Савинков Андрей Николаевич: другие произведения.

За порогом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.33*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга из серии наши там. ГГ не супер воин и не супер маг. Он - человек, который умеет выживать в сложных ситуациях используя в первую очередь голову. Прошу комментировать. ТЕКСТ ЗАМОРОЖЕН. Вероятно дописываться на будет вследствие общей унылости, отсутствия идей и необходимости все переделывать к чертям.


Глава 1

   Однажды Карамзина спросили, как он может в двух словах охарактеризовать положение дел в России. Однако историку и писателю для этого не понадобилось и двух слов:
   - Воруют, - ответил он.
   Чтобы охарактеризовать центр Киева, даже выходной день много слов не требуется. Потоки машин, этих грязных металлических коробок, у нормального человека могут вызвать лишь раздражение. Однако где в суете современного мегаполиса найти нормального человека...
   "Пробки", пожалуй, именно так на этот высказался бы классик, живя он в наши дни, еще возможно подошли бы слова "грязь", и, скорее всего, "суета". Много чего можно передумать, пока стоишь в пробке. А пробка была не шуточной - за последние пятнадцать минут старая потрепанная жизнью газелька продвинулась едва ли на сто метров.
   - Мастер, - сидящего в задумчивости на переднем сиденье мужчину кто-то деликатно тронул за локоть, вырывая его тем самым из плена мыслей, - мы выбиваемся из графика.
   Говоривший был среднего роста блондин, одетый в глухой черный балахон, свободно висящий на худых юношеских плечах. Тот, кого назвали Мастером, бросил взгляд на часы и ответил:
   - Мы успеваем.
   - Но мастер для подготовки обряда требуется... - попытался возразить блондин, однако был прерван.
   - Я не хуже тебя, Лен, знаю сколько времени требуется для подготовки обряда, и повторяю - мы успеваем, - резко прошипел Мастер тоном не допускающим возражений.
   Ни у одного из присутствующих в машине людей возражений не имелось.
   Постепенно пробка начала рассасываться, и автомобили стали продвигаться быстрее. Вскоре водитель свернул с проспекта в какую-то боковую улицу, ведущую во дворы. На удивленный взгляд Мастера, сидящий за рулем двухметровый детина хмыкнул:
   - Срежем малеха, - и сразу же посерьезневшим голосом крикнул за спину, - готовность - пять минут.
   Кроме водителя, Лена и Мастера в машине присутствовали еще четверо. Все одеты в одинаковые черные балахоны с капюшонами и как не странно в тяжелые армейские ботинки. После предупреждения водителя все сразу зашевелились. Откуда-то из-под сиденья появилась спрятанная до поры объемистая спортивная сумка, внутри которой оказалось не что иное, как оружие. Один за другим, из нее извлекли пять автоматов Калашникова, три ПМа, патроны, а также пару гранат. Кроме того один из пассажиров бережно выудил из деревянного ящика некоторое устройство. У человека, хоть раз смотревшего голливудский боевик не возникло бы никаких сомнений, в том, что это могло быть. Это устройство состояло из нескольких достаточно больших брусков вещества, которое обычному человеку напомнило бы пластилин, перевитых разноцветными проволочками, и черного пластикового цилиндра, на верхней части которого, находилось несколько кнопок и циферблат. Понятное дело, что ничем кроме бомбы устройство оказаться не могло.
   Газелька наполнилась звуками лязгающих затворов, клацаньем предохранителей и другими, характерными звуками. В свою очередь Мастер проверив, патроны в обойме, дослал один в патронник и проверив предохранитель сунул его куда-то в складку своего балахона, после чего нагнулся, и поднял стоящий на полу рюкзак. Дернув молнию, он заглянул внутрь:
   - Так свечи... раз, два... четыре... шесть..., - принялся, едва шевеля губами, инспектировать содержимое, - так... нож..., мел, книга.... шприцы... хм... вроде бы ничего не забыл...
   - Одна минута. Подъезжаем, - микроавтобус не спеша выехал на Михайловскую площадь и припарковался за неимением места на тротуаре.
   Мастер обернулся: приготовления подходили к концу. Оружие были спрятаны под мешковатые балахоны и все сидели в ожидании команды. Внезапно раздался стук по корпусу микроавтобуса, и к водительскому окну подошел человек в форме ППСника.
   - Сержант Иваненко, - козырнул милиционер, - будьте добры ваши документы, здесь запрещена парковка.
   Водитель, тихо ворча себе под нос, полез за документами, а Мастер, нагнувшись к водительскому окну, позвал:
   ­- Сержант, подойдите, пожалуйста, сюда, - он вытащил из одной из многочисленных складок красную корочку и небрежно помахал ею перед носом ППСника, и понизив голос до шепота обратился, - здесь какая-то делегация приехала, мы ее сопровождаем.
   Он кивнул назад и скорчил недовольную мину, на что сержант только хмыкнул. Поколебавшись пару мгновений, он все-таки решил заглянуть внутрь. Это стало самой большой ошибкой в его жизни. Из открывшейся двери вынырнули две руки - одна, схватив за воротник резко дернула его внутрь микроавтобуса, а вторая накрыла рот, задавив готовый уже сорваться крик. В то же мгновение раздались подряд три громких хлопка, оборвав тем самым жизнь сержанта. В тесном салоне машины выстрелы, несмотря на глушитель, показались очень громкими. От неожиданности все даже слегка растерялись, застыв на пару секунд. Из ступора людей вывел громкий окрик Мастера:
   - Поехали, работаем.
   Выскочив из машины, группа быстрым шагом, переходящим в бег, направилась в сторону ворот. Походя, приложив прикладом монаха, попытавшегося преградить им дорогу, они ворвались в храм. В это время там как раз шла служба, и в помещении находилось более полутора сотен человек Голос Лена, шедшего первым, прозвучал оглушительно в повисшей тишине:
   - Всем лечь на пол, руки за голову, ­- прокричал он, и зачем-то добавил, - это захват заложников. - После этого, направив ствол вверх, выпустил несколько пуль в потолок. По росписям пробежала цепочка фонтанчиков отлетающей штукатурки, косо перечеркнув лики святых. Однако реакция получилась прямо противоположной. Повинуясь каким-то дремучим инстинктам, толпа в едином порыве бросилась к выходу.
   Еще на стадии планирования операции, была оговорена возможность такого поворота событий, поэтому без дополнительных команд четыре ствола, направленные на верующих, выплюнули поток свинца. На смену оглушающей тишине в храм пришла дикая какофония звуков, звуков смерти. Через мгновения, в том же едином порыве, что секунду назад толкал людей вперед, навстречу смерти, толпа схлынула назад, оставляя на мраморном полу пол сотни тел. На смену хлопкам выстрелов, под сводами храма звучащим подобно громовым раскатам, пришли крики боли, страха и отчаяния тех кому повезло остаться в живых. Или как показали дальнейшие события - не повезло...
  

***

   Телефонный аппарат был стар. Возможно, он застал еще Хрущева. Хотя точно сказать было невозможно, так как кусок пластмассы, на котором стоял заводской штамп с информацией об изделии был оторван напрочь. Однако, несмотря на все невзгоды, телефон работал. Более того работал он громко. Просто громогласно. Его звон больше напоминал пожарную сигнализацию, чем телефонную трель. Ну, или как минимум школьный звонок - никак не тише. Именно этот звук сквозь сон сейчас штопором ввинчивался в мозг.
   - М-м-м, - единственные звуки, которые смог исторгнуть из себя Александр, отрывая голову от подушки, - э-э-у-у-у....
   Очередная трель телефона резко ударила в мозг, вызвав приступ головной боли. Пытаясь сфокусировать зрение Александр, рукой нашарил на прикроватном столике трубку телефонного аппарата. Со вздохом облегчения опустил звенящую голову обратно на подушку и только после этого, прислонив холодную трубку к уху и с трудом сдерживая взох удовольствия, ответил:
   - На проводе.
   - Капитан, че трубку не берешь, - отозвалась трубка настолько жизнерадостным голосом, что захотелось подержаться за горло того, кто может быть счастливым таким ужасным утром.
   - М-м-м, - промычал Александр в ответ, что могло означать "сплю", "мне хреново", "вчера перебрал" и многое другое. В данном же конкретном случае это означало "только грубые и невоспитанные люди могут звонить так рано в выходной день". Ну или что-то в этом духе.
   - А-а-а, - понимающе отозвались на том конце провода, - звездочки обмывали вчера?
   - Угум.
   - А у нас тут ЧП, так что собирайся машина будет через тридцать минут, вернее уже через двадцать семь.
   - ЧП? - Переспросил капитан, с трудом садясь на кровати. Это был высокий - на вскидку метр восемьдесят пять - метр девяносто - мужчина лет двадцати восьми. Темные волосы коротко острижены, на правом плече - шрам, выделяющийся бледностью на смуглой коже.
   - Что случилось?
   - Захват заложников, все подробности на месте. И это... поторопись - есть жертвы.
   Через двадцать пять минут Александр Серов, капитан подразделения специального назначения "Альфа" стоял у подъезда, полностью готовый ехать на задание.
  

***

   Алтарь храма, которому насчитывалось более девятисот лет, был осквернен. Вот уже четыре часа шла подготовка к ритуалу. Вокруг престола была тщательно начерчена пентаграмма, ограниченная окружностью. Начерчена она была кровью. В вершинах пентаграммы стояли чаши, наполненные все той же кровью. В каждую чашу кровь выцеживали из нового человека. По условиям ритуала это должны были быть мужчины. В воздухе витал запах смерти. Смерть пахла кровью... и дерьмом. Не все заложники выдерживали происходящее.
   Двери храма были заперты и забаррикадированы, кроме того, к входу согнали всех выживших заложников, создавая, таким образом, импровизированный щит, который мог бы пригодиться, если их решились бы штурмовать. Из толпы заложников то и дело доносились стоны и всхлипы. Поначалу несколько женщин ударились в истерику, однако, террористы, как их про себя все называли, быстро их успокоили. После этого все старались вести себя как можно тише. Неподалеку стояли трое с автоматами. Они менялись каждый час. Еще двое, свободные от дежурства, в дальнем углу по-очереди насиловали девушку. Та по началу кричала и отбивалась, однако, схлопотав прикладом и выплюнув передние зубы, теперь только лежала и смотрела в потолок. Казалось, ей вообще нет дела до происходящего.
   Несколько раз один из захватчиков подходил к толпе заложников и уводил людей с собой. Через некоторое время их тела с перерезанной глоткой выносили и скидывали в кучу, где уже лежало больше семидесяти трупов.
   Мастер обмакнул кисточку в чашу с кровью и старательно, точно по вычерченному мелом контуру, замкнул окружность. После этого он встал, отошел на пару шагов, и еще раз сверившись с книгой, кивнул: "Все получилось так, как надо". Бросив короткий взгляд на наручные часы, он поморщился - времени оставалось мало, а на чтение заклинания уйдет еще добрых пол часа. Кроме того, еще надо выбрать жертву на алтарь. А ведь это должна быть непорочная девственница. При этом девушка должна быть взрослой, то есть дети в этом случае не прокатят. Что делать если таковой среди оставшихся семидесяти заложников не окажется, он предпочитал не думать.
   Кивнув следовать за собой седьмому члену их отряда, который помогал ему готовить ритуал и время от времени разговаривал с СБУшниками, пытающимися наладить переговорный процесс, Мастер направился в сторону заложников. С целью затянуть процесс и как можно дальше оттянуть начало штурма, террористы выставили заранее невыполнимые требования: вертолет с пилотом на площадку перед храмом и десять миллионов долларов в золоте и драгоценных камнях.
   Подойдя к одному из тех, кто охранял заложников, он тихо прошептал что-то ему на ухо. По лицу бандита расползлась гадливая ухмылка. Обернувшись, он обвел взглядом сидящих на полу людей: сразу после захвата мужчин, коих оказалось не так много, отделили от женщин и разместили ближе ко входу, так что в случае неповиновения им пришлось бы сначала преодолеть десяти метровую полосу из женщин и детей, что давало черным несколько лишних секунд. После некоторых раздумий взгляд остановился на одиноко сидящей девушке лет восемнадцать-двадцать. Несмотря на всю кажущуюся на первый взгляд безбашенность террористы проявляли осторожность выбирая жертв в первую очередь из одиноко сидящих заложников, резонно посчитав ненужным лишний раз провоцировать их родственников или друзей.
   Увидев на себе взгляд охранника, девушка вздрогнула и как-то съежилась, враз став меньше. Заметив это, охранник ухмыльнулся и, молча указал на нее дулом автомата.
   Не теряя времени, Мастер сделал два шага вперед и попытался ухватить девушку за руку. Однако с первого раза сделать это не получилось - девушка отдернула руку и стала, не поднимаясь на ноги, быстро-быстро отползать назад. На лице у главного захватчика при виде такого хоть и пассивного, но крайне не своевременного сопротивления появилась гримаса неудовольствия. Он сделал еще пару шагов вперед, быстро ухватил девушку за волосы, собранные в хвостик и дернул на себя. Как видно моральных сил нее уже не осталось, поэтому девушка издала лишь слабый стон. Мастер перехватил второй рукой девушку за локоть и потащил за собой. Проходя мимо одного из бандитов - невысокого, но довольно толстого мужчины лет тридцать пять, который выделялся среди других своими ярко рыжими волосами, он на секунду замедлился как бы задумавшись, после чего обратился к тому:
   - У тебя пульт? - В ответ рыжий только кивнул, на что Мастер задумавшись еще на две секунды добавил, - подрывай, это задержит их еще на пол часа.
   - А не рано? Может обождать еще минут десять-пятнадцать? - Переспросил рыжий.
   - Нет, в самый раз, - мне еще как раз минут сорок нужно - пока они прочухаются нас здесь уже не будет.
   На это рыжий кивнул еще раз и, похлопав себя по одежде, так как будто он потерял зажигалку, он вытащил из кармана пульт - пластиковую коробку размером со старый мобильный телефон с длинной выдвижной антенной и одной кнопкой (конечно же красной) закрытой колпачком. Быстро откинув большим пальцем колпачок бандит нажал на кнопку. Через пол мгновения с улицы раздался громкий взрыв. Несколько стекол древнего собора не выдержали и рассыпались, брызнув внутрь здания мелкими осколками.
   Среди заложников опять раздались крики, кто-то истерично завыл.
   - Хорошо, я пойду заканчивать ритуал, а вы здесь смотрите в оба - ничто не должно мне помешать, - не глядя на рыжего сказал Мастер в пространство, - если что... ты меня знаешь...
   После этого, дернул упавшую было на колени девушку за руку, и быстро пошел к нарисованной на полу пентаграмме. Там он резко дернул ее за руку и поставил в вертикально положение прямо перед собой. После этого он посмотрел ей в глаза и спросил:
   - Ты невинна? - однако девушка перебывала в слишком глубоком шоке, что бы отвечать на какие либо вопросы. В глазах отсутствовал даже намек на осмысленность.
   Поняв, что спрашивать не имеет сейчас никакого смысла он решил поступить по другому.
   - Лен, - крикнул он блондину, который все это время помогал вычерчивать пентаграмму, - возьми одного из тех двух бездельников и разденьте ее - нужно проверить, подходит ли она для ритуала.
   - Сейчас сделаем! - откликнулся тот.
   - Только осторожно, - предупредил Мастер, - и побыстрее - время поджимает.
   - Сделаем, - еще раз согласился блондин.
   Кивнув в ответ, Мастер подошел к террористу, отвечающему за переговоры с властями.
   - Что там? - Кивнул он, указывая на мобильный телефон.
   - Возмущаются фейерверком, что мы устроили. Штурмом грозятся.
   - Скажи - это мы их так поторапливаем. Если через тридцать минут не будет всей суммы денег - еще чего-нибудь взорвем.
   - Но ведь у нас больше ....
   - Ну они то об этом не знают - пусть понервничают - попытаются что-нибудь найти, потеряют время...
   - Понял, сейчас передам, - ответил тот и начал набирать номер на телефоне.
   - Алло...
   ...
   - Да, это я...
   ...
   - Это вам предупреждение - у вас кончается время...
   ...
   - Вы не поняли, если через пол часа вы не привезете всю сумму - мы взорвем еще несколько машин по всему городу.
   ...
   - Это только ваши проблемы.
   ...
   - Ничего не знаю - перезвоню через двадцать пять минут.
  

***

   Проехать на автомобиле на Михайловскую площадь в тот день было абсолютно не возможно - все улицы в округ были просто забиты людьми. Было среди них много тех, кто находился здесь по служебной надобности - милиционеров, врачей, спасателей. Конечно же было огромное количество журналистов, казалось, что сюда слетелись все шакалы если не Украины, то Киева - точно. Не меньше, а скорее больше было простых зевак, пришедших поглазеть на необычное шоу - все же Киев не Москва и захват заложников здесь - достаточно деликатесное блюдо. Отдельной толпой вокруг милицейского отцепления стояли родственники заложников - их можно было опознать по озабоченным лицам мужчин и зачастую заплаканным лицам женщин. Но как ни странно в наше на первый взгляд циничное время, больше всего собралось в этот темный для столицы день простых верующих. Как это часто бывает, только горе помогает сплотить людей, имеющих совершенно разные по жизни интересы, устремления, цели... Толпу людей объединял общий эмоциональный фон. Этот фон ощущал каждый, кто в тот день присутствовал в центре древнего города. Среди общих эмоций преобладала растерянность, недоумение, как обычно в таких случаях было место страху и... гневу. И что характерно - именно злость постепенно вытесняла все остальные чувства. Злость вытесняла из душ людей смятение, неуверенность и толкала вперед.
   Нужно было срочно разрядить обстановку, потому что иначе все могло закончится очень плачевно...
   - Привет, что тут у вас? - Поприветствовал Серов звонившего ему с утра старшего лейтенанта Глазко, - давай по быстому.
   - У нас все довольно хреново. Семь бандитов два часа назад подъехали на микроавтобусе, - Глазко махнул в сторону где возились с обгоревшими обломками машины експерты, - застрелили сержанта милиции, который на свою беду полез к ним с проверкой. После этого вломились в собор. Там ориентировочно могло быть до двухсот человек заложников. Вооружены как обычно - Калашниковы, ПМ, возможно гранаты. Из здания собора иногда слышны выстрелы. Мы пытались вести переговоры, но там глухо... Вот десять минут назад подорвали свой автобус. Яйцеголовые говорят - там до трех килограмм тротила было. Вобщем - полные отморозки.
   - Товарищ полковник, капитан Серов по вашему приказу прибыл, - доложил, Александр, войдя в развернутый неподалеку оперативный штаб, и добавил уже не по уставу, - Георгий Андреевич, что-то еще происходило?
   - Сейчас все узнаешь, через пять минут инструктаж, а пока что бы не терять времени - снаряжайся. Глазко тебе покажет, где вся снаряга.
   Еще через несколько минут вокруг большого стола, на котором были разложены планы собора и территории вокруг него собрались пяпнадцать человек из антитеррористического отряда "А" Службы безопасности Украины. Все с оружием и в полной боевой готовности.
   - И так товарищи офицеры, руководство наверху приняло решение начать штурм. На мой взгляд - давно пора. План такой - мы звоним и сообщаем, что деньги уже готовы. Рюкзак с золотом наш человек приносит и ставит у главного входа. В это время первая группа занимае места по бокам створок центрального входа. Первую группу возглавит подполковник Онищенко. С ним пойдет шесть человек. Террористы открывают двери, что бы забрать деньги - скорее всего выйдет один человек. Сразу не начинать - они будут настороже, поэтому дайте забрать выкуп - пусть чуть-чуть успокоятся, расслабятся. Террорист забирает рюкзак - вы в это время прячетесь за боковыми колоннами. Начинаем тогда, когда он развернется заходить внутрь. По два человека с каждой стороны заходят по бокам, дергают створки на себя, а трое проникают внутрь. Первым понятное дело ликвидируете того, что сунется за деньгами. Тот который говорил с нами, сказал, что заложники сидят у дверей, так что осторожно. У вас скорее всего будет всего по паре выстрелов, после чего начнется паника. Поэтому используем глушители - это даст еще пару мгновений. Кроме те кто пойдут в центральной штурмовой группе используют Терен-7. Это, надеюсь собьет их с толку и если все пойдет не так, как нужно, у заложников будет больше шансов выбраться живыми. Используйте имеющееся время с пользой - ваша задача ликвидировать тех кто присматривает за заложниками, что бы не допустить больших жертв...
   - Так... - протянул ведущий инструктаж полковник, перескакивая с одной мысли на другую, - теперь вторая группа. Главный - майор Головко. Заходите с "черного" входа. Собственно там боковая дверь, которая выходит прямо за иконостас. Вас туда проведет священник. Он во время захвата как раз находился в том коридоре и говорит, что слышал, как дверь изнутри баррикадировали чем-то тяжелым. Поэтому ваша задача - направленным взрывом сносите нахрен всю их баррикаду, после чего входите внутрь и работаете оставшихся в живых сволочей. Да... и мы расставили снайперов здесь, здесь и здесь, - полковник постучал согнутым указательным пальцем по плану на столе, отметив здания расположенные вокруг собора, - они контролируют окна. По возможности снимут одного - двух бандитов. А теперь - все по местам... Время "Ч" - десять минут.
   После этих слов все резко пришли в движение. Поскольку нужно было торопится, особенно это касалось второй группы, все без лишних вопросов подхватили оружие и бегом направились в сторону собора. На ходу проверили связь, установили условную комаду к началу операции.
   Первой на позицию вышла группа подполковника Онищенко, что понятно - идти им было ближе. К счастью, по территории вкруг собора можно было передвигаться совершенно свободно - снайперы, которые "держали" окна, сообщали, о том, что внешнего наблюдения не видно. С одной стороны это было хорошо - как уже упоминалось передвигаться по территории можно было совершенно свободно. С другой стороны - бандитов было всего семь, а наблюдатель - потенциальный смертник в первую секунду штурма.
   Второй группе идти нужно было дольше. Семь человек в одинаковой черной экипировке оббежали здание вокруг и нырнули в небольшую боковую дверь. Внутри их встретил невысокий бородатый мужчина в рясе. Из-за густой бороды и скудного освещения Серов, шедший во второй группе первым не смог определить возраст священника. Тот махнув рукой - следовать за ним - провел по двум коридорам после чего резко остановился. Коридор заканчивался двумя ступеньками вверх и дверью. Остановившись не доходя пятнадцати метров до этой самой двери, священник многозначительно указал на нее рукой и молча поспешил обратно.
   В следующую же секунду из-за спины Серова выскочил их штатный минер старший лейтенант Мазуренко. Быстро подойдя к двери, он, покопавшись в подсумках начал устанавливать взрывчатку. Прилепил два куска серого вещества в те места, где у двери должны были быть петли, он сверившись в какой-то бумажкой, добавил еще один заряд с другой стороны.
   "По-видимому, поставил заряд на уровне какого-то засова с той стороны", - мелькнуло на периферии сознания капитана.
   Повозившись, еще пол минуты, прилепив еще пару зарядов - теперь уже по центру двери - и растянув какие-то проводки, старший лейтенант развернулся и вернулся к остальной группе. На вопрос командира о готовности он просто показал большой палец и криво ухмыльнулся.
   После того, как дверь была заминирована, командир группы доложил о готовности, а вся группа спряталась за ближайшим поворотом. Хоть врыв предполагался направленным, и большая часть взрывной волны, а соответственно и осколков должны были отправиться в другую сторону, находится в коридоре было все равно небезопасно.
   В это же время другой сотрудник "Альфы" - не боевик, а психолог - ответственный за переговоры с террористами набрал на телефоне номер, который за последние три часа успел выучить наизусть. Спустя два гудка на том конце произнесли:
   - Алло
   - Да, это опять я. Мы собрали нужную сумму. Это получилось двадцать килограмм золота. Сейчас наш человек принесет рюкзак с выкупом к главному входу в собор. Это будет гражданский без оружия, не стреляйте.
   - Когда прилетит наш вертолет!!!
   - Вертолет уже заправляют, он будет здесь через двадцать минут. Но сначала вы должны отпустить заложников. Давайте мы заберем раненых. Вам от них все равно никакого проку.
   - Не раньше, чем я увижу золото.
   - Конечно, конечно! Наш человек уже идет. Золото будет через две минуты.
   Положив трубку, он обернулся к невысокому худощавому парню, чья одежда резко отличалась от одежды всех остальных, снующих вокруг. Отличалась если так можно сказать - минимализмом. Точнее он был одет в просторные летние шорты без карманов и шлепки на босую ногу. И все. Понятно, одет он был так не случайно - все было направленно на успокоение террористов, что бы у тех не возникло даже мысли о возможной опасности исходящей от курьера.
   - Начали, - услышав одно слово, курьер схватил рюкзак и поспешил ко входу в собор. А переговорщик взял лежащую перед ним на столе рацию, нажал тангенту и повторил теперь уже для всех, - внимание, все группы, операция началась, курьер в пути, прием.
   - Первая группа - принято.
   - Вторая группа - принято.
   После групп о готовности отчитались снайперы.
   Тем временем курьер уже подходил к точке назначения. Медленно, держа рюкзак на втянутых руках он приблизился к двери. Створки слегка приоткрылись, оттуда высунулось дуло автомата.
   - Повернись вокруг, - послышалось оттуда требование бандита.
   Курьер все так же медленно обернулся вокруг своей оси и, не доходя полутора метров до входа, поставил свою ношу на пол. После этого стал постепенно отступать назад, держа руки поднятыми ладонями вперед.
   Только когда курьер подошел к углу, за которым прятались спецназовцы, до высунувшегося из дверей террориста похоже дошло, что сумку слегка не донесли, и что бы ее забрать, придется полностью выйти, что понятное дело сопряжено с определенным риском. Впрочем, это пожалуй вообще издержки профессии террориста - постоянный риск.
   Однако, не смотря ни на что, выходить нужно было и, схватив одного из сидящих около выхода заложников для того, что бы использовать его в качестве щита, он двинулся наружу. Осторожно выглядывая из-за головы заложника, держа его между собой и гипотетической угрозой, бандит мелкими шажками вышел из дверей. Осторожно подойдя к рюкзаку с выкупом, он наклонился и поднял его. Удостоверившись, в том, что принесли именно золото, а не пару булыжников он повернул голову назад и что-то сказал. Из собора вскочил еще один мужчина, который схватил сумку и быстро вернулся обратно. Судя по одежде и отсутствию оружия, это был заложник, которого заставили немного поработать носильщиком.
   После того, как выкуп был доставлен по месту назначения, и вышедший наружу террорист двинулся обратно. Однако, двигаться задом наперед в том положении, в котором находились бандит и его заложник совершенно не удобно. Поэтому нет ничего неожиданного, что он таки подставился...
   В следующую секунду произошло сразу несколько событий. Первым в этой череде событий, которые в последствии привели к очень значительным последствиям, был выстрел из снайперской винтовки. СВД, нужно сказать откровенно - далеко не самая лучшая из снайперских винтовок, и не всегда отвечает тем задачам, которые ставят перед этим оружием. Однако расстояние в четыреста метров да с учетом использования специальных боеприпасов даже для этой скромной армейской лошадки - не расстояние. Вот палец старшего прапорщика Думбадзе плавно нажимает на спусковой крючок - боек ударяет по капсулю - в патроне воспламеняется порох - газы сначала медленно, а потом все быстрее разгоняют пулю, которая раскручивается в нарезах ствола - пуля с огнем вылетает из ствола и уходит на свидание с лобовой костью отдельно взятого человека.
   В то время, пока боек в винтовке только стремился к своей цели, по обще связи поступил приказ начинать штурм. Что в свою очередь послужило сигналом к тому, что старший лейтенант Мазуренко вдавил кнопку на пульте дистанционного подрыва. В тот момент, когда пуля вылетела из ствола, в небольшом коридоре во внутренних помещениях собора начался пожар. Загорелись заряды установленные для быстрого освобождения прохода. Горели они так быстро, что к тому времени, когда пуля таки нашла своего адресата, выгорели полностью - а попросту - взорвались, вынося в сторону алтаря дверь и баррикаду за ней. Собственно говоря ни двери ни баррикады к тому времени уже не существовало - они превратились а рой мелких, но жалящих очень больно, деревянных ос.
   Но на этом все примечательные события одной конкретно взятой секунды совсем не закончились. И если предыдущие были связаны и логически дополняли друг друга, то последнее произошло только лишь волею случая ну и конечно желанием автора. В эту же секунду ритуальный каменный нож вошел - как это не пошло звучит - в самое сердце девушки, лежащей на древнем церковном престоле. А потом... секунда закончилась... и настала следующая, которая хоть и была насыщенна событиями не меньше, все же проскочила быстрее.
   Первая группа, услышав приказ к началу операции, пришла в движение. Первые два человека двумя шагами подскочили к створкам дверей и дернули их на себя. Еще три человека, занимавшие по плану места по центру, воспользовались секундным замешательством террористов и уменьшили их поголовье еще на двоих. Это были как раз те, которые охраняли заложников, поэтому шансы на удачный штурм резко возросли. Вслед за пулями калибра 5,45Х39 в глубину собора отправились две светозвуковые гранаты.
   Вторая группа тоже не задержалась на месте. Именно на нее положили обязанность ликвидировать остальных бандитов, так как первая группа была из игры уже по сути выведена. Полторы сотни напуганных, полубезумных от четырехчасового сидения под дулами автоматов людей в едином порыве рванули к выходу увидев там свое спасение. И только несколько сохранивших трезвый ум людей кинулись не к выходу а по углам, справедливо рассудив, что неизбежное столпотворение на выходе - идеальная мишень. Именно заложники сейчас мешали действовать альфовцам. Впрочем, это было прогнозируемо, поэтому в дальнейшие задачи первой группы входило в первую очередь поддержка эвакуации и недопущение жертв во время столпотворения на выходе из здания.
   Надо опять же отметить, что в данном случае не обошлось и без банального везения. Почти все время, пока террористы держали заложников за иконостасом, неподалеку от свершающегося ритуала находилось всего двое. Собственно сам Мастер и еще один из его помощников. Однако для завершения ритуала необходимо было четыре человека. Вот почему в спину перепуганной толпе, со всех ног спешащей к свободе так и не полетела ни одна пуля.
   Так вот вторая группа, где первым шел именно капитан Серов, выскочила из заполненного дымом коридора. Он, как идущий первым, ушел вправо, освобождая проход для остальных, успев увидеть боковым зрением, что следующий за ним спецназовец развернулся налево.
   Перед капитаном открылась одновременно чудовищная и завораживающая картина. Все помещение напоминало съемочною площадку очередного голливудского фильма ужасов, на полу нарисованные кровью лини, посередине на престоле лежит тело голой девушки с кривым каменным ножом, торчащим из груди. Но что больше всего поразило спецназовца, так это шар темного дыма, внутри которого то и дело проскальзывали маленькие искры. Шар висел над телом девушки, то есть геометрически - в центре вычерченной на полу фигуры.
   Серов, несмотря на то, что был чрезвычайно удивлен, действовал, повинуясь въевшимся за годы службы рефлексам. Продолжая смещаться вправо, он короткой на три патрона очередью снял ближайшего к себе человека, одетого в темный балахон, в который были одеты все бандиты.
   Еще один черный, стоящий у дальней стены на все происходящее среагировал своеобразно, а именно подхватил, с пола какую- то сумку - в темноте было не разглядеть и размахнувшись метнул ее в центр шара.
   Тело опять среагировало быстрее мысли - еще одна короткая очередь, и метатель валится на пол темной бесформенной кучей. Оставшихся двоих террористов капитан видел уже плохо - разросшийся серый шар уже был почти в рост человека в диаметре и перекрывал обзор, а стрелять сквозь это странное образование показалось Серову все же не самой лучшей идеей. Поэтому только сместившись еще на три метра вправо, он смог нормально поймать еще одну цель на мушку.
   Прошло всего пять секунд с начала штурма, а большинство бандитов было уже мертвы. Однако закон пордости как извеснто не дремлет. Те светозвуковые гранаты, которые метнула первая группа, для отвлечения внимания отсутствующих бандитов, взорвались в эту секунду. От неожиданного, но очень громкого звука, цель, которая через мгновение должна была подавиться лишними граммами свинца (хотя конечно это так только говорится, ведь пуля для АК-74 сделана их медного сплава и стали), непроизвольно развернула корпус, и пули прошли мимо. Только чудом, да попустительством Божьим выживший уцелевший бандит не стал медлить и оттолкнувшись от пола нырнул в серый шар. Хотя он и сделал это быстро, даже очень быстро, пуля все же оказалась быстрее и таки догнала уже наполовину влетевшего в аномалию "ныряльщика". Однако догнала явно не смертельно. Разве что мозг у него находился в бедре.
   Последний из бандитов, увидев такое развитие событий, тоже не стал медлить. Он с рванул с места с такой скоростью, что ему, наверное, на короткой дистанции удалось бы поставить мировой рекорд, что, впрочем, не удивительно. Как сказал один известный персонаж одной не менее известной комедии: "Жить захочешь - еще и не так раскорячишься". На ходу подхватив какую-то спортивную сумку, лежащую здесь же на полу он уже почти вошел в шар, но притормозил, протянув руку, к тому самому необычному ножу, что торчал из груди мертвой девушки.
   Понимая, что уже не успевает довернуть автомат в сторону последней цели Серов, тем не менее, не растерялся. Почему-то решив, что последнему бандиту не в коем случае нельзя дать уйти в серы шар - возможно, такому решению поспособствовало то обстоятельство, что ни заброшенная туда сумка в золотом (а это была именно она), ни раненный ныряльщик оттуда не выпали, хотя по идее должны были бы, он прыгнул и сам. Прыгнул в то место, где по расчету успевал перехватить последнего противника перед самым входом в шар. Однако уже оттолкнувшись, сочащийся адреналином мозг успел отметить, что бандит притормозил и перехватить его уже может не получится.
   "Вот будет хохма, если пролечу мимо, прям как в какой-нибудь комедии", - успело пронестись у Серова в мозгу.
  

***

  
   Когда вокруг стали радоваться взрывы и выстрелы, Мастер понял, что происходит совсем не сразу. Для осознания того факта, что власти начали штурм, понадобилось аж несколько секунд. Но, по сути, дело было уже сделано, ритуал проведен и проведен успешно. Конечно, жаль тех, кто сегодня не вернется домой, но... такова жизнь - они знали, на что идут. А вот в такие моменты, когда тебе угрожает смертельная опасность, а ты ничего, по сути, с ней сделать не можешь, в такие моменты действует принцип - каждый сам за себя.
   Поэтому, придя в себя спустя четыре секунды после начала штурма, Мастер не стал раздумывать над там, что ему делать. Подхватив уже в движении сумку, в которой лежало то, зачем они все сюда и пришли он хотел было уже нырнуть в спасительную мглу, но притормозил для того, что бы забрать ритуальный нож - такую полезную вещицу не стоит оставлять, даже если в тебя стреляют. Одним движением выхватив из грудной клетки нож, Мастер опять ускорился, преодолевая последние сантиметры до близкого спасения. Но тут внезапно что-то отчаянно тяжелое навалилось сбоку, моментально сбивая с ног.
   Однако... несмотря, на то, что оба тела фактически оторвались от пола, оба они двигались достаточно быстро, что бы их суммарный вектор движения был направлен не столько в сторону прыжка капитана Серова, сколько в сторону движения Мастера. В общем, два сцепившихся тела так тандемом и влетели в серый сверкающий электрическими разрядами шар...
  

Глава 2

   В первую секунду показалось, что ничего не изменилось, только резко потемнело в глазах, что не удивительно - шар ведь был серый и совершенно не прозрачный. Капитан, вцепившись в противника, все так же падал на бок, по началу даже не сообразив, что в данный момент происходило, пожалуй, самое важное событие в его жизни.
   Полет прервался самым неприятным, хоть и вполне ожидаемым: Серов приземлился подстраховавшись левой рукой на покрытую травой землю. Сверху навалилось, удерживаемое правой тело, больно припечатав лбом скулу капитана.
   "Будет фингал", - пронеслось где-то на задворках мозга.
   Внезапно по глазам, успевшим за последние десять минут привыкнуть к полумраку собора резанул яркий свет, практически его ослепив. Однако, несмотря на временную потерю одного из пяти чувств, тело продолжало двигаться, повинуясь навыкам, отточенным годами тренировок.
   Голова в защитном шлеме резко дернулась, посылая противника "на Одессу".
   Слегка оттолкнув от себя добавляет локтем в челюсть.
   После этого откатывается в сторону и встает на ноги. К этому времени зрение почти восстанавливается. Во всяком случае восстанавливается на столько, что можно четко увидеть блондина напротив, стоящего на одном колене. Блондин как раз поднял руку, в которой зажат ПМ. Дуло ПМ (внезапно!!!) как раз смотрело на Серова. И опять тело реагирует быстрее мозга.
   Кувырок влево-назад.
   Рука уже вытащила АПС из тактической кобуры на бедре.
   Еще в полете первый выстрел - в правое плече - не смертельно, но стрелять с продырявленной рукой достаточно проблематично.
   Приземление на спину, перекат вправо - на всякий случай - вдруг блондин - берсерк, тем более, что останавливающее действие Стечкина довольно посредственное.
   Встать на одно колено - контроль - блондин лежит на спине и о сопротивлении похоже больше не помышляет.
   Второй, тот с которым летали тандемом вроде живой, точно живой - начал шевелится.
   Серов быстро подошел к блондину и пнул пистолет подальше. Выглядел он довольно хреново - ну да с двумя лишними отверстиями в организме хорошо выглядеть не будешь.
   Быстро ощупав блондина на предмет наличия еще каких-нибудь смертоносных подарков и не найдя таковых, Серов обратил внимание на второго противника. Он уже почти пришел в себя и пытался встать на ноги. При этом слегка пошатывался.
   Не мудрствуя лукаво, Серов открытой ладонью съезди бандиту по уху, опрокинув его обратно на землю. Повторив еще раз процедуру обыска, он обнаружил в складках балахона еще один ПМ и, что его совсем не обрадовало - гранату Ф-1 - в просторечии "лимонку". Почему не обрадовало? Потому что успей он рвануть чеку там в соборе - мало бы не показалось никому. Ф-1 в замкнутом помещении с ее разлетом осколков в двести метров с большой долей вероятности превратил бы находящихся там людей в истыканные острыми железяками трупы.
   Поскольку наручники с собой были только одни, предпочтение в таком важном аспекте было понятное дело отдано не раненному бандиту, так как раненный при всем своем желании убежать не смог бы.
   Покончив с обыском, Серов вернулся к блондину. В конце-концов его нужно было перевязать, а то преставится ненароком.
   Осмотрев раненного, Серов в принципе не обладающий особыми медецинскими знаниями решил, что раны не опасны для жизни. Обе были сквозные и похоже на то что в обоих случаях ни кость ни крупные сосуды задеты не были - повезло.
   Разорвав обертку индпакета, капитан принялся перевязывать раненного. Спустя пять минут дело было закончено - не сказать, что получилось идеально, но вроде ничего - держится. Ну и ладно - глядишь, он бы и того не сделал - пристрелил бы и вся недолгая.
   Теперь можно было осмотреться повнимательнее - Серов находился внугри полуразрушенных каменных стен. Небольшой дворик зарос невысокой травой. То здесь то там валялись крупные булыжники по виду похожие на те, из которых сложена стена.
   "Хорошо, что спиной на них не приземлился - вот было бы весело", - отстраненно подумал капитан. Спустя пару минут осмотра, он наткнулся на вычерченную на земле чем-то темно-красным пентаграмму, похожую на ту что видел в соборе.
   "Ну да, чем то, что же это могло бы быть", - саркастически хмыкнул Серов. Судя по всему, ничем, кроме засохшей крови это быть не могло.
   - Вот наверное почему, мы оказались именно здесь, а не где бы то еще. Вот только понять бы, здесь - это где, - сам не заметил как начал разговаривать с собой спецназовец.
   Для более точного выяснения этого вопроса он реши подняться на стену - давно пора осмотреться вокруг. Однако сказать оказалось легче чем сделать - лестница, ведущая на стену, оказалась в одном месте полуразрушенной - камень явно постепенно проигрывал времени. Пришлось припомнить навыки скалолазания - благо с стене было огромное количество всяких трещин, выщербин, сколов, да и раствор, скрепляющий эти камни вместе явно не был рассчитан на столь долгий срок эксплуатации и крошился везде где только можно.
   Поднявшись на гребень стены Серов, таки, смог осмотреться вокруг. Однако ясности это по большому счету не принесло. Вокруг каменных развалин лежал не тронутый присутствием человека пейзаж. По-видимому, он находился где-то в лесостепной зоне - среди высокой травы то тут то там росли островки каких-то высоких деревьев. Каких именно капитан понять не смог. В нескольких километрах дальше на север (кто не помнит, напоминаю, что стороны света можно довольно просто определять по солнцу), если конечно он находился в северном полушарии, начинался большой лесной массив, края которого видно не было - деревья неровным строем уходили за горизонт. Метрах в трехстах по правую руку тек большой ручей. Или маленькая речка - хрен его знает, как классифицировать. По его берегам ручья характерным рядком росли деревья, в нескольких местах по берегам было видно некое растение, напоминающее камыш или рогоз.
   "Ручей - это хорошо, а то скоро может уже захотеться пить, а воды с собой - ни капли", отметил про себя Серов.
   Где-то вдалеке на востоке угадывались покрытые снегом вершины гор. Хоть горы из-за большого расстояния было видно достаточно плохо, капитан невольно залюбовался прекрасным пейзажем. Он с детства очень любил горы и был полностью согласен с Высоцким: "Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал".
   Вот собственно и все больше глазу в округе зацепиться было не за что - со всех сторон очень красивый для городского жителя, но совершенно однообразный пейзаж. Что неудивительно - стена замка, как про себя начал Серов называть полуразрушенное сооружение, была невысока, навскидку метров шесть, вряд ли больше, хотя и стоит на пригорке, что дает еще несколько метров. То есть особо не поразглядываешь...
   Хотя... похоже, что вдалеке с севера на юг (или с юга на север, тут уж как вам больше нравится), пересекая в одном месте ручей, шла неширокая грунтовая дорога. По сути, только благодаря ручью можно было догадаться о наличии этой самой дороги - с такого расстояния, в высокой траве ее было совершенно невозможно рассмотреть.
   Оглядевшись, Серов решил, что увидел все, что мог и стал спускаться вниз. Спуск вниз, как это обычно бывает, оказался еще труднее, чем подъем. В одном месте, когда камень на вид твердо сидевший в стене неожиданно вывернулся, Серов не сорвался только благодаря большой удаче.
   Матерясь про себя, он спрыгнул на землю, еще раз оглянулся - все же на полноценный замок это сооружение не тянуло - какое-то оно не солидное. Невысокие стены образуют правильный четырехугольник с башнями по углам. Одна из башен была побольше - по-видимому именно в ней жил гарнизон.
   Поймав себя на мысли, что раздумывает над совершенно не важных с практической точки зрения вещах, Серов хмыкнул, и присев на лежащий рядом большущий валун принялся составлять план своих действий.
   Для начала нужно было выяснить, что с ним произошло. События текущего дня никоим образом не укладывались в рамки привычного и ничем простым и обычным объяснить то, что произошло, не получалось. Соответственно, по заветам мудрого Шерлока Холмса, нужно было рассмотреть другие варианты. Варианты... скажем так не стандартные.
   Не сказать, что капитан "Альфы" был фанатом историй об эльфах, орках, гномах и прочей лабуде, но в целом хорошую фантастику уважал. Читал он в первую очередь классиков фантастики. Среди отечественных "мэтров" в не конкуренции считал Стругацких, уважал Беляева, а посмотрев в юном возрасте "Приключения Алисы", как и тысячи других мальчиков "навеки" влюбился в девочку с голубыми глазами, после чего познакомился с творчеством Кира Булычева. Из зарубежных авторов зачитывался Азимовым, Кларком, Хайнлайном. В то же время так и не понял Бредберри - его по мнению многих "гениальное" "451 по фаренгейту" так и не дошло.
   Так вот, сидя на поросшем мхом валуне, Серов пытался представить, вспоминая прочитанные за жизнь фантастические произведения, что же могло с ним случиться. Спустя несколько минут раздумий все возможные варианты свелись к трем. Первый - он все еще на Земле, его просто перенесло в пространстве, если к данному способу путешествие применимо слово "просто". Из трех вариантов этот был наиболее оптимистичным и предполагал хоть и проблемы, но проблемы преодолимые.
   Вторая гипотеза заключалась в описанной еще доброй памяти Гербертом Уэллсом возможности путешествии во времени. Этот вариант был похуже - как возвращаться из прошлого было совершенно не понятно. С другой стороны в путешествии во времени все еще были свои плюсы - зная историю, и имея голову на плечах и в прошлом жить можно - жили же как-то наши предки.
   Оставался третий вариант - он попал в другой/параллельный/перпендикулярный мир или на другую планету, что, в общем, то одно и тоже. Не имея никаких даже самых примитивных знаний и месте нахождения, вляпаться в какие-нибудь неприятности было легче легкого. Задав себе вопрос - какие шансы были бы у человека, который бы попал таким образом в наш родной мир прожить долгую и спокойную жизнь - Серов невесело улыбнулся - шансов было не много. Откровенно говоря шансов было удручающе мало. Так вот этот третий вариант шел "с пометкой" - самая большая задница...
   Самый простой способ узнать, что же произошло это спросить. На роль своеобразного ответчика, за неимением других кандидатур, были назначены лежащие на траве бандиты. Однако, на самом деле, разговаривать в тот момент мог только один - второй перебывал в глубокой отключке. Приняв решение пообщаться с пленником, Серов встал с камня, и направился в его сторону. Внезапно, внимание на периферии зрения привлек какой-то черный предмет в нескольких метрах сбоку. Повернув голову капитан увидел, что это та самая сумка, с которой его пленник прыгал а серую аномалию. После секундного обсуждения с самим собой всех "за" и "против", он решил отложить допрос, и начать с обследования наличествующих вещей.
   Подтянув сумку к еще одному удобному для сидения камню, он открыл сумку и стал вытаскивать на свет ее содержимое. В сумке был совершенно невообразимый набор всякой всячины - на первый взгляд предметы были никоим образом не связаны между собой.
   Первым Серов вытащил большой ноутбук - тринадцати-дюймовое яблоко. Капитан в технике разбирался не так что бы очень хорошо, но не узнать всемирно известную эмблему надкушенного яблока - было бы уже слишком. В комплекте к ноутбуку шла зарядка.
   Под ноутбуком обнаружилась совершенно необыкновенная книга. Большая, толстая, в переплете из грубой кожи, по углам были накладки из потемневшего от времени серебра. Книга была замкнута на небольшой замок а на обложке красовалась серебряная же бляха в виде какого-то странного зверя. Зверь был Серову не знаком, но был похож на какого-то некрупного грызуна. Покрутив книгу и так и сяк и не найдя больше в ней ничего примечательного, он отложил ее к ноутбуку.
   Дальше из сумки показалась большая упаковка каких-то лекарств. Название на ней Серову ничего не говорило, хотя конечно нельзя назвать его специалистом в области фармакологии. Подивившись находке, капитан вскрыл коробку и тщательно перечитал прилагаемую инструкцию. Почему он остановил свое внимание на лекарствах - потому что был умным человеком и понимал, что от лекарств в определенный момент жизни может зависеть жизнь, а с собой по сути был только шприц-тюбик с противошоковым на случай ранения. Из инструкции Серов узнал, что в упаковке находится сильнейшей антибиотик и опять очень удивился - зачем кому-то может понадобится сразу несколько тысяч таблеток антибиотиков. Возможно, они собирались открыть антибиотиковую будку...
   После лекарств внимание привлекли несколько гранат накиданных в сумку. Гранаты оказались оборонительными Ф-1, что примечательно с уже вкрученными запалами. Увидев такое безобразие кадровый военный в четвертом поколении только поморщился - ну никакого понятии у людей о технике безопасности. Гранаты, после того как Серов вывернул запалы, отправились к остальным уже исследованным вещам. Кроме гранат в сумке из оружия оказался один ПМ и пара охотничьих ножей. Ножи, кстати, оказались великолепного качества, каждый из которых стоил больше тысячи мертвых американских президентов - на похожий нож альфовцы несколько лет назад сбрасывались начальнику отдела, так что примерную цену ножей Серов знал.
   Следующим он достал из сумки бинокль. Ему то капитан обрадовался даже больше чем гранатам и оружию - еще не известно, придется ли использовать оружие или от него может быть только проблемы. А вот хороший бинокль он завсегда в хозяйстве пригодится. А конкретно этот был хороший - штатовский Вангард 10х45. Что было отдельно очень приятно, это то что поскольку аппарат был явно из ценовой категории "премиум", он был влаго- и ударо- устойчивым. Нет, конечно, в качестве молотка его использовать не рекомендовалось, но простое падение со стола ничем биноклю не грозило. Интересным оказалось то, что бинокль выглядел явно новым - ни царапин, ни потертостей, ничего, что указывало бы на то что им пользовались. Ни о чем конкретно это не говорило, но капитан сделал в уме на всякий случай зарубку на будущее. Подумав, что надо будет потом осмотреться с использованием бинокля еще раз, Серов бережно отложил его в сторону и перешел к следующему предмету.
   Им оказалась не очень большая картонная коробка, под крышкой которой оказалось то, что резко выбивалось из списка предметов. Внутри оказалось несколько десятков пакетиков с семенами растений. Здесь были огурцы, помидоры, перец, кукуруза и морковь. Каждого вида было примерно по десять небольших пакетиков. Такая находка капитана очень удивила. Зачем кому-либо брать с собой среди оружия, медикаментов, денег семена самых обычных растений. Сами собой напрашивались выводы, и эти выводы не сулили ничего хорошего. Семена могли бы быть ОЧЕНЬ дорогими в тех местах, где про эти овощи ничего не знают. Так что версия о том, что он просто перенесся в пространстве в пределах планеты, трещала по швам. Мог ли он перенестись в прошлое? Могли ли семена понадобится в прошлом куда он попал согласно второй версии? Серов точно помнил, что помидоры и кукуруза - завезены из Америки. Про огурцы, морковь и перец он ничего вообще не помнил. Что ели наши предки пятьсот лет назад? Почему-то сразу вспомнилась репа, которая согласно народной присказки в пареном виде была чрезвычайно проста. Кроме репы, ничего на ус не шло - понятно, что сеяли рожь, пшеницу, еще вроде бы Серов где-то встречал упоминание про гречку на Руси. На этом мысли застопорились и он решил отложить вопрос на потом, точнее задать его впоследствии своим пленникам.
   На семенах содержимое большого отделения закончилось, однако похлопав по боковым карманам, Серов убедился в том, что на этом трофеи не заканчиваются. В правом кармане оказались патроны для автомата. Капитан прикинул на взгляд - не меньше цинка патронов насыпью а может даже больше, что отдельно приятно это были родные 5.45х39. Эта находка тоже очень обрадовала - теперь хоть было чем стрелять. Те не полных четыре магазина -сто патронов - было явно не достаточно. На самом деле, если патронов будет взять негде, то и тысячи и десяти тысяч будет мало, но тем не менее...
   Во втором боковом тоже оказались патроны. На этот раз пистолетные 9х18. "Ну просто Новый Год какой-то - подарки так и сыпятся", - подумал глядя на такое богатство Серов. Около двух тысяч патронов, подходящих и к имеющимся трофейным ПМам и к своему родному Стечкину, были действительно прекрасным подарком.
   Последним из сумки Серов добыл небольшой тряпичный кошелек на завязочках. Из-за своей неприметности и малых размеров, капитан обнаружил его только после того, как перевернул сумку и встряхнул. Подобрав кошель с земли, и развязав стягивающие тесемки, он заглянул внутрь и охнул - на дне кошелька поблескивали мелкие разноцветные камешки. Для того, что бы лучше разглядеть содержимое кошеля он вытряхнул часть себе в ладонь - и точно это оказались не очень крупные, но по виду хорошо обработанные рубины и изумруды. Посмотрев на такое дело, Серов смог только присвистнуть - у него на ладони лежало целое богатство.
   Подумав про богатство он неожиданно вспомнил про рюкзак с выкупом, где должна была быть охренительная куча золота. Он встал, оглянулся, и точно - в нескольких метрах от него из травы между камней притаился искомый предмет. Рюкзак сам был зеленого цвета и сливался с травой, поэтому и не был замечен ранее. Осмотрев его, капитан нашел тщательно замаскированный миниатюрный "жучек". В нем, с одной стороны, уже не было никакой надобности, ведь когда готовили выкуп, уже было принято решение освобождать заложников штурмом, с другой - кто-то решил перестраховаться, и прикрыть свою задницу на случай непредвиденной ситуации. Конечно, кто-то мог бы назвать это паранойей, но только не Серов. Он и по жизни был старался быть осторожным, и всегда продумывал запасные планы, а уж теперь...
   Осторожно, что бы не повредить он вытащил "жучек" и после секундного размышления отнес его на стену в надежде, что его найдут по сигналу маячка. Он все еще рассчитывал на то что находится в родном мире, пусть и не совсем там где хотелось бы.
   На этом, собственно, все "трофеи" и закончились. Почти все кроме одного.
   Прокручивая события того дня в голове, Серов вспомнил про тот самый каменный нож, из-за которого бандит замедлился на входе в аномалию и который стал косвенным виновником того, что он оказался черт знает где. Таких ножей он никогда еще не видел. Нож чем-то напоминал образцы, виденные когда-то в музее. Там были выставлены экспонаты доисторических людей, незнающих металла. С другой стороны было видно, что конкретно этот нож сделан с большим искусством. Очень удобная костяная рукоять заканчивалась небольшим упором и была очень удобна. По лезвию, если это слово применимо к каменному оружию, шли какие-то непонятные знаки. Проведя по ним пальцем, капитан почувствовал, что знаки вырезаны в камне, и сделано это чрезвычайно искусно, что явственно видно даже такому полному профану в этой области, как он.
   Налюбовавшись этим произведением искусства, капитан решил, наконец, перейти к допросу и получить ответ хотя бы на часть имеющихся вопросов. Допрашивать пленников стал по отдельности - так все же было больше шансов узнать правду. Первым, после небольшого раздумья, Серов принялся за здорового бандита. Оттащив его в сторону от раненного на двадцать метров и привалив спиной к стене, капитан перешел, собственно, к вопросам.
   - Имя?
   - Каргалита ранифка отради нэл, - хотя фраза была произнесена на незнакомом языке, последний идиот понял бы, что это ругательства. А пленник видимо сообразив, что его не до конца поняли добавил уже на русском, - грязный ублюдок.
   Ну что ж, а никто и не рассчитывал, что будет просто. Серов не говоря не слова зарядил с правой "поддых", после чего дав отдышаться повторил вотрос:
   - Имя?
   - Я ничего тебе не скажу, можешь сразу меня убить, - с довольно заметным акцентом и еще большим пафосом ответил допрашиваемый.
   - А кто тебе сказал, что я собираюсь тебя убивать? Нет, мне нужна только информация - потом можешь идти куда хочешь.
   В ответ пленник лишь покачал головой - то ли не верил, что отпустят, то ли не хотел говорить и на таких условиях.
   Нужно признать, что в этот момент Серов несколько растерялся - он до последнего надеялся, что ему не придется применять крайние меры. Он все-таки был спецназовцем а не палачом, и хотя им во время учебы читали краткий курс по спецдопросам, но одно дело знать, а другое - применить. Тяжело вздохнув, он достал нож и, проверив заточку, склонился над пленником.
   На самом деле в наши дни пытки уже почти не применяются. Их повсеместно заменили допросы с применением химических средств и, конечно, воспетый Голливудом пентатал натрия уже давно не является вершиной фармакологии. Идет время и каждый день появляются различные новые составы, все более эффективные, с меньшим количеством побочных влияний на организм. Однако нельзя сказать, что и древнее искусство пыток забыто совсем, ведь бывают моменты, когда под рукой нет препаратов, или когда допрос нужно провести максимально быстро, и нет времени ждать, пока эти самые препараты подействуют.
   Для успешного допроса вовсе не нужно жечь человека огнем, отрезать руки-ноги. В этом деле важно человека напугать, как можно быстрее сломать его психологически.
   Когда-то очень давно, во время учебы инструктор показывал им, еще молодым курсантам, на какие точки на теле человека нужно воздействовать, что бы сделать очень больно. Казалось эта информация так и осядет мертвым грузом, так и не найдя практического применения в жизни. Теперь же приходилось проверять - хорошо ли он выучил этот урок...
   Через пять минут все было кончено. Такой гордый по началу пленник, оказался на деле слабоват. От его криков очнулся даже второй, раненный, бандит. Теперь, после такого представления, спрашивать его будет на много проще...
   - И так, вернемся к нашим баранам, имя? - спросил в третий раз Серов, когда убедился, что клиент "спекся".
   - Арн, меня зовут Арн, - на этот раз пленный отвечал куда охотнее.
   - Где мы находимся Арн? Куда мы попали, пройдя через тот серый шар?
   - Мы находимся на Цере. Это... другой мир. Тот серый шар - это портал между мирами.
   - Ага... - только и смог произнести Серов. Хоть он и был морально почти готов к тому, что он находится в другом мире, но разница между готов и почти готов оказалась очень большая. Тем не менее он постарался как можно быстрее взять себя в руки и придать лицу невозмутимое выражение.
   - И что можно вот так просто проходить между мирами?
   - Нет, для этого нужен специальный артефакт и очень сложный ритуал.
   - Это тот ритуал, который вы проводили там в соборе? Да, и почему именно в соборе?
   - Очень хорошее место - место сосредоточения силы.
   - Какой силы? - не сразу понял Серов.
   - Магической силы - много веков в том месте молились своим богам люди - то есть отдавали энергию. В таких местах очень удобно делать проколы.
   - Проколы?
   - Ну прокалывать пространство - как у вас говорят телепортироваться, - с заметным усилием выговорил он последнее слово.
   - И как сложно вот так прокалывать пространство между мирами? - Вернулся Серов к волнующей его теме.
   - Очень сложно этим артефактом можно пользоваться не чаще чем раз несколько лет - он должен сам набрать магическую энергию из окружающего мира, а ее артефакту нужно очень много.
   - И где взять этот артефакт? - перешел к практическим вопросам Серов.
   - Эээ... это очень сложно... их очень мало, - как-то сразу сменил тон Арн, - но я могу помочь... в этом... деле.
   - Ага, - Серов сразу уловил изменения в голосе и после некоторого раздумья спросил, - а уж не является ли тот каменный нож этим самым редким артефактом?
   - Ээ нет, это... это просто нож для проведения ритуалов... э... ритуалов жертвоприношения, - пытался от вертеться пленник, но уже было понятно, что именно нож и является искомым артефактом.
   - Ну что ж, рас ты не хочешь говорить про высокие материи, перейдем к более насущным вопросам: вы выпали именно на эту точку не случайно - я нашел пентаграмму, значит, если вы не собирались прожить здесь оставшуюся жизнь, вы собирались отсюда как-то уходить. Меня интересует куда вы собирались двигаться и как?
   - Нас должны были встретить.
   - Когда, сколько человек? - совсем не обрадовался возможному приходу подкреплений к противнику Серов.
   - Не знаю... может два человека, может больше.- Арн опять попытался увильнуть от прямого ответа, но получив смачную оплеуху, и заверение в том, что его личный ад вполне может продолжиться ответил прямо, - должен встречать один одаренный и четыре-пять простых воинов.
   - Одаренный? - зацепился за не совсем понятное слово капитан.
   - Ну... в смысле маг.
   "Ну вот, час от часу не легче, теперь придется познакомиться с магией более плотно", - подумал Серов, а вслух произнес:
   - И как мага можно остановить или там... убить?
   - Напасть неожиданно, пока он не успел повесить на себя защиту.
   - В каком смысле "повесить защиту"?
   - Ну... с помощью магии. Во время боя маги выставляют магические экраны, что бы защитить себя от стрел, болтов и т. д. Но если напасть неожиданно, то он может не успеть, - более подробно пояснил Арн.
   Хотя нужно было выяснить еще много вопросов, Серов решил сделать перерыв в допросе. Нужно было обдумать ту информацию, которой он теперь располагал. В первую очередь нужно решить, что делать в ближайшее время. По этому поводу капитан видел два варианта: первый - по быстрому собраться и уйти, пока не прибыла "кавалерия". В этом плане положительным моментом было то, что не придется подвергать свою драгоценную шкурку опасности. Из минусов - неизвестно, когда эти самые деятели прибудут, очень не хотелось бы, что бы они появились внезапно. Да и хотелось бы скрыть свое появление в этом мире на как можно дольший срок. Отсюда вытекает второй вариант - подготовить небольшую уютную засадку, ликвидировать этот "комитет по встрече", а потом разжившись дополнительным имуществом тихо слинять. Опять же не известно, как тут со средствами связи и если, скажем, следующая группа, заинтересовавшись пропажей своих прибудет в это место через месяц - хрен, что они здесь по следам разберут.
   В общем, прокрутив эту мысль в голове и так и сяк, Серов перешел к действиям.
   Для начала собрал все вещи и перенес в дальнюю башню, где сложил их так, что бы их не было видно снаружи. Потом отвел туда обоих пленников, благо раненный более- менее был в состоянии передвигаться, хоть и не без чужой помощи. Напоследок Серов прошелся по дворику, собрал гильзы и вообще постарался по возможности скрыть следы своего здесь пребывания.
   Солнце к этому времени постепенно стало клониться к закату. Однако дела на этом не закончились - нужно еще было выбрать и подготовить место для засады. Собственно выбирать особо не пришлось - самым удобным местом были ворота крепости. На самом деле как раз ворот там и не было - одна створка покосилась и держалась на верхней петле и честном слове. Вторая и вовсе валялась на земле уже изрядно поросшая травой и мелким кустарником. В этом месте Серов устроил растяжку из одной Ф-1, подцепив ее в проходе на уровне колена. Сам, вооружившись своим АК-74М, засел в дальней от входа башни. Вертикальная бойница, которая выполняла роль своеобразного бруствера выходила внутрь крепости. Сначала Серов удивился такой конфигурации - ведь обороняются от штурмующих снаружи, а не изнутри, но потом догадался, что по задумке архитектора, если враги занимают стены и дворик, то башни превращаются в отдельные узлы обороны, что в общем-то не лишено здравого смысла.
   План засады был прост как три копейки: ждем, пока клиенты проходят ворота до щелчка капсуля гранаты. После чего открываем огонь на поражение - после взрыва гранаты делаем контроль. Можно было бы конечно придумать что-нибудь более изящное, но Серов, не зная ТТХ прибывающего мага, решил сделать ставку на надежность. Ели ему не хватит мощности его "карманной артиллерии", можно в любом случае вешаться, ну а если хватит... тут могут быть варианты.
   В любом случае теперь оставалось только ждать и надеяться, что встречающие опоздают не слишком сильно - сидеть в засаде одному, без напарника больше нескольких часов - то еще удовольствие.
  

