Савичева Юлия Александровна: другие произведения.

Падение Новгородской республики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новгород Великий был одним из крупнейших культурных и экономических центров Руси с древнейших времен. К XV веку по своей территории и уровню экономического развития Новгородская земля не уступала Московскому княжеству. Однако в результате кровопролитной войны 1471 года и похода 1477 - 1478 годов Господин Великий Новгород, вековой страж севера Руси, властвовавший на необозримом пространстве от верховьев Волги до Студеного моря, от ливонских рубежей до Печоры, стал частью единого Русского государства. Пала великая феодальная республика, смолк вечевой колокол, исчезли посадники и тысяцкие. Как же все это произошло? Почему республика не смогла себя отстоять? Какие политические и экономические последствия для Новгорода имело его включение в состав Русского государства?

Введение

   По своим масштабам новгородская земля в XIII - XV веках - большое государство, способное соперничать по территории с любым из королевств Европы. К XIII веку в Новгороде уже существовала богатая политическая и правовая традиция. Еще в начале XI века, княжа в этом городе, Ярослав Мудрый отказался платить дань Киеву и тем положил начало независимости Новгорода. Ярослав же в 1017 году за помощь новгородцев в освобождении Киева от поляков и князя-братоубийцы Святополка даровал Новгороду особые грамоты, ставшие юридическим основанием независимости. Впоследствии в течение многих столетий все князья, которых приглашал Новгород, давали клятвы на этих грамотах, обязуясь не нарушать вольности новгородцев. Во все века своей истории Новгород был не просто городом, жившим отличным от деревни образом. Он был центром громадной округи, которая простиралась на многие сотни километров вокруг него, и владение этой округой было главной основой его экономического процветания, политических успехов и культурного развития. Власть над новгородской землей Новгород не делил ни с кем.
   Новгород Великий был одним из крупнейших культурных и экономических центров Руси с древнейших времен. К XV веку по своей территории и уровню экономического развития Новгородская земля не уступала Московскому княжеству.
   Однако в результате кровопролитной войны 1471 года и похода 1477 - 1478 годов Господин Великий Новгород, вековой страж севера Руси, властвовавший на необозримом пространстве от верховьев Волги до Студеного моря, от ливонских рубежей до Печоры, стал частью единого Русского государства. Пала великая феодальная республика, смолк вечевой колокол, исчезли посадники и тысяцкие. Как же все это произошло? Почему республика не смогла себя отстоять? Какие политические и экономические последствия для Новгорода имело его включение в состав Русского государства?
   Чтобы ответить на все эти вопросы следует рассмотреть политическое устройство боярско-вечевой республики, особенности новгородской земли, социальную структуру общества, взаимоотношения города с соседями. Охарактеризовать события, которыми сопровождалось присоединение Новгородской земли к Московскому княжеству.
  
   Падение Новгородской республики: к 1150 летию Великого Новгорода.
   Новгородская республика накануне падения.
   Территориальное устройство.
   Для Новгорода Великого характерны две отличительные особенности: чрезвычайно развитая торговля и нетипичный для Руси политический строй.
   Говоря о Великом Новгороде как о северорусской вольной (читай - автономной, самоуправляющейся) городской общине, следует отметить, что его социально-политический строй как старшего города в земле, был тесно связан с местоположением. Он расположен по обеим сторонам реки Волхов, недалеко от ее истока ее из озера Ильмень. Первоначально Новгород состоял из нескольких самостоятельных слобод и поселков-погостов (населенных в основном мелкими торговцами и ремесленниками), объединившихся впоследствии в одну большую территориальную общину. Следы данного самостоятельного существования будущих составных частей Великого Новгорода сохранились и позднее в делении города на так называемые "стороны" и "концы".
   Волхов делит Новгород на две половины или стороны: на правую - по восточному берегу и левую - по западному; первая называлась Торговой, потому что здесь находился главных городской рынок, торг; вторая носила название Софийской с той поры, как в конце X века, по принятии христианства Новгородом, на этой стороне построен был соборный храм святой Софии. К торгу примыкала площадь, называвшаяся Ярославовым или Княжим двором. На этой площади возвышалась степень, помост, с которого новогородские сановники обращались с речами к собиравшемуся на вече народу. Близ степени находилась вечевая башня, на которой висел вечевой колокол, а внизу ее помещалась вечевая канцелярия. Торговая сторона состояла из двух концов, Плотницкого севернее и Словенского южнее. Софийская сторона делилась на три конца, Неревский к северу, Загородский к западу и Гончарный или Людин к югу. Названия Концов Гончарного и Плотницкого указывают на ремесленный характер древних слобод, из которых образовались концы Новгорода. За валом и рвом, опоясывающим все пять концов, рассеяны были составляющие продолжение города многочисленные посады и слободы монастырей, цепью окаймлявших Новгород.
   Новгород со своими пятью концами был политическим средоточием обширной территории, к нему тянувшей. Эта территория состояла из частей двух разрядов, из пятин и волостей; совокупность и тех и других составляла область или землю святой Софии.
