Сазонов Сергей Дмитриевич: другие произведения.

Джулия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Ну, чем может удивить родной дед? А тем более в XXI веке? Рассказами, чего было-не-было во времена его молодости? И тем не менее...
   Заглянув в комнату Илюхи, свежеиспечённого выпускника средней школы, он спросил:
   - Чего смотришь?
   Тот лёжа на кровати смотрел кино по ноутбуку.
   - "Дюну", - ответил внук, не открываясь от монитора.
   - Чего? - не понял старик.
   - Фантастику, звёздную, фильм модный.
   - А можно присоединиться? - неожиданно проявил интерес дед.
   Илюха нажал на "Паузу" и перевёл взгляд на него. Было чему удивиться, чтобы Алексей Петрович, которому за семьдесят с гаком и фантастику решил посмотреть? У него ж любимые фильмы "Девчата" и "Весна на Заречной улице", а тут продукт Голливуда. Но внук возражать не стал. Он пододвинулся на кровати, давая старому место:
   - Падай.
   Вообще-то дед с ними не жил. У него имелось своё жильё. Но пока Алексей Петрович обитал у них на время ремонта его квартиры. Деда залили соседи сверху. На семейном совете отец решительно сказал, что надо сделать нормальный ремонт, а когда Илюха вышел из комнаты добавил: "Сделаем сразу хорошо. Дед помрёт, квартиру его сдавать будем. Ну, чтоб сто раз ремонт не делать". Сказал он это матери, а Илюха все же услышал. Ему стало жалко деда. Потому он без раздражения терпел его, живущего пока у них. Дед, в принципе не вредный, после смерти бабули пять лет жил один, сам себя обслуживал, ни к кому не лез и никому претензий не предъявлял, даже когда его трёшку разменяли, выделив ему однокомнатную.
   Дед без церемоний устроился рядышком с внуком. Илья уже смотрел кино минут десять. Заново начинать не стали. Илюха коротко ввёл деда в курс дела и продолжили смотреть дальше. Дед несмотря на свой возраст не тупил, не изводил глупыми вопросами, внимательно следя за сюжетом. По окончании фильма он поднялся так ничего и не сказав.
   - Ну, и как? - поинтересовался у него Илюха.
   - Будет продолжение? - уточнил дед.
   - Типа - да, - заверил его внук, - Писали, что будут снимать. Как тебе фильмец?
   - Сюжет вполне земной, покопаться в истории обязательно найдётся что-нибудь подобное и не одно. Остальное - антураж, пески, жуткие черви, специи.
   - Ничего не впечатлило? - Илюхе стало как-то обидно за современный кинематограф.
   - Ну что ты, - грустно улыбнулся дед, - Актриса, та, что с синими глазами, напомнила мне одну знакомую.
   Внук с интернетовским всезнайством сообщил:
   - Это нормально. Говорят, у каждого есть свой двойник.
   - У моей знакомой на Земле однозначно нет, - странно заявил дед и вышел из комнаты.
   "Чудит, старый, - подумал Илюха, - "На Земле однозначно нет". А где? На небе?". Про небо это он неспроста, дед был сначала военным лётчиком, а когда демобилизовался летал на гражданских самолётах.
   Он ещё полежал, прислушиваясь к звукам в квартире. Дома кроме них с дедом никого не было, родители на работе, придут только вечером. По времени старый должен отправиться на прогулку с непременным заходом в магазин. Пока он жил здесь на нём была обязанность покупать хлеб-молоко, и кое-что из списка, что составляла мама. Но входная дверь не хлопала, и Илья пошёл посмотреть где дед. Нашёл он его на кухне. Алексей Петрович стоял у окна задумчиво глядя во двор. На столике Илья заметил бутылку водки и рюмку. Неожиданно. Старый редко выпивал и никогда днём.
   - Дед, ты чего? - позвал его Илюха.
   - А? - обернулся к нему тот.
   - Ты чего? - спросил внук, - Из-за кино?
   Дед вернулся к столу, присел, взялся за бутылку, затем отставил её в сторону.
   - Это для тебя было кино. А мне оно напомнило другую историю, из моей жизни, не менее фантастическую.
   И было в его словах нечто такое, чему верилось однозначно. Он немного помолчал и стал рассказывать:
   - Ты, наверное, слышал, что мне довелось побывать на Вьетнамской войне? Была такая в прошлом веке, следом за Корейской.
   Илья кивнул. Это их семейное предание. И хотя Алексей Петрович в ветеранах боевых действий не числился, вьетнамская медаль у него имелась.
   - В СССР говорить об этом не принято было, - продолжил дед, - Холодная война, к тому же мы подписку давали. И тем не менее... Молодой был, кровь горячая, соблазнился помочь вьетнамским товарищам. Опять же с карьерой, званиями обещали подсобить. Мне-то что, жены-детей нет, никто не держал, я и согласился. К тому же патриотизм во мне имелся нешуточный, хотелось быть достойным отцов, переломивших хребет фашизму. Ну, а мне стало быть, предстояло переломить хребет империализму.
   - Серьёзно, - с уважением поддакнул Илья.
   Конечно юноше чудно было слышать такое. В его мире "фашизм", "империализм" не более чем слова. Но зная деда, трепетно относившемуся к прошлому, Илья опасался шутить на эту тему.
   - А то, - воспрянул дед, - В наше время идеология работала, не то, что сейчас, когда каждая вторая говорящая голова - враг. Ну, да ладно. Я, конечно, не сразу после лётного училища во Вьетнам попал, уже имел кое-какой опыт. А поскольку командировка была неофициальной, то и звали меня там не Алексей, а на местный манер Хуйнх Лё Ха.
   Илюха прыснул:
   - Как? Как?
   Дед глянул на него с недоумением, но сообразив о чём тот, сам хмыкнул и пояснил:
   - Ничего смешного. По-вьетнамски "Хуйнх" означает "Старший брат". А какой я для них старший брат, самому только двадцать пять исполнилось. В моём звене вьетнамские лётчики и постарше имелись. Мы летали на китайских МИГах, контролировали вероятные пути подхода американских штурмовиков. В тот день мы работали в прибрежной полосе, ожидали противника с моря...
