Савельева Ольга Сазонова Анна: другие произведения.

Тайны Чернолесья. Прозрение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если Свет в душе одержит верх над Тьмой, и Тьма не накроет мир, а пройдет рядом, если Любовь победит Смерть, не считаясь с ценой, а Невыполнивший Предназначения, оставит все, что дорого, поверит в невозможное и захочет вернуть Долг, если Неживое и Живое вместе смогут пройти Кольцо Миров, то Человек увидит Дракона снова. Но поможет ли это ему - решит Судьба

  Первые лучи утреннего солнца позолотили легкие облака над башней старинного замка. Ее светлость стояла у окна, задумчиво глядя на зеленые холмы и темнеющий у горизонта лес. Ночь подошла к концу. 'Какая короткая длинная ночь, - грустно усмехнулась она, - ночь, длиною в жизнь'. Но еще есть время...чуть-чуть времени до того момента, когда проснется замок, и ей придется вернуться к ежедневным делам. Когда-то в детстве и юности ей и в страшном сне не снилось, что она может стать хозяйкой поместья, и от ее решений будет зависеть так много людей...
  Когда-то давно...
  - Миледи, - горничная, приставленная к гостье, нерешительно поскреблась в дверь.
  - Заходи, Марсия, что-то случилось? - Ее светлость повернула к двери растрепанную темноволосую голову - от вчерашней прически остались только воспоминания. Ее камеристка опять станет охать и ворчать о неподобающем графине виде.
  - Ваша светлость, вы велели сказать, когда наша гостья проснется. Она пришла в себя и спрашивала о вас, - зачастила служанка. - Я подумала - может вы не спите и нужно вам доложить... но когда поднялась сюда, то подумала - может вы спите, тогда бы я не посмела тревожить... но раз вы все-таки не спите, то...
  - Все в порядке, Марсия, я скоро спущусь, - прервала скороговорку женщины графиня. - Иди вниз.
  - Да, миледи, я помогу госпоже и предупрежу о вашем приходе...
  Мягко захлопнулась дверь, а Ее светлость аккуратно положила на стол у окна стопку исписанных листов, что сжимала в руках. Пришла в себя... интересно, что нужно этой неожиданной гостье из прошлого?
  Хозяйка замка, погасив чародейский кристалл, все еще светившийся, хотя в этом уже не было нужды, быстрым шагом последовала за горничной. Она не знала, о чем будет говорить, но всегда можно просто выслушать, не так ли?
  
  - Ты изменилась... - гостья, все еще слабая и по-прежнему лежащая в постели, опираясь на высокую кованую спинку, обложенную цветастыми подушками, изучала вошедшую в комнату хозяйку лихорадочно блестящими глазами.
  - Я - да, а вот вы - нисколько, - графиня взмахом руки отпустила поправлявшую подушки служанку и изящно присела на краешек стула, стоящего у кровати. - Как будто я вас видела вчера.
  - Увы, - больная поморщилась, будто ей сказали какую-то колкость, а не наградили комплиментом. - Некоторые несчастья не лечит даже время... Ты стала совсем взрослой и уверенной. Ему... ему бы понравилось.
  Ее светлость вздрогнула и потянула за шнурок, держащий прическу. Темные пряди неровной волной упали на плечи:
  - Возможно, понравилось бы не только ему... а возможно, не понравилось бы никому, - она провела рукой по волосам, откинув со лба непослушную прядь - блеснула широкая седая полоса до этого незаметная в собранном хвосте.
  - Седина? - фыркнула гостья. - Великое дело! Некоторые прекрасно живут, поседев полностью. И ничуть не страдают по этому поводу.
  - Как она? - слабо улыбнулась графиня, прекрасно поняв, на кого намекает собеседница. - Вы часто видитесь?
  - Насколько мне известно - великолепно. А кто бы мог подумать, что из слезливой избалованной девчонки может получиться такая несгибаемая женщина. Несчастья закалили ее, как клинок, спалив все лишнее и слабое. Нет, не часто, - глаза больной отразили печаль и сожаление. - Она меня не жалует теперь. Столько лет прошло... но я понимаю... Да и живем мы неблизко. Как странно - женщина существо нежное и доброе, а мужчина жестче и, казалось бы, непримиримее, но женщины совершенно не умеют прощать... других женщин. Добиться прощения мужчины куда как проще. И заставить забыть тяжелое прошлое...
  - Так что вас привело в мой дом? - забвение и прощение совершенно не то, о чем хотелось поговорить хозяйке, и она сменила тему.
  - Сказки.
  - Сказки? - Ее светлость недоуменно выгнула бровь.
  - Да, - слабо улыбнулась женщина, - сказки, легенды и... безысходность. А так же, я узнала, что твой сын уезжает в Халан учиться. Чем собираешься заняться? Поедешь в столицу?
  - Не знаю... нет. Еще не решила, - графиня рассеянно теребила снятый с волос кожаный шнурок, то сворачивая его в жгут, то снова распуская. - Не хочу в столицу. Там все напоминает о... о прошлом. Останусь здесь. Буду писать мемуары, - криво ухмыльнулась она. - Буду ждать моего мальчика. Хотя...
  - Хотя мальчик вырастет и вернется максимум на недельку-другую повидать мать, после чего снова умчится в синюю даль, - грустно улыбнулась гостья. - Ты же понимаешь, чей он сын? Разве такого удержишь на месте? А ты сама хочешь, чтоб он стал помещиком и сидел в деревне?
  - Ему решать. Я хочу для него всего лишь счастья. Когда-то в его возрасте я мечтала о приключениях и странствиях. И что мне принесло всего лишь малое прикосновение к делам великих?
  - По-моему, ты не так уж и плохо устроилась, графиня, - гостья, чуть приподнявшись, насмешливо обвела взглядом роскошное убранство спальни. - Если вспомнить, с чего ты начинала...
  - Давайте не будем. Слишком много воспоминаний для одной ночи.
  - Хорошо, - больная снова удобно устроилась в подушках и покладисто оставила воспоминания. - Тогда я скажу, что хочу я. Помоги мне вернуть себя! Я не хочу больше молодости и красоты. Я хочу жизни. Обычного женского счастья.
  - Но что я...
  - Только ты и можешь мне помочь. А заодно встряхнешь свою унылую жизнь. И попробуешь вернуть то, что ты потеряла тогда, десять лет назад.
  - Как?
  - Я расскажу тебе сказку... или быль. Мало кто знает, но... слушай.
  
  
  Когда он выбежал на высокий берег, она уже ждала, раскинувшись на каменных плитах, нагретых за долгий жаркий день. Запоздавшие лучи заходящего солнца играли на ее точеном, похожем на старинную статуэтку, теле, рассыпая золотистые блики. У Дория привычно перехватило дыхание - более прекрасного существа он в жизни не видел и всякий раз при встрече с ней замирал в восхищении.
  Положив на камни глухо звякнувший меч, он порывисто опустился рядом с подругой на колени, не обращая внимания на острую каменную крошку, и осторожно провел кончиками пальцев по золотистой коже.
  "Ты быстро," - она приоткрыла свои невероятные глаза, на этот раз отливающие безмятежной лазурью. И ткнулась лбом ему в руку, требуя ласки.
  - Я же не мог заставлять тебя ждать, - воин, с детским восторгом погладил теплую кожу, провел по нежным надбровьям. - Как только услышал твой зов - бросил все и вот я тут.
  "Да уж, - насмешливо фыркнула она, потершись о его плечо, подобно кошке, - ты пахнешь потом и пылью".
  - Я с плаца. Тренировался с солдатами. Как я рад вновь увидеть тебя, Кати, - и снова сердце замерло от ощущения счастья, когда тяжелая голова опустилась на его колени.
  "Сколько раз повторять? Меня зовут Икатехилис. Почему ты называешь меня этой глупой кличкой? - она раздраженно дернула хвостом. - Любите вы, люди, все упрощать. Мне не нравится".
  Несмотря на раздражение, сквозившее в мыслеголосе подруги, Дорий счастливо улыбался, почесывая и поглаживая ее по мягкой чешуе горла. Если бы кто-нибудь из воинов увидел сейчас своего сурового короля, то вряд ли поверил бы глазам. Он с упоением мальчишки оглаживал нежную мелкую чешую надбровий, горла и мягкую шкуру изнанки крыльев огромного зверя, млевшего от его ласк, распластавшись на теплых камнях. Ну что твоя кошка. Даже негромкое урчание, зарождавшееся где-то в горле драконицы, навевало мысли об этих мелких домашних хищниках. Она даже глаза снова прикрыла от удовольствия.
  - Нет, Икатехилис это слишком грубо и сурово для тебя, - мужчина почесал клиновидную голову под подбородком. - Ты - Кати, нежная, мудрая и прекрасная. Самое восхитительное создание на свете!
  "Ну-ну, - драконица зевнула, показав ряд острых, как небольшие ножи, зубов. - То-то я смотрю, твои сородичи разбегаются в восторге и восхищении, едва завидев над головой тень наших крыльев. Наверное, не могут перенести вида такой красоты".
  - Люди глупы и пугливы. Они не знают тебя...
  "Как твое гнездо?" - она перевернулась на живот и, свернув крылья, подобрала под себя лапы.
  - Все так же. Старшенький подрос, - Дорий устроился поудобнее, облокотившись на драконий бок. Теперь его рука, как на плече друга, покоилась на спинном гребне ящера. - Я забрал его от женщин, и он теперь растет с воинами. Уже держится в седле и пробует поднять меч, - гордясь сыном, добавил молодой король.
  "Помню его, храбрый мальчик",- в мыслеречи драконицы чувствовалась улыбка, а следом пришло видение - воспоминание, как пухлый трехлетний малыш смело протягивает ладошку и, закусив губу, гладит огромного зверя по носу.
  - Ему сейчас шесть, - Дорий улыбнулся, - уже и младшему два. Жаль, ты его не видела. Королева снова в тягости. Может, сможешь прилететь в Истен?
  "И снова довести этим женщину на сносях до истерики и ужаса, а твоих подданных до паники? Нет уж. Они знают, что ваш род под благословением Дракона и хватит с них прошлого моего визита, - встряхнулась драконица, поднимаясь с теплых камней. - И почему ты женился на трусихе?"
  - Она всего лишь женщина, - пожал плечами король, вставая на ноги.
  "Я тоже, - насмешливо фыркнула она, расправляя крылья, - полетаем? А потом искупаемся в море. Я так люблю ваше море! Оно теплое и огромное. Как жаль, что у нас таких нет... "
  - Ты - дракон, - восхищенно улыбнулся мужчина и наклонился подобрать меч.
  "Оставь, - нетерпеливо дернула крылом драконица, - со мной тебе оружие не понадобится.
  Он, как в прошлые времена, удобно устроился между двух спинных гребней подруги, которая тут же взлетела над морем. Они купались в воздушных потоках, и восторг охватывал душу. Дорий снова чувствовал себя пятнадцатилетним мальчишкой, впервые катающимся на драконе. Крепко вцепившись в толстую костяную пластину, ловил, хохоча, открытым ртом ветер и соленые брызги, когда Кати снижалась низко к волнам. Потом они плескались в этих теплых волнах, как раньше, добрый десяток лет назад, когда только подружились и их встречи были часты и наполненны искренней радостью.
  Они ныряли, соревнуясь, кто глубже, и он дрейфовал в волнах, обняв за гибкую теплую шею драконицу, это невозможное волшебное существо, одарившее его своей дружбой. Он забыл обо всех оставленных в столице проблемах, и так хорошо и спокойно ему не было уже давно.
  
  После того, как стал королем, Дорий не мог позволить себе отлучек в другой мир к своим друзьям драконам. И Икатехилис не могла часто навещать молодого правителя. Поэтому сегодня, лежа на берегу рядом с теплым боком драконицы и укрытый ее же крылом от вечернего бриза, наплававшись и нанырявшись, он рассказывал обо всем, что случилось в его жизни за последние два года. Слушал ее рассказы и мудрые советы, а потом просто смотрел на зажигавшиеся в ночном небе звезды.
  - Пора, Кати, а то мои люди потеряют своего короля, - грустно вздохнул Дорий и, выбравшись из-под крыла, стал натягивать высохшую на камнях одежду. - Когда ты прилетишь снова? Я уже жду этой встречи, хоть мы еще не расстались.
  Драконица молчала так долго, что тревога кольнула сердце мужчины и скверное предчувствие, последние часы подспудно омрачавшее его душу, переросло в твердую уверенность.
  - Что случилось, Кати? - король настороженно обернулся к ней, оставив рубашку незастегнутой. Ветер тут же подхватил свободно свисающие полы и растрепал длинные черные волосы Дория по плечам.
  "Я не прилечу больше, мой друг, - Икатехилис смотрела на него виновато-тревожным желтым, взглядом. - Драконы покидают свой мир и идут дальше. Оттуда не будет пути к вам... "
  - Но почему? Мы, люди, конечно не совершенные создания, но...
  "Мы уходим не из-за соседства с вами, а по своим причинам. У нас свой путь, - мыслеречь драконицы сквозила печалью. - Сегодня я прилетала попрощаться."
  - Неужели мы больше не увидимся!?
  'Нет, мальчик. Мы не увидимся. Слишком далек тот мир от вашего, и один обычный Ключ не сможет открыть его', - драконица поднялась с песка, отряхнулась, как большая кошка, и сложила крылья на спине.
  - Мне казалось, что всегда буду приходить на твой зов, что эти встречи никогда не прекратятся... - молодой король пристально смотрел в морскую даль, надеясь, что ветер высушит глупые мальчишеские слезы раньше, чем подруга заметит их. - Драконья жизнь длинна. С человеческой практически несравнима. Я мечтал о том, что мои дети смогут прикоснуться к твоей мудрости. А теперь выходит, что люди вообще никогда больше не смогут увидеть дракона?
  'Нет. Мне жаль, но пути наших народов расходятся тут и сейчас. Ты плачешь? Не стоит, малыш. Люди, в большинстве своем, все равно не любят слушать кого-либо, кроме себя. Так что драконья мудрость не так уж им и нужна'.
  - Прости, Кати, - Дорий смахнул длинную прядь с лица и собрал разлетающиеся от ветра волосы под кожаный шнурок в хвост. - Это все так внезапно и так безысходно... Среди нас есть те, кому нужна надежда на чудо, на встречу с вами. Неужели, совсем никогда?
  'Есть одно пророчество в Книге Судеб... если задать правильный вопрос, то она покажет его. Там говорится о вероятности пересечения жизненного пути человека с драконом, но условия их выполнения сложны и вероятность настолько ничтожна, что лучше считать, что совсем никогда'.
  - Кати, я хочу знать.
  'Упрямец, - драконица фыркнула, обдав мужчину теплым дыханием, - Хорошо, я расскажу, что прочла в Книге. 'Если Свет в душе одержит верх над Тьмой и Тьма не накроет мир, а пройдет рядом, если Любовь победит Смерть, не считаясь с ценой, а Невыполнивший Предназначения, оставит все, что дорого, поверит в невозможное и захочет вернуть Долг, если Неживое и Живое вместе смогут пройти Кольцо Миров, то Человек увидит Дракона снова. Но поможет ли это ему - решит Судьба'.
  
  
  
  
  - Какая-то нелепица!
  - Ну почему же нелепица? - я осторожно погладила ладонью тоненький листок, который мы с Лидией нашли небрежно засунутым в толстый том 'Старолиорийских легенд и сказаний'. - Представляешь, эта бумага помнит еще единую Лиорию! Такая реликвия, это ж представить страшно!
  - Ты что и правда думаешь, что это оригинал Истенского предсказания? - фыркнула подруга, тряхнув локонами. - Вряд ли такой раритет так легко бы лежал в общей библиотеке, пусть и Дворцовой. Да нас бы к нему на выстрел пушки не подпустили.
  - Все равно, смотри, как пожелтела бумага, как выцвели чернила. И написано на старом языке, - благоговение охватывало меня, как я только думала о том, сколько лет назад был написан этот текст. - И как красиво звучит...
  - Что тут красивого? Путаница какая-то, - Лидия наморщила лоб, подвинулась ко мне ближе, чтобы снова посмотреть на древние закорючки. - Когда тьма в плаще пройдет рядом со светом, когда любовь и смерть сольются в одной цене, а Несвершивший все отдаст за надежду, то жизнь и смерть войдут в кольцо и дракон вернется. И чистый обретет оковы души. Ерунда!
  - Лия! Что ты делала на уроках старолиорийского? - корявый перевод подруги заставил меня улыбнуться. - Во первых, не 'когда', а 'если', а во вторых...
  ...И если лишь угроза Тьмы минует,
  Коснувшись Света краешком плаща,
  И тот, кого цена Любви волнует
  Не больше Смерти - платит не ропща,
  Несовершивший в трепетной Надежде
  Отчаянье прогонит, все отдав,
  И он, Живой, с Неумершим, как прежде
  Пройдет Кольцо, законы все поправ,
  Тогда Дракона сможет видеть снова
  Отринувший себя бестрепетной рукой,
  Но обретет ли то, что ищет, иль оковы?
  Лишь чистота души - ответ загадке той.
  Дальше оборвано, а жаль...
  - Ну...не люблю я учить языки, тем более мертвые, - Лидия чуть смутилась, но с интересом снова взглянула на листок, - там правда все это написано?
  - Как то так. Я перевела корявенько. Все-таки стихи складывать не обучена, - теперь уже смутилась я.
  - Интересно, - Лидия никак не отреагировала на мои поэтические страдания, в задумчивости закусив губу, - что это все значит? Объяснения-то есть где-нибудь этому пророчеству? Меня так интересует вопрос - вернутся драконы или нет?
  - Про то, что они вернутся там ничего не сказано. Только то, что ищущий чего-то странного Несовершивший, кто бы он ни был - увидит дракона снова. Совета, наверное, спрашивать побежит, - пошутила я, стараясь прогнать озноб, охвативший меня после того, как я прочла Пророчество вслух. - Пишут же, что они очень мудрые были.
  - Эх, а я бы не отказалась посмотреть на живого дракона - красиво, наверное, - Лидия мечтательно вздохнула.
  - А мне кажется - страшно, - странное чувство холодящего душу опасения так и не проходило. Встречаться с драконами желания так и не возникло. - Представь себе - этакая громадина с дом размером - наступит и не заметит. И потом...
  - Лидия! - голос гофмейстерины Элозии мы услышали раньше, чем увидели приставленную к принцессе няньку. - Так и думала, что найду вас здесь, Ваше Высочество! Пора готовиться к обеденному приему. Служанки с ног сбились, разыскивая вас. Доброе утро, Леди Линдера, вы тоже идете на прием?
  - Нет, мадам, это мероприятие пройдет без меня, увы.
  - Лози, но еще есть время...
  - Лидия, вам пора. Еще нужно выбрать наряд, подготовиться... ваша сестра уже покинула купальни и собирается. Только вас, как всегда ищем.
  - Иди, Лия, собирайся, увидимся, как договорились, - я улыбнулась раздосадованной подруге и стала убирать по местам книги, которые мы просматривали в это утро.
  
  Прошло полтора месяца с момента официального приезда принцесс в столицу Эдельвии, а я и не заметила, как пролетели эти беззаботные летние денечки. Было все - и балы, и приемы, куда допускалась не только верхушка знати, и прогулки по парку в составе свиты принцесс - все-таки что ни говори, все эти предсвадебные развлечения весьма интересны и забавны с непривычки, но у нас и помимо них было чем себя занять.
  Когда же Лидии удавалось избежать участия в публичных мероприятиях, мы договаривались встретиться у Стены на небезызвестном посту моих приятелей из дворцовой охраны, подальше от прибывающих гостей, которые, к слову больше раздражали, чем развлекали. Я не представляла, как Лидия могла всю жизнь находиться в центре внимания такого количества чужих любопытных, и не всегда доброжелательных глаз.
  - Всегда так было, - пожимала плечами подруга. - Нужно не обращать внимания на шепот за спиной, иметь верных людей и стараться 'сдерживать порывы', - она поморщилась на последних словах, явно цитируя наставницу.
  Видимо 'сдерживать порывы' получалось не всегда.
  По приезду окунувшись в свободу и насладившись ею под защитой безвестности, Лидия очень неохотно возвращалась к прошлой жизни, расчерченной регламентом и оставлявшей мало места для воли. Поэтому пользовалась любым удобным моментом, чтоб выбраться из-под назойливой опеки. Мы бегали тренироваться с ребятами у Стены, ходили в город к Хэлкаду, а когда время позволяло, исследовали сеть потайных ходов дворца и прилежащих ему территорий.
  Больше половины этой сети не использовалась. С первого взгляда мы научились определять заброшенные ходы - отсутствие осветительных кристаллов в настенных держателях, вместо них старинные подфакельники на закопченных стенах, пыль и запустение, зачастую сломанные замки и пустые дверные проемы. Постепенно мы перестали блуждать наугад, и я уже не теряла направление в этих лабиринтах. Хотя старинные сокровища, найденные нами, в основном исчерпывались ржавыми доспехами и битыми черепками, забытыми в заброшенных комнатах.
  Да и незаброшенными коридорами пользовались не часто. За все полтора месяца наших исследований только один раз наши тайные вылазки чуть не стали явными - мы настолько привыкли, что никто не использует эти переходы, что едва успели шмыгнуть за решетку хода, примыкающего к центральному, услыхав шаги впереди.
  - Когда доберешься до места, дай знать, - Кассия я узнала сразу, - не рискуй понапрасну. Помни, ты всего лишь тень. Все разведаешь и жди Тея. Я пришлю его к тебе сразу, как он вернется.
  - Я все понял, милорд, - голос второго был мне незнаком.
  Как раз в этот момент они прошли мимо нас, притаившихся во тьме за толстой решеткой.
  - И, Дарк, без опасных авантюр, пожалуйста, - голос барда звучал устало, - не мне тебе говорить, насколько важны эти сведения. Не хотелось бы, потом вытаскивать еще и тебя...
  Мужчины говорили тихо и слова потерялись во тьме перехода. Собеседники ушли дальше, а мы перевели дыхание. Не хотелось бы, чтоб нас обнаружили тут, да еще и подслушивающими.
  Отъезд Кассия после той памятной церемонии встречи, и правда, был недолгим. Он вернулся, как и обещал, через неделю, но видеть его мне удавалось редко. Чаще всего я встречала его на приемах и прогулках, находясь в свите принцесс, только так я могла попасть на некоторые из этих мероприятий. Один раз он даже танцевал со мной, и сердце мое трепетало от восторга, я как будто летела по залу, кружась в его руках. Он легко, невесомо вел меня под музыку, и я не чувствовала себя неловкой и неуклюжей, как обычно. В первый раз я искренне наслаждалась танцем, потерявшись во времени, видя только его улыбающиеся глаза перед собой и не думая о том, как выгляжу со стороны. Но танец закончился, и мне оставалось только лелеять сладостные воспоминания о нем.
  - Никогда не видела, чтоб принц танцевал на балах, - мой слух поймал завистливый вздох симпатичной блондинки, Камилии Эйсвиш, когда Касс отвел меня после танца к стае моих соучениц и быстро покинул залу. - А жаль. Мог бы и еще кого-нибудь пригласить.
  - Ну что ты, Ками, Леся ему, поди, все ноги оттоптала, - но, ехидные, как всегда, слова Патрикии, не могли испортить моего 'летящего' настроения. Не в этот раз. - После такой неловкой партнерши он исчезнет из бальных залов еще лет этак на пять.
  - Не злобствуй, Патри, он пришел специально, чтоб потанцевать со мной, - слова вырвались прежде, чем я успела прикусить себе язык, но мне так хотелось заткнуть, наконец, рот леди Носвиль.
  Лучше б себе заткнула. Пат начала что-то говорить, но меня спасла неслышно подошедшая Лидия, потянув за рукав:
  - Извините, леди, я похищу у вас графиню Линдера.
  Патрикия умолкла на полуслове, вытаращив глаза, и, сопровождаемые изумленными взглядами моих однокурсниц, мы с подругой вышли на террасу.
  - Я все видела, - Лидия улыбалась. - Он танцевал с тобой! Я же говорила, что так будет! Не слушай этих клуш, вы прекрасно смотрелись вместе.
  - Спасибо! - я благодарно сжала руку принцессы в своей руке. Ликование переполняло мою душу. Я целый год ждала этого танца, и ничто не могло омрачить такой момент.
  Больше мы не танцевали, хоть Кассий и появлялся на балах в свите князя. Но появления эти были мимолетны, бард имел вид занятой, и редко когда я могла обменяться с ним парой слов. Первая я не подходила к нему, чтоб не отвлекать, ожидая с трепетом и надеждой тех минут, что он мог уделить мне.
  Лидия должна была принимать участие в этих забавах, и я сопровождала младшую принцессу. Подобные развлечения очень скоро приелись, один вечер отличался от другого только расцветкой платьев дам, но подруга смотрела так умоляюще, что я не решалась оставить все это, да и хотелось побольше побыть в ее обществе, пока она не уехала назад в Коэнрий.
  А дни летели. Летели стремительно и неотвратимо, до свадьбы осталась всего неделя, а после этого события Лидия уедет, и Кассий наверняка тоже куда-нибудь отправится, я снова останусь предоставлена сама себе и учебе. С Рией наши пути, видимо, разошлись окончательно. Я немного сожалела об этом.
  Как по заказу мне навстречу по центральной аллее парка, весело щебеча что-то на ухо своей компаньонке, двигалась Иллария. Я вздохнула и приготовилась встретить ее безразличный, как по пустому месту, взгляд, но девушка меня удивила.
  - Леся, - она радостно замахала мне рукой с веером, ускорив шаг, - давно не виделись.
  Странно, мне казалось, что видела я ее недавно. Буквально день назад на каком-то из дворцовых балов, когда она старалась не замечать меня, делая вид, что мы незнакомы. С того памятного вечера на террасе, когда Рия устроила безобразную сцену, мы не перекинулись ни словом и вдруг такое внимание.
  - Мы давно не разговаривали, - улыбнулась я и остановилась, не собираясь продолжать конфликт. Раз у нее обида прошла, так зачем мне ей что-то доказывать.
  - А я готовлюсь к свадьбе. Ты прости меня, Леся, совсем нервы сдают, - она подошла и взяла меня под руку, сменив направление прогулки в другую сторону. Ее компаньонка чуть отстала, а Рия доверительно склонила головку ко мне поближе. - Ну, ты понимаешь. Я стала такая впечатлительная. Любой пустяк расстраивает меня до слез.
  Да уж, видела я те слезы. Очень впечатляют. Но на Рию невозможно было долго сердиться всерьез.
  - Но ведь ты не станешь злиться на меня, Леся? Мы же подруги, - продолжала баронесса, - мне столько хочется тебе рассказать. Ты не представляешь, мне подарили настоящий замок! А какая там красота! Порой меня посещают мысли, постоянно обосноваться за городом. Может, я так и поступлю.
  - Рия! Ты и сельская жизнь... у меня никак не складываются эти два образа, рассмеялась я, пытаясь представить Илларию Висент помещицей. - Ты зачахнешь там с тоски.
  - Ну да, - баронесса напустила на себя важный вид, - детям полезен свежий воздух. Муж, - она едва заметно поморщилась, - станет жить в столице, а я с детьми - в поместье. Сейчас там ремонтируют и устраивают все по последней моде и удобству. Как я хочу. Там такая древность! И дивный сад. Правда запущенный немного, но зато там такие статуи. И даже статуя дракона!
  - Дракона? - удивилась я, насколько неожиданно перекликались слова Илларии с темой нашей утренней беседы с Лидией. - Откуда там статуя дракона?
  - О! - Рия таинственно понизила голос. - Замок очень древний и хранит много старинных тайн. Одна библиотека чего стоит. Ты обязательно должна увидеть все своими глазами. Приезжай в конце недели ко мне в Катарица, и я тебе все покажу. Кстати, передай мое приглашение их высочествам. Приезжайте все вместе, мы весело проведем время.
  
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст. Иллария.
  До наступления осени оставалось пару недель, и хотя дни были по прежнему жаркими, но вечером в воздухе чувствовалась прохлада и свежесть. Утомленные дневным летним солнцем травы жадно напитывались долгожданной вечерней прохладой, щедро отдавая свой аромат. И все вокруг, включая старинный замок и отдаляющиеся от него две женские фигуры, было окутано тем тёплым мягким светом, что бывает только на закате.
  - Ах, Нэлла, как здорово, что мы выбрались из этой невыносимо душной многолюдной столицы.
  - Неужели я, действительно, слышу это от Илларии Висент - светской дамы, блистающей на балах и приёмах? - улыбнулась спутница.
  - Ещё год назад я бы и сама не поверила своим ушам, но ожидание дочери изменило меня. Помню, маленькой девочкой я любила выезжать с семьёй за город, бродить за пределами поместья, вдыхать запах свежескошенной травы, плести венки из ромашек и лютиков и умываться из ледяного ручья. Но потом я стала старше, все больше времени проводила в городе. Наряды, причёски, драгоценности, приемы, балы, кавалеры заменили мне утреннюю росу и ночные трели соловья. Я забыла, каково это - пройтись босиком по траве... - И присев на камень девушка стянула с себя башмачки и батистовые носочки.
  - Что вы делаете, баронесса, разве можно, чтоб знатная дама и босиком как простолюдинка? - всплеснула руками Нэлла. - Обуйтесь сию же минуту! Вы простудитесь!
  Но девушка и слушать не желала компаньонку и уже бежала, подхватив юбку, к стогу сена, со смехом падая в него.
  - Давай, Нэлла, попробуй, это невероятные ощущения, это свобода, которой мне всегда не хватало.
  - Ну уж нет, - покачала головой компаньонка, подходя ближе.
  - Ах так, - Рия резко схватила Нэллу за руку, вынуждая ее упасть в стог рядом с ней. И не давая спутнице возмутиться, прикрыла ее рот рукой. - Помолчи и посмотри на это небо. Разве в городе среди сотен, загорающихся вечером фонарей, мы можем увидеть такие невероятные краски? Почему я не понимала этого раньше, Нэлла? Почему я стала такой?
  - Но чем же Вы недовольны? У Вас есть все, о чем многие могут только мечтать - красота, ум, богатство? Вы выходите замуж за того, кого хотели? Скоро испытаете счастье материнства. Вам оказана честь быть избранной и быть среди тех, кто вскоре одержит победу над миром?
  - У всего есть обратная сторона... Выхожу замуж за человека, который меня не любит, не желает, которому все равно где я, с кем, что со мной и нашей будущей дочерью... Счастье материнства. Не криви душой, Нэлла, ты ведь знаешь, как и я, что маленькая Темная родится не для моей услады, а для великих целей, и воспитание ее возьмёт на себя Кларисса. Ум, красота и богатство - зачем они мне, если та же простолюдинка невзрачная Леська, не имея большого ума, чувствует себя гораздо более счастливой чем я. А самое ужасное, Нэлла, что такие как Леська свободны поступать так как считают нужным, а такие как я несвободны с момента рождения и до гробовой доски.
  - Не соглашусь с Вами, баронесса, ведь данная Вам сила и есть ключ к свободе и возможности делать все, что заблагорассудится. Нужно набраться терпения. А любовь... когда мой брат говорит о том, что настоящему темному нужно выжечь из себя все человеческое, я хоть и молчу, но в корне не согласна с ним. Вы с Виллемием люди, Вы темные, но Вы живы в отличие от нас, и, на мой взгляд, человеческая сущность - это и есть главная ваша сила. Потому это прекрасно, что между вами теплится искра, что вы станете супругами.
  - Какая искра, Нэлла... он давно охладел ко мне...
  - Бред! Его просто сбили с толку, увели с истинного пути, но я уверена, его настоящая любовь - Вы, Рия, потому что сама судьба свела двоих и продолжит вас в будущей темной дочери. Я не узнаю целеустремлённую баронессу Висент - как можно было опустить руки и сдаться?
  - Но а что я сделаю? - наморщила носик Рия.
  - Как это что? - сверкнула глазами компаньонка, - нужно бороться за своё счастье, как Вы всегда делали раньше, пробивать себе путь через тернии. Всему виной та другая, что как мороком отвела глаза мужчины от будущей супруги. И что стоило бы сделать любящей женщине, борющейся за своего избранника?
  - Устранить соперницу... но я ведь даже не знаю кто она такая...
  - Вам только кажется, что не знаете, поверьте, уж кто-кто, а вы знаете лорда Виллемия лучше всех. Просто подумайте хорошенько, сопоставьте все произошедшее и найдите ответ.
  - Ты так говоришь, Нэлла, будто знаешь ее имя.
  - Конечно нет, а вот Вы, баронесса, обязательно узнаете и уж я не останусь в стороне и помогу вернуть сердце Лорда Виллемия законной владелице.
  - Спасибо, дорогая, - Рия сжала руку компаньонки.
  - Может быть, вернёмся в поместье? Уже смеркается, - попыталась подняться Нэлла.
  - Пожалуйста, давай побудем ещё, - умоляюще произнесла баронесса, - с утра прибудут гости из столицы, с ними хлопоты и суета, а мне нужно подумать. Под открытым небом я чувствую себя мудрой, свободной и всесильной.
  