   Пятины были следующие: на северо-запад от Новгорода, между реками Волховом и Лугой, простиралась по направлению к Финскому заливу пятина Вотьская, получившая свое название от обитавшего здесь финского племени Воду, или Воти; на северо-восток, справа от Волхова, шла далеко к Белому морю по обе стороны Онежского озера пятина Обонежская; к юго-востоку, между реками Мстою и Ловатью, простиралась пятина Деревская; к юго-западу, между реками Ловатью и Лугой, по обе стороны реки Шелони, шла Шелонская пятина; на отлете, за пятинами Обонежской и Деревской, простиралась далеко на восток и юго-восток пятина Бежецкая, получившая свое название от селения Бежичей, бывшего некогда одним из ее административных средоточий (в нынешней Тверской губернии). Эта пятина захватывала северную часть нынешней Тверской губернии, западную - Ярославской и юго-восточный угол Новгородской. Это пятинное деление Новгородской области появляется уже в актах московского времени, с конца XV века, но неизвестно по памятникам вольного Новгорода. По этим памятникам Новгородская область исстари делилась на округа, носившие одинаковые названия с пятинами; только они звались не пятинами, а землями, в XII века - рядами: Вотьская земля, Обонежский и Бежецкий ряд или просто Шелонь, Дерева. Неясный след пятинного или соответственного ему деления лет за 50 до падения Новгорода находим в житии преп. Варлаама Важского, составленном в конце XVI века, где читаем: "Бысть тогда (около 1426 года) Великий Новград по жребиям разделен, яже нарицаются пятины". Вероятно, Москва, не любя ломать местную старину, удержала и в Новгороде готовое областное деление. Особенностью пятинного деления Новгородской области было то, что все пятины, кроме Бежецкой, начинались вплоть у самого Новгорода или, как Деревская, недалеко от него и в виде расширяющихся радиальных полос бежали во все стороны. Это наводит на мысль, что округа, рано или поздно получившие название пятин, состояли из древнейших и ближайших к Новгороду владений и постепенно расширялись.
   Владения, более отдаленные и позднее приобретенные, не вошли в пятинное деление и образовали ряд волостей, находившихся на особом положении. Так, города Волок-Ламский, Бежичи, Торжок, Ржев, Великие Луки со своими округами не принадлежали ни к какой пятине. В положении этих городов была та особенность, что они состояли в совместном владении у Новгорода - первые три с великими князьями владимирскими и потом московскими, а последние два с князьями смоленскими и потом литовскими, когда Смоленск был захвачен Литвой. За пятинами Обонежской и Бежецкой простиралась на северо-восток волость Заволочье, или Двинская земля. Течением реки Вычегды с ее притоками определялось положение Пермской земли. За Двинской землей и Пермью далее к северо-востоку находились волость Печора по обеим сторонам реки этого имени, а по ту сторону северного Уральского хребта - волость Югра. На северном берегу Белого моря была волость Тре, или Терский берег. Таковы были главные волости новгородские, не входившие в пятинное деление.
   Новгородская земля в XV веке занимала обширную территорию. Ее колонии простирались до Урала.
   Экономическое устройство.
   Земли обширных новгородских владений были скудны, огромные пространства покрывали лес и болота, процветание Новгорода Великого связано не с сельским хозяйством и даже не с ремеслами. "Торговля внутренняя и внешняя была жизненным нервом города", -- отмечал В. О. Ключевский. Раскинувшийся по обоим берегам широкого Волхова у его истока из озера Ильмень город занимал центральное положение на великом пути "из варяг в греки", протянувшемся от Скандинавии до Константинополя. Поблизости начинаются основные водные магистрали Восточной Европы -- Волга, Днепр, Западная Двина. Путь по Волхову, Ладожскому озеру и Финскому заливу выводил ладьи новгородских гостей (так называли богатых купцов, ведущих международную торговлю) к Балтийскому морю.
   Климатические условия и выгодное географическое положение на пересечении важных торговых путей сделали основным фактором не землю, а капитал. Новгород стал главным торговым форпостом на северо-западных рубежах страны. Не чуждались заниматься торговлей представители высшего народного сословия - бояре. Они фактически монополизировали самый доходный вид внешне торговли - пушниной. Именно она, а не продукция ремесленников составляла основу новгородского экспорта. Кроме пушнины предметами заморской торговли были мед и воск.
   Значение Новгорода в сношениях с Западом было столь велико, что в некоторых географических руководствах, появившихся в странах Западной Европы в начале XVI века, картографы называли главным городом России не Москву, а Новгород. В одном из таких руководств Руси было посвящено две строчки: "Россия с главным городом Новгородом, в который немецкие купцы проникают с большим трудом".
   Постепенно вся торговля сосредоточилась в руках купечества, которое представляло собой в Новгороде не только экономическую, но и политическую силу и состояло из профессионалов. Именно в Новгороде возникли первые купеческие корпоративные объединения. Наиболее известной была корпорация "Ивановское сто", существовавшая в XII - XV веках при храме святого Ивана Предтечи в Опоках. Около церкви, где находился торг, стояли большие весы для взвешивания товара и малые для взвешивания слитков серебра. За взвешивание взималась особая пошлина. Постепенно община присвоила себе монопольное право контроля за мерой и весом. Позднее появились и другие купеческие организации: "Заморские купцы", "Низовские купцы", "Югорщина".
   Социально - политическое устройство.
   Если мы всмотримся в историю Новгорода, то заметим такие особенности новгородской жизни, которых нет в южной Руси. Первоначально Новгород был в таком же отношении к великому князю, как и другие города. С половины же XII века мы встречаем в новгородской жизни ряд явлений, существенно отличающих ее от жизни других областей. Отдаленность от Киева заставляет князей считать Новгород в числе не самых важных волостей, и таким образом Новгород, не будучи предметом княжеских распрей, мало-помалу освободился от давления князя и дружин и мог на просторе развивать свой быт.
