Савин Влад: другие произведения.

Днепровский вал (Мв-5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 4.90*108  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга выходит в Изд.доме Ленинград в октябре 2013. По требованию редакции, оставил 60 проц. текста.


   Москва, Кремль. 18 мая 1943 (альт-ист).
   Третья мировая война здесь началась 16 апреля 1943 года. Если считать нашу "битву за уран" по сути сражением не Отечественной, а пока лежащей за горизонтом Третьей Мировой. А вот станет ли она явью, зависит от нас.
   -И что мнэ с вами дэлать, товарищ Лазарев? - Сталин говорил в грузинским акцентом, появляющимся, как я уже знал, лишь при волнении - наградить или наказать?
   Казнить нельзя помиловать. В зависимости от того, знает ли наш противник, что война уже началась? Ведь во все времена, нападение на собственный военный корабль однозначно считалось "казус белли", основанием для войны!
   Триста тонн уранового концентрата сейчас перегружают в Северодвинске в спецхранилище. Этот груз следовал в Нью-Йорк из Бельгийского Конго, с рудников, которые в этой, как и в нашей истории, снабжали "проект Манхеттен". Чтобы американцы угрожали нашей стране, сделав Бомбу. А мы, попавшие сюда непонятным образом из 2012 года, вмешались, чтобы этого не случилось. Даже если придется начать в Атлантике самую первую битву той, будущей войны. Транспорт "Чарльз Кэрролл" со всей командой, крейсер "Бирмингем", линкор "Айова", авианосец "Белью Вуд", а также испанский крейсер "Сервера", разве это противники для атомной подводной лодки? Хотя янки уверены, что их корабли топила немецкая субмарина U-181, которую мы тоже... А кто-то в Вашингтоне сейчас составляет планы, как после ставить русских на место. Вот только русские уже знают, и решились ударить раньше. Причем так, чтобы враг и не понял, что против него уже ведется война.
   (прим. - об этих событиях см. в книге "Белая субмарина" - В.С.)
   -И что же мне с вами делать, товарищ Лазарев?
   Вопрос был явно риторический. Так как Сталин, очевидно, все уже решил. Но Вождь был настроен благодушно, и это успокаивало, было бы страшнее, если бы он, без всякого разноса, просто смотрел на тебя как на вещь, уже списанную в утиль. Ему виднее - ну, расстреливать или сажать меня явно не за что, а если не наградят, и даже одну звездочку снимут, переживу. За то, чтобы не была американского атомного шантажа, а вот советские атомарины вышли бы в море в пятидесятом.
   -Задание вы выполнили отлично, товарищ Лазарев. Но какой ценой? Про седые волосы у некоторых ответственных товарищей говорить не будем, но ведь теперь вся история так изменилась, при вашем прямом участии. Вы знаете, что вчера Тобрук пал?
   Не удержались, значит, англичане. Если на советском фронте затишье, как перед бурей, так, бои местного значения на плацдармах за Днепром, то в Европе и Средиземноморье творится такое! После тяжелейших потерь, нанесенных англо-американскому флоту, вступления Испании в войну на стороне Еврорейха, падения Гибралтара и Мальты, немцы как с цепи сорвались. Роммель, вернувшись в Африку с подкреплением, имея свободное и беспрепятственное снабжение, вырвался из Туниса и погнал англичан на восток к Египту, и если в знакомой нам истории, в прошлом сорок втором году он дошел до Эль-Аламейна с меньшими силами и на голодном пайке, то что будет сейчас, когда у него одних своих немецких дивизий столько же, сколько у бриттов, а еще итальянцы и французы присутствуют на подхвате? Американцы эвакуируются, англичане в гордом одиночестве отступают, в Тобруке был сильный гарнизон, кажется две дивизии, держать этот порт и базу снабжения сколько удастся, не давая воспользоваться Еврорейху - выходит, удержать не удалось, штурма не выдержали, даже до осады дело не дошло. И будет, похоже, еще одна битва при Эль-Аламейне, сколько из истории помню, место там было удачное для обороны, горный проход, который никак не обойти, и последний рубеж перед Каиром.
   Вот только как это на наш фронт повлияет? Испанцы еще десяток "голубых дивизий" пришлют, вместо той, что здесь разбили под Ленинградом, когда блокаду снимали, в феврале-марте сорок третьего, почти на год раньше, чем у нас? Я конечно, не маршал Жуков, но не только сводки Совинформбюро читаю, и более подробную информацию тоже, для сравнения с нашей реальностью, по данным с Сан Санычего компа, и доклад в руки Кириллову, а тот или Берии, или самому Вождю. И значится там, что до сих пор у немцев вместо группы армий "Юг" какая-то сборная солянка, где истинные арийцы в меньшинстве, а прочее, это всякие там французы, поляки, хорваты и прочая шваль со всей Европы, ну прямо "великая армия" Бонапарта - нет, числом все это будет даже больше, чем когда они на Сталинград наступали, но вот качеством... Ну не верю я в тевтонскую ярость битых французов, которые свою-то страну защитить не смогли!
   -И за что вы так американцев и англичан ненавидите, товарищ Лазарев? Союзники наши, пока что, и помощь нам оказывают, не то что решающую, но такую, без которой не обойтись, узкие места всякие. Нельзя нас сейчас с ними воевать - вы же так себя ведете, словно они и есть наши главные враги. Про "холодную войну" в вашей истории знаю, и очень может быть, что и здесь то же случится, года через три-четыре. Что плохого вам американцы сделали, если для вас они большие враги, чем немцы, с которыми ваш дед воевал? Отвечайте!
   -Товарищ Сталин, сам я с американцами дело не имел, но со многими людьми разговаривал, кто с ними и общались близко, и работали вместе. И конечно, судил по тому, что они в нашем мире творили. Вынес из этого стойкое мнение, что они по сути такие же фашисты как Гитлер. Может в этом времени они пока другие, не знаю. Но в нашем мире они были именно такими, что Британия, что США.
   -Интересно, товарищ Лазарев. А как же их "демократия", "права", "общечеловеческие ценности"? Так они кажется говорили, в вашем времени?
   -С оговоркой: для своих. У британцев и янки общее, что для себя, по их внутреннему убеждению, лишь они сами белые люди, ну а прочие соответственно. Разница лишь в том, что англичане - "аристократы" и говорить с низшим будут через губу. А янки - "демократы", могут и по плечу похлопать, и улыбнуться, но вот гнуть вас под свой стандарт будут с такой же железной хваткой. Поскольку внутри себя абсолютно уверены, что их правила, их ценности, их интерес, это абсолют. И если вы этого не понимаете, это ваши проблемы. И если вы даже от этого всего помрете, это необходимая жертва на пути прогресса. То есть по сути это тот же фашизм, лишь под косметикой и в белых перчатках - мы цветы, вы все для нас удобрение. Общечеловеческое же в их понимании, это только и исключительно американское, строго соответствующее их правилам, а что в них не укладывается, то не имеет права существовать. Именно американцы, в моем времени, весьма активно навязывали свой образ жизни, свои ценности, свои законы, всему миру - не останавливаясь перед убийствами, террором, организацией "цветных" революций, бомбардировками и прямой агрессией. Прочие европейские страны вели себя как-то более сдержанно, даже Германия, где после войны долго существовали всякие "организации ветеранов СС", а генералы открыто говорили о реванше, но я не припомню враждебных СССР политических акций со стороны официальных германских властей. Вот отчего я считаю янки, даже не британцев, нашим непримиримым врагом. Чтобы ужиться с ними в мире, надо стать американцем, а я этого категорически не хочу. И боюсь, что на одной планете нам с ними будет тесно.
   -А опыт вашего "мирного сосуществования", "разрядки", как вы ее называли?
   -Тогда, в начале девяностых, мы поверили, что они могут быть неагрессивны. Что "свобода", "демократия", "права человека" для них истинные ценности, а не отмычки к чужим карманам. Чего нам стоила эта ошибка, вы знаете. Политика "разрядки" означала лишь, что не сумев добиться военного превосходства, без чего применять к нам политику силы было страшно, они сделали ставку на наше разложение изнутри, в чем и преуспели.
   -Не так все просто, товарищ Лазарев? Вы ведь говорили, что были и внутренние причины?
   -Да, были. И возможно даже, определяющие. Но внешнее влияние безусловно, сыграло роль катализатора. Говоря упрощенно, лучше бы наши воры тащили в свои закрома, а не в чужие.
   -Ворам, товарищ Лазарев, свободы не должно быть ни под каким видом. Особенно когда их действия имеют все признаки измены Родине. Что ж, мне понятна ваша позиция, будем думать, что делать с внутренней и внешней политикой, после войны. А пока, что же делать с вами? В каком состоянии К-25?
   -Корабль в "Севмаше", планово-предупредительный осмотр после похода, пока замечаний по технике нет. Экипаж готов выполнить любое задание.
   -Готов, это хорошо, товарищ Лазарев. Если я правильно понял, основной функцией представителя органов госбезопасности в вашем экипаже было, допустить применение ядерного оружия лишь с санкции Правительства СССР, во избежание тяжелых политических последствий? Мы не подумали, к сожалению, что в настоящий момент применение любого оружия против так называемых союзников, это политически, такой же случай. Так что разумно будет включить в экипаж в случае будущих подобных миссий, нашего представителя, для контроля. С товарищем Кирилловым вы хорошо знакомы - есть возражения, против его кандидатуры?
   -Никак нет, товарищ Сталин!
   -Ученые, товарищи Курчатов, Александров, Доллежаль, заверяют меня в исключительной важности доставленного вами груза, для советской атомной программы. И за образцово выполненное задание Партии и Правительства, есть мнение, наградить вас, товарищ Лазарев, второй Золотой Звездой. С замечанием на будущее лично от меня: даже не думайте никогда, превысить свои полномочия, втянув СССР в войну с кем-то без санкции Правительства.
   -Служу Советскому Союзу, товарищ Сталин!
   Я поймал себя на том, что сказал это абсолютно искренне. Что "за Родину, за Сталина", совершенно не казалось мне смешным. Культ личности - что с того, если личность заслуживает? Служить сталинскому СССР всяко лучше чем "вхождению России в мировой капитализм", или в мировую политико-экономическую систему, как сказал в будущем наш всенародно избранный?
   Это говорю я, получивший из рук Вождя адмиральские погоны и выходит, уже две Звезды. Какой-нибудь невинно осужденный думал бы иначе...
   Но ведь я, это я? И представить себя на месте какого-нибудь Солженицына, сейчас просто не могу.
   -Служите хорошо, товарищ Лазарев. Вот только несанкционированных драк с союзниками не надо категорически. Нет, ну если только девушку защитить. Впрочем товарищу Кириллову я о том сам скажу.
   А "жандарм" тут при чем? В день, когда мы в Северодвинск пришли, а назавтра с утра уже на аэродром, было там что-то в "Белых ночах", как с легкой руки нашего экипажа прозвали гарнизонную столовую, в честь пока еще не построенного ресторана. Так мои все на борту были, лодку в завод поставить, все цэу раздать, проконтролировать, всем забот хватало. Стоп, а большаковцев Кириллов сразу куда-то забрал! Ну, жук, хоть бы рассказал, пока летели, чтобы мне перед Сталиным не позориться, что не знаю!
  
   Джемс Эрл, коммандер ВМС США. По документам - корреспондент "Чикаго трибьюн". Молотовск, 20 мая 1943.
   Как голова болит, о-о-о! Снова в госпиталь, это традиция, что ли уже?
   А как хорошо все начиналось! Осел, груженный золотом, возьмет любую вражескую крепость, кто так сказал, еще какой-то римлянин или грек? Если б он не помер сколько-то веков назад, я бы с удовольствием плюнул ему в лицо. Или набил бы морду, чтоб он испытал то же, что я.
   Но обо всем по порядку. Выйдя наконец из госпиталя после той истории, кстати мое начальство о ней так и не узнало, не идиот же я, чтобы портить свой имидж, я развил бурную деятельность по поиску этой чертовой русской подлодки. Рассуждая здраво, если это опытовый по сути корабль, построенный здесь, часто терпящий аварии и нуждающийся в ремонте, то и техническое обслуживание, и упомянутый ремонт, а то и базирование с заправкой-перезарядкой, он должен проводить на этом заводе. Так что, получив от русских властей аккредитацию в этом городе Молотовске (ну и дыра! Никакой культуры - всего один приличный кабак. Ном на Аляске в сравнении с этим местом, светоч цивилизации, там питейных заведений десятка три), я стал искать и копать.
   Как добывается информация? Совсем не обязательно, как в дурных книжках, бегать с биноклем и фотоаппаратом по всяким местам, хотя бывает и такое, не только у шпиона, но и у мирного репортера, на что иногда приходится идти, чтобы добыть сенсационный материал, опередив конкурента! Но самое первое, это люди - поверьте, что у любого уважающего себя репортера обязательно есть знакомые в самых различных местах, которые при случае приносят ему информацию. А так как никто не будет заниматься этим бескорыстно, то встает вопрос об оплате. В бытность свою репортером во Фриско я нередко расплачивался информацией же, интересной клиенту, а если ее не было, то добывал, или исполнял иные деликатные просьбы, делая по сути работу частного сыщика. Пока в одном из дел на меня не обратили внимание парни из флотской разведки, но это давняя история, не имеющая отношения к тому, что произошло сейчас.
   Чем еще можно заплатить за информацию? В диких или разоренных войной странах очень хорошо работает метод "бусы и зеркальца", всякие полезные мелочи, и поверьте, иные сведения не менее ценны, чем золотой песок, покупаемый за эти бусы у негритосских вождей. Ну а договориться, чтобы часть средств, выделенных мне на оперативные расходы, присылали в виде товара, с моряками заходящих сюда американских судов, это такая мелочь! Ну и бизнес, господа - по традиции, у успешного агента не принято спрашивать о прибыли, ушедшей в его личный карман.
   Эти русские, ну совсем не деловой народ! Не понимают явных намеков, на мой взгляд очевидных даже дикому африканскому папуасу! Хотя охотно берут мелкие подарки. Когда я предлагал им наши сигареты, совали в ответ свой вонючий "Беломор", что я буду делать с этой гадостью? Пару раз удавалось завязать какой-то контакт, но затем мои "контрагенты" очень быстро куда-то исчезали. Да и я, помня о прошлой истории, закончившейся для меня госпиталем, был осторожен, стараясь избегать откровенно подозрительных связей.
   Что ж, господа, есть еще один способ. Женщины всегда были слабым звеном, и чем я хуже поляка Сосновского? Тем более, при русской бедности, например шелковых чулок тут не знают, а также многих других подобных вещей. На внешность и физические данные не жалуюсь пока, так что вперед, заодно получу удовольствие, с пользой для здоровья. О боже, если бы знал, ох как голова болит, чем это меня так?
   Нет, вначале все пошло хорошо. Обзавелся знакомствами, все же мужчина я видный и опытный, стал сбывать товар. И очень скоро заметил, что встречаются со мной одни и те же, прочие же как-то быстро отходят в сторону, или вовсе исчезают с горизонта. Стал разбираться, поспрашивал наших парней, кто заходили сюда раньше, ведь не один же я такой, это наша исконно американская черта, что где дешевле купить и дороже продать. Так оказывается, здесь существует самая настоящая мафия, как в Чикаго! Причем женская - как я понял, из штабного персонала, секретарши, связистки, которые замкнули на себя все контакты с иностранцами в смысле товарооборота, и категорически не терпят конкурентов. И это все очень серьезно, поскольку у этих русских девушек в приятелях и крепкие парни с тяжелыми кулаками, из числа матросов и солдат, и друзья в русской военной полиции (ну это очевидно, как иначе работать?). И наши морячки, и даже парни из британской миссии, с недавних пор стараются иметь дело лишь с этими "стервами", как их прозвали, иначе возможна куча проблем, от избиения неустановленными лицами в темном переулке, до отсидке в каталажке полицейского участка, были уже прецеденты!
   Поначалу я даже обрадовался. Штабные, ну так это как раз то, что мне надо, те кто информацией владеют! И как оптовый покупатель, прошу у "пышечки Хильды" - ну, это одна их этих, кажется на меня глаз положила, Женечкой называет, голосок медовый - свяжи меня, кто у вас главный? В "Белых ночах" встречаемся - и вот тут, увидев их старшую, я окончательно поверил, что это не подстава от русского "Смерша". Рынок есть рынок, его нигде и никогда никакая власть и полиция запретить не могли. И там, как на Диком Западе, выживают и преуспевают как раз такие стервозные особи, независимо от возраста и пола.
   В контрразведке женщин конечно тоже используют и часто. Но вы где-нибудь видели их там на начальственном посту? А вот в бизнесе бывает - знал я одну такую во Фриско, поначалу домашняя куколка была, а как муж помер, так взяла дело в свои руки, внешность болонки, хватка и зубы бультерьера! Так вот, у той русской, что с моей "Хильдой" пришла, как она на меня посмотрела, взгляд был именно такой, как у снайпера, или римской госпожи на раба - как на неодушевленный объект, с которым волен поступить по своему усмотрению. И русские в кабаке перед ней почтительно расступались - словом, поверьте моему еще репортерскому опыту, не пешка это а Фигура.
   И честное слово, я перед ней себя чувствовал, как наверное, перед английской королевой. Сразу к делу - что вы можете нам предложить, мистер? Нет, так не пойдет, эти тряпки, макияж, галантерея, копейки стоят, а вы понимаете, что в СССР это вообще-то статья? Нам рисковать, ради мелочей? Леди, ну какой риск, мы ведь союзники, друзья, я аккредитованный журналист, и какое преступление в том, что я получу некоторую информацию, недоступную конкурентам?
   В общем, расторговала она меня по-полной. Впрочем, вполне в пределах суммы, выделенной мне правительством на оперативные нужды. Те же шелковые и даже нейлоновые, по последней моде, чулки, целыми пачками, а также отрезы ткани на платья, и всякая мелочь вроде туфелек, шляпок, зонтиков - а вот бижутерию и макияж, на удивление, просили очень мало. Я должен буду пригнать партию всего этого, в количестве достаточном для торговли в немаленьком магазине - а зачем мне доллары, мистер, что я с ними буду здесь делать? - все проблемы с таможней и реализацией "стервы" берут на себя, взамен же меня обязуются снабжать информацией, как раз по теме!
   Что они будут делать с товаром, для меня было ясно. Несмотря на все гонения большевистским правительством на прежние высшие классы и так называемую "экспроприацию", на тайном рынке все время всплывали и царские золотые монеты, и ювелирные украшения, мне рассказывали, в прошлую зиму кольцо с бриллиантом можно было обменять на мешок картошки. Сейчас же у русских с этим стало получше - но принарядиться женщины хотели всегда, невзирая на войну и прочие бедствия, в России же теперь ничего кроме военной формы не шьют. И остается лишь гадать, сколько прибыли получат "стервы" на перепродаже модного товара.
   Я честно пригнал им два огромных ящика этого барахла. Получил в ответ информацию, самого общего вида. Да, суперсубмарина в десять тысяч тонн была заложена здесь вместо одного из линкоров, в тридцать седьмом, вступила в строй летом прошлого года. Имеет подводный ход теоретически до двадцати пяти узлов, но реально развивали не больше двадцати, при больших расходах воздуха опасно, можно взорваться. Турбины, насколько известно, обычные, как на эсминцах, "изюминка" в котле, что-то придумали с регенератором, какой-то "компонент Икс", активно поглощающий углекислоту в выхлопных газах, и выделяющий кислород, еще дополняется перекисью водорода из резервуаров, при форсаже перекись идет сразу на турбину, так это же схема Вальтера, которую разрабатывают немцы! Но вот этот компонент необычайно ядовит, летуч, горюч, и химически агрессивен - разъедает даже резервуары и трубы из особого материала, только лишь медленнее, но все равно, было несколько тяжелых аварий с жертвами, в последний раз едва дошли до базы, "кочегары" погибли почти все. Так называют персонал отсека-регенератора, там служат каторжники-добровольцы, кто раньше был моряком, им обещана свобода после войны, вот только из первого их набора год назад в живых не осталось уже никого, клапана травят, атмосфера в отсеке ядовитая, два-три похода, и людей списывают на берег, умирать, или хоронят прямо в море, тех кто умер там, выбрасывают тела за борт из аппаратов вместо торпед. Офицеры тоже в большинстве штрафники, ну вы понимаете, мистер, в другие отсеки, и в центральный пост, тоже яд попадает, но меньше, и у тех кто там есть шанс дожить до конца войны. А кто командир? Малышев, кто был на Щ-422 вначале войны. Его отстранили "за нерешительность и малодушие", и даже объявили, что расстреляли, но на самом деле дали возможность искупить.
   Чем лодка вооружена? Торпеды есть и обычные, и управляемые смертниками. Тоже из бывших каторжников, у кого семьи здесь. Эти торпеды используются в основном, как противолодочные - есть режим малой скорости, шесть-девять узлов, днем и на небольшой глубине вражеская лодка-цель видна, водитель успевает реагировать, впрочем предусмотрен и прожектор для поиска цели.
   И так далее. Конкретного материала мало! Что за "компонент Икс", если он так летуч, так можно взять пробы воздуха и воды вблизи? А как русские решили проблему управления под водой таким монстром? Как им удалось добиться бесшумности? И что еще за ракетное оружие, в дополнение к торпедам, причем для стрельбы как по маневрирующим кораблям, так и по берегу на большом удалении? И любой, кто представляет, что такое сработавшийся, сплаванный экипаж, не поверит в каторжников-смертников на один поход, в команде подлодки, они же утопят ее еще у причала! Но я честно ждал, в надежде что последуют и ответы на все эти вопросы.
   И вдруг я узнаю, что эта лодка, "Morgikha" как ее называют сами русские, пришла на завод. Узнаю заметьте, сам, и совершенно случайно. И было бы сильным преуменьшением просто сказать, что я разозлен. Обмануть Джемса Эрла, это даже китаезам безнаказанно не удавалось, ну кроме одного раза, когда мне пришлось из Шанхая паленую задницу уносить! Отлавливаю мою "Хильду", и говорю ей так ласково, слушай, сучка, через час я жду вашу "королеву Анну" в том же трактире, что в прошлый раз. И если она не придет, я гарантирую вам всем крупные неприятности - я все же корреспондент не самой последней газеты в Штатах, а не какой-то матрос с задрипанного парохода! Через час не успеете - ладно, давай через два, но это последний срок!
   Ну и в чем дело, мистер, что за спешка, чего вам еще надо? А отчего я должен интересующие меня новости из слухов узнавать? Товар получили - отработайте. Меня интересует...
   Нет, мистер - и говорит, стерва, каким-то скучающим тоном - это уже риск большой. Вы про законы СССР знаете? Да плевать мне на ваши проблемы! Вы подписались, теперь я решаю, ну а основное правило торговли, покупатель всегда прав. Вы правильно заметили, ваши дела со мной ваш же НКВД очень не одобрит, если узнает. Ну так меня всего лишь вышлют, мы же все-таки союзники, а вот вас, по всей строгости закона, и замолчать не получится, уж я позабочусь, кто бы вас сверху ни прикрывал.
   Тут я, признаться, блефовал. Если меня вышлют, то следующая моя миссия после третьего провала, "трижды ноль", будет с парашютом в оккупированную Францию или еще какую-нибудь Бельгию. А это совсем другой риск, если провалиться, высылкой точно не отделаешься. Но вот понимает ли это чертова стерва? То что у русских коррупция страшная, я уже усвоил "не подмажешь не поедешь", и основная плата наших морячков русским барышням была совсем не за эти самые услуги, а за быстрое и удобное проталкивание самых повседневных дел - но вот в главном, что касалось собственно войны и политики, русские были непреклонны. Ну как у нас, какой-нибудь гангстер может плевать на ФБР, пока ходит в друзьях у Большой Шишки, но вот если он вляпался в громкое дело и им занялись всерьез, я искренне не завидую! Так и у русских, я успел узнать, есть выражение, "когда вашу папочку достанут из сейфа и сдунут с нее пыль".
   Ну а что с русскими стервами станет после, когда я отчитаюсь, и буду на коне, мне глубоко плевать. Бизнес, ничего личного - кто-то должен и проиграть, и уметь проигрывать, если расклад не твой.
   -Вы мне угрожаете? - спрашивает стерва, тем же надменным тоном - ну что ж...
   И делает кому-то знак. Подходят двое, в русской морской форме, один габаритом похож на гориллу, второй помельче. Вышвырните этого, пусть охладится!
   Мне бы выйти. Но я-то знал, что утопив их, топлю и себя! И конечно же, сыграло самолюбие, и наша исконно американская привычка решать все проблемы кулаком. Как незабвенный Брен Элкинс из книжонок Роберта Говарда - "я дал ему в рыло, и он отлетел ровно на девятнадцать с половиной футов. Тут набежали толпой его дружки, и я аккуратно выкинул их всех в окно, кроме двух последних, которыми я вытер окровавленный пол". Когда-то я всерьез занимался боксом, хотя до Джека Демпси мне далеко, но китаезам хватало, со всеми их кунгфу. А еще в зале была моя "группа поддержки", полтора десятка матросов с "Эмпайр Баффина", и отступить у них на виду значило, потерять лицо.
   -Извини, приятель - отвечаю я. И бью сначала мелкого, чтобы не путался под ногами. Вернее, пытаюсь ударить. Он как-то плавно перетекает в сторону, подобно капле ртути. И мой кулак, провалившись в пустоту, попадает словно в капкан. Стол бьет меня с размаху в лицо, или моя голова об стол? Успеваю заметить, как морячки с "Баффина" дружно вскакивают, мне на выручку - и как решительно все русские, бывшие в зале, тоже вдруг оказываются на ногах. Затем мне на затылок будто обрушивается кувалда. И темнота.
   -Мистер Эрл, у нас есть встречное заявление, подкрепленное свидетельскими показаниями, что вы приставали к советской гражданке, военнослужащей, с крайне непристойным предложением. Также доказано, что драку начали именно вы, получив отказ. Нет, если вы настаиваете, возбудим дело. Но только учтите, по советским законам, содеянное вами считается злостным хулиганством, за которое, будь вы нашим гражданином, положен тюремный срок. Вы же, поскольку иностранец и союзник, скорее всего подвергнетесь высылке. Это, повторяю, если вы настаиваете, отказавшись от примирения сторон и предания забвению этого печального инцидента. В случае же мировой, советская сторона готова безвозмездно оказать медицинскую помощь шестнадцати пострадавшим американским гражданам, включая зубные протезы.
   -Ты во что нас втравил, Джемс, гадина? Не видел, что там "песцы", знак на рукаве, это русские морские коммандос? С ними драться, даже двое на одного, это самоубийство, уже проверено! Они же ни черта не боятся, безбашенные совсем, нам сказали, их и так завтра под Нарвик, в огонь, где половина ляжет, смысл их наказывать? Мне плевать, из какой ты конторы, ты всем парням заплатишь за увечья персонально, и втрое больше обещанного, или крупные проблемы тебе мы все обещаем!
   -Эх, мистер, ну угораздило же вас! Вы что, не знали, что эта особа, с которой вы там, близкая знакомая самого адмирала? Как это, какого, командир в/ч здесь, под ним "песцы" и ходят. Не для протокола, но вот если бы вы на его месте, и к вашей девушке кто-то пристанет, вы бы своих доверенных людей не послали, руки-ноги поотрывать? Адмиралу морды бить не по чину, особенно если у него такие головорезы есть, которым убить что чихнуть. Так что, когда из госпиталя выйдете, держались бы вы от этой особы подальше, а если встретите, боже упаси на нее даже взглянуть косо, не то что голос повышать!
  
   Анна Смелкова, Северодвинск.
   Ну что ты за тварь, американец? Пыжишься, а ведь все равно, ноль! Даже дважды ноль.
   Я совсем другой стала. С тех пор, как мне Михаил Петрович про свой мир рассказал, и показал, на своем "компьютере", я уже сама научилась по каталогам файлы находить и открывать. Узнала, что нас ждет - и чувство такое... Ну как я когда-то в Минске в кафе сидела, вместе с немцами, и бомбой в сумке, а время идет, взрыватель кислотный уже раздавлен, скоро рванет, успею ли?
   Я стала бояться не успеть. Перевести стрелку, чтобы наш мир никогда не узнал, даже через пятьдесят лет, того, что случилось там. Не сделать чего-то, что можно было сделать. Ведь истинное геройство, это не встать во весь рост под пулями, а делом приблизить общую цель. Если надо, не жалея себя.
   Ленка рассказывала, о чем поет ей этот американец. Самое страшное, что для него это норма, его философия, его правила. Живи лишь для себя, в свое удовольствие - нет, работать тоже надо, но лишь потому, что надо же заработать, что потреблять! Очень удивился, когда Ленка ему зачем-то сказку про Золотую Рыбку прочла - вы, русские, такой непрактичный народ? А вот если бы я - нет, даже не в президенты, срок кончится, и все. И не миллион долларов, и не тонну золота - тоже, имеет свойство завершаться. А попросил бы я у рыбки, раз она такая всемогущая, такой мешок, из которого что захочешь, то и достанешь, сегодня миллион, завтра миллион. Ну и оружие конечно, чтобы никто у меня не отнял - а лучше, сразу рыбке условие поставить, чтобы пользоваться мешком мог один я. Поместье, чтобы жить по-королевски, а лучше целый остров, где-то в океане, чтобы никому налогов не платить, и на нем целый Версаль. И чтобы путешествовать, хоть лайнер, хоть линкор, чтобы никто не посмел меня тронуть. Да я господом богом стану - все куплю, если мешок-казна бездонная, найму самых лучших хоть солдат, хоть слуг, хоть рабочих, хоть ученых, и самые красивые женщины мира будут рады на меня лишь взглянуть, эй, пышечка, ну нет же у меня такого мешка, так что не дуйся, и ты для меня сейчас богиня!
   А вот если бы у меня был такой мешок, так я пожелала бы из него, десяток таких кораблей, как у Михаила Петровича! И самолеты, и танки, которые будут через семьдесят лет, и конечно, атомных ракет - чтобы кончилась наконец эта проклятая война, и чтобы никто и думать не смел, напасть на нас снова! Чтобы никогда не было больше Блокады, и ничьи родители от голода там не умирали - господи, как папу с мамой вспомню, по-бабьи выть хочется! Но нет Мешка - и все придется делать нам самим. Чтобы эти корабли, и самолеты, и танки, а еще и заводы, города, электростанции, дороги, все-все это, нашими трудами!
   Живи в свое удовольствие? Когда под столом бомба, и уже тикают часы. Это можно, по-вашему, назвать жизнью? Там, в будущем, ошиблись, сосредоточившись на одном лишь материальном и упустив воспитание, или считали, что человек, рожденный в социализме, сам станет коммунаром? Хотя я помню такое, еще перед войной, в некоторых семьях - "мы натерпелись в революцию, гражданскую, двадцатые, так пусть хоть сын или дочь поживут в свое удовольствие", вот и воспитали тех, кто готов лишь брать, ничего не давая взамен! И где сейчас эти детки - в полицаях? Нет, своих детей я воспитаю совсем по-другому! Я не фанатичка, не аскет, не монашка - просто, есть такая наука диалектика, по которой должно быть равновесие. Ну вот представьте, явится к вам волшебник, и скажет, одно желание ваше исполню, самое заветное - но кто-то, вам незнакомый совсем, умрет. Вы бы согласились - тогда представьте, что этот волшебник спросит каждого, что тогда?
   Так что этот американец для меня не человек, а что-то вроде микроба. Именно так - потому что с этим взглядом даже его страна не победит никогда, лишь испоганит жизнь другим. Если в том будущем даже Михаил Петрович не сумел найти достойную себя, а готов был жениться на какой-то, которая предпочла его какому-то шведу? Чтобы быть там лишь при муже - не работать, убирает домработница, с ребенком сидит няня, обедать ходят в ресторан. Прожить вот так сколько-то лет, и ради чего?
   Я прочла, в особом файле, "интересное в Интернете", что у них там, в будущем, даже нет семей! Причем по простой и мерзкой причине: подсчитано, что человек, живущий один, в сравнении с членом семьи, потребляет в расчете на одну свою душу почти вдвое больше еды, электричества, упаковки, прочих товаров и услуг - то есть он более выгодный потребитель. Нет, никто не запрещает семьи - просто, в их фильмах почти все положительные герои, это одиночки, или разведенные (так они раньше пропагандировали толерантность к неграм), а в печати, телевидении и наверное, том же Интернете, все больше голосов, что семья отжила свое, как устаревший институт общества, что только индивидуалист может добиться успеха! Но я все же успела узнать настоящих родителей, и любящих, и когда надо, строгих. А оттого мне жаль этих, не имевших того, что было у меня, бедные вы люди! И еще больше я их ненавижу, за то, что они пытаются свой гнилой товар впихнуть всем!
   А потому, этот мистер Эрл для меня существо, стоящее на ступеньке эволюции гораздо ниже человека.
   -Ну ты, Ань, даешь! - сказала мне после Ленка - с ним прямо, как графиня со слугой!
   С паршивой овцы, хоть шерсти клок. Товарищ Кириллов, когда я ему это предложила, сначала очень удивился, а затем одобрил. Ну а я всего лишь вспомнила слова Михаила Петровича, по совсем другому поводу - "если не можешь предотвратить, так возглавь". И книжку про "лихие девяностые", какого-то Бушкова, оказавшуюся на компьютере в библиотеке.
   Мистер, как мы реализуем товар, это наши проблемы. Ну например, если вы завтра увидите на улице женщину в новых вещах и спросите, она правдиво вам ответит, "получила в награду, как передовик". Мистер, вам непонятно? Нам платят, мы договариваемся с теми, кто решает, кого назначить передовиком. И вручают, при толпе свидетелей, на общем собрании. При чем тут букмекеры - а, и правда, похоже.
   Не рассказывать же этому шимпанзе, что весь товар мы честно, по описи, сдаем Кириллову, после чего его и в самом деле распределяют в завкоме передовичкам. Большей частью.
   -Из образа выходите - сделал нам замечание товарищ комиссар третьего ранга - вот как объяснить, что сами не носите то, что через ваши руки проходит? Извольте соответствовать - себе, на представительство, оставить приказываю платья, обувь, ну все что подобает, конечно в разумных пределах.
  
   Капитан Юрий Смоленцев, "Брюс".
   Так, товарищ комиссар третьего ранга, кому тут морду бить?
   Вообще, чудное звание у нашего "жандарма". В этой истории, в отличие от нашей, с введением погон так же привели к единообразию всяких там воентехников, военфельдшеров, военюристов - но политработников и госбезопасность отчего-то оставили по-прежнему. И если раньше, майор ГБ был равен армейскому полковнику, старший майор ГБ - генерал-майору, то комиссар госбезопасности третьего ранга, это генерал-лейтенант?
   Встретил он нас еще в Полярном, на причале. Мы наверх выползаем, эх, свежий воздух, ну не сравнить с искусственным! Смотрим, как наш Михаил Петрович свет Лазарев с самим комфлотом Головко, после официальной части думаем, вот и нам пора, конец мая уже, скоро начнется, как там будет на Днепре? Но нет, пары часов не прошло, едва ноги размять успели на твердой земле, как приказ, всем на борт, идти в Северодвинск, и "жандарм" с нами.
   Заставил нас всех рапорты писать, что, как, где, едва не поминутно. И еще вызывал, расспрашивал, уточнял. Но больше конечно, с товарищем Лазаревым что-то обсуждали. В Северодвинск пришли, на свое, привычное уже место, стали, где все под нас специально оборудовано, выгружаемся со всем своим подводно-диверсионным имуществом, для следования пока в казармы отдельной роты ПДСС Северного Флота, база наша главная тоже в Северодвинске так и осталась. А "жандарм" сразу исчез куда-то со всеми бумагами - ну значит, так надо.
   Таскают имущество наши же, из роты - поскольку вещи и секретные, и деликатного обращения требуют. Мы стоим, смотрим - во-первых, мы по здешним меркам, "деды", офицеры, спецы, а не сержанты, взятые из флотской разведки, и ни разу еще по-боевому на глубину не ходившие, во-вторых, мы с боевого выхода, так что сами должны понимать. Солнышко печет - север же, скоро белые ночи начнутся. И тут прибегает матрос-посыльный - к "жандарму", всех нас. Мы естественно, за ним, не ожидая ничего хорошего. С Кириловым Аня, тоже в каком-то расстройстве. Ждем указаний.
   -Мужики (странно! Отчего не официальное, товарищи офицеры?). Помощь требуется, для деликатного дела. Вот вы, товарищ Смоленцев, очень хороший рукопашник? И у всех вас с этим лучше, чем у простых матросов СФ.
   Тут вступил в разговор наш кэп, Большаков, а я, естественно, активно слушал. Выходит, пока мы в море, тут американец, да еще и самый настоящий шпион, клеится к Анечке, боевой подруге нашего командира? Нет, арестовать или выслать не проблема, так ведь другого пришлют? А можно ли его в госпиталь еще на месяц, нет убивать или калечить не надо, аккуратно так, вот оттого вас и просим! Проблема в том, что он не один. Ну да, а что вы хотели, в переулке ночью мы и без вас бы справились. А вот через час в "Белых ночах", и с ним будет десяток или больше американских матросов, так что... Нет, мужики, желательно без трупов, и без особо тяжких, зачем нам сейчас разборки с союзниками? "Двухсотый" или тяжелый "трехсотый" с их стороны, это уже предмет для серьезного расследования, причем не только нашего, ну а насчет битых морд никто заморачиваться не будет.
   Успеваем еще сбегать в казарму. Еще осенью я, ради тренировки, уговорил заводских сделать для меня нунчаки. Зачем - как спортивный снаряд, тащ старший майор, вот покрутить так восьмеркой или кругами, минут двадцать, это как гантелей махать. Видя мой пример, и другие подсуетились, причем не только наши, но и местные. Страшная вообще штука, на испытаниях от удара со всей силы фрицевскую каску вогнуло внутрь, а если бы в ней голова? Но, товарищи бойцы, если хотите научиться этим владеть, то надевайте обязательно каску, как я когда-то, еще на гражданке, мотоциклетный шлем. От скользящего удара спасет, а то башку разобьете.
   Зачем нунчаки, тем более мне? А это необходимая осторожность, зная что американские матросы очень любят таскать в карманах всякие штуки, вроде ножей и кастетов, огнестрел на нашей территории, это вряд ли. А когда драка толпой и в помещении, не всегда успеешь увернуться, могут и зацепить, и на хрена мне в госпиталь, даже с царапиной, перед большими делами на фронте? Если можно подстраховаться - нунчаки, чтобы вы знали, бьют все, что не огнестрел и не длинномер, при равной подготовке можно сделать троих с ножами, они просто не дотянутся, дистанция не та, даже в руках хоть сколько-то владеющего "восьмерка", это пропеллер самолета, куда сунуть руку с тем же результатом, переломит кость. В общем, идеальное не военное, а полицейское оружие, чтобы разгонять толпу, гораздо опаснее дубинок, вот только научиться намного сложнее.
   Сидим, смотрим. Говорят тихо, но нам и так видно, что тона высокие. Вот Аня дает нам знак, встаем я и Шварц. Эй, мистер, нельзя так с девушкой, или у вас по-другому? Мистер в ответ пытается дать мне в физиономию. Смешно.
   Работаю двумя руками на едином движении вперед, техника не каратэ, без противохода, ближе к айкидошной. Похоже на "полочку", только правая рука не подхватывает за локоть бьющей, а подныривает под нее, в морду, основанием ладони, и сразу на захват, айкидошный "икке". И мистер плашмя и с размаху врезается рылом в стол, а на ровном месте бы на пузо, рука назад на залом. Пытается приподняться, и тут Шварц легко впечатывает ему кулаком по затылку, в четверть силы, иначе бы убил.
   Ох, е! Что в зале творится! Да, американские парни, мало вы играли в свой же американский футбол! Зверская же изначально была игра, в темном средневековье - когда собирались на поле две команды, улица на улицу, в Лондоне вашем, мяч был, и ворота, иногда в виде некоей черты, за которую надо мяч доставить, но вот дальше! Дозволялись все приемы, и состав команд был не фиксирован - и шло на поле самое жесткое рубилово, отползали раненые, падали и убитые, зато набегали свежие бойцы, наших бьют! И продолжалась игра не по времени, а пока у одной из команд дух не ломался, и она оставляла поле боя. И считалось это всерьез, одним из методов боевой подготовки ополчения, мечи и копья были запрещены, а вот ножи, дубинки, кастеты, пожалуйста, что на поле творилось, представьте сами! Это уже после облагородили, сначала категорически запретили всякие посторонние предметы, затем - атаковать противника, не владеющего мячом, ну и наконец, вообще бить руками. И случилось это в Англии уже в веке девятнадцатом, а вот в США футбол сохранил многие прежние черты.
   Так и в нашей учебке когда-то в той еще жизни было такое же развлечение, занеси мяч в ворота. И разрешались любые приемы, кроме как естественно, убивать и калечить, ушибы в счет не шли. Так там одним из эффективных методов в атаке был строй, или клин, против толпы новичков, где каждый за себя, действовало безотказно. И сейчас, я не успел среагировать (повторяю, кто не понял. Я, и не успел!), как наша шестерка, кэпа не было, не по чину, а вот Гаврилов решил вспомнить курсантские забавы, уже прошлась через зал клином, как русский паровой каток, расшвыривая янкесов нунчаками и добавляя сапогами, нашим "песцам" из молодых осталось лишь упокоить нескольких брызнувших в стороны, ну а всем прочим в зале - да, кто-то из наших морячков, бывших совершенно не в деле, тоже готов был нас поддержать! - только выступить свидетелями, когда через полминуты после нашего исчезновения в многострадальные "Белые ночи" ворвался взвод комендачей, до того ожидавших во дворе напротив.
   Вот только стоимость переломанной мебели "жандарм" Кириллов приказал из нашего денежного довольствия вычесть. Задание выполнили, но зачем же при этом столы и стулья ломать, от этого убыток социалистической собственности?
   Так и влетели, прямо с корабля на бал, вернее, на драку.
   А на фронте затишье, как перед грозой. В Египте что-то происходит - ну так где он, тот Египет?
  
   Фельдмаршал Монтгомери. Каир, 20 мая 1943.
   Как воевать в таких условиях?!
   Война, это как спортивная игра, требующая высочайшего мастерства. И, с точки зрения искусства, столь же захватывающая и красивая. Но игроку должны быть обеспечены требуемые условия, джентльмен за игровым столом обязан быть отдохнувшим, выспавшимся, выбритым, и уж конечно не думать о еде и питье! Ну а когда этого нет, идти в бой могут лишь дикие русские! Любой же британец знает, что в таком случае подобает отступить, сдать эту партию, чтобы лучше подготовиться в следующий раз.
   Еще одна битва при Эль-Аламейне? Арифметика, господа, наука точная! Если тогда, в ноябре прошлого года, мы остановили Бешеного Лиса с величайшим трудом и полным напряжением сил, то каковы наши, строго подсчитанные шансы, сейчас - когда у него втрое больше сил, а мы всего лишь на сорок процентов сильнее, чем тогда? Когда у джерри, после потери нами Мальты и Гибралтара, нет проблем со снабжением, а вот нам приходится думать, где взять снаряды, пока их достаточно, но что будет завтра? Когда у нас нет господства в воздухе, а у немцев сейчас откуда-то взялось огромное число самолетов, их новейшие "фокке-вульфы", это что-то страшное, по утверждению наших пилотов, кому повезло остаться в живых, конечно, завтра мы сумеем достойно ответить, но что делать сейчас?
   Ответ очевиден. Хотя Эль-Аламейн, это чрезвычайно выгодная позиция для обороны, приняв здесь бой, мы неминуемо проиграем. Потому что Лис ожидает от нас именно этого хода, и наверняка придумал какой-то дьявольский план, а "игровое поле" местности хорошо знакомо ему еще по той битве. Он разобьет нас, а после на наших плечах ворвется в Каир. И это будет концом Британской Империи. А уж моей карьеры, точно.
   Американцы поступили очень не по-джентльменски! Фактически уйти, когда союзник в беде, "вы ответственные за восточный участок фронта, мы за западный". Так ведь ясно, что если мы сдадим Суэц, то когда гунны обратят внимание на запад, то и янки Марокко не удержат! Ради высадки в Португалии - не повторяем ли мы той же ошибки, что с Грецией в сорок первом? Но спорить с сэром Уинстоном себе дороже. Вы лучший полководец Британской Империи, так сделайте же что-нибудь - как, если совершенно не идет масть? Сейчас у немцев почти равное с нами число танков. Вернее, у нас немного больше, раза в полтора - но у них около сотни страшных "тигров", которые пробивают любой наш танк как жестянку, первым выстрелом, с предельной дальности, нам же, по опыту боев в Тунисе, необходимо не меньше десятка стволов на каждый "тигр". В русской газете было, "тигры" горят, но я-то военный человек, знаю, во сколько обходился нам каждый подбитый "тигр", если платить столько за каждый, что есть у Лиса, у Британии не останется армии, это лишь русские могут себе позволить!
   Итак, решение принято. Главные рубеж обороны будет по Нилу, сейчас весь перешеек и Синайский полуостров за ним спешно превращаются в сплошной укрепрайон, трудами тысяч египетских рабочих. И до 25 мая подойдут подкрепления, еще две дивизии с бирманского фронта, о боже, если японцы начнут наступление! - и что-то еще из Австралии, Новой Зеландии, Индии, части из новосформированных, пороху не нюхавшие, но лучше, чем ничего, войска же из метрополии нужны в Европе, если не удержим Португалию, о высадке на континент придется забыть еще года на два.
   Ну а Эль-Аламейн будет лишь передовым рубежом. Сбить Лису дыхание, выиграть время. И встанут там поляки, выведенные из Ирана. Четыре пехотные дивизии, танковая бригада, и даже уланский полк. В конце концов, они не подданные Британии и не граждане доминионов, часть их даже экипирована, обмундирована и вооружена по-русски. И разменять эти пешки на необходимое нам время, пока Лис втопчет их в песок, более чем приемлемо, ну не своих же ставить смертниками? А если они еще и убавят какое-то число немцев, пусть даже одного за пять своих, это будет просто великолепная арифметика.
   Передать генералу Андерсу, "Британия надеется, что вы с честью выполните свой долг". И добавить, от того, как вы сейчас будете сражаться, зависит, поддержим ли мы вас в желании после восстановить Жечь Посполиту "от моря до моря". Да, и что-то было про немецкие черные мессы, как раз в Польше, указать на то их ксендзам, если капитулируете, вас всех в жертву принесут. Ну и изъять у них, за ненадобностью, лишний транспорт, помня, как в прошлую кампанию, Лис гнал нас на наших же грузовиках, заправленных нашим бензином. Сейчас мы совершено не так богаты, чтобы снабжать еще и противника!
   Простите, польские парни, но своими жизнями вы спасаете жизни тысяч британских парней. За которые я ответственен перед Британией, как ее полководец.
   Да, есть еще эти, из Палестины. Примерно полмиллиона, в том числе тысяч сто боеспособных мужчин - которые отлично понимают, что сделают с ними немцы, если придут. Потому, просят нас дозволить сформировать Еврейский Легион, дайте оружие, людей хватит. Могли бы быть сейчас на месте поляков - но и время, и политические проблемы после, и их условие, использовать Легион лишь на Подмандатной территории? Понять их можно, окружающие их арабы уже грозят сделать с ними то же что и фюрер, кто тогда защитит их семьи? Но тогда для Британии, цинично говоря, вы не имеете никакой ценности, ну разве как подобие русских партизан, если немцы все же прорвутся? Оружия у вас, по нашей информации, уже припрятано в достатке, можем лишь закрыть пока глаза на ваши незаконные вооруженные формирования, ну и все.
   Когда рушится Британская Империя, кому дело до каких-то евреев?
  
   У Эль-Аламейна. 21 мая 1943.
   Пройти вот по этому маршруту. Обнаружив немцев, доложить, по возможности определив силы и средства. В бой не вступать, кроме случая, если противник по силам, разведка или дозор.
   Теперь не для протокола. Если вы настаиваете на передаче вас СССР, в отличие от некоторых ваших соотечественников. Вам известно, что ваш Сталин объявил всех пленных предателями и по возвращении всех вас ждет лагерь или расстрел? Тем более с вашей биографией, служба в "хиви", зондеркоманды тоже ведь "вспомогательными подразделениями" у немцев именуются? Это вы не нам, а в "смерше" будете объяснять, что записались, чтобы перебежать к своим или к партизанам, но незадача, оказались сначала в Тунисе, а после у нас. А вот если вы отличитесь здесь, сражаясь с немцами, и получите от британского командования благодарность, или даже награду - это обязательно повлияет на вашу судьбу, когда мы вас вернем домой.
   И окажите нам еще одну мелкую услугу. Вот оружие русского образца, на вас и всех ваших людей, обмундирование, правда старое, сейчас у русских ввели погоны и новую форму, но и прежняя пока в войсках, и документы, на ваши подлинные имена. А также личные письма, и прочие мелочи, которые могли бы оказаться в кармане у русских солдат, переброшенных из Ирана. Если кто-то из вас будет убит, и тело подберут немцы, или если вы будете иметь несчастье попасть в плен, настоятельно прошу вас придерживаться этой легенды. Мы же в этом случае обязуемся после сообщить о вашей героической гибели за нашу общую победу - или, соответственно, о вашем участии в бою против нас на стороне немцев, если вы окажетесь малодушны. Вам ведь не безразлична судьба ваших семей, кем будут они считаться и как с ними поступят?
   Ну а техника у русских, особенно в Иране, вполне может быть британской. На машины лишь нанесена маркировка принадлежности к 909й стрелковой дивизии РККА.
   Если вопросов нет, тогда - удачи!
   (и лучше бы вы живыми не вернулись. Поскольку подлинная цель вашей миссии, это чтобы гуннам достались ваши трупы, пленные могут не выдержать допроса - надеюсь, удастся ввести Лиса в заблуждение, на какое-то время).
  
   Э.Роммель. Солдаты пустыни. Л., 1993, пер.с нем.издания 1970 (альт-ист)
   После взятия Тобрука, победа казалась близка. Британцы были теми же самыми, что и год назад, мы же стали много сильнее. С нами было боевое братство французов, испанцев, даже итальянцы временами показывали воинский дух.
   Мы шли на восток, в темпе сбивая слабые вражеские заслоны. Атаковали противника, пока он нас еще не ждал, часто добиваясь успеха. Причем впереди шли храбрые французы, демонстрируя свой знаменитый "элан", наступательный порыв. Конечно, они несли потери, если приходилось встретить сколько-то подготовленную оборону - но когда подходили немецкие части, главная ударная сила, нам обычно уже были известны позиции и силы англичан, а дальше, дело техники и устава, чем славился уже германский солдат!
   О событиях 22 мая 1943 года написано много. Заявляю, как командующий одной из воюющих сторон, что сравнение со "стоп-приказом" под Дюнкерком и поиск глубинных политических причин не имеют никакого основания! Причины были чисто военные. А критики должны помнить, что информация, доступная мне тогда, весьма отличалась от полной картины, известной сейчас. У русских, с кем мне пришлось очень много общаться по службе уже после войны, есть пословица, "каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны", так вот это именно тот случай!
   Тогда же я еще не имел дело с русскими. Однако одной из моих лучших дивизий, Пятнадцатой танковой, после печально известных событий февраля, командовал генерал-майор Дона-Шлодиен, прежде воевавший под Ленинградом, также в моем штабе был оберст Гагенбек (шутили же над ним из-за его фамилии), прошедший Сталинград и Харьков, были и другие достойные офицеры, вырвавшиеся из ада русского фронта и служившие теперь под моим началом в дивизиях, присланных нам в пополнение. Конечно мне, как профессионалу, был интересен ход событий на Востоке и я много беседовал с воевавшими там. И все сходились в мнении, что русские, особенно в последние полгода, это страшный и умелый противник, намного более опасный чем англичане и французы в кампании сорокового года.
   Я знал от воздушной разведки, что рубеж обороны в проходе Эль-Аламейн, еще 19 мая не занятый войсками, сейчас энергично укрепляется, замечены были колонны, подходящие с востока, и саперные работы на самом рубеже. По предварительной оценке, силы противника, развернутые там на утро 21 мая, составляли не больше одной пехотной дивизии (данные верные, это была 5я дивизия 2го польского корпуса), и еще не менее двух дивизий выдвигались на рубеж. Внезапная атака утром 22 мая, пока враг не успел укрепиться, имела бы все шансы на успех. И мой первоначальный план, мой приказ, отданный вечером 21 мая, был именно таким!
   Как положено, ночью выслали разведку. Под утро они вернулись с пленным, к несчастью, он был тяжело ранен и умер, прежде чем его сумели полноценно допросить. Однако по утверждению разведчиков, он успел сказать несколько слов на русском, и форма его, при тщательном осмотре нашими ветеранами Восточного фронта, была признана однозначно русского образца, собранные у противника документы также свидетельствовали о принадлежности его к русской 909й пехотной дивизии! Разведка была от нашей 15й танковой, но так как они проходили через боевые порядки французов, те тоже были в курсе.
   Этот факт подействовал на лягушатников весьма деморализующее, с учетом того общеизвестного факта, что на русском фронте за последние месяцы уже погибло больше французов, чем за их войну сорокового года. И было уже обычным явлением, что в формируемых французских частях, при одном лишь слухе о посылке на Восточный фронт, резко возрастало дезертирство - хотя эти бравые "пуалю" охотно соглашались воевать против англичан "за Алжир". Но и Дона-Шлодиен, сильно встревоженный, тоже уверял меня, что если там обороняются русские, то это очень опасный противник, которого нельзя недооценивать. И атаковать малыми силами будет чрезвычайно опрометчиво, лучше подтянуть все. Откуда здесь русские - ну как же, они есть в Иране, и вполне могли, по просьбе британцев, послать сюда одну-две дивизии. Критики должны также учесть, что мои войска только перед этим прошли почти двести километров за три дня! Мы знали о нахождении где-то в Палестине польской армии, выведенной из Ирана, но не могли знать ее точное положение, как и быть уверенными в отсутствии здесь русских частей.
   И какое решение должен был принять я, на основании всей этой информации? Которая казалась весьма достоверной - дополнительно к результату той разведки, еще был перехвачен радиообмен, однозначно свидетельствующий о нахождении против нас как упомянутой 909й дивизии, так и других русских частей. Говорят, что я должен был поступить в своем стиле, найти быстрый и неожиданный ход? Эти мои поступки были обусловлены тем, что я хорошо знал британцев, их особенности, среди которых медленность мышления и склонность с шаблону - а потому, мог безбоязненно позволить себе идти на риск. Чего же ждать от русских, я не знал, однако судя по их действиям на востоке, они были способны на многое. И риск здесь был абсолютно не оправдан!
   Таковы были истинные причины моего приказа, приостановить наступление на один день, 22 мая. Чтобы на следующий день утром атаковать всеми силами двух танковых и четырех мотопехотных дивизий, при поддержке авиации, после мощной и эффективной артиллерийской подготовки. На сосредоточение сил ушел день, ночью же снова была намечена разведка. Проведенная по всем правилам, она без сомнения, показала бы, с кем мы имеем дело. День уже был потерян безвозвратно, что позже дорого стоило нам при штурме Александрии, но тогда хотя бы обошлось без постыдного фарса, случившегося назавтра.
   На войне очень велика роль случая, поскольку там часто требуется принимать ответственные решения в сжатое время, при нехватки информации. Вспомните хотя бы известную историю в прошлую войну, про русские войска в Англии. Один из солдат британского резервного полка вышел из эшелона на какой-то станции, размять ноги, и на вопрос откуда он, ответил, из графства Росс (Ross-shire), слушатель же принял его ответ за "Россия", будучи при том репортером местной газетенки. Сенсацию быстро подхватили другие газеты, и дело кончилось тем, что из армии фон Клюка, наступавшей на Париж, были срочно изъяты две дивизии, переброшенные на берега Па-де-Кале, для отражения русского десанта. История, случившаяся с моей армией 22 мая, того же типа.
   В том, что разведка в ночь на 23 мая не состоялась, виноват исключительно генерал Дона-Шлодиен. Его рассказы про ужасы Восточного фронта, что русские поставили себе на службу нечисть, оборотней, вервольфов, которые приходят ночью, убивают, взрывают, похищают, и растворяются во тьме, произвели весьма сильное впечатление, причем некоторые из наших ветеранов это подтвердили, у русских действительно есть великолепно обученные для действий ночью разведчики-диверсанты. Казалось весьма вероятным, что русские, так же находясь под воздействием "тумана войны", попробуют прояснить обстановку - и в итоге, главное внимание этой ночью уделили не столько разведке, сколько противодиверсионным мероприятиям, взяв под тщательную охрану все штабы, узлы связи, склады горючего и боеприпасов - объекты, наиболее часто подвергающиеся нападению диверсантов. Так же чья-то умная голова предложила не рисковать посылкой разведгруппы в русский тыл, "так мы скорее сами обеспечим их нашими пленными, чем захватим кого-то из них", а ловить русских разведчиков на нашей территории, для чего недалеко от переднего края был спешно организован демонстративный ложный "штаб", возле которого замаскировались группы захвата. Ночь прошла в тревожном ожидании, Дона-Шлодиен, как мне сказали, не спал вообще, как и некоторые офицеры моего штаба, да и я лег с "вальтером" под подушкой, поставив автоматчиков возле своего штабного фургона, это казалось вполне разумной предосторожностью.
   Ночь, однако, прошла без инцидентов. Так как пленных не было, пришлось довольствоваться авиаразведкой. После чего "штуки" нанесли удар по обнаруженным целям, и в небе повисла "рама"-корректировщик, зенитный огонь противника был слабым. Ударила артиллерия, затем, строго по плану и графику, началась атака. Первыми должны были, как обычно, идти французы, во искупление того, что отсиживались два года, пока немцы воевали, без всяких обид. 4я французская пехотная дивизия, за ними развернулись наши 15я и 21я танковые, усиленные "тиграми" 504го и 508го тяжелых танковых батальонов. Французы также были фактически все моторизованы, пехота на бронетранспортерах, в сопровождении танков, интересно что это были трофейные английские "крусейдеры" и "юниверсалы", этот тактический прием, ставить трофейную технику в передовой отряд, не однажды позволял нам внезапно сблизиться с врагом. Четыреста танков, в том числе без малого сотня "тигров", атаковали после авиаудара и мощной артиллерийской подготовки, корректировщики работали превосходно, я слышал от Гагенбека, что русские очень умело препятствуют нашим радиопередачам, глушат и даже умышленно искажают наши сообщения, но сейчас не было ничего.
   Все было кончено на удивление быстро. Со стороны противника не было ни маневра силами или огнем, ни вообще сколько-нибудь заметного управления боем. Когда танки ворвались на его позиции, почти не понеся потерь, стрельба с той стороны прекратилась. А еще через полчаса меня вызвал на связь Гагенбек, вам надо это видеть, герр генерал! И захватите наших берлинских гостей, журналистов с кинооператором.
   Строй офицеров, безупречно четкий. Все в идеально вычищенных парадных мундирах, с аксельбантами, в конфедератках, с блестящими саблями. Позади них знаменосец в такой же форме держит склоненное бело-красное полотнище. А еще дальше угрюмая толпа солдат, уже безоружных, многие без касок и даже ремней - отделенная от меня цепочкой "тигров" 504го батальона. Мои гренадеры смотрят с брони, курят, смеются, и лишь эти с саблями предельно серьезны. Один, наряженный больше других, совсем как павлин, на поле боя абсолютно неуместно, делает шаг вперед.
   Генерал Андерс, командующий 2м польским корпусом, просит вас, герр генерал, принять добровольную и почетную капитуляцию...
   И где же вы, такие чистенькие, отсиживались все сражение? На позициях, по которым после авиаудара и хорошей артиллерийской подготовки прошлись четыре сотни танков с мотопехотой, а панцергренадеры в горячке боя пленных не берут? Значит, это и есть тот самый корпус, который Сталин вооружил против нас, а они как-то оказались в Иране? Но от судьбы не уйдешь, попались нам не под Сталинградом - здесь, в Египте.
   А где русские? Их тут нет и никогда не было - только подчиненные ему, Андерсу, польские войска. Он, генерал Андерс, всегда был другом Германии и искренне ненавидел сталинский режим. И всеми силами старался избегнуть сражения вверенных ему польских солдат с вермахтом, и собирался при первом случае повернуть оружие против проклятых русских.
   То есть, изменить присяге? Я все же генерал, а не политик. И хорошо понимаю, что тот, кто предал однажды, легко предаст снова. А потому, ему не может быть веры.
   И мы всерьез и даже со страхом целый день готовились к сражению? Чтобы разогнать это трусливое стадо? Что делать с ними, просто расстрелять? Неразумно, пусть получат то, что заслужили. Я смотрю на поляков, и отдаю приказ.
   Мы прошли Эль-Аламейн. Впереди было всего семьдесят километров до Александрии.
   Я не большой поклонник русской "альтернативной фантастики". Но помню одну книгу из этой серии, вышедшую кажется в начале шестидесятых. Там было про войну русских с каким-то вымышленным государством "Джорджия", правитель которого собрал многочисленную армию, с самым лучшим оружием - но когда русские вошли туда, готовые сражаться насмерть, они увидели пустые казармы, танки в ангарах, и ни одного человека, все разбежались, не желая воевать. И когда я через двадцать лет прочел это, то не счел за фантазию. Потому что помнил, как сдавалась польская армия Андерса под Эль-Аламейном, 23 мая 1943 года.
   (прим. - реальные события войны 8.8.8 на абхазском фронте - В.С.)
  
   В.Андерс. Проданная армия (глава из кн. Проданная держава Лондон, 1950, альт-ист)
   Восемьдесят тысяч отважных бойцов, четыре дивизии, танковая бригада и кавалерийский полк! Все они были проданы как римские рабы, за политическую выгоду. Что пообещал кровавый тиран Сталин англичанам, чтобы они бросили нас на убой, под танки страшного Роммеля? Не найдя повода расправиться с нами в своих владениях, кремлевский зверь нашел способ убить нас всех, оставшись чистым в глазах мировой общественности.
   Я с самого начала возражал против поставленной задачи, поскольку корпус был фактически небоеспособен. Люди были измождены после заключения в сталинских лагерях, не хватало оружия, подразделения не были сплочены, курс боевой подготовки был не завершен. Но британцы нас успокоили, заявив что речь идет не боле чем о гарнизонно-караульной службе, три дня в пустыне, и возвращайтесь в Каир! Нам ничего не сказали про армию Роммеля, которая вот-вот будет здесь - напротив, нас заверяли, что немцы не ближе трехсот километров на запад. Потому мы даже не оборудовали укрепленных позиций, проводя время в ожидании скорого возвращения к цивилизации - когда утром 23 мая подверглись внезапному и массированному удару артиллерией и авиацией, а затем увидели не меньше тысячи немецких танков, и это были ужасные "тигры"!
   Отважные польские рыцари дрались как львы, я лично, с моими офицерами, вел солдат в атаку, и множество трупов в фельдграу усеяли кровавые пески Эль-Аламейна, и несколько сот немецких танков застыли грудами горелого железа. Но немцев было впятеро больше, у нас же закончились снаряды и патроны. Тогда героические польские дивизии стали, в полном боевом порядке, отступать по залитой кровью пустыне на восток, к Нилу. Нас настигли и окружили, и чтобы избежать бессмысленных жертв, я приказал сложить оружие.
   Сам грозный генерал Роммель, "Бешеный Лис Пустыни", смотрел на нас, и даже безоружные, последние рыцари героической Польши вызывали у него страх. Потому он и поступил с нами так бесчеловечно, не в силах видеть нас живыми. Его слова:
   -Взять их всех на службу. Саперами. Кто откажется, расстрелять. Господ офицеров это касается особо, ведь по Женевской конвенции, их привлекать к любым работам дозволяется исключительно добровольно. Есть несогласные?
   Мы строили дороги, аэродромы. А еще нас заставляли идти пешим строем на минные поля. Или тащить за собой катки от разбитых машин, если мины противотанковые. Всех, генералов, офицеров и рядовых, не делая различия. Мы подрывались, мне пока везло, но каждый раз я умирал в мыслях, слыша рядом взрыв и крики, мы не захотели принять последний бой с оружием в руках, и теперь разлетались в кровавые клочья по воле и нужде врага, бессильные ответить. Британцы не жалели мин, и у каждого оставленного ими рубежа мы теряли больше людей, чем при самой кровавой атаке. Мы не хотели воевать за Сталина, и теперь умирали за фюрера. И еще невыносимее была мысль, что в это время проклятая Красная Армия успешно наступала за Днепром, и будь мы в ее рядах, имели бы несравненно больший шанс выжить. Нас продали и русские, и англичане, нас все время заставляли поступать против своей воли, цивилизованных культурных людей, европейцев, как каких-то рабов!
   И это все оставалось "добровольным"! Перед каждым выходом на мины, при построении, немецкий фельдфебель выкрикивал, кто не хочет идти? И почти всегда находились безумцы, кто устал бояться, когда тебя разорвет, и делал шаг вперед. И их не заставляли идти - а отводили в сторону и расстреливали.
   У немцев был своеобразный юмор. После десяти выходов на мины, если конечно не взорвался, могли перевести из саперов в "хиви", так в вермахте называются прислужники, всякие нестроевые. Но это было доступно лишь для рядовых, для младших офицеров норма была двадцать, для старших тридцать, для генералов пятьдесят. Правда, для офицеров была привилегия встать в задние ряды.
   Я сумел бежать, под Иерусалимом. И мне неслыханно повезло, остаться живым, избегнуть немецких пуль, не попасть в руки еврейских боевиков или арабских банд. Мне повезло добраться до контролируемой британцами территории, и быть узнанным, не принятым за немецкого шпиона. Затем было долгое путешествие в Лондон, госпиталь, восстановление нервов в санатории, и снова в строй, чтобы служить мой любимой Польше.
   Мне известно, что спаслось несколько десятков человек из восьмидесяти тысяч. Будь проклят тиран Сталин, обрекший нас на такую судьбу!
  
   Из архивов НКВД - подлинные разговоры заключенных поляков, тех самых, из которых формировалась армия Андерса. Наверное, мировоззрения поляков в Катыни было таким же?
   Хельман, бывший полицейский: "Вначале мы, поляки, будем воевать против немцев, а затем, когда будем хорошо вооружены, мы повернем против СССР и предъявим требования вплоть до передачи Киева и других территорий. Таковы указания нашего национального руководителя - ксендза Сигмунда. Англия, заключив договор с Россией, пустила пыль в глаза Советскому правительству, фактически она за спиной Германии тоже воюет против СССР".
   Ковцун, полковник польской армии: "Скоро придет Гитлер, тогда я вам покажу, что из себя представляет польский полковник!"
   Ткач, полицейский: "Теперь нас, поляков, хотят освободить и сформировать войска, но мы покажем, как только получим оружие, - повернем его против русских".
   Майор Гудановский: "Мы, поляки, направим оружие на Советы, отомстим за свои страдания в лагерях. Если только нас возьмут на фронт, свое оружие направим против Красной Армии".
   Поручик Корабельский: "Мы вместе с Америкой используем слабость Красной Армии и будем господствовать на советской территории".
   Капитан Рудковский: "Большевики на краю гибели, мы, поляки, только и ждем, когда нам дадут оружие, тогда мы их прикончим"...
   Поручик Лавитский: "Вы, солдаты, не сердитесь пока на Советы. Когда немца разобьем, тогда мы повернем винтовки на СССР и сделаем Польшу, как раньше была".
   Полька Пеляцкая, прибывшая в Тоцкие лагеря для поступления в польскую армию, в своем заявлении в НКВД пишет: "В Тоцком лагере нет никакого стремления к борьбе. Они довольны, что получили свободу, и при первом случае перейдут на ту сторону против советской власти. Их разговор полон цинизма и злобы к Советскому Союзу".
  