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст.Генрий и Валенсий.
  Север был из числа тех воров, что глубоко почитают своё дело, считая его едва ли не искусством, а потому награду он рассматривал как нечто вторичное, само собой разумеющееся. Гораздо важнее для него было решить хитроумную головоломку и завладеть недостижимым.
  Вот почему новое сложное дело, от которого отказались многие искусники воровского мира, Север воспринял с энтузиазмом. И пока посредник с горящими глазами в красках озвучивал круглую сумму, которую готов был платить заказчик, в голове талантливого вора уже разрабатывался план похищения артефакта из дома высокопоставленного вельможи-чародея.
  Теперь, когда почти полгода тщательных приготовлений были позади, и план сработал, когда уже не казались напрасными щедрые подкупы прислуги, продуманные легенда и маскарад, с трудом удавшийся бурный роман с отчаянно молодящейся домоправительницей, и куча денег, спущенных на магических защитные амулеты, Север мог вздохнуть с облегчением, чувствуя как за пазухой даже сквозь бархатный мешочек, украденная шкатулка приятно холодит тело.
  Мужчину распирало от гордости за содеянное - выкрасть нечто ценное магическое из дома чародея и остаться при этом незамеченным, это ли не лучшая награда для вора. Впрочем, и подсчёт того, что можно будет купить за полученное в качестве награды золото, не мог ни радовать. Такую крупную сумму ему платили впервые за все время, и впервые можно было не прокутить все до последней копейки, а вложить, скажем, в покупку собственного домика. Нет, конечно, он не собирался оставить ремесло, это было то, без чего мужчина уже не представлял своей жизни. Но почему бы не жениться на хорошенькой хозяйственной девушке, не обзавестись детишками. В конце концов, молодость не вечна, а в старости будет кому подать стакан воды.
  Пребывая в радужных мечтах, он и не заметил, как быстро дошёл до городской набережной. Часы на башне показывали половину пятого, а это означало, что до встречи с посредником ещё пятнадцать минут. Встреча и передача краденного в самом центре города, среди такого большого скопления людей для кого-то показалась бы безумием. Но посредник, с которым Север работал уже не первый год, напротив, считал, что тайное легче скрыть на самом виду, где вероятнее всего никому и в голову не придёт заподозрить подвох. К слову сказать, выглядел посредник всегда представительно, одевался с иголочки, чего требовал и от воров. Северу подобный маскарад не претил, он привык играть роли, в том числе людей из знати, к тому же дорогая одежда всегда была несомненным плюсом к смазливой внешности молодого вора, заставляя чаще биться девичьи сердца.
  Облокотившись на перила, он наблюдал за разукрашенными прогулочными лодками с разряженными смеющимися дамами и кавалерами. Неожиданно захотелось вынуть шкатулку из-за пазухи и взглянуть на содержимое - то за что готовы были отвалить маленькое состояние. Накатившее любопытство зудело в голове вора навязчивой мухой.
  Что внутри шкатулки? Украшения? Оружие? Магическая вещица? Вещь, спрятанная внутри, манила и звала, Север мог поклясться, что слышит в голове чей-то голос.
  Пытаясь избавиться он наваждения, он потряс головой и плеснул ледяной водой из питьевого фонтанчика в лицо. Но после проделанных манипуляций желание посмотреть на содержимое шкатулки не пропало, а лишь усилилось. Голос в голове звал и манил, обещая силу, богатство и могущество, призывая оставить шкатулку себе, как человеку достойному высокого предназначения. Неизвестно чем бы все это могло закончиться, если бы вовремя подоспевший посредник, не схватил резко за шиворот вора, под удивленные взгляды пытающегося взгромоздиться на перила.
  - Что ты творишь, - оттащив мужчину в тень кустов, подальше от любопытных глаз, посредник прыснул в лицо вора из какого-то флакончика, что сразу же привело Севера в чувство.
  - Я... я... я не знаю... где я ... - удивленно захлопал глазами вор, выйдя из транса.
  - Ещё пара минут и ты бы прыгнул в воду вместе с тем, что принёс, - сердито покачал головой посредник. - И что с тобой такое произошло, что лишь чародейский эликсир смог привести в чувство?
  - Мне кажется, это все она, эта вещь, - Север дрожащими руками вынул из-за пазухи страшную ношу и протянул посреднику. - Она опасна, и даже знать не хочу что там внутри, но тот, кто платит за эту вещицу - безумец. Подумать только, она у меня в руках каких-то пару часов, а едва не уничтожила. Я многое за свою жизнь повидал, меня и чародеем не напугаешь, но это... оно... другое... страшное... Врагу не пожелаю иметь дело с подобным. Будь с ней осторожен, - вор поспешно всучил шкатулку посреднику и, приняв от него увесистый кошель, не пересчитывая награду, скрылся за кустами, мгновенно растворившись в пёстрой толпе.
  Посредник же, пожав плечами, на всякий случай, побрызгав на себя из флакончика, и надежно спрятав полученное в поясной сумке, поспешил на встречу с заказчиком. После откровений вора, находиться один на один с этой магической дрянью, у него не было никакого желания.
  Будучи провидцем в пятом поколении, и первым из рода, научившимся использовать свой дар для извлечения неплохой прибыли, Посредник, конечно же, ожидал чего-то подобного от этой чародейской вещицы, но и отказать себе в удовольствии сорвать куш, он никак не мог. Как чародей, он отчетливо ощущал то тяжелое и гнетущее, что исходило от предмета, как человек, знающий толк в выгодных сделках, он старался видеть в этом лишь увесистый кошель с золотом.
  Направляясь к месту встречи с заказчиком, Посредник упорно боролся со своим таинственным грузом, звоном золотых монет заглушая голос, настойчиво звучавший в голове, блеском драгоценных камней затмевая заманчивые видения. Сил оставалось все меньше и меньше, флакончик с жидкостью против морока, был почти пуст, а заказчик непозволительно опаздывал. Нервно постукивая пальцами по столу, Посредник с надеждой смотрел на дверь кабачка, внимательно вглядываясь в каждого входящего. Будь это любое другое дело, любой другой заказ, он бы и минуты не задержался, будучи пунктуальным до мозга костей и требуя пунктуальности от всех, с кем имел дело. Но нести эту чародейскую дрянь домой не было никакого желания.
  - Ну почему же дрянь? - насмешливо переспросил голос в голове. - Думаешь, за меня платили бы целое состояние, будь я никчёмной безделушкой? Я - сила, величие которой тебе и не снилось, смертный. И я могу стать твоим другом.
  - Отвяжись, - отмахнулся Посредник, выплёскивая на себя последние капли из флакона.
  - Ты ведь чародей, - продолжал голос, - и все, что тебе нужно - богатство, для меня это не проблема, я сделаю тебя несметно богатым, ты получишь гораздо больше, чем рассчитываешь получить за меня. Ну что же ты молчишь? А, Посредник? Тебе нравится всю жизнь скрываться за этим прозвищем, не имея возможности называть настоящее имя, обзавестись женой и наследниками? Не надоело использовать свой дар вот так? Ты можешь больше, у тебя просто не было такого друга как я. А ты подходишь мне, ты не амбициозен, не властолюбив, мне будет удобно с тобой. Помоги мне обрести власть, а я дам тебе денег, много денег, столько, что останется ещё твоим внукам и правнукам.
  - Я не хочу много денег, мне будет достаточно получить обещанное, и отдать тебя с глаз долой,- Посредник с сожалением засунул пустой флакончик в карман и с надеждой посмотрел на вошедшего в кабачок высокого мужчину в плаще с капюшоном, скрывающим лицо.
  - Да он это, он... - усмехнулся голос, - считай, что свой шанс ты упустил, Посредник... Но и деньги, что получишь, прожгут твой карман, ни монетки не успеешь потратить...
  Посредник лишь улыбнулся в ответ на угрозу, несмотря на опоздание, заказчик все же пришёл, а значит, удача вновь не отвернулась от него.
  Ранним утром в переулке, неподалёку от кабачка 'Хмель и солод' в луже крови нашли заколотого ножом хорошо одетого мужчину, опознать которого так и не смогли, при нем не было ни бумаг, ни денег.
  
  - Воз-му-ти-тель-но, это просто воз-му-ти-тель-но, - холодно отчеканил по слогам принц Валенсий, даже не удосужившись обернуться в сторону двери на брата, виновато переминающегося с ноги на ногу.
  - Но, братишка... я... это... дело срочное было... - Генрий почесал лысый затылок.
  - Что ты говоришь - дело? - Валенсией удостоил родственника ледяным взглядом. - Да что могло быть важнее приема нашей делегации у губернатора Вейста? Если ты ещё помнишь, мы прибыли в Эдельвию с официальным визитом и являемся олицетворением нашей великой страны. А что ты, - он покачал головой, с укором осмотрев одеяние брата, - что ты олицетворяешь своим неряшливым, неподобающим особе королевских кровей видом?
  - Так, это... братишка... дела уже все завершены, я в твоём полном распоряжении, - оживился Генрий, - и до приёма ещё час времени, туда-сюда бельишко сменю, ополоснусь, и мы ещё успеем к твоему губернатору.
  - То есть ты искренне считаешь, - Валенсой скривился в усмешке, - что если мне потребовалось пять часов, чтобы подготовиться к приёму, то тебе хватит часа? Ну уж нет, я уже использовал своё право и сообщил, что мы не прибудем по причине недомогания из-за долгой дороги. Но учти, это был первый и последний раз, когда я тебя выгораживаю. Я не намерен постоянно краснеть из-за твоих выходок. Я пошёл тебе навстречу и если помнишь, уговорил матушку отпустить тебя со мной.
  - Да, конечно, - согласился Генрий.
  - И ты дал мне слово, что главным в этом путешествии буду я.
  - Так оно ж само собой разумеется, братец, а то как же... просто дельце было... но уже все... теперь все как скажешь...
  - Хорошо, - милостиво кивнул младший принц, - надеюсь на твоё благоразумие. Пойми, для меня очень важен этот визит в Эдельвию, я буду официально представлен своей невесте. Это мой единственный путь к трону. Тебе повезло родиться раньше на несколько лет и трон Руазия у тебя в кармане. Я же вынужден буду заключить династический брак, чтобы получить корону в будущем. Я не имею права на ошибку.
  - Все будет э... больше никаких промахов, слово даю... - Генрий с жаром стукнул себя в грудь.
  - Как ни странно, но я тебе верю, - почти тепло улыбнулся младший принц, - завтра приём во дворце, и на твоём месте я бы отправился готовиться к нему прямо сейчас, тогда у тебя будет шанс успеть.
  - Конечно, братишка, конечно, - с облегчением от того, что неловкий разговор подошёл к концу, Генрий поспешно попятился к двери, - сейчас в свои покои и буду марафет наводить, чтоб завтра как штык.
  Валенсий кивнул и отвернулся к окну. Генрий же с несвойственной ему аккуратностью закрыл за собой дверь в комнату брата и, оставляя на блестящем полу грязные следы, протопал в отведённые ему покои. Если б Валенсий только знал, что спешил брат вовсе не для того, чтоб привести себя в порядок, а потому что с нетерпением ждал момента остаться наедине со своим новым приобретением и хорошенько рассмотреть его.
  - Но ожиданиям старшего принца не удалось осуществиться - вместо тишины и уединения личные покои встретили его суетой четырёх пар рук и ног слуг, включая камердинера принца Валенсия - Бертрана. Последний, заметив вошедшего, почтительно склонился, дав знак сделать тоже самое остальным присутствующим.
  - Что здесь происходит? - рявкнул Генрий, - ну-ка все вон отсюда!
  - Не извольте, гневаться, Ваше Высочество, - заискивающе пролепетал сухонький Бертран, - Его Высочество Валенсий приказали нам явиться в Ваши покои и помочь подготовиться к приему.
  - Если б мне нужен был камердинер, то он был у меня был, - процедил сквозь зубы здоровяк, понимая, что выставить за дверь всех этих слуг вряд ли получится, учитывая что с братом он ссориться не хотел.
  - Его Высочество Валенсий во время вашего отсутствия лично провел ревизию вашего гардероба и отдал приказания по его обновлению и приведению в должный вид, - уже более уверенно произнёс камердинер и слегка махнул рукой слугам 'продолжайте'. - Портной, конечно, не успеет пошить наряды к завтрашнему утру, и нам придется сообразить что-то из того что Вы изволили взять с собой, - Бертран засуетился вокруг плюхнувшегося в кресло принца, помогая ему стянуть сапоги, - но к княжеской свадьбе Вам сошьют самый лучший костюм в цветах нашей великой страны по эскизам Его Высочества Валенсия.
  - Генрий обречённо опустил голову, поглаживая за пазухой драгоценный свёрток. - Ладно, раз Валенсий все это приказал делать вам, не буду расстраивать брата. Но смотрите мне, если что я ух... - он стукнул кулаком по подлокотнику, заставив Бертрана вздрогнуть от неожиданности.
  - Вот и хорошо, Ваше Высочество, вот и прекрасно, позвольте я помогу Вам раздеться, для вас уже подготовлена ванна и наготове брадобрей.
  - Сам я... - отмахнутся от камердинера здоровяк, и, расстегивая и скидывая на ходу запылённую одежду, проследовал в ванную комнату, не переставая сыпать себе под нос ругательства и прижимая к груди свёрток, выпускать из рук который он был не намерен ни на секунду.
  
  
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Картерг.Рашад Кастериши.
  Жаркое солнце раскалило горячие камни площади, делая пребывание на ней выносимым только в тени торговых палаток. Конный разъезд картергской стражи лениво скользил взглядами по малочисленным мелким ремесленникам, торгующим всякой всячиной и забредшим на площадь, не иначе, как сдуру, бедным горожанам и редким крестьянам. Все-таки день был не базарный, да и полуденная жара не располагала к прогулкам, хотя уже потихоньку начинала спадать. Да, народу, благодаря жаре, скопилось немного, даже несмотря на второй день красующееся на помосте развлечение - распятый на дыбе государственный преступник, в которого любой желающий мог бросить камень, или ударить палкой, если подойдешь поближе. Но даже картина чужих страданий, до которой так охочи обыватели, сегодня не оживляла площадь.
  Горожане, измученные жарой, за эти два дня, что человек находился на лобном месте, уже пресытились этим развлечением. Да и, сказать по правде, в этот раз желающих поглумиться над несчастным было не так много. Жара ли тому виной или глухое раздражение действиями халифа. Человек с Грассаны, шпион Кастериши, отданный на потеху толпе, как-то не вызывал энтузиазма у хмурых столичных жителей. Да и сам опальный визирь не проявлял стремления спасти своего человека. Хотя спасать там было уже некого - палач постарался на славу. Лазутчик умирал. Странно только, что попыток освободить его не было предпринято, - капитан сплюнул сквозь зубы, - а говорили то, что проклятый мятежник не бросает своих. Вот она, цена верности. Служака еще раз обвел взглядом площадь и снова сплюнул.
  Нет, никакого движения: запуганные горожане, не поднимающие глаз от мостовой, старались побыстрее покинуть площадь, тупые крестьяне, привезшие какие-то горшки, не обращали внимания ни на что, кроме своего товара, споро и аккуратно перегружая его с подводы в палатку у лавки торговца. Нищий сидел прямо в тени помоста с преступником, и не чураясь запаха крови и страданий, выставил свою шапку за подаянием. Охрана, а куда ж без нее, в количестве двух здоровых лбов, разомлела в тенечке, потягивая пиво из кружек. Все, как вчера.
  Щелкнув кнутом, капитан дал знак подчиненным, и стража, едва не сбив нищего возле помоста, тот шустро откатился в сторону, не забыв прихватить шапку со скудным подаянием, покинула площадь. В Картерге царил сонный покой.
  
  Крестьяне не так уж и тупы, как стараются показать. Глуповатый вид - своеобразная защита от тех, кто считает себя выше и умнее. А этот крестьянин, стоящий у лотка горшечника, и вовсе не был обделен умом, да и крестьянином не был. Ссутуленная спина и потрепанный вид, заросшее черной бородой лицо, все создавало требуемый образ, вот только холодный взгляд удивительно серых для восточного человека глаз портил впечатление. Но кто будет разглядывать глаза холопа?
  Мужчина обвел цепким взглядом площадь, ранее придирчиво осмотренную капитаном стражи. Губы сжались, а между бровей пролегла суровая складка - увиденное полностью рушило все планы.
  - Шади-ата, мы ведь спасем его? - стоящий рядом мальчик, уже утративший детскую округлость черт, но еще не сформировавшийся в подростка, подергал его за пропыленный рукав кафтана. Лицо отрока посерело под слоем пыли и загара, а глаза, казалось, заняли пол-лица.
  - Нет, Тахир, нам не удастся то, что мы хотели, он не выживет.
  - Мы оставим его тут? - пытаясь остановить слезы, мальчишка прикусил губу до крови.
  - Слушай меня внимательно, мальчик. Это важно, - мужчина, взяв в руки один из горшков с подводы, передал Тахиру в руки. Они продолжали создавать видимость работы, дабы не привлекать ненужного внимания. - Люхтар наш человек и мой друг. Он отдал свою жизнь за тебя. Помогая тебе вернуть трон. Я взял тебя сюда, потому что правитель должен знать, чем обязан своим людям. Знать и ценить.
  - Я могу помочь, Шади-ата...
  - Молчи. Слушай. Мы не можем помочь Люхтару, он умрет через несколько часов. Даже если бы мы смогли перегрузить его на эту ыйхыррову подводу и увезти, дорога убьет его. Но я обязан освободить его от этой унизительной участи и подарить смерть от руки друга.
  Мальчик вздрогнул и чуть не уронил горшок, который выставлял на полку палатки.
  - А ты сделаешь, как я говорил тебе, помнишь, на тот случай, если наш план не удастся?
  - Да...
  - Повтори.
  - Я пройду сквозь лавку горшечника и покину ее через черный ход. В веселом доме хати Лайреш я найду помощь и буду ждать тебя три дня. Если ты не вернешься за мной, хозяйка отправит меня в Грассану своими путями, - Тахир угрюмо взглянул исподлобья на своего старшего товарища.- Я ничего не забыл?
  - Забыл. Ты забыл сказать, что будешь слушаться хати Лайреш, как родную... как меня, - вид мужчины стал менее сумрачным, тень усмешки промелькнула в его глазах при взгляде на подростка. - Я должен быть уверен, что ты сделаешь, как я сказал. Только тогда я смогу не думать о тебе, а сосредоточиться на своем деле, мой мальчик. Не отвлекаться. Обещаешь?
  - Да, Рашад.
  - Иди.
  
  И он пошел. Не спеша, не оглядываясь, но и не медля, Тахир двинулся в сторону дверей горшечной лавки. Внутри никого не было, кроме старого торговца, кивнувшего ему на противоположный выход. Но мальчик, вместо того, чтоб покинуть лавку, остановился у выходящего на площадь окна. Его друг, заменивший ему отца, продолжал переставлять горшки, как не в чем ни бывало, а затем, закончив работу, лениво пошел к помосту с казнимым лазутчиком, всем своим видом выказывая любопытство провинциала, впервые посетившего столицу. Что-то спросил скучающего стражника, от чего тот сменил настороженное внимание на презрительную усмешку, после чего и вовсе закатился хохотом, запрокинув голову так, что в вороте кольчужной рубашки обнажился худой кадык. Так он и умер, захлебнувшись смехом с оперенной черным короткой стрелой в горле.
  Его напарник, оттолкнул крестьянского увальня, крикнув и махнув рукой на ту сторону площади, откуда прилетела стрела. Появившаяся откуда-то стража кинулась ловить стрелка, уходящего по крышам ближайших домов, и оставила помост без внимания. Нищий, поднял шапку, ссыпал ее содержимое в карман, и настороженно обвел окрестности взглядом. Рашад, мельком глянув на него, поднялся на помост и подошел к другу, распятому на дыбе. Что-то сказал и умирающий приподнял голову из последних сил.
  Обзор у Тахира был превосходный, но противоположный конец площади находился далековато, да и набежавшие слезы, которые мальчик пытался сдерживать, мешали видеть все четко.
  Горе и гнев охватили подростка. Люхтар учил его стрелять из лука и держаться в седле. Еще прошлым летом они вместе лазали по горам и охотились на снежных баранов. Рашад, которого Тахир обожал, часто отсутствовал или был занят, а вот огромный неунывающий детина находился при нем и его брате почти постоянно, возясь с ними, как со щенками гончей, что сопровождала их на озеро и в степь на скачки. Ташур был мал и иногда мешал Тахиру, но Люхтар говорил, что раз он старший, то должен быть терпеливым и взрослым. Должен учить младшего быть мужчиной. Кто еще сможет это, если не старший брат? И Тахир старался.
  И вот теперь один его взрослый друг умирает, другой рискует жизнью, а он, Тахир, ничего не может поделать и ничем не может помочь. Только не путаться под ногами.
  Кинжал сверкнул на солнце, перерезая веревки, спутывающие запястья и щиколотки казнимого, Рашад осторожно поймал истерзанное пытками тело и, уложив на помост, что- то сказал. Лютхар напрягся, слабо кивнул и, Тахир готов был поклясться в этом, улыбнулся растрескавшимися губами. Острое лезвие еще раз сверкнуло, обрывая жизнь мученика на площади и освобождая его. Рашад положил кинжал на грудь мертвого друга, достал из-за пазухи небольшой фиал с ядовито-зеленой жидкостью и, плеснув его содержимым на помост, спрыгнул на землю, направившись в сторону противоположной улицы.
  Подвода, с которой они грузили горшки, тронулась как раз в самом начале переполоха и застряла со сломанным колесом в узком переулке, мешая отряду стражи преследовать стрелка. Ржали перепуганные лошади, ругались стражники, проклиная тупость горожан и крестьянских дураков, столпились неизвестно откуда собравшиеся зеваки, усиливая суматоху и отвлекая внимание и от происходящего на помосте, и от того, что владелец сломавшейся подводы, сначала виновато мычавший оправдания, прижимая к груди шапку, давно растворился в толпе.
  Нищий у помоста, убрал, так и не пригодившуюся духовую трубку за пазуху и поковылял вслед за ушедшим Рашадом. Вряд ли кто из непосвященных вообще обратил на него внимание. За его спиной никем незамеченное медленно, но неостановимо занималось вызванное чародейством пламя. Зеленые всполохи охватили помост с лежащим на нем телом, превращая его в погребальный костер.
  Стоять дальше было бессмысленно и опасно.
  Тахир почувствовал, как кто-то дергает его за рукав и обернулся.
  - Господин, - девочка лет семи тянула его к выходу в дальней стене, - господин, отец говорит, тебе надо идти туда.
  Тахир кивнул, взглянул искоса на хмурого торговца, мотнувшего головой в ту же сторону, куда указывала девочка, и пошел искать веселый дом хати Лайреш.
  Он смутно помнил, как дошел до этого достойного заведения, как круглолицая хозяйка встретила его и проводила в комнату, как отдавшись заботам служанки он мылся и что-то ел, отвечая на какие-то вопросы. Все это проходило фоном к воспоминаниям давним и картинам, виденным им сегодня, так и встававшим перед глазами. А потом мальчик упал на ложе и просто заснул, но и во сне мучительные воспоминания не оставили его. Наутро же оказалось, что он свалился с жестокой горячкой, женщины ухаживали за ним неделю, а когда Тахир пришел в себя, Рашад уже был рядом.
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст. Юлия и Лидия.
  - Волнуешься?- Юлия поправила непослушный золотой локон сестры, своевольно выбившийся из прически.
  - Ещё бы, - закатила глаза младшая принцесса, - не каждый день знакомишься со своим будущим супругом и королем.
  - Ну-ну, милая, - старшая сестра ободряюще похлопала младшую по плечу, - в конце концов это ещё не свадебная церемония, а самый обычный приём, в процессе которого вы с принцем Валенсием будете представлены друг другу. Вы сможете познакомиться, поговорить, понравиться друг другу, - Юлия улыбнулась.
  - Как будто у меня будет вариант отказаться от помолвки в противном случае, - вздохнула Лидия.
  - Наш отец слишком любит тебя, чтобы заставить страдать в династическом браке, - не слишком убедительно возразила Юлия.
  - А я слишком люблю нашего отца, чтобы противиться его воле. И слишком люблю нашу страну, чтобы позволить себе разрушить ее будущее из-за детских капризов. Мы обе прекрасно знаем, что я выйду за руазийского принца вне зависимости от того, буду испытывать к нему тёплые чувства или нет, - взяв со стола портрет принца Валенсия, она внимательно вгляделась в черты лица юноши.
  - По-крайней мере он молод и красив, ты всегда радовалась этому сестричка, - все ещё пыталась ободрить младшую принцессу старшая.
  - А ещё слуги говорят, будто он высокомерный и капризный, - фыркнула Лидия.
  - Ну, насчёт капризов, это ведь как посмотреть, - рассмеялась Юлия. - Фрейлина Элозия о тебе тоже много занятного может рассказать.
  - А я очень изменилась, сестричка, - гордо подняла голову златовласка. - С тех пор как мы покинули нашу размеренную спокойную жизнь при дворе Коэнрия, пережили это опасное путешествие, были на волоске от смерти и спаслись, с тех пор как я познакомилась с Лесей и Аркадием, с дядькой Ивием и стражниками у стены, тётушкой Виреей и ее помощницами. С тех пор я очень повзрослела, моя дорогая, и не смейся, ведь это правда - я теперь иначе смотрю на мир. И фрейлина Элозия... она не будет больше страдать из-за моих капризов. Видишь вот эту прическу? - она указала на искусно уложенные перевитые косы. - Ты не представляешь, каково мне было вытерпеть всю эту процедуру, но я была спокойна как никогда, - Лидия гордо задрала носик.
  - Да, ты у меня умница, душа моя, - ласково провела по волосам сестры старшая принцесса, - но раз ты смогла измениться и повзрослеть, то может быть и у принца Валенсия есть шанс? Ты познакомишься с ним, познакомишь его со своими друзьями и научишь добру, состраданию и терпению.
  - Это было бы хорошо, - кивнула принцесса и вновь нахмурила лоб. - Но скажи мне, а является ли благословение Богини надёжной защитой для вступающей в брак пары?
  - О чем ты?
  - А что если после того как мы станем с Валенсием мужем и женой и дадим клятвы перед лицом Богини, что если после того как я стану частью его души и тела, обрету счастье материнства, любовь, та о которой я читала в книгах, так и не придёт ко мне?
  - Что ж... - развела руками старшая принцесса, - уважение и дружба, более надёжные столпы для династического брака, чем страсть и взаимное влечение.
  - Да... но, если вдруг любовь придёт ко мне, и объектом страсти будет не законный муж, а другой мужчина?
  По спине Юлии пробежал холодок, а младшая продолжала:
  - И при виде этого другого мои ноги будут подкашиваться, а сердце замирать, при случайном прикосновении будет бросать то в холод, то в жар... Что мне делать тогда, сестрица? Как быть честной перед ликом Богини? Как смотреть в глаза супругу, если в мыслях будет другой? Как говорить супругу нежные слова, если они будут застревать в горле, и не говорить их тому другому, если они будут рваться наружу неудержимой лавиной?
  Юлия невольно сжималась при каждом слове, а в голове судорожно металась мысль: 'Неужели, она догадалась о нас с советником Лионским? Что означают все эти вопросы, как не намёк на мое противоестественное влечение?' Но, кажется, Лидия и в самом деле просто размышляет о возможном ходе вещей и ни в чем не пытается уличить сестру. Юлия собралась и, не подавая виду, вновь улыбнулась:
  - О, Богиня, и откуда только в твоей маленькой хорошенькой головке такие мысли? Откуда ты все это только берёшь?
  - Из книг, моя дорогая, из книг, - деловито развела руками Лидия. - И все-таки, что ты думаешь на этот счёт, сестричка?
  - Не беспокойся, родная моя, Богиня милосердна к своим детям и, освятив брак, она защитит вступивших в него. Нам же нужно быть сильными, противостоять всякого рода искушениям и следовать своей судьбе и долгу, - она взяла из рук младшей портрет принца и поставила на прикроватный столик.
  - Сейчас мне уже кажется, что твой предстоящий брак с князем Густавием имеет гораздо больше шансов на счастье, чем мой, - вздохнула Лидия, - какая же глупышка я была совсем недавно, считая, что молодость и красота супруга дороже мудрости, чести и достоинства. Да, князь Густавий немолод, и мы совсем не успели узнать его, но что-то мне подсказывает, что принц Кассий копия своего отца. А уж в честности, порядочности принца Кассия сомневаться не приходится. А с каким теплом он относится к Лесе, как трогательно и нежно и при этом не напоказ, - Лидия прижала ладонь к сердцу в знак восхищения.
  - Ну... сын князя Густавия не так добр ко всем, как тебе кажется, - возразила Юлия, - меня, он, откровенно говоря, недолюбливает без всякой на то причины.
  - Нет, сестричка, - Лидия взяла руку собеседницы в свою и сжала, - принц Кассий вовсе не недолюбливает тебя, он скорее настороженно относится к той, что может причинить боль отцу.
  - Я? Но разве могу я причинить боль своему будущему супругу? - вспыхнула старшая принцесса и попыталась выдернуть руку.
  - Не сердись, душа моя, ни на меня, за то, что говорю тебе правду, ни на принца Кассия за то, что он слишком любит отца и защищает его, - удержала ее Лидия, - Ведь я тоже люблю тебя и защищаю тебя и мне не важно, кто встанет у меня на пути. Если даже на моем пути окажется кто-то из моих друзей, - Лидия нахмурила лоб и откинула непослушную прядь, - я все равно буду стоять на твоей защите, сестра.
  - Спасибо, моя малышка, - Юлия наклонилась и поцеловала младшую принесу в лоб.
  - Ваши высочества, пора, - в дверях появилась гофмейстерина Элозия, - вас ждут в тронном зале.
  И как всегда, улыбнувшись, и держа друг друга за руки, принцессы покинули покои, направившись на приём.
  
