Савинов Сергей Анатольевич: другие произведения.

Реквием по Бредовому Миру

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая повесть о борраке Гмарре, в которой он рассказывает о себе и катается на птючеляках.

  Бывают истории пакостные, бывают не очень. Это я вам могу сказать определенно точно как боррак, долгое время ввязывавшийся в различные такие истории. А еще точно могу сказать то, что самая погань всегда начинается слишком обыкновенно, слишком по-тихому и по обыденному. Что? Вы не знаете о борраках? Братец, вы из какого звездного колхозу? Борраки - жители планеты Боррак, вот как я, например. Земляне нас, к примеру, называют борракийцами, а некоторые особо умные - фелиноидами. С указанием, значит, на расу. Да, собственно, что я объясняю - захотите, зайдете на наш сайт в Галанете, там все достаточно популярно объясняется. Зовут меня Гмарр, фамилию не называю по понятным не только мне причинам. Занимаюсь я, по мнению порядочных людей, сущим непотребством: я - галактический наемник. Да, воюю за деньги. За презренные кредиты подставляю свою лохматую голову под пули, лучи импульсаторов и прочие штуки, созданные далеко не ради жизни на земле. И, тем не менее, я не какой-нибудь там солдафон. Учился в свое время, научную работу вел. Нравилось мне это все, да и сейчас нравится. Вот только как-то раз наскучила мне однообразная жизнь. Как я стал галактическим наемником рассказ долгий и сложный, останавливаться на подробностях не буду. Занимаюсь я этим уже достаточно долго. Участвовал в разных конфликтах и всегда, не подумайте, что пытаюсь оправдаться, за тех, кто защищал справедливость. Участвовал даже в безуспешных поисках "Транквилиума". Скажу по секрету, эти поиски продолжаются и по сей день, да только все без толку. Нечеловеческие силы в нем замешаны, поверьте мне. Я и рассказываю секретные сведения потому, что никакая конспирация не поможет. Как боррак знающий и, к тому же, умудренный опытом, уверен, что если и раскроется тайна "Транквилиума", хотя бы чуть-чуть приоткроется завеса загадочности, то ни я, ни вы, ни кто-то другой, живущий сейчас в Галактике, не дождется этого. Не доросли мы еще как следует до загадок Мироздания... А загадок, поверьте, у него еще много. И загадок страшных, пугающих и заставляющих по-новому взглянуть на мир. И одной из них я коснулся сам не так давно. Пришло мне как-то приглашение поучаствовать в какой-то новой экспансии. Подробностей по нуль-И не пришло, поэтому я шел на встречу, совершенно не подозревая, в чем суть этой экспансии. Что попахивает войной, это я чувствовал, но что это будет за война я не мог предположить и в кошмарном бреду в похмелье.
  Встретил меня старый знакомый сотрудник нашей организации, тоже боррак. То, что я от него услышал, повергло меня в легкий шок. По долгу своей профессии я привык к необычным на первый взгляд вещам, которые на поверку оказывались потом самыми обыкновенными. Но здесь было НЕЧТО. И ничем хорошим это нечто не пахло. Оказывается, недавно наши ученые обнаружили новый тип сопряженных миров, которые получили название "копированных". Дело в том, что есть параллельные миры, которые копируют наш, но с огромными искажениями. Немного это похоже на матрешку пространств, описанную в фантастической литературе. Только каждый новый мир, являющий собой одну из частей этой матрешки, копирует предыдущий и тоже с искажениями. Число этих миров огромно, по некоторым, вполне кстати достоверным, оценкам - бесконечно. Представляете, какие огромные искажения? В чем они проявляются? Да во всем! В течении времени, в физических законах, в биологии, в геологии и прочая, прочая, прочая... Миры чем дальше, тем абсурднее. Как вам, к примеру, желтые снега в кривом городе, освещенные багровым квадратным солнцем? Мне показывали стереоснимки такого мира. Одно только солнце чего стоит! А были засняты, кстати, овальные, треугольные и даже, вы только представьте себе это - ЛИНЕЙНЫЕ солнца! Каков простор для ученых и художников! Но даже под квадратным солнцем бурлит жизнь. И жизнь, не лишенная проблем, как своих, специфических, так и вселенских. И вот, в одном таком бредовом мире возникла проблема. И весьма, надо сказать, неоригинальная. А именно: война. Можно, конечно, подумать: мало нам своих войн? Их проблема, пускай они и решают. Но! Есть вещи, на которые не стоит закрывать глаза цивилизованным расам. Война эта грозит полным уничтожением жизни в этом мире. А мир, как успели выяснить, достаточно интересный и богатый, со своей специфической культурой, которая может послужить и нам с вами, и всей нашей просвещенной вселенной. К тому же, и это больше всего пугает специалистов, уничтожение нашей копии может привести к необратимым катаклизмам в "оригинале", то бишь в нашем мире. Есть такая штука, как Вселенское Равновесие, которое очень хрупко и непредсказуемо. Страшно еще и то, что после многолетнего затишья дал о себе знать проклятущий "Транквилиум". Знаете, наверное, его любимый эксперимент: подкинуть что-нибудь технически несвоевременное в отсталый мир и посмотреть, что из этого выйдет. Так вот, и на этот раз они выкинули подобную штуку: подбросили им образцы пороха и керосина. Мало того, еще и снабдили это добро инструкциями по изготовлению и БОЕВОМУ применению. Каково - огнестрельное оружие и зажигательные смеси в мире, где самым передовым оружием является арбалет? К счастью, Сторонние Наблюдатели успели уничтожить все образцы. Но никто не дает гарантии, что не произошло утечки информации.
  В этом мире до сих пор идет война. Война между Шибко Умным Государством и Государством, Богатым Смолой. Ее развязал Главный Правитель Шибко Умного Государства. Папашка у него был генералом и тоже любил войны. А этот, видать, захотел отцовских лавров победителя. Мы же решили немного подзаработать на войне, как это ни кощунственно. Лишь потом ситуация изменилась в корне. И еще, позволю себе напомнить, что я всегда воевал за тех, кто защищал свою землю от агрессора. И посему я решил помочь Государству, Богатому Смолой, а не Шибко Умному. Ситуация довольно-таки щекотливая, так как ни о каких пулеметах и уж тем более импульсаторах не могло и речи идти. Защищать людей мне предстояло в доспехах и с мечом.