   И еще один штрих. Когда армия Андерса, в разгар сражений на Кавказе, под Ржевом и под Сталинградом, удирала в Иран, при посадке на суда в Красноводске те из шляхтичей, кто не сумел обменять выдаваемое им в СССР очень не малое офицерское жалование, на фунты и доллары, демонстративно рвали советские деньги и бросали за борт. На причале был поэт Борис Слуцкий. Его свидетельство:
  
   Мне видится и сегодня
   То, что я видел вчера:
   Вот восходят на сходни
   Худые офицера,
   Выхватывают из кармана
   Тридцатки и тут же рвут,
   И розовые за кормами
   Тридцатки плывут, плывут.
  
   И это - БЫЛО.
   Так поставим памятник на катыньских могилах, даже если "виноваты" мы? Или ограничимся эпитафией - без чести жили, бесславно сдохли.
  
   Лазарев Михаил Петрович. Москва, 21 мая 1943.
   Свят-свят! Снится же иногда такое, не отпускает!
   Или, как предположил Серега Сирый, "попав в иной мир, мозг как приемник ловит информацию из иных времен", или просто, непредсказуемая игра воображения. О третьем варианте, что потихоньку начинает съезжать крыша, не хочется и думать.
   Ну что за сценарий вы опять принесли? Хорошие парни побеждают плохих парней, стрельба, кровь, взрывы, и неизбежный счастливый конец. Добротная поделка, но не больше - все повторялось уже сотни, если не тысячи раз, зрителям давно надоело. А я хочу, чтобы вышла не поделка а шедевр!
   Отчего у вас все положительные герои такие брутальные, мускулистые, рыцари без страха и упрека? А где герой, с которым мог бы отождествить себя обычный зритель, в массе смею предположить, не супермен? Что значит, "его сразу убьют, он не сможет"? А вы придумайте сюжет, чтобы не убили! И простой, маленький человек, вышел бы победителем там, где супермены облажаются. Вот на такой фильм зрители пойдут толпой!
   Тема о пропавшем транспорте с ураном, будто бы захваченном немецкой подводной лодкой? Что ж, сойдет, ни лучше и ни хуже прочих - главное, насколько мне известно, никто еще не пытался ее экранизировать. Умствования историков, куда этот пароход делся, и кто его потопил, не в счет. Известно главное, уран фюрер так и не получил. Значит, домыслить все прочее, наше святое право.
   Итак, Главный Герой. Никакой не капитан рейнджеров, а всего лишь... ну скажем, скромный хлеборез на камбузе того самого парохода. Делает свое дело, прислуживая по кухне, без всяких перспектив, но зато виртуозно. Обычный парень, один из многих. Белый или чернокожий - хм, кинем монетку... белый! Ну значит, проявим политкорректность к его другу или напарнику. Кем он будет - сейчас решим!
   А может быть... Требования Гильдии, такой-то обязательный процент темнокожие, женщины, представители секс-меньшинств? Нет, тогда женщину ввести неудобно, и что скажет женская половина зрителей. Ну пусть будет юная красавица, дочка капитана, на которую наш герой не смеет и взглянуть. Но она пожалела его, когда над ним, совсем не красавцем, не мачо, зло подшутили товарищи по команде. И как положено, она даже не знала о его любви, что он готов умереть по первому ее желанию - вы что, женских романов никогда не читали? Придумайте подушещипательнее, чтобы у всего зала выбивало слезу!
   И вот, они плывут, везут из Африки (уточните, откуда) урановую руду, кажется какой-то бельгиец или голландец ее там копал, и больше никто в мире. И это все наличные запасы руды, если немцы ее получат, то никто не сумеет сделать атомную бомбу кроме них, и Рейх завоюет весь мир!
   Сцена с захватом судна у вас хорошо написана. Только рекомендую эсэсовцев сделать понагляднее - в черных мундирах, касках, начищенных сапогах и портупеях. Что значит, так не было? Я сам видел в справочнике, как выглядели солдаты СС. И германский флот с 1942 года указом самого фюрера был включен в состав СС. А у немцев, да будет вам известно, был во всем железный порядок: как указано, так и должно, пусть это и кажется странным!
   Эсэсовцы захватывают пароход, сразу убивают капитана, всех офицеров, механика, радиста, кто там еще может быть важным? И пытают всех оставшихся, надеясь узнать наши военные секреты. Один лишь хлеборез, никем не замеченный, прячется на камбузе... а где там можно спрятаться, чтобы не нашли? Например, в морозильнике. А под плитой пытается укрыться дочка капитана, но ее находят немцы. И пытаются разложить ее тут же, на столе - сам командир немцев, и его ближайшие помощники.
   И тогда наш герой хватает нож, к которому привык, и шинкует эсэсовцев на кусочки, это не труднее, чем резать хлеб. Затем он скрытно перемещается по судну, зная все скрытые проходы, люки и лазы, и так же шинкует остальных немцев. А они в страхе стреляют по каждой тени, попадая друг в друга. Сами придумайте, с постановщиками боевых сцен, как это снять, чтобы поэффектней. Ну а подруга героя бегает с ним, "самое безопасное место за твоей спиной", и целует его всякий раз после расправы с очередным немцем. Вот и немцы закончились - но рядом всплывает подводная лодка. И ультиматум, или вы сейчас сдаетесь и отдаете нам все девятьсот тонн руды, или через пять минут вас торпедируют.
   И тогда хлеборез все с тем же ножом прыгает в воду и плывет к субмарине. В 1915 была инструкция Британского Адмиралтейства, как бороться с подлодками, ныряльщики с кирками - ну значит и ножом можно, какой-нибудь клапан, или кингстон, чтобы субмарина утонула, это у моряков, уточните... а впрочем, излишне, что обычный зритель в этом понимает? В общем, пока герой плывет, может еще по пути на него акула нападет, а он ее убивает - пока ищет, что там ломать, пока ножом тычет, время идет, вот сейчас будет выстрел торпедой, последние секунды, ну и наконец, успел!
   Что значит, так пароход ведь утонул? Это было объявлено для секретности и дезинформации врага! Ну и последние кадры, на причале военно-морской базы, перед строем, наш герой в форме ВМС США, адмирал вешает ему орден на грудь, подруга кидается на шею, и хеппи энд как положено.
   Учитесь у меня, мистер Дэвис - без "Оскаров" не останетесь!
   Как фильм назвать? "В осаде", "Захват" - это хоть можете сами, без меня, придумать?
   Эндрю Дэвис, это тот кто про кока Сигала снял, как он один бил террористов на той же "Айове"? Если в Голливуде так сценарии пишут, то я десяток могу сочинить, вот только Саныча, Петровича и всех, кого уважаю, буду просить, чтобы якорями не швыряли. Один лишь вопрос - сколько людей должно быть по норме в БЧ-4 (связи) линкора? А в его же Сл-Р (радиотехнической)? И у террористов их всех сумел заменить один компьютерный гений? Уж поверьте, что на боевых кораблях в экипажах лишних, незанятых людей нет - каждая штатная единица нагружена работой.
   -Михаил Петрович! - толкает меня в бок Анечка - вы опять о чем-то своем задумались?
   Ну, "жандарм", жучара! Летели мы в Москву на двух Ли-2, помнят здесь Те Кто Надо мой рассказ, как у нас под Ленинградом разбилось на Ту-104 все командование и штаб Тихоокеанского флота. А вызывали в Москву не меня одного, почти тот же состав что восемь месяцев назад, еще Серега Сирый, Елезаров, Большаков со своими орлами, сам "жандарм", и еще кто-то из научной группы. И Аня оказывается, была во втором самолете, я в Москве уже узнал. Прилетели, и сразу разлетелись, Большаков с командой первым куда-то исчез, Сирый с учеными целыми днями пропадает, я после той беседы с Вождем, в Наркомате ВМФ пишу доклад, подробно разбирая с точки зрения военно-морской тактики действия немецкого флота в Атлантике и Средиземноморье, согласно разведданным. Григоричу сегодня у Вождя назначено быть, одна лишь Анечка вроде не у дел, хотя с ней ясно. Как сказал Кириллов, она присмотрит, чтобы с вами ничего не случилось, уж очень вы для СССР важны, ну и Москву девочке посмотреть приятно, она же тут считай и не была!
   Так и я бывал мало, даже в той, прежней жизни. Питер, Север, ну а в столице очень редко, и в командировке. Какая она, Москва сороковых, когда не только "Москвы-сити", но даже и панельных многоэтажек в ней еще нет? Мне показалась, центр как у нас Васильевский или Петроградка, а окраины, как Парголово-Озерки, купеческий дворик с картины Поленова. А что движения мало, скорости автомобилей не сравнить, и о пробках не слышали еще, и воздух чистый, однозначно в плюс. Еще милиционеры-регулировщики, вернее регулировщицы, на перекрестках, светофоры пока редкость. И телеги с лошадьми нередко еще встречаются. Еще странным казалось, что здесь даже летом, ну почти уже, конец мая, все ходят в легких пальто или плащах, и в головных уборах - асфальт не везде, пыль летит, и к ситуации "продуло, простыл" относиться надо с серьезностью, пока антибиотиков нет, воспаление легких может быть смертельным.
   Я сейчас в кителе, как положено, а вот Аню в форме давно не видел. Когда-то спросила она у меня, а что в двадцать первом веке носят? Я честно ответил, что в модных делах не смыслю совсем, вот была бы тут дочка Сан Саныча, она как раз увлекалась историей моды, а еще альтернативной фантастикой, и лет ей столько, сколько тебе, квалифицированно объяснила бы, а я не сумею. Ну хоть в общих чертах, Михаил Петрович? Помню что Ирочка любила осенью носить не пальто, а нечто эффектно развевающееся, "летучую мышь", как Алла Пугачева на сцене - и очень ей шло, красиво смотрелось. А как это - да вот, совсем просто, кусок ткани и пара швов, ну застежки еще здесь. Сказал и забыл - а вот Аня, оказывается, нет. А так как она и ее подчиненные, сержантши-"секретарши" на Севмаше считаются законодательницами моды, а на концерте новогоднем наш "комиссар" Елезаров призвал, девушки, будьте нарядными, это наш боевой дух, ваших защитников, очень повышает - то как Аня говорит, в таких летящих накидках-пальто уже ходит почти вся женская половина города Северодвинска, и очень многие в Архангельске, выглядит красиво, и шить легко, и из чего угодно. Сегодня Анечка одета именно так - вам нравится, Михаил Петрович? - накидка поверх шелкового платья с юбкой-клеш, соломенная шляпка, туфли-лодочки, на вид барышня, а не партизанка, снайпер с реальным боевым счетом в полсотни фрицев, и в сумочке у нее пистолет вместе с грозной бумагой за подписью самого Берии. Наверное, еще кто-то рядом есть, раз я носитель тайны ОГВ, "особой государственной важности", высший уровень секретности, никто в этом мире, кроме особо дозволенных, не должен знать о существовании людей из будущего, семьдесят лет тому вперед.
   Хотя будущее тут уже изменилось. А каким будет здесь 2012 год, можно лишь гадать.
   Мы ходим, уж второй час, по выставке трофейного вооружения. В принципе, многое я видел на компе Саныча, но любопытно взглянуть вживую. Ну, самолеты особого интереса не вызвали, те же "мессеры", "фокке-вульф-190", "юнкерсы", "хейнкели". Танки, тут было интереснее. Одних "тигров" было больше десятка, разной степени битости, особенно впечатлял один, сквозные дыры в обоих бортах, такого размера, что можно пролезть, чем это его так? Впрочем, "тигры" были и те, и не те, так последние три, как следовало из табличек, модификации "Тигр-А". Так как немецкая броня без легирующих добавок имеет повышенную хрупкость, то у этих зверей шкура многослойная, под броней подбой, войлок или фетр, и снова тонкая броня в двадцать миллиметров, чтобы экипаж не поражало осколками. Вот только, чтобы не уменьшать внутренний объем, увеличили наружные габариты, отчего "Тигр" стал выглядеть, как обожравшись стероидов. И как следовало из таблички, потяжелел на шесть тонн, что резко ухудшило надежность и ходовой части, и двигателя. "Пантеры" были обычные, две штуки - и значились как "основной средний танк фашистской Германии", а прежние "тройки" и "четверки" сняты с производства, в отличие от нашей истории, где "четверки" выпускались до конца войны, ну да, Саныч говорил, их Гудериан отстоял, будучи инспектором всего панцерваффе, а здесь он снова на Второй Танковой, а не в Берлине, вот и некому было вступиться. "Пантера", зверь конечно более опасный, но ведь и дорогой, в производстве сложный, так что и сделать их сумеют в куда меньшем количестве? Так, а это что, не припомню такого в Санычевом альбоме? Легкий танк "Леопард", вот он как раз предполагается стать вермахте массовым, страх наводить, ой как нас много! А сам из себя, Саныч бы сказал, похож на "двойку"-переросток, двадцать тонн веса и длинноствольная пушка калибр пятьдесят. Дальше трофеи, вся Европа, тут и французы, В-1, Сомуа, Рено-35, британские Матильды, чешские "тип 35" и "38", какие-то итальянцы, венгерский "Толди", в общем музей бронетехники. А это вообще интересно - танки для штрафников! Их основное отличие, что у них люки перед боем задраиваются снаружи, после выпустят, ну а если сгоришь, считай что не повезло. Штрафные танковые батальоны - у нас такого даже в сорок первом не было, один лишь фюрер до такого додуматься сумел! Ну и самоходки - "фердинандов" пока еще нет, такое впечатление, что фрицы лепят что угодно на кого угодно, включая наши трофеи сорок первого на французское шасси. Еще из бронетехники запомнились восьмиколесные броневики, очень похожие на наши БТРы, вооружены даже сильней, двадцатимиллиметровка в башне, зато не плавают и десант не несут.
   Дальше следовала артиллерия. Если противотанковые и зенитные пушки в большинстве были немецкими, то тяжелые орудия и гаубицы часто были трофеями со всей Европы - французские, чешские, голландские, бельгийские, польские, английские. Вершиной была огромная французская дура калибром пятьсот двадцать, на железнодорожном ходу, взятая под Ленинградом, интересно, что если у нас железнодорожная артиллерия проходит по части береговой обороны, то у немцев она исключительно сухопутная, аналог нашей "особой мощности". Инженерно-саперное имущество, тут ничего особенного, мне запомнился лишь манекен фрица в гидробрюках, такой резиновый комбез до подмышек, а что, понтонерам удобно в холодной воде работать, да и для рыбалки бы я себе такой взял.
   В знакомой мне истории эта выставка открылась в Москве уже после Курской битвы? По крайней мере, у Саныча в фотоархиве все ее кадры не раньше этого времени. И "тигров" там было лишь два, причем избитым в хлам был тот, на котором определяли опытным путем уязвимость к нашим снарядам разных калибров и с разных дистанций. Здесь же выходит, уже трофеев взяли больше, чем там будет к осени. Может и впрямь, удастся завершить войну в сорок четвертом?
   Народу немного, выставка работает уже третий месяц, москвичи все уже успели ее осмотреть, нового пока не поступало, на фронте затишье. Посетители в большинстве военные, и как можно понять из обрывков разговоров, такие же приезжие-командированные, как я. Хотя и офицеры с девушками тоже встречаются, дамы как положено, по левую руку, чтобы их кавалеры могли приветствовать по уставу.
   В павильоне отдельно - про план "Ост". Идейная сторона, с чем шли на нас юберменьши. Да, мы удачно отразили первый натиск, но враг еще очень силен. Не сумев справиться один, Гитлер поднял на нас всю Европу, кому нужны бесхозные земли на востоке и русские рабы? Еврорейх - за триста миллионов населения, пятнадцать миллионов мобилизационного ресурса, вся европейская промышленность, научные кадры, сельхозпродукция. Железная руда из Лотарингии, уголь Силезии, румынская нефть. Вся континентальная Европа - нейтральные Швеция и Швейцария исправно снабжают адольфа военной продукцией и стратегическим сырьем, Испания открыто присоединилась к Рейху, в Португалии бои, там успели высадиться союзники, удерживают какой-то кусок территории. Армия Еврорейха, по немецким же утверждениям, это двенадцать миллионов солдат, вооруженных до зубов. И внешне Германия выглядит на пике могущества, даже больше чем год назад.
   -Мы ведь победим, Михаил Петрович? - тихо спрашивает Аня - правда?
   -Победим - отвечаю уверенно - у нас хуже было, в это самое время, и ничего. И Европу Гитлер тоже имел, помогла она ему?
   Выходим на улицу. Светит солнце, ясный погожий день. И будто нет никакой войны, все в каком-то другой реальности - немцы штурмуют Гибралтар, разбитые англичане отступают к Нилу. А на Днепре затишье, как перед бурей, но я знаю, что вот-вот начнется. Но это будет завтра, а сейчас можно забыть. Завтра мне снова в Наркомат флота, где среди прочих дел уже решают, каким быть советскому флоту после Победы. Именно сейчас - потому что пока союзники щедры на ленд-лиз, можно ли попросить у них эскортный авианосец и палубные самолеты? Даже не ради реальной боевой ценности, а для опыта, ведь в нашей истории когда строили "Киев" и "Кузнецов", многие вопросы приходилось решать с ноля, не было у нас школы, не было практики. И если в этой реальности нам достанется "Цеппелин", мы точно не станем его топить в угоду союзникам, но вот достанется ли? Успех немцев в Атлантике имел неожиданную сторону - Сталин, при его любви к тяжелым артиллерийским кораблям, оценил силу связки "линкор-авианосец", "а если еще атомную подлодку сюда добавить, как вы считаете, товарищ Лазарев?", так что советскую послевоенную кораблестроительную программу, апофеозом которой в иной истории стали линейные крейсера типа "Сталинград" ожидают большие перемены. А вот какие, решается именно сейчас. Ведь если союзники согласятся продать авианосец с авиагруппой, это значит, что нам меньше придет прочих вооружений, и промышленного оборудования? Словом, все нужно тщательно просчитать и взвесить.
   Но это будет завтра, с утра. А сегодня, день наш. Нет никакой войны - иду с красивой девушкой, как в иное время. Пообедаем в лучшем ресторане, денег достаточно, где их в Северодвинске, а тем более в море, тратить? И вечер проведем вместе - может быть, в театр сходить?
   Слышу отдаленный грохот. Обстрел, бомбежка? Нет, всего лишь гром вдали. Только что было ясно - а теперь тучи встают над горизонтом, и быстро приближаются.
   -Кажется, гроза будет, Михаил Петрович! - озабоченно говорит Анечка - поспешим до трамвая?
   -Да, надо было машину взять - говорю я - кто же знал?
   -Это ничего, у меня зонтик - отвечает Анечка - не промокнем. Ну если только, совсем немножко.
   Поднимается ветер, довольно сильный, шумят деревья, летит пыль. Я хватаюсь за фуражку, Аня за юбку, ветер нагло пристает к ней, треплет и рвет платье, вздувает накидку парусом, и ничего не сделать, ну вот и шляпу потеряла уже!
   -Как в фильме "Сердца четырех" - звонко смеется Анечка - и перевернутой лодки нет, под которой укрыться! Бежим?
   Сейчас упадут первые капли дождя - а мы, взявшись за руки, спешим по аллее, кажущейся бесконечной. Как в курсантские годы, конец восьмидесятых. И нет никакой войны. А на погоду, наплевать!
  
   Солженицын А.И. Автобиографический роман. Изд.Нью-Йорк, 1985, (альт-ист)
   Я патриот России. Но не так, как это понимает толпа.
   В сельской школе, где я зарабатывал на жизнь учителем, отказавшись от служения ненавистному сталинскому режиму, работал некий Олег В. Не довольствуясь историей, за которую был ответственен, он с фанатизмом занимался так называемым "военно-патриотическим воспитанием". Организовывал военные игрища, походы, бег по лесу с учебными ружьями, стреляющими краской, и махание руками-ногами на стадионе по вечерам. А главное, отравлял детские неокрепшие души - даже не тем, что воспитывал в детях агрессивность, жестокость, солдафонский дух, а внушением им понятий "долга", "служения", "чести". Мы здоровались, встречаясь каждое утро.
   Я с огромным удовольствием бы сказал ему - что вы творите? Ведь дети, отравленные вашим воспитанием, уже никогда не смогут работать в иной стране, жить в иной культуре, приспособиться к иным законам, чем наш презренный "совок"! При том, что в современном обществе служение Отечеству столь же нелепо, как желание умереть за родной двор. А право человека выбрать место для работы и проживания, быть гражданином мира, а не отдельной страны, приведет к повышению благосостояния там, где действительно заинтересованы удержать у себя лучшую часть населения, это лишь те, кто "отечество не выбирают" могут трудиться за койку и пайку. В дальнейшем же, распространение единой власти на всю планету, это такая же неизбежность, как исчезновение всяких удельных княжеств - несмотря на сопутствующие эксцессы, что поделать, если новое и лучшее всегда рождается в крови. Пусть останутся русские валенки и матрешки - но вся политическая власть, военная сила, финансы, важнейшие промышленные предприятия и залежи ископаемых ресурсов должны быть переданы в распоряжение Мирового Правительства, по подобию демократии американского образца, когда не я служу власти, а власть служит мне - обеспечивает мою безопасность, доставляет мою почту, и не вмешивается в мои дела, вообще стараясь меньше попадаться мне на глаза!
   Гордыня от нашей победы в войне? Да, Гитлер был очень плохим человеком и правителем - но зачем мы пошли в Европу? Ведь долг, путь, глубинный смысл жизни русского народа, это принимать на себя страдания и боль человечества, не требуя ничего взамен, путь смирения и терпения, потому что иначе горе и боль в многократно большем размере заполняют весь цивилизованный мир. Да, в Ветхом Завете эта неблагодарная роль называется "козел отпущения". Но ведь должен же кто-то нести и ее?
   Я сказал бы это, своим ученикам. Я учил бы их быть гражданами мира, а не забытого богом "совка". Ведь именно от малых сих зависит, продолжит ли эта заблудшая страна свой пагубный путь, или найдет в себе мужество покаяться за свои грехи, исправить ошибки, признать свою вину перед всеми, кого мы обидели, ограбили, сбили с истинного пути?
   Но я промолчал. Потому что подобные высказывания были бы однозначно истолкованы по статье, как соответствующая агитация и пропаганда. И какая польза была бы человечеству, если бы я, познавший истину, носитель самой передовой идеи, сгнил бы бесследно в страшных сибирских лагерях?
   В Ветхом Завете сказано, кто малых, в меня верящих, с пути собьет, тому лучше быть брошенным в геенну. Олег не верил в бога, продолжая калечить души и разум детей. И видеть это мне было больнее всего, но я молчал, зная что мое выступление будет всего лишь бессмысленной жертвой.
   Я должен был всякий раз здороваться с ним, и другими, идя на урок, где учил детей всего лишь сложению чисел и решению уравнений. Зная, что эти дети, очень может быть, успеют еще вырасти и погибнуть в новой войне "за СССР", так никогда не узнав подлинной свободы.
   Меня утешало лишь одно - я истинный патриот России, а не они. И когда-нибудь моя борьба будет оценена потомками.
  
   Капитан 1 ранга Большаков Андрей Витальевич. Ленинградский фронт, 29 мая 1943.
   Собака лает, а караван идет. Так на востоке говорят.
   Это я про Геббельса. Додумался до самого настоящего "черного пиара", пес смердящий! Взять недобитых калмыков, остатки "добровольческого кавкорпуса Диля", восемьсот голов, кто сумели по льду до Таганрога добежать, дополнить крымскими татарами, и получить в итоге "конный полк Мосфильма" по-немецки.
   И ладно бы, ограничиться кино про "победы германского оружия над ордами унтерменшей". Так ведь еще додумались до "марша русской добровольческой дивизии" то ли в Португалию, то ли на африканский фронт. Через Францию, и по пути эти "русские" явно монголоидного вида вели себя с французами как оккупанты - грабили, насиловали, даже убивали. При полном попустительстве немцев, ну что взять с этих полузверей, потерпите, пока их на фронт не загонят. И представьте, месье и мадам, что будет, если завтра в несчастную Европу ворвутся миллионы таких же кровожадных дикарей! Если вы не будете воевать и трудиться на благо Еврорейха. Не людоеды ли они - науке неизвестно, никто не знает, что там в стране варваров происходит, рассказывают всякое.
   Кто-то вспоминает про русских солдат в ту войну, вполне европейцев по виду? И русских эмигрантов видели? Так ведь, по Геббельсу и "русское государство создал ариец Рюрик с войском, покорив сиволапых славян" - но теперь армия фюрера дошла до Волги, гляньте на карту, европейского населения там практически не осталось, одни неисчислимые азиатские орды в степях за Уралом, которых прежде не брали в расчет. И лишь предательство помешало Рейху победить, потому что англо-еврейские плутократы успели нанять и вооружить десять миллионов диких азиатов, которые отбили Сталинград, завалив своими трупами - так ведь эти дикари жизнь не ценят вовсе, даже свою, не то что чужую - и держат теперь русский фронт, на английские деньги. Кто не верит, так смотрите, вот они, русские, самые настоящие, прямо с востока!
   О реакции французов не сообщалось. Но даже если они и побегут массово записываться в добровольцы вермахта, времени у них уже нет. Потому что сейчас начнется на Днепре - но до того будет "генеральная репетиция" на Карельском перешейке, подобно тому, как Петсамо в этой истории предшествовало Сталинграду.
   Петсамо и Выборг. И там, и там - "разведка боем", проверка боеспособности частей "нового строя" и новой тактики. Не числом, а умением, не отвлекая большое количество войск с главного фронта. Своего рода "тренировка на кошках", используя преимущества ограниченного театра, нашего превосходства в воздухе, нового вооружения и технических средств, и даже послезнания о силах и средствах противника, и в отличие от Украины, не надо думать о возможном контрударе, это у финнов даже в сороковом получалось плохо, если говорить об организованных действиях массы войск, а не рейдах лыжников-диверсантов. Карельский перешеек тоже был нам знаком, в свое время мы работали и на полигоне Каменка, на побережье и островах Выборгского залива. А близость к Ленинграду сыграла роль, что в инете оказалось огромное количество сведений, доступных для любителей военной истории - в том числе, о противнике, его системе обороны, дислокации его резервов; на нашем полигоне в учебном центре "бронегрызов" был построен макет финского дота, с характерным устройством броневых дверей с запорами, амбразур, вентиляционных шахт, систем наблюдения, линий связи. И все обучаемые, не только "бронегрызы", но и морская пехота, и даже "штурмовики", из задействованных в операции стрелковых дивизий, должны были знать, как штурмовать подобные доты, куда закладывать взрывчатку, и не только тротиловые шашки, но и специальные кумулятивные заряды, пробивающие два метра бетона, как работать "вьетнамской кочергой", как вскрывать бронедвери, как обходить в галереях всякие штучки, предусмотренные финнами для внутренней обороны, и многие другие подобные вещи.
   Ставка делалась не на заваливание врага массой снарядов, а на прицельные, "точечные" удары. Артиллерия использовалась в основном, для контрбатарейной борьбы, чтобы финские пушки не могли мешать нашей работе, ну и конечно, чтобы дать "огневой вал", при последующей атаке нашей пехоты. И чрезвычайно востребованными оказались 160мм и 240мм минометы, а особенно "тюльпаны" на танковом шасси. Но опять же, не наобум, а по корректировке - наконец удалось обеспечить "штурмовиков" надежными, относительно легкими и компактными рациями. Конечно, миномет не гаубица, и бетонобойного снаряда не имеет - но ведь и настоящие доты у финнов на перешейке были нечасто, ну а по дзотам и блиндажам тяжелые минометы работали выше всяких похвал. И ценнейшим качеством было, что миномет калибра сто шестьдесят весил, как легкая пушка Зис-3, двести сорок был потяжелее, но все равно легче восьмидюймовой гаубицы, то есть протащить и поставить минометы можно было там, куда с тяжелой артиллерией и не сунешься. Сначала выносили дзоты, нарушая финнам огневое взаимодействие, затем штурмовые группы, под прикрытием артиллерии, подбирались к дотам и вскрывали их, как консервные банки, отработанными приемами. Ну а когда оборона была прорвана, вступали егеря, натасканные на действия в лесу по тактике малых групп советского спецназа конца века, поддержанные танками вдоль дорог. Причем из танковых бригад две были инженерно-саперными, машины с минными тралами и бульдозерными отвалами, огнеметные и мостовые, в иной истории пошли в войска уже в пятидесятые, здесь же под них приспосабливали старые тридцатьчетверки.
   Это конечно азбука, инструмент. Чтобы из этого сложить конфетку, нужно искусство и опыт. Чем мы и занимаемся конкретно - благо, после той операции у 8й ГРЭС у нас с командованием Ленфронтом полное доверие и взаимопонимание. А мое лично дело, помимо прочего, это накопление и проверка опыта, на что обратить внимание, с учетом отличия Советской Армии этого времени от ее же семидесятых-восьмидесятых.
   Начали 25 мая. За трое суток прорвали первую полосу финской обороны на двух направлениях. Главный наш удар, как и в той истории, на Выборг - уже освобождены Териоки (Зеленогорск) и Райвола (Рощино), сейчас наши продвинулись до станции Каннельярви, это полпути до Выборга, тоже места знакомые, и там на артиллерийском полигоне бывать приходилось. Отвлекающий, и чтобы финны сил не могли снять со "спокойного" участка, на Кексгольм - ну это понятно, в обоих случаях, чтобы железная дорога в тылу проходила - там бои за Сосново. Пока все идет по плану, потери меньше ожидаемых в разы, так что справиться должны.
   А ведь нам было сказано, к началу июня быть готовым перебазироваться. Из частей, прошедших через наш учебный центр, сейчас больше половины на Украине. Так что не нужно быть генштабистом, чтобы понять, на Днепре вот-вот начнется!
  
   Москва, Кремль.
   -Скажите, товарищ Елезаров, вы марксист-ленинец?
   -Стараюсь быть им, товарищ Сталин. Надеюсь, что у меня это получается.
   -Это как, товарищ Елезаров? Марксистом можно или быть, или нет.
   -Товарищ Сталин, вопрос стоит так. Что сказали бы Маркс, или Ленин сегодня, увидев текущую ситуацию? Очень может быть, что нечто отличающееся от того, что было написано или сказано ими совсем в другое время и в других обстоятельствах. Следовательно, тот, кто считает себя марксистом, обязан не просто помнить наизусть цитаты классиков, но и уметь пересчитать их учение на наши "вводные".
   -Ну, во-первых тогда выходит, что никаких классиков слушать нельзя, поскольку как правило, они уже не живые. А во-вторых, так и до ревизионизма недалеко. Ведь при большом желании все обосновать можно, что вчера черным было, сегодня белое, и наоборот?
   -А если в другую сторону, то выйдет догматизм. То, что Ленин называл начетничеством, "усвоить одни коммунистические лозунги, не зная ни теории ни практики" - и то, что реально было в позднем СССР, когда даже лозунги членам партии учить было лень. Что вышло на практике, вы знаете.
   -Ну, товарищ Елезаров, вы преувеличиваете. Как тогда даже формально можно называться коммунистом?
   -Товарищ Сталин, в нашей библиотеке была книга одного когда-то очень хорошего писателя, который в перестройку сделался ярым демократом. (Прим. - Солоухин, При свете дня - В.С.). Про Ленина и Октябрь - но я сейчас не о том. А эпизод, что было толчком к написанию, как он сидя на партийном собрании, ради скуки взял с полки том Ленина и стал листать. И это было для него истинным откровением, хотя шкаф с полным собранием сочинений был обязательным интерьером в кабинете любого партийного, да и не только, руководителя. Что показывает, насколько хорошо те, кто называли себя коммунистами, знали даже цитаты.
   -И какой же вы видите выход?
   -А только идти. Творчески применяя учение к постоянно меняющейся современной обстановке, стараясь не скатиться ни в ревизионизм, ни в догматизм. При этом злонамеренный уклон ради корыстных целей я не рассматриваю, это совсем по другой части.
   -Договаривайте, вредительство, товарищ Елезаров. А с вредителями у нас разговор короткий. Однако же, про то что вы предлагаете, не в ваше ли время анекдоты рассказывали, про большевиков и ученых, которые сначала на собаках пробуют?
   -Товарищ Сталин, а никак иначе! Какие варианты могут быть? Или ничего не делать, ничего не замечать, как царь Николашка - катастрофа гарантирована, поскольку проблемы такого уровня сами по себе решиться не могут и не решаются. Или идти вперед - если энергии, динамики хватит, и обратная связь есть, то всегда можно ошибку исправить. Хотя кровь лишняя будет, не говоря уже о материальных потерях. Или ломиться вслепую, как носорог сквозь кусты - будет как у Хрущева!
   -Интересно, товарищ Елезаров. А вот про Хрущева, ваши слова, что он "коммунист, больше чем надо". Не поясните?
   Это было для капитана второго ранга Елезарова настоящим откровением - что в экономике сталинского СССР существовал мощнейший частный сектор, с которым никто и не думал бороться. Напротив, это предпринимательство, в форме производственных артелей, имело всемерную господдержку, обязательная выборность руководителей прямо защищалась законом, были "льготный период", обычно на первые два года, освобождения от налогов, фиксированные цены на сырье, оборудование, транспорт, складские места, большинство льгот сохранилось даже в войну, неизменным было лишь одно ограничение: цены не должны были превышать государственные на тот же продукт больше, чем на установленный процент. И эти артели занимались не одним ширпотребом, хотя конечно, им прежде всего, но и тем, что тогда считалось за хай-тек, так первые в СССР ламповые радиоприемники, радиолы, телевизоры с электронно-лучевой трубкой серийно выпускала артель "Прогресс-Радио" в Ленинграде, еще в тридцатые годы! Другая ленинградская артель, начавшая с изготовления саней и хомутов, позже также стала крупным производителем мебели и бытовой радиоаппаратуры. В войну артели же массово давали оружие для фронта, в нашей истории автоматы ППС делали именно они, а не оружейные гиганты в Туле, Ижевске, Коврове, там оставался в производстве ППШ, до самой Победы. И была еще политическая сторона развития артельного дела - слова немецких оккупантов "о возрождении частной собственности и предпринимательства" не имели почти никакой популярности, потому что советскому предпринимателю-артельщику нечего было делить с Советской Властью, при том что Сталин мог дать гораздо более надежные "гарантии бизнесу", чем немцы.
   Свыше ста тысяч предприятий, занятых в самом что ни на есть реальном секторе экономики, от продуктов питания и ювелирного дела до химии, машино- и приборостроения, даже свои КБ, лаборатории, целых два НИИ и собственная пенсионная система! До двух миллионов занятых там человек, шесть процентов всего ВВП СССР, причем в таких областях, как товары народного потребления, вроде мебели, металлопосуды, трикотажа, игрушек, доля артельной продукции могла достигать и сорока, и семидесяти процентов! И без бюрократии - по воспоминаниям, создать и зарегистрировать артель можно было буквально за один день, о рэкете и крышевании никто и не слышал - и по закону о правах, трудовом стаже и прочем, не делалось никаких различий, отличившихся так же награждали орденами "за ударный труд" и вешали их портреты на Доску Почета.
   По сути, это было то, что в знакомой нам истории происходило в Китае - и то, что должно было выйти по замыслу из кооперативов восьмидесятых. Куда все это делось после - спросите у Хрущева! Артели в приказном порядке стали госзаводами, пайщики теряли все, имущество отбиралось безвозмездно, или за символическую плату. Процесс был начат в 1956 году, завершен в 1960. Ведь социалистическая форма экономики прогрессивнее частной, а уже нынешнему поколению советских людей обещана жизнь при коммунизме?
   -Так что вы имели в виду, товарищ Елезаров?
   А, была не была! Сталин нисколько не фанатик мировой революции и коммунистической идеи. Должен понять.
   -Считаю, товарищ Сталин, что в одном из положений марксизма-ленинизма есть ошибка. О безусловной прогрессивности социалистической формы в экономике. Опираясь на этот догмат, Хрущев покончил с "многоукладностью", фактически разогнав частно-кооперативный сектор - и очень может быть, что это же сделал бы и кто-то другой, во исполнение прогресса.
   -А вы, товарищ Елезаров, сторонник капитализма?
   -Нет. Маркс абсолютно прав, говоря о противоречии между общественным трудом и частной собственностью: когда тысяча человек работает, а один, присвоив результат их труда, строит себе дворец или покупает яхту. Но артели, кооперативы - это собственность честная, трудовая, служит не эксплуатации человека человеком, а созданию благ для всех. И они, образно говоря, играют роль "прослойки" и "отростков". Представьте, что надо заполнить объем потребной народу и стране продукции - и этот объем постоянно меняется, по разным номенклатурным позициям. Основная масса, да, может быть обеспечена соцсектором, это касается как чего-то крупного, как турбины, генераторы, корабли, ну и конечно, оборонка, так и массового продукта, например автомобилей. Но абсолютно точно рассчитать, сколько нам потребуется всего, чтобы спланировать изготовить столько же, с этим даже компьютеры следующего века не справятся. Обязательно возникнет зазор, и покрыть его динамично могут лишь частники. Просто потому, что они могут оперативно среагировать, вот здесь и сейчас нужны например ботинки и пальто именно такого вида, а у госпредприятия уже план утвержден, ему сырье, комплектующие и все прочее уже под другое выделено, и сверх предписанного просто неоткуда взять. Или когда надо срочно влезть "отростком" в новую нишу, пока госконтора все согласует, частник уже там. Может быть лет через двести и можно будет решить задачу точного планирования и оперативности изменений, с иным компьютерами и каким-нибудь сверх-Интернетом, но не сейчас. А вот вред от искусственного запрета будет прямой и огромный.
   -Какой? Разве социалистические реформы не подтолкнут общественное сознание к усилению коммунистического мировоззрения?
   -Но ведь необходимая роль "прослойки" и "отростков" никуда не исчезнет! Допустим, в моду вдруг вошли футболки с каким-то рисунком. Или спрос, например, на туфли с острым носком, а промышленность не покрывает. И наши, советские люди хотели бы купить, на честно заработанные, такую вещь - при чем тут коммунистическое мировоззрение? А раз есть спрос, появится и предложение. И если нельзя это сделать законно, значит будет тайно - так и возникли "теневики". Причем в отличие от артелей, они не платили налогов, и зачастую гнали продукт на казенном оборудовании, в рабочее время, из краденого сырья, то есть занимались прямым воровством. Вторым следствием был резкий рост коррупции - ведь производство все-таки вещь заметная, но власть на местах, и правоохранители, и партийные, закрывали глаза за долю деньгами. Отчего стало возможным, вернее выгодным, покупать должность за деньги, даже Первого Секретаря обкома или райкома? Выше пост, больше "теневиков" платят, можно накопить и еще подняться наверх, насколько это разлагало и Партию, и власть, легко представить. В-третьих, выросла и откровенная преступность. Ведь "теневики" и между собой вступают в отношения товар-деньги, и если кто-то обманет, в милицию не пожалуешься, а высокий покровитель не во всякие такие споры захочет влезать. И значит, надо держать на жаловании уголовных, которые могут и бока намять в темном углу, и поджечь, и убить. А бандиты наглели, сами желая заработать - что такое рэкет, я уже рассказывал.
   -Что ж, товарищ Елезаров, я обдумаю все, что вы мне сказали. И будьте уверены, ничто не будет забыто.
  
   Через час, там же.
   -Конец записи. Ну, что скажешь, Лаврентий?
   -Интересные мысли, товарищ Сталин.
   -А ты нэ думал, что в этом может быть смысл всей операции? Что кто-то шибко умный там, в несветлом будущем, решил сбить нас с истинно верного коммунистического пути? Помощь в войне, это хорошо, ну так кто им немцы, или даже американцы? Чтобы доверие было. А вот после такую информацию вбросить, чтобы мы свернули не туда? И всех собак повесили, на одного Хрущева?
   -Думал я об этом, товарищ Сталин. Но не очень сходится. Тогда бы они явно и прямо указывали, делать так, а не "может быть".
   -А они и указывают. Не трогать частный сектор.
   -А мы собирались разве его ликвидировать? Польза от него очевидна, тут товарищ совершенно прав.
   -А если в будущем вырастет что-то? И подлинная история того мира совсем не та, которую они нам рассказали?
   -Не думаю. Уж больно картина того, что они расписали, выходит связная - их рассказы, книги, содержимое этих "компьютеров". Вранье ловится на противоречиях, всегда будут нестыковки, а при таком объеме информации, обязательно. Одна только Большая Советская энциклопедия, издания якобы семидесятых, это сколько труда надо было, чтобы ложную написать? И что может случиться - капиталисты окрепнут и потребуют себе политической власти? Так не дождутся, большинством ведь им не стать, и рычаги все у нас. Хрущева скомпрометировать, если он в будущем что-то выдающееся совершит? Так не тянет он на великого вождя, и зачем так сложно? Убить проще, с их-то техникой.
   -Работа у нас такая, Лаврентий. С пониманием того, сколько может ошибка стоить. Не армия, не фронт, а всю страну повернуть не на тот курс, и в тупик. Тут лучше параноиком быть, чем благодушным. В общем, сделаем так - мы потомкам доверяем, конечно, но и проверить надо. Как только ученые закончат с атомом, пусть займутся исследованием межпространственных перемещений, и это не излишество - если нам сейчас повезло, что потомки к нам попали, то что будет, если и другие, и не к нам?
   А давай подумаем вот над чем. Дела же можно делать и чужими руками. Берём за основу, что наши потомки абсолютно честны и правдивы, но тот, по чьей воле они сюда попали, если это не было случайностью, не может ли являться нашим врагом?
   - Может. Но смысл таких действий?
   - А представь что у наших белоэмигрантов, не РОАвцев, а более-менее вменяемых появилась бы машина времени. Допустим есть определённые технические ограничения, на её использование, скажем из десятка попыток прорваться в прошлое, удачно будет одна, а остальные кончаются смертью. И другие моменты. У них цель спасти Российскую Империю, не дав делу Ленина пустить корни. Но разве они сами решатся рискнуть своими жизнями? Если проще перекинуть нашу "щуку" во времена русско-японской войны? Что сделает экипаж?
   - Да, мы проводили эту аналогию. Однозначно встанут на сторону царя.
   - И будет ли тогда революция в Империи, даже если весь экипаж из коммунистов? Или они смогут перейти на строну того же Троцкого, если знают, что он враг народа? И уж точно никто в экипаже понятия не будет иметь о том, КАК он попал в то время?
   -А смысл? Ведь это будет наш мир, "параллельный". Для тех, кто послал, что изменится? Или все же поток один, но тогда с изменением истории гости должны исчезнуть, они же не родятся никогда, а значит и все их действия... С причинно-следственной связью начнется такое! Гипотеза "параллельных времен" логически более стройна.
   -Ну а если миры параллельные, а связь все же есть? Например, как мне товарищи ученые объяснили, событие в одном мире влияет и на параллельные, через изменение случайностей-вероятностей? Тут самый наглядный пример, это русско-японская война, когда присутствовало не только бездарность царского командования, но и просто невероятное везение японцев. Так что очень даже возможно, Лаврентий, меняя тут, меняется что-то и там.
   - Тогда кто то из "белых" тоже должен пройти в то время. Чтобы наблюдать за процессом и подправить, если что-то пойдет не так. В бой не лезть, на виду не светиться, а владея информацией, в том числе и о будущем, стать таким серым кардиналом Российской Империи. Ну как в книжке, про прорвавшийся "Варяг".
   -Вот только мы не Николашка, и такого не потерпим. Люди с особыми способностями, или странностями, которые никому не знакомы, и появились ниоткуда - думаю, для госбезопасности отследить их, это не сложнее, чем засланных шпионов искать?
   -Обеспечим. Только, товарищ Сталин, одно уточнение. Если "контролер" должен иметь возможность на что-то влиять, то у него здесь и легенда, пост должен быть, пусть не на виду, но у рычагов - или с реальной перспективой на такой пост попасть. Вот только сомнение у меня одно - нет в 2012 году "машины времени" даже в проекте, и сам Лазарев, и все из его экипажа, с кем я говорил, клянутся, что о таком и не слышали. А ведь есть общий уровень научно-технического развития, который не перейти. До изобретения и постройки работающей машины, обязательно должен быть фундаментальный физический эффект открыт, и об этом факте было бы известно.
   -А если есть еще один уровень? Это кстати, еще довод в пользу "странности искать". Если это природное явление, пусть и очень редкая аномалия, то все равно должны быть прецеденты. А вот если кто-то все искусственно устроил... Ведь если там, в будущем умеют скакать из одного времени в другое, то что им мешает и за исходное время взять не свое? Вот например, на месте американцев - и взять этого Тиле с эскадрой, и перебросить в кайзеровскую Германию, перед Ютландом. И пока Второй Рейх, благодаря такому подарку, втаптывает в грязь Францию, Россию, Англию, всех конкурентов американскому бизнесу в Европе, в самих США тайно, по заранее подготовленным чертежам, штампуют новейшее оружие. А затем весь мир узнает, что у кайзера гости из будущего. И в газетах про "право арийской расы владеть миром", и фотографии из Освенцима. Ополчится после этого весь мир на бедных немцев?
   - Однозначно. Их шансы, прямо скажем стремятся к нулю. Но если он тут разбил американцев, то в то время...
   - Если там современные американцы, а если американцы из двухтысячного? И они перебросили Тиле из 1943го в 1915й вместе с собой? Не получит ли он атомную бомбу, которую заранее прихватили, на голову? А Америка мировое господство по результатам Великой Войны, чего не случилось в реальной истории? Причём на неё будут молиться, как на спасителя человечества. А теперь подумай, Империя Зла тебе потомки уже рассказали, не сделали ли нам такой подарок, чтоб зарезать как жертвенного барана?
   -Товарищ Сталин, а вот это может быть правдой! Если цель, параллельно с разгромом Германии, что случилось и в той истории, попутно вывести из игры и СССР. Там этого не удалось до конца века - но и Америка была уже не та, зажиревшая, утратившая пассионарность, спекулянты вместо бойцов.
   -Именно так, Лаврентий! А тенденции все по нарастающей, и не будут ли США года так 2050, как старый миллиардер в постели с молоденькой красоткой, эх где мои двадцать лет, вот только я кем я был тогда? И один из миллиардов отдать не жаль, чтобы при таком раскладе назад отыграть? Чтобы мировое господство с годов пятидесятых, когда еще молоды и энергичны?
   -И если так, то в ближайшее время мы уже получим войну против нас, США и Британской Империи, какие еще в мире остались сильные игроки? А вот Германию решили списать, чем брать в этот союз, нам и то прок. Но тогда отчего они не воспользовались удачным моментом? Операция "Полынь", и нас вдруг хватают за руку, лучше повода не придумать. Или сейчас выплывет какой-то компромат? Так поздно - груз уже у нас, и не доказать ничего.
   -Они не боги, Лаврентий. Они не могли знать и учесть все. "Полыни" не было в той истории, ее и не предусмотрели. Как кстати и наш атомный проект в этом году - думаю, придется ускорить работы, чтобы у нас уже был аргумент.
   -Ресурсы, товарищ Сталин. И так делаем, что возможно.
   -А надо делать и то, что невозможно. Иначе нас сотрут.
   -Лазарев, выходит, однозначно на нашей стороне. И будет драться за СССР, до конца.
   -Завидовать ему надо, Лаврентий. Занят исключительно своими флотскими делами. И своими личными, сейчас. А не тем, как противостоять целому миру, опережающему нас, может лет на сто.
   -Сил бы хватило.
   -Должно хватить. Дипломатия, интриги, круговые пути всегда идут в ход там, где нельзя решить прямо. Если бы они могли послать сюда эскадру подлодок, тип "Огайо", как Лазарев сказал, на каждой по шестнадцать ракет и двести боеголовок, и шантажировать всех - так бы и сделали. Ведь игра "на косвенных" тем плоха, что сложна, все не рассчитаешь, что-то обязательно пойдет не так. А исправить получится уже не всегда - может, у них просто нет сейчас здесь "контролера" с необходимыми возможностями воздействовать? Или это даже не США, еще кто-то мог в 2050, или в 2150 решить, что изменения истории будут ему выгодны. И если в 2012 атомной бомбой станут баловаться все кому не лень, а Китай, который сейчас больше чем на колонию не тянет, выйдет второй экономикой мира, то отчего же еще через сто лет "машина времени" не будет доступна не только Бразилии, но даже какому-нибудь Никарагуа? А раз они играют "на рикошетах", то не могли учесть и предвидеть все.Чего еще не было в той истории? Ну, кроме успехов на нашем фронте - на них-то кукловоды и рассчитывали.
   -Еврорейх. Рейд Тиле. Испания. Средиземное море. Второй рывок немцев к Суэцу.
   -И значит, кто-то на той стороне уже должен дергать за рычаги. По "Зеркалу" результаты есть?
   -Пока нет, товарищ Сталин. В высших кругах США, как в политике, так и в бизнесе или армии, не замечены новые люди, ранее неизвестные, но с быстрым ростом влияния.
   -Или они пока не на виду, или действительно, в какой-нибудь Аргентине.
   -Товарищ Сталин, я вот думаю. Вариант "бис", чтобы сами США нам объявили войну, сразу после победы, маловероятен. Сухопутная армия у них явно слабовата, в сравнении с тем, что мы будем иметь даже через год, тут им хорошо было бы с немцами союз и гнать вперед, пушечным мясом, а этого нет. И с поставками тоже, за "мустанги" и В-17 торгуются, а промышленное оборудование дают в общем, исправно, все по нашему списку - а при выборе "бис" все было бы наоборот, должны же понимать, что вооружение износится, или на фронте пожгут, а станки будут на наших заводах работать. Да и их собственный народ не поймет, если сразу после одной бойни без передышки в новую.
   -И что? Может быть они и рады бы с немцами сговориться, да только Гитлер не хочет, и Еврорейх пока силен. А что будет, когда мы к Берлину подойдем, еще неизвестно. Станки они нам не дают, а продают за золото, и что Ленин сказал про веревку, на которой капитал мы повесим? Ну а электорат убеждать им привычно, на выборах каждые четыре года - уговорят на что угодно.
   -Товарищ Сталин, я про другое. А если у "кукловодов" ставка на козырной туз в рукаве? В виде лодки с баллистическими, или бомбардировщика - и в нужный момент, просто ультиматум. Это вернее, чем втайне наклепать хоть десять тысяч "абрамсов" по переданной технологии, войска же еще обучать надо, и время, и мы бы знали. А подлодка, это идеальный вариант, и скрытность, и огромная боевая мощь.
   -Ну и?
   -Атомную подлодку к любому пирсу не поставить, тут весьма специфические коммуникации нужны, с берега на борт, чтобы ресурс механизмов не расходовать. И снабжение особое, и докование тоже желательно провести, раз в год. А так как мы, благодаря Лазареву, хорошо знаем, что искать и на что обратить внимание...
   -Ну так действуй, Лаврентий! Ищите. Хотя, если так - они же, после наших успехов на севере и информации про очень большую подлодку, все понять должны, даже если не они сами к нам провал К-25 устроили. А если и они - так кем более, должны следить, держать под контролем.
   -Пока чужая активность в пределах нормы. Кроме того американца, интерес проявляют еще англичане, на уровне собирания слухов и сплетен. И одного немецкого шпиона поймали - вот, подробный доклад, по всем событиям.
   -После прочту. Но тогда выходит, что если там про наших гостей знают... А насколько мы продвинулись в изучении их подарков, знать не могут. У них сроки "Манхеттена" сдвинулись ведь как минимум, на осень сорок шестого?
   -Зельдович клянется, что не ближе. А более вероятно, что сорок седьмой летом. Квалифицированно оценив всю информацию по "немецкой атомной программе", что ему предоставили.
   -Ну, надеюсь, не ошибется. Еще что-то?
   -Товарищ Сталин, может стоит Быстролетову дать допуск к "Рассвету"?
   -А имеет ли смысл использовать его в США, он же там засветился по-полной, еще при "Полыни"? Зато например в Аргентине он может принести пользу. Если и туда расширить операцию "Зеркало" - не появилось ли там неких странных людей, ранее никому не известных? После и над его допуском подумаем.
   -Хорошо, товарищ Сталин.
   -Мне тоже бывает страшно, Лаврентий. Что против нас возможно, держава, нас опережающая настолько же, как мы Россию времен Крымской войны. Но выхода нет, если наши догадки, это правда - нас в покое не оставят. И надо драться, если не хотим капитулировать. Они не боги, а люди, не всемогущи и не всеведущи. А это - наш мир, и наша страна. И других хозяев нам здесь не надо, меньше чем на партнерство мы не согласимся.
  
   Пролив Бьерке-Зунд. 1 июня 1943.
   Хороша рыбалка на зорьке, утренней или вечерней. И лучше с лодки, подальше от берега, и клюет лучше, и комаров отдувает. Особенно летом, в хорошую погоду, когда не холодно. Азарт ожидания, поклевка, поплавок ныряет, есть! Даже если плотва, для ухи сойдет. А кто хоть раз ел уху, из свежепойманной рыбы, приготовленную здесь же в котелке над костром - тот согласится, что вкуснее не может быть ничего на свете!
   -Эй, господин фельдфебель! Выпить дозволите? А то холодно. Может, двинем уже?
   Юсси Пекконен досадливо поморщился. Эти русские, всегда куда-то спешат, нет в них настоящей финской неторопливости, позволяющей получать от жизни удовольствие, ловить маленькие радости счастливого момента, пролетающие мимо, как капли дождя. Сидим вот, рыбку удим, затем погребем к берегу, и будем готовить уху, и пить русскую водку, летняя ночь короткая и совсем светлая, утром снова рыбалка, правда после уже будет не до ухи, к обеду надо быть на батарее и сдать повару улов. Тут уже одними удочками не обойдешься, так два перемета уже поставлены, причем с секретом. К камню на веревке с поплавком, за которую после груз можно вытащить, привязывается резиновый шнур, а к нему уже перемет, концом на берег - чтобы достать рыбу, не надо возиться, снимая всю снасть, достаточно лишь вытянуть на берег, а после отпустить, резина утянет обратно. И еще консервная банка подвешена, как забренчит, ну значит точно кто-то крупный на крючок попался.
   -Господин фельдфебель! С берега сигналят, кажется перемет оборвался!
   Юсси неспешно обернулся. Солдат, оставленный на острове, махал руками. Неужели этот тупица сумел оборвать шнур, и сейчас придется поднимать камень, грести к берегу, там связывать порванное место, плыть назад? Он, Юсси, никогда не был зверем-служакой, как немецкие союзники, и этот болван вообще-то не его подчиненный, что поделать, если друг Иере, начальник здешнего поста, после вчерашней попойки лежит с таким похмельем, что не встанет ни за что, дал лишь лодку и одного из своих людей. А, что с них взять, мальчишки совсем, самого последнего призыва, все же Финляндия не столь большая и населенная страна, чтобы позволить себе воевать со всем напряжением уже два года, и конца не видно. Ладно, простим неумеху, пусть русский поработает, зачем еще его взяли? И спесь обломает, что с того, что его папа был, по его словам, князь Российской Империи, даже если так, это стоит сейчас не дороже рыбьих потрохов? Князь Димитрий Пащенко, или Пащенок, совсем не похож на финна, длинный, тощий, узколицый - и злые языки говорят, что папа твой вроде и аристократ, но мама была совсем неблагородного происхождения, да еще и не венчанная, и куда делся твой папа десять лет назад, никто не знает, кажется в Америку уехал на заработки, да так и пропал, а мама перед войной умерла. Называйся сиятельством, от нас не убудет, дело твое простое, подай и принеси, тупой русский тролль, и черта с два ты когда-нибудь получишь даже капральские нашивки. А Юсси будет сидеть на берегу, курить трубку и предаваться созерцанию природы, пока русский будет работать. Как и положено большой, сильной и глупой нации безропотно слушаться нацию маленькую, но умную.
   -Ах, чтоб...! - Димитрий яростно махал гнувшимся удилищем. То ли кто-то очень крупный взял, то ли зацеп. Скорее второе, Юсси знал, что в озере Вуокси очень редко, но встречаются щуки два метра длиной, которые могут утянуть в воду человека, однако здесь никогда про такое и не слышали. А судя по тому, как сгибалось удилище, попался кто-то не меньшего размера. Юсси поморщился, случившееся ну совершенно не стоило того, чтобы нарушать свой покой. Леска, натянутая как струна, уходила куда-то под дно лодки. Русский перегнулся через борт, стараясь рассмотреть, и вдруг вылетел головой вперед, только булькнуло.
   У Юсси чуть не выпала трубка изо рта, он пару секунд напряженно раздумывал, что делать. Затем ему послышалось, что за бортом, где исчез Димитрий, слышна какая-то возня. Он придвинулся туда, и заглянул. Увидеть ничего не удалось, сумерки хоть и светлые, все же не день. Юсси нагнулся, всматриваясь, при этом крепко держась за борт обеими руками. И тут из воды, прямо перед его лицом, высунулась черная рука, схватила за шиворот, и дернула вниз. В последнюю секунду Юсси успел испытать неописуемый ужас, попасть в лапы водяной нечисти, господи, прости меня что был грешен, не верил что ты есть! И темнота.
   Он очнулся от того, что ему на голову вылили ведро воды. Затем больно ткнули под ребра. Юсси открыл глаза. Он был привязан к дереву, на том самом островке, руки были чем-то стянуты за спиной. А перед ним стояли двое в серо-пятнистом, с автоматами незнакомого вида.
   -Фамилия, часть? - спросил один, по фински.
   Русские, кто же еще? Война казалась так далеко отсюда! На помощь никто не придет - до берега с постом полкилометра, там Йере и пятеро его солдат, нет, четверо уже, того беднягу, что был на островке, наверняка уже убили, или тоже взяли в плен. Должно быть восемь, но трое в отпуску, сейчас ведь сенокос. И из оставшихся, хорошо если половина трезвые, на дальнем посту и так не слишком соблюдали дисциплину, а уж когда командир сам лежит пьян? В четырех километрах батарея, но там Юсси и Димитрия хватятся не раньше завтрашнего вечера. А для двух ударов ножом хватит и двух секунд.
   -Фамилия, часть?
   Они знают это и так, подумал Юсси, ведь у них мои документы. Но если я отвечу на первый вопрос, трудно будет молчать дальше. Юсси не был героем, просто на его взгляд, было неправильно вот так легко выдать врагу военную тайну. И зачем, если все равно убьют?
   Второй чужак что-то сказал своему товарищу. И тут у Юсси сердце ухнуло в пятки, хотя он не понял ни слова, зато ясно увидел у второго длинные клыки во рту, и как показалось уже окровавленные. Значит это правда, все слухи, что русские поставили себе на службу нечисть? Оборотни, упыри, те кто приходят ночью, и кого нельзя увидеть, оставшись живым!
   -Фамилия, часть?
   А страшный русский смотрел на Юсси, казалось с плотоядным интересом. Точно, вот он облизнулся, провел языком по зубам. Юсси зашептал слова молитвы. Русские усмехнулись. Две темные фигуры в сумерках, освещенные лишь светом костра.
   -Не поможет - сказал первый - пока мы служим Сталину, свободны от проклятья, так сказали нам священники. Сейчас нам не страшны серебро, чеснок, святая вода, и даже осиновый кол, хотя солнечный свет неприятен. Будешь молчать, вынем и выпьем твою душу. Будешь говорить, умрешь быстро и легко. Мы обещаем тебе, и сдержим слово, потому что лишь живые могут лгать, нам это не дано. Выбирай - тебе решать.
   Русские явно ничего не боялись, не скрывались, и никуда не спешили. Как они попали на остров, ведь катер бы точно заметили с Бьерке? Подводная лодка, а что делать им на этом островке, где нет никаких военных объектов? Юсси вспомнил давние беседы с приятелем, деревенским пастором - неужели нечисть и впрямь, может исчезать в никуда и приходить ниоткуда, и пролетая за Гранью мимо, выскочит там, где увидит добычу? И тот, кого она схватит, обречен на вечные муки в аду?
   И Юсси заговорил. Отвечал на все вопросы, рассказывал все что знал - и еще, хотя понимал, что живым его не оставят, говорил, сам не зная зачем, ну какая жалость может быть у упырей к людям? - но говорил все равно, торопливо, боясь не успеть. Я не солдат, ничего не сделал русским, никогда не стрелял в них. Да, в армии двадцать лет, но лишь на хозяйственной должности, когда-то хотелось, чтобы было уважение, мундир, затем было просто приятно, "господин капрал", "господин сержант", "господин фельдфебель", в деревне такого не дождешься никогда. Нет, семьи пока нет, не обзавелся за армейской лямкой, но родители живы пока, они умрут с горя. Я никогда не думал ни о какой "великой Суоми", от моря до моря, мне просто хотелось, казенное жалование и квартира. Он говорил, страшась того, что будет, когда он скажет последнее слово. Старался вспомнить все, что интересовало русских.
   Русские слушали, и отмечали что-то, на своей карте, в блокноте. А Юсси говорил, радуясь когда вспоминал что-то, потому что чем ближе был конец его речи, тем больше и быстрее рос страх в его душе, натягиваясь как струна. И лопнула.
   Юсси лежал, с улыбкой на мертвом лице. Что страшные оборотни так и не взяли его душу - по крайней мере, он этого не почувствовал. Сердце не выдержало и остановилось.
   -Блин! Что это с ним?
   Второй русский, с "вампирскими" клыками, пощупал жилку на шее Юсси, поднес нож к его рту, не затуманится ли?
   -Сдох, суко.
  
