Савицкая Евгения Павловна: другие произведения.

Возрожденные судьбой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторжение инопланетян на Землю, похищение людей, генетические эксперименты и рождение детей с инопланетными генами - все это кажется нескончаемой темой для голливудских фильмов, которые десятками штампуют каждый год. На самом деле, жители других планет не единожды вмешивались в жизнь землян, направляя и окончательно изменяя историю древних человеческих цивилизаций. Для людей того времени, инопланетяне казались богами, спустившимся с небес. Их боялись, им поклонялись, опасаясь гнева пришельцев. И боги Древнего Египта - тоже не исключение... НЕ ЗАКОНЧЕНО! ЗАМОРОЖЕНО!


Аннотация

   Вторжение инопланетян на Землю, похищение людей, генетические эксперименты и рождение детей с инопланетными генами - все это кажется нескончаемой темой для голливудских фильмов, которые десятками штампуют каждый год. На самом деле, жители других планет не единожды вмешивались в жизнь землян, направляя и окончательно изменяя историю древних человеческих цивилизаций. Для людей того времени, инопланетяне казались богами, спустившимся с небес. Их боялись, им поклонялись, опасаясь гнева пришельцев. И боги Древнего Египта - тоже не исключение...
  
  
   Молодая художница едет в Египет на поиски вдохновения. Потрясающие пейзажи, величественные памятники и любимый жених рядом, что еще можно пожелать для плодотворной работы?! Но загадочный незнакомец, преследующий ее с самого первого дня не дает сосредоточиться на первоначальной цели. Любопытство толкает ее на неожиданные открытия. Но что на самом деле скрывают тайны древней цивилизации?
  

Пролог

  
   Древний Египет
   1234 г до н.э.
  
  
   Жара. Палящее южное солнце, клонящееся к закату. Небо глубокого синего цвета. Дрожащее дневное марево, тающее в тенях от песчаных барханов. Мелкий вездесущий песок, неприятно поскрипывающий на зубах. Пустыня, одним словом. Куда не посмотришь, вокруг море песка и не единой живой души. Лишь на высоком песчаном холме замер одинокий всадник. Путник был облачен в черный пыльный бурнус, стекающий мягкими складками по крупу смоляного скакуна. Все лицо было скрыто кроме больших выразительных глаз поразительного черного цвета. Всадник остановился всего на минуту, усиленно оглядывая унылый ландшафт. Со стороны можно было бы подумать, что он потерялся среди желтых песков, но это было не так. Внезапный ветерок донес до черной фигуры далекий запах воды смешанный с ароматом дыма. Значит селение уже близко. Путник безошибочно определил нужное направление, пришпорил взмыленного коня и поскакал в ту сторону, откуда тянуло дымом.
  
   Вскоре на горизонте показались черные густые клубы дыма, от которого небо казалось неправдоподобно-темным. Теперь к запаху дыма все явственнее примешивался запах гари. Этот факт насторожил всадника. Путник в бурнусе пришпорил коня, пуская его в тряский галоп. С губ и шеи скакуна начали срываться клоки пены, но всадника это не волновало. Наоборот, он что было силы, гнал своего коня, сокращая путь до пожарища. До всадника уже доносились приглушенные людские крики. Черные агатовые глаза всадника были прикованы к клубам дыма. Показались первые здания, охваченные пламенем.
  
   Селение было похоже на разворошенный улей - беготня уцелевших, громкие вопли раненых и вой женщин над убитыми. Было такое чувство, что на глинобитные домишки обрушился огонь с небес. Всадник спешился и поспешно размотал черную ткань, закрывающую рот и нос. Без того смуглое мужское лицо, потемнело от горя, а черные блестящие глаза смотрели вдаль с такой неподдельной тревогой, что мало у кого хватило смелости остановить незнакомца. Лишь только старожила поселка осмелился остановить мужчину. Старик полусидел в пыли дороги и измождено прислонился к полуразрушенной стене.
  
   - Боги покарали нас! На наши головы обрушился небесный огонь! - суеверно прохрипел он, хватая мужчину за руку. - Помяни мое слово, сынок, мы еще поплачем. Сияющий Ра на своей колеснице больше не отправиться в свое каждодневное путешествие по небосводу.
  
   Мужчина презрительно скривил губы, тем самым показывая, что не поддерживает слова старика.
  
   - Безбожник! - горько бросил старец. - Из-за таких, как ты, боги карают несчастный Египет!
  
   - Уверяю тебе, отец, - яростно прошипел мужчина. - Боги тут совершенно не причем!
   Старик хотел еще что-то прибавить, но путник с трудом отцепил его своего передника и пошел дальше своей дорогой.
  
   Многие прохожие с удивлением смотрели вслед высокому черноволосому мужчине, с трудом узнавая своего бывшего односельчанина. Вот, наконец, он нашел то, что искал! Полуразрушенный дом, охваченный пламенем. Перед распахнутыми настежь дверями лежала хрупкая старушка со спутанными седыми волосами. Мужчина издал гортанный звук, полный боли отчаяния. В несколько прыжков он преодолел разделяющее расстояние и упал на колени перед женщиной.
  
   - Мама! - выдохнул он, с любовью и щемящей грустью вглядываясь в родное лицо.
  
   Длинные ресницы дрогнули. На мужчину взглянули черные, как полночь, глаза подернуты поволокой. Лицо со следами былой красоты озарила счастливая улыбка.
  
   - Сынок, - с трудом прохрипела женщина и с величайшей нежностью дотронулась окровавленными пальцами до щеки мужчины. - Я знала, что перед смертью увижу тебя...
  
   - Мама, где Нисса и Нарзес?
  
   - Они... они..., - женщина беспомощно всхлипнула и выразительно посмотрела в сторону дома. - Они не успели выбраться из дома...
  
   Мужчина был буквально раздавлен и оглушен известием. Он застонал и закрыл лицо руками. Не может быть! Он так спешил к милой Ниссе и маленькому сынишке, вез им подарки из Фив, а что в итоге? Его любимая жена и сын погибли в этой бессмысленной бойне. Узнать бы, кто же отдал приказ уничтожить это селение?
  
   - Сынок, прости меня, я не уберегла их, - прошептала несчастная. - Немезис, иди к ним! Пока не поздно... Дом сгорит.
  
   По изрезанным морщинами щекам заструились слезы. Мужчина вскочил на ноги, осматривая мать с головы до ног, машинально отмечая повреждения. Живот старушки был разворочен, ноги в ожогах, как и грудь. Мужчина сжал зубы и на щеках заиграли желваки. Он слишком хорошо знал, что матери осталось всего ничего. Она скоро умрет. Немезис чувствовал, как глаза защипало от подступивших слез. Он разрывался между желанием остаться с матерью и найти тела жены и сына. Пока он решал для себя мучительную дилемму, из охваченного огнем дома показался высокий мужчина с длинной черной шевелюрой. Как ни странно пламя его даже не тронуло. Смуглое серьезное лицо, впалые скулы, прямой нос и чувственные губы. Он был явно старше и невероятно похож на Немезиса. Скорее всего он был его сыном. Старшего мужчину можно было бы назвать красивым, если бы не глаза. Они были глубокими омутами отчаяния и боли. Черный костюм из блестящего материала, обтягивающий мощную фигуру, смотрелся более чем странно на фоне убогого жилища из тростника и глины. Мужчина без труда держал на руках хрупкие тела женщины и маленького ребенка.
  
   - Отец?! - удивленно прошептал Немезис.
  
   Старший мужчина поравнялся с умирающей женщиной. Он осторожно отдал тела Немезису, который застыл над женой и сыном. Нисса так и погибла, держа малыша на груди. Непоправимое горя оглушило молодого мужчину.
  
   - Абрахам..., - пролепетала старушка, любовно разглядывая фигуру в черном костюме. - Я так рада, что увидела тебя перед смертью. Два моих любимых человека - ты и сынок...
  
   - Тише, Айрис, - прошептал Абрахам и присел на корточки перед женщиной. - Не трать понапрасну силы... Просто думай...
   Айрис блаженно улыбнулась и закрыла глаза. Она знала, что готова умереть и отправиться в Подземное царство. Абрахам настороженно ловил каждый вздох той, которую любил больше жизни. Впервые он сталкивался с тем, что ничего не мог поделать...
  
   - Абрахам, Немезис, я люблю вас мои родные, - прохрипела Айрис и затихла.
  
   Отец и сын неподвижно стояли над мертвыми телами. Горе и боль потери постепенно трансформировались в ярость и желание отомстить.
  
   - Узнать бы, чья это работа, - нарушил тишину Немезис, озвучивая свои сокровенные мысли. - Отец, мы должны отомстить за смерть нашей семьи!
  
   - Сын, ненависть - разрушительное чувство, - мерно и назидательно произнес Абрахам.
  
   - Отец! - с жаром воскликнул молодой мужчина. - Они убили мою мать, жену и маленького сына! Неужели я оставлю это преступление безнаказанным?
  
   - Я понимаю, что ты скорбишь по поводу такой утраты, - примирительно поднял руку Абрахам. - Я сам глубоко опечален по поводу смерти Айрис. Ты же знаешь, что для нашего народа означает любовь...
  
   Черные глаза Немезиса гневно сверкнули из-под насупленных бровей. Тонкие ноздри породистого носа раздувались выдавая всю глубину обуреваемых им эмоций.
  
   - Отец, я клянусь, что отомщу за смерть твоей любимой Айрис, моей матери, возлюбленной жены и своего первенца. Клянусь Создателем трех стихий! - медленно и яростно прошептал Немезис слова древней клятвы. - Я покараю даже детей того шакала, который приказал разнести этот беззащитный поселок...
  
   - Сын! - предостерегающий крик Абрахама потонул в сильном вое ветра, когда Немезис полоснул кинжалом по правому запястью. - Месть может затянуться не на один год...
  
   - Ничего, я подожду! - хищно ухмыльнувшись, заявил Немезис. - Пусть пройдут тысячи лет, но я все равно найду убийцу и его гнусное отродье!
  
   - Немезис! Я знаю, кто отдал приказание!
  
   - Кто?
  
   - Арилик Неустрашимый, - выдохнул Абрахам, с отвращением выплевывая имя главаря врагов.
  
   - Отец, ты обещаешь мне помочь?
  
   - Да, я клянусь помогать тебе! - торжественно вымолвил Абрахам и тоже полоснул кинжалом свое запястье. - По закону народа Ниневии, я обязуюсь помогать всем, чем смогу! Ибо, Немезис - мой кровный сын!
  
   Небо моментально затянуло черными низкими тучами. Кровь отца и сына капала на песок и моментально впитывалась в него. Сверкнула ослепительная молния, грянул оглушительный гром, скрепляя древнюю кровную клятву.
  

Глава 1

  
   Май, 2011 г.
  
   - Все мужики козлы! - безапелляционно заявила Марина.
  
   - Мариша, а ты просто ослепительна! Загар тебе к лицу, - парировала Ангелина. - Очередной любовник и дорогой курорт?
  
   Марина обворожительно улыбнулась, польщенная оценкой товарки, и задорно тряхнула пышными волосами, уложенными в каре.
  
   - Просто я умею пользоваться тем, чем наградила меня природа, - наставительным тоном изрекла она, осматривая безукоризненный френч-маникюр.
  
   Ангелина снисходительно улыбнулась, скрывая счастливый блеск в больших голубых глазах.
  
   - Пойми, Лина, я не жду принца на золотом мерсе, а просто беру то, что мне в состоянии предложить лучшие самцы нашей необъятной Родины.
  
   Ангелина радостно улыбнулась и сокрушенно покачала головой. Уж она-то знала, что наконец-то она нашла того человека, с которым можно поделиться своими мыслями и чувствами. Девушке не верилось, что он, самый прекрасный мужчина на свете, решился сделать своей женой. Теперь рассуждения Марины, ее лучшей подруги казались ей нелепыми и даже грубыми. Да, пусть Николай Норкин был далеко не идеалом в прошлой жизни, до встречи с ней.
  
   - Ты дождалась предложения от своего Норкина? - снисходительно произнесла Марина и при этом ее носик презрительно сморщился. Знакомый для Лины жест. - Небойсь динамит тебя.
  
   - Мариша, он вовсе не такой! - с жаром возразила Ангелина.
  
   Ее подруга скептически приподняла бровь и задумчиво покачала головой.
  
   - Ох, надеюсь, что твой цвет волос не передался на умственные способности? Ты же понимаешь, что никаких шансов у тебя с ним нет! Он - смазливый типчик и бабник!
  
   - Нет! - загадочно вымолвила блондинка и опустила глаза на сложенные на коленях руки. - Уже нет! Ник - мой мужчина!
  
   - Так, так, что-то ты темнишь, подруга! - с подозрением прошептала Марина и с удвоенным интересом оглядела большую художественную студию, в которой жила и работала ее подруга.
  
   Светловолосая девушка с рассеянной улыбкой, поправила легкий домашний костюмчик.
  
   - Так, Лина! Рассказывай!
  
   - Что рассказывать? - смущенно пролепетала Ангелина.
   Девушке уже с трудом удавалось скрыть счастливый блеск глаз. Она открыто посмотрела на свою подругу и красноречиво помахала перед носом Марины правой рукой с золотым колечком.
  
   - Что это? Сапфир? А ниче так камушек, очень даже немаленький! - ахнула брюнетка и ловко ухватила за руку Лину. - Неужели он...
  
   Мариша не договорила и задохнулась от восторга, переполнявшего ее. Как все девушки, она обожала все эти романтические моменты в отношениях с мужчинами, но боялась в этом признаться даже самой себе.
  
   - Да! - выдохнула Ангелина и ее свежее круглое личико, обрамленное золотистыми локонами, зарделось как маков цвет.
  
   - Подруга, на твое счастье, тебе достался весьма редкий экземпляр порядочного мужчины! - авторитетно изрекла Мариша.
  
   Подруги еще немного поболтали, договорились о скорой встрече в городе. Марина согласилась быть свидетельницей на свадьбе. Ангелина даже рассказала ей о своих наметках. Хоть и свадьба была назначена на осень, но готовиться всегда следует заранее. Затем черноволосая девушка ушла, а Лина мечтательно замерла напротив свежей картины. При одном только взгляде на нее, к девушке вновь вернулись воспоминания о том счастливом дне...
  
   Мазки густой темно-зеленой краски ложились ровными четкими линиями, постепенно обрисовывая резные раскидистые листья маленьких пальм. Ангелина добавила последний штрих и отложила тонкую кисточку. Вытирая руки чистым полотенцем, девушка отступила назад и, склонив голову набок, посмотрела еще раз на полотно. Издали картина смотрелась куда эффектнее, чем вблизи. Желтый песок, высокое небо такого поразительного лазурного оттенка, что дух захватывало от его глубины, багряное закатное солнце, косые тени барханов, далекие пальмы и черная фигура всадника на горизонте. Все было настолько правдоподобным и реалистичным, будто художнице удалось выхватить кусочек жизни южной пустыни.
  
   - Ну, где-то так, - пробормотала Ангелина, пристально присматриваясь к законченной картине. - Все, как из моего сна...
  
   Девушка задумчиво теребила золотистую косу, внимательно созерцая необыкновенно горделивый профиль всадника на смоляном коне. В нем было что-то притягательное и пугающее одновременно. Всего на минуту художнице показалось, что он внезапно сорвется с места и пустится в галоп. Поводья были натянуты до предела, изящная шея скакуна была грациозно изогнута, а сам путник в черном бурнусе смотрел вдаль, словно он видел что-то для себя.
  
   Созерцание готового полотна прервал оглушительный звонок мобильного. Изящный телефон в розовом корпусе со стразами вибрировал на письменном столе. От неожиданности девушка подпрыгнула на месте и выронила влажное полотенце. Как же она могла забыть? Встреча с Ником! Вот дырявая голова! Девушка одним прыжком оказалась около мобильника и быстро схватила его, нажимая кнопочку приема. Она была уверенна, что ее молодой человек уже битых полчаса ждет в маленькой кофейне. Вот так всегда! Стоит Ангелине увлечься очередной картиной, как время уже не имеет никакого значения.
  
   - Алло, - покаянно затараторила девушка. - Прости, Ник, прости! Я так увлекалась, что потеряла счет времени! Уже выбегаю! Жди! Буду через пятнадцать минут!
  
   Последние слова Ангелина уже выпалила, накрывая черным полотном картину. Отключившись, она кинулась натягивать прямые джинсы и свитер под горло. Несмотря на то, что на дворе май месяц, погода не радовала особой теплотой. Городские улицы постепенно оделись в зеленый наряд, прохладный воздух был напоен запахом свежей зелени. У Ангелины было слишком мало времени, чтобы любоваться красотами природами. В любое другое время, девушка обязательно обратила внимание на оживший город после зимней спячки.
  
   Добираться до ее любимой кофейни было недалеко, и весь путь девушка преодолела быстрым шагом. Запыхавшись, она прибыла к высоким стеклянным дверям ровно через пятнадцать минут. Сильный аромат кофе, приглушенный мягкий свет и необычайно уютный интерьер делали это кафе невероятно популярным среди городских жителей. Здесь можно было не только выпить по чашечке ароматного кофе, отведать знаменитых фирменных пирожных, а еще и провести важную встречу или романтическое свидание. Ангелина с удовольствием вдохнула горький запах кофе и с любопытством покосилась на стеклянную витрину с пирожными. Только сейчас девушка поняла, что ей так и не удалось пообедать, а уже наступил вечер. Так и быть, сегодня она непременно отведает знаменитые пирожные с вишнями.
  
   Ангелина покрутилась по сторонам. Кофейня была заполнена посетителями. Ник обнаружился в самом дальнем углу, возле огромного до самого пола окна, похожего на витрину в магазине. Сквозь толстое прозрачное стекло отлично просматривался вечерний бульвар, одетый в ажурные молодые листочки клена. Ник сидел спиной ко входу и не видел как в зале появилась Ангелина. Девушка моментально забыла о еде, когда увидела, что молодой мужчина рассеянно вертел в руках темно-синюю коробочку. Не может быть! Неужели, Ник, наконец, сделает ей долгожданное предложение? Сердце билось где-то в горле, когда девушка на дрожащих ногах шла к своему кавалеру.
  
   - Привет, Ник! - радостно выпалила Ангелина, усиленно делая вид, что совершенно не заметила торопливого движения мужчины, когда он прятал коробочку в карман.
  
   Невысокий атлетически сложенный Ник медленно поднял на девушку серьезные карие глаза и улыбнулся ей самой родной улыбкой. Ангелина ощутила необыкновенный прилив тепла. Девушка с особым удовольствием отметила, что ее кавалер незамедлительно встал из-за стола и как положено безукоризненно воспитанному человеку, поприветствовал свою даму стоя.
  
   - Здравствуй, Лина, - с мягким укором проговорил он, притягивая к себе девушку. - Ты неисправима! Опять увлеклась? Что на этот раз рисовала?
  
   Конечно, он был раздражен тем, что ему пришлось прождать Ангелину практически целый час. Он целый день репетировал речь. Нику хотелось, чтобы все прошло идеально. К его огромной досаде Ангелина опоздала, а появилась так неожиданно и с такой милой улыбкой, что он невольно засмотрелся на ее свежие розовые губы.
  
   - Не поверишь, Ник, но сегодня мне приснился такой странный сон! - затарахтела Лина, усаживаясь за столик напротив своего кавалера.
  
   - Интересно, что же заставило забыть тебя о нашей встрече? - лениво поинтересовался мужчина, рассеянно приглаживая темные волосы, упавшие на лоб.
  
   - Это был настолько реалистичный сон! - начала свой рассказ Лина. - Представь себе: пустыня с рыжим горячим песком, высокие барханы, багряное солнце на западе и глубокое небо, а на горизонте всадник на смоляном скакуне!
  
   С затаенной грустью Ник наблюдал за своей девушкой. Она сейчас была такой восторженной. Ясные голубые глаза блестели от восторга. Сейчас Лина была такой вдохновенной, как и пол года назад, когда они познакомились с ней на выставке современной живописи. Сам Ник был фотографом. Работал в одном дорогом модельном доме, зарабатывал неплохие деньги, снимая разряженных моделей. В свободное время, он брал свою камеру и выезжал на природу. Пейзажи у него выходили интересные, но без такого огонька, как у его любимой. Несомненно, у Ангелины был талант!
  
   - Я как проснулась, сразу же кинулась писать картину! - продолжала Лина.
  
   В этот момент к молодым людям подошел официант и с вежливым приветствием протянул девушке кожаную папку с меню.
  
   - Я настолько вдохновенно работала, что уже к вечеру закончила картину. Она вышла небольшой, - пробубнила Лина, опустив лицо в глянцевые листы меню.
  
   Ник сдержанно улыбнулся, но промолчал. Да, иногда его раздражало в ней то, что она так много времени отдает себя живописи. Ник даже иногда чувствовал, что девушка ставит на первый план свое творчество, а не его. Он понимал, что это было в некоторой мере эгоистично, но он ничего не мог с этим поделать.
  
   - Прости, - Ангелина покаянно пробурчала и захлопнула папку.
  
   К ним моментально подскочил молоденький официант.
  
   - Чего желаете?
  
   Лина сделала заказ и он удалился. Девушка нежно взяла Ника за руку и тревожно заглянула в его глаза.
  
   - Ник, ты же не сердишься?
  
   - Нет, что ты, как можно на тебя сердиться? - проворковал мужчина и широко улыбнулся. - Но ты должна обязательно показать мне то, что нарисовала.
  
   - Конечно, нет проблем, - выдохнула Ангелина и с облегчением поняла, что сумела загладить это досадное недоразумение.
  