   Мы давно привыкли называть "вечевой строй" Новгорода боярской республикой. Однако что же это за республика, если в ней имеется княжеский престол и сама система власти включает в себя князя как обязательное условие функционирования этой системы? В то же время и княжеством Новгородское государство назвать невозможно. В этом легко убедиться, рассматривая особенности государственного устройства Новгорода, в котором вся деятельность князя поставлена под строгий контроль местного боярства.
   Из дошедших до нас древнейших договорных грамот с Ярославом Тверским в 1264--1265 и 1270 годах мы можем вполне определить отношение князя к Новгороду, степень его власти и круг его деятельности. Позднейшие договорные грамоты с некоторыми изменениями и прибавками повторяют условия этих договоров с Ярославом. Изучая их, мы видим основания политического устройства Новгорода, главные условия его вольности. Здесь новгородцы обязывают князя целовать крест, на чем целовали деды и отцы и его отец Ярослав. Главное общее обязательство, падавшее на князя, состояло в том, чтобы он правил, "держал Новгород в старине по пошлине", по старому обычаю. Значит, условия, изложенные в грамотах Ярослава, были не нововведением, а заветом старины. Договоры определяли: 1) судебно-административные отношения князя к городу, 2) финансовые отношения города к князю, 3) отношения князя к новгородской торговле. Князь не мог управлять иначе, как под контролем посадника, получая определенный доход; он и его дружина не имели права приобретать в собственность земли и людей. Право суда было тоже точно определено: князь должен был судить в Новгороде и с содействием посадника. Кроме того, князь обязан был не только дать льготы для торговли новгородским купцам в своем уделе, но и вообще покровительствовать ей. Фактическое положение князя зависело от силы партии, которая его призвала, от отсутствия сильных соперников и от личности самого князя. Помощник князя в управлении, "посадник", при первых князьях назначался князем и служил представителем его интересов перед новгородцами. С половины XII века мы замечаем обратное: посадник уже избирается новгородцами и служит представителем Новгорода перед князем. Около этого времени и должность тысяцкого становится выборной. Посадник был собственно гражданским управителем города, а тысяцкий - военным и полицейским; вот почему немцы в удельные века называли посадника бургграфом, а тысяцкого - герцогом. Оба сановника получали свои правительственные долномочия на неопределенное время: одни правили год, другие меньше, иные по нескольку лет. Кажется, не раньше XV века установился постоянный срок для занятия этих должностей. По крайней мере один фламандский путешественник, Gui Uebert de Lannoy, посетивший Новгород в начале XV века, говорит о посаднике и тысяцком, что эти сановники сменялись ежегодно. Посадник и тысяцкий правили с помощью целого штата подчиненных им низших агентов, называвшихся приставами, биричами, подвойскими, половниками, изветниками, которые исполняли разные судебные и административно-полицейские распоряжения, объявляли решения веча, призывали к суду, извещали суд о совершенном преступлении, производили обыски и т. п. В пользу посадника и тысяцкого за их службу шел поземельный налог поралье (рало - плуг). В управлении Новгорода большое значение имеет епископ (позднее архиепископ) -- высшее духовное лицо. До XII века епископ назначался митрополитом из Киева, так как Новгород в это время находился в зависимости от Киева, а в 1156 году новгородцы сами избрали себе в епископы Аркадия и через два года послали его в Киев для посвящения. После этого новгородцы всегда сами избирали епископов.
   Высшим органом власти, имевшим законодательные функции, в Новгороде являлось вече. По происхождению своему новгородское вече было городским собранием, совершенно однородным со сходами других старших городов Руси. Можно было бы предполагать, что больший политический простор позволял новгородскому вечу сложиться в более выработанные формы. Однако в рассказах древней новгородской летописи вече благодаря этому простору является только более шумным и произвольным, чем где-либо. В устройстве его до конца вольности города оставались важные пробелы. Вече созывали иногда князь, чаще который-нибудь из главных городских сановников, посадник или тысяцкий. Впрочем, иногда, особенно во время борьбы партий, вече созывали и частные лица. Оно не было постоянно действующим учреждением, созывалось, только когда являлась в нем надобность. Никогда не было установлено постоянного срока для его созыва. Вече собиралось по звону вечевого колокола. Вече собиралось обыкновенно на площади, называвшейся Ярославовым двором. Вече не было по составу своему представительным учреждением, не состояло из депутатов: на вечевую площадь бежал всякий, кто считал себя полноправным гражданином. На вече по самому его составу не могло быть ни правильного обсуждения вопроса, ни правильного голосования. Решение составлялось на глаз, лучше сказать на слух, скорее по силе криков, чем по большинству голосов. Когда вече разделялось на партии, приговор вырабатывался насильственным способом, посредством драки: осилившая сторона и признавалась большинством. Иногда весь город "раздирался" между боровшимися партиями, и тогда собирались одновременно два веча, одно на обычном месте, на Торговой стороне, другое - на Софийской; но это были уже мятежные междоусобные сборища, а не нормальные веча. Случалось не раз, раздор кончался тем, что оба веча, двинувшись друг против друга, сходились на большом волховском мосту и начинали побоище, если духовенство вовремя не успевало разнять противников. Вече было законодательным учреждением, посадник и тысяцкий - его исполнительными судебно-административными органами. По характеру своему вече не могло правильно обсуждать предлагаемые ему вопросы, а тем менее возбуждать их, иметь законодательный почин; оно могло только отвечать на поставленный вопрос, отвечать простым да или нет. Нужно было особое учреждение, которое предварительно разрабатывало бы законодательные вопросы и предлагало вечу готовые проекты законов или решений. Таким подготовительным и распорядительным учреждением был новгородский совет господ, Негrenrath, как называли его немцы, или господа, как он назывался в Пскове. Господа вольного города развилась из древней боярской думы князя с участием городских старейшин.