   Капитан Юрий Смоленцев "Брюс". То же время, то же место.
   Почтальон точно с ума сойдет! Еще месяц назад, как посреди Атлантики болтались, затем в Северодвинске с американцами подрались, самолетом в Москву, и на Ленфронт. Да еще на Свири успели погеройствовать, что там было - ну, примерно то же, что на Восьмой ГРЭС на Неве полгода назад. Дежа вю однако, прием с фальшивым десантом, чучела в лодках, что мы здесь на Неве провернули, в иной истории был как раз на Свири в сорок четвертом. Ну а теперь мы точно так же, тихо прошли, кого надо тихо прибили, нашим путь открыли. Новым было лишь то, что если в прошлой реальности наши гнали через Свирь плавающие танки, антикварное старье Т-37, все какие еще сохранились, в этот раз штурмовые группы шли через реку на СВП! Кто не понял, это - суда на воздушной подушке. Которые, как считается, вошли широкую практику в конце пятидесятых.
   А вы не знали, что в СССР еще до войны Левков сделал серию таких катеров, от Л-1, двухместного, до Л-11 и Л-13, массой до пятнадцати тонн! Катера строились для военного флота, как торпедные, однако на них предусматривалось и размещение десанта. В сорок первом работы были свернуты, построенные катера остались в Ленинграде и не пережили блокаду, а сам Левков был направлен в Алапаевск, главным инженером на завод, делавший десантные планеры.
   В этой реальности про Левкова вспомнили, сам Сталин, или Берия, прочитав нашу информацию, не знаю. Но конструктора вызвали в Москву и поставили задачу. Да, мы знаем о недостатках тех, по сути опытовых катеров, главным из которых было, недопустимо грелись моторы. Но это во-первых, критично для торпедного катера, которому необходима дальность хотя бы в сотню миль, а не для десантного средства, только пересечь реку. А во-вторых, не думайте об излишней добротности, долговечности - нам срочно нужно именно десантное средство для переправы через большую реку, и чтобы сработало именно в этот раз, после будем думать об усовершенствовании. Требуется вместимость, отделение десантников, ну если взвод так это просто идеально - и хотя бы противопульное бронирование, спереди. Производственная база будет вам дана, как и кадры, конечно вы можете сами взять с прежнего места тех, кого сочтете нужным. Двигатели для нескольких десятков катеров выделим. Но катера нужны серией, к летней кампании следующего сорок третьего года. Так наверное выглядел разговор, на котором я не присутствовал, но представляю.
   А вышло вот это. Гадкий утенок - но наплевать. Главное, что вот это могло, со скоростью свыше ста километров в час, перенести двенадцать бойцов в полной выкладке через такую преграду, как Днепр или Свирь, не замечая мин и противодесантных заграждений. Через Свирь шло шестнадцать "галош", как прозвали их бойцы, погибли всего четыре, из них с бойцами на борту лишь одна, еще одну сожгли на обратном пути порожнем, третья перевернулась при развороте, уже высадив десант, "галоши" очень не любили резкой перекладки рулей, четвертая на берегу врезалась в камень, с поворотливостью у них тоже было плохо. Но десант дошел, почти без потерь!
   Ну а шлюзы на Свири вскрывали не мы. Именно вскрывали, а не разносили в щепки - опыт той операции похоже был хорошо изучен и дополнен. И заранее подумали, что завтра потребуется этот путь восстанавливать уже нам. Подробностей не знаю, мы лишь на разведку один раз сплавали - но слышал ,что наши инженеры придумали сделать все так, чтобы после можно было максимально быстро восстановить.
   А десант в Видлицу, как тогда, так нас там не было. Но схема было та же - обрезать дороги, снабжающие финнов на Свири, там они проходили буквально вдоль берега Ладожского озера. И высадили, и перерезали, и дождались наших.
   Сейчас там оборона взломана, наши перешли Свирь и наступают на Петрозаводск. Для подводного спецназа работы нет - "это вам не Новолисино, как зимой, не надейтесь". Ленинград, и вот, Бьерке. Хорошо хоть, что тут тоже места знакомые, как в Печенге - тренировались мы и здесь. А вот с данными о противнике, хуже. Черт его знает, отчего - если сведений о боях на Карельском перешейке, что в сороковом, что в сорок четвертом, в Интернете, а значит и на компе Сан Саныча, было много, то по гарнизонам островов, Бьерке и Выборгский залив, почти полная пауза, по береговым батареям что-то еще было, а противодесантная оборона, флот, авиация, пехотные гарнизоны? Короче, нужен "язык", и именно с островов. Где взять? Думайте, вы же спецназ!
   Сидели, мозговали. И тут Рябой вспомнил. Он на гражданке в Приозерске жил, на берегу Вуоксы, тоже Ленобласть, только отсюда километров за сто. Там рыбалка была у многих излюбленным занятием, и отдых, и к столу добавка - и старожилы обычно имели свое излюбленное место, забираясь иногда очень далеко. Так, мужики, а ведь и в наших гарнизонах в тех местах было так же? У финнов бог знает - они же вроде белые грибы поганками считают, может и к рыбе отношение свое? Но попробовать можно, найти таких вот заблудших рыбаков, все легче, чем на вражескую землю лезть. И в воде мы в своей стихии, нет пока у финнов ПДСС, они про такое и не слышали.
   Как найти? Вспоминайте, и личный состав опросите, кто-нибудь раньше на Бьерке служил, какие там были самые рыбные места? И просьба флотской авиаразведке, взглянуть вот на эти квадраты, в эти часы, как часто там появляются рыбачьи лодки? Летуны удивились, но после подтверждения из штаба, сделали. Выбрали место, два крохотных островка возле самой южной оконечности Бьерке. Там на мысу маяк, теперь наверняка в нем пост СНиС, и вот здесь и здесь на берегу замаскированные объекты, похоже на батареи, не тяжелые береговые, скорее зенитные или противодесантные, калибром семьдесят шесть или восемьдесят восемь, но катеру или гидросамолету хватит с избытком.
   Как идти? Желательно, чтобы без шума, по крайней мере, на подходе. Подводная лодка - ясно, что такой, на которой Кузьмич с генералом катались, здесь нет - но за неимением гербовой, пишут на простой, обычная "малютка" тоже сойдет? Так море недаром здесь зовут "супом с клецками", мин тут как грязи. Катер МО или Г-5 торпедный, а последние мили под водой пройдем, чтобы не обнаружили, ночи-то белые совсем? Так у Миног дальность под водой всего семь камэ с одним наездником, и четыре с двумя, обратно как? Даже в том проблема была, что никто из нас по-фински не говорил. А это важно, если пленного придется не тащить с собой, а допрашивать на месте. Слава богу, нашелся один, говорящий по-фински, среди наших "пираний". Итого вышло, идем вшестером - я старший, Рябой, Валька с Андреем, и двое наших местных, Мазур и Ярцев, который переводчик, ну значит и будешь у нас Финн, а отчего не все у нас с позывными, так Валька когда-то Окунем был, а Андрей-второй Лешим, но как-то не прижилось, меня вот на севере Волгарем звали, тоже как-то не закрепилось, вот бывает, что или прилепляется имя, или нет. И время - ночи светлые, но активность противника падает, и видимость все же не день. Если стартовать с Лавенсари, миль тридцать по прямой, выйдем с закатом, на месте будем к полуночи, нам лучше, если раньше, больше времени на доразведку и поиск противника, идем почти вслепую.
   Привлекли флотских, проработали варианты. И тут нам предложили такое, что я сначала охренел, ну никак не ожидал такого в сорок третьем. А если техника сдохнет? Балтийцы заявили, что этот экземпляр из опытной партии, сами конструктора ее вылизывали, доводили, движки сменили недавно на совсем новые, так что подвести не должна.
   Вблизи "галоша" больше похожа на знакомый нам "джейран" конца века, чем на прототип Левкова. Появилась "юбка" из прорезиненного брезента, которой не было на довоенных левковских катерах, и раздельный привод от двух движков, на подъемный вентилятор и толкающий воздушный винт, а не только нагнетание воздуха под днище, с тягой от простого истечения назад. Моторы М-17, с выработанным летным ресурсом, но вот на этом экземпляре новые, радиаторы увеличенной площади, лобовой лист противопульной брони, корпус алюминиевый, штатного вооружения не предусмотрено, но по бортам есть крепления для пулеметов ПК. И что для нас ценно, в отличие от катеров МО и торпедников, можно идти полным ходом, даже в тумане, не замечая плавающих мин. Туман был еще одним фактором, которым было грех не воспользоваться, но фактором непредсказуемым и кратковременным. И здесь "галоша" была незаменима, тридцать миль проскочим меньше чем за полчаса, не до самой цели, но почти. А чтобы на берегу не встревожились от шума мотора, в условленное время вблизи цели пролетят наши самолеты, они же поддержат, если что-то пойдет не так.
   Все так и было, поначалу настолько по плану, что даже тревожно. Мы нырнули в трех милях в востоку от цели, а "галоша" прошла дальше, на северо-восток, затем на восток, и на юг, домой - если финны и заметят издали "торпедный катер", то решат, что русские ставили минную банку, пусть ищут, не возражаем. Теоретически, эти последние мили могли бы проплыть и без помощи "миног", возможно, нам придется делать это при возвращении. Но не было стопроцентной уверенности, что найдем рыбаков, тогда запасной целью будет пост СНиС, ну не может там быть гарнизон больше десятка тыловых вояк, против нас, да при внезапном нападении, шансов у них не будет. Но это означало риск ввязаться в бой на берегу, и дополнительная оснастка очень не помещала бы, так что багажники "миног" были загружены не только сухим пайком.
   Рыбаки однако прибыли, на наше счастье и свою погибель. Причем один остался на островке, жечь костер и кипятить чай, а двое отгребли и закинули удочки. Что еще облегчило нам задачу, в воде мы были в своей стихии, а они нет. И никто здесь еще не боялся ПДСС.
   Я, Рябой и Мазур работали с теми, кто в лодке, остальные должны были высадиться на островок. Мазур на подходе умудрился влететь в перемет и на берегу наверное, решили что леску порвала очень крупная рыба, но если финн увидит, что не обрыв а срез ножом? Счет пошел на секунды, а пистон неумехе вставлю после.
   Валька рассказывал, что с берега все выглядело, будто рыбаки сами выпали за борт - один неосторожно перегнулся, второй хотел его вытащить, но сам был им стянут в воду. Оставшийся на острове не придумал ничего лучше, как зайти в воду по колено, скинув сапоги, стоял там в растерянности. Может, он хотел, но не решался, плыть к лодке - успел ли он испугаться, когда вдруг рядом с ним материализовались сразу двое "водяных"? Этого мы не узнаем, потому что Валька с Финном в процессе приложили его головой о подводный камень, и вот незадача, виском. Зато оба удильщика оказались живыми, мы подняли их в лодку и погребли к берегу острова, противоположному от маяка. Впрочем, даже если оттуда кто-то смотрел в оптику прямо на нас, в сумерках он мог видеть лишь непонятное мельтешение силуэтов.
   Костерок решили пока не гасить - на маяке ведь наверняка видели и знали, что на остров приплыли свои. Тем более, он горел в ямке за камнями, и разглядеть что-то в его свете издали было невозможно. Шипел чайник, а в конце концов, отчего бы не сварить уху из того, что финны успели наловить, все не сухпай? Мазур, тебе наряд по кухне, это надо постараться, не заметить перемет! Вы трое, в охранение, с ПНВ, держать периметр. Ну а мы пока добычу допросим.
   Начать решили с пожилого, с фельдфебельскими погонами. И тут я вспомнил про одну прикольную вещь, осталась у меня с зимы, как мы в лесах под Новолисино оборотней изображали. И было там однажды, мы так же пленного фрица допрашивали, так он увидев, штаны обмочил - ага, ночь, зимний лес, страшные рассказы про русскую боевую нежить, и не менее страшные реальные случаи, когда его товарищи в лесу или бесследно пропадали, или находили их трупы после с ранами будто от когтей и клыков, а вокруг волчьи следы размером с человечью ногу, и жуткий вой поутру с нашей стороны. А всего-то - это как я мальцом еще застал, наши пацаны развлекались, когда резиновые маски упырей и вампиров, накладные когти и вставные клыки, можно было уже купить, но народ в массе про них не знал, и вот представьте, вам навстречу такое на темной улице, а если вы еще из видеосалона идете, где ужастик смотрели? Ну вот и я, раз мы оборотней изображали, сделал себе такие вампирьи клыки, если вставить, так от настоящих не отличить. Вреда точно не будет!
   Даа, поплыл фельдфебель. Неужели и здесь уже про наши "подвиги" знают? Только успевай записывать, да уточняющие вопросы задавать. Фельдфебель этот, по нашему прапор, знал не просто много, а очень много. Поскольку должность его хомячья предусматривает что? Правильно, сношения с другими такими же хомяками, на извечную тему достать, обменять, сделать гешефт. А тыловые прапоры в нормальной в/ч как правило, знают все, что в этой части происходит, да и штабные часто у них в приятелях, всякие там писаря, ординарцы и связисты, и командир обычно от своего старого заслуженного прапора секретов не держит. В общем, знал он достаточно, выкладывал с охотой - о лучшем "языке" и мечтать было нельзя!
   В нашей истории, когда мы штурмовали в сорок четвертом эти острова, тут была мощная противодесантная оборона. Но это было ведь уже после не только Сталинграда, но и Курска, прорыва и снятия блокады, всем ясно было, что русские идут! А здесь еще полгода назад ничего было не ясно, фрицы на Волге, Маннергейму обещают, что завтра Сталин капут - и против кого здесь укрепляться, Финляндия все ж не слишком богатая страна, чтобы делать это "на всякий случай"? Нет, занять солдат рытьем окопов и строительством блиндажей, это святое, чтоб без дела не болтались - но вот со строительством чего-то долговременного точно проблемы, ресурс выделить жалко, тот же цемент. Да и сложно зимой строить-копать, а лето лишь начинается. И еще в финской армии было любопытное правило: солдат в сезон отпускать домой на сельхозработы и покос, не всех конечно, но в "сезон отпусков" процентов десять-пятнадцать в строю отсутствовали. Короче, если этому фельдфебелю верить, нормальной обороны на Бьеркских островах сейчас и близко нет, строят конечно, но очень много не готово, есть неприкрытые направления, мертвые сектора, вот здесь и здесь.
   Да что же ты делаешь, суко! Нашел, когда помереть. Сердце не выдержало, неужели упыриные штучки так влияют? Ну их нах, еще и второго до смерти запугаю.
   Так, этот похоже, из другого совсем теста. Ишь как зыркает, разорвать готов! Будь я голливудским героем, отвязал бы его и устроил бы поединок, победишь меня отпустим, проиграешь скажешь все - но мне нужны не эффекты, а информация, и ты мне ее дашь, даже если подохнешь, не я экстренное потрошение придумал, и не ты первый ему подвергаешься, вот только пасть ему пластырем с прорезью залепить, в книжке какой-то правильно было написано, так и делают, чтобы не заорал, зато шептать разборчиво вполне может. И начнем походно-полевое гестапо.
   Мы не звери. Просто, договор и какое-то уважение, это лишь с равным. А врага надо ломать, до состояния, ты никто и звать никак. И когда даже для него это будет факт несомненный, тогда лишь собственно допрос. И дело это, как рассказывал мне "жандарм" Кириллов - а кто может знать вопрос лучше, чем комиссар НКВД? - очень тонкое, требует четко отслеживать как физическое состояние пациента, чтоб не помер раньше срока, так и психологическое, когда он готов к искреннему сотрудничеству. Хотя кажется бездушным, но лишь на вид, ведь что ломает лучше, чем сила, которой глубоко по барабану на твою единственную и неповторимую личность? Грязная конечно работа, а что делать - у меня на гражданке кот был, роскошный, не шапка, а целый воротник, это я говорил ему, когда он в очередной раз под столом в углу нагадит, ну бзик был такой у зверя, однако ему прощалось за многие прочие достоинства, так вот убирать приходилось мне, лопаточкой, а после еще пол отмывать, как в казарме. Ну что поделать, надо.
   А он по-русски пытается орать! Это что, наши процедуры сознание прояснили, или что вероятнее, из эмигрантов, в Финляндии ведь не один художник Репин после семнадцатого остался? Финн, ты ксивы их смотрел? Так какого черта мне не доложил, мы бы тогда время не теряли, с этим и без переводчика можно? Я не спрашивал, а ты сам сообразить не мог? Не видать мне пока квалификации "палач-контрразведчик". Продолжим?
   Раскололи мы этого, куда он денется, детали опустим, как неэстетичные. Вот только проблема, когда показания сравнивали с фельдфебельскими, то обнаружили расхождения, причем заметные, и кто из них врет? Ладно, поглубже копнем, ты вообще что за птица и откуда залетел? Не ради трепа, делать мне тут нечего, вон уха уже готова, стынет - а чтобы понять, что у этого фрукта за мотивация, идейный он и врет сознательно, просто не знает, или оказался размазней, "флюгером"? Последняя категория кстати, по словам "жандарма", для следака сущая беда: охотно признают и подпишут что угодно, вот только полезный выход с их басен очень близок к нолю.
   Говоришь, как вы смеете бить и пытать русского офицера, дворянина? Что-то не понял, какой армии ты офицер, по годам не выходишь, чтобы в гражданку против наших воевать. Папа у тебя из благородиев, или еще повыше? И в каком полку он служил, у Юденича, или Колчака? А вот это тебе за "быдло", чтобы больше не хамил! Повторяю вопрос: где ты и твой папаша служили России? И был, небось, никаким не боевым офицером, а каким-нибудь земгусаром, или вообще штафиркой? А может и происхождения он не благородного, а самого что ни на есть быдляцкого? Ух ты, как вскинулся, при последних словах, а про земгусара снес. Ну значит прав я оказался - боевой белогвардейщины в Финляндии почти не было, если только не этнические финны, как генерал-лейтенант Русской Армии Карл Густав Маннергейм - армия Юденича, отбитая от Петрограда в девятнадцатом, была интернирована в Эстонии, с юга России и от Колчака тем более не в Финляндию бежали, а в более культурные места, вроде Парижа, да и Юденич с воинством там в итоге оказались, ну скучным и насквозь провинциальным местом была Финляндия в двадцатые-тридцатые. А вот всякие петербургские бездельники, как только запахло жареным, драпанули в огромных количествах через самую близкую границу, тридцать камэ до Белоострова, и сидели там на чемоданах в ожидании "пока восстановят порядок", кто-то, вот только не мы. Так какой России ты служишь - что, "той, которую мы все потеряли"? Отчего мы смеемся - да ты не поймешь!
   Что ты сделал для России, урод? Вот я - убил больше двухсот немцев. Что ты вякаешь, "о вольности дворянской"? Чтобы целая шобла бездельников жрала в три горла, считала себя элитой и ни черта не делала, любите нас за то что мы есть, такие гордые и красивые? И это и есть Россия, которую кто-то потерял, гимназистки румяные и господа юнкера? Вякаешь, "легко бить связанного человека"? А хочешь, я тебя развяжу? И убью - нет, если ты со мной справишься, тебя не отпустят, а пристрелят, но ты можешь попытаться захватить с собой хоть одного из своих врагов. Что, ты даже не знаешь, что убивать можно и пустыми руками? Или зубами вцепляться в горло, если не осталось ничего другого? Так какой же ты русский офицер? Ты - быдло, и не смей обижаться, если к тебе так.
   Что и требовалось доказать - слезы у мужчины, быдло, дозволительны лишь когда погибает друг, или горе его стране, но никак не из жалости к себе! Воешь, отчего мы не оставим в покое, "этот последний кусочек той России, пусть даже среди чухны"? А отчего мы должны уважать ваше право жить так? Когда в восемнадцатом эта чухна убивала русских за то что они русские, не белые или красные, а просто русские, где были вы, и отчего остались живы? Согнулись перед чухной, втайне молясь о единой неделимой? Так не обижайтесь, если вас согнут еще, и еще. Нам нужна эта земля - и вы будете здесь жить, только если мы дозволим.
   А теперь давай уточним кое-какие детали твоего рассказа. И сколько раз я замечу неточность, столько раз я в конце сделаю тебе очень больно. Знаешь, сколько по мелочи можно отрезать у человека, чтобы он еще был жив и в сознании? Итак...
   Возвращаться, как доедим сейчас уху? Трофейная лодка, вот она, даже мотор есть - курс на Лавенсари, и радио нашим, по пути встретят? Так вшестером и с пленным разместиться трудно, а ведь еще и "миноги" надо куда-то деть. И незаметно уйти не удастся. Пост на маяке, по-нашему СНиС, как бы у нас была там служба по уставу? Командир, или замещающий его, постоянно на вахте у телефона, еще сигнальщик-наблюдатель с оптикой бдит за окружающей обстановкой, и еще часовой внизу, с винтарем или "суоми", бдит против диверсов или партизан. Нет здесь партизан, но так положено, не бывает военного объекта без охраны-обороны, ну а если бы были партизаны, так вместо одного часового бдило бы целое отделение в дзотах с пулеметами. Этот говорил, что вроде гарнизон там неполный, да еще пьянка вчера была, а напиваются финны, куда там русским - но уж на телефоне кто-то сидеть был обязан, просто из самосохранения, а вдруг начальство вспомнит и позвонит? - как и наблюдатель должен быть, иначе что это за пост СНиС, они совсем на службу болт забили? Ночь светлая, в возне около островка ничего подозрительного не усмотрят, но лодку, уходящую в открытое море, заметят обязательно - а дальше, доклад в штаб, и радио ближайшим патрульным катерам.
   Значит, вариант отхода с шумом? Как если бы вдруг сейчас у вон того причала возникла бы немецкая БДБ с ротой фрицевской десантуры, да еще пара-тройка "шнелльботов" в довесок. Тогда радио нашим, и очень скоро здесь будет жарко, прилетят штурмовики с Лавенсари, и подойдут катера - вот только у финнов на аэродроме тоже что-то есть, а еще батарея, откуда говорливый фельдфебель, немецкие восемь-восемь, четыре штуки, до нас хорошо достанут, а еще мины по пути. И все внутри восстает против такого нарушения основного принципа, прийти тихо и уйти незаметно.
   Так что самое лучшее, это устроить финнам на посту Варфоломеевскую ночь. Пятеро тыловых, это нам на один зуб, особенно если первый ход наш. Самое простое, нам втроем нацепить финские тряпки, и в открытую грести к маяку - в сумерках сразу не отличат, и если кто-то там не спит, выйдет встретить, ну значит сразу минус один или двое противников, сколько их там останется, это даже не смешно. После чего берем еще одну лодку, даем радио нашим, и с комфортом отваливаем, шанс наскочить на финнов невелик, и наши будут близко.
   А уха вкусная была. После войны может быть, сюда приеду, на рыбалку.
  
   Нью-Йорк, 1970 (альт-ист.)
   Дамы и господа, мы собрались здесь на презентацию книги выдающегося общественного деятеля нашего времени, правозащитника, князя Дмитрия Пащенко, "Россия, которую мы потеряли". Позвольте мне, от лица всех собравшихся, поздравить этого замечательного, и не побоюсь сказать, святого человека, непримиримого борца с коммунистическим режимом. Потомственный российский офицер, он отважно сражался против советской оккупации в рядах армии маленького, но гордого северного народа, тяжело раненым в бою был взят в плен, и в нарушение всех международных соглашений, провел пятнадцать лет в ужасных сталинских лагерях. И лишь когда он вырвался наконец на Запад, судьба и бог воздали ему по справедливости - участие в телепроекте Би-Би-Си "Подлинные хроники русской истории", работа на радиостанции "Зерцало свободы" и в журнале "Трибунал времени" основание всемирно известного "Фонда борьбы за свободу угнетенных народов", и как вершина, работа Заграничного Монархического Совета, в котором князь Пащенко является бессменным председателем Комиссии по противодействию фальсификации истории. Такие люди, как князь Пащенко, это живая честь и совесть русского народа, показывая своей жизнью, что и по ту сторону стального занавеса есть люди, для кого свобода и демократия не пустой звук - и за чьи права и свободу западный мир должен бороться, надеясь что когда-нибудь пусть не мы, но наши потомки, может быть увидят конец бесчеловечной Империи Зла СССР, и вхождение России и прочих угнетенных ею стран в мировое сообщество подлинно демократических народов.
   Дамы и господа, сегодня князь Пащенко является самым перспективным и энергичным деятелем российской эмиграции, и самым яростным бойцом за чистоту монархической идеи. А также, после практически уже решенного отстранения Владимира Кирилловича - этого самозванца, не имеющего никакого права на титул "великий князь" даже по законам Российской Империи! - с поста Председателя Монархического Совета, именно князь Пащенко первый кандидат на это место, по сути равноценное исполнению обязанностей признанного Императора Всероссийского. Так неужели никто не пожертвует Дмитрию Первому, будущему императору российского государства?
   Что значит, были Дмитрий Первый, и даже Второй? В семнадцатом веке - вы вспомните еще времена фараонов! Это были самозванцы, не имеющие никаких законных прав, поддержки в народе России, а главное, одобрения мировой общественности! А князь Пащенко, как вам известно, является личным другом английской королевы и нашего президента!
  
   Оружие победы. Как создавался танк Т-54. журнал Техника-молодежи, июль 1994 (альт-ист).
   Мы помним о героизме солдат, защитивших нашу Родину пятьдесят лет назад, в самой страшной из войн, известных истории. Но вклад оружейника в нашу Победу не меньше, чем солдата. Сражения той воны шли не только на фронте - в конструкторских бюро и заводских цехах проходили сражения не менее важные, хоть и незаментые. Об одном из них и будет этот рассказ.
   Танк Т-34 был отличной боевой машиной в июне 1941. Его высокие боевые качества позволили Красной Армии даже в тяжелейших боях первого года войны отчасти компенсировать превосходство немцев в тактике, боевой подготовке, слаженности подразделений, взаимодействии с артиллерией, авиацией и мотопехотой. Но, будучи по сути первым в мире средним танком совершенно новой концепции, он нес в себе множество недоработок, слабых мест, на тот период неочевидных ни конструкторам, ни танкистам, имея к тому же явно недостаточную техническую надежность. В то же время немцы, после разгрома под Москвой, уделили большое внимание своей противотанковой обороне и качественному совершенствованию своих танков. В результате, к концу сорок второго стало очевидно, что Т-34 уже не во всем удовлетворяет требованиям современной войны.
   Часть "больных мест" сорок первого года удалось ликвидировать в процессе производства. Это прежде всего замена очень неудачного воздухоочистителя "Помон" на более совершенный "Циклон", и применение новой, пятискоростной коробки передач вместо прежней, требующей от водителя высокой квалификации и большой физической силы. Была также повышена общая техническая надежность машины, за счет более высокой культуры производства, и подготовки экипажей. Но ряд недостатков Т-34 был неустраним принципиально.
   Прежде всего, броневая защита. Сорок пять миллиметров брони хорошо защищали от огня немецких 37мм, а в значительной степени и 50мм противотанковых и танковых пушек. Но на втором году войны, эти "дверные колотушки", как иронично называли 37мм орудия сами солдаты вермахта, практически исчезли с фронта, характерным стало или повышение баллистических качеств (50мм длинноствольная пушка танка Т-3 последних модификаций), или переход на 75мм калибр (новые противотанковые пушки, или 75/43 орудие танка Т-4), и противостоять этому броня танка Т-34 уже не могла, даже с учетом рационального угла наклона. Между тем в августе 1942 под Ленинградом были захвачены первые образцы немецкого тяжелого танка "Тигр", проходившего там полевые испытания, и стало ясно, что 88мм пушка и 100мм броня дают немецкому танку подавляющее превосходство на поле боя.
   Отчасти это могло быть решено усилением вооружения (что привело к появлению Т-34-85). Но слабость бронезащиты невозможно было исправить, оставаясь в рамках проекта Т-34. Сама компоновочная схема вызывала смещение башни вперед, и невозможность увеличения толщины лобового листа корпуса, без перегрузки передних катков. Причем этот лист был дополнительно еще ослаблен люком механика-водителя, разместить который в крыше корпуса просто не было места. Очень неудачным по опыту войны оказалось размещение топливных баков в надгусеничных полках, что при попадании в борт гарантированно вызывало пожар, причем непосредственно в боевом отделении. Пружинная подвеска, унаследованная еще от конструкции танка Кристи, вызывала значительные колебания при движении по местности, полную невозможность стрельбы с ходу, и трудность с коротких остановок. Причем путь устранения этих недостатков был очевиден конструктору - еще в 1940 году велась работа над танком Т-34М, должным стать развитием Т-34. И основным отличием его были как раз поперечное расположение двигателя и торсионная подвеска - то, что в Т-44/Т-54 стало "изюминкой", потянувшей за собой все.
   Что дает расположение двигателя поперек оси танка? Гораздо более плотную компоновку моторного отделения! Что при сохранении прежних размеров боевого отделения (удобстве работы экипажа) влечет уменьшение общего размера забронированного объема, то есть при том же весе, можно увеличить толщину брони! Башня находится в центре корпуса, что опять же удобнее для экипажа, и равномерно нагружает катки. Лобовой лист становится монолитным, люк водителя переносится на крышу корпуса. Топливные баки переносятся в корму и отделяются от экипажа броневой переборкой.
   Были и трудности. Хотя торсионная подвеска уже использовалась на танке КВ, а также легких Т-60 и Т-70, массовое изготовление торсионов оставалось "узким местом". Также проблемой была сварка толстых листов брони, особенно в автоматическом режиме - по счастью, двигатель оставался прежним, тот же дизель В-2, лишь с другим расположением навесного оборудования, трансмиссия также требовала лишь минимальных изменений. И все это на фоне категорического требования обеспечения количественного уровня выпуска бронетанковой техники, "все для фронта, все для победы" - план, это было свято!
   Но были и факторы "за". Тяжелый танк КВ, осенью 1942 года выпускавшийся в модификации КВ-1с, был технически надежной, добротной машиной, в отличие от КВ образца 1941 года - но имел тот же недостаток, о которым было сказано: его броня уже не обеспечивала необходимую защиту, при том что была все же толще чем у Т-34 - что показывало, полумерами, вроде проекта танка Т-43, имевшего с прежней машиной технологическую преемственность (60 процентов узлов и агрегатов оставались без изменений), но показывающего лишь чуть лучшие характеристики, обойтись нельзя. Поэтому решением ГКО танк КВ-1с снимался с производства, освобождая конвейер Челябинского Кировского завода, как раз имеющего опыт работы и с торсионами, и с толстой броней. Сталинградский тракторный завод, несмотря на то, что его оборудование было эвакуировано, так и не был захвачен немцами, что давало надежду на его относительно быстрое восстановление. Наконец с осени 1942 начались масштабные поставки промышленного оборудования от союзников, прежде всего из США.
   Кто был инициатором идеи? Малышев (директор ЧКЗ, он же "князь танкоградский") в своих мемуарах пишет, что в октябре 1942, когда шли тяжелейшие бои в Сталинграде, он был вместе с Морозовым (главный конструктор Т-34) вызван в Москву и принят лично Сталиным. И по утверждению Малышева, сам Иосиф Виссарионович вручил им папку с фактически эскизным проектом нового танка, сказав что эта задача имеет высший приоритет. Даже ценой некоторого временного снижения количества выпускаемых машин.
   Может быть, товарищ Сталин при этом вспомнил 22 июня, когда в приграничных округах СССР числилось большое количество танков, но реально лишь немногие были исправны и освоены экипажами? Или историю с коробкой передач для Т-34, как и раньше с этим же узлом для БТ-7, когда в угоду производству заведомо снижались боевые и эксплуатационные качества? Или предположил в своей гениальности (и оказался прав!), что лучшее оружие, это снижение боевых потерь, а значит и сохранение подготовленных экипажей с накоплением их опыта, и меньшая потребность фронта в новых танках вместо подбитых и сгоревших? Этого мы не узнаем никогда.
   Танк Т-34 в таком виде, как он сейчас есть, фронту не нужен. Если хотите помочь Красной Армии, сделайте вот этого красавца, на котором не страшно выйти хоть на "тигра". Вдохновленные этими словами Вождя, сотрудники КБ и рабочие Танкограда трудились в ударном режиме. И уже в конце января 1943 первый прототип танка Т-44 вышел на полигон.
   Первый. Самый первый - во всем. Никто еще не знал, что из этого танка, внешне похожего на Т-34, выйдет новое поколение боевых машин, стоявших на вооружении Советской Армии еще два десятилетия после войны. Т-44-76, за ним Т-44, Т-54-85, Т-54, Т-55. По сути это был "основной" танк, хотя не было еще этого термина и официально он числился средним - по вооружению и броне не уступая или даже превосходя тяжелых современников, КВ и "тигр". Впрочем на том танке, показанном Сталину, еще стояла башня от Т-34 с 76мм пушкой. Но уже скоро ее должна была сменить новая, 85мм, Зис-С-53.
   Первый - в проектировании. Так же как раньше это сделал артиллерист Грабин, введя в штат КБ технологов, чтобы еще на этапе проектирования учитывалась простота изготовления - но в танкостроении это впервые было именно на Т-44. А при определении прочностных характеристик применялись самые передовые математические методы, машинно-ориентированные, с расчетами на самой современной вычислительной технике. Оставим на совести наших дорогих ветеранов утверждения, что будто бы уже тогда, в 1942 году, они работали с компьютерами, похожими на современные, решающими задачи трехмерной графики и выдающими на выходе не только расчеты, но и чертежи, склеиваемые из нескольких листов. Известно, что какое-то оборудование было закуплено в США, хотя бесспорно, это были не компьютеры - но достоверный факт, что эффективность проектных работ была необычайно высока.
   Первый - в производстве. Остро не хватало квалифицированных рабочих, ушедших на фронт. Но документ за подписью Сталина, врученный Малышеву, был не просто Постановлением, это была Программа, учитывающая все этапы, которые должные быть выполнены, с комплексом обеспечивающих мер. Станки из США приходили в сопровождении иностранных специалистов, не только инженеров, но и рабочих, в обязанности контракта которых было прямо вписано не только монтаж оборудования на месте, но и обучение людей, за невыполнение взималась значительная неустойка. Это был расход валюты, необходимой для СССР - но зато мы получали не только станки, но и собственных рабочих, умеющих взять от них все. Еще одной мерой, поначалу неожиданной, но оказавшейся эффективной, было привлечение квалифицированных рабочих из пленных немцев (уже после Сталинграда), которым вменялось в обязанность наставничество, обучение наших рабочих - причем с мерами поощрения, вызвавшими поначалу непонимание и настороженность у значительной части наших трудовых коллективов. Потребовалось разъяснительная политика со стороны Партии, а затем и постановление Правительства "О наставничестве", чтобы нормализовать обстановку. При базовой расценке в половину от нашего рабочего, высококвалифицированный станочник из пленных мог, взяв двух учеников, заработать заметно больше (коэффициенты варьировались по специальностям). Постановлением же подобная практика была распространена и на наших мастеров. Об этом мало говорят, но материальное поощрение очень широко применялось в войну, как на фронте, особые выплаты за сбитый вражеский самолет, за подбитый танк, так и в тылу, на производстве. Именно на Танкограде было впервые организовано рационализаторство, когда любой рабочий мог выдвинуть предложение, что и как можно улучшить - и знал, что оно будет обязательно рассмотрено, и при положительной оценке принято, с выплатой персонально ему вознаграждения. И эта широчайшая инициатива снизу, на фоне воодушевления "все для фронта, все для победы", также внесла весомый вклад в то, что Т-44 был освоен в производстве в кратчайшие сроки.
   Мы говорим сейчас о Т-44, поскольку "пятьдесят четвертый" даже в официальных документах первой время именовался Т-44М, или "сорок четыре с круглой башней", автору приходилось самолично читать и такие записи во фронтовых документах. Как уже было сказано, на прототипе стояла 76мм пушка Ф-34, хотя всем было ясно, что ее время уже прошло, тем не менее была выпущена первая партия танков под индексом Т-44-76, в феврале 1943 года, большей частью переданная в Третью танковую армию для войсковых испытаний. Эти машины имели некоторые дефекты в трансмиссии и ходовой части, потому уже через месяц оказались в учебных подразделениях, но опыт, полученный при их использовании на фронте, строевыми экипажами, был бесценен и своевременно учтен при внесении изменений в конструкцию.
   Параллельно шла подготовка к серийному выпуску танка на других заводах. Здесь помогло то, что ЧКЗ параллельно с тяжелыми танками с лета 1942 вел выпуск и Т-34, причем это производство не прекращалось и во время освоения нового танка на мощностях, раньше занятых под КВ. План перехода конвейера средних танков на Т-44 был подготовлен заранее, с тщательным обследованием технологической цепи, разработкой мероприятий, изготовлением оснастки. 4 апреля 1943 конвейер был остановлен, а 10 апреля с него сошел первый Т-44, изготовленный на "среднетанковой" линии. Что было важно, так как в КБ на чертежах уже прорисовывались контуры перспективного тяжелого танка (будущий ИС). Но он пойдет в производство лишь в следующем, 1944 году.
   А пока, уже в апреле к выпуску нового танка подключились еще сразу два завода. Первым был восстановленный СТЗ, хотя полный цикл там был освоен позже, а первое время часть комплектующих шла с ЧКЗ, с постепенным уменьшением ее доли - однако же появление новых танков сталинградской марки было с радостью воспринято в войсках, живет завод! Почти одновременно к программе подключился Уралмаш, хотя продукцией там были не танки, а "среднетяжелые" самоходки, СУ-122-54, причем также первое время комплектующие по двигателю и ходовой шли с ЧКЗ. Однако эти машины успели в значимом количестве поступить в войска к Днепру, сменив своих менее удачных предшественников, СУ-122М на шасси Т-34.
   Следующим был завод 112, Сормово. Здесь использовался и проверялся опыт ЧКЗ, так же был разработан план, заготовлена оснастка. До самого последнего момента, до остановки конвейера, завод сдавал Т-34, всего через четыре дня, 19 мая, пошли уже "сорок четвертые". И лишь после этого рискнули переводить завод 183, Нижний Тагил (хотя подготовительные мероприятия велись раньше), это было ведущее предприятие по выпуску Т-34, что давало особую важность, провал и длительная задержка были абсолютно недопустимы. О том, насколько был обеспокоен ГКО свидетельствует факт, что накануне, в апреле-мае, в СССР по ленд-лизу поступила большая партия танков "шерман" М4А2, должных быть подстраховкой, если что-то пойдет не так - как известно, на фронте эти "американцы" применялись очень ограниченно, и исключительно на второстепенных участках, будучи в Советской Армии менее известны чем их "трехэтажные" предшественники М3с, появившиеся еще осенью 1942 года. Но все прошло по плану, 12 июня нижнетагильские Т-44 пошли на фронт, причем тут с самого начала был полный цикл производства.
   Дальше был не Харьков, а Ленинград. После снятия блокады, здесь на Кировском заводе переделывали Т-34-76 в саперные, инженерные, мостовые танки, необходимые для будущей Выборгской операции. Затем в мае 1943 Ленинградский обком выступил с инициативой развернуть на ЛКЗ производство нового танка. Первые Т-44/54 вышли из ворот ЛКЗ в октябре. Причем ленинградцы оказались первыми в другом - на части машин "С" (снайперских) был установлен гироскопический стабилизатор пушки в вертикальной плоскости, с использованием конструкторских идей от еще довоенного, стоящего на Т-26.
   Харьковчане сильно задержались. Масштабные восстановительные работы на заводе велись по плану, но все равно не успевали за поставкой оборудования, и вышло так, что значительную часть его, "чтобы не простаивало", установили на ЧКЗ, включив в производственный процесс, демонтировать после нашли нецелесообразным. С одной стороны, это весьма помогло челябинцам в ликвидации их "узких мест", с другой же, очень помешало харьковчанам. В итоге же все лето 1943 Харьков занимался танкоремонтом, что также оказалось кстати, учитывая битву на Днепре. Оборудование прибывало в сентябре-октябре, первые танки харьковской сборки вышли в конце декабря.
   Аутсайдером оказался омский завод 174, который Т-44 не делал совсем. Постановлением ГКО от 5 сентября 1943 на него был возложен выпуск инженерных машин на базе Т-34 (частью с переделкой из старых танков), впрочем по некоторым данным, там в 1944 году изготавливались Т-34-85, или самоходки СУ-100 для Дальневосточных фронтов. Второе кажется более верным, так как известно, что в Омске не было станка для нарезки башенного погона большого диаметра, хотя возможен выпуск из комплектующих, полученных с других заводов.
   Но отчего мы говорим про Т-44, если речь шла о Т-54? Это один танк или все же разные? Ответ не прост и не очевиден. По воспоминаниям Малышева, в папке, врученной ему товарищем Сталиным, были две части, по ходовой и по башне - причем подчеркивалось, что башня первого типа может быть установлена на Т-34! И если освоением ходовой Т-44 занимался ЧКЗ, то пионером по башне (Т-34-85) стали нижнетагильцы, после какое-то количество Т-34-85 успел сделать и завод в Сормово. Получив задание тогда же, в октябре 1942, завод 183 сумел выпустить первые Т-34-85 уже в конце марта 1943, а в дальнейшем, самое первое время, обеспечивал и ЧКЗ готовыми башнями со своего налаженного производства. А на танках производства СТЗ, Сормово, Ленинград, Харьков, стояли исключительно 85мм пушки.
   Мы будем называть этот самый знаменитый танк Второй Мировой войны так, как сложилось в более позднее время. С башней старого образца - Т-44, с полусферой Т-54. И в этом случае Т-44 не повезло оказаться "переходной" моделью, существующей короткое время, в тени своего гораздо более удачного и известного потомка.
   Революционность Т-54 состояла именно в переходе на новую башню полусферической формы. Это давало огромное тактическое преимущество: 120мм лоб корпуса под большим наклоном и 200мм броня башни не пробивались пушкой "тигра" даже вблизи (а у Т-44 башня была слабым местом). Попытки изготовить цельнолитую башню-полусферу не увенчались успехом, зато удачной оказалась идея собирать изделие из трех деталей, толстое литое кольцо и вварная крыша из двух частей. Вопреки распространенному мнению, башня не была взаимозаменяемой со старой, из-за большего диаметра погона, так что кажутся маловероятными сведения о переделке ранее выпущенных Т-44 в Т-54. Нет точной даты перехода с одной модели на другую - разные заводы переходили в разное время, а могло быть и как на ЧКЗ, когда в мае 1943 одновременно выпускались и Т-44, и Т-54. В то же время в Ленинграде и Харькове Т-54 шли с самого начала. И как уже сказано, неизвестна даже точная дата принятия наименования "Т-54" вместо прежнего - известно, что шифр "54" имела еще цельнолитая башня, разрабатываемая в ноябре 1942! Причем Малышев ссылается на неназванных инженеров с Севмаша, оказавших огромную помощь и прямо говорит, что Т-54 называли новый танк именно они, задолго до показа Сталину прототипа. Автору неизвестен ни один завод Наркомата танковой промышленности, носивший это имя даже неофициально. С другой же стороны все знают Севмаш - Северодвинский судостроительный завод, однако он никогда не имел никакого отношения к танкостроению. Мы можем лишь предполагать, что первоначально новая башня разрабатывалась не для танков, а для бронекатеров и десантных судов, которые как раз тогда строились на Севмаше крупной серией - и которые однако имели башни по типу Т-34-85, а не полусферы.
   Как бы то ни было, Советское правительство, ГКО и лично Сталин пошли на огромный риск, меняя на конвейере основную боевую машину во время войны. Но риск оказался полностью оправдан. Когда Т-54 появился на фронте в больших количествах, немцам просто нечего было ему противопоставить! Хваленые немецкие конструкторы так и не смогли создать танк с таким вооружением и броней, но в массе и стоимости среднего, основную "рабочую лошадку" танковых частей. Т-3 и Т-4 не имели в бою с Т-54 абсолютно никаких шансов. Еще большим крахом и очень быстро завершилась попытка гитлеровцев сделать ставку на "леопард", помня как в 1941 десяток Т-3 мог одолеть и КВ за счет лучшей выучки, слаженности, правильной тактики - в 1943 наши танкисты научились воевать не хуже, и попытки выпустить против Т-54 превосходящую числом стаю "леопардов" оборачивались лишь огромными немецкими потерями. "Пантеры" и даже "тигры" в лобовом столкновении при прочих равных условиях оказывались в заведомо проигрышном положении. Лишь техника, вооруженная длинноствольной пушкой 88/71, а особенно 128мм калибра, была для наших танков достойным противником - "насхорн", "ягдпантера", "королевский тигр", "ягдтигр" - но этот "зверинец" появился слишком поздно, чтобы повлиять на исход войны, а главное же, был оружием обороны, абсолютно непригодным для лихих танковых прорывов в стиле "блицкрига", апофеозом же были "маусы" берлинского рубежа, "самоходные форты", как сказал про них генерал Катуков, чудовища громоздкие, неуклюжие, и бесполезные, с массой в сто восемьдесят тонн и неимоверной толщиной брони, раскалывающейся на осколки от удара бетонобойного 152мм снаряда.
   И последнее, о чем стоит сказать. В Отечественной войне прославились танки с 85мм пушками - что интересно, первоначально они именовались Т-54-85, значит последующее перевооружение их было в проекте изначально? Однако последние цифры очень быстро исчезли и из разговора и из документов, все письменные источники тех лет именуют их просто Т-54. Танки с стомиллиметровой пушкой в реальности пошли в бой уже при штурме Берлина, затем в боях на Рейне, и на Дальнем Востоке. Тогда и в документы вернулось обозначение, Т-54-85 и Т-54-100. Именно на "сотых", а не на Т-55 ввели баки-стелажи, позволившие увеличить дальность хода почти вдвое, и отчасти компенсировать уменьшение боекомплекта, в сравнении с Т-54-85. Затем уже после Победы танки, оставшиеся в строю, в подавляющем большинстве прошли доработку по программе "УКН" (в нашей истории это было для ИС-3), призванную обеспечить технике срок службы мирного времени - позже это привело к появлению Т-55, очень похожего на них внешне (зарубежные специалисты считают Т-55 не самостоятельной машиной а глубокой модернизацией Т-54). Именно их мы часто можем, в нарушение исторической правды, видеть в военных фильмах, даже если действие происходит в начале войны.
   А Т-44 и Т-54-85 можно найти лишь в экспозиции музеев и немногих мемориалов. Как например в Ленинграде на Пулковских высотах, в Сталинграде на Мамаевом кургане, в Москве на Поклонной горе - хотя ни в одном из перечисленных мест эти танки не воевали. Самой же полной коллекцией всех образцов техники, включая Т-44-76, и Т-44 ранних серий, с вносимыми изменениями, располагает лишь музей в Кубинке.
  
   Москва, Кремль. 1 июня 1943.
   -..таким образом, товарищ Сталин, на южном крыле советско-германского фронта, на Днепровском участке, мы имеем над немцами превосходство по людям с три раза, по артиллерии в четыре с половиной, по танкам в два, по авиации в полтора раза. Что примерно соответствует соотношению сил перед битвой за Днепр в иной истории, однако есть и существенные различия.
   Во-первых, исходные рубежи. Соответствуют сентябрю-октябрю там, а в нижнем течении Днепра, и более позднему времени - Мелитополь, и Каховка уже наши, там их освободили в ноябре, после Киева. У нас весь правый берег от Днепродзержинска до Никополя, где плацдарма у немцев нет, Запорожье в нашем тылу. Выше по течению, наши девятнадцать более мелких плацдармов, причем Букринский и Лютежский практически соответствуют той истории. И на правом фланге Чернигов наш, фронт по реке Припять - в иной версии истории это было достигнуто в октябре. Наше преимущество очевидно, считая что там мы выходили на эти рубежи с боями и потерями, и должны были налаживать коммуникации - здесь у нас это уже есть.
   Во-вторых, силы наши и противника. Если в мире "Рассвета" мы начинали битву за Днепр сразу после Курска, то здесь у нас совершенно свежие войска, отдохнувшие, пополненные до штатной численности, отлично обеспеченные боеприпасами. Большое количество новой техники - так, все гвардейские танковые части, не только армии, но и корпуса, бригады, практически полностью перевооружены на Т-54-85 и Т-44. А из тридцатьчетверок в войсках больше половины это Т-34-85, да и из старых все, бывшие в ремонте, заодно прошли модернизацию по двигателю, ходовой, средствам связи и наблюдения до уровня "восемьдесят пятых" - точные цифры в докладной записке. Имеются десять отдельных бригад тяжелых минометов, калибров 160 и 240, в том числе две самоходные, "тюльпаны", это без учета артиллерийских подразделений Первой, Третьей и Седьмой гвардейских армий. По авиации доклад сделает командующий ВВС, я же могу отметить, что в достигнут достаточно высокий уровень взаимодействия с наземными войсками. Все последние месяцы относительного затишья шла интенсивная боевая подготовка, с учетом рекомендаций потомков, по новому боевому уставу. Правда, части, которым уделялось наибольшее внимание, три бригады морской пехоты, и три штурмовые бригады "бронегрызов" еще предстоит проверить в деле, на что они способны.
   -Уже проверено, товарищ Василевский. Кроме ваших, еще две штурмовые бригады были отправлены на Ленфронт. И отлично показали себя на Свири и Карельском перешейке.
   -Так там финны, товарищ Сталин. Как с немцами будет, неизвестно. Но продолжу. А вот у противника дела гораздо хуже. Его потери с ноября прошлого года превысили и Сталинград, и Курск исторической реальности "Рассвета". Хотя на бумаге Еврорейху удалось восстановить численность войск даже до большей величины, качество их резко упало. Если там на Днепре нам противостояли исключительно немцы, то здесь больше половины, пятьдесят пять процентов от общего числа, это союзники Германии, причем не имеющие боевого опыта.
   -Я помню, товарищ Василевский. Из ста десяти дивизий, тридцать одна это французы, девять итальянцы, девять румыны, пять венгры, и еще одиннадцать всякая шваль со всей Европы - хорваты, словаки, датчане, бельгийцы, норвежцы, поляки. Это не считая уроженцев Эльзас-Лотарингии и Силезии, которых берут исключительно в немецкие части.
   -Не только их, товарищ Сталин. Установлены факты, когда и в чисто немецкие части присылают пополнением тех же французов. И если немецкие войска хорошо вооружены и оснащены, то про союзников Германии в большинстве такого сказать нельзя. Из их числа, танковых и моторизованных дивизий всего шесть, две венгерские и четыре итальянских. Вооружение разнотипное, из немецких трофеев сорокового года, явный недостаток транспорта, артиллерии, средств связи. Боевой опыт у союзников в большинстве отсутствует, даже румынские дивизии не из числа бывших под Сталинградом, а присланные из Румынии и ранее не бывшие на фронте, аналогично и итальянцы. Единственно боеспособными из этого сборища можно считать венгров, они пожалуй, и немцам не уступят. А все прочие - еще могут оказать сопротивление в пассивной обороне, но будут мало пригодны к маневренным действиям, когда мы прорвем фронт.
   -Товарищ Василевский, вы за эту информацию отвечаете? Вот не надо нам шапкозакидательства, это мы в сорок первом проходили. Пехота - а как же французские танки в ваших же донесениях, в графе "уничтожено"?
   -Товарищ Сталин, все сведения проверены и подтверждены. Вот в докладной записке, разведданные, показания пленных, боевые примеры. Все про оснащение германских союзников, их опыт и подготовка. И отдельно про их "высокий" боевой дух.
   ..мне предложили выбрать, быть отправленным в концлагерь за саботаж, или добровольно вступить в армию Еврорейха.
   ..нам сказали, что отправят в Алжир. И не выпускали из вагонов, пока мы не оказались в России.
   ..нас заставили участвовать в казни арестованных русских партизан, сказав что кто откажется, сам будет расстрелян. Немцы вели фото и киносъемку, и после объявили, что теперь всех нас русские в плен брать не будут.
   ..в подразделениях со смешанным составом, немцы относились к нам как к скоту, издевательства, избиения, унижения с их стороны были очень часты. Обычным делом было присвоение немцами наших продуктовых посылок из дома. Любой немецкий рядовой обращался с нами как фельдфебель.
   ..немцы говорили нам, "вы отсиживались дома, пока мы дохли под Сталинградом - теперь вы будете подыхать, а мы смотреть".
   ..нас предупредили, что любое отступление без приказа, равно как и не в составе своей части, будет караться расстрелом без всякого разбирательства.
   -Ну, товарищ Василевский, все так говорят, когда попались. Мы не хотели, нас заставили, силой в строй, подневольно привезли, и не расстреливали бы мы никого, если б сзади с пулеметами не стояли, и в атаку бы не шли, и вообще не виноваты мы ни в чем.
   -Товарищ Сталин, там дальше показания немцев. И не один, не два, десятки говорят об одном и том же. Как их "комиссары" разъясняли личному составу политику фюрера и партии - что характерно, на "закрытых" сборищах, в отсутствие всяких там. Что эти недочеловеки отсиживались в тылу самое трудное время, а теперь хотят получить такие же права. А поскольку фюрер обещал это лишь тем, кто выживет - значит надо, чтобы их было поменьше, иначе в будущем Рейхе чистокровные арийцы останутся в меньшинстве. Надо внешне относится к ним как к боевым товарищам, но всегда помнить, что они для нас такой же расходный материал, как патроны - не арийцы и никогда ими не будут. Бить их без дела не одобряется, но например, отобрать посылку и заехать в морду, если скажет слово против, это норма, ну а послать впереди себя там, где опасно, это фюрер прямо приказал. И самый характерный пример тому, это штрафные танковые батальоны.
   -У нас такого даже в сорок первом не было. Танкисты, и штрафники?
   -Немцы говорят, что пришли к этому "естественным путем". Формировать из союзников крупные танковые соединения опасались, да и не имели те же французы опыта управления танковой дивизией в бою. И быстро обнаружилось, что эти батальоны на нашем фронте, в отличие от Африки, в бой идут очень неохотно, и легко отступают. Немцы и придумали - у штрафников люки запереть снаружи, и вперед, а если повернешь, сожгут. Сначала просто кидали их на нашу оборону, авось числом задавят - теперь же обычно гонят в первой линии, разведать минные поля и систему огня. Экипажи комплектуются, например, из пойманных дезертиров, это считается равноценной заменой расстрела.
   -И сколько же у них таких смертников?
   -По оценкам, до тридцати батальонов. Точно установить невозможно, это как правило подразделения "на один бой".
   -Однако это восемьсот-девятьсот танков, товарищ Василевский! Целая танковая армия, на весы сражения?
   -Товарищ Сталин, во-первых, это именно разрозненные батальоны, не сведенные в состав полков, бригад, дивизий. Во-вторых, техника там как правило старая - немецкие "тройки" ранних выпусков, "двойки" и "единички", из современных машин даже легкие "леопарды" редкость. А обычно, хлам со всей Европы - французские чаще всего, Рено-35, Гочкисы, отмечены даже случаи использования Рено-18, что уж вообще ни в какие ворота! В-третьих, боевая подготовка у них откровенно слабая, кто и когда вкладывался в смертников? Есть полностью подтвержденный эпизод, когда три Т-44 выбили такой батальон, двадцать восемь штук, без потерь с нашей стороны. А вот с "пантерами" во второй линии пришлось повозиться.
   -Итак, операция "Суворов". Считаете, что пора?
   -Товарищ Сталин, дальше ждать просто смысла нет. Сильнее уже не будем. Что по новой технике осталось еще, подвезем в процессе. Наши стратегические резервы больше, чем были перед Сталинградом, в ноябре, а по качеству, так не сравнить. А время уже начинает работать против нас - желательно выйти на государственную границу до осенней распутицы. И самое главное, немцы используют время на слаживание своих союзных войск. Сейчас это откровенный сброд, но через месяц возможно, он будет уже на что-то способен. Также, у немцев сейчас еще заметны последствия чистки "по покушению на фюрера", когда изымали далеко не самых худших генералов и офицеров. Когда новоназначенные полностью войдут в курс и освоятся, нам будет гораздо труднее.
   -Рассчитываете на ошибки противника, товарищ Василевский?
   -Рассчитываю на ситуацию, когда таковые более вероятны, товарищ Сталин. И если будут, грех не воспользоваться.
   -Ну что ж... Когда можете начать?
   -Третьего утром, через тридцать шесть часов.
   -Пусть будет так.
  
   Ватутин Н.Ф. Записки командующего фронтом. Изд.1964 (альт.-ист.)
   После тяжелых поражений в зимней кампании 1942-1943 года вермахт объективно не мог надеяться на успешное наступление на советско-германском фронте. Потери были невосполнимы, и коснулись в наибольшей части самых боеспособных частей. Не от хорошей жизни Гитлер вынужден был даже после Сталинграда, где румыны и итальянцы показали себя слабейшим звеном, не только не отказаться, но и гораздо более широко привлечь на Восточный фронт войска своих союзников. Но хотя фашистская пропаганда трубила о "полном восстановлении" после понесенных потерь, это была лишь тень прежней мощи. Особенно это казалось французских дивизий, которые, в отличие от румын под Сталинградом, не имели вообще никакого боевого опыта, явно недостаточно были обеспечены тяжелым вооружением, транспортом, средствами связи, практически не были мобильными, по сути являлись аналогом "крепостных дивизий" линии Мажино, пригодных только к пассивной обороне. Положение усугублялось крайне низким боевым духом, так как, хотя среди французского контингента были и идейные пособники фашизма, мечтающие подобно немцам о земле на востоке и русских рабах, большую часть составляли насильно мобилизованные и даже взятые из концлагерей - а офицерский состав, в особенности старший и высший, по уровню подготовки совершенно не соответствовал требования современной войны. Нельзя сказать, что немецкое командование не знало об этих недостатках - но считало, что в жесткой обороне, тем более за водной преградой и на подготовленной укрепленной позиции, эти слабости не сыграют роли. События показали, что это было совершенно неоправданной надеждой - воюют все же не укрепления, а люди.
   Но чисто формально, положение Германии казалось еще не проигрышным. После успешно проведенных операций на западе - морские бои в Атлантике, захват Гибралтара и Мальты, наступление в Северной Африке - на западном театре военных действий преимущество и стратегическая инициатива перешли к Еврорейху. Эти успехи настолько вскружили голову фюреру и высшему германскому руководству, что вызвали разработку плана "Гейзерих", выглядевшего совершенной авантюрой - по которой группа армий "Африка" должна была, пройдя с боями через Суэц, оккупировав Сирию и Ирак, совместно с турецкой армией вторгнуться в советское Закавказье и Среднюю Азию, причем вспомогательный удар наносился танковой армией Гудериана с Орловского выступа на юго-восток, с выходом к Кавказу с севера! И эти замыслы, затмевающие планы кампании прошлого года, завершившиеся для Германии Сталинградской катастрофой, теперь предполагалось осуществить гораздо меньшими силами.
   Этот факт, невероятный для военного профессионала, мог быть объяснен лишь в контексте неудавшейся попытки покушения на Гитлера в феврале, сразу после Сталинграда, и последовавших за нею репрессий. Бесноватый фюрер искренне верил, что поражение явилось лишь следствием измены, когда же предатели разоблачены, все снова пойдет как в сороковом году - и события на западе казалось, это подтверждали. С другой стороны, и германский генералитет, получив жестокий урок, не смел возражать, хотя не верил уже в реальность победы. Среди генералов Восточного фронта наиболее распространенным мнением было, продержаться в стратегической обороне возможно дольше, ради заключения выгодного для Германии мира, к этому реально готовили и войска.
   Переход стратегической инициативы к советской стороне, достижение количественного и качественного превосходства советских войск, сделали возможным создание противнику многочисленных угроз, которые он не мог парировать одновременно. Тактическое превосходство, достигнутое за счет лучшей боевой подготовки и поступление в войска новейших образцов вооружения, превосходящих немецкие, позволяло держать противника в постоянном напряжении, к началу июня сложилась ситуация, когда почти все немецкие резервы на Днепровском рубеже были скованы в боях у наших плацдармов, в попытках "запереть" их, не дать нашим войскам вырваться на оперативный простор. Участки же фронта между плацдармами, где фронт был разделен рекой Днепр, находились в зоне ответственности союзников Германии, менее боеспособных. И у нас еще были значительные стратегические резервы, в том числе все пять танковых армий, пока не задействованных на фронте, а также десять отдельных танковых и семь механизированных корпусов.
   А что у противника? По положению на первое июня, из пяти его танковых дивизий, три были скованы боями на участке Днепропетровск-Никополь. А из двух оставшихся, одна была итальянской, переброшенной на восток лишь в апреле. И подкрепления могли быть переброшены из Европы не раньше десятых чисел июня. Было принято решение наносить главный удар не с одного из существующих плацдармов, а с совершенно нового, форсированием Днепра южнее Канева, на участке, занятом французами. В то же время на старых плацдармах намечались удары, имевшие целью не только отвлечение противника и связывание его сил, но и могущие стать главным при обнаруженной слабости врага, если наступление от Канева встретит затруднение.
   Непосредственно на участке прорыва на фронте шириной свыше десяти километров оборонялась 17я пехотная дивизия Виши, ее соседом слева была 9я, справа 21я. Из ближайших резервов следовало учитывать немецкую 7ю танковую дивизию, находившуюся в ста километрах к югу, в районе Кировограда.
   Решающая фаза битвы за Днепр началась 3 июня 1943 года...
  
   Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. Берег Днепра,3 июня 1943.
   Ой, Днипро, Днипро, шли к нему с песней от самого Сталинграда, вышли, и встали.
   Нет, отдых, понятно, нужен. И пополнение - у нас, считай, полный комплект теперь, и личный состав, и все что положено. И столько нового появилось, только успевай осваивать. Потому что если даже на вооружении лишь у "штурмовиков", первого батальона, как обращаться, учат всех, и правильно, в бою всякое может случиться. Про пулеметы говорил уже - давно нет "дегтярей" с тарелками, даже с лентой редкость, обычно же у нас ПК. У штурмовиков первая рота (это нам повезло, в других полках я слышал, один лишь первый взвод этой роты, или вовсе нет) вместо ППШ имеет АК-42, говорят что тоже Калашникова конструкция, чей пулемет. До чего удобно - по весу, габаритам, а значит и поворотливости, как ППШ, а бьет на пулеметную дистанцию, и метко, знаю что "максим" и на две тысячи достанет, но вот из ручника я бы и на семьсот не стал бы патроны попусту жечь, подпустил бы ближе. Эти АК в апреле еще на фронте появились, только я слышал, ими исключительно "бронегрызов" вооружали, еще морпехов и гвардейскую пехоту, теперь выходит и до нас очередь дошла. Ну а самое главное, это "Рыси", наша носимая артиллерия. Как точно назвать, тут даже инструктора затрудняются, "рысь", и все тут. Здоровенная труба на плечо, так чтобы хвост с раструбом позади, главное чтобы не в землю и не в откос, тогда тебе же спину выхлопом сожжет. И снаряды к ней, кумулятивные "булавы" против танков, зажигательные "фонари" такие же по форме, но красноголовые, осколочные "карандаши", дымовухи, ну с этим понятно, и самые редкие, в основной боекомплект не входят, мало их пока, фугасные - что-то конструктора придумали, что рвется эта штука с силой гаубичного снаряда, в дзот на двухстах метрах засадить, самое милое дело. И по штату, в каждой роте теперь отделение, два расчета таких наплечных гаубиц - по битому танку показательно стреляли, впечатлило, посмотрим как будет в бою.
   И еще рации, "шитики", необычно легкие, не в ранец, а в сумку на плечо влезут. Хоть я и пехота, а не связист, но на занятиях тоже был, вот не знаю только, удастся ли мне что-то сделать, если радиста убьют - но сказал капитан-инструктор, что если вы на тот берег пойдете, связь для вас это жизнь или смерть. Вот танки на вас пойдут - если есть рация, вас артиллерия с нашего берега поддержит, а нет рации, значит с гранатой под гусеницы - так что рации и радистов на переправе берегите, это может быть, всех вас спасет. Тоже в каждой роте теперь положено, по одной штуке.
   Еще форму новую ввели. Что интересно, повседневная или парадная с погонами, но вот "боевая" по-прежнему, с петлицами. Потому что поверх может быть броневая кираса, у штурмовиков или "бронегрызов", и разгрузочный жилет, у всех на передовой, штука очень удобная, мужики в них еще всякое железо пихают, может пулю или осколок задержит, ну а саперную лопатку у живота, это обычное дело. И под снаряжением то что на плечах просто не видно, а петлицы наружу торчат. Называется именно "боевая", а не полевая, как до войны - потому что выдается не всем, а лишь в боевые подразделения, и отличается от обычного хэбэ кое-какими удобными деталями, например вставки из жесткой кожи на локтях и коленях, чтобы не продирались, и цветом как масккостюм у разведчиков, хотя и привычного цвета тоже бывает. И слышал я, даже традиция успела сложиться - носить это может лишь тот, кто уже побывал в бою, тыловые же или необстрелянные права не имеют, кроме случая, конечно, когда на тыловую должность с фронта по ранению, или новичок в другой части успел повоевать.
   А как нас гоняли? Морпехов наверное, еще до того, а вот нас... Саперы в тылу подобие немецкого ротного укрепленного пункта построили, и мы учились до автоматизма, чтобы быстро и четко, кому куда бежать и что делать, кто фрицев в траншее чистит, кто верх держит, и чтобы друг друга не пострелять, и ни одного фрица не пропустить. Ну и конечно, назубок знать, где у фрицев по уставу пулеметные точки, мины, где укрытия для личного состава, где командный пункт. Как комбат наш повторять любил, "тяжело в ученье, легко в бою". И пуля конечно дура, от ее случайной никто не заговорен - но вот если прицельные все мимо пролетят, ты своего фрица раньше убить успеешь. А как политрук учил, если каждый наш боец по одному фрицу убьет, завтра война кончится, потому что у Адольфа солдаты закончатся тоже.
   Нам еще трофейное немецкое кино показывали - учебный фильм, как они своих солдат готовят, против наших танков. Честно скажу, не впечатлило. Сказано было, что снимали там не реальный бой, а своих же переодетых, так они откровенно подставлялись и подыгрывали, и в итоге на экране горели и взрывались наши тридцатьчетверки, и падали фигурки в нашей форме. Зато когда после комбат спросил, а какие ошибки там с "нашей" стороны вы заметили, так отвечать спешили все:
   -Артиллерия огонь прекратила слишком рано. При той скорости атаки, могла бы стрелять до последней минуты, когда до их окопов метров сто-двести.
   -Взаимодействия никакого не было, их пулеметы "наших" от танков отсекают, а танки этого будто не видят, стреляют куда-то вдаль.
   -А чего это танк у самой их траншеи остановился и будто ждал, когда к нему с минами подползут?
   -Двигались как заторможенные, вместо стремительного рывка вперед, гранаты в траншею, и врукопашную!
   -Тащ командир, ну не бывает так! Чтобы танк едва вполз к их окопам, остановился, и его по-разному жгут или взрывают!
   -А гранаты противотанковые у них где? Чего они там все с минами бегают? Чтобы в атаке на танк запрыгнуть и мину под башню положить, ну не сделать так в настоящем бою!
   Я-то в лишь в октябре сорок второго на фронт попал. Потому потрясло меня, как и всех, когда встал наш комбат, и сказал - а в сорок первом наши воевали именно так! Вот отчего немцы сумели до Волги дойти - и отчего теперь мы назад их гоним, и не остановимся, пока Берлин не возьмем. Мало одной храбрости для победы, надо еще уметь воевать. А умение никогда слишком много не бывает - потому, товарищи бойцы, сейчас обед, полчаса отдыха, и будем снова штурмовать "немецкие" окопы, на этот раз вместе с танками. Если бы нас так перед войной гоняли, немцев бы так далеко не пропустили, и не пришлось бы теперь кровью платить, нашу землю возвращая. Да, тяжело в учении - но надо, мужики!
   Ну а война - пока тишь да гладь, все сыты и довольны, что еще? Днепр здесь широкий, больше чем верста. Вместо нейтралки - вода. Мы до фрицев достать не можем, они до нас, на такое расстояние и снайпер вряд ли дострелит и попадет, ну если столбом не стоять. И внезапной атаки точно, ждать не приходится, как и визита их разведки. Ночью ракету пустить, и лодка будет как на ладони, ну а вплавь и ныряя целую версту, в обмундировании, с оружием и боеприпасами, ну не бывает такого! В общем, на передовой как в тылу, спокойно. Было - до недавних дней.
   Что что-то намечается, и именно на нашем участке, мы недели две как заметили. Сначала начальство, причем незнакомое, по нашим траншеям и НП, ходит, смотрит, что-то отмечает на карте. И что характерно, нас после гонят в очередной раз "немецкие траншеи" штурмовать. Затем прибыли морпехи, кусок берега отгородили, что там делали неизвестно, только вечером нам объявили, наши же командиры, ночью морская пехота на тот берег пойдет в разведку, вплавь, так что когда назад будут, вы их не постреляйте, из воды сейчас вылезти могут лишь наши. Погода испортилась слегка, дождик моросил, видимость хуже, тут на реку и не смотришь почти совсем. И стрельбы никакой не было, тихо все - я бы тоже не знал, чем кончилось, если бы они, возвращаясь, прямо на наш взвод не выплыли. Мы знали конечно, что свои, но для порядка, увидев что шевелится на поверхности что-то, уже не скрываясь - стой кто идет? А нам в ответ, пароль обусловленный, "волга", и лучше бы помогли, сухопутные, дайте на берег выйти! Это они, оказывается, по поверхности фрица связанного тащили, вот почему мы их и увидели. Сами все в резине, за спиной что-то вроде железного ранца со шлангами к лицу, на ногах ласты, и автоматы хитро так завернуты, что можно под воду. Тут другие морячки по берегу прибежали, фрица у них приняли, помогли снаряжение снять, и в тыл отбыли. Наши после того случая стали на реку больше поглядывать - а если и от фрицев такие вылезут? Хотя моряки успокаивали - сейчас тут таких как мы точно нет.
   А два дня назад, завертелось. Я теперь понимаю, что те, кто раньше тут побывал, это как раньше говорили, квартирьеры, рекогносцировщики, а наверное и командиры и комендачи прибывающих частей - уже место присмотрели, и дорогу тоже, прикинули заранее, что, как, куда - тогда сами войска очень быстро развернуть можно. Первыми прибыли связисты, ну я так тогда подумал, здоровенные фургоны с антеннами, встали поодаль, антенна интересная, и крутится. Почти сразу после, зенитчики, у нас в дивизии только автоматы калибра тридцать семь, а тут и такие же, и солидные, восемьдесят пять, и не одна батарея. Еще артиллерия, и морпехи, и саперы, к берегу пути расчищают, и тоже не один съезд к самой воде. В общем, все вдруг оказалось буквально забито войсками, просто стать негде - но места заранее были распределены, как в театре, потому вновь прибывающие четко проходили туда, где им быть положено. Вот танки идут, много, новые Т-44, и тяжелые самоходки, и легкие "барбосы", да только какие-то чудные, ну представьте как будто к самоходочке нос и корму корабля прирастили, и у танков что-то сзади прилеплено, какие-то короба, вперед наклоненные. А затем вообще непонятно что, причем двух видов!
   Сначала это были, то ли корабли на гусеницах, то ли невероятные многобашенные танки огромных размеров, КВ бы рядом с ними показался недомерком! Они же без башен, просто как корабли, но снизу как танки. И что-то непонятное, под брезентом, на многоосных прицепах, которые тащили тяжелые артиллерийские тягачи.
   Ну в общем, и ежу ясно, началось... Или начнется буквально завтра.
   Немцы тоже, понятно, не зевали. Прилетел их разведчик, его тут же спустили на землю моментально появившиеся "яки", мы хоть и пехота, а их от тупоносых Лавочкиных отличим, ну а распознать в воздухе по силуэту свой-чужой, это бывалые фронтовики не хуже летчиков умеют, надо скорее в канаву падать, или как? Под вечер появился еще один, на этот раз под охраной четверки "мессов", только двое их назад и ушло. А у нас в этот вечер не было очередных учений, зато проверяли выдачу боеприпасов и сухпая. Ну значит, завтра...
   Еще запомнилось напутствие от священника. Вообще-то мероприятие это было не для нас, а для соседей-самоходчиков, получивших новые машины, построенные на церковные деньги - но мы тоже пришли, слушали и смотрели. Попов было трое, все бородатые, уже в годах, но выступал один, осанистый такой, голос хоть целой дивизией командовать - и Георгиевский крестик на рясе, еще за ту войну. Мы больше ради любопытства пришли, знаем конечно что сейчас к церкви отношение другое, но непривычно как-то. Так поп тот встал, как комиссар на политзанятиях, нас всех оглядел, и сказал:
   -Есть Бог над нами - и неважно, верите вы в него, или нет. Все он видит, все знает. Спросите вы, отчего же он фашистов допустил - так я отвечу, земной свой путь вы должны пройти сами. И не в том дело, чтобы лишние годы прожить, заведено так, что все мы умрем когда-то - но от нас лишь зависит, как люди проживем, или как черви. Сейчас вы за святое дело сражаетесь, за Русь и за народ русский - и всех, кто в бою с честью, Отец небесный не забудет. И когда каждому из нас срок придет, предстать перед Ним, воздаст он вечную награду по справедливости. А те, кто неправедно пришли за землей нашей - аки псы смердящие сдохнут, как падаль будут валяться, и вечно в аду гореть. Так благословляю вас, воины православные, на священный бой - за Русь, за Сталина, за Веру!
   И ей-богу, никогда верующим не был, городской я все ж, в образование больше верю, чем в Бога - но захотелось мне отчего-то перекреститься. Но все же сдержался, решив, что если и вправду наверху кто-то есть, то и так оценит, если главное не молитвы, а воевать геройски. Тут из строя впереди вылез какой-то, и спрашивает, отче, а если я не православный, а татарин, и в Аллаха верю? Так поп ему и отвечает, а скажи, как ты отца своего называешь, и как к нему другие обращаются? Батя, отец, папа, а для кого-то по имени-отчеству, или просто по имени, для близких самых. Так и Бог он един, а как называть его, каждый народ решает сам. Тем более если дословно переводить, то слово Аллах и означает Бог. А ангел - это посланник или вестник. Вот по-английски Бог будет God, так что другой истина стала? Что, это сразу в иное что то превратило? Это поклонники Сатаны словами играют, чтоб людей с пути истинного столкнуть на кровавую дорожку. Аки Змий переведёт не полностью и смотрит: бейте, убивайте друг друга, только потому, что одно и тоже по разному на разных языках называют. Кто изобретатель такой лжи? Образ Аллаха к тебе ближе - твоё право. Тут главное, от себя ложь не добавлять, потому что тогда не Бог уже выходит в вере вашей, а кто-то другой. Ты в аллаха веришь, а завтра в бой пойдешь, вместе с православными, значит истинна твоя вера. А ведомо мне, что иные из тех, кто себя мусульманами зовут, говорят, что все, кто в аллаха не верят, это неверные собаки, и убивать их богоугодное дело, и чем больше убьешь, тем больше гурий тебя будут в раю ублажать. Ты ведь так не думаешь? Знайте же, что все, кто себя, свою веру, свой народ считают единственно цветами, а прочих всех для себя навозом - те совсем не в Бога верят, а в другого! И не может к таким быть милосердия, как к бешеным собакам!
   Да, этому попу бы политруком работать. Целый час мы все его слушали, и вопросы задавали - и мы, пехота, и самоходчики. Ясно теперь, отчего фашисты на занятой ими территории заставляют наших священников от такой веры отрекаться! А сами, выходят, истинно черту служат, хоть написано у них на бляхах, "готт митт унс", с нами бог, значит, ну так на заборе тоже много чего написать можно! И вспоминаю как на политзанятиях еще месяц назад нам товарищ старший политрук рассказывал, что у немцев под большим секретом самые настоящие "черные мессы" проходят, когда они наших пленных в жертву дьяволу приносят на черном алтаре - и тоже кто-то вылез и спросил, а зачем Адольфу пришествие сатаны - так политрук ответил, а у кого еще бесноватому помощи просить, лишь надеяться, что он с близким родственником как-нибудь договорится.
   А ночью - мы спали, но дневальные рассказывали - до утра на ту сторону летали ночники У-2, и один раз там что-то очень сильно горело и взрывалось, хорошо видно было даже на нашем берегу. Наслышаны мы были про эту секретную огненную смесь, а пару раз и в относительной близости результат наблюдали, даже на воде горит, причем от воды и влаги еще жарче, не тушится ею совсем. Называли ее по-разному - "коньяк Молотова", "огненный студень", "крематорий" - но вот после этого как-то повелось, "святой огонь". Когда насмотрелись, что бывает, если из "Рыси" засадить по дзоту, и хоронить после некого, одни головешки внутри.
  