  
   * * *
   - Хуйн Лё Ха! Юго-восток! - громко зазвучало в наушниках.
   Лёха глянул в том направлении и увидел шесть Скайхоков, американских палубных штурмовиков. Этими заразами пиндосы утюжили укрепления и передовые части вьетнамцев. Они шли в сопровождении двух Фантомов. В группе, руководимой Лёхой было всего четыре МИГа. Не страшно, как говорил Суворов - воюют не числом, а умением.
   - Набираем высоту! - приказал он.
   МИГи вертикально пошли вверх, прячась в облаках, набрали высоту, а затем оттуда атаковали штурмовиков. Тактика, которая не раз срабатывала. Два звёздно-полосатых тут же задымились. Фантомы перестроились и напали сами. Завертелась карусель из фигур высшего пилотажа пересекаемых трассирующими очередями. Это со стороны воздушный бой выглядит зрелищным, а вот лётчикам не до красивостей. "Успевай поворачиваться если хочешь выжить", - так Лёху всегда наставляли фронтовики, прошедшие Отечественную. Он и старался. Но и фарт на войне не последнее дело. Скорее почуяв, чем заметив опасность, Лёха исполнил "бочку" повернув истребитель вокруг горизонтальной оси. Как раз вовремя - очередь от преследовавшего его Фантома прошла под брюхом, не зацепив самолёт.
   - Хрен возьмёшь! - радостно заорал он.
   Снаряды из скорострельной пушки Фантома ушли как бы в никуда и должна были упокоиться где-то далеко в море, но неожиданно расцвели сполохами разрывов прямо по курсу Лёхиного истребителя. Такого быть не могло, авиационные снаряды просто так не взрывались. Тут же на месте всполохов, из ничего, как на волшебной картинке, вдруг проступило нечто большое, серебристое, похожее на диск, проткнутый веретеном. Это было настолько неожиданно, что Алексей на мгновение растерялся. И этого мгновения ему не хватило отвернуть в сторону. Он лишь успел нажать кнопку катапультирования и вместе с креслом вылетел из самолёта, который врезался в диск. Что там было дальше, он не видел. Катапульта выкинула его далеко вверх даванув перегрузкой на уши. Да так, что стало не до любопытства. Затем, когда раскрылся парашют и лётчик пришёл в себя, он увидел внизу лишь круги, расходившиеся по воде. Знать и та штуковина, и его МИГ уже упали в море.
   Бой тем временем сместился далеко в сторону. Алексей видел, как ещё один МИГ задымив, ковырнулся в воздухе и свалился в море. Летчик, в отличие от Лёхи, не спасся, скорее всего был ранен или убит. Затем потрёпанные американские штурмовики отступили, вьетнамские МИГи тоже развернулись и ушли на свою территорию. Обидно, что никто из своих даже не покрутился над полем боя в поисках Алексея. Могли бы потом передать координаты, чтобы забрать его потом. Лётчик не равен пехотинцу. Его столько обучают, натаскивают. Лётчики - элита военспецов, чтобы просто так оставлять их на поле боя.
   Пока он спускался на парашюте, заметил небольшой островок с пальмами. Уже хорошо, правда плыть до него придётся. Воды Лёха не боялся, плавать не то, что умел, разрядником был. Он успел отстегнуть ремни безопасности до того, как кресло коснулось воды. С размаху оно ушло в глубину, а Алексей остался на поверхности. Затем кресло вынырнуло. Можно было отбуксировать его на остров, но тогда пришлось бы отрезать парашют, который намокнув, ужасно тормозил. А ещё мешали ботинки. Набрав воду, они тянули вниз. Пришлось исхитряться, снимая их. И всё же обувь он не бросил. Связав ботинки шнурками, Лёха перебросил их через плечо. Немного неудобно, но плыть можно. И что особо радовало - вода теплая. Южно-Китайское море оно вам не Баренцево, хоть весь день барахтайся не окоченеешь.
   Он благополучно добрался до острова, полежал немного на узкой полоске песка, затем снял с себя мокрую одежду и прошёлся по округе. Остров был крохотным, не больше ста метров в диаметре: камни, покрытые зарослями, небольшой пляж с пальмами, и ни одной живой души. Даже следов пребывания туристов здесь не наблюдалось, ни кострищ, ни пустых консервных банок с бутылками. Лёха прикинул, до материка далековато, даже с его разрядом по плаванию не добраться. Будут ли его искать? Вряд ли. Катапультируйся он над джунглями искали бы обязательно, а то, что бой был над морем ставило под сомнение любую операцию по спасению. Упавший в море лётчик как правило на воде долго не держался. Это ему повезло, что он добрался до острова. Но его однополчане об этом не знали. Так, что в его случае одна надежда на рыбаков. Эти заплывают далеко от берега. Глядишь пройдут мимо острова. А пока хочешь не хочешь, а придётся пожить Робинзоном. "Не приведи, господи", - сплюнул Лёха. Этот товарищ провёл на острове 28 лет, почитай целую жизнь.
   Надеясь разглядеть рыбацкий парус на горизонте, он заметил, метрах в ста от острова блестящий на солнце предмет. Что это? На обломок от МИГа не похож. Американец? Скайхок или кусок той штуковины, в которую он врезался? Любопытство поборолось с ленью и осторожностью совсем немного и победило. Лёха нацепил пояс с ножом и поплыл.
   Добравшись до блестящей штуковины, он с удивлением обнаружил, что это спасательная капсула, что-то вроде лодки, герметически закупоренной. О чём-то подобном рассказывали на лекциях, чисто теоретически. И в том, что перед ним именно она, он сразу догадался. Во-первых, она держалось на воде, хотя по всем канонам физики обязана была затонуть, а во-вторых, в ней определённо кто-то находился. В верхней части капсулы имелось что-то вроде иллюминатора, за тёмным стеклом которого проглядывался силуэт. Алексей попытался заглянуть внутрь. Всё что он увидел - это лицо девушки, которая была без сознания. Точно не американка, у них в авиацию женщин не набирали. К тому же подобных спасательных устройств на Скайхоках стопроцентно не имелось. Чего, чего, а матчасть вражеских самолётов он знал. Пилот из серебряного диска? "Доберёмся до суши, допросим, узнаем". Он принялся толкать капсулу с добычей к острову. Несмотря на серьёзность момента в голову полезли совсем неуместные мысли: "Интересно, какая у неё фигурка? Личико то премилое. Хорошо, чтоб ножки не подкачали. Вообще-то у красавиц отвратительный характер, капризный. А у ней?".
