Счастливая Вера: другие произведения.

Возрождающая огонь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда все, кого ты любила погибли, а твоя жизнь висит на волоске, как найти выход из этой ситуации юной травнице, которая поклялась отомстить всем, кто сломал ее жизнь? Можно ли после всего, что случилось снова научиться доверять людям и найти истинную любовь?

  
  Пролог
  
   Карета плавно двигалась по свежевыпавшему снегу. Я с тоской наблюдала, как проплывают деревья за окном. Казалось, что мир застыл и больше никогда не стряхнет с себя этот тяжелый сон. Изо рта шел пар, а я куталась в теплую шубу. Из дома мы выехали еще затемно и вот уже несколько часов непрерывно двигались в сторону нашего небольшого имения.
  - Мама, а нам обязательно было уезжать из дома? - я посмотрела на безумно красивую женщину, хотя за эти дни, она казалось, постарела на несколько лет. Мама подняла на меня свои грустные глаза.
  - Тэя, я понимаю, что ты не хочешь ничего менять, но по-другому нельзя.
  - Ты от меня что-то скрываешь? Я чувствую. Это из-за того письма, что привез Генрих?
  Ее глаза наполнились слезами, и я протянула руку, чтобы поддержать.
  - Мама, я не ребенок. Мне уже пятнадцать.
  - Я знаю, но мне так хотелось, чтобы вся грязь этого мира подольше не касалась тебя.
  - Этого не избежать, и чем раньше я пойму, тем проще мне будет.
  Женщина глубоко вдохнула.
  - Отец убит, - практически шепотом сказала она. Моя рука взметнулась к губам, чтобы подавить рвавшийся наружу крик.
  - Нет, нет, этого не может быть! Это ошибка, - слезы сами заструились по щекам.
  - К сожалению, детка, это правда. Я не могу рассказать тебе всего, но только отныне мы не можем доверять никому, кроме себя самих.
  Я постаралась взять себя в руки, не могла представить, насколько тяжело сейчас моей доброй и любящей мамочке.
  - Как? Как это произошло? - мой голос срывался, но я должна была узнать ответ, чтобы все, кто виноват, были наказаны. Возможно, не сейчас, но в будущем они ответят за ту боль, что причинили нам.
  - В письме было написано, что отец упал с лошади и сломал шею, но это не так, - мама поджала губы, стараясь, чтобы голос звучал твердо. - Генрих доложил, что это была магическая атака. Альвор раскрыл заговор против императора. Его просто убили. Тэя, прошу тебя, умоляю, не лезь в это дело. Я увезла тебя не для того, чтобы ты ринулась мстить. Я не могу потерять еще и тебя.
  Мама крепко схватила меня за руки, продолжая заглядывать в глаза.
  - Поклянись мне, что сохранишь себя, - я молчала, не могла позволить тем, кто погубил моего отца свободно дышать, но и на данный момент прекрасно понимала, что пятнадцатилетняя девчонка ничего сделать не сможет. - Поклянись! - мама повысила голос, в котором звенели слезы.
  - Клянусь, - только слова сорвались с губ, как впереди раздался взрыв, карету сильно тряхнуло, и она остановилась. Я крепко приложилось головой о стенку.
  - О, Всевышний! - мамины глаза наполнились ужасом.
  Дверь резко распахнулась, и в проеме возник наш начальник охраны - Генрих.
  - Графиня, нужно уходить, на нас напали. Прошу, поторопитесь. Бегите в лес и постарайтесь спрятаться.
  Он подал маме руку, помогая выбраться из кареты. Когда из нее выскочила я, Генрих придержал, вкладывая нож мне в руку.
  - Береги себя, девочка! - мне только оставалось кивнуть. Мама застыла в ужасе, наблюдая, как буквально в нескольких десятках шагах идет ожесточенный бой. Даже я понимала, что наш отряд из семи человек не справится с двумя дюжинами головорезов. Нам оставалось только бежать, и надеяться на волю Всевышнего, что он убережет нас.
  - Мама, бежим! - я потянула ее в сторону леса, который высился черной стеной практически рядом. И мы побежали.
  Дурацкое длинное платье мешало сделать шаг, оплетая ноги. Пот струился по лбу, а в боку кололо от быстрого бега. Но надежда на спасение становилась ближе с каждым шагом. Оставалось буквально десяток шагов, когда я скорее почувствовала, как стрела буквально просвистела у меня над головой, инстинктивно пригнулась.
  Пять, четыре, три, два, один. Есть. Теперь будет легче, но сдавленный возглас выбил воздух из моей груди. Мамина рука выскользнула из моей потной ладони. Я обернулась, мама плавно оседала на землю.
  - Нет, нет, нет!!! Мамочка! - я рухнула на колени возле нее, пытаясь понять, что случилось, но тут же взгляд наткнулся на кровавое пятно, мерзко расползавшееся на небесно-голубом бархате. Стрела прошла насквозь.
  -Тэя, беги, - прошептала мама, протягивая мне конверт. - Сохрани его и себя.
  - Нет, я не брошу тебя. Все будет хорошо! - плакала я, пытаясь зажать рану руками, но она оттолкнула меня, и, собрав последние силы, проговорила.
  - Ты поклялась мне, дочь. Так выполни клятву данную графиней фон Вельфской. Всегда помни, кто ты есть, но никому не доверяй. И всегда помни, что мы с отцом любили тебя! - ее глаза превратились в два застывших голубых алмаза.
  Слыша, как крики мужчин раздаются все ближе, заставила сделать себя несколько шагов назад, пребывая в каком-то кошмаре, из которого мне не выбраться. Шаг, еще шаг, я уговаривала себя, что должна бросить самого близкого мне человека и спасаться самой, ведь я клялась ей.
  Я бросилась бежать, не разбирая пути. Низкие ветви хлестали меня по щекам, но я не чувствовала ничего, во мне все умерло, оставив только инстинкты. Сердце билось набатом, за этим грохотом не могла различить ничего. Мне казалось, что еще чуть-чуть и сильные пальцы схватят меня за горло, но продолжала бежать, не смотря ни на что.
  Сколько я так бежала, не помню. Я падала, вставала и снова продолжала бежать. Пробиралась все дальше в чащу, в спасительную темноту леса.
  Мне показалось, что впереди просвет и я, не успев затормозить, скатилась кубарем по мерзлой земле на дно глубокого оврага. Несколько минут лежала не в состоянии сделать вдох, все тело прошивала боль. И только невероятным усилием воли, заставила себя перевернуться и обвести, ошалелым взглядом, куда я попала. Сил не было, глаза заливало кровью из разбитой брови. Я пыталась найти хоть какое-то убежище, чтобы просто переждать и отдышаться от бешеного бега. Осмотревшись, я увидела черный провал между двух огромных валунов. Мне было все равно, что меня там может ожидать, главное, укрыться.
  На коленях я доползла до норы и просто свалилась в нее. Там было темно, солнечный свет практически не попадал. Я была точно уверена, что здесь никого нет, и тут сухо.
  Откинувшись на спину, пыталась привести дыхание в порядок. Голова шла кругом и нещадно болела, пришлось оторвать кусок от нижней юбки, чтобы хоть как-то перевязать рану на лбу. Как же в этот момент я была благодарна Генриху, что с малых лет возился со мной. Этот серьезный и строгий вояка. Сколько себя помню, он всегда служил отцу. А когда я подросла, стал понемногу учить меня всему, что знал сам. Какой же я была глупой, когда отказывалась от обучения, говоря, что графине не пристало драться и заштопывать раны. Но Генрих только пожимал плечами, говоря, в жизни бывает все. Жив ли он теперь?
  О, Всевышний, за этот день я потеряла всех, кого любила. Слезы потекли из глаз, меня била дрожь, и я закрыла себе рот руками, когда услышала наверху голоса.
  - Ищите, она не должна далеко убежать. Найдете, сразу убить.
  Этот скрипучий голос, я запомнила навсегда и молилась всем Богам, чтобы меня не нашли сейчас, но когда-нибудь я сама найду его.
  
