Романенко Евгения Павловна: другие произведения.

Анастасия. Секреты дневника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.45*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды Анастасия находит старинный дневник прабабушки, сюжет которого удивительно похож на вампирский роман. Девушка настолько увлеклась чтением, что неосторожно пожелала быть на месте автора записей. Но, кто же знал, что при жизни прабабушка пошаливала магией и дневник не простой, а с секретом. С этого мига жизнь девушки перешла за черту обычной жизни и закрутилась в бешеном круговороте. Странное перемещение во времени забросило душу Анастасии в тело ее родственницы. Героиня оказалась в начале XX века и столкнулась с тем самым вампиром, о котором было написано в дневнике. Отныне, главная цель Анастасии - вернуться домой, и не влюбляться в загадочного вампира. Но как говорится - сердцу не прикажешь. Анастасия не знала - вернется ли назад к своей прежней жизни, но верила, что скоро все закончится. ОБНОВЛЕНО 30.07.2012г. РОМАН частично удален по договору с издательством.


Аннотация

  
   Однажды Анастасия находит старинный дневник прабабушки, сюжет которого удивительно похож на вампирский роман. Девушка настолько увлеклась чтением, что неосторожно пожелала быть на месте автора записей. Но, кто же знал, что при жизни прабабушка пошаливала магией и дневник не простой, а с секретом. С этого мига жизнь девушки перешла за черту обычной жизни и закрутилась в бешеном круговороте. Странное перемещение во времени забросило душу Анастасии в тело ее родственницы. Героиня оказалась в начале XX века и столкнулась с тем самым вампиром, о котором было написано в дневнике. Отныне, главная цель Анастасии - вернуться домой, и не влюбляться в загадочного вампира. Но как говорится - сердцу не прикажешь. Анастасия не знала - вернется ли назад к своей прежней жизни, но верила, что скоро все закончится.
  
  

ЧАСТЬ 1

Глава 1

  
   - Что на чердаке? - спросила я, указывая на потемневший, давно некрашеный люк, запертый на огромный амбарный замок. За моей спиной тихо стояла Зинаида Николаевна. Признаться, я была заинтригована.
   - А-а-а-а... Ерунда, - небрежно отозвалась женщина. - Ничего особенного. Просто старый хлам вашей покойной бабушки.
   - Следует перебрать! - с энтузиазмом отозвалась я. - Уверена, что там найдется множество старинных вещей.
   За спиной послышался ехидный смешок моей сестры. Наташа стояла в дверном проеме, опершись о косяк и заложив руки в карманы узких джинсов. Ее карие глаза были насмешливо прищурены. Знаю, знаю, мое увлечение старинными вещами сестрица не разделяет и считает глупой тратой времени.
   - Настя в восторге от раритета, - едва сдерживая смех, пояснила Ната. - Любит копаться в хламе, которому пора на помойку. Так что перебрать вещички на чердаке будет ее личным заданием.
   Наша троица постепенно перешла из прихожей в светлую просторную гостиную со старинной мебелью. Разговор явно не клеился. Я была слишком сосредоточена на собственных мыслях, а младшая сестренка с огромным интересом ожидала моей ответной реплики. Она предполагала, что сейчас буду с жаром защищать свое увлечение, но к ее огромной досаде, я молча уселась на диван. Зинаида Николаевна медленно опустилась напротив нас в глубокое кресло. Поджатые губы, складки между бровей, грустный взгляд - вот истинное лицо неподдельной скорби. Она нервно поправляла черную юбку, разглаживая несуществующие складочки. Как ни странно, но баба Нюра оставила свой большой дом не ей, родной сестре, а нам - ее внучкам. Добрые глаза Зинаиды смотрели на меня с любовью и гордостью. Ее взгляд с горечью отмечал, что мы незаметно для нее повзрослели. Мне невольно стало стыдно, что наша скорбь за родной бабушкой была недостаточно сильной.
   В большое окно вливались лучи летнего солнца. Я прищурилась от яркого света, поморщилась и едва подавила зевок. Сегодня мы с сестрой встали слишком рано, чтобы спозаранку приехать в поселок для встречи с двоюродной бабушкой. При одной только мысли о смерти, мое настроение заметно ухудшилось. Пусть, мы не были дружны с бабушкой Нюрой, но все произошедшее в последнее время наложило определенный отпечаток на мое душевное состояние.
   - Вы должны решить, девоньки, что будете делать с домом - оставите себе или выставите его на продажу? - высказалась Зинаида Николаевна. - У меня не тот возраст, чтобы заниматься подобными вещами.
   - Бабушка Зина, - тихо прошептала я, поправляя выбившиеся из прически прядки пшеничного оттенка. - Думаю, что для начала стоит убрать личные вещи бабушки, прибрать и пересмотреть чердак, а уже потом решать, что делать. В любом случае, без Вашего ведома, мы ничего делать не будем.
   - Настенька, вы с Наткой - единственные, кто вправе распоряжаться имуществом моей сестры, - тихо проговорила Зинаида. - Нюра оставила дом именно вам, и только вы, милые мои, можете распоряжаться наследством.
   - Хорошо, - прошептала я, откидываясь на спинку дивана. - Но думаю, что осмотр дома не стоит откладывать.
   - Как знаешь, Настена, - с улыбкой отозвалась Зинаида и с выразительным взглядом вложила увесистую связку ключей в мою руку.
   Мне оставалось лишь благодарно улыбнуться. Я поднялась с дивана, Наташа тоже. Лицо сестрицы было недовольным. Меня уже тянуло на чердак, и получалось, что комнаты убирать именно ей. Я ехидно улыбнулась. В отличие от меня, Ната не любила уборку и всячески избегала этого неприятного для нее мероприятия.
   - Я, пожалуй, пойду, - задумчиво проговорила бабушка Зина, приподнявшись со своего места.
   - Зинаида Николаевна, спасибо Вам за все! - с благодарностью проговорила я.
   - Настенька, ты там аккуратнее, - с теплой улыбкой напутствовала она меня.
   Я скромно улыбнулась, едва сдерживая нетерпение - уж очень мне хотелось погрузиться в тайны здешнего чердака. Сжатые в кулаке ключи разжигали у меня особое любопытство. Я слишком хорошо знала это предчувствие и не сомневалась, что обязательно нарою что-то интересное.
   Зинаида Николаевна уже обернулась к моей младшей сестрице и шутливо проговорила:
   - А ты, егоза, проводи-ка свою бабку до калитки.
   Наташа сморщила забавную рожицу, но покорно пошла за Зинаидой.
   - Прощай, Настя, - с некой грустью прошептала бабуля и вышла из гостиной.
   - До встречи, Зинаида Николаевна, - вежливо попрощалась я и подошла к лестнице, ведущей наверх.
   На чердаке было темно и пыльно. Поморщившись, я чихнула. Постепенно, глаза привыкли к полумраку, а еще через пару минут мне стали прекрасно видны внушительные горы старых вещей.
   "М-да, бабуля Нюра явно была еще одним Плюшкиным", - подумала я и с огромным интересом огляделась по сторонам.
   Единственное окошко было закрыто ставнями, а сквозь щель между створок проникали яркие лучи солнца. Они окрашивали в золотистый цвет танцующие в воздухе пылинки, удивительно преображая это захламленное место. Я быстрыми шагами пересекла весь чердак и осторожно попыталась открыть внутренние ставни на окошке. Они поддались, но не сразу. С противным скрипом створки распахнулись, и в глаза ударил широкий поток солнечных лучей. Стекол в окошке не было - какие-то хулиганы уже давно их выбили, зато свежий деревенский воздух моментально вытеснил спертый воздух чердака.
   Мое появление потревожило спящую летучую мышь. С тихим писком она дико заметалась по помещению, а я с омерзением отпрянула назад, давая возможность мыши спокойно улететь в сад через окно.
   Ну и пусть сейчас утро. Мои неосторожные движения повалили на пол огромную стопку старых книг, и к ногам упала небольшая книжечка в зеленом переплете с металлическими уголками. Я с огромным удивлением смотрела на интересный предмет у своих ног. Книга в бархатном переплете притягивала взгляд, разжигала интерес и странное волнение. Я обтерла отчего-то дрожащие руки о джинсы и одернула футболку. Странно, очень странно, но эта старинная вещица притягивала к себе, словно магнит. Я накручивала пшеничную прядь своих волос на указательный палец и задумчиво разглядывала потертый переплет с золотым тиснением.
   "Интересно", - рассеянно подумала я, прикусив нижнюю губу.
   - На-а-асть! - послышался громкий голос Наташи. - Где тебя черти носят!?
   - Я на чердаке!- быстро подошла к отверстию люка и выглянула в комнату.
   Наташа сидела на старом диване, забравшись на него с ногами, и с огромным интересом тыкала кнопки на мобильном.
   - И охота тебе там копаться? - пробурчала Ната, поджимая под себя ноги в кедах.
   - Охота, - глухо отозвалась я. - Тут много чего интересного. Поможешь здесь убрать?
   - Не-е-т, - лениво протянула Наташа. - Так уж и быть, я лучше в комнатах уберу. По крайней мере, тут нет хлама, пропахшего нафталином.
   - Лентяйка! - обвинительно бросила я и отошла от люка.
   Отряхнув джинсы от пыли, я торопливо прошла вглубь чердака, туда, где лежала книжечка. Бледно-зеленый бархатный переплет играл на солнце золотым тиснением.
   "Почему я колеблюсь?" - подумала с легким недоумением и подняла заинтересовавший меня предмет.
   "Книга, как книга. Ничего плохого не будет, если я только одним глазком взгляну на то, что там написано", - мысленно успокоила себя.
   Бархат на ощупь был мягким, а на пальцах остался тонкий налет серой пыли. Сгорая от любопытства, я торопливо открыла книжечку. Пожелтевшие от времени страницы распахнулись где-то посредине. Я нахмурилась. В глаза сразу же бросились четкие рукописные строки. Нет, это была не книга, а чей-то чужой дневник, старинный. Писала его явно женщина. Я подивилась четкому, убористому подчерку, с твердым знаком в конце некоторых слов.
   "Интересно... А чей это дневник, и каких времен?" - заинтригованно подумала я, пролистывая несколько страниц вперед, пытаясь найти дату.
   - О! Вот! Нашла! - с явным облегчением прошептала я самой себе.
   - Двадцать пятое мая тысяча девятьсот десятый?! Ого! Ничего себе! Этому дневнику сто лет! Теперь понятно, почему автор дневника употребляла твердый знак. Написано еще до революции! - с восторгом воскликнула я, лихорадочно просматривая строчки чужой жизни, записанной на плотной бумаге.
   Повертевшись на месте, я нашла куда приземлиться. Освободив маленький стульчик от хлама, смахнула с него пыль и уселась на сидение, устраиваясь поудобнее. В этот момент я почувствовала себя первооткрывателем. Небывалый восторг охватил меня при мысли, что мне посчастливилось откопать такую раритетную вещь, да еще и так хорошо сохранившуюся. Плотная обложка защитила страницы от влаги. Любовно потерев корешок книжечки, почувствовала острую вину и откровенные колебания. Я не была точно уверена, что мне стоит читать чужие записи. Судя по дате, дневник не принадлежал бабе Нюре. Она еще точно не родилась. Возможно, это дневник ее прабабки? Я с интересом, пролистала вперед несколько листов. Пожелтевшая плотная бумага сохранилась довольно хорошо, но в некоторых местах чернила уже поплыли, сливаясь в густые сиреневые кляксы. Таких мест в дневнике было крайне мало. В основном весь дневник можно прочитать без особого труда, благо, что почерк был четким.
   Я без труда прочла следующий кусок текста, датируемый 27.05.1910 год:
   "... Как бы мне хотелось обернуться птицей и взмыть в небеса, от того счастья, которое я испытываю при одном взгляде на Него. Его чудесные глаза, теплая улыбка и спокойное лицо... Это так... Я никогда не была так счастлива, как этой весной. Сегодня мы гуляли в парке, много говорили о последней прочитанной книге. Он мягко улыбался мне. Как же все-таки хорошо, когда ОН рядом. Внезапно, к нам подошел бродяга. Его лицо было омерзительным, он угрожающе сжимал револьвер в руке. Мой любимый отодвинул меня за спину и пристально посмотрел в глаза страшному человеку.
   - Опусти оружие! Уходи! - Его голос был спокоен, но вместе с тем угрожающим.
   Мне невольно стало страшно. Бродяга послушно выполнил приказ и удалился за кусты. Я была напугана, а ОН - был спокоен, даже весел. В этот момент мне захотелось спросить - кто ты, но я не решалась".
   - Очень интересно! - прошептала я, перелистывая страницу. - Странный тип. Явно владеет гипнозом.
   Подстегиваемая любопытством, продолжила чтение:
   "... Марья уверяет меня, что его чувства ко мне не могут быть настоящими. Я знаю, что он дворянин, богач. У него дорогой автомобиль более походящий на богато украшенный экипаж. Но мне ничего этого не нужно. Меня заботит лишь одно - когда я услышу заветные для меня слова: "Анастасия, я люблю вас!"..."
   -- Очень интересно. Автор дневника - моя тезка. И кто этот загадочный ОН? Как зовут этого таинственного незнакомца? - заинтриговано размышляла я вслух, проводя пальцем по плотным пожелтевшим от времени страницам.
   Пролистав вперед дневник, мне в глаза бросилась следующая запись:
   "... 17.03. 1910 г.
   Меня всегда восхищали его большие глаза редкого вишневого цвета. Когда он впервые посмотрел на меня, то я была готова сделать все, что меня попросит, но он никогда не пользовался своей властью надо мной. Казалось, он знал об этом..."
   "Таинственный ОН точно владеет сильнейшим гипнозом ", - рассеянно подумала я.
   Чувство вины постепенно прошло, а любопытство никуда не делось. Теперь мне было очень интересно. Я пролистала дневник назад и прочла следующее:
   "... 21. 01.1910 г.
   Сегодня мне чудом удалось узнать Его имя - князь Николас Ларин. Граф Алексей Рулин зовет его просто - Ник, но как жаль, что мне не позволено ЕГО так называть... Когда взгляд теплых вишневых глаз Николаса остановился на мне, то мое сердце бешено заколотилось в груди. На миг мне почудилось, что он услышал мой пульс... Но это все вздор... Я сама все себе придумала..."
   Я рассеянно улыбнулась и пролистала вперед приличное количество страниц. В глаза бросилась очередная запись:
   "... 29.05.1910 г.
   Новый роман, который мне дала почитать Наденька, весьма заинтриговал меня. "Граф Дракула" бесспорно вселяет ужас, но я не могу не жалеть графа. Движимый жаждой крови, он обречен на одиночество. Дракула - вампир... Меня будоражит лишь только мысль о том, что, возможно, такие, как он, могут существовать. Марья лишь насмехается и подначивает меня за обедом.
   Сегодня в гости заходил Он! Я была безмерно счастлива. За трапезой разговор зашел о романе Брэма Стокера. Папенька был категоричен. Сестрица шутила по поводу книги и поведала Ему, что мне не терпится встретить настоящего вампира. О, боже, и зачем я только поделилась чувствами, завладевшими мною после чтения романа! Николас был невероятно серьезен. После ужина мы прогуливались по нашему небольшому садику. Он постоянно расспрашивал о моих впечатлениях и мыслях... Я была крайне смущена. Все это вздор! Не понимая причины его расспросов, я выложила Николасу все свои размышления. Он печально улыбнулся, словно не понаслышке знает о вампирах... Странный вечер... После, я не могла долго заснуть и мне без конца мерещились клыки, обагренные кровью..."
   - Он так себя повел, будто сам вампир, - подумала я, покусывая губу. - Конечно, насчет вампиров - полнейший бред, но раньше подобные книги были скорее ужасами, чем любовными романами.
   "... Сегодня мне приснился кошмар. Облаченный в черный шелковый плащ, Николас настойчиво преследовал меня. Стремглав, я неслась по мостовой, пытаясь убежать от неизбежного. Он звал меня, говорил, что любит, но его черные глаза и белоснежные клыки невероятно пугали меня. Я проснулась с криком и перебудила весь дом. Вызвали лекаря и мне дали успокоительного..."
   - Мы все так привыкли к современному кинематографу, что мучительные догадки автора мемуаров мне непонятны, - пробурчала я и сочувственно вздохнула.
   "Странно, а мне ничего такого не снилось после вампирских фильмов, и даже после "Обители зла", хотя зомби изначально отталкивающие", - мысленно прокомментировала я прочитанное.
   "... 30.05.1910 г.
   Он пришел крайне рано для своего привычного времени. Я сидела в своей комнате, проверяя письменные работы Мишани и Елисейки Рулиных. Николас был крайне подавлен. Он заявил, что обманывать меня более не в силах... Его улыбка! У него клыки... Как у графа Дракулы! Я закричала! Николас помрачнел... По его бледной щеке покатилась кровавая слеза..."
   - Ох, ничего себе! - возбужденно вскрикнула я и в огромном волнении заерзала на табуретке, - Это что? Очередной роман о вампирах? Но это явно дневник и довольно старый. Значит, это чья-то реальная жизнь! Странно, но вампиры... существуют?!
   С нездоровым азартом, я впилась взглядом в ровные строчки дневника:
   "... - Милая Анастасия, я вынужден признаться тебе! Я -- вампир, - обреченным голосом прошептал Николас..."
   - Ну, ё-моё! Прямо как Эдичка признался Белке в своей настоящей сущности! Я - вампир, проклятое существо и бла... бла... бла... - я с нервным смехом высказалась вслух, более не заботясь о том, что моя сестрица может меня услышать.
   "...Его вишневые глаза смотрели печально. Мне стало не по себе. Наедине со зверем. Я спятила. Он, как граф Дракула! Николас без труда прочитал выражение моего лица. Он покорно встал со своего места и с тихим прощанием, вышел из гостиной. Все, больше я никогда его не увижу..."
   "Дура! Я бы так просто вампирчика не прогнала! Он что? Кусал тебя?! Вампир?! Ну и что!" - я мысленно выругала свою тезку и со вздохом прибавила вслух:
   - Уж я бы такого красавчика ни за что не отпустила!
   "... 05.06.1910г.
   Я заболела...
   Заболела любовью к зверю...
   К существу, которое пьет человеческую кровь и живет среди людей...
   Да, он ест обычную еду, но без крови ему не жить - так он мне объяснил.
   Я все еще в сильном смятении. Алексей Рулин сообщил мне, что князь Ларин уехал. Николаса больше ничего не держит в этом провинциальном городишке...
   Я без сил... Не ем... Папенька в отчаянии... Он наделся, что меня, бесприданницу, выдаст замуж за аристократа, но никто не ведает, кто такой Николас... Марья, сестрица моя, ругает, дурой назвала, я плачу...
   Николас - зло! Зло... Но так почему мне снятся его вишневые глаза?
   Ну вот, я опять рыдаю и в который раз пишу в дневнике, что ЛЮБЛЮ ЕГО! Хоть так и не сказала этих слов. Сегодня мне опять снилась наша встреча...
   Я, он и заснеженная улица. Только Николас мог додуматься в такой гололед выехать на автомобиле. 14 февраля сего года навек запечатлеется в моей памяти... Николас... Все, пора спать, завтра уроки французского у младших Рулиных..."
   Меня буквально колотило от всего прочитанного. Сказать, что я была заинтригована - ничего не сказать. Лихорадочно листая страницы дневника назад, пыталась найти запись по заинтересовавшей меня дате.
   "... 14.02.1910 г.
   Сегодня был самый счастливый день... Я увидела самого потрясающего молодого мужчину в мире. Мне пришлось сбегать в аптеку по делам папеньки. А там аптекарь, Ипполит Аристархович, мужчина видный, хоть и закоренелый холостяк нашего городка, опять ко мне заигрывал.
   Как заладит: "Ах, Настасья Никаноровна, милая барышня, будь я моложе, то непременно попросил Вашей руки у вашего батюшки Никанора Федоровича!"
   А я ему отвечала: "Мы, Скворцовы, хоть и дворяне, но уже давно не богаты. Мой дядюшка еще в молодости все состояние спустил на скачках и в казино"...
   А он: "Ах, полно вам, Настасья, одно Ваше слово..."
   Я лишь рассмеялась и вышла из аптеки.
   Сегодня выдался морозный день. Снег немного подтаял в полдень, но теперь опять подморозило, и мостовая превратилась в каток....
   Внезапно, я поскользнулась и упала прямо на проезжей части. На меня несся дорогой автомобиль, и мое тело оказалось на его пути. Машина едва успела затормозить. С огромным трудом мне удалось встать на ноги. Водитель на меня кричал, а я лишь зачарованно смотрела в его удивительные глаза. Вишневые глаза... Бледное лицо, обрамленное непослушными черными прядями...
   - Девица, Вы под ноги смотрите? - яростно прорычал незнакомец.
   - Простите! - пролепетала я и покраснела..."
   - Ну... тогда понятно, Николас-то фактически получил ее безо всяких усилий. Не удивительно, что он так просто уехал, - задумчиво прошептала я, любовно поглаживая пальцами бархат обложки, и с ощутимым сожалением прибавила. - Будь я на ее месте, то ответила бы этому нахалу, что мало бы ему не показалось!
   В этот момент у меня перед глазами все закружилось. Я обхватила голову руками и закрыла глаза. Мое тело охватила странная слабость, а затем невесомость, словно я взлетала куда-то ввысь... Затем, я вновь ощутила свое тело, но как-то странно и непривычно.
   Сначала на уши давила пугающая тишина, но внезапно на меня обрушился оглушительный гул, словно я оказалась на улице шумного города.
   - Что за черт? - удивленно прошептала и медленно открыла глаза.
   Первое, что я увидела - полные ярости темные глаза странного вишневого оттенка...
  
  

Глава 2

  
   Я лежала на холодном льду и ошеломленно смотрела на бледное лицо незнакомца. Как? Как я могла оказаться здесь, в этом странном месте? Как меня угораздило оказаться на ледяной мостовой, если у нас сейчас лето? Всего секунду назад, я мирно читала чужой дневник, а сейчас лежу, как морской котик на лежбище, у ног элегантного мужчины. Странные глаза с выражением крайнего раздражения сверлили мою скорчившуюся на колючей брусчатке фигурку. Мне было невероятно больно. Я прикусила губу, отгоняя непрошеные слезы. Пришлось отвести взгляд от идеального лица обладателя вишневых глаз. На глаза навернулись слезы, хотя мне безумно хотелось сдержать эмоции. Взгляд упал блестящую машину прошлого века....
   "Мать моя... лупоглазая мышь! Как же это называется? Галлюцинации? Причем длительные!" - мрачно подумала я, с нескрываемым интересом рассматривая авто у обочины.
   Судя по виду лакированного бампера, странных фонарей по бокам, я без колебаний отнесла бы это транспортное средство к разряду очень раритетных.
   - Неужели такая телега все еще ездит? - задумчиво прошептала я и, поморщившись, попыталась встать на ноги. Но безрезультатно. Тело меня совершенно не слушалось.
   Кажется, последнюю реплику я высказала довольно громко, и меня услышали. Незнакомец скривил чувственные губы и с нескрываемым высокомерием промолвил:
   - Что значит телега? Это самая последняя модель авто и куплена за границей.
   "Высокомерный, чванливый и заносчивый болван", - мысленно резюмировала я.
   Кстати, взгляд вишневых глаз был более чем красноречивым. Только что меня отнесли к разряду деревенщины. Я бы непременно высказала все, что о нем в данный момент думала, но мое внимание отвлек какой-то неясный гул. На тротуаре начала собираться толпа зевак. Народ дружно обсуждал происходящее. Я криво ухмыльнулась. Ничего не меняется... Н-и-ч-е-г-о... Стоп! Стоп! Где я? Неужели в прошлом! С нарастающей паникой я осмотрелась вокруг. Заснеженная улица, двухэтажные дома дореволюционной постройки, узкая проезжая часть, мощенная булыжником, экипажи и редкие авто, такие же, как и у незнакомца. А люди... Мама дорогая, роди меня обратно! Все выглядели, как на хрониках начала прошлого века.
   Я медленно перевела глаза на себя и, к моему огромному удивлению, обнаружила на себе длинную шубу из темной крольчатины. Кстати, такой у меня точно не было. На голове имелся пуховый платок. В этот момент молодому человеку надоело то, что я лежу посреди проезжей части. Смазанным движением, он двинулся ко мне. Я невольно залюбовалась его внешностью. Теперь я понимала, телячий восторг автора дневника. Он был в элегантном черном пальто, обливающим его стройную фигуру. На вороте висел светлый шарф, элегантно обнимая шею. Мягкие пряди иссиня-черных волос были небрежно примяты модным в те времена котелком. Бледное лицо с резкими чертами, словно вырезанными из слоновой кости, поражали своей правильностью, изяществом. При одном только взгляде на мужчину, сразу было ясно, что он аристократ до мозга костей. Багряные лучи зимнего солнца в этот момент осветили большие глаза потрясающего вишневого цвета.
   "Да... Анастасия не врала - он действительно красавец", - растерянно подумала я, лихорадочно пытаясь сообразить, что мне делать...
   Оказалась на месте героини дневника из прошлого века?
   Но как?? КАК я здесь оказалась?
   "Кажется, я озвучила последний вопрос!" - с запозданием спохватилась я и снова попыталась встать.
   К огромному удивлению, тело совершенно не ощущалось, словно было чужим. Плохо дело.
   - Превосходно! - едко отозвался аристократ низким баритоном. - Мало того, что по сторонам не глядите, девица, и под ноги совершенно не смотрите, так Вы даже не ведаете, где находитесь! Вы, часом, провалами памяти страдаете?
   - Не Ваше дело! Не надо так гонять, будто в Формуле-1 участвуете! - совершенно чужим голосом отозвалась я и болезненно поморщилась, пытаясь совладать с телом.
   Незнакомец нахмурился и с интересом спросил:
   - Простите, где?
   - Нигде! - хрипло отрезала я и более миролюбиво прибавила. - Лучше помогите мне подняться... Пожалуйста!
   Крепкая рука в кожаной перчатке подняла меня в воздух как пылинку и осторожно поставила на ноги. Голова моментально закружилась, все поплыло перед глазами.
   - Спасибо, - отстраненно прошептала я и еще раз огляделась по сторонам.
   Вокруг была все та же улица в стиле начала двадцатого века. Начало смеркаться. Зимний день ведь невероятно короток. Фонарщик уже зажигал странные фонари. По своим делам спешили люди, одетые по моде начала двадцатого века. Толпа зевак с разочарованными вздохами рассосалась сама по себе. Внезапно, я почувствовала себя так, словно оказалась участницей какого-то странного действа.
   - Боже, куда я попала!? - прошептала я.
   Глаза привычно защипало. Боже, хоть бы не зареветь перед незнакомцем. Он с видимым неудовольствием сморщил породистый нос и любезно спросил:
   - Барышня, как Вы?
   Невероятным усилием воли я снова сдержала слезы.
   "Наверное, это все сон, если я ущипну себя, то обязательно проснусь!" - решила я, скидывая варежки.
   К моему огромному удивлению, лютый мороз был реален, также как боль от приличного щипка. Незнакомец с огромным интересом наблюдал за моими действиями.
   - Плохо, - подавленно прошептала. - Интересно, во что на этот раз я вляпалась?
   - Вам нужна помощь, - это было утверждение. - Я могу подвезти Вас. Назовите адрес.
   Я с удивлением смотрела на незнакомца.
   "Джентльмен, чтоб его!" - мысленно фыркнула я.
   Его сильная рука до сих пор держала меня под локоть. Голова вновь пошла кругом. Различные догадки калейдоскопом сменяли одна другую.
   - Какое сегодня число? - с огромной надеждой в голосе я озвучила одну из своих догадок.
   - Четырнадцатое февраля, - с готовностью ответил незнакомец в черном пальто.
   - А год? - слабым дрожащим голосом прошептала я.
   - Тысяча девятьсот десятый, - недоумевая, ответил он.
   - О боже... - с ужасом пролепетала я.
   Улица перед моими глазами заколыхалась, внезапно все поплыло. Бордовый закат моментально померк.

***

   Голова нестерпимо болела, в висках стучала кровь, а во рту был неприятный привкус... Я страдальчески поморщилась, постепенно приходя в себя. В последний раз у меня было такое самочувствие, когда побывала на Дне Рождении моей лучшей подруги и там хлебнула лишку. Тошнота постепенно отошла, и мне удалось вздохнуть свободнее. Не открывая глаз и не шевелясь, просто наслаждалась небывалым покоем. Было тепло, уютно, я лежала на чем-то мягком. В комнате ощущалось чужое присутствие. Скорее всего, это сестра. Сейчас будет ругать за то, что перепила накануне...
   - Боже, почему мне так хреново, будто меня каток переехал!? - мученическим голосом прошептала я, облизывая пересохшие губы. - Наташа, будь послушной сестрой и принеси-ка мне минералочки!
   Приглушенный мужской смех озадачил меня и ввел в ступор. То, что в комнате была явно не Ната, я уже поняла. Внезапно, кадры последних событий завертелись перед моим внутренним взором. Итак, я читала чужой дневник, который смахивал на вампирский роман. Затем, по собственной глупости, пожелала быть на месте Анастасии. Вуаля - я валяюсь на проезжей части под колесами авто возлюбленного автора этого самого злополучного дневника. С ума сойти! Кстати, как там его... Николас...
   - Откуда Вы знаете мое имя? - с удивлением отозвался низкий баритон.
   Я моментально распахнула глаза.
   "Вот черт! Опять озвучила последнее слово моих мысленных размышлений! Вот это влипла!" - с досадой подумала я и почувствовала, как густой румянец залил щеки.
   - Знаю и все! - отрезала и тут же подпрыгнула на месте, озираясь по сторонам.
   Мое тело, покоилось на роскошном диване, и было заботливо укрыто пледом. Голова лежала на маленькой подушечке. Я прищурилась и уставилась на мужчину. В глубоком кресле напротив меня восседал Николас с таким величественным видом, что я невольно залюбовалась его безупречной осанкой. Молодой мужчина был облачен в черный строгий костюм по моде начала прошлого века.
   - Я не знал, куда Вас везти, поэтому привез к себе домой, - несколько скомкано пояснил Николас.
   Я с огромным любопытством осмотрелась. Мы находились в просторной комнате, скорее всего в гостиной, обставленной дорогой мебелью. К моему восторгу, в комнате был огромный пылающий камин. Танцующее пламя завораживало, дарило ощущение покоя, тепла и уюта. На моих губах заиграла улыбка. Повсюду стояли роскошные канделябры с горящими свечами. Перевела взгляд на себя и обнаружила, что шубы и платка на мне нет, зато я была в глухом платье серого цвета. Оно было невероятно длинным. Меня это озадачило. В какой кошмар попала? Я все еще не верила своим глазам. Быть одетой по моде прошлого века... Это, по крайней мере, было странно. Где моя футболка, джинсы и шлепанцы? Где моя привычная одежда? Я еще раз осмотрелась, подмечая полное отсутствие электрического освещения в доме. Это наводило на определенные выводы.
   "Да, и дата, названная Николасом, мне не послышалась", - я мысленно подытожила свои размышления.
   "Стоп! Николас - вампир! Ведь именно в этом признался этот красавчик моей тезке! Она не смирилась с этой правдой, и он уехал! А я? Я оказалась на ее месте! Но как? Хотя... Сама ведь пожелала - будь я на ее месте... И вот я на ее месте!" - грустно размышляла я, с огромным интересом рассматривая молчаливого хозяина жилища.
   Как ни странно, но страха перед ним я не испытывала. Даже наоборот - было очень интересно. Встретить настоящего вампира - событие из ряда вон выходящее.
   - Повторяю, откуда Вам известно мое имя? - продолжал настаивать на своем мужчина. - Мы ведь не были представлены друг другу!
   - Что тут такого? - изумленно отозвалась я, пытаясь включить "дурочку". - Ну, знаю, и что с этого? Чего так напрягаться?
   - Что?! - брови вампира поползи вверх.
   - Расслабьтесь! - наставительно изрекла я и с коварной улыбкой продолжала: - Вы помните всех, кого вам представляют?
   - Да! - с утвердительным кивком ответил Николас.
   - Отлично! Меня зовут Анастасия! Будем знакомы! - невозмутимо отозвалась я, усаживаясь поудобнее на диване.
   Николас, казалось, задохнулся от того, каким тоном я ему ответила. Сразу видно, что князь не привык к подобным разговорам. Я продолжала нагло рассматривать его, с таким нездоровым интересом, что Николас поежился.
   "Интересно, а клыки он прячет или их и так видно?" - мысленно раздумывала я, пытаясь разглядеть их, когда Николас что-то мне говорил.
   - Что? - я будто очнулась ото сна и отвела взгляд.
   "Будь проклято его вампирское обаяние!" - мысленно выругалась я.
   - Уже поздно для гостей, - тихо повторил он и встал со своего места. - Назовите свой адрес, Анастасия, и я отвезу Вас домой.
   - Э-э-э-э, - пролепетала я и снова залилась густой краской.
   "Блин, сейчас я здорово смахиваю на сеньору-Помидору", - с досадой подумала я.
   - Что еще? - устало проговорил Николас и замер на пороге комнаты.
   - Мне надо в туалет... Можно? - неожиданно выдала я.
   "Блин! Моя физиономия еще никогда в жизни не была такого радикального алого цвета!" - я мысленно пнула себя.
   Николас обреченно вздохнул и с легким кивком вывел меня из гостиной. Вскоре я оказалась в просторной комнате с блестящей медной ванной и белоснежным унитазом. Вампир оставил мне один из канделябров и гордо удалился. Смешной! Нарочито долго я провозилась с хитроумной задвижкой, а потом махнула на нее рукой и оставила дверь не запертой. Вряд ли вампиру придет в голову ломиться сейчас в туалет, зная, что я здесь. Он был слишком хорошо воспитан. Напевая под нос любимый хит Веры Брежневой, я двинулась к сверкающему умывальнику и огромному зеркалу над ним. Машинально включив воду, принялась умываться. Звуки про "любовь спасет мир" выходили несколько булькающими. Меня не заботило, что вампир может все услышать. Сейчас было важно совершенно другое - надо решить, что мне делать дальше.
   Вытирая лицо махровым полотенцем, я случайно взглянула на себя в зеркало. Серебристая поверхность отражала абсолютно чужое лицо. Ох, ничего себе! Я громко высказала свое удивление:
   - Мать моя породистая мышь!
   На меня с неописуемым ужасом смотрели карие глаза странного желтого оттенка. Чужие глаза... У меня они серо-зеленые... Были... Я отшатнулась от зеркала, чувствуя дурноту. Круглое лицо, румяные щеки, прямой нос, большие глаза, тонкие брови вразлет - довольно миловидное личико молоденькой девушки. Я придирчиво осмотрела свое новое тело. Очень мило, мне досталась мордашка восемнадцатилетней девчушки. Выражение глаз было чересчур взрослым и совершенно не шло к этому детскому личику. Хотя, чему удивляться!? Мне уже двадцать шесть, а не восемнадцать. Черт, как же я умудрилась так вляпаться?!
   - Анастасия, с Вами все в порядке? - за дверью послышался обеспокоенный голос Николаса.
   "Джентльмен!" - едко прокомментировала я.
   - Нет, не в порядке! - огрызнулась я, рассматривая серое платье.
   - Что случилось? Вы кричали? Еще высказались такими словами, совершенно неподобающими леди, - гнул свое вампир.
   - Да, случилось! - страдальческим тоном выдохнула я и с подозрением прибавила. - Николас, Вы подслушиваете под дверью?
   - Нет, - запинаясь, смущенно пробормотал вампир. - Уверяю Вас, я был в гостиной.
   - Да? Только гостиная в конце коридора, - не унималась я.
   Если плохо мне, то пусть, и он помучается. Ведь Николас не в курсе, что я знаю кто он.
   - Вы громко кричали, - сухо пояснил вампир. - Думаю, что Вашу фразу слышал даже дворник в дворницкой.
   "Да, конечно, друг мой упыристый, расскажи это воробьям на ветке, а мне можешь не заливать", - ехидно подумала я.
   - Так, что случилось? - он перевел тему разговора.
   - Я увидела мышь! - бесстыдно заявила я.
   Я рассеянно погрузила пальцы в копну густых волнистых волос необычного насыщенного медного оттенка и, обернувшись к зеркалу спиной, увидела, как длинная коса спускалась к круглой попке.
   - Не может быть! У меня нет мышей! - уверенно заявил вампир за дверью. - У меня их просто быть не может.
   "Наверное, уже всех сожрал, а остальные разбежались по углам!" - ехидно подумала я.
   - Нет, просто увидела свое личико в зеркале, - промурлыкала я, с мерзкой улыбочкой рассматривая серое безобразие на себе.
   Мышь, серая мышь... Это уж точно! Что с этим временем? Дурацкий цвет, фасон, мода и время... Хочу домой!
   - Что?! - вопль вампира, кажется, перешел на ультразвук.
   Дверь рывком распахнулась, и на пороге возник Николас в растрепанных чувствах.
   - Разве это поведение достойно джентльмена? - иронично заметила я и со смешком прибавила. - Уж не подумали Вы, что я превратилась в мышь? Пусть даже летучую.
   Выпученные глаза хозяина дома грозили выпасть из орбит. Я скривилась, покачала головой и, едва сдерживая смех, прибавила:
   - Я не вампир, чтобы превращаться в летучих мышей!
   Николас окончательно потерял дар речи, а я сполна насладилась его замешательством.
   - Хотя, хорошее умение, - продолжала потешаться я, чувствуя полную безнаказанность. - Слетал на охоту. Главное, никто не заподозрит в этом деле столь мелкое существо.
   Вампир, казалось, примерз к блестящему плиточному полу, пытаясь понять ход моих мыслей.
   - Ладно, бросьте! Насчет вампиров - все это бред пьяного ирландца после пол литра крепкого виски, - проговорила я с откровенной жалостью и остановилась напротив опешившего Николаса.
   Вампир постепенно пришел в себя. Ему с трудом удалось взять себя в руки. Он натянул на лицо маску вежливости.
   - Поясните, почему Вы кричали? - ледяным тоном отозвался Николас.
   - У меня проблема, - наконец выдала я, понимая, что не отвяжусь от настойчивого вампира. - Это же не я... Лицо не мое! - отчаянием прорыдала я, утирая фальшивые слезы.
   - То есть? - на лице Николаса отразились сомнения в моем душевном здоровье.
   В этот момент, мне окончательно стало ясно все, что со мной происходит в реальности. Моя душа очутилась в чужом теле. И что самое страшное - в прошлом. Кому расскажешь - никто не поверит. Я уже не соображала, кому и что говорю. Глаза привычно защипало. Хотелось сесть на пол и разрыдаться в голос.
   - Это не мое тело! - упрямо повторила я и вытерла настоящие слезы. - Я сошла с ума... Да, что там... Весь мир сошел с ума...
   Николас напряженно вглядывался в мое заплаканное лицо. Я будто тонула в вишневых глазах. Он нахмурился, шагнул вперед. Боже, зачем только сболтнула лишнего. Вампир сделает единственно правильное решение - вызовет санитаров. Я поймала себя на том, что с напряжением ожидала его ответа, словно от его слов зависела моя дальнейшая жизнь.
  

***

   - Анастасия, не говорите ерунду, - ледяной тон вампира был пугающим.
   Вишневые глаза, казалось, проникали в глубины моей души и без особых проблем читали меня, как открытую книгу. В панике, я отвела взгляд от бледного лица, на котором играли мягкие блики пламени горящей свечи.
   Николас увидел мой испуганный взгляд и более мягко проговорил:
   - Все объясняется очень просто - Вы упали и, возможно, ударились головой. Хотя запаха крови я не слышу...
   Хотелось возмутиться - откуда он знает!? Но потом сама же спохватилась - он вампир и что-что, а кровь учуять в состоянии.
   - Я вызову доктора, и он Вас осмотрит, - закончил свою мысль Николас.
   - Только не психиатра! - испуганно прошептала я, испуганно прижимаясь лопатками к стене.
   - Нет, обычного доктора, - успокаивающе проворковал Николас. - Он Вас осмотрит. Возможно, при падении, Вы что-то себе повредили. Не переживайте.
   - Думаете, что я потеряла память? - прищурив глаза, прошептала я и сделала несколько шагов к вампиру.
   - Вы свой адрес помните?
   - Нет! Я помню свое имя, и почему-то именно Ваше... Но фамилий нет, адрес тоже... Даже название города! - я с радостью ухватилась за идею, которую мне невольно подбросил сам Николас, и мысленно воздала хвалу создателям мыльных опер.
   - Что-то вспоминается четче, что-то покрыто тьмой, - вдохновенно врала я, вспоминая все просмотренное "мыло". - Это так ... мучительно... Не помнить кто я...
   "Точнее - совершенно не знать этого!" - мысленно поправила я себя и скрестила пальцы за спиной.
   Внимательный пытливый взгляд вампира вводил меня в ступор. Опять! Может он владеет телепатией, как Эдвард Каллен и все мои ухищрения без толку.
   "Надо проверить!" - мысленно решилась я.
   Бледное лицо вампира хранило бесстрастное выражение, когда мой взгляд прошелся от его выразительных глаз до острого подбородка. А вдруг, у него есть суперспособности? Ментальные силы? Я прикусила губу, вспоминая всю тьму прочитанных вампирских книг и просмотренных фильмов. Так-с, приступим!
   "Ник, ты - упырь!" - мысленно произнесла я и внимательно посмотрела на вампира, но он с каменным выражением лица продолжал стоять передо мной с канделябром в руке.
   Ничего? Я почувствовала легкое разочарование. Нет? Ничего, попробую еще!
   "Николас! Дурак, упыриная рожа, клыкастый граф Дракула!" - мылено ругала я вампира.
   Мне стало досадно. Опять никаких результатов. Вывод напрашивался сам собой - он НЕ телепат! Зато Николас был обескуражен моим долгим молчанием.
   - Думаю, что Вы переутомились, - с всезнающей физиономией заявил он мне.
   - Может, если я постараюсь, то все вспомню, - захныкала я.
   На моем лице однозначно были результаты моей мыслительной деятельности. Конечно, ведь многое я просто не знала. Боже, ну зачем мне вздумалось болтать над дневником? Может он такой же заколдованный, как и в "Гарри Поттере"? Я нахмурилась и, привычным жестом, затеребила длинную косу, наматывая локоны на указательный палец. Видимо, старые привычки все еще живы во мне. Я печально улыбнулась. Мое несчастное лицо было прекрасно видно в зеркале напротив. Но меня поразило другое - необыкновенно взрослое выражение желтых глаз отражения. Надо срочно что-то с этим делать...
   - Ну, я не врач, но возможно у Вас травма головы, - снова заговорил вампир.
   Мне показалось, или так оно и есть - он чувствует себя виноватым. Отлично, значит, будем давить на жалость. В любом случае - к родным этой девочки мне ни в коем случае нельзя... Папенька и сестрица непременно что-то заподозрят.
   - На что Вы намекаете? - с вызовом начала я.
   Вампир широко улыбнулся. В неровном свете свечей блеснули клыки. Я зачарованно уставилась на них, окончательно осознавая, кто передо мной. Как не странно испуга не было. Нет! Я была в восторге! Встретить вампира, пусть и в прошлом! Это так... замечательно! Глупо? Однозначно, но я не могла сдержать восторга, а точнее очередной атаки вампирского обаяния. Зато Николас заметил мое пристальное внимание к его голливудской улыбке. Он тут же смутился и захлопнул рот. Я едва сдержала разочарованный вздох. Лицо Николаса было озадаченным, а глаза пристально рассматривали меня. Словно он хладнокровно взвешивал, что я успела увидеть. Я выдавила жалкую улыбку. Пусть думает, что я влюбилась в него, а не поняла его истинную сущность. Вдруг у вампиров принято убивать тех, кто проник в их тайну, покрытую мраком.
   В этот момент я отчетливо осознала, что если сию минуту ничего не придумаю, то мне вызовут санитаров. Выход был одновременно простым и гениальным. Я картинно закатила глаза и с тихим вздохом начала оседать на плиточный пол. В лицо пахнуло свежестью - вампир с невероятной скоростью подлетел ко мне. Я благополучно свалилась на его руки.
   "Боже, какой галантный вампир мне достался! И какой быстрый!" - едва сдерживая улыбку, подумала я.
   В этот момент меня заботливо уложили на какую-то мягкую поверхность. Затем вампир осторожно укрыл чем-то теплым. В этот момент я окончательно осознала, что очень устала и моментально провалилась в глубокий сон.
  
  

Глава 3

   Князь Николас Ларин
  

В карманах прячу маски лиц.

Я - злой и нежный, лютый и прекрасный зверь.

Ты - свет в окне моих светлиц.

И я же вру тебе, наивная. Прошу не верь.

Наивная и милая моя...

Хотя когда, Анастасия, ты успела стать моей?

Глаза, ах! Мне в твоих глазах

Идти ко дну, тонуть и не спастись теперь.

Такая странная и все же та, что есть.

В эту эпоху словно не в ту дверь вошла.

Мне ни к чему с тобою эта глупость - лесть.

Ах, как же я хочу, чтоб ты осталась

Здесь, со мною,

Навсегда...

Джуилет Байсер

  
   Я медленно поставил пустой бокал на низкий столик и лениво потянулся, откинувшись на мягкую спинку кожаного кресла. В этот момент за спиной послышался едва тихий вздох, стук каблучков, скрип двери и шорох шелкового платья. Я напряженно улыбнулся, хотя мне было чрезвычайно досадно, что мое уединение прервали столь бесцеремонным образом. В комнате ярко пылал камин. Мне было очень уютно в глубоком кресле напротив пляшущего пламени. Огонь всегда меня успокаивал, дарил ощущение покоя и защищенности. Как нелепо - сильнейшее существо в мире ищет душевной защиты. Я иронично улыбнулся своим мыслям.
   - Скучаешь, Ник? - тихо промурлыкал знакомый женский голосок. - Опять сбежал из бальной залы! Какой же ты все-таки милый...
   Соблюдая этикет, я привстал со своего кресла и с вежливой улыбкой посмотрел на нарушительницу своего спокойствия. В дверном проеме вырисовывался соблазнительный женский силуэт. Густой полумрак, который давали плотные черные шторы, не был для меня преградой. Я прекрасно увидел вошедшую в комнатку маленькую вампиршу. Варвара! Только она могла осмелиться нарушить мое уединение в гостиной. Варя двигалась с неподражаемой кошачьей грацией. Даже для вампира она была изящной и невероятно сексуальной. В воздухе разлился слабый аромат дорогих цветочных духов.
   - Почему ты здесь прячешься? - вкрадчиво проговорила она и осторожно уселась на подлокотник моего кресла.
   Я снова опустился на свое любимое место. Вампирша словно невзначай придвинулась ко мне ближе, будто стремясь очутиться в моих объятиях.
   - Я не люблю шумных сборищ, - ледяным тоном ответил я и более жестко прибавил. - И сколько раз тебе повторять! Я - не милый!
   Я скривился и обреченно вздохнул. Да, всю мою жизнь мне были не по душе вампирские балы. Они начинались засветло и могли продолжаться чуть больше суток. Сначала была скучная официальная часть. В огромной бальной зале подавали фуршет - человеческая еда и свежая кровь в графинах, обложенных льдом. Но самым отвратительным было не это, а бесконечная болтовня о том, что смертные не должны узнать о нашем существовании. Подобные мероприятия навевали на меня откровенную скуку и вызывали лишь презрение к болтунам.
   - Ну, не будь таким мрачным! - прервал мои размышления веселый голосок Вари. - Дамы затеяли игру в преферанс! Ставки возросли! Выигравший первым укусит дичь.
   Я исподлобья посмотрел на вампиршу, и она заметно съежилась под моим тяжелым взглядом.
   - Ты находишь меня мрачным, да, Варенька? - словно невзначай бросил я, зорко наблюдая за ее точеным личиком.
   В данный момент все эмоции отражались на прекрасном лице Вари, освещенном пламенем камина. Она мучительно закусила губу и опустила глаза, боясь встретиться со мной взглядом.
   - Мне, конечно, нравится твоя мрачность, но все имеет свои границы, - испуганно пролепетала она. - Начнутся сплетни! Князь опять осерчает на тебя...
   Я отлично почувствовал ее острый страх и то, что она не врала мне. Отлично! Я слабо улыбнулся и перевел взгляд на пламя. Последнюю фразу Варя прошептала полузадушенным шепотом, словно боялась гнева моего родителя.
   - Ты боишься за меня? - удивленно произнес я, упорно вглядываясь в личико вампирши.
   Как жаль, что я не могу читать мысли. К сожалению, мне доступны лишь одни чувства моих соплеменников и только самые сильные.
   - Да, - с наигранным смущением проворковала Варя, прильнув к моей руке.
   На большее она пока что не осмелилась. Я улыбнулся и с нервным смешком добавил:
   - Тебя заботит чье-то мнение или то, что отец опять будет упрекать меня в том, что я не такой, как мой старший братец!
   Вампирша состроила скорбную мордочку.
   - Или, тебя заботит то, что я никогда не стану главой клана? - уже с откровенной издевкой спросил я у Вари.
   Вампирша тихо вдохнула, отрицательно покачала головой и взглядом преданной собаки заглянула мне в глаза.
   - Выходи... поиграем с человеком! - отчужденно пробормотала она и перевела взгляд на танцующее пламя в черном зеве камина.
   После разговоров о сохранении человеческой расы, все эти напыщенные снобы выбирали очередную жертву и устраивали на нее охоту - такова была неофициальная часть вампирских балов. В таких играх человек просто не выживал - вампиры разрывали его на куски, обезумевшие от запаха свежей крови. Меня буквально передернуло при воспоминаниях о последней жертве - молодой девушке. Беспомощный взгляд ее остекленевших глаз до сих пор преследовал меня во снах. С тех пор мне даже было противно наблюдать за подобным действом. Да, хоть я и вампир, но не приветствовал бессмысленных убийств. Для подобного у меня всегда были под рукой девушки-доноры. Да, я не убивал их, а наоборот - мы доставляли друг другу взаимное наслаждение.
   - Что-то не хочется, - с отвращением отрезал я.
   Ну, вот опять меня приглашают на очередную охоту, которая состоится этим вечером. Как бы мне избежать участия в этом безобразии? В конце концов, если мне это не нравится, то возможно ли вообще уехать? Надо обдумать все пути отступления.
   - Ах, какая досада, - с нескрываемым сожалением выдохнула она. - А я хотела взять тебя на поиски человека.
   - Не стоит, - равнодушно отозвался я.
   - Тебе не так много лет, как тем стариканам, - ласково пробормотала Варя, а ее ручка игриво прошлась по ряду пуговиц на сюртуке. - А ты так устал от жизни...
   - Повторюсь еще раз! Я не люблю подобные встречи кланов, - нехотя проговорил я. - На них слишком скучно.
   Послышался шелест шелка, цветочный запах французских духов ударил в нос, а перед моими глазами поплыли видения наших страстных ночей. Вампирша придвинулась ко мне вплотную и накрыла мой рот своими пухлыми губками в сладком дразнящем поцелуе. Длинные изящные пальцы запутались в моих напомаженных волосах.
   - Думаю, что я сумею развеять твою скуку, - порочно прошептала вампирша и многообещающе улыбнулась мне.
   Раньше мое тело весьма однозначно отреагировало бы на ее прикосновения, но я быстро устал от Варвары и теперь ее поцелуи больше не вдохновляли меня на ночи страсти. Все. Я перегорел. Выдохся. Наши встречи больше меня не радовали. В который раз я пытался объяснить любовнице, что для меня она уже давно перешла в разряд "бывшие". Я напрягся, осторожно отвел ее цепкие ручки от галстука, который она с завидной проворностью ослабила.
   - Возраст тут совершенно не причем.
   Вампирша правильно угадала мое желание, а точнее нежелание. Она молниеносно отвернулась. Теперь мне был виден ее темноволосый затылок. Всего на миг я почувствовал к ней жалость, но моментально подавил это странное чувство. Черт побери, я вампир или кто? Причем, не самый последний в нашем мире. Такие, как я, на вес золота. Мы почитаемы, всеми любимы, наше слово закон...
   Я - чистокровный вампир, аристократ с кучей титулов, но без права наследия главы клана. На эту роль отец выбрал моего брата. По его мнению, я слишком молод и неопытен, чтобы руководить кланом. Но я даже рад этому: власть - слишком большая ответственность. Как раз то, что меньше всего нужно в этой жизни.
   - Зачем ты так со мной, Ник? - жалобно прошептала Варя, а ее пугающе пустые глаза смотрели на пляшущий огонь в камине.
   - Как? - устало спросил я и решительно развернул к себе вампиршу. - Пора расставить все точки над "і", - холодно начал я, безжалостно глядя в ее черные глаза. - Варя, я больше не вижу смысла тянуть. Ты мне не нужна! Надоела! И нам лучше не видеться!
   В темных глазах блеснули кровавые капли, но вампирша сдержалась и лишь понурила голову. Во мне слабо шевельнулась совесть. Ну, что же я за чудовище! Сказать так резко! Сейчас будут реки слез, истерика и в итоге я буду виноват. Хотя можно было поступить проще. Если сейчас я прикажу ей покинуть комнату, то она послушается.
   - Пожалуйста, - умоляюще зашептала она. - Не прогоняй меня!
   - Прости, но ты не нужна мне, - с жалостью сказал я и сделал нетерпеливый жест в сторону дверей. - Прошу, оставь меня!
   Вампирша покорно встала с подлокотника и с опущенной головой прошла от моего кресла до двери. Мне был виден лишь ее скорбный профиль. Ослушаться меня она просто не осмелилась, хотя мне было понятно, что Варвара испытывает очень сильный гнев. Вампирша остановилась в дверях. Ее глаза лихорадочно блестели, отражая пламя камина.
   - Ты, ты еще пожалеешь об этом! - зловеще прошептала она.
   Мои брови поползли вверх. Ее угрозы были пустыми и бессмысленными. Это было сродни самоубийству. Подумать только! Угрожать! МНЕ!
   - Варя, я спишу твои слова на состояние аффекта, - отозвался обманчиво спокойным тоном и почти ласково прибавил, не забыв угрожающие нотки. - Вон из комнаты!
   Вампирша ощутимо вздрогнула всем телом и едва слышно выскользнула за дверь. Я откинулся на спинку кресла, задумчиво рассматривая грязный бокал. Несвежая кровь совершенно не насыщала меня. Это наводило на размышления о том, что пора навестить мою кормилицу - малышку Юлию. Я медленно встал со своего места и подошел к окну. Даже сквозь задернутые шторы прекрасно чувствовалось, как солнце медленно клонится к закату.
   Чистокровным солнце совершенно не вредило и, в основном, я вел жизнь обычного молодого человека. Вообще, все сказки, описанные Брэмом Стокером, были совершенным вздором, и мы частенько посмеивались над выдумками ирландца. Из-за того, что там была написана нелепая чушь, Повелитель решил не убивать несчастного. Пусть живет, нам даже на руку, чтобы простые смертные не знали о нас всю правду...
   Итак, решено, я уезжаю! К черту этот прием! Все к черту! Пусть отец и братец решают свои дела, ведут нескончаемые разговоры в подвале, отделанном под бальную залу. Меня ждут более интересные занятия, чем торчать в этом старом сыром доме, более походящим на склеп, чем на жилой дом. Я в предвкушении улыбнулся и быстрым шагом вышел из гостиной.
  
