Кухта Мария, Савина Злата: другие произведения.

Меня не колышет твоё мнение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда судьба лишает твою жизнь чего-то важного, не стоит думать, что весь лимит неприятностей для тебя исчерпан! Столкнувшись с первой неудачной влюбленностью, Ева Лазарева, несмотря ни на что, по-прежнему шагает по жизни с гордо поднятой головой. Но вот вопрос: можно ли теперь довериться новым друзьям? А как быть, когда твое прошлое настойчиво стучится в двери?



Пролог

Я никогда не забуду этой прекрасной картины. Она была так красива, что казалось, будто замирало сердце.
Этот день я хочу стереть из своей памяти, как никакой другой в своей жизни. Неспешно тянулся июль, температура поднималась так, что и выходить не хотелось. Асфальт плавился от жара солнца, как масло. А оно (солнце) будто купалось в улицах, играло в прятки, отражаясь в каждом стёклышке. Это показалось мне тогда таким невероятно красивым. Но солнце - это не та картина, которой я хотела бы любоваться. Оно всегда напоминало мне о какой-то невиданной радости, которой вовсе не было. Вот смотрю на небо и яркие лучи солнца и чувствую радость, начинаю улыбаться. Глупо верно? Огромный огненный шар, от которого так просто поднимается настроение.
Этот день, до определённых событий, был важен для меня. Мысли о предстоящем волновали меня, заставляли думать о хорошем... но всё пошло не так. Сейчас я стала задумываться о странных вещах, например, что люди с частичной амнезией - счастливчики. Я бы хотела забыть этот день навсегда.


Наверное, сейчас я по-настоящему разочаровалась в людях. Если бы не этот жаркий июльский денёк, я продолжала бы верить в настоящую дружбу и взаимную любовь - большую и светлую, которая вскоре посетила бы меня. Но, все это только с частицей 'бы', которая означает условное наклонение. И все это сопровождалось одним условием - если бы в свое время Станислав Александрович был мудрее и умнее, все сейчас могло бы сложиться иначе.
Но для того, чтобы меня понять, нужно вернуться в далекое прошлое. Когда двенадцать лет назад между моими родителями начался бракоразводный процесс, я об этом мало что знала - мне было всего семь лет. Родители меня не посвящали в тонкости этого дела, я вообще почти не понимала, что вокруг творилось, и почему все взрослые вдруг стали такими грустными? Мне хотелось сделать всех капельку счастливей, поэтому, когда я видела на маминых щеках слезы, я подходила к ней и пальцами раздвигала уголки губ - 'рисовала' улыбку.
Да, тогда я осталась жить со своей любимой мамой. В последствие, когда я повзрослела, я поняла, какая ситуация сложилась в моей семье, и кто стал этому причиной. Конечно, я осуждала своего отца, потому что считала, что он поступил совершенно по-глупому. Впрочем, на все мои претензии, Станислав Александрович отвечал, что когда я выросту, я все пойму. Я росла, но так и не могла понять его действий.
Он променял Елену Викторовну - мою маму - на другую женщину. Она была моложе, красивее, появлялась на светских вечеринках, знала, как себя вести перед высокопоставленными людьми. Она умела все то, что так плохо получалось раньше у моей мамы. Я ненавидела Галину - вторую папину жену. Я ненавидела ее всем сердцем, потому что она была виновата в том, что лишила меня нормального детства.
Когда я была маленькой, мама очень много работала, почти круглые сутки, чтобы прокормить меня, платить налоги, покупать еду и прочее. Поэтому мама стала для меня всем - самым главным человеком в моей жизни. И, когда в нашем доме появился Дмитрий Вячеславович, я была только рада за маму. Когда видишь ее счастливые глаза, прощаешь все на свете.
Она это сделала не столько для себя, сколько чтобы позаботиться обо мне. Дима был состоятельным мужчиной, и он мог нас обеспечивать, а еще - он действительно любил мою маму. Это было самым главным для меня. Я хотела, что она была счастлива.
Впрочем, история эта не о моем отце, не о маме и не о Дмитрии, который очень плавно влился в нашу семью, и которого я тоже своеобразно полюбила - как человека, принесшего в нашу семью частичку счастья и радости. Эта история обо мне - Лазаревой Еве Станиславовне.
Про себя я не могу ничего толкового рассказать, так как не вижу себя со стороны. Ничего необычного в своей внешности я не замечала, просто я была такой, как и все остальные. Худая невзрачная девушка. Ростом не вышла, да и фигурой, наверное, тоже. Не когда не думала об этом. Не знала, что это за понятие такое 'идеальная фигура'. Сейчас все настолько непредсказуемо...
С Вероникой Лазаревой я познакомилась в классе шестом, когда она перешла в ту школу, где училась я. До этого я со сводной сестричкой виделась всего пару раз. Моему отцу она была никто, но он ей дал свою фамилию - пожалел бедняжку. Вообще-то, я ее почти ненавидела. Да, возможно, во всем случившемся она совершенно постороннее лицо, которое не было задействовано в отношениях взрослых, но мне было обидно. Однако девушка ко мне относилась удивительно хорошо. На любые мои попытки разругаться, она либо стоически молчала, либо вообще уходила - Вероника избегала конфликтов со мной, и это казалось странным. Длинноногая брюнетка с кудряшками, которые весело подпрыгивали при ходьбе. Зеленые кукольные глаза, точеная фигурка. Меня в ней тогда раздражало все, потому что она была удивительно идеальной в отличие от меня. И так похожа на свою мать...
Самое удивительное, что мы подружились. У меня никогда не ладились отношения с одноклассниками, поэтому они были настроены ко мне агрессивно. Я уже привыкла к таким стычкам со своим классом. Когда ребята в очередной раз вспомнили о моем существовании, Вероника неожиданно заступилась за меня. Она поставила себя в неудобное положение, так как девчонки после этого отвернулись от нее. Но она за меня заступилась! Тогда я начала смотреть на нее по-другому. У каждого есть недостатки, даже если этим недостатком является чья-то мама. Но ведь она не выбирала для себя такой жизни. Я очень сомневаюсь, что мать советовалась с дочерью, стоит ли ей уводить мужика из семьи.
Так постепенно мы и начали общаться. У нас было что-то общее, что нас сближало. Хотя, очень быстро я убедилась и в том, что мы совершенно разные. Мы слушали разную музыку, нам нравился разный тип парней, мы читали разную литературу. Может, поэтому мы и смогли общаться? Из-за этой поразительной разницы?
Но все это было неважно, потому что еще был ОН. Его появление в моей жизни произошло совершенно случайно - глупое столкновение в коридоре, его улыбка, и я поняла, что потеряна для общества. Когда мне хотелось с ним заговорить, мне казалось, что все шло против меня - язык заплетался, щеки отчаянно краснели, руки глупо теребили прядь волос, даже ноги - и те подкашивались от страха и неуверенности. Мне бы признаться ему в своих чувствах, но не хватает сил просто подойти и сказать - я тебя люблю. Боюсь, что меня бы даже и на это не хватило - я бы упала в обморок от переизбытка чувств еще на подходе.
Каждое утро я ждала от него хотя бы этого сухого 'привет', произнесенного чудесным голосом с хрипотцой. Когда он здоровался со мной, мне казалось, что я на седьмом небе от счастья. Сергей Краснов. Мне не повезло, потому что он был чудесно красив. Потому что он был, как лакомство - я не единственная, кто хотел его заполучить. На него засматривались и девочки постарше. Он умел общаться с женским полом, умел располагать к себе так, что уже невозможно его забыть.
Я просто наблюдала за ним со стороны. Безумно ревновала, если у него появлялась новая девушка. Мне казалось, что так, как я, никто не умеет любить. Мне казалось, что если бы Сережа только узнал всю глубину и многогранность моих чувств, он бы все понял, 'прозрел'. Ведь что эти куклы, которые каждый день вокруг него вьются, воркуют, обзывая его 'лапочкой'? Разве они испытывали к Краснову хоть капельку того, что чувствовала к нему я? Разве им хоть раз было больно, когда он чувствовал боль? Разве им хотелось переступить через свою гордость, чтобы добиться его внимания? А сколько раз они видели его в своих снах, представляли себя рядом с ним? Нет, мне казалось, что я единственная, кто по-настоящему достоин его любви.
Но... он думал иначе. Молитвами Вероники, я подошла к нему только единственный раз - нет, не чтобы признаться в своих светлых чувствах, а чтобы пригласить куда-нибудь. Увы, он вежливо отказался. Из-за этого я потом даже целую ночь не спала, искусала все губы - мне теперь казалось, что он обо мне все узнал, что он разглядел эту упрямую влюбленность в него. Он будет смеяться, он меня не поймет! Я бы даже в школу в тот день не пошла, но пришлось искать в себе скрытые возможности и идти туда, куда сегодня попадать отчаянно не хотелось. Я зря волновалась - Краснов, как я думаю, забыл обо мне сразу же, как только я исчезла из его поля зрения. Было жутко обидно, но, тем не менее, я чувствовала и облегчение - он ничего не понял. Я радовалась, а Вероника, наверное, справедливо меня ругала за все грехи смертные. Я не обижалась на подругу - она действительно считала, что права. Ника ни разу в жизни так серьезно не влюблялась, она не могла понять всю безысходность моего положения. Да, даже если бы она оказалась на моем месте, она бы смогла привлечь к себе Сережу - с ее-то внешностью.
Сестру с детства отдали на вокал, в десять у нее уже был поставлен голос, в двенадцать она выступала на школьных концертах. Нику многие не понимали - почему такая шикарная девчонка водится с таким чучелом, как я. Не многие знали, что мы сводные сестры, а совпадение фамилий списывали на чистую случайность - фамилия-то не такая уж и редкая. Но Ника не обращала внимания на чужое мнение. Она совершенствовала свои вокальные данные, была веселой, не могла усидеть на месте, общалась со всеми ребятами и... дружила со мной. Мама поначалу нашу дружбу восприняла в штыки, все-таки эта девчонка - дочка женщины, которую мы все так дружно ненавидим. Но потом Елена Викторовна подумав, решила, что может это и не так плохо. Ведь у меня больше не было друзей и это было своеобразной проблемой.
Мы росли на глазах друг у друга. Мы делились всеми секретами. Я уверена, что дружбы крепче нашей, может, и не существует даже. В десятом классе Сергей Краснов перевелся в другую школу. Не знаю, как все остальные девушки, а я жутко грустила - ведь теперь мы не увидимся. А если и столкнемся случайно где-нибудь, то он меня и не узнает вовсе. А, может быть, спустя многие годы и я сама не узнаю его. Вспомню и улыбнусь, что был такой красивый мальчик, некогда так полюбившийся мне.
Это была моя первая несчастная любовь. Я долго ревела у себя в комнате, рядом сидела Вероника. Она меня не успокаивала и ничего не говорила - знала, что в такие моменты мне лучше дать возможность выпустить все эмоции наружу. Мы сильные девушки и на людях будем улыбаться, но когда никто не видит, так хочется побыть слабой и пожалеть себя. Обычно я не разрешаю себе так глупо реветь, но в этот день не сдержалась.
Я потеряла его, своего любимого. И пусть мы бы все равно не были вместе, и он бы здоровался со мной раз в месяц, считал меня пустым местом и любил других, зато у меня бы была возможность видеть Сережу. Это ни с чем несравнимое удовольствие - знать, что у твоего любимого человека все хорошо, что он жив и здоров.
Первую воспитательную беседу о подростковых проблемах, об отношениях с мальчиками, об алкоголе, наркотиках и вреде курения проводила с нами обеими моя мама. Елена Викторовна рассказывала все, что знала сама, предостерегала от опасностей, с которыми можем толкнуться в будущем. Мама сказала только одно: 'Будьте осторожны, девочки! Жизнь - это интересная штука. Но страшная'.
В десятом классе пошли вечеринки, дискотеки, плохие компании. Переходный возраст, который никак не отразился на мне, застал Нику врасплох. Она очень легко поддавалась влиянию со стороны. Она чувствовала себя красивой, когда симпатичные парни разбрасывались в ее сторону многочисленными комплиментами. Она считала, что от этой жизни нужно брать самое лучшее, и она делала так, как считала нужным: могла на ночь глядя уехать с каким-нибудь бритоголовым качком и вернуться только под утро в полусонном состоянии. И приезжала она не домой, где ее родители бы точно пристукнули, увидев дочь в таком состоянии. Она приезжала ко мне, и нам с мамой доводилось видеть девушку в самых ужасных состояниях.
Я помню, как сильно волновалась за подругу, когда в первый раз увидела ее в пьяном виде. Мама только головой на все это безобразие покачала, но не стала вправлять мозги. Все-таки, Ника для Елены Викторовны была не больше, чем подруга ее дочери. У Вероники была своя мама, которая должна уделять ей немного больше внимания. Я нет-нет, да наблюдала за Галиной. Я замечала, что к дочери она относится с неприсущим нормальной маме пофигизмом. Если Вероника получит двойку, ей за это ничего не будет. Если Ника скажет, что сегодня дома не появится - это просто проигнорируют. Я чувствовала, что подруге не хватает любви со стороны родителей, но... я тоже ничего с этим не могла поделать. Хотя, я, конечно, запросто могла поговорить с папой, просто намекнуть ему, что девочка нуждается в любви и ласке. Но я поклялась себе, что не буду лезть в их семью. У каждого бывают свои проблемы, нужно просто научиться с ними справляться.
Я помню тот день, когда Вероника стала женщиной. Она пришла ко мне домой, немного растерянная и рассказала все. Я была так шокирована, что даже открыла бутылку вина, которую мама хранила на всякий случай, и залпом выпила целый бокал - Ника проделала то же самое. Я не позволяю себе пить спиртное, употребляю его по праздникам в небольших количествах, но этот случай показался мне особым. Когда мысли немного улеглись, а первый шок отошел на второй план, Ника объяснила причину, по которой решилась на такой ужасный поступок. Она сказала, что хотела, чтобы ее первым мужчиной был кто-то опытный, тот, кому она смогла бы довериться. Потом девушка покачала головой, сказала, что она круглая дура и... разревелась. Мы еще долго сидели в моей комнате, Вероника не могла успокоиться, а я растеряла все слова, чтобы хоть как-то ее утешить.
Потом у Ники пошла череда бесконечных знакомств, одного парня хватало на две-три недели. Она не могла быть с кем-то постоянной, теряла интерес, как только заполучала нужный объект. Я не мешала, хотя такой образ жизни мне не нравился. Я как-то попыталась сказать Веронике, что, может, она ведет себя не совсем правильно. Ведь не обязательно же встречаться чуть ли не с первым встречным. Девушка огрызнулась, и мы почти неделю не разговаривали. Потом обе извинились, и с тех пор я больше никогда не лезла в ее жизнь.
Как уж так получилось, что и в университет один мы решили поступать - не знаю. Если я с выбором давно определилась, то вот Ника колебалась до последнего. У нее было желание пойти в театральный, но она сомневалась в своих способностях - думала до последнего, а потом решилась поступать со мной на юридический. Ника-юрист - страшное дело! Я над подругой смеялась долго, она же только фыркала и сказала, что все равно собирается на сцену пробиваться, поэтому не хочет особо с образованием заморачиваться.
Тот день запомнился мне навсегда. Солнце было очень ярким, во всей этой одежде было безумно жарко. Чувствовался какой-то дискомфорт, так как мы находились в новом для нас месте и толком ничего не знали. Когда перед тобой распахиваются двери нового учебного заведения - волей-неволей проникнешься торжественностью момента. Ника и тут успевала строить всем глазки, но держалась в рамках приличия. А вот когда я увидела знакомое лицо, невольно замерла на месте. Возможно, мне померещилось, но нет... его лицо мелькнуло снова.
-Ева, ты чего стала? Шевели лапками, нам туда надо! - заголосила подруга. Потом, всмотревшись в мое лицо, остановилась. - Ев, ты чего?
-Он здесь! - дрожащим голосом проговорила я, вцепившись в руку Вероники. - Я только что его увидела!
-Кто он? - Лазарева начала озираться по сторонам.
-Краснов. Сергей Краснов! Ну, помнишь, как я в него влюблена была! - я отчего-то улыбнулась, вспомнив события, с которыми меня разделял уже не один год. - Он здесь! Представляешь, тоже поступил сюда!
-Господи, тот урод, что ли? - фыркнула Ника. - Он что, до сих пор тебе нравится?
-Нет, конечно, - я засмеялась. - Просто увидела его. Как он может мне нравится, если я его уже столько времени не видела?
-Вот и хорошо. Забудь о нем. Посмотри, тут столько красивых мальчиков учатся! Здесь не заскучаешь! - Вероника, схватив меня за вторую руку, потащила в здание.
Тогда я действительно думала, что чувства все давно захоронены где-то глубоко, да и невозможно любить спустя столько лет. Я тогда не обратила никакого внимания на неуверенные стуки сердца, когда в толпе мелькнуло его лицо. Подумала, что все это - радость встречи, но не большее.
На секунду мои воспоминания прервались, и я вернулась в настоящее время. Ноги вели меня куда-то, но я слишком плохо соображала сейчас, чтобы что-то понимать. Мимо меня проплывали разные лица, и каждый раз мне казалось, что там идет он, Сережа. Может, он все понял, может, осознал это только сейчас? Но нет, люди и их лица проплывали мимо меня, не задерживаясь ни на секунду.
В университетскую жизнь мы влились очень плавно. Я знаю, что карьера певицы у Вероники росла в гору. Станислав Александрович всячески продвигал свою названую дочь. Кажется, еще на первом курсе у подруги были несколько своих песен. И я знала, что на этом девушка не остановится. Вскоре она была уже не Лазаревой Вероникой Станиславовной, а певица 'ВерониК', которую в городе часто приглашали в частные заведения на выступления. Она начала зарабатывать деньги и безумно радовалась тому, что у нее что-то получается. Вскоре намечалась и запись ее первого альбома. Я навсегда запомнила те искорки счастья в глазах подруги, когда она мне сообщала эту новость.
Конечно, я была рада, и ни разу за все наше знакомство у меня не мелькали мысли о зависти к подруге. Все было правильно, Вероника из тех девушек, которые могут таким способом самовыражаться. Я слушала ее песни, и они мне нравились - в них было что-то правильное, она пела о суровой реальности. Ее мелодичный голос не резал слух, а тексты песен были такими подходящими под ее образ жизни, что слушатели не могли сомневаться - это были только ЕЕ песни.
На время она оставила свое увлечение, которое мы про себя прозвали 'как быстро Вероника сумеет соблазнить очередного неудачника'. Она все больше задумывалась о будущей карьере, отец заставлял подтягивать девушку и учебу, поэтому сестре было просто не до парней - совмещать будущую профессию с учебой было не просто. Такой Вероника мне нравилась гораздо больше - наша дружба вновь текла размеренно и гладко.
Я, втайне от мамы, начала ходить на уличные танцы. Чем-то этот стиль меня неуловимо тянул. Конечно, наш тренер сначала на меня косо посмотрел - ведь первый раз на тренировке появилась такая правильная, немного стеснительная девочка-ботаник. К чему мне были эти танцы я и сама не понимала. Но танцевать мне нравилось, а со временем я поняла, что через танец можно выражать все негативные эмоции, которые у меня постепенно накапливались в процессе учебы. Должна отметить, что танцы шли у меня неплохо - я не была отстающей. Да, возможно, мне было очень тяжело первое время, но... я очень старалась, отрабатывала движения дома и, в конце концов, у меня что-то начало получаться.
В последствие я, конечно, не стала серьезно заниматься уличными танцами - из-за дальнейших обстоятельств мне пришлось с ними расстаться. Но, полюбив этот стиль, я научилась через движения самовыражаться. И в далеком будущем были люди, которые меня понимали - я их очень ценила.
В таком ритме мы с подругой и жили. От нее я тоже скрывала свои посещения танцевальных курсов. Почему-то, мне хотелось пока держать это в тайне. Так суматошно и оканчивался первый курс в универе, а я с Вероникой не могла поверить, что мы прожили первый год в учебном заведении. Это все было так странно и так необычно, что мы не могли выразить свои эмоции по этому поводу.
В клуб Нике удалось затащить меня всего один раз, но и тот запомнился мне на всю жизнь. Я долго и упорно сопротивлялась, но почему-то передумала - мне захотелось хоть раз почувствовать себя обычной девушкой, как и все остальные. Позволила Нике нарядить меня в атласное синее платье, длина которого достигала чуть ниже колен. Будь ее воля, подруга нашла бы что-то откровеннее и привлекательнее, но так как я платья вообще не носила, то для меня это было уже очень откровенным нарядом. Подруга смогла уложить мои волосы во что-то замысловатое, но мне эта прическа понравилась. Вставать на каблуки я категорически отказалась, потому что боялась, что попросту упаду на них - я никогда не носила обувь на каблуках, потому что это неудобно. Тогда Ника откопала у себя в 'чемодане ненужных вещей' какие-то босоножки на плоской подошве, неплохо сочетающиеся с платьем. На том и порешили.
Что для меня клуб? Я об этих местах знала не очень много, но почему-то отношение к таким заведениям у меня сложилось отрицательное. Запах сигарет, выпившие лица танцующих, бесконечная музыка, давящая на уши - это все было мне так дико, что я захотела сбежать оттуда сразу, как только вошла. Но не хотелось расстраивать Нику. Пока она упорхнула куда-то приводить себя в порядок (я очень долго думала над этим и не могла понять, как она могла приводить себя в порядок, если и так выглядела ослепительно красивой?), я бродила сквозь толпу танцующих и пыталась найти для себя какое-то занятие. Танцевать? Здесь? Ни за что в жизни! А вдруг я наступлю на кого-нибудь? Или случайно ударю? Будет весьма неловко...
Размышляя об этом, я не заметила, как на моем пути возник кто-то, на кого я налетела. Только и успела подумать, что мысли, увы, материализуются. Только-только подумала о том, что здесь слишком много людей, и я могу на кого-нибудь наткнуться.
-Черт! Простите, пожалуйста! Я случайно, я не увидела... Сергей?
Описать моего удивления невозможно, хотя и шок прошел очень быстро. Ведь это не удивительно - встретится с Красновым в самом популярном клубе города. Но, все же, я не ожидала и растерялась немного, так как... по-прежнему не могла разговаривать с ним и находиться на столь близком друг от друга расстоянии.
-Ты? - немного удивленно спросил он. - Ммм... Ася?
-Ева, вообще-то.
-Точно, Ева, - он улыбнулся, и у меня снова начали подкашиваться ноги. - Как жизнь?
Боже, что? Сергей Краснов сам спрашивает, как у меня... жизнь? Это же нереально!
-Нормально... То есть, хорошо, да! В общем, неважно...
-Да-да, - от этой обворожительной улыбки я совсем растерялась. - Скажи, а твоя подруга сегодня тоже здесь? Вероника Лазарева?
Я даже и не надеялась на то, что мне послышались именно эти слова, а он на самом деле сказал что-то другое. Последнее время единственный страх, существующий для меня - это что-то подобное. Вероника за последнее время стала такой популярной, что я могла предположить такой исход событий. Я очень-очень боялась, что однажды подруга скажет мне: 'Краснов в меня влюблен!' или что-то подобное. И, пусть раньше сестра и говорила, что Сергей Краснов - урод, дебил, идиот, каких еще поискать надо, ничтожество, не пропускающее ни одной юбки, все же сейчас он был невероятно красивым и весьма популярным.
-Да... она здесь...
-Кто здесь? Не обо мне ли вы говорите? - услышала я веселый голос Ники позади себя. - Ева, ты чего меня не подождала?
-Да я...
-Понятно все с тобой, - хмыкнула она и обернулась к парню. - Ты кто?
-Сергей Краснов. Мы учимся в одном универе, - пояснил он немного раздраженно - кажется, не привык к тому, что кто-то его не узнавал.
-Точно, Сергей! - подруга улыбнулась и протянула ладонь для знакомства. - Я тебя не узнала просто.
-Я так и подумал.
Смотреть на эти любезности было не в моем стиле. Обычно, когда к Нике подходил какой-то парень, я уходила, потому что разумно не лезла не в свои дела. Но сейчас ноги будто бы приросли к полу - я бы не смогла сдвинуться при большом желании. Я смотрела в глаза молодого человека и понимала, что ничего не прошло, что всё еще люблю. Ведь настоящие чувства не искоренить ничем, и тут даже время не помощник. Как бы давно мы с ним не виделись, но я все еще продолжала верить в то, что однажды он все поймет, и мы, наконец, будем вместе.
Смотреть на двух дорогих мне людей сейчас было очень и очень непросто. Я видела, как Ника флиртовала, я напряженно улыбалась, когда Сережа наклонялся к девушке что-то шепнуть на ушко. Я упорно делала вид, что мне безразлично, ведь если я сейчас убегу в расстроенных чувствах, они могут все понять.
К концу вечера я устала сильнее, чем все танцующие на каблуках девушки. И если физически я была в прекрасном состоянии, то внутренне мне грозило моральное истощение. Я старалась смотреть на это с другой стороны, пыталась радоваться за подругу, что та прекрасно проводит время, радоваться за Сережу, что у того снова получилось закадрить симпатичную девчонку. Но какая уж тут радость? Хотелось постучаться головой об стенку - это сделать было куда легче, чем просто стоять рядом с ними.
Ника осталась ночевать у меня, и мы еще долго разговаривали о Краснове. Изредка наш разговор прерывался звуком машин с улицы, иногда мы внимательно вслушивались в звуки в квартире, если казалось, что кто-то ходит. Я смотрела на довольную моську Вероники и чувствовала угрызения совести. Это, конечно, нереально, но... вдруг они полюбят друг друга? А тут я со своими чувствами, от которых никакого проку.
-Я просто... Ев, ты же говорила, что он тебе не нравится совсем? Ты же не врала? - внезапно поинтересовалась Ника.
-Конечно, нет, зачем мне врать, - без зазрения совести солгала я.
-Хорошо, - она улыбнулась. - Он мне, даже, немного понравился. Он совсем другой. Он не из тех, кого встретил и забыл. Он... совсем не такой как я себе представляла... совсем другой, - сдавленно вздохнула подруга.
Вздохнула так, и в груди у меня что-то надломилось. Я вздыхала так же, когда мне было тяжело. Когда видела его ещё в школе, когда мне было плохо, а он веселился и смеялся с остальными.
- Какой же он? - тревожно спросила я, внезапно испугавшись предстоящего ответа.
- Эм, - я не увидела лицо подруги, только ей рассеянная улыбка. - Ну, с ним интересно разговаривать... ты не замечала, как его глаза сверкают в темноте? А как он улыбается, что начинаешь понимать всю суть этих 'бабочек' в животе!..
Я слушала и понимала, что пройдет ни так много времени, но универ взорвется новой сплетней: Вероника Лазарева и Сергей Краснов встречаются. И я оказалась права. Ждать оставалось недолго.
Первые несколько дней между Серёжей и Никой происходили случайные встречи, и мы с ней долго гадали, как же это раньше они в коридорах не сталкивались? То есть, над этим вопросом размышляла Ника, а вот я знала точно, что до этого они просто были друг другу не интересны. Но вот сейчас, когда они стали самыми видными персонами универа - они, что называется, нашли друг друга.
В эти дни я нервничала больше обычного, но помогала музыка. Танцы для меня становились полезны - я стала на какое-то время забывать, что происходит с моей жизнью, расслаблялась.
Первая неделя после знакомства Сережи и Ники отложились в моей голове очень четко; как винил, не переставая крутившийся в моей голове, крутились в ней воспоминания. Тот, к кому я до сих пор питаю нежные чувства, и моя лучшая подруга общались. Просто болтали обо всём на свете, и об их отношениях речи не шло, но это пока. Я боялась расспрашивать Нику о Сергее, она могла догадаться об истинной причине этих расспросов, и понять, что я к нему до сих пор питаю глубокие чувства. Хотя, если быть до конца честной, я боялась узнать о том, что впоследствии могло причинить мне боль.
А после у Ники появились признаки влюбленности. Как-то мы гуляли вечером, разговаривали об учёбе, и Ника постоянно упоминала невзначай Серёжу, а потом и после перевела тему на его персону. Это было не единожды. И каждый раз мне было больно слышать её слова. Каждое слово жалило как гадюка, оставляя после себя большую и глубокую рану. Я могла просить подругу не говорить о нём, но не хотела её расстраивать - ей он был важен. Пусть мне и было неприятно слушать о нем восторженные реплики, но ведь наша дружба с Никой была важнее.
Дальше обстоятельства становились всё хуже и хуже. После очередной прогулки мы вернулись домой. Стали готовить ужин (подруга часто помогала мне по хозяйству - девушку никогда не тянуло домой и она проводила у меня дома почти все свое свободное время), Ника была очень рассеяна, а когда сели за стол она принялась ковырять в тарелке с супом вилкой. Я остановила её и дала ложку. Лёгкий осенний салат, который был безумно прост в своем приготовлении, она даже пересолила. Я, конечно, не заостряла на этом внимания, и мы славно посмеялись над ее выкрутасами. А чудила она, действительно, страшно, но впоследствии я стала осознавать, что любовь - это непредсказуемая штука. Никогда не поймешь, что можно ожидать от этого в будущем.
Некоторое время спустя начался конфетно-букетно-пирожено-морожено-ягодно-карамельный (называйте, как хотите) период. Их встречи были тайными - они почему-то упорно не хотели афишировать свои свидания, но я, как лучшая подруга Вероники, знала про них всё. Ника мне (как и я ей) доверяла все свои секреты, зная, что я никогда не придам и ничего не разболтаю. Я помню и их первый поцелуй, из-за которого моя подушка на утро оказалась в жутком состоянии. Пережить это оказалось очень-очень трудно, видеть весь последующий день их улыбающиеся лица - еще труднее, а уж знать, что весь универ встретит новость о парочке с восторгом - трудно вдвойне. А самое главное, что я ничего не могла с этим поделать.
Бывают дни, когда у тебя все не ладится и не клеится. Говорят 'встал не с той ноги', я же уверена в том, что 'неудачник' - это болезнь, это тяжело и надолго. Клеймо на всю жизнь или же, в моем случае, как минимум на день. Вот так мне 'повезло' в один из понедельников: едва я сползла с кровати, как тут же упала на пол в сопровождении оглушительного мявка. Оказалось, что я встала на своего бедного, несчастного ленивца-кота, к тому же ещё и спящего подле моей постели, а он стал спасаться от моей ноги. Отчитав кошака, что спать возле меня опасно для жизни, я с гордым видом пошла умываться.
Тем утром я ещё долго хотела спать, потому что, обдумывая накануне вечером собственную неказистую жизнь, я не обращала внимания на время. А когда оказалось, что стрелки часов перевалили за полночь, было уже слишком поздно. На парах я усердно делала вид, что что-то пишу, но на самом деле лишь водила ручкой по чистому листу бумаги. Со мной такое бывало редко: я всегда училась для себя, пары пропускала редко и записывала все конспекты. Училась успешно и была именно из таких типов ботаников, над которыми все обыкновенно смеются. Но сегодня что-то писать было не выносимо. Еще и Ника не появилась сегодня. Незаметно обойдя все здание, я убедилась в том, что Сережи сегодня тоже не было.
Я уверена, что это не совпадение.
Я написала подруге сообщение, в котором спрашивала о ее местоположении. Вероника ничего конкретного не ответила, только сказала, что придет ко мне домой ближе к шести часам.
Сегодняшний день превзошел мои ожидания. Когда Ника, появившись дома, начала свой рассказ, я окончательно убедилась в том, что я - самое невезучее существо на всем белом свете. Нет, конечно, я быстро перестала жалеть себя. Пока здесь сидела моя подруга, нужно было радоваться за ее счастье, а уж за свое несчастье потом поплачу.
-Евка, ты лучше сядь, - это были те слова, после которых действительно стало страшно. - Я сегодня гуляла с Сережей...
В этом я и так была уверена, поэтому не высказала своего удивления.
-...Мы ходили в кино, на этих... как же их... черт, забыла! Ну, это не важно. А потом мы еще гуляли-гуляли, даже побывали в 'сладком королевстве'! Там так классно! Столько пирожных, а мне ничего этого нельзя и...
-Никусь, ты не отвлекайся, - печально изрекла я.
-Ага-ага. Так вот, пока мы в этом сказочном кафе сидели, болтали о чем-то, и наш разговор плавно перетек на выяснение наших отношений. Евочка, если бы ты только слышала, что он мне говорил! мечтательно выдохнула Лазарева с глупой улыбкой.
В этот момент я поняла всю суть выражения 'душа в пятки ушла'.
-Ну, не томи! Рассказывай! - я изобразила готовность услышать продолжение, хотя меньше всего хотела сейчас узнать, что мой Сережа говорил Нике.
-Дословно я, конечно, не скажу сейчас, но смысл был такой: у каждого человека на планете есть своя половинка, которая ему идеально подходит, дополняет его, и это настоящая любовь. Я никогда всерьез над этим не задумывался, но когда вижу тебя, мне не хочется тебя отпускать, хочется оберегать, помогать, все время быть рядом. Хочется видеть твою улыбку, твою радость от встречи со мной. И, если это не любовь, то я совсем ничего не понимаю в этих чувствах, но сейчас я точно знаю, что ты мне нужна. Я никогда не чувствовал ничего такого. Ты перевернула все вверх дном, и если сейчас ты уйдешь, я все равно уже не отпущу тебя. Да... вроде как-то так. Блин, это было так трогательно, Ев!
У меня перед взором стояла картинка разломанного напополам сердечка. Эта миниатюрная картинка в точности передавала то, что я сейчас чувствовала. Я должно быть свинья и самая отвратительная подруга на свете, но я ничего не могу поделать - когда безумно влюбляешься, уже ни на что не обращаешь внимания.
Услышав эти слова от Ники, я была совершенно уверена, что так Сережка и сказал. Я никогда не общалась с ним близко, но была на сто процентов уверена, что это были слова Краснова. Мне всегда казалось, что он говорит именно такие красивые слова, что он именно так признался бы в любви мне. И даже это 'сказочное королевство' было настолько пропитано им, что я могу точно сказать, что больше никогда не пойду туда до тех пор, пока окончательно не вытесню из своей головы его.
Не стоит себе лгать, что я была жутко шокирована и непременно бы плюхнулась в обморок. Я с самого начала их общения знала, что однажды произойдет такой вот день, когда я услышу от лучшей подруги такие вот слова. Глубоко в душе снова всколыхнулась обида, которую все предыдущие дни я старательно подавляла. Но, Ника ведь не знала ничего о моих чувствах, я не могу на нее обижаться.
Мне было неприятно, что уже завтра я могу увидеть их в обнимку, или ещё хуже - целующимися. Такие картинки изредка посещали меня, и, должна сказать, что от одних картинок становилось очень и очень больно. Что будет, когда я увижу это вживую - страшно представить.
-Так и сказал? И что дальше было?
-Он предложил встречаться, - было мне ответом.
-А ты?
-Согласилась, конечно. Ты посмотри на меня! Я же на нем помешалась!
-Что правда, то правда, - я натянула на лицо счастливую улыбку, которая за последнее время стала выглядеть все более естественной. Мне приходилось очень часто маскироваться этой фальшивой улыбкой, чтобы подруга не заподозрила меня.
Время тянулось то бесконечно долго, то наоборот чересчур быстро. Так происходит всегда, когда ты задумываешься о чем-то важном и не понимаешь, как это прошел уже целый час, а я прочитала только пару строк из книги, но так ничего и не поняла. Или же когда слушаешь монотонный рассказ Павла Петровича, понимаешь, что секунды превращаются в минуты, и тянутся бесконечно долго.
Время для меня в следующие несколько дней значило очень многое. И я хотела, чтобы оно бежало невероятно быстро, с несвойственной ему скоростью. Я хотела дожить до того момента, когда поцелуи Сережи и Ники перестали бы меня так сильно задевать, и я бы смогла относиться к парню равнодушно. Но, увы, день за днем тянулись бесконечно долго, а я по-прежнему ночами изливала душу своей подушке. Как оказалось, она (подушка) была великолепным слушателем.
Лето в этом году началось с невыносимо жарких деньков. Солнце и не думало останавливаться, поэтому температура каждый день все повышалась и повышалась. Кондиционеры в домах не помогали, а бесполезные вентиляторы и вовсе начинали меня бесить. Поэтому редко кто отваживался просто так выйти, прогуляться. Большинство людей предпочитало отсиживаться дома: там, может, и жарко, но хоть не так солнечно.
Если я предполагала, что теперь, когда закончилась учеба, Краснов и Лазарева станут общаться меньше, то я сделала неверные выводы об их отношениях. Они виделись каждый день, ходили везде вдвоем и вечно были в превосходном настроении, в отличие от меня, чье настроение не поднималось выше отметки 'хуже, чем отвратительно'. Я ходила вечно угрюмая, часто ссорилась с мамой, которая пыталась выяснить, в чем дело, пару раз доходило до стычек с Никой, но тут я старалась быть аккуратнее - если в пылу ссоры возникнет имя Сережи, все мое сокрытие очевидных фактов выплывет на поверхность. Конечно, я понимала, что моя нервозность уж слишком явная я стала такой агрессивной, какой раньше никогда не бывала. Но что я могла с собой поделать? Каждый раз перед сном я читала про себя длинную и нудную нотацию о том, какая я плохая, и совершенно не умею владеть своими эмоциями. Но мне ничего не помогало. Впрочем, как и танцы.
Мне казалось, что с этим стоит свыкнуться и привыкать. Стараясь рассмотреть пару 'Вероника и Сергей' глазами постороннего человека, я вынуждена была признать, что они очень подходят друг другу, и олицетворяют собой идеальную пару. Это значило, что навряд ли мне стоит ждать их расставания, чего я подсознательно и желала. Главная проблема была как раз в этом: мне было стыдно за то, что я желала для своей подруги расставания с ее парнем. Нет, я не метила на Никино место. Я объективно оценивала ситуацию и понимала, что такая, как я, не подходит такому, как Краснов. Но мне было так больно смотреть на их счастливые лица, что я просто не знала, что для меня важнее: счастье подруги, или спокойствие в своей жизни. Пока на первом месте стояла подруга, и я была этому немного рада. Ведь рано или поздно моя любовь к Серёже пройдет, зато у меня сохранится дружба и воспоминания.
Пару раз подруге в голову приходили безумные мысли (на почве любви, наверное). Так как у нее теперь все было хорошо в личной жизни, Ника, по все видимости, решила устроить мою. Она вытаскивала меня в какие-то места (те же клубы, кино, кафе), где естественно всегда появлялась на пару с Красновым, и пыталась познакомить то с одним, то с другим парнем. Но все это были заранее проигрышные варианты, потому что ни один не шел в сравнении с Сергеем, который каждый раз находился где-то поблизости.
Впрочем, в отношениях Ники и Сергея были и свои плюсы. По крайней мере, один большой плюс я все-таки нашла. Теперь я и сама общалась с Красновым. Хотя, конечно, пару наших случайно брошенных друг другу фраз нельзя назвать полноценным общением. Увидевшись в коридорах мы могли поздороваться и перекинуться парой фраз, приветливо друг другу улыбаясь, у меня был его номер телефона, так же как и у него мой. На последнем настояла Ника. И эти маленькие плюсы невообразимо поднимали мне настроение. Хотя, я знала, что со стороны я выглядела жалкой, и получала лишь крохи его внимания, так как все остальное доставалось моей подруге.
Но плохие или хорошие новости мы всегда получаем неожиданно. Если еще вчера, разговаривая по телефону с подругой, я выслушивала много разных слов о Краснове: в наших глазах он был просто прекрасен не пил, не курил, и вообще олицетворял собой идеального парня. Но сегодня все изменилось. Когда утром я проводила родителей на работу, мне позвонила Ника и напросилась в гости. Мне не понравился ее голос: он был таким... грустным...
-Ты же не собираешься отрицать, что у тебя что-то случилось? - эта фраза прозвучала вместо моего приветствия. Я действительно очень переживала за Веронику. Вечно оптимистичная, сегодня она выглядела необычайно хмурой и расстроенной.
'Неужели что-то случилось? - подумала я. - Родители? Или Краснов?'
-Не вижу смысла, если у меня все на лице написано, - Ника презрительно хмыкнула своему отражению в зеркале, и прошлепала в мою комнату. - Может чайку заваришь?
-Ты, правда, захотела чай? - удивилась я. - Ну, ладно, сейчас поставлю. С молоком или с лимоном?
-Без ничего, - Ника помотала головой и распласталась на моей кровати.
Через десять минут на столе перед подругой появилась две чашки в одной чай, в другой кофе (я любила пить кофе, хотя и не баловалась им каждое утро). Сделав несколько глотков, мы снова поставили кружки на столик. Я в ожидании уставилась на Веронику, которая по-прежнему молчала. Я не торопила, потому что знала, что она сама заговорит, когда найдутся подходящие слова.
-Я с Сережей поругалась, - наконец, произнесла подруга и эпично шмыгнула носом. - Нет, не говори только, что все наладится, Ев! Тут...другое.
-Ничего не понимаю, - я задумалась. - Давай подробнее.
-Мы и раньше, бывало, ссорились, но... - она снова замолчала, но я не решилась что-либо говорить. - Знаешь, ведь это был сущий пустяк. Он просто увидел у меня в сумке пачку сигарет и... раскричался так...
-А он вообще знал, что ты куришь? - поинтересовалась я, так как об этой неприятной привычке подруги уже успела забыть.
-Ну, как... я ему прямо так и не говорила, но он должен был догадываться. Я же этого не скрывала, и запах сигарет от меня был. Но, наверное, не знал... может, не обращал внимания.
-И что было дальше?
-Ну, он начал ругаться. Я и слова вставить не могла. Знаешь, он на меня так посмотрел! Как будто бы я человека убила, и... он сказал... что... - по щеке девушки заскользила слезинка. - Что поспешил. Что надо было меня лучше узнавать, а не так сразу... что разочарован...
Больше девушка не смогла выговорить ни слова. Я чувствовала себя странно. Не чувствовалось той радости, которая предполагалась, если бы они расстались. Наоборот. Я чувствовала себя плохой подругой, и поэтому сейчас всячески начала утешать подругу. С другой стороны, я не могла понять, почему Сергей так поступил. Может, у него было просто плохое настроение, а тут эти сигареты подвернулись? Наверное, он уже давно раскаялся в своем поступке, просто не знает, как подобраться к любимой.
-Ник, ну, может, так случайно вышло? - я попыталась приободрить Лазареву. - Может, он не хотел тебя обижать? Скорее всего, просто было плохое настроение, а тут еще эти сигареты вот он и сорвался. Я уверена, он уже давно раскаивается, Ник!..
Она пробормотала сквозь слезы что-то невнятное, но я расценила это, как согласие с моей версией событий.
-Давай, успокаивайся! Вот увидишь, он тебе скоро позвонит, и у вас все наладится! Ты не переживай только. Он же любит тебя, я это вижу по его глазам. Ты для него много значишь, и я уверена, он немного подумает и обязательно позвонит тебе!..
На том и остановились. Ника чуть-чуть успокоилась, поверив моим словам. Мы посидели еще немного, посмотрели комедийный сериал, чтобы чуть-чуть поднялось настроение. Дождавшись, пока подруга придет в себя, я отправила её домой - сегодня был тот редкий день, когда она могла побыть с обоими родителями. Это было что-то наподобие семейного дня. Ника их жуть как не любила, но я подумала, что сегодня ей как раз надо немного отвлечься и чем-то заняться. Если бы Вероника осталась со мной, у нее было бы слишком много времени на размышления о Сергее.
Пару раз я загипнотизировано смотрела на телефон и думала о том, что у меня есть отличный предлог набрать номер Краснова. Можно было бы узнать, что он по этому поводу думает и разобраться, в чем вообще дело. Но как только мой телефон оказывался в моих руках, я, повертев его пару секунд в руках, положила обратно на полку. Не стоит лезть в чужие отношения, - напоминала я себе.
На следующий день мне почти не удалось поговорить с подругой, взрослые увезли меня на дачу, хотя я и не особо расстроилась. Когда ты уезжаешь туда, где почти нет связи с внешним миром, чувствуешь себя частью чего-то большего. Я сидела, дышала свежим воздухом и думала о том, что была бы не против остаться здесь еще на несколько денечков, чтобы хоть какое-то время меня не беспокоили чужие проблемы. Я от всего устала, и эта вылазка за город была как нельзя кстати.
Но все в жизни имеет свойство заканчиваться. Так же быстро пролетели несколько часов, и я снова оказалась дома. Телефон оповестил меня о нескольких пропущенных звонках от Ники, как только я подключила его к зарядке. Помешкав еще несколько минут, я все-таки перезвонила Веронике. Сейчас я не знала, чего хотела бы услышать: счастливый голос или по-прежнему печальный.
-Ну, как? Он звонил? - этот вопрос был лишним, потому что я и так уже знала ответ.
-Нет, - шмыгнула она в трубку. - Ев... его с другой девушкой видели, Евааа...
Я даже на несколько секунд опешила от этих слов. Как это с другой? Как он мог? Это же... отвратительно просто! Мигом исчезла куда-то моя ревность, и я забыла о том, что меня тоже можно считать пострадавшей стороной - я же его тоже люблю. Сейчас для меня главным было то, что парень моей подруги, кажется, ей изменяет. Причем все вышло совсем несправедливо. Ведь... они никогда не обсуждали вредные привычки. Конечно, Ника ему не говорила о том, что она курит. Но он ведь и не спрашивал.
-Подожди, - я услышала учащающиеся всхлипы и попыталась остановить девушку. - Этого быть не может, Ник. Он тебя любит, я в этом уверена. Просто...
-Ну, а чего он тогда с той мымрой обнимался? - возмущенно воскликнула она, по голосу я поняла, что подруга уже на грани истерики.
-Я не знаю. Ты их сама видела, или?..
-Добрые люди сказали.
-Значит, тебя надуть решили. Завидуют, вот вас и решили разлучить. Не переживай.
-А почему он не звонит тогда? - по-прежнему недоверчиво поинтересовалась девушка. - Почему?
А почему, я и сама не знаю. Я совершенно не понимаю, что творится в голове у Краснова.
-Ну... может, проучить тебя решил? - неуверенно предположила я. - Чтобы впредь больше вы так не ссорились. Признайся, ты ведь тогда тоже ему что-то обидное сказала? Ни за что не поверю, что Краснов на тебя наорал, а ты и слова в ответ не сказала?
-Эээ... - было видно, что этого вопроса Ника услышать не хотела, но деваться было некуда. - Я сказала, что в таком случае он дебил, и что... ну... что лучше бы я его никогда не встречала... вот...
-И после этих слов ты надеялась на что-то? - возмущенно проговорила я. Слова подруги и меня начали заводить. - Ты же так и сказала ему: не хочу тебя видеть. Просто обыграла это другими словами. А он подумал именно так, и поэтому не появляется на глазах. А девушка эта, с которой его, может быть, видели, скорее всего, появилась с ним рядом только для того, чтобы ты ревновала.
-Не знаю... надеюсь, это так, - горько произнесла Ника.
-Ты расстраиваешься раньше времени, Никусь, - я глубоко вздохнула и разгладила появившуюся складочку между бровями. Тебе надо самой позвонить ему.
-Но...
-Знаю. Гордость отодвинь на второй план, если любишь.
-О'Кей. Я попробую. Прямо сейчас позвоню, ладно? У тебя, кстати, как дела?
-Лучше, чем у тебя, - ответила я, и мы распрощались.
Несколькими днями позже мы с Никой лично увидели некую светловолосую девицу в объятиях Краснова. Я недовольно скрипнула зубами, но Ника, к счастью, этого не заметила, полностью погруженная в свои переживания.
-Я его люблю, а он... придурок. У него мания величия, наверное! Если он надеется, что я за ним бегать начну, то Сережка очень ошибается. Хватает и того, что я ему несколько раз на дню названиваю, а он скидывает.
-Забудь о гордости, Ник. Ты его обидела. Он имеет полное право себя так вести. Никто тебя не тянул за язык такие слова ему говорить. Но, если хочешь, давай я попробую с ним поговорить. Но не думаю, что это даст какой-то результат.
-Не надо. Я сама со своими проблемами разберусь. Еще тебя не хватало втягивать. Хватает и того, что ты все мои переживания выслушиваешь.
А денек сегодня выдался ужасный. Ну прям хуже не бывает! 'Лепота' да и только! Аж злость берёт!
Поднялся ветер, небо заволокло грозовыми тучами. Очень скоро на город обрушился сильнейший ливень, и я посочувствовала людям, которые в это время оказались на улице без зонтов. Впрочем, сочувствовать было некогда, поскольку я тоже оказалась в их числе, что меня, опять же, не порадовало. Настроение ушло на отметку 'Ничего хорошего вообще НЕТ!'
Дожди не прекращались неделю. Впрочем, они шли с частыми перерывами, хотя это не мешало всеобщему потопу в городе. Воды было так много, что ее не успевали выкачивать. На дорогах скапливались машины, все чаще случались какие-нибудь аварии. Все люди с нетерпением ждали, когда же в город снова вернутся теплые деньки, без ветра и дождей.
Недели две спустя после того, как мы увидели Сережу, обнимавшегося с какой-то девушкой, ничего не изменилось. Ника все-таки добилась от Краснова встречи, извинилась, как я ее и учила. Они, правда, стали общаться, но он сказал: 'Побудем пока друзьями. Я должен теперь быть в тебе точно уверен, чтобы потом не было никаких неожиданных сюрпризов. А курение - это плохая привычка. Надеюсь, ты все же от нее избавишься'.
Время шло, но Ника по-прежнему ходила хмурая, ссорилась с отцом и матерью, и говорила мне обо всем, что ее мучило в последнее время. Как ни странно звучит, но сейчас мы друг друга понимали. Я по-прежнему ревновала Краснова к каждой встречной, так же было и с Никой. Разве, что единственной разницей являлось то, что мне все чувства приходилось скрывать под маской невозмутимости. Но, безусловно, радовало то, что теперь Нике так же больно, как и мне. Я понимаю, что говорить так не должна, ведь она моя подруга, но так приятно становится от этой мысли...
-Не могу так больше, - сказала она в один из дней. - Я не могу бездействовать, Ев! Буду пытаться вернуть его всякими способами.
-Какими, например? - хмыкнула я. Мы сидели на скамейке в парке и посматривали на голубей, которые клевали шкурки от семечек.
-Разными, - Ника не посвящала меня в детали своего плана. - Ты не думай, я уже размышляла об этом. Мне твоя помощь потребуется. Это, скорее всего, глупая затея, но... почему бы и нет?
-Что ты задумала? - мне показалось, что взгляд Ники сейчас был каким-то не добрым.
-Да так... это все конечно глупости, детские шалости, но раньше-то помогало, ты сама это говорила. Помнишь, у тебя бабка провидицей была? В деревне жила, так к ней столько людей ходило, и всем она помогала. Хорошей бабкой была, жалко, что уже нет ее.
-Ну, и что с того, что она провидицей была?
-Ну, насколько я знаю, эта магия передается по наследству, иногда через поколения. Вот я и подумала, почему бы нам не приворожить его?
-Приворожить? В смысле... ты это мне предлагаешь сделать?! - я не на шутку испугалась.
-Почему бы и нет? Как там его делают? Это ж как напиток вроде, да? Ему подсунешь и все, он мой.
-Подожди, Ник, - я засмеялась. - Я же не умею. Колдовать не умею, нет у меня никаких способностей, и рецептов я этих всяких не знаю. Все-таки опасное это дело - с колдовством связываться.
-Да ладно тебе. Я все сама найду, от тебя только присутствие и требуется. У меня-то этих магических сил нет. Я и рецепт тебе найду, и все, только ты все сделаешь, ладно?
-Нет. Вероника, подумай хорошенько. Даже если на секунду представить, хотя это конечно полный бред, что этот приворот у меня получится - что дальше-то? Неужели ты думаешь, что можно заставить человека насильно влюбиться? Это же не этично!
-Нет. Не этично - это то, что он делает сейчас. А ты мне все-таки поможешь!
-Ник, ну, это не глупости, - я говорила это уже не насмешливым голосом, а серьезно. - Нет в мире никаких любовных приворотов. И не было их никогда. Ты лучше придумай что-нибудь другое, ладно?
-Ты мне подруга или нет? - рассержено поинтересовалась она, вскочив со скамейки.
-Подруга, - утвердительно ответила я, серьёзным тоном полным решительности. Ну, вот зачем только мне сдался весь этот энтузиазм?
-Тогда все! Короче, неподалеку от твоего дома есть одно здание. Там на чердаке просто идеальное место, чтобы заниматься с магией, - с фанатизмом в глазах сказала Вероника.
-Почему чердак-то? Неужели нельзя нигде в другом месте делать? - я даже не заметила, как искусно подруга перевела тему разговора, и только потом до меня дошло, что отказываться бесполезно.
-А где? У тебя дома? У меня? Может, сразу к Сереже попросимся? Там место идеальное, ну, вдобавок ко всем, там мрачновато - просто идеально подходит для какой-нибудь ведьмы. Идеально! Можно было бы туда пойти ночью, но мне страшновато. Уж лучше днем, но зато с уверенностью, что мы что-то сделаем.
-Ника, Ника! - я вскочила, пытаясь успокоить подругу. - Ты просто не понимаешь, что хочешь потратить время на какую-то глупость! И чердак этот... Мало ли, что там есть? Крысы, к примеру. И вообще, место какое-то подозрительное!
-Ничего оно не подозрительное! Там поразительно чисто. Только старая мебель. Все О'Кей будет, запомни мои слова.
И я согласилась. Как бы... я и сама пока не понимала, во что ввязалась. Странно, страшно. Возникло ощущение, что подруга толкает меня на ужасное преступление. Преступление против совести и принципов, может так? Я была в смятении.
Проснулась я тяжело, чувствовалось, что ночью я беспокойно спала. Кажется, мне снились кошмары, не помню их содержания, но чувство страха и холодный липкий пот подтверждали догадки. Волнение не оставляло всё утро - оно наверняка вызвано мыслями о грядущем. Что же я делаю? Нет, не время отступать, я делаю всякие глупости, но если подруге от этого легче, то я не отступлюсь.
Я никогда не забуду этой прекрасной картины. Она была так красива, что казалось, будто замирало сердце.
Сейчас неспешно тянулся июль, температура поднималась так, что и выходить не хотелось. Асфальт плавился от жара солнца, как масло. А оно (солнце) будто купалось в улицах, играло в прятки, отражаясь в каждом стёклышке. Это показалось мне таким красивым. Но солнце - это не та картина, которой я хотела бы любоваться. Оно всегда напоминало мне о какой-то невиданной радости, которой вовсе не было. Вот смотрю на небо и яркие лучи солнца и чувствую радость, начинаю улыбаться. Глупо верно? Огромный огненный шар, от которого так просто поднимается настроение.
Войдя в нужный дом, я ещё раз подумала о том, насколько верно я поступаю. Получится ли всё или мы только усугубим ситуацию? Хотя мне, вообще, кажется, что мы просто тратим свое время на какую-то ерунду. Взвесив все 'за' и 'против', подошла к лестнице (лифт был сломан: а на что я рассчитывала?), в очередной раз напомнила себе, что наша с Никой дружба - это самое главное. Я иду!
Дом, самый обычный, стены исписаны баллончиком, перила на лестнице изрезаны, выщерблены, почти каждая лесенка стёсана до идеального овала. Сколько же лет этому домику? Подумать страшно.
Добравшись, наконец, до верхнего этажа восстановила дыхание. Как же хорошо спокойно дышать. Я нашла вход на чердак, дверь ветхая была сломана наполовину, её уже только на дрова. По мере моего приближения к чердаку я всё громче слышала чьё-то дыхание, становился слышнее грохот. По мне побежали мурашки размером с кулак. Стали слышны стоны. Я зажала рот ладонью, чтобы не закричать. Стала вспоминать всё самое ужасное, что мне говорила мама. Я перепугалась за Нику и побежала на чердак, со всех ног, так быстро, как только могла.
После увиденного, конечно, первая здравая мысль была о чем-то самом страшном. Но нет. Тусклый лучик солнца, пробившийся сквозь пыльное старое окно, освещал это помещение. Красиво изгибающееся мужское тело не сразу поддалось распознанию, но как только я поняла, кем оказался этот неизвестный, захотелось убежать, как можно дальше. Это был Сережа, конечно же. Сколько раз я в своих самых тайных фантазиях представляла себе его таким: напряженным, как натянутая струна, и невыносимо красивым. Он не казался расслабленным, и, хоть я и не видела его глаз, могла бы с уверенностью сказать, что в них отражалось почти звериное желание на грани безумия. Под ним очень скоро послышался женский шепот: он был мне до боли знаком. Ника извивалась под ним, судорожно шептала какие-то слова, тут же прерываемые тяжёлыми вздохами самой девушки и требовательными поцелуями парня. Казалось, что в эти секунды они жили друг другом, а я с каким-то отчуждением наблюдала за предоставленной мне картиной, и мысленно посылала головному мозгу импульсы о том, что нужно уходить, пока меня не заметили. Я не хотела думать ни о чем, не хотела думать, почему так случилось, почему я стала случайным (или не случайным) свидетелем того, чего видеть бы никогда не хотела. Учащающиеся стоны резали по ушам, и в голове по-прежнему было только 'беги отсюда'. Но нет. Прислонившись к холодной стене этого вовсе не уютного помещения, я надеялась, что станет легче, и я смогу уйти.
А когда все закончилось... я поняла, что бежать нужно в срочном порядке. Слышался их шепот - можно было бы попытаться разобрать их слова, но слушать сейчас ничего не хотелось. У самого выхода я обернулась, будто почувствовав на себе чей-то взгляд. Так оно и оказалось: Вероника в упор смотрела на меня, и не было никаких шансов укрыться - я и не пыталась. Я думала, что она почувствует себя виноватой, а щеки запылают стыдливым румянцем. А Ника, поймав мой взгляд, позволила себе несколько секунд насладиться моим недопониманием, а потом на ее очаровательном личике расплылась злорадная усмешка. У меня с подругой бывали моменты, когда мы понимали друг друга без слов - сказывались долгие годы дружбы. И сейчас я была больше, чем уверена, что я не случайно застала Нику и Серёжу за неприятной мне картиной. Все было подстроено, а улыбка, посланная мне бывшей подругой, говорила о том, что я - самая настоящая неудачница.
Мне стало плохо, будто ударили в живот. Я уже и не помню, как вылетела на улицу, в памяти осталось только чувство тошноты и головная боль. Очень сильно тряслись руки, ноги несли меня по улице в поисках места, где можно сесть, я не могла ни говорить, ни слышать. Мне казалось, что голова отключилась, остались только никому не нужные эмоции: тревога, ужас, опустошенность, грусть, ощущение предательства, где-то в глубине даже животная ненависть. Через какое-то время скитаний я нашла отдаленное место, где люди не заметили бы одинокую девушку. Старая лавка в глубине всеми позабытого двора в далекой от центра части города. При всем желании, я бы не смогла сейчас сказать, как я сюда попала.
Я снова вернулась в свою пугающую серую реальность. Воспоминания в картинках проносились перед глазами одна за другой со скоростью света. По щеке скатилась одинокая слезинка, по проложенной дорожке вслед за первой скатилась и другая - я всего этого не замечала. А когда поняла, что лицо мокрое не от того, что идет дождь, - небо было достаточно чистым сегодня - подумала о том, что я девушка, и мне можно быть слабой.
В незнакомом месте я провела долгое время, пока окончательно не стемнело. Это были те минуты слабости, о которых долго думаешь, но вспоминать их не хотелось бы. Долго плакала, жалела себя, пыталась осознать, что случилось, думала над поступком Ники, над её мотивами. Ни одной разумной мысли не нашлось, я постоянно срывалась на истерики, готова была накинуться на любого прохожего - но, к их собственному счастью, на глаза мне они не попадались. Что же случилось там? Этим вопросом я задаюсь до сих пор. Что могло толкнуть Нику так сделать, зачем она хотела, чтобы я это увидела? Почему сейчас? Почему я? И, закономерный вопрос, за что? И насколько случайно совпадение, что всего этого я не должна была увидеть?
В беспамятстве добрела до дома. Была крайне удивлена, что ели плетущиеся ноги привели меня к нужному месту. Сейчас домой идти совершенно не хотелось, но телефон уже разрывался от маминых звонков, да и перспектива провести ночь на улице меня как-то не радовала.
Мама в гневе - это что-то страшное. Когда закончились первые крики (не из-за того, что иссяк словарный запас, а из-за того, что голос у мамы пропал), она обратила внимание на мои опухшие красные глаза и раскрасневшийся сопливый нос. На вопросы 'что случилось?' вяло отнекивалась и, в конце концов, пообещала рассказать все на следующее утро - я чувствовала, что сейчас из меня ни слова не вытянуть - и мама, как всегда, поняла меня без слов. Заварила крепкого чаю и отправила спать, что я с радостью поспешила выполнить.
Я была рада, что отчим не увидел меня в таком состоянии. Нет, он никогда не был строгим, и по возможности относился ко мне, как к родной дочери. Банально было стыдно. Он всегда учил меня быть сильной и ни давать волю эмоциям. Но я не всегда была согласна с этим - например, сегодня. Мне кажется, если бы я скопила всё это в себе, было бы только хуже.
Долго ворочалась в кровати. Дура. Идиотка. Ведь еще когда маленькая была, я все прекрасно понимала. Я - просто картинка, фон, на котором красивая упаковка будет выгодно смотреться. Я всегда была той, кого можно унизить - но не открыто, а исподтишка. По сравнению со мной Вероника была эдакой героиней - и красавица, и любимица всего универа, просто очаровашка, а рядом вечно ошивалось ходячее недоразумение, которое, как злой рок, преследовало безупречную Нику.
-Ты бы позвонила Нике. Я думала, ты с ней ходила, но теперь мне кажется иначе. В любом случае, она и сюда звонила. Должно быть, волновалась, - мама заглянула ко мне перед сном и шепнула эти слова, когда уже закрывала за собой дверь. Мама вышла, и уже через несколько непростительно долгих секунд мои глаза застилала пелена неконтролируемой злости.
'Я так и знала, что ты не захочешь со мной разговаривать. Все было правильно, Ев: ты построила в своем несуществующем мирке розовые замки, и продолжала жить с надеждой, что однажды неудачницам улыбается удача. Глупая мечтательница - пора было вернуть тебя с небес на землю. И ты будешь считать меня предательницей, в то время как сама пускала слюни по моему Сереже? Тупая идиотка. Как же мне надоело с тобой нянчиться, холить и лелеять твои мечты. Видит Бог, я хотела тебя наставить на путь истинный, но нашей Святоше Краснова подавайте! Буду рада, трусиха, если ты наберешься смелости мне ответить'. Это сообщение я получила в полночь, когда в попытках уснуть, металась по кровати.
Тогда у меня и возникла эта шальная мысль... уехать. А почему бы и нет? Внезапно промелькнула мысль о том, что окажись я за сотни километров отсюда, чувствовала бы себя гораздо легче. И вот, эта мысль имела все более четкие очертания. Я бы не должна была каждый день видеть Сережу с Никой, я бы так не расстраивалась из-за этой парочки, я бы начала жизнь с чистого листа - никакого Сергея, никакой Ники. Может, нашлись бы люди, которые меня поняли. Я бы приезжала на выходные повидаться с родителями, а потом уезжала снова. Этих 'бы' становилось все больше и больше, а на душе становилось легче и легче. Смахнув последние слезинки, я пообещала, что больше не буду реветь, если на то не будет важной причины. Отныне, Сергей Краснов и Вероника Лазарева для меня запрещенная тема. Никаких слез. Все, что не делается - все к лучшему.
А у меня еще все получится. Для меня наступает белая полоса в жизни. Главное, убедить родителей в целесообразности моего отъезда.