   Капитан Цветаев Максим Петрович, 1201й самоходно-артиллерийский полк. То же время и место.
   Самоходочки были просто великолепные. Двадцать машин на четыре батареи, в апреле ввели новый штат, теперь у командира своя отдельная, итого в батарее пять. А командиру полка положен танк - итого в полку двадцать одна единица брони.
   По уставу, командир самоходного полка, это должность подполковничья. Майор, это с большой натяжкой, а я вообще, пока капитан. Но как попал наш комполка в госпиталь после того боя с "тиграми" под Прохорово, так нового и не прислали. Так что я, согласно приказу "временно исполняю обязанности". Наверное, в штабе решили, что коней на переправе не меняют - когда новые машины принимал, сказали мне, хорошо себя покажешь, приказ на майора и полное утверждение в должности уже готовы, только подписать. Был ли я рад - вопрос сложный. С комполка и спрос, и ответственность куда как больше, чем с командира батареи. А если пока война кончится, до полковника дослужусь, так ведь и на гражданку не отпустят. Когда-то учителем в школе был, в городе Кирсанов под Тамбовом, туда и вернуться бы хотелось.
   Новый танк с тридцатьчетверкой даже сравнить нельзя, во всех отношениях. Пушка та же, восемьдесят пять, а кстати интересно, был Т-34, затем сделали Т-34-85, был Т-44-76, затем Т-44, а теперь Т-54-85, каким же полноценный Т-54 будет? Прикинуть, так для калибра 122 тесновато, а вот сотка встанет вполне. Пока же восемьдесят пять, но по баллистике если и уступит немецкому ахт-ахту, то немного. И на стволе у конца такое удобное устройство, как эжектор, при выстреле высасывает наружу пороховой дым, кто хоть раз в танке вел бой, тот поймет, из казенника внутрь, стоит лишь открыть затвор, густой такой дым лезет, белый как сметана, в башне не продохнуть - а теперь чисто, из гильзы лишь сочится, так ее и наружу можно выкинуть, через особый лючок позади башни. Оптика прицела и смотровых приборов стала гораздо лучше. Рация надежная, волну не сбивает, управляться легко - радист в экипаже не нужен. Движок поперек, тот же дизель В-2, но трансмиссия и воздухоочиститель новые, лучше, а еще катки с внутренней амортизацией, да и просто, башня посреди корпуса, укачивает меньше. Броня на вид впечатляет, на башне-полусфере двести миллиметров внизу, а сверху покато, снаряд на рикошет пойдет, и лобовой лист сто, под большим наклоном - но это в бою еще проверим, как все будет защищать. Однако хорошо, что топливные баки из боевого отделения убрали, на Т-34 они были в надгусеничных полках, снаряд в борт, и выскочить не успеешь - здесь же они в моторном отделении, за броневой переборкой. По бокам еще экраны, от кумулятивных, и запасные траки крепятся на лобовом листе, все лишняя защита. Изнутри на броне подбой из какого-то интересного материала, мелкие отколы держит. И еще много всего, как например цепочки по краю башни, защита от заклинивания, еще скобы для десанта, сцепное устройство, на башенном люке крепление для зенитного пулемета, причем ставить можно хоть ДШК, хоть ПК, хоть даже немецкий эмгач. И дымовые гранатометы по бортам, но можно и осколочные мины забивать, для ближнего боя с пехотой. И наконец, устройство для самоокапывания, в обороне и в засаде особенно ценно, по башню зарылся, а на ней броня вдвое толще, чем лоб у КВ. Что интересно, и обнадеживающе, все это нередко можно увидеть и на старых танках, которые из ремонта. И не мелочи это, а показатель, перестали значит на машины смотреть, как на расходный материал, скорее на фронт, все равно завтра сгорят - что резко подняло у экипажей и авторитет высшего командования, и уверенность в себе.
   Ну а самоходки, СУ-54-122, это тот же танк, лишь башни нет, зато пушка как у прежних "слонобоев", даже "тигра" пробивает с двух километров. И в знак подарка от святой церкви, на борту нарисована голова древнерусского воина в остроконечном шлеме. Краска на броне даже не поцарапана, новенькие совсем машины, только с завода. Сколько их завтрашний бой переживет? Нет, лучше уж думать, сколько фрицев завтра мы положим. В том бою под Прохорово, больше половины нас в поле осталось, но из немцев не ушел почти никто, по три было их битые коробки за каждую нашу. И если победим, поле боя оставим за собой, то и раненых эвакуируем, и из подбитых машин многие восстановим - а у фрицев все пойдет в безвозврат. Как в "Правде" был рисунок Кукрыниксов после того боя с эсэсовскими "тиграми", генерал Хаусер, их командир танкового корпуса СС, плачется Адольфу, фюрер, я бы победил, но у меня танки закончились! Что интересно, все чаще сейчас на фронте с фрицевской стороны можно встретить всякую бронешваль - в газете фотография была, неделю назад, на Запорожском плацдарме, подбитые Рено-18, это ж танки еще той, прошлой войны, где фрицы их откопали, из какого музея? Хотя слышал, у нас в сорок первом под Москвой МС-1 шли в бой, машины почти тех же времен. Теперь значит, Гитлеру стало совсем худо, коль он против нас ошметки выпускает.
   Ну вот, приказ по рации, нам на исходные. Артиллерия уже час как грохочет, теперь и наш черед. Топливо, боекомплект полные - ох, не завидую заряжающим, двадцать пять кило в ствол пихать, да в быстром темпе!
  
   Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. Днепр, утро 4 июня 1943.
   Боже, сохрани, если ты есть! Тьфу, всякое в голову лезет! Ну не моряк я, точно, сухопутный. Привычно, что земля всегда поможет, если закопаться хорошо, то лишь прямое попадание тебя достанет, а когда еще оно будет? А тут вода почти до горизонта, даже не верста пожалуй, а все две-три, кто сказал не помню, что не всякая птица Днепр перелетит, охотно в это верю. И снаряды, и мины вокруг рвутся, вот попадет, и потонешь, впишут тебя в без вести пропавшие, я ж и плавать не умею, боже, вот помоги до того берега добраться, в первой же церкви, что встретится, свечку поставлю! Даже если там на берегу пятеро фрицев на меня одного, и то не так страшно, бывало уже и такое, и ничего, живой! Хотя говорят, что там, прямо против нас, не немцы а французы - но если за Гитлера воют, значит все фрицы, и разговор с вами будет один, ох дайте мне только до вас добраться, суки!
   Снова рвануло, метрах в ста. И вместо бруствера окопа, тонкий стальной лист, не в коем разе не броня, а поверху вообще фанера! А мы плывем, лишь мотор урчит. Ладно хоть не на бревне, а то и такое бывало. Большой понтон, как громадное корыто, поставлен на гусеницы, называется транспортер К-60, внутри два взвода влезают в полной выкладке, или трехтонка, или гаубица, или газик с прицепленной сорокапяткой. Только на тех, на которых мы, поверх умудрились прилепить из фанеры сделанные башни, выглядит это со стороны, как будто Т-35 поплыл, был такой танк до войны, чудо пятибашенное, на каждом параде в Киеве и Москве строем проходили. Плывем медленно так, кажется что каждый снаряд наш - хорошо еще фрицы пристреляться не могут. Видно опытным глазом, что беспорядочный обстрел - пару раз пальнут, и заткнутся. И наши снаряды будто прямо над головами воют, это самоходчики стараются, на берег выдвинулись, нас прикрывают, прямой наводкой по фрицевским огневым точкам. А все же артиллерийский огонь с нашего берега заметно сильнее, чем с фрицевского, у них судя по всплескам, калибры не больше семидесяти шести, или батальонные минометы? А от нас сплошь тяжелые, вот и Илы пошли, сейчас фрицам дадут!
   Морпехи наверное уже там? Мы рты разинули, когда к берегу скатилось это, не пойми что, по земле и воде едет, а колес и гусениц нет, зато сзади два пропеллера, как у самолета. И не одна, много - морпехи в них попрыгали, и вперед, скорость тоже самолетная почти, до того берега за минуту проскочит. А за ними мы, малым ходом, зато большим числом. Кто это нам навстречу? А, "водолеты" возвращаются, пустые - ясно теперь отчего это наш второй батальон погрузили, а первый, "штурмовики" на берегу остались ждать. Пока мы доползем, эти водолетающие успеют челноком еще два-три рейса сделать, и первый батальон вслед за морпехами перебросить раньше нас. Ну а нам уже на отвоеванную землю встать, и если вы думаете, что это легче, чем штурмовым, то сильно ошибаетесь. Десант должен быть сброшен в воду, это азбука войны. И если не контратаковать в первые часы, испугавшись потерь - то в последующих боях за плацдарм потери будут много больше. А потому фрицы обязаны будут контратаковать, несмотря ни на что. И принять этот их удар должны будем мы, второй, опорный эшелон. При том, что на нас навалятся всеми силами с соседних участков, с танками и артиллерией, а внезапности у нас не будет.
   Ох, е! Водолеты проскакивают, едва разминувшись с нами! Просто чудом не столкнулись! А ведь за нами еще самоходки плывут, те самые "барбосы", острый нос торчит, и труба вверх, чтобы движок водой не захлебнулся. Не отстают, держатся за нами - ну значит, совсем весело! Семьдесят шесть против дзота, это калибр подходящий, да и танкам зубы покажут. Наш огонь сильнее, вон и Ил-2 ходят кругами, целой стаей, ну так и должно быть, в момент подхода десанта к берегу, а фрицы стреляют явно реже! И самоходчики наверное, хорошо их проредили, для их калибра это почти прямой наводкой, и водолеты назад шли все, или почти все, не было заметно, чтобы в меньшем числе - значит, первую волну десанта на берег сбросили, а морпехи в атаке страшнее гвардейской пехоты. Будет фрицам сейчас не до нас, но пока стреляют. Ну что ж так медленно плывем, вот водолеты снова мимо, уже на тот берег, груженые.
   А берег приблизился. Пожалуй наш даже дальше. И по сторонам, насколько взгляда хватает, наши плывут, сила! А там кто, вот свят-свят! Верующим был бы, перекрестился! Танки колонной идут по воде, как по мосту! Не амфибии, а обычные Т-44, по воде аки посуху, как святой не помню кто!
  
   Подполковник Василий Гаврилов. Берег Днепра, 14 км юго-восточнее Канева.
   Есть тут одно место именуемое Коровий Брод. Каменистая коса от берега до берега, и при малой воде глубина там метр-полтора, по ней издревле скот перегоняли, еще во времена Киевской Руси - ширина метров сто, расстояние с километр. А согласно инструкции, допустимая глубина брода для танка Т-34, метр двадцать. Поняли мою мысль?
   Вот только дьявол, он в мелочах. Начиная с того, что на картах иного времени на этом месте значился целый остров Просеред, а сейчас по факту чисто. Твердое ли дно, насколько ровно - нет, танки грязи не боятся, так ведь на слабом грунте, гусеницами размолотом, запросто можно на брюхо сеть, и обочин не видно, не дорога, а уж мин у своего берега фрицы натыкать были обязаны. Игольное ушко открыто, а превратить в широкие ворота никак нельзя!
   Вот тут мы были незаменимы. Легкие водолазы в сорок третьем были экзотикой, а подводные пловцы еще большей, кто помнит что самый первый подводный спецназ даже в Италии, на родине князя Борзеге, был подводной пехотой, по дну топали в снаряжении? И даже у фантастов, что у Жюль Верна про капитана Немо, что у Беляева про подводный совхоз, было так же - великая вещь, инерция мышления. Оттого, на взгляд фрицев, пройти по всей косе туда и обратно, не показываясь на поверхности, было полный нереал. Они ракетами светили, пулеметные дзоты поставили на выходе - береглись от разведгруппы, идущей вброд, ни никак не от танков. Ну а мы, работали, почти полным составом нашей подводно-диверсионной роты, спешно переброшенной из Северодвинска - вот только четверых наших "старичков" во главе с Брюсом наш кэп на Ленфронт забрал, вместе с десятком "пираний", но обещал присоединиться позже.
   За "языком" на ту сторону тоже ходили, два раза, на разных участках, но главная работа была здесь. Мы исползали косу на брюхе, от берега до берега, и первые же сведения были обнадеживающими, скальный грунт должен был уверенно выдержать танки. Затем надо было обвеховать путь, нанести на карту, сначала кроки по памяти, после точная привязка, из воды на несколько секунд высовывали камышину, пучок травы на шесте, а с нашего берега спешили взять пеленг, визируя с нескольких постоянных точек, ближе к вражескому берегу было труднее, там приходилось больше полагаться на память. За сутки до начала было проведено последнее испытание, под прикрытием дымзавесы на косу загнали танк, он уверенно прошел метров пятьдесят, и благополучно вернулся.
   Танки тоже были дооборудованы - корпус внизу герметизирован, на моторное отделение поставлены кожуха-воздухозабор и выхлоп, удалось довести глубину преодолеваемого брода до двух метров предельно, полтора с гарантией. Первыми шли инженерные машины, с тралами - на случай, если на съезде на берег с косы окажутся мины - после того, как сразу за СВП с первой волной десанта вдоль косы двигались катера, по нашей карте, матросы шестами мерили глубину и бросали на границе вехи, белые пробковые поплавки на якорях. Танки шли по воде, зарываясь иногда по самую башню, рота за ротой, батальон за батальоном, две танковые бригады и самоходно-артиллерийский полк, дошли без потерь. Вам нужно объяснять, что значит сто пятьдесят танков и самоходок, оказавшиеся с десантом в первые же часы, когда враг еще не успел опомниться? Это не считая полусотни легких "барбосов". И рота саперных машин, оказавшаяся очень полезной при развитии успеха, наступлении через реку Рось. Как например мост ТММ, вернее его аналог из этого времени, смонтированный не на КрАЗе, а на КВ со снятой башней. Или танки-путепрокладчики, позволившие быстро провести колонны техники через густые заросли и лес.
   Кстати, акваланги местного изготовления, которыми пользовались "пираньи", показали себя не хуже наших АВМ, не для боевой работы конечно, пузыри никуда не деть, но для инженерной разведки просто отлично. Так что не видать Жаку-Иву Кусто в этой реальности приоритета на свое изобретение. Ничего, перетерпит - поскольку не был он чокнутым ученым-идеалистом, а активно работал на французскую военно-морскую разведку. А вот наши аппараты замкнутого цикла будут здесь "техникой особой секретности" еще лет десять, к нашему сожалению. Поскольку работать с ними доверяют лишь нам - то нас дальше Днепра и не пустили.
   -Насчет вас, приказ особый. Чтоб на суше никого из вас не было ближе километра от передовой. Мне под трибунал, если кого-то из вас потеряем?
   Ну потерпите, мужики, нам еще Вислу форсировать, и Одер!
  
   Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. За Днепром.
   Ну вот, доплыли. Точно, свечку поставлю, раз обещал.
   Место сильно не понравилось, ровное как стол, а в версте на северо-запад, выше по берегу, торчат горы, поросшие лесом. Если там поставить батареи, или даже просто артиллерийских наблюдателей, мы здесь как на ладони. Утешало лишь, что все там было в дыму, наши при подготовке не жалели ни снарядов, ни "святого огня", а сейчас оттуда доносилась стрельба, морская пехота гоняла фрицев, которые и впрямь оказались французами, штук пятьдесят их сидели у берега на коленях, руки на затылок, в ожидании пока переправят на нашу сторону.
   Сейчас копать заставят. Самое частое занятие пехоты на войне, прибыли, развернулись, окопались - но лучше мозоли на руках, чем похоронка. Если сейчас обстрел, бомбежка, или танки пойдут, то из толпы без укрытий будет мясо - а когда закопаемся, хрен нас уже возьмешь! Не у самого берега, конечно, там и так тесно, еще и "барбосы" подгребли, на сушу выходят, и по частям, нос и корма отваливаются, причем передний понтон еще и распадается вдоль, остается самоходка привычного вида. Не угадал я, эти железки сначала нашу роту дернули таскать, затем кто-то из командиров сообразил запрячь фрицефранцузов, какого черта мы надрываемся, они кемарят? Понтоны на руках назад к воде, там сцепить обратно, оказывается они и без "барбоса" соединяются в лодку, к транспортерам на буксир, и назад. Ну вот, берег разгрузили, теперь и танки подошли, за ними самоходы. Откуда тут комендачи взялись, бегают с приказами, всех строят, кому, куда? Десантом на броню, и вперед, не к горам а по дороге, на запад, даже к югу. Пока грузились, самоходчики вперед проскочить успели, сразу за разведкой. Горы справа, в дыму, но стрельба отдалилась. Едем так с ветерком, дорога забирает вправо, похоже, холмы огибает, слева речка видна, не Днепр, но приличная, переправиться сложно. И вдруг бой впереди, пушки стреляют, и кто-то крикнул "танки". Мы быстро из колонны в боевой порядок, с брони на землю, если встречный бой, то тут натиск первое дело, если же рубеж обороны, то тоже есть шанс взять с ходу.
   Пять "тигров", четыре горят, один вроде целый, но брошенный. С десяток полугусеничных "ганомагов", тоже в хлам, один вообще кверху гусеницами. И еще битые машины вдоль дороги, это наши танкисты хорошо проутюжили, и вдали еще что-то горит. У нас потери два бронетранспортера, разведка нарвалась, два танка и две самоходки - но в хлам лишь броневики, у одного Т-54 лишь гусеница сбита, экипаж с матюгами натягивает, а на броне-то у них свежие отметины, выходит эти наши танки даже восемь-восемь в лоб не берет?
   Еще разогнали какую-то шваль в деревне, оказавшейся по пути. Сначала оттуда стреляли из пулеметов и даже чего-то похожего на наши сорокапукалки, но стоило самоходкам дать пару залпов, как огонь прекратился даже раньше чем наши танки туда ворвались, мы прочесали там все и обнаружили пару сотен французов, они задирали руки и что-то вопили по-своему, ну что с ними делать - разоружили и отправили под конвоем по дороге назад.
   Второй раз нас попытались остановить возле самого города. За деревней дорога круто поворачивала на север, вправо, а через пару верст еще вправо, огибая край холмистой гряды. И навстречу нам вышло десятка два танков, мелких и угловатых, похожих на наши довоенные, за ними бежали цепи пехоты, от Канева по нам стала стрелять артиллерия, с холмов ударили пулеметы. Здесь пришлось уже драться всерьез, идти в атаку под пулями и шрапнелью, к нашему удивлению, подходы совершенно не были укреплены, мин нет вообще, проволока в один ряд у самых их траншей. Поначалу французики держались стойко, их танки сблизились с нами так, что двух мы сожгли из "Рысей", не бронепрожигающими, мало их было, решили поберечь, а зажигательными - ого, действие как от целой связки бутылок КС! Из тех танков не ушел ни один, французскую броню легко пробивали даже "барбосы". Шаромыжники не выдержали, побежали, и мы ворвались в Канев, у них на плечах.
   Бой здесь был и до нас, морская пехота атаковала южную окраину, пройдя через холмы, с нашего берега работала артиллерия. Наш удар с юго-запада, в тыл лягушечникам, оказался решающим. Мы вошли в город, действуя четко по уставу, как на тренировках, вдоль улицы пара танков или самоходок, перед ними по взводу, прижимаясь к стенам домов, еще по взводу идут дворами, слева и справа, оживающие огневые точки расстреливали танками, выжигали "рысями", да и просто забрасывали гранатами. За нас было то, что в отличие от немцев, шаромыжники были нестойки, еще могли стрелять издали, пулеметов у них было много, причем станкачей, но когда доходило до ближнего боя и гранат, то сразу или бежали, или поднимали руки, хотя бы их было заметно больше чем нас, и еще они сразу оставляли позиции, заметив наш обход с фланга или тыла. К вечеру город был наш, бежать французам было некуда, с востока Днепр, с севера и запада открытые поля, путь в холмы с лесом перекрывала очень злая морская пехота.
   В городе еще шла стрельба, это гоняли по дворам уцелевшую шваль, вытаскивали из подвалов и с чердаков - а на Днепре уже строили переправу, понтоны собирали в длинные плети у нашего берега, и разворачивали поперек. А мы шли из Канева на запад, с радостью победы. Первый день наступления, и Днепр уже позади! Неужели теперь без передышки до границы дойдем?
  
   Капитан Цветаев Максим Петрович, 1201й самоходно-артиллерийский полк. За Днепром.
   Вот ведь бывает... Вчера, после напутствия отца Сергия, спать не хотелось, и Скляр из первой батареи гитару достал. И среди прочего, такое спел, что особист после подскочил и стал допытываться, что за пораженческие слова, откуда слышал? Ну а Скляр ему отвечает, у морпехов позавчера посидел, там их главный самолично исполнил, при всем личном составе. И никакая она не пораженческая - так мы в сорок первом воевали, и выстояли после всего, сейчас немцев бьем, но не забудем, как было, и не простим. Особист лишь рукой махнул и ушел, наверное к морпехам, разбираться. А песня привязалась, в голове крутится - и едва сегодня так не случилось, как в ней.
  
   Добровольцы шаг вперед!
   Добровольцев не нашлось
   Пот с лица комбат утрет
   Наступленье ровно в восемь
   Значит слушай мой приказ
   Проведем разведку боем
   Лезь в броню, дави на газ
   Ты назначен быть героем
  
   (прим. - автор Алексей Матов, из серии World of Tanks - В.С.)
  
   Мы вообще-то не должны были там быть. По первоначальному плану нас на тот берег хотели, когда уже мост наведут. Затем переиграли, что по броду, но когда уже танки пройдут все, обе бригады. Первая прошла, все шестьдесят пять машин, затем заминка какая-то вышла, а мы как раз боезапас загрузили, и рядом стоим. И тут нам по радио, "Кедр, я Дуб, приказываю...". Выдвинулись, пошли.
  
   Если раны то чуть-чуть
   Если смерти то мгновенной
   Кто придумал эту муть
   Не был он в бою наверно
   Шум в башке хочу курить
   Руки мертвые как палки
   Ах как хочется пожить
   Самого себя так жалко (А.М.)
  
   Нет, я точно к флотской службе был бы непригоден! Страшно, плещется близко совсем, вот ухнешь туда, и все. Земля, она не подведет, укроет, а отсюда хрен выплывешь. Особенно водиле стремно, ему же люк пришлось наглухо закрыть, и резиной уплотнить, чтобы водой не захлестнуло. Я на башне сижу, весь наружу, лишнее все сбросил, чтобы плыть было легче, если что, из соседнего люка Пашка Рябко в таком же виде, в пулемет вцепился, противовоздушную оборону изображает. И мехводу ору - чуть вправо, влево, так, хорошо - мне-то сверху вешки лучше видны. Прошли, слава те господи, не иначе отец Сергий небесного покровителя попросил приглядеть...
   Как на землю выползли, сразу рассредоточиться. У берега столпотворение, сейчас артналетом накроют, и привет. Командование однако бдит - не так как в сорок первом, когда выгрузили, дальше сам разбирайся, никто ничего не знает, что, где! - сразу вводные, постановка задачи, и вперед. Днепр здесь течет с северо-запада на юго-восток, и выше по течению город Канев, но напрямик туда не попасть, не иначе черт порезвился когда-то, холмы высотой метров двести-триста, берег в воду уходит почти отвесно, и все это пересечено глубокими оврагами и заросло лесом, такой танконедоступный район, в поперечнике километров пять. С юга река Рось, хоть фланг прикроет, и между ней и холмами дорога в обход, там еще одна речка Россава, также проход с километр шириной между ней и холмами, уже с юга на север, мимо деревни Яблонов. Затем снова поворот направо, на северо-восток, и вот он, Канев.
   Мы как раз в стыке обороны противника, от нас и южнее вдоль Днепра 17я пехотная дивизия французов, Канев и выше, это уже 9я пехотная. Боеспособность точно неизвестна, все ж не зима, когда нам под гусеницы кидали совсем мясо, могли уже чем-то научиться. Но вот с противотанковыми средствами у них хуже, чем у немцев, ну что такое 25-миллиметровая противотанковая, смешно! В составе каждой дивизии по штату положен танковый батальон, Рено-35 или Гочкис-35, более тяжелые Сомуа или В-1 вряд ли, их немцы себе забрали. Предположительно также наличие в Каневе частей СС, для придания стойкости французам, но не в большом количестве. Но если нас тут запечатают, в воду скинуть кишка тонка, но и нам дальше наступать будет очень дорого стоить. Значит задача - обходным маршем, атаковать и взять Канев, где уже дерутся наши морпехи. Бой они завязали успешно, но сами взять город вряд ли смогут, французов там дивизия против четырех батальонов.
   Ясно, медлить нельзя. Пока танкисты пехоту на броню сажали, мы вперед. Перед нами лишь разведгруппа, два ленд-лизовских "скаута", за ней мой командирский Т-54, в главе всех четырех батарей, к нам в хвост пятьдесятчетверки с десантом на броне, и полк "барбосов" - сила, если на простор выйти. К Каневу железная дорога подходит, с нашей стороны Днепра, значит переправу наладить легче, и хоть танковую армию на правый берег переводи, и местность дальше открытая, распаханные поля, вот где развернуться, хоть на запад, на Фастов или Белую Церковь, хоть на север, к Киеву. Но это если мы не оплошаем, не промедлим, не успеют немцы нас запереть.
   Дорога вправо загибает, да еще и эти отроги холмов, и заросли. Стрельба впереди, наша разведка нарвалась? Скорее вперед, я после на Шемета, комбата-один орал, как вышло, что от меня до следующего в колонне метров сто оказалось? В бою это целых несколько секунд! Правда, мехвод у меня первоклассный, Лешка Черных из Перми, новую машину освоил в совершенстве. А каждый танкист знает, любая машина свою особенность имеет, и водила непременно ее учитывать должен.
  
   У поселка в аккурат
   Обнаружили колонну
   Передали есть контакт
   Сбили гусли головному
   Но калибр мелковат
   Мы их в лоб не пробиваем
   Эй механик сдай назад
   Обнаружили, линяем (А.М.)
  
   Целых пять "тигров". За ними еще колонна, но вроде не танки. Наш "скаут" прямо на дороге, обломками, второй в кювет ткнулся, горит. И ведь назад уже не сдать, не успею. Да и наши сейчас развернуться должны, у меня за спиной. Бью по отстрелу дымовых гранат, ору Пашке, давай бронебойный, и в радио, всем, я Кедр, танки с мотопехотой, к бою!
  
   Попаданье под погон
   Не взорвались только чудом
   Зажигательный патрон
   Нам не выбраться отсюда
   Разгорается пожар
   Волдырями красит кожу
   Жми механик за амбар
   Чую пронесет быть может (А.М,)
  
   Кто-то из немцев успел раньше. Они уже в бой вступили, все на взводе. Удар по башне, танк вздрагивает, затем я соображаю, огня не видно, все вроде целы, Пашка кричит "готово", наш выстрел! Дистанция метров шестьсот, а ведь попал! Второй с головы "тигр" в сторону вильнул и встал как вкопанный, ну да, с такого расстояния наша пушка их хорошо бьет. Разрывы рядом, это они в дым лупят как в копейку, но и мы не видим ничего, Леха, дай вперед, короткая и сразу назад! Пашка уже зарядил бэбэ, без команды, и так ясно. Бросок, выстрел, и еще один, удачно фриц борт подставил, сразу дымок, горит! Рвем назад, не успеваем, снова удар, и опять вроде целы! Теперь чуть вправо, чтобы им прицел сбить, они ждут что мы тут выскочим, а не в стороне. И опять я не сдержался, удачно можно было два раза подряд влепить, и оба раза попал, еще один горит! И опять удар в броню, целы все?
   И тут выстрелы совсем рядом. Наши самоходки вступили в бой, я после у Шемета спрашиваю, на повышенных тонах, чего тянули? А он оправдывается, товарищ капитан, так полминуты не прошло, и то оттого, что мы в дыму цель не видели, пока не вышли все вперед. Вышли удачно, в хвосте колонны еще "тигры" были, как раз угодили под раздачу сто двадцать вторых, из головных же четвертый "тигр" раздолбали походя, а пятый оказался просто брошен экипажем, совершенно исправным, что нам с ним желать? Ну а прочие, бывшие в колонне, даже упоминания особого не заслужили, там еще несколько "троек" оказалось, и бронетранспортеры, и грузовики, и четыре тягача с гаубицами на прицепе, что они нам могли сделать? Это лишь в их фильме немецкая пехота смело швыряет нам под гусеницы противотанковые мины, а здесь они драпанули как зайцы, и все равно мало кто ушел, хрен убежишь от танка по полю, а от осколочного снаряда калибра восемьдесят пять тем более, и наши десантники не зевали. Два грузовых "оппеля" оказались исправными, пригодятся. Сейчас дорогу от металлолома расчистим, и дальше вперед!
   А я вылез, танк осматриваю. Не три, а целых четыре отметины, три на башне, одна на лобовой, это когда в нас успели еще один раз влепить? Наш Т-54 выходит, снаряд "тигра" с шестисот метров держит! Хотя все с брони снесло, скобы для десанта, ящик с ЗИПом, даже запасные траки, которые точно помогли, судя по следу, и пулемет на башенном люке искорежило - но броня цела, ничего жизненно важного не повреждено, и мы все целы. А ведь была бы тридцатьчетверка, так и с нами было бы, как в песне:
  
   Только все напрасный труд
   Саму малость не хватило
   И теперь эта броня
   Наша братская могила
   И когда на небеса
   Души тихо улетали
   наши тяжи подошли
   Этих гадов раскатали (А.М.)
  
   Именно так. Это в сорок первом Т-34 мог гордиться своей броней. А сейчас снаряд "тигра" для тридцатьчетверки смертелен. Так против Т-54 теперь выходит, это немцам впору жаловаться, "мы их в лоб не пробиваем"! Десантники поймали фрица из экипажа последнего "тигра", который целым остался, и был тот лейтенантик в полувменяемом состоянии, истерил, майн гот, я два раза в русского попал, а ему ничего, это невозможно! У нас в полку выбыли двое -"двойке" из третьей батареи, там командир из новеньких, все забываю как его, в гусеницу влепило, сейчас натянем, а вот Скляр умудрился поймать снаряд в борт, слава богу вскользь, и в мотор, это уже капитально, но люди все целы. Видишь, едва не сглазил! Теперь что делать - сиди, кукуй, мы радио дали, обещали ремонтников прислать, отбуксируют.
   А у немцев на машинах маркировка Ваффен СС. Больше чести нам, что таких положили. И дальше собственно фрицев нам не встретилось, одни лишь лягушатники, и такое мое мнение, драться всерьез они не умели и не хотели. В Яблонове вообще был не бой а так, недоразумение. А когда я увидел, чем нас пытаются атаковать у Канева, едва сдержал смех, это после того, как мы только что "тигров" вынесли? Шаромыжники или безумные храбрецы, или такие же глупцы, не представляют, с кем имеют дело, а может и впрямь, они с нашими в танковом бою не встречались? Мы расстреляли их как мишени на полигоне, причем я приказал своим не усердствовать, поберечь наш боекомплект на случай если снова "тигры" появятся. 122мм по легкому танку, это как топором со всей силы по фанерному ящику, а они нас своим малокалиберным короткостволом лишь поцарапать могут, даже в упор. У вас был выбор, лягушечники, сидеть в своих Европах и не приходить сюда. Земли нашей захотели - будет вам, каждому по два метра и навечно.
   В Каневе мы стреляли мало, опять же берегли снаряды, ну всем хороша СУ-122, но боекомплект у такого калибра вдвое меньше, чем у танкистов. Держались позади, вступая лишь когда встречали особо упорный очаг сопротивления, и обычно одного-двух ОФ хватало. Подъехал Скляр на трофейном "тигре", хорошо еще что мы вовремя разглядели красный флажок. А где самоходка? Сдали ремонтникам, летучка подъехала, КВ-тягач. Как это вы "тигра" укротили? Так немца припахали, все объяснить, там просто совсем, а управление легкое очень, не рычаги а штурвал как на автомобиле, и двумя пальцами передачи переключаются, какая-то хитрая там коробка-автомат. Ты ври да не завирайся, вот на Т-54 много легче, чем на старых тридцатьчетверках, но все равно, с силой приходится рычаги тянуть. Так сами попробуйте! Попробовали, согласились, интересную штуку фрицы придумали, надо бы перенять. Ездил Скляр на "тигре" до вечера, когда кончился бензин. И зампотыла встал насмерть, этот фриц весь наш лимит съест, у нас он небольшой, только на автомобили, самоходки-то все на соляре. Пока искали трофейные склады, и чтобы еще не оприходованные, откуда-то появились особисты, и "тигр" конфисковали, к огорчению Скляра, который так и не успел сегодня открыть боевой счет.
   А после мы шли на запад, на Фастов. Как зимой от Сталинграда - и точно так же разбегались от нас всякие там французы, как тогда румыны. Немцы встречались редко, и такое впечатление, без всякого плана и порядка, брошенные в бой по частям, кто оказался под рукой, чтобы лишь закрыть наш прорыв. После мы узнали, что почти одновременно с нами началось наступление с северного плацдарма, от Лютежа. 7 июня немцы оставили Киев, в их фронте зияла огромная дыра - и Днепровский вал начал рушиться, как снежный затор, сметаемый половодьем. Немцы поспешно отходили от Запорожья, 8 июня был освобожден Кривой Рог, 10 июня Житомир, 11 июня Кировоград. На севере взяты Выборг и Петрозаводск. После каждой сводки Совинформбюро мы спешили отметить на карте нашу землю, очищаемую от фашистской нечисти. Интересно, Гитлер и в самом деле чертей о помощи просил, как отец Сергий рассказывал? Так если и так, нам попы помогут.
   Французов даже жалко, влетели как в похмелье на чужом пиру. Помню, как нас атаковали уже под Белой Церковью, впереди штрафники на "рено", чтобы значит, наши позиции прощупать, за ними "пантеры". Но наши сто двадцать два отлично достают сразу до их второй линии, когда мы огонь открыли, прилетело всем. И когда двое уцелевших увидели, что позади нет никого, они башни развернули назад, и к нам скорее, сдаются что ли? Точно, и люки у них оказались закрыты снаружи, я подошел, когда экипажи уже извлекли. Один, рожа такая лошадиная, еще и улыбается, так ему Рябко сразу в морду - ты кого сука имеешь в виду, так противно ухмыляясь? А француз лишь кровь утер, вытянулся, и рапортует, я понял лишь "капрал Фернан Котанден", и еще больше лыбится, псих что ли? Нет, тут он дальше на ломаном немецком, что если бьют, значит не расстреляют. С чего это он взял, а ну карманы выворачивай? Вот найдем сейчас фотографии, где ты наших расстреливал, отчего-то многие у них такое в бумажнике носить любили, ну а у нас за это разговор короткий, до ближайшей стенки - был вообще-то приказ, что тех кого насильно заставляли, не трогать, ну так ведь нам сейчас решать, заставляли тебя или сам с охотой шел? А этот Котанден дальше ухмыляется, и говорит, это делать, и с собой карточки носить, обязаны лишь неарийские солдаты в подразделениях вермахта, их за утерю фото в штрафники - ну а он и так штрафной, наказан за попытку дезертирства. Ну и хрен с тобой, фернанден, или как-тебя-там, живи пока, пусть особисты с тобой разбираются, виноват или нет.
   Еще у них листовки были, наши пропуска в плен. С знакомыми уже нам карикатурами Кукрыниксов, подписано по-французски, так мы эти рисунки и в "Правде" видели, и на плакатах.
   Первая - немец, опасливо пригибаясь, выпихивает из окопа француза - вперед камрад, за Еврорейх!
   Вторая - удирающий немец, обгоняя француза, оборачивается и орет - не смей бежать, паршивый лягушатник, прикрой мое организованное отступление!
   Третья - Париж, Эйфелева башня, француз на костыле ковыляет, а вокруг повсюду здоровые и веселые немцы.
   Четвертая - тот же француз на костыле приходит домой. А там те же немцы, сидят за его столом, жрут и пьют, лапают его жену. И вышвыривают француза на улицу пинком под зад.
   Так сами виноваты, лягушатники, меньше надо было слушать своего старого маразматика и немецкого жополиза Петена!
   И последнее, что вспомню, это как где-то возле Бердичева нас фотографировали американские корреспонденты. Журнал называли, "Тайм", или "Лайф", или еще что-то, не помню. И мы снялись, я и Пашка Рябко, опираясь за ствол самоходки, на фоне битых немецких танков. Пашку выбрали за фотогеничность, ну да, попробуй снаряды в ствол в темпе кидать, даже унитар 85мм весит почти пуд, нечего там делать щуплым. А еще Пашка из Архангельска, как отец мой был, ну считай, почти земляки.
  
   Турция, Анкара. Это же время.
   -Йолдаш Чакмак, вы ... коскоджамити балык! (Прим. - дословно "очень большая и глупая рыба", здесь и далее "непереводимая игра слов" по-турецки - В.С.). Будь проклят тот день, когда я согласился с вашими лживыми доводами, послушался ваших советов! А теперь скажите, отчего я не должен немедленно приказать вас повесить за государственную измену?
   -Но, коджам Инёню, клянусь, я мечтал лишь о восстановлении былого величия Османской Империи, пусть даже в малой части.
   (Прим - В Турции после революции Ататюрка было принято обращение "коджам" и "йолдаш", в русском переводе "товарищ", лишь с оттенком соответственно "старший" и "младший". Инёню, он же Исмет-паша - президент Турции в 1938-1950, генерал Чакмак - начальник Генштаба Турции, известный своей крайне пронемецкой ориентацией - В.С.)
   -Вы забыли, чем кончилось наше участие в той войне? Теперь хотите, чтобы и от осколка былой империи ничего не осталось?
   -Но мы ведь не воюем с русскими, коджам! Америка далеко, и ее деловые круги дали понять, что не будут против. Ну а Англия, ее кто-то будет спрашивать, после этой войны? Смею предположить, что ни Ирак, ни Аравия, ни Палестина не входят в сферу жизненных интересов русских!
   -Хватит! Меня не интересуют ваши умствования. Можно ли отыграть назад?
   -Наши войска уже пять дней как вступили в Ирак! И истребили английские гарнизоны на протяжении всей иракско-турецкой границы, и продолжают наступление.
   -Может, как-то извиниться и выдать за "пограничный инцидент"?
   -Невозможно, коджам! Кроме всего мы уже захватили иракской территории на глубину до ста километров от границы. И самым недалёким британцам понятно, что это не инцидент.
   -Слушайте, вы, акмак! Только потому вы еще не расстреляны, что.... Какую помощь нам может оказать Еврорейх? Что говорил вам фюрер?
   -Он обещал прислать до двадцати дивизий. При условии, что мы откроем свою территорию для его войск.
   -Будала! Что мы будем делать, если они с нашей территории атакуют русских? И мы окажемся в войне уже не с одной Англией, а и с Россией! Месяц назад ты сам рассказывал мне, как неприступен Днепровский вал, и как сильны защищающие его войска, или германцы показали тебе не все? И одного удара русских оказалось достаточно, чтобы все развалилось! Тебе ли не знать, насколько наша армия слабее вермахта? И что будет, если русские обрушатся на нас с такой же силой? Кто вступится за бедную Турцию? Если Германия будет уже в таком положении, что спастись бы самой, Англия гореть жаждой мщения, а США далеко, и еще вопрос, захотят ли воевать из-за нас с русским медведем?
   -Но, коджам, меня уверяли, что союз русских коммунистов и английской монархии, это явление неестественное и кратковременное. Если можно так выразиться, это не содружество, а "совражество", против общего врага. И если и когда Рейх будет разбит, придет конец и русско-английскому союзу. Напротив, Сталин будет доволен ослаблением соперника.
   -Это тебе в Берлине сказали!? А заодно уверяли, что Днепровский рубеж неприступен, как стена. И ты, потерявший разум, уверял меня, что другого случая не будет, Россия и Рейх измотают друг друга, а Англия слишком слаба, и ничего не сможет сделать, не только сейчас, но и в будущем - и все смирятся с расширением нашей территории, в конце концов и Ирак, и Аравия издревле принадлежали Империи Османов. А русские оказывается, еще и не начинали наступление. И не видно, чтобы победы их изматывали - напротив, они лишь входят во вкус! Зимой, когда казалось уже, что для них все кончено, они нашли силы пройти от Волги до Днепра. Где они остановятся сейчас, когда изначально были гораздо сильнее, на границе Рейха? Ты забыл, что еще Бисмарк сказал про договор, наездника и осла? И как даже в этой войне Рейх относится к своим же союзникам, бросая их под русские танки расходным материалом? Фюрер рад, если Турция принесет себя в жертву, хоть как-то облегчив положение Рейха. А что будет с нами после, ему безразлично. Но это никак не безразлично нам!
   -Коджам, но ведь русские вряд ли нападут на нас сейчас. Все же у них нет лишних войск, и им не нужен еще один фронт. И у нас подписан пакт о ненападении, до сорок пятого года.
   -Тебе напомнить, что было 22 июня два года назад? Пакты соблюдают, пока они выгодны. И до сорок пятого не так много осталось. А если вместо продления, они потребуют от нас Проливы, что мы будем делать? Звать на помощь Англию? Сколько мы можем получить сейчас с Рейха, чтобы после не казаться легкой добычей? Бьют слабых, сильных же не решаются.
   -Фюрер обещал поставки вооружения. Четыреста танков и лицензия на производство их Панцеркамфваген три. Две тысячи артиллерийских орудий, трофеи их европейского похода. Двести истребителей Ме-109Е с лицензией на их производство, сто бомбардировщиков Не-111, пехотное вооружение, амуниция, и прочие товары, по этому списку. Замечу, что это лишь первый взнос, который не требует от нас никаких ответных шагов, ну почти.
   -Что значит "почти"?
   -Резко увеличить поставки некоторых материалов, например хромовой руды, а также продовольствия. И открыть Проливы для прохода военных кораблей в Черное море и назад.
   -Нет, ты точно последний из ишаков! Этим мы сами даем русским великолепный повод отобрать у нас Проливы! Как только у них освободится достаточно сил...
   -Коджам, а вы уверены, что у нас не потребовали бы этого и так, если бы мы не вмешались в войну? Вы правы, слабых бьют. Но разве напав и победив Англию, мы не покажем свою силу, с которой надлежит считаться? Можно даже, в знак доброй воли, вернуть что-то из захваченного. Все равно, останемся в прибыли. И уж точно ничего не теряем.
   -Надейся, что ты прав! И помни, что я не казню тебя, пока, лишь, только потому, что ты знаешь многих уважаемых и влиятельных людей в Германии, и с тобой захотят иметь дело больше, чем с кем-то другим. А значит, твоя жизнь зависит от того, сколько нам удастся получить от немцев. Причем категорически не беря на себя никаких обязательств по отношению к войне с русскими! Фюрер должен быть доволен, что мы атаковали другого его заклятого врага, англичан! А пока, война в Ираке уже стоит нам достаточно дорого. Что из списка, который показали вы, Рейх может нам поставить в течении недели?
  
   Обобщение боевого опыта. Из докладной записки капитана 1 ранга Большакова А.В.
   ...следует отметить особенности вооружения, организации, тактики, боевой подготовки нашего противника, французской армии Виши, чрезвычайно наглядно проявившиеся в бою у Канева.
   После поражения 1940 года на армию Виши были наложены ряд существенных количественных и качественных ограничений. Так, была запрещена артиллерия калибра свыше 75мм, средние и тяжелые танки, противотанковое вооружение, моторизация пехоты. Чтобы хоть в какой-то мере сохранить боеспособность, были всемерно использованы возможности, не подвергшиеся регламентации, как например оснащение пехоты автоматическим оружием. Также особое внимание уделялось физической подготовке солдат, способности совершать длительные пешие переходы, перенося груз.
   В вооружении французской пехоты бросается в глаза чрезвычайно высокое насыщение пулеметами, в роте четыре взвода, в каждом из которых на 48 солдат было четыре станковых "гочкиса", 6-7 ручных MAS29 и 10-12 пистолет-пулеметов. Кроме того, были крупнокалиберные 13,2мм пулеметы в "ротах тяжелого оружия" пехотных батальонов. Основной тактикой было, действовать от обороны - правильно выбрать позицию, возможно после быстрого пешего марша, быстро окопаться, грамотно выбрать сектора обстрела, позволяющие маневр огнем и его концентрацию в любом опасном направлении, и заманить противника в "огневой мешок". Артиллерия, в силу своей легкости достаточно мобильная даже на гужевой тяге, должна была быстро выдвинуться на позицию, огневым налетом нанести противнику поражение, и уходить, не дожидаясь ответной контрбатарейной борьбы. Легкие танки предназначались для окончательного добивания врага, вклинившегося в оборону, после нанесения ему урона огнем. В то же время средства связи оставались устаревшими, радиосвязь явно была недооценена, основной считалась проводная.
   Немцы знали об эти особенностях своих союзников и поставили их на позицию, где они могли быть использованы в полной мере. Река Днепр, разделяющая позиции французов и советских войск, казалось бы позволяла не бояться танкового удара, и делала линию фронта статичной. Предполагалось, что французы в состоянии не позволить наступающим высадить на берег тяжелую технику, а пехоте нанесут поражение огнем пулеметов и легкой артиллерии, и добьют своими танками.
   В реальности же, обороняющиеся оказались совершенно не готовы к внезапной высадке прямо в траншеи специально подготовленных штурмовых подразделений, с первых же минут навязавших ближний бой, с применением гранат, штыков, и даже рукопашной. Артиллерия оказалась не готова быстро поддержать огнем атакованные части, так как отсутствовало целеуказание; в условиях нашего интенсивного контрбатарейного огня с аэрокорректировкой, французские батареи могли лишь дать один два залпа и немедленно менять позицию, не успев пристреляться. Танки оказались совершенно не готовы быстро выдвинуться в необходимое место, для полустатичной обороны этого не требовалось. В целом же, французы оказались абсолютно не способны действовать в быстром темпе современного маневренного боя.
   С переброской на правый берег наших значительных бронетанковых сил, бой был по сути уже выигран, так как при наших правильных действиях, противопоставить им французам было нечего. 75мм пушки образца 1897 года, вполне терпимые для поддержки пехоты с закрытых позиций, оказались абсолютно непригодны в качестве противотанковых, из-за однобрусного лафета и поршневого затвора. 25мм и 47мм противотанковые пушки были совершенно неэффективны против Т-44 и Т-54. Эффективных противотанковых средств французская пехота не имела.
   В то же время бой в Каневском лесу, при нашем наступлении к городу Канев, показал, что и в качестве легкой пехоты, егерей, оптимизированных для действий на танконедоступной местности, французская пехота сильно уступает штурмовым частям Советской Армии. И составом вооружения, у нас полностью АК-42, у французов же станковые пулеметы для боя в лесу оказались слишком неповоротливы, и отсутствием "ручной артиллерии", как наши "Рыси", и уровнем боевой подготовки, их обучали "правильному" огневому бою на открытой местности и дальней дистанции, а не внезапным боестолкновениям в условиях ограниченной видимости, что характерно для леса или населенного пункта. Однако и в качестве основной, "линейной" пехоты, французы не обладали должной боевой устойчивостью, за счет откровенной слабости поддерживающих артиллерии и танков. Станковые пулеметы эффективно выбивались огнем наших танков и самоходок, артиллерия терпела поражение от огня нашей артиллерии более крупных калибров. Но следует отметить, что в начале боя за город Канев наше продвижение было крайне незначительным, морская пехота без поддержки бронетехники была вынуждена залегать на окраине, несла потери. С учетом более чем четырехкратного численного превосходства французов на этом этапе, наше положение спасали лишь интенсивный артиллерийский огонь с левого берега Днепра и штурмовые авиаудары, по радиокорректировке из наших передовых частей.
   Таким образом, основные выводы. Первое, это огромная роль взаимодействия разнородных сил. Даже штурмовые спецподразделения при бое в лесу вынуждены были вызывать артиллерийский огонь или штурмовую авиацию, встретив узел сопротивления, или сосредоточение вражеских сил для контратаки. При общевойсковом же бое отсутствие взаимодействия равнозначно поражению, даже при своем формальном превосходстве в силах - как в Каневе, где французы имели численный перевес до самого конца боя.
   Второе, это важность бесперебойно работающей связи. Причем в динамике боя использование проводной связи затруднено, если вообще возможно. А потеря связи с частями в боевой обстановке нередко равноценна потере самих частей. Что опять же показал Каневский бой, где нам удавалось бить противника по отдельности, при отсутствии между его подразделениями помощи друг другу.
   Третье, это возросшая скорость современного боя, а значит, сокращение времени принятия решений. И резко возросшие требования к подвижности войск. Опять же примером Каневский бой, где мы явно переигрывали французов по темпу.
   Четвертое, это требования к боевой подготовке пехоты. По сути, французы готовили свои войска к ситуации, когда поле боя, это ровный плац, огороженный забором, а противник это исключительно пехота. В реальности же следует отметить, что роль огневого подавления врага на дальней дистанции окончательно взяли на себя артиллерия и минометы, которым пехотный огонь служит лишь дополнением. А бронетехника резко повышает боевую устойчивость пехоты, и в наступлении, и в обороне, и потому является неотъемлемым элементом боя на танкодоступной местности, взаимодействие со своей бронетехникой и борьба с техникой противника должны быть обязательной частью боевой подготовки.
   (приписано карандашом на полях. Однако, для РККА 1941-42, французы были бы очень опасным противником!)
  
   Берлин, Принц Альбрехт-штрассе, 8. Этот же день, 4 июня.
   -Герр рейхсфюрер, заключенный номер...
   -Отставить, группенфюрер Рудински! С сегодняшнего дня ты полностью восстановлен в чине и правах. Фюрер доволен твоей работой, так что еще и чем-нибудь тебя наградят. Ну а я искренне рад, старина, что ты снова в строю.
   -Если бы так, Генрих... Тех заговорщиков выловить было рутиной. Кто, с кем, о чем, при каких обстоятельствах. С чистой совестью можно докладывать, что по делу "1 февраля" все виновные, сочувствующие и потенциально опасные выявлены и изъяты. А вот по тем, кто слил нам эту информацию...
   -Однако вижу, что тебе удалось что-то раскопать? Я весь внимание.
   -Удалось, Генрих. Вот только лучше бы нам этого не знать. Хотя я тщательно все перепроверил, ты меня знаешь. Я все же был хорошим полицейским.
   -Опять что-то сверхъестественное?
   -Взгляни. Это кадры из фильма, который русские показывают своим солдатам, отчего те звереют и готовы рвать нас зубами. И гражданскому населению, отчего они в массе готовы схватить и выдать в НКВД любого, кто усомнится в правоте русского дела. И вроде даже в Америке, отчего янки видят в нас кровожадных людоедов. Блестящий ход русской пропаганды, вот только отчего-то никому не пришло в голову определить где, когда и при каких обстоятельствах был снят этот фильм. А я сумел это сделать, и мне стало страшно. Вот, посмотри.
   -Что это?
   -Это кадр из фильма. А рядом снято лично мной, в том же ракурсе, с той же точки. И даже, по возможности, с теми же людьми. Ничего не замечаешь? Найди различие.
   -Аушвиц? Все одинаково, вот только этого барака нет, снесли?
   -Нет, Генрих, еще не построили. Комендант, и все начальствующие лица заверили меня, что там никогда не было барака, но вот в планах построить, есть.
   -Русская инсценировка. Снято где-нибудь под Москвой. А антураж совпал, вышло случайно. Похожая местность, бараки, проволока. А уж переодеть актеров...
   -Я тоже так подумал сначала, Генрих. Но я же не случайно упомянул про людей. У меня на лица фотографическая память. Если это инсценировка, то как тогда я сумел найти среди персонала нашего Аушвица тех, кто попал в кадр? Я даже расставил их так, как в русском фильме, не всех конечно, но тех кого опознал. И что интересно, они дружно уверяют что не помнят, чтобы их снимали! А ведь в фильме они смотрят прямо в объектив! Тайная съемка - как? Кто-нибудь слышал о скрытых миниатюрных кинокамерах, это же не фотоаппарат? И этот случай не единственный, Генрих, вот, я нашел еще восемь таких же! Как это можно объяснить?
   -Хочешь сказать, русские изобрели машину времени, как у Уэллса?
   -Если бы так, мы бы уже не разговаривали бы с тобой здесь и сейчас. Представь, что такая машина появилась бы у нас, и мы бы открыли окно в 1918 год, танковые группы вермахта идут на Париж и "юнкерсы" над Лондоном! А русские всего лишь поразительно быстро учатся воевать, эволюционируют, но не скачут мгновенно. На фронте не замечено пока ни образцов техники, ни войск, резко отличных от того, что у них было вчера.
   -А большая подводная лодка?
   -А почему не армады несокрушимых танков, или эскадры самолетов, летающих со скоростью тысяча километров в час? Где решался исход войны, в Арктике, или под Сталинградом? Даже если эта "машина времени" как-то привязана например к магнитной широте, и работает лишь ближе к полюсу, что мешало наладить регулярный грузопоток, и кстати, зачем тогда русским были бы нужны конвои от янки и британцев?
   -Это если в том будущем победили русские. А если там правит победивший Рейх, и мы имеем дело с группой какого-нибудь Сопротивления, решившего переиграть историю?
   -Генрих, мы оба знаем про план "Ост". Ты веришь, что в побежденной России остались бы какие-то лаборатории, научные институты, профессора и студенты?
   -Предатели и заговорщики из того Рейха?
   -А зачем им это было нужно, Генрих? Ведь если в результате изменится история, то исчезнет и тот будущий мир, а значит и они. Я говорил с людьми из Аненербе, не раскрывая им, понятно, зачем. Кстати, там много шарлатанов - но есть и очень толковые люди. Так один знаток восточной философии рассказал мне, что такое "Дао". Европейцу трудно это понять, ну представь себе поток, плетение бесконечных нитей, из прошлого в будущее. Мы видим лишь одно их сечение, в момент "сейчас". А божество видит все плетение, и может менять. Как некий китайский полководец проиграл решающее сражение оттого, что был нарушен обряд его похорон.
   -Опять?!! Снова этот арийский бог?
   -Да, Генрих! Как он влияет на события, помогает русским? Вселяясь в солдат, делает их берсерками, а в генералов, удивительно прозорливыми? Так понятие "прозорливость" включает в себя видение будущего, ну хотя бы в ограниченных пределах, как я раньше не мог этого понять, сделать такой простой вывод! Те, кого коснулся арийский бог, становятся провидцами. Они знают наши планы раньше, чем мы сами их примем. Они знают на кого из своих можно опереться, кто надежен, талантлив, а кто нет. И еще много всего - каков цвет волос еще нерожденного ребенка, спросил философ - а какое будет военное искусство Третьей Великой войны, если эту считать второй?
   -Подожди. А как же фильм? Знания передаются прямо в разум, а пленка?
   -Ну, Генрих, а как на спиритических сеансах духи запечатлевают на бумаге слова? Откуда мы знаем, что доступно для Бога - может быть в его власти превратить стопку чистой бумаги в книгу или пакет чертежей? А катушку пленки, в отснятый фильм?
   -Ну и что ты предлагаешь?
   -Есть у меня одна мысль. У русских должна быть какая-то организация, орден посвященных. И эта организация должна возникнуть в известное нам время, где-то прошлой осенью или зимой. Или резко изменить свой статус, увеличить влияние. Ты понял, о чем я?
   -Их православная Церковь?!
   -Да, Генрих! С чего бы иначе русские большевики, закоренелые атеисты, вдруг так резко сменили свое отношение к ней, и именно в это время? И Сталин приблизил к себе Патриарха, вернул ему его резиденцию, а Церкви множество церковных зданий и монастырей? И православные священники стали появляться в войсках, благословляя их на бой - вот только после такого в русских солдат и офицеров стал вселяться дух берсеркеров и нечеловеческий ум? Орднунг должен быть везде, все существующее обязано для большей эффективности иметь четкую иерархию, установленную форму. Патриарх принимает Божественную Силу, и передает ее епископам, ответственным за тот или иной район, те благославляют священников, которые делятся с солдатами. И мы имеем то, что имеем сейчас! Рейх не разучился воевать, что показал Запад. Но как воевать против такого противника?
   -Ну, Руди, это уже кое-что. И ты я вижу, придумал что-то, чтобы нарушить у русских этот орднунг?
   -Да. Глава русской церкви носит пока титул не Патриарха, а Местоблюстителя, это ступенью ниже. Уже много лет - и вдруг Сталину, который очень не любит конкурентов по власти и влиянию, вздумалось утвердить его Патриархом, формально будет избрание их конклавом, но ясно, что это не более чем церемония. А русские начали наступление на Днепре, снова думаешь, совпадение? Если я прав, то повышение статуса главного русского священнослужителя означает усиление вмешательства Того о ком я говорю в дела этого мира! И что после будет с Германией, с немецким народом, со всеми нами?
   -И мы можем как-то этому помешать?
   -Да, Генрих! Отчего русские объявили во всеуслышание, церемония провозглашения Патриарха произойдет через три дня, седьмого числа, в Троице-Сергиевой Лавре, главном русском монастыре? Отчего Сталин, если уж ему так захотелось, просто не вызвал этого попа к себе и объявил, теперь ты Патриарх? Да потому что все русские верующие в это время будут молиться в своих церквях, а Тот, которого я не называю, скажет Патриарху, да пребудет с тобой моя Сила, еще больше! Я не представляю, зачем еще этот святой отец нужен Сталину, кроме как быть Голосом Его и проводником. А место где все это будет происходить, известное кстати как издревле средоточие Силы, монастырь там был уже шесть или семь столетий, идеальное для подобных обрядов - и оно находится всего в пятистах километрах от фронта! И есть надежда, что в этот вечер Он будет очень занят, а значит может просмотреть. Есть ли у тебя, Генрих, влияние на толстого Германа, чтобы он выделил пару бомбардировочных эскадрилий?
   -Последствия будут... Помнишь, что началось, когда у Коха всего лишь распяли на церковных дверях какого-то священника сельской церкви?
   -Плевать! Фанатизм русских не так страшен, как их непобедимость, переживем. Так можем мы быстро организовать авиаудар?
   -Обижаешь, Руди. Ты сам сколько арестовал чинов люфтваффе, а толстяк не посмел возразить? СД пока может многое, даже очень. Германа я беру на себя, а вот от тебя мне потребуется помощь.
   -Что я должен сделать?
   -Нам очень повезло, что парни Германа и так должны были нанести русским глубокий визит. Но я полагаю, шанс повернуть войну, чтобы наш доблестный вермахт снова стал победоносным, как год или два назад, значит больше, чем Ярославль или Рыбинск? Мы нанесем удар, а вот ты проследишь на месте, нет в кабину "юнкерса" тебе не надо, возьмешь показания у всех на аэродроме. Меня интересует поведение русских, их ответные меры и реакция после. Определим опытным путем, насколько их бог, или не знаю что там еще, всемогущ и всеведущ.
   -А если бы для пользы дела надо было лететь, ты бы мне приказал?
   -Конечно, Руди. Мы ведь солдаты фюрера, и интересы Рейха для нас должны быть важнее, чем даже собственная жизнь?
  
   То же место, 10 июня 1943.
   -Герман рвет и мечет, Руди. Знал бы ты, что мне стоило его прижать. Докладывай о результате!
   -Все в записке, Генрих. Со всеми подробностями, фактами, цифрами и показаниями выживших. Мне нечего добавить. Все подтвердилось.
   -Ну, я хотел бы сначала услышать от тебя квинтэссенцию, экстракт? Подтвердилось что?
   -Что ж, изволь. Русские знали почти обо всем. А гауптштурмфюрер Вернер, ответственный за безопасность Сещинской авиабазы - тупой надутый индюк. За два года не суметь выкорчевать русское подполье! Зато, боясь за свою шкуру, докладывал что "все в порядке", все тихо и спокойно. А партизаны чувствовали себя как дома в запретной зоне авиабазы! Глава подпольной организации работал там полицейским. Самолеты взрывались в воздухе "от неизвестных причин", экипажи гибли, а этот кретин Вернер писал докладные про заводской брак!
   -Ты его арестовал, Руди? Или снял с должности?
   -Под рукой не было, кем его заменить. Так что я всего лишь поговорил с ним, но так, что у него едва не случился удар. Впрочем, если ты прикажешь, Генрих, я займусь Сещинской авиабазой сам. И выловлю все подполье, у меня к ним теперь, в некотором роде, личный счет.
   -Однако, перейдем к конкретным событиям.
   -Слушаюсь. Итак, 4 июня на Брянско-Орловский аэроузел перебазировались девять бомбардировочных групп из семи эскадр, под общим руководством командира 1-й авиадивизии генерал-лейтенанта Бюловиуса, на аэродроме Сеща были вторая и третья группы 55й бомбардировочной эскадры "Грайф", вооруженная Не-111. По первоначальному плану удар должен был наноситься всеми боеготовыми машинами по городу Горький, чтобы нанести максимальный ущерб, используя эффект внезапности, резервными целями в этот вылет и основными в последующие удары были назначены Ярославль и Рыбинск, для фиксирования результатов была специально выделена разведывательная эскадрилья, оснащенная Дорнье-217.
   Однако из-за переноса времени удара на трое суток, эскадры сидели на земле в ожидании. И русские партизаны будто взбесились, если раньше они больше ограничивались разведкой, то теперь за эти три дня были отмечены шестнадцать случаев нападения и убийства военнослужащих люфтваффе, причем старались выбирать летный состав! Апофеозом были обстрел территории аэродрома из 76-миллиметрового орудия, скрытно доставленного и замаскированного в лесу, выпущено двадцать снарядов, два самолета сгорели, шесть повреждены, убито и ранено одиннадцать человек наземного состава - и массовое отравление в летной столовой, здесь было хуже, семнадцать человек умерли, больше тридцати в госпитале, яд подсыпала официантка, которая успела скрыться, отрава действовала не сразу. А когда вечером 7 июня, в 20.00 бомбардировщики начали подниматься в воздух, уже в 20.35 была зафиксирована работа неизвестного передатчика, очень короткий кодовый сигнал.
   Для каждого самолета эскадры был определен индивидуальный маршрут к цели, однако светлая ночь позволяла лететь даже в разреженном строю соединения. И еще до линии фронта машины стали вдруг взрываться, детонировали бомбы, экипаж не успевал ни выпрыгнуть, ни сообщить по рации. Погибло всего восемь бомбардировщиков, зато это весьма пагубно подействовало на моральный дух остальных, трудно идти в бой, когда знаешь что можешь также взорваться в любой момент. К подвеске бомб был привлечен весь наземный состав, включая русских и поляков из вспомогательных подразделений. Я дал приказ арестовать их всех, надеюсь Вернер разберется, хоть и дурак.
   Для полета был выбран маршрут, огибающий Москву с юга. Линию фронта, отмеченную отсветами перестрелок, бомбардировщики стали пересекать в строю звеньев. И наткнулись на подготовленный рубеж ПВО - сплошное световое поле прожекторов и массированный огонь зениток. Затем появились русские ночные истребители, атаки их становились все настойчивее. Что интересно, основная ударная группа сумела выйти на Загорск в относительном порядке, с приемлемыми потерями - а вот тех, кто шел на Горький, отвлекающим ударом, ждал ад. Вернувшиеся рассказывали, что такого не встречали никогда - причем у русских были радары, и не один, это подтвердили разведчики, зафиксировавшие их излучение, они также утверждают, что согласно радиоперехвату, против нас там действовали ночные эскадрильи, отличившиеся под Сталинградом, они каким-то образом находили цели даже в темноте. Из шестидесяти трех бомбардировщиков "горьковской" группы сбито тридцать два, потери увеличивало еще то, что поврежденные вынуждены были тянуть домой через московскую зону ПВО, подвергаясь и там атакам истребителей и обстрелу, и на цель, горьковский автозавод, точно не смог выйти ни один. А вот по монастырю в Загорске бомбовый удар был нанесен точно по плану, восемьдесят шесть самолетов, внизу все горело, русские истребители стали интенсивно атаковать уже на обратном пути, из этой группы сбито девятнадцать, считая тех, кто и до цели не долетел. После чего дальнейшие вылеты на Ярославль и Рыбинск были отменены - если там нас ждало то же, что над Горьким, то результат операции явно не оправдывал потерь!
   -А патриарх с малым числом прислужников оказывается, покинул лавру за час до налета, спешно отправившись в Москву. И наутро произнес по радио речь, причем вместе со Сталиным, сразу после него. Как он назвал там всех нас - черным воинством сатаны? И еще русские сумели разговорить кого-то из сбитых пилотов, что целью была именно лавра. Отчего фанатизм русских солдат на фронте возрос и без всякого арийского бога. Или все это тоже было частью его плана, если он все заранее знал?
   А самой главное, старина Руди, судя по тому что творится на Днепре, вся эта операция нисколько не убавила Силы Того, о которым ты говоришь! И мне еще предстоит объясняться со взбешенным толстяком Германом, который грозит апеллировать к фюреру, кстати у меня снова лежит на тебя полдюжины доносов, и остается лишь гадать, сколько их было адресовано не мне.
   И вопрос без обиды, кого назначить основным виновником, если дело дойдет до фюрера? Чья это была идея?
   Впрочем тебе, Руди, не привыкать. И поверь, мне искренне жаль.
  