  Тронный зал был переполнен разряженными вельможами, шумными и яркими под стать самой столице. Однако появление брата князя - лорда Тиберия в сопровождении коэнрийских принцесс заставило всех замолчать и склониться в почтительном поклоне. Грузный мужчина, исполняющий на время отсутствия князя Густавия его официальные обязанности, с одышкой поднялся по ступеням и расположился на троне, Юлия и Лидия встали подле него. Церемониймейстер развернул длинный список прибывших гостей.
  - Их королевские высочества принц Генрий и принц Валенсий, прибывшие из Руазия.
  - Лидия, да ты дрожишь как осиновый лист, - шепнула на ухо сестре Юлия, - все будет хорошо.
  Под восторженные взгляды эдельвийского двора, к трону проследовала руазийская делегация. Впереди шёл стройный темноволосый юноша, настолько красивый и грациозный, что по залу послышались восторженные женские вздохи. За ним тяжело ступал широкоплечий принц Генрий - первый в очереди на руазийскую корону, абсолютно непохожий на младшего брата, но от того не менее привлекательный для присутствующих дам.
  Подойдя к трону, братья слегка наклонили головы в знак приветствия, а лорд Тиберий привстал со своего места, чтобы выразить уважение высоким руазийским гостям.
  - Принц Генрий, принц Валенсий, это честь для всей Эдельвии принимать у себя наследников древнего рода.
  - Для нас было честью получить приглашение на свадьбу глубокоуважаемого нашей семьей князя Густавия и ее Высочества Юлии, весть о красоте которой разнеслась по всем трём королевствам, - Валенсий почтительно поклонился будущей княгине, получив ответный поклон.
  Генрий, молча, последовал примеру младшего брата.
  - Пользуясь случаем, позвольте вам также представить нашу гостью - ее Высочество Лидию, прибывшую вместе с сестрой из Коэнрия, - брат князя жестом пригласил принцессу приблизиться.
  Золотокудрая девушка, совершенно несвойственно для себя, скромно опустив глаза, подошла к гостям и сделала реверанс.
  - Знакомство с вами, Ваше Высочество, это невероятное наслаждение для моей души, - принц взял руку Лидии и коснулся губами, - но вам стоило бы выгнать придворного портретиста, - с абсолютно серьёзным видом добавил он.
  Присутствующие затаили дыхание в ожидании грозы. Лидия удивлённо вздернула брови, выйдя из образа кроткой овечки:
  - Отчего же?
  - Потому что отправленный мне когда-то портрет моей будущей супруги и в сотой доле не передаёт ее истиной красоты, - усмехнулся принц, довольный произведённым впечатлением. Придворные с облегчением выдохнули и засмеялись. Лидия милостиво улыбнулась.
  - Что ж, ваше высочество, я определённо подумаю о том, чтобы бы в будущем пользоваться услугами вашего придворного портретиста - уж он был чрезвычайно точен рисуя вас, я с удовольствием всматривалась в ваши черты и с нетерпением ждала минуты нашего знакомства, - с легкой почти незаметной ехидцей произнесла Лидия.
  Брат князя и стоявшая поодаль Юлия с облегчением выдохнули - кажется, церемония знакомства будущих венценосных супругов соблюдена, и все прошло вполне удачно.
  - Не желаете ли присоединиться к нашей делегации на время приёма, чтобы мы смогли лучше узнать друг друга, - принц Валенсий подал Лидии руку.
  Принцесса кивнула и отошла в сторону галереи вместе с руазийскими принцами и сопровождающей их свитой. Церемониймейстер продолжил оглашение списка гостей. Приём продолжался. Юлия чувствовала себя непривычно, оказавшись вдали от младшей сестры, которая на протяжении всех приемов и церемоний до сегодняшнего дня была рядом. Но, наблюдая издали за тем, как вполне дружелюбно беседуют Лидия и Валенсий, старшая принцесса чувствовала некоторое облегчение. Отсутствие на приеме Кассия и советника Лионского также не могло не радовать Юлию. Встреча с первым грозила ей пронизывающим ледяным взглядом, а случайное столкновение со вторым обещало обжигающее пламя. Впрочем, если бастард так на приёме и не появился по причине важных государственных дел, Виллемий же с опозданием, но пришёл, встав возле трона рядом с Юлией.
  - Какое счастье вновь видеть вас, Ваше Высочество, - шепнул он ей на ухо, обжигая горячим дыханием.
  - Не думала, что вы появитесь, - ответила принцесса, не поворачиваясь в его сторону.
  - Не мог отказать себе в удовольствии, - все также прошептал чародей. - Только закончил с делами и сразу к вам.
  - На торжественный приём вы хотите сказать, лорд Лионский.
  - Да, именно это я и хотел сказать.
  - Мне казалось, вы правильно меня поняли, лорд-чародей, - Юлия сверкнула глазами в сторону собеседника, стараясь не привлекать лишнего внимания гостей.
  - Будьте абсолютно уверены в этом, ваше высочество. Отныне и навеки я - верный друг принцессы Коэнрия и преданный слуга княгини Эдельвии. Впрочем, кажется, церемония прибытия гостей окончена.
  И действительно, церемониймейстер, свернув бумагу, кивнул музыкантам.
  - Ваше высочество, не окажете ли вы мне честь открыть со мной этот бал, - уже в полный голос произнёс лорд Лионский и склонился, протянув руку.
  - Но... - Юлия вопросительно посмотрела на брата князя - по всем правилам первый танец она должна была танцевать с ним.
  Лорд Тиберий одобрительно кивнул, всем видом показывая, что слишком плохо себя сегодня чувствует для танцев.
  Принцессе ничего не оставалось делать, как подать руку чародею и проследовать с ним в центр зала под сотней пристальных взглядов присутствующих. Она и хотела и не хотела этого одновременно. Близость советника Лионского ее и пугала, и дарила ощущение тихого восторга. Танцуя с ним, она то и дело оправдывала такой жест необходимостью, соблюдением традиций двора. Как-никак она - будущая княгиня этой страны, первая дама, кому как не ей идти в первой паре, и все последующие балы она непременно будет только рука об руку с супругом. Происходящее сейчас - это вынужденно, это долг - князь Густавий отсутствует в столице, брат князя плохо себя чувствует для танцев, бастарда Кассия тоже нет. Лорд Лионский - правая рука князя, а потому при всех обстоятельствах именно он ведёт ее, Юлию, коэнрийскую принцессу, в танце. И она должна танцевать с ним, сохраняя невозмутимое выражение лица и слегка улыбаясь.
  Но почему же так часто бьется сердце, как пташка в клетке, оно рвётся, готовое в любую минуту вырваться из груди. Как жестока Богиня, испытывая в эту минуту благоразумие принцессы, ведь невозможно быть так близко к нему, чувствовать его руку на своей талии, его дыхание, понимать, что его крепкая рука сжимает сейчас ее дрожащую хрупкую ладонь. Она почти не слышит музыки, просто доверившись партнеру, следует за ним. Весь мир вокруг них будто растворился, и только его бездонные тёмные глаза, его губы так опасно близко. Богиня, за что? Откуда все эти постыдные желания, что крутятся в голове. Куда испарилось все благоразумие принцессы, все ее представления о чести и долге, что вбивались в хорошенькую головку с рождения? Она знает, что это невозможно, возмутительно, неправильно, что сделай он сейчас то, чего хочется им обоим, и их жизни будут разрушены в тот же миг, а с ними разрушатся спокойствие и хрупкий мир двух государств. Но как же хочется, чтобы именно в этот миг, забыв обо всех пришедших на бал вельможах, внимательно наблюдающих за их танцующей парой, забыв о высоком положении и государственном долге, он коснулся ее губ, поцеловал решительно, жарко, сладко, сказав поцелуем 'ты моя и мне все равно, что будет дальше'...
  К облегчению принцессы танец закончился, под аплодисменты придворных чародей проводил ее обратно к трону. Вновь зазвучала музыка, и десятки нарядных пар заполнили танцевальное пространство. Бал был открыт.
  - А они хорошо смотрятся вместе, - шепнул принцессе Виллем, кивнув на вальсирующих Валенсия и Лидию. И в самом деле, юная пара смотрелась со стороны удивительно гармонично.
  Безусловно, красавец принц был лучшим танцором на этом балу, но и младшая коэнрийская принцесса не отставала от партнера - была легка, грациозна и чудо как хороша.
  - Но мы вполне могли бы им составить конкуренцию, в танце, разумеется, - чародей незаметно коснулся руки Юлии. - Могу я надеяться ещё на один танец с вами на этом балу?
  - Вы забываетесь, лорд Лионский, - Юлия отдёрнула руку, будто боясь обжечься. - Не знаю, что вы себе надумали, но я танцевала с вами потому что была должна, и не более того. А если вам не терпится пуститься в пляс, то ни лучше ли обратить внимание на леди Илларию - вашу невесту. Кажется, это она стоит у левого входа, скучая на пару с компаньонкой.
  - Мой долг оставаться рядом с троном и рядом с моей госпожой.
  - Отчего же? Официальная часть приёма окончена, вот и лорд Тиберий, кажется, готов покинуть тронный зал, так что вам совершенно не нужно быть тут, тем более я сама намерена присоединиться к своей сестре и руазийской делегации.
  И вслед за спускающимся по ступеням братом князя, Юлия покинула своё официальное место, направившись к восточной галерее. Борясь с искушением пойти вслед за ней, чародей все же повернул в сторону буравящей его взглядом баронессы Висент и что-то шепчущей ей на ухо компаньонки Нэллы.
  - Моя дорогая невеста, - слащаво произнёс чародей, целуя руку баронессы, - какое счастье вновь видеть Вас. Как ваше самочувствие?
  - Вполне терпимо, воздух Катарицы благотворно влияет на меня и здоровье нашего будущего дитя, - Рия погладила округлившийся живот, скрывавшийся под складками просторного платья.
  - Не согласитесь ли осчастливить меня танцем?
  - Лорд Виллемий, - возмутилась Нэлла, - ну какие могут быть танцы в положении госпожи.
  - Не беспокойся, дорогая, - улыбнулась Рия, - я прекрасно себя чувствую и в состоянии танцевать, опираясь на крепкую надежную руку моего будущего супруга.
  Под неодобрительным взглядом компаньонки они присоединились к танцующим парам.
  Как это было странно танцевать после Юлии с Рией и не испытывать к ней абсолютно ничего - ни страсти, ни влечения, ни желания. Разве она не красива или не молода? Казалось бы, что ему ещё нужно - он держит в объятиях прекрасное создание, питающее к нему чувства, готовое делить с ним постель. Совсем скоро у них состоится свадьба, родится наследница. Но нет ни восторга, ни радости, нет легкой дрожи от касания, нет радостного биения сердца. Она что-то говорит и говорит ему, пытаясь перекричать музыку, но напрасно, ведь чародей пропускает мимо ушей все ее слова. Ее губы так близко, но у него нет и малейшего желания целовать их, от запаха духов становится трудно дышать, а ее вспотевшая мокрая ладонь откровенно неприятна ему. Ещё совсем недавно, между ними была искра, и если и не любовь, то влечение определённо присутствовало. Но сегодня от былого не осталось и следа. Эта рыжеволосая баронесса чужая ему, абсолютно неинтересная ни как личность, ни как женщина. И какая ирония, что именно с ней он должен сочетаться браком, именно она станет матерью его детей. Через плечо партнёрши, он с тоской посмотрел в сторону восточной галереи. И глаза влюблённых встретились на краткий миг, но этого было вполне достаточно для того, чтоб проскочила искра, а сердца защемило от сладкой боли.
  Юлия поспешно отвела взгляд и, извинившись перед руазийскими принцами, отозвала Лидию в сторону. Генрий и Валенсий же, воспользовавшись моментом, обменялись впечатлениями.
  - По-моему, твоя невеста мила и умна, прекрасные качества для будущей королевы, - заключил старший принц.
  - А по мне так она обыкновенная, неглупая конечно и хорошенькая, но по сути - дитя, лишенное какого-то ни было женского шарма, очарования и кокетства, - разочарованно развёл руками Валенсий.
  - Ну, она повзрослеет, это вопрос времени, - встал на защиту Лидии Генрий, проникшийся к ней симпатией и искренне недоумевающий недовольством брата. - Она прямая и честная девушка, хорошо воспитана.
  - Ты так говоришь, братец, будто сам готов жениться на ней, - подмигнул ему Валенсий.
  - А я что? Я б женился, если б не ее помолвка с тобой. Мне как раз нравится, что она не жеманна как все эти придворные глупые кокетки. И она учится фехтованию, это необычно и похвально для дамы.
  - Ну, брат, мы всегда были с тобой слишком разными, чтобы совпасть во вкусах на женщин. Радует, что она все же красива, я бы не хотел созерцать ежедневно какую-нибудь уродину. И у наших будущих детей есть шанс появиться на свет красивыми. Впрочем, отвлечемся от Лидии. Погляди только, что за огневолосая прелестница кружит в паре с советником Лионским, - Валенсий кивнул в сторону танцующих. - Вот что я могу назвать образцом изысканной красоты и изящества. Божественные пропорции, идеальные черты лица и эти волосы они как пламя.
  - Ну не знаю, братец, ты же сам сказал у нас разные вкусы... - пожал плечами Генрий, - по мне так таких рыжеволосых девиц полным полно в каждом кабаке. Любую возьми, хорошенько отмой, наряди в дорогую одежду и будет не хуже этой дамочки.
  - Эх, ты, - махнул рукой на брата и добродушно засмеялся Валенсий.- Что за благородная девица танцует сейчас с советником князя? Узнай и доложи мне, - приказал принц одному из слуг. И расплылся в улыбке навстречу вернувшейся Лидии. - Ваше Высочество, минуты без вас показались мне вечностью. А где ваша прекрасная сестра?
  - К сожалению, принцесса Юлия вынуждена была покинуть бал и отправиться отдыхать в свои покои, ей нездоровится, - покачала головой Лидия, всем видом показывая, что самочувствие сестры - единственное, что беспокоит ее в этот момент и будь возможность, она бы помчалась за ней вслед, чтобы не оставлять ни на минуту. Но зацикленный на собственной персоне младший принц, кажется, даже не обратил внимания на беспокойство своей невесты. На помощь Лидии пришёл на удивление оказавшийся более чутким к чужому настроению принц Генрий:
  - Ваше высочество, мне кажется в такой ситуации вам, как любящей сестре, следует быть рядом с принцессой Юлией, тем более в отсутствие князя Густавия, вы для неё единственный родной человек здесь. Вы нисколько не обидите нас с братом своим уходом, ведь впереди ещё столько приемов, на которых мы будем счастливы вновь встретиться с вами. Ведь, правда, Валенсий?
  - Ну да, конечно же, - спохватился младший принц, вслед за братом поспешно целуя руку принцессы. - Буду с нетерпением ждать нашей новой встречи.
  - Спасибо, Ваши Высочества, обязательно увидимся вскоре, - с облегчением выдохнула Лидия и быстрым шагом направилась к выходу из зала.
  - Как ловко ты избавился от неё, - Валенсий толкнул локтем брата. - Теперь остаток вечера можем посвятить изучению местных достопримечательностей.
  - Ну да, старался, братец, вроде того, - пожал плечами Генрий.
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст. Иллария.
  - Марк, ну хотя бы ты воздействуй на эту несносную леди, - Нэлла влетела в кабинет брата и без приглашения плюхнулась в кресло, откинув в сторону ридикюль.
  - Что произошло? - мужчина задал вопрос, невозмутимо продолжая изучать какую-то толстую книгу.
  - Нет, я совсем не против выхода в свет, и как раз даже одобряю. Это лучше, чем сидеть в деревне. Но выходить в свет с целью получения слухов, знакомств, полезных связей, быть на виду у вейстского двора.
  - Ну и разве не этим вы с Илларией занимались на приёме? - все также, не отрываясь от книги, спросил Марк.
  - Конечно же нет! - всплеснула руками Нэлла. - Как выяснилось, мы находились на приёме с одной единственной целью - шпионить за дражайшим Виллемом, который кстати говоря, и так никуда от нас уже не денется. А потом по пути домой устроить истерику.
  - Марк, не слушай ее, - Рия с поплывшим макияжем и встрепанной прической, хлюпая носом, процокала в кабинет и заняла второе кресло рядом со столом. - Твоя сестра любит превращать мух в драконов. Ничего особенного не произошло. И да, мне нужно было понять, кем так увлечён мой будущий супруг.
  - Ну и как? Поняла? - ехидно спросила Нэлла.
  - Ты же знаешь, - опустила голову баронесса, - все запутано и непонятно.
  - А вот с этого места поподробней, - мужчина наконец-то оторвался от работы и внимательно посмотрел на Рию. - Твое желание выяснить причину внезапной холодности Виллема мне понятно, такие как мы, не приемлют отказов. Но результаты твоих поисков - это полный абсурд. Ты умудрилась заподозрить даже свою подругу-чародейку, на которую ни один мужчина в здравом уме и не посмотрит. Сегодня опять являешься в слезах и рассказываешь о том, что тебе все непонятно, все слишком сложно. Может быть, стоит разобраться?
  - А я о чем говорю, - обиженно надула губы баронесса и победно посмотрела в сторону компаньонки.
  - Хорошо, давай тогда с самого начала. Ты пытаешься найти ту, что украла сердце твоего жениха.
  Рия кивнула. Нэлла усмехнулась:
  - Сомневаюсь, что оно у него есть.
  - И все же, - продолжил Марк, - моя сестра верно подсказала тебе когда-то - причина холодности мужчины кроется в другой женщине. И эта другая вероятнее всего кто-то из высшего общества. Насколько я наслышан о Виллеме, он ценитель изысканности.
  - Конечно, и я тому прямое доказательство, - гордо задрала хорошенький носик Иллария.
  - Допустим... - задумался мужчина, - так что ты видела на балу? Он танцевал с кем-то, был подолгу с какой-то из дам?
  - В том то и дело что нет. Он танцевал лишь со мной и открыл бал в паре с принцессой Юлией.
  - И? Что же такого произошло? В чем запутанность твоей ситуации? В чем причина твоих слез?
  - В том, что он не желает меня, - вновь всхлипнула баронесса. - И желает ее - коэнрийскую принцессу! Я видела, как он смотрел на неё, как обращался к ней, я знаю этот взгляд.
  - Ты хочешь сказать, что коварная искусительница найдена? - усмехнулся Марк, переглянувшись с сестрой.
  - Нет, - помотала головой Иллария. - Я думала, что сердце Виллема украли, что его коварно одурманили, отвели от меня. Это придавало мне сил для поиска, для борьбы за наше общее будущее. Но...
  - И что же? Разве чародей не смотрел на другую женщину с вожделением?
  - Он смотрел. Но она была равнодушна к нему, сосредоточена на танце и абсолютно серьёзна. Я наблюдала за принцессой, она неохотно общалась с Виллемом в течение всей официальной части, неохотно пошла с ним в паре, а после и вообще покинула бал.
  Нэлла неожиданно рассмеялась:
  - Тебе ли не знать, дорогая, что женщины куда более талантливые актрисы? Мы с малых лет умеем притворяться так, что мальчишкам и не снилось.
  Иллария вопросительно посмотрела на Марка.
  - А сестра в чем-то права. Принцессе Юлии есть что терять, на кону корона Эдельвии, долг перед своей страной, она не может мило кокетничать с любовником на глазах всего двора. И возможно даже злится на него за несдержанность из страха быть уличёнными.
  - То есть, возможно, я нашла ее? - захлопала ресницами Рия. - Коэнрийская принцесса не только украла у меня моего мужчину, но и мастерски притворяется, что он ей не нужен.
  - Ну, мы этого не говорили, - вновь переглянувшись с сестрой, добавил Марк.
  - Зато я почти уверена в этом. Вот потаскуха, - изящный веер в руке баронессы жалобно затрещал. - А как притворяется мастерски, я и не заподозрила. Спасибо, друзья, что открыли глаза. Теперь уж я выведу их на чистую воду.
  - Ну-ну, опять горячишься как человек, вспомни, что ты темная и сохраняй разум холодным, - остудил готовую рвануть в бой баронессу расчётливый Марк.
  - Совершено некстати выводить из игры обоих. Положение при дворе Виллема важно всем нам, да и его верность темным может пошатнуться, если ты открыто лишишь его тайной страсти.
  - Вот-вот, - подтвердила Нэлла, - видишь, как хитра оказалась Юлия, но чем ты хуже?
  - А я не хуже, я лучше! Подумаешь, принцесса, а ведёт себя под стать портовой девке! - никак не могла остыть Рия.
  - Так и будь лучше, продумай, как убрать ее с пути, совсем... и так, чтобы Виллем даже не подозревал о том, что это сделала ты.
  - Нэлла права, твой жених не простит тебе, если узнает, откуда подул ветер, но бросится за утешением в твои любящие объятия, если не будет подозревать о твоей причастности, - кивнул мужчина.
  - Хорошо, но как же мне быть? Как справиться с ней? Я вот все вспоминаю сейчас и обдумываю все моменты, и отчетливо понимаю - это она разлучила меня с моим любимым. И эта подлая двуличная змея не имеет никакого права ни быть рядом с моим мужчиной, ни занять трон Эдельвии и стать нашей правительницей. Только как же поступить? - Иллария вопросительно посмотрела сначала на Марка, потом на Нэллу.
  - Ну а на что нужны друзья? Тем более темные? - улыбнулся Марк и подошёл к Рие, положив руку на ее правое плечо.
  - Мы обязательно что-нибудь придумаем вместе, будь спокойна, - Нэлла тоже подошла к баронессе, положив руку на ее левое плечо.
  - Что бы я без вас делала, - облегченно выдохнула девушка, а брат с сестрой незаметно для неё, довольно переглянулись друг с другом. Наконец-то, Иллария была так удачно развёрнута в нужном направлении.
  
  
  
  
   2
  Катарица оказалась большим поместьем. Огромный дом, скорее старинный замок, возвышался в конце подъездной аллеи, окруженный парком.
  Рия улыбалась и щебетала, пребывая в прекрасном настроении. Отправив наше сопровождение в крыло прислуги - отдохнуть, как она сказала, юная баронесса повела нас показывать парк. Избавиться от дель Рей не удалось - наемница не понимала намеков и не собиралась причислять себя к категории прислуги, а сказать прямо Иллария, видя прямой и насмешливый взгляд халанки, не решилась. Так что таналь Аста продолжила сопровождать нас.
  - Сначала парк, там в моей любимой беседке все уже накрыто к чаю, - Рия быстро вернула себе пошатнувшуюся уверенность и пошла вперед, сопровождаемая компаньонкой. - Потом я покажу вам достопримечательности, а затем и сам замок. Он великолепен. Как жаль, что ваша сестра, Ваше Высочество, не смогла выбрать время и навестить нас в этом прекрасном месте. Здесь роскошная библиотека. Я слышала, что будущая княгиня очень увлекается библиотеками и любит читать?
  - Да, Юлия любит книги, но, к сожалению, у нее очень насыщенное расписание. Я непременно расскажу ей о здешних красотах, - мило улыбнулась и покровительственно кивнула Лидия.
  Моя коэнрийская подруга сама на себя не походила, держась важно и снисходительно, как... принцесса. Я ее такой видела очень редко на официальных приемах, и то, там чувствовалось, что эта важность напускная, и она готова рассмеяться в любой момент. Здесь же я ее не узнавала. Рия играла роль хозяйки при именитых гостях и так и лучилась любезностью. У меня аж скулы сводило от официальности обстановки.
  Рия щебетала ни о чем, ведя светскую беседу, Нэлла - дама, в сопровождении которой я видела баронессу почти постоянно в последнее время, представленная, наконец, как компаньонка, одобрительно улыбалась и следила холодным взглядом за всеми нами. Мне становилось не по себе, когда я ловила этот взгляд на своей персоне. Впрочем, когда она заметила, что я наблюдаю за ней, то опустила глаза и перестала так явно проявлять интерес к происходящему. Да, эта дама совершенно не напоминала ту родственнцу, в обществе которой я встретила Рию в Рижене, кажется уже так давно. Эта компаньонка не позволит задвинуть себя в угол и не станет служить мишенью для насмешек. В этой паре еще неизвестно, кто главный. Хотя может быть Рие и нужен кто-то, кто сумеет сдерживать ее капризы и порывы. С этой точки зрения дядюшка юной баронессы наконец-то сделал верный выбор.
  - ...Леся же! - Иллария полугневно полунасмешливо смотрела на меня. - Как обычно, Леся ушла в свои мысли и ничего не слышит! Мы тут с ее высочеством с тобой разговариваем, а ты где-то неизвестно где витаешь. Хорошо, что я уже привыкла, но при таких высоких гостях нужно быть внимательнее! Я рассказывала нашей гостье о том, как мы познакомились, Леся. Помнишь? Я как раз совершала паломничество к алтарному камню, в то захолустье где ты жила. До сих пор не понимаю, как ты выжила в этом лесу только со стариком. Лорд Линдера, разумеется, был уважаемым человеком, но чудаковат... это ж надо, имея возможность жить в столице, запереть себя в глуши. Да еще и тебя заодно!
  - Прекрасно жила, Рия, - слова баронессы задели меня, ведь боль потери еще не стихла. Воспоминания о счастливых днях в Черной роще полоснули по сердцу, как кинжалом. - Прекрасно. Рядом со мной находились дорогие мне люди, и там я была счастлива.
  - Счастлива... - скривилась Иллария, - возможно у каждого свое представление о счастье. Как вспомню - растрепанная, чумазая, в мальчишеской одежде, стоишь у ручья и отказываешься напоить Белку. Я была в бешенстве - какая-то крестьянка, похожая на мальчишку, дерзит леди. Я никак не ожидала встретить чародейку в таком виде. Кто бы мог подумать, Ваше Высочество, что мы с Лесей станем хорошими подругами? Вы не поверите, мы даже заклинание как-то вместе придумали, помнишь, Леся? А ведь это было совсем недавно, всего год назад, а кажется, прошла целая жизнь.
  - Что ж, довольно пустой болтовни! - Лидия мило улыбнулась и отставила тонкую фарфоровую чашечку в сторону. - Вы обещали показать нам местные красоты.
  - С радостью, - Рия поднялась со скамейки. - Откуда начнем?
  
  Парк сиял великолепием. Немного запущенный, но видно, что спланировали его со всем тщанием и знанием искусства. Возле самого дома работы по восстановлению шли полным ходом, и мы постарались обойти снующих рабочих, восстанавливающих один из старинных фонтанов на центральной аллее. Рия явно гордилась поместьем и старалась показать нам каждую статую и каждый фонтан.
  - Ох, вы не представляете, Ваше Высочество, сколько усилий стоит мне проследить за всеми этими работами. Я сама, да сама вникаю в каждую мелочь. Здесь все такое старинное и ценное. Это так хлопотно, но я обязательно заставлю этих бестолковых и ленивых рабочих завершить все к свадьбе. По крайней мере, тут, возле дома. Если бы не Нэлла, я не представляю, что бы я делала, - Иллария улыбнулась своей сопровождающей теплой улыбкой, - она так помогает мне в моих заботах и вообще...- Рия положила руку себе на талию и добавила, мило покраснев, - в моем сложном положении очень повезло с таким надежным человеком рядом.
  - Ваш будущий муж кажется весьма сильным и уверенным человеком, на которого можно весьма надежно опереться, - попыталась завершить неловкую тему Лидия.
  - Ах, Ваше Высочество, это несомненно так, но существуют вещи, недоступные мужскому пониманию, вещи, доверить которые можно только женщине. Близкой подруге, - баронесса на секунду потупила взор, но тут же широко улыбнувшись, обвела рукой вокруг, привлекая наше внимание к окружающей нас красоте. - Вот, мне очень нравится это место в парке.
  Мы и не заметили, как оказались на берегу небольшого озерка. В центре просматривался островок с павильоном, к которому вел полуразрушенный мостик. Дорожка, выложенная плиткой, огибала водоем и уходила дальше.
  - Я хочу, чтоб починили мостик и павильон на островке, тогда чай можно будет пить там, любуясь видом, но это, увы, дело нескорое, - продолжила Рия, - но к осени, я надеюсь все тут доделать. Ваше Высочество, приезжайте к нам осенью, здесь будет очень мило.
  - Благодарю, но, боюсь, что осенью я не смогу воспользоваться вашим любезным приглашением, баронесса, - Лидия улыбнулась и задумчиво посмотрела вдоль убегающей за деревья дорожки.
  - О, какая жалость! Но вы просто обязаны рекомендовать мое поместье вашей сестре! Я еще покажу вам бибилиотеку в замке. Наверняка, если принцесса Юлия такая любительница книг, то оценит Катарица, как тихий и уютный уголок для отдыха и чтения, - Иллария опустила лукавый взгляд. - Прошу вас проследовать в дом. Осмотрим его, и вы сможете выбрать комнаты для ночлега.
  - Но мы не собирались оставаться здесь на ночь, - мы с Лидией недоуменно переглянулись.
  - Вы разве не останетесь хотя бы до завтра... - Рия с видом обиженного ребенка растерянно взглянула на нас, и почти сразу перевела взгляд на свою наперсницу в поисках поддержки, - но как же так... Я велела приготовить самые лучшие спальни... и вечером... тут так хорошо вечером. Вы непременно должны остаться, непременно! - с жаром закончила она.
  - Мы как то не думали о том, что можем остаться переночевать у тебя в замке, Рия, - мне стало жаль ее, и я размышляла, можем мы или нет пойти навстречу просьбе Илларии, - я право не знаю...
  - Нет, - Лидия была более категорична, - разумеется, мы должны вернуться сегодня. Не совсем удобно, да и послезавтра очередной прием во дворце. Я хотела бы быть на нем рядом с сестрой. Опять же, делегация из Руазия еще не уехала, и мой будущий супруг тоже рассчитывает на мое общество, - принцесса явно не хотела оставаться в поместье баронессы. Она устремила взор на озерную гладь, избегая взгляда хозяйки. - Столько дел, нужно выбрать наряд и подготовиться. Я должна выглядеть безупречно... леди дель Рей, как вы считаете, нашего возвращения ждут сегодня?
  - Точного уговора не было, Ваше Высочество, - безмятежно отозвалась леди Аста. - Но предполагалось, что мы вернемся сегодня.
  - Вот видите, баронесса, нас ждут обратно этим вечером. Не стоит раздражать охрану и волновать мою сестру.
  Иллария досадливо прикусила губку, а леди Нелла впервые вступила в диалог:
  - Но мы могли бы послать вестника, чтоб никто не волновался за вас, Ваше Высочество. Леди Висент так ждала вашего визита и готовилась целую неделю, надеясь поразить ваше воображение красотами замка и поместья.
  - В темноте я покажу вам необычный фонтан, он светится и его струи, как будто танцуют. Чистое чародейство, - продолжала соблазнять Рия, пытаясь поймать взгляд гостьи. - Вам понравится.
  Лидия, упрямо сжав губы, смотрела на ивы, склонившиеся к воде, потом снова перевела взор на дорожку, ведущую куда-то дальше, в заросли деревьев. Обжитая и отреставрированная часть парка, наверное, заканчивалась как раз тут, у озера.
  - Ваш парк великолепен. Особенно прекрасен он станет, когда вы закончите реставрацию, леди Висент, - Лидия решительно оборвала уговоры.
  - Да, - огорченная баронесса развернулась в сторону замка, поняв, что настаивать не стоит.- Обед уже наверняка ждет нас. Пройдемте же к дому.
  - А что там, дальше? - Лидия махнула рукой в противоположную сторону, туда, куда убегала дорожка. - Наверняка парк простирается еще далеко.
  - Простирается, - мрачно и почти грубо буркнула раздосадованная Рия, - только там нет ничего особенно интересного и приятного глазу. Заросли, полуразрушенные фонтаны и беседки.
  - Хочу посмотреть, что там, - невинно улыбнулась Лидия.
  - Ваше Высочество! - Иллария озадаченно переглянулась с компаньонкой. - Там даже дорожка разбита, можно ногу подвернуть или споткнуться.
  - Но мне хочется! - принцесса упрямо тряхнула кудрями. - Я вполне уверенно стою на ногах, так что, полагаю, что наша прогулка закончится благополучно, - заверила она насмешливо.
  - Ваше Высочество, может быть не стоит...
  Но Лидия уже решительно шагала вперед, и все вынуждены были последовать за ней.
  
  Мы шли по выщербленной дорожке, то и дело, отодвигая ветки склонившихся над ней деревьев и местами почти продираясь сквозь разросшиеся кусты. Лидия, как наш капитан, азартно шла впереди, ничуть не утомленная и, не смущаясь трудностями и колючками, цепляющимися за юбки. Она скоро свернула с центральной дорожки на боковую, где пройти стало в разы сложнее. Таналь дель Рей следовала за ней тенью, умудряясь практически не тревожить окружающую растительность, казалось, эта женщина скользит сквозь все препятствия, словно бесплотный дух. Я неловко продвигалась вперед, цепляясь за все, за что только можно зацепиться и получила несколько весьма болезненных царапин, несмотря на то, что одета была удобнее всех, не в юбку, а в мои любимые черные штаны. Рия с компаньонкой шли позади меня, негромко, но эмоционально переговариваясь, и пару раз я услышала слова недостойные леди.
  - Зачем нужно было сходить с дорожки? Ваше Высочество, давайте вернемся назад! - в конце концов, не выдержала она и попробовала уговорить упрямую принцессу снова. Но куда там!
  - Смотрите, там что-то есть! - Лидия обернулась к нам, глаза ее возбужденно блестели, локоны растрепались, зато появился интерес к прогулке, почти погасший у озера. - Какое-то строение. Там еще одна беседка? Или павильон? Леди Висент, вы не заглядывали еще сюда?
  - Нет, - Иллария уныло смотрела на изодранные кружева на подоле платья, - до сих пор у меня не возникало необходимости лазить по кустам.
  - Полно, баронесса, наконец-то наша прогулка превратилась в настоящее приключение! - принцесса снова устремилась вперед.
  - Постойте! - Рия остановилась и закрыла глаза. Кусты впереди осыпались серым пеплом.
  - Ничего себе! - я не думала, что она так умеет. - Почему до сих пор никому из нас не пришло в голову воспользоваться чарами? И как ты это сделала?
  - Почему? - Иллария сердито подняла на меня глаза. - Потому что тебе не жаль порванного подола, Леся. И ты готова продираться сквозь любые преграды, вместо того, чтоб просто подумать головой.
  - Иллария, - леди Нелла призвала к порядку подопечную, - вы слишком увлекаетесь.
  Да что уж там, я давно привыкла к резким высказываниям баронессы в свой адрес. Странно только, что Рия промолчала, а не надулась и не вспылила, как обычно, когда в ее адрес говорили что-то неприятное. Явно сказывалось благотворное влияние высокой гостьи. Кстати, где она там... я забеспокоилась - Лидия не стала ожидать окончания нашего диалога, азартно устремившись дальше, леди дель Рей, как и положено телохранительнице, пусть и негласной, последовала за ней. В тот же момент, как я об этом подумала, оттуда раздался крик. Я забыла о чем хотела спросить Илларию и рванулась вперед, собирая все свои чародейские силы и жалея, что со мной нет меча.
  - Леся! - ликующая Лидия бросилась ко мне со всей своей непосредственностью. Куда только девалась чопорная и воспитанная принцесса, которую я сопровождала в гости. - Там такая красота! Там Дракон! Идем скорее!
  На каменной площадке, куда нас вывела заросшая тропинка, первым делом бросалась в глаза статуя дракона, которую с интересом рассматривала леди Аста. Он лежал на высоком постаменте, обвивая себя хвостом, на котором искусный мастер выточил каждую чешуинку, и, положив огромную голову на лапы, спал. Ну, наверное, спал, потому что глаза прикрывали каменные веки. Белый искристый камень сверкал на солнце, рассыпая радужные искры. Ни грязь, ни лишайник не испятнали его белизны. Я даже не представляла, что это за камень такой, из которого изваяли статую. Постамент же был из обычного серого камня, как и сам дом.
  - И вы не хотели показывать нам эту прелесть, баронесса? - Лидия благоговейно погладила дракона по передней лапе. - Какой гладенький!
  - При всем моем уважении к вам, Ваше Высочество, - голос Илларии звучал задумчиво, она изучающее оглядела строение, - я редко лазаю по кустам. Я просто сама не знала, что оно тут стоит... лежит. Интересная композиция. Я прикажу сделать из него фонтан.
  - Не советую... - голос дель Рей, как всегда был тих, но прозвучал так, что его услышали все. - Тут написано, что это склеп. Делать из него фонтан неразумно.
  Мы побродили еще с полчаса вокруг строения и так и не нашли входа внутрь, зато каждый убедился, что буквы выбитые под мордой дракона и правда вещали затейливой старолиорийской вязью о том, что это склеп. Мы с Лидией были готовы шарить по полянке полдня, забыв про голод и неудобства, но терпение хозяйки подошло к концу:
  - Ваше высочество, я вас умоляю, пойдемте уже обедать. Еще нужно привести в порядок наряды...
  - Да, ваше высочество, довольно уже лазить по кустам и репейникам. Посмотрели на диковину и ладно, - таналь Аста поддержала баронессу. - Вид у вас и правда диковатый. Вот посмотрела бы старшая фрейлина...
  Лидия опустила взгляд на свое платье и, ойкнув, стала отдирать колючки от юбки.
  
  Таналь Аста взяла на себя обязанности горничной, и Лидия занималась своим нарядом не намного дольше меня. Мне естественно, горничная не требовалась.
  За обедом Лидия щебетала, как птичка, расписывая, как ей нравится поместье и замок. Иллария таяла от комплиментов, леди Нэлла настороженно наблюдала за всеми. Я чувствовала неловкость, так как веселость Лидии казалась немного наигранной, слишком быстро она вышла из образа со скучающей аристократки и превратилась в легкомысленную хохотушку. Ведь это я уговорила ее приехать сюда. Одна таналь Аста расслабленно и как будто беззаботно наслаждалась изысканным обедом, но я-то понимала, как быстро эта беззаботность и расслабленность могут превратиться в собранность и жесткость. Слишком часто я общалась с воинами.
  - Прекрасная комната, просто чудесный вид на парк, - щебетала принцесса, - а какая удобная кровать. Жду не дождусь ночи, чтоб опробовать это ложе.
  - Э... - я растерялась. Мы вроде не собирались оставаться на ночь.
  - Вы все-таки остаетесь до завтра? - Иллария чуть не подавилась чаем. - Какая приятная новость. Я отдам распоряжения.
  Дель Рей невозмутимо продолжала пить чай. Возможно, эту новость они уже обсудили, пока переодевались к обеду, хотя вряд ли такой пустяк способен вывести из равновесия телохранительницу. Леди Нэлла только недоуменно приподняла брови - тоже само хладнокровие.
  - И еще... мы с Лесей хотели бы заночевать в одной комнате, - Лидия невинно взглянула на ошарашенную Рию, - Это возможно?
  - Но у нас достаточно комнат, - поджала губы баронесса, - несмотря на реставрацию замка, мы вполне в состоянии предоставить гостям отдельные апартаменты.
  - Разумеется, я не сомневаюсь в этом, - принцесса мило улыбнулась, - но я не привыкла оставаться ночью одна. Камеристка, служанки, телохранители... мне неуютно. Я же принцесса, я так хочу!
  - Как вам будет угодно, Ваше Высочество, - Иллария утомленно махнула рукой, подзывая лакея и, отдав ему распоряжения, снова улыбнулась гостям. - Я очень рада, что вы передумали и остаетесь. Вечером устроим салют, и вы увидите, как красиво поместье ночью. Тут так тихо, не то, что в столице.
  
  
  - Что случилось? Почему ты передумала? - я непонимающе смотрела на подругу, которая растянулась на широком ложе в нашей комнате.
  Вечер прошел приятно, но скучновато. Нам с Лидией показали замок, сводили в библиотеку, кстати, весьма впечатляющую, но покопаться там в книгах и свитках времени не было, чем я была крайне опечалена. Я бы лучше посидела в тишине и полистала старинные тома, чем слонялась за Рией и щебечущей восторженные глупости Лидией. Принцесса была сама на себя не похожа. Она трещала без умолку о нарядах и Агельтской моде, о папиной сокровищнице и симпатичных придворных кавалерах, сравнивая Вейстских с Агельтскими. Зато Иллария наконец-то попала в свою стихию. Такая принцесса Лидия явно пришлась ей по душе, я же никак не могла понять, что превратило мою подругу в эту легкомысленную и болтливую девицу. Салют, конечно, восхищал красками и расцветил вечернее небо разноцветными полосами, но явно не стоил того, чтоб оставаться здесь на ночь.
  - А ты не поняла? - хитро улыбнулась Лидия. - Ты разве забыла нашу замечательную находку?
  - Находку?
  - Т-сс, - принцесса приложила пальчик к губам и выглянула в переднюю комнату выделенных нам покоев, где расположилась таналь Аста. - Спит. Но я не рискну пробираться наружу мимо нее.
  - Наружу?
  - Ну да, в парк. Я хочу посмотреть на него еще раз без лишних глаз.
  - На дракона? - наконец-то поняла я.
  - Да, тихо ты! У нее сон, как у дикого зверя. Ты же не хочешь, чтоб леди Аста была в курсе твоей тайны?
  - Какой тайны? - снова не поняла я. Причем тут к дракону мои тайны.
  - Ой, Леся, а он у тебя с собой?
  - Кто он? - видимо я не совсем проснулась, раз мне казалось, что принцесса говорит загадками, которые мне полагалось слету разгадывать.
  - Лесь, просыпайся уже. У тебя так много тайн? - при лунном свете, струившемся из окна, глаза принцессы таинственно блестели в сумраке комнаты. - Ты ведь взяла его с собой?
  - Ключ? - осенило меня.
  - Тихо же!
  - Да, ключ всегда при мне, - я понизила наш тихий диалог совсем до шепота, - но причем тут...
  - Т-сс, - Лидия снова тихонько приоткрыла дверь и взглянула на спящую наемницу. - Я все скажу на улице. У тебя ведь есть еще одни штаны и рубашка?
  - Ты заставила меня взять с собой кучу одежды, не понимаю зачем, если мы не собирались ночевать.
  - Так путешествуют важные дамы, - хихикнула принцесса в ладошку. - А пока ты со мной, изволь быть важной дамой. Потому что ты и есть сейчас весь мой двор. Ты и таналь. Но ее мы беспокоить не станем.
  
  Одевшись в мои штаны и рубашки, так как лазить в ночи по кустам в платье не представлялось возможным, мы потихоньку открыли балконные двери. Второй этаж располагался невысоко над землей, варварски скрученное покрывало помогло нам спуститься вниз. Я с сомнением посмотрела вверх - сможем ли мы подпрыгнуть и забраться по нему назад...
  - Не трусь, обратно мы можем пройти и мимо леди-наемницы - Лидия потащила меня дальше по дорожке в сторону озера, - ей было весело, и она совершенно не боялась быть застигнутой ночью разгуливающей в чужом парке без разрешения. - Вряд ли она станет поднимать шум, а мешать уже будет нечему.
  Мы старались держаться кустов и тени, стараясь побыстрее перебежать обширные площадки с фонтанами и цветниками, чтоб не попасться на глаза случайному зрителю из окна. Мне казалось, что мы станем блуждать по этим зарослям до утра, чародейский свет призывать не стоило, дабы не привлекать ничьего внимания, но принцесса вела меня за руку весьма уверенно. Вскоре влажно пахнуло водой, и в свете луны засеребрилась озерная гладь. Мы отошли уже достаточно далеко от замка, чтобы продолжать шарахаться по кустам, в страхе быть замеченными и спокойно пошли по залитой лунным светом дорожке.
  - А теперь объясни мне, что ты там углядела такого, что понадобилось возвращаться ночью? - наконец-то решила выяснить я.
  - Дверь, - коротко ответила подруга, вдруг свернув в темные кусты и увлекая меня за собой. - Которую ты можешь открыть. Но об этом никому знать не положено, особенно милейшей баронессе, верно?
  - Верно... - мороз прошел по коже от той перспективы, что о ключе может узнать еще кто-то. И почему то Илларию хотелось посвящать в существование ключа меньше, чем любого другого из всех моих знакомых.
  Как Лидия ориентировалась в этих кустах, я не знаю, но вывела нас прямиком к статуе дракона.
  - Вот он, красавец.
  - Лия, как ты собираешься искать вход? Если мы днем ничего не нашли, то ночью шансов сделать это и подавно немного, - я призвала звездный свет в привычный шарик, но ночь в день это не превратило. - Может, и входа то нет...
  - Есть, - Лидия лукаво улыбнулась. - Эх вы, чародеи. Вот смотри, идем.
  Взяв меня за руку, она повела вокруг склепа. Зайдя со стороны, противоположной морде дракона, она показала на гладкий камень, но не стены, а статуи. На белом искрящемся в свете чародейского огня постаменте виднелась небольшая выбоинка.
  - Ну и что? Скол в камне. Дверь то где? Не под хвостом же дракона.
  - Леся, ну кто тут чародей - ты или я? - принцесса начала терять терпение, но я по-прежнему не понимала. - Неужели ты не видишь, как это место выделяется. Как будто внутренне подсвечивается.
  - Но мы искали что-то на стене склепа, а не на статуе... - я закрыла глаза и призвала силу, пытаясь посмотреть на склеп с драконом сквозь призму транса.
  Да, статуя мало того, что сделана была из какого-то необычного камня, но и излучала непонятную пульсацию, как будто окутанная золотистой дымкой. На фоне черного мертвенного провала в отдалении это выделялось очень четко. Да и смотрелось жутко. Живой камень, а вокруг мертвая пыль. От неожиданности я открыла глаза, упустив сосредоточенность. Все, как обычно - темно, звуки ночной жизни старого парка. Недалеко квакают лягушки, ухнула сова, вылетев на охоту... что же не так? Снова попыталась войти в транс - посмотрела в сторону замка, откуда мы пришли. Оборванные нити силы, где мы продирались сквозь кусты и протоптали траву. Я мысленно поморщилась - как стадо неуклюжих медведей, но эти раны потихоньку затягивались. Нити тянулись друг к другу, заполняя, латая потревоженное нами пространство, образовывая новые связи, а ближе к нам, к статуе, светящейся золотом, черный пепел, разлом в живой ткани изнанки пространства. Множество маленьких жизней светились вокруг, но обходили это место. Странно. Это дракон со склепом так влияет? Тогда почему именно с той стороны, а не везде вокруг. Мне казалось, что еще немного и я пойму.
  - Леся! Ты заснула? - толчок острым локтем в бок снова вырвал меня в реальность ночи. - Ты видишь?
  - Да, он сияет. Дракон. Погоди... - я попыталась ухватить мысль за ускользающий хвост, но все...озарение отступило, ушло, так и не наступив.
  - Что ждать то? Полночи пройдет. Таналь, не приведи Богиня, проснется, а нас нет, - торопила меня Лидия, - где ключ? Открывай скорее.
  - Так что открывать то? Да, дракон светится, но дверь то мы не нашли, - я достала из-за пазухи ключ, который положила в плоский медальон на шнурке и надела на шею в этой поездке. И возмущенные слова застряли, так и не вырвавшись. В медальоне лежал кусочек камня, как будто отколовшийся от статуи.
  - Ну, что там? - в тусклом свете чародейского светлячка, Лидия пыталась разглядеть то, что у меня в руках. - Смотри, такой же, как и дракон! Доставай скорее, посмотрим, что получится.
  Я как всегда засомневалась, можно ли пытаться вскрыть чужой склеп в чужом парке, но подруга нетерпеливо переминалась на месте, и дергала меня за рукав. Я вздохнула и попыталась приложить камень сколом к сколу. Раздался сухой щелчок, и часть стенки склепа бесшумно отодвинулась в сторону. Перед нами зиял проем.
  - Ух, ты! - Лидия, не раздумывая, шагнула внутрь, мне пришлось последовать за ней. Не бросать же подругу одну в этом странном месте.
  Небольшое помещение осветилось нашим огоньком полностью, никаких темных углов, саркофагов, скелетов и прочих ужасов, которые навевало слово - склеп, мы не увидели, правда, впереди зиял еще один дверной проем. Лидия устремилась туда. Все заросло толстым слоем пыли, и когда мы вошли, эта пыль поднялась в воздух. Оставляя следы на полу, мы упорно продвигались внутрь по небольшому коридорчику, непрерывно чихая.
  - Сделай что-нибудь! - взмолилась подруга, давясь кашлем.
  Я мысленно представила, как воздух очищается, а пыль оседает на пол. Вот идиотка! Она же снова поднимется, потревоженная нашими шагами... Пыль должна стать влажной и осесть на пол, вода... Ничто не берется ниоткуда, но рядом озеро... я, как могла четко, представила это озеро, потянулась к нему... необычный камень статуи мешал, но я старательно тянулась к воде...
  - Леся! Леся!! - Лидия трясла меня за плечо. - Что ты делаешь, остановись!
  Открыв глаза, я обнаружила мокрую, как из-под дождя Лидию, да сама почувствовала, как за шиворот рубашки с волос капает вода. Лужи на полу глянцево поблескивали при нашем тусклом свете, пыль осела грязными комьями.
  - Ну, ты даешь! - принцесса смахнула мокрую прядь волос с лица грязной ладошкой, оставляя разводы. - Нет, я сталкивалась с чародейством, но такого не видела еще!
  - Я сама такого еще не видела, - буркнула я, пытаясь выкрутить намокший подол куртки.
  - Ух ты, - Лидия, закончив отжимать волосы и немного отряхнувшись, наконец огляделась вокруг. - Смотри, вот, наверное, и саркофаг! Хотя нет, не похоже.
  Мы стояли мокрые, грязные, как чушки, в луже воды, у входа в еще одно помещение. Выглядело оно как комната. Очень старая, но когда-то жилая комната.
  Низкий каменный потолок, казалось, нависал прямо над головой, пыль, моим заклинанием стянуло в коридорчик, в котором мы развели грязное болото, а обрывки старой паутины свисали возле стены с потолка. Там, в углу под паутиной располагалось простое низкое ложе, совсем не погребального вида. Рядом стоял шкаф с поломанной створкой, через широкую щель проглядывали полки с книгами и какими-то инструментами. Возле шкафа - стол из такого же белого камня, что и дракон наверху. На нем лежали стопкой несколько толстых фолиантов в кожаном переплете, стоял большой деревянный ларец, скорее похожий на ящик, чернильница с давно высохшими чернилами, витиеватый изящный подсвечник с оплывшей свечой, ворох ломких, казалось,почти истлевших листов с записями, стаканчик под перья для письма. Сломанные остатки одного из них валялись рядом.
  В противоположном углу мы увидели огромный сундук, плотно опоясанный сковавшими его металлическими лентами, сбоку ленты сходились, и их венчал большой старинный замок с непонятными символами. Рядом маленький очаг и столик с кухонной или скорее, алхимической утварью. Видимо на нем, можно было, как согреть чай, так и использовать для менее прозаических вещей, например, для варки зелий.
  Очень неожиданные вещи для предполагаемого склепа. Лучше всего вписывался в помещение огромный камень, возвышавшийся в центре комнаты, очень похожий на алтарный. Старолиорийские руны и непонятные значки испещряли по краю его гладкую в центре поверхность. Алтарь тоже сверкал белизной и искрился радужными переливами в свете нашего чародейского шарика.
  - Мда... - Лидия зачарованно шагнула к столу. - Это сколько ж времени тут никого не было? Хорошую уборку ты тут устроила, - она провела ладошкой по каменной столешнице сияющей белизной, - Всю пыль убрала... отсюда.
  - Полагаешь, хозяин бы оценил? - я с сомнением проследила за ее взглядом на залитый лужей коридорчик.
  - Высохнет, и даже пылью зарасти успеет,- принцесса снова отвернулась к столу, - судя по пыли, нечасто он сюда заглядывает.
  Ее уже не интересовал потоп, организованный нами в первых помещениях. Вниманием подруги полностью завладел стол с разложенными на нем предметами. Подошла поближе и я. К записям, лежащим на столешнице ворохом, страшно было прикасаться, какими они выглядели ветхими, но на удивление, они не рассыпались от моего дыхания, когда я провела над ними рукой, проверяя, наложено ли на них сохранительное заклинание. Да, как я и полагала, листки источали чары, не позволяющие разрушительному влиянию времени оказать свое губительное действие. Я аккуратно подняла один хрупкий на вид листок к глазам - старолиорийский текст и древние руны.
  - Что там? - Лидия, без почтения полистав фолианты, подвинулась поближе ко мне и заглянула через плечо. - Непонятные закорючки. 'Заклинание запечатать нет сил... крах просто чар... бессмыслица какая-то.
  - 'Заклятие абсолютного запечатывания невозможно разрушить простыми чарами', - начала переводить я. - Дальше непонятно, да и смазан текст. Ну и я не такой большой специалист в старолиорийском.
  - Конечно, небольшой, - усмехнулась Лидия, - вон как шпаришь, как будто только на нем и читала всегда. А это что за закорючки? - ткнула она пальцем в середину текста.
   - 'Къор пассарт адзиалис...' Ну, по крайней мере, эти руны должны читаться как то так. Но что значат, я не знаю, - я пробежала глазами страницу и наткнулась еще на одну понятную мне фразу: 'Драконы ушли, в отчаянии, но оставили эту загадку нам. Помощь им - мой долг', - тут дальше про драконов.
  - Где? - заинтересовалась, уже было отвернувшаяся принцесса.
  Я ткнула пальцем в привлекшую мое внимание фразу.
  - 'Дрикас...' не знаю такого слова, - подруга забрала у меня листок и наморщила носик, вчитываясь.
  - Дракон. Там написано - драконы, - подсказала я.
  - 'Драконы... отчаянно ушли... отчаялись уйти... загадывать загадки нам...' снова бессмыслица, - Лидия сунула мне листок обратно в руки. - Это должен прочесть кто-то, хорошо понимающий старый язык. Потому, что драконы это интересно.
  - Где ж его взять и как привести сюда... - задумчиво прошептала я, бережно положив записи на место.
  - О, это как раз просто, дай-ка мне, - она сцапала стопку листочков, которую я только что осторожно сложила, и сунула в кожаную заплечную сумку, прихваченную с собой. - Хозяину они все равно больше не понадобятся, а ты прочитаешь на досуге в спокойной обстановке. Или покажешь кому-нибудь в школе.
  - Ты и сумку с собой захватила? - вытаращила глаза я. Данный предмет экипировки подруги до сих пор не привлекал моего внимания.
  - Разумеется, мы же шли сюда за сокровищами, - невозмутимости Лидии мог бы позавидовать и... дракон.
  - Смотри, какой изящный! - она протянула мне подсвечник, изображавший дракона, поднявшего крыло над башней. - Ему место не в этой норе, а во дворце! Только взгляни, какая тонкая работа! Я возьму его на память.
  - Лия, но мы же не можем брать отсюда все, что нам захочется...
  - Это почему же?
  - Мы тут гости и это парк Илларии...
  - Баронесса никогда не была здесь и не войдет. Это место ей недоступно, как если бы находилось за тысячи миль отсюда, - тряхнула подсохшими кудрями принцесса. - А найденные в схронах сокровища принадлежат кладоискателю!
  - Лия...
  - Леся, ну не будь такой...ну мы же не все забираем. Пойдем лучше глянем, что хранится в сундуке.
  Она потянула меня за руку в угол, где рядом со шкафом стоял сундук.
  - Открывай скорее.
  Вздохнув, я достала свой ключ, на этот раз тяжелый и массивный с вычурной литой головкой. Он как будто мерцал. Мне казалось, что форма его изменяется у меня под пальцами. Ничего, в общем то, удивительного, если вспомнить какой это ключ, но такое явное перевоплощение прямо в моих руках, я заметила впервые.
  Бородка в скважину вставляться явно не хотела, но я снова воспользовалась властью над силой, и ключ все-таки встал на место.
  - Ну что ты возишься так долго? - Лидия только что не подпрыгивала от нетерпения.
  - Дать тебе попробовать самой? - огрызнулась я, смахивая пот со лба.
  И привалилась к сундуку, сидя на корточках.
  - Что с тобой? - всполошилась подруга, плюхаясь рядом на коленки.
  - В глазах потемнело, сейчас пройдет, - я выдохнула и снова устремила взор на металлические полосы, скованные замком. - Какие-то защитные чары, наверное.
  Тяжко, потихоньку, но замок поддавался. Сил у меня уходило немало, но вот он с громким щелчком повернулся. Лидия подхватила замок, ойкнула и затрясла рукой, уронив его почти мне на ногу. Металлические пластины упали. Ключ в моих руках вдруг стал холодным, и я тоже уронила его на пол, а когда подняла, это был совершенно другой ключ. Маленький и изящный. Мы с Лидией замерли перед огромным сундуком, уже не скованным никаким железом, не решаясь откинуть крышку.
  - Ну что, открываем?
  - Давай, - она толкнула крышку рукой. Та не реагировала.
  - Погоди, вон скважина на сундуке. Может и тут заперто.
  Мы снова посмотрели друг на друга, и я, волнуясь, вставила маленький изящный ключик в замок. Тот щелкнул, и крышка откинулась сама, как на пружинке. Мы осторожно заглянули внутрь.
  Вот совершенно непонятно, зачем запирать так сложно совершенно пустой сундук? Мы снова переглянулись с принцессой, на этот раз недоуменно. Потеряв интерес к пустому сундуку, я отошла к столу еще раз взглянуть на фолианты и ларец, а Лидия, полезла внутрь, посмотреть, может, все-таки что-то завалялось в углу.
  - Вот! - торжественно заявила она, доставая что-то, все-таки найденное на дне.
  Я повернулась посмотреть что там такого интересного она обнаружила, но в руках принцесса держала простой камень. Серый, невзрачный, средних размеров, каких много на улице. Единственное, что его отличало это ровная, овальная форма.
  - Что это за булыжник? - я даже отложила осматриваемый фолиант в сторону, настолько странной показалась мне находка. - И кто приложил столько усилий, чтоб запереть такую ерунду в сундук?
  - Он тяжеленный, - подруга еле удерживала находку обеими ладонями, что выглядело странно, ибо камушек казался небольшим и легко помещался в одной. Чуть побольше куриного яйца, - хочешь подержать? Странный какой-то, как будто теплый.
  Я подошла поближе и подставила руки. Лидия осторожно опустила на них камень и встряхнула кистями.
  - Действительно странный, - я по привычке попыталась прощупать необычный предмет чарами, но они как будто вязли, не проникая в суть. - Нужно взять его с собой и дома разобраться. Может, показать кому-то из чародеев...
  - Вот еще, тяжесть такую таскать! - возмутилась Лидия. - Хоть и интересно, но представь, как мы с этим еще день гулять будем?
  - Но...
  - Вот вы где! Так я и знала! - голос таналь раздался неожиданно и резко, так что я вздрогнула, застигнутая на месте преступления. Камень с глухим стуком упал обратно на дно сундука. - Разумеется, где еще может оказаться пара авантюристок ночью в чужом поместье? Конечно же, не мирно спать в гостевой спальне! На такое счастье простой телохранительнице не стоило и надеяться. Ладно, еще Ваше высочество всегда склонна к проказам и спокойно минуты не просидите, но от вас, леди Лесия, не ожидала. Такая разумная, рассудительная девушка.
  - Леди дель Рей! - Лидия вздрогнув, прижала ладони к груди. - Как вы нас напугали!
  - И нечего пугаться. Мирно спали бы в доме и никаких страхов! Нет, понесло вас ночью, Богиня ведает куда! - телохранительница осуждающе смотрела на нас так, что мы сразу вспомнили, где мы и в каком виде. - Да-да, стыд-то какой! В гостях в чужом доме, грязные, как поросята, хозяйничаете там, куда вас не звали. Хорошо, что я решила проверить, как вы там. Комната пуста, покрывало свисает из окна, а высокая гостья где-то шастает в полночный час! Не приведи небеса, кто-нибудь увидел бы! Скандал! Давайте-ка тихонько и незаметно двигать в сторону дома.
  - Таналь, ну еще минуточку, раз мы все равно уже здесь, нужно же изучить тут все! И кое-что еще захватить с собой... - умоляющий взгляд подруги мог растопить любое сердце - настоящая принцесса - даже чумазая, в помятой и местами рваной рубашке она выглядела, по-королевски... но, видимо, не сердце телохранительницы.
  - Богиня, и это принцесса, достойная наследница Коэнрия! Вам нужно было избрать стезю наемницы и кладоискателя, - леди Аста была неумолима. - Девушки, бегом обратно, пока никто больше вас не хватился.
  - Таналь... - под холодным внимательным взглядом женщины мои возражения растаяли, так и не оформившись.
  Легким прикосновением к плечу, она направила меня в сторону выхода и выжидающе глянула на мою подругу.
  - Не заставляйте меня применять силу, Ваше Высочество, - сомнений не возникло, что она ее применит, если потребуется.
  - Досадно, что не успели посмотреть ларец, - Лидии пришлось последовать за мной. Шествие замыкала таналь Аста.
  - Светлые небеса, они еще сожалеют, что не все разграбили! И это меня называют беспринципной наемницей!
  Гуськом мы вышли из лжесклепа. Ночной ветерок веял свежестью и был наполнен ароматами цветов и трав. Только сейчас я почувствовала, какой спертый и застоявшийся воздух там, внутри.
  - Не знаю, как вы их открыли, но было бы неплохо закрыть двери, как было, - в приглушенном голосе наемницы явно звучала насмешка. - И следуйте за мной. След в след. Еще не хватало, чтоб нас обнаружили.
  Только сейчас я поняла, что она не сердилась всерьез. Видимо, при других обстоятельствах леди Аста сама бы с интересом полазила по заброшенным склепам, землянкам или руинам.
  Дверной проем закрылся легко, стоило только толкнуть отодвинувшийся участок стены. Мы быстро прошли мимо озера по парку, только возле дома, таналь повела нас с осторожностью, стараясь держаться тени деревьев и кустов. Подошли мы совершенно с другой стороны к тому крылу, что ремонтировалось, и спокойно проникли внутрь замка через какие-то хозяйственные помещения, не знаю уж, когда наемница обнаружила эти пути, во время экскурсии по дому нас сюда не водили. Под ее чутким руководством мы благополучно добрались до своих покоев. Никаких следов нашей вылазки в комнате не было. Покрывало мирно лежало на кровати, окно закрыто - леди Аста позаботилась обо всем.
  
  Утром мне пришлось надеть платье Лидии, так как мои вещи были убраны подальше, чтоб не вызывать лишних вопросов, настолько они были грязны.
  Мы уехали еще до обеда, сразу после утреннего чаю, как ни уговаривала Иллария остаться и поехать попозже. Впечатлениями не делились, так как таналь Аста и горничная сидели с нами в карете. Но, когда уже выходили возле дворца, Лидия замешкалась внутри кареты и сунула мне в руки стопку листов, найденных в поместье:
  - Вот, возьми. Сама прочтешь или найдешь, кому дать посмотреть.
  И спрыгнула на мостовую. Я спрятала бумаги в складках куртки и пошла к себе. Читать.
  
  
  Легко Лидии говорить - прочтешь или найдешь кого-нибудь. Сказала, отдала записи и умчалась на прием. Поди, уже и думать забыла, а я второй день сидела в малой дворцовой библиотеке, пытаясь по крупицам собрать хоть какие-нибудь сведения, которые бы помогли мне прочесть эти несчастные записи. Нет, сначала все было очень неполохо. Неизвестный хранитель склепа на старолиорийском языке вполне внятно рассказывал историю своего рода. Я почти все понимала, без особого напряжения.
  Автора записей звали граф Кратар - никогда не слышала такой фамилии, хотя и не удивительно, я не знаток геральдики и истории старинных родов эдельвийской аристократии. Он весьма подробно описал историю того, как младшая дочь старолиорийского королевского дома вышла замуж за последнего из обедневших графов Кратар и приехала с ним в это место, где молодожены на приданое принцессы и основали поместье Катарица. Далее прапредок графа более не упоминался, а рассказчик полностью перешел на личность его супруги. Принцесса оказалась большой любительницей драконов, граф утверждал, что чуть ли не видела их в детстве сама, и они произвели на девочку такое неизгладимое впечатление, что всю свою последующую жизнь она посвятила сохранению памяти о них.
  Граф намекал на некое наследие, что ее высочество привезла из Истена в Катарица, всю жизнь исследовала и детям завещала беречь и хранить. Таким образом, в каждом поколении предков графа один из детей, чаще всего сын, становился хранителем этого наследия. В дальнейшем граф Кратар так и называл себя и тех, кто изучал в поместье наследие драконов - Хранителями. Далее шли записи старинным руническим письмом и какие-то туманные намеки на шифр.
  Если старолиорийский текст я еще читала вполне сносно, то руны понимала, как отдельные слова, мало связанные между собой. 'Къор пассарт аздиалис...' прочесть некоторые знаки я могла, руны мне показывал учитель, но продраться сквозь смысл этих значков я не сумела, как ни билась. 'Къор пассарт...' - где-то я видела или слышала эти слова.
  Вечер после приезда и половину ночи я пыталась прочесть записи в своей комнате, боясь, что нашу находку увидят и начнут задавать вопросы, но когда поняла, что продвинуться дальше без помощи хотя бы книг, не смогу, оставила опасения и вот уже два дня рылась в библиотеке. Я зря беспокоилась о сохранении секрета. В свете проходящих торжеств библиотека не пользовалась популярностью у княжеских гостей и домочадцев. За эти дни при мне в нее зашли всего два раза - советник Лионский, рассеянно поздоровавшийся в ответ на мое приветствие, взял какой-то фолиант, и вышел, не заинтересовавшись корпевшей над книгами ученицей, да служанка, занятая уборкой. Этой вообще дела до меня не было. С девушкой я была не знакома, видимо ее наняли в связи с наплывом гостей.
  Перебрав все, что могла найти о рунах и старолиорийских трактатах, я не сильно-то продвинулась в своих поисках. Зато узнала, что означает руна 'къор', не дающая мне покоя, неуловимо вызывающая какие-то мучительные воспоминания. Ключ! Къор, значит ключ! И сразу же вспомнила, где слышала это слово - его повторял умирающий троллярий в Чернолесье, когда всучил мне мой ключ от всех замков, и оно повторялось в моих смутных снах. Къор и къоррый. Ключ и ключник. Получается, он знал и пытался предупредить меня. И Учитель знал. И запретил рассказывать кому-либо. А я направо и налево пользуюсь этим артефактом, совершенно не думая, что у людей могут возникнуть вопросы. Рискую доверенной мне тайной. Я пообещала себе убрать ключ в шкатулку и забыть о нем, как велел Учитель. И найти хоть что-то, касающееся Ключа в дворцовой библиотеке, раз уж у меня есть возможность здесь бывать. Вот только закончу с записями о драконах и займусь.
  
