Се Юрий Ал: другие произведения.

Там же, но позже... Байка 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.36*53  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Где-то, когда-то..." Байки от ЮнМи. Путевые заметки ХёМин о гастролях "Короны" в Италии.

   Уффф...
   Наконец-то.
   Наконец-то, кажется, добрались. Чёртовы вегугины, как же далеко они живут от нормальных людей! От родного Сеула, от огромного Китая, от строгой Японии... Почти тринадцать часов летели, а потом ещё больше трёх часов телепались из аэропорта по этим ужасным римским пробкам. Мне уже стало казаться, что эта бесконечная дорога никогда не кончится, и остаток моей жизни так и пройдёт под негромкое урчание мотора максивэна в удобном, но изрядно поднадоевшем чёрном кресле. Но доехали наконец-то!
   Крохотный дворик, невысокие - не выше четырёх этажей - дома. С сумками и чемоданами всей нашей толпой из восьми измученных долгой дорогой девиц с медицинскими масками на лицах идём за сопровождающим - улыбчивым парнем-итальянцем, и вваливаемся в гостеприимно распахнутые двери небольшого особнячка, по виду - довольно старинного.
   Внутри ожидаемо уютно. Зальчик-холл с креслами, пуфиками, картинами и растениями в кадках. С трёх сторон балкончик на уровне второго этажа, две небольшие лестницы справа и слева. На балкончик выходят множество дверей, очевидно, гостевые комнаты. В глубине зала красивые стеклянные двери, там, наверное, проход на терраску или во внутренний дворик. Интересно, где кухня? А что вы смеётесь? Последние несколько лет в райдеры для нашей группы при гастролях обязательно включается требование наличия нормальной, большой кухни. Ездили, знаем! И недели не пройдёт, как истосковавшиеся по нормальной еде девчонки будут хвостом ходить за мной и ДжиХён и умильно заглядывать нам в глаза. Тут же кимчхи днём с огнём не найдёшь! А только ЮнМи может с явным удовольствием и без видимого вреда для себя неделями жрать то. что эти вегугины называют едой. Извращенка... Поэтому мы помимо всего прочего всегда везём с собой запас пряностей и приправ.
   Навстречу нам с кресел встают ЧонХан-сии, его помощник и непонятных лет невысокая худенькая аджума в вечернем платье и туфлях на высоком каблуке. Наши гастроли - культурное событие мирового значения, по крайней мере так их называют во всех средствах массовой информации, поэтому кунчан-ним ЧонХан вылетел в Рим за неделю до нас, чтобы собственноручно проконтролировать выполнение всех требований райдеров. А аджума - наверное, хозяйка отеля.
   - Здравствуйте, девушки! Наконец-то вы добрались! ЁнЭ, подробней, что с КюРи? - с явным облегчением приветствует нас ЧонХан-сии. Его помощник низко кланяется, мы вразнобой отвечаем на приветствия, а ЁнЭ добросовестно рапортует:
   - Примерно через шесть часов после того, как мы вылетели из Сеула, КюРи почувствовала недомогание, но сразу никому об этом не сказала. По симптомам я предположила, что у неё простуда, кунчан-ним. В самолёте несколько раз поила её горячим чаем, и проследила, чтобы мы все надели медицинские маски.
   КюРи - никакая. Безвольно осела на пуфике недалеко от входа и чуть прикрыла красноватыми веками слезящиеся глаза. Чувствуется, держится из последних сил.
   - КюРи, как ты? Вызвать врача? - беспокоится ЧонХан-сии.
   - Не надо, кунчан-ним, спасибо. Сейчас прилягу, отдохну, и приду в себя. Спасибо Вам за заботу обо мне, - слабым голосом отзывается КюРи.
   - Щас перекусим что-нибудь, и мы её домашними средствами полечим, - ЮнМи тыльной стороной ладони щупает лоб КюРи, - температуры вроде нет, ножки прогреем, глинтвейном напоим, и всё нормально будет.
   - Чем-чем? Глинтвейном? А что это? - спрашиваю я.
   - ХёМин, не прикалывайся, пожалуйста, - устало просит ЮнМи.
   - Ю, какие приколы сейчас? - чуть обижаюсь, - действительно не знаю я, поэтому и спрашиваю!
   - А, ну да, извини, онни. Просто привыкла, что ты у нас эксперт по алкоголю. Глинтвейн - это горячее вино с пряностями. После ужина буду варить, всё покажу, если хочешь, - Юна наверняка посылает мне дружелюбную улыбку, но из-под маски её не видно. Кунчан-ним тем временем знакомит нас с той аджумой. Я не ошиблась, это на самом деле хозяйка отеля.
   - Рад представить вам нашу очаровательную хозяйку, синьору Катерину Данизи, - ЧонХан-сии чуть кланяется аджуме-синьоре и уже на английском по очереди представляет ей нас.
  
 []
  Синьора Катерина Данизи, хозяйка отеля
  
   Хозяйка радостно улыбается и разражается короткой речью, тоже на английском. Короткой-то короткой, но она тараторит с такой скоростью, что понять её в принципе невозможно. Вот и ЧонХан-сии, вижу, в затруднении.
   - Синьора Катерина счастлива видеть нас своими гостями и очень надеется, что наше пребывание в Италии запомнится нам как райские дни. Если возникнут какие-то вопросы, трудности или пожелания, синьора Данизи очень обидится, если мы не обратимся к ней и не разрешим ей сделать нашу жизнь в отеле лёгкой, безоблачной и радостной, - как всегда, ЮнМи вылезла со своим переводом. Подойдя к нашей хозяйке, Юна слегка кланяется и на одном дыхании выпаливает длинную речь, как я понимаю, уже на итальянском. А кстати, скорость-то у неё побольше, чем у аджумы будет!
   - Синьора Данизи хотела сегодня устроить для нас праздничный ужин, но после звонка ЁнЭ, что КюРи плохо себя чувствует, да и вообще, что вы все очень устали после перелёта, мы решили перенести мероприятие на завтра, - говорит ЧонХан-сии, - давайте сейчас положите вещи, умойтесь с дороги, быстро поужинаем и сможете спокойно отдохнуть. Занимайте любые комнаты, весь пансион в вашем распоряжении. Через двадцать минут собираемся здесь, в холле.
   С шумом разбираем свои вещи и толпой идём в комнаты. ЮнМи и хозяйка о чём-то оживлённо трещат по-итальянски. Синьора Данизи при этом завороженно смотрит на глаза нашей звезды. Ну да, на нового человека синие глаза ЮнМи действуют, как правило, убийственно. Впрочем, на не нового часто тоже. - Я договариваюсь, чтобы синьора Катерина после ужина помогла с продуктами для глинтвейна и показала бы, что где лежит на кухне, - отвечает Юна на мой вопросительный взгляд.
   - Онни, мы левую крайнюю займём, ты не против? - громко спрашивает с лестницы нагруженная сумками ЁнЭ.
   - Да всё равно, давай левую крайнюю, - отвечает Юна, подхватывая с пола одну из сумок и чемоданчик КюРи, - а в эту, рядом с лестницей, КюРи определим на эту ночь. Потом переедет, если захочет.
   На гастролях и в турне ЁнЭ и ЮнМи всегда делят на двоих одну спальню, будь то многокомнатный люкс или гораздо более скромные апартаменты. В жёлтых газетёнках иногда появляются гадкие статьи, что Юна и ЁнЭ - из "этих". Ну, которые ... нетрадиционные. Мерзкие сплетники! На самом деле, всё началось с тех страшных дней, когда Ю потеряла зрение. Как сейчас помню её первый вечер в общежитии... Её сестра предупредила нас, что у младшей нервные срывы по вечерам, но всё равно, выглядело это ... скажем, впечатляюще. Давится слезами, вцепилась зубами в подушку, чтобы не слышали, задыхается, горло спазмами перехватывает, а плач прорывается иногда, безнадёжный такой, такое отчаяние в нём... Проняло всех. И здорово проняло. ДжиХён и БоРам ревут в своих постелях, ИнЧжон вскочила, зубы стискивает, своего медведя к себе прижимает так, что аж пальцы побелели, КюРи не может выбрать, то ли ей плачущих утешать, то ли самой разреветься... Но, к счастью, как и говорила СунОк, снять приступ оказалось очень легко. СонЁн ласково помассировала ЮнМи виски, затылок, что-то пошептала, и Юну отпустило. Нормально задышала и быстро заснула. Дней через десять Ю научилась самостоятельно с этим справляться, а через месяц и приступы постепенно прекратились. Но с того времени Юне комфортно засыпается и спится, если рядом кто-то из близкого круга. СунОк дома, СонЁн в общежитии, ЁнЭ в отеле. Об этом все мы знаем, но не говорим - Юна так трогательно этого стесняется! Да, и вам я тоже ничего не говорила!
   ...А займу-ка я эту комнату. Вещи потом раскидаю, а щас мою руки - и жрать!
  
   (...минут через сорок...)
  
   ...Сидим с Юной на кухне, чистим и нарезаем яблоки для этого глинтвейна. Сбоку от плиты исходит ароматным паром маленькая кастрюлька, в которой настаиваются пряности.
   - Лайт-вариант, - заметив, как я с интересом принюхиваюсь, говорит Юна, - только гвоздика, корица, мускатный орех и апельсиновая цедра. Хорошо бы имбирь, но имбиря у синьоры Данизи не нашлось. Ну ладно, и так сойдёт, - Ю жуёт кусочек яблочной шкурки и с лёгким сожалением продолжает, - и яблок кислых у неё нет, эти чересчур сладковаты для глинтвейна, по-моему. Синьора Катерина порекомендовала айву для кислоты бросить. Ты как думаешь?
   - Неплохо должно получиться. Айва ароматная и кислинку даст. А пару долек апельсина ты забросить не хочешь?
   - Обязательно. Где они тут? - Юна идёт к холодильнику и возвращается с парой небольших красных апельсинов, - а вот это должна быть айва, насколько я понимаю. Почистишь, онни?
   - Давай. Яблок столько хватит?
   -Ага. Ну, начинаем сборку!
   ЮнМи выливает в кастрюлю три бутылки вина ("Обычное сухое красное, тавола ординаре, никакой экзотики, онни" - поясняет она мне), бросает туда же нарезанные яблоки с айвой и несколькими дольками апельсина, и ставит кастрюлю на плиту. Сидим, молчим, ждём. Через несколько минут, когда вино уже ощутимо нагрелось, Ю из небольшой баночки зачерпывает полную ложку мёда и распускает его в горячем напитке. Попробовав каплю глинтвейна на язык, добавляет в кастрюлю ещё полложки.
   - Так, где-то тут должны быть кружки для глинтвейна, синьора Катерина говорила, - ЮнМи лезет по очереди в четыре шкафа и наконец-то их находит. Кружки хороши. Удобные, керамические, с крышками и симпатичные, - ХёМин, давай на этот столик на колёсиках сервируем всё? - Ю критически смотрит на содержимое кастрюли и выключает плиту.
  
 []
   Кружки для глинтвейна
  
   - А разве кипятить не нужно?
   - Ни в коем случае. Если довёла до кипения, то всё, глинтвейн испорчен. Можно выбрасывать, - отвечая мне, ЮнМи выливает в кастрюлю настой пряностей и щедро бухает туда же примерно полчашки бренди из стоящей здесь же в шкафу початой бутылки, - ну, всё готово. Потащили.
   Ставим на столик кастрюлю, кружки, кладём разливную ложку. На тарелку крупными кусками ломаем несколько плиток пористого горького шоколада. Аккуратно транспортируем столик в холл.
  
  ...
  
   Наше появление вызывает вялое оживление в зале. Я начинаю разливать напиток по кружкам, а ЮнМи проверяет, всё ли готово для КюРи. На полу около стула расстелено полотенце, на нём стоит высокий тазик из красного пластика, в него уже налита горячая вода. Рядом на всякий случай стоят электрический чайник с кипятком и красивый стеклянный кувшин с холодной водой. ЁнЭ рукой проверяет температуру воды в тазике, после чего доливает немного холодной. ЮнМи после этого тоже проверяет температуру, и, подумав, тоже подливает из кувшина. Удовлетворённо кивнув, она объявляет готовность к началу процедуры. ИнЧжон усаживает КюРи на стул и помогает ей опустить ноги в тазик.
   - А-а-а-ай! Кипяток же! - тонким голосом пищит КюРи.
   - Ты чего? Нормальная температура, - убеждённо говорит ЮнМи, но, сжалившись над несчастным лидером группы, добавляет в тазик ещё чуть-чуть холодной воды.
   - С-с-с-садюги! - шипит сквозь зубы КюРи, мелко подрагивая коленками. ДжиХён молча передаёт ей кружку с глинтвейном и кладёт на столик рядом пару кусков горького шоколада. Больная осторожно пробует напиток и надолго приникает к кружке, держа её двумя руками, лишь изредка прерываясь на то, чтобы откусить кусочек шоколадки. В тишине, не торопясь, все тянем этот глинтвейн. А ничего так. Вполне съедобно. И шоколад очень к месту.
   - Вкусно как! ХёМин, там добавка осталась? - БоРам первая добила свою порцию и хочет ещё. Кто бы сомневался.
   - БоРам, а ты не боишься ночью все простыни опИсать? - у ДжиХён всегда находятся силы, чтобы пошутить.
   - Пффф! - презрительно задирает носик БоРам, - я специально ради такого случая к тебе в кровать залезу!
   - Смотрите, а КюРи уже заснула, - говорит СонЁн. И действительно, КюРи безвольно осела на стуле, уронив голову на грудь и свесив руку с пустой кружкой.
   - Так и должно быть. Нормально сработало, - удовлетворённо замечает ЮнМи, забирая кружку у КюРи, - а вот мы все - дуры. Надо было у неё в комнате эти игры устраивать, а щас нам её по лестнице тащить придётся.
   КюРи не просыпается, когда Юна и ИнЧжон вытаскивают её ноги из воды и ЁнЭ уносит тазик. Не просыпается и позже, когда Ю, насухо растерев ей ноги, натягивает на них пару даже на вид тёплых и уютных носков. Не просыпается и тогда, когда мы вчетвером, с ИнЧжон, ЮнМи и ДжиХён, наполовину доводим, наполовину дотаскиваем её до комнаты и засовываем в кровать под одеяло.
   - Девчонки, кто ночью вставать будет - заглядывайте к ней одеяло подправить, чтобы не раскрылась, - предупреждает всех Юна.
   - ЮнМи, а что ты ей на ноги надела? - интересуется ИнЧжон.
   - Термоносочки, - с готовностью объясняет ЮнМи, - очень полезная штука. Вот как щас, или просто когда ноги сильно устанут - после душа часа два поносил - и так здорово!
   - Дашь попробовать когда-нибудь, пожалуйста?
   - Да какие проблемы? Пошли, щас найду. Я три пары с собой взяла.
   - А мне тоже можно? - БоРам тут как тут.
  
 []
   Термоносочки, которые достались БоРам
  
   - И тебе тоже дам. Если понравится, завтра в городе закупим несколько пар. Ладно, вы как хотите, а я спать хочу. Ёна, пошли?
   Расходимся по комнатам. Спать, спать, спать наконец! Кроватка такая уют...нень...ка...я-я...
  
  
* * *
  
   Первый день. Всё началось! Извините, если буду рассказывать немножко сумбурно - ещё в голове не всё уложилось!
   С утра ЮнМи критически посмотрела на уже почти пришедшую в себя, но чуть бледненькую после болезни КюРи, вопросительно переглянулась с СонЁн и ЁнЭ и безаппеляционно приказала КюРи сегодня никуда не выходить и отсидеться денёк в отеле. А ещё лучше - отлежаться. На вялые и не очень убедительные протесты нашей лидерши Юна просто, не говоря ни слова, показала ей кулак. КюРи замолчала и, насупившись, залезла в кровать под одеяло. Вы спрашиваете, кто лидер группы "Корона"? А вот и не угадали - лидер КюРи! Просто ЮнМи иногда включает агдан-режим, и в этом случае спорить с ней бесполезно, прёт бульдозером, невзирая на лица и авторитеты. На дороге у неё лучше в этот момент не стоять - сшибёт. Прислушивается она в этом состоянии только к своей маме и к СонЁн. Ну, может быть, ещё к ЁнЭ иногда. А с другой стороны, ещё ни разу не было случая, чтобы Ю не послушалась СонЁн, или там отказалась выполнить её просьбу. Вот и гадай после этого, кто в группе хозяйка...
   Оставив выздоравливающую в окружении её любимых девайсов, собираемся на выход. ЮнМи о чём-то весело потрещав с улыбающейся синьорой Катериной, отчитывается, что та обещала сварить морс для КюРи, покормить её обедом и вообще присматривать за ней до вечера. Кажется, с хозяйкой нам повезло.
  
 []
  "КюРи замолчала и насупилась"
  
   ...
  
   ...Приехали. Плотной группой быстро идём по коридору за вчерашним сопровождающим - молодым, улыбчатым и смешливым итальянцем Лу-и-джи из Национальной академии Святой Чечилии (так Юна сказала). Итальянец всё время нас называет "белиссиме сеньорине", надо не забыть спросить у Ю, как это переводится. Мы в здании дирекции этой академии, сейчас будут всякие организационные мероприятия, уточнение графиков и планов, и потом всё понесётся. Мы, парни из Bang-bang и Stars JUNIOR, симфонический оркестр и хор из академии, певцы из Папской Капеллы - все будут заняты. Кстати, я не упомянула, что наша Ю уже несколько месяцев почётный член этой Национальной академии? Простите, пожалуйста. При чём здесь мужские группы FAN Ent.? Ой, простите ещё раз, наверное, забежала вперёд, потом всё по порядку расскажу!
  
 []
  Академия св. Чечилии
  
   Входим в большой зал. Нас встречает немалая толпа итальянцев разного возраста и пола. "Бонджорно" - певуче приветствует их ЮнМи и машет рукой. Секунда - и толпа срывается с места, что-то крича и размахивая руками. Реакция ИнЧжон на опасность мгновенна - она хватает Юну за руку и отбрасывает её себе за спину, сама встав на пути набегающих вегугинов и готовая до последнего защищать нашу драгоценную макнэ хоть от всей Италии. С боков от неё встают ДжиХён и растерянная ЁнЭ. Я занимаю позицию слева от ЮнМи, БоРам берёт Ю за правую руку, краем глаза замечаю, как СонЁн прикрывает нашу звезду сзади. Ёксоль, что происходит?!
   - Девки, вы чего?! - обалдев от неожиданности, растерянно спрашивает ЮнМи.
   - Чего ты им ляпнула, чусанпурида?! Они же все в "ук" впали! - не оборачиваясь напряжённым голосом говорит ИнЧжон.
   - Какой "ук", ИнЧжон?! Это ты про этих итальянцев, что ли? Они просто поприветствовать нас хотели! Они хорошие! Это их обычное поведение, никакого "ука"! - хохочущая Юна бесстрашно выходит из нашей группы, кланяется остановившейся в недоумении толпе и что-то им объясняет. Скоро взахлёб ржут все. Калейдоскоп лиц, рукопожатия, представления, потоки имён, моментально вылетающих из головы, мне целуют руки и в щёки (это женщины) - уффф... Юна мимоходом на мгновение с благодарностью обнимает сконфуженную ИнЧжон.
  
   ...
  
   Через пятнадцать минут прибывают задержавшиеся в пробках ЧонХан-сии с парнями и старшим менеджером Кимом. Почему Ким с Бэнгом и Старз? После ЮСона в агентстве сильный дефицит кадров (это не я, это Юна так говорит), и на этих гастролях старший менеджер Ким отвечает за мужские группы, а с нами работает добрая привычная ЁнЭ. Мы её уже как родственницу воспринимаем, чесслово! Кунчан-ним с Юной и менеджерами уходят в дирекцию, а нас гомонящие дружелюбные вегугины отволокли в кафе, где подвергли поению кофе и кормлению разнообразными итальянскими вкусняшками.
  
   ...
  
   Совещание руководства продолжается уже больше часа. За это время мы все выпили много латте и каппучино (БоРам не менее полулитра), попробовали разнообразные итальянские конфетки и выпечку (ничего так, съедобно) и, кажется, даже начали чуть-чуть понимать итальянский язык (не забыть спросить у Юны, что такое "сеньора кариссима"). Итальянцы такие гостеприимные и дружелюбные, оказывается! Нас поили, угощали, о чём-то расспрашивали, но, к сожалению, наш английский пока оставляет желать лучшего. Много внимания уделили БоРам (не забыть спросить у Юны, что такое "бамбина карина").
   Да, пока есть время, давайте я, как обещала, расскажу, что мы в Италии делаем. Несколько месяцев назад к Юне обратились представители Святого Престола (это в Ватикане, если вы не знаете) с предложением написать несколько произведений для католической церкви. Наш гениальный ребёнок, как обычно, с блеском этот заказ выполнил - написал больше десятка замечательных вещей, почти на полтора часа звучания. Реально замечательных! Одна большая, почти на пятьдесят минут, называется Реквием, это на латыни, и много коротких. И сейчас в Италии она как бы публично сдаёт заказ. На самом-то деле представителями Папского Совета по культуре (Ю его вроде бы так называла) всё давно уже много раз прослушано, просмотрено и названо восхитительным и великолепным, а одну вещь, под названием "Ave verum" через месяц уже будут использовать во время торжественной службы с участием самого Папы. Об этом ЮнМи ещё месяц назад обмолвилась. А у нас в Италии будет два концерта с программой из этих вещей - в Риме и в Милане. Ну, там, Юна ещё несколько своих старых произведений добавила. Первое отделение будет этот Реквием, а второе - короткие вещи. "Корону" Ю задействовала по-полной. Я, СонЁн, ДжиХён и сама Юна поём сольные партии, БоРам, ИнЧжон и КюРи участвуют в хоре. Причём ЮнМи добилась, что мы можем заменять друг друга почти везде. Ну, с ограничениями, конечно, ДжиХён, например, не потянула сольную партию в Реквиеме. Вообще, в этом самом Реквиеме партию сопрано на обоих концертах Юна поделила пополам между мной и СонЁн (типа, чтобы нам проще было), а партию меццо всю взяла на себя (конечно, на всякий случай у неё есть итальянская певица-дублёрша из "Ла Скалы").
   Хор и оркестр, а также исполнителей мужских сольных партий, как я уже сказала, представляет итальянская сторона. Ю попробовала было СыХона и ЁнУна на тенорные партии, но вынуждена была отказаться - результат ей не понравился. Когда я её спросила, почему она не стала работать с нашим сеульским оркестром "Кенсабук-До", Юна нахмурилась и нецензурно выругалась на японском. Получив заслуженный подзатыльник (неужели она считает, что я японского мата не знаю?), объяснила, что сильно обижена за попытки бесплатно прибрать к рукам её произведения в период президентства ЮСона. И вообще, когда Юну спрашивают про "Кенсабук-До", она закатывает глаза, вываливает набок язык, и делает характерный жест рукой около шеи, изображая повешение. Правда непонятно, какое повешение она имеет в виду. То ли "Кенсабук-До" её повесить грозит, то ли она сама такая кровожадная.
   Да, болтаю и болтаю, а ещё очень важную вещь вам и не сказала. У нас же здесь ещё два больших эстрадных концерта будет! Один в Риме, другой в Неаполе (это город такой в Италии, там недалеко ещё вулкан есть, Везувий называется). Юна написала много новых композиций и для нас, и для парней, некоторые даже для совместного исполнения. И чистый вокал, и танец, и всё вместе. Много песен на итальянском языке, такие красивые! Ладно, не хочу забегать вперёд, расскажу позже. Тем более что вот и начальство с ЮнМи закончило совещаться и заходит в кафе к нам.
   ЁнЭ тащит ЮнМи чай и яблочный сок. Юна отламывает здоровенный кусок шоколадки и потребляет его вместе с чаем. Странно... Она же вроде никогда не была страстной любительницей шоколада. Хмм... Она чего-то знает?!
  
   (...через полтора часа...)
  
   Она знала, она знала! (грустный смайлик) В общем, были сейчас на осмотре у местного ларинолога (ведь за наше здоровье и работопригодность здесь отвечает итальянская сторона). Так вот, он всех ведущих вокалистов "Короны" - меня, СонЁн, ДжиХён и конечно же Юну, посадил на специальную вокалистскую диету. Категорически запрещены чипсы, арахис, семечки, орешки, шоколад, сильно холодное, сильно горячее, сильно острое, кислое, пряное, горькое и так далее. СонЁн и Ю, похоже, удивлены не были, явно сталкивались с этим раньше, а вот для нас с ДжиХён это был неприятный сюрприз. Нет, с ограничениями на пение во время месячных я знакома, конечно, а вот со специальной диетой имею дело в первый раз. Отсутствие чипсов и и орешков меня пугает не сильно, но без шоколада и на пресной пище - грустновато... БоРам поглядывает на ДжиХён и ехидно посмеивается.
  
   ...
  
   ...Пробная репетиция с хором. Всё идёт гладко и без неожиданных неприятностей. Вообще ЮнМи уже два месяца живёт на два дома - репетирует программу с нами в Сеуле и с итальянцами в Риме. Раз в две-три недели летает туда-сюда на несколько дней. Авторский контроль, как она говорит.
   Без чего-то четыре по местному времени Юна объявляет отбой. Несмотря на то, что делом занимались всего несколько часов, мы все очень устали - джетлаг даёт знать о себе. Возвращаемся в отель.
   В отеле застаём идиллическую картину. Синьора Катерина и КюРи сидят бок о бок на диванчике и явно наслаждаются жизнью. Стол перед ними заставлен тарелочками и вазочками со сластями, там же стоят почти опустевший кувшин с тёмно-бордовым морсом, квадратная бутылка с этикеткой "Disaronno" и кофейные чашечки. Языковый барьер им явно не помеха, они наперебой смотрят что-то у друг друга в планшетах и время от времени по очереди хохочут. КюРи выглядит довольной жизнью и собой. В холле стоит дразнящий, сводящий с ума аромат кофе. Ой, хочу-хочу-хочу! СонЁн рядом со мной тоже жадно раздувает ноздри - она хороший кофе обожает просто страстно.
  
 []
  КюРи довольна жизнью и собой
  
   При нашем появлении синьора Катерина покидает уютное место на диванчике и, подойдя к нам и улыбаясь, с чудовищным акцентом произносит "Аньёнхасейо!". Смеёмся, благодарим, кланяемся в ответ. Что-то прочирикав на итальянском, она уходит в сторону кухни. "Сейчас на всех ещё кофе сварит, и на терраске всё сервирует" - поясняет нам Юна. Синьора Данизи, я вас люблю! Я уже даже почти готова вам простить, что вы родились не кореянкой!
   Ах, хорошо-о-о! Божественной вкусноты кофе, чудесные печенюшки, отдых... ЁнЭ не дала Юне плеснуть даже немножко ликёра в чай, заявив, что и так пошла ей навстречу, разрешив этот алкогольный глинтвейн вчера. Ю не спорила, лишь тяжело вздохнула. Ничего, ребёнок, скоро уже отметим твоё совершеннолетие, и можно тебе будет и в бар зайти, и выпить чё-нито, не скрываясь.
  
   ...
  
   ...В восемь вечера приехали кунчан-ним с нашим менеджером Кимом и парнями из Бэнга и Старз. Все идём на ужин в гостиную в цокольном этаже. Она же - и банкетный зал при необходимости. Ну что вам сказать? Всё достаточно съедобно, местами вкусно. Итальянский рамён называется 'пас-та'. Чуть толще и длиннее нашего. Ой, извините, пожалуйста, 'пас-та' это вообще, а рамён называется 'спа-гет-ти'. Пффф, и не выговоришь с первого раза. Короче, 'пас-та' это тот же рамён, только 'пас-та'. Мне понравились две добавки к рамёну, как же они там назывались? Секундочку, щас у ребёнка спрошу. (...Юна-а-а! Как вот эти два рамёна у синьоры Катерины назывались, которые без креветок? Ага, спасибо!...) Они называются 'бо-ло-нье-зе' и 'кар-бо-на-ра'. Ещё очень неплохие вина были. Старший менеджер Ким и кунчан-ним ЧонХан-сии очень одобрили итальянскую граппу. Нам и парням дали немного попробовать. Юне ЁнЭ ничего алкогольного пить не дала, а когда та стала капризничать и просить пива, предложила пиво безалкогольное и подогретое. Всё как обычно, и СонЁн пришлось потом доставать массажную щётку. Ладно, заканчиваю свой сумбурный рассказ, если ещё чё интересное вспомню - потом добавлю. Всем до завтра. Ах-х, кроватка...
  
  
***
  
   ...Два дня ничего не писала. Расстроилась очень. На второй день нашего пребывания здесь у меня украли фотокамеру (плачущий смайлик). Даже не украли, а просто из рук вырвали. Пошли мы все к фонтану Треви, там очень много народу было, туристы, охрана чуть отстала, а я решила сфотать этот фонтан, и тут какой-то парень резко дёрнул мою камеру и сразу в толпе скрылся. Я только его спину в серой рубашке успела увидеть. Охранник один наш за ним дёрнулся было, но тут же обратно вернулся - в толпе разве поймаешь такого. Фотик жалко до слёз. Может и не столько сам фотик жалко - я в поездку взяла не свою любимую профессиональную камеру, а аппарат попроще, хотя я к нему тоже привыкла, сколько эсдишку, которая в нём стояла. Там такие кадры были...
   А сегодня утром, как только мы зашли в большой репетиционный зал, нас, весело улыбаясь, окружила группа, человек пятнадцать итальянцев. Пристально посмотрели на меня, ИнЧжон, КюРи и СонЁн, а потом все уставились на ЮнМи, и явно вопросительно. А-а, понятно. Они пока не распознают наши лица! Также как и мы их, кстати. Я несколько раз читала об этом, для европейцев мы все выглядим одинаково, они даже корейца от японца отличить не смогут. Из всей группы уверенно узнают только нашу коротышку - по росту, конечно, и ещё почему-то ДжиХён. Ю говорит, по разрезу глаз. Саму-то Юну, по-моему, распознают везде, даже если её полностью в ткань замотать.
   Простите, отвлеклась. В общем, итальянцы вопросительно уставились на Юну, а она подбородком указала на меня. Все заулыбались, стали что-то громко говорить, друг друга перебивая, и вручили мне средних размеров коробку. А в коробке оказался новенький Canon, даже лучше того, что у меня украли. Я так растерялась, что секунд десять только хлопала глазами, раскрывши рот. Итальянцы заржали и, смеясь, разошлись, а я только тогда в себя пришла, кинулась их догонять, чтобы поблагодарить, а их уже след простыл. Я к Юне за объяснениями, а она пакостно так хихикает и говорит, что она тут не при чём, и, мол, какое ей дело? Но попозже я её заставила меня к каждому подвести и перевести на итальянский мои горячие благодарности. Оказывается, это из Академии, они узнали про мою украденную камеру и решили подарить мне новую. Ёксоль, чуть не расплакалась...
  
   ...
  
   Время бежит вперёд. Всё ближе первый концерт. Даже так - Концерт, с заглавной буквы. Репетиции, прогоны, повторы и снова прогоны. Уже акклиматизировались, адаптировались и втянулись в ритм. Да что там говорить, по сравнению с тем, как нам в Корее приходится трудиться, здесь смех один.
   БоРам пользуется в Академии большим успехом. Её детская мордашка и косплей доверчивой дружелюбной девочки-подростка без промаха действуют на родительские чувства всех итальянцев старше тридцати. Каждый день БоРам возвращается с репетиций с полными карманами конфеток, маленьких шоколадок, мягких игрушечек, сувениров и прочих подарков ребёнколюбивых ... м-м, слово какое-то корявое, кажется ... щас у Ю спрошу, секундочку... о, чадолюбивых итальянцев, спасибо, Юна. ЮнМи говорит, что в Европе в Италии и в каком-то Израиле очень любят детей, так же, как у нас в Корее. КюРи тоже играет няшу-стесняшу, но результат у неё, конечно, здесь значительно меньше, чем дома.
  
 []
  Детская мордашка БоРам и её фигурка девочки-подростка без промаха действуют на родительские чувства всех итальянцев старше тридцати.
  
   ...После репетиций нас водят, показывают всякое интересное в городе. После случая с кражей камеры стараемся избегать мест, где много народа, и охрана тоже начеку. Вчера были на экскурсии в Сикстинской Капелле. Ой, какая же там красивая роспись на потолке и стенах! А фотографировать не разрешают (грустный смайлик). Там в зале стоят в разных местах такие жёсткие лавки, на них можно на короткое время лечь, чтобы внимательно рассмотреть роспись на потолке, не задирая голову и не выворачивая себе шею. Мы с СонЁн и БоРам были так впечатлены этой живописью, что нас с трудом через час уговорили уйти оттуда. Весь день сегодня под впечатлением хожу. Обязательно ещё раз туда надо будет наведаться.
  
 []
  В сикстинской капелле такая красивая роспись на стенах и потолке!
  
   ...Ещё БоРам полюбила эту итальянскую 'пас-ту'. Хочет попробовать как можно больше разных сортов и видов 'пас-ты', а синьора Катерина ей с радостью потворствует. Сейчас в коллекции БоРам - спагетти, пенне, фузилли, джирандоле, паппарделле, феттучине и мафальдине (всё сама запомнила, Ю мне щас не помогала! Ну разве я не молодец?!). Кстати, Ю, оказывается, обожает пенне с лисичками. А мне гораздо больше спагетти с пар-ме-за-ном, вялеными томатами и базиликом нравится.
  ...
   ...Есть в мире справедливость! ИнЧжон отомстила за меня!
   Мы осматривали площадь Испании, очень красивое место, кстати. Мы - ИнЧжон, я, КюРи, БоРам и СонЁн, плюс Лу-и-джи, двое охранников и переводчица из посольства. А я разве не сказала? Со следующего дня, как прилетели, за нашей делегацией закреплён переводчик, такая милая девушка, и её тоже зовут Катерина, как синьору Данизи. ДжиХён и ЮнМи задержались в Академии, сказали, что потом сами площадь посмотрят.
  
 []
  Фонтан в виде лодки на площади Испании
  
   Вот, мы стали осматривать прикольный фонтан в виде лодки. БоРам и я щёлкаем камерами, посматривая по сторонам, охранники нас с боков защищают, чтобы не было так, как с моим выхваченным фотиком, а ИнЧжон подошла поближе к фонтану, чтобы внимательно всё рассмотреть. И тут какой-то мичинном внезапно сорвался с места, сзади налетел на ИнЧжон и сорвал у неё с плеча сумочку. Точнее, попытался сорвать. ИнЧжон ведь не я, у неё реакция матёрой тхэквондистки, она мгновенно схватила жулика за руку, резко рванула на себя и врезала мыском кроссовки ему по ноге. Хотела, наверное, ударить в коленку, но попала по голени. Судя по всему, очень болезненное место попалось. Парень буквально завизжал (точь-в-точь как пудель у СонЁн, когда она ему однажды нечаянно на хвост наступила), скрючился на брусчатке, ногу свою обнимает и баюкает, а ИнЧжон сумочку обеими руками сжимает и, по её лицу видно, думает - добавить или хватит? Один охранник подскочил к ИнЧжон, удостоверился, что с ней всё в порядке, второй, придерживая грабителя за шиворот, что-то негромко заговорил в гарнитуру. Очень быстро появились полицейские, заставили воришку отпустить свою ногу, осмотрели её, поговорили с нашей охраной и Лу-и-джи, потом один из полицейских с улыбкой о чём-то начал спрашивать ИнЧжон. "Он спрашивает, не согласится ли очаровательная синьорина помиловать несчастного, или же она желает добить жертву до конца? Это он шутит так." - от себя уточняет наша переводчица. ИнЧжон свирепо фыркает и отворачивается. Офицер, по-прежнему жизнерадостно улыбаясь, продолжает свою речь. "Ему очень стыдно, что пребывание очаровательной синьорины в Италии омрачено таким некрасивым инцидентом. Он очень извиняется и надеется, что у очаровательной синьорины далее всё будет прекрасно" - продолжает перевод Катерина. Оба полицейских отдают нам честь и уводят с собой прихрамывающего негодяя. "Что с ним будет?", - через переводчицу спрашивает ИнЧжон у Лу-и-джи. Тот безразлично пожимает плечами. "Составят акт и отпустят. Кража ведь не удалась, а за попытку можно только штраф влупить. А с такого обычно и взять нечего", - объясняет он, глядя на наши удивлённые лица. Ну, вегугины, ну дают! Не, мне никогда их логику не понять!
  ...
   ...Немного обиделась на КюРи. Взяла она привычку троллить нас с ДжиХён - глядя на нас, демонстративно начинает со смаком облизывать мороженое, закатывать глазки и причмокивать, изображая неземное удовольствие от поедания. Нам же, четверым вокалисткам, ещё пару недель придётся соблюдать эту проклятую диету. СонЁн на троллинг только улыбнётся, Ю просто не поймёт, что её троллят (а если поймёт, ответит так, что мало не покажется, её трогать опасно), поэтому мишенями выбраны мы с ДжиХён. КюРи, зря это ты. Я, конечно не такая вспыльчивая и злопамятная, как ИнЧжон, но при случае тебе припомню. Попросишь ты у меня чё-нито вкусненькое приготовить, попросишь...
  
 []
  КюРи троллит меня с мороженым.
  
   ...ИнЧжон внезапно открыла для себя классическую музыку, орган в основном. Слушает через наушники в свободное время, регулярно презрительно фыркая и с убеждённостью неофита роняя фразы типа "Насколько же у нашей мелкой всё лучше и красивей!". Когда же замечает наши улыбки, снисходительно говорит: "Вы просто маленькие ещё, не всё понимаете". Тоже мне, солидная и взрослая нашлась...
  ...
   ...Завтра Концерт. Уже завтра. Неделя промчалась как одна секунда...
   Сегодня ЮнМи с БоРам отожгли. В преддверии завтрешнего концерта репетиции и прогон закончили пораньше, и нас всех повезли на экскурсию в церковь Санта-Мария-делла-Кон... Санта-Мария-делла-Кончен... в церковь капуцинов, короче, (ну не могу я это название сразу выговорить! Санта-Мария-делла-Кон-че-ци-о-не-деи-Каппучини. Уффф...). Вся наша группа и ещё ЁнБэ и СыХон из Бэнг-Бэнга. Ну да, здесь в Италии строгие правила насчёт нежелательности общения разнополых айдолов мы соблюдаем не так уж рьяно. Так вот, сама церковь старинная и небольшая, внутри роспись красивая, но не так, чтобы ах-ах-ах - мы уже здесь в Риме избалованы слегка, поэтому первая реакция была типа "ну и что?". Но дальше нас повели в подземелье под этой церковью, оно называется "крипта". А там - несколько залов, и всё, от интерьера до светильников, сделано из человеческих костей - рук, ног, рёбер, позвонков, и черепов. Ещё тусклое освещение - мне очень страшно стало. Я вообще не очень храбрая, а тут... Тысячи черепов, я просто чувствую, как они глядят на меня! И эти фигуры в капюшонах... Хочется поскорей выйти отсюда к солнцу, ноги сводит от страха, стены давят, кажется, что тяжело дышать... Мы с ДжиХён, не сговариваясь, взяли за руки ИнЧжон, СонЁн и ЁнЭ прижались к своей драгоценной Юночке, а она... А она, дурында такая, ничего остроумней не придумала, кроме как высвободить правую руку и холодными пальчиками сзади чуть сжать шейку БоРам. Та каким-то высоким голосом вскрикнула, закатила глаза и мягко осела на каменный пол. Стоящий неподалёку ЁнБэ среагировал правильно и вовремя её подхватил, не дав упасть.
  
 []
  Крипта церкви Санта Мария делла Кончеционе деи Каппучини.
  
   В общем, кое-как выбрались на воздух, привели в чувство БоРам, поблагодарили парней из Бэнга, и в молчании поехали в отель. ИнЧжон сверлит Юну гневными глазами, СонЁн укоризненно поджала губы и качает головой, ЁнЭ в растеряности - ей и ЮнМи прибить хочется за такие шуточки, а с другой стороны, надо срочно тушить конфликт в группе, блин, конфликт накануне ответственнейшего концерта! А принцесса наша с видом оскорблённой добродетели смотрит в окно и направленных на неё взглядов якобы не замечает, зараза такая.
   В отеле замечательная синьора Катерина тут же обеспечила всех своим бесподобным кофе, щедро приправленным ликёром. Молчим, пьём, ждём. Первой не выдерживает ЮнМи. Со стуком поставив на стол свою кружку с чаем, она с некоторым вызовом начинает говорить, обращаясь ко всем сразу:
   - Ну и чё вы все молчите и на меня смотрите? Ну да, накосячила! Не первый раз и не последний. Вы же меня не первый год знаете, должны бы уже и привыкнуть, что я иногда так дурить могу, что самой потом стыдно до слёз бывает. БоРам, не злись пожалуйста на меня, а? - поворачивается она к своей несчастной жертве.
   Что бы вы не говорили о недостатках БоРам, у неё есть совершенно бесценное качество - она абсолютно незлобива и не злопамятна. Вот и сейчас БоРам улыбаясь подходит к стулу ЮнМи, и отвешивает несколько сильных шлепков по доступной над стулом части принцессиной задницы. "Фу! Плохая ЮнМи! Плохая!" - начиная хохотать, говорит она. Юна тоже улыбается и обещает:
   - Завтра, если, тьфу-тьфу, концерт нормально пройдёт, узнаю у синьоры Катерины, где в Риме лучшее джелато делают, и все пойдём его пробовать.
   - Джелато? - переспрашиваю я.
   - Типа мороженого такого. Фабрично не выпускается, только в кафе специальных попробовать можно. Говорят - вкусно обалденно! Да-да, онни, не сверкай глазами, - пресекает она возможные возражения ЁнЭ, - под мою ответственность. С ЧонХаном я тоже договорюсь, и с ларингологом, если понадобится.
   - Здорово! - Искренне радуется БоРам. - Ты обещала!
   - Да, обещала.
   - И массаж!
   - И массаж.
   - Пять раз массаж!
   - Неа. Три.
   - Первый сегодня!
   - Хорошо.
   - И с ЁнБэ нормально познакомишь! Представишь нас друг другу!
   - Ну ладно...
   - И вообще со всей группой Bang-Bang познакомишь!
   - Ну хорошо...
   - А чего это тебя одну со всеми знакомить?! Мы тоже хотим! Мы все в этой крипте перепугались знаешь как? И Ю теперь пусть всем компенсирует! Всех пусть знакомит! - влезает ДжиХён, чтобы вовремя пресечь возможную попытку БоРам затащить всё одеяло на себя.
   - Ладно, ладно, всех со всеми познакомлю... Хватит с вас?
   БоРам прикидывает, не попросить ли ещё чего-нибудь, пока полоса идёт, но мудро решает остановиться.
   ...Спать сегодня надо залечь немного пораньше. Завтра Концерт...
  
  
* * *
  
   ...Время примерно пол-третьего. Сейчас приедет машина за нами. ЁнЭ без суеты очередной раз проглядывает свои списки - что сделать, что взять, что ни в коем случае не забыть и так далее. Да-а, как же далеко она ушла от вечно виноватой и всё время растерянной девушки-стажёрки, какой мы её увидели несколько лет назад! Сейчас она - матёрый, уверенный в себе стафф-менеджер (да и не только), и мало что может её удивить или смутить. Оно и понятно... Людям, вынужденным подолгу близко общаться и работать с нашей Юночкой, жизненно необходимо научиться искусству терпения и пофигизма, иначе они рискуют либо получить сердечный приступ, либо просто свихнуться. Время от времени ЁнЭ машинально откусывает небольшой кусочек от находящегося в её левой руке немалого ломтя испечённой синьорой Катериной пиццы. Да-а, всё-таки домашняя итальянская пицца от купленной готовой заметно отличается, это я вам как специалист в кулинарии говорю. К ней ещё кимчхи добавить - ваще восторг был бы... Мы свою долю съели полтора часа назад, теперь нам никакой еды нельзя, а то петь не сможем.
   ...Синьора Катерина, нарядно одетая для выхода, сидит в уголке и изо всех сил старается никому не помешать. Чем-то она напоминает доброго и деликатного пса, который не хочет путаться под ногами, но при этом очень боится, что про него забудут и не возьмут с собой на прогулку. Дело в том, что Ю обещала синьоре Данизи взять её с нами на сегоднешний концерт. Нет-нет, синьора Катерина ни о чём не просила, не намекала и вообще не говорила об этом, но ТАКИМИ умоляющими глазами смотрела на Юну несколько дней, что даже наша толстокожая мисс Гениальность догадалась. Почему назвала толстокожей? Видите ли, наша ЮнМи не понимает намёков. Ни толстых, ни тонких. До Юны намёки не доходят от слов "совсем" и "вообще". СонЁн как-то обронила, что это не какой-то там психологический выверт, как сама ЮнМи говорит, а просто у Ю мужской тип мышления. Мы погуглили - действительно, очень похоже. Но вот откуда СонЁн всё это знает?! Откуда она знает мужскую психологию, если мы с парнями общаемся не чаще раза в год минут по пятнадцать?! Хорошо ДжиХён, у неё старший брат есть, она с ним часто перезванивается, а СонЁн откуда?! А на прямой вопрос она только улыбнулась своей мудрой улыбкой и перевела разговор на другое...
   ...Простите, отвлеклась. В общем, Ю обещала синьоре Катерине дать ей возможность послушать концерт. Билет?! Вы серьёзно спрашиваете?! Ни на этот концерт, ни на миланский никаких билетов нет! Только приглашения, причём в продаже эти приглашения не появлялись. КюРи говорит, в сети она нашла несколько объявлений с просьбой продать приглашение, суммы (в евро, конечно) там доходили до пятизначных! И провисели эти объявления довольно долго, то есть мало кто этими очень приличными суммами соблазнился!
   ... Всё, пришла машина. Вперёд! (улыбающийся смайлик)
   ...
   ... Начало четвёртого, Академия. Оставляем синьору Данизи в кафе с указанием никуда оттуда не пропадать, сами идём на осмотр к ларингологу.
   ... Все здоровы и к концерту готовы. ЁнЭ ставит последнюю галочку в списке необходимых дел в Академии на сегодня. Забираем из кафе взволнованную синьору Катерину и идём в машину.
   ...
   ...Машина медленно продвигается вперёд. Меры безопасности впечатляют - щас проехали четвёртое кольцо оцепления и прошли, соответственно, четвёртую проверку. А вот и она - базилика Санта-Мария-Маджоре. Красивое старинное здание, на собор не очень-то и похожее. Концерт - здесь.
  
 []
  Базилика Санта Мария Маджоре.
  
   ...Без чего-то пять. Идём за распорядителем по коридору к выделенной нам комнатке, отвечая во все стороны на приветствия знакомых музыкантов и хористов из Академии. Госпожу Данизи распорядитель, явно по просьбе ЮнМи, поручил заботам какой-то девушки из стаффа. С нами в гримёрку ей нельзя. Потом, после начала концерта, ЁнЭ за ней присмотрит, а сейчас ЁнЭ должна с нами разобраться.
   ...Сценические костюмы - строгие платья в пол, тёмные, небольшие светло-серые вставочки, руки открыты. Неброский мейк-ап. Распеваемся. Всё, мы готовы. Волнуемся немного - всё-таки первое наше выступление в классике, да ещё на таком уровне. Простите пожалуйста, если мой рассказ будет немножко отрывистым и не совсем связным - давно уже забытое ощущение предконцертного "мандража". Держа в руках тетради в синих обложках с текстами и нотами (вообще-то бОльшую часть мы уже на память знаем, но на всякий случай...) выдвигаемся ближе к алтарной зоне.
   ...Третий звонок - мелодичный перезвон колоколов. Заняли свои места музыканты, их встретили аплодисментами. Сейчас очередь ИнЧжон, ДжиХён, БоРам, КюРи и хористов из Академии. Ободряющие похлопывания по плечам и спинам от нас, обязательные напутствия "Файтинг!" от кунчан-нима ЧонХана и ЁнЭ... ЧонХан заметно нервничает и переживает, волнение ЁнЭ выдаёт сильно прикушенная нижняя губа. Юна дарит ей успокаивающую улыбку и негромко бросает: "Расслабься, онни, не дёргайся". ЁнЭ несколько раз мелко кивает. Появление хористов в зале встречает новая волна аплодисментов.
   ...Наша очередь. Солисты. Идём друг за другом, я первая, за мной СонЁн, потом Юна, тенор из Академии и замыкает бас из Папской Капеллы. Проходим к своим местам - пять стульев между оркестром спереди и хором сзади. Не садясь, слегка кланяемся в сторону зрительного зала. Гром аплодисментов. Через десяток секунд, когда рукоплескания стихают, появляется маэстро Борнстайн - импозантный, совсем седой вегугин с большим носом и печальными добрыми глазами. Он один из самых знаменитых дирижёров в мире, Юна о нём всегда говорит с почтительным придыханием. Хор встаёт, господин Борнстайн под шквал рукоплесканий проходит за пульт, кивает оркестру, хору и солистам, коротко кланяется зрителям и поворачивается к нам. Мы и оркестранты садимся, хористы встают. Открываю тетрадь, на всякий случай. В первой части из солистов предстоит петь мне - короткая тема, всего десяток тактов. Подняв палочку, застывает дирижёр. Несколько мгновений полной тишины, и вот тихо звучат первые ноты Реквиема - струнные и гобои. Скорбную, торжественную мелодию подхватывают кларнеты и медные духовые, негромкие звуки скрипок, как всхлипывания, музыка растёт и ширится. И вот вступает хор... Я готова и собрана.
  
 []
  Наш дирижёр - маэстро Борнстайн.
  
   ...Четвёртая часть - "Туба Мирум". Это для нас, для солистов. По очереди, начиная с баса и заканчивая мной, передаём друг другу мелодию. Очень непростая партия для баса, нужно хорошее владение дыханием, чтобы вытянуть самое начало, но певец из Капеллы справляется блестяще. В Милане эту часть будет петь СонЁн, а не я.
   ..."Рекордаре" - светлая, взволнованная мелодия для нашего квартета. СонЁн - замечательна! Очень надеюсь, что в Милане мне удастся спеть хотя бы ненамного хуже неё. Юна? ЮнМи обсуждению и сравнению не подлежит. Она всегда недосягаемо высока. Гениальный ребёнок, вот всё, что нужно знать о ЮнМи.
   ...Как одна секунда пролетела. Уже последняя часть. Она точно как первая, слова только другие. Опять у меня здесь короткая тема, и всё. Потрясающее ощущение единения с залом - не мы поём для них, а как будто мы части единого целого... Ну очень трудно описать, это чувствовать надо!
   ...Et lux perpetua luceat eis - пусть сияет им вечный свет... Последние слова хора... Форте ударных... Всё! Несколько секунд тишины - и взрыв рукоплесканий. Кланяемся. Дирижёр подзывает нас поближе к себе. Кланяемся вместе с ним. Кланяемся отдельно. Кланяемся вместе с тенором и басом и отдельно от них. Через семь минут наконец-то получаем возможность уйти на перерыв к себе в гримёрку (ну и что, что собор? Раз нам дали эту комнатку под гримёрную - значит она пока гримёркой называется). ЁнЭ подготовила кучу бутылочек с чуть тёплой минералкой без газа. Садимся, немного расслабляемся, пьём и отдыхаем. КюРи задумчива, БоРам кажется чуть уставшей, ДжиХён лихорадочно возбуждена - во втором отделении она присоединится к нам, солистам, а ИнЧжон коротко резюмирует Юне свои впечатления от Реквиема - "офигеть, как здорово". Прикрываю глаза и несколько минут медитирую...
   ...
   Второе отделение. У меня нет записи второго отделения (очень грустный смайлик), и ни у кого нет - представители Святого Престола запретили. В сети тоже вряд ли появится ближайшее время, даже фанкамы... Уважаемые читатели моих заметок, я понимаю, что просто так читать мои восторженные излияния, не имея возможности послушать музыку, скучно и неинтересно. Поэтому я очень кратко тут всё опишу, а проиллюстрирую рабочими записями с репетиций, Юна разрешила мне их использовать (Лисёнок, я тебя обожаю!). Так даже лучше будет, потому что вы сможете сравнить разные варианты исполнения и разных певиц.
   Открыла отделение СонЁн, исполнив Ave Maria SY (почему SY - ЮнМи написала уже три вещи под названием Ave Maria, чтобы как-то различать их между собой, приходится к названию добавлять ещё что-то, это произведение с самого начала предназначалось для СонЁн, ну и вот...). Что сказать об исполнении? СонЁн всегда замечательна. Даже не спорьте...
   Panis Angelicus, вариант для ДжиХён (на концерте было так же). Голос у неё нежный, но не очень сильный. Для сравнения - в моём исполнении и исполнение ЮнМи. Когда будете слушать - пожалуйста, слушайте нас не сразу после Юны! Дайте нам шанс тоже (смайлик)!
   Adeste fidelis. На концерте я эту вещь пела в сопровождении органа. Из рабочих записей - только с роялем, а это, согласитесь, совсем не то впечатление. Ну, что есть, на то и дам ссылку (нахмурившийся смайлик). В Милане будет, наверное, вариант в хоровом исполнении.
   Hallelujah - хор. Ну, красиво, радостно, что ещё сказать?
   Ave Maria, дуэтом мы с ДжиХён. Сказочной красоты вещь, но опять, из рабочих записей только вот эти - моё выступление, СонЁн и сама Юна. Запись с Юной - очень редкая. Очень, очень, очень живое и эмоциональное пение, но Ю чуть переоценила свой голосовой диапазон, и пока это получилось для неё слишком низко. Только пока - все уверены, что скоро голос у ЮнМи наконец-то войдёт в полную силу на весь диапазон. А в тот раз на следующий день у неё были раздражены связки. КюРи говорит, что секретарша кунчан-нима ей сказала, что это был один-единственный раз на её памяти, когда господин исполнительный директор ЧонХан наорал на ЮнМи у себя в кабинете.
   Laudate Dominum - наша главная вокалистка и хор. Ну, СонЁн - это СонЁн. Не добавить, не убавить. Очень здорово.
   Ave Verum. Одна из самых красивейших вещей, которые я когда-либо слышала. Да, орган и хор. Я ведь уже говорила, что наши уважаемые заказчики из Папского Совета по культуре, лишь услышав предварительное исполнение, буквально насели на ЮнМи и не отставали, пока она не согласилась передать пусть даже черновые партитуры, чтобы они смогли бы включить это произведение в предстоящую через месяц торжественную мессу с участием самого Папы Римского?
   ...А завершаем мы с Pie Jesu. Вещь, которую Юна написала полгода назад, ну, может чуть-чуть раньше, и которую сейчас все привычно причисляют к шедеврам мировой классики. Вещь, которая "a must" в репертуаре любого уважающего себя певца или певицы ("a must" у нас от Юны пошло выражение, означает типа "непременно", "обязательно", "должно быть". Например, когда Юна с упрёком смотрит на нас, не находя вечером или утром в холодильнике своего любимого персикового йогурта после БоРам...). Насколько я знаю, люди из Ватикана до сих пор время от времени возобновляют попытки выкупить у Юны права на произведение или хотя бы на эксклюзивное исполнение, но Ю не соглашается. Вещь, конечно, потрясающая, чего и говорить. Даже жёсткая и ни разу не сентиментальная ИнЧжон скрывает слёзы на глазах, когда наш квартет исполняет это произведение. Да и вообще, когда иногда, очень нечасто, нашему железному и суровому папочке (ну да, прозвище у неё такое, ещё есть ИнЧжон-оппа, но оппой часто и ЮнМи называем, а папой только ИнЧжон) хреново на душе, ИнЧжон берёт своего медведя, ставит на планшете или на телефоне несколько Юниных произведений из своей сокровенной коллекции и уходит от действительности. Через 30-40 минут она вновь возвращается к жизни, и только покрасневшие глаза выдают, что даже и у несгибаемых бывают минутка слабости. ЮнМи, кстати, видя ИнЧжон в таком состоянии, обычно иронически спрашивает: "Опять мышку обидели, в норку напИсали?", и отложив все свои дела, устраивает ей чудесный массаж. Ой, опять в сторону ушла со своей болтовнёй, простите меня...
   ...Аплодисменты, аплодисменты, аплодисменты... Быстро они переходят в овацию. На "бис" Юна исполняет свой старый вариант Ave Maria, тот, который без текста. Вы наверняка слышали его множество раз, это одно из самых известных произведений ЮнМи, она его написала через полгода после того, как ослепла... На эмоции действует совершенно неумолимо, сама иногда реву, когда слушаю, ничего не могу с этим поделать...
   Второй раз на "бис" поём опять Adeste Fideles, но в исполнении нашего квартета (ну, как квартета... Поёт Юна, мы только чуть-чуть подпеваем в некоторых местах). Совершенно неземное, проникновенное, божественной красоты исполнение... Юна опять перешла в низкие регистры своего диапазона, поэтому поёт негромко, голос не форсирует. Виолончели, рояль, арфа в аккомпанименте. Чудо...
   ...Затихают последние ноты... В соборе тишина. Люди, кажется, боятся даже вздохнуть. И только через долгие десять секунд аплодисменты возобновляются. Шквал рукоплесканий. Ещё сильней, чем раньше. И ещё сильней. "Браво, браво, браво!" - к аплодисментам добавляются возгласы отовсюду. Опять поклоны. Взявшись за руки с басом и тенором, кланяемся с ними, потом по отдельности, потом уже с подошедшими хористками - БоРам, КюРи и ИнЧжон. Цветы, цветы, цветы... Я почти физически чувствую накатывающиеся на нас тёплые золотые волны восхищения и обожания. Наконец маэстро Борнстайн подходит к Юне, склонясь, целует ей руку и затем подводит её ближе к краю алтарной зоны. Сделав шаг в сторону, он поворачивается к ЮнМи и присоединяется к аплодирующим. Овация усиливается, хотя казалось, что сильнее уже нельзя. "Юн-Ми-Юн-Ми" - скандируют зрители, не перекрывая грохот рукоплесканий. Ю безуспешно пытается сохранить серьёзное лицо, но раз за разом у неё упрямо пробивается счастливая улыбка. Ребёнок совершенно доволен. Триумф. Уйти нам удаётся только спустя долгих десяти минут.
   Горячо поздравляет всех наш исполнительный директор ЧонХан, ЁнЭ, на минутку отбросив свою сдержанность, по очереди нас обнимает. Синьора Данизи, с залитым слезами лицом, сквозь плач что-то быстро-быстро рассказывает по-итальянски и целует руку у ЮнМи, причём так, как целуют руку у священника. "Говорит, что я святая. Что на мне божественная благодать и благословление самой мадонны. Хочет завтра пойти в храм и поблагодарить всех святых за то, что ей было позволено хоть чуть-чуть прикоснуться к небесному царству, царству не от мира сего. В общем, понравилось ей всё очень" - пытаясь деликатно отобрать у синьоры свою руку, до красных ушей смущённая Юна переводит нам взволнованную речь Катерины. Всё, щас переодеваемся - и в отель. Жрать хочется - спасу нет...
  
  (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
  {
  (ИнЧжон) - ХёМин, онни, мне не нравится вот это место в тексте, где я с медведем, Юниной музыкой и массажем.
  (ХёМин) - А что не так? Вроде всё правильно описала?
  (ИнЧжон) - Правильно-то правильно, но тебе не кажется, что это очень личное?
  (КюРи) - Это уже давным-давно не твоё личное. Вот смотри - < список из примерно десятка ссылок>... И это только те, которые я за пол-минуты зацепила.
  (ИнЧжон) - Ёксоль... (сердитый смайлик)
  (ХёМин) - ИнЧжон, я же соображаю всё-таки! Неужели ты думаешь, что я всем твоё личное рассказывать буду?!
  (СонЁн) - Онни, не расстраивайся из-за ерунды. Про твоего медведя уже мемы в сети давно ходят. Про то, что вы с малышом мастера массажа - года три назад впервые стало известно. Что тебя так зацепило-то? Что у тебя на планшете в любимой музыке произведения ЮнМи?
  (ИнЧжон) - Ну, если так разбираться, то ничего страшного нет. Но всё равно неприятно как-то...
   (ЮнМи) - Девчонки, а что, действительно так заметно, что я без близкого человека рядом сплю плохо? (расстроенный смайлик)
  (СонЁн) - Малыш, успокойся. Это вообще незаметно и никто об этом не знает.
  (ИнЧжон) - Никто даже не догадывается, мелкая. Вот ты, ХёМин, знаешь об этом?
  (ХёМин) - Я? Конечно же, не знаю! И ближайшее время уж точно не догадаюсь!
  (ЮнМи) - Вот же заразы вы! (улыбающийся смайлик)
  (ХёМин) - (подмигивающий смайлик)
  (ИнЧжон) - (хохочущий смайлик)
  (СонЁн) - (иконка с изображением небольшой расчёски)
  }
  (конец комментариев...)
  
  
  
  
  От редактора:
   Поскольку иногда есть трудности с доступом к музыке на мэйловском облаке, здесь выкладываю ссылки на ютьюб. Пожалуйста, игнорируйте видеоряд! )
  
  Реквием В фанфике 1, 4 и 6 части.
   Ave Maria для СонЁн
   Panis Angelicus - ДжиХён
   Panis Angelicus - ХёМин
   Panis Angelicus - ЮнМи
   Adeste Fidelis - ХёМин
   Adeste Fidelis - хоровое исполнение
   Hallelujah
   Ave Maria2 - ХёМин
   Ave Maria2 - СонЁн
   Ave Maria2 - Юна
   Laudate Dominum
   Ave Verum
   Ave Maria - ЮнМи исполняет на "бис"
   Adeste Fidelis второе выступление на "бис"
  
  
   - ... Стра-а-айк! Стра-а-айк! Йе-е-е!! - БоРам, не в силах сдержать ликование, начинает подпрыгивать на месте с поднятыми руками, - Держитесь теперь!
   Вскочив, ДжиХён хлопает в ладоши и подчёркнуто почтительно кланяется удачливому игроку своей команды, а КюРи, пренебрежительно фыркая, проходит с шаром на свою дорожку и на несколько секунд сосредоточенно замирает перед броском. Стремительные два шага, сам бросок... С низким рокотом шар несётся вперёд, костяной стук... Страйк! "Торки" - как о чём-то незначительном и повседневном объявляет КюРи. А глазки-то блестят, и губки сами собой в улыбке разъезжаются... Торки - третий страйк подряд! Её команда - СонЁн, ЮнМи и ЁнЭ аплодируют...
   ...После концерта кунчан-ним ЧонХан отвёз нас всех в ресторан - согласитесь, отметить удачно проведённый ТАКОй концерт просто необходимо! Было очень много поздравлений, тёплых слов и тостов с различной итальянской газировкой. И еда вкусная. А знаете, я стала ловить себя на мысли, что, в общем-то, итальянская еда совсем неплоха. Нет, кимчхи лишней, конечно, никогда не будет (завтра чего-нибудь вечером обязательно сготовлю, побалую девчонок и себя), но за стол мы все охотно садимся, не только БоРам. Ну, наша малорослая - это отдельный случай. Ей, по-моему, пофигу, какая кухня, лишь бы много было. Вот ведь повезло заразе с организмом! Жрёт много, и не толстеет при этом. Ну да, завидую! Завидую! А вы не завидуете, что ли?! Все завидуем, не притворяйтесь! Мне хоть немного полегче, чем СонЁн. Та вообще вынуждена всё время от поздней жратвы отказываться, бедняга. Простите, в сторону ушла - тема очень болезненная.
   В общем, было очень много итальянской шипучки. Знаете, и не хуже шампанского! Асти, может быть, слишком сладкое, а вот просекко - замечательно. А мне больше всего красное сухое ламбруско понравилось. И ЮнМи, хоть и заявляет всегда, что газировку не любит, пару бокальчиков употребила явно с удовольствием. ЁнЭ даже не решилась ей запрещать. Только смотрела встревоженно и, кажется, каждый её глоток считала.
  
 []
  Красное сухое ламбруско.
  
   После банкета приехали в отель, и КюРи заявила, что для такого концерта праздновали слишком мало, и время ещё детское, и нашим младшим - Юне, БоРам и ДжиХён - надо стресс снять получше, и вааще... С этим "вааще" сразу как-то все согласились и мы отправились догуливать. Прошли совсем немножко и тут же неподалёку очень кстати вдруг кафешка с кегельбаном и дартсами проявилась. А может быть наоборот - кегельбан со своей кафешкой. Не придирайтесь! Короче, в наличии дартс, боулинг и отличное кьянти. Заняли две дорожки, разделились на группы - в одной команде я, ИнЧжон, БоРам и ДжиХён, в другой КюРи, СонЁн, ЁнЭ и ЮнМи, и так здорово начали оттягиваться! КюРи и СонЁн - профессионалки, КюРи особенно, но команды сражаются примерно на равных - такое впечатление, что ЁнЭ, когда в своём университете училась, ни разу в боулинге не была (о, она говорит, что второй раз в жизни шары кидает)! Юна тоже точностью не блещет, отправляя в канавку больше половины своих бросков. Наверное, всё-таки многовато алкоголя для неё получилось. Когда мы тут стали кьянти пить, ЁнЭ попробовала было у неё бокал отобрать, так ЮнМи на неё так свирепо рявкнула! Что, мол, она давно не младенец уже и в няньках не нуждается. Правда потом сразу же, увидев совершенно несчастное лицо ЁнЭ, включила задний ход, стала извиняться и её успокаивать, и они договорились, что не больше двух бокалов кьянти за весь вечер. Я Юне тоже шепнула, что эти шипучие иногда довольно коварными бывают, пьются легко, как компотик, и можно с непривычки норму перебрать. Ю поблагодарила, сказала, что учтёт.
   ... Страйк у СонЁн. Она примерно через раз страйки выбивает. А у меня шесть очков. Наши охранники с интересом поглядывают на игру. Который сидит на диванчике слева, болеет за нас, правый, соответственно, за команду КюРи. Интересно, на что они поспорили (смайлик)?
  
 [] []
  Я кидаю, сейчас будет страйк! Ну, или не будет...
  
   ...Пятый круг заканчивается с небольшим перевесом у нас. Счёт партий - два-три в пользу кюрийцев. У правого охранника на лице самодовольство, как будто этот выигрыш был благодаря ему. ДжиХён говорит, что боулинг надоел, и предлагает перейти к дротикам. Её поддерживают БоРам и ИнЧжон, остальным всё равно. КюРи подчиняется большинству. Переходим туда, где висят мишени.
   Едва мы обустраиваемся в зоне дартса, к нам направляется компания из четырёх молодых итальянцем, наверное, местных обитателей. У них на пути мгновенно встают наши охранники, негромкий, но очень оживлённый разговор. - Девчонки, - у ЮнМи то самое состояние, когда выпитый алкоголь настоятельно требует творить добро направо и налево, и не вмешаться она не может, - тут парни очень просят разрешения сыграть с нами пару партий в дартс. Они хорошие, смирные, ничего такого. Фоткаться не будем. Разрешим?
   Почему бы и нет? ИнЧжон равнодушно пожимает плечами, КюРи, сверкнув глазами, делает приглашающий взмах рукой, ДжиХён приветливо улыбается, а ЁнЭ с лёгким беспокойством смотрит на Юну. Та, не встретив возражений с нашей стороны, подходит к охранникам и что-то им говорит, наверное, разрешая им подпустить молодых итальянцев к нам поближе.
   ...
   ...КюРи крута! И СонЁн! И я! И ДжиХён! Мы просто шутя рвём итальянцев! БоРам и Юна с ИнЧжон довольно быстро наигрались и предпочитают вместо того, чтобы отстаивать честь корейского шоубизнеса, уютно посидеть на диванчике и понаблюдать за нами. Уже две бутылки Cinzano Limetto стоят на столе - честно добытые нами у команды противников трофеи. А щас и тре-е-етья будет! А ваще пусть в следующем круге Cinzano Orancio ставят на кон!
   ...Не поставили. Проиграли третью бутылку Limetto. И чёрт с ними, не больно-то и хотелось. ЁнЭ с беспомощным и встревоженным лицом теребит СонЁн, указывая ей на Ю, которая намеревается плеснуть себе полбокала Чинцано, видимо забыв про оговоренную с ЁнЭ норму. СонЁн, обезоруживающе и ласково улыбаясь, аккуратно отбирает у Юны бокал и бутылку и со словами "малыш, мы завтра вместе её закончим, хорошо?" относит их подальше от ребёнка. Ну вот как, ну вот как она это делает?! Почему ЮнМи всегда её безропотно слушается?!
   ...ДжиХён , похоже, тоже свою норму выбрала. Координация нарушается, начинает раз за разом промахиваться. Четвёртую партию вытягиваем уже с большим трудом. ИнЧжон со словами "хватит с тебя на сегодня" бесцеремонно прерывает алкогольные экзерсисы макнэ, отняв у неё бокал. Возмущённые протесты ДжиХён в зародыше подавляются парой сильных шлепков по попе...
   ...Поблагодарив нас за игру ("грацие милле, синьорине белиссиме" я уже перевести могу!), галантные итальянские парни уходят. Продолжаем играть втроём - ДжиХён, демонстративно обидевшись, с горестной мордочкой сидит в обнимку с Ю на диванчике, и плаксиво изливает ей душу, как уже много лет тяжело живётся макнэ под жесточайшей тиранией ИнЧжон и других сонбэ. Юна горячо сочувствует ей и всё-всё понимает...
  
 []
   []
  ДжиХён слезливо изливает душу, как же тяжело ей было жить все эти годы под тиранией сонбэ.
  
   ...Пожалуй, всё - доиграем эту партию, и пора домой, в отель. Спа-а-ать хочется... На диванчике - уморительная (или умилительная?) картинка. Младшеньких сморило. ЮнМи привалилась к ИнЧжон с левого бока, положив голову на её плечо и смешно нахмурясь во сне. А справа к ИнЧжон пристроилась ДжиХён, забившись ей куда-то под мышку и одной рукой обхватив её поперёк живота. К ДжиХён с другого бока, в свою очередь, привалилась БоРам, обеими руками обняв безвольно висящую руку подруги. ИнЧжон, боясь потревожить сон младших, бережно обнимает и поддерживает ЮнМи поперёк спинки, а ДжиХён в районе попы, время от времени бросая ревнивые взгляды на посмеивающуюся СонЁн...
  
  
* * *
  
   ...Мороженое ... Прохладненькое такое ... Ах-х, хорошо-о!.. И много... И вдоволь... Сидим в третьем по счёту кафе, дегустируем очередной сорт джелато. Ну очень вкусно! И очень кстати!
  
 []
  Очередной сорт джелато.
  
   ...Дай бог здоровья синьоре Данизи... Сваренный ею кофе с ликёрчиком с утра (и контрастный душ с таблеткой аспирина) вернул нас к жизни, хотя бы немножко. А ведь я всегда гордилась своей стойкостью к выпивке... Вот тебе и стойкость... Немного шипучки и чуток кьянти (и полторы бутылки-то не осилила!), и вот на тебе - полная развалина! А, блин... Там же ещё и чинцано было, блин... Голова , ёксоль, то отпустит, то опять начинает стрелять болью в висках...
   БоРам просто возмутительно бодра. Зараза! Ну почему одним всё, а другим ничего?! Мало ей, что может жрать не толстея, так ещё и без похмелья обходится! Я страдаю, а ей хоть бы что! Где справедливость?!
   Юна с ДжиХён тоже отвратительно жизнерадостны. СонЁн и ИнЧжон чуть бледноваты и этак благородно рассеяны. И только у КюРи нормальный зеленоватый цвет лица. Как и у меня. Ну хоть ещё одна жертва похмелья есть. Не так обидно... ЮнМи говорит, что в немецком языке похмелье называется katzenjammer - "кошачьи вопли". Чё полезное бы лучше перевела... Ещё туристы эти ходят туда-сюда... И голуби на улице громко орут! Как же раздражает, ксо! ДжиХён опять БоРам подкалывает, ксо, макнэ, ну что у тебя опять шило в попе спокойно сидеть не даёт?! Блин, бесит!!
   - БоРам, остановись! Шестая порция! Ты же лопнешь, онни! - с наигранным ужасом восклицает ДжиХён.
   - А забьёмся на три семифреддо, что не лопну? - хладнокровно переводит шутливую пикировку в практическую плоскость БоРам.
   Достали уже своими шуточками. Или шутили бы молча, что ли. ДжиХён не успевает ответить на оферту БоРам, как лежащий на столе телефон ЁнЭ начинает дёргаться и громко верещать.
   - ...Здравствуйте, кунчан-ним... Да, всё нормально, кунчан-ним... Да, кунчан-ним, согласно расписанию утро свободное, а на три часа назначен инструктаж перед вечерним мероприятием... Прошу извинить меня, кунчан-ним, но у меня нет никакой информации об этом мероприятии... Я поняла, кунчан-ним, всё будет исполнено... Я буду очень стараться, спасибо, кунчан-ним! - ЁнЭ заканчивает разговор и всем корпусом разворачивается к ЮнМи, - Юна, кунчан-ним ЧонХан велел мне тебе передать, что "всё будет в полном объёме" и чтобы ты ввела нас в курс дела.
   - Мансе-мансе! - вскидывая над собой сжатую в кулак правую руку, Ю от восторга аж подпрыгивает на стуле. Ребёнок, ну ори потише, ну пожалуйста-а!
   Все пристально смотрим на ЮнМи, ожидая объяснений. Пакостный ребёнок, старательно глядя мимо нас, запускает ложечку в остатки своей порции джелато и начинает медленно-медленно, нарочито медленно её облизывать. Драматическую паузу выдерживает. Напряжение нагнетает, зараза!
   - А ведь дождёшься щас, мелкая... - не предвещающем ничего хорошего тоном нарушает тишину ИнЧжон.
   - Хватит с нас и одной КюРи в группе, чтобы троллить всех, - поддерживаю я подругу.
   - А чё сразу я?! Чуть что, так тут же КюРи, да КюРи! Всегда КюРи виновата! - не выдержав, эмоционально и обиженно вступает в диалог КюРи.
   - Лидер потому что. За всё отвечаешь, - не поворачиваясь, обрывает её ИнЧжон.
   Видя этим утром нашу общую нерасположенность к шуткам и приколам, ЮнМи откладывает десертную ложечку и со вздохом поясняет:
   - Сегодня вечером мы идём в Ватикан. И не просто идём - нас примет кто-то из высших иерархов. ЧонХан сейчас передал через ЁнЭ, что всё в полном оъёме будет. Это значит, что нам даст аудиенцию сам Папа.
   - Офигеть... - неверящим голосом тихо выдыхает БоРам, нарушая повисшую над нашим столиком после слов ЮнМи тишину, - Офигеть...
   Реально офигеть. Вот всей группой и офигеваем . Хоть я и не могу отнести себя к истинно верующим, но быть принятой главой одной из самых главных церквей мира - это, я вам скажу... А ИнЧжон и СонЁн вообще замерли как статуи - они же христианки. Интересно, а какой религии придерживается ЮнМи? Этого никто не знает, от вопросов на эту тему она всё время ловко уходит. Ну, некоторые детали-то, конечно, известны, скажем, то, что ей ГуаньИнь покровительствует, ни для кого не секрет. Несколько раз в год Ю храм ГуаньИнь посещает, не делая из этого тайны. А вот мало кто знает, что раз в год Юна приходит в ортодоксальную христианскую церковь на окраине Сеула и ставит там несколько свечек во здравие. Уже два года они вместе с СонЁн туда идут. А вот кому во здравие она свечи ставит - не знает никто. Ни её мама, ни сестра, ни даже СонЁн - самая близкая её подруга. Очень таинственный и загадочный у нас ребёнок... Ой, опять отвлеклась, простите!
   - ...И это ещё не всё, - продолжает ЮнМи, с удовольствием глядя на наши ошарашенные лица и открытые рты, - нас там ещё награждать будут. Меня орденом, СонЁн медаль дадут, и всем памятные сувениры. С медалью тут довольно забавно получится, онни, щас расскажу. Онни?! Да держите вы её!
   СонЁн, бледная до синевы, в полуобморочном состоянии медленно заваливается набок. ИнЧжон подставляет плечо, не давая ей упасть. Все вместе хлопочем, поудобней устраивая подругу полулёжа с ногами на соседнем стуле. - Похоже, давление у неё резко упало, - заключает Юна, проверяя пульс на левой руке СонЁн, - Ёна, быстренько крепкий чай закажи ей. Хотя сама закажу, - она говорит несколько фраз подбежавшему к нашему столу итальянцу.
   - Сейчас... Сейчас... Уже нормально всё... - СонЁн силится улыбнуться. Улыбка получается кривоватой и жалкой. Машем подручными средствами вместо веера, чтобы могла нормально дышать. СонЁн отвергает принесённый встревоженным хозяином кафе нашатырный спирт и отказывается от попытки ЁнЭ вызвать врача. ЮнМи успокаивает и благодарит многочисленных свидетелей инцидента, предлагающих разнообразные лекарства и всяческую другую помощь. Отпаиваем СонЁн крепким сладким чаем, лицо её наконец-то розовеет.
  
 []
  СонЁн потихоньку пришла в себя, лицо порозовело.
  
   - ... Так вот. С медалью для СонЁн забавная история выходит, - продолжает свой рассказ Юна после того, как наша пострадавшая чуть-чуть приходит в себя, - её хотят наградить медалью Бенемеренти. И всё бы хорошо, но наша СонЁн ещё отчаянно молодая. А медаль эта для людей старше 35. Так что святые отцы подумали, обсудили всё и решили наградить нашу главную вокалистку сейчас, дать ей медаль в руках подержать, а потом она будет храниться в соборе Сеула, покуда СонЁн не повзрослеет. В смысле, медаль будет храниться, а не СонЁн, - ЮнМи со смешком фыркает. - Так, в три у нас инструктаж по протоколу аудиенции, расскажут, как вести себя, что говорить, как двигаться, ну вы поняли. До трёх времени дофига и больше. Может, ещё джелато съедим? Ёна, кстати, тебе на самой аудиенции присутствовать нельзя будет, может хочешь, купим сейчас тебе ладанку или чётки, а я там под благословение Папы их поднесу?
   - Ну ты иногда и ляпнешь! Такие вещи спрашивать! Конечно, хочу! - чуть возмущённо отвечает ЁнЭ.
   ...
   ... Нас уже несколько минут ведут в кабинет для аудиенций. Мы все одеты в глухие чёрные платья до середины щиколотки и с длинным рукавом. Чёрные перчатки, никаких украшений и минимум макияжа. На голове - чёрные шали, здесь они называются "мантилья". Траурный наряд? Да. По протоколу мы должны быть одеты именно так. Ю упомянула, что есть и белый наряд для аудиенции у Папы, но его имеют право носить всего пять женщин в мире, и никому из нас в обозримом будущем попасть в их число, наверное, не удастся.
   ... Проходим большой зал - это приёмная перед кабинетом Папы. Чуть задерживаемся. И вот мы заходим в кабинет. Средних размеров комната. Молча встаём шеренгой. Его святейшество Иоанн-Павел невысокого роста, очень старенький, белое одеяние и симпатичная белая шапочка на голове. Выцветшие и мудрые глаза. На мгновение я пересеклась с ним взглядом - и отчётливо поняла, что он знает обо мне всё. И кто я, и что я, и прошлое, и будущее... Даже то, что я сама про себя никогда не узнаю и никто не узнает. Сразу нахлынуло такое жуткое ощущение, как будто я голая в беспощадном свете прожекторов под миллионами глаз... Но тут Папа чуть улыбнулся. Мне улыбнулся. Мне... И такое чувство защищённости, тепла и любви меня захлестнуло... Как в далёком-далёком детстве, когда папа меня себе на колени сажал и играл со мной... Блин... Разревусь щас...
   На удивление легко удаётся взять себя в руки. Вместе со всеми отвешиваем Его Святейшеству самый низкий поклон. После поклона остаёмся стоять, склонив головы. Смотрю краешком глаза вокруг. Папа в комнате не один, присутствует ещё несколько человек. Из них мне знаком епископ Пол Тай, секретарь папского совета по культуре - Юна нам о нём рассказывала и фотки показывала. В очках и фиолетовой длинной одежде (Юна потом сказала - называется сутана) и тоже невысокий ростом. Трое других - явно помощники более низкого ранга.
   ... Священнослужитель в тёмном одеянии с худым и незапоминающимся лицом по очереди негромко называет наши имена. Приглашённая подходит к Его Святейшеству, и, склонясь, целует перстень у него на руке. Помощник бережно раскрывает изящный мешочек с подарком и двумя руками, чуть поклонившись, подносит предмет Папе. Тот делает лёгкое движение ладонью с вытянутыми указательным и средним пальцами - благословляет подарок, и помощник, убрав предмет обратно в мешочек, уже кладёт их нам на протянутые ладони (принимать нужно двумя руками, прямо как у нас в Корее). Потом надо ещё раз поцеловать папский перстень и пятясь вернуться на место. Спиной к Папе поворачиваться нельзя ни в коем случае!
   ... БоРам получает подарок последней. Вот она, не выходя из поклона и не поднимая головы, спиной вперёд ловко занимает своё место в нашей шеренге. Ловлю себя на дурацкой мысли - а если бы мы не занимались танцами, насколько труднее было бы нам выполнять все требования протокола? И подарки для всех не одинаковые - СонЁн, ИнЧжон и Юне преподнесли ладанки с образком, а всем остальным очень красивые чётки. Ну, насколько я всё разглядела... А ЮнМи, когда была её очередь, вытащила из обшлага платья ладанку, которую они с ЁнЭ купили, и Папа благословил и её тоже.
   - ... Пак Ин Чжон! - возглашает монсиньор Пол Тай. СонЁн проходит ближе к середине кабинета и опускается на колени, склонив голову и соединив ладони перед грудью. "In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti" - негромко произносит Иоанн-Павел, надевая на тоненькую шейку нашей подруги медаль в виде ромбовидного креста на бело-жёлтой ленте. "Deo gratias" - тихо отвечает СонЁн, целуя Папе руку и пятясь возвращаясь к нам.
  
 []
  Медаль Бенемеренти для СонЁн.
  
   ... А вот для ЮнМи ритуал немного другой, она не опускается на обе коленки, как СонЁн, а становится только на одно колено. И слова другие. Папа, когда надевал ей на шею орден, возгласил "Сonsideratum est dignus sit!". А потом, после как она перстень поцеловала, чуть отступил и сказал "Surge, dame Юн Ми!". А ЮнМи ему так звонко ответила "Ad maiorem dei gloriam". Потом Папа ещё раз благословил нас всех, и на этом аудиенция закончилась. Опять кланяясь, мы спиной вперёд покинули кабинет и в приёмной попали в руки нервно ожидающих нас кунчан-нима ЧонХана и ЁнЭ. Почти сразу же подошёл тот самый неприметный священнослужитель, который на церемонии подарки нам вручал, и очень-очень вежливо отобрал у СонЁн её медаль. Теперь эта медаль будет ещё почти восемь лет ждать свою владелицу в кафедральном соборе Сеула...
  
 []
  Орден Святого Сильвестра, которым была награждена ЮнМи.
  
   ... Всю дорогу до отеля ЁнЭ не могла оторваться от ладанки, которую ЮнМи под благословение поднесла и после ей отдала. И крутила, и вертела, и разглядывала, разве что не обнюхивала. Надела, вроде успокоилась, но через пять минут не выдержала, опять сняла и рассматривать начала. Надо было им не ладанку, а чётки покупать...
  (Примечание ХёМин:
  Мои уважаемые читатели! Хоть я и уверена, что мои записки будут читать только несколько человек - согруппницы, ЁнЭ, может быть кунчан-ним ЧонХан и менеджер Ким - но Юна меня постоянно убеждает, что круг читателей будет гораздо шире. Поэтому по её требованию я приведу тут некоторые пояснения к написанному.
  1. Пак Ин Чжон - так на самом деле зовут нашу СонЁн. СонЁн - её сценическое имя;
  2. Перевод фраз с латыни ниже и весь целиком на совести ЮнМи. Я по-латински знаю только "virgo intacta", да и то исключительно благодаря Юне (смайлик):
   In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti - во имя отца, сына и святого духа;
   Deo gratias - благодаря господу;
   Сonsideratum est dignus sit - Да будет награждён достойный;
   Surge, dame Юн Ми - встаньте, дама Юн Ми. Почему дама - Юна объяснила, что этот орден даёт ей статус действительного члена рыцарского ордена, и право на свой герб и титул "рыцарь", для женщин, соответственно, "дама". Обещала после ужина рассказать про средневековые обычаи побольше.
   Ad maiorem dei gloriam - к вящей славе господней;
  конец примечания)
   ...
   Вернувшись в отель, единодушно, не сговариваясь, решаем остаток вечера здесь и отдохнуть в мирной, домашней обстановке, никуда не выходя. Явно переизбыток впечатлений сегодня. Синьора Катерина обеспечила вкусный лёгкий ужин, а мы с ДжиХён добавили к нему для разнообразия пару наших корейских блюд. ДжиХён быстренько сделала салатик из огурцов с морковкой, а у меня с четверга заквашивается пекинская капуста для кимчхи. Вы бы видели, как девчонки на кимчхи набросились! Синьора Данизи тоже чуть-чуть попробовала, понравилось ей, конечно, хотя для вегугинов это, наверное, слишком остро. Только принцесса наша от такой вкуснятины нос воротит. Говорю же, извращенка...
  
 []
  Только извращенцы воротят нос от такой вкуснятины.
  
   После ужина стали внимательно рассматривать то, что нам подарили на аудиенции, а потом Юна всем свой орден показала. Его тоже мы вместе долго разглядывали, а синьора Катерина вообще речи лишилась. Только на орден и на ЮнМи смотрела во все глаза, а затем принесла бутылку какого-то дорогого и ценного вина. КюРи посмотрела на этикетку и заявила, что ей слово "Аллергини" там внушает опасения и она пить не будет. Её мы дружно ткнули носом, что она читать не умеет, а слово на этикетке не "Аллергини", а "Аллегрини", и если она от своей доли отказывается, то это очень хорошо, потому что нам достанется больше. КюРи заткнулась и первая полезла со своим бокалом. На восемь с половиной человек бутылки хватило на пять минут (Юна, чтобы не огорчать ЁнЭ, чисто символически плеснула себе в бокал на донышко).
  
 []
  Allegrini Amarone della Valpolicella Classico DOCG. Аллегрини, а не аллергини!
  
   ...
   - Ю, ты обещала про рыцарей и ордена нам рассказать, - просит БоРам. ЮнМи на минутку уходит в себя, а потом неожиданно предлагает:
   - А давайте я вам лучше одну историю расскажу... Про рыцарей, про средние века, и про любовь там тоже будет.
   Все с довольными предвкушающими улыбками устраиваются поудобней и готовятся слушать новую сказку на ночь...
   ...
   " - Сэр рыцарь Лишённый Наследства, - сказал принц Джон, - раз это единственный титул, каким мы можем именовать вас... Вам предстоит теперь почётная обязанность избрать прекрасную даму, которая займёт трон королевы любви и красоты и будет главенствовать на завтрашнем празднике. Вам предоставляется полное право вручить этот венец кому вам будет угодно. Та дама, которой вы его передадите, и будет провозглашена королевой завтрашнего турнира. Поднимите ваше копьё... Рыцарь повиновался, и принц Джон надел на конец копья венец из зелёного атласа, который был окружён золотым обручем...
   ... То ли по нерешительности, то ли в силу каких-либо других причин победитель с минуту стоял неподвижно. Зрители молча, с напряжённым вниманием следили за каждым его движением. Потом он медленно и грациозно склонил копьё и положил венец к ногам прекрасной Ровены. В ту же минуту заиграли трубы, а герольды провозгласили леди Ровену королевой любви и красоты..."
   ...
   ... Размеренно и напевно звучит голос ЮнМи. Обнявшись и замерев на диванчике, БоРам и ДжиХён боятся пропустить хоть одно слово... Заворожённо слушают СонЁн и ЁнЭ, и даже ИнЧжон, подперев голову руками, кажется, вся ушла в рассказ... Чёрт! Чужая страна, чужое время, чужие обычаи... Но меня почему-то так цепляет и затягивает эта история! Любовь и преданность, благородство и честь... Верные друзья, хитрые слуги, безжалостные враги... У нас к женщинам никогда не относились так трепетно, как было у вегугинов. Никогда нас не ставили на пьедестал! А так хочется иногда, чтобы и тебе рыцарь положил к ногам венец и провозгласил бы своей королевой!
   ...
   ...ЮнМи замолкает. Выйдя из оцепенения, ЁнЭ заботливо наливает ей стаканчик нехолодной минералки. КюРи, отмерев первая из группы, сразу задаёт вопрос по существу:
   - Ю, а прода когда будет?
   - Ну-у, недели через три.
   - Ю-у-у, а пораньше? - жалобно просит БоРам.
   - Юночка, давай через неделю, пожа-а-алуйста? - присоединяется к ней ДжиХён.
   - Да не успею я за неделю ничего написать! - отбивается Юна.
   - А зачем тебе что-то писать? Просто надиктовываешь на планшет, и всё. Это же гораздо быстрей и проще, чем текст набирать! - предлагает практичное решение КюРи, - а потом, в Сеуле, можно аудиокнигу по этим записям сделать, или отдать фирме, где аудиозапись тебе в нормальный текстовый файл перегонят. Если разрешишь, я сама этим могу заняться.
   - Хм-м... А ведь впрямь! КюРи, не помню, я тебе уже говорила, что ты умничка? - улыбается ЮнМи. КюРи, тоже улыбаясь, обводит группу горделивым взглядом.
   Расходимся по комнатам. До чего же день сегодня чудесный был! А завтра мы покидаем Рим и перебираемся в Неаполь...
  
  
* * *
  
   ...
   - ...Пщ-щ-щ-щ... - и нарезанная соломкой морковка уютно пристраивается на сковородке к поджаренному в оливковом масле до полупрозрачности луку. Луку репчатому и зелёному. Своей очереди ждёт сладкий перчик.
   Решила я поэкспериментировать немного - чапчхе делаю, заменяя некоторые нормальные продукты итальянскими аналогами. Вместо фунчозы взяла лингуине, а кунжутное масло заменила оливковым (нет-нет, говядину замариновала с кунжутным, не беспокойтесь! Эксперименты я люблю, но ТАК далеко заходить пока боюсь! (смайлик). Оливковое использую для жарки).
  
   ...Venite all'agile
   barchetta mia,
   Santa Lucia!
   Santa Lucia!
  
   Санта-Лючия... Блин, прилипла мелодия со вчерашнего концерта, так и вертится в голове. Вы бы слышали, как итальянцы в конце подпевали СыХону, по-моему, всем стадионом! Музыкальный они всё-таки народ. Вообще отожгли мы с этим концертом, по-другому и не скажешь! Здорово получилось. Представляете, нас полтора часа после концерта вывести к машине не могли! Толпы итальянцев встали стеной, кричат что-то, транспаранты наспех сделанные, лайтстиками размахивают - жуть, в общем! Причём учтите - в Италии почти нет ни наших фанатов, ни фанатов Бэнга и ЮСтарс. Щас написала эту фразу, и с таким удовольствием подумала: а ведь правильно будет - "не было фанатов". А щас есть (счастливый смайлик)! Чтобы дать нам возможность добраться до машины, задействовали аж четыреста пятьдесят этих ... как их Ю называла ... а, ка-ра-би-не-ров! ЮнМи сказала, что в какой-то момент даже хотели нас на вертолёте эвакуировать, но она вполне и пошутить так могла. Шуточки у неё иногда такие ... странные. Несмешные совсем. И если вы, уважаемые читатели, сейчас хотите сострить на тему, что вся эта толпа итальянцев после концерта вчера хотела добраться до нас, чтобы выразить своё возмущение нашим плохим выступлением и сорвать досаду за потраченные деньги, то с этой шуточкой вы уже не первые. Вчера вечером младшенькие полчаса на эту тему зубоскалили. И КюРи с ИнЧжон с ними туда же. Даже СонЁн пару раз улыбнулась и посмеялась. Не понимаю. У СонЁн ведь безукоризненный вкус, почти как у меня (а у меня, как известно, идеальный). Чему там смеяться, несмешно же?!
  
   Вообще там был даже не аншлаг. Стадион был переполнен, КюРи сегодня с утра задействовала нашу Катерину-переводчицу посёрфить новости и прессу, говорит, что было изрядное количество билетов-двойников. Процентов так пятнадцать, если не больше. Впрочем, нам ещё перед гастролями рассказали, что коррупция здесь довольно сильная и своеобразная. Интересно, почему такой ажиотаж с нашим выступлением? То ли предварительно рекламу грамотно провели, то ли это с классическими концертами связано? Боюсь думать, что будет на римском концерте... Пусть будет так же и даже лучше (смущённый и просительный смайлик)!
  
   ...Начали мы с кроликов. В какой-то мере "Bunny style" уже несколько лет своеобразная визитная карточка "Короны". ЮнМи эту композицию не любит, обзывает её "мечтой педофила" и грозится выкинуть нафиг из репертуара, когда время появится и руки дойдут. Не знаю, по мне так вполне нормально...
  
   ...Отвлекусь на секунду. Суп почти готов. Когда согогикук варишь, важно вовремя с огня снять, а то редька переварится и не будет хрустящей, как положено. Отливаю в мисочку немного для ЮнМи, а в общую кастрюлю забрасываю мелко порезанный зелёный острый перчик (да помню я, помню запрет ларинголога на острое! Совсем чуть-чуть перчика положила, честно-честно! Да и до миланского концерта ещё много времени). Мисочку закутываю в полотенце, щас уже ужинать будем скоро, сильно не остынет.
  
   ...Сегодня я делаю быстрый и лёгкий ужин. День был выездным, довольно познавательным и интересным. Вернулись из загородной поездки совсем недавно (чуть-чуть попозже поподробней расскажу), и решила я сама ужин приготовить, к искренней радости всех остальных. ЮнМи? А что ЮнМи? Она тоже мою готовку очень даже уважает! Когда я делаю неостро, Ю жрёт с таким энтузиазмом, что аж брызги летят (смайлик). А сегодня у нас будет согогикук из говядины с редькой, чапчхе (тоже с говядиной, здесь говядина такая хорошая и дешёвая) и каджи-намуль. Ну и кимчхи, конечно же, я ещё в Риме заквасила, сюда привезли.
  
   ...А с утра нас повезли в Геркуланум. Когда-то давным-давно это был небольшой, живой, весёлый город, а потом пробудился вулкан и убил всех жителей. Боже, какой же это ужас! Все - и полные сил и здоровья мужчины и женщины, и немощные старики, и беспомощные дети - все сгорели заживо или были задушены пеплом... Страшно! Как эти итальянцы вообще могут здесь в Неаполе ночью спать?! А вдруг извержение будет?! Наши сопровождающие только смеются и клятвенно обещают, что пока мы в Неаполе, жители города не допустят никаких безобразий со стороны вулкана. Шутники, ёксоль...
  
   А из Геркуланума мы поехали на этот самый Везувий. Я ехать не хотела, мне немного не по себе было, но все остальные, попав под агитацию Юны и ДжиХён, решили, что надо самим убедиться, что вулкан в ближайшее время извергаться не собирается. В дороге Ю развлекалась, пугая БоРам разными страшными историями. Та, как обычно, с готовностью пугалась, зажимала уши, в ужасе пищала и прятала лицо в ветровке ДжиХён. Прикол здесь в том, что сегодня вечером БоРам заявит, что она из-за страшилок ЮнМи теперь не сможет заснуть, и Юна обязана её успокоить и уложить. Успокоение и укладывание заключается в том, что Ю придётся минут двадцать делать РамБо что-то приятное - массажик там или просто спинку погладить. А больше всего она обожает, когда ей легонько почёсывают пятки и пальчики на ногах...
  
 []
  БоРам с готовностью пугается и прячет лицо в ветровке ДжиХён.
  
   До Везувия доехали очень быстро. Там километров двенадцать, не больше. Наш фургончик остался внизу, а мы стали не торопясь подниматься вверх по зигзагообразной тропе, удобной и широкой. Примерно полчаса поднимались, обувь у всех удобная, кроссовки, так что даже почти не устали. Наверху можно вокруг всего кратера обойти, кольцевая тропка там есть, но желания ни у кого не возникло. Встали у ограждения (там такие жерди здоровые, как у нас в Корее в деревнях), фоткаем, как там в пропасти, в жерле, пар клубится. Вулкан крепко спит и пар, как дыхание во сне... И вид на Неаполь оттуда красивый. Мы с РамБо больше сотни кадров сделали. А ДжиХён близко к ограждению старалась не подходить, она очень высоты боится.
  
 []
  Неаполь лежит рядом с вулканом.
  
   []
  Мы с БоРам пофоткали кратер.
  
   Тут нашему ребёнку внезапно дурь в голову ударила. Несколько минут смотрела, как там какой-то итальянский парень на скалу взобрался и снимки делает (у меня на кадре он в правом верхнем углу получился), смотрела, смотрела, а потом сунула ЁнЭ свой рюкзачок со словами "подержи-ка, онни, на минуточку" и попыталась тоже повыше вскарабкаться. Но ИнЧжон была начеку, она Юну аккуратно за талию перехватила и со словами "куда это ты собралась?" стащила её с камня вниз. Мелкая вспыхнула, была готова ИнЧжон растерзать на месте, а та ей так спокойно, без эмоций говорит: "Ю, только не в этой обуви. В этой по скалам лазить - без шансов". ЮнМи мгновенно в сознание пришла, посмотрела на свои дохленькие кроссовочки для городских улиц и виновато кивнула ИнЧжон. Тут подскочила с опозданием пришедшая в себя ЁнЭ, вцепилась в рубашку ЮнМи и закричала: "Не пущу никуда!", а потом расплакалась. В общем, на обратном пути ребёнок чувствовал себя виноватым, сидел в обнимку с ЁнЭ и её всю дорогу успокаивал, говорил разные ласковые слова и обещал хоть иногда думать о последствиях своих поступков. Было трогательно и забавно. А СонЁн опять сидела, глядела, посмеивалась и не встревала.
  
   ...
  
   ...Так, лапша для чапчхе готова. Выкладываю на сковородку замаринованное мясо с грибами. Тихие шаги и негромкий смешок от кухонной двери:
   - Не смогла удержаться, пришла на божественные ароматы, - ИнЧжон осторожно обнимает меня со спины.
  
 []
  ИнЧжон осторожно обнимает меня со спины.
  
   - Никак кто-то с голода умирает? До ужина дотерпеть не сможет? - строгим голосом вопрошаю я.
   - Ага... Всё ты понимаешь, онни. Резкая нехватка кимчхи в организме, - умильно улыбаясь, подруга отпускает меня и устраивается за столом. Накладываю в небольшую плошку немного кимчхи из кастрюли и ставлю перед ней. ИнЧжон достаёт палочки, со счастливым вздохом подцепляет шматок капусты и отправляет его в рот. Даже глаза прикрывает от удовольствия.
   - Потом небось опять будешь замуж звать? - подкалываю я подругу.
   - Ага... Уверена, рано или поздно ты согласишься, - не отрываясь от плошки, отвечает мне ИнЧжон. Как-то раз несколько лет назад она на тв-шоу брякнула, что хотела бы на мне жениться, чтобы иметь возможность всё время есть мою стряпню. И до сих пор нам не приедаются шутки по поводу этого её высказывания.
   - Знаю я тебя! Если соглашусь, ты меня вообще к плите цепью прикуёшь! -делано возмущаюсь я.
   - Да кто ж мне это даст, тебя к плите прикованной держать?! - картинно удивляется ИнЧжон, - по-любому для танцев отвязывать придётся! Мелкая как увидит, что ты танцпрактику пропускаешь, или что я от твоей кормёжки жиреть начинаю - а я ведь точно начну, буду лопать много и часто, не удержусь, и сделает нам всем а-та-та по попе. Так что не беспокойся, к плите не привяжу. Тем более, пока мы королевы танцпола! Как нас вчера итальянцы принимали! А в конце концерта?! Когда нас эти ... кабари... кабани...
   - Ка-ра-би-не-ры.
   - ...Ка-ра-би-не-ры, спасибо, онни, к машине нам проход обеспечивали? А я ещё боялась, что они после "Бимбо" сомнут охрану и к нам прорвутся!
   - Ну ещё бы... - ворчу я, - мы там такой стриптиз, блин, устроили, неудивительно, что они так возбудились.
   - Ага, и женщины тоже, да? Онни, ну ты опять по этому поводу бухтеть будешь? - не понимает моего недовольства ИнЧжон, - вроде уже сотню раз эту тему обсуждали? И Юна по твоим требованиям всё делает, и кунчан-ним всё одобрил...
   - Ага, на седьмой раз! А я и считала, и считаю, что вещь просто непристойная!
   - А знаешь, сколько уже просмотров со вчерашнего дня? По некоторым фанкамовским роликам к ста шестидесяти тысячам приближается!
   - А я говорю - всё за счёт неприличности идёт! Танец ... развязный до предела! Если не развратный! Мы там как ... как падшие женщины какие-то!
   - Онни, я, конечно, очень немного знаю о кисэн, как-то никогда с ними не сталкивалась по жизни, но я тебя уверяю, ТАК они стопроцентно станцевать не смогут, - смеётся ИнЧжон.
   - Тебе всё шуточки, а я с ужасом жду, что дома о нас скажут!
  
   Ю для итальянских гастролей в числе прочих написала хореографическую композицию под странным названием "Бимбо". Очень заводная и хорошая музыка и совершенно ... непристойный (ну не могу другого слова подобрать!) танец. Танцуем попеременно четырьмя парами с парнями из Бэнга и Юниоров, от нас участвуем я, ИнЧжон, КюРи и ДжиХён. Юна рассчитывала и на своё участие, но здесь все на дыбы встали, в первую очередь кунчан-ним. Сказал, что пока Ю двадцать пять не исполнится, он скорее в храм ГуаньИнь навсегда уйдёт, чем разрешит ей этот танец танцевать. Мы с ЁнЭ и СунОк тоже категорически против были (СунОк целую истерику устроила, когда увидела). В общем, Ю побухтела, повозмущалась, подулась денёк на "замшелых ретроградов", как она выразилась, и смирилась.
   - Ну что дома скажут? - пожимает плечами ИнЧжон, - хейтеры, как обычно, вонь до неба подымут, так и хрен с ними. Остальные будут долго ждать, чем дело обернётся, и уже тогда решат, как реагировать на "Бимбо". Дома-то мы его ближайшее время исполнять не будем. Эта вещь не для Кореи.
   - Ты так легко говоришь об этом! А ты не забыла, что живём мы всё-таки в Корее?
   - Неа, не забыла, не беспокойся, онни. А ты сама, ХёМин, не пробовала приложить свои замечательные мозги и объективно ситуацию проанализировать? Не видишь, что мелкая ни много ни мало нас за собой на мировой уровень тянет?
   - Это как?
   - Да вот так... Мировой уровень - это не топ-10 в билборде и даже не Грэмми. Мировой уровень - это когда твоё имя сразу вызывает ассоциации и узнавание у сотен миллионов людей во всём мире, это когда тебя любят и помнят и через годы после как ты вышел из игры.
   - Ну, ребёнок-то такое может о себе сказать. Она, скажем, не просто на эту гору взобралась, а, знаешь, удобно так на вершине уселась и ножками болтает. Даже больше скажу, у неё уже удобный диван там есть, и домашние меховые тапочки с помпонами!
  
   ИнЧжон смеётся, представив себе нарисованный мной образ. Потом возвращается к теме. - Мелкая - да, мы - нет. И она нас и тащит за собой. Задачка-то очень непростая!
  
   Хм-м, непростая... Это ИнЧжон, мягко говоря, сильно преуменьшила! Задача, на мой взгляд, невозможная. Ведь если объективно, то мы все ничего особенного из себя не представляем. Да, красивые, тренированные, умеем трудиться по двадцать часов каждый день и отказывать себе во всём, но таких даже в родной Корее пруд пруди. И если совсем откровенно, каждую из нас можно в любой момент заменить кем-то помоложе, из тех тысяч трейни, которые каждый год, полные надежд, штурмуют агентства. Поднатаскать, загримировать, залакировать - и вперёд, шоу продолжается. Разве что с БоРам неувязка будет - полтора метра роста с бейсболкой в прыжке с табуретки - такую, наверное, ещё поискать придётся. И один раз мы уже чувствовали эти жуткие признаки, что удача от нас отвернулась - перед приходом Ю в нашу группу.
  
   - ...Как там наша мелкая говорит в таких случаях? - продолжает ИнЧжон, - "если хочешь съесть слона..."
   - "...то, чтобы не подавиться, отрезаешь и ешь маленькими кусочками", - вместе с ней заканчиваю фразу, - Под этим углом я на ситуацию не смотрела. Подожди, не говори ничего, онни, дальше попробую сама порассуждать. Сейчас здесь в Италии на классике Ю хорошо засветила 'мамочку'. И меня с Джей чуток.
   - Джей только краешком, а тебя, не говорю уже о СонЁн, так сказать, представили мировому музыкальному обществу. Всё правильно понимаешь, - поощряет меня ИнЧжон к дальнейшим рассуждениям, - думаю, когда вернёмся из Италии, мелкая пинками загонит вас выступать в куче классических концертов.
   - Вообще-то она с "Кёнсанбук-До" на ножах...
   - Вообще-то в Сеуле есть не только "Кёнсанбук-До", - фыркает ИнЧжон, - и сдаётся мне, что довольно скоро этот "Кёнсанбук-До" на полусогнутых к ЮнМи приползёт и будет долго и униженно извиняться.
   - И с этим непристойным танцем у Юны тоже должны быть связаны какие-то планы... - делаю я естественное предположение.
   - Латино. Шаг в сторону сотен миллионов наших будущих поклонников в обеих Америках. Да и не только. Их танец, их музыка. Увидишь, "Бимбо" будет в каждой деревне и в каждом городке звучать. У 'мамы' предчувствие.
   - Кстати, а как ты до таких мыслей дошла?
   - КюРи и СонЁн подсказали, - признаётся ИнЧжон.
   - КюРи?!
   - А что ты так удивилась? Можно подумать, ты нашего лидера не знаешь! КюРи выгоду и практическую пользу на километр вглубь чует!
   - Это она так говорит, - фыркаю я, - но я в этих рассуждениях никаких противоречий пока не нахожу. Логично всё. Если смотреь дальше, что-то есть и для неё, и для Джей, и для БоРам... Так, БоРам пела на концерте с ЁнУном "Феличиту", песня зашла очень удачно, итальянцы аплодировали как ненормальные. Впрочем, тут всё, что Ю написала, встречали овацией... И Юна гоняет малорослую с иностранными языками, требует правильного произношения... Кажется, ясно, что для РамБо уготовано. Слу-у-ушай, так и с тобой тоже всё понятно становится! Шаффл уже в процессе, а потом наверняка ребёнок тебя начнёт и на другие международные состязания выталкивать! На это самое латино, например!
  
   Чуть поясню. Ю не очень хорошо относится к нашим старым, ещё до неё поставленным хореографическим композициям. Про "Банни стайл" я уже говорила, а полгода назад ей под горячую руку попалась "Lovey-dovey". Юна эту композицию полностью переработала под шаффл в духе старинного танца "чарльстон". Посмотрела, результат ей понравился, и ... в жертву была принесена ИнЧжон. Уже несколько месяцев Ю увлечённо готовит старшую подругу к международным соревнованиям, игнорируя её неуверенность в себе, страхи и сомнения. Бедная ИнЧжон - ей приходится нелегко (в клипе ИнЧжон в тёмных штанах и светлой блузе).
   - Кстати, онни, если ты надеешься, что эти соревнования коснутся только ИнЧжон, а тебе удастся отсидеться в сторонке - боюсь, ты будешь сильно разочарована. Я так думаю, что Юночка выцепит всех, и тебя, и КюРи, и Джей. Лучше смирись с этой мыслью заранее, - неслышно вошедшая в кухню СонЁн склоняется над плечом ИнЧжон и бесцеремонно запускает свои палочки в её плошку. Выудив оттуда изрядный шматок кимчхи, она аппетитно им хрустит.
   - Ну во-о-от... Последний кусок капусты у голодной отняли... Вот жеж жизнь пошла... - меланхолично ноет ИнЧжон, впрочем, даже не сделав попытки хоть как-то воспрепятствовать наглому грабежу.
   - Надо было вчера с этими, как их, кабанерами, об охране твоей порции договариваться, - нравоучительно замечает СонЁн.
   - Ка-ра-би-не-ра-ми! - одновременно восклицаем мы с ИнЧжон.
   - Ну или с ними, я разве возражаю?!
   Дружно смеёмся. Забираю пустую плошку у ИнЧжон и накладываю добавку из кастрюли в холодильнике. СонЁн получает свою порцию в чистой плошке. Когда я убираю кастрюлю в холодильник и возвращаюсь к столу, в кухню, потягиваясь и чуть слышно шаркая задниками шлёпанцев по полу, вползает КюРи.
   - О-о, как я вовремя! Тут, кажется, кимчхи дают?! - интересуется она с явным оживлением. А-а-а! Есть справедливость в этой жизни! Месть! Святая месть! Будешь знать, как меня с мороженым троллить!
   - Какое кимчхи, онни?! - деланно удивляюсь я, - разве ты забыла основное интернетовское правило?
   - Это какое же? - с подозрением глядя на меня, спрашивает КюРи.
   - Троллей - не кормить! - с лёгким злорадством в голосе напоминаю я ей.
   - А при чём здесь... Это я, что ли, тролль?! - возмущается КюРи, одновременно лихорадочно перебирая в памяти недавние события своей богатой тролличьей жизни.
   - Не, я тролль! Или ДжиХён тролль! Кто, блин, меня неделю с мороженым дразнил?! Глазки закатывал, язычком причмокивал и неземное блаженство изображал?! Не ты?!
   - Онни! Да я!.. Да я не... Это же шутка была! Я не хотела! Ты что, разве юмора не понимаешь?! Ну прости, прости меня! - КюРи драматически падает на стул и очень правдоподобно изображает раскаяние. Прячет лицо в ладонях и даже носом шмыгает.
   - За сердце ещё схватись, - советует ИнЧжон, - онни, ну ты совсем обалдела, сердце слева!
   - Я так страдаю, я так раскаиваюсь! Ну прости меня, добрая ХёМин! - надрывно голосит КюРи, - СонЁн, ну скажи ты ей!
   - Ладно, бог с тобой. Щас испытание пройдёшь - и прощу. Как вчера эти полицейские назывались, которые нас к машине выводили?
   - Это ты про карабинеров, что ли? - недоумённо спрашивает КюРи.
   Пфффф... Наш общий разочарованный выдох. Ладно. Обещала, так обещала. Накладываю немного кимчхи в плошку и ставлю перед КюРи.
   - А побольше? - недоумевает та.
   - Да щас скоро ужинать будем, нечего нахватываться. У меня всё уже почти готово. Чем там, кстати, мелочь щас занимается?
   - Джей перед телевизором валяется, а Ю с БоРам за пиццей уехали.
   - За какой пиццей? - не понимаю я.
   - Юна рассказала, что тут неподалёку кафе, где много-много лет назад изобрели самые первые пиццы "Маргерита" и "Марина", и сейчас там можно такие оригинальные пиццы купить. БоРам сразу захотела попробовать "Марину", просила Юну её заказать, а у ЮнМи было настроение ещё прогуляться. В общем, они с БоРам решили быстренько вместе за пиццей сгонять. Но они давно должны были вернуться. Щас звякну, потороплю их, - КюРи достает телефон.
   - Хм-м, не поняла, - посмотрев на экран, КюРи заново набирает номер. Сбрасывает и повторяет набор. И ещё раз. - Блин, что за хрень? - переводит она взгляд с экрана телефона на меня, - "Абонент вне зоны действия сети".
   - Ты кого набирала?
   - Всех троих. И ЁнЭ, и БоРам, и Юну. Никто не отвечает. ИнЧжон, что у тебя?
   - То же самое, - ИнЧжон опускает руку с телефоном, - сбой сети?
   - Щас попробуем друг друга набрать, - СонЁн быстро набирает номер. Звонит мой аппарат, - Нормально. Сеть работает. Пробуем ещё раз их набрать.
   - Ничего. По-прежнему они вне зоны сети. Я звоню кунчан-ниму, - говорит ИнЧжон, - КюРи, как это место называется, куда они поехали?
   - Вроде "Гамбринус". Давай я господину ЧонХану сама позвоню...
  
   ...
  
   ...Медленно, мучительно медленно тянется минута за минутой. По комнате разлито липкое ощущение тревоги и ожидания. И ещё мерзкое чувство беспомощности. Одни, в чужой стране, не зная языка, не зная ничего... Как мы можем помочь наверняка попавшим в беду подругам?!
  
   ...Кунчан-ниму позвонили почти час назад. Он очень встревожился, сказал, что сейчас предпримет всё необходимое, а нам приказал сидеть в отеле и нос не высовывать наружу. Через десять минут перезвонил КюРи и приказал ей проследить, чтобы мы выпили что-нибудь алкогольное для успокоения, но не напились бы. Одна бутылка на столе уже пуста, во второй ещё примерно треть. Бледная СонЁн молча забилась в уголок дивана, рядом с ней сидит испуганная ДжиХён... КюРи бесцельно вертит в руках свой телефон и иногда лезет в новостные сайты, с трудом пытаясь продраться сквозь английский текст. А у ИнЧжон, как обычно, стресс дал выплеск адреналина. Ей трудно сидеть на месте, и время от времени она начинает нарезать круги по комнате. Раздражает, но глядя на её лицо, никто не решается сделать ей замечание...
  
   ...
  
   ...Приехал старший менеджер Ким. Кунчан-ним ЧонХан прислал его для того, чтобы мы не чувствовали себя одинокими и у нас была бы моральная поддержка. Ну и чтобы он присматривал за нами на всякий случай. Менеджер Ким рассказал, что ЧонХан связался со всеми, кто хоть как-то может помочь в этой ситуации - с принимающими нас людьми в Неаполе, с ответственными в Ватикане, с нашим посольством... Подняли на ноги всю неаполитанскую полицию, ищут пропавший фургон. Слава богу, в больницах и моргах наши подруги не появлялись. В "Гамбринусе" Юна и ЁнЭ с БоРам были, их запомнили. Фургон пропал на обратном пути...
  
   ...
  
   ...Звонок у менеджера Кима. - Да, кунчан-ним... Спасибо Вам, кунчан-ним! - Ким заканчивает разговор и, не сдерживая радости, поворачивается к нам: - Нашлись! Все живы и здоровы! Должны сюда приехать в течение сорока минут!
   Ффффф... Выдыхаем. КюРи со стуком роняет на пол телефон из внезапно ослабевшей кисти. Из меня как будто вытащили стержень. Оседаю на стуле. В каком же напряжении мы были последние полтора часа! Все живы и здоровы. ИнЧжон плюхается на диван рядом с ДжиХён, похоже, её тоже ноги не держут. СонЁн, отвернувшись, вытирает выступившие на глазах слёзы облегчения. ДжиХён плачет, не скрываясь. Все живы и здоровы. Какое же это счастье!
  
   ...
  
   ...Приехал кунчан-ним ЧонХан с переводчицей Катериной и кучей итальянцев. Не в силах больше сидеть в здании, спускаемся вниз, в крохотный садик у входа в отель. ЮнМи! Если вся эта кутерьма приключилась опять из-за твоих дурацких выходок, я тебя отлуплю. Ей-богу отлуплю, хоть ты и мировая знаменитость и величайший музыкальный гений. Сама не справлюсь - так ИнЧжон поможет. И СонЁн тебя не защитит! Как же мы все перепугались за вас!
  
   ...
  
   ...Фургончик подъезжает! Ну наконец-то! Не сговариваясь, подходим поближе. Где там наши потеряшки? Машина останавливается прямо напротив дорожки, ведущей к отелю. Из открывшейся дверцы первым показывается бодигард в тёмном плаще. Он помогает вылезти БоРам и сразу же за ней - ЁнЭ. БоРам подхватывает ЁнЭ под руку, и они начинают небыстро двигаться в нашу сторону. Охранник сопровождает их со стороны ЁнЭ, явно готовый в любой момент прийти на помощь. Вышедший из машины второй бодигард идёт , слегка отстав от девушек, и тащит в руках здоровенные пакеты с чем-то.
   Когда ЁнЭ и БоРам подходят чуть поближе, сразу же мне в глаза бросаются отдельные детали их внешности и поведения. На левой скуле БоРам налеплен небольшой аккуратный пластырь телесного цвета. Обе - и БоРам, и ЁнЭ - в новеньких джинсовых костюмах, явно только что из магазина. Хм-м, откуда?! ЁнЭ идёт какой-то деревянной походкой, и смотрит перед собой как будто отрешёнными глазами. Такое впечатление, что она не совсем в себе. БоРам, напротив, дружелюбно улыбается и кажется полностью удовлетворённой жизнью и окружением. А где ребёнок?!
   Третий и четвёртый телохранители (четвёртый по поведению явно старший у них) помогают Юне вылезти из машины. Непонятно... Утром всего пара охранников была же?! Ю отвергает попытку бодигардов подхватить её под руки и идёт сама, слегка пошатываясь. Боже мой, да что же это такое?! На лбу у ребёнка красуется закрытая пластырем средних размеров шишка, но гораздо страшнее выглядят два чёрных круга вокруг глаз. Такие страшные кровоподтёки! Малыш, как же ты так?! И они ещё смеют говорить, что все здоровы?!
   Срываюсь с места, но оказываюсь за спинами СонЁн и ИнЧжон, которым бодигарды заступили дорогу и не дают приблизится к ЮнМи. Через несколько секунд к старшему охраннику подходит кунчан-ним со свитой. ЮнМи, изо всех сил пытаясь держаться прямо, чуть отстраняет второго охранника и обращается к ЧонХану:
   - Кнчанним... Вм уж... уже... звнили от... от дона... нсчёт кнцер... кнцерта?
   Язык у Юны изрядно заплетается, от неё до меня доносится довольно ощутимый запах коньяка.
   - Да, ЮнМи-ян, я в курсе всех событий. Как ты чувствуешь себя? - с тревогой спрашивает ЧонХан.
   - Нрмальн... Щас спать ндо лечь...
   - Уважаемые синьоры перенесли сильный стресс, - переводит Катерина бесстрастную речь старшего охранника, - по рекомендации врача синьоре Ли ЁнЭ в рамках антистрессовой терапии была назначена небольшая доза транквилизирующих препаратов. Синьора Пак ЮнМи от приёма медикаментозных средств отказалась, но согласилась с рекомендацией терапевта выпить пятьдесят миллилитров крепкого алкоголя. К сожалению, синьора Пак не смогла сразу правильно определить желаемый объём, и приняла внутрь более ста восьмидесяти миллилитров... Госпожа БоРам тоже приняла определённую дозу алкоголя, и согласно заключению врача, действие стресса на ней практически не отразилось.
   ИнЧжон и СонЁн наконец-то дорвались до Юны и сейчас хлопочут над ней.
   - Звтра кнцерт у нас... Ещ один... - пытается справиться с непослушным языком ЮнМи, - Девк... Мне душ и спть... Пмгите... пжалста... И ЁнЭ...
  
   ...
   ...Всё. Помыли и уложили ребёнка и ЁнЭ. Сидим на кухне и приходим в себя. Оборачиваюсь на звук шагов и встречаю открытый взгляд тёмных глаз БоРам. Кротким голоском она просит:
   - Онни, а покушать что-нибудь у нас есть?
   - Конечно-конечно, садись за стол скорее, у меня всё готово, - наливаю ей согогикук, ставлю рядом каджи-намуль и кимчхи, - чапчхе остыл, щас, пока суп ешь, я его подогрею.
   БоРам счастливо вздыхает, поудобней усаживается, но тут встречается глазами с недобро глядящей ИнЧжон, а затем - с требовательной КюРи и бесстрастной СонЁн.
   - Онни, я сейчас всё-всё вам расскажу. Можно, вот только супчик доем, и тут же всё-всё расскажу? - правильно нас поняв, торопливо частит БоРам, - Очень кушать хочется...
  
  
* * *
  
   (Примечание ХёМин. Мои уважаемые читатели, я не была свидетелем событий, изложенных далее, и реконструировала их из рассказа ЁнЭ и особенно БоРам. ЮнМи - та ещё темнила и скрытная вредина, поэтому я у неё только уточнила некоторые детали. Если вам что-то покажется неправдоподобным - примите мои искренние извинения, я не виновата!)
  
   ...Фургончик плавно отъезжает от кафе "Гамбринус" и, постепенно наращивая скорость, едет по вечернему Неаполю. Внутри фургончик наполнен умиротворённым молчанием и аппетитными ароматами свежеиспечённой пиццы. ЮнМи и БоРам сидят сзади, сложив груду пакетов с пиццей на сидение между собой. Через несколько минут тишина в салоне нарушается шуршанием бумаги и предостерегающим восклицанием ЮнМи:
   - БоРам, чё творишь?! Зачем щас вскрываешь?
   - Как зачем? Нужно же оценить, что мы в отель везём? И ты давай не мнись, а присоединяйся! - у БоРам голос человека, стопроцентно убеждённого в своей правоте.
   - Ну-у... ХёМин ругаться будет, что перед ужином аппетит сбили... И ЁнЭ не одобрит... - ЮнМи нерешительно оглядывается в сторону передних сидений, где сидит ЁнЭ.
   - Мы?! Аппетит собъём?! Вот этой вот крошечной пиццей?! Ю, кончай фигнёй страдать! Держи свою долю.
   - Я всё слышу! - не оборачиваясь, строгим голосом произносит ЁнЭ.
   - А раз слышишь, тогда сюда иди. Войдёшь в комитет по дегустации, заодно и БоРам от переедания спасём, - ЮнМи мудро решает, что если безобразие нельзя прекратить, то его нужно возглавить.
   ЁнЭ молча перебирается в хвост машины, всем своим видом демонстрируя неодобрение происходящего, и получает свою треть небольшой "Маргериты". Следующие несколько минут девушки сосредоточенно и вдумчиво дегустируют. Дегустируют неторопливо и обстоятельно, с причмокиванием, облизыванием губ и возведением очей.
   - Вкусно, - лаконично резюмирует БоРам.
   - У синьоры Данизи вкуснее, - критически настроена ЁнЭ.
   - Ну, сравнила тоже. У Катерины вообще обалденная жратва. Но и эта вполне съедобная была, - заключает мирно настроенная ЮнМи, - стоп-стоп, онни, вторую-то зачем схватила?
   - Юна, любое дело надо доводить до конца, - нравоучительно говорит БоРам, вскрывая пакет с пиццей "Марина", - уж взялись дегустировать - должны и этот сорт попробовать.
   - И нами движет только ответственность перед группой, ничего личного, да? - издевательским тоном интересуется ЁнЭ. Но такими дилетантскими наездами БоРам смутить очень трудно.
   - Именно так, онни! - восклицает она, - мы сделали это исключительно из-за заботы о группе. Теперь у нас будет квалифицированное экспертное мнение о вкусовых качествах и применимости данных видов пиццы для питания лучшей к-поп группы всех времён и народов. Держи "Марину"!
   - Как излагает, а?! - с восторгом говорит ЮнМи, принимая от БоРам свою долю пиццы, - как ты думаешь, Ёна, это она от КюРи нахваталась или от ХёМин?
   - От КюРи, - с набитым ртом отвечает ЁнЭ, - формулировки такие же. ХёМин больше внимания содержанию уделяет, а не форме. Хотя твоё влияние тоже есть.
   - Бэ-э-э! - показывает им язык БоРам.
  
  
 []
  Очень весомый аргумент в споре (при случае)
  
   ...
  
   - Ю-у, а чё там ты такое интересное высматриваешь? - теребит глядящую с лёгким беспокойством в окно самую младшенькую "коронку" БоРам.
   - Да так... Ничего... - немного рассеянно отвечает ЮнМи.
   - Ну расскажи, ну пожалуйста! - хорошее настроение БоРам зашкаливает. Тут и удачно проведённая дегустация, и предвкушение великолепного ужина от кулинарного гроссмейстера ХёМин, и практически гарантированные вечерние почесушки от ЮнМи (Ю, никуда не денешься! Пугала - теперь успокаивай! Впрочем, она никогда не увиливает, томбой у нас честный и ответственный. Это вам не КюРи!). А щас тут вроде новая сказка намечается, ура-а!
   - Непонятки какие-то, - чуть поколебавшись, говорит ЮнМи, - ерунда, наверное. Вот смотри - всё время у нас два охранника были, а щас вот, когда за пиццей поехали, их уже четыре. И все новые, и водитель новый - это вы вегугинов между собой не различаете, а я очень даже различаю. И едем мы сейчас совсем не по тем улицам, по которым из отеля в кафе ехали. Что-то не нравится мне всё это...
   - Нас похитили?! Ва-а-у! Ю, какая отличная новая история у тебя получается! Я даже на секунду реально поверила! - БоРам не сдерживает восхищения.
   - Угу... Знаешь, БоРам, можешь назвать меня фантазёркой и трусихой, но я на всякий случай звякну нашим. Просто для очистки совести, - ЮнМи несколько раз пытается набрать номер, - дохляк. Вызов сбрасывается. Попробуй ты.
   - И у меня сбрасывается, - БоРам против ожидания выглядит не испуганной, а скорее озадаченной, - ЁнЭ-онни, а у тебя как?
   - Не могу прозвониться, - а вот ЁнЭ встревожена, - и к отелю мы должны были уже десять минут назад подъехать. Тут ехать-то всего ничего.
   - What's happening (что происходит)? - с чудовищным акцентом по-английски спрашивает ЁнЭ ближайшего к ней охранника. Тот с индифферентным видом молча пожимает плечами.
   - Sorry, ma'am, none of us can speak English. We don't understand it at all (Сожалею, мэм, но никто из нас не говорит на английском. Мы вообще его не понимаем), - отвечает вместо него старший охранник.
   - И итальянский вы, конечно, тоже не понимаете? - иронически спрашивает его ЮнМи.
   - Очень рад, что вы правильно оцениваете ситуацию, очаровательная синьорина, - обаятельно улыбается старший охранник, - я прошу вас, пожалуйста, не волнуйтесь. Всё нормально, поверьте, никто не причинит вам вреда!
   - Блин... Девчонки... Не пугайтесь, но мы, кажется, вляпались, - сквозь зубы вполголоса анонсирует ЮнМи, - не паникуйте только. При похищении рекомендуют вести себя спокойно и никого ничем не провоцировать. Короче, пытаемся расслабиться и получить удовольствие.
   - Тщщщ... - шипит БоРам, - ёксоль! Съездили за пиццей, называется! Как там в твоём анекдоте было, когда человека поездом разрезало? 'Вот тебе и сходил за рисом, блин'?
   - БоРам, успокойся! Я не допущу, чтобы с тобой что-то плохое случилось, веришь мне?! - ЮнМи использует все свои способности к убеждению, чтобы ободрить малорослую подругу. Но нервы сдают как раз не у БоРам, а у ЁнЭ.
   - Немедленно остановите машину! Выпустите нас! - наступая на охранника, на своём ужасном английском кричит потерявшая голову бледная и перепуганная ЁнЭ. Рослый шкафообразный мужик резко делает шаг ей навстречу и внезапно оглушительно рявкает ей в лицо одно слово "Сидеть!". Почти парализованная от животного ужаса, ЁнЭ падает в своё кресло и сжимается в комочек, пытаясь стать как можно меньше и как можно глубже вжаться в спинку. По её джинсам спереди медленно расползается тёмное пятно.
   ЮнМи, мгновенно позабыв про все свои же рекомендации по поведению в экстремальных ситуациях, не раздумывая бросается на помощь подруге. Охранник перехватывает её на полдороге и деликатно прижимает к себе, блокируя движения. "Синьора, всё нормально, вы в кругу друзей, пожалуйста успокойтесь, вы можете поранить себя", - низким голосом старается он словами как-то утихомирить бешено вырывающуюся девицу. Беспомощно потрепыхавшись, ЮнМи пытается ударить его головой в переносицу. Охранник чисто рефлекторно быстро опускает лицо, встречая удар ЮнМи своим лбом. Глухой костяной стук, болезненный девичий взвизг - и Юна обмякает и безвольно повисает в руках бодигарда.
   Третий охранник решает не рисковать и не дожидаться момента, когда свой вклад в эскалацию конфликта пожелает внести БоРам. Он очень бережно и аккуратно заматывает её в свой плащ, оставляя снаружи только голову и полностью лишая малявку возможности каких-либо телодвижений. Трепыхания, дёргания и визги БоРам флегматично игнорируются до тех пор, пока ловкая и гибкая девушка не исхитряется, улучив момент, изогнуться и впиться зубами в его руку. Чуть поморщившись, бодигард явно с большим опытом проведения подобных процедур извлекает свою пострадавшую конечность из хищных челюстей БоРам, а затем внимательно и по-отцовски заботливо осматривает её ротик, не поранила ли она его об жёсткую и грубую мужскую руку. БоРам совершенно беспомощна и может лишь виртуозно материться на корейском и японском языках, да так, что и ИнЧжон наверняка почерпнула бы для себя что-то новое.
  
   (...через пять минут...)
   ...Фургончик лихо тормозит у маленького уличного магазина. Один из охранников покидает машину и почти бегом скрывается в дверях заведения. Очень быстро он возвращается обратно, неся в руках пакет со льдом и несколько полотенец. Дождавшись его, фургон тут же срывается с места.
   ЮнМи, сгорбившись, сидит в середине салона и монотонно покачиваясь из стороны в сторону, чуть слышно подвывает тоненьким голосом. Обеими руками она держится за пострадавший от удара лоб.
   ЁнЭ, героическим усилием воли заставляя себя преодолеть ступор и встать, на негнушихся ногах доходит до ЮнМи и садится около неё. Отдав охраннику пузырёк с нашатырным спиртом (очевидно, с его помощью несколько минут назад Юну приводили в сознание), ЁнЭ отбирает у вернувшегося из магазина бодигарда лёд и полотенце и пристраивает компресс на лоб ЮнМи. Осторожно прижимая её к себе, менеджер с неподдельной тревогой спрашивает:
   - Солнышко моё, лисёнок, ну как ты?!
   - Ёна, ну какие же они тут кругом долбо...дятлы! - с плачущими интонациями в голосе жалуется Юна, - даже похитить по-человечески не могут! Всё через ... куло! Рукожопы...
   - Ю-у, скажи им, пусть меня развяжут! Я к тебе сразу на выручку броситься хотела, а меня схватили и связали! Они такие сильные, я с ними не справилась, а то бы я сразу же вам с ЁнЭ помогла! И ругательства у меня кончились уже, а повторяться не хочется... - услышав Юну, подает голос БоРам.
   Старший охранник заканчивает давать оценку действиям своего проштрафившегося подчинённого (Идиото! ... Милле кацци нель туо куло, стронцо!! ... Крррррретино! ...), который позволил ЮнМи пораниться об его голову. Виновный стоит, опустив голову и плечи, и очень напоминает побитую собаку.
   - Госпожа Пак, ради всех святых простите нас! - просит старший охранник, завершив эмоциональную воспитательную беседу, - умоляю, продержитесь ещё несколько минут! Мы уже почти приехали, сейчас там будет квалифицированная врачебная помощь и всё остальное, что только пожелаете!
   - Маленькую распеленайте, - хмуро говорит ЮнМи по-итальянски, - не бойтесь, она успокоилась уже, никого из вас не тронет. Может быть.
   ...Сквозь неаполитанские сумерки фургончик едет по фешенебельному району где-то в предместьях...
  
   ...
  
   ...Особняк? Или поместье? А может быть, дворец? Роскошная двухэтажная вилла в средиземноморском стиле скромно прячется от посторонних взглядов в глубине обширного цитрусового сада. Апельсиново-грейпфрутовые ароматы время от времени накатывают с разных сторон на девушек по дороге от фургончика до логова похитителей. Непонятно, какие обязанности выполняет охрана, сопровождая свою драгоценную добычу - то ли почётный караул, то ли бдительные конвоиры. Разницы, по крайней мере на первый взгляд - никакой.
   - Онни, ты должна была позволить этому охраннику донести тебя до места! Ты травмирована, тебе нельзя сейчас никакой физической активности проявлять! - горячится ЁнЭ. Она поддерживает ЮнМи под локоть, помогая ей идти. Многострадальный плащ одного из похитителей, тот самый, в который ранее была на всякий случай для профилактики возможных эксцессов замотана БоРам, сейчас на манер передника завязан у ЁнЭ рукавами на талии.
   - Вот прямо всю жизнь я об этом мечтала, чтобы меня охранники на руках таскали, - глухо и мрачно отзывается ЮнМи, - не сходи ты с ума, онни. Потери сознания не было, тошноты, рвоты, головокружения нет, значит сотрясения мозга тоже нет. А может, и мозгов там нет, мне об этом часто говорили.
   - Юна, ну нельзя же так легкомысленно к себе относиться, ну пожалуйста, я прошу тебя! - чуть не плачет ЁнЭ.
   - Онни, сейчас уже почти пришли, там будет и врач, и всё остальное. По крайней мере, так обещали. Не суетись, я тебя умоляю, ты мне сейчас нужна в хорошей форме и с холодной головой. А я не то, чтобы в полном порядке, но состояние достаточно сносное, я не успокаиваю тебя, так на самом деле, - ЮнМи не даёт прорваться раздражению и старается говорить с ЁнЭ терпеливо и спокойно.
   На какое-то время разговор прерывается, но затем со своим вопросом влезает БоРам:
   - Ю, а почему охранники так как-то странно на меня смотрят и не подходят близко?
   И действительно, бодигарды демонстративно делают вид, что очень боятся миниатюрную девушку.
   - Я им сказала, что ты уже не злишься и, может быть, никого из них не съешь. Чтобы они тебя не так боялись, - после паузы признаётся ЮнМи.
   БоРам, с подозрением смотрит на Юну и пяток секунд размышляет, не содержит ли высказывание нашего томбоя какого-нибудь скрытого и нехорошего для неё смысла, и не нужно ли на всякий случай обидеться? Придя к заключению, что наоборот, эту фразу можно истолковать как своеобразный комплимент, БоРам улыбается, и остаток дороги до особняка проходит с гордо задранным носиком, со снисходительным превосходством и лёгким презрением поглядывая на охрану.
  
   ...
  
   ...Рослые бодигарды распахивают перед девочками двери особняка, почтительно пропуская их впереди себя. Следом за вынужденными гостьями в дом заходит старший охранник.
   - Добро пожаловать, добро пожаловать, очаровательные синьоры! Я счастлив приветствовать вас на вилле "Нанни"! Позвольте представиться, меня зовут Доминико Карлини, к вашим услугам! - возможно, чуть-чуть излишне громко и экспансивно (впрочем, как и принято в южных областях Италии) встречает в холле кореянок невысокий смуглый горбоносый итальянец средних лет.
   - Синьор Карлини, может быть вы соизволите объяснить, что тут происходит?! За каким хреном понадобилось нас похищать?! - ЮнМи стряхивает со своего локтя ладонь ЁнЭ, и уперев кулачок в бок и набычившись, пытается сходу закатить скандал.
   - О синеглазая синьорина, я всего лишь управляю хозяйством на этой замечательной вилле! Мой долг - проследить, чтобы во время вашего пребывания здесь вы ни в чём не испытывали бы нужды и не чувствовали дискомфорта. Сейчас я провожу вас в гостевые апартаменты, там есть всё необходимое, а потом когда вы будете готовы, синьор Андреа - это наш уважаемый хозяин виллы - просил оказать ему честь и удостоить его беседой. Кстати, милая синьорина, мне больно слышать, что вы говорите о каком-то похищении! Это приглашение, очаровательная госпожа, всего лишь приглашение! - соловьём заливается синьор Доминико.
   - Какие ещё апартаменты?! Немедленно отведите меня к этому вашему Андреа, к этой "беседе", как вы говорите, я готова! Мы не собираемся здесь задерживаться! - накручивает себя ЮнМи.
   - О милейшая синьора, поверьте отцу двух взрослых дочерей - вам и вашим спутницам сейчас просто необходим небольшой перерыв, чтобы вы смогли успокоиться, отдохнуть и привести себя в порядок перед переговорами. И наш семейный доктор осмотрит ваши травмы, он должен подъехать уже через несколько минут, - сладкоречиво уговаривает Юну управляющий.
   - Doctor? Меdicine? - вмешивается в диалог ЁнЭ, уловив в быстрой итальянской речи знакомое слово 'дотторэ'.
   - Си, синьора, иль дотторэ, - обрадованный появлением возможного союзника в тяжком деле уговаривания малолетки, несколько раз кивает головой синьор Карлини.
   - Where (куда)? - лаконично спрашивает ЁнЭ.
   Итальянец, склонившись в полупоклоне, предлагает девушкам пройти в боковую дверь, ведущую, очевидно, в гостевое крыло особняка.
   - Ю, пошли, - строго говорит менеджер. ЮнМи, не отвечая, сердито сопит.
   - Лисёнок, потом можешь капризничать сколько хочешь, но только после того, как тебя доктор посмотрит, - неуступчиво настаивает на своём ЁнЭ.
   Процессия направляется в коридор, причём ЁнЭ тащит ЮнМи за руку. Юна хмуро поджимает губы и чуть-чуть упирается,чисто для проформы.
  
   ...
  
   ...Гостевые апартаменты способны удовлетворить, наверное, даже очень привередливых гостей виллы "Нанни". Несколько спален соседствуют с большой общей гостиной. Изысканная, может быть с налётом некоторой старомодности обстановка даёт удивительное ощущение домашнего уюта и комфорта. Понятно, что ванные комнаты при этом оборудованы вполне современно.
   ...А в гостиной нашу компанию уже ждут два новых действующих лица. "Позвольте представить вам мою супругу госпожу Дженнару и мою дочь Алессию" - знакомит синьор Доминико пленниц с женщиной средних лет в строгом длинном светло-сером платье и молодой девушкой примерно двадцати лет в костюме горничной (нормальной горничной, не из фильма 18+). "Мы, итальянцы, довольно консервативный народ, особенно на юге. У нас не является чем-то особенным, когда люди десятилетиями и даже поколениями работают на одном и том же месте или на одних и тех же людей. Наша семья уже давно связана с этими местами, с виллой "Нанни" и с синьором Андреа. Пока вы являетесь нашими гостями, госпожа Дженнара и Алессия с радостью помогут вам справиться с любыми возможными проблемами. Умоляю вас, очаровательные синьорины, смотрите на ваше пребывание здесь, как на визит к любящим вас родственникам! Поверьте, наша семья сделает для этого всё возможное!"
   ЮнМи монотонно переводит полную энтузиазма речь синьора Карлини. Его жена и дочь улыбаются и синхронно слегка кланяются девочкам. После этого Алессия, заразительно рассмеявшись и с пулемётной скоростью треща что-то по-итальянски, вцепляется в руку ЁнЭ и утаскивает её в ванную комнату. Почему-то становится понятно, что языковой барьер особых трудностей девушкам не создаст. Единственно, что успевает сделать безжалостно утаскиваемая ЁнЭ, это крикнуть БоРам, чтобы та проследила за ЮнМи и вовремя пресекла бы возможную попытку томбоя увильнуть от врачебного осмотра.
   А БоРам в это время заворожённо смотрит, как под ловкими руками синьоры Дженнары стол быстро заполняется разнообразными блюдами и закусками. Как по волшебству, появляются тарелочки с нарезкой из вяленого и копчёного мяса, большая сырная доска, креманки с различными морскими салатами и морепродуктами, мисочки с оливками, антипасти и брускетта, овощные закуски и многое-многое другое. Когда дело доходит до огромной вазы с фруктами, БоРам не выдерживает и шумно сглатывает слюну. Из транса она выходит только тогда, когда управляющий деликатно водружает на стол около неё внушительную стопку каталогов женского белья и одежды.
   - РамБо, посмотри здесь тряпки всякие, - транслирует маленькой 'коронке' объяснения и инструкции управляющего ЮнМи, - сейчас Ёна из ванной комнаты придёт, для неё и бельё и джинсы надо будет заказать. Как подберёшь что-нибудь, синьоре Дженнаре скажи - она всё сделает. Доминико обещает, что доставят очень быстро.
   - Только на ЁнЭ заказывать? - задаёт очень правильный вопрос БоРам.
   - Да нет, себе тоже можешь. Только не очень увлекайся, - немного подумав, дает разрешение ЮнМи.
   - И пожалуйста, позвольте ещё один вопрос, дорогая синьора. Что вы разрешаете пить вашей юной синьорине? - спрашивает Карлини.
   - "Наша юная", это вы про меня, что ли? - не понимая, удивляется вопросу Юна. Управляющий молча смотрит в сторону БоРам.
   - Пффе, самую молодую нашли! - поморщившись, фыркает настоящая макнэ по возрасту, - Да она больше чем на шесть лет меня старше! Сама выберет!
   Подведённая к минибару БоРам, не сумев определиться с предпочтениями между Martini Rosita и Cinzano Orancio, указывает на обе бутылки, и ещё впридачу на маленькую коробочку с французским коньяком. Последний выбор связан явно с эстетическими соображениями, а не с вкусовыми пристрастиями. ЮнМи под предлогом предстоящего врачебного осмотра от спиртного отказывается, позволяя себе выпить лишь немного предложенного синьором Доминико фрэша.
  
  
 []
  Вообще-то БоРам коньяк не любит, ей бутылка понравилась
  
   Едва синьор Карлини успевает наполнить бокал для БоРам (по его рекомендации та соглашается попробовать для разведения вермута домашний лимонад), как после деликатного стука в дверь в гостиной появляется представительный господин лет 40-45, в солидных очках, среднего роста, с седоватыми усами и модной растительностью на щеках и подбородке, напоминающую обычную трёхдневную небритость. Нет необходимости строить догадки о его профессии - белый халат и хрестоматийный стетоскоп на шее не оставляют места фантазии. Вошедший дружески здоровается с синьором и синьорой Карлини, проходит к столу и, положив свой кейс на стул, весело обращается к девушкам:
   - Приветствую вас, прекрасные незнакомки! Позвольте мне представиться - Паоло Рокка, уже много лет я семейный доктор на вилле "Нанни", и не только. Кто является моей очаровательной пациенткой?
   Молчание. Врач переводит взор с БоРам на сидящую с опущенной головой ЮнМи и едва заметно вздрагивает, налетев на тяжёлый пристальный взгляд невозможно синих глаз в окружении чёрных кольцевых кровоподтёков.
   - Э-э... Госпожа Пак, я ещё раз позволю себе настоятельно просить вас пройти сейчас с доктором Паоло. Пожалуйста, синьорина! Уж поверьте знающему жизнь человеку - консультация такого опытного и хорошего врача, как синьор Рокка, вам просто необходима! - обеспокоенный мрачным молчанием ЮнМи, синьор Карлини решается деликатно потревожить девушку.
   - Ю, да кончай ты выделываться! Обещала же! - вынырнув из очередного каталога и проглотив кусочек вяленого мяса приходит на помощь к управляющему БоРам.
   - Я пациентка... - под требовательным взглядом двух пар глаз признаётся ЮнМи, и с тяжёлым вздохом встав со стула, неохотно проходит вслед за доктором в одну из спален.
  
   (...через 20 минут...)
   - ...А где Юночка? - ЁнЭ, в роскошном банном халате, сопровождаемая улыбающейся Алессией, входит в гостиную и садится за стол рядом с БоРам. Алессия приносит ещё два бокала, и не спрашивая разрешения (потому что всё равно переводить некому), разводит домашним лимонадом Martini Rosita для себя и для ЁнЭ. Бутылка с мартини опустела на треть, на сырной доске и тарелочках с вяленым мясом появились заметные проплёшины.
   - В спальне, там её врач осматривает, - рассеяно отвечает БоРам, не отрываясь от каталога верхней одежды.
   - Сильно упиралась? - помолчав, спрашивает менеджер.
   - Неа... Повздыхала жалобно, губы надула, и всё. Так, онни, смотри - бельё и джинсовку я для тебя уже заказала, а вот с блузками сама выбери, я бы тебе вот эту и эту посоветовала. И с кроссовками тоже сама посмотри. Себе я уже тоже заказала.
   - А как?! Ты же итальянского не знаешь?! Да и английский твой, честно говоря...
   - Тоже мне проблема нашлась! - пренебрежительно фыркает БоРам, - просто показывала синьоре Дженнаре в каталоге и говорила "зыс, зыс энд ит" (this, this and it - увы, у БоРам произношение как бы ни самое худшее в "Короне" - прим. КюРи).
  
   ...
   - ...Синьорина Пак, я рекомендую вам сейчас принять лёгкий транквилизатор... - врач следом за ЮнМи выходит из спальни.
   - Никаких медикаментов! - категорически отказывается Юна.
   - Поймите, госпожа, у вас, пусть и в лёгкой форме, есть признаки посттравматического стресса. Вам просто необходимо принять что-то из антидепрессантов, иначе скоро вы почувствуете последствия. Мне почему-то кажется, что термин "откат" вам знаком, не правда ли, госпожа? Если вы так категорично настроены против медикаментозных средств, выпейте хотя бы небольшую дозу алкоголя, как паллиатив.
   - Возможно, немного позже, доктор, - подумав, отвечает ЮнМи, - сейчас мне предстоят переговоры, я хочу на них быть с достаточно ясной головой.
   - Понятно. Ну тогда выпейте хотя бы горячего сладкого чая!
   - Против чая я никогда не возражаю, - чуть улыбаясь, соглашается Юна.
   - Замечательно! Алессия, принесёшь? - просит врач дочь синьора Доминико.
   - Уно моменто, синьор Паоло! - вихрем исчезает из гостиной та.
  
   ...
  
   - ...Успокойся, онни, всё в порядке, - говорит ЮнМи вскочившей при её появлении ЁнЭ, - отделалась шишкой и фингалами вокруг глаз, никаких сотрясений мозга или ещё чего-нибудь. Обещали, что синяки через недельку будут совсем незаметными. Давай, твоя очередь к доктору идти.
   - Мне-то зачем? - пытается отбиться от сомнительного удовольствия ЁнЭ, - меня, в отличие от некоторых, по лбу не били!
   - Затем же, что и мне. Стресс у тебя гораздо сильней, чем у меня был. Пусть доктор тебя посмотрит. О, милле грацие, Алессия! - благодарит Юна горничную, с улыбкой принимая от неё большую керамическую кружку с чаем, и уже на чуть повышенных тонах с лёгким раздражением продолжает разговор со своим менеджером: - Ну что ты тормозишь?! Ни уколов, ни клизму тебе там делать не будут! Пошли, я сказала!
   Секунду ЁнЭ и ЮнМи меряются взглядами, потом старшая девушка благоразумно решает уступить. Доктор и ЁнЭ уходят в ту же спальню, и ЮнМи с кружкой чая в руках покидает гостиную вслед за ними - переводить с корейского на итальянский и обратно.
  
   (...ещё через 15 минут...)
   ...В бутылке с мартини осталась примерно четверть. Стоящие около БоРам сырная доска и тарелочки с закусками объедены примерно наполовину. На смешанном итало (Алессия) / корейском (БоРам) диалекте две девушки увлечённо обсуждают каталожные образчики текстильно-обувной промышленности, причём умудряются при этом как-то понимать друг друга. Обсуждают очень оживлённо, со смехом, лёгкими тычками в бок для привлечения внимания и попеременным перетягиванием особо востребованных каталогов поближе к себе.
   - ...Это очень лёгкий транквилизатор, пусть синьора Ли примет одну таблетку сейчас и вторую таблетку перед сном, и думаю, перенесённый ею стресс не будет иметь никаких негативных последствий, - говорит ЮнМи доктор Рокка, сопровождая девушек из спальни в гостиную, - а я обязательно ещё раз проверю ваше состояние, синьорина Пак, после того, как вы переговорите с синьором Андреа.
   - Хорошо, доктор, - покладисто соглашается Юна, не имея ни сил, ни желания спорить, - синьор Паоло, а может вы проверите психологическое состояние нашей БоРам прямо здесь, в гостиной? Она вроде бы сильный стресс не переносила?
   - Думаю, что это возможно. Тем более, что на первый взгляд синьорина Чон находится в прекрасной форме, - задумчиво говорит врач, глядя, как БоРам, шлёпая по рукам расшалившуюся Алессию, пытающуюся забрать у неё сразу три каталога, между делом ловко наливает в свой бокал Cinzano Orancio, не утруждаясь тем, чтобы развести его соком или лимонадом.
   - Синьорита Алессия, вас не затруднит сделать мне ещё кружку этого чудесного чая? - просит ЮнМи, - РамБо, отставь бухло в сторону, тебя щас доктор допрашивать будет. Если будешь неправильно на вопросы отвечать, он тебе большую клизму и десяток уколов прикажет сделать, так что ты повнимательней...
   - Пффф, - презрительно фыркает ничуть не испугавшаяся БоРам.
  
   ...
  
   - ...Я должна быть с тобой, - упрямо говорит ЁнЭ.
   - Прямо в банном халате на голое тело? - пытается иронизировать ЮнМи, криво улыбаясь одной стороной рта.
   - Сейчас скоро уже привезут заказанное бельё и одежду. Подождём, и пойдём на переговоры вместе.
   - Нет смысла ждать. Всё равно ты не говоришь по-итальянски, и переговоры вести мне. Твоё присутствие там ничего не изменит. Только время лишнее потратим. А мне хочется побыстрее эту историю закончить, пока ещё душевные силы есть. Я же тоже не железная...
   - Юна, я должна быть с тобой. Я всегда должна рядом с тобой быть и оберегать тебя. А сегодня я не смогла тебя защитить... Прости меня... Ты из-за меня так пострадала... Пожалуйста, разреши мне пойти с тобой... - у ЁнЭ явно слёзы на глазах.
   - Онни, давай мы патетическую и мелодраматическую часть пропустим? - говорит чёрствая и бесчувственная ЮнМи, - и я, и ты прекрасно знаем, как много мы значим друг для друга и всё такое прочее, зачем нам слова тратить? Ничего страшного на переговорах со мной не случится! Думаю, в полчаса уложусь, а дальше видно будет. Вот не чувствую, что те, которые нас так ловко украли, нам зла желают. А пока я там разговаривать буду, ты здесь БоРам поконтролируешь, чтобы не напилась и не сожрала бы всё вкусняшки на столе.
   - Ю, мы, конечно, знаем, что у тебя аллергия не только на патетику, но и на простые тёплые человеческие слова, но всё же иногда хоть попытайся говорить их близким людям. Видишь же, ЁнЭ-онни с ума от беспокойства по тебе сходит, - поворачивается лицом к томбою БоРам.
   - А то я вам тёплых слов мало говорю! - немного обижается ЮнМи, - просто я сама сейчас на нервах, вот и кажется, что грублю. А беспокойство - уже должен транквилизатор сработать. Ёна, я надеюсь, ты помнишь, что таблетки нельзя сочетать с алкоголем? Ну ладно, пошла я на переговоры. Удачи мне! - Юна, резко выдохнув, встаёт со стула, берёт свою кружку с чаем и просит дочку управляющего:
   - Синьорина Алессия, скажите там - я готова!
  
   ...
  
   ...Два удобных чёрных кресла так расположены рядом с небольшим, низеньким, по виду антикварным столиком, что сидяшие в них находятся вполоборота друг к другу. ЮнМи двумя руками держит кружку с чаем и, не скрываясь, внимательно рассматривает своего партнёра по переговорам в соседнем кресле. Синьор Андреа, невысокий плотный итальянец возрастом где-то за пятьдесят, обладатель немногочисленных седых волос на затылке и короткой щёточки усов над мясистой верхней губой, отвечает Юне бесстрастным взглядом глубоко посаженных тёмных глаз под кустистыми бровями. Взгляд у хозяина виллы оценивающий и холодный, у девушки он сразу же вызывает неприятную ассоциацию с приготовившимся к стрельбе снайпером.
   - Госпожа Пак, позвольте мне принести вам искренние извинения за неловкие действия наших людей, которые должны были пригласить вас сюда, на виллу "Нанни" - первым подаёт реплику синьор Андреа.
   - А-а, так это было приглаше-ение? А я-то подумала, что меня похитили! - с максимальным сарказмом отвечает ЮнМи.
   - О, что вы, синьора Пак. Это всего лишь приглашение, вежливое и дружеское приглашение. Похищение выглядит совсем по-другому, - по-прежнему бесстрастно говорит мужчина.
   - Вежливое?! Дружеское?! - не сумев сдержать эмоции, Юна демонстративно ощупывает шишку на лбу.
   - Виновные будут строго наказаны. Очень строго. Все, на кого из них вы захотите пожаловаться, очень пожалеют, - что-то в голосе господина Андреа заставляет ЮнМи слегка поёжиться, - скажите, чьи головы вы хотите получить, сеньорина Пак?
   ЮнМи и Андреа опять пристально глядят друг другу в глаза. Девочка быстро сдаётся первой. - Я не хочу ни на кого жаловаться, - тоном ниже говорит она, уставившись в свою кружку с чаем, - честно говоря, и сама виновата немного. Увлеклась, попыталась головой в переносицу ударить, а в результате в чугунный лоб врезалась. У них что, там под кожей бронепластины вшиты?! В общем, не хочу, чтобы вы к ним репрессии применяли, синьор Андреа.
   - Вы добрая и справедливая девушка, сеньорина Пак, - довольно равнодушно замечает итальянец.
   - А я вот думаю, если у вас дружеские и вежливые приглашения такие, то какие же тогда должны быть похищения?! Страшно представить... - пытается вставить ехидную шпильку ЮнМи.
   - Возможно, - не отрицает синьор Андреа, - но всё это неважно, сеньорина. Я думаю, вас более интересует причина, по которой мы так настойчиво пригласили вас сюда. Так вот, синьора Пак, я уже много лет работаю вместе с весьма уважаемым в Италии человеком. Его фамилия наверняка ничего вам не скажет, поэтому я назову его просто - синьор Джузеппе. Синьор Джузеппе стоит во главе одного очень старого и довольно влиятельного в нашей стране предприятия, деятельность которого осуществляется почти на всей территории Италии и даже за её пределами, не говоря уже о Кампанье, где мы сейчас с вами находимся. А ещё у сеньора Джузеппе есть любимая сестра и ещё более любимая племянница, которой недавно исполнилось двадцать лет. Из-за того, что племянница синьора Джузеппе в силу некоторых обстоятельств задержалась с вылетом из Парижа в Неаполь, она не смогла попасть на ваш вчерашний концерт. А поскольку она является страстной поклонницей вашего таланта, синьорина, и вообще мечтала увидеть это выступление, племянница синьора Джузеппе была чрезвычайно расстроена. Повторю, что синьор Джузеппе очень любит свою племянницу и не желает видеть её расстроенной. В качестве подарка на её день рождения он хотел бы пригласить вас и ваших друзей выступить с концертом в его загородном поместье.
   - Простите, синьор Андреа, а как вы обращаетесь к этому уважаемому главе предприятия?! Случаем, не 'дон Джузеппе'?! - напряжённо говорит ЮнМи.
   - Хмм... Возможно.
   - А ваша должность как называется? Капо? Консильери?
   - Второе. Синьорина Пак, для юной корейской девушки у вас поразительные познания в некоторых областях итальянских реалий, - почему-то господин Андреа совершенно не высказывает удивления.
   - Блииин... Мафия... - обречённо шепчет ЮнМи, опустив голову.
   - Мафия - это сицилийское слово, госпожа. И мафии не существует, - замечает, как теперь выяснилось, целый консильери.
   - А что 'несуществует' здесь, в Неаполе? - по-прежнему опустив голову, интересуется Юна.
   - А у нас в городе 'несуществует' коморра, - любезно поясняет синьор Андреа.
   - Как я понимаю, это то самое предложение, от которого невозможно отказаться? - после непродолжительной паузы спрашивает ЮнМи.
   - А зачем вам отказываться, уважаемая синьорина? - чуть подняв левую бровь, спрашивает консильери, - это то самое предложение, от которого выигрывают все. Не будет огорчён синьор Джузеппе, будет счастлива его племянница, ваш импрессарио приятно удивится размерам компенсации за потраченное время и усилия, а вас и ваших коллег, надеюсь, не разочаруют небольшие подарки от искренних почитателей ваших талантов. Как видите, синьора Пак, в этом предложении есть одни только выгоды и преимущества, чего, увы, нельзя сказать о случае, если по какой-то причине синьору Джузеппе откажут в этой небольшой просьбе.
   - Но когда?! Завтра с утра мы должны уже в Милан выехать! Когда нам этот концерт устраивать?! - растерянно восклицает девушка.
   - Я уверен, что ваш отъезд из Неаполя можно без малейшего труда перенести на вечер, - равнодушно говорит синьор Андреа, - наши люди обеспечат вам всестороннюю помощь и поддержку.
   - А почему нельзя было нормально пригласить группу на выступление?! Обратились бы к принимающей стороне в Ватикане, ну или к нашему исполнительному директору господину Сон ЧонХану... Зачем потребовалось именно нас похищать, то есть 'приглашать'?! Мы же не имеем никакого отношения к организационной стороне вопроса! - беспомощно пытается понять Юна. Впервые с начала переговоров бесстрастная маска на лице консильери даёт трещину и на короткое время там появляются обычные человеские эмоции:
   - Вы не поверите, синьора, но обычно мы стараемся действовать именно такими, традиционными и общепринятыми методами. Но в этот раз события буквально вырвались из-под контроля! Наши хорошие друзья в Ватикане до конца этой недели недоступны и не могли нам помочь переговорить с вашей принимающей стороной, а все остальные попытки напрямую связаться с вашим исполнительным директором оказались неудачны. А поскольку проблема возникла очень неожиданно и оставила нам крайне мало времени на принятие решений, мы вынуждены были использовать не самые мягкие, но зато эффективные меры.
   - Ну, если так, то у меня, похоже, особого выбора нет. Завтра мы выступим у синьора Джузеппе. Вас устраивает такой ответ? - с досадой в голосе говорит ЮнМи.
   - Полностью, дорогая синьора, полностью устраивает. А теперь, когда все наши вопросы решены, не окажите ли вы мне честь разделить со мной вечернюю трапезу и выпить бокал изысканного вина?
   - Я прошу вас не воспринимать мои слова как обиду, синьор Андреа, но сейчас я хотела бы как можно быстрей вернуться обратно в отель. Наши подруги наверняка сходят с ума и бегают по потолку от беспокойства из-за нашего исчезновения. Не говоря уже про исполнительного директора Сон ЧонХана.
   - С господином ЧонХаном уже связались наши ... друзья из полиции и мэрии, когда туда обратились за помощью в поиске пропавших артисток, - уголком губ улыбается синьор Андреа. Глаза его при этом по-прежнему остаются колючими и холодными, - В настоящее время мои люди должны согласовать с ним детали завтрашнего концерта.
   - А зачем тогда понадобилось сейчас меня уговаривать, если всё уже решено? - с неудовольствием поджав губы, интересуется ЮнМи.
   - Две причины, уважаемая синьорита Пак. Во-первых, ни для кого не секрет, что и для вашего руководства, и в вашем агентстве именно вам принадлежит право окончательного и бесповоротного решения. Или, по крайней мере, право "вето". Вы же не будете отрицать, что достаточно вам шевельнуть вашим изящным мизинчиком, и любые договорённости, не учитывающие вашего мнения, станут не более чем пустым звуком?
   - А во-вторых? - внимательно глядя на мужчину, не спорит с этим заявлением ЮнМи.
   - А во-вторых... А во-вторых, драгоценная синьорина, у меня есть некоторые основания считать, что эта наша встреча - не последняя. Ваши чудесные песни, ваше феерическое выступление имело такой успех, что группа корейских артистов внезапно даже стала кумиром итальянской эстрады. Знаете ли вы, что в Кампании уже вовсю собирают подписи, чтобы избрать вас почётными гражданами Неаполя? Я думаю, что ещё не раз нам выпадет честь встречать вас в нашем чудесном городе, синьорина. И в связи с этим мне очень хотелось бы, чтобы в ваших воспоминаниях о пребывании на земле Кампаньи не оставалось даже следов обиды и огорчения.
  
   Уже знакомая нам синьора Дженнара быстро расставляет на маленьком столе закуски, бокалы и несколько бутылок вина. Заметив, что ЮнМи пристально смотрит на неё, она с улыбкой едва заметно подмигивает ей левым глазом.
  
   - Уже более тысячи лет в наших краях существует старый обычай, - продолжает синьор Андреа, наливая в бокалы вино и придвигая корзиночку с мягким сыром поближе к Юне, - если хозяин и гость разделили вечернюю трапезу и чокнулись собственным хозяйским вином, то между ними не должны остаться невысказанные претензии и тайные обиды. Согласитесь ли вы, сеньорина Пак, чтобы ничего тёмного и неприятного отныне не лежало бы между нами? Согласитесь ли простить то, что, возможно, показалось вам недостаточным уважением с нашей стороны?
  
   Едва заметно поколебавшись долю секунды, ЮнМи берёт бокал и чокается с консильери.
  
   - ... "Греко ди туфо" 2013-го года с одного из моих собственных виноградников. Очень удачный год для вина был, вот это белое, которое вы сейчас пьёте, уважаемая синьорина, получило третье место на Всеитальянском конкурсе! - со скрытой гордостью говорит синьор Андреа, - я бы посоветовал вам, драгоценная госпожа, закусывать его вот этим вот козьим сыром. Это особенно подчеркнёт долгое послевкусие. Сыр здесь тоже свой, его делают в небольших количествах для знатоков и ценителей.
   - Я ничего не понимаю в винах, синьор Андреа, - смущённо признаётся ЮнМи, - по корейским законам до двадцати двух лет я считаюсь несовершеннолетней, и пить алкоголь мне запрещено. Моя менеджер ЁнЭ - она сейчас в гостевых апартаментах на вашей вилле - каждый раз устраивает форменную истерику, стоит мне лишь выпить глоток вина.
   - Бедный ребёнок, - вздыхает консильери, имея в виду непонятно кого, то ли ЮнМи, то ли ЁнЭ, - я хотел преподнести вам в подарок несколько удачных образцов с моей винодельни.
   - Буду весьма признательна, синьор Андреа, - сидя кланяется ЮнМи, - уверена, мои подруги в группе тоже будут очень рады. Они хорошо разбираются в винах, особенно ХёМин, и смогут по достоинству оценить такой подарок...
  
   ...
  
   (Гостевые апартаменты на вилле "Нанни")
   - ...Уже сорок минут они там переговариваются. А она говорила - полчаса... - делится своей тревогой с БоРам ЁнЭ.
   - Ну, онни, не волнуйся ты так, сама же понимаешь, тут точно время не угадаешь. Она думала - полчаса, а реально задержится на час или дольше, - успокаивает её соседка, - ты лучше вот этот кусочек мяса съешь, или вот этот кусочек сыра, а то так ничего и не покушала!
   Обе девочки уже переоделись в доставленные новенькие джинсовые костюмы. БоРам очень лениво и нехотя чистит большой мандарин, у ЁнЭ беспокойство и тревога иногда пересиливают действие транквилизатора. Прежнее изобилие закусок на столе изрядно разорено, мартини выпито полностью, чинцано - только наполовину. Бутылочка с коньяком уже вскрыта, но содержимое пока ещё не тронуто.
   -... Ну, как вы тут без меня? - ЮнМи медленно, шаркая подошвами, доходит до стола и буквально падает в кресло. Посидев сгорбившись несколько секунд, она ложится щекой на свободное от тарелок местечко и прикрывает глаза.
   - Юночка! Тебе плохо?! - стрелой подлетает к ней ЁнЭ.
   - Со мной всё в порядке, онни, не волнуйся... Просто перенервничала сильно, сейчас в себя приду. Значит, так, по порядку. Завтра с утра в Милан не едем. Во второй половине дня у нас частное выступление, а в Милан уже после него. ЧонХан уже должен быть в курсе. Все детали и подробности потом расскажу. Ну, или ЧонХан-сии. Я сейчас минут пять дыхание переведу, оклемаюсь и в отель поедем.
   - Как пять минут? - не понимает БоРам, - тебе ещё кучу одежды померить надо, и кроссовки, и бельё переоденешь!
   - Онни, завтра. И переодену завтра, и померяю завтра, - слабым голосом отзывается Юна.
   - Как же завтра, когда надо сегодня?! Пойдем, хотя бы посмотришь, какие клёвые вещи я тебе заказала! Там такие прикольные бюстики и слипы в комплекте, один красный, другой чёрный, пошли! Ты сразу лучше себя почувствуешь! - теребит томбоя ни на минуту не сомневающаяся БоРам.
   -РамБо-о, отвали-и... Ёна-а... онни-и... Отцепи её от меня, пожалуйста-а... И табличку "не трогать" на меня повесь... - стонет ЮнМи.
   - ...Госпожа Пак, я настаиваю, чтобы вы согласились с приёмом транквилизатора. Это очень лёгкий препарат, практически без побочных эффектов, внутримышечного введения. Пойдёмте, я сделаю вам укольчик, - убеждённо говорит вошедший в гостиную врач.
   - Я же сказала, господин Рокка, никаких медикаментов, - чуть повышает голос ЮнМи.
   - Онни, что предлагает тебе доктор? - строго спрашивает ЁнЭ.
   - Ничего-ничего, онни, - не желая, чтобы к уговаривающим присоединилась ещё и старшая подруга, отказывается переводить с итальянского речь врача Юна, - давайте я лучше выпью ... ну вот этого коньяку? - просит она Паоло.
   - Ну, как паллиативное средство, вы можете это сделать. Хотя, госпожа, я всё-таки рекомендовал бы транквилизатор...
   - Спасибо, доктор, но от медикаментозных средств я ещё раз откажусь. Ена, отвернись! - командует ЮнМи своему менеджеру, затем пару секунд собирается с духом, резко выдыхает, и решительно присасывается к горлышку бутылки с коньяком...
  
  
* * *
  
   - ...И пока мы с ЁнЭ у неё бутылку отняли, она успела её больше чем на треть отпить! - возмущенно заканчивает БоРам свой рассказ.
   Пару минут сидим молча, осмысливая полученную информацию. Первой паузу прерывает ИнЧжон:
   - Так сколько же она коньяку выпила?
   - Охранник сказал - сто восемьдесят граммов, - вспоминает ДжиХён.
   - Меньше. Бутылка была на триста пятьдесят миллилитров, после Юны там примерно две трети осталось, так что не больше ста двадцати грамм она выпила, - наморщив лоб, вычисляет БоРам.
   - Всё равно, похмелья завтра ей не избежать. Придётся полечить, - заключает ИнЧжон.
   - И эти синяки... Придётся повозиться, чтобы их загримировать, - озабоченно говорит ДжиХён.
   - Меня сейчас гораздо больше другое волнует, - тихо говорит 'мамочка', - по рассказу БоРам, Юночка наверняка перенесла тяжелейший стресс. Не нанесёт ли это малышу психологическую травму?!
   - Кому? Юне? Да у неё нервы толще чем ножки у табуретки! Ничего с ней не сделается, - не понимает её беспокойства ДжиХён.
   - Замолчи! Замолчи немедленно! - фурией вскакивает со своего места СонЁн, - как ты можешь говорить такое?!
   - Тихо-тихо-тихо! - встаёт между ними КюРи, - никто никого не хочет обидеть, всё хорошо. СонЁн, даже если у Юны какие-то психологические последствия от сегоднешнего дня останутся, в чём я лично очень сомневаюсь, то ты их мгновенно уберёшь. Ни один профессиональный психолог никогда не будет иметь такого влияния на ЮнМи, как ты.
  
   СонЁн, успокоившись так же быстро, как только что вспылила, опять садится на своё место. Вот интересный парадокс! СонЁн - одна из самых умных и мудрых моих знакомых. Добавьте к этому ещё и потрясающую интуицию и предвидение. Но как только дело доходит до ЮнМи - у СонЁн полностью отключается критическое мышление. Напрочь.
  
   - ... В общем, всё завтра, - продолжает КюРи, - завтра с утра узнаем все детали у кунчан-нима, посмотрим, что надо будет сделать для реабилитации нашей принцессы и всё остальное тоже завтра. А сейчас... - поворачивается она к БоРам, - что ты там о прикольных бюстиках и слипах говорила? Показывай давай, чем вы там разжились! Хвастайся!
   - И где то вино, которое нам господин Андреа презентовал? - напоминаю я...
  
  
* * *
  
   (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
   {
   (ЮнМи) - ХёМин, онни, ну зачем ты понаписала и навыдумывала столько?!
   (ХёМин) - Ничего я не навыдумывала! Всё как было, так и написала! Только, может быть, чуть-чуть художественно обработала кое-где, а так - всему свидетели есть!
   (ЮнМи) - Можно подумать, что про разговор с консильери ты свою безудержную фанзазию на волю не выпустила! Я, когда читала, не знала, то ли смеяться, то ли плеваться! А про мокрые джинсы ЁнЭ нахрена писать было?!
   (ХёМин) - А чё, скажешь, не было?! БоРам с тобой была, всё мне рассказала!
   (ЮнМи) - Ёксоль! Я эту мелкую балаболку когда-нибудь удавлю!
   (БоРам) - Ююююю!!!!!!111 (предельно возмущённый смайлик)
   (ЮнМи) - Чё Ю?! Скоро уже двадцать два года, как Ю! БоРам, ну когда ты поймёшь наконец, что не надо всё всем вываливать?!
   (БоРам) - А я не всем! Я только нашим рассказала. Ю, у меня в серьёзных делах секретов от группы нет!
   (ЮнМи) - Про джинсы могла бы и промолчать!
   (БоРам) - Ага, промолчишь тут, когда тебя впятером потрошат... А я маленькая, меня каждый обидеть может... (грустный смайлик)
   (Аноним) - БоРам -- подлиза. (смайлик)
   (БоРам) - Сама ты подлиза.
   (ХёМин) - Ругайтесь не здесь. Ю, так ведь с джинсами было же? Всё правда, ничего я не выдумала! И чё ты возбудилась так?
   (ЮнМи) - Правда, неправда, а ты не подумала, ЁнЭ каково?!
   (ХёМин) - Да это же наш, приватный документ! Кроме нас, ни у кого доступа к нему нет и не будет!
   (ЮнМи) - Ага-ага, знаем мы эту приватность! Через месяц по всей Корее репосты будут! ХёМин, убери или перепиши этот кусок, серьёзно говорю!
   (ХёМин) - Да уберу я, уберу. Не ори...
   (ХёМин) - Ю, лучше скажи, как тебе вообще мой стиль, язык, текст? Как-никак, это мой первый опыт в литературе.
   (ЮнМи) - Мне очень нравится, онни. Хорошее, добротное произведение получается. Только, если позволишь, несколько замечаний. Пожалуйста, пореже используй "щас" вместо слова "сейчас", даже в разговорной речи. Некоторым читателям это может резать ухо. И старайся избегать вульгаризмов. Если у тебя по сюжету кто-то обоссался, вырази это другими словами.
   (ИнЧжон) - Мелкая, что за выражения!
   (ХёМин) - Юна, следи за языком.
   (СонЁн) - Малыш, не надо так говорить...
   (ЮнМи) - Ёксоль... Ну когда же мне наконец двадцать два исполнится, и вы меня дёргать перестанете?! (очень тоскливый смайлик)
   (ЁнЭ) - Онни, а с чего ты решила, что после твоего совершеннолетия я перестану следить за твоей речью и поведением? Я твой менеджер, я обязана пытаться предотвращать всё, что может нанести ущерб твоему имиджу и репутации, помнишь об этом?
   (ИнЧжон) - Юна, ты мне как тонсен. И я, и СунОк, про СонЁн даже не говорю - всегда будем стараться тебя опекать. Прими это как неизбежное зло (смайлик)
   (СонЁн) - Малыш, есть ещё одно обстоятельство. Все давно привыкли, что есть Агдан-принцесса. А ты потихоньку уже становишься королевой. А у королевы совсем другой имидж должен быть.
   (ЮнМи) - А меня спросили, нужно мне это или нет?!
   (СонЁн) - Нет, конечно. И никогда не спросят, малыш... Жизнь редко такие вопросы задаёт. Увы...
   (ЮнМи) - Блиииин... (тоска в глазах)
   (КюРи) - Ладно, хватит вам ерундой тут страдать. Кстати, коль речь о лексиконе зашла, ХёМин, какая там фраза была на итальянском, ну когда охранника распекали?
   (ХёМин) - А я знаю?! Я Катерину-переводчицу попросила перевести, а она порозовела, глазки отвела и сказала, что это непереводимое выражение.
   (ЮнМи) - Онни, ничего там интересного. Грубо, тупо и несмешно. У ИнЧжон, когда она в ударе, гораздо остроумней получается.
   (ЮнМи) - Кстати, онни, может хватит тут у ХёМин флудить? Пошли лучше на кухню, там поболтать можно, если уж приспичило. Заодно ХёМин чем-нибудь вкусненьким угостит...
   (ХёМин) - Да мне не жалко, можете тут флудить, сколько хотите. Но могу и приготовить быстренько что-нибудь, не возражаю (смайлик).
   }
   (конец комментариев...)
  
   ...Негромкий и низкий, почти убаюкивающий гул моторов аэробуса Неаполь-Милан. Самолёт уже набрал высоту, только что погасли табло с требованием пристегнуть ремни, впереди полтора часа спокойного полёта. Почти одновременно мы с ЮнМи в соседнем кресле (с её разрешения я попросила ЁнЭ поменяться со мной местами), максимально опустив спинки сидений, удобно устраиваемся на боку лицом друг к другу.
   - Ты как сейчас, не очень злая? - на всякий случай уточняю я.
   - Добрая-добрая, онни, не беспокойся! - приветливо улыбается мне Юна.
   Очень важный момент. Я собираюсь порасспрашивать Юночку о неизвестных мне деталях и подробностях вчерашних событий, да и сегодняшних тоже, а при этом просто жизненно необходимо, чтобы она была в подходящем настроении, иначе ничего не скажет, а будет темнить, вредина мелкая. Малявка скрытная.
   ...А сегодня с утра ЮнМи была в ужасно мерзком настроении. Даже когда таблетка аспирина, контрастный душ, массаж умелыми руками ИнЧжон и прочие реанимационные мероприятия убрали основные проявления похмелья от вчерашнего коньяка, Юна ходила мрачная, как грозовая туча. И, кстати, эти жуткие кольцевые фингалы вокруг глаз жизнерадостности к её облику отнюдь не добавляли. СонЁн сначала встревожилась - очень опасалась психологических последствий перенесённого нашей принцессой стресса, но потом отвела её в сторону, взяла за руку, минутку-другую задушевно с ней о чём-то негромко переговорила и вернулась к нам успокоенная. Сказала, что ребёнок не хандрит и не тоскует, а злится, и это очень хорошо и правильно. Предупредила, чтобы Ю без необходимости не дёргали, и что она сама со временем остынет и придёт в себя.
  
   ...
  
   - ... Поболтаем немного до Милана, ты не против?
   - Конечно, онни, не против. Хочешь меня о вчерашнем попытать? - по-прежнему приветливо улыбается ЮнМи.
   - И о сегодняшнем тоже, - заранее заявляю о своих желаниях я, - в общём, обо всём, что в кадр не попало, но рассказать можно.
   - Хорошо. Но вначале я тебя кое о чём спрошу, - перехватывает инициативу Ю, - вот, например, откуда взялось такое подробное описание синьора Андреа, если ни БоРам, ни ЁнЭ на переговорах не присутствовали?
   - Это ты просто после коньяка сразу отрубилась и уже адекватно не соображала, - объясняю я, - не помнишь, как он вас провожал к машине, сам проследил, чтобы подарки все погрузили, корзинки с вином, домашний сыр, оливки, виноград. Сыр, кстати, очень вкусный. Был.
   - И уйма довольно специфической терминологии у тебя в писании переговоров. Там и коморра, и консильери, и мафия, и "предложение, от которого невозможно отказаться"... Откуда такие познания, онни? - ЮнМи, к счастью, не задаёт мне неудобный вопрос, кто же вчера до крошки съел весь присланный нам в подарок сыр, кстати, очень вкусный.
   - Много КюРи в сети нашла, про коморру особенно. А большинство деталей я из твоего "Крёстного отца" вытащила. Ты не будешь на меня сердиться за это, онни? Я ведь только чуть-чуть у тебя позаимствовала без спроса, только одного персонажа, это же не плагиат?! И я потом собиралась обязательно с тобой всё согласовать! Без твоего разрешения ничего я выкладывать не буду, обещаю! - горячо извиняюсь я и просительно заглядываю Юне в глаза.
   - Да пожалуйста, онни, используй на здоровье, мне не жалко, - Ю выглядит слегка озадаченной, - а откуда ты моего "Крёстного отца" выкопала? Я его к нам в коммон-зону всё собиралась, собиралась выложить, но так до сих пор и не выложила.
   - Ю, ты только вспомни, какая ты рассеянная, когда на тебя вдохновение накатывает, - улыбаюсь я, - я тебе сейчас напомню, как в тот день дело было. Ты после завтрака мирно сидела себе на диванчике в гостиной и с Джей перешучивалась. Потом начала с задержкой ей отвечать, стало ясно, что у тебя что-то новое в голове закрутилось. Ну, мы, как обычно, тебя в покое оставили, чтобы вдохновение не спугнуть. Ты минут пять просто так посидела с отсутствуюшим видом, потом на диванчик улеглась поудобнее и минут двадцать потолок разглядывать стала. Поразглядывала, поразглядывала, и вдруг ка-ак вскочишь, как будто тебя за задницу кто-то укусил, выхватила у КюРи её большой планшет, та даже пискнуть не успела, и стала с бешеной скоростью текст набирать. И, в общем, больше часа набирала, мне так показалось. Потом, похоже, выдохлась, планшет на диван бросила и, не приходя в себя, на кухню поползла. Там холодильник открыла, так рассеянно минуты три в него пялилась, почему-то схватила бутылку своего 'любимого' сельдерея, сделала пару глотков, жутко искривилась вся, сказала "Какая гадость!", вернулась в гостиную, чуть было не села на планшет КюРи, а когда Джей у тебя его прямо из-под попы успела выхватить, обиженно так на неё посмотрела и отняла уже её девайс. Опять минут сорок работала на гаджете ДжиХён, причём когда КюРи попробовала свой планшет на диванчике около тебя забрать обратно, ты её лягнуть попыталась, и почти достала, кстати. Потом опять устала, посидела немножко просто так, и тут уже тебя вдохновение отпустило и ты в себя пришла. А дальше вообще прикол был - ты посмотрела, что рядом с тобой планшет КюРи лежит, отнесла его к ней и стала так строго ей выговаривать, что она раскидывает свои вещи где попало и они всем мешают. КюРи только молча рот открывала и закрывала, слов найти не могла. Так что твои рабочие наброски для "Крёстного отца" ЁнЭ только потом к тебе перенесла.
   - Онни, пожалуйста, скажи, что ты сейчас в рассказе про меня ... преувеличила? - с надеждой просит покрасневшая и сконфуженная ЮнМи.
   - Наоборот, онни, кучу весёлых деталей опустила. У меня, кстати, и ролик есть, я твою войну за планшеты и налёт на холодильник снять успела, потом покажу, если захочешь. И учти, тебе по статусу чудить положено, ты творческая личность или где?
   - Представляю, как КюРи обиделась... А почему она потом на меня не наехала?
   - А что толку наезжать? В тот момент ты в запале была, а в нормальном состоянии от тебя добром и лаской куда больше получить можно.
   ЮнМи преодолевает смущение и начинает смеяться. С удовольствием к ней присоединяюсь.
   - Про обычай не таить зла в душе после того, как в хозяйском доме трапезу разделили и вина выпили, это тогда, в Риме, Катерина рассказывала? - отсмеявшись, продолжает Юна.
   - И не только. Про этот обычай тут нам все кому не лень говорят. И Катерина-переводчица, и Луиджи, и в Академии несколько раз. Ю, а у тебя с синьором Андреа как было? Вы так же разделили трапезу и попробовали вино? Я не сильно в описании наврала? Или всё-таки получается, что выдумала сцену?
   - Знаешь, онни, вот в этой части ты просто на удивление всё угадала. Прямо как будто свидетелем там была. Разве что я поломалась и покапризничала дольше, а так - всё точно. И уговаривал он меня, и я призналась, что в винах не разбираюсь, и даже что он ЁнЭ посочувствовал, что ей со мной тяжело приходится - и тут ты тоже не ошиблась!
   - А из-за чего же ты тогда такой недовольной была? Ну, когда в комментариях зафыркала?
   - Потому что ты меня в этом разговоре какой-то тряпкой показала! Мол, как про мафию услышала, и сразу р-р-раз - испугалась, лапки вверх подняла, вся перед ним расстелилась, осталось только ножки веером... А-ай! За что?! Я же не материлась!
   Дать подзатыльник даже не пыталась - в самолётном кресле это очень неудобно, да и эти фингалы... Ограничиваюсь лёгким шлепком по доступной мне части попы. - За "ножки веером". Ю, следи за языком. И уж в разговоре с синьором Андреа я тебя такой смелой и храброй описала, что дальше некуда. Не знаю как ИнЧжон, но на твоём месте что я, что КюРи, что ДжиХён тут же в обмороке с испугу валялись бы! Да и ИнЧжон недолго бы трепыхалась. А ты провела переговоры, такие сложные... Почему ты говоришь, что я тряпкой тебя изобразила?
   - Потому что тряпкой! - с лёгким недовольством говорит ЮнМи, - подумай, онни, ведь сразу стало понятно, что ничего плохого с нами не сделают, и можно занять максимально жёсткую позицию и выделываться как угодно. Я и выделывалась, и капризничала - в общем, как умела. Сразу же заявила, что если это не похищение, то, может быть, мы тут же домой поедем? В общем, не думай, синьору Андреа жизнь мёдом тоже не показалась!
   - Ну в конце концов, он тебя всё-таки на всё уговорил?
   - А ты помнишь, что меня всё-таки зовут Пак ЮнМи, а не Клара Рофт - расхитительница гробниц из твоей любимой игрушки, - недовольно надувает губы ребёнок, - у Андреа минимум лет двадцать-тридцать опыта крутых переговоров, а у меня? И ёжику понятно, что он меня рано или поздно переиграет и дожмёт. Минут десять он присматривался, болевые точки у меня искал, а потом как-то сразу надавил... Но я честно сопротивлялась до последнего! Вот не надо меня тряпкой изображать! - эмоционально восклицает ЮнМи.
   - Зная тебя, наверное даже скажу, на какой крючок тебя подловили. На жалость? На ответственность за кого-то?
   - Ёксоль, неужели я такая предсказуемая?! - страдальчески искривив губы, Юна отворачивается от меня.
   - Ты замечательная! Ты лучшая! Ты наш самый любимый лисёнок! - одной рукой обнимаю Юночку и целую её куда-то в щёку. Отпускаю за секунду до того, как ребёнок начнёт проявлять недовольство. Ю всегда делает вид, что эти "сопли в сахаре" (её выражение) ей неприятны. Врёт, кстати.
   - Заслонились охранником, об которого я треснулась. Он крайним выступает. Если что, всё на него свалят, ему не вынырнуть. А у него двое мальчишек и жена больная... - не глядя на меня, тихо говорит ЮнМи. Сочувственно глажу ей руку и перевожу разговор на другую тему:
   - Ю, а вот что ты думаешь, кто вообще всё это дело организовал? Мы тут погуглили с КюРи, вот совсем на коморру это непохоже. КюРи интересную статью нашла, перевод с итальянского, автор И. Куаттордичи, там у него коморра описывается сборищем мелких банд и кланов в трущобах, и никаких донов в поместьях и особняках. А сегодня дворец синьора Джузеппе... Знаешь, на трущобу он совсем не тянет.
   - Да я сама голову ломаю! И про коморру я вообще не говорила, это ты первая её упомянула, - озадаченно говорит Юна, - надеялась твоими аналитическими мозгами воспользоваться, у меня паззл никак не собирается. Вот смотри, ясно, что люди очень серьёзные, с большими завязками. И в похищении смысла-то никакого не было! Синьор Андреа мне по этому поводу ничего не говорил и не прояснил, так, чуток намекнул, что это чистой воды недоразумение было. Типа, эксцесс исполнителя или неразбериха при взаимодействии разных департаментов. А может быть, провернули интригу, чтобы кого-то из своих подставить? - Ю, видно только что осенённая новой идеей, вопросительно смотрит на меня.
   - Ну, тут любые теории можно выдвигать, данных для анализа слишком мало, - подумав, говорю я, - давай факты посмотрим. Всё, что тебе говорил Андреа, я бы брала очень осторожно - такие люди ничего не говорят просто так. Вполне может быть, что он тебе пару слов бросил, чтобы ты дальше думала в определённом направлении, ему нужном. Вот ты скажи, вы с ним о чём-то определённом говорили, о концерте, например?
   - Ммм... Да нет, онни... Сперва он ко мне ключики подбирал, а потом был в основном озабочен, чтобы я, типа, не возбухала. Ну, мне так показалось, - помолчав и повспоминав вчерашний день, отвечает ЮнМи.
   - Вот. И сегодняшний день вспомни - как нас встречали и принимали. И потом, когда вы с кунчан-нимом с доном Джузеппе разговаривать ушли. Ты, кстати, ничего нам рассказать об этом не хочешь? Любопытно ведь!
   - Чуть попозже, онни. Детали я сама пока не в курсе , меня раньше оттуда с переговоров жрать отправили, когда уточнили, что по принципиальным вопросам у меня возражений нет, но самое важное, конечно, расскажу.
   - Ты потом к столу пришла почти успокоенная, по крайней мере, уже не было инстинктивного желания на тебя ошейник и намордник надеть, - смеюсь я. Юночка весело фыркает.
  
   ...
  
   ...А приняли нас во дворце синьора Джузеппе, можно сказать, по-королевски. Не как приглашённых артисток, а как почётных гостей. И каких! Вы только представьте себе - сперва лёгкий фуршет, бокал вина за здоровье именинницы, а потом нам на подносах принесли шесть коробочек небольших, а ЮнМи - седьмую побольше. А в коробочках - м-м-м... Браслеты, белое золото и бриллианты... Браслеты очень похожи друг на друга, чтобы никому обидно не было, но не одинаковые! Круто!
  
  
 []
  Элегантные браслетики из белого золота с брюликами... КюРи в сети нашла - больше 5К $
  
   Чёрт, тут я так обидно прокололась... КюРи, как увидела, сразу сказала "Тиффани". Я возразила, что она нифига в ювелирке не понимает, если "Картье" узнать не может, поспорили, и она показывает на надпись "Тиффани" на внутренней стороне. Теперь минимум два месяца будет передо мной нос задирать...
   ...А ЮнМи свою коробку гордо в сторону отставила, даже не открыла! Она вообще с утра всячески демонстрировала, что недовольна и смертельно на весь белый свет обижена. С утра надела свою любимую повседневную джинсовку и заявила, что в ней и выступать будет. И категорически отказалась замазывать синяки вокруг глаз, а СонЁн так же категорически отказалась её уговаривать, сказала лишь "Да оставьте вы девочку в покое!". Уже здесь, в гримёрке, когда к "Bunny style" переодевались, ДжиХён так пристально смотрела на её отражение в зеркале, что Юна к ней развернулась и раздражённо спросила: "У меня что, рога выросли?!". На что Джей ей спокойно ответила: "Неа, не рога. Хочу запомнить, как выглядит то, что получится, когда синеглазая крольчиха изменит своему мужу с енотом". Я боялась, что Ю психанёт, но она только фыркнула и уголком рта дёрнула - улыбку, типа, обозначила. Действительно, сочетание кроличьих ушек, её синих глаз и чёрных кругов вокруг - это, я вам скажу... Необычно как-то! И внимание к себе приковывает. Ни в коем случае не смотрится, как уродство, что удивительно!
  
  
 []
  Чего вы меня все разглядываете, как будто у меня рога выросли?!
  
   ...Вообще всё так обставлено было, что наше выступление это не заранее заказанный концерт, а как бы наша благодарность за приём, типа, почётные гости расчувствовались, снизошли и решили сделать хозяевам ответный подарок. Программу примерно на час сделали, четыре танцевальных номера из старых, вокальная эстрада и немного классики. ИнЧжон всех потрясла своим конкурсным шаффлом, мы с 'мамочкой' и Джей спели несколько вещей из тех, что были написаны для папского престола (кунчан-ним сказал, что приёмная сторона не возражает). Наша малорослая к восторгу зрителей исполнила три песни на итальянском, особенно всем очень понравилась "Torna a Surriento" - оказывается, синьор Джузеппе сам родился в Сорренто. А вот Ю демонстративно принимала участие лишь в нескольких танцевальных номерах, причём с видом, что делает всем величайшее одолжение. Правда, как вернулась к столу с переговоров, она выглядела значительно подобревшей, а уж после перекуса - совсем благодушной. Когда её все стали хором просить спеть, долго не ломалась и попросила принести ей гитару. Гитара тут же нашлась, на вид старинная, очень красивая и дорогая, Ю её с критическим видом послушала, чуток подстроила и осталась довольна. Стул от стола далеко отодвинула, уселась нога-на-ногу (а чего, в джинсах не страшно), и так спела "Середину пути" на итальянском, что все в ладоши били, как ненормальные. Здорово получилось!
  
   Иду вперёд - покой мне только снится,
   И страсть, и грусть за поворотом ждут меня...
   И снова жизни новая страница,
   И смех, и слёзы, и родные у огня...
  
   ...
  
   -...Ю, а что там в коробке было, которую тебе подарили? Судя по размеру, там или диадема, или ожерелье должно было быть? - спрашиваю я.
   - А не знаю! - лукаво улыбаясь, отвечает ребёнок, - я же от своего подарка вначале гордо отказалась, согласись, потом давать задний ход и брать его - уже несолидно получится. Должна же я хоть иногда поддерживать реноме капризной талантливой малолетки? Представляешь, как они теперь меня хором уговаривать будут в Риме эту коробку принять, а я буду ломаться и выкобениваться, - тут Юна мечтательно закатывает глазки.
   - Да не выдумывай, - не соглашаюсь я, - не получается у тебя стервозничать пока, совсем не получается. Потренироваться ещё придётся.
   - О-о, а вот щас и потренируюсь! - оживляется ЮнМи, - кто-то, помнится, у меня спрашивал, что там интересного нам дон Джузеппе подкатил? Представляешь, онни, ну начисто всё забыла! Ничего рассказать не могу!
   - Мда-а? А вот есть ещё один прекрасный метод тебе память вернуть!.. - я внезапно наваливаюсь на Юночку и начинаю щекотать ей рёбра, - ну как, врединка мелкая?! Вспоминается? Лучше становится? Или ещё и БоРам на помощь позвать?!
   - А-ай!.. А-ай!.. Ой!.. Не надо!.. Не надо БоРам!.. Ой!.. Нечестно!.. А-ай!.. Всё-всё, онни, сдаю-ю-юсь!.. А-ай!.. Всё расскажу-у-у!.. Ой!.. - взвизгивая и задыхаясь от хохота, безуспешно пытается отбиться от меня Юна.
   Сжалившись над несчастным ребёнком, принимаю её полную и безоговорочную капитуляцию и отваливаюсь в своё кресло.
   - И не стыдно над беззащитными младшими издеваться? - восстанавливая дыхание, риторически вопрошает меня ЮнМи.
   - Всё для их же пользы! Я просто делаю, что должна, - отмахиваюсь от детского наезда я, - итак? Что там дон Джузеппе?
   - Вроде для нас здесь приоткрывается калитка в кинематограф, - уже серьёзно продолжает Юна, - мне кажется, очень перспективно всё.
   - Ю, а немного больше подробностей можно? Как именно? Кого из нас? Интересно же, расскажи, пожалуйста, что можешь!
   - Самое лакомое для меня, что намекнули на возможность для меня попродюсировать. У меня же куча сценариев написана, ты знаешь. Хочется самой снять фильм, как я его вижу, а не так, как эти зажравшиеся 'мэтры' с наших телеканалов. Уже одну мою вещь испохабили, больше не дам, хватит! - эмоционально восклицает ЮнМи.
   - Неужели семья твоего жениха не может финансировать съёмки фильма для тебя в роли продюсера? - не понимаю я.
   - Может, конечно. Но я не хочу. И так уже уже много госпоже МуРан должна, одна помощь нам с "FAN Entertainment" чего стоит. Не хочу долг увеличивать. А если удастся зацепиться за кинематограф здесь, это будет второй якорь для всех нас. "Диверсификация рисков", так сказать, - улыбается Юночка.
   А-а, понятно. У Юны это самый большой, можно сказать, главный пунктик - сильнейшее, почти болезненное стремление к независимости. По возможности, к полной независимости, особенно в личных делах.
   - А пока для всех нас будет возможность посниматься в ролях второго плана, познакомиться с кухней европейского кино изнутри, да и вообще потом, если повезёт, может быть и Франция, и даже Америка. Хоть там свои проблемы будут, с небоскрёб величиной, всё равно работа здесь пригодится как ступенька. Да и дома цена на нас вырастет, - Ю смешливо фыркает.
   - Значит, придётся английский и итальянский разучивать?! - после недолгого обдумывания прихожу к неутешительному выводу я.
   - А кому сейчас легко? Всем тяжело! - философски замечает ЮнМи, ехидно улыбаясь одними глазами, - да ты не грузись сейчас, онни, всё ещё очень предварительно.
  
   ...
  
   ...Самолёт начинает посадку. Одновременно с Юной поднимаем спинки кресел и застёгиваем ремни. Благодарно глажу ребёнку кисть руки и получаю в ответ подбадривающее рукопожатие. Здравствуй, Милан! Готовься! "Корона" идёт!
  
  
   (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
   {
   (БоРам) - Онни, ты здесь не ту ссылку вставила. ЮнМи на концерте пела по-итальянски, а в твоей ссылке она по-французски поёт.
   (ХёМин) - Мда? Ты ничего не перепутала после вчерашнего?
   (БоРам) - Я-то ничего не путаю, а вот ты явно перепутала всё! Уж французский-то я узнАю! Уже два месяца у Юны прошу мне эту песню разрешить!
   (ХёМин) - Ёксо-о-оль... Проверила - у меня два файла одинаковых оказались, названия разные, но внутри одинаковые. На французском... Видимо потёрла ненароком вчера который на итальянском... Девчонки, у кого-нибудь осталась запись?! (очень горестный и просительный смайлик)
   (аноним-1) - Пить надо меньше!
   (аноним-2) - И реже!
   (аноним-3) - И не крепкое!
   (ХёМин) - Ну девчонки, ну не надо вредничать! (плачущий смайлик)
   (БоРам) - Юююююююю, ну когда ты мне разрешишь эту песню на французском исполнить? Ну пожа-а-алуйста!
   (ЮнМи) - Онни, акцент у тебя пока просто ужасный. Вот как произношение правильное наработаешь, тут же разрешу.
   (аноним) - БоРам -- подлиза. (смайлик)
   (БоРам) - Сама ты подлиза. Завидуй молча!
   (КюРи) - ХёМин, да оставь ты на французском. Для читателей твоих путевых заметок без разницы - немецкий там, итальянский или французский, главное, что не корейский.
   (ЮнМи) - ХёМин, действительно, оставь пока французский вариант, КюРи сейчас правильно говорит. Потом на итальянский заменим при случае.
   (КюРи) - КюРи всегда правильно говорит!
   (ИнЧжон) - Кхм...
   (СонЁн) - Нууу...
   (ДжиХён) - Ржунимагу...
   (КюРи) - Так, не поняла... Это что, наезд на лидера?! (негодующий смайлик)
   }
   (конец комментариев...)
  
  
* * *
  
   Милан, Милан... Незаметно время добежало до середины нашей итальянской поездки и, не останавливаясь, бежит дальше. Завтра у нас второй, последний классический концерт, а в четверг на следующей неделе - эстрадный. Здесь же, в Милане. Как сказал кунчан-ним ЧонХан-сии, возможность дополнительного выступления здесь была предусмотрена с самого начала, а после нашего феерического успеха в Неаполе стала ясна его неизбежность, так сказать (смайлик). Не, реально - ЧонХан-сии говорит, что множество наших фанатов из Неаполя, тех, кто уже был на концерте, теперь скупают билеты на миланское представление, и скупают массово - целыми секторами. И-и-и-и, даже холодок по спине, чё будет, чё будет... (весёлый смайлик).
   Вообще тут в Милане всё идёт так ровно и гладко, что даже подозрительно. Поневоле начинаешь ждать каких-то неприятностей. Ой, кстати, а одна неприятность всё-таки случилась, к счастью не очень крупная - в сеть попали кадры с фингалами ЮнМи. Какой-то папарацци подловил её, похоже, в тот момент, когда она пьяная шла от фургончика к отелю без тёмных очков. Ну да, тогда нам всем было не до того, чтобы думать ещё и о спрятавшихся фотографах! А он, гад, использовал хорошую телескопическую оптику, фотки получились просто загляденье, синяки видны во всех деталях и подробностях. У меня, признаться, на мгновение даже что-то вроде профессиональной зависти промелькнуло, я всё-таки давно уже фотографированием увлекаюсь.
   Что удивительно, здесь, в Италии эти снимки ажиотажа никакого не вызвали. До Юны журналисты добраться не смогли, а представители Ватикана и господин ЧонХан на все вопросы по поводу внешнего вида отвечали стереотипно - "Без комментариев". Но затем эти фотки увидели у нас дома, в Корее, и тогда тут такое началось (смайлик-фейспалм)! Бедняжка ЮнМи! Телефон у неё не умолкал всё утро. Ей звонили мама и сестра, звонил её жених, звонила семья её жениха, звонили друзья и знакомые. В конце концов Ю надоело убеждать всех, что с ней ничего страшного не произошло, и она стала говорить, что у неё это всего лишь новый имидж. А все подробности, мол, потом. Когда в Корею вернётся. А сейчас - вообще некогда и работать надо. Словом, у ребёнка было очень насыщенное утро (смайлик).
   А если говорить о реальном состоянии здоровья нашей принцессы, то кровоподтёки у Ю рассасываются с чудовищной скоростью. Я ничего не знаю о причинах, почему ЮнМи такая, и никто на свете этого не знает, но организм у Юны, мягко говоря, необычный. Достаточно напомнить, что у Юночки единственный в мире достоверный и документально подтверждённый случай восстановления повреждённой ультрафиолетовым лазером сетчатки глаз. Наша девочка тогда полностью потеряла зрение и больше двух лет была слепой... А меньше года назад у Юны началась регенерация световоспринимающих тканей, сперва чуть-чуть в левом глазу, потом процесс ускорился и перешёл на правый глаз тоже, и сейчас зрение у ЮнМи практически уже восстановилось до нормального. Согласитесь, что очень трудно найти этому рациональные объяснения, не привлекая мистику и религию.
   А уж в чём нет недостатка, так это в разного рода фантастических теориях и откровенно бредовых гипотезах, связанных с ЮнМи. Ох, и какие только идеи там не высказывались! От самых примитивных, что Ю - бессмертный древний дух с реинкарнацией королевы СонХва или воспитанная стаей лисиц-оборотней кумихо наследница самого загадочного японского клана ниндзя, и заканчивая стройной теорией, что Юночка - это случайно попавший на Землю тентаклевый инопланетный мозговой полип-космодесантник, о целях и задачах которого уже много дней не утихает ожесточённая полемика на десятках форумов. Смеётесь? А ведь это ещё не самые бредовые выдумки (смайлик)! Как вам, например, рассказ, что Ю - робот-киборг из будущего, доставленная в наше время для того, чтобы с помощью музыки защитить всех живых людей от восставшего искусственного интеллекта? Или взволнованное повествование о том, как Юночка с помощью своей любимой чёрной печатки может принимать облик любого человека, читать мысли на расстоянии тысячи километров (кстати, непонятно, почему именно тысячи... Может, больше? Или меньше?), и говорить на любом языке, в том числе с кошками, собаками и комарами. КюРи коллекционирует эти истории и теории, постоянно ищет в сети новинки и время от времени зачитывает нам особенно удачные.
   А если серьёзно... Мы давно уже не пытаемся отгадать эту загадку, мы просто принимаем Юночку, как есть. Ну, стараемся, по крайней мере. А как Юна к нам относится... Просто расскажу вам одну историю. (Ю, когда будешь читать здесь, пропусти, пожалуйста, всё до конца абзаца, не читай! Я не хочу, чтобы ты это читала!Пожалуйста! Ну, или в крайнем случае потом делай вид, что ты не читала, хорошо? (смайлик) - прим. ХёМин). Так вот, меньше года назад СонЁн угодила в автомобильную аварию, когда ехала на съёмки - внезапно затормозил впереди идущий фургон, и машину с нашей главной вокалисткой закрутило на мокрой дороге и впечатало в ограждение. Хвала всем богам, все остались живы, хоть и поранены. У СонЁн был повреждён нос и треснули два ребра, вроде бы всё не страшно, но потом температура подскочила почти до сорока, воспалилось лицо по местам, где была пластика, словом, положение стало очень серьёзным. Я не знаю, как ЮнМи уговоривала врачей и какие аргументы она им приводила, но СонЁн перелили триста кубиков её крови и Юна сутки провела в её палате. И в результате наша подруга чуть ли не мгновенно пошла на поправку - ну, не мгновенно, конечно, это я преувеличила, но сразу же прошли все воспаления, и на ноги она встала вдвое быстрей, чем обычно после таких травм. А ещё... А ещё, голос у СонЁн после этого стал заметно лучше...
  
   ...Мне очень стыдно за такие мысли, но я верю, что если будет так плохо, что потребуется средство последнего шанса - ЮнМи не откажет мне... И станет у неё ещё одна сестра по крови... Я бы тоже в любое время с радостью разделила свою кровь с Юной - у меня нулевая группа, как и у неё. Только вот у моей целебных свойств нет. А кровь СонЁн, кстати, никому из нас не подойдёт.
   (Юна, с этого места можешь читать дальше (смайлик) - прим. ХёМин).
  
   ...
  
   ...А репетиционная база у нас в Милане - в театре Ла Скала. Здесь здорово! Старинный-старинный театр, уже двести сорок лет ему, недавно реставрировали, но вот эта неповторимая атмосфера, которая тебя внутри охватывает... Впитавшиеся в камень отпечатки эмоций сотен тысяч тысяч зрителей, восхищённо рукоплескавших лучшим певцам и актёрам на протяжении более двух столетий, волнение дебютантов, вдохновение корифеев - всё оставило здесь свой след... Да, вы будете правы, если упрекнёте меня за лишний пафос и экзальтацию, но я не смогла сдержать восторга, когда первый раз мы сюда попали. И не только я - и СонЁн, и даже ИнЧжон! А БоРам закрыла глаза, подняла лицо вверх, и минут на пять застыла на месте с какой-то мечтательной улыбкой. Потом отмерла и смущённо объяснила: "Как будто в детство вернулась!". Мама у БоРам известная у нас в Корее актриса и часто брала её с собой в театр, поэтому РамБо, можно сказать, выросла за кулисами.
  
 []
  Ла Скала - лучший оперный театр в мире. Здесь у нас база.
  
   Интересное, кстати, тут к нам отношение. Доброжелательное, но ровное, без особых проявлений каких-либо эмоций. В Риме и в Неаполе на ЮнМи чуть ли не молились, с малорослой носились все итальянцы старше тридцати и баловали её, на нас тоже падал отблеск сияния нашей звезды, а здесь... Такое впечатление, что к нам присматриваются и принюхиваются, не торопясь сокращать дистанцию. А сегодня утром Ю проговорилась о возможной причине этого - оказывается, сейчас идут переговоры о дальнейшем сотрудничестве и совместной работе агентства с театром. Ух-х-х... Будет стажировка и для вокалистов, и для танцоров - для мемберов из "FAN Entertainment", будет продвинутое обучение и шлифовка театрального мастерства для нас - "Короны", будут наши выступления в Ла Скале... Если всё нормально склеится, конечно. Честно говоря, я как представила себе всё это, у меня аж дыхание перехватило! СонЁн, онни, вот не надо так над моей реакцией хихикать, ты тоже немного ошеломлена была, когда услышала, только сдержалась! Юночка и то озабоченной выглядела, наверное, не ожидала всего в таком объёме! Ведь в мире классики Ла Скала - известнейший брэнд. Сказать потом небрежно "я стажировалась в Ла Скале", это... ну с чем сравнить можно? Ну, скажем, всё равно что у нас дома, типа, скромно обронить "я с отличием SKY закончила".
   Вообще, Милан от Рима и Неаполя заметно отличается. В городе нет большого количества туристических достопримечательностей, честно говоря, их почти совсем нет, поэтому нет и наплыва туристов. Из особенного - потрясающий собор в центре, где завтра наш концерт. Очень старый, из белого мрамора, огромный, сотнями остроконечных колонн и башенок как бы рвущийся в небо. Просто сказочно красивый! Договорились с СонЁн и БоРам на следующей неделе подробно и внимательно его изучить.
  
 []
  Миланский собор - огромный и прекрасный
  
   Люди в Милане производят впечатление более сдержанных и замкнутых, чем на юге Италии или в Риме. Город, где работают, а не отдыхают и развлекаются.
   Ой, самое главное чуть не пропустила. В следующий понедельник здесь начинается Неделя Высокой Моды! Не буду вам рассказывать, насколько это событие важно всем, у кого есть хотя бы зачатки хорошего вкуса. И то, что мы оказались здесь как раз к началу, это ли не знак судьбы?! Плохо, что билеты на это мероприятие не продают, а попасть туда можно только по приглашениям. Юна (по нашей настоятельной просьбе), пожав плечами, переговорила с нашим куратором и сказала, что обещать не обещают, но попробуют несколько приглашений нам организовать.
   ...Завтра концерт...
  
  
* * *
  
   ...А меры безопасности здесь скромнее, чем в Риме. По дороге к собору только два раза нас проверили. Да и всё это из-за слушателей концерта, явно не из-за нас. Вон, в Неаполе никто не помешал заинтересованным людям похитить трёх кореянок. Ну ладно, ладно, не похитить, а пригласить...
   ...Оделись для выступления. Распелись. К концерту готовы. До выхода на сцену пять минут. Стоим в коридорчике перед проходом в алтарную зону вместе с остальными певцами из Академии и Ла Скалы. В животе холод и чуть-чуть подрагивают руки от нервов. Час назад Их Синеглазое Высочество ЮнМи Первая и Единственная соизволили милостиво мне приказать быть готовой петь всю партию сопрано в ""Реквиеме" одной. Без СонЁн. Да, и вот так у нас бывает иногда.
   Вообще в составе солистов сегодня большие изменения. Новый бас из Папской капеллы и новый тенор. А главное, вдобавок к тому, что всё сопрано петь мне, часть своей партии меццо ЮнМи отдаёт певице из Ла Скала. Синьора Чечилия Бартоли, по словам Юны - одна из лучших голосов Италии. Не знаю... Может и лучшая в Италии, но только до приезда ЮнМи (смайлик). Серьёзно, на репетициях была возможность сравнивать, так у Юны голос, по крайней мере не хуже! (Юночка, это я не подлизываюсь - мы так действительно все думаем. Честно-честно! (смайлик) - прим. ХёМин).
  
   Синьора Бартоли - симпатичная аджума средних лет. А может быть моложе, чем я думаю, пока ещё возраст этих вегугинов я определяю очень неуверенно. Да и внешность тоже, честно говоря. Синьору Бартоли пока вот каждый раз узнавала. А она, кстати, до сих пор путает КюРи и меня, когда мы без бейджиков. Это КюРи придумала - на репетициях мы стали таскать бейджики с крупно написанной первой буквой наших имён. У меня H, у КюРи Q, ну вы поняли. Разок мы с ней поменялись бейджиками, так никто этого не заметил, забавно так было (смайлик)! К нашей принцессе синьора Бартоли относится с огромным уважением, иногда хочется сказать - преклоняется. По её большой просьбе они обращаются друг к другу просто по имени - ЮнМи и Чечилия.
  
   ...
  
   ...Дежавю. Всё как в Риме... Вот такая же звенящая тишина в огромном зале... Вот так же застыл на несколько секунд, подняв палочку, маэстро Борнстайн. Вот так же уходят из головы посторонние мысли и страхи, оставляя лишь сосредоточенность и готовность полностью выложиться для достойного исполнения... Так же чувствую молчаливую поддержку подруг, для этого даже не надо быть рядом... Я - наконечник стрелы, уже готовой унестись вдаль, сорвавшись с лука... Тетива оттянута... Вот и взмах палочки дирижёра. Виолончели и фаготы... Первые такты вступления... Встаю, сейчас моя партия. Тетрадь со словами даже не открываю. Тихий, на грани слышимости шёпот СонЁн: "Файтинг, онни"...
  
   ...
  
   ..."Туба мирум". Поёт Чечилия. Плавно подхватываю переход темы ко мне. Хорошо получается, по-моему! Ну, так и репетировали не раз и не два, и с Юночкой, и с синьорой Бартоли. Тенор чуть-чуть пережимает. Бас просто великолепен.
  
   ...
  
   ...Сейчас будет очередь "Рекордаре". Встаём, опять меццо будет петь синьора Бартоли. Получается, ребёнок себе сегодня оставил в "Реквиеме" только "Бенедиктус"? Интересно, почему? Потом расскажет, может быть. Не о том думаю... Я должна спеть "Рекордаре" так же проникновенно, как СонЁн! Я могу, я должна!..
   ...Кажется, получается... Струится светлая и взволнованная мелодия, и я просто лечу над миром вместе с ней... Юна, ты... Просто слов нет... Ты сама это знаешь...
   ...Садимся. СонЁн и ЮнМи украдкой одинаковым жестом синхронно показывают мне поднятые большие пальцы. Девчонки, как же я вас люблю!..
  
   ...
  
   ..."Бенедиктус". Опять с синьорой Бартоли! Хитрый ребёнок заставил её петь в "Реквиеме" всю партию меццо (смайлик). Явно какие-то политические игры. Не нашего ума дело. А моё дело - исполнить свою партию так, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни перед подругами. Больше всего я боюсь обмануть ожидания ЮнМи.
  
   ...
  
   ...Опять зал нам рукоплещет. Овация продолжается уже пять минут. После очередного поклона Ю лёгким прикосновением к руке заставляет синьору Бартоли подойти поближе к зрителям, а затем они с СонЁн без всякой деликатности выпихивают меня на место рядом с итальянкой и присоединяются к аплодирующим. Аплодисменты становятся громче, синьора Чечилия берёт меня под руку, и мы несколько раз кланяемся уже вместе с ней...
  
   ...
  
   Во втором отделении тоже несколько перестановок. Во-первых, "Аве, Мария" пою я одна, без ДжиХён. По мне, дуэтом у нас красивее получилось, но не буду же я критиковать решения нашей принцессы?!
   Далее, в "Pie Jesu" Ю поставила Джей первым голосом, а меня вторым! Без комментариев. Я вообще молчу! (А вот ещё один рабочий вариант, когда наоборот, я первым, а ДжиХён вторым голосом. Правда же, лучше?)
   "Adeste fideles" был в хоровом варианте, со мной и синьорой Бартоли.
   ... Ю выступила только на бис. Решила всё повторить так, как в Риме было, со своей "Ave Maria" и "Adeste fideles". А вообще, зрители нас тут не отпускали заметно дольше, чем в первом концерте! ЁнЭ говорит, почти семнадцать минут мы кланялись. Про цветы даже не говорю - вполне можем оптовый цветочный магазин открывать (смайлик).
   ...Усталые, возвращаемся в отель. Хочу кушать, отдохнуть, и попасть на неделю Высокой Моды. Боулинг, дартс и поход по горам не предлагать.
  
  
* * *
  
   ...Милан, вечер. Сидим и неспешно потягиваем кофе в маленьком уютном ресторанчике при отеле. Нет необходимости торопиться куда-то, лениво беседуем о том, о сём. ЮнМи о чём-то задумалась над своей недопитой чашкой чая, чуть печально опустив уголки губ. Надетые тёмные очки скрывают позеленевше-пожелтевшие синяки вокруг глаз. Мирное течение вечера нарушает трель телефона у ЁнЭ. - Добрый вечер, кунчан-ним ЧонХан-сии... - отвечает она. - Да, в ресторане при отеле, кунчан-ним... Да, и ЮнМи... Я поняла, кунчан-ним...
   ЁнЭ убирает телефон и объясняет нам: "Позвонил кунчан-ним ЧонХан-сии, велел нам оставаться в ресторане, он сейчас подойдёт".
   Через несколько минут в ресторан из отеля спускается господин ЧонХан, сопровождаемый нашей переводчицей Катериной. Рядом с ними идёт очень элегантно одетый итальянец артистического вида - чёрный костюм с приталенным пиджаком, чёрная бабочка, модная лёгкая небритость, небольшие залысины... Располагающее к себе, харизматичное лицо и обаятельнейшая, всепобеждающая улыбка. Да ведь это же...
   - ...Господин Артани, позвольте представить Вам госпожу Пак ЮнМи, одну из самых выдающихся деятелей искусств и композиторов нашего времени. Госпожа ЮнМи, позвольте представить Вам господина Артани, креативного директора и совладельца модельного дома 'Артани&Губбана', - кунчан-ним ЧонХан с видимым уважением знакомит ЮнМи с гостем, - госпожа ЮнМи, звонили наши, э-э, знакомые из Неаполя, они очень положительно отрекомендовали синьора Артани, так же, как и представители принимающей стороны из Ватикана. Последнюю фразу про звонок не переводите, пожалуйста, - останавливает он Катерину.
   А я не ошиблась! Это он, знаменитый синьор Артани!
  
  
 []
  Креативный директор и совладелец модельного дома 'Артани&Губбана' синьор Артани
  
   ЮнМи неохотно снимает свои тёмные очки и, встав из-за стола, кланяется синьору Артани, не протягивая ему руку для поцелуя. После представлений они садятся за стол напротив друг друга, и итальянец разражается довольно длинной речью.
  
   - Господин Артани просит госпожу ЮнМи принять участие в показе его коллекции на неделе Высокой Моды в Милане, - вполголоса, даже в четверть голоса переводит нам его речь Катерина, - господин Артани говорит, что он не мыслит другой модели для своей коллекции, кроме ЮнМи. Говорит, что ждал такую модель много лет. Говорит, что он умоляет госпожу ЮнМи не отказывать в его просьбе в столь важном для дела всей его жизни событии - неделе Высокой Моды, и не разбивать его сердце. Госпожа ЮнМи отвечает, что причину, по которой она не сможет выйти на подиум, можно видеть на её лице невооружённым глазом. Господин Артани говорит, что столь выразительные кровоподтёки вокруг глаз просто очаровательны, являются важной составной частью красоты и обаяния госпожи ЮнМи и крайне необходимы для создания задуманного им образа, - тут Катерина слегка запинается и смущённо поправляет себя, - ну, не совсем точно, но как-то так. А сейчас госпожа ЮнМи не отвечает, а только шумно дышит.
  
   Да сами видим. ЮнМи явно не в восторге от происходящего и сердито сопит. Наверное, подыскивает слова для относительно вежливого отказа.
  
   Синьор Артани, правильно оценив ситуацию, смотрит на нас и произносит длинную фразу. - Господин Артани говорит, что будет рад, если очаровательные подруги госпожи ЮнМи смогут присутствовать на показе, и обещает сегодня же прислать ВИП-приглашения для всех девушек, - безэмоционально и монотонно переводит Катерина.
   Что?! ВИП-приглашения на неделю высокой моды?! Ю, мы, конечно, всегда и везде на твоей стороне, но если ты сейчас откажешь такому милому сеньору Артани, мы этого не поймём. Капризы капризами, а ВИП-приглашения - это ВИП-приглашения! Не так уж это тяжело для тебя будет, пару раз по языку пройти! Вполне перетерпишь!
   Кинув на нас быстрый взгляд, Юна мгновенно понимает нашу позицию в этом вопросе. На секунду на её лице появляется лёгкая затравленность, которая почти сразу же сменяется упрямо-ожесточённым выражением. Ёксо-о-оль! Дуры мы бестолковые, у ребёнка же вот-вот эти дела наступят! Ребёнок щас с трудом свою злость и раздражительность контролирует! А если ребёнок психанёт, массовые разрушения и многочисленные жертвы среди мирного населения неизбежны и гарантированы!
  
   Одновременно со мной придя к такому же выводу, ЁнЭ и СонЁн с двух сторон подсаживаются к Юне и начинают ласково ворковать ей в уши что-то успокаивающее, каждая со своего бока. Я, прихватив за руку Катерину-переводчицу, подбегаю к находящемуся неподалёку метрдотелю и уважительно поклонившись, спрашиваю:
   - Не может ли уважаемый синьор разрешить сейчас нашей госпоже ЮнМи разбить несколько недорогих предметов из столовой посуды? Госпожа ЮнМи очень нуждается в этом.
   Метрдотель, среднего роста основательный черноволосый господин, в первые секунды несколько теряется от моей просьбы. Но затем в его глазах появляются искорки смеха, он отдаёт короткое приказание в сторону кухни и слегка мне кланяется, улыбаясь:
   - Конечно-конечно, дорогая синьора, мы сейчас же обеспечим нашу уважаемую синьорину ЮнМи всем необходимым! Не можем же мы, в самом деле, лишить драгоценную синьорину столь нужного ей сейчас удовольствия! - переводит Катерина.
  
   Почти бегом тощий парень-официант приносит и ставит на стол перед Юной стопку простых фаянсовых десертных тарелочек, несколько изящных кофейных чашек, и завершает композицию овальным блюдом средних размеров. ИнЧжон, с лёгкой досадой на лице (оттого, что протормозила и сама не догадалась), подойдя к столу, повелительно указывает ЮнМи на посуду и не допускающим возражения тоном приказывает:
   - Всё немедленно разбить! Десять секунд тебе. Время пошло!
  
   Ю, бросив быстрый взгляд в сторону метрдотеля, встаёт, обеими руками берёт овальное блюдо и с выражением величайшего блаженства на мордашке грохает им об пол. Умничка, выбрала место, чтобы осколки далеко не разлетались. Быдыщ, быдыщ, быдыщ - после блюда в ход пошли тарелочки. Они оказались неожиданно прочными, три штуки не разбились с первого раза, их пришлось поднимать с пола и перебивать повторно. В десять секунд уложиться Юне, конечно же, не удаётся, всё занимает по крайней мере вдвое дольше времени. Эффектно завершив композицию кофейными чашками, Ю с благодарностью кланяется в сторону метрдотеля, надевает тёмные очки и садится с выражением исполненного долга на лице.
   Наступившую тишину взрывают аплодисменты. Синьор Артани, заразительно хохоча, хлопает в ладоши. "Браво!" - восклицает он негромко. Его слова как будто служат спусковым крючком, и через секунду Юне рукоплещут все присутствующие в ресторане. Аплодируют немногочисленные посетители, аплодируют вышедшие с кухни официанты и повара, аплодирует метрдотель, и даже кунчан-ним ЧонХан присоединился к аплодирующим. Не хлопаем только мы и переводчица Катерина. На лицах СонЁн и ЁнЭ облегчение и радость, а у ДжиХён в глазах явный вопрос "А что, и так можно было?!".
  
   - "На бис" повторять не буду, - ворчит выпустившая пар и успокоившаяся ЮнМи.
   - Синьорина, после такого представления я не уйду отсюда без Вашего согласия! - переводит Катерина эмоциональное высказывание синьора Артани.
   - Да поняла я уже, поняла, - с лёгкой досадой, но без всякой злости отвечает Юна, - соглашусь, куда ж деваться... Но одно условие у меня - девчонкам после окончания недели дайте возможность что-нибудь выбрать и купить себе по вкусу. Или просто подарите.
   - Конечно-конечно, драгоценная синьорина ЮнМи! - с энтузиазмом восклицает синьор Артани.
  
   Ю, какая же ты прелесть иногда!! Умница, лапочка, лисёнок ты наш, так и расцеловала бы и затормошила бы! Жалко, что ты только иногда такая...
   Тем временем метрдотель немного подобострастно протягивает Юне крупный осколок овального блюда и чёрный маркер. Юна, чуть вздохнув, что-то рисует на осколке и расписывается. За метрдотелем тут же выстраивается очередь за автографами...
  
   ...
  
   ... ЮнМи второй раз выходит на язык. На ней низкая кепка и мешковатые штаны в которые небрежно заправлена широкая белая рубашка. На ногах ужасного вида кроссовки. Впрочем, ошиблась - не кроссовки, кеды! Её короткая стрижка специально немного взлохмачена, как и во время её первого прохода по подиуму. В тот раз была небольшая чёрная шляпа с узкими полями, штаны до колен и на лямках, высокие шнурованные ботинки (Юна их назвала почему-то "гады"). Изрядно побледневшие кровоподтёки вокруг глаз густо нарисованы заново - тёмно-синим на первом проходе, почти лиловые сейчас. В сочетании с очень недобрым взглядом исподлобья её невозможных синих глаз - смотрится невероятно круто.
  
   ...А ещё эта её походка... Мягкая, на вид неторопливая, удивительно пластичная - Ю сразу вызывает ассоциацию с молодой пантерой. Идёт так себе небрежно, тебя вроде бы и не замечает вовсе, но с первого взгляда почему-то очень хочется, чтобы между нами была бы стальная решётка, а ещё лучше - две решётки. И эта аура опасности удивительно сочетается с её обликом девушки-парня, парадоксальным образом придавая ей невероятный шарм. Запредельно обаятельна сейчас наша младшая! Синьор Артани воистину гениален!
  
   Вспышки камер со всех сторон, аплодисменты, возгласы "браво", "брилянтэмейтэ", "ункаполяворо", "джениале"... "Гениально ... блестяще ... шедеврально..." - негромко переводит для нас поток эпитетов незаменимая Катерина. А ЮнМи предстоит скоро третий раз пройти по языку.
  
   ...
  
   ...Блин, Ю категорически не хочет оставаться на фуршет после показа. С огромной неохотой соглашается лишь после второй личной просьбы СонЁн (первую сделала вид, что не расслышала). Эх, ребёнок ты наш, сколько же ещё нам придётся сил потратить, чтобы из тебя человека сделать!
  
   ...
  
   ...Сегодня утром увидела женщину с макияжем в виде синяков вокруг глаз. Сначала даже подумала, что синяки, но потом сразу поняла, что раскраска. А вечером увидела парня с такими же синяками, тоже нарисованными. Хмм...
  
   ...
  
   ...Синяки встречаются всё чаще и чаще. Молодые девчонки - почти все встретившиеся нарисовали на себе, разного цвета, несимметричные. У парней не так часто, конечно, но тоже хватает. Немолодые аджумони-синьоры тоже стали малевать себе тёмные круги вокруг глаз! Ого!
  
   ...
  
   ...Ю, и больше не спорь со мной! ... А я тебе говорю, что все эти вегугины ненормальные! ... Да-да, и твои разлюбезные итальянцы! ... Вот ты представь себе, можно ли у нас дома с таким макияжем на работу явиться?! А здесь я уже несколько человек сегодня на репетиции видела! ... Это не "везде свои порядки", а просто ненормальные они! Не спорь!...
  
   ...
  
   ...Щибаль! Что происходит?! Я уже ничего не понимаю! Сегодня КюРи нарисовала себе круги вокруг глаз... Весёленькие такие, мандариново-оранжевые... С её тёмной блузкой и песочного цвета джинсами неплохо сочетается... Может быть, так и надо?! Может быть, это я дура?!!
   (Девчонки, и прекратите, наконец, восстанавливать нецензурные слова у меня в тексте! Третий раз "щибаль" убираю, и третий раз он опять на месте! Мне что, доступ к редактированию вам закрыть?! Ну да, вырвалось у меня от расстройства, это же не значит, что можно мат в тексте оставлять! А то мы от Юны требуем воспитанности, а сами...
   Ой, а сейчас подумала - ЮнМи, надеюсь, это не ты балуешься?! - прим. ХёМин).
  
  
* * *
  
   ...Я, ХёМин, ведущая вокалистка лучшей в мире эстрадной группы "Корона", в присутствии уважаемых свидетелей - СонЁн и ИнЧжон - настоящим признаю, что проспорила пари лидеру группы КюРи и согласно условиям спора во всеуслышание заявляю:
  
  КюРи - крута! КюРи - крута! КюРи - крута! КюРи - крута! КюРи - крута! ( - пять раз)
  
   У КюРи отличный художественный вкус. У КюРи отличный художественный вкус. У КюРи отличный художественный вкус. У КюРи отличный художественный вкус. У КюРи отличный художественный вкус. ( - пять раз)
  
  КюРи лучше меня разбирается в модных тенденциях. КюРи лучше меня разбирается в модных тенденциях. КюРи лучше меня разбирается в модных тенденциях. КюРи лучше меня разбирается в модных тенденциях. КюРи лучше меня разбирается в модных тенденциях. ( - пять раз)
  
  Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. Я не должна задирать нос. ( - десять раз)
  
  ( ...ХёМин, и не вздумай обижаться. Обижаться тут не на кого. Честно поспорили, честно я выиграла. Всё честно. - прим. КюРи)
  
  (... Всё-таки разозлилась. Как маленькая, чесслово. ХёМин, ну что ты второй день дуешься на всех?! Ну проспорила, ну сказала всем, что я не хуже тебя в моде разбираюсь, и хватит из этого мировую трагедию делать! Тем более что всё сказанное - правда и ничего кроме правды! И ужасного с тобой ничего не случилось, чё ты моську кривишь?! - прим. КюРи)
  
   Ладно, пока ХёМин не остынет и не успокоится, я здесь её записки продолжу. Потом захочет - мой текст оставит, не захочет - сама его перепишет.
  
   В общем, поспорили мы с ней на тему модных тенденций, она, как обычно, завелась с полоборота, мол, она одна тут в высокой моде разбирается, а остальные ваще должны молчать себе в тряпочку. Вот есть у неё такое мерзкое высокомерие, что только у неё безукоризненный художественный вкус и чувство стиля, а я моё мнение должна засунуть себе куда-нибудь поглубже (нет, ЮнМи, не туда, куда ты наверняка подумала). Не, я же не спорю, что у неё со вкусом всё в порядке, и стилистом она в прошлом успела в пяти куклах побыть, но нафига других-то так опускать?! Я же тоже в модельном бизнесе кручусь уже ... в общем, дофига лет уже! Да, блин, кто у нас в группе по языку свои километры не намотал?! Кто больше, кто меньше, но в этом соусе все мы помариновались. И то, что ЮнМи с тобой никогда не спорит по вопросам одежды, так это не потому, что она восхищается твоими талантами стилиста, а потому что ей с тобой спорить просто лень. Привыкла, что отдаться в твои руки проще, чем тебе что-то доказывать.
  
   Короче, после дефиле ЮнМи на Неделе Высокой Моды в Милане с фингалами вокруг глаз здесь начался угар и трэш (нет, ЮнМи, без содомии. Да знаю я эту фразу, но давай мы её урежем. ... Ребёнок, уймись, прошу тебя!). Все от мала до велика стали рисовать себе синяки разной формы, размера и цвета. ХёМин почему-то приняла всё это близко к сердцу и очень негативно. Прям в штыки встретила. А уж когда я себе два аккуратных колечка нарисовала (мандариново-оранжевенькие светленькие такие, к своей песочной джинсе, симпатичненько так получилось, теперь ещё попробую лимонную растушовку с черными бриджами и рубашечку с чёрно-белым принтом), тут такое началось! И вкус у меня никакой, оказывается, и мозгов мало, и, главное, ребёнка я порчу (только представьте себе! Я! Испорченная КюРи! Подаю плохой пример! Невинному ребёнку ЮнМи! Детский сад какой-то... Да наша принцесса, представь себе, если захочет, своим язычком батальон морпехов в краску вгонит! Не веришь - у СонЁн спроси!). Ну, я тоже не удержалась, пару ласковых ей в ответ кинула. Типа о том, что все вокруг мичинномы, а она одна вся в белом, что ли?! А нимб, блин, не жмёт случайно?! И если она не в состоянии из-за своей провинциальной ограниченности понять всю гениальность великого модельера синьора Артани, то это её проблема, а языком передо мной размахивать не надо! Ну, про провинциальность я, конечно, зря упомянула - просто со зла. Не, ну а чё?! Я же тоже терпеть такие наезды не обязана! На ИнЧжон или ЮнМи наехать, так небось сразу заткнулась бы, а на меня можно?! Нашла девочку для наездов (злой смайлик)!
  
   Ладно, проехали. На них я сама наезжать побоюсь (смайлик). Что Юна, что ИнЧжон, у них совершенно одинаковые характеры - обе резкие, как ... как внезапный понос, мелкая особенно. Вспыхивают моментально, подрываются, как в жопу ужаленные, но долго злиться не умеют. Если уж сразу не порвали на лоскутки, то могут даже в живых оставить (смайлик). На них так порой забавно бывает смотреть! Как занырнут по уши в свою любимую игрушку вдвоём, какой-то непонятный 'рейд' у них там. Или вот совсем непонятное - 'пвп-баттлграунд'. Сядут в разных углах гостиной, и давай наперебой эмоции выплёскивать! Взвизгивают, время от времени переругиваются беззлобно, только и слышно: "Ай!" ... "Прожиматься на аое за тебя я должна?!" ... "Криворучка!" ... "Сама ты краба инчхонская!" ... "Ой, бли-и-ин!" ... "Больше, больше дамага в засранца вливай!" ... "Ёксо-о-оль!" ... Ну и всё такое прочее. Да и без игрушек любят они время от времени поцапаться-покусаться друг с другом, зубки поточить. И так это у них вкусно получается! Обе явно море кайфа от возможности чуток погрызть друг дружку ухватывают. Старшая да младшенькая - та ещё парочка, я вам скажу!
  
 [] []
  У ИнЧжон и ЮнМи характеры одинаковые. Обе прямодушные, вспыльчивые и резкие. Но отходчивые.
  
   У-у, а как они роскошно подрались несколько лет назад! ЮнМи тогда ещё только-только начала свою карьеру айдола и неделю-то с нами в общаге пожить не успела. Сидим вечером в гостиной, уставшие все, и ИнЧжон нашей макнэ какое-то замечание сделала. Та в ответ огрызнулась, язык за зубами держать она сроду не считала нужным, слово за слово, разорались обе, и старшая, потеряв терпение, ей оплеуху дала. Или по жопе вытянула, сейчас не помню уже, давно всё было. Короче, не больно, но обидно и унизительно. А у мелкой наверняка тогда эти дела начались, она и сейчас-то в такие дни не подарок, а раньше вообще невменяемой становилась. В общем, в дикий "ук" сорвалась и, ничего вокруг не замечая, в драку с ИнЧжон ринулась. Причём серьёзно так, зубы стиснула, глаза бешеные, и дерётся не как девушка - ни за волосы не пытается схватить, ни зубы с ногтями в ход не пускает. Молотит кулаками, мама не горюй! ИнЧжон, мне показалось, даже растерялась в первую секунду, не ожидала такой агрессии от мелкой. Потом уже попыталась её задавить, всё-таки тхэквондистка, пару раз по мышцам ей врезала, чтобы руки отсушить, но это как-то не сильно помогло. К тому же она умудрилась ЮнМи по носу локтем зацепить, когда удары блокировала, у той кровь льётся, обе уже в этой крови вымазались, выглядят как персонажи из малобюджетного ужастика, короче, полный апокалипсис местного общажного уровня. В конце концов, ИнЧжон смогла поймать и заломить ей правую руку, я вцепилась в левую, мы потащили её в ванную, а она вырывается и лягается ещё. Но тут к нам подошла СонЁн, на нас с ИнЧжон рявкнула: "Отпустили её, быстро!", а Юне в глаза так пристально взглянула и спросила только: "Меня тоже ударишь?!". Мелкая мгновенно пришла в себя, сдулась и вырываться прекратила. Мордочку молча отвернула и безропотно позволила нам отвести себя в ванную комнату и заняться её травмированным носом. Потом ЮнМи с ИнЧжон, мрачно надувшись и не глядя друг на друга, сидели на диванчиках в гостиной, а СонЁн полчаса, не меньше, выносила им мозги (ну или что там у них вместо мозгов, не знаю). А ИнЧжон и ЮнМи с тех пор ощутили сходство характеров, душевно так задружились, и друг с дружкой одновременно и подчёркнуто уважительны, и с наслаждением грызутся. Плюс ИнЧжон её всё время ненавязчиво опекает.
  
  
   (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
   {
   (ДжиХён) - Онни, ты время путаешь. Когда ИнЧжон с принцессой подрались, у неё уже синенькие глаза были. Значит, через месяц, как она в общажку заселилась.
   (ИнЧжон) - Вы сдурели, что ли?! Когда это я с макнэ дралась?! Да не могло такого быть!
   (КюРи) - ?
   (ДжиХён) - ?
   (ИнЧжон) - Раз я ничего такого не помню, значит, не было!
   (КюРи) - Чё-ё?!
   (ДжиХён) - ???
   (ИнЧжон) - Да я с первого дня к ЮнМи очень хорошо относилась! Всегда на её стороне была! Всё для неё делала! А вы говорите - подралась (обиженный смайлик)! Мелкая, подтверди!
   ...
   (ИнЧжон) - Ю-ю-ю, ты где?
   ...
   (ИнЧжон) - Юна-а-а!
   ...
   (ИнЧжон) - Джей, не знаешь, где мелкая?
   (ДжиХён) - Знаю. Она РамБо спать укладывает. Пятку ей чешет. Левую.
   (ИнЧжон) - А почему именно левую?
   (ДжиХён) - Потому что правую уже начесала. Сейчас левую дочешет и придёт.
   (ИнЧжон) - Вот! Придёт и всё-всё подтвердит! Никогда мы с ней не дрались! Всегда мы дружили!
   (КюРи) - Ага, прямо с роддома ты её полюбила, ага...
   }
   (конец комментариев...)
  
   ...Ладно, об ИнЧжон с ЮнМи пусть ХёМин сама пишет, у неё это лучше получится, чем у меня. Короче, сцепились мы с ней языками нехило так, поорали чуток, а потом забились, у кого чуйка лучше. Конкретно, ХёМин настаивала, что это просто у итальянцев временно мозги отбило, скоро они опомнятся и в себя придут, а я ей в пику говорила, что наоборот, полыхнёт, и не в одной Италии. Между нами, если честно, и я не ожидала, что ТАК рванёт... Ещё неделя не прошла, а мисти уже везде, и до нашей родной Кореи тоже добрался. Мисти - этот стиль так назвали, с ударением на второе 'и'. Сперва было 'ЮнМи-стайл', по-итальянски соответственно 'ЮнМи-стиле', потом покороче 'мистиле', а сейчас вообще коротко говорят просто 'мисти'. Так вот, я сама чуть не родила от неожиданности, когда два дня назад ролик выцепила, а там АйЮ в таком неярко-пунцовом комбезике и у неё вокруг глаз светло-гвоздичные колечки. Отпад! ХёМин как увидела, так аж позеленела вся от огорчения, но крыть нечем, признала, что спор проиграла, и вот теперь с позавчера ходит, дуется. А наш кунчан-ним ЧонХан сказал вчера, что когда вернёмся обратно домой, нас там ждут уйма рекламных модельных контрактов, причём для всех - от меня до БоРам. Можете представить, что бедная ХёМин чувствовала в тот момент! ЮнМи на неё посмотрела и на ржач её пробило (ржущий смайлик). Она и так, и этак пыталась сдержаться, но потом не выдержала, ХёМин обняла, в плечо ей уткнулась и сквозь смех и слёзы из себя выдавила что-то вроде: "Хххххе... Онни-и... Представляешь, как мы в модных шмотках и с битыми мордами... По подиуму... Ххххх... Ой, не могу, жесть такая!.. Ххххх...", и тут вообще её пополам от хохота сложило. Ну, хулиганка она малолетняя, что с неё взять? Но большей частью безобидная и в быту очень даже часто полезная (смайлик). ХёМин на неё и не обижается.
  
   ...
  
   Пойду посмотрю, ХёМин уже успокоилась?
  
   ...
  
   Нет, всё злится. Ну и фиг с ней.
  
   ...
  
   Прошедший концерт придётся самой описывать, а у меня это не очень хорошо получается. Ладно, напишу, как сумею, а ХёМин потом дополнит или перепишет.
  
   Здесь в Милане всё прошло спокойно и чинно. Приняли нас тепло, но таких страстей, как в Неаполе, не было. Ни танков не надо было вызывать, ни дивизию карабинеров не подняли, ни морской десант не трогали. Про эвакуацию вертолётами даже речи не было. ХёМин правильно заметила. здесь совсем другой народ и обычаи, чем на юге Италии.
  
   Припахала я к делу нашу Катерину-переводчицу, и мы вместе с ней пошерстили местные сетевые ресурсы. Результаты для меня не то чтобы неожиданные, но сильно от наших корейских реальностей отличается. По-другому всё! Ну, у нас как - всё организованно, всё регламентированно, всё по правилам. Вот если ты, к примеру, фанатеешь от СонЁн - значит, вступаешь в 'Queen', подписываешься на страничку нашей ледышки, и тебе всё расскажут - с кем дружить, кого любить, кого ненавидеть. Или можно просто быть фанатом группы (скажем, если ещё не разобралась, кто больше нравится, Тор или ЁнУн, то просто в 'ВИПы' записываешься, потом решишь, по кому с ума сходить). А здесь?! Анархия полная, да простит мне ХёМин этот научный термин! Серьёзных клубов и объединений нет от слова вообще! Даже завидно стало. Вы не представляете, как нетизены отравляют нам жизнь. Килотонны хейта по поводу и без повода, вечная оглядка на толпы капризной и непредсказуемой молодёжи - нашей основной аудитории, постоянный риск вдруг, без всякой причины, разонравиться зрителю и быстро уйти в безвестность... Нет, я не жалуюсь, смешно будет, если насквозь циничная, хитрая, огонь и воду прошедшая и всё уже повидавшая КюРи здесь жаловаться на жизнь начнёт, правда (грустный смайлик)? В конце концов, наивных среди нас нет, наивные ещё тыщу лет назад вымерли, мы ещё до того, как трейни стали, знали, на что подписывались, а кто не хотел понимать, те в момент вылетали на улицу позади своих соплей. Нам ещё чертовски повезло, что такая хорошая, дружная группа сложилась. Между собой быстро притёрлись боками, удачно избегали внутренней грызни и смогли объединиться против внешнего мира. Хотя без проблем не обошлось, конечно же, вспомнить хотя бы тогдашнюю историю с Рю ХваЁн... Много крови нетизены нам тