнила, что мне шёпотом рассказывала Анита. - Это которые должны быть каждый месяц?
   - Да, - обрадовалась знахарка.
   - Тогда, нет.
   - Что значит нет? - удивилась моя собеседница.
   - Не начались, слава Богу, - улыбнулась я.
   - Ааа, - расстроилась женщина. - Значит, тут связи нет.
   - Наверно, - отмахнулась я.
   - Но, тебе же уже как минимум тринадцать, - нахмурилась знахарка. - Что-то ты поздний цветочек.
   Я только снова пожала плечами.
  

* * *

   Вниз Тера спустилась только к ужину, зато в хорошем настроение. Пройдясь по гостиной, она с таким любопытством разглядывала каждую деталь, что у Алмана невольно появилось неприятное ощущения, словно перед ним не его непутевая ученица, а совершенно другой человек.
   - Тера? - похвал он.
   - Ммм? - Вопросительно промычала она, не отвлекаясь от внимательного изучения, расставленных на камине памятных безделушек семьи Алман.
   - Ты в порядке? - прищурился он.
   - Да, конечно, - беззаботно отозвалась девушка.
   Учитель задумался, подбирая тему для продолжения разговора, но после визита Сандры, выбившей его из колеи, ничего умного в голову не лезло.
   - Есть хочешь? - не придумав ничего лучше, спросил он.
   - Можно, - ухмыльнулась девочка, так и не поворачиваясь к нему лицом. - Я голодная как зверь.
   - Отлично, - ударил в ладоши хозяин дома. - Как на счет солянки и бутербродов?
   - Эм, - замялась Тера, опустившись на корточки перед камином. - А мяса нет? Жуть как говядины хочется.
   - Мяса? А свинина в солянке уже не мясо? - возмутился магистр.
   - Да, что там той свинины, на один укус, - заканючила девочка. - А если её Сандра из школьной столовой принесла, то там вообще мясо клалось в общий котёл только для запаха, а потом перекочевало на стол к магистрам.
   - Так я и есть магистр, - напомнил Алман. - Думаешь мне что-то плохое могли принести.
   - Ладно уговорил, - с тяжким вздохом, поднялась она на ноги. - Давай попробуем солянку, но если я не найду там ничего кроме горелого сала и непроваренных жил, то съем тебя вместо коровы.
   - Договорились, - закатил глаза юноша.
   Проследовав на кухню, он занялся разогревом печи и выкладыванием ужина на сковородку. За его спиной за стол села Тера, почти сразу захрустев оставшимся после чаепития печеньем.
   - Алман, - спустя несколько минут позвала она. - А я красивая?
   Недомытая ложка выпала из рук учителя.
   - К чему этот вопрос? - отозвался он.
   - Просто так, - беззаботно отозвалась девочка. - Так красивая?
   - Красивая-красивая, - пробормотал себе под нос учитель. - С каких пор тебя стали волновать такие вещи? Мальчик в школе что ли понравился?
   - Нет, - равнодушно протянула она. - Вспомнилось вот, сколько внимания своей внешности уделяет Анита. Для неё очень важно, нравится людям. Кстати, а я тебе нравлюсь?
   - Нравиться можно не только внешне, - поставив перед девушкой тарелку, преподавательским тоном заговорил Алман. - Кто-то может нравиться, как человек, как друг, как артист, а для кого-то важна только внешняя привлекательность.
   - Поняла, - перебила Тера, глядя прямо ему в глаза. - А лично тебе я внешне нравлюсь.
   - Ешь, лучше, - повысив тон, он опять вернулся к скопившейся в раковине посуде.
   Взгляд ученицы ему очень не понравился. Подчеркнутые черным карандашом, ярко голубые глаза смотрели на него взрослым, холодным и каким-то плотоядным взглядом, как на поросёнка на рынке.
   - Что за глупые рассуждения на ночь глядя? - негодовал он. - Глаза ещё зачем-то накрасила.
   - Я ничего не красила, - искренне удивилась девочка, даже голос стал выше, как у ребёнка.
   - Как не красила? А это что? - обернулся Алман и застыл с открытым ртом.
   То как он видел Теру минуту назад, и то как она выглядела сейчас отличалось как небо и земля. Перед ним сидел обычный подросток, со слегка растрёпанными волосами и невинно хлопающими глазами. А до этого, она казалась старше, стройнее, с собранными в аккуратный хвост волосами и подведёнными голубыми глазами.
   Вот оно, глаза!
   Почему они были голубыми, когда у его подопечной темно-карие?
   - Адман? - сглотнула ученица. - Ты в порядке?
   - Да, конечно, прости, - затараторил он.
   Девушка только не понимающе пожала плечами.
   - Кстати, я тут подумал, раз уж ты всё равно не в школе, может стоит позвать сюда твоих родных? Ты же соскучилась по своим приёмным родителям? - предложил хозяин дома.
   - Было бы здорово, - вздохнула Тера. - Но они не приедут.
   - Почему?
   - В их возрасте второй раз совершить такое длительное путешествие, тем более зимой, слишком сложно.
   - Ты права, - нахмурился магистр. - Тогда может пригласишь друзей? Комнат тут много.
   - Зачем? - опешила девочка. - Меня же вроде как специально от них оградили, чтобы никто не пострадал. А тут пригласить их в один дом с огневиком, да и ещё и деревянный дом?
   - Точно, что-то у меня с памятью не то, - нервно усмехнулся учитель. - И с глазами, кажется тоже.
  

Глава 10. Школьная практика.

  
   Закончив сборы, я снова застыла у зеркала. Похлопала себя по щекам, открыла рот, вытаращила глаза. И что это Алман стал дергаться от каждого моего взгляда? Лицо, как лицо, глаза, как глаза. Почему он говорит, что я, то использую косметику, то у меня зрачки меняются на ярко голубые. Да и сами глаза становятся больше.
   Вот и прошло два месяца моего заточения. За это время почти растаял снег, превратив дороги в коричневое месиво, я поняла, что индивидуальное образование - это настоящая пытка, у Алмана совершенно отчётливо стало дергаться нижнее веко правого глаза, а уважаемые магистры убедились, что я не огневик.
   Причину происходивших со мной несчастных случаев никто тоже так и не понял. Не желавшие признавать своей ошибки знахари, выдали мне заключения, что я потенциальный огневик, но за счет излишнего развития прочих магических способностей, загубивший свой уникальный талант.
   Спорить ни я, ни Алман не стали.
   В итоге, никакие последствия кроме отдельной комнаты в общежитии и очередного испытательного срока, за бесконтрольно устроенный мною пожар мне не грозили.
   - Тера! - выбежала мне на встречу Анита.
   Спрыгнув с лошади, я с радостью обняла свою школьную подругу.
   - Госпожа, Маренти, - окликнул её ректор.
   Но внимания на эти выпады мы не обращали. Особенно видя, как и остальные одноклассники обступают нас плотным кругом.
   - Привет, непутевая, - радостно улыбаясь, похлопал меня по плечу Леон. - Насколько мы можем тобой гордиться? Сколько домов ты сожгла за эти месяцы?
   - Пока ноль, - усмехнулась я. - Но как только попаду к тебе в гости сразу начну исправляться.
   - Госпожа, Абадан, - подушила к нам Нишатай. - Вы помните, о правилах предосторожности, которые вам следует соблюдать в словах и действиях?
   - Разумеется, - прошипела я.
   Хоть бы поздоровалась. Так обижена, что я не попала в интернат или куда она там меня хотела отправить для опытов?
   - Тогда избегайте подобных столпотворений. Это может угрожать здоровью учеников.
   - Комиссия признала, что я не опасна для других людей, - напомнила я.
   - Это не значит, что они оказались правы, - задрала нос наша учительница. - Знаете поговорку? Бережёного Бог бережёт, - и гордо удалилась.
   - Вот грымза, - зашипела я ей вслед. Вроде не услышала. А жаль.
  
   В этот раз мне выделили отдельную комнату и первые два месяца пристально следили, чтобы чего странного не случилось. Я тоже старалась вести себя предельно аккуратно, чего очень поспособствовали индивидуальные занятия с Алманом. Теперь я лучше понимала, что от меня хотят увидеть на практических занятиях и чего не следует говорить при изучении теории.
   Так как после отбоя поговорить мне теперь было не с кем, я к собственному удивлению полюбила читать. Не учебники по естествознанию или истории магический учений, конечно, а художественную литературу, которой меня теперь снабжал Наставник из недр своей семейной библиотеки.
   Меня не только увлекал приключенческий сюжет. Читая книги, я начала в мельчайших подробностях представлять себе детали интерьера или одежды, описанные автором. Сначала это были только фантазии, потом я начала пытаться создавать фантомы представляемых предметов. В какой-то момент я поняла, что могу не просто создать иллюзию, а сделать её по-настоящему реальной. Ложки, стулья, наряды, появлялись и исчезали по моему желанию. Единственное, что безумно расстраивало - это золото. Ну вот не хотело оно получаться настоящим и всё тут. Как, впрочем, и еда.
   После нескольких месяцев практики, сказочный мир в буквальном смысле кружился вокруг меня по комнате, словно я сежу на кровати в самом тем центре событий, тем не менее оставаясь не замеченной для их героев.
   Очень хотелось, рассказать кому-нибудь о своих новых возможностях. Например, Алману или одноклассникам, но пока я сама не была уверена, настолько безопасен этот эксперимент окажется для них, предпочитала держать язык за зубами. Может быть потом, когда загоревшаяся комната немного сотрется из их памяти.
  
   Мои зимние приключения, едва не поставили под угрозу первую школьную практику в конец четвертого года обучения. Союз магов, вроде уже и не ставил под сомнение, что я не представляю угрозы для других учащихся. И голубоглазого незнакомца, разыскивающего кого-то похожего на меня уже давно никто не видел. Но какая-то дилемма продолжала мучать ректора.
   После итогового собеседования, он попросил меня подождать за дверью, а сам долго о чем-то беседовал с мои временным опекуном. Я не подслушивала. Не потому, что не хотела, а потому, что Алман быстро раскусил моё магическое присутствие в комнате, и так же удаленно влепил подзатыльник.
   - Всё, - выйдя спустя час, устало выдохнул он. - Иди собирать вещи. Завтра ты едешь в составе нашей группы.
   - Ура! - запрыгала я на месте.
   - Сильно не радуйся, - грозно зыкнул наставник. - Всё опять под мою ответственность. Одна выходка и отправлю обратно в школу, продолжать практику в архиве библиотеки.
   - Не пугай, ничего ты мне не сделаешь, - фыркнула я, и показав преподавателю язык, побежала рассказывать всё Аните.
  
   И чего я так хотела на эту практику. Кто ж знал, что мы просто будет тащиться верхом от одной достопримечательности к другой и изучать историю магии. То памятник какой покажут, то поле сражений тысячелетней давности, то дом-музей кого-нибудь из великих магистров прошлого. И всё это под "романтичным" антуражем банального похода, с ночевкой на голой земле, удобствами за кустами и сомнительного качества блюдами, приготовленными дежурными одноклассниками в походном котелке.
   В итоге изредка попадающиеся на нашем маршруте третьесортными харчевни, и кишащие клопами постоялые дворы стали для нас настоящим праздником. В тоже время было безумно весело и на ночных посиделках, и за готовкой, и на скучных экскурсиях мы находили над чем посмеяться.
  

* * *

   Алман после ночного дежурства мирно покачивался в седле опустив голову чуть ли не до самого рожка на передней луке седла.
   Вообще-то дружество было не его, а моё, только вот, выданные нам школой, пугливые лошади, почему-то испугались моего предложение надеть на них торбы с овсом и разбежались на леску несмотря на стреноженные копыта. Их-то мой Наставник пол ночи и собирал в одну кучу. Пока я сидела в сторонке и старалась лишний раз не попадаться им на глаза. Что ж поделать если они иногда меня бояться? Причем по совершенно непонятной для нас причине.
   В общем теперь я старалась ехать рядом с Алманом, украдкой подстраховывая от падения с лошади.
   Солнце давно достигло зенита. Теперь уже не только мы, но и лошади всем своим видом показывали, что неплохо бы устроиться на привал где-нибудь в тенечке. Магистр Ултан упорно гнал нас вперед, к какой-то безумно прекрасной полянке "буквально вот за тем поворотом". Когда мы поняли, что скоро объедем лес вокруг, так и не достигнув нужной цели. Учитель сдался и предложил устроиться на обед в леске на другой сторону поля.
   Пока магистр не успел опомниться и передумать, ребята пришпорили лошадей и понеслись разбивать место стоянки.
   - Куда? - крикнул опешивший Ултан, стегнув своего коня по крупу. - Стоять!
   Конечно, его никто не послушал. По крайней мере я не видела, чтобы хотя один ученик снизил скорость. Мы с Алманом остались одни. Подтянув его коня за узду, я медленно направились следом, как вдруг услышала голоса.
   - Дитя, - раздался смутно знакомый голос.
   - Смотрите, дитя...
   Я завертела головой, но никого не увидела.
   - Осторожно! Там маги.
   - Дитя в опасности!
   - Скорее!
   - Где? - насторожилась я.
   - Алман! Тера! - закричал уже успевший слезть с лошади магистр Ултан. - Скорей сюда! Драконы!
   Алман дернулся, захлопав сонными глазами. Обменявшись ничего не понимающими взглядами, мы синхронно запрокинули головы. Солнце ударило в глаза, заставив меня зажмуриться и тут точно над нами пронеслась огромная тень.
   Ещё не успев понять, что увидела, я услышала, полный ужаса вздох своего наставника и почувствовала, как начинаю заваливаться на спину. Мои быстро оценившая опасность до этого флегматичная лошадка, попросту скинула меня на землю и унеслась в сторону нашей группы.
   Больно приложившись о землю, я заменила, как Алман пытается усмирить своего коня, страстно желающего последовать примеру моей предательницы.
   - Нет, дитя! Спасите её! Скорее!
   Истошный женский крик раздался совсем рядом.
   Повернувшись в его сторону, я увидела, как три здоровенный дракона, черный, красный и красно-рыжий пикируют вниз буквально в ста метрах от нас.
   Они нападают? Как коршуны? Значит там кто-то есть? Дитя! Ребёнок! Женщина и ребёнок! Им нужно помочь!
   Не отдавая отчета своим действиям, я подскочила на ноги и что было сил понеслась к драконам, ставя над собой непроницаемый магический щит. Всего несколько секунд и вот я уже совсем близко. Настолько, что могу разглядеть, застывших передо мной двух драконов и голубоглазого незнакомца. Только встретившись с ним взглядом, я услышала отчаянный крик своего наставника:
   - ... Вернись!
   Но отступать оказалось некуда. Со всех сторон на землю опускались драконы.
   Около десятка разноцветных голов, изучали меня любопытными взглядами, тихо перерыкиваясь друг с другом. Я прекрасно осознавала, что это не человеческая речь, но каким-то образом понимала значение отдельных звуков:
   - Она...
   - Наконец-то...
   - Какое чудо...
   - Выжила...
   - Такая маленькая...
   Я вертелась на месте, то и дело натыкая взглядом на глаза со змеиными вытянутыми зрачками. Мой шит рос сам собой. Я ждала нападения. Вот сейчас одна из морд раскроет пасть и вцепиться в меня своими огромными звериными зубами. Но они только выпускали из носа струйки пара, принюхивались и разглядывали меня со всех сторон.
   - Террелея, не бойся. Теперь ты в безопасности, - миролюбиво заговорил незнакомец.
   - Это твоих рук дело? - разозлилась я. - Выпусти меня немедленно.
   Драконы образовали во круг настоящую стену из своих тел. Я не видела и не слышала, что происходит с той стороны. От чего становилось ещё страшнее.
   - Я столько лет тебя искал, - как из сна, с каждым шагом он подходил все ближе. - Ты должна вернуться домой.
   - Я тебе не верю! - крикнула я. - Оставь меня в покое.
   - Нет, - перестав улыбаться, заявил он, не терпящим возражения тоном.
   Дракон рядом со мной подпрыгнул, оглянувшись назад зло ощетинился.
   - Тера, беги, - скомандовал, показавшийся в прорехе между лап зверя Алман.
   Уговаривать меня было не нужно. Пока рыжий дракон отвлекся, пристально изучая свой дымящийся хвост, я сорвалась с места и понеслась на встреча магу, нашептывающему новое боевое заклинание.
   - Стоять, - голубоглазый нагнал меня всего через несколько шагов, поймав в кольцо рук и подняв в воздух, как невесомую игрушку.
   - Пусти, - закричала я, задергав ногами в воздухе.
   От страха и обиды из глаз брызнули слезы. Вырваться из этой медвежьей хватки незнакомца не получалось, как бы я не пиналась и не вертелась в его руках. Видя это теперь уже Алман побежал мне на встречу, скидывая с левой руки один огненный шар за другим. Драконы взмахнули крыльями, поднимая в воздух пыль и поломанную траву. Поведения мага не причиняло им ожидаемого вреда, но вызывало шквал возмущения.
   - Грутю ке, - зло скомандовал схвативший меня мужчина.
   Не понимая значения слов, я покрылась гусиной кожей от охватившего меня ужаса.
   Два, стоящий ближе всего к нам дракона, развернулись к моему наставнику и загудели, как пламя в печной трубе. Мой опекун, резко затормозил, и споткнувшись, упал на землю, во все глаза уставившись на пасти драконом, как в замедленной съемке выплескивающих на него струи огня.
   - СЕРАЙ! - в отчаянии закричала я.
   Алман успел выставить щит, но он не способен защитить своего хозяина от смертельного пламени драконов. Маг перевел взгляд на меня и виновато улыбнулся. Он тоже понимал, что для него это конец.
   - НЕТ! - завизжала я на одной ноте, дернувшись изо всех сил. Руки разомкнулись и почувствовав, что могу двигаться, я выставила ладони вперед направляю всю свою силу к нему, в надежде укрепить его защиту.
   Магия потекла из меня со скоростью горной реки, тело свело, а дыхание остановилось. Долгие несколько секунд я не видела перед собой ничего кроме огня, но тот факт, что щит Алмана откликается мне даже через это толщу жара вселял в меня надежду, что шанс есть.
   Сколько можно не дышать?
   Не знаю на сколько хватило меня. Я боялась опустить руки, остановить поток силы. Держала его даже когда от нехватки кислорода закружилась голова и потемнело в глазах.
   Неожиданный рывок и я провалилась в темному.
   - Алман, - в последний раз мысленно прошептала я.
   * Грутю ке - убить его.

Глава 11. Наездники драконов.

   Огонь перестав вырываться из пасти последней ящерицы, как раз в тот момент, когда сил держать щит уже не осталось ни на секунду. Теперь две пары желчных глаз смотрели на Алмана со смесью удивления и любопытства.
   Маг попытался подняться, но только перевалился на бок, обнаружив, что находится на небольшом уцелевшем пятачке травы. Вокруг него догорала земля, камни медленно оплывали, поблескивая застывающими гранями, а скопившийся вокруг раскаленный воздух с жадностью отбирал оставшийся под защитным куполом кислород.
   Всё тело ныло, лицо горело, как после целого дня на солнцепёке, а в пересохшее горло при каждом вздохе впивались тысячи мелких иголочек.
   - Тера, - прошептал Алман, мгновенно зайдясь кашлем, вглядываясь за спины расплывающихся перед глазами драконов.
   Девушка была без сознания. Тряпичной куклой она повисла в руках черноволосого незнакомца. Тот открыл рот, по-видимому крикнув что-то столпившимся вокруг драконам. Одна из рыжих зверюг подошла ближе, протянув к голубоглазому юноше передние лапы и незнакомец, положил на них тело девушки. Оглядел её с ног до головы, и принялся осторожно расстегивать пуговицы на её рубашке.
   - Убери от неё руки, - прохрипел Серая, рывком вставая на ноги, но увы так же быстро снова упал на колени.
   Ближайшие драконы скосили глаза в его сторону, а стоящих среди них человек, вытащил из-под одежды девушки, спрятанный от посторонних глаз амулет из драконьей чешуйки. После чего, скомандовал что-то на рычащем диалекте.
   Рыжий дракон неуверенно посмотрел на свои лапы и, бережно перехватив Теру, прижал её к груди, как маленького ребёнка.
   - Отпусти её, - уже громче, крикнул наставник необычной ученицы.
   Но большая часть драконов взмахнули крыльями и взмыли в небо.
   - Нет, - с ужасом простонал Алман, наблюдая, как его подопечная скрывается в облаках. - Тера.
   Сбоку раздалось удивленное хмыканье, переведя взгляд, маг увидел черноволосого юношу, медленно направляющегося к нему по раскалённой, ещё местами горящей земле. Языки пламени отлизывали его ноги, но на черных брюках юноше ни одна ниточка даже не обуглилась, не говоря про то, чтобы загорелась.
   Остановившись на расстоянии метра от магистра, голубоглазый наградил его презрительно-изучающим взглядом, словно смотрел на не додавленного таракана, пытающегося уползти от его сапога в укрытие.
   - И оно того стоило? - сам у себя спросил он.
   - Верни Теру, - потребовал Алман, что стоя на коленях выглядело не убедительно.
   Незнакомец не удосужился его ответом, а только посмотрел на красный амулет в своей руке и швырнул его пол ноги магу.
   - Ты её золото? - равнодушно спросил он.
   - Она моя подопечная, - повысил голос Алман.
   - Слабый глупец, - презрительно выплюнул темноволосый юноша. - Считай, что твоя жизнь - награда за её. - И, развернувшись, к подставившему крыло дракону, за три шага запрыгнул на спишу огромному огнедышащему зверю.
   - Я найду тебя, из-под земли достану, - закричал Серай.
   А дракону синхронно взмахнули крыльями и очень быстро скрылись за лесом.
  
   Алман принял все меры предосторожности. Район практики было выбрано из расчета, как можно дальше от мест появления незнакомца, разыскивающего неведомое дитя. Маршрут школьной группы предварительно контролировался боевыми магами. Каждый день он получал информацию о ситуации вокруг них, готовый в любой момент скорректировать передвижения группы, уведя всех детей в безопасное место.
   Кто же знал, что беда придет с неба.
   Школьники, во главе с одним оставшимся учителем, доставили Магистра Алмана к знахарям только спустя сутки после случившегося. Если бы не невозможность полноценно держаться в седле, он бы не стал тратить время на медицинскую помощь. Только вот ожоги не хотели заживать без медицинских снадобий, перевязок и заговоров.
   Так прошли ещё сутки.
   Группа боевых магов прибыла в городок Проское, но вот идти на поиски пропавшей девочки отказались на отрез. Ни у кого кроме Алмана не возникало сомнений относительно судьбы Теры.
   В момент появления драконов все кроме опекуна девочки находились на приличном расстоянии. Магистр Улмат загнал учеников подальше в лес, чтобы хоть как-то обезопасить их от нападения плотоядной стаи. Со стороны он видел только как Тера оказалась в окружении драконов, как его коллега, пытаясь помочь своей ученице, попал под огонь драконов и только чудом сумел выжить. Так же с большого расстояния, ребята видели, что в лапах поднимающейся в небо огнедышащей зверюги что-то было.
   Но вот голубоглазого незнакомца не видел никто. Всё время получилось так, что драконы загораживали его от посторонних взглядов, не специально, вроде бы, но так в появление человека в стаи древних хищников не мог поверить никто.
   Видимо поэтому слова Алмана о наезднике драконов не воспринимались всерьез. Сначала решили, что это бред большого из-за поднявшейся температуры, потом обман зрения, но чем сильнее магистр настаивал на своей правоте, тем больше окружающие его люди приходили к мысли, что это навязчивая идея, вызванная психологической травмой от гибели девочки на его глаза.
  