   Отбуксировав находку к острову, Лёха с трудом вытащил её на берег. На стук по стеклу иллюминатора девушка не реагировала. "Задохнулась?" Замков на капсуле не видно. Но как-то она должна открываться? Алексей подёргал крышку - ничего. Затем он заметил небольшую кнопку в углублении сбоку, нажал на неё, и верхняя крышка капсулы с лёгким шипением откинулась. Девушка лежала в кресле, пристёгнутая ремнями, сведёнными к одному замку на груди. Этот тоже открывался обычным нажатием на кнопку. Лишь потом Лёха сообразил проверить жива ли она? Сердце девушки билось и, слава богу, хоть слабо, но она дышала. И это хорошо. Перспектива коротать дни, пока их найдут, в обществе милой девушки куда приятнее, чем с её трупом.
   А пока он отнес девушку в тень. Симпатичная, ножки длинные, стройные. А вот грудь подкачала, маловата. Ростом повыше, чем местные вьетнамки и лицом не схожа, хотя волосы тёмные. Индианка? Тоже не то, но явно не европейка. Скорее - южноамериканка, Перу, Колумбия её дом. Алексей недовольно поморщился - американки ему не хватало. Хотя, южные американцы с северными тоже не особо ладят. Враг врага по любому - друг. На ней был обтягивающий комбинезон из материи, которую Алексей видел впервые. Странные спасательный аппарат, девица в комбинезоне из серебряной ткани, в конце концов диск, возникающий из пустоты имели лишь одно логичное объяснение - он вместе со своим самолётом попал в зону испытаний секретного оружия. Ничего другого на ум не приходило. Он атеист и материалист, и ни в какие сказки не верил. Определившись с неизвестными, Лёха сразу успокоился. Теперь понятно, что делать дальше. Во-первых, оживить девицу. Шлепки по щекам он оставил на потом, решив начать с искусственного дыхания "рот в рот". Уж больно губки у неё красивые. А вдруг она врагом окажется, тогда её губки уже не попробуешь. Пару раз легонько нажав на грудную клетку девушки, он зажал ей нос и сильно дунул в рот. Сработало. Девушка открыла глаза удивительно фиолетового цвета, затем, сопротивляясь, оттолкнула Алексея. Тот предостерегающе выставил вперёд руки:
   - Тише, тише.
   Девица села, покрутила головой и певуче залопотала на неизвестном языке. "Слава богу не американка!" - отлегло у него. Английскую речь он бы разобрал, не раз слышал в эфире во время воздушных боёв.
   - Привет! - как можно дружелюбнее улыбнулся он и, показав на себя пальцем, представился, - Я - лётчик того истребителя, что врезался в твой, твоё... летательное средство. Мы на острове среди моря. Ты плавала на своей штуковине в воде. Я притащил её вместе с тобой сюда. Спас я тебя, понимаешь?
   Объясняя, он показывал то на море, то на остров, то на её спасательное средство. Девушка внимательно следила за ним. Увидев у воды свою спасательную капсулу, она поднялась и направилась к ней. Алексей пошёл за девушкой, которая шагала не совсем уверенно. Когда она подошла к капсуле и, склонившись, начала что-то искать в ней, Лёха напрягся. Его пистолет вместе с комбинезоном лежал метрах в тридцати. А вдруг эта иностранка вытащит своё оружие и уже Лёха станет её пленником. И она действительно что-то нашла, только не оружие, поскольку найденное ею умещалось на ладошке. Это были две штучки, похожие на запятые не больше спичечного коробка с мягкой пимпочкой посередине. Девица пальчиком потрогала один, который мигнул крохотным огоньком, затем второй. Один из них она протянула своему спасителю. Лёха, стараясь выглядеть отчаянным парнем, взял протянутое ей. Свою же "запятую" девушка повесила себе за ухо, сунув мягкую пупырку в слуховое отверстие. Знаком она показала Алексею сделать тоже самое. Леха выдохнул и вставил необычную штучку себе в ухо. Девушка что-то сказала на своём певучем языке, а в голове у Алексея прозвучало:
   - Ты кто? Что случилось?
   Сказать, что он удивился - описать одну сотую от его изумления. Девушка говорила на своём языке, а он всё понимал! Разве это не чудо? С языками у него всегда была проблема. Иностранные слова, а тем более правила, хоть убей никак им не запоминались. В школе из жалости ему ставили "три" по немецкому. Из военного училища он чуть не вылетел из-за плюсквамперфекта, который никак не укладывался в его голове. Здесь, во Вьетнаме, он общался с местными больше знаками и при помощи полусотни слов, которые волей-неволей задолбил. И как всё упрощалось с необычной затычкой в ухе. С ней сразу понимаешь, что тебе говорят. Благодаря необычному переводчику Лёха объяснил незнакомке как она сказалась на острове.
   - Я - Лёха, Алексей. Лётчик. Мы помогаем вьетнамским товарищам отражать агрессию американских империалистов. Наше звено как раз в этом районе сцепились с их Скайхоками и Фантомами, и, похоже, мой самолёт врезался в твой. Я успел катапультироваться, а потом нашёл тебя в море и притащил сюда на остров.
   Девушка села, уткнула лицо в колени и замерла. "Чудачка, радовалась бы, что осталась жива". Он сбегал за кокосовым орехом и напоил незнакомку его соком. В знак благодарности она кивнула и сказала:
   - Зови меня Джулия.
   Больше о себе она ничего не рассказывала, задумчиво бродила по берегу, смотрела в небо и на горизонт, подходила к капсуле, нажимала какие-то кнопки снова и снова, и опять ходила по берегу. Алексею ужасно хотелось узнать о ней всё-всё-всё, но он не тормошил девушку, пусть сначала придёт в себя.