* * *

Подул промозглый ветерок. Не требовалось осматриваться по сторонам, чтобы не понять: сегодня здесь собралось достаточно много людей. Кто-то был, возможно, счастлив, другие безумно грустили, а третьи, как я, не знали, как воспринимать сложившуюся ситуацию.
Вокзалы я никогда не любила. Слишком большой отпечаток на душе оставляло место, где люди встречаются и прощаются. Я всегда чувствовала непреодолимое волнение перед поездкой и какую-то грусть, ведь ты расстаешься с привычным тебе, таким родным, городом детства и едешь в будущее, которое было таким далеким, но таким стремительно надвигающимся на одну маленькую меня.
На мамины глаза снова наворачивались слёзы, а я почувствовала себя самой настоящей эгоисткой. Узнав о моем намерении уезжать, мама чуть с ума не сошла. Я рассказала ей все, как оно было. Бездарная влюбленность, которая никогда не привела бы ни к чему хорошему, потеря человека, которого считала близким, а на проверку оказавшимся лживой свиньей. Мы долго просидели с мамой. Она успокаивала меня и говорила, что это было моим первым серьезным ударом, который я приняла самостоятельно - можно сказать, посвящение во взрослую жизнь. Ведь отныне все черные полосы, уготовленные мне судьбой, я буду преодолевать самостоятельно.
Мама все пыталась искать другие выходы из сложившейся ситуации. Первым вариантом было просто перевестись в другой университет. Но, как оказалось, не так-то просто найти в городе учебное заведение с той специальностью, которую выбрала я. Вариант переезда казался уже не таким плохим. Мама рвалась уехать со мной, но здесь во время Дима спохватился - он не мог позволить своей любимой куда-то уезжать. И за это я искренне была ему благодарна. Я успела воспринять этот шаг, как этап, открывающий двери в мое самостоятельное будущее. Рано или поздно это должно было случиться. Может, я еще слишком молода: 19 лет - это не тот срок, когда стоит вырываться из родительской опеки.
Но у меня больше не было вариантов.
Дальше наступил выбор города. И почему-то я остановилась не на столице или каком-нибудь другом крупном городе. Самый обычный населенный пункт, ничем непримечательный, чем-то похожий на город моего детства. Но я подумала, что это не так далеко от родителей, и я смогу иногда их навещать. А еще там жил мой знакомый Алексей - я слышала, что он был обычным банковским работником (если мне не изменяет память, ему было лет 26-27). Мы познакомились по переписке несколько лет назад - неизвестными путями мы случайно оказались друг у друга в списке контактов в социальной сети. И вместо того, чтобы благополучно друг друга забыть, мы разговорились. Наши переписки не были частыми, но иногда, когда хотелось поделиться наболевшим, писали друг другу, выслушивали чужие проблемы и сопереживали. Обычное интернет знакомство - скажут непосвященные. Но нет. Я о нем почти ничего не знала, ровно, как и он обо мне. Наше общение не было близким, а мы, после нескольких лет общения, так и остались на уровне 'знакомые'.
Но, так как у меня не было особого выбора, я попросила Лешу об услуге. У меня не было больших материальных средств снимать в незнакомом городе целую квартиру. Для этой непозволительной роскоши нужно было устраиваться на работу. Я попросила Лешу найти человека, который сдает там комнату. Конечно, Лешка сначала предлагал мне пожить вместе. Но ведь это заранее проигрышный вариант: я не хотела навязываться и быть кому-то обузой, хотя парень и уверял меня в том, что я не буду доставлять ему никаких хлопот. В общем, после долгих и продолжительных уговоров, Алексей нашел мне подходящее место жительства: приемлемая цена, хорошие хозяева, и от универа недалеко. Искренне поблагодарив парня за помощь, я уверила маму в том, что теперь у меня есть какое-никакое жилье, есть университет, куда я без проблем поступлю, а еще есть огромная сила воли, без которой я не пропаду.
И как мама не старалась задержать меня, или оттянуть момент отъезда, день икс все равно наступил. И сейчас мы прощались на вокзале. Поезд уже пыхтел и ждал своих пассажиров, которых домчит до следующего пункта назначения. Я подумала о том, что еще никогда я не чувствовала себя более опустошенной, чем сейчас. Хотелось найти жилетку, чтобы в нее поплакаться. Но сомневаюсь, что найдутся такие кандидаты. Мама продолжала говорить мне о чем-то важном, и почти в конце каждого предложения вставляла: 'Если забудешь - позвонишь мне'. Дима умилялся нашей семейной обстановке, и был особенно рад, когда я, нервная и оттого еще более чувственная, порывисто обняла его. Как-никак он стал одним из тех людей, кто принял меня со всеми тараканами в моей дырявой голове.
Забралась в поезд, высунулась из окна и глянула на двух людей, которые были для меня, пожалуй, самыми важными людьми в моей жизни. По маминым щекам уже текли слезы, которые она бес конца вытирала уже успевшим промокнуть платком. Дмитрий просто дружелюбно мне улыбался, и о чем-то увлеченно рассказывал маме.
-Я приеду, как только получится, - крикнула я и улыбнулась, хотя очень-очень хотелось позорно разревется, обнять маму и никуда не уезжать. Перспектива одиночества меня сильно пугала и, невзирая на внутреннюю уверенность в правильности своего выбора, я очень переживала за свое призрачное будущее.
-Конечно, - крикнула мама в ответ. Следующая слезинка не пожелала задерживаться в ее глазах и тоже скатилась по щеке.
-Вы идите, чего вы будете ждать, когда поезд уедет? Не навсегда же прощаемся!
Через пятнадцать минут поезд тронулся. Мои соседи в купе не обращали на меня никакого внимания, и я этому была очень рада. Люди казались деловыми и неразговорчивыми, а это было именно тем, чего я хотела. Забравшись на свою законную верхнюю полку, я отвернулась ото всех и позволила слезам тихо скатываться по моим щекам.
С того самого ужасного дня в моей жизни прошло чуть больше двух недель. Я Нику после этого больше не видела и была этому факту только рада. Заново расставив приоритеты, больше не хотела видеть ту, которая всегда - все те года, что мы были знакомы - обманывала меня. Из-за бывшей подруги я не плакала - за прошедшие дни уже свыклась с той мыслью, что она действительно разрушила мои розовые песочные замки, как и мой чудесный несуществующий призрачный мирок. А также я больше не плакала из-за Сережи. Я поняла, что его нужно оставить в моей прошлой жизни. Сергей был замечательным человеком, который показал мне, что я могу испытывать такие чувства. И пусть моя любовь не нашла отклика в его душе, я не грустила. Быть может, Сережа - не тот человек, который мне нужен? Ведь зачастую мы любим неправильных людей, искренне надеясь, что этот самый человек - наша судьба.
Думать о вечном в поезде не хотелось. Мне предстояло ехать еще целые сутки, поэтому я очень быстро заснула. Я вообще в последнее время очень уставала, нервны были на пределе, и сейчас, когда бесполезно было, уставившись в одну точку, думать о своем бездарном существовании, я позволила себе расслабиться и уснуть. Поезд мчал все дальше и дальше, и с этих минут начиналась новая жизнь. Яне знала, что ждет меня завтра, но была уверена, что надеется можно только на себя.
Я проснулась ночью. Все остальные спали. Я не хотела вставать, куда-то уходить - боялась помешать другим. Перевернувшись на другую сторону, взглянула на свой телефон. Мама уже успела написать, как без меня дома пусто и непривычно. Я отослала в ответ, что уже очень скучаю и очень сильно всех люблю. Потом включила музыку, одела наушники и так пролежала почти до самого утра. Улыбнулась, раздумывая о том, что еще, может быть, месяц назад я была бы не против провести часа три слушая музыку и ничего не делая. Но сейчас я бы многое отдала, чтобы все случившееся оказалось лишь страшным кошмаром, возникшим в моем сознании.
А время имеет свойство не останавливаться. Я в тумане помнила, что происходило, когда поезд остановился, когда я со своим скудным багажом покатила по незнакомому вокзалу, прижимая к себе сумку - в ней находилось все самое ценное, что у меня было. Вспоминая фильмы о том, где провинциалки приезжают в большой город, а у них на вокзале профессиональные воришки крадут сумки и прохожие никак не спешат им помогать, я еще испуганнее озиралась по сторонам и думала о том, что сейчас очень кстати похожа на такую провинциалку.
Такси домчало меня до нужного дома. Хозяйка действительно оказалась очень миролюбивой женщиной. Квартира была трехкомнатная, уютная, здесь жила Антонина Васильевна - она, собственно, и была владелицей, - и ее сын, Марк. Его я увидела только мельком, но он с самого начала произвел на меня отрицательное впечатление. Смазливый тип, даже не удосужившийся поздороваться или представится, он, только завидев меня в коридоре, пробежался взглядом по моей фигурке, мерзко усмехнулся и исчез так же внезапно, как и появился. Я не стала заострять на нем внимание, только искренне понадеялась на то, что мы с ним будем пересекаться как можно реже.
Расположившись в своей комнатке - она была маленькая, заставленная многими ненужными вещами (но я не смела жаловаться, так как знала, что бывают комнаты и гораздо хуже этой), я спрятала свои самые ценные вещи в укромное место и решила немного побродить по местности, найти институт. Здание было высоким и неприметным, и я с грустью подумала о том, что с осени буду ходить сюда каждый день.
Немного походила, запоминая места, дворы, перекрестки, и здания, по которым без труда можно ориентироваться. Потом нашла ближайший продуктовый магазин, подумала, и купила себе небольшой запас продовольствия на ближайшие дни.
Было очень тяжело. Мама уже звонила, и мы долго разговаривали с ней, пока она не задала все интересующие ее вопросы. Я не хотела снова возвращаться в свой новый дом. Просто ходила и думала о том, что если не задумываться, то эти места сильно смахивают на мой родной город. Такая же архитектура, похожие магазинчики, и, казалось, даже люди здесь ничем не отличаются. Все было как всегда, кроме моего резко появившегося полного одиночества.
Дальше дни пошли быстрее, и мне это нравилось. Появлялись какие-то дела, и не было много времени на отдых, на какие-то мысли. Я с нетерпением ждала начала учебного года, потому что летом меня одолевала скука. Я заваливала себя бесчисленным множеством книг - чаще всего фентези. Так уж с детства повелось, что мне нравился этот жанр, и еще, несомненно, огромным плюсом было наличие в нем юмора. Потому что комичные ситуации, в которые попадали главные герои, заставляли ненадолго забывать о своих проблемах.
Когда снова возникла мысль устроиться на работу, я не стала отодвигать ее в долгий ящик, а подумала о том, что деньги-то нужно не только тратить, но и зарабатывать. Подыскивать удобный график работы не пришлось, так как у меня было море свободного времени, которое я преспокойно могла тратить на заработку денег. Устроилась в кафе быстрого питания. Конечно, там я не получала так уж много денег. Но тем не менее, была рада тому, что все свои затраты смогла восстанавливать, так что мои расходы становились стабильнее.
Первые недели одиночества казались безумно страшными. Нависшая надо мной грусть не отступала, хотя я не позволяла себе так уж задумываться о жизни. Время шло, и становилось все привычнее с самого утра идти на работу, с работы домой, а там уже отдыхать, читая книги. Может, многие живут так же?
Да нет. Не многие. У остальных есть друзья, компании. А я же одинока, как никогда. Это оказалось очень тяжелым ударом для меня - потеря единственного друга, который все время притворялся. За что? Неужели уж так осточертела ей эта дружба?
Впрочем, забивать голову всякой ерундой не входило в мои планы. Я по-прежнему изучала новый город и с удивлением отмечала для себя, что чувствую себя вполне комфортно на новом месте. Местами мне даже нравилось вести самостоятельную жизнь - чувствовалась некая ответственность за свою жизнь.
Я и не успела заметить, как прошел первый месяц. Антонина Васильевна была прекрасной женщиной - мы могли с ней поговорить о чем-нибудь, когда виделись. Она ко мне не придиралась, ни в чем не ограничивала - собственно, все было так, потому что я не пила, не курила, не водила сюда парней и плохих компанией. С ее сыном Марком я виделась гораздо реже - он редко появлялся дома, все время где-то пропадая, возвращался лишь под утро в своем не самом лучшем состоянии. Когда он попадался матери на глаза, в квартире разгорался жуткий скандал, в котором я, само собой, не принимала участия, но являлась наиболее пострадавшим лицом - после таких криков я долго ворочалась, в попытках уснуть, но ничего не получалось.
Обычный августовский денек радовал хорошей погодой. Подскочив еще ранним утром, я убежала с квартиры, чтобы просто отдохнуть в городе. Мой цепкий взгляд уже давно выловил один дворик, скрытый от глаз многочисленных прохожих. Это можно было назвать небольшим тихим парком. Я видела там не так много людей, но это место располагало либо к уютному молчанию, либо к дружественной обстановке. За неимением второго, я просто проникалась окружающей меня природой и отдыхала душой и телом в таком чудном месте. Для меня действительно было большим открытием понять, что здесь бывает не так много людей.
Я пробыла здесь половину дня, пока мой желудок не начал требовать еду. Можно было бы пойти в какое-нибудь кафе, выпить чаю с пирожным, и снова идти гулять, наслаждаться отдыхом. Но попросту не хотелось тратить деньги, а дома у меня была своя еда, заранее купленная. С тяжелой душой поплелась к остановке и уехала домой.
Квартира была совершенно пустой. Меня это не то чтобы радовало, просто было спокойнее, когда я находилась здесь одна. Я тут же поспешила на кухню. Включила маленький старенький телевизор, который здесь стоял, переключила на канал, где шли новости, и под аккомпанемент ведущего новостей я начала нарезать овощи на легкий салат. Поэтому я не заметила, когда на кухне появился Марк. Мы с ним никак не общались, потому что я внутренне чувствовала исходящую от него отрицательную энергетику. Я так увлеклась готовкой и слушанием произошедших в мире трагедий, что совсем не заметила его появления, поэтому, когда кто-то подул мне на ушко, я жутко перепугалась и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, случайно задела ножиком стоящего позади парня. К счастью, я попала только по плечу, и там осталась маленькая царапина, но я сразу почувствовала, что ничем хорошим моя провинность не кончится: от Марка веяло парами алкоголя.
-Да, тихоня, умеешь ты удивлять, - он развязно усмехнулся, скосив глаза на промокшую кровью полосу футболки. От его голоса я почувствовала себя не в своей тарелке. - И когда только такой смелой стала?
-Я... я случайно, правда! Просто испугалась!.. - начала оправдываться я.
Кажется, мое жалкое лепетанье пришлось ему по душе. Меньше чем через минуту его руки оказались по бокам от меня - я оказалась зажата между ним и столом. Азартный блеск в его глазах мне не понравился еще больше, и я даже успела пожалеть, что положила ножик на стол.
-Какая ты милашка, - шепнул он, проведя обратной стороной ладони по моей щеке. Я поморщилась от неприятного ощущения и пыталась отчаянно придумать пути побега с кухни, но ничего, как назло, в голову не приходило. Страх своими ледяными щупальцами сковывал мое сознание. - Такая испуганная, тихая... Всегда мечтал *** такую! Чего ты боишься, крошка? Обещаю, с тобой я буду нежным!
Я до этого говорила, что мне страшно? Это все было враньем! Вот сейчас я действительно была жутко напугана! Я даже подумать не успела, как моя ладонь со всей силы ударила его по щеке. Реакция у меня такая. Наверное, я все-таки не люблю оскорблений в свой адрес. И вот после этого я поняла, что мне конец. Он посмотрел на меня таким убийственным взглядом, что даже прощение попросить захотелось. Этого делать я, конечно же, не стала, так как не видела ничего, в чем я бы была виновата.
-Ну, *** ты *** мне *** за все ответишь, ***, - из его слов это единственное, что я смогла понять. Хотя что-то отдаленное я когда-то слышала от своей бывшей лучшей подруги, но вот в данную секунду о ней вспоминать хотелось меньше всего.
Я попыталась вырваться, но меня грубо перехватили и толкнули обратно на стол, об который я ударилась, и из-за пронзившей меня боли потеряла драгоценные секунды времени. Воспользовавшись минутной заминкой, Марк снова кинулся ко мне, пытаясь поцеловать, но я вовремя начала отбрыкиваться. В какой-то момент он мне заломил руку - от невыносимой боли, пронзившей все тело, я закричала. Этот придурок смеялся и, я почти сразу поняла, что кому-кому, а парню это казалось очень веселым.
Никогда бы не подумала, что могу попасть в такую ситуацию. Столько раз видела что-то подобное в фильмах, в книгах читала, но никогда и мысль в голове не проскальзывала, что со мной такое случится. Черное пятно в глазах какое-то время было единственным, что я видела, а когда зрение, наконец, начало фокусироваться, я уже оказалась на полу в коридоре, и единственным, что я видела, это были черные глаза, полные безумства. Я пиналась, пыталась ударить его руками, но он блокировал каждое мое движение. Блузка на мне вся была изорвана, и уже ничего не прикрывала, бриджи я углядела сбоку от себя. Я безуспешно кричала, пытаясь остановить обезумевшего Марка, по щекам стекали слезы. Мне уже ничто не поможет...
-Что... что это такое? Марк! Ты что творишь?! Господи, боже, сынок! Оставь ее в покое, не трогай девочку... - голос Антонины Васильевны я слышала, как сквозь сон. Жалкий лепет ее сыночка слился для меня в какое-то монотонное бурчание. Я испуганно поджала под себя ноги, пытаясь встать, но сил ни на что не хватало. Женщина орала на парня, тот в карман за словом не лез и отвечал ей тем же. Потом хлопнула дверь, и все стихло. К моему плечу прикоснулась чья-то ладонь, и я испуганно дернулась.
-Тише, тише, милая, это всего лишь я, - я увидела перед собой лицо хозяйки. Она помогла мне встать, затем отвела в ванную и помогла смыть с себя непонятно откуда взявшуюся кровь, потом нашла какие-то мои вещи, заставила выпить успокоительное. Она почти ничего не говорила и выглядела жутко напуганной, злой на своего сына, а еще чувствовалось безграничная вина в отношении меня. Мы были в моей комнате, я лежала и смотрела на потолок, пытаясь найти в себе хоть какие-то силы, Антонина Васильевна сидела рядом. Она хотела уйти, но я попросила ее остаться - мне было страшно оставаться одной.
-Знаешь, я не буду его оправдывать, - говорила она. - Он всегда был жестоким. Мальчишка рос без отца, а я никогда не могла быть с ним строгой. Он рос крепким мальчиком, и, еще будучи ребенком, отбирал игрушки у более слабых детей. И в школе у него постоянно драки были, директор замучилась вызывать меня к себе. Я старалась не замечать его эту жестокость, но у меня совсем не получалось его контролировать, что уж говорить о перевоспитании. Постоянные пьянки с друзьями не доведут до добра. Я все равно люблю его, потому что он мой сын - единственный мой родной человечек. Но я знаю, что он совсем не любит меня. Это сложно понять тебе, ведь ты еще молодая, у тебя нет детей. Но, наверное, ты можешь представить, что я чувствую, когда ночами сижу, жду его, переживаю, где он, что с ним. То, что сегодня случилось... я ему этого никогда не прощу...
-Не надо так говорить, Антонина Васильевна, - я остановила женщину. - Дайте мне немного времени прийти в себя, а потом я... соберу вещи и уйду. Так лучше будет.
-Бог с тобой, куда ты уйдешь на ночь глядя, сумасшедшая? - воскликнула женщина.
Но я настояла на своем. Через три часа я со своим небольшим запасом вещей шла по темной улице. Было одиннадцать часов вечера, я специально шла только на хорошо освещенных улицах, где еще ходили люди, ездили машины и со мной ничего бы не случилось. Антонина Васильевна долго пыталась меня отговорить, а потом отдала мне деньги, которые я заплатила за месяц проживания. 'Они тебе нужнее, чем мне', - сказала она, а я не смогла поспорить. Общественный транспорт уже давно не ходил, а на такси я ехать боялась, да и не знала, куда можно поехать. Звонить Лёше? Не могла, неловко как-то было в столь поздний час его беспокоить. Я не знала, что делать дальше, поэтому просто шла прямо, и надеялась, что на этом черная полоса моей жизни закончилась окончательно.
Дошла до подземного перехода - краем сознания отметила, что здесь я еще не бывала - это значит, что я уже на приличном расстоянии от прежнего дома. На секунду меня охватило волнение - так бывает всякий раз, когда теряешься в незнакомом месте. Но я постаралась взять себя в руки и отвлечься на что-то другое. Людей здесь было не очень много, и я несколько минут рассуждала, стоит ли спускаться в темный переход. А потом подумала, что в моей ситуации хуже быть просто не может.
Освещение здесь было плохим, и оказалось, что здесь я была совершенно одна. Я подумала о том, что отсюда стоит убираться. Стало казаться, что в темных углах за мной кто-то наблюдает. Страх своими скользкими лапками проскользнул в мое сознание, затуманивая разум, заставляя думать только о спасении. Я побежала, но меньше чем через несколько секунд я споткнулась об обычный камень и упала. Да, я по-прежнему самый невезучий человек, который споткнется именно в том месте, где все остальные пройдут нормально. Вставать совсем не хотелось, меня затопила волна отчаяния и безразличия ко всему окружающему. Я отползла к стене, прижала к себе свою сумку. Не выдержала - слезы потекли горячими струйками по моим щекам. Мне стало себя жаль настолько, что я просто выпала из окружающего мира. Может быть, я потеряла сознание - я не могла совершенно точно определить свое состояние сейчас.
-Мне кажется, это не самое лучшее место для отдыха, - уверенно произнес женский голос где-то поблизости, и я испуганно дернулась в сторону. - Может, я и не права, но на холодном бетоне сидеть жутко неудобно.
Я проигнорировала странный голос из ниоткуда. Может, это и не ко мне вовсе обращаются? А может, это всего лишь плод моего воображения? Кто обратит внимание на тихую девчонку, которая не может двигаться от охватившего ее бессилия? Правильно. В наше время люди пройдут мимо умирающего, даже не задумавшись о помощи.
-Ну же, чучело, я к тебе обращаюсь! Вот так всегда! Только захотелось помочь попавшему в беду человеку, как тебя уверенно этот самый человек и игнорит! Вопиющая несправедливость! Эй!
Я вяло подняла голову, чтобы посмотреть на человека, который так уверенно захотел мне помочь, не спросив, впрочем, у меня, нужна ли мне эта помощь (не буду говорить о том, что мне действительно помощь была нужна). Передо мной стояла миловидная девушка, на вид примерно одного со мной возраста. На лице играла доброжелательная улыбка, по бокам торчали два забавных высоких хвостика, а большие карие глаза с интересом изучали меня. Да-да, она совершенно точно обращалась ко мне.
-Неужели? - она притворно вздохнула, а улыбка чуть помрачнела. - Эй, с тобой все нормально? Тебе плохо? Может скорую вызвать?
Я отрицательно покачала головой.
-Странная ты. Сколько хожу здесь, в первый раз вижу, чтобы кто-то так оригинально отдыхал на полу. Ты точно в порядке?
Я кивнула головой. Мне было немного странным слушать, как незнакомка вроде хочет и помочь, но между тем вставляет свои язвительные комментарии.
-Слушай... ты хоть и странная, но я, правда, хочу помочь тебе. Меня зовут Юля, а тебя?
-Ева.
-Отлично. Итак, Ева, чего делать будешь?
Я пожала плечами. А что я могла сейчас делать? Мне впервые в жизни настолько захотелось закрыть глаза и провалиться в беспамятство и, чтобы когда я соизволила очнуться, все произошедшее этим летом оказалось лишь страшным сном. Но, увы, я совершенно точно была уверена в том, что моя реальность никуда не собирается исчезать.
-Скажи хоть, где живешь, я б тебя проводила. А то мне кажется, таким темпом до дома ты не дойдешь...
Я промолчала, так как сказать было попросту нечего. Не говорить же, что крыши над головой я лишилась несколько часов назад благодаря одному похотливому придурку-маньяку, которого за все случившееся прибить мало.
-Ладно. Тогда поднимайся и пошли со мной!
-Куда?
-Пошли! Потом отвечу на все твои вопросы, конечно, если ты ответишь на мои!
Вообще-то я не собиралась никуда идти. Но эта девушка в общении запросто располагала к себе. И было просто интересно наблюдать за ее действиями. Она была миниатюрной брюнеткой со светло-карими веселыми глазами и светлой улыбкой. Ее уверенность в собственных действиях заставляла ей доверять. Почему-то я точно знала, что она мне не сделает ничего плохого, поэтому беспрекословно подчинилась ее указу и пошла следом за незнакомкой-Юлей.
Пока мы шли, она весело о чем-то рассказывала и, хоть я практически ни слова не поняла из ее рассказа, я веселилась над этими шутками, историями, а в конце пути и вовсе чувствовала себя почти прекрасно. Мы даже звездами успели полюбоваться - поискали большую и малую медведицы, а потом нам стало как-то слишком скучно разглядывать небо.
Наш путь закончился у самого обычного дома в самом обычном дворе, каких в городе полно. Девятиэтажный дом не вызвал у меня никаких особых чувств. Юля вяло рассказала о том, что переехала сюда два года назад и платила аренду напополам со своим соседом. Также она посвятила меня, что этот самый сосед съехал с дома пару дней назад, так что мне несказанно повезло. Это была обычная трехкомнатная квартира на шестом этаже. Окна выходили во двор, а это значило, что сторона не солнечная и летом не так жарко. Комнатки были хоть и не очень большими, но в моем положении это можно было назвать роскошью. Я оставила свои сумки в коридоре, а Юлька потащила меня на кухню. Она разлила в две большие кружки крепкий чай, и отдала одну мне.
-В общем, хоромами это назвать, конечно, нельзя, но жить можно. Ты как, останешься? - поинтересовалась она, отпивая чай. Ее глаза не переставали меня изучать, и, на что я в особенности обратила внимание, Юля относилась ко мне, как к нормальному человеку. Такое отношение к моей скромной персоне радовало, потому что, поставив себя на место новой знакомой, я бы не смогла с точностью сказать, что делала бы на ее месте, и как бы к себе относилась.
-Это было бы здорово. Только вот я понять не могу, неужели ты так просто возьмешь в квартиру девчонку, о которой совсем ничего не знаешь? - этот вопрос меня, правда, интересовал. Возможно, это было глупо, задавать такой вопрос. Гораздо логичнее было бы молча со всем согласиться, а потом, перед сном, благодарить небеса, за то, что ниспослали мне такого человека, который смог помочь. Но я же люблю докапываться до истины.
-Не знаю. Обычно, наверное, так не делают. Но я тебе верю, и вижу, что тебе нужна помощь. Ева, я в людях хорошо разбираюсь. И я чувствую, что ты классная девчонка, просто у тебя трудности и тебя нужна помощь, которую я могу тебе оказать. И мне это совершенно не трудно! Я даже наоборот рада, что у меня появится соседка. Ладно. Поделишься, что с тобой приключилось?
Я вкратце рассказала девушке о том, что со мной произошло в течение дня, особо не вдаваясь в свое прошлое. Я только сказала, что некоторые обстоятельства вынудили меня переехать. К счастью для меня, девушка не стала вдаваться в подробности: может у нее вопросов не возникло, а может она почувствовала, что сейчас меня о прошлом лучше не спрашивать.
Моя комнатка мне как-то сразу понравилась. И, хотя до этого ее прежним хозяином был парень, я не почувствовала никакого дискомфорта, хотя некоторые вещи предыдущего владельца здесь остались: старые батарейки, которые наверняка уже не работали, какие-то инструменты, на стене висел плакат 'Skrillex' - удивительно, но наши вкусы совпадали. За диваном, в углу, нашлась старая потрепанная гитара. Когда-то я пыталась научиться играть на гитаре, и мама нашла мне хорошего учителя. Впрочем, дело у меня так и не пошло. Через 2-3 занятия я совершенно точно убедилась в том, что у меня отсутствует особый музыкальный слух. Но найти звук расстроенного инструмента я все же могла. Должна заметить, что у гитары был прекрасный звук. Появилось желание взять ее и, как в детстве, просто побренчать на ней, в тщетных попытках исполнить какую-нибудь мелодию. На столе увидела расческу и какие-то бумаги, исписанные аккуратным ровным почерком. Выводы: комната была светлой и уютной, пригодной для жилья.
-Здесь если где-то остались его вещи, ты мне скажи, ладно? Он потом, может, заедет и заберет, - сказала Юлька, после того как сама внимательно осмотрела комнату. - А плакат... если не нравится, снимешь. Он в обиде не будет.
Я согласилась со всеми замечаниями. И потом я, наконец, осталась одна. Время уже было позднее. Я решила умыться перед сном и тут же ложиться спать. День был очень тяжелый, и моим единственным желанием сейчас было поскорее прикоснуться к подушке. Перед сном отослала маме сообщение по телефону, что со мной все в порядке и у меня ничего не изменилось. Как-то не хотелось расстраивать родных людей своими внеочередными происшествиями - и так уже хлопот сколько доставила. Да и про Юльку писать пока не стала, потому что не была уверена, получиться ли у нас жить на одной территории, или нет. Она показалась мне очень хорошей и дружелюбной, но в наше время все-таки не стоит делать о людях столь поспешные выводы. Хотя я очень надеялась, что Юля - это тот самый хороший человек в моей жизни, который сможет мне помочь.
И дни поспешили дальше. Календарных дней становилось все меньше и меньше. А Юлька... она оказалась замечательной девчонкой. И я была безумно рада, что в тот день она меня заметила и не прошла мимо. Мы почему-то очень долго смеялись над той нашей встречей, опустив события, которые собственно и привели нас к тому столкновению в подземном пешеходном переходе. В процессе знакомства я узнала, что Юлька меня на полгода младше. Я весь день называла ее мелкой, но потом прекратила - испугалась, что девушка может на меня обидеться и отвернуться. Как оказалось, ее общество постепенно становилось для меня очень важным.
Мы были чем-то схожи характерами. Только Юлька не была скрытной, она легко находила контакт с незнакомым человеком (испытано на себе). Да и внешность ее не подкачала - на лицо она каждый день умело наносила макияж, скрывающий какие-то неровности кожи, и ярко выделяла глаза, потому что они у нее, и правда, были очень красивыми. Фигурами мы были схожи, только Юлька выбирала для себя одежду, подчеркивающую все нужное и скрывающую ненужное. Я же предпочитала бесформенные свитера, джинсы и кроссовки, потому что искренне считала только такую одежду удобной на каждый день.
Я могла находить в себе и Юльке какие-то поразительные сходства - мы предпочитали читать книги одного и того же жанра, хотя и понимали их по-разному. Иногда были и разительные отличия: например, я терпеть не могла чай с молоком, потому что мне казалось, что так терялся сам вкус чая, Юля же не могла пить чай с лимоном, потому что вообще хладнокровно относилась к кислому (лимон и лайм есть вообще не могла). Все эти мелочи, которые открывались нам в процессе знакомства, очень скоро заложили твердую почву для будущей крепкой дружбы. А пока... пока что прошло три быстрых недели, и эти восемнадцать с лишним дней сделали нас друг для друга просто подругами. Нам было уютно находиться в обществе друг друга - вечерами мы переключали телевизоры на канал ТНТ и под аккомпанемент 'Универа' с 'Интернами' мы читали книги - у Юли на этот случай была электронная книга, которая мне очень нравилась, ну, а у меня же самые обычные книги в твердом или мягком переплете.
Про родителей подруги я узнать почти ничего не смогла - девушка умело избегала этих вопросов, ну, а я очень скоро прекратила попытки расспросить про Королёвых-старших. Да-да, Юлькина фамилия была Королёва. Когда я узнала, то попыталась подколоть девушку, назвав ее 'королева'. Но Юлька как-то сразу погрустнела, хотя и попыталась неудачно отшутиться: 'Молчи лучше, дальняя родственница Сергея Лазарева'! После этого я над фамилией девушки даже не пыталась шутить, и скромно надеялась, что когда-нибудь мне расскажут, почем Юлька не любит, когда ее называют 'королевой'.
Вообще подруга работала консультантом в салоне сотовой связи, поэтому с утра до вечера она пропадала на работе. Я тоже времени зря не теряла, по-прежнему подрабатывая в кафе быстрого питания. А потом, как оказалось, наши места работы находились друг от друга в квартале, а так как наш рабочий день заканчивался в одно и то же время, то и домой мы шли вместе. Университет, конечно, теперь находился немного дальше, чем это было в прежней квартире, но вот этот вопрос меня вообще не трогал. В конце концов, автобусы еще никто не отменял.
И за эти три недели к нам приблизился конец теплого августа, каждый день напоминая о том, что новый учебный год неминуемо близится. Этим утром я со вздохом посмотрела на календарь и убедилась в том, что ждать осталось недолго - всего-то несколько дней. Юлька убежала по каким-то делам и обещала вернуться через пару часов. Мне было откровенно скучно, поэтому я, просидев дома еще недолго, просмотрев все имеющиеся в наличие каналы и не найдя по телевизору ничего, достойного моего внимания, решила пройтись по улице. Дышать свежим воздухом полезно для здоровья, а если еще и найти свободную скамеечку на теневой стороне, то можно с удобством почитать книгу. Так сказать, совмещу приятное с полезным.
Потратив на это занятие чуть больше часа, я решила вернуться домой. Уже возле лифта столкнулась с незнакомым парнем (по правде говоря, сначала, заметив его, я хотела пойти по лестнице, пока он меня не заметил, но не успела, так как оказалось, что я уже попала в его поле зрения). Почему-то я подумала о том, что если после того, как он меня заметил, я пойду по лестнице, то он решит, что я просто его испугалась. Я в этот момент не подумала о том, что он, вообще-то, совершенно незнакомый мне человек, и его мнение обо мне меня никак не должно волновать. Я просто подошла к лифту и встала рядом, выражая спокойствие и уверенность в своих действиях. Он поинтересовался, на какой мне этаж нужно ехать, и я ответила, что на шестой. Все это сопровождалось его жизнерадостной улыбкой. Наверное, я отвыкла от общения с теми жизнелюбами, которые имеют привычку улыбаться даже незнакомым людям. Лифт, кряхтя, распахнул свои дверцы, запуская посетителей. Парень нажал на кнопку под номером шесть. Створки лифта захлопнулись, и он медленно двинулся наверх. Раньше скорость лифта меня вполне устраивала, но, кажется, сегодня был именно тот день, когда я начала понимать истинную цену времени.
Молодой человек стоял точно напротив меня. В ушах капельки-наушники, руки в карманах, нога чуть притоптывала в такт музыке, которую слушал незнакомец. Даже в таком состоянии он умудрялся очаровательно улыбаться, из-за чего я чувствовала себя неловко: мне каждую секунду казалось, что я подсматриваю за чем-то интересным, подобно ребенку, а он, взрослый дядя, застукал меня за этим занятием и снисходительно улыбается, потому что я лишь ничего непонимающий ребенок. Впрочем, эти мысли я старательно от себя гнала. Незнакомец был высоким, подтянутым, светло-русые волосы чуть взлохмачены, но я не осуждала - сейчас у большинства парней были подобные 'творения' на голове. Я не могла точно назвать цвет его глаз, так как они сейчас были закрыты, но еще у лифта мне показалось, что они имели ореховый оттенок. Он олицетворял с тобой гармонию и спокойствие, может даже какую-то уверенность. Я могла назвать его симпатичным, и даже очень. Можно было назвать его красивым настолько, насколько это прилагательное подходит ко всему мужскому полу в целом (просто, я очень редко слышала словосочетание 'красивый мужчина' или 'красивый парень', ведь в целом девушки и женщины ограничиваются словом 'симпатичный'). На разглядывание незнакомого субъекта у меня ушло несколько секунд, впрочем, за это время я успела проникнуться к нему симпатией. Наверное, у него внутри тоже стоял такой механизм, который тут же располагает к себе каждого встречного.
Лифт пошатнулся, из-за чего я испуганно ойкнула, а парень распахнул глаза, с небывалым интересом оглядываясь по сторонам. Какие-то доли секунды после этого звука я верила в то, что это происшествие не повлечет последствий. Но потом еще один не громкий грохот, и лифт замер. Я невольно замерла тоже, потому что мне начало казаться, что если я сделаю лишнее движение, то тогда лифт точно полетит вниз. По моим расчетам, мы оказались где-то между пятым и шестым этажом. Вот так всегда, до пункта назначения не хватило совсем чуть-чуть.
-Лифт остановился, - парень прокомментировал произошедшее.
-Я заметила, - кивнула я.
На этом мы замолчали. Через некоторое время парень вызвал лифтера, долго с ним ругался, пока, наконец, не услышал, что тот уже мчится сюда на подмогу. Незнакомец повертел свой коммуникатор в темно-синем чехле в руках, а потом, придя к какому-то решению, и вовсе сел на пол. Я косо на него взглянула, но говорить ничего не стала. Взглянула на наручные часы. Прошло уже 10 бесконечно долгих минут.
-Тебе не кажется, что сидеть на полу не очень удобно? - в конце концов, поинтересовалась я. Ведь пол был грязным, а еще, наверное, сидеть так было жутко неудобно.
-Сойдет, - буркнул он. - Поскорее бы уже нас отсюда вытащили.
-Это да, - поддержала я, вновь опустив недовольный взгляд на часы.
-Меня Матвей зовут, - представился парень.
Красивое имя. Мне всегда нравились такие имена: не очень популярные, но и не заковыристые, что язык сломать можно. Вообще, готова с уверенностью заявить, что имя может многое рассказать о человеке, который его носит. Например, я, конечно, не так много могу вспомнить из того, что когда-то читала об этом имени. Помню только, что люди с этим именем честны, не любят конфликтных ситуаций и вообще по жизни спокойные - у них все плавно и равномерно, без взрывов.
-Ева.
-Красивое имя, - улыбнулся он.
-У тебя тоже.
На этом наш короткий диалог мог завершиться, но почему-то этому бывать было не суждено, а, может, мы просто оба нуждались в общении.
-Я тебя здесь раньше не замечал.
-Я тоже тебя не видела. Но, вообще, я сюда пару недель назад переехала, поэтому не удивительно, - сказала я.
-Значит, ты на шестом живешь? Из какой квартиры?
Я назвала ему цифру. Парень, кажется, очень удивился, так как недоверчиво переспросил, потом нахмурился, но, кажется, в конце концов, он сделал верный вывод.
-С Юлькой живешь? Соседка ее?
-Да, - удивленно ответила я.
-Ну, тогда приятно познакомиться. А эта заноза мне ничего не сказала. Я ее двоюродный брат, и до некоторого времени жил с ней вместе, - пояснил парень. Теперь был мой черед удивляться. О существовании двоюродного братика у Юльки я ничего не знала. Впрочем, обижаться на подругу я не стала, так как и сама еще многое от девушки скрывала.
Ждать лифтера пришлось долго. Но мы про него даже успели забыть, увлекшись разговором. И не сразу мы бы смогли вспомнить, с чего все началось, но остановились мы на споре между телефонами. А ведь я даже и не думала, что когда-нибудь с кем-нибудь буду спорить, какой фирмы телефон лучше: Samsung или Apple? Я отстаивала права Samsung, спорили мы долго и, кажется, все без толку. Зато когда сверху услышали чьи-то голоса, поняли, что нас пришли спасать и надо делать обиженные на весь свет моськи. Иначе нас увидят, подумают, да так тут и оставят.
Как это не странно, у лифта мы встретили Юльку, которая нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Она выглядела очень взволнованной, а еще, как оказалось, подслушивала весь наш спор.
-Так и не решили, какой телефон лучше? - насмешливо произнесла она.
Мы с Матвеем понятливо переглянулись. Это как бы означало 'что взять с человека, который пользуется нокией'? Казалось бы, на этой почве спор мог вспыхнуть вновь - если бы подключилась Юлька. Но, кажется, ругаться мы были не настроены, поэтому все спокойно прошли в квартиру. Как оказалось, Матвей просто пришел проведать сестру и узнать, как она тут поживает. Юлька же смеялась долго, потому что даже не подозревала, что у нее такой заботливый братик, который теперь будет за ней присматривать. Впрочем, подруга заявила, что я теперь за ней достаточно приглядываю, и Матвей не должен переживать. Брат ей поверил и докучать нашему обществу не стал. Просто прошелся по квартире, недоверчиво сунув нос во все углы - неужели рассчитывал, что мы что-то прячем? Задаваться этим вопросом я не стала. Вскоре Матвей, распрощавшись с нами обеими, ушел.
-Ну, как он тебе? - тут же поинтересовалась Юлька. У меня возникло подозрение, что Матвей еще отойти от двери не успел. Живо представила картинку, где парень слышит за дверью своё имя, и тут же прижимается ухом к щели у дверей и внимательно слушает, что я отвечаю. Картинка получилась презабавной.
-Нормальный, - уклончиво ответила я. Мне на эту тему говорить не очень хотелось.
-Я от тебя другого ответа и не ожидала, - хмыкнула девушка. - А прикольно, что вы сегодня в лифте застряли. Я не ожидала, что он сегодня в гости зайдет, и получилось так, как получилось. Зато вы познакомились - это классно.
-Умеешь же ты во всем искать плюсы, - устало вздохнула я.
-Я оптимист, ты же знаешь! - Юлька улыбнулась во все свои тридцать два зуба и ускакала в зал, оставив меня наедине со своими мыслями.
Дальнейшие несколько дней были просто прекрасными. Мы с Юлькой наслаждались последними свободными деньками, ездили пару раз на речку и тщательно пытались загореть, хотя, конечно, за несколько дней полноценного загара не получилось. Последний летний денек мы провели буднично: рабочие дни, увы, никто не отменял. Встретившись после работы, я увидела разозленную Юльку, которая ждала меня у кафе.
-Нет, ты представляешь? Эта стерва Катька заявила сегодня, что я дура крашеная! И это при моем-то родном цвете волос, в то время как она - крашеная блондинка! И все из-за чего? Из-за того, что ко мне клиенты подходят, а к ней нет! И я их прекрасно понимаю - будь я клиентом, я бы к такой бешеной фурии ни на шаг не приблизилась!
Все это подруга выдала на одном дыхании, заставив меня испуганно застыть на месте. А потом мы обе расхохотались, потому что это было настолько комично, что я не смогла воспринять ситуацию всерьез. Но, конечно, стерву Катьку мы потом еще поругали. Но, насколько я смогла узнать позже, теперь Юлька на свою коллегу никогда не злилась - на следующий день чудесным образом оказалось, что вообще-то эту самую Катю уволили.
А потом наступило первое сентября. Утром Юлька долго моталась у зеркала и наводила красоту. Я ей поражалась, так как в отличие от подруги выбрала самую обычную одежду и не считала нужным как-то особо наряжаться. Когда Юлька увидела, в чем я собралась идти, притворно грохнулась в обморок (здесь стоит заметить, что я на ее цирк повелась, и уже начала лихорадочно думать о том, что делать: бежать за водой или вызывать скорую). Когда она очнулась, я, само собой, чуть не прибила ее. Потом она меня попыталась переубедить в выборе одежды, но, покопавшись в моем гардеробе, недовольно меня оглядела, но потом оставила в покое. Я этому инциденту не была особо рада, но знала, что теперь Юлька не будет наезжать на мою одежду вместе со мной.
Стены университета, конечно, казались для меня чужими и неприветливыми. Потому что здесь я осталась совершенно одна. Кто бы мог поверить, что Королёва Юля окажется будущим дизайнером? Это звучало весьма дико, хотя, не могу отрицать, что вкус у Юльки есть - она всегда очень серьезно подходила к выбору одежды. Что было примечательно - я бежала. Да-да, из-за козявки Юльки я опоздала почти на час и думала, стоило ли мне вообще сюда приходить.
-Ауч! - вскрикнула я, когда за поворотом на кого-то налетела, больно стукнувшись лбом. Благо не упала, потому что руки пострадавшего меня подхватили. Мозги начали активно работать, и я подумала, что сейчас еще и оправдываться придется, а так не хотелось тратить время еще и на это.
-Ева?
Этим невезучим оказался Матвей, Юлькин двоюродный брат, с которым я некоторое время назад так удачно познакомилась в лифте. Сначала я удивилась, а потом даже обрадовалась - значит, оправдываться долго не придется.
-О, привет! А ты здесь что делаешь? - поинтересовалась я, отойдя от Матвея на пару шагов.
-Учусь, - ответил он.
-Надо же, я тоже, - усмехнулась я.
Неуютно замолчав, я кинула взгляд на часы, и не смогла удержать разочарованного вздоха.
-Что-то не так? - поинтересовался собеседник.
-Опоздала, - я тряхнула плечами. - Все из-за твоей сестры. Кто бы знал, что она у вас такая актриса!
Так, совместно ругая непутевую Юльку (подозреваю, что она там сейчас усердно икала), мы вышли из универа. Бесполезно было искать свою группу - не хотелось выглядеть глупой, врываясь в кабинет под конец собрания.
-Тебя подвезти? - спросил Матвей. Вообще, когда нашлась общая тема разговора, я перестала чувствовать скованность. Матвей был мне приятен, как человек, и с ним было увлекательно беседовать - это мне запомнилось еще с нашей встречи в лифте. И он располагал к общению, хотя обычно малознакомым людям не удавалось меня разговорить. Над предложением я думала несколько секунд, а потом, плюнув на все свои принципы и запреты, согласилась.
Дома я оказалась уже через десять минут. Искренне поблагодарив парня, я распрощалась с ним. Напоследок он попросил передать Юльке, чтобы та хорошо себя вела. Я пожала плечами и кивнула. Пришла домой и вновь почувствовала какое-то одиночество. Может, стоит завести котенка? Надо посоветоваться с Юлькой.
Впрочем, жизнь катилась дальше. У моей бедной мамы чуть инфаркт не приключился, когда я рассказала ей, что теперь живу совсем в другом месте, снимаю квартиру со своей подругой, а в остальном у меня все хорошо. Конечно, я не стала маму посвящать в причины. Сказала просто, что не сложились отношения с хозяевами. Мама мне верить поначалу не хотела, но мне удалось ее убедить. От нее же я узнала, что в моем родном городке не было никаких изменений. А еще, кажется, пару раз звонила Вероника - оставалось только гадать, что ей от меня было нужно. Она, кажется, выпустила новую песню. В интернете она прислала мне ее по почте, и подписала: 'Про любовь, которая только в сказке'. Я разозлено хмыкнула, и удалила письмо и все его содержимое, не вдаваясь в подробности. Даже внутри не кольнула обида. Значит, собой можно гордиться.
Одним осенним деньком, когда я возвращалась после вечерней смены в кафе, то обнаружила дома маленького пушистого котенка. Впрочем, через пару минут я обнаружила на кухне ревущую навзрыд подругу, и не на шутку перепугалась. Кое-как успокоив Юльку, смогла ее разговорить. Оказывается, она пришла буквально за несколько минут до моего прихода. И когда уже подходила к дому, увидела на дороге это зеленоглазое чудо. Как оказалось, малыша чуть не сбили - Юлька едва успела его спасти. А потом, поймав взгляд этого маленького монстрика, она влюбилась. Как говорится, вот что происходит, когда не веришь в любовь с первого взгляда. Вытащив котенка практически из-под колес дорогущей иномарки, выслушав кучу криков от разгоряченного водителя, она принесла его домой. А сейчас шок прошел, и ее накрыл приступ паники - что случилось бы с малышом, если бы она не успела или передумала его спасать.
-Дёнечка был такой испуганный! - возвестила она меня.
-Дёнечка? Ты что, ему уже и имя дала? - полюбопытствовала я, впрочем, искренне сочувствуя кошаку, которому не повезло. Я вообще животных очень-очень люблю, просто об этом мало кто знает.