  Глава 1
  
  - Тэя, девочка! Отдохни, теперь уже никуда наши травки не денутся, - я устало вытерла лоб рукой и обернулась к женщине, которая сидела за большим дубовым столом. В небольшое окошко проникал красноватый свет заката. Я даже не заметила, как пролетело время за работой.
  Эрлина по-доброму мне улыбнулась, протягивая кружку с благоухающим напитком. Я с благодарностью приняла ее.
  - Рыжик, ты мой рыжик, что тебя тревожит? - она заглянула мне в глаза.
  - Не знаю, не могу понять, тяжело на душе, - женщина обняла меня, а я уткнулась ей в плечо, стараясь сдержать рвущиеся наружу слезы.
  Прошло уже три года с тех пор, как я попала к Эрлине, точнее с тех пор, как она нашла меня в той норе. Она вылечила все телесные раны, но душевные так и не смогла. Мне до сих пор по ночам снятся застывшие голубые глаза, и я просыпаюсь в холодном поту.
  Три года, как я отреклась от своего имени. Теперь я просто Тэя из Облучья Приозерного края, племянница знахарки Эрлины. Она стала единственной, кто помог мне, стала другом и наставницей. Если бы не она, не знаю, чтобы со мной было. Тогда солнечным зимним утром, этой хрупкой женщине пришло видение, и она бросилась бежать по свежевыпавшему снегу несколько верст, чтобы спасти девочку, волею судеб лишившуюся всего.
  Эрлина приютила меня, назвала родственницей, чтобы не возникало вопросов, тем более все замечали наше сходство, а именно огненно-рыжий цвет волос. Мы так и не поняли вначале, почему мои роскошные светлые волосы, превратились в этот огненный шар. Правда открылась потом. Во мне проснулась сила огня.
  Издревле в нашей империи было множество магов и колдунов, провидцев и заклинателей, темных и светлых, но спустя столетия, дар стал вырождаться. Простые люди боялись и истребляли не таких как они. Причиной могло стать все, что угодно: от малого надоя у коров, до засухи и проливных дождей. А уж если в городах или деревнях возникала эпидемия, губили всех без разбору. В то время прадед нашего императора издал указ о создании Академии стихийных сил и пророчеств. Только в ней могли обучаться люди, наделенные силой, и только они могли заниматься магией на законном основании, всех остальных насильно лишали силы.
  Так продолжается и до сих пор. Поэтому, как только мой дар проснулся, Эрлина уговаривала меня отправиться в столицу, чтобы поступить в академию, но я не могла этого сделать. Там меня могли узнать, даже не смотря, на другой цвет волос. Пусть я и не была в то время представлена ко двору, но многие меня знали, все-таки единственная дочь первого советника императора Хелиса. Я со слезами на глазах умоляла не отправлять меня туда, что меня просто напросто убьют.
  Знахарка понимала, что моя история темна и запутанна, она оставила меня здесь, в глуши Приозерного края, не смотря на то, что если меня найдут, даже не враги, а инквизиторы, мы умрем. Обе.
  За три года, что провела в этом небольшом доме, я многому научилась. Я привыкла обходиться только самым необходимым, забыла о жизни в роскоши и выполнении любых моих желаний. Как часто, в самом начале нашей жизни, Эрлина говорила мне тихим, спокойным голосом.
  - Хочешь - сделай сама. Здесь тебе прислуживать некому.
  И я делала, вначале неловко, затем все стало получаться, начиная от домашних дел до изготовления микстур для лечения. Теперь же я наравне с Эрлиной могла лечить людей и помогать скотине. Как ни странно, но нас не боялись. Хоть жили мы немного в стороне от деревни, любой мог прийти и попросить помощи, так как до ближайшего целителя был день пути. И они никогда не приезжали сюда.
  Облучье - тихая, спокойная деревенька в тридцать домов. С такими же добрыми и отзывчивыми людьми. За это время у меня даже появилось несколько подружек, но, ни одной из них, я не могла раскрыть свою душу. Для всех я была бедной сироткой, которую приютила тетка знахарка, но ни как не графиня с магическим даром.
  Мой дар стал и моим проклятьем. Я не могла справиться со стихией, любое волнение или потеря концентрации могли стать катастрофой. Эрлина помогала, как могла, но у нее были только элементарные знания, так как училась в Академии только пророчествам, а спросить было не у кого. Она научила меня медитации, так я смогла немного укротить огонь. Стало легче, стихия не боролась со мной, а дополняла меня. Но мой внутренний огонь был слишком сильным. Он был внутри меня. Остальные огненные маги могли подчинить пламя, но я создавала его. Мы не знали ни об одном таком случае за последние несколько столетий.
  В открытую колдовать я не могла, но и без магии уже не представляла себе жизни. Это часть меня и без нее я просто пропаду.
  - Тэя, тебе ничего не грозит здесь, и ты знаешь, что можешь жить столько, сколько понадобится, - Эрлина погладила меня по плечу. - Ты у меня еще такая малышка, - она вытерла мне слезы.- Иди, искупайся с девчонками. Они скоро зайдут за тобой.
  Я всегда поражалась тому, что эта красивая хрупкая женщина одна, у нее нет детей, которым она могла подарить всю любовь, которая в ней была.
  Однажды она рассказала мне свою грустную историю. Эрлина была из обычной семьи не богатой, но и не бедной, и когда у нее открылся дар провидения, ее, как и всех, отправили в Академию. Красивую девочку замечали, но для нее не было никого лучше воздушника, учившегося на год старше. Любовь вспыхнула сразу, закрутив в водовороте чувств. Даже видения о разбитом сердце, не могли остановить ее. Это случилось, когда он закончил учебу и просто не смог отказать родителям в приказе жениться на другой. А про девушку с рыжими волосами так и не вспомнил. С тех пор в сердце живет любовь и ненависть к мужчине, не дающие построить свое счастье.
  Эрлина бросила все и уехала в глухую деревню, чтобы быть обыкновенной травницей.
  