  Только очутившись наконец в бредовом мире, я окончательно понял, во что я ввязался. Но отступать было уже поздно. И тем более не в моих правилах. Я стоял на земле бредового мира и смотрел в небо бредового мира. Оно было тоскливым и мрачно-зеленым, как на средневековых картинах. Бледно-желтое косматое солнце бредового мира тревожно светилось в нем. Трава была такого же цвета, что и небо, а листва на вполне привычно выглядящих деревьях - почти черной с темно-зеленым отблеском. Воздух был чист, свеж, но почему-то казался плотным и почти осязаемым, НАСТОЛЬКО, что, казалось, все звуки тонули в нем, а голос звучал глухо и как будто в полусне, когда сам с трудом понимаешь, что говоришь. Закапал дождь, крупный, но теплый. Тяжелые капли, в отличие от голоса, громко падали на землю с протяжным стуком, если слово "протяжный" можно употребить со словом "стук". Вдали на дороге показалась повозка. Это ехали за мной. Наша агентура обеспечила мне встречу с представителями местных военных. По легенде я был наемником. Но, разумеется не галактическим, а из Дальних Земель бредового мира. По счастью, люди здесь все еще верили в далекие страны, населенные загадочными народами, поэтому моя фелиноидная, а попросту сказать кошачья, внешность хоть и вызывала удивление и суеверный страх, но казалась вполне нормальным фактом - просто "человек" из заморских краев. К тому же вещи, которые я увидел потом, не шли ни в какое сравнение с внешностью боррака.
  Повозка приблизилась и остановилась. С нее легко спрыгнул человек в разноцветных средневековых тряпках и берете. На поясе у него висела шпага, а в повозке, на куче чем-то вымазанного тряпья, лежал арбалет и кучка болтов. Человек осторожно приблизился ко мне и недоверчиво протянул дрожащую ручку. Лет ему было где-то под пятьдесят, похоже, он уже всякое повидал и какая-то двуногая говорящая "кошка" не сильно пугала его, хотя и спокойным его назвать было нельзя.
  - Наемник из Дальних Земель? - спросил он, осмелев, и ткнул пальцем мне в грудь. От такой наглой фамильярности мне стало весело, и я показал незнакомцу свои клыки со словами "так оно и есть, сир". Тот в ужасе отпрянул, но быстро оправился. Правда, в дальнейшем не фамильярничал.
  Строго и официально он потребовал у меня Бумагу Удостоверяющую, с умным видом прочел ее, шевеля губами и сморщив брови. Потом важно утвердительно кивнул и жестом пригласил в повозку, где нас дожидались угрюмый кучер и красномордый солдат в кольчуге и шлеме, сжимавший в руках нечто наподобие секиры. Кучер чмокнул губами, стеганул лошадей, и повозка тронулась.
   По дороге меня ввели в курс дела. Человека в берете звали Квуйек, он был одним из командиров защитников крепости, к которым мне надлежало присоединиться. Квуйек доверительно порекомендовал мне вступить к нему под начало, недвусмысленно намекая на то, что будет это тяжеловато, но если задобрить бургомистра монетой, каковое невероятно сложное дело следует доверить ему, Квуйеку, то тогда, конечно оно возможно. Я согласно кивнул, но денег ему не дал, а перевел тут же разговор на то, что творится в крепости. Каких трудов нам стоило достать местные деньги, не хватало их еще тратить на всяких престарелых средневековых унтеров, считающих себя отцами воинов и не умеющих как следует вымогать монеты. Нет уж, ребята, к вам я приехал зарабатывать деньги, а не раздаривать их всяким квуйекам. Перебьетесь.
  А дела тем временем были просто отвратительней некуда. Город, который мне предстояло защищать, вот-вот должен был подвергнуться штурму вражеских войск. Несколько вылазок неприятель уже совершил, все они, правда, были успешно отбиты. Но массированного и умелого штурма боялись как конца света, ибо солдаты Шибко Умного Государства превосходили защитников крепости и числом, и техническим оснащением, а самое главное - умением воевать. Правда, в пути были наши свежие силы, но был риск, что они не успеют.
  Дождь постепенно усилился. Вскоре в его мутной пелене показались крепостные стены города. Он казался черным и тревожным и еще каким-то обреченным. Чем ближе мы к нему подъезжали, тем отчетливей становились фигурки солдат, бегающих или сиротливо стоящих на площадках. Все окрестные деревеньки опустели - жители вооружились кто чем мог и ушли в город.
  Когда мы наконец подъехали к массивным городским воротам, мне бросились в глаза сразу несколько слабых мест. Во-первых, не хватало оборонительного рва, который мог бы изрядно помешать штурмующим, город в итоге был открыт со всех сторон. Во-вторых, стены были недостаточно высокими, что еще более усложняло задачу обороняющихся. И, наконец, ворота были не целиковые, а решетчатые, хоть и довольно мощные. Все это только подчеркнуло лишний раз ощущение обреченности.
  Очутившись внутри крепости, я тут же поинтересовался у Квуйека, где наемник из Дальних Земель может получить вооружение для битвы с коварными захватчиками. Квуйек тяжело вздохнул, окончательно убедившись в том, что срубить золотишка ему не удастся. Мало того, коварный наемник еще и сам потребовал задаток! В конце концов, не за просто же так я рисковать своей жизнью прибыл.
  По пути в арсенал я рассматривал снующих туда-сюда защитников крепости. Чувство обреченности усилилось еще больше. Профессиональных воинов было процентов тридцать, все остальные были простыми ополченцами - ремесленниками, простыми горожанами и крестьянами. Вооружение было на весьма низком уровне: наряду со вполне приличными арбалетами и луками, в основном были пращи. По счастью мне достался именно арбалет. Еще мне полагался короткий меч, наподобие римского гладиуса. Доспехов я взял по минимуму, дабы не потерять мобильности - кольчугу на тело и легкий шлем.
  Дождь все не кончался, мрачно-зеленое небо, казалось, стало еще мрачнее, земля под ногами медленно превращалась в хлюпающую жижу. Медленно я поднялся на крепостную стену и нашел себе относительно удобное место для стрельбы. Здесь, на стене, положение было немного более обнадеживающим, правда, только на первый взгляд: по периметру стояли тяжелые стрелометы, которые смело можно было назвать станковыми арбалетами. Прицел у стрелометов довольно подвижный и позволяет вести огонь почти под любым углом. Но, несмотря на грозную мощь этого оружия, стрелометчики были очень уязвимы и представляли собой весьма заманчивую мишень для вражеских снайперов.