   День, тем временем сменился на вечер. Солнце всё быстрее склонялось к закату, окрашивая море и пальмы в тёплые тона. Не дожидаясь пока наступит темнота, кромешная в этих широтах, Алексей смастерил шалаш, натаскал в него листвы и уложил Джулию спать. Сам же устроился снаружи. Засыпая он думал, что она какая-то необычная, неземная...
  
   Проснулся он первым. Заглянув в палатку, он убедился, что девушка ещё спит. Вчера она чего-то распереживалась, а сон, как говорится - лучшее лекарство. "Лучше переесть, чем недоспать", - мысленно усмехнулся он. И, кстати, о еде, Лёха почувствовал голод. Надо бы заняться поиском пропитания. На одних кокосах долго не протянешь. Остров слишком мал, живности на нём не водится, стало быть еду придётся добывать в море. До сегодняшнего дня делать что-либо подобное ему не приходилось. Рыбалка с пацанами на пруду промыслом не считалась. Но Лёха не унывал. Не он первый в роду человеческом вынужден этим заниматься, не ему быть последним. Он разделся, нацепил на себя пояс с ножом. Мешка или сетки для сбора морепродуктов у него не было. Вместо этого он связал у рубахи рукава, сунул рубаху за пояс и пошёл в воду.
   Остров стоял на небольшой каменистой гряде. Под водой, среди камней обязательно найдётся что-нибудь съестное, надо только хорошенько поискать. Какая прелесть, что вода чистая, хотя и немного резала глаза. Он видел разноцветных рыбёшек по одиночке и стайками снующих меж кораллов и водорослей. Этих ему ничем не изловить. Левее, перебирая лапками и подняв вверх клешни, боком двигался краб. Лёха хотел было догнать его, как вспомнил, что огня у них нет. Ну, не грызть же его сырым. Какой-то пакет НЗ со спичками имелся в кресле катапульты. Только где сейчас это кресло? Жаль, что вчера про этот самый НЗ вылетело из головы. Ему вообще-то простительно, сбили его в первый раз, он ещё не привык сноровисто ориентироваться в подобных ситуациях. Лёха вынырнул, отдышался и опять ушёл под воду. В расщелине между камней его внимание привлекло какое-то шевеление. Он подплыл ближе. Две тёмные рыбины, похожие на змей выглядывали из расщелины и опять прятались. Поначалу он подумал, что это угри, но вовремя разглядел у них здоровые острые зубы и сразу расхотел охотиться на них. Рыбы-змеи, кажется, пловца не заметили. Но на всякий случай он отплыл от них подальше. И тут на глаза ему попались устрицы, прилепившиеся к камням. О них ему рассказывал дружок, что был моряком и ходил в загранку. Лёха принялся нырять, собирая устрицы в рубашку, которую взял с собой. Набрав их достаточно, он поплыл обратно.
   Джулия встретила его на берегу. Лёха высоко поднял рубашку с устрицами, хвастаясь своей добычей. Девушка певуче спросила его. О чём он не понял. Ах, да, запятая-переводчик осталась лежать с его вещами на песке. Лёха поспешил засунуть её в ухо.
   - Что ты делал? - тут же зазвучало в голове, - Там же вода! Опасно!
   И в голосе девушки слышалось непритворное беспокойство.
   - Я умею плавать, - улыбался он, -Я завтрак нам добывал, устрицы.
   - Разве это едят? - ужаснулась Джулия.
   - Ещё как, - заверил её Лёха, - И, говорят, в Европе - это деликатес. Погоди!
   Он отнёс рубаху с устрицами на траву и побежал к ближайшим зарослям. Там он видел растущие лимоны. Сорвав несколько, Лёха вернулся, присел рядом со своей морской добычей. Дружок (что был моряком) рассказывал, как их есть - главное раскрыть раковину, сбрызнуть соком лимона и слизнуть содержимое. И варить не надо. Даже с помощью ножа ему не сразу удалось вскрыть устрицу. Со второй он управился быстрее. Разрезав лимон, он полил его соком устрицу. Подавая пример, он с причмокиванием всосал содержимое раковины. Вкус, конечно, свежий, но сырой. "И что в этом деликатесного?" - подумал он знаком показывая Джулии повторить. Та зачем-то понюхала устрицу, поморщила носиком, но всё же выпила свою.
   - Необычно, - оценила она, - и я бы даже сказала - вкусно.
   - Если честно, я тоже ем это в первый раз, - признался Лёха.
   Он опасался, что подобная еда Джулии не понравится, а чем другим её кормить он ещё не придумал. С какими-то прибаутками и историями он принялся открывать раковины дальше. И чем больше Алексей ел, тем больше ему устрицы нравились. То и дело поглядывая на девушку, он немного отвлёкся и тут же нож, соскользнув по твёрдой створке, пропорол ему ладонь. Лёха в сердцах чертыхнулся и зажал рану здоровой рукой, но кровь всё равно продолжала идти. В надежде на помощь, он глянул на Джулию. А той хоть самой помогай. Девка оцепенела, хорошо ещё в обморок не грохнулась при виде крови. Чтобы вывести её из ступора он рявкнул:
   - Давай, оторви кусок от рубашки, рану перевяжем. Быстро!
   Джулия ошарашенно уставилась на него. Затем в глазах её проступила осмысленность, но вместо того, чтобы оторвать полоску ткани от Лёхиной рубашки, она рванула к своей спасательной капсуле. Добежав она принялась что-то судорожно искать, найдя поспешила обратно. Лёха предположил, что она бегала за йодом-зелёнкой-ватой, но вместо этого она принесла небольшую баночку вроде тех, из-под зубного порошка. Только вместо этикетки на ней имелся красный крест. Девушка сняла крышку и мазью, похожей на вазелин, аккуратно смазала кровоточащую рану. Боль моментально утихла и кровь из раны перестала сочиться. Просто чудо какое-то. Лёха сбегал к морю, отмыл руку от крови и с удивлением увидел, что на том месте, где нож пропорол ладонь остался всего лишь небольшой шрам. С восторгом продемонстрировав шрам девушке он спросил про чудодейственное средство:
   - Что за мазь?
   - Панацея, - ответила Джулия.
   - Что?
   - Про Асклепия и его Панацею ты разве не слышал?