   Из речи Алексия Первого (единогласно избранного Патриархом Русской Православной Церкви 7 июня 1943, альт-ист.).
   ..наша вера учит нас смирению и терпимости. Истинно, что в Писании сказано, когда ударят по правой щеке, сильный в вере подставит и другую. Но это сказано лишь про людей.
   Люди ли те, кто отрицает все законы божьи и человеческие? Те кто пришли на нашу землю, чтобы не только истребить наш народ, но и извести нашу веру? Ибо это истина, что фашисты на оккупированной ими территории принуждают священнослужителей призывать паству к покорности богомерзким захватчикам, молиться за здравие Адольфа Гитлера и почитать слово и волю его и его прислужников выше, чем Святое Писание, то есть по сути отрекаться от нашей православной веры - а за отказ подвергают пастырей божьих мученической смерти! Мало того, стало нам ведомо, что они прямо предались власти врага рода человеческого, творя богомерзкие обряды, где наших русских людей, наших пленных приносят в жертву на черном алтаре! Так можно ли после этого назвать их людьми?
   Они разрушили Троице-Сергиеву Лавру, святое место, где в тяжкое время войны был открыт госпиталь для раненых русских воинов. Они убили иноков, никогда не державших оружия в руках. Они сделали это преднамеренно, именно святое место было обозначено целью для их пилотов. Так если ли у них душа, или как это случается у самых закоренелых грешников, осознанно отринувших Бога и предавшихся злу, ее место еще при жизни занимает бес, исторгая душу в ад? Для любого православного ответ ясен.
   Нет заповеди "не убий" по отношению к исчадиям ада! Вредоносное деяние к любой бездушной твари, исповедующей фашистскую веру, это благое дело, угодное Господу - а служба гитлеровской нечисти, любая помощь ей, это смертный грех! Будьте тверды в вере и помните, что лучше смерть принять, не согрешив, чем навеки погубить душу.
   Я благословляю всех российских воинов, идущих на священный бой. Включая тех, кто не верит в Бога - ибо дела праведные Ему более угодны, чем молитвы. И если кто из иноков пожелает присоединиться к святому воинству нашему, как Пересвет и Ослябя, я даю на то свое пастырское благословение. Ибо не мир должно нести, но меч, когда служащие дьяволу приходят на землю!
   А фашистские твари да будут прокляты навеки! Без различия, какой они крови - немцы, французы, поляки, латыши, и даже русские иуды. Кто исповедует фашистскую веру, что есть избранная нация, и все к ней не принадлежащие, это рабы, навоз, унтерменши - да будут они прокляты и сгинут без чести.
   Наше дело правое - с нами Бог!
  
   Москва, ведомственная гостиница НКГБ, 13 июня 1943 года.
   -Ну, за победу, мужики! И чтоб поскорее.
   -Интересно, Адольф Гудериана изменником объявит, за то что Орел сдал?
   -А куда бы он делся? Это ж даже не Курск, а какой-то "полу". Мне например непонятно, а на что немцы рассчитывали? До Мариуполя им дойти, это бред полный, ну а ближе смысла нет. Только танки мы у них повыбили, не хуже чем в нашей истории.
   -Ну, Григорич, а что им еще оставалось? Немец, он все же вояка серьезный. В драке страшен, вот только воевать не умеет совсем. Когда надо не бой выиграть, а войну.
   -А интересно, Серега, когда здесь День Победы будет? Думается мне, что в сорок четвертом. Так что не поспеет наша "ягодка" Берлин схиросимить.
   -Ты что, Григорич, ох..л? Это же наше после войны будет, где мы тогда монумент поставим? И зачем нам радиоактивное заражение на территории дружественной ГДР? Гитлера мы и так поймаем и повесим.
   -Если он сам прежде не отравится.
   -И хрен с ним. В любом случае, жить ему осталось год-полтора. Поскольку нашу Победу не переживет, или очень ненадолго.
   Инженер-капитан 1 ранга Сирый был доволен. Поскольку получил новые погоны, вместе с орденом Ленина - за то, что весь поход за ураном вся техника на "Воронеже" работала безупречно. А также за ценный вклад в работу научного коллектива, о чем сегодня утром был сделан подробный доклад Берии, как главному координатору и управляющему советским атомным проектом.
   В общем-то докладывать было пока не о чем особенно. Да, совместными усилиями местных товарищей и "гостей из будущего" начали вырисовываться интересные перспективы. А уж от приза, приведенного "Воронежем", всеобщий восторг зашкалил за все мыслимые рамки. Но впереди была еще масса работы, фактически строительство совершенно новых отраслей промышленности и гигантский рывок в нескольких уже существующих. И все это никак невозможно было, даже располагая знаниями из будущего, сотворить, аки Господь Землю, за шесть дней. Так что весь доклад можно было уложить в строчку Маяковского, работа адова будет сделана, и делается уже. Но Берия явно был доволен, спрашивал лишь о возможности ускорить, обещав выделить и финансирование, и ресурсы, и людей. Что наводило на определенные размышления - неужели американцы успевают раньше?
   А вот Елезаров был озабочен. За последние две недели он беседовал со Сталиным четыре раза, и на последнее встрече Вождь был задумчив, больше слушал, иногда задавал наводящие вопросы - но Елезаров знал, что Сталин никогда и ничего не забывает. На последней встрече присутствовал еще один, здоровый веселый мужик с белорусским говором, товарищ Пономаренко, как сказал Вождь, "теперь он будет вашим непосредственным начальником по части идеологии и пропаганды". Он полностью в курсе, знает историю вашего мира, прочел книги, смотрел фильмы, теперь хотел бы с вами, людьми оттуда, пообщаться вблизи. А так как он товарищ очень занятой, руководство партизанами тоже на нем пока, хоть скоро мы уже на границу выйдем - то примите его к себе на постой. И отнеситесь со всей серьезностью - вы в море уйдете, а товарищу Пономаренко с вашим материалом работать. И ошибки недопустимы, чтобы не повторилось того, что у вас.
   Что ж, у Верховного Главнокомандующего в войну огромная масса дел, которые надо было как-то ухитриться вместить в не такие уж и долгие двадцать четыре часа - так уж устроено, что в сутках больше попросту нет. И правильная работа руководителя, не тянуть на себе весь воз, нельзя объять необъятное, а своевременно и грамотно озадачить подчиненных. Товарищ Пономаренко оказался нормальным мужиком, едва они вышли из кабинета, попросил именовать себя Петром Кондратичем. Мол, на самом-то деле он - Пантелеймон, но для русских бывает сложновато, а для "Кондратича" на первом разговоре все же рановато. Сначала они посидели и пообщались в кремлевском буфете - вопреки пропаганде, не было там никаких экзотических блюд. Ну хлеб, похожий на бородинский, только с изюмом, добротная ветчина, изрядно выигрывающая по вкусу у своих аналогов из будущего, ибо не содержала всякой ненатуральной дряни, вполне приятственный сырок и графинчик какой-то из домашних настоек, типа старой доброй "Беловежской" из будущего - словом, нормальный такой рацион человека, ударно трудящегося от рассвета до заката и метущего со стола все съедобное, не опускаясь до пошлого буржуазного дегустаторства. А затем разговор переместился в машину, большой американский "паккард", до удивления похожий на послевоенный наш Зис-110, сперва заехали в какое-то место, где Пономаренко, попросив всех подождать, через минуту вернулся с армейским вещмешком, как он сказал, "тревожный" запас на случай если куда пошлют, уж простите, солдатский "сидор" мне как-то привычнее чемодана.
   -Однако! - подумал Елезаров - руководителя такого ранга могут в пять минут выдернуть, и ноги в руки, куда по делу надо, хоть в Вологду, хоть в Хабаровск? Попробовали бы так в мое время, хоть начальника главка! Держал всех в тонусе Иосиф Виссарионович - ясно, отчего на него, только помер, сразу начали с самого верха ведра грязи лить!
   В гостинице, неприметном доме в Замоскворечье, для "воронежцев" был выделен, под особой охраной, весь верхний этаж, шесть номеров - их занимали Лазарев, Аня, Сирый, Елезаров, в один из двух свободных вселился Пономаренко. Сирый был на месте, а вот командир с Анечкой отсутствовали. Тут же появились бутерброды, чай, и кое-что покрепче, и разговор продолжился.
   - Ну что ж, товарищи офицеры - ударное поглощение бутеров вовсе не мешало веселому белорусу в простеньком костюме вести диалог - это все, конечно, хорошо. Хоть что-то взамен всей той головной боли, которую вы, товарищи "гости", нам принесли.
   -Поясните, Петр Кондратьич - заявил Сирый - мы принесли вам кучу информации о технологиях будущего. Об ошибках и тупиках - ваших, товарищи, ошибках, и тупиках, в которые вы зашли. Наконец, попросту о некоторых природных явлениях типа землетрясений - а ведь это позволит спасти многих людей.
   -А кто спорит? - ответил Пономаренко - вы, товарищи, конечно, полезные. Но вместе с тем... вместе с тем вы - возможный источник заразы. Выходцы из будущего, в котором всех как будто чумная муха какая-нибудь покусала. А вдруг вреда от вас будет не меньше, чем пользы. А то и больше.
   - Ну и какой же вред мы вам причинить-то можем? Сбежать с ноутбуком на Заокраинный Запад? Так ведь не сбежим. А кто побежит - того вы запросто схватите и повяжете.
   - Да не в том дело, - как-то устало отмахнулся "истинный партиец". И сразу стало видно: мужик крепенько устал. Вся страна, откровенно говоря, крепенько устала пахать в круглосуточном режиме - и этот явно исключением не был. - Вот, к примеру, посмотрел я некоторые из ваших фильмов. Про ту же... как, бишь, ее там... "Интердевочку", ага. И ведь все в фильме вроде правильно показано. Ни одна здравомыслящая девочка себе ТАКОГО не захочет - проверено на допущенных. Да нет, не беспокойтесь - допущена была только Анечка, которая, вашими терминами выражаясь, сейчас секретарша у товарища Лазарева, - Петр-Пантелеймон шуточно закатил глаза. - Правильная девочка, ах какая правильная, эк не повезло мне пересечься с ней, пока я еще был ее начальником... Так вот - она, посмотревши фильм, только плевалась, возненавидевши и главную героиню, и ее подружек, и ту дуру-медсестренку, которая в конце концов тоже в "интердевочки" ушла. Но! - наставительно поднял палец бывший "главпартизан". - Но в в а ш е й, товарищ Пименов, стране показ фильма привел к тому, что "профессия" таких вот интердевочек стала весьма популярной. Как же - красивые машины, красивые меха... А уж в нашей, где полстраны теперь в землянках живет, или в общежитиях по два человека на пять квадратных метров - мало ли как ТАКОЙ фильм отзовется. Вы бы рискнули?
   Знаю, что у вас уже как иммунитет. Но у нас-то... вот Ефремова вашего прочел, очень понравилось кстати, надо будет поближе посмотреть на человека, может он в нашем ведомстве больше пользы принесет, чем в своей палеонтологии. Или больше романов напишет, "Лезвие бритвы" его, по секрету скажу, возможно, очень скоро издадут, слегка доработав и чуть сократив, чтобы реалии вашего времени не вылезали. Но в другой его вещи, кажется в "Часе быка", говорилось, насколько опасными могут быть чужие культуры, идеи, философия. Причем то, что для одного народа в одно время и своих условиях благо - в другой стране, времени, окружении, смертельный яд. И нужна тут огромная осторожность, и тщательный анализ, что и как перенимать, увидев полезное. Поскольку из одинаковых предпосылок разные люди совсем разные выводы сделают, исходя из своего воспитания и жизненного опыта.
   - Но ведь Вы сами говорили про Анечку!
   - Анечка, мой дорогой друг из будущего, это отдельный разговор, - широко ухмыльнулся Пономаренко. - такие как она, это наш золотой фонд. Наше будущее. Наша надежда. Но увы, их мало. Зато предостаточно помнящих, что до революции Россия была первой по числу публичных домов в Европе. И далеко не все, знаете ли, там трудились за долю малую - хватало и "золотой молодежи", и дам высшего света, ищущих острых ощущений. Если им и их детям подкинуть такую замечательную тему - как бы у наших "Метрополя" и "Московской" снова не выстроились толпы этой гнуси, они и так, если между нами говоря, вполне еще существуют и здравствуют. Это такие, как Анечка, погибают на переднем крае. Да ведь и у вас она погибнуть должна была! А вот те, кто в тылу, и сами жить будут, и детей оставят. И будет в итоге, по вашему Льву Гумилеву, переход в фазу обскурации. Вот те же французы, в ту войну дрались отважно - а в эту, еще до начала, "лучше нас завоюют, чем снова Верден". Лучшие погибли, детей не оставив - и вот результат.
   Собеседники помолчали, потом молча же, взаимно друг друга понявши, выпили, не чокаясь. За тех Анечек и Ванечек, что были "золотым фондом" СССР. За тех, кто погиб в бою за светлое будущее, надорвался на стройках, сгинул в партийных интригах. И за тех, кто, избежавши всего этого, дожил лет так до восьмидесяти с гаком и увидел крушение всего того, за что они сражались - и на войне, и в мирной жизни. За этих - тоже не чокаясь. Им-то, наверное, пришлось хуже всех остальных. Потому что они успели увидеть торжество мрази.
   -Представляете, товарищ Елезаров, после просмотра этой дряни наша товарищ Смелкова этак сощурилась нехорошо и заметила: значит, не только враги нам мешают коммунизм строить - но всякие нехорошие женщины. Честное слово, боюсь теперь интересоваться статистикой смертности подобных дамочек в Архангельске. Хотя, - чуть задумался Пономаренко, - если вдруг выяснится, что она и в самом деле сгоряча двух-трех "интердевочек" покалечит, буду отмазывать со страшной силой. Во-первых, наш она человек, больше полусотни немцев положила. Во-вторых, что-то ваш адмирал мышей не ловит, внимания должного не проявляет - а девочка ах какая красивая, ах какая правильная. А ведь это огромное значение имеет, чтобы мы не только страну подняли и детям оставили лучшей, чем приняли - но и чтобы наши дети были лучше нас. Ведь гниль, что в вашем времени полезла, это никакие не "бывшие", а дети вроде бы достойных людей, наших людей. Но - недосмотрели.
   -А как? - спросил Елезаров - если просто времени нет? "ребенок родителей своих не видел, но он о них знал. А если бы папе платили побольше, а маме работать поменьше, так не потребовалось бы государству денег в перевоспитание".
   -Райкин? - спросил Пономаренко - слышал и его, в фонотеке вашей. И отношение сложное, лично у меня. С одной стороны, критика, это хорошо, на проблему указать. С другой, отсюда и пошло ведь "так жить нельзя", раскачали, и рухнуло. Тут правда определить сложно, у критикующего действительно душа болит за дело, или лишь кукарекнуть хочется, тявкнуть погромче, как моська на слона. А вот второе очень опасным может быть, если по капле, и гранит продолбит, а если капель много?
   -А как отличить? - заметил Сирый - снова цензура, запрет? Так ведь пользы не будет, тут и своих оттолкнешь. Как того же Ефремова держали под запретом - в "Часе быка" усмотрели сходство, не буду говорить с чем.
   -Глупо - сказал Пономаренко - тут работа нужна тонкая, как пинцетом, ну никак нельзя кувалдой с размаху. Каждый случай разбирать с тщанием и осторожностью. Ни в коем случае чтобы не было так - вот я сделал, и все довольны, а что я по этому поводу думаю, это нигде, никогда, никого не интересовало. Именно мысли надо отслеживать в обществе, и реагировать незамедлительно. Иначе очень дорогую цену можем заплатить. Люди в любом обществе, это самый ценный ресурс. Который капитализм использовать в полной мере не может в принципе - поскольку там главное, это прибыль кучки эксплуататоров, а все прочие, это рабсила, толпа, быдло. А представьте, когда на общую цель замотивированы все, принимают как свое личное дело? Ведь горы можно свернуть!
   -Было у нас такое - вставил Сирый - в Китае при товарище Мао. Все дружно строем махали мотыгами, плавили железо в печке и били воробьев.
   -Ну и глупо - ответил Пономаренко - замотивированы должны быть не только те, кто с лопатой или штыком наперевес, а прежде всего те, кто планы составляет и приказы отдает. Кто там сказал про армию львов во главе с бараном? И вдвойне обидно когда такие "львята", пассионарии, начинают работать против системы, просто потому, что не находят себя. Что очень наглядно было при проклятом царском режиме, а также в ваш развитый застой, правда в меньшей степени. Да и у нас под конец, вот прочел я Жигулина, "Черные камни", это в пятьдесят втором семнадцатилетние пацаны свою "молодую гвардию" создали, против товарища Сталина, считая его предавшим ленинские нормы. Пацанов тех кстати, на карандаш взяли, так что не забудут, когда время придет.
   -И сразу в Магадан? - спросил Елезаров - не дожидаясь, пока совершат?
   -Мы ж не звери. Зачем, если можно использовать во благо общества? И случай классический - пассионарии, ну не могут они смирно сидеть, обязательно что-то совершить надо! Это жизненно важно, чтобы общество могло энергию таких беспокойных в нужную сторону направить, на войне понятно, а в мирное время? Вот и выходят из таких Софьи Перовские или Че Гевары, которые ну никак лично не обижены, но жизни не пожалеют, чтобы что-то низвергнуть. Это если их делом по душе не занять, на общую пользу. Ведь и ваша "перестройка" еще и оттого, что в центре все уже застыло давно, слово-то какое, "застой", это на окраинах еще было, на излете, БАМ и всякие там учкудук три колодца, лэп-пятьсот и города в тайге. Так что жигулинских пацанов постараются заранее и ненавязчиво чем-нибудь занять, чтобы у них и мысли не возникло о собственной невостребованности.
   -Их, ладно - заметил Сирый - а других? К каждому ведь персональную опеку не приставить?
   -А вот это и будет наша работа - произнес Пономаренко - создать такой порядок, запущенный общественный механизм, чтобы пассионарии работали на общую цель. Конечно, тех, кто все же станет разрушителем, придется изымать, но это уже будет явный брак производственного процесса. Жалко ведь - сколько пользы мог бы принести каждый такой, себя не жалеющий, для общего блага? А поскольку таких в обществе, как Гумилев заметил, несколько процентов, то работа сильно облегчается. Таковы в общем, будут основные фронты - контроль настроений в обществе, появление новых идей, выявление распространителей, оценка "полезно-вредно", и соответственно, поддержать или совсем наоборот. Кстати для последнего варианта вовсе не обязательно истреблять носителей идеи. Ваш товарищ Смоленцев, с которым мы еще раньше общались, когда он на Волге моих диверсантов учил, показал - в борьбе каратэ совсем не нужно силу силой встречать, а надо малое добавочное усилие прибавить, чтобы вбок увело, где для тебя безопасно. И в нашем деле можно так же, чем мучеников делать, что идею, что человека, можно высмеять, скомпрометировать, исказить, да просто под таким углом взглянуть, что все плеваться будут. А цензурой заниматься придется, как же без нее, но опять же, тоньше работать. Ни в коей мере не делать, как поэт Твардовский напишет, что дураков, которых совсем уж использовать нигде нельзя, а в отставку сами не хотят, "их как водится, в цензуру, на повышенный оклад". И даже не запрещать, а критику навстречу подпустить, или свое на аналогичную тему, тот же принцип непрямого воздействия. Такие вот фронты намечаются, ну естественно, самое тесное взаимодействие и с госбезопасностью, и с органами внутренних дел, и с Госконтролем, и выход наверх с предложениями, что можно улучшить. Да, ну и конечно отношения между государством и церковью, между национальностями - в общем, все, что влияет на моральный климат нашего общества. И работать тонко, творчески, с огоньком, ни в коем случае не дубово. В идеале, если нас вообще не будут замечать, считая что все само идет так, как надо.
   -Задачи! - заметил Елезаров - только не понял вот. Вы сказали, общественный механизм, а это какая-то Контора Глубокого Бурения выходит, еще одна. Если так, то отчего ее, родимую, не озадачить?
   -Общественный механизм будет - заявил Пономаренко - ну нельзя все на одного Вождя вешать, что на самом верху, что пониже. А значит, он тоже может ошибаться, человек же а не бог. И значит должен быть предусмотрен механизм "обратной связи", как вы называете, чтобы можно было зарвавшегося одернуть, а то поступают уже сигналы из среднеазиатской республики, на небезызвестного вам объекта "кукуруза", вот на нем и опробуем. С другой стороны, критиканства быть не должно, критика должна быть конструктивной и ответственной. И нет у нас непогрешимых Вождей - что вы так смотрите, товарищ Елезаров, это мне сам товарищ Сталин сказал! - обязательно должна быть "защита от дурака" на самом верху. В то же время никакой всеобщей демократии быть не может, по той простой причине, что субпассионариев на пушечный выстрел нельзя подпускать к принятию каких-либо решений. Так что общественный механизм будет, и нам предстоит придумать его, запустить, отладить. И естественно, Контора, как вы выразились. Работающая, как я сказал, в тесной связке с органами, но их не дублирующая. Потому что, грубо говоря, они реагируют, когда что-то уже совершено, а у нас основной работой будет "на опережение", лишь по обнаружению тенденции, когда юридически говоря, виноватых еще нет. И целью будет, чтобы эти виноватые ими не стали вовсе - отказались от своих заблуждений, или же раскаялись, отреклись - карать лишь в самом последнем случае, упорствующих, когда никак нельзя иначе,
   -Так это прямо инквизиция какая-то выходит - сказал Сирый - средневековье.
  
   Мы не звери, что вы, что вы!
   Мы везде - но нас не надо замечать.
   Днем и ночью, мы готовы
   Вас самих от ваших мыслей защищать.
  
   -Инквизиция? - поднял брови Пономаренко - а что, в этом что-то есть! Тем более, ее никогда не было на Руси, а значит нет и отрицательного смысла этого слова. Государственная инквизиция - тем более, что как я сказал, религия, секты и всякие там пророки, это тоже наши клиенты. Любое государство обязано бороться с инакомыслием, вопрос лишь, делать это грубо и топорно, проливая кровь и рождая мучеников, или тонко и ненавязчиво, привлекая несогласных на свою сторону. А что до средневековья, то вы ошибаетесь. Идеи и принципы, что я озвучил, взяты мной из книги "Психологическая война", издание ваших девяностых, судя по обложке и отсутствию штампа, находящейся в свободной продаже. И предисловием, где сказано, что предназначена "для широкого круга лиц, занятых политической деятельностью, конкурентной борьбой, рекламным бизнесом". Так что методы все - не наши, а ваши.
  
   Анна Смелкова, Северодвинск. 22 июня 1943.
   Пошел третий год войны. Два по календарю, а сколько по жизни?
   И много лет спустя, вспоминая что-то у нас будут говорить, "это было до войны", или "после войны". Но ведь и сейчас мне кажется бесконечно далеким, весна сорок первого, второй курс универа, прогулки по набережной в белую ночь. С Аркашей Манюниным, гордостью нашего курса, будущим академиком и без всякого сомнения, светилом советской науки. В него были влюблены все наши девчонки, но так вышло, что он жил на Чкаловском, рядом со мной, и часто меня провожал. Хотя мы даже не целовались ни разу, только вели разговоры на всякие умные темы. И если бы не было войны... впрочем, кто знает, что было бы "если"?
   И ведь я встретилась с Аркашей сейчас, в Москве. Он все такой же, сутулый, волосы всклокочены, те же круглые очечки, его из-за близорукости в армию не взяли, он проездом из эвакуации в Ленинград возвращался - столкнулись на улице, бывает такое не только в романах. Пять минут поговорили, и такое ощущение, он таким же мальчишкой остался, а я старше его лет на десять. Он умный, хороший - вот только теперь у нас не могло бы быть совсем ничего. Потому, что он в тылу, в эвакуации - а я в белорусских лесах с СВТ бегала, а до того в Минске должна была немцам улыбаться, чего изволите, герр?
   Жизнь тогда казалась безоблачной, а будущее светлым, можно заниматься чистой наукой, и жить как все. А сейчас думаю, а может меня судьба жить оставила, а не погибнуть как в ином мире - затем, что другая война впереди? Нет, не та, которая там так и не случилась, с атомным апокалипсисом, а незаметная, за умы и души наших людей? Чтобы через полвека те девчонки мечтали выйти замуж за ученых и инженеров, а не за "деловых"?
   Ну вот, компьютер загрузился. Ввожу пароль, выбираю и запускаю программу, которую лейтенант Мамаев специально для меня на Делфи написал. Как он мое умение назвал, продвинутый юзер? Пользоваться умею, чем показали, а вот самой что-то изменить не получается - Мамаев сказал, ты в редактор лезть и не пытайся, и в конфиг тоже, настройки собьешь. Ну и ладно, мне хватает...
   Чем занимаюсь? В общем, тем же что в минском подполье, только наоборот. Там по крупицам информации надо было восстанавливать картину - ну а здесь подсовывать искаженную вражеским шпионам. И если тот американский клоун здесь один, и до сих пор в госпитале валяется, Ленка его подкармливает, Женечкой называет, а попутно впаривает дезу, в виде сплетен и слухов, то британцев несколько десятков, копают не так нагло, но упорно, по капле, по зернышку, собирают те же слухи, а после кто-то наверное пытается свести все вместе, как вазу из осколков склеить, полностью не получится, но хоть форму представить. И делают это они в основном через наших девчонок, кто-то по дурости бескорыстно, "ай лайв ю", а кто-то за барахло, и если первых я еще понять могу, то вторых, предтеч будущих "интердевочек" придавим после без всякой жалости, все они вот здесь сидят, на карандаше. Вернее, в компьютере - учил меня дядя Саша схемы чертить, кружок с именем, и стрелки, кто с кем связан, в каком отношении, какая информация по какой цепочке идет, так много ли на бумаге поместится, а на компьютере без ограничений, очень легко отследить, чужая информация откуда впервые пошла, а своя чтобы из разных источников друг другу не противоречила, а вроде бы и подтверждала. Хотя как дядя Саша повторял, "это им надо осколки непротиворечиво складывать, пусть у них голова о том болит". Ну и если что-то правдивое утечет, то утонет в этом море дезы, как в дымовой завесе. Я не знаю, как бы у меня получалось в Минске работать, если бы в гестапо кто-то этим целенаправленно занимался, да еще с компьютером. Помню у Якова Исидоровича Перельмана была картотека, такая хитрая система из карточек с отверстиями и спиц, которая позволяла мгновенно извлекать из ящика нужное по ключевым признакам, так в компьютере это делается запросто, лишь задать отбор и кнопку нажать.
   Наши Николаев освободили, и Одессу. И в Белоруссии наступление, скоро ли Минск возьмут? Год еще, и кончится эта война, какая жизнь дальше будет? И чего этим "союзникам" надо, не могут в мире жить? Даже сейчас, не только слухи собирают, но и распространяют свои, вредоносные, например что Архангельск и земли вокруг будут после сданы англичанам в концессию, в уплату за ленд-лиз? Вот победим, и придется к новой войне готовиться - или такими сильными стать, чтобы никто напасть не решился? На завод пленных французов прислали, так их с немцами в одну бригаду ставить нельзя, до драки доходит. За то, что оказывается, во Франции Виши до недавнего времени жить было и веселее, и сытнее, чем в Германии - что раньше на армию тратилось, теперь на развлечения и роскошь. Хорош же праздник, под чужим сапогом! А Михаил Петрович говорил что-то, один поход К-25 по деньгам, это как все население СССР твердокопченой колбасой три дня кормить, ну а построить такой корабль, так вообще - и пусть, без колбасы проживем, зато никогда не будет так, как в сорок первом!
   Хотя жизнь довоенная сейчас как сладкий сон вспоминается. Вот отчего мне "Сердца четырех" так понравились, даже больше чем фильмы с Орловой? Год выпуска, лето сорок первого, как раз перед - а на экраны вышла лишь сейчас. Нельзя жить все время как в бою, не выдержать. Как мы с Михаил Петровичем тогда от дождя бежали! Вот серьезный человек, адмирал - а так нравится мне, в нем что-то совсем мальчишеское разбудить! Гроза, ветер, молния сверкнула, а мне хорошо так, и он улыбается, смотрим друг на друга, с меня шляпку сдуло, и даже бежать за ней не захотелось, затем дождь пошел, я зонтик открыла, его сразу ветром вырвало и унесло, такой вихрь налетел, с ног сбивало, когда мы бежали, чтобы в какой-то беседке спрятаться! Вокруг ливень стеной, а мы по-прежнему за руки держимся, и целоваться хочется, вот отчего не решилась, дура? А после дождь кончился, летние грозы долгими не бывают.
   Вот повезло мне с родителями, что папа с мамой и друг друга любили по-настоящему, и меня тоже. Оттого жду я что буду для кого-то самой-самой, единственной и лучшей, и он для меня тоже - и на меньшее не согласна! Ну а те, кто сошлись-разбежались, это просто люди несчастные, кому не повезло свою половинку встретить. Или кто не любя живут вместе, как жизнью не своей. А вот как мои папа с мамой... за что их убили, фашисты проклятые? Надеюсь что и от меня полсотни фрау овдовели и столько же киндеров осиротели, а хоть бы и вдесятеро больше, они родителей моих не стоят! Чтобы не было в этой истории, в отличие от той, живых фашистов, а любой, кто высунулся бы, "ветеран СС", заранее писал бы завещание. Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается - ну может, и я с этим соглашусь, когда наши Берлин возьмут. Мы после по улице шли, я Михаил Петровичу про Белоруссию рассказывала, он до моего плеча дотронулся, я сначала не поняла. Да нет, не болит, у СВТ отдача слабее, чем у мосинки, бой правда хуже, но за триста-четыреста метров в голову попадаю уверенно. Слышала, что даже у мужиков бывает отходняк, после первого убитого, а у меня не было, наверное потому, что в Минске я на фашистов вблизи насмотрелась, не люди они для меня. Найти бы так же тех, кто виноват, что там все рухнуло через пятьдесят лет, и здесь может, если мы ничего не изменим?
   Разговор вспоминаю, еще давно, когда на К-25 книги привезли для библиотеки, взамен тех что "из будущего", которые сейчас в Москве изучают. Одна классика, старье - да нет, товарищи офицеры, читать надо уметь, вопросы-то те же остались, по правде жизни. Товарищ Сирый сказал, вот возьмем первую попавшуюся, что это - Тургенев, "Накануне"? Был бы я гениальным режиссером в далеком и непрекрасном будущем, экранизовал бы, отбросив антураж девятнадцатого века, и перенеся действие в эпоху позднего застоя. Отец Елены, какой-нибудь начальник средневысшего звена, парт или хозноменклатура. Шубин с Берсеневым, обычные совслужащие, кто на работу с девяти до шести. Зоя, обычная студентка, мечтающая чтобы замуж, дом, дети. Курнатовский, это молодой перспективный второй секретарь, обещающий со временем стать Первым. Инсаров, это какой-нибудь пламенный и твердокаменный революционер из Латинской Америки, слышишь чеканный шаг, это идут барбудос - временно учится в Союзе, но мечтает вернуться и сбросить какого-то диктатора или хунту. Ну а Елена просто опоздала родиться, в войну была бы еще одной Ульяной Громовой или Любовью Шевцовой, ну а в позднем Союзе куда податься пассионарной натуре? И вот они встречаются, и в отличие от всяких там лайв стори, только увидели друг друга и ах! - там, если помните, она сначала цель полюбила, "эти слова даже выговорить страшно, так велики", а уже после человека. Ну а дальше все по сюжету, и ведь никто не сказал бы, а при чем тут Тургенев, ну что, вышел бы из меня микита нахалков? Или вот его же "Отцы и дети" возьмем - нет, тут пожалуй уже время перестройки, а не застоя, тогда как раз такие типажи полезли. А слабо взять так же любой роман, и на иное время повернуть?
   А я тот роман Тургенева тоже хорошо помню, как там героиня в конце говорит, а что мне делать в России? И по жизни, если то восстание, 1853 год, турки подавили со страшной жестокостью, не написал Тургенев, как Елена погибла, попавшись озверевшим янычарам - это мне в лесу страшно не было, пока СВТ со мной, и гранаты, убить меня могли бы, но вот поймать, нет! Так каким же болотом должна быть та Россия, чтобы тихой и спокойной жизни там предпочесть такое? И если так, то что же было в "застой"?
   Как сделать, чтобы этого не было? Чтобы такие люди не бежали куда-то, а искали свою цель здесь? Ведь если нам удастся этого добиться - это и будет наша главная Победа. Тогда нас не остановит уже никто и ничто.
   А после Михаил Петрович афишу увидел, и удивился. "Синие кони на красной траве", название странное какое? Тоже, из будущих времен? Все же много там и хорошего было, сколько я тех книг прочла, фильмов просмотрела, песен прослушала? И ведь кое-что стало уже частью этого времени, или станет скоро - товарищ Пономаренко сказал под большим секретом, что теория "пассионарности" самому товарищу Сталину очень понравилась, так что он приказал Льва Гумилева, разыскать и доставить в Москву, и создать условия. И добавил, хитро прищурясь, только теперь неизвестно кто главным автором будет, может даже сам товарищ Сталин, а Гумилеву лишь развить и материалом наполнить, на примере той же Великой Степи, ну а если степняки нам действительно ближе, чем Европа, а Чингис-хан был никакой не монгол, а тюрок, казах, то есть представитель одного из советских народов, история этого не знает пока, так поищем, найдем!
   А "Синие кони" мне понравились. Хотя я с Михаил Петровичем пошла бы все равно на что, это как летели назад на север уже в одном самолете, сидя рядом, если и разобьемся, то вместе. Про Ленина и комсомол - "никто не может помешать победе коммунизма, если сами коммунисты не помешают себе, не сойдут с верной дороги". Мы ведь победим, Михаил Петрович, не только в этой войне, но и в той, за наше будущее? Все мы победы хотим - и я, и вы, и товарищ Пономаренко, и товарищ Берия, и сам товарищ Сталин. Нас много, и все мы заодно - а значит, нас не победить. Если только сами с пути не собьемся.
   А с Михаил Петровичем мы все же поцеловались. А что после было между нами, и было ли вообще, это я никому не расскажу.
  
   Каир, штаб Монтгомери. 22 июня 1943
   Полным ходом шло очередное совещание. Впрочем, "очередным" его назвать было сложно. Штаб не прекращал работу ни днем, ни ночью с того самого момента, как стало известно о предательстве поляков. Эти мерзавцы, которых облагодетельствовали, не пожелали умирать за империю, над которой не заходит солнце! Исключительно благодаря им, "Лису" удалось взять Александрию, причем порт и большинство складов с запасами достались немцам в целости. И тогда остановить немцев, готовых с ходу форсировать Нил, удалось лишь чудом.
   Монтгомери помнил какая паника началась в штабе, когда пришло сообщение, немцы захватили Александрию и плывут по Нилу сюда. Фельдмаршал приказал, выдвинуть на берег танки, подтянуть артиллерию, отразить немецкий десант! После оказалось, что это были беженцы из Александрии, военные и гражданские - прежде чем удалось это понять, было потоплено больше половины катеров, лодок и яхт, в тот день крокодилы получили вдоволь еды. Монтгомери знал, что за этот приказ очень многие офицеры его же штаба и армии, имевшие в Александрии знакомых, или даже семьи, прозвали его "мясником", что поделать, война занятие очень жестокое и грязное!
   - Я считаю, джентльмены, что Роммель не станет форсировать Нил прямо здесь, у Каира - уверенно высказался один из штабных.
   - Почему? - прервал его, несомненно, подготовленный доклад Монтгомери. - У них численный перевес, нет проблем со снабжением, и авиация?
   Тут фельдмаршал взглянул на представителя КВВС.
   -Сэр, мы делаем все, что можем, - пожал плечами летчик - ребята взлетают по пять-шесть раз в день. Техники перешли на трехсменный график работы. Для завоевания превосходства в воздухе нам не хватает трех сущих мелочей: самолетов, пилотов и запчастей. Когда у нас их будет в достатке - мы вышвырнем гуннов из этого неба.
   Несмотря на все то дерьмо, в котором находились войска Великобритании, джентльмены улыбнулись. Старый добрый английский юмор - это, без преувеличения, один из тех самых китов, на которых покоится империя.
   -Как бы то ни было, - увы, о завоевании превосходства в воздухе пока можно только мечтать. Транспорты с новыми самолетами приходилось гнать вокруг Африки. Чем-то помогут "кузены" - но и им остался только этот же длинный маршрут. Насколько известно было Монтгомери, сейчас дипломаты обговаривали с дядюшкой Джо вопросы снабжения группировки через север СССР и далее через Иран... но проклятые турки смешали все карты.
   -Как бы то ни было, - повторил задумавшийся Монтгомери, - почему вы считаете, что Роммель не попробует форсировать Нил прямо здесь? Он вполне может попытаться вытолкать нас. Больше авиации, больше артиллерии, больше солдат.
   -Сэр, - штабной стоял на своем, - Роммель ТАК не работает. "Лису" попросту претит воевать в стиле русских - марш-марш, атака до победного и тому подобное. Готов поставить свою жизнь против зубной щетки Роммеля - он готовит удар выше по течению. А то, что мы здесь наблюдаем... Да, французы, безусловно, пойдут в атаку. Но это будет отвлекающий маневр. А уж учитывая то, что мы здесь приготовили для отпора - будет больше похоже на "атаку легкой кавалерии". (прим. - Поговорка, рожденная Крымской войной и знаменитой атакой английской конницы на русские батареи. Закончилась она так, как и положено закончиться атаке конницы на подготовленные к отпору батареи - картечь и ружейный огонь выкосили большинство атакующих, среди коих наличествовал цвет английской аристократии. - В.С.). А главный удар Роммель нанесет километрах в 30 или 50 южнее - вряд ли его силы способны пройти больше без необходимости передохнуть. А так - можно ожидать отвлекающего удара здесь. Они заставят нас втянуться в бои, а потом переправятся на юге и ударят.
   - Красиво, - кивнул Монтгомери, чуточку отстраненно и задумчиво глядя в окно приспособленного под штаб обычного, невзрачного домика - люфтваффе уже давно приучило англичан не выделять штабные здания чем-то особенным. - Красиво и разумно. А Вы, друг мой, понимаете, что если мы оттянем часть сил для парирования подобного удара - Роммель вполне может ударить и здесь? Вот просто взять и передумать в последний момент.
   - Сэр, - смешался поначалу штабной. А потом, молодец этакий, все же взял себя в руки, - я по-прежнему ставлю собственную жизнь и репутацию против зубной щетки: Роммель ТАК не воюет. Отвлекающий удар - и сразу за ним основной, выше по течению. Если мы не будем к этому готовы - "тонкая красная линия" оборвется. (Прим.- еще одна идиома Крымской войны. "Тонкая красная полоска, ощетинившаяся сталью" - это строй шотландской пехоты, отбивавший русскую кавалерию в ту войну. - В.С.).
   -А что скажут дипломаты? - обратился английский военачальник к представителю министерства иностранных дел. Немцы так здорово продвинулись, что поневоле всем приходится действовать сообща. Так что при штабе есть и высокопоставленный дипломат, и нешуточный чин из СИС. Данные они получают с самого верха и оперативно, пусть и крайне неохотно, делятся ими с военными. Жизнь заставляет, знаете ли.
   - Мы работаем, - скупо ответил дипломат. - Турок предупредили. Они обещали не мешать нашим поставкам, хотя и потребовали определенных уступок. Предложили считать то, что творится не войной, а этакой помощью нам. Вроде того, что они занимают Ирак, чтобы мы могли освободить силы. Мы торгуемся и давим... ну в общем, работаем.
   - Русские? - рублено спросил Монтгомери.
   - Я же сказал (ну-ну, засунь свое недовольство в задницу, штафирка штатская!) мы работаем. Пока у русских связаны руки на их основном фронте. Но они здорово продвинулись. Очень скоро у Роммеля начнутся проблемы со снабжением - каждого солдата, каждую винтовку, каждую пушку они направят на свой Восточный фронт. Дьявол, - чуточку сорвался дипломат, - они туда каждый кусок дерьма перекинут, чтобы кидать его в русских!
   - Это точно, - заметил все тот же авиационный шутник. - Когда на тебя едет тяжелый русский танк - ты будешь стрелять в него из всего, что под рукой, и кидать в него дерьмом. Благо - дерьма будет вполне достаточно.
   Нехитрая шутка разрядила возникшее напряжение. Искренне и от души смеялись все, кроме командующего. Монтгомери же вновь задумался.
   Думай, фельдмаршал, думай. Так уж случилось, что именно тебе предстоит Роммеля если и не переиграть, так свести партию с ним вничью. На тебе ответственность за миллионы жизней "неарийцев", которые в случае победы гуннов обречены. Обречены даже эти придурки лягушатники, пусть они пока что это и не поняли.
   Думай, фельдмаршал. И - не ошибись.
   Англичане не были трусами. А Монтгомери, в этой реальности получивший фельдмаршальское звание на год раньше, "авансом" за Тунис, был достаточно грамотным полководцем, может быть слишком осторожным, но не бездарностью. Он правильно разгадал замысел немцев, и принял вполне адекватные меры. Но дьявол, он в мелочах, а чтобы все их учесть, нужен опыт, которого у англичан не было. Ну не вели англичане до того широкомасштабной сухопутной войны, и Франция сорокового, и Африка три последних года (причем первый, против итальянцев) по размаху и близко не стояли с Восточным фронтом. Решение поставить по берегу выше по течению Нила наблюдателей, должных немедленно связаться и предупредить, обнаружив попытку немецкой переправы, и выделение двух бронебригад в мобильный резерв, лишь ждущий команды, было правильным, как и придание наблюдателям охраны. Но телефонная связь у более чем половины постов в отсутствие радио была грубейшей ошибкой, причем патрулирование проложенных линий не предусматривалось. В охрану были выделены солдаты тыловых подразделений. Маскировке не придавалось значения, нередко эти солдаты, предоставленные самим себе вдали от начальства, в тихом углу, открыто болтались по берегу, ловили рыбу, и даже купались, кинув в реку пару гранат, чтобы отпугнуть крокодилов. Еще одной ошибкой было, что позиции для постов оборудовали египтяне, ну это свято, белый человек не должен работать, если рядом есть туземцы! А жители Египта англичан, мягко скажем, не любили, зато готовы были приветствовать любых врагов своих хозяев, особенно если эти враги далеко, и простым феллахам нечего с ними делить. И еще англичане, сами весьма почитая войска спецназначения, оказались не готовы к противодействию таким же от противника, ну мало встречались они с "Бранденбургом"!
   В итоге, в "час Икс" английские посты на достаточно широком участке были безжалостно ликвидированы. Не везде вышло бесшумно, тут работали в большинстве не диверсы, а египетские "партизаны", которым даже после обучения у немецких инструкторов было далеко до советского осназа, очень во многих местах британцы сумели дорого продать свою жизнь - но это уже не имело значения, поскольку связь была уже перерезана, или заглушена, с Восточного фронта немцы вынесли достаточное представление, что такое радиовойна. И 22я британская бронебригада, поздно получив приказ, в попытке контратаковать наткнулась уже не на авангард, не успевший еще закрепиться, а на подготовленную противотанковую оборону - "крусейдеры", идущие в атаку без поддержки пехоты, вспыхивали как спички, их броня не держала 50-миллиметровый снаряд немецких противотанковых пушек. А когда по спешно наведенному понтонному мосту на плацдарм пошли танки и мотопехота, и на поле боя появились "тигры", положение англичан стало безнадежным.
  
   Западный берег Нила, напротив Каира.. 22 июня 1943.
   К берегам священным Нила... Этот мотивчик, наигрываемый солдатами на губных гармошках уже раздражал. Нил совершенно не казался "священным" и больше был похож на огромную грязную канаву. И еще крокодилы - эти твари нападают даже на лодки, не то что на пловцов. Оставалось надеяться, что постоянные обстрелы, и взрывы снарядов в воде, на недолетах, сильно убавили крокодилье поголовье.
   -Цивилизованный человек всегда уступит в бою варвару, потому что ценит жизнь, со всеми ее удовольствиями, которая дешева для дикаря. И культурный человек по природе индивидуалист, варвары же приучены к стадности. Именно потому варвары римляне победили эллинов, а затем, цивилизовавшись, проиграли германцам. Теперь на нас надвигается новое нашествие, которое затмит ужасы падения Рима. Бедная Европа, что останется от нее, когда по ней пройдутся жаждущие мщения русские орды? Цивилизованным странам надо было решить русскую проблему еще в прошлом веке, разделить и колонизировать Россию, как Африку, Индию, или Индокитай. Но мы, европейцы, всегда были слишком заняты собственными делами, и русские были для нас или живущими вдали варварами, или даже пешками в игре между собой.
   Французик раздражал еще больше. Мнит себя наполеоном, гонору не меньше, а дела... Хотелось оборвать его разглагольствования, резко и грубо, по-фельдфебельски. Но нельзя при подчиненных, надо чтобы этот лягушатник завтра гнал своих "пуалю" в бой с рвением, а не по приказу, чтобы меньше было потерь среди своих, немецких солдат. Так что потерпим его болтовню, как зудение комара.
   -А надо было еще сто лет назад, после взятия Севастополя, идти с армией на Петербург, и посадить на русский трон своего губернатора, или князька-марионетку, как мы позже сделали во Вьетнаме. Но Наполеон Третий, правивший нами тогда, был лишь бледной тенью своего великого дяди. Прояви он большую решимость, мог бы так же пройти до Москвы, и что стоили бы русские кремневые ружья против наших штуцеров? И мы имели бы сейчас еще одну Африку, разделенную на колонии, до самой Сибири.
   Генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель, командующий группой армий "Африка", обозревал в стереотрубу дальний берег. Британцы укрепились хорошо, были видны несколько линий траншей, многочисленные дзоты, блиндажи, позиции орудий ПТО, колючая проволока, и наверняка минные поля, это не считая самих зданий города, наверняка подготовленных к обороне. Положительным было то, что маскировка почти отсутствовала, цели были хорошо различимы. При хорошей корректировке, артиллерия перемешает там все с землей за пару часов.
   -Нацист ли я, господа? Это же "бремя белого человека", его право владеть миром! Ваш фюрер всего лишь сузил границы расы хозяев до единственной нации - что, смею заметить, было ошибкой. Культурные нации должны решать спорные вопросы без ожесточения, с соблюдением правил, как положено между своими. И помнить даже в войне, что они свои - как мои предки за последние триста лет верно служили своей шпагой Франции, Испании, Австрии, Британии, и еще десятку европейских стран, ни разу не замарав своей чести - уйти к новому сюзерену строго по окончании срока контракта, или повинуясь неодолимым обстоятельствам, как например взятие в плен - и случалось, что в сражении узнавали бывших сослуживцев, воюющих на другой стороне. Славяне же воюют как дикари, совершенно безжалостно - а потому не могут считаться белой расой, несмотря на цвет кожи...
   А поляки разве не славяне? - подумал Роммель - из-за того идиотского фарса мы потеряли сутки, которых очень может быть нам не хватило, чтобы ворваться с ходу на тот берег. Поляки охотно шли на сотрудничество, в марше на Александрию впереди шли бывшие польские танки и машины, дезинформирующий радиообмен также был организован без труда. И люфтваффе не подкачало, надежно прикрыв колонны не только от бомбардировщиков, но и от воздушной разведки, до самой Александрии не удалось конечно, однако и почти полсотни километров из семидесяти, которые мы прошли незамеченными, значили очень много. Наспех выставленную оборону смяли легко, что-то британцы успели все же поджечь и взорвать, но это была капля в море. И еще стреляли в порту, у складов, на улицах, а по каналу Эль-Махмудие к Нилу отплывало все, что могло держаться на воде, кто-то бежал на острова Дельты, а самые резвые спешили в Каир, к цивилизации, им не повезло больше всего. Сначала Гагенбек приказал пресечь это безобразие, переправочные средства будут остро нужны на Ниле - порядок был быстро восстановлен, а одна рота, погрузившись на захваченные яхты и катера, устремилась в погоню за беглецами. Кого-то удалось догнать, и лишь немногие англичане успели убежать, пристав к берегу, большинство же сдавались смирно - тем же, кто удирал быстрее всех, больше всего и не повезло, перепуганные англичане приняли их за десант и расстреляли, свои своих же. Однако ясно было, что с ходу ворваться на тот берег не выйдет, хотя как докладывали летчики, укрепления на том берегу еще не были закончены, похожие на огромный муравейник, столпотворение, где копошились с лопатами тысячи спешно согнанных на работы египтян. Армия "Африка" застряла на три недели, а вот-вот должно было начаться половодье, когда Нил разливается чрезвычайно широко.
   Хорошо хоть порт Александрии был взят почти в сохранности. И появилась возможность везти снабжение почти к линии фронта - пополнение, боеприпасы, саперно-переправочное имущество. Пленные поляки и мобилизованные жители Александрии построили вдоль Нила рокадную железную дорогу. Труднее было с переправочными средствами, но что обнадеживало, в воздухе преимущество явно склонялось на сторону люфтваффе, как и в артиллерийских дуэлях - хотя англичане не теряли времени, копая с усердием кротов, их положение нельзя было назвать завидным. В Ираке турки подошли наконец к Багдаду, причем курдское население северных провинций оказало захватчикам поддержку. А еще эти же турки пропустили в Сирию четыре дивизии войск Виши, и там тоже шли бои, голлисты отступали. Наконец, на бирманском фронте резко активизировались японцы, а в Индии началось брожение, грозящее перейти в массовые беспорядки - что тоже потребовало привлечения войск. Реальным же следствием было то, что британцы на Суэцком фронте испытывали явный недостаток в авиации и боеприпасах, и не могли рассчитывать на резервы.
   -...таким образом, лучший выход для цивилизованной нации, это использовать варваров как дешевое пушечное мясо. Благо варварские царьки и верхушка часто смотрят на нас с почтением, и за пару самых общих слов и ничего не обязывающих жестов готовы лить кровь своих подданных, лишь бы их признали культурными людьми. Что смешно, ведь наряди негра во фрак, он все равно не станет джентльменом. И каким подарком для европейской цивилизации было маниакальное желание России стать признанным членом "европейского концерта", ради которого она соглашалась на многое, как бегущий за подвешенной морковкой осел?
   -Генерал, я жду от вашей дивизии самых активных действий - Роммель оборвал наконец француза - и помните, что не сотни веков, а воля нашего великого фюрера смотрит на вас с вершин этих пирамид. За Еврорейх, господа, будем же достойны всеевропейского братства по оружию? Но если вы не покажите должной решительности, то я, лично вам, не позавидую, да и вашей Франции тоже. Фюрер не потерпит еще одного Днепра, где именно вы, французы пропустили русских, нанесших нам удар в спину. Так не позвольте же Франции уронить свою ценность как союзника, в наших глазах.
   Здесь, где кратчайшее расстояние до Суэца, будет отвлекающий удар. Британцы этого и ждут, на переправе будет кровавая баня - для французов. А настоящий удар нанесем южнее, у Хельвана, там укрепления слабее, а пройти тридцать километров по пустыне не столь большая проблема, если британские позиции берутся во фланг. Снарядов должно хватить, чтобы смешать там все с землей, да и птенчики Геринга постараются.
   Ну а лягушатникам, умирать во славу... Как сказал фюрер, Еврорейх для немцев, а не для всяких там.. В мире есть лишь одна справедливость - силы. Если кого-то пока не завоевали, "не сделали из него Африку", то это значит, что было не по зубам. А если слабый владеет чем-то, не обладая силой удержать - то это и есть настоящая несправедливость, которая должна быть восстановлена.
   Правый берег заволокло дымом, артиллерия не жалела снарядов. Благодарность англичанам, бросившим в порту Александрии громадные склады с военным снаряжением и боеприпасами, трофейных пушек тоже было в достатке. Пикировали "штуки" с воем заходя на цель, но огонь британцев почти не ослабевал, воды Нила были красными, как много лет спустя говорили в Каире. Как и следовало ждать, успех французов был более чем скромен, при огромных потерях - но на юге две немецкие дивизии взломали английскую оборону, захватив плацдарм четыре километра в ширину и три в глубину. На следующее утро был наведен мост, по которому на тот берег пошли танки и артиллерия - и тут русские, подумал Ромель, трофейный понтонный парк, захваченный еще в сорок первом под Киевом, поразительно что у саперов Рейха нет средств для переправы тяжелых "тигров". И надежно запечатать плацдарм англичане уже не имели ни времени, ни сил.
   24 июня немцы ворвались в Каир. В городе уже шли бои между английским гарнизоном и взбунтовавшимися египетскими войсками, когда формально нейтральный Египет объявил о "выдворении" со своей территории всех воющих сторон, естественно что реально это касалось одних лишь англичан. Кроме того, бесчинствовали шайки мародеров, жаждущих свести счеты с белыми "эфенди", и пограбить их имущество, причем египетская армия приняла самое живое участие в этих беспорядках. Защитники европейских кварталов, кто не решился сдаться на милость победителя, были расстреляны немецкими танками. Убежавших в пустыню, в надежде пешком дойти до Суэца, убивали или ловили бедуины, которым немцы успели пообещать плату за голову каждого "инглези", эти простодушные дети пустыни часто понимали слова буквально, принося отрезанные головы и требуя деньги, скелеты самых невезучих находили в песках и через тридцать, сорок лет - сколько их там осталось, не знает никто.
   Суэц держался до 26 июня. Английский флот поспешил уйти в Красное море, один лишь старый французский линкор "Лоррен" вел огонь по наступающим немцам, 340-миллиметровые снаряды мешали пехоту с землей, выводили из строя танки даже при близком разрыве. Но зенитное вооружение ветерана прошлой войны было слабым и не годилось против пикировщиков. В экипаже остались одни добровольцы, знающие на что идут. Линкор затонул в канале, блокируя фарватер, из команды спаслось меньше сотни человек, и почти все они были после расстреляны обозленными немцами, в живых остались лишь те, кто добыв катер, в Красном море были подобраны британским эсминцем.
   30 июня в Каире состоялся парад. Сам Муссолини, прибывший в Александрию на борту флагмана итальянской эскадры, новейшего линкора "Рома", произнес напыщенную речь - гордитесь, потомки римлян, вы оказались достойны своих прадедов! Итальянские солдаты и офицеры, бывшие в большинстве, сытые и отдохнувшие, были очень довольны - до чего приятная штука, эта война, ничего похожего на то, что по слухам и редким письмам происходит в далекой и ужасной России. Роммель посмеивался - этот индюк может кричать что хочет, реально же ему достанется лишь то, что позволит взять фюрер, пусть пока потешится союзник, все равно от его вояк на фронте толку мало. Тем более что эти итальяшки сейчас собираются на свою войну, освобождать Эфиопию, да ради бога, меньше будут путаться под ногами!
   Немцев на параде было мало, их дивизии стояли сейчас под Иерусалимом, пополняя запасы, приводя в порядок матчасть и готовясь к броску на Ирак. Зато после итальянцев по площади прошли какие-то люди в черном, самого разбойничьего вида, свежесформированный Арабский Легион СС, под командой новопроизведенного штурмбанфюрера Гамаля Абдель Насера, бывшего капитана египетской армии и большого поклонника фюрера и Рейха. На взгляд Роммеля, к фронтовой службе это воинство было абсолютно непригодно по причине полного отсутствия выучки и дисциплины, но с задачей поддержания порядка на оккупированных территориях должно было справиться отлично. Тем более что СД уже донесло, что своим главным и заклятым врагом штурмбанфюрер Насер считает палестинских евреев, и готов приложить все рвение, чтобы никого из них на священной земле не осталось.
   Враг был разбит, впереди были Иерусалим, Дамаск, Багдад. А дальше - возможно Тегеран, Баку, Тбилиси?
  