  Я вижу, вы сильно заинтересовались батальными подробностями. Что ж, не буду утомлять вас своими размышлениями, хотя, поверьте, они стоят того, чтобы их послушать. Если бы вы побывали там, я сомневаюсь, что вам бы понравилось. Не забывайте, мир, в который я попал, был копированным, сиречь бредовым, и ожидать от него можно было чего угодно. Так оно и получилось. Дождь, уже порядком надоевший, заметно ослаб, и на горизонте появились вражеские войска. То, что творилось с другой стороны города, я, естественно не видел, но на сто процентов был уверен в том, что враг не будет штурмовать крепость с одной только стороны. Противник приближался с каждой минутой, напряжение росло. Вскоре уже можно было различить отдельных солдат. Впереди скакали на непонятных животных разведчики, за ними такие же животные, только более массивные, волокли осадные орудия и телеги с боеприпасами. Пехота шла позади. Армия неприятеля еще не успела подойти на расстояние выстрела, как вдруг на горизонте, на фоне бледного солнца, едва проступившего из-за черно-зеленых туч, появилось множество черных точек, которые быстро приближались в сторону крепости. Естественно, об авиации в этом мире не могло быть и речи, однако я насторожился. И, как оказалось, правильно сделал. Спустя минуту я видел уже не просто точки, а силуэты громадных птиц. Внезапно рядом со мной громко и пронзительно завопил солдат, его крик подхватили остальные - все, кто видел этих птиц: "Птючеляки!!! Птючеляки!!!" Стрелометчики стали судорожно крутить какие-то ручки на своих орудиях, направляя прицел в сторону приближающейся эскадрильи. Раздался громкий противный свист, и десятки болтов взмыли в воздух. В тот же миг "птючеляки" пролетели над крепостной стеной. Звук хлопающих крыльев заглушал крики солдат, сраженных арбалетными дротиками. Сбитый с ног, я покатился по каменному полу, сгруппировался, принял нормальное положение и выстрелил из арбалета вслед птючелякам. Последние полетели вглубь крепости, а наши солдаты, ошеломленные, смотрели им вслед. Вновь послышались крики, засвистели стрелы и болты. Да, я чуть не упустил важную деталь: на птючеляках виднелись человеческие силуэты. Что ж, бредовый мир - бредовая авиация. Но тогда я даже не предполагал, НАСКОЛЬКО она бредовая. Сделав крутой вираж, истребительное звено птючеляков вновь полетело на наш участок стены. Теперь я смог их разглядеть более внимательно, насколько позволяла боевая обстановка. Птючеляки напоминали непомерно толстых и огромных аистов, тем не менее, они были очень маневренными. Я прицелился в одного из наездников и выстрелил, рядом защитники крепости тоже открыли огонь, правда, целясь в птючеляков. Вражеская авиация пролетела над нашими головами, и вновь попадали убитые и раненые. Одному из птючеляков попали в горло, он жутко, не по-птичьи, захрипел, замотал головой и врезался в стену, с хрустом сломав себе шею. Оставшиеся в живых наши открыли огонь вслед остальным птючелякам, но безрезультатно. Признаюсь, мне стало любопытно и я спустился вниз, чтобы посмотреть на поверженное отродье бредового мира. Алебардисты уже раскромсали на куски "авиаторов" и вокруг чуда-юда толпились любопытные. Я продрался сквозь эту толпу и подошел к окровавленному птючеляку. То, что я увидел, с трудом можно описать. В спине птючеляка была выемка, в которой могли поместиться два человека. Но это была не просто выемка - это была КАБИНА летательного аппарата! Костяная панель приборов, костяной штурвал и сиденье, покрытое кожей, живой кожей птючеляка! Эти существа оказались живыми аэропланами. Зрелище было настолько отвратительное, что меня чуть не вырвало в эту "кабину". Представьте себе жирного аиста, в спине которого располагается штурвал и места для пилота и пассажира! Собственно, так они и действовали - один управляет птючеляком, другой - ведет огонь по наземным целям. В ту же минуту мне в голову пришла дерзкая мысль - захватить птючеляка. Как это сделать я еще себе не представлял, но уже твердо знал, что это просто необходимо. Ход моих мыслей нарушил шипящий свист - над нашими головами пролетело что-то большое и круглое и упало на землю. В ту же минуту раздался оглушительный взрыв, послышались жуткие вопли. Снова послышался свист, потом еще и еще. Небо прочертили дымные полосы. Повсюду падали черные шары величиной с арбуз, с пару секунд шипели, а затем взрывались. Сомнений не было никаких - либо просочилась технология создания пороха, либо Шибко Умное Государство просто завладело несколькими готовыми образцами бомб. В любом случае запас их не бесконечен. Люди метались в панике, летели осколки, не давая поднять головы. Перед жителями бредового мира у меня было огромное преимущество - для меня бомбы не были страшной новой диковинкой, я сталкивался с оружием куда более страшным, и потому знал как себя вести, чтобы остаться в живых. Во всяком случае, постараться не умереть быстро и глупо. Спустя мгновение я уже бежал по лестнице на стену. Бомб я уже не боялся - враг обстреливал только сам город, стараясь создать панику, и не целился в стены. Этот его замысел я разгадал. Если я прав, то сейчас должна начаться основная фаза штурма. Так и оказалось. На наши укрепления вновь неслись птючеляки, но защитники уже были готовы. Первым залпом из стрелометов был сбит еще один птючеляк. Другой пролетел надо мной так низко, что я пропорол ему брюхо мечом. Он еще пролетел несколько десятков метров с болтающимися кишками и рухнул, придавив своих седоков. Но на этом наши удачи закончились, преимущество врага в воздухе было очевидным. Оставив после себя гору убитых защитников, птючеляки развернулись и полетели прочь.