   - Нет, - честно признался Лёха, - А кто это?
   Девушка странно глянула на него пообещав:
   - Как-нибудь расскажу.
   Она помогла Алексею собрать пустые устричные раковины и отнести их в яму, вырытую в сторонке. Можно было побросать их в заросли, но Лёха постеснялся откровенно свинячить.
   - Эх, к нашему королевскому угощению сейчас бы по чашечке кофе, - мечтательно произнёс он.
   - Кофе? - переспросила девушка, - Ты хочешь кофе?
   - А почему бы и нет? Только где взять его? С водой-то проблемы. А без неё мы долго не протянем.
   - Пошли, - позвала его с собой Джулия.
   Она привела его к своей спасательной капсуле. Показав на металлический ящик, стоящий в ногах кресла, приказала:
   - Вытаскивай!
   Ящик, помимо того, что был громоздким, как среднего размера чемодан, к тому же оказался увесистым. Джулия по мере сил помогала ему. Вытянув ящик, они установили его на хвостовой части капсулы где имелась плоская площадка.
   - Что за аппарат? - не мог не поинтересоваться Лёха.
   - Что-то типа ковчега, - сказала девушка.
   - Чего?
   - Ковчега данного Моисею и с которым тот и его народ путешествовали сорок лет.
   - Какой Моисей? Что за народ? Куда путешествовали?
   - Ты не знаешь?
   - Что не знаешь?
   - Об Исходе?
   - Каком Исходе?
   - Ты, вообще в школе учился? - как-то недоверчиво глянула на него девушка.
   - Конечно, - заверил еёо Лёха, - У нас в СССР неграмотных нет.
   - А Библию читал? - начала о чём-то догадываться Джулия, - В школе вас с ней не знакомили?
   - В школе? Поповские книги? Ты чего? - фыркнул Лёха, - Религия у нас отделена от государства. Она, вообще-то - опиум для народа.
   - Понятно, - не стала спорить девушка.
   Она нажала на что-то и в чемодане открылась целая боковина с разнообразными чашками, тарелками, ложками и всякими непонятными приспособлениями. Выбрав две чашки, она вставила их в специальную нишу. Затем взяла руку Алексея и прижала к небольшой площадке, что была в верхней части чемодана-ковчега.
   - Представь себе то, что бы ты сейчас хотел выпить.
   Лёха не стал сопротивляться и добросовестно вспомнил вкус кофе, который варил повар с их авиабазы. Если честно, то кофе он полюбил только здесь, во Вьетнаме. В Союзе ячменный напиток, выдаваемый в столовках за кофе разве мог кого-то радовать? Аппарат Джулии тем временем зажужжал и послышалось, как что-то полилось в подставленные чашки. До Лёхи дошёл аромат кофе. Неужели аппарат-ковчег сварил его? Джулия с улыбкой подала ему чашку. Лёха первым испробовал полученный напиток. И да! Кофе был именно таким, как у их повара с авиабазы. Джулия сначала принюхивалась к своей чашке, затем пила маленькими глоточками. Выпив до конца под испытывающим взглядом молодого человека, она произнесла:
   - Надо же, зная о подарке Аллаха Джабраилу кофейных зёрен, я так и не удосуживалась испробовать этот напиток. Жаль.
   О чём она сказала Лёха опять не понял, зато всерьёз озадачился металлической чудо-печкой.
   - Я так понимаю эта штука может варить кофе? - спросил он, разглядывая чудо-ящик.
   - И чай, и всё-всё, что пожелаешь, - подтвердила девушка.
   - Как это всё? - не поверил Алексей, - И суп харчо, и шашлык?
   Джулия с улыбкой кивнула.
   - И насколько его хватает? - продолжал любопытствовать он.
   В чудеса всякие, в кролика из шляпы или говорящего колобка он не верил. То ли дело наука, технический прогресс, химия, электроника. Кто мешает изобрести аппарат, заменяющий повара. И чемоданчик Джулии, скорее всего, тоже техническое изобретение, в котором, по крайней мере, можно разобраться. Стопроцентно в него загружаются продукты и заливается вода. И как часто? Прибор-то не внушительный, литров на пять того же самого кофе. Вообще, всё, что касалось необычной девушки пока плохо укладывалось в его голове, но он старался принять это, потому, что на себе испытал её чудо-мазь, моментально заживляющую раны, пользовался штучками-запятыми, что служили переводчиками и пил кофе из чудо-печки как в сказке. И сама она словно из сказки, красавица, летающая на серебряном диске.
   - Так, кто ты есть? - теряясь в догадках наконец спросил он.
   - Неужели ты так ничего и не понял? - глаза Джулии глядели на него с насмешкой.
   Наступила пауза. И думать о чём-нибудь серьёзном сейчас ему не хотелось. Девушка в облегающем фигуру комбинезоне с тронутыми румянцем щеками была чересчур желанной.
   - Понял, - вдруг хрипло произнёс он, - Ты - самая лучшая, самая красивая, ты - самая неземная, что встречалась мне.
   Слова сами сорвавшиеся с его губ, глупее не придумаешь и, видимо, потому Джулия опешила:
   - Я?
   - А разве здесь есть кто ещё?
   Лёха обнял стоящую совсем близко девушку и поцеловал. Сначала губы её были каменными, потом расслабились и даже попытались ответить. Нацеловавшись, Лёха отпустил Джулию. Та осоловело глянула на него.
   - Зачем это? - спустя какое-то время спросила она.
   - Просто так, - улыбался Лёха, - Без всякого смысла, потому, что просто хорошо.
   Девушка задумчиво потрогала пальчиком свои губки, затем произнесла:
   - Инстинкт - не всегда хорошо. Полезнее, когда человек руководствуется разумом.
   - Зато инстинкт - непременное условие эволюции, - блеснул знаниями Лёха, - Так говорил Дарвин.
   - Не совсем точно, - сморщила носик Джулия и без должного уважения к мировой знаменитости заявила, - Дарвин был мистификатором, создал теорию под определённую идеологию.
   - Зачем?
   - Чтобы ввести в заблуждение человечество.
   Можно было бы подумать, что она подтрунивает над молодым человеком, но девушка казалась абсолютно серьёзной.