   Нью-Йорк, отель "Хилтон". 1 июля 1943.
   -Господа, надеюсь что причина, заставившая собраться нас здесь, будто каких-то гангстеров, достаточно уважительная? - произнес толстяк с неизменной сигарой, очень похожий на Черчилля - а то я, знаете, человек очень занятой. (прим. - в США в гостиницах на "сходняки" в описываемое время собирались исключительно мафиози, которых не пускали в аристократические клубы - В.С.)
   -Время не терпит - ответил второй, по виду лощеный британский аристократ - и поверьте, я своим временем дорожу не меньше. Потому я и настоял на этой встрече. События развиваются слишком быстро и непредсказуемо, я про Старый Свет говорю. И про контракты, которые вы заключили с русскими.
   -А что вам до моих дел? - с вызовом спросил коротышка - я же не спрашиваю, что за бизнес у вас во Франции, которым занимаются там ваши люди под вывеской "аргентинцев". Хотя в прошлый раз мы договорились, с нашим противником в этой войне дел не иметь?
   -Только вот кого считать противником? - ответил "аристократ" - ситуация начинает мне не нравиться всерьез. Вам не кажется, что мы поставили не на ту лошадь? И русские, раздавив Еврорейх, сами займут его место, став для нас намного более опасным конкурентом? Не пора ли перейти к политике сдерживания этого быстро растущего монстра, предположив что с Германией он справится сейчас и сам.
   -С Еврорейхом - поправил третий, джентльмен с военной выправкой - мне так не кажется. Пока что игра все же идет на половине поля русских, а Еврорейх явно ведет по очкам. А главное же, по всем основополагающим показателям, как промышленная мощь и людские ресурсы, у него значительное превосходство. Да, гунны потерпели на Днепре очередную тактическую неудачу - но стоит им собраться с силами, как русским придется туго. А нам сейчас абсолютно нечем похвастать на поле боя.
   -Кто уверял, что через неделю Португалия будет наша? - спросил "аристократ" - лучшие наши войска, отборные десантные дивизии, какие сумела выделить Америка. И что в итоге - вместо бешеной дикой кошки, мы выбросили на вражеский берег полудохлого кита! Причем даже в Объединенном Штабе, такое у меня мнение, сама мысль о наступлении оттуда вызывает панику. Геббельс по радио, и все газеты Еврорейха уже изошлись желчью по поводу такого "второго фронта". И это при том, что против нас там стоят даже не немцы, а большей частью, испанцы! Для которых эта война уже приобрела характер мести за Кубу и Филиппины.
   -Снабжение! - напомнил военный - господа, сейчас не времена Наполеона. Лихие сабельные атаки давно ушли в прошлое, на поле боя все решает техника. Мы же не русские, чтобы, как писали с их фронта, "расходовать один снаряд в день"? Знаете, сколько снарядов нужно выпустить во врага для простого удержания фронта? А для наступления, учитывая что линия соприкосновения с противником удлиняется и удаляется - а каждый снаряд и патрон еще должен быть привезен? Уверяю, что наша португальская армия делает все мыслимое, что реально возможно при существующем снабжении. Увеличьте подвоз в разы, и мы выбросим гуннов с Пиренеев. А пока, подвозимого едва хватает держать существующий плацдарм. И не дай бог коммуникация прервется, тогда придется капитулировать, не идти же врукопашную против танков? Генералов можно понять - они сейчас в положении должника, когда один просроченный платеж, не дошедший конвой, означает банкротство, крах.
   -И Марокко тоже? - спросил четвертый джентльмен, лицом похожий на бравого ковбоя из вестернов - позвольте спросить, а что тогда вообще делают там наши американские парни?
   -Вложение на будущее - сказал аристократ - согласитесь, что "доктрина Монро" для Америки уже тесна. И потому меня беспокоит, разгромив Еврорейх, не освобождаем ли мы место для русских. Не случится ли, что они будут брать Париж, когда мы еще не выйдем из Португалии? Если у них и дальше пойдут такие успехи?
   -Да с чего вы взяли! - спросил военный - остаюсь при своем мнении, Еврорейх рано списывать с доски! Вам напомнить, что такое германская военная машина? Сильнейшая сухопутная армия мира, промышленность всей Европы, а теперь еще оказывается, не самый последний флот! По нашим расчетам, Гитлер пока еще может выставить и вооружить десять миллионов солдат. И у него еще не самые плохие генералы, судя по тому, что творится в Египте. Ну а русский фронт - так от неудач никто не застрахован.
   -А все же? - не унимался "аристократ" - если Еврорейх, при кажущейся мощи, колосс на глиняных ногах, ну как Персия перед ее разгромом Александром Македонским? И силы тоже казались неравными, вот только чем кончилось, все помнят? Рассказать вам, что мои люди увидели во Франции? Не только полное отсутствие желания сражаться и умирать за Еврорейх, но и вообще, признания его интересов своими. Правда, говорят это было в самом начале, и подъем духа, и даже воспоминания о славе Наполеона. После Днепра же, где погибло четыреста тысяч французов, как в битве за Верден, с ужасом спрашивают, какова же будет Сомма этой войны? Доходит до того, что арестованных за саботаж, "за непочтение к Рейху", и прочие грехи, прямо спрашивают, концлагерь или Восточный фронт? А кто не годен к службе, забирают на трудовую повинность, ну как наших безработных в Депрессию - они заняты или на тяжелых работах, вроде строительства дорог и мостов, или находятся на казарменном положении при фабриках, в отрыве от семей, по сути на положении арестантов, не получая платы, лишь койку и еду, под угрозой наказания "за дезертирство", это называется "мобилизация промышленности в интересах войны".
   -Бред! - сказал толстяк - как вы это представляете, при современной промышленности, и рабский труд? Без всякого гуманизма, просто очень неэффективно. Какое будет качество продукции при такой практике? Вы уверены в достоверности ваших сведений?
   -Уверен - ответил "аристократ" - пока так поступают лишь с наказанными за какую-то провинность, но ходят упорные слухи, что скоро это ждет всех не занятых на военных производствах: кого не на фронт, тех на трудовую повинность в интересах фронта. И зная немецкую склонность к порядку, в это можно поверить. По крайней мере, в это верят, во Франции, Бельгии, Голландии, Дании, те, кто говорили с моими людьми. Да, это чудовищно неэффективно, и скорее всего, вызовет всеобщее возмущение. И что тогда останется от единства Еврорейха?
   -Не согласен - сказал военный - есть недовольные, и что? По сути, все искусство политики, это как раз и есть умение ездить на чужой спине. В армию по принуждению, и что с того, во времена Нельсона именно так набирали матросов в лучший в мире, победоносный британский флот? Да и наша армия в войну за освобождение негров комплектовалась и таким способом, это разве мешало ей побеждать? А армия Фридриха Прусского, тогда сильнейшая в Европе? Давайте считать лишь те факторы, которые реальны. У Еврорейха есть солдаты? Есть промышленность, могущая в достатке снабдить армию оружием? Есть военная организация, лучшая в мире - надо ли кому-то объяснять, что такое германский штаб? Ну а замотивировать толпу идти в бой, это знаете, вторично - было бы кого!
   -Поддерживаю - сказал "ковбой" - полезно иногда интересоваться наукой, тут яйцеголовые очень интересную теорию открыли. Что война, политика, торговля подчинены одинаковым математическим закономерностям. Общеизвестно, что вложившись в рекламу, можно продать сколь угодно гнилой товар, или допустим, сделать так, что ниггера выберут президентом Соединенных Штатов...
   -Не вздумайте об этом заявить публично, линчуют! И никакая полиция не защитит.
   -Я сказал, "предположим". Хотя если в другой стране можно было сделать президентом фальшивомонетчика, бандита и убийцу - то чисто теоретически, были бы деньги и желание... Так вот, применительно к войне, мотивация человеческого ресурса достигается точно таким же способом, как продается товар или приобретаются голоса электората на выборах. Если ваши солдаты недостаточно хотят идти в бой, значит нужно всего лишь потратиться на рекламу, то есть пропаганду. Следовательно, для Еврорейха проблема чисто техническая - внушить французам, и кто там еще, что воевать, не жалея себя, для них самый лучший выход. Ради интереса, я велел умникам просчитать будущий ход этой войны, при условии выбора немцами самого эффективного пути из возможных. Игра с формулами и коэффициентами убедительно показывает вероятность победы Еврорейха над русскими от семидесяти трех до восьмидесяти пяти процентов - учитывая валовой продукт, чисто военное производство, мобилизационный ресурс, "коэффициент мотивации в зависимости от расходов на пропаганду", и среднемесячные потери сторон с самого начала.
   -Верится слабо - сказал "аристократ" - как уложить сюда тот факт, что уже полгода у русских идут один победы подряд?
   -Везение, по-научному флуктуация - отмахнулся "ковбой" - математика, это наука точная. Или вы можете назвать какой-то новый фактор, начавший играть за русских именно в это время? За случайными победами обязательно последует поражение, это следует из теории вероятности.
   -Хотелось бы надеяться, что вы окажетесь правы... Ваши умники уверены, что учли все факторы?
   -Слушайте, хотя я и не Марлборо или Веллингтон, но хорошо знаю, как управлять электоратом. Или кто-то сомневается в самом принципе, что потратившись на рекламу, можно убедить толпу в чем угодно? Главное, что задача, стоящая перед немцами, имеет решение, при их правильной игре! И нам будет очень неосторожно строить свою политику в расчете на то, что гунны его не найдут.
   -Зато найдем мы - вставил военный - а ваши умники могут просчитать наше решение проблемы? Как в тридцать девятом, если помните, британские самолеты тоннами сбрасывали на Германию листовки, уверяющие какой Гитлер плохой, не подействовало. Если теперь если вместо листовок будут падать бомбы, и для каждого немца станет реальным, что если он продолжит отдавать свой голос "плохому парню Адольфу" и его политике, его собственный дом будет разрушен, его семья убита, и сам он может умереть? Сколько, по вашим формулам, потребуется бомбовых ударов, чтобы принудить Рейх к капитуляции? А чисто теоретически пока, рассчитать подобное решение для Англии или России? Армия могла бы эту работу официально заказать и щедро оплатить.
   -Договоримся - сказал "ковбой" - так все же, что решим с русскими? Я бы пока поостерегся, по крайней мере, пока положение Еврорейха далеко не бесперспективно. Фронт все же еще на русской территории, и лично мне пока слабо верится в падение Берлина. Опять же вспомните историю - Наполеон потерял в России всю армию, однако потребовалось еще целых два года, чтобы его разбить, причем совместными усилиями не одной России, но и Австрии, Пруссии, Англии. А потому, даже выход русских на свою границу еще не значит ничего. И кстати, мне донесли что в Москве, с одобрения русского вождя Сталина, вышла книга про их Кутузова и фильм по ней же - со последними словами этого их генерала, что "нечего нам делать в Европе, остановиться бы". А в России ничего не делается просто так, это намек? Кому, Гитлеру или нам?
   -Русские уже дали разъяснение нашему послу - ответил военный - эта война слишком дорого им обходится, слишком большие потери они понесли. Освобождение собственной территории остается для них священной задачей, но вот что будет после... Наряду с "ястребами" в русских верхах образовалась партия "голубей", желающих скорее заключить мир. А Сталин во время идущей войны категорически не желает, да и наверное, не может отдать на заклание ни успешных генералов, ни хороших хозяйственников, он слишком хорошо помнит сорок первый год.
   -И что же он хочет?
   -Увеличения наших поставок. Не оружия, тут как заявили русские, "возможно, вам оно сейчас нужнее", но стратегических материалов. И продажи им оборудования, за золото.
   -Не только за золото - вставил "аристократ" - а не подскажете ли, какую долю они покрыли доходом от "Индианы Джонса"?
   -У моих русских партнеров есть пословица, "кто первым встал, того и тапки" - отрезал толстяк - или у нас в Америке кто-то осуждает бизнесмена, совершившего удачный бизнес? Вы что-то имеете против фильма, от которого в восторге все Штаты? Скажите это зрителям - и я посмотрю, кого линчует толпа.
   -С этим фильмом кстати, слишком много вопросов. Снят шедеврально, но в совершенно не характерной для русских манере. Имена сценариста, режиссера, актеров неизвестны. Фирма - некий "СовЭкспортфильм", неизвестный никому из русской же кинобогемы. Мало того, артикуляция актеров показывает с достаточно высокой вероятностью, что они говорят на английском языке, это как вы объясните?
   -А никак - сказал толстяк - я купил качественный товар, и меня не интересует его происхождение, если оно не предосудительно. Никто ведь не заявил об украденной собственности, так какие вопросы?
   -Например, о судьбе наших американских граждан, если слухи верны - заметил "аристократ" - как когда-то у русских помещиков были целые театры из крепостных рабов, и вроде бы очень неплохие. Вряд ли публике понравится, что сегодня в русском гулаге страдают американцы, поверившие посулам Сталина в Депрессию, приехавшие в Россию, и сгинувшие там в тридцать седьмом. Вместе с русскими безвестными талантами, которые палачи от НКВД сообразили не гноить на лесоповале, а использовать по профессии. По крайней мере, среди русской же богемы именно это мнение преобладает. И если этот фильм действительно снят нашими американскими гениями, которые мучаются сейчас в русском рабстве вместо того, чтобы быть звездами в нашем Голливуде, товар получается с душком...
   -В долю не возьму, не надейтесь! - бросил толстяк - а если шум поднимете, засужу. Если у вас не будет неопровержимых доказательств вместо слухов.
   -Докажем - ответил "аристократ" - и быстрее, чем вы думаете.
   -Господа, так все же что будем делать с русскими? - спросил военный - мое мнение, пока оставить как есть. Если они не блефуют и действительно, дойдя до границы, заключат сепаратный мир и оставят нас и "кузенов" самим разбираться с Еврорейхом? Сейчас такая перспектива кажется мне совершенно не привлекательной.
   -А перспектива захвата русскими всей Европы?
   -Более далекой чем первая. И что интересно, совершенно ее не исключающей. Представьте, что сегодня русские заключают с Рейхом мир, и смотрят, как мы и гунны взаимно истощаем друг друга. А допустим через год, отдохнув и накопив силы, снова вступают в войну, и прибирают к рукам все, что плохо лежит у их границ. Между прочим, я совершенно не верю во владение русскими Европы, у них для этого, тем более после потерь войны, совершенно не хватит ресурсов. Но вот воссоздать Российскую Империю в прежних границах, присоединив Финляндию, Польшу, сферы влияния в Маньчжурии и Иране, и даже давнюю мечту русских царей, Проливы, это вполне реально. Понятно, что для "кузенов" это весьма неприятно, но положа руку на сердце, чем это мешает нам? Может действительно позволить усатому русскому Вождю забрать мелочь, какую он хочет - ради того, чтобы он в сговоре с другим усатым не помешал бы нам взять все?
   -Хорошо, тогда отложим. До прояснения позиции русских на ожидаемой конференции, насчет послевоенного устройства мира. Когда Сталин возложит на себя определенные обязательства, пространство его маневра сузится намного. А пока лучше не злить медведя. Я это про турок говорю!
   -А что турки? - спросил "аристократ" - им же было сказано...
   -Что мы ничего не имеем, если они немного потрясут "кузенов" - заявил военный - ну а после будем посмотреть, ведь наши устные обязательства не будут иметь юридической силы? Но вот если они, поддавшись на уговоры Берлина, объявят войну русским, это скорее всего завершится тем, что русские сами, без нашего дозволения, возьмут Проливы, и я очень сомневаюсь, что отдадут назад. А вот будет ли Сталин вступаться за Ирак, это вряд ли.
   -Если гунны соединятся с джапами, это будет плохо и для нас - заметил "ковбой" - может, стоит помочь "кузенам"?
   -Как? - спросил военный - сделать на Тихом океане больше того, что уже делается, пока нереально. Можем увеличить поставки "кузенам" собственно вооружения. Но что-то говорит мне, что через Иран гунны не пройдут, против русских им явно не везет. И для джапов Индия слишком большой кусок, чтобы ее проглотить. Так что предполагаю, что соединения фронтов не случится, хотя "кузенам" будет очень несладко. Но это ведь их проблемы?
   -Принято - подвел итог "аристократ", при молчаливом согласии всех - ну и последний вопрос, это итальянцы.
   -А что, они уже просят сепаратного мира?
   -Нет, пока лишь осведомляются через посредников о позиции нас и "кузенов" в случае применения Италией химического оружия сугубо против "дикарей". Для нас важны несколько тысяч, или даже миллионов потравленных эфиопов?
   -Ниггеры есть ниггеры - пожал плечами военный - и опять же, нас это к чему-то обязывает? Всегда могут после найтись какие-то пострадавшие белые, солдаты, или даже лучше, миссионеры. Идеалисты, кто лечит и учит бедных туземцев, погибшие ужасной смертью от бесчеловечного оружия. После чего мы сделаем с Италией все, что нам угодно, и что потребует текущий момент.
   -Не нравится мне это - покачал головой "аристократ" - а если ситуация выйдет из-под контроля? И это не может быть хитрой игрой Гитлера, подставить вместо себя друга дуче, а самому остаться в стороне? Если "итальянские" химические бомбы завтра полетят на головы британцев и русских?
   -Ну не настолько же дуче глуп? - отрезал военный - чтобы не понимать, что после этого все забудут, что на карте была когда-то такая страна Италия? Оставить как есть - если хочет опять травить эфиопских ниггеров, как саранчу, пусть травит. А мы посмотрим.
   -Принято - подвел итог "ковбой".
  
   Вивьен Ли, Русское Чудо. Глава из книги "Моя жизнь в кино", Лондон, 1970 (альт-ист).
   После возвращения из Гибралтара я не могла спокойно спать. Мне постоянно снились взрывы бомб, пламя, крики горящих заживо людей. Впервые я столкнулась с войной так близко, смерть прошла краем, едва не захватив меня с собой. Оплот Британии, неприступная крепость, стоявшая там двести лет, огромные корабли с большими пушками, тысячи наших отважных парней, моряков и солдат - все оказалось пылью. Было невыносимо думать, что все, кто аплодировали мне в тот вечер, уже мертвы. И тот, кто спас меня, вытащив из воды, никто так и не узнал его имени - и после, в Англии, никто из живых не признался в этом поступке.
   Британия, владычица морей? Но я никогда не забуду беспокойства, и даже тщательно скрываемого, но все же заметного страха офицеров "Хоува". Наш корабль был поврежден немецкими бомбами, и как мне сказали, не мог развить полный ход, и что-то случилось с наведением пушек - так что если мы встретим немецкую эскадру, потопившую "Айову", то скорее всего, погибнем. Чтобы британский моряк боялся встречи с врагом?
   Мне ответили, что боятся исключительно за меня. Мы принесли присягу, умереть за Империю, а что будет с вами, дорогая Скарлетт (меня часто называли этим именем)? У немцев нет ни жалости, ни чести, зато доблестью считается жестокость, это звери а не люди, они расстреливали в воде спасающихся с "Элизабет". А потому страшно представить, милая Скарлетт, что будет с вами, окажись вы на немецком корабле, уж поверьте, что никакого почтения к вам эти дикие гунны испытывать не будут.
   Тогда мне стало страшно. Мир рушился, старой доброй Англии, с ее традиционными ценностями, надвигалась тьма, подобная гуннскому нашествию, пала Мальта, потоплен "Герцог Йоркский", нас разбили в Тунисе, пал Тобрук. Может быть, грядет новая эпоха, как было при падении Рима, когда дикие варвары в звериных шкурах жгли дворцы и колизеи, резали философов, тащили в рабство знатных патрицианок? Через века эти варвары стали цивилизованными французами, англичанами, итальянцами, да и теми же немцами - но эти века были подлинно страшны. Что если история идет по кругу, и начинается очередной закат цивилизации, в котором виноваты мы сами, своей слабостью, утонченным бессилием, всем этим декадансом, извращениями, желанием "оставить как есть". И перестав отвечать на вызовы, бросаемые нам временем, мы сами дали волю Зверю хаоса и разрушения, который был в нас всегда?
   В Америке один человек рассказал мне старую индейскую, а может и не индейскую, притчу. Что в каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло -- зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь... Другой волк представляет добро -- мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность... А какой волк в конце побеждает? Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.
   Что если приговор нам уже вынесен, и его не отменить? Тьма растет, захватывает мир. И если нам еще хватит, то нашим детям уготована участь "низшей расы", рабство или смерть на черных алтарях? Германцы той, прошлой Великой Войны все же оставались людьми, христианами. Эти же волей своего бесноватого фюрера открыто поклоняются неким черным богам, принося им кровавые жертвы? А Бог просто махнул рукой на этот мир.
   Живем лишь раз, и если все гибнет, так проведем остаток дней с максимальным удовольствием? Чтобы не видеть, забыть - есть спрос, публика с охотой смотрит именно такие фильмы, сладко-сентиментальные до тошноты? Мне же хотелось сняться в еще одной "Леди Гамильтон", сделать хоть что-то, воодушевить наших сражающихся парней, чтобы тьма отступила. Но в Голливуде не было ни одного подобного проекта - вот отчего я охотно приняла предложение поехать в Россию. В 1943 году русские казались единственной силой, перед которой отступала Тьма, они разбили германцев под Сталинградом, на Украине, перешли Днепр. В отличие от многих моих соотечественников, я не испытывала к русским никакого предубеждения, они казались мне похожими на нас, англичан, семнадцатого века - революция, где король потерял голову, суровый диктатор Кромвель, правящий железной рукой, бегство за границу прежней аристократии, жестокие законы против "подозрительных", и наведение строгого порядка в стране. А еще русские очередной раз удивили мир, выпустив на наши экраны "Индиану Джонса".
   Мои голливудские друзья лишь разводили руками. Конечно, русская кинематографическая школа в тридцатые годы считалась самой передовой, и в чем-то образцом даже для Голливуда, например, никто тогда не мог сравниться с русскими в искусстве монтажа. Но эти фильмы взрывали все каноны, были не похожи ни на что! Приключения хорошо узнаваемого американского парня, который лихо бьет отвратительных нацистов, захватывающие перестрелки, погони, драки, держащие зрителя в постоянном напряжении - не было тогда еще слова "драйв", самые событийные фильмы выглядели в сравнении с этим, как в замедленном темпе. Калейдоскопическая смена натуры, полуобнаженные красотки, экзотические и красочные декорации - все это производило на публику воистину потрясающее впечатление! Профессионалов же ставила в тупик невероятная операторская работа, как это было снято? Эффекты волшебных превращений на экране, да и просто перемена расстояния, будто объектив плавно менял фокус, становясь из телескопического панорамным? Сейчас это кажется обычным, но еще в пятидесятые годы даже на профессиональных камерах нормой были поворотные насадки с несколькими сменными объективами, конечно же, эффекта плавности здесь быть не могло.
   И эти звуковые фильмы были сняты изначально на английском языке! Что как мне сказали, подтвердил анализ артикуляции персонажей. То есть русские изначально делали все для американского проката, где законодательно запрещен дубляж для иностранных фильмов, только субтитры, а с ними полный зал не собрать? Показ был с размахом, будто русские заранее были уверены в успехе, создана новая фирма с совместным капиталом, скупившая по всем Штатам сеть кинотеатров, причем брали и старые, пустующие, приводили в порядок - и в один день, 1 июня, после двухнедельной рекламы в самых солидных газетах, начали показ первого из них, "Ковчег Завета" - за ним, с интервалом по два месяца, были анонсированы следующие два. В титрах значилось, "экспериментальная студия СовЭкспортфильм, 1941", и черным цветом, "все актеры и режиссерско-съемочный состав - в том числе приглашенные американцы из числа эмигрантов, погибли на санитарном теплоходе 'Армения'", в конце надпись, "приносим извинения за плохое качество, так как сохранилась только техническая копия, отправленная в Москву для утверждения Худлитом". И это "плохое" качество было вполне на уровне наших фильмов, в Голливуде не скрывали, что они бы так снять никак не могли. А потому, дорогая Вивьен, мы были бы вам признательны, если вам удастся поближе познакомиться с русской киношколой и перенять их секреты.
   Снова через континент, и через океан. Такая жизнь тех, кто связал себя с кино, разрываться между Голливудом, Восточным побережьем, и Европой. С Лоуренсом видимся от случая к случаю, но я не сомневаюсь в его любви, он ждал меня шесть лет, подождет еще немного. Путь через океан в тревоге, вот появятся корабли гуннов, и будет с нами, как с "Элизабет". Мы плыли без особых удобств, не "Куин Мэри", а обычный грузовой пароход, на котором был десяток кают для пассажиров, среди моих попутчиков были инженеры, сопровождающие станки, погруженные в трюм. Один из них, как сказал, совершает в Россию уже третий вояж, говорит, обычная страна, у нас в Депрессию было много хуже, и меньше верьте сказкам, никаких медведей по улицам здесь не бродит. А вообще, чтобы иметь дело с русскими, ни в коем случае не смотрите на них свысока, они этого очень не любят - уважайте их как равных себе, и все будет окей. Еще он сказал, что вот пройдем остров Медвежий, и можно будет уже не спать одетым, положив рядом спасательный жилет, там начинается русская оперативная зона, немцы туда и близко подходить боятся, после того как русские потопили там уйму их кораблей во главе с линкором "Тирпиц" и кучу подлодок, линкор "Шеер" вообще захватили и теперь он ходит под русским флагом, а немецкого адмирала во главе толпы пленных прогнали по улице Мурманска. Мне это показалось тогда странным, и даже обидным, русский флот сумел сделать то, что не удалось нам, британцам. Но вместе с тем я впервые почувствовала силу, перед которой отступает окутавшая Европу тьма.
   Было начало сентября, и на удивление хорошая для этих широт погода. Берега Русской Норвегии показались мне удивительно красивы суровой первозданной красотой. Наш пароход должен был разгружаться не в Мурманске, а в Архангельске, следуя туда с частью конвоя. Мне сказали, что так будет быстрее и безопаснее - хотя Финляндия уже вышла из войны, капитулировав перед русскими, железная дорога от Мурманска сильно нагружена, ну а русские поезда, это нечто!
   ......
   Русская киностудия меня поначалу разочаровала, и очень сильно.
   Во-первых, здесь не знали никаких подробностей про создателей "Индианы Джонса". Только слухи про коллектив молодых гениев, работавший на Украине перед самой войной - будто бы они сами изобретали какую-то особенную аппаратуру, приемы съемки. Называли имя, Николай Трублаини из Харькова, вроде его сценарии - моряк, полярник, и одновременно талантливый писатель и журналист. Говорили еще, что кто-то точно остался жив, сделали ведь "Брестскую крепость", "Зори тихие", "Белое солнце пустыни" - поскольку тоже с авторами неясно, наверное выжил кто-то из не самых главных, и аппаратуры такой больше нет, но вот материалы откуда-то приносят - а может один и остался, и ранен как Островский, парализован и ослеп, лишь текст диктует? А однажды я слышала даже версию, что сценарии и режиссуру пишет на досуге сам товарищ Сталин, но это большой-большой секрет!
   А во-вторых, и это главное, ко мне здесь относились... Нет, очень хорошо, старательно избавляя от мелких бытовых проблем, обеспечивая комфорт, как я теперь понимаю, гораздо выше обычного для русских уровня. Меня называли "наша леди", но без всякого презрения революционеров к высшему классу, а как знак неприспособленности к быту, от которого меня следует ограждать. Ко мне относились, как к девочке, случайно забежавшей в отцовский кабинет - при самом хорошем отношении, ее обласкают и выпроводят, не позволяя прикасаться ни к чему. Меня не подпускали как раз к тому, к чему я стремилась - "все для фронта, для победы, что сделал ты, чтобы она скорее пришла", витало здесь в воздухе над всем. И по мнению русских, я, как существо аристократично-изнеженное, просто не могла при всем моем мастерстве сыграть русскую героиню!
   А работа здесь кипела. Люди одновременно могли быть заняты в нескольких проектах! Главным, в момент моего приезда, была бесспорно, "Молодая Гвардия", я прочла этот роман в первые же дни. Но там уже сложился актерский состав, причем Люба Шевцова играла саму себя, были и другие молодогвардейцы, и не только консультантами - кто-то, не найдя в себе актерского таланта, появлялся в кадре персонажем второго плана. И мне не было места в этом процессе, я ходила, смотрела, со мной здоровались, и тут же забывали, занятые своим делом. Единственной пользой было, что я худо-бедно выучила русский язык, по крайней мере достаточно, чтобы меня поняли - хотя в крайнем волнении переходила на английский.
   Тогда я на их "собрании" встала и попросила слово. И рассказала про Гибралтар, и что я думала, и зачем приехала сюда, Да, может быть я и англичанка, и родилась в небедной семье - но я искренне хочу понять и узнать вас. И быть полезной, чем могу. А касаемо актерского мастерства я кое-что умею - вы только дайте мне материал.
   На следующий день меня вызвал их главный. И сказал, что есть новый проект, и как раз нужна героиня, вот сценарий. Название "В списках не значился", как русский лейтенант, только окончивший училище, приезжает в Брест в ночь на 22 июня. Героическая трагедия, как я бы назвала, они погибают все, но не сдаются, не побеждены.
   По тексту моя героиня, которую лейтенант встречает в крепости, за несколько часов до начала войны - некрасивая и хромоножка. Но главный сказал, если справишься, перепишем - пусть на экране будут красивые герои. Русские еще сомневались, сумею ли я, выдержу ли тон - и потому начали съемку с самой жестокой сцены, одной из финальных, где мою героиню немецкие солдаты забивают сапогами и докалывают штыком. На экране смотреть это страшно, а у меня тогда был не страх, а злость. Массовкой были русские солдаты из какой-то учебной части рядом, и самые настоящие немцы, из пленных, они были там на подсобных работах, и пользовались случаем приработка, так как русские с неохотой соглашались даже ради съемок надеть немецкий мундир. Но для той сцены взяли русских, и они очень боялись причинить мне вред, хотя на мне был толстый бесформенный ватник, били со всей силы в землю рядом, в кадре это понятно, не видно. Затем снимали эпизод встречи, и сцену в подвале с тетей Христей и старшиной - цветной пленки, закупленной в Америке, было мало, и потому мало было и дублей, эпизоды шли как на конвейере, бешеным темпом. Эпизод "ты моя красная армия" у меня никак не получался, на взгляд режиссера, и он велел с ним закончить, продолжив на следующий день.
   В тот день я сначала не снималась, а смотрела за происходящим на площадке. Эпизод боя в клубе, который немцы захватили внезапно - и русские пошли врукопашную, вооружившись кто чем. Сцена эта сейчас общеизвестна всем любителям кино, но для историков искусства представляет интерес то, что это наверное был первый случай появления на экране "русского боя", изобретенного по легенде соловецкими монахами, позволяющего одному человеку вооруженному лишь посохом, или даже с голыми руками, справиться с шайкой разбойников, в составе дружины разбить более многочисленный отряд - менее известным западному зрителю аналогом являются боевые искусства Японии и Китая, которым не повезло быть увековеченными на экране так же широко, как русбой, позже запечатленный в огромном количестве русских исторических фильмов про подвиги благородных героев и монастырских или княжьих дружин в давние годы войн и смут. Искусство это было почти забыто за ненадобностью еще при последних русских царях, а окончательный удар ему нанесли большевики, закрывая монастыри и разгоняя монахов - но теперь, с началом этой войны, о нем вспомнили и ввели в обучение солдат. Я говорила с русским сержантом, который гордился, что обучался у самого Смоленцева, "это вроде внук последнего мастера русбоя".
   Сначала, как обычно, "немцами" поставили немцев. И после того как в атаке упали "убитые", в пятнах красной краски, а оставшиеся ворвались в здание, все стихло буквально через десяток секунд. Причем из немцев на ногах не остался никто, были травмированные, и даже один покалеченный, сломали ребра и руку, еще нескольких пришлось отливать водой. Увеличили число "немцев", результат был тот же, только чуть дольше - после чего среди пленных на третий дубль добровольцев не нашлось. Тогда оборонять здание поставили переодетых русских же, но как мне сказали, из новичков, ведь немцы по сюжету обязаны проиграть. Так была снята сцена, вошедшая в список лучших себе подобных, в мировом кинематографе.
   Русская система актерской игры оказалась непохожа на классическую. Вернее, наряду с классической, была еще одна, система "три П", что это такое никто не знал, говорили что это инициалы автора, или кого-то из ее мастеров, ну так повелось. Много позже я слышала, что фамилия автора была Подервянский, но узнать более подробно не удалось. Основа ее была, свободная импровизация, забросить в себя кто я, где, когда, другие важные обстоятельства, отпустить себя и творить - для развития этой способности существовал комплекс упражнений. "В списках не значился" делался молодым режиссером именно по ней. Так и не получившая после признания в больших, профессиональных театрах, она стала у русских, да и не только у них, широко применяемой в кинематографе, особенно в частных, малобюджетных студиях, поскольку позволяла даже непрофессионалам добиваться хорошего результата. Впрочем, этому способствовало также весьма распространенная практика применения ее психологами и психотерапевтами при работе в группах, так что знакома она была очень широко и не только актерам.
   Насколько мне известно, эту манеру игры взял себе Фернан Котанден, с которым мы встретились именно там. Все мы знаем его под другим именем, его биография тоже общеизвестна - я же скажу, что первоначально его роль была совсем малой, тот немец, которого Плужников отпускает, пожалев. Совсем короткая сцена, минимум слов - но как сыграл этот, тогда еще совсем не знаменитый француз, образ "маленького человечка", подхваченного войной и ни в чем лично не виноватого, которого не грех пожалеть? А после он наводит на убежище немцев с огнеметами, а еще позже, прищурившись, стреляет в старшину, готового уже скрыться за углом. А после добивает мою героиню, его не было там изначально, как я уже рассказала, эту сцену снимали первой - но режиссер специально вставил кадры, как будто он смотрит, как меня убивают, его толкает унтер, чего стоишь, и он, перехватив винтовку, бежит тоже, ясно что принять участие. Такой маленький человечек, совсем не страшный, жалкий, смешной, и в чем-то симпатичный - но которого все равно надо убить, поскольку на нем мундир врага.
   Ну а после этого фильма был "Вызываем огонь на себя". Причем меня представили Анне Морозовой, которую я должна была сыграть, она была главой русских разведчиков и диверсантов на немецкой авиабазе в Сеще. Мы стали очень дружны, жили в одной комнате, я пыталась нет, не стать ею, это невозможно, но понять, что двигало ею, отчего она так поступала, и передать это по-своему. Как получилось - ей понравилось, она сказала мне, Вика (так она называла меня вместо Вивиан), ты сделала на экране все как я, но еще и красиво.
   Она абсолютно не считала себя героем. А просто, сделала что должна - хотя если подумать, пресловутая Мата Хари не сделала и малой части того, что совершила она. Только прямой, непосредственный вред врагу - десятки самолетов, взорванных в воздухе, вместе с подготовленными экипажами, и триста пилотов и штурманов, убитых при нападении партизан на немецкий санаторий, а сколько разведданных, по которым русские наносили по авиабазе прицельные удары, или были готовы к налету, ожидая немцев в заданное время, в нужном месте, а косвенный вред, когда немецкие пилоты, боясь непонятных катастроф, бросали бомбы мимо цели, или даже на свои войска? Не она создала организацию - но была в ней с самого начала, а когда погиб Константин Поваров, стала во главе. И организация работала, несмотря на потери, наносила немцам новые удары - гестапо так и не удалось ее раскрыть.
   Я сумела наконец понять русских. Их Вождь, Сталин, был абсолютно прав, сказав, мы не Запад и не Восток, мы Север, отличаемся от обоих. Русские сумели выжить на неплодородных, холодных землях, под постоянными набегами врагов, как с востока, так и с запада. Отсюда их способность к мобилизации, удивляющая соседние народы. Нет нужды в постоянном муравьином труде, как у индийцев на рисовых полях, виденных мной в далеком детстве - но и одиночки не выживают. Можно лежать на печи в долгую зиму - но ты не переживешь ее, если не трудился как проклятый в страду. А когда приходит враг, все должны драться сообща, иначе погибнут. Русские часто бывают не готовы к войне - но как правило, их враги войны не переживают. А если враг сильный и упорный, претендующий на господство, то тем более. Орда, Польша, Швеция, Турция, Наполеон - кем стали они по итогу битв с русскими?
   -Вика, ну ты совсем нашей патриоткой стала! - сказала мне Аня Морозова - но ты же англичанка, а каждый человек свою страну прежде любить должен. Надеюсь ведь, наши страны воевать никогда не будут?
   -Нет, я всего лишь узнала силу, которая победит Тьму - ответила я, вспоминая с чего все началось - и теперь я спокойна, Тьма не наступит. Только мне хотелось бы, чтобы бесноватого фюрера, когда вы его поймаете, судили бы не вы одни, а и наши народы тоже. За то, что всем нам пришлось пережить.
   Следующий фильм был тоже с авиацией, "В бой идут одни "старики"". Я играла там русскую летчицу ночного бомбардировщика, так оказывается на этой войне назывались маленькие фанерные самолетики, похожие на "фарманы" четырнадцатого года, и русские девушки летали на них в немецкий тыл, не только с бомбами до ближних траншей, но и далеко в леса, к партизанам. Для вхождения в роль, меня даже прокатили над аэродромом на месте штурмана-бомбардира - не бойтесь, леди, У-2 сам летит и сам садится, если только ему не мешать! Жалко было, что роль все же не такая большая, я достаточно уже вжилась в русский характер, чтобы достоверно сыграть, перевоплотившись хотя бы на площадке, русскую девушку-офицера, воздушного бойца. На аэродроме рядом был целый музей, рядами стояли как старые русские "ястребки" И-16 и "чайки", так и новые истребители, остроносые, похожие на "спитфайры", и немецкие "мессершмидты", несколько раз я видела в небе кружение воздушных боев, сначала я принимала их за учения, но уже при монтаже фильма с удивлением увидела кадры воздушных боев, отснятых прямо из кабины, и это было странно, как удалось разместить аппаратуру и работать оператору?
   Еще русские, сами того не зная, спасли мне жизнь. Кашель, мучивший меня еще весной, в русском климате возобновился с новой силой. В русском госпитале - вот любопытно, что при спартанских условиях жизни отдельных людей, общественные учреждения, такие как больницы, или как их называют, "медсанчасти" оборудованы великолепно даже по нашим меркам - меня лечили антибиотиками, которые тогда, в 1943 году, умели делать лишь русские. Много позже в Англии врачи пришли к выводу, что у меня скорее всего, был туберкулез легких, в ранней стадии, которое лечение успешно прервало. Если бы не русские, я прожила бы еще лет десять-пятнадцать, причем в последние годы болезнь могла бы повлиять на нервы, на психику, на ясность ума, вот был бы ужас!
   Прошло двадцать семь лет, я жива, здорова, весела и радуюсь жизни, мне нет еще шестидесяти, еще не старость. И лишь странные и страшные сны тревожили меня до недавнего времени, в которых я задыхалась, вела себя как безумная, не узнавала мужа и детей. Врачи лишь разводили руками, самый тщательный осмотр показывал, что все в порядке. И лишь мой духовник осторожно высказал предположение, что это господь показывает нам то, что не сбылось, но могло бы случиться, не сделай мы вовремя нужный шаг.
  
   Стокгольм, июль 1943
   -Ну и что же вы собирались мне сообщить, госпожа посол?
   -Прежде всего присядьте, господин барон, нам спешить некуда. А вот вам...
   -И что Сталин хочет от маленькой бедной Финляндии? Вы уже ограбили нас, вам этого мало? Отняли наши исконные земли.
   -Ну, господин барон, я могла бы ответить, что шведский Кексгольм исстари был русской Корелой. И Выборг, как впрочем и Гельсингфорс, Або, Фридрихсхамн, точно так же как Ниеншанц были построены шведами, для шведских же чиновников, торговцев, солдат, финны-то тут при чем? А Выборгская губерния была присоединена к княжеству Финляндскому исключительно по административной глупости одного из русских царей. Но я отвечу - вспомните Ленинград! Вы вместе с Гитлером виновны в ужасах Блокады, когда умерло два миллиона наших русских людей, гражданских, не солдат. По-вашему, такое можно простить?
   -Мы не обстреливали Ленинград!
   -А у вас было из чего? И достали бы, от Белоострова? Не будь вашего фронта, не было бы Блокады, и вы понимаете это отлично, господин генерал-лейтенант Российской Императорской армии! Если немцы с юга были молотом, то вы с севера, наковальней. Хотели переиграть ту, прошлую войну - так не обижайтесь, если вам снова предъявят счет!
   -Вы предложили мне эту встречу лишь затем, чтобы угрожать?
   -Нет, вместе обдумать перспективы. Первый вопрос, господин фельдмаршал, вы еще надеетесь, что Германия не проиграет эту войну?
   -Отвечу сразу и на второй ваш вопрос, госпожа Коллонтай. Мы не сдадимся в любом случае. Нас категорически не устроит вхождение в состав СССР подобно прибалтийским государствам в сороковом, даже на новых правилах. Может быть нашей независимости мало лет, но она нам дорога. А финны очень упрямый народ.
   -Русские тоже. Третий вопрос, господин фельдмаршал, считаете ли вы что у вас против нас есть чисто военный шанс выстоять? Когда СССР, разобравшись с Германией, обратит на вас все силы? Да ведь и наличных войск хватило, чтобы выбросить вас за границу, за какие-то два месяца. А ведь за Выборгом у вас нет оборонительных сооружений, ваша "линия Салмо" еще не достроена, и частично разоружена. Ваши лучшие кадровые дивизии уже разбиты в бою. И никто за вас не вступится, не надейтесь - США и Англия нуждаются в СССР куда больше, чем в Финляндии, никакой реальной помощи от них вы не дождетесь. Ну а Еврорейху будет точно не до вас.
   -Вы слишком быстро и хорошо научились воевать, даже в наших лесах и болотах. Но мы не сдадимся. Может быть мы и проиграем, но вам придется заплатить за все настоящую цену.
   -Вам решать. А если СССР предложит вам мир?
   -На каких условиях? Безоговорочной капитуляции?
   -Нет. Мы согласны на сохранение независимости Финляндии, и ее существующего политического строя.
   -И что вы за это потребуете?
   -Разрыва отношений с Германией и объявление ей войны. Разоружение всех германских войск на вашей территории, арест всей германской собственности, и передача всего этого нам, в качестве пленных и трофеев.
   -Если я это сделаю, завтра же немцы вторгнутся в Финляндию.
   -У Германии сейчас достаточно других насущных забот, на Украине, а теперь и в Белоруссии. Вы считаете, Гитлер сумеет найти для вас хоть десяток незанятых дивизий? Впрочем, если вы не уверены в своих силах, мы готовы взять на себя защиту ваших границ.
   -И восточных тоже? Следует ли понимать ваше предложение, как согласие отвести ваши войска?
   -Простите, господин барон, в сороковом мы вернули вам Петсамо, и что получили взамен? Необходимость снова штурмовать его, в прошлом году? Теперь же где ступил советский солдат, это уже наша земля, и никаких уступок тут быть не может.
   -Но вы уже углубились на нашу территорию, даже от границы сорокового года! На сорок, пятьдесят, местами и на восемьдесят километров!
   -Господин фельдмаршал, товарищ Сталин велел вам передать. Если мы не договоримся сейчас, в следующий раз наше предложение мира будет предусматривать границей тот рубеж, на котором будут стоять наши войска. И это не обсуждается. Вам напомнить, как вы устанавливали нашу границу в советской Карелии, в двадцатом году?
   -Горе побежденным?
   -Не мы это придумали. И конечно, вам придется возместить все наши расходы в войне против вас. И ущерб, нанесенный нашему хозяйству. Вернуть наших пленных, и мирных граждан, угнанных в Финляндию, и собственность, вывезенную с нашей территории.
   -Вмешательство в наши внутренние дела?
   -Ничего сверх необходимого. Конечно же, мы не потерпим, чтобы Коммунистическая Партия Финляндии, или организации вроде Общества Советско-Финляндской дружбы находились под запретом, подвергались каким-либо преследованиям. Как и потребуем выдачи для наказания, по списку, военных преступников, запятнавших себя бесчеловечным обращением с нашими пленными и мирным населением.
   -И конечно же, я в этом списке под номером один?
   -Пока нет, насколько мне известно. Но не скрою, список будет дополняться, "по открывшимся обстоятельствам".
   -А если я откажусь? И призову народ, "отечество в опасности", как вы в сорок первом?
   -Вам выбирать. Но Советский Союз больше категорически не потерпит врага у своих границ, да еще рядом с Ленинградом. Если враг не сдается, его уничтожают. Нам это во что-то обойдется - но финского народа больше не будет вообще. Сопротивляющихся уничтожат, прочих же переселят в Сибирь и Среднюю Азию, причем без мест компактного проживания.
   -А если мы согласимся, ползучая советизация? "Народ провозгласит", как это было в Латвии, Эстонии, Литве? А ваши войска поддержат...
   -Вы столь низкого мнения о собственном народе, что если убрать силу, он тотчас же свергнет вас? Не верю, что вы не в курсе, что подлинно происходило в Прибалтике - народ действительно сам свергал своих помещиков, наши войска лишь обеспечивали невмешательство извне. Мы тоже вынесли урок из сорокового года - пусть ваш народ сам определяет свою судьбу.
   -Сталин отказался от идеи мировой революции?
   -Не надо повторять ложь Рейтеров и Троцкого. Мы за мировую революцию, а не за мировое господство троцкистов, то есть мы стоим за то, чтобы в каждой стране её собственный народ эту самую революцию произвёл. А если ваш народ не готов, что делать? Вы нужны нам как разумные, вменяемые соседи, с которыми можно вести дела, взаимовыгодную торговлю. И разве чрезмерны будут наши требования к вам, чтобы ваша политика, внешняя и внутренняя, была дружественна нам?
   -Разумно. Вот только завтра Гитлер, узнав, отдаст приказ. Крупный десант на наше побережье маловероятен, вы правы. Но наши города подвергнутся бомбардировке, а кригсмарине устроит террор в наших водах.
   -Ну, господин фельдмаршал, если десяток ваших асов имеют боевые счета, в сумме превосходящие всю авиацию Балтфлота и Карельского фронта... А ваши берега прикрыты батареями, построенными еще при нашем царе. Технические вопросы, как выдвижение наших военно-воздушных и военно-морских сил на базы, которые вы нам предоставите, можно решить в рабочем порядке. Если помните, база Ханко была сдана нам в аренду на тридцать лет, до 1970 года, впрочем справедливо прибавить к этой дате еще два года этой войны, когда мы не могли осуществлять свое право? А как насчет того, чтобы так же сдать нам в аренду Поркала-Удд и Аландские острова, с зачетом арендной платы в сумму контрибуции?
   -Вы просто дьявол в юбке, мадам Коллонтай. Трудно спорить, но трудно и отказаться.
   -Это надо понимать как "да" ли "нет"?
   -Когда Сталин готов принять для переговоров уполномоченное мной лицо?
  
   Район Орла. 15 июня 1943.
   Эрих Хартман очень любил летать. И умел летать, впервые сев за штурвал в четырнадцать лет. Это очень хорошо, когда мать - владелица аэроклуба.
   Война казалась развлечением, спортом. Прилететь, настрелять "Иванов", и домой, героем с орденами. Армия фюрера шла к Волге, все говорили, что война вот-вот завершится, и Эрих сожалел, что на его долю не достанется подвигов и наград, а ведь он был среди пилотов-новичков самым лучшим? И не сомневался, что если кому и быть героем, то это ему.
   -Ты только не бойся, и держись за мой хвост - сказал ему перед первым боем Гриславски, его первый командир - делай все как я, тогда может, останешься жив. Ну а если и меня - то значит, судьба.
   В бою Эрих понял, что быть летчиком, и летчиком-истребителем, это разные вещи. Можно чувствовать самолет как свое тело - но всякий ли, нормально двигающий руками и ногами, может выйти на ринг, да еще не один на один, а против толпы, когда удары сыпятся со всех сторон? Он не видел ничего, кроме самолета ведущего впереди, и старался не оторваться, и стрелял куда-то, когда видел что "мессер" Гриславски выплевывал огненные трассы. В третьем вылете он научился наконец разбираться, что вот тот самолет впереди командира, это атакуемая им цель. А в пятом Гриславски был сбит.
   Кажется, тогда они атаковали русские штурмовики. Истребитель ведущего вдруг пошел вниз, оставляя за собой дым, сначала Эрих подумал, что Гриславски уходит на форсаже, но дым густел, показалось пламя. И трасса совсем рядом, Хартман инстинктивно рванул штурвал, "мессер" дернулся в сторону, и самолет командира пропал внизу. Эрих остался один, и ему вдруг стало страшно. Он представил, как следующая трасса входит в кабину, и разрывает его тело, разбрызгивая кровь. Или попадает в бензобак, превращая истребитель в огненный шар. Или ломает крыло, разбивает управление, затем секунды кувыркания в кабине, без возможности выпрыгнуть, удар о землю, и все! Страх подсказал единственный выход, как можно скорее оказаться дальше от этого места. Хартман толкнул ручку, вводя истребитель в пике, и выровнявшись над самой землей, рванул на форсаже на запад, в тыл, домой, что будет, если русские за ним погонятся, он боялся и думать.
   А Гриславски вернулся на следующий день. И действия своего ведомого одобрил, ты все сделал правильно, надо было сохранить себя и самолет, считай что тебе повезло. И вообще, для нас главное не умирать за фюрера, а делать так, чтобы русские умирали за своего вождя.
   Этот урок запомнился Эриху на всю жизнь. Он считался уже опытным пилотом, отвоевав восемь месяцев. Но твердо знал, что любой воздушный бой, это рулетка, в круговерти "собачьей свалки" на виражах очень легко просмотреть хотя бы одного врага из многих, который тебя убьет - а потому в воздушный бой не надо влезать вообще! К его счастью, основной тактикой истребителей люфтваффе все чаще становилась "свободная охота", позволяющая рапортовать о победах без особого риска потерь, "ударь и убегай" - и даже сопровождение своих бомбардировщиков происходило не так, как у русских, когда истребители идут со своими подопечными в одном строю, а "расчисткой воздуха" впереди, по сути той же охотой, ну а что вместо расчистки все чаще случалась тревога, и подошедших "юнкерсов" ждал очень горячий прием, рыцари люфтваффе не были виноваты, они честно сделали все, что могли.
   Русские очень быстро учились. Если по рассказам немногих уцелевших ветеранов, в сорок первом очень немногие "ястребки" имели рации, то теперь огромные проблемы доставляли русские радиолокаторы, в люфтваффе такое было лишь в ПВО Рейха, и очень редко на фронте. Мало того, что новые Яки и Ла превосходили немцев, так и у русских штабов все чаще и лучше получалось держать контроль над обширным пространством, собирая силы там где надо, и в нужный момент - отчего охота в русском тылу за самой лакомой дичью, транспортниками, или совершающими перебазирование новичками, стала смертельно опасным занятием. Эрих не был дураком, и оттого к линии фронта приближаться не рисковал. Его обычной целью были русские истребители, сопровождающие бомбардировщики или штурмовики, прорываться сквозь их строй к охраняемым объектам, боже упаси, Эрих помнил, как сбили Гриславски, а потому его манерой, отработанной до совершенства, была внезапная атака с высоты по кому-то из замыкающих, стараясь выбрать тех, кто неуверенно летит, плохо держится в строю, значит новичок. Удар, отстреляться скорее, неважно, попал или нет, и уход на форсаже со снижением. А дома записать на счет победу, по пленке фотокинопулемета, в кадре трасса на цели или нет? Таковых за восемь месяцев набралось пятьдесят семь. Были ли все они реально сбиты, или только повреждены, или все же был промах - да какая разница, если победу вписали на счет?
   (прим. - в нашей истории, Хартман, воюя с ноября 1942, на 5 июля 1943 имел счет 15 сбитых, за восемь месяцев. За следующий год, до лета 1944, ему записали около двухсот. И дальше, чем ближе к маю сорок пятого, тем больше был "среднеквартальный" результат. Поверим в то, что сбивать наших в сорок пятом было вдесятеро легче чем в сорок втором - или в то, что Рейху позарез были нужны герои? Очевидно, что в альт-истории, где поражение более ощутимо, приписывать будут еще активнее - В.С.)
   В тот день сперва все было как обычно. Эриху повезло иметь от природы сверхострое зрение, позволяющее заметить самолет за несколько километров, впрочем строй русских Ту-2 под защитой "яков" не разглядеть было сложно. Хартманн уже выбрал цель, вон того русского, легко все же сбивать тех, кто связан в своих действиях, идти так, чтобы отсекать заходящих в атаку на бомберы, они не погонятся после, не бросят строй.
   И тут в эфире раздался крик ведомого, нас атакуют! В долю секунды Хартманн бросил "мессершмитт" вниз, на форсаже, доверившись инстинкту бегства, спасшему его однажды. Охотники за охотниками, Эрих уже слышал про такое, когда пара или четверка русских идет выше и в стороне, выслеживая таких как он, и атакует в немецком стиле, внезапным ударом. И это были русские асы, мастера воздушного боя - в чем Хартман признавал их превосходство, он ведь за всю свою карьеру лишь бил внезапно, как из-за угла, и сразу удирал. Ведомый больше не отвечал, плевать что с ним, своя жизнь важнее!
   Двое русских висели на хвосте. Новые "Ла", такие быстрые, от них не оторваться даже на форсаже со снижением, что будет, когда придется перейти в горизонт? Его догонят, и будут убивать - а он охотник, спортсмен, а не боец! Охотник на уток, а не на львов-людоедов. Его жизнь, цивилизованного арийца, гораздо ценнее, чем каких-то славянских унтерменшей с примитивной душевной организацией, и это неправильно, что его сейчас убьют! Они догоняют, скоро уже выйдут на дистанцию огня, что делать? Развернуться и принять бой, одному против двоих, и я не умею так как они, вблизи и на маневре, я бы мог сражаться, имея скорость больше километров на полсотни, и высоту - но скорость у них не меньше, а на высоту не выпустят. Только бы выжить, и сквитаться в следующий раз, больше он так не попадется, перед атакой будет тщательно осматриваться по всем сторонам. Русские уже на расстоянии, с которого обычно вел огонь он сам - но они не стреляют, зачем, если сейчас подойдут еще ближе, чтобы наверняка?
   Он уже представлял, как двадцатимиллиметровые снаряды прошивают дюраль и разрывают его тело. Опыт летчика-спортсмена подсказал решение, Хартман расстегнул ремни, сбросил фонарь, и перевернул самолет на спину, в последний момент дал ручку от себя, и его выбросило из кабины вниз. Не раскрывать парашют, пока русские не пронесутся мимо, иначе расстреляют в воздухе! И еще выждать, могут ведь вернуться, затянуть прыжок, сколько можно, а вот теперь и дернуть кольцо! Ох, живой, повезло. А самолет выдадут новый. Надеюсь, его истребитель при падении взорвется и сгорит - чтобы не обнаружили абсолютно нетронутый боекомплект, ни одного выстрела. И надо будет договориться с теми, кто видел бой с земли, для подтверждения, что его сбили в бою, а не он выпрыгнул из исправного самолета.
   Он приземлился на поле, поросшее редким кустарником. Видны были траншеи, какое-то горелое железо, ох, только бы не мины! Поле было пустым, но едва Эрих освободился от парашюта, откуда-то возникли трое с винтовками, как вылезли из-под земли, форма их не была похожа на немецкую, наверное французы? Летая в небе, Хартман не интересовался, как выглядят союзники Рейха. Спросить у них, где тут ближайшая немецкая часть, и можно ли достать транспорт?
   И тут его окатило ледяным ужасом. Двое подошедших солдат были в касках, но у третьего на пилотке была красная звездочка. И совершенно азиатские лица у всех троих. Это русские, о боже, нет! Выхватить пистолет - нет, русских трое, и они совсем рядом, кто-то успеет выстрелить, и не промахнется. Что с ним сейчас сделают, лучше не думать. Была фотография в газете, которую после показывали союзникам Рейха, как такие же азиаты жарят на вертеле над костром французского офицера, прямо в мундире. А кригс-комиссар говорил, что эти дикари часто питаются и сырым мясом, в том числе человечьим, которое размягчают, подкладывая под седло.
   Эрих упал и схватился за живот, в слабой надежде на снисхождение к раненому или больному. Но для тонкой натуры цивилизованного европейца все это оказалось слишком, и Хартман ощутил, что не управляет своим организмом. Мерзко завоняло, азиаты сморщили носы. Затем все же подошли, избавили Хартмана от "Вальтера" и планшета. Эрих подвывал, изображая боль, и ждал, что придет кто-то говорящий по-немецки, которому можно объяснить что он, обер-лейтенант Хартман, может быть полезен русским, а потому не надо его убивать. Но его пытались поднять и куда-то вести, это вызвало новый приступ желудочно-кишечного спазма. Тогда русские принесли кусок очень грязного брезента, перевалили на него Хартмана и потащили, как в гамаке, до дороги, где уже стояла полуторка, с которой что-то сгружали, а когда закончили, Эриха снова подняли и вместе с брезентом впихнули в кузов, туда же запрыгнул один из азиатов. Машина тронулась, на неровной дороге ее сильно трясло на ухабах. Хартман лежал у заднего борта, скрючившись и все держась за живот, ощущение грязных штанов было мерзейшим, но Эрих успокаивал себя, что это дает надежду, что азиаты не подвергнут его противоестественному надругательству, которое по словам кригс-комиссара является их любимым развлечением - хотя, а вдруг они небрезгливы? В животе снова заурчало, и русский отодвинулся к кабине, прикрывая нос. Машину подбросило на ухабе особенно сильно, Хартманн даже подпрыгнул, схватившись рукой за борт, и вдруг перевалился через него, даже не думая, на одном инстинкте жить.
   Он больно ударился о землю, полетел в канаву. Русский крикнул, выстрелил, но не решился прыгать на ходу, а заорал водителю, стой, это было ошибкой, потому что Хартман поднялся и ломанулся в кусты как кабан, не разбирая дороги. Сзади кричали и стреляли, кажется к двоим русским присоединился кто-то еще, но на его счастье, кусты переходили в лес. Погоня все продолжалась, и вдруг справа часто затрещали выстрелы, русские в лесу на кого-то наткнулись - а Хартман бежал, боясь остановиться.
   Когда позади все стихло, он решился остановиться и оглядеться по сторонам. Сориентировался по солнцу и часам, и двинулся на запад. В маленькой речке кое-как отмылся и отстирался. Ему невероятно повезло, сначала в лесу он наткнулся на немецких же окруженцев, остатки разбитого пехотного батальона, а затем, потеряв в стычках с русскими половину людей, они сумели выйти к отступающим немецким частям.
   Вернувшись в эскадру, Хартман с чистой совестью заявил, что в последнем воздушном бою сбил трех "Иванов", как раз то количество, которое не хватало ему на Рыцарский Крест - искренне считая это компенсацией себе за те четыре ужасных дня. В люфтваффе не страдали бюрократией, когда дело касалось наград, и очень скоро Эрих принимал поздравления от товарищей. И жизнь снова стала прекрасной, вот только Хартман стал задумываться. Принцип свободной охоты, это идти не туда, где враг силен, а где он слаб? А Восточный фронт стал очень горячим местом.
   И когда Хартман узнал, что есть возможность подать рапорт о переводе в палубную авиацию, он не задумывался. Как опытный пилот, он представлял себе сложность нового дела, потребуется не меньше трех месяцев на подготовку в тылу, в Германии, за это время может случиться многое. Да и жизнь у моряков, неделя в походе, месяц в базе. Зато, как объяснили, повышенное жалование, и ускоренное продвижение в чинах.
   А на Восточном фронте пусть воюют всякие там французы! Кажется фюрер разрешил им иметь свою авиацию, эскадра "Лотарингия", эскадра "Бургундия", эскадра "Бретань". Три сотни истребителей, "девуатины-550". Пусть французы дерутся с этими проклятыми русскими - а он, Эрих Хартман, "белокурый рыцарь Рейха", как назвал его какой-то газетер, стремится к новым победам, Дубовым Листьям, Мечам, а может даже и Бриллиантам.
   Ведь англичан в этой войне бить легко?
   (Прим. - кто считает, что Хартман не был таким, отсылаю к Ю.Мухин, Асы и пропаганда. Где разбирается реальная карьера Хартмана, в которой были эпизоды, аналогичные моему рассказу (даже включая грязные штаны). И на мой взгляд, версия Мухина гораздо правдоподобнее легенды, что Хартман действительно сбил 352 наших - В.С.)
  
   Берлин, Рейхсканцелярия. 1 июля 1943.
   -Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? Вы, трусы и недоумки? Как же вы сумели бросить к ногам Рейха всю Европу, не проиграв ни одной битвы? Вы разбили этих же русских, дойдя до Москвы и Волги! И вдруг поражение за поражением, и все от русских, в то время как против англичан вермахт по-прежнему непобедим! Это похоже уже не на неумение, а на сознательный саботаж, измену, предательство! Не всех изменников разоблачили - ну так комиссия "1 февраля" еще не закончила работу! Модель, как вы объясните прорыв "Восточного вала"? Кто уверял, что русские не перейдут Днепр? Или у вас было недостаточно сил? Вам не надо было даже показывать полководческий гений - просто сидеть в жесткой обороне и отстреливать плывущих унтерменшей, как уток! Отвечайте, пока я еще не решил окончательно вашу судьбу!
   -Мой фюрер, вы совершенно правы, всему виной предательство! Но не германских солдат и офицеров, которые сами не отступали ни на шаг! Сначала французские союзники под Каневом не сумели сдержать внезапного русского удара прямо через Днепр, и допустили, чтобы эта брешь в нашей обороне превратилась в зияющую дыру. Затем румыны совершили предательство еще более гнусное. Группа офицеров одесского гарнизона, во главе с полковником Войтеску, тайно вступила в сговор с русскими, в результате чего румынские войска фактически открыли русским фронт, сдав без боя Николаев и Одессу, причем германским военнослужащим пришлось прорываться с той территории буквально с боем, тех же кто не сумел, румыны арестовали и выдали русским. Днепровский Вал был неприступной крепостью, но только при условии стойкости его защитников. А ни французы, ни румыны этому условию не соответствовали!
   -А не вы, Модель, имели в вермахте репутацию лучшего специалиста по жесткой обороне? И уверяли меня не так давно, что русские по боевым качествам стоят гораздо ниже французов? Так отчего для вас сейчас оказалась неожиданностью нестойкость этих союзников? А ведь я предупреждал, что служивших в армии лягушечников нельзя брать даже добровольцами в ваффен-СС, выходит я был абсолютно прав? И как это для вас оказался неожиданностью русский удар? Вероятно, вы недостаточно компетентны для командующего группой армий, раз не смогли организовать оборону!
   Теперь вы, Гудериан! Я относился к вам с очень большим уважением. И был уверен, что сейчас вы победите. Так почему это вам не удалось?
   -Мой фюрер, русским удалось повторить то, что у них было в сорок первом. Их Т-34 был подлинно революционной конструкцией, средний танк с некоторыми характеристиками тяжелого. Тогда нам помогло, что русские сами еще не научились использовать свое же великолепное оружие, мы переигрывали их тактически. Сейчас этот танк уже не является королем поля боя, это место перешло к русскому же Т-54. И русским снова удалось соединить несовместимое - пушка, сравнимая с нашей восемь-восемь, броня превосходящая "тигр", и при всем этом, средний танк, массовый, дешевый, подлинная "рабочая лошадка" войны. Вот только сейчас русские научились воевать, их танки хорошо взаимодействуют на поле боя и между собой, и с артиллерией, и с пехотой. А их новые самоходки, и снова на базе среднего танка, но с чудовищной пушкой калибром двенадцать сантиметров, это что-то страшное, они убивают "тигр" с запредельной дистанции в два километра. И они всегда работают вместе с танками, впереди Т-54, за ними эти монстры, расстреливают нас совершенно безнаказанно. Еще у русских теперь неизменно оказывается на поле боя артиллерийский корректировщик, и авианаводчик, так что их танки действуют не одни. Еще у них есть очень удачные тяжелые минометы, когда мы пытаемся остановить русские танки огнем крупнокалиберных зениток, это единственный шанс нанести им урон, то русские очень быстро накрывают нас огнем, а зенитки это не пятисантиметровки, они не могут быстро сменить позицию и их трудно замаскировать. И наконец русские оказались неожиданно искусны в ведении радиовойны, когда мы не можем нормально управлять своими частями. Причем в ряде случаев отмечено, что они прицельно глушили все наши рации, сами же работали без помех, наши спецы лишь разводят руками, как такое возможно. Мой фюрер, вермахт выполнит свой долг, но русские сделали очень большой шаг вперед в военном искусстве. Один офицер из моего штаба сказал в порыве такую вещь - "будто против нас сейчас армия уже со следующей войны".
   -Мы говорим не о фантазиях! И вы не будете отрицать, что и ваша Вторая Танковая стала намного сильнее, чем два года назад?
   -Мой фюрер, мы мало прогрессировали по тактике и совершенно недостаточно по технике. И совершенно невосполнимой оказалась потеря обученных ветеранов, привыкших к победам. Танки, выпущенные с января по апрель отличались отвратительным качеством брони, причем внутренний экран проблему не решал, даже если экипаж оставался цел, сражаться на таком танке уже нельзя, еще снаряд, и смерть - а исправить такое повреждение не в заводских условиях оказывалось невозможным, низкокачественная броня еще и сваривается плохо. Сейчас правда с этим стало лучше - но погибших уже не вернуть.
   -Гудериан, однако вы же не будете спорить с тем, что "тигр", это один из лучших танков мира?
   -Мой фюрер, беда в том, что "тигр" это именно тяжелый танк! При всей его боевой мощи, чрезмерно сложный в эксплуатации. Напомню что согласно инструкции, после каждого боевого эпизода подразделению Тигров положено предоставлять не менее двух-трех недель для ремонта машин и восстановления боеспособности. И колоссальные трудности при транспортировке - специальные железнодорожные платформы, необходимость фактически разбирать ходовую часть. Доходит до того, что на русских военных картах специальной штриховкой отмечаются зоны, доступные для "тигров".
   -То есть русские все же боятся наших тяжелых танков?
   -Скорее, всегда оказываются готовы их встретить. А вот их Т-54, это именно массовый танк, свободный от подобных ограничений, пригодный и к глубоким танковым прорывам, и к длительным маршам, при этом готовый сразу же идти в бой - каким был и Т-34, и наши "тройки" и "четверки".
   -Ну и что вы предлагаете, генерал-инспектор панцерваффе?
   -Мой фюрер, прекращение выпуска "четверки" было ошибкой. При всех недостатках, этот танк был нашей "рабочей лошадкой". А вот "пантера" таковой являться не может, так как это не массовая машина, слишком сложная и дорогая. "Леопард" же, по моему глубокому убеждению, непригоден для русского фронта, поскольку слабее даже Т-34, против Т-54 у него шансов нет изначально. Боюсь что на востоке наши танковые прорывы ушли в прошлое - дайте германским солдатам хотя бы тяжелый танк, способный противостоять русским двенадцатисантиметровым, и поражать Т-54.
   -Что ж, Гудериан, вы меня убедили. Вы получите такие танки, всепоражающие и несокрушимые. Пусть их будет немного, зато один сумеет сразиться даже с сотней русских! А в качестве временной меры, на "тигр" поставим более мощную пушку, и усилим броню. Что вы скажете о возобновлении выпуска танков на французских заводах, типов В-1 и Сомуа-35? Не для Восточного фронта - для продажи туркам, ну и может быть, для восполнения потерь Африканской армии?
   -Мой фюрер, турок не жалко. А на Востоке - взгляните на карту. На Украине русское наступление скоро дойдет до естественного рубежа Карпатских гор. Ну а в лесах и болотах Белоруссии применение больших масс танков будет затруднено. Тем более что и здесь русские вышли на Днепр в его верхнем течении, по рубежу Жлобин- Могилев- Орша- Витебск. И их наступление пока остановилось. Что дает нам надежду...
   -Отставить пораженческие мысли! Рейх еще силен как никогда. Великий Наполеон даже потеряв в России всю армию, воевал еще два года, и был разбит лишь из-за предательства переметнувшимся к русским австрийцев, и английского золота, склонившего к измене честных пруссаков. Оставшись же едины, мы остановим русские орды, как сумели это сделать поляки на Висле! И наша месть будет страшна, своим сопротивлением эти дикие славяне сами подписали себе приговор - мы же поступим с ними, как славные римляне, которые даже при своем временном поражении лишь прибавляли счет, который после предъявят врагу! Лишь твердость и единомыслие нас спасут, ни один предатель не должен уйти от ответа, но все истинные германские рыцари должны встать все вместе, несокрушимой стеной!
   Да, Генрих, что вы там учудили, что вас клеймят как дьяволопоклонника не только англичане, но и немцы? В том числе и здесь присутствующее? Да и Герман - пристальный взгляд в его сторону - очень недоволен, что вы вторглись на его территорию. По вашей вине была сорвана важная стратегическая операция люфтваффе? Вам что, мало врагов в Рейхе, вы их уже всех нашли?
   -А вот здесь ты поспешил, жирная свинья! - подумал Гиммлер - козыри-то все у меня!
   -Мой фюрер! Нам удалось узнать, что на церемонии интронизации Патриарха русской церкви собирается присутствовать Сталин. По моему настоянию, монастырь, где это должно было произойти, был выбран приоритетной целью. Однако же операция провалилась исключительно по вине предателей в люфтваффе, не некомпетентных дураков, а самых настоящих изменников, организовавших утечку информации русским!
   -Вы можете это доказать, рейхсфюрер?
   -Да, рейхсмаршал! Как вы объясните, что над Горьким, должным быть основной целью вашей операции, наши самолеты встретило необычайно мощное ПВО? А вот над Загорском, внесенным в список целей мной, в последний момент, этого не было? И Патриарх покинул объект буквально за пару часов до налета - предатель успел донести в последнюю минуту, но русские уже не успевали подготовить встречу, как над Горьким? Больше того, как удалось установить моим агентам, в Ярославле и Рыбинске, выбранными запасными целями, русские тоже сосредоточили дополнительные силы ПВО! А русское подполье в Сеще, откуда должны были взлетать ваши эскадры, чувствовало себя как дома, устраивая массовые диверсии, причем резко активизировавшись именно ко "дню Икс"? Если это не доказательства, что русские знали про вашу операцию и были готовы - то какие еще улики вам нужны? Не вы ли, рейхсмаршал, по делу "1 февраля" всячески противились проведению следственных мероприятий и изъятию людей в вашей епархии, уверяя что в люфтваффе изменников нет? Как видите, есть, и действуют!
   - Герман, что скажете в своё оправдание? Это так!?
   -В люфтваффе нет изменников, мой фюрер! Все это не более чем совпадения, или злонамеренная подтасовка фактов, гнусная ложь! Именно дилетантское вмешательство в чётко налаженный механизм работы привело к обескровливанию лучших сил люфтваффе!
   -Всё задокументировано. Согласитесь, если у самолёта в полёте взрываются бомбы, причём сразу у нескольких, то это никак не заводской брак. А что в отчётах?
   -Рейхсфюрер, я приказываю вам тщательно разобраться. Измену надо выжигать каленым железом. Значит, я был прав, считая что "комиссия 1 февраля" еще не закончила работу? Кто-то не понимает, что чем безжалостнее мы избавляемся от скверны в наших рядах, тем сильнее мы становимся? Так посмотрите на наш флот - чем он был при изменнике Редере, и каким стал сейчас!
   -Мой фюрер, в таком случае отчего наш славный флот не может пресечь поток американского оружия, которым воюют русские орды?
   Эта попытка Геринга перевести стрелки сработала бы безотказно, еще полгода назад, когда флот был в опале. Но положение сейчас изменилось, а Тиле, присутствующий здесь, очень сильно не хотел получить задание связанное с северными морями. Не успел Гитлер задать вопрос, только повернул в его сторону голову, как уже был дан отпор.
   -Мой фюрер! Это невозможно! Я хоть и флотский человек, но что творится в армии, знаю. Разве у русских американские танки? Или артиллерия, или винтовки? Их нет нигде! На всём фронте! Мы их видим только у англичан в Африке! Я протестую против того, чтоб флоту ставилась задача по ловле призраков!
   Слегка опешивший от подобной наглости фюрер, несмотря, что ему очень нравился этот герой-берсерк, спросил с плохо скрываемым сарказмом:
   -А какие б вы задачи хотели решать?
   -С захватом Суэцкого канала, после освобождения его от мин и ремонта кораблей, вполне возможен выход эскадры в Индийский океан. Насколько мне известно, наш японский союзник ведет успешное наступление на бирманском фронте, а Индия, это не только жемчужина Британской Империи, но и ее арсенал, и источник неисчислимых ресурсов. Потеря Индии будет для англичан большим ударом, чем даже наш десант в метрополию. А удержать свое вице-королевство они не смогут, если мы перережем морские пути. И конечно же, помощь нашему азиатскому союзнику очень благосклонно скажется на репутации Рейха, и всех кто сражается на нашей стороне. Даю гарантию, что я отправлю к Нептуну достаточное количество американо-еврейских недочеловеков.
   -А не слишком ли самонадеянно с вашей стороны? Никто не ставит под сомнения заслуги, но гарантировать победу...
   Страх перед фюрером охватил душу Тиле, но страх перед неведомым Змеем был сильнее. И уже фактически отработанным способом преобразовав страх в холодную расчетливость, скрестил взгляд с Гитлером.
   -Мой фюрер. Я не обещаю Рейху победы. Я не обещаю, что моя эскадра вернётся в Рейх. Я обещаю, что на морском дне появится американский и английский металлолом! А то, что мы сами способны оказаться в гостях у Нептуна - так в этом наш долг. Дайте мне задачу сражаться с врагом, а не отправляйте на поиски не пойми чего, не пойми где. Уж лучше прикажите мне застрелиться - моментом выполню.
   Про себя добавив - это лучше чем попасть на зуб этому непонятному демону.
   Адольф Гитлер, великий вождь великого Рейха, с поспешностью и страхом отвёл свой взгляд. Давно... да что давно... никогда на него ТАК никто не смотрел. Не лебезящие душонки с мольбой во взгляде... не плутовство.. не злоба.. не страх.. не презрение как к выскочке... даже не высокомерие... Это что-то совершенно другое. И тут его осенило. Так может смотреть солдат на мелкого чинушу, мешающего добраться до врага. Тиле, видит в нём, В НЁМ(!), ПРЕПЯТСТВИЕ, не позволяющие уничтожить врага. Как ему приходилось буквально принуждать своих генералов трусливо не поджимать хвост при виде противника, а тут такое... Нет... ради такого самородка стоит простить и гораздо большую дерзость.
   -Хорошо. Вы меня убедили. Отдаю должное вашему профессионализму. Рейх вам даст всё, что вам нужно.
   И повернувшись к переминающимся с ноги на ногу генералам, уже совершенно другим тоном выдал.
   -Вот образец истинного Арийца! Такому не нужно искать оправдания своим поражениям, в страхе за свою жалкую душонку. Такой ищет способ вцепиться в глотку врага. И кто же тогда виноват в поражениях Рейха? У вас есть оправдания?
   А вы, Модель, не можете дальше командовать группой армий. Но я даю вам шанс реабилитироваться - отправляйтесь во Францию и обеспечьте мне еще миллион солдат! Вводите там военное положение, расстреливайте, загоняйте в концлагеря, но заставьте лягушатников не щадя себя работать на Рейх, праздношатающихся быть не должно, кто не может идти воевать, тот должен трудиться на войну.
   Кто сказал, "не хватает людей"? Найдем.
   Каудильо говорил, что в "голубую дивизию" было сто тысяч добровольцев, а отобрали лишь сорок, с учетом пополнения. А где остальные? Только добровольцев, желающих сразиться с русскими - на четыре дивизии!
   Сколько сидит по тюрьмам во всей Европе - гнать в штрафные батальоны всех годных к службе! Еще сто или двести тысяч.
   В той же Франции было до войны, по словам Петена, до двух миллионов иностранных рабочих. Всех в строй или на военные заводы!
   Предложить нейтралам, Швеции и Швейцарии передать вермахту всех своих заключенных для отбывания сроков на трудовой повинности в Рейхе, естественно с содержанием за наш счет.
   Турки предлагают нам в уплату за поставки оружия, трофеев сорокового года, миллион своих рабочих? Заменить ими на заводах немцев, призываемых в армию!
   Уровнять в правах с немцами жителей Дании, Норвегии, Нидерландов, частично Бельгии, а также Люксембурга, как это было сделано с поляками западных земель, и так же отправлять их пополнением в дивизии вермахта.
   Сколько русских эмигрантов и их детей призывного возраста сейчас находится в Европе? Мобилизовать их для освобождения России от большевиков!
   Довести численность армии Еврорейха до десяти миллионов! И тогда берегитесь, что англо-еврейские, что славянские унтерменши!
   А с румынами я сам разберусь.
  
   Говорит Москва. Начинаем нашу передачу на французском языке.
   Мадам и месье, с вами говорю я, капитан Шарль дю Кресси, служивший в 17й пехотной дивизии. Сообщаю всем, что нахожусь в русском плену, жив, здоров и совершенно не собираюсь подыхать ни за бесноватого ефрейтора, ни за старого маразматика Петена.
   Адрес моей семьи в Париже ...... Николь, если ты меня слышишь, то радуйся, ты этого хотела? Ухватить, не упустить, ты обязан обеспечить мое благополучие, ты мужчина, солдат, или кто? Так сами немцы в большинстве уже не верят в будущее поместье на востоке с русскими рабами. А я, зная тебя, совершенно не верю, что ты спишь сейчас одна в холодной постели - хорошо, если с немцем, тогда есть надежда, что тебя не тронет гестапо. Ну а если они арестуют твою мамашу, то туда ей и дорога, этой старой змее. Знаю, что она шипит сейчас, что была права, моя дорогая дочка, этот мерзавец, то есть я, тебя недостоин? Помню, что я давал подписку геройски сдохнуть за фюрера, в противном случае моя семья подвергнется репрессиям. Кстати, разговаривая с солдатами последнего пополнения, я поразился, сколько оказывается во Франции круглых сирот и совершенно одиноких холостых мужчин. И поверьте, что гестапо при всем желании не сумеет окунуть вас в больший ад, чем тот, через который прошел я, и по вашей вине тоже - ведь ты, Николь, так тщилась иметь мужа-героя?
   Ад Восточного фронта. Сначала мы в лесах ловили партизан, через это проходят все прибывающие сюда войска. Кто такие русские партизаны - ну представь самых отпетых корсиканских bandito, только намного более фанатичных, многочисленных, лучше вооруженных, и организованных не хуже армии. Здесь есть самые настоящие густые леса, где легко может скрыться целый полк, и посреди них города и деревни, где местное население в массе нас ненавидит и считает за честь любую возможность помочь партизанам и навредить нам, куда там закону "омерта". И тебя запросто могут убить, подстрелить, взорвать прямо на улице среди дня, ну а сунуться в лес меньше чем взводом, это занятие для самоубийц. После пары недель такой жизни думаешь скорее попасть на фронт, где хотя бы знаешь, откуда может прилететь пуля. Мы не подозревали еще, насколько были неправы - нам предстоял путь из ада в ад еще больший.
   Нам говорили, что русский фронт держат миллионы нанятых англичанами сибирских туземцев-варваров. Для нас было потрясением узнать, что эти русские отлично вооружены и обучены, скорее мы, сражаясь с ними, ощущали себя туземным войском какого-нибудь Сиама, посмевшим выступить против военной машины современной цивилизации. Нам повезло быть на участке фронта, где нас и русских разделял широкий и полноводный Днепр. Но в одну ночь русские невероятным образом оказались уже на нашем берегу, и они дрались как бешеные дьяволы, по словам немногих из нас, выживших в той бойне. Затем через реку точно так же, без моста, переправились их танки, огонь их артиллерии был ужасен, и нас бомбили и обстреливали сотни русских самолетов, хотя немцы до того говорили нам, что русская авиация давно уничтожена. Русские не заваливали нас трупами, а переигрывали правильной тактикой и превосходящей огневой мощью. И когда остатки моей роты загнали в какой-то подвал, и русский танк направил на нас очень большую пушку, у нас был выбор, погибнуть бессмысленно и бесславно, или сложить оружие, мы выбрали второе.
   Плен оказался не столь страшен. Русские лишь отделили тех из нас, кто был замечен в зверствах к их мирному населению, этого они очень не любят, сразу становятся беспощадны. Дисциплина и порядок в их армии гораздо выше, чем было у нас в сороковом, так что бессмысленной жестокости с их стороны к нам не было, хотя любое неповиновение немедленно пресекалось. Они не варвары, позже, достаточно общаясь с ними, я убедился, что они столь же культурны и образованны, как любой европейский народ, лицом они совсем как белые люди, женщины их очень красивы. Нанятые англичанами? - никаких англичан я ни разу не видел, все оружие у русских, высочайшего качества, собственного производства, американские, насколько я заметил, лишь часть автотранспорта, и мясные консервы. И уж конечно они не едят французов - когда я после разговаривал о том с русскими, они посмеялись, и сказали, что немцы вешают на них свои грехи, это именно у них под Сталинградом в окружении был голод, ну а поскольку по нацистской идеологии не ариец, это не человек, выводы делайте сами!
   И кто говорил, что русские не соблюдают международное право? В плену мы работали, в основном строили дороги, мосты, копали землю - восстанавливали разрушенное, и видя во что превратились только что освобожденные русские провинции, я отлично понимаю, почему русские так ненавидят немцев. Их вождь Сталин сказал, все для фронта, все для победы - и очень многие русские поступают именно так, не по приказу, а считая это своим личным делом. Так вот, работы были обязательны лишь для нижних чинов, офицеры же исключительно в добровольном порядке - но так как за хорошую работу при выполнении нормы нам доплачивали деньги, на которые в местном магазине можно было купить всякие полезные вещи, я выходил на работу тоже. И самой большой тяготой для меня было отсутствие привычных блюд, с каким сожалением я вспоминал не то что прежний офицерский обед с пирожными, но и просто вкус сыра, вина, белого хлеба - пища у русских была сытной, но слишком простой, и я мечтаю, что когда вернусь в Париж, то первым делом пойду в самый лучший ресторан и закажу там все, чего был лишен.
   Подумать только, еще недавно я искренне считал Старика, Маршала - величайшим человеком, которого знала Франция! Я верил, что он единственный сумеет провести нашу прекрасную страну сквозь бурю к славе и счастью. Сейчас я проклинаю этого глупца, который втянул нас в это безумное предприятие, "спасая от ужасов войны", что ж, мы получили сполна и ужасы и войну, на Днепре погибло столько же французов, сколько под Верденом, но там мы хотя бы воевали за свой интерес, а не были чужим пушечным мясом. Мы забыли урок великого Наполеона, когда величайший и гениальнейший полководец Европы бросил против русских величайшую армию в истории, и через полгода едва вывел назад ее жалкие остатки! Он думал тогда, плевать, за мной вся Европа, завтра наберу другую армию еще больше - не зная, что через полтора года потеряет свою корону. Так и Гитлер сейчас требует от нашего старого дурака еще солдат - русские на это лишь смеются, приходите, могил хватит на всех! И что-то мне подсказывает, что фюрер не отделается островом Святой Елены, для него приготовят виселицу в Москве. А наш старый идиот будет болтаться рядом, если не перестанет толкать Францию в пропасть. Он говорил, что все во благо, небольшая война в помощь Рейху, ради избежания ужасов жестокой оккупации? Что ж, он получил и войну, и оккупацию - ведь сейчас приказом из Берлина по всей Франции введено военное положение, "пушки вместо масла", всех и все берут на учет и принуждают работать "на победу Еврорейха"! Какими же мы были глупцами, крича "лучше нас поработят, чем снова Верден" - теперь мы имеем и рабство, и Верден, причем в чужой войне и на стороне проигрывающих. Наша бедная прекрасная Франция, что будет с ней? Надеюсь что ничего страшного, ведь побывали же русские в Париже в 1814 году, и мир не перевернулся?
   Так что я не буду устраивать тебе сцены ревности, Николь, я все понимаю. И если Наполеон шел от Бородина до Парижа два года, то значит и эта война завершится где-то в сорок пятом. А так как у меня перед русскими нет грехов, то надеюсь, что меня репатриируют сразу как наступит мир. И если я не сумею разыскать тебя, и не буду знать твоего нового адреса, то помнишь, как ты сказала мне "да", и мы были счастливы, где и в какой день это случилось? Ты вольна поступить как пожелаешь, но знай, я буду ждать тебя в том месте, в тот день и час, после войны.
   Мы встретимся у фонтанов Лувра, в первое воскресенье мая сорок пятого, шесть часов вечера. Или в любое последующее, то же место и время.
   И если ты придешь, надень пожалуйста то платье и шляпку, которые так нравились мне.
  
   Где-то под Иерусалимом, это же время.
   Нет бога кроме Аллаха, и Магомет пророк его!
   Воет как собака. Так и хочется заткнуть ему пасть кулаком. Но нельзя - выгонят из Легиона назад в саперы. Махать киркой и лопатой по африканской жаре, а если попадется английское минное поле, бррр, не хочется и думать!
   Польский шляхтич в подчинении у обезьяны? Что этот Насер, что его помощник Саддат, обезьяны и есть, вот уж точно унтерменши, как немцы говорят, наверное их предки верблюдов по пустыне гоняли, когда мои могли выбирать короля Жечи Посполитой! Обезьяна, а сообразил, командовать пятью сотнями, или сотней тысяч, это большая разница, голодранцы идут охотно, вот только даже бедуины, которые с малолетства на конях и с винтовкой, в регулярных боевых действиях полные ничтожества, чуть что, сразу наутек, ну а вся эта шваль, что насер-высер набрал среди каирской бедноты, дуло от приклада отличить не может, пехота необученная, вот те, кого из египетской армии переманили, одни что-то умеют, но их и трети не наберется от всех. Как там высер обещал, о великий вождь Адольф Гитлер, завтра я приведу под твою руку сто тысяч отважных воинов ислама? Сто не сто, но тысяч двадцать в казармах уже есть точно. И тут даже до обезьяны дошло, что чтобы толпа стала армией, нужны офицеры и сержанты.
   Меня, и всего лишь в ротные, командовать сотней этих косоруких?! Пообещали немцы обезьяне-высеру произвести в штандартенфюреры, когда в Легионе будет должное число солдат, он и старается. Выпросил у Лиса, взять себе из наших, кто захочет перейти в мусульманскую веру. Что ж, бог милостливый, простит - а самоубийство, это грех, если завтра опять на мины? Подумаешь, вместо матки боска, святая Мириам, а вместо Христа Магомет? Лишь бы вырваться отсюда, и забыть как кошмарный сон. Мы же в просвещенном двадцатом веке живем, чтобы верить в рай и спасение души - да и какая разница, не тот спасет так этот?
   Еще Полска не сгинела... тьфу! Нет Бога кроме Аллаха. И не дай бог заметят, что не так молюсь. Ради спасения самого ценного польского достояния, элиты нации - и веры не жалко, тем более на время.. Будь прокляты русские и лично Сталин, за то что обрек нас на такое унижение! Но потерпим - тем более что Арабский Легион посылают не на фронт против англичан или не дай боже, русских, а всего лишь здешних жидов потрошить, ну так святое же дело! Ну а после - нет положения, из которого нельзя было бы вывернуться!
   Нет бога....
  
   А в это время где-то в Казахстане...
   -Шнелле, суки, шнелле арбайтен! Ну чего ты ползешь, как вошь беременная? Живее ластами шевели, убью, тварь!
   -Ну чего ты орешь, Ржавый? Все равно никто не оценит. А этим тем более пох..., а ты нервы свои тратишь, а они не восстанавливаются, как фельдшер говорил.
   -Так работать не хотят, твари фашистские! Ползают как вареные. А мне назад неохота, этих гонять все легче, чем самому с кайлом. И приятнее.
   -Что башкой смекаешь, Ржавый, это хорошо - раз дошло, что с тебя спросят. Тех, кому по барабану, мигом назад спускают, из вохры в зека. А вот людьми управлять не умеешь, ну зачем на них орать? Приятно конечно самолюбие потешить, но тебе это нужно или результат?
   -А как еще, Седой? Как еще с ними?
   -Так, как серьезные люди делают, а не мелкая шпана. Смотри, мои как заведенные бегают, и хоть бы кто присел? А ведь я на них не ору, а просто, блокнот этот видишь? Если замечу, кто сачок, подхожу и спрашиваю, фамилия, личный номер? И карандашиком сюда - а это значит, один раз попался, про деньги забыл, сиди на одной пайке, второй раз и полпайки снимают, в третий раз считается уже злостным, в шизо, но до такого обычно не доходит, по крайней мере с дойчами, в них орднунг ихний гвоздем вколочен, вот со всякими прочими бывает...
   -Слушай, Седой, а как ты с ними толкуешься? Я все пытался ругаться научиться по ихнему, так не понимают, или ржут!
   -А нахрен тебе это? Это их проблемы, тебя понимать, если жрать хотят. Я с ними по-русски, и обычно через неделю уже никто не вякает нихт ферштейн! Ну если только не поляк.
   -А что, они самые тупые?
   -Запоминай: проще всего с немцами. Тут правда есть шанс небольшой на упертого нацика нарваться, но таких обычно еще на фильтре отсеивают, здесь в массе смирные остаются. Но если и попадется такой зиг хайль, просто докладываешь куда следует, и его быстренько изымают. Раньше из-за этого головняк, что дырка в бригаде, пока новую единицу пришлют, а план тот же - теперь, как наши на Украине им вмазали, этого добра навалом, толпами пригоняют. Обычно же у фрицев орднунг, приказано, исполнять!
   Французы, ну тут серединка наполовинку. Тут воспитание нужно подольше, случается что и до шизо дойдет. Итальяшки на французов похожи, только косорукие, бывает что не сачкует, а и в самом деле выдохся, или не умеет. А вот румыны и поляки хуже всего. Румыны воруют все, что плохо лежит, оглянуться не успеешь, уже стырили, и хитрожопые страшно, совсем как евреи, такое измыслить могут, лишь бы не работать, аж удивляешься. А поляки гонористые очень, права качать любят еще больше нациков, с ними часто проще не заморачиваться, а сразу писать злостное неповиновение, но это проходит, если панов один или два, а не дай бог когда в бригаде их много, вот тут действительно иногда приходится террором, о колено ломать, потому как по-хорошему они не понимают. У меня два таких случая было, один раз сам управился, а во второй немцы помогли, они поляков отчего-то страсть как не любят, особенно если до них дойдет, что всей бригаде пайку урежут из-за строптивых панов.
   -Слушай, Седой, а что мы тут копаем?
   -Меньше знаешь, крепче спишь, Ржавый. Тебе лишний головняк нужен? Мне точно нет, видел как гэбисты тут все секут? Может, какую ценную руду здесь нашли, и теперь срочно надо шахты и завод ставить.
   -А она не ядовитая? Видел, как научники с какими-то приборами ходили, меряли, а после сами на том месте с тканевыми намордниками, чтобы не надышаться. Участок за семнадцатой вешкой, там еще камень большой торчит.
   -А бес его знает... Пока никто ведь не помер, и в санчасть не попал? Но ты лучше тоже себе сделай что-нибудь из тряпки на морду, начальство оно всегда стремное, где оно опасается, там точно что-то есть. А мне еще жить не надоело!
   -Амнистия наверное будет, через год-два, по случаю победы. Эх, погуляем!
   -И дальше что? Снова украл, пропил, в тюрьму?
   -Ну а куда еще? Ты, Седой, слесарем или токарем был? А я не умею. И в колхоз неохота, после городской жизни.
   -Село ты и есть село! Слыхал, что комендант говорил, кто из таких как мы себя покажет хорошо, тех могут и в кадры. Ну а после, как срок отслужишь, если безупречно, то и в школу милиции направят. Вот представь, Ржавый, станешь ты большим человеком, участковым - идешь по вверенной территории, при исполнении, мундир, усы, кобура! - а вся шпана перед тобой в подворотни разбегается, чтобы ты не заметил.
   -Так это ж западло, против своих идти? Сукой стать?
   -Во-первых, Ржавый, не будет больше воровского мира. Ведь прав я оказался про новый УК? Уголовка наверное и при коммунизме не исчезнет - но вот профессиональным ворам теперь жизни нет, если ты "авторитет", "в законе", то это уже законченный состав преступления за который вышак, и на конкретном ловить не надо. Так что не будет воровского закона, одни сявки останутся. А во-вторых, ты сейчас этих вот гоняешь, с дубинкой и винтарем, это как?
   -Так это ж фашисты! Их можно. Это, как их, гастарбайтеры.
   -Чего, чего?
   -Это я слышал, когда в Красноводске были. Флотские какие-то разговаривали, и эти вокруг, подай-таскай. Фрицы там, у себя наших называют "остарбайтеры", ну а сами они здесь как на гастролях, где рабсила нужна, в эшелон и вперед... Слышь, Седой, а вдруг как война кончится, их домой отпустят, а нас на их место?
   -Ну этого не боись, Ржавый! Я тут тоже слышал разговоры. Вкалывать у нас этим гастарбайтерам до тех пор, пока все порушенное не восстановят. И не факт что и после не заставят поработать. А мы точно без дела не останемся!
   -Ага, с кайлом в руках?
   -Ты сводку вчера слушал, наши уже на границу вышли, где-то на Украине? И как думаешь, остановятся?
   -Так Сам же обещал, в Берлине быть и Гитлера повесить. А у него слово - значит сделает!
   -Вот и я о том же. Мы еще над всей Европой вертухаить будем. Надо всеми, кто против нас!
  
   Ватутин Н.Ф. Записки командующего фронтом. Изд.1964 (альт.-ист.)
   Операция "Багратион" на первый взгляд несет на себе печать импровизации, гениально удавшейся, на взгляд зарубежных военных историков. Что свидетельствует, Советская Армия по завершении двух лет войны получила опыт, за который было дорого уплачено. Успешное отражение немецкого наступления под Курском, и победа на Днепре открыли возможность реализовать заранее заготовленный план освобождения Белоруссии. Решающим было то, что СССР располагал еще нетронутыми стратегическими резервами, немцы же после поражения Второй танковой армии не имели на участке ГА Центр мобильного кулака, и у них был открыт правый фланг, лишенный здесь как укрепленных рубежей, так и естественных преград. Также, они считали зону Припятских болот естественной преградой, делающей невозможным наш удар значительными силами в этом направлении.
   Последние факты важны для понимания, отчего в "Багратионе" на первом этапе были задействованы силы нашего, Первого Украинского фронта, а не Первого и Второго Белорусских. Именно удар на Бобруйск нашей Восьмой гвардейской армии, с юга на север, во фланг и тыл не только привел к окружению немецкой группировки, первому из белорусских "котлов" лета сорок третьего, но и положил начало обрушению немецкого фронта по верхнему течению Днепра, взламыванию его с юга на север.
   Особенностью Припятской операции, неожиданной для противника, было широкое использование нами амфибийных сил, для которых реки Днепр и Припять были не преградой, а коммуникациями. Три дивизии морской пехоты, после захвата и вскрытия плацдармов, были немедленно выведены с фронта за Днепром и повернуты на север. Десантно-переправочные средства для них были как из числа заранее построенных в тылу и подвезенных по железной дороге, так и из трофеев, взятых в Киеве, нередко это были гражданские пароходы, баржи и катера, на которые было установлено вооружение, по примеру Гражданской войны. Было налажено очень хорошее взаимодействие с партизанами, которые по сути являлись полноценной заменой десантных сил в тылу врага, и с авиацией, на что еще прежде обращалось особое внимание в процессе боевой учебы.
   Также, хотя это больше относится к действиям Белорусских фронтов, тактика боевых действий была специально приспособлена к лесисто-болотистой местности, пройдя проверку на Ленинградском фронте. Именно в Белоруссии нами были широко применены саперные танки для прокладки пути, расчистки завалов, механизированные мосты, все на базе старых Т-34 и КВ, входящие в состав инженерно-танковых батальонов. Отлично показали себя тяжелые минометы, как 240мм, так и 160мм, тем более что немецкая оборона строилась на основе опорных пунктов на возвышенных сухих местах, с преобладанием не бетонных, а дерево-земляных сооружений. С большим успехом были использованы батальоны лесных егерей, вместе с партизанами господствующие в лесах вне дорог, разрушая или даже захватывая переправы, из-за чего немцы были принуждены скапливаться массой на перегруженных коммуникациях, попадая под удары нашей авиации. И конечно, успех был бы невозможен без самой активной помощи белорусских партизан, которые по указанию из Москвы совершали массовые диверсии на железных дорогах, в отдельные дни полностью парализуя движение, проводили наши войска лучшими путями, истребляли в лесах группы немецких окруженцев.
   Официальной датой начала "Багратиона" считается 23 июня (хотя Бобруйская и Витебская операции начались еще 15 июня). 4 июля был освобожден Минск. Следует отметить, что приказ Гитлера, объявляющий ряд городов "крепостями", которые надлежит оборонять до последней возможности, сыграл для немцев фатальную роль, при отсутствии надежды на их контрудар, так как обрекал гарнизоны "крепостей" на уничтожение или капитуляцию. К 10 июля советские войска вышли на рубеж Барановичи-Вильнюс-Даугавпилс. 19 июля был достигнут рубеж Брест-Белосток-Гродно-Друскинискай, что составляло максимально ожидаемый результат первоначального плана. На северо-западе 22 июля был взят Шауляй. В этот же день наш Первый Украинский и соседний Первый Белорусский фронты получили приказ Ставки о переходе к обороне.
   Если в ГА Юг основным союзником Германии были французы, то в ГА Центр поляки, составляя почти четверть всех сил противника. 31 июля началось Варшавское восстание, имевшее несколько важных военных последствий (политических я здесь не касаюсь). Во-первых, на его подавление немцы бросили значительные силы, в том числе самые боеспособные части, танковый корпус СС. Во-вторых, это вызвало у немецкого командования волну недоверия к своим союзникам, польские дивизии спешно отводили в тыл, перебрасывая на Балканы, в Африку, в Португалию, или даже расформировывали и разоружали, загоняя личный состав в концлагеря. В-третьих, немцы как раз и ждали от нас этого шага, идти на помощь восставшей Варшаве, и спешно принимали контрмеры, перебрасывали подкрепления, усиливали фронт. Отсюда следует вывод, что с чисто военной точки зрения наше немедленное наступление на Варшаву не имело перспектив. В самом лучшем случае, ценой больших потерь, удалось бы выйти к польской столице к началу, или даже середине сентября, после чего нам предстояло еще форсирование Вислы с ходу, при минимальной подготовке.
   Оттого я считаю абсолютно правильной позицию Ставки, о переносе нашего дальнейшего наступления в полосу Третьего Белорусского фронта, от Шауляя на север - операция "Ермолов". Как известно, 30 июля части 51й армии вышли к морю в районе Тукумса, отрезав в Прибалтике всю немецкую группу армий Север. Затем, в ходе четырехдневного танкового сражения, ожесточением превосходившего битву за Орел, были отражены все попытки немцев деблокировать окруженную группировку. С учетом того, что уже в августе Финляндия капитулировала и объявила войну Германии, предоставив СССР аэродромы и военно-морские базы, положение ГА Север стало безнадежным.
  
   Лазарев Михаил Петрович. Северодвинск. 6 августа 1943.
   -Англичанин - бросил "жандарм" Кириллов, осматривая труп - и что же он хотел узнать?
   Отчего англичанин, ясно. Чтобы немецкая субмарина незамеченной прошла аж в Белое море до Архангельска, и выпустила боевых пловцов, верилось слабо. А вот британский пароход стоит у стенки завода, от этого места километра полтора, как раз дистанция для "людей-лягушек". Скорее шпион, чем диверс, хотя легководолазы сейчас тщательно осматривают корпус "Воронежа", не прилеплен ли взрывчатый сюрприз? Но это вряд ли, потому что вплавь серьезный заряд не притащить, а торпеду - подводный буксировщик акустики бы засекли, вахта даже стоя в заводе несется как положено.
   -Ну например это - говоря я, указывая на герметично закрывающиеся металлические цилиндры в снаряжении неудачливого шпиона - для взятия проб воды, и последующего химического анализа. Что за секретная химия, на которой мы ходим? Если у нас на борту постоянные аварии с утечками, то в воду должно травить наверняка.
   Верхняя вахта на атомарине тоже неслась строго по уставу. Нашим подводным диверсам даже в учебных целях было строжайше запрещено приближаться к "Воронежу", и все в экипаже об этом знали. А потому вахтенный, углядев у борта мелькнувший подозрительный предмет, похожий на боевого пловца, тут же объявил тревогу "ПДСС", и в воду полетели гранаты. После чего был шумный базар-вокзал с участием местных гебистов, охраны завода, ОВРа и штаба Беломорской флотилии, и сейчас два катера МО курсировали в отдалении, прочесывая воды Северной Двины, а на причальной стенке лежало найденное и вытащенное тело.
   Европеец, без характерных примет. Никаких следов, указывающих на национальность или страну. Снаряжение обычное для этих лет, не акваланг, кислородный прибор на груди, шлем-маска вроде противогазной, резиновый комбез, ласты. Хотя я бы на его месте под комбезом нарядился бы британским матросом с ксивой в кармане, если техника откажет, вылезти незаметно на берег, и играть роль "пьян, загулял, упал в воду, ничего не помню". В каком же ты звании был, морячок? Отдал жизнь за своего короля, в тайной войне между союзниками.
   -Убирайте! - скомандовал Кириллов - ну что, Михаил Петрович, будем разбираться, где у нас течет? Откуда они узнали?
   Ясно, откуда. Мы же легендарная "моржиха", гвардейский экипаж, первые парни на этой деревне и самые завидные женихи у северодвинских красоток. Так что скрыть факт нашего пребывания здесь, это примерно как замаскировать восход солнца, где-нибудь обязательно пробьется лучик, кто-то да проболтается, без всякого умысла. А англичане, они упорные, копают с усердием кротов.
   И начались эти шпионские страсти с того самого дня, как мы вернулись из уранового похода. Сначала были немцы - пока я был в Москве, тут успели накрыть целое шпионское гнездо, причем отличились наши из БЧ-4. Возможности прослушки и пеленгации эфира у нашей техники побольше чем у местных, и если совместить пеленги на перехваченную передачу неизвестного передатчика, наложить на точную крупномасштабную карту, и навести группы захвата, вручив им наши УКВ-рации, результат будет просто отличный. Взяли радиста, тот не стал играть в героя дойче партизана и сдал с кем был на связи, потянули за ниточку, вытянули всех. Резидентом там был, как мне сказали, русский белогвардеец, бывший офицер, а в подручных у него наши из уголовных, засылали немцы тех кого не жалко - но вот то, что кое-кто из этой шушеры был замечен в совместном распитии водки с нашей вохрой из зеков же, стерегущих наших "гастарбайтеров" (слово, брошенное кем-то из наших по отношению к пленным фрицам, успело прижиться) сильно прибавило головной боли местному ГБ, вообразившему как завтра взбунтовавшиеся по наущению засланной агентуры немцы громят завод и пытаются захватить "Воронеж", по образу и подобию как восстали наши пленные в лагере под Минском весной сорок второго при поддержке партизан. В город ввели еще один батальон войск НКВД, не вохры а кадровых, с самоходками и танковой ротой, немцев шмонали по-страшному, и по дороге, и в месте их содержания, на заводе искали спрятанное оружие, и наверное, Кириллов напрягал агентуру из "свободогерманцев", но я про это не знаю. Результат пока был нулевой, "дойче партизан" обнаружить не удалось, может их и не было вовсе, не идиоты же немцы, чтобы не понимать, что до фронта отсюда бежать далеко, а до Норильска, о котором все уже были наслышаны, гораздо ближе, и всяко лучше работать в теплом цеху по специальности, чем долбить кайлом вечную мерзлоту в заполярной тундре - но ГБ считало, что лучше перебдить чем недобдить, вдруг фашики попадутся идейные, готовые сдохнуть за обожаемого фюрера и Рейх, хотя обычно таких отсеивали еще на фильтрах, ну а если замаскировались?
   Англичане крутились вокруг да около, собирая крупицы информации с маниакальным упорством. Аня со своими "стервами" пока успешно кормила их изощреннейшей дезой в виде сплетен и слухов, но бритты не отставали, и черт его знает, до чего докопались и к каким выводам пришли? И если они и впрямь решили перейти от приглядываний к действию, бог весть что ждать от них в следующий раз? Может вообще не пускать их в Северодвинск? Или лучше, упросить Большакова выделить взвод своих "пираний" и подстеречь английских водоплавающих, когда они снова пойдут на дело? Чтобы нырнули, и пропали без вести, трупов нет, никто не всплыл, еще желающие найдутся?
   Американец доставлял проблем меньше всего. Из госпиталя вышел, хотя наши старались держать его там подольше. Что интересно, о своей "нетрудоспособности" в Центр он не сообщил. Не хочет, провалив задание, быть сброшенным с парашютом куда-нибудь во Францию? Бегай, ищи - увидишь ты лишь то, что тебе дозволят.
   -Не нравится все же мне это - сказал мне однажды Кириллов - вот нюхом, кожей чувствую, что-то грядет. И до сих пор это никогда еще меня не подводило. Делать что - да ничего пока конкретики нет, но быть готовым. И скорее выигрывать войну, после чего мы можем послать наших "союзников" далеко и надолго.
   Дела на фронте идут ну очень хорошо. С опережением пожалуй не на восемь-девять месяцев, а на полный год, картина примерно такая, как в знакомой нам истории была летом сорок четвертого. На Украине наши дошли до Карпатских гор, идут бои за Львов. Южнее имело место такое отсутствующее у нас явление, как румыно-венгерская война, длительностью целых пять дней. Будто бы Гитлер, взбешенный предательством румынского гарнизона Одессы, в полном составе и организованно капитулировавшим перед советскими войсками, едва вступив в соприкосновение, отдал приказ Румынию немножко оккупировать, а так как со своими дивизиями было уже туго, то спустил с цепи венгров. Мамалыжники однако оказали сопротивление, и тут наши, перейдя Прут, сыграли роль лесника, который разгоняет всех. Как и в нашей истории, Антонеску арестован, король Михай формально правит, но именно формально, румынская армия повернула штыки на запад и держит фронт по Карпатам, Трансильвания пока у немцев (или венгров, черт их разберет) - в общем, неплохо румыны устроились, еще и в число стран-победительниц явочным порядком вскочат.
   Еще южнее братушки-болгары. Там молчание, пока наши до их границы не дошли. Переметнутся или нет - по идее, им фюрера любить не за что? За ними турки - сидят тише воды, ниже травы, чихнуть боятся, чтобы нас не обозлить, зато активно воюют на востоке. Заняли весь Ирак, вышвырнув оттуда англичан, в Басре встретились с войсками Роммеля, и пошли перпендикулярно, то есть на юг, завоевывать все до границ бывшей Османской Империи, что там осталось, Аравия, Йемен, Аден, Эмираты? Флаг им в руки и барабан на шею - хотя один случай там был ну очень тревожный. По непроверенным пока данным, какое-то бедуинское кочевье, то ли пытавшееся нападать на немецкие обозы, то ли просто подвернувшееся под руку, было поголовно вытравлено боевой химией, причем по некоторым деталям это было что-то типа зарина. А поскольку военной необходимости в этом не было и быть не могло, то явно имели место фронтовые испытания в реальных условиях, интересно перед чем? Все же фосфорорганика, это оружие следующего поколения в сравнении с фосгеном, ипритом, что там еще у нас и союзников сейчас есть? А значит, и соблазн получить превосходство - и дай бог, чтобы это оказалось лишь будущей картой на стол дипломатии, или прихотью герр генералов, пожелавших испытать новую игрушку. С фашистов станется - в нашей истории они в сорок третьем колебались, и вагоны с отравой подали на фронт, и солдатам новые секретные противогазы выдавали, читал что-то у Овидия Горчакова. Кириллов сказал, мы готовы, ой что будет, если до зарина дойдет?
   Британцам сейчас без всякой химии ну очень погано. Рухнул бирманский фронт, не выдержав игры в тришкин кафтан, не только подкреплений не получая, но и сам отдав несколько лучших дивизий в Египет. Японцы ворвались в Индию, и там завязли. Нет, не от героического сопротивления индусского народа, а от того же, что было у них в Китае, самураям просто не хватило численности контролировать столь обширную и густонаселенную территорию, и при этом еще наступать широким фронтом. Зато был взят порт Читагонг, важность этого факта легко понять, если взглянуть на карту, через бирманско-индусскую границу дорог даже в 2012 году не было, там сплошные горные джунгли, пройти нельзя, не то что проехать - теперь же японцы могли высаживать подкрепления прямо в индусском порту. Они не пытались оккупировать не то что всю Индию, но даже значительный ее кусок, они выпустили вперед Чандру Боса с его воинством, а вот это было страшно.
   Чандра Бос, кто не знает, это индусский бандера, "за ридну самостийну". Ни в коем разе не сторонник Ганди, зато очень большой любитель насилия, при том что самими индусами почитался наравне с Махатмой и Неру. В нашей истории организовал Армию Освобождения, при поддержке японцев, частично принявшую участие в боях на бирманском фронте (а до того пытался договориться с немцами насчет Легиона СС "Свободная Индия", но фашистом не был, его кредо, хоть с чертом, лишь бы против англичан). В этот раз он дорвался, запустить его в Индию все равно что щуку в пруд с жирными карасями - с учетом того, что среди самих гандистов тогда не было единства, верить ли на слово англичанам, пообещавшим независимость после, или взять ее самим и сейчас. А если учесть, что в Индии разнообразие народностей такое же как было в СССР, от "почти белых" бенгальцев, знакомых нам по индийским фильмам, до низкорослых темнокожих тамилов-южан, и все эти национальности друг друга "любят" очень пламенно, в смысле костра, а еще и мусульмане, в нашей истории устроившие с индусами страшную резню в сорок седьмом, а еще белые "сагибы", то есть англичане, но родившиеся в Индии и искренне считающие ее своим Отечеством, и еще воинствующие племена сигхов и гуркхов, ненавидящие всех прочих - в общем, Индия мгновенно превратилась в такой жуткий кипящий котел, что незабвенный лозунг "бей белых пока не покраснеют, бей красных пока не побелеют", стал бы там верхом определенности, всего-то две сражающиеся стороны? А несколько десятков не хотите?
   За единую неделимую (Британскую Империю). За Учредительное Собрание (независимость после). За согласие и договор с англичанами - и за то что "нам и добрых господ не надо". И огромное количество крупных и мелких банд, великих радж и мелких князьков, воюющих лично за себя. Японцы в этот бедлам не лезли, а совсем как интервенты в нашу Гражданскую, заняв несколько ключевых пунктов, целеустремленно занимались грабежом, вывозя все ценное.
   Роммель застрял в Басре. Поскольку события на Восточном фронте посадили его армию на голодный паек, лишив и подкреплений и боеприпасов, а состояние путей сообщения между Бейрутом, Триполи и Хайфой, и южным Ираком, еще больше это усугубило. Зато итальянцы воюют, поднявшись по Нилу, проломившись через Судан, ворвались наконец в Эфиопию. И весьма успешно, кажется захватят.
   У французов случилась такая небольшая гражданская войнушка, когда в Сирию, где прежде окопались голлисты, вторглись с севера дивизии Виши, пропущенные турками. У свободофранцузов не было шансов, сражаться в полном окружении, все пути снабжения перерезаны, рядом турки щелкают зубами на бесхозный кусок, с юга вот-вот должен ударить страшный Роммель - и то, что до капитуляции прошло целых шесть дней, можно было бы считать успехом французского оружия, если бы не итальянцы.
   Гарнизон Триполи (в Ливане, не путать со столицей Ливии) решил сопротивляться, поддержанный не успевшими уйти в Красное море кораблями, крейсером "Дюге Трюэн" и тремя эсминцами. В результате у итальянского флота, пришедшего в Александрию на торжество появилась уникальная возможность отличиться в морском бою. Три итальянских линкора, новейшие "Рома", "Венето", "Литторио" с сопровождающей мелочью перемешали Триполи с землей, а затем расстреляли французов, пытавшихся выйти в торпедную атаку, причем бой по словам итальянцев продолжался пять часов, это что, так "метко" стреляли? Причем на борту "Ромы" находился сам дуче, опять же по словам итальянской стороны, лично командовавший боем, ну тогда понятно...
   И наконец, Варшавское восстание, начавшееся примерно по тому же сценарию, что в нашей истории - вызывающему серьезные сомнения во вменяемости начавших его панов.
  
   Генерал Тадеуш Бур-Коморовский, командующий Армией Крайовой. Варшава, на два дня раньше (4 августа 1943).
   Еще Полска не сгинела!
   Как долго мы ждали этого исторического момента! Страдали и покорялись - но знали, что он придет. Столетия мы были лишены того, что заслуживали по справедливости. И вот, из тлена рождается Великая Жечь Посполита, и взлетает в небо Белый Орел!
   Я скорблю о крови славных сынов отчизны, павших вчера на улицах Варшавы. Недостаток оружия они возмещали отвагой, достойной их предков, сражавшихся при Грюнвальде, под Радловицей, на Висле двадцать три года назад! Сотни молодых поляков, умерших по моему приказу, это было необходимо ради того, чтобы я мог сделать то, что собираюсь сейчас!
   На окраинах еще стреляют, немцы обороняют мосты, но центр со всеми правительственными зданиями наш. Мой автомобиль, реквизированный у какого-то немецкого чиновника, едет по улицам, и всюду я замечаю следы боя, обломки, кровь, а иногда и еще неубранные трупы. Что ж, новый мир всегда рождается в муках! Но я вижу радость на лицах людей, впервые дышащих воздухом свободы. И с тревогой вслушиваюсь, не донесется ли с востока канонада, говорящая, русские идут!
   Мы должны успеть. Как успели эти, из гетто. Ходили слухи, что их всех хотели отправить в Треблинку еще в апреле, но что-то помешало. А когда неделю назад в гетто вошли эсэсовцы, их встретили огнем. Сначала это было похоже на увлекательное зрелище, зеваки из обывателей смотрели с безопасного расстояния на пылающие дома, и как иногда из окон падают горящие фигурки, для подавления бунта немцы широко применяли огнеметы и зажигательные авиабомбы и снаряды. Но еврейские боевики держались на что-то надеясь - стало ясно на что, когда пронесся слух, что на Варшаву идут русские танки. Брест-Литовск был взят ими еще десять дней назад, теперь же якобы, русских видели у Вышкува! Сидящие в Москве решили помочь своим соплеменникам?
   Нельзя было медлить. Когда русские войдут в Варшаву, привезя в обозе "правительство" из послушных им марионеток, Польшу ждет судьба прибалтийских стран. И конечно же, это "правительство" тотчас же будет признано Сталиным, а про нашу законную власть, временно пребывающую в изгнании в Лондоне, будет сказано, что она не представляет собой никого. И я дал приказ выступать немедленно.
   Мы должны успеть. Господь и матка боска, сделай так, чтобы ни русские, ни немцы не ворвались в Варшаву в ближайший час. Только один час - а дальше, будь что будет, все в руках твоих!
   Я вхожу в здание радиостанции. Моя охрана услужливо распахивает передо мной двери, указывая куда пройти. Уже привели техников, проверили аппаратуру, все в порядке. Как долго и с каким трепетом я готовился к этой минуте, продумывая, записывая, зачеркивая, переписывая по-новой то, что сейчас услышит весь мир!
   Микрофон в руке - время пошло. Я зачитываю обращение. Теперь весь мир знает, что в столице Польши приступило к исполнению своих обязанностей законное правительство. Я оглашаю наши справедливые требования, по пунктам. Это справедливо, что Польша, ставшая первой жертвой идущей войны, должна получить возмещение за свои страдания. А значит, сверх восстановления наших границ на 1 сентября 1939 года, наша страна должна получить значительное приращение территории (например, на востоке до Днепра, а также вся Литва, на севере Восточная Пруссия, на западе до Одера и Нейсе, на юге до Карпатских и Судетских гор, это удобный рубеж обороны), причем непольское население оттуда должно быть депортировано, за исключением тех, кого мы сочтем нужным оставить в качестве дешевой рабочей силы, попросту, наших холопов. И передача нам бывших итальянских колоний в Африке, а также кораблей германского, итальянского и русского флотов, военных и торговых, чтобы мы могли колонии удержать. И конечно, контрибуция, от Германии и от России, и последующее проведение в Варшаве обвинительного процесса, где на скамье подсудимых будут сидеть Сталин и Гитлер, вместе с их подручными, как враги польской нации и разжигатели мировой войны. Я требую. Я настаиваю. Я обвиняю. Я призываю.
   Все! Обращение ушло в эфир. И неважно теперь, удержим ли мы Варшаву, это уже ничего не изменит. Юридически новая Великая Польша провозглашена, а так как наше законное правительство в Лондоне признано вождями великих держав, Британии и Соединенных Штатов, то отныне эти державы являются гарантами сказанного мной! Они укажут русским - и мы получим свое, принадлежащее по праву. Это наше право править восточной Европой, что подло отобрали москали! Это на нашем горбу они построили свою лживую империю и теперь должны расплатиться! Всех в Сибирь, чтоб мерзли и дохли от голода и не мешали цивилизованным людям! Кроме тех, что должны работать на нас, возвращая долг предков! Каждому поляку по семье русских холопов! Варвары должны знать своё место, которое им укажут все цивилизованные страны в едином порыве! И Великая Польша возглавит их! Ну а немцы - кто будет спрашивать проигравших?
   Наши требования кажутся кому-то чрезмерными? Вы не политики, господа - уступки будут выглядеть нашей доброй волей, или товаром, за который можно выторговать что-то другое. Нас обманут, как это случилось в тридцать девятом? Я скажу нет, потому что теперь понимаю англичан, и знаю, отчего они тогда поступили так!
   Красная нить британской политики на протяжении веков, это сдерживание русской угрозы. Казалось логичным использовать для этого Гитлера, лучше чем воевать самим, Англия всегда славилась умением принуждать других таскать для себя каштаны из огня, такова жизнь и политика, глупый работает и воюет, умный стрижет дивиденды - и несчастная Польша всего лишь оказалась на пути этого плана, исключительно по географической причине! Что ж, Гитлер вышел из повиновения и будет сейчас жестоко наказан - но ведь и угроза русских орд никуда не денется, напротив, вырастет чрезвычайно! Тем более он не доделал свою работу. Всех непокорных русских нужно уничтожать! Ему это позволили, ценой страданий цивилизованных народов, но он предал. Русские варвары должны исчезнуть чтоб не мешали! Германия это не сделала, значит сделаем мы! Как 20 лет назад. Британцам потребуется Польша, веками игравшая роль крепостного бастиона Европы против вторжения русских варваров. И чем больше угроза, тем крепче должен быть этот бастион - гегемония Польши в восточной Европе будет вполне реальной платой за нашу верность европейской идее и защиту цивилизации от тлетворного влияния коммунизма. Потому, сейчас нас не предадут. Ибо альтернатива, это русское вторжение в Европу, которое для британцев абсолютно неприемлемо.
   А вдруг мое выступление сегодня станет еще одним Глейвицем? И мощь англо-американских армий покатится неудержимо на восток, загоняя варваров в их ледяную Сибирь? Что ж, это еще лучше для нас, ведь управлять землями легче, будучи рядом? Жечь Посполита до Урала, имения с русскими рабами - все, чего не добился бесноватый немецкий неудачник, будет нашим, причем завоевывать все это для нас будут британцы, полякам достаточно лишь стоять на страже, а не проливать свою кровь. И кто будет вождем этой могучей державы - панове, вспомните как начинал великий Юзеф Пилсудский! Когда я спрошу у штафирок, отсиживающихся в Лондоне, где вы были, когда решалась судьба Отечества... А после, укрепившись и переварив присоединенное, можно уже будет думать о господстве во всей Европе, а не только в ее нищей восточной половине! А еще позже как знать, может быть и весь мир будет наш! Господство одной высшей расы над прочими, в этой идее что-то есть, так отчего бы этой расе не быть польской? Но будем скромны пока, оставим этот вопрос моим детям и внукам.
   А Варшава, что Варшава? Комедию надо доиграть, пока играется. Чем больше будет шума, крови и трупов - тем меньше сомнений в серьезности наших намерений и слов. За Жечь Посполиту, от можа до можа, ура! В конце концов, лишь мы, шляхта, цвет нации можем видеть блеск великой Идеи. А хлопам, быдлу довольно умирать там и тогда, как укажем мы.
   Может быть я буду гореть в аду. Но я буду гореть ради Великой Жечи Посполитой!
   Да, и надо не забыть приказать нашим отойти от мостов. Чем с большей кровью русские будут их штурмовать, тем лучше для нас.
   Белый Ожел взлетает, панове! За Польшу, за веру, за новое "чудо на Висле"!
  
   Москва, Кремль, 6 августа 1943.
   -Значит, суд надо мной, границу на сентябрь тридцать девятого и еще территорию на востоке? Комаровский был в здравом уме, оглашая это? И кто же будет выполнять его требования?
   -Товарищ Сталин, у поляков, вернее у шляхты, краеугольным камнем мышления является, что Польша, это если не центр мира, то нечто, обязательно учитываемое в мировой политике даже великих держав. Это идет у них еще с времен "либерум вето", и настолько въелось, что сами они даже не замечают. Потому например, Сикорский мог требовать от Черчилля год назад, чтобы он прервал с нами отношения и объявил войну, ну а "Бур" Комаровский искренне убежден, что его мнение благородного шляхтича более чем весомо.
   -Вам виднее, товарищ Василевский. Однако ведь в реальности "Рассвета" этого обращения не было?
   -Суть была та же самая, "декларация действием", если можно так сказать. К тому же возможен вариант, что Комаровский превышает свои полномочия. В польском праве есть такое уникальное понятие, как "рокош" - мятеж шляхтича против законной власти, если сам он считает это нужным. Причем одной из уважительных причин всегда считалась возможность занять высшее положение - и если у мятежника хватило сил и ума там удержаться, содеянное им считалось абсолютно благим и законным. Если Комаровский был назначен лондонским правительством всего лишь военным руководителем восстания, и решил пойти по стопам Пилсудского? Какие-то штафирки, сидящие далеко - и полководец, командующий армией в центре событий. Вполне могла закружиться голова от перспектив - но для этого надо крикнуть громче.
   -Позиция союзников?
   -Пока молчат, товарищ Сталин. Вероятно, ждут дальнейшего развития событий.
   -Ну мы-то примерно знаем, что будет дальше. Может быть союзники и попробуют разыграть "польскую карту" в политической игре против нас, при обсуждении послевоенного мироустройства. Но вот сейчас ничего конкретно сделать нам они не могут, как не стали в мире "Рассвета". А сейчас их положение хуже, так что мы нужны им больше, чем поляки. Каковы военные перспективы восстания?
   -Неважные. По разведывательным данным, в районе Варшавы сосредотачивается танковый корпус СС, еще пехотные дивизии из армии резерва, и прочие части в усиление. В то время как войска нашего Первого Украинского фронта находятся в ста двадцати - ста пятидесяти километрах к востоку. И они нуждаются в пополнении, особенно боеприпасами, но если будет приказ...
   -Приказа не будет, товарищ Василевский. Нет нужды спешить, надрываясь и неся лишние потери. На общих основаниях, исходя из чисто военной необходимости. Ведь в мире "Рассвета" мы все равно освободили Варшаву лишь через полгода, в январе? И мы знаем, что Комаровский нас предаст, и нас же во всем обвинит - так зачем торопиться?
   -Будем ли мы оказывать помощь повстанцам, сбросом оружия и продовольствия?
   -Товарищ Берия, что с варшавской организацией Армии Людовой? СССР не бросает своих в беде.
   -Были предупреждены, товарищ Сталин. Но часть все равно осталась, заявив что разделят судьбу Варшавы, какой бы она ни была.
   -Что ж, они выбрали сами... Оружие, боеприпасы, продовольствие, медикаменты доставлять будем. Чем больше повстанцы убьют немцев, тем легче после будет нам. И чем меньше в Польше останется антисоветски настроеных, тем лучше будет нам после. Когда будем строить в Польше народную власть.
   -Наш политический курс по отношению к Польше? Какие инструкции давать в войска?
   -Пока никаких, кроме чисто военных. Мы не потерпим в своем тылу никаких независимых от нас вооруженных формирований, равно как и любой деятельности, идущей во вред нашим усилиям на фронте. И безжалостно карать всех пособников фашизма, замеченных в сотрудничестве с оккупантами. В мире "Рассвета" мы поддерживали сильную Польшу как противовес разделенной Германии. Если здесь нам удастся занять всю Германию, зачем нам нужна единая Польша? Ведь например кашубы, это особая народность, как и мазурчане, силезцы, наверное можно еще найти?
   -Так точно, товарищ Сталин, найдем. А что делать с товарищем Берлингом?
   -Ему решать. Мы ведь не собираемся отнимать у него честно заслуженные награды, воинское звание? И гражданство дадим, если он попросит. Лично товарища Берлинга мы любим и уважаем, как других товарищей из его армии, ну а польская государственность здесь при чем? Если он решит против - что ж, очень жаль, но это будет его выбор.
   -Считать ли меморандум Комаровского запрещенным к оглашению на территории СССР или напротив, опубликовать его в нашей прессе?
   -А отчего бы не огласить, Лаврентий? Пусть наш народ знает правду. И никогда, даже через много лет, не будет слушать всяких там. Ведь где молчание, там сплетни, и часто грязные. А поляки, если они не понимают, то тем хуже для них! Вам так дорога ваша вольность, ну так и защищайте ее сами! "Красная зараза" здесь к вам не придет.
   -Простите, товарищ Сталин?
   -Песня была такая, из той истории, которую в той Варшаве сочинил некий Щепаньский, если только он нам здесь попадется... Что ж, если хотят быть вольными... Ну а мы в это время решим свои дела. Что у нас в Прибалтике, товарищ Василевский?
  
   (текст песни, лучше всего выражающий отношение варшавских повстанцев к СССР, в нашей реальности. Автор Юзеф Щепаньский, участник боев в Варшаве, там же и погиб.
  
   Мы ждём тебя, красная зараза,
   чтобы спасла нас от чёрной смерти,
   чтоб четвертованный край наш встретил
   "освобождение" твоё, как проказу.
  
   Мы ждём тебя, сброд великой державы,
   в скотство введённый властей батогами,
   ждём, что потопчешь ты нас сапогами,
   зальёшь пропагандой своею лукавой.
  
   Мы ждём тебя, лиходей вековечный,
   собратьев наших убийца кровавый,
   не жаждем мести, расплаты, расправы,
   а с хлебом и солью выйдем навстречу,
  
   Чтобы ты знал, ненавистный спасатель,
   какой тебе смерти в награду желаем,
   как в кулаке свою ярость сжимаем,
   прося твоей помощи, хитрый каратель.
  
   Чтобы ты знал, дедов-прадедов кат,
   тюрем сибирских страж пресловутый,
   как проклинает твою доброту тут
   весь люд славянский, мнимый твой брат.
  
   Чтобы ты знал, как нам страшно и больно,
   детям Отчизны Свободной, Святой и Великой,
   вновь оказаться в оковах любви твоей дикой,
   той, что смердит нам столетней неволей.
  
   Непобедимые красные полчища встали
   у стен озарённой пожаром Варшавы,
   тешится стая могильщиков болью кровавой
   горстки безумцев, гибнущих в грудах развалин.
  
   Месяц прошёл от начала Восстания,
   громом орудий ты радуешь нас временами,
   знаешь - как страшно себе не найти оправдания,
   совесть загложет, что вновь посмеялся над нами.
  
   Мы ждём тебя - не ради повстанцев спасения,
   а ради раненых - тысячи их в муках мрут,
   много детей тут, кормящие матери тут,
   а по подвалам гуляет уже эпидемия.
  
   Мы ждём тебя - но войска твои всё не спешат,
   ты нас боишься - мы знаем о том, безусловно,
   хочешь, чтоб пали мы здесь, как один, поголовно,
   ждёшь под Варшавой, когда нас тут всех порешат.
  
   Больше не просим - тебе самому выбирать:
   если поможешь - многих от смерти избавишь,
   ждать будешь - всех на погибель оставишь.
   Смерть не страшна нам, умеем уже умирать.
  
   Но, знай, победитель - из нашего общего гроба
   новая сильная Польша родится когда-то -
   та, по которой ходить не придётся солдатам
   и повелителям дикого красного сброда.
  
   И при ТАКОМ отношении к нам, еще смеют нас упрекать, что не пришли им на помощь? Впрочем, с точки зрения шляхтича, холоп ОБЯЗАН спасать пана, не думая о себе - даже если пан только что высек его на конюшне.
   По мне, за такие слова кирзовым сапогом по наглой панской морде - и то будет слишком мягко. - В.С. )
  
   Этот же день, Палестина (еще не Израиль)
   Иншалла! Все в руках Аллаха, и жизнь твоя, и смерть.
   Андерс сплюнул. Этот сброд, именуемый "арабским легионом ваффен СС" довел бы до нервного припадка любого европейского офицера! Сплошь голодрань из каирских подворотен - владеющих оружием бедуинов брали отдельно, в кавалерийскую дивизию СС "Саладин", а в подразделениях, перешедших из египетской армии, наличествовали свои командиры. Эти обезьяны - да, с таким же успехом "штурмбанфюрер" Насер мог наловить и вооружить африканских обезьян - еще кое-как усвоили, что по команде всем надлежит стоять мордами в указанную сторону, или так же двигаться, чтобы при этом идти в ногу, держа строй, и речи не шло. Еще им вдолбили, как заряжать винтовку, и что надо направить ствол в сторону противника и дернуть вот здесь, чтобы выстрелило -правильно же выставить прицел по дистанции и определить целик, взяв упреждение, для их тупых мозгов было непосильной задачей. Доверить им что-то сложнее винтовки было безнадежным делом, при попытке научить метанию гранат в первый же день подорвались больше десятка, после чего гранаты из вооружения благоразумно изъяли. Зато почти у каждого на поясе болталось что-то острое, иногда приближаясь размером к короткому мечу. И под командой его, потомственного шляхтича, дивизионного генерала польской армии, которому сам российский император Николай когда-то вручал диплом Академии Генштаба Российской Империи, вместе с погонами штабс-капитана - две сотни этих, как там сказал Киплинг, "наполовину бесов, наполовину людей".
   Русских Андерс ненавидел. Но в то же время считал Георгиевский крест, полученный "за храбрость" в ту Великую Войну, одним из самых высоких подтверждений воинской доблести. И хорошо представлял, что будет, если это воинство встретится в бою с русскими, об этом не хотелось и думать, если учесть что сейчас творится на Остфронте - а ведь дойчи в этот раз сделали то, что не удалось им в ту войну, промаршировав по Парижу! И если Лис Роммель двинется в Иран, где стоят русские - одна надежда, что прежде удастся сбежать, и лучше к англичанам.
   Но для этого надо оправдать доверие новых пока что хозяев. Благо что объект для уничтожения, всего лишь какие-то еврейские колонисты. Ну, им не привыкать - умрете ради того, чтобы мне выбраться отсюда! Иншалла!
   Все в руках Аллаха. И оттого усилия хоть как-то обучить этих человекообразных разбивались, даже не о лень, о невероятный фатализм. Если Он все равно сделает так, что ты будешь жив, или умрешь, зачем изнурять себя обучением, бегая по жаре, или копая окопы? Раз так, надо лишь ловить медовые капли удовольствия, что посылает Он тебе, и не думать ни о чем ином. И переломить это было невозможно. Полсотни самых свирепых немецких фельдфебелей с плетьми и правом расстрела на месте - тогда может и был бы результат, лет через пять, считая что даже европейского новобранца до уровня хорошего пехотного солдата надо готовить год. В конце концов, какое ему, Андерсу, дело до этих скотов, сколько их выживет после первого же боя, а хоть все сдохнут, Насер-высер наловит в Каире еще.
   Все в руках Аллаха. Господи, если бы я знал! Что в отличие от христианской веры, где в наш просвещенный век достаточно лишь символически считать себя верящим, и даже посты соблюдать не обязательно, в этом чертовом исламе все гораздо строже, регламентировано до мелочи, и нарушить, это богохульство со всеми последствиями? Пять раз в день молиться, это ладно, Но что по их учению, пророк Магомед предписал, как правоверному мусульманину ходить в сортир? Оказывается, сначала надлежит определить направление на Мекку, сесть к ней задом значит оскорбить Аллаха, но сесть лицом, как на молитве, значит тоже показать неуважение, остается только боком, левым или правым, хорошо хоть это не уточняется! И еще множество тому подобного, но нарушишь, и ты "кафир", неверный, хорошо хоть камнями не побьют, но просто выгонят из Легиона, опять ногами мины обезвреживать! А это грех самоубийства, так что потерпим пока, Бог христианский милостлив, простит - как только вернусь домой, покаюсь, и клянусь, не будет у Аллаха большего врага чем я! Но для этого надо вернуться...
   Деревня, хорошие дома, сады среди холмов, поле рядом. Называется.. а какая разница, как указано, и довольно, все равно через пару часов ее тут не будет, хе-хе! Место тут подлинно райское, вот только желающих жить в этом раю еще больше, а оттого конкуренция, пока евреи веками жили здесь, промышляя торговлей и ростовщичеством, это считалось терпимым, но когда они стали приезжать из Европы, пусть пока и в малом количестве, покупать землю и сами работать на ней, это сразу вызвало жгучую ненависть арабского большинства. (Прим. - это так! Идея, "самим работать на земле, чтобы стать народом, а не прослойкой", была популярна у самых первых поселенцев Палестины, кто ехали сюда, а не в благословенную Америку - В.С.). Еще в тридцатые здесь были кровавые столкновения арабских банд и отрядов еврейской самообороны, сейчас же с обеих сторон бушевал огонь ненависти. Земли на всех не хватит - кто-то должен уйти! Арабы не читали "Майн Кампф", и не разбирались в идеях национал-социализма. Но Гитлер был против евреев, и этого им было достаточно.
   Сначала был приказ окружить деревню со всех сторон, чтобы никто не убежал. Хотя бежать было некуда, здесь не было русских лесов, зато крайне враждебное арабское население - поймают, убьют. Но убежавшие могли унести имущество, которое легионеры уже считали своими трофеями, этого нельзя было допустить. Потому третья рота, Андерс вспомнил ее командира, Лавитский, тоже из наших, оказавшаяся на дороге, переходящей в улицу, уже входила в деревню, когда остальные роты еще ползли через поля. И легионеры с завистью смотрели на своих удачливых собратьев, им достанутся все сливки, в смысле трофеев. Сейчас эти обезьяны наплюют на строй и на приказ, и рванут напрямик в деревню, не отстать в грабеже!
   И тут от домов ударил шквал огня. Видно было как мечутся и падают легионеры посреди улицы, по ним стреляли со всех сторон, "стэны" и как минимум два пулемета. И еще пулеметы прошлись косой по полю - и арабы, не дожидаясь команды, бросились наутек, вместо того чтобы залечь, развернуться в боевой порядок, открыть ответный огонь и перейти в атаку. Оказывается, война не только грабеж, здесь еще и убивают, мы так не договаривались, аллах нас возьми!
   Из третьей роты не уцелел никто, в остальных потери оказались на уровне десяти процентов, по два десятка из двухсот. Арабы укрылись за холмом, что делать дальше было неизвестно. Во всяком случае, у Андерса не было ни малейшего желания с саблей наголо вести этих баранов в атаку. Да и не добегут они, ишаку понятно, что при первых же выстрелах бросятся назад. Солнце медленно ползло по небу, шло время.
   Подъехала машина, раздался визгливый голос. Если сам высер, как подобает главе, предпочитал руководить из тыла, то его заместитель Анвар Садат любил поиграть в "боевого командира", мотаясь по передовым частям. С ним командир батальона, араб, как и один из ротных, и капитан Рудковский, ротный-один. Понять, о чем эта обезьяна визжит по-своему, нельзя, но смысл и так ясен, отчего деревню не взяли? Батальонного плетью, по роже, замахивается и на меня? Шляхтича будет бить орангутанг?! И головорезы из личной охраны рядом. На кого хозяин укажет, с живого кожу сдерут, или на кол... слухи ходили, может лишь слухи? Рука к кобуре.. нет, нельзя! Надо сохранить себя, ради будущей Польши! Нет, все же не решился. Рудковский тоже дернулся, орангутанг заметил. Говорит теперь по-английски - чтоб деревня была взята. Ведите своих людей в атаку, а я посмотрю.
   Поднимать этих скотов пришлось буквально пинками. Сначала они высунувшись, начали стрелять, чем только предупредили оборонявшихся. Андерс конечно, сам в атаку никого не вел, предпочитая стоять и орать, вперед. Как и ожидалось, арабов встретил огонь нескольких пулеметов, после чего было беспорядочное бегство. Господин Садат, вы видите, там превосходящие силы противника, хорошо вооруженные, на подготовленных позициях. Тот в ответ лишь процедил, ждать, и исчез.
   Через три часа, солнце уже склонялось к закату, подошли немцы, мотопехотная рота, батарея гаубиц и взвод средних танков - после арабов, Андерс с восторгом смотрел на умелые действия настоящих солдат. Немецкий гауптман с НП обозрел деревню, сделал пометки на карте, и брезгливо бросил, не путаться под ногами, лишь смотрите чтобы никто не сбежал. Все было кончено быстро, у евреев не было тяжелого вооружения, снаряды разносили дома в пыль, танки расстреливали огневые точки, хотя одну "тройку" оборонявшиеся умудрились подбить связкой гранат. Когда по условленному сигналу арабы вошли туда, где раньше была деревня, все было уже кончено. Полтора десятка людей, в основном женщины и подростки, стояли на коленях в пыли.
   -Это все, оставшиеся в живых - сказал гауптман - забирайте. Но впредь запомните, что армия фюрера не обязана делать за вас вашу работу.
   Арабы рассыпались по деревне, кляня усердие своих союзников - ни одного целого дома не осталось, и надо было рыться в куче мусора и обломков, чтобы найти что-то ценное. Женщин оттащили в сторону, это немцы могли брезговать "самками еврея", ну а арабы небрезгливы. Одна из них кричала, по-польски? Андерс всмотрелся, может быть он и встречал когда-то эту, в Варшаве? А впрочем, рыцари бывают лишь в романах, эту жидовку никто не гнал в Палестину, где дикое население живет по шариату, как тысячу лет назад.
   Андерс отвернулся, на глаза ему попался оборванный лист газеты, текст на английском, дата позавчера. "Варшава восстала", о матка боска, неужели это случилось?! И он в это время здесь, в этом богом забытом краю, тьфу, как раз там бог родился, но сейчас это несущественно! Русские гонят немцев, и Варшава восстала, не давшись в руки красным "освободителям"! Верно было сказано, с немцами мы потерям лишь свободу, а с русскими душу - согнув шею, мы останемся собой, с надеждой скинуть ярмо, а эти проклятые московиты опутают нас своей лживой верой, отравят ядом своих идей, ведь не случись революции, он, Владислав Андерс, служил бы русскому царю, делал карьеру, был бы сейчас наверное, русским генералом! Варшава восстала, генерал Коморовский объявил о том на весь мир! Боже, почему я не там - нет, не в армии Берлинга, этот проходимец решил что генеральский чин стоит Отечества, все равно какому царю служить - но не нужна Польше такая "свобода" на русских штыках, вырваться из одного рабства, чтобы попасть в другое, еще более изощренное. Отчего я не в Варшаве - проклятый Сталин, что сделал он, чтобы с нами так обернулась судьба?
   Пусть немцы и русские подступают с обеих сторон, как в тридцать девятом. Мы будем драться насмерть, это не Эль-Аламейн. Ради того, чтобы Польша жила, оставшись сама собой. Может быть, нас разобьют, и мы захлебнемся в крови. Может быть... да и скорее всего.
   Но другого шанса у Польши не будет!
  