***

  
   Кавалькада двигалась очень медленно. Скорость ограничивали уставшие за время дневного перехода лошади и повозка, которую командир группы взял с собой на всякий случай.
   Командиром гроссмейстер ордена назначил молодого и не очень перспективного мастера огня по имени Конир, который только недавно защитил свой "шедевр" и наконец вышел из ранга подмастерья.
   Конир, не был посвящен в детали исполняемой мастером Арном миссии, но со слов гроссмейстера знал, что она достаточно опасна и могут быть как раненные, так и убитые. Именно по этой причине, кроме семи заводных коней, Конир приказал взять эту долбанную повозку.
   Кроме мага в отряде было еще четверо простых воинов, среди которых выделялся высокий блондин с серьгой мастера меча. Глядя на этот без сомнения редкий и оттого почетный знак, Конир размышлял о том, кто в его отряде главная ударная сила. В поединке молодого мастера огня и мастера меча сам Конир поставил бы... пожалуй все же на мечника.
   Онц, тем временем постепенно склонялся к закату.
   - Малд, - обратился Конир к едущему впереди мастеру меча, - сколько нам еще ехать? Мы успеваем до ночи или придется рисковать поломать лошадям ноги?
   - Успеваем, - ответил Малд, чуть повернув голову, и добавил не без явно слышимой издевки, - если бы не эта... телега, мы были бы на месте уже как два часа.
   "Никакого уважения", - с горечью подумал Конир.
   Наконец в тусклом свете заходящего за горизонт Онца вдалеке показались развалины одной из многочисленных пограничных крепостей почившей в веках Великой Империи Людей.
   Когда-то тысячу лет назад, сотни таких небольших крепостей охраняли покой жителей империи от набегов степняков. Потом, уже после распада империи на отдельные государства, почти все крепости были брошены. Пожалуй, сейчас только на востоке Касского ханства, еще действует так называемая "восточная порубежная гряда".
   К самой крепости кавалькада подтянулась когда Онц уже окончательно спрятался за горизонтом, и на землю по-летнему быстро начала опускаться тьма. Большой проблемой стало то, что дорога не подходила близко к крепости и последние полкилометра пришлось двигаться по нетронутой степи, рискуя поломать лошадям ноги. Однако обошлось.
   Ворота понятное дело, по закону подлости оказались с дальней стороны. Так как стало уже совсем темно, Конир подвесил в метре над собой яркого светляка. При этом он услышал, как все также едущий впереди Малд проворчал себе под нос что-то типа: "Ну хоть какая-то от него польза". И опять Конир проглотил оскорбление, сделав, тем не менее у себя в памяти зарубку. Ничего прощать он не собирался.
   Въезд в крепость зарос кустарником, поэтому лошадей они оставили за стенами. Перед тем, как заходить Конир набросил на лошадей простенькое заклинание, отпугивающее диких животных, обезопасив себя, таким образом, от потери транспорта.
   Наконец они направились внутрь крепости. Казалось, теперь можно расслабится, но что-то не давало Кониру покоя. Что-то было не так. Бросив взгляд на все также шедшего в авангарде мечника, он увидел, что тот тоже что-то почувствовал и сразу как-то подобрался, движения стали более плавными. От Малда прямо таки повеяло опасностью.
   Внезапно, Конир понял, что его насторожило - по ту сторону стен, не было слышно движения, разговоров, казалось, что там никого нет.
   В отличие от двух предводителей отряда, простые войны, хоть и не были новичками, "мясом", на армейском сленге, ничего не почувствовали. Они довольно громко разговаривали, шутили, радовались окончанию пути и возможности нормально поесть.
   Вдруг в полутора метрах сбоку раздался негромкий хлопок. От неожиданности Конир аж подпрыгнул и на рефлексах кинул в ту сторону огненную стрелу. Но еще до того, как заклинание сорвалось с пальцев, маг понял, что там никого нет. В ту же секунду, опасностью повеяло спереди, Конир уже почти успел прошептать ключ-заклинание активации огненного щита, когда его тело начали рвать маленькие, но оттого не менее смертоносные кусочки металла.
  

***

   Наконец, ожидание подошло к концу. Когда солнце уже зашло за горизонт, и Серов думал, что придется устраиваться на ночь, из-за стены послышался шум и голоса. Он попытался разобрать, что именно говорят, но вскоре понял, что разговор идет на незнакомом ему языке.
   Тут ему в голову закралась нехорошая мысль, от которой капитан пришел в ужас. А что если здесь все говорят на незнакомых ему языках. Ну то есть он смог поговорить с пленниками только потому, что они специально готовились к посещению его мира, и кроме этих двоих русский никто не знает. Да и почему кто-то должен знать русский в другом мире? Как он будет выкручиваться поначалу. Понятно со временем он язык выучит, но для того, что бы это время получить, нужно как-то выжить, а без знания языка это будет сделать крайне проблематично.
   Эта мысль так захватила Серова, что он чуть не пропустил момент, когда в воротах замка показались люди. Сначала ему показалось, что у одного из прибывших в руке то ли факел, то ли лампа, но потом он понял, что это и есть та самая магия - в воздухе, игнорируя все законы физики, висел небольшой, но яркий шарик, освещавший все вокруг не хуже стоваттной лампочки.
   Однако удивляться времени не было. Да и, пожалуй, лимит на удивления в тот день был исчерпан полностью. Да что там день - при других обстоятельствах того количества всего нового и необычного, чего Серов узнал в тот день, хватило бы на целый год.
   Стараясь особо не светиться, капитан просунул дуло автомата в бойницу и замер. "Ну что, посмотрим, на что способны местные маги", - успел подумать он перед тем, как услышал хлопок капсуля. Все резко повернулись на звук, а с руки мага сорвался продолговатый огненный сгусток, который, попав на камни растекся по ним и еще некоторое время светился выказывая запредельную температуру.
   Все это капитан отмечал исключительно боковым зрением, его руки тем временем делали все сами. Направив ствол на мага, как самого опасного в группе, не дожидаясь, пока пройдут те самые четыре секунды, Серов нажал на спусковой крючок, отсекая короткую очередь в три-четыре патрона. Уже видя, что не промахнулся, он перевел ствол на высокого воина, следующего первым, и опять нажал на спуск. Однако случилось совершенно невероятное. Воин за мгновение до того, как в чреве автомата боек соприкоснулся с патроном, невероятным образом изогнулся, уйдя с линии выстрела. Однако это стоило ему потери равновесия, и он взмахнув руками упал на землю, почти полностью скрывшись за небольшим камнем, когда-то занимавшем место в стене.
   Увидев такое дело, Серов перевел прицел автомата в сторону трех остальных воинов, которые, похоже, еще не успели среагировать на нападение и просто стояли на месте. Но тратить на них драгоценные патроны не пришлось - в проходе хлопнуло и все три человека, вернее уже три тела повалились на землю.
   Казалось на этом бой и закончится, но тут воин, который лежал за камнем, резко вскочил и рвану к башне, в которой засел Серов. До башни ему нужно было пробежать около семидесяти метров, и нужно сказать бегать этот блондин умел. Однако и те девять секунд, которые ему были нужны, что бы преодолеть это расстояние - очень много.
   Заметив рывок, капитан дернул ствол и влет выпустил еще пять патронов, перечеркивая фигуру бегуна. Но и это не смогло его остановить - хотя Серов отчетливо видел, что попал, воин только дернулся, сбился с шага, и... побежал дальше. Не веря своим глазам, капитан выпустил еще одну очередь, которая на этот раз сбила воина с ног. Сбила, но не остановила.
   Пошатываясь, попытался подняться, и даже успел сделать шаг вперед, но... эта остановка позволила Серову прицелиться, и последним одиночным выстрелом он попал точно в лоб, заканчивая тем самым боевые действия.
   Не отрывая взгляда от прицела, Серов громко вдохнул: оказывается, все это время он не дышал; ну да, сколько там прошло времени: десять секунд, пятнадцать - вряд ли больше. Капитан медленно вытащил ствол автомата из бойницы, руки в то же время сами, как на сотнях тренировок поменяли магазин - ну и что, что все закончилось, магазин должен быть полным.
   Как обычно после "дела" руки слегка тряслись - сказывался избыток адреналина в крови. По лицу под шлемом ручейками стекал пот (от черной, скрывающей лицо маски капитан избавился еще днем - лицо теперь прятать стало особо то и не от кого).
   Нужно было спуститься вниз и сделать контроль. Как вдалбливали им в учебке, только контроль на войне может обеспечить надежный тыл. Проблема же была в том, что нужно было, что бы кто-то при этом прикрывал, ведь пока он спустится, потенциально живой враг мог успеть устроить какую-нибудь бяку... Тем не менее прикрывать было некому, а ждать у моря по морде - не с руки. Поэтому Серов как можно быстрее спустился вниз и огляделся - нет, вроде бы ничего не изменилось. Расходовать патроны в данной ситуации, он вполне обосновано посчитал ненужным расточительством, поэтому достал нож. Первым подошел к тому самому шустрому - он был очень качественно мертв, однако Серов педантично перерезал ему глотку. Как известно - лучше перебдеть, чем недобдеть.
   Маг тоже был мертв: три пули, две из которых в грудь - после этого обычно не выживают.
   А вот среди той троицы, которых накрыла "лимонка", оказался один живой. Тут оказалось, что добивать раненного - еще сложнее, чем пытать. Но, посоветовавшись с совестью, капитан убедил себя, что это сделать нужно - в любом случае ранение смертельное - осколок угодил в печень, и теперь из раны толчками выходила черная кровь. Нет, кровь была обычного - красного цвета, просто в темноте она казалась зловеще черной.
   После того, как Серов убедился, что все противники мертвы, он вдруг подумал, что кто-то мог остаться снаружи и, достав Стечкина, вышел "на разведку". Однако больше никого не было. За стенами стоял небольшой табун из чертовой дюжины лошадей, поодаль была видна какая-то то толи повозка толи телега - в гужевом транспорте капитан не разбирался.
   С трупами нужно было что-то делать, но что именно, было совершенно не понятно. Можно было трупы закопать или спрятать, но Серов трезво оценивал свои шансы сделать это качественно. Он опасался, что в будущем какие-нибудь следопыты найдут захоронение. По большому счету проблема имелась не в самом наличии трупов - судя по всему здесь что-то вроде средневековья - а в характере нанесенных ран. Учитывая то, что у солдат не было огнестрельного оружия, можно сделать вывод - порох в этом мире не изобрели, а, значит, обязательно заинтересуются оружием, которое наносит такие раны. Вывод, конечно, со всех сторон спорный, но за неимением большего...
   Становится вопрос - как можно спрятать имеющиеся тела так, что бы их не нашли? Можно сбросить в реку, привязав к камню, но этот, протекающий неподалеку, ручей слишком мелкий, а везти тела куда-то дальше - нет уж, увольте.
   Остается только один вариант, на первый взгляд, удовлетворяющий всем параметрам - сжечь все к едрене фене.
   Приняв решение, капитан взялся за работу - сначала собрал с трупов все ценное или что могло в будущем пригодиться. После этого вооружившись найденным среди трофеев топором, отправился в лес, откуда за несколько ходок натаскал большую кучу дров. Прикинув на вид - должно хватить, аккуратно сложил их "колодцем" прямо во дворе крепости. После окончания всех приготовлений, водрузил сверху тела и поджег костер. Однако, оказалось, что разжечь такую кучу дров не так уж легко. Обмозговав проблему, капитан вновь направился к сваленным в кучу трофеям. Покопавшись в них с пару минут, он наконец нашел искомое: большая кожаная фляга, заполненная неизвестной, но без сомнения "горючей" жидкостью.
   С такой подпиткой костер заполыхал уже веселее. Капитан не случайно торопился - он хотел покончить с костром до рассвета, боясь, что дым от такого большого костра может привлечь ненужное внимание. Но до рассвета полностью закончить не удалось, впрочем, к тому моменту, как местное светило начало подниматься из-за горизонта, костер уже догорал и почти не дымил.
   Вещи были уложены на телегу, туда же он определил пленников. Еще одной проблемой оказалось неумение ухаживать за лошадями. К счастью, когда-то очень давно, поддавшись на уговоры очередной пассии, капитан, точнее в то время еще лейтенант, взял несколько уроков верховой езды. Казалось бы за пять лет все полученные тогда знание должны были выветриться из головы - ан нет, кое что осталось. Промучившись с добрый час он все же смог впрячь одну из лошадей в телегу. Остальных он за поводья прицепил следом.
   Невыспавшийся, но, тем не менее, довольный объемом сделанных дел, Серов стал собираться в путь. Нужно было как можно быстрее уйти с этого места. Воизбежание так сказать... Куда направиться и что делать с языковой проблемаой - вот главные вопросы, которые терзали капитана.
   С одной стороны - нужно бы отсидеться в тихом месте - разобраться с пленниками, обдумать свои действия.
   С другой - у него накопилось огромное количество вещей, которые бросить жалко, но в то же время, которые камнем висят на шее.
   Так и не придя к конкретному решению, куда же направится, капитан выехал из замка на проселочную дорогу. Дорогу в новую жизнь.
  

Глава 3

   В дороге прошло три дня. Серов со своим небольшим караваном медленно но неуклонно двигался по грунтовой дороге на север, слегка забирая на восток, все ближе приближаясь к горной гряде.
   Во время непродолжительных стоянок, капитан продолжал допрашивать пленников. Оказалось, что они находятся на самом востоке человеческих земель - в месте, где соприкасаются гномьи горы, с так называемым "Закрытым королевством". А еще дальше на восток на другом берегу реки Кель начинались орочьи степи и тянулись на восток до самого края мира. По крайней мере, в этом были уверены пленники. Места эти, опять же по их заверению были опасные, и как это не парадоксально, оттого безопасные. Опасными их делали набеги орков, ищущих на человеческом берегу Кель наживы а также ее же ищущие банды разбойников-людей, промышляющих на границе Закрытого королевства и вольных баронств. Да и гномы из их пограничной стражи тоже были далеко не гимназистки.
   С другой стороны - такое количество опасностей сделала совершенно невозможной жизнь в этом крае. А после того, как местность совсем обезлюдела, грабить стало некого, соответственно и количество лихих людей (орков, гномов) сократилось до минимума. Таким вот парадоксальным образом эти места стали чуть ли не самыми безопасными во всей Ойкумене.
   За три прошедших дня Серов не встретил не одного человека. Тем не менее, это были пожалуй самые тяжелые дни в его жизни. Во всяком случае - в психологическом плане. Первые несколько часов в новом мире были слишком насыщены, что бы капитан успел что-либо осознать. А вот уже в дороге, когда появилось время просто подумать - на него, что называется "навалилось". Он вдруг осознал, что он попал в ДРУГОЙ МИР, что, возможно, никогда больше не вернется домой, не увидит близких, друзей, не вернется в свою квартиру, не пройдется по улицам родного города. Это было как удар по голове - еще секунду назад он сидел и думал о бушующем, о том, что делать дальше и вдруг, вдруг понял, осознал все то, что с ним произошло.
   Дело в том, что капитан, будучи подготовленным человеком, уже несколько лет считал, что для него нет таких ситуаций, из которых нет выхода - главное не терять голову и действовать, не ждать, пока птица счастья сама свалится в руки. Теперь же он с ужасом понял, что находится в полнейшей растерянности. Для того, что бы прийти в себя, ему понадобился целый день. Только к вечеру, начиная приходить в себя, Серов пришел к парадоксальному выводу - он приобрел больше, чем потерял.
   На четвертый день, проделав в общей сложности километров эдак сто пятьдесят, от того замка, куда его выбросил портал, караван свернул с дороги в лес и, пройдя еще с десяток километров, вышел на поляну.
   Здесь капитан собирался сделать остановку. Остановка была просто необходима - привести в порядок мысли, разобраться с трофеями, а главное - выбить из пленников как больше информации. Именно недостаток информации больше всего тревожил Серова. Оглашать всем в округе тот факт, что он, скажем так, "не от мира сего" капитан, понятное дело не собирался. При этом, что бы не выделяться, нужно было накопить определенный багаж знаний, которые в этом мире считались общеизвестными. Проколоться на какой-нибудь мелочи очень не хотелось.
   Перво-наперво нужно было решить вопрос знания языка. Самым простым способом изучить язык в этом странном, полным волшебства мире, было обратиться к магу-менталисту. За плату, в любом относительно большом городе можно было изучить три-четыре самых распространенных языка. Однако способ популярностью не пользовался. Причиной в данном случае оказалась непомерно высокая цена, которую требовали за такое магическое действие. Цена зачастую кусалась. Капитан тем не менее решил пойти по пути наименьшего сопротивления - не забивать голову языковой проблемой и при первой же возможности купить себе знание двух-трех самых используемых языков. Благо финансы позволяли.
   С финансами получилась вообще очень интересная штука. Оказывается в этом мире золото ценится на много выше, чем не Земле. Пораспрашивав пленников, Серов пришел к выводу, что такая ситуация сложилась из-за нехватки этого самого золота. Так за один килограмм золота можно было купить пятьдесят килограмм серебра. Таким образом, золото играло роль резерва, основным же платежным средством было именно серебро.
   Узнав такие подробности, капитан наскоро прикинул, двадцать золотых слитков у него в рюкзаке - это не просто большие деньги, это ОЧЕНЬ большие деньги. На них можно было бы купить в одном из человеческих государств графскую корону вместе с графством, осесть, жениться, нарожать детишек и стать основателем рода...
   Представив себя в окружении стайки спиногрызов, капитан аж передернулся - в прошлой жизни он был самым настоящим холостяком, очень далеким, от понимания семейных ценностей. В свой неполный тридцатник, Серов семьи не имел. И не имел по этому поводу комплексов.
   Жениться капитан так и не удосужился, хоть пару раз и был близок к пропасти. Но как говориться - не сложилось. Более того постоянной женщины он не имел, за что теперь был благодарен судьбе - горевать о нем в том мире было некому, и хоть по этому поводу можно было быть спокойным
   Из родственников Серов поддерживал отношения только с двумя сестричками-близняшками, которые хоть и были младше всего на три года, до сих пор воспринимались как нуждающиеся в покровительстве. Особенно это ощущение усилилось после смерти родителей. К дальним же родственникам, которых капитан и не видел ни разу или видел в глубоком детстве, он питал некую подозрительность. Было на его взгляд в этом что-то странное - поддерживать связь с абсолютно чужими людьми только на том основании, что они приходятся тебе кем-то.
   Второй проблемой после языка была легализация в этом мире. Нет, таких проблем как там "за кромкой" здесь не было. До паспортов, кредитных историй, страховок и т. д. в этом мире человеческая мысль еще не дошла. Взамен наружу вылезали другие: мир, в котором капитану предстояло прожить некоторое, судя по всему, весьма длительное время был полон различных сословных ограничений. Мало быть просто богатым, нужно еще иметь длинный шлейф именитых предков, которые самим фактом своего существования значительно облегчают жизнь, открывают многие двери.
   И вот это могло стать еще большей проблемой - если крестьян никто не считал и даже за людей не принимал - рождаются, умирают, кому какое дело, то дворяне все были на виду. Ни телевизора ни Интернета еще не изобрели, поэтому среди развлечений местной знати преобладали балы, охоты, турниры и прочие мероприятия, предполагающие живое человеческое общение.
   Ну и последняя глобальная проблема была сформулирована очень патетично - "что делать дальше". Ну то есть - раз судьба подкинула такой шанс - начать новую, богатую приключениями жизнь, было бы неправильно им не воспользоваться. А значит, нужно ставить себе цель и двигаться к ней.
   Тем временем капитан принялся обустраиваться на новом месте - понятное дело капитального строительства не намечалось, однако пару недель спать на голой земле тоже совсем не улыбалось.
   За пару Серов часов устроил небольшой, но удобный шалаш - не хоромы, но какая-никакая крыша над головой. После этого собрал хворост, разжег костер и принялся за готовку. Последние три дня он ел только вяленное мясо, сухари, сыр - именно эти продукты составляли основной рацион путешественника в этом мире, поэтому до ужаса хотелось съесть чего-нибудь горяченького. В дело пошли какие-то странные, неизвестные овощи, по рассказам пленников, что-то вроде аналога земного картофеля, остатки мяса и вообще все, что капитан посчитал годным к употреблению.
   Получившееся в итоге блюдо ни разу не тянуло на шедевр местной кулинарии. Впрочем, оно не тянуло на шедевр любой кулинарии, однако никого это не смутило - Серов в своей жизни, особенно во время различных тренировочных "выездов на природу", ел и не такую гадость, ну а пленников вообще никто и не спрашивал.
   Кстати о пленниках: эти двое оказались ценнейшими источниками информации как о мире в целом, так и конкретно о некоторых, особенно интересовавших капитана аспектах. Понятное дело, что основным таким интересующим моментом была магия. Особенно ее прикладные возможности.
   Оказалось, что магия может многое, но она далеко не всесильна. Тушить и зажигать звезды, создавать горы и высушивать океаны, местные маги еще не научились. Однако они могли многое такое, что человеку из двадцать первого века и не снилось. Размышляя на эту тему, Серов никак не мог решить, что "круче" - технологии или магия, придя, в конце концов, к выводу, что если бы их соединить, получилось бы вообще что-то невообразимое.
   В ходе очередного допроса выяснилось, что Арн или как его называл блондин-Лен - мастер, является достаточно сильным магом. Когда Серов это услышал, то поначалу впал в легкий ступор. Если пленник маг - почему он так просто дал себя избить, потом связать и уже несколько дней не использует свою силу, что бы освободилось. Но все было не так просто. Арн был мастером ритуальной магии, и если бы ему дали его книгу, нужные компоненты и два-три часа времени - тогда, да, он бы всех стер, к чертовой матери, в порошок. А так, будучи ограниченным во всех трех вышеперечисленных нуждах, он мало отличался от обычного человека.
   Следующая неделя прошла достаточно скучно для стороннего наблюдателя. Никаких значимых событий не происходило. Каждый день капитан вставал с рассветом, делал свой утренний комплекс, готовил еду - благо продуктов было достаточно - а все остальное время посвящал общению. Уделял внимание самым разным мелочам, расспрашивал про географию, историю нового для себя мира, о жизни крестьян, ремесленников, солдат, аристократов, магов, правителей. Расспрашивал обо всем, что может пригодиться и иногда о том, что пригодиться, в общем, то не может.
   Время шло и назревало решение двигаться дальше, ведь нельзя всю жизнь просидеть в лесах аки партизан. И с этим вставала другая проблема - что делать с пленниками...
  

***

   Ург-орх бежал так, как еще никогда не бегал в своей жизни. Деревья мелькали то справа то слева, но совсем не окружающим пейзажем была занята голова опытного воина. Даже сейчас, спустя два с половиной часа этой бешеной погони, он не переставал думать, думать, как спастись самому и спасти воинов рода.
   А ведь сначала все шло хорошо - старейшины, наконец, оценили его опыт и доверили ему возглавить очередной набег на земли белокожих. Отряд из тридцати воинов, среди которых было только семь новиков, благополучно переправились через Кель и за пять оборотов Онца, не встретив и одного вооруженного белокожего, добрались до населенной местности.
   Когда опытные воины его отряда спросили Ург-орха, зачем он повел их так далеко на север, ведь там не живут белокожие и соответственно, нет добычи, Ург-орх только рассмеялся:
   - Белокожие живут и там, просто на два-три оборота Онца дальше за Кель. Но они уже привыкли, что мы, воины великой степи, не заходим к ним в гости и расслабились. Мы придем и нападем на них так неожиданно, как ирукх на свою жертву у водопоя. И никто не успеет даже подумать о сопротивлении нам.
   - Но, Ург-орх, главное не забрать, главное удержать, - отвечали ему воины, - оттуда слишком долго двигаться обратно, тем более мы будем нагружены добычей. Нас догонят эти вакарш на лошадях.
   - Я продумал наше возвращение назад, - самодовольно усмехнулся новоизбранный походный вождь, - мы уйдем севернее, в сторону гор длиннобородых, там выйдем на старую дорогу, и повернем на юг. Дорогой уже много десятилетий никто не пользуется, и на ней будет намного проще спрятать следы. По дороге сделаем три перехода и только потом рванем на восток к Каль и домой.
   Даже опытные воины рода согласились, что план мудр, окончательно признали право Ург-орха командовать ими...
   Однако все пошло не так, как задумывалось. Если бы Ург-орх изучал военное искусство не земле, то он без сомнения знал бы, что "ни один план не переживает встречи с противником", однако он не изучал его не только на земле, но и здесь, поэтому такое открытие стало для него неожиданностью.
   Первое поселение, которое они встретили на пути было большим поселком, в котором обитало не меньше полутысячи белокожих. Оно было обнесено высоким частоколом а на стенах дежурили лучники - как видно здесь бледнокожие расслабились не так сильно, как того ждал Ург-орх. Эта добыча была явно не по зубам его небольшому отряду. Поэтому пришлось углубиться еще дальше на запад углубляясь в человеческие земли.
   Вскоре они нашли себе добычу по зубам. Это была не большая деревенька на пятнадцать подворий, где не могло проживать больше ста- ста пятидесяти белокожих. Это было то что нужно, даже довольно высокий частокол из толстых, обмазанных глиной бревен, не мог считаться в таком деле помехой.
   И действительно все прошло гладко - белокожие совсем не ожидали нападения и были застигнуты врасплох, и тем не менее оказали ожесточенное сопротивление. В ту ночь клинки славных воинов рода Орх-Анг вдоволь напились сладкой крови. Потери были минимальные - погибли двое из пяти новиков, хотя каких новиков, теперь после первого своего настоящего дела, они стали полноправными воинами рода. По возвращении их ждало посвящение во взрослую жизнь и выбор жены.
   Оставалось только вернуться, ну и не потерять богатую добычу. А добыча была не просто богатой - кроме дорогих в степи изделий из металла и дерева, воины смогли схватить живыми около тридцати белокожих, а это воистину роскошная добыча. Но и не это было жемчужиной, нет не жемчужиной - бриллиантом, добычей всех добыч. Воины сумели взять живым мага и не простого мага - перепоясанного красным кушаком. Имперский огневик.
   Много сотен лет назад империя белокожих обратила свой взгляд за реку Кель на просторы Великой Степи. И тогда десятки и сотни таких вот перепоясанных красными кушаками магов имперской гильдии принесли с собой Огненный Ужас, в котором сгинули многие прославленные роды, кланы, племена, а простых воинов степи сгинувших в огне никто и не пытался считать.
   С тех пор прошло очень много времени - давно покоятся в земле останки внуков и правнуков живых свидетелей, распалась империя а с ней и имперская гильдия магов, но память, нет не память а Память о тех событиях жива и поныне. И поныне по вечерам у родового костра, слушая рассказы старейшин о тех событиях, сжимаются кулаки будущих воинов степи, пытаясь нащупать на поясе не полученное еще оружие и в еще детские сердца приходит ненависть к тем, кто принес столько горя их народу.
   А мага удалось взять в плен только благодаря огромной удаче. Он был пьян и спал мертвецким сном. Видно, Боги благоволили сынам степи, ведь будь маг трезв, возможно никто из нападающих больше никогда бы не вернулся домой.
   Вот почему именно взятого в плен мага Ург-орх небезосновательно посчитал главной добычей. Когда принесенный им пленник будет принесен в жертву на ежегодном курултае - их род возвысится, а его Ург-орха может быть назначат быть вождем большого набега земли белолицых.
   Именно такие мысли поначалу вертелись в голове походного вождя. Он уже видел, как совет вождей набрасывает ему на плечи накидку из шкуры ирукха, символизирующую верховную военную власть в походе.
   Но, как уже говорилось выше, в определенный момент запас удачи исчерпался. Как видно, кто-то все же сумел улизнуть из села: хоть Урк-орх и расставил несколько воинов вокруг частокола, что бы они ловили таких беглецов, их все же было слишком мало для полной блокады села. Таким образом о нападении узнал местный землевладелец, который сразу же бросился в погоню - терять свое имущество понятно дело не нравится никому.
   Когда Ург-орх понял, что просто так ему уйти не дадут, он принял волевое решение - бросить всю добычу, которая замедляла движение отряда. С болью в сердце воины оставляли уже ставшее практически своим, имущество, забирая с собой лишь то, что можно унести не себе. В число забираемого с собой, понятное дело, вошел и, перевязанный по рукам и ногам, маг.
   Но и это не помогло. Хотя обычно, белокожие предпочитали не испытывать судьбу и не загонять пришедших из-за реки орков в угол. Ведь и загнанная в угол крыса может больно укусить кошку. Как видно на этот раз они сильно прищемили белокожим хвост... Погоня приближалась. Угр-орх не видел, преследующих его белокожих, но интуиция опытного воина подсказывала ему, что они все ближе. Он прямо таки кожей ощущал, как сокращается отведенное ему время.
   И вот теперь, мчась среди многовековых исполинов, Ург-орх принимал самое важное в жизни решение - нужно было остановиться и встретить преследователей грудью, умереть достойно, не опозорив имя воина степи. Но оставался пленник, которого нужно было, во что бы то не стало доставить старейшинам, ведь они доверили командовать воинами именно ему, а, значит, именно он в ответе за все что случилось.
   Приняв решение Ург-орх не торопился останавливаться. Умирать нужно тоже с умом, а значит продать свои жизни как можно дороже. Нужно было найти место, где удобно организовать засаду.
   Наконец, еще через полчаса он остановился, вскинув правую руку и прорычав команду во всю мощь измученных безумной гонкой легких. Место было удачное - звериная тропа, по которой передвигался отряд втянулась в небольшой овраг. При чем склоны оврага были песчаными, не покрытыми никакой растительностью. В то же время на вершинах рос густой кустарник, в котором можно было скрыть отряд в несколько раз больший.
   - Мы остаемся и принимаем бой, - объявил вождь собравшимся вокруг него воинам, - уйти нам не дадут.
   Реакция на эти слова оказалась разная. Опытные воины, не раз ходившие в набеги и смотревшие в глаза смерти, довольно заворчали - погибнуть в бою почетная смерть для любого воина степи. Уж точно лучшая, чем дома на лежанке немощным стариком, который и меч в руку взять не может. Молодые же, еще не научившиеся так философски смотреть на жизнь, явственно побледнели - сложно смириться, что скоро ты умрешь. Тем не менее, никто не проявил своего страха, ведь для воина степи, бесчестие хуже смерти.
   Оглядев еще раз свое маленькое войско, Ург-орх продолжил:
   - Но мы не можем умереть здесь все - кто-то должен принести домой печальную весть - пусть наши жены надевают на голову венки вдов. Но и это не главное. Главное донести нашего пленника старейшинам и тогда наши имена прославятся, нас будут помнить, - он пытался понять, всматриваясь в лица, кто способен выполнить это задание, - кто возьмет на себя ответственность?
   Никто не ответил, впрочем Ург-орх и не ждал, что кто-то вызовется. Все ждали слова командира. И он не заставил себя ждать.
   - Пойдет Гураг-орх, - принял решение командир отряда, выбрав достаточно опытного и умелого воина, который, будучи еще по-оркским меркам молодым мужчиной, имел хорошие шансы уйти от погони, если таковая будет, - Гураг-орх отойдем, нужно поговорить. Остальные: вы семеро - правый холм, вы семеро - левый холм, остальные - на выходе из оврага в кустах складываете завал из веток, прячетесь за ним, - и, увидев, что все не торопятся выполнять приказ, рыкнул, - быстро!
   Отойдя в сторону, Ург-орх обратился к выбранному им воину:
   - Уходи как можно быстрее. Мы постараемся задержать погоню на столько времени, сколько получится. Пока будет жив хоть один из нас - белокожие не пройдут. Я надеюсь, что они не найдут твоих следов, и решат, что мы легли здесь все. Но если поймешь, что за тобой гонятся опять - попытайся затаиться. Белокожие на лошадях, на своих двоих да еще с пленником... в скорости ты с ними тягаться не сможешь все равно. Теперь по поводу маршрута - уходи на северо-восток. Они, надеюсь, не догадаются, что ты сменил направление. И помни: теперь от тебя зависит величие нашего рода. Не посрами гордое имя воина великой степи! - Пафосно за закончил свою маленькую речь Ург-орх.
   В ответ Гураг-орх только кивнул в знак того, что все понял, после чего развернулся и подхватив с земли пленника скрылся в глубине леса.

***

   Сер Рейнер, вольный барон Шетинский был в ярости. Одну из его деревень разорили эти грязные орки пришедшие из-за реки. Все началось с того, что незадолго до рассвета в замок прибежал изможденный паренек с вестью о том, что на его деревню напали орки. Сначала ему не поверили - обычно эти бестии не забираются так далеко за реку. Тем не менее барон Шетинский был хорошим правителем. Он быстро поднял свою дружину - три однощитовых рыцаря с оруженосцами, три десятка простых воинов, которые, тем не менее, имели кольчугу, щит, меч и копье, и два десятка конных лучников.
   За какие-то несколько десятков минут они домчались до деревеньки, и действительно - от еще недавно крепкой крестьянской общины остались лишь воспоминания. Среди обугленных домов то тут то там валялись тела крестьян.
   Не откладывая дело в долгий ящик, барон приказал обыскать все вокруг, но найти след. Собственно говоря сделать это было не сложно: тридцать орков и еще столько же пленников да еще нагруженные все добром, оставляли четкий след, уходящий почему-то на северо-восток, хотя самый прямой путь был строго на восток - в сторону реки.
   Через несколько часов след вывел погоню на старый тракт соединяющий портовой Амнор и столицу гномов. Тракт хоть и был почти заброшен, но весьма не плохо сохранился. Большие обтесанные валуны, которые имперские инженеры использовали на строительстве дорог неплохо противостояли напору времени и дорога выглядела так как будто за ней постоянно кто-то присматривал. Казалось, сейчас из-за поворота выкатится очередной караван, направляющийся к гномам с продуктами или обратно с ценными мечами и кольчугами.
   Все это было прекрасно, и навевало мысли о силе империи людей, но конкретно в этот раз играло против людей. На голом камне было намного сложнее отследить следы, и если в лесу все было понятно, то теперь нужно было выбирать - в какую сторону двигаться: на юг или на север.
   Барон принял решение остановиться и выслать в обе стороны легкоконных разведчиков, в любом случае нужно было дать отдых лошадям, несущим на себе, закованных в броню воинов.
   Спустя четыре часа разведчики вернулись - оказалось, что орки таки двинулись на юг. Дальше по дороге следы были видны более отчетливо. После этого погоня возобновилась.
   Люди загоняли коней, стараясь настичь беглецов. Внезапно на дороге появилось неожиданное препятствие. Это были люди, захваченные орками в деревне. Они медленно брели по дороге, неся с собой кое-какие пожитки. Пришлось опять остановить погоню - нужно было расспросить людей - информация о противнике никогда не бывает лишней - и выделить им в сопровождение охрану.
   Разобравшись с этим делом и отправив с людьми полтора десятка конных лучников, сер Рейнер приказал продолжить погоню. На самом деле можно было бы вернуться назад, ведь все свое имущество он уже вернул, а гоняться по лесам за орками - дело весьма опасное. Однако он здраво рассудил, что обязательно необходимо показать этим тварям, что им нет хода на его земли, потому что иначе орки будут все время возвращаться.
   Погоня чуть не потеряла след еще раз, когда орки неожиданно свернули в лес, пройдя в зарослях по неширокой звериной тропе. Группа проскакала далеко вперед, когда следопыты доложили, что потеряли след, а орки свернули где-то раньше. На все ушло еще часа три. У места, где орки свернули в лес, всадникам пришлось спешиться, потому что проехать там на лошади не было никакой возможности. Правда через несколько сот метров, кусты расступились, что позволило им опять оседлать лошадей.
   В какой-то момент к барону подъехал Гил - лучший во всем баронстве следопыт - и сказал, что они отстают всего на четверть часа. Но барон уже и сам это знал. Нет, он не читал следы, зато имел развившийся за годы "нюх" и чувствовал добычу, чувствовал, что скоро ее настигнет.
   Тропа еще чуть расширилась и втянулась в неглубокий овражек. Внезапно со всех сторон раздались орочьи боевые кличи и посыпались стрелы.
   "Засада", - успел подумать барон, и это была последняя осознанная мысль, потом же все, как говорится, завертелось.
   Первыми же стрелами под бароном была убита лошадь. После этого он полностью потерял контроль над творящимся вокруг. К счастью, он успел вытащить ногу из стремени, и это спасло ему жизнь. Но на этом его везение кончилось, потому что в следующую секунду по шлему громко звякнуло - очередная стрела хоть и не смогла пробить добротный шлем, но тем не менее на несколько секунд "выключила" Рейнера. Когда он осознал себя, первое, что он увидел, был здоровенный орк с браслетом походного вождя на плече, который большими скачками набегал на него, занеся для удара клинок. В отличии от затуманенного разума, тело среагировало достаточно быстро, мягко уведя всторону по плоскости меча казавшийся уже смертельным удар. Барон еще успел увидеть в глазах орка удивление, но и он был слишком опытным воином - а браслет походного вождя кому-попало не дадут - и спустя мгновение атаковал опять. Теперь уже подвело и тело: острая боль пронзила правое, не прикрытое щитом бедро и сознание начало гаснуть.
   Сер Рейнер уже не мог видеть, как его хорошо-обученные и вооруженные воины добивают последних орков, как старший из рыцарей принял на себя командование и оставив похоронную команду бросился назад в замок - барон был плох и его нужно было как можно быстрее отвезти к лекарю. На поляне хоронить товарищей остались с десяток воинов: кроме двадцати пяти тел орков, котрых никто хоронить не собирался, на поляне лежали две дюжины людей. Еще четверых, среди которых был барон, в тяжелом состоянии увезли на растянутых между лошадями плащах - их судьбу Боги еще не решили.
   Во всей этой кутерьме никто, понятное дело не стал искать одинокого орка, уходящего на восток с ценной добычей.
  

***

  
   Гураг-орг продолжал свой, прерванный было, бег. Только теперь он бежал в одиночестве. Точнее, если помнить про пленника не совсем в одиночестве, но... Убегать стало еще труднее. Не только и не столько физически - орки вообще выносливы от природы, а тренированные воины особенно, да и пленник не отличался габаритами, был худ и не очень высок - сколько психологически. На плечи сильнее доспехов и добычи давил груз ответственности. Гураг-орг действительно был опытным воином, но только воином. Ему еще бы много лет не доверили водить набеги. И теперь он был в растерянности: его душа рвалась обратно - туда, где белокожие убивают его родичей, но чувство долга толкало его вперед, ибо долг превыше всего.
   Именно такими мыслями была занята голова воина, ставшего водночасье курьером. Он летел вперед, напрягая все силы - нужно было оторваться от возможной погони как можно дальше. Ведь если он не выполнит задание, то получается, что смерти его родичей были напрасны.
   Внезапно, проломившись через очередные кусты, Гураг-орх вылетел на поляну. Все бы ничего - обычная поляна посреди леса, каких немало - но недалеко от него стояли два белокожих, одетых в черные балахоны.
   - Обошли, маги, - успел подумать Гураг-орх перед тем, как, повинуясь рефлексам рванул вперед.
   Назад бежать смысла не было - от заклинаний особо не побегаешь - а вот вперед... Если оба мага замешкаются хоть на пару секунд, хоть на одну - он успеет нашинковать их клинком в орочий клёц.
   И действительно - оба владельца черных балахонов не успели ничего сделать: Гураг-орх молниеносно приблизился и двумя движениями отправил магов к праотцам. Только после этого он остановился и огляделся - на поляне кроме этих двух белокожих присутствовал еще один. Это был высокий, ростом выше среднего орка на голову, мужчина, одетый в странную черную одежду, смутно напоминающую доспехи. Он был настолько ошарашен внезапным появлением воина степи на поляне, что и не думал ничего предпринимать, хотя у его ноги в землю был воткнут меч. При виде меча глаза орка загорелись - даже на первый взгляд было видно, что это гномья "дымчатая" сталь. Такие мечи гномы продавали за два по весу в золоте. Это была царская добыча.
   В голове Гураг-орх промелькнула мысль, что и воин может быть под стать мечу, но он тут же отбросил ее - белокожий никак не тянул на мастера меча - не те движения, стойка, да и реакция на появления воина степи на поляне не соответствует. Если бы белокожий носил в ухе серьгу мастера меча, то он, Гураг-орх, уже лежал бы мертвый. Так что... скорее всего украл.
   Ехидно ухмыляясь, орк сбросил в траву своего пленника - тот издал приглушенный кляпом стон - и неторопясь направился к третьему белокожему. Неожиданно тот вышел из ступора. Резко дернулся и одним плавным движением выхватил какой-то предмет из держателя на бедре. Гураг-орх почуял неладное и дернулся вперед... но опоздал. Раздались громкие хлопки и свет потух.
  

***

   Когда на поляне появился этот серокожий, Серов на несколько секунд впал вступор. Нет, он уже знал, что в этом мире есть кроме людей еще и другие виды разумных. Но одно дело знать, а другое - увидеть собственными глазами.
   Пока капитан приходил всебя, выскочивший на поляну орк успел зарубить обоих пленников. Они были постоянно пристегнуты друг к другу наручниками, так что не могли не то что убежать, а хоть попытаться увернуться. Как назло именно за несколько минут до этого они попросились отойти "доветру", и так неудачно попали под руку орку. С другой стороны - удачно. Они все равно были уже отработанным материалом, а отпускать их капитан не планировал. Большей глупости и придумать было бы нельзя. Так что серый избавил его от необходимости пачкаться. Хотя... все же рановато. Из них можно было вытащить еще гору информации.
   Тем временем, орк, нехорошо ухмыляясь, не торопясь, направился уже в сторону Серова. Непосредственная опасность наконец вывела его из ступора, и он, выхватив из кобуры на бедре Стечкин, всадил в серого несколько пуль. При чем перед самым выстрелом орк ускорился - видно что-то почувствовал - но ему это не помогло. Несмотря на крайне хреновое останавливающее действие используемых патронов, на четвертой пуле орк таки свалился.
   "Дааа...", - подумал капитан, разглядывая труп, - "если на каждого такого здоровяка тратить по четверть магазина, то никаких патронов не хватит, а взять их больше неоткуда. Нужно переходить на более доступное местное вооружение".
   Он бросил взгляд на воткнутый в землю трофейный клинок. Это был полутораручный бастард, с простой гардой и ухватистым навершием. Казалось меч как меч, вот только им пользовался тот, самый шустрый из разрушенного замка. Арн, увидев этот меч, хоть и был далек от холодного оружия, признал в нем гномью работу, и посоветовал взять себе. Серов как раз пытался, если не тренироваться с новым для себя оружием - он просто не знал, как это делается - то хотя бы просто привыкнуть к нему. Привыкнуть, откровенно говоря, было нелегко. Меч длиной чуть больше метра и весом в полтора кило, все же очень отлечается от того холодного оружия, которым он пользовался в прошлой жизни. Тем не менее, капитан не отчаивался - на Земле он неплохо владел ножом и считал, что тот опыт может ему пригодится. В таком деле главное найти хорошего учителя, а там... нет, гениальным фехтовальщиком он, конечно, не станет, но постоять за себя сможет.
   Теперь сидя над еще теплым трупом, Серов думал, что делать дальше. Оставаться на этом месте смысла уже не было - посреди леса он больше никакой информации не раздобудет. Так что нужно было двигать в более обжитые районы. Вот только куда? Самым разумным будет двигаться по тракту на север. Именно на севере лежало ближайшее более-менее цивилизованное человеческое государство. На карте, найденной у командира черных, эта местность была отмечена как "королевство Игел". Впрочем, несмотря на то, что карта была еще та (наибольшее внимание составитель уделял не условным обозначениям, дающим привязку к местности, а различным рисункам сказочных существ, живущих "по краям" карты, а что такое координатная сетка в этом мире похоже не знали вообще), не доверять ей резонов не было. Ближайшим крупным городом был такой себе Анор. Город, судя по карте, находился в предгорьях и жил за счет торговли с гномами. Он обозначался на карте как сравнительно большой, а значит, были все шансы на то, что там Серов найдет мага, который обучит его языку.
   Приняв такое решение, капитан принялся собираться в дорогу. Казалось бы - что собирать, когда все изначально уже собрано и лежит на телеге. Но нет, вещам, как известно, свойственно расползаться, и теперь Серов бегал по поляне как ужаленный, постоянно вспоминая, что "вот под тем пеньком забыл забрать топор".
   По началу, капитан не обращал внимания, на странный сверток, который притащил с собой орк. Не то что бы ему было чуждо любопытство - просто сразу навалилось столько дел, а времени лишнего как обычно не было. Однако, когда упомянутый сверток начал подавать признаки жизни, Серов решил, что все же был не прав оставляя это дело на потом.
   Казалось бы первая и самая естественная реакция нормального человека в таком случае - освободить пленника, но капитан уже начал обживаться в этом суровом мире. За последние две недели его слишком часто пытались убить, а это волей-неволей прививает определенную осторожность. Иногда осторожность даже перерастает в настоящую параною.
   Прежде чем развязывать пленника, Серов убедился вначале, что это человек - выяснять отношения с разумными другого вида пока не хотелось - потом, что у него нет оружия. И только после этого начал его развязывать. Перво-наперво избавился от кляпа - несмотря на незнания языка, капитан успел выучить несколько десятков слов и пару-тройку словесных конструкций, так что надеялся, что худо-бедно объясниться сможет.
   Но не смог - пленник был в глубокой отключке - ни похлопывания по лицу ни обливания водой ничего не дали. Толи он ударился головой, когда его сбросил с плеча орк, толи еще раньше, но привести его в чувство на месте не получилось.
   Почесав в задумчивости затылок, Серов решил, что бросать человека без сознания одного в лесу - не дело, разгреб вещи, сложенные на телеге, так что бы можно было положить человека и осторожно, стараясь не тревожить, уложил туда тело.
   Оглядев поляну в последний раз - не забыл ли чего - капитан взобрался на козлы и опять отправился в путь.
  

Глава 4

   Ариен ан-Дейрен приходил в себя очень мучительно. Так плохо ему не было со времен первой попытки сдать экзамен на ранг подмастерья. Тогда магистр ан-Шаберг приложил его так, что несостоявшийся подмастерье провалялся в лазарете целую седмицу, несмотря на помощь целителей.
   Теперь же Ариен лежал на чем-то трясущемся - скорее всего какой-то повозке - и пытался "собрать глаза в кучу". Это получалось с трудом.
   "Что же произошло", - события последних дней были как в тумане. Последнее, что он помнил четко - он приехал в ту дуратскую деревеньку в пограничье, и там как раз отмечали конец посевной. Праздник был в самом разгаре и не присоединиться, не было никакой возможности. Дальше все шло какими-то урывками. Сначала вспоминаются кадры попойки - та деревенская наливка (и на чем они ее только гонят) оказалась очень коварной: пьется как сок, и поначалу абсолютно не чувствуется. А потом бац! И выключаешься напрочь.
   Потом в голове мелькают картины с орками - хотя при чем здесь орки? И вот теперь он очнулся, найдя себя лежащем в повозке и едущим в неизвестность - очень весело! Однако нужно было решать проблемы по мере их поступления - для начала нужно было убедится, что все в порядке с собственным организмом.
   Ариен ан-Дейрен хоть и был магом огненной стихии, в целительстве имел определенные познания: как все остальные ученики академии, он два семестра отходил на занятия по этому виду магии, после чего сдал его на "хорошо". Так что он вполне мог не только различить простейшие травмы, без которых боевику никуда, но и, если не вылечить себя, то помочь своему организму в этом деле - точно.
   Ариен все также с закрытыми глазами сконцентрировался, что далось ему совсем нелегко, перешел на внутреннее зрение.
   "Да... крепко меня приложили", - осматривая покореженные энергетические потоки в области головы, подумал он, - "так я еще не скоро встану на ноги. Сотрясение мозга не иначе". Придя к такому выводу - Ариен принялся выравнивать и соединять потоки, нарушенные травмой. Ему все же далекому от целительства (а принцип сдал-забыл, что интересно, характерен не только для земных студентов) процесс самолечения давался с трудом.
   Тем не менее он справился хоть и потратил на это все силы. Уже засыпая он подумал о том, кто и куда его везет. "А ладно", - "махнул" метафизической рукой маг, - "сразу не убили, везут не связанного - глядишь, ничего страшного не случится, если я посплю еще немного".
  

***

   Дорога тянулась чрезвычайно медленно. Привыкший к совершенно другим скоростям, Серов откровенно скучал. Иных развлечений, кроме наблюдений за проплывающими мимо пейзажами не было. Казалось бы, что такое двести-двести пятьдесят километров? В наше время - прыгнул в машину, два часа по неплохой дороге и на месте. В этом мире все было по-другому. Капитан столкнулся с необходимостью привыкать к другому темпу передвижений, темпу жизни. Теперь двести пятьдесят километров - пять дней пути.
   Передвигаясь на север, Серов стал потихоньку въезжать в населенные области. По левую сторону от дороги появились поля, засеянные какими-то злаками. Какими именно, капитан сказать не мог - он и в прошлой жизни, будучи сугубо городским человеком, под страхом смертной казни не отличил бы пшеницу от ячменя и овес ото ржи. Что интересно - по правую от дороги сторону, полей не было. Вместо них росли плодовые деревья. Сейчас - в конце весны - деревья были усыпаны цветами. Зрелище для привыкшего к городским джунглям Серова просто фантастически красивое.
   Дорога, нужно сказать, была великолепной. Широкая - метров на вскидку шесть в ширину, выложенная крупным обтесанным камнем она протянулась с юга на север на многие километры. Было видно, что к строительству приложили не только силу но и голову. Полотно дороги лежало на невысокой насыпи, и было слегка изогнутым для лучшего стока воды. По бокам дороги были вырыты небольшие дренажные каналы для отвода сточной воды.
   В то же время было видно, что дорога практически заброшена - то тут то там виднелись выщерблины в полотне, каналы плотно заросли кустарником, а насыпь потихоньку размывалась. Творение древних строителей без своевременного ремонта сдавало свои позиции природе. С другой стороны было понятно, что до полного разрушения дороги пройдет еще много-много лет.
   "Вон некоторыми Римскими дорогами, которым уже две тысячи лет пользуются до сих пор", - нашел капитан подходящую аналогию из своего мира.
   Оставалось удивляться двум вещам - сколько же труда было вложено в то, что бы проложить такие магистрали и тому, что теперь ими не пользуются.
   Тем временем по мере продвижении вперед начали встречаться и разумные. В первую очередь это были гномы из пограничной стражи. Они стали второй расой разумных не-людей, которых капитан встретил в этом мире. На самом деле гномы, конечно же, назывались не гномами, как впрочем и орки - не орками. Однако способ изучения языка, который предлагали местные маги, сыграл с пленными, а теперь уже и мертвыми членами темного ордена интересную шутку. Они в своей речи подразумевали тот или иной народ а заклинание подбирало, за неимением прямого перевода, ближайшие аналоги из русского языка. Ну а как еще если не гномом можно назвать невысоких ростом бородачей, живущих в горах и под землей и считающихся лучшими кузнецами ойкумены. Конечно же, только гномами.
   В принципе, они на удивление соответствовали земным фэнтезийным представлениям о гномах. Невысокие: средний рост - метр пятьдесят - метр пятьдесят пять, кряжистые они все же не дотягивали размерами до Толкиеновских гномов из фильма. "Логично", - подумал Серов, - "если ты широкий как бочонок, то внизу под землей, тебе будет не очень удобно пролазить во всякие узкие места". Еще одним отличием была борода. Бороды у каждого гнома были аккуратно заплетены в косичку.
   Так вот по дороге ходили патрули гномов. Поначалу, Серов напрягался при виде очередного патруля и нервно нащупывал рукоять верного автомата, но поскольку гномы не обращали ровным счетом никакого внимания на одиноко едущего путника, капитан тоже перестал дергаться. Вместо этого он старался повнимательнее разглядеть мельчайшие подробности внешнего вида как самих гномов так и их снаряжения. Даже, пожалуй, в первую очередь именно их снаряжения. Ведь не исключено, что именно такими железяками ему предстоит пользоваться если не всю оставшуюся жизнь, то, во всяком случае, довольно продолжительное время.
   Бородачи были одеты в кольчуги мелкого плетения, на голове открытый шлем норманнского типа, защиту дополняли наручи и поножи. Из оружия наличествовали большие обоюдоострые секиры, длина которых, казалось, иной раз сопоставима с ростом гнома, и длинные узкие ножи на поясе. При виде ножей в голове всплыло необычное название - мизерикордия.
   Гномы передвигались группами по пятеро и в целом производили хорошее впечатление. Хорошее в том смысле, что чувствовались, что они знают "с какого конца браться за меч". Или в их случае - за топор. Нет, они не выглядели терминаторами, способными водиночку порубить в капусту армию, но та непоказная уверенность с которой их отряды патрулировали дорогу, внушала уважение.
   Гномы не обращали на Серова внимания не просто так. Дорога эта была границей земель гномов и королевства Игел и что бы избежать конфликтов, по поводу того, кому же она все же принадлежит, дорогу решили оставить ничейной. При этом обе стороны обязались поддерживать ее в порядке, но никто не может взимать за проезд по ней налоги. Только если путник отъедет от дороги на десять метров, будет считаться, что он пересек границу того или иного государства. Очень, нужно сказать хитрая схема. По сути никто ничего не терял, ведь путники едут не просто так, а куда-то, так что рано или поздно границу пересекут и налог заплатят.
   Кроме гномов по дороге туда-сюда сновали крестьянские повозки, иногда вооруженные всадники и очень редко торговцы. Собственно купцам на этой дороге делать было особо нечего.
   Так неспешно и без приключений Серов ехал вперед. Некое разнообразие внес "раненный", придя в себя на исходе вторых суток пути. Это произошло когда Серов, выбрав удобное для стоянки место, стал готовиться к ночлегу. Он как раз развел костер и поставил вариться ужин, когда тот завозился и сел на телеге.
   Видок у него был, прям скажем, не очень. Ну да такое дело, как сотрясение мозга, а то что оно имело место быть, Серов не сомневался, не красит никого. За два дня лежания в бессознательном состоянии, больной как-то похудел и осунулся. Как будто все резервы организма были брошены на скорейшее выздоровление.
   Капитан подскочил к телеге и жестами попытался показать, что ему сейчас лучше лежать. На что получил в ответ отрицательное покачивание головой.
   На секунду задумавшись, о том, как налаживать контакт, Серов начал классически: показал пальцем на себя и представился:
   - Александр
   - Александэр? - Не сразу уловил, что от него хотят раненный.
   - Александр, - еще раз повторил Серов показывая на себя, потом показал на собеседника, предлагая тому тоже назваться.
   - Ариен, - понял, наконец, что от него хотят тот, - Ариен ан-Дейрен.
   После того, как зачатки взаимопонимания были налажены, Ариен показал жестами, что ему необходимо отойти "доветру", и пошатываясь удалился в ближайшие кусты. Когда он вернулся через несколько минут, ужин был уже готов. Не смотря на то, что еда была более чем неказистая - каша в вяленным мясом, а на десерт - пригоршня найденных в лесу каких-то сладких, напоминающих чернику, ягод - Ариен набросился на еду, как будто не ел целую неделю.
   "Хотя", - подумал Серов, - "может быть так оно примерно и есть. Он пролежал в отключке здесь два дня, и кто его знает, сколько времени, его таскал на себе тот... орк".
   Осознание того, что в этом мире кроме людей разумными считаются и другие виды, все еще давалось ему с трудом.
   Теперь капитан мог разглядеть попутчика более внимательно - это был не очень высокий метр семьдесят - метр семьдесят пять парень лет двадцати, может чуть больше. Длинные светлые волосы достовали бы до плеча, но были собраны в узел на затылке. Лицо красивое, с правильными чертами на котором особенно выделялись большие глаза. А вот фигура была так себе - слишком худощав, сразу видно, что особой физической работой не занимался. В целом его можно было назвать красивым: еще бы росту сантиметров пять-десять да подкачаться... ни одна бы девчонка на Земле не устояла.
   "Да и тут у него с этим делом наверняка проблем нет", - мысленно усмехнулся капитан.
   После того, как Ариен навернул третью тарелку каши, Серов уже было начал беспокоиться не лопнет ли он, но как видно Ариен пришел к тем же выводам, и решил остановиться. Наевшись, он вероятно решил перейти к другим, волнующим его вопросам.
   - Александэр, - позвал он Серова и, увидев, что капитан смотрит на него, обвел руками пространство вокруг себя и вопросительно склонил голову.
   Серов не сразу понял, что от него хотят, но поставив себя на место Ариена, подумал, что тому интересно, где они сейчас находятся. Догадка оказалась верна. Вытащив из кармана карту, капитан показал пальцем, то место, где они сейчас находились, потом передвигая палец, указал то место, куда он направляется.
   Определившись по карте на местности, Ариен смачно выругался. Ну то есть Серов, конечно, ничего из этого экспрессивного монолога не понял, но, по большому счету, ничем кроме ругательств это быть не могло. Видно, маршрут, предложенный капитаном, его не устраивал.
   Увидев, что предложенный маршрут вызывает такую реакцию, Серов жестами показал, что никто никого не держит и если Ариену не хочется идти вместе с ним, то он может катиться на все четыре стороны. На этом разговор, если этот обмен жестами можно назвать разговором, сам по себе завял - было уже достаточно поздно и пришло время ложиться спать. Это был длинный день, и следующие дни обещали быть еще длиннее.
  