  

***

  
   Не смотря на то, что на улице был жуткий гололед, за свой новенький автомобиль я нисколько не опасался. Ведь у вампиров была превосходная реакция, и я смогу вовремя затормозить. Да, и разве это скорость? Я мог двигаться во много раз быстрее, но мне нравилось управлять этой механической повозкой, которую совершенно недавно изобрели люди. Это было так... необычно! Постепенно автомобили вытесняли конные экипажи. Я понимал, что будущее именно за ними, а еще электричеством, телефонами, телеграфом и прочими изобретениями человечества. Я мрачно улыбнулся, вспоминая закостенелых стариканов, которые были уверены, что люди больше ни на что не способны, кроме как насытить их желудки своей кровью. Но они ошибаются, также как и мой отец, и брат. Люди нас еще не раз удивят нас. Я в этом просто уверен...
   Я глубоко задумался о нашей последней беседе с братцем. Все вышло как обычно. Мы снова повздорили! Даже чуть до драки не дошло. Идиот! Думал, что сможет силой удержать меня на этом проклятом балу. Василий был как всегда надменен. Он в который раз пытался вдолбить мне в голову, что люди всего лишь наша еда. Глупости! Уж мне-то лучше знать, что это не так! Взять, например, Алексея Рулина! Граф был невероятно умен, начитан, знал несколько языков, увлекался физикой и экспериментировал с электричеством. Лично я искренне считал его своим другом. А его отец - Николай Егорович, был почтенным врачом, знал действия лекарств и был отличным специалистом. Конечно, они не догадывались о моей истинной сущности. Ведь мой образ жизни не вызывал никаких подозрений. Для всех я был богатым молодым хлыщом, прожигающим жизнь. Мне была удобна эта маска. Остальное меня не беспокоило. Я питался обычной едой, ходил на званые вечера, в театр и даже побывал несколько раз в кинотеатре. Мои посещения любовниц никого не удивляли и не настораживали. Я - мужчина и могу иметь несколько женщин. Это было нормально для дворян. Никто из людей не догадывался, что мой интерес к человеческим женщинам был чисто гастрономическим.
   Я стиснул руль своего автомобиля. В этот момент мне пришлось признать, что слишком задумался и беспечно пропустил сигнал регулировщика. Теперь я летел вперед, двигаясь к пешеходному переходу. На перекрестке никого не было, кроме девушки, облаченной в темную шубку. Она совершенно не смотрела в мою сторону. Неужели она не слышала рев мотора моей железной повозки? Очевидно, нет. Я отчетливо видел, как ее маленькая ножка встала на проезжую часть. Мне пришлось быстро сбросить скорость. Но все произошло значительно быстрее - незнакомка поскользнулась на кусочке льда и, беспомощно замахав руками, рухнула на булыжники мостовой. Я прекрасно видел, как содрогнулось от боли ее тело, как поникла голова, обмотанная нелепым серым платком. В этой фигурке было что-то трогательное. Стиснув зубы, я мысленно умолял свое авто затормозить до того, как передние колеса коснуться ее беспомощного тела. Почему она не поднимается на ноги? Почему?
   Визг шин отвлек меня от созерцания скорчившейся фигурки на покрытых льдом булыжниках. Внезапно чувство странного сострадания сменилось раздражением. Черт, почему она не встает? Невероятно, как неповоротливы люди. Еще не дай Бог, меня арестует полиция! Что им скажу в свое оправдание? Выходит, что я сбил пешехода, и это впервые за все время! Мой новенький автомобиль остановился всего в полуметре от тела девушки. Она продолжала обессиленно лежать на мостовой. Может, она умерла? Ударилась головой? Я потянул воздух носом. Нет, все нормально, крови нет. Это хорошо. Я молниеносно выскочил из автомобиля и поспешил к неподвижному телу. Если крови нет, то, что не так? Может она сломала шею? Я с тревогой прислушался. Было слышно тихое и ровное сердцебиение. Нет, девушка жива. С облегчением вздохнул, но тут же мысленно выругался. Какого черта я за нее беспокоюсь - она сама рухнула на дорогу и едва не создала аварию!
   В этот момент девушка зашевелилась, громко застонала таким голосом, словно ее резали наживо. Меня передернуло, но я не дожидаясь, пока она поднимет голову и откроет глаза, яростно прорычал:
   - Девица, Вы под ноги смотрите?
   Ответом мне был очередной мучительный стон. В этот момент, я подавленно замолчал. Почему? Да, потому - разве можно что-то сказать умное, когда на меня взглянули такие потрясающие янтарно-желтые глаза. Я словно примерз к мостовой и продолжал, как загипнотизированный смотреть на девушку. Завораживающие глаза, напрочь лишающие рассудка. Незнакомка потрясенно посмотрела на меня таким взглядом, словно увидела перед собой призрак. Затем она задумчиво перевела взгляд на мой автомобиль. В этот момент в глубине странных глаз редкого желтого оттенка промелькнул неподдельный ужас, удивление и ... презрение, словно увиденное сильно потрясло, но не поразило. В этот момент я сполна ощутил жалость и чувство вины.
   - Неужели такая телега все еще ездит? - едва слышно прошептала она.
   Я смотрел на ее побледневшие от холода губы и пытался осознать, что такого заключалось в этой странной незнакомке. Девушка безуспешно пыталась подняться на ноги, а я, как полный идиот, стоял над ней и даже не пытался помочь подняться. В этот момент во мне вскипел невиданный гнев! Как это так, мой дорогой автомобиль, мою гордость и предмет хвастовства перед девицами, назвали телегой!?
   - Что значит телега? Эта самая последняя модель авто и куплена за границей! - в эту фразу я вложил как можно больше высокомерия и превосходства.
   "Возможно, она из деревни? Никогда не видела автомобиль?" - мучительно размышлял я, с жалостью рассматривая девичью фигурку в шубке.
   В этот момент ее удивительные глаза растерянно смотрели на меня, а на подвижном личике отражалось нелестное обо мне мнение. Странная девушка. Она смущенно улыбнулась, бросила еще один застенчивый взгляд на мое застывшее от напряжения лицо. Я мог спокойно уехать, но почему-то даже не задумывался об этом. Темно-желтые глаза беспомощно оглядели улицу, толпу зевак с таким выражением, будто она видела все это впервые в жизни. Дикая паника и всепоглощающий ужас промелькнули в больших глазах девушки - все это заставило остаться рядом с ней. В этой незнакомке заключалась загадка, и мне не терпелось ее разгадать.
   - КАК я здесь оказалась? - в привычной для нее манере пролепетала она, обращаясь скорее к самой себе, чем ко мне.
   Это определенно настораживало. Возможно, девушка ударилась головой и все забыла? Я прикусил губу и придвинулся вплотную к незнакомке. Теперь она сидела на булыжниках. В этот момент в душе что-то дрогнуло и с высоким звуком оборвалось, словно разорвалась струна на моей любимой скрипке. Я почувствовал странную слабость в ногах, хотя был рожденным вампиром, и недомогания мне неведомы. В этот момент девушка попыталась неуклюже подняться на ноги. Я почувствовал досаду на себя - еще джентльменом себя считаю! Но эта злость отчего-то повернулась на девушку. Из-за нее я веду себя, как чурбан и неотесанный мужлан! Она покорила меня своими удивительными глазами! Если бы не ее взгляд, то я бы подскочил к ней, завел непринужденный разговор, отвез домой и получил еще одного донора. Я вновь сильно разозлился.
   - Превосходно! - я отозвался слишком резко и язвительно. - Мало того, что по сторонам не глядите, девица, и под ноги совершенно не смотрите, так Вы даже не ведаете, где находитесь! Вы, часом, провалами памяти страдаете?
   Вместо обид, надутых губ, девушка смешно сморщила забавный носик и резко парировала:
   - Не Ваше дело! Не надо так гонять, будто в Формуле-1 учувствуешь!
   Не понял! Что она имела в виду? Что значит "Формула-1"? Незнакомка определенно становилась еще более притягательной, интересной и загадочной. Может она иностранка? Это надо выяснить, поэтому я с огромным интересом спросил:
   - Простите, где?
   - Нигде! - хрипло отрезала она.
   Я ошеломленно уставился на девицу. Еще никто из смертных, да и вампиров тоже, не осмеливался отвечать мне в подобном тоне. Незнакомка, словно почувствовав мою, ярость, более миролюбиво прибавила.
   - Лучше помогите мне подняться... Пожалуйста!
   Последнее слово она прошептала таким голосом, что мое сердце внезапно дрогнуло и застучало с удвоенной силой. У меня было слишком мало времени, чтобы понять реакцию на эту девицу. Возможно, дело в том, что я был все еще голоден или виной было простое прикосновение ее горячей ручки к моей ладони. Тепло девичьего тела я прекрасно ощутил даже сквозь кожу перчатки и вязаную ткань ее варежки.
   - Спасибо, - с благодарностью пролепетала девица.
   Ее губы вновь стали нормального цвета, а в лицо бросилась кровь, когда она посмотрела на меня. Я растянул губы в чарующей улыбке, но незнакомка ее не заметила. Она вновь осматривала улицу, окутанную густыми зимними сумерками. Опять это удивление, настороженные глаза.
   "Что ее так удивляет? Как по мне все обычно. Даже люди оставили нас в покое и все спешат по своим делам. Тогда что же так пугает незнакомку? Слишком много вопросов и никаких ответов", - растерянно рассуждал я, наблюдая за девушкой.
   Она резко отвернулась от крытого автомобиля. Он с громким ревом пронесся мимо нас. Теперь глаза девушки опять остановились на мне. Ее все еще покачивало. Не знаю, может она сильно ушиблась? Смертные так хрупки. Это я хорошо усвоил с прошлого вампирского бала. Она смотрела на меня с какой-то странной надеждой. Я незамедлительно предложил помощь. Отвести ее домой мне не трудно, а потом поеду к Юлии. Но она растерянно заявила, что ничего не помнит, и адреса тоже. Это значительно осложняло создавшуюся ситуацию.
   Девушка нахмурилась, изучая мою одежду. Затем пошли вопросы о сегодняшней дате. Я ответил, как оно было на самом деле. Зачем мне лгать? Ее глаза наполнились слезами, но незнакомка в который раз, за нашу странную встречу, усилием воли подавила рыдания. Удивительный человек. Я восхищен. Она определенно не похожа на всех тех жеманных барышень, которые охали, рыдали, падали в обморок и носились со своими шляпками, кружевами, веерами и прочим вздором. Поэтому для отношений я предпочитал вампирш.
   Кажется, сегодняшняя дата поразила незнакомку. Желтые глаза изумленно распахнулись, губы дрогнули. Я в очередной раз поразился странному поведению девицы. Видимо, для нее все произошедшее было уже слишком. Веки затрепетали, ресницы обессилено опустились темными веерами на щеки, тихий вздох вырвался из полуоткрытых губ, и девушка потеряла равновесие. Все это вывело меня из странного ступора. На своей привычной скорости я рванулся к ней и вовремя подхватил на руки. Ее теплое расслабленное тело удивительным образом манило к себе. Я поймал себя на мысли, что смотрю на нее не как на объект еды, а как на что-то большее.
   "Ты спятил, Ник, однозначно!" - с досадой подумал я, устраивая незнакомую девушку на заднем сидении автомобиля.
  