   Молодая пара напряженно замолчала, когда официант принес заказ Лины - вишневое пирожное и большое латте. Когда с едой было покончено, и девушка лениво потягивала ароматный напиток, Ник с очевидным волнением на красивом лице вытащил из темно-серого пиджака уже бархатную коробочку и положил ее перед девушкой.
  
   - Что это? - пролепетала Лина, стремительно краснея до самых корней волос.
  
   - Это моя рука и сердце, любимая, - тихо выдохнул Ник и нежно взял правую руку Лины.
  
   - Ты выйдешь за меня?
  
   Голубые глаза девушки радостно вспыхнули. Она открыла рот, но от волнения дыхание перехватило. Неужели это все наяву? Лина не могла поверить в происходящее. Ник был потрясающе красив в своем дорогом костюме со стальным отливом. Сейчас он выглядел просто сногсшибательно. Ник... ЕЕ Любимый... все еще ждал ее ответа, а у девушки с голубыми глазами просто не было слов. Она дрожащими руками взяла коробочку и открыла ее.
  
   - Да! - восторженно выдохнула она.
  
   Пальцы Ника дрогнули, одевая ей на безымянный палец кольцо. Глаза ослепило сияние большого сапфира. Безумно красивый подарок. Шум в ушах нарастал. Стало невыразимо душно при одной только мысли о том, что Николай Норкин сдался! Подумать только - Ник подрабатывал свадебным фотографом. Он слыл самым дорогим в их немаленьком городе, видевший сотни свадеб, у ее ног. Ник равнодушно относился к семейным узам и утверждал, что лишь только две-три свадьбы из ста, были по-настоящему счастливы.
  
   Лина была просто уверенна, что их пара обязательно войдет в состав тех счастливых единиц. Девушка мечтательно улыбнулась и зажмурилась, прижимая заветное кольцо к груди. Она была так счастлива, что боялась даже поверить в это. Ангелина нежно провела пальчиком по нарисованной фигуре черного всадника и аккуратно накрыла картину черным полотном. Ее отвлек звонок мобильного. Звонил Ник. Снова море нежности и любви затопило Лину, когда в динамике послышался знакомый бархатный тембр.
  
   - Любимая, ты хотела пустыню и пальмы? - шутливо начал он после приветствия.
  
   - Д-д-а-а-а, - запинаясь, пробормотала Лина. Она была сбита с толку словами ее жениха.
  
   - Собирай вещи, свои рисовальные принадлежности, - весело продолжал Ник. - Дорогая, мы едим в Египет!
  
   - Ник! Ты волшебник! - восторженно выдохнула Лина, а ее сердце подозрительно екнуло, как ей тогда показалось - от счастья.
  

Глава 2

  
   Сердце билось, как бешеное, когда самолет зашел на посадку. Ангелина с невыразимым трепетом в душе ступила на землю Египта, полной древних загадок, а точнее - на разгоряченный асфальт. Она совершенно не понимала своего состояния. Египет словно превратился для нее в огромный магнит, к которому ее безумно тянуло, словно она, Лина, в одночасье превратилась в кусок железа. Конечно, она с таким нетерпением ожидала эту поездку, что за целую неделю успела проштудировать весь интернет на тему древнеегипетского искусства. Да, Лина очень заинтересовалась Древним Египтом и теперь жаждала увидеть все своими глазами, но это было далеко не легкое предвкушение удачного отпуска, а скорее мания. Ангелина мечтала нарисовать настоящую пустыню, загадочные развалины древних храмов и городов, величественные статуи и современные города начала двадцать первого века.
  
   Пирамиды в Долине царей, храмы на юге страны, музей в Каире, порт в Александрии - это еще неполный список тех мест, которые она запланировала посетить вместе с Ником. Ее жених нисколько не возражал. Наоборот, он взял с собой свою любимую камеру, чтобы запечатлеть самые необычные ракурсы знаменитых культурных памятников древности. Поэтому, график экскурсий у молодой пары получился довольно-таки плотным, и за все десять дней отдыха у них оставалось несколько дней на пляж. Волнение усилилось, когда Лина с женихом погрузились в туристический автобус. Первое место, которое молодые люди запланировали для посещения, оказался древний разрушенный город Фивы и храмовый комплекс Каранак. Ангелина всю дорогу молчала и жадно смотрела на пустынную трассу и мелькающий однообразный пейзаж. Их подняли ни свет ни заря, поэтому Ник мирно посапывал в кресле, обеими руками обнимая объемный рюкзак.
  
   Было неимоверно жарко, но Ангелину это нисколько не напрягала. Она была готова к зною и запаслась водой, но чтобы было настолько жарко... С огромной тоской Лина обвела долгим взглядом ландшафт, раскинувшийся за пределами туристического автобуса. После прохладного кондиционированного воздуха, в лицо ударило жаркое дыхание древней пустыни. С обреченным вздохом девушка медленно спустилась со ступенек и шагнула в крепкие объятия Ника. В руках она сжимала чистый альбом и простой карандаш.
  
   - Любимая, что-то не так? - спросил Ник, вкладывая в простые слова море нежности и заботы.
  
   - Жарко! - выдохнула она, усиленно обмахиваясь альбомом.
  
   - Да, это же Египет! Тем более что ты мне все уши прожужжала насчет грядущей поездки. Так, что все ради тебя!
  
   - Не только, - с лукавой улыбкой отозвалась Лина. - Это ты предложил мне поехать в путешествие до свадьбы.
  
   Ник едва сдержал смешок и осторожно притянул меня к себе. Длинные темные ресницы девушки затрепетали, а на ее губах, покрытых розовым блеском, замерло дыхание.
  
   - Скажем так, мы оба этого хотели! - великодушно сказал Ник и легко поцеловал свою невесту в нос. - Это наши с тобой каникулы, милая! Будем радоваться! Неужели жара станет нам помехой и помешает нам хорошо отдохнуть.
  
   - Жарко чтобы обниматься, - лукаво улыбнулась девушка и едва слышно выдохнула. - Жаль...
  
   Ник широко улыбнулся, догнал свою невесту и многообещающе прошептал ей на ухо:
   - Любимая, уж поверь мне, жарко нам будет этой ночью, пусть даже мы будем под кондиционером.
  
   - Я знаю, что тебе может помочь! - с довольной миной заявил Ник и с видом великого волшебника достал из своего рюкзака двух литровую бутылку воды.
  
   - Держи, милая, - заботливо сказал он и вручил воду.
  
   - Спасибо, любимый! - Лина довольно улыбнулась и моментально припала к живительной влаге. В ее душе рождалась привычное чувство нежности к Нику.
  
   Над разогретыми руинами Фив звенел людской гомон. Кто бы мог подумать, что это давно мертвое место будет таким оживленным. Девушка мучительно скривилась, окидывая громады камней, потрепанных временем. Скрипнув зубами, она остановилась и быстро отвинтила крышку своей бутылки. Воды осталось ровно на глоток. Приложив горлышко к губам, девушка с отвращением проглотила последнюю тепловатую жидкость. Первое правило выживания в пустыне - экономить воду. Жажда нисколько не уменьшилась. Вытерев платочком липкий лоб, Лина сдвинула козырек бейсболки на самые брови.
  
   Группа, в которую входила девушка наконец-то замерла на одном месте, с интересом слушая рассказы гида. В этот момент Ангелина сообразила, что можно незаметно улизнуть в одну из глубоких ниш в древней стене. От нее шла странная прохлада, которая сможет дать ей небольшую передышку среди раскаленных египетских песков. Небрежно нацепив на переносицу затемненные очки, девушка ловко нырнула в спасительную нишу и с облегчением перевела дух. По мнению Лины она была просто создана для того, чтобы скрыть уставшего путника от палящего южного солнца. Ее жутко раздражал местный гид, который всю дорогу до места экскурсии безумолку болтал на ломанном русском языке с любопытным Ником.
  
   Ангелина тяжело вздохнула и осторожно, чтобы не выпачкать свои льняные брюки, прикорнула на выступе в стене. Это место удивительным образом навевало философские мысли о вечном и быстрой смене эпох. Грандиозные строения поражали воображение людей не одно столетие. По сей день, человечество ломает голову - кто построил все эти строения и с какой целью. Ученые мужи до хрипоты в голосе доказывали друг другу противоположные теории. Дошло вплоть до того, что была выдвинута самая невероятная теория - боги спустились на Землю и построили египтянам все это архитектурное великолепие. Ангелина презрительно сморщила губы, осматривая, плотно пригнанные друг к другу блоки древней постройки. Неужели не ясно, что египтяне со своими допотопными инструментами не смогли бы построить такое. На бумагу легко и непринужденно легли мягкие линии карандаша. Постепенно начинал рождаться рисунок - Ник на фоне древних развалин...
  
   Девушка с восторгом следила из своего временного убежища за невысокой мускулистой фигурой молодого мужчины и задумчиво теребила на запястье тонкий золотой браслет - подарок Ника на ее День Рождения. Обтянутый белоснежной футболкой торс ее жениха притягивал посторонние жадные женские взгляды, а льняные летние брюки ладно сидели на его узких бедрах. Несмотря на одуряющую жару, молодой мужчина был невероятно свежим, более походил на картинку, сошедшую с модного журнала. Девушка слишком хорошо знала, что любая из женщин от 16 до 60 была готова заложить душу дьяволу, лишь бы этот соблазнительный красавчик провел ночь с одной из них. Ник прекрасно знал себе цену и бессовестно этим пользовался, кроме всего того, что касалось Ангелины... И это до сих пор она не верила в то, что он сделал ей предложение.. Конечно, Ник сказал, что любит ее, а Лина была склонна ему верить.
  
   Рисунок вышел несколько схематичным, немного резковатым, но если еще правильно проработать тень, то даже в карандаше кусочек их с Ником отпуска выглядел просто потрясающе. Ангелина перевела взгляд на ломаный горизонт, бескрайние пески и светло-голубое небо. Жара стояла неимоверная, заставляя людей жадно припадать к пластиковым бутылкам с водой, и девушка не была исключением. Лине снова захотелось пить, но разомлев в тени, она так расслабилась, что не хотела даже пошевелиться. Ангелина устало прикрыла глаза и всем своим весом привалилась спиной к стене, мечтая о прохладном душе. В этот момент, под ее спиной что-то предупредительно хрустнуло, мгновенно стенка отошла, и опешившая девушка провалилась в зияющий темный проход.
  
   Звучно упав на пыльный каменный пол, Ангелина сильно ударилась пятой точкой и в сердцах выругалась. Дома, при сестрице и родителях она бы не посмела произнести подобные слова, но теперь девушка тешила себя тем, что ее никто не слышит. Древние своды каменного мешка с гулким эхом в точности повторили все обороты русской речи, многократно усиливая и унося звук куда-то во мрак. Как назло стена почти сразу же вернулась в исходное положение, отрезав ей путь к отступлению. Девушка остро почувствовала себя жертвой, угодившей в хитроумную ловушку, и беспомощно уставилась туда, где только что сиял яркий квадрат яркого дневного света. Перепад от яркого солнца до кромешной тьмы сбил с толку. Лина подскочила на месте и, потирая ушибленное место, пошарила по карманам спортивных льняных брюк в поисках мобильного телефона. Когда она наконец-то нашла свой новенький раскладной мобильник и раскрыла его, то по закону подлости трубка разрядилась, и на прощание осветила кусок каменной кладки. Прошипев ругательства, Лина отправила телефон в карман.
  
   Благодаря мысли о том, что она может навеки остаться в этой древней ловушке, изобретенной хитрыми египтянами против расхитителей сокровищ, Лина моментально успокоилась и взяла себя в руки. Нехитрый комплекс успокоительных упражнений, а в частности - несколько глубоких вдохов и выдохов окончательно привели девушку в чувства. Ругая всех и вся, а особенно древних инженеров, Лина перешла к практической части решения вопроса и решила незамедлительно начать двигаться вперед, к тому месту, где по ее мнению был выход. Вытянув вперед руки, девушка двинулась вперед. В висках гулко стучал пульс, кончики пальцев подрагивали, а колени подгибались. Теперь девушка напрочь забыла о своей жажде, и хотелось лишь одного - выбраться из ловушки до того, как Ник организует поисковую миссию.
  
   Несколько шагов вперед, и потные ладони уперлись в камень. Где, только что был проход - теперь была глухая стена. В отчаянии девушка заметалась по сторонам, старательно ощупывая каждый сантиметр древнего камня. Но под руку попадалась пыль, кусочки известняка и прочий мусор, накопившийся за тысячелетия. Духота и спертость воздуха начали сказываться на самочувствии Лины. Она несколько раз покачнулась и непременно упала бы, если бы не схватилась за какой-то каменный ящик. Ангелина осторожно провела рукой по поверхности холодного камня, с удивлением отмечая про себя, что крышка украшена узором, вырезанным в камне. Лина продолжала, как завороженная, ощупывать крышку ящика, больше походившего на саркофаг. Неожиданный чувствительный укол в ладонь застал девушку врасплох, и она с тихим шипением дернула руку на себя, но сделала еще хуже - острый каменный выступ глубоко оцарапал ладонь. В этот момент девушка почувствовала, как горячая струйка крови торопливо потекла по коже и с тихим всплеском шлепнулась на каменную поверхность. В этот момент в ловушке пронесся едва слышный вздох.
  
   Как ошпаренная, Лина отскочила от подозрительного саркофага и с силой въехала в стену спиной. Снова сработал какой-то скрытый механизм, и девушка во второй раз вывалилась задом наперед. Только теперь она сидела на горячем песке, и ошалело крутила головой по сторонам. Кое-как, собрав себя в кучу, Лина поднялась на ноги. С чувством радостного избавления, она глубоко вдохнула тягучий знойный воздух, в котором по ее мнению витал аромат свободы. В этот момент послышались чьи-то шаги за спиной, девушка нервно обернулась назад. К ее огромному облегчению, в нескольких шагах стоял Ник.
  
   - Лина, ах вот ты где! Я тебя повсюду ищу, - его сочный баритон заставлял сладко замирать сердце девушки, но не теперь - от испуга девушка утратила чувство реальности.
   - Где ты была?
   - Я потерялась, - Ангелина решила не рассказывать о своем маленьком приключении, чтобы Ник лишний раз не переживал за нее.
  
   Он с облегчением вздохнул, подошел к девушке и легко поднял свою миниатюрную подругу.
  
   - Идем, милая, нас ждет автобус, - нежно проворковал он и, обняв за талию, увел.
  
   Как только пара отошла от ловушки, внутри комнатки, где царил вечный мрак, кто-то душераздирающе застонал, послышался жуткий грохот крошащегося камня - крышка саркофага с неимоверной силой отлетела в сторону, а во мраке зажглось два ярко-фиолетовых огонька, словно сама тьма обрела глаза. Во тьме снова пронесся вздох, словно кто-то проснулся от глубокого и долгого сна. Существо, лежащее в саркофаге, больше похожее на тень, медленно зашевелилось, застонало и село на дно. Густые клубы пыли пепельными облачками поднимались от темной фигуры.
  
   На некоторое время существо замерло в положении сидя, тяжело восстанавливая дыхание. Тьма жадно льнула к истощенной фигуре и словно драпировкой прикрывала существо от чужих и любопытных глаз. В многовековом мраке загадочно вновь замерцали фиолетовые огоньки. На этот раз они двигались по направлению к стене, в которой была вмонтирована потайная дверь. Костлявая рука судорожно шарила по стене, царапая по камню длинными когтями. Тяжелое хриплое дыхание усиливалось многократным эхом. В этот момент казалось, что это дышит само древнее здание. Настойчивые поиски существа увенчались успехом - потайной рычаг щелкнул, и дверь в который раз за этот день отворилась, выпуская на свободу фигуру, заточенную во мрак вечности.
  
   Яркий солнечный свет на миг ослепил истощенное существо, когда оно перешагнуло через каменный бортик и полностью вышло из ловушки. Скрипнул древний запирающий механизм, и стена вновь вернулась на свое прежнее место. Худые ноги буквально сразу подкосились и существо, замотанное в полуистлевшие тряпки замерло, растянувшись вниз лицом на раскаленном песке, как раз на том самом месте, где часа три назад сидела Лина. Фигура лежала без движения, и только опадающая грудная клетка и сиплое дыхание, вырывающееся из приоткрытого рта, указывало на то, что это странное существо жило. Через некоторое время оно перевернулось на спину, откинуло назад пыльное морщинистое лицо и начало жадно глотать ртом горячий воздух. Вся сморщенная, высушенная фигура была жалкой, словно тряпичная кукла, выброшенная небрежным ребенком.
  
   В этот момент послышались торопливые шаги - кто-то спешил покинуть руины. Из-за поворота показалась женщина средних лет. Она быстро шла, прижимая к бедру спортивную сумку, и лихорадочно осматривала местность. По всей видимости, это была туристка, и она без сомнения заблудилась среди древних руин Фив. Через несколько мгновений женщина заметила фигуру человека на песке, заинтересовалась и подошла ближе.
  
   - Эй, вам плохо? - по-русски поинтересовалась она. - Откуда вы взялись? Вы заблудились?
  
   Ее голос был грудным, низким и с нотками страха. Женщина уже почувствовала неладное, но природная доброта пересилила интуицию. Вся ее фигура была напряжена и каждую секунду она была готова сорваться в бег.
  
   - Странный человек, - рассудительно прошептала она. - Может это один из пропавших без вести туристов?
  
   Женщина пытливо осматривала странного человека, закутанного в пыльное тряпье. Сморщенное лицо, худосочная фигура и тонкие руки со скрюченными пальцами - существо перед ней было очень похоже на старика. Пергаментные сухие веки медленно задрожали, открылись и на женщину взглянули черные, как сама ночь, глаза. Взгляд незнакомого человека был тяжелым, испытывающим и давящим. Женщина невольно попятилась назад, выставляя сумку вперед как щит. В этот момент человек попытался подняться, но так как был слишком слаб, не удержался на руках и неловко упал на спину.
  
   Оставив всякие попытки встать на ноги, он протянул к женщине костлявую руку, на которой болтались браслеты, а на среднем пальце блеснул аметист в золотой оправе кольца в форме скарабея. В этом жесте было нечто жуткое и пугающее. Женщина с нескрываемым ужасом рассматривала человека в пыльном саване и невольно попятилась. Ей казалось, что все происходившее было больше похоже на дурной сон или на фильм ужасов. Впалые скулы, высокие надбровные дуги, тонкий прямой нос и квадратный волевой подбородок - черты лица начали постепенно разглаживаться. Человек с огромным трудом разомкнул тонкие бескровные губы и прошипел несколько гортанных слов на неведомом языке. Она отрицательно покачала головой, давая понять, что не понимает его речь. На миг ей показалось, что черные глаза незнакомца зловеще блеснули фиолетовым светом. Женщина невольно вздрогнула, в этот миг ее охватил животный ужас. Выронив сумку, она охваченная паникой, сорвалась с места и убежала туда, откуда пришла.
  
   Человек с тоской и сожалением смотрел в ту сторону, куда сбежала женщина, и еще раз попытался подняться на ноги. Солнечный свет постепенно наполнял его тело энергией, но это было намного медленнее, чем, если бы его напитала человеческая энергия. Он устало смежил веки и растянулся во весь рост на песке, нежась в лучах жаркого египетского солнышка. Так человеческая фигура пролежала до самого вечера на прежнем месте. Никто больше не беспокоил человека, и только прохладный вечерний воздух согнал с насиженного места. Теперь он смог без посторонней помощи подняться на ноги. Странный человек медленно встал с песка и мелкими шагами подошел к сумке. С огромным интересом рассматривая, он осторожно взял ее в руки. Покрутив с разных сторон и тщательно рассмотрев молнию, он словно пытался понять назначение странного для него предмета. Недолго колеблясь, человек, взял сумку себе и медленно двинулся в ту сторону, куда ушла женщина.
  
   Худощавая фигура долго и безошибочно шла, путаясь в рваном сване. Солнце уже давно зашло, и густые сиреневые сумерки окутали руины древнего города. Впереди заблестела гладь священных вод Карнака, и человек прибавил шагу, шатаясь от усталости. Последние несколько метров он буквально прополз на четвереньках, из последних сил преодолевая расстояние до воды. Буквально на краю водоема фигура замерла, переводя дух, и отложила в сторону сумку. Затем сморщенные руки зачерпнули горсть воды и поднесли к сухому рту. Первые глотки были торопливые, булькающие, словно существо из ловушки не могло утолить свою жажду. Затем человек с ритмичным бормотанием, словно он возносил молитвы древним богам, принялся умываться, смывая тысячелетнюю пыль с лица, бритой наголо головы и морщинистых рук.
  
   Когда с умыванием было покончено, уже стемнело, из пустыни потянуло холодком, а на небо выплыла полная луна в дымчатом ореоле. Мужчина поднял мокрое лицо, его черные агатовые глаза были прикованы к серебристому диску. Его глаза блеснули фиолетовыми искрами. Он с невообразимой яростью и тоской в голосе прошептал лишь одно слово:
   - Месть!
  

Глава 3

  
   - Ангелина! - из-за двери послышался недовольный голос Ника. - Если ты сейчас не поторопишься, то я выломаю двери и собственноручно выкорчую тебя из душа!
  
   - Еще секундочку! - крикнула девушка и вернулась к созерцанию собственного отражения в зеркале.
  