***

   Предложенный этим странным Александэром путь Ариена совершенно не устраивал. Изначально, до нападения орков и последующего плена, он направлялся на границу со степью. Там на берегу Кель, неподалеку от границы Ханства живет отшельником один из известнейших огневиков их эпохи - Иразиус ан-Дув, известный еще как Иразиус Пламенный. Ну как отшельником. Отшельником он кажется только для какого-нибудь столичного жителя центральных королевств, которые привыкли к большим городам, блеску королевских дворов, к турнирам и балам. Иразиус же очень далек от светской жизни. Много лет назад он приобрел (а может захватил или еще каким-либо образом завладел) кусок земли на окраине Закрытого королевства и с тех пор ведет относительно тихую провинциальную жизнь. Почему относительно - жизнь в Закрытом королевстве, этом змеином клубке, назвать совсем уж тихой не посмел бы даже очень большой любитель приключений. Тут тебе и набеги орков и человеческие разбойники под каждым кустом. Маги всех сортов, начиная от тех, у кого просто "подмочена" репутация, заканчивая теми которые наводят ужас не только на соседей, а на половину ойкумены. В общем, местечко веселое, но не способствующее тихой смерти от старости в окружении внуков и правнуков.
   Так вот Ариен намеревался попробовать напроситься к Иразиусу в подмастерья. По слухам, это было очень опасное дело, но все же игра стоила свеч - те кто проходил в подмастерьях у этого огневика хотя бы пару лет и при этом не закончил свой путь виде горстки пепла (а были такие и не мало) часто становились известными учеными магами и взлетали высоко... Да вот ближайший пример - декан факультета огня, родной альма-матер Ариена когда-то носил за Иразиусом книгу заклинаний.
   Теперь же, после орочьего плена продолжать двигаться по намеченному маршруту - через вольные баронства, Закрытое королевство, вдоль Кель к владениям Иразиуса казалось еще большей глупостью, чем раньше. Если даже неплохо (как ему казалось), подготовившись, запася некоторые редкие зелья и магические компоненты, он умудрился влипнуть в историю еще только в Вольных баронствах, не пересекая границу Закрытого королевства, то продолжать путь теперь, лишившись всех запасов, попахивало самым настоящим самоубийством.
   С другой стороны, на его пути попадается этот странный человек, который не знает Общеимперского (хотя ну кто может не знать общеимперского!), тащит с собой кучу снаряжения, лошадей, как будто походя перебил небольшую армию и вообще ведет себя очень необычно. Хотя бы уже то, что у него в телеге лежит меч из Дымчатой стали, который по руке мастеру меча а не человеку, который этот самый меч держит в руках чуть ли не первый раз в жизни. Да имя более чем странное - Александэр Серов - ничего похожего Ариен не слышал, хотя за свою жизнь перевидал многих очень разных разумных из разных уголков континента.
   Все эти странности нормальному человеку подсказали бы, что от этого незнакомца нужно держаться подальше - во избежание, так сказать. Но ведь не зря, во всем мире считается, что все маги чокнутые (впрочем не редко так оно и есть на самом деле). Ариен вдруг очень четко осознал, что стоит на распутье: перед ним лежало два пути и один из них - пойти вместе с Александэром вел к приключениям. А что еще нужно молодому подмастерью мага, которому только недавно исполнилось двадцать пять весен, у которого кровь бурлит и требует лететь вперед?
   И последним доводом, который склонил Ариена вступить на путь приключений, был долг жизни. Хоть незнакомец о нем не вспоминал и Ариен имел формальное право не заморачиваться по этому поводу но он помнил, что Александэр как-никак спас ему жизнь. Уже приняв непростое решение, засыпая под треск костра, ему в голову пришла мысль: "Надо будет хоть поблагодарить его за спасение, а то я даже "спасибо" не сказал - неблагодарная сволочь".
  

***

   На следующее утро Серов встал со странным ощущением. Ему казалось, что он что-то забыл. Попытавшись разобраться в себе, он внезапно понял, что с момента попадания в новый мир прошло ровно две недели. Хмыкнув про себя по поводу такого "юбилея", он, позавтракав и собравшись, продолжил свой путь. К его большому удивлению, Ариен, несмотря на то, что еще вчера намеревался двигаться в другую сторону, попросил разрешение продолжить путешествие вместе. Подумав с минуту, капитан решил, что путешествовать вдвоем все же лучше чем в одиночку, и согласие дал.
   Таким образом, оставшиеся три дня они ехали вместе. Хотя Серов пытался наладить какой-то контакт, без знания языка, сделать это оказалось проблематичным. Если самые простые вещи жестами показать еще было можно, то полноценно "поболтать" не получилось. Промучившись пару часов капитан махнул рукой на это бесперспективное занятие и решил отложить разговоры до посещения мага.
   Дорога сильно изменилась очень сильно после развилки, где дорога раздваивалась, уходя на восток в гномью столицу и на запад - в сторону столицы Игела - Эфеса. Нет, сама дорога оставалась такой же - разве что было видно, что на этом участке за ней присматривают более тщательно - но движение по ней было намного интенсивнее. Туда-сюда сновали повозки запряженные какими-то большими животными, похожими на волов. Характерным отличием были длинные мощные рога, которые неспешно покачивались из стороны в сторону, в такт степенной походке животного. И тянули эти флегматичные твари по стольку, что Серов поначалу даже не поверил. Один такой, как их назвал Арен квафр, тянул по паре тонн груза, не особо при этом напрягаясь.
   Как видно торговля процветала. По обочинам дороги, а дорога здесь тоже была границей между двумя государствами - Игелом и его северным соседом - Карнламией, то там, то сям были разбросаны постоялые дворы, трактиры, посты пограничной стражи. Иногда вокруг такого постоялого двора вырастали деревеньки и таких деревенек было не мало на протяжении всей дороги по обе стороны границы. Хоть, пожалуй в Игеле их было все же больше.
   В целом чувствовалась разница между почти пустыми обочинами на юге и бурлящей жизнью здесь.
   В конце шестого дня пути, когда солнце уже потихоньку стало клониться к закату, вдалеке показались окраины долгожданного города. Даже издалека город не производил впечатления. Привыкший в земным городам, Серов подсознательно ожидал высоких домов, широких мощеных улиц, ярких вывесок - всего того, с чем ассоциируется в понимании человека слово "город". Хотя капитан и подозревал, что реальность окажется более приземленной, однако увиденное и вовсе производило угнетающее впечатление.
   Город состоял из двух неравных частей - предместья или как говорили раньше - посада и собственно города, обнесенного защитной стеной. Предместье состояло из одно-двухэтажных деревянных домиков. Каменных построек не наблюдалось вообще.
   "А! Ну да, правильно", - мысленно хлопнул себя Серов по лбу, - "каменных построек здесь не может быть по определению, ведь предполагается, что посад необходимо сжечь если подойдет враг, дабы ему не досталась такая куча стройматериалов".
   Широкими улицами здесь тоже не пахло - только по основным "проспектам" могли разминувшись проехать две повозки. В основном улочки были узкие, узкие и грязные. На утоптанной до каменной твердости земле то тут, то там валялись конские "яблоки", какие-то помои... в общем чего там только не валялось. А уж запах...
   - Да уж не шанель номер пять - вслух подумал капитан.
   Посад был обнесен невысоким бревенчатым забором, в котором было несколько ворот, и на разном расстоянии были разбросаны башенки. Башенки были не то что бы мощные сколько высокие - наблюдательные. В целом эта внешняя стена не производила впечатления серьезного укрепления - так что бы задержать нападающих и не дать взять посад на копье сходу.
   На въезде в город образовалась целая пробка из разных повозок, телег и другого гужевого транспорта. Все хотели пролезть в город до закрытия ворот. Серов было тоже пристроился в очередь, но Ариен, заметив этот маневр, удивленно хмыкнул и хлопнув Александра по плечу махнул немного в сторону. Посмотрев в указанное место, Серов увидел, что там тоже наличествовали ворота. Вот только пробки перед теми воротами не было.
   Еще раз вопросительно взглянув на Ариена и получив подтверждающий кивок, он направил свой маленький караван к "альтернативному" въезду. У ворот стояли два солдата. Выглядели совсем не так внушительно, как те которых Серов встречал на самой границе - то ли спокойная жизнь так влияет, то ли в целом обучение стражников хуже, но выглядели они откровенно как бандиты с большой дороги, слегка приведенные в божеский вид. На лицах имели место следы похмелья, а на оружии - следы ржавчины: удручающее зрелище.
   Увидев приближающуюся повозку, они отреагировали по-разному: первый нехорошо ухмыльнулся, а второй кто-то закричал, начал размахивать копьем и показывать рукой на длинную очередь к соседним воротам.
   Глядя на такую странную реакции, Серов еще раз в неуверенности глянул на Ариена. Последнее, чего он хотел в данный момент - найти себе неприятности, вообще светиться раньше времени не хотелось.
   Однако Ариен видя такое дело, никак не отреагировал, он только слегка прищурил глаза, рассматривая негодующего стражника. Серов перехватил этот взгляд и не только перехватил, но и узнал - именно так его хороший знакомый и сослуживец - прапор Думбадзе по прозвищу Дум - по специализации снайпер, смотрел на своих врагов. Взгляд этот, от которого даже у очень смелых людей по спине порой пробегали мурашки, не предвещал ничего хорошего. Обычно после того, как Дум на кого-нибудь так смотрел, этот человек нуждался в походе к стоматологу и травматологу.
   Тем временем повозка подкатила к воротам и остановилась. Тот самый кричащий стражник продолжил свою тираду, теперь пытаясь схватись Серова за руки, а острие копья опасно пролетело недалеко от Ариеновского носа.
   И тут внезапно все резко изменилось - стражник перестал кричать, а его лицо приобрело цвет пыли под ногами. Не сразу поняв, что произошло, капитан в недоумении оглянулся - Ариен встал на козлах во весь рост и откинул скрывающий его фигуру плащ.
   "Странно, что их так удивило", - подумал Серов, еще раз оглядывая фигуру своего спутника - простая белая рубаха, коричневые штаны из какой-то плотной ткани, мягкие кожаные сапоги и широкий красный матерчатый пояс при взгляде на который из глубин памяти почему-то всплывает старинное слово "кушак". Больше на Ариене ничего не было. Ни украшений, ни каких-либо знаков различия, которые могли бы так приковать к себе внимания стражников.
   Пауза затягивалась - стражники приходили в себя, Ариен искренне наслаждался произведенным эффектом, а капитан не мог ничего понять. Не известно, сколько бы эта пауза длилась если бы из караулки, привлеченные громкой руганью не выскочили еще пятеро стражей. Среди них выделялся один - более толстый, старше других лет на десять, и имеющий на правом плече одну полоску - видно начальник.
   Именно начальник нарушил тишину и обратился к Ариену. Причем тон, которым он говорил, был более чем уважительный.
   Перебросившись парой фраз с начальником караула, Ариен повернулся и сказал что-то Серову. Потом поморщившись - вспомнил, что капитан не знает языка - похлопал ладонью себя по поясу. Похлопал по тому месту, где, как уже заметил Серов, в этом мире все носят кошельки.
   - Че им надо - денег хотят? - Спросил он по-русски и, помня про языковые барьеры, вопросительно указал на свой кошель.
   - Да
   - Эээ... сколько? - Серов развязал кошель, но, не зная местных цен, вытягивать деньги не решился. После секундного замешательства он протянул Ариену весь кошель: пусть сам заплатит.
   Улыбнувшись, Ариен принял деньги и, выудив на свет некрупную серебряную монету, кинул ее начальнику караула. Тот, не смотря на свои внушительные габариты, очень ловко поймал серебрушку, и с довольным видом крикнул подчиненным короткую команду. Те быстро, но без суеты - сразу видно многодневные тренировки - распахнули ворота.
   Тяжелый запах навалился еще сильнее.
   В городе роль проводника взял на себя Ариен. Нет, это не значит, что он уже был здесь, однако все средневековые города в чем-то похожи. Маг уверенно провел их караван по грязным улицам посада - в наступающей темноте они выглядели еще мрачнее. По таким улицам гулять ночью - дело для самоубийц. В некоторые места даже стража старается не заходить. "Нда...", - прикинул в уме капитан, - "после таких улиц, ночной Киев - практически коридоры в институте благородных девиц, хоть и там шансов получить по голове не так уж и мало".
   Быстро проскочив по вечерним улицам, кавалькада вынырнула у ворот во внутренний город. Как видно в планы Ариена не входило задерживаться в пригородах. Здесь, на внутренних воротах стража была явно посерьезнее. На суперменов в синем трико и красных трусах поверх одежды они конечно тоже не тянули, но движения и взгляд выдавали опытных служак, которые за свою жизнь повидали немало.
   На этом рубеже процедура повторилась: вышел старший, получил деньги, при чем заплатить, как заметил Серов, пришлось раза в два больше. После оплаты "таможенного сбора", путники въехали во внутренний город. За каменными стенами город производил более положительное впечатление: каменные двух - трехэтажные дома, улицы почище да и вонь хоть и не полностью исчезла, но, во всяком случае стала более менее терпимой.
   "А может я просто принюхался", - сообразил Серов. Пока он рассматривал город, Ариен, предварительно спросив направление у одного из стражников, провел их по улочкам и остановил у здания, напоминающего постоялый двор. Об этом недвусмысленно говорила разноцветная вывеска, изображавшая кружку и кровать - видно с грамотностью в эти времена были большие проблемы.
   Из дверей резво выскочил мальчишка лет тринадцати и получив мелкую монету улетел заботиться о лошадях.
   Еще через несколько секунд на пороге появился дородный мужик лет сорока пяти, - то ли хозяин заведения, то ли приказчик - получил заказ и быстро но не теряя достоинства отправился его выполнять.
   На вкус капитана гостиница была так себе. Ну то есть ни одной звезды он бы этому заведению не дал. С другой стороны - на безрыбье, как говориться и рак - рыба, а после недели ночевок на голой земле даже такой сервис покажется верхом комфорта. Так или иначе, для них нашлась двухместная комната с двумя кроватями, столом, парой стульев и даже ковром.
   Еда тоже была вполне приличной. Единственное, что раздражало - непомерное использование острых специй. Ну, зачем сыпать столько перца (или что у них в этом мире вместо перца).
   Единственное, что раздражало - отсутствие возможности помыться. Когда Серов жестами показал, что ему необходима вода - ополоснуться, ему принесли небольшой тазик, пригодный разве что для умываний. Капитан попытался было пояснить, что ему необходимо воды побольше - полностью помыться, однако его сначала не поняли, а когда поняли пришли в ужас: как мыться полностью - это же ужасно.
   Глядя на все это дело, Серов вспомнил, что и в нашем средневековье в Европе мыться было не принято, в отличие, например от Руси, где банька имелась чуть ли не в каждом дворе. С другой стороны там вроде церковь не приветствовала слишком уж частое мытье - якобы это от дьявола и все такое, а вот почему здесь такая антисанитария - непонятно.
   Тем не менее, вечер, что называется, удался. Особенно, по сравнению с предыдущими.
   Уже засыпая Серов подумал, что все могло бы быть на много хуже... Что именно могло бы быть хуже он додумать не успел - усталость и пара кружек какого-то хмельного, похожего на пиво напитка, взяли свое: капитан заснул.
  

***

   Утро на началось с какого-то переполоха: внизу в обеденной зале раздались какие-то крики, звон посуды, глухие удары. Маг подскочил с кровати и, по вколоченной в академии привычке, встал в защитную стойку, еще через пол секунды он проснулся. Проснувшись увидел, что и Александэр отреагировал точно так же: сполз с кровати, направив на входную дверь свое странное оружие. То что этот металлический треугольник - оружие было понятно, по тому, как резво Александэр хватается за него в случае малейшей опасности. Вот только как не пытался Ариен понять, как это оружие работает - ничего не удавалось. Единственное, что было понятно - к магии оружие не имело никакого отношения.
   Тревога оказалась ложной - насколько загулявших до утра подмастерье гильдии плотников загуляли до утра и вломились за "догоном". Ну собственно их и догнали - дубинкой по темечку. Именно от соприкосновения этих двух твердых (причем еще неизвестно, что тверже) тел, получались глухие удары, которые и разбудили путников.
   В общем, утро началось не очень хорошо - откровенно говоря, началось погано. После завтрака первым делом мы отправились искать представителей местной гильдии магов. Не может быть такого, что бы в таком городе не было ни одного приличного менталиста. А хороший менталист был нужен очень и очень. Нормально разговаривать с Александэром языком полу жестов - полу главных слов, понятное дело, не получалось, а у Ариена за время дороги накопилось немало вопросов к своему попутчику. Да что там не мало - горы вопросов. Александэр вел себя очень странно, у него были очень необычные вещи: в целом он был одна сплошная загадка.
   Однако в городе так сразу мага найти не удалось. Мастер Гастирн - маг менталист отсутствовал. Его помощник - молодой лет пятнадцати ученик - сказал, что тот прибудет только на следующий день, так что пришлось поумерить свое любопытство и заняться другими делами.
   Александэр попросил помочь разобраться с имуществом. Ему нужно было продать часть лошадей и оружия и перестать, наконец, походить на передвижную лавку маркитанта.
   Для начала нужно было определиться, что пойдет на продажу, а что необходимо оставить. Проще всего обошлись с лошадями и повозкой - оставили себе по две животины - основную и заводную, а остальное продали торговцам лошадями.
   Потом отправились в лавку к оружейникам и избавились там от тех предметов, которые точно не пригодятся. При этом Александэр свой меч из Дымчатой стали решил пока не светить, пояснив это тем что сначала зайдет к магу, и уж потом, когда обретет знания языка, сам пообщается с оружейниками.
   За всеми делами незаметно прошел день. Решив отложить все дела на завтра, Ариен потащил Александэра в харчевню - пора было уж и подкрепиться. Заведение казалось вполне приличным, хоть и находилось не далеко от городских ворот. В чем заключалась приличность? Обеденный зал оказался чистым, столы вымыты, подавальщицы красивые и расторопные, а брага если и разбавлена, то совсем чуть-чуть. Казалось бы если не идеал, то весьма близок к этому.
   Однако судьба видно решила, что нескольких дней отдыха от приключений - более чем достаточно.
   Предвестником того, что просто так мирно посидеть не получится стало появление в зале компании молодых дворян. Парни были как раз в том промежуточном состоянии между "слегка навеселе" и "мертвецки пьян", когда появляется стойкое желание поискать приключений. Компания завалилась, начала шуметь, требовать выпивки и демонстративно задирать клиентов. Трактирщик поначалу мирился с непотребством - дворянчики неплохо платили, но и у него вскоре терпение лопнуло - еще трезвый маг видел, что хозяин послал куда-то служку. За стражниками, понятное дело. Но стража прийти не успела.
   Драка вспыхнула как-то сразу и во всех местах одновременно. Для Ариена она началась с того, что в его голову полетел кувшин. Если бы не бурная студенческая молодость, лежать бы ему после этого под столом с сотрясением - вторым за неделю.
   Однако маг успел увернуться - кувшин разлетелся о стенку где-то сзади. Схватив большую деревянную кружку, в которой еще недавно плескалась брага, он вскочил со скамейки. Мелькнула чья то лысая голова - кружка оказалась не такой уж и крепкой. Оставшись вновь без оружия, Ариен принял мудрое решение где-нибудь затаиться до конца этого представления. Теоретически, он мог использовать магию, благо уже почти полностью восстановился, однако это было не сражение и не дуэль, а трактирная драка. А у этого "спорта" свои правила. Так маги не пользуются своим даром, а воины не применяют смертельного оружия: обнажить меч против собутыльников - страшный позор. После такого никто и руки не подаст.
   Найдя, таки, безопасное место, маг потихоньку выглянул из-за перевернутого стола - безопасность безопасностью, но и пропускать такое прекрасное зрелище он не собирался. Внимание Ариена привлек некий субъект в центре зала, от которого противники отлетали, как будто это был скачущий на полном ходу рыцарь. Приглядевшись повнимательнее, Ариен внезапно понял, что это никто иной как его спутник. Это очень удивило мага. Когда не привалах Александэр пытался взять в руки меч, то выглядели эти жалкие потуги более чем комично. Даже он - маг, очень далекий от искусства владения холодным оружием - мог, при случае, показать противнику несколько хитрых связок. А теперь... теперь было понятно, что и Александэр не совсем далек от искусства нанесения увечий ближним своим.
  

***

  
   Драка назревала. Эти молодые дворянчики явно нарывались и, собственно, нарвались. Невнимательному наблюдателю могло показаться, что все посетители пришли в движение одновременно. Но это было не так.
   Первыми не выдержала пара молодых парней явно рабочего вида. Явно подмастерья какой-то из городских гильдий - по внешнему виду Серов еще не научился их различать. Как они оказались в этом довольно таки дорогом заведении неизвестно - может премию получили, может гешефт обмывали - но это и не важно. Сидящий ближе к проходу резко вскочил и без разговоров опустил оказавшийся под рукой кувшин на голову ближайшего дворянина.
   Еще до того, как на пол упал первый пострадавший из дальнего угла вылетело один за другим четыре кружки а потом еще какая-то утварь (видно там кто-то готовился к началу драки и заготовил несколько метательных снарядов).
   Капитан тоже не остался в стороне. В такой общей свалке есть только одна правильная стратегия - накостылять всем как можно быстрее (пока тебе не успели накостылять). Следующие несколько минут, как всегда во время драки запомнились отдельными отрывками: Серов встает с места и сходу разбивает свою кружку о голову соседа...
   ... разворот, уход вниз правый крюк по почкам...
   ... прилетело-таки, от кого-то по голове, к счастью - вскользь...
   ... капитан хватает одну из немногих оставшихся целыми табуреток и разламывает ее чью-то подвернувшуюся спину...
   ... схватил какого-то мелкого, но кусачего малого и швырнул в двух набегающих посетителей...
   ... пнул зазевавшегося дворянина (странно уже прошло довольно много времени, а он еще на ногах - опытный наверное)...
   ... оказавшаяся, совершенно случайно, в пределах досягаемости чья-то челюсть столкнулась с коленом ...
   А потом как-то раз... и все - все соперники кончились. Серов все еще на взводе оглядел помещение, но никто уже не порывался не то что нападать, а просто уползти. Только несколько как видно самых миролюбивых посетителей робко жались около стенок.
   "Нда... разгромчик вышел преизряднейший, пора делать ноги, пока не заставили платить", - думал капитан пытаясь отдышаться.
   Как видно Ариен думал так же. Он всю драку просидел под столом, а теперь выбрался оттуда и чрезвычайно активно жестикулировал, пытаясь что-то сказать. Впрочем почему что-то. Мысль была вполне очевидной. Ариен тоже считал, что пора уходить.
   Вытащив из кошеля мелкую серебряную монету - Серов уже стал более-менее разбираться в местных ценах - он кинул ее выглянувшему из-за барной стойки хозяину. После этого они скорым шагом (переходящим на бег) покинули негостеприимное заведение. Уже сворачивая за угол капитан увидел выруливающий вначале улицы патруль стражи.
   "Как же, как же, кавалерия как всегда вовремя для того что бы наказать невиновных и наградить непричастных", - усмехнулся он.
   До своего постоялого двора путники добрались без приключений. Поднялись к себе в комнату и завалились спать.
   "Вот только горячей ванны не хватает"
   Визит к магу на следующий день запомнился капитану на всю жизнь. Нет не тем, что его поразили способности мастного умельца - в будущем он еще много чего видел, поразила его обыденность, с которым совершались магические действия.
   Серова поставили в середину какой-то сложной фигуры, вычерченной на полу, после этого маг жестами объяснил, что нужно смотреть в глаза. На этом этапе капитана одолели сомнения. Причем сомнения были в двух взаимоисключающих направлениях. С одной стороны не накатило чувство, что он попал в дешевую передачу про экстрасенсов. Там они тоже что-то рисуют, смотрят пристально в глаза, издают странные звуки... В сязи с этим хотелось развернуться и уйти.
   С другой стороны - а вдруг этот странный человек действительно умеет копаться в мозгах. Что он может тогда узнать с помощью своей магии. И вообще, насколько это безопасно? Инстинкт самосохранения тоже толкал капитана в сторону двери. Однако, взяв себя в руки, Серов прикинул еще раз все "за" и "против" и еще раз убедился, что особого выбора у него нет.
   Весь обряд занял буквально пятнадцать минут. От Серова требовалось лишь смотреть в глаза и не двигаться - проще простого. Из необычных ощущений присутствовало странное ощущение в голове. Капитан так и не понял, что это было, но если бы его спросили, то он бы описал это как "мозг чешется".
   Спустя четверть часа маг тяжело выдохнул, и отвел взгляд - процедура обучения новым языкам была окончена.
   Не чувствуя в себе каких либо перемен, Серов в растерянности оглянулся на стоящего здесь же Ариена. Тот хитро улыбнулся, подмигнул и сказал:
   - Ну здравствуй еще раз Александэр.
  

Интерлюдия 1

   Масляные лампы давали ровный, но не очень яркий свет, освещая только центр комнаты. За большим, массивным, даже мощным, столом сидел пожилой мужчина, одетый в черный камзол и черные же штаны. В руках он держал какой-то пергамент и посторонний наблюдатель мог бы подумать, что старик полностью увлечен его содержимым. Но это было не так.
   По другую сторону стола стоял второй присутствующий в этой комнате. Посторонний наблюдатель, увидел бы достаточно высокого брюнета. Черт лица в темноте было не разобрать - единственное, что бросалось в глаза - небольшая ухоженная бородка. На поясе в простых ножнах висел одноручный - два с половиной локтя - меч в котором знаток узнал бы аналог земного палаша. Мужчина ждал. Ждал решения гроссмейстера. От этого решения зависела его жизнь.
   - То есть ты не знаешь, что там произошло? - Наконец гроссмейстер подал голос.
   - Нет, господин.
   - Что ты сделал, что бы прояснить ситуацию?
   - Мы попытались поймать остаточный фон заклинаний, но переход заглушил все. Мы ...
   - Конечно, заглушил! - гроссмейстер поднял глаза от пергамента и внимательно посмотрел на подчиненного. От этого взгляда по спине начали бегать мурашки - шансы остаться в живых исчезали на глазах. - А ты как думал. Там такой выброс энергии шел, что можно было устраивать небольшую магическую войну - никто бы не узнал.
   После такого резкого ответа, Гантер боялся начинать говорить, а гроссмейстер опять задумался - повисла неприятная тишина.
   - Что еще было сделано?
   - Мы нашли тела - всего пять человек. Опознать практически невозможно - это даже не тела, а остатки. Кто-то очень не хотел облегчить нам работу. Тем не менее, ни одно тело не несет следов прохождения обряда. Можно с уверенностью сказать, что это тела группы встречающих.
   - Предположения? - гроссмейстер наконец отложил в сторону свиток о сосредоточил внимание на беседе.
   - Есть три версии: первая предательство всей или части группы, ушедшей за...
   - Тихо! - Оборвал гроссмейстер подчиненного, - не нужно произносить это вслух - даже у стен есть уши, помни об этом.
   - Хм... да я понял, господин. Так вот первая версия это предательство ушедшей группы. Возможно, они нашли эээ... ТАМ что-то такое, что они решили забрать себе. В этом случае они знали, что их будут встречать, а значит могли принять решение замести следы перебив встречающих.
   - Ну да, - недоверчиво покачал головой хозяин кабинета, - ты себе можешь представить что бы мастер Арн не то что вступил в поединок с хорошо подготовленной группой, но и вышел из него победителем. Кого ты там посылал на встречу?
   - Огневик, мастер меча, и трое наемников.
   - Вот, - кивнул гроссмейстер, - для того, что бы убить ритуалиста, такого, как Арн достаточно и меньших сил, так что...
   - Это так, господин, вот только... - замялся Гантер, - мы не знаем, что они могли принести с собой ОТТУДА. Поэтому, мне кажется, сбрасывать такой вариант со счетов еще рано.
   - Что они могли принести с собой, - задумчиво пробормотал гроссмейстер. - оружие... какой-нибудь артефакт... неужели настолько мощный... мог рискнуть... вряд ли... Ладно, и что было сделано по первой версии?
   - Я отправил наших людей в ближайшие точки, куда предатели могли направиться: города, замки, основные дороги. Переданы описания мастера Арна - если кто-то его узнает, мне сообщат.
   - Еще, какие версии?
   - Есть возможность, что к нам попало какое-то существо, обладающее неизвестными способностями. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов версию, что группа мастера Арна провалилась ТАМ. Что бы мы сделали, если бы к нам заявились такие "визитеры"? Скорее всего, перехватили бы и направили свою группу на нашу сторону. А учитывая, сколько информации им мог сдать Арн... Этот вариант был бы, пожалуй самый худший. Теоретически в проход ведь мог войти кто угодно, не только наши люди. По этой версии всем нашим разосланы указания высматривать все необычное в окрестностях точки прокола. Возможно, кто-то и засветится. Сколько бы информации они не смогли вытянуть из нашей группы, все равно, стать своим в чужом тебе мире - дело не быстрое. И еще мои люди советуют усилить охрану. Следующим шагом проникших на нашу сторону, логично предположить, было бы устранение всех, кто знает о возможности самого перехода.
   - Принято, еще что-нибудь?
   - Последнее предположение - кто-то из осведомленных проболтался, и здесь обе группы ждали наши... э... недоброжелатели.
   - Бред, полнейший, мы сами не знали точку прокола - возможных точек было больше сорока, - хозяин кабинета устало потер виски - даже в тусклом освещении кабинета были видны тяжелые мешки под глазами, - хорошо, иди. Да, и задействуй наших лучших ищеек, пусть они носом роют, но найдут мне виновника срыва всей комбинации.
   - Да господин, - Гантер низко поклонился и заторопился к выходу. Уже около дверей кабинета его догнал в спину голос:
   - Гантер, это твой последний шанс - нам не нужны неудачники, нам нужны те, кто способен действовать и действовать эффективно. Помни об этом.
   - Я помню об этом, господин, - ответил он и вышел из кабинета.
   Гроссмейстер темного ордена остался один. Он в задумчивости смотрел на небольшой огонек масляной лампы, смотрел и думал. Мысли его в тот момент были довольно мрачные. Опасная, но многообещающая авантюра, которая могла в случае успеха принести ему и организации, которую он возглавлял, огромную пользу если еще не провалилась, то уже была к этому близка. А ведь когда ему доложили, что группа мастера Арна вернулась - сработала метка на одной из возможных точек выхода - казалось что уже все: он поймал удачу за хвост. Теперь же... теперь все могло обернуться очень плачевно. Хуже всего, что в этом деле задействованы не только его люди...
   Внезапно из дальнего угла, куда не дотягивался свет лампы раздалось негромкое покашливание:
   - Кхе, кхе, достопочтимый Лаванд ан-Крейн, я так понимаю, что наши планы так сказать, несколько нарушены? - От угла отделилась высокая тень и мягко подплыла на границу освещенного участка, оставаясь, впрочем, практически невидимой.
   От неожиданности гроссмейстер вздрогнул, но быстро взял себя в руки:
   - Как вы смогли сюда проникнуть
   - Ну... не только у вас есть небольшие профессиональные секреты.
   - Вы слышали весь разговор? - Поняв, что раскрывать свои тайны посетитель не собирается, гроссмейстер Лаванд перешел к делу.
   - Да, а вы хотите это как-то прокомментировать?
   - Я хочу поинтересоваться, можете ли вы и ваша... э... организация помочь с образовавшейся проблемой?
   - Мне казалось, что отправка и возвращение группы ТУДА - это ваша часть работы. Осмелюсь напомнить, что нашу часть сделки мы выполнили, чего и ждем от вас.
   - Я все понимаю, - хозяин кабинета начинал терять терпение, - но у нас возникли непредвиденные обстоятельства, и поскольку вы тоже заинтересованы в общем успехе, то...
   - В таком случае я думаю, - посетитель выделил слово "я", - что нам следует пересмотреть условия сделки.
   Тень наконец пересекла круг света, но посторонний наблюдатель все равно не смог бы узнать посетителя. Единственной приметой, которая бросалась в глаза, был высокий рост. Всю фигуру закрывал длинный до пола плащ черного цвета с накинутым на голову глухим капюшоном. На руках, выглядывающих из-под плаща, были надеты черные же перчатки - к своему статусу инкогнито посетитель, как видно, относился очень трепетно.
   - Делить добычу будем после того, как она окажется у нас в руках.
   - Согласен, - после небольшой паузы капюшон согнулся, как бы подтверждая визуально озвученное решение.
   - В таком случае, если вы все же согласны оказать помощь в поисках - я думаю разговор можно на этом закончить.
   - Прекрасно, в таком случае распорядитесь провести меня к выходу из вашей резиденции, а то я боюсь заплутать, - полусерьезно, полу издеваясь над обставленным со всех сторон гроссмейстером, попросил посетитель.
   - А что же вы не уйдете тем, путем, которым пришли, - опять начал закипать Лаванд ан-Крейн.
   - Ну что вы не стоит так остро реагировать, - тем не менее по голосу было слышно, что под капюшоном расплылась улыбка. Произведенным эффектом посетитель был удовлетворен.
   Хозяин кабинета протянул руку вправо и дернул шнур. В тот же момент двери кабинета распахнулись, и в проеме показался шустрый пятнадцатилетний паренек - ученик, исполняющий обязанности личного помощника.
   - Проведи этого человека к выходу.
   - Да, господин, - склонился паренек в поклоне.
   Выходя из кабинета, посетитель повернулся и добавил:
   - Не забудьте потом о наших сегодняшних договоренностях.
   - На память не жалуюсь!
   Оставшись в одиночестве архимаг, гроссмейстер Темного ордена Лаванд ан-Крейн продолжил прерванные появлением посетителя размышления. Теперь все стало еще хуже. Он почувствовал себя в положении игрока, играющего в кредит. И при этом отчаянно проигрывающего. А ставки в игре на этот раз поднялись слишком высоко, что бы проиграть. Слишком.
   Примерив на себя такое сравнение, маг поморщился. Что бы отогнать темные мысли он вызвал к себе начальника охраны: необходимо было решить еще одну появившуюся проблему - как оказалось система охраны вовсе не так надежна как думалось раньше.
  

Глава 5

   Со дня того памятного посещения мага, покопавшегося у капитана в мозгах прошло больше недели. Серов все еще по привычке мерил дни земными неделями и месяцами, хотя, как оказалось, понятие "неделя" в этом мире не знакомо, а месяц насчитывает не тридцать дней, а сорок пять и насчитывалось месяцев не двенадцать а восемь. Всего же планета делала полный оборот вокруг солнца за триста шестьдесят два дня, так что год был почти такой же длины. "Лишние" два дня не вошедшие ни в один месяц назывались первый и последний день года.
   Вообще за очень короткий промежуток времени на новоиспеченного путешественника между мирами свалилось столько информации, что голова иногда казалось не выдержит и лопнет. Однако, как ни странно, голова не лопалась, а послушно запоминала новые знания - положительно сказались тренировки во время обучения еще там на земле. Бессонные ночи перед экзаменом, когда все учишь по принципу "до экзамена либо дохрена времени либо одна ночь" оказались бесценным опытом.
   За неделю, товарищи, а Серов уже мысленно называл Ариена товарищем, сделали кучу дел. Пришлось много побегать. Темп жизни без машин, поездов, метро, самолетов и прочего скоростного транспорта оказался настолько невысоким, что за день успеть можно было совсем не много. В первый день, когда капитан прикинул объем работ - избавиться от остатка лишних вещей, куда-то деть золото, с которым таскаться было очень неуютно, приобрести себе оружие по руке и еще куча мелочей - ему показалось, что все это можно сделать за один-два дня. В действительности все оказалось на много медленнее.
   Хотя город по современным меркам совсем не казался большим - тысяч пятнадцать-двадцать, на таком "скоростном" и "высокотехнологичном" транспорте, как лошади, проехать из одного края в другой занимало изрядное количество времени. А если учесть, что во многих местах на лошади проехать было очень сложно - узенькие улицы не располагали к забегам на большой скорости - то времени на простое передвижение тратилось уйма.
   Проще всего, оказалось, разобраться с золотом. Ариен подсказал, что можно просто положить все сбережения в банк. Поначалу Серову не очень понравилась эта идея. По опыту прошлой жизни он привык относиться к различным финансовым организациям с изрядной долей недоверия. Однако маг сумел убедить его, что это будет лучшим выходом, благо в каких либо темных делишках гномий банк замечен не был. Наоборот гномы очень дорожили своей хорошей репутацией и старались во всем угождать своим клиентам. Тем не менее, прежде чем открыть в банке счет, Серов взял меч и тяжелым навершием забил все надписи на слитках до полной нечитаемости, резонно рассудив, что не стоит порождать лишние вопросы. В конце концов, он все же решил не вкладывать в банк все золото, вспомнив поговорку о том, что не стоит складывать все яйца в одну корзину. В обмен на десять килограмм золота, ему выдали небольшой кусок пергамента, на котором стояла сумма вклада, имя владельца и название банка. В качестве защиты этой "ценной бумаги" применяли магию. Невысокий но упитанный гном, с необычным образом заплетенной бородкой - Ариен потом объяснил, что это признак "говорящего с камнем" - попросту гномьего мага - поводил странным образом вокруг капитана руками, потом заставил его прикоснуться к "чеку" большим пальцем. Оказалось, что таким образом он снял отпечаток ауры и теперь никто кроме Серова снять деньги со счета не мог.
   После банка, Ариен повел капитана выбирать тому оружие. Тяжелый полутораручный бастард оказался капитану совсем не по руке. Бастард - это конечно не клеймор и не фальчион, но и те полтора килограмма, которые он весил, были перебором. Взамен своего меча Серов намеревался подобрать что-нибудь полегче.
   В лавке оружейника, Серов просто потерялся. Такое количество всяких смертоубийственных колюще-режуще-дробящих-стреляющих игрушек привело его восторг. Хотелось набрать всего и побольше. С трудом взяв себя в руки и оторвавшись от одного, выглядящего особенно притягательно клинка, он вернулся в реальность и смог более-менее внятно объяснить приказчику, что ему конкретно необходимо. Вспоминая потом свою реакцию на "игрушки" ему пришли в голову слова одной старой, еще земной, знакомой: "Детство заканчивается беременностью - мужчины не взрослеют никогда". Не так уж это и далеко от правды.
   Владелец оружейной лавки выслушал пожелания клиента, и стал показывать свой товар. Однако ничего подходящего предложить так и не смог. Качество работы было не то что низким, но по сравнению с имеющимся гномьим бастардом не тянули совершенно, а капитан подсознательно сравнивал все холодное оружие именно с ним. После продолжительных препирательств, уговариваний, торга, Ариен отвел Серова в сторону и зашипел:
   - Александэр, сколько можно, битый час уже торчим здесь - определяйся.
   - Ариен, не пойми меня не правильно, но это все не то. Я конечно не так, что бы сильно разбираюсь в холодном оружии, но... я чувствую хорошее оружие. Я военный в пятом поколении, тяга к хорошему оружию у меня в крови. А это, это все... не то.
   - Так, ладно, все с тобой ясно, я, кажется, знаю, кто может тебе помочь.
   - Кто?
   - Бородатые.
На лице Александра, видимо, отразилось недоумение, поэтому маг быстро поправился:
   - Ну, гномы, я имею в виду.
   - Гномы...
   - Ну да, они известные мастера, да и...
   - Что? - Попытался Серов поймать мысль.
   - Ну, ты же хочешь свой бастард продать или обменять?
   - Ну... да, не по руке он мне, слишком тяжел.
   - Вот водишь, - Ариен улыбнулся своей удачной мысли, - а здесь его и показывать смысла нет. Его никто не возьмет.
   - Почему, - не понял капитан.
   - Так он же гномьей работы и не просто гномьей - из дымчатой стали, да и заговоров на нем как украшений на каком-нибудь дворянчике. Этот меч, он, наверное, стоит подороже, чем вся оружейная лавка, - маг мотнул головой, как бы обводя лавку в которой они находились. - Хотя, конечно, я тебе цену не скажу - в этом разбираюсь слабовато.
   - Заговоров, каких еще заговоров? - Выцепил из фразы не совсем для себя понятное слово капитан.
   - Ну как тебе объяснить, заклинаний наложенных на оружие.
   - Хм... понятно, что ничего не понятно. А ты откуда знаешь, что там заговоры наложены, это можно как-то определить.
   - Ну уж, я как-никак не крестьянин от сохи. Четыре года в магической академии.
   - Так что, ты... маг?
   - Ну а кто ж еще? - Ответил вопросом на вопрос Ариен, - видишь на мне пояс красный широкий. Такой кушак носят только огневики. Откуда ж ты приехал, если не знаешь таких вещей.
   Этот вопрос поднимался уже не первый раз. Маг регулярно, впрочем, не очень настойчиво пепытался разузнать причины странности своего нового товарища. Однако Серов каждый раз мягко но неуклонно отказывался отвечать на все вопросы о своем прошлом. Он разумно считал, что так быдет безопаснее. Что знает двое, как говориться, знает свинья. В свою очередь капитан не очень старался выспрашивать подробности жизни Ариена. Во-первых, это по его мнению - справедливо, а во-вторых, знания окружающего мира для попаданца казались намного важнее, так что тамы для обсуждения находились и помимо личной жизни.
   Теперь же профессия Ариена вызвала у Серова закономерный интерес. Тем не он постарался его проявлять не очень активно - у него и так хватало странностей, не стоило лишний раз привлекать к себе внимания.
   После такого небольшого совещания, они покинули лавку торговца оружием, оставив того без прибыли и с соответственно плохим настроением. Дорога до лавки гномов заняла всего несколько минут - все оружейники предпочитали открывать лавки на одной улице. То там, то там над дверями домов висели вывески изображавшие различные предметы для убиения себе подобных.
   Под одну из таких вывесок маг уверенно и завернул. Прямо с порога их встретил молодой - борода еще только-только обозначилась на лице - гном.
   - Чего изволите? В нашем магазине все прекрасного качества, на любой вкус, - завел он "дежурное" приветствие.
   - Во сколько вы оцените вот этот клинок, - взял быка за рога капитан: ходить по магазинам целый день ему совсем не улыбалось. Он выложил на прилавок завернутый в ткань меч и продемонстрировал товар.
   Гном, увидев, что ему предлагают купить закашлялся, провел пальцем по лезвию, как бы убеждаясь, что глаза его не обманывают, после чего извенился и спешно удалился куда-то в подсобку. Через несколько секунд оттуда появился еще один гном - на этот раз постарше и подороднее. Его реакция на лежащий на прилавке меч заметно отличалась. Гном не произнеся ни звука взял в руки бастард, ослотрел, пару раз прищелкнул по лезвию пальцем, и только что не облизал его. После этого он отложил меч в сторону и обратил внимание на посетителей.
   - Откуда у вас этот клинок? - Начал гном без приветствий, довольно холодным тоном.
   - Уважаемый, а вам не кажется, что вы задаете слишком не скромные вопросы. В приличном обществе вас могут не правильно понять, - Серов не ожидал такой холодной встречи и отреагировал резкостью на резкость совершенно автоматически.
   - Я боюсь, вам придется ответить на мои вопросы.
   Обстановка в помещении как-то резко накалилась. И Арьен и Александр были в некотором недоумении от такой неприветливой встречи - гномы из всех рас считаются самыми простодушными и компанейскими - однако просто так "прогибаться" никто не собирался.
   Маг, собравшись с мыслями распахнул свой плащ, показывая гному свой знак принадлежности к магической братии, сделал шаг вперед, и примирительно подняв руки произнес:
   - Возможно, вы объясните нам, почему вас так заинтересовал именно этот клинок.
   - Объясню, почему бы и не объяснить, - тон гнома изменился, нельзя сказать, что он испугался мага, нет, но тем не менее лишни раз решил не нарываться, - несколько месяцев назад, на караван, который вез товары из подгорного царства в... одно из человеческих государств напали разойники. Они перебили всю охрану и захватили груз. Среди прочих клинков там был и этот. Вот почему меня очень интересует, где вы, уважаемые, взяли этот меч.
   - Это трофей. Несколько дней назад я на дороге э... несошелся во мнениях с одним господином. К сожалению... этот господин скончался. Ну а поскольку при не было завещания, я решил, что имею право наследовать его имущество. - Капитан ухмыльнулся глядя на вытянувшееся лицо гнома. Такого ответа он явно не ожидал, однако быстро уловил суть и переспросил:
   - А по поводу чего вы не сошлись во мнениях? Не иначе по вопросу, чья дама сердца прекраснее?
   - О да, - быстро согласился капитан, - конечно же. Можно только поражаться вашей прозорливости.
   - Опыт, юноша, просто опыт. Тем не менее, я был бы очень благодарен вам, очень благодарен, - выделил гном последние два слова, - если бы вы рассказали поподробнее, кто был этот незнакомец на дороге. Дело в том, что караван защищало больше сотни воинов, и ни один не выжил. Вот почему для меня и... моего клана очень важно знать кто организовал это нападение.
   - К сожалению, мне бы очень не хотелось, что бы хоть кто-нибудь связал мое имя и это событие. Если кто-то узнает, что это именно я э... повздорил с этим господином, меня ждут большие неприятности.
   - Я клянусь священной скалой, что никто не узнает, о вашем участии, - произнес гном. При этом он взял в левую руку какой-то медальон, висящий на шее, в правую руку приложил к груди.
   - Темный орден.
   - Ага... - было видно, что гном удивлен, - благодарствую, я сообщу куда следует. Можете считать, что вы усложнили своим врагам жизнь.
   - И все же, давайте вернемся к первоначальному делу, ради которого мы с товарищем, - Серов кивнул головой в сторону Ариена, - посетили вашу лавку.
   - Вернемся, но прежде, я все же хотел бы отблагодарить вас. Вот... - гном с видимым трудом стянул с пальца тяжелый даже на вид перстень, - это знак клана Стальной Секиры. Кроме самих членов клана их могут носить только друзья. Теперь в любой момент вы можете обратиться к нам за помощью - вам не откажут.
   Гном протянул перстень Серову. Украшение, если его так можно назвать, действительно оказалось тяжелым. Он был изготовлен, судя по всему, из какого-то сплава содержащего медь - слегка отливал красным - и был украшен стилизованным изображением двуглавого боевого топора. Размер же вызывал вполне обоснованные опасения, что капитан сможет носить его на пальце - диаметр кольца был с целый дюйм. Гному же перстень был вполне по размеру - у того пальцы были как сардельки, а ладонь с небольшую тарелку.
   "Нда...", - подумал Серов, - "таким кулаком получить по уху - мозгов не соберешь. Никакого умения не надо, достаточно просто массы".
   Однако перстень сумел его удивить. Когда капитан надел, или точнее будет - просунул в отверстие палец, кольцо резко сузилось и плотно его обхватило. Теперь невозможно было и подумать, что еще пару секунд назад перстень казался на просто большим, а огромным.
   "Строго по размеру, проклятая магия: никак не привыкну".
   Нужно сказать, что если Серов порядком испугался - он еще не привык к повсеместному использованию волшбы в жизни, то и гном и маг отнеслись к произошедшему как к обыденности. Душевные переживания капитана их бы изрядно удивили.
   После этого на первый взгляд незначительного эпизода разумные, находящиеся в лавке таки перешли к основному вопросу. Впрочем это для капитана вотрос вооружения стоял на первом месте, гному было явно важнее передать кому-то полученные самым неожиданным образом сведения. Тем не менее он добросовестно обслужил клиентов, обменяв бастард на одноручный палаш в комплекте с кинжалом. Оба клинка были изготовлены из все той же дымчатой стали и были поз завязку напичканы всякими полезными заговорами. По поводу заговоров капитана опять просветил Ариен. По его словам уничтожить оружие такого качества достаточно трудно - для этого придется не один день трудиться, целенаправленно уничтожая клинки. Павда это только в теории. На практике еще никто такие эксперименты не проводил.
   В дополнение к холодному оружию капитан хотел было подобрать какой-нибудь небольшой пехотный арбалет - патроны не бесконечны, а управляться с мечом когда еще он научится, однако оказалось, что в том языке, на котором он сейчас разговаривал такого слова просто нет. Из ручного метательного оружия, верхом прогресса являлся составной лук, коими очень ловко управлялись эльфы с северного побережья Залива. Из такого лука хороший стрелок мог с двухсот шагов пробить насквозь воина в кожаном доспехе. А с пятидесяти наколоть на длинную тяжелую стрелу словно бабочку на иголку рыцаря в полном доспехе. Правда, для этого нужно быль воистину незаурядным стрелком. Впрочем, среди эльфов большинство таких.
   Так вот арбалета так и не изобрели. Хотя похожие по конструкции, только увеличенные во много раз баллисты, использовались достаточно широко в качестве осадных, крепостных или даже корабельных метательных орудий. Почему никто не додумался их уменьшить - непонятно.
   "Впрочем", - думал Серов, уже попрощавшись с хозяином лавки и выходя на улицу, - "там кажется принцип натяжения разный. В одном случае силу накапливают сркученные волокна, а в другом согнутые плечи. Хотя могу и ошибаться. Знать бы, что пригодиться, читал бы более внимательно. Кто же знал".
   Спустя еще некоторое непродолжительное время намеченные дела в городе были закончены. Нужно было решать, что делать дальше. При чем решать, что делать дальше не только в стратегической перспективе, но и, так сказать, в тактической - на ближайшие несколько дней. Именно с этой целью маленькая компания решила посетить один из многочисленных трактиров, разбросанных то там, то там как в нутрии городских стен так и за их пределами.
   Вообще, наблюдая количество различных питейных и едальных заведений в достаточно небольшом городишке, складывалось впечатление, что все население города только и делает круглые сутки, что ест и пьет. Но тогда становилось не понятно, как местным жителям удавалось не уподобится Вини-Пуху и не застревать в дверях, некоторые из которых были весьма узкими.
   В одном из таких заведений, носящем странное название "Рыцарский шлем" и пристроились товарищи. Пока они уничтожали обед, разговор не шел. Ничего удивительного - с набитым ртом разговаривать весьма неудобно. Добив жаркое и заказав по кружке местного темного пива, которое было весьма и весьма не дурственным, капитан решил все же перейти к делу.
   - Почему ты, все же, возишься со мной? - Спросил он, не торопясь отхлебывая из высокой деревянной кружки.
   - Хм... вожусь? Интересное определение. Ну, ты мне жизнь спас, вообще то. Можешь считать это благодарностью.
   - Мне конечно очень приятно, но вот что интересно - что ты собираешся делать дальше.
   - Дальше? - Переспросил маг.
   - Ну да, дальше. Не сегодня - это понятно, - Серов поднял кружку, как бы намекая на сегодняшние планы, - и не завтра, а так сказать, в долгосрочной перспективе.
   - Пока не знаю. Почему ты интересуешься.
   - Для меня важно, могу ли я на тебя рассчитывать.
   - Даже так? - Ариен улыбнулся и как-то подобрался, почувствовав, что сейчас пойдет более предметный разговор, - ты решил посвятить меня, ничтожного мага, в свои великие планы.
   - Не смешно, - капитан качнул головой, показывая всем своим видом, что он хочет говорить серьезно. - Я пока еще не решил... думал обсудить этот вопрос с тобой.
   - Ну... все зависит от того, какие цели ты ставишь перед собой.
   - Видишь ли, я прибыл, как бы это сказать... сюда, - выбрал капитан наиболее обтекаемую из пришедших в голову вариантов, - совсем недавно, но уже успел заиметь довольно серьезных врагов. Скорее всего, меня ищут. И ищут довольно активно. Как ты понимаешь, все время убегать мне совсем не улыбается. Я вижу два варианта: можно спрятаться или заиметь за собой силу. В идеале это можно было бы совместить - просто прятаться не по мне.
   - Ну по поводу спрятаться - это совсем не проблема. Всегда можно, если конечно есть деньги, а они у тебя судя по всему есть, арендовать поместье где-нибудь в глуши. Тихо растить детей, внуков, ездить на охоту и периодически пьянствовать с соседями.
   Представив себе такую жизнь, капитан аж передернулся. Нет, может быть когда-нибудь, через много лет он действительно захочет тишины и покоя. Но пока капитан хотел пожить более насыщенной жизнью. Благо средневековый мир представлял для этого возможностей более чем достаточно.
   Эта слега авантюрная сторона его характера в свое время и подтолкнула молодого Сашу Серова пойти не по армейской, так сказать, линии, а по линии Службы Безопасности. К тому времени, когда следовало делать выбор жизненного пути, Великий и Могучий уже несколько лет как "навеки сплотился", а в молодой украинской армии ничего хорошего авантюристам не светило. О том же, что бы поступать в гражданский ВУЗ, не было и речи: во-первых его бы не поняли родные - прервать почти столетнюю династию военных офицеров для них выглядело бы кощунством. Во-вторых, и что самое главное Александр и сам не мыслил себя "без погон" - сказывалось военное воспитание
   - Нет, пока прятаться не буду, оставим это в катестве запасного плана. Какие есть варианты для более так сказать активной жизни.
   - Ну... - маг на несколько секунд задумался, - активная жизнь у кого - у торговцев, воинов, дворян. Пожалуй, что все.
   - Не слишком широкий выбор.
   - Достаточно широкий, - не согласился Ариен, - во всяком случае, тебе есть из чего выбирать.
   - Ну... купцом мне не в жизнь не стать - нет во мне этой жилки. Поэтому давай сосредоточимся на "военном" варианте.
   - В этом, как раз, нет ничего сложного. Самое простое - попроситься в какую-нибудь баронскую дружину. Вот уж где скучать времени не будет. Но, пожалуй, что это не для тебя. Какой смысл рисковать своей головой, если у тебя в банке лежит такая, - маг запнулся на полуслове, - приличная сумма. В твоем случае имеет смысл собрать отряд и податься в наемники. Например, куда-нибудь в те же Вольные Баронства. Там наемники всегда востребованы. У баронов любимое занятие - устроить небольшую войнушку за какой-нибудь клочок земли. Ну а поскольку людей у них не так уж и много, они для этого нанимают такие вот ватаги. Или можно в Закрытое королевство податься там вообще скучно никому не бывает. Можно сложить голову в три удара сердца, а можно в те же три удара сердца озолотиться. Тут уж, каким боком удача к тебе повернется. Но, глядя на тебя, думаю, что ты с этой ветреной девицей в хороших отношениях.
   - Слушай, - капитан пропустил мимо ушей последнее предложение, - а почему это королевство называют Закрытым? Странное название какое-то.
   - Вот смотрю на тебя и никак не могу понять, откуда ты приехал, что не знаешь таких вещей. Тебе нужно внимательно следить за своими словами. Задай ты такой вопрос не мне, а любому другому человеку, да и не только человеку, любому разумному во всей ойкумене - все сразу обратили бы на тебя внимание.
   - Как ты? - Серов слегка напрягся, понимая, что опять прокололся, впрочем, узнавать у кого-то информацию нужно, а Ариен и так уже понял, что с ним не все так просто. Оставалось только положиться на порядочность мага, ну и на то, что он, в принципе ничего не знает - подозрения, как говорится, к делу не пришьешь.
   - А хоть бы и как я, - кивнул маг, - но я вопросы задавать не буду. Во-первых ты меня спас, и как я уже говорил, тебе за это благодарен. А во-вторых... меньше знаешь - крепче спишь.
   Серов, услышав привычную для своего мира поговорку, так странно прозвучавшую здесь, казалось бы, в таком далеком месте, сначала удивился, а потом прокрутив еще раз сказанное магом понял в чем дело. На самом деле, маг выразился по другому, но, видно, под действием заклинания, у капитана в голове автоматически подобралась соответствующая по смыслу фраза.
   Хмыкнув про и себя, дивясь такому интересному открытию, Серов вновь прислушался к тому, что говорил маг. А тот, не заметив, что капитан "ушел в себя", продолжал свой монолог.
   - ... буду с тобой. Знаешь, в наше время, - при словах "наше время" Серов улыбнулся - очень уж окружающая обстановка не соответствовала "его времени", - многие стали наплевательски относиться к такому чувству, как благодарность. А ведь раньше, неблагодарность считалась чуть ли не самым страшным пороком. Так, если один человек спасал жизнь другому, считалось, что его жизнь принадлежит спасшему. Не в прямом смысле, конечно, а скорее в духовном. Если тот, кого спасли, после этого предавал спасшего, считалось, что он призывает на свою голову страшное проклятье и удача навсегда от него отвернется. Нда... - маг прервал свою лекцию для того, что бы сделать глоток пива, - и знаешь, я склонен в это верить. Очень мало таких неблагодарных спасенных, заканчивали всю жизнь хорошо. По крайней мере, из тех, о ком есть упоминания в книгах.
   - Хорошо, - попытался капитан перекрыть поток красноречия своего напарника, - давай тогда за это и выпьем - за удачу.
   Кружки встретились прозвучал глухой удар дерева по дереву. Выпили.
   - И все же, ты так и не ответил на вопрос: почему Закрытое королевство называется Закрытым?
   - Ладно, просвещу тебя, неграмотного, - было видно, что роль "лектора" доставляет магу некоторое удовольствие. - Закрытое королевство образовалось около тысячи лет назад - чуть меньше. Образовалось оно, как и другие человеческие государства на осколках Империи. Когда Империя начала разваливаться - несколько областей объявили о независимости, то там, то здесь начали появляться самопровозглашенные народные мстители и так далее - территория, на которой сейчас находится Закрытое королевство оставалась последним очагом относительного спокойствия. Это пыл центральная, столичная провинция и гвардия худо-бедно поддерживала порядок. Однако отделившееся провинции не остановились на том, что бы просто отделится. Почему-то новые правители решили, что свою власть можно упрочить, если уничтожить даже намек на бывшее величие Империи. Не буду рассказывать подробно, это отнимет очень много времени, но привела такая ситуация к тому, что столичная провинция, а по факту довольно небольшое королевство, оказалось в кольце врагов. В это время на сцене появляется одна примечательная личность, а именно придворный маг императорского дома и одновременно ректор столичной магической академии Краус ан-Винкл. Это был воистину великий волшебник. Он, создал заклинание, повторить которое, или хотя бы приблизиться к пониманию его структуры не смог никто. Так вот, он запечатал территорию в границах центральной провинции. Не просто запечатал, а запечатал его для армий вражеских государств. Как действует заклинание никто как и не понял, но результат на лицо, - маг говорил с все большей экспрессией, было видно, что этот вопрос лично его очень волнует, - отдельные люди, группы, даже отряды могут пересекать границу, а армии - нет. Считается, что маг ан-Винкл рассчитывал на то, что за время действия заклинания, а по легенде, это ровно тысяча лет, сердце империи во главе с императором наберется сил и вновь объединит человеческие земли.
   Маг прервал повествование, для того, что бы промочить горло пивом. Серов, воспользовавшись паузой переспросил:
   - Я так понимаю, что этот самый маг ан-Винкл просчитался?
   - Угу. - не отрываясь от кружки кивнул Арен, - просчитался по всем статьям. Гвардейские полки, набранные из дворянских детей всегда не чурались влезть в политику, ну а когда все начало разваливаться их стала удерживать вместе только общая внешняя угроза. Когда же ее не стало, начался полный разброд. Центральная провинция развалилась сначала не на несколько кусков, потом еще на несколько - каждый сотник возомнил себя императором. Теперь же, хоть и называют эту территорию Закрытым королевством, никакого королевства там нет и в помине. Эта часть человеческих земель превратилась в пристанище для разного рода отрепья со всего мира. Кстати главная резиденция твоего Темного ордена тоже находится там. В общем - более чем веселое местечко.
   - Это не мой орден, - проворчал капитан недовольный, что его, таким образом, причислили к тем - в черных балахонах, - да, кстати, а почему орден "Темный"? Странное название, как будто, они сами себя причисляют к каким-то злым силам.
   - Да нет, - маг пожал плечами, - сказать, что этот орден - гнездо всемирного зла, конечно, нельзя. Просто эти люди, впрочем не только люди, не останавливаются ни перед чем для достижения своих целей - убийства, жертвоприношения, другие темные делишки... Все это не способствует хорошей репутации. А "Темный" этот орден, скорее всего потому, что они все носят эти их черные накидки. Впрочем - не знаю, никогда особо не интересовался.
   - Ясно... - протянул капитан занятый больше своими мыслями, потом сделав в уме какой-то вывод, спросил - так что, думаешь, имеет смысл собрать отряд наемников? Других вариантов устроится - нет?
   - Не знаю... - маг сбился с мысли, - ничего другого в голову не приходит. Для того, что бы купить участок земли нужно быть дворянином. Простому человеку владеть землей запрещено. Ну а арендатором, я думаю, тебе быть не интересно.
   - Хорошо, а что нужно, что бы стать дворянином? - Идея уходить в наемники капитану явно не понравилась. Он как потомственный военный, предпочитал служить Родине а не Золотому Тельцу.
   "Идея купить земли - очень даже не плоха. Построить замок, собрать дружину, заделаться каким-нибудь бароном. А что разве не об этом мечтает половина населения того мира", - такие мысли мелькали в голове путешественника между мирами.
   - Это сложно, на самом деле сложно. Но для начала достаточно, что бы тебя возвели в рыцарское достоинство. Правда, и это тоже нелегко. Поскольку ты не был пажом и оруженосцем, единственный вариант - посвящение в рыцари на поле боя.
   - На поле боя? - Переспросил Серов, - не очень радостная перспектива.
   - Ну, это так только говорят. На самом деле нужно просто сделать какую-то серьезную услугу человеку, который может сделать тебя рыцарем, например, спасти жизнь. Спасешь жизнь какому-нибудь герцогу - будет тебе счастье.
   - Ага, - хмыкнул на такое заявление капитан, - очень просто! Совсем! Типа герцоги каждый день нуждаются в том, что бы им спасали жизнь.
   - Не обязательно жизнь спасать, это я утрирую. Нужно оказать такую услугу, которой он не сможет так просто откупиться деньгами.
   - Хм... а если, - видно на лице Серова отразилось что-то такое, что маг его сразу понял.
   - Нет, ничего такого делать нельзя - нужно, что бы все знали, за какие заслуги тебя возвели в рыцари. Иначе... Ну ничего хорошего тогда не будет, это точно.
   - Да, согласен, вариантов не так уж и много...
  