   Этот же день. Лондон, Даунинг-стрит.
   -Что ж сэр Уинстнон, вы все же решили действовать по второму варианту? А ведь я вас предупреждал!
   -Ну сколько раз вам повторять, Бэзил, называйте меня просто по имени! И простите, но я ничего не решал. План был, на случай "если", а вот то, что этот случай настал, заслуга исключительно бешеного "Лиса" Роммеля, черт бы его побрал!
   -Ну, будем считать... Однако что творится с военным искусством? Похоже, наступление снова берет верх над обороной, и самые неприступные позиции рушатся в самое короткое время, при минимальных потерях атакующих? И Нил, и Днепр, что будет дальше?
   -Дальше будет крах Британской Империи, Бэзил. Если мы с вами не найдем выхода.
   -Индия? Ну, положим не так еще все плохо. Второй вариант, это все же не катастрофа. Ведь если мы выиграем войну, то все равно возьмем весь банк. Японцы, немцы, не говоря уже о каких-то турках, просто вынуждены будут вернуть захваченное. Вот усмирить население будет проблемой, как я уже сказал. Помните меморандум какого-то раджи, попавший в газеты, "больше не считаю себя вассалом Британской Империи, поскольку Империя не выполнила обязательство защитить меня от врага"? А ведь таких раджей десятки, а еще миллионы мелких владельцев земли, до которых дошло, что им вовсе не надо платить налог в казну Империи - про авторитет белого человека, разбитый необратимо, я уже не говорю. По сути, нам придется вновь завоевывать наши владения на Востоке, даже если мы собирались предоставить им независимость. Уйти хозяином, сохраняя ценные привилегии, и быть вышвырнутым пинком, это слишком разные вещи? Но ведь после этой войны против Еврорейха, разве какие-то индусы и малайцы будут нам противником? Мы покорили их однажды - покорим и еще раз.
   -Базил, вы стратег, но не политик. Предвижу ваш вопрос, если в Индии так плохо, отчего мы не спешим бросить туда войска из Ирана, уступив свою долю в этой стране русским? Пусть они сдерживают "Лиса", очень может быть, это у них выйдет лучше нас. Так я отвечу: потому что русские для нас будут страшнее! Нет, они не ударят нам в спину, не нарушат союзнического долга - вот только из Ирана уже не уйдут. Если они разобьют "Лиса", то ведь не остановятся, погонят его назад до Суэца, и усядутся и там. И это будет лишь одной из бед, вторая же в том, что Индия рядом! Где, да будет вам известно, Бэзил, во всей смуте уже прорисовываются несколько крупных игроков, и один из них, это коммунисты, как вы думаете, что будет, если у них окажется еще и общая граница с Советами? Сбывается кошмар, которого мы страшились двадцать лет назад: коммунистический Китай, коммунистическая Индия, и еще коммунистическая Европа! Что тогда останется бедной Британии - молиться на неодолимость Английского Канала?
   -Считаете, Сталин будет воевать за мировое господство? Против нас, и смею надеяться, США?
   -Базил, вы опять не поняли! Дьявольская особенность ситуации в том, что американцы будут играть против нас! По логике, какая разница с кем торговать, с коммунистическим или иным Китаем, если ему потребуется капитал и товары для восстановления? Не понимая главного, что правила на этих рынках будут устанавливать не они. И будет иная война, торговая, и кто бы в ней ни победил - Британской Империи в том мироустройстве места не будет. А выиграют ли американцы, это вопрос - у них экономическая мощь, зато русские, или контролируемые ими силы, будут устанавливать законы игры.
   -Ну, Уинстон, если вы считаете, что я не политик... Тут же чистая политика, и ничего кроме нее.
   -Нет Бэзил, мне нужен ваш совет именно как стратега, аналитика. Касаемо русских - как такое возможно? Это как если бы второразрядный боксер, избиваемый на ринге чемпионом, вчистую проиграв первый раунд, вдруг начал бить чемпиона так, что только брызги летят? При том что боевые качества чемпиона не подвергаются сомнению - наше положение хуже некуда на всех других фронтах. Вы правильно заметили, победитель возьмет весь банк. Взгляните на карту, что будет если завтра русские возьмут Варшаву, а послезавтра Берлин? Кто тогда будет диктовать Еврорейху условия сдачи? С точки зрения стратегии, возможен ли бросок русских в Европу, как сто тридцать лет назад?
   -Что ж, Уинстон, кажется я знаю ответ на этот вопрос. Мне случалось разговаривать в Париже с одним русским эмигрантом, бывший офицер, писал "Историю русской армии". И он сказал мне такую фразу: угроза, которая европейца ломает, русского предельно мобилизует. И когда европеец готов капитулировать, русские как раз начинают по-настоящему воевать. Такой национальный характер, психология - вспоминая их историю, я должен согласиться, что так это и есть.
   -Фанатизм все же никогда не выигрывал войн.
   -Почему-то все забывают, что фанатизм это не только стойкость солдат, но и обострение сообразительности командиров. Ум, разом отвергающий все каноны ради целесообразности - нельсоновское "разорвать строй"! И похоже, судя по действиям немцев в Европе в сороковом, мы действительно сейчас присутствуем при новом витке военной мысли, стремительные маневренные операции мотомехчастей, этого не знала прошлая Великая Война. А у русских, так уж случилось географически, оказалась самая большая практика, сначала они были биты немцами, но затем сумели перенять у них все лучшее, а теперь и явно превзошли своих учителей. Геббельс вопит об ордах дикарей - но мы-то знаем, что у русских были интеллектуалы, не уступающие европейским, в том числе и в военной области, вспомните Суворова, одного из двух полководцев мира, не проигравшего ни одного сражения, жаль что военной науке не довелось увидеть его битву с Наполеоном, которого однако разбили его ученики. Мы же, воспитанные на традициях еще той Великой войны, отстали безнадежно. Так что мой вывод - сейчас русские являются самыми искусными в ведении сухопутной войны. И если Еврорейх не сделает такого же рывка, он проиграет.
   -У Гитлера есть выигрышная стратегия?
   -Пожалуй, есть. Любой ценой добиться передышки, даже ценой заключения сепаратного мира с русскими, пусть и ценой территориальных уступок. И попытаться максимально быстро усвоить урок - новое оружие, обучение войск. Для этого есть все возможности - промышленная мощь всей Европы, и людской ресурс. А подготовившись, снова начать войну. При динамичном характере боевых действий, я не удивлюсь, если маятник качнется в другую сторону, и немцы снова подойдут к Москве. Иначе же - думаю, что у Еврорейха шансов нет. Если русские сумели обогнать немцев на "усвоении материала", то не вижу причин, отчего бы этот процесс изменил бы направление. Но насколько я понимаю, поражение русских не входит в наши интересы?
   -Не входит. Но их полная, и единоличная победа не входит еще больше. И пожалуй, не вредно было бы слегка их придержать. Вот только американцы мешают и здесь. Вы знаете, что по некоторым данным, в Москве среди верхушки образовались партии "ястребов" и "голубей", а Сталин держит позицию рефери? И американцы поддерживают "ястребов", жаждущих скорее смести с доски Еврорейх.
   -Ну а мы, конечно, "голубей"?
   -Их глава, Литвинов, с давних времен имеет симпатию к нашей стране. Вот только "ястребы" это армия, по понятным причинам имеющая сейчас больший авторитет. Однако же, для чего я говорю это вам, чтобы вы учли, политика здесь смешивается со стратегией. При серьезных военных, или даже политических трудностях, есть надежда что "голуби" возьмут верх. И это было бы идеально, нам ведь не нужен еще одно немецкое наступление на Москву, нам достаточно, чтобы русские притормозили сейчас, сохраняя свою силу против Еврорейха.
   -Догадываюсь, к чему вы клоните, Уинстон. Варшава?
   -Да, Бэзил. Карта слабая, но единственная. Если бы мы удерживали Гибралтар и Мальту, если бы победили в Северной Африке, то могли бы рассчитывать на высадку в Италии или на Балканах, а там и во Франции, черт побери, до Берлина ведь ближе от Рейна, чем от Вислы! Но мы едва держимся за клочок Португалии, и усилить нажим оттуда решительно невозможно - а русские вот-вот ворвутся в зону наших интересов, и нам нечего этому противопоставить. Нечего, кроме поляков. Ведь если русская армия окажется на территории суверенного независимого государства, признанного нами и США, то будет как-то стеснена в своих действиях, даже несмотря на то, что государство пока имеет место быть лишь теоретически. Но ведь Польша сама по себе весит не так много, значит надо требовать больше?
   -Так меморандум Коморовского, это ваша инициатива, Уинстон?
   -Да, черт побери! И недавнее назначение Коморовского на пост командующего АК, это тоже я. Нужен был кто-то более решительный и амбициозный, и я намекнул ему, что если он разыграет все как надо, отчего бы ему не стать вторым Пилсудским, диктатором немаленькой европейской державы, от моря до моря - а Миколайчик и прочие, кому они будут нужны? Я прямо сказал ему, что Британия поддержит его, и сделает все, чтобы повлиять на позицию США - но только в случае, если его требования не будут слишком скромны. Однако я полагал, что с него достаточно границы на сентябрь тридцать девятого, плюс на западе земли до Одера, еще Восточную Пруссию с Кенигсбергом, ну и кусок Румынии и Венгрии, кто будет после спрашивать проигравших? В написанном мною не было ни слова про Минск, Смоленск и Киев, как и про суд над Сталиным вместе с Гитлером, а также про колонии в Африке, это уже Коморовский в усердии перестарался, добавил от себя. Чем поставил и меня и Британию в идиотское положение - нельзя сейчас так задевать русских, не пришло еще время!
   -Понимаю. А о том, что его требования признаны и поддержаны Британией, он объявить успел. И что же русские?
   -Молчат. Вероятно, ждут нашего ответа. И мы молчим - ни в коем случае не подтверждаем, но и не опровергаем.
   -Но русские, насколько мне известно, остановились почти на линии своей границы. Это ведь то, что мы хотели?
   -Не то, черт побери! Пусть бы русские шли вперед - но по территории чужого, дружественного нам государства, пребывая таким образом под нашим контролем, консультируя с нами каждый свой шаг. А они стоят, зато взбешенный Гитлер двинул на Варшаву танковый корпус СС, и еще войска, сколько потребуется, чтобы стереть мятежников в пыль, неделя, две? После чего русские продолжат наступление, уже не сдерживаемые ничем, вы верите что Висла, а за ней Одер будут более неодолимыми рубежами чем Днепр? Мне нужен ваш совет, ваш талант стратега, мыслителя, аналитика - как мы можем помочь повстанцам? Желательно своими силами, не прибегая к помощи русских, или требуя таковую по минимуму.
   -Что ж, Уинстнон, у меня есть два варианта фантастических и один реальный. Первый, устроить еще один Дьепский рейд, чтобы отвлечь немецкие войска от Варшавы, но план "Катерин" сейчас явно нереален, да и еще одной погубленной дивизии британский народ нам не простит. Второй, это воздушный десант в Варшаву, но каковы же должны быть его размеры, чтобы остановить танковый корпус? И третий, реальный - договориться с русскими на наших условиях. Пусть они идут до Варшавы, с почтением, как гости, и сами там разбираются с Ваффен СС, у них это отлично получается.
   -И как же обеспечить, чтобы они отнеслись к "правительству" Коморовского с должным почтением? После того, как он во всеуслышание пригрозил Сталину скамьей подсудимых?
   -Ну во-первых, можно ведь заменить, как Сикорского, найдется у нас более послушная фигура? А во-вторых, дополнить вариантом два, что будет, если русские найдут в Варшаве не только правительство во главе с этой фигурой, но и охраняющих его британских солдат? Ну по крайней мере, солдат в британских мундирах, подчиняющихся штабу в Лондоне? Вы поняли, кого я имею в виду? Они ведь не граждане Британии, если погибнут, наши избиратели не будут сожалеть.
   -Все же мы слишком много в них вложили. Две тысячи великолепно обученных и оснащенных парашютистов.
   -Война, Уинстон, что поделать. И солдаты тут, расходный материал для решения высших вопросов. Вы меня спросили, я дал ответ, решать вам. Но другой возможности я не вижу.
   -И на чем же их высаживать? В немецкой зоне ПВО.
   -Так же, как ночные бомбардировки. С "Ланкастеров", ночью. При условии что наши польские друзья на земле предварительно подготовят и подсветят безопасное поле для приземления.
   -Не хватит дальности. Если только после не садиться на русских аэродромах.
   -А вот это уже политика, Уинстон. Договоритесь со Сталиным, что он за это запросит. Думаю, решение любой проблемы можно купить, вопрос лишь в размере платы? А договариваться с русскими придется все равно - без их поддержки, десант обречен. Что сделают две тысячи пусть даже великолепной пехоты, против танкового корпуса?
   -Они сами рвутся в бой, Бэзил. И не боятся умереть на улицах своей любимой Варшавы. И генерал Сосабовский, и все солдаты его бригады - все подписались под петицией на мое имя, которую просят опубликовать, чтобы никто не смел обвинить Британию, что послала их на смерть. А вот польза может быть немалая, с точки зрения пропаганды, не меньше чем прошлогодний рейд Дулитла на Токио.
   -У нас найдется такое количество "Ланкастеров", переоборудованных в транспортно-десантные? А у русских есть достаточно аэродромов в Белоруссии, принять две сотни тяжелых бомбардировщиков?
   -А если через север? "Хемпдены" в прошлом году ведь долетели? Тысяча триста миль от Шетландских островов до русской Кандалакши. До Лаксэльва же и тысячи миль не будет, это достаточно даже для Си-47 с полной нагрузкой. Ну а дальше, по русской территории, до Белоруссии, и на Варшаву!
   -Сталин не согласится, Уинстон. И я отлично его понимаю.
   -Что мы можем ему пообещать взамен? Желательно с военно-технической, а не политической стороны?
   -Боюсь, что ничего. Их вооружение и так уже лучше нашего, если вы имеете в виду сухопутную армию. И что интересно, даже к радиолокации и радиосвязи, в которых мы опережаем американцев, русские подозрительно равнодушны, что наводит на мысли... Читая сводки с их фронта, как они ведут "радиовойну", можно поверить, что эти отрасли развиваются у них так же быстро, как собственно оружие, хотя точных данных нет. Хотя насколько мне известно, русские проявляли интерес к нашим разработкам реактивных авиадвигателей, показывая поразительную осведомленность. Так, им известно о проектах "Ролс-ройса", еще не вышедших на летные испытания. И они прямо заявили, что готовы купить лицензию на "гоблин" Хэвинленда, это при том, что полеты с ним начались лишь в апреле!
   -Может и продать? В конце концов, еще неизвестно, что выйдет из этих самолетов без винтов. А первые образцы конечно, с множеством недоделок, долго же русские будут с ними мучиться, пока мы уйдем еще дальше.
   -Уинстон, скажу честно, с русскими я уже ни в чем не уверен. То, как они воюют последнее время, наводит меня на мысль, что у них появился кто-то, самостоятельно открывший мою "теорию непрямых действий". Не бить в лоб, а создать угрозу в ключевом месте, так что противник уступит спорный пункт сам. И меня не покидает странное ощущение, что русские лучше всех знают карты всех игроков, скрытый пока еще расклад. Им удается играть на опережение, причем не только на фронте. Как например в недавней истории с Катынью, ведь даже Коморовский не решился упомянуть о том в своей речи.
   -Катынь могла быть и случайностью. Обоюдный удар, Сталину просто повезло успеть первым.
   -Однако нельзя отрицать, что если бы он промедлил, мог развиться очень большой скандал. А так виноватыми оказались немцы, и сами поляки. Чему, после событий у Эль-Аламейна, охотно верят все.
   -Так все же, какой ваш прогноз на ближайшее время, Бэзил?
   -Боюсь, что ничего хорошего, Уинстон. Как бы ни качнулись весы, Британия будет в проигрыше. Если победит Еврорейх, его ничто не остановит, но если победят русские, их тоже будет не остановить. Слишком долго мы предпочитали воевать чужими руками за свой интерес - и теперь оказались в положении обезьяны, следящей за битвой двух тигров. И не дай бог, с этой византийской политикой мы кончим так же как Византия.
   -Тигры могут убить друг друга. Или ослабить так, что победителем окажется умная обезьяна.
   -В тридцать девятом мы были сильнее, а Германия динамичнее - итог мы видим. А ведь теперь история повторяется: Еврорейх все еще превосходит по промышленной и военной мощи, мобилизационному ресурсу - но русские быстрее учатся, идут вперед, опасны своей непредсказуемостью, и почувствовали вкус победы. Вы считаете меня хорошим аналитиком, Уинстон, но я не могу дать достоверный прогноз. Все меняется слишком быстро.
   -Странно это слышать он вас, Бэзил.
   -Можете утешиться, Уинстон, что Гитлер похоже вообще не осознает, с чем столкнулся. Поскольку он-то как раз предсказуем - не может придумать ничего нового, чем ставить под ружье даже уголовников, и вопить про десять миллионов нанятых монголов, которые завтра придут и всех съедят живьем. Когда не только нейтралы, но и кое-какие издания в Европе печатают вот это.
   Американский журнал, две фотографии хорошего качества. На первой Гитлер, после очередной речи - германская раса не может проиграть в силу арийского духа, бешенство белокурой бестии, непобедимость суровых нордических воинов, перед которыми дрожала вся Европа, умоляя бога избавить от их ярости - пожимает руку солдату заново формируемой дивизии Ваффен СС, причем этот солдат низкорослый, чернявый, наверное австриец? На второй двое русских перед своим танком, на фоне поля, заваленного битой и горелой немецкой броней - и оба здоровенные широкоплечие блондины, улыбаются в объектив. Подпись - так может русские, это подлинные арийцы, кто сейчас больше непобедим?
   -И еще из Москвы вещает "радио Свободной Европы", где французы, голландцы, бельгийцы, да и немцы тоже, взятые в плен, рассказывают, что русские совсем не дикари, и пленных живьем не едят, а вот немцы под Сталинградом... тут красноречивое молчание, которое однако убедительнее утверждений. Интересно, как скоро в Еврорейхе начнут отбирать радиоприемники?
   -Все может измениться. Вы читали, Бэзил, доклад наших заокеанских "кузенов" о том, что при должной пропаганде в подданных Еврорейха еще может проснуться былой дух крестоносцев, и они будут как берсеркеры защищать свою цивилизацию, свою культуру от вторжения диких русских варваров?
   -Уинстон, я также читал развединформацию, что вы мне любезно предоставили для ознакомления. Там есть один чрезвычайно показательный факт. Как вы знаете, для мобилизованных в промышленность Еврорейха большая часть оплаты их труда идет в неких облигациях, "евромарках", по-простому называемых "евро" - которые должны быть, по гарантии Рейхсбанка, обменены на полноценные деньги по номиналу, но лишь после победы в войне. И как следует ожидать, существует "черный рынок", где эти облигации можно обменять на деньги сейчас. Так вот, курс обмена евро к местным валютам, в апреле, когда их только ввели, был примерно половина, даже шестьдесят процентов от номинала, в конце мая он составлял в среднем сорок процентов, а сейчас, после Днепра, от двадцати двух до двадцати девяти. Вам нужен более наглядный показатель, насколько население Еврорейха верит в победу?
   -Все может качнуться, Бэзил, неужели вам биржевая игра незнакома? Поражение на фронте, курс падает, победа, он снова пойдет вверх.
   -Дай бог чтобы Варшава не стала еще одним поражением. Нашим.
  
   В.Андерс. Письмо, предположительно к Миколайчику. При невыясненных пока обстоятельствах оказалось в архиве У.Черчилля, среди материалов, использованных для написания "Истории Второй Мировой войны". Было опубликовано в Приложениях, полное издание вышеназванной книги, Оксфорд, 1975, альт-ист.
   Будучи поляком, разуверишься в человечестве. Перестаешь верить в честь, благородство, совесть, порядочность. Потому что нашу страну, великую Польшу, страну со столь же славной и древней историей, как Англия, предавали и продавали все. Сто лет мы были лишены свободы, права жить в своем государстве. Когда же мы отвоевали это святое право, оказалось, что у нас нет искренних друзей. Нас стремились согнуть, поработить, растоптать. Несчастный польский народ, неужели ты не заслуживаешь лучшей участи?
   Все началось в феврале сорок третьего, с выступления в русской печати некоего Вацлава Пыха, Тогда же впервые мир узнал слово "Катынь", где был истреблен цвет польской нации, лучшие из лучших, храбрейшие из храбрых. Боже, отчего так случается, что выживают гнуснейшие из гнусных? Почему дрогнула рука палача, и мерзавец остался жив? Что стоило ему промолчать, скрыть свою "правду"? Ведь именно преступный сталинский режим бросил героических сынов Польши за колючую проволоку, а значит именно он виновен в их смерти. Ну а действия немцев отчасти можно оправдать военной необходимостью, обусловленной ожесточенным сопротивлением русских. Это был эксцесс исполнителя, и был уже отдан приказ германского командования о тщательном расследовании, и наказании виновных, уже должны были начаться раскопки могил, при участии авторитетной комиссии Международного Красного Креста!
   Русские однако сделали все, чтобы раздуть скандал. Подозрительно быстро всплыло имя оберстлейтенанта Арене, в 1941 командира 537-го полка связи, как непосредственного руководителя команды палачей, а также иные подробности казни - что наталкивает на мысль, а не были ли и те события октября сорок первого советской провокацией, откуда иначе такая осведомленность? С чего бы это немцы, культурная европейская нация, проявили вдруг такую жестокость по отношению не к русским, а к цивилизованным европейцам, в большинстве принадлежащих к образованному высшему классу? Но архивы НКВД надежно хранят свои страшные тайны... Итогом же было, что инициатива перешла к русским, вместо защиты, они сами стали обвинителями.
   Отчего этот Пых не умер тогда, ради Польши? Отчего он не подумал, его "правда" пойдет на пользу или во вред нашей несчастной стране? Ведь появился уникальный шанс предъявить счет русским! Неважно, что в данном конкретном случае не было их непосредственной вины - они учинили польскому народу столько несправедливости и бед, что будут виноваты перед нами до скончания времен! И была еще возможность пригвоздить Сталина к позорному столбу - но что стало с германским орднунгом? Сначала немецкий солдат недострелил Вацлава Пыха в Катыни. Затем немцы умудрились проиграть партию, имеющую шансы на успех.
   Ошибкой немцев было, что они думали лишь о тактике, сиюминутном выигрыше, вовсе не заботясь о дальней перспективе. Оттого игра с их стороны была чрезвычайно грубой, русские же с их изощренным византийским коварством таких ошибок не прощали. В Комиссии Красного Креста было двенадцать человек, один швейцарец, остальные из европейских стран, завоеванных Рейхом - и этим одиннадцати заранее угрожали концлагерем, при отказе ехать или "несоответствующих выводах", мера разумная, но откуда про нее стало известно русским? В Катыни Комиссия работала всего два дня, осматривая и вскрывая тела - однако некоторые из ее членов недостаточно владели немецким, чтобы написать научный отчет, и это сделали за них немцы, предложив лишь подписать - откуда это стало известно русским? Столь халатное отношение к секретности в столь деликатном деле не может быть оправдано ничем - тем более что русские не молчали, а немедленно оглашали все подобные огрехи, так что работа авторитетной международной комиссии очень быстро стала всеобщим посмешищем, а доверие к результату ее работы практически нулевым.
   И вместо того, чтобы навести порядок (ведь так и осталось неизвестным, были ли арестованные члены Комиссии, болгарин Марков и чех Гаек, русскими шпионами), немцы сделали следующий шаг, еще более грубый! Была приглашена Польская Техническая Комиссия Красного Креста, и скоро русские сообщили, что ее членам было разрешено лишь обыскивать трупы, доставая из карманов сохранившиеся бумаги, и укладывать в пронумерованные конверты, ни в коем случае не читая и не делая записей, за этим следили немцы, они же вели всю дальнейшую обработку информации. Попутно русские же привлекли обратили внимание на множество мелких фактов, как гильзы от немецкого оружия, причем биметаллические, принятые на вооружения лишь в 1941 году, бумажный шпагат, связывающий руки казненных, и даже на то, что в сороковом здесь находился пионерский лагерь, мягко говоря странное место для массовой казни НКВД, а вот осенью сорок первого как раз стоял упомянутый 537й немецкий полк связи.
   А не был ли русский шпион, докладывающий в Москву о ходе работ в Катынском лесу, под маской немецкого офицера, причем достаточно высокопоставленного? Это объясняет все, снова предательство, бедная Польша, не было шансов победить в столь грязной игре! Вместо невинных жертв нас выставили лжецами, и будто нам этого было мало, немцы попытались раскопать могилы расстрелянных под Даугавпилсом и Борисовом, выдав их за "жертвы НКВД", это было воспринято уже как явный фарс. И даже Коморовский в своем меморандуме не решился упомянуть про Катынь, чтобы не попасть в глупое положение.
   Ну а если? Предположим, немец, стрелявший в Пыха, не промахнулся бы. И наше заявление было бы первым. И уже русские оказались бы в положении оправдывающихся, а ведь им еще требовалось бы какое-то время найти ответ. И Польша, Европа, весь мир узнали бы о страшном преступлении советского режима. Ведь не просто поляки, а офицеры, лучшие, шляхта, цвет и надежда нации легли в землю, лишенные даже права умереть лицом к врагу, как подобает настоящему офицеру, легли злодейски убитыми в русскую землю под Смоленском. И восстала бы Варшава, и восстала бы вся Польша, и каждый дом, каждый куст, встречал бы русских захватчиков выстрелами, и вспомнили бы поляки свою древнюю роль, быть щитом Европы от русской угрозы. И платила бы Россия контрибуцию, десятки и сотни лет, независимой Польше, потому что никакие ценности не могут выкупить кровь лучших наших сынов. И каждый русский правитель, вступая на престол, каялся бы перед Польшей за преступления своих предков.
   Варшава восстала всего через два месяца! Какой была бы моральная обстановка вокруг этого, если бы все помнили иную версию Катыни? Несомненно, у британцев было бы меньше желания слушать наущения русских, предать нас в очередной раз. А русские не посмели бы вести себя так нагло.
   Судьба Польши могла бы стать совсем иной. Но постоянный рок, быть проданной и преданной, витает над нашей великой и бессильной страной. Хотя мы не теряем надежды, что новая, сильная Польша родится когда-то. Ведь при великом Юзефе Пилсудском, мы были великой европейской державой? А что было однажды, может быть и снова.
   (примечание переводчика на русский. Здесь чрезвычайно ясно показано мышление т.н. "истинной шляхты", как называли себя сторонники прежней, досоциалистической Польши. Польша есть великая держава, и потому все, что учитывает ее интерес ниже своего собственного, это предательство - самой же Польше дозволено все, так как это "восстанавливает ущемленную справедливость".)
  
   Берлин, Рейхсканцелярия.
   Мразь, крысы! Подлые славянские твари! Рабы, уважающие лишь палку! Стоило лишь убрать ее ненадолго, и вот результат! Когда Рейх напрягает последние силы, решились на подлый удар нам в спину? Да еще совместно с еврейскими унтерменшами из гетто? И в Белоруссии, вы говорите, открыли русским фронт, отчего и стала возможной катастрофа? Кенигсберг им отдать? Меня на скамью подсудимых? Контрибуцию им? Я им покажу Катынь! Я сделаю так, что их судьба тысячу лет будет ужасом для всей Европы! Немногие уцелевшие будут рабами даже среди рабов! Немедленно расформировать, разоружить все польские части. В ком есть арийская кровь, в штрафные батальоны на Остфронт, прочих же в Аушвиц!
   Война на Востоке показала, что славянские народы не имеют права на существование, представляя для арийской расы смертельную опасность. И если с русскими мы еще разберемся, то ничто не мешает сейчас же окончательно решить польский вопрос! И думаю, русские не будут мешать - ведь этот Коморовский сумел и им объявить войну! А ведь еще в сороковом я хотел превратить Польшу в ад на земле. Вы, армейские чистюли, были против. И кто оказался прав?
   Хауссер! Сколько времени потребуется вашему корпусу, чтобы сравнять Варшаву с землей? Пленных не брать и никого не щадить, будь то хоть женщина или ребенок! И чтобы никто не убежал!
  
   И снова Северодвинск. Лазарев Михаил Петрович.
   Как я не встретился с Маринеско, буду когда-нибудь писать в своих мемуарах? Если такие последуют, лет через тридцать.
   Как пришли, привычно уже встали к стенке Севмаша, обследуемся, все ж пол-Атлантики прошли. Сирый опять на борту ночует, ну на то он и БЧ-5. А вот что Бурова в оборот взяли едва ли не круче, вообще-то я ждал подобного, но чтобы так? Как новые торпеды работали, каждый случай применения подробно, глубина погружения, дистанция, курсовой угол, гидрометеоусловия. Как проводили техобслуживание? Были ли замечены неполадки? И все это в письменном виде, с опросом всего личного состава БЧ-3, и не только их!
   Оказывается, такие торпеды, с программным управлением и самонаведением уже поступают не только нашему "Воронежу" но и на Северный флот, правда в очень ограниченных количествах. Но вот "катюши", большие лодки тип К, котельниковский дивизион, все прошли курс подготовки к их использованию, ну а "буси", первые наши БИУС для торпедной стрельбы, на них еще до нашего отбытия ставились, мы же и настраивали, и обучали. А теперь и до "эсок" дошли.
   С другой легендой советского подплава я имел честь познакомиться. Щедрин Григорий Иванович, тот самый, "На борту С-56", которой я в училище зачитывался, дошли братцы-тихоокеанцы в срок, причем не пятеро а шестеро, Л-15, С-51, С-54, С-55, С-56, и еще Л-16, в нашей истории на переходе потопленная 11 октября 1942 "неизвестной" подводной лодкой - чьей, доподлинно установить в нашей истории не удалось и в следующем веке, версии есть что это была японская I-25, но в то же время встречал я и вполне обоснованные утверждения, что это были американцы, то ли провокация чтобы втянуть нас в войну с Японией, то ли головотяпство, "дружеский огонь". Уважаю предков, эта информация была среди переданных им еще в сентябре, как мы сюда попали, значит не забылось и не потерялось за всеми важными делами. И если в той истории гостям почти сразу в бои и походы, то здесь прямой дорогой на Севмаш. Что не очень им понравилось, ну так не видели еще они, чем их лодки после станут!
   Первой вообще-то была Щ-422. Поскольку ее экипаж нашими стараниями стал секретоносителем ОГВ (особой государственной важности, кто забыл), к боевым действиям их не допускали, а просто так держать единицу флота в тылу было бы расточительством, кому-то пришло в голову проверить, насколько старую "щуку" можно подтянуть до уровня более поздних лодок? Причем одной лишь добавкой радио- и гидролокатора не ограничились, "буси" и вся аппаратура для работы с новыми торпедами, это само собой, но еще и вскрывали корпус, поднимая съемные палубные листы, ставили механизмы на амортизаторы, заменили часть электрооборудования, установили новую систему поглощения углекислоты, это конечно еще не наша В-64, но гораздо лучше того, что имели наши подводники того сорок третьего года, если имели вообще. Теперь, используя полученный опыт, решили доработать, насколько возможно, и остальные лодки, благо оперативная обстановка позволяла.
   Фрицы вели себя тише воды ниже травы. Через Нарвик летом руду не вывозили, сухопутного фронта не было, и лишь очень редко по норвежским шхерам проходили одиночные транспорты со снабжением для гарнизона, а иногда и мелочь, вроде десантных барж, на которые тратить торпеду было бы мотовством. Зато мин фрицы не пожалели, и утыкали все побережье батареями - в общем, ушли в глухую оборону, которую мы не особенно и старались прорывать. Нарвик сохранял единственное военное значение, как база подводных лодок 11й флотилии кригсмарине - пополненная, она насчитывала полтора десятка субмарин. Правда, в нашу зону они предпочитали не соваться.
   Здесь предки хорошо справлялись и без нашей помощи. Поскольку немецкие подлодки, выходящие из Нарвика, были единственным реальным противником Северного флота, тактика борьбы с ними была отработана. Начинала обычно радиоразведка, перехват и пеленгация сообщения с борта U-бота, ну значит, дичь в море, сезон охоты начался. Вылетали самолеты по вычисленным координатам, бортовые радары позволяли обнаружить субмарину, не будучи ей замеченной. Сами самолеты не атаковали, но, определив место, курс и скорость цели, наводили на нее "катюши", уже находящиеся в море - дальше следовал выход на перехват, занять позицию впереди по курсу, погрузиться, и ждать пока добыча не сунется под торпеды. Понятно, что не все проходило так гладко, но четырех фрицев за май и июнь наши потопили, и без потерь со своей стороны - чем хороша "катюша", силуэт ее очень сильно отличается от немецких лодок, так что нет риска по ошибке атаковать своих. Немцы кстати тоже пытались высылать авиацию, но с взаимодействием у них было хуже, по крайней мере не отмечено ни одного случая, когда фрицевские лодки пытались бы по авианаводке атаковать наши, а радиолокаторы "катюш" давали возможность заранее засечь не только надводного, но и воздушного противника, вот только "гагары", летающие лодки с магнитометрами, представляли некоторую угрозу, и шли низко, отмечаясь локатором в последний момент, и могли обнаружить наших и под водой, на не слишком большой глубине, и сбросить глубинные бомбы. Но хотя над морем вдали от берега не было истребителей, ни наших ни немецких, воздушные бои велись и иногда очень жаркие, но все же Ту-2 или "бостон" был к ним более приспособлен, чем фрицевский "кондор" или гидросамолет, так что большей частью победа была за нашими.
   И судя по вниманию со стороны не только флотского командования, но и Москвы, дело тут было не только в нескольких потопленных субмаринах, а в отработке тактики взаимодействия лодок и авиации. На Балтике наши вышли к морю у Риги, отрезав всю группу армий "Север", сообщалось о переговорах с финнами - помня иную историю, легко было понять, что очень скоро наши набросятся на немецкие коммуникации от Таллина и Риги на запад, причем выходить будут не из Кронштадта и Лавенсари, преодолевая с потерями многоярусные минные поля Финского залива, а из Ханко и Або, сразу попадая в Балтийское море - не Север а Балтика приобрела сейчас стратегическое значение, именно там предполагались ожесточенные морские бои, тактика и оружие для которых готовилось здесь. Правда, на мой вопрос, ожидается ли переброска подлодок СФ на Балтфлот, Зозуля (все еще начштаба флота) ответил отрицательно. Нужно было время, чтобы восстановить шлюзы Беломорканала и на Свири, а вот стажировка у нас балтийцев, это как в Москве решат, но очень возможно... Пока никто не приехал - а жаль. С Маринеско познакомиться очень хотелось бы.
   Подводник, это профессия специфическая. Субмарина, это охотник-одиночка, а не единица в эскадре, где от командира требуется лишь "держать в кильватер флагмана", как сказал адмирал Джелико после Ютландского боя про одного из своих подчиненных. Вышли из базы, простились с эскортом, и считай, пока не вернемся, нас для берега и нет, сами по себе, и командир царь и бог на борту. И ходим по грани, если лодка гибнет, то чаще всего со всем экипажем, причем и место обычно неизвестно, "на связь не выходит, позывные без ответа, автономность вся - значит, конец". Так что "где начинается .... кончается дисциплина" к подплаву относится больше, чем к авиации, понятно что я имею в виду именно уставщину, а не отношение к технике, и кстати знаменитый летчик Громов, который вслед за Чкаловым через Северный Полюс летал, когда его спрашивали, как ему удалось за всю жизнь ни разу не иметь серьезных летных происшествий, отвечал, очень просто, я с машиной только "на вы" и никак иначе.
   А Маринеско Александр Иванович, такое мое мнение, талант свой загубил сам. Не было он жертвой ни "завистников", ни тем более "кровавой гэбни" - а той самой, проклятой, сорокаградусной, которая у нас в России уйму народа сгубила. Поскольку о его пьянстве, нет, не в походе, боже упаси, а на берегу после, читал и слышал от многих. Какая там гэбня, если в тридцать восьмом его сначала было с треском вышибли из флота из-за какой-то родни за границей (в Румынии), а после почти сразу же восстановили? А вот "к себе требователен недостаточно" это написал еще в первой командирской аттестации на старлея Маринеско, командира М-96, его первый комдив Юнаков Евгений Гаврилович, личность в балтийском подплаве столь же известная как Колышкин у нас на СФ. В октябре сорок первого наш герой был исключен из партии, "за пьянку и недисциплинированность", но что интересно, его даже с должности не сняли, хотя обычно за такой формулировкой следовал трибунал. В декабре сорок второго его восстанавливают в партии, и не за резко улучшившуюся дисциплину, а за образцовое выполнение боевого задания, потопленный немецкий транспорт, несмотря на сильный эскорт, и высадку диверсионной группы на берег Нарвского залива. С апреля сорок третьего он командует С-13, причем комдив Орел, который якобы постоянно его гнобил все два года, пишет в характеристике "боевой и отважный командир, подводное дело знает отлично", но в то же время "склонен к выпивке, в повседневной жизни требует контроля". Ну и тот самый поход, вернее, что ему предшествовало - сначала драка с финнами в ресторане, затем ночь с очаровательной шведкой, и в итоге СМЕРШ, и абсолютно реальная угроза трибунала - или я чего-то не понимаю, за такое и не в сталинское время можно было попасть по-крупному, но все тот же Орел буквально выпихнул его в море в самый последний момент, причем кровавая гэбня не возражала. Об атаке века написано подробно, и Орел честно подписал представление на Героя, но тут встало на дыбы командование флотом, с формулировкой "во избежание отрицательного влияния на курсантов военно-морских училищ", так что до Москвы, Наркомата ВМФ, эта бумага даже не дошла. Маринеско получил Красное Знамя, а экипаж, честно исполнивший свой долг, из-за своего командира и вовсе остался без наград, что повлияло на Александра Ивановича очень отрицательно. "Своими служебными обязанностями не занимается, пьет, пребывание в должности недопустимо, необходимо убрать с корабля, положить в госпиталь, лечить от алкоголизма, или уволить в запас". Причем до приказа его вызвал "на ковер" сам нарком Кузнецов, и дружески посоветовал завязать, Маринеско не послушал. На флот он больше не вернулся никогда. Еще восемнадцать лет жизни по наклонной, работал топографом, грузчиком, столяром, умер от рака в Ленинграде в ноябре шестьдесят третьего, было ему всего пятьдесят.
   Я не имел чести знать Александра Ивановича Маринеско. Но могу поверить написанному про него, потому что среди моих знакомых еще в той жизни, в двадцать первом веке, был такой самородок, золотые руки, шукшинский ум, отличный человек, когда трезвый - и хуже зверя, если напьется. Умер в сорок девять от нее же, проклятой. И одна лишь надежда, что теперь Маринеско пропасть не дадут, мы же передали "кто есть кто" в том числе и на флоте, и что интересно, и Сталин, и Кузнецов нашего "подводника номер один" запомнили, уточняли что-то про него. Интересно, сейчас умеют от пристрастия к спиртному лечить - хоть химией, хоть гипнозом?
   Такой вот наш фронт работ - новые торпеды, и новая тактика. Поскольку "Воронеж" временно прикован к стенке, на полигон выходили на Щ-422, не я, Буров со своими, вернулись довольные. Хотя говорят, нам достались торпеды из опытной партии, буквально ручной сборки и соответствующего качества, а вот теперь пошла серия, и сразу началось... Тридцать процентов, какие-то неполадки или полный отказ, у нас ведь не было такого? А что с "японцами" будет, это как мне сказали, непорядок, что у вас главный калибр пустует, и кто надо озадачили кого надо сделать аналог знаменитых "длинных копий", но калибром не шестьдесят а шестьдесят пять и с наведением по кильватеру, тем более что какая-то информация по ним на компах нашлась. Выйдет что-то адской убойности, но у них ведь проблема, пуск на воздухе, после переход на кислород, иначе взорвется сразу, и не дай бог это не отладят... Да и по времени не выйдет уже - разве что в будущей войне, "Айовы" и "Мидуэи" топить? Так года через два-три надеюсь, мы и японцев разобьем, и что-то от них получим?
   Готовимся к будущей войне? Когда мы вернулись, так Севмаш не узнали. В иной реальности первый корабль полностью построенный здесь был "бобик" проекта 122, и случилось это уже в сорок четвертом. А сейчас уже работа кипит, правда строят всего лишь десантно-высадочные катера, зато на конвейере, и секционным методом - днище, борта, носовая аппарель, корма с надстройкой, все делается в цехах, на стапеле только сваривается. Могли и по-старому делать, целиком, мелочь же? Так во-первых, не такая уж и мелюзга, три типоразмера, одиннадцать тонн, тридцать и шестьдесят, соответственно рассчитанные на автомобиль-трехтонку, легкий танк или самоходку, и средний танк, или соответственно пехоту, от взвода до роты. А во-вторых ясно, что это лишь школа, отработка технологии, уже сейчас слышал, что следующими будут тральщики-"стотонники", ленинградского проекта, ну а после и до эсминцев с подлодками дойдем, в нашей истории строились тут уже в конце сороковых, а крейсера проект 68-бис, он же "Свердлов", в пятидесятые, а там и атомарины будут... И все это не одним энтузиазмом, очень много оборудования из США прибыло, за золото закупали, ну а немцев крутится как вьетнамцев в позднесоветские времена, или таджиков в российские, правда, больше все ж на постройке чем в цехах. А кораблики, построенные на Севмаше довольно крупной серией уже успели хорошо повоевать, правда пока всего лишь на Днепре и Припяти, ну ничего, и до моря очередь дойдет.
   -Чисто все! Мин нет.
   Легководолазы закончили работу. Хотя в мины верилось не очень, это лишь в голливудских фильмах подводные пловцы браво тащат на себе полновесную боеголовку на дальнюю дистанцию, по жизни не хватило бы ни сил, ни воздуха в баллонах - но лучше перебдеть чем оказаться беспечным.
   -Ох, не празднуйте! - сказал Кириллов - меня вот больше всего волнует, был ли англичанин один? И если нет, то что им стало известно?
   -А что им могло быть известно? - ответил Сирый - искали-то химию, ну нет у нас утечек, не повезло. Ну а с радиацией тем более облом, слава богу, разгерметизации первого контура у нас не было, перезагрузки активной зоны тоже. Наведенная может быть чуть-чуть, реактор сейчас на самом минимуме, в стояночном режиме, излучение всего ничего. Навскидку, без компа и справочников, точно сказать не могу - но если надо, сейчас сяду и посчитаю. А еще лучше, зовите Курчатова с командой, пусть так же возьмут пробы и нашими приборами попробуют что-то определить.
   -Сейчас организуем - сказал Кириллов - и сразу мне доложите. Ну а я, с вашего позволения, Михаил Петрович, займусь срочными делами. После такого надо на английское корыто поближе посмотреть. А идея насчет подводной охоты на чужих водоплавающих тоже хорошая, а отчего бы нет?
   Да, не было печали... Ровно год и один месяц как мы в этом мире оказались, пока удалось тайну хранить не только от немцев, но и от наших заклятых друзей. Хотя дел мы тут наворотили столько, и возни вокруг нас, народу вовлечено, а некоторые и в курсе, что такое тайна уровня ОГВ под кодом "Рассвет"? Очень помогает нашей маскировке бурное расширение и строительство Севмаша, сюда хорошо вписываются и научный отдел, и кораблестроители из Ленинграда - товарищи Курчатов, Доллежаль, Александров и другие светила советской науки официально числятся за заводским КБ и научно-испытательным отделом, ну а что они частенько в Москву ездят, так лишних вопросов здесь задавать категорически не принято, значит так надо! Северодвинск город маленький, не хватало еще, чтобы кто-то задумался, а чего ради доктора-профессора застряли в местной гостинице, где каждый новый человек на виду - другое совсем дело, еще один инженер-каплей в офицерском общежитии, или штатский инженер-конструктор в общежитии заводском. Также, Кириллов рассказывал, взяли весной немецкого шпиона в Полярном, снабженец тыловой, однако как выяснилось, успел передать, что мы в главной базе никакой химии на борт не принимали, и не завозили ее на север, и негде хранить. Так теперь в Северодвинск приходят цистерны с угрожающей маркировкой, под охраной солдат ГБ - на заводе подаются к стенке где мы стоим, выставляется оцепление в полном ОЗК с противогазами наготове, тянут шланги к горловине на нашем борту - ну а что с другого борта сливается обычная аш два о, так это нормально, удаляется замещающий балласт, тот же факт что оба отверстия соединены напрямую, посторонним знать не надо. И песня про девятый отсек стала уже достаточно известной, причем все уверены, что это произошло именно с нами, и Анечка со своей командой работает, распуская слухи нужные и пресекая нежелательные. И допуск иностранцев в Северодвинск заметно сокращен - но никак пока без этого, причем нашими же стараниями: когда расширяли завод, закупая оборудование, пришлось одновременно вложиться и в портовое хозяйство, чтобы легче грузы принимать - и в результате, у нас порт, уже сравнимый по мощности с Архангельском. А конвои идут, в этой реальности в сравнении с иной, нам знакомой, грузооборот по северному маршруту вырос в разы, и пока лето, Белое море свободно ото льда, выходит дешевле и быстрее разгружаться в Архангельске, понятно что и Мурманск без работы не остается, два порта лучше чем один, но и у нас тоже часто выгружают, в основном наших же торгашей, но и иностранцы не такие уже редкие гости. И пропихивать транспорты к причалам, чтобы при этом не демаскировать "Воронеж", та еще задачка!
   Примчались научники, взяли образцы воды, и так же быстро отбыли. Несмотря на заверения Сирого, на душе было тревожно. Хотя если искали химию, какая вероятность, что кто-то сообразит проверить дозиметром? И какие сделают выводы, если корабельный атомный реактор был абсолютной фантастикой даже в конце сороковых? Рано нам выходить "из подполья", еще хотя бы год, успеть бы войну завершить, чтоб не мешали. Не нужен нам сейчас "вариант Бис"!
   И сколько еще будут эти самки собаки, проклятые империалисты, не давать мирным советским людям заниматься созидательным трудом?
   -Отчего же мирным? - спрашивает Анечка - война же.
   -Будущее вспомнил - отвечаю - когда там всюду лозунги висели, "Миру мир", "Мы мирные люди". Ну а в разговорах звучало часто, лишь бы не было войны.
   -А если не может быть мира? - серьезно произносит Анечка - представьте, Михаил Петрович, если бы Гитлер у нас сейчас мира попросил? Чтобы отдохнуть и снова напасть, ошибки исправив. Ваш же урок показал, что не можем мы мирно ужиться с мировым капиталом. А это ведь страшно, когда против нас война идет, а мы боимся это заметить, и ведем себя, будто мир.
   -А после следующей войны жизнь бы на планете осталась? - спрашиваю я - неохота все ж проверять, насколько ученые правы насчет "ядерной зимы".
   -Так ведь не одним оружием воюют. Англичане, в отличие от нас, говорят еще и "торговая война", "финансовая война", "таможенная война", а то что мы называем войной, у них, только не смейтесь, "военная война", "war war", я все же, Михаил Петрович, два курса в инъязе отучиться успела. И там, в вашем будущем, против вас вели именно такие войны, "невоенные", а вы думали, что раз не стреляют, то войны никакой нет, и позиции сдавали. А Ленин говорил, одной обороной победить нельзя. А вы не боролись, не старались доказать, что вы самые лучшие, первые во всем, ну так же нельзя!
   И Анечка, выпалив это, гордо отворачивается и смотрит вдаль, ожидая, что я отвечу. "Тургеневская" героиня - кто считает эти слова аналогом кисейной барышни, рекомендую перечитать классика, у него изображены как раз особы идейные, решительные, готовые через что угодно переступить и жизни своей не пожалеть. И что мне ей ответить, если она по сути, права?
   Светлый вечер, или еще день (здесь и в августе белые ночи). Август на севере самое лучшее время, когда все зеленеет и расцветает, часто в июне еще заморозки, а в сентябре уже первый снег. А мы с Аней идем по улицам Северодвинска (пока еще Молотовск, но мне так привычнее), всего пять лет как повышенного до статуса города из рабочего поселка Судострой, основанного еще за год до того. Идем по деревянным тротуарам, какие в мое время не увидеть уже почти нигде.
   Ох и зол же был Курчатов, неофициально занявший здесь пост главного по науке (академики часто в Москву летали, а он почти безвылазно в Северодвинске сидел) свалившейся на него форс-мажорной работе. Понятно, что зол был на англичан, понимая необходимость отвлечься от иных, весьма важных дел, из намеков Сирого я понял, что похоже, первый наш реактор будет запущен не в сорок шестом а к концу сорок четвертого, и не где-нибудь а здесь, в Северодвинске. Работы, начатые прямо на территории Севмаша, было решено перенести от греха подальше, и на юге за озерами, там где в моем времени был проспект Победы, ударными темпами был возведен "минно-торпедный арсенал номер два", за высоким забором и со строгой охраной, посвященные могли сказать, что там не хранят мины и торпеды, а изобретают к ним неконтактные взрыватели, под руководством ученых из Ленинграда, еще меньшее число слышало, что не только взрыватели, но и системы самонаведения, и лишь совсем немногие знали, чем занимаются там на самом деле. И вот теперь наши научные гении должны были, отставив все, спешно заниматься проверкой, что мог узнать англо-американский супостат?
   -Чисто - пришел наконец доклад - утечки из реактора не было, а наведенной радиации не на чем образоваться, тут еще и прилив-отлив, все перемешивается. Разве что микроскопическое содержание радона, но это если точно знать и специально искать, и измерять приборами "особого изготовления" (так называли здесь в переписке и разговорах не с глазу на глаз любые девайсы из иных времен). Вероятность обнаружения у союзников оцениваем в ноль целых хрен десятых процента, оставим все ж на совершенно невозможный случай. Кириллову уже отписались.
   Ну и ладно. Итого в сухом остатке дохлый англичанин, коему не повезло больше всех, одна из первых жертв еще не начавшейся Третьей Мировой. А сколько их еще будет, ведь не уймутся же джентльмены? Ну тогда и будем разбираться, решая проблемы по мере их поступления, пока же можно снизить готовность с "номер два, походная" до "номер три, базовая". То есть страждущие, свободные от вахты - в увольнение.
   -Михаил Петрович, а хотите я вам город покажу? - спрашивает Аня - вот не узнаете, как тут все изменилось!
   А что, пара свободных часов точно есть? Смешно - тот Северодвинск знаю отлично, а в этом за ворота Севмаша почти не выходил, как-то так получалось, да и не так много времени на берегу, если вспомнить и посчитать. Как провалились в июль 1942, сначала из Атлантики сюда, охота на "Шеер", тогда мы в первый раз в Северодвинске оказались, и сразу же вышли в Полярный, на перехват "Тирпица", вернулись, и в Москву, встреча со Сталиным, затем снова Полярный, бои за Петсамо-Киркенес, освобождение Заполярья на два года раньше, чем в нашей истории, в Северодвинске в док встали и новый 1943 год встретили, как признали годными к дальнейшей службе, два выхода в Атлантику в роли "летучего голландца" Платова, кто эту книжку помнит, в мае вернулись, снова к заводской стенке, сплошь бои, походы, ремонт после, так и живем. (прим. - о тех событиях см. предыдущие книги цикла, "Морской Волк", "Поворот оверштаг", "Восход Сатурна", "Белая Субмарина" - В.С.). И если старшины в увольнение умудряются до Архангельска добираться, имею я право? А то Северодвинск-Молотовск сороковых больше по фотографиям из архива знаю, какие у Сан Саныча на компе нашлись, чем вживую видел.
   Аня цветет и порхает, в самом прямом смысле, на ней платье с узкой талией и юбкой-солнце, стиль фильмов пятидесятых, не помню как назывался, но очень ей идет, вот только от самого легкого ветерка юбка взлетает парашютом, а дует здесь у моря всегда, и сейчас пыль вихрит по пустырю, как порыв так кажется, что Анечку унесет, а она лишь хлопает рукой по подолу, когда игра ветра с платьем переходит грань дозволенного, и эта непредсказуемость эротичнее самого смелого мини наших времен. Дорогие наши женщины, будьте красивыми и нарядными, это наш боевой дух очень повышает - эти слова на новогоднем вечере были сказаны, так сейчас даже на заводе нередко девушек в цветастых платьицах можно увидеть, не на работе в цехах конечно, но тех кто с бумажками ходят, или у научников и конструкторов. Ну и правильно, жизни радоваться надо, кончится ведь когда-нибудь эта война?
   -Здесь город-сад будет, как у Маяковского. Чтобы в нем было легко и радостно жить. Как Ленинград двести лет назад построен был, так может здесь дворцы будут, театры, музеи. Ведь заслуживает того, первая верфь Советского Союза.
   Это правда, кто там про Петербург, на болоте построенный, говорит - вы Северодвинска не видели! Вот уже где болота так болота вокруг, еще в моем 2012 году были, а куда им деться - это здесь, где город, землю, камни и песок насыпали. И был петровский Петербург по сути тем же, что Северодвинск сейчас, жильем при верфи. А если (предположим!) Сталину придет в голову сюда столицу перенести, то будьте уверены, и полувека не пройдет, встанет тут мегаполис со всем блеском, Москва отдыхает! Вот только не будет этого - Иосиф Виссарионович все же куда основательнее Петра, он сплеча бить не любит.
   -Дома новые, взгляните! А ведь в вашей истории, Михаил Петрович, их не строили сейчас?
   Верно, первые "сталинки" выше трех этажей тут появились уже после сорок пятого, пленные немцы строили. А сейчас смотрю, Первомайская ими застраивается, начиная от места напротив главной проходной и направо. Один дом уже готов, еще три в разной степени. И пространство от Первомайской до заводских проходных кое-где уже похоже не на пустырь, грязный и пыльный, а на наметки будущего парка, дорожки размечены, деревца посажены, даже фонари и скамейки попадаются, только фонтанов и статуй пока нет. Вот здесь прошлой осенью асфальта точно не было, а сейчас лежит. По Торфяной (еще не проспект Ленина) рельсы появились, на наш "арсенал два", в хозяйство Курчатова. А откуда на Первомайской автобус, из истории помню, тут один лишь маршрут был, по Беломорской, до проходной, и то в войну не работал?
   -В июне пустили. И продлили, теперь он идет до Торфяной и по ней до Ломоносова.
   Памятника ученому точно еще нет, его в середине шестидесятых поставят. Весь город заметно меньше, нет еще кварталов-литер на юге за озерами, и нового района от Морского проспекта до бульвара Строителей, и центра с улицами Чехова и Тургенева, западная граница идет по будущему проспекту Ленина. А впрочем, много ли исторических мест было в Петербурге в 1709 году, шесть лет с основания, как Северодвинск сейчас? Хотя здесь есть древний Николо-Карельский монастырь, отдельная строка истории. Старше города Архангельска, по сути первый морской порт России, откуда еще при Иване Грозном отплыло посольство в Англию, но пришедший в полный упадок еще при царе, без всяких большевиков - сейчас в его сохранившихся постройках на территории Севмаша находится деревообделочный цех. Есть еще школа номер шесть, в которой учился будущий писатель Валентин Пикуль, пока еще юнга Северного флота, не примечательный ничем.
   И на острове Ягры еще нет ни судоремонтного завода "Звездочка", ни жилого района, ни пляжа, зато есть Ягрлаг. И еще несколько лагпунктов разбросаны вокруг города - правда, держат там сейчас в основном не врагов народа а военнопленную рабсилу со всей Европы. Вдали на пустыре группа немцев копошится, что-то благоустраивают - а может не немцы, а французы, голландцы, бельгийцы, поляки, итальянцы, кого еще здесь не видели? Языковую проблему решили просто: у нас работаете, так извольте понимать по-русски! Самых лояльных и квалифицированных в цеха, даже к станкам, кто уровнем ниже, тех на подсобку, подай-принеси-подмети, прочих же в строительство, завод заметно расширился, новые цеха, мастерские, подъездные пути - столько рабсилы пригнали, что и на город хватило, и на постройку жилья, и на благоустройство улиц, ямы и ухабы выровнять, скверы разбить, фонари поставить. С удивлением замечаю на своем месте что-то похожее на стадион "Энергия" (первый спортивный объект города), вот только в нашей истории он был построен летом сорок четвертого. А вот те два трехэтажных дома красного кирпича на Полярной я помню, умели же строить, они в 2012 были жилыми, и в хорошем состоянии. И рядом с ними третье строится, которого не было в моей истории, где филиал ленинградской Корабелки в Северодвинске открылся в шестидесятые. Здесь же большая группа студентов этого вуза, бывших фронтовиков, была придана светилам науки, исследовавшим нас, в качестве помощников, лаборантов и рабочих. И кому-то, подозреваю что самому Берии, пришла в голову разумная мысль сделать первых инженеров-строителей советского атомного флота именно из этих ребят, тем более что они уже секретоносители, а значит сидеть им в Северодвинске до конца войны минимум, и сколько еще после? Ну а концентрация научных (и преподавательских) кадров на душу населения по нашей вине здесь была наверное не меньше, чем в Ленинграде, только что освобожденном от блокады - и еще наш"Воронеж" в роли практического пособия. Сначала занятия проходили в заводоуправлении, но там и без нас было тесно - оттого был поставлен вопрос об отдельном здании, успеют к первому сентября справить новоселье или нет?
   -Всего шесть лет, Михаил Петрович, представьте! По меркам Петербурга, это еще время, когда Невский проспект просекой был. А как этот город расцветет лет через сто? Или пятьдесят, чтобы мы еще смогли увидеть? Если не будет у нас никакой "перестройки"?
   Ой, что было бы, попади не мы с сорок второй, а Анечка в конец восьмидесятых? Если она искренне убеждена, что наибольший вред нашей стране причинили Гитлер, Горбачев и Ельцин? Положим, Меченый уже был генсеком, а вот Боря-козел, хвалясь своей демократичностью, показательно ходил по улице, выступал и ездил по заводам, без охраны, вот не знал никто, что после будет, а то точно нашлась бы какая-нибудь Фаня Каплан, и было бы интересно глянуть, так ли важна роль личности в истории? Сторонникам "неизбежности" и "прогрессивности" процесса я напомню, что не только девяносто процентов населения на референдуме голосовало за сохранение Союза - ладно, черт с Прибалтикой и Грузией! - но ведь и Белоруссия, и Средняя Азия категорически не хотели выходить из СССР, их просто выталкивали в самостийность, при том что после мы пытались слепить Таможенный Союз с той же Белоруссией и Казахстаном! Одна лишь надежда, кто знает историю, именно с таможенных союзов начиналось и объединение Германии при Бисмарке, и создание ЕС после этой войны. И СССР-2 в 2012 кажется далеким идеалом, вот только зачем было разваливать то, что придется заново строить после?
   -Михаил Петрович, вы снова меня не слушаете?
   -Аня, прости великодушно - отвечаю - просто как ты про "перестройку" сказала, так я представил, а вдруг бы навстречу Ельцин?
   Как она глазами стрельнула, сразу поверить можно, что на ее счету пять или семь десятков лично убитых фрицев, не барышня, а пантера перед прыжком. В руке у нее совсем маленькая сумочка, это как же она там пистолет прячет, исполняя обязанности моей охраны, "на случай попытки вашего похищения или убийства агентами абвера или союзников", в Полярном за мной так автоматчики ходили, хотя в нападение немецких шпионов посреди главной базы Северного Флота верилось еще меньше, чем здесь.
   -Нет, Михаил Петрович, если бы Ельцин сюда попал, его бы по пятьдесят восьмой статье, за измену Родине. Там ведь ничего не сказано про сроки, прошлое или будущее, а значит все по закону.
   Положим, тому Ельцину оказаться в лапах кровавой гэбни никак уже не грозит даже теоретически, с учетом открытой нами связи времен - поскольку там он благополучно помер, и если ад есть, то надеюсь, ему там уготована персональная сковородка, да еще с маслом, которое водой разбавляют, чтобы мучился побольше, зачем страну разваливать за свою жажду сесть на трон? Ну а в этом времени пацанов еще Мишку с Борькой пока трогать не за что - но поверим компетентным товарищам, что не светит будущим перестройщикам не то что руководящая карьера, а самая малая начальственная должность, лишь подсобничать да гайки крутить, ну еще на комбайне работать до пенсии, а что, знатный комбайнер, передовик производства Эм Эс Горбачев?
   -Ну, Михаил Петрович, если человек на такое способен оказался, значит душа у него гнилая? И все равно в чем-то предаст, если случай будет.
   А это верно. Я могу еще понять, кто как Курбский с царем Грозным поссорился и в Литву сбежал (или Раскольников в тридцать седьмом, от сталинской гэбни, но этого вслух лучше не произносить, не поймет Анечка, хоть много от нас нахваталась). Ну обижайся ты на царя, на власть - но не сметь вредить всей стране, всему народу! Это никакого оправдания иметь не может, нигде и никогда. И наказание за это одно, смерть предателю.
   -Только как же вышло, Михаил Петрович, что простые советские люди за этими ... пошли? - размышляет вслух Аня - только из-за того, что воспитание упустили? Так теперь на это особое внимание обратят, как товарищ Сталин сказал, мы должны помнить что производство в массе людей социалистического общества не менее, если не более важно, чем выпуск угля, стали, машин. И мы здесь тоже на передовом рубеже!
   Это верно, творчество кипит. Севмаш уже сейчас первая верфь СССР, учитывая еще не восстановленный после блокады Ленинград и только что освобожденный Николаев. И кого в цеха ставить, сейчас даже немцами приходится дырки затыкать, а когда кончится война? Так кто-то додумался, если ты, немчура, например токарь шестого разряда, то не только обязан план давать, но и взять двух, трех учеников, которым берешься передать свое мастерство. За это тебе будет и послабление режима, и усиленный паек, и главное, дополнительная плата - пленные не за одну койку и пайку работают, им тоже деньги идут, конечно лишь тем, кто без нареканий и полностью лоялен - но теперь получается, что их хороший станочник с тремя учениками зарабатывает как наш передовик, а с учетом того, что наших агитируют жертвовать деньги в фонд обороны и добровольно-принудительно выдают часть зарплаты облигациями Госзайма, реальный заработок у немцев, от этого избавленных, выходит даже больше. Причем их ученикам часто едва четырнадцать исполнилось, при крайне пестром составе, от эвакуированных детдомов до колонии зека-малолеток "за уголовку", и как отдать формирование их мировоззрения чужакам, немцам, которые могут внушить им неправильные идеи? Зато опыт Макаренко тут хорошо еще помнили, были сформированы особые педагогическо-воспитательные отряды, касаемо методов их работы отсылаю к "Педагогической поэме" упомянутого автора. Востребованным тут оказался и "русбой - тайное искусство соловецких монахов", ну прямо как в послевоенной Японии, где "занятия боевыми искусствами спасли дух нации от нравственного падения", как считали сами же японцы - чему можно верить, потому как их же самурайство, не воевавшее почти триста лет, от эпохи Токугавы до времен Мейдзи, все же не разложилось, сохранив боеспособность, в отличие от европейских рыцарей, что ливонских, что мальтийских, за пару мирных поколений превратившихся в откровенную гниль. В сентябре прошлого года наш спецназ, "большаковцы", тренировались для поддержки формы в каком-то ангаре у причала, привлекая и местных, матросов с Щ-422 и охранявших нас солдат НКВД - оказывается, как мы ушли, дело не было забыто, и стадион, который здесь называется "Север", а не "Энергия", со спортзалом с раздевалками, душевыми и небольшой трибуной для зрителей, был построен именно под это! "Патриархом" неожиданно для себя самого оказался наш Смоленцев, его ближайшим помощником наш главстаршина Логачев, обнаруживший явный тренерский талант, а в отсутствие и того и другого уже были "сенсеи" из наиболее продвинутых местных, по понятным причинам, эти занятия пользовались бешеной популярностью у молодежи, хотя основные усилия отдавались все же гэбэ, армейцам и морякам, но были группы и для заводских. А ведь ни Фунакоси, ни Уэсиба своих стилей еще не создали, нет пока еще ни каратэ сетокан, ни айкидо - вот удивятся японцы через десяток лет, если им доведется увидеть "северный русский бой"? А если еще и писателей со сценаристами подключить?
   -Так товарищ Пономаренко то же самое сказал, когда приезжал. Что хорошо бы снять фильм, например про героическую борьбу русского народа со шведскими захватчиками в семнадцатом веке, когда они Кемь взяли и Корелу. И что он предложит это самому товарищу Сталину. А еще ему сказки для взрослых понравились, про Волкодава - сказал, что полезно будет, для воспитания нашей молодежи.
   Что, и Мария Семенова оказалась востребована? Идеи там правильные, как настоящим мужчиной быть, беречь честь рода и семьи - но с мистикой как? Хотя если вспомнить, фильмы Птушко когда снимались, в шестидесятые? А чем его "Сказка о царе Салтане" или "Руслан и Людмила", не фэнтези, ведь снято вполне на уровне более поздних голливудских, только спецэффектов больше во "Властелине Колец". Вот юмор, если здесь еще при жизни Сталина "Волкодава" экранизуют? Чтобы мальчишки мечтали быть похожими на того героя из рода Серых Псов, хранителя чести и защитника слабых - а не на какого-нибудь ковбоя Билла который всегда прав, потому что у него самый тяжелый кулак и самый меткий кольт?
   -Именно так, Михаил Петрович! Чтобы наши люди - нашими остались, без гнили. И если бы вместо Горбачева и Ельцина появились другие, их бы сразу укоротили.
   А что, вполне вариант! Ведь перестройку делали вторые и третьи секретари, из молодых да ранних, возжелавшие сесть в кресла Первых. Но Партия сейчас еще не стала кастой, с самых низов при должном таланте вполне можно пробиться наверх, Горбачев ведь и впрямь на комбайне работал? И если в этой реальности в среднем звене окажется больше "Корчагиных", с совсем иным воспитанием, поддержат ли они желающих все сломать, если такие и найдутся? Это не панацея сама по себе - но еще один шаг в сторону от катастрофы.
   -Вот увидите, после войны совсем другая жизнь начнется - лучше, чище! Если хватило у вас материальное поднять, то у нас и про духовное не забудем!
   Тоже реально. Жизнь точно станет лучше, в смысле материальном - если сейчас на Севмаше две смены по одиннадцать часов, то в мирное время будут обычные восемь. И не помню когда, но точно задолго до того, как сделают два общегосударственных выходных в неделю, здесь будет в субботу половинный день, до четырнадцати ноль-ноль. И цены будут снижать, и новое жилье строить, и соцкультбыту уделят должное внимание. А что из воспитания выйдет, посмотрим. Не доживу я здесь до девяносто первого, еще пятьдесят лет - а может все же доживу? Услышать по радио в этом августе 1991, "в СССР все спокойно", и можно помирать с чистой совестью.
   -Не смейте так, Михаил Петрович! Вы нам всем очень дороги и нужны. И мне... ну куда же я без вас? Нам ведь еще новая битва предстоит, после победы!
   И слезы у нее на глазах. Да успокойся же, я не сейчас помирать собираюсь, а через полвека.
   -Через полвека. Это как для вас, значит, год 2062. Вы там у себя задумывались, что с вами в тот год будет?
   Идем по Пионерской, возвращаясь назад. Приметное здание краеведческого музея уже есть, такое же как было в 2012 году, вот только сейчас в нем госпиталь, а позже будет роддом. На улице становится людно, на завод собирается ночная смена, скоро назад пойдет дневная, все молодые, стариков нет совсем, многие одеты в военную форму без погон и сапоги. Как схлынет, снова будут полупустые улицы, где едва ли не самыми частыми прохожими будут патрули. Сегодня суббота, полноценный рабочий день.
   А кстати интересно, отчего ни один патруль не проверил у нас документы? В Москве мне приходилось показывать удостоверение несколько раз на дню. Здесь же я как положено предъявляю что надо на проходной Севмаша и при входе в нашу особо секретную зону, порядок есть порядок, хотя меня там давно уже знают в лицо - но вот в городе патруль лишь козыряет, проходя мимо? И так не только сегодня, но было всегда, и Сирый тоже рассказывал, он однажды в "Белых ночах" вырубился, а проснулся в своей квартире, мы тогда на берегу жили, когда "Воронеж" в доке стоял. Неужели на автопилоте дошел? - нет, отвечают, тащ капитан первого ранга, вас патруль до проходной аккуратно доставил и нам с рук на руки передал.
   -Михаил Петрович, это вы у товарища Кириллова спросите.
   И молчит дальше, как партизанка. Хотя таким тоном сказала, что явно что-то знает. Что ж, обязательно спрошу!
   Выходим на Первомайский и поворачиваем влево, к дальней проходной. Мы переходим Профсоюзную, Полярную, названия те же что и в мое время, а площади Егорова пока нет, только перекресток с Торфяной, дальше через узкоколейку и сворачиваем на пустырь. Здесь чуть в стороне в 2012 будет аллея Героев, и заводской парк вокруг, а пока лишь ветер гонит пыль и гнет свежепосаженные деревца. У Анечки треплет платье и косынку, словно флажки в бурю, а она смеется, пытаясь удержать юбку.
   -Ветер, ветер на всем белом свете! А вы представляете, Михаил Петрович, как дуло здесь весной, просто уносило!
   И мы идем, взявшись за руки, навстречу свежему ветру с моря. А о том что будет после, не хочется думать сейчас.
  

Оценка: 4.90*108  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"