  К исходу второго дня я пришла в отчаяние. Мои старания не увенчались успехом. Переворошив кучу словарей и трактатов, я так и не нашла зацепку, с которой можно было бы разгадать странный шифр, на который намекал Хранитель, да и смысл рунических записей не давался, я разгадала отдельные слова, не желающие складываться в связный рассказ.
  Мне даже ночью снились обрывки текста, что я перевела со старолиорийского, но и они мало что объясняли. 'Драконы ушли, спасаясь, но оставили нам свою загадку. Наш долг помочь им.' Помочь им что? Вернуться? Я не понимала смысла фраз. Драконы давно стали легендой и многие люди не верили в их существование. Кто мог угрожать столь могущественным существам? Неужели были какие-то охотники на них? Я прекрасно помнила старую сказку из детской книжки про злого дракона, похитившего принцессу, но это же всего лишь глупая сказка для детей. Легенды о драконах рассказывали совсем другое. Они рисовали этих больших ящеров, как мудрых и добрых созданий. Где правда, а где вымысел? 'Заклятие абсолютного запечатывания нельзя разрушить простыми чарами, мы будем искать другой путь. Возможно, ключник...' - фраза обрывалась с концом страницы. То ли следующий лист был утерян или испорчен, то ли мы с Лидией вовсе его оставили в хранилище. Что должен сделать ключник, и как перевести проклятые руны на человеческий язык!?
  Нужно было встретиться с Лидией и все обсудить! Осталось только поймать ее среди приемов и официальных встреч. Хотелось бы сегодня вечером, ведь времени до свадьбы оставалось все меньше, а то потом принцесса уедет, начнется учеба, и я останусь с этой загадкой один на один. В свете сомнительного способа получения этих бумаг, я ни с кем не могла поделиться тем, что меня мучило.
  Раздраженно, я начала собирать книги и так резко толкнула словарь рунического письма, что он проехал по всей поверхности стола, свалившись на пол. Охнув, я вскочила поднять книгу - еще не хватало повредить ценный фолиант из княжеской библиотеки.
  - Так-так, госпожа Линдера, - неожиданно раздавшийся насмешливый голос напугал меня так, что я отпрыгнула от стола. - А вы, оказывается, девица с норовом. А с виду так и не скажешь.
  Я замерла в глупой позе, прижав руки к груди. Дар речи пропал, а сердце неистово колотилось, как будто меня застали на месте преступления. Что, в общем-то, было недалеко от истины. Я затравленно, как лягушка на змею, смотрела на княжеского советника, непонятно как оказавшегося в комнате.
  - Что тут у нас? - лорд Виллемий, наклонился поднять упавшую книгу. - И чем же провинился перед вами несчастный словарь древних рун, что вы так невежливо швыряете его к моим ногам?
  - Я... простите... я не хотела, - пролепетав, я посмотрела в черные глаза мужчины, мысленно проклиная и наше с Лидией любопытство и мое личное невезение. - Я только заглянула в толкование рун...
  - Почему вы смотрите так испуганно? Ученикам разрешено пользоваться библиотекой, так что вы ничего не нарушили. Вот только кидаться книгами не стоит, - мягко добавил мужчина, насмешливо улыбнувшись, явно стараясь успокоить нервную девицу. - Зачем вам понадобились руны? Да что с вами, Лесия?! Вы смотрите на меня так, как будто прячете труп в соседнем шкафу, а руны нужны, дабы запечатать дверцу, чтоб его никто не нашел.
  Я вздрогнула и уронила писчее перо, которое неосознанно ломала пальцами. Примерно так я себя и чувствовала.
  - Я, кажется, не давал вам повода меня так бояться, - советник поднял перо с пола и, аккуратно отложив словарь, присел на столешницу, явно планируя побеседовать со мной более обстоятельно и выяснить причину моей паники. - Вроде бы зимой у нас с вами был один разговор о том, что в любом затруднительном положении вы можете обратиться ко мне. Я не навязываю вам мою дружбу, Лесия, - движением руки он остановил, готовые вырваться у меня возражения, - я прекрасно понимаю, что у вас много друзей и есть к кому обратиться за советом. Но так же я знаю, что бывают ситуации, которые нельзя или не всегда удобно обсудить с самым близким человеком, или просто этот человек находится далеко. Если я могу помочь вам, леди Линдера, то буду рад сделать это. Я не знаю причины, но вы мне очень симпатичны, возможно, покажусь дерзким и самонадеянным, но мне порой кажется, что вы тоже относитесь ко мне с симпатией. Я надеюсь, что вы не поймете мои слова превратно и не придумаете разных девчачьих глупостей. Вы кажетесь весьма разумной девушкой. Ну а я клянусь своей силой, что не воспользуюсь вашим доверием вам во вред, буде таковое вы мне окажете.
  - Спасибо, Лорд-Советник, - паника моя немного улеглась. И правда, когда я взглянула на себя со стороны, то поняла, что выгляжу смешно. Хорошо, что хоть не подозрительно. - Я, и правда, не знаю к кому обратиться, ведь перед свадьбой все заняты, и мне неловко приставать со своими глупыми ученическими вопросами к наставникам и старшим друзьям. Я надеялась, что справлюсь сама, полистав в библиотеке книги, но... - я развела руками, показывая на злополучный словарь.
  - Что там у вас? - советник с живым интересом посмотрел на меня, - хотели что-то перевести из старых книг?
  - Мы ... Я... нашла интересные исторические записи про древний род. Хотела прочесть, а там руны...
  - Вы нашли бумаги графа Линдера? - советник с острым интересом взглянул на меня.
  - Эээ... - мое недоумение, наверное, было написано на лице крупными буквами. - Какие бумаги?
  - Леди, Лесия, прошу простить меня за неуместное любопытство. Это не мое дело, - мужчина встал и прошелся от стола к стеллажам с книгами. - Если это сможет, как-то объяснить мою несдержанность, то скажу, что при дворе судачат об обширной переписке вашего Учителя с тролляриями и агентами короны. Если вы нашли нечто подобное, то стоит передать Кругу Чародеев, ведь это документы, важные для княжества.
  - Документы Учителя? Переписка с агентами княжеской разведки? - я не могла сдержать улыбки, представив Видия шпионом князя. Облегчение затопило меня - советник не подозревал о нашей тайной деятельности. Хотя откуда ему знать? Истина и в голову то никому не придет. - Все бумаги Учителя, что мы нашли, забрал лорд Ханий. Я уехала из Чернолесья раньше него, так что не знаю, возможно, чародеи нашли что-то еще из документов. Разумеется, я понимаю, что вся переписка лорда-Хранителя принадлежит эдельвийской короне. Мне бы и в голову не пришло утаить, что бы то ни было. Нет, то, что я перевожу, это другое. Мы с одной из подруг нашли у нее в поместье старые семейные записи. Старолиорийский текст я читаю достаточно свободно, но вот руны... А там интересная история рода, как роман. Подруга попросила перевести.
  - Можно взглянуть? - лорд Виллемий протянул руку к моим бумагам.
  - Да, наверное... - я сомневалась, хоть и не взяла сегодня старолиорийскую часть листов, только руны были со мной. Но, возможно, советник поймет, о каком поместье идет речь, чего не хотелось бы. Но все-таки отдала ему первый лист с текстом. Который он бегло просмотрел.
  - Должен разочаровать вас, леди Линдера, это не руны. Вернее, не те руны, которые можно найти в словаре. Рунами написан только верхний абзац, в котором автор сожалеет, что у него нет мифического ключа от всех замков, дабы открыть какой-то фамильный секрет. Скорее всего, это идиома. Ну, вы понимаете? Он не имеет ввиду ни конкретный ключ, ни замок, а просто сетует о том, что тайна недоступна. Именно поэтому вы и не смогли перевести это. - Мужчина почти сразу же вернул мне лист, не заинтересовавшись. - Дальнейший текст либо на неизвестном мне языке, либо написан личным шифром, что смешно. Если вы желаете прочесть, вам нужен специалист по языкам, Лесия. Если хотите, я могу познакомить вас с одним человеком. Господин Полесских очень сведущ в старых рунах и наречиях. В молодости я помогал ему разбирать рукописи и составлять архив.
  Я удивленно посмотрела на советника.
  - Да-да, леди Лесия, чем только не приходилось заниматься ученику школы чародеев, чтоб свести концы с концами, - рассмеялся он.
  - Удача, судя по всему, не долго стояла к вам спиной, Лорд-Чародей.
  - Я много и упорно работал для этого. Так что же, вам нужен старый архивист Василий Полесских? Я дам вам письмо к нему и адрес, - лорд Виллемий присел за столик и взял перо в руки. - Вы можете не ездить, если передумаете. Пусть оно будет у вас, и вы в любой момент сможете обратиться за помощью или работой. Насколько я помню, старик всегда найдет, чем занять пытливый ум школяра.
  - Да, разумеется, я буду рада. Подруга очень хочет прочесть историю семьи, а я с удовольствием узнаю, что это за неизвестный язык.
  - Леди Линдера, я всегда рад помочь вам, - мужчина пронзительно посмотрел на меня, подняв голову от письма и отложив перо. - Помните об этом, пожалуйста, и в случае нужды, обращайтесь.
  Я вспыхнула, растерявшись от столь серьезного тона и ощущения непонятной связи, которая, независимо от нас, с каждой встречей становилась все крепче.
  
  Ступени веранды, куда привела служанка, спускались во фруктовый сад, за которым открывался вид на прелестное озеро. Я восхищенно замерла у изящной белой балюстрады. Вода в озере сверкала под лучами полуденного солнца, смягчая жаркий день, маня обещанием прохлады. В воздухе плыл одуряющий запах абрикосов, и в тишине, в которую органично вплеталось пение птиц, жужжание насекомых, и шелест легкого ветерка, я время от времени слышала, как переспелые плоды с мягким шлепком падали в траву. Белая лошадь бродила неподалеку вдоль берега, мелькая за деревьями.
  - Присаживайтесь, леди, - голос служанки оторвал меня от созерцания волшебного островка покоя, - мастер Василий скоро подойдет. Я принесу вам лимонад.
  - Благодарю вас, - я осмотрела просторную веранду, обставленную легкой плетеной мебелью, и скромно опустилась в соломенное кресло в ожидании хозяина.
  Служанка тихо вышла, а я стала обдумывать, как получше обратиться к ученому мужу, и произведут ли на него впечатление верительные грамоты, которые я привезла.
  Девушка вернулась так же неслышно с подносом, на котором возвышались блюдо с абрикосами, запотевший кувшин и пара стаканов, шустро сервировала столик, налила стакан напиток, поставила передо мной и снова удалилась, предоставив меня моим мыслям.
  Мысли становиться умными не желали категорически. Жаркий день, жужжание пчел и щебет птиц, одуряющий аромат фруктов, легкий запах табака, как будто кто-то курил неподалеку - все это действовало умиротворяюще, так что думать ни о чем решительно не хотелось. И с трудом боролась с сонной дремотой, охватывающей меня. Где он ходит, этот гений языкознания? Я лениво любовалась видом на озеро и гуляющей между деревьями белой лошадью.
  Вспомнилась моя Тень, которую я давно уже не навещала в княжеских конюшнях, наши прогулки в парке, и дома, в Чернолесье. Летом там тоже царил покой и сонная благодать, но мы редко ходили в поводу пешком, все больше устраивали головоломные скачки.
  Наверное, я все-таки задремала, потому что ясно увидела, как иду, ведя в поводу не свою маленькую лошадку почему-то, а большого темного жеребца. Рядом идет удивительно знакомый мужчина в черном, и я, нет, не я, а кто-то кем я себя ощущаю, беззаботно и счастливо смеется, любуясь и конем, и мужчиной. Белокурая прядь падает той не мне на лицо, венок из полевых цветов сползает на глаза, и я... нет, не я, захлебываясь счастьем, снимаю этот венок и надеваю на черноволосую голову мужчины. Из-за ослепительного полуденного солнца я, как ни стараюсь, не могу разглядеть его черты, но он тоже смеется и подхватывает меня... нет, не меня, на руки, кружит на весу, и несет в сторону небольшого перелеска. Забытый конь, медленно идет за нами, брошенные поводья стелятся по траве. Сильные руки на талии, головокружительное чувство парения и доверия, абсолютное счастье... и венок из голубых колокольчиков, падающий с черноволосой головы на свежескошенное сено...
  
  - Кх-кх..
  Раздавшееся рядом покашливание вырвало меня из сонной дремоты. Стыд то какой! В гостях у незнакомого человека, даже не будучи ему представлена, заснула, как последняя невежа!
  - Простите, - я подскочила, как ужаленная, со своего кресла и опрокинула так и не выпитый стакан с лимонадом. - Извините... я сейчас, - в панике оглянулась по сторонам, пытаясь сообразить, чем бы вытереть лужу...
  - Ничего страшного, юная леди, - невысокий согбенный старичок, хитро улыбаясь, успокоительно поднял ладонь, останавливая меня, - что вы так всполошились? Дело поправимое.
  Не поднимаясь с кресла, в котором, видимо, расположился уже давно, так как успел раскурить трубку, встряхнул серебряный колокольчик, стоящий тут же на подносе. Раздался мелодичный звон, призывая уже знакомую мне служанку. Небольшая заминка, требующаяся для уборки, и служанка снова отослана, а я усажена в кресло.
  - Итак, дитя, что вас привело в мое пристанище? - старик снова пыхнул трубкой и, прищурясь, взглянул на меня сквозь клубы дыма. - Мария передала мне письмо от нашего общего знакомого, там говорится о консультации, но без подробностей.
  - Да, я нуждаюсь в помощи, мастер Василий. Мне в руки попал текст из одной старинной библиотеки. То, что написано на старолиорийском языке я разобрала, но там в основном руны и еще какие-то непонятные письмена, - я достала рукописи и положила на стол напротив собеседника. - Ни один словарь из найденных мною не смог помочь мне в разборе текста...
  - Давайте взглянем, - писарь осторожно взял листки в руки и взглянул в них сквозь очки. - Драконы! Надо же, интересненько... так, так...
  Старческие руки осторожно, как хрупкую ценность, перебирали записи. Я наблюдала, почти не дыша, пока старик не отложил бумаги обратно на стол и не взглянул на меня поверх очков. Взгляд бесцветных глаз неожиданно остро и проницательно оглядел меня, затем выражение лица мастера Василия снова стало добродушным и немного лукавым.
  - Что ж, я возьмусь за эту работу, хоть и не гарантирую, что смогу прочесть все. Тут не только руны и старолиорийский язык, в этих записях использован какой-то шифр. Но я подумаю над ним, да, - старик снова затянулся трубкой и выпустил колечко дыма, задумчиво глядя на озеро. - Вот эта фраза 'в свете драконьего пламени увидишь истину' наталкивает меня на эту мысль. Да. Но это пока не важно. Что ж, я оставлю ваш текст у себя, приезжайте через неделю. Если я смогу прочесть записи целиком, то это будет стоить вам тысячу золотых. Если расшифровать не получится, то половина.
  Я ахнула.
  - Работа не простая, а главное, не многие могут ее выполнить, - писарь развел руками.
  Такие расценки полностью лишат меня моих наличных средств, но с другой стороны, зачем мне деньги? Учеба в школе чародеев предполагала полный пансион. Я кивнула.
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст. Лидия.
  Лидию клонило в сон, но спать было нельзя - нужно дождаться пока сестра уляжется, служанки разойдутся и как обычно пробраться в покои Юлии. Чтобы убить время, девушка в очередной раз разглядывала подсвечник, найденный в тайной комнате в Катарица. Тонкая работа искусного мастера - высокая башня, внутри которой зажигался световой кристалл и дракон, лежащий у подножия башни, укрывавший ее своими мощными крыльями. В окнах башни горел свет, и можно было представить, что внутри живет мудрый чародей или прекрасная принцесса. Размышляя над всем этим, Лидия и не заметила, как уснула прямо за столом.
  Ее разбудило чьё-то прикосновение. Кое-как разлепив сонные веки, принцесса увидела рядом с собой женщину, до боли знакомую, невероятно похожую на Юлию, только старше. В полумраке разглядеть ее детально не было никакой возможности, но этот лучистый взгляд, эта мягкая тёплая улыбка были настолько знакомыми и родными, что у девушки невольно вырвалось:
  - Мама...
  - Доченька, Лидия, неужели это и правда ты? - женщина крепко обняла принцессу и начала покрывать поцелуями. - Какая ты взрослая, Богиня, как я ждала этого момента. По щекам обеих текли слезы радости.
  - Мамочка, родная, но как? Это не сон? Ты на самом деле здесь со мной? Все говорили, что ты умерла, а я верила, я знала, что ты жива.
  - Душа моя, - женщина взяла лицо дочери в ладони, силясь рассмотреть каждую чёрточку повзрослевшей принцессы. - Какая же ты уже взрослая, какая красавица. И да, я не погибла тогда, но была перемещена очень далеко, чтобы выжить. Сказать по правде, я даже не помню того момента, ведь была очень слаба и находилась на волосок от смерти, когда друзья перенесли меня в другой мир. Очнувшись, я рвалась обратно, но тщетно. Я так тосковала без моих любимых дочек, без моего обожаемого супруга. Но долгие годы не могла пробиться, не могла не то, чтобы вернуться обратно, но даже послать вам весточку до сегодняшнего дня. Это долгая история, я обязательно расскажу тебе ее позже. Времени мало, я слишком давно не творила Явление, да ещё и между мирами, не знаю, насколько может хватить сил.
  - То есть ты все-таки мне снишься? - разочарованно протянула Лидия.
  - К сожалению да, доченька, но это необычный сон, Явление - реальность, происходящая во сне.
  - Не понимаю.
  - Пойдём, присядем, я постараюсь тебе объяснить,- и, взявшись за руки, они присели на край кровати - такие разные и такие похожие одновременно.
  - Я на самом деле жива и здорова, и выгляжу так, как выгляжу сейчас, потому и эти морщинки, и эти проблески седины в волосах, - королева улыбнулась, - но сейчас я за много миль отсюда, в другом мире. И поскольку это я пришла в твой сон, ты видишь меня у себя в покоях. Кстати, где это мы? Не узнаю наш дворец.
  - А мы не в Агельте, мамочка. Это Эдельвия, замок князя Густавия в Вейсте.
  - Но что ты делаешь тут, дорогая? Где Юлия? Где отец? С ними все в порядке? Почему ты в Вейсте, - всполошилась женщина.
  - Все хорошо, душа моя, - Лидия погладила руку матери, - отец в нашем замке в Агельте. Он жив и хорошо себя чувствует, хотя очень скучает по тебе, хранит твой портрет в ящике стола, советуется с тобой по разным вопросам, украдкой рассказывает тебе о нас.
  Королева улыбнулась и смахнула слезу:
  - Как же я люблю вашего отца, как хочу увидеть его вновь. Ведь он не женился снова?
  - Нет, нет мамочка, больше не женился. Мне, кажется, он, как и я, всегда верил в то, что ты выжила.
  - С Юлией тоже все хорошо, она здесь со мной в Вейсте, мы прибыли на ее свадьбу с князем Густавием. Вскоре сестра станет полноправной княгиней Эдельвии.
  - Ах, как бы мне хотелось увидеть и ее.
  - Но почему ты не можешь придти во сне к отцу или к Юлии, мамочка? Вот также как ко мне. Они будут безумно счастливы. И Юлия наконец-то поймёт, что я была права, когда говорила, что мама ещё вернётся к нам, - Лидия тряхнула золотыми кудрями.
  - Не все так просто, девочка моя, - королева развела руками. - В тебе, как и во мне, течёт кровь чародея, у нас с тобой есть связь. Но ни у Юлии, ни у вашего отца нет такого дара, я не смогу придти в их сны, а если и смогла бы, то они никогда б не смогли поверить в происходящее так, как веришь ты.
  - Выходит, я чародейка? Как Леся и Аркадий? Это мои лучшие друзья. Они учатся в Школе чародеев и очень талантливы, - пояснила принцесса, наморщив лоб.
  - Тебе снятся сны о будущем?
  - Что-то бывает.
  - Посещает странная тревога за близких людей?
  - Да...
  - И очень сильно болит голова после таких видений?
  - Откуда ты знаешь?
  - Так я и думала. Ты, как и я, бард... не инициированная, с нераскрытыми способностями, но с задатками силы, - вслух размышляла королева.
  - Я - бард? Как принц Кассий? Да ладно? Вот это да, - обрадовалась Лидия. - Вот Леся удивится, когда я расскажу ей.
  - Не думаю, что об этом можно говорить кому либо, дорогая, - покачала головой женщина, - инициация лишит тебя права на корону Коэнрия, а если Юлия выходит замуж за князя Эдельвии, ты по праву становишься главным претендентом на наш престол. Тебе нельзя раскрывать тайну о твоем даре, по крайней мере, пока я не вернусь.
  - А ты вернёшься? Ты сможешь? - с надеждой заглянула в глаза королеве дочь.
  - Не знаю, душа моя, но я буду прилагать все усилия к этому. Ведь смогла же я спустя столько лет послать тебе весточку.
  - Кстати, а как у тебя это получилось? И почему не получалось раньше?
  - Видишь ли, мир, где я нахожусь сейчас, это колыбель драконов, он не соприкасается с нашим миром. Оттуда никак нельзя было не то чтобы прийти сюда, но даже достучаться с помощью чародейства. Но на днях произошло нечто странное. Душа дракона, оставшаяся где-то здесь в этом мире, была освобождена и как маяк начала подавать призыв о помощи. И в мире драконов услышали этот зов. Так я обнаружила лазейку в наш мир, хотя бы для того, чтоб совершить обряд Явления. А твой дар как ниточка, связанная с моим даром, помог мне найти тебя. И что-то ещё... - задумавшись, женщина, обвела взглядом комнату, здесь был дракон, он усилил нашу связь.
  - Дракон? - удивилась Лидия, - разве что только подсвечник, - она указала на башню с фигуркой крылатого существа.
  - Королева подошла к столу и повертела подсвечник в руках. - Кажется, это он, этот предмет послужил усилителем. Но это же просто фигурка, пусть и очень искусно сделанная. Откуда она у тебя?
  - Нашли с Лесей в тайной комнате в Катарица, - призналась принцесса. - А ещё там была тетрадь со старыми записями и большой сундук с оковами и странными рунами и символами, который мы открыли ключом.
  - Сундук с символами? - заинтересовалась женщина. - Похожими на эти? - она протянула девушке медальон.
  - Кажется, но не уверена, я плохо запомнила их, - Лидия рассматривала медальон, - вот этот, кажется, там был, он ткнула в одну и закорючек.
  - Хм... если ты права, то возможно тот сундук, что вы каким-то чудом открыли с подругой, и есть темница, в которой была заключена душа дракона. Будь все так - это бы очень помогло моим друзьям. Но чтобы быть уверенной в этом, мне нужно знать точно все, что было изображено на ящике.
  - Мы с Лесей могли бы снова попасть туда и перерисовать символы для тебя, мама.
  - Нет, дорогая, это слишком опасно. Ведь если там действительно душа дракона, и она взывает о помощи, то слышат ее не только друзья, но и враги.
  - Что ты, никакой опасности нет, - затараторила Лидия, уже готовая к новой порции приключений, - это поместье принадлежит одной Лесиной подруге, мы просто приедем навестить ее и, как и в прошлый раз, проберемся в тайную комнату. Поверь, все будет хорошо. И Лесе можно доверять, она честная и справедливая.
  Королева замешкалась всего на секунду, но тут же решительно ответила:
  - Выбора нет, и в этом мире ты мои руки и глаза, дочка. Ты сильная, я верю, у тебя все получится, - она погладила принцессу по золотым волосам. - Но обещай мне, при первой же опасности, ты отступишь. Ты нужна мне, нужна своей сестре, отцу и королевству, береги себя, душа моя.
  - Обещаю, матушка, - Лидия крепко обняла королеву.
  - Пора прощаться, мои силы на исходе, мы и так проговорили слишком долго, не могу сказать, сколько времени мне потребуется для восстановления сил перед следующим Явлением.
  - Уже уходишь? - с тревогой спросила принцесса, крепко вцепившись в материнскую руку.
  - Я должна, дорогая, но я вернусь, обязательно, как только восстановлю достаточно сил.
  - Буду ждать тебя, буду каждую ночь зажигать этот светильник, чтобы тебе легче было отыскать меня, - прошептала Лидия.
  - Королева хотела сказать что-то ещё, но Явление подошло к концу, и ее образ растаял сероватым дымком, а разговор так и остался недосказанным.
  Лидия открыла глаза, на столе дракон продолжал нести службу по охране башни. Кажется, задремала. Какой странный сон. Хотя нет, не сон. Мама назвала его Явлением. Надо будет спросить Лесю, что это такое. Принцесса точно знала - все было правдой, разговор с королевой, медальон с символами, темница души дракона. А потому нужно непременно вернуться в тайную комнату в Катарица и в точности перерисовать все, что нанесено на сундук.
  
  
  
  
   Ретроспекция. Июнь293г. Коэнрий. Поместье Морель. Виктория.
  Виктория любила просыпаться рано, чтобы в предрассветном тумане прогуляться до Священной Рощи и с первыми лучами солнца под дубом-великаном поблагодарить Богиню за ее ежедневную милость. А на обратном пути, пробежавшись босиком по росе, умывшись ледяной бодрящей водой ручья, вернуться в поместье с охапкой душистых полевых цветов. К тому времени как на террасе стол начинали накрывать к завтраку, юная графиня успевала сделать не только все вышеперечисленное, но и уделить время своему маленькому садику, где с любовью заботилась о каждом кустике и каждом ростке. Вот и сегодня, направляясь из Священной Рощи к ручью, она улыбалась новому дню и весело напевала.
  Он ждал ее, присев у корней старого вяза. Его охотничий пёс бегал неподалёку, но заметив девушку виляя хвостом и повизгивая, бросился к старой знакомой и уткнулся мокрым холодным носом в ладони.
  - Верный, Верный, ты моя собака, - ласково приговаривая, Виктория гладила пса, почёсывая его за ушами.
  - А мне полагается порция утренних ласк? - мужчина встал и подошёл ближе. Он засмеялся, отогнав пса, крепко обнял девушку за талию и, притянув к себе, поцеловал. - Скучал по тебе, мое солнце.
  - И я, любовь моя, эти несколько дней разлуки были вечностью, - ответила она.
  - Я жду не дождусь того дня, когда смогу объявить тебя своей невестой и забрать во дворец в Агельте.
  Девушка с грустью отвела взгляд.
  - Что такое, Викки? Разве ты не хочешь выйти за меня? - он приподнял ее подбородок и внимательно заглянул в карие глаза.
  - Что ты, конечно, хочу, - поспешно ответила девушка, - просто боюсь, что Совет не даст согласия на наш брак. Тебе назначат претенденток из более достойных семей, чем моя, и нужно будет выбирать супругу из них.
  - А вот это тот самый сюрприз, который я тебе обещал, когда сказал, что уеду из летней резиденции на несколько дней в Агельту, - мужчина хитро улыбнулся, - Я добился разрешения Совета, и ты официально включена в число претенденток на роль будущей королевы Коэнрия.
  Юная графиня, расчувствовавшись, крепко обняла возлюбленного за шею и горячо поцеловала в щеку, после чего смутившись от бурного проявления эмоций, неподобающих истинной леди, залилась краской.
  - На самом деле, все оказалось не так сложно, пусть твой род не самый древний в Коэнрии, и не так близко расположен к короне, но все же вы - часть королевской семьи, и твоя репутация безупречна. Не смотря на то, что согласие Совета получено, во избежание слухов об этом пока не стоит распространяться. Не исключено, что включение девушки твоего статуса в число претенденток, повлечёт за собой ещё пару десятков желающих стать королевой. А Совету этого не нужно. Твоему отцу сообщили, он дал согласие, но тебе об этом не скажет. Но я, как ты понимаешь, не смог промолчать. Минуты считал до нашей встречи, все представлял, как сообщу тебе эту радостную весть. Счастлива ли ты, моя королева?
  - Вианий, это самое прекрасное утро в моей жизни после того, когда я впервые встретила тебя здесь у ручья. Неужели, Богиня услышала мои молитвы, и наши чувства вот-вот будут освящены законным браком? - лицо юной графини светилось от счастья.
  - Да, любовь моя, ты мой луч света, ты заполнила собой ту пропасть, что зияла в моей душе после смерти супруги, став моим спасением. Ты будешь верной спутницей и преданным другом для меня, хорошей матерью для маленькой Роззи и наших будущих детей, - он легко подхватил девушку и закружил.
  Бант развязался, и волосы рассыпались по плечам юной графини. Мужчина аккуратно опустил ее на землю и уткнулся в мягкие мягкие шоколадные локоны, вдыхая аромат.
  - Не хочу тебя отпускать. Хочу держать в объятиях вечно.
  - И я не хочу расставаться с тобой, но нужно вернуться в поместье до завтрака, бабушка будет волноваться.
  - Что ж тогда пойдём, соберём твой букет, - улыбнувшись, он взял ее за руку и свистнул псу.
  Солнце золотило кроны священных дубов, птицы заливались, приветствуя новый день, а в сердцах двоих влюблённых играла музыка счастья, одна музыка на двоих. И казалось, ничто не может омрачить этот прекрасный день освящённый самой Богиней.
  