   Но хотя все свободное население Новгорода принимало участие в управлении и суде, тем не менее оно, при полном политическом равенстве, представляется нам разделенным на разные слои и классы. В основе этого деления легло экономическое неравенство. Оно, создав сильную аристократию, имело важное влияние на развитие и падение Новгорода, при нем не осуществлялось должным образом и политическое равенство.
   Кризис "республики".
   К середине XV века правящее боярство Новгорода начало превращаться в олигархию. Однако едва ли можно говорить о вырождении боярско-вечевой "республики". Устои ее оставались достаточно прочными.
   Вечевой строй мог функционировать лишь при сильной власти, не допускающей анархии. Олицетворением такой власти был архиепископ. Новгородское архиепископство было самым крупным и самым богатым на Руси. По своим земельным богатствам оно, видимо, превосходило митрополичий дом в Москве. Архиепископ считался главой Новгорода - всей земли Святой Софии, имел "владычный полк". Митрополит не имел права назначать владыку на новгородскую кафедру. В Новгороде право избрания владыки принадлежало новгородскому вече. Шансы на избрание имели лишь наиболее популярные в "республике" и авторитетные иерархи. Вече намечало трех кандидатов, после чего проводилась жеребьевка. Таким путем умерялась вражда боярских групп в Совете господ и на вече. Ни одна партия не могла навязать своего кандидата всем другим. Московский митрополит и священный собор не имели права вмешиваться в избрание главы республики.
   Одним из симптомов кризиса "республики" в XV веке было падение авторитета церкви. В составе господ возникла сильная оппозиция власти архиепископа. Возглавлявшие его бояре неоднократно обсуждали вопрос об отчуждении у архиепископа, а также у монастырей их вотчин. Новгородский владыка обратился с жалобой к московскому митрополиту, выступившему решительным защитником церковного землевладения. В 1467 году глава русской церкви пригрозил карами небесными посадникам и всем новгородцам, которые "имения церковные и села дьнаа (отданные церкви - Р. С.) хотят имати себе". Новгородцы не успели осуществить свои проекты. Но их замыслы были претворены в жизнь Иваном III при завоевании Новгорода в 1478 году.
   Непримиренные противоречия политической жизни Новгорода стали роковой причиной внутреннего разрушения его вольности. Новгород рано освободился от давления княжеской власти и стал в стороне от княжеских усобиц и половецких разбоев, не испытал непосредственного гнета и страха татарского, в глаза не видал ордынского баскака, был экономическим и политическим центром громадной промышленной области, рано вступил в деятельные торговые сношения и мог вступить в тесные культурные связи с европейским Западом, был несколько веков торговым посредником между этим Западом и азиатским Востоком. Но Великий Новгород так воспользовался доставшимися ему дарами исторической судьбы, что внешние и внутренние условия, в первоначальном своем сочетании создавшие политическую вольность города, с течением времени приведены были в новую комбинацию, подготовлявшую ее разрушение.
   Мы видели, как много содействовало успехам новгородской вольности политическое обособление Новгорода от княжеской Руси. Но оставалась экономическая зависимость от Низа, от центральной княжеской Великороссии. Новгород всегда нуждался в привозном хлебе с Низа. Это заставляло его поддерживать постоянно добрые отношения к Низовой Руси. Суздальские князья, враждуя с Новгородом, легко вынуждали у него покорность, задерживая в Торжке обозы с хлебом, направлявшиеся в Новгород. Потому новгородцы не могли быть долго во вражде с низовыми князьями: по выражению летописца, тогда "ни жито к ним не идяше ниотколеже". В Новгороде начиналась дороговизна, наступал голод: простонародье поднималось на бояр и заставляло их идти на мировую с князем.
  
   Новгород и Московское Княжество.
   До середины XV века.
   Все труднее складывались отношения с Москвой. Если во времена княжения внука Александра Невского Юрия Даниловича Новгород находил в Москве действенного союзника в борьбе с Тверью, то уже во времена княжения брата Юрия - Ивана Калиты отношения с Москвой резко обострились - вплоть до организации московского военного похода на Новгород. Новый поход совершил Дмитрий Донской в 1386 году. Тогда новгородцы вынуждены были сжечь двадцать окрестных монастырей, чтобы лишить москвичей опорных пунктов и предотвратить осаду города. Усилившееся соперничество с Москвой именно при Дмитрии Донском породило гордое самоназвание Новгорода - Великий Новгород, как бы уравнивающее его с титулом великого князя. Надо полагать, что ожидаемая угроза со стороны Москвы стала причиной основательного укрепления Новгорода: в 1380-е годы новгородцы соорудили фортификацию Окольного города - ров и земляной вал с башнями и деревянной стеной на нем протяженностью 7 км.