-Ну... - девушка надрывно вздохнула. - Я не знаю. Я думала, как его назвать, а почему-то кроме Дёнечки в голову ничего не лезет!
Я хихикнула.
-Назови его Терминатором! Ты только посмотри, как ему это имя подходит.
Глупо, наверное, но в этот момент мы обе замолчали, пристально заглядывая в глаза маленького котенка, который под нашим пристальным взглядом сжался, а потом и вовсе испуганно закрыл глаза и мяукнул.
-Он, наверное, голодный! Ему нужно купить покушать!
-Я так понимаю, ты это делать не собираешься?
-Ев, ну, если тебе не тяжело! Я просто еще в себя не пришла. Сходишь? - состроив глазки кота из Шрека, спросила подруга.
-Так уж и быть, - хмыкнула я. - Для Дёни мне ничего не жалко!
Так и жили. Я, Юлька и Дёня. И если котёнок к нам привык быстро, то нам это давалось не так просто. Я вот, например, не привыкла, чтобы во время сна по моей спине что-то двигалось. А Юлька вообще как-то среди ночи закричала, потому что её показалось, что она задыхается - оказалось, Дёня лёг ей на шею. В общем, историй было много...
Погода радовала весь сентябрь, а потом и октябрь выдался почти теплым... вот только в последние дни, правда, осень дала о себе знать - последние дни октября без остановки шли дожди. Город утопал в воде. Погода жутко бесила, настроение было ни к черту, желания учиться не было. Хотелось только одного - лечь спать, а проснуться уже в середине мая... хотя лучше сразу летом, после сессии. Но, увы, это все мечты!
А между тем Юльке в голову пришла просто гениальная идея, хотя, я с ней радости не разделяла. Подруга подумала, что я и ее двоюродный брат просто созданы друг для друга, и, конечно же, она забыла нас о своих планах предупредить. А я, наивная, впрочем, как и Матвей, беспрекословно 'помогали' Юльке то с одним, то с другим делом. 'Позвони, спроси то', 'позвони, спроси это'... ну, не думали мы, что Королёва все это специально подстроила, чтобы нас сблизить. Самое удивительное, что у подруги это получалось. Мы действительно сблизились, но не так, как хотелось ей. Мы просто были хорошими друзьями, настолько хорошими, насколько это вообще возможно между нами. Нет, у нас не было постоянного контакта, и в университете, если сталкивались, делали вид, что не знаем друг друга. Нам обоим не хотелось привлекать внимание к своим скромным персонам.
Конечно, потом Юля во всем созналась. И даже извинилась. Мы, конечно, постарались обидеться как можно сильнее, но уже под конец дня втроём... нет, вчетвером, пили чай с тортиком на кухне. Дёня нам троим составил компанию, и мы, под причитания Юльки о том, что из-за меня и Матвея с диетой покончено, хорошо отдохнули. Можно было бы назвать это семейным вечером, но, конечно же, я в их семью не входила.
С Королёвыми-старшими я увиделась лишь единожды, и то мельком. Мы успели перекинуться с ними парой слов. Вера Александровна - мама Юльки - показалась мне женщиной, придерживающейся современных взглядов. Можно по ней сказать, что она эдакая бизнес-леди, но, тем не менее, ее нельзя было назвать той, которая целиком и полностью отдает себя работе. На первом месте у тёть Веры стояла семья, а это я считала тем качеством в человеке, который нужно ценить. Василий Петрович выглядел суровым и серьёзным, тем, кто не тратит попусту время и дорожит каждой секундой в нашем современном обществе. Но внешность бывает обманчива. Когда дядь Вася улыбнулся, я подумала, что теперь точно знаю, от кого Юльке передалась такая жизнерадостная улыбка. Правда, несмотря на наше непродолжительное общение, я поняла, что новая соседка их дочери пришлась им по нраву. Однако мне так и не удалось выяснить, кем они работают. Снова попыталась задать этот вопрос подруге, но у той не вовремя зазвонил телефон. Вот так всегда: то одно, то другое.
Одним из последних теплых деньков мы выехали за город. Юлька уговорила Матвея, аргументировав тем, что в лесу чистый воздух, совсем другие запахи, мечтательная тишина, в которой молчание всегда кажется уютным. Просто иногда приятно послушать звуки леса: шум листвы, шуршание в кустах, крики птиц и прочее. Матвей упирался долго, но тогда уже к уговорам подключилась я. Парню ничего не оставалось, как сдаться под весом тяжелой артиллерии. Мы выезжали не надолго, буквально несколько часов, потому что погода была уже не летняя, холодный ветер пробирал до дрожи. Мы просто бродили, изучали интересные опавшие листья, нашли небольшой ручеек и, как это назвала Юлька, мини-болотце, в котором она углядела лягушку и в восхищении смотрела на нее добрых полчаса. Матвей сказал, что его сестрица первый раз вживую увидела лягушку, поэтому так и ведет себя.
В университете первое время на меня не обращали никакого внимания. Потом, когда я продемонстрировала свои знания, профессора меня выделили из толпы, как ученика с мозгами. Естественно, для своих однокурсников я стала эдаким ботаником, у которого можно скатать все лекции. Я, вспомнив свой прошлый опыт 'серой мышки', рыкнула на всех попрошаек и твердо заявила, что умная - не значит ботаник, а умная однокурсница - не значит, что дам списать. На меня затаили смертельную обиду, но больше не лезли - я была рада и этому. Только одна девочка, Инна, лишь философски хмыкнула. Она была из разряда таких, как я: скромная, сливающаяся с основной массой учеников, внешне неприметная, но с огромным внутренним миром, полным романтизма и несуществующей реальности. Впрочем, мы не подружились. Как-то наше общение не заладилось. Наверное, из-за того, что были слишком похожи. Схожие по характеру люди вообще тяжело сходятся.
А еще, из университетских сплетен, из уст своих однокурсников, мне удалось выловить главное. То есть, для меня это, конечно, было пустыми сплетнями, но ведь всегда надо быть в курсе всех новостей, чтобы быть, так сказать, во всеоружии. Главным красавцем, типа Сергея Краснова, здесь был Илья Горский. Ходили слухи, что он, кажется, какой-то там родственник ректора - меня это нисколько не удивило. О длинном списке девушек, покоренных этим красавцем, в универе действительно ходили легенды. И, пожалуй, если так будет продолжаться и дальше, то скоро всех обучающихся в универе девушек можно будет гарантированно разделить на 2 группы: те, кто попал под обаяние Илюши, и те, кому посчастливилось избежать этой вирусной влюбленности. Меня этот тип заинтересовал - надо же посмотреть, что он из себя представляет. Авось, тоже влюблюсь, подобно своим однокурсницам, и забуду... ну, в общем, и так понятно, кого я там забуду.
Но, увы, то ли образ неотразимого Серёжи так прочно засел в моей голове, то ли я какая-то неправильная, но Горский меня не привлек. Вот вообще никак. Хотя, я могла заявить, что он интересный человек - как собеседник, может быть. Но лично я не нашла ничего симпатичного в этом зазнавшемся самодовольном индюке. Даже прибавила ему пару недостатков. И не знала: радоваться или плакать. Ведь план 'забыть Серёжу с помощью другого' с треском провалился. Если уж я местного ловеласа раскритиковала в пух и прах, то, что уж говорить о других...
А потом наши бедные разнесчастные от безответной любви девушки вспомнили о красавце номер 2. И, какого же было мое удивление, когда им оказался не кто иной, как Матвей Королёв! Хотя, что удивительного? Он действительно был весьма привлекательным, и это я без всяких там намеков говорю. Я из тех людей, кто старается признавать правду, какой бы ужасной она не была. Поэтому, да, Матвей был симпатичным. И, уж на мой взгляд, Матвей был куда лучше какого-то там Горского. Но, впрочем, и знали о Матвее меньше. О его родителях, о личной жизни, о месте работы, об интересах и увлечениях здесь не знали вообще ничего. Только тот факт, что было у него три девушки (за тот период, что он учился в универе). Первую счастливицу звали Деметренко Настя. Встречались голубки недолго, около месяца, наверное. А потом Настя вместе со своими родителями переехала в другой город. Поэтому парень и девушка расстались и решили остаться просто приятелями. Второй счастливицей была какая-то Кристина. Но, тут вообще, кажется, отношений не получилось: по всей видимости, девочка испугалась таких взрослых чувств, и нагло от этого всего сбежала. Третью тоже звали Анастасией, но в стенах универа ее имя произносилось не иначе, как Стася: поэтому многим казалось, что ее настоящее имя было Станислава. Впрочем, саму девушку эта путаница с именами нисколько не смущала. Мне довелось увидеть это чучело, и я подумала, что у Матвея неплохой вкус. На самом деле, хоть Стася была и жуткой стервой, главной сплетницей универа из группы тех, кого нынче прозвали 'золотой молодёжью', я не могла не признать, что девушка была божественно красива. Но и этот роман, кажется, рассыпался. А вот о причинах никто ничего не знал. Ходили слухи, что Стася до сих пор не может пережить расставание с любимым (тут я не выдержала, и саркастически закатила глаза), в отличие от Королёва, который был совершенно спокоен и идти на компромисс с бывшей девушкой не собирался.
Так обстояли дела в моем новом учебном заведении. Что ж, должна признаться, что прошло немного времени, и я привыкла. Втянулась. Преподы меня полюбили, поэтому я совершенно не переживала за учебу: она давалась мне легко. Бедный наш Деня так к нам привык, что уже не стеснялся проказничать - то есть, активно портить имеющуюся в доме мебель. А вечерами мы на ниточку привязывали листок бумаги, и потом бегали с этой игрушкой по дому, так как Дёне доставляло удовольствие гонятся за бумагой. В общем, вечера у нас с Юлькой были заняты котом. Постепенно мы обе друг к другу совсем привыкли, и уже давно ушло стеснение, неловкость. Мы становились почти сестрами. А я очень боялась, что опять обожгусь, снова наступлю на те же грабли. Но Юлька была другой. Она и восходящая певица ВерониК были совершенно разными, и это было замечательно. Потом я, конечно, рассказала все подруге: как попала в этот город, кто стал тому причиной, почему все так плохо, и кого я теперь почти ненавижу. Проревев этот вечер над моей грустной историей, Юлька мне рассказала, что в прошлом тоже обжигалась. Два года назад она встречалась со своим одноклассником, который всегда называл ее 'моя королева'. Жутко ревновал к каждому столбу, в чем-то ограничивал, а она, за розовыми очками влюбленной девушки, считала это настоящей любовью. А потом узнала, что парень изменял ей направо, налево. Так и расстались с жуткими криками и недосказанностью, но видеть того, кто вытер о тебя ноги, как о половую тряпку, Юльке не хотелось. Мне стало понятно, почему Юлька не любит прозвище 'королева'. Сомневаюсь, что она до сих пор горюет о прошлой любви, просто непрошеные воспоминания будоражат сознание.
А в середине ноября меня уволили. Нет, не из-за того, что я была плохим работником. Просто у кафе были финансовые трудности, поэтому всех новичков они убрали. Когда я рассказала об этом Юльке, та была жутка зла и порывалась пойти в мое захудалое кафешко, чтобы разобраться с тем начальством. В Юлиных способностях я нисколечко не сомневаюсь, но все же я остановила подругу, и сказала, что плохого в этом ничего нет - пусть лучше поможет найти новую работу. Та к просьбе отнеслась со всей серьёзностью, и уже меньше, чем через два часа, я снова служила на благо своего государства.
-Секретарь. Фирма хорошая, шеф отменный чел - знакомый родителей. Он и мне эту должность предлагал, но ты же понимаешь, что бумаги - не мое, - Юлька улыбнулся, а я, с визгом, обняла девушку. Хорошая она, даже слишком...
Шефствовал теперь надо мной отменный дядька - Лев Борисович, которого почему-то называли не иначе, как 'просто Борисыч'. Сильно тяжелой моя работа не была, а зарплата была выше, чем прежде. Сотрудники были преимущественно молодыми парнями и девушками, с которыми я легко нашла контакт - никто из них не считал себя каким-то особенным, все мы друг перед другом значились обыкновенными работниками. Коллектив был дружным и веселым, и я очень рада, что отлично туда вписалась.
В один из промозглых ноябрьских дней Юлька вечером убежала на свидание. Я долго охала и ахала, когда девушка посвятила меня в свои планы, потому что была рада за подругу. Впрочем, та не выглядела влюбленной по уши, и, скорее всего, свидание закончится ничем. Кажется, Юля просто боится окунуться в любовь, боится довериться кому-то еще раз. И я ее за это не винила, хотя старалась делать намеки, что прошлое, каким бы оно не было, это только прошлое. А впереди нас еще ждет много прекрасного.
Несильно переживающую из-за встречи с парнем Юльку я благополучно спровадила. Дома я осталась теперь с Дёней. Размышлять, чем заняться, я долго не стала, поэтому включила телевизор, где на нашем с Юлькой любимом канале шла очередная мелодрама. С удобством устроившись на диване, я позаимствовала Юлькину электронную книгу. В конец обнаглевший Дёня устроился на моих ногах. Ну, теперь можно считать, что вечер удался.
Я подумала о том, что стоит, наверное, приготовить ужин. Но было слишком лень. Есть одной не хотелось, да и кот уже удобно свернулся калачиком на моих ногах. Было так уютно, что вставать никуда не хотелось. Поэтому, мельком отслеживая сюжетную линию в фильме, я продолжала читать книгу.
Приблизительно через час в квартире раздался звонок. Я глянула на часы - было начало восьмого. Что-то Юлька больно рано со свидания вернулась - неужели все так не заладилось? Я пожала плечами, переложила несчастного разбуженного кота на диван и пошла открывать двери. Как оказалось, к нам решил заглянуть Матвей. Я не удивилась, хотя ему бы стоило предупредить о своем приезде.
-Салют, - я приветливо улыбнулась, давая ему пройти. - Только ты зря приехал. Юлька не дома.
-Её нет? - Матвей очень удивился. - Где же она пропадает?
-На свидании, - я выразительно поиграла бровями, и ушла в зал.
-Где? Ты уверена, что не ошиблась?
-Уверена. Так что, не знаю, когда она вернётся.
-Дела, - протянул парень. Затем внимательно оглядел комнату, заинтересованно посмотрел на телевизор, потом, поняв, что там показывают обычную мелодраму, посмотрел на смирно лежащего Дёню, который и ухом не повел на приход гостя.
-Он, я смотрю, совсем к вам привык, - хмыкнул Матвей.
-Ага, - я зевнула. - А ты чего так поздно-то заехал? Ты ж обычно в это время не приезжаешь.
-Да, не знаю... что-то скучно стало одному сидеть. Вот решил к вам заявиться, у вас тут всегда весело, - улыбнулся он. - А вообще надеялся, что добрые хозяюшки со мной ещё и поужинают! Я жутко голодный.
-Эх ты! Беззастенчиво пользуешься моим бездельем, - я бодренько соскочила с дивана и потопала на кухню. - Только, чур, ты помогаешь!
-Ты думаешь, я смогу сделать что-то полезное?
-Я на это надеюсь!
Вообще-то, с ужином я заморачиваться не стала: картофельное пюре и обычный овощной салат, на который Матвей мужественно сам нарезал ингредиенты. Процесс готовки шел у нас весело, и вообще, я не чувствовала никакого стеснения, ровно как и парень. Удивительно, что я нахожусь в одной комнате с одним из главных красавцев универа, мы ужинаем обычной едой, которую приготовили вместе, нормально общаемся, да и вообще... уверена, многие бы, узнав о моем близком контакте с парнем, захотели бы оказаться на моем месте. Это все и было странным, потому что я не чувствовала никакого трепета перед ним, и не думала только о его внешности, о его запахе и о его теле. Мы же были друзьями.
Юля пришла, когда маленькая стрелка часов на циферблате почти достигла десяти. Она, как и я, не удивилась приходу брата. Матвей попытался разузнать ее о парне, с которым девушка гуляла, но Юля молчала, как партизан.
-Бить морду ты ему не станешь, потому что я не позволю, тогда зачем тебе что-то о нем знать? Если эти отношения будут серьезными, всю важную информацию о нем я расскажу сама.
К одиннадцати часам мы проводили Матвея. Я долго мялась, но все же решила спросить у Юльки, что за молодой человек, который позвал ее гулять и которому она, о чудо, дала согласие.
-И ты туда же, - весело хмыкнула Юлька. - Да не парься, ты не Матюша. Тебе рассказать можно. Зовут Андрей, вместе учимся. Отношения вроде как дружеские, мне он не нравится - так, слегка симпатичен и просто приятный собеседник, который на первом и втором свидания целоваться не полезет, а предпочтет узнать партнершу получше. Не задумывайся об этом, Ев, мне просто захотелось немного внимания, романтики, вот я и согласилась с ним погулять, но это реально ничего еще не значит!
Я пожала плечами и больше вопросов не задавала, так как вмешиваюсь в действительно не свое дело. В целом, день прошел весело, и с Матвеем, оказывается, классно отдыхать, даже без Юльки. Странный он, Матвей этот. Сколько я его видела вне стен университета, он все время такой спокойный, расслабленный, жизнерадостный, но в стенах учебного заведения он совершенно другой: отрешенный, холодный и недоступный. Не удивительно, что к нему девчонки просто не решаются липнуть - слишком серьёзен для таких легкомысленных девиц, хотя, конечно, это странно. Но иногда мне действительно казалось, что некоторые крашеные куклы просто покупают себе места в универе, чтобы там найти для себя выгодную партию с мешком, наполненным долларами и евро. И ведь для кого-то это действительно жизненная цель...
Ну, и ладно. Не мне решать эти странные загадки. У каждого есть свои причины для своего поведения.
После этого случая я виделась с Матвеем неоднократно. Но нет, это не из-за той причины, о которой все ошибочно могут подумать. Просто, нам было приятно общество друг друга. И, кажется, мы стали друзьями. Может не такими, как я с Юлькой, к примеру, но все же. Мы ходили в кино, просто гуляли по парку, узнавали о мелочах, о привычках, неосознанно ко всему этому привыкали. Иногда к нашим прогулкам присоединялась Юлька, которая, кстати, больше ни на какие свидания не ходила. А когда пару раз мы встречали кого-то из универа, то я закрывала свое лицо первым попавшимся под руку предметом, или просто куда-то отскакивала. Глупо, конечно, но от этого мы веселились еще больше. Вскоре по универу пошел слух, что у Матвея Краснова появилась неизвестная никому подружка. Кто-то уже приврал, что видел ее лицо, и говорили, что она красивее всех девушек на земле - мне это сравнение льстило, парень просто был доволен сложившейся ситуацией. Несмотря ни на что, такой парень, как Матвей, нашёл плюс и в такой ситуации - к нему, наконец, перестанут липнуть разукрашенные куклы, и он сможет спокойно искать себя кандидатуру для настоящей девушки. Конечно же, чего бы в университете только не придумывали, мы с Матвеем по-прежнему оставались друг для друга хорошими друзьями - не больше, не меньше.
И вот... медленными шажочками, время подоспело к зиме, а соответственно и к праздникам. Я честно собиралась приехать на новый год домой, но оказалось, что мама вместе с Димой на праздники уезжают к каким-то его родственникам. Мне не хотелось отмечать праздник большущей кучкой незнакомых людей, которые непременно начнут расспрашивать о моих амурных и учебных делах, поэтому я оповестила Юльку о том, что остаюсь на праздники в городе. Девушка очень обрадовалась: она и Матвей собирались встречать Новый год вместе с родителями, и пообещали взять меня с собой, встретить Новый год, так сказать, всей семьёй. Заодно Юлька пообещала мне рассказать что-то очень важное. Я пожала плечами и ушла. Но на самом деле начала переживать: в последнее время сюрпризы я не очень люблю. Только если это что-то хорошее.
К середине декабря снег повалил с удвоенной силой. И, как часто это бывает, вечером выглянешь из окна и удивишься, где же зима - ведь снег так и не выпал; утром дороги расчищают снегоуборочные машины, а от обилия белого цвета просто теряешься в пространстве. Зима пока была не очень холодной, температура ниже 15 градусов мороза не опускалась - все этому радовались. Университетская жизнь тоже забурлила - ведь скоро сессия, так что студентов на парах к концу года заметно прибавилось.
Ближе к концу декабря мы с Юлькой заговорили о подарках. Мои финансы, конечно, не могли позволить покупать шикарные подарки. Но я уже успела изучить интересы подруги, поэтому еще две недели назад в интернете заказала Юлькину любимую книгу. Конечно, это может показаться странным, ведь я заказала книгу, которая Юлькой была уже прочитана. Но, зная ее привязанность к этому роману, я даже не сомневалась в том, что Юлька будет безумно счастлива - любимая книга в бумажном, а не электронном варианте обязательно должна будет понравиться подруге. Но, рассказывать о моих замыслах я, конечно же, не стала, поэтому шутливо пыталась выведать у Юльки, что же та хочет получить в подарок. Как-то так сложилось, что потом мы почему-то перешли на обсуждение амурных дел. Об этом мы как-то всегда говорили редко и предпочитали эту скользкую тему обходить стороной: ведь у обеих был не совсем хороший опыт в прошлом. Впрочем, и сейчас похвастаться было нечем.
-Я вот думаю, может быть, стоит начать с кем-то встречаться? - поинтересовалась у меня Юлька.
-С чего вдруг столь умная мысль забрела в твою умную светлую голову?
-Просто скучно как-то. Я все одна и одна. Мне девятнадцать с лишним лет. Я понимаю, это не тот срок, когда на своей личной жизни можно ставить жирный крест. Но в прошлом остался лишь один печальный опыт общения с парнем, и это мне не нравится. Я молодая и красивая, все мои однокурсницы пользуются этим. Влюбляются, встречаются, расстаются, плетут интриги, в конце концов. Охотятся за симпатичными парнями. А мне это не нужно, и ни один парень из универа меня не привлекает. А это не нормально. Может, я просто боюсь этого?
-Может быть. Но если ты меня считаешь нормальной, то ты такая же нормальная, как и я. Мне тоже никто в универе не нравится. И особенно... увижу случайно фотку Краснова в телефоне, так мне сразу на всех парней мира наплевать. И говорю себе, что надо фотографию эту удалить. А потом выскакивает табличка с надписью: 'Вы уверены, что хотите удалить фотографию'? А я не уверена. Не могу же я врать телефону!
-Ты просто сильно любишь, - грустно засмеялась подруга.
-Да. Иногда мне кажется, что после него я не смогу ни в кого влюбиться. Что он был единственной любовью в моей жизни. Но вот из-за таких девиц, как Вероника, мы никогда не будем с теми, с кем хотим, - я поморщилась при произнесении ее имени. - А на счет тебя... попробуй, Юль. Ведь есть же хоть один парень, который хоть чуточку тебе симпатичен. Флиртуй, дурачься... а когда придет время, встретишь ты своего единственного и неповторимого, который полюбит тебя всем своим сердцем... Кажется, так в твоих любовных романах говорят?
-Да иди ты! - мы весело засмеялись. - Ну, и, кстати... время уже близиться к Новому году, а я так и не решусь тебе ничего рассказать. Ты только меня не сильно бей за молчание! Короче говоря, мой отец - глава крупной строительной компании 'Феникс'. Ты, наверное, слышала, сейчас почти все дома в городе строит только их компания. И, не удивительно, что мои родители довольно-таки обеспечены, хотя я, конечно, значительно преуменьшаю имеющийся у них капитал. Просто, я предпочитаю об этом не распространяться, потому что считаю, что в этом нет ничего особенного. И потом, мои родители мне и Матвею мало помогают. Мы хотим вырасти самостоятельными личностями и всего в этой жизни добиться самим. Вот собственно и все. Не думаю, что для тебя это стало какой-то особенной новостью.
-Все нормально. Ты не хотела говорить этого раньше, чтобы не переживать, что я с тобой дружу только из-за влиятельного отца? - я безобидно улыбнулась.
-Да нет. Просто сначала не говорила о них, а потом так уж получилось... я знаю, что ты не такая, просто с каждым днем убеждалась в том, что ты классная и тебе не важно, богатая я или бедная... ну, ты понимаешь. В общем, прости. Но зато я все тебе рассказала, и ты не посмеешь на меня обижаться!
-Уговорила, - я подняла руки вверх в примирительном жесте. - И что, Новый год, небось, будем справлять в шикарном особняке твоих родителей за чертой города?
-Ага. Не переживай, там не будет этого всякого официоза. Пару друзей Матвейки, его родители - тёть Аня и дядя Сёма, - ты и мама с папой. Это уже привычная компания, и туда не обязательно выряжаться, как на благотворительный вечер - не нужно надевать на себя все имеющиеся украшения, чтобы блеснуть дороговизной. Все будет в пределах разумного.
-Утешила, - я все равно поежилась, и это не осталось незамеченным Юлькой. - Неуютно чувствую себя в незнакомом обществе.
-Но нас с Матвеем ты же прекрасно знаешь, - улыбнулась подруга. - Кстати, он не звонил тебе? Как у него дела?
-Не знаю, - я пожала плечами. - Но, вообще, странно, что ты спрашиваешь у меня, как дела у твоего брата, между прочим!
-Я же не виновата, что вы с ним так прям сдружились! В последнее время уж слишком часто я вас вместе вижу, - подруга выразительно поиграла бровями.
-Не начинай! - жалобно протянула я, тем не менее рассмеявшись. - Твои намеки меня раздражают! Так и хочешь нас сосватать!
-Сами виноваты!
Чем ближе праздники, тем хуже. Для меня. Потому что настало ужасное время: надо выбрать новогодний наряд. Я не думала об этом так уж серьезно, потому что изначально попросту хотела надеть свои любимые джинсы, свою любимую кофту, свои любимые кроссовки. Но я как-то упустила из виду тот факт, что моя подруга - жуткая модница. Нет, она просто ЖУТКАЯ модница! И теперь мы ходили по огромному универмагу, перерыли уже 15 бутиков с молодежной одеждой, в каждом из которых Юлька умудрилась перемерить все для себя и пыталась уговорить меня купить нормальную одежду. Я сопротивлялась, поэтому уже два часа мы ходили и фыркали друг на друга. Потом я приметила себе замечательные джинсы. И, хотя подобные я никогда не носила, именно сейчас мне захотелось их купить. Юлька философски хмыкнула, но не сказала отрицательного 'нет'. Я на радости ляпнула, что в следующем году разрешу издеваться надо мной, как подруга пожелает, а в этом году последнее слово останется за мной. Ну, не заметила я, как Юля предвкушающее сверкнула глазами в мою сторону, мысленно прикидывая, как именно можно надо мной поиздеваться.
-Хочешь джинсы? Покупай. Они неплохие. Но Новый год ты все равно встретишь в платье, - заметила Юлька. Я с грустью посмотрела на купленную вещь (которая, ко всему прочему, мне жутко нравилась и была очень удобной) и сдалась. Просто до меня, наконец, дошло, что какой бы Юлька не была доброй, в плане новогоднего наряда ее уже не переубедить, потому что каждые мои отговорки ее злили все больше и больше. Ругаться накануне праздника не хотелось, и, тем более, хоть разочек хотелось выглядеть прилично. Мне хотелось произвести хорошее впечатление на родителей Юльки, а в обычных джинсах и любимом сером свитере этого добиться будет не так-то просто.
Так мы и продолжали изучать каждый бутик. Причем Юлька совершенно не обращала внимания на цены, затаскивая меня в каждый отдел. А вот мне от цен становилось по-настоящему плохо. Нет, я не бедствовала, деньги у меня были, плюс, мама с отчимом прислали к празднику энную сумму. Но все равно, меня жаба душила отдавать накопленные средства на платье, которое даже одеть побоишься.
-Ты только посмотри на эту прелесть! - воскликнула Юлька, увидев манекен у очередного бутика. На манекене было надето... великолепнейшее платье из всех, что мы сегодня увидели. Глубокого синего цвета, скромный вырез спереди, зато оголена почти вся спина. На нем не было никаких узоров, только шелковая ткань, играющая на свету разными оттенками синего. Юбка в пол мне понравилась еще больше, так как почему-то все перемеренные мной наряды выше колена стесняли меня, и, казалось, будто они все были слишком откровенными. Что нельзя было сказать об этом платье.
-Красиво, - выдохнула я, возвращаясь в суровую реальность. Стоило только представить, сколько стоит такая красотень, и я поняла, что моих средств на него точно не хватит. И, даже если бы я была в состоянии все это оплатить, согласилась бы отдать последние крохи? Не думаю. Меня бы совесть потом замучила. - Но, я уверена, что оно безумно дорогое. Пойдем лучше поищем что-то более приемлемое для меня?
-Евка, да чего ты тупишь? - нахмурилась подруга. - Оно же офигенное! И тебе очень подойдет... пошли...
Юлька не стала долго думать и, схватив меня за руку, затащила в отдел. Тут же объяснила продавщице, что нам нужно. Я в это время пыталась подругу отговорить. Зачем мерить то, на что нет денег? Просто так? Для удовольствия? Да какое же это удовольствие? Скорее уж пытка для меня, потому что я просто не смогу расстаться с этой красотой...
-Просто надень, ладно? - усмехнулась Юлька, почему-то напомнив мне сейчас Матвея. Я встряхнула головой - ну вот, уже начинаю сходить с ума.
А платье... такое приятное на ощупь, я влюбилась в него сразу, как только взяла в руки. И для меня уже не имело никакого значения, как оно на мне будет смотреться. Но я все-таки померила его. Взглянув в зеркало, я чуть не завизжала от восторга. Потому что, пожалуй, впервые в жизни я любовалась собой, и мне казалось, что я достойна хотя бы оценки красиво. Сказать, что Юльке понравилось, это ничего не сказать. Даже продавщица отвлеклась от своей рутинной работы, залюбовавшись платьем.
-Отлично, - подруга обошла меня вокруг, пристально рассматривая наряд. - Просто великолепно! Девушка, сколько оно стоит? Мы его берем!
-Юль, ты с ума сошла?! - воскликнула я тут же. Потом продавщица назвала цену, и я порывисто выдохнула. Нет, оно было не дорогим. И как раз в разумных пределах. Я просто выдохнула от неожиданности, что мне так повезло. Обычно со мной это приключается редко. - А почему его у вас до сих пор не купили? Ни за что не поверю, что такое красивое платье до нас никто не приметил.
-Никому по фигуре не подходит, - призналась девушка. - Я даже сама мерила. Это последний размер, и мне он маловат, как и всем многим другим девушкам. Оно как на вас сшито.
Я радостно улыбнулась, не поверив своему счастью. Девушка нам даже скидку сделала - от радости. Подруга тоже выглядела довольной, и после покупки продолжала меня пилить, что если бы не ее решительность, так бы мы платье на Новый год и не нашли. Я не обижалась на Юльку, потому что настроение было слишком хорошим.
-Вот и ладненько. Теперь обувь! - в предвкушении воскликнула Юля. Я глубоко вздохнула. Чувствую, нас снова ждут разногласия. Уверена, подруга выберет для меня какие-нибудь супер-пупер красивые на высоченном каблуке с низенькой платформой. А я ни за что не смогу их купить, потому что попросту не сумею на этом ходить.
Но, в противовес моим ожиданиям, Юля видимо и так знала, что с каблуками надо быть осторожнее, и ее выбор не падал на двадцатисантиметровые шпильки. В итоге мы сошлись на ничем не примечательных туфлях на невысоком каблучке черного цвета. Я выбором осталась довольна. Все равно платье своей красотой отнимет все внимание.
-С украшениями заморачиваться не будем. У меня дома есть одна вещичка, которая сюда подойдет, - хмыкнула девушка. Сама она уже успела выбрать себе платье. Красное, не слишком открытое, но отмечающее все достоинства девушки. Оно было чуть выше колена, но не слишком коротким, что не делало его вызывающим. Материал очень приятный, хоть ткань и плотная. К нему же шел леопардовый поясок, сочетаясь с такими же леопардовыми бретельками платья. К наряду Юлька подобрала замечательные красные туфли на пугающе высоком каблуке. Но девушка уверяла, что на самом деле ходить в этом ей очень удобно. Так я и поверила!
Новый год - это праздник всей семьи. Но, когда выбора особого нет, это еще и праздник всех друзей. Собственно, как у меня и вышло в этом году. Я по любому поводу начинала жутко нервничать, а Юлька все утро бегала меня успокаивала. В итоге чуть не спалили торт, благо, вовремя о нем вспомнили. Почему именно торт? Сложно объяснить. Просто приходить в гости с пустыми руками мне показалось некрасивым. А так как Юлька уверяла меня, что у четы Королевых итак еды много, мы почему-то решили испечь торт.
С самого утра в городе повалил снег, поэтому настроение было самое новогоднее. Я все бегала по дому и суетилась, и где-то ближе к часам, мы с Юлькой, полностью одетые, уехали из дома, чтобы помочь Вере Александровне накрыть на стол, да и вообще... скучно дома было сидеть. Уже перед выходом, красуясь у зеркала, Юлька подарила мне подарок.
-Его, конечно, хотелось сунуть под елочку и подарить немного позже, но оно так подходит к твоему наряду, что я не смогу удержаться.
Это была серебряная цепочка. Очень красивая, состоящая будто бы из нескольких серебряных нитей, переплетенных между собой. С цепочки свисала небольшая сапфировая 'капелька'. Очень нежная и идеально подходящая к платью.
-Я не могу, - шепнула я, увидев такую красоту. - Юля, это неправильно. Зачем дарить мне такие дорогие подарки?
-Я не специально! - улыбнулась подруга. - Я ходила в торговом центре, все никак не знала, что тебе подарить. А потом заглянула в ювелирный, просто так, полюбоваться красотой, и увидела эту цепь. И она мне так о тебе напомнила. Я знала, что тебе понравиться.
Обижаться не стала. Времени на это не было. Быстренько собрав с собой все, что нужно, мы уехали. Дом, как и ожидалось, находился за городом. Величественное, и в то же время безо всякого пафоса здание несколько отличалось от своих соседей. Может быть потому, что по этому дому нельзя было точно сказать, что владельцы запредельно богаты? Хотя, мне не казалось, что Юлины родители чем-то уступали в материальном плане от всех остальных, проживающих в этом районе.
Вообще, место для постройки домов очень удачное. Пока мы ехали, Юлька мне говорила, что где-то недалеко есть небольшое озерцо, где летом можно купаться. Его кругом окружают деревья, и появляется ощущение, что цивилизация далеко-далеко, а ты остаешься наедине с природой.
-В детстве мы Матвеем туда часто бегали, - сказала подруга. - Один раз я начала тонуть, а он меня спас тогда. Я после этого воды боялась долго. А потом, когда Матвей стал большим и сильным, он просто поднял меня на руки, затащил в воду и кинул. Ох, сколько же тогда криков было! Но, что удивительно, мне помогло, и после этого все нормально. Просто я стараюсь заходить в воду, только если там есть люди.
Таксист, кажется, тоже внимательно слушал Юлькины рассказы. Наверное, не так часто им случается возить пассажиров в такие места и выслушивать такие впечатляющие истории.
Вера Александровна и Василий Петрович - родители Юли - были рады нашему приезду. Юлина мама показала мне большой палец, что значило, что я неплохо выгляжу. Тогда я, наконец, позволила себе немного расслабиться. Конечно, я знала, что родители подруги приняли меня бы любой, будь я хоть в тех же самых старых джинсах. Но почему-то казалось очень важным произвести впечатление на Юлькиных родителей. Поэтому я чувствовала радость от того, что у меня все получилось.
-Девчонки, вы же мне немного поможете на кухне? - Вера Александровна дружелюбно улыбнулась, так что, даже если бы я совсем не хотела никуда идти, все равно не смогла бы отказать.
На самом деле мы почти ничем не помогали. Почти вся еда была на последней стадии приготовления. Теть Вера в основном спрашивала обо мне, но я мало, что рассказывала, в основном ограничиваясь общими фразами. Лишь охотно рассказала про свою маму, про город, из которого я приехала. Вставила пару слов об отце, но Вера Александровна быстро перескочила на другую тему. Кажется, она поняла, что мне неприятно говорить о папе. Потом Юлина мама поинтересовалась моими успехами в учебе, узнала, что учусь я на юридическом факультете. А потом она вспомнила о детском альбоме своей доченьки. Подозреваю, у каждого родителя хранится такой альбомчик с самыми, как нам кажется, ужасными нашими фотографиями. У моей мамы тоже был такой же. Я охотно посмотрела на маленького карапуза, коим была маленькая Юлька, посмеялась над некоторыми особо интересными снимками, пока Юля корчила недовольные рожицы.
-Я помню, когда Юленька только научилась говорить, она тогда выучила сказку Муха-Цокотуха наизусть - я ее часто читала ей перед сном, и она так запомнила, - а потом рассказывала ее нам. А когда она забывала слова, то так смешно надувалась, злясь на себя, за то, что не могла ничего вспомнить!..
-Мама! - возмущенно пискнула Юлька. Кажется, эти рассказы о детстве ее смущают.
-У меня было что-то похожее. Я, когда научилась читать, вышла гулять со своими друзьями, и мама мне вынесла сказку: 'Пузырь, соломинка и лапоть'. Я тогда всех ребят рассадила вокруг себя, а сама, такая важная, встала в центр и начала читать. Все прониклись, потому что читать я научилась раньше своих друзей.
Юлька почувствовала себя чуть лучше - от смеха ее напряжение немного спало, и она уже более беспечно относилась к рассказам о ее детстве. Так мы и сидели, разговаривая ни о чем и обо всем одновременно. Я даже привыкла вот так вот сидеть, на этой хоть и большой, но уютной кухоньке. К десяти часам в коридоре послышался звук открывающейся входной двери. Теть Вера тут же весело подскочила, в отражении окна поправила выбившиеся пряди волос, и ушла встречать гостей.
-Она всегда такая, - хмыкнула Юлька, чувствуя себя не в своей тарелке. - Рассказывает всякие истории. Я понимаю, это, наверное, жутко не интересно, и потом...
-Все нормально, Юль, - я улыбнулась. - У тебя классная мама. Моя, на ее месте, делала бы все то же самое! К тому же, мне было очень интересно слушать, как ты в четыре годика надела рубашку папы и обмазала себя красной помадой! Как ты умудрилась размазать все по лицу так, что на губы ничего не попало?!
Мы обе засмеялись. Потом Юля поскакала в коридор поздороваться с прибывшими гостями, я, конечно же, не отставала от подруги.
Это была вторая половина Королевых - Анна Петровна и Семен Андреевич. Где-то у двери мелькнуло лицо Матвея, и, вроде бы, кто-то еще. Сначала все очень громко друг друга приветствовали, а я убедилась в том, что нет никакого официоза. Вопросы были обычные: 'все ли собрались?', 'как поживает гусь, запеченный с яблоками?' и так далее. Потом заметили и меня, хотя я надеялась слиться со стеной. Как оказалось, безуспешно!
-Это Ева, моя подруга, - тут же представила меня Юлька. Я ей послала благодарный взгляд. - Мы с ней очень дружны.
Теть Аня и дядя Сема не стали меня долго изучать, почти тут же проникшись ко мне дружелюбием. Даже как-то попытались пошутить, хотя я ничего не услышала из-за волнения. Королевы-старшие ушли в гостиную, где располагался забитый едой до отвала стол. Я окончательно убедилась, что Матвей пришел с другом (прям идиллия - подумала я). Парня звали Егор. Он не выглядел каким-то особенным, но, чувствовалось, что с Матвеем они давно знают друг друга. А я снова подумала, что в компании новичок. Но Юлька меня не бросает, и это радовало.
-Приятно познакомиться, - парень очаровательно улыбнулся.
-Взаимно, - обычно все эти любезности я видела в кино чаще, чем в жизни, поэтому жутко хотелось смеяться. Впрочем, как и собеседнику - это было понятно по его смеющимся глазам.
-Красивое платье, - кивнул Егор. То же мне, знаток женских нарядов. Вон Юлька, к примеру, выглядит ничуть не хуже. Хотя вслух я этого говорить, конечно же, не стала.
-Милый парфюм, - парировала я. И правда, в воздухе витал не запах противного мужского одеколона, как это часто бывает. Скорее мята и что-то еще неуловимое, но до жути знакомое.
-Егорыч, - в наш диалог вмешался Матвей. Они обменялись взглядами, как будто о чем-то мысленно разговаривая. Наверное, можно было бы подумать, что это сцена ревности, а мой друг пытается предупредить Егора, чтобы тот не оказывал мне знаки внимания. Но это, конечно же, не так. Взгляды вовсе не злобные. Скорее, у них есть какие-то другие темы для обмена взглядами. И, правда, что это я? Конечно же, из-за меня никогда не будут драться парни, даже если я надену самое прекрасное платье в мире.
-Не дурак, - неожиданно усмехнулся Егорыч. Мы с Юлькой непонятливо переглянулись. - Что ж, Ева. Надеюсь, мы подружимся.
-Ага, - кивнула я, все еще немного удивленная.
-Привет, девчонки, - наконец, Матвей кивнул нам с подругой.
-Привет, - поздоровалась Юлька. - Только я не поняла. Это что сейчас тут было такое?
-Вам не понять, - усмехнулся парень. - Идемте-ка к столу. Чувствую, еще немного, и родители начнут переживать.
Дальше время потекло довольно быстро. Уселись за стол пол-одиннадцатого. На Первом канале шла какая-то новогодняя программа, где выступали популярные отечественные звезды шоу-бизнеса. Юлька сидела напротив меня. Сначала, я жутко расстроилась, и даже испугалась, что буду сидеть совсем одна с почти незнакомыми мне людьми. Но все оказалось не так плохо. Справа от меня обосновался Матвей, слева - теть Вера. Юлька, конечно, предательница, но тут уж ничего не поделаешь.
За столом шла оживленная беседа, иногда прерываемая тостами. Провожали уходящий год, вспоминали какие-то события. Я старалась помалкивать, потому что у меня этот год ассоциировался не с самыми праздничными воспоминаниями. На секунду вспомнился Сережа, Вероника и тот проклятый чердак. Я встряхнула головой, отгоняя липкие мысли, но веселье уже проскочило мимо меня, и все больше я окуналась в своё сознание и недалекое прошлое, в пережитую боль, до сих пор разрывающую мое сердце на мелкие кусочки.
-Ев? - услышала я голос Матвея. Когда мой взгляд сфокусировался на парне, я поняла, что он переживает. Все гости по-прежнему о чем-то спокойно разговаривали, смеялись. И только Юлька также беспокойно на меня поглядывала, хотя делала это незаметно, чтобы остальные не увидели тревоги в ее глазах. - Ты нехорошо себя чувствуешь? Тебе плохо?
-Нет-нет, - тут же ответила я и постаралась надеть маску спокойствия с тенью легкой небрежности. - Просто старые воспоминания.
Кажется парень, всерьез испугавшись за мое душевное состояние, решил заболтать меня, чтобы я не вспоминала больше о событиях уходящего года. И я была благодарна Матвею, потому что у него это получалось.
А время... летело как бешеное! Казалось, что я только-только отвела взгляд от минутной стрелки часов, увлекшись беседой, а когда снова вспоминаю о часах - проходит уже, по меньшей мере, пятнадцать минут. Не удивительно, что такими темпами я успела испробовать всю еду на столе, а мой живот уже заметно округлился - впрочем, то же самое было с животами всех присутствующих. Не удивительно и то, что очень скоро время приблизилось к двенадцати часам. Тут неожиданно все повыскакивали из-за стола, подавшись в коридор.
-Семейная традиция, - пояснил Матвей, когда я потянула его за рукав и тихо задала вопрос, не решившись спрашивать вслух, чтобы не выглядеть глупо. - Мы каждый Новый год встречаем на улице, а потом смотрим на фейерверки - их здесь хорошо видно.
Я философски хмыкнула и, плотнее укутавшись в пуховик, порадовалась, что надела свои самые теплые сапоги сегодня. Когда я оказалась на улице, все уже стояли на крыльце. Увеличив громкость телевизора до самой высокой отметки, мы слушали речь президента. Я неуютно жалась у двери, так как сейчас ясно почувствовала себя совершенно чужой. Я не обижалась, нет, просто мне не хотелось мешать этой чудесной картине настоящей семьи. Но меня заметил Матвей. Он улыбнулся, будто бы извиняясь, а потом, ухватив меня за руку, подтащил ближе к остальным. Так и стояли, слушая слова президента. Кажется, оставалась еще минута. Я поежилась от холодного ветерка, и Матвей, заметив этот жест, слегка приобнял меня. Я испуганно замерла от неожиданности, а потом он тихо шепнул, чтобы я расслабилась - так станет теплее. И я поверила. Только тогда мне показалось, что я тоже могу стать членом этой семьи... в смысле, не официально, конечно. А скорее на духовном уровне. Потому что с этими людьми я чувствую себя собой. Я точно знаю, что если бы встречала праздник с родственниками отчима, то не чувствовала бы и доли того восторга, который охватывает меня сейчас.
И вот, наконец... бой курантов, стрелки часов указывают полночь, из ближайших домов доносятся счастливые крики и смех. Мы тоже смеемся все вместе. У каждого в руке бокал шампанского, мы чокаемся, не особо разбирая с кем. Отсюда хорошо видно фейерверк в городе, некоторые соседи Королевых тоже вышли на улицу спустя несколько минут после нового года - пускать фейерверки. Мы стояли и любовались. Минуты шли, а я больше не чувствовала холода. Юлька, случайно обернувшись, заметила меня в обнимку с Матвеем. Так и захотелось шыкнуть, а потом саркастически закатить глаза - опять она выдумывает что-то. Но нет, она просто улыбается и отворачивается, даже взглядом не пытаясь ни на что намекнуть. Вот и хорошо. Может, сегодня подруга вдруг захотела побыть хорошей девочкой?
Еще через несколько минут все уходят в дом. Казалось бы, на этом все волшебство вечера заканчивается. Но нет. В воздухе по-прежнему витает запах, ассоциирующийся у каждого человека с новым годом. Елка издает едва уловимый хвойный аромат, запах мандарин окутывает всех и каждого, а еще, кажется, лимон со льдом. Потом уже примешиваются божественные ароматы разных вкусностей со стола.
-Вот так всегда... к празднику готовишься две недели! И вот, он наступил... и остается после него гора еды и целый тазик оливье, - посетовала с улыбкой теть Вера. Теть Аня ее поддержала - как я поняла из их разговора, они каждый раз чередуются в провождении нового года. В прошлом году его встречали в доме теть Ани и дядь Степы (дом, кстати, находился в этом же районе, но на пару кварталов дальше), будущий год у них же. Рассеянно слушая их разговоры, я смотрела, как по телевизору мелькают знаменитости, улыбаются, поздравляют с наступившим годом. Юлька уже давно перебралась на огромный мягкий диван, так как, по ее уверению, она просто не может сидеть на твердом стуле. Мне бы хотелось присоединиться к ней, но сил на то чтобы встать из-за стола не находилось. Матвей и Егор стояли в стороне, о чем-то тихо перешептываясь. Я, как бы ни старалась вслушиваться, ничего не слышала. Дядь Вася и дядь Степа вели какие-то разговоры о работе. Сейчас я очень четко заметила сходство между братьями. Разные оттенки глаз, может быть, телосложение. Манеры отличаются. А так, если не присматриваться, их можно выдать за близнецов.
Ночевать все остались здесь же, благо комнат хватало. Я с Юлькой на втором этаже, напротив нас парни. Остальные разместились в комнатах на первом этаже. Мы с Юлей долго не могли уснуть, шепотом обсуждая последние часы старого года. Болтали обо всем подряд, а потом подруга все-таки решилась задать вопрос, который я давно уже от нее ожидала.
-Тогда на улице... ты и Матвей... нет, не говори, что я опять начинаю! - тут же шикнула Юля, и я засмеялась. Тихонько, но от всей души. Через несколько секунд ко мне присоединилась и подруга. Так что теперь мы обе, уткнувшись в подушки, беззвучно содрогались от смеха. Конечно, когда мы успокоились, допрос не закончился. - И все же, Ев? С чего это вы вдруг встретили Новый год в обнимку?
-Хочешь - верь, хочешь - не верь, Юль! Я просто замерзла, - ответила я и поняла, что на Юлькином месте я бы не поверила.
-Мерзлячка, - хихикнула она. - Так и быть, ответ принимается.
Меньше чем через полчаса мы все-таки уснули, вдоволь наговорившись. Весь дом погрузился в тишину, прерываемую лишь ветром с улицы. Кажется, наступивший год решил порадовать нас настоящим бураном.
Запах хвои и мандаринов преследовал меня и во сне... любимые новогодние запахи.

* * *

-Неужели снегопад, наконец, прекратился? - задала я риторический вопрос. Матвей, идущий рядом со мной, задумчиво хмыкнул, как бы говоря: 'Взгляни на эти снежные тучи, нависшие над городом! Ты все еще надеешься, что снегопад прекратился'?
Вообще, день сегодня был неплохой. Седьмое января, никто никуда не спешит, все по-прежнему прячутся в домах, то ли до сих пор празднуя новый год, то ли испугавшись обильного снегопада, идущего 4 дня без остановки. А снегу сколько выпало! Но меня это нисколько не смущало. Я зиму любила, чем не преминула поделиться с Матвеем.
-Я тоже люблю зиму, - сказал парень. - Потому что летом от жары спрятаться практически невозможно - куда не зайди, везде жарко. А зимой во всех помещениях тепло, а дома так вообще ощущаешь себя в крепости.
-Согласна, - кивнула я.
Мы шли по центральной городской улице. Можно было, конечно, проехать на машине, и не пришлось бы морозиться на холоде. Но почему-то сегодня захотелось именно пройтись пешком, посмотреть на заснеженный город, полюбоваться мерзнущими прохожими. Почему-то мне всегда было интересно наблюдать именно за последним.
Что мы вместе делаем на улице седьмого января, в то время как остальные предпочитают отсиживаться дома? Точно не могу сказать. После новогодней ночи мы с ним практически не общались. Утром первого числа мы с Юлькой очень быстро уехали, забрав с собой и Дёню (я, кажется, забыла упомянуть, что бедного кота мы брали с собой?). Юлька хотела как следует отлежаться дома в своей постельке, да и у меня, если честно, были приблизительно те же планы. К тому времени, как парни спустились на завтрак, мы уже заканчивали трапезу. Поэтому, перекинувшись буквально парой слов, мы быстро уехали.
А сегодня после обеда домой заявился Матвей и предложил прогуляться. Юлька была не в настроении и ещё сонная, и у меня был полноправный выходной.
Поэтому сейчас я и шла с Матвеем по главному проспекту города, озираясь по сторонам. Все-таки, сейчас, несмотря на холод, было чертовски красиво. И рядом идущий парень со мной в этом солидарен. Мы ходили и просто молчали, изредка выдавая друг другу умные мысли. Но меня это не напрягало, а наоборот. Я чувствовала спокойствие и умиротворение каждой клеточкой своего тела.
Побродив с полчаса и отморозив себе все конечности, мы решили зайти в кофейню, чтобы отогреться. Заказав себе крепкий кофе и пирожное 'картошка', я откинулась на спинку стула и глянула на вид за окном. Множество машин на маленькой скорости проезжали мимо, хотя дороги и были расчищены от снега. Люди, плотнее кутаясь в свои шубы, пальто и пуховики, куда-то спешили. Их можно понять - мало кто отважиться просто так гулять по городу, как это делали мы с Матвеем.
-У тебя сегодня выходной? - поинтересовалась я.
-Можно и так сказать, - ответил Матвей.
-Кем ты работаешь? - удивительно, но я ни разу этого не спрашивала прежде. Это информация мне не требовалась, поэтому я ею не интересовалась. А сейчас вдруг стало любопытно.
-У меня несколько автомобильных салонов, - ответил Матвей осторожно, опасаясь этой информацией что-то испортить. Я удивилась.
-Надо же. Как у тебя получилось? - поинтересовалась я.
-Сначала позаимствовал денег у родителей, на первый салон марки 'Audi'. Дела пошли неплохо, я открыл второй - не здесь, а в ***, отдал те деньги, что брал у родителей. Еще у меня есть магазин автозапчастей, который тоже пользуется популярностью. И сейчас у меня в принципе хватает денег на свое безбедное существование.
-Классно, - улыбнулась я. - Значит, ты у нас крутой?
-Есть немного, - усмехнулся он, немного смущаясь. 'Скромник' - хмыкнула я про себя.
Мы снова молчим, только теперь мне это не нравится. Матвей рассматривал посетителей кофейни, а я почему-то рассматривала его. Умный и красивый парень, который уже самостоятелен, не зависит от родителей и материально обеспечен. И, хоть у него и есть недостатки (правда, я о них пока не знаю), он классный. И почему-то сегодня у него выдалась свободная минута, а он, вместо того, чтобы встретится с друзьями, или... есть много других важных для него дел, но вместо этого Матвей сидит со мной здесь. Нет, это не выглядит подозрительным и так далее. Просто это странно. От подомных догадок становилось приятно и лестно. Интересно, если бы я была на его месте, сидела бы я сейчас здесь?
-Расскажи что-нибудь о себе, - не удержалась я от просьбы. Матвей удивленно поднял глаза. - Что-нибудь из детства...
-Думаешь, тебе будет интересно?
Я кивнула.
Она задумался на несколько минут, углубившись в свои воспоминания. Я не мешала и даже смотрела в другую сторону, чтобы не смущать. Я знаю, что вспоминать что-то с детства это весело, но одновременно появляется ощущение, что все это было так давно. И больше никогда не повторится. Детство остается в прошлом...
-Я помню не так уж много, - наконец, заговорил Матвей. - Не поверишь, но первое воспоминание, связанное с детством - это мое день рождение. Кажется, мне исполнилось три годика. Тогда мама испекла огромный торт, и я был таким довольным. А когда мне надо было задуть свечи, я на минутку задумался - хотел загадать какое-нибудь желание, которое обязательно должно было исполниться. И эта минутная заминка все испортила. Кто-то задул свечи вместо меня. Я помню, что был жутко обижен!
Я улыбнулась.
-Помню, раньше мы жили в другом доме, и у меня было там много друзей. Зимой мы с ними бегали и наблюдали, как девчонки лепят снеговиков. Они так старались, а мы над ними смеялись. И потом, когда девчонки уходили домой, мы этих снеговиков ломали. Мы чувствовали себя от этого неловко, но все равно продолжали делать по-своему. А еще, когда мне было четыре или пять лет, я подружился с одной девочкой. Она была такая смешная - вечно бегала по улице с двумя высокими хвостами, все время улыбалась и общалась со всеми девчонками и мальчишками. Не помню, как мы подружились. Но мы вечно ходили вместе. Помню, как-то ее дедушка сказал: 'Тили-тили теста, жених и невеста'! Я засмеялся, а она... жутко расстроилась, расплакалась и обиделась на своего дедушку. И это тоже мне казалось тогда таким странным...
Было очень интересно слушать о ранних воспоминаниях Матвея. Он говорил какими-то общими фразами, но это как раз таки понятно - у всех образы с детства какие-то расплывчатые, неясные.
-Еще я любил бывать у бабушки с дедушкой. Помню, у них в комнате стояла старая печатная машинка, и когда бабушка что-то печатала на ней, я всегда сидел рядом и наблюдал, запоминал. А деда, когда чинил в гараже свою старенькую машинку, всегда что-то показывал мне и постоянно приговаривал: 'Матюшка, что ты вечно под ногами вертишься?'.
Матвей замолчал. Теперь на его лице играла улыбка, и он был совершенно расслаблен. Я почти смогла представить себе маленького Матвея. Наверняка, он был непоседой и очень шумным пацаном.
-Ладно, теперь твоя очередь рассказывать.
-Моя?
-Ну да. Знаешь, я ведь о тебе вообще ничего не знаю. Как ты здесь оказалась, как познакомилась с Юлькой, где жила раньше, кто твои родители. Мне тоже интересно!
-А Юля тебе ничего не рассказывала? - осторожно поинтересовалась я.
-Нет, - Матвей откинулся на спинку стула и серьезно посмотрел на меня. - Это не значит, что я не спрашивал. Просто... она сказала, что если ты захочешь, то сама мне все расскажешь.
Наверное, она правильно сделала.
-Ну, - протянула я, не зная с чего начать. - Я родилась в ***. Что я помню с детства? Не очень много. Помню, что когда была маленькой, часто танцевала с мамой. Моя мама была очень красивой и очень любила танцевать, а я не умела. И она меня учила. А когда я поскальзывалась и падала, то никогда не плакала - мы с мамой всегда учились улыбаться неудачам. Еще помню, как папа играл на гитаре. У него очень красивый голос, не то, что у меня - видимо, медведь на моих ушах потоптался.
Матвей сидел напротив и слушал меня очень внимательно. На секунду мне стало страшно, что я открываю свое детство человеку, которого знаю не так уж и много. Я снова вспомнила Веронику, которая знала меня слишком хорошо и смогла этим воспользоваться...
Но я успокоила себя тем, что Матвей и Юля совершенно другие.
-А потом мои родители развелись, - брови парня удивленно взлетели вверх. - В этом нет ничего удивительного, потому что мой отец... он всегда говорил, что мама ему не подходит. Но нет, это не так. Скорее это он не достоин ее. Я маму очень люблю, потому что какой-то период жизни она была единственной, кто меня понимал.
Я сглотнула. Снова промчались воспоминания: школа, четыре стены, нудный монолог учителя. А потом перемена. Я аккуратно собираю свои вещи в портфель. Мне 8 лет, я совсем маленькая. Я пробираюсь сквозь ряды парт к выходу и неожиданно падаю. Катька Сорокина поставила мне подножку. Весь класс заливается довольным смехом. Даже на лице учительницы мелькнула улыбка, правда она тут же затерялась...
-Я переехала сюда в середине лета, потому что... - я на секунду задумалась, не зная, стоит ли рассказывать другу о своем прошлом. Но мне показалось, что он должен это знать, - меня предали. Моя лучшая... бывшая лучшая подруга, ее звали Вероника, сделала мне очень больно. Знаешь, как это обыкновенно бывает, в школьные времена мне нравился мальчик. Его зовут Сережа. И так получилось, что я, он и Вероника поступили в один и тот же университет. И моя подруга... стала встречаться с ним. Я думала, он ей нравится, терпела все это... потом они расстались. Это было так неожиданно, и... я была этому так рада, хотя старалась не показывать виду. Она хотела его вернуть и придумала совсем глупую штуку, но это не важно. В тот день мы должны были с ней встретится в помещении, совсем мне незнакомом, скрытом от чужих глаз. Но вместо подруги, я увидела их там вместе, и... она посмотрела на меня. Я тогда все поняла. Что он ей не нравится и не нравился никогда. Вероника была моей сводной сестрой.
Наверное, Матвей ничего не понял из моей речи, но он ничего не переспрашивал.
-Тогда я переехала сюда, мой знакомый по переписке в интернете нашел мне подходящую квартиру. Вообще-то, мы с ним никогда не виделись, но я была ему благодарна за помощь. Я какое-то время жила в этой квартире, а потом... так получилось, что у меня произошел конфликт с... одним из хозяев квартиры, и я собрала вещи и ушла. Была ночь. Тогда меня нашла Юлька, привела к себе, помогла... потом предложила остаться. Я даже не могу сказать, как много она для меня сделала.
Я замолчала, намекая, что на этой ноте печальная история заканчивается. Матвей не смотрел на меня. Сощурившись, он наблюдал за прохожими за стеклом. Наверное, не стоило всего этого говорить. Может, во всей этой истории я что-то упустила или не то сказала, и Матвей не захочет со мной общаться? Должно быть, я совершила глупость, решив довериться ему. Может, он испугается моих неожиданных откровений? Или подумает о чем-то не том...
-Тебе много досталось, - вздохнул он. - Но ты очень сильная. Тебя не сломили.
-Нет, - я покачала головой. - Вовсе нет, никакая я не сильная. Просто мне так часто не везет, что я к этому уже давно привыкла. Когда думаешь, что все только-только становится нормально, как тут же снова случается что-то плохое. Жизнь держит меня в тонусе.
-Поверь мне, что на этом все плохое закончилось. Теперь есть мы, я и Юля, и ты знаешь, что мы тебя никогда не бросим.
Я попыталась улыбнуться, но, кажется, вышло не очень.
-Правда? - недоверчиво спросила я, почувствовав себя ребенком.
-Да, - ответил Матвей.
После этого мы больше ни о чем грустном не говорили. Обсуждали погоду, делились своими планами на будущее и какими-то глупыми мечтами. Я рассказала, что мы с Юлькой до нового года написали список, что должны сделать в наступившем году. Матвей сказал, что это замечательная идея, а потом все пытался у меня выпытать, какие были пункты в моем списке. Даже не заметила, когда нам принесли заказ, и не заметила, как стремительно пирожное исчезло с тарелки, а кофе оказался допитым. Уютная атмосфера кофейни так и располагала к общению. Но вот, уже прошло много времени, и мне нужно домой, а Матвей должен еще показаться в своем салоне...
Мы снова оказываемся на улице, идем, изредка задевая друг друга локтями. Погода никак не изменилась. Я уверена, что температура осталась прежней. Не знаю, плохо это или хорошо. Я просто иду прямо, болтаю с Матвеем о всяких пустяках. Он рассказывает о Егоре. Они дружат со школы и все трудности преодолевают вместе. На секунду меня охватывает волнение: можно ли Егору доверять? Ведь я также дружила со школы с Вероникой, так же безропотно верила ей, доверяла подруге все имеющиеся у меня секреты. А потом оказалось, что она меня почти ненавидит. Но по рассказам друга я понимаю, что Егор действительно друг.
Славно. И у меня теперь тоже есть друзья. Я это точно знаю.
У дома мы спокойно прощаемся. Матвей направляется к своей машине, которую оставил на стоянке. Я иду к подъезду, но, преодолевая несколько шагов, все-таки оборачиваюсь, рассматривая спину удаляющегося парня. Он, будто чувствуя на себе чей-то пронзительный взгляд, тоже оглядывается и замирает на месте.
Не знаю, что в тот момент управляло мной, но я резко соскочила с места, а подбежав к удивленному Матвею, обняла его. Я не задумывалась над тем, стоило ли так делать, приятны ли Матвею мои объятия. Просто мысль о том, что он и Юлька стали мне очень близки, никак не отпускала меня. И вместо того, чтобы провести свободные минуты за каким-нибудь другим занятием, он приехал сегодня сюда, чтобы побыть со мной. Мой друг. Эта мысль настойчиво билась в моей голове. Поэтому я сейчас обнимала его, поэтому до сих пор не ушла домой.
-Спасибо тебе, - шепнула я.
Он неуверенно провел ладонью по моим волосам, а потом еще несколько раз. Эти поглаживания немного успокаивали бушующие во мне эмоции. Отстранившись, я просто улыбнулась. Домой я уходила без оглядки и с улыбкой на лице.
Счастлива ли я? В какой-то степени, да. Я обрела то, что раньше в моей прошлой жизни было фальшью. Дружба. И это подобно глотку свежей кристально чистой воды. Это прекрасно!

* * *

Бывают дни, о которых ты старательно пытаешься забыть. Ты вычеркиваешь их на календаре черным маркером и делаешь вид, будто для тебя его не существуют. Но вот проблема: об этом дне могут помнить другие.
Обычно мой день рожденья был если не долгожданным днем, то, как минимум, просто приятным. В этот день мама всегда вечером возвращалась с работы пораньше, готовила праздничный ужин и мы отмечали праздник вчетвером: я, мама, Дима и Вероника. Я всегда в этот день получала подарки, слышала много красивых пожеланий и верила в то, что завтра все будет также прекрасно. И так оно и было. Хорошие эмоции сохранялись на протяжении нескольких дней.
Но что ожидать от этого дня рождения? Я не знаю. Накануне Юля сказала, что все приготовления берет на себя. И я подумала, что она может выдумать кучу всего. Может потащить меня в какой-нибудь ресторан, или клуб, или еще куда-нибудь. Может потратить кучу денег на какую-нибудь ерунду для подарка. Может устроить вечеринку с неимоверным количеством людей, которых я даже не знаю! И поэтому я попросила ее ограничиться территорией квартиры. Кажется, подругу это ничуть не смутило - наверняка, она ожидала от меня чего-то подобного и заранее все продумала.
И вот оно утро. Ничего не изменилось, не считая того, что сегодня мне исполнилось 20 лет. Круглая дата. Вздохнув, я встаю, переодеваюсь в домашнюю одежду, выглядываю из окна. Понаблюдав какое-то время за февральским бураном, я отвлекаюсь на зазвонивший телефон. Мама! Как всегда, угадывает, когда я только проснулась!
-Доброе утро, солнышко! С днем рождения! - говорит мама, и мир становится как-то ярче, а настроение подпрыгивает до небывалых высот. Поболтав с мамой добрые полчаса, за которые я успела выслушать кучу пожеланий от самой мамы, от Димы, и то, что передали его родственники, я решила разведать обстановку в квартире, ошибочно понадеявшись, что моя подруга до сих пор спит. Такая активная девушка, как она, просто не может спать, когда у ее подруги день рождение - надо запомнить. Не успела я сунуть нос из своей комнаты, как меня тут же поймали!
-С добрым утром, именинница! - заорала Юлька на всю квартиру (а может и на весь этаж сразу), будто бы день рождение у нее, а не у меня. - Даже не думай убегать!
-Уже не пытаюсь - это же бесполезно, - хмыкнула я. Подруга затащила меня на кухню. И вроде все так красиво, и ничего не изменилось, кроме... стоящего в центре стола, на котором на красивом блюде лежал мой любимый блинный торт, и на нем взбитыми сливками было написано 'Happy birthday'.
-Ну, как тебе?
-Он красивый, - улыбнулась я. - Спасибо большое! Сама торт пекла?
-Эээ... - протянула Юлька.
-Ладно, не старайся, знаю же, что сама бы ты... не смогла, потому что я бы проснулась раньше времени и обломала весь сюрприз!
-Точно!
-Ладно. Поздравлять будешь, или тортиком решила откупиться?
-Ну, всякую бяку я тебе пожелаю при свидетелях, а то так скучно, - пробормотала Юля задумчиво. - Погорим насчет подарка...
-Да, кстати, хочу напомнить - безумно дорогие подарки не принимаются, - фыркнула я. - Я бы предпочла вообще без них обойтись...
-Так! Вот этого даже слышать не хочу!!!
-Понимаешь ли, родная, ты и так для меня много сделала, и ты не обязана...
-Брось капризничать, Ев. Сегодня у тебя праздник и такая вещь, как деньги, тебя точно не должна беспокоить. К тому же, я точно не знаю, сколько для тебя будет стоить мой подарок.
-Это как? - напряглась я.
-Узнаешь, - девушка снова улыбается. - Ладно. Теперь посмотри на это, - она протянула мне список имен. - Не густо, конечно. Это те, с кем ты сегодня проведешь праздничный вечер.
Юля, Матвей, Егор (неожиданно), Паша с Ленкой (они пара, живут уже три года вместе - с ними я сдружилась на работе), и Василиса - дочка шефа, с которой мы неожиданно нашли общий язык - она девчонка сорви-голова, вечно попадает в какие-то переделки и иногда просит меня прикрыть ее, если что-то случилось. Вот и все. Нас будет семь человек. Это классно. Все те люди, которых я хочу видеть сегодня.
-Я не думаю, что можно позвать еще кого-то, - размышляет Юлька, отрезая от красивого торта пару кусочков.
-Ну, только если еще одного, - внезапно, я вспоминаю еще об одном человеке. Глупо, конечно, да и я не предупреждала его о намечающемся празднике. - Его зовут Леша - Алексей. Ты, наверное, не помнишь - я тебе рассказывала о нем. Мы познакомились по интернету и это он тогда помог мне найти здесь квартиру.
-Неудачно помог, - Юлька неоднозначно передернула плечами.
-Но ведь не отказал в помощи. К тому же, я ему писала о случившемся, и он искренне раскаивается. У меня есть его номер телефона.
Глупо, конечно. Я точно знаю, что он не придет.
-Ладно, если хочешь, звони, - подруга не стала возражать. Но, кажется, ей эта идея не очень нравится.
-Ты против? - прямо спросила я.
-Нет, просто... тебе нелегко пришлось в той квартире, а этот Леша тебя туда поселил. Это, конечно, просто совпадение, но мне неприятно.
-Не переживай. Он нормальный парень!
-Ты с ним общалась?
-Мы же общались по интернету.
-Ев, виртуальное знакомство это не самый лучший вариант!
-Причем тут это? Я на него виды не имею, и мне все равно, какой он, и вообще. Просто хочется посмотреть на человека, с которым давно уже общаешься. Я его не видела, а мне интересно, какой он... не переживай, он наверняка не придет. Надо было заранее предупреждать.
И все-таки, я вышла из кухни и позвонила. Алексей, конечно, меня не узнал и очень удивился, что я ему звоню. А когда узнал о причине, удивился еще больше, но потом, неожиданно для всех, согласился. Я продиктовала ему адрес, и он сказал, что обязательно приедет. 'Хоть познакомлюсь, наконец, со своей подругой! А то все в интернете, а вживую никак не увидимся!'.
-Отлично! Он тоже приедет, - сказала я подруге, которая так увлеклась тортом, что никого и ничего не замечала.
-Круто, - кивнула она. - Садись, ешь, иначе я сама все слопаю.
-Ты мне лучше расскажи о подарке, - хмыкнула я. - Что ты там задумала сделать на неизвестную ни тебе, ни мне сумму?
-Так я тебе все и рассказала! - усмехнулась девушка.
-Ну, хотя бы намекнуть!
-Эээ... тебе должно понравиться, иии... тебе должно понравится, иии... что же еще... пожалуй, тебе должно понравиться! - ответила Юлька, и я стукнула ее ложкой по лбу. - Да ладно тебе, Ев! Главное, чтобы мы по времени все успели.
-Успели что? У нас может не хватить времени? Мы куда-то поедем!
-Не надейся, подруга, я не проболтаюсь! - хихикнула Юлька и, доев свой кусок торта, уже куда-то умчалась.
На то, чтобы я привела себя в порядок, мне дали один час. Очевидно, у Юльки все было расписано по секундам, потому что еще ни разу за все наше знакомство девушка меня не поторапливала - обычно, это была моя роль. Но, кажется, сегодня все перевернулось с ног на голову. Из-за того, что я разговаривала с Верой Александровной (она, неожиданно, решила тоже меня поздравить - наверняка Юлька рассказала о моем дне рождении) мы потеряли пятнадцать минут. Для Юли, сегодня, пятнадцать минут - это катастрофа.
Зато дороги сегодня были полупустыми, поэтому до назначенного места мы доехали за рекордно короткое время. Подруга сказала, что я во всем виновата - плохое компенсирую хорошим, - поэтому дуться она на меня перестала. Мы приехали в студию красоты 'Шоколад' - это я поняла по вывеске. Теперь мне стало понятно, зачем Юля меня так торопила.
-Что мы тут делаем? - попыталась выведать я у подруги, но ничего не вышло. Девушка, загадочно улыбаясь, завела меня в помещение.
Что я могла сказать о салоне? Ну, вообще-то, я не так часто бывала в таких местах, так как не видела особой надобности там появляться. Здесь было по-своему уютно, много зеркал, в воздухе царил запах, какой обыкновенно бывает в салонах красоты - гель, краска и духи.
Персонал с моей подругой был знаком очень хорошо. Это меня, конечно, насторожило, но я не подавала виду. Хотя, это было не обязательно - меньше, чем через десять минут, я узнала, что этот салон целиком и полностью принадлежит Анне Петровне - маме Матвея. Поэтому, все здесь были в курсе, кто такая Королева Юля и Лазарева Ева.
А потом было не до разговоров. Был один сплошной ужас. Сначала красят волосы, потом стрижка, потом еще какие-то питательные маски. В перерывах маникюр, педикюр. Потом укладка волос. Дальше следует визаж. И, может быть, что-то еще со мною делают, но тут я уже не в силах дать точное определение - перечислила все, что знаю. Все общаются, без устали о чем-то щебечут, смеются и пытаются развеселить меня. А у меня только одно желание: поскорее глянуть в зеркало. Интересно же, как сильно меня изуродовали?
Юлька с философским видом за мной наблюдала, потом по поводу моего вида вставляла какие-то комментарии, давала советы работникам (пока я выпытывала у всех, что со мной творят), и те снова что-то делали, подносили к моему лицу какие-то скляночки и бутылочки с разными жидкостями. В воздухе перемешались все имеющиеся ароматы. Надеюсь, от этого голова не заболит.
-Отлично, - наконец, слышу я голос подруги. - Всем спасибо, все свободны. Ева - ты просто чудо!
-Чудо? Я надеялась остаться человеком! - истерически вздыхаю я. Персонал, посмеиваясь над моими нервными шутками, куда-то разбежался, а я медленно подходила к зеркалу, напоминая себе героиню дешевого фильма о любви.
На меня смотрела незнакомка. Да, именно так. У нее были просто шикарные волосы (знаете, такие вот, как в рекламах у девушек показывают), красивые яркие глаза идеально подведены тонкой черной линией, губы стали выразительнее, даже выровнялся цвет лица. Казалось бы, меня только перекрасили, чуть-чуть подстригли, уложили, накрасили ногти на руках и ногах - а я уже не узнаю свое отражение в зеркале. Неужели это я? Может быть, это всего лишь стекло, за которым на самом деле находится другая девушка, смотрящая на меня, и такая красивая...
-Невероятно, - шепчу я. - Ущипните меня, это сон! Ай, Юлька, ты чего делаешь?
-Ты просила - я ущипнула, - усмехается подруга. - Ну, как? Даже не пытайся отвертеться, я знаю, что тебе нравиться!
-Я и не собиралась, - вздыхаю я. Действительно классно! А какой девушке не понравится, когда из нее сделают принцессу? Не стану же я верещать и требовать, чтобы меня вернули в прежнее состояние!
-Отлично. А теперь поехали дальше. У нас впереди еще одно важное дело!
-Ты шутишь? Что может быть настолько же важным, как и салон красоты?
-Магазин одежды! Поторапливайся!
Маленькая Юлина машинка с радостью заурчала, когда ее завела хозяйка. Маленький 'Daewoo Matiz' очень подходил моей подруге - миниатюрная машинка, очень быстрая и шустрая на дороге, а еще ее плюс в том, что она маленькая и экономная. В салоне на самую высокую громкость было включено радио, где пела одна из моих любимых певиц - Ёлка. Я ее уважала за красивый и необычный голос, хотя знаю, что многим она не нравится.
Мой телефон зазвонил сегодня в третий раз - это был уже Матвей. Ура! А я-то думала, что он уже не позвонит: время почти час дня! Он, как и его сестренка, не стал особенно распространяться по поводу поздравлений и подарков, просто сказал пару приятных слов для поднятия настроения. И это было здорово, потому что если бы сейчас Матвей высказал мне еще порцию похвал и поздравлений, то Юлька бы еще долго допытывалась, отчего это у меня щеки покраснели при разговоре с Матвеем! И ведь не объяснишь ей, что это не он виноват, а его красивые слова!
До магазина мы добрались так же стремительно, как и до салона - с движением на дорогах действительности творилось что-то невероятное, но все светофоры загорались зеленым, как только мы приближались к перекрестку. Нашей конечной остановкой оказался магазин 'Arc en ciel' - французское название одного из самых модных и самых дорогих бутиков этого города. Конечно, каждая вещь заставляла испуганно вздрагивать кошельки посетителей, но вещи полностью оправдывали свои цены - ведь качеству материалов, из которых шили одежду, можно было бы позавидовать. Юлька не была скромной, она свободно высматривала подходящие мне наряды, и в ее поведении я сразу поняла - подруга здесь бывает далеко не в первый раз!
-Одежду для этого магазина шьет, как ты поняла, француз. И я очень горда тем, что он мой очень хороший знакомый - мне удалось с ним познакомиться пару лет назад, когда этот бутик только открывался. Он полностью разделяет мои предпочтения в отношении одежды, поэтому когда ему удается сюда приезжать, мы с ним обязательно где-нибудь встречаемся и часами разговариваем... Но, это все не важно, конечно же! Сейчас я попрошу позвать управляющую Мариэтту, чтобы она побыла сегодня нашим экскурсоводом в мире моды.
И действительно, после того, как Юля весьма дерзко поболтала с одной из консультанток, та согласилась позвать управляющую и была несказанно удивлена, когда Мариэтта с радостными воплями выскочила из служебного помещения, а потом они с Юлькой громко приветствовали друг друга, так что слышал весь магазин. Посетители - а здесь их было предостаточно - нервно оглядывались на громкие возгласы девушек.
-Давно я тебя здесь не видела! Что же ты так редко заходишь к нам, Джулия? У нас за это время было столько прекрасных вещей, а я все ждала, когда же приедет наша модница и все это примерит! - заворковала Мариэтта, смешно назвав Юльку какой-то Джулией.
-У меня почти не было свободного времени, Мари. Но сегодня у меня особенный случай! Познакомься с моей подругой, Евой. У этой очаровательной девушки сегодня день рождение.
-Очень приятно, - Мари даже пожала руку, что меня несколько удивило. На ее лице тут же загорелась счастливейшая улыбка.
-Мари - бывшая жена нашего модного Бога - создателя всех тех шедевров, что ты видишь перед собой! Филипп и Мариэтта разводятся уже в третий раз, но им это никогда не надоедает, - заметила Юля, похихикивая над смутившейся управляющей магазина. Я же впервые слышала о том, что развод - это как бы игра, и была немного обескуражена этой новостью. Впрочем, подруга не дала моим мыслям копаться глубже. - Итак, у нас катастрофически мало времени, а нам очень много нужно успеть...
Юлька тут же пустилась в глубокие обсуждения одежды с Мариэттой. Они обсуждали мои стиль добрых 7 минут - я следила на часах! - за это время я, как следует, успела понаблюдать за незнакомкой. Что я могла сказать о Мари: она была немного высокомерной, но, безусловно, любила свою работу и разбиралась в этом деле столь же хорошо, как и Юлька, и, могу предположить, как и Филипп. У Мариэтты был едва заметный акцент, и у меня не осталось сомнений - передо мной настоящая русскоговорящая француженка! Об этом также говорили ее манеры, не свойственные людям нашей страны.
Для меня моментально подобрали три наряда. Среди них я увидела и одно короткое платье, и была удивлена, что в Домах Моды тоже существуют платья неприличной длины. Но я вовремя вспомнила, что вкус дизайнера совпадал со вкусом моей подруги, и все сомнения тут же испарились. Потом лично Юля вытащила еще одно платье, которое было вовсе не длинным, - к моему великому счастью! - но имело весьма вызывающий глубокий вырез на спине - в целом, оно мне даже понравилось, но это платье больше подошло бы для какого-нибудь другого места, но не для праздника дома.
Меряя тот или иной комплект, я обязательно выходила на 'сцену', продемонстрировать двум девушкам, как на мне сидит эта вещь. И уже от них исходил окончательный вердикт. То, что нравилось мне - категорично не нравилось девушкам - и наоборот! Я думала, так будет продолжаться до бесконечности. Но, как только на мне оказался бирюзовый костюм - очень удобный, с юбкой длинной до колен, - и кремовая блузка, все мы сошлись, что это был самый лучший вариант для сегодняшнего праздника. Цвет был не слишком ярким, но и не будничным, сам костюм вроде был и официальным, но в то же время на работу такое никогда не оденешь. Весьма удачный выбор.
Прощаясь с Мариэттой, Юля предупредила меня, что я рано радуюсь - нас впереди ждал выбор обуви и украшений к моему наряду. Я поняла, что моя головная боль в лице подруги никогда не покинет меня - оставалось смириться и улыбаться навстречу судьбе.
И вновь дорога радовала нас приятной пустотой. И в третий раз за день я вхожу в неведомый мне новый мир - мир роскоши и красоты. Юля привела меня в бутик дизайнерских аксессуаров, где всё дышало блеском и шиком. В бутике стояли удобные диванчики для посетителей, стояли пару журнальных столиков, заваленные кипами журналов. Даже запах, как мне показалось, здесь был какой-то особенный, располагающий к любым покупкам. Здесь мне на удивление понравилось: приятная дружелюбная атмосфера, улыбающиеся консультанты и небольшое количество милых посетителей, разглядывающих те или иные украшения. С чего бы это у меня всё вызывает такое умиление? Я решила проявить инициативу и походить по магазину отдельно от Юльки. Подруга сначала удивилась и немного нахмурилась - ведь из ее соображений выходило так, что это она целиком и полностью должна была подобрать мне наряд на сегодняшний вечер. Но потом она смилостивилась, подсказала, где тут самые красивые украшения и мы разошлись по разным сторонам.
Ассортимент радовал разнообразием выбора. Были и золотые подвески, и жемчужные ожерелья и простые серебряные кулоны. Но внезапно для себя мой взгляд упал на длинную серебряную цепочку с бирюзовым камнем красивой огранки. Несколько минут я не могла оторвать взгляда от этой вещицы, рассматривая ожерелье с разных углов - так красиво оно играла в лучах солнечного света, попадающего сюда из окон с улицы. На секунду я подумала, что, наверное, это украшение неплохо подошло бы к моему вечернему наряду, но потом все же подумала, что подруга наверняка найдет для меня что-то более подходящее.
Потом я подошла к сережкам и решила изучить и здесь предлагаемый ассортимент. На глаза почему-то ничего особенного не попадалось, но я верила, что и для меня тут непременно найдется что-то уникальное. Здесь меня через пару минут нашла подруга - в ее глазах плясали лихорадочные искорки счастья. Кажется, она нашла то, что мне нужно.
Надеюсь, с украшениями у нас все закончится гораздо быстрее, чем с одеждой!
-Чего ты там копаешься, пошли быстрее, - подталкивала меня Юля. - Там такая штука офигенная! Ты будешь в восторге!
И девушка подтолкнула меня к той витрине, у которой я уже была, и показала мне на то ожерелье, на которое я как раз и положила глаз. Наверное, у меня появляется чувство стиля, раз мы в кои-то веки выбрали одинаковую вещь.
- Что ты об этом думаешь? Мне лично, это очень нравится, - подруга так и вздыхала над ожерельем, приписывая ему много других достоинств.
Я пока молчала, все еще раздумывая над этим украшением. С одной стороны, оно, бесспорно, было просто чудесным, но с другой стороны, я не хотела теряться на фоне всей этой красоты - я хотела украшениями лишь дополнить свой новый образ, но вот перебарщивать никак не хотелось.
-Ты же знаешь, что мне это нравиться, Юль, - честно ответила я. А потом поделилась с ней своими соображениями, и подруга нахмурилась.
-Головенка у тебя сегодня хорошо варит, - кивнула девушка. - Но ты не учла одного. Ты сегодня сама как драгоценный камень. Посмотри на себя в зеркало, и ты сразу вспомнишь, какая красавица ты сегодня! Ни один сверкающий камень не сможет тебя затмить, Евка!
-Ладно-ладно. Уговорила. Будем мерить!
Мы попросили консультантку достать нам это ожерелье. Оно оказалось несколько легче, чем я могла себе представить. Красивые гладкие камушки, казалось, засверкали еще ярче, как только я их приложила к своей шее. Подруга охала и ахала, чуть ли не в обморок падала, уговаривая меня согласиться. И я, после нескольких минут нытья подруги, согласилась.
Итак, теперь нам предстоял уже последний магазин! И я с нетерпением ждала, когда же все это закончится. Выбирать одежду с Юлькой в этот раз оказалось не так плохо, и, признаться честно, мне даже понравилось! Но бесконечная спешка и беготня меня все равно немного раздражали, да и ноги начинали уставать.
Погода сегодня была солнечная, снега не ожидалось. Сугробы по бокам от дороги ярко сверкали, будто бы везде были рассыпаны крохотные частицы бриллианта. Возле бутика нас уже ждала девушка - точнее, сначала мне показалось, что она просто вышла подышать свежим воздухом, - но оказалось, девушка нас знает и уже давно ждет.
-Юлькин! - радостно взвизгнула она, заприметив нас. - Ну, наконец-то! Я вас ждала гораздо раньше!
-Мы немного задержались, - пояснила подруга. Потратив несколько минут на пустые разговоры, Юлька представила меня незнакомке.
-Здравствуй! - поздоровалась та. - Меня Ангелина зовут! Рада знакомству!
Я также представилась и поздоровалась.
Ангелина так же улыбнулась. Девушка хотела что-то ещё сказать, но ей помешала Юлька.
-Ангел, у моей подруги сегодня день рождение, так что нам надо подобрать самые сногсшибательные туфли!
Ангелина тут же изучила меня пытливым профессиональным взглядом.
-Прям так и сногсшибательные? Как бы она саму себя с ног не сшибла, - улыбнулась Ангел, и повела нас в бутик.
С туфлями тут дело обстояло куда проще, чем с одеждой. Ангелина продемонстрировала четыре пары туфлей, подходящих под цвет праздничного одеяния. Мы с Юлей сразу выбрали. Нам понравились белые туфли на танкетке, совсем не высокие, с застёжкой-ремешком. Они были очень удобные, а еще и красивые, не слишком высокие - что мне особенно нравилось, да еще и в глаза не бросались. И стоимость к себе располагала. Без лишних разговоров мы взяли эту пару.
В машине я почувствовала себя намного бодрее, настроение витало где-то в облаках. Я следила за неспешно сменяющимися улицами. Лениво брели прохожие, закутавшиеся в сто одёжек. Проезжали машины - все люди были сегодня счастливыми, будто специально для меня. Суббота - хороший день! Особенно для меня.
Вздохнуть спокойно у меня получилось только тогда, когда я переступила порог квартиры. Раздевшись и плюхнувшись на диван, мы обе блаженно вытянули уставшие ноги и еще минут пять не двигались, пока уставшие конечности не перестали гудеть. Закономерный вопрос - а сколько же сейчас время? - настиг нас еще не скоро, а когда мы все-таки вспомнили об этом, то оказалось, что уже почти пять.
Почти пять! Это же значит, что весь день был потрачен на эту беготню! Даже не верилось, ведь никогда еще я не тратила столько времени на собственную красоту. Конечно, всему этому я очень удивилась, но Юлька махнула рукой и буркнула, что по времени все так и рассчитывала.
-Юль! - воскликнула я, когда вспомнила об одной очень важной вещи, которую умудрилась упустить.
-Чего?
-Мы про еду забыли! - закричала я, вскакивая с дивана. - Господи, я же ничего не успею приготовить! Вот я дура! Главное, вчера еще все продукты закупила, но совсем-совсем забыла...
-Ев, успокойся, - вздохнула подруга. - Все продуманно. Я заказала еду из ресторана!
-Как? А как же?.. Я же и купила все, и вообще...
-Нет, если ты хочешь сейчас торчать у плиты, чтобы попытаться приготовить все задуманное за два часа, испортить прическу и так далее, то я тебе мешать не буду! - усмехнулась девушка.
Я вынуждена была согласиться. Вначале седьмого нам должны были привести все заказанное из ресторана: основным горячим блюдом были утиные грудки в апельсиновом соусе, помимо этого еще кое-какие салаты, название которых, а также их состав, перечислять слишком долго. Напитки, к великому счастью, мы с Юлей купили еще вчера...
Чем быстрее время приближалось к семи, тем сильнее я дергалась. На минутку я даже подумала о том, что вообще-то зря мы затеяли все это. Настроение у меня было на высоте, но так захотелось просто провести этот вечер в тишине, просто поболтать с Юлькой обо всяких пустяках... мне бы, честно, хватило и этого. Но и все отменять было уже слишком. К тому же, сегодня будут присутствовать только те, кого мне действительно хочется видеть.
Пока подруга приводила себя в порядок, я вспоминала свое детство, свой последний день рождения. Я знаю, что праздновала я его с мамой, с Димой и с Никой. О последней, впрочем, я как всегда думала больше, чем об остальных. Интересно, а не прислала ли девушка мне поздравление? На телефоне я быстро проверила почту и убедилась в том, что Ника ничего мне не присылала. На минутку меня охватила грусть, но я поняла, что так все и должно быть. Я была рада, что сегодня меня ничто не связывает с этим человеком.
Нам привезли еду. Едва я успела накрыть стол, как в первый раз прозвенел дверной звонок. Меня тут же снова охватило волнение, но я быстро привела себя в обычное состояние. В конце концов, я же сейчас увижу своих друзей - чего мне бояться? Но даже эти правдивые слова меня почему-то не успокаивали.
Юлька, заметив мое замешательство, открыла дверь первому гостю самостоятельно. Но когда я ничего не услышала из коридора, я заподозрила что-то неладное. Мои опасения подтвердились, когда в коридоре я увидела незнакомого молодого человека.
Парень оказался на голову выше Юли, которая стояла почти рядом с гостем. Массивная фигура явно говорила о занятиях спортом. До меня медленно начинало доходить, кем бы мог оказаться незнакомец. Светлые волосы, прямые черты лица, пухлые губы сложены в улыбку. Морщинки у карих глаз от улыбки. Одет он был в клетчатую рубашку и прямые черные джинсы. Вроде бы я знала этого человека, но в то же время он мне казался совсем чужим, хотя и притягивал своей харизмой. Сейчас мне предстоит заново открыть для себя заочно знакомого человека.
-Ты - Алексей? - спросила я.
-Да, - ответил парень, чуть улыбнувшись. - А ты, должно быть, Ева?
-Она самая! - усмехнулась я.
Проводив Лешу в комнату, я еще долго рассматривала его - как и он меня. Потом мы обменялись парой фраз, которые особо ничего не значили. Эти фразы мелькали в наши переписках несколько раз, но спросить 'Как дела?' вживую - это было чем-то новым. В целом, я была даже удивлена, что все это долгое время переписывалась с таким симпатичным умным парнем - стыдно признаться, но я никогда не видела даже фотографии Леши, как, впрочем, и он моей. Но той новостью, что Леша - красавчик, я осталась довольна. Скорее, меня напрягло то, что Юлька косо смотрела на нашего гостя, так и не попытавшись с ним поздороваться или познакомиться.
Когда дверной замок оповестил нас о приходе нового гостя, я хотела пойти открыть сама, так как смогла немного успокоиться, но не успела - подруга пулей метнулась в коридор. Оставалось только удивляться и ждать - что же дальше.
Это пришел Матвей. Сегодня он выглядел совсем иначе - причесался, приоделся. Хотя, в его внешности почти ничего не изменилось, но, как мне показалось, он стал каким-то другим. Заприметив в его руке шикарный букет кремовых роз, я от удовольствия прикусила нижнюю губу - всегда любила, когда мне дарят цветы.
Матвей, осмотрев всю комнату, наконец, остановил свой взгляд на мне. Брови его стремительно поползли вверх, отчего я еще больше начала улыбаться. Я, конечно, знала, что выгляжу сегодня неплохо, но видеть результат своего преображения было гораздо приятнее! Парню однозначно понравился мой вид, и от этого у меня еще больше поднялось настроение!
-Ева! - воскликнул он, осмотрев меня со всех сторон. - Ну, вы и даете, девчонки. Предупреждать же надо!
-А мы хотели сюрприз сделать! - кокетливо ответила я.
-Вам это удалось, - кивнул парень, а потом сцапал меня и стал обнимать, аргументируя это тем, что именинницам положено обниматься с друзьями! Вот дурачье! Я сначала даже пыталась вырываться, но разве меня бы стал кто-то слушать? Вскоре я даже расслабилась и стала ждать остальных наших гостей!
Почти сразу после Матвея пришли Паша с Леной. Их обоих я была рада видеть, и встречала с ощущением, будто обоих не видела уже несколько лет - хотя, буквально вчера я сталкивались с Ленкой на работе. Подруга жаловалась на новенькую работницу в их отделе, которая строила глазки самому симпатичному парню офиса - им, конечно же, оказался ни кто иной, как Пашка. Сейчас же по этой влюбленной парочке не скажешь, что у них какие-то проблемы. Оба выглядели до неприличия счастливыми и на фоне хмурых Юльки и Леши, которые явно друг друга невзлюбили, выглядели очень даже неплохо.
Впрочем, следующий дверной звонок прервал мой мыслительный процесс. Это оказался Егор. Вообще-то, сейчас я не совсем понимала, зачем нужно было приглашать этого парня - я видела его лишь раз в жизни, но не могу сказать о парне что-либо конкретное. Однако он уже стоял на пороге квартиры, а прогонять я его, конечно же, не собиралась. С улыбкой приняв все поздравления молодого человека, я вернулась в комнату и переключила свое внимание на Юльку, подозрительно долго молчавшую.
-Юлек, перестань кукситься! От твоего недовольного лица у всех настроение портиться!
-А что со мной не так? - фыркнула девушка, передернув плечами.
-Да я сама понять не могу. И чего ты на Лешу смотришь, как на врага народа? Расслабься ты уже! Нормальный же парень оказался! Серьезный - раз в банке работает, - вроде воспитанный, да и довольно-таки симпатичный оказался. Чем он тебе не понравился-то?
-Да... не обращай на меня внимания, - Юлька замолчала на минуту, но под моим пронзительным требовательным взглядом все-таки сдалась. - Он мне напомнил его... Мишку...
Миша - первый и единственный парень Юли, который жутко ревновал девушку и всегда ласково называл 'своей королевой'. Услышав это, я тут же переключила свое внимание на сидящего на диване Лешу. Значит, наш неудачник-Миша был чем-то похож на Алексея? С другой стороны, теперь я, наконец-то, начала хоть немного понимать, какие именно парни привлекают мою подругу. Если взглянуть на Лешу с Юлиной точки зрения: не застенчив, в незнакомой компании не чувствует себя лишним (в этом я убедилась, заметив, что все имеющиеся парни располагались недалеко друг от друга и уже обсуждали вчерашний футбольный матч), по-своему красив и уверен в своих силах, как показалось мне.
Последней объявилась Васька - ее опозданию я не удивилась, потому что если Василиса хоть раз придет вовремя - случиться конец света. Жизнерадостная светловолосая девушка подобно урагану ворвалась в нашу компанию - маленький 'смерч' пронесся по нашей квартире. Я даже не удивилась, когда через пять минут, девушка, важно посмотрев на меня, сообщила, что уже со всеми познакомилась. Это в ее духе - успевать всегда и везде потратив минимальное количество времени.
Спокойная наша компания (безбожно вру - нас всех ни за что не назовешь спокойными) до сих пор еще пребывала под впечатлением от Васи. Девушка придирчивым взглядом изучила всю квартиру, даже в моих вещах немного покопалась: я и глазом не моргнула - привыкла, наверное. Заметив в моем гардеробе одну вещицу, которую, как я надеялась, хорошенько спрятала от чужих глаз, Васька еще долго смотрела на меня с уважением - каждый взгляд сопровождался моими раскрасневшимися щеками.
Потом Васька ускакала болтать с Леной - вообще-то, в стенах родного офиса они не слишком-то часто сталкивались, чтобы быть хорошими подругами. Но при каждом их общении на все здание раздавался такой громкий хохот девушек, что мне оставалось только гадать - что это такое они там обсуждают? Вот и сейчас подруги тихонько над чем-то хихикали, а я только головой качала - мне этих хохотушек не понять.
-Ну что? Садимся за стол? - поинтересовался Матвей, когда все гости стали кидать более заинтересованные взгляды на сервированный стол.
-Да, наверное, пора, - кивнула я, обдумывая, не остыла ли за это время вся эта вкуснятина?
На еду набросились моментально. Вроде нас и немного было - восемь человек, - но для меня и такое количество народу было огромной редкостью. Поэтому, сначала я чувствовала себя немного скованно, говорила мало, молчала - много. Но после первого выпитого бокала вина я стала немного расслабляться, и заметила, что с моими друзьями происходит то же самое. Беседа становилась более оживленная, все часто то с одного, то с другого конца стола слышался чей-то веселый смех.
Я внимательно наблюдала за всеми гостями - мне было очень интересно на них смотреть. Например, Юлька сидела рядом с Лешей и на протяжении долгого времени была, как натянутая струна, даже вино ей помочь было не в силах. Но потом подруга немного успокоилась, и вроде стала смеяться над шутками остальных. Но вот Алексей решил у нее что-то спросить, Юля не очень-то дружелюбно огрызнулась - слова за слово эти двое начали друг с другом увлеченно спорить. Суть их спора мне было не суждено узнать, потому что и Юля и Леша говорили довольно тихо.
Матвей и Егор, как всегда, обсуждали какие-то свои проблемы - изредка к разговору подключались и остальные парни. Егор оказался еще одним весельчаком, и они с Васькой наперебой выдавали разные анекдоты - я даже не могла сообразить, когда это развлечение перешло в настоящее соревнование - кто качественнее рассмешит людей. Потом, к счастью, шутки кончились у обоих как-то одновременно. С важным видом, пожав друг другу руки, они объявили ничью. Тем не менее, парень однозначно заинтересовался Василисой, которая, казалось, вовсе и не замечает взглядов со стороны симпатичного молодого человека.
Матвей же, в отличие от друга, был какой-то тихий. Я пыталась поговорить с ним, но, кажется, он был еще и не разговорчивый. Правда и ему, как и всем остальным, после выпитого спиртного стало немного легче - и он уже расспрашивал Пашку о сути его работы, необычайно увлекшись этим разговором.
Лена и Паша интересовали меня немного меньше других, потому что... у них просто было все как-то тихо и хорошо, так что им внимания не требовалось. Скорее, когда парочка начинала о чем-то шептаться, все старались заняться чем-то другим, чтобы лишним словом или взглядом не коснуться двух влюбленных. С другой стороны, они тоже привносили свою лепту в создавшуюся атмосферу - может быть, именно поэтому в моей голове витали какие-то глупые романтичные мысли?
-Короче, - через какое-то время встала Васька, заставив всех присутствующих обратить на себя внимание. - Я не знаю, будут тут тосты говориться или нет, но я все-таки выскажусь, если не возражаете. Ев, я знаю тебя не так уж и долго, поэтому не буду говорить о твоих первых минутах жизни, о твоих криках и подгузниках - разве эта ерунда кого-нибудь интересует? Я тут это... стишок специально для тебя выучила! Короче: яркими красками день улыбается, солнце сияет и птицы поют! Тебе еще год один исполняется, гости с подарками праздника ждут. Улыбок и счастья, смеха и радости, верных друзей и прямого пути... эээ... гор, э... короче, там еще чепуха какая-то была, но не суть важно. Но ты же поняла, что я хотела сказать, да?
Пару секунд гробового молчания. Это бывает так редко - мертвая тишина на чьем-то дне рождении. И вот, раздается первый тихий смешок, потом еще один, а через минуту у всех уже животы от неконтролируемого смеха болели! И ведь в точности никто не смог бы сказать, почему мы смеялись - с одной стороны, глупое поздравление, а с другой - любой тост, произнесенный Васькой - это уже невероятно смешно.
После этого спохватились остальные ребята, заметив, что слишком уж заболтались, а об имениннице и вовсе забыли. Юлька желала мне много всего, и, что важно, все по делу. Так по цепочке и пошли: Леша, Паша с Ленкой, Егор и Матвей. Последний, кстати, немало удивил, пожелав мне жизненных перемен в лучшую сторону. Я сильно призадумалась над этими словами. Какие еще перемены? Мне и так в жизни событий пока что достаточно, и ничего нового, пока, если честно, не хотелось.
После всех поздравлений я ушла в комнату (ненадолго, минут на пять), немного посидела на своей кровати и расслаблялась. На циферблате часов маленькая стрелка уже перевалила за 10 часов. Изредка сюда доносились громкие звуки из гостиной. В остальном же, здесь было довольно-таки тихо. Мне нужно было немного времени, чтобы успокоиться и поверить, что сегодняшний суетливый день почти закончился, и сегодня я стала двадцатилетней. Конечно, еще один год ничего не менял, но наступит время, когда я с печальными вздохами буду думать о том, что постарела еще на один год.
А мои друзья времени не теряли. Пока я приходила в себя, друзья вытащили на свет божий красивый кремовый торт (взглянув на него, все девушки в очередной раз ахнули - в нем же содержалось столько калорий!), расставили двадцать свечей и зажгли их. Так что появилась я как раз вовремя - в комнате потушили свет, все гости сбились в кучку, а в центре красивый торт.
Я задумалась, чтобы себе такого загадать. Но, то ли настроение такое было, то ли на меня повлияли те пару бокалов вина, поэтому я загадала следующее: 'Хочу, чтобы в моей жизни появилась любовь!' и задула свечи. И зачем загадывала? Как будто мне без этой вашей любви плохо жилось!
Потом начались танцы! Боже, я так надеялась без них обойтись! С другой стороны, только сейчас я вспомнила о том, что уже очень долго не танцевала, а ритмичная музыка и царящая в комнате атмосфера так и располагали к движениям. Все несказанно удивились моей хорошей пластике, но к моему танцу тут же присоединилась Васька - мастерства у девушки, правда, не хватало, но и она двигалась очень даже неплохо. Вместе мы неплохо завели всех присутствующих, так что теперь уже никто не мог усидеть на стуле или диване.
Потом песня сменилась - я пока отошла в сторонку немного передохнуть, а неугомонная Вася с озорным блеском в глазах вытащила в центр образовавшегося вокруг девушки круга бедного Егора. Правда, он был далеко не бедным, и, кажется, с радостью стал танцевать с Василисой, ничуть ей не уступая. Песня стихла, и все отчетливо услышали Васино: 'Уф! Устала. Спасибо тебе... Егорюсюсечка!'. Я этой фразе особого значения не приняла (хотя, такой вариант имени Егор мне, безусловно, понравился), только увидела мигом изменившееся выражение лица Егора и раздавшийся смех Матвея.
Наверное, еще никто не называл парня такой уменьшительно-ласкательной вариацией его имени. Вот чего от Васи можно было ожидать, так это именно этого. Кто еще, кроме нее, мог назвать так почти незнакомого человека?
Впрочем, Васька не выглядела смущенной, в отличие от пунцового Егора, который уже через несколько минут исчез с моего поля зрения. Я даже испугалась, что парень мог обидеться и уйти, хотя это на него не похоже, но всякое может быть - все-таки, парня я знаю не слишком хорошо, чтобы с уверенностью предполагать его дальнейшие поступки.
Я хотела уже пойти разыскать Егора и извиниться за взбалмошную Василису, но перед самым выходом из комнаты путь мне преградил Матвей. Тогда я объяснила свою проблему, но парень и после этого пускать меня никуда не стал.
-Не переживай за Егорыча. На Васю он не обижен, просто... немного удивлен. Обычно, все девушки к нему в распростертые объятия падают, а тут... сама понимаешь, не стандартный случай! - объяснил Матвей.
-Так он что, решил за Василисой приударить? - поинтересовалась я.
-Не знаю. Я об этом у него не спрашивал, - Матвей отвел взгляд, и я сразу почувствовала ложь, но говорить этого парню не стала.
-Хм... тогда, когда Егор вернется, передай ему, что Вася - это ему не девочка для развлечений. Она, может, и выглядит немного ветреной, но на самом деле у нее очень ранимая душа, и я никому не позволю воспользоваться ею в своих целях, даже если этим кто-то окажется твой друг, Матвей, - сказала я совершенно серьезным тоном.
-Я все передам, - кивнул он.
Через пятнадцать минут Егор вернулся к остальным гостям, а Вася решила провести что-то наподобие конкурса. Суть его заключалась в том, чтобы все здесь присутствующие разделились на пары (по Васиному убеждению, это был чуть ли не самый важный момент этого конкурса!). Затем было что-то похожее на детскую игру 'стульчики', только... без стульчиков. Вася включала музыку, под которую все пару должны были активно двигаться, но как только музыка заканчивалась, все должны замереть. Если кто-то дернется или не успеет остановиться - пара вылетает из игры. Победителю достается ценный приз - Васино уважение. В помощники она себе, естественно, забрала Егорюсюсечку - он будет следить за соблюдением всех правил.
Вообще-то, как оказалось, делились на пары мы не долго. Впрочем, я была более чем уверена в том, что буду танцевать именно с Лешей: во-первых, Юльке наш новый знакомый явно не нравился, а, во-вторых, Юля и Матвей, как-никак, родственники. Но когда рядом со мной остановился Матвей и весело подмигнул, я поняла, что теперь мы оба стали предателями, потому что дружно кинули Юлю. Впрочем, отказываться от своей пары я ни в коем случае не собиралась - с Матвеем-то как-то проще танцевать.
Первое впечатление от зазвучавшей мелодии было примерно таким: 'Вот Васька! Придушу заразу'! Потому что подруга включила мелодию для румбы - танца любви. Все три пары, включая и нас с Матвеем, в растерянности замерли, а потом быстро сориентировались. Хотя, нет, это было не просто. И если я хоть и примерно знала, что собой представляет румба, то Матвей же явно с таким танцем совсем не был знаком - приходилось учиться в процессе. Ленка с Пашей румбу вообще не понимали, поэтому они выбыли самыми первыми. Но этого почти никто не заметил, так как всех, пожалуй, заинтересовала третья пара - румба в исполнении Леши и Юли. Сначала я очень удивилась, так как не знала, что у подруги так классно получается танцевать, но, если подумать, я и сама ничего не рассказывала о своем увлечение танцами. Леша тоже приятно удивлял - я была уверена, что он не танцор, но двигался парень прекрасно. Никто не удивился, когда, после неожиданно выключившейся музыки, я едва не упала - Матвею удалось поймать меня, когда я почти встретилась с полом. Законная победа досталась Юле и Леше, правда, по их лицам не скажешь, что они так уж и рады этой новости.
Но и на этом вечер не заканчивался... на очереди был белый танец. Не совсем понятно, конкурс это был, или уже нет, но все как-то очень увлеклись - даже Васька плюнула на свою затею и уговаривала Егорюсюсечку потанцевать. Парень сопротивлялся как мог, но с каждым уговором явно сдавал позиции. Юля и Леша опять ругались. Где это видано: пара танцует и ругается? Впрочем, это было забавно - я еще никогда не видела подругу такой злой. О ней, кстати, мы с Матвеем вполголоса и разговаривали. Оказывается, Юлин двоюродный брат тоже весьма удивлен поведением сестренки.
А вот Паша с Леной действительно наслаждались моментом. Оба выглядели такими милыми, что им невозможно было не позавидовать. Такие красивые, молодые и так друг другу подходят, что их по отдельности уже не представишь.