  Юная графиня только закончила ухаживать за своим садиком и поднялась на просторную террасу, куда служанка уже помогла выйти и расположиться в удобном кресле вдовствующей маркизе Морель - сухонькой старушке с аристократическими чертами лица, плохо передвигающейся из-за болезни ног.
  - Бабушка, доброе утро, - Виктория поцеловала старушку в щеку. - Взгляни только, какой яркий букет я собрала сегодня, - она указала на пузатую вазу прозрачного стекла, в которой красовались полевые цветы. - Не находишь, что порой простое и знакомое намного гармоничнее вписывается в пространство, чем утонченное и редкое?
  - Ох, Викки, ты всегда с самого детства была необычным ребёнком, со своим особенным взглядом на мир, - маркиза ласково посмотрела на внучку. - Наверное, потому Богиня не дала твоим родителям других детей, ведь такое чудо, как ты, могло быть только в единственном экземпляре.
  - А я жалею, что у меня нет сестёр или братьев, - вздохнула юная графиня, облокотившись на перила террасы, - намного веселее жить, когда есть с кем вместе гулять, играть, делиться секретами.
  - А как же твоя кузина Бэллия, ведь вы лучшие подруги?
  - Да, конечно, - спохватилась Виктория, - у меня есть моя дорогая Бэлли, если б не она, мое детство и юность прошли бы чересчур скучно. Но этим летом она не приедет к нам в поместье, бабушка.
  - Отчего же? - удивилась старушка, - мы всегда рады видеть членов семьи Ланжелан в нашем доме. И Бэллия, и Шарлоттия мне как внучки.
  - Бабушка, ты, верно, забыла! - всплеснула руками девушка, - в этом году Бэлли выходит замуж за Фреда, с которым они помолвлены с детства. И это лето она проведёт в загородном поместье Фаберов, где будет общаться с женихом и его родителями и готовиться к торжеству.
  - Ах, Фредерик - этот милый воспитанный юноша, сын графа Фабера, конечно я помню его. Так они с Бэллией поженятся?
  - Да, уже этой зимой, - радостно сообщила Виктория, - это будет прекрасная свадьба, белоснежная и искрящаяся, как наши коэнрийские зимы, с весёлыми танцами и терпким горячим вином. Девушка закружилась по террасе, показывая, как зажигательно будет танцевать на свадьбе друзей.
  - Они будут хорошей парой, - согласилась старушка, с умилением глядя на внучку, - но мне бы хотелось дождаться и твоей свадьбы, Викки. Когда уже на пороге нашего дома появится тот смелый рыцарь, который попросит твоей руки?
  - Скоро, бабушка, совсем скоро, вот увидишь, - прекратив танцевать, девушка присела у ног маркизы, положив голову на ее колени. - Он понравится тебе, очень-очень. Потому что он будет самым лучшим супругом на свете.
  - Конечно, дорогая, ты достойна самого лучшего, - старушка погладила внучку по голове.
  В дверях появилась служанка:
  - Миледи, в поместье прибыла дорожная карета с гербом Ланжеланов.
  - Кузина? Но как же? А Фаберы? - удивилась Виктория и, отряхнув юбку, подошла к перилам, вглядываясь в подъехавшую карету. - Может быть, к нам отправили маленькую Шарлотту? - гадала она вслух.
  Дверца кареты тем временем отворилась, и слуга подал руку молодой стройной шатенке с кудрявыми волосами и острым носом, делавшим ее похожей на птицу. Девушка подняла глаза вверх и, заметив подругу, приветливо помахала ей рукой в ажурной перчатке.
  - Бэлли, - воскликнула юная графиня, и на ходу бросив бабушке, - это кузина Бэлли приехала,- стуча каблучками, помчалась вниз по лестнице навстречу подруге, чтобы заключить ее в объятия.
  Кузина Бэллия отказалась от завтрака, сославшись на усталость после долгой дороги, и выразив своё уважение маркизе Сильвии, поднялась в отведённые ей гостевые покои. Виктория хотела было проводить подругу и обо всем ее подробно расспросить, но бабушка настойчиво попросила позавтракать с ней и не мешать гостье отдыхать.
  После чаепития, девушка не выдержала, и потихоньку пробравшись к комнате кузины, постучала в дверь.
  - Бэлли, это я, можно войти?
  С той стороны двери послышалось шуршание, цокание каблучков, и наконец, ключ в замке повернулся.
  - Заходи, - на пороге стояла кузина в накинутом наскоро легком домашнем платье.
  Виктория проскользнула внутрь и присела на край кровати. Бэллия расположилась рядом.
  - Соскучилась? - подмигнула она. - Иначе чем объяснить твое настойчивое желание лишить меня сладкого сна после дороги?
  - Прости, прости, - извинилась Виктория, - конечно же, я очень рада твоему приезду, но мне не терпелось узнать, почему ты приехала. Ведь в своём последнем письме ты говорила о том, что это лето проведёшь со своим женихом в предсвадебных хлопотах.
  - Ах, это, - Бэллия встала и отошла к окну. - Свадьбы не будет, на прошлой неделе мои родители расторгли нашу с Фредериком помолвку. - На миг ее лицо омрачилось, но тут же взяв себя в руки, она натянуто улыбнулась, - Но это и к лучшему.
  - Как же так? Почему? Что ты такое говоришь, Бэлли? - Виктория подбежала к кузине, схватив ее за плечи. - А как же Фред? Мы все знаем друг друга с детства. Что произошло? Вы поссорились?
  Подруга молчала. Юная графиня заходила по комнате, судорожно размышляя вслух:
  - Наверное, ещё не поздно все вернуть, восстановить помолвку. Я поговорю с Фредом. Я сейчас же напишу ему. Он любит тебя...
  - Но кто тебе сказал, что я люблю Фредерика Фабера? - Бэллия подошла сзади и положила руки на плечи подруги, остановив хаотичное перемещение по комнате.
  - Но как же? Я видела, я знаю, - резко развернувшись, Виктория взяла лицо кузины в ладони и внимательно посмотрела в глаза. - Я вижу. Ты не хочешь этого признавать, но тебе больно. Зачем ты скрываешь свои истинные чувства от меня? Разве ты забыла, что я вижу тебя насквозь, Бэлли. Лучше присядем, расскажи мне все, и мы обязательно придумаем что-нибудь, мы обязательно вернём все назад.
  - Глупышка, Викки, - печально улыбнулась собеседница, и, подойдя к кровати, легла на спину, разглядывая лепнину на потолке, - а вот если, скажем, не нужно ничего возвращать? Если все, что произошло - правильно.
  - Но как же Фред? - Виктория легла рядом, по примеру подруги, уставившись в потолок.
  - А что Фред? Он, конечно, немного погрустит, но, в конце концов, смирится и женится на Шарлотте.
  - Твоей младшей сестре? - Виктория с удивлением повернулась на кузину. - Но ей только девять лет.
  - Восемь с половиной, если быть точной, - невозмутимо ответила подруга, все также к интересом рассматривая потолок. - Помолвка Фреда с Шарлоттой, помогла нашим семьям не оказаться на грани войны, после разрыва моих обязательств. Так что, подождёт. В конце концов, Фредерик ещё молод, он вполне может подождать супругу лет семь - восемь, а вот вдовствующий монарх не будет ждать и года. - Она наконец-то повернула голову к Виктории и хитро подмигнула.
  - О чем ты говоришь? - недоуменно захлопала ресницами девушка, хотя что-то внутри неё уже подсказывало ответ, и комок уже был готов подкатить к горлу.
  - А вот и сюрприз, - Бэллия резко встала с кровати и, изящно накинув на голову легкий шарф, театрально объявила, - позвольте представить вашему вниманию леди Бэллию маркизу Ланжелан, официальную претендентку на руку и сердце короля Коэнрия.
  Внутри Виктории все оборвалось, она с трудом сдерживалась, чтобы не выдать сновавшие в голове мысли. Кузина расторгла помолвку с любимым ради короны, она радуется тому, что включена в число пяти претенденток, растоптала чувства в угоду счастливому шансу стать королевой. Но ведь всему этому не суждено сбыться. И Виктория точно знает это. Вианий не выберет кузину Бэлли и никакую другую девушку, потому что его сердце принадлежит ей, Виктории Морель! И она, зная все это, никому ничего не может сказать. А потом уже будет слишком поздно. После отказа короля, Фред не примет кузину обратно, он слишком гордый, как все Фаберы. И Бэлли выйдет замуж за кого-то в спешке, не получив в мужья ни короля, ни любимого человека.
  - Эй, Викки, ты что застыла как каменная? В шоке от моей новости? - засмеялась кузина. - Так и знала, что произведу на тебя неизгладимое впечатление. Это ещё хорошо, что ты сидишь, иначе б рухнула на пол. Ты только представь - твоя любимая кузина станет полноправной королевой всего Коэнрия, а мои дети получат законное право на трон. Или ты не рада за меня?
  - Нет, что ты, рада, конечно. Это шанс. Но ведь есть другие претендентки.
  - Я все узнала, - подруга присела рядом, взяв холодные ладони Виктории в свои, и деловито пояснила, - трое мне вообще не чета, по положению да, но внешность и ум оставляют желать лучшего. Пятую пока не удалось узнать, но уверена, что я обойду ее. По красоте и образованности со мной можешь сравниться только ты, кузина, но ведь ты не заявлена как претендентка?
  Виктория помотала головой.
  - Впрочем, твой статус не даёт тебе такого права. Все-таки ваша семья расположена дальше от короны, и включение тебя в список претенденток потребовало бы специального разрешения Совета. Но тогда ты бы точно была в курсе и поделилась бы со мной?
  - Конечно, Бэлли, - неуверенно пролепетала юная графиня.
  - Так, что можно сказать рука и сердце короля Октавиания, а также корона Коэнрия у меня в кармане.
  - Ты встречалась с ним? - робко прервала восторженную речь подруги Виктория.
  - С кем? - удивилась кузина.
  - С королем.
  - Ну, я была ему представлена как-то на приёме, и даже говорила что-то официальное при встрече, - наморщила лоб девушка, силясь вспомнить.
  - Он хотя бы нравится тебе? - не унималась Виктория.
  - Ну, он не так молод, как Фред, но не лишен мужского обаяния. Но даже будь он старым и уродливым, Викки, это не имело бы никакого значения, потому что у него есть главное - он король огромной сильной страны.
  - Разве это главное для счастливого брака? - пожала плечами графиня. Внутри неё жар сменялся холодом, а слова давались с трудом.
  - Ты и в самом деле такая глупышка Викки, если не понимаешь, что для счастья важно положение. Выйдя замуж за Фабера, я не улучшила бы свой статус в высшем свете, хотя возможно, получила бы более молодого и красивого мужа. Став женой короля Октавиания, я поднимусь над всеми вами и обеспечу будущее своим детям.
  - Да, конечно, Бэлли, наверное, ты права.
  - Но насчёт встречи с королем, ты это верно заметила, я должна познакомиться с ним ближе в неофициальной обстановке до представления претенденток в столице, - маркиза подмигнула подруге, - и ваше загородное поместье как нельзя кстати расположено так близко от летней резиденции короля. Говорят, сам Октавианий часто бывает на охоте в этих краях, и порой прогуливается без охраны вблизи Священной Рощи. Ты ни разу не видела его там, дорогая? Ведь ты каждое утро молишься там Богине.
  Виктория помотала головой.
  - Ну, это же ты, - махнула рукой Беллия, - вся в своих мыслях, куда уж тебе заметить короля. Но я уж своего шанса не упущу, поверь. За это лето мне нужно получить расположение монарха, чтобы прочно занять место первой претендентки. Ты, кажется, бледна, кузина, и руки такие холодные, - маркиза, отвлекшись от своих далеко идущих планов, внимательно посмотрела на собеседницу.
  - Да, наверное, что-то мне нехорошо, нужно отдохнуть, - Виктория встала и направилась к двери, - Увидимся вечером, дорогая, - улыбнулась она через силу на прощание.
  - Завидует, даже скрыть не смогла, а ещё подругой называется, - заключила Бэллия, фыркнув вслед захлопнутой двери, и с наслаждением упала на мягкую кровать.
  
  Выбежав за пределы поместья, Виктория направилась прямиком к священной роще. Бежала, не глядя под ноги, цепляясь за траву и колючки подолом юбки. В глазах стояла пелена от непрекращающихся слез. Дальше через ручей и к древнему лесу, не останавливаясь ни на секунду, не обращая внимания на ветки, хлеставшие по лицу, на оставленную где-то ленту и растрепавшиеся волосы, порванное колючками легкое платье. Споткнувшись о корень, упала, поранив коленку и руку. Кое-как доковыляла до ближайшего дерева и села, прислонившись к нему спиной, закрыв лицо руками, задыхаясь от слез и бессилия. Одна в лесу, наедине с бешено метавшимися в голове мыслями, с сотнями вопросов без единого ответа.
  День, начавшийся так хорошо, был разбит и уничтожен свалившимися как снег на голову новостями. Что же делать?
  Существо невысокого роста, полностью завернутое в чёрное, подошло к дереву и село рядом с девушкой, издав странные звуки, похожие одновременно на скрежет ржавого железа, стрекотание цикад и щебет птиц. Но юная графиня вполне отчётливо услышала во всем этом знакомую речь:
  - Приветствую тебя, Виктория.
  Девушка, поспешно пригладив волосы и вытерев глаза, поклонилась странному существу:
  - Мое почтение, Верховный шаман тролляриев.
  - Вижу, глаза твои полны слез были. Троллярии сожалеют. Но мы предупреждали - каждое решение имеет последствия, каждый шаг меняет твой путь. Ты знала это.
  - Я понимаю, Великий шаман, - кивнула графиня.
  - Согласие дала ты по пути чародейства пойти, не принуждали тебя мы, хотя для нас ты - надежда единственная домой вернуться. Но выбор твой - это твой выбор только. Ты помочь согласилась народу нашему, благодарны мы. Учим тебя мастерству нашему, чтобы была ты готова, когда день настанет.
  - Великий шаман, я благодарна вам за то, чему вы меня научили, какой невероятный мир открылся передо мной после инициации... но... тогда я не знала, что встречу Виана, что он предложит мне стать его королевой, что мое молчание будет предательством лучшей подруги...
  Шаман коснулся крючковатым пальцем губ девушки, призывая замолчать:
  - Слушай, Виктория, мудрости старших внимай. Оставь метания и выбор сделай. Тобой дорожим мы, но выбор делать не вправе за тебя, не вправе запретить шаг сделать. Ты остаться незамеченной могла у ручья в тот день, мимо прошёл бы мужчина, притяжения не было бы, слез не было бы этих сейчас. Но захотела ты, тебя увидел он, случилось притяжение, снова перед выбором сейчас ты.
  - Наши законы запрещают носителям короны быть чародеями. Смогу ли я скрыть это, выйдя замуж за Виана? Должна ли буду открыть тайну ему? Как мне поступить с кузиной Бэллией? Как предупредить ее, не раскрыв секрета?
  - Подумай, но помни, Виктория, не забывай, каждое решение последствия имеет, шаг каждый меняет путь твой. Потерями приобретения обернутся, притяжение одного оттолкнёт другого от тебя, скрытое однажды явным станет. Ничто не возникает ниоткуда и не исчезает в никуда, - Шаман многозначительно поднял крючковатую руку вверх, -Виктория поможет народу тролляриев? Обещание будет сдержано?
  - Да, конечно, Великий Шаман, я сдержу слово, я сделаю все, что будет в моих силах, независимо от того, какими обязательствами буду связана на тот момент. Я клянусь, - горячо ответила девушка, приложив руку к сердцу.
  На лице троллярия серьёзность сменилась тёплой улыбкой, если это можно было назвать улыбкой. Он положил свою руку на руку юной графини.
  - Клятва всего лишь звук, но я слышу твоё сердце, оно говорит: 'Виктория верна народу тролляриев'. Тебя защитим мы, даже если шаг, тобой сделанный, не туда приведёт. Но не можем мы верного пути подсказать тебе, его только ты знаешь. Слушай сердце своё, оно у тебя чистое, все ответы знает оно.
  - Я постараюсь, Великий Шаман, - улыбнулась в ответ девушка.
  За спиной раздался хруст ломающихся веток, заставивший ее обернуться.
  - Сердце слушай, Виктория, - слова шамана как прощание прозвучали в голове юной графини, а на том месте, где только что был странный собеседник, валялись лишь сухие листья и пара еловых шишек.
  А на поляну выскочил знакомый охотничий пёс и бросился на Викторию с радостным визгом, готовый облизать ее с головы до ног. Следом из-за кустов появился король Октавианий, слегка запыхавшийся.
  - Наконец-то, мы с Верным нашли тебя. Ну, ты и бегаешь! Как лань. Еле догнали и отыскали,- он помог девушке подняться и отряхнуться. - Что произошло? Куда ты так бежала, сломя голову, даже не заметив нас? Почему ты в слезах, а платье порвано? Тебя кто-то обидел? - он прижал ее к себе.
  - Все, хорошо, любовь моя, уже все хорошо, - Виктория привстала на цыпочки и поцеловала мужчину. Так подсказывало ей ее сердце.
  
  Вернувшись в поместье, и наскоро приведя себя в порядок, Виктория вышла на террасу и застала кузину удобно расположившейся за плетёным столиком. Тёплый ветерок играл с зеленой лентой в волосах Бэллии, шаловливо приподнимал оборки белого газового платья. При виде родственницы, маркиза отложила в сторону перо и закрыла перетянутую зелёным атласом книжечку, в которую только что делала какие-то записи каллиграфическим почерком.
  - Ну, наконец-то, кузина, - покачала она головой, - разве тебе не говорили, что просто неприлично оставлять гостью совсем одну? А если я пожалуюсь бабушке? - она шутливо погрозила пальцем и рассмеялась.
  - Сестрица... Бэлли... - от волнения Виктория не знала, куда деть руки, а потому судорожно крутила позолоченную застёжку поясной сумочки.
  - Заметив волнение девушки, Бэллия встала и подошла ближе, взяв дрожащие руки Виктории в свои.
  - Ты дрожишь и вся ледяная, что случилось, дорогая?
  - Я... мне... нужно тебе кое-что рассказать, - кое-как справившись с волнением, произнесла Виктория.
  - Конечно, давай присядем, - согласилась Бэллия и, не отпуская руки, подвела девушку к плетёному дивану.
  - Бэлли... ты близкий мне человек, я не могу скрывать от тебя то, что сейчас скажу, не могу, хотя и раскрывая тайну, я подвергаю опасности и себя, и другого дорогого мне человека. Но ты должна знать, чтобы исправить то, что ещё можно исправить, чтобы не было слишком поздно... - голос девушки дрожал, каждое слово давалось с трудом.
  - Богиня, да что же произошло, дорогая? Не тяни, говори,- воскликнула маркиза.
  - Бэлли, ты должна отказаться от права быть королевской претенденткой. Отказаться и поехать к Фреду, ещё не слишком поздно, он любит тебя, а потому поймёт и простит. Вас ждёт долгая счастливая жизнь, дети, внуки.
  - Да что ж это такое, Викки! - кузина сверкнула глазами, отдёрнула руку и резко встала, отойдя к перилам. - Я уж невесть что подумала, а ты все о своём талдычишь. 'Вернись к Фреду, живите в мире согласии', - передразнила она Викторию. - Да что ты понимаешь во всем этом? Что ты знаешь о любви? Мне выпал такой шанс, это моя судьба стать королевой.
  - А если король предпочтет тебе другую претендентку, об этом ты не думала?
  - С чего бы это вдруг? Я красива, умна, у меня безупречное воспитание, я наследница одного из древнейших родов. Другие претендентки мне не чета, - фыркнула маркиза.
  - А если дело не в красоте, уме, образовании и родословной? - не унималась Виктория.
  - А в чем же еще?
  - В любви, например...
  - Постой, ты говорила про тайну... - наморщила лоб маркиза, - Уж не об этом ли ты хотела мне рассказать, сестрица? Подсев к девушке, она вновь сжала ее холодные руки в своих и понизила голос. - То есть тебе стало известно, что наш король уже влюблён в какую-то из претенденток?
  Виктория кивнула.
  - Вот незадача, это усложняет дело, - недовольно скривила губы Бэллия. - Но это достоверно? Не пустые слухи? Ты уверена в том, что говоришь? Виктория вновь кивнула в ответ.
  - Вот мерзавка, - прошипела маркиза, - опередила меня, обскакала.
  - Ну, зачем ты так, кузина? Она ничего не планировала специально, это просто случай, просто стечение обстоятельств, судьба...
  - А что ты ее так защищаешь? - возмутилась Бэллия, - можно подумать какая-то неизвестная пронырливая девица тебе дороже сестры.
  - Не говори так, - покачала головой Викки, - и не нужно возводить напраслину на людей. Эта любовь, что возникла между мужчиной и женщиной, и никто ни в чем не виноват.
  - Ой, тебе-то, откуда знать, - отмахнулась маркиза и вновь отошла к перилам, устремив взор в зеленеющий сад.
  - Потому что эта девушка... я... - тихо ответила Виктория.
  В воздухе повисло молчание. Бэллия ответила не сразу, несколько минут она так и стояла спиной к кузине, а когда повернулась, на лице у неё сияла счастливая улыбка. Сложно было представить, что улыбка эта далась ей с большим трудом.
  - Ах, кузина, ну что же ты сразу не сказала? - защебетала она и, подбежав к сестре, потянула ее за собой и закружила, весело смеясь.
  - Это же такая прекрасная новость, как ты вообще могла молчать об этом так долго? Моя сестричка и король Коэнрия, подумать только.
  - Ты не сердишься, Бэлли, правда? Ведь ты сама хотела...
  - Что ты что ты, дорогая, я так рада за тебя, но какая же ты все-таки, кто бы мог подумать, что наша тихоня и захомутает такого жениха, - маркиза ущипнула кузину за щечку.
  - Расскажи мне все по порядку, как вы познакомились, как все случилось, - она заговорщически подмигнула.
  - Ой, ничего такого, мы просто встретились в роще, разговорились, я даже не поняла сразу кто он, - Виктория ликовала, с сердца упал тяжёлый камень, как правильно, что она решила открыться кузине, какое счастье, что Бэллия не рассердилась, а порадовалась за них с Вианием.
  Девушки проболтали допоздна, никак не могли разойтись по комнатам. А утром попрощавшись с бабушкой, горячо поцеловав в щеку Викторию, Бэллия села в карету и уехала. До поворота она махала из окошка батистовым платочком провожающим и лишь когда поместье Морелей скрылось из вида, маркиза позволила себе наконец-то снять личину дружелюбия.
  - Виктория, ты ядовитая змея, которую я пригрела у себя на груди, - прошипела она себе под нос, - но погоди, ты ещё пожалеешь обо всем этом, ты ещё ответишь за то, что перешла мне дорогу. А я ещё стану королевой Коэнрия, это мой путь, а не твой, кузина.
  
  
   3
  Следующим вечером нам с младшей принцессой все-таки удалось встретиться в парке для совместной конной прогулки. Давненько я не навещала Тень. Совсем забросила лошадку, скинув заботу о любимице на княжеских конюхов. Как она там без меня?
  Прогулочным шагом мы с Лидией двигались по направлению к конюшням. Первое, что мне пришло в голову при взгляде на подругу, это то, что пока я сидела за словарями, она получше познакомилась со своим женихом. Лидия сияла таким внутренним светом, как будто случилось что-то замечательное. А мне стало совестно, что во время поездки в Катарица я так и не расспросила ее о той встрече и о впечатлении, произведенном принцем Валенсием. Девушка выглядела не просто радостной, а совершенно счастливой.
  - Ты сверкаешь счастьем.
  Принцесса загадочно и смущенно улыбнулась и я еще больше уверилась в своем предположении.
  - Все-таки первое впечатление тебя обмануло и он не так плох, как тебе показалось? - улыбнулась я, обрадовавшись за Лидию. - Прекрасно, что жених тебе понравился.
  - Жених? - удивилась Лидия.
  - Так ты вся светишься. Я подумала, что ты влюбилась в принца, поэтому так рада, я ошиблась? Что еще могло случиться такого прекрасного...
  - Ах, да, случилось, - лицо принцессы снова осветилось радостью, - очень прекрасное... но я не могу рассказать. Я обещала...
  - Ты не хочешь говорить о принце Валенсии? - я тут же прокляла свою бестактность, увидев растерянное лицо подруги. Наверное, девушка еще сама не разобралась в своих чувствах. Я же не рассказываю ей о том, как я отношусь к... нему. А тут полезла в душу со своими предположениями.
  - Причем тут принц? - Лидия выглядела сбитой с толку.
  - Прости. Не хочешь, не рассказывай, - покаялась я. - Тогда я расскажу свои новости. Промучившись два дня за расшифровкой, я отвезла нашу рукопись специалисту. Господин Полесских обещал вернуть ее через неделю. Как раз перед свадьбой.
  - Эх, а я хотела попросить тебя взглянуть на нее еще раз, - задумчиво протянула принцесса. - Леся, мы должны туда вернуться. В то поместье.
  - Ты с ума сошла! - ужаснулась я. - Не представляю, под каким предлогом... да и зачем? Я убрала ключ в шкатулку и твердо решила больше не использовать. Совсем.
  - Леся, это очень нужно. Правда, - Лидия порывисто схватила меня за руку и заговорила горячо и торопливо, - это просто необходимо! Я не могу рассказать тебе почему, но мы обязательно должны побывать в том склепе еще раз! Мы залезли туда случайно, но это была рука судьбы, не иначе! Мы просто не знали, что искать там. Теперь я знаю. Мы должны вернуться! И побыстрее!
  - Погоди, откуда ты знаешь, что там искать и почему вдруг такая необходимость? - я не узнавала подругу. Нет, она, конечно, всегда была рада поучаствовать в любой авантюре, но в этот раз ее желание приключений было какое-то не такое. - Лия, но как ты себе это представляешь? Под каким предлогом я снова напрошусь в гости к Илларии? Мы так поспешно уехали в прошлый раз, не остались, как нас ни задерживали на обед. Да и потом, когда я еще ее увижу, она же в поместье и неизвестно, когда приедет в столицу, а тебе нужно срочно.
  - Как раз это не препятствие, - Лидия немного успокоилась и говорила рассудительно, - нас же приглашали на обед, и вообще всячески задерживали. Вот мы и приедем сами, без приглашения. Я скажу, что мне очень понравилось, и я прониклась радушным приемом, и вообще мы библиотеку не осмотрели. Так что, как только выдалось время, сразу и поехали... Ой, да найду, что сказать. В конце концов, я принцесса и гостья. Могут же у меня быть небольшие капризы? Баронесса только счастлива будет.
  - Ну да, и заподозрит неладное. А потом ночью проследит за нашей вылазкой в склеп, - скептически произнесла я, поддев ногой камешек на дорожке, отщелкнув его в полет на газон носком сапожка. - Что мы тогда скажем? Как будем объяснять свои поступки?
  - Не заподозрит! Леся, ты не понимаешь, это просто необходимо.
  - Нет, - Я старалась говорить, как можно тверже, - об этом не может быть и речи! Это невозможно. Леди Аста сразу поймет, зачем нам ехать к Илларии и даже из города не выпустит. Ты забыла уже, что она нас с того склепа чуть не за шкирку вытащила? Позорище. Мне до сих пор стыдно.
  - А мне нет, - упрямо тряхнула кудрями подруга. - Это леди телохранительнице должно быть стыдно, что она отчитывала коэнрийскую принцессу, как девчонку с кухни.
  - Она имела право нас отругать... - вступилась я за наемницу, недоуменно глянув на принцессу, - наша безопасность - ее работа. Мне казалось, ты понимаешь...
  - Тогда да, это было простое озорство с нашей стороны, а сейчас это действительно важно! Пойми, Леся, я не могу тебе открыть причину, это не мой секрет, но сейчас я знаю, зачем мы должны вернуться в Катарица и знаю, что искать! Ты мне совсем не веришь? - Лидия часто заморгала и отвела взгляд, как будто пытаясь сдержать слезы. - От сведений, которые мы должны получить, зависит благополучие дорогого мне человека.
  - Лидия, - я, растерявшись от такого напора, положила руку принцессе на плечо, - если тебе это так важно... Но как ты себе это представляешь...
  - Я тебя уверяю, дель Рей не станет возражать, - зачастила Лидия, воспрянув от моего неуверенного тона.
  - Учти, я совершенно не умею лгать.
  - О, не беспокойся, я тоже против лжи, но я знаю, как ее уговорить, почти не солгав. Она даже проводит и поможет нам, - Лидия, сломив мое сопротивление, снова сияла. - Главное, не противоречь мне. Идем скорее, мы же собирались на прогулку? Конюх заждался.
  
  
  За обеденным столом Лидия щебетала, не умолкая ни на минуту, о нарядах, дворцовых развлечениях и своих впечатлениях об эдельвийском дворе и его обитателях.
  - А вот кавалер Мюррей, у него такие смешные манеры, он напускает на себя такую важность, как будто является первым красавцем княжества...
  Богиня! Я провела при эдельвийском дворе почти год, но так и не вспомнила, кто такой этот кавалер Мюррей. Как она запоминает всю эту чушь, о которой толкует слегка ошарашенной нашим внезапным визитом, но все равно радостной Илларии. Они и выглядят, как закадычные подружки, обсуждая придворных щеголей князя Густавия и светские сплетни. Рия, поначалу встретившая нас настороженно, оттаяла и с наслаждением включилась в эту вечную беседу ни о чем. Наверное, несмотря на браваду и независимый вид, баронессе не хватало дворцовой жизни в этой почти добровольной ссылке в сельской глуши. А тут настоящая чужеземная принцесса, гостья из сопредельного королевства, проявляет нескрываемый интерес к ней, Илларии Висент, и почти спрашивает совета, как у знатока светского общества Эдельвии.
  - Нет, вы не подумайте, что я осуждаю князя, он человек занятой, но распорядитель мог бы включить в праздничные увеселения побольше балов с танцами. Ой, простите, баронесса, вам не до танцев сейчас, но...
  Компаньонка Илларии сидела с видом мученицы, но внимательно и, стараясь быть незаметной, рассматривала нас с Лидией из-под ресниц. Наемница, как всегда, невозмутимо и уверенно орудовала ножом и вилкой, как будто всю жизнь проводила в светских гостиных за обедом. Я чувствовала себя дурой, впрочем, как всегда. Мучилась от неуверенности и от ложности предлога нашего визита, опасаясь, что наша непонятная миссия закончится громким скандалом. Похоже, не в своей тарелке ощущала себя только я, остальные явно находились на своем месте. 'Эх, Лесия, зачем только ты вылезла из своего Чернолесья? Все эти светские игры определенно не для тебя'.
  - Леся! - похоже, Рия уже не в первый раз окликала меня. - О чем задумалась? Или о ком? А ты что скажешь о Руазийских принцах? Я видела их один раз, но младший произвел недурное впечатление. Я считаю, что вам, Ваше Высочество, повезло. Он красавчик.
  - Я не настолько близко знакома с их высочествами, чтоб сложить свое мнение, - я неловко ушла от ответа.
  - Я не считаю, что самовлюбленного красавчика можно назвать таким уж везением, - скривила губки Лидия. - Возможно. Когда я узнаю его получше...
  - Ах, что вы, Лидия, - Рия широко распахнула зеленые глаза, - он мог бы оказаться старым или отвратительным.
  - Я не хочу обсуждать его Высочество принца Валенсия, - капризно надулась Лидия. - Лучше расскажите про библиотеку поместья.
  
  В этот раз мы прошли малый зал с книгами, который нам показывали в прошлое посещение, и Рия открыла следующую дверь. Библиотека впечатляла. У меня дыхание перехватило от ее величия.
  Таких старинных книг я не видела даже в дворцовых библиотеках. Огромное помещение внутри поместья, стеллажи с книгами со всех сторон на высоту двух этажей. Где-то высоко под потолком много небольших витражных окон, между которыми расположились световые кристаллы. Две лестницы, вели с двух сторон на второй ярус, галереей охватывающий все помещение. По центру зала массивные столы, к которым цепями прикованы огромные старинные фолианты в металлических окладах, инкрустированные драгоценными камнями и резьбой. Пересмотреть все мы бы не смогли даже за год, не то, что за несколько часов. Напротив входа мы не увидели стеллажей. Там, на каменной стене высотой в три этажа красовалось изображение дракона, свернувшегося вокруг башни, очень напомнившее мне некий подсвечник. Мы замерли очарованные.
  - Герб Катарица, - пояснила Иллария. - Наверное, как владелица поместья, я могу его присвоить. Вот выйду замуж за советника, князь обещал ему титул в качестве подарка. Почему бы советнику Лионскому не взять титул графа Катарица? Графиня Катарица - как вам?
  Лидия выразила свое восхищение идеей, я же в очередной раз поразилась амбициям баронессы. Вспомнился холодный взгляд лорда Виллемия на невесту, и в очередной раз испытала укол жалости. А ведь его взгляд умеет быть и иным, я видела его, обращенный на другую женщину. Чтоб не думать о грустном, прошла к фолиантам, с трепетом пробежала пальцами по корешкам книг.
  - Здесь наверняка есть книги о драконах? С такой-то историей поместья...
  - Да, кажется, вон в том шкафу, - Рия махнула рукой в сторону. - Если хочешь, посмотри, - великодушно разрешила она. - Я велю принести чаю.
  Дамы расположились на диванчике стоящим под гербом - в единственном месте, где не было стеллажей с книгами. Они пили чай и беседовали, я же перебирала пыльные переплеты, переворачивала хрупкие страницы, на некоторые из них, самые старые, были наложены заклинания от разрушения, как те, в склепе под драконом. Отголоски древних чар витали в этом зале. Как жаль, что нельзя изучить здесь все.
  