   Магистр собирал вещи, то и дело морщась от боли, вызванной резкими и не аккуратными движениями.
   - Это глупо, - вздохнул, сидящий на соседней кровати мужчина.
   - Мне плевать, что вы думаете, я должен её найти, - в очередной раз огрызнулся Алман.
   - Я понимаю, что тебе тяжело смириться с потерей, но давай рассуждать логически. Даже есть она осталась жива, какой от этого прок драконам? Ты потащишь домой, подобранную на улице куропатку, для какой-то иной цели, кроме ужина?
   - Мы ничего не знаем о драконах, - развернулся к нему Алман. - Почему они напитаны магией? Почему могут говорить на человеческом языке? Откуда у них появилось такое щепетильное отношение к честному поединку? Это Тамилия Ниша пусть рассказывает своим ученикам, что драконы тупые первобытные ящеры, но мы же знаем, что на самом деле это не так? И я кажется, знаю причину этих странностей.
   - Наездники драконов, - закатил глаза Захарий (один из приехавших для охраны учеников наемник). - Эту сказку мы от тебя уж слышали.
   - Это не сказки, черт подери! - закричал Магистр. - Сам подумай. Это многое ставит на свои места. Они учат драконов говорить. Они устанавливают правила. Возможно, они и наделяют драконов магией. А золото. Зачем драконам золото? Что-то я не помню ни у одного из них золотых украшений. Возможно, они собирают золото именно для своих хозяев. И те могут безбедно существовать где-нибудь в горах, ведя активную торговлю с соседними городами и странами.
   - Ты сам себя слышишь? - постучал себя по голове маг. - Драконы хищ-ни-ки! Они за ночь могут сожрать стадо коров, если те остались без присмотра. А ты говоришь, что ими управляют люди? Да одна разозленная зверюга сожрет их при первом же удобном случае.
   - Я видел наездника, так же хорошо, как вижу сейчас тебя, - сузил глаза Алман. - И никто не собирался его есть, а только покорно наклонял голову и вытягивал лапы по первому его приказу.
   - Друг мой, - поднялся со своего места Захарий. - Ты ранен. И твои раны не только физические. Тера была для тебя родным человеком, но нужно смериться. Её больше нет. Если её не съели сразу, то значит понесли детёнышам. Никто ещё не вернулся от драконов живым. Ни корова, ни человек. Чтобы тебе не показалось, но руководит этими тварями только голод или жажда золота, причем именно в таком порядке. А Тера увы не золотой слиток, а всего лишь человек.
   - Он был там, понимаешь? Тот голубоглазый некромант, который уничтожил гарнизон, который разыскивал дитя. Я уверен, он искал Теру, потому что она одна из них, - прошептал Алман, словно рассказывая страшную тайну. - Он не убьёт её. Я уверен, но всё равно не успокоюсь, пока не верну свою ученицу домой.
  
   Последней деталью сборов стали вещи Теры. Конечно, Алман не стал брать одежду. Взял только сложенную в кожаный мешочек коллекцию золота и надел на шею её амулет, в виде чешуйки дракона. О назначении этого предмета он не знал, но раз девочка так им дорожила, её Наставник не мог оставить его на других людей.
   Драконы улетели на восток, в сторону гор. Как они оказались так далеко от места обитания, не мог понять никто из магов. Ещё неприятнее оказалась новость, что проследить их маршрут попросту невозможно. Даже при условии ясной погода, державшейся в королевстве, никто из близлежащих деревень не заметил такой огромной стаи.
  
   Магистр продолжал свои поиски больше года. Добрался до самых вероятных мест проживания драконов. Даже пытался подняться в горы. Но после падения со скалы, где его чудом зависшего на парапете, нашла пара купцов, понял, что скорее погибнет, чем доберётся до правды.
   Поднять такую работы в одиночку не реально. Все его запросы в Союз магов остались без ответа. Весь мир вокруг словно сошел с ума. Никто не желал верить его словам. И даже приемные родители Теры отнеслись к известию о её гибели абсолютно спокойно. Алману, даже стало казаться, что это он лишился рассудка от безнадежности затеянных поисков.
   Последней надеждой стала Академия. Если уговорить ректора, то возможно, тот сможет повлиять на Союз. Заинтересовать его перспективами получения новой, важной информации о драконах. А то заключить взаимовыгодное сотрудничество с наездниками.
   На этот раз, он решил действовать лично. И вернулся в столицу, как раз к началу нового учебного года. Школа за время его отсутствия нисколько не изменилась, как всегда оставшись равнодушной ко всем жизненным перипетиям Серая. Разве, что немного покосившийся после устроенного Терой полета экзаменационный павильон, вызывал у него улыбку. Месяц в него отказывались заходить ученики и магистры, ставшие свидетелями грандиозной демонстрации талантов сельской девчушки.
   Магистр Карант распорядился сразу провести молодого человека в свой кабинет, если и выглянул за дверь, чтобы убедиться, что никто их не подслушивает и только после этого обнял сына, своего старого приятеля.
   - Я рад, что ты в добром здравии и наконец, решил вернуться к нормальной жизни.
   - Надеюсь, что это ненадолго, - развеял его иллюзии маг.
   Откладывать разговор в дальний ящик от не стал, с ходу выложив цель своего визита.
   - Я не знаю, смогу ли я чем-то тебе помочь, - замялся ректор. - Давай-ка для начала ты немного отдохнешь. Отоспишься. А я пока подниму свои контакты в Союзе. Поговорю с министрами. Может кого-то заинтересуют твои идеи про наездников, и у нас получится выбить финансирование не на спасательную, как ты просишь, а научную экспедицию.
   Так как финансы Алмана и до его годового отпуска не поражали свои объемом, то по прошествии времени, вообще стремились к нулю. Поэтому было решено, разрешить бывшему учителю провести курс лекций по боевой магии и несколько практических занятий, в частности по обороне и уничтожению кровососущей нечисти, в частности вампиров. Что-то те расплодились последнее время.
   В поисках необходимой литературы, для подготовки первого занятия, Магистр спустился в главное хранилище библиотеки, где к собственному удивлению очень быстро перешел к древним книг, свиткой и рукописей о драконах.
   Самое интересное, что нашлось в недрах бескрайнего подвала знаний оказался старенький, потертый свиток с дырками и затертыми кое-где словами. Говорилось в нем, судя по читаемым огрызкам о двух сестрах. Одна из которых стала прародительницей магов, а вторая пропала в лапах дракона. С тех пор маги и стали мстить драконам за их кровожадность и прожорливость.
   Вспомнив Теру в руках дракона, Алман невольно зажмурился, стараясь отогнать от себя дурные мысли. А если все они правы? Если её действительно уже давным-давно нет в живых? Что ему тогда остается делать? Вернуться в школу? Или найти драконов, окруживших их на той злосчастной дороге и отомстить за последнего родного человека?
   - Вы уверены, что допускать его до занятий целесообразно? - раздался со стороны входа голос магистра Перкета. - Все же год скитаний не могли пройти бесследно для его морального здоровья.
   - Оставьте ваши гнусные намеки, - устало возразил ректор. - Да, под действием стресса он несколько увлекся сумасбродной идеей. Но я уверен, что пара недель в нормальной, привычной обстановке и он сам поймет абсурдность своих умозаключений.
   - Надеюсь, что вы правы и его появление в школе не повлечёт за собой новую волну домыслов о той девчонке, - хмыкнул магистр. - Всё что не делается, всё к лучшему. А вот к парню стоит присмотреться повнимательнее. Сумасшедший маг, вместо неуправляемой магички союзу не нужен.
  
   Первое занятие прошло для Алмана как в тумане. Он просто читал с листа заранее заготовленную лекцию, а в голове крутился разговор магистров. Ему не собирались помогать, скорее напротив, стремятся избавиться, как от последнего напоминания о Тере. Как только его признают сумасшедшим и о карьере, и о поисках придется забыть. А Перкет не остановится на пути к своей цели.
   Наставник, так увлекся своими мыслями, что даже не заметил для какого класса проводит занятия. Ребята же узнали его в первой минуты появления в аудитории.
   - Магистр Алман, - сразу после окончания урока, ученики по вскакивали со своих мест и окружили бывшего учителя.
   - Вы знаете, что-нибудь о Тере?
   - Вы её нашли?
   - Вы её видели?
   - Увы нет, - не поднимая глаз от учебника, тихо отозвался учитель. - Мне ничего не известно. И учитывая, сколько уже прошло времени, боюсь, что и не удастся больше ничего узнать.
   Класс притих, настороженно переглядываясь друг с другом.
   - Не опускайте руки, - первым прервал разочарованное молчание Леон. - Вы сможете её найти. Правда ведь, ребята? Она не могла умереть. Мы уверены.
   - С чего вдруг? - не весело усмехнулся Алман.
   - Мы её видели, - чуть слышно, прошептала Анита.
   - Что? - опешил учитель. - Где? Когда?
   - Во сне, - опустив глаза, пояснила девушка.
   Магистр уже собирался рассмеяться, но ещё несколько учеников одобрительно загудели.
   - Она сказала, что у неё все хорошо, - чуть наклонившись вперед прошептала Анита. - Просила за неё не беспокоиться и спрашивала о вас.
   - Да, да, - закивал Леон. - Первое, что она спрашивала - это живы ли вы.
   - Вы уверена? - пораженно промямлил учитель. - Это же всего лишь сны.
   - Уверены, - за всех ответила Анита. - Уж слишком реальные сны с её участием. А один раз был общий для всех сон. Она пыталась, доказать, что не плод нашего воображения.
   - И... - замялся Алман. - Как она выглядела? Во сне.
   - Нормально выглядит, - усмехнулся Юнг. - Только вот глаза стали ярко голубые и краситься она стала сильно.
   - Точно, - обернулась к нему одна из девушек. - Как у того парня, который в первом сне был.
   - Ага. Был такой, - кивнул Леон. - Злой, как черт и смотрит все время исподлобья. Как волк дикий.
   - На кучку щенков, - засмеялась Анита. - И противно, и убить нельзя.
   - От одного воспоминания жутко становится, - передернул плечами парень.
   - Голубоглазый, - прошептал себе под нос учитель.
   Получив от ребят подробное описания спутника Теры по снам, Алман пришел к выводу, что это тот же самый наездника на драконах, которого он видел в день похищения своей ученицы. В значит сны действительно не просто фантазия ребят, а как-то связаны с реальностью.
   - Она что-нибудь говорила, о том где сейчас находится?
   - Нет, - нестройным хором ответили ребята.
   - Она вообще стала не многословна, - вздохнула Анита.
   - И постоянно озирается, словно её могут подслушать.
   - Может есть, хоть какая-то зацепка? - не мог успокоиться наставник. - Может местность какая-то приметная.
   - Темно в её снах, - вздохнула Анита.
   - Как в пещере, - хмыкнул один из парней.
  
   Больше не прося помощи у ректора, что несказанно радовало последнего, Алман отработал положенные два месяца, скопив мало-мальски вменяемую сумму денег и направился в родное село Теры.
   Её приемные родители встретили мага на удивление приветливо. Даже пригласили переночевать у них. Извинившись за случившееся, магистр к своему удивлению услышал философское:
   - Что уж там. С каждым могло случиться.
   - Вы тоже видели сны с Терой? - догадался Алман.
   Пожилые хозяева настороженно переглянулись.
   - Она тебя нашла? - переспросил глава дома.
  