   Не то, чтобы Лина всерьез опасалась его угроз. Девушка прекрасно осознавала свою вину. Просто она непростительно долго нежилась под теплыми струями воды в душе, и теперь они опаздывали на ужин. Девушка стояла перед зеркалом в коротком хлопковом халатике, босиком и торопливо подсушивала свои длинные локоны. Ангелина стойко отгоняла от себя воспоминания сегодняшнего приключения. Да и глубокий порез на правой ладони постоянно напоминал о древней тьме, которая, словно живая, сыто дышала ей в разгоряченное лицо. Ранку Лина тут же обработала спиртов и заклеила лейкопластырем - не хватало ей еще заражения крови или еще какой-нибудь инфекции.
  
   Ник так ничего и не заметил. Лина всю дорогу до отеля успешно изображала из себя спящую, удобно прикорнув на его плече. Непонятные чувства тяготили ее весь оставшийся день и не отпускали ни на секунду. Девушка не могла понять той тревоги, которую испытывала, когда они покинули Фивы, словно она оставила там, в песках что-то важное. Ее одолевала странная смесь ожидания, глухой тоски и страха. Словно она кого-то долго ждала, очень дорогого, но одновременно боялась прихода. Интуиция настойчиво подсказывала ей, что отныне все в ее жизни будет не так, как прежде. Лина не понимала этих сигналов, страшилась и упорно гнала их прочь от себя.
  
   - Боже, почему я так зациклилась на этом происшествии, - прошептала девушка. - Это же я еще хорошо отделалась, а могла там застрять навечно.
  
   - Поторопись, Лина, - глухо отозвался Ник за дверью. - Помни, что мы не на прием к королеве идем, а на обычный ужин.
  
   - Помню, - тихо отозвалась девушка скорее себе, нежели своему партнеру. - Мы на отдыхе...
  
   Волосы уже начали подсыхать и безбожно виться. Так было всегда - с самого ее детства. Но если в семь-десять лет она выглядела милым ангелочком с белокурыми локонами, то теперь девушку этот факт раздражал, и она всегда выравнивала волосы. Лина посмотрела в зеркало и поморщилась от того, как кукольно выглядело ее румяное после теплой волы личико, большие фиалковые глаза и кудряшки, обрамляющие ее лицо. Первой мыслью было одно - срочно выровнять, но тут же ей пришлось отказаться от этой заманчивой идеи. За утюжками надо было возвращаться в комнату, но там был Ник. Он уже не одну минуту мерил шагами гостиничный номер, напоминая девушке голодного тигра в клетке. Нет, выравнивание волос придется отложить на лучшие времена. Ангелина еще раз глубоко вздохнула и мысленно пообещала себе, что непременно забудет о той досадной неприятности в руинах храмового комплекса. Порывшись в своей пухлой косметичке, девушка с трудом откопала розовую резинку для волос, гладко причесала волосы и стянула их в высокий конский хвост.
  
   - Вот так-то лучше, - прошептала Лина своему отражению и, потянувшись за одеждой, крикнула. - Милый, я уже почти готова!
  
   Ник беспомощно закатил глаза к потолку, повалился ничком на огромную кровать и устало закрыл глаза. Он даже порадовался, что принял душ раньше девушки, а вся его водная процедура заняла ровно пятнадцать минут. Но Ангелина не умела рассчитывать время и обещанные ею полчасика растянулись на целый час. Боже, отчего с Линой всегда так сложно и не однозначно, почему она частенько выводит его в себя и последнее время он, Николай Норкин, сам себя не узнавал. Ведь он - бабник, ловелас и все его друзья уже почти год удивляются тому странному факту, что Лина все еще с ним и является единственной девушкой в его жизни. Ангелина... Он искренне считал, что это имя как нельзя лучше подходит к ее внешности, но характер у девушки был отнюдь не ангельский. Зато Нику никогда не была скучно в ее обществе. Парень блаженно зажмурился, потянулся, но урчащий желудок отвлек от размышлений о девушке. Он поверить не мог, что меньше, чем через полгода, Ангелина станет его законной супругой.
  
   Ник распахнул глаза и резко сел на кровати. Замок в дверях, ведущих в ванную, тихо щелкнул, и на пороге замерла уже полностью одетая Ангелина. Девушка заколола волосы, которые мягкими локонами стекали на плечи и спину. На ней был легкомысленный розовый сарафанчик, который ладно обливал ее стройную фигуру и открывал стройные ноги. Ее широко распахнутые синие глаза были так чисты и невинны, что у Ника просто не хватило духу предъявить ей свои претензии. От его внимательного взгляда не укрылось то, что круглые щеки девушки заметно побледнели, между изящных бровей залегла морщинка, словно девушка мучительно что-то решала. Во взгляде промелькнуло выражение грусти и затем вновь воцарилось безмятежное выражение.
  
   - Ник, я готова, - тихо вымолвила девушка и мягкими шагами прошла к двери номера.
  
   - Не прошло и полгода, - пробурчал Ник про себя, но вслух он с улыбкой выдохнул. - Отлично выглядишь, милая! Недаром ты потратила столько времени в душе.
  
   Ангелина болезненно скривилась, отрицательно покачала головой, и устало ответила:
   - Я очень устала, Ник. Эта жара меня просто выматывает. Голова болит жутко...
  
   - Думаю, нам надо развеяться, дорогая. Может, ну его этот шведский стол для туристов, и посидим в одном из ресторанчиков на открытом воздухе? - улыбка Ника была соблазняющей, греховной и сбивающей на какую-нибудь шалость.
  
   Ангелина с легкостью подхватила идею своего кавалера
   - А потом, сходим в ночной клуб?
  
   Ник отрицательно покачал головой и с искренним сожалением в голосе вымолвил:
- Мне очень жаль, милая, но на завтра у нас запланирована экскурсия в Долину царей. Нам рано вставать.
  
   Лина заметно поморщилась и тихо возразила:
- Милый, может, мы будем ездить на экскурсию через день?
  
   - Лина, все уже заказано, мы не можем перенести экскурсию, - твердо сказал Ник и пытливо заглянул в лицо своей невесте. - Эй, милая, что-то случилось? На тебе лица нет...
  
   Девушка потупила свои огромные голубые глаза и смущенно покачала головой, демонстрируя полное безразличие.
  
   - Любимая, ты испугалась того, что потерялась в руинах Фив? - нежно проговорил Ник, обнимая Лину за талию.
  
   - Да, очень! - выдохнула девушка, а на лице промелькнула тень страха.
  
   - Мне очень жаль, что так произошло. В следующий раз не отходи от меня далеко, - мягко отозвался молодой мужчина и страстно поцеловал свою невесту.
  
   Девушка в этот момент почувствовала, что ее охватывает жаркий вихрь страсти. Она медленно провела пальчиками по широким мускулистым плечам жениха. Ник глухо застонал ей в рот и прикусил губу. Лина выгнулась и шумно задышала, с трудом оторвалась от губ Ника.
  
   - Милая, пойми, уже поздно что-либо менять, - тяжело дыша, выдавил он и прибавил шаловливым тоном обиженного ребенка. - Неужели ты хочешь оставить меня на целый день?
  
   От одной мысли о целом дне, проведенном вдали от Ника, а главное - наедине со своими странными чувствами, мыслями, Ангелине стало плохо. Она отрицательно замотала головой, решительно отбрасывая эту неудачную мысль. Нет, уж, пусть она будет таскаться между пирамид, но в компании милого Ника. Парень совершенно верно оценил ее молчание, улыбнулся и, взяв под локоток, вывел девушку из номера со словами:
   - Вот и славно, дорогая.
  
   Молодые люди уже шагали по направлению к одному из летних ресторанов. Его территория была увита каким-то растением с красными цветами. Лина с восторгом смотрела на яркие огоньки, освещающие территорию ресторанчика. Оттуда раздавалась приятная восточная музыка, придавая волшебную атмосферу сказки. Воздух уже стал свежее. Темное южное небо было усыпано яркими звездами, которые не увидишь в городе. Дымка млечного пути пересекала небосвод. Лина невольно залюбовалась красотой арабской ночи, а Ник тем временем подвел девушку к свободному столику.
  
   - Вот увидишь, тебе очень понравится экскурсия, - нарушил молчание парень.
  
   - Очень надеюсь, что понравится, - рассеянно заметила Ангелина.
  
   - Признайся, неужели ни сколько не интересно увидеть воочию то, что знает весь мир... - с энтузиазмом прошептал Ник на ухо девушке и галантно усадил ее за столик. - Столько тайн и загадок таят в себе эти пирамиды, а ты упрямишься...
  
   Лина широко улыбнулась и смущенно ответила:
   - Тебе удалось меня заинтриговать, Ник. Я даже решила вновь взять мой этюдник. Думаю, что это волшебное место подарит мне еще одну загадку...
  
   Он польщено улыбнулся и выразительно сверкнул глазами. В этот момент к молодым людям подошел официант. Ник обратился к нему по-английски, и вскоре пара получила два меню. Девушка равнодушно заказала первое попавшееся блюдо и бокал красного вина. Ник отнесся к этому делу ответственно - сделал более основательный заказ. Ангелина с интересом рассматривала публику в ресторане, интерьер площадки и далекий все еще светлеющий горизонт. В этот момент порыв ветра до ее ушей донес тихий едва различимый шепот:
   - Месть!

***

  
   Яркие вспышки голубоватого света обжигали глаза Ангелины. Девушка мучительно поморщилась и закрыла рукой глаза. Вскоре мигающие всполохи прекратились, и она с облегчением вновь открыла глаза. Наконец-то воцарился приятный полумрак, освещаемый мягким мигающим пламенем большого факела. С удивлением Лина обнаружила себя в небольшой комнате, сидящей на полу, покрытом тростниковыми циновками на восточный манер. На стенах, украшенных цветными фресками, плясали тени и отблески желто-красного пламени. В этих древних узорах, украшающих комнату, девушка с изумлением узнала те, которые видела в храмовом комплексе. Теперь фрески были свежими и неимоверно четкими, словно они были нарисованы совсем недавно. Дверной проем занавешивали легкие занавески из непрозрачной черной ткани. Лина так и не успела, как следует удивиться. В этот момент шелковые шторы заколыхались, и в комнату запрыгнула черная кошка с цветным ошейником и большим египетским крестом на шее. Девушка была уверенна, что перед ней именно кошка, а не кот. Во-первых, блестящая, как смоль, шкурка была чистой и ухоженной, во-вторых, гибкое тельце и царственная походка были свойственны именно кошкам. Грациозными шагами, животное подошло к девушке и приветливо потерлось о ее руку.
  
   - Здравствуй... - удивляясь сама себе, вежливо поздоровалась с кошкой девушка.
  
   "Бастет...", - вклинился чужой мурлыкающий голос, словно кошка мысленно подсказывала Лине свое имя.
  
   Ее изумрудно-зеленые глаза пытливо заглянули в глаза девушки, и Лина вздрогнула от неожиданности - таким был проницательный и осмысленный взгляд кошки.
  
   - Здравствуй, Бастет, - послушно повторила девушка и ласково погладила шелковую шерстку.
  
   Она с улыбкой посмотрела в бездонные глазищи кошки. В этот момент раздался мелодичный звон, и Лина удивленно уставилась на свои руки с таким непонятным чувством, будто она видела их впервые. К огромному удивлению ее тонкие запястья были унизаны странными браслетами из разноцветных мелких бусинок, на среднем пальце правой руки было кольцо в виде маленькой змейки. На груди красовался большой амулет с огромным рубином - диск, обрамленный золотыми крыльями. Лина была поражена таким открытием, она больше не могла усидеть на месте, и вскочила на ноги, осматривая себя с головы до ног. Девушка увидела, что одета в странное белое платье, именно такое, какое она видела в фильмах о древнем Египте или на картинках в учебниках по истории.
  
   Огромные изумрудные глаза с поперечным зрачком внимательно следили за каждым движением девушки с интересом несвойственным обычной кошке. Лина даже подумала, что странное имя ее новой знакомой было ей знакомо, но вспомнить, где и при каких обстоятельствах она его слышала, она так и не смогла. Но самое интересное, по мнению девушки, было другое - каким неведомым образом она оказалась в древнем мире.
  
   "Неужели это все сон?", - с удивлением подумала Ангелина.
  
   Черная красавица внимательно посмотрела на Лину и выразительно замяукала, словно соглашалась. Девушка улыбнулась от умиления при виде умной мордочки своей новой знакомой. Отбросив тщетные размышления, Ангелина вновь уселась перед кошкой и ласково почесала за ее ухом. Черная, как уголь, животинка радостно заурчала, блаженно зажмурилась и вытянула вперед мордочку, всем своим видом демонстрируя удовольствие.
  
   "Вот уж странный сон", - растерянно подумала Лина.
  
   "Ничего странного... Это же твой сон", - мысленно заметила кошка.
  
   "Да, но ведь кошки не разговаривают, даже мысленно", - отозвалась Лина и замерла, с удивлением взирая на вольготно развалившуюся кошку.
  
   "Я не обычная кошка. Я - Бастет", - терпеливо ответила ее собеседница.
  
   "Я заметила... Имя у тебя тоже необычное...", - усмехнулась Лина и с удовольствием сгребла кошку в охапку, устраивая ее изящную тушку у себя на коленях.
  
   Как ни странно, но Бастет стойко выдержала фамильярность со стороны девушки. Она безропотно осталась у Лины и даже улеглась на коленях.
  
   "Обычно я не разрешаю смертным трогать себя...", - сдержанно заметила Бастет, но эти слова больше прозвучали для порядка, нежели как предупреждение.
  
   Лина отлично все поняла и с благодарностью прошептала на ухо кошке:
   - Спасибо тебе, Бастет. Но за что мне такая честь?
  
   Треугольное кошачье ушко дернулось, и Бастет смешно фыркнула, смешно топорща длинные усы.
  
   "Пока не время. Позже ты все узнаешь", - загадочно ответила кошка.
  
   "Что ты имеешь в виду?", - Лина заметно заволновалась.
  
   Теперь девушка отлично понимала, что не спроста она оказалась в этом странном древнем месте, пусть даже просто во сне. Внутри нее зрела тревога, смешанная с недопониманием всего происходящего.
  
   "Ты все узнаешь со временем... А пока возьми Золотой Анкх", - отозвалась кошка.
  
   Бастет грациозно встала на лапки и подставила девушке шею, на которой болтался золотой крест с петелькой вверху.
  
   "ЧТО взять?"
  
   Она с удивлением уставилась на странную кошку на своих коленях и непонимающе моргала. Кошка вздохнула, да, именно вздохнула, а ее глаза приняли странное выражение, словно сама Бастет уже давно устала объяснять столь очевидные факты.
  
   "Крест, Лина, египетский крест, который висит на цепочке", - терпеливо отозвалась кошка.
  
   - А-а-а, - прошептала девушка. - Вот я тормоз!
  
   Лина с внутренним изумлением осторожно сняла золотую цепочку, которая к слову на тонкой шейке Бастет была обмотана в несколько раз. Теперь крест был в руках девушки, но она решительно не понимала, что ей теперь с ним делать.
  
   "Одень его на шею", - мысленно подсказала Лине кошка, и взгляд ярко-зеленых глаз стал ободряющим.
  
   - Хорошо, - прошептала девушка.
  
   Дрожащими руками она надела цепочку на шею и вздрогнула от того, как холодный металл коснулся обнаженной кожи груди. Чувство прохлады внезапно сменилось на обжигающий жар. Девушка попыталась снять крест, но анкх словно прилип к ее телу. Пронизывающий грудную клетку жар, разливался адским пламенем по телу. Кровь закипала в венах, сжигая все внутренности. Перед глазами девушки плясали яркие разноцветные пятна, Лина зажмурилась от боли, считая звезды перед внутренним взором. Терпеть адских жар у нее не было сил, и Ангелина пронзительно закричала. Ее тело не выдержало боли, голова закружилась, и девушка стремительно провалилась в спасительный мрак...
  
   Лина подскочила на месте, запутавшись в мокрой простыне. Острая боль в груди уже утихла, а сердце до сих пор гулко колотилось в грудной клетке, напоминая о недавнем странном сне. Поразительно яркий и живой образ Бастет до сих пор был свеж в памяти Лины, а также неудачный подарок странной черной кошки. Лина огляделась вокруг - все те же стены гостиничного номера, Ник, спящий рядом, и скомканные простыни под телом девушки. Лина тяжело дышала, словно ей не хватало воздуха. Девушка буквально сползла с кровати и на подгибающихся ногах прошла на балкон.
  
   Свежий ночной воздух моментально привел девушку в чувство, а красота рассвета окончательно прогнала все неприятные ощущения ночного кошмара. В этот момент Лина считала, что им несказанно повезло - их с Ником номер выходил на восток. Девушка с замиранием сердца любовалась, как первые багряные лучики солнца неторопливо будили природу вокруг, разгоняя ночной сумрак. Повеял ласковый ветерок, ласково обдувая разгоряченное лицо Ангелины. Как только величественное дневное светило полностью выплыло из-за горизонта, то вокруг словно все ожило, птицы зачирикали в ближайшем кустарнике, а пустыня словно вздохнула, стряхивая с себя остатки сна. Девушка радостно улыбнулась, с непередаваемым удовольствием встречая начало нового дня. На душе вновь стало легко и беззаботно, словно с души упал огромный камень. В этот момент, ей больше не хотелось думать о чем-то плохом. Лина буквально почувствовала, как в ярком утреннем свете кошмары моментально померкли и отступили.
  
   - Жизнь продолжается! И это главное! - прошептала Лина и моментально ухватилась за бумагу и карандаш.
  
   Девушке натерпелось запечатлеть кошку с удивительным ошейником. Она вдохновенно проработала над этюдником до тех пор, пока не проснулся Ник.

Глава 4

  
   Как только первые лучи утреннего солнца добрались до лежащей около водоема темной пыльной фигуры, то странное существо вздрогнуло, вздохнуло и зашевелилось. Словно горячие солнечные лучи сперва разбудили его, а затем начали питать своим теплом эту странную фигуру. Голова, на которую было накинуто подобие капюшона, покоилась на сумке вчерашней незадачливой туристки. Существо лежало лицом вниз, а исхудавшие руки, словно плети, повисли вдоль тела. Даже сама фигура выражала всю ту степень усталости и физических страданий, что невольно сжималось сердце при виде иссушенного временем существа. Спустя какое-то время оно зашевелилось на своем месте, подтянулось к воде, опустило в воду лицо и начало жадно пить. Затем с глухими стонами существо перевернулось за спину и с облечением замерло, раскинув руки в сторону. Утренний ветерок слабо шевелил растрепанный пыльный саван, в котором угадывались странный узор, а сама ткань когда-то давно была, по всей видимости, очень дорогой. Скорее всего, очень давно существо завернули в огромный черный плащ с глубоким капюшоном, тончайшую ткань которого украшало золотое шитье.
  
   Воздух постепенно наполнялся дневным жаром, древние камни буквально плавились под палящими лучами безжалостного египетского солнца. Вокруг руин Фив звенели человеческие голоса, то и дело мигали вспышки цифровых камер и фотоаппаратов. Вокруг кипела жизнь, и существо, лежащее около священных водоемов, зашевелилось, привстало на своем месте и на четвереньках переползло в густую тень, отбрасываемую колонной. Плащ, как пепельный хвост, беспомощно волочился за костлявым существом. Когда оно достигло желанного места, то вновь замерло, впитывая всем тощим телом жар, исходящий от песка и обломков камней. Над песком пронесся едва различимый вздох, словно существо в этот момент невыразимо страдало и мучилось.
  
   В этот момент послышались веселые голоса молодой русской пары. Парень трогательно обнимал свою прелестную спутницу за талию и что-то ей увлеченно рассказывал, смешно жестикулируя. Девушка внимательно слушала своего кавалера, с интересом рассматривая величественные колонны Карнака и его священные водоемы.
  
   - А здесь, Оленька, было самое священное место в храме. Эти водоемы хитрым образом сообщаются с Нилом, а вода в них обновляется самостоятельно, - свежий голос юноши звонко звучал среди древних руин.
  
   Существо зашевелилось в своем убежище, настороженно подняло голову, и в густой тени было видно, как блеснули рубиновым его блеском глаза. Будто невидимый кукловод дернул за ниточки темную фигуру в пыльном плаще. Существо дернулось и медленно поднялось на ноги. Фигуру все еще качало от слабости, и для верности существо держалось за колонну. Молодые люди совершенно не видели темную тень и продолжали двигаться в сторону существа. То и дело девушка заливалась веселым смехом, присущим только юности, свежести и беззаботности.
  
   - Ах, Мишаня, какой ты у меня умный, - с неподдельным восторгом пролепетала девчонка. - Подумать только, столько ты всего знаешь!
  
   Смущенно покраснев до самых корней волос, юноша улыбнулся и небрежно отмахнулся от слов подруги, но было ясно, что восторг его спутницы невероятно льстил ему.
  
   - Оленька, брось, я обычный парень, который учиться на историческом факультете, - смущенно пробубнил Миша. - Причем, я не самый лучший студент на потоке.
  
   Девушка с улыбкой покачала головой и тихо ответила:
   - Нет, Миша, для меня ты лучший. И знаешь почему?
  
   - Почему? - парень резко остановился и заинтригованно заглянул в глаза своей спутнице.
  
   - Ой, вроде ты не знаешь! - игриво хохотнула Оля.
  
   Девушка ласково провела ладонью по щеке парня и пошла вперед. Ее открытое миловидное личико сияло от счастья, но Миша не видел это выражение безмерного счастья. Парень нахмурился и поспешил за своей подругой. Он забежал вперед и настойчиво заглянул Оле в глаза.
  
   - Что? - смеясь, спросила девушка.
  