  Когда утомившиеся девушки позвали меня, оказалось, что прошло три часа и пора возвращаться к насущным делам. Я с сожалением рассталась с этой удивительной библиотекой, полной сокровищ. Бестолковый вечер, наполненный пустой болтовней, наконец-то все-таки закончился, мы снова заняли те же комнаты, что и в прошлый раз, и стали ждать пока поместье заснет, дабы совершить то, зачем приехали.
  Меня разбудила таналь Аста, слегка тряхнув за плечо:
  - Лесия. Вставайте, пора.
  - Минуточку, - я, стряхивая с себя сон, села на постели. Лидия, уже одетая, копалась в походной сумке.
  - А давайте-ка, ее Высочество лучше сходит со мной одна, - наемница с сомнением оглядела мою сонную физиономию, - вдвоем мы поднимем меньше шума, она отыщет свой фамильный перстень, и обернемся быстрее.
  'Прекрасное предложение, - усмехнулась я про себя, - жаль, невыполнимое'. Я бы с большей радостью осталась под теплым одеялком, чем тащилась в ночь по чужому парку с риском быть пойманной за руку.
  - Не получится, леди Аста, увы, - вздохнув, я стала натягивать штаны. - Для открывания двери нужно чародейство, а эти чары из нас троих сотворить могу только я.
  - Разве что баронессу попросим, - хихикнула в кулачок Лидия.
  - И ничего смешного! - строго взглянула на нее таналь. - Можно пойти вдвоем с вами, Лесия, а ее Высочество подождет нас тут. Заберем перстень и вернемся. Это будет еще проще. В случае каких-нибудь осложнений незачем впутывать Коэнрий.
  - Это невозможно! - разом растерявшая всю веселость принцесса мрачно взглянула на халанку. В ее взгляде ясно читалось: 'А еще лучше было бы сходить нам вдвоем без тебя!' Но она не посмела озвучить эту мысль, прекрасно понимая всю тщетность подобных надежд. Отвязаться от телохранительницы было нереально. - Мой перстень является старинным артефактом. Он зачарован на меня. Даже предположить не могу, что произойдет, если он попадет в чужие руки.
  - Что-то вы крутите, девушки, нутром чую, хоть и не могу понять, что именно. Ладно, идем, - смирилась наемница, - только тихо! И слушаться меня беспрекословно.
  В молчании мы вышли из комнаты, прошли по коридору и спустились на первый этаж черной лестницей, направляясь к выходу, как вдруг перед нами внезапно вспыхнул световой кристалл. Лидия, шедшая передо мной, отскочив к стене, замерла. Наемница плавно качнулась в развороте, незаметно принимая боевую стойку, а я глупо схватилась за горло, пытаясь унять выпрыгивающее со своего законного места, сердце.
  - Так-так, - и кто это у нас тут шастает по коридорам, аки тать в нощи?
  Я резко развернулась и увидела черноволосую компаньонку Илларии, с интересом разглядывающую нашу компанию.
  - И куда это вы направляетесь, позвольте спросить? Ночью. В чужом доме, - она с видом превосходства сложила на груди руки, приготовившись слушать наши оправдания.
  - Мы... - паника накрыла меня, я лихорадочно пыталась выдумать причину нашего нахождения в коридоре, - мы шли прогуляться перед сном... бессонница...
  - Что, у всех сразу? - слова девицы так и сочились иронией. Она выразительно глянула на небольшое окно в конце коридора, за которым моросил летний дождик. - Лучший способ заснуть - прогулка под дождем в незнакомом месте.
  - Довольно! - отмерла Лидия. - Бессонница у меня, мы шли в библиотеку, найти книгу, что приглянулась Лесе днем. В конце концов, я принцесса, а это моя свита, и они делают то, что я велю! Тогда, когда я велю!
  - Библиотека в другой стороне, Ваше Высочество ... - подняла брови компаньонка.
  - А я вам говорила, - усмехнулась леди Аста, - что библиотека в другом крыле здания, но вы и слушать не захотели!
  - Ну и что? Я дочь короля, а не топограф! - капризно надула губки Лидия. - Мне что, запрещено выходить из комнаты ночью? - надменно задрав подбородок, она переключила свое недовольство на так несвоевременно появившуюся компаньонку. - Мне об этом правиле никто не говорил. И разве я обязана стоять тут и оправдываться перед хозяйской прислугой, подобно мелкой воровке, пробравшейся на кухню? Меня в чем-то подозревают?
  - Нет, Ваше Высочество, разумеется, нет, - поклонилась девушка.
  - Ваше Высочество, совсем не нужно сердиться на девушку, она всего лишь выполняет свой долг, - наемница пыталась сгладить конфликт и усмирить предполагаемый гнев Лидии.
  Они разыграли этот спектакль, как будто репетировали его неоднократно, а не пытались выкрутиться из неловкой ситуации экспромтом. Одна я растерялась и не знала что сказать. Впрочем, в моих репликах сцена не нуждалась.
  - Я полагаю, леди... - дель Рей вопросительно взглянула на компаньонку.
  - Нэлла...
  - Леди Нэлла с радостью сопроводит нас в библиотеку, и наше маленькое приключение закончится благополучно.
  
  - Пожалуйста, вот библиотека, - компаньонка широким жестом указала на искомую дверь, к которой мы подошли довольно быстро и тихо, - проходите, выбирайте... лекарство от бессонницы...
  'И топайте восвояси. И побыстрее', - фраза так и повисла в воздухе невысказанным продолжением.
  В зале пахло пылью и старой кожей, каким-то неуловимым запахом старины. Ночью это ощущалось особенно остро. Леди Нэлла зашла последней, пропустив нас внутрь и прикрыв тяжелые двустворчатые двери. И что дальше? Возьмем какую-нибудь книгу и уйдем? И как потом выйти на улицу? Ждать еще? Я растерянно оглядывалась по сторонам, пытаясь что-нибудь придумать.
  - И какая же книга настолько привлекла ваше внимание, дорогие гости, что вам захотелось тайком забрать ее отсюда? - леди Нэлла насмешливо смотрела на нас. - Простите, но ваш лепет о бессоннице не внушает доверия.
  - Да как вы смеете... - задохнулась Лидия от праведного негодования, - вы...
  - Леди Нэлла, не стоит драматизировать, - на губах наемницы тоже змеилась насмешливая улыбка. Она резким взмахом руки призвала начавшую возмущаться Лидию к молчанию, и продолжила, - вы правы, бессонница только предлог. Днем я заметила одну интересную книжку и поделилась своим наблюдением с девочками. Ее высочество захотела ознакомиться с этим трудом. Мы не собирались ее похищать.
  - Тогда почему бы было не взять ее днем. Не думаю, что баронесса возражала бы, -компаньонка явно не торопилась оставлять нас в библиотеке одних.
  - О, это, как раз просто, - дель Рей снова усмехнулась, - произведение, заинтересовавшее ее высочество, несколько... эээ... фривольного характера. Очень остроумно и талантливо написанное, но юные девушки смущаются открыто демонстрировать свой интерес. Да и наставницы... эээ... не одобряют.
  - Что же за книгу вы ищете? - компаньонка заинтересованно повернулась к нам с Лидией.
  Я стояла у двери с глупым видом, пытаясь понять, что за игру ведет наша телохранительница. И каким же образом эта игра поможет нам выбраться из-под наблюдения леди Нэллы.
  - Вас это совершенно не касается! - надменный тон Лидии мог заморозить и смутить кого угодно. - Вы свое дело сделали, проводили нас, и можете быть свободны.
  - Возможно, я бы могла помочь вам с поисками, - непробиваемая компаньонка не дрогнула. Вкрадчивый тон ее слов раздражал ужасно, так же как и внимательный недоверчивый взгляд. - Правила приличия не позволяют мне оставить гостей одних.
  - Благодарю вас, но мы сами найдем то, что нам требуется, - тон Лидии источал холод.
  - Ничего не требуется искать, - леди Аста подошла к ближайшему стеллажу и взяла небольшой томик в цветной обложке.
  С моего места мне показалось, что книжка не выглядит сильно старой, весьма невзрачна на вид и вряд ли имеет большую ценность.
  - Что это? - рассмеялась компаньонка. - Вы пытались в ночи похитить скромный труд лорда Бэрри?
  - Не похитить, а ознакомиться, - я решительно подошла к телохранительнице, взяла из ее рук книгу и едва не уронила, взглянув на обложку.
  'Мое фривольное путешествие на Восток или Сладостные тайны гарема Великого хана Арамаи' Адамий Флори, лорд Берри. Сие было написано золотым витиеватым шрифтом на скромной обложке невзрачного бежевого цвета.
  Компаньонка хихикала, глядя на мое краснеющее от смущения лицо, когда я, открыв пару страниц и попав на гравюру с полуобнаженной девицей, поняла, что книжка явно не очень нравственного содержания.
  Пока леди Нэлла любовалась моим смущением, так же с интересом следя за реакцией на роман подошедшей ко мне Лидии, дель Рей отступила за кресло мешающей нам свидетельницы и резким движением прижала к ее шее какой-то предмет. Легкий щелчок, дымок окутал леди компаньонку и она расслабленно откинулась на спинку без чувств.
  - А теперь, девушки, бегом туда, куда собирались - таналь Аста вгляделась в лицо бессознательной дамы и строго взглянула на ошарашенных происшедшим, нас. - Увы, мне придется остаться здесь и приглядеть за нашей сопровождающей, но у вас есть где-то не больше часа, прежде, чем она придет в себя. Надеюсь, за это время никто не придет. Быстро забирайте ваш перстень или что там у вас, и возвращайтесь назад.
  - Что вы с ней сделали? - ужаснулась я. Мне стало жаль леди Нэллу, хоть она и мешала нашим планам.
  - Ничего с ней не станется. Скоро проснется. Все вопросы потом. Идите уже!
  Наемница быстро провела нас по коридору к черной лестнице и вернулась в библиотеку, караулить спящую, а мы вышли на улицу.
  Было тепло, но моросящий мелкий дождик, на который обратила наше внимание в коридоре компаньонка, уже закончился, хотя сырость висела в воздухе. Мы, молча и тихо, стараясь держаться в тени кустов, направились по знакомой дорожке в сторону парка. Там, мимо пруда с павильоном, по темным аллеям быстро добрались до знакомой полянки.
  На том месте, где в прошлый раз Иллария чарами убрала кусты, до сих пор темнел проход к строению с драконом. А если смотреть сквозь завесу чародейского зрения, пострадавшие растения не спешили обновляться и прорастать новыми побегами, что выглядело странно и пугающе. Я, было, остановилась приглядеться поближе, но Лидия торопила.
  - Идем скорее. Не стой, - она нетерпеливо дернула меня за рукав, - нам еще надо посмотреть, что там еще интересного внутри. И перекопировать надписи, а времени мало. Вдруг эта нахальная дама очнется раньше, чем предполагает леди Аста? Интересно, что она с ней сделала и как? Надо обязательно спросить.
  - Идем, - я с сожалением двинулась к свернувшемуся дракону, стараясь разглядеть вход взглядом неосведомленного человека. Нет, не зная, что искать, это было практически невозможно. Я облегченно вздохнула. Прийти бы сюда днем...
  Дверной проем открылся бесшумно, едва я приложила к выемке ключ, мы вошли под каменные своды. Все так же, как в прошлый раз, только пыли нет, что радовало несказанно. Подруга прошмыгнула вперед, торопясь к своей неведомой цели, я последовала за ней, еще раз оглядывая помещение.
  Все как мы оставили, уходя в прошлый раз. Никто внутрь не проникал и ничего не трогал. Почему-то меня это беспокоило. До нас сюда никто не заходил несколько столетий, мне хотелось бы, чтоб так же осталось и дальше.
  - Помоги откинуть крышку сундука, - Лидия прервала мои размышления о вечном.
  Я помогла подруге перерисовать все руны с сундука, и с алтарного камня посередине комнаты.
  - Может, все-таки возьмем с собой камень? - Лидия нежно поглаживала булыжник внутри сундука. - Мне кажется, что он важен.
  - Ты с ума сошла! - ужаснулась я, представив, как мы таскаем с собой эту тяжеленную каменюку. - Его ж поднять трудно, а ты хочешь его тайно с собой пронести.
  - Да... - Лидия с сожалением еще раз провела по камню ладошкой. - Потрогай, он стал теплым. И вообще, он такой... не знаю, как сказать... притягательный.
  - Да ну... это ты его согрела теплом руки, - я посмотрела на сундук, через призму чародейского транса, аура камня слегка светилась голубовато-зеленым светом, в прошлый раз вроде такого не было, или я не обратила внимания. - Давай, я попробую лучше запереть сундук обратно, как было?
  - Нет! Не надо... мне и так грустно от того, что мы уйдем и больше не вернемся, а он останется лежать тут...- Лидия в последний раз погладила камень и опустила крышку сундука. - Такое чувство, что он живой и одинокий...
  - Идем, Лидия, у нас мало времени, - мне не нравилось все это. А больше всего не нравилось то, что я совершенно не понимала происходящего. - Тут явно замешаны чары, а мы с тобой ничего не знаем ни об этом месте, ни о камне. И времени разбираться нет.
  Нехотя, подруга покинула комнату, я тянула ее все дальше на выход.
  
  Мы быстро и без приключений вернулись назад в библиотеку.
  - Ну как? Нашли, что искали? - телохранительница встретила нас в дверях.
  - Да, - Лидия гордо продемонстрировала старинный перстень с большим камнем.
  - Прекрасно, - таналь Аста отступила внутрь помещения, пропуская нас.
  - Как компаньонка? - я тревожно взглянула на полулежащую в кресле женщину. Она по-прежнему спала, как и во время нашего ухода.
  - Спит, - пожала плечами наемница, - да не переживай, Леся, вы быстро вернулись. У вас еще есть время, чтобы спокойно полистать книги.
  Я бы с большим удовольствием спокойно пошла спать, но что поделать, нужно было соблюдать правила игры.
  - Таналь Аста, вы расскажете, что все-таки сделали с ней? - принцесса не могла сдержать любопытства.
  - Да ничего особенного, леди Лидия, прикоснулась артефактным перстнем, и все, - телохранительница развела руками. - К сожалению, показать не смогу, - объяснила она, заметив, что любопытная Лидия готова требовать предъявить перстень, - последний заряд извела, и он рассыпался. - вы же видели поднявшийся дымок.
  - Ну, ничего, - утешила Лидия, - вернемся в Вейст, купим вам новый.
  Наемница тихонько рассмеялась.
  Принцесса недоуменно взглянула на нее.
  - Я ценю щедрое предложение, Ваше Высочество, но не стану ловить вас на слове. Такого рода вещи не так-то просто приобрести. И стоят они недешево, даже для коэнрийской принцессы, - пояснила она обиженной ее смехом Лидии.
  - Ну откуда-то вы его взяли...
  - Да, он мне достался в подарок за выполненную работу, - леди Аста погрустнела. - Того чародея уже нет в живых, а жаль...
  - У нас с Лесей есть много знакомых чародеев, да и она сама...
  - Лидия, я не смогу этого сделать, - вмешалась я, опередив телохранительницу. Уж понятие об артефакторике то мы учили в школе чародеев. - Этим занимаются барды.
  - Вот и прекрасно, милорд Кассий, даже если и откажет мне в небольшой просьбе, то Лесе отказать не сможет! - перебила меня Лидия, победно взглянув на таналь.
  - Кассий Кассальдор не берется за не свое дело, девушки. Он, скорее воин, нежели чародей, - вздохнула наемница. - Боюсь, что даже лорд Ханий не справится. Для такого сложного дела нужен опытный артефактор. Человек, посвятивший работе с этим свою жизнь и имеющий талант. Так что смиримся с тем, что есть.
  - Но...
  С кресла донесся слабый стон, и Лидии пришлось прервать препирательства на полуслове. Мы встревожено обступили кресло с приподнявшей голову компаньонкой.
  - С вами все в порядке? - дель Рей участливо склонилась над ней. В жизни бы не подумала, что телохранительница и является причиной дурного самочувствия леди Нэллы.
  - Что со мной случилось? - дама обвела нас мутным взором, приложив руку ко лбу.
  - Обморок. Возможно, из-за духоты, - таналь Аста протянула ей стакан с водой из графина, стоящего на единственном столике в библиотеке. - Не желаете? Ну и испугали вы нас.
  - Обморок? Чушь! У меня не бывает обмороков!
  - Вам виднее, - наемница пожала плечами. - Вы уж извините, но пришлось вас немного намочить. Мы пытались водой привести вас в чувство, но безуспешно.
  Компаньонка оглядела себя, поправила полурасстегнутый корсет и пригладила растрепавшуюся прическу. Я только обратила внимание на то, что платье ее было в беспорядке, как будто девушку приводили в чувство. 'Вот таналь, все предусмотрела!' - восхитилась я про себя. Как же мне хотелось быть похожей на наемницу. Всегда знать, что нужно делать в любой ситуации. Да и вести такой же образ жизни - быть свободной, бродить по миру и видеть новые места. Возможно, даже не одной, а с...
  - Все в порядке? - таналь убрала ненужный стакан. - Вас, может, проводить до вашей комнаты, леди Нэлла? Девочкам все-таки пора спать, мы и так задержались.
  - Нет, благодарю, я дойду сама, - компаньонка выглядела недовольной и мрачной. - Бессонница прошла?
  - О да, - елейно улыбнулась Лидия одной из своих невинных улыбок создания света. - Я чувствую, что 'Тайны гарема' помогут мне. Леся, не забудь захватить с собой книгу.
  
  Не знаю, помогли ли 'Тайны гарема' Лидии, а я...
  Я бежала запутанными коридорами незнакомого дворца. Слезы душили меня, и отчаяние вместе с бессилием бежали за мной по пятам...
  
  Танец был безупречен. Белые косы развевались за спиной, шелка, окутывающие гибкую фигурку, как и положено, опали, незаметно сброшенные ловкой рукой, оставив нежное женское тело в одной набедренной повязке. Но танцовщица не обольщалась - зритель, которому предназначалось все это действо, остался холоден и бесстрастен. Арусанг-бай будет недоволен.
  Этот гость не заинтересовался хозяйским угощением, хотя вежливо улыбался и даже похлопал в ладони, отдавая должное мастерству танцовщицы. Сердце его не зажглось и желание не согрело чресла. А вот она сама... нет, ее не охватило вожделение, но ностальгия и тоска сжимали ее сердечко в своих тисках. Ах, когда-то... когда-то... кости судьбы могли упасть иначе и иначе сложилась бы судьба. Этот человек много значил для нее когда-то... сам того не зная, он и сейчас не оставлял ее равнодушной.
  Коротко поклонившись, она выскользнула за дверь, уже зная: что бы ни хотел от нее халиф, это задание она выполнить не сможет. О, она помнила его юношей, почти мальчиком, еще тогда внутри него был стальной кремень, сейчас же... сейчас перед ней сидел мужчина, которым невозможно управлять с помощью обычных женских уловок. Она знала, когда ее желают, чувствовала такие вещи. Этого же человека, человека из своего прошлого, танцовщица ощущала всей кожей. Она прошла в комнату за приемной залой и еще раз взглянула на резкие, точеные черты гостя из-за шторы, разделяющей помещения.
  Разумеется, он изменился, столько времени прошло, но не до неузнаваемости. Когда он приезжал в прошлый раз, женщина не столкнулась с ним лицом к лицу, хвала Богине, он не узнал ее, как не узнал и в этот раз. Еще бы, она-то как раз изменилась до неузнаваемости! Практически стала другим человеком. В тот раз обошлось без нее... чего же хочет от нее халиф сейчас. Если бы просто танца, то не велел бы ждать его здесь.
  Мужчины о чем-то негромко беседовали, танцовщица, наверное, смогла бы услышать о чем, если бы сосредоточилась на их разговоре. Но видят небеса, она не могла! Слишком много эмоций, несбывшихся надежд и боли! В ней ожила та юная неловкая девушка, что с ужасом в сердце уезжала в неизвестность, как велел ей долг, оставив на дороге юношу с разбитым сердцем.
  Она настолько погрузилась в воспоминания, что не заметила, как мужчины разошлись, очнувшись от голоса Арусанг-бая за спиной:
  - Ну что, моя ядовитая Роза, готова ли ты исполнить свой долг?
  
  Она ответила халифу слабой улыбкой и поклоном, и ушла прочь. Шла, все ускоряя шаг, пока он не превратился в бег. Слуги, встреченные на пути, шарахались от нее.
  - Что с тобой, моя голубка? - пожилая рабыня встревожено квохтала вокруг, пока помогала принимать мне ванну и одеваться. - Ты какая-то встревоженная. Давай-ка сделаю успокаивающий массаж с новым розовым маслом?
  - Некогда, Айша, у меня срочное поручение халифа, - отмахнулась танцовщица, -поторопись.
  И вот теперь безумный бег по дворцу, как будто все демоны нижнего мира гнались за ней по пятам. 'Как могу я убить того, кто остался моим единственным другом в юности, когда все отвернулись от меня, того, кто когда-то мог стать смыслом моей жизни, но не стал... Хладнокровно подсыпать яд в вино... отказаться? Но халиф найдет того, кто сделает это без меня...'
  Она не знала что делать, на что решиться...
  
  Я вскрикнула и проснулась с колотящимся сердцем. Сон? Странный сон... Кассий, дворец, Восток...я, в теле неизвестной мне наложницы... Сон ли, или опять те полубредовые видения, что снились мне год назад? Ему грозит опасность? Его хотят убить? Но он же сейчас в Вейсте. Не далее, чем два дня назад я видела его во дворце, и он улыбнулся мне, проходя куда-то с лордом-казначеем. Он бы просто не успел добраться до восточных стран. Предупреждение о будущем? Или это не более чем бред, навеянный глупой книжкой про гарем, изъятой ночью из библиотеки Катарица?
  И если это не бред, то какая страна? Арамая? Башанг? Или что там еще есть дальше на Восток? К моему стыду для меня география заканчивалась где-то в пустынях Арамаи. Что там дальше, я понятия не имела.
  Или все-таки это ничего не значит. Я же не Бард, чтоб видеть вещие сны.
  В поместье стояла тишина. Лидия еще спала. Раннее утро. Можно продолжать спать, но я не могла. Я лежала, глядя в светлеющий потолок, ночные видения уже отступали, теряя остроту и краски.
  Я вспоминала книжку. Восток... гарем... Интересно, там и правда такие простые нравы, как пишет лорд Берри? Женщин действительно предлагают гостям на ночь? Они там такие же красивые и раскованные, как на гравюрах? Я тихонько встала и подошла к трюмо. Утреннего света уже было достаточно, чтобы разглядеть в зеркале мое встрепанное и помятое отражение. Мда... до гаремных гурий мне далеко. Длинный балахон ночной рубахи мало напоминал соблазнительные полупрозрачные наряды из книжки. Спутанные волосы стояли дыбом, а под глазами в предрассветных тенях явно просматривались роскошные синяки после неспокойной ночи. К-красотка, нечего сказать. Только мужчин соблазнять... Такую встретишь ночью на сеновале, вилами не отмахаешься.
  - Леся, - Лидия присела на постели, сонно жмурясь, - ты уже встала?
  Золотые локоны рассыпались по плечам, милое сонное личико ничуть не напоминало призрака ночных кошмаров, как мое отражение. Наверное, та экзотичная танцовщица из моего сна тоже с утра выглядит прекрасно, а не заспанным чучелом.
  Кассий частый гость на Востоке. Может, его там ожидает какая-нибудь прекрасная гурия, как в романе? Смотрел ли он на меня хоть раз взглядом мужчины? Я для него лишь дитя, выросшее на его глазах. Вон, Иллария - моя ровесница, а у нее уже у самой скоро будет ребенок. Как? Как заставить его понять, что я стала взрослой. Богиня! О чем я думаю! Нечего на ночь читать неприличные книжки, чтоб с утра не было дурацких мыслей!
  - Леся, ау!
  - Да, да... - я рассеянно перевела взгляд на подругу, безуспешно пытающуюся добиться моего внимания, - знаешь, Лидия, я хочу домой. А ты?
  - Так давай собираться, - рассмеялась принцесса. - Одеваемся и идем, растолкаем это сонное царство! Можно подумать, это они полночи не спали, а не мы.
  Утро вступило в свои права, разогнав ночные призраки и кошмары, но в суете сборов, прощания с Илларией и поездки, меня все равно не отпускало беспокойство. Когда наша карета остановилась у ступеней дворца, лакей распахнул дверцу и я, вслед за Лидией спустившись на мостовую, увидела знакомую фигуру Кассия, сбегавшего по ступеням к нам, только тогда холодный комок в груди растаял, и меня затопило чувство облегчения.
  - Девушки, куда вы пропали? - он был сердит, но склонился в придворном поклоне перед принцессой, потом, взял мою руку и сжал в своей горячей ладони, повернувшись к леди дель Рей. - Таналь Аста, где вы пропадаете, что ваших подопечных не могут найти?
  - Сопровождаю высокую гостью в ее визитах к новым знакомым, - учтиво поклонилась телохранительница. - Вашим приказанием было обеспечить защиту девушек, пока они развлекаются. Вот они, в целости и сохранности. Воспитывать ее Высочество не входило в мою задачу. - Голос халанки навевал мысли о северных морозах. Она явно не привыкла к тому, чтоб ее кто-либо отчитывал.
  Я, в то время как моя ладонь грелась в объятии пальцев Кассия, совсем ошалела от счастья и растеряла все слова, просто наслаждаясь прикосновением.
  - Прошу прощения, таналь, это действительно не ваша вина, - смягчился бард.
  - Попробовал бы ты сам повоспитывать ее неугомонное высочество, - едва слышно пробормотала телохранительница и отступила в сторону.
  Кассий усмехнулся и, не выпуская из руки мою ладонь, широким жестом другой, предложил Лидии следовать впереди себя.
  - Ваше Высочество, нужно как-то внимательнее относиться к людям. Все с ног сбились, разыскивая вас по дворцу и окрестностям, ваша сестра беспокоится и места себе не находит, - продолжил он, сменив гнев на тон учтивого упрека, - гофмейстерина на грани нервного срыва, а камеристки в полной истерике с самого утра.
  - Да что случилось то? - Лидия недоуменно подняла на него обеспокоенный взгляд. - Мы и раньше исследовали окрестности и никакой паники и прочих истерик это не вызывало. Случилось что-то плохое?
  - Ничего плохого. Просто внезапно немного определились планы на предстоящую свадьбу, - Кассий вел меня чуть позади Лидии, за нами следовала откуда-то набежавшая толпа придворных. - Князь вернулся из поездки, и свадьба назначена на послезавтра. А вас со вчерашнего дня никто не может найти и никто не знает, куда вы подевались.
  - Ах, - едва слышно воскликнула принцесса, - послезавтра? Но... нужно провести последние приготовления и примерки, еще столько дел...
  - Дитя мое! - гофмейстерина Элозия подлетела к Лидии, как парусник, гонимый ветром, покачивая плюмажем из перьев на шляпке. - Богиня, на кого вы похожи, Ваше Высочество! Что за вид! А вечером прием. Анелия, Агнесс и ты, как тебя... срочно готовьте ванную с эссенцией из той розовой бутылочки, что мы привезли из Коэнрия! Нужно привести в порядок кожу на руках! Что это такое? Она огрубела за эти два дня, Ваше Высочество! А Волосы!? Растрепанные, как у крестьянки... а платье! Никогда никуда не уезжайте без опытной камеристки, которая умеет ухаживать за вашей красотой! Ну, прекрасно же знаете, что...
  Под удаляющиеся причитания, стайка камеристок оттерла нас от Лидии и увлекла ее во дворец, приводить в порядок волосы, кожу и прочее. Придворные и слуги последовали за ними, а я так и осталась стоять на опустевших ступенях дворца с Кассием, по-прежнему крепко держащим мою ладонь. Я подняла на него глаза, сердце неистово колотилось в груди. Горло перехватило, и я не могла найти подходящих слов.
  - Я волновался, - он взял второй рукой мою другую ладонь и прижал их к камзолу на груди. - Вы пропали бесследно, и мы не знали где вас искать.
  - Мы... - голос сорвался, и я откашлялась, - мы ездили навестить Илларию в ее поместье. Я познакомила их с Лидией. Там прекрасная библиотека... - я понимала, что несу какую-то чушь, но не могла остановиться.
  Он волновался за меня! Он держит меня за руки и не хочет отпускать! Меня! Простую растрепанную девушку из Чернолесья, не принцессу и не гурию из сна! Может...
  - Леся, пообещай мне больше никуда не исчезать, никого не предупредив!
  Я таяла под взглядом его теплых светло-карих глаз, в которых читалось беспокойство и что-то еще, но может это что-то еще я просто придумала? Пусть! Сейчас я чувствовала себя так, как будто стояла не на ступенях дворца, а на той самой алтарной божественной лестнице, уходящей в небеса, рядом со Светлой Девой. На самой вершине мира!
  - Леся? - он требовательно смотрел на меня, и я поняла, что снова что-то пропустила, витая в облаках.
  - Я...
  - Просто пообещай мне! - его взгляд рождал трепет и обжигал мне душу.
  - Хорошо, - сейчас, ему я была готова пообещать что угодно.
  - Пообещай никуда не пропадать и быть осторожной! Я не вынесу... - он сжал мои руки крепче и умолк не договорив.
  - Что?
  - Ваша Светлость, Милорд, - к нам спешил лорд-казначей, - я вас везде ищу! Лорд Тиберий желает изменить смету, и требует печать, но я не уполномочен...
  - Не я устанавливаю смету праздников, - Кассий устало прикрыл глаза, и уронил руки вдоль тела, выпустив из пальцев мои ладони.
  - Но он член княжеской семьи, я не могу... Он требует урезать средства на охрану, а это уже ваша ответственность, извольте пройти к нему и объяснить. Это же ваш дядюшка, в конце концов! - казначей умоляюще посмотрел на меня, - прошу прощения, леди, но дела...
  - Да, разумеется... - я поняла, что моего воина у меня снова похищают.
  Как жаль, что мы не объяснились! Возможно, это был именно тот шанс, которого я так ждала. Но настаивать было бы глупо с моей стороны.
  - Леся, - он обернулся, уже уходя, увлекаемый казначеем к неведомым мне государственным делам, - ты обещала.
  Я только грустно кивнула ему вслед. Конечно, обещала. А куда бы я делась? Но я и так осторожна сверх меры. 'Имя мне осторожность - подумала я, сжимая в кулаке Ключ, лежащий в кармане куртки, - но я же не виновата, что судьба постоянно подкидывает какие-то авантюры, как бы я ни старалась их избежать'.
  
  
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Эдельвия. Дом Василия Полесских.. Виллем.
  Виллем давно не навещал старого писаря, но едва оказавшись во владениях Полесских, пожалел, что так редко удаётся бывать этом умиротворяющем месте, где время замедляет свой ход, а на душе становится легко, как в детстве.
  Запах фруктов, стрекот цикад, щебет птиц, солнечные блики на озёрной глади, прохлада лёгкого ветерка - настоящий оазис посреди бескрайней пустыни проблем и забот большого города.
  Хозяина дома чародей застал в кабинете склонившимся над уже знакомыми Виллему старинными записями. Не поднимая головы, Василь жестом указал чародею на стул около себя.
  - Располагайся, Виллемий, вот тут поближе к старику. Давненько ты не был у меня, а я как видишь, ещё жив и вполне здоров, - он оторвался от листов и поднял глаза на бывшего помощника, приветливо улыбнувшись.
  - Суета в связи со скорой свадьбой князя, наплыв высокопоставленных гостей, порой голова идёт кругом от всего этого, - вздохнул чародей, - то ли дело здесь - тишина, покой, благодать.
  - Не обманывай себя, мальчик, - покачал головой писарь, - ты умер бы здесь от тоски. Ты не только чародей, но и образованный муж, и талантливый политик. Твой путь - тропа свершений, служение короне. И какие бы грезы о тихом месте и покое не посещали тебя, лишь вращаясь в высших кругах, ты чувствуешь себя, как рыба в воде.
  - Ты как всегда прав, Василь, но как порой хочется вырваться из этого бесконечно вращающегося колеса...
  Писарь ничего не сказал в ответ, снова погрузившись в записи. Молчал и Виллем, осматривая до боли знакомую обстановку кабинета, почти не изменившуюся за столько лет. Кроме стола, пары стульев, полок и диванчика в углу, никакой другой мебели, лишь книги, огромное их количество, располагавшиеся повсюду - и на стеллажах вдоль стен, и на подоконнике, и на столе, и на диване, и стопками высившиеся прямо на полу. Книги чувствовали себя полноправными хозяевами и заполняли собой все свободное пространство.
  - Так ты ко мне по поводу этих записей, которые привезла мне леди Линдера, не так ли? - хитро прищурился старик.
  Виллем кивнул.
  - Как видишь, работаю, ищу ключ от шифра, но пока ничего, - писарь развел руками. - Впрочем, даже если бы уже расшифровал текст, то тебе ли не знать мое главное правило - работать напрямую с заказчиком. Так что, мой мальчик, в случае успеха о содержании этих листов я расскажу только лично Лесии Линдера. При всём уважении к тебе, лорд-чародей.
  -Конечно, Василь, я и не смел бы просить тебя о таком, тем более я и не слишком - то заинтересован в этих записях. Кажется, что-то про драконов?
  - Про них, - подтвердил Василий.
  - Никогда не был поклонником драконов в принципе, так что не стоит и начинать, - засмеялся чародей. - Я к тебе по поводу оплаты за работу. Сколько Лесия будет должна заплатить за твои услуги? Она хоть и графиня, но живет в пансионе при школе чародеев и весьма ограничена в средствах. А уж постольку, поскольку я втянул ее во все это, думаю мой долг поучаствовать и в расходах.
  - Это очень благородно с твоей стороны, Виллемий, но мне кажется, леди Линдера возмутится, если узнает, что ты заплатил мне тысячу золотых. Как я успел заметить, она девушка гордая.
  - А мы ей ничего не скажем, - улыбнулся чародей и положил на стол увесистый кошель.
  - Как скажешь, Виллемий, в конце концов деньги для меня на последнем месте, а вот процесс раскрытия так надёжно запечатанной тайны становится, действительно, все более интересным.
  - Уверен, ты справишься, мастер Василь, а иначе я даже не знаю, кому ещё в Эдельвии будет под силу сделать такое.
  - Попробую, Виллемий, - прошамкал писарь, - останешься на ужин или может быть, погостишь у старика пару дней? Ты знаешь, я всегда рад тебе, мальчик.
  - На пару дней, это вряд ли, но думаю, на день я вполне смогу задержаться.
  - Это будет хорошо, а до ужина, если хочешь, прогуляйся в саду, отдохни с дороги, я прикажу приготовить тебе комнату, - Полесских потянулся за колокольчиком, чтобы позвать служанку. Но чародей остановил его.
  - Ну, уж нет, если я приехал к тебе, то вспомню былое и помогу, чем смогу. Давай-ка и я пороюсь в твоей богатой библиотеке, глядишь, вместе и отыщем зацепочку.
  - Как скажешь, Виллем, как скажешь. Просмотри пока вон те книги, - он указал на стопку на подоконнике.
  - Чародей кивнул и, закатав рукава шёлковой белоснежной рубахи, с готовностью окунулся в работу.
  