   - Для чего? - Лёху не устраивали сжатые объяснения.
   - Этот вопрос напрямую касается веры.
   - Что за бред?
   - Нисколько. Вся история человечества связана с той или иной верой. Именно это, а не разум отличает человека от животного.
   - Тогда при чём здесь его теория?
   - Боюсь, в двух словах этого не объяснить, - смущённо покачала головой Джулия.
   Алексей не стал обижаться, хотя бы и следовало. Он не какая-нибудь неотёсанная деревенщина, лётчик как-никак, не глупее всяких там. Вместо этого он беспечно улыбнулся:
   - А я никуда не спешу. Да и тебе покуда не деться с острова. Времени у нас предостаточно, так, что давай, излагай.
   Девушка помялась, помялась, потом вздохнула:
   - Ты ведь не отстанешь?
   - Нет, - заверил её Лёха.
   - Хорошо, - согласилась она.
   Её повествование началось издалека, фактически от начала времён, включало в себя кучу разъяснений, несколько дополнительных историй и потому затянулось на пару дней. То, о чём говорила девушка казалось сказкой. Лёха слышал об одной восточной красавице, что тысячу и одну ночь рассказывала сказки повелителю, чтобы остаться живой. Но здесь на острове ей ничего не угрожало, по крайней мере от советского лётчика.
   С её слов она родом с далёкой звезды, а здесь на Земле по работе. Она случайно оказалась в районе воздушного боя. Её летающий диск был подбит очередью Фантома, а потом в него врезался МИГ советского лётчика.
   Даже если она фантастически сочиняет, то как объяснить её чудесные штучки-дрючки? А уж если хоть на немного допустить, что она не врёт, то уже никуда не деться от кучи вопросов:
   - Чего это вы за нами приглядываете? С какой целью? Если нет враждебных намерений, то почему просто не помогаете? Хочешь сказать, что прогрессом мы обязаны вашей цивилизации? И что так скромненько? Сами-то много чего такого имеете. Как это не готовы? По-твоему, человек - не венец природы?
   И опять она продолжала удивлять. По её утверждению местная природа к человеку не имеет никакого отношения. И вовсе он не произошёл от обезьяны, а та от рыбы, выползшей на сушу. Планету просто заселили людьми.
   - Так прямо и заселили? - новый вопрос от коренного жителя Земли, - Ты хочешь сказать, что мы - потомки тех самых колонистов?
   - Не совсем точное определение, - подбирая слова, сказала девушка, - Потомки каторжников.
   - ???
   Выражение лица Лёхи на это было красноречивей всяких вопросов.
   - Если бы ты интересовался религиями, - попыталась мягко объяснить Джулия, - то обязательно знал бы о войне на небесах, названную у вас восстанием ангелов.
   - Ты серьёзно? Библию считать историческими хрониками?
   - Почему только Библию? Многие религии мира повторяют одно и тоже. Как относится к этому? Заблуждаться может один народ, но не все сразу. Может, просто пора поверить в то, чему верили многие поколения твоих же предков. А они уж, поверь, не глупее тебя были.
   В её версии история человечества на Земле берёт начало совсем далеко отсюда. В том мире, объединяющем собой десятки планет, много тысячелетий, правит Императорская фамилия, могущественная как боги и справедливая.
   Последнее утверждение не обошлось без насмешки от Лёхи, советского гражданина.
   - И все счастливы под её началом? Слава Императору?!
   Кивок девушки и снова ухмылка от землянина:
   - Ага, держи карман шире. С каких это пор там, где существует эксплуатация человека человеком исповедуется и реализуется равенство со справедливостью? Дворцы одним, лачуги другим. В таком обществе нет полноценного счастья для всех.
   - Можно подумать на Земле когда-то было по-другому, - попыталась оправдаться Джулия.
   - Ты хочешь сказать, что с этим надо мириться и даже не стоит пытаться что-либо исправить. Вот мы в семнадцатом сбросили с шеи буржуев и у нас теперь все равны.
   - Утверждение спорное, но не лишённое..., - тут девушка улыбнулась, - Своим запалом ты похож на тех самых первых людей, которых сослали на Землю.
   И дальше опять по межпланетной истории. То, что на Земле считают восстанием ангелов в мире Джулии, было мятежом недовольных Императором, который вспыхнул сразу на нескольких планетах далёкой звёздной системы. Восстание было подавлено. Мятежников Император покарал, отправив на Землю.
   - Потому-то у вас на Земле живут люди с разным цветом кожи, с разными темпераментами, что мятежники были с разных планет, а не потому, что здесь где-то жарче, а где-то холоднее. Император милосерден, - особо подчеркнула Джулия, - мог бы и казнить бунтовщиков, но сохранил им жизни. Не лишне и тебе поблагодарить его за это. Иначе б ты не появился на свет, как, впрочем, и остальное человечество.
   Атеист Лёха не был столь восторжен:
   - Если ваш Император занял место бога ему мало молитв миллионов других верующих? Нужна лично моя благодарность?
   Выплеснутая на него информация могла свести с ума толпу учёных с богословами, но только не его самого. Там, где следовало воспринимать слова девушки с полной серьёзностью, всякие непристойности лезли ему в голову. Глаза его сами косились то на грудь Джулии, то на бёдра.
  
   Без приключений они прожили на острове несколько дней. Помощь ни с той, ни с другой стороны пока не приходила. С тем, что его искать не будут, Лёха смирился на второй день. Джулия же продолжала надеяться на своих, твердила, что её обязательно разыщут. Но на горизонте ни рыбаков, ни звёздных спасателей пока не появлялось. Это нисколько не расстраивало Алексея. Несколько дней без войны на тёплом море, да ещё и в обществе очаровательной девушки казались заслуженным отпуском. Всего однажды ему довелось отдыхать на Юге. Но тогда курортный сезон был на исходе, в море куда прохладнее и роман с женщиной из соседнего санатория, был лишён романтизма. Её санаторий специализировался на лечении от бесплодия и их отношения выглядели как его нынешняя миссия во Вьетнаме - помощь дружественной стране.
   С Джулией же было совсем по-другому. Та дама из санатория сама искала дружбы телами, инопланетянка же словно не понимала, что бывает между мужчиной и женщиной. Наверное, у них это как-то по-иному, либо беда с инстинктом размножения, атрофировался. А жаль.