Юля

День выдался по-настоящему изматывающим. Я буквально с ног валилась, собственно, днем один раз уже свалилась. Результатом моего шикарного падения стал сломанный каблук на сапогах. И в который раз я себя упрекнула, что не стоит брать зимние сапоги с таким высоким каблуком. Когда-нибудь я окончательно выверну себе шею, и это будет очень и очень печально.
Все бесило меня с самого утра. Сначала я с великим трудом подобрала одежду для Евки (а нечего на совещание ходить, как с собачкой на улицу гулять ходят!), потом я опоздала на работу из-за утренних пробок и в наказание за это меня заставили мыть полы. Это, конечно, не работа консультанта, и в обычные дни у нас этим занимается теть Зоя - наша уборщица. Но сегодня она заболела, а шеф, как и я, встал не с той ноги, наорав на меня за пятиминутное опоздание и сбагрив на меня всю грязную работу. При этом он не стал меня освобождать от моих прямых обязанностей, поэтому я бегала к потенциальным покупателям еще и как консультант. Все это меня невыносимо раздражало, и я с нетерпением ждала обеда, когда должна была прийти моя сменщица и освободить меня от сущего кошмара.
Впрочем, со своей сменщицей я тоже поругалась, и это мне отнюдь не подняло настроение. Шеф решил, что будет справедливо проучить меня за пятиминутное опоздание (видимо, чтобы в следующий раз я поторапливалась), и заставил девушку, которая должна была меня заменить, заниматься теми же делами, что и я - совмещать консультантку с уборщицей. Конечно же, ни в чем не виновной девушке это не понравилось, поэтому мы и разругались в пух и прах - я, честно, сначала извинялась, но когда мои извинения так и остались проигнорированными, стала ругаться круче любого сапожника.
И почему-то шеф услышал только мои крики - в итоге штраф тысяча рублей. Целая тысяча! Для меня, девушки, чьи родители являлись в городе довольно обеспеченными людьми, эта сумма не должна была значить ровным счетом ничего. Но я, человек, старающийся не зависеть от предков, очень остро чувствовала эту обиду. Иногда меня так и подмывало сказать начальству, кто я такая - чтобы они свои языки проглотили и выпучили на меня свои удивленные глазищи, а потом сами для меня полы мыли. Но я сдерживалась, ведь это в очередной раз будет лишь ударом по моему самолюбию - за фамилию моих родителей все что угодно сделать смогут, да еще, непременно, зарплату мне раза в два поднимут. Это было бы очень кстати, но ведь я хочу всего добиться сама. К сожалению, мои желания не всегда совпадают с моими возможностями.
После обеда я поскакала в универ, и, к своему великому несчастью, опоздала на свой автобус (вот что бывает когда оставляешь машину в автосервисе). Печально. Пришлось ловить такси и раскошеливаться. Хоть пробок на дорогах и не было, я все равно умудрилась опоздать на пару, а это было мне очень не выгодно - на сессии мне это еще припомнят.
После пар я, хоть никуда и не торопилась, поскользнулась на льду прямо у крыльца - мое эпичное падение оказалось на глазах у всего универа. Правда, смеялись немногие - все-таки я была не последней девушкой в учебном заведении, - несколько парней тут же кинулись мне помогать, но я вырвалась и, не поблагодарив их, постаралась как можно скорее скрыться с глаз студентов. Получилось это не так уж быстро - из-за того, что я стала хромать (каблук сломался) студентам еще долго удавалось наблюдать за моей кривой походкой.
'Репутация подорвана', - устало подумала я.
Пришлось изменить свой путь, и поэтому я направилась в огромный торговый центр, а именно в бутик, где обычно покупала обувь. В этот раз я предусмотрела все, и купила сапоги на плоской мягкой подошве, которая не скользила на льду. То, что нужно для меня и моей координации. Потом я решила, что раз уж оказалась в торговом центре, то можно посетить еще пару моих любимых бутиков. Я просто собиралась посмотреть одежду!
Но в итоге с последнего отдела я выходила, неся в руках уже четвертый по счету пакет. А что? Лишних вещей в гардеробе девушки не бывает, и все они, так или иначе, пригодятся. Потом мне позвонила Ева: выясняла, почему меня до сих пор не было дома. Пока я ей объясняла, что и как со мной приключилось сегодня, в подробностях описывая все свой неудачи, в витрине одного из бутиков я увидела, что сзади на моих новых сапогах, в которых я сейчас и ходила, торчит этикетка, которую я до этого не видела. Вот черт! Неужели я так и ходила? Позор на мои седины!
Пришлось притормозить, пакеты я переложила в левую руку (можно было их и поставить, но пол в этой части центра оказался чертовски грязным - видимо уборщиц здесь не существует), правым плечом держала телефон и этой же рукой пыталась сорвать проклятую этикетку.
И... в завершении самого неудачного дня из всех, которые у меня бывали... я упала! Кажется, моей попе завтра будет очень больно!
Я лежала на грязном кафеле и думала о том, насколько комично выглядят девушки, лежащие на грязном полу в торговых центрах. Наверняка это очень захватывающее зрелище: а иначе чего эти люди вокруг меня столпились? Я задумалась над тем, есть ли у меня какие-то травмы, но сильной боли не почувствовала, поэтому решила, что хватит быть бесплатным актером. Если им так уж хочется посмотреть на 'неудачницу натуральную' - без проблем, но пусть за спектакль хоть деньги платят - бесплатным клоуном я становиться не собираюсь.
-Чего уставились? Здесь нет ничего интересного, идите своей дорогой! - услышала я рядом чей-то мужской голос. И действительно, через несколько секунд я уловила движение башмаков - люди стали уходить.
Счастье какое! Вот спасибо тому человеку, который разогнал эту несчастную толпу зевак!
Тут же я подумала о том, что во время падения выронила телефон! Не дай бог он разбился - я же себе этого не прощу! Телефон лежал не далеко от моей руки и, слава богу, оказался целым и невредимым. Пакеты были разбросаны рядом, но на них я не обратила никакого внимания - гораздо важнее теперь то, что я оказалась вся грязная.
Я неудачница! - я вздохнула. - Окончательно и бесповоротно.
Вслух я, правда, говорить ничего не стала. Лишь когда поднималась, тихонько охнула - это оказалось не так-то просто, и тело у меня все-таки болело. Только когда мне помогли встать чьи-то сильные и однозначно мужские руки, я вспомнила о своем нежданном помощнике.
И что вы думаете? Это оказался Алексей! Тот самый Алексей, которого, как мне кажется, я успела возненавидеть еще при нашей прошлой встрече на дне рождении Евы пару дней назад. А теперь он еще и встретил меня в мой самый неудачный день, когда я была совсем не в форме и не была готова к неожиданной встрече.
Он поглядывал на меня чуть высокомерно, и на его лице затерялась самодовольная усмешка. Конечно, ведь он мне помог! Это было ужасно. Наверное, будь я на месте парня, я бы, увидев картину падающей знакомой истерички, только бы похихикала в стороне (может быть, даже засняла бы на камеру, как компромат) и ушла. Он же поступил иначе, проявив свое, черт возьми, благородство.
Но мне всего этого было не нужно.
Молча сдернув эту чертову этикетку с сапога (что удивительно - она очень легко подалась, хотя до этого я никак не могла ее сорвать), я подхватила свои испачканные пакеты, телефон положила в сумку, решив, что подруга как-нибудь переживет мое игнорирование ее звонков, и горделиво направилась в сторону выхода. Жутко хотелось все-таки попасть домой, принять горячую ванну и лечь спать. Хотя нет, перед этим сперва плотно поужинать, ведь у меня за день во рту ни крошки не было!
-Юля! Притормози-ка, пожалуйста! - послышался голос этого самого Алексея. Я не собиралась останавливаться, но в очередной раз привлекать к себе внимание народа не хотелось. Из двух зол я выбрала меньшее, поэтому остановилась и послушно дождалась, пока парень меня нагонит.
-Чего тебе? - нехотя спросила я.
-Поблагодарить не хочешь?
-Не горю желанием, - хмыкнула я. - Ты меня вроде как не спасал, чтобы я тут перед тобой распинывалась.
Алексей ничего на мое высказывание не ответил, просто смотрел, и это бесило меня больше, чем все несчастия, приключившиеся со мной за день. Что ему от меня нужно? Посмеяться? Неужели он считает, что за сегодня мне недостаточно несчастий, неожиданно свалившихся на мою голову?
-Что ты на меня так смотришь? - не выдержала я, наконец. - Круто выгляжу? Или запоминаешь мой образ, чтобы при следующей встрече позлорадствовать? Так ты уж лучше сразу сфотографируй - отличный компромат получится, знаешь ли! Или в интеренет выложи, чтобы сразу весь мир посмеялся! Боюсь, миллионов я тебе за эти фотографии не дам, но ведь у тебя будет просто отличный повод поиздеваться надо мной при случае!
Высказав все, что хотела, я снова решила уйти, но парень, будто очнувшись, дернул меня назад (слишком сильно дернул), и я попала в крепкое кольцо его теплых рук. Обниматься с этим типом я не горела желанием, поэтому тут же яростно начала вырываться. Но ничего не получалось. Алексей был раза в два сильнее меня, поэтому все мои попытки сходили на нет. В конце концов, я, обессиленная, расслабилась и даже позволила себе насладиться этими секундами. А что? Кому не было бы приятно находиться в объятиях довольно-таки крепкого красивого парня, даже если это Леша?
-Угомонилась? - подозрительно спросил парень. Его голос прозвучал так близко, что я испуганно дернулась с непривычки.
-А у меня был другой выход? - 'удивилась' я.
-Отлично, - он меня отпустил, и я, наконец, спокойно вздохнула.
-Наконец-то! Я уж думала, что никогда на свободе не окажусь, - фыркнула я, яростно взмахнув своими пакетами. - Ты, когда в следующий раз захочешь обниматься с приличными красивыми девушками, будь добр, предупреди! Я хоть спрятаться успею.
-Не язви, тебе это не идет, - заметил он, и я высокомерно от него отвернулась. - Я хотел тебе просто помочь!
-А я тебя об этом просила? Нет? Тогда будь добр, дай мне спокойно уйти и доехать до дома!
-Хорошо. Хочешь, я тебя подвезу?
-Что? - я совсем удивилась поведению парня.
-Если хочешь, я могу тебя подвезти, мне не трудно!
-Не боишься, как бы я тебе весь салон не перепачкала?
-Да у тебя вся грязь на одежде уже засохла, - заметил он. - Но даже если бы она еще не успела высохнуть, я бы этого не испугался.
-И зря. Но я все равно с тобой не поеду, - я отрицательно покачала головой. - Общение с тобой опасно для моего здоровья. Мы и пяти минут не продержимся.
-Но сейчас у нас это как-то вышло!
-А нечего было меня обнимать! Я растерялась.
-Хороший метод заставить тебя немного помолчать!
-Да пошел ты! - воскликнула я и уже действительно развернулась и даже почти дошла до выхода. Но проклятый Алексей никак не вылезал у меня из головы, и перед выходом я все-таки остановилась и оглянулась. Он медленно шел следом за мной, но не догонял, и, скорее всего, просто собирался уехать, не решаясь со мной снова связываться.
-Мне долго тебя ждать? - крикнула я. - Были бы у меня ключи от твоей милой машинки, я бы, может, и не стояла здесь, а уже давно ехала домой! Но увы...
Парень усмехнулся, и, так же не спеша, подошел ко мне, но выходить отнюдь не собирался. Это меня напрягло. Если ему снова хочется поболтать, то я пас - скоро уже совсем стемнеет, а я еще хочу попасть домой.
-Ты уже отказалась. Так что теперь тебе придется попросить меня повезти тебя домой, - медленно проговорил он.
-Да ну! Нужен ты мне тогда, - хмыкнула я.
-Маленькая зараза! - усмехнулся он и, крепко взяв меня за ладонь, все-таки согласился довезти меня до дома.
Вот и отлично. Всегда любила так искусно манипулировать людьми. Зато теперь комфортно доеду до дома, в несколько раз быстрее автобусов, да и на меня грязную люди пялиться не будут! Повезло, так повезло!
Машина домчала меня домой со скоростью света. Оглянуться не успела, как торговый центр остался далеко позади, и мы остановились прямо напротив подъезда моего дома.
-Ура! - воскликнула я, и тут же выскочила из машины. Собиралась уйти по-английски, но что-то (быть может, это даже моя внезапно проснувшаяся совесть) заставило меня остановиться. - Ну, и... спасибо, короче.
-Могла бы и не стараться, но все равно приятно слышать такие слова от такой язвы, как ты, - вздохнул парень.
Простояв еще несколько неимоверно долгих секунд, во время которых мы одинаково недобро друг на друга глядели, я почему-то решила для себя, что, в общем-то, Леша не такой уж и плохой человек - во всяком случае, он единственный, который передо мной не приклоняется, а это уже очень и очень интригует!
-Слушай, а ты не хотел бы как-нибудь встретиться? - поинтересовалась я, не веря своим ушам! Какого черта я ему предлагаю это? Наверное, я сегодня хорошо головой где-то стукнулась. К сожалению, своих слов обратно я взять не могла - оставалось только ждать, когда Леша благополучно откажется от моего глупого предложения, и я спокойно смогу уйти домой, искренне надеясь никогда больше с этим парнем не видеться.
-Встретиться? - кажется, парень был удивлен не меньше меня самой.
-То есть... извини, зря я это предложила, - я тут же пошла на попятную, удивляясь своей решимости и своему чертовому языку, уже давно живущему отдельной жизнью.
-Подожди, почему бы и не встретится? Неплохое предложение, - вдруг сказал он, потом ехидно добавил. - Поязвим. Мне этого иногда так не хватает.
-Не сомневаюсь, - я пожала плечами. Мы обменялись телефонами и договорились на следующей неделе на выходных. Всю дорогу до подъезда меня преследовало ощущение нереальности происходящего, а еще весьма забавляло и то, что я все равно буду ждать этой встрече. И почему-то впервые с тех пор, как я рассталась с Мишей, мне захотелось быть красивой не для себя, а для кого-то другого - хоть и для того же Алексея.

Как оказалось, тяжелее всего было спланировать это свидание. Куда пойти, где лучше провести время, и как лучше: много болтать или много молчать? Конечно, сначала я думала, что чем меньше мы будем молчать - тем для нас же и лучше. Но с другой стороны, какая польза от такого свидания? Просто лишний раз посмотреть друг на друга и сделать какие-то свои умозаключения? Тем более, побеседовать с Лешей мне очень хотелось - оказывается, наши споры мне ничуть не докучали, и я целую неделю раздумывала, какими словами буду отвечать на тот или иной выпад парня. Получалось весело.
Поэтому мы пошли в кино. У афиши, правда, тоже задержались - какой жанр фильма лучше выбрать? Ведь Алексей, как самый настоящий парень, готов был пойти на любой криминальный фильм, ну а я, как самая настоящая девушка... согласилась. Какая польза от этих романтичных американских фильмов, снятых по одному сюжету - странно встретились, долго общались, неожиданно друг в друга влюбились, потом со скандалом расстались, а в конце поняли, что жить друг без друга не могут? Все это я видела множество раз, а вот криминальные истории всегда захватывали дух - нужное количество интриг и секретов, нужное количество крови, нужное количество симпатичных актеров мужского пола.
Фильм оказался не самым интересным (если сравнивать его со всеми, которые я вообще видела) но и не очень плохим. Все закончилось на гениальном разоблачении самого главного злодея (и почему злодеи, зачастую, довольно симпатичными молодыми парнями оказываются?), а потом как-то неожиданно в зале кинотеатра вспыхнул свет, к которому я не сразу привыкла. Люблю ходить в кинотеатры! За просмотром фильма не замечаешь пройденного времени, можно с удовольствием откинуться на спинку удобного кресла и просто отдохнуть.
-Ты не боишься фильмов-ужасов, - сообщил мне Леша, когда мы оказались на улице. На город плавно опустился вечер, постепенно на дорогах зажигались уличные фонари и наступала нужная всем влюбленным атмосфера романтики. Правда, парочек на улице было не очень много, потому что все-таки еще было холодно, хотя на следующей неделе все мы попрощаемся с зимой.
-Ага, не боюсь, - кивнула я.
Разговаривали мы мало - наверное, для нас обоих это было как-то непривычно. Возник вопрос, который я, пока что, не решалась задать - что делать дальше? В кино мы сходили. Может, на этой оптимистичной ноте стоит попрощаться? Но мне этого было мало, да и не интересно как-то - посмотрели друг на друга и разошлись. Значит, надо непременно что-то придумать, чтобы Леша не сбежал!
-Слушай, а я очень голодная! - сообщила я парню. - С удовольствием бы что-нибудь съела!
Намек был понят. Меня сопроводили в один неплохой ресторан (во всяком случае, Матвей здесь пару раз бывал и остался доволен этим заведением). Людей здесь было много, в сторонке на небольшой сцене пела симпатичная девушка - как водится, пела она о прекрасной любви. Интересно, эта девушка сама-то понимает, что поет?
Песня закончилась, и после небольшого пятиминутного перерыва девушка снова вернулась. Она сменила наряд на более откровенный (половина девушек в зале неодобрительно глянули на певицу). Прошло пару секунд, и она запела. Должна сказать, что голос у нее был очаровательный, быть может, даже, завораживающий. Но это меня совсем не удивило, я слышала голоса и получше. Более всего меня заинтересовала песня. Знакомая мелодия, знакомые слова. Я была уверена, что где-то уже слышала эту песню, но никак не могла вспомнить где. Отчего-то песня меня очень волновала, и я, затаив дыхание, выслушала ее до конца, до самой последней ноты.
И я вспомнила. Эту песню мне как-то давала послушать Ева. Песня, которую исполняла ее бывшая подруга, Ника, ныне певица ВерониК, о которой я, правда, ничего не слышала. Но сейчас, услышав эту же песню в одном из ресторанов нашего города, я была неприятно удивлена - неужели ее песни набирают популярность?
-Чего загрустила? - поинтересовался Леша, до этого тихо изучавший меню. Я неопределенно покачала головой и тоже перевела взгляд на внушительную папку с самыми разнообразными горячими блюдами и салатами.
Про песню я забыла быстро, потому что в большинстве своем мои мысли занимал человек, сидящий напротив меня и не подозревающий, какие мысли обитают в моей очаровательной головушке. Большую часть времени я пыталась понять, почем именно он - Алексей - так много в последнее время появляется в моих мыслях. Ведь он не был каким-то особенным. Красотой он, прямо скажем, не блистал, потому что меня добивались экземпляры и симпатичнее. Голос как голос, хотя было в нем что-то колдовское, что впоследствии не раз заставляло меня забывать обо всем на свете. Манеры его были на высоте, но и это не поражало мое воображение. Он был одним из не многих, но все же единственным, кто, по непонятной мне причине, не пал к моим ногам, сраженный стрелой Амура.
К нам подошел официант. Очень вовремя подошел. Как раз подходящий тип: красивый, накачанный, с очаровательной улыбкой и милыми ямочками на щеках. Эх, не будь я знакома с Лешей и не сиди он сейчас рядом со мной, я бы обратила на паренька еще больше внимания. Но сейчас все делалось для дела.
-Добрый вечер, вы уже готовы сделать заказ? - вежливо поинтересовался мальчик.
-Добрый вечер... Боренька, - имя я углядела на бейджике официанта, прикрепленном к униформе. Тут же мое лицо приняло необычайно глупое выражение, и на данный момент я была больше всего уверена в том, что я глупая блондинка (когда я в это верила, мне всегда было проще вжиться в образ такой кретинки). Я соблазнительно прикусила нижнюю губу и стала накручивать на палец прядку волос. - А у вас здесь так красиво, знаете ли!
-Спасибо, - кивнул парень, немного удивившись моему глупому флирту. Был огромный соблазн посмотреть на Лешу и узнать, задело ли это как-то нашего супер-мачо. Но, если он, не дай бог, заметит мой заинтересованный взгляд, то тут же раскусит меня. А мне хотелось еще немножко поиграть.
-Боренька, я совсем не знаю кухню вашего ресторана, - совсем грустно проговорила я. Как только убедилась, что бедный Боренька мне поверил, тут же поспешила продолжить. - Не могли бы вы мне что-нибудь посоветовать? Я полностью доверяю вашему вкусу.
Пока что Леша молчал, но я не знала, что это значит, так как по-прежнему не рисковала смотреть на парня. Борис назвал мне пару блюд - кажется, я их видела, когда пролистывала меню. Звучало это все совсем неаппетитно, но, тем не менее, я изобразила счастливейшую улыбку, будто бы турист, который заблудился в незнакомом городе, спросил у прохожего местонахождение своего отеля, и оказалось, что здание находилось прямо за поворотом.
-Большое спасибо, - пролепетала я. Потом, будто бы в растерянности перелистала пару страниц в меню, и, состроив несчастное личико, вновь обратилась к бедному официанту. - Боренька, а не могли бы вы найти мне те блюда, которые только что назвали?
Боря думал недолго. Наверное, его быстрому согласию послужило несколько причин: во-первых, глубокий вырез моей блузки, во-вторых - отсутствие реакции моего кавалера, в-третьих - почему бы и не помочь прекрасной девушке? На поиск блюд Борис потратил пару минут - все его действия сопровождались обворожительной улыбкой. Интересно, им разрешают флиртовать с клиентками? Надеюсь, что из-за моего коварного плана, мальчика потом не выгонят на улицу - уж больно недобро на него сейчас глядела администратор ресторана.
-Это так мило с вашей стороны, что вы не отказываетесь помогать отчаявшейся девушке, - пробормотала я сладким голосом. И, только после этого я соизволила посмотреть на Лешу. Что вы думаете? Ему, кажется, было все равно. На лице добродушная улыбка, ладони не сжимают в ярости несчастную скатерть, и, все даже более чем понятно, потому что в его глазах затаились искорки смеха.
Я плохая актриса!
Приняв заказ у Алексея, официант удалился. Несколько минут я прожигала взглядом парня, разглядывавшего пейзаж за окном ресторана.
-Идиот, - фыркнула я, не в силах сопротивляться своему разочарованию.
-Я-то? Видела бы ты себя со стороны! - усмехнулся Леша. - Девочка, ты слишком много о себе возомнила! Я-то постарше тебя буду, и уже давно изучил все эти уловки. Меня такими штучками не проведешь.
Я замолчала и даже обиженно отвернулась. Значит, он не воспринимает меня серьезно, потому что считает... маленькой? Вот уж об этом я совсем не думала. И только сейчас вспомнила, что Ева как-то упоминала, что Леше то ли 26, то ли 27 лет. А мне - 19 с копейками. Стало немного обидно. Разве возраст - это главное в жизни? Мне, может, и девятнадцать, но я не чувствую себя малышкой, за которой глаз да глаз нужен.
-Ладно, Юля. Не дуйся! Ты мне больше нравилась, когда постоянно ругалась!
-Вот-вот! Нет бы за что-то нормальное нравиться, - пробормотала я, отмечая про себя главное - все-таки я ему понравилась!
Дальше стало легче. Я рассказывала о себе и о своей учебе, рассказывала о Евке - немного, правда. Леша же поделился, в каком банке работает, рассказал, что хорошо разбирается в компьютерах и их содержимом. Еще он говорил, что у него есть сестра, которой почти исполнилось пятнадцать лет. Он рассказывал о ее милых школьных шалостях, и вроде бы даже ругал, но я сразу поняла, что он просто переживает за сестренку и очень даже любит.
Всегда хотела себе братишку или сестренку. Но мама с папой от меня всегда отмахивались, когда я просила у них братика. Им, видите ли, меня одной очень даже хватает! С другой стороны, когда я еще в школе училась, мне моя одноклассница сказала, что младших детей всегда любят больше, чем старших. И я только тогда стала меньше думать о братьях и сестрах, да и Матвея мне хватало! А сейчас, увидев ту глубину чувств, которую Алексей испытывал к своей сестре, я приуныла и подумала, что никогда не стоит верить каким-то там завистливым одноклассницам!
До дома меня Леша проводил, а там мы уже договорились о следующей встрече. Не помню, кто первым предложил, но ведь не это главное - главное, что мы оба нуждались в еще одной встрече. Проводить время с Лешей оказалось очень увлекательно и интересно, потому что он приятный собеседник и просто очень симпатичный молодой человек, с которым мне приятно находиться в одной компании. И совсем он мне не напоминает Мишу. Чем больше я узнавала о нем, тем больше понимала, что это два совершенно разных человека.
И целоваться он не полез, да и я не рискнула. Все-таки, правильные девочки на первом свидании не целуются!

Ева

Закончился буранный февраль, а вместе с ним наступил долгожданный конец зимы. В конце месяца я даже успела простудиться, поэтому ко мне наперебой прибегали то Матвей, то Юлька, крайне взволнованные и пытающиеся всячески мне помочь. Наблюдая за этими двумя, я меньше думала о своей болезни: не сравнить с прошлыми годами. Например, их забота искренне меня удивляла, а еще я думала о том, что вот они - настоящие друзья, готовые всегда прийти на помощь.
Весну я любила. Почему-то, ее-то, родимую, всегда любят меньше, чем все остальные времена года. А мне весна по-настоящему нравилась, хотя в точности я не смогла бы сказать, что в ней было такого особенного. Говорила всем, что в это время пробуждается природа, набухают почки - все говорит о приближающемся лете. Может, я действительно любила весну по этим причинам, но, как мне казалось, есть что-то еще в этой весне, что-то особенное.
С Юлькой происходило что-то не то. В конце февраля она убегала с кем-то на свидание, но ни мне, ни Матвею она ничего не рассказала, продолжая хранить все в тайне. Мы переживали, потому что не знали, стоит ли доверять тому парню, о котором Юлька целыми днями мечтала. Но, все-таки я радовалась за Юльку, и надеялась, что ей встретился нормальный парень.
Вообще, по Юле не сказать, что она была очень уж счастлива. Иногда на ее лице мелькали разные эмоции, часто они были не совсем веселыми. Может, она за что-то переживала? Или у нее что-то случилось? Или с тем парнем не все так просто? Но подруга молчала, как партизан, а Матвею я о своих наблюдениях не рассказывала - не хотелось, чтобы еще и он к Юльке с вопросами лез. Она и без того от меня нервно отмахивалась.
В марте я первый раз побывала в квартире Матвея. Там не было ничего особенного, да и вообще - простая холостяцкая берлога. На полках пыль, вещи как попало сложены, на рабочем столе царил жуткий хаос, зато кухня обреталась в идеальной чистоте. Что ж, у каждого свои тараканы. Может, для мужчин, кухня - это святое место, и оно всегда должно быть идеально чистым? Этого знать наверняка я не могла.
В остальном же, квартира эта была обычная и находилась она недалеко от его автосалона. Вид отсюда был неплохой - на ряд частных домов, на гипермаркет и на главный проспект города. Наверняка, вечером здесь еще красивее. Но, конечно же, из-за этого я не стала напрашиваться к Матвею на ночь.
В университете дела шли неплохо. Я по-прежнему была одной из лучших студенток своей группы, а однокурсники по-прежнему относились ко мне настороженно. В основном девушки. Их подозрения увеличились еще больше после моего дня рождения. Мы с Юлей долго в то утро спорили насчет одежды, потому что я не хотела так сразу менять свой имидж, а подруга отстаивала свою позицию. В итоге, в одежде я пришла обычной, но на лице появился легкий макияж, делающий меня симпатичнее, а вместо обычного хвоста по моей спине рассыпалась копна мелких кудряшек. Не знаю, стала ли я от этого лучше выглядеть, но парни вслед бросали мне удивленные взгляды, а девушки насторожились.
Потом я узнала и главную новость - Матвей Краснов снова встречается со Стасей Волковой! То-то эта барышня последние несколько дней такая довольная ходила.
Я была этому очень удивлена. Это меня насторожило. Нет, я не напряглась, хотя и не обрадовалась этой чудесной новости. Просто... странно, что я этого не знала. Странно, что Матвей не поделился со мной своей радостью - если это, конечно, была для него радость! Конечно, все то время, что мы дружили, мы никогда не касались темы любви: поводов не было. Но, мне казалось, что мы достаточно близки, чтобы делиться такими изменениями в своей личной жизни.
Впрочем, Матвей лишь напрягся, когда я в одном из разговоров упомянула Стасю. Он не был доволен тем, что я в курсе его отношений с Волковой, а потом и вовсе сказал, что это не мое дело. Я жутко обиделась, а потом подумала... что, наверное, Матвей прав. Не стоит лезть в личную жизнь друг друга. Если бы... вдруг, у меня кто-то появился, было бы мне приятно, если бы в мою жизнь кто-то вмешивался?
Тем не менее, новость эта прочно засела в моих мыслях. Было немного странно видеть Матвея со Стасей в обнимку в университете. За все то время, что мы знакомы, я никогда не видела его с кем-то... так близко, кроме Юльки и самой себя, пожалуй. А когда я увидела их целующимися, то и вовсе замерла посреди коридора - это имели честь лицезреть все мои однокурсники. Нет, я не застыла в изумлении с разинутым ртом, не кричала и не возмущалась, поэтому ребята не могли подумать ничего, что не было бы правдой. Но я тогда просто взяла и убежала, и каждый расценил мой поступок по-своему.
Тем вечером я поинтересовалась у Юльки, может ли девушка ревновать своего друга к его пассии? Поинтересовалась осторожно, как бы просто так, хотя подруге все равно стало любопытно.
-Я просто вчера вечером смотрела один фильм, - вздохнула я. - И там такая ситуация была. Вот мне и интересно стало. У тебя такое было?
Юлька сильно задумалась, хотя я была уверена, что девушка отрицательно покачает головой. Но, если это связано как-то с ее новым молодым человеком, то тогда ее можно понять. Юля сказала, что вообще-то, друзья должны только радоваться за налаживание личной жизни друг друга. А потом как-то печально добавила, что дружбы между парнем и девушкой не бывает.
Вот еще! Все прекрасно бывает, я в этом уверена!
В следующие несколько дней я рассматривала эту ситуацию с разных точек зрения, и пришла к выводу, что я просто слишком привыкла к тому, что все внимание Матвея сосредоточено только на мне и Юльке. И между тем я забыла, что Матвей - парень, у которого есть свои желания и потребности. Тогда я смогла расслабиться и при Матвее больше никогда не упоминала Стасю. Их личные отношения - это их дела, которые меня касаться не должны.
В конце марта таял снег. Огромные лужи раздражали, но мы с Юлькой старались не обращать на это внимания. Совсем скоро эта грязь закончится, и все мы все сильнее будем чувствовать приближение теплых деньков. О, лето! Какие эмоции охватывали нас от этих мыслей! Долгожданный отдых, возможность носить легкую и удобную одежду, выглядеть красиво и много чего еще.
Сегодня солнце было довольно теплым, а на улице восемь градусов тепла. Лужи, правда, так и не засыхали, но несмотря ни на что, настроение у меня было прекрасным. Сегодня выходной день, Юлька опять куда-то умчится со своим таинственным другом, а я буду гулять с Матвеем. Подруга не забыла меня на этот счет подколоть, сказав, что в последнее время мы с ним слишком часто встречаемся. Я шутливо ударила девушку по голове и предупредила, что в следующий раз она будет на эту тему разговаривать со своим братиком. Как будто я ее этим напугала...
Город без снега был каким-то не таким. Казалось, будто бы чего-то не хватает. У Матвея, кажется, сегодня было хорошее настроение, и, что удивительно, никто не беспокоил его с телефонными звонками, что в последние дни стало входить в привычку - звонила Стася. Мне начинало казаться, будто этой неугомонной девушке просто жизненно необходимо через каждые полчаса показывать, как сильно она любит Матвея. Парень, правда, счастливее от этих звонков не становился, но ни разу не разозлился на девушку. А я молчала, ведь пообещала же не лезть не в свое дело. И сейчас едва сдерживалась, чтобы не поинтересоваться, почему это сегодня нас никто не беспокоит.
Потом мы пошли домой к Матвею пить чай и согреваться. Оказывается, несмотря на повысившуюся температуру, я все равно успела жутко замерзнуть! А чай, как оказалось, может быть таким теплым! Вообще, мне нравилось бывать в квартире Матвея. Здесь, почему-то, всегда было уютно, почти как дома. Вот и сейчас я с удобством устроилась на диване в гостиной и рассматривала обложку книги, которую недавно прочитал Матвей: сам парень в это время как раз вкратце пересказывал мне сюжет.
Было так уютно, что совсем не наблюдала за временем. Правда, я никуда не торопилась, да и у друга планов вроде не было.
Но зато эти планы были у кого-то другого.
Когда в квартире раздался дверной звонок, мы оба очень удивились. Матвей нахмурился и сказал, что никого не ждал в гости. Я же просто предчувствовала что-то не очень хорошее и уже хотела встать с дивана, но не успела - Матвей сказал, что это, скорее всего, счета принесли или что-то в этом роде. Я пожала плечами и приняла более удобную позу. По телевизору начался какой-то фильм, на который я все равно не обращала внимания.
-Стася? - услышала я удивленный голос Матвей в коридоре.
Вот черт! Вопроса о том, чтобы по-прежнему бездельничать на диване у меня даже не возникло. Я тут же села, но предпринять ничего толкового не успела. А что? Я должна была прятаться за штору? Глупость какая!
-Я! А что, ты не рад? - пропела девушка, и я против воли поморщилась - у нее всегда был такой противный голос! - Вижу, что не рад! Где она?
-Кто? - не понял Матвей.
-Та, с кем ты тут выходные проводишь! - гневно крикнула девушка. - Видите ли, на свою любимую девушку у нее времени нет, а на какую-то другую есть, да?
-О чем ты? Стася, успокойся! Иди лучше домой, ты не вовремя пришла!
-Не вовремя? Я вам тут сейчас устрою! - послышались шаги, и в дверном проеме я увидела Стасю. Выглядела она жутко - на лице ни грамма привычной косметики, а глаза злющие...
Она замерла в проеме, а на ее лице пронеслось столько самых разных эмоций. От удивления до лютой ненависти. Стася молча разглядывала меня, как и я ее. Мне даже на самом деле начало казаться, будто я у нее парня увела - уж больно злобно она на меня смотрела. Но я вовремя опомнилась.
-Эм... слушай, привет. Мы незнакомы, хотя виделись пару раз. Меня зовут...
-Ева Лазарева, я в курсе, - голосом, не предвещающим ничего хорошего, протянула Стася.
-Да. Ты все не так поняла! Матвей не виноват, то есть... между нами ничего такого не было...
-Ага, - как загипнотизированная кивнула Анастасия, а потом резко обернулась к Матвею, хранившему гробовое молчание. Я тоже замолчала. Почему Матвей ничего не объясняет? Стася поймет, только он должен все правильно рассказать - если надо, я сама могу с девушкой поговорить. Она меня поймет, и все это мы забудем, как простое недоразумение. - А ты сволочь, Королев! Сволочь и подлец! Я бы поняла, если бы это Ритка была... или Верочка, которая тебе в последнее время так усердно глазки строит. Вот знаешь, поняла бы! Они хоть что-то из себя представляют! Но, - она кинула на меня пренебрежительный взгляд, - это... слов нет! Или ты меня унизить решил? Связался же с какой-то серой мышкой, которая в любви-то не понимает ничего - только будет смотреть на тебя взглядом послушной собачки! Или тебе так развлечься захотелось, а, Матвей? Может, ты девушке голову заморочил, в любви до гроба поклялся, а сам поиграть назло мне решил?
-Не смей так о ней говорить, - ровным голосом пробормотал Матвей. - Ты ни одного ее волоска не стоишь!
-Ой ли? Матвеюшка, да ты спектакль-то не разыгрывай! Мы нормальные люди, живем в современном мире! Ты думаешь, что когда-нибудь я поверю в то, что ты в какую-то оборванку влюбился?
-Почему бы и нет? - парень пожал плечами. - Я тебе давно говорил, что мы не пара друг другу!
-Ты просто сам ничего не понимаешь, - не согласилась с ним Стася, а потом снова на меня посмотрела. - А ты! Такая послушная девочка, а как чужих парней уводить - так самая первая. Не ожидала! Только знай, деточка. Он не такой лапочка, каким кажется. Кинет и забудет на следующий же день твое имя, потому что ты - только развлечение на одну ночь. У него таких, как ты, еще море будет!
-Иди отсюда! Выметайся из моей квартиры! - рявкнул Матвей и, грубо схватив девушку за руку, потащил ее к двери. А потом они еще минут пять громко ругались. Обвинения Стаси казались мне справедливыми, но ведь на самом деле Матвей не виноват. И меня удивляло то, что парень не пытается открыть Стасе глаза, не хочет ей пояснить, что мы просто друзья. Он соглашался с каждым выдвинутым обвинением, а потом послышался громкий хлопок дверью, и стало тихо.
Матвей тихонько вернулся обратно в гостиную, а потом сел рядом со мной. Несколько минут мы молчали. Я не знала, что сказать. Все было даже хуже, чем просто ужасно. Если бы я не оказалась сегодня с Матвеем, они бы не расстались! Выходит, что это я виновата! Глупо как получилось. Я уже мысленно насторожилась и ждала, что вот сейчас Матвей начнет раскаиваться в своих словах, которые в пылу ссоры наговорил Стасе, а потом я была готова к его обвинениям...
-Черт! - тихонько выдохнул он, но сделал совсем не то, что я предполагала. Матвей обнял меня и крепко прижал к себе - так, как раньше еще ни разу не делал. От неожиданности меня в жар бросило, но я не стала вырываться, не стала что-то говорить. Просто молчала и пыталась привыкнуть к новым непонятным ощущениям. - Ев! Прости, пожалуйста. Прости, что ты стала свидетелем этого... Она про тебя столько гадостей наговорила, - я против воли поежилась, когда вспомнила о многочисленных эпитетах, которыми одарила меня девушка, ругаясь с Матвеем в коридоре. - Прости, что втянул тебя в это! Просто... я уже не мог с ней, но не знал, как еще отвязаться.
-Ничего страшного, я все понимаю, - шепнула я. Потом я глубоко печально вздохнула. - Будь готов к тому, что весь универ завтра будет знать о случившемся. Наверняка, она меня там такой стервой опишет...
-Врежу любому, от кого этот бред услышу, - фыркнул Матвей, но это только заставило меня тихонько засмеяться.
-Любому? Тогда, в лучшем случае, тебе пол-университета избить придется. Это если надеяться, что преподавателей не интересуют такие пикантные подробности жизни своих учащихся!
-Ну, ты и даешь, Ев! Я думал, что ты испугаешься, ведь все студенты теперь будут считать тебя разлучницей, а ты... о таких глупостях думаешь, - заметил Матвей.
-Это, конечно, проблема, - я осторожно выскользнула из крепких объятий парня, стараясь не показывать своего смущения. - Но с другой стороны, теперь мы сможем нормально в универе общаться. И пусть все думают о нас, что хотят.
-Да, они там такого напридумывают, - Матвей задумался, а я ушла на кухню пить чай.
Юля.

После нашей первой встречи прошел месяц. Да-да, сегодня был ровно месяц с тех пор, как я впервые познакомилась с человеком по имени Алексей Антипов. Человек это был новый, незнакомый, странный и непривычный, но ведь время творит чудеса! И я уже знала, как любит он закатывать глаза, когда я несу всякий бред, знаю, что больше всего на свете он любит сладкое, знаю, что он очень серьезен и любит свою работу, хоть и особо ею не гордиться.
Но после недолго времени знакомства почти ничего не изменилось. Мы не выглядели влюбленными... может, все-таки и выглядели (иногда, когда украдкой рассматривали друг друга и смущенно отворачивались, столкнувшись любопытными взглядами), но таковыми себя почти не ощущали. В любви друг другу не признавались, в чувствах и симпатиях толком разобраться не могли. Все становилось проще по телефону. Никто бы в точности не смог сказать, почему сотовый аппарат дает нам возможность выговориться, сказать друг другу все, что на душе лежит. А встречаясь в реальности, я начинала жутко смущаться и вспоминала, какую ерунду еще час назад рассказывала Леше; парень просто становился каким-то молчаливым, много о чем-то думал и часто смотрел на меня с искренним любопытством, будто бы я не девушка, а зверушка какая-то, сбежавшая из зоопарка.
И, несмотря на эти фокусы, я ждала каждого его звонка и каждой нашей новой встречи. Пусть я буду жутко смущаться и волноваться, буду постоянно запинаться и выглядеть полной дурой в его глазах - зато я буду знать, что вот он - Алексей, он со мной рядом и уж точно не является плодом моего воображения. Мне это было важно, но я не знала, что это - любовь, или какое-то другое чувство? И если другое, то, какое же именно?
А еще... было страшно. Я раньше даже и не думала, что так может быть. Вспоминая свои первые глупые и неумелые отношения с Мишей, я не могла в точности вспомнить, как же у нас там все было (как мы начали встречаться, как признавались друг другу в симпатиях и как голос дрожал от волнения). Хотя прошло лишь два года. По идее, я не должна была это забыть. Но ведь забыла. Значит, не любила Мишку? Все это было странно, нереально, будто не со мной вовсе. И только сейчас я вспомнила, что присутствует в отношениях и глупое волнение, и всепоглощающая ревность, и радость каждому звонку, каждой улыбке и даже каждому взгляду. Но да, было страшно. Боялась, что в один прекрасный момент Леше надоедят эти глупости. Ведь еще в самом начале он упомянул, что он взрослый молодой человек, и ему наверняка уже не до глупостей, не до романтики - наверняка ему хочется просто любви, не обязательно взаимной, хочется стабильности. А, может, и не хочется.
Так и продолжала изводить себя. Глупые мысли не давали мне успокоиться. Я не могла прийти домой, скинуть весенние сапоги, с радостью погладить отъевшегося Дёню, сообразить что-нибудь на ужин, а потом сесть за компьютер или уйти в зал читать книгу - все это больше подходило для Евы, которая в последнее время была какой-то... оптимистичной. Я же мучила себя, и, наверное, каждый день ждала Лешиного звонка, ждала, что он аккуратно объяснит мне, что с этих пор стоит реже видеться - ведь у него столько дел, а я всегда мешаю... а, может быть, в один прекрасный момент он просто возьмет и не позвонит. Поймет, что ему надоело со мной возиться, поймет, что ни к чему ему, взрослому парню, слушать, как на какую-то там девчонку ее сменщица по работе наорала за очередную глупость. Да, я рассказывала о таких вещах. А о чем еще говорить? О чувствах и отношениях? Нет, к этому я была не готова, да и были ли какие-то чувства, какие-то отношения? Мне хотелось как можно дольше слышать его голос, хотелось развеселить парня какой-нибудь легкой шуткой, чтобы он смог отвлечься от работы и посмеяться надо мной (ведь я так любила слушать этот смех, что порой прижимала к себе телефонную трубку так сильно, как только могла, чтобы слышать его смех так близко, как, наверное, никогда не услышу). Поэтому я долго говорила о всяких мелочах, пока он осторожно не прощался, ведь у него еще куча работы, а вечером он придет домой, где его будут ждать мама и сестра, будет ждать скучающая собака, где он чувствует себя, как дома, и где ему не надо никуда торопиться, а главное - не надо звонить мне и в очередной раз слушать мои глупости.
После первого свидания (впрочем, не стоит ту незабываемую встречу так громко называть свиданием) мы еще неоднократно виделись. В основном ходили по городу, иногда заглядывая во дворы, в которых я ни разу не бывала - а зачем? Матвей хмурился, когда в очередной раз спрашивал, что мы сегодня делали, а я отвечала, что гуляли. Он не понимал моего ухажера, хотя, если бы знал, что это Алексей, наверное, не стал бы высказывать свое мнение вслух. С другой стороны, брата можно было понять: во-первых, он еще молодой, в отличие от серьезного Леши, и ему в таком возрасте всегда кажется, что для любимой девушки не грех и горы свернуть. А во-вторых, я и сама поддерживала Матвея. Мне было странно, что мы всегда просто ходим, гуляем. А потом я одергивала себя и думала, что если бы всерьез нравилась парню, то он давно бы принимал активное участие в наших отношениях. В итоге получалось, что я навязываю ему свое общество: звоню чаще, чем он, говорю больше, чем он... и думаю, наверняка, тоже больше. Но по-другому не получалось. Так неожиданно для себя мне впервые захотелось кому-то открыться, а теперь, когда нужно снова идти обратной дорогой, я вдруг поняла, что этого так не хочется.
Но все так и продолжалось. Я ждала, когда наступит развязка этому... даже не знаю, как назвать. Ждала, что Леша мне ничего толком объяснять не будет - я ведь молодая, глупая, наивная. Но этого не происходило, поэтому я старалась радоваться тому, что у нас еще есть. Я смотрела в зеркало и себя не узнавала - я же Юлька Королева, девчонка с бойким характером, способная всех мальчишек в группе переспорить. Я, Юлька, девушка, которая никогда и никому не позволит себя обидеть! И я, Юлька, такая глупая, что, кажется, начинаю влюбляться, а сейчас для этого самый неподходящий момент.
Сегодня было двадцатое число марта. На небе было яркое солнышко и пару темных тучек, непонятно как нависших над нашим городом. Было довольно-таки тепло, но не настолько, чтобы уже ходить без теплых курток. Соседские ребятишки вовсю прыгали в образовавшихся от растаявшего снега лужах - им было все равно, что в дырявые ботинки проникает вода, а грязные капли попадают на одежду. Они точно знали, что получат нагоняй от родителей, как только те заметят, во что превратились их дети-ангелочки. Но, несмотря на это, малыши радовались настоящему моменту и они совсем не думали о своем нерадостном будущем.
Вот с кого пример брать надо! Хоть раз насладиться моментом и перестать думать, что будет завтра.
К вечеру мое волнение немного улеглось - сегодня позвонил Леша и снова предложил встретиться. Все как обычно, а я почему-то опять начинала нервничать. Моя интуиция подсказывала мне, что сегодня будет не самое лучшее свидание, а я отгоняла от себя противные мысли - не отказываться же от встречи! А то чего доброго подумает, что не хочу с ним видеться больше, и звонить перестанет, а я, дура, скучать же буду. Меня не удивило столь позднее время - почти десять часов вечера. Иногда мы с ним действительно гуляли допоздна, но не из-за того, что в это время суток романтика самая, а из-за того, что в такие дни Антипов поздно заканчивал работать, потом у него были еще какие-то домашние хлопоты, и только после этого он был свободен. Впрочем, я искренне не понимала, почему парень тратит это оставшееся время на меня - мог уже отдохнуть, а мы бы встретились на следующий день. Понять его логику мне было не суждено, а вот спросить напрямую боялась. Вдруг это слишком серьезный вопрос?
Одеваться как-то особенно изысканно я не стала, хотя Ева перед уходом на меня странно смотрела. Впрочем, подруга всегда, когда я убегала на встречи с Лешей, смотрела на меня странно и искренне не понимала, почему я для своего молодого человека не хочу выглядеть самой красивой! Я тоже себя не понимала, но почему-то хотелось надеяться, что мой по-настоящему любимый человек полюбит меня не за красивый вырез в платье, и не за тонны косметики на лице, делающие меня взрослее и хищнее. Я хотела показать Алексею настоящую себя - умную, симпатичную, но совсем еще молодую, может быть, ничего в этом мире не понимающую. Хотелось быть самой собой, и почему-то я чувствовала, что это - правильно.
Леша был пунктуален, и когда я немного опаздывала, он всегда недовольно поджимал нижнюю губу. Я сначала обижалась, думала, что этим раздражаю его. Но вскоре он мне объяснил, что всегда такой был - строгий отец с детства приучал его к точности и ответственности. Леша просто не умел по-другому, и заставлял всех под него подстраиваться. Парень тогда сказал, что, наверное, изменить его привычку сможет лишь любимая женщина и таинственно на меня посмотрел, а я теперь жутко гордилась собой, когда при очередном опоздании он молчал и ничего не выговаривал.
Я знала, что у Алексея была машина. Не дорогая и не первой свежести, но все же своя собственная машина - и это было большим плюсом. Хотя, для прогулок нам эта машина никогда не требовалась. Мы неспешно бродили по городу, то молчали, то что-то рьяно принимались обсуждать, а потом снова неловко замолкали. Может, между нами стояла какая-то недосказанность, а, может, я снова себе все придумываю.
Сегодня мы посетили площадь Влюбленных. Хотя, официальное название было, конечно же, другим, но местные жители давно уже про себя называли так это место. Название оно получило благодаря 'фонтану двух плачущих сердец', располагающемуся в самом центре площади. У фонтана, правда, не было каких-то особых преимуществ, кроме громкого названия. Но почему-то именно сюда в вечернее время перебирались многочисленные влюбленные парочки, о чем-то увлеченно говорили и целовались в тенечке, уверенные, что так их никто не видит.
Я очень удивилась, когда Леша вывел меня именно к площади. Как-то раньше так получалось, что мы всегда избегали поворотов, ведущих сюда. Но сегодня я была уверена, что Алексей выбрал именно это место для прогулки. Поэтому я начала переживать еще сильнее. Почему-то первая мысль, посетившая мою голову, оказалась не самой приятной: я подумала, что именно сегодня, именно здесь, когда я только поверю в чудо, мы и расстанемся. Более удачного места нельзя было найти. Но потом тут же отругала себя за такое недоверие к парню, идущему рядом, вспомнила свои утренние мысли и попыталась просто насладиться моментом. Даже смогла завести с Алексеем непринужденный разговор об архитектуре нашего города. Кто бы знал, что мы оба, люди далекие от искусства и архитектуры, так увлечемся этой беседой.
Времени прошло не очень много. Мы едва успели обойти треть периметра площади влюбленных, как нам на пути попалась парочка. Скользнув взглядом по смазливенькой девушке, я перевела взгляд на молодого человека, идущего с этой девушкой под руку. Он ей что-то доверительно говорил, глаза его в темноте сверкнули, и даже я на секунду подумала, что это, наверное, два безумно влюбленных друг в друга человека. Но после нескольких секунд наблюдения я поняла, что ошиблась. Девушка доверчиво липла к парню и явно пропускала все красивые слова мимо ушей. Парень же, наверняка, это замечал, но продолжал делать по-своему. Глаза его были полны безразличия, которое в корне не сочеталось с прекрасными словами, которые парень, как я подозреваю, шептал своей спутнице.
В этом участке площади было довольно-таки темно, потому что над нами не горели два соседних уличных фонаря. Но даже в силуэте я смогла распознать что-то знакомое, а когда через секунду совершенно точно узнала парня, идущего прямо в нашу сторону, испугалась. Я даже не поняла, в какой момент так сильно сжала руку Алексея, что тот от неожиданности охнул. Я тут же принялась извиняться, стало до ужаса стыдно, но это как раз таки и было ошибкой - на нас обратили внимание.
Миша, а это был именно он, почти не изменился за два года. Та же снисходительная улыбка, тот же пронзительный взгляд серых глаз, только форма прически немного изменилась, да и статус его - теперь он уже давно не мой парень, а, наверное, чей-то чужой. В целом, между Мишей двухгодичной давности и Мишей, стоящим передо мной, нельзя было найти каких-то видимых отличий. Однако парень долго меня изучающе разглядывал, подмечал каждую деталь и делал какие-то выводы, которые я знать, если честно, очень не хотела.
-Какая милая встреча, Юль, - радостно улыбнулся мой бывший, подходя ближе к нам. - Сколько лет, сколько зим! Как мама с папой? У них хорошо дела?
-Все отлично, - коротко ответила я, не проявляя ответной вежливости.
-Что ты такая серьезная, королева? - поинтересовался Миша, прекрасно зная, как раздражает меня это слово. Он дружелюбно улыбнулся, хотя на самом деле это ошибочное представление - такая улыбка означала, что он снова поймал меня, а теперь не забудет бросить пару колких фраз в мою сторону. - Только не говори, что до сих пор злишься! Столько времени прошло, а ты все прежние проблемы помнишь!
А что он думал? Разве можно так быстро забыть предательство некогда любимого человека? Каждый раз, случайно сталкиваясь с Мишей, во мне все закипало от едва контролируемого гнева. Хотелось показать себя Мишке во всей красе: продемонстрировать свою красоту, статус, уверенность в себе, преподнести на блюдечке все свои достоинства, чтобы он от бессильной злости задохнулся. Сейчас же я не чувствовала ничего, или почти ничего - все же где-то внутри меня по-прежнему трепетала обида.
-Мне все равно, - хмыкнула я. - Зато ты, смотрю, жизнью доволен, да Миш? По-прежнему девушкам мозги пудришь? Все надеешься на их преданную щенячью любовь? Что, все так легко и просто достается? С одной мной ничего не вышло, наверное!
-Ой, ну, что ты начинаешь? - Миша неприятно поморщился и перевел взгляд на стоявшего спокойно Лешу. Тот не показывал своего удивления, да и вообще выглядел довольно собранным. - Сама, небось, недолго плакала! Вижу, и ты дома вечерами не сидишь! Все надеешься на любовь и романтику? По-прежнему ждешь золотые горы и океаны любви? Я тебе глаза открыть на мир хотел, чтобы ты видела, что не существует твоих этих сказок в жизни! Что принцев этих сказочных не бывает, что чуда не случается, и не нужно ждать у моря погоды - если хочешь хорошо жить, то нужно самой свою жизнь строить! А ты мне, наверное, так и не веришь, все принца на белом коне ждешь!
-А тебе какое дело? Прицепился же к этим принцам! - я встала в оборонительную позу. - Я тебя не трогала! Не стала умолять возвращаться, твоего прощения ждать не стала! Переступила и начала новую жизнь! И, знаешь ли, не жалуюсь! Я живу гораздо лучше тебя, пусть и верю в свои сказки, и жду этого самого принца!
В тот период, когда мы с Мишей только познакомились, только стали общаться, я была уверена - вот он, тот самый, единственный и неповторимый. Тот парень, который для меня все, что хочешь, сделает, который взвалит себе на плечи мои проблемы, да еще и на руках будет таскать. И только когда мне глаза открыли, я замкнулась в себе, долго думала, что он, Миша, прав был, когда говорил, что не принц он никакой, что обычный парень, каких на свете хватает. Я не верила, а он прав был. Только сейчас, встретив Лешу, я подумала, что это предначертано свыше, что мне его сам Бог послал. А теперь... встретив Мишку снова, мои сомнения, которые, казалось, давно уже испарились в неведомом направлении, вновь дали о себе знать.
-Что ты о жизни-то знаешь, королева? - с насмешкой поинтересовался парень. - Думаешь, нашла себе мужика серьезного, и все, как по волшебству, для одной тебя измениться? Да не нужна ты никому! На твою красивую мордочку никто не поведется с твоей жизненной позицией. Надо к жизни проще относиться, а ты... все чуда с небес ждешь! И что, много за два года наждалась?
-Вот тебя забыла спросить, как мне жить! - рыкнула я. - Зачем вообще тебя встретила? Только все настроение испортил! Ты же по-другому не умеешь, тебе же всегда нужно, чтобы тебя одного любили, ждали...
-А кому этого не хочется? Я нормальный обычный парень, посмотри внимательнее и убедишься, что у всех на уме только одно. Кому в двадцать лет серьезных отношений хочется? Тебе? Вот и ищи себе такого же ненормального, как ты сама! Только настоящий дурак тебя замуж с твоими фантазиями возьмет!
От возмущения я тут же все слова растеряла. Молча хватала ртом воздух, и не знала, что на эти слова ответить. Обидно не было, я всегда знала, что Мишка козел, и таких слов наговорить может, что еще долго в себя приходить будешь. Но ведь он в самое больное ударял! Как знал все мои переживания, или у меня на лице было написано, что я боюсь свою любовь упустить...
И тут произошло то, чего я меньше всего ожидала в этот момент. Леша, до этого безучастно наблюдавший за разыгранным перед ним спектаклем, вдруг решил проявить это самое участие. Он провел ладонью по моей щеке. Почувствовав прикосновение его холодных пальцев, я на секунду забылась и даже прикрыла глаза, наслаждаясь этой секундной лаской. Забыла бы обо всем на свете, если бы Леша не переключился на Мишку. Тот небрежно посматривал на нас, чему-то усмехался и смотрел на Алексея с вызовом. Но Леша на это внимания не обращал. Небрежно и даже как бы с ленцой он похрустел пальцами, будто бы пугая Мишу, а потом резко замахнулся и ударил.
Все-таки мы стояли очень удобно, под сломанным фонарем, где все происходящее частично было скрыто темнотой. После удара я услышала хруст - наверняка Леша ему что-то повредил. Мишкина девушка тут же что-то возмущенно крикнула, а потом опустилась к парню на землю и просто смотрела, пытаясь понять, что ей делать - как-то помогать или жалеть. Миша корчился на земле от боли, сыпал проклятиями, на которые Леша не обращал должного внимания. Он аккуратно присел на корточки возле Миши, подождал, пока тому надоесть ругаться, а потом заговорил мягко, но уверенно.
-Таких подонков, как ты, на земле полно. И я не буду приниматься тебя уму разуму учить - такие, как ты, пожизненно на всю голову сдвинутые. Только вот ты главного не учел - есть люди сильнее и умнее тебя, которые всегда над тобой возвышаться будут. И есть такие девушки, которые на тебя, как на половую тряпку смотреть будут. Так что не воображай, что ты тут - пуп земли. И Юлю не обижай! Еще хоть слово про свою девушку услышу, и ты у меня за все свои поступки отвечать будешь, понял? И это не угроза, чтобы ты раньше времени не побежал к мамочке плакаться. Это только предупреждение, уяснил?
-Да пошел ты...
Леша привстал и аккуратно (хотя, как это можно назвать аккуратным?) ногой ударил лежащего парня в живот. Мишкина девушка взвизгнула, да и я невольно дыхание задержала. Хотелось Лешку остановить, образумить, но две вещи останавливали меня: во-первых, столько времени я так хотела увидеть в Мишкиных глазах боль, чтобы он раскаялся, а во-вторых... Леша назвал меня своей девушкой, и это приятно кольнуло в самое сердце.
-Еще поспорь со мной! - хмыкнул Леша. И отошел от парня, только получив положительный ответ на свой вопрос. Он не стал подавать Мише руку, чтобы тот поднялся, просто подошел ко мне, крепко сжал мою ладонь, и мы пошли в ту сторону, куда и направлялись. Я чувствовала, что Алексей напряжен. Хотела сказать что-то, чтобы парень расслабился, вздохнул, наконец, полной грудью. Но как назло ничего путного в голову не приходило, поэтому я продолжала молчать, крепко сжимая Лешину ладонь. Она была очень холодной, но быстро согрелась в моей теплой руке. Держать парня за руку было до жути приятно, появлялось ощущение теплоты и защищенности.
Минут через пятнадцать Леша присел на свободную лавочку, а я, помявшись немного, тоже села. Волновалась жутко. За Лешу волновалась. Не знала, как он ко всему этому отнесся, что он обо мне подумает после Мишкиных реплик. Хотелось провалиться сквозь землю, а потом еще пару раз хорошенько стукнуть Мишку по голове. Неужели не утерпел? Неужели ему так сильно захотелось испортить мне настроение, что даже на свою 'девушку' наплевал? Прошел бы мимо, и всем бы от этого только лучше стало.
-Это был Миша - мой бывший, - прошептала я. - Уже полтора года, как бывший.
Алексей напряженно молчал, не комментируя мои признания. Знать бы, что у него сейчас на уме, было бы гораздо проще.
-Извини, Леш, - все-таки сказала я, пересилив собственное нервозное состояние и воцарившееся в раз смущение. - Извини, что тебе все это увидеть пришлось, да еще и поучаствовать!
-Да ладно, брось, - хмыкнул парень. От его спокойного голоса стало легче.
-Нет не брось, - возмутилась я. - Не брось! Ты заступился за меня! Я... не знала, что делать, он просто... вроде привыкла уже, столько раз всю эту его чепуху слышала, но он каждый раз умудряется посильнее кольнуть, чтобы его слова не забыла. Я все это знаю, но все равно обидно. И привыкла уже, что он всегда меня на место ставил, слово сказать не давал, вот и сегодня. А тут ты... спасибо тебе большое, Леш! Это... это очень важно для меня.
Алексей внимательно слушал мою сбивчивую речь, но я не могла говорить спокойно - от волнения и от мягкого обволакивающего взгляда парня. Последнее меня, наверное, удивляло больше всего, и я не скрывала своего смущения, но Леша этого не замечал, или делал вид, что не замечал. Я снова неловко замолчала и даже губу прикусила, чтобы не сболтнуть ничего лишнего.
-И все равно, спасибо, - не удержалась я. Вообще, когда мне очень хочется говорить, я не могу молчать. - Только... зачем ты ему сказал, что я твоя девушка? Мы же не... ну... ты понял.
Я начала стремительно краснеть, поэтому тут же отвернулась от пытливого взгляда, мысленно считая до десяти. Рука, против воли, на секунду прикоснулась к тому месту, где один (всего лишь один!) раз скользнула рука Леши. Но сейчас, вспомнив это, меня тут же в жар кинуло, а потом я поспешно убрала руку, будто бы только что сделала что-то запретное.
-Не знаю, - послышался ответ Леши, от которого плечи вздрогнули. - У меня есть предположения.
-Предположения? - я вопросительно изогнула бровь. Что еще за предположения? - Я не понимаю...
-Зато я все понимаю, - парень придвинулся ближе и внимательно посмотрел на меня, будто пытаясь в моих глазах найти какой-то ответ. И такие глаза... ставшие родными, в которых, несмотря ни на что, плескалось веселье и что-то еще, незнакомое, но приятное. Его холодные пальцы снова оказались на моей щеке, а меня снова в жар кинуло. Не хотелось поддаваться этой ласке, хотелось с вызовом посмотреть в его глаза, спросить, что он делает, но я молчала, внимательно за Лешей наблюдая. Его ладонь остановилась у линии губ, пальцы замерли на мгновение. Предчувствие скорого поцелуя отзывалось громкими ударами сердца: я очень боялась, что Леша услышит мой бешеный стук сердца, а потом плюнула на все...
Наверное, это был тот самый взрыв эмоций, как описывают это в книгах. Или я так поддалась волшебству момента, что для меня этот поцелуй стал чем-то особенным. Леша был настойчивым и таким чужим, но в то же время он был роднее всех на свете, а его губы сейчас непременно стали для меня центром вселенной. Что-либо понимать в таком состоянии я отказывалась, лишь крепче прижималась к парню, который был только рад моим действиям: несмело провела ладонью по его крепкой спине, а потом зарылась пальцами в его чуть жесткие волосы. Все такое новое, непривычное, и оттого еще более притягательное.
Вот уж не знала, что этот вечер может закончиться так. Целоваться с Лешей было не просто приятно, это была... фантастика. Мне казалось, что без этих поцелуев я уже просто не смогу прожить (это глупость, конечно, ведь свои неполные двадцать лет как-то же прожила!). Я могла просто обнять его, прикоснуться к его горячим губам, могла беззастенчиво ему улыбаться и флиртовать, и все это я делала вполне законно. И расстаться у моего дома мы долго не могли, будто прощаемся не на несколько дней, а навсегда. Я смотрела на него печально-препечально, все закусывала губу и пыталась улыбнуться, а Лешка целовал меня, называл глупой девочкой, и пообещал завтра же разбудить меня телефонным звонком. А я хмыкнула недоверчиво, но согласилась, поражаясь самой себе! Раньше готова была убить любого человека, рискнувшего меня разбудить, но теперь знала, что Лешиного звонка буду ждать...
Дома громко играла песня группы 'Братья Гримм', Евка сидела в зале, красила ногти на руках и забавно подпевала. Дёня все крутился рядом с подругой, жалобно на нее смотрел и мяукал - то ли подпевал, то ли просил поиграть с ним. Я тихонько разделась, не рискнув Еве мешать, и только когда случайно чуть не опрокинула вешалку с одеждой, подруга услышала шорох в коридоре и выскочила меня встречать.
-Хорошо поешь, - хмыкнула я.
-Ой, да ладно тебе, - отмахнулась она. - Как погуляла?
-Я... да, нормально, как всегда, - я пожала плечами, старательно пряча расползающуюся на лице улыбку.
-Точно нормально? Где гуляли? - спросила она.
-Да нормально все, Ев, нормально! Что ты спрашиваешь? Как Матвей, - я укоризненно покачала головой.
-Причем тут братец твой? Мне же интересно!
-Любопытной Варваре на базаре нос оторвали! - вспомнилась мне поговорка.
-Я же не Варвара! - улыбнулась Ева. - А вообще, как хочешь. Но я же вижу твою моську довольную!
-Мы целовались, - вдруг выдала я, а потом прикусила губу, ожидая реакции подруги. Я знала, что мне надо высказаться, и ждала, что подруга скажет.
-Ого! - радостно воскликнула она.
Пять минут я говорила девушке о том, что произошло. В какой-то момент так захотелось ей рассказать о Леше, сказать, что это с ним я провожу вечера, что это о нем я постоянно думаю. Хотела рассказать, что это все так классно, и что я, кажется, влюбилась. Но я промолчала. Решила пока повременить с признаниями, а Ева меня не торопила и не требовала назвать имени моего 'тайного воздыхателя', за что я была подруге благодарна.
-Да, у нас сегодня странный день был, - вздохнула Ева, потом вдруг усмехнулась и заговорила. - У меня сегодня тоже необычный день был. Матвей со Стасей расстался, в каком-то смысле из-за меня...
Я внимательно слушала то, что мне рассказывала подруга. Про Стасю, про ее неожиданный приход, и про поведение Матвея, что насторожило меня больше всего остального. Слушала, не скрывая любопытства, а потом сильно задумалась. Евку пугать открытиями не хотелось, но сама же я поняла важную вещь, которую от меня старательно скрывали.
Матвей влюбился в мою подругу. Зная брата, я была уверена в этом на все сто процентов. Влюбился, как мальчишка, но не спешил смириться с этими чувствами - наверное, поэтому с этой Стасей снова стал встречаться. Только не мог он никому позволить Еву обижать - это было видно особенно четко, после того, как сама сегодня столкнулась с такими эмоциями со стороны Алексея.
И я не знала, что с этими открытиями делать. Подруге пока говорить ничего не стала, а сама решила, что переговорю об этом с братом.
Все-таки, странно все складывается. То сама их пыталась свести, а когда плюнула на это дело, они и сами сошлись. И не нужно им было помощи моей, и так друг к другу присмотрелись бы и поняли, что тут, да как...
Ева.

После двух утренних пар я прибежала на работу - успела как раз вовремя, а то Лев Борисович уже нездорово поглядывал на пустующую приемную офиса. Вообще, работа моя мне нравилась - делала я все то, что умела, спокойно вникала в вопросы фирмы, запросто общалась с юристами и все успевала. Только вот сегодня немного припозднилась, потому что пару задержали...
Лев Борисович сразу через несколько минут после моего прихода уехал встречать какое-то очень важное, как ему казалось, лицо: то ли инвестор, то ли спонсор. Весь офис на ушах стоял, а я... мне все равно было. Я раскладывала документы, просматривала почту, принесенную для шефа, отвечала на непрекращающиеся звонки и рассматривала свою страничку 'Вконтакте'. Каких-то особенных поручений для меня не было, только записывала в свой ежедневник те или иные просьбы звонивших, которые обязана была передать Льву Борисовичу. Даже жена его, Елена, пару раз звонила, надеясь застать его на работе, а потом попросила, чтобы муж по приезду перезвонил.
Прошло чуть меньше часа, когда офис стих. Такое бывало в двух случаях: либо в офисе никого нет, либо приехало начальство. Второе более вероятно. Поэтому я тоже послушно закрыла все ненужные вкладки в браузере, открыла свой потрепанный ежедневник, взяла синюю ручку и натянула на лицо маску повышенной работоспособности: нахмурила брови, открыла страницу о какой-то компании, где были до ужаса непонятные слова, делала вид что читала, и мне это чтение было очень и очень важно. Шеф остался мною доволен.
Лев Борисович вообще казался довольным своей жизнью. Он зашел, рассказывая что-то очень интересное, показывал свою уютную приемную, даже обо мне парой слов зачем-то обмолвился, и только потом двинулся к своему кабинету. На наших гостей я пристально не смотрела - знала, что это неприлично, а мне сейчас нужно проявлять все свое почтение нашим будущим то ли инвесторам, то ли спонсорам. Людей было двое, оба мужчины, со спины оба выглядели солидно - в плащах и костюмах. Лиц я их рассмотреть никак не могла, потому что они так быстро от меня отворачивались. И только когда Лев Борисович решил познакомить гостей со мной, я смогла рассмотреть их как следует.
Первый мужчина был серьезным, в глазах мелькал интерес. Костюм идеально на нем сидел, манеры какие-то... величественные, что ли. Он мне не показался приятным, какой-то уж больно чужой, не подходящий для этого места и для моего образа жизни. Хотя что-то в его внешности мне показалось знакомым, будто раньше когда-то видела кого-то похожего, хотя была больше чем уверена, что с этим мужчиной никогда в жизни не встречалась.
А переведя взгляд на второго, я задержала дыхание, и сердце, до этого спокойное, вдруг пропустило удар, а потом забилось часто-часто, готовое вот-вот вырваться из груди. Смотрела на его взлохмаченную прическу (он всегда так делал, считая себя так более привлекательным), на его белоснежную ровную улыбку, смотрела на него и узнавала каждую черточку некогда любимого лица. Сергей Краснов, а это был именно он, обворожительно мне улыбнулся, пробежался по мне заинтересованным взглядом, а после отвернулся и вместе с отцом (а то, что первым мужчиной был его отец, я не сомневалась) прошел в кабинет шефа. Дверь с небольшим стуком захлопнулась, возвращая меня к реальности.
Бывает же! Я как окаменевшая стояла возле своего рабочего стола, не шевелилась, только думала. Вспоминала Сережу, вспоминала, как он выглядел раньше, сравнивала, и не могла найти ни одного ощутимого отличия. Если зрение меня не обманывает - а оно никогда не обманывало, - то это действительно был Сергей собственной неотразимой персоной. Вспомнив его заинтересованный взгляд, я тут же вспыхнула, а потом с силой закрыла глаза и постаралась успокоиться. Это ничего еще не значит. Приехал Краснов, и ладно. Мир же от этого не рухнул!
Я долго сидела сама не своя. Пролистывала какие-то бумаги в папках, а на самом деле прислушивалась к голосам за стеной - так надеялась услышать его голос, но он молчал, это совершенно точно. Все-таки его голос я бы узнала из нескольких тысяч. Я посматривала на время - прошло полтора часа, а шеф со своими гостями все не выходили, продолжали негромко обсуждать свои дела. Прибежала Ленка, вся взбудораженная, а потом как затараторила: пол-офиса выглядывало из своих окон, когда наши гости приехали. И уже половина девушек офиса успело влюбиться в Краснова-младшего, даже Ленка не удержалась от лестного комментария о парне. А я молчала и не знала, что можно сказать - даже здесь, не успел он еще появиться, уже произвел огромный фурор. Наверное, это уже нельзя изменить.
Очень некстати вспомнился тот жуткий день, когда я последний раз видела Сережу. Он был с Никой, в эти минуты он полностью принадлежал ей: обнимал, целовал, делал такие вещи, о которых вспоминать совсем не хотелось. И выглядел очень довольным жизнью...
Подруга очень быстро убежала - все-таки, не стоит сейчас на глаза начальству появляться. Сплетни-сплетни, а вот работу терять никому из-за них не хотелось! Я продолжала сидеть и ждать, то ли конца своего рабочего дня, то ли появления в приемной наших гостей. Словно прочитав мои мысли, все трое вышли из кабинета. Я, как по сигналу, нацепила на лицо дружелюбную улыбку, наблюдала за Сережей, который тоже с искренним интересом посматривал на меня, и только когда все скрылись с моих глаз, я бес сил рухнула на стул.
Кажется, Краснов не узнал меня. Что и немудрено - ведь я изменилась. Одеваться стала по Юлькиным советам, привыкла к новой одежде и каблукам, стрижка у меня теперь другая была, да и цвет волос чуть изменился, а на лице появилась косметика. Сама я этих изменений особо не замечала, а вот другие их находили и общались со мной уже несколько иначе. К мужским любопытным взглядам я не привыкла, поэтому моментально вспыхивала в таких случаях - сегодня наверняка произошло то же самое.
После своего поспешного отъезда из родного города, я никогда не думала о Сереже. Только очень редко, когда было паршивое настроение. Он для меня был запретной темой. Всегда так, наверное. Ведь я его очень любила, он был для меня идеалом с картинки какого-нибудь безумно модного журнала, он был далеко не глупым, и он был таким другим... и все его минусы и плюсы я давно присвоила себе, знала все его привычки! А из-за Ники я в нем почти разочаровалась. Не хотела думать о том дне, когда видела его в последний раз, но все равно вспоминала и ругала себя за это. Потому что все равно любила.
И сейчас так не хотелось о нем думать, вспоминать его не хотелось. Вот почему он здесь? Почему не с Вероникой? Почему позволяет себе любопытные взгляды в сторону не своей девушки? Ведь я чужая, а еще я Ева - девчонка, на которую он никогда не обращал внимания. Я ждала, каждый год его ждала, на все слухи внимания не обращала и искренне верила - случиться тот день, когда он все поймет и увидит меня! Но не дождалась - уехала, сбежала от него, от Ники, от прошлой пугающей жизни. А он вновь ворвался в нее, и оставалось только надеяться - это наша единственная встреча, и других не будет.
-Юлька, у меня случилась катастрофа! - сообщила я, как только уставшая подруга захлопнула за собой дверь. Девушка заинтересованно хмыкнула, повесила на крючок в коридоре куртку, сняла осенние сапоги, увела меня за собой в зал, усадила на диван, а потом уже спокойно поинтересовалась, что случилось. И я ей все рассказала. Что он вернулся.
Подруга нахмурилась и, кажется, была совсем не в восторге от этой новости - об этом говорила глубокая складочка между бровей. Некоторое время она молча сидела в кресле, о чем-то сильно задумалась, а потом глубоко вздохнула.
-А ты из-за чего нервничаешь, Ев? - спросила вдруг она. - Просто, потому что увидела? Или потому что до сих пор любишь? А, может, просто боишься?
-Боюсь? Чего бояться-то?
-Что он останется. Что часто видеть его в офисе с отцом будешь, что он начнет ухаживать за одной из ваших работниц, что опять переживать и нервничать будешь? Ты ведь этого боишься, да?
Я пожала плечами. - Наверное, да.
-Дура ты, Евка, - беззлобно протянула Юля, а потом встала и подошла к окну. - Ерундой маешься. Он не нужен тебе. Совсем не нужен.
-Я не знаю, Юль... нужен, не нужен.
-Он же дурак. Он из тех, в кого тебе влюбляться не стоит. Он помотросит и бросит, а тебе потом маяться придется. Ты бы лучше забыла его, ведь самое потом проще будет. И вообще... столько парней нормальных вокруг, Ев!
-Да где они, парни-то эти? - фыркнула я. - Да и кто на меня посмотрит?
-Посмотрят, вот увидишь, еще как посмотрят, - подруга улыбнулась. - Не кисни, Ев. Ничего с твоим Красновым не случиться. Вот увидишь, побудет он здесь со своим папочкой пару деньков, а потом уедут, и ты о нем навсегда забудешь!
-Надеюсь, - пробормотала я.
Ночь была тяжелая. А потом следующая. За ней еще одна. Краснова я больше не видела, но от этого спокойнее не становилось. Все думала о нем: что он сейчас делает, кто ему нравится, с кем он скрашивает свои одинокие вечера? Или совсем не одинокие? А если он с Никой сюда приехал?! Почему-то, про бывшую подругу я даже не сразу вспомнила. Но, если у этих голубков все так серьезно было, то он ведь мог и с ней приехать! А вот с Никой я встречаться не хотела - не готова еще была. Не знала, как посмотрю ей в глаза, как сдержу ее надменный взгляд, как проигнорирую ее глупые вопросы и высокомерную улыбку. Не знаю, смогу ли я просто задержать на ней взгляд: не человеке, которому доверила всю себя, и который так жестоко со мной обошелся.
Ни работа, ни учеба удовольствия не доставляли. И только короткие телефонные разговоры с Матвеем на какое-то время возвращали меня к реальной жизни. Друг сразу почувствовал, что со мной что-то не так, грозился навестить меня и подругу как-нибудь вечером, но я отговаривала его. Сказала, что просто горло застудила - от этого такой мученический голос. Матвей не верил, я это знала. Но не лез ко мне с расспросами: наверное, чувствовал, что на его вопросы я еще не готова ответить.
Что-то мне подсказывало, что фамилию Сережи я услышу еще не раз. И я чувствовала, что однажды столкнусь с этим человеком, я была уверена в этом процентов на восемьдесят. Поэтому я морально готовила себя к встрече с ним. Думала, как посмотрю, как сдержу рвущиеся наружу эмоции, как буду по-деловому улыбаться, и игнорировать заинтересованные взгляды. Обо всем этом думала, а сама ругала себя: зачем я все это делаю? Ерундой какой-то занимаюсь!
И все же, в один из пятничных дней это случилось. Я разговаривала с мамой по телефону - она интересовалась своими делами, рассказывала об успехах Димы на работе и просто сетовала на то, что я о ней совсем не вспоминаю: звоню редко, приезжать в гости вообще не собираюсь. Я все это понимала, ругала себя, но то из-за одной, то из-за другой проблемы я забывала даже о такой простой вещи, как звонок.
В этот же момент я переводила письмо шефа на английский язык. Вообще-то, языком я владела неплохо - все благодаря моей маме, которая когда-то увлекалась языками, в совершенстве владела английским и немецким - на мне это тоже отразилось. Мама рассказывала о том, как Лера - наша соседка и просто девчонка, которая меня терпеть не могла - позавчера что-то в доме сожгла, что приезжали пожарные. Мама говорит, там столько крику было. А я смеялась. Правда, смеялась! Раньше бы посетовала на чью-то глупость, даже, может быть, начала бы переживать за Лерку, которой до меня дела нет. Но сейчас во мне что-то изменилось, и я уже не была такой слабохарактерной, а чужим промахам даже научилась радоваться.
В коридоре послышались чьи-то шаги, а потом появился он - Сергей. Я сначала просто взгляд кинула, но так и застыла - не ожидала. Он был один, без отца, и без шефа - что понятно, потому что Лев Борисович сейчас находился в своем кабинете. Мама не разделяла моего молчания, продолжая что-то говорить, но быстро поняла, что ее не слушают.
-Мама, я тебе перезвоню, - пробормотала я в трубку и отключилась.
Молчим. А что мне делать? Я всего лишь секретарь. Это он у нас здесь гость, может, хоть скажет, зачем пожаловал вообще. Но Сергей подумал, подошел к моему столу - все так же не спуская с меня внимательных изучающих глаз - и чего-то выжидал. А я просто взгляд отвести не могла, смотрела как прикованная и молилась, чтобы хоть что-нибудь случилось: телефон позвонил, шеф неожиданно из кабинета вышел, из сотрудников кто-нибудь заглянул. Но как назло в офисе царила тишь да гладь.
-Привет, - поздоровался он своим обворожительным голосом с хрипотцой. Я уже и забыла его этот голос, а сейчас знакомые нотки услышала и меня в жар кинуло. Смотрела на него, боялась, что не хватит сил ответить - вот прямо сейчас грохнусь в обморок от переизбытка чувств. Меня эта идея привлекала - меньше хлопот, не нужно ничего говорить, не нужно думать и чувствовать...
-Здравствуйте, - кивнула я вроде как официально, хотя самой мне голос не понравился.
-Лев Борисович у себя? - поинтересовался Сережа. Но я пока молчала - с силами собиралась. - Мне ему документы отдать надо!
Для наглядности Краснов помахал перед моим лицом файлом с какими-то бумагами. Я тут же взгляд в стол опустила, зацепилась за зеленый стикер, на котором синей ручкой записывала чей-то номер телефона до появления Сергея.
-Минутку, - пробормотала я, вышла из-за стола и подошла к двери шефа. Тихонько постучалась, приоткрыла дверь и деловым тоном сообщила. - Лев Борисович, к вам Сергей Краснов.
-Пусть заходит, - кивнул он.
-Проходите, - сказала я Сереже и снова, как послушный секретарь, вернулась к своему рабочему месту. Краснов на меня странно посмотрел, но все же без единого слова зашел к начальству в кабинет.
А я снова едва на ногах после этого стояла. Руки невыносимо тряслись, Ленка, снова прибежавшая ко мне, но уже чисто по делу, не могла не заметить моего нервозного состояния.
-Ты заболела? - спросила она. - Белая, как мел. Будто бы привидение увидела.
И ведь точно. Как из прошлого приведение в мою реальность ворвалось. Даже не знала, не предполагала, что это будет так тяжело - смотреть в его глаза, видеть его непонимание, и говорить ему что-то. Будто бы весь мир снова перевернулся, а меня предупредить забыли. Такое ощущение, будто со всеми вокруг что-то странное твориться, а я одна ничего не понимаю.
Когда Сергей вышел из кабинета Льва Борисовича, я уже мысленно смогла себя подготовить к этому. Натянула на лицо фирменную улыбку, в глаза его не смотрела, старалась сосредоточить взгляд на чем-то другом: к примеру, на его горбинке на носу. Это был не очень-то хороший способ, но все лучше, чем теряться и без конца отводить взгляд.
Я ожидала, что он тут же уйдет. Мог, правда, кивнуть головой, как бы прощаясь, а потом уйти. Мог даже вежливо попрощаться. Короче, это было не важно, самое главное - он просто должен был уйти. Я уже мысленно все это по нескольку раз продумала, но когда вместо того, чтобы развернуться и идти на выход, Краснов, мило улыбаясь, подошел к моему столу, я снова стала переживать.
Зачем он все это делает? Зачем???
-Слушайте, девушка, - буквально пропел он, а у меня от этого голоса мурашки по телу побежали - так непривычно было слушать его снова. - Это, конечно же, глупо, но... мы с вами нигде раньше не встречались? У меня такое ощущение, будто бы я с вами когда-то виделся, но я просто не мог бы забыть такую красавицу...
Щеки моментально начали гореть. И голова, кажется, стала какой-то особенно горячей. Только ладони не вспотели, как раньше, когда выдавали крайнюю степень моего смущения перед ним. Я даже достаточно спокойно выдержала его пронзительный взгляд. Можно собой гордиться.
-Да? Странно, - я пожала плечами. - Возможно, мы и встречались.
Мне не хотелось отвечать на его вопрос. Да и что я ему скажу? Сережа, вспомни, это же я, Евка, Никина подружка, которая вечно смотрела на тебя, как на ангела, и лелеяла надежду на свидание с тобой, а уж о взаимной любви и мечтать не осмеливалась. Это глупо. Было бы проще сказать, что я его не знаю, но... не хотелось. Вот так вот, просто не хотелось. И знаю я, что глупости говорю.
-Я определенно тебя где-то видел, - без вопросов, Сережа перешел на 'ты', что меня нисколько не смутило - раньше-то мы друг другу особо не 'выкали'. - Даже голос знакомый.
-Голос, как голос, - пожала я плечами. Сергей еще несколько минут посверлил меня глазами, а когда подумал, что я больше не собираюсь с ним разговаривать, решил уйти. Уйти? Так быстро? - А у Ники как дела?
-У кого, прости? - он нервно обернулся.
-У Ники, - ничуть не смутившись его удивления, повторила я.
-У Ники? Ты про Лазареву, что ли? - нахмурился Сережа. - Ты ее знаешь?
-А что? Разве я могу про нее не знать? - насмешливо спросила я. - Лучшие подруги, знаешь ли, всем друг с другом делятся.
-Лучшие подруги? Ты о чем? Я не... - он замолк, кажется, начиная что-то подозревать. - Подожди, а как ты говорила твое имя?
-Я не говорила.
-Ева, да? Ты - Ева? - догадался Сергей и тут же нахмурился. Зато я улыбнулась, непонятно чему обрадовавшись.
-Ева, - согласилась я. - Приятно познакомиться с Вами, Сергей. А я, как вы догадались, Лазарева Ева Станиславовна.
-Вот так встреча, - буркнул он, но теперь уже не спешил к выходу. Вернулся к моему столику, посмотрел на меня еще внимательнее, и на его лице проявлялось узнавание. - Ты изменилась.
-В своей жизни приходится что-то менять.
-Подстриглась. Краситься начала. Совсем другой выглядишь.
-А чем раньше не нравилась? Или серые мышки принципиально тебе не подходят?
-Да всем ты мне нравилась, успокойся, - Сережа все еще продолжал меня разглядывать. Потом даже улыбнулся. - Вот бы Ника тебя сейчас увидела!
Все-таки хорошо, что нас никто не слышит. Не хотелось бы, чтобы мне потом вопросы всякие любопытные начал задавать. Рассказывать о своей прошлой жизни никому не хотелось, да и вообще... не желательно, чтобы кто-то заподозрил меня в знакомстве с Красновым. Хотелось оставить все это в тайне.
-Я не хочу о ней здесь говорить, - пробормотала я. Потом совсем по-деловому кинула взгляд на время - до моего обеда оставалось пятнадцать минут. - Знаешь, в соседнем здании есть кафе 'Малинка'. Если у тебя есть время, мы могли бы там поговорить.
Через пятнадцать минут я заходила в незнакомое кафе. Вообще-то, на обед я всегда ходила в другое место, куда меня в первый раз притащила все та же Ленка. Но сегодня пришлось изменить своим привычкам - не хотелось, чтобы меня с Сережей кто-нибудь увидел. Да и просто хотелось с ним поговорить, спокойно и без нервов.
А он ждал меня, хотя поначалу я сомневалась: думала, что он уехал по своим делам. А кому нужны эти пустые разговоры? Ему? Очень в этом сомневаюсь! Мне тоже эти разговоры были не нужны, но так хотелось хоть еще немного побыть с ним. Появилась эта возможность разговаривать с ним, смотреть на него, чувствовать на себе его внимательный взгляд и думать о том, что так в нашей жизни все изменилось.
-Ты долго, - буркнул он, откладывая в сторону мобильный телефон, в котором что-то изучал до моего прихода. Я на это высказывание ничего не ответила, только заказала чашку зеленого чая у подошедшего официанта. - И все-таки, ты так сильно изменилась, Ев!
-Чем это? - фыркнула я. - Ничем я не изменилась. Какой была, такой и осталась.
-Нет, ты изменилась, - настаивал на своем Сергей.
-Как хочешь, - я пожала плечами, не желая с ним спорить. - Почему ты сейчас не в университете? Что-то мне не верится, что ты просто так можешь позволить себе с отцом по городам кататься.
-Папа постарался, - ответил Краснов. - А мне нужно контакты налаживать, ведь когда-то мне вся его компания в наследство достанется. Вот и езжу с ним везде.
-У тебя хороший папа, - кивнула я. - О твоем будущем беспокоится.
-Может быть, - уклончиво пробормотал Сережа. - Но все это не имеет значения. Скажи лучше, а почему ты уехала тогда, летом? Просто исчезла в один прекрасный день!
-Так надо было.
-Это странно. А Ника? Вы же лучшие подруги были, сестры, в конце концов! А сейчас? Вы по-прежнему не общаетесь?
-Даже сестрам, как оказалось, есть что делить, - усмехнулась я.
-Надо же.
-Расскажи мне о ней, - попросила я. - Слышала, у нее песни новые есть, а так... особо не интересуюсь ее жизнью.
-А я почем знаю? Мы с ней через месяц после твоего отъезда расстались, видимся редко. Она изменилась, высокомерная до жути стала - ей не до университетского мальчишки, каким она меня считала. Смотрит на всех свысока, хотя певица из нее никудышная - только благодаря деньгам вашего отца и держится.
-Надо же, - пробормотала я. - Расстались? Почему?
-Просто мы не пара друг другу.
-И как у нее теперь с личной жизнью?
-Не знаю. Слышал, что она заводит нужные знакомства с нужными людьми, но про их личные отношения я не в курсе. Меня Ника мало интересует.
-Конечно, наверняка у тебя и после нее от девчонок отбоя не было! - не удержалась я от шпильки в его адрес. И я уверена, что попала в точку.
-Согласен. Так разве же это плохо? - он усмехнулся и внимательно на меня посмотрел. - Брось, Ев, мы же были с тобой друзьями! Может, не часто общались, но общались же! Чего ты такая настороженная?
-Мы были друзьями? Это утверждение или вопрос?
-Ева! - он недовольно на меня посмотрел. - Что мы все о Нике, обо мне? Вот о своей личной жизни и расскажи! Наверняка все парни к твоим ногам пали! Даже понять не могу, как в свое время тебя не заметил?..
-Легко и просто не заметил, Сереж. Ведь рядом со мной всегда была превосходящая меня во всем Вероника. И про личную жизнь мою тебе знать совсем не обязательно.
-А что так? Рассказать нечего?
-Для тебя, дорогой, всегда найдется, что рассказать, - даже не заметила, когда перешла на такой резкий тон. И мне это не нравилось. Не хотелось с Красновым портить отношения, но почему-то резкие слова вылетали сами по себе, у меня совета не спрашивали. - Ладно. Наверное, личная жизнь каждого - это не то, что стоит сейчас обсуждать, когда прошло уже много времени с нашей последней встречи.
-Ты права, - согласился Сергей. - Как ты здесь устроилась? Родственники тут жили?
-Не-а, - я покачала головой и мысли вновь упорхнули, уступив место кошмарным воспоминаниям. - Вообще никого не было. А сейчас друзья появились, смысл в жизни какой-то. Я на многое теперь другими глазами смотрю.
-Вот в этом-то ты и изменилась, Ев, - улыбнулся парень, уверенный в своей правоте. - Стала независимая и уверенная, деловая даже. Тебе очень идет.
-Спасибо, - сказала я, не уверенная, что это стоит считать за комплимент.
Так мы и болтали о жизни друг друга. Я не показывала своего удивления, но внутри вся была напряжена. Раньше, когда еще в школе училась и о Краснове постоянно думала, то мечтала, что через несколько лет мы с ним вот так вот встретимся где-нибудь, разговоримся о своем прошлом, и с улыбками будем вспоминать эти школьные дни. И ведь вспоминали. Краснов до сих пор помнил, что в день нашего знакомства я была с двумя косичками, на конце которых красовались два красных бантика. Я круглыми глазами смотрела на парня - не ожидала, что он тоже очень хорошо помнит день нашей встречи.
Мой обед подходил к концу. Пора бежать на рабочее место, о чем я Сереже и сказала.
-Никогда не думал, что из маленькой странной девчонки в школе вырастит такая красавица, - вздохнул он с улыбкой, говоря очередной комплимент. - Ев, я хочу еще встретиться с тобой!
Я только собиралась встать из-за стола, но так и замерла. Он хочет встретиться - это понятно и по его горящим глазам, и по его удивленному взгляду. Он, наверное, и сам от себя в шоке. Но зачем ему это? Я, конечно, может, изменилась, красиво выгляжу, но не настолько, чтобы назначать мне какие-то встречи. Все же это Сережа Краснов, который никогда не жаловался на недостаток женского внимания к своей персоне. Тогда зачем ему я? Ведь я не олицетворяю собой идеал женской красоты, да и, зная тип девушек, которые Сергею нравятся, я еще больше убеждалась в том, что мы не пара. Раньше, когда сильно любила, охотно представляла себя рядом с ним. А сейчас, хоть он мне и по-прежнему нравился, я более трезво смотрела на обстоятельства.
-Я не уверена, что это хор...
-Нет, пожалуйста. Не отвечай отказом! - я даже неожиданно замолчала, сбитая с толку. Он достал из портмоне какую-то бумажку и протянул мне. - Вот мои телефоны. Обещай, что подумаешь и перезвонишь мне, ладно? Я буду ждать!
Не дождавшись моего ответа, Сергей вскочил из-за стола, подмигнул мне и убежал к выходу, на ходу попрощавшись со мной. А я внимательно смотрела на оставленную бумажку с телефоном Сергея, и все думала о том, что мечты сбываются. Только совсем не так, как хочется! Вот, к примеру, год назад я бы на седьмом небе от счастья прыгала, а сейчас не знаю, что мне с привалившим счастьем делать!
Конечно, он мне нравился. Это был неоспоримый факт, на который я не могла закрыть глаза. Это был Сережа, тот самый Сережа, о котором я так долго грезила. Строила когда-то наше совместное будущее, расписывала все в подробностях и почти верила в то, что мои мечты осуществятся. Но сейчас что-то во мне переменилось, и на Краснова я смотрела как-то совершенно по-другому. Подмечала какие-то ничего не значащие детали, оценивала, анализировала.
Он ведь другой. Я сама для себя представляла Сергея совершенно другим, наверное, перенесла на него все качества своего несуществующего идеала, а сейчас как будто бы розовые очки сняла. И вроде внешне-то все тем же остался, а его характер будто бы заново для себя открыла.
Почему раньше я забывала о том, что он бабник? Почему раньше меня это не особо задевало? Я же помню всех его девушек, каких только знала, помню, что все они от него без ума были, помню, что еще половина девчонок его окружения незаметно по нему сохли. Я ведь даже не задумывалась о том, что, стань он мой, парень навряд ли сможет полностью измениться: он будет по-прежнему флиртовать с девушками, улыбаться всем подряд и старательно не замечать влюбленных глаз очередной дурочки. Такой, как я, к примеру. Или еще хуже - будет изменять. А я буду на все закрывать глаза, потому что безумно люблю. Буду проводить бессонные ночи, ожидая его, а потом устраивать ревнивые скандалы.
Я все представляла по-другому.
В общем, подруге я все как на духу выложила. Она меня жутко ругала: за то, что пошла с ним разговаривать, за то, что о глупостях всяких думаю, за то, что подумать над его предложением согласилась. А потом Юльку я огорошила еще и тем, что собираюсь согласиться на эту встречу.
-Дура ты, Евка! - возмущенно выдохнула она. - Чего тебе не хватает? Ты же итак узнала все и о нем, и о Нике своей! Он же просто поиграет с тобой, а потом свалит. Евка, ну ты же нормальная девчонка, с головой! Ну, что ж ты перед ним голову-то теряешь?
Я была согласна с Юлькой. Честно чувствовала себя дурочкой, но от своих намерений не отказывалась. Вечером же набрала номер телефона по бумажке, услышала голос Сергея и совсем по-деловому сообщила, что согласна увидеться. И время меня не смутило - завтра, в 7 вечера он заедет за мной.
-Я знал, что ты подумаешь и согласишься! - сообщил Сережа мне по телефону.
-А ты, Краснов, не зазнавайся, - фыркнула я. - Это ничего не значит!
Прозвучало, как оправдание. Но больше говорить ничего не стала, бросив на прощание короткое 'пока', я первая положила трубку. А волновалась, вообще-то, жутко! Казалось, что даже сквозь телефонный разговор Краснов услышит мои громкие удары сердца, а потом долго будет надо мной смеяться. Даже руки не сразу перестали дрожать после разговора. А ведь впереди еще завтрашний день!
Почему я согласилась на эту встречу? Нет, не потому что я хотела еще раз увидеть этого красавчика, хотя не без этого желания обошлось. Просто, мне хотелось точно понять, что я к нему чувствую. Хотелось хоть что-то про себя прояснить и понять - а оно мне, собственно, нужно? Все нервы вот эти?
Утром пошел дождь. Все, как надо - и гром, и молния, и ветер жуткий. Выходить никуда не хотелось, но я предполагала, что к вечеру погода немного утихнет. Между тем, изредка поглядывала в окно, смотрела, как мелкие капли барабанят по стеклу и уже образовавшимся лужам, как асфальт в два счета стал мокрым от воды. Даже не думала, что после зимы и снега так успела заскучать по весеннему дождю. Смотрела на мелкие капли, а вместо раздражения настроение только поднималось.
Часа в два дня я заметила беготню по дому - это уже Юлька куда-то решила в выходной день пойти. Понаблюдав за ней пару минут, все же не смогла удержаться и спросила:
-Ты что, в такую погоду куда-то пойдешь?
-Да, Лё... - она вдруг замялась, а потом поспешно ответила. - Да, пойду. Мы с ним погулять хотим.
-Господи, Юлька, когда ты уже нам скажешь его имя? - усмехнулась я. - Надоело уже о нем, как о человеке без имени думать. И куда вы в такую погоду пойдете? Холодно же!
-А тебе никто не говорил, что целоваться под дождем - это романтично? - усмехнулась подруга.
-Дуська, - пробормотала я, и не стала Юле мешать.
Подруга ускакала и мы с Дёней остались в гордом одиночестве. Кота я покормила, и, увидев его сытую довольную мордочку, почувствовала себя еще лучше. Вообще, с котом мы удивительно хорошо ладили. Спать паразит ложился чаще всего со мной, но подруга не обижалась на своего дружка. А еще, просто приятно, когда после тяжелого дня приходишь домой, а тебя ждет кто-то теплый, любимый и пушистый.
В шесть я начала собираться. Одеться решила по-деловому, но в то же время не для работы: строгая юбка-карандаш до колен и кремовая праздничная блузка, идеально на мне сидящая. Оставалось лишь немного подкраситься и собрать волосы в хвост. Перед самым выходом неожиданно раздался звонок в дверь. Мы с котом очень удивились, но вместе пошли встречать нежданного гостя.
Гостем оказался Матвей. Он по-хозяйски юркнул в коридор, как только я открыла входную дверь, разулся, повесил куртку на крючок в коридоре и прошел в зал. С удивлением наблюдала за тем, как парень плюхнулся на диван и жалобно что-то простонал. Интересная картина получается.
-Матвей, ты чего? - поинтересовалась я у друга.
-Мне плооохо, - протянул он, осмотрелся вокруг и снова остановил свой взгляд на мне. - А Юлька где? Опять со своим ухажером убежала куда-то?
-Убежала, - кивнула я. - Так чего тебе там плохо, говоришь?
-Голова болит, - объяснил он. - Есть таблетка? Я сейчас умру!
-Эх, страдалец, - хмыкнула я. Ушла в свою комнату, покопалась в сумке и выудила оттуда свои таблетки от боли в голове. Отнесла их Матвею.
-Спасительница, - довольно протянул он, поднялся, чмокнул меня в щеку (это благодарность такая?) и ушел на кухню, чтобы запить таблетку водой. Как-то заторможено смотрела за Матвеем, недоверчиво потрогала свою щеку, а потом встряхнула головой и решила забыть. У парня голова болит, не удивительно, что он плохо соображает.
Через какое-то время Матвей вернулся. Легче ему, конечно, не стало - к сожалению, не изобретены таблетки, которые моментально избавляют человека от боли - но зато теперь он верил, что в ближайшем будущем голова у него пройдет.
-Чего пришел-то? - поинтересовалась я, поправляя прическу.
-Просто так пришел, - ответил парень, изучая мой внешний вид. - Вроде мы давно не виделись, да и Юлю пора было проверить. А ты куда-то уходишь?
-Да, у меня встреча.
-Встреча? С кем это у тебя встреча? Да еще и вечером?
-Матвей, - я спокойно посмотрела на парня, который забыл о своей головной боли. - Ты устраиваешь мне допрос. Ты задаешь вопросы, на которые я не хочу отвечать!
-И что это значит?
-Это ничего не значит, - я отвернулась. - А мне уже пора идти. Не хочу опаздывать. Если хочешь, можешь дождаться Юльку. Я думаю, она уже скоро вернется.
-Ладно, - кивнул Матвей и даже улыбнулся, провожая меня. - Извини за мои вопросы. Я просто растерялся.
-Ничего страшного. Я все понимаю, - на несколько секунд я вспомнила, как сама еще совсем недавно удивлялась, что Матвей сошелся с бывшей девушкой. Это для меня тогда стало настоящим испытанием, и, если мой друг сейчас ощущает что-то похожее на то, что ощущала тогда я, то мне легко понять парня.
Я ушла быстро. Матвей казался обычным, спокойным и умиротворенным, пожелал удачного отдыха. Но все это казалось неестественным, наигранным, я чувствовала себя неловко, и даже радость предстоящей встречи с Сережей немного померкла. Я была уверена, что у моего друга не все так хорошо, как он пытался показать. А вдруг у него что-то случилось? Что-то серьезное, а у меня не было времени, чтобы его выслушать? Ведь это не правильно, настоящие друзья так не поступают.
Мне было стыдно за свое поведение. Ведь Матвей и Юля мне очень дороги, я даже не представляю, насколько сильно они мне нужны. А тут... появился парень из моего прошлого, и ради него я готова обо всем забыть: забыть о людях, которым я важна. Это нужно исправлять.
С Сергеем мы договорились встретиться в ресторане 'Старый Замок'. Название говорило само за себя - снаружи строение, возвышающееся прямо в центре города, было очень похоже на какой-нибудь старинный замок эпохи феодализма. Даже внутри все было таким богатым и роскошным, что я почувствовала себя какой-нибудь принцессой, приглашенной на королевский бал. Хотелось верить, что сейчас меня действительно ждал самый настоящий принц.
Сережа сегодня был в черных брюках и темно-синей рубашке; выглядел каким-то темным демоном: правда, жутко притягательным, но от этого не менее загадочным и опасным.
Сергей старался произвести впечатление настоящего джентльмена. Даже вел себя как-то странно. Хотя, наверное, это все правильно, и так и должно быть на первом свидании... откуда мне знать? Единственным парнем, с которым я бывала в многочисленных общественных местах, был Матвей. Но мы же только друзья, и всегда вели себя естественно, болтали обо всем подряд, не скрываясь за маской в попытке произвести благоприятное впечатление.
-Ты меня сейчас не слушаешь, - это было произнесено утвердительным голосом Сережи. Я прикусила язык, когда поняла, что действительно не услышала и половины того, что своим очаровательным бархатистым голосом рассказывал мой собеседник.
Я много думала. Обо всем этом. О том, что сейчас я сижу с привлекательным молодым человеком в одном из самых дорогих ресторанов города, он мне что-то рассказывает, пытаясь развеселить меня. Моим собеседником был Сережа Краснов - мальчик, знакомый мне с детства, в которого я так долго и безответно влюблена. Это казалось эпизодом из сказки, только вот в отличие от детских историй, я не могла сейчас предугадать конец своего романа.
Я не сомневалась в своих чувствах. Парень мне нравился, будто и не было между нами всего того времени, когда он встречался с моей лучшей подругой - Никой. Будто бы я просто протянула свою любовь через годы, сберегла ее, а сейчас пришло самое время продемонстрировать всю глубину своих чувств.
Но эти годы, о которых вспоминать не хотелось... они все же были, и я отказывалась их забывать. Я знаю, что Сережа любит внимание, он популярен и старается держать имидж: он выбирает все самое лучшее, начиная от стиля одежды и заканчивая выбором собственной машины. Вокруг Сергея всегда крутилось слишком много девушек, которые не могли устоять перед его обаянием. Он всегда выбирал лучших. И никогда не смотрел на меня.
Я не готова еще принять тот факт, что мои небольшие внешние изменения что-то значат для Сережи. Ведь он прекрасно помнит, какой я была раньше. Он знает обо мне многое, знает многие мои внутренние качества, но это никогда не заставляло его выбрать вместо другой девушки меня.
А сейчас... поменялась лишь картинка, она стала симпатичнее, но она не была идеальной. А Краснову я понравилась. Я знала, что он гонится за усовершенствованной оболочкой. Но мне не этого хотелось. Я не хотела стать для него временной красивой пассией, я хотела настоящих и искренних чувств. Я знала, что парень способен любить: он был добр. Всегда хорошо ко мне относился - это началось еще со школы. Он умеет по-настоящему любить. Так почему же я не могу пробудить в нем настоящие чувства?
-Мы с тобой столько времени знакомы, а я о тебе почти ничего не знаю, - в его голосе послышалось недовольство самим собой. Вот именно. Это в очередной раз доказывает, что я никогда не была достойным объектом его внимания.
Я мало рассказывала о себе. Мне не хотелось рассказывать о своей жизни Сергею, пусть мы и знакомы, как он выразился, столько времени. Я еще не была готова ему открыться. Наверное, должно пройти больше времени, чтобы друг друга узнать лучше.
Вот и еще одна причина, заставляющая меня волноваться. Время. Оно стремительно ускользало. Неизвестно, сколько еще Краснов пробудет в этом городе. Он может уехать уже сегодняшней ночью, если на то будет причина. Он не может быть здесь столько, сколько понадобится мне, чтобы привыкнуть к парню, чтобы доверится.
-Когда ты уезжаешь? - спросила я, сделав вид, что не услышала последние реплики.
-Я тебя так надоел?
-Вовсе нет. Я спрашиваю не по той причине, что ты меня достал. Мне просто... интересно, - пробормотала я.
-Вообще-то, не знаю. Это не от меня зависит. Но, наверное, скоро, - ответил парень. Потом, заметив, что я изменилась в лице, он поспешно добавил. - Я буду приезжать. Конечно, не так часто, как хотелось бы, но...
Я мягко улыбнулась. - Не надо, не продолжай.
Он замолчал. Мы вообще сегодня много молчали. Часто смотрели друг на друга и... вспоминали. В этом я уверена. Я знала, что Краснов откапывал свои прошлые воспоминания обо мне. Я делала то же самое. Любые мелочи, которые так много говорили о его прошлом. Больше всего я вспоминала школьные годы - они были самыми безобидными и о них вспоминать не так уж и больно. Та наивная детская любовь нравилась мне наиболее всего. В ней совсем не было боли, лжи, пустых переживаний и снова боли. Иногда я вспоминала Нику. Она часто мелькала в моих воспоминаниях, отравляя их...
-Знаешь я... даже скучал по тебе, - пробормотал парень, потом усмехнулся своим же словам.
Скучал. Это прозвучало так красиво. Только я не поверила. Я знала, что он не скучал - слишком маленьким звеном я была в его жизни, в становлении его, как человека. В то время, когда он встречался с Никой, парень жил мечтами, он планировал будущее и уже тогда строил его с моей подругой. Я знаю, что он не скучал. Просто решил сказать мне что-то приятное. И я не осуждала. Мне действительно было приятно это слышать.
-Я тоже, - вздохнула я, решив сказать правду. Ему проще. Он-то, конечно же, знает, что это все правда. Я не умела врать. Наверное, все-таки не умела, потому что не так уж и часто мне приходилось это делать. И, конечно же, мои глаза красноречивее всяких слов говорили о моих чувствах. Не трудно догадаться, что сейчас я говорила правду.
Я раньше не особо задумывалась о том, знает ли Краснов, что он мне нравится. Не было времени размышлять о таких глупостях: всегда появлялись другие, более важные мысли. А сейчас я вдруг задалась этим вопросом. Знает ли он? Может, все настолько очевидно? Или наоборот? Вдруг я слишком хорошо скрываю свои чувства?
Наверное, на это глупо надеяться. В конце концов, даже моя подруга могла по секрету рассказать парню, что в детстве я была очень сильно влюблена. В него. Наверное, он надо мной долго смеялся. Сейчас, как мне кажется, ему не так уж и смешно.
Домой он отвозил меня сам. Я долго с ним по этому поводу спорила. Мне было не тяжело вызвать такси, и я бы спокойно доехала до дома. Но нет, Сергей изначально собирался отвезти меня домой сам, намеренно не употребляя в ресторане ни грамма алкоголя. А я вдруг испугалась. Наше расставание у стен 'замка' было легко представить, а вот возле моего дома. Тяжело предугадать его действия.
Остановившись на одном из перекрестков, пока мы ждали зеленого сигнала светофора, парень привычным жестом достал откуда-то из кармана в двери машины пачку сигарет. Я удивленно уставилась на Сережу. Очень четко помнила тот день, когда успокаивала ревущую Нику... также четко, я помнила причину их ссоры. Потому что она курила. Он обнаружил пачку сигарет в ее сумке, и тогда ему это очень не понравилось.
Он не курил. Ника рассказывала, что ему не нравятся курящие люди. В этом мы с ним были солидарны. Я почему-то очень не любила запах сигаретного дыма, и уж тем более не обращала внимания на людей, имеющих такую отвратительную вредную привычку. Никто из близких мне людей не курил, кроме Ники, но я подруге это прощала. И сейчас ни Юля, ни Матвей не курили, что облегчало мне жизнь. Было такое ощущение, что без сигаретного дыма мне жилось очень просто. Даже на работе при мне никто не доставал пачки сигарет.
А сейчас... Сергей курит. Это казалось чем-то противоестественным.
-С каких это пор ты куришь? Я думала, ты ненавидишь сигареты!
-Ненавижу? - кажется, он был очень удивлен. - Да нет. Я еще летом курить начал. Наверное, это мне перешло от Ники.
Упоминание бывшей подруги отозвалось болью в груди. Я поджала губы и отвернулась, приоткрыв окно. Когда в салон проникал свежий воздух, мне становилось легче дышать.
-Тебе не нравится вспоминать о Нике, - сказал Краснов. - Что все-таки между вами произошло?
-Это... не имеет значения, - я помотала головой, и снова отвернулась.
-Прости. Кажется, я все испортил, - извинился он.
-Нет-нет! Все нормально, - пробормотала я. - Просто... слишком много воспоминаний для одного вечера.
Машина довольно быстро оказалась у моего дома. Это хорошо. Запах дыма никак не исчезал, хотя сигареты давно уже не было в руках парня.
-Спасибо тебе за чудесный вечер, - быстро сказала я, намереваясь скорее уйти.
Я боялась, что он решит меня поцеловать. Раньше, когда еще маленькой была, часто фантазировала и думала именно о таких моментах, расписывала все в мельчайших подробностях. Но сейчас я не была готова. Может, в другой раз, если, конечно, Сергей захочет еще раз пригласить меня куда-нибудь на свидание.
-Ева, подожди, пожалуйста, - произнес парень, и я обреченно опустила руку, которой хотела открыть дверь. - Я подумал... может быть, мы как-нибудь это повторим?
-Второе свидание? - заторможено переспросила я.
-Да. Конечно, если ты не против.
-Ну, вообще-то... я не знаю.
-Тебе же понравилось сегодня? - спросил он.
Я кивнула. С этим поспорить было невозможно. Сегодняшний вечер, за исключением некоторых моментов, был просто прекрасен. Все, как в моих мечтах - красивая я, красивый Сережа, идеальный ресторан и он за меня платит, общается со мной, как настоящий джентльмен и я, кажется, окончательно влипла со своей влюбленностью.
Только почему-то даю себе тормоза. Это, разве, правильно? Если меня так сильно тянет к Сереже, то почему же я вечно себя останавливаю? Постоянно вспоминаю того Сергея, 'другого' - именно так мысленно я окрестила парня, сидящего на таком коротком расстоянии от меня.
-Тогда, почему бы не встретиться еще раз? Я этого очень хочу.
-Лааадно, хорошо, - протянула я, не совсем уверенная в своем решении. Решила, что чем быстрее выскочу из автомобиля, тем меньше вероятность того, о чем думать сейчас как-то боязно.
-Я позвоню, - бросил вдогонку парень.
-Буду ждать, - крикнула я в ответ и быстро забежала в подъезд.
И чего я боялась? Ведь все оказалось не так уж и страшно.
Юлька была дома. Я этому мысленно порадовалась. Несколько коротких секунд я надеялась, что Матвей был все еще здесь. Мне очень захотелось увидеть его сейчас, хотя я понимала, что это, наверное, не самая лучшая идея. Но друга не было дома: его обувь и куртка в коридоре исчезли.
Я не стала грустить.
Подруга долго выспрашивала у меня все о свидании в мельчайших подробностях. Иногда улыбалась, иногда начинала хмуриться. А после рассказа серьезно спросила, как я отношусь к Сергею Краснову.
Это был сложный вопрос. Потому что я была убеждена в том, что я его люблю. Но я не могла понять, насколько сильно изменилось это чувство и изменилось ли? То, что я сейчас отношусь к Сереже совсем иначе - было очевидно. Нет той детской влюбленности, хотя было не совсем понятно, куда она успела исчезнуть за полгода.
-Он мне нравится, - вздохнула я. Характеризуют ли эти три слова все мое отношение к нему? - Очень нравится, - добавила я. - Мне кажется, Сережа изменился. Или просто я сама стала сильно другой.
-Ты стала еще большей дурой, чем раньше, - кажется, Юля на что-то обиделась. Странно. Разве я сказала что-то не то? Почему она расстраивается из-за того, что я влюблена?
-В чем дело? Разве я делаю что-то не так? - спросила я неуверенно.
-Ты сейчас совершаешь ошибку. Я не знаю, изменился этот твой Сережа или нет, но я чувствую, что он не тот, кто тебе нужен. Мне кажется, что он... не твой человек.
-Я была бы благодарна, если бы ты перестала мне говорить такие вещи, - недовольно фыркнула я. - Я же тебе не говорю, подходит ли тебе твой парень! Может быть, вы тоже совсем не пара!
-Извини, - обиженно произнесла Юлька. - Я просто переживаю за тебя! Это ведь все не просто так, Ев! Парень, из-за которого ты, между прочим, сюда переехала, снова появился в твоей жизни, а ты так просто его к себе подпускаешь! Но, оказывается, поддержка друзей для тебя ничего не значит, да?
Подруга ушла в свою комнату и захлопнула дверь, закрыв ее на замок. Я тут же почувствовала раскаяние, потому что... я была не права. Я знала, что такое переживать за друзей, я знала, что они желали мне только лучшего. А сейчас я бесстыдно променяла и Матвея и Юлю на Сережу, стремительно ворвавшегося в мою жизнь.
Это был нечестный выбор.
Конечно, мы с ней помирились. Просто решили больше не затрагивать этой опасной темы. Я честно вняла Юлькиным предупреждениям, но поступать решила все равно по-своему. В конце концов, это только моя жизнь, я вправе совершать ошибки, чтобы учится правильно жить.

Наверное, меня решили преследовать несчастья. И, хоть я и прожила пару относительно спокойных дней, в среду все снова стало очень плохо. На какое-то время я даже почувствовала себя глупой героиней очередного бессмысленного фильма, в котором меня преследуют одни неудачи. Даже противно от своей жизни стало. А потом, снова пришлось брать себя в руки. Мне некогда было грустить. Только думать, думать, думать...
Сам по себе день был замечательный. Наконец-то теплая погода и повысившаяся температура. Это было прекрасно. Я считала это скорым наступлением теплоты. Я надеялась, что лето наступит как можно быстрее, и тогда я, наконец-то, съезжу в гости к маме. Я так за ней соскучилась, и даже телефонные звонки не помогали.
Пару смс от Сергея подняли мое настроение еще больше. Он часто мне писал, причем писал-то всякие глупости. Я прекрасно знала, что он это делал для поднятия настроения. А еще, возможно, он хотел поскорее увидеться со мной. В понедельник и вторник он лично забирал меня с работы под завистливые взгляды моих коллег (преимущественно женского пола) и отвозил домой. Ему нравилось быть рядом со мной, а уже это, в свою очередь, нравилось мне. Было приятно, когда о тебе кто-то постоянно думал, кто-то за тебя переживал.
Я по уши влюбилась. Это произошло давным-давно, а сейчас... наверное, сейчас все встает на свои места.
Он и сегодня должен был меня забрать. Он уже предупредил меня об этом, поэтому ровно без пяти шесть я, свернув все свои дела и попрощавшись с шефом, выскочила из офиса. Краснов всегда приезжал ровно в шесть, стараясь покорить меня своей пунктуальностью. Но сегодня опаздывал. Я не злилась. Опаздывать для человека - это нормально. Я вот вообще никогда никуда не приходила вовремя. Все время старалась прийти раньше положенного времени.
Зато ко мне приблизилась другая фигура. Сначала я даже испугалась, когда почувствовала чье-то приближение. Но страх прошел так же быстро, как появилась радость. Это был Матвей. Я даже не подумала удивиться, когда узнала его лицо. Почему-то настроение сразу подскочило еще выше. Даже захотелось подбежать к парню и крепко его обнять. Но, думаю, он не поймет моего внезапного приступа.
-Привет! Ты какими судьбами здесь? - спросила я.
-Привет, - он, кажется, тоже рад меня видеть. - А я решил тебя встретить с работы, подвезти домой.
Это меня немного отрезвило. Я вдруг вспомнила о том, что еще один парень сейчас хотел того же самого. Очень кстати, машина Сергея показалась на перекрестке. Уже через минуту он остановится здесь и будет ждать, пока я не сяду в его машину.
Почему-то я вдруг очень испугалась неминуемой встречи Матвея и Сережи. Мне показалось, что сейчас не самое лучшее время для их знакомства.
К сожалению, минута истекла слишком быстро, а я ничего не успела придумать. А еще... я не знала, что мне выбрать. С одной стороны, очень хотелось поехать с Сережей, поболтать с ним, узнать, как у него прошел день.
С другой стороны, мне было стыдно за свое поведение перед Матвеем. Мы же друзья, а в последнее время так мало видимся. Тем более, в последнюю нашу встречу я просто ужасно себя вела.
-Матвей, тут такое дело... - пробормотала я, наблюдая за приближающейся знакомой иномаркой. - Я уже обещала другому, что он меня сегодня подвезет домой. Просто... я же не знала. Может быть, ты приедешь завтра?
Глупо. Очень глупо. Я снова сделала выбор не в его пользу.
Но он же друг. Он должен понимать, что я хочу наладить свою личную жизнь. Мне нравится Сережа, и я хочу поехать с ним.
Какая-то часть меня возненавидела саму себя за такие слова.
Он ничего не ответил, только заторможено кивнул.
Очень вовремя перед нами остановилась черная машина с тонированными окнами. Двигатель заглох, дверь водителя открылась, и появился Краснов. Сейчас он мне очень сильно напомнил какого-нибудь актера. Он был до невозможности красив, со вкусом одет, да еще и с такой машиной.
-Ева? - он замер в нескольких шагах от меня, взглядом указывая на Матвея. Друг рядом со мной напрягся, я это очень четко почувствовала. И это взволновало меня куда больше, чем все остальное. Мне было все равно, что сейчас думал парень, стоящий напротив, а вот мысли и чувства Матвея... они были гораздо важнее.
-Привет, Сереж! Знакомься, это Матвей, мой лучший друг. Матвей, это Сережа... - тут я задалась вопросом, а кем же мне приходится Краснов. Не совсем друг, далеко не знакомый, и уж точно не парень. Как объяснить, что он - что-то среднее?
-Ее молодой человек, - опередил меня Сергей, обаятельно улыбнувшись. - Приятно познакомиться.
-Молодой человек? - насмешливо переспросил Матвей, хотя был все так же напряжен. - Это первоапрельская шутка? Не смешно, пацан.
-Я не... - я честно предприняла попытку что-то сказать.
-А разве я похож на шутника? - поинтересовался Сережа. - Веселить заносчивого друга (он как-то особенно выделил это слово интонацией) любимой девушки в мои планы не входило.
Взгляды, которыми эти двое щедро одаривали друг друга, мне совершенно не нравились. Казалось, каждый из них только и ждет момента, чтобы разорвать другого на мелкие кусочки. Когда-то раньше я видела, как из-за Вероники дрались два парня - помню, подруга тогда была этим очень довольна. И сейчас чем-то Матвей и Сережа неуловимо напоминали мне тот момент.
-Как бы тебе сказать, чтобы не соврать? - фыркнул Матвей все тем же насмешливым тоном, какого прежде я от него ни разу не слышала. Даже я чувствовала исходящую от него затаенную угрозу.
-Матвей! - укоризненно воскликнула я. Поведение моего друга оставляло желать лучшего. И я надеялась, что парень вот-вот поймет и прекратит этот концерт.
-Евушка, ты лучше не вмешивайся, - елейным голоском проговорил этот индивид. Очуметь! Надеюсь, вижу такого Матвея первый и последний раз в жизни. Мне эта сцена совершенно не нравилась.
Я решила послушаться. В конце концов, это двое парней, которым перечить практически невозможно, поскольку я слишком хорошо знаю обоих. Может, они сами собой разойдутся в разные стороны?
Конечно. Это было бы очень мило с их стороны.
Меньше чем за минуту их взаимная неприязнь возросла в разы, слова стали жестче, эпитеты - красноречивее. Давно я не слышала, как два парня ругаются - причем не шуточно, а довольно серьезно, с угрозами и предупреждениями. Смотреть на это все было жутко неприятно: казалось, будто я для них игрушка, которую они не поделили. И ведь оба эти парня значили для меня достаточно много...
В какой-то момент я настолько запуталась в своих мыслях и чувствах, что пропустила неожиданный взмах руки. Кажется, они сами не ожидали того, что зайдут до обычного рукоприкладства. Но когда на губе Матвея выступила кровь, я уже в конец разозлилась. Причем, больше всего злилась как раз на Матвея, который, хоть и не полез в драку, но ее спровоцировал. Кое-как успокоив обоих, я попросила Сергея уехать. Не хотелось его отпускать, тем более сейчас, когда появилась хрупкая иллюзия отношений. Но и друга, Матвея, терять как-то очень не хотелось...
Конечно, это не было дракой. Я готова поверить в то, что все произошло случайно. И больше всего радовалась тому, что оба парня достаточно быстро пришли в себя. Только вот, как оказалось, у Матвея выдержки побольше будет. Он не первый полез в драку. И, тем не менее, больше всего я все равно злилась именно на своего лучшего друга. Казалось, что он это прекрасно понимал. Мы ехали к нему домой и всю дорогу парень молчал. Наверное, знал, что, как только он заговорит, я пошлю его... к проклятым богам.
В квартире было так тихо. Мне кажется, парню бы стоило завести собачку или котенка. Иногда одиночество слишком давит. Или гнетущая тишина, вот прямо как сейчас. Все так же молча обработала ему разбитую губу. Матвей не смотрел на меня, а я надеялась, что он просто чувствует себя виноватым, но не хочет этого признавать.
-Зачем ты так? - все-таки не выдержала я после получасового молчания. Вопросы, созревающие в моей голове с возрастающей частотой, не давали мне спокойно сидеть в его обществе. Наверное, куда правильнее было бы уже давно уйти, даже не пытаясь разобраться в этом водовороте чувств. Но я не могла. Что-то удерживало меня здесь, в этой тихой квартире. Я не могла сидеть и постоянно ходила то туда, то сюда, накручивая себя еще больше. А сейчас вот взяла и не выдержала. Просто села рядом с парнем и вдруг почувствовала себя невероятно уставшей.
-Извини, - только сказал он, но объяснять ничего не хотел. И я мгновенно вспыхнула от понимания этого факта.
-Ты... ты невозможен! После того, как ты посмеялся над Сережей, спровоцировав этот удар, ты хочешь сказать мне 'прости'? У меня только начала налаживаться жизнь, а ты решил влезть и все испортить! - негодовала я. Но Матвей не слушал, смотрел на меня, но думал о чем-то другом - не о моих словах точно. Я разозлилась еще больше. - Я вообще ничего не понимаю. Матвей! Скажи, зачем ты это сделал?
Он продолжал молчать.
Я выдохлась. Казалось, что вся моя злость долго копилась, а сейчас, достигнув своего пика, внезапно куда-то исчезла, будто испарилась. Я точно поняла, что он мне ничего не расскажет. Может, это касается каких-то его проблем? А вдруг Матвей и Сережа были знакомы раньше, а я стала лишь поводом их стычки? Я взглянула на сосредоточенное лицо своего друга, и снова растерялась.
-Обычно я никогда не бываю таким, каким ты видела меня сегодня. У меня есть причины на такое поведение, но говорить об этом еще слишком рано. Я не уверен в том, что это правда, - заговорил Матвей. Я ничего не поняла из того, что он сказал. - В любом случае, я... мне стыдно, что из-за моего поступка тебе плохо. Но, кажется, если бы у меня была возможность прожить сегодняшний день заново, я бы ничего не изменил.
-И как это понимать?
За какие-то крохотные доли секунд его лицо оказался на расстоянии сантиметра о+9т моего. Парень смотрел в мои глаза и был очень напряжен.
-Скажи, что ты чувствуешь сейчас? - прошептал он.
А что я чувствовала? Помимо того, что меня бросило в пот, сердце пропустило пару ударов, а ладони резко вспотели, ничего не изменилось. Ах, да, еще и мысли разбежались в разные стороны, из-за чего я долго не могла ответить, но это в порядке вещей. А еще... я вдруг подумала о том, что еще никогда со мной не случалось ничего подобного, но я чувствовала... волнение, предвкушение чего-то большего.
-Не знаю, - честно ответила я.
И его губы коснулись моих.
Свой первый поцелуй я никогда не могла представить. Когда я с Вероникой была еще совсем маленькой, в те годы мы еще вместе учились в школе, подруга всегда говорила мне, что это жутко противно и неприятно. А я была влюблена и не верила ни единому слову. Я знала, что поцелуй самого любимого человека будет попросту незабываем, что это будет мгновение, которое запомниться тебе на всю жизнь. Это будет, безусловно, романтично и очень нежно.
Мой первый поцелуй в моем представлении должен был быть подарен Краснову и никому другому.
Для меня это, конечно же, было в высшей степени проявлением любви.
А сейчас не было и секунды, чтобы подумать о происходящем. Очень осторожно и умело Матвей вытеснил все остальные мысли из моей головы. Сопротивление было подавлено почти моментально. Я не могла сопротивляться, потому что безумно хотелось поддаться этой ласке.
Я не думала о том, как прекрасны эти мгновения. Хотя, конечно же, наверняка, если бы началась война или бы небеса в один миг рухнули на землю, сомневаюсь, что что-то изменилось бы между нами. Мне кажется, другие и так понимают, что девушка испытывает в свой первый и самый чувственный поцелуй! Я просто хотела большего, чего-то гораздо сильнее и мощнее...
Было страшно. Я не знала, чего ожидать, когда волшебство момента закончится, когда сердце перестанет стучать так быстро, а щеки перестанут гореть. Сейчас, когда тебя крепко и бережно обнимают его родные руки, стало вдруг очень легко и тепло.
-Ева, - шепнул он, отвлекшись на секунду. Мне хватило и этого времени, чтобы окончательно прийти в себя.
-О господи! - в ужасе воскликнула я, вырываясь из крепких Матвея. - Боже! Что ты... мы наделали!
Он непонимающе смотрел на меня, будто бы я сделала что-то, что не должно было произойти. Хотя да, это действительно так... я совершила ужасную глупость.
Мы целовались. Эта мысль пронеслась в моей голове, как гром среди ясного неба.
-Черт! Черт! Черт! - повторяла я, заметавшись по комнате. - Что же я наделала?
-Ева! - окликнул меня он. - Я тебя не понимаю! Что... не так? Или, может быть, я сделал что-то неправильно?
-Мы целовались! - сказала я. Мне кажется, причина моего волнения была очевидна. - Мы друзья и...
-Я понял, - вздохнул Матвей, избавляя меня от попытки все объяснить. - Извини. Это я виноват, я не должен был к тебе лезть.
Я промолчала, потому что действительно считала его виноватым. Но не хотела этого говорить, как и не хотела думать о причинах, натолкнувших парня на этот поступок. Он выглядел виноватым, хотя в его взгляде вертелись и еще какие-то чувства, но я предпочла оставаться в неведении. - Я поеду домой.
-Как?
-Не знаю. Пешком. Или на автобусе доеду, или машину словлю. Придумаю что-нибудь.
Я выбежала из комнаты, потому что напряжение, царившее в комнате, давило на меня. Хотелось сбежать, закрыться где-нибудь и уснуть, чтобы, проснувшись, оказалось, что ничего этого не было. Мне просто приснился странный сон, где все в моей голове перемешалось, а проснувшись, я обнаружу, что ничего не изменилось.
-Стой! Ты никуда не пойдешь!
-Мне нужно домой...
-Я не отпущу тебя куда-либо в таком состоянии! - он выразительно на меня посмотрел. - Во всем виноват только я, Ев. Не накручивай себя. Давай сделаем вид, что ничего не было, ОК? А сегодня ты переночуешь здесь, потому что уже слишком поздно и я никуда тебя не отпущу одну.
Мы долго спорили, но это, к моему великому удивлению, помогло. Все вдруг стало как прежде, будто ничего и не было между нами, а этот поцелуй... он ведь мне только приснился! Мы спорили, но в итоге я действительно осталась на эту ночь у Матвея. Было жутко неудобно, но ему на мои чувства было наплевать. Зато под конец невероятно тяжелого дня он смог развеселиться, и мы даже посмотрели вмести один популярный боевик...
Главное - все забыть! - напоминала я себе.
Иногда это не получалось. Особенно в те моменты, когда он молча на меня смотрел, и, даже несмотря на то, что он был веселым, в уголках его глаз затаилась печаль, которую я не могла понять. Я очень надеялась на то, что это не любовь. Нет, даже предполагать такое - это глупость! Матвей... это же Матвей, он же такой... классный. Он должен любить кого-то, кто идеально подходит ему. А я не гожусь на роль его возлюбленной.
И это опечалило меня больше всего. Мне вдруг захотелось, чтобы я ему действительно нравилась. Хотя это глупое желание и было лишено смысла, мне показалось, что если бы все было действительно так, мы бы вместе нашли какой-то выход. Может, не сразу, может, для этого понадобилось бы какое-то время.
Я дура.

Как так получилось, что после печальных событий того дня мы прекратили общаться с Матвеем?
Все оказалось гораздо проще, чем я думала. Когда я на следующее утро появилась дома, Юлька на меня наорала. Причем не отругала, а именно кричала: за то, что я ушла с работы непонятно куда, и больше не отзванивалась подруге, за то, что всю ночь шлялась черт знает где, и, конечно, за то, что заставила ее всю ночь переживать!
-Зря нервничала, Юль, - пробормотала я. Вроде еще только утро, самое начало дня, а я уже была какая-то обессилившая от всего, что произошло со мной. - Я была с твоим братом.
-Чего? - несказанно удивилась девушка.
Мы переместились на кухню и решили позавтракать - утро все равно казалось безнадежно испорченным. Кофе мне счастья не придавал, но зато, после жуткой ночи, в течение которой я постоянно вертелась на непривычном месте, я, наконец, смогла проснуться.
-Того. Не задался у меня вчера день. Кое-кто мне его подпортил. Так что у Матвея я сегодня ночевала, - от воспоминаний вчерашнего дня у меня снова начали гореть губы. Но я постаралась игнорировать эти новые и непонятные ощущения. - Прости, что вчера не позвонила. Как-то все закрутилось...
-Ааа... слушай, а как так получилось, что ты у Матвея осталась? И что вы делали?
-А что мы могли делать? - спросила я, но потом заметила, как заинтересованно у девушки заблестели глазки. - Юля! Как ты можешь так обо мне думать! Я из приличной семьи, и твой брат, между прочим, тоже!
-Кто вас знает, приличные вы мои? - посмеялась девушка.
На этом и закончили. Я не стала рассказывать о своем первом поцелуе Юльке, потому что охотно предполагала реакцию девушки. Конечно, ведь это с самого начала была замечательная идея - свести брата с лучшей подругой. Только не совсем удачная, как оказалось.
Чуть позже я позвонила Сереже. Мне казалось, что он мог и обидеться из-за вчерашнего - ведь я из двух парней выбрала именно Королева, а не Сережу, который тоже, в общем-то, был мне по-своему дорог.
-Я знаю, что жутко виновата перед тобой! Прости за вчерашнее, - извинялась я, когда на звуки моего голоса пришла Юлька. Немного послушала, покачала головой и тихо ушла, не желая влезать в чужие дела.
-Не переживай, Ева, все в порядке. Я не в обиде, - голос у Сережи был довольный. Наверное, он рад, что я за него беспокоюсь. А как же может быть иначе? - Надеюсь, ты разобралась со своими проблемами?
-Ну, как бы... - не говорить же Сереже, что я после нашей встречи целовалась со своим другом и, кажется, получила удовольствие, но не уверена точно. - Скорее да, чем нет.
Не обязательно всем рассказывать, что у меня все очень сложно. На душе паршиво, и тянет к двум парням сразу.
-Тогда отлично, - Сергей ненадолго замолчал. - Знаешь, а у меня есть два пригласительных на одну закрытую вечеринку. Сынок мэра решил с размахом отметить свое день рождение в каком-то клубе, и туда собирают всю элиту. И я подумал про тебя. Не хочешь со мной пойти?
-В клуб? - немного растерялась я.
-Да, а что? Что-то не так?
-Да нет, просто... я особо не люблю такие заведения. Там всегда толпа народа и мне немного неуютно.
-Я буду рядом с тобой и никуда не отпущу, - тихо сказал Сережа, а у меня от этих слов по коже пробежались мурашки. Как не кстати вспомнилось, как я однажды увиделась с парнем в клубе, а он обратил внимание не на меня, а на Нику.
Нет, я просто обязана доказать ему, что я в сто раз лучше своей бывшей подруги.
-Хорошо. Где и когда?

Какое-то иностранное название местного клуба не врезалось в мою память. И как упорно я потом не пыталась вспомнить его, у меня ничего не получалось. Обычное большое здание с яркой мигающей вывеской, у дверей два больших дядечки в черных костюмах и с наушниками в ушах. Они бдительно следят за прохожими и внимательно изучают билеты, которые протягивают им приглашенные гости.
-Откуда у тебя билеты? - спросила я.
-Папа общался с вашим мэром. А тот, когда узнал, что у папы есть взрослый сыночек, всучил ему два билета. Отказ не принимается.
-Ясно, - вздохнула я.
Интерьер клуба меня никак не привлек. Самое обычное помещение. Наверное, только отделочные материалы дорогие. Чем-то похоже на клуб в моем родном городе, куда меня вечно таскала Ника, пытаясь познакомить с какими-то парнями. Как давно это все было...
Отличная возможность размять косточки и вспомнить, как я ходила на уроки танцев. Вот тут-то я смогла заинтересовать своего спутника еще больше. Уж он-то меньше всего ожидал увидеть меня в прекрасной танцевальной форме. Треки менялись, а я не уставала - как будто бы выпила кучу энергетиков, а теперь никак не могу успокоиться.
-Ты великолепно двигаешься, - все же сделал мне комплимент Сережа, когда мы решили немного передохнуть и заказали коктейли. Мне попалось что-то приторно сладкое, поэтому пила я неохотно, попутно разглядывая людей вокруг. А людей здесь было прилично. Толпы девушек в коротеньких юбочках проносились мимо меня: наверное, искали именинника, чтобы подарить себя в качестве подарка.
-Спасибо. Кстати, мы же без подарка пришли, - только что вспомнила я.
-Знаешь, не думаю, что ему так уж нужны наши подарки, - вздохнул Краснов. - В конце концов, одной купюрой больше, одной купюрой меньше...
Звучало не очень. Никогда не любила вот таких вот звезд, а сейчас совершенно случайно оказалась на дне рождении папенькиного сынка, которого я, хоть и не знала, но уже жутко недолюбливала. Это были люди, которые без своих родителей пустое место. Они не смогут добиться в жизни высот. Погуляют, а потом сопьются от веселой жизни.
-Ты все это не любишь, да? - грустно усмехнулся Сергей. - Не спорь, я вижу. Я уже настолько привык ко всем этим клубам, что даже не знаю, как без них. А ты в такие места не ходишь.
-Не хожу, - согласилась я.
-Любишь кино? Парки аттракционов? Прогулки под дождем? - угадывал он.
-Откуда ты все знаешь? - усмехнулась я.
-Я догадливый, - засмеялся он.
Так мы и болтали ни о чем, угадывая вкусы друг друга и каждый раз ошибаясь в предположениях. Сергей рассказывал о своих друзьях, которые остались в том городе. Говорил об университетской жизни и вспоминал, что нового приключилась в универе за то время, пока меня не было.
-Я могу рассчитывать на поцелуй? - беззаботно спросил он, когда привез меня домой. Все-таки на вечеринке мы долго не пробыли - слишком много скучных и незнакомых людей вокруг.
Я бы, наверное, согласилась: во-первых, было интересно, что же это за штука такая - поцелуй с Сережей Красновым, во-вторых - какой девушке не было бы приятно услышать после прекрасного второго свидания вот такую скромную уверенно произнесенную фразу? Но я замешкалась. О каких поцелуях может идти речь, когда этот самый первый поцелуй так прочно засел в моей голове, что пока что ничего нового испытывать не хочется?
Я промолчала.
-Как-нибудь потом? - догадался Сережа, нисколечко не обидевшись. - Я, кажется, тороплю события. Прости, если что не так.
-Да все нормально, - я облегченно вздохнула, потому что не знала, как мягко отвертеться от всяких там поцелуев.
-Я завтра уезжаю, недели на две, - проговорил Сергей немного огорченно. Заметив на моем лице тень грусти, парень поспешно добавил, что приедет снова как можно быстрее, и уж тогда мне от него никуда не деться.
-Я буду скучать, - сказал он напоследок, а затем машина стремительно сорвалась с места.
Юлька сидела дома в обнимку с Деней. Кот, который за все то время, сколько живет в нашем женском обществе, успел подрасти и прибавить в весе, сейчас довольно мурлыкал. Представляю, какой это кайф - сидеть в обнимку с хозяйкой, которая тебя вечно гладит по голове, приговаривая, какой ты красавчик и лапочка.
-Как все прошло? - поинтересовалась Юля без особого интереса. То, что Сергей совершенно не нравился моей подруги, было очевидно, но она старалась похоронить к моему возлюбленному свою неприязнь. В конце концов, девушка, как и я, надеялась, что прошлое никак не помешает нашим отношениям.
-Неплохо, - уклончиво ответила я. - Он на две недели уезжает. Потом приедет.
Видимо, эта информация Юльке не особо понравилась, но она никак не прокомментировал Сережин отъезд. Конечно, мы из разных городов, и это было своеобразной проблемой: никто не знает, что Сергей там будет делать, и какие девицы будут в это время возле него крутиться.
-Все нормально? - спросила я у подруги, так как на ее лице была маска глубокой задумчивости.
-Да, - сказала она. - Была сегодня у братца. А он меня встречает с бутылкой виски. Еще и предлагает составить компанию. Интересно, что у него случилось?
Я почувствовала жуткую вину перед Матвеем. Но знала, что ничего не смогу сделать.

Так мы и перестали общаться. Я пыталась звонить другу, но он упрямо игнорировал мои звонки. Я не обижалась, но звонить перестала. Матвей не хотел общаться со мной, и, наверное, это правильно. Так мы гораздо быстрее сможем забыть тот самый случайный поцелуй.
Сережа действительно приехал через десять дней. Ленка за это время постоянно бегала со мной, пытаясь узнать, как это я смогла закадрить такого красавчика. Паше все эти разговоры не нравились: кажется, он уже давно начал ревновать свою девушку к новой офисной знаменитости. И пусть несколько дней Краснов здесь не появлялся, но разговоры о нем не утихали до сих пор.
Когда Сережа появился в приемной одним из рабочих дней, я плюнула на все свои дела и побежала на встречу, за что угодила в крепкие мужские объятия. Шеф, очень кстати выглянувший из своего кабинета после послышавшегося шума, несказанно удивился замеченной картине. Улыбнувшись своим каким-то мыслям, Лев Борисович скрылся за своей дверью, даже не отчитав меня за то, что я покинула без разрешения свое рабочее место.
Зато потом я весь день ходила счастливая и по-настоящему влюбленная. Светилась, как лампочка Ильича. Работники офиса с подозрением посматривали на меня - конечно, самый разгар скучного рабочего дня, а я хожу и пугаю всех своей улыбкой. Только Васька, заглянувшая в офис к папе, сразу все поняла и усмехнулась мне.
-Совсем ты с ума сошла! - сказала она мне, но, кажется, была за меня рада.
Конфетно-букетный период застал меня врасплох. Красивые цветы, причем каждый раз разные и, кажется, безумно дорогие. Маленькие приятные сюрпризы. Все это было так красиво, но совершенно незнакомо. При каждой встрече с Красновым я боялась, что он после всего начнет требовать от меня чего-то большего, но Сережа не давил на меня, прекрасно понимая, что должно пройти еще много времени, прежде чем я привыкну к парню.
И все-таки, мы поцеловались. Я думала, что еще долго буду вспоминать первый с ним поцелуй, и, в общем-то, все так и было, только воспоминания были припорошены некой грустью и моими постоянными упреками. Почему? Да потому что я постоянно сравнивала Сережу и Матвея, а мне этого совсем не хотелось делать, потому что оба дорогих мне парня были совершенно разными личностями, и каждый был мне по-особенному дорог.
Сережа был нежным. Сначала мне казалось это немного странным. Наверное, мне не хватало в нем какой-то простоты и, пожалуй, страсти, хотя я признала это с трудом. Мы каждый день гуляли где-нибудь по городу, совместно изучая те или иные маленькие улочки города, каждый раз посещали разные кафе, узнавая, где вкуснее готовят, где лучше обслуживают, а где хорошие цены и живая музыка на фоне прекрасного романтического ужина. Со мной он обращался, как с фарфоровой куклой, которую нужно оберегать и всячески угождать, поэтому я не всегда чувствовала себя комфортно, но зато знала точно, что любимый человек переживает за меня и старается сделать все ради моего комфорта и хорошего настроения.
Мы никогда не говорили, как друг к другу относимся. Даже я, после всего того, что с нами произошло в последнее время, не могла сказать Сергею, что я люблю его. Почему моя уверенность в своих чувствах так пошатнулась? Может, когда я стала узнавать Сережу, то начала понимать, что он хоть и не далек от моего идеала, все же им не является? У него были и вредные привычки, и какие-то свои заскоки, которые он пытался при мне не выдавать, но все-таки иногда проскальзывало в парне что-то такое, что порой жутко отталкивало.
Но я думала, что это я так просто накручиваю себя, и чем больше думаю о своих чувствах к Сергею, тем больше начинаю запутываться в круговороте своих ощущений. Мне нравилось с ним гулять по городу, ходить в кино и целоваться, пока никто не видит. Но достаточно ли всего этого, чтобы быть точно уверенной, что любишь?
Когда я спрашивала об этом Юльку, та неуверенно качала головой. Она со своим парнем, как бы долго они не общались, тоже не спешила говорить о каких-то там чувствах, чего-то страшась. Наверное, она боялась, что своей откровенностью может оттолкнуть любимого человека, и я начала бояться того же. Замкнутый круг получается.

Одним из теплых весенних вечерков, когда Юлька ускакала на очередное свидание со своим прекрасным принцем, я решила выйти на прогулку с котом. Иногда мы выводили бедного мальчика на улицу, а то порой казалось, что вся жизнь несчастного Дени так и пройдет в четырех стенах. Конечно, мы делали нашему любимцу всякие прививки, чтобы он не подцепил на улице какую-нибудь заразу. Кот, впрочем, был доволен такой жизнью и редкими вылазками на улицу. Что удивительно, Деня предусмотрительно никуда не убегал, когда оказывался на свободе, а если уж и хотел куда-нибудь пойти, то начинал жалобно мяукать, зовя с собой. Вот такое он у нас умное животное.
В конце апреля было еще не так тепло, как летом, поэтому я, проклиная себя за то, что забыла дома ветровку, ходила с Деней по темнеющим улицам вблизи дома. На других кошек он внимания не обращал (важный какой). Гораздо интереснее ведь нюхать всякую траву, сидеть, наблюдая за играющими на детской площадке ребятами, и делать свои дела, конечно же.
Возле подъезда мы с котом углядели сладкую обнимающуюся парочку. Я понятливо хмыкнула, прекрасно понимая ощущения двух влюбленных, которым совсем не хотелось расставаться на долгое время, но поделать с этим ничего нельзя. Я совершенно не хотела мешать голубкам, но вот у Дени на этот счет было совершенно другое мнение. Он навострил свои лапки в сторону парня и девушки.
Когда я подошла ближе, то поняла, что кот у нас все-таки не такой слепой и тупой, как я ошибочно предположила. Деня совершенно точно знал куда и к кому он направляется: к своей любимой хозяйке. То, что я увидела Юльку и ее парня, было несомненной удачей. Так хотелось, наконец, посмотреть на ухажера подруги, которого та почему-то упрямо скрывает.
-Приветики, - поздоровалась я. Девушка удивленно взглянула на меня, а затем, еще более удивленно, на своего любимого кота, который уже оперся передними лапами на ее ноги и просился на ручки.
-О, Денечка! - улыбнулась девушка, забыв и о своем парне, и о лучшей подруге, которая, между прочим, жаждала познакомиться с ее парнем.
А знакомиться нам и не пришлось. Лешу-то я прекрасно знала, только вот удивилась несказанно. Юлька-то оказывается такого красавчика заприметила! А я-то думала, что она его недолюбливает, а оказывается все очень даже наоборот. Еще как любит...
Чтобы не стоять и не смотреть на двух друзей удивленными глазами, позвала всех домой пить чай. Сколько еще можно стоять на улице и морозиться? Так и простудиться недолго.
-Заглядывай к нам почаще, - сказала я Алексею, когда он уходил. - А то все скрывались от нас! Теперь я хоть точно уверена, что моя подруга находится в надежных руках.
Подруга засмущалась, а парень пообещал заглядывать почаще. Потом я оставила влюбленных прощаться наедине: знала, что в такие моменты, я могу только мешать.
-Ну, ты даешь! - сказала я подруге, как только та снова показалась на кухне. - И зачем скрывала только?
Она пожала плечами, но выглядела очень довольной.

Все чаще и чаще я виделась с Сережей, все реже и реже встречала Матвея. Даже в университете его будто бы не существовало, и только шепотки однокурсников напоминали мне, что он по-прежнему учиться здесь. А я уже и забыть успела, что в учебном заведении все считали, что мы встречаемся, а теперь мы для всех расстались. Каждый раз, когда я видела торжественную улыбку Стаси, бывшей девушки Матвея, то кривилась, будто бы съела кусок лимона. Мне было неприятно, что за спиной обо мне ходят такие разговоры. Да и Матвею, наверное, все это было неприятно слушать.
Скоро лето.
Хотелось сейчас же улететь куда-нибудь за границу, поваляться на лежаке у моря, поджарить кожу и погреть косточки. Но до моего отдыха еще было прилично времени. К тому же, впереди сессия.
Мама каждый раз звала меня домой, при каждом разговоре уговаривая вернуться. А я безумно скучала по родительнице, скучала по Дмитрию, которому приходилось выслушивать мамино недовольство из-за меня. Конечно же, хотелось кинуть все и сорваться на пару деньком домой, но я знала, что летом обязательно приеду к родителям на отдых и уже никакие воспоминания не будут меня тревожить. К тому же, я звала с собой Юльку: во-первых, девушка уже давно хотела посмотреть на тот город, в котором я провела все свое детство, во-вторых, она хотела познакомиться с моей мамой и отчимом. Ну и, конечно же, при случае выцарапать глаза моей бывшей подруге. Безглазая певица - бомба 21 века.
А пока что я продолжала совмещать учебу и работу, вечерами проводила время с любимым человеком и чувствовала, что жизнь налаживается. Конечно, был один момент, которого в моей жизни совершенно не хватало, будто бы пазл из картинки, который куда-то затерялся и не желал находиться. Обидно. Вроде бы все хорошо, а чего-то (вернее, кого-то) не хватало.
-Ева, помоги! - звонила Юлька, и вместо приветствия произнесла эту фразу перепуганным голосом. - Лешка где-то в аварию попал! Я ничего не поняла, он только сказал, в какую его больницу везут! А меня шеф не отпускает, в сотый раз пытается сесть на диеты и теперь ходит жутко злой! Можешь съездить туда? А я как только освобожусь, тут же приеду!
-Конечно, - кивнула я, хотя подруга этого и не могла видеть.
Девушка быстро продиктовала мне адрес больницы и отключилась, собираясь попробовать дозвониться до Алексея. Я отпросилась у шефа и сразу поехала по адресу.
Большая поликлиника в черте города принимала всех пострадавших вне зависимости от времени суток. Сейчас, например, был самый разгар наплыва больных. Угораздило же Лешку! Пока я объясняла медсестре, зачем и к кому я приехала, потратила больше получаса драгоценного времени. Но оказалось, что с нашим пострадавшим все более-менее нормально - перелом руки и пару ушибов. Зато виновнику аварии повезло гораздо меньше - он находился в реанимации с травмой головы. Я тут же по телефону сообщила всю информацию подруге, которая уже ехала сюда. Ехала, к счастью, на такси - поняла, что если сама сядет за руль и будет спешить, то пострадавших сегодня окажется гораздо больше.
-Я еще Матвею позвонила, он тоже едет, - сказала девушка. - Просто я так переживала, что тут же всем вам начала названивать. Шеф заметил мои метания, и смилостивился, отпустил пораньше. Хорошо, хоть вообще разрешил уехать...
Леша себя прекрасно чувствовал. Когда меня, наконец, пропустили в палату к пострадавшему, то он уже лежал с телефоном, прижатым к уху, и, мне кажется, я знаю, кого он там успокаивал. Сказав своей девушке, что к нему пришла я, та, наконец, успокоилась и прервала телефонный звонок.
-Переживает? - спросила я.
-Еще как, - вздохнул парень, улыбаясь. Ну вот. Теперь я точно уверена, как он относиться к моей подруге. Вот это настоящие чувства.
Через пятнадцать минут в палату залетела Юлька, вся перепуганная, и, проигнорировав меня, уселась на край Лешиной кровати, внимательно разглядывая молодого человека с ног до головы. Заметив загипсованную руку, в уголках глаз девушки показались слезы, но реветь она не стала - кое-кто ее очень быстро успокоил, нежно что-то шепнув на ушко. Она как-то грустно улыбнулась, а потом... так неожиданно для всех... сказала Леше, что любит его. Плюнув на то, что в общей палате было еще несколько человек, с интересом наблюдавших за нами, забыв, что я тоже стала случайным свидетелем этой прекрасной сцены.
-Я тебя тоже, - тихо шепнул он ей.
Я быстро выскочила из палаты, так как стало совсем неуютно находиться в обществе двух влюбленных. Почему-то, после такой вот картины, на душе было как-то гадко. Ну, не верила я, что скажи я так Сереже, все было бы так же романтично и немного грустно, как и сейчас. Вот Юля с Лешей, кажется, идеально друг друга дополняют, а мы... нет, мы совсем не подходим друг другу. И, даже несмотря на то, что я изменилась, и Сережа, как мне кажется, тоже пытается измениться ради меня, я все равно не могу полностью открыться ему. Этот человек при каждой встрече вызывает во мне бурю смешанных чувств, и я совсем не уверена, что здесь дело в детской влюбленности. Что-то другое. Может быть, стремление доказать самой себе, что я не хуже Вероники?
И почему эта мысль пришла в мою голову только сейчас?
-Привет, - поздоровался со мной кто-то подозрительно знакомым голосом. Я давно не слышала Матвея, и поэтому немного отвыкла от его голоса, но все же врать себя не хочется - я была безумно рада его видеть и слышать. Он моих чувств, кажется, не разделял, но все же подошел.
-Привет, - улыбнулась я. - Она и тебя заставила приехать?
-Да, есть такое дело, - улыбнулся он.
Разговор не завязался. Постояв пару минут, я предположила, что мне, наверное, все-таки пора идти. Юлька прекрасно обойдется без моей компании, к тому же, если они по-прежнему сидят, все так же влюблено разглядывая друг друга, то я просто не вынесу этого.
Матвей меня задерживать не стал, не стал ничего говорить или спрашивать, даже смотреть мне вслед не захотел. И почему-то от этого я чувствовала себя еще хуже. Как же мне не хватало Матвея, как друга, который всегда выслушивал и находил в моих разговорах что-то забавное.
Измениться ли что-то во мне, если сейчас я вернусь к нему? Мне казалось, что да, но с другой стороны, я уже так давно знаю его и до сих пор у меня таких ощущений не возникало. Матвей - мой друг, напоминала я себе. Но все же меня к нему как-то слишком странно тянуло.
Почему я вернулась и не спешила никуда уходить? Я так и не поняла. Или не хотела понимать? Но Матвей почти сразу заметил, что я вновь возвращаюсь по коридору, что иду быстро-быстро и выгляжу, наверное, немного растеряно. Мимо нас прошла медсестра, не удостоив нас и взглядом. Хорошо, что на нас здесь никто не обращает внимания.
-Что-то забыла? - беззаботно поинтересовался Матвей.
Давно ли у меня так быстро-быстро стучало сердце? Помниться, даже Сережа не вызывал во мне таких чувств. И руки, кажется, стали холодными. А мне казалось, что все эти ощущения остались в детстве.
-Тебя, - призналась я, и первая поцеловала парня. Иногда в действиях девушек совершенно отсутствует логика. И я просто захотела того, чего хотела уже давно...