   Оказывается, им тоже снились сны. Такие же, как и школьникам Академии.
   Первый раз Тера появилась за день, до письма ректора о трагедии на практике.
   - Она появилась совсем ненадолго, - улыбнулся её приемный отец. - Стояла за руку с каким-то парнем. Он контролировал каждое её слово и действие, то и дело одергивал и рычал, словно пытался что-то сказать.
   - Сама Терочка была какая-то взъерошенная, испуганная, с шальным взглядом. Сказала, только, что с ней всё в порядке, и чтобы не верили рассказам магистров, - вздохнула тетушка. - Неприятное чувство осталось от этого сна, но в тоже время мы не сомневались, что она действительно жива.
   - Она говорила, что-нибудь о том, где находится?
   - Пыталась, - нахмурился мужчина. - Но, ей не дали. Я понял, только что это место её пугает. Она сказала, что сейчас дома, но там всё странно и непонятно. Видимо, поэтому она и выглядела такой запуганной.
   - Точно, она сказала, что там странно, но я не поняла, что это значит: хорошо или плохо. А её спутник не дал продолжить разговор, дернул её за руку, и я проснулась.
   - Вы видели один и тот же сон? - уточнил Алман.
   - Нет, - усмехнулся дядюшка. - В тот раз, мы видели её по отдельности. Слова и события не совпадали. А вот спустя полгода, сон действительно был один. На этот раз черноволосого парня мы заметили не сразу. Тера выскочила как из ничего и побежала к нам обниматься, а тут он. Как схватил её за шиворот, как тряхнул в воздухе. Глаза злые. Брр.
   - Терочка аж вся сжалась под его взглядом, - всхлипнула приемная мать. - Больше уже и пыталась к нам приблизиться. Говорила из далека, да на своего сопровождающего все оглядывалась. Словно ждала подтверждения, что правильно себя ведёт. Никогда раньше за ней такого не водилось.
   - Она его боится? - ужаснулся Наставник.
   - Нам откуда знать, - пожал плечами хозяин дома. - Она действительно сильно изменилась. Словно её принудительно переделали. Последний раз мы выдели её летом. На этот раз одну. Повзрослевшую и холодную, с ярко голубыми глазами, как у него. И какую-то другую. Будто он её вылепил по своему образу и подобию. И это всё за какой-то год.
   - Сказала, что соскучилась по моей стряпне, - виновато улыбнулась женщина. - И намекнула, что заглянет в гости, когда будет такая возможность. Вот мы и надеемся, в скором времени её увидеть. Тогда и расспросим, что и как произошло.
   - А с чего вы взяли, что она меня ищет? - затаил дыхание бывший учитель.
   - Она о вас спрашивает, каждый раз, как появляется в наших снах, - пожал плечами приемный отец. - Шепотом и украдкой, словно задает запрещенный вопрос. В первый раз юноша рядом с ней, презрительно ухмыльнулся. Во второй раз демонстративно вздохнул, показывая, как ему надоело это слушать.
   - А в последний раз сокрушалась, что не может вас найти, - посмотрев на мужа, продолжила за ним хозяйка дома. - Сказала, что вы от неё закрылись. Злитесь за что-то, наверно.
   - Нет, - перебил её Алман. - Я не злюсь и не прячусь. Наоборот, всё последние месяцы я пытался её найти.
  

* * *

   Несколько месяцев спустя.
   В этом году зима наступила рано и сразу пошла в атаку.
   Алман уже битый час прыгал на одном месте, вокруг импровизированного пикника, в тщетной попытке согреться. Драконов вокруг видно не было, и чем дольше тянулось время, тем отчётливее он понимал несостоятельность собственной гениальной идеи.
   Это ж надо было, поздней осенью притащиться в Богом забытое месте, где по слухам драконы выгуливают молодняк. Ладно бы ещё деревня какая была поблизости, чтобы после этого приключения была возможность поскорее оказаться в теплом доме и отогреть заледеневшие конечности. Так нет. Вместо теплой деревенской избы, к его услугам было только старое, занесенное снегом пепелище и постоялый двор в двух часах езды.
   Когда уже и конь стал прыгать на одном месте, показывая хозяину, что в скором времени обратно он пойдет на своих двоих, по причине заледенения единственного транспортного средства в округе, Алман начал собираться разложенный на узорчатом покрывале золотые побрякушки. Собственно, и собирать то было особо нечего.
   С высоты птичьего полета, увидеть можно было только тарелку и золотой кубок.
   Польстятся ли драконы на чайные ложечки и шпильки, маг очень сомневался. Вот Тера, она бы не упустила возможность пополнить свою коллекцию.
   - Так-так, - раздался скрипучий голос за спиной юноши. - Да, вы маги уже совсем оборзели.
   Обернувшись и встретившись взглядом со здоровенный желтоглазым монстром, Алман шарахнулся в сторону, едва на запутавшись ногами всё в том же покрывали.
   - И по-твоему я должен с тобой драться за эти подачки? - фыркнула серая зверюга, с малахитовыми крапинками вдоль спины.
   Определять возраст дракона в академии увы не учили, но при одном взгляде на возвышающегося над магом животного, Алман понимал, что тот разменял не первую сотню лет и к неопытному юнцу не относится уже слишком давно.
   - Я не собирался с вами драться, - стараясь не допустить дрожи в голосе, ответил маг.
   - Да не ужели? - сощурилась зверюга.
   - Можете забрать всё. Только поговорите со мной, пожалуйста.
   - И что я с этим всем буду делать? - грохочуще засмеялся дракон. - В зубах ковырять?
   - Ну, - нахмурился маг, глядя в хитрые прищуренные глаза своего крылатого собеседника. - Раз это не достойно вашего внимания, то мне ничего не остается как извиниться и отклониться, - пожав плечами, он опустился на корточки и быстро сложив покрывало вместе с его содержимым.
   - Стой, - прервал его дракон, придавив передней папой собранный магом кулек. - Разве ты не знаешь, что увиденной золото уже моё? Хочешь украсть у дракона его сокровище? - угрожающе прошипел зверь, выдохнув на мага струю теплого пара.
   - Значит поговорим? - вздрогнув всем телом от окапывающего его тепла, уточнил маг, только с опозданием осознав, что зверь не повторяет за ним слова, а ведёт совершенно осознанный разговор.
   - Давай поговорим, - согласился дракон, плавно перетекая на свою драгоценную добычу и вынуждая Алмана отойти в сторону, чтобы сохранить со зверем почтительное состояние. - Что ты хотел у меня узнать, маг? - презрительно выплюнул он последнее слово.
   - Я ищу девочку, - собравшись с мыслями заговорил маг. - Мою ученицу.
   - Забавно, - засмеялся дракон. - И ты просишь, чтобы я посмотрел её с высоты небес?
   - Нет, - покачал головой Алман. - Она где-то у вас. Её забрали драконы.
   - Если она напала на одного из нас, то ты должен понимать, чем всё закончилось, - зло прошипел дракон, поворачиваясь спиной к магу и расправляя огромные серо-зелёные крылья.
   - Нет, она не нападала, - закричал наставник, обегая дракона. - Её забрал черноволосый мужчина с голубыми глазами. С ним была целая стая драконов. И он называл её дитя. Дитя черной масти.
   - Дитя? - замер дракон. - Твоя ученица - дитя?
   - Я не знаю, что это значит, - развел руками Алман. - Но она моя ученица и я не могу бросить её в беде.
   - В беде, - задумался дракон. - А как зовут эту девочку?
   - Тера, - выдохнул маг. - Террелея Абадан.
   - Террелея, - задумчиво прогрохотал дракон.
   Из его уст это имя прозвучало как-то иначе. Более правильным, объемным, наполненным неким недоступным людям смыслом.
   - Увы, но я не слышал этого имени, - качнул головой чешуйчатый зверь, снова вставая на изготовку к полету.
   - Может Террелея Ашахе? - в очередной раз перегородив ему дорогу, маг расставил руки в разные стороны. - То есть Ашшъахэ, Террелея Ашшъахэ.
   - Ашшъахэ, - глаза дракона мгновенно округлились. - Ты знаешь Ашшъахэ?
   - Нет, это фамилия девочки, которую я ищу, - напомнил маг.
   - Ашшъахэ - это не фамилия, - закричал дракон, резко наклоняясь к магу, тот отшатнулся и упал на снег. - Ашшъахэ - это имя. Имя Великого Владыки. А вы, подлые твари убили его! Воспользовались ситуацией, когда он оказался в безвыходном и беззащитном положении, - с каждым словом зверь делам один резкий шаг вперед, буквально заставляя ошарашенного такой сменой настроения мага отползать назад. - Сколько ещё тысячелетий вы будите мстить нам за свою ущербность?
   Дракон неожиданно застыл на месте, Алман замер, боясь даже дышать и наблюдал, как узкие, вытянутые зрачки животного стремительно расширяются.
   - Что это? - пораженно прошептал зверь, не сводя взгляда с груди мага.
   Магистр ощупал свою грудь и схватился за оберёг Теры. Как объяснить дракону наличие у него чешуйки его краснотелого собрата он не представлял. Нужно было надежнее прятать оберёг под одеждой, но кто знал, что даже без драки его куртка расстегнётся.
   - Ты не похож на дитя, - отстранившись, зверь сел на попу, задумчиво почесав подбородок передней лапой.
   - Это оберег моей пропавшей ученицы, - наконец придумал с чего начать маг. - Я берегу его, для неё и надеюсь смогу вернуть.
   - Как говоришь зовут эту девочку? - на этот раз заинтересованно переспросил дракон.
   - Террелея, - с надеждой отозвался Алман, решив больше не добавлять фамилию.
   - Я правда не слышал этого имени, и не про какую девочку, найденную среди людей, тоже ничего не знаю, - вздохнул дракон. - Расскажи мне о ней?
   - Что именно рассказать? - поднявшись на ноги, удивился маг.
   - Всё что знаешь, - улегся на снег дракон.
   Учитель невольно поежился. Ему и раньше было не жарко, а теперь с пробравшимся под куртку снегом стало совсем уж некомфортно. Он обернулся к костру и приуныл окончательно. Собранные с таким трудом ветки частично прогорели, а остальные валялись на приличном расстоянии, случайно отброшенные чешуйчатым хвостом его собеседника.
   Зверь, проследил взгляд человека и самодовольно усмехнулся:
   - Не бойся, я не дам тебе замерзнуть, - заверил он, подставляя юноше всё тот же хвост. - Присаживайся. Так тебе будет теплее.
   - Спасибо, но думаю лучше не стоит, - с сомнением посмотрел на предложенный "стул" магистр.
   - Ой, вот только не надо, - фыркнул зверь, ловко ударил Алмана хвостом по ногам.
   Тот почти сразу приземлился пятой точкой на теплую округлую поверхность, с ужасом вспомнил про украшавшие весь позвоночник зверя шипы. Визуальный осмотр, осложнявшийся не поворачивающейся от избытка фантазии шеей, показал, что хитрая зверюга, просчитала этот момент и усадила человека на боковую часть хвоста.
   - Тера, она небольшого роста, - неуверенно начал маг. - Чуть ниже моего плеча. Волосы черные...
   - Нет, - возмущенно выдохнул дракон. - Зачем мне её внешность. Расскажи о ней самой какая она. Откуда взялась. Где вы встретились. И как к тебе попала частичка её сердца.
   - Сердца? - не понял маг.
   Дракон взглядом показал на его грудь.
   - Чешуйка? - понял учитель. - Она не имеет никакого отношения...
   - Рассказывай, - перебил его дракон.
   Алман рассказывал долго. Действительно начав с их первой встречи в небольшом провинциальном селе, и сам так увлекся, что не заметил, что солнце уже опустилось к горизонту и только к сумеркам его воспоминания подошли к концу.
   Дракон слушал внимательно, не перебивал и не задавал уточняющих вопросов. Только смеялся в казавшихся ему забавными моментах.
   - Это было увлекательно, - улыбнулся чешуйчатый зверь, поднимаясь на лапы. - Я запомню твою историю. И хоть и не могу найти её главную героиню лично, но я брошу клич, что некую Террелею ищет человек.
   - Спасибо, - улыбнулся учитель.
   - Только не стоит ждать её здесь, - прищурился зверь. - Я не в соседнюю пещеру загляну. А только расскажу новую историю. Так что вернись туда, где она сможет тебя найти, если захочет, конечно, - засмеялся он.
   - Боюсь, что это не лучшее решение, - нахмурился маг. - Я живу в столице. Не думаю, что она сможет добраться туда без посторонней помощи. А драконы, слишком заметное для тех мест средство передвижения.
   - А ты не думай, - прищурился дракон. - И не волнуйся за неё. Всё что я услышал даём мне уверенность, что твоя ученица жива, здорова и не даст себя в обиду. А вот захочет ли она показываться тебе на глаза - этого я знать не могу. Слишком далека она сейчас от тебя.
   - Я подумаю, над вашими словами, - кивнул маг.
   - Как знаешь, - хмыкнул зверь, перебирая лапами на месте, готовясь к прыжку. - И кстати, этот, как ты говоришь "оберег", лучше сними. Не тебе он подарен и не на тебя рассчитан. Частица сердца дракона тебя иссушит и сведет с ума. Да и Террелея твоя тебя с ней не найдем. Это же её тюрьма, а не золото.
  

Глава 12. Легенда драконов.