   Морщинка между бровями разгладилась, и взгляд парня прояснился. Теперь он уж точно был уверен, что девушка не играет с ним. Молодая пара и не подозревала, что в этот момент за ними наблюдает существо, хищно притаившееся в густой тени. Черные с рубиновым блеском глаза с интересом следили за молодыми людьми. Тощая фигура заметно подобралась. Существо с тряпье стояло всего в шаге от Миши и Оли, прячась за колонной. Девушка, предчувствуя признания, смущенно опустила глаза на песок. Она прерывисто дышала, и волнение распирало грудь гулкими ударами маленького юного сердечка. Оля выжидающе замерла. По ее мнению это было так романтично, что ее Мишенька решил признаться в любви прямо здесь и древние руины станут свидетелями этого волнительного события.
  
   - Ты же знаешь, Оленька, мне нужна только ты... - страстно начал молодой человек, но тут же осекся и уставился круглыми глазами куда-то за спину довольной девушки.
  
   Оля заметно забеспокоилась и подняла глаза на своего кавалера. На загорелом лице Миши застыло выражение неподдельного удивления, граничащего с ужасом. Его карие глаза казались просто огромными, и в них плескался страх. Похолодев от странного предчувствия, девушка смело обернулась назад и собственными глазами увидела существо, замотанное в замызганный плащ. Глубокий капюшон скрывал густой тенью само лицо, и были видны лишь мерцающие фиолетовым блеском глаза. От этого девушке было еще страшней. Животный страх заставил ее застыть в оцепенении. Девушка в этот момент поняла всю безнадежность ситуации. От темной фигуры веяло опасностью и странной силой, несмотря на ее тщедушность. Миша невольно отшатнулся, когда существо медленно вытянуло вперед правую руку, и рубин в форме скарабея в лучах солнца блеснул кровавым отблеском.
  
   Из глубин капюшона послышались гортанные слова, сухой ветер уносил древние звуки в пустыню, а молодых людей окутал бледно-розовый кокон. Оля испуганно зажмурилась, а Миша наоборот выпучил глаза и с огромным ужасом наблюдал, как сфера вокруг них уплотняется, становится более насыщенного цвета, темнеет, а по ее поверхности проскакивают мелкие светящиеся искорки. В этот момент от магической сферы к груди существа протянулась тонкая розоватая ниточка, фигуру сильно встряхнуло, послышался прерывистый вздох. На глазах у испуганного юноши внезапно костлявое существо стало утолщаться и увеличиваться в размерах. Широкий черный плащ словно стал новее и его полы зловеще захлопали на ветру. После первой порции жизненной энергии, человек с бешеной скоростью принялся поглощать знания все молодых людей о современном мире. Существо словно копировало их познания, а не забирало себе все без остатка. Миша с облегчением это понял, и у него впервые за все время зародилась, что странная фигура в тряпье не убьет их с Олей. Хотя все происходящее скорее напоминало фильм ужасов, нежели на реальную жизнь.
  
   Все закончилось также внезапно, как и началось. Парень и девушка обессилено опустились на песок. Вдвоем они чувствовали себя опустошенно, будто их выжали досуха и небрежно выбросили. Существо настороженно замерло в нескольких шагах от молодых людей. Его костлявое тело охватил какой-то вихрь их мелких черных точек. Теперь оно выглядело не так тщедушно, и фигура постепенно обрела человеческие очертания. Перед испуганной парой уже стоял высокий широкоплечий мужчина, плотно закутанный в потрепанный плащ. Он медленно обернулся к влюбленным. Оля тихо вскрикнула и уткнулась в плечо своему кавалеру. В этот момент Мише тоже захотелось спрятаться от этого страшного человека, но мужская гордость не позволила ему это сделать. Юноша лишь только вздрогнул, но продолжал во все глаза смотреть на существо перед ним. Лицо все еще скрывал капюшон, и это было весьма устрашающе. Юноша беспомощно смотрел на мужчину, ожидая его дальнейших действий. Человек замер на месте, словно что-то мучительно обдумывал, затем он кивнул Мише и произнес на чистейшем русском языке:
   - Спасибо...
  
   Голос у незнакомца был тихим мелодичным с хрипловатыми нотками. Миша кивнул, он нутром чувствовал тяжелый взгляд незнакомца на себе, и от этого ему было от этого не по себе. В этом существе было столько сверхъестественного, что просто жуть брала, и захотелось убраться подальше. Оля мелко задрожала и обессилено повисла на его плече. Миша сообразил, что человек в рваном плаще ждет от него ответа.
  
   - Не за что, - он старался не грубить, но непрошеное раздражение накатывало волнами. - Кто вы, черт возьми, и что с нами сделали?
  
   Голос юноши сорвался на фальцет, а его тело мелко трясло. Мишу не устраивало, что он смотрит на этого странного человека снизу вверх. Парень собрал остатки сил и встал с песка. От слабости его шатало, но Миша твердо решил увести Олю с этого странного места. Человек отступил на шаг от парочки. Оля уже всхлипывала и обиженными глазами смотрела на мужчину, Миша же, сцепив плотно губы, попытался поднять с песка девушку. Мужчина склонил набок голову и с отстраненным интересом наблюдал за стараниями Миши. Наконец парень поставил рыдающую Олю на ноги, и ему даже удалось заставить девушку стоять ровно.
  
   - Мне очень жаль, что так вышло, - подал голос мужчина и сокрушенно покачал головой. - Вам лучше забыть обо всем, что произошло...
  
   Как только мужчина замолчал, то внезапно ветер поднял в воздух горячий песок, который нещадно бил в глаза молодым людям. Миша и Оля зажмурились и заслонились от ветра руками. Через секунду ветер прекратился, и молодые люди удивленно переглянулись между собой. Они были одни в храмовом комплексе Карнак и лишь только ветер гулял между полуразрушенных колон.
  
   - Что мы здесь забыли, Миша? - удивленно спросила Оленька.
  
   Игривое настроение вновь вернулось к девушке, и она уже улыбалась, совершенно позабыв про недавние слезы.
  
   - Хотел показать тебе священные водоемы, - неуверенно ответил Миша. - Если честно, то забыл...
  
   - Эх, ты... Голова! - ласково проворковала Оля. - Идем, а то наша группа без нас уедет...
  
   Молодые люди с шутками и веселым смехом удалилась туда, откуда пришла. Они даже не подозревали, а точнее забыли, о том, что за ними следили фиолетовые глаза незнакомого мужчины в потрепанном плаще. Человек прятался за колонной и напряженно следил за каждым шагом молодой пары до тех пор, пока они не исчезли из поля зрения. Его глаза выразительно поблескивали в тени капюшона, затем человек изумленно оглянулся вокруг и словно впервые увидал потрепанный временем Карнак. Казалось, увиденное его потрясло настолько, что широкие плечи безвольно опустились, и человек обессилено оперся плечом о колонну.
  
   - Мир изменился, - прошептал он, смиренно принимая этот факт. - Но где в этом мире этот шакал и его гнусное отродье? Как мне связаться со своим отцом?
  
   Пустыня загадочно молчала, ветер гнал древние пески, и все это освещало неизменное солнце. Мужчина содрогнулся от ужаса и безысходности. Слишком было много вопросов, но никого не было рядом, чтобы на них ответить.
  
   - Отец, помоги найти того, кто погубил мою семью, - зашептал мужчина и поднял руки к нему, умоляя голубое небо помочь ему...
  

***

  
   - Такого мужа, как твой, вообще нельзя выпускать из поля зрения, - покровительственным тоном заметила Зинаида Петровна.
  
   Ангелина поморщилась и беспомощно осмотрелась по сторонам, но прийти ей на помощь было некому - Ник внимательно слушал рассказ экскурсовода вместе с остальными туристами. Его красивое лицо резко выделялось среди общей массы, а большие голубые глаза сверкали под полузатененными линзами модных в этом сезоне солнцезащитных очков. Светлые пряди волос, выбивающиеся из-под бейсболки, отливали на солнце золотом и невольно притягивали восхищенные взгляды женщин. Лина невольно залюбовалась своим женихом. Да, бесспорно, он красив, очень...
  
   Зинаида Петровна проницательно смотрела на девушку поверх очков в роговой оправе, а в ее серых глазах застыло стойкое выражение собственной правоты. Женщина внимательно проследила за взглядом Лины и, подавшись всем телом поближе к уху девушки, многозначительно зашептала:
   - Уж поверь моему опыту, Линочка, своего мужа нельзя отпускать от себя далеко, иначе какая-нибудь шустрая баба сразу же его отхватит...
  
   - Ник - не мой муж, - твердо ответила Ангелина и в этот миг почувствовала, что постепенно теряет терпение. - Пока что он просто мой жених.
  
   - Ох, не выбирай красивого мужика - намучаешься, - авторитетно заявила Зинаида Петровна. - Я тебе как дочери говорю. Вот взять, например, мою двоюродную сестру по отцовской линии, Полину. Вот она выскочила замуж за Алексея. Красавец! Плечи широкие, румянец во всю щеку, высокий, статный, на баяне играл, все девки были его в селе, работящий, только недостаток был один у него - выпить любил и по бабам ходить. Говорила мать Польке, что не нужен ей такой муж, пить ведь будет, но девка, ни в какую - хочу его или вообще замуж не выйду. Поохали все родичи и начали к свадьбе готовиться. Но я-то сразу смекнула, что не видать девке счастья.
  
   Ангелина мученически возвела глаза к ярко-синему небу, ей жутко хотелось пить, но еще больше, чтобы Зинаида Петровна наконец-то заткнулась. В этот момент поднялся ветерок и в лицо полетел песок, гонимый из пустыни. Ангелине пришлось терпеливо кивать головой, пропуская мимо ушей весь животрепещущий рассказ о несчастливой судьбе Полины.
  
   - И что ты думаешь? - не унималась женщина. - Не было в их жизни счастья - Алексей вскоре запил и помер от белой горячки.
  
   - А мой жених-то причем? - едва сдерживая раздражение, буркнула Лина. - Ник вообще не пьет!
  
   - Значит, по бабам бегать будет, шельмец, - мрачно изрекла Зинаида Петровна.
  
   Ангелина решила благоразумно промолчать и устремила взгляд на потрепанные пирамиды, арабов на верблюдах и древнюю пустыню. В этот момент ей казалось кощунственным разговаривать на подобные темы в этом удивительном месте. Величественные пирамиды с их неповторимой историей, легендами, загадками и тайнами произвели неизгладимое впечатление на Лину. Именно поэтому девушка отошла в сторону для того, чтобы насладиться неповторимой атмосферой Долины царей. Теперь она начинала понимать красоту древних памятников Египта, особенно после сегодняшнего сна, который уже не казался кошмаром, а скорее - откровением. Словно сама Бастет приоткрыла ей занавес в глубину ушедшей цивилизации, но побыть наедине ей не дала надоедливая Зинаида Петровна.
  
   Девушка в который раз за весь день прокляла ту минуту, когда ранним утром на сборах к ней подошла приветливая женщина бальзаковского возраста. Незнакомка беспардонно представилась Зинаидой Петровной Сорокиной, которая к слову оправдывала свою фамилию. Всего за несколько минут знакомства, Лина узнала все последние сплетни гостиницы, имена всех туристов из отеля и пикантные подробности личной жизни. Ангелине оставалось лишь только поражаться тому, с каким усердием эта женщина с несколько потрепанным годами лицом, пышной фигурой и необъятных размером бюста, курсирует между туристами и без умолку трещит с ними о том, о сем. Хотя сама Зинаида Петровна выглядела совершенно непрезентабельно, откровенно говоря, смешно в своих спортивных шортах до колен, бесформенной футболке и широкополой шляпе с ядовито-красными маками. Огромные безвкусные цветы при каждом движении ее немаленького тела беспомощно мотались возле приплюснутой соломенной тульи. За широкой спиной самой Зинаиды Петровны в нескольких шагах маячил краснолицый тип с внушительным пивным брюшком, которого сама Зинаида Петровна представила Лине, как своего законного мужа. Сан Саныч, как звали ее верного спутника жизни, был человеком подневольным, подкаблучником и когда его благоверная нашла в лице Ангелины отличного молчаливого слушателя, то муж расслабился и все норовил сбежать в бар с бесплатной выпивкой.
  
   Сначала Лина слушала с интересом, когда Зинаида Петровна рассказала о порядках гостинцы, где они отдыхали. Удивительно, что она смогла узнать обо всем всего за сутки пребывания на отдыхе (спецслужбы нервно курят в сторонке). Девушка была слишком хорошо воспитана, чтобы послать ее прямым текстом еще утром. Теперь здесь, в Долине царей Лине оставалось лишь вежливо слушать информацию о семейной паре из 215 номера, которые бурно проводят свои ночи. Зинаида Петровна, была женщиной старой закалки и поэтому считала такое поведение супружеской пары аморальным. Лина сразу про себя подметила, что Сан Санычу бутылка пива давно заменила жену и все радости семейной жизни. Зато сама Зинаида Петровна пиво не считала проблемой. На экскурсии ее муж таскался за ней хвостиком и носил необъятную сумку с минеральной водой и фруктами.
  
   Наконец-то гид закончил свой рассказ, предложил сфотографировать на память пирамиды. Ангелина с облегчением вздохнула и, едва сдерживаясь, извинилась перед Зинаидой Петровной и устремилась к Нику со словами:
   - Ник, сфоткай меня на фоне пирамид!
  
   В этот момент он только достал фотоаппарат из чехла и с улыбкой развернулся к своей спутнице.
  
   - Лина, где ты была? Ты пропустила всю лекцию, - взволнованно начал мужчина.
  
   - От жары у меня голова разболелась и поэтому я отошла в сторону, - объяснила Ангелина и тут же с улыбкой спросила. - Куда мне лучше стать?
  
   - Хорошо, милая, работай на камеру, - шутливо отозвался Ник и принял картинную позу папарацци, снимающего звезду.
  
   Лина весело рассмеялась и начала позировать своему личному фотографу. Ник с видом профессионала крутился около пирамиды Хуфу и ее маленьких спутниц, выбирая нужный ракурс. Он указывал место, куда стать Лине, а сама девушка сегодня была в ударе и позировала от души, стараясь понять те чувства, которые рождало это странное место. Она чувствовала себя в удивительном единении с Долиной царей и выглядела органично, словно девушка принадлежала этому древнему месту. Ее длинные золотистые локоны выбились из-под легкой косынки трепал ветерок, прибавляя миниатюрной Ангелине очарования. По мнению Ника девушка даже в кроссовках, спортивных летних брюках и футболке выглядела женственной, словно на ней было платье от кутюрье. Ему даже удалось сделать несколько удачных снимков. Время, отведенное гидом, незаметно прошло, и гид собрал туристов возле автобуса, чтобы отвести всех в отель. Ангелина предусмотрительно выбрала место в салоне подальше от Зинаиды Петровны и ее мужа. Хотя многие хотели сесть подальше от четы Сорокиных.
  
   - Избегаешь кое-кого? - прошептал Ник на ухо своей невесте.
  
   В его глазах играли смешинки. Лина улыбнулась, с нежностью чмокнула своего милого в щеку и ответила:
   - Да, она меня достала своей болтовней.
  
   - Так пошли ее куда подальше, - посоветовал Ник.
  
   - Не могу, - сокрушенно вздохнула Лина. - Совесть не позволяет грубить старшим.
  
   Мужчина глазами указал на Зинаиду Петровну, которая доставала своими разговорами очередную жертву.
  
   - А ей позволяет совесть грузить других своими проблемами, - безмятежно прошептал Ник ей на ухо, обдавая жарким дыханием влажную от пота шею Лины.
  
   Девушка заметно вздрогнула в объятиях мужчины, чувствуя, как отреагировало ее тело на знакомые прикосновения жениха. От него не укрылась реакция Лины, и Ник победно рассмеялся, с наслаждением вдыхая аромат золотых локонов. Ангелина с облегчение вздохнула, и впервые за весь долгий насыщенный день почувствовала, что устала.
  
   - Все равно, я не могу хамить, - сонно пробубнила она.
  
   - Значит, будешь прятаться от нее весь отдых, - мудро изрек Ник. - А это десять дней.
  
   - Я с ума сойду, - захныкала Лина.
  
   Девушка едва успела прикрыть ладошкой широкий зевок, чувствуя, как закрываются глаза от усталости.
  
   - Линочка, ты очень устала? - забеспокоился Ник. - Зря я тебя не послушался вчера. Надо сделать перерыв в экскурсиях.
  
   Веки девушки затрепетали, с огромным трудом приоткрылись, и Лина с интересом посмотрела на мужчину.
  
   - Значит завтра - солнце, море, пляж? - с надеждой в голосе прошептала Ангелина.
  
   - Да, а вечером - ночной клуб и танцы до утра, - заверил Ник. - Отдохнем несколько дней, а памятники древности от нас никуда не исчезнут.
  
   - Ник, ты самый лучший, - сонно пролепетала Лина.
  
   Она блаженно зажмурилась, потерлась щекой о плечо и уютно устроилась в объятиях Ника. Девушка моментально почувствовала себя защищенной. Лина знала, что рядом с Ником призраки пустыни ей не страшны. Уже через минуту девушка мирно спала, а мужчина задумчиво смотрел на спящую Ангелину.

Глава 5

  
   Багровое солнце неумолимо склонялось к закату, оставляя после себя нестерпимый зной долгого мучительного дня. Кирилл Смирнов устало привалился к полуразрушенной колоне и вытер пот рукой. Точеная верхушка величественной колоны валялась чуть поодаль от своего основания, погруженного в песок. Во рту мужчины уже давно не было ни капли воды. Нерасторопный Саид, тщедушный мальчишка на побегушках, еще два часа назад нечаянно опрокинул на песок флягу Смирнова с остатками воды. После изнурительного дня, это было последней каплей. Кирилл проклял тот день, когда нанялся штатным фотографом в научно-исследовательскую экспедицию.
  
   - Шо ты там вошкаешься, Киря? - послышался из-за угла древнего здания голос Петра. - С такими темпами, мы до темноты до базы не доберемся.
  
   - Черт бы побрал эти руины! - Смирнов в сердцах пнул мелкий осколок колоны, и он с жалобным стоном ударил об стену. - Жара, песок на зубах и еще тупица Саид пролил мою последнюю воду.
  
   - Да, надо было тебе оставаться снимать тех вешалок в пестрых тряпках, по ошибке называемых моделями, - добродушно хохотнул Петр и по-дружески хлопнул по плечу Кирилла огромной ручищей.
  
   - Мода вообще дама капризная, - пробубнил Смирнов, потирая ушибленное плечо. - Жаль, что это я понял слишком поздно. Сидел бы сейчас в студии и в ус не дул. Так нет, потянуло меня на приключения...
  
   - Нет, просто тебя уволили! - захохотал Петр, вытирая слезы. - Одна вешалка обвинила тебя в сексуальных домогательствах!
  
   - Чтоб тебя! - с досадой буркнул Кирилл. - Ты-то откуда знаешь?
  
   - Весь наш Зажопинск просто гудел от этой новости. Забыл?
  
   Петр оскалился, стащил пыльный бурнус и взлохматил своим светло-русые волосы.
  
   - Твою...! - красноречие Смирнова было выше всяких похвал и мат на русском звонко прозвучал среди древних сводов Фив.
  
   Петр заразительно захохотал, приваливаясь всем весом к древней колоне. Она даже не шелохнулась, а ведь было от чего. Петр был просто исполинских размеров и поразительно похож на древнерусского богатыря из народных былин. Этот образ нисколько не вязался с Египтом. Кирилл нахмурился, деловито зачехлил камеру, повесил ее через плечо и крикнул:
   - Саидка! Саид!!
  
   Словно маленькое торнадо, к мужчинам подлетел худющий мальчишка. На вид ему было лет тринадцать-четырнадцать. Он был одет в рваную рубашку, пыльные давно нестиранные штаны. К тому же, мальчишка был бос. Его черные глазенки виновато зыркали на Смирнова.
  
   - Да, господин, - боязливо протянул он по-арабски.
  
   Мальчик остановился на приличном расстоянии от Кирилла. Он был поразительно похож на жеребенка и был готов каждую минуту сорваться и сбежать.
  
   - Видишь, не подходит ближе. Еще помнит шельмец, как пролил мою воду, - проворчал Кирилл, обращаясь к Петру.
  
   Его приятель фыркнул, демонстративно пожал плечами и обратился к парню по-арабски:
   - Возьми эту сумку, а я понесу рюкзак. Он тяжелый.
  
   Саид, мелкими шажками приблизился к брезентовой сумке и осторожно взял ее за крепкие ручки. На тонком смуглом лице застыло затравленное выражение. Парнишка постоянно косился на хмурого Кирилла, облаченного в штаны цвета хаки и линялую рубашку. В футболке под палящим египетским солнцем находиться весь день было практически невозможно. В первый же день исследований Кирилл спалил руки и сильно мучился целую неделю. Петр перевел на парня изрядное количество кислого кобыльего молока, до тех пор, пока ожоги не сошли. Теперь же Смирнов загорел ровным загаром, словно побывал на берегу Красного моря.
  
   - Почему мальчик так напуган? - подозрительно спросил Петр, когда мужчины шагали позади Саида.
  
   Эта странная троица направлялась к джипу, стоящему возле дороги. Мужчинам еще предстояло погрузить дорогую аппаратуру в багажник и до темноты добраться в захолустное арабское селение, где временно располагалась их научно-исследовательская база. Смирнов яростно сплюнул вязкую от сильной жажды слюну и посмотрел на запад, куда клонилось уставшее за день солнце.
  
   - Как я тебе говорил, Саид перевернул мою воду, за что получил втык, - мрачно отозвался Кирилл.
  
   Смирнов открыл багажник и погрузил в его просторные недра рюкзак.
  
   - Ты что бил его!? - удивленно выпалил Петр.
  
   В его голове не укладывался тот факт, что спокойный Смирнов был способен ударить ребенка.
  
   - Нет! Просто высказался строго, - с досадой отмахнулся Кирилл и устало привалился к борту огромного джипа.
  
   Петр осуждающе прищелкнул языком и недоверчиво покачал головой.
  
   - Я вообще не понимаю, зачем было его нанимать на работу, - примирительно пробурчал Смирнов. - Саид - несовершеннолетний!
  
   - Его отец слезно умолял нашего руководителя и мецената взять его в подручные, - пояснил Петр и страдальчески вздохнул. - У Фархана пятеро сыновей и одна дочь, он просто не в состоянии их всех прокормить. Такой заработок лишним не бывает.
  
   - Фархан - это портье из отеля "Клеопатра"?
  
   - Да, он самый, - подтвердил Петр.
  
   - Разве мы имели право брать его на работу? - с сомнением в голосе протянул Смирнов. - Не проще ли было взять взрослого араба в качестве проводника?
  
   - Все свои предположения выскажи Владлену Васильевичу, он тебя непременно выслушает, - отрезал Петр и раздраженно повернулся в сторону руин. - Черт бы пробрал этого чокнутого египтолога! Где он там? Провалился что ли вместе со своими чертовыми фресками?
  
   - Петруха, может, я схожу и посмотрю, куда он запропастился и позову Арсения Владимировича? - предложил свои услуги Кирилл.
  
   - Нет, уж, Киря, стой возле джипа, я сам за ним схожу, - отказался Петр. - Знаю я Сеню! Если пойдешь ты, то это надолго. Давай сфотай эту фреску, она ведь уникальна! А эта колона...
  
   Кирилл с улыбкой наблюдал за ворчливым товарищем. Он торопливо размашисто шагал в том направлении, куда ушился египтолог полтора часа назад. Петр что-то еще говорил, но его голос оборвался, когда из-за угла выскочил взъерошенный Арсений Владимирович, мужчина с благородной сединой на висках. Он уже давно потерял свой бурнус, очки съехали с переносицы и смешно перекосились. Всегда аккуратный египтолог выглядел так, словно за ним гналась тысяча чертей.
  
   - Там, там..., - он задыхался от быстрого бега и не мог вымолвить ни слова. - Там... это.. что-то... или кто-то...
  
   Петр остановился, как вкопанный, с удивлением рассматривая почтенного египтолога с такой знаменитой фамилией, что ее не стоило бы даже и называть. Эмоции настолько зашкаливали, что египтолог начал забавно жестикулировать, указывая куда-то в сторону руин храма. Равнодушным остался лишь Саид. Зато Смирнов быстро отхлебнул воды из фляги Петра и устремился к беснующемуся Арсению Владимировичу. Саид остался терпеливо ждать возле джипа.
  
   - Это просто удивительно, - торопливо говорил задыхающийся почтенный египтолог, когда он вел товарищей вглубь древних руин. - Странное тело, замотанное в старое полотно. Могу поклясться, что узорам на нем не менее трех тысяч лет...
  
   - Арсений Владимирович, а вы уверены, что видели тело похожее на мумию? - недоверчиво сказал Смирнов. - Все-таки это просто развалины города, а не гробницы. Даже я, человек несведущий в подобном, знаю, что это не место захоронений...
  
   - Все правильно, молодой человек, - важно заявил египтолог. - Фивы - город, Карнак - просто храмовый комплекс. Хоронили умерших на западе...
  
   Арсений Владимирович что-то хотел еще прибавить, как внезапно затормозил и благоговейно шепотом прибавил:
   - Вот за следующим поворотом - оно!
  
   Сначала Кирилл увидел огромную полуистлевшую кучу тряпья, валяющуюся на сером песке. Смирнову даже в голову не могло прийти, что могло так заинтересовать их одержимого древностями египтолога. Лохмотья шевелил легкий вечерний ветерок. Когда мужчины подошли ближе, они с огромным удивлением увидели лежащую на песке человеческую фигуру. Голова в огромном капюшоне покоилась на современной сумке, руки были раскинуты в стороны, а сама фигура лежала на животе и не подавала ни малейших признаков жизни. Египтолог с опаской приблизился и с любопытством оглядел находку в черном драном плаще.
  
   - Видите! - в волнении прохрипел он, указывая костлявым пальцем на фигуру. - Мумия с сумкой. Странно, правда?
  
   Петр потрясенно чесал затылок, пытаясь связать две несовместимые вещи как мумии и современные вещи. Кирилл тоже был озадачен находкой. Он даже пожалел, что оставил свою камеру в багажнике джипа. Теперь Смирнов сжимал в руке лишь ключи от него. Досадливо сплюнув, он неодобрительно покачал головой. Эксклюзивные кадры для него однозначно потеряны.
  
   - Ну, видим, - нарушил гнетущую тишину практичный Петр. - И что с того? Солнце уже село, а нам еще ехать два часа. До темноты мы так и не успеваем на базу...
  
   - Мы должны взять его! - с сияющими глазами выпалил египтолог и молитвенно сложил руки. - Пожалуйста! Я должен понять кто это! Откуда эта мумия...
  
   - Да вы спятили, профессор! - ахнул Петр. - У нас нет условий для содержания мумии.
  
   - Врядли это мумия, - вмешался задумчивый Смирнов. - По-моему, этот человек живой и он дышит...
  
   Петр и Арсений синхронно обернулись к Кириллу и посмотрели на него как на сумасшедшего.
  
   - Присмотритесь, - продолжал Смирнов и приблизился к фигуре в плаще. - У него плащ, а не саван и...
  
   - Бред!
  
   - Тихо!
  
   Все замолчали и прислушались. Фигура тихо застонала и зашевелилась на песке. Как только солнце зашло за горизонт, то силы окончательно покинули истощенную фигуру. Египтолог ахнул и отшатнулся. Петр вовремя подхватил чувствительного профессора. Кирилл же тупо взирал на то, как человек медленно поднял голову. Из-под капюшона сверкнули агатовые полные боли глаза. Костлявые руки, обтянутые смуглой пергаментной кожей медленно потянулись к Смирнову. Опешивший фотограф остолбенел, а египтолог и вовсе потерял дар речи, постыдно повиснув на руке мощного Петра.
  
   - Петр, этот человек жив, только невероятно истощен, - решительно заявил Кирилл. - Возьмем его с собой.
  
   - Да, но как он тут оказался? Еще и в таком виде? - выдохнул оживший египтолог.
  
   - Все вопросы потом, - скомандовал Петр. - Надо отнести его в машину. Киря, подсоби-ка мне.
  
   Кирилл облегченно выдохнул, с трудом ухватился за плащ изможденного человека и на счет "три" поднял его вместе с Петром. Ноша была такой невероятно легкой, Смирнов начал всерьез беспокоиться за состояние странного человека в черном плаще. Лица они так и не увидели, зато египтолог коршуном напал на сумку и исследовал ее содержимое. Ничего кроме бутылки воды, влажных салфеток и средств женской гигиены там не было. Арсений Владимирович густо покраснел, когда в его руке оказалась коробочка с тампонами.
  
   - Мда-а-а это явно не его, - смущенно промямлил египтолог и резко закрыл сумку. - Интересно, у какой женщины он это украл?
  
   - Вот приведем его в порядок на базе, а потом все выясним, - просипел сквозь зубы Петр и обратился к Смирнову. - Киря, открывай джип.
  
   Незнакомец в плаще с ужасом в глазах смотрел на огромный внедорожник, пытаясь понять его назначение. Он был слишком слаб, чтобы сопротивляться и когда Петр засунул высушенное тело в салон на заднее сидение, тот просто затих. Арсений Петрович полез следом за своей драгоценной находкой. Саид тоже был вынужден сидеть рядом со страшным человеком, хотя его черные глаза больше не сверкали из-под капюшона. Когда все расселись по местам, Петр завел двигатель и джип с ревом сорвался с места.
  
   Дорога на базу прошла без приключений. Незнакомец в плаще не подавал признаков жизни и когда его внесли в большую палатку на окраине поселка, костлявая фигура даже не пошевелилась. Кирилл был озадачен произошедшим, впрочем, как и его спутники. Петр хранил флегматичное молчание. Египтолог не успел осмотреть высохшее тело. Зато поспешно улетел в свою палатку за книгами. Как только находку разместили на походную койку, товарищей позвал руководитель исследовательской группы. Пришлось оставить с ним испуганного Саида и отправляться на срочное совещание.
  
   Разуваев Владлен Васильевич, олигарх, бизнесмен и владелец крупного металлургического завода, внезапно увлекся раскопками древностей, прикрываясь громкими словами о науке, истории и прочими слащавыми разговорами. Как бы там ни было, деньги сотворили чудо, меценат успешно сколотил небольшую группу и уже как три месяца он играл в египтолога, окопавшись в египетских песках. Владлен Васильевич принимал в своей огромной палатке, оставленной с претензией на роскошь и комфорт. Петр и Кирилл были удостоены великой чести, лицезреть мецената в одних шортах и с голым волосатым животом. Он развалился в бамбуковом кресле и вещал что-то умное о важности истории в современном мире. Меценат рассказом о находке в Фивах очень заинтересовался и велел привести человека в порядок и привести его к нему, когда тот очухается.
  
   К огромному неудовольствию Смирнова, на пустую болтовню с Разуваевым было потерян еще один драгоценный час. За поздним ужином Кирилл терялся в догадках. Откуда мог взяться этот странный человек? Почему он был так истощен и выглядел просто ужасно? Странно, что он заблудился в таком людом месте, ведь Фивы посещает не одна сотня туристов в день. Он поделился догадками с египтологом и его помощником, но к единому мнению никто так и не пришел. После еды, Петр и Арсений Владимирович разошлись по палаткам. Причем египтолог поспешил к своим драгоценным книгам. Кирилл устало зевнул, и тоже было направился к своей палатке, но мысль о найденном истощенном человеке не давала ему покоя. В итоге, Смирнов взял кувшин с водой, кружку и ломоть серого хлеба. Если незнакомец все еще без сознания, то Кирилл просто оставит ему еду и воду.
  
   В палатке, отведенной для странного гостя, было темно хоть глаз выколи. Саида там не было. Тишину в ней разрывали тихое хриплое дыхание истощенного человека. Кирилл невольно пожалел беднягу. Возможно, этот человек заблудился в пустыне и чудом вышел к руинам, в надежде найти людей. Смирнов замешкался у входа. Он искал выключатель и когда нашел его, то палатку озарила тусклая электрическая лампочка. Человек лежал все в той же позе, как его и оставили. Стараясь не шуметь, парень подтянул складной столик к узкой кровати и поставил на него кувшин, кружку и тарелку с хлебом.
  
   Кирилл уже хотел уйти, как человек резко поднял голову с подушки и посмотрел в сторону застывшего Смирнова. Молодой мужчина похолодел при виде безволосого черепа, обтянутого сухой кожей. Черные глаза провалились в глазницы, нос и скулы были заостренными, полное отсутствие бровей, а губы тонкими и бескровными. Только теперь Кирилл понял, что перед ним лежал мужчина.
  
   - Э-э-э-э.... - проблеял Кирилл.
  
   Он с огромным трудом взял себя в руки и вскоре заговорил с ним более решительным тоном:
   - Эй, приятель, ты как? Здорово ты нас напугал. Я тут тебе еду и воду принес. Хочешь?
  
   Черные глаза жадно посмотрели на воду, и Кирилл это воспринял как сигнал к действиям. Смирнов налил воды в кружку и поднес ее к потрескавшимся губам незнакомца. Когда он выпил всю предложенную воду, Кирилл размочил в воде кусочек хлеба и поднес его к губам мужчины. Тонкие ноздри раздулись как у хищника, рот приоткрылся и молодой фотограф вложил хлеб в рот истощавшего существа. Незнакомец в плаще жевал долго, словно смакуя и вспоминая вкус хлеба.
  
   - С-с-спас-с-сибо, - по-змеиному прошипел незнакомец, когда размоченный хлеб и вода закончились.
  
   - Не за что, - ободрительно улыбнулся Кирилл незнакомому мужчине. - Ты обязательно пойдешь на поправку.
  
   Он пытливо оглядывал ошалевшего Смирнова. Внимание черных агатовых глаз приковали кроссовки молодого мужчины. Он медленно перевел глаза с кроссовок на лицо Кирилла, изумленно рассматривая его длинные черные волосы, собранные в хвост, темно-серые глаза и загорелое лицо.
  
   - Кто ты? - прохрипел незнакомец.
  
   - Кирилл Смирнов. Можно просто - Киря.
  
   - Кир-ри-и-л-л, - неуверенно протянул мужчина. - Кир-я-а... Кир!
  
   С каждым звуком его голос выравнивался, и хрипота постепенно уходила. Смирнов слабо улыбнулся и кивнул:
   - Да, я Кирилл, а тебя как зовут?
  
   Черные глаза сузились, и мужчина непонимающе уставился на Смирнова. Фотограф решил проблему по-другому. Он ткнул в свою грудь указательный палец и проговорил:
   - Киря. Кир, - а затем указал пальцем в тощую грудь незнакомца и снова проговорил. - А ты?
  
   Незнакомец облегченно вздохнул и со стоном упал на подушку.
  
   - Я - Немезис...
  
   Черные глаза устало закрылись. Кирилл запаниковал. Вдруг он добил несчастного? Мужчина словно почувствовал состояние Смирнова, медленно открыл глаза и тихо просипел:
   - Потом...
  
   Кирилл мысленно пнул себя. Конечно, сам же накормил его, а теперь уставший человек со странным именем или кличкой просто хочет отдохнуть. Эта догадка утешила Кирилла. Ну, ничего, у него будет завтра, чтобы разузнать историю этого странного человека.

Глава 6

  
   Кирилл был в замешательстве. Несмотря на ранее утро, палатка, отведенная странному гостю, оказалась пуста. Перед отъездом Смирнову захотелось еще раз заглянуть к человеку, найденному в Фивах. Парень был уверен, что Разуваеву фактически нет никакого дела до вчерашней истории. Значит, истощенный человек останется голодным. Поэтому он принес гостю большую порцию завтрака и кувшин с водой. Постель была смята.
  
   "Это хорошо. Значит, он спал", - отстраненно подумал Кирилл.
  
   Он поставил тарелку с нехитрой снедью и кувшин на столик возле койки. Арсений Владимирович и Петр уже начали погрузку джипа. Саид пополнял запасы воды и провизии на целый день. У Смирнова выдалась свободная минутка, чтобы заскочить в гостевую палатку. Кирилл удрученно вздохнул и осмотрелся по сторонам. Окраина поселка была абсолютно безлюдной. Тишину раннего утра разрывал громкий разговор Петра и египтолога. Саидка тоненько напевал местную песенку, по мотиву напоминающую завывание голодного волчонка.
  
   Смирнов уже хотел обойти палатку, как его окликнул раздраженный Петр:
   - Киря!
  
   Помощник египтолога сегодня был в бежевых спортивных брюках и светлой свободной рубашке с закатанными до локтя рукавами.
  
   - Где ты шатаешься? Давай, прыгай в машину. Надо выехать пораньше пока еще прохладно! Не хочу трястись по жаре.
  
   - Ты нашу вчерашнюю находку не видел? - мрачно поинтересовался Кирилл. - Его палатка пуста...
  
   Смирнов прищурился от ярких лучей низкого утреннего солнца и еще раз огляделся по сторонам. Возле джипа крутился Саид с флягами в руках. Египтолог надевал бурнус и деловито давал указания парнишке на его родном языке. Смирнов перевел взгляд на мрачного Петра. Мужчина был явно не в духе с самого утра.
  
   - Если он свалил, то так даже и лучше, - буркнул Петр. - Забей на него, Киря. Надо проверить, чтобы он чего-то не умыкнул у нас.
  
   Кирилл задохнулся от негодования и недобро прищурился.
  
   - Петр, ты полагаешь, что истощенный человек способен сбежать с утра пораньше и прихватить с собой что-то ценное? - въедливо заметил Смирнов и досадливо сплюнул на песок. - Ты же видел вчерашнее состояние человека. У него крайнее истощение. Врядли он ушел далеко.
  
   - Ну, как знаешь, - Петр пошел на попятную. - Может, чувак отлить отошел. Ладно, поищи его. Жду тебя через пятнадцать минут возле джипа. И не опаздывай!
  
   - Кирилл, ты куда? - в разговор вклинился почтенный египтолог.
  
   - Поищу нашего загадочного гостя, - сухо ответил Кирилл.
  
   Он быстрым шагом подошел к Смирнову.
  
   - Его нет в палатке? - изумился Арсений Владимирович.
  
   - Нет! - Кирилл отрицательно мотнул головой.
  
   - Врешь.
  
   - Нет, Арсений Владимирович. Смысл мне вам врать!
  
   - Хорошо! Давай поищем его вместе, - с энтузиазмом предложил египтолог и первым ринулся за палатку.
  
   Смирнов равнодушно пожал плечами и последовал за Арсением Владимировичем. Петр неодобрительно хмыкнул. Он слишком хорошо знал своего шефа и понимал, что если Арсений Владимирович увлечется, то они и в полдень не выедут на место исследований. Петр с тоской посмотрел на хозяйскую палатку. Его величество Разуваев еще мирно спал. Вставать в пять утра было не в правилах богатого мецената. Петр скривился и с тоской подумал о своей жене и маленькой дочери. В Египте его держало большое жалованье, ведь на декретные в нашей стране врядли можно было прожить. Молодой мужчина, в который раз обещал себе и жене, что каждая экспедиция непременно окажется последней. Слава Богу, его контракт заканчивался, и Петр планировал через месяц вернуться на Родину.
  
   Странного человека первым нашел Кирилл. Впрочем, нашел - это громко сказано. Незнакомец в черном плаще никуда не исчезал. Человек сидел спиной к Смирнову и на самом солнцепеке, прислонившись к стволу облезлой пальмы. Кирилл забеспокоился. Незнакомца может хватить тепловой удар, но как только он тихо подошел к мужчине и осторожно заглянул ему в лицо, то был несказанно поражен своему открытию. Смуглое лицо значительно округлилось, кожа разгладилась и приобрела более здоровый вид. Глаза Мужчины были закрыты, словно он спал глубоким сном. Кирилл подошел еще на шаг к фигуре, закутанной в материю. Смирнов забеспокоился и громко вскрикнул:
  
   - Эй, приятель! Тебе не стоило вставать! Ты слишком слаб и должен оставаться в постели.
  
   Веки едва заметно дрогнули. На Смирнова воззрились черные глаза с пугающим фиолетовым отливом. Кирилл невольно отшатнулся от мужчины в плаще - настолько этот взгляд был пронизывающим. Его сердце болезненно дернулось и пропустило удар.
  
   - Э-э-э... приятель, - промямлил испуганный Кирилл. - Если хочешь, то оставайся здесь. Я принес тебе поесть...
  
   Суровый взгляд мужчины смягчился. Уголки пополневших губ дрогнули и медленно поползли вверх. Смирнов приободрился и вновь заговорил:
   - Немезис? Может вам вернуться в палатку?
  
   Мужчина едва заметно улыбнулся, словно величественно разрешал Смирнову говорить дальше. Черт возьми, кто же он, мучительно раздумывал Кирилл, разглядывая странного человека у своих ног. Парню казалось, что это он, Кирилл Смирнов, у ног гостя, а не наоборот. Бред, кто же спорит! Но в эти минуты молодой мужчина был уверен, что незнакомец имеет полное право себя так вести.
  
   - Если ты голоден, я могу принести еду сюда. Хочешь? - растерянно пролепетал он.
  
   - Да, - нехотя выдавил мужчина.
  
   - Отлично, подожди! - выдохнул Смирнов и моментально сорвался с места.
  
   Пока он бегал за едой в палатку, Арсений Владимирович уже разыскал странного гостя. Египтолог с присущим ему апломбом принялся расспрашивать незнакомца о том, как он оказался в пустыне. Кириллу с трудом удалось унять египтолога, сославшись на то, что их гостю необходимо поесть. Времени у мужчин просто не осталось. Смирнов вручил Немезису тарелку и кувшин с водой. Петр уже несколько раз окликал египтолога и Кирилла, поэтому они нехотя оставили гостя загорать на солнышке и бросились бегом к машине.
  
   Немезис задумчиво проводил глазами людей в странной одежде. Послышался яростный рев их транспортного средства. Интересная конструкция, но такая неэкономичная. Неужели, люди не понимают, что вонь, которую издает это железное чудовище загрязняет воздух и очень вредна для людей. Не проще ли использовать энергию солнца, как это делали другие разумные расы. Странный мир, пожалуй, он еще более причудливый, чем тот, в котором он родился и вырос. Взять, к примеру, тех людей, что нашли Немезиса. Пожилой мужчина был смешон и надоедлив. Его расспросы вызывали лишь досаду и раздражение. Уж кто-то, а он, Немезис, сын Абрахама, повелителя ниневийцев, прекрасно чувствовал настроения других. Вот забота забавного Кира трогала. Как он понял из вчерашнего разговора, именно этот брюнет, поразительно похожий на одного из его соплеменников, способствовал его спасению. Конечно, ему не было дела до этих людей, но интуиция подсказывала Немезису держаться поближе к Киру - брюнет может быть еще полезен в будущем. Ведь знания, полученные от влюбленной парочки, фактически были теоретическими, а с реальностью этого жуткого мира он еще не сталкивался на практике. Самым умным в этой ситуации было бы затаиться и накапливать силы.
  
   "Месть - единственное, что меня интересует", - удовлетворенно подумал Немезис и покосился на аметистового скарабея на руке.
  
   Мужчина знал, что это кольцо необычное. Скарабей был создан лишь для одной цели - поиска носителей крови того шакала, который приказал напасть на деревню, где жила его семья. Впоследствии, Немезис убил всех исполнителей, но местонахождение врага так и осталось неизвестным. Слишком хорошо спрятался, гад. Ну, ничего, кровь этого шакала разбудила его. Отличный маяк! Его жертву словно магнитом тянуло к месту его обитания за последние тысячи лет.
  
   Добытые знания в первое время просто ошеломили его. Столько всего произошло за это время! Невероятно, но факт - Немезис проспал более трех тысяч лет. Человечество теперь было на небывалом уровне, но конечно, не могли соперничать с уровнем развития мира его отца. Отец... Где он сейчас? Жив ли? Немезис смежил веки и глубоко вдохнул знойный воздух. Знакомый с детства жар, исходящий от солнца, заряжал его энергией и живительной силой. Конечно, он мог обойтись и без человеческой пищи. Но, во-первых, его странное появление и так дало слишком много загадок, во-вторых, ему не хотелось привлекать излишнее внимание к собственной персоне. Жизнь в бедном поселке с матерью приучила не выбрасывать еду, поэтому он решил хоть попробовать то, что принес ему Кир.
  
   "Яда нет", - удовлетворенно подумал Немезис, принюхиваясь к пище.
  
   Ничего кроме аппетитного запаха он не учуял. Мужчина улыбнулся и взял в руки ложку. Растерянно повертев ее в руках, Немезис покопался в свежеприобретенных знаниях. Теперь он точно знал, как пользоваться этой блестящей металлической вещицей. Еда оказалась неимоверно вкусной и питательной. Немезис с удивлением отметил, что с такими темпами он восстановится значительно быстрее, чем, если он сидел бы просто на солнце. Выпив большими глотками воду, он решил, что не станет отказываться от еды. Ему ведь на руку быстрое восстановление.
  
   Вместе с чувством насыщения на Немезиса навалилась странная усталость и слабость, словно он не спал целую неделю. Мужчина устало вздохнул и закрыл глаза. Конечно, того времени, которое он проспал в палатке хватило, чтобы отдохнуть. Все бы ничего, если бы не сны, такие реалистичные и пугающие. Нет, это были не те, привычные картины гибели его семьи, а совершенно чужие глаза поразительного лазурного цвета. Ярко-голубые глаза - глаза извечных врагов. Они действовали на него гипнотически, притягивали, лишали воли и вызывали невольное восхищение. И это тогда, когда он обязан мстить его обладателю. Длинные густые ресницы давали понять, что это глаза женщины и сладкое чувство томление зародилось в его груди. Чертово гнусое отродье! Ее убить мало, а не восхищаться...
  
   - Цесарийка, - прошипел он, сжимая кулаки в бессильной ярости. - Ты скоро умрешь...
  

***

   Лина чувствовала себя как никогда разбитой. Всю ночь она ворочалась с боку на бок. Странные черные глаза преследовали ее в ночных видениях. Время от времени черная радужка вспыхивала фиолетовым огнем, сжигая Ангелину в своем страстном огне. Девушка горела, словно ее тело охватило пламя, а низ живота привычно заныл. Лина сама себя не узнавала. Она - невеста Ника, плавится под взглядом другого мужчины. То, что глаза принадлежат мужчине, девушка даже не сомневалась. Внезапно, пожар в груди остудила лишь одна фраза, произнесенная ледяным голосом:
   - Цесарийка! Ты скоро умрешь...
  
   Ангелина подскочила на месте словно ужаленная. Ник мирно посапывал рядом, уткнувшись носом в подушку. На миг, девушке стало стыдно за то странное влечение, которое она испытывала под жарким взглядом фиолетовых глаз. Девушка сдавленно застонала и закрыла лицо руками. Простыни под ней были словно раскаленная сковорода. Низ живота продолжал предательски ныть. Лина покраснела. Только этого ей не хватало! У нее есть жених, причем любимый, с отчаянием думала девушка, а она о чем думает!? Лина тяжело вздохнула и медленно сползла с кровати в душ. Прохладная вода остудила и взбодрила девушку.
  
   Когда она вышла из душа, Ник уже проснулся и с ленивой улыбкой наблюдал за своей невестой, закутанной в одно полотенце. У мужчины перехватило дыхание при одном только взгляде на точеную фигурку. На груди и плечах блестели капельки влаги, а изящную шею облепили потемневшие от воды волосы
  
   - Доброе утро, любимая, - страстно прохрипел мужчина. - Иди ко мне...
  
   Девушка улыбнулась и медленно прошлась взглядом по стройному телу Ника. Как только Лина увидела накаченный торс своего жениха, она тут же выбросила из головы все глупые раздумья о загадочных глазах и окунулась в приятный водоворот страсти.
  

***

  
   Сегодня день не задался с самого утра. Сначала обвал в одной из нижних камер здания, а затем неожиданное ранение Петра. Теперь Кириллу пришлось лезть с фонарем в темный лаз, оставив камеру на попечение помощника египтолога. Несмотря на свой немолодой возраст, Арсений Владимирович был очень энергичным мужчиной. Они проработали практически до трех часов пополудни. Когда они вылезли из темного лаза, Кирилла ослепило яркое солнце. Смирнов с тоской смотрел на восток, туда, где до горизонта расстилалась пустыня. Парень в сердцах сплюнул вязкую от жажды слюну и ухватился за флягу с водой. Он повертел головой по сторонам и увидел сидящего в тени Петра. Его правое плечо было кое-как перебинтовано порванной рубашкой. Через повязку проступила запекшаяся кровь. Он морщился и с трудом сдерживался, чтобы не застонать.
  
   - Петра надо показать врачу, - обеспокоенно заметил Кирилл, аккуратно присаживаясь около раненного товарища.
  
   Помощник египтолога скривился и презрительно выдавил:
   - Ты же знаешь нашего босса, он считает врача лишней единицей, которой надо платить!
  
   Арсений Владимирович помрачнел, рассматривая своего помощника. Сейчас Петр выглядел жалким и разбитым. Из прокушенной губы тоненькой струйкой текла кровь, светло-русые волосы были взлохмачены, а светлые штаны в пыли и бурых пятнах.
  
   - Да, Сеня прав, - прохрипел Петр и выругался. - Черт, хорошо же меня приложило! Мать твою! Вот невезуха!
  
   - Кирилл, его надо отвезти его в больницу, - тихо заметил Арсений Владимирович.
   - Ага, да только ближайшая больница, принимающая иностранцев, в Хургаде! - прошипел раздраженный Петр. - Или в Каире.
  
   - Значит, поедим в Хургаду, - решительно заявил Кирилл. - Я сяду за руль. Как только приедем на базу, выгрузимся, прихватим Немезиса...
  
   - Кого?
  
   - Нашего гостя.
  
   - Он так назвался.
  
   - Странное имя.
  
   - И сам он странный.
  
   - Согласен, но его в любом случае надо показать врачу. Грузимся! Арсений Владимирович, подсобите-ка мне. Все равно от Саидки нет никакого прока.
  
   -Хорошо, - ответил египтолог. - Помоги Петру подняться, а я захвачу вещи.
  
   Исследовательская группа поспешно покинула древние руины. Кирилл водил виртуозно, хотя на пустой трассе это было практически незаметно. Смирнов так гнал, будто он скорости перемещения грузного джипа зависела жизнь его товарища. До базы доехали за рекордно короткое время. Низкие косые лучи вечернего солнца пронизывали пыль, курившуюся над поселочной дорогой. В песке играла оборванная малышня. В воздухе звенели звонкие голоса детворы. С детьми явно кто-то играл. Кирилл прищурился и попытался увидеть кто это, но пыльная завеса мешала разглядеть очертания темной человеческой фигуры. Когда джип с ревом припарковался, детишки с громким визгом бросились наутек, оставив неизвестного в дорожной пыли.
  
   Смирнов вышел из салона и бросился помогать египтологу. Саид время зря не терял. Как только его босые ступни оказались на твердой почве, он что-то крикнул Арсению Владимировичу на местной тарабарщине и умчался вглубь поселка.
  
   - Вот прострел, - добродушно сказал египтолог и с теплой улыбкой прибавил. - Жаль только, что у него нет нормального детства. Он, как и большинство детей в поселке, с малых лет вынужден работать ...
  
   Кирилл не слушал разговор Арсения Владимировича. Его глаза были прикованы к человеческой фигуре в черном плаще. Смирнов как зачарованный наблюдал за тем, как он медленно встает с песка, отряхивается. На солнце блеснул фиолетовый огонек. Незнакомец развернулся и скользящей походкой направился к пыльному джипу. Что-то неуловимо знакомое проскользнуло в хищной грациозной походке мужчины, а это был без сомнения мужчина. Высокий, широкоплечий. Лица не было видно - голову покрывал большой капюшон драного черного плаща. Смирнов от удивления вздрогнул, когда мужчина остановился напротив него. Оказалось, что незнакомец был на целую голову выше. Мужчина откинул капюшон. Кирилл с удивлением уставился на него, не веря своим глазам.
  
  

Глава 7

  
   Кириллу до сих пор не верилось в то, что он недавно увидел. Смирнов заинтересованно косился на мужчину, закутанного в подранный плащ. Странный гость спокойно сидел на сидении штурмана, пристегнутый ремнем безопасности. Их огромный пыльный джип несся на огромной скорости по трассе в сторону Хургады. Кирилл стремился как можно быстрее доставить товарища в больницу. Изможденный Петр полулежал на заднем сидении. Он яростно стиснул зубы, пытаясь сдержать стоны боли. Немезис хранил мрачное молчание и никак не реагировал на присутствие Петра и Смирнова. Он с интересом рассматривал проносившийся пейзаж за окном и о чем-то мучительно размышлял. На его голове был вновь надет большой капюшон, полностью скрывающий лицо от пытливого взгляда Смирнова. Потоки свежего воздуха, пропитанного морской солью, с силой врывались в открытые окна джипа, охлаждая салон. Кирилл с наслаждением подставил разгоряченное лицо вольному ветру.
  
   Странный человек! Молодой фотограф не раз мысленно прокручивал разговор с таинственным гостем, пытаясь понять то, что произошло. Свое быстрое восстановление Немезис вообще никак не прокомментировал, хотя Смирнов насел на него со своими расспросами знатно. А ведь было из-за чего расспрашивать! Например, то, как этот загадочный незнакомец выглядел, когда он откинул капюшон - полностью восстановившееся лицо, резкие черты лица, нос с горбинкой и черные густые брови.
  
   - Немезис?! - удивленно выдохнул Кирилл, пристально рассматривая человека напротив себя.
  
   Хищное выражение лица, сгладила открытая мальчишеская улыбка, осветившая даже глаза. Немезис ответил просто:
   - Да.
  
   Худощавое лицо обрамляли задорные прядки коротких черных волос, отливающих фиолетовым. Его низкий бархатный голос с властными нотками буквально заворожил Смирнова, заставляя подчиняться воле его обладателя. А, глаза, такие глубокие, как сама древняя тьма, мудрые и бесконечно печальные. Кирилл, даже увидел в них звезды, словно в этих чернильных зрачках потерялись маленькие кусочки Вселенной...
  
   - Выглядишь просто... Удивительно!
  
   - Понимаю, - Немезис лукаво улыбнулся.
  
   - Даже не знаю, как и сказать. Отлично! Превосходно! Но КАК?!
  
   Немезис проигнорировал восторг Кирилла и деловито перевел тему разговора:
  
   - Вы куда-то уезжаете?
  
   - Да. Петра ранило. Мы едем в город. В больницу.
  
   - Кир, возьми меня, - требовательно выдал Немезис.
  
   У Смирнова даже не было и мысли отказать гостю. В принципе отказывать ему смысла не было.
  
   - Хорошо, - Кирилл вежливо отворил переднюю дверцу и проговорил. - Присаживайся. Думаю, что тебе тоже надо в город.
  
   Мучительные раздумья Смирнова прервал мрачный голос Петра:
   - Киря, когда мы уже доедем? Не то, что бы я...
  
   - Петруха, - оборвал своего товарища Кирилл. - Не переживай, через двести метров въезд в город. Дорогу в больницу найдем.
  
   - Ну да, - сморщился Петр, едва сдерживая стон боли. - Язык и до Киева доведет.
  
   - Киева? - недоуменно выдал Немезис. - Что это? И как язык до него довести может?
  
   Кирилл ошеломленно уставился на странного гостя. Удивительно, что этот человек не знает столь очевидных фактов, при этом он говорит на чистом русском языке, несмотря на экзотическую для славян внешность.
  
   - Киев - это город. Столица государства, где мы с Петром живем, - терпеливо пояснил Кирилл.
  
   Немезис вновь откинул капюшон с головы. Теперь он пытливо смотрел на Смирнова. Лицо помрачнело, а темные глаза светились неподдельным интересом, как у ребенка, которому рассказывают интересную сказочку.
  
   - Да? - лениво протянул он, приподняв левую бровь. - Интересно, я не помню такого названия.
  
   Это определенно настораживало. Возможно, незнакомца тоже стоит показать врачам. Так сказать для профилактики. При условии, что этот странный человек вообще дастся в руки людей в белых халатах.
  
   - Ба! Парень! Да у тебя натуральная амнезия! - внезапно выдал Петр и хрипло хохотнул.
  
   - То есть? - Кирилл резко обернулся к другу и подозрительно сощурился. - Думаешь, у него потеря памяти?
  
   - А как еще истолковать его вопросы, - продолжал Петр и внезапно повысил голос. - На дорогу смотри, дурень! Не хватало, чтобы мы разбились.
  
   Смирнов резко крутанул руль, и джип в последний момент вынырнул с траектории движения огромного туристического автобуса.
  
   - Фух, мать твою, Кир, я чуть в штаны не наложил, - с облегчением выдохнул Петр и с облегчением растекся по кожаной обивке заднего сидения.
  
   Кирилл моментально побледнел и с силой стиснул руль. В груди гулко колотилось сердце. Пальцы подрагивали от адреналина, бушующего в крови.
  
   - А с чего ты взял, что у меня потеря памяти? - с неослабевающим интересом спросил Немезис.
  
   Теперь он обернулся к раненному Петру. Помощник египтолога выглядел неважно. Немезис нахмурился, пытливо разглядывая человека на заднем сидении. Он прекрасно видел, что у него была потеря крови, перелом ключицы и тяжелый ушиб. Конечно, Немезис непременно помог бы Петру, если сам окончательно восстановился. Мужчина с черными глазами печально покачал головой и пропустил ответ светловолосого мужчины мимо ушей. Зато ответом заинтересовался Кир. Он даже начал спорить со своим другом, что-то доказывать.
  
   - Уж поверь мне, Киря, после сериалов моей Милки, все признаки амнезии я знаю, как "Отче наш", - авторитетно заявил Петр и ухмыльнулся во весь рот.
  
   - Даже спорить не стану, - отозвался Смирнов и расхохотался.
  
   - Не смешно, между прочим! - с жаром прошипел светловолосый мужчина. - Ох, уж мне эти женщины! Я футбол хочу посмотреть, а она с этим мылом носится. Чуть что не так, так сразу в слезы!
  
   Вскоре джип подъехал к указателю ко въезду в город и спор утих. Надо было как можно скорее разыскать больницу.
  
   - Можно и его показать врачу, - внезапно выдал Петр и кивком головы указал на молчаливого Немезиса.
  
   - Можно, - согласился Кирилл и повернулся к гостю. - Думаю, что тебя надо показать врачам, приятель.
  
   - Кто это? - Немезис снова поразил Смирнова своим вопросом.
  
   Ну, нельзя же так! Не знать таких простых вещей, о которых даже дети знают! Может он издевается? Кирилл пытливо вгляделся в бесстрастное лицо черноволосого мужчины. Его агатовые глаза были спокойны, а в глубине черных радужек плескалась горечь, смешанная с болью. Смирнов невольно задался вопросом - что такого скрывает этот человек за маской абсолютного спокойствия.
  
   - Врачи, - Петр начал пояснять странному гостю, как малому ребенку. - Это люди, которые лечат больных людей.
  
   - Больных? - Немезис приподнял черную, как смоль, бровь. - Я не болен.
  
   - Уверен? - скептически поинтересовался Кирилл, подруливая к огромным дверям центральной городской больницы.
  
   - Да! - твердо сообщил он.
  
   - Но... - начал Смирнов.
  
   - Со мной все хорошо, - отчеканил брюнет тоном, не терпящим никаких возражений.
  
   Кирилл послушно замолчал. Петр хмыкнул и мрачно выдал:
   - Помоги-ка мне, друг мой любезный, выползти из джипа.
  
   Смирнов улыбнулся, вздохнул и открыл дверцу.
   - Судя по всему, у Немезиса частичная потеря памяти, - внезапно выдал Петр.
  
   Кирилл равно душно пожал плечами и хлопнул дверцей джипа.
  
   - С тобой сходить или мы тебя здесь подождем, - поинтересовался Кирилл, с тревогой рассматривая своего товарища.
  
   Петр неопределенно махнул в сторону сидящего Немезиса.
  
   - Киря, лучше отвези нашего гостя за одеждой. Он до сих пор ходит в каких-то лохмотьях. Как освобожусь, я тебя наберу.
  
   - Ты прав, - Смирнов протянул руку и крепко сжал дюжую кисть товарища в крепком рукопожатии. - Давай, друг. Если что надо, звони.
  
   Петр говорил правду. Кирилл это прекрасно осознавал. На их базе ни у кого из мужчин не было одежды подходящей по размеру для странного гостя. Пусть Петр был так же высок, как и Немезис, но он был и в ширину необъятен, чего не скажешь про брюнета. Широкие плечи, мощная грудная клетка, узкая талия, стройные берда и длинные ноги. Современные девушки просто млели перед таким типом мужчин. Кирилл в это еще раз убедился, когда он привел Немезиса в магазин европейской одежды. Как только звякнул колокольчик над входом в магазин, к ним кинулись продавщицы и консультантки с таким голодным выражением глаз, что Немезис ошалело отшатнулся от них, напуганный их вниманием. Смирнов едва сдержал смех, когда одна из смешливых девиц ухватила опешившего Немезиса за руку и с милой улыбкой подвела к вешалкам со всевозможной одеждой.
  
   Ожидая своего спутника, Кирилл прошел к уютному диванчику, и с удовольствием расположился на кожаном сидении. Кондиционер мягко обдувал его лицо, прогоняя даже малейшее воспоминание о душном вечере. Милые и обходительные девушки поработали на славу, ровно через полчаса Немезис оказался счастливым обладателем небольшого, но невероятно-стильного гардероба. К огромному удивлению Кирилла Немезис выбрал темные или черные цвет в одежде. В итоге, карточка их щедрого мецената освободилась от энного количества денежных знаков, а продавцы дружной гурьбой провожали Немезиса из торгового зала.
  
   - Почему все черное? - удивленно спросил Смирнов, когда они шагали по направлению к машине. - В жару лучше надевать светлую одежду
  
   В данный момент, он щеголял в черной футболке, обтягивающей мускулистый торс и спортивные брюки с фиолетовыми вставками. В отделе обуви ему подобрали летние кожаные туфли спортивного покроя. Вся одежда невероятно шла ему, придавая Немезису более современный вид. В руках он нес несколько пакетов, которые тут же всучил ошалевшему Смирнову. Самое интересное, что аметистовое кольцо и амулет были при нем, а также широкие браслеты с затейливой чеканкой.
  
   - Для меня нет. Темное притягивает солнечное тепло и это мне на руку, - спокойно ответил Немезис и, более ничего не поясняя, зашагал вперед.
  
   Кирилл неопределенно пожал плечами. Спутники вновь зашагали по тротуару, направляясь к парковке. Смирнов постоянно наблюдал за Немезисом. То, с каким неподдельным интересом тот рассматривает улицу вокруг них - витрины магазинов, дома, людей, автомобили и пыльные пальмы. Его глаза светились восторгом, как у ребенка, попавшего в первый раз на праздник или ярмарку. Немезис окончательно свалил на своего спутника многочисленные пакеты и теперь с неподдельным интересом метался по улице, исследуя заинтересовавшие его вещи, люди или автомобили. Казалось, брюнета нисколько не напрягало то, как он выглядит со стороны. По пути от магазина до стоянки, он самозабвенно изучал город и людей начало двадцать первого столетия. Высотки сначала испугали его, но потом Немезис заинтересованно рванул к дверям подъезда стремясь подняться на самую крышу дома. Кирилл чертыхнулся и побежал следом за странным человеком.
  
   Чистенький лифт с зеркалами моментально вознес их на последний этаж. Огромная металлическая дверь перегородила Немезису путь на крышу, но была лишь временной преградой. Он без труда смог совладать с висячим замком. Смирнов хотел что-то возразить, но уверенность его спутника просто поражала. Когда опешивший Кирилл шагнул на крышу высотки, то задохнулся от восхищения открывшимся перед ним видом. Похоже, что Немезис испытывал схожие чувства. Он долго смотрел на раскинувшийся внизу город, привыкая к изменениям. Когда Немезис спустился на лифте вниз и вышел из парадного подъезда, он был еще более мрачен и замкнут. Лишь только одна мысль грела его душу - носитель крови убийцы здесь, в этом городе и он непременно разыщет его.
  
   Уже начало темнеть, когда Кирилл и Немезис дошли до переполненной стоянки. Звонка от Петра, Смирнов так и не дождался. Ехать к больнице не было смысла, и сидеть в машине - тоже. Поэтому они сложили покупки в багажник и отправились прогуляться по городу, уподобляясь праздным туристам, после захода солнца наводнившим улицы курортного города. Кирилл уже подумывал зайти в одно из многочисленных уличных кафе, отделанных в древнеегипетском стиле. Он пристально выискивал пустой столик, что в принципе было нереально для такого времени суток. Все места были заняты. Смирнов досадливо фыркнул и поспешил на выход. Внезапно его кто-то окликнул по имени:
   - Киря! Кирилл!
  
   Смирнов резко затормозил и обернулся. Немезис настороженно взирал на того, кто звал его спутника. Со стула поднялся невысокий парень с добродушными карими глазами. Лицо Кирилла выражало смесь искреннего удивления и радости.
  
   - Колян! Ник! - выдал он и широким размашистым шагом направился к столику, где сидел его давний друг и коллега.
  
   - Привет, Кирюха! Сколько лет, сколько зим! Какими судьбами, старик?
  
   Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями.
  
   - Я здесь работаю, - радостно поведал Смирнов и широко улыбнулся, радуясь неожиданной встрече. - Знакомься, это Немезис. Он местный.
  
   Кирилл не хотел ничего говорить о таинственном появлении Немезиса в Фивах. Поэтому решил благоразумно промолчать.
  
   - Немезис, - Смирнов повернулся к своему настороженному спутнику. - Знакомься мой старый друг, коллега и вообще отличный парень. Николай Норкин!
  
   Подражая Кириллу, Немезис пожал протянутую руку и вернул дружескую улыбку Николаю Норкину.
  
   - А ты почему здесь? - задал нетерпеливый вопрос Кирилл.
  
   - Мы здесь отдыхаем, - простодушно отозвался Ник и с широкой улыбкой. - Мы - я и моя невеста.
  
   Норкин немного отошел вбок и обернулся с нежной улыбкой назад. За его спиной сидела миловидная светловолосая девушка.
  
   - Здравствуйте, - тихо произнесла она и приветливо улыбнулась, обводя невинным взглядом подошедших мужчин. - Меня зовут Ангелина. Можно просто - Лина.
  
   Как только голубые глаза девушки остановились на Немезисе, она помимо воли разволновалась. Лина внезапно узнала те глаза, которые снились ей прошлой ночью. Это повергло в шок и панику. Впервые девушка совершенно не знала как ей себя вести - или бежать, или сидеть на своем стуле. Лишь мрачный взгляд агатовых глаз, внезапно ставших ледяными, привел ее в чувства. Девушка даже не подозревала, что Немезис наконец-то нашел цель своей мести. И ею оказалась она.
  

Глава 8

  
   - Что за отвратительный вечер!- сквозь зубы прошипела Ангелина и еще раз нажала кнопку на пульте. - Чертов кондер! Давай, давай, зараза, заводись же!
  
   - Лина, милая моя, - дверь ванной отворилась, и в комнату тихо вошел Ник. - Что стряслось?
  
   Молодой мужчина был обнажен, лишь вокруг бедер было обернуло полотенце. Капли воды переливались на голом подтянутом торсе. Ангелина была в таком состоянии, что ей было не до прелестей ее мужчины.
  
   - Вот, у нас, кажется, кондер сломался, - пожаловалась Лина и, по-детски шмыгнув носом, в последний раз попыталась включить охлаждающую воздух технику. - Как теперь мы спать будем? Тут такая духота!
  
   Кондиционер так и не включился. Девушка с досадой швырнула бесполезный пульт на прикроватную тумбочку, растерянно взъерошила влажные волосы и устало повалилась на огромную кровать. В гостиничном номере стояла неимоверная духота. Ангелина поморщилась и еще раз покосилась на нерабочий кондиционер, словно ее красноречивый взгляд поможет ему заработать в прежнем режиме.
  
   - Лина, сейчас на улице прохладно, на ночь можно открыть окно и балконную дверь, - примирительно сказал Ник.
  
   Норкин нырнул в глубину большого шкафа и теперь его голос звучал глухо. Он извлек черные боксеры и торопливо натянул их.
  
   - А вдруг тут водятся малярийные комары? - жалобно проговорила Лина и капризно надула губки. - Они нас покусают и ... Разве тебе меня не жалко?
  
   Ник снисходительно улыбнулся, хотя его невольно передернуло от его нетрезвой невесты. Когда эта девушка перепьет, то начинает вести себя как капризный ребенок. Ну, вот, опять ее огромные глаза наполнились слезами, а он ненавидел женские слезы. Зачем Лина перебрала сегодня вечером? После ухода Кири и его товарища со странным именем, в белокурую девушку, словно бес вселился, она закала бокал мартини, потом еще один, потом Ник потащил ее в отель, где она накачалась дешевым местным пивом. Отвратительное пойло! Ник отошел всего на полчаса, чтобы проводить Смирнова и Немезиса, а когда он вернулся, то увидел свою милую невесту в не лучшем для нее состоянии. Конечно, она еще держалась на ногах, но знакомое капризно-истерическое настроение уже посетило ее. Ник поморщился, потащил Лину в номер и сунул под душ прямо в воздушном светло-голубом сарафане. Хорошо еще, что его невеста не вздумала танцевать танец живота на барной стойке!
  
   - Ли-и-ина-а-а, - устало протянул он и сдавил виски указательными пальцами. - Какие комары, если на окне установлены противомоскитки!
  
   - А балконная дверь? - продолжала упорствовать девушка, развалившись на шелковом покрывале. - На ней нет противомоскитной сетки.
  
   Ник отрицательно покачал головой и резко распахнул окно, а затем и балконную дверь. Прохладный воздух, дующий с моря, моментально очистил комнату от духоты.
  
   - Вот, так, - удовлетворенно произнес мужчина и с наслаждением вдохнул вечерний воздух. - В пустыне всегда так - днем жара, а ночью холод.
  
   В голове Лины все еще царил липкий туман, а горло царапала жажда, столь логичная во время похмелья. Она сглотнула липкую слюну. Пить! Ах, как хочется пить и больше ничего! Лина рывком села на кровати. Голова закружилась так, что перед глазами заплясали цветные пятна. Ник снисходительно наблюдал за невестой. Нетвердой походкой она подошла к мини-бару и попыталась открыть холодильник.
  
   - Милая, - Ник подлетел к ней. - Ты что удумала?
  
   - Пить! - требовательно выдохнула Лина и обессилено упала на колени. - Пить!
  
   - Эх, как тебя развезло! - неодобрительно процедил Ник и сокрушенно покачал головой. - Ты решила упиться до полусмерти? Там же только алкоголь.
  
   Лина обреченно вздохнула, медленно села на пол и поджала под себя ноги. Норкин сжал губы и осторожно обнял девушку за талию.
  
   - Милая, тебе лучше принять прохладный душ.
  
   - Опять? - Ангелина нахмурилась и надула губки.
  
   О, да, она прекрасно помнила, как Ник бесцеремонно втащил ее в номер и, не раздевая, сунул под струю ледяной воды. Отфыркиваясь, Лина пыталась пояснить своему кавалеру, что она не нарочно напилась, просто ею руководил древний страх при виде странного человека с агатовыми глазами. Ник ничего не мог понять из того, что доказывала ему его невеста, а когда она обрела способность более-менее трезво мыслить, то Лина поникла и замолчала. Девушка каким-то неведомым чутьем поняла, что рассказывать о своих странных страхах Нику было бессмысленно. Он ничего не понял и не поймет. Немезис для него просто чудак таким же идиотским именем, а для нее же - беспощадный враг.
  
   - Да, милая, опять, - со вздохом сказал Ник после минутного молчания. - Идем.
  
   Мужчина рывком поднял девушку на ноги. Взгляд светло-голубых, как воды норвежских фьордов, стал окончательно осмысленным.
  
   - Нет, - внезапно заупрямилась Лина. - Я сама! Ник, любимый, помоги мне! Пожалуйста! Спаси и не дай засохнуть! Воды!
  
   Норкин нахмурился, но уступил своей невесте. В конце концов, Лина в состоянии сама принять душ и привести себя в порядок, а тем временем он сбегает в магазинчик на углу ближайшей улочки, и купит большую бутылку минеральной воды. На территории гостиничного комплекса работал бар, откуда напитки выносить категорически запрещено.
  
   - Хорошо, милая, я мигом! - выдохнул Ник и начал натягивать короткие джинсы и футболку.
  
   Когда за Норкиным захлопнулась дверь, Лина начала стягивать с себя все еще влажный сарафан. Прихватив чистое белье, свой любимый светло-сиреневый шелковый халатик, девушка, неторопливо шагнула в ванну. Двери она решила не закрывать. В любой момент мой прийти Ник и принести ей долгожданную воду.
  
   "Какой же все-таки Ник милый и как он меня любит", - с некоторой долей тщеславия подумала Лина и шагнула в душевую кабинку.
  
   Прохладная вода широким потоком обрушилась на ее белокурую голову. Она смывала все заботы и тяготы дня, уносила с собой липкий страх и предчувствие чего-то неизбежного, давящего и темного. Сегодня будто все сговорились испытывать ее терпение, а оно у нее отнюдь не ангельское. Взять, к примеру, этого болтливого Кирилла Смирнова. Бывший коллега Ника без умолку болтал за столиком. Даже когда официант принес кофе и маслянистые восточные сладости, он не умолкал. Ладно, Ник был безмерно счастлив, повстречав своего давнего товарища. Они смеялись, вспоминали дела минувших дней, обсуждали самые свежие сплетни в мире модельного бизнеса. Ник, как настоящий мужчина, пытался вовлечь в разговор и ее, но девушка инстинктивно отторгала эту грязную тему. В этот момент Ангелина с горечью поняла, что не все интересы, она разделяет со своим женихом.
  
   В разговоре не участвовал еще один человек - Немезис. Мрачный спутник Кирилла Смирнова, угрюмо сверлил ее леденящим кровь взглядом. Ангелина могла поклясться, что этот брюнет возненавидел ее с первой секунды, как только увидел. Девушка решительно не понимала, в чем была причина такой жгучей неприязни. Ведь она не произнесла ни слова этому странному человеку. Лина могла с точностью сказать, что мужчина напротив нее был невероятно похожее на каменную маску лицо. Девушку невольно восхитила реакция Немезиса на сладкий кофе, сваренный по египетскому рецепту. Первый глоток был таким обжигающим, что он закашлялся, а она невольно протянула руку к нему, чтобы похлопать по спине, как это обычно делают. Ее остановил пронзительный взгляд агатовых глаз. Предостерегающий, холодный, оценивающий и бесконечно страшный. Лина почувствовала, что невольно срывается в бездонную пропасть, наполненную бесконечным мраком. Рука невольно замерла в воздухе. В этот момент ее посетило непреодолимое желание навсегда исчезнуть с глаз долой этого странного мужчины. Итогом всего было то, что она напилась, конечно, бывало и хуже, но страх... Липкий всепоглощающий страх все равно держал ее трепещущее сердечко в своей ледяной ладони.
  
   Тихий, едва различимый шорох отвлек ее от тягостных мыслей. Казалось, кто-то был в номере. Возможно, чьи-то тихие, приглушенные ковром шаги, крадущиеся, хищные... Через запотевший пластик душевой кабинки, девушка увидела тень, скользящую по мраморному полу ванной комнаты.
  
   - Ник? - выкрикнула она имя своего жениха и с неистово бьющимся сердцем прислушалась.
  
   Ответа не было. Тишина, настолько гнетущая, что невольно задрожали поджилки. Проклятие! Тень метнулась назад и скрылась за дверным проемом, ведущим в номер.
  
   - Ник! Хватит играть! - перекрикивая шум воды, взорвалась Лина.
  
   Натянутые до предела нервы, не выдержали. Девушка невольно напряглась и прислушалась. Ей мешал шум бегущей воды. Она тут же ее выключила и снова мучительно прислушалась. Выглянув из душа, Лина осторожно осмотрела номер. Она словно впервые его видела - широкая примятая кровать с покрывалом сливочного цвета, светлые обои, огромный шкаф, темно-кофейные портьеры, колышущиеся от потока прохладного воздуха. Все было как обычно. Вокруг царила тишина. Ангелина понимала, что она в гостинице. Сам номер находится на пятом этаже. А это значило, что бояться ей совершенно нечего. Остатки алкоголя моментально выветрились из ее головы, и теперь девушка воспринимала все с потрясающей четкостью.
  
   Пульс гулким набатом стучал в ее ушах, когда Ангелина, напрочь забыв о своей наготе, бросилась осматривать комнату. В душе она понимала, что поступает глупо, но ничего поделать не могла. Лина даже не могла ответить сама себе, как поступила бы, если она все-таки обнаружила незваного гостя в номере. Входная дверь была однозначно заперта. Она слышала, как Ник повернул в замке ключ, когда уходил за водой. Единственный путь, откуда мог прийти гость - балкон. Глупость конечно, но возможно. Лина храбро отдернула шторы и убедилась, что за ними никого нет, как и на самом балконе. Лина тяжело перевела дух. Странно, что ей вообще привиделась та странная тень... Возможно, это была игра света и тени... Или этот маньяк просто убежал... Чувство облегчения внезапно затопило ее. Словно, она чудом избежала страшной участи. Странный вечер! Поскорее бы вернулся Ник! Лина отпрянула от окна и вновь зашторила его. Не хватало ей светить своими прелестями. Мало ли какие маньяки водятся здесь!
  
   Щелчок замка так внезапно разорвал тишину номера, что Лина невольно подпрыгнула и опрометью бросилась в ванную. Она не знала, как объяснить Нику тот факт, что бродит по комнате голышом. Насчет тени она решила промолчать.
  
   - Лина! Я пришел! Принес тебе воду, - Ник громко оповестил Лину. - Любимая, ты еще в душе?
  
   - Да, но уже выхожу! - с облегчением выдохнула девушка.
  
   Ангелина торопливо натянула белье и халатик. Шелк приятно холодил спину, посылая по нежной коже волну мурашек. Это внезапно напомнило пронзительный взгляд, липнувший к ее телу.
  
   - Ник! - Лина буквально вылетела из ванной и повисла на шее своего жениха. - Ты пришел!
  
   - Лина, я отходил буквально на пятнадцать минут, - обескуражено заметил Ник и осторожно поставил воду на пол.
  
   Пластиковая бутылка с глухим стуком упала на ковер. За спиной Норкина захлопнулась дверь.
  
   - Да, но я уже успела соскучиться, - страстно проворковала девушка и жарко прошептала, выдыхая в его приоткрытые губы. - Спасибо за то, что спас от жажды...
  
   Он был ошеломлен реакцией Лины. Конечно, это определенно настораживало, но в данный момент у него не было желания выяснять это у своей невесты. Сладкий аромат жасмина с горькими нотками окутал Ника с ног до головы. Дразнящие губы Лины дарили несравненно больше, чем брали взамен. Норкин глухо застонал и жадно приник к источнику райского блаженства. Лина с готовностью отвечала на ласки мужчины, напрочь забыв обо всем на свете. В конце концов, ничего из этого не имело ровно никакого значения, когда жаркий узел желания завязался внизу живота. Томительное ожидание разносилось кровью по венам, сжигая ее тело дотла. Ник глухо зарычал, подхватил горячее тело девушки и устремился на кровать - извечное поле битвы между мужчиной и женщиной...
  

***

  
   Он не смог сделать то, что должен. Немезис не смог убить извечного врага. Он, вечный мститель, который поклялся вместе с отцом, восстановить утраченную справедливость не смог убить цесарийку. Пусть и самую прекрасную, которую вообще видел. Он ненавидел себя за это. Впервые за столь продолжительный срок, он по-настоящему ненавидел. А ведь еще недавно ему казалось, что отродье убийцы поплатиться деяния своего отца при первой же встречи с ним, Немезисом, сыном бога возмездия. Едва тлеющий огонек, подогреваемый кровной местью, внезапно вспыхнул при одном только взгляде на хрупкую девушку в легком одеянии цвета утреннего неба. Легкая воздушная ткань мягко обливала совершенные изгибы девичьего тела. Ирония судьбы - кровь убийцы, выбравшая столь изящный сосуд. Девушка буквально благоухала свежестью и юностью. На первый взгляд Лина была беззащитна и невинна. Но самом деле, Немезис знал, что примесь человеческой крови не делала ее менее опасной, сильной, быстрой и ловкой. Его счастье, что шакал, убийца, предводитель Цесарии, бросил свое отродье на Земле и удалился куда-то за пределы Солнечной системы. Отлично, это значит, что девушка совершенно не обучена.
  
   Немезис ненавидел себя за промедление. Он, подобно смертному, растерялся всего на секунду. Ему казалось, что прошли века, прежде чем он смог сосредоточится на происходящем. Кирилл и его друг увлеченно беседовали о своих делах. Ангелина отстраненно наблюдала за происходящим и односложно отвечала на реплики Ника, своего жениха. Ее голубые глаза потемнели, когда она встретилась с его ненавидящим взглядом. Немезис понимал, что она должна почувствовать врага и страх, плескавшийся на донышке ее ярких глаз, был тому подтверждением. Он явственно почувствовал облегчение, когда Кирилл попрощался со своим другом перед входом в гостинцу. С удовлетворением Немезис отметил тот факт, что знает, где обитает Лина и ее жених. Что ж сегодня, парень потеряет свою невесту, также как и он потерял свою Ниссу. Дорогу назад он совершенно не помнил, да и ему больше не нужны проводники. Немезис мог хоть с закрытыми глазами прийти к Лине. База встретила их сонной тишиной. Судьбой Петра озаботился лишь египтолог. К его огромному неудовольствию его помощника оставили на пару дней в больнице и теперь обязанности Петра перешли к Смирнову. Побурчав, мужчины разошлись по палаткам.
  
   Через четверть часа, темная тень Немезиса, скользнула из базы по направлению трассы к Хургаде. Яркие звезды удивительной россыпью, переливались на черном бархате ночного неба. Южная ночь дышала неожиданной прохладой. Немезис торопливо направился к джипу и положил руку на его пыльный капот. К сожалению, он ему не поможет. Эта громыхающая кучка железа издает слишком много шума, а передвигается слишком долго. Не в пример, быстроходному транспорту родного мира его отца, Абрахама. При воспоминании о своем родителе, Немезис запрокинул голову и с тоской посмотрел на мигающие холодные звезды. Где-то там, в глубине Вселенной, кипит жизнь на Ниневии, далекой зведочке... Родине его отца... После смерти Айрис и семьи Немезиса, Абрахам снабдил сына всем необходимым и поспешно отбыл в свой мир. Он еще раз глубоко вздохнул, мысленно повторил обещание отцу о мести и включил антигравитационные браслеты.
  
   "Пора сделать то, что я давно задумал", - подумал Немезис и раскинул руки подобно крыльям, отталкиваясь ногами от песка и взмывая в звездное небо.
  
   Окутанный тьмой, брюнет мягко приземлился на балкон и одновременно выключил антигравитацию. Вся прелесть его аметистового скарабея была в том, что он работал как маяк на носителя крови убийцы. К его радости балконная дверь была гостеприимно распахнута, словно приглашая его вовнутрь. Непрозрачные шторы освещал мягкий электрический свет, который так заинтересовал его, когда фонарики в кафе внезапно зажглись с наступлением темноты. На шторах двигались силуэты, словно в театре теней. Немезис прислушался. Из комнаты доносились приглушенные голоса Лины и ее жениха. По всей видимости, пара находилась в глубине комнаты. Немезис нахмурился. Жаль, что она не одна. Придется подождать, когда парочка заснет. Он надеялся, что ждать придется недолго. Немезис слегка расслабился и привалился плечом к бетонной перегородке, отделяющей балконы друг от друга. Внезапно послышался щелчок замка. Он понял, что Лина осталась одна.
  
   Немезис хищно улыбнулся и моментально подобрался. Мягко он откинул плотную портьеру и неслышно шагнул в душную комнату. Ее убранство нисколько не интересовало. Лины в комнате не было. Зато через полуоткрытую дверь он услышал шум воды. Значит девушка там...
  
   "Отлично! Шум воды перекроет все лишние звуки. Лишь бы этот Ник не помешал!", - цинично подумал Немезис и скользящей походкой направился к ванной.
  
   Картина, представшая перед ним, несколько смутила его. Совершенно обнаженная девушка беззаботно плескалась под струями воды. Немезис напрягся, рассматривая размытые очертания тела Лины. Его жертву отделяла тонкая перегородка из матового материала. Он не узнавал сам себя. Медлил, жадно оглядывал изящную фигурку за перегородкой. Только теперь Немезис понял, как изголодался по женской ласке.
  
   "Как покончу с этим делом, найду себе кого-то", - пообещал он себе и судорожно сжал пальцы в кулаки.
  
   В этот момент, девушка оглянулась назад и Немезис вынужден отступить назад. Лина не успокоилась. Словно чувствуя его присутствие, нагая девушка обшарила весь номер и даже не забыла про балкон.
  
   "Идиот!" - смачно обругал себя Немезис.
  
   Он с невероятной для человека ловкостью упирался руками и ногами в стену и перегородку, зависнув подобно пауку под потолком. Его жертва покрутила по сторонам и ушла вглубь комнаты, обдав его запахом каких-то цветов. Он жадно вдохнул аромат, исходящий от кожи Ангелины. Ее имя, волосы, тело, голос - все раздражало и вызывало жгучее чувство, которое он ненавидел больше всего на свете. Когда девушка была рядом, он забывал о том, что она враг. Но больше всего его бесила та ситуация в которую он угодил. Тело Немезиса окончательно затекло в неудобной позе. И немудрено - брюнет в черном, как ночь, одеянии, висел на потолке уже больше часа. Свет в комнате уже давно погас, но возня, громкие охи и тяжелое дыхание говорило о том, что обитатели номера не спят. Немезис не вчера родился, чтобы понять, чем занята пара. Ярость, досада и странное возбуждение, смешались в причудливый коктейль эмоций. Когда, наконец, любовники затихли, Немезис почувствовал неимоверное облегчение.
  
   Обуреваемый противоречивыми эмоциями, брюнет скользнул в комнату. Лина и ее молодой человек уже глубоко спали. Девушка безмятежно спала, смешно раскинув руки в стороны, словно она стремилась взлететь ввысь. Немезис упрямо стиснул зубы. Нет, он должен это сделать - исполнить кровную месть. Да, пусть он не может достать непосредственного убийцу, но такова ирония жизни - за поступки родителей всегда расплачиваются дети. Неслышные шаги окончательно заглушал толстый ковер. Немезис осторожно подобрался к спящей девушке. Грудь, едва прикрытая простыней, тяжело вздымалась. Тихое дыхание срывалось с полуоткрытых губ девушки. Серебристый лучик луны, заглянувший в щель между полотнищами портьеры, играл в солнечных локонах. Ангелина была прекрасна даже во сне. Агатовые глаза, вобравшие в себя всю тьму бездонной пропасти, заворожено скользили по изгибам совершенного тела, едва прикрытого шелком. Он тяжело задышал над девушкой, чувствуя, как тает его решимость.
  
   "Все, пора заканчивать. Кровная месть не терпит отлагательств", - мрачно решил Немезис.
  
   Его рука с длинными, как у пианиста пальцами, протянулась к Лине. Немезис без труда мог сомкнуть пальцы вокруг лебяжьей шейки Ангелины, настолько она была тонкой. Тихое дыхание девушки смешалось с его дыханием, настолько он низко наклонился над ней. Подушечки пальцев коснулись нежной кожи, настолько приятной на ощупь, что целый табун мурашек прогулялся по спине Немезиса. Стальной захват вокруг шеи его жертвы постепенно сжимался... Брюнет наклонился еще ниже, чтобы насладится последним и таким сладостным вздохом девушки.
  

Глава 9

  
   За всю свою долгую жизнь, Немезис еще не испытывал такую странную смесь противоречивых эмоций. Ярость и ненависть к врагу причудливым образом смешалась со странной щемящей нежностью и страстным желанием обладать роскошным телом Ангелины. Немезис так и не смог сделать того, что должен, а ведь он поклялся! Как только Немезис дотронулся до шеи девушки, Лина резко распахнула глаза и испуганно отпрянула от пришельца. Серебристые в свете луны локоны разметались на груди, едва прикрытой тонкой простыней. Ткань нисколько не скрывала, а наоборот - подчеркивала соблазнительные полушария. В больших сонных глазах плескались расплавленные лунные блики. Немезис на миг замер, забыв как дышать. Она была такая сонная и беззащитная, что мужчина попросту уронил руку и в отчаянии сжал кулаки. Да, конечно, он слышал и не раз, рассказы его отца о гипнотизирующей власти цесарийцев на них, жителей далекой Ниневии. Голубоглазые блондины были потрясающи и привлекали своей светлой красотой внимание темных ниневийцев. Немезис скривил губы, вспоминая, что две планеты были извечными соседями и врагами. Кто бы мог поверить, что когда-то оба народа жили в полной гармонии друг с другом.
  
   Подумать только! Он опять поддался древнему инстинкту и засмотрелся на цесарийку. Лина тем временем заразительно зевнула и протерла глаза, с неприкрытым удивлением рассматривая того, кто изваянием замер напротив девушки. Может, она спит и ей мерещится высокая мужская фигура? Через полуоткрытые шторы в комнату вливался лунный свет и обливал таинственным ореолом незнакомца. Лицо пришельца было в тени. Это было очень некстати. Мешало рассмотреть лицо того маньяка, который заявился в номер. Немезис заметил то, что Лина пришла в себя, и отпрянул от нее на приличное расстояние, а затем бросился к балконной двери. Когда Немезис в последний раз обернулся назад, он увидел, как Ангелина принялась будить Николая Норкина, безмятежно спящего на своей половине королевской кровати. Что было дальше, брюнет не увидел. Он ловко запрыгнул на перила балкона и, включив антигравитационные браслеты, взмыл в звездное небо. На душе было неспокойно. Еще бы! Только что он провалил миссию, которую сам же на себя взвалил. Плюс ко всему, его с неопреодолимой силой влекло к девушке, разметавшейся на белоснежных простынях и, лежащий рядом с ней, Норкин был явно лишним. Немезис на миг представил себе, что это он лежит рядом с Линой.
  
   Ночь была в самом разгаре. Немезис совершенно не знал, куда ему податься. На базу возвращаться ему не хотелось. Сон каждую ночь ему не требовался, а сидеть в палатке без дела тоже не хотелось. Мир, раскинувшийся под Немезисом, был совершенно новый и неизведанный, предлагал узнать все его тайны, удовольствия и загадки. С огромным удивлением мужчина обнаружил, что теперь все было намного интереснее и увлекательнее, нежели в пору его ранней юности. Впереди замерцали яркие огни большого города, наполненного множеством деятельных и вечноспешащих по своим делам людей. Они настойчиво манили его к себе. Немезис сделал огромный круг над, расцвеченным мириадами огней, городом и приземлился в какой-то грязной подворотне. Его никто не увидел, кроме бродяги, ночевавшего на помойке. Грязный оборванец испуганно вскрикнул и отпрянул в тень многоэтажного дома. Ему показалось, что черный незнакомец упал прямо с неба.
  
   Немезис аккуратно отряхнул свою новенькую футболку, сдувая невидимые пылинки. Его высокую фигуру заливал холодный свет единственного фонаря. Брюнет услышал шуршание и резко обернулся в ту сторону, где прятался бродяга. Немезис нахмурился и сделал несколько шагов вглубь подворотни. За его спиной послышались веселые голоса. Они болтали на незнакомом ему языке. Молодые люди проходили мимо и о чем-то оживленно переговаривались. Немезис только сегодня познакомился с современной модой и благодаря свежеприобретенным знаниям мог с точностью сказалать, что одеты незнакомцы по последней европейской моде. Парни были явно из богатых, и скорее всего, являлись туристами. Бродяга испуганно замер, притаившись за мусорным баком. Ему отчего-то казалось, что прилетевший брюнет был смертельно опасен, а сверкающие фиолетовым блеском глаза подтверждали опасения нищего.
  
   Появление возбужденных туристов, отвлекло Немезиса от черных глубин подворотни. Брюнет передернул плечами и устремился за парнями в размалеванных аляповатых футболках, странных порванных джинсах и тряпичной обуви на шнурках, называющейся кедами. Странная мода, люди, эпоха, с содроганием в душе раздумывал Немезис, неслышно шагая за туристами. Его привлекла не одежда, а тот странный язык, на котором болтали парни. Мужчина понимал, что ему пора расширять знания об этом мире, иначе ему просто не выполнить эту миссию. Скрипнув зубами, он зашагал следом за парнями, подыскивая возможность заговорить туристов и выкачать все интересующие его знания.
  
   Парни были порядком навеселе. Шли по ярко освещенному тротуару, размахивая руками. Только сейчас Немезис хорошенько рассмотрел странных туристов. Их было трое. Двое были коротко стрижены, а третий щеголял с длиннющими разноцветными тонкими косицами до самых лопаток. Все трое были облачены в странные тряпки. Подобная одежда вызывала у Немезиса лишь презрение и отвращение. Ему было не понятно, зачем сознательно превращать себя в пугало и попугая. Парни были так сосредоточены своей занимательной беседой, что совершенно не заметили преследователя. Неожиданно для Немезиса троица остановилась перед огромными стеклянными дверями. Над ними мигала неоновая вывеска на неизвестном Немезису языке. Парни без труда прочитали ее и теперь с азартом юности ломанулись к двустворчатым дверям. Двери гостеприимно распахнулись, пропуская троицу вовнутрь. На улицу вырвался яркий поток света и музыка. Немезис заинтересованно последовал за парнями. Теперь его влек не странный язык, а эта удивительная музыка.
  
   Заминка произошла прямо за дверями. Немезиса остановил необъятных размеров мужчина. Он был больше похож на объемный шкаф, нежели на живого человека. Немезис нисколько не смутился. Пусть он был в три раза его шире, зато роста они были одинакового. Брюнет обаятельно улыбнулся. Охранник непроизвольно расплылся в ответной улыбке. Итогом странного обмена взглядами стало то, что человек в дверях шлепнул на правом запястье Немезиса печать и жестом велел проходить во внутрь. Мужчина с огромным удивлением осмотрел зал, где находился, отмечая странность интерьера. Затем он заметил знакомую троицу. Правда, на этот раз они тоже его заметили. Впрочем, это не мудрено. Просто Немезис и парни столкнулись нос к носу, когда брюнет с детским изумлением на лице рассматривал постеры с изображенными на них барышнями в коротких юбках в разноцветных лучах прожекторов. Девушки держали в руках коктейли с соломинками и зонтиками. Их изящные тела извивались в сладострастных позах. Немезис почувствовал, как низ живота наливался знакомой теплотой.
  
   - Красивые телки! - по-английски выдохнул кто-то за спиной мужчины. - Вот бы нам таких!
  
   Немезис вздрогнул и обернулся. За ним стояла знакомая троица в рваных джинсах. Брюнет иронично приподнял брови и смерил пьяных юнцов презрительным взглядом.
  
   - Классные девки, говорю! Нравятся? - дохнул перегаром парень с дредами. - Андэстэнд?
  
   Немезис непонимающе покачал головой и покосился на плакат. Да, этот мир однозначно изменился. Во времени его молодости, только представительницы древней как Вселенная профессии могли столь бесстыдно разрисовать свое лицо и надеть столь вульгарные тряпки. Парни тем временем хохотнули, а самый молодой из троицы прокричал что-то совершенно нецензурное. Слов Немезис не понял, зато их поняли несколько намалеванных девчонок. Они сдавленно захихикали, прикрывая ладошками ярко накрашенные губы. Немезис нахмурился. Его совершенно не радовало, что он ничего не понимал из того, что сказали юноши, а смех девушек лишь подогревал его раздражение. В этот момент, троица разделилась. Парень с косичками пошел в сторону, а его друзья скрылись за массивными дверями. Там, за ними грохотала электронная музыка, столь любимая завсегдатаями ночных клубов.
  
   Немезис без колебаний подался за парнем с дредами. Недотепа медленно брел нетрезвой походкой и насвистывал веселый мотивчик. Когда парень оказался за поворотом в своеобразной нише, то оказался прижат к стене с деревянными панелями странным незнакомцем с горящими фиолетовыми глазами. Парень с косичками пораженно икнул и затряс головой.
  
   - Кто ты? Что надо? - прохрипел он надтреснутым голосом и судорожно сглатнул.
  
   Немезис вытянул руку с кольцом и активировал скарабея. Еще несколько секунд и знания юнца будут в его голове.
  
   - Что тебе нужно от меня? - взвизгнул разноцветный парень, когда тяжелая рука незнакомца легла на его макушку. - Послушай, приятель, я не из этих...
  
   Немезис совершенно не слушал сбивчивый лепет парня с разноцветными волосами. Тело парня охватил розовый кокон с золотистыми икорками. Скарабей постепенно нагревался, опаляя кожу пальца. Немезис стиснул зубы. Он знал слишком хорошо, что поспешная считка информации с человека весьма болезненна для него, но ничего не поделаешь. Надо спешить. Тело парня обмякло после того, как новые знания улеглись в мозгу Немезиса. Брюнет брезгливо поморщился. Этот парень был еще тем подонком, повидавшим всю грязь и низость человечества. В какой-то мере, мужчина жалел о полученных сведениях. Он узнал об этом мире так сказать с изнанки, и эта теневая сторона современной жизни ему очень не понравилась. Он скривил губы и оттолкнул разноцветного парня от себя. Тело стекло по стеночке на плиточный пол.
  
   Впитав в себя знания нового языка, Немезис плотоядно улыбнулся и неспешной походкой выплыл из-за поворота. Народа в зале прибавилось. Теперь массивные двери постоянно открывались и закрывались, пропуская и выпуская шныряющих туда-сюда людей. В этот момент за дверями заиграла зажигательная восточная музыка, и нарастающий рев толпы поприветствовал новый жаркий хит. Черноволосый мужчина заинтересованно приоткрыл дверь и нырнул во мрак, напоенный запахом разгоряченных человеческих тел, табачного дыма и дешевого алкоголя. Немезис прекрасно видел в темноте, но это было излишним. Мрак в зале прорезали мигающие разноцветные лучи, а белый мигающий свет на миг ослепил растерянного и оглушенного музыкой Немезиса. Прошло много времени, прежде чем он добрался до подсвеченной барной стойки. Мужчина уселся на высокий табурет, подражая мужчине в белом, сидящем от него в нескольких шагах.
  
   - Чего желаешь, приятель? - вежливо и с профессиональной любезностью спросил бармен, ловко протирая пивной бокал чистым полотенцем.
  
   - Мне все равно, - растерянно заметил Немезис.
  
   Он все еще косился на одну из знойных красавиц, танцующих на специальных площадках. Парень за стойкой оставил в покое бокал и взялся за металлический стаканчик, в котором что-то усердно перемешивал.
  
   - Пришел отдохнуть? - понимающе ухмыльнулся бармен и фирменным движением вылил содержимое в высокий тонкий бокал на ножке. - Хочешь оттянуться и расслабиться?
  
   - Да, - кивнул Немезис, отводя глаза от гибкой девушки с пышной грудью, стянутой лифчиком с блестками.
  
   - Может подать вам коктейль? - вежливо продолжал бармен, указывая на готовый коктейль бокале.
  
   Парень украсил напиток соломинкой, кусочком какого-то фрукта и ярким бумажным зонтиком. Немезис уже видел подобное на плакате в руках у девушки. Он яростно замотал головой и процедил:
   - Нет, лучше что-нибудь мужское. А это бабье пойло!
  
   Бармен лукаво улыбнулся и одобрительно хохотнул:
   - Тогда предлагаю виски со льдом. Чисто мужской напиток!
  
   Немезис понятия не имел что это, но незамедлительно кивнул. Парень ловко поставил чистый стакан перед брюнетом и с видом фокусника сыпанул пригоршню льда в емкость. Немезис невольно восхитился полупрозрачными кристаллами, которые звонко ударились о тонкую стенку стакана. Мужчина заворожено наблюдал, как янтарный напиток густо обливал белые кубики льда.
  
   - Пьей, приятель! - коротко велел бармен и с благосклонной улыбкой отошел к следующему клиенту.
  
   Первый глоток обжег желудок Немезиса адским пламенем. Мужчина закашлялся, чувствуя, как по венам растекается разжиженный огонь.
  
   - О, боги, какое крепкое пойло! - выдохнул он, со звоном водворяя полупустой стакан на сверкающую лаком стойку.
  
   Конечно, он не один раз пил алкоголь еще во времена его разгульной молодости, но этот огненный напиток однозначно превосходил по крепости то, что он пил ранее.
  
   - Скучаем? - мелодичный женский голосок дохнул в ухо Немезиса, отвлекая от размышлений.
  
   Мужчина медленно повернулся и посмотрел на ту, что стояла рядом с его табуретом. Правой рукой девушка опиралась о стойку, а левая рука ненароком пробежалась по волосам, груди, едва прикрытой блестящим лифом, по животу, бедрам, прикрытым прозрачно тканью.
  
   - Приватный танец? - проворковала она, наклоняясь к черноволосому мужчине.
  
   - То есть? - недоуменно спросил Немезис, опрокидывая в рот остатки виски со льдом.
  
   - Я станцую только для тебя одного, - многообещающе выдохнула девушка и призывно облизнула язычком пухлые губки.
  
   - Как тебя зовут?
  
   - Лейла.
  
   - Красивое имя.
   Девушка правильно истолковала его горящий взгляд агатовых глаз с фиолетовыми бликами. Она просто взяла мужчину за руку и повела к малозаметной дверце, ведущей в отдельный маленький кабинет, убранный в восточном стиле. Для Немезиса это не имело ровно никакого значения. Он уселся на один из низких диванчиков и продолжал разглядывать девушку пред ним.
  
   Полные чувственные губы, водопад блестящих волос, изумительная фигурка с аппетитной грудью и крутыми бедрами - просто мечта любого мужчины. Изящное молодое тело изгибалось в чувственном древнем танце под тихие переливчатые звуки восточной музыки. Немезис зарылся пальцами в шелк роскошных волос и рывком притянул к себе юную нимфу. Впечатление портили холодные расчетливые глаза и лживая улыбка. Танцовщица из самого престижного ночного клуба заворожено прильнула к Немезису. Она практически лежала на нем всем телом и играла вьющимися прядками мягких, как кошачья шерсть, волос. Пальцы мужчины неторопливо прошлись по нежной бархатистой коже между лопаток, вызывая волну возбуждения у девушки.
  
   - Обычно мы не спим с клиентами, но тебе я могу сделать исключение, - страстно прошептала танцовщица на отвратительном английском языке.
  
   Немезис поморщился при звуке ее прокуренного голоса. Эта девушка напоминала ему одну из жриц ассирийской богини похоти и разврата. Ему не нужно было знать этот неизвестный язык, чтобы понять то, что говорит ему танцовщица. Без сомнения она предлагала себя. Немезис почувствовал, как внизу живота затягивался узел плотского желания. Девушка уже практически лежала на нем, лаская ловкими пальчиками кубики пресса на животе брюнета. Мужчина сладострастно улыбнулся и рывком накрыл пухлые сладкие губы танцовщицы. Его умелые пальцы проникли под лифчик и нащупали твердую горошинку соска девушки. Терзая девичьи соски, он пожирал ее безвольный рот, сдавшийся под натиском завоевателя. Она застонала, когда мужские руки торопливо стянули лифчик, и он повис на поясе.
  
   Лейла сняла его с себя и швырнула на пол. Перед горящим страстью взглядом брюнета предстали смуглые холмики, увенчанные темными крупными сосками. В этот момент, перед внутренним взором Немезиса промелькнула совершенно иная грудь - молочно-белая кожа с нежно розовыми сосками. Мужчина пораженно замер и в замешательстве поднял глаза. Перед ним, как живая сидела Ангелина. Глаза были полузакрыты, с полуоткрытых розовых губ срывалось дыхание, а щеки заливал яркий румянец. Девушка выгнулась навстречу его руками. Немезис пораженно замер, не веря собственным глазам. Подумать только! Ненавистный враг в его объятиях!
  
   - Ангелина?! - выдохнул Немезис, и эта реплика была больше похожа на утверждение, нежели на вопрос.
  
   - Я для тебя буду, кем ты захочешь, мой сладкий, - проворковала девушка и порочно улыбнулась.
  
   Немезис еще раз растерянно моргнул, и перед ним вновь сидела похотливая танцовщица. Девушка покачивала бедрами и в такт музыке медленно стягивала с себя полупрозрачную юбку с расшитым поясом. Она совершенно не заметила заминки со стороны обворожительного брюнета с яркими агатовыми глазами. Девушка будто была под гипнозом этого пронзительного взгляда с фиолетовыми всполохами в черной радужке. Горячая волна вожделения захлестнула ее, когда он величавой походкой вошел в зал ночного клуба. В это миг, внизу живота Лейлы зародилась искорка, грозящая перерасти в пожар при непосредственной близости с объектом страсти. Девушка наконец-то освободилась от шуршащей ткани, которая медленно стекла переливающейся лужицей к ногам танцовщицы. Немезис жадно пожирал взглядом стройное смуглое тело на его коленях. Какая неудобная одежда! Мужчина почувствовал, как ему начали мешать брюки в паху. Проследив за горящим жадным взором девушки, он увидел внушительный бугор между ног. Лейла ловко взяла в свои руки инициативу, расстегивая молнию на брюках.
  
   "Такого даже Нисса себе не позволяла", - рассеянно подумал Немезис, чувствуя влажный язычок на своей плоти.
  
   Все дальнейшие мысли моментально вылетели из головы, когда мужчина окунулся в мир чувственного удовольствия. Властно притянув к себе девушку, он накрыл ее своим мощным телом, вдавливая ее в кожаную обивку дивана. Лейла страстно застонала, когда нетерпеливая рука мужчины провела по ее влажному интимному месту. Немезис попытался стащить с бедер девушки стринги, но потерпел неудачу. Потеряв терпение, мужчина попросту соврал их и Лейлы. Из горла Немезиса вырвался звериный рык. Подминая податливое тело девушки, мужчина одним движением вошел в нее, позабыв обо всем на свете. Он приоткрыл мутные глаза и взглянул на свою случайную партнершу с перекошенным от страсти лицом. Немезис не видел Лейлу. Перед глазами вновь стоял образ Лины. Эта блондинка кричала, извиваясь в его жарких объятиях. Это ее руки умело ласкали его спину и плечи. Это в ее лоно входила его стальная плоть. Это ею он обладал безраздельно...
  
   - Лина! - рыкнул Немезис в последний раз и мир вокруг него взорвался тысячами ярких брызг.
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"