* * *

То, что произошла пару дней назад, и то, что делала я сейчас - не имело никакой логической цепочки. Как мне кажется, когда ты едешь за город на водопады с одним парнем, а думаешь о другом, то чувствуешь себя в высшей степени ужасно. То есть, я знала, что это совершенно точно так.
Мне с трудом удавалось вспомнить, как Сережа уговорил меня на эту поездку. Сначала, когда только услышала о какой-то там поездке за город, то сразу же оказалась. Но Сережа не унывал и рассказывал мне об этих водопадах много хорошего: девственно чистая, нетронутая рукой человека, природа, рядом небольшой поселок, в котором можно остановиться, а днем устроить пикник у озера. И все эти рассказы совмещались соблазнительным тоном. Я не собиралась никуда ехать. Но вот, сейчас я оказалась в машине, и пути назад не было.
Вообще-то, я хотела поговорить с Сергеем. Долго думая о том, что чувствую к Матвею, я поняла, что дружбой тут вовсе не попахивает. Я же не дурочка, чтобы закрывать глаза на такие вещи. И, как бы хорошо я не относилась к Сереже, я поняла, что он принц не моего романа. Поэтому сегодня я хотела расставить все точки на 'и', и прекратить всяческое общение со своим давним знакомым.
То, что случилось в больнице пару дней назад, еще долго преследовало меня. Его руки, его губы... да что уж там, весь Матвей занимал сейчас мою голову. И каждая частичка тела хотела оказаться сейчас где угодно, только не в компании другого парня. Сегодня я ловко увернулась от поцелуя, попутно заметив, что теперь Сережа не так уж и привлекает меня, а его прикосновения ко мне становятся неприятными.
Сама виновата!
Все эти дни мы с Сережей не виделись. Он уверял меня, что соскучился, а я... молчала. Не говорить же, что люблю другого? Хотя, нет. Вот здесь я совершенно не права. Уж лучше говорить чистую правду, чем обманывать Краснова. Он хоть и потоптался на моей детской влюбленности, но играть с парнем мне как-то совершенно не хотелось.
Водопады... что я знала о них? Да ровным счетом ничего! Знала, в какой стороне от города они находятся, знала, что многие горожане часто ездят туда летом на выходные. А сейчас как раз были первые теплые денечки, и много людей повалило на загородные дачи.
Мы остановились в гостинице. Поселок на поселок как раз таки был не похож, просто это оказался маленький коттеджный городок. Да-да. Я весьма удивилась, заметив, сколько здесь новеньких и дорогих домов.
-А ты думала, бизнесмены не любят загородный отдых? - насмешливо спросил Сережа, когда я с удивлением осматривалась вокруг. Действительно, почему бы им не строить такие крутые дома, когда есть время и возможности?
Я немного удивилась, когда в нашем номере оказалась одна двуспальная кровать. А я надеялась, что все-таки кровати будут раздельными. Ладно. Остается надеяться, что Сергей не будет ко мне приставать. То есть, конечно же, он не будет этого делать.
Я рассматривала красивого парня, который сегодня был моим спутником - да, всего лишь спутником, а совсем недавно я считала его любимым человеком. С чего вдруг такие перемены? Или признание в любви, произнесенное моей подругой любимому человеку, так сильно произвело на меня впечатление? Так, что я, наконец-то, поняла, что совершенно зря гонюсь за прошлым...
Сережа, кажется, был совершенно уверен, что ему удалось очаровать меня, и пытался произвести еще большее впечатление: начиная с простых красивых комплиментов, заканчивая нежными улыбками и безуспешными попытками поцеловать. Все это, в любой другой день, могло бы показаться мне не просто романтичным, а безумно романтичным: красивая девственно чистая природа, небольшое озеро, со всех сторон окруженное лесами; здесь было много людей, желающих, подобно нам, устроить пикник на берегу, и все выглядели счастливыми, отдыхая на воздухе в компании друзей, родных и любимых людей.
Только я одна, наверное, не разделяла атмосферы праздника. Смотрела на идеального во всем Сергея, любовалась его профилем и частично фигурой, смеялась над его шутками и внимательно слушала многочисленные веселые истории из его жизни. Но не могла полностью расслабиться.
-С тобой все в порядке? - заботливо спрашивал Сережа. Кажется, мое настроение, а точнее его отсутствие, постепенно передавалось моему вроде как парню.
Я так и не знала, какие у меня с Красновым отношения. Мы виделись очень часто, хотя два раза он уезжал в наш родной город, и я знала, что Сережиному отцу не очень нравится длительное пребывание здесь сына. Мы много разговаривали, перезванивались и переписывались, целовались, и, в какой-то степени, нас можно назвать парнем и девушкой. Только мы никогда об этом не говорили, и никогда не открывали друг другу своих чувств. И сейчас я была этому рада.
Может быть, Краснов тоже в меня не влюблен? Может быть, для него это всего лишь неплохое развлечение в соседнем городе? Может быть, для меня это неудачная попытка отпустить прошлое? Или наоборот - удачная? Как знать.
-Не в порядке, - грустно улыбнулась я.
Как ему все рассказать? Сказать в лоб - Сережа я тебя не люблю? Влюбилась по уши в своего лучшего друга, прекрасного и отзывчивого парня, который с каждым днем все прочнее и прочнее занимает позиции в моем сердце? Или не говорить ничего? Стоит лишь сказать, что все, что мы сейчас делаем, большая ошибка, потому что я, кажется, всего лишь хотела доказать самой себе, что я не хуже бывшей подруги. Какая же я глупая. Конечно, я в сто раз лучше Ники. И не обязательно было что-то доказывать таким грязным способом.
Но хуже всего было не из-за этого. Я просто не могла поверить тому, что вскружила голову двум прекрасным парням, а теперь не знаю, что с этим делать. Как ты докатилась до такой жизни, Ева Станиславовна? Как так получилось, что я, девочка, в общем-то, обычная, скромная и до некоторого времени опустошенная и безжизненная, оказалась вот в такой паршивой ситуации? Ведь всегда недолюбливала девушек, которые просто так обманывают двух парней, а сейчас...
-Ты не хочешь со мной видеться, - понятливо кивнул Сережа.
-С чего ты взял? - удивилась я. Странно. Ведь мне весь день казалось, что я хорошо играла роль влюбленной дурочки, пока придумывала, как же аккуратно намекнуть Краснову, что все это - включая его самого - не для меня.
-Не знаю, - парень пожал плечами. - Мне кажется, что это так. Сегодня ты какая-то холодная и отрешенная. Будто бы находишься здесь, со мной, но на самом деле мысленно тебя тянет совершенно в другое место.
-Тебе никто не говорил, что из тебя бы вышел отличный психолог? - неудачно пошутила я. Сережа коротко улыбнулся, но никак не прокомментировал это, ожидая ответа на свой самый первый вопрос. Что же все-таки не в порядке?
-Мне кажется, что мы поспешили, - начала я. - То, что я делаю, неправильно и нечестно по отношению к тебе. Ты хороший парень, правда, я ведь так давно тебя знаю. И, несмотря ни на что, я видела в тебе только положительные стороны. И я верю, что у тебя все будет хорошо. Будет счастье, любовь, детишки там... сколько ты хочешь?.. ну, не суть важно. Только, все это без моего участия.
-Ты считаешь, что ты мне не нравишься? - удивленно произнес Краснов.
-Нет. Я считаю, что ты не нравишься мне, - честно сказала я.
Пришлось вкратце рассказать небольшую, но очень интересную историю моего знакомства с Никой, а также краткая справка о нашем родстве и почему мы так и не стали хорошими подругами. Потом я посвятила парня в тайну моей детской влюбленности в него - судя по реакции Сергея, он все, конечно же, прекрасно знал, но предпочитал делать вид, что остается в неведении. Это меня нисколько не удивило.
А также, завершением моего монолога стал рассказ о том дне, когда я видела Веронику в последний раз: как она была в объятиях человека, очень кстати сидящего рядом со мной. У меня так и не получилось об этом ему рассказать, но, кажется, Краснов и без слов понял, что именно я увидела. Я так и не научилась бороться с этими воспоминаниями, потому что каждый раз по мне пробегались мурашки. Слишком жуткое воспоминание.
-Ева? - немного удивленный, знакомый голос позвал меня по имени. Я тоже удивилась, увидев здесь именно сегодня, именно сейчас, именно, когда я с Красновым, Егора - лучшего друга Матвея. Он был с компанией молодых ребят, в которой в большом количестве обретались полуголые девицы - не самая приятная компания, как показалось мне в самом начале.
-Егор? - удивилась я. - Привет! Какими судьбами?
-Да, с однокурсниками приехали, - скомкано ответил парень, не без интереса разглядывая моего спутника. - Ты, я смотрю, тоже не одна?
-Типа того, - неохотно ответила я.
-Как там поживает Василиса? - перевел тему парень, улыбнувшись, вспомнив мою подругу.
Несколько минут мы болтали о Ваське (наверное, она от счастья сейчас икала), а потом Егор сослался на важные дела и ушел куда-то в противоположную от озера сторону. Следом за парнем поскакала какая-то длинноногая красавица, мимолетом бросив на меня ревнивый взгляд. Но, заметив, что я не одна, девушка быстро потеряла ко мне интерес и побежала догонять Егора.
-Хороший знакомый, - объяснила я Сергею.
Очень нехорошо, что я здесь увидела Егора. Если он расскажет об интересной встрече своему другу, то мне, наверное, будет легче сразу застрелиться, предварительно вырыв для себя ямку где-нибудь в лесочке. А я чувствовала, что в скором времени Матвей все узнает о моем загородном отдыхе в компании красивого парня. И я снова буду корить себя за эту поездку, в тысячный раз напоминая себе, что когда любишь одного, с другим встречаться не стоит.
-Прости, что я испортила тебе выходной, - грустно улыбнулась я, зная, что отец присылает сюда сына только по делам своей фирмы, и в законный выходной Сережа может отдыхать в своем номере в дорогущей гостинице, а не проводить это время в моей компании. - Знаешь, ты, наверное, оставайся здесь, отдохни. Может... с кем-нибудь познакомишься. А я поеду домой. Зря я сюда приехала.
-Подожди, - остановил меня парень, ухватив за руку. - Я знаю, что из-за меня ты пережила кучу гадостей. Но не уезжай. Может быть, ты еще передумаешь?..
-Прости, - снова повторила я. - Но я точно не передумаю. Не в этот раз.
Парень вызывался сам довезти меня до дома, но я была непреклонна: честно говоря, мне совершенно не хотелось после этого разговора видеть Краснова. Поэтому он вызвал мне такси. Сумка с вещами так и осталась не разобранной, сиротливо располагаясь на краюшке двухместной кровати. Поэтому я уехала быстро и без лишних нервов.
С Сергеем мы попрощались, как хорошие друзья: только безо всяких обнимашек и поцелуев на прощание. Лишь один вопрос, который просто немного интересовал меня, задала я парню: 'Действительно ли я стала нравиться Краснову?'.
-Ты цепляешь, - признался он, не пряча глаз: наверное, привык говорить все в глаза. - Ты, может, и не супер-модель, но ты милая, симпатичная и добрая. И, кстати, тебе совершенно не важно, кто мой отец и сколько денег у меня в кошельке.
Вот на такой вот ноте я захлопнула дверь такси, а вместе с ней захлопнув навсегда свою прошлую жизнь. Нет, не навсегда, конечно, потому что с Сергеем я не намерена прекращать общения (только теперь уже дружеского), но пора детской влюбленности закончилась навсегда. А теперь пришло время для взрослых, взвешенных поступков и решений.
А для начала, мне нужно срочно помириться с моим Матвеем. Теперь уже только моим. Он даже не представляет, как он попал!

Кнопка 1.
'Целующаяся парочка. Насладившись друг другом, они уже собираются идти куда-то дальше, когда девушка останавливает парня.
-Стой! Сначала я зайду, а потом через пять минут ты зайдешь! А то ребята поймут, что мы были вместе!
-Танюш, ну когда мы уже расскажем ребятам о нас?'
Кнопка 2.
'-Привет, - говорит он.
-Виделись, - сухо отвечает она.
-Тот парень, Вика, с которым ты ругалась...
-Моя личная жизнь тебя не касается.
-Да-да, я как раз хотел об этом сказать. Ну, в общем, то, что между нами было... ну, ты понимаешь... короче, мне кажется, что ему не надо об этом рассказывать! А то расстроится, подумает чего-то не то...
-Ты боишься, что я расскажу?
-Я? Да нет! Хочешь, рассказывай, дело твое. Тем более, у нас и было то...
-Значит, так?
Появляется третье лицо - тот самый мужчина, которому лучше ничего не рассказывать, но...
-Вадим? - якобы удивляется девушка. - Ты хотел знать, кто у меня появился? Вот он, мой Максик, - девушка так счастливо улыбается и целует парня, с которым только что беседовала...'
Кнопка 3.
Упссс... а вот здесь лучше сразу идти дальше! Такое детям показывать нельзя, хотя я, как бы, и не ребенок...
Кнопка 4.
'Соня? - зовет парень, обнаруживая спящую девушку на законном месте - в кровати.
-Ммм? - сонно отзывается она. Приоткрыв глаза, она увидела парня. - Ты ужасно долго. Я чуть было не уснула.
-Прости...
-Я очень старалась не уснуть, потому что... ты знаешь, я рада, что тогда в банке я встретила именно тебя.
-Соня, я...
-Да, я еще... я хотела тебе сказать, что... что если бы я с Русланом так напилась, как с тобой сегодня, то он бы меня с этими журналистами и камерами... он бы меня пилил, пилил, пилил, пилил... всю мою голову пропилил, а ты нет... В общем, с тобой мне не нужно притворяться. Вот что я хотела сказать...'
Кнопка 5.
'Девушка сидела под деревом, высыпая на ладони шоколадные конфеты m&m's. После этого она начинала выкидывать цветные конфеты, оставляя на ладони только те, что были шоколадного цвета. За этим незаметно наблюдал симпатичный молодой человек. Увидев то, чем занимается девушка, он улыбнулся.
-Почему ты ешь только коричневые? - спросил он.
-Потому что один человек как-то сказал, что в них меньше искусственных красителей, ведь шоколад уже коричневый. И мне это запомнилось.
-А ты запомнилась мне.
-Где Фрэн? - спросила она о невесте этого самого парня.
-На Таити, в нашем свадебном путешествии. Мы не поженились.
-Потому что?..
-Потому что она должна найти свою жизнь. А я...
-Что ты? Чего хочет Стив?
-Я хочу танцевать... с тобой'.
И главные герои, конечно же, начинают танцевать и целоваться.

Примерно вот так вот проходил у меня день с телевизором. Я-то надеялась провести прекрасный выходной день с любимыми сериалами и смешными комедиями, а что на деле? На деле у всех одна любовь, и, как оказалось, такая же проблема и у телевизора.
О, любовь! Это чувство окружило меня со всех сторон! Чего стоила одна Юлька, которая все больше времени проводила с Лешей! Она звала меня гулять с ними, но я не представляла, что буду делать в компании двух влюбленных. Нет уж! Пусть лучше наслаждаются друг другом, а я заслужила одиночество.
Да-да. Как бы я не хотела поговорить с Матвеем и объясниться, у меня не было возможности. Как я и предполагала, Егор все рассказал Матвею о нашей случайной загородной встрече. Парня я не винила: он хотел для своего друга всего самого лучшего, а я в его понимании была не лучшим выбором, проводя выходные в компании другого человека.
О, сколько же я себя потом ругала за тот день! Перемотать бы все назад и сделать по-другому, но, увы, время шло только вперед, унося с собой прошлые дни, взамен оставляя воспоминания.
Матвей не хотел со мной разговаривать. Об этом мне сообщила подруга, которая переживала за брата не меньше, чем за меня. Она часто звонила Матвею, спрашивала что-то, но мне толком ничего не рассказывала. Пожалуй, кроме того, что он еще не готов увидеть меня.
Не объяснишь же ему, что он все неправильно понял. Что не было у меня ничего с Сергеем, а эта глупая вылазка за город вовсе ничего не значила. Юлька пыталась об этом намекнуть, но разве нас - девушек - хотят слушать?
Так что сегодня, именно сегодня, я так рассчитывала на поддержку телевизора. А он, гад, все-таки кинул меня со своими романтическими фильмами и сериалами. Хочу смотреть боевики, детективы и всякую муть, но толкового по телевизору ничего не шло.
Сплошное разочарование.
Юля еще с самого утра предупредила меня, что она с Лешей и парой однокурсников вечером пойдет в клуб - какая-то там вечеринка, посвященная началу лета (всем до одного места, что сейчас, вообще-то еще весна, а лето только-только подступает к нам). В общем-то, ребятам было все равно, что, где и когда, главное, что есть настроение где-то потрясти костями.
-Пойдем с нами! - ближе к вечеру начала меня уговаривать девушка. И если с утра меня в клуб никто силой не тащил, ограничившись одним предложением составить компанию, то сейчас Юля будто бы нашла что-то очень важное в попытке отправить меня танцевать.
-Что я там одна делать буду? - фыркала я. И правда ведь. Юлька обязательно с Лешкой куда-нибудь утопает танцевать, а с универа я Юлькиных знакомых почти не знаю, так что навряд ли они составят мне компанию.
-Я тебя одну не оставлю, - успокаивала меня девушка. - Так и быть, признаюсь. Кое-кто обязался заглянуть туда вечером, если там будешь ты. Наверное, этот кое-кто созрел для серьезного разговора.
Кое-кто - в моей голове он, конечно же, сразу обрел образ вполне известной мне личности с красивыми глазами и любимой улыбкой - может быть, и созрел для разговора, а, может быть, и нет - это было уже не так важно, потому что я побежала в комнату одеваться. Неважно где и как, зато я, наконец-то, с ним поговорю.
Так хотелось, наконец-то, сбросить с себя груз усталости, а еще я банально надеялась на чудо: что мне не придется объясняться, а Матвей окажется умным и понятливым мальчиком. Он, конечно, таковым действительно являлся, но я понимала, что просто так в этой жизни ничего не бывает. И извиниться не помешает.
В клуб мы, наверное, приехали рановато. Юлька сразу потащила меня танцевать, аргументируя тем, что я должна развлечься. Но ничего не помогало. Даже мои любимые треки и танцы не могли поднять мне настроения, потому что в каждом встречном парне я искала Матвея. А его все не было. В конце концов, я подумала, что Юля меня обманом затащила в клуб, а приезжать на самом деле никто и не планировал. Я очень расстроилась. На подругу я, конечно, не обижалась: наверное, в последние дни я настолько плохо себя вела, что меня можно было только обманом встряхнуть. Обидно, конечно.
Летняя вечеринка, когда на улице 15 градусов тепла и без куртки выходить страшновато - очень весело. Как по мне, так целый анекдот. Прямо какая-то насмешка судьбы. Когда еще пару дней назад за окном действительно была жара, а градусники били все мыслимые и немыслимые температурные рекорды, тогда действительно можно было подумать, что наступило лето. Но не сейчас, когда холод проникал под куртку, заставляя неприятно поежиться.
И чего я на улицу выскочила? В клубе-то гораздо теплее. А, может быть, просто уши устали от завывания непонятных треков.
Что и следовало доказать, моя подруга куда-то исчезла с танцпола. Я уже думала начать переживать, но ее однокурсники сказали, что она ушла куда-то со своим парнем. Вот так вот! А ведь обещала, что не бросит меня на произвол судьбы! Вот и верь после этого лучшим подругам.
Возле здания находилась маленькая скамеечка, которая летом наверняка была постоянно занята, а вот сейчас, когда холодно, это место оказалось совершенно свободным. Мимо меня прошествовала группа незнакомых подростков, которые направлялись в то же место, откуда вышла я. И так, за те пять минут, которые я пробыла на улице, наслаждаясь прохладным майским воздухом, было несколько раз.
-Мы снова с тобой видимся в самом неожиданном месте, - вместо приветствия произнес Егор, отвлекая меня от грустных мыслей.
-Почему же в неожиданном? - поинтересовалась я, рассматривая вывеску клуба. - Очень даже в нормальном месте.
-Ну-ну, - проговорил он. - И сегодня ты одна.
-Да. Если тебя интересует, то я рассталась с тем парнем, с которым ты меня видел в прошлый раз, о чем рассказал Матвею. Между прочим, мы расстались за несколько минут до того, как подошел ты.
-Правда? - удивился Егор, почувствовав себя виновато. Но я не обижалась. Я знала, что если бы (надеюсь, такого никогда не случится) случайно увидела где-нибудь за городом Лешу, в компании красивый длинноногой губастой девицы, то напридумывала бы себе черт знает что! И обязательно бы рассказала все Юльке. Уж лучше сразу обрубить все связи, так же гораздо легче будет.
Мы еще недолго поболтали о том дне, потом Егор искренне попросил прощения за свое ужасное поведение. Мы немного посмеялись над этим, но, все-таки, я не выдержала долгой неизвестности.
-Скажи, где Матвей? - спросила я. - Он на меня обижен? Я знаю, он не хочет со мной разговаривать, но, как ты понял, мне есть, что ему объяснить.
-Он подъезжает к клубу, - поняв, что врать бесполезно, честно признался Егор.
-Спасибо, - поблагодарила я, и переключила все свое внимание на дорогу. Значит, Юлька не врала, и Матвей действительно должен сейчас сюда приехать. И я его, наконец-то, увижу.
Егор куда-то исчез, а мне было все равно, куда. Но я предполагала, что друг (а я, по каким-то неведомым причинам, причисляла Егора к своим друзьям) ушел в клуб и решил весело провести там время. Вот и хорошо. Не хочу, чтобы сейчас кто-то за мной наблюдал или пытался составить компанию.
На противоположной стороне улицы остановилось такси, из которого вышел уже до боли знакомый парень. Матвей заметил меня быстро, да и как не обратить внимания на одинокую девушку, сидящую на единственной скамейке возле клуба, к тому же освещаемую уличным фонарем? Я не могла разглядеть эмоций, появившихся у парня при виде меня, но он не стал делать вид, будто бы не видит меня - и это радовало.
Я не могла просто сидеть и смотреть, как он стоит рядом со скамейкой. Матвей был большим, сильным, надежным и, как уже очевидно, любимым. Самым любимым парнем на свете. Я взяла его за руку. Наверное, выглядит немного странно со стороны: парень и девушка, которые за пять минут и слова друг другу не сказали; она тихонько сидит на скамейке и держит его за руку, он молча стоит рядом с ней.
-Прости, - тихонько прошептала я. Потому что знала, что виновата, знала, что нужно извиниться, знала, что нуждаюсь в его прощении, в его улыбке и красивых словах. Я нуждалась в Матвее, как в глотке чистой воды.
А мне просто нужно было выговориться. И я осторожно начала рассказывать парню о том, что все-таки на самом деле меня связывало с прежним городом. Нет, не ту короткую историю жизни, которую произнесла ему когда-то зимой, а теперь уже гораздо полнее, приправленную воспоминаниями и фактами. Матвей слушал, не перебивая, не вставляя комментарии даже тогда, когда я запиналась и останавливалась.
Я уже давно замолчала, а Матвея так и не произнес ни слова. Он сел рядом со мной, но продолжал молчать, уставившись перед собой в одну точку. Он о чем-то усиленно думал, а я не знала, что мне еще сказать, как разбудить Матвея, как заставить его со мной разговаривать. Ну, хоть бы накричал на меня за что-нибудь! Но нет, он просто продолжал молчать.
-Матвей, я... - я набрала в грудь побольше воздуха, готовясь к первому в моей жизни признанию. - Я люблю тебя. Люблю! Ты меня слышишь?
Он будто бы выпал из оцепенения: совсем перестал дышать и только удивленно, не моргая, смотрел на меня, будто бы спрашивая, о какой шутке идет речь.
-Ева, - прошептал он. - Что ты сказала?
-Я люблю тебя, - повторила я снова, уже ни о чем не переживая. Оказывается, повторять эту фразу во второй раз не так уж и сложно. Даже приятно. - Понимаешь? Люблю!
-Любишь? - почему же он выглядит таким удивленным? Когда до него, наконец, дойдет, что я не вру, и что это самое точное и искреннее признание, какое только может быть.
-Да! Конечно, люблю! Как же тебя можно не любить, Матвей? - говорила я, мысленно надеясь, что не зря все это говорю. Что мои чувства окажутся взаимными...
-Ева, - снова прошептал он мое имя, и я вдруг поняла, что никто из моих знакомых никогда не произносил мое имя с большей любовью, чем Матвей. Он аккуратно взял мое лицо в руки и поцеловал: нежно, но в то же время напористо, будто бы требуя на деле доказать, как же сильно я его люблю. А я его, правда, очень-очень люблю, только я, конченая дура, как всегда поздно понимаю.
Лучше поздно, чем никогда! - вспомнилась знаменитая фраза.
В клуб нам больше не хотелось. И, кстати, мне на улице больше не казалось так холодно, как и прежде. Наоборот, будто бы где-то на небесах затопили печку, и теперь от любого прикосновения парня моя кожа вспыхивала жгучим пламенем. Но это было вовсе не больно, а наоборот, очень приятно.
Мы бродили по вечернему городу, натыкаясь на таких же влюбленных и счастливых пар, где-то натолкнулись на палатку, в которой продавалась сладкая вата, так что очень скоро мы стали счастливыми обладателями очень сладких вещей. А еще мы много целовались, и оба получали от этого огромное удовольствие. Люди на нас с неодобрением посматривали, а мне было все равно. Эти люди, наверное, просто никогда так сильно никого не любили и ни за кем не скучали. А иначе они бы понимали мои чувства.
И уже когда в городе окончательно стемнело, мы поняли, что пора бы добраться до дома и залечь спать. И, пусть этот день оставил после себя массу приятных впечатлений, естественные человеческие потребности (я имею в виду сон) вернули нас с небес на землю.
-Когда я в последний раз была у тебя дома, то потеряла одну вещицу, - сказала я парню. Это была чистая правда. Маленький серебряный браслетик, после того, как я была у Матвея дома последний раз, таинственным образом куда-то исчез, и я подозревала, что он остался в квартире у парня. - Давай заедем, посмотрим!
-Сегодня? Тебе нужен этот браслет именно сегодня? Я мог бы и сам поискать, если это действительно очень ценная вещь, - предложил Матвей. Теперь ему хотелось всячески мне угодить, но парень еще не знал, какие корыстные намерения управляют мною сейчас.
-Нет-нет, - поспешила отказаться я. - Хотела завтра в университет одеть, а уже давно его найти не могу, вот и подумала - вдруг у тебя окажется? Давай поедем сейчас, а?
Конечно же, Матвея насторожило, что я так неожиданно вечером напрашиваюсь к нему домой. Но мои глаза выглядели настолько честными, будто бы этот серебряный браслетик был крайне важен для меня. Парень назвал таксисту адрес, и машина тихонько тронулась с места.

-И в зале нет, - бурчала я, возвращаясь в коридор. Браслет на самом деле будто бы куда-то испарился, и, если бы он был для меня хоть чуточку важен так, как я показывала это при парне, то я бы непременно расстроилась. Вещица действительно красивая, но сегодня она не представляла для меня никакой ценности.
-Может, где-то в другом месте оставила? - поинтересовался Матвей, загипнотизировано наблюдая, как я упрямо двигалась к нему, игнорируя любые другие пути своего маршрута. - Евушка, милая моя, что ты задумала?
А я так и застыла в ступоре, поражаясь тому, какие странные мысли мной управляли всего секунду назад. Как это странно. Я ведь сейчас больше всего на свете хотела подойти к нему, обнять, поцеловать. Наконец, поддаться захлестнувшим эмоциям, наполнить момент страстью, а не приторной нежностью (все строчки из Юлькиных романов). Снять одежду, неуклюже добраться до кровати или хотя бы до дивана, хотя и ковёр вполне подошёл бы, а потом... о, ужас! О чем я думала только? Я бы, конечно, всё это сделала, но я скромная. Стало вдруг так стыдно, и немного горько от того что не смогу всего этого воплотить.
- Ева, ты чего? - позвал Матвей.
Я подняла на него глаза, с трудом, если честно. И снова, вспомнив свои мысли, я от испуга закрыла глаза. Вот это он все виноват! Стоит тут, понимаете ли, такой неприступный, и такой... притягательный, что думать о чем-то в этот момент становится просто не выносимо! И как я раньше могла спокойно находиться в его обществе, если сейчас каждую секунду готова на него наброситься?!
-Ничего, - тихонько выдохнула я. Голос предательски дрогнул. Ну вот, сейчас он поймет, о чем я думаю. Да что уж там, наверняка уже понял! Как можно было не обратить внимания на мое смущение и красные щеки, на подрагивающий голос и боязнь смотреть на него?
Матвей подошёл вплотную ко мне, взгляд у него был более чем удивлённый. Я молилась о том, чтобы он отошел немного дальше - не представляла даже, что стоять так близко ночью в его квартире - эти действия сводят меня с ума. Пожалуй, его непонимание меня немного отрезвило. Главное верить, что все в порядке. Он прикоснулся ладонью к моему лбу, потрогал щёки.
- Ты точно в порядке? - строго спросил он. - Не пила?
Я даже немного оскорбилась, отошла от него и одарила обладателя светлой головы злобным взглядом. То же мне, как ему эта ерунда только в голову пришла? Хотя, мое внутреннее состояние можно расценить, как опьянение. И опять-таки, это все он! Вскружил мне голову!..
- Не пила, конечно же! - возмутилась я.
- А ну дыхни! - наклонился Матвей вперёд. О нет, не стоило ему этого делать. Мои гаденькие мысли снова активизировались. А он взял и поцеловал, не давая мне времени на отступление. И вот я уже подумала: сейчас все мои непристойные мысли сбудутся, и в этом он сам виноват! Потом даже мелькнула шальная мысль, что, наверное, наши мысли сейчас точно совпадают. Но нет, он резко прервал поцелуй.
- Не пила, значит. Тогда давай чай пить, - Матвей усмехнулся и пошёл на кухню.
Я, кажется, теперь уже точно пьяна, но не алкоголем, а избытком чувств! И что теперь? Просто чай пить? Даже если так, то мне кажется это каким-то нелепым, будто сидеть и пить чай это сродни вышивать крестиком по листьям деревьев жилками животных. И вообще, это же надо таким наглым быть? Угораздило же меня влюбиться в этого наглого парня?
Дальше я пошла на кухню. Подумала, была - не была. Раз не выгнал из дома, то у меня будет еще много возможностей... ну, не суть важно. Пусть мои нехорошие мысли останутся только моими. Я вошла на светлую кухоньку; Матвей оживлённо крутился у столешницы, напевая себе под нос, кажется что-то из 'Битлз'. Я пару секунд заворожено за этим понаблюдала, чувствуя, что так бы и осталась здесь навсегда. Но меня спалили! Матвей загадочно улыбнулся, а потом отправил меня в зал, мотивируя это тем, что на кухне грязно и неудобно. Я со скрытым подозрением посмотрела на идеально чистую кухню и удобные кресла, и решила, что здесь как минимум что-то не так. Если ко всему этому приписать загадочную усмешку парня, преспокойно заваривающего чай, то все становится еще страннее.
-Кстати, - Матвей остановил меня, когда я уже выходила. - В зале на полке, возле телевизора, стоят свечи. Если хочешь, можем устроить романтическое чаепитие!
Романтическое чаепитие - одно это словосочетание звучало очень странно. У меня ничего подобного в жизни, конечно же, не было, поэтому я, завороженная новыми красивыми словами, вышла из кухни.
Полочку со свечками я бы смогла найти и без подсказки Матвея, так как она приглянулась мне еще с моего самого первого появления здесь. Обычно редко когда увидишь в квартире у парня так много декоративных свечей. Но Матвей тогда сказал, что это ему Юлька подарила на новоселье, а так он ими почти не пользовался. Я аккуратно зажгла каждую из них, хаотично расставила все это на маленьком стеклянном столике, выключила свет. Загадочная и романтичная обстановка. Да Матвей издевается просто! Если он хочет так до утра чай пить, то я сомневаюсь, что у него это получится! Чувствую себя маньячкой...
Один раз он промелькнул в дверях, бросив на ходу, что ушел переодеться. Я удивилась (в который раз?), но говорить ничего не стала. Ушел и ушел, что теперь? Потом снова прошел на кухню, на этот раз с пакетом в руках. Я удивилась еще больше, но по-прежнему сидела на диване и не двигалась с места. Я была совершенно точно уверена в том, что Матвей что-то задумал. Но почему-то мне казалось, что если мои мысли подтвердятся, то сюрприз мне должен обязательно понравиться.
Через пару минут он все же явился пред мои ясные очи. Довольный, как кот, объевшийся вискаса, и с подносом в руке. Только на подносе был далеко не чай, а красивые фужеры с загнутыми ножками, наполненные разноцветной непонятной жидкостью. Несколько секунд я, как завороженная, наблюдала за красивыми бокалами, а потом, немного придя в себя, перевела удивленный взгляд на Матвея. И вот тогда я поняла, что за 'сюрприз' приготовил мне парень. Я, наверное, готова была по полу со смеху кататься, потому что всегда, когда я видела подобные 'образы' по телевизору, считала это таким нелепым и смешным. Матвей был больше раздет, чем одет, хотя это, наверное, звучит нелепо. Обнаженный торс, черные шорты, которые, кажется, некогда были брюками хорошего костюма, подтяжки, галстук-бабочка и шляпа. Это все было бы очень смешно, если бы не одно маленькое 'но'. Это был Матвей. Парень, которого я любила, и который меня очень даже привлекал. И, увидев весь этот спектакль, я подумала только об одном: чая этой ночью не будет!
Когда первый шок прошел, появились и страх перед неизведанным, и жуткое влечение, но я себя успокаивала что всё бывает в первый раз. Мне было совсем не страшно, просто... наверное, я просто ко всему этому не привыкла. Но, тем не менее, интересно, что будет дальше?
- И что это? - наконец спросила я, стараясь говорить нормальным голосом и спокойно смотреть в сторону парня, а не как сейчас, каждые пять секунд смущенно отводя взгляд.
- Сегодня я буду вашим официантом, мадам, - сказал он томным голосом с хрипотцой, заглядывая в глаза. Матвей поставил поднос на стол. Такая необычная атмосфера царила в воздухе, но нам обоим это определенно нравилось. Правда, никак не пойму, как Матвей по собственному желанию смог так... раздеться...
- Мадмуазель, - кокетливо поправила я его.
- Ой, точно! Прости, - сказал он, отводя глаза в сторону, и на этот раз голос был нормальным. А потом появился опять этот драматичный тон. - Всё для наилучшей девушки в нашем заведении, - он пододвинул поднос ко мне, подмигнув.
- Я.. эм... спасибо, - я всё же решилась попробовать разноцветный коктейль, к которым вообще-то никогда не питала слабость.
-Ну, как? Нравится? - загадочно улыбаясь, спросил Матвей.
-Честно? - он кивнул, и я продолжила. - Не очень. Не люблю такое.
Да, было и вправду не очень вкусно. Фруктовый сок, сироп и горький тоник, а может и еще что-то покрепче. Нет, по мне лучше просто махито с газировкой. Или сок. Ну, не родилась во мне алкоголичка! Разве же это плохо?
-Хм, что ж, тогда может особые пожелания? - он опять одарил меня своей лучезарной улыбкой.
Он что, действительно все мои желания исполнять будет? Звучит заманчиво. Может запросить что-нибудь эдакое, что б помаялся? Или не надо? Но он же стоит тут такой распрекрасный, ждёт, прямо-таки рвётся исполнить любое пожелание, как собачонка за косточкой. Ах... красота!
-Я, пожалуй, хочу просто сок, - начнём с чего-нибудь простого.
-К сожалению, у нас в последнее время дефицит соков, - и опять он загадочно улыбается. Он когда-нибудь перестанет улыбаться? Хотя, конечно, его улыбка заставляла тысячи мурашек пробегаться по моей коже.
-Ну, тогда воды, - сдалась я. Уж вода-то должна быть?
-И этого тоже нет.
-Что, совсем? - наигранно удивилась я.
-Совсем.
Так. Что-то он явно задумал.
-А чай? - предприняла я новую попытку.
-И чая у нас нет.
-Кофе? Кола? Любые газировки?
-Я уверен, вы попытаете счастье с другими напитками!
-А...а, - фантазия кончилась. Не водку же мне просить, а то ещё споит, а я потом и помнить ничего не буду. - И что же вы мне можете предложить, раз у вас ничего нет?
-В нашем заведении имеется кое-что особенное, специально для вас, - улыбка парня стала еще лучезарнее. Было видно, что такая игра ему нравится. Я задумалась лишь на секунду, и, мне показалось, я знаю, о чем сейчас пойдет речь.
-И что же это? - я постаралась спокойно улыбнуться. Зная, что последует за этим разговором, было очень тяжело усидеть спокойно, стараясь не улыбаться и не распускать свою фантазию.
-Оно бьет точно в цель, - шепнул Матвей.
-Что? Ты про что? - я уже начала переживать.
-Сейчас увидишь, - Матвей подошел к музыкальному центру, стоящему неподалеку от телевизора, и вложил в него какой-то диск. Нажал на пару кнопок на пульте управления, и заиграла удивительно знакомая, но самая неожиданная музыка. Одна из самых знаменитых на весь мир композиций Джо Кокера 'You Can Leave Your Hat on'. И это было для меня совершенно неожиданно!
А все, что было дальше, осталось только в наших воспоминаниях...

-Дзин-дзин! - странные звуки прорывались ко мне сквозь сон, но мы не сдавались, усердно игнорируя посторонние звуки. И вроде бы на секунду все стихло, а потом снова. - Дзин-дзин-дзин!
Я не знала, кем может оказаться этот настырный человек, но уже очень-очень хотела его пришибить за этой самой дверью. Как, скажите мне на милость, как можно будить такого хорошего человека, как я, поздним утром, когда самый сладкий сон, в...
ПОНЕДЕЛЬНИК!
Эта новость ураганом прошлась по моей голове, и я попыталась вскочить с теплой кроватки, но знакомая рука, прижимающая меня к чему-то теплому, не позволила сделать мне этого.
-Спи, - прошептал он на ухо. - Я сам убью этого смертника!
Я притворилась спящей, но, как только за Матвеем закрылась дверь, тут же вскочила. Сегодня понедельник, у меня пары, а после обеда еще и на работу нужно! Сначала я хаотично бегала по всей комнате, собирая свои вещи, которые могли найтись в самом неожиданном месте. А потом я прислушалась к происходящему за пределами комнаты.
-Дурак! - кто-то очень громко кричал, не стесняясь и более крепких выражений. - Кретин! Какого черта ты выключил все телефоны, и даже домашний? Вот убила бы тебя этими собственными руками, но ты мне еще нужен! Это же каким инвалидом нужно быть, чтобы так нервировать свою сестренку, а? А если бы со мной что-то случилось? Меня бы захотели украсть, изнасиловать, убить, а мой брат 'вне зоны доступа сети'! Ууу, гад!
-Прости меня, грешника, - извинялся Матвей, посмеиваясь над своей сестрой - а в том, что это была Юлька, у меня не было сомнений. - Я действительно самый плохой на свете брат. Но, чтобы хоть как-то смягчить свою вину, я надеялся, что Леха не даст тебе скучать. Я же не знал, что ты так сильно будешь за меня переживать!
-Не обольщайся! - фыркнула девушка, продолжая продвигаться по квартире. Я в это время раздумывала над философским вопросом, быть или не быть: надевать вчерашнюю одежду или предпочесть своровать что-нибудь из гардероба парня? Решение было выбрано. Во вчерашнем платье по дому не так-то и удобно ходить! - Между прочим, я тебя искала по одному очень-очень важному вопросу!
-По какому же? - так же насмешливо разговаривал Матвей с Юлькой. Интересно, они всегда без меня так общаются, или я просто не замечала раньше их по-настоящему теплых родственных отношений?
-Зря смеешься, - грозно шикнула на брата Юля. - Между прочим, ситуация не из забавных. Я потеряла Еву. Представляешь? Всего на секунду отвлеклась в клубе, и она тут же пропала из виду. У нее телефон выключен, дома ее так и не появилось, хотя я всю ночь ждала... я глаз не смыкала! Я так хочу спать, а эта поганка не объявляется! Страшно представить, что с ней могло случиться. А если действительно что-то?.. Я же себе этого не прощу!
-Юль, успокойся, - кажется, теперь Матвей перестал глумиться над девушкой, и понял, что в ее голове все действительно ужасно. - Все с Евой в порядке! Ну, почти...
Я-то знала, что это за 'почти' - мои покрасневшие щеки тут же поспешили доказать, что оно - это самое 'почти' - еще долго будет мне сниться по ночам. Пора прекращать этот спектакль и выходить, а то подруга совсем раскиснет, а Матвей, успокаивая сестренку, совсем забудет ей сообщить, где я на самом деле провела эту ночь.
Мое появление было встречено... да, в общем-то, ничем особенным. Юлька меня не заметила, а Матвей был слишком занят душевным расстройством сестренки. Поэтому, после моего деликатного 'кхе-кхе', я оказалась... как бы так сказать... центром Вселенной.
-Ну, вот теперь все хорошо, - вместо ожидаемых криков и слез, Юлька хитро улыбнулась. - Чего так долго в комнате-то торчала? Я уж и не знала, какими словами еще Матвея развлечь.
-Чего? - удивились мы.
-Того самого, - буркнула Юля. - Вы чего, думали, что я не знаю, какими вы тут делами занимались? Я бы уже весь город на уши поставила, если бы Ева реально пропала. А так, побегала немного по клубу, пока охранник не сказал, что видел тебя с парнем, по описанию очень походящим на Матвея. Так что прекращайте здесь строить из себя памятников, и зовите пить чай.
-А... ну ладно, - Матвей не стал спорить и пошел на кухню.
-Бесстыдник, - пропела ему в след девушка. - Нагло совратил мою подругу! Совратил-совратил, у тебя по глазам все видно! О, я смотрю, мой подарочек-то пригодился! - глаза девушки засветились, когда она увидела в зале на полу галстук-бабочку. - Не ожидала, конечно!
Поглазев на небольшой беспорядок, она покачала головой, а уже затем перевела взгляд на меня.
-Ох-ох-ох, Ева, - пробормотала она, хихикая. - От тебя жду всех грязных подробностей!
-Чего? - проревел Матвей из кухни, видимо, внимательно слушая все реплики своей сестры.
-А ты там вообще молчи и чай готовь, - не испугалась подруга. - А-то глядишь, такими темпами наделаешь мне племянников раньше времени! А ты чего, Ев, на меня так смотришь? Тебе разве не объясняли, откуда дети берутся? Эх, любимые мои, что бы вы без меня-то делали?
-Спали, - ответила я. Все равно в университет тащиться слишком поздно, а вот на счет рабочего дня можно пока подумать. Если честно, хотелось весь день лениться и ничего не делать, но деньги для себя любимой зарабатывать тоже не помешает.
-А если честно, не думала, что все так быстро у вас получиться, - тихонько шепнула мне Юля, чтобы брат не услышал. - Но ты мне скажи, ты довольна?
-А разве не видно? - вопросом ответила я.
-Все с тобой ясно, - хихикнула девушка, а потом серьезно спросила. - Мне лучше уйти?
-Ну, не знаю, - замялась я.
-Да ладно тебе. Я своего брата уже много лет знаю и... после всего, что у вас тут произошло... вам лучше побыть наедине, так что оставайся и... развлекайтесь тут. Только потише, а то еще соседи на вас будут жаловаться.
-Чего??? - сегодня это вопрос дня!
-Молчу! Все, пока. Только сегодня ночуем дома! - голосом грозной мамочки предупредила подруга. А я была согласна. А то, чувствую, я так на пары совсем перестану ходить!
Дверь с тихим хлопком закрылась, оставив после себя лишь немного странное скомканное утро и приятный запах духов.
-Юлька ушла, - сообщила я, заходя на кухню и обняв парня со спины. Такое утро мне определенно нравилось.
-Правда? Ты смогла отправить эту егозу домой? - удивился Матвей. - Ну, все. Теперь я тебя точно люблю!
-Чего ты сказал?
-Что люблю тебя!
-Правда-правда?
-Конечно, - после этого я заслужила коротенький поцелуй. - А ты меня?
-Тоже люблю, - ответила я.
-Очаровательно. Ты хочешь чай?
-Не уверена, - пробормотала я, изучая потемневшие глаза любимого и его крепкие объятия.
-А я хочу кое-чего другого,- прошептал он на ушко. - Как ты думаешь, чай нас подождет?
-Надеюсь, дождется!

Эпилог

-Вероника! Иди сюда! - кричала мама Ники из соседней комнаты.
Девушка вот уже час, как безуспешно пыталась игнорировать крики своих родителей, но ничего не получалось - обидные слова, которые мать и отчим высказывали друг другу, оставляли неприятный осадок в душе у девушки.
-Что случилось? - Ника делала вид, что ничего не слышала ранее, когда пришла к родителям. Те стояли в характерных боевых позах. Мама Ники, женщина, в общем-то действительно красивая: темноволосая, смуглая, с большими зелеными глазами и обычно доброжелательной улыбкой, сейчас больше была похожа на бешенную фурию. А вот отчим, хоть и был в бешенстве, старался вести себя прилично.
-Я больше не могу разговаривать с этим человеком, - рычала женщина. - Он... он ужасен.
-В чем дело, мам? - не понимала Вероника.
-Мы решили разойтись с твоей мамой, - тихо рассказал Станислав Александрович. - Мы стали плохо жить и постоянно ссоримся из-за всяких мелочей. Твоя мама стала очень нервной, а я снова и снова убеждаюсь в том, что ей нужны были только мои финансы.
-Да что ты такое говоришь? - кричала Галина. - Я любила тебя!
-И мои деньги! - повысил голос отчим. Ника за всем этим тихонько наблюдала в стороне, и надеялась, что сегодня гроза минует. - Я из-за тебя из семьи ушел, Галя! Ты понимаешь? Я бросил жену и собственного ребенка, раз в месяц перечисляю алименты и даже не вижусь с собственной дочерью, чтобы не расстраивать ее!
-Ты хочешь сказать, что это я во всем виновата? - взорвалась женщина. Вероника испуганно отскочила от матери, уверенная, что сегодня гораздо безопаснее быть на стороне отчима.
Это была не первая перепалка Галины и Станислава. Раз в неделю они обязательно устраивали друг другу допрос, а потом долго и со вкусом кричали друг на друга, прерываясь лишь тогда, когда ругательства повторялись по второму кругу. Все дни они жили временным перемирием, чтобы через несколько дней снова поссориться из-за какой-то ерунды.
-Я ничего не хочу тебе сказать, - тихо ответил отчим. - Я просто считаю, что пришло время прекратить нам друг друга выводить. Я сегодня же собираю свои вещи и уезжаю из этого проклятого дома.
-Вероника? Сделай что-нибудь! - гаркнула на девушку Галина.
-А что я должна сделать, мам? - недоумевала Ника. - Останавливать папу? Это очень плохая идея. Я тоже считаю, что вам пора пожить отдельно друг от друга!
-Что? Ты мне дочь или кто?
-Мама, не начинай!
-Вероника!
-Мама!
-Замолчите обе, - прикрикнул Станислав Александрович, вновь появляясь в дверном проеме. Он нашел чемодан и быстро начал скидывать в него свою одежду, не утруждая себя аккуратностью. - Вероника, поможешь мне?
Девушка молча согласилась и стала помогать отчиму, пока мать тихо свирепела, наблюдая за этой картиной. Ника всегда и во всех спорах принимала сторону приемного отца, потому что она действительно считала, что он прав. Станислав Александрович вообще удивительно хорошо относился к Нике, с самого детства во всем ей помогая. Поэтому, когда у маленькой девочке заметили способности к пению, он, не задумываясь, отвел девушку в музыкальную школу, где она оттачивала свои голосовые навыки. А еще, Ева, ее бывшая подруга, была немного похожа на своего папу, поэтому в своем отчиме Ника прослеживала некоторые черты внешности и характера, напоминающие Еву.
-Я могу закинуть тебя в кафе по пути, - сказал отчим, закрывая чемодан. Вероника последние два месяца работала в одном кафе, где исполняла свои песни и зарабатывала на этом неплохие деньги, потому что вечерами люди специально приходили в это заведение на Никины мини-концерты.
-Хорошо, - буркнула девушка и быстро собралась, пока между матерью и отчимом не случился новый скандал.
Кафе сегодня было наполнено людьми. Как и всегда, но сегодня были забиты почти все столики. Программа Вероники начиналась в восемь часов, а до этого времени в зале играла приглушенная романтическая или релаксная музыка. А пока девушка сидела в служебном помещении, где чаще всего находился немногочисленный персонал кафе.
Никин мобильный телефон разрывался, вот уже полчаса без перерыва ей названивал Костик. Костик - это отдельная история. Он был сыном состоятельного папочки, но все же не настолько богатым, как взять хотя бы того же Сережу Краснова. Костя с первого взгляда влюбился в молодую певицу, присылая ей не дешевые букеты цветов каждый день, а потом звонил и выспрашивал у нее, получила ли она подарок, и понравился ли ей этот чудесный запах. Ника очень быстро устала от надоевшего ухажера и была совершенно разочарована во всех парнях, окружавших ее. Ни одного по-настоящему красивого и состоятельного она так и не находила, а ведь хотелось, чтобы такую красавицу любил только достойный человек.
-Гости уже ждут тебя, - буркнула Алиса, администратор кафе. Она неплохо сдружилась с Никой, но всегда была слишком осторожной, чтобы они стали настоящими подругами.
-Ясно, - коротко кивнула певица ВерониК, уже облачившись в свой вечерний наряд. - Есть какие-нибудь интересные личности в зале?
-Заметила одну парочку, - усмехнулась Алиса. - У нас они точно первый раз. Заказали немного, и, скорее всего, пришли послушать твое выступление. Парень, конечно, красавчик, одет простенько, но одежда фирменная, видно невооруженным глазом. Девчонка странная. Неплохо выглядит, но не сказать, чтобы красотка. Так что, выкладывайся по полной, может получится его украсть!
Вероника скорчила страшную гримасу. После некоторых событий в ее жизни, она поняла, что влюблять в себя чужих возлюбленных - это не очень красиво. А уж если со своей соперницей ты знакома достаточно близко, то потом чувствуешь себя вообще отвратительно.
Когда-то Ника играла чувствами своей подруги. С удовольствием замечала, как мучается Ева, как пытается разлюбить Сережу Краснова, как пытается быть хорошей и правильной подругой. Выходило у Евы плохо, но, стоит отдать ей должное, она очень долго терпела это безобразие. Но Нике это было не нужно; она хотела унизить сводную сестренку и показать, кого природа больше любит - страшненькую Еву, верящую в добрые сказки и хэппи энды, или идеальную во всем Веронику, которой по жизни очень часто везло.
-Я пошла, - вздохнула певица, отправляясь на миниатюрную сцену для ее выступлений.
-Удачи, - пожелала администратор, возвращаясь в зал.
Петь Ника любила с детства, и у нее это неплохо получалось. Не нужно иметь особых талантов, чтобы подстраивать голос под любимую песню. Ника училась именно так - пела вместе с любимыми артистами, пела до боли в горле, чтобы у нее что-то начиналось получаться. И это было. А еще она сама сочинила пару песен, не без помощи все той же Евы, которая иногда помогала с рифмами.
Когда-то боязнь сцены для нее была серьезной проблемой, но сейчас она уже давно привыкла к людям. Небольшое волнение перед выходом, но она знала, что у нее прелестный голос, и ее будут слушать и подпевать ее песням. Она уже звезда.
Пока девушка пела, она медленно изучала своих зрителей, пытаясь отыскать заинтересовавшую Алису парочку. Через несколько минут таковая нашлась. Симпатичный парень, который немного странно изучающе рассматривал Веронику, а рядом с ним девушка, держащая его за руку. Ева.
ВерониК чуть было не забыла слова песни, когда увидела знакомое лицо: все те же глубокие красивые глаза, немного другая стрижка, но взгляд и мимику не перепутать ни с кем другим. Бывшая подруга очень изменилась: по сравнению с прошлой Евой Лазаревой, здесь сидела настоящая красавица.
Поймав взгляд Вероники, Ева долго смотрела на свою сестру: она не улыбалась и не злилась, просто сидела и, как все, слушала ее песни, в то время как ее парень с неодобрением поглядывал на Нику. Конечно, он все знал.
Ева что-то шепнула своему возлюбленному, чмокнув его в щеку. Пара тихонько поднялась из-за стола и молча вышла из зала. Ева так и не оглянулась. А Вероника все-таки забыла слова песни...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | К.Грицик "Не ходите по ромашкам без бахил" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"