   Снова зима. Даже не верится, что прошел целый год. А сколько всего лет минуло с исчезновения Теры? Кажется, уже почти три. Сейчас ей должно исполниться около семнадцати лет. Жаль, что ни он, никто другой не видит её во снах.
   Серый дракон был прав. Всё постепенно вошло в привычную колею. Разве, что перспективы уже не столь радужны. Алман снова школьный учитель, только вот на этот раз с противоречивой репутацией. Союз, после разлетевшихся из Академии слухов, во избежание гнева высокопоставленных родителей, не допустил его к индивидуальным занятиям с учениками и запретил выступать наставником у какого-либо класса. Практические занятия тоже озвучены, как нежелательные, но ввиду расплывчатости формулировку, в письменную рекомендацию данный пункт не вошел.
   Как итог Магистр превратился в мальчика на побегушках. Приезжает в школу по вывозу. Читает курс общеобразовательных лекций, проводит коллоквиумы. Составляет тестовые задания для зачетов и готовит к ним студентов. В общем занимается всем, чем можно занять нерадивого выпускника факультета теоретической магии.
   В довершении к этому, Алману запретили жить в школе на постоянной основе. Теперь он может ночевать в стенах преподавательского общежития Академии не больше трех ночей подряд и исключительно в гостевой комнате. То есть жить там постоянно нет ни малейшей возможности. Снять квартиру в городе за его нынешнее жалование, так же не позволительная роскошь.
   В старом родительском доме магистр чувствовал себя не настолько комфортно, чтобы возвращаться сюда на все выходные, проходные и праздники. Были ещё друзья, приработок, позволявший переночевать у клиентов, мечтающих изгнать призрак горячо любимого пару веков назад родственника. На худой конец гарнизон, о возвращении в которой Алман думал всё чаще. В конце концов, что ему тут ждать. Тера либо не пожелала, либо не смогла дать о себе знать. Его попытки найти свою необычную ученица смешны и не перспективны, а денег или поддержки для новых попыток попросту нет.
   Сегодня Алман вернулся домой. Бросил посреди гостиной вещи и верхнюю одежду. Растопил камин и поднялся в кабинет, выбрать какую-нибудь книгу на предстоящую ночь.
   Он стоял у книжного шкафа, когда услышал, как на улице упала что-то большое, судя по звуку с крыши скатился приличный по размерам пласт снега. Может маг и не обратил бы на него внимания, если бы звук не повторился и на территории соседнего участка не забегали охранники.
   Дверь на балкон не желала открывать, отчасти из-за скопившегося за ней снега, отчасти от того, что та банально примерзла. В итоге на улице он оказался, когда все посторонние звуки стихни.
   Облокотившись на перила, он осмотрел не тронную гладь мерцающего в лунном свете снега от дома до высокой стены соседнего участка и пришел к выводу, что чтобы не произошло, к нему это не имеют ни малейшего отношения.
   Вернувшись в комнату, Алман с досадой посмотрел на мокрые следы, оставляемые им при каждом шаге. Бросил в камин огненный пульсар и в обнимку с книжкой с размаху приземлился в кресло. Пусть ноги сначала высохнут, меньше завтра отмывать придется.
   Тишина, и только потрескивающие в огне промерзшие за последнюю неделю дрова. Комната постепенно наполняется теплом и уютом. А у магистра, всё сильнее разрасталось ощущение, что в доме он уже не один. Руки зачесались от желания отправить на разведку поисковые пульсары или хотя бы взять старый фамильный меч, весящий над камином.
   - Отлично, ты не только в чужих глазах псих, но и в реальности, - пробормотал он, откинувшись на спинку кресла и, запрокинув голову, закрыл уставшие от чтения в полумраке пламени глаза.
   - С чего ты это взял? - спросил женский голос.
   - С того, что у меня уже галлюцинации начинаются, - раздражено пробормотал магистр и замер, услышав в ответ тихий смех собеседницы.
   Как бы стремительно он не лишался рассудка, перейти за несколько минут от мании преследования к слуховым галлюцинациям точно не мог.
   Юноша вскочил настолько быстро, что в первые секунды у него даже потемнело в глаза, а увидев в центре комнаты черноволосую девушку, почувствовал, что у него и голова начала кружиться.
   - Тера? - ещё не веря в увиденное спросил Алман.
   Девушка улыбнулась и неопределенно пожала плечами.
   В ней уже почти ничего не сталось от того ребёнка, который жил в этом доме больше трех лет назад.
   Сейчас это была красивая взрослая девушка в длинном черном платье, украшенным на голых плечах нитками черного жемчуга в сочетании с другими такими же темными камнями. Распущенные волосы украшала обхватывающая лоб черная диадема.
   И смотрела она на него уже не карими, а подведенными черными тенями ярко-голубыми глазами, точь-в-точь как у незнакомца, что украл её больше двух лет назад.
   - Это правда, ты? - шепотом переспросил бывший наставник.
   - Здравствуй, Серай, - отозвалась она. - Прости, что заставила волноваться.
   Не веря в реальность происходящего, магистр сделал несколько неуверенных шагов к девушке и протянув руку, дотронулся до её лица. Та недоверчиво сжалась, словно ждала удара, испуганно глядя на своего бывшего учителя из-под густых ресниц.
   Теплая, даже горячая на ощупь щека девушка, вызвала у Алмана невиданный прилив сил, как от прикосновения к магическому источнику.
   - Это действительно, ты? - повторил он всей вопрос.
   - Почти, - нерешительно произнесла она.
   Наставник ухмыльнулся, отметив знакомую мимику нашкодившего ребёнка, в одночасье ставшего едва ли не одного с ним роста.
   - Как ты здесь оказалась?
   - Ну, - замялась девушка, оглядывая комнату, словно надеялась увидеть правильный ответ на одной из стен. - Я покажу тебе. Если... Если ты не испугаешься.
   - Тера, - засмеялся Алман, предпринимая попытку обнять девушку.
   Та грациозно вывернулась из его рук, словно кошка, не желающая принимать ласку человека, но при этом старающаяся не портить с ним отношения.
   Ещё раз оглядев комнату, она подошла к окну и потыкала носком туфли, плавающий в луже не дорастающий снег.
   - Ты наверно устала с дороги, - попытался перевести тему Серай.
   - Немного, - отозвалась девушка, бросив на него осторожный взгляд.
   - Долго добиралась?
   - Не очень.
   Односложные ответы и непонятные взгляды начали раздражать магистра. Не так он себе представлял их встречу. Может дракон был прав, и Тера просто не желала видеть его?
   - А как ты узнала, что я буду сегодня здесь? - развернув девушке кресло, от приглашающе указал на него рукой и, взяв недочитанную книгу, пошел к шкафу.
   - Ты моё золото, - спустя минуту ответила его неожиданная гостью. - А я всегда знаю, где находится моё золото. Если, конечно его не прячет от меня другой дракон.
   "- Ты её золото?" - пронеслись в голове учителя слова голубоглазого незнакомца.
   - Золото? - обернувшись к девушке, поражённо переспросил он.
   - Угу, - утвердительно качнула головой сидящая в кресле Тера, при этом скрупулёзно расправляя на коленях ткань платья.
   - А что это значит? - шагнул к ней юноша, так и не положив книгу на полку.
   - Сложно объяснить, - пожала она плечами. - Изначально я думала, что ты просто мой источник золота, но, когда Араон... - замялась она. - Может принесешь чаю? Пить смертельно хочется, а твои соседи не поймут если я пойду есть снег, - протараторила она, расплываясь губами в улыбке, а в глазах сменяли друг друга страх и надежда.
   - Конечно, - спохватился Алман. - Тебе как раньше, с двумя ложками сахара?
   - Сахар, - просияла Тера. - Да, с сахаром.
   - Хорошо, - улыбнулся юноша. - Я поищу ещё что-нибудь вкусное. Кажется, на кухне должно было оставаться печенье.
   - Печенье, - ещё шире улыбнулась девушка, заставив бывшего наставника засмеяться над её детской радостью.
   Уже разворачиваясь к двери, он заметил, что ни снега, ни мокрых пятен на полу не осталось, но, удивившись, не предал этому особого значения.
   Спуская на первый этаж, магистр то и дело оглядывался по сторонам. Потеряв из вида свою пропавшую ученицу, он стал задумываться, как в действительности она сюда попала. На всякий случай даже проверил входную дверь, которая, как и ожидалось, была закрыта на засов и даже ущипнул себя, убедившись, что происходящее не является сном.
   И самое главное - неужели она здесь одна? Без шубы, кареты и сопровождающего.
  
   Вернувшись на верх, с подносом, Алман застал девушку вышагивающей по комнате из стороны в сторону и бормочущей что-то себе под нос.
   - Тера? - позвал он.
   - А? - резко прыгнула она в сторону, словно её застукали за копанием в чужих вещах или банальным воровством.
   - Чай, - поставил он поднос на письменный стол.
   - А, спасибо, - неуверенно улыбнулась та.
   - Ты в порядке? - насторожился учитель.
   - Что-то не так? - испугалась гостья, судорожно оглядывая своё платье.
   - Тера, сядь, пожалуйста, - попросил учитель.
   Девушка повиновалась и, даже изобразив улыбку, взялась за чашку.
   - Осторожно, - ужаснулся Алман, когда там без раздумий сделала большой глоток.
   - Сладкий, - улыбнулась она. - Спасибо.
   - И горячий, - поражённо пробормотал учитель. - Ты не обожглась?
   - Нет, - заверила та, замахав руками. - Это не горячо. Для меня. Теперь.
   С каждым словом, её голос становился тише, а взгляд опускались всё ниже, пока не остановился на сложенных в замок руках.
   - Прости, - прошептала она.
   - За что? - удивился Алман.
   - Я поступила не осмотрительно, придя сюда, вот так. Без подготовки.
   - Тера, я не понимаю, о чем ты? - обойдя стол, учитель опустился на колено рядом с креслом и взял поникшую девушки за руку. - Тебе там тяжело пришлось? Что произошло?
   - Многое, - отозвалась та. - Но и здесь из-за меня случилось не мало, - подняв голову, она заглянула в глаза Серая и тот инстинктивно отшатнулся в сторону.
   Холодные, голубые глаза, буквально обжигали своим взглядом. Чтобы избавиться от наваждения, он даже потряс головой.
   - Прости, - снова повторила Тера. - Я постараюсь держать себя в рамка. А ты пока оденься потеплее.
   - Зачем? - удивился Серай.
   - Я покажу тебе, как добралась сюда.
  
   Алман чувствовал себя невероятно глупо, стоя одетым в сапоги и теплую куртку, когда его спутница в легком платье утаптывала скопившийся на балконе снег открытыми черными туфельками.
   - Если ты не согласишься надеть, что-нибудь и теплых вещей, то мы возвращаемся в дом, - потребовал он.
   - Мне не холодно, - в очередной раз отозвалась девушка и глубоко вздохнула, вглядываясь в ночное небо.
   Она потребовала погасить в доме весь свет, за исключением огня в камине, закрыть все двери и ставни на окнах первого этажа. Высокая стена отделяющая дом Алмана от соседнего участка, так же скрывала весь возможный свет. Тучи, плывущие в зимнем небе, как раз плотным слоем закрыли луну и даже если посмотреть вниз с балкона нельзя с уверенностью сказать, если на земле что-то кроме снега.
   - Что ты задумала? - не выдержал бестолкового ожидания маг.
   - Давай, для начала, исправим твою репутацию, - подмигнула девушка.
   - Это не самое важное, - закатил глаза, Алман. - По крайней мере для меня и уж точно не сейчас.
   - А для меня наоборот важно, - хмыкнула Тера, стряхивая снег с узких перил балкона.
   - И как, скажи на милость, ты собираешься что-то исправлять? - развел руками учитель. - Ты прилетишь в академию на спине дракона?
   - Не я, - подмигнула она, с легкостью запрыгнув на перила балкона.
   - Не понял, - опешил Алман.
   Тера расправила руки в сторону и оттолкнувшись полетела вниз.
   - Что? - ринулся к краю балкона магистр, но увидел только как тело падающей девушки окутывает тьма.
   Внизу снова раздался звук, потревоживший его всего час назад, но теперь он точно знал, что к скопившемуся на крышах снегу тот и раньше, и сейчас не имеет никакого отношения.
   - Кто здесь? - разволновался охранник по ту сторону стены.
   Ответом ему была тишина. Даже магистр, почему-то затаил дыхания и наклонившись через перила прошептал в темноту:
   - Тера! Ты цела?
   Как только тучи на небе расступились, в свете луны, Алман увиден сидящего на мерцающем снегу огромного черного дракона. Вернее, большую его часть, так как хвост прятался где-то за углом дома.
   Зверь сидел неподвижно, поджав переднюю лапу и старательно зажмурив глаза, словно играющий в прятки ребенок.
   - Тера? - ещё раз позвал учитель, в панике оглядывая заснеженный двор.
   Дракон дернулся и распахнув ярко голубые глаза, повернул голову в сторону мага.
   - Здрасте, - прошептал Алман, боясь отвести взгляд от хищника.
   Тот лукаво прищурился, выпрямился во весь рост, отчего голова зверя поднялась выше стоящего на втором этаже хозяина дома, и осторожно схватился передними лапами за резные деревянные перила балкона и дернулся всем телом, собирайся запрыгнуть наверх.
   Чтобы не оказаться погребённым под многотонной тушей, учитель попятился назад, одной рукой стараясь нащупать дверь с дом. Хотя и понимал, что при всем желании не успеет зайти в помещение, но, к его удивлению, вместо дракона, наверх запрыгнула уже Тера, а сам огромный зверь растаял в черном тумане.
   - Напугала? - спросила девушка и, переставив руки поудобнее, боком перепрыгнула с той сторону перил на утоптанный балкон.
   Серай оторопело огладил девушку, на этот раз одетую в черный брючный костюм с расшитыми золотыми нитями рунами. Всё ещё не подходящий по погоде наряд, но хотя бы без голых ног и плеч, как в платье.
   - Что это было? - выдавил, наконец, из себя опешивший маг.
   - Я, - прикусила губу девушка. - Неожиданно, да?
   - Это невозможно! - повысил голос, заикающийся от переполняющих его эмоций юноша. - Ты! Ты! Ты же девушка! В смысле, нормальная девушка. То есть нормальная по размеру. А он! Он же огромный! Это не могла быть ты!
   - Ах, в этом смысле, - понимающе протянула она. - Но ты не мог не заметить, что глаза у нас одинаковые.
   - Ты про те два синих пульсара? - указал ей за спину Серай.
   - Смотри сюда.
   Подойдя ближе к нему, Тера тихонько дунула себе на левую ладонь, отчего на её руке образовался небольшой голубоватый костер, подергивающийся при слабом ветерке точь-в-точь как настоящий. Девушка соединила ладони, поделив пламя и развела руки в сторону, поднеся их ближе к своему лицу:
   - Посмотри внимательно, - предложила она. - Ничего необычного не замечаешь?
   Подойдя почти вплотную к своей бывшей ученице, магистр наклонился к её лицу. И посмотреть действительно было на что.
   - Ты польешься косметикой? - на всякий случай уточнил он.
   - Нет, - ухмыльнувшись девушка специально расширила и без того большие глаза.
   Вот в них то и крылась основная загадка. Точнее даже не в самих глазах, зрачки которых кстати, тоже приобрели немного вытянутую по вертикали форму, а в веках. Они стали угольно черными, как и вся видимая внутренняя поверхность глаза. Черный пигмент немного заползал и на внешнюю часть век, из-за чего они казались подведенными черным карандашом.
   - Как думаешь, как можно определить истинный цвет дракона, когда он стоит перед тобой в хрупком обличии?
   - То есть ты черный дракон? - переспросил бывший учитель.
   Та утвердительно кивнула.
   - А у красного дракона в человеческом обличии глаза будут красные?
   - Нет, - засмеялась она. - Глаза, скорее всего, будут желтые. А вот веки, как раз-таки красные. Ровно того же оттенка, что и в драконьем обличии. Это единственный участок, который мы не в силах изменить. Только "тс", - приложила она палец к губам. - Это большой секрет и людям не стоит этого знать. А то мне придется съесть, всех лишних осведомленных.
   - Ты хочешь сказать, что драконы оборотни? - опешил маг. - Даже если опустить тот факт, что дракон и человек - это сочетание несочетаемого, как минимум по размеру. То почему же после смести, он как любой нормальный оборотень не становится человеком?
   - Я не оборотень, - сузила глаза девушка. - Поэтому потеря массы тела при обращении не является, чем-то из ряда вот выходящим. И... я не человек.
   - Вот только не надо меня разыгрывать, - насупился Алман. - Я прекрасно помню, что ты великолепный маг. И уж создать максимально достоверную иллюзию у тебя сил хватит. Пошли в дом, хватит мерзнуть, - дотронувшись до ее плеча, он заставил Теру повернуться в сторону окна, но идти внутрь она не пожелала.
   - Ах, иллюзия, - угрожающе протянула она. - А так иллюзии могут?
   Быстро отбежав к перилам, Тера оперлась о них одной рукой и как цирковой акрабат, перевернулась через голову на ту сторону.
   На этот раз дракон на заставил себя долго ждать, поднявшись во всем свой рост, он вытянув шею и схватив Наставника за ворот куртки подбросил в небо. Мужчина закричал, поняв, что летит на украшенную шипами спину зверю, но к моменту его приземления часть из них просто исчезла.
   - "Держись крепче!" - прямо в его голове скомандовала Тера, расправляя огромные крылья.
   Дракон стрелой взлетел вверх, Алман едва успел схватиться за шипастый гребень и всем телом прижаться к горячей спине ящера. Держаться было неудобно, руки замерзали, даже тепло дракона не защищало от сильного ледяного ветра. Юноша то и дело сползал, то в одну, то в другую сторону, а когда решился посмотреть, далеко ли ему падать, если руки соскользнут на следующем вираже, крик вырвался сам собой. Его темный дом почти слился с чернеющим на границе его участка лесом, а вокруг соседнего особняка бегали встревоженные люди с факелами, больше похожие размером на муравьев.
   Среагировав на его вопль наездника, черная зверюга замерла и плавно полетела вниз.
   - Тера, - простучал зубами Серай. - Опусти меня на землю.
   - "Осталось немного", - пронесся в его голове голос девушки.
   Дракон выровнялся, задрал вверх голову и выпустил облако пара, мгновенно окутав ужаснувшегося магистра теплым жаром. Это не только помогло мужчине согреться, но и позволило немного расслабиться. Медленно разжав руки, тот расставил их в сторону, параллельно крыльям дракона и восторженно закричал.
   Полет. Давняя и несбыточная человеческая мечта. Каждый ребенок мечтал разбежаться побыстрее, расставить руки в сторону и взлететь как птица. В эти минуты Серай почувствовал себя тем самым мальчишкой, мечта которого, наконец, сбылась. Ни колючие иголочки холодного ветра, ни пугающая чернеющая внизу бездна земли, ни что уже не могло затмить, того восторга, который он испытал, поднявшись в небо.
   Почувствовав, что наездник немного успокоился, Тера дополнила плавный полет взлетами, свободными падениями и крутые поворотами, наслаждаясь радостным смехом своего бывшего учителя.
  
   До школы было не больше пяти минут лета. Они же, со всеми кульбитами и маневрами высшего пилотажа, преодолели это расстояние минут за пятнадцать. Как бы Алману не правился полет, всё его тело затекло, а местами и дико замерзло.
   Тера специально облетела всё здания Академии, стараясь как можно четче показаться перед светящимися окнами кабинетов и комнат, что все, кто ещё не пошел спать, смогли разглядеть сидящего на её спине магистра.
   Но на подлете к башне её уверенность заметно поутихла. Дракон, застыв в воздухе монотонно размахивая крыльями, тяжело вздохнул и спикировал на край каменного парапета. Тот оказался не рассчитан на такую тяжесть, и, рассыпаясь под лапами дракона начал обваливаться на землю.
   - "Прыгай!" - закричала девушка в голове бывшего наставника, в реальности выдал какой-то рычаще-свистящей вопль, и дернулась всем телом, буквально скинув с себя наездника, в сторону открытой террасы башни.
   Алман приземлился не очень удачно, больше приложившись об обледеневшие камни, а когда искры перед глазами рассеялись, увидел, как дракон, усиленно работая лапами, неизбежно скатывается вниз.
  

* * *

   Приземление вышло неудачный во всех смыслах. Башня в моих воспоминаниях была значительно больше, чем тот кусочек балкона, который предстал перед нами сегодня. Там не то, что для дракона, для одного моего крыла места едва хватит.
   Как сгрузить со своей спины человека, я тоже заранее не продумала.
   Да и вообще ничего я не продумала.
   Араон узнает - воплей будет.
   Кое-как схватившись за край башни, я решила прыгнуть на каменную поверхность, на лету уменьшая свою массу до человеческой, но каменная кладка борта, за который я ухватилась, мгновенно начала рассыпаться под моим весом, не давая возможности, почувствовать опору под лапами ни на секунду.
   Это вам не скала. Чем сильнее я старалась схватиться за края башни, тем быстрее они осыпались. И только окончательно съехав вниз, я вспомнила про крылья. Один взмах и снова взмыв над злосчастной башней, я с легкостью проделала все задуманное на лету.
   Встать на ноги, правда, получилось только после того, как я пролетела кубарем метров пять в сторону Алмана. Надеюсь, со стороны всё выглядело естественно, словно так и планировалось изначально.
   Не успела я отряхнуть платье и оглядеться, Серай налетел на меня, так сильно сжав в объятьях, что я даже дышать перестала от неожиданности и страха.
   - Тера, - выдохнул он. - Ты меня напугала.
   Я застала от ужаса, боясь пошевелиться. Разница нашей температуры была практически не ощутимой, но слова Араона ураганом вертелись в голове. Я могу его сжечь. Я могу сжечь любого человека, дотронувшегося до моей человеческой оболочки, ведь она не так надежно скрывает жар, как чешуйчатая шкура дракона.
   - Ты в порядке? - прошептала я.
   - Конечно, - усмехнулся Алман.
   - Магистр, что здесь происходит? - раздался грозный голос директора.
   Отскочив друг от друга, мы обернулись к выходу на башню, где под навесом стояло несколько учителей, а за их спинами вытягивали шеи любопытные ученики.
  

* * *

   За время моего отсутствия кабинет директора нисколько не изменился. Те же обтянутые темной тканью стены, тот же директорский стол с множеством бездонных ящичков, в которых пропадали отобранные у учеников незаконные магические игрушки. Те же озабоченные лица, направленные на меня. Разве что Алман теперь стоял не возле директора, награждая меня негодующим взглядом, а рядом со мной.
   Разогнать любопытных учеников оказалось невыполнимой задачей и даже через закрытые двери, мы слышали их голоса и то и дело повторяющийся вопрос: "Что там?"
   - То есть вы утверждаете, что все эти заявления о наездниках драконов правда? - начал директор.
   - Ни в коем случаи, - усмехнулась я. - Это вы утверждаете, что приняли моего... бывшего наставника за наездника. Или видя, как он пролетает мимо окон вашего кабинета, вы пришли к иным выводам?
   - Нет, - отведя взгляд, согласился мужчина.
   - Полагаю, что остальные многоуважаемые магистры Академии не будут оспаривать ваше мнение? - оглядев собравшихся, уточнила я. - И смогут подтвердить Ваши слова перед Союзом магов?
   - Зачем? - удивился директор.
   - Как зачем? - наигранно удивилась я. - Уже сегодня вы подадите прошение в Союз о восстановление честного имени Магистра Алмана и всех его прав на ведение педагогической работы на учебных заведениях нашей страны.
   - Тера, - зашипел на меня Серай. - Это уже слишком.
   - Магистры же хотят узнать о драконе, который привез тебя сюда, а я не собираюсь делиться этой информацией, пока прошение не будет отправлено, - не сводя глаз с директора, в полный голос отозвалась я.
   Мужчина понял меня правильно и решался не долго. Уже через пару минут, под благоговейное молчание собравшихся, он достал листу бумаги, сходу написал краткое, но ёмкое послание председателю союза магов и с голубем отправил его на домашний адрес Верховного магистра. Вдогонку отправив магический вестник с личным посланием.
   - И так, - глубоко вздохнув, начал директор. - Ваши условия соблюдены. Могу я увидеть дракона?
   - Он перед вами, - развела я руками.
   - В смысле? - не понял магистр, перевод взгляд на Алмана. - Она? - шепотом спросил он. - Невозможно, - но мой наставник только покачал головой, давай понять, что подтверждает мои слова.
   - А что вы знаете о драконах? - начала я.
   Сбивчивые ответы собравшихся только вызвали у меня улыбку.
   - Между прочим, в какой-то степени мы родственники. Ведь и маги, и драконы - рождены от одной матери:
   Три тысячи лет назад человеческий юноша заблудился в горах. Выйдя под вечер на красивое плато, он устроился на ночь под единственный раскидистым деревом, развел костер и запел песню. Драконица, привлечённая огнем, заслушалась его голосом и решила выйти к путнику, обернувшись девушкой.
   Они провели вместе ночь, а наутро, драконица вынесла его к деревне.
   Через девять месяцев у драконицы родилось черно-золотое яйцо. Ещё спустя два года, из него, к всеобщему удивлению, вылупился не дракон, а две человеческие девочки. Одна с черными как ночь, а другая с желтыми как солнце волосами.
   Так как жить для девочек в стояне было опасно, мать отнесла их отцу. Те выросли в очень красивых девушек. Истинная человеческая внешность им досталась от отца, а мать подарила магические силы: вызывать дождь, усмирять ветер, лечить природу и людей. То есть, они и стали первыми магами земли. Но, была в них и тоска по другой стороне своей природы. Ни один маг, каким бы сильным он ни был, не может летать. Не задержаться в воздухе на какое-то время, а именно летать, как птицы и драконы. Девушки смотрели на прилетающую к ним мать и мечтали взлететь в небо.
   Однажды, рядом с ними опустился черный дракон, который влюбился в одну из девушек и унес её в горы. Спустя время, та прилетела к сестре уже на своих крыльях. Благодаря любви дракона, в ней самой пробудилась драконица, и теперь она могла не только летать, но и менять облик по своему желанию, без малейших усилий. Их дети и стали теми драконами, которыми мы являемся и по сей день.
   Только вот сестра не смогла за неё порадоваться. Она возненавидела девушку за то, что у неё теперь есть небо, и передала эту ненависть своим детям. Она рассказала, что драконы любят золото.
  