  Глава 2
  
  - Тэйка, выходи! Идем купаться! - прокричали несколько голосов под окнами. Эрлина улыбнулась.
  - Сходи, развейся. На костер сходи, там хоровод будет.
  - Но я же не доделала, - попыталась отговориться я, чтобы остаться дома и никуда не ходить.
  - Иди, иди, никуда не денутся твои травки.
  С тяжелым вздохом я накинула платок на голову и вышла к подружкам.
  - Наконец-то, мы уже думали, не дождемся, - посмеялась дочь кузнеца, Малена. Она отличалась большим ростом и крутыми плечами, но характер у нее был добрый и ласковый. Она всем дарила радость.
  - Пойдем скорее купаться, скоро костры зажгут на поляне, - вторила ей полная противоположность. Худенькая Мора - девушка с огромными карими глазами. Дочь старосты отличалась тихим нравом и грустными глазами, была болезненна, и только Эрлина спасала ее в холодные осенние дни. Может, поэтому, за спасение любимой дочери головы, к нам и относились так хорошо.
  Мы шумной стайкой побежали к озерам, где уже визжали и смеялись другие девушки. Скинув платье, оставшись только в белой нижней рубахе, я постаралась закрыть все терзающие меня мысли под замок.
  Расплетая косы, мы сидели на теплых камнях, когда Мора решила поделиться своей новостью.
  - Представляете, батюшка сказал, что в следующем месяце к нам приедут купцы из самой столицы, устроят ярмарку.
  Весть холодным ушатом вылилась на меня. Руки покрылись гусиной кожей, а черные кошки заскребли на душе.
  - Из самой столицы? Интересно, а представления давать будут? Вот, когда мы с батькой ездили в город, там такое показывали, что со смеху можно было умереть. Тэя, а ты уже видела их?
  - Что? - я не расслышала вопроса, полностью погруженная в себя. - А да, когда родители живы были, давно это было.
  - Ну, вот и посмотрим, - девушки принялись обсуждать предстоящее событие, но у меня больше не было желания.
  Меня все-таки уговорили сходить на костер, хотя я больше сидела, просто смотря на огонь. Он ластился ко мне, как старая кошка, но я не могла позволить себе его погладить, только не тогда, когда рядом столько народу. Здесь собралась вся молодежь деревни. Парни и девушки водили хороводы, отдыхая после тяжелой работы. Песни и смех лились со всех концов поляны, я же не могла найти в себе силы улыбнуться.
  - Тэя, что грустная такая? Обидел кто? Ты только скажи, мигом разберемся, - подсел ко мне сын гончара.
  - Нет, что ты, Аким. Просто грустно, - я попыталась улыбнуться. Парень был веселым и добродушным и всегда при возможности угощал меня сладостями. Я знала, что нравлюсь ему, но ответить на его чувства не могла.
  - Нечего грустить, пойдем, потанцуем, - как только я вложила свою ладошку в его, ночь закрутилась перед глазами. Тяжелые думы ушли, я постаралась просто отдаться танцу.
  Уже стоя у нашего с Эрлиной дома, Аким потянул за ленту в косе.
  - Красивая ты, Тэя! Жаль, не смотришь на меня, - щеки мои покрылись румянцем, я не знала, что ответить, только любви не было места в моем сердце сейчас.
  - Аким..., - я замялась, но парень улыбнулся мне, отпуская мои волосы.
  - Не стесняйся, не неволю тебя. Просто ждать буду, - он развернулся и широкими шагами пошел к деревне.
  Я смотрела ему вслед и думала, может плюнуть на все и остаться здесь в деревне? Выйти замуж за Акима, нарожать детей и забыть про все, что было.
  - Не твой это путь! Не твой, - на плечи опустились знакомые руки, согревая материнским теплом. - Тэя, внимательной будь, что-то грядет, а я не могу понять что. Тревожно и мне стало.
  Я обернулась, Эрлина стояла рядом с распущенными волосами и светящимися в темноте глазами, так было всегда, когда к ней приходило видение.
  - Ладно, утром подумаем, а сейчас спать пора, - она потянула меня к дому, но напряжение, так и не оставило меня.
  
  Глава 3
  
  Дни неслись за днями. Мы были заняты самыми обыденными делами. Кого-то полечить, травы собрать, разложить, перебрать. Я уставала и вечером моментально проваливалась в сон, где мама, теребя шаль, просила быть осторожной и беречь себя. Этот сон повторялся изо дня в день. Стоило мне рассказать об этом Эрлине, как женщина потемнела лицом.
  - Не к добру, - в этот момент раздался стук в дверь. Я вздрогнула. - Подожди здесь, не выходи.
  Она вышла, а я, не послушавшись указа, тихо пробралась за ней. Прислонилась спиной к стене, стала прислушиваться.
  - Приветствую, госпожа, - раздался молодой голос.
  - И тебе не хворать. Что привело? Лошадь подлечить или самого? - к ней просто так никто не приходил.
  - Да, нет, девушку ищу, - как только слова сорвались с его губ, меня обдало жаром, потом холодом. Я стояла ни жива, ни мертва. Точно знала, что это по мою душу.
  - Погадать что ли?
  - Нет, может слышали, здесь недалеко года три назад нападение было на небольшой отряд? Все погибли, а девушку, которая тоже была там, не нашли, вот и ищу ее. Может у вас в деревне она? Я ее брат.
  Мои глаза все больше раскрывались от ужаса, я прижала ладони ко рту. "О, Всемогущий, защити меня. Не для того я тогда убегала, чтобы так глупо попасться сейчас".
  - Да, откуда ж? У нас все свои, никого из пришлых нет, да и быть не может, кругом лес да болота. Знать сгинула она в них.
  - А говорят, что у вас племянница как раз тогда появилась, может она что-то знает.
  - Ну, появилась. Так это брата моего покойного дочка, я ж ее сама и привезла с самого Тартана, - я немного перевела дух, Тартан находился в двух неделях пути на восток отсюда, там родилась Эрлина и даже если захотят проверить, пускай.
  - А сама она не может сказать, может, что знает? - не унимался мужчина.
  - Так я ее на болота отправила, травки собирать. Может, к завтрашнему вечеру и придет.
  - Что ж это вы молодую девушку и на болота? Пропасть же может.
  - На то она и знахарка, чтобы знать, где не пропасть. Ты уж извини, некогда мне с тобой разговаривать. А сестрицу ищи, может и найдешь.
  Мужчина вскочил на коня и ускакал, поднимая пыль. Стоило Эрлине войти, как я облегченно выдохнула, руки плетями упали по бокам.
  - По твою душу. Как я этого не увидела? - она покачала головой. - Узнала брата?
  - Нет у меня брата, даже кузена нет. Есть только дядя, но у него ни жены, ни детей.
  - Ох, девочка! Уходить тебе отсюда надо. Вот, неспроста ярмарку затеяли, знают, что ты здесь. Но не бойся, в обиду не дам. Жди дома и никуда не уходи! Всем скажу, что в лес ушла, завтра будешь.
  Женщина поправила платок и вышла из дома. Я же скатилась по стене. Нет, что я уходила в лес на несколько дней, не было секретом, но что мне было делать дальше, я не знала.
  Я прошла в свою комнатку и из тайника достала конверт и нож. Как я сохранила их тогда, ума не приложу. Но стоило мне очнуться, как я нашла их у кровати, на которой лежала. Тогда я в панике заметалась по постели, собираясь снова сбежать, но нежный голос уговаривал, что все будет хорошо. Еще долго я не решалась вскрыть конверт, запечатанный перстнем моего отца. Перед тем как вскрыть печать, я просидела над ним часа три, проливая слезы по моим родителям. Внутри оказалась записка, состоящая только из имени "Неро тер Валес". Я никогда не слышала его, но понимала, что папа никогда бы не написал это просто так. Кто этот человек? Предатель или помощник?
  Я сжимала в руках рукоятку ножа, вспоминая тот день. Единственное, что я понимала, что здесь мне больше не жить. Не могла подвергать еще большей опасности Эрлину, нужно уходить, но куда? Где я могу спрятаться? На ум пришел только Тартан, ведь они уже поняли, что я туда не пойду. Скорее всего, будут проверять близлежащие поселки и города. Решила не тратить время и собрать нехитрый скарб в дорогу. Я была на кухне, когда складывала в сумку хлеб и сыр.
  - Вот, торопыга, сказала же, жди и никуда не ходи, - Эрлина возникла неожиданно, она испугала меня так сильно, что из рук вывалилось все, что я держала. Женщина недовольно на меня посмотрела. - Я тебя когда-нибудь подводила?
  Я помотала опущенной головой, стараясь, чтобы слезы не покатились из глаз. Я знала, что обидела ее своим недоверием.
  - Я не хотела, чтобы ты пострадала, - всхлипнула.
  - Знаю, но сколько раз говорить, что на горячую голову делать ничего нельзя. И возьми себя в руки! Без дома я остаться не хочу, - Я обернулась, свечи пылали, пламя поднималось на несколько локтей вверх, грозя поджечь занавески. Постаралась взять себя в руки, с каждым глубоким вдохом огонь становился все меньше, пока не исчез совсем. Эта стихия была строптивой, и не всегда мне удавалось ее подчинить.
  Женщина подобрала мой мешок.
  - Завтра на рассвете вместе с Акимом и его отцом едешь в Лучин. Оттуда на почтовой карете в Тартан. Там у меня есть небольшой домик, переждешь некоторое время, а потом сама решишь, куда дальше. Искать там не будут. Этот дом не на мое имя, так что главное добраться до города.
  -Спасибо! - я обняла Эрлину, вдыхая, ставший родным, запах.
  - Ох, девочка, береги себя, - эти слова эхом отозвались во мне.
  Большую часть вечера и ночи мы собирались. Ведь мне предстоял долгий путь. Я не смогла сомкнуть глаз, и когда Эрлина постучала в дверь, была полностью готова.
  Сидя за столом, обводила взглядом домик, который стал моим убежищем, моим спасением.
  - Тэя, возьми, - Эрлина протягивала мне кошелек, маленький камешек на веревочке и какой-то свиток. - Это, чтобы огонь усмирить, - указала на подвес. - И запомни, теперь ты Тэяна Риттер, моя дочь, - я, непонимающе, смотрела на нее.
  - Помнишь, я рассказывала тебе свою невеселую историю? Так вот, у меня была дочь, но ее забрали родители Виктора, когда выяснилось, что его жена бесплодна. Я ничего не могла сделать, чтобы помешать им. Теперь у нее другое имя и положение, - она вытерла набежавшие слезы. - Надо торопиться.
  - Я не могу принять, - прошептала, не представляя, как много пережила моя наставница.
  - Можешь, я не хочу потерять и вторую дочь тоже, - она притянула меня к себе. - Тэя, ты должна выжить! И обязательно сообщи мне, как доберешься.
  Я согласно закивала головой, голоса не было, его душили слезы. Она уже давно рассказала, как во времена учебы, они шифровали послания, которые никто не мог прочитать.
  Скрип телеги отвлек нас, Эрлина спрятала в мои потайные карманы кошель и свиток, а камушек повесила на шею, пряча в вороте.
  - Доброе утро, господин Полыш. Аким! - поприветствовала я мужчин.
  - Привет! - Аким улыбнулся, спрыгивая, чтобы помочь мне.
  - Доброе, Тэюшка. Что ж ты, Эрлина, девку одну отправляешь? - господин Полыш неодобрительно покачал головой.
  - Она уже взрослая, - в ответ улыбнулась знахарка. Еще раз обняла меня и попросила быть осторожной. - Храни тебя, Великие Боги.
  Я забралась под навес, потихоньку вытирая слезы. Увижу ли я ее еще когда-нибудь? Что ждет меня там, в неизвестном городе?
  