***

  
   - Что стряслось, барин? - испуганно пролепетал мой верный дворецкий, когда я остановил автомобиль перед самым крыльцом.
   Слава Богу, уже стемнело и никто из моих соседей не увидит, как я внесу в дом бесчувственное тело девушки. Мне было прекрасно видно тревожное лицо дворецкого в бликах большого газового фонаря, висящего на козырьке крыльца. Иван стоял на ступеньках в такой нелепой и напряженной позе, что мне невольно стало жаль пожилого человека. Он удивленно таращился на девушку в моем автомобиле, пытаясь понять, жива она или нет. Я криво ухмыльнулся при виде пожилого мужчины со всклоченными седыми бакенбардами. Блеклые глаза Ивана смотрели на меня с подозрением. Дворецкий уже долгое время служил у меня, чтобы заметить в моем поведении определенные странности, но я ему слишком хорошо плачу, чтобы он держал язык за зубами. Он отлично справляется со своими обязанностями.
   - Эта леди упала на дороге, - сквозь зубы и с явной неохотой пояснил слуге. - А я едва ее не сбил, поэтому мой долг позаботиться о ней, пока она не придет в чувства.
   Ивану пришлось удовлетвориться моими объяснениями. Он охотно кивнул, резво для своего возраста повернулся к входной двери, услужливо пропуская меня. Я осторожно извлек незнакомку из автомобиля и легко внес ее в дом. В этот момент мне в голову пришла аналогия с тем, как жених вносит свою новоиспеченную супругу в их семейное гнездышко. Как нелепо! Что за бред лезет в мою голову. Хотя, с тех пор, как я повстречал эту загадочную незнакомку, у меня точно отшибло мозги. Еще никого из женщин, даже вампирш, я не привозил к себе домой. Идиот, что тут скажешь! Наверное, это не лечится.
   Тем временем Иван шел за мной по пятам. Он нес тяжелый подсвечник и думал, что освещает мне дорогу. Мне не хотелось пугать дворецкого тем, что я отлично ориентируюсь в темноте гораздо лучше, чем при свете дня. Я - вампир. И ночь - моя стихия... Я улыбнулся своим мыслям, когда мы торопливо вошли в единственную гостиную в моем домике. Огонь в камине практически потух. В воздухе комнаты витал легкий морозец, но для пребывания в ней человека, тем более девушки, было недопустимо.
   - Иван, растопи-ка камин, - велел я дворецкому. - И принеси еще больше свечей.
   Аккуратно опустив девушку на диван, я принялся раздевать ее. В этот момент в моей голове роились не совсем пристойные мысли по отношению к молодой и незамужней барышне. Шуба оказалась неимоверно большой, явно с чужого плеча. Под ней оказалось миниатюрное тело, обтянутое серым шерстяным платьем. Когда я снял с головы девушки платок, то на диванную подушку упала длинная коса поразительного медного оттенка. Я невольно выдохнул, поражаясь неуловимой красоте незнакомки, хотя ее лицо мне было отдаленно знакомо и запах тоже. Я нахмурился, отошел от дивана и опустился в кресло напротив, мучительно вспоминая, где мог видеть эту девицу.
   В это время Иван двигался достаточно бесшумно для человека. Он умело разжег камин, принес свечи и вытянулся передо мной, ожидая дальнейших приказаний.
   - Благодарю, - вежливо поблагодарил я дворецкого за услуги. - Иван, напомни мне завтра, чтобы я занялся электропроводкой. Уже двадцатый век на дворе, а мы все свечами пользуемся.
   - Да, барин, как пожелаете, - с готовностью отозвался он. - Во сколько вас разбудить?
   - В девять утра, - отозвался я. - А теперь ступай. Если что - я позову.
   - Как пожелаете, ваша светлость, - произнес Иван и с чопорным поклоном удалился.
   Я с улыбкой повернулся к своей неожиданной гостье. Она продолжала лежать на диване. Но вот ее веки дрогнули, губы страдальчески скривились. Затем она машинально подняла руки, и ее тонкие пальчики очутились около висков, легонько сжимая голову. Интересно, зачем она это делает? Возможно, она опять испытывает боль? Я прикусил губу, с прежней жадностью рассматривая незнакомку. В этот момент она тихонько застонала, уронила руки на грудь, словно пыталась совладать со своим состоянием. Я видел, как бьется жилка под тонкой тканью кружевного воротничка. Черт, только этого мне не хватает! Как только она придет в себя, я отправлю ее домой. Отчего-то мне не хотелось, чтобы она стала моим донором. Только не она!
   Я сжал пальцы с такой силой, что подлокотники кресла предупредительно хрустнули. Девушка вздрогнула. По ее телу пробежала напряженная дрожь. Я понял, что она пришла в себя, только отчего-то не открывала глаза. Что за странное чувство заставляло меня интересоваться этой незнакомкой? В этот момент девушка снова мучительно скривилась, облизала язычком губы и простонала:
   - Боже, почему мне так хреново, будто меня каток переехал! Наташа, будь послушной сестрой и принеси-ка мне минералочки!
   Что? Что она сказала? Она иностранка? Нет, вроде бы слова русские, но... какие-то непонятные. Я понял, но не все. Странная девушка, но такая забавная, особенно ее умильная мордашка. Она явно умасливает воображаемую Наташу. В этот момент я не выдержал и тихо рассмеялся. Ради такой забавной рожицы я был готов на большее, нежели банальное проявление вежливости к барышне, попавшей в беду. Интересно, а что такое "каток" и "минералочка"?
   От мучительных размышлений меня отвлек удивленный взгляд темно-желтых глаз. Незнакомка смутилась и теперь смотрела на меня затравленным взглядом. Я приосанился больше для проформы, нежели по необходимости. Растерянный взгляд бессмысленно блуждал по комнате. Ну, вот, опять это странное выражение тревоги в ее больших глазах. Я едва сдержал вздох. Нынешних девиц воспитывают так, что эта ситуация считается компрометирующей и любой уважающий себя джентльмен обязан был после такого жениться на барышне. Я опять усмехнулся, увидев, как она сосредоточенно шевелит губами.
   - Николас, - внезапно выдало это нежное создание, словно она вела внутренний диалог сама с собой, а озвучила лишь мое имя.
   Мне стало любопытно. Откуда она знает меня? Возможно, мы знакомы или у нас есть общие знакомые, но нас не представляли.
   - Откуда Вы знаете мое имя? - с особым интересом спросил я свою гостью.
   Взгляд желтых глаз стал растерянным и немного виноватым. На подвижном личике девушки отразилась досада на саму себя.
   - Знаю и все! - резко заявила девица.
   Мне смешно. Такая юная и наивная! Думает, что так просто ушла от ответа. Едва сдерживаю хохот. Поясняю девушке, где она. Кажется, она нисколько не обескуражена моим своеволием и спокойно отнеслась к этой новости. Странная девица. Другая бы на ее месте начала истерить, а она стойко держится. Это вызывает мое тайное восхищение этой девушкой. Наша забавная перепалка дошла до того, что я просто возвращаюсь к своему первому вопросу. Она растеряна, мнет кружева на рукаве, а я восхищенно наблюдаю за ее выражением наивного личика. В этот момент меня поразил удивительно проницательный взгляд. Она смотрела на меня так, словно знала обо мне всю подноготную. Этот взгляд был неимоверно взрослым, хотя на вид девочке не больше восемнадцати. Еще одна интересная деталь. Если бы она была вампиром, то все было бы понятно, но передо мной сидел обычный человек.
   - Повторяю, откуда Вам известно мое имя? - я продолжал настаивать на своем. - Мы ведь не были представлены друг другу!
   Испуганный быстрый взгляд ощутимо чиркнул по моему лицу. Словно она проверяла меня и насколько я поверил ее ответу.
   - Что тут такого? - наивно прошептала она, приподняв бровь. - Ну, знаю и что с этого? Чего так напрягаться?
   - Что?! - это слово я выдохнул безо всякого контроля с моей стороны.
   Странные слова. Опять. Что она за человек такой? Может и правда иностранка?
   - Расслабьтесь! - наставительно изрекла она и с милой улыбочкой тихо продолжала:
   - Вы помните всех, кого вам представляют?
   Вот уж странный вопрос вампиру - помнит ли он! Конечно, я помню всех, кого когда-либо видел в своей жизни, но вот почему ее не помню?
   - Да, - уверенно ответил я девушке.
   - Отлично! Меня зовут Анастасия! Будем знакомы! - невозмутимо отозвалась моя гостья.
   В этот момент она поднялась с подушечки и приняла сидячее положение.
   Сказать, что я был возмущен отсутствием манер этой девицы - ничего не сказать. Я пристально смотрел на нее, пытаясь понять, кто она такая. Сосредоточенно принюхался. Запах был слабым, чуть сладковатым. Да, на девку легкого поведения она не походила. На вид она была скромной, тихой и невинной, но не тогда, когда выдавала странные, непонятные фразы. Тем временем она продолжала с неподдельным интересом рассматривать мою персону. Я прекрасно знал, что для человеческих женщин был очень привлекательным молодым мужчиной. Это как грациозный хищник заманивает свою жертву. Я увидел знакомый восхищенный огонек в янтарных глазах Анастасии. В этот момент мне даже стало несколько скучно.
   "Ну, вот опять, стоит им всем побыть со мной подольше, так они превращаются в "безмозглых кукол", - с неподдельной досадой подумал я.
   Но девушка в очередной раз удивила меня - она словно пришла в себя. Теперь ее взгляд вновь стали осмысленным. В очередной раз, я мысленно снял перед ней шляпу - справится с вампирским гипнозом, а особенно чистокровного вампира, - это не каждому под силу. Ее глаза сузились, негодование блеснуло в глубине необычной радужки. В этот момент я осознал, что она досадует именно на меня, а не на себя, как это было с остальными девицами. Потрясающе! Она меня подозревает! Интересно! Я одарил ее таким заинтересованным взглядом, что в этот момент она покраснела до самых корней волос.
   - Что? - униженно пролепетала Анастасия.
   Вот теперь она досадовала на себя. Определенно, я ей нравился, но как не странно, мое природное обаяние на нее не подействовало. Зато на меня действовали ее покрасневшие щеки, пульсирующая жилка на лебединой шее. Черт возьми, я все еще голоден, и оставаться со мной в таком состоянии сродни самоубийству. Надо отвезти ее домой, и чем быстрее, тем лучше. Я встал со своего любимого кресла и непринужденно заговорил с девушкой:
   - Уже поздно для гостей. Назовите свой адрес, Анастасия, и я отвезу вас домой.
   Лучистые глаза девушки потускнели. Она растерялась, словно не знала, что мне ответить, затем снова покраснела.
   - Э-э-э-э, - смущенно заикаясь, пролепетала она.
   - Что еще? - мой голос прозвучал устало.
   - Мне надо в туалет... Можно? - неожиданно произнесло юное создание, а ее глаза испуганно смотрели на меня.
   Я замер на пороге комнаты, медленно обернулся к ней и встретился с умоляющим взглядом, словно она просила спасти ее, нежели о простом посещении уборной. Опять неукротимая паника нахлынула на девушку, настолько сильная, что я без проблем ощущал ее эмоции. Но почему? Что же с ней стряслось в действительности? Может, она, в самом деле, ничего не помнит? Я механически кивнул и со вздохом повел по коридору к заветной дверце. А что мне оставалось сделать в данной ситуации. Девушка больше не выказывала никакого смущения. Мы просто зашли в уборную, я оставил ей свет и поспешно вышел. Краем глаза я выхватил ее торжествующую улыбку. Подумать только - она смеялась. Интересно, что ее так развеселило?
   С этими мыслями я вернулся в гостиную и начал метаться по комнате. В этот момент меня раздирали противоречия - с одной стороны мне хотелось отправить Анастасию с глаз долой, но с другой... Хочу... Хочу, чтобы она осталась со мной. Дикое желание? Чтобы человек жил с вампиром - нонсенс. Прикусив губу, я в отчаянии повалился на диван и прислушался. В уборной шумела вода, и тонкий девичий голосок напевал странную песенку. Никогда такой не слышал, хотя считаюсь меломаном даже в кругу вампиров.
   Мне даже удалось успокоиться. Если человек поет, то значит с ним все хорошо. Какая-то часть меня определенно торжествовала. Скоро девушка навсегда исчезнет из моей жизни. Как раз то, что мне нужно! Но вот другая, более темная, эгоистичная сторона истерично кричала и приказывала мне оставить Анастасию себе. Я обреченно вздохнул. Как быть с девушкой мне так и не удалось решить, зато услышал такую забористую фразу, что приличная барышня не могла бы произнести. В мановение ока мое тело слетело с дивана, и я оказался под дверью уборной. Моя тревога не была напрасной. Из-за лакированной двери доносились тяжелые волны страха, паники и безысходности. Впервые за весь вечер мне стало не по себе. Нет, я не мог отправить Анастасию домой. Надо разобраться в происходящем и непременно разгадать ее загадки. А правила приличий? Да, мне плевать на эти глупые человеческие правила! Только идиот мог такое придумать.
   "Отлично!" - ликовала моя темная сторона и впервые за последнее время, я был с ней полностью солидарен.
  
  
  

Глава 4

  
   Николас
  
   Я резко затормозил перед роскошным входом в театр. Равнодушный взгляд скользнул по массивным колоннам и великолепной лепнине фасада. Пока я сюда ехал, начался снегопад. Белые снежинки красиво кружились в морозном воздухе и тихо оседали на тротуарах, фонарях и зданиях. Было потрясающе красиво, особенно ночью. Я с удовольствием подставил лицо морозному ветру, чувствуя, как снежинки тают на моих щеках, превращаясь в холодные капли. Торопливо вытер лицо шелковым платком, заглушил мотор и вылез из автомобиля, звонко стукнув дверцей. Холодное прикосновение снега немного привело меня в чувства. Появление Анастасии в моей жизни явно взбудоражило не только мой аппетит, а и еще Бог знает какие чувства, но то, что произошло дальше в уборной не шло, ни в какие ворота.
   Незнакомка была невероятно дерзка, намекала на то, что знает о вампирах. Я напрягся. Неужели она знает?! Мне бы очень не хотелось ее убивать. Она такая милая! Но когда она упомянула Стокера, успокоился. Анастасия просто начиталась романов и прочих румынских легенд. Эти бредни ничего не имели общего с реальной жизнью. Затем она заявила, что вампиров вообще не бывает. Я с облегчением вздохнул, и только сердце кольнуло странное сожаление. Как бы мне хотелось быть с ней самим собой, а не притворяться человеком и врать ей в глаза.
   После сегодняшнего разговора с гостьей, у меня зародились весьма противоречивые чувства. С одной стороны мне жутко хотелось придушить Анастасию и одновременно обнять ее, ограждая от всех опасностей мира. Я грустно улыбнулся при мысли о том, что если уж и защищать кого-то, так только от самого себя. Как ни странно, но на протяжении всего того времени, когда девушка очнулась и снова упала в обморок, мне ни разу не было скучно. Казалось, юная незнакомка была полна сюрпризов. Я был вынужден признать, что все это мне нравится. Начиная с того, что Анастасия была необычной барышней и, заканчивая тем, что она была стойкой к моим чарам. Даже когда я улыбнулся ей настолько широко, что многие дамочки впадали в ступор. Но не она! Анастасия просто пристально посмотрела на мои зубы, а в ее глазах промелькнуло удивление и, как ни странно, понимание. Я пристально всмотрелся в ее ясные глаза. К моему удивлению страха там не было. В этот миг у меня судорожно сжалось сердце, и я замер на месте. Впервые за свою долгую жизнь, я не мог прочитать человека. Это было так... странно!
   То, что Анастасия угодила в беду, и, возможно, потеряла память, я понял, когда девушка начала утверждать, что это не ее лицо и тело. Я не на шутку испугался за душевное здоровье гостьи. К моему несказанному облегчению от сердца моментально отлегло - просто девушка ударилась сильно головой и многого не помнит. Несмотря на мои уверения, что врача не будет, я твердо решил, что завтра позвоню Рулину-старшему и приглашу осмотреть гостью. Возможно, он поможет мне. Я на это очень сильно надеялся. А сейчас мне стоило уложить Анастасию отдыхать. Уверен, что она сильно устала после пережитых потрясений. В подтверждение верности моих догадок, девушка снова потеряла сознание.
   Я попытался прийти в себя. Так, надо выбросить из головы мысли об Анастасии. Мне следовало бы сосредоточиться на том, из-за чего я вообще сюда приехал. Сегодня давали премьеру, и вся площадь перед зданием театра была заставлена экипажами и автомобилями. Тусклые фонари давали слишком мало света, но мне он был и не нужен. Еще на улице мне было прекрасно слышна громкая музыка и реплики актеров. Краем глаза я заметил яркую афишу, но безо всякого интереса прошел мимо. Название спектакля меня нисколько не волновало. Я пришел сюда не для того, чтобы смотреть представление, а для того, чтобы насытиться. Вежливый дворецкий Юлии поведал мне, что его барыня уехала в театр и вернется очень поздно. Конечно, я мог позвонить Лизавете или Вере, но время было уже позднее. Они могли уже спать, либо быть на каком-нибудь приеме. Для меня было бы удобнее перехватить Юлию в театре.
   Перед широкими входными дверями стоял привратник в нарядной ливрее. Мужчине было явно холодно, и он приплясывал на месте, пытаясь согреться. Когда он увидел меня, то бросился открывать двери, пропуская в ярко освещенный холл. Шквал аплодисментов буквально снес меня, когда я торопливо прошел к гардеробщику и сдал свое щеголеватое пальто.
   - Первый акт только что закончился, барин, - пробасил он, принимая мое пальто.
   В подтверждение его слов в огромный отлично натопленный холл, широким потоком хлынула толпа наряженных людей. В нос моментально ударил человеческий запах. Я невольно поморщился, сглотнул.
   - Вот и отлично! - непринужденным голосом отозвался я и торопливо сунул мужчине в ливрее мятую купюру. - Я немного припозднился. Дела...
   Гардеробщик понимающе кивнул, поспешно сунул деньги во внутренний карман кителя и выдал номерок. Машинально опустив железный пятачок в карман сюртука, я начал пробираться через толпу возбужденных и радостных людей. Вокруг кружились обрывки людских разговоров, женский смех, звон хрустальных бокалов. Я невольно поморщился - слишком громкие звуки для моего чувствительного слуха. Как хорошо, что вампиры буквально за несколько секунд адаптируются. Я внимательно рассматривал толпу дворян, разыскивая взглядом высокую фигуру Юлии. Но мой взгляд лишь беспомощно натыкался на оголенные шеи и плечи присутствующих дам. Неимоверным усилием воли мне приходилось отводить глаза, контролировать свою темную сущность и сдерживать растущие клыки. Острые зубы начали царапать нижнюю губу. Мое положение усугублялось тем, что мне без конца приходилось останавливаться, чтобы вежливо поздороваться со знакомыми. Только третий человек смог рассказать мне, что вдовствующая графиня Юлия Алексеевна находится в своей любимой ложе.
   Юлия Томилина была высокой блондинкой, невероятно красивой, пышущей здоровьем. Ее родители, обедневшие дворяне, еще в шестнадцать лет выдали дочь замуж на полковника в отставке. Немолодой мужчина провел всю свою сознательную жизнь в военных гарнизонах, был человеком суровым и любящим дисциплину. Он муштровал всех - начиная от собственной жены до собак на псарне. Благодаря мужу-тирану Юлия из веселой девчушки стала забитым существом, настолько глубоко несчастным, что мне ее было невероятно жаль. Не знаю, что произошло с ней в дальнейшем, но вскоре она стала вдовой. Может быть, для кого-то из женщин смерть мужа - огромное горе, но графиня была невероятно счастлива. Она восприняла это как освобождение из долгого заточения. В итоге она получила все - огромное состояние, светскую жизнь и множество любовников, которых меняла, как перчатки. Я также входил в число ее поклонников, только она даже не догадывалась, что удовлетворял с ней далеко не плотские потребности.
   Аппетитный аромат Юлии я уловил еще в коридоре и безошибочно подошел к бархатным портьерам, скрывающим вход в роскошную ложу. Голод сделал меня более чувствительным к человеческому сердцебиению, запахам и эмоциям потенциальной жертвы. К моему огромному разочарованию Юлия была не одна в ложе, а с каким-то молодым человеком. Мне была прекрасно слышна их светская болтовня. Похоже, она пришла сюда не одна. Я усмехнулся. Другой мужчина на моем месте непременно ревновал, застав свою пассию с другим мужчиной, но не я.
   Жаль, конечно, что мне сейчас недоступна лебединая шейка и восхитительная кровь моего донора, но я не зверь и подожду своего часа. С этими мыслями, мне пришлось натянуть на лицо приветливую гримасу и едва слышно ступить в ложу вдовы Томилиной. Юлия сегодня была потрясающа - с высокой прической и в темно-синем платье с глубоким декольте. Великолепный выбор. Мое внезапное появление испугало не только двадцатилетнего юнца, но и саму даму. Мне было прекрасно слышны оба учащенных пульса.
   - Ах, князь Ларин, - пролепетала она, потягивая для поцелуя мне свою тонкую ручку в черной шелковой перчатке. - Я думала, что вы не приедете.
   Я церемонно поклонился и запечатлел на тыльной стороне ее тонкой ладони страстный поцелуй. В этот момент мои глаза были прикованы к прелестной шейке, увитой несколькими нитками жемчуга. Под тонкой бледной кожей отлично была видна трепещущая жилка. Мне с огромным трудом удалось оторвать взгляд от шеи, но Юлия уже заметила мое пристальное внимание, истолковав его по-своему.
   - Ах, князь, вам понравился мой жемчужное ожерелье? - с притворным кокетством проворковала она, дотрагиваясь пальчиками до мелких бусинок.
   - Восхитительно, - прошептал я, пожирая глазами яремную впадину моего донора.
   Юлия смутилась и еще раз провела пальчиками по изгибам шеи. Она думала, что таким образом выглядит более соблазнительно. Этот невинный жест вдовы окончательно смел всю мою выдержку. У меня перед глазами запульсировала красная пелена неуправляемой жажды. Это окончательно развернуло мои дремлющие ментальные силы. Дальше я действовал интуитивно. Первым делом - заставил юнца удалиться по якобы неотложным делам. Пусть уезжает домой. Я не всегда такой добрый, как сегодня. Следующим шагом надо было приглушить освещение в самой ложе, но ментальная сила вырвалась на свободу, и я приглушил свет главной люстры. Благо, что никто не заметил. Все были слишком заняты светскими разговорами. Обстановка в ложе, где я сидел с Юлией накалилась до такого предела, что женщина уже сама прильнула ко мне, когда я потянулся к ее шее. Все остальное для меня не имело ровно никакого значения и потонуло в багровом мареве.
  

***

   Николас
  
   Затаив дыхание, я стоял над спящей маленькой гостьей и с удивлением пытался понять странные чувства, которые рождала в моей душе эта странная девушка. Тихо тикали часы на комоде. Я слышал мерное сердцебиение девушки, ее тихое прерывистое дыхание и сонные вздохи. Уже давно была глухая ночь. В глубине дома спал Иван. Мертвая тишина никогда не пугала меня, не давила на барабанные перепонки, но сегодня было все не так. После охоты я заглянул в комнату, где спокойно спала гостья. Зашел всего на секунду - проверить Анастасию, но вместо секундочки, замер над ней, очарованный невинной картиной, представшей передо мной.
   Лунный свет проникал через широкую щель в плотных портьерах и освещал своим призрачным светом миниатюрную фигурку Анастасии. Девушка лежала там, где я ее оставил. Лишь с той разницей, что она свернулась в маленький комочек. Сейчас девушка была поразительно похожа на беззащитного озябшего котенка. Очевидно, ей было холодно и очень неудобно в платье с зашнурованным корсажем. Мои догадки подтвердились, когда Анастасия зябко повела плечами, что-то пробурчала под нос и потерлась щекой о подушку. Я без труда уловил то, как ее гладкая кожа заскользила по шелку наволочки. Ее движения вызвали у меня невольную улыбку. Руки сами потянулись к ее маленькому телу. Поддавшись странному порыву, я осторожно сдвинул девицу на самый край огромной кровати, расстелил кровать и без труда переложил девушку в постель. Выражение личика девушки стало безмятежным, и она расслабилась в моих руках. Я невольно замер и машинально присел на краешек кровати. Мои руки все еще держали девушку, и отчего-то мне захотелось прижать ее тело к груди.
   Не зря меня любило большинство дам. Я мог даже с закрытыми глазами расшнуровать корсет и снять платье, оправдывая этим гордое звание героя-любовника, искусного дамского угодника. Никогда не думал, что раздевать спящего человека настолько трудно. Тело девушки было расслаблено. Во сне она тихо постанывала, жилка судорожно билась, и дыхание стало прерывистым. Глазные яблоки быстро двигались под тонкими подрагивающими веками. У меня создалось впечатление, что еще чуть-чуть и девушка откроет свои потрясающие желтые глаза и язвительно уставится на мне. Всего на миг, я представил ее возмущенные и забавные фразочки, коими она пикировалась со мной этим вечером. Но нет, она спит. Я подавил острое разочарование. Жаль, Анастасия спит, пусть не так спокойно.
   Я напряженно нахмурился, вглядываясь в личико девушки. Моей гостье, очевидно, снился страшный сон. Она тихо всхлипнула, замирая на моих руках. Нет, это никуда не годится. Если бы я ее не держал, то девушка металась бы по всей кровати. Да, и что может быть кошмарнее вампира в спальне юной девицы? Я мрачно усмехнулся. Как же все-таки забавны смертные со своими жалкими страхами. Отчего-то мне не хотелось, чтобы Анастасия пугалась чего-либо - будь-то кошмар или меня. Особенно, меня. Прогнать дурной сон было проще простого. Людские сны лежали на поверхности, когда они находились в бессознательном состоянии. С тихой улыбкой, я приложил ладонь к мокрому лбу девушки и тихо дунул на ее растрепанную макушку. Анастасия заметно расслабилась. Мои руки прошлись по ее напряженным плечикам. Я с удовлетворением отметил про себя, что достиг нужных результатов. Теперь нужно раздеть девушку и нормально уложить ее в постель.
   Когда я стащил с нее платье, то был восхищен хрупкой фигурой девушки. Ее молочная кожа при свете луны была поразительного жемчужного оттенка. Соблазнительная линия груди, талии и бедер рождали в моих мыслях очень неприличные мысли. Мне с трудом удалось подавить желание покрыть ее сочные губы поцелуями. Стройная шея манила к себе, но не вонзить в трепещущую жилку клыки, а нежно провести по изящным изгибам языком.
   Анастасия была прекрасна. Все та же, неуловимая глазу смертных, красота. Я едва сдержал восхищенный вздох. Не хватало, чтобы девушка проснулась.
   Как только Анастасия оказалась под одеялом, она окончательно расслабилась и вытянулась во весь рост. На ее губах заиграла блаженная улыбка, а на лице разлилось такое умиротворение, будто не кровожадный вампир, а мать родная уложила ее в кровать. Как ласковый котенок она осторожно потерлась лбом о мою ладонь. Только теперь, с запозданием, я заметил, что мои пальцы все еще лежали на ее влажном от пота лбу. С огромным замешательством я отдернул руку, молниеносно вскочил с кровати и метнулся вон из комнаты. Только теперь, моя голова окончательно прояснилась. Для меня было удивительно то, что я позаботился об Анастасии так, как не заботился ни о ком в жизни, а это определенно пугало. Все, завтра вызову Рулина-старшего и будем решать, что делать с девицей. Пусть уезжает домой! Она и так много чего натворила. Инстинктивно, я чувствовал, что Анастасия способна разрушить до основания мою устоявшуюся жизнь.
  

***

   Анастасия
  
   Острая безысходность овладела мной, когда я медленно бродила в непроглядном мраке. Липкие щупальца тумана настойчиво цеплялись за рукава и подол знакомого серого платья. Внезапно, я ступила в широкий зал с черным полом. Вместо стен были огромные зеркала, в которых отражалась моя фигура. Я тихо скользила между ними, пытаясь понять, кто же отражается в этих призрачных поверхностях. Издали мне была видна знакомая высокая стройная фигура с пышной гривой пшеничных волос. Отражение было одето в джинсы и футболку. Мое сердце радостно забилось. Неужели мне это все приснилось - перемещение во времени и в чужое тело, встреча с настоящим вампиром. Буквально на крыльях я преодолела расстояние. Меня вновь ожидало разочарование - я снова и снова видела отражение маленькой девочки в забавном сером платье до щиколоток. На шее красовался круженной воротничок под горло, рукава и подол были расшиты теми же кружевами. Я невольно ухватилась за длинную, почти до самого копчика, медную косу. Удивление моментально сменилось страхом и паникой. С пронзительным криком я отпрянула от зеркала и понеслась по лабиринту, а отражения чужого тела пугали меня. В ушах звучал чей-то издевательский вой и хохот, словно сама Судьба насмехалась надо мной.
   Внезапно, что-то неуловимо изменилось. Чье-то незримое присутствие успокоило мою мятущуюся душу. Прохладное дуновение воздуха внезапно сменилось пронизывающим холодом и ледяным ветром. Я сжалась, обхватила плечи руками и продолжала упрямо шагать вперед. Видения моего нового тела уже не пугали. Всего за миг, мне пришлось примириться к этим переменам. Я упорно брела по глубоким сугробам. Мои ноги были босы, платье стало похожим на грязную тряпку, словно я носила его, не снимая очень долгое время. Зеркала оставались позади.
   Теперь я была посреди зимнего леса. Низкое серое небо роняло тихий густой снег. Была такая плохая видимость, что уже второй ряд деревьев терялся в снежной дымке. Я металась, пытаясь найти выход из чащи. Внезапно я увидела просвет между деревьями и мягкий свет вдали. Ноги сами понесли меня в ту сторону. Пробиралась я недолго и вскоре оказалась возле домика с горящими окнами. В этот момент теплое дуновение ветра смело весь снег, холод и распахнуло дверь домика. Безо всяких колебаний, я шагнула через порог и очутилась на знакомом пыльном чердаке! Радость была недолгой. Я слишком резко дернулась и почувствовала на себе чужие руки. Некто осторожно освобождал меня от одежды. Опять это проклятое длинное платье, плюс еще корсет и какие-то еще тряпки. В этот момент я казалась самой себе капустой, а не привлекательной молодой женщиной. Интересно, это сон или явь? Надо мной явно слышалось чужое дыхание, тихая возня и восхищенный вздох. Странно. Может в мою спальню забрался маньяк? Я осторожно приоткрыла глаза и из-под ресниц взглянула на маньяка. В этот раз я опять ошиблась, и передо мной был далеко не маньяк. Неверный лунный свет мягко освещал красивое лицо Николаса, его черные до плеч шелковые кудри, высокий умный лоб и плотно сжатые губы. Он сидел на краю кровати, где я лежала, и сосредоточенно освобождал это бренное тело от странной одежды. Его темные с алыми огоньками глаза медленно скользили по моему телу. Что он делает? Не может быть! Он... он раздевает меня! На его лице было такое восторженное выражение, что я моментально решила, что явление вампира в отведенной спальне скорее сон, нежели явь. Хотя, его умелые руки не могли быть плодом моего подсознания и, тем более что я не могла с точностью знать, как расшнуровывают допотопный корсет, а Николас это делал с особой виртуозностью. Мысль о том, что этот потрясающий мужчина ни один раз проделывал эту интимную процедуру с другими женщинами, неприятно кольнула сердце.
   Мне с огромным трудом удавалось сохранять спокойствие спящего человека, но чтобы хоть как-то досадить вампиру, я усложняла задачу. Ему пришлось изрядно попотеть, прежде чем Николас уложил меня на шелковые простыни. В этот момент я в полной мере ощутила, как мое тело затекло в туго затянутом корсете. Теперь мне удалось вздохнуть полной грудью. Когда вампир заботливо укрыл меня теплым одеялом, я с удовольствием растянулась на кровати в полный рост. Как ни странно, но присутствие Николаса в спальне дарило мне необычайное состояние покоя, умиротворенности и защищенности. Когда он был рядом, то я ничего не боялась, даже того, что оказалась в чужом для себя времени без друзей, денег и, главное, без малейшего понятия, как мне жить дальше. Мое сердце переполняли странные эмоции, чувства и желания. Совершенно не контролируя себя, я доверчиво потерлась лбом о теплую руку Николаса, которая все еще лежала на моей голове.
   В лицо пахнуло свежестью. Я приоткрыла глаз и увидела, что вампира уже рядом не было. Это меня нисколько не удивило - Николас вампир и я прекрасно знала, как могут двигаться эти ночные хищники. Удивительно было другое - все это время он не кинулся на меня, хотя поводов было предостаточно. Я перевернулась на живот и со вздохом уткнулась носом в подушку. С уходом Николаса перед глазами у меня еще некоторое время стояло идеальное лицо вампира, освещенное лунным светом и багровые глаза смертельно опасного хищника.
  
  
  

***

  
   Анастасия
  
   Не хочу на работу... Не хочу! И будильник отчего-то не звонит. Странно. Это настораживает... М-м-м-м... А может Натка подшутила надо мной и перевела время? Один раз уже такое было. После этого сестрице, конечно, влетело, но я все равно опоздала на работу. Отвратительный, был тогда день. Кстати, тоже понедельник, как и сегодня. Я лениво потянулась под мягким одеялом, разминая тело. Приятно растянулись затекшие мышцы. С блаженной улыбкой, я потерлась носом о свежую наволочку, с удивлением отмечая про себя тот факт, что мое лицо покоилось на скользком шелке. Странно, мы же не буржуи с сестрой, чтобы пользоваться шелковым постельным бельем и это уже не могло быть чьей-то шуткой. Хороша шутка - подсунуть мне дорогущий шелк?! Кто бы так еще раз пошутил!
   Вообще-то, я до чёртиков не люблю вставать под противные вопли, которые исходили от мобильного. Нет, еще более нестерпимо - вставай, вставай, постели застилай! Боже, как мне удалить этот ужасный рев с памяти телефона? Сразу видно, что сестрица, да и я тоже, никогда не просыпались под звуки пионерского горна, иначе Наташа ни за что не выбрала бы эти ужасные звуки на мой будильник. Что и говорить, но мучительнее всего другое - проснуться на пятнадцать минут раньше будильника и томительно ожидать, когда он, наконец, зазвонит, а после этой пытки, медленно встать и вырубить его. Думаю, что многим из нас знакома эта ситуация. Я называю это просто - "утренняя пытка".
   Так, вроде я отвлеклась от темы, но как оно там бы не было, но в комнате было тихо, лишь тикали часы, которых у меня никогда не было. За окном тоже были подозрительно другие звуки, не такие, к каким я привыкла. Эта мысль настолько захватила меня, что я еще немного полежала с закрытыми глазами. Обычно, современный человек мало замечает городской шум за окном. Но сейчас стояла оглушительная тишина. Это было весьма подозрительно. Я невольно замерла в постели, медленно открыла глаза, и мой взгляд уперся в настоящий балдахин. Да, именно резная деревянная конструкция с бархатными темно-зелеными шторками, такая, какую показывали в исторических фильмах. Я осторожно села в шелковых бледно-голубых простынях и пытливо осмотрела комнату.
   Спальня была маленькой, но невероятно уютной - светлые тканевые обои, панели из темного дерева, комод, часы с золотыми витиеватыми стрелочками. Насколько я поняла, то они показывали без четверти девять. Темно-синие портьеры делали комнату несколько мрачноватой. В широкой щели между полотнищами ткани мне было прекрасно видно низкое свинцовое небо и крупные хлопья снега. Зима? Зима... Зима! Странно. Очень странно... На задворках моего подсознания, какая-то назойливая мысль настойчиво о чем-то сигнализировала.
   Да... Это явно была НЕ моя спальня. Да, что там! По-моему, даже НЕ мое тело и эпоха. Может, мне это все сниться. С огромной надеждой, я в который раз осмотрела свои руки в пышных рукавах и с кружевными манжетами, настолько длинными, что из-под них выглядывали лишь кончики моих пальцев. Перемещение в чужое тело явно было не дурным сном! Я закрыла лицо руками и мучительно застонала. Нет, нет, этого просто не может быть! Это как-то нереально и похоже на фантастический фильм о призраках...
   Сколько я еще просидела на огромной, почти на половину комнаты, кровати, мне было неведомо. Вскоре, я скатилась с кровати и подошла к дальнему углу, где стояло огромное зеркало в темной раме. В гладкой поверхности отражалось уже знакомое детское заспанное лицо, маленькая фигурка в белой рубашке. С недовольной миной, я еще долгое время рассматривала себя в огромном, во весь рост, зеркале. На мне, а точнее на том чужом теле, которое мне досталось, была сорочка с длинными рукавами с манжетами. Подол заканчивался где-то около лодыжек, и он был расшит отвратительными кружевами. Я приподняла подол и вдоволь насладилась видом светлых панталон до колен. Это не белье, а просто ночной кошмар! Я медленно опустила подол сорочки, затем быстро задрала его до самого пояса, а затем снова медленно опустила рубашку. Эдакий старинный стриптиз! При этой мысли, я невольно фыркнула.
   "М-да-а-а... Судя по тому, что я видела в фильмах, раньше такое кружевное убожество считалось очень даже сексуальным и давало некий простор для мужского воображения. Да, не то слово, еще, какой простор! Судя по возбужденному взгляду ночного визитера, то воображение у вампира работало отменно!" - размышляла я, пристально рассматривая круглое личико в зеркале.
   Я зажала рот ладошкой и захихикала, вспоминая то, как Николас укладывал меня спать. Как ни странно, но я не чувствовала никакого смущения, наоборот - была бесконечно ему благодарна. Правда, об этом вампиру знать не обязательно. Конечно, в этом веке это было неприлично, но в мое время к этому все относились намного проще. Я задумчиво распустила растрепанную косу и в очередной раз подивилась восхитительным медным волосам. Локоны тяжелым плащом окутали мои плечи. Я запустила пальцы в шевелюру и с наслаждением пропустила шелковые пряди через пальцы.
   А еще только теперь вспомнила, что вампир был в своем элегантном пальто, но меня это нисколько не удивило, лишь просто отметила это в уме. Уж что-что, а я смогу использовать это, если мне вздумается поиздеваться над ним. Конечно, я понимала, что шутить с вампиром, это все равно, что зайти в клетку к тигру и травить ему анекдоты про поручика Ржевского. Вспомнив, пару-тройку подобных анекдотов, я закрыла рот ладонью, едва сдерживая смех, подозрительно похожий на хрюканье. Память совершенно не вовремя подкинула еще несколько пошлых анекдотов, настолько бородатых, что сам Хоттабыч позавидовал бы. Через некоторое время, я валялась на ковре, пытаясь совладать со своими эмоциями. Вдобавок приходилось утирать непрошеные слезы. Это, наверное, истерика после вчерашнего стресса. Шутка ли - очутиться в чужом теле? Да, еще и наедине с таким красавчиком, как князь Николас!
   Как назло, в этот самый момент, дверь в комнату распахнулась, и на пороге стоял вампир, свеженький как огурчик. Словно это не он, кто-то другой бегал за кровушкой полночи, а потом еще битый час раздевал одну спящую красавицу. Я невольно замерла на месте, взирая на его самодовольную морду. В этот самый момент мне до колик в животе захотелось подпортить ему настроение. Я картинно ахнула, заломила руки и беспомощно оглядела свою рубашку. К слову, мое лицо было все еще красным как помидор, и текли слезы в три ручья. Наблюдая за изменением выражения лица вампира, я получала истинное удовольствие. Растерянность и замешательство молниеносно сменили еще с десяток чувств. В мановение ока, Николас оказался рядом и навис надо мной с выражением тревоги, что мне всего на миг стало совестно.
   - Что стряслось? - заботливо поинтересовался он, осторожно поднимая меня с пола.
   - Что? И Вы еще спрашиваете меня "что"? - начала я свой обвинительный спич. - Вы раздели меня!
   Лицо вампира было настолько забавным. По всей видимости, он ожидал от меня море благодарности, а не обвинений. Меня забавляло то, как он беззвучно шевелил губами, здорово напоминая мне рыбу, выброшенную на берег.
   И я не дала ему окончательно опомниться и пылко продолжила:
   - Да после того, что Вы со мной сделали! Вы, как истинный джентльмен, просто обязаны на мне жениться!
   Николас, казалось, онемел от моего наглого заявления. Его большие глаза и без того стали огромными, как плошки. Далее он повел себя в лучших традициях всей мужской половины - начал безумно паниковать. Зато я отчетливо поняла, что в это время, то есть до революции, подобное заявление не было шуткой и воспринималось очень серьезно. Мне удалось сделать единственно верное действие - встать с пола и пересесть на кровать, наблюдая, как в вишневых глазах вампира намертво закрепилось затравленное выражение. Я могла себе представить - Николас считал себя джентльменом, да и был таковым на самом деле, и тут такая заявка - женись на мне, но он вампир, и вряд ли относится к разряду нежити. Я слышала ночью, как у него колотилось сердце, его руки были горячими, дыхание было теплым, а это означало, что он - живее всех живых.
   "Интересно, а сколько ему лет? Он родился вампиром?" - вот такие вот вопросы роились в моей глупой голове, когда я настороженно следила за каждым движением мужчины.
   Князь метался по комнатке, пытаясь совладать со своими чувствами. Наконец-то он успокоился, замер передо мной и ледяным тоном отчеканил:
   - Как я понимаю, Вам намного лучше, Анастасия. Если Вы помните все правила хорошего тона, то думаю, отдаете отчет в том, что Ваше пребывание в моем доме компрометирует Вас и меня. Поэтому после завтрака я отвезу Вас к Вашим родителям, уверен, что и адрес Вы тоже вспомните.
   "Идиотка! И чего ты добилась!" - мысленно взвыла я.
   Конечно, шутки с вампиром не могли закончиться хорошо. Пусть он не укусил меня, зато выгоняет из дому и совершенно справедливо.
   - У меня нет горничной, - будничным тоном продолжал Николас. - Поэтому я пришел помочь Вам с корсетом. Позвольте?
   Он взял мои вещи, а точнее вещи той девицы, в тело которой я угодила. Лицо вампира хранило каменное выражение, когда он помогал мне одеваться. За все время, пока Николас застегивал крючки на корсаже, я не проронила ни слова. Мне было совестно. Сказать, что я пошутила, тоже не могла. Поэтому мне приходилось, прикусив губу, молчать и усиленно соображать над тем, что мне делать дальше. Пусть даже Николас и джентльмен, но он не обязан постоянно терпеть мои издевки.
   "Все, доигралась, дура! Куда теперь? На панель?" - мысленно ругала я себя.
   - Через полчаса Иван накроет стол в гостиной к завтраку, а после мне стоит отвести Вас в отчий дом, - сдержанно отозвался Николас.
   Мне оставалось только одно - из чистого упрямства сжать челюсти и утвердительно кивнуть. Вампир с церемониальным поклоном удалился за дверь, а я с тихим всхлипом упала на кровать. Впервые за все время, проведенное в этом времени, мне по-настоящему стало страшно. Что же делать? Кого просить о помощи? Признаться Николасу в том, что я вообще не с этого времени и это не мое тело, было верхом глупости. Я еще помнила вчерашнюю реакцию на правду. Как ни прискорбно, но придется признаться самой себе, что мне остается одно - убираться восвояси.
  

***

   Николас
  
   В бешенстве я мерил широкими шагами гостиную, поглядывая на суетящегося Ивана. Дворецкий проворно накрывал стол на две персоны. Только его присутствие сдерживало порывы ярости и неконтролируемое желание разнести комнату в щепки. Подумать только, я уложил эту дрянную девчонку спать и что получил вместо благодарности? Опять издевки и колкие фразы! А ведь просто мог оставить ее лежать в одежде. Подобной наглости я не слышал ни от одной девицы! Такое заявить! МНЕ! Рожденному вампиру, который по определению не может жениться на простой смертной, даже если мне придется обратить ее в вампира.
   Я тут же себя одернул. Она же не знает кто я, а если и узнает, то с дикими воплями сбежит от меня. В этой ситуации напрашивается один вывод - Анастасия отдохнула и пришла в себя. Значит, пора отправить девицу домой, и чем быстрее, тем лучше. Хотя она и не возражала. Как только я сообщил ей об этом, то Анастасия с независимым видом задрала подбородок и холодно кивнула, полностью соглашаясь с моими словами. Выражение ее желтых глаз поражало своей независимостью и самостоятельностью. В этот момент я осознал, что ее взгляд был слишком взрослым для восемнадцатилетней девушки. Словно душа Анастасии была намного старше.
   "Интересно, кто же она? Кто? Ах, черт, пусть уезжает, какое мне дело до нее и этих загадочных желтых глаз!" - я с огромной досадой, скорее на самого себя, мысленно выругался.
   В этот момент в гостиную чинно вошла моя маленькая гостья. Свои медные волосы она снова переплела, но в какую-то сложную, невиданную мною ранее, косу. Девушка совершенно не смотрела на меня. Иван вежливо поздоровался с Анастасией. Она моментально отозвалась и с лучезарной улыбкой позволила Ивану усадить себя за стол. Ее глаза с нескрываемым интересом поглядывали на стол с дымящей едой. В этот момент я услышал ее урчащий желудок и невольно улыбнулся. Но ухмылку согнала лишь одна мысль - моя гостья голодна, а из меня плохой хозяин. Анастасия с опаской взялась за столовое серебро.
   Завтрак прошел в гробовом молчании. Анастасия вела себя не в пример тихо и скромно. Она старательно орудовала ножом и вилкой с таким видом, будто делала это впервые. Выражение ее желтых глаз было невозможно прочитать. Хотя время от времени, в глубине этих странных радужек мелькала неуверенность. Она осторожно поглядывала на меня с противоположного края стола с таким видом, будто пыталась что-то рассмотреть на моем лице. Несколько моих суровых взглядов в ее сторону усмирили девицу, и теперь она спокойно ковырялась в своей тарелке, увлеченная едой. После завтрака, Анастасия первой поднялась из-за стола и несколько пространной фразой поблагодарила меня за гостеприимство.
   К тому времени, я уже остыл и теперь с беспокойством посматривал на неуверенную походку девушки. Мы, полностью одетые, торопливо шли к машине, которую еще полчаса назад Иван подкатил к крыльцу. Снег уже давно закончился и через тучи начало проглядывать солнце. В его лучах белоснежный снег искрился. Анастасия забавно жмурилась от солнечного света и смешно ежилась в своей шубе от лютого мороза. В ее большущие глаза зорко и с какой-то странной настороженностью следили за мной.
   "Странно... Очень... Возможно, она..." - рассеянно подумал я, но тут же отогнал непрошеную мысль и усилием воли подавил странное чувство ликования, которое зародилось в душе.
   Опять этот удивленный взгляд, когда мы ехали по тихим утренним улицам города. Из-за сильного мороза, Иван поднял крышу, и теперь мой кабриолет превратился в крытый экипаж. Эта метаморфоза нисколько не поразила мою нахальную гостью. Она лишь спокойно смотрела в окошко, туда, где проплывали за толстым стеклом заснеженные деревья и дома. На улицах встречались редкие прохожие, да и те спешили по своим делам. Анастасия с интересом проводила их жадным взглядом. Она опять вела себя странно. Да, что же такое с ней происходит?
   - Ну, куда дальше? - я вежливо поинтересовался у своей спутницы, когда мы остановились перед перекрестком.
   - Направо, - глухо отозвалась девушка, а ее выражение лица стало тоскливым.
   В этот момент, у меня возникло ощущение, словно Анастасия что-то решила для себя. Я послушно повернул в ту сторону, куда она указала. Теперь девушка зорко смотрела на двухэтажные здания, украшенные лепниной.
   - Анастасия, - тихо произнес я, обращаясь к своей спутнице, а в замкнутом салоне авто это прозвучало весьма интимно. - Вы уверены, что вспомнили свой адрес?
   Девушка вскинула на меня свои глаза и проницательно заметила:
   - Неужто Вы, Николас, переживаете за меня?
   Как она произнесла мое имя, у меня невольно засосало под ложечкой. Во мне взыграла совесть - как я мог, выгнать барышню из дома, когда сам же ее и пригласил?! Какой же из меня тогда хозяин? Но по обыкновению за последнее время, я тут же умело обвинил в своих промахах саму Анастасию и ее мистическое влияние на меня.
   - Нет, конечно, - раздраженно процедил я и отвел взгляд от растерянного личика девушки.
   - Николас, остановите, это здесь! - вскрикнула она, указывая на длинный жилой дом господина Беккермана.
   - Вы - дочь хозяина? - с подозрением поинтересовался я, подруливая подъездной дорожке.
   Парадный вход в дом находился со стороны двора. Анастасия с ехидной улыбкой утвердительно кивнула мне. Она заметила мое разочарование ее столь низким происхождением и теперь с некоторым торжеством смотрела на меня.
   - Точно! Я его дочь! - с готовностью выпалила она, наслаждаясь моим обескураженным видом.
   - Зная господина Беккермана, то он любит связи и деньги, - продолжил я свои раздумья вслух. - Не значит ли это, что он вас нарочно подослал ко мне?
   Первый взгляд девушки на меня был полный удивления и замешательства. Затем она взяла себя в руки, натянула маску притворного раскаяния.
   - Да. Ведь всем известно, князь, что Вы очень богат. Ваш годовой доход составляет столько, что мой отец и за десять лет не заработает! - со злой усмешкой выпалила она мне в лицо с таким бесстыжим выражением лица, что я невольно поморщился. - А теперь откройте дверь, я выйду.
   Я без труда открыл дверцу около нее, и девушка выскользнула из салона со словами:
   - Спасибо за все. Провожать не нужно.
   Я был настолько удивлен необычайным поворотом событий, что не смог должным образом отреагировать на заявления девушки. Теперь она скрылась за поворотом. Едва сдерживая злость, я захлопнул дверцу автомобиля и резко сорвался с места. Черт бы побрал, эту девчонку, в который раз она выставляет меня полным идиотом. Одно хорошо - она исчезла из моей жизни и теперь можно жить прежней жизнью, но... отчего-то должного облегчения я не ощутил. Даже наоборот, меня начали мучить странные подозрения и догадки.
  
  
  

Глава 5

  
   Анастасия
  
   Я прокляла тот день, когда вообще нашла злополучный дневник тезки, прочла его и захотела лично познакомиться с вампиром. В итоге по собственной глупости, оказалась в чужом теле, времени и совершенно одна. Я неторопливо гуляла по морозным улицам города. Вскоре сильно замерзла, а мой непрезентабельный вид не давал мне права греться в огромных хорошо протопленных магазинах. Мне пришло в голову зайти в один из таких, но меня сразу же выгнали, а в другой - уже духу не хватило. Отчаяние нарастало с каждой минутой, проведенной в гордом одиночестве. Идти мне было совершенно некуда. Резкие порывы ледяного ветра обжигали лицо и забивали дыхание. Я настолько замерзла, что совершенно не чувствовала пальцев на ногах.
   Когда-то, в будущем, этот город будет мне родным, но сейчас он - чужой и неприветливый. Я уже не знала, сколько времени бродила на лютом морозе, но с каждой минутой отчаивалась все больше и больше. Куда идти? День уже перевалил за полдень и начало постепенно смеркаться. Короткий зимний день подходил к своему логическому завершению. Горячие слезы нестерпимо жгли глаза. Я едва успевала их смахивать. На морозе соленые капли превращались на щеках в ледяные корочки. Теперь я остро жалела, что даже не попыталась обрисовать свою ситуацию вампиру. Что уж теперь говорить, ведь я уже никогда не увижу его. И все по моей глупости. Теперь, остается лишь одно - замерзнуть и умереть на улице или ждать чуда.
   За очередным поворотом меня внезапно перехватили тонкие женские руки. Темные сияющие глаза смотрели на меня с такой неподдельной радостью, будто меня очень долго искали и, наконец, нашли. Я обрадовалась - неужели родные настоящей Анастасии нашли меня! Возможно, я наконец-то окажусь в тепле, уюте, и меня покормят и обогреют. Я настолько размечталась, что не заметила хищного блеска в глазах незнакомки.
   - Здравствуй, милая! Вот тебя-то я ищу! - радостно прощебетала девушка.
   Я отодвинулась от нее и с любопытством оглядела незнакомку. Она смотрелась невероятно привлекательно в темной шубе и аккуратной меховой шапочке. Интересно, кто мне приходиться эта красивая девушка? Может сестра? Помню еще из дневника, что у Анастасии была сестра Марья. Возможно, это она?
   - Разве мы знакомы? - неуверенно пролепетала я, с огромной надеждой заглядывая в лицо незнакомке.
   Я уже дрожала так, что стучали зубы. Темноволосая девушка между тем придирчиво осмотрела меня, словно проверяла целостность моего тела.
   - Да! Ах, ты так озябла, бедняжка! - заботливо проворковала девица.
   Я заглянула в бездонные черные глаза предполагаемой сестры и невольно ужаснулась. Они были полны странной пустоты, и нарочито радостное выражение ее глаз очень настораживало меня. Что-то с ней было не так! Моя интуиция еще никогда меня не подводила!
   - Чего застыла, родная! Идем, я отвезу тебя к папеньке! Он же заждался тебя, - продолжала тараторить она.
   Незнакомка была неимоверно сильной. Она еще безо всяких усилий тащила меня за руку к черному крытому автомобилю.
   - Разве мы знакомы? - настойчиво переспросила я.
   Инстинкт самосохранения надсадно орал мне, чтобы я сматывалась подальше от этой подозрительной брюнетки.
   - Конечно, знакомы, - сладким голоском проворковала она, настойчиво заглядывая в глаза, а затем широко улыбнулась мне, обнажая внушительные клыки.
   "Мать моя!" - мысленная тирада могла удивить не только портовых грузчиков, даже я сама была не в курсе, что знаю такие слова.
   То, что передо мной вампир, сомнений не было. И теперь со мной уж точно миндальничать не будут. Эти размышления заставили меня что есть силы рвануть из рук девицы. Вампирша яростно прошипела и, оскалившись, зарычала. Я закатила глаза, но страха не выказывала. Хищнику ни в коем случае нельзя показывать то, что боишься его, иначе начнет нападать.
   - Что надо? - с наигранно скучающим видом спросила я. - Крови не дам! Закончилась! Тут один ваш мне ее вчера вечером основательно выпил.
   - Кто?! - задыхаясь, прохрипела ошеломленная вампирша.
   От неожиданности она даже остановилась на месте. Я победно улыбнулась и мысленно поздравила себя с правильно выбранной тактикой. Черные глаза темноволосой вампирши горели неподдельным интересом.
   - Конь в пальто! - язвительно отрезала я.
   Мне захотелось еще что-то прибавить, но за нами послышался грозный рык князя Николаса:
   - Варвара! Отпусти ее! Сейчас же!
   Вампирша моментально отошла, почтительно поклонилась Николасу и без разговоров уселась в авто. Я смотрела вслед отъезжающей мечте антиквара, окончательно осознавая, то, что буквально чудом избежала приглашения на обед, где главное блюдо - это я! Меня снова начала бить знакомая нервная дрожь. Ну, здравствуй, истерика!
   - Анастасия! - вампир едва успел подхватить меня, пока я не поцеловалась со льдом.
   К огромному удивлению Николаса, я не потеряла сознание, хотя ноги подгибались и напрочь отказали мне. Когда он усадил меня в авто, то я еще была в относительно вменяемом состоянии.
   - Анастасия? - требовательный вопрос Николаса привел меня в чувства.
   - Что? - хриплым голосом отозвалась я и медленно повернула голову к вампиру.
   Он уже спокойно рулил и напряженно смотрел на заснеженную дорогу. На улице наступили короткие зимние сумерки. Николас был превосходным водителем. В этот миг я представила себе его за рулем спортивной машины последней модели двадцать первого века. Его невероятная грация самым причудливым образом гармонировала с хищной обтекаемой формой дорогой машины. Я невольно улыбнулась.
   - Анастасия, почему Вы улыбаетесь? - напряженно спросил вампир, заезжая во двор своего домика.
   - Николас, Вы даже не представляете, как я рада Вас видеть, - чистосердечно заявила я, находясь все еще под впечатлением своих видений.
   Казалось, вампир тоже почувствовал мои эмоции. Это очень смутило его. Темные ресницы дрогнули, брови слегка приподнялись в удивленном жесте, а на его лице застыло обескураженное выражение. Я снова усмехнулась. Уверена, что он не привык, чтобы люди радовались его появлению. Такое явственное удивление, живые эмоции делали его намного проще, доступнее что ли, для простых смертных.
   - Анастасия, - снова этот требовательный голос. - Что Вы увидели?
   Я окончательно растерялась. В этот момент меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны - мне было страшно признаваться во всем Николасу, но с другой... Я безумно желала сбросить груз своей тайны. Мне нужно выиграть время, хоть пять лишних минуточек. Понимаю, что перед смертью не надышишься, но хоть с мыслями стоило собраться.
   - Может, пройдем в гостиную? - невинным голосом предложила я. - Там и поговорим.
  

***

   Николас
  
   Я вежливо проводил до дверей хозяина конторы, которая занималась электропроводкой. Презентабельный пожилой мужчина в дорогом костюме четко и ясно обрисовал мне положение дел своего предприятия. Уже несколько лет подряд в жилые дома, да и не только, он проводит электричество. В этом плотно сбитом человеке чувствовалась деловая хватка, профессионализм и это внушало мне огромное уважение. Когда тяжелая дубовая дверь медленно закрылась за посетителем, я велел Ивану подать мне обед в кабинете, чтобы не сидеть в одиночестве, взирая на тот стул, где еще этим утром сидела Анастасия. Весь день меня мучило странное чувство, словно я упустил что-то важное.
   "Черт, она была в моем доме всего ничего, но мне уже чего-то не хватает! Это абсурд! Я ее едва знаю! Тем более что она человек!" - мысленно рычал я на самого себя, шагая в свой кабинет.
   Ярость, бушевавшая во мне, постепенно отошла на второй план, когда я приехал домой. На обратном пути, мне пришлось немного пропетлять по узким улочкам этого провинциального городка. Иной раз, я размышлял, зачем приехал в это убогое и забытое Богом городишко, где была лишь одна главная улица, и назвать ее бульваром было весьма затруднительно. Другое дело - столица! С ее яркой, как мишура, светской жизнью! Только теперь эта насыщенная жизнь осталась в прошлом и у меня другая жизнь - более спокойная, тихая. Постепенно я начинал привыкать к размеренному течению провинции, местные дворяне уже не были такими скучными и пресными. Зато мне удалось обрести в этом городке друзей, бессменных доноров и преданных вассалов-вампиров.
   Но теперь, эту спокойную размеренную жизнь всего за несколько часов знакомства перевернула маленькая человеческая женщина. Я буквально не узнавал себя, искал в душе те крохи самообладания, спокойствия и ледяного достоинства. Как я мог вообще поступить с девушкой, практически выгнал ее из дома, не сдал на руки родителям и не взял ответственность за все произошедшее с девушкой? Куда подевался тот сдержанный чуть отстраненный джентльмен, который все повороты судьбы встречает с небывалым спокойствием? С появлением Анастасии я растерял все свои необходимые для вампира качества и словно превратился в обычного смертного, который даже свои эмоции не может контролировать.
   С глухим стоном я упал в глубокое кресло, обитое дорогой телячьей кожей. Перед глазами промелькнуло улыбающееся личико Анастасии. Ее желтые глаза с необычайным теплым выражением смотрели на меня. Вчера в уборной она была невероятно дерзкой, ночью нежной и чувственной, но сегодня утром... После того, как я сообщил о том, что решил отвести ее к родителям, девушку словно подменили. А этот ее взгляд... Растерянный, полный боли, раскаяния и такой одинокий, что невольно сжималось сердце.
   - Барин, - Иван отвлек меня от тягостных размышлений над странным поведением Анастасии. - Обед подавать?
   - Да, неси уж, - со вздохом выдал я.
   Дворецкий с легким кивком прошел к двери моего кабинета и неуверенно застыл в дверях. В этот момент в его маленьких, но выразительных глазках промелькнуло осуждение. Интересно, что там у него. Недовольство? Странно...
   - Что-то не так, Иван? - осторожно спросил я.
   - Это не мое дело, барин, - сухо отозвался мужчина.
   - Ну, все же, позволь мне полюбопытствовать!
   - Нехорошо вы поступили с этой милой барышней, барин, - с легким оттенком осуждения проворчал дворецкий.
   - Почему нехорошо? - с искренним изумлением возразил я. - Отвез домой Анастасию.
   - Это конечно весьма мило, но только вот хорошая она барышня, видно, что из приличной семьи, а вы, барин... - Иван не посмел дальше договорить, увидев багровые отблески в моих глазах.
   - Из приличной? Ты уверен? - угрожающе прошептал я, стараясь не повышать на слугу голос.
   - Да, видно, что она хорошего воспитания, - упорствовал Иван.
   Я усмехнулся, вспоминая те фразы, которые мне она выдавала. Порядочная барышня в наше время таких и слов-то не знает, а если и знает, то не употребляет.
   - Ты знаешь номер телефона дома Беккерманов? - я внезапно переменил тему.
   - Это те, что держат два доходных дома на Липовецкой? - хитро переспросил дворецкий.
   - Верно.
   - Знаю, барин. На что он вам сдался?
   - Надо позвонить им и переспросить, как чувствует себя Анастасия, - пояснил я, чувствуя себя полным идиотом.
   - Барышня у них? - искренне удивился Иван.
   Я настороженно уставился на растерянное лицо дворецкого.
   - Анастасия утверждала, что она дочь Беккермана, - заявил я Ивану.
   - Не знаю, кому вы сдали барышню, но у старого еврея двое сыновей! - выпалил дворецкий и эффектно выплыл за двери.
   Я буквально застыл на месте, усиленно соображая над словами Ивана. Эта новость невероятно поразила меня. Что это выходит! Анастасия из гордости решила покинуть мой дом? А как же тот дом? Я обвел затуманенным взглядом свой маленький уютный кабинет и словно впервые увидел его деревянные панели из мореного дуба, дорогую мебель и огромное окно. С ума сойти! Может, Анастасия - самозванка? Кто же она, черт подери! Это надо выяснить!
   "Мне... просто необходимо найти и вернуть эту девушку-загадку!" - с этими мыслями я молниеносно выскочил из кабинета.
   - Куда вы, барин? - выкрикнул мне в спину изумленный Иван. - Обед-то подавать?
   - Какой к черту обед! Я еду искать Анастасию! - поспешно проговорил я и молниеносно выскочил за дверь.
   - С Богом! - добродушно напутствовал меня дворецкий.
   Входная дверь с оглушительным хлопком закрылась за моей спиной, словно отрезая меня от прежней жизни. Как хорошо, что мой блестящий автомобиль все еще стоял перед крыльцом.
  
   Два битых часа я катался по городу, разыскивая Анастасию. Моя маленькая гостья, словно сквозь землю провалилась. На улице стоял лютый мороз, а я безуспешно ломал голову, куда может пойти человек, который даже своего адреса не помнит. Сердце сжал такой сильный и непривычный спазм, что я невольно затормозил на месте и уронил голову на руль. Что со мной происходит? Стоп! Пора прекращать панику. В любом случае нужно успокоиться и трезво обдумать создавшуюся ситуацию. Я закрыл глаза, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, стараясь успокоиться. Хватит нарезать круги по городу. Все без толку. Пора задействовать свои ментальные силы. Вампир я, или кто? Энергетику Анастасии я довольно-таки хорошо изучил, и найти ее можно даже на расстоянии.
   Как ни странно, девушка нашлась почти сразу и относительно недалеко - буквально через несколько кварталов. Ее переполняло отчаяние, одиночество и полная безысходность. В этот момент я в полной мере ощутил гнетущее чувство вины. Фактически из-за меня, моя гостья бродит весь день по зимнему городу. Я быстро завел мотор и рывком сорвался с места, спеша разыскать Анастасию. Несколько поворотов мой автомобиль пролетел на максимальной скорости. Мне пришлось одновременно смотреть на дорогу и на тротуар. Не то, чтобы это было для меня тяжело. Скажем так - неудобно!
   Анастасию я увидел посредине улицы, а рядом с ней стояла Варвара. Очевидно, вампиршу послали за жертвой, и она решила, что моя гостья отлично подойдет на эту роль. Неверный выбор! Я угрожающе зарычал, остановил авто и рывком распахнул дверцу. Мне было прекрасно видно, что Варя практически силком тащит девушку в свой автомобиль. Анастасия с трудом смогла вырваться из хищной хватки вампирши. В ее глазах стоял страх. Я прибавил шаг, стараясь поспеть во время, пока не произошло непоправимое.
   Анастасия не выглядела удивленной, когда Варвара зарычала на нее и оскалила клыки. У меня возникло чувство, будто девушка прекрасно знала, с чем столкнулась. Раздумывать над этим, у меня совершенно не было времени. Пока я подходил к девушкам, то моих ушей донесся ехидный голосок Анастасии:
   - Что надо? Крови не дам! Закончилась! Тут один ваш мне ее вчера вечером основательно выпил.
   - Кто?! - Варвара была обескуражена и напугана.
   Я насторожился. Что же говорит Анастасия? Ее никто не кусал! Даже я...
   - Конь в пальто, - с язвительным смешком отрезала моя храбрая гостья.
   Я бесшумно остановился в шаге от вампирши. Она даже не почуяла меня. Это было так удобно, спасибо ментальным силам чистокровного.
   - Варвара! Отпусти ее, сейчас же! - прорычал я, вкладывая в голос всю свою мощь.
   Анастасия услышала меня, а на ее лице расплылась довольная улыбка. Стоп! Она рада мне! Что бы это значило?
  
  

***

   Анастасия
  
   Я даже не подозревала, что так сильно замерзла. Время от времени меня пронизывала дрожь. В салоне автомобиля Николаса мне удалось хоть как-то согреться, растирая ладошки. Когда мы оказались в знакомой хорошо натопленной гостиной, я тут же шагнула к огню, безуспешно пытаясь согреться. Вишневые глаза настороженно следили за каждым моим движением. Ничуть не смущаясь присутствия мужчины, я начала расстегивать шубку. Мои руки так озябли, что пальцы совершенно меня не слушались и после третьей попытки, я бросила это совершенно бесполезное занятие.
   - Сильно замерзла? - с явным сочувствием поинтересовался Николас.
   Я со вздохом утвердительно кивнула, протягивая озябшие руки к пляшущему огню. В темных глазах вампира промелькнуло чувство вины. Интересно. Он искренне считает, что виноват в том, что я бродила по улицам? Ох, а этот красавчик все еще ждет моего ответа. Если он будет продолжать смотреть на меня в том же духе, то я могу не сдержаться и поцеловать его...
   - Да, очень, - хриплым шепотом пролепетала я и моментально залилась краской смущения.
   Проклятое подростковое тело, которое мне досталось! Похоже, у этой девицы самый настоящий гормональный шторм. Иначе мне бы не хотелось смахнуть капли воды от растаявших снежинок с темных волос Николаса, провести по скулам пальчиками, очертить контур чувственных губ, коснуться чисто выбритого подбородка с трогательной ямочкой... Стоп! И вот тут Остапа понесло. Щеки вспыхнули с прежней силой. Чтобы скрыть свое замешательство, я судорожно закашлялась, демонстрируя вампиру, что простуда мне уже обеспечена. Казалось, Николас прекрасно это понял. Его вишневые глаза вновь приняли виноватое выражение. Я страдальчески улыбнулась.
   - Анастасия, - настойчиво начал Николас. - Нам надо поговорить. Понимаете?
   - Да, Николас, прекрасно понимаю, - наконец-то мне удалось выдавить из себя фразу нормальным голосом.
   Вампир принял к сведению мою готовность поговорить. Он легко, особо не напрягаясь, подхватил одно из кресел, поставил настолько близко к огню, насколько это возможно. Затем поставил второе напротив.
   - Иван! - в бархатном голосе князя звучали знакомые властные нотки.
   Дверь моментально распахнулась, и на пороге показался довольный дворецкий. Интересно, что его так порадовало? Наверное, что к его нелюдимому хозяину начали приходить люди. Я была уверена на двести процентов, что в гости к вампиру никто не ходит.
   - Иван, будь добр, принеси-ка леди несколько пуховых одеял, - предельно вежливо распорядился Николас. - Анастасию надобно обогреть.
   Добрые глаза дворецкого остановились на моих заиндевевших губах. Он с жалостью сокрушенно покачал головой и заботливо проговорил:
   - Барин, тут надо кое-что погорячее, чем пуховые одеяла, чтобы обогреть барышню.
   - Что? - сразу видно, что вампир не в курсе, как народ греется зимой.
   Я моментально уловила суть и с кривой усмешкой спросила у Ивана:
   - У вас водка есть?
   - Соображает! - с одобрением заметил дворецкий и тихо рассмеялся.
   - Для чего? - изумленно выдал Николас, при этом его вишневые глаза потрясенно распахнулись, словно просить водки для леди было абсолютно неприемлемо.
   - Для внутреннего растирания, - с видом знатока пояснила я опешившему вампиру.
   - К сожалению водки у нас нет, милая барышня, но зато есть отменный коньяк, - отрапортовал Иван и с каменной миной прибавил. - Надеюсь, что его светлость не будет против?
   Николас с таким комичным выражением лица махнул рукой, отсылая Ивана, что я прикусила губу, пытаясь подавить хохот. Дворецкий церемонно поклонился и вышел за дверь. Тем временем стоило бы скинуть с себя тяжелую шубу. За весь день она неприятно оттягивала мне плечи. Этим я и занялась. Вампир нахмурился, мягкими шагами подошел и осторожно развернул к себе лицом. Как ни странно, но я не боялась его. Николас был истинным джентльменом. Как только я переступила порог его уютного домика, то снова почувствовала себя спокойно, словно у себя дома.
   Теперь он аккуратно освободил меня из шубы, расстегивая замысловатые крючки. Он уже снял свое щеголеватое для этого времени пальто и его сразу же унес Иван. Николас стоял ко мне так близко, что я невольно чувствовала на своем холодном лице тепло, веявшее от вампира. Вот во всех книгах и фильмах вампиров изображают существами с ледяной кожей, но Николас был теплым, можно сказать горячим. Он несколько раз невзначай задел мою ледяную щеку теплыми шершавыми пальцами, когда возился с воротником шубки.
   "Совсем как человеческие руки", - я мысленно отметила этот интересный факт.
   Его прикосновения к моей холодной коже настолько были приятными и согревающими, что я, не соображая, что делаю, поймала его руки и приложила к своим щекам.
  

Оценка: 6.45*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"