  Положение было безрадостным. Наши потери исчислялись десятками, тогда как враг потерял всего лишь шестерых "авиаторов". И вот тут начался настоящий штурм. Пространство перед крепостью покрыли вражеские пехотинцы. Впереди неслись люди с лестницами. Наши командиры кто погиб, кто попрятался, поэтому командовать остатками стрелков пришлось мне. Я отдал приказ открыть огонь по тем, кто бежал с лестницами. Одну группу мы расстреляли и огромная, массивная лестница повалилась в грязь. Но тут приблизились верховые разведчики и обстреляли наши позиции. Несколько моих арбалетчиков упали замертво, остальные залегли, пытаясь укрыться от вражеских болтов. К нам наверх бежали алебардисты, но и враги уже приставили к стене лестницы и полезли по ним с устрашающими воплями. Вновь прилетели птючеляки, и дальнейшее я уже воспринимал как в бреду. На стену лезли солдаты врага, сверху нас обстреливали пассажиры птючеляков; сквозь вой, крики и звон прорвался новый, скрежещущий, звук - похоже, ломали тараном ворота.
  Оборона была смята.
  Нет смысла рассказывать во всех подробностях сцены добивания защитников, пленения оставшихся в живых, в том числе меня... Солдаты Шибко Умного Государства вели себя не лучшим образом, много тогда погибло простых людей. Подмога, как и следовало ожидать, опоздала и была полностью уничтожена.
  Я сидел на неудобном кресле для допрашиваемых. Напротив меня сидел и смотрел мне в глаза один из командиров армии Шибко Умного Государства.
  - Ну что, друг мой Гмарр? Может не стоит дальше препираться? Все знают о Галактических Наемниках. Кто-то их ненавидит, а кто-то, не скрою, сочувствует. Но все же, не пора ли перестать вмешиваться в дела, которые требуют другого подхода, нежели ваш?
  Я ухмыльнулся:
  - И правда, Антон Вячеславович! Не пора ли нам всем отсюда смыться? Не все знают о Сторонних Наблюдателях, но все, кто их знает, испытывает к ним ненависть. Не пора ли, все же, образумиться и перестать мнить себя богами, спустившимися с небес?
  - Гмарр! Эти люди нуждаются в помощи!
  - Во всяком случае, не в вашей.
  - А в чьей? В твоей? Или может в "помощи" "Транквилиума"?
  - Я, по крайней мере, сражаюсь за тех, кто защищает свой дом от врага. А вы пытаетесь погнаться за двумя зайцами, помогая и тем и другим. Я не меняю общественного устройства. Я лишь помогаю в мере своих возможностей на ИХ же уровне, не выдавая себя за бога. Кстати, как вы допустили то, что у этих шибко заумных появились бомбы? Это ведь "Транквилиум" их, с позволения сказать, предоставил, не так ли? - Здесь я позволил себе едкость. - Вы случайно с ним не сотрудничаете?
  Командир тяжело вздохнул, но глаза в сторону не отвел:
  - Ты прав, здесь мы проявили себя некомпетентно...
  - Ха. Некомпетентно! Хоть сами себе признайтесь, что просто прошляпили! Вспомните ARJ708, Ратон заодно уж. Загонят вам кол в жопу, как "слуге темных сил". В своей Вселенной разобраться не можете, а уж в бредовый мир со своей моралью лезете. Ох, провалите вы все, Антон Вячеславович, вы и все остальные Наблюдатели тире Прогрессоры! Вы, случайно, не задумывались на досуге, почему на Борраке нет института Прогрессорства? Только не говорите, что из-за того, что фелиноидных рас больше не открыли!
  - Не буду. Я думаю, дело в том, что борраки, как и кошки, гуляют сами по себе и не считают нужным кого-то учить.
  - Мне нравится ход ваших мыслей! Мы - цивилизованная раса, нам незачем растить дураков до своего уровня, своих проблем хватает.
  - Однако воевать ты дуракам помогаешь!
  - Это другое. Помогая им воевать, я не претендую на роль Демиурга.
  - Спорить мы можем до бесконечности, Гмарр. Но толку это не принесет. Сегодня ночью ты отправишься в наш мир. В противном случае, извини, я вынужден буду посадить тебя под арест за наемничество, тем более в чужом мире.
  Я усмехнулся:
  - Что ж! Я проиграл и временно выхожу из игры. ВРЕМЕННО, подчеркиваю!
  Я встал с кресла и пошел к двери. На полпути я обернулся:
  - И все же, Антон Вячеславович, я бы на вашем месте не забывал о риске получить кол в жопу! Бредовый мир - это вам не Земля, и даже не Ратон!
  А что я еще мог сказать ему?
  Гордой походкой я добрался до двери и потянул ручку в виде кольца. Дверь дернулась и не поддалась.
  - Далеко собрались, господин Гмарр? - ехидно поинтересовался командир, настоящая фамилия которого была Алышев.
  Я понял, что ступил. Теперь надо было как-то выворачиваться, дабы не уронить свой статус.
  - Покаяться и дать присягу Главному Правителю, - как можно театральнее произнес я и исполнил ритуальное кривлянье. - С-сиир!
  Алышев расхохотался. Он захлебывался, стучал ладонью по дубовому столу и орошал его своей слюной. Н-да! Похоже, он чересчур вжился в роль.
  - Гмарр, - успокоившись, обратился он ко мне. - Неужели тебе доставляет удовольствие сражаться за тех, кто обречен на поражение?
  - У меня принцип, - ответил я. - Сражаться за тех, кто отстаивает свою свободу.
  Алышев фыркнул:
  - Свободу! - он вздохнул, с шумом выпустил воздух через нос и указал мне на жесткое кресло, в котором я не так давно уже имел неудовольствие сидеть. - Присядь, у меня еще есть немного времени.
  - А почему вы думаете, что оно есть у меня? - хмыкнул я.
  Алышев ответил:
  - Может, у тебя и нет времени, но выбора у тебя тоже нет. Не забудь - твоя судьба сейчас всецело зависит от меня.
  Я закатил глаза и покачал головой.
  - Тоже мне, господь Бог!
  - Гмарр, ты внимательно изучил историю Бредового Мира? - Алышев сделал вид, что не обратил внимания на мою реплику.
  - В пределах необходимого, - жестко сказал я.
  Алышев кивнул:
  - Вот-вот, именно в пределах, - он сделал акцент на последнем слове.
  Это меня больно кольнуло - ведь он почти прямо назвал меня ограниченным. Но профессиональные интересы взяли верх над гордостью, и я решил развить линию твердолобого вояки. Как специалист Алышев был просто бесценен, надо было только раскрутить его на болтовню. Пришлось мне сесть в кресло и изобразить на морде полное непонимание, смешанное с заинтересованностью.