  Глава 4
  
  Аким, казалось, не замечал, что мне плохо, или, наоборот, старался поднять мне настроение. Он шутил, рассказывал странные истории и городские легенды. Я же не могла найти себе места, мне казалось, что вот-вот раздастся стук копыт, и мы погибнем.
  - Тэя, Эрлина сказала, что ты поедешь на сервер в Нортон за какими-то травами. Неужели у нас такие не растут?
  Мы сочинили эту легенду для того, чтобы сбить со следа преследователей. Но будем надеяться, что этого не понадобится.
  - Да, это очень редкая трава, но без нее зимой никак. Она лечит практически все.
  - Понятно, жаль, тебя же не будет тогда целый месяц, а мне бы хотелось с тобой встретить летнее солнцестояние.
  От волнения я затеребила косу, все прекрасно знали, что если парень и девушка вместе встречают эту ночь, то к осени жди свадьбу.
  - Аким, мне жаль, - я потупила взор и замолчала. Молодой человек понял без слов и немного отстранился. Мне не хотелось обижать этого славного парня, но открыться ему я не могла. Еще немного повеселив меня, он пересел к отцу, а я смогла вздохнуть чуть свободнее.
  Мы несколько часов медленно катились по тракту, нас обгоняли немногочисленные всадники, и каждый раз мое сердце останавливалось, но стоило им проскакать мимо, пускалось вскачь, грозя вырваться из груди.
  Ближе к вечеру мы подъехали к городу, там, у ворот, столпились люди, телеги, каждого осматривали и взимали налог за проход. Господин Полыш обернулся ко мне.
  - Тэя, у тебя через час отправление от северных ворот. Никого ждать не будут. Тебе придется самой в город идти, а то с нами совсем опоздаешь.
  Я поблагодарила их и нетвердым шагом пошла к воротам, которые высились впереди. Аким догнал через пару шагов, быстрым движением повязав на косу маленькую голубую ленту.
  - Я буду ждать тебя, - шепнув на ухо, он убежал обратно к отцу. Я же решила не думать об этом сейчас, ведь голубая лента считалась знаком глубокой любви, и ее повязывали своим невестам на праздник солнцестояния. На данный момент главным для меня было сбежать и выжить. Я незаметно стянула лоскуток и спрятала в карман.
  Медная монетка впивалась в вспотевшую ладонь, и чем ближе я подходила, тем страшнее мне становилось. Я боялась, что могу потерять концентрацию, и огонь взметнется ввысь. Боялась того, что по документам дочери Эрлины меня не пропустят, а кинут в тюрьму, где я все равно попаду к инквизиторам, а может, и к своим преследователям.
  Поправив небольшой мешок на плече, и натянув платок пониже, встала в очередь. Вокруг кричали и ругались, толкались, но я не могла поднять глаз, чтобы оглядеться. Когда подошла моя очередь, я была уже ни жива, ни мертва. Трясущейся рукой протянула свиток караульному.
  - И кто ж такую красоту одну отправил? - нагло заулыбался мужчина, показывая ряд желтых зубов. - Так, так. Кто же это ты у нас? Тэяна Риттер. Пройдем, досмотрим тебя.
  Внутри меня все похолодело. Никого, из впереди стоящих, не уводили, чем же я так провинилась? Хотя в мозгу всплыла причина, но как поступить я не знала.
  - Ну, чего стоишь? Пошли. Посмотрим, что ты нам привезла, - гадко оскалился он. Я в панике обернулась на людей, ища защитников, но все отводили взгляд или отворачивались. Мужчина крепко схватил меня за руку, резко дернув на себя. Я так растерялась, что врезалась в его грудь. Меня накрыло удушливой волной, от которой в горле поднялась тошнота.
  "О, Богиня-мать, помоги мне!!!" мысленно призывала на помощь.
  - Что происходит? - раздался совсем рядом звучный бас. Мужчина напрягся.
  - Ничего, хотел досмотреть, но она сопротивляться начала. Что-то прячет девка.
  Я огромными глазами следила за мужчинами.
  - Знаю я, как ты проверяешь. Отпусти, - пробасил начальник, рассматривая мои документы. Караульный моментально выпустил меня, немного оттолкнув. Я же осталась стоять, прижимая к себе мешок, - Первый раз в городе?
  Я нерешительно закивала головой. Мужчина был похож на огромного медведя с покладистой бородой и широкими плечами, но глаза его были добрыми. Этот в обиду не даст.
  - Тэяна, проходи, - я нерешительно протянула монетку, на что он покачал головой. - Лучше пряник себе купи, а то смотреть страшно, вдруг сломаешься, - рассмеялся он. Люди позади загудели, недовольные тем, что я прошла без оплаты, но мне было все равно, главное, что и в этот раз Боги помиловали меня.
  Я отошла буквально на пару шагов, как меня снова догнал раскатистый бас.
  - Идти, хоть знаешь куда?
  Я кивнула, посылая несмелую улыбку. Мужчина помахал на прощанье рукой, снова поворачиваясь к очереди. Я же, прибавив шаг, направилась к восточным воротам города, чтобы успеть выехать в сторону Тартана.
  Как давно я не была в городах. Меня оглушило, стоило выйти на площадь. Люди спешили по своим делам, ругались и смеялись, казалось, я попала в совершенно другой мир. Там в деревне все было тихо и спокойно, а самое главное чисто. Здесь же под ногами неприятно чавкала какая-то жижа, горы мусора лежали прямо под окнами домов. Вонь стояла такая, что слезились глаза. Я подобрала немного платье, чтобы не запачкать подол и быстрым шагом направилась в нужную сторону. Эрлина хорошо меня подготовила, и по приметам минут через двадцать я была уже у восточных ворот. Билет труда купить не составило, и я еще раз с облегчением вздохнула, когда села в почтовую карету напротив матери и дочери. Конечно, можно было пройти порталом, но это стоило баснословных денег. Ими могли пользоваться только аристократы или очень богатые люди, у нас таких денег не было.
  Женщина неодобрительно на меня посмотрела. Я прекрасно понимала, что молодая девушка не может ехать одна на такое дальнее расстояние, но что-то изменить я не могла.
  - Добрый день, госпожа, - поздоровалась я с ней.
  - И вам. Простите за нескромный вопрос, что заставило такую молодую девушку отправиться в путь одной? - она прошлась по моему хоть и неновому, но добротному платью и расписному платку, закрывавшему волосы, ледяным взглядом.
  - Я - сирота, еду к тете, а там, где я жила, нет дела до проблем чужих детей.
  Ее взгляд стал теплее, но в нем все еще сквозило недоверие.
  - Как же так получилось, дитя?
  Мы с Эрлиной заготовили общую историю, рассчитывая, что ни с кем тесных контактов заводить я не буду. Но сейчас понимала, что если не расскажу вполне реальную историю, женщина будет подозревать меня во всем. Она не может провести две недели в одной карете с одинокой девушкой, когда рядом сидит ее дочь.
  Начав свою историю, я старалась запомнить ложь, чтобы потом не попасться на ней же.
  - Мы с мамой жили вдвоем. Отец погиб на охоте лет пять назад. Мама так и не оправилась, стала много болеть и недавно покинула меня, - на глазах навернулись слезы, ведь я действительно потеряла всех. - У меня осталась только тетя, но у нее четверо детей, и она не смогла забрать меня. Поэтому мне пришлось самой ехать в город. Вы даже не представляете, сколько страху я натерпелась, я ведь ни разу не была одна.
  Женщина, видимо, поверила моим словам и нерешительно похлопала по плечу. Ее дочь же сидела в самом углу, сложа руки на коленях, грустно поглядывая на меня.
  - Тебе больше не стоит переживать, эту поездку ты будешь с нами. Меня зовут госпожа Иво, а это моя дочь - Лукреция, - девушка затравленно улыбнулась. На вид ей было лет двадцать. Довольно высокого роста с простым лицом: широкий рот и близкопосаженные глаза. Все это не делало ее красавицей, но доброта и мягкость, могли превратить ее в симпатичную девушку. Мать ее же, напротив, была роскошной дамой, стройной, но сразу видно очень строгой. Так что в путешествии я могла не переживать за свою честь, госпожа Иво позаботится об этом. Осталось только добраться до Тартана.
  - Очень приятно, я - Тэяна, - как можно милее улыбнулась я.
  Мы наконец-то тронулись. Наша карета присоединилась к торговому обозу. Я смогла вздохнуть немного свободнее, так как к нему прилагалось еще пятнадцать человек стражи. Надеюсь, они знают свое дело.
  Мы ехали уже несколько часов, не останавливаясь. Напряжение прошедших дней давало о себе знать. Я то проваливалась в сон, то снова просыпалась. Мои попутчицы занимались своими делами. Девушка читала, хотя при такой тряске - это было довольно сложно. Госпожа Иво вышивала, я же старалась выглядеть расслаблено, чтобы у них не возникло подозрения, что я сбежала от кого-то.
  Первая остановка была ближе к вечеру у придорожного трактира. Я с наслаждением выбралась из душной кареты, хотя бы немного размять застывшие мышцы.
  - Тэяна, у тебя есть деньги на ужин и ночлег? - спросила меня женщина. Я прекрасно понимала, что она не хотела брать нахлебницу.
  - Конечно, госпожа Иво, тетушка оплатила мне дорогу, да и матушка оставила, - я грустно улыбнулась.
  - Хорошо, думаю, у них найдется комната на трех человек, - она как таран прошла в таверну, а мы следом за ней. Как она и говорила, комната нашлась и стоила даже дешевле, чем я рассчитывала.
  Я безумно устала, не смотря на то, что хоть и спала в дороге, мои глаза закрывались, и я с трудом высидела ужин. Мои попутчицы тихонько разговаривали, когда к нам подошел подтянутый пожилой мужчина с шикарными усами и бородой.
  - Доброго вечера, дамы. Я хотел представиться - Рихтер Юнос, глава гильдии купцов. Надеюсь, наше путешествие пройдет спокойно.
  - Это очень хорошо, - вступила в разговор госпожа Иво, мы же с ее дочерью молчали, как и положено приличным девушкам. - Нам ничего не угрожает?
  - Вам абсолютно не за что переживать, сейчас дорога спокойна, тем более, с нами отряд охраны из пятнадцати человек. Если Вам что-то понадобится, вы смело можете обращаться сразу ко мне.
  - Спасибо, господин Юнос, - склонила голову женщина.
  - Всего доброго, - поклонившись, он ушел в сторону мужчин, сидевших за дальним столом.
  - Думаю, нам пора подниматься, сегодня был тяжелый день, и не мешает отдохнуть.
  С тяжелым вздохом я последовала за матерью и дочерью. О, Всемогущий, дай мне сил пережить эту поездку. Госпожа Иво подавляла своим характером. Ее авторитет был незыблем, и существовало только одно правильное мнение. Теперь я понимала, почему ее дочь была такой тихой и покорной. Как оказалось, Лукрецию везли свататься. Это был ее последний шанс не остаться старой девой. Я всем сердцем желала ей счастья и хоть чуть-чуть свободы. Ведь это не возможно - находиться все 24 часа под взглядом надсмотрщика.
  Дни слились в одно пятно, с рассветом садились в карету, проезжали несколько часов без остановки, небольшой привал для обеда и опять тряска по проселочным дорогам до ночи. Ночлег в придорожных тавернах. Госпожа Иво черным коршунов сидела над нами, мы не могли даже поговорить между собой, не то, что с другими попутчиками. Помимо нас еще было несколько женщин, простых торговок, с которыми не следовало разговаривать приличным девушкам. Видимо, она и меня причислила к хоть и обедневшей, но аристократии, я не стала ее разубеждать в этом. Пусть думает, что хочет, ведь если будут искать, то простая травница ни как не свяжется с осиротевшей дворянкой.
  