   Кампания 1456 года.
   В середине XV века Москва усилила давление на Новгород, добиваясь его подчинения великокняжеской власти. Знаменитый конфликт московского князя Василия темного и галичского князя Дмитрия Шемяки не обошел стороной Новгород. В 1450 году Шемяка был выбит из своей вотчины -- Галича -- и бежал в Новгород -- центр оппозиции великому князю, -- где и скончался (полагали, что он был отравлен по приказу Василия). Новгородцы твердо поддерживали Шемяку, и это не прошло им даром. Зимой 1456 года, памятуя о старых обидах, Василий Темный с войском, усиленным татарскими отрядами, двинулся к Новгороду. Захватив город Старую Русу, московские воеводы отпустили основную рать и тут, оставшись с отрядом из двухсот человек, столкнулись с новгородским войском, состоявшим из пяти тысяч всадников. Казалось бы, о сопротивлении не могло быть и речи, но пассионарные московские воеводы нашли выход. Они приказали стрелять по лошадям новгородцев и добились полной победы. Одетые в броню новгородцы валились под копыта коней, демонстрируя полное отсутствие какой-либо воли к сопротивлению. После поражения у Русы новгородцы думали только о том, как при посредничестве новгородского архиепископа заключить с Василием мир, и получили желаемое на самых унизительных условиях. Сам Василий Темный все же был не полностью удовлетворен результатами похода 1456 года. Он постоянно жаловался митрополиту Ионе, что новгородцы чтут его не так, как следует, и только благодаря заступничеству последнего воздержался от нового похода на непокорную вечевую "республику". Смерть помешала ему до конца реализовать планы полного подчинения Новгорода Москве. Эта миссия вместе с объединением страны досталась его сыну Ивану III.
   Василий Темный, как скоро избавился от опасных или беспокойных князей, так начал тяготиться, что Новгород не воздает ему достойной чести, ему, который держит в руках всех князей: понятно, что если сам Василий не успел освободить себя от таких неприятных для него отношений, то сын его должен был об этом позаботиться. Новгородцы не могли не понимать всей опасности своего положения, не могли не видеть, что против сына Василиева не будет им помощи ни от кого из князей Северной Руси, и потому должны были искать помощи в другой стороне. Кроме великого князя московского, теперь сильного, спокойного, замышлявшего нанести последний удар Новгороду, был еще великий князь литовский, который назывался также и русским; к этому князю отъезжали из Северо-Восточной Руси все князья недовольные, лишенные отчин, угрожаемые князем московским; к нему обратились и новгородцы в последний, решительный час. Но великий князь литовский и вместе король польский был католик; отложиться от московского князя и поддаться литовскому, отложиться от московского митрополита и признать свою зависимость от митрополита киевского, митрополита подозрительного по своему поставлению, ученика Исидорова, в глазах многих, в глазах большинства в Новгороде, в глазах всего северного русского народонаселения значило изменить православию, приложиться к латинству или по крайней мере подвергнуть древнее благочестие сильной опаcности. Таким образом, мысль о подданстве великому князю литовскому встречала сопротивление в господствующем чувстве большинства в Новгороде, в привязанности к вере предков; таким образом, Москва в окончательной борьбе своей с Новгородом имела могущественного нравственного союзника, обещавшего верную победу; этот союзник было православие.
   Ни Яжелбицкий мир 1456 года, ни зимняя поездка Василия Темного и переговоры с ним в январе - феврале 1460 года не привели к коренному улучшению новгородско-московских отношений. Это и понятно. Политические интересы великокняжеской власти и новгородского боярства были диаметрально противоположны. Идеалом новгородского боярства было сохранение своей "старины" - фактической независимости от великого князя, полновластия в своей "республике", огромных вотчин, сказочных богатств, политических амбиций. Все это плохо вязалось с усилением власти великого князя, с ростом авторитета Москвы, с задачами борьбы против ордынского ига и экспансии литовских великих князей.
   И прежде не раз великие князья литовские предлагали свое покровительство Новгороду; их предложения были отвергаемы; и нельзя не заметить, что главным побуждением к тому было иноверство Гедиминовичей, хотя, с другой стороны, и от Москвы не было еще тогда такой опасности, которая бы заставила новгородцев быть внимательнее к предложениям из Литвы. Но мысль, что рано или поздно придется просить помощи у Литвы, эта мысль не могла уже быть чуждою в Новгороде, и здесь нашлись люди, которые не разделяли мнения большинства относительно препятствий к соединению с Литвою. Заметно было уже и прежде раздвоение между гражданами новгородскими, между лучшими и меньшими людьми; теперь, в решительную минуту, это разделение повело к разномыслию относительно самого важного шага, а это разномыслие в свою очередь усиливало вражду между сторонами. Есть известие, что будто бы еще в тридцатых годах столетия была в Новгороде смута от желания знатных людей присоединиться к Литве.
   Битва на Шелони.
   Часто переходя в открытые усобицы, эта вражда ослабляла Новгород и делала его легкой добычей для сильных соседей -- Москвы и Литвы. Все великие московские князья старались взять Новгород под свою руку и держать там своих служилых князей в качестве московских наместников. Не раз за неповиновение новгородцев великим князьям москвичи ходили войной на Новгород, брали с него окуп (контрибуцию) и обязывали новгородцев к послушанию. После победы над Шемякой, который скрылся в Новгороде, Василий Темный разгромил новгородцев, взял с них 10 000 рублей и заставил присягнуть на том, что Новгород будет ему послушен и не будет принимать никого из враждебных ему князей. Притязания Москвы на Новгород заставляли новгородцев искать союза и защиты у литовских великих князей; а те, со своей стороны, при всякой возможности старались подчинить себе новгородцев и брали с них такие же окупы, как Москва, но в общем плохо помогали против Москвы.