***

   Колин ан-Рейдл гулял по ночному городу. Во всяком случае, постороннему наблюдателю могло так показаться. На самом деле он работал. Ему, самому большому, как многие считали, неудачнику Темного ордена всегда приходилось исполнять грязную работу. Положение в Темном ордене, как, впрочем, и во многих других магических орденах, зависило от силы внутреннего дара. А дар у Колина был откоровенно слаб. Практически ничтожен. Дара едва хватило на то, что бы добавить приставку "ан" к родовому имени. Иногда маг он задумывался о том, каких вершин он мог бы достичь, если бы не пошел "по магической линии". Колин в мечтах видел себя великим воином, берущим на копье вражеские замки, удачливым купцом, ворочающим огромными состояниями, мудрым и справедливым правителем. В реальности же никаких высот ему достичь не светило. Он едва-едва, спустя многие годы попыток сдал экзамен на ранг подмастерья, ну а на "мастера", замахнуться даже и не пытался.
   Теперь же он выполнял задание одного из приближенных гроссмейстера ордена Гантера ан-Нагла. Одно время поговаривали, что уже не молодой Лаванд ан-Крейн прочил молодого, но перспективного мага на свое место. После смерти, конечно же. Теперь, опять же по слухам, у них вышел разлад - молодой маг не оправдал возложенных на него надежд. Это не могло не радовать. Хотя Колин ан-Рейдл понимал, что ему никогда не достичь таких высот... зависть очень сильное чувство.
   Колину дали задание прошерстить город, однако, параметры поиска были столь расплывчаты, что у дурак понял бы, что иерархи сами не знают, что ищут. Одним из главных направлений поиска был некий меч. Колин, как всякий маг в оружии разбирался слабо. Откровенно говоря никак не разбирался. Однако, компетентные люди утверждали, что меч редкий, а редкий значит заметный. Имея разветвленную сеть осведомителей, можно было надеяться, что получится нащупать след. Как бы там не было, каким бы магом Колин не был, но ищейкой он был не плохой.
   И вот за день до этого вышел на связь один из агентов - есть след. За один день ан-Рейдл успел проделать огромную работу - поговорить с хозяином гостиницы, в которой остановился "клиент", со служками этой же гостиницы, пройтись к магу-менталисту и по оружейным лавкам. Кого-то удалось разговорить золотом, кого-то угрозами, кого-то магией, а кого-то и не удалось... Тем не менее результаты были обнадеживающие. Конечно, с такими сведениями идти в магистратский суд - глупо, но он ведь туда и не собирался.
   Остаток вечера маг потратил на составление отчета о проделанной работе. А когда на город опустилась ночь, в голову закралась одна интересная мысль... Одно дело найти человека, другое - поймать. Возможно, это был его счастливая карта. Сама судьба предлагает воспользоваться шансом...
   Теперь Колин подходил к трактиру "Рыцарский шлем", и его все больше захлестывало волнение. Будучи по жизни человеком невеликой храбрости, он стоял у дверей и думал.
   "Войти, осмотреться - их должно быть двое. Сразу бить или понаблюдать? Имеет смысл затевать драку в трактире или лучше будет подождать, пока они напьются и выйдут. И подловить их в темном переулке. Как назло, темных переулков по дороге к их постоялому двору нет - прямая освещенная улица. На улице нападать хуже - получится громче, быстрее прибежит стража. Нужно входить. Только лицо закрыть - может еще придется вернуться в город, а такая известность не к чему", - примерно таки мысли роились в голове мага. Он чувствовал, что решительность, которую он с трудом накопил по дороге из дома, постепенно выветривается, еще немного, и он уйдет. Ему даже в голову не пришло, что противники могут оказать достойное сопротивление. Как маги они себя не проявили - значит не маги. Какой смысл магу скрывать свой статус - ему же тогда не будут отдавать положенные почести. А не маги - разве могут они что-нибудь противопоставить внутренней силе.
   В глубине души Колин понимал, что не прав, но возможная награда застилала здравый смысл.
   Он открыл дверь, зашел, оглядел зал. Освещения было слабовато но... Через несколько мгновений он увидел то, что искал. Вернее того кого искал. "Клиент" лидел за дальним столиком и мирно попивал местное пиво (которое было, кстати, весьма, недурно) переговариваясь о чем-то со своим спутником. Порядок - можно брать тепленькими.
   Маг сложил особым образом ладонь, и метнул в беседующих заклинание. Заклинание было не смертельным - вызывало временный паралич - он не хотел "портить шкурку". Однако все пошло не так, как задумывалось. В последний момент уже казалось пойманная добыча, смогла ускользнуть. "Клиент" внезапно рванул в сторону, увлекая за собой спутника, и заклинание прошло выше.
   "Ну что ж, не хотите по хорошему - будем по- плохому", - подумал Колин, выбирая что-нибудь посерьезнее из своего небогатого арсенала доступных заклинаний. И тут второй - спутник "клиента" - встал. Его темный плащ, с которым он не расстался и в таверне, всего на мгновение распахнулся... но этого мгновения оказалось достаточно. На нем был одет широкий матерчатый пояс. Красного цвета. Это означало только одно - пора встречать смерть. Против боевого мага Колин не мог сделать ничего. Последним чувством в жизни мага-неудачника была досада. Досада на себя, начальство, мага-огневика, весь мир и судьбу- злодейку.
  

***

   - Тихо, - казалось бы ни с того ни с сего произнес капитан, - кажется, это пришли за мной.
   - Что, - маг начал было поворачиваться ко входу, но Серов его остановил.
   - Не подавай виду. Сейчас посмотрим, что он будет делать. Ага... Падай! - Одновременно с командой, капитан дернул не ожидавшего такого поворота мага и они вместе упали на пол.
   Такого маг стерпеть уже не мог - он много сет учился на боевого мага не для того, что бы теперь прятаться под столами в трактире. Ариен встал и бросил взгляд на своего противника - кажется ничего серьезного, по крайней мере его первое заклинание было откровенно слабым.
   В следующее мгновение произошло несколько событий. Во-первых, маг, пришедший в трактир, увидев своего соперника попытался сбежать. Он успел сделать два шага. Во-вторых, Ариен воспользовался своей силой и бросил в противника заклинание - простенький огненный шар - просто для того, что бы прощупать защиту. В-третьих, в охватившей зал тишине неожиданно громко прозвучал крик Серова:
   - Не убивай, мне он нужен.
   Но огненный шар уже догнал неудачливого мага, а тот, видно сделав ставку на быстрые ноги, не выставил защиту. В мгновенье ока его правый бок взорвался искрами. Убегающий маг запнулся и упал - предупреждение капитана запоздало.
   Потянуло запахом жареного мяса.
   Все эти события, описанные в нескольких абзацах, на самом деле заняли несколько ударов сердца. Все это время в обеденном зале висела странная тишина. Будто в театре - люди наблюдали за развернувшимся действием. Только когда в воздухе проявился специфический запах паленого мяса, кто-то, сидящий ближе к двери и оказавшийся слишком впечатлительным, с характерным звуком избавился от недавно употребленного обеда.
   Чувствуя, что сейчас все придет в движение, Серов посчитал за лучшее как можно быстрее ретироваться. По еще юношеской хулиганской привычке он дернул застывшего истуканом мага за руку и с криком "Атас, сваливаем" бросился в сторону выхода. Знакомится с представителями местных сил правопорядка не хотелось совсем. Именно их рывок послужил сикналом к тому, что все вокруг пришло в движение. Простые обыватели, не привыкшие к тому, что в их присутствии швыряются заклинаниями, легко впали в панику. Еще мгновенье назад убийственно спокойное место зашевелилось как разворошенный муравейник.
   Первыми выбравшись из трактира, спутники перевели дыхание. Нужно было уходить, но перед уходом, оставалось одно незаконченное дело. Человек, напавший на них, был все еще жив хоть и находился в тяжелом состоянии. Поколебавшись пару мгновений, Серов втащил из ножен короткий нож и чиркнул им по шее лежащего без сознания человека. Как это не противно - добивать беспомощных - но оставлять за спиной живых врагов - последнее дело. Глядя на манипуляции Серова. Ариен прокомментировал:
   - Дай лучше я, - он опять неуловимым образом взмахнул рукой, и уже безжизненное тело вмиг занялось пламенем. Спустя несколько ударов сердца от трупа остался только пепел. - Вот так, не нужно давать шанса некромантам.
   - Некромантам? - Переспросил капитан.
   - Ну да, - уже на бегу к своему постоялому двору, объяснил маг, - такие люди, впрочем не только люди, которые умеют поднимать мертвых.
   "Твою ж мать, куда я попал", - только и подумал Серов.
   На постоялом дворе они быстро собрали вещи - благо их было не так много - и направились прочь из города.
   Закрытые на ночь ворота оказались не таким сложным препятствием. Всего несколько монет и перед друзьями отворили небольшую калитку.
   "Правило про осла груженного золотом работает и в этом мире тоже".
  

Глава 6

  
   Капитан сидел в седле и рассматривал проплывающие пейзажи. Так, во всяком случае, казалось со стороны. На самом деле он думал. Деревенские же красоты уже давно не впечатляли.
   Казалось бы, что может быть проще - собрать отряд профессиональных "псов войны", или как их здесь называют. Если судить по разным книгам о средневековье - количество вооруженных людей, согласных продавать свое оружие тому, кто больше заплатит - не мало. Очень. Все это так, и проблема не выглядит не решаемой, если не вдумываться более серьезно.
   Проблема подошла, как обычно, с той стороны откуда не ждали. Наемников действительно было много - в каждом городе была точка, где можно за умеренную плату подобрать себе охранника, нанять отряд для разовой операции или, если средства позволяют, завербовать небольшую армию. Вот только у всех отрядов уже были командиры, а те, кто предпочитал искать работу в одиночестве, соответственно в отряды вступать не спешили. Серов оказался в глупой ситуации - близок локоток, да не укусишь.
   Именно такие думы занимали капитана. Единственное, что отрывало от размышлений, была боль стертой до основания задницы. Как и предполагал капитан, просто так ему наука верховой езды не давалось. Только одно спасало - Ариен на каждом привале что-то химичил над "раненным органом" и боль на время уходила. Да и заживало все гораздо быстрее чем обычно. На большее мага не хватало - он все же специализировался на другом.
   Ариен с "кадровой" проблемой помочь тоже не смог. Он сам был очень далек от всей этой наемнической кухни, и, пожалуй, в первый раз не смог дать квалифицированную справку.
   Друзья уже третий день не спешно двигались на юг. Минуя большие дороги, предпочитая им зачастую едва натоптанные тропинки - дабы не привлекать лишнее к себе внимание - они направлялись в сторону больных баронств. Поближе к потенциальному нанимателю, так сказать.
   - Придумал что-нибудь? - Ариен периодически спрашивал хмурого капитана, чем невероятно раздражал последнего. Серову приходило на ум сравнение с маленькими детьми, которые спрашивают через каждые полминуты "мы уже приехали?". Кроме того раздражало необъяснимым образом всегда хорошее настроение мага. Казалось, с лица огневика улыбка не сползает никогда. Впрочем, все это напрягало только из-за своего плохого настроения.
   - Нет, все еще не придумал. С тех пор как ты спрашивал меня в прошлый раз, ничего не изменилось. Дальше гениальной мысли самому на первых парах вступить в чей-то отряд мысли не уходят.
   - А ты гони их подальше, может и уйдут, - хихикнул маг.
   - Умный да?
   - Ну, да - не зря же столько лет учился.
   Серов не стал отвечать - припиратся с магом не было настроения. Вместо этого он огляделся вокруг. Тропка, петляющая между деревьями, по которой они ехали, внезапно вывела на довольно широкую дорогу. Хоть путники и стремились избегать крупных дорог, на этот раз они не сговариваясь направили лошадей по новому пути. Во-первых они отъехали от города уже достаточно далеко для того, что бы не опасаться случайных взглядов, а во-вторых ехать на лошади по лесу - то еще удовольствие.
   Дорога была абсолютно пустой: за полдня путники не встретили ни одного человека. Казалось, что так будет продолжаться и дальше но... Но вскоре случилось событие, которое заставило кардинальным образом пересмотреть планы и в некотором роде помогло решить некоторые проблемы.
   Все началось с того, что за очередным поворотом дорогу путникам преградило поваленное дерево. Как видно, лежало оно тут совсем недавно, так как хоть движение на дороге совсем не походило на центр мегаполиса в час пик, заброшенной она тоже не выглядела. Да и другие мелкие детали на это указывали: надломы на ветках выглядели свежими, осыпавшаяся кора еще не испачкалась в дорожной пыли, да и листья совсем не выглядели завядшими.
   Такая необычная деталь пейзажа мгновенно выбила из головы все остальные мысли и заставила друзей остановиться.
   "Засада", - первая мысль которая пришла капитану в голову, - "не иначе!"
   Как ни странно, такая тревожная по своей сути мысль не принесла за собой не то что страх - даже какое-то опасение. Наоборот, настроение Серова резко поползло вверх. Возможно, причиной этого была некая карикатурность ситуации - бревно на дороге, засада, стрелы летают туда-сюда из кустов растущих вплотную к дороге. Капитан огляделся - действительно, кусты наличествуют. Возможно, причиной улучшения настроение было то, что капитан путешествовал с магом, а маг это тот еще джокер. Всем джокерам джокер. Такого разбойники явно не ожидают.
   Тем временем события развивались своим чередом. Из тех самых кустов, на которые обрати внимание капитан, на дорогу стали выходить разбойники. Выглядели они не очень воинственно. Пожалуй, что никто, даже очень большой знаток не отличил бы этих "работников ножа и топора" от крестьян, виденных на полях вокруг. Впрочем, удивительного в этом ничего не было, ведь по большому счету это и были крестьяне. Именно поэтому они выглядели не очень воинственно. С другой стороны, если учитывать их количество, а на дорогу вышло десятков эдак пять здоровых мужиков, для случайных путников они могли представлять нешуточную опасность. Не понятно, чего они ждали, но почему-то никаких действий никто не предпринимал. Наконец на дорогу вышли последние - среди них оказалось несколько лучников, которые, пожалуй, представляли собой наибольшую опасность и вожак. То, что это был вожак, кричал весь его вид и то как он держался.
   "Идиоты", - комментировал Серов в уме действия бандитов, - "нет что бы пострелять всех тихо из кустов, так нет же нужно выйти, показать всех бойцов, небось, еще поговорить сейчас захочет. Бывают же еще такие придурки".
   И действительно, вожак банды подошел поближе и театральным жестом призвал гудящую толпу к тишине. Как видно он был не лишен тщеславия и работал на публику.
   "Сейчас предложит отдать все и тогда он нас отпустит", - продолжал капитан комментировать увиденное, все происходящее доставляло ему искреннее удовольствие. - "Хотя может вожак и не такой и идиот, скорее всего они вышли на дело первый раз и еще не успели запачкаться кровью - иначе бы не церемонились".
   - Уважаемые господа, - преувеличенно учтиво начал главарь разбойников, - очень прияно повстречать вас здесь, на этой дороге. Видите ли, наша... э... компания несколько поиздержалась, и мы хотели бы попросить вас пожертвовать часть имущества в пользу... э... малоимущих.
   "А чудак не лишен дара красноречия, интересно, откуда он такой здесь взялся. Явно не от сохи мужик, в отличие от остальных. Вон и меч где-то раздобыл. То ли дезертир то ли опустившийся дворянин. Скорее второе".
   - И что вы можете предложить нам со спутником, если мы таки пожертвуем часть вещей хм, малоимущим, - на слове "малоимущих" капитан запнулся - нищими компания явно не выглядели.
   - Мы э... - Похоже, вожак не был готов встретить таких сговорчивых "клиентов" и просто растерялся. Он запнулся на несколько мгновений, но так и не найдя подходящих слов крикнул во всю глотку, - бей их, ребята.
   "Нда, переоценил я его красноречие", - успел подумать капитан выдергивая пистолет и нажимая на курок.
   В то же мгновение лучники отпустили тетивы и с десяток стрел сорвались в полет. Полет вышел не долгим: за полметра от друзей стрелы наткнулись на что-то типа защитного экрана, поставленного магом. Поскольку Ариен был магом огня, стрелы вспыхнули и в мгновенье ока осыпались пеплом.
   - Стоять ублюдки!!! - во всю мощь легких выдохнул капитан, от усердия даже привставая на стременах. Выработанный за годы службы командный голос не подвел и в этот раз. Толпа, вооруженная кто чем, замерла. Замерли они конечно не от того, что испугались крика. Вот только крик был подкреплен наглядной демонстрацией силы, причем силы магической - выстрел из пистолета в суматохе все также приняли за магию, благо Серов в скорости извлечения пистолета не сильно уступал распиаренным американским ганфайтерам. Так что разбойники вполне обоснованно приняли друзей за пару магов, что сулило им большие неприятности. В тишине было отчетливо слышно, как пытаются крутиться заржавевшие шестеренки в головах этих несознательных граждан. Похоже, они начали осознавать в какую дурно пахнущую субстанцию они вляпались. Некоторые, которые были посмышленее начали потихоньку смещаться в сторону кустов, однако под нехорошим взглядом мага как-то сразу увяли и больше дергаться не пытались.
   - Кто у вас тут старшой? - Бывшие крестьяне неуверенно заозирались в поисках представителя руководства, но как видно таких не нашлось.
   - Дык, ваша милость, вот он наш старшой, остывает ужо, - один из разбойников - мужик лет сорока-пятидесяти, выделявшийся среди других почтенным возрастом и густой бородой, взял себя в руки и решился поговорить с добычей, которая внезапно стала охотником.
   Опять проявился странный эффект заклинания, обучающего незнакомому языку. Серов отчетливо понимал, что то, как говорит недавний крестьянин, не имеет никакого отношения к говору русской деревни. Не смотря на это он воспринимал говорящего именно так, как если бы перед ним был житель какой-нибудь глубинки в средней полосе России.
   "А я даже не догадался спросить, распространяется ли знание языка на умение читать-писать, как же я это так затупил?" - удивился сам себе капитан. В слух же произнес:
   - А еще кто-нибудь из командного состава есть?
   Крестьяне опять стали опасливо переглядываться. Опыт их прежнего командира говорил о том, что главным быть, не только почетно, но и очень опасно. Будучи же только недавно оторванными от сохи они оставались людьми практичными до мозга костей: как говориться - лучше синица в руках чем...
   - Понятно... - задумчиво протянул капитан, - тогда ты будешь главным.
   Тот самый мужик, который откликнулся в первый раз и теперь неожиданно для себя получил руководящую должность, явно был не в восторге от такого поворота. Во всяком случае, по его лицу читалось, что ничего хорошего он от судьбы не ждет.
   Внезапно маг, доселе наблюдавший за развернувшимся перед ним действием молча, не проявляя к крестьянам, в общем-то, никакого интереса, наклонился к Серову и тихо спросил:
   - Может, поедем уже - за нами они уже не погонятся, а чистить окрестные лесса от всякой швали на это никакой жизни не хватит. Уж столько здесь всяких облав проводили - казалось бы, все уже могли бы понять, что разбойничать в округе можно только плохо и не долго, так нет - все время появляются новые. И откуда только берутся.
   - Знаешь, - на лице капитана появилась хитрая улыбка, от которой некоторым в окружающей толпе стало не очень хорошо, - есть у меня одна мысля. Кажется, я нашел, где взять отряд наемников.
  

***

   Сказать, что Ариен был удивлен - не сказать ничего. Причем удивлен он был со всех сторон. Нет, он уже привык, что его спутник полон сюрпризов, но вот магии за ним еще не наблюдалось. Впрочем, маг, в отличии от всех остальных заметил, что Серов воспользовался неким предметом, из которого вырвались языки пламени. Ариен еще раз убедился, что не зря пошел за своим спасителем, вот только любопытство... любопытство съедало его все сильнее. Что касается идеи создать отряд из крестьян... На первый взгляд идея была абсолютно бредовая. Бредовая на столько, что нормальному человеку в голову она бы и не пришла. Ну какие из крестьян наемники. Они же не то, что не знают с какой стороны за меч браться, у них мечей банально нет. Толпа вокруг была вооружена кто чем: вилы, плотницкие топоры, косы, обычные дубины. Единственными, кто мог принести хоть какую-то пользу, по крайней мере, на первый взгляд был десяток лучников. Впрочем, вооружены они были простыми охотничьими луками-однодеревками. Такие луки использовать в качестве боевого оружия - не очень. Низкая сила натяжения, соответственно невысокая дальнобойность, да и портятся быстро. Нет, таким оружием воевать нельзя.
   Все эти соображения маг высказал Серову, На что тот ответил не совсем понятной Ариену фразой:
   - Терпение, мой друг, Москва не сразу строилась, - и спустя пару мгновений добавил, - в любом случае я собирался тренировать отряд по своей системе. Этих, во всяком случае, переучивать не надо. Из них получатся хорошие воины. Лучшие воины всегда получаются из крестьян...
   Если бы огневик мог заглянуть в мысли своего спутника, он бы увидел, что тот совсем не так уверен в своих словах, как пытается это показать.
   Однако, не смотря на всю кажущуюся бедовость идеи, Серов развил бурную деятельность. Он слез с лошади, и ничуть не стесняясь того, что еще недавно эти люди хотели его ограбить и вероятно убить принялся командовать. Что самое интересное, крестьяне покорно выполняли команды. Как видно они не просто не успели осознать всю абсурдность ситуации.
   Тем временем Серов быстро разбил толпу на пять десятков и над каждым поставил соответственно десятника. Всего получилось пять десятков, разбитых по типу наличного вооружения. Таким образом, образовался десяток лучников, два десятка "легкой пехоты" с топорами и дубинками и два десятка "копейщиков" с косами, вилами и импровизированными копьями.
   - Отлично... - капитан отступил на несколько шагов назад, как бы осматривая свое новое воинство. Воинство, надо сказать, было еще то. Поделенные по десяткам и построенные в две линии они совсем не выглядели могучей силой. Бывшие разбойники с большой дороги, а теперь воины отряда наемников стояли, неловко переминаясь с ноги на ногу, сопя и тихо матерясь на свою нелегкую долю, и больше всего напоминали тех, кем они по большому счету и были - обычных крестьян, вовсе не от хорошей жизни, вышедших на дорогу.
   - Так... хм... ладно... у вас же тут есть какая-то база? - Осведомился Серов у свеженазначенного "главного".
   - База? - Глаза того выразили неподдельное удивление.
   - Ну да база, - и увидев, что его не понимают, - ну место, где вы все живете. Не из чистого же поля вы вышли на промысел.
   - Ааа... вот оно что, дык, ваша милость, на хуторе мы осели, покинутом. Тут недалече, - бородатый махнул куда-то в сторону леса.
   - Ну, веди... старшой. И это, вы все, если кто-то попытается сбежать - найду и порублю в мелкие кусочки.
   По строю прошелся недовольный шепоток. Ариен про себя улыбнулся: эти бандиты явно не привыкли к дисциплине. Это, пожалуй, будет самой большой проблемой.
   Сам маг за то время пока капитан разбирался со своим "воинством" успел немного поразмыслить и пришел к выводу, что идея Серова совсем не так безумна, как кажется на первый взгляд. Да, за месяц из этих недотеп полноценных воинов не сделаешь, да и за два тоже, но если поднапрячься, приложить усилия... В конце концов, во многих государствах армии так и набирают - берут толпу крестьян, дают им толковых десятников и... кто поле первого сражения выжил - считай полноценный воин.
   "Надо будет смотаться в ближайший город и найти там несколько опытных служак. Таких, что не раз и не два выбивали дурь у мяса и ставили в строй не одно поколение. Главное что бы они до этого не разбежались", - такие мысли крутились в голове мага, в то время, пока они пробирались по еле заметной лесной тропинке сквозь густой подлесок к месту их будущей "базы".
   "Странное слово", - подумал Ариен, никогда не слышал, - "откуда Александэр его вытащил. Хотя... в военном деле он явно разбирается лучше меня".
  

***

   Хутор оказался явно больше, чем представлял себе капитан. В его понимании хутор - это несколько домов недалеко от другого населенного пункта. Здесь же на лесной вырубке стояло два десятка невысоких бревенчатых домиков. Было видно, что населенный пункт долгое время был заброшенным, и только недавно здесь опять поселились люди.
   Распустив людей по домам, Серов вместе с магом направился в дом, где раньше жил покойный предводитель. Кроме друзей капитан приказал идти туда же "старшине" - тому самому бородачу, которого, как выяснилось звали Брадом, и всем десятникам.
   Зайдя в дом капитан осмотрелся - это был традиционный одноэтажный сруб на две комнаты и кухню, вокруг печки. Внутренне убранство красотой явно не блистало. Вся мебель, которой было прям скажем не очень много была грубая, но предельно надежная. Пройдясь по дому капитан вернулся к "гостям". Те столпились на небольшой кухоньке которая служила еще таким себе коридором между открытыми по-летнему сенями и спальнями. Посреди кухни находился большой стол, занимавший большую часть ее небольшой площади. За этот стол капитан и пригласил присаживаться "господ разбойников".
   - Ну что, будем думать, как жить дальше? - Обратился капитан к собравшимся.
   Собравшиеся ответили тишиной. Магу самому стало интересно, что будет дальше, а остальные... По их лицам было видно, что думать они не очень приучены. Во всяком случае думать о чем то более эфемерном, чем насущный кусок хлеба.
   - Ну что ж, тогда я буду говорить, а вы будете слушать, - похоже, что Серов именно такой реакции от собеседников и ожидал, и отсутствие бьющего фонтана идей принял как должное. - Вы все знаете, что делают с пойманными на дороге разбойниками. Их вешают на ближайшей ветке. Так что можете считать, что я вас всех уже приговорил и повесил. Теперь ваша жизнь уже вам не принадлежит. Ваши жизни принадлежат мне. И я могу ими распоряжаться, так как захочу. Это ясно.
   Судя по выражениям лиц, это было, в принципе, понятно, но особого восторга такая постановка вопроса, ни у кого не вызвала. Оно и понятно - возможность быть повешенным любую секунду радости не доставит никому.
   - В тоже время, зверствовать я не буду. Те, кто будет выполнять приказы, тот будет жить, и я сделаю все, что бы верные мне люди жили хорошо.
   - Для того, что бы вы поняли, что все серьезно, я ввожу правило коллективной ответственности. За проступок одного будет отвечать весь десяток. Наверное, вам уже пришла мысль сделать отсюда ноги, причем так быстро, как это только возможно. Предупреждаю, если сбежит один, я накажу весь десяток так, что вы запомните это на всю жизнь.
   - Теперь о более насущных вещах. Нам нужно здесь что-то есть. Кроме того, нужно съездить в ближайший город за кое какими вещами, необходимыми в жизни. По поводу провизии: здесь в округе есть какие-нибудь деревни?
   - Эээ да, ваша милость, как же не быть. Неподалече тут четыре небольших деревеньки домов по полсотни в каждой.
   - Ну вот и отлично. Я думаю, что не ошибусь, если предположу, что вы все родом из этих деревень, так? - Войдя в образ оратора, Серов заговорил длинными витиеватыми фразами, однако глядя на лица собеседников, выражающие непонимание, поправился, - вы все родом из этих деревень?
   - Да, ваша милость, почти все. Кое-кто из сел подальше. Токмо этот, старшой, которого вы того... прибили он городским был.
   - Ну вот и отлично, значит завтра пойдете в ближайшее село и купите еды. А вообще... за еду будешь отвечать ты, - капитан ткнул пальцем в одного из десятников "копейщиков", тебя как зовут?
   - Сарнв я, ваша милость.
   - Вот и отлично. Я тебе дам денег, ты возьмешь часть людей, и займетесь обеспечением провизией. Да, кстати, тут какие-то водоемы в округе есть? Ну, реки там, ручьи, озера.
   - Есть, небольшая речушка тут недалеко, - опять откликнулся бородатый.
   - Хорошо, пусть несколько человек наловят рыбки. Ну вобщем не мне, городскому жителю вас учить. Охота, силки там всякие - разберетесь.
   - Твой десяток будет отвечать за готовку еды, - это уже ко второму "копейщику", - и только попробуй готовить не вкусно... Так... да, что еще нужно... нужно выставить охранение. В охранение пойдут лучники. Нужно разослать по паре человек в разные стороны дороги - если увидят кого-нибудь, кто мог бы ехать за нами - пусть поднимают тревогу. Остальных - парами в леса вокруг. Пусть ходят, смотрят. Задание то же. Ясно.
   Десятник лучников кивнул.
   - Остальным задание придумаю попозже. Что бы никто не обольщался - скучать будет некогда. А да, еще десяток пойдет со мной в город в качестве охраны. А теперь - капитан выглянул в маленькое, затянутое каким-то местным аналогом бычьего пузыря окошко - всем отбой, в смысле ложимся спать. Встаем на заре. Буду делать из вас солдат.
   Следующие несколько дней прошли достаточно однообразно. Серов начал работать с будущим отрядом с физической подготовки. На самом деле, все мужики были деревенские и слабаков среди них не было. Зато наблюдались явные проблемы с выносливостью. Именно на выносливость капитан и сделал поначалу акцент. Каждое утро начиналось с пробежки по лесу. Бегать среди деревьев, проламываясь через кустарник и перепрыгивая корни было конечно не удобно, но никто санаторной жизни и не обещал. Подгоняя пинками и затрещинами отстающих, Серов выводил колонну на поляну посреди леса, где все еще долго занимались "школьной физкультурой". Завершалась утренняя зарядка заплывом на речке - благо все более мене умели плавать. В первый же день появились недовольные тем, чем они занимались, однако их было не много: десятники более-менее справились с разъяснительной работой и все понимали, что до греха лучше не доводить. Впрочем, капитан не обольщался - если бы за его спиной не было "артиллерийской поддержки" в виде мага, его давно бы уже придушили. И ничего бы не помогло - ни огнестрельное оружие, ни боевые навыки - навалились бы числом и все - тю-тю.
   С теми же, кто начал выказывать недовольство, капитан поступил так, как когда-то делал один подполковник еще в училище той, прошлой жизни...
   ... Полсотни мужиков ломились сквозь лес как стадо лосей. Лесную тишину разрывал хруст ломающихся кустов, хрустящих пож ногами веток и громкого, очень громкого дыхания. Казалось бы, как можно дышать так громко, что с окружающих деревьев в ужасе разлетались птицы. Однако можно, особенно, когда таким образом шумит не один человек а сразу много. По началу к этим шумам приплетались то и дело раздающиеся с разных концов цепочки крепки матерки. Потом на это стало не хватать воздуха и все бежали молча. Серов, даже слегка подрастерявший за последние пару десятков дней форму порхал вдоль колонны как бабочка, вызывая ненавидящие взгляды пыхтящих крестьян. Он не собирался никого загонять, но несколько километров с утречка пробежать наметил.
   Первым начал отставать не самый старший, назначенный старшим - "взводный, как его про себя называл Серов" - тот как раз держался молодцом. Отставать начал молодой парень из десятка лучников. Перемесившись в хвост отряда, отдав предварительно команду держать курс на ближайшую поляну, на которой могло отдохнуть полсотни душ, капитан стал подгонять молодого. Сначала словом, потом делом. Нужно, правда признать, что помогало не очень. Парень был явно физически слабее остальных и держался "в строю" только на морально-волевых. Ну как морально-волевых - на бегущего рядом капитана он смотрел с таким ужасом, что было понятно - будет бежать пока сможет шевелить ногами.
   "Что ж им там десятники понарассказывали то такое. Вроде не совсем людоед, что бы меня боятся уж так", - успел подумать Серов, перед тем, как парень таки не выдержал и упал - слегка зацепил ногой торчащий из земли корень. В другом случае, он бы даже и не заметил, но теперь... Теперь он растянулся на подстилке из травы и листьев и вставать похоже не собирался.
   Серов наклонился и перевернул парня на спину.
   - Эээ парень, да ты сознание потерял, нихрена ж себе, - пробормотал он склонившись над бесчувственным телом, потом обернулся на успевших отбежать остальных и крикнул, - отряд стой!!!
   Однако отряд остановился далеко не сразу. Команду услышали только самые задние, а колонна растянулась к тому времени уже достаточно сильно.
   "Нда... , - думал капитан, глядя, как к нему подтягиваются запыхавшиеся, тяжело дышащие мужики, - долго же мне придется вас тренеровать, пока из вас выйдет хоть что-то похожее на солдат".
   - Значит так, - начал он, дождавшись последних, вернее для этой ситуации - первых, - что мы здесь видим?
   - Загнали паренька, - прозвучал голос из-за спин.
   - Изверги, - поддакнул ему второй.
   - Это кто там такой умный говорит сзади. Может выйдет и покажется перед всеми.
   Спустя несколько мгновений раздвинув плечами стоящих перед ним, вышел здоровяк за два метра ростом. Судя по оружию из копейного десятка.
   - Ну я сказал, что скажешь моему магу меня изжарить?
   - Нет, не скажу. Ты, раз такой добрый и жалостливый будешь помогать ему, - капитан кивнул на лежащего парня, - двигаться дальше. Мы команда и своих не бросаем ясно?
   Толпа вокруг одобрительно зашумела. Похоже, такой подход им нравился. Сам же возмутитель спокойствия оглянувшись на товарищей и не найдя в их глазах сочувствие - принцип "инициатива трахает инициатора" был справедлив и для этого мира - нагнулся и легко взвалил себе на плечо бесчувственное тело.
   - Продолжаем движение. Дальше я следить за отстающими не буду. Следите сами. Если кого-то потеряем - отхватит весь десяток. Побежали.
   Когда вся колонна выбежала на поляну и получила команду остановиться, над лесом прозвучал вздох облегчения. К этому времени нести пришлось еще двух отставших. Нужно отдать должное: предупреждение Серова возымело действие, те парни, которые были в беге посильнее, внимательно следили за хвостом колонны и никого не потеряли.
   Сил на то, что бы выполнять команду "стой" у многих уже не было. Такие просто попадали без сил, стеклянными глазами уставившись в небо. Однако, капитан не планировал давать своим подопечным особо разлеживаться. Отдышавшись сам, он подождал еще немного, а потом принялся всех поднимать - на очереди была разминка.
   Сказать "поднимать" оказалось проще чем сделать. В ход сначала шли уговоры, потом угрозы но, как он чаще всего и бывает, больше всего пользы принес ""целительный пинок".
   С горем пополам построив всех в шеренгу, капитан принялся демонстрировать упражнения.
   Вот тут тихое недовольство перешло во вполне себе "громкое". Из строя начали раздаваться выкрики о том, что сил ни у кого нет, что надо бы отдохнуть и вообще, где это видано так надрываться. Распалив себя вербальным способом, толпа начала переходить к тому, чтобы выказать свое неудовольствие более радикальными методами. Но в этот момент инициативу перехватил в свои руки капитан. Здраво рассудив, что лучше объясниться с конкретным человеком, чем сразу со всеми он выкрикнул:
   - Не нравится, кому не нравится, пусть выйдет и объяснит мне это лично. - И добавил после паузы, - обещаю, калечить не буду.
   Хоть последнее замечание и натолкнуло некоторых, самых смышленых, что не все так просто, из строя немедленно вышел тот самый бугай, который нес потерявшего сознание парнишку.
   "Экий активист попался, - отметил про себя капитан, - таких надо контролировать, а иначе могут натворить за спиной столько дел".
   - Отлично, подойди и выскажи мне все, что ты думаешь, - Серов встал в классическую боксерскую стойку, как бы намекая, как именно нужно высказывать.
   Бугай не заставил себя долго ждать. Приблизившись на несколько шагов, он резко рванул вперед, расставив широко руки. По деревенской привычке, решил задавить массой, что впрочем не раз ему удавалось. Удалось бы и в этот раз, если бы капитан крепко спал. Во всех остальных случаях получилось бы то, что в итоге и получилось.
   Капитан резко нырнул под левую руку, уходя с линии движения нападающего, не забыв, впрочем, оставить правую ногу на его пути, через которую тот закономерно и перцепился. Пролетев пару шагов бугай с громким шмяком упал на землю. Однако такие мелкие неудачи не могли его остановить. Как видно посчитав первый раз досадным недоразумением, во второй раз он действовал ровно таким же образом. И собственно говоря, полетел опять.
   Можно было бы конечно отправить его в нокаут и с первого раза, однако проявив нехитрые познания в психологии, капитан решил, что воспитательный эффект будет не тот. По голове получить - это дело, как говорил Карлсон, житейское, а вот когда над тобой смеются... Для многих это гораздо неприятнее.
   На третий раз Серов решил заканчивать бесплатное представление, однако бугай видно понял, что одной массой дело не решить и стал проявлять осторожность. Во всяком случае, на третий раз бросаться очертя голову он не спешил. Тогда форсировать события принялся капитан. Быстро двумя шагами приблизившись он сделал вид, что будет бить прямым слева, заманчиво открываясь для правого бокового. Бугай повелся и с широким молодецким размахом засадил Серову в ухо. Вернее попытался засадить. Вместо ожидаемой головы клак ушел в пустоту. Там, в пустоте, капитан руку и перехватил. Опять уйдя вниз он захватил кисть, направив энерцию удара вниз, одновременно поворачиваясь вокруг своей оси как бы "наружу" - "тенкан" по терминологии айкидо. Второй рукой он при этом обхватил локоть, так, что бы рука была выпрямлена. После этого, довернув вращение до ста восьмидесяти градусов, капитан телом надавил на локоть, продолжая уводить чужую кисть вниз-вправо.
   Раздался болезненный вскрик. Бугай, следуя за своей рукой, упал сначала на колени, а когда Серов продолжил давить, лег на живот. Оставалось только завернуть многострадальную руку за спину "по-милицейски" и придавить чуть сильнее, что бы бугай встав не бросился опять в атаку. И правда, с полностью онемевшей правой рукой драться не очень сподручно.
   - Все вставай, - Серов хлопнул лежащего на земле по спине, - на сегодня с тебя хватит. Если хватит дури в голове, подходи завтра получишь еще порцию трындюлей.
   Самое интересное, что не смотря на то, что иконно русское слово "трындюли" на общеимперский заклинание перевести не смогло, бугай все прекрасно понял. Поддерживая пострадавшую руку, он только кивнул и молча направился в сторону замолкшего строя.
   - Ну вот что смертники, - теперь капитан обращался уже ко всем, - я не потерплю пререканий. Следующий раз, если кто-гибудь будет возмущаться или другим способом не выполнять приказы, так легко вы не отделаетесь. Следующий раз, я обязательно кому-нибудь что-нибудь сломаю. А теперь, повторяйте за мной.
   Дальше тренировка пошла как по маслу.
   В таком темпе прошел первый десяток дней. Больше никаких, достойных упоминания происшествий, за это время не случалось. Каждый день начинался с пробежки, зарядки и плавания в реке. Потом был обед. А ближе к вечеру, когда спадала дневная жара, капитан занимался с подопечными рукопашным боем. Вообще то он несколько сомневался в полезности, как сказал Ариен - руко-ногомахания. Действительно, вспоминая старый анекдот "ну куда ж он голой пяткой и на шашку то!". Но никаких упражнений с местным -холодным - оружием он преподать не мог, да и не было этого оружия, а оставлять бойцов наедине со скукой - последнее дело. Как говорит старая армейская поговорка, "чем бы солдат не занимался, лишь бы зае...ся".
   В этих словах кроется многовековая мудрость, а поскольку зеленки под ругой не было, да и трава была по весеннему зелена, приходилась довольствоваться уроками рукопашного боя. Благо после этих уроков бойцы думать про что либо еще кроме еды и сна уже не могли.
   В таком темпе небольшой лесной лагерь прожил с десяток дней. Мужики уже стали потихоньку втягиваться в такой ритм жизни, и капитан все чаще думал о том, что пора бы найти для своих подопечных тренеров по холодному оружию. Да и само оружие неплохо было бы закупить. Не считать же, в самом деле, то, чем сейчас были вооружены бывшие разбойники оружием. Так, эрзац, пока не найдется ничего получше.
   - Ариен, - обратился Серов к магу в один из вечеров, - я тут планирую вылазку в ближайший город. Тебе что-нибудь нужно? Я то за оружием еду. Может прихвачу пару наемников в качестве тренеров.
   - Знаешь, Александэр, - мне тут скучно, - идя с тобой, я думал, что меня ждут приключения, а мы уже который день сидим в этом богами забытом месте, и ничего интересного не происходит.
   Действительно, последнее время маг был сам не свой. Обычно не унывающий и улыбающийся во все тридцать два, он стал каким-то задумчивым и отрешенным. Серов, впрочем, не придавал этому особого значения - мало ли, что могло быть. Да и времени на то, что бы остановиться и осмотреться вокруг, просто не было. Все уходило на тренировки и на решение бытовых вопросов, коих оказалось великое множество.
   - А ты рассчитывал, что мы сразу же бросимся щтурмовать замки, изводить ужасных монстров исследовать дальние страны? Или что в твоем понимании - приключение? Для того, что бы первая переделка, в которую ты попал, не стала последней, нужно усиленно готовиться. Именно этим мы и занимаемся. Ты мог бы тоже заняться чем-нибудь полезным.
   - Чем я могу заняться посреди леса? - Язвительно ответил маг.
   - Ну откуда я знаю, чем маги занимаются посреди леса, - в тон ему ответил Серов. - А вообще мог бы уже и сам смотаться в город. Сколько здесь? День пути? Город правда тот еще - одно название. Но все же. Может там найдешь для себя что-нибудь интересное.
   - Правда? - Похоже такая простая мысль в голову мага не приходила. - Давай я тогда с тобой съезжу - все будет веселее.
   - Ага, и маму в дом, только мамы нам здесь и не хватало, - ответил капитан цитатой. Однако, что не удивительно, маг его не понял. Пришлось пояснить, - мы вдвоем уедем, а подопечные? Разбегутся как тараканы. Вмиг! Я планировал тебя оставить старшим на хозяйстве.
   - Тараканы, - маг услышал очередное непонятное для себя слово, - кто такие тараканы?
   - Насекомые такие, мелкие, склонные к разбеганию, - хмыкнул Серов. - Не суть важно. Важно то, что когда я вернусь, а я планирую выйти завтра с утречка, пораньше, то есть день туда, день-два там, день обратно, на круг дня четыре получается, можешь устроить себе выходной и ты. Съездишь, полазишь по городу. Чем там маги обычно занимаются.
   Тут капитан понял, что за всеми заботами, так и не узнавал, чем занимаются маги в обычное время. Все его знания были почерпнуты из фэнтезийных книг и таких же фильмов. Там маги тратили свое время на то, что бы спасать-уничтожать мир, создавать-уничтожать великие артефакты и... пожалуй все. Разве что они учеников часто брали. В основном, почему-то из сирот.
   - Да, - соглашаясь со своими мыслями произнес он, хотя постороннему наблюдателю было бы совсем не понятно почему именно "да", - а почему ты ходишь без ученика? Это как-то не канонично. У каждого мага должен быть ученик.
   - Так то у мага-мастера. А я - подмастерье. Для того, что бы стать мастером, мне нужно создать свой шедевр. Это чаще всего новое заклинание. Бывает, что шедевром признают какой-нибудь фундаментальный теоретический труд. Но это редкость. Только если у мага мало внутренней силы и много усидчивости. Так вот, я только-только сдал экзамены на подмастерья, за шедевр еще даже не принимался.
   - Так, ладно. Тогда поподробнее. Есть подмастерья, есть мастера а кто еще есть. Ну в смысле какие ранги, там степени или что там у вас классные чины?
   Пропустив мимо ушей кучу непонятных слов, но уловив суть, Ариен ответил:
   - Первая ступень - ученичество. Ребенка с достаточной внутренней силой или просто Силой находят и отдают учиться магии. Бывает, что учатся в академии, как я, а бывает у конкретного мага. В первом случае все формализовано - классы, уроки, зачеты, экзамены. Когда ученик сдает экзамен, ему присваивают ранг подмастерья и выпускают в мир. Если учишься у конкретного мага, он сам решает, что ты достоин называться подмастерьем.
   - Наверно во втором случае легче?
   - Ха, - покачал головой маг, - тут уж как повезет. Я знаю историю, когда парень оставался в учениках больше пятнадцати лет, хотя в среднем хватает шесть-семь. Его учитель, та еще скотина, так и не надел ему на шею Знак. Так парень плюнул на все, ушел от учителя, пришел к нам в академию и сдел с первого раза экстерном все экзамены. А еще через год - стал полноценным мастером.
   - Знак, какой еще знак?
   - Знак подмастерья, - Ариен полез за шиворот и достал, висящий на тонкой цепочке амулет. Он был выпонен в виде стилизованного солнца с заключенным внутри языком пламени. - Когда ученику присваивают ранг подмастерья, ему вручают Знак. По нему каждый может узнать, где учился тот или иной маг. Видишь, это Онц - символ моей альма-матер, а внутри пламя - означает, что закончил факультет огненной магии.
   - Ага, ясно. С подмастерьем разобрались, дальше идет мастер, а дальше?
   - Мастер, который достиг больших высот становится магистром. Если ученичество заканчивают шестдесят человек из ста начавших изучать магию, шедевр создают тридцать из первых ста, то магистром становится всего два человека из ста. Это очень сильные маги. Чаще всего они основывают свои магические школы и ордена или служат придворными магами.
   - А сколько всего магов среди людей?
   - Ну... именно среди людей считается, что рождается один маг на тысячу человек.
   - Тогда получается, - Серов провел в уме нехитрые подсчеты, - магистров должно быть не так уж мало.
   - Ты не учитываешь естественную убыль. Опаные эксперементы, магические дуэли, войны - все это способствует тому, что нас - магов - не так уж много. Меньше, чем те самые один на тысячу.
   - Ага, ясно. Магистр это высшая ступень?
   - Нет, высшей считается степень архимага. Это... - Ариен попытался подобрать слова но не смог. Только по лицу было видно, что архимаг - это очень круто. - На сегодня считается, что в живых семеро архимагов-людей. Среди других разумных тоже есть сопоставимые по силе маги, но у них там другие градации, так что...
   Ариен махнул рукой так, что стало понятно - это тоже сильные маги, а объяснять подробнее - лень.
   - Ну ладно, тогда, пора ложиться спать. Завтра рано вставать. Ты главное им тут без меня скучать не давай. Пусть делают что угодно, лишь бы каждый вечер они падали на кровать без задних ног.
   - Угу, - кивнул маг в ответ, - этот армейский принцип я уже уразумел.
   Друзья поулыбавшись немудреной шутке пошли спать.
   Однако, как оно часто бывает, наутро планы пришлось менять. Такую необходимую поездку пришлось отложить...
  

Глава 7

   На утреннем построении, которое каждый день проводил перед пробежкой, выяснилось, что в десятке лучников не хватает двух человек. Матерясь сквозь зубы Серов стал расспрашивать остальных, где могут быть "потеряшки". Ясное дело, что ушли они из лагеря сами, потому как постели в домике, где они обитали были тщательно застелены, а другие их соседи посторонних звуков не слышали. Впрочем, капитан подозревал, что после имевшей перед тем место особо ударной тренеровки, они бы не проснулись даже от артиллерийской канонады. Однако и посты, расставленные по периметру лагеря ничего не слышали, а то что постовые могли спать Серов даже не предполагал. Поле того, как двух заснувших на посту он по быстрому приговорил к знакомству с пеньковой тетушкой, и только когда те уже простились с жизнью, милостиво "простил их на первый раз", заменив повешение хорошей поркой, такого больше не случалось.
   Оставалось выяснить - куда они делись. Тут могли быть варианты. Они могли уйти в ближайшую деревню. Тогда их нужно побыстрее найти и вернуть. Могли рануть куда глаза глядят. Это хуже но не критично. Поскольку опасность наказания висит как и предупреждали над всем десятком, можно попытаться устроить погоню. А и убегут - ничего страшного не случится. Устроить прозевавшим часовым, и всему десятку лучников местный филиал ада, что бы надолго запомнили - глядишь другие не побегут. Точнее если попытаются побежать, свои остановит. Ну а все сразу все равно слинять не смогут - одно дело искать двух людей и совсем другое - десяток. Толпа по любому оставит следы, все это понимают. Примерно так думал Серов, отводя двух соседей беглецов всторону "на поговорить".
   "Хуже всего будет, если они уходили куда-то конкретно, например к местному землевладельцу. Он то, поди не знает, что мы у него на земле "квартируем". По сути мы ничем от обычных разбойником то и не отличаемся на взгляд власть предержащих. Соответственно дорога нам все туда же - на эшафот, - капитан ухмыльнулся: как просто в новом мире он оказался по другую сторону закона. Там, в том мире, если бы ему кто-нибудь об этом сказал... Нет, он никогда не был идеалистом, что бы поклонятся своду законов как библии но все же мог с уверенностью сказать, что он на стороне "хороших". В новых обстоятельствах такой уверенности уже не было. - Да нет, вряд ли. Тогда бы они забрали бы с собой все вещи - явно бы уже не ввернулись, а тут все осталось на месте, даже деньги".
   Больше всего обстоятельства Серову напоминали обычную самоволку солдатиков из части. Сам-то он солдатом не был, но и в своей курсантской молодости далеко не был ангелом. Так вот однажды, потеряв свойственную всем новичкам бдительность, тогда еще курсант Саша Серов во время такой прогулки "слегка перебрал". Ничем хорошим это не кончилось. Хотя и каких либо фатальных последствий удалось избежать.
   Так вот, все симптомы, что называется, те же.
   Отойдя от строя "новобранце", капитан обратился к "допрашиваемым":
   - Ну что, рассказывайте, куда они ушли, если расскажите, обещаю суд примет это к сведению, - начав таким образом Серов попытался взять собеседников, как говорится - на голый понт. Он исходил из своего опыта и опыт ему подсказывал, что соседи должны быть в курсе.
   - Не мы не знаем, - начал было один, но по тому, как они переглянулись капитан понял - знают.
   "Вообще, по-хорошему, нужно было бы поспрашивать их по отдельности. Да применить все эти милицейские приемы типа - "хороший и плохой полицейский" да "кто первый расколется, тому ничего не будет, а второй пойдет паровозом". Благо всяких фильмов, по данной специфике в былые годы посмотрено немерено. - Серов мысленно хлопнул себя по лбу за недогадливость, - а теперь что уж, теперь поздно. А ладно времени все рано нет да и эти, похоже, и так расскажут".
   - Знаете, я вижу, как вы переглядываетесь. Почему они не вернулись на этот раз? Явно ведь не первый раз убегают.
   Стоило только усилить нажим, как один из них "спекся".
   - У них бабы в деревне. В той которая ближе всего, как там она - Красновка кажется. Вот они и бегают. Только почему не вернулись - не знаем. Говорили - перед построением вернутся. - Говоривший поморщился от тычка под ребра от своего соседа, но рассказывать не перестал. - Мы сами волнуемся. Может что-то случилось.
   - Ясно. Когда все закончится, подойдете напомните, что бы я вам придумал наказание. Все свободны.
   Парни только уныло кивнули - подставлять спину под розги никому не хотелось.
   Тем временем капитан уже зашагал к взводному.
   - Так, Брад, бери с собой десяток бойцов и пошли в деревню. Ну эту - Красновку, которая тут ближайшая. Наши молодцы рванули туда. По девкам. Будем вразумлять.
   Не утруждая себя подбором бойцов, взводный махнул десятнику лучников, что бы тот брал своих людей и шел с ними. Единственное, что Серов еще сделал перед выходом - попросил мага присмотреть за остальными - что бы разбегаться не начали.
   Построив десяток в колонну, капитан кивнул Браду, и они двинулись. Бежали не то что бы быстро - вдруг силы еще пригодятся на месте, но и не тормозили. Расстояние, в обычное время преодолеваемое часа за три пешком, пробежали за полтора.
   Уже не далеко от деревни, Серов остановил десяток и, выбрав пару парней, которые были родом отсюда, осторожно выдвинулся вперед. Причина такой осторожности, в иное время бывшей излишней была проста - над деревней поднималось из разных мест несколько столбов черного дыма, что, как не крути, не предвещало ничего хорошего. Парни порывались было бежать на помощь очертя голову, но отхватив пару затрещин поумерили пыл и стали показывать наиболее незаметный маршрут.
   Едва заметная тропка в высокой, некошеной еще траве привела на небольшой холмик, с которого вся деревня просматривалась как на ладони. Открывшийся вид ни разу не порадовал. Между домов на мощных лошадях гарцевала пара всадников, один из которых был настоящим танком. Здоровый мужик был закован в доспехи головы до пят. Второй, судя по всему, был его оруженосец, так как держал поперек седла здоровое копье, которое больше напоминало суженное к концу бревно.
   Кроме них в деревне было еще с десяток мужиков одетых попроще. И сейчас они развлекались по полной. На улице уже валялось несколько тел - в основном мужчины. Как видно немногочисленных защитников родного очага порубили без всякой жалости. Кроме того откуда-то - откуда было не видно - доносился истошные женские визги. Даже расстояние в полторы сотни шагов их не заглушало.
   В целом все было ясно, по крайней мере в том объеме, который требовался для принятия решения. Не важно кто напал на деревню, не важно зачем. Важно было одно - что делать дальше. Тут могут быть только два варианта - попытаться напасть и уйти.
   По уму, конечно, стоило бы уйти - не с наличествующими силами пытаться бодаться с таким отрядом. Полноценное копье во главе с рыцарем - это вам не хухры-мухры. Профессиональные солдаты вырежут всех представителей местной самодеятельности и даже не почешутся. Однако тут в силу вступает сразу несколько "но".
   Первое - как к этому отнесутся подопечные. Одно дело, когда капитан просто перехватил лидерство в стае. По большому счету Серов еще не заставлял их делать ничего, на что они не рассчитывали, когда уходили в леса за лучшей долей. Теперь же его приказ мог натолкнуться на серьезное сопротивление. В конце концов, одной только силой власть он не удержит. Даже не смотря на такой фактор как магия. К магии капитан, кстати, и сам относился все еще с недоверием, несмотря на то, что она его уже несколько раз выручала.
   Второе - есть возможность получить какой-никакой боевой опыт. А опыт никакими тренировками не заменишь. Даже если во время стычки отряд потеряет несколько бойцов остальные, станут опытнее, и в целом сила отряда возрастет. Если, конечно, потери будут на допустимом уровне. Вот такая жестокая арифметика.
   Трете - возможность получить трофеи. Такой вот комплект брони в средневековье стоил ой как не дешево. Капитан хоть и был по здешним меркам более чем обеспеченным человеком, но деньги лишними никогда не бывают. Да и опять же - к оружию, добытому в бою воин относится совсем по другом, чем к тому, которое ему просто дали. Хотя это справедливо не только к оружию - все заработанное потом и кровью более ценное, чем полученное на халяву.
   И последнее - Серову просто не нравились те люди, которые так просто режут мирное население и насилуют женщин. Нет, он понимал, что для этого времени, такие эпизоды не то что бы обыденность - не редкость, но и просто принять чужую мораль, в которой жизнь человека ценится где-то между хорошим оружием и сытным обедом нормальному земному человеку сложно.
   В общем, решение было принято единогласно. Все тараканы в голове Серова проголосовали "за". Осталось только решить технические детали. Как самому не потерять головы, например.
   "Что у нас есть в наличии? Десяток лучников. Как можно с их помощь завалить рыцаря и еще десяток, а может и больше всадников. Правильно - нужна хорошая засада. Вот тут вопрос. Как ее организовать? - Капитан задумался на секунду и ответил себе, - тут есть два варианта: нападать сейчас или подождать, когда они станут уходить из деревни. Стоило бы конечно подождать, но придется сейчас. Непоймут-с если буду просто сидеть и смотреть".
   Серов обернулся на двоих бойцов, которые пошли с ними. Парни явно нервничали. Оно и понятно - кто бы не нервничал.
   План сложился в голове достаточно быстро. Не потому, что капитан был таким уж великим тактиком, просто вариантов приемлемого развития событий было не так много. Так что выбирать было не из чего...
   - Нам нужна веревка, по возможности крепкая... и лучше - не одна...
  