  Глава 5
  
  Прошла неделя с начала пути, и этот день не задался с самого утра. По небу ползли низкие тучи, ветер трепал деревья, грозя обломать огромные ветви. Люди с опасением поглядывали наверх, я же наблюдала за ними.
  Карета резко остановилась, и мое сердце подпрыгнуло к горлу. Впереди послышались крики. Незаметно опустив руку в складки платья, нащупывала рукоятку ножа, стараясь дышать ровно, чтобы не выпустить пламя. С каждым днем это становилось все сложнее. Нервное истощение давало о себе знать.
  - Что случилось? - выглянула из кареты госпожа Иво.
  - Не стоит волноваться. У повозки сломалось колесо. Починка займет от силы полчаса, и сразу двинемся в путь,- прокричал Рихтер, объезжая обоз на лошади и успокаивая пассажиров.
  Я с облегчением отпустила побелевшие пальцы и последовала за женщинами, чтобы отдохнуть от тесноты.
  Мы прошли вперед, туда, где сломалась повозка. Вокруг уже собралась толпа, обсуждая и подсказывая мужчине, который менял колесо, но его сил явно не хватало, чтобы с этим справиться. На помощь ему пришли несколько человек из охраны, остальные же распределились по всему периметру, зорко наблюдая за лесом. Нам, можно сказать, повезло, мы остановились на поляне, где можно было спокойно устроить привал.
  В назначенные полчаса не уложились, а дождик стал накрапывать сильнее. Господин Юнос распорядился готовиться к ночлегу, так как стало понятно, что никуда в ближайшее время мы не двинемся, а ехать в темноте опаснее, чем переночевать здесь. Женщины в ужасе переглядывались, не представляя как можно спать на голой земле, но мне было все равно. Может все-таки природа поможет немного расслабиться.
  Я бродила недалеко от телеги, собирая землянику, когда услышала голос нашего начальника охраны.
  - Навались, ребята, - я неосознанно посмотрела на него. О таких мужчинах, как господин Ледле, пишут в романах. Высокий рост, массивный разворот плечей и грозный вид - могучий и бесстрашный воин. Насколько я слышала, он побывал на многих войнах и был закален боем, но при этом оставаясь человеком справедливым, хоть и строгим. Он не прощал ошибок, но давал последний шанс. Мужчины его уважали, а девушки и женщины обожали. Даже сейчас несколько из них с горящими глазами наблюдали, как он в штанах и простой рубахе помогает остальным.
  Невольно я тоже засмотрелась, а когда наши взгляды встретились, моментально покрылась румянцем и опустила голову. Еще не хватало, чтобы он сравнил меня с остальными. Каждый вечер все члены отряда занимались тренировками, и это было незабываемое зрелище. Мужчины были подтянуты и сильны, но их капитан выделялся всем.
  Я не увидела, как это произошло, услышала только предостерегающий крик одного из мужчин и тихое рычание Ледле.
  - Господин, простите, - я подняла голову, пытаясь понять, что происходит. Оказалось, что подпора не выдержала вес повозки, и сломанный деревянный кол прошелся по руке начальника охраны.
  - Все нормально, - Ледле опустил руку, из которой лилась кровь.
  - Капитан, нужно перевязать. Лекарь есть? - крикнул его помощник. Я сомневалась всего секунду, чтобы быстрым шагом направиться к ним, по дороге сорвав так необходимые сейчас травки.
  - Дарен, оставь, это просто царапина и хуже бывало, ты же знаешь, - отмахнулся от помощника Ледле. Женщины огромными глазами смотрели на него, а кровь с руки так и капала в траву.
  - Господин Ледле, - тихо проговорила, подходя ближе, - если рану не обработать она может воспалиться, а это грозит ампутацией руки.
  - Где же ты нашлась, такая умная? - он улыбнулся, хотя глаза внимательно осматривали меня. - Хорошо, уговорила, сама обработаешь? Или позовешь кого?
  Он смеялся надо мной, я четко понимала это, но ничего с пылающими щеками, сделать не могла.
  - Сама. Только, если вы позволите мне это сделать.
  - Позволю, - еще раз улыбнулся мужчина. Он был настолько огромного роста, что мне пришлось запрокинуть голову, чтобы встретиться с взглядом его голубых глаз.
  - Только мне нужно взять необходимые вещи из кареты, а вы пока стяните края раны, - я протянула ему свой платок и лист мать-и-мачехи.
  - Жалко такую красоту портить, - покачав головой, он резко дернул за рубаху и оторвал кусок полотна, протягивая его мне. - Она почти чистая.
  Я больше не терялась, выполняя привычную работу, сколько раз к нам с Эрлиной приходили. Стянула края раны и, обмотав ее, быстрым шагом направилась к карете за своими вещами.
  - Тэяна, незамужней девушке не пристало, трогать голого мужчину. Это не приемлемо, - почему-то в этот момент, я разозлилась. Как эта женщина не может понять самых простых вещей, что иногда приходится пренебречь правилами хорошего тона?
  - Госпожа Иво, неужели мне нужно дать ему истечь кровью, или чтобы в рану попала зараза? Тогда через несколько дней начнется заражение, и его рука начнет гнить. В лучшем случае, он останется без руки, а в худшем умрет, если воспаление пойдет дальше.
  Женщина смотрела на меня огромными глазами. Я понимала, что ответила ей крайне грубо, и, возможно, остаток пути она отречется от меня. Но мне было все равно, я должна была помочь человеку.
  - Да, да, конечно, ты права. Это очень опасно, - она отвернулась, а я направилась к костру, возле которого одиноко сидел капитан.
  