   В челе стороны литовской стояли Борецкие, дети умершего посадника Исака Борецкого. Мы видели, какое важное значение в семействах княжеских получали матери по смерти отцов; так было и в семьях частных: вдова Исака Борецкого, Марфа, имела сильную власть над детьми по обычаю и по личному характеру и посредством этой власти пользовалась могущественным влиянием на дела родного города. Существование сильной стороны, Москве враждебной, ожесточение, так резко обнаружившееся в некоторых новгородцах после похода Василия Темного, не могли не повести к враждебным столкновениям Новгорода с Москвою в княжение преемника Василиева: в Новгороде стали утаивать великокняжеские пошлины; стали заводить опять за себя земли и воды, уступленные прежде по суду Москве. Несколько раз отправлял он в Новгород послов с требованием, чтобы отчина его исправилась, жила по старине. Теперь это слово "старина" в устах великокняжеских получала особое значение: до сих пор в отношении к великим князьям новгородцы имели важное преимущество действовать во имя старины; теперь, замышляя подданство литовское, они теряли это преимущество, переходившее на сторону великого князя; сперва новгородцы не требовали от князей ничего более, кроме исполнения старинных условий; теперь великий князь требует от новгородцев сохранения старины.
   Иван III продолжил политику своего отца в отношении Новгорода. Новгородцы к тому времени потеряли всякую способность сохранять хоть какое-то подобие самостоятельности. В городе боролись две партии: пролитовская, состоявшая из бояр во главе с Борецкими, и промосковская, состоявшая из "младшей чади", то есть простых людей. В решительную минуту борьбы Новгород был разделен. Поскольку бояре имели доступ к власти и принимали решения, то нет ничего удивительного в том, что в 1471 году Новгород заключил союз с великим князем литовским и польским королем Казимиром Ягеллоном. Казимир поставил в Новгород своего наместника и обещал "Господину Великому Новгороду" защиту от Москвы. Третьим членом антимосковской коалиции стал золотоордынский хан Ахмат, также находившийся в союзе с Казимиром.
   Когда в Москве узнали о переходе Новгорода к Литве, то взглянули на это, как на измену не только великому князю, но и вере и русскому народу. В этом смысле великий князь Иван писал в Новгород, убеждая новгородцев отстать от Литвы и короля-католика. Великий князь собрал у себя большой совет из своих военачальников и чиновников вместе с духовенством, объявил на совете все новгородские неправды и измену и спрашивал у совета мнения о том, начать ли немедля войну с Новгородом или ждать зимы, когда замерзнут новгородские реки, озера и болота. Решено было воевать немедля. Походу на новгородцев придан был вид похода за веру на отступников: как Дмитрий Донской вооружился на безбожного Мамая, так, по словам летописца, благоверный великий князь Иоанн пошел на этих отступников от православия к латинству. Московская рать разными дорогами вошла в новгородскую землю. Под начальством князя Даниила Холмского она скоро победила новгородцев: сначала один московский отряд на южных берегах Ильменя разбил новгородское войско, а затем в новой битве на р. Шелони главные силы новгородцев потерпели страшное поражение. Посадник Борецкий попал в плен и был казнен. Дорога на Новгород была открыта, а Литва не помогла Новгороду. Пришлось новгородцам смириться пред Иваном и просить пощады. Они отказались от всяких сношений с Литвой и обязались быть неотступными от Москвы.
   Летописец писал, что Иван III шел на Новгород "не яко на христиан, но яко на язычник и на отступник православья". Последнее обстоятельство для этнической диагностики весьма существенно. Как видим, в конце XV века представители нового этноса московитов перестали воспринимать реликт Древней Руси -- новгородцев -- как "своих", так как индикатором этнической симпатии в то время являлось вероисповедание. Новгородцев, выбравших союз с католиками, москвичи приравнивали к язычникам.
   При общерусской поддержке на Новгород была двинута огромная рать под предводительством лучшего полководца Москвы -- князя Даниила Холмского. С русским войском шли и отряды касимовского царевича Да-нияра. Встретившись с новгородскими силами на реке Шелони, москвичи одержали полную победу, поскольку противостояло им хотя и хорошо вооруженное, но необученное ополчение, а литовская помощь так и не пришла. Итоги битвы на Шелони оказались для Новгорода тяжкими. Новгородцы вынуждены были отказаться от планов союза с Литвой и заплатили великому князю большую денежную контрибуцию -- свыше 15 тысяч рублей.
   Падение вечевой республики.