  Задержался Виллем в доме Полесских почти на неделю, хотя это и было непозволительной роскошью для княжеского советника - так долго отсутствовать при дворе. И все же стремление открыть завесу тайны, хранившейся в древних записях, отыскать что-то о ключе и ключнике прочно завладело здравым рассудком чародея.
  Забыв об усталости, практически без еды и сна, Виллем корпел над книгами под одобрительным взглядом старика. И чем дольше задача оставалась без решения, тем больше внутренних сил открывалось в чародее. Если изначально в его планы входило просто оказаться поблизости с Василием, чтобы в момент расшифровки бумаг, узнать их содержимое, то постепенно Виллем уверился в мысли, что сам сможет отыскать ключ к шифру. Но старик Полесских не зря столько лет посвятил книгам, шифр поддался именно ему.
  Он довольно потёр руки, губы расплылись в улыбке:
  - Вот и все, мальчик мой, вот и все, ключик повернулся в замке, мы справились.
  В глазах чародея загорелся огонёк:
  - И что же там? Что такого важного в тех записях, Василий, чтоб стоило так их скрывать?
  - Виллемий, - покачал головой старик, - ты же знаешь, я не разглашаю сведений, кроме как непосредственному заказчику. Ты помог мне, и помощь твоя была неоценима, а потому будет справедливо, если ты заберёшь назад половину оставленной платы за работу.
  - Нет, нет, Василий, золото оставь себе, и помни про наш уговор насчёт Леси, она не должна об этом знать, и о том, что я был здесь и помогал тебе с записями. Насчёт рукописей... мне, правда, очень интересно, но я понимаю, насколько важна для тебя твоя репутация, а потому не смею настаивать.
  - Спасибо, Виллемий, ты всегда поступал благоразумно и дальновидно. Пожалуй, теперь можно и отдохнуть, - Василий убрал листы в ящик стола и повернул ключ в замке.
  - Да, пожалуй, и мне нужно выспаться, как следует, - кивнул чародей, - завтра предстоит дорога в столицу.
  - Может быть, для лучшего сна выпьем чаю на террасе? Глоток хорошего напитка и свежего воздуха необходимы нам после стольких дней среди пыли и духоты комнаты.
  Чародей кивнул.
  Смеркалось. Сад наполнялся всеми теми ночными звуками и запахами, которые придают особое очарование этому времени суток. Чай был невероятным, настоянный на травах и цветах, он дарил чувство спокойствия и умиротворения. Мужчина зажмурился от удовольствия.
  - Ещё раз спасибо, мой мальчик, что не оставил старика в одиночестве в душном кабинете.
  - О, не стоит благодарности, я отдохнул здесь душой от всех этих дворцовых хлопот, приготовлений к княжеской свадьбе. А что до усталости, так во дворце я порой сплю и того меньше, - он махнул рукой и рассмеялся.
  - К свадьбе говоришь? Наш князь женится - это добрый знак, Эдельвии нужен сильный молодой наследник, надеюсь, эта коэнрийская девочка сможет родить Густавию сына.
  Чародей промолчал, умело скрыв нахлынувшее раздражение от упоминания о принцессе. Но от старика ничего не укрылось.
  Он хитро прищурился:
  - А когда ты, остепенишься и задумаешься о продолжении рода? Разве мало в столице хорошеньких дворянских дочек или чародеек?
  - Я женюсь... скоро... сразу после свадьбы князя. Леди Висент - моя будущая супруга уже носит под сердцем моего наследника.
  - Радостные вести... но сообщаешь ты о них без радости, почему, Виллемий? - писарь пристально посмотрел на чародея, вынуждая его отвести взгляд.
  Василий коснулся морщинистой рукой его плеча. Задумался на мгновение и вынес свой вердикт.
  - Ты не любишь ее, свою нареченную, - писарь покачал головой, - и наследнику будущему не рад. Но я не понимаю, мой мальчик, почему? Сердце твоё излучает любовь, сильную, яркую, я хорошо чувствую такие вещи.
  - Может быть потому, что сердце тянется к одной, а долг заставляет быть с другой? - горько усмехнулся Виллем.
  - Я не вправе судить поступки других, как и никто не вправе вмешиваться в твою жизнь. Но, поверь старику, мой мальчик, сердце не обманешь, его свет не спрячешь за стеной равнодушия. Рано или поздно ты либо доверишься своему внутреннему свету и пойдёшь по предназначенному тебе свыше пути, либо убьёшь все доброе в себе и вечно будешь скитаться в темноте безразличия и холода. Только тебе решать, только тебе...
  - Боюсь, уже слишком поздно, Василий, я и так насквозь пропитан тьмой, - чародей обхватил голову руками.
  - Ты ошибаешься, - покачал головой писарь, - твой внутренний свет силён, твоё сердце наполнено любовью. Просто научись делать правильный выбор и постарайся сделать его вовремя.
  - Спасибо за совет, мой друг, спасибо за вечер, я и в самом деле отдохнул душой, но пожалуй пора ложиться спать, завтра в путь, - чародей поднялся , но Полесских жестом остановил его.
  - Не так быстро, мой мальчик, посидим ещё, я расскажу тебе историю, ту самую, ради которой ты прибыл к старику, - он улыбнулся, заметив удивление в глазах Виллема.
  - Лучше мне пренебречь своей репутацией и поделиться с тобой содержимым расшифрованных рукописей, чем собственноручно толкнуть тебя на поступок, который станет ещё одним шагом на твоём пути к тьме.
  Чародей попытался возразить, но старик лишь покачал головой:
  - Полно тебе, мальчик, я знаю, что ты хотел прочесть эти рукописи сегодня тайно ночью в моем кабинете. Ни к чему. Ты заслужил, чтобы я рассказал тебе историю. Тем более сама история просит, чтоб я рассказал ее тебе. Присаживайся удобнее, Виллемий, и слушай мой рассказ.
  
  Место, где драконы собирали свой Великий совет, представляло собой небольшой остров, парящий вне пространства и времени, в центре которого возвышалось неземной красоты дерево с золотыми листьями и ярко-красными плодами, внешне напоминающими земные яблоки. Но знающий вряд ли бы стал пробовать их. Плоды познания скорее погубят, чем принесут пользу.
  Гораздо позднее, вдохновившись достижениями драконов, человеческие чародеи создадут слабое подобие парящего вне времени и пространства острова, снабдив своё место системой специальных устройств порталов-мираклей. Драконы же не нуждались ни в каких устройствах для того, чтобы оказаться на парящем острове, им достаточно было переместить к месту Великого Совета своё сознание, в то время как физическая оболочка оставалась там, где ей и следовало быть, на земле.
  Так и в тот день, на Великий совет, возглавляемый Верховным драконом Икатехалис, собрались предводители всех основных драконьих рас, обитавших в нашем мире.
  Серебром искрился шар сознания главы Светлых драконов, обитающих в северных землях, и, несмотря на свою миролюбивость, обладающих твердостью духа и силой характера.
  От синего до фиолетового переливался шар сознания главы Водных драконов, чьи владения простирались на моря и озёра. Существ спокойных и уравновешенных, прекрасно владеющих искусством морочить голову собеседнику, переставляя факты и показывая их в ином свете.
  Золотом сверкал шар сознания главы Огненных драконов, обитателей пустыни и долины гейзеров, прирожденных воителей, выносливых и неприхотливых.
  Прибыли на Великий совет и главы драконов Земли - обитателей пустошей, существ прямолинейных и упрямых, драконов Воздуха - жителей облачных гор запада, хрупких, лёгких, легкомысленных и переменчивых в настроении, шары их сознания светились светло-зелёным и голубым.
  На великий совет явился и предводитель странствующих драконов-полукровок, родившихся от смешения разных рас и получивших от них лучшие способности. Шар его сознания переливался всеми цветами радуги.
  
  Убедившись, что все члены совета прибыли, Икатехалис, чьё сознание представляло собой золотой пылающий шар, произнесла:
  - Братья и сёстры, я благодарна всем вам за то, что почтили Великий совет своим присутствием. Ваши мудрость и опыт нужны для принятия верного решения. Как все мы знаем, многие века мы потратили на поиски сердца Прародительницы, чтобы возродить Мать драконов в свете и добре. Мы верили, что встав на нашу сторону в войне с предавшими наш союз драконами Тьмы, этими подлыми и коварными убийцами, Прародительница защитит нас, поведёт нас, станет залогом нашей победы и торжеством справедливости. И мы отыскали сердце Матери и были почти готовы к ритуалу возрождения, нужно было лишь дождаться дня и часа. Но наши враги выследили нас, они заручились поддержкой сил Тьмы, демонов и прочей нечисти. Они идут по пятам и, оставаясь на обжитых местах в мире людей, мы рискуем не только своими жизнями и жизнями нашего потомства, но и судьбами ни в чем не повинных людей, которых мы поклялись оберегать.
  - Но почему мы не можем возродить Прародительницу сейчас? - спросил глава драконов Воздуха.
  - Слишком рано, день и час не настал, - ответила Икатехалис, - и мы не можем допустить, чтоб сердце Матери попало в лапы наших врагов, иначе они возродят ее во зле и тьме, сделав монстром, с которым не справиться всем нам, объединившись.
  - Если темные ворвутся в мир людей, нам придётся принять бой, и миллионы невинных представителей человечества погибнут, даже не разобравшись в том, что произошло. Мир людей будет уничтожен и вряд ли когда-то сможет восстановиться. А мы должны быть благодарны за гостеприимность и уважением к нам, - вступил глава драконов Земли.
  - Все верно, нам следует уходить, идти через миры в нашу тайную колыбель, забрать своё потомство и уходить, пока есть время, - согласился предводитель драконов Воды.
  - А что с сердцем Матери? Возрождать ее не пришло время, уносить с собой слишком опасно, что если мы не успеем уйти далеко? Что если проиграем бой? Нельзя допустить, чтоб сердце Прародительницы попало в лапы зла.
  - А что если мы оставим сердце здесь в мире людей? Мы опечатаем его специальными символами, которые сделают его незаметным для кого-либо и спрячем в укромном месте, - предложила Икатехалис. - Темные будут уверены, что такую ценность мы несём с собой, им и в голову не придёт искать сердце здесь. А когда мы удачно достигнем колыбели и будем в безопасности, кто-то из нас вернётся и заберёт ларец с сердцем, чтобы возродить Прародительницу, так как мы и хотели.
  - Присутствующие были согласны с решением верховного дракона, шары сознаний светились мягким тёплым светом.
  - На том и порешим, братья и сёстры, - подытожила Икатехалис. - И как бы больно нам не было покидать насиженные места, мир, принявший нас и давший нам кров на многие века, мы должны уйти, мы ответственны за жизни обителей этого мира. У нас есть день, чтоб собрать всех своих подданных, и двинемся в путь.
  Шары сознаний стали растворяться, драконы возвращались к своим стаям, чтобы объявить решение Великого совета. Вот и шар сознания Икатехалис растаял в дымке парящего острова, а сама драконица открыла глаза в своей пещере. Расположившийся у подножия трона платиновый дракон, в полтора раза превосходящий по размерам драконицу, почтенно склонил голову.
  - Как все прошло, моя госпожа? - он с выжиданием посмотрел на Икатехалис.
  - Все, прошло так, как ты и говорил, мой мудрый советник, Совет принял решение уходить в Колыбель.
  - А сердце Матери?
  - Оставим его здесь. Я доверяю твоей мудрости, Кхазариус, а Совет доверился мне.
  - Хорошо, - кивнул дракон, - будь уверена, я опечатаю тайник сильнейшими рунами, ни один ключ не в силах будет открыть замок, кроме разве что... - он замолчал.
  - Истинного ключа, что открывает двери в другие миры?
  - Кроме него, - ответил советник, - но истинный ключ не появится в ближайшие сотню лет, будь уверена, моя госпожа, я вернусь за сердцем Матери, намного раньше.
  - Я верю тебе, Кхазариус, - согласилась драконица. - А теперь можешь идти.
  - Моя госпожа...
  - Что-то ещё?
  - Да. Как твой советник, я ответственен за твою жизнь, а потому считаю, что ты должна уходить уже сегодня, не дожидаясь остальных. Я же закончу с тайником и завтра поведу наш народ вслед за тобой.
  - Я так не могу, Кхазариус, я должна быть со своим народом... - покачала головой драконица. - И завтра я сама поведу их, а ты будешь рядом со мной. А сегодня, у меня есть дела, которые просто необходимо закончить, пока мы не ушли из мира людей.
  - Спустившись с возвышения, она подошла к огромному зеркалу на стене пещеры.
  - Снова летишь к нему? - спросил советник, тщательно скрывая нотку ревности.
  - Я должна попрощаться с другом, - по слогам произнесла драконица.
  - Вместо огромного крылатого существа в зеркальном отражении была красивая по человеческим меркам статная златовласая девушка с глазами медового цвета.
  - Ты никогда не являлась ему в человеческом облике?
  - Нет, и наверное, уже не стоит, - печально ответила драконица, мотнув головой. Девушка пропала, зеркало вновь отразило величественное крылатое существо. - Впрочем, тем ценнее, что он увидел во мне друга, несмотря на мое истинное обличие.
  - Она подошла к дракону вплотную и склонила голову к его груди, прошептав, - Не злись, пойми, я должна успеть попрощаться с ним, навсегда...
  Кхазариус накрыл ее своими огромными могучими крыльями:
  - Береги себя, моя госпожа, твой народ не сможет без тебя, - помолчав добавил, - я не смогу без тебя...
  
  - Выходит, драконы все-таки существовали, и, уходя, оставили в нашем мире нечто очень ценное для всех драконьих рас? Но вернулись ли они за этим обратно, или ларец с сердцем до сих пор где-то в нашем мире? - задумчиво произнёс Виллем.
  - Кто знает, мой мальчик, кто знает, - пожал плечами старик, - может быть все это просто сказка, - улыбнулся он. - Скажу одно, возрождение Матери драконов не то событие, которое могло бы пройти незаметно. И даже произойди оно в другом мире, по крайней мере, чародеи уж точно были бы в курсе такого события. Ещё мальчишкой я слышал, что в минуту, как возродится первый дракон, небеса всех миров окрасятся во все цвета радуги. Но чтоб такое явление было, я что-то не припомню, - он усмехнулся.
  - Значит, сердце дракона может быть все ещё здесь... и человек, что вёл эти записи, пытался его найти... - Виллем тряхнул волосами, будто отгоняя мысли, и резко встал. - Спасибо за рассказ, Василий, и за доверие. Но сейчас уже действительно слишком поздно, а завтра рано в путь. Спокойной ночи тебе.
  - Спокойной ночи, Виллемий, пусть Богиня оберегает твой сон, - улыбнулся хозяин дома.
  Чародей поднялся в свою комнату и практически сразу провалился в сон, в эту ночь ему снились драконы - прекрасные величественные существа и пылающее сердце, которое он бережно держал в ладонях.
  
  - Моя госпожа, у меня плохие новости, - Кхазариус перевёл дыхание, поравнявшись с летевшей впереди Икатехалис. - Наши разведчики только что вернулись с места перехода, там произошло нечто непредвиденное - неизвестного происхождения разрыв в ткани пространства, повлекший искривление нашего портала.
  - Ловушка?
  - Не думаю, скорее какой-то сбой, но произошедший совершенно несвоевременно.
  - Что же делать, куда вести наш народ, что подскажешь, мой советник? - Икатехалис старательно сохраняла спокойствие.
  - Сейчас мы остановимся на привал в скалах и поменяем направление, нам нужно будет вернуться немного назад к входу в Мир неупокоенных.
  - Кхазариус, - возмущённо перебила собеседника драконица, - ты в своём уме? Наша задача оторваться от наших врагов, а ты предлагаешь развернуться к ним навстречу да ещё и двинуться в лапы к их союзникам - демонам? Помолчав, она добавила. - Ты что, действительно, считаешь, что мы сумеем прорваться через мир неупокоенных и двинуться к Колыбели через десяток других миров?
  Дракон кивнул.
  Икатехалис замолчала, спешно обдумывая сложившуюся ситуацию:
   - Другого пути нет?
  Дракон помотал головой.
  - Хорошо, полагаюсь на твою мудрость, Кхазариус, надеюсь, ты помнишь, что от моего решения будет зависеть судьба нашего народа.
  - Все будет хорошо, моя госпожа, я с небольшим отрядом преданных воинов отвлеку преследователей, собьём их со следа, а ты тем временем проведёшь наш народ через мир неупокоенных, воспользовавшись чарами покрова, а там дальше до самой Колыбели миры будут безопасными для драконов.
  - А как же вы?
  - Мы нагоним вас, моя госпожа. Я также воспользуюсь чарами покрова и проведу воинов. Главное не допустить паники в наших рядах. На привале собери предводителей драконов и посвяти в наш план. Пусть донесут все до своих как можно более спокойно без суеты. Это нам сейчас совершенно ни к чему.
  - А как же ты?
  - Я прямо сейчас возвращаюсь назад, мои воины уже дожидаются меня. Мы должны отвлечь преследователей, чтобы у вас было время проскочить.
  - Но, но... - Икатехалис запнулась, - то есть ты уже приступил к осуществлению плана, не дождавшись моего одобрения?
  - Не сердись, моя госпожа, я знал, что ты поступишь мудро и одобришь этот план, учитывая, что он единственный шанс для нашего народа уйти, - дракон изобразил подобие улыбки и, резко взмахнув могучими крыльями, развернулся и стал быстро удалятся в обратном направлении.
  
  Отряд Кхазариуса не нагнал драконов ни во время перехода, ни когда они благополучно достигли Колыбели. Не появились они ни на следующий день, ни через неделю.
  Икатехалис безуспешно пыталась достучаться до сознания своего советника, но мир, в который они так стремились, неожиданно стал и их спасением, и их тюрьмой. Стены Колыбели надежно защищавшие драконов от врагов, не пропускали никаких сигналов, не давали возможности проникнуть сознанием в другие миры. Двери плотно закрылись, отрезав путь назад навсегда. Драконица не сдавалась и, наверное, окончательно истощила бы ресурсы своего организма, если бы спустя три месяца после завершения перехода, Кхазариус не явился ей во сне.
  Сначала она увидела страшную картину - окровавленные и изуродованные драконы во главе с Кхазариусом сражались в неравном бою с драконами Тьмы. Их было пятеро против пяти сотен, а враги все прибывали и прибывали, нагоняя своё войско. Последним погиб он - платиновый дракон, верный советник и друг, его могучие крылья распростерлись по земле, а глаза медового цвета померкли навсегда.
  В следующем видении Икатехалис была посреди цветущего горного луга, кто-то окликнул ее и, обернувшись, драконица увидела его - живого и невредимого с улыбкой сверкающей в глазах медового цвета.
  - Моя госпожа, - он почтенно как всегда склонил голову, - а, потом, не сдержавшись, в два взмаха оказался рядом и заключил ее в объятия своих крепких крыльев. - Моя Икатехалис... Горячая драконья слеза коснулась кожи драконицы.
  - Где мы, Кхазариус?
  - Там, где мы с тобой встретимся однажды, в мире, где наше сознание будет существовать вечно, моя госпожа.
  - Значит он существует?
  Дракон кивнул.
  - Значит, ты и наши смелые воины погибли?
  - Дракон промолчал, ещё крепче сжав ее в объятиях, будто не желая отпускать.
  - Ты знал, на что идёшь, да, Кхазариус? Ты знал, что отправляешься на верную смерть...
  - Знал, и наши воины знали, но мы ценой наших жизней смогли спасти всех вас.
  - Спасибо, - прошептала Икатехалис, прижавшись к его чешуйчатому сильному телу. - Мы ещё встретимся с тобой?
  - Конечно, моя госпожа, иначе и быть не может, я буду ждать столько, сколько потребуется. Только не приходи слишком скоро сюда, тебе ещё многое нужно свершить прежде, чем умирать.
  - Он внимательно посмотрел на неё и прошептал: я люблю тебя, Икатехалис. И ещё одна горячая слеза, коснувшись кожи драконицы, заставила ее вздрогнуть и проснуться.
  
  
  
  
  
   Ретроспекция. Май 294г от разделения Лиории. Коэнрий. Агельта..Виктория.
  Май утопал в розово-молочном цветении благоухающих коэнрийских садов, в очередной раз стойко переживших суровую снежную зиму. Природа проснулась, расцвела и была как никогда свежа, юна и прекрасна. То же самое можно было сказать и о Виктории. В день свадьбы она проснулась ни свет ни заря, места себе не находя от волнения перед торжественным моментом. К счастью, служанки, пришедшие помочь невесте одеться и причесаться, сумели отвлечь девушку от переживаний весёлыми разговорами.
  - Полно Вам, госпожа, за любимого замуж идёте, это не то, что обычно, когда за вас все сговорено заранее, и суженного только под сенью священного древа впервые видите, а он неказист - конопатый или косоглазый вдруг. Девушки дружно рассмеялись.
  - А уж вам-то повезло так повезло, сама Богиня вас за ручку взяла да по дорожке счастливой повела, да ни куда-нибудь, а прямиком к трону коэнрийскому.
  - Так ведь и король наш как хорош собой, и статный, и с лица хоть картины пиши, и добр, и справедлив. Вот уж повезло так, повезло вам, госпожа.
  - И ему-то как с вами повезло, - не унимались служанки, за разговорами проворно зашнуровывая корсет, укрепляя детали подвенечного платья. - Такой умницы и красавицы как наша госпожа Виктория во всех трёх королевствах не сыщешь. Вы только взгляните на себя, покрутитесь перед зеркалом.
  Виктория улыбнулась - из зазеркалья на неё смотрела и впрямь очень красивая и счастливая девушка. Платье простого кроя, но чрезвычайно сложное по отделке, подчеркивало и природную красоту, и хрупкую юную фигуру. Корсет, отделанный тончайшим кружевом и жемчугом, длинная юбка со шлейфом из тончайшего шелка, струящегося и ниспадающего белоснежным водопадом, полупрозрачные расширяющиеся рукава, напоминающие крылья сказочной птицы. Особым штрихом подвенечного наряда было бриллиантовое колье невероятной красоты - тончайшая работа искусного мастера - замысловатые цветы и листья, ажурные переплетения, дивные птицы.
  - Смотришь на такое украшение, и не верится, что подобное могут сотворить руки человека, - ахнула одна из помощниц.
  Виктория промолчала. Не могла же она признаться, что колье, действительно, не было творением человека, ведь его накануне в качестве свадебного подарка вручил ей Великий Шаман тролляриев, настойчиво попросив надеть на церемонию бракосочетания.
  - Ну, вот все и готово, красавица вы наша, - девушки переглянулись, довольные законченной работой. - Глазки сверкают почище бриллиантов, от счастья не иначе, от любви большой да взаимной.
  - Дай вам, Богиня, мира и спокойствия, дай деток вам, наследников трона коэнрийского, таких же достойных, как и их родители.
  Растрогавшись, Виктория с жаром обняла каждую из девушек:
  - Спасибо вам за преданность, за искренность.
  - Никогда не забудем доброты вашей, госпожа Виктория, молиться будем, чтоб жизнь ваша во дворце счастливой была, чтоб все сплетники и завистники, злые люди стороной обходили.
  
  
  
  
  
   Август 316г от разделения Лиории. Вейст. Лидия.
  Лишь спустя десять дней, королева Виктория смогла в Явлении вернуться к своей младшей дочери.
  - Матушка, - встрепенулась дремавшая за столом Лидия, почувствовав родную руку у себя на плече. - Как же долго тебя не было, как сильно я тебя ждала, - принцесса обвила руками шею женщины.
  - Дорогая моя, я пыталась, я каждый день с нашей последней встречи думала о тебе, корила себя за то, что подтолкнула тебя к опасности, хотела сотворить Явление и запретить возвращаться в то поместье и ту комнату. Но, - королева покачала головой, - видимо я переоценила свои силы, в прошлый раз я оказалась опустошена и восстановилась только к сегодняшней ночи. Прости меня, Лидия.
  - Тебе не за что просить прощения, душа моя, - Лидия поцеловала руки матери и хитро улыбнулась, - впрочем, это даже кстати, что ты не смогла придти ко мне раньше и лишить меня захватывающего, леденящего кровь приключения, зато сегодня я уже могу показать тебе вот это - она победно протянула королеве свёрнутый пополам лист бумаги.
  Развернув его, Виктория начала читать, слегка шевеля губами. Принцесса же внимательно следила за матерью, силясь по выражению лица определить ценность добытой ею информации.
  Не выдержав, она спросила:
  - Матушка, ну что там? Эти символы они что-то означают?
  - Ах, да, да, моя дорогая, - спохватилась королева, - я не слишком сильна в этом, мне нужно будет рассказать о записях друзьям, но я почти уверена, это то, о чем я думаю.
  - И о чем же? - наморщила лоб Лидия, пытливо заглянув в глаза женщины.
  - Рано, слишком рано ещё что-то утверждать, обещаю рассказать тебе все, как только буду знать наверняка, - Виктория ласково провела рукой по золотым локонам дочери, - спасибо тебе, мой свет, ты очень помогла мне и моим друзьям. Я горжусь своей смелой малышкой.
  - Ой, матушка, - щеки принцессы стали пунцовыми, - да я то что, это же мы вместе с моей подругой Лесей, без неё я б ни в поместье не попала, ни склеп под драконом не открыла. Правда чего мне стоило ее уговорить снова поехать туда, да ещё так скоро, ни в какую не соглашалась, - Лидия всплеснула руками, - мол 'сначала записи расшифруем, а уж потом...', а как же 'потом', если я тебе обещала. И ведь не могу Лесе про тебя рассказать и про Явление, хотя мы друг другу все-все тайны доверяем, но одно дело моя тайна, а другое дело - твоя, я не могла раскрыть то, что мне не принадлежит. Спасибо Леся мне на слово поверила, что это вопрос жизни и смерти вернуться в Катарица и в тайную комнату. - Принцесса говорила быстро, боялась, что как в прошлый раз Явление завершится, и разговор с матерью оборвётся на полуслове.
  Королева слушала дочь, не перебивая, наслаждаясь моментом. Улыбка не сходила с ее губ - приятно было смотреть на сидящее перед ней и щебечущее юное златовласое создание, обретённое вновь после стольких лет.
  - Так вот, душа моя, Лесю то я уговорила, но ведь ещё леди дель Рей - мой телохранитель, халанка. Без неё никуда б мы за пределы княжеского дворца не выехали, а ее не проведёшь. Только мы заикнулись, что хотим снова навестить баронессу Висент в ее загородном поместье, а леди дель Рей нам сразу про тайную комнату напомнила. Ещё бы, ведь она нас тогда с Лесей чуть не за уши вытащила оттуда. Пришлось соврать, что обронила в комнате фамильный перстень, вот почему мне нужно непременно вернуться туда. Знаю, знаю, - тряхнула кудряшками принцесса, - врать нехорошо, будь ты хоть крестьянкой, хоть королевой, но ведь если во имя благого дела, то немного соврать не слишком большой грех. Так вот, пришлось, конечно, ещё немного слукавить, сказать Илларии Висент, что так сожалеем, что не успели осмотреть библиотеку как следует, а потому решили вновь навестить ее в поместье. Вроде поверила. Библиотеку осмотрели, кстати, не зря, Леся там кое-какие нужные фолианты отыскала, ну а ночью, как все домочадцы спать легли, мы и пробрались в склеп под драконом, и я все с сундука переписала в точности.
  - Спасибо, душа моя, тебе и твоей подруге Лесии, - кивнула головой Виктория. - И дай мне слово принцессы, что больше в то поместье ни ногой, ведь если мои догадки подтвердятся - находиться вблизи сундука крайне опасно.
  - Обещаю, мамочка, даю слово принцессы, - нехотя процедила последние слова Лидия.
  - И знаешь, если твоя подруга чародейка и способная, если ты можешь ей доверять, то мой тебе совет - задумайся о том, чтобы предложить ей после окончания обучения занять место королевского советника при твоём дворе. Тебе ни в коем случае нельзя инициироваться в качестве чародейки, это разрушит твое будущее и будущее нашей страны, но тебе просто необходим чародей в качестве правой руки, человек надёжный, верный. Эта Леся - она благородных кровей? И кто она - бард, стихийник, целитель?
  - Леся - она невероятная, - с жаром заговорила принцесса, - она самый мой верный друг, умная, добрая, смелая, и она не просто чародейка, она обладает Властью над Силой. И хотя по рождению она не высшего сословия, она была усыновлена покойным графом Линдера. Только вот вряд ли Леся сможет уехать из Эдельвии, ведь здесь живет человек, которому принадлежит ее сердце. А так было бы замечательно забрать ее к нам, в наш прекрасный Коэнрий.
  - Что ж... лишний раз убеждаюсь в твоём умении выбирать друзей. Конечно, очень жаль, если Лесия не сможет стать твоей советницей. Но не стоит делать поспешные выводы, ведь любовь любовью, а долг долгом, время само расставит все по местам.
  - Да, матушка, - согласилась принцесса. - А могу я рассказать Лесе о тебе и о Явлении? Она поверит мне...
  - Что ж, - задумалась женщина, - думаю, что ты не ошибаешься в этом человеке, и ей, действительно, можно доверять. Расскажи, но только ей и больше никому. К сожалению, даже твоей сестре сейчас не нужно знать о наших встречах, это подвергнет ее опасности.
  - Ой, матушка, как же я забыла тебе сказать! Как раз сегодня объявили, что день свадьбы назначен. И уже через два дня наша Юлия станет княгиней Эдельвии.
  - Как жаль, что я не смогу быть рядом со своей девочкой в этот важный день, - на глазах королевы сверкнули слезы, - Но ты будь с ней рядом, и береги ее за нас обеих.
  Лидия кивнула.
  - Как быстро пролетело отведённое нам время, дорогая, - спохватилась королева, заключила дочь в объятия, - но я чувствую, что должна завершать Явление, иначе не восстановлюсь и за пару недель. А нам нельзя терять ни минуты.
  - Ах, матушка, - принцесса ещё крепче прижалась к матери, не желая ее отпускать.
  - Я вернусь, обещаю тебе, свет мой, и надеюсь, вернусь с новостями. А ты помни о своем обещании, данном мне, будь осторожна, доченька. Заботься о сестре.
  Образ королевы растаял, как и в прошлый раз. Вздохнув, и вытерев со щеки предательскую слезинку, Лидия погасила светильник.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"