***

   Аранду было страшно. Так страшно ему еще не было никогда. Даже тогда, в лесу, когда он бежал последним, передвигая ноги из последних сил, а рядом бежал ОН - их новый вожак - страшно было меньше. Тогда все мысли были только о том, как бы ноги переставлять.
   Аранда судорожно сжимая лук, осторожно подбирался к деревне. Сегодня ему выпала роль приманки. Не самая завидная роль, которую, тем не менее, кто-то должен исполнять. Он сам вызвался и сейчас не то, что бы жалел, нет, он знал, что должен это сделать, просто... ему было очень страшно.
   Прячась за кустами, он медленно подобрался к крайнему дому. Осторожно выглянул за угол - все, так как и говорил капитан.
   "И почему ему не нравится, когда его называют "ваша милость", - промелькнула совсем неуместная в такой ситуации мысль, - велел называть себя капитаном. Чудно".
   Однако времени на посторонние мысли особо не было. Прикинув на глаз расстояние - около пятидесяти шагов, может чуть больше и наличие ветра - его почти не было Аранд сделал несколько глубоких вздохов. После этого высунулся из-за дома, и рывком натянув тетиву, пустил стрелу.
   Когда капитан разговаривал с ним перед началом, как он выразился "операции", то советовал попытаться попасть в оруженосца. В рыцаря стрелять смысла не было - из охотничьего лука доспехи не пробить, поэтому капитан порекомендовал выбрать цель попроще.
   - Если не уверен, что попадешь в человека, бей в лошадь. Нам важно, не столько, что бы ты выбил бойца, сколько нужно разозлить этого рыцаря. Нужно, что бы они бросились за тобой как можно быстрее. И еще одно: выстрелил и убегай, не смотри, куда попадет стрела. Эта пара мгновений тебе очень пригодятся, когда ты будешь бежать к лесу.
   Теперь же, пустив стрелу, Аранд бросился бежать так, как не бегал, наверное, еще никогда в жизни. От крайнего дома деревни, до леса с этой стороны было шагов сто-сто двадцать. Нужно было успеть добежать до крайних деревьев, пока уязвленные неожиданным нападением воины не догнали его и не порубили в орочий клец.
   Уже на первых шагах Аранд услышал за спиной крик боли - он все таки зацепил оруженосца, не зря же всю жизнь бил дичь влет. Шагах в двадцати от кромки леса он услышал за спиной топот копыт - погоня приближалась. Аранд, не оборачиваясь вильнул влево-вправо, как ему советовал капитан. И не зря. Мимо просвистела пара стрел, воткнувшись в дерн у самой кромки вожделенного леса. Впрочем, они скорее всего и так бы промазали - стрелять на скаку по движущейся цели... Это же не орки, которые пол жизни в седле проводят, слезая с лошади только в двух случаях: когда идут в набег на человеческие земли - через реку лошадей возить туда-сюда им никто не позволяет - и когда идут... хм... ну в общем для продолжения рода.
   Еще несколько мгновений и вот первые деревья мелькнули с обоих сторон. Однако Аранд и не думал останавливаться. Нужно было провести преследователей чуть дальше, туда где их уже ждали.
   И вот, когда ему уже показалось, что ноги сейчас подломятся и, соответственно в теле станет на пару дырок больше, справа мелькнул долгожданный куст, под которым уже сидело двое бойцов, приготовившихся в нужный момент натянуть веревку.
   Внезапно за спиной послышались долгожданные звуки - звон железа, истошное ржание, крики людей. Аранд развернулся было чтобы внести свою лепту в уничтожение ненавистных разбойников, напавших на родной дом, однако после пробежки руки дрожали в такой силой, что стрелу можно было выпустить только куда-то в направлении. Решив попридержать боеприпасы Аранд тем не менее внимательно наблюдал за ходом "битвы". Хотя битвы никакой по сути и не было.
  

***

  
   Они порядком подзадержались в этой забытой богами деревушке. О чем он, Асмунд, уже несколько раз напоминал своему сеньору. Однако сер Гивел, предводитель их отряда, на замечания своего оруженосца внимания не обращал. Он решил дать своим солдатам оттянутся по полной.
   Отряд вышел из замка барона уже как шесть дней назад. И все это время они очень осторожно, звериными тропами пробирались на север, обходя приграничные деревушки, наблюдательные посты и стараясь никому не попадаться на глаза. Ведь этот кто-то мог доложить пограничной страже. А пограничная стража в последние пару лет стала уж чересчур приличной организацией. Теперь, развлекаться на территории северного соседа стало намного опаснее. Того и гляди нарвешься на дозор. А пленных они не брали, а если и брали, то без зазрения совести вешали на ближайшем подходящем суку невзирая на род и звание.
   А самое противное, что Асмунд все время чувствовал на себе взгляд. Нет, взглядов вокруг было более чем достаточно - и местные, не успевшие убежать в лес, и ратники глаза не закрывали. Однако этот взгляд был особенный. Он вызывал холодную волну, которая то и дело пробегала вдоль позвоночника. Но кто именно так смотрел, и смотрел ли вообще - может это все разыгравшееся воображение - оставалось загадкой.
   Из задумчивости его вывела резкая боль в правой ноге. Матерясь, Асмунд посмотрел вниз: длинная стрела прошила его ногу насквозь в том месте, где кольчужная юбка уже закончилась, а верх сапога из толстой кожи не доставал. Снаряд прошил ногу насквозь, в вот на седло у него убойной силы уже не хватило, и лошадь не пострадала.
   Из ступора его вывел крик сера Гивела:
   - Нападение! Все в седло, за мной! Шевелитесь, вы скоты беременные! Быстрее, уйдет же! - Не дожидаясь, пока все влезут в седла, он пнул пятками своего коня, бросая своего скакуна с места на галоп.
   Асмунд хотел было крикнуть, что бы они не летели сломя голову. Мало ли, что их ждет за крайними домами деревни. На его взгляд нападение на такой отряд одного лучника было бы полной глупостью, что наводило на определенные мысли.
   Однако сер Гивел был... как бы поточнее выразится... не гений. Скажем так, он был образцовым рыцарем - храбрым решительным, сильным. Вот только ума у него в голове было совсем не много.
   Асмунд, когда его отдали в оруженосцы серу Гивелу, был откровенно не в восторге. Он, будучи парнем смышленым, понимал, что от таких людей есть польза на большой войне, когда два строя тяжелой конницы сходятся в таранном ударе. Правильнее всего было бы сказать, что в таком случае, очень трудно что-либо испортить. А вот посылать копье с ним во главе в набег на чужую территорию... это было очень опрометчивым шагом. Хотя...уже поздно что-либо менять.
   Прикинув, что все равно помочь отряду ничем не сможет, Асмунд решил заняться собой. Размышления о высоком - это конечно хорошо, но вот стрела в ноге заставляет думать о более приземленном.
   Обломив хвост стрелы, он "сполз" с нее, постаравшись как можно меньше тревожить рану. Сначала он было подумал слезть с лошади и устроить себе нормальную перевязку, но вот лица местных жителей натолкнули на мысль, что оставаться в деревне в одиночку, да еще будучи раненным - идея не самая удачная.
   Внезапно до него донеслись приглушенные звуки настоящего сражения. Конское ржание и лязг металла были хорошо слышны даже здесь - посреди деревни.
   "Ну вот, кажется они, таки залезли в засаду. Что ж этого стоило ожидать. Единственное, что не ясно, что делать мне, - так размышлял оруженосец, направив своего скакуна в ту сторону, куда ускакал отряд. - Если их там всех перебили, то нужно сваливать. А если нет... Надо посмотреть одним глазом, а потом принимать решение.
   Однако, даже выехав на окраину деревни, рассмотреть ничего не удалось. Уже затихающие звуки битвы доносились из-за редких кустов, которые, впрочем, вполне надежно скрывали все действие от постороннего наблюдателя.
   Асмунд так и не успел принять никакого решения. Прилетевшая откуда-то сбоку стрела ударила в плече и скинула его с лошади. А приземлился он очень не удачно - "поймал" головой какую-то кочку и свет потух.
  

***

   В целом, план был прост как мычание. Заманить всадников в определенное место, натянув несколько веревок сбросить всех с лошадей, а кто останется в состоянии сопротивляться - добить. Единственное опасение вызывала у капитана последняя часть плана. И не зря: десять необученных крестьян с плохим оружием... можно было банально не справится.
   Помощь пришла, откуда не ждали. Оказывается, большая часть населения деревушки успела разбежаться от недостаточно многочисленного отряда, напавшего на деревню. Многие из них, в основном мужчины, спрятав женщин и детей стали возвращаться назад для того, что бы попытаться отыскать возможность расквитаться со своими обидчиками. И Серов им такую возможность предоставил. А имея под началом не десяток человек, а четыре - пусть это и все те же крестьяне - можно было смотреть в будущее более оптимистично.
   Все прошло более-менее согласно намеченному плану. Аранд оказался действительно неплохим спринтером. Парень бежал так, что казалось, у него из-под пят сейчас начнет валить дым от перегрева. Пролетев мимо нас, он шустро нырнул в кусты, а уже через мгновение с засадой поравнялись его преследователи. Одновременно натянулись три веревки, перегораживая тропу и звонко хлопнули тетивы луков. Расчет был на то, что выстрелить нельзя рано, тогда всадники сбавят темп и веревки станут не такие эффективные, но и опоздать нельзя, потому что стрелять по мешанине из людей и лошадей - глупо, только зря стрелы изведешь.
   На место лесной тишины, пришли дикие крики, ржание, лязг. Впрочем не надолго. Из-за деревьев выскочила толпа крестьян, вооруженных кто чем. Преобладали топоры, вилы, и просто дубинки. Правда, оттого, что оружие ни разу не боевое, менее опасным оно не стало. И действительно - раскроят тебе голову плотницким топором или обычным - разницы по большому счету никакой.
   Буквально в мгновение ока все было кончено. Ни среди деревенских ни среди лучников Серова никто не пострадал. Противник был настолько ошеломлен, что просто не успел оказать хоть какое-то видимое сопротивление. В живых остался только сам рыцарь - его хоть и пинали очень усердно, доспехи сделали свое дело - и один ратник. Последний с самого начала неудачно приземлился, и все подумали, что ему добавка уже не требуется. Да, еще живым остался тот самый оруженосец, которому Аранд прошил стрелой ногу.
   Но, нужно отметить, что в живых они оставались не долго. Ровно столько, сколько местным мужикам требовалось на то, что бы соорудить импровизированную виселицу. Капитан им не препятствовал. Хоть в глубине души он чувствовал некоторое неприятия такого решения проблем, разумом он прекрасно понимал: все правильно так делать и нужно. Все суды с адвокатами остались там, на Земле, здесь же действует простой и естественный закон - око за око, зуб за зуб. А за убийство существует только одно наказание - смерть. И не нужно никаких уголовных кодексов. Все бы очень удивились, если бы он сейчас предложил судить пойманных разбойников.
   "Интересно, когда же мы там стали такие снисходительные к преступникам. Ведь сейчас никто не удивляется, что суд дает за множественные убийства лет пять-семь, а на свободу преступник выходит еще раньше. Нет, все же китайцы в чем-то правы: преступников жалеть нельзя. Ни к чему хорошему это не приводит".
   Первым вздернули ратника. Толпа одобрительно загудела, во все глаза наблюдая за предсмертными судорогами.
   Вторым повели оруженосца. Сам он из-за дырки в ноге и большой потери крови идти не мог. Да и вообще сомнительно, что он осознавал происходящее вокруг него. Во всяком случае затуманенные глаза не отображали наличие хоть каких-то эмоций. А вот сер рыцарь, которого совместными усилиями выковыряли из стального панциря, наблюдал за действом с широко раскрытыми от ужаса глазами. Капитан еще удивился - как человек каждый день видящий смерть, а зачастую ее приносящий, так может боятся умереть. Объяснил Серову ситуацию Ариен, узнавший обо всех событиях от посыльного, коим определили местного парнишку лет тринадцати. Его отправил Серов в лагерь кратко рассказать о произошедших событиях. Так вот маг сказал, что скорее всего рыцарь боялся не самой смерти а способа казни. Его, как дворянина положено казнить через отрубание головы, смерть же в петле считается "низкой" и оттого позорной.
   Когда все три тела уже болтались на своих местах, капитан решил потихоньку прощаться с деревенскими у уходить обратно в лагерь. Однако это оказалось не так то просто. Переполненные благодарностью крестьяне отказались отпустить своих спасителей просто так и выставив на улицу столы закатили такой пир, которого капитан не видал уже давно. Нет, особых деликатесов там, конечно же, не было, однако все было приготовлено с душой и оттого казалось необычайно вкусным.
   Здесь же в процессе поедания всяких домашних вкусностей и распития некоторого количества домашнего же алкоголя в виде не очень крепкой и откровенно говоря до невозможности противной на вкус бражки, выяснилась судьба тех самых двух сбежавших парней, из-за которых Серов вообще двинулся в сторону Красновки. Один из них сегодняшний день не пережил - ему достался удар мечом по голове. Второй отделался легче, хоть и полностью избежать травм тоже не получилось. От мощного удара в тяжелой перчатке он потерял несколько зубов и схлопотал сотрясение мозга. Теперь же он лежал в одном из домов в деревне и постепенно приходил в себя.
   Узнав такие новости, Серов не удивился - подсознательно чего-то такого и ожидал. Пораскинув слегка уже затуманенными мозгами - бражка хоть и была слабенькой по сравнению с традиционной сорокоградусной водкой, но тоже хорошо давала в голову - капитан решил оставить пострадавшего в деревне. Глядишь, поставят на ноги быстрее, чем в лагере.
   Кроме того Серов решил воспользоваться моментом и установить полноценные "дипломатические" отношения со старостой Красновки. То, что неподалеку от деревни на заброшенном хуторе обосновалась банда в полсотни душ он конечно же знал. Кроме того, что в деревне регулярно покупались продукты и другие необходимые мелочи, как оказалось некоторые бойцы еще и "неофициально" там бывали. Так что староста - здоровенный мужик лет на вид пятидесяти пяти-шестидесяти, был в курсе всех событий. Вообще староста оказался персонажем примечательным. Не смотря на то, что в целом, по наблюдениям Серова люди сохраняются в этом мире хуже чем на Земле и большинство с достижением рубежа в полсотни лет уже являются глубокими стариками, конкретно этот мужи выглядел так, будто всегда вел здоровый образ жизни. Первое что бросалось в глаза - ровные здоровые зубы, что для такого возраста редкость и на Земле с ее медициной, лекарствами и всем прочим, а уж для местного средневековья... Кроме того среди прочих жителей деревни он выделялся ростом и телосложением больше подходящим какому-нибудь борцу чем землепашцу. Но все это меркло перед его глазами. Такие глаза капитан видел только один раз в далеком детстве. Их владелец был личностью примечательной - живущий по соседству пожилой еврей. Это был такой себе эталонный еврей из Парижской палаты Мер и Весов. Начиная с имени - Аарон Соломонович Левинсон - и заканчивая поведением. Но самое главное - это были глаза, в которых отражалась вся многовековая мудрость и печаль еврейского народа, сдобренная изрядной порцией хитринки.
   Вот и эти глаза понимающему человеку как бы говорили - осторожней, этот своего не упустит. И что характерно - не упустил. В ходе переговоров, проходящих на фоне всеобщей пьянки, капитан договорился, что деревенские будут сообщать ему если им что-нибудь понадобится или, что важнее, кто-то будет искать месторасположение отряда. Кроме того обсудили кое-какие мелочи касающиеся цен на продукты и возможную помощь крестьян.
   Гилаф, как звали старосту, мгновенно оценил все выгоды такого сотрудничества. Королевская стража - это конечно хорошо, но вот только где она, когда так нужна. А своя рубашка, как известно всегда ближе к телу. Еще капитан договорился, что Гилаф сведет его со старостами других окрестных деревень. Таким образом, вокруг базы образовывалась территория плотно наполненная "дружественными глазами".
   На этом деловая часть закончилась. Нет, вопросов еще оставалось очень много, просто коварная бражка сделала свое дело, и даже стойкому капитану, имевшему бурную молодость и оттого закаленную печень стало не до того.
   Оставшаяся часть вечера пролетела незаметно. Как это часто бывает, после сильного нервного напряжения идет откат. А Серов находился в нервном напряжении уже несколько десятков дней - с момента переноса в этот мир. И вот, наконец, появилась возможность расслабиться, находясь в относительной безопасности.
   Просыпаться было очень сложно. Капитан нашел себя лежащим на чем-то мягком, но при этом удивительно неприятном. Пошевелив пальцами правой руки, он определил свою постель как стог сена.
   "Ну вот, теперь весь день буду чесаться. И что все находят в том, что бы спать в сене?" - Серов имел подобный опыт только один раз и тогда ему не понравилось. Сквозь закрытые веки стали пробиваться первые утренние лучики. Поморщившись, он хотел отвернуть голову в другую сторону, но понял, что лучше будет потерпеть. Ужасная брага - Серов мысленно зарекся ее пить - дала очень неприятное похмелье.
   "И это я еще на открытом воздухе спал, - мысли текли вяло как кисель, - а если бы лег в доме. Вообще бы не выжил".
   Внезапно где-то, по субъективным ощущениям около левой руки, почувствовалось какое-то шевеление. Решив не дергать многострадальную голову, Серов приоткрыл веки - в мозг буром ввинтился очередной лучик - и скосил глаза. Однако резкости не хватало на то, что бы разглядеть, кто - а в том, что это именно "кто" капитан не сомневался, размытый силуэт складывался во вполне человеческую фигуру - там шевелится. На то, что бы проморгаться и "настроить" зрение ушло еще несколько мгновений. Стало отчетливо ясно, что рядом с ним, свернувшись калачиком, лежит какая-то девчонка. На вид ей было лет восемнадцать, а может даже и меньше. При чем вид ее, и "степень одетости" не оставляли никаких сомнений в том, что она здесь делает.
   Серов, попытался вспомнить подробности прошедшего вечера, но все осмысленные воспоминания закончивались на посиделках со старостой.
   "Мы кажется о чем-то с ним договаривались... Ах да, точно это я помню, а вот что было дальше... - Шестеренки его голове, скрепя подзаржавевшими боками пришли в движение. Если не получается вспомнить, что было, нужно использовать логику и как минимум просчитать возможные варианты последствий. А то вдруг ему сейчас такие же похмельные мужики придут отрывать самые важные органы. - Ах ты ж черт, совсем ребенок. Это же надо так попасть. Никогда не замечал в себе склонностей к педофилии и вот нате, получите и распишитесь. Хотя... может все еще не так фатально. Это там, у нас в семнадцать лет девушка ребенком считается, а здесь может все и совсем не так. Помнится, в Российской Империи девочкам запретили выходить замуж в двенадцать лет аж... в начале двадцатого века. Это, правда, не отменяет моих проблем. А ну сейчас придут не отрывать причиндалы, а требовать, что бы я женился... Да уж, не известно, что еще хуже".
   Девушка тем временем окончательно проснулась, потянулась, вылезла из кучи сена и стала одеваться. Она проворно натянула юбку и некое подобие блузки-рубашки. После этого обернулась и посмотрела на капитана - тот попытался что-то сказать, но из пересохшего горла вырвался только хрип. Глядя на такую картину девушка хмыкнула каким-то своим мыслям и шустро куда-то рванула.
   Вот теперь Серов действительно решил, что пора вставать. Он кое-как выкарабкался из сена, попутно вытаскивая все новые и новые соломинки из всех возможных мест, после этого тоже оделся и хотел было уже делать ноги, когда вернулась девушка. В руках она несла глиняную емкость - то ли кувшин, то ли чашку, то ли кастрюлю: мастерство изготовителя не позволяло признать в этом предмете что-то конкретное. Но главное было не это. Главное было то, что внутри. А внутри оказалось с пол литра холодной - аж зубы заломило - ключевой воды. Осушив одним махом емкость, Серов прислушался к своему организму - кажись слегка полегчало.
   "Мало только, кажется, пол ведра бы выпил, - подумал он чувствыя, как во рту снова стремительно пересыхает, - ну да ладно, это не к спеху".
   А в слух произнес:
   - Доброе утро красавица, ты меня очень извини, но ничего из вчерашнего не помню... Как тебя зовут?
   - Уна, ваша милость, - было видно, что девушка смущена, но старается этого не показывать.
   На вид ей, как уже говорилось, было лет шестнадцать-двадцать, в общем она была как раз в том возрасте, который больше всего пугает мужчин. Во всяком случае, пугал на Земле: вроде бы выглядит взрослой, а по паспорту... а по паспорту может оказаться все что угодно... что чревато неприятностями.
   Невысокого - капитану едва доставала плеча - с длинными прямыми волосами каштанового цвета. Не красавица, но и не уродка - таких большинство.
   Не выдержав пристального взгляда, Уна окончательно засмущалась, прыснула в кулак, развернулась и убежала.
   "Нда... отхватил себе приключений. Одно радует - по пьяни я все так же убедителен".
   Было у него одно такое свойство организма: если в обычной жизни Серов был достаточно скромный и приставать ко всем девушкам был не приучен, то после определенной дозы алкоголя, становился немного наглым, очень веселым и беспощадно убедительным. Главное было не пропустить тот недлинный промежуток между "еще трезв" и "уже ничего не надо". Так что ситуация, аналогичная той, что произошла этим утром, была, скажем так, не внове.
   Приведя себя кое-как в порядок, Серов отправился на поиски воинов своей маленькой армии. На то, что бы привести их в чувство понадобилось еще пара часов, так что покинуть деревню удалось только к полудню. Никаких претензий к облегчению капитана, к нему никто не предъявлял. Наоборот, когда отряд уже уходил, к нему подбежала Уна, поцеловала и прошептала на ухо, что бы он приходил еще.
   Таким образом, приключение завершилось удачно, с какой стороны не посмотри. И отношения с деревенскими наладил, и людей в стычке немного обкатал, и женщину себе нашел, что тоже немаловажно. А еще трофеями разжился, коих было не так уж и мало: дюжина кожаных доспехов, с приклепанными местами металлическими бляхами, одна кольчуга, которую взяли с оруженосца, и один полный рыцарский доспех. Кроме того оружие на полтора десятка человек и пять лошадей - остальные к большому сожалению капитана пострадали во время засады и их пришлось забить. Конины, правда теперь было... хоть завались.
   В последствии это небольшое дело еще раз повлияло на жизнь отряда. Серов, пораскинув мозгами, пришел к выводу, что молодым парням без личной жизни очень тяжело, и бороться с самоволками все равно бессмысленно. А если бороться бессмысленно нужно что? - Правильно, возглавить. Так вот, по воле случая в отряде появилась практика увольнений. Недовольных сразу стало меньше.
  

Интерлюдия 2

   Далеко на западе континента, на северном берегу Большого Залива раскинулись чудесные леса. Поднимающиеся на десятки человеческих ростов вверх древние исполины плотно закрывают небо так, что до земли доходит лишь редкий лучик Онца. В тех лесах полно живности и под каждым кустом может притаиться какая-нибудь четвероногая, а иногда и безногая тварь. И не ступала там нога человека... Что, правда, не означает, что леса "бесхозные". Нет, той землей владеют эльфы. А это значит, что каждого человека, вступившего под сень эльфийских лесов ждет стрела. Это еще в лучшем случае.
   Когда-то много веков, да, пожалуй, и тысячелетий назад эльфийские леса покрывали половину ойкумены: от пустынь на юге, океана на западе и предгорий на севере и востоке. Однажды, никто не помнит, когда точно это случилось, из-за северных гор пришел немногочисленный народ и поселился на границах леса. Как так получилось, что целый народ, смог прийти из земель считающихся гиблыми даже у двужильных гномов, спорят до сих пор. Одно ясно - без божественного вмешательства в таком деле явно не обошлось. Поначалу первородные не придали этому событию никакого значения. Не обращать же, право дело, внимание, на всяких дикарей. Ну а то, что дикари эти во многом более развиты, чем сами эльфы, длинноухим увидеть не позволила их собственная гордыня. Недаром гномы, живущие бок о бок с эльфами на много дольше говорят: "Гордыни одного длинноухого хватит на целую гномью общину, а трудолюбия одного гнома хватит на целый эльфийский Дом". Во многом это правда, хоть и не во всем. Эльфы умеют работать, когда им это нужно. Просто достигнув возраста в полтысячелетия - самый расцвет сил по меркам перворожденных - начинаешь смотреть на окружающие тебя вещи немного по-другому. "Кто понял жизнь, тот не спешит".
   Такая философия, позволявшая эльфам доминировать над остальными расами с момента сотворения мира, на этот раз сыграла с ними злую шутку. Склонные к долговременному планированию, они оказались совершенно не готовы быстро реагировать на вызовы меняющегося вокруг них мира.
   Когда длинноухие соизволили обратить внимание на копошащихся у границ людей, эти самые люди уже набрали силу и уничтожить - а чего еще заслуживают мелкие паразиты, которые завелись на теле земли - их оказалось не так уж и просто. Да и нужно честно сказать - эльфы не очень то и старались. Извечно разобщенные, отстаивающие в первую очередь интересы своего Дома и только потом - призрачное общее благо, первородные не смогли собрать достаточно сил, что бы выжечь людей с лица мира. Почему не смогли? Очень просто! Дома расположенные на севере были традиционно сильны и их южные сородичи лишь радовались возможному ослаблению политических конкурентов. Никто из тех кто сам не сталкивался с людьми не верил в то, что они могут нести угрозу могуществу лесного народа. Это против своих более старых врагов - гномов и орков - они могли объединиться. Ну а против людей... Первая Эльфийская война закончилась по сути ничем, и лишь взаимная ненависть в итоге стала ее результатом.
   Эльфы, там, где-то в глубине веков упустили момент, когда все еще можно было изменить.
   Прошли годы, десятилетия, века. Люди становились все сильнее. Но как и раньше, по вечерам у очага старейшины, ответственные за воспитание молодежи, рассказывали страшные истории о выжженных дотла деревнях, о вырезанных до последнего человека, вместе со стариками и грудными детьми, селеньях. И у будущих воинов сжимались кулаки и в голове загоралась Мысль - отомстить. И однажды они отомстили.
   Это была Вторая Эльфийская Война. Вот именно так. Все слова с большой буквы. Люди, которые долгое время ужасались жестокости перворожденных, с лихвой переплюнули своих учителей. Но тотальный геноцид устраивать не стали. Говорят, далеко не из-за своей добросердечности, а из-за того, что испугавшиеся резкого усиления людей гномы пригрозили войной. Да и сам прецедент уничтожения столь древней расы был никому не нужен. Все понимали - сегодня их, а завтра нас.
   Эльфам оставили десятую часть их былых земель. Подарили подарок с барского плеча. Как оказалось зря.
   Сменялись поколения, ужасы былых войн стирались из людской памяти. Человеческий век короток, и теперь уже люди стали допускать не свойственные им раньше ошибки. Общее единство было потеряно, образовались постоянно грызущиеся между собой королевства. Про недобитых эльфов забыли...
   Но они о себе напомнили. Живущие по тысяче лет, они все еще не забыли своего унижения и жаждали отквитаться. А в качестве оружия, перворожденные использовали оружие, которым умели пользоваться как никто другой - интригами.
   Недовольные тем, что такая молодая раса стала доминирующей на континенте, против людей ополчились все: гномы, орки, и сами длинноухие. Это был единственный известный раз, когда орки, которых люди считали своими союзниками, нарушили слово. Потом они за это поплатились. Но это было потом. А в начале войны казалось, что дни людей сочтены.
   И опять людям повезло. Наверное правду говорят, что родители всегда любят самого младшего ребенка. А человечество - самая младшая раса, которую боги привели в этот мир. Нашелся человек, который сумел объеденить вокруг себя всех людей. Кроме того, что он был великим лидером, он был еще и талантливым полководцем. Ползуясь мекими противоречиями в стане врагов, начавших делить шкуру еще не убитого медведя, он сначала разбил эльфов - идейных вдохновителей союза - потом обратил взгляд на север, в горы гномов. Бородатые посчитали, что смогут отбиться и уходить в пещеры, где их никто точно не достанет преждевременно... И просчитались.
   Орки поступили по-другому. Уйдя за реку, они отгородились естественной преградой от опасности и до поры до времени им это удавалось.
   А лидер, не стал уходить на покой. Он создал Империю и стал первым Императором. Человечество вошло в свой золотой век. Эра процветания. Процветания науки, магии, искусства...
   Набравшись сил Империя вспомнила и об орках. Живущие в степях за Кель, орки очень зависели от источников воды и от травы, которая служила пищей их лошадями скоту. Именно по этим слабым местам ударила Империя. Нет, никто не посылал огромных армий, всем было предельно ясно, что отсутствие продовольствия и трудности со снабжением войск через реку сведут любую по численности армию могилу. Сделали по-другому. Император призвал всех огненных магов, живущих на людских землях. От архимага до последнего ученика. То, что они сотворили орки и по сей день называют Огненным ужасом. Само заклинание не сохранилось - его создатель арихимаг Злотус ан-Вор, уничтожил все записи, сказав, что такое оружие не должно больше использоваться никогда. Впрочем, наверное, больше никогда бы и не удалось собрать в одном месте столько магов, принадлежащих одной стихии. А орки с тех пор очень не любят магов огня.
   Империи в чем то напоминают людей. Сначала они растут, становятся все сильнее, могущественнее и в определенный момент достигают вершины. А перевалив за нее, стареют, дряхлеют и рано или поздно умирают. Так было во всеми и так будет. Не стала исключением и человеческая Империя.
   В четвертый раз люди по-крупному воевали с другими разумными в тяжелые времена. Это было время, когда страна, раздираемая внутренними противоречиями, стала распадаться на отдельные части. Впрочем, большой войной тот случай называют лишь некоторые. По сравнению ужасами гражданской войны, когда брат пошел на брата, попытки обнаглевших эльфов урвать себе кусочек выглядели несерьезно. Длинноухие в который раз недооценили людей. Вышедшие из леса дружины лучников попали в самую гущу событий и как-то незаметно растворились в общем котле войны. Но это другая история. Важно то, что с тех пор прошло чуть меньше тысячи лет. Точнее - девятьсот семьдесят девять. Казалось бы - какая разница, но разница есть. Срок действия заклинания, сотворенного последним главой магической гильдии Империи Крауса ан-Винкла, подходит к концу. Самый центр обжитых земель скоро снова станет доступным для армий соседних государств. Сейчас там анархия, но вскоре... вскоре эта земля почувствует тяжелую поступь вражеских полков. Слишком важен небольшой, в общем-то, клочок земли, слишком много через него проходит торговых маршрутов. Потенциальных торговых маршрутов - сейчас даже самый отчаянный делец не рискнет сунуться в это осиное гнездо.
   Человеческие государства неторопливо готовятся к войне. Заключаются союзы, готовятся армии, разрабатываются планы. Каждый правитель хочет урвать себе кусок пожирнее, а пуще не хочется, что бы жирный кусок урвал сосед.
   Да и вольным баронам пора задуматься о своей дальнейшей судьбе. Это сейчас, когда они выступают естественной защитой, от всего того, что иногда вылезает из Закрытого королевства, их не трогают. А что будет через двадцать лет? Никто не знает. Понятно только одно - привычной вольнице приходит конец. Вот и сидят суверенные сейчас владетели по своим замкам и думают - может пора объединяться перед лицом общей угрозы. Н кто способен обуздать свободолюбивую вольницу? А может пора искать могущественных покровителей. Но какими же должны быть покровители, что бы спасти попавшего в самое жаркое место - меж молотом и наковальней.
   Неспокойно чувствуют себя правители по всей ойкумене. Видится им призрак большой войны.
   ...В плотный клубок увиваются нити интриг. Это длинноухие опять вступили в борьбу. Хоть и по их меркам прошло много времени они не забыли своего позора и тихо, так что бы никто не заметил точат коварный стилет, готовые воткнуть его в сердце врагу... как только он повернется спиной. Нет, лоб в лоб они воевать не будут. Уже ученые. Только добивать поверженных.
   ...Вдалеке от посторонних глаз умелые кузнецы в дальних пещерах выковывают оружие и брони для новых полков. Гномы всегда чурались высокой дипломатии. "Пусть говорит язык стали" - вот их метод дипломатии. Бородатые карлики внушают опасение своим врагам... как, впрочем, и друзьям. Есть у них одно слабое место... Даже закованного в лучшие доспехи гнома можно поразить золотой стрелой в самое сердце. Их крепости не берутся железом. Они берутся золотом. Глупцы! Не понимают, что золото - лишь золото. Правду говорят, что на карликах лежит проклятье.
   ...Наращивают стены владельцы замков, будто стены могут помочь слабым. Храбрые люди - вот крепчайшая башня города. На этот раз отсидеться в стороне не получится ни у кого. Слишком высоки ставки. В таком случае работает правило - если ты не с нами, значит ты против нас. Третьего не дано.
   Тяжелой будет следующая половина столетия. Тяжелой и интересной. "Пусть не случится жить нам в интересные времена".
  

Глава 8

   "Нда и это еще называют городом, какой к чертям город. В приличном обществе это место и селом бы не назвали - дыра она и есть дыра. Остается надеяться, что несколько толковых "псов войны" здесь нанять можно. Сомневаюсь что-то я в этом. А, впрочем, местным виднее. Сказали - найду, значит, найду". - Невеселые мысли капитана можно было легко объяснить. Если и поселение в десять-пятнадцать тысяч жителей у нормального современного человека не ассоциируются с городом, что уж говорить о местечке в котором и пяти тысяч не насчитал бы даже самый придирчивый переписчик населения. Разве что скотину записать...
   Основной постройкой в Дэйре была одноэтажная деревянная халупа, в коих и проживало почти все местное население. Двухэтажные дома, расположенные ближе к центру города считалась же признаком небывалого достатка и высокого положения его хозяина. Из камня было построено только одно здание - местная ратуша. Как именно это здание называется у местных, Серов не знал, но вид на этот архитектурный шедевр вызывал из глубин памяти именно это слово.
   А здание, нужно отметить, было достаточно примечательное. По виду оно напоминало попытку скрестить укрепленный замок и гражданское здание, которое было бы сердцем городской жизни. Получилось отвратительно. По крайней мере, на вид. Двухэтажная серая каменная коробка, с выступающими по углам башенками - третьим этажом - имела в качестве окон первого этажа узкие забранные в решетки бойницы, а на втором этаже - те же бойницы уже без решеток. Добавьте к этому обильную лепнину, "украшающую" стены и особенно угловые башенки, которая к тому же от времени потрескалась и обвалилась. Удручающее зрелище без слез не глянешь. С другой стороны, капитан не видел, как это выглядит изнутри, поэтому поспешные выводы делать поостерегся.
   Оторвавшись от созерцания местных "красот", капитан велел двигаться в сторону постоялого двора. Их в городе оказалось целых два. Оба находились здесь же на центральной площади, которая, судя по всему, в определенные дни была еще и базарной.
   Заселившись в тот постоялый двор, который казался поприличнее, капитан еще раз прикинул свои планы. Нужно было найти пять, а лучше шесть человек: по опытному сержанту - или как здесь называют тех, кто учит новобранцев - в каждый десяток и еще одного - такого себе старшину - зама по тылу, который хорошо разбирался бы в местной материальной части. Капитан хоть и собирался со временем разобраться во всем, но по началу без толкового прапора было бы тяжело. В общем каждый должен заниматься своим делом, тогда все будет получатся наилучшим образом.
   Выведя сию нехитрую сентенцию в голове Серов перешел ко второй части своих планов - закупке той самой материальной части. Однако почесав затылок, решил не выдумывать велосипед и свалить это на еще не нанятых помощников.
   От высоких дум капитана оторвал собственный организм. Он настойчиво напоминал, что после того, как проел большую часть дня в пути, полезно было бы и подкрепится. Кормили в местном заведении на удивление прилично. И мясо прожарили в меру и пиво разбавили не так уж сильно.
   Утолив голод, капитан, как подобает отцу-командиру, проследил, что бы его бойцов тоже накормили, и устроили на ночлег. После всех неотложных дел пришло время заняться собственно тем, зачем сюда и приехали. Для начала нужно было разжиться информацией - как минимум узнать, где эти самые наемники обретаются. А кто самый лучший источник различных, порой самых необходимых сведений? Конечно трактирщик. К нему-то Серов и направился.
   - Вечер добрый, любезнейший, могу я задать пару вопросов, - начал капитан как можно вежливее. В этом мире люди стоящие наверху "пищевой цепочки" еще не поняли, что далеко не всегда нужно обращаться с простыми людьми как с животными. Особенно с теми, от которых ты так или иначе зависишь. Мысль вроде бы простая, но... Есть некоторые категории людей, которых часто не замечают, но при этом грубить им - все равно, что плевать вверх. Им все равно, а сам оплеванный. Например - официанты.
   - Задавайте, - стоящий за барной стойкой хозяин заведения бросил короткий оценивающий взгляд на посетителя, - господин хороший.
   "На "вашу милость" в глазах опытного человека не потянул", - отметил про себя Серов. А вслух произнес:
   - Где в вашем эээ городе можно нанять несколько толковых и не задающих лишних вопросов бойцов.
   - Даже не знаю, чем вам помочь. Боюсь ничего стоящего подсказать не смогу, - в голосе собеседника сквозила такая горечь, что поверил бы сам Станиславский.
   - И все же, может быть, вы подумаете еще раз? - На барную стойку с негромким звоном упала мелкая серебряная монета, подскочила, покатилась, после чего была с ловкостью прихлопнута рукой работника местного общепита.
   - Да пожалуй, вам какого эээ профиля нужны бойцы?
   - В смысле? - Не сразу понял капитан.
   - Ну-у, есть профессионалы по, так сказать, деликатным поручениям, а есть простые солдаты, - произнося фразу про "деликатные поручения" трактирщик понизил голос до полушепота, что было в обще излишне - в заведении было довольно шумно - и многозначительно повел глазами.
   - Нет-нет-нет, меня интересуют профессиональные солдаты.
   - Это вам в "Дохлого рыцаря". Туда стекаются все наемники и, соответственно, наниматели идут туда же.
   - Это где?
   - Недалеко от северных ворот. Там спросите - любой покажет.
   - Еще вопрос, - в руке мелькнула и исчезла еще одна монетка, - что-нибудь слышно про местных "работников ножа и топора"? Насколько часто нападают на путников, грабят только одиночек или и охраняемыми караванами не брезгуют?
   - Тут недалеко граница с Вольными баронствами, - многозначительно ответил трактирщик так, как будто это должно было все объяснить, но увидев, как изогнулась бровь на лице собеседника, пояснил, - здесь никогда не бывает тихо. Много земли, но неспокойно. Король уменьшает налоги, что бы заманить сюда людишек и соответственно торговцев, из-за границы приходят банды, грабят жгут, убивают. Люди, лишившись всего, выходят на большую дорогу, что бы прокормить семью. Их ловят, вешают. Потом на их место приходят новые из северных областей, и все начинается заново.
   - Это все интересно и познавательно, но меня больше интересует, самые последние новости. Что говорят последнее время.
   Трактирщик, которого слегка сбили с мысли "завис" на несколько мгновений, после чего выдал новую порцию информации.
   - Говорят на дороге, что идет на восток, обосновалась крупная шайка - рыл пятьдесят. Но это так - слухи. Никого, кого бы они пощипали, я не видел. Так что, может и врут. Еще болтают, пограничная стража проворонила набольшую банду. Так те как обычно напали на село, пограбили и ушли обратно. Что еще говорят... А да, точно! Банда Рыжего Дампа говорят напала тут недалече на сборщика налогов. Там охраны было двадцать рыл, да все опытные - юнцов туда не берут. И что вы думаете - вырезали всех подчистую. Только спустя несколько дней тела нашли в кустах на обочине дороги. За эту рыжую бестию уже награду в двести золотых дают. Так никто и не пытается его поймать. Так что цены опять повысятся - если на дороге засела эта Рыжая Бестия, только самые отчаянные поедут, а они дерут за товар втридорога.
   Похоже, трактирщика прорвало, и он стал трещать без умолку, тем не менее иногда бросая косые взгляды на руку, в которой была зажата монета.
   - А что ж так, такие большие деньги, - Серов слегка подправил поток красноречия в нужную ему сторону.
   - Дык пытались. Многие пытались. Так Рыжий их головы вдоль дорог насаженные на колья выставлял. Долго выставлял, пока дураки не кончились. А они, надо сказать, долго не кончались. Золото то в голову бьет почище вина. Ну, или в данном случае - браги. У тех дураков, что за Рыжим гонялись, обычно денег на вино не было, - увидев непонимание, пояснил свой последний пассаж трактирщик.
   - А королевские войска?
   - А что королевские войска? Там люди тоже жить хотят. А кроме того некоторые хотят жить хорошо... Так что... Рыжий тут надолго, помяни мое слово - рядов граница: гуляй нехочу...
   - Так... с этим ясно, - монетка перекочевала в руки трактирщика, - еще вопрос: можешь порекомендовать торговца оружием, у которого товар не рассыпается в труху после первого же удара, но и который не ломит цену.
   - Нда... вопрос, - трактирщик задумчиво почесал затылок, - это вообще-то не совсем моя область интересов.
   - А ты не бойся, я не только у тебя спрошу.
   - Ну... разве что если так. Тогда... тогда посоветую зайти в лавку, которая у тех же северных ворот. Там еще вывеска такая - меч и топор скрещенные. Обещать ничего не буду, но говорят, что знающие люди часто туда заходят.
   - Ну что ж, держи, честно заработал - последняя монета была намного крупнее двух предыдущих. Трактирщик моментально это заметил и вопросительно поднял брови, - обслужишь моих парней - ну там вино, если захотят - девочки, будет мало - добавлю.
   Трактирщик только молча кивнул.
   - Да, и еще одно, - капитан развернулся было уходить но остановился и склонившись над собеседником - рост позволял - и понизив голос добавил, - если кто-то будет интересоваться, о чем мы тут с тобой болтали?
   - Эээ господин приказал получше обслужить его людей, - очень медленно, что бы ненароком не ошибиться начал трактирщик, - и эээ интересовался слухами в городе, и эээ...
   - Этого, пожалуй, хватит. Это хорошо, что мы друг друга поняли. Ладно, не скучай.
  
   Здесь, пожалуй, стоит описать денежную систему данного королевства. В каждой стране своя система, международные расчеты ведутся в золоте или серебре по весу металла. Система чем-то напоминают английскую до введения десятичной в 1971 году. Впрочем, в Англии все было гораздо запутаннее. Тем не менее, человеку, привыкшему к системе копейка-рубль, как бы эти две позиции не назывались в разных странах, разобраться не так уж и легко.
   Итак:
   Самая мелкая монета - медный ноготь. Ноготь - это народное название, однако оно прилипло к монете очень прочно. Настолько прочно, что стало почти официальным. В общем, та же ситуация, что и с отечественной копейкой. На самом деле монета настолько ничтожна, что почти не используется в обороте.
   Жолд - в народе прозванный желудем - крупная медная монета равняется пятидесяти ногтям. Чаще всего используется в качестве разменной монеты.
   Пфен - мелкая серебряная монета - полтора грамма серебра. С ней чаще всего сталкивается небогатый человек в повседневной жизни. Так обед а среднем трактире на одного человека стоит около одного пфена. В народе называют "чешуя".
   Денье - средняя серебряная монета. Пятнадцать грамм серебра. Наиболее распространенная монета в государстве.
   Гроут - большая серебряная монета. Семьдесят пять грамм серебра. Чаще всего - самая крупная монета, которую встречает в повседневной жизни обычный человек. Единственная монета, на аверсе которой традиционно чеканится портрет правящего монарха. За это в народе иногда именуется "портретом" или "картинкой"
   Корона - единственная золотая монета. Масса золота - семь с половиной грамм(традиционно используется стандарт пятисотой пробы). Название получила от стилизованного изображения короны на реверсе. На аверсе же изображен герб государства и год выпуска.
   Нужно отметить, что с большей или меньшей тщательностью чеканятся только две "старшие монеты". Остальные, в особенности медные, делаются с определенной небрежностью и современные идеально круглые и одинаковые монеты напоминают мало. Кроме того присутствует такой фактор, как изнашивание монет. В первую очередь золотых. Если на внутреннем рынке это не имеет особого значения - монеты внутри страны должны приниматься по номиналу - то при пересечении границы, это обстоятельство может ударить по кошельку.
  
   Когда Серов нашел ту самую таверну со странным названием "Дохлый рыцарь", солнце уже окончательно ушло за горизонт. Город явно строился по принципу "как на душу положит", и ни о каком генплане не могло быть и речи. Соответственно в изобилии имелись узкие улочки, темные подворотни и глухие тупички.
   "Интересно, сколько народу так и не нашло выхода из этого лабиринта, - капитан уже пожалел, что пошел один. Засветло вряд ли кто-нибудь полезет, а вот ночью, в одном из многочисленных как будто специально для этого предназначенных переулках. - Надо было взять несколько человек, толку, конечно, от них никакого, но создавали бы массу. Да ладно, поздно пить боржоми".
   Трактир внутри оказался именно таким, как капитан себе и представлял. Он был разделен на две неравные части. Меньшая была обставлена чуть получше и находилась на небольшом возвышении. Большая часть была внизу.
   "Ну что ж все ясно: наниматели - наверху, наемники - внизу. Не слабо у них тут все сделано. Можно сказать на широкую ногу. Значит, есть спрос. А ну да все время забываю - граница неспокойно и так далее".
   Рассматривая внутреннее убранство заведения, капитан слегка задумался. Куда идти: искать местного хозяина заведения или идти занимать столик. Видя его нерешительность, к нему подошел официант. Хотя официантом его назвать все же язык не поворачивался на смотря на все признаки, мужик был под два метра ростом (это при том, что по наблюдениям капитана средний рост населения был заметно ниже чем на Земле; он сам со своими неполными метр девяноста выглядел гигантом, а уж этот и вовсе монстром), одет в стеганую куртку, а на поясе висела неслабая дубинка. Как видно он совмещал должность официанта с должностью вышибалы.
   - Господин нанимать или наниматься?
   - Нанимать, - коротко ответил Серов.
   - Прошу за мной.
   Он провел его мимо ближайших столиков вглубь меньшей части зала к свободному столику. Столик - это всего лишь речевой оборот, на самом деле это был большой стол, сбитый из толстых досок, за которым могли без проблем разместится человек десять-двенадцать. А с проблемами - и все двадцать.
   - Что будете пить? - Подождав пока клиент сядет за стол спросил официант.
   - Вино, только молодое - еще дела есть.
   - Сейчас принесу.
   - Ааа...?
   - К вам сейчас подойдет мастер гильдии наемников, ему изложите свои пожелания.
   - А... вот оно как, хорошо тогда.
   "Нда... нехилый у них здесь сервис, - еще раз подивился капитан, - аж чем то родным повеяло"
   Не успел он сделать несколько глотков вина, которое тоже оказалось на удивление приличным, как к нему подсел невысокий мужичек лет сорока на вид. Кивнув в знак приветствия, он сделал приглашающий жест рукой.
   - Мне нужно несколько опытных человек, - Серов сразу взял быка за рога, - в первую очередь, что бы они могли сделать из вчерашних крестьян хороших бойцов. Ничего сверхсложного, но для этого нужны люди с особым складом характера... Терпеливые. Один из них должен быть лучник.
   - Это можно, еще что-нибудь?
   - Да, нужен человек, который займется обеспечением отряда. Ну там - оружие, еда, одежда. Знаете, такой, который бы без мыла везде пролезал. Этому быть хорошим бойцом не обязательно.
   - Плохих не держим, - с какой то ноткой обиды ответил собеседник.
   - Это хорошо... - дипломатично съехал с темы капитан.
   - Так значит вам один интендант и инструкторы. Сколько инструкторов?
   - Человек пять будет достаточно.
   - Плата?
   - В пределах разумного, - достаточно расплывчато ответил Серов. С деньгами проблем не было, но он по опыту знал, что волшебные слова "цена значения не имеет" моментально увеличивает стоимость минимум в два раза. А то и больше.
   - Срок?
   - Здесь ничего определенного сказать не могу. Как только подопечные перестанут напоминать мужиков от сохи так контракт и закончится.
   - Нда... Тогда запишем - пол года с возможностью продления, - он вопросительно посмотрел на капитана.
   - Подходит.
   - Тогда завтра в это же время я буду вас ждать с претендентами. И еще одно - приветствуется выплата небольшого аванса. Город у нас знаете ли неспокойный, всякое может случиться. А то получится, что я зря людей дерну - нехорошо.
   - Справедливо, - кивнул капитан, - сколько?
   - Обычно оставляют пять "картинок".
   Мысленно перебрав имеющиеся в ходу монеты, Серов присвистнул - немаленькие здесь авансы. Хотя... люди тут и не куклы играть собрались. Они можно сказать жизнь продают... Ну ладно - сдают в аренду. Так что все серьезно. По-взрослому.
   Мысленно матерясь, капитан полез в кошель за деньгами. Эти местные "кошельки" - по сути, небольшие сумочки на завязках очень сильно раздражали. До крайности неудобная штука. Пока отсчитаешь необходимую сумму, и монеты уронить успеешь и собьешься двадцать раз. Хотя это, как и многое остальное дело привычки.
   Приняв с кивком головы обозначенную сумму, посредник встал было уже уходить, когда его опять окликнул Серов.
   - Да, еще одно, чуть не забыл. Если получится, хорошо, что бы один был хорошим мечником для, так сказать, индивидуальных тренировок.
   Его собеседник опять только кивнул и, развернувшись, удалился.
   "Хм, немногословный парень попался, - не торопясь, потягивая вино, прокручивал капитан в голове недавний разговор, - хотя наверно это отпечаток профессии. Вряд ли клиентам нравится, когда такие вот посредники много болтают".
   В целом Серов попенял себе за то, что выглядел полнейшим новичком ничего не смыслящим в обсуждаемом деле, хотя если учесть что он и был новичком, все прошло довольно гладко.
   Одним большим глотком допив вино, он неторопливо направился к выходу. Напиваться в одиночку не было настроения, да и время было уже позднее.
   С временем тоже было не все гладко. Очень субъективно, но тем не менее внутренние часы капитана постоянно твердили о том, что длина суток была совсем не такой, какой ей исконно положено быть. А учитывая отсутствие часов, проверить собственные ощущения не было никакой возможности.
   Как можно жить без часов, Серов решительно не понимал. Как, наверное, не понял бы любой современный житель земли. Да и, в общем, со временем все было наперекосяк. Возможно, в этом мире не нашлось своих шумеров и ассирийцев, которые бы придумали известную нам шестидесятеричную систему счисления, а с ней привычное деление на часы и секунды. Но это ладно. Важно то, что никакой другой системы вместо нее не появилось также. А время меряли простым, что называется - дедовским способом. По солнцу.
   Имелось несколько четких моментов в течение суток - рассвет, поддень закат - от которых все отталкивались. То есть привычные для нас в 21.00 были бы летом - на закате, а зимой между закатом и серединой ночи. Возникающие при этом погрешности, нередко доходящие до часа-двух в совокупности с общим неспешным ритмом жизни выводили Серова из себя почище, чем что либо еще. Даже с отсутствием привычного теплого ватерклозета, где можно не торопясь посидеть, подумать, почитать книжку, перенести оказалось намного легче.
   Поглощенный своими мыслями капитан вышел на улицу. Вино хоть и было легким все же немного дало в голову, отчего в членах появилась некоторая тяжесть а периферическое зрение стало слегка "смазанным". На улице было хорошо. Каким бы трактир не был продвинутым, а кондиционера там все же не было, соответственно атмосфера к ночи становилась... тяжелой. Все-таки привычка редко мыться создает порой непередаваемые букеты ароматом. С этим, наверное, сталкивались те, кто живет в городах, где есть метро.
   На улице же стояла летняя ночь. И все - просто "летняя ночь". Кто знает тому объяснять не надо. Ну а кто не знает... тому словами не передать.
   Таким вот образом Серов чуть было не проворонил вынырнувшую из темноты дубинку. Говоря откровенно - проворонил. Умом. Тело же оказалось более расторопным.
   Нырок под дубинку, перехват руки около кисти, разворот, теперь чуть-чуть надавить.
   "О, хрустнуло, этому, пожалуй, достаточно", - и действительно нападающий с воем упал на землю, держась за вывернутый совсем в неестественную сторону локоть.
   Но на этом, как оказалось, ничего еще не кончилось. Впрочем, наверное, глупо было бы ожидать, что вот так в подворотне будет нападать только один человек. Следующий вынырнувший из темноты был вооружен длинным кривым ножом весьма зловещего вида. Махнув им пару раз на пробу, он бросился вперед. Уйдя с линии атаки, капитан пропустил нападающего мимо себя и добавил вдогонку с левой в район почек. После этого, перехватил припавшего на одно колено нападающего за подбородок и резким движением свернул ему шею.
   И все же его достали. Учитывая обстоятельства, удивляться такому повороту не приходилось. Скорее было удивительно, как грабители умудрились так глупо потерять преимущество внезапности.
   Третий, и как оказалось впоследствии - последний, не стал полагаться на свои таланты ближнего боя. Вместо этого он вытащил небольшой нож с утяжеленным лезвием и метнул его в озирающегося капитана. Метнул нужно сказать очень прилично. Если бы Серов не почувствовал что-то и не дернулся в последний момент в сторону, нож воткнулся бы точно в печень, что совсем не способствует длинной и здоровой жизни. С дырявой печенью вообще чаще всего живут плохо и не долго - минут двадцать. Тем не менее, не смотря на всю быстроту, нож все же чиркнул по правой руке чуть ниже локтя и отлетел куда-то в сторону, жалобно звякнув об стену дома.
   Увидев, что промахнулся, метатель рванул с места, попытавшись скрыться. Пример двух первых нападавших его впечатлил достаточно, что бы лишний раз не рисковать своей шкурой. Попытаться то он попытался, но вот "физуха" у него была явно не на высоте и даже лучшее знание местности ему не сильно помогло. Серов догнал его буквально на первых двадцати метрах.
   Пнув несостоявшегося грабителя "по уличному" по той ноге, которая была сзади и заставив его запнутся об свою же ногу. Капитан подскочил и резво завернул ему руки за спину, стараясь при этом не сильно тревожить пострадавшую руку. В ближайшем рассмотрении стало отчетливо видно, что этот нападающий обладал копной огненно рыжих кучерявых волос.
   "Хм, не самая удачная черта для преступника - тянет на особую примету", - проскочила совершенно не к месту мысль.
   Придавив пленного коленом, капитан осмотрел рану. Порез оказался на удивление глубоким, но при этом в целом не опасным - серьезные сосуды задеты не были, а кожа и мышцы заживут. Еще и не такие раны заживали.
   - Кто послал, говори, а то все кости переломаю, - перенес Серов свое внимание на пленника, а что бы тот меньше думал и больше говорил, слегка нажал на заломанную руку, - ну, не слышу.
   В ответ послышался только приглушенный стон. Клиент попался несговорчивый. Однако капитан был совсем не настроен затягивать "переговорный процесс". Город не знакомый - набегут тут всякие, приложат дубинкой по темечку... Кому такое счастье надо. В качестве же способа убеждения была применена грубая физическая сила. В тишине переулка очень отчетливо послышался хруст. Пока похрустывали суставы, но такими темпами недалеко уже было и до первой сломанной кости. Аргумент возымел действие и клиент сломался.
   - Никто, никто не посылал. Мы тут сами промышляем. Отпусти, все скажу.
   - Отпущу, отпущу, не переживай, - упокоил капитан, а сам еще слегка надавил. - Точно сами работаете, а может, кто навел а?
   - Ах ты ж ... - выматерился грабитель, - нет сами, мы эти переулки сторожим. Нам их Трехпалый, который этот район держит, отдал.
   - Ну ладно тогда. Так даже лучше - меньше мороки, - после этого быстро достал свой нож, оставшийся еще с Земли и с которым он теперь почти не расставался и полоснул зажатого грабителя по горлу. До уха донеслось тихое бульканье, и клиент обмяк. Поднявшись на ноги Серов пошел обратно к тому месту, где на него напали. Нужно было разобраться с тем самым первым, которому он сломал руку.
   Однако на месте его не оказалось. Увидев, а частично услышав, какая участь постигла его коллег по ремеслу, он поспешил удалиться с "места происшествия". Увидев пропажу, капитан замер на несколько мгновений в раздумьях. Оставлять за спиной врагов, конечно же, нельзя. Большую глупость и придумать сложно, ибо враги по своей природе имеют свойство накапливаться. А когда их набирается много, жить становится грустно. Поэтому лучше бы этого грабителя найти. С другой стороны, в этих темных улочках, где у заборов и стен домов свалены кучи хлама можно спрятать взвод солдат, да так что и не найдешь. Так что ничего не оставалось делать, как бросить это дело и возвращаться. Благо лица его вряд ли в темноте хорошо разглядели. Да и руку было бы неплохо перевязать, а то уже крови целая лужа натекла.
   Придя на постоялый двор, Серов застал там своих, отрывающихся по полной. Они были настолько увлечены имевшейся в изобилии выпивкой и доступными девушками, что поначалу и не заметили возвращения отца-командира. Впрочем отцом-командиром он еще не стал. Так - новый вожак, который загрыз предыдущего и занял его место. Над тем же, что бы эти люди безропотно выполняли приказы и добровольно шли за него на смерть, если это конечно понадобится, нужно было еще работать и работать.
   Отловив суетящуюся в обеденном зале девчонку-разносчицу, он отправил ее на кухню, поставить кипятится воду. Стерильных бинтов у капитана не было, а здохнуть от заражения крови ну совсем не хотелось.
   "Так, что еще нужно. Нужно дезинфицировать рану. Чем? Нужно спросить у трактирщика что-нибудь покрепче. Оборотов сорок, пожалуй, хватит. И иголка с ниткой, - теперь пусть и в скудном, но все же освещении постоялого двора, стало ясно, что рану придется зашивать. В самой этой операции ничего сложного или особо страшного не было, но вот только это там, на Земле, а здесь... - Помнится из уроков истории, медицина в средневековье была еще та. Еще неизвестно, от чего чаще умирали, от болезни или от лечения. Хотя... как таз с такими то ранами тут должны справляться нормально. Если все шастают с острыми железяками, то и раны от них - дело привычное".
   Капитан бы и сам себя зашил. Его учили, как правильно штопать человека, в том числе и себя. Вот только раня была расположена неудобно. Будучи правшой Серову было бы очень не удобно одной левой рукой выполнять столь непривычную операцию. Нет, если бы не было другого выхода, он наверное бы справился, но зачем если вокруг есть другие люди.
   Мысли текли вяло, клонило в сон, а в ушах стоял монотонный гул - сказывалась потеря крови. Дальнейшее продолжение вечера капитан помнил смутно. Сказывалась общая усталость и состояние организма. Да и местный анестетик - два полных стакана такого самогона, что даже у привычного Серова брызнули из глаз слезы - тоже не способствовал ясности в голове.
   Зашивать принялся трактирщик. Получалось это у него достаточно ловко: толи не всю жизнь он работал за прилавком, то ли заведение не самом деле было не таким уж и тихим и ему приходилось иногда штопать тех, кому не очень повезло. Так или иначе шов получился достаточно ровный, сам капитан левой рукой лучше бы не зашил в любом случае.
   На этом очень длительный день для Серова закончился. Он уже сквозь сон чувствовал, что его куда-то ведут, снимают обувь, а как только голова коснулась чего-то мягкого, он провалился в сон окончательно.
  