  Глава 6
  
  Ледле сидел, закрыв глаза и опустив голову. Его длинные светлые волосы, выбившись из заплетенных кос, прилипли к влажному лбу. Я знала, что рана была глубокая и очень болезненная, но капитан был сильным человеком и старался не показывать свою слабость. Он напомнил мне Генриха. Тот тоже всегда отшучивался, как бы плохо ему не было.
  Я решительно присела рядом, он открыл глаза и улыбнулся.
  - Госпожа, все нашла, что ей нужно будет?
  - Да, господин Ледле. Подождите немного, мне нужно приготовить мазь, - Я растирала листья крапивы и полыни, выдавливая сок для обработки раны, стараясь не обращать на него внимания, но чувствовала всем телом его изучающий взгляд, но он молчал, а я стеснялась что-то сказать.
  Промыв рану, я пришла к выводу, что ее нужно зашивать, как я и предполагала, она была очень глубокой. Но помимо этого в ней застряли десятки заноз, а это было уже намного хуже. Я подняла голову:
  - Господин Ледле, кровь остановилась, но мне нужно вытащить все осколки, а потом зашить рану.
  - Делайте то, что считаете нужным, госпожа Риттер, - я даже удивилась, что он знал мое имя. Конечно, не совсем мое, но мне было приятно.
  - Выпейте, это облегчит боль и поможет организму быстрее справиться с инфекцией, если она уже попала, - я протянула ему кружку, в которую налила настой из лекарственных трав. Ледле, не раздумывая, выпил все. На душе потеплело, значит, он доверяет мне, если бы это было не так, близко бы к себе не подпустил.
  Обработав инструменты, я принялась аккуратно вытаскивать щепки. Мужчина был напряжен, что не удивительно. Но держать сильную ладонь, было приятно. Я первый раз так близко находилась к постороннему мужчине, который так влиял на меня. Руки машинально делали свое дело, а в голове метались мысли, как испуганные птицы.
  Удалив все, еще раз обработав рану, принялась ее зашивать. Аккуратные стежки стягивали края, а я удивлялась, что за это время к нам никто так и не подошел. Обычно, рядом с капитаном всегда было полно народу. Я наблюдала за ними в течение этой недели и пришла к выводу, что его очень любят, он умеет расположить к себе, и люди сами тянутся к нему.
  Я осталась довольна проделанной работой, и, наложив заживляющую мазь из своих запасов, замотала предплечье чистым бинтом, подняла голову.
  - Теперь все, только не напрягайте руку, а то швы могут разойтись, и обязательно нужно будет делать перевязки утром и вечером.
  - Но вы же поможете мне это сделать? - капитан сверкнул своими голубыми глазами, а я зарделась еще больше.
  - Конечно, господин Ледле, - я стала собирать свои вещи, но мужчина аккуратно взял меня на руку и поцеловал ладонь, задерживаясь дольше положенного приличиями.
  - Спасибо, госпожа Риттер, - меня прошибло током. Если бы мы были в обществе, то это был бы скандал, я нерешительно высвободилась.
  - Всего доброго, господин Ледле, - чуть ли не бегом направилась к себе. Я слышала, как за моей спиной, он рассмеялся. Вот, негодяй! Он прекрасно все понял.
  Пока я мылась у ручья, ко мне подошла Лукреция, в коем-то веке без матери.
  - Тэяна, где ты так научилась? Это так необыкновенно. Неужели ты маг?
  Меня в который раз обдало холодным потом. Хотя девушка даже не знала, насколько близка истине.
  - Нет, что ты, - натянуто рассмеялась я. - Просто у нас в деревне лекаря нет, а до ближайшего день пути, - практически не соврала я. - У нас все знают, как можно помочь себе самому.
  - Вот бы и мне так научиться, только жаль маменька не разрешит. Это же неприемлемо, - она грустно улыбнулась.
  - Но ты же скоро выйдешь замуж, и, возможно, супруг тебе разрешит расширить твои знания.
  Она покачала головой, опуская глаза, которые налились слезами.
  - Нет, мой будущий муж....- она тяжело вздохнула. - Он очень строгих правил, может быть еще хуже, чем маменька. Да и старше ее лет на десять.
  Я вскинула голову. Как? Как можно отдавать эту милую девушку за старикашку?
  - Мне жаль. Правда, - я положила руку ей на плечо.
  - Не стоит. Я же знаю, что не красавица и возраст у меня. Я никому уже не нужна, да и не нужна была никогда. Мне почти двадцать пять и это мой единственный шанс выйти замуж за достойного человека и родить ребенка, - она еще раз грустно улыбнулась.
  Я даже не представляла, что можно сказать, но была уверенна, что мои родители не заставили бы меня выйти замуж за человека, который мне в не то, что в отцы, в дедушки годится. Нет, я прекрасно знала, что в основном замуж выходят до двадцати, но сама я была не готова, тем более без любви.
  Я сразу вспомнила родителей. Они пронесли свои чувства через всю жизнь и всегда так трогательно относились друг к другу. На глазах навернулись слезы.
  - Не переживай, все будет хорошо! - девушка согласно кивнула, и мы направились обратно в лагерь, где так аппетитно пахло ужином.
  
  Глава 7
  
  Мне кусок в горло не лез от волнения. Уже начало смеркаться, а лес нагнетал темноту. Я постоянно оглядывалась, но старалась это делать незаметно, чтобы не вызывать подозрения. Вздрагивая от каждого шороха, все-таки направилась в палатку, которую делила с госпожой Иво и Лукрецией.
  - Тэяна, ты молодец! Ты помогла капитану, но я все же не одобряю того, что ты одна находилась при нем столько времени, - завела опять разговор госпожа Иво.
  - Понимаю, - потупила взор, стараясь скрыть раздражение. За три года, что я прожила в деревне, отвыкла от правил, которые нужно соблюдать. У нас все было проще, хотя у меня всегда присутствовало смущение, когда рядом был мужчина.
  Лагерь потихоньку засыпал, раздавались редкие переговоры дозорных, я же опять не могла найти себе места. Стараясь лежать неподвижно, прислушивалась к тому, что творится снаружи. Ведь если преследователи найдут меня, не пощадят никого. Сердце застучало быстрее, я подвергаю опасности всех этих добрых людей. Мысли крутились нескончаемым потоком.
  Тогда три года назад я клялась, что отомщу убийцам родителей, но так и не узнала, как мне это сделать. У меня не было ничего, что я могла бы противопоставить сильному магу и его приспешникам. На глаза наворачивались слезы бессилия. За три года, как открылась стихия я только и смогла научиться сдерживать ее и делать простейшие вещи, например, зажечь свечу или костер, но о большем речи и не шло. Мне бы найти мага, который научит меня, но это опять несбыточные мечты. Ведь только в Академии могут развивать дар, иначе меня просто его лишат. Замкнутый круг. Усталость все-таки взяла свое, и я провалилась в тяжелый сон.
  Утро началось с обычных вещей, небо прояснилось, и путь мы могли продолжить сразу после завтрака. Набравшись смелости, я решила отправиться на поиски моего больного, ведь повязку нужно было поменять, наложив новый слой мази, которую я подготовила заранее, чтобы не очень долго находиться рядом с капитаном. Что ни говори, а он очень сильно смущал меня.
  Мужчину нашла у дальнего костра в окружении его подчиненных. Он размахивал мечом, нагружая раненную руку. Я была возмущена, он же сведет к нулю все мои усилия, и была так занята своим праведным гневом, что не заметила, как передо мной вырос молодой рыжеволосый парень.
  -Здравствуй, красавица! Помочь тебе чем-то? - он обнажил белоснежные ровные зубы. - Я готов на все, что угодно.
  - Нет, спасибо, мне нужен... - но не успела я договорить, как тот, кого я искала, подошел сам.
  - Тит! - пророкотал мужчина, грозно сверкая на подчиненного взглядом. - Госпожа Риттер ко мне. Свободен.
  Парень стушевался, и что-то пробормотав, быстро скрылся из виду. Я так растерялась, что весь мой гнев прошел, а его место заняло стеснение.
  - Доброе утро, госпожа Риттер, я могу Вам чем-то помочь? Вы бы не подошли к мужчинам, если бы это не было что-то важное?! - его взгляд изучал меня, пытаясь проникнуть в самую душу.
  - Доброе утро, капитан Ледле, - постаралась взять себя в руки и не отступать от намеченной цели. - Да, Вы правы, я не просто так подошла.
  - Так что же Вас привело ко мне? - он явно насмехался надо мной.
  Я вскинула голову, заглядывая в его глаза.
  - Мне нужно поменять Вам повязку и проверить, не испортили ли Вы мои труды, - я опустила взгляд на меч в его руке.
  Мужчина улыбнулся.
  - Вы и вправду считаете, что эта царапина стоит столь пристального внимания? - мои щеки покрылись румянцем, и я готова была провалиться сквозь землю.
  - Да, Ваша рана опасна, и нельзя все пускать на самотек. Прошу Вас, покажите руку.
  За его спиной все разговоры стихли и, казалось, что весь лагерь замер, наблюдая за нашим разговором.
  - Как я могу отказать красивой девушке? - еще раз рассмеялся капитан. - Вы хотите осмотреть ее здесь или в моей палатке?
  В этот момент мне стоило огромных усилий сдержать рвущееся наружу пламя. Что он себе позволяет? Он, что ж думает, что я его так соблазнить хочу? Не знаю, что отразилось в моих глазах, но улыбка пропала с его лица. Мужчина сделал небольшой шаг назад и выпрямил спину.
  - Госпожа Риттер, прошу простить меня за невежественное отношение к Вам. Пройдемся к костру, там Вам будет удобней.
  На глаза наворачивались слезы обиды и стыда, но я поборов желание позорно сбежать, последовала за ним. Мы присели на бревно, и я стала выкладывать все необходимое.
  Мужчина вытянул руку. Он сидел неподвижно, стараясь не соприкасаться со мной. Я же, не поднимая головы, занялась своим делом.
  Размотав рану, осмотрела ее, и, оставшись довольной результатом, принялась обрабатывать и наносить лечебную мазь.
  - Тэяна, - я вздрогнула, когда Ледле назвал меня по имени. Это было неприемлемо, как сказала бы госпожа Иво. - Правда, простите меня! Я не хотел Вас обидеть. Просто за столько времени перестал доверять людям.
  - Вас можно понять, - прошептала я. Ведь могла его понять, стоит только заметить взгляды, кидаемые на нас женщинами, чтобы понять, что мне стоит опасаться еще и их.
  - Я просто не ожидал простого человеческого волнения, - капитан подарил мне нежную и добрую улыбку, на которую я не могла не ответить.
  - Пожалуйста, постарайтесь не нагружать руку хотя бы пару дней, нужно чтобы швы срослись. И нужно обязательно вечером сделать перевязку.
  - Я постараюсь, - кивнул он. - Я провожу вас.
  - Не стоит. Мы и так дали пищу для разговоров, а нам еще целую неделю в пути.
  - Я не дам Вас в обиду, - Ледле встал, помогая подняться и мне. С пылающими щеками, я быстрыми шагами прошла к ручью.
  Ополоснув руки, я решила остаться здесь, чтобы привести мысли в порядок, но не прошло и пяти минут, как рядом со мной появилась тень, я вздрогнула, на меня с ненавистью смотрела девушка с темными, как ночь глазами.