  
   Дни протекали однообразно, кроме разговоров на пляже развлекаться особо нечем. Тут тебе не Дом Отдыха, мячика, шахмат-шашек не имелось. Каждое утро Лёха добывал устрицы, которые с удовольствием уплетала Джулия. Обедали и ужинали благодаря чудо-печке, готовившей всё, о чем только мог вспомнить землянин. Он как-то попросил инопланетянку познакомить с их кухней. Интересно всё-таки. В результате пришлось давиться пресной кашкой подозрительно зелёного цвета.
   Пока Лёха нырял за устрицами, девушка дожидалась его на берегу. Без него она в воду не лезла. Ещё в первый день она призналась, что совсем не умеет плавать.
   - Не проблема, враз научу, - пообещал Лёха.
   Оказалось, в какой-то мере - проблема. У девушки не имелось купальника, и она естественно плавала голышом. Если инопланетянку это совсем не смущало, то для молодого человека в семейных трусах по колено подобное было не комильфо. Слово буржуйское, а так нравилось Алексею. С ним он словно бы подтягивался до уровня девушки, более образованной, чем сам. Небольшая отмель где она барахталась опасности собой не представляла. Сюда даже медузы не заплывали. И тем не менее...
  
   В тот день ничего не предвещало неприятностей и было полной неожиданностью услышать как девушка вскрикнула. Лёха моментально обернулся к ней и увидел, что та стоит, схватившись за стопу.
   - Что с тобой? - обеспокоенно бросился к ней он.
   - Ногу уколола.
   В воде они были без запятых-переводчиков, но и без них понимали друг друга. "Морской еж, зараза!" - догадался молодой человек. Местные предупреждали, что в акватории попадались ядовитые экземпляры. Похоже, на одного из них и наступила Джулия. Ох как, не хотелось бы - ни медиков поблизости, ни противоядия. И, подтверждая самые худшие опасения, девушка, закатив глаза, обмякла. Лёха успел подхватить её и вынес из воды. Положив на траву под ближайшей пальмой он слегка поистерил: "Что делать?" Опомнившись, он оглядел её ступню, вынул из неё шип морского ежа. "А дальше?" Он хотел было отсосать яд из ранки как вспомнил о чудо-мази Джулии в баночке с красным крестом. Она осталась в шалаше. Лёха метнулся за ней. Натерев место укола раз, другой, он принялся ждать, что Джулии полегчает. Минута, другая, третья, но девушка оставалась без сознания. Как так? Когда он пропорол себе руку вскрывая устрицы, мазь моментально вылечила его. А тут не действовала. Испортилась? Лёха еще раз натёр её ступню мазью, теперь уже погуще. И девушка, слава богу или её Императору, очнулась. Сначала пару раз дернулись веки, затем глаза её открылись.
   - Что случилось? - еле слышно спросила она.
   - Ты наступила на морского ежа. Гадина оказался ядовитым.
   - Значит, ты меня спас, - прошептала Джулия, - Мой спаситель.
   Конечно, она говорила на своём языке, но Лёхе хотелось, чтобы это были те слова. К тому же её губки именно сейчас показались особенно желанными, и он еле сдерживался, чтобы не впиться в них. Девушка сама потянулась к нему...
  
   Ночью, когда они лежали, глядя на звёзды, Джулия неожиданно произнесла:
   - А ведь я прямо сегодня могла бы умереть. Как-то странно. Я ещё не готова.
   - А кто готов? - удивился Лёха и, стараясь отвлечь её от мрачных мыслей, как можно беспечнее заявил, - Но и случить такое ты точно попала бы на небо. После смерти души ведь попадают туда. Так?
   - Только те, кто этого достоин.
   - Так это правда? То о чём говорила моя богомольная бабуля? - Алексей повернулся к девушке с интересом глядя на неё.
   Джулия скосила на него глаза:
   - Не совсем так, как трактуют ваши священники, но достаточно похоже. Душа человеческая бессмертна. Человек умирает и через какое-то время его душу получает новорождённый. Круговорот души - гениальная задумка Императора.
   - Для чего?
   - Для совершенствования.
   - То есть?
   - Для создания идеального общества. Где нет зависти, злости, предательства, где каждый счастлив. Души, достигшие в своём развитии совершенства Император забирает к себе, в своё царство. Душа не готовая к этому получает возможность повторить попытку в новом теле, в новом жизненном цикле. И так до тех пор, пока не заслужит своего места в царстве Императора.
   - При таком порядке вещей и умирать не страшно, - обрадовался Алексей.
   - Страшно оставлять родных и любимых, - немного отстранённо выдала Джулия.
   Чтобы разогнать её меланхолию, Лёха принялся целовать девушку.
  
   Больше темы мироустройства они не касались. И без этих мозгозавихрений жизнь была прекрасной - лето, молодость, любовь! Не хотелось и думать, что всё это может закончиться. Тем более так быстро. Буквально через пару дней Алексей первым заметил в ночном небе падающую звезду:
   - Загадывай желание, - предложил он Джулии.
   Но та, проследив взглядом яркий огонёк на тёмном небосклоне не поддержала его игры. Вмиг посерьёзнев, она быстро оделась и, выйдя на берег, стала вглядываться в направлении куда упала звезда. Почуяв неладное, оделся и Лёха. Вскоре они разглядели приближающийся по небу диск, подсвеченный огоньками по краям. Он был существенно больше того, на котором летала Джулия. Долетев до острова, он завис метрах в пятидесяти над землёй. От него отделилась платформа, на которой стояло трое соплеменников Джулии в таких же серебряных комбинезонах как у неё. Платформа опустилась, и инопланетяне сошли на песок. Девушка бросилась к ним. Они о чём-то горячо заговорили. Алексей не понимал, что происходит. Похоже, что девушка и команда её спасателей спорили. Время от времени Джулия тревожно оборачивалась к Алексею, показывая, чтобы тот не вмешивался. Наконец все дружно закивали, придя к и Джулия вернулась к нему:
   - Ну, вот и всё, меня забирают. Надо лететь. Завтра сюда направят рыбаков, которые снимут тебя с острова.