   Я замолчала, наблюдая за реакцией собравшихся. Увы к моим словам они отнеслись крайне скептически, так, как и сама знала о другой версии этой истории, которая ходила среди семей магов.
   - Вот от сестёр и пошли мы с вами. Вы - это люди с магическими способностями драконов, а мы - это драконы, обладающие двумя абсолютно противоположными ипостасями. Это конечно, не наездники на драконах, но сами понимаете катать друг друга на спине - это такая же обычная практика, как у людей, при необходимости носить друг друга на руках.
   - И какие же выводу из этой истории мы должны сделать? - презрительно фыркнул Перкет.
   - Выводы? - усмехнулась я. - До выводов вам, уважаемые господа, ещё ох как далеко. Вы для начала постарайтесь переварить услышанную информацию.
   - Возможно, ты просто хочешь защитить драконов? - вздохнула Нишатай. - Но, уверяю тебя, Союз никогда не согласиться признать драконов разумной расой и тем самым отказаться от единственного в своём роде набора магических компонентов.
   - Почему, единственного? - Наигранно удивилась я, - Из человеческих тканей компоненты выйдут не хуже, если конечно этот человек был магом.
   - Что ты несешь? - перебил меня директор. - Это де некромантия. И ты должна понимать, что одно упоминание о ней может классифицироваться как предумышленная организация государственного преступления, так как подобная магия преступна со своей сути.
   - Но и одна из самых сильных видов магии, - напомнил Алман. - И сравниться по силе с опытным некромантом можно только при условии использования драконьих амулетов.
   - Обереги, амулеты, накопители, а не сила последних секунд жизни, - голос магистра уже не звучал столь же уверено, как раньше. Он стал задумываться, и выводу, которые приходили ему на ум, явно его не радовали.
   - Сейчас вы просто ищите обоснования своим традициям, а не пытаетесь прислушаться к моим словам, - заключила я. - Для вас ценная только человеческая жизнь, а я не виду разницы между порошком из драконьих или человеческих костей. Для меня это одинаково омерзительно. Разница только в накопленной в них силе. Но если смотреть только на неё, то тут скорее вы, магистры, окажитесь более интересны в разобранном виде, чем обычная посудомойка из придорожного кабака.
   - Какая гадость, - взмахнула руками Нишатай.
  
   Приближение брата, я почувствовала раньше, чем люди заметили промелькнувшую на улице черную тень. И распахнувшиеся от порыва ветра, создаваемого взмахами огромных крыльев порывами ветра, окна не стали для меня неожиданностью.
   Магии Академии Асерант отскочили поближе к стенам, а я только улыбнулась:
   - Это за мной, - обратилась я к Алману, и направилась обратно к башне.
   - Подожди, - тот нагнал меня в коридоре и схватил за локоть. - Кто это? Тот самый?
   Я инстинктивно дернулась в сторону, выдернув руку, но бывший наставник оказался настойчив в прикосновениях, на этот раз крепко схватившись за мои плечи.
   - Ты решил опались руки? - взвизгнула я.
   - Что? - растерялся Серай.
   - Что значит: что? Разве тебе не горячо прикасаться ко мне? - начала распаляться я.
   - Нет, - удивился юноша, полностью выбив меня из колеи своим ответом.
   - Ну, - промямлила я. - Хотя бы очень тепло?
   - Боюсь, я не со всем понимаю, о чем ты? - вздохнул Алман, как-то очень буднично взял меня за руки.
   Я не сразу поняла, что значит его взгляд. У меня ушло около минуты на осознание того факта, что его руки горячее моих.
   - Как так, - опешила я. - Араон же говорил, что если я прикоснусь к человеку, то могу его сжечь!
   - Араон - этот тот голубоглазый сукин сын?
   - Но-но, - резко оттолкнула я его руки. - Поосторожнее в выражениях. Ой!
   Утробный рук, заставил пригнуться даже меня, что уж говорить о находящихся в здании людях. В коридоре резко стало тесно. Видимо, помещение без окон, в данную минуты вызывало у них большее ощущение защищенность. И только самые любопытные прильнули к окнам, в надежде подетальнее разглядеть черного дракона.
   - Бегу-бегу-бегу, - тихо затараторила я, срывалась с места.
   - Тера, - лавируя между людьми, направился за мной Алман.
   - Не ходи за мной, - на бегу прокричала я. - Я ушла без разрешения, Араон будет в бешенстве.
  

Глава 13. "Приятное" знакомство.

   Тера бежала по винтовой лестнице так же легко как до этого по коридору этажа, только ритмично сопела, в такт собственным шагам. Алман, в безрезультатной попытке её догнать плелся сзади, ощущая себя ни больше ни меньше настоящей старой развалиной. Особенно злили молодые студенты, со словами "Извините", обгоняющее его по этой злосчастной лестнице.
   - Алман, - раздался снизу запыхавшийся голос директора Академии, Серай ещё больше облокотился о перила, удостоверившись, что голос действительно принадлежит всклокоченному от бега пожилому мужчине. - Задержите её! Мы не закончили разговор.
   - Спешу и падаю, - пробурчал магистр, криво усмехнувшись от мысли, что он ещё не так жалок, как высокопоставленные преследователи снизу.
   В принципе не так много времени он и потерял.
   Растолкав, столпившихся у выхода на балкон студентов, Алман с удовлетворением увидел свою бывшую ученицу, причем всё ещё в человеческом обличии. Немного сгорбив спину, то есть, всей своей позой показывая искреннее сожаление в собственном поступке, она смотрела на черноволосого незнакомца/некроманта/дракона, в общем черт знает кого с яркими голубыми глазами, подведенными черным карандашом в точности так же, как у Террелеи. Теперь, зная некоторые нюансы драконьей внешности, юноша не сомневался, что перед ним никакой ни наездник, а та самая черная зверюга, что летала вокруг этой Академии несколько лет назад, высматривая его необычную ученицу.
   - И зачем было так бежать, - глубоко вздохнув, восстанавливая дыхание, громко позвал магистр, привлекая к себе внимая.
   Голубоглазый, не меняя позы перевел на него взгляд и удивлённо приподнял одну бровь. Выглядело это красноречивые любых слов.
   - "Да, я ещё жив, урод", - скопировав его выражение лица, одними губами проговорил магистр. В ответ, Араон только презрительно скривил губы.
   - Знакомитесь, - засуетилась Тера, отойдя обратно к своему бывшему учителя. - Алман - это Араон Ашшъахэ, глава нашей общины и мой единственный близкий родственник. Араон - а это Серай Алман, в недалеком прошлом мой опекун среди людей.
   - Мы знакомы, - едва ли не хором отозвались мужчины, буравя друг друга неприязненными взглядами.
   - Зато я Вас представила официально, - насупилась девушка.
   - Она уже улетела, - раздался из башни, посвистывающий голос директора. Заставив всех оглянуться назад. - Разойдитесь. Пропустите.
   - А это, - Тера указала себе за спину.
   - Люди, - перебил её дракон. - Маги. Я догадался.
   Его глаза не хорошо сузились, а за спиной стал собираться черный туман, пока, только намечая на его желание вернуться к нормальному облику.
   Серай же расценил происходящее, как угрозу для своей бывшей подопечной. Доверия к этому существу у него не было ни капли, а после поведения Теры, которое он расценил, как страх перед голубоглазым, только ещё больше уверился, что жизнь последние несколько лет у девушки была далеко не самая беззаботная. Оглядев сравнительно небольшой балкон, он схватил Теру за руку, заставил сделать несколько шагов назад и задвинул себе за спину.
   - Отойди от неё, - с рычащими нотками в голосе прогрохотал черноволосый мужчина.
   Он ещё не обратился в дракона, а всех присутствующих уже обдало волной жара, как от дыхания огнедышащей рептилии. Люди даже не поняли, что произошло и только Алман, сузил глаза силясь разглядеть в тумане очертания ещё одного дракона.
   - Он знает, - крикнула Тера.
   Похлопав бывшего наставника по плечу, она вышла из-за него и приподняла их соединенные руки. Дракон, казалось никак не отреагировал, только в глазах его застыли искорки льда.
   - Видишь, он меня не боится, - взволнованно продолжила девушка. - И я не обжигаю его даже сейчас. И уж точно не причиняла вреда просто находясь рядом.
   - Это хорошо, - кивнул Араон. - Но сейчас совершенно не важно.
   - А что важно? - обиженно отозвалась она, так сильно сжав пальцы, что Алман невольно поморщился.
   - Дома поговорим, - закатил глаза голубоглазый юноша. - Не медли.
   - Не сейчас, - резко возразила Тера. - Я принесла его сюда, - снова показала она соединенные руки, не замечая, что рука его учителя уже начинает белеть, а сам мужчина, то и дело открывает рот, чтобы что-то сказать. - А значит, для начала мне надо отвести его домой.
   - Он взрослый дядя, - хмыкнул Араон. - Сам найдет дорогу.
   - Но сейчас ночь, - фыркнула его собеседница. - И на улице холодно.
   - Так ты его не в чистом поле в одних подштанниках бросаешь, - не выдержав, повысил голос черноволосый юноша, в первый раз за вечер проявив собственные эмоции. - Дождется утра, одолжит лошадь. Не пори чушь в конце концов. Или ты его решила сожрать по дороге по-тихому?
   Студенты сзади ахнули, кто-то показавшаяся в дверях магистр Нишатай закатила глаза и сползла по стене на пол.
   - Что? - зло запыхтела Террелея.
   - Тогда отпусти человека, пока он по твоей милости без руки не остался, - на этот раз дракон посмотрел на Магистра с какой-то долей сострадания.
   Девушка, перевела взгляд на их с Алманом руки. Потом на самого юношу и поспешно разжав пальцы, отскочила в сторону.
   - Прости-прости-прости, - затараторила она. - Я не хотела.
   - Ничего страшного, - прошипел тот, осторожно прижимая руку к груди. - Я в порядке.
   - Я обожгла, да? Сильно, да?
   - Не обожгла, - успокаивающе отозвался юноша. - Всё хорошо.
   - Хватит болтать, - гаркнул черноволосый, резко оказавшись рядом с Терой. - Говори "пока" и полетели.
   - Пока? - оторопело захлопала на него глазами девушка, явно не сразу переключившись на новую тему разговора.
   - Вот и попрощались, - зловеще ухмыльнулся Араон.
   - Подождите, - наконец-то прорвавшийся черед толпу директор, обрел дар речи. - Я должен уточнить кое-какие моменты...
   Но черноволосый юноша, не обращая ни на кого внимания, схватил свою родственницу за руку и буквально швырнув в сторону обрыва.
   Магистры и высовывающиеся из дверного проёма люди вновь синхронно вздохнули, словно заранее специально для этого дня тренировались.
   Девушка, как тряпичная кукла взлетела вверх, но извернувшись каким-то не мысленным образом лицом к голубоглазому зло оскалилась, а всего через мгновения из пасти черного дракона вырвалась струя пламени.
   Араон даже не поморщился, когда его обдало жаром от загоревшихся камней, только криво усмехнулся и, разбежавшись, ласточкой прыгнул вниз. Спустя несколько мгновений, в небе кружилось уже два черных дракона. Они больше и мощнее, а другой меньше и изящнее. Со стороны не сразу было понятно играют они или неумело дерутся, хлопая друг друга крыльями, и вытягивая шеи, выпуская струи разноцветного пламени.
   - Магистр, вы целы? - подошел к Алману, один из старшекурсников Академии.
   - Всё в порядке, - отозвался тот, сжимая и разжимая пальцы. Скорее всего будут синяки. - Она просто очень сильная. И похоже так и не научилась, соразмерить свои действия в отношении людей.
   Столько всего произошло, а Сераю всё ещё казалось, что это всего лишь затянувшийся сон. Не сводя глаза в танцующих в небе драконов, он подошел в краю балкона и дотронулся до сохранившейся каменной кладки бордюра, опаленную дыханием черной драконицы. Руку ощутимо обожгло, но не настолько не настолько сильно, чтобы повредить кожу, напротив - эта секундная боль заставила юношу расплыться в улыбке. Значит это всё-таки не сон. Тера жива. И она... Дракон! Дракон, который может превращаться в человека, или человек превращающийся в дракона за доли секунды? Не важно. Главное вот она: живая, здоровая, машет крыльями и превращает его жизнь из серо-зелёного болота и разноцветную карусель.
  
   Драконы уже давно скрылись среди туч ночного неба, да люди, разочарованные быстро закончившимся развлечением, давно спустились в теплые комнаты здания, а Серай всё стоял в дверном проёме башни, ежась от холодного ветра.
   Какая-то сумбурная получилась встреча с Терой. За потоком эмоций, вызванных новой неожиданной информацией, он так и не задал и малой толики тех вопросов, которые готовил вот уже несколько лет: Как у тебя дела? Где ты была всё это время? Тебя не обижали? Ты хорошо питалась? (Раз она так соскучилась по сладкому чаю - послание два вопроса почему-то сейчас тревожили юношу особенно сильнее). После того, как выяснилась, что она дракон в её голове всё перемешалось, изменив привычный мир с его догмами и правилами. Вопросов стало ещё больше. Особенно: Что значит "моё золото"? Почему драконы, будучи разумном расой идут ради этого метала на такой риск? И кто для Теры этот чертов голубоглазый тип?
   От последней мысли Алмана непроизвольно оскалился. Этот черный дракон вызывал в нём только раздражение. Наглый, заносчивый, самоуверенный тип. С чего он взял, что имеет право распоряжаться жизнью Террелеи? Только потому, что он вожак их стаи? То есть общины. Или есть что-то ещё, нечто большее?
   Черные драконы встречаются крайне редко. Возможно, конечно, что в горах их значительно больше, но вряд ли большая популяция, в отличии от цветных собратьев сознательно сторониться людей, чтобы скрыть факт своего существования.
   Возможно, голубоглазый искал Теру для продления своего черного рода? Алман досадливо зашипел и потряс головой, отгоняя мысль, о том, в каком положении может находиться его бывшая подопечная.
   - Араон Ашшъахэ, что-то знакомое, - пробормотал магистр. - Ашшъахэ - это же фамилия Теры? - просиял маг. - Получается они из одной семьи.
   Это разумеется мало что проясняет, так как традиции драконов для людей на настоящий момент тайна, покрытая мраком, но всё же может они даже родные брат и сестра. Вариант с отцом Серай отмел сразу. Реакция дракона, с которым он общался год назад и передавал сообщение для своей ученицы была более чем понятной. Прошлого вожака убили... люди...
  

Глава 14. Высокие горы.

   - А вот и нет.
   - А вот и да.
   - А вот и нет
   - А вот и да
   - Рыба!
   От вопля Леона, раздавшегося в гостиной, Алман едва не свалился с последней ступеньки лестницы. Ни утром, ни вечером, ни днем, ни ночью нет покоя в собственном доме.
   Вот уже неделя, как в школе объявили карантин и отменили занятия. Школьники и адепты, живущие недалеко от Академии, воспользовались неожиданными каникулами и разбежались по домам. Кто же знал, что и дому магистра придется принять гостей.
   Дело не в том, что им некуда было пойти, а добрый магистр решил приютить любимых учеников в своём гостеприимном доме. Скорее наоборот, появление этой галдящей оравы под окнами стало для Серая полной неожиданность. Возможно, именно поэтому он не захлопнул перед ними дверь, а стоял в недоумении, раскладывая невинно хлопающую глазами Аниты, когда самые шустрые парни уже успели просочиться между ним и косяком в гостиную.
   Они даже с собой еды притащили. Два больших рюкзака, вмиг стерли такой хороший аргумент, что учителю нечем их даже ужином накормить. Девочки без разрешения обосновались на кухне и теперь оттуда то и дело доносился запах подгоревшего мяса, недосоленной каши и дурманящий аромат свежей выпечки. Сахарницу Алман правда предусмотрительно утащил к себе в комнату, пусть свои запасы тратят.
   И всё это ради того, чтобы пообщаться с Терой.
   Ребята были свято уверены, что она обязательно прилетит сюда снова.
   Магистр сам на это надеялся, но прошло уже полсотни дней с её прошлого визита, зима уже шла на убыль, а драконица всё не прилетала. Настроение и так ни к демону, а тут ещё и восемь обалдуев на его голову прибавилось.
   Спустившись вниз, маг обвел свою некогда пустынную гостиную печальным взглядом.
   Молодые люди расселись перед камином, девушки щебетали на диване, а парни забивали козла прямо на дорогом полированном столике. На расстоянии метра валялись какие-то бумажки, грязные тарелки и стаканы с недопитым чаем. Было бы лето, спасения бы от мух не было бы.
   - Эрик, - обратился к одному из ребят Алман. - Твои родители же живут через два дома. Вы же и оттуда прекрасно сможете засечь дракона, если он друг появится.
   - У меня три младшие сестры и два брата, - не поворачиваясь отозвался ученик. - Там такой же рассадник инфекции, как и в школе. Так что идти тебя крайне опасно. Это и мой отец с радостью подтвердит.
  

* * *

   За окном что-то ухнуло и с крыши с грохотом съехал снег. Ребята в ужасе затихни, прислушиваясь к воцарившейся на улице тишине.
   - Началось, - втянув голову в плечи, прошептала Анита.
   - Что началось? - разозлился Алман. - Нашествие мертвяков? - не дожидаясь ответа, развернулся обратно к лестнице, как раз, когда сверху раздался легкий стук, распахнувшегося от ветра окна.
   - Тера! - подскочили ученики, теперь уде не школы магии, а Академии Асерант, и галопом понеслись наверх, едва не сбив с ног своего учителя.
   Пока они бегали по второму этажу и вглядывались в ночь с балкона кабинета, Серай не торопясь прошелся по дому и открыл входную дверь.
   - Привет, - улыбнулась Террелея.
   - Опять ты не погоде одета? - вздохнул Алман, отступая в сторону и пропуская свою ночную и на этот раз желанную гостью в дом.
   Та неслышно перешагнула порог, и только подол длинной черной юбки прошелестел по полу, избавляясь и от заиндевевших на морозе снежинок.
   - Кем это пахнет? - насторожилась девушка, с удивлением разглядывая захламленную гостиную.
   - Не узнала? - усмехнулся юноша, положив руки ей на плечи. - Они тебя уже заждались. А от нечего делать, планомерно разрушают мой старенький дом.
   - Кто? - обернулась та.
   Она оказалась настолько близки, что Серай замер, на мгновение даже забыв, как дышать. Поспешно отдёрнув руки и спрятав их за спину, он отступил на шаг и повысив голос ответил:
   - Твои бывшие одноклассники? - голос предательски взвился вверх, выдав волнение магистра, лучше покрасневших ушей, на что девушка недоуменно хмыкнула.
   - Что-то не так? - спросила драконица, дернул голыми плечами, отчего платье плавно изменило покрой, закрыв руки, плотными рукавами, а широкий вырез заменив на ворот стойку.
   - Нет, нет, - замотал руками её бывший учитель. - Я очень рад что ты здесь.
   - Тера! - вопль со сторону лестницы заставил девушку вздрогнуть и отшатнуться под защиту широких плеч бывшего наставника. Если бы не его грозный взгляд на несущуюся в их направлении толпу, ночную гостью бы точно затоптали.
   - Стоять, - гаркнул Алман. - Не подходить ближе чем на три шага.
   - Почему? - захлопал глазами Юнг, косясь на схватившуюся за руку учителя девушка.
   - Она же всё-таки дракон, - вздохнул Серай. - Ей и так неуютно в замкнутом пространстве, а тут ещё и вы давите.
   - Ой, прости, - пискнула Анита, отогнав ребят в сторону камина.
  

* * *

   - Тера, а ты действительно дракон, - с придыханием спросил Леон.
   Мы сидели всё вместе в гостиной. Нам с Алманом, как хозяину дома и большому чудищу выделили диван, остальные расселись где попало, а том числе и на полу.
   Я поставила на столик чашку чая и глубоко вздохнула. Всё-таки допроса избежать не удалось.
   - Правда.
   - А ты давно об этом узнала?
   - На следующий день, после того как меня забрали, - усмехнулась я. - А вот поверила значительно позже.
  
   Три года назад.
   - Алман! - с криком проснулась я.
   Вокруг царил бесконечно мерцающий полумрак, а в воздухе витал отчетливый запах пламени и шерсти.
   Резко сев и оглядевшись по сторонам, я оказалась окончательно сбита с толку. Это не походило ни на желудок дракона, ни на постоялый двор, ни на ближайший пролесок.
   Помещение, в котором я находилась больше всего напоминало пещеру. Вернее, это и была пещера, с неровными стенами и полукруглым сводом. Всё что хоть как-то напоминало о цивилизации - это груда наваленных друг на друга шкур - образовавших для меня мягкую кровать необъятных размеров и опоясывающая пещеру, вырубленная вдоль стен канавка с маслом, в которой и горел огонь.
   Спустив ноги на пол, я оглядела себя со всех сторон. Руки, ноги, волосы, одежда - всё на месте. Даже сапог и те на ногах, и продолжают вонять лошадиным потом, как теперь и наверняка "кровать". А натуральный мех будет ох как не просто очистить.
   Двери, сколы, куска дерева или чего-то подобного, запирающего меня внутри, так же не наблюдалось. К моим услуга предоставлялся только огромный проём, размером едва ли не с городские ворота. В него без опаски можно не нагибаясь проехать сидя верхом на лошади и даже нагибаться не придется.
   Снаружи доносились странные звуки, напоминающие то женское пение, то звериное ворчание, ещё больше разжигая моё желание, поскорее выбраться на солнечный или хотя бы лунный свет. Опираясь на стену, я медленно пошла к выходу, стараясь сначала заглянуть за поворот и лишь потом выходя из своего укрытия.
   Петлять по коридорам не пришлось. Сразу за моей комнатой начинался зал, чуть побольше, с огромной горой золота по середине.
   Впервые секунды я так и застыла не в силах переварить нахлынувшее на меня чувство восторга, но уже спустя пару минут отскочила в сторону, поспешно ударив себя по загребущим ручонкам. Оно чужое! Это осознание буквально пронзило меня насквозь. Это вам не дворец короля, откуда я была готова унести всё и вся. Тут таится, что-то совершенно другое. По сравнению с чем дыба показалась бы весёлой каруселью.
  
   (продолжение следует...)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.13*21  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"