   Иван возвратился в Москву, а в Новгороде возобновились внутренние смуты. Обижаемые своими насильниками, новгородцы жаловались великому князю на обидчиков, и Иван лично отправился в 1475 году в Новгород для суда и управы. Правосудие московского князя, не пощадившего на своем суде сильных бояр, повело к тому, что новгородцы, терпевшие обиды у себя дома, стали ездить из года в год в Москву просить суда у Ивана. Во время одного из таких приездов два чиновника новгородских титуловали великого князя "государем", тогда как раньше новгородцы звали московского князя "господином". Разница была большая: слово "государь" в то время значило то же, что теперь значит слово "хозяин"; государем тогда называли своего хозяина рабы и слуги. Для вольных же новгородцев князь не был "государем", и они его звали почетным титулом "господин", так же точно, как звали и свой вольный город "господином Великим Новгородом". Естественно, что Иван мог схватиться за этот повод, чтобы покончить с новгородской вольностью. Его послы спросили в Новгороде: на каком основании новгородцы называют его государем и какого хотят государства? Когда же новгородцы отреклись от нового титула и сказали, что никого не уполномочивали называть Ивана государем, то Иван пошел походом на Новгород за их ложь и запирательство. Новгород не имел сил бороться с Москвой, Иван осадил город и начал переговоры с новгородским владыкой Феофилом и боярами.
   9 октября 1477 года Иван III с войском выступил в поход на Новгород. В пути к нему присоединилась тверская рать. В ноябре московские, тверские и псковские отряды окружили Новгород со всех сторон. Новгородцы деятельно готовились к обороне. Городские укрепления включали каменный Детинец (Кремль) и "город" с мощным поясом укреплений. Чтобы не допустить штурма со стороны реки, воевода В. Гребенка-Шуйский и жители спешно соорудили деревянную стену на судах, перегородив Волхов. Новгородцы рассчитывали на то, что многочисленная неприятельская армия, собранная в одном месте, не сможет обеспечить себя продовольствием и рано или поздно отступит, спасаясь от голода и сильных морозов. Расчеты новгородцев оправдались лишь отчасти. Ивану III пришлось распустить половину войска, чтобы воины могли добыть продовольствие грабежом. Исключительную услугу Москве оказал Псков, доставивший в лагерь великого князя обозы со съестными припасами.
   Новгород имел возможность выдержать осаду. Но его силу подтачивали распри. Боярское правительство разделилось. Сторонники Москвы, помня о недавних казнях на вече, спешили покинуть город. В числе первых перебежчиков был боярин Г. Туча, бивший челом в службу Ивану III. Вслед за ним в стан великого князя записался сын убитого боярина Никифорова. Он предупредил великого князя что "ноугородцы не хотят здати Новгород".
   Самые решительные защитники новгородских вольностей были казнены и сидели в тюрьмах. Оставшиеся на свободе бояре не смогли организовать оборону города.
   Перед лицом неизбежного поражения Новгорода на последнем этапе его борьбы с великим князем в среде новгородских бояр усиливаются тенденции к феодальной коммендации главе Русского государства. Они видят единственный путь спасения в непосредственном переходе к нему на службу, порывая тем самым со старыми вечевыми традициями и пытаясь найти себе место в рядах московской военно-служилой иерархии. По существу это означает расширение и углубление политической дезинтеграции новгородского боярства. "Поход миром" 1475 года начался жалобами новгородцев на свою господу, начало похода 1477 года ознаменовалось явными признаками распада самой господы.
   Воспользовавшись тем, что "младшая чадь новгородская" жаловалась ему на пролитовски настроенных бояр, просила защиты и называла его "государем", Иван III в 1478 году предъявил новгородцам новые требования и выступил в новый поход. Программа его была лаконична: "Вечу не быти, посаднику не быти, а государство все нам держати". После непродолжительного сопротивления новгородцы подчинились воле великого князя. Символ старинной новгородской вольности -- вечевой колокол -- был снят и отправлен в Москву, а десятки знатнейших семейств Новгорода были переведены ("испомещены") в области великого княжения как служилые люди.
  
  
   Последствия присоединения Новгорода к Московии.
   Так закончилась история последнего этнического осколка Древней Руси, включенного в состав нового этноса. Пример Новгорода -- это блестящий пример умирания этнической системы, при котором, как правило, исчезают не сами люди. Люди-то как раз остаются и входят в состав новых этносов, но окончательно исчезает определенная система поведения, некогда связывавшая этих людей воедино, делавшая их "своими". Вместе с независимостью Новгорода исчезли все стереотипы поведения, характерные для вечевой Руси, а сами люди сохранили лишь память о своем происхождении.
   Древний город пережил подлинную трагедию. Сторонники Литвы в Новгороде давно лишились головы или были изгнаны из родных мест. Теперь преследованиям подвергались те, кто придерживался промосковской ориентации и помог Ивану III утвердить свою власть в Новгородской земле. Известие о появлении в Москве более семи тысяч новгородцев надо понимать так, что бояр и житьих людей выселили из Новгорода вместе с членами их семей и домочадцами. В Новгороде потеряли владения более 1000 феодалов.
   Присоединение Новгорода к Москве можно считать первым серьезным шагом к централизации, так как Иван III не ограничился утверждением своего суверенитета над покоренным городом, а приступил к перестройке новгородской политической жизни по московскому образцу. Формально Новгород и раньше признавал власть великого князя Московского, но до 1478 года речь шла о чисто феодальной связи вассального города с сеньером, о распределении полномочий между разными властителями. Со времени Василия II новгородцы допускали московских бояр к участию в своем судопроизводстве, обязались платить подати в Москву и не вступать в сношения с врагами великого князя; однако такое (вполне в духе феодальных отношений) ограничение суверенитета не слишком влияло на внутреннюю политическую жизнь северной боярско-вечевой республики. Иван III стремился управлять Новгородом так, как он это привык делать это на старых московских землях. Опираясь на военную силу, московский князь сумел осуществить это стремление.