  - Не смей подходить к нему, он мой! - прошипела она. Я, не придумав ничего лучше, решила сделать вид, что ничего не понимаю.
  - Простите, кто?
  Девушка сжимала кулаки.
  - Не притворяйся. Тарон - мой!
  - Я на него не претендую! И соперницу во мне можете не искать. Я просто хотела помочь, теперь вы можете этим заниматься сами, - я подняла руки, признавая, что не препятствую.
  Девушка обвела меня победным взглядом и, взмахнув длинной косой, ушла к лагерю. Через несколько минут я последовала за ней, нас ждал впереди тяжелый путь.
  Опять время тянулось и тянулось, мои попутчицы молчали, но я замечала, как Лукреция с каждым днем становилась все несчастней. Не знала, как помочь девушке, и мне становилось больно от того, что она будет несчастна, если послушает свою мать. Я была в этом уверенна.
  За весь день с Ледле я больше не пересекалась и была сильно удивлена, когда вечером в нашу комнатушку постучались. Дверь открыла госпожа Иво, я же сидела за столом, смотря на огонь свечи.
  - Господин Ледле, чем можем быть обязаны? Что-то случилось? - обеспокоенно спросила женщина, а я встрепенулась, поймав взгляд голубых глаз.
  - Нет, все в порядке, но мне нужна госпожа Риттер. Моя рана беспокоит меня. - Стоило только произнести эти слова, как я уже подходила к ним.
  - Что случилось? Швы разошлись? - я обеспокоенно смотрела на рукав, выискивая следы крови на нем.
  - Проходите, - вмешалась госпожа Иво, недовольно покачав головой, пропустила капитана внутрь. - Мы побудем здесь.
  Она отошла к дочери, которая сидела у окна.
  - Что случилось? - шепотом поинтересовалась я, когда мужчина сел за стол.
  - Почему вы не пришли? - в голосе не было смеха, он спрашивал абсолютно серьезно.
  - За Вами есть, кому ухаживать, и сделать перевязку не нужно большого труда.
  - Вас Голла обидела? - сверкнул капитан взглядом, желваки на щеках ходили ходуном.
  Наверно, так звали ту девушку.
  - Нет, что вы, - я не знала, что еще сказать и попросила показать рану. Я чувствовала в который раз на себе изучающий взгляд, под которым щеки горели ярче.
  Поблагодарив, капитан ушел, а госпожа Иво отвернулась от меня, ни слова больше не говоря, Лукреция лишь пожала плечами. Сил моих оставалось все меньше, скорее бы город, там можно спокойно перевести дух. За ночь я опять не смогла сомкнуть глаз. К основным моим страхам прибавились мысли о Ледле. Он странно стал себя вести, и Голла, что от нее можно было ожидать после сегодняшнего вечера.
  Едва забрезжил рассвет, как мы снова выдвинулись в путь. В карете преобладало давящее молчание, я же наблюдала за капитаном, который теперь часто ехал рядом с нами.
  - Тэяна, будь благоразумна! - впервые за несколько часов проговорила госпожа Иво. Я недоуменно на нее посмотрела. - Господин капитан проявляет знаки внимания, но такой человек, как он, не может составить приличной девушке хорошую партию.
  - Но я не... - женщина взмахом руки остановила меня, продолжая:
  - Ты еще слишком молода, чтобы понять это. Ты думаешь, что он воспылал к тебе чистыми чувствами за твою помощь? Но это не так! Он может петь какие угодно речи, но меня нельзя обмануть. Он взрослый мужчина, который погубит твою добродетель.
  - Матушка, может, вы не правы! - проговорила Лукреция, сжавшись под строгим взглядом матери. - Он так смотрел на нее, это все заметили, и капитан Ледле очень благородный человек.
  - Лукреция, не вмешивайся! Если бы он был благородным, как ты говоришь, никогда бы не стал наемником. Ты слишком глупа для того, чтобы понять это.
  Девушка замолчала, опустив голову. И я поняла, что она впервые решилась на противостоянии матери.
  - Тэяна, ты уже не в том возрасте, чтобы думать о любви и мечтах, пора позаботиться о будущей жизни. Тебе стоит найти хорошего мужа, который будет для тебя опорой, - пафосно продолжала женщина, но я не слушала ее, а как болванчик кивала головой.
  На привале мне захотелось остаться одной. Я больше не могла слушать госпожу Иво. На данный момент я не в состоянии думать не только о любви, но и о ближайшем будущем. В Тартане меня могло ждать все, что угодно. Было откровенно страшно за завтрашний день. Я настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, когда подошел капитан.
  - Госпожа Риттер, с Вами все в порядке? - он поправил светлые волосы, опять выбившиеся из кос.
  - Да, спасибо. Как Ваша рука? - я оглянулась, но за нами никто не наблюдал, я с облегчение вздохнула.
  - Отлично, благодаря Вам, - он протянул мне синий цветок со странным названием василек. Но Эрлина говорила, что этот цветок означает доверие и верность, интересно, а Ледле знает об этом.
  - Спасибо, - я нерешительно приняла подарок. Мужчина улыбнулся так, что на душе потеплело. Я поняла, что он от чистого сердца. У него не было скрытых мотивов или чего-то еще. Он просто решил сделать мне приятно. Это трогало.
  Мы несколько минут простояли молча: я смотрела на цветок, Ледле на меня.
  - Мне пора. Мы не успеем добраться до деревни, поэтому снова придется ночевать под открытым небом. Но не нужно беспокоиться, все будет в порядке.
  - Я знаю, - улыбнулась ему, и капитан ушел отдавать распоряжения.
  Как же не хотелось возвращаться в тесную и душную карету, но ничего нельзя было поделать. Путь продолжался, и оставалось еще немного до его окончания.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | П.Роман "В поисках тени" (ЛитРПГ) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | О.Гринберга "Чужой мир - мои правила" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"