***

   Трехпалый не зря пользовался авторитетом в городе. Будучи опытным волчарой он лез наверх не считаясь не с чем, вырезая конкурентов с воистину звериной жестокости. Забравшись же на вершину "пищевой цепочки", повторять ошибок своих предшественников Трехпалый не стал, и карал каждого, кто смел даже подумать о неповиновении. Что еще поднимало его авторит среди сброда, в принципе понимающего только язык силы, так это принцип не бросать своих. Поговаривают, что такой нестандартный взгляд на жизнь ему привили в армии, где он оттрубил с десяток лет в качестве наемника, получив в довесок жизненным убеждениям несколько кривых шрамов и небольшой стартовый капитал. Кличку свою он тоже там заработал. А может и нет: в конце концов, под голубым небом очень много мест, где можно ненароком потерять кусок своей драгоценной шкуры.
   Так вот, была у него привычка не бросать своих. При чем под определение "свои" порой попадали совершенно разные люди. Тем не менее, каждый, кто на него работал знал, что в случае необходимости Трехпалый ему поможет. С другой стороны счет за свою помощь иногда потом выставлялся такой, что проще удавится. Доходило даже до того, что он выкупал попавшихся подчиненных из каталажки, что в обществе где каждый сам за себя вообще считалось нонсенсом. В целом же, возможно именно благодаря своим чудачествам прожил так долго - конечно не только благодаря им, но вистов такие жизненные принципы опытному вору явно добавляли.
   Трехпалый вообще был личностью примечательной. Как и многих других его собратьев по ремеслу, жизнь его не щадила, не забывая регулярно отвесить ему хорошего пинка. Тем не менее, он не сломался а, наоборот, приобрел ценный опыт, который позволил ему не излете жизни занять достаточно высокое положение. Выше для таких как он в этом мире прыгнуть было просто невозможно. Деньги здесь решали далеко не все, а люди еще не забыли, что, например, означает слово честь. Да и низкое происхождение было тем еще якорем.
   Сейчас он сидел за массивным деревянным столом, разглядывая пришедшего к нему посетителя. Посетитель - парень лет двадцати-двадцати пяти - выглядел не очень. Жалко выглядел он, прям скажем. Правая рука, перемотанная какими-то не очень чистыми тряпками, висела на перевязи, вся левая часть лица представляла собой один большой синяк. Да и в целом он выглядел... потрепанным.
   - Так говоришь завалил он твоих этих... двоих? - Еще не хватало большому начальнику запоминать имена всякой мелкой шушеры.
   - Да, как детей. Те и пискнуть не успели.
   - Ну а ты как тогда здесь оказался?
   - Дык, я успел меж ящиками затихариться... пока он Рыжего... довивал. А когда вернулся, то искать не стал. Ну там такое место что и правда - хрен найдешь.
   - Нехорошо... нехорошо честных парней как скотину по переулкам резать. Надо найти молодца да объяснить, что не прав он, не нужно так делать.
   - Так я за тем и пришел. Что бы, значит, восстановить справедливость. Ага.
   - А ты вообще молчи, - Трехпалый, наконец, сосредоточил свое внимание на стоящем перед ним человеке, - совсем страх потеряли, последние мозги пропили. Не смотрите на кого можно пасть разевать, а кого обходить десятой дорогой. Так что вам за дело досталось. Думать надо головой иногда, а не только туда жрать.
   Не ожидавший такого неудачливый грабитель растерялся, услышав такую отповедь.
   - Но мы...
   - Все свободен, - резко оборвал его Трехпалый.
   - Эй, Мирт, - дождавшись когда посетитель выйдет, позвал он своего помощника, - а ну зайди, дело есть.
   Мирт был главным помощником ночного хозяина города в делах, где нужно было приложить голову, а не только молодецкую силушку.
   - Звал, старшой? - спросил входящий в комнату парень.
   - Звал, звал видел этого придурка с покалеченной рукой?.
   - Видел, - кивнул Мирт.
   - Поспрашай его. Надо бы человечка, который его обидел найти. Не то что бы я сильно переживал из-за этой шпаны, но... Будет неправильно, ели мы это так просто оставим. Так нас, глядишь, и уважать перестанут. А потеря уважения в нашем деле очень опасна, смертельно, я бы даже сказал.
   - Сделаем, вот только что с ним...
   - А ты сначала его найди, погляди, что там да как - мне расскажешь. А уж потом посидим вместе, покумекаем, как дальше жить. Или не жить. Все ясно?
   - Ясно, чего ж не ясного.
   - Вот и ладненько, ступай тогда.
  

***

   Следующим вечером в "Дохлого рыцаря" пришлось идти с перемотанной рукой. Больничный ему оформлять было совершенно некогда да и жаба давила просто так дарить залог в пять серебрушек. Правда на этот раз он все же взял с собой в качестве сопровождения четверых бойцов. Парни были не обделены статями и хорошо создавали "эффект присутствия" - давили на психику.
   В трактире капитан уже не задавая лишних вопросов направился в часть зала для нанимателей, занял свободный столик и подозвав официанта - в этот раз парень был другой - заказал кувшин вина на всех.
   Знакомый уже по прошлому посещению мастер гильдии наемников опять же не замедлил появиться за столом. Кивнув сопровождающим, он заговорил с капитаном.
   - Добрый вечер, не будем затягивать, перейдем сразу к делу. Я подобрал вам несколько кандидатур но... Но я думаю, что оптимальным будет вот это, - он открыл принесенную с собой папку и достал оттуда несколько листов толстой слегка желтоватой бумаги, - так.. так.. а вот оно. Команда как вы и заказывали. Пять человек: один лучник, остальные мечники, не мастера меча, конечно, но десять лет в королевской армии - это вам тоже не просто так. Четверо дослужились до десятников. Один - командовал полусотней. Готовы приступить хоть завтра. Так... так... да... вот, плата по гроуту в день. Кроме того боевые, премиальные - это правда на усмотрение заказчика но... это приветствуется. Стол и оружие за счет нанимателя?
   - Оружие? - Удивился Серов. Он как человек сам по роду деятельности близкий к оружию не в жизнь не поверил бы, что наемники нанимаются без оружия. Кроме того, что это просто не солидно, это еще и неудобно. Если даже к автомату нужно привыкать и настраивать его под себя, то уж холодное оружие - и подавно.
   - Это в случае утери или поломки в бою, - пояснил посредник.
   - А-а, тогда ясно. В принципе все подходит. Десятники - это хорошо. Значит умеют с новобранцами обращаться.
   - Ну, как и было заказано. У нас серьезная организация, - с ноткой гордости произнес посредник.
   - Я еще просил найти мне интенданта.
   - Ах да, да, нашел. Сейчас, где он у меня был, - опять зашуршала бумага, - вот. Реймос, тоже служил под королевскими знаменами, правда меньше - пять лет. Служил как раз на должности помощника интенданта конной сотни. Хороший специалист и просто приятный малый. Может достать все что угодно. И командовать людьми тоже умеет. Хотя именно как боец он конечно послабее. Просит тот же гроут в день. Что в целом удивительно ибо такой человек может и поболе заработать. Говорят, правда, у него какие-то проблемы и он хочет побыстрее куда-то спрятаться.
   - А с ним проблем не будет? А то знавал я таких парней. Пообщавшись с ними нужно проверять все ли на месте, а то штаны на ходу утащат.
   - Ну что вы. Одно дело дурить кого-то так сказать в индивидуальном порядке а с другой - работать по контракту. Если же наниматель пожалуется в гильдию, его ж больше никто не наймет. А то и свои порубят в орочий клёц за подрыв репутации, так сказать.
   - Ага, ну ладно тогда, - согласился Серов, - все подходит. В целом - это то, что и было нужно. Единственное - хотелось бы с ними пообщаться лично.
   - Ну, это естественно. Подождите немного. Я сказал подойти им попозже. Вдруг бы мы не договорились так быстро. Разные, знаете ли, попадаются наниматели.
   "Смотрины" прошли на удивление гладко. Все шестеро на выглядели как настоящие профессионалы, знающие с какой стороны браться за меч. Ну, или опционально - за лук. Уже через час - хоть здесь такой меры времени и не было, капитан все равно в голове считал время часами, минутами и секундами - договоры были подписаны. Обмыв сделку еще парой кувшинов вина все стали расходится - дела в городе еще не закончились а, значит, расслабляться было рано.
   Впрочем, на следующий день оказалось, что главная проблема решена, и дальше все пошло проще. Обсудив будущее вооружение отряда с инструкторами, которые пришли "в расположение" следующим утром, остановились на топорах и длинных ножах. С лучниками все было еще проще. Реймос сказал, что знает где достать отличные луки и стрелы по умеренной цене и на этом вопрос закрыли. В качестве защиты выбрали простые шлемы-шишаки с наносником, кольчугу, с приклепанными на груди железными бляхами, наручи, поножи и кожаные перчатки. Кроме того на каждого кроме лучников полагался щит.
   Меч, как оказалось - слишком дорогое и сложное оружие для вчерашних крестьян. В ходе обсуждения сошлись на мнении, что это было бы не рационально. Топор же в умелых руках оружие не менее, а то и более смертельное, да и для крестьян более привычное. Кроме того решили отказаться от копейщиков и тренировать всех по одной схеме.
   Выслушав пожелания заказчиков Реймос кивнул, прикинул что-то в голове и смылся куда-то на целый день. Вернувшись же вечером, объявил, что обо всем договорился, кроме того нашел где взять телеги для транспортировки груза.
   - Не на себе же все тащить, - резонно заявил он.
   Еще спустя пару дней и некоторое (весьма, нужно сказать, не малое) количество денег. Караван из трех телег вышел из восточных ворот Дейра.
   "Нда, как все оказывается просто, когда делом занимается профессионал, - думал капитан уже привычно устроившись на козлах, - надо будет запомнить, глядишь пригодиться. Не нужно выдумывать велосипед, думая, что ты самый умный, нужно всего лишь найти знающего человека".
  

Глава 9

   - С этим все ясно, - кивнул Трехпалый, задумчиво поглаживая изуродованную кисть, - ты мне вот что скажи: я тебе говорил заняться тем, который двоих наших порезал?
   - Да говорили.
   - Что-то я не вижу результатов. Уже сколько времени прошло? Два месяца? Больше?
   - Результаты есть. - Мирт замолчал на мгновение, собираясь с мыслями а потом продолжил, - Хулигана этого мы нашли. Но это оказалось самое простое. Достаточно было просто поспрашивать людей в городе. Многие имеют привычку держать глаза открытыми. А уж за деньги, так тем более. Зовут его Александэр Серов, хотя чаще его называют "капитаном". Непонятно, то ли он действительно командовал кораблем, то ли погоняло такое. Кто он, откуда, узнать не удалось - никто не знает. С ним еще маг шастает. Особо не светится но и не прячется. Судя по всему огневик. С деньгами никаких напрягов. Все у кого спрашивали говорят, что платит щедро, особо не торгуется, но за исполнением следит внимательно. Приехал в город, обратился в гильдию наемников. Кого нанял тоже не знаем - поговаривают, пятерка Элея к нему пошла.
   - Серьезные ребята, - сразу помрачнел Трехпалый.
   - То-то и оно, что серьезные. Закупил оружие, доспехи. Тут узнать оказалось легче. Вот список, - Мирт протянул начальнику лист. - Вкратце - снаряжение на полусотню бойцов. Куда все это доставили, проследить не удалось. Человечка я послал, вот только этот мудак посты выставил, так что можно только быть уверенным, что это где-то по восточной дороге. Скорее всего на вырубке или заброшенном хуторе.
   - Отряд, значит у него свой?
   - Выходит, что так. Я, опять же, отправил людей поспрошать крестьян в округе, Но те молчат. То ли не знают, то ли имеют с этого выгоду. Жестко спрашивать опять же не стали, что бы не отсвечивать лишний раз. Ну а кроме того, я разослал людей поспрашивать по соседним городам, может он не только у нас засветился. Может что-нибуть и всплывет. Не с неба же он свалился.
   - Значит, достать его не получается?
   - Да, достать его сложно. Нда... Я, собственно, так и не придумал, как его достать. А вот проблемы создать можем.
   - Заложить его страже? - Догадался Трехпалый.
   - Да, есть несколько человек, прикормленных, с которыми можно работать. Они не будут спрашивать, откуда у нас информация, просто доведут куда следует. Земля вокруг, конечно, принадлежит городу, а не дворянам, те бы этого Серова уже давно нашли и повесили, но все же такой наглости они не потерпят. Особенно, если с ними не делятся. А с ними не делятся, я позванивал этот вопрос.
   - Угу, - кивнул Трехпалый, - а как ты вообще себе это видишь?
   - Скорее всего, дать просочится нехорошим слухам, о разгулявшейся большой банде на восточной дороге, а когда кто-нибудь из команды этого "капитана" в очередной раз пропрутся в город - я просто не уверен, что отряд сидит на одном месте - запустить купленных стражников. Нужно только заранее свидетелей приготовить. Что дальше... Дальше стража берт живыми пару человек и спрашивает, где остальные. После чего посылается карательный отряд. И все.
   - Ну, вполне сносно, сносно. А если начнут сопротивляться и никого живых не возьмут
   - Значит,... свидетели должны указать более-менее точное место. Ну а там - в страже тоже не дети работают. Разберутся на месте.
   - Отлично, будем считать, что с этим разобрались. Хорошо сработал. Что там у нас дальше?

***

   "Вот и осень незаметно подкралась, - рассеянно думал Серов, греясь в еще теплых лучах Онца,- с деревьев начали сыпаться первые листья. Скоро начнет холодать. Хотя еще не так и скоро. Здесь, похоже, климат как в Крыму, а то и теплее. Да пожалуй, еще немного теплее. Где-то сорок пятая параллель, если сравнивать с Землей. Да и Восточный Океан подогревает эту часть материка. Так что... пару месяцев еще можно не волноваться. Полтора, в смысле, если брать местный сорока пятидневный месяц. Ат черт, никак не привыкну".
   Капитан лежал на таком себе шезлонге, предаваясь блаженному ничегонеделанью. Не так часто ему удавалось выкроить хоть чуть-чуть времени просто, что бы отдохнуть. Все прошедшее лето он носился как белка в колесе. Мало того, что с его плечей никто не снимал общее руководство людьми, что само по себе нелегко, так он еще занялся ежедневными тренировками с мечом. Нужно было научится владеть местным оружием не хуже подопечных, поэтому он уделял тренировкам очень много времени. Еще только когда наемники появились в их отряде, Серов поинтересовался, не смогут ли они между делом обучить его управляться с его заточенной железякой. Элей - тот который дослужился до старшего десятника - сказал, что нет ничего проще, мол за свою жизнь выучил столько салаг, что одним больше, одним меньше - разницы никакой. Вот только по причине того, что на каждом висел свой десяток, учить капитана решили по очереди.
   В общем взялись они за Серова очень плотно. Бывало на тренировки с мечом уходило по четыре пять часов в день. И это только с мечом. Кроме того были всякие пробежки, упражнения на силу, выносливость и рукопашный бой. Правда в последних случаях, он чаще все же выступал как учитель а не как ученик. Как не крути, а Серов тоже знал, как делать из салаги первоклассного бойца, благо еще не забыл, как над ним измывались тренеры в "учебке".
   В таких случаях, профессиональные учителя с удивлением для себя понимали, что им тоже есть, чему поучится. Казалось бы, чему их - опытных воинов, обучивших не один десяток вчерашних крестьян - может научить какой-то молодой дворянин, совершенно не умеющий обращаться с оружием. Ан нет. Так, например, капитан открыл наемникам глаза на пользу разминки - не одна тренировка не начиналась сразу с "тяжелых" упражнений. Так очень легко что-нибудь себе повредить. Сначала тело нужно "разогреть". Таким вот образом Серов и нанятые им солдаты обменивались опытом и знаниями.
   Типичный день для капитана проходил так. Вставал с рассветом и устраивал всему лагерю небольшую сорокаминутную пробежку, которая традиционно заканчивалась на поляне у реки, где он проводил небольшую разминку и устраивал полукилометровый заплыв, совмещая тренировку и водные процедуры. Поначалу наемники скептически относились к бегу и плаванию. В традиционной для них подготовке основной упор делался на силовые упражнения и работу с оружием, но глядя на результат - хорошую выносливость и развитую "дыхалку", согласились с полезностью таких упражнений. Более того они сами стали с удовольствием бегать и плавать вместе со всеми.
   После утренней зарядки все возвращались в лагерь на завтрак. После завтрака усердно занимались с оружием. Настолько усердно, что на ногах ко времени обеда оставались единицы. После обеда давалось час-полтора на отдых - все равно сил на тренировки ни у кого не было - после отдыха строевой подготовкой. Казалось бы термин современной армии странно звучал в окружающем средневековье. Однако все было гораздо сложнее. Серов точно знал, что строй - вот настоящая сила пехоты. Греки побеждали персов, за счет строя. Римляне были непобедимы полтысячелетия именно за счет дисциплины и стратегии правильных пехотных построений. Ну а в средние века самой сильной была сначала швейцарская потом испанская пехота, которая во многом использовала наработки отца Александра Македонского Филиппа II. Капитан вообще считал, что идеально научить бы всех работать с пяти-шестиметровыми копьями, построив, таким образом, фалангу. Вот только людей у него было маловато. Так, например, в македонской армии глубина строя была восемь рядов, а на важных направлениях - шестнадцать. С имеющейся полусотней бойцов даже пытаться не имеет смысла. Но строй и сам по себе дает преимущества. Когда чувствуешь рядом локоть товарища, чувствуешь, что тебя всегда прикрывают, дерешься на много увереннее. Кроме строевой подготовки занимались и рукопашным боем. Тут уж Серов отрывался по полной - равных ему по мастерству ломания человека голыми руками и близко не было. После ужина день завершался еще одной - ночной - пробежкой. Так, что бы не расслабляться. В конце такого для все обычно падали как убитые. Сил не оставалось ни на что.
   Правда, нужно признать, напряженные тренировки приносили свои плоды. Меч, тот самый обменянный та трофейный бастард палаш, уже не казался чем-то инородным и не норовил упорхнуть из руки при первом же удобном случае. Элей как-то глядя на работу ученика, сказал, что тот учится с неимоверной скоростью. Нет, конечно, Мастером Меча ему не стать, для этого нужно тренироваться с младенчества, да и зачастую иметь кое-какой магический дар, но если так пойдет и дальше, капитан способен через несколько месяцев выйти на вполне приличный средний уровень.
   "Еще бы, - тогда подумал Серов, - зря я что ли развивал реакцию, силу, ловкость и остальные навыки. Мне в этом смысле явно проще, чем моим вчерашним крестьянам".
   Собственно вчерашние крестьяне уже тоже перестали ими быть. Перешли в разряд "позавчерашних". А если серьезно, то за прошедшее лето они тоже изрядно прибавили. Беспощадные нагрузки, от которых падали и опытные десятники сделали свое дело - толпа стала потихоньку приобретать очертания того самого профессионального отряда, который и задумывал Серов.
   Инструкторы, к слову, тоже удивились темпом подготовки, который взял капитан. В королевской армии к подготовке солдат относились все же попроще. Не так, как в современной отечественной армии, где содат может научится всему чему угодно кроме как воевать, но все же. Исповедовалась система при которой учителя давали только самые простые навыки. После этого воина посылали в бой, благо воевать всегда было с кем. Ели выживет - молодец, нет - берут следующего. Благо, в стране демографической проблемы не было - в семье по десять детей, а кормить их, есть далеко не всегда чем. Вот и не было у королевских вербовщиков проблемы с тем, что бы набирать "свежее мясо". Все это накладывалось на то, что в эти времена, как, впрочем, аналогично и на Земле, основной ударной силой считались закованные в железо рыцари, а пехота же была глубоко вспомогательной силой, которую не так уж жалко. Серов же собирался удивить всех и доказать, что "царица полей" - грозная сила, недооценивать которую совсем ненужно. Вон англичане в Столетней войне доказали, и он сможет.
   Поглощенный мыслями, слегка разомлевший в лучах Онца капитан не сразу заметил, что к нему подошел Ариен.
   - Александэр, - Серов так и не смог объяснить, что в его имени нет буквы "э", по правилам чтения на Имперском, она там должна быть, значит она там есть - все остальное, как говорится, от лукавого.
   - Что? - не открывая глаз, отозвался тот.
   - Все собрались, ждут тебя.
   - Иду.
   Идти и опять приниматься за дело совсем не хотелось. Хотелось лежать и предаваться блаженному ничегонеделанью. Но надо.
   В "штабной" избе, собрались все "руководители". Брад, который таки сбрил свою бороду, все пять десятников, инструкторы, интендант и Ариен с капитаном. Последний не хотел пренебрегать ни чьим советом. Сегодня же на повестке дня было два вопроса: подведение итогов летних тренировок и главный - что делать дальше.
   - Ну что, господа, ваше мнение - как мы поработали за это лето? Насколько готовы сейчас люди? - Начал Серов.
   - Ну... пожалуй, что поработали хорошо, даже очень хорошо, - начал Элей, - вряд ли за такой короткий период можно сделать больше. Очень в этом сомневаюсь.
   Речь старшего десятника капитана все время слегка напрягала. Тот отличался основательностью во всем и не любил суеты. Это сказывалось на всем, в том числе и на манере его речи. Он говорил неторопливо, часто повторяя свою мысль по несколько раз.
   - Я думаю... да, я думаю, - продолжил он после небольшой паузы, - что всему, чему можно было их научить за это время, мы научили. Теперь пора, точно пора проверить их в деле. Тут уж такое дело... Хм... Кто в деле не струсит, не подведет, тот, стало быть, будет воином. Из такого будет толк.
   Его небольшую речь остальные поддержали энергичными кивками. Они считали также. А вот десятники, как видно были совсем не рады такому обороту. И действительно - сейчас им жилось очень даже не плохо. Едят три раза в день, что может позволить себе далеко не каждый крестьянин, еще и платят понемногу - Серов решил, что мотивация деньгами очень важная штука, благо денег пока было достаточно - отпускают иногда по домам. Ну а то что гоняют целый день, так это понятно и привычно, глядишь, крестьянский труд не намного легче и при этом намного скучнее.
   - Хорошо, - задумчиво пробормотал капитан, а потом повернулся к Браду и спросил, - а что там с настроениями среди бойцов. Как обстановка, всем довольны? Никто не возмущается?
   - Да, нет, капитан, вроде все тихо. Да и чего нам быть не довольными.
   - Ага, ну ладно, тогда... Так, значит, предлагаете заняться делом. - Капитан обвел взглядом присутствующих. Пятеро наемников кивнули, маг тоже был "за" - сидеть на одном месте ему порядком поднадоело - Брад и десятники пожали плечами, мол как прикажут так и сделаем. Последним с краю сидел Реймос, на котором Серов и остановил свой взгляд.
   - А я что? - подал тот голос, - Я в целом тоже за - поря размяться, а то засиделись. Вот только нужно в город смотаться. Докупить кое-чего по мелочи. За день, ну за два я управлюсь.
   - Это можно, более того нужно. Мы все равно двинем в город, нужно зайти в гильдию, узнать, нет ли там для нас подходящего заказа. Так что возможность у тебя будет. - Серов еще раз обвел взглядом всех присутствующих, - ну что, господа займемся, наконец, делом.
   Через несколько дней капитан и десяток приехавших с ним лучников вновь заселялись на уже знакомом постоялом дворе. Трактирщик встречал дорогих клиентов с распростертыми объятьями - Серов платил щедро, что в этом жестоком мире (впрочем не только в этом) встречается не часто. Перекусив и слегка отдохнув, капитан отправился привычным маршрутом к северным воротам. На этот раз он шел в "Дохлого рыцаря" не нанимать, а наниматься.
   С тех пор, как на него напали в узких этих улочках, капитан обратил больше внимания на свою безопасность. Он и раньше не расставался со своим "Стечкиным" даже во сне, а теперь стал брать в такие вот далекие выезды еще и автомат. Просто так, на всякий случай. Очень уж не хотелось сложить голову по глупости, не исчерпав при этом всех возможностей к спасению. В конце концов, жизнь дороже патронов.
   Зайдя в зал, Серов осмотрелся - на первый взгляд людей стало побольше. Это было вполне объяснимо: кончается лето, значит, собран урожай с полей, вот всякие мелкие феодалы на вырученные деньги и устраивают "локальные конфликты". Ну а спрос, как известно, рождает предложение.
   Как и в прошлый раз вербовщик, как называл его в уме капитан, подсел за стол, едва был сделан заказ.
   - Добрый вечер, господа, я смотрю на этот раз вы решили, так сказать, сменить статус, - вежливо поздоровался вербовщик.
   - Добрый вечер, - ответил Серов за себя и за четверых лучников, те только кивнули головой. - Да, как говорится - все течет, все меняется. Я хотел бы узнать, нет ли желающих нанять небольшой, в полсотни человек, отряд?
   - О! Так вы не сами, а с командой. Это, конечно, можно. Вот только, как бы это сказать... Вы ведь не состоите в гильдии?
   Капитан отрицательно махнул головой.
   - Не состоите... и вступать, я так понимаю, не намерены?
   - Не намерены, - на этот раз словами подтвердил Серов.
   - Тогда, для вас эта... хм... услуга будет платной.
   - Сколько.
   - Двадцать гроутов.
   - Не слабо, - присвистнул капитан.
   - О да, - если бы вы вступили в гильдию, то это было бы бесплатно.
   - И каждый месяц мы платили бы сколько? - ухмыльнулся Серов.
   - Денье с человека.
   - То есть, вступать в гильдию выгодно одиночкам и совсем не выгодно отрядам.
   - Да так и есть, - скорчил кислую мину вербовщик, - но предложить то я должен был. Работа такая.
   - Это как раз понятно, - ухмыльнулся капитан, - тут другой вопрос: а если нанимателя не будет, вы деньги вернете, или следующий раз придется платить опять.
   - Ну что Вы, совсем нас за разбойников держите? Деньги конечно не вернем, но если поступит заказ, конечно, сообщим.
   - А-а-а, тогда ладно, - последнее время, деньги на содержание отряда тратились с огромной скоростью. Нет, проблемой денежный вопрос даже с такими расходами станет еще не скоро, но вот репу чесать пора уже сейчас.
   - Итак, - вербовщик жестом фокусника извлек чернильницу и лисб не очень качественной бумаги. Серов глядя на эти принадлежности поморщился - писать перьями после удобной шариковой ручки - то еще мучение.
   "Нужно карандаш изобрести, - промелькнуло у него в голове, - золотая жила. И, собственно, все просто как угол дома, а ведь золотая же жила".
   - Численность отряда, вооружение, опыт, - начал задавать вопросы вербовщик. Сразу бросался в глаза профессионализм - явно работает не первый день.
   "Интервью" продолжалось минут десять. За это время обсудили все возможные аспекты и потенциальные вопросы от нанимателя.
   - И последний вопрос - цена. Сколько вы хотите за свои услуги? - Вербовщик очень внимательно посмотрел на Серова, как бы прикидывая, сколько он запросит.
   Капитан готовился к этому вопросу заранее, проконсультировавшись и к наемников и у Ариена, поэтому он ответил без запинки, внимательно, в свою очередь, глядя на реакцию собеседника.
   - Пятьдесят денье. Плюс стол, оружие, и двойные боевые.
   - Солидно, - кивнул вербовщик, он примерно на такую цену и рассчитывал, ну пожалуй все же чуть меньше - денье этак на пять. Он сделал еще пару пометок на бумаге, после чего очень выразительно посмотрел на Серова. Тот тихо матерясь и бурча себе под нос что-то про "разных вымогателей" вытащил кошель и отсчитал положенную суму. Как только последняя монета коснулась стола, вербовщик ловким движением сгреб всю кучку серебра и поднялся из-за стола.
   - Подождите меня, я сейчас вернусь - гляну, есть ли сейчас что-нибудь для вас подходящее.
   "Ну вот как они обходятся без единиц времени непонятно, сколько здесь сидеть пять минут или два часа. Нет, нужно что-то с этим делать. А с другой стороны - что сделаешь, если даже часов нет. Единственное, что приходит в голову - солнечные часы. А как отмерять промежутки? Песочными часами. А толку, если не знаешь даже длину суток. Так, разве что, на глаз. И дальше? Что я с этим буду делать? Единственное, что могу - объяснить всем в отряде - небось пригодится. А там, может, и дальше пойдет, другие пользоваться станут. Ага, держи карман шире - мечты-мечты".
   Размышления Серова прервало возвращение вербовщика.
   - Нет, ничего подходящего вам предложить сейчас не могу. Приходите завтра в это же время. Я свяжусь с отделениями гильдии в соседних городах, может у них что-нибудь есть подходящее.
   - Договорились, кивнул капитан, - завтра в это же время. Доброй ночи.
   - Доброй ночи.
  

***

   - Он в городе, прикажите начинать?
   - Кто в городе, что начинать? - Трехпалый поднял удивленный взгляд на своего помощника, влетевшего в помещение, как будто за ним кто-то гнался.
   - Серов, ну тот, который наших парней порезал, - неторопливо пояснил Мирт. Ему натерпелось дать команду о начале тщательно подготовленной операции.
   - А-а-а, у нас все готово?
   - Да, все готово.
   - И когда информация дойдет по адресу?
   - Ну... - прикинул что-то в голове Мирт, - я думаю - втечении дня. Сегодня уже никто ничего делать не будет. Информация пойдет уже утром, пока пройдет через несколько человек... - эти чиновники не любят торопится - уже будет опять вечер. Так что... послезавтра утром "капитана" будет ждать неприятный сюрприз.
   - Сбежать не успеет?
   - Не должен, - Мирт пожал плечами, - обычно меньше чем на два-три дня не приезжает. Он, кстати, опять в гильдию поперся. За ним сходила пара человек, говорят - пошел наниматься: сел в нижней части зала. Так что в любом случае работать нужно сейчас - свалит куда-нибудь, ищи его потом.
   - Ну что ж, раз так... - Трехпалый замолчал на несколько мгновений, последний раз взвешивая все "за" и "против", - начинай.
   - Сделаем, - Мирт как-то хищно улыбнулся, после чего встал и кивнув Трехпалому быстро вышел. Нужно было отдать последние распоряжения.
  

***

   Весь следующий день был наполнен рабочей суетой. Суетился, правда, больше всего Реймос, как обычно взявшийся за дело в неугасающей энергией. Он, действительно потрудился на славу и "перевыполнил" план, уладив свои дела всего за один день. Так что, на следующее утро был запланирован отъезд, независимо от того, найдется для отряда заказ или нет. Однако удача Серову все же улыбнулась.
   - Есть для вас подходящее дело, - вместо приветствия начал вербовщик, когда капитан вечером пришел в "Дохлого рыцаря". - Как будто специально под ваш отряд заявку составляли.
   - Кто наниматель? Какая работа? На какой срок? Что с оплатой?
   - Наниматель барон Терс, у него там, по слухам, конфликт с соседом намечается, вот он и решил усилиться. Срок - два месяца, до зимы. По оплате - он согласен с вашими расценками.
   - Отлично, - Серов расплылся в улыбке, ему до последнего не верилось, что удастся найти хороший заказ. Он уже подумывал, в какую заварушку можно ввязаться бесплатно - в конце концов, сейчас цель - не деньги, а опыт. - Что вы можете добавить от себя, неофициально, так сказать.
   - А что интересует?
   - Интересует в первую очередь личность заказчика. Кто он, какая у него репутация, не хотелось бы лишний раз рисковать.
   - Барон Терс... хм, особо ничего сказать не могу, - вербовщик слегка задумался, после чего продолжил, - он правитель вольного баронства, но не здесь а немного дальше на юго-запад. Баронство среднее по площади, никаких особых ресурсов в наличии нет... Но барон зарекомендовал себя как хороший хозяйственник, крестьян особо не притесняет. Иногда обращается в гильдию за наемниками - чаще всего нанимает вот так - отрядами. Вроде жалоб на него не поступало. Но ничего конкретного сказать не могу - баронство далековато, поэтому к нам его заказы доходят редко.
   - Спасибо, - Серов выложил на стол гроут, - если мы примем предложение, то наниматель прибудет сюда, или нам куда-то выдвигаться?
   - Выдвигаться. Барон поставил условие, что в случае согласия вы должна прибыть в его баронство до пятого числа.
   - Пятого? Значит через семь дней. А сколько отсюда до баронства?
   - Четыре дневных перехода.
   - Угу, - капитан крепко задумался. Расстояние здесь мерили "дневными переходами", то есть, сколько может пройти человек за один день. Один дневной переход примерно равнялся сорока километрам. То есть до баронства около ста двадцати километров. Плюс до лагеря еще тридцать- тридцать пять. День обратно потом день на сборы и пять дней в пути - семь дней. Впритык. - Хреново. Ну ладно, успеем.
   - В таком случае, мне остается пожелать удачи. Надеюсь, еще будем сотрудничать.
   - Спасибо, - Серов встал из-за стола, собираясь уходить, - до свидания.
   - Всего хорошего.
   Следующее утро началось рано. Серов поднял отряд еще до рассвета, надеясь выиграть время. Нет, в целом времени хватало, но впритык, а капитан очень не любил, когда у него не было хотя бы небольшого "запаса прочности". Десяток собрался довольно быстро - капитан все же за два месяца сумел привить дисциплину. Одеваться-раздеваться пока горит спичка, бойцы пока не научились, но лишней суеты уже давно нет.
   Полностью рассвело уже, когда отряд выходил из города. Кроме десятка лучников мг городских ворот выехало две телеги. На одной из них лежало докупленное снаряжение, вторая пока оставалась пустой. Ее планировали загрузить в легере. За два месяца отряд как-то незаметно оброс вещами, которые бросать было жалко, а на себе тащить - тяжело. Возвращаться же в ближайшее время на заброшенный хутор в ближайшее время капитан на собирался. Он старался об этом не думать, но идеальным вариантом было бы обзавестись постоянной базой до весны. Это, конечно, было маловероятно, но мечтать то, как говориться не вредно.
   Все еще слегка сонный - за лето организм привык вставать на рассвете и не раньше - Серов поминутно зевая, и подставляя лицо лучам Онца. Маленький караван неспешно миновал поля раскинушшиеся вокруг города, дорога втянулась в лес. На этом участке она почти не виляла, поэтому просматривалась на большое расстояние в обе стороны. Единственное что мешало - ветки деревьев, подступивших к дороге практически вплотную.
   Вот почему, погоню капитан заметил издалека. То есть сначала было совершенно не понятно, что это погоня. Первый раз, обернувшись - будучи замыкающим, он приглядывал за тылами - Серов увидел лишь столб пыли, поднимающийся километрах в полутора позади. Погода стояла сухая, дождя не было уже дней пятнадцать, поэтому пыли на дороге было достаточно. Когда он обернулся следующий раз - через пару минут - стало ясно, что по дороге во весь опор несется немаленький конный отряд. Воровато оглядевшись, капитан достал бинокль - он старался не "светить" лишний раз земные вещи. И вот тогда то и стало ясно, что это скачут именно по их души.
   "Отряд городской стражи, сколько ж их там, - капитан рассматривал всадников, - десятка четыре. Даже пожалуй побольше. Полусотня не иначе. Да еще на лошадях. Я думал эти местные "стражи порядка" даже в седле сидеть не умеют - зачем им. А тут нате, как скачут. Передний, похоже, что-то кричит. На нас указывает. Ну, точно. По наши это души".
   Однако, разглядывать преследователей долго времени не было. Расстояние стремительно сокращалось. Нужно было что-то предпринимать.
   - Отряд, стой! - Во всю мощь легких проорал Серов. - Слушай мою команду. Отходите в лес. Шагов на триста пятьсот. Находите удобную позицию и ждете. Если будет погоня - в драку не ввязываетесь. Стреляете и отходите. Половина стреляет, вторая отходит и прикрывает первую. Отходите такими перекатами пока не стряхнете погоню или стрелы не кончатся. Если кончатся стрелы бой не принимать. Уходить в рассыпную и бегом в лагерь. В лагере передать, что случилось, пусть быстро собираются и уходят. Скорее всего, туда тоже скоро наведаются. Все ясно?!
   - Капитан, а ты? - Это подал голос десятник, хотя по лицам было видно, что этот вопрос волнует всех.
   - Я их немного задержу и тоже уйду. Дохнуть сегодня я не собираюсь. Вопросов нет? Выполнять! Рэймос приглядывай за ними, что бы глупостей не наделали. - Последнее Серов добавил уже тише - лучников по магической команде "выполнять" как ветром сдуло. Они привыкли, что это последняя команда, которая подается устно. После нее уже идут зуботычины.
   - Сделаем, командир, - ответил интендант и тоже рванул в лес.
   Капитан, между тем, обернулся, глянул на приближающихся всадников - до них оставалось еще метров пятьсот-шестьсот - шагнул к телеге, на которой лежали его вещи и вытащил автомат. Тот был замотан в мешковину, поэтому на то, что бы привести его в рабочее состояние понадобилось еще секунд двадцать. К автомату у него с собой было четыре рожка - сто двадцать патронов, поэтому стрелять нудно было аккуратно, экономя боеприпасы.
   Серов обошел телегу, отошел на несколько шагов - лошади в выстрелам не приучены, поэтому смирно стоять не будут - выставил на прицельной планке двести метров и открыл огонь одиночными.
   С первого выстрела пошли попадания, он хоть и не тренировался уже довольно давно, но руки все еще помнят.
   "Один, два, три, четыре, ах черт не попал, пять", - крутился у него в голове воображаемый счетчик.
   Если бы всадники остановились, и не приближались, то капитану хватило бы двух рожков, но отряд городской стражи даже и не думал обращать внимания на то, что из их рядов то и дело вываливается человек с простреленной шкурой. Они все так же неслись, нахлестывая лошадей и что-то крича. Пришлось переставлять переводчик огня в положение АВ и полосовать надвигающуюся лавину длинными очередями. Точность стрельбы, конечно же сразу упала, но когда идет речь о спасении жизни, патроны экономить смысла нет.
   "Эх, сюда бы пулемет, хотя бы обычный РПК, я бы этих с одной очереди ссадил бы, узкая дорога одна пуля бы двоих прошивала. Семьдесят четвертый, как не крути не самое подходящее оружие против железнобоких", - думал капитан, вставляя последний рожок.
   Впрочем хватило и автомата. В строю после такой атаки осталось всего пять всадников. Теперь они, видя всю бесперспективность своих действий, отчаянно хлестали лошадей, пытаясь спасти свои жизни бегством. Однако, наваленные на дороге тела людей и отчасти лошадей, не давали им нормально разогнаться.
   "Ну-ну, а вы куда? Нет, вечеринка еще не закончилась, - Серов вскинул автомат и очень аккуратно, потратив на каждого убегающего всего по одному патрону, поставил точку в сражении".
   После этого, сунув автомат в мешок и вооружившись пистолетом и ножом, по вбитой на всю жизнь привычке хотел было пойти сделать контроль, но, вспомнив, что он теперь еще и педагог, остановился.
   - Рэймос, - проорал во всю глотку капитан, - иди сюда.
   Теперь он уже пожалел, что отправил весь свой отряд так далеко. Еще не известно услышат ли они его в лесу на расстоянии трехсот метров. Это если весь десяток от звуков выстрелов не разбежался.
   Однако не разбежался. Когда Серов уже начал было думать, что ему делать дальше, если действительно никто на его зов не откликнется, из кустов на обочине стали появляться лучники. На лицах их было написано полное непонимание того, что случилось и вообще как один человек смог перебить целую полусотню.
   - Так, быстро добейте раненных, соберите трофеи, ты, ты и ты, отловите лошадей, они не должны были убежать далеко, - ничего не объясняя начал командовать капитан. - Что будем делать с трупами?
   - Даже не знаю, - пожал плечами интендант, - смысла прятать их особо нет. Пятьдесят трупов еще не так легко спрятать - если будут искать, а искать будут, найдут легко. Так что... оттащить в сторону шагов на тридцать, закидать ветками и пожалуй все.
   - Понятно, я тоже так думаю. Так и поступим. Парни, как закончите с трофеями, оттащите трупы в лес, - это уже громче, всем остальным, - ветками закидайте и хрен с ними. Времени нет возится.
   - Все ясно, командир, - ответил за всех десятник, после чего как бы невзначай спросил, - чем это ты их? Один всю полусотню. Так, небось, и наш маг не сможет - молодой еще. А у тебя они даже подойти не сумели. Мы то думали, что все, хоронили тебя уж мысленно. Ан нет, жив еще и всех покрошил.
   - Секрет фирмы, - ухмыльнулся капитан, - но только не думайте, что я всегда ваши задницы спасать буду. Это только сегодня, и то только потому, что времени не было, а то бы устроили карусель этим конным умникам. Десяток хороших лучников в лемму устроит похохотать и не такому отряду.
   - Хреново, - вслух подумал Серов, - пересчитав оставшиеся патроны, он стал собирать разбросанные на земле гильзы. Большинство вскрытых лаком цилиндров валялось на виду, не некоторые отлетели в траву, и капитан вот уже довольно продолжительное время провел в "коленно-локтевой позе", пытаясь их отыскать. И нужно сказать, что нашел он почти все гильзы. Кроме трех. Казалось бы - все облазил, под каждую травинку заглянул - ну не могла же гильза на пятьдесят метров улететь... - Хрен с ними. Ну не оставаться же теперь здесь жить. И так времени сколько потратили.
   На то, что бы собрать доспехи и оружие, погрузить их на телеги, поймать разбежавшихся лошадей, оттащить трупы и слегка замести на дороге следы побоища, понадобилось около часа. С учетом, что, выдвинувшись из города раньше, капитан приобрел небольшую фору, можно сказать - из графика почти и не выбились. А приобретя три десятка лошадей, которых тут же поставили "в строй", к лагерю на хуторе прискакали сразу после полудня, выиграв, таким образом, полдня.
   Не отвлекаясь на градом сыпавшиеся на него вопросы, Серов в быстром темпе занялся сворачиванием лагеря. На это ушел весь остаток дня - благо, оставшиеся на хуторе бойцы, предвидя скорый отъезд, уладили все свои дела, и даже частично собрались, иначе бы провозились бы дольше.
   Глядя на всю эту суету, капитан пытался решить для себя один важный, неожиданно возникший вопрос - что делать с лошадями, которых в пехотном отряде стало неприлично много. Кроме тех трех с копейками десятков, которые свалились на него только что, еще были лошади, на которых он и Ариен приехали изначально и захваченные во время стычки в дерене. Так что теперь табун насчитывал сорок голов, которые как бы и не нужны, но и продавать их жалко.
   "Нда, что же делать, их же еще кормить, нужно, ухаживать за ними. Это ж не машина, которую поставил в гараж и на месяц о ней забыл. С другой стороны можно посадить моих бойцов в седло. Будет не пехотный отряд а конный. Ага, и сколько их учить нужно, для того, что бы они могли не только нормально ездить - деревенские парни в седле держались нормально почти все - но и прилично сражаться? Год, два или больше? Нахрен, нахрен, нахрен. А вот если... будут драгунами. А что - нормально. Ездить умеют, если что еще подучим. А воевать будут в пешем строю. Это ж как мобильность отряда повысится. Так... сколько мне еще лошадей нужно? Сорок есть, а в отряде шестьдесят человек плюс шестеро наемников, да мы с Ариеном. В общем, как не крути еще три десятка лошадей нужно где-то раздобыть".
   Команда отбой была дана уже глубоко ночью, а с рассветом, колонна покинула хутор, ставший уже практически родным, двинувшись на юго-запад. В Дейр, учитывая последние события, благоразумно решили не заглядывать, благо имелась альтернативная дорога, проходящая слегка южнее у самой границы с вольными баронствами. Не смотря на то, что последнее небольшое преключение закончилось в целом удачно и целых два десятка удалось перевооружить в более качественную броню - город, как видно на своих солдатах не экономил, хоть это им и не сильно помогло. Переодели бы все четыре десятка - лучников решили как легкую пехоту в металл не одевать - но часть доспехов оказалась слегка испорчена пулями. Не то что бы их нельзя было использовать, но перед этим над ними должны были поработать мастера. А это время, которого как раз и не было.
   "А война в этом мире выгодное дело, - неторопливо размышлял капитан, стараясь отвлечься от боли в натертой седлом заднице. - Взять хоть последнюю стычку. Что мы имеем в плюсе - три десятка лошадей, пять десятков комплектов оружия и брони. Сколько это в деньгах, хм... ну корон, наверное, с сотню, если не больше. Вот вам семьсот пятьдесят грамм золота, как с куста. Если работать такими темпами и дальше, то те двадцать кило золота вскоре на покажутся такой большой суммой. Хотя уже давно не двадцать - пятьдесят человек, оказывается, очень много едят, Кроме того в плюсе авторитет, что тоже не мало важно. Одно дело сражаться за деньги, а другое, за любимого командира. Это тоже приятно. А что в минусе? В минусе - пятнадцать процентов патронов к автомату. А их ведь не купишь здесь не за какие деньги. Ну ладно, хрен с ними, не молится же на них, право слово".
   Как оказалось даже четыре десятка лошадей значительно ускоряют скорость движения отряда. Так что на дорогу вместо пяти дней потратили всего четыре, да еще считаем выигранный день в самом начале пути - в баронство Терс вошли за два дня до крайнего срока.
  

Интерлюдия 3

   В дверь постучали.
   - Да, войдите.
   Двери кабинета распахнулись, и в комнату вошел высокий брюнет. Выглядел он неважно - одежду покрывал толстый слой пыли - было видно, что он недавно проделал длинный путь.
   - Господин Лаванд, есть хорошие новости, мы, кажется, нашли его. Точно пока неизвестно, но кое-что совпадает. Информация пришла из Дейра, это небольшой городок на сервер от нас на границе с вольными баронствами. Сейчас сведения проверяем, - протараторил вошедший на одном дыхании.
   Сидящий за столом человек поморщился.
   - Гантер, сколько раз я тебе говорил, что бы ты не тараторил. Я ничего не понял. Кого нашли? Какая информация? Что проверяете? Неужели трудно запомнить - в делах порой нужна скорость, но вот суеты они не терпят. Видишь, ты поспешил и теперь приходится повторять заново. То есть вместо того, что бы время сэкономить, ты потратил лишнее.
   - Прошу прощения, господин, я запомню.
   - Запомни, пожалуйста. А теперь еще раз тоже самое помедленнее и более обстоятельно.
   - Да, господин. Появилась информация по самому главному делу, которое вы мне поручали. Ну с тем, связанным с мастером Арном.
   - Вот как, интересно, и что за информация, - гроссмейстер откинулся на спинку кресла и заинтересовано посмотрел на подчиненного.
   - Когда мы осматривали останки группы встречи, мы обратили внимание на странные отверстия в черепах трех человек из группы. Отверстия с одной стороны напоминали рану от стрелы, а с другой - были все же не такими. Слишком круглые. Особого внимания на этот факт не обратили, но я все же зарубку в памяти сделал. И как оказалось не зря. Это была так сказать преамбула, теперь фабула. Некоторое время назад из города Дейр, что на границе Игела с вольными баронствами пришло сообщение о неком странном человеке. Ничего конкретного - он там, кажется, какому-то теневому хозяину города перешел дорогу и тот стал собирать информацию. Узнав об этом "странном", я решил послать туда своего человека. Шансы на хоть какой-то улов были, конечно, мизерными, но... Вы же приказали работать по полной... Поначалу никаких интересных сведений не поступало. НО! Буквально несколько дней назад прискакал гонец из Дейра с информацией о странном происшествии. Опять же, точно пока ничего не ясно, но вроде как городские власти послали конную полусотню перехватить десяток бандитов, которые промышляли на дороге неподалеку. Ну послали и послали - что в этом такого. Ан нет. Всю полусотню вырезали, до последнего человека. Тела нашли недалеко от города, с них сняли все что только можно было. И что интересно - тот "странный человек", с которого все началось и глава разбойников, судя по всему - один и тот же человек. Но и это не главное. Главное то, что по информации моего человека, вся полусотня была убита очень странным образом: небольшими кусочками металла. Причем металл неоднороден там вроде как часть свинца, часть меди и часть стали. И вот эти кусочки металла при попадании, а тело оставляют очень похожие отверстия.
   - Очень интересно, - кивнул гроссмейстер, воспользовавшись тем, что Гантер остановился перевести дух, - но хотелось бы более, так сказать, предметного результата.
   - Да господин, мы над этим работаем. Как только ко мне попала эта информация, я тот час же распорядился отправить компетентного человека в Дейр. Он должен договорится с городскими властями, что бы те показали ему тела, эти кусочки металла, осмотреть место и вообще собрать информацию. Он видел останки еще той, первой группы, поэтому сможет сравнить увиденное и на месте сделать выводы. Кроме того, я сразу, не дожидаясь определенных результатов, послал группу на поиск этого загадочного разбойника, который смог перебить целую полусотню стражи. В конце концов, даже если эта история никак не связана с моим основным заданием, новое оружие может быть интересно нашему ордену.
   - Ну что ж, ты принес добрые вести. Да... добрые, - гроссмейстер, выслушав подчиненного, о чем-то глубоко задумался, не отрываясь, глядя на слегка подрагивающий огонек свечи. В его кабинете свечи горели вообще очень часто почти постоянно. В отличии от многих магов, пользовавшихся магическими светильниками, Лаванд ан-Крейн предпочитал пользоваться именно свечами не смотря на все очевидные неудобства. Все оттого что ему со времен ученичества лучше работалось ночью, ну а поскольку тогда ни денег, ни собственных сил на магический артефакт не было, он пользовался обычными свечами. Теперь же, и деньги были да и сам он мог не напрягаясь создать магический светильник, вот только работа при свечах превратилась в привычку, да и отчасти в ритуал. Как отвечал сам маг, на недоуменные вопросы: "Мне при свете свечи лучше думается". - Так что, получается, все же группа с той стороны?
   - Ну... пока мы знаем только про одного человека, да и то... сведенья, мягко говоря не проверенные. С другой стороны, шансы на то, что к нам проник только один человек, если это именно человек - в таком деле никакие варианты нельзя сбрасывать со счетов - мизерные. Скорее всего, просто с этой стороны пошла утечка, а про других мы не знаем. В конце концов, если человек особо не высовывается, то уличить его в том, что он эээ... не такой как все - затруднительно.
   - Но какой смысл посланцу идти в леса в каком-то захолустье грабить торговцев. Бред! Идиотизм!
   - Почему? - Гантер пожал плечами, - мы же не знаем его целей. Мало ли...
   - Ну-ну, - гроссмейстер посмотрел на молодого мага, слегка улыбнувшись и иронично прищурив глаза, - давай вместе думать. Что человек в первую очередь начинает делать, попав в незнакомую ситуацию? Ну то есть совершенно незнакомую.
   - Хм? Собирать информацию об окружающем мире, пожалуй. Собственно его должно интересовать все - от политики до истории и от географии до... Да пожалуй просто все.
   - Во-о-от, - кивнул пожилой маг, - а где лучше всего собирать информацию?
   - В городах, наверное, - не очень уверенно ответил Гантер, он всегда тушевался, когда более опытные люди вот так тыкали его носом в совершенно очевидные для них вещи, - там где много людей... и книг. Нужны носители информации.
   - А в лесу...
   - В лесу ни особо людей, ни тем более книг нет, - смущенно продолжил протеже гроссмейстера.
   - Именно к этому я клоню. Значит мы чего-то не знаем. А это, мальчик мой, очень не хорошо. Очень.
   Гроссмейстер Лаванд не называл Гантера "мальчик мой" уже много лет - с тех пор, как тот вышел из поры ученичества. И только вот в такие моменты, когда глава Темного ордена о чем-то напряженно размышлял, и его мысли витали очень далеко, он иногда забывался и обращался к своему любимому ученику так, как когда-то.
   - Займись этим делом вплотную, но будь осторожен, - через некое время очнулся гроссмейстер, - сначала все разузнай, не лезь на рожон. Потом попытайся взять этого человека живым. Это очень важно. Но! Если не будет возможности, убивай его не задумываясь.
   - Сделаю, господин, - кивнул молодой маг.
   - Да, и еще кое-что. Первое: обрати внимание на вещи этого самого командира разбойников. Скорее всего, ты сможешь найти у него кое-что необычное. Забирай все, до чего сможешь дотянуться: сомневаюсь, что бы профессионал - а другого бы не послали - брал с собой бесполезные вещи. И второе: попытайся отследить тех, с кем он общается - я имею ввиду не из ближайшего окружения, а... - ан-Крейн сделал в воздухе неопределенное движение рукой, подбирая нужные слова.
   - Я понял, господин. Нужно попытаться найти его помощников, которые могли до времени затаиться.
   - Да, это я и имел в виду. Пожалуй, на этом все. Или на повестке дня есть еще вопросы?
   - Нет, господин, это все.
   - Тогда удачи, я боюсь, она тебе пригодится.
   - Спасибо, - Гантер коротко, но при этом предельно уважительно поклонился, после чего развернулся и вышел из кабинета.
   "Ну хоть какой-то просвет, будем надеяться, что дело выгорит. Ну или хотя бы на то, что нащупали возможную причину неудачи. Значит, все таки мастера Арна перехватили там, за кромкой. Прискорбно. И что теперь делать. Даже, если у Гантера получится ликвидировать опасность от этих... визитеров, следующий шанс отправить группу на ту сторону появится лет через десять - мало того что Шило должно зарядится, так еще и куча условий должны быть соблюдены. Да и вообще есть ли смысл посылать туда еще кого-то. Какие шансы, что у следующей группы получится лучше. Боги, как не хватает информации. Хорошо бы Гантер взял этого, из леса, живым. Нда... о чем это я! А если Шило оставили на той стороне, то шансов вообще нет. Да нет, вряд ли. Не послала же они людей в один конец. Или послали. Какая разница, если переход невозможно осуществить еще с десяток лет. Вопрос... - гроссмейстер откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. - А еще эти гномы..."
   Проблема с гномами вылезла совершенно неожиданно. Коротышки и раньше не слишком охотно имели общие дела с орденом - слишком уж зловещую репутацию имела эта организация - а последнее время и вовсе как с цепи сорвались. А главное, ан-Крейн никак не мог понять, что спровоцировало такое изменение в отношениях - вроде поводов не давали. Нет, на самом деле поводов было более чем достаточно - орден называется Темным не из-за приверженности его членов к магии тьмы или смерти - просто философия организации основана на здоровом эгоизме и прагматизме. А эти два качества во времена, когда слова "честь", "доблесть", "добро" и другие еще не вышли из всеобщего употребления, ассоциировались со злом и тьмой. Да и если говорить по правде эгоизм и прагматизм порой переходили за рамки "здорового". Так что особой чистоплотностью в делах орден не отличался. Зато отличался тем, что умел хорошо за собой подчищать, так что бы следы этой нечистоплотности не лезли из всех щелей.
   "Интересно, чем мы их спровоцировали, - продолжал размышлять маг, - что из последних дел вообще относилось к гномам. Ах да, тот обоз с оружием. Ну да, это, конечно, повод. Но там, вроде бы, все следы замели. Или не все? Впрочем, сейчас уже не суть важно. Важно то, что мы оказались, отрезаны от банковской системы гномов. Не страшно... но и очень не приятно. Нда... а еще ЭТОТ давит. Что он там написал в последнем письме? Просит поторопиться в поисках. Вот гад. Да ладно, разберемся..."
   Последнее время гроссмейстер напоминал себе человека, пытающегося заткнуть все возникающие и возникающие дырки пальцами. И неизвестно, что быстрее кончится - дырки или пальцы.
  