  Алышев усмехнулся:
  - Я знаю, друг мой Гмарр, что ты гораздо умнее, чем пытаешься показать. Не раскатывай губу, я не буду рассказывать то, что ты сможешь использовать.
  Ха! Знает он прямо, что я могу использовать, а что не могу!
  - ГБС проиграет войну, Гмарр.
  - Откуда такая уверенность, сир?
  Мой собеседник вновь пропустил едкость мимо ушей.
  - "Транквилиум" проявляет здесь чрезмерную активность, - сказал он. - Он действует прямо у нас под носом, но мы ни разу не смогли войти в контакт с его представителями. Да мы их даже в глаза не видели, чего там говорить! - он горестно махнул рукой.
  Он встал и прошелся по комнате, лязгая доспехами.
  - Я знаю, что ты искал "Транквилиум"... - задумчиво произнес Прогрессор.
  - Представьте себе, не нашел! - развел я руками. - Если вы об этом.
  - Да нет, вовсе нет, - все так же задумчиво сказал Алышев.
  Внезапно он оживился:
  - У тебя есть шанс заработать денег!
  Я изобразил изумление:
  - Да ну? Прямо щас и прямо здесь?
  - Я предлагаю тебе сотрудничество.
  Тут меня, извините, пробрало на "ха-ха".
  - Сотрудничество Наемника с Прогрессорами, пардон - со Сторонними Наблюдателями? Вы за кого меня принимаете, Антон Вячеславович?
  - Земля заплатит хорошую цену...
  - А у меня принцип, - я решил пока стоять на своем.
  - Ты же хочешь узнать больше о "Транквилиуме"? - Алышева явно заклинило на каком-то проекте.
  Слово "Транквилиум" оказывало на мой разум волшебное действие. Признаюсь, мне очень хотелось прикоснуться к этой тайне, а еще точнее - хорошенько навалять какому-нибудь транквилиту. Поэтому я решил выслушать господина А. В.
  - А у вас есть, что рассказать?
  - Я хочу поймать кого-нибудь... или что-нибудь... Узнать, для чего им все это надо.
  - У-у, батенька! - я, признаться, был разочарован его неоригинальностью. - Местные знахари умеют делать антигубораскатин?
  - Ты ведь и сам этого хочешь, не правда ли?
  - Когда пойдем ловить? - мне очень захотелось над ним поиздеваться.
  Алышев вздохнул:
  - Ты можешь спокойно выслушать?
  - Я, Антон Вячеславович, к вашей идее отношусь крайне скептически и посему ввожу в свои реплики элементы стеба.
  Я начал размышлять - а долго ли он еще продержится?
  Как ни странно, специалист по феодальному обществу, Прогрессор до мозга костей, ненавидящий Наемников, смог вытерпеть такое ужасное создание, как я.
  Он говорил долго и много. Смысл сказанного им вкратце таков: он предлагал мне поучаствовать в его авантюрной затее, полагая, что специалист по "Транквилиуму" я просто непревзойденный, раз уж участвовал в его поисках, наплевать, что неудачных. Так как "Транквилиум" питает нездоровые симпатии к Шибко Умному Государству и каким-то образом снабжает его технологиями, Алышев ратовал за то, чтобы я присягнул на верность Великому Полководцу, коим с недавнего времени начал именовать себя Главный Правитель. Замысел был такой же бредовый, как весь этот мир с его птючеляками.
  Принять предложение Алышева означало для меня поступиться принципами, но это был единственный шанс остаться в Бредовом Мире. Главным делом было согласиться, а там уже я предполагал действовать по обстоятельствам.
  Впервые передо мной стояла дилемма такого рода. Мысли в моей голове сменяли друг друга как картинки в древней игрушке под названием "калейдоскоп". Если я откажусь от предложения Алышева, то путь в Бредовый Мир для меня закрыт. Если приму его, то нарушу свои принципы. Но кто сказал, что я буду делать то, что мне скажет Алышев?
  Ни я, ни он тогда еще не могли предположить какие мульки, и в каком количестве нам подкинет Бредовый Мир.
  - Что ж, я согласен, - уверенно произнес я.
  Алышев помедлил, затем встал из-за стола и вытащил из-за пазухи фигурный ключ.
  - Не сопротивляйся, - строго сказал он. - И готовься ко всему - здесь средневековые нравы, я надеюсь, ты помнишь об этом!
  Что конкретно он хотел этим сказать, я пока не мог и догадываться.
  Открыв дверь, Алышев дал мне здоровенную затрещину и с руганью вытолкал в коридор. Охранники, стоявшие по обе стороны двери, вначале попятились, а потом заржали как кони. Алышев дал мне пинка под зад и проорал что-то вроде "марш на улицу, грязный наемник". Мысленно я пожелал ему посажение на кол и дал себе слово не остаться в долгу.
  На улице опять шел дождь. Он омывал окровавленную мостовую и лежащие на ней трупы защитников города. Среди них я узнал тех, кто воевал со мной на одном участке стены. Неподалеку был сложен громадный костер, предназначенный, очевидно, для сжигания трупов. Поленья и хворост заметно отсырели, поэтому неприятная процедура была отложена. Под навесами жрали, спали и рассказывали байки солдаты Шибко Умного Государства. Правда, что такое байки в Бредовом Мире? При моем появлении те, кто не спал, замолчали и стали ждать спектакль. Алышев, разумеется, не заставил их ждать слишком долго. Он взял меня, простите, за шкирятник и самым наглым образом швырнул в грязную лужу. Солдаты испытали приступ необычайного веселья, а я твердо решил, что буду лично помогать сажать Алышева на кол.
  - Солдаты! - пафосно воскликнул Прогрессор. - Вы видите это жалкое существо из Дальних Земель!
  Солдаты забубнили.
  - Оно воевало против нас, но оно заблуждалось! - Алышев посмотрел на меня и изобразил умиление. - Выслушав меня, оно прониклось идеями Великого Полководца и теперь желает сражаться за них!
  Солдаты одобрительно загудели.
  Я же начал придумывать особую пытку для Алышева за то, что он назвал меня в среднем роде.
  - Как твое имя, наемник? - спросил у меня Алышев.
  Мне захотелось поставить его в идиотское положение, и я произнес нечто трудно выговариваемое и настолько длинное, что сам тут же забыл напрочь, что сказал.