   - Мы больше не увидимся?
   - Нет, - ответила девушка. Она обняла Алексея, - Помни меня. Надеюсь это будет несложно. Обычно если люди встречают нас, мы стираем им память. Я же уговорила своих не трогать твою. Под мою ответственность. Так, что не подведи меня, не болтай обо мне и о том, что случилось. Поверь, так будет лучше.
   Погрузив спасательную капсулу Джулии на платформу, инопланетяне тоже забрались на неё и плавно поднялись в воздух. Алексею показалось, что Джулия смотрит на него и по земной привычке помахал ей вслед.
  
   * * *
   - Ну, дед, ты силён сочинять, - восхитился внук, - Не пробовал книжки писать? Глядишь, приварок к пенсии имел бы.
   - Сочинять? - криво усмехнулся старик, - А вот это как тебе?
   Он достал из кармана старенький беспроводной наушник:
   - Найди-ка в своём смартфоне новости на китайском или на греческом, да на каком угодно языке. Давай!
   Внук привычно потыкал в экран своего телефона и кухню наполнил новостной репортаж кажется японского журналиста. Дед вставил наушник внуку в ухо и лицо мальчика озарилось сначала удивлением, потом восторгом.
   - Клёво! Всё понимаю! Это тот самый переводчик Джулии? Слышь, дед, задари! С ним я в институт покруче поступлю.
   Дед протянул руку за наушником:
   - Учи языки лучше, мозги тренируй. Толмач этот никуда от тебя не денется. Помру, тебе достанется.
   С сожалением вернув электронного переводчика внук вынужденно признал рассказ Алексея Петровича:
   - Выходит, всё, о чём ты рассказал - правда. А чего раньше молчал? Про Вьетнамскую войну я от тебя много чего слышал, а про Джулию ни разу.
   - Не обо всём можно рассказывать и не всем. Знаешь сколько в Дурке очевидцев инопланетян лежат? То-то.
   Внук какое-то время с восхищением смотрел на деда, затем поинтересовался:
   - А ты больше свою Джулию не встречал?
   - Не поверишь, но встречал, - с теплотой ответил тот.
   Он не спеша налил себе рюмашку, намахнул, затем продолжил:
   - Я же не только на Вьетнамкой войне был, в Ангольском конфликте пришлось поучаствовать, правда недолго. Там меня тоже сбили.
   - Дед, ну как так? - с досадой протянул внук, - Сам говорил, что ты - ас.
   Старик смущённо улыбнулся:
   - И на старуху бывает проруха. Пиндосы тогда сверху, да из-за облака свалились. Никто из наших их не заметил. А когда опомнились, уже поздно было. Кстати этот же переводчик мне в тот раз жизнь спас. Услышал я в эфире их команду атаковать и машинально свалил вправо. Не сделай этого очередь кабину бы прошила. А так, только крыло снесло. Я успел катапультироваться, хотя приземлился неудачно, ударился о дерево, ногу сломал. На земле, не на воде, меня искали, нашли, в госпиталь определили. У них там, - дед скорчил забавную гримасу, - как на базаре, гомон постоянный, шастают все туда-сюда, двери не закрываются. Меня, как иностранца, да ещё летчика, в отдельную палату положили. Но и там скучать не приходилось, ходячие соседи постоянно поболтать-покурить заглядывали. Лежу я себе, нога в гипсе, думаю: "Всё, отлетался", как вдруг разом всё стихает, будто звук выключили. После привычного шума-гама от тишины аж в ушах зазвенело. Смотрю Джулия моя в дверях палаты стоит с ребятёнком за руку. "Здравствуй, Лё-ха", - улыбается. В руке у ней знакомая баночка с красным крестом. Ребёнка Джулия передаёт мне, а сама начала свою чудо-мазь мне в ногу втирать, стараясь подальше, под гипс затолкать. А я лежу, как дурак улыбаюсь, нет бы расспросить её что да как. Хотя бы про мальца, что с собой привела. А он мне кого-то напоминает. И от ладошки его такое тепло идёт, что разливается до самой шеи. "Сынок?" - осеняет меня. "Лё-Ха", - кивает она.
   На этих словах старик замирает, полностью погрузившись в воспоминания. Илюха тактично ждёт, затем возвращает деда в реальность:
   - А дальше? - спрашивает внук.
   - Дальше они пропали, буквально растворились в воздухе и вновь госпиталь зашумел.
   Внук начинает ходить туда-сюда по кухне, потом останавливается перед дедом:
   - Выходит у меня есть дядька? Из этих, из инопланетян? Лёха Алексеевич?
   Тот молча кивает.
   - ... и он полубог? - заканчивает Илья, - А почему ни разу нам не объявился? Здрастье-здрастье, я тут к вам тут по-родственному. Может чем помочь, подсобить? Или ему не комильфо родню иметь среди землян?
   Алексей Петрович хмыкает, "комильфо" семейным словом стало.
   - Не знаю какие у них там порядки, - пожимает плечами он, - А что по части помогать - ты помнишь, что отец рассказывал об аварии, что была года два назад?
   - А то, - поддакнул внук, - Батя как выпьем вспоминает эту историю, - подражая отцу он повторяет, - Грузовик вылетает на встречку и неожиданно его сдувает с дороги. Огромный такой грузовик и как пушинку, раз...
   - Ты веришь в чудеса, Илюшенька? - перебивает его дед и, получив отрицательное мотание головой в ответ, добавляет, - И я тоже. Разумное объяснение тому - просто брат спас брата.
   Внук смотрит на него осознавая новую версию того дорожного случая, кажется принимает его, потому, что активно не возражает и через какое-то время сетует:
   - Эх, жаль, что во мне нет той инопланетной крови. Клёво ощущать в себе божественную сущность.
   Дед взъерошил ему волосы:
   - Ты невнимательно слушал. Мы все одной сущности. Это абсолютно точно, потому, что в межвидовых браках детей не бывает. А у нас вот случаются. И в тебе течёт кровь первых переселенцев, инопланетная кровь, отчасти и кровь самого Императора, создавшего их по своему образу и подобию. Живи достойно, не позорь предков и божественную кровь в себе.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"