   В первый год после подчинения Новгорода великий князь Иван не налагал своей опалы на новгородцев и не принимал крутых мер против них. Когда же в Новгороде попробовали восстать и вернуться к старине, -- всего через год после сдачи великому князю, -- тогда Иван начал с новгородцами крутую расправу. Владыка новгородский Феофил был взят и отправлен в Москву, а взамен его был прислан в Новгород архиепископ Сергий. Много новгородских бояр было казнено, еще больше было переселено на восток, в московские земли. Исподволь все лучшие люди новгородские были выведены из Новгорода, а земли их взяты на государя и розданы московским служилым людям, которых великий князь в большом числе поселил в новгородских пятинах.
   Уничтожив вечевые институты управления и всех защитников Новгородских вольностей, великокняжеская власть не чувствовала необходимости считаться с общественными институтами (ввиду их отсутствия) и могла беспрепятственно эволюционировать в сторону деспотизма. Ликвидировав или подчинив местную элиту (в лице князей или боярской олигархии, как в Великом Новгороде), Москва могла делать с покоренной областью все, что угодно: переселять ее жителей, перекраивать земельные владения, вводить любые налоги и повинности,- не боясь сопротивления, поскольку никаких форм самоорганизации не существовало.
  

Заключение.

   Новгород прошел длительный период политической эволюции, прежде чем установился республиканский развитый строй. На отдельных этапах реальная власть князя, посадника, вечевых органов была различной. Лишь в XV веке государственность приобрела окончательную форму, при этом уже переживая кризис демократических институтов. Новгородцы на протяжении всей истории своего республиканского народовластия конфликтовали с князьями. Вспомним изгнание князя Всеволода Мстиславовича в 1136 году, конфликты новгородцев с князем Александром Ярославичем Невским. В XV веке князья окончательно утратили свое влияние, и  выполняли сугубо административные функции.
   Такой тип организации государственной власти, как ремесленно-торговая республика, относится к числу недолговечных и неустойчивых конструкций. Поэтому подобный тип организации законодательных органов, несмотря на высокий уровень развития демократии, по мнению многих историков, представляет собой тупик в историческом плане и не может рассматриваться как закономерность для всей России.
   Причинами падения новгородской республики были как внешние воздействия (непосредственная агрессия со стороны Московского княжества), так и внутренние распри между лучшими и меньшими людьми. За мнимым народовластием скрывалась боярская олигархия. За полным юридическим равенством скрывалось неравенство экономическое и, как следствие, фактическое неравенство прав. 
   Вследствие выселения из Новгорода многих бояр исчезла память о новгородской вольности. С уничтожением новгородской знати пала и новгородская торговля с Западом, тем более что Иван III выселил из Новгорода немецких купцов. Так была уничтожена самостоятельность Великого Новгорода.
   Вечевой строй обеспечивал участие народа в управлении Новгородом. Наместничье управление опиралось на совсем другие принципы. Московские бояре-наместники обладали огромной , по существу бесконтрольной властью по отношению к посадскому населению. Бояре не церемонились с жителями города и облагали их огромными поборами и штрафами.
   Покорение Новгорода, независимое положение которого было своеобразным противовесом усиливающемуся влиянию Москвы, кардинально изменило политическую ситуацию в русских землях. Иван III и его сын Василий III смогли завершить начавшийся в XIV веке процесс "собирания Руси" и на долгие годы установить на Руси абсолютную монархию.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Приложения.

   0x01 graphic
      -- Новгородское вече.
   0x01 graphic
      -- Новгородский Софийский собор.

0x01 graphic

   3. Стены и башни Новгородского детинца.
   0x01 graphic
      -- Лебедев, К. В.. Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча.
   0x01 graphic
      -- Увоз вечевого колокола.
      -- Памятник "Тысячелетие России".0x01 graphic
    Литература
      -- Алексеев Ю. Г. Под знаменами Москвы: Борьба за единство Руси. - М.: Мысль, 1992.
      -- Головатенко А. История России: спорные проблемы: Пособие для поступающих на гуманитарные факультеты. - М.: Школа-Пресс, 1993.
      -- Гумилев Л. Н. От Руси к России. - М.: ООО "Издательство АСТ", 2003.
      -- Даркевич Д. Вечевая республика на Волхове// Наука и жизнь. - 2000.- N1
      -- Еремян В. В. Муниципальная история России. Древняя Русь (от общины-рода к общине-государству): Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. - М.: Академический проект, 2005.
      -- Ключевский В. О. . О русской истории [сборник] - М.: Просвещение, 1992.
      -- Кром М. Когда отзвонил вечевой колокол // Родина. - 1995. - С. 34.
      -- Муравьева Л. А. Экономика удельной Руси // Финансы и кредит - 2004 - N2.
      -- Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории - СПб.: Кристалл. 2000.
      -- Скрынников Р. Г. Трагедия Новгорода. - М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994.
      -- Соловьев С. М. Сочинения. В 18 кн. Книга 3. Т. 5 и 6. История России с древнейших времен. - М.: Мысль, 1989.
      -- Янин В. Л. Расцвет и падение русской Венеции// Родина- 2003 - N12.
      -- Янин В. Л. У истоков Новгородской государственности // отечественная история - 2000 - N6.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"