  Алышев кашлянул, но сдержался.
  - Желаешь ли стать воином Шибко Умного Государства и нести его просвещенную мысль в варварские народы?
  - Желаю, - ответил я. - Но низок и жалок я, простой и глупый наемник из Дальних Земель, и посему боюсь, что недостоин столь высокого звания.
  Я не знал туземных обычаев, но каким-то случайным образом попал в точку. Алышев одобрительно кивнул головой и продолжил:
  - О да, ты жалок, но ты можешь стать достойным!
  Алышев хорошо играл свою роль, но в голосе его я уловил нотки злорадства. Правда, я и предположить не мог, какую пакость он мне заготовил
  Вычурным жестом Алышев отдал приказ двум солдатам, и те быстро куда-то скрылись, а жирный и прыщавый мальчишка-оруженосец принес хорошо отделанный меч.
  - Возьми сей меч, наемник! - молвил Алышев.
  Я тупо повиновался.
  - Чтобы доказать свою верность Великому Полководцу, ты должен казнить противника просвещения!
  Здесь я понял, что серьезно влип. Казнить - значит убить. А "противник просвещения" - наверняка какой-нибудь пленный, который уже меч в руке держать не может. По правде говоря, я опасался, что в качестве жертвы они мне подсунут женщину или старика, или, не дай Бог, ребенка какого-нибудь. Но солдаты привели не кого иного, как упомянутого уже мною Квуйека. Этот унтер-вымогатель остался жив при штурме города, а мне, по-видимому, надлежало это дело исправить. Да, он пытался на мне заработать, но подумайте, какое преступление! Я совсем не знал его и не мог судить, хорош он или плох. Но я был Наемником, и если задумал довести дело до конца, то пришлось мне пожертвовать несчастным Квуйеком, который, кстати, узнал меня. Я до сих пор ненавижу себя за этот поступок, но я же сам выбрал стезю Наемника, не гнушающегося преступлениями.
  Будьте вы трижды прокляты, и Прогрессоры, и "Транквилиум", и все жители Бредового Мира! И я заодно вместе с вами.
  Я хладнокровно зарубил Квуйека. Вернее, это выглядело так, что хладнокровно. Мне впервые пришлось не убивать в сражении в честном бою, а казнить безоружного человека. Солдаты Шибко Умного Государства принялись орать свой гимн, а я смотрел на них и испытывал тошноту от их рож. Неужели эти обезьяны - воины самого продвинутого государства в Бредовом Мире?
  Тут мое внимание приковал заходящий на посадку птючеляк.
  Помните, я рассказывал о том, что неплохо было бы завладеть этим, с позволения сказать, аппаратом? Теперь у меня появился реальный шанс сделать это. Причем совершенно бескровно. Разумеется, спрашивать разрешения у Алышева было бы более чем глупо, но втереться в доверие какому-нибудь пилоту было делом несложным. Именно так я и поступил, причем весьма наглым образом - угостил его спиртиком, который я всегда ношу с собой для протирки оружия. Столь крепких "напитков" местное человечество еще не знало. В пьяном угаре пилот пообещал мне, что походатайствует за меня перед начальством.
  В захваченном городе я пробыл вместе с солдатами целую неделю. Все это время я налаживал отношения и собирал нужную информацию. И вот что мне удалось выяснить: то ли жители Бредового Мира плохо знали свою историю, то ли феодальный строй существует здесь со времен Большого Взрыва. Я пытался уточнить это у Алышева, но он старательно избегал меня, а как-то раз, когда я поймал его в каком-то закоулке, объяснил мне, что офицеру Шибко Умного Государства противопоказано общаться на умные темы с глупым наемником. Что ж, решил я, противопоказано с глупым наемником, предписано с умным офицером. Заслужить доверие у высшего командного состава для меня никогда не составляло труда, но все это мне только предстояло сделать. А пока я был вынужден общаться с солдатней. По их словам, высокая миссия Шибко Умного Государства состояла в распространении просвещенного образа мышления. Вернее, это я так перефразировал их речи, сами они выражались примерно так: "э-э... ну... чтоб, значит, умными все были, ну, вроде, как мы". Государство, Богатое Смолой для них было просто образцом невежества.
  Этих сведений мне было явно недостаточно.
  Я продолжал претворять свой план в действительность. Как-то, когда я снова поймал господина А. В., я намекнул ему, что, дескать, ежели он желает сохранить ценного специалиста по "Транквилиуму", то надлежало бы поставить его стрелком на птючеляке. И даже любезно сообщил ему имя пилота, с которым хотел бы вылетать на боевые задания. Звали его Рако, это был тот самый пилот, которого, как вы, наверно, догадались, я поил спиртом.
  В голове моей к тому времени уже созрела идея, которая должна была помочь мне в продвижении по службе: я хотел предложить использование бомбардировочной авиации, наряду со штурмовой. Вы еще не забыли, что у Шибко Умного Государства появились бомбы? Так вот, я подумал, что сбрасывать их прицельно с птючеляков гораздо эффективнее, нежели наугад закидывать при помощи катапульт. Мне пришлось слегка надавить на Алышева, чтобы он не вздумал присвоить мою идею себе. Знаете, есть у людей такая дурацкая привычка.
  Поблизости находился еще один город, который Шибко Умному Государству необходимо было захватить. Он был довольно важен в стратегическом плане, поэтому мое новаторское предложение пришлось как нельзя кстати. В случае успеха операции я рассчитывал на повышение в звании, в случае провала - хотя бы на фейерверк.
  Алышев пытался было отнекиваться, но, к счастью, Рако все-таки не забыл о своем обещании, и меня приняли в эскадрилью. Пришлось господину А. В. умыть руки.
  Высокий, худощавый командир воспринял мою идею с огромным восторгом. Втроем мы - я, он и Рако - обсудили предстоящую операцию. На каждый птючеляк я предложил погрузить целый мешок бомб. Стрелки должны были переквалифицироваться в бомбардиров, меня назначили среди них старшим. Правда, был один нюанс в применении бомб - "Транквилиум" подкинул им фитильные, поэтому в полет приходилось брать горящие факелы, сводящие на нет всю пожарную безопасность в воздухе. Положение усугублялось также тем, что ветер мог погасить факелы до того, как наступит подходящий момент для сброса бомб.
  Кстати, вы знаете, почему Государство, Богатое Смолой, носит такое название? Оно действительно очень богато этой самой смолой, но смолой отнюдь не древесной. Сие является не чем иным как нефтью. Уровень развития цивилизации в Бредовом Мире не позволял добывать нефть в промышленных масштабах, но в ГБС ее было так много, что в некоторых месторождениях ее можно было черпать ведрами. Не подумайте, что территория страны - это большая нефтяная лужа, но иногда нефть может там хлюпать под ногами, если месторождение располагается близко к поверхности. Признаться, если бы не средневековый строй в Бредовом Мире, у меня бы в первый же момент возникло подозрение, что цель войны - это вовсе не просвещение отсталых народов. Но был один момент, который позволил мне все-таки задуматься, а именно: развитие цивилизации в этом Мире. Феодальный строй, как я и предполагал, существовал здесь на протяжении огромного промежутка времени. Промежуток это был равен как минимум тысяче циклов. А циклы здесь почти одинаковые с земными. Техническое развитие остановилось и продвигаться не собиралось. Самым прогрессивным явлением здесь были птючеляки, но откуда они взялись, никто не имел ни малейшего представления. Когда они появились, тоже никто не знал. Что касается нефти, то и здесь все было покрыто мраком. Аборигены жили на огромных запасах органического топлива, от дефицита которого плакали многие развитые миры, но на протяжении всей истории никто не догадался применять ее даже для зажигательных стрел, хотя для растопки печей иногда ее пользовали. Но вот пришел "Транквилиум" и принес в этот мир бомбы и зажигательные смеси. Прогресс сдвинулся с мертвой точки хотя бы в плане вооружения. Алышев как-то обронил случайно реплику, будто бы в Шибко Умном Государстве разрабатывается некий механизм, требующий для работы органическое топливо. Однако, нефть там, по расчетам земных геологов, залегает настолько глубоко, что добывать ее при таком техническом уровне невозможно. Совсем другая ситуация в ГБС, где, как я уже говорил, нефть хлюпала под ногами. Я попробовал заговорить на эту тему с Алышевым, но он отмалчивался и увиливал до тех пор, пока я не поставил вопрос ребром - либо нужная мне информация, либо мы больше не сотрудничаем. Это был блеф, ведь он мог меня запросто арестовать и отправить на Боррак или на Землю. Но мне повезло - господин А. В. стал более разговорчивым. Он подтвердил мои подозрения. Сторонние Наблюдатели предполагали, что "Транквилиум" готовил технологический рывок в Бредовом Мире, используя потенциал Шибко Умного Государства. Правда, методы, которыми пользовалась и пользуется эта таинственная организация, иначе, как варварскими и наглыми назвать нельзя. Никто бы не удивился, если бы "Транквилиум" подкинул в Бредовый Мир танк или вертолет.
  Выходило так, что Алышев, его команда и я проклинали "Транквилиум", ругали его напропалую, но в то же время выполняли его волю. Помешать войне никто не был в силах, при дворе Великого Полководца отсутствовали агенты Земли. "Транквилиум" же наверняка запустил туда свои щупальца и мешал проникновению посторонних. Оставалось лишь уповать на удачу и искать шпионов "Транквилиума" там, где была такая возможность. А возможности такой не было нигде.
  И вот настал день, на который был назначен штурм. Пилоты и бомбардиры расселись по птючелякам. Я взобрался по жирному боку птючеляка в кабину и уселся на кожистое сиденье. Ощущение было не из приятных - птючеляк шумно дышал и ворочал клювом. Плюс к этому в ногах у меня лежал раскрытый мешок с бомбами. Я уже молчу о том, что в кабине жутко пахло.
  Служитель подал мне зажженный факел, и ощущение стало еще более неприятным. Командир эскадрильи махнул рукой и отдал приказ на взлет. Но тут его заглушили чьи-то жуткие вопли. Я повернулся на шум и увидел, как из одного птючеляка, истошно крича, выкарабкивались пилот с бомбардиром. И в тот же момент прогремел взрыв, разорвав в клочья птючеляка вместе с незадачливыми авиаторами и обдав всех остальных кровью и рваными внутренностями. Нескольким птючелякам оторвало крылья, и они метались по мостовой, жутко хрипя. Один завалился на бок, и из кабины посыпались бомбы. Кровавые ошметки взорвавшегося птючеляка горели, источая сладко-тошный запах жареного мяса, рядом лежали обезображенные тела авиаторов.
  Медлить было нельзя. Я дал команду Рако, и мы взлетели. Несколько экипажей последовали нашему примеру. На земле грянул еще один взрыв, кто-то завопил. В небо поднялось еще около десятка птючеляков.
  Вы когда-нибудь летали на спине у огромной воняющей птицы, да еще вдобавок с горящим факелом в руке и целым арсеналом под ногами? Со мной это тоже происходило впервые. Ветер свистел в ушах, болтанка была невообразимая, а бомбы на дне кабины зловеще побрякивали, перекатываясь.
  Мы приближались к городу. В такой жуткой трясучке, какая происходила в кабине птючеляка, было трудно рассмотреть детали, но то, что стены были не в пример выше и толще, чем в давешней крепости, было хорошо видно. Тут меня слегка замутило - Рако пошел на крутой вираж. Начиналось самое основное, самое главное и самое мерзкое в моей затее: пора было сбрасывать бомбы на живых людей. Убивать, находясь в заведомо более выгодной позиции. Я так и не смог себя заставить это сделать. Сбросил несколько бомб на пустые участки стены, а затем как бы случайно уронил факел. Рако поднял нашего птючеляка на безопасную высоту и передо мной как на ладони открылась панорама кровавой бойни. Сразу несколько бомб разорвались рядом с каким-то рядовым латником, смяв его как консервную банку. Взрывы расшвыривали людей как кукол, ломая их и разнося на куски. Рушились стены зданий, метались обезумевшие животные, обрывая постромки. Еще один птючеляк взорвался в воздухе, обрушиваясь кровавым дождем на штурмующих крепостные стены и обороняющихся. Бредовая пехота завершала начатое бредовой авиацией. Живые бомбардировщики возвращались в лагерь. Солнце бредового мира висело над горизонтом кровавым закатным шаром, обагряя темнеющее небо.
  Поздним вечером, при свете факелов, произошло совещание высших командных чинов и награждение отличившихся в штурме, в их числе был и я. Выслушав в свой адрес изощренные эпитеты, самым скромным из которых был "гениальнейший стратег", я получил разрешение готовиться ко сну. События того дня так меня измочалили, что я не сразу обратил внимание на идущий из моего рта парок, чего в Бредовом Мире я еще ни разу не наблюдал.
  В ту ночь мне было, наверное, хуже, чем в мою первую кампанию, когда я еще не мог с честью именовать себя Галактическим Наемником. Небольшой отряд борраков тогда был брошен на подавление сепаратистов в Змеиных Камнях. Скользкие как тени инсургенты атаковали внезапно и с разных сторон, а мы были беспомощны в этих кошмарных нагромождениях валунов и булыжников. Нас спасли тогда наши вертолеты, залившие долину напалмом и выкурившие противника из его нор прямо к нам в руки.
  Мне снилась разная дрянь. Непомерно жирные птючеляки, раздувающиеся и лопающиеся; ползающие доспехи, сочащиеся кровью и прочая муть. Снился Квуйек, просящий зарубить его, так как ему очень холодно, а меч, который он мне протягивал, должен его согреть, вонзившись в его плоть. Изо рта Квуйека шел пар, как от хорошего чайника. Затем он громко выпустил газы, которые, превратившись в зеленоватый туман, окутали траву и кусты, и стало вдруг невероятно холодно. Он смотрел на меня с грустью и укором, а мне под его взором становилось все холоднее и холоднее. Туман качнулся, обдав леденящим холодом, и меня выбросило в реальность. Там было еще холодней. Ноздри слипались, слезящиеся глаза резало от мороза. Навес, под которым спали я и несколько пилотов, покрылся чудовищной бахромой инея. Я вылез из-под навеса, разминая замерзшие конечности, и осмотрелся. Небо, обычно мутное здесь, было прозрачным и черным. Звезды белые и ослепительно яркие, складывалось впечатление, что их лучи могут запросто выколоть глаз. Мостовая и окружающие нас развалины блестели от намерзшего льда. Люди понемногу просыпались и бродили как привидения, не понимая, что произошло. Кто-то развел костер и приплясывал вокруг него. Еще кто-то залез внутрь груды тряпья и свернулся в невероятный клубок.
  Я не знаю, может, у меня разыгралось воображение, но мне казалось тогда, что с каждой минутой становится все холоднее. Сзади ко мне неслышно, точнее, это ему казалось, что неслышно, подошел господин А. В.
  - Ты понимаешь, что происходит? - спросил он меня.
  Я только покачал головой в ответ.
  - Температура понизилась, Гмарр, - я думал, он скажет что-нибудь менее банальное.
  - Это я и без вас чувствую, - кисло усмехнулся я. - Вы бы лучше сказали почему.
  Алышев неопределенно пожал плечами:
  - Никто не знает.
  - Вы давно не спите? - поинтересовался я у него.
  - Где-то час, - чуть помедлив, ответил он.
  Я посмотрел в черное небо, пытаясь отыскать знакомые звезды. Разумеется, не нашел ни одной. Эти же, яркие и колючие, помертвели и стали еще более яркими и колючими. С трудом разлепив ноздри и размяв стянутый морозом рот, я посмотрел на Алышева. Он стоял, закутанный до ушей в тряпье, с красным лицом, и заметно дрожал от холода.
  - Знаешь, меховой ты мой приятель, - эти слова он произнес с завистью в голосе. - Знаешь, какая сейчас температура?
  Я вопросительно вскинул голову.
  - По Цельсию 25 ниже нуля.
  Я промолчал.
  - Мои люди, которые общаются с солдатами, сказали, что такого рвущего мороза никто не помнит. Если здесь вообще есть такое понятие...
  - Вы знаете причину? - я задал вопрос, уже зная, какой получу ответ.
  К утру мороз усилился до минус тридцати. Повсюду в лагере жгли нефть, и тяжелый смрад давил на легкие. Солдаты заняли пустующие дома, многие бесцеремонно вселились туда, где жили покоренные ими граждане ГБС. Я и господин А. В. разместились в ратуше с другими офицерами. В ней было относительно тепло, хотя с топливом было так туго, что вот-вот должны были начать топить мебелью. Небо окрасилось в зловещий иссиня-зеленый цвет, мутное до этого солнце висело косматым шаром. На орбите Бредового Мира ученые силились понять причину внезапного похолодания, но, боюсь, не поняли ее до сих пор. На Земле в это время шли ожесточенные споры о дальнейших действиях Прогрессоров. Одни считали, что миссию землян следует эвакуировать, уничтожив все следы пребывания, другие - что следует оставить все как есть, приспособившись к новым условиям, третьи ратовали за немедленную техническую помощь жителям Бредового Мира. Алышев и его подчиненные ждали окончательного решения. Вместе с ними ждал и я.
  На следующее утро погибли от переохлаждения все птючеляки. Их предсмертные хрипы всю ночь не давали спать. Людям было не легче: то и дело находили обмороженных и полуживых, которых в равной степени можно было назвать полумертвыми. Многие гибли от переохлаждения.
  Когда температура достигла отметки в минус пятьдесят градусов, с Земли пришло распоряжение покинуть Бредовый Мир. В это время уже начали лопаться каменные стены. Была предпринята попытка гуманитарной помощи из "дальних земель" в виде проекта системы отопления, но караван был загадочным образом уничтожен, а все образцы исчезли. Также оказалась неудачной попытка выдать одного из Прогрессоров за местного изобретателя подобной системы. Его убил местный житель. Только для того, чтобы отнять рулоны с чертежами и использовать их в качестве топлива для печи. Было ли это убийство случайностью или чьей-то умелой инсценировкой никто так и не узнал. Тот самый местный житель умер от переохлаждения. Чертежи его не спасли.
  Прогрессоры покинули Бредовый Мир, когда мороз усилился до минус семидесяти пяти по Цельсию. Вы спросите меня: что же происходит там теперь? Мне бы и самому хотелось это знать. Работа Сторонних Наблюдателей в этой области Мироздания строго засекречена, а информационные ресурсы Галанета, посвященные этой теме заблокированы. Лично я, как и многие другие, уверен, что такое глобальное и последовательное понижение температуры - дело рук "Транквилиума". Правда это или нет - боюсь, нам никогда не узнать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевик) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Академия боевой магии(все 3части)"(Любовное фэнтези) А.Дашковская "И ангелы вострубят"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"