Глава 10

   На этот раз капитан повел десяток на разведку сам. Не то что бы он не доверял десятникам, нет, просто опыта у них, как не крути, все же было маловато. Именно из-за недостатка опыта двумя днями раньше, третий десяток напоролся во время выхода на конный небольшой конный отряд. Что эти всадники делали на той Богами забытой тропе, узнать так и не удалось, но это и не так важно. Важно то, что десяток вынужден был "совершить тактическое отступление" ввиду "подавляющего преимущества противника". Так бы, наверное, описали бы этот момент на Земле. Ну а попросту - бежали со всех ног. Благо кентавры, как их называл Серов, вызывая удивление непонятным словом, на своих двоих передвигались совсем не очень, а на лошади по лесу особо не поскачешь. Тем не менее, десяток все же потерял одного бойца погибшим и еще одного - раненным. Рана, правда, была так себе - глубокая царапина - и жизни она некоим образом не угрожала. В общем в третьем десятке теперь было действительно десять бойцов, а не одиннадцать как было раньше. В целом, за прошедший месяц "войны" отряд потерял трех человек. Потери могли быть и больше, но парней часто спасали быстрые ноги, хорошая подготовка а то и просто удача. Ну да, как на войне без нее - куры заклюют.
   "Война" на самом деле была еще та. Выросшие на кинофильмах о Великой Отечественной, наши современники представляют себе войну как что-то масштабное, затрагивающее каждого человека. Здесь же все было по-другому. Воевали между собой только баронские дружины. Ну и отряды наемников, куда же без них. Жизнь же крестьян менялась очень мало. Им зачастую было абсолютно плевать, какому барону принадлежит их деревня, и кому платить налоги - в соседних баронствах они чаще всего были примерно равными. Ну а о том, что бы резать крестьян, грабя, поджигая дома и иным образом беспредельничать, не могло быть и речи. К этому вопросу в вольных баронствах, в отличие, например, от больших по площади государств, относились весьма серьезно. Логика рассуждений проста и понятна: сегодня порежут чьих-то крестьян, завтра моих. Война, как говорится, приходит и уходит, а кушать хочется всегда.
   Так вот, война в этих местах выглядит так: на большом поле встречаются два отряда всадников. Чаще всего по семьдесят-восемьдесят человек - баронская дружина - до пятидесяти всадников, отряды вассальных рыцарей - по семь-десять человек, иногда наемники, однако хороший наемник-всадник стоит очень дорого, так что нанимают их не очень часто и только тогда, когда припрет. Из этих семидесяти, пять человек - рыцари, остальные - просто конные бойцы. Их еще на Руси гриднями называли.
   И вот эти два отряда разгоняются и, уперев копья в специальный выступ на седле, врезаются друг в друга. После этого отбросив копье, достают запасное оружие - меч, топор, булаву, иногда клевец - и давай метелить друг друга. Потом какой-то из двух отрядов сдувается и пытается сдернуть с поля боя. Если у победившей стороны остаются силы - она осаждает вражеский замок, если нет - могут быть два варианта. Первый - заключается мир на магких условиях и все заканчивается тем, что какая-нибудь деревенька или даже поле, луг, роща меняют хозяина. Второй вариант - начинаются "затяжные" боевые действия. Пакостить друг другу пытаются, вот как это называется. В целом, до захвата чужих замков, дело доходит очень редко - соседние бароны всегда пристально следят друг за другом и чье-то резкое улучшение никому совершенно не нужно.
   Именно такой стиль войны позволил избежать отряду Серова хоть сколько-нибудь значительных потерь. Его наняли именно для того, что бы он "пакостил по тылам": нападал на небольшие отряды, перехватывал гонцов, уводил скот у крестьян. Ну и в случае чего штурмовал/защищал замки. Для этого пехота подходит все же лучше чем конница. Местные стратеги отводили пехоте на поле боя сугубо второстепенную роль, верхом военного искусства считая таранный копейный удар рыцарского кулака. В строй же, во время генерального сражения их поставить даже не подумали. И у них был, нужно отметить, был повод. Капитан воочию видел, как столкнулась конная дружина барона Терса со своим противником. Даже пребывая на расстоянии метров двухсот, от места боя, Серов отчетливо слышал треск и лязг проминающихся под отточенной сталью доспехов. Звук, нужно сказать, не намного приятнее звука работающей бор машинки.
   "Нда, - тогда подумал он, - хрен мой отряд бы выдержал такой удал, расшвыряли бы как кегли в боулинге. Тут нужна правильная фаланга, рядов в шесть-восемь в глубину, тогда расклад будет диаметрально противоположным. Да где ж их взять. Вот если буду... когда буду делать себе армию, буду учить людей работать в фаланге. Вот эти железнобокие удивятся, когда я их хваленая рыцарская конница намотается кишками на выставленные пятиметровые пики".
   После выигранного по очкам сражения, у барона Терса осталось слишком мало конных войск, что бы осадить вражеский замок. Самое смешное, что в этом эпическом сражении века, не погиб не один рыцарь, в то время, как простых воинов накрошили по несколько десятков с каждой стороны. То есть рыцари, закованные в лучшую броню, вооруженные лучшим оружием и лучше обученные, на порядок превосходили "обычных" воинов.
   И вот теперь отряд Серова, разбитый на десятки, кружил вокруг вражеского замка, перехватывая обозы с продуктами, иногда нападая на одиночных воинов и вестовых - впрочем, последние несколько дней таких было совсем не мало - и потихоньку разведывая обстановку.
   - Ну, и как все случилось? - Спросил капитан, когда десяток пробежав несколько километров и выйдя к тому месту, где за день до того его люди столкнулись с отрядом противника.
   - Так это, вот здесь, недалеко от тропы мы шли. Так, значит, что бы с пути не сбиться, но и не светится особо. Нормально шли, с передовым и боковыми дозорами. Как они не заметили этих конных не могу понять. Нет, то есть понять могу - не повезло, страшно не повезло. Тут тропа поворот делает а кусты по обоим сторонам больно густые - ни шиша не видно. Земля после дожня уже подсохла, но все равно мягкая, да и трава... Вот и не услышали. Так они, вот буквально здесь, - десятник указал рукой не небольшой открытый пятачок, - из-за кустов как появятся. Ну это, видно удивились они шибко, не среагировали - успели бы они первыми одним холодным не отделались бы. Ну так вот, я успел первым крикнуть, что бы ломились на ту сторону - с этой стороны вишь, кусты, вроде, а дальше место открытое, догнали бы. А по ту сторону тропы деревья погуще стоят. Ну мы все скопом и ломанулись. Эти конные сперва ошалели, но дело свое они знают крепко - сразу все бы пришли и даже Анва успели зацепить, примите Боги его душу. Ну, правда, и мы, вроде, успели подрезать пару человек. Одного, кажись, так - вскользь, а второму я самолично ножом хорошо по бедру прошелся. Жить будет, но против нас меч поднять уже не успеет. Ну а потом мы в лесу то и оторвались. Лошадники то, они быстро бегать не привычные.
   - Ага, это хорошо, - задумчиво пробормотал капитан, - так, кто из вас лучше всех по деревьям лазает?
   Бойцы удивленно переглянулись.
   - Ну я вроде неплохо, - не очень уверенно отозвался один из них.
   - Сможешь вот на это дерево залезть, так что бы мог осмотреться. Мы здесь на пригорке - далеко будет видно.
   Действительно, одно из деревьев на добрый десяток метров возвышалось над соседями, являясь тем самым прекрасным наблюдательным пунктом, созданным самой природной. Отрешенно наблюдая, как боец быстро скинул с себя тяжелую броню и оружие и начал восхождение, Серов вернулся к своим мыслям.
   "Угу, значит отряд ехал от замка... куда это тропа ведет? А ведет она на северо-запад. Что может быть интересного на северо-западе? Там пара деревенек, а еще дальше...дальше там дорога. А если взять по этой дороге западнее, там помнится, город был какой-то километрах в пятидесяти. На лошади за день добраться, как нечего делать. Угу, что может интересовать противника в городе... Да все что угодно, но сейчас, скорее всего, наемники. Вот почему этот, как его, ну имя же, барон Калифаль - канифоль какая-то, не согласился замиряться. Он рассчитывает собрать еще оно... ну войском это не назовешь... ну не суть важно. Этого хорошо бы не допустить. Иначе могут начаться проблемы. Вот так с первого раза оказаться в стане проигравших. А вот интересно, отряд поскакал дальше или все же вернулся?"
   Серов осмотрелся вокруг. Особым следопытом он не был, но вот проследить, куда прошел конный отряд на мокрой земле... не самая сложная задача. Потратив на изучение небольшой полянки минут десять, он пришел к выводу, что всадники после короткой стычки развернулись и вернулись в замок.
   - Так, парни, судя по всему, эти ваши вчерашние "друзья" дальше не поехали... - произнес он это не очень уверенно. Прожив почти всю жизнь в городе, он думал, что следы читать чуть легче.
   - Ну дык точно, - откликнулся один из бойцов, - вона трава примята, это они раненных перевязали, во и кровь тут. Потом потоптались слегка, видно думали что дальше делать и назад дернули. Точно говорю.
   Серов в очередной раз почувствовал себя идиотом. Он как всегда подумал, что умнее всех и оказался не прав.
   "А всего-то нужно было спросить, вместо этого изображал тут из себя Шерлока Холмса".
   - Капитан, я поднялся, что смотреть? - раздался голос "свыше".
   - А что оттуда видно?
   - Замок баронский как на ладони, еще пару деревень вижу, много чего.
   - Тропу на которой мы сейчас стоим видишь?
   - Да, шагов на сто в обе стороны видно хорошо.
   - Вот за ней и следи, - выдал ЦУ капитан, - не хватало, что бы на нас как вчера кто-нибудь выскочил.
   "Значит, отряд вернулся... Можно ожидать еще гонцов. Я бы, наверное не отказался от своей затеи из-за такой мелочи. Вопрос только один. Вернее два: по какой дороге отправят гонца или гонцов во второй раз и когда это случится".
   - Еще вопрос, парни, кто хорошо помнит эту местность?
   - Да все помнят, это ж именно наш десяток за этот, как его... сектор, точно за этот сектор отвечает. Мы тут уже дней двадцать но кустам бегаем, - ответил за всех десятник.
   - Отлично, к той дороге, - Серов махнул рукой в сторону интересующей его дороги, их тут было довольно мало, так что никаких дополнительных пояснений было не нужно, - кроме этой тропы можно еще как-нибудь добраться?
   - Конным нет, тут ручей глубокий, вернее даже маленькая речушка, у нее берега топкие. Только в объезд. Если вот эээ... западнее взять, то...
   - Как в объезд я знаю, но там тоже нормально не проедешь. Нужно хорошего кругаля закладывать. Дня три можно добираться. Даже на лошади. А времени у барона нет... По этой тропе поедет, задом чую.
   - Дык, когда это будет, а если не сегодня? - Бойцы недовольно зашумели - ночевать под кустом никому не хотелось, тем более, что ночи уже были очень даже холодные. Заморозки уже не за горами.
   - Отставить разговоры. Нам платят, что бы мы ждали - будем ждать. Скажут танцевать - будем танцевать. Все лучше чем на стены лезть, - это он добавил уже в полголоса. Впрочем его услышали.
   - Это да... - тихо согласился кто-то. Лезть на стены не хотелось никому. Совсем.
   - Тогда так: отходим чуть в лес, останавливаемся на отдых. Один наблюдатель на дереве, один под ним. Смена через каждые, - тут он вспомнил, что с определением времени в этом мире проблемы, - в общем, я буду говорить, когда меняться.
   О том, что из ворот замка появился один всадник и галопом двигается в их сторону капитану сообщил наблюдатель часа через три. Все сразу пришли в движение. Эти три часа десяток не сидел без дела, а обсуждал, возможные варианты действий, поэтому все были готовы.
   По уже знакомой схеме решили воспользоваться веревкой. Один край привязали к дереву, второй к толстой коряге. Этот край должны были удерживать два бойца, обернув веревку вокруг дерева и уткнув корягу в землю - так просто ее бы не удержали. Прошлый раз об этом не подумали и у держащих веревки мужиков на руках остались не слабые ожоги. Кроме того ее, то есть веревку, аккуратно присыпали пылью и слегка - опавшими листьями, так что бы всадник ничего не заметил и не затормозил.
   Гонец появился как раз вовремя. Бойцы сноровисто натянули веревку над тропой и, через которую конь и перецепился, в то время как всадник отправился в недалекий полет. Приземлился он с отчетливым хрустом метрах в семи, перекувыркнулся несколько раз и затих. Лошадь же наоборот издала какое-то надсадное ржание, попыталась встать, но передние ноги опять подломились. Похоже на то, что ноги были сломаны.
   На тропу быстро но не суетясь высыпали бойцы. "Натренировал таки", - промелькнула мысль у капитана где-то на окраине сознания. Двое из них сразу направились к лежащему гонцу, еще двое к лошади. Если первая двойка двигалась неспешно, каждый момент ожидая какого-то подвоха, то вторая чувствовала себя более уверенно. Действительно от бедной животины подлостей ожидать было глупо. Подойдя к лошади, бойцы ее внимательно осмотрели, после чего один из них достал нож и без разговоров перерезал животному горло. Это Серов тоже отметил лишь краем глаза - добил лошадь посчитал, что вылечить не получится.
   Его больше интересовал гонец - он мог бы много рассказать из того, что происходит в замке. Однако подойдя ближе, капитан понял, что парень больше никогда ничего не скажет. Шея у него была вывернута под настолько неестественным углом, что не оставалось никаких в его смерти.
   - Твою ж мать, - в сердцах выругался Серов, - ну что за невезение. Так... ладно, хрен с ним. Нука, что у него с собой.
   Парень лет двадцати был одет в длинный серо-зеленый плащ, из-под которого выглядывал край крупноячеистой кольчуги. Кроме кольчуги трофеями стали шлем, отскочивший во время падения в кусты, недлинный одноручный меч и кошель с четырьмя десятками гроутов. Такая большая сумма денег, судя по всему, подтверждала догадку капитана, о том, что гонца отправили за наемниками. Вот только его несколько смутил тот факт, что у парня не было с собой никакой бумаги, подтверждающей его полномочия.
   "Сомнительно, что наемники даже при наличии денег пойдут за таким молодым парнем. Он, конечно, скажет, что он от барона, как там его, опять забыл, ну и имя, но говорить, можно все что угодно. Подписывать договор наемники стали бы все равно, с тем, кто присутствует. А одно дело наниматься к барону, а другое к какому-то левому двадцатилетнему парнишке. Я бы, пожалуй, поостерегся, не известно какой из него командир - накомандует еще... Деньги деньгами, но жизнь все же важнее".
   С такими мыслями Серов еще раз обыскал одежду, потом, пораскинув мозгами, обыскал конскую сбрую - с тем же результатом. После этого, прокрутив в голове все теоретические места, куда можно спрятать бумагу - ну не в задницу себе же он ее засунул - вспомнил про шлем, отлетевший в кусты и до сих пор не привлекший чьего-то внимания. И действительно под мягкой подкладкой, амортизирующей удары по голове, прощупывался сложенный в несколько раз лист толстой - тонкую бумагу здесь делать еще не научились, да и толстая была довольно дорогим удовольствием, хотя и более дешевым чем пергамент - бумаги.
   Капитан, не торопясь распорол подкладку и достал искомое послание. На желтоватом листе бумаги ровным и аккуратным подчерком было написано два десятка строк, а заканчивалось послание какой-то странной толи загогулиной, толи рисунком. Прикинув возможные варианты Серов решил, что личная печать барона.
   В послании содержалось обращение барона к гильдии наемников с просьбой найти отряд в три-четыре десятка копий и говорилось, что в посланном с гонцом Нарианом кошеле -задаток. Прочитав все послание, у капитана сложилось странное впечатление неправильности. Как будто в тексте были допущены какие-то ошибки. Проблема в том, что изучив язык магически, грамматику он естественно не знал, хотя писать и читать мог. Перечитав текст еще раз, Серов понял обо что спотыкается его взгляд - это были присутствующие в тексте числительные. Они были написаны не в арабской десятичной системе и даже не в привычной римской. В числительных капитан признал совсем уж экзотическую шестнадцатеричную систему. Подивившись, как он не обращал внимание на это раньше, Серов внезапно понял, почему Реймос так удивленно смотрел на него, когда он влет перемножал совсем не сложные для землянина двузначные числа.
   "Конечно, в шестнадцатеричной системе попробуй, посчитай. Офонареешь. А если нужно не двузначные а шестизначные числа перемножать - ужас".
   Сам-то капитан знал о такой системе исчисления лишь из курса информатики. И нужно сказать все его знания заканчивались на том, что такая система существует и примерно, как она выглядит.
   - Ну ладно, это к делу не относится, хотя, пожалуй запомнить нужно. Прославлюсь в этом мире как... - однако в голову не пришло ни одного великого математика, - как... Декарт, во, будет круто.
   Уже возвращаясь обратно в лагерь, капитан напряженно думал, как бы использовать полученную информацию. Не хотелось так просто отказываться от использования полученного козыря. Деньги это конечно хорошо, непоявление на данном ТВД еще четырех десятков вражеских можно - тоже, вот только Серов остро чувствовал, что из сложившейся ситуации можно выжать больше.
   "Хм... а если... да нет бред, порубают нахрен в капусту, - попытался отогнать от себя неоформившуюся еще мысль капитан, - хотя..."
  

***

   Барон Калифаль стоял на вершине надвратной башни и с надеждой смотрел на север. По левую руку за горизонт медленно опускался Онц. С севера же вот-вот должен был появится наемный отряд на который возлагались огромные надежды. Нет, точной информации у барона не было - после того, как вокруг замка стали шнырять эти проклятые пехотинцы, разведку вести стало практически невозможно. Ну, какая может быть разведка, если меньше чем вдесятером за ворота не высунешься. Особенно если в замке осталось всего два десятка воинов. И еще человек тридцать, способных держать оружие. Но от них может быть хоть какой-то толк на стенах, а в поле - это просто живое мясо.
   "И откуда только вылезли эти проклятые Богами пехотинцы. Спасу от них нет. Одно радует - их все же маловато, что бы штурмовать стены. Ну ладно, когда с Нарианом придет отряд, все изменится. Вот только когда придет. Уже должен был. Если не придет завтра, то можно считать что все..." - Что будет, если план провалится барон не хотел, слишком уж мрачные рисуются перспективы.
   - Ну ладно, - вслух произнес он, - пожалуй сегодня они не появятся - Онц уже почти скрылся за горизонтом. Оставь здесь только наблюдателей, остальные пусть идут спать. У меня осталось не так много воинов, поэтому все они должны быть полны сил.
   - Да, сер, я за всем прослежу, - отозвался высокий мужчина, стоящий на полшага позади, и даже сейчас закованный в тяжелые доспехи.
   - Ну вот и ладно, - барон тяжело вздохнул, и уже развернулся, намереваясь последний раз перед сном пройти проверить посты на стенах, когда за спиной раздался радостный вскрик:
   - Едут, вон они, едут, ну наконец-то.
   И действительно из леса не торопясь выходила колонна всадников, явно направляясь в сторону ворот замка.
   - Тридцать один... тридцать пять, девять... сорок пять человек. Вот это дело, - орадовано воскликнул барон, - теперь мы еще посмотрим, кто кого.
   Внезапно, в хвосте колонны, которая только-только вынырнула из-за деревьев, произошло какое-то замешательство. От стены замка до кромки леса расстояние в три полета стрелы - все деревья ближе традиционно вырубаются, что бы не дать противнику атаковать стены, приблизившись незаметно - поэтому, что именно послужило причиной замешательства разобрать можно было с трудом.
   - Сер, похоже кто-то атаковал хвост колонны, - произнес более молодой и глазастый помощник.
   - Да, похоже на то... - задумчиво пробормотал барон.
   Даже с такого расстояния было видно, что бой для наемников складывался не очень - конница хороша в движении, сейчас же теоретически более слабые пехотинцы, охватив хвост колонны, методично уничтожали такое долгожданное подкрепление. Вдруг командир всадников что-то прокричал и весь его отряд, по крайней мере те, кто смог, развернулись и галопом бросились с места боя. Трое или четверо всадников, будучи окруженными повторить маневр своих товарищей не смогла и вскоре пали под вражескими ударами.
   - Боги! Они потеряли десять человек. Еще не доехав до замка!
   Сначала барон не понял, что задумал командир наемников - тот повел отряд не прямо к воротам, а как бы мимо замка, постепенно удаляясь от опушки. Но увидев, что пехота, вопреки здравому смыслу не рванула обратно в лес, где их было бы проблематично достать, а продолжила преследование - как будто пеший может догнать конного - понял, что тот пытается заманить разгоряченных первой победой врагов ловушку. Внезапно на поле боя появилась еще одна сила - небольшой отряд в два десятка всадников, среди которых выделялся рыцарь на огромном вороном коне, выскочил из леса и поскакал наперерез наемникам. Теперь уже они оказались в ловушке.
   - Сейчас их всех перебьют, - с каким-то отчаянием простонал голос за спиной барона.
   - Поднимай всех, кто может носить оружие, они думают, что самые умные, сейчас мы возьмем их в клещи.
   - Да, сер, - уже на бегу откликнулся помощник.
   Еще раз бросив взгляд на погоню - теперь наемники отвернули от леса и со всеу скорости скакали к замку. Вот только с той стороны не было ворот, а путь к воротом им отрезала пехота. С пехотой наемники, конечно, справились бы, но только не тогда, когда в загривок дышит вражеская конница. Тем более среди них было пять рыцарей.
   Барон едва успел спуститься с башни, а вся оставшаяся конница уже была построена перед воротами и ждала своего предводителя.
   "Хорошо я их вышколил", - с некоторой степенью самодовольства подумал барон. Но тут же он поморщился, вспомнив, что три четверти этих самых опытных воинов уже погибли. Да еще и сегодня, сколько ляжет в землю.
   Тем временем ворота распахнулись, барон вытащил меч, поднял его и пркричал:
   - За мной!
   Копыта дробно простучали по брусчатке, которой был выложен внутренний двор замка, и конница выскочила на простор. В быстро сгущающихся сумерках разглядеть подробности сражения проходившего под стенами было сложно, но основное барон разглядеть смог - наемники почти прорвались к воротам, но их догнала вражеская конница и повисла у них на хвосте. Понимая, что оторваться не получится командир наемников развернул своих всадников встретив рыцарей грудью. По видимому он рассчитывал на помощь из замка, так как его сил на то что бы победить явно бы не хватило. Пехота же пробежав шагов с полтысячи вдоль опушки, теперь сильно отстала и должна была достичь места сражения еще не скоро. Кроме того пехотны отряд сильно растянулся - по сути распался на две части человек по двадцать, между которыми уже было больше ста шагов.
   "Выдохлись сволочи, - подумал барон, - ну это нам на руку".
   - Обходим их сбоку и берем в клещи, после этого режем пехоту, - на скаку выдал барон план окружения рыцарей врага, после чего пустил свой отряд в галоп по широкой дуге. И вот, когда ему уже казалось, что победа в кармане, произошло что-что совершенно не понятное. Только что вовсю сражающиеся между собой, наемники рыцари барона Терса резко остановились, а потом вместе рванули на него. Более того, за мгновение до сшибки барон Калифаль увидел, как встают с земли вроде бы убитые воины, и заскакивают на лошадей...
   А потом чье-то копье не удачно скользнуло по щиту, пробило стальную кирасу и со всего маху вошло барону в район печени. Последнее, что он почувствовал, была страшная вспышка боли, потом земля и небо вдруг поменялись местами, поле чего свет потух.
   А отставшие, вроде бы, пехотинцы разом ускорились, завершая окружение, один из них поднял руку и с его пальцев сорвался огненный шар, в момент, испепелив трех человек и ранив еще несколько. Это окончательно деморализовало и без того отчаявшихся воинов. Они стали бросать на землю оружие и поднимать руки. В сражении, а вместе с тем и во всей маленькой войне была поставлена точка.
  

***

   Серов спрыгнул с коня и в изнеможении опустился на землю. В этот день половина его отряда играла роль пехоты, а вторая под его руководством - конницы. Сражаться, а более того имитировать сражение, когда нужно очень осторожно контролировать движение оружия, верхом оказалось очень тяжело. С непривычки болело все тело...
   Сесть на коня ему пришлось по той банальной причине, что у барона Терса не хватало людей на то, что бы одновременно "играть" оба конных отряда. Его дружина тоже сильно пострадала, и к тому моменту насчитывала без малого четыре десятка конных воинов.
   В целом вся операция готовилась в авральном режиме. Поначалу барон Терс вообще не хотел слышать о "таких глупостях" ибо "это задевает честь рыцаря". Однако после некоторых уговоров он все же согласился, что предложенный капитаном вариант -единственный в обозримом будующем способ закончить войну быстро и с минимальными потерями. Потери, как, оказалось, были больной мозолью феодала - он был настоящим отцом своим воинам, ценил и берег каждого из них. Нащупав это слабое место Серов стал совершенно беззастенчиво на него давить и вскоре барон сдался.
   - Это оказалось, даже легче чем я думал, - сказал потом капитан Ариену.
   И, действительно, сразу после этого на него посыпалось куча проблем, одной из которых стала банальная нехватка людей. Пришлось разделить свой отряд на две части. Здесь тоже оказалось не все в порядке. Если сидеть и ездить на лошади могли более-менее все, то достоверно изобразить сражение получалось не у многих. Большинство падало, ронало оружие и вообще вело себя крайне неестественно. Но с этим пришлось смерится. Капитан решил положиться на то, что в сумерках, де еще с расстояния в полкилометра без оптики разглядеть подробности будет невозможно.
   Ну а тем, кто сидел в седле совсем уж паршиво и действительно мог завалить все предприятие, пришлось "погибнуть" в самом начале.
   Следующим открытием для капитана стало отсутствие, каких либо карт. В смысле географических. С игральными как раз все обстояло вполне прекрасно.
   - Ну как можно воевать, строить какие-то планы, когда нет карты местности. Как мне объяснять людям маршруты их движения на пальцах что ли, - изливал Серов свою душу магу, который хоть и был далек от военного дела и понимал всю суть происходящего очень смутно, но меж тем исправно кивал и поддакивал.
   По этому поводу пришлось ему самому смотаться к месту будущего представления и набросать более чем примерный план местности. После этого - торопиться обратно, так как времени не было совсем.
   После этого пришлось проводить разъяснительную работу среди союзного рыцарства. Они видите ли не хотели принимать участие в этом "любительском" театре. Да и сама идея имитировать драку им пришлась совсем не по душе. Однако тут ситуацию спас сам барон. Он, будучи уже обработанным капитаном, вмешался и, что называется, надавил авторитетом.
   Когда все было уже готово, фигуры, как говорится расставлены на шахматной доске, весь план чуть было не отправился коту под хвост. При чем по самой что ни на есть глупости. Один из переодетых челядинцев барона Терса умудрился "отличиться". Из-за того, что капитан посадил часть своих людей на лошадей, пехоты стало очень мало - не может же двадцать пехотинцев напасть на конный отряд в полсотни душ - барон Терс приказал собрать такое себе замковое ополчение, которое должно было играть роль массовки.
   Так вот, один из таких ополченцев, а именно, местный кузнец - детина за два метра ростом и кулаками со средний арбуз - в сумерках не разглядел нору вейра и соответственно туда провалился по колено. Не ожидавший такой подлости зверь, хорошо грызнул незадачливого вторженца, вырвав у того из ноги немаленький кус мяса. Но не это было самым неприятным. Самым неприятным было то, что укушенный кузнец от боли потерял самообладание и уже открыл рот, что бы закричать, но тут вмешался на счастье рядом оказался Элей. Командир наемников не смотря на всю свою основательность и медлительность в нужный момент умел среагировать вовремя. Вот и этот раз он, увидив, как поворачивается дело, сначала залепил кузнецу смачную оплеуху, сбив тому дыхание, а уж потом занялся кусючим животным.
   Вейр - довольно распространенное животное в этой местности, больше всего напоминал земного варана. Только размером, пожалуй, чуть больше. Увидев уже бездыханную тушку, Серов очень удивился - одно дело, когда такие большие рептилии живут там, где круглый год тепло, и другое дело если зимой температура опускается значительно ниже нуля. Однако ему объяснили, что вейр на зиму впадает в спячку, набрав предварительно за осень солидный слой жира. Вот и конкретно этот экземпляр, как видно, уже начал "притормаживать", иначе бы он давно сбежал. Вейр и крупный хищник, но на толпу в сотню человек бросаться бы точно не стал.
   - Хренасе трофей, - прокомментировал капитан случившееся, когда все улеглось а кузнецу оказали первую помощь, - надо будет после дела вернуться и забрать. Ну а что - сапоги из него должны хорошие получиться. Мягкие. Ну, все повеселились и хватит. По местам начинаем.
   ... Серову показалось, что он пролежал на уже по осеннему холодной траве целую вечность. Слегка отдышавшись - адреналин молотками все еще стучал в ушах - он с трудом встал и огляделся. Как видно, он пролежал на земле всего несколько минут, так как люди вокруг еще были возбуждены, говорили громко, и каждый норовил поздравить соседа с одержанной победой. Ну и с тем, что удалось опять выжить, конечно.
   "Ну, вот и ладушки, осталось получить обещанную награду и, пожалуй все. Как говорится мавр сделал свое дело, мавр может уходить. А вот и барон собственной персоной".
   Действительно, не обращая внимания на окружающих его людей, целенаправленно как ледокол к капитану двигался барон Терс. На нем уже не было доспехов, а грудь была перемотана какими-то тряпками - видно ему досталось. Тем не менее на его лице застыл кровожадный оскал, как видно, долженствующий означать счастливую улыбку.
   - С победой тебя, капитан, - барон, услышав, как Серова называют его бойцы перенял эту манеру и тоже стал называть его капитаном, - молодец, удалась эта твоя хитрость. А я, чесно говоря, скептически ко всей этой затее относился.
   - Да, я заметил, Ваша Милость, - коротко кивнул Серов, - что там с замком? Штурмовать не придется, я надеюсь.
   - Нет, куда там, вон они канальи ворота открывают, - барон махнул рукой в сторону замка, - да кому там особо защищаться. Там человек десять осталось, которые вообще способны поднять оружие.
   - Ну, вот и хорошо, а то что-то я вымотался за последние три дня, еще и штурм был бы совсем не в радость.
   - Да, - кивнул барон, - ты эти дни пахал как проклятый, ты это... не думай, что я забыл. Я все помню. Я людей, которые мне помогали, не забываю. Награжу по полной, не обижу.
   - Я и не и не мог подумать... Что-то серьезное? - Серов глазами указал на повязку.
   - Нет, так царапина глубокая, мелочи. Ну, ладно, мне еще с замком разбираться, так, что ты отдыхай, пусть твои люди тоже отдыхают. Я думаю, пару дней мы это себе позволить можем, - барон еще раз кивнул и направился к замку. Там его уже ждало с десяток его человек, которые, не полагаясь на удачу, как только появилась возможность взяли ворота в свои руки - мало ли, что людям в замке придет в голову.
   "Опытные сволочи, - подумал капитан, глядя на действия баронских солдат, - да два месяца такому не научишь. Тут нужно полжизни повоевать, что бы вот так работать. Не то что мои раздолбаи. Вон все попадали на землю, вокруг никто даже и не смотрит. Подходи, что называется, бери тепленькими. Нет, гонять их, гонять и еще раз гонять".
   - Бойцы, строиться!
   Строился отряд совершенно отвратительно, но учитывая обстоятельства, Серов решил закрыть на это глаза.
   - Бойцы, поздравляю с победой и с тем, что остались живы. Всех ждет награда. Брад, потери есть?
   - Погибших нет, двое тяжелых, три перелома, несколько царапин.
   - Это хорошо, что погибших нет, - улыбнулся Серов, на такой результат он и не рассчитывал, - раненных на носилки и в замок, пусть там окажут помощь. Так, что дальше... Составь список отличившихся, потом наградим их дополнительно. А теперь... приказываю отдыхать.
   Последний приказ, будучи по душе бойцам, вызвал бурную реакцию. Отдых они действительно заслужили.
   - Ариен, задержись, пожалуйста, у меня к тебе есть пара вопросов.
   Капитан с магом отошли в сторону, что бы никто им не мешал. Ариен, нужно отметить, за последние дни добавил Серову хлопот. Он неожиданно заявил, что ему надоело сидеть без дела, и он хочет "размяться". Капитан, было, попытался его переубедить, но поняв тщетность этой затеи, попытался поставить Ариена в такое место, где маг не только не мешал, но и мог помочь. Как показала практика, Серов не ошибся и во многом благодаря именно магу потери оказались близки к нулю. Его простой огненный шар сломал противника морально намного сильнее, чем физически.
   - Первое, что я хотел спросить - ты никак не можешь помочь нашим парням. Ты слышал, там трое тяжелых...
   - Прости, капитан, ничем помочь не могу. Я в лечебной магии ничего не смыслю. Если себя еще могу немного - свой организм знаю, то других... - маг в задумчивости почесал затылок, - а, впрочем, попробую. Ничего не обещаю - попытаюсь влить в парней голую энергию. Глядишь, там организм и сам справится.
   - Спасибо, я если честно, не даже не надеялся. Так спросил, на всякий случай. Второе - я очень четко заметил, что твое заклинание подействовало, как бы это сказать, не на всех. То есть трое, кажется, отправились навстречу Богам, а еще двое, которые были рядом, практически не пострадали.
   - Так они ж обвешаны амулетами по самое небалуйся.
   - Ааа, ну если так... - многозначительно протянул Серов, сам между тем ничего не поняв.
   - Ну да, если б не было амулетов, человек десять прожарилось бы. Я ж половину всего своего запаса вложил.
   - Ага, ну ладно, это мы еще обсудим, - капитан внезапно понял, что знает о магии очень мало. Просто ему не приходилось с ней особо сталкиваться, а расспрашивать просто так, не было времени. Последние три месяца для Серова были очень насыщенными. - Еще одно, может, ты сможешь объяснить, а то я не очень хорошо понял. Барон сказал, что у нас есть два дня на отдых, а потом скорчил такую рожу, как будто должно начаться что-то очень неприятное. Я то думал, он нас отпустит, работа то по сути выполнена, и выполнена хорошо.
   Маг, в который раз очень удивленно посмотрел на своего друга.
   - А ты разве не знаешь?
   - Что я должен знать?
   - Ну... обычаи Вольных Баронств, например.
   - Да, нет, как-то не сталкивался.
   - Поразительно, - покачал головой маг, - не перестаю тебе удивляться.
   - Это я уже слышал, - кивнул капитан, а сам подумал, что опять прокололся.
   "Интересно, когда же Ариен все таки прижмет меня к стенке и потребует объяснений. Удивительное, ангельское терпение. Я бы так не смог".
   - Все дело в том, что вся система взаимоотношений между баронами построена взаимном недоверии. Никому не нужно, что бы один из них усилился, и начала притеснять соседей. Поэтому, если один барон захватывает замок другого, он обязан разослать гонцов всем соседям. То есть соседям своего баронства и того, которое он взял на копье. Бароны собираются и решают что делать. Очень редко сам замок, по уже названным причинам достается завоевавшему его барону. Чаще всего ему отходит половина или около того земель. Сам замок отдается наследнику или если такого нет, то каждый может заявить свое право на такую "недвижимость".
   - И что тогда?
   - Тогда, чаще всего, дело решается в поединке. Или один на один или отряд на отряд.
   - А если завоевавший просто сядет в замке и наплюет на традиции, - сощурился, прикидывая возможности Серов.
   - Тогда, скорее всего, соседи объединятся и раздавят наглеца, только и всего, - пожал плечами маг, - такое, если мне не изменяет память, было не раз.
   - Очень интересно, над этим нужно подумать, ладно, - капитан хлопнул мага по плечу, - все дела потом. Сегодня будем отдыхать.
   Отдохнули, нужно сказать, хорошо. Барон Терс щедрой рукой раскрыл винные подвалы захваченного замка, так что от жажды в тот день не страдал никто. Наеверное, если бы враги подошли в ту ночь к замку, то взяли бы его голыми руками. На дозорную службу все дружно положили болт.
   Единственный достойный упоминания момент, случился уже под утро. Его капитан встречал в компании Ариена и баклажки вина.
   - Слушай, ты говорил, что замок могут отдать наследникам, - вдруг вспомнил о насущных проблемах Серов, - а у этого, как его, барона Калифаля наследники есть?
   - Да я тут поспрашивал, вроде бы прямых - нет. Вернее уже нет, - добавил маг после небольшой паузы, - был сын десяти лет. Но он того... при штурме с лестницы упал... и сломал шею. Вот так.
   - Нда... не хорошо. Хотя... а ля гер ком а ля гер.
   - Что? - Не понял маг фразу на французском.
   - На войне как на войне, говорю.
   - Это да...
   На востоке забрезжил рассвет.
  

Глава 11

   Вино оказалось вполне себе качественным. То есть на утро голова от него не болела, а все что напоминало о прошедшей пьянке были сушняк и голод. Вообще именно утренние ощущения, пожалуй, являются лучшим индикатором качества алкоголя.
   Последние полчаса Серов уже не спал, но и вставать не торопился. В нем боролись два чувства: с одной стороны - дикая жажда, с другой - банальная лень. Действительно, когда еще появится возможность так просто поваляться на кровати с чувством выполненного долга. Не так часто в последнее время ему удавалось просто расслабится и ни о чем не думать. К тому же количество выпитого за ночь тоже располагало к отсутствию мыслей. Однако жажда поджимала. И еще одна, диаметрально противоположная потребность.
   Капитан встал с кровати, оделся и пошел блуждать по замку в поисках кого-нибудь, кто мог бы помочь ему удовлетворить свои потребности. Прислуга, уяснившая за ночь, что никаких особых репрессий не предвидится, повылазила из щелей и теперь старалась доказать новым хозяевам свою незаменимость.
   Спустившись на первый этаж - Серов с магом и остальными "благородными" ночевал наверху - капитан наткнулся на молоденькую служанку, у которая несла куда-то полный кувшин чистой ледяной воды. Не особо заморачиваясь, он под понимающим взглядом ополовинил содержимое сосуда. После этого узнав у нее же координаты туалета, справился и со второй потребностью.
   После этого Серов вдруг осознал, что ему нечего делать. Текущее задание было выполнено, никаких новых распоряжений не поступало. Вернее как раз поступало - отдыхать. Вот только как отдыхать. Он уже и забыл, как это делается.
   "Так, а как мы отдыхали там, на Земле? - Капитан зябко поежился - зима была все ближе и по утрам на было достаточно холодно, - ну... телевизор, интернет и все такое по понятным причинам отпадают. Что еще... клубы, дискотеки, рестораны, кафе... ничего подобного вокруг тоже не наблюдается. Выезд на природу с шашлыками... Да от этой природы, после месяца лазанья по лесам, уже тошнит. Нажраться что ли. Так вчера пили, так не долго и в запой уйти. Нда... дела. Как же здесь люди расслабляются. Или они не напрягаются?"
   Но, видно, не судьба ему было отдохнуть и в этот раз. К Серову, в задумчивости стоящему у замковых ворот подскочил вынырнувший как черт из табакерки Реймос. Он был на удивление свеж, как будто прошлой ночью и не праздновал наравне со всеми.
   - Хей, капитан, дело есть.
   - Что случилось, опять что-то стырил? - Реймос, был из тех, кто при должной мотивации мог в пустыне найти снег, если на него найдется покупатель, конечно. И далеко не все из его гешефтов были полностью законны. Впрочем, закон в этом мире был величиной еще более чем относительной. Вот почему капитан смотрел на его делишки с легким не одобрением - уже пару раз приходилось заступаться за своего интенданта. А еще Серов немного ему завидовал. Сам он такой деловой хваткой не отличался.
   - Да нет, тут другое дело. Кажись, нам нужно будет искать нового нанимателя.
   - Не понял, а что не так с теперешним? - удивился капитан, вроде бы еще недавно всех все устраивало.
   - Да как сказать? Поговаривают, что барону ночью резко поплохело.
   - Отравили?
   - Да нет, кажется, рана, которую он в бою получил, плохой оказалась, - Реймос пожал плечами, - толи не уследили, толи сразу перевязали плохо, не знаю. Только слышал, что говорят - у барона ночью лихорадить стало. Так он выпил какой-то там отвар и пошел спать. А утром вроде как бредить стал. Говорят, что помереть может.
   - Что то как-то быстро. Вроде как если случается заражение крови, то несколько дней а то и недель человек может лежать. Может все же отравили. И за магом не пошлешь. Просто не успеет. До города день, обратно день. Если все так - не получается. - Серов задумавшись, не заметил, как стал произносить мысли вслух.
   - Эээ... - подал голос Реймос, - капитан, ты это вообще о чем? Какое заражение крови, какие недели?
   - А? Да нет, ничего. Не вовремя все это как-то.
   - Так и я о том же, барон деньги еще нам не выплатил. Значит, помирать ему еще рано. Я че пришел то, может, маг его посмотрит. Авось, помочь сподобится.
   - Нет, Ариен здесь не помощник, - и увидев вопросительный взгляд собеседника добавил, - я еще вчера спрашивал. По поводу наших раненных, я имею ввиду. Кстати, как они там. Не заходил к ним еще?
   - Заходил, - кивнул Реймос, - вроде все нормально. Хуже во всяком случае не стало.
   - Угу, это хорошо, - задумчиво протянул Серов, - сделаем так: найди Брада, скажи, что бы отдыхали но не очень. Так, что бы в любой момент могли быть готовы к неожиданностям. Если барон, действительно умрет, то наследником будет...
   - Сын, ты его видел. Это один из рыцарей. Сер Рестар.
   - И как он тебе?
   - Я особо не приглядывался... - Реймос на мгновенье задумался, - но... не очень. Не сдержанный и... не очень умный.
   - Ясно, это не хорошо. Передай, что бы пара человек все время были рядом с ним. Нам неожиданности не нужны. Что еще... Разбуди Ариена, если еще спит, и передай, что бы тоже щелкал клювом. А я к барону. Попробуем что-нибудь придумать.
   - Ты умеешь лечить? - удивился интендант.
   - Нет, не умею, но кое-какие полезные мысли по теме присутствуют, - уже на ходу бросил Серов.
   В помещение, где лежал барон, капитана пустили не сразу. Пришлось долго и нудно объяснять, что ему нужно и как он может помочь. В конце концов, Серов отвел начальника стражи, который был по совместительству и командиром баронской дружины в сторону и спросил, хочет ли тот, что бы бароном завтра сер Рестар стал бароном Терс. Тот в ответ только скривился - как видно тоже был не очень высокого мнения о баронском сыне.
   - Так вот, я, вполне возможно, смогу помочь, - давил Серов на собеседника "кричащим шепотом", - а так барон загнется завтра-послезавтра. Ты пойми мне не выгодно, что бы барон умирал. Еще неизвестно, смогу ли я сотрудничать с его сыном.
   - Ладно, согласен, - кивнул тот, - но учти, я слежу.
   - Ага, следи, ты дозоры вокруг замка выставил? Мало ли, вдруг не все люди барона Калифаля были в замке. Хочешь, что бы нас здесь так же тепленьким взяли, - резко сменил тему и пошел в атаку капитан, - почему я об этом думать должен? Меня не для этого нанимали.
   Командир стражи как-то разом помрачнел. Стало понятно, что о такой возможности он не подумал. Помедлив секунду, он махнул караулу у покоев барона, что бы те пропустили капитана, а сам рванул в сторону выхода.
   "Правильно, пусть в замке остается как можно меньше твоих людей. Если что легче будет торговаться", - улыбнулся про себя Серов.
   Первое, что привлекло его внимание, был спертый воздух в комнате. Барон с вечера много пил и в небольшом помещении это хорошо чувствовалось. Сам больной лежал на широкой кровати, и с первого взгляда было видно, что ему очень плохо. Кожа приобрела сероватый оттенок, по лбу то и дело скатывались капельки пота. Барона жестоко лихорадило. В качестве врача при нем находился какой-то здоровый дядька и маленькая сухенькая старушка, которая то и дело вливала пациенту в рот травяной отвар из кружки.
   - Что за отвар? - капитан решил сразу брать быка за рога, а то общей с местной неторопливостью барон успеет три раза умереть, прежде чем он успеет объяснить, зачем зашел.
   - Кто вы такой? - не стушевалась старушка, по-видимому, бывшая здесь главной, - уйдите, вы мешаете, не тревожьте пациента.
   - Я тот, кто будет лечить барона. Нравится вам это или нет. А теперь ответьте, пожалуйста, на вопрос, что это за отвар?
   - Это что бы сбить температуру, - сбросила обороты травница, - и что бы силы восстанавливались.
   - Так, это хорошо. Теперь слушайте, будете делать то, что я скажу, возражения не принимаются. С начальством я это уже обсудил. Ясно?
   И старушка и мужик кивнули - в этом времени вообще было мало простора для спора с вышестоящими по иерархической лестнице.
   - Первое, - продолжил Серов, - проветрить комнату. Второе - раздобыть уксус. Будешь делать уксусные компрессы. Как делать объяснять?
   Старушка отрицательно мотнула головой.
   - И главное - я сейчас дам лекарство - поить им три раза в день. Кроме того нанести на тряпку и приложить к ране. Это ясно?
   А здесь в глазах местных докторов капитан заметил сомнение, которое явно происходило от недоверия как к нему самому, так и к его лекарствам. То есть проветрить комнату и уксусный компресс - дело хоть и непривычное, но насквозь понятное, а тут, неизвестно, как еще повернется.
   - Так, - резко произнес капитан, бунт нужно давить в зародыше, - если увижу, что вы не выполняете мои распоряжения, прибью собственноручно. И буду делать это медленно. Я не шучу.
   А вот такие аргументы здесь на людей действуют. Жизнь барона это прекрасно, за нее можно и побороть, но только не тогда, когда угрожают уже тебе.
   - Вот лекарство, - капитан предварительно высыпал таблетки из пачки в мешочек, что бы не удивлять людей упаковкой. - Вот это - одна доза. Сейчас одну внутрь и две растолочь в порошок и сделать компресс на рану. Так, а почему я еще не вижу уксуса?
   Последняя фраза была адресована мужику, как потом узнал Серов, местному коновалу, который был у старушки-травницы на подхвате. Услышав угрожающие нотки в голосе капитана, мужик испарился.
   Прежде чем "назначить" поциенту антибиотки, Серов еще раз внимательно перечитал инструкцию. При этом он уменьшил дозировку препарата в два раза. И не из=за того, что ему было жалко таблеток, просто еще в прошлой жизни он где-то читал, что за пятдесят лет использования антибиотиков, у людей выроботался к "сильным" лекарствам иммунитет.У барона же его не было и капитан вполне обосновано считал, что ударная доза антибиотиков четвертого поколения может привести к не самым лучшим последствиям. Впрочем, хуже уже точно не будет, дальше пола, как говорится не упадешь, а барон и так при смерти.
   Раздав ЦУ капитан реши перестраховаться и на всякий случай пооворить с сыном барона, составить, так сказать, о нем свое мнение. Однако сделать это ему не удалось. Сер Рестар ночью слегка переусердствовал в праздновании и все еще спал. Отловив одну из горничных капитан узнал, что он только недавно лег и надеяться на то что вскоре проснется, особого смысла не было.
   В таких мелких делах прошел весь день. Уже на закате капитан сумел найти ремя и заглянуть к барону. Там все шло своим чередом. Температуру удалось сбить, но сказать что барону полегчало можно было только с большой натяжкой. Прикинув все "за" и "против", Серов решил еще осмотреть саму рану - он в связи со спецификой своей профессии имел определенное представление об оказании медицинской помощи.
   Рана оказалась паршивой даже на первый взгляд. Мало того, что она оказалась не столько резаной, сколько рваной, так и почистить ее от грязи никто не догадался - так и замотали. О правилах гигиены в этом мире еще не знали. Да и местный аналог Боткина еще не родился.
   Матеря себя последними словами за то, что не догадался сразу, капитан как мог почистил рану. Только по окончании процедуры, он обратил внимание на то что воспаление вокруг раны очень не большая. Компресс с антибиотиком делала свое дело.
   Закончив обрабатывать рану, Серов приказал прокипятить тряпки, исполняющие роль бинтов, после чего сделал перевязку. Здесь, нужно отметить, что перевязка получилась не очень ровная - сказывалось отсутствие опыта.
   "Ну и ладно, - с какой-то даже злостью подумал капитан, увидев сомнение в его врачебных навыках промелькнувшее в глазах присутствующих здесь же "лекарей". - Медицина это не мое. Никогда не лечил и не собираюсь впредь. Я не Гиппократ и становится им, не собираюсь. Лечите, как хотите".
   Единственное, что еще сделал Серов на ниве охраны здоровья, так это - проинспектировал, как ухаживают за его раненными. Убедившись в том, что их жизни уже ничего не угрожает, он раздал указания, сделал профилактический втык лекарям - что бы те быстрее шевелились - и пошел спать.
   На следующий день стало ясно, что барон идет на поправку. К вечеру он пришел в себя. А еще на следующий день в замок стали презжать окрестные бароны. Всего с территориями баронств Терс и Калифаль граничили пять маленьких государств. Но на этот съезд собрались, аж восемь баронов, включая самого барона Терса. Как пояснили потом капитану, последние двое приехали больше от скуки - их голоса на совете традиционно считаются сугубо совещательными. К зиме в замках остается очень мало развлечений, а тут хоть какое-то разнообразие.
   Приезжали бароны, понятное дело не в одиночку, а со свитой. Но тут их очень жестко ограничивали традиции - в свите на таких мероприятиях могли состоять только рыцари, а значит больше трех-четырех сопровождающих не было ни разу. Действительно, иначе бы понаприводили бы воинов с собой - появилось бы желание решить дело силой. А так - вроде и приличия соблюдены и опастности особой нет. С другой стороны - почти четыре десятка неподконтрольных рыцарей в одном замке - все же многовато, что бы спать совсем уж спокойно. Так или иначе, а этот съезд "проклятьем заклейменных" доставил всем изрядное количество нервотрепки.
   Началось все с того, что каждому из приехавших не нравилось помещение где его разместили. Видите ли каждому нужно огромные покои и штат прислуги. Вот только это не "Хилтон" а рыцарский замок и с обоими пунктами имелась серьезная напряженка. Потом приехавшим не нравилась еда, вино, музыка - музыка действительно была на редкость отвратной, тут спорить сложно - и все остальное. И если кто-то думает, что к собственно делам смогли перейти на следующий день после того, как все собрались, то глубоко ошибается. Сначала нужно было напиться потом протрезветь потом хорошо опохмелиться и только на третий день бароны собрались в главном зале замка на совет.
   Глядя на всю эту вакханалию, Серов неожиданно для себя пришел к выводу, что барон Терс, казавшийся ему редкостной заносчивой скотиной, на самом деле тот еще душка.
   Кроме баронов, в Золотой Зал - капитан сначала не понял, почему он "золотой", но ему объяснили, что так называются главные парадные помещения во всех замках и дворцах, второй по значимости, соответственно - серебряный и так далее - пустили по два человека свиты. Барону Терсу, как хозяину, этикет позволял привести с собой пятерых. Одним из них напросился капитан - после того, как он сначала по сути добыл для барона замок а потом спас своему нанимателю жизнь тот не смог отказать.
   Как Серов и предполагал развлечение оказалось еще тем. Несмотря на всю свою аполитичность, капитан еще в прошлой жизни несколько раз смотрел репортажи из украинского парламента. Так вот, здесь происходило почти тоже самое. Только не было сдерживающих страсти телекамер. Да и нравы все же были по проще. Например, дать в ухо оратору, если ты с ним не согласен этикет вполне позволял.
   Положив на большой стол, стоящий в центре комнаты, карту захваченного баронства - такая как не странно все же нашлась - собравшиеся стали его в прямом смысле пилить на части.
   Как и ожидалось, возможность барона Терса получить еще один замок никого не вдохновила. С другой стороны, что ним делать было совершенно не понятно. Поступило даже предложение снести его к едрене фене, а земли баронства поделить. Однако эта идея тоже не понравилась большинству.
   Спустя пару часов Серов уже пожалел, что напросился на этот совет. Особенно, когда стало ясно, что быстро решить все вопросы не удастся, и, возможно, придется торчать здесь еще долго. Однако небо сжалилось над капитаном, и барон Терс объявил перерыв, ссылаясь на то, что еще не до конца оправился от раны. Действительно, выглядел он не очень, хоть сказать, что еще пару дней назад был при смерти, тоже было сложно.
   Вся эта суета продолжалась несколько дней. Страсти потихоньку накалялись. Никто не хотел уступать. Положение осложнялось, тем что у барона Калифаля вроде бы были какие то дальние родственники, которые могли бы претендовать на наследство. Понятное дело, что законность в данном случае интересовала баронов меньше всего, другое дело что такой наследник будет благодерен тем, кто его усадил в баронское кресло. Естественно барона Терса этот вариант не устраивал. Он не для того избавился от сына барона, что бы теперь приобрести с этой стороны врага. А в том, что родственник Калифаля постарается ему отомстить никто не сомневался - принцип "око за око, зуб за зуб" здесь почитался за священный.
   Единственное, что утешало - советы чередовались с бурными застольями. К зиме урожай был собран и барон Терс щедрой рукой тратил продовольствие, понимая, что оно, скорее всего ему все равно не достанется.
   Все изменилось достаточно внезапно. Тот день ничем поначалу не отличался от череды своих братьев-близнецов. Капитан по сложившейся привычке провожал день на надвратной башне-барбакане. Здесь наверху была открытая ровная площадка, предназначенная по замыслу архитектора то ли для установки катапульты то ли для каких-либо иных целей. Серов же стал пользоваться ей как мансардой, где хорошо посидеть, посмотреть на окружающие пейзажи, выпить вина, подумать о возвышенном. В один из вечеров, на вершину башни поднялся барон. Капитан молча указал ему на пустующее плетеное кресло, которое иногда занимал Ариен. Барон сел; Серов так же молча налил ему вина; чокнулись, выпили. Начинать разговор никто не спешил.
   Капитан примерно догадывался, о чем хотел поговорить барон. Не смотря на то, что Серов ни разу не упоминал о том, кто и как вылечил нанимателя, тот, конечно же, об этом знал. Теперь на нем висел долг. И не просто долг, а Долг. Такое в этом мире забывать было не принято. Проблема была в том, что Серов не знал, что попросить в уплату долга. Точнее знал, вот только как барон отнесется к этой просьбе.
   - Тяжелый выдался месяц, - наконец нарушил тишину барон, заходя издалека.
   - Да, особенно последний десяток дней.
   - Я хотел поблагодарить тебя за... все. Мне сказали, что если бы не твое чудо-лекарство, я бы уде отправился на встречу с Богами.
   - Да, пожалуй, - не стал скромничать Серов, - это не далеко от истины. Хотя такое быстрое течение болезни встречается чрезвычайно редко.
   - Я знаю, - кивнул барон, - воюю не первый день. На моих руках умер не один хороший воин из-за гниения крови. Обычно человек может держаться с десяток дней а то и больше.
   - Как человек, который ответственный за твое лечение, я советую не злоупотреблять алкоголем, больше есть овощей, не напрягать организм, - напряг капитан свои медицинские познания. - Это я уже передавал через твоих лекарей.
   - Да мне говорили... - вновь повисла пауза. - Я хочу знать, чем я могу тебе отплатить. Не привык быть кому-то обязанным.
   - Давайте разберемся сначала с делами, а потом будем награждать непричастных и наказывать невиновных, - ответил после минутной заминки Серов.
   - Что? Как ты сказал? - удивился барон.
   - Наказывать невиновных, награждать непричастных - идиома такая.
   - Интересное выражение, надо будет запомнить.
   - Дарю, - улыбнулся капитан.
   - Нет уж, - отмахнулся барон, - не надо нам такого счастья. И так в долгах по самую макушку, как расплачиваться не знаю.
   Обстановка слегка разрядилась.
   - Ну, у меня есть кое-какие мысли на этот счет. Но все же, я бы предпочел их озвучить позже,
   - Ничего не имею против. - Серов кивнул и еще раз разлил вино. После этого с сомнением заглянул в бутыль - вино кончилось. Только на дне осталось пара глотков мутного осадка. Со вздохом отставив пустую тару, он отпил из своей чаши.
   - Когда эта бодяга кончится? - Как бы "в никуда" спросил капитан. Тем не менее барон его понял.
   - Еще пару дней, думаю. Ну, может дней пять вряд ли больше. Хотя... ситуация сложная. - Барон задумчиво почесал затылок, - и делать людям, конечно, нечего. Впереди зима - особых развлечений не предвидится.
   - А в чем проблема то? - Серов, как уже было сказано, перестал интересоваться дележом баронства после первого же дня, и теперь оказался не в курсе последних перипетий.
   - Хм... так в двух словах и не объяснишь. С бароном Калифалем у нас возник конфликт из-за земель по разные стороны речки Быстрой. У него был солидный кусок на левом берегу, а у меня - на правом. При этом, я свою часть контролировал слабо - мост на чужой территории и что бы пройти к своей земле приходилось платить. Соответственно, теперь я претендую только на этот кусок, который на моей стороне реки. Остальное я просто не удержу. С другой стороны, мне бы не хотелось, что бы те бароны, которые граничили с Калифалем на севере и западе, сильно усиливались. Меня поддерживают мои соседи - у нас на троих всего меньше трети общей границы с Калифалем. У остальных трех баронов - две трети. А голоса имеют равную силу. То есть наша задача - не столько оторвать кусок себе, сколько не деть сделать это другим. Вот и получается, что не можем прийти к общему решению.
   - Да... проблема, - протянул Серов. Он уже в голове примерно представил себе карту баронств и мысленно согласился с бароном, что договориться им будет нелегко. Слишком уж разные интересы. - Наверное, единственный выход - посадить сюда кого-нибудь в качестве барона. Кого-нибудь нейтрального ко всем.
   - Угу, - отозвался барон, - только где такого взять. Каждый же хочет протолкнуть свою кандидатуру.
   Тем временем на замок опустились сумерки.
   "Рано стало темнеть", - промелькнула в голове капитана мысль. Промелькнула и исчезла. Его внимание привлекло движение у кромки леса. Что бы лучше рассмотреть, он встал и выглянул в бойницу. Действилельно, из леса появилась небольшая кавалькада - человек десять всадников, окружавших легкий возок в который была впряжена пара лошадей.
   "Как они там с таким транспортом пролезли, непонятно, там же болотистая почва в одном месте. По этой тропе и просто на лошади проехать - приключение, а так... То ли чудо то ли фокус, не иначе".
   Увидев, что капитан вдруг поднялся, барон тоже подошел посмотреть.
   - Кто это к нам в гости так неожиданно, - озвучил он общую мысль. - Эй вы там на воротах, не спим. Открывайте, но будьте наготове. Так, я вниз, встречать, а ты, Александэр, подними пару десятков своих - мало ли, кто это. Что бы без неожиданностей.
   - Сделаю, - кивнул Серов и рванул вниз по лестнице.
   Однако тревога оказалась ложной. Когда Серов вернулся, во дворе суета уже улеглась. Как оказалось, десяток охранников был нанят только до замка, соответственно, получив расчет, они не стали задерживаться и ускакали. Из возка же вылезла женщина, с которой и разговаривал барон.
   - Добрый вечер, - поприветствовал ее капитан. - Позвольте представиться Александр Серов.
   - Мариэтта, - представилась гостья. При ближайшем рассмотрении стало ясно, что ее от силы лет восемнадцать-двадцать а то и того меньше. Длинные каштановые волосы и природная худоба подчеркивали высокий - метр семьдесят три - метр семьдесят пять - рост.
   - Очень приятно, очень.
   - Мариетта, как оказалось - дальняя родственница барона Калифаля. - Перехватил нить разговора Барон Трес, - услышав о его судьбе, она поспешила сюда, дабы отдать последний долг.
   - Это очень интересно, но не кажется ли вам, барон, - подчеркнуто учтиво обратился капитан к своему нанимателю, - что дама только с дороги, возможно, устала. Нужно распорядиться, что бы ее устроили.
   О да, прошу прощения. Вас сейчас проводят в ваши покои. - Барон подозвал слугу и тот увел Мариетту с собой.
   - Брад, - позвал Серов своего "заместителя", - по замку сейчас ходит очень много мужчин, часть из них уже пьяные. Организуй пару человек, что бы они присматривали за этой девчонкой. Ясно?
   Кивнув, Брад отправился выполнять поручение.
   - Это точно родственница барона? - Задумчиво произнес Серов, глядя вслед ушедшему помощнику.
   - Да, я посмотрел документы - там выписка из городского магистрата. И еще кое что по мелочи. Нужно будет еще проверить, но почти уверен.
   - В таком случае... проблема кажется, начинает разрешаться сама собой.
   - А? Почему? Да нет, вряд ли. Как ты себе это представляешь? - Удивленно поднял брови барон.
   - Отдать замок и землю девчонке.
   - Хм... - похоже, такая мысль, взращенному в патриархальном обществе барону, даже и в голову не приходила. - Не удастся, по традиции женщина, тем более незамужняя не может управлять баронством. Исключения, конечно, случались... Но не в этот раз. Мысль, конечно, хорошая, но будет три голоса против трех. Уверен.
   - Жаль... А она не замужем?
   - Ага, - кивнул барон, - я уже спросил.
   Внезапно в голове Серова, где-то на задворках сознания, стрельнула идея . Сосредоточившись, капитан вытянул ее на свет Божий.
   - А если ее женить? - по его лицу расползлась хитрая улыбка.
   - Может получится... Но, тут тоже не все так просто. Если бы она приехала, когда в замке еще никого не было, тогда бы могло получиться. А так... Так нужно ее согласие. Иначе бароны не примут этот брак.
   - То есть нужно ее уговорить жениться и... тогда баронство будет в кармане?
   - Теоретически - да, - подтвердил барон, - а практически - могут возникнуть проблемы. Да и на ком женить? Нужен человек со стороны. Ну и не простолюдин конечно. Рыцаря какого-нибудь найти.
   - У нас в замке рыцарей...
   - Да, - согласился барон, - вот только все они - вассалы приехавших баронов. Ну, или мои - не подходит. А план хорош, признаю.
   - А если я найду сегодня рыцаря, который бы не приносил вассальной клятвы ни одному из заинтересованных баронов и уговорю эту Мариетту выйти за него замуж? - В голове капитана стал постепенно выстраиваться четкий план, - Реально будет уладить потом вопрос с баронами?
   - Хм... - было видно, что барон Терс крепко задумался. С одной стороны, Серов предлагал реальный выход, который устраивал если и не всех, то его уж точно. С другой стороны, перспектива найти за ночь подходящего человека, да еще и девушку уговорить выглядела более чем фантастической. - Тогда... с точки зрения традиций... все будет нормально. Тогда совет баронов не имеет к этому делу, какого либо отношения. Я захватил замок и отдал его законному наследнику. Все сходится.
   - В таком случае... я знаю, как ты мне можешь отдать долг. Посвяти меня в рыцари.
   Такой поворот явно стал для барона полной неожиданностью. Даже на расстоянии в полтора метра было отчетливо слышно, как в его черепе закрутились шестеренки, обрабатывая эту мысль со всех сторон.
   - Я буду хорошим соседом, обещаю, - полушутя-полусерьезно добавил капитан, увидев проступающее на лице барона сомнение.
   - За ночь не успеем, - все же политик в нем победил рыцаря и дворянина и барон сумел разглядеть все будущие выгоды.
   - Там такая длинная процедура?
   - Да, там куча заморочек. А впрочем, пропади оно все пропадом. Давай представим, что мы на поле боя. Глядишь, Боги простят. На колени.
   Долго Серова упрашивать не пришлось. Он тут же хлопнулся перед бароном Терсом на колени, в очередной раз, почувствовав себя персонажем дешевого голливудского псевдоисторического боевика.
   - Так, теперь я тебя буду спрашивать, все время отвечай "да". И еще одно - давай сюда свой меч. Отдам, когда станешь рыцарем.
   Барон забрал, протянутый ему меч, потом достал свой, поднял его вертикально перед собой и что-то забормотал. Что именно, разобрать было очень сложно - барон говорил тихо и очень-очень быстро. На очередном предложении он удобнее перехватил меч и хлопнул им плашмя капитан по плечу. Не то что бы сильно, но вполне ощутимо. Следующая фраза прозвучала вопросительно. Капитан, как и требовалось, ответил "да".
   Вся церемония заняла не больше десяти минут. За это время Серов успел несколько раз отхватить увесистым бастардом по плечам и так же несколько раз с чем-то согласится. Закончилось действие сакраментальными словами: "Встаньте сер Александэр и больше не опускайтесь на колени ни перед кем".
   - Теперь твоя очередь. Нужно "всего лишь" уговорить девушку за одну ночь выйти за тебя замуж.
   - Справлюсь.
   - Дать пару советов, - ехидно подмигнул барон.
   - Идите вы... лесом, сер барон, - в тон ему ответил капитан и пошел в сторону донжона.
   - Удачи, - в спину ему крикнул барон.
   - Спасибо, - не оборачиваясь, откликнулся Серов, - она мне понадобится.
  

***

   Ариен проснулся оттого, что его настойчиво кто-то тряс. Уже даже проснувшись, он попытался притвориться еще спящим в надежде, что от него отстанут. Однако, вскоре стало ясно, что такой номер здесь не пройдет - тот кто его будил, как видно отличался завидным упорством.
   С обреченным стоном маг открыл глаза и сел на кровати - ну конечно, кто его может еще будить, только Александэр.
   - Ну чего тебе, я только заснул. Устал за день. Чего тебе от меня нужно? - Жалобно пробормотал маг.
   Действительно, устав бездельничать, Ариен наконец нашел себе дело. Воспользовавшись тем, что отряд уже десяток дней никуда не двигается, он решил проверить всех на наличие магических способностей. А поскольку этот ритуал для мага уровня подмастерья достаточно сложен, каждый вечер он теперь падал на кровать без задних ног.
   - Пойдем, свидетелем будешь, - наконец перестал трясти мага Серов.
   - Каким свидетелем, чего, куда ты уже успел вляпаться пока я спал?
   - Женюсь я, давай быстрее, вставай, одевайся. Время поджимает.
   - Погоди, - не дал себя запутать маг, - как женишься? На ком? Тут же в замке кроме служанок никого нет.
   - У тебя устаревшая информация, дружище, - даже в темноте было видно, как по лицу капитана расползается широченная улыбка.
   - Так, ладно, я одеваюсь, а ты рассказывай.
   - Вот так, в общем, все и получилось, - закончил свой маленький рассказ Серов, когда они были уже на лестнице.
   - Ты главное скажи - как тебе удалось ее уговорить? Эту как ее там, Мариетту?
   - Знаешь, - капитан даже притормозил, - это очень странно, но мне показалось, что она изначально была не против. То есть... если бы я просто зашел и спросил "да" или "нет", без всяких уговоров, результат остался бы тот же.
   - Действительно странно, - согласился маг, подумав про себя, что дуракам по жизни везет. Вот ему, когда он "уговаривает" девушку, приходится пользоваться всем доступным красноречием. А тут все практически даром. - Ну ладно, это не так важно. А кто церемонию будит проводить?
   - Барон Терс. Он сказал, что по закону может провести церемонию, а что?
   - Да нет, ничего, - покачал головой маг, - просто не подумал. Он же сейчас еще является сюзереном этой земли, а значит может женить.
   К церемонии свадьбы в этом мире относились не совсем так, как на Земле. Исторически так сложилось, что, не смотря на то, что семья и брак считались священными, самой церемонии сакрального значения почти не придавали. Оттого, женить имели право кроме жрецов Лиос, богини семьи, детей, плодородия и в целом, женского начала, еще и "гражданские власти".
   Сама церемония прошла более чем буднично. По традиции, что бы мужчина и женщина считались мужем и женой, им должны выдать "свидетельство о браке". Такой себе документ, на котором стоят подписи свидетелей и печать - в данном случае печать барона. В больших городах, где большая часть населения не грамотные, при мэрии зачастую служат "профессиональные" свидетели которые получают деньги только за то, что расписываются в этом свидетельстве.
   "Да уж, интересный поворот, - думал маг, ставя свою подпись в документе, - кто бы мог подумать. Интересно, что чувствует капитан".
   О том, что чувствовал капитан, история умалчивает. Во время церемонии он не нервничал, говорил уверенно, можно сказать был образцом хладнокровия... Так могло показаться постороннему человеку. Те же, кто знал его чуть лучше, отчетливо видели, как он нервно сжимал-разжимал ладонь, иногда вытирая ее об штаны. Но в целом, нужно признать, он держался достойно.
   Когда "регистрация брака" была окончена, за окном уже заалел рассвет.
   - Ну что, как будем поступать дальше? - озвучил общий вопрос маг. Они втроем с капитаном и бароном отошли в сторону, что бы по быстрому обсудить дальнейший порядок действий.
   - Я думаю, - первым отозвался барон, - сер Александэр должен сейчас удалиться со своей новообретенной женой, дабы завтра, вернее уже сегодня никто не смог поставить под сомнение законность брака. А у нас пока тоже будут кое-какие дела?
   - Какие?
   - Сейчас пойдем к моему казначею, проведем расчет по найму. Что бы формально мы с тобой были не связаны.
   - Что еще?
   - Нужно привести в готовность всех воинов. Не думаю, что могут быть какие-то сюрпризы, но... все, же лучше быть готовым.
   - Сделаешь? - Спросил Серов у Ариена. - Просто передай Браду - "Готовность номер один". Дальше он все сделает сам. Порядок действий мы с ним обсуждали.
   - Передам, - согласился маг. - Ты иди, тебя жена ждет. Мы уж как-нибудь без тебя разберемся. Чай не дети.
   - Спасибо, друзья, я вам очень благодарен.
   - Иди уж, муженек, - подтолкнул капитана к выходу барон.
   Все следующее утро Ариен метался как угорелый. Казалось все уже сделано, но нет - все время вылезали какие-то новые проблемы, возникали вопросы, которые требовали скорейшего разрешения.
   И вот, наконец, все было готово...
  

***

   Серов, вернее теперь сер Александэр, барон Серов, сидел во главе стола в Золотом зале. По правую руку от него сидел Ариен, одним своим видом добавлявший вескости словам капитана. По левую руку - Мариетта, теперь баронесса Серов. В имперском языке с падежами было очень скудно, поэтому фамилии традиционно имеют только одну форму.
   В голове капитана был полный сумбур. Трудный день, еще более трудная, насыщенная событиями, эмоциями бессонная ночь конечно же не способствовали ясности мышления. Впрочем, по нему это было совершенно не видно. На лице капитана не отражалось ни капли эмоций. По углам зала, в качестве почетной стражи стояли рыцари барона Терса, любезно "одолженные" им на время представления.
   Именно такую картину увидели бароны, когда их пригласили в зал, якобы для следующего тура переговоров.
   - Добрый день, уважаемые господа, - Серов и Ариен встали, приветствуя вошедших. - Рад видеть вас всех в моем замке.
  
  

Глава 12

   Без конфликта уладить наметившийся спор все же не удалось. Не смотря на то, что де-юре правда была на стороне Серова, разъяренные уплывающим изо рта лаковым куском бароны подняли бучу. Попытка их успокоить мирно ничего не дала. Тогда капитан поставил вопрос ребром - или все собравшиеся признают то, что по факту уже свершилось и остаются в замке в качестве дорогих гостей, или могут проваливать на все четыре стороны. Такая постановка вопроса заметно выходила за рамки "баронской дипломатии". Они же привыкли, что все могут, что никому подчиняться не надо и собирались весело скоротать время в перебранках, да еще и живя за чужой счет.
   И вот тогда случилось то, чего Серов не то что бы боялся, но очень сильно не хотел. Его вызвали на поединок. По всем правилам - с бросанием перчатки (благо перчатка была не латной, стальной, а кожаной, то получить полукилограммовым куском металла в зубы - то еще удовольствие), разговором через секундантов и остальным церемониалом. Благо, капитан уточнил заранее, что и в этом мире существовало правило гласящее, что выбирает оружие тот, кого вызвали на поединок. Причем, формально ограничения на вид оружия не существовало. Более того, можно было выбирать поединок один на один или отряд на отряд. Пользуясь такими либеральными правилами, капитан выбрал нож. Обычный нож, ничего особенного. Он вообще хотел сначала предложить рукопашную без оружия - уж в таком бы случае он десяток таких баронов уложил бы штабелями и не поморщился. Но ему отсоветовали. Нет, формально он был бы в своем праве, но... не комильфо, в общем, не комильфо.
   Какой поднялся вой! Противник то - барон Ваффал, тот который надеялся откусить от баронства Калифаль самый большой кусок - рассчитывал, что оппонент "по-джентельменски" предложит драться на своем оружии. Была в этом мире такая мода - типа к оружию долго привыкать, поэтому каждый использует свое.
   Ан нет. Понятное дело, что такие условия, как и, пожалуй, любые другие его не устраивали. Естественно, что барон, который фехтует с детства, нашинковал бы его своей метровой железякой в мгновенье ока. Нет, Серов усердно занимался с мечом, более того, у него неплохо получалось. Как для новичка - пластика, растяжка, координация движений и реакция, все это нарабатывалось годами и теперь стало хорошим подспорьем. Вот только ни опыт, ни технику без длительной практики не заимеешь. Так что соревноваться с бароном на клинках длиннее сантиметров тридцати - это если не способ самоубийства, то вид экстремального спорта точно. Проще уж выбросить свой меч и выйти с голыми руками - привычнее уж точно.
   Еще был вариант пожелать поединка отряд на отряд. Пешими. Это бы тоже весьма осложнило противнику жизнь. Вот только потери были бы все равно. А Серов был хорошим командиром, и терять людей вот так на ровном месте не пожелал.
   - Так что, вы согласны на поединок? - жестко поставил оппонента перед выбором капитан. Барон Ваффал как-то затравленно огляделся - на него были направлены несколько десятков глаз, ждущих решения. При этом, барон, будучи умным человеком, понимал, в какую яму себя загнал - много ума догадаться, что раз противник выбрал такое "экзотическое оружие", то владеет им отлично, не нужно. С другой стороны, отказаться от поединка, значит признать себя слабым, а слабых не любят. Вернее любят... Вольные бароны - суть свора гиен, только и ждущих, когда кто-то ослабеет и его можно будет съесть. Так что куда не кинь - всюду клин.
   И вот теперь на следующий день - не юнцы же право слово, дуэлировать как только произошло оскорбление - сутра во двор замка высыпала толпа. В общей сложности было по сотню человек. Причем почти все - мужчины. И всем было интересно. Оно и понятно - развлечений не много, а кроме того поединок обещая быть не обычным, что интересно вдвойне. Обычно дерутся или классически "по-рыцарски" (когда верхом на лошадях и с копьем) или пешком, а тут - экзотика.
   Наконец появились главные действующие лица. В образованный толпой круг вышли секунданты а за ними Серов и его противник. Капитан предпочел обойтись без совсем доспехов - так ему было привычнее. Противник тоже избавился от железа, оставив, впрочем латные перчатки и наручи.
   "Зря, - подумал Серов, - пользы не так много, а устанешь быстрее.
   Обменявшись протокольными фразами, поединщики выбрали оружие, после чего секунданты покинули круг. И вот здесь капитан почувствовал себя очень неуютно. Дело не в том, что ему предстояло сейчас убить ни в чем, в общем то неповинного человека, нет, - барон Ваффал судя по всему был той еще сволочью, да и Серов не был институтуткой - неудобно было делать это на глазах у всех. Сразу пришел на ум бородатый анекдот:
   "Почему нельзя заниматься сексом на Красной площади? - Советами задолбают".
   Тем не менее, отступать было некуда.
   Здесь, наверное, нужно сделать небольшое отступление. Техника ножевого боя несколько отличается от того, что чаще всего показывают в фильмах. Там двое (чаще всего главный герой и главный злодей) по несколько минут могут "фехтовать" на ножах, успешно парируя удары друг друга клинком. В реальности этого практически не случается. А поскольку, травмы от ножа чаще всего тяжелые, то бой выглядит примерно так:
   Двое долго кружат, выбирая позицию и выжидая. В определенный момент, один из них решает, что настал его час, пытается провести атаку. В зависимости от ее успешности, один из поединщиков получает травму. После этого или следует добивание или, если травмированный может продолжать бой, все повторяется. В таких поединках чаще всего страдают руки, как части тела наиболее близкие к противнику. С другой стороны, отвлекшись на удар по руке, можно пропустить контратаку в туловище или в голову. Часто наносятся удары по ногам в область колена или бедра, особенно, если человек не опытный и забывает об опасности "снизу". Ну и конечно, нанесший удачный удар в голову или шею, может считать себя победителем - такие травмы хоть и не всегда смертельны, зачастую вызывают тяжелое кровотечение. Так что можно просто подождать, пока противник ослабнет и ставить жирную точку.
   Пользуясь преимуществом в скорости, капитан стал постоянно кружить вокруг барона, то и дело, угрожая ему короткими режущими движениями, заставляя противника все время защищаться. Было видно, что барон, хоть и не мастер, но определенные понятия о бое на ножах имел. Он не выставлял ноги и очень четко реагировал на такое "прощупывание". В общем, дело, как обычно, оказалось сложнее, чем ожидалось.
   Но все же опыт взял свое. Привыкший к более тяжелому оружию, барон Ваффал слишком широко размахнулся, подставив руку и открыв для атаки корпус. Однако, даже имея возможность быстро поставить в этом представлении точку, капитан решил не рисковать. Вместо того, что бы распластать противнику живот, он коротким движением резанул барона по руке у локтя, добавив вдогонку удар с левой, не вооруженной руки в печень.
   На этом бой можно было заканчивать. Серов точным ударом вскрыл противнику вены и прорезал мышцы до кости. Правая рука барона стала полностью недееспособной и он каждую секунду терял кровь. Капитан, было думал, что противник действительно признает себя побежденным, поэтому слегка расслабился, за что чуть не поплатился. Барон оказался более серьезным противником, не смотря на боль, он перехватил нож в левую руку и сделал отчаянный выпад всем корпусом. "Зазевавшийся" капитан успел только чуть-чуть развернуть корпус так, что нож не продырявил ему печень, я лишь слегка распорол кожу. Тут уж ни о каком почетном поражении не могло быть и речи. Подстегнутый резкой болью в боку, капитан, слегка оттолкнув вытянувшегося барона от себя левой рукой, а правой нанес косой удар сверху вниз в область шеи. Он настолько разозлился, что слегка перестарался с силой удара и нож, рассекши мягкие ткани, завяз в позвоночнике.
   Тяжело дыша Серов склонился над мертвым уже противником и рывком выдрал из раны оружие. Нож ему был совершенно не нужен - просто сработала привычка, не бросать где попало оружие. Подобрав нож, он поднял голову и огляделся. Вновь появилось ощущение того, что он гладиатор на сцене римского цирка. Собственно, сравнение напрашивалось само собой: он стоит над поверженным врагом, весь в крови (не очень удачно резанул по шее и конечно же изгваздался с головы до ног), а на трибунах беснующиеся зрители. Только императора не хватает, который подарил бы рабу-гладиатору волю.
   "Ага, - вспомнил Серов латинское изречение из учебника по истории - Аве Цезарь, моритури те салютант".
   Еще раз обведя глазами трибуны - особенно внимательно выцепив взглядом из толпы своих "политических оппонентов" - он не торопясь направился в сторону донжона. Очень хотелось полежать в ванной. Вот только ванны в замке не было - как уже говорилось, аборигены с некоторым пренебрежением относятся к гигиене.
   "Ничего, все свалят, первым же делом прикажу срубить баньку. Хватит пенициллин в волосах разводить. Благо дело не то что бы очень хитрое. Объясню местным умельцам, как и что делать - пусть думают".
   Войдя в свои покои, капитан распорядился принести ему теплой воды в тазе, поставив себе в уме небольшой минус, за то, что не озаботился этим до начала представления. Теперь приходилось сидеть и ждать, рискуя заляпать кровь всю комнату. Дабы этого избежать, Серов решил, как минимум, снять с себя запачканную одежду.
   В этот момент в дверь в комнату распахнулась, и внутрь вошел маг.
   - Молодец, - Ариен хлопнул друга по плечу, - я в тебя верил. А, как ты его, а он тебя, а потом ты опять его... Какое зрелище, - и без перехода, - тебе помочь? Может нужно перевязать рану.
   - Ага, принеси чистой кипяченой воды, рану нужно промыть рану для начала - потом уж перевязывать... Хотя нет, постой воду сейчас принесут.
   Как будто слыша его слова, дверь опять открылась и в комнату вошла девушка с тазом воды. Подождав, пока маг отольет немного в металлическую кружку, Серов чистым полотенцем смыл с себя чужую кровь, потом промыл кипяченой водой свою рану и сам себя аккуратно перевязал.
   - Ну и что дальше? - Прервал маг затянувшееся молчание. - Какие планы на будущее?
   - Планы... планы... Нужно гостей спровадить по домам. Задолбали уже. Пожалуй, сегодняшнее представление должно их подтолкнуть, навести, что называется, на мысль.
   - Да... - маг в задумчивости сел на кресло напротив капитана, - а если в более дальней перспективе?
   - Что? - Не понял Серов.
   - Планы, в более широкой перспективе.
   - Ты знаешь...- медленно протянул капитан, - еще не думал. Слишком все неожиданно. Просто не успел. Нужно разобраться со всем этим... приданным. Не знаю - с одной стороны - вроде к этому стремился, а с другой - ощущение, что взваливаю на себя тяжелый груз.
   - Ну да, - хмыкнул маг, - не без того. Ты вообще когда-нибудь управлял чем-то подобным? Я имею ввиду баронство? Это же не так просто. Я бы даже сказал - сложно.
   - Нет, а что, думаешь, не справлюсь? - Маг улыбнулся, это первый раз со времени их знакомства, когда он увидел растерянность в глазах друга. До этого он был всегда уверен в себе и этой уверенностью заражал всех вокруг. Казалось, что капитан наперед знает все, что случится. А тут он неожиданно проявил не свойственные себе эмоции.
   - Ну наконец то, - озвучил свои мысли маг, - а то я уже не рассчитывал на то, что ты можешь быть не уверенным. Да и вообще...
   - Что вообще?
   - Ну знаешь, - маг несколько замялся, - не обижайся, но ты... не такой как все. Это замечаю не только я - тут понятно, мы с тобой знакомы дольше и пережили больше - но и все остальные. Даже твои бойцы это видят, хоть ты на их шепотки за твоей спиной внимания и не обращаешь. Я даже не говорю про оружие, которое... в нем нет магии, я проверял. Но... я никогда о таком даже и не слышал. Как то так сложилось с самого начала, что я не спрашивал тебя ни о чем... Но... может ты сам хочешь мне что-нибудь рассказать?
   - Да, - капитан вдруг ощутил, что он действительно хочет с кем-то поделится своей историей. - Знаешь...
   Капитана перебила открывшаяся опять дверь. В проеме появился барон Терс.
   - Живой?
   - Живой, - кивнул капитан.
   - Ну, раз живой, тогда пойдем. Все ждут.
   В Золотом зале, действительно собралось куча народа. Здесь были и бароны со свитой и Мариетта и люди самого капитана. Все ждали только "виновника торжества".
   На следующий день гости стали разъезжаться. Больше их здесь ничего не держало - даже самый последний идиот уже понял, что так просто нового барона им не одолеть, поэтому придется играть о правилам.
   Для Серова же это означало то, что ему придется окунуться в заботы о теперь своем баронстве. А окунаться же было во что. Как оказалось, теперь ему принадлежали семь деревень (еще две отошли барону Терсу) и одно село с общим населением около четырех тысяч человек.
   Начать он решил с бухгалтерии, благо предыдущий хозяин вел записи достаточно скрупулезно, однако просидев несколько часов зарывшись в бумагах, Серов должен был констатировать, разобраться во всем хозяйстве будет еще сложнее, чем он себе представлял. Ну а поскольку опыта "бумажной" работы у него не было, уже довольно скоро буковки и циферки стали на глазах разбегаться.
   "Нихрена, я сам тут не справлюсь, - признался сам себе капитан, - нужно найти толкового управляющего, хотя бы на первое время. Сгрузить на него хозяйственную часть. Ну, хотя бы рутину. Иначе просто не останется времени на что-нибудь полезное. И, кажется, я даже знаю, кого можно напрячь".
   Капитан встал из-за большого массивного, но крайне неудобного стола, который достался ему в наследство от предыдущего хозяина и вышел из кабинета. Реймоса, как обычно найти оказалось нелегко. Он везде был "только что", но при этом поймать его удалось далеко не сразу - хорошо, что замок был относительно небольшим, иначе поиски бы затянулись.
   Так или иначе, а поймать интенданта удалось в одной из кладовок, где он что-то сосредоточенно пересчитывал, внося какие-то пометки себе на листок. Увидев, капитана, Реймос поприветствовал начальника, хотя Серову показалось, что в его глазах промелькнуло разочарование.
   - Работаешь? - зашел капитан издалека.
   - Да, а что?
   - Нужно поговорить, пойдем ко мне в кабинет зайдем.
   - Угу... - интендант окинул взглядом кладовку, просмотрел еще раз свои записи, после этого аккуратно положил исписанный мелким подчерком листок в свою папку, с которой он почти никогда не расставался, и только после этого повернулся к капитану, всем своим видом выражая готовность следовать за своим нанимателем хоть на край света.
   - Ну да, пойдем, - хмыкнул капитан, понимающий, что пантомима "старательный работник" была показана специально для него.
   - Вина не предлагаю, сегодня еще работать и работать, а делать это лучше на трезвую голову, - сказал Серов, усаживаясь за стол, - у меня к тебе есть серьезное предложение...
   - Я весь - внимание.
   - Мне нужен толковый управляющий делами баронства. Я планирую большие перемены в этом забытом Богами краю, поэтому следить за все самостоятельно у меня возможности не будет. И я хотел предложить заняться этим тебе.
   - Хм... заманчиво, - задумчиво протянул Реймос, - но я так полагаю, что существуют какие-то эээ... неприятные во всем этом моменты.
   - Ты прав, - капитан откинулся на спинку кресла, и слегка прищурившись еще раз посмотрел на своего отрядного интенданта. - Понимаешь... управляющий баронством будет допущен до некоторой информации... которую я бы хотел сохранить в тайне. Поэтому уволиться ты не сможешь. Так что у тебя будет только один выход - через кладбище.
   - Ну что ж, можно сказать, что это было... ожидаемо, - похоже, Реймос не удивился такой постановке вопроса, - а что если я... как бы это сказать, уйду не попрощавшись?
   - Такой вариант, конечно же, исключать нельзя, - кивнул Серов. - В таком случае, мне придется потратить некоторое время и некоторое количество денег, что бы тебя найти. Такой подход покажет следующему управляющему все серьезность моих намерений. Как говорят в одном месте, откуда я родом: "Ничего личного".
   - Справедливо. Оплата?
   - Договоримся. Обещаю, мало не будет.
   - Я, пожалуй, соглашусь, - после минутного молчания решился Реймос. - Есть у меня ощущение, что, во всяком случае, скучно мне не будет.
   - Ну да, - улыбнулся капитан, - уж чего-чего, а это я тебе обещаю.
   - Что мне нужно делать?
   - Для начала разбери бумаги баронства. Потом мне доложишь, каково общее состояние дел, что ты по этому поводу думаешь и что можно улучшить. После этого просмотри все, что связано с, - капитан чуть не сказал "сельским хозяйством", но вовремя подумал, что нужно говорить чуть проще, а то и так уже у всех вопросы появляются, - крестьянами. Сколько они сажают, что сажают, посчитай, сколько может один крестьянин накормить человек и можно ли этот показатель улучшить. Кроме этого, меня интересует, нет ли перенаселения в деревнях. Могу ли я, скажем, выдернуть из моих деревень человек сто-сто пятьдесят мужчин, что бы при этом не наломать дров.
   - Записал, что еще?
   - Дальше... дальше нужно отправить кого-нибудь в ближайший город. Мне нужны пластины металла длинной в локоть и шириной где-то в три пальца, - капитан показал своему теперь уже зампотылу размеры необходимых деталей. - Главное, что бы эти полоски можно было сгибать, и они при этом не ломались.
   Объяснить не сведущему человеку, что именно нужно оказалось достаточно сложно. На языке все время вертелось словосочетание "рессорное железо". Вот только была одна небольшая беда - рессоры в этом мире еще не изобрели.
   - Давай сделаем так, - запутавшись в объяснениях начал сначала капитан, - у нас же в замке есть свой кузнец?
   - Ну да, - даже слегка опешил от такого вопроса Реймос, - как это в замке и без кузнеца?
   - Отлично, пришлешь его ко мне, я ему сам объясню, что мне нужно.
   - Сделаю, еще что-то?
   - Пожалуй, пока все. Вот бумаги, разбери их как можно быстрее. Если мне еще что-нибудь понадобится, я тебя позову.
   Снег выпал в начале десятого месяца. Выпал как-то неожиданно и при этом очень обильно. Впрочем, местные подтвердили, что так бывает почти каждый год. Первый снегопад традиционно очень сильный, потом снег быстро тает, и следующий раз выпадает только через три-четыре десятка дней и уже до конца зимы. Очень редко когда зима выдается безснежной. Поэтому крестьяне с удовольствием сажают озимые, которые почти, никогда не вымерзают и зачастую дают хороший урожай.
   Вообще жилось в этом мире крестьянам на порядок легче, чем в средние века на Земле. Причиной, этого была магия. Так, например, одним из признанных способов повышения урожайности почвы было приглашение мага-геоманта. Такое способ был весьма дорогостоящ, но в большинстве случаев оправдывал себя. Проблема была в том, что маг мог за один раз "обработать" только небольшую площадь - на таких "подработках" трудились в основном молодые маги-подмастерья, те же кто мог бы за раз улучшить характеристики почвы на большой площади требовали столько, что никакие урожаи не смогли бы покрыть такие траты. Кроме магов-геомантом, существовали и другие более дешевые и при этом менее эффективные способы улучшения урожайности. Серди них всякие амулеты, которые закапываются на поле, приношение жертв богам (не обязательно кровавых, так например свеча в христианской культуре по своей сути - то же жертвоприношение) и многое другое. Так и получалось, что привычные для землянина способы - улучшение орудий труда, селекция семян, удобрение почвы были совершенно не распространены.
   Серов не был специалистом в сельском хозяйстве, но он надеялся, что тот массив знаний, который проходит под определением "общие", поможет ему сделать если не революцию, то значительный шаг вперед.
   Сразу после того, как капитан стал полноправным феодалом, он постарался расписать для себя план действий на ближайшее будущее. Первое, на что он обратил свой взор было именно сельское хозяйство, что, впрочем, не удивительно. Именно крестьяне были той платформой, на которой держалась вся средневековая экономика. Вот только КПД от их труда был, мягко говоря не высок. В оставленной капитаном реальности, один крестьянин в средние века мог прокормить только полтора человека. То есть два крестьянина производили столько еды, что ее хватало еще на одного человека. Первой своей задачей Серов поставил именно увеличение производительности крестьянского труда. Хотя бы раз в пять.
   Для этого он, слегка разобравшись с делами в замке, решил проехать по своим, теперь уже своим (как любому человеку, выросшему в Советском Союзе, капитану было просто дико называть деревни "своими", как это - целый населенный пункт принадлежит одному человеку) деревням. Здесь нужно отметить, что крестьяне юридически были свободными арендаторами. То есть они не принадлежали феодалу и могли осенью после сбора урожая, расплатившись со всеми долгами уйти от своего господина, увезя столько вещей, сколько поместится на одной телеге. На практике выходило, что полностью рассчитаться с долгами было практически не реально, поэтому случаи таких переходов были весьма редкими.
   Лошади бодро шагали по колее, проложенной среди сугробов. Небольшой отряд из десятка всадников - капитану теперь даже по статусу было не положено ездить в одиночку - не особо торопясь петлял по неширокой дороге между деревьев. До ближайшей деревни, в которую Серов собирался заехать, от замка было километров пять-семь. Таким темпом - минут пятьдесят.
   - Так что ты хочешь вооружить всех этими... как его... арбалетами? - прервал неспешные размышления капитана Элей. После того, как у его отряда закончился контракт, они предложили его продлить еще на полгода. Капитан был только "за". На таких первоклассных инструкторов у него были свои виды - благо останавливаться на достигнутом он собирался.
   - Да, арбалеты - прекрасное оружие, которым можно завалить даже рыцаря. Если повезет конечно. А главное учится стрелять, в отличии от лука, практически не надо, - с едва заметным раздражением перечислил свои аргументы Серов. Ему этот разговор порядком поднадоел. После того, как из города пришли пластины и струны и из них собрали первую партию арбалетов, Элей уже раз пять пытался спустить новшество на тормозах. Нет, он прекрасно видел, что изобретение полезное, но что-то в нем протестовало против принятия каких-либо новинок.
   "Ему бы не воином быть, а чиновником, вот бы где разошелся бы. Достал бы каждого", - искоса поглядывая на наемника, думал капитан.
   - Да вижу, я вижу, что арбалет этот - хорошее дело, но кого ты им хочешь вооружить? - не унимался тот.
   - Да всех. Представляешь - стоит моя полусотня посреди поля, выносится на нее десятка три всадников. Как думаешь кто кого?
   - Да затопчут наших орлят, точно говорю. Виданное ли дело пять десятков пеших против трех десятков конных.
   Маг, так же решивший развеяться и прокатиться с капитаном, с интересом прислушивался к разговору, но пока не вмешивался. За последние полгода он уже тоже стал не плохо разбираться в военном деле и не упускал возможности научиться еще чему-нибудь полезному.
   - А теперь смотри, арбалет бьет на сотню шагов уверенно. При этом прошивает доспехи - будь здоров. Так вот пять десятков пеших выпускают по болту - попадут не все, это да, но половину ссадят, точно тебе говорю. Хотя выстрелить еще раз скорее всего не успеют - но тут уж как повезет. Может всадники замешкаются - получится завал, часть лошадей ноги опять же поломает. А там уже и второй залп. И все - нет отряда из трех десятков всадников. А самое главное - сколько толкового всадника готовить?
   - Ну... года три не меньше. Дворян вон вообще с младых ногтей готовят.
   - Вооот, - поучительно поднял палец капитан, - а из арбалета может более-менее прилично выстрелить даже ребенок, взявший его в первый раз.
   - Да... - задумчиво проговорил Элей и опять замолчал.
   К деревне выехали через полчаса. Как и все деревни виденные капитаном в этом мире ранее, эта не отличалась особым богатством. Небольшие приземистые дома, которые топятся по-черному, большие семьи ютятся вместе. Порой в однокомнатном доме живут вместе и престарелые родители и дети и внуки. Коммунальная квартира по сравнению с этим - просто рай на земле. Скотина выглядела какой-то заморенной, не отличалась размерами и вообще производила удручающее впечатление. Ну и конечно орудия труда. Они тоже не отличались технологичностью. Соха, цеп, серп, ручная мельница - вот не длинный список инструментов, которыми пользовался каждый крестьянин.
   Не торопясь прохаживаясь от дома к дому, от сарая к сараю, капитан в уме набрасывал примерный план улучшений.
   С орудиями труда было проще всего. Еще из курса истории за шестой класс Серов помнил, что на смену сохе пришел колесный плуг, на смену серпу - коса, на смену ручной мельнице - большие ветряные или водяные. Ну а большого ума, чтобы сделать тот же плуг совсем не нужно. Нужно всего лишь знать, что это принесет пользу. Кроме инструментов Серов решил заняться улучшением бытовых условий повседневной крестьянской жизни. Для этого нужно было раздобыть где-то команду строителей. Серов уже наметил перестроить дома, что бы они топились по-белому, поднять их над землей, построить бани и так далее.
   "Нужно узнать, в какую копеечку мне это встанет. Ой чувствую придется потратить не мало. С другой стороны, плотник в это время, по идее - одна из самых распространенных профессий. Учитывая, что почти все делается из дерева... Пожалуй, не разорюсь."
   Закончив осмотр всего того, что его интересовало, Серов решил на последок переговорить со старостой деревни. Старостой оказался не старый еще мужик лет сорока пяти, невысокий, кряжистый, с пышной бородой, которую он то и дело теребил. Вообще у капитана складывалось впечатление, что всех старост кто-то делает по одному и тому же шаблону. Они были все очень похожи между собой, как внешне, так и характером.
   - Ну, рассказывай, как вы тут живете, какие жалобы, просьбы, - начал разговор капитан, усевшись за стол. Они находились в доме старосты, который оказался вдовцом и жил сам. Судя по всему, его дом так и использовался как здание "сельсовета". Вряд ли одному человеку нужен стол, за которым может разместиться полтора десятка человек.
   - Дык, нормально живем, ваша милость, как все живем, - расплывчато ответил староста.
   - Ясно... Тогда давай так - сколько человек живет в деревне? Сколько мужчин, женщин, детей?
   - Всего в "Горелом" живет четыре сотни и еще пять десятков без двух человек, - начал староста.
   "Четыреста сорок восемь", - перевел в уме Серов.
   - Из них сотня и еще три десятка и два - мужики, сотня и еще пять десятков и четверо - бабы. Остальные - дети, - показал отличную память староста.
   - А детьми ты их считаешь до какого возраста?
   - Ну... как обычно, до четырнадцати годков. А с четырнадцати, стало быть уже женить можно.
   - Понятно... а вот такой вопрос: сколько детей доживает до четырнадцати лет?
   - Эээ, - задумчиво потеребил свою бороду староста, - так и не скажешь. Никто ж, ить, не считал.
   - Давай так - сколько в этом году детей родилось?
   - Пять десятков и еще семеро, - опять показал свою память собеседник.
   - Весело... - от таких цифр Серов просто охренел.
   "Пятьдесят семь на четырнадцать... эээ... семьсот эээ девяносто восемь. А живых - сто шестьдесят два. То есть выживаемость меньше четверти. Ошизеть. Вот тебе и естественный отбор. И это только до четырнадцати лет. То есть потомство оставляет в лучшем случае только один из пяти".
   - Так... а вот что ты скажешь, - слегка придя в себя и вернув мысли в конструктивное русло спросил капитан, - если я возьму на службу пацанят лет девяти-двенадцати? Все честь-по-чести. Буду платить им хорошо. Ну, вернее их родителям.
   - Где ж это видано, - начал было староста, но потом сообразил какие это может принести выгоды и в задумчивости замолчал. - А сколько будете платить?
   - Ну... гроут в месяц.
   - Договорились, - быстро согласился староста. - Куда мальцов посылать?
   - Никуда посылать не надо. Я за ними пришлю. Сколько парней нужного возраста в деревне?
   - Четыре десятка наберется.
   - Вот и отлично, - кивнул Серов. - Двух десятков мне хватит. Кроме того, я вам помогу инструментами и еще кое-чем по мелочи. Но это уже в долг - в счет будущего урожая.
   Обсудив еще несколько менее важных вопросов, капитан решил возвращаться назад. Осмотр деревни и общение со старостой отняло неожиданно много времени, а зимние дни короткие, поэтому посещение других деревень решили отложить на другой раз. Да и не нашел бы даже самый пытливый глаз особых различий между этой деревенькой и десятками других на многие километры вокруг.
   Обратно ехали не то что бы спеша, но с оглядкой на садящийся за горизонт Онц, то и дело пуская на прямых участках лошадей рысью. Поэтому поговорить, обсудить то, что они только что видели, практически не удалось. Сам же капитан пытался придумать, где ему раздобыть удобрения. Ни больших ферм, где можно было бы взять навоз, ни заранее построенных силосных ям, ни химических заводов вокруг не наблюдалось. Ну а без удобрений рассчитывать на хороший урожай не приходилось совершенно. Он как раз пытался вспомнить, что еще можно приспособить в этом качестве, когда его отвлек вопрос Ариена:
   - Зачем тебе дети?
   - Янычар буду из них делать, - широко улыбнувшись, ответил Серов.
   - Янычар, - естественно не понял маг, - что это такое?
   - В одной стране, когда-то давно, - довольно расплывчато начал капитан, - во время набегов на соседей похищались маленькие мальчики и воспитывались в нужном ключе. Из них получались самые сильные и преданные воины.
   - Интересный способ...
   - Ну, вот что-то подобное я хочу организовать, - кивнул Серов, - только без набегов. То есть брать детей, воспитывать и учить их так, как мне это нужно.
   Договорить им не удалось. Элей, который ехал в передовом дозоре, внезапно осадил коня и, развернувшись, поскакал к основной группе.
   - Там следы какие-то на дороге, - без экивоков начал военный, - мне они очень не нравятся. Я не силен в чтении следов, но человек двадцать там прошло. Вроде как прошло мимо, но по первому снегу очень мало найдется таких...эээ... да, таких кто пешим будет гулять по лесу да еще такой большой группой. Что-то здесь не чисто.
   Капитан внимательно осмотрелся и с сожалением должен был признать, что место действительно очень удачное для засады - дорога в этом месте сужалась и сильно петляла в густом подлеске. Сейчас, конечно, не лето, и сквозь кусты более-менее можно смотреть, но это только так, кажется. Надень соответствующий камуфляж и с трех шагов тебя никто не увидит. Так что наоборот, только появляется ложное чувство безопасности.
   "Лезть самому в западню не хочется. С другой стороны, объезжать - до заката не успеем. Точно не успеем. Да... а место здесь, ну просто созданное для засады. Как по учебнику. Да еще с двумя путями отхода. Хреново. Можно было бы попытаться обойти по флангу. Обувь не та. Совершенно. Ладно хрен с ним попробую".
   Капитан внимательно осмотрел свою "свиту" на предмет взятия кого-нибудь с собой, однако был вынужден констатировать то, что в таком деле ему никто помочь не сможет - только помешать.
   - Так, Ариен, я сейчас один пойду в лес, и посмотрю, что там за туристы. Мне нужно, что бы ты через эээ... посчитай до трехсот, только не очень быстро, шарахнул огнем вон по тем дальним кустам. Не очень сильно - только что бы напугать.
   - Сделаю, - маг уже привык, что в такие моменты не нужно спорить или спрашивать, нужно просто делать.
   - Нам что? - Это подал голос Элей.
   - Стоите, ждете. Услышите выстрел - Ариен помнишь тогда на дороге, когда нас ограбить хотели - быстро-быстро спешите мне на помощь. Ясно.
   Дождавшись подтверждения от всех присутствующих капитан спрыгнул с лошади и растворился в кустах. О том, что его будет видно на фоне голого леса, он не сильно беспокоился. Еще выезжая из замка, он выбрал одежду белого с черными полосками цвета - шкура какого-то местного зверя - не то что бы он предвидел имевшую место ситуацию, просто привык выбирать одежду... по ситуации. Привычка - вторая натура. Теперь ему такая предусмотрительность пошла на пользу. Единственное что удручало - обувь. Тут бы лыжи или снегоступы какие-то. С другой стороны - всего предсказать невозможно.
   Осторожно пробираясь среди кустов, Серов старался как можно меньше шуметь. Весь расчет строился на том, что враги - если они вообще есть, может это просто паранойя - все внимание тратят на дорогу, а за тылами не наблюдают.
   "Нет не паранойя, - с прискорбием констатировал капитан. Осторожно отогнув ветку он увидел прямо перед собой спину какого-то мужика, сжимающего в руках лук, - хорошо сидит. С дороги б не заметили".
   Так же осторожно, Серов приблизился почти вплотную. Одним движением он левой рукой закрыл противнику рот и нос и резко дернул на себя. Таким образом он выигрывал полсекунды - не давал тому вскрикнуть и открывал шею. Вторым движением капитан вонзил в беззащитную шею нож, ставя точку в так и не начавшейся схватке. С тихим, едва слышимым хрипом, лучник повалился на спину. Поддержав его, чтобы не создавать лишнего шума, Серов двинулся дальше. Впрочем, "не шуметь" в зимнем лесу - понятие относительное. Будучи даже очень осторожным нельзя полностью избежать таких звуков как скрип снега, треск веток и прочих мелочей. С другой стороны, зимний лес не настолько тихое место, как кажется на первый взгляд. То птица резким голосом возвестит, что не все из их пернатой братии боятся зимних голосов, то тяжелый пласт снега, висящий на ветвях деревьев, не выдержав своего веса, с шумом обрушится на землю, то ветер взвоет, заблудившись меж голых по-зимнему стволов. Ну а прислушиваться к каждому шороху - надолго внимания не хватит. Так случилось и на этот раз.
   Отсчитывая в уме секунды, капитан продвинулся вперед еще шагов на тридцать.
   "Ага, то что нужно", - шагах в десяти-двенадцати перед ним на небольшой открытой полянке находились основные силы неизвестного врага - чертова дюжина бойцов, большая часть из которых была вооружена луками. Не рискуя ввязываться с такой толпой в ближний бой, капитан решил использовать свое тайное - хотя какое уже к черту тайное, только ленивый в замке о нем не говорит. Вытянув из кобуры пистолет, Серов решил подождать огненной поддержки от мага, а то даже имея такой козырь, как пистолет выходить в одиночку на такое количество лучников - по меньшей мере не осмотрительно. А так - глядишь запаникуют, сразу на выстрелы внимания не обратят... В общем, как обычно капитан решил положится на тонкий сплав из четко выверенного расчета и пофигистического "авось пронесет". С другой стороны, раньше этот способ приносил только победу.
   Над головой засевших в засаде бойцов пролетел небольшой, но очень яркий шар, с громким хлопком разорвавшийся немного поодаль. Оттуда послышался приглушенный крик.
   "Кого-то все же задело", - отстраненно подумал Серов, начиная отстрел, сорвавшихся с места бойцов. В магазине АПС двадцать патронов, целей - тринадцать, значит, стрелять нужно точно и аккуратно. Дадут ли заменить магазин - вопрос открытый.
   "Один, два, три, четыре, - начал смертельный отсчет капитан. Он стрелял быстро, поэтому замешкавшиеся враги просто не успевали среагировать. Особенно тяжело это сделать, когда у твоего соседа внезапно срывает полчерепа, и его мозги вперемешку с костными осколками фонтаном разбрызгивает по поляне, - семь, восемь".
   На восьмом лучники таки сориентировались и куцым залпом нестройно "ответили" нахальному стрелку. Однако, это не стало для Серова проблемой - он на секнду спрятался за дерево, после чего, услышав стук пролетевших мимо стрел, рванул в сторону. При этом он не забывал стрелять. В полете и кувырке точность снизилась, и пара пуль ушла "за молоком".
   Со стороны тропы послышалось лошадиное ржание, крики, звон железа, что стало для оставшихся в живых трех лучников полной неожиданностью. Они растерялись, и капитан, воспользовавшись ситуацией, сократил количество врагов до минимума. Последний лучник не стал испытывать судьбу и бросил оружие, упал на колени, скрестив руки над головой.
   Осторожно выйдя из-за дерева, держа оружие наготове, Серов приблизился к сдавшемуся бойцу. Тот не шевелился, одними глазами следя за пистолетом в руках капитана. Хорошенько, так сказать, от души, приложив пленника по роже - ну не любил Серов, когда всякие нехорошие люди пытались его убить - он перевернул его на живот и сноровисто скрутил руки. После этого огляделся и прислушался. Со стороны дороги слышались приглушенные голоса.
   - Эй вы там, - подал капитан голос, - как дела?
   - Нормально, - отозвался знакомый голос наемника, - семерых положили... Одного потеряли.
   - Хреново. Пусть двое подойдут сюда.
   На голос, ломая кусты подошла пара бойцов, повинуясь молчаливому указанию, подняла с земли постанывающее тело и вся компания двинулась обратно. Оказавшись в окружении своих людей Серов решил обратить на пленника более пристальное внимание.
   - Эй ты, ты чей? Кто все это устроил, - отпустив еще одну, на этот раз легкую плюху, перешел непосредственно к вопросам капитан.
   - Ничего я тебе не скажу, орки тебя задери, - отказался "сотрудничать" допрашиваемый.
   - Я так и думал. Элей, дай пожалуйста точильный камень.
   Наемник, пожав плечами, передал требуемый предмет.
   - Сейчас мы будем точить тебе зубы, что бы они были похожи на зубы хищника, - работая на публику, произнес Серов, - гарантирую тебе незабываемые впечатления.
   Придерживая голову пленника так, что бы он не смог кусаться, капитан взял брусок и, оттянув губу, стал не торопясь водить им по зубам. Сразу стало понятно - тот долго не протянет. И действительно - спустя буквально десять секунд пациент "сломался".
   - Ааа сволочи, скажу, я все скажу!!!
   - Кто?
   - Это два барона Хэдэл и Тайз. Им не понравилось то, что им не дали ничего откусить от этого баронства, и они решили все силой.
   "Это те двое, которые друзья убитого мной. Твою ж мать, задницей чуял, что не нужно их отпускать. Сразу нужно было прикончить их и все - вот засада!"
   - Что еще знаешь? Говори, иначе я буду убивать тебя долго, - не выходя из образа задал вопрос капитан.
   - Нам сказали, мы должны напасть на барона и его людей, и убить его, не дав прорваться в замок.
   "На барона, - не сразу понял Серов, - ах ты ж... это ж я!"
   - Что еще?!
   - Воины баронов должны в это время штурмовать замок. Уже, наверное, взяли.
  

Интерлюдия 4

   Здесь на северном берегу внутреннего моря зима приходила традиционно неторопливо. Первый снег выпал и растаял, превратив и без того не идеальные дороги в самое настоящее болото. И вообще погода в это время года была отвратной - круглые сутки тяжелые серые тучи закрывали небо, не давая светилу ни шанса показаться людям. Температура за окном лениво поднималась-опускалась, то и дело переползая через точку при которой замерзает вода. Такова специфика жизни у "большой воды". Море за лето набирает тепло и очень не охотно с ним расстается, обеспечивая очень неприятные впечатления в конце осени. Да и вначале весны тоже - с точностью до наоборот.
   В такую погоду хорошо сидеть у камина, в котором тихо потрескивают поленья, завернувшись в теплое одеяло, пить горячий чай и размышлять о вечном.
   Лаванд ан-Крейн любил проводить время в такую погоду среди цветов. Мало кто знал о таком его увлечении, тем не менее, маг любил свое маленькое хобби всей душой. Сейчас он неспешно скользил меж разных - диковинных и не очень - растений, с любовью поливая их из небольшой лейки, поглаживая листочки и тихо с ними разговаривая. Со стороны было невозможно догадаться, что этот человек руководит могущественной организацией и по одному его слову на смерть пойдут десятки людей, забирая с собой на тот свет сотни и тысячи.
   Цветы, да впрочем, и не только цветы - в коллекции гроссмейстера было огромное количество растений, которые даже последний недотепа так не назовет. Были среди них и хищные, котрорые не прочь закусить зазевавшимся жуком а то и мелким грызуном.
   Специально для этого хобби в замке было отведено огромное помещение, в котором магически всегда поддерживалась необходимая температура и влажность - не все "питомцы" хорошо переносили смену сезонов, присущую умеренному климату. Многие, особенно гости с юга континента, были теплолюбивыми, поэтому гроссмейстеру ан-Крейну приходилось тратить изрядно магических сил на свое увлечение.
   Впрочем, оно того стоило. Особенно это чувствовалось сейчас, когда за стенами замка так мерзко, среди зеленых растений настроение повышалось само собой.
   - Гроссмейстер, - окликнул увлекшегося любимым делом мага Гантер.
   - Да, - поморщившись откликнулся Лаванд, он не любил, когда его отвлекают, и все об этом знали. Если же кто-то это делает, значит, появилось что-то срочное, - что ты хотел?
   - Прискакал гонец, со сведениями по делу из Вольных баронств.
   - Что-то не терпящее отлагательств?
   - Нет, но я думаю, Вас это заинтересует.
   - Хорошо, - тяжело вздохнул маг, - пойди, присядь, выпей вина, я сейчас подойду.
   Посреди оранжереи стояла небольшая беседка, стены которой увивало какое-то вьющееся растение, похожее на земную ипомею - на практически сплошной зеленой стене то тут то там виднелись небольшие фиолетовые цветы. Внутри беседки находился небольшой "кофейный" столик и несколько глубоких кресел.
   Проводив подчиненного взглядом, гроссмейстер с сожалением оглядел те растения, с которыми он еще не успел пообщаться. Еще раз вздохнув, он быстро полил те цветы которые в этом нуждались, и направился в беседку.
   - Ну что нам за интересные новости, - спросил он, усаживаясь в кресло.
   - Моему человеку удалось договориться с двумя баронами. Нужно, правда сказать, что обошлось это не дешево.
   - О чем договориться, - не сразу переключился на рабочий лад гроссмейстер.
   - Ну как же. Удалось договориться о том, что они совместно ударят по замку этого Александэра.
   - А, да-да-да. И что там?
   - Ну... пока точно не ясно. Бароны пообещяли выставить полторы сотни человек, Хотя я в этом несколько сомневаюсь. Вряд ли они наберут столько. Двенадцать-тринадцать десятков максимум...
   - Меня не интересуют такие подробности, - резко оборвал подчиненного гроссмейстер, - меня интересует результат. Смогут ли бароны взять замок на копье, кому достанутся вещи этого путешественника, что будет, если не смогут, какие есть запасные планы.
   - Результат предсказать сложно, - задумчиво ответил Гантер, - многое зависит от того, удастся ли убить самого Серова. Если получится - тогда за результат можно не беспокоится. Если нет... Вы понимаете, что это не человек, а сплошная неожиданность. Кто знает, что у него еще припрятано. Да и того оружия, о котором мы догадываемся... его может хватить, что бы свести на нет все усилия.
   - Да... - кивнул Ан-Крейн, - с этим спорить сложно. А что по возможным трофеям.
   - По поводу трофеев оговорено заранее. Наши люди смогут взять то, что посчитают нужным.
   - Не обманут? Эти бароны народ еще тот - по половине из них веревка так и плачет.
   - Не решатся, - уверенно отрезал молодой маг, - побоятся нажить себе такого врага.
   - Запасные варианты?
   - Здесь сложнее. Последнее время в этом деле засветилось слишком много наших людей. Некоторые и них это не пережили. Еще эти проблемы с гномами... В общем, не думаю, что мы можем рассчитывать на какую-то активность в Баронствах ближайшие полгода-год. И в любом случае, понадобится изрядное вложение средств...
   - Плохо, очень плохо. Средств не дам. Не откуда их взять. Разве что... - гроссмейстер покрутил в руках бокал с вином, - во всяком случае, рассчитывай на то, что есть. Если получится что-то выкроить - получишь.
   - Гномы?
   - Гномы, - кивнул Лаванд, - не думал, что у коротышек настолько длинные руки. И что ты будешь делать, если нашему другу и на этот раз удастся вывернуться?
   - Буду работать по ситуации. Пока что-то предсказать трудно.
   Внезапно их беседу прервали - в беседку заглянул служка и сообщил, что к воротам замка подошел странный, закутанный в плащ с головы до ног, человек и попросил встречи с гроссмейстером.
   Поменявшись в лице, ан-Крейн приказал впустить путника и провести его к нему.
   - Все, Гантер, работай. Надеюсь, следующий раз новости будут более приятные.
   Поняв, что разговор окончен, тот кивнул, поднялся и, попрощавшись, покинул беседку. Оставшись наедине с собой, гроссмейстер налил себе вина и не торопясь его выпил - разговор предстоял сложный.
   Посетитель появился минут через десять. Он уверенно зашел в беседку, жестом отослал сопровождающего его служку, и, кивнув гроссмейстру - кпюшон едва колыхнулся - сел в одно из пустующих кресел. После этого, он так же молча взял со стола открытую бутылку с вином, поднес ее под край капюшона, понюхал и, видимо, оставшись довольным плеснул напиток в бокал.
   Гроссмейстер наблюдал за всеми действиями своего союзника молча, решив предоставить тому право начинать разговор.
   - День добрый, - отпив вина, наконец, поздоровался вошедший.
   - Бывали дни и получше.
   - Бывали, - согласился собеседник, и после некоторой паузы добавил, - я думаю, вы догадываетесь, зачем я к вам пришел.
   - Догадываюсь.
   - Слышал, у вас есть некоторые подвижки в нашем общем деле, не так ли?
   - Есть, - кивнул гроссмейстер, - скоро вы получите то, что вам причитается по нашему договору.
   - Собственно... по поводу договора я и хотел с вами поговорить.
   - О чем именно? - Гроссмейстер вопросительно задрал бровь.
   - Ну как бы это сказать, - гость сделал неопределенное движение рукой, - вы же понимаете, что наш договор уже давно не соответствует объективным нынешним реалиям.
   - Да, но мы же вроде договорились, что до окончания дела все остается... - Мы передумали, - перебил гроссмейстера гость, - этот договор больше не соответствует нашим интересам.
   - Вот как, - задумчиво протянул маг, прищурившись, глядя на собеседника. И взгляд этот не обещал ничего хорошего. - И как вы видите наше дальнейшее сотрудничество?
   - Предлагаю вам отменить все мероприятия, касающиеся нашего подопечного. Он оказался ценнейшим источником знаний, поэтому было принято решение пока за ним понаблюдать. Тем более, что сейчас для этого сложились практически идеальные условия. Что касается вас... мы оплатим все ваши расходы, потраченные на наше общее дело.
   - Этого не достаточно, - быстро ответил гроссмейстер, - как и вас, нас интересуют знания.
   - Знания, знания... - пальцы, затянутые в темную кожу, раздраженно пробежали по деревянному подлокотнику, - знаниями мы поделимся.
   - Нет, не поделитесь, а разделите с нами - мы выполнили слишком большой объем работы, что бы теперь остаться не с чем.
   - Вы провалили всю свою работу! - Первый раз за все время повысил голос гость, - всю провалили, от начала и до конца. Поэтому теперь работать будем мы! Будьте благодарны за то, что мы вообще согласны делиться.
   - Даже так? - Разгневанная речь совершено не повлияла на ан-Крейна, - в таком случае... не смею вас больше задерживать.
   - Прекрасно, будем считать, что мы договорились, - произнес гость, вставая с кресла.
   - Удачной дороги.
   "Ну что ж, - думал гроссмейстер ан-Крейн, вертя в руках бокал с вином, - решение принято, назад дороги нет. Я ему не сказал, что бароны уже, наверное, сейчас штурмуют замок, так что... или удастся забрать все или... ничего. Но об этом даже думать не хочется. Да... и бароны должны погибнуть - будет очень не хорошо, если кто-то узнает о нашей с ними связи. Скажем... один при штурме замка, а второй, второй - после. Косточкой подавится. Нужно сказать об этом Гантеру. Хотя... он уже взрослый мальчик. Сам догадается. Ну а если не догадается - значит, я в нем ошибся. Не люблю ошибаться в людях".
  

Глава 13

   - Чуть больше ста человек. Может сто двадцать. Хотя уже меньше. Человек тридцать они уже потеряли. С ходу взять замок не удалось. Теперь будут готовиться тщательнее, - Элей говорил уверенно, будто не наблюдал за вражеским лагерем, разбитым у стен замка в течение пяти минут, а сам участвовал. Впрочем, в этом не было ничего удивительного - ветеран с ходу оценил сложившеюся ситуацию, благо подобных осад он видел не один десяток.
   - Как думаешь, смогут взять? Ну, если мы вмешиваться не будем? - Капитан подобным опытом не обладал, поэтому ощущал себя несколько не уверенно.
   - Сомневаюсь. Если они не заготовили никаких сюрпризов, то шансов у них мало. В замке почти пять десятков воинов. Пусть они не все опытные, но все же. К тому же, у баронов большая часть - конница, а значит на своих двоих они будут послабее. Лошадь, понятное дело, штурмовать стены не погонишь. Разве что если тараном ворота выбьют. Ну так это тоже не так сразу сделаешь.
   - Да, я там это, - подал голос маг, - на ворота заклятие наложил. Простенькое - по своей сути ловушка. Если кто в ворота тараном ткнет, ему в рожу огнем плюнет.
   - Тем более, - добавил Элей.
   - Предупреждать надо. Заранее. Мало ли. А то потом ты меня сам из кучи пепла восстанавливать будешь.
   - Ну, забыл я, забыл, - еще сильнее покраснел маг.
   - Может ты еще что-то забыл?
   - Эээ... ну так, еще в паре мест на стенах нити развернул, если кто попытается через них полезть - поджарятся.
   - Все с тобой ясно, - на показ тяжело вздохнул капитан, одновременно радуясь повышению обороноспособности своего замка и досадуя на себя, что не подумал о такой возможности самостоятельно.
   "Что-то я вообще магии мало внимания уделяю. Это ведь серьезная сила, а я почему-то все пытаюсь делать не учитывая этот фактор. С другой стороны - а какие у меня возможности. Один свой не шибко умелый маг и все. Можно было бы кого-то нанять со стороны, но у них такие расценки... разорюсь. Нужно своих воспитывать. Вот на Ариена это и взвалим. Пусть проверяет всех на магию, учит, глядишь, что и выгорит. Ну до этого еще дожить надо", - такие мысли вихрем пронеслись у Серова в голове, но он силой воли заставил их отойти на второй план - сейчас задача стояла другая: выжить. В очередной раз.
   - Какие будут предложения? - Прервал, повисшее было молчание капитан. - Или так и будем сидеть здесь под бревном? Так и отморозить себе не долго некоторые весьма полезные органы.
   - Ну... думаю, мудрить не будем. Подождем, пока они пойдут на штурм следующий раз и ударим в спину, - озвучил самый очевидный вариант наемник.
   - А, как бы это сказать, поизящнее никаких задумок нет? Ну что бы не так сильно своей шкурой рисковать? Все же нас тут десяток, а их - сотня. Нет, я конечно люблю риск и все такое, но самоубийство - это не по мне, - выразил свое мнение по поводу такого плана Ариен.
   - Ты же маг! - довольно громко воскликнул Элей, за что получил тычек локтем под ребра.
   - И что? Маг, а не Бог. Ну человек десять на себя возьму, ну пятнадцать если на них не будет никаких амулетов. А остальных кто?
   Наемник, маг да и пристроившийся рядом десятник - весь командный состав отряда - как-то дружно посмотрели на капитана.
   - Э?! Чего вы на меня смотрите? Я что по-вашему могу один всю армию положить? - От неожиданности Серов как-то даже не обратил внимания на такое панибратство.
   - Ну... всю не всю, - осторожно начал маг, - но треть - точно.
   - Так, ладно, это лирика. Элей, как думаешь, они еще сегодня пытаться идти на приступ будут?
   - Нет, пожалуй, темно уже. Тут не так вероятен схлопотать стрелу, сколько по неосторожности с лестницы сверзиться. Думаю, что завтра на рассвете повторят попытку.
   - Вот и я так думаю, что это значит?
   - Значит нужно искать место, где будем ночевать, - ответил за всех маг.
   - Правильно, какие будут предложения? Я бы вернулся в деревню, благо не далеко ехать.
   - Да, думаю, так будет лучше всего.
   - Вот и слано. Тогда бери ребят и дуйте в деревню, а мы с Ариеном тут шороху наведем.
   - В каком смысле, - было видно, что маг был не в восторге от того, что его впрягают неизвестно во что без его на то согласия. - А мы что спать не будем?
   - Ну... нет, у меня другие планы. Завтра с утра враг будет не выспавшийся и очень злой, - даже в темноте было видно, как по лицу капитана расползлось ехидная улыбка.
   Здравствуй, Цезарь идущие на смерть приветствуют тебя. (В данном случае Цезарь - не историческая личность, а общий титул императора. Именно от имени Цезаря пошли византийское "Кесарь", славянское "Царь", немецкое "Кайзер"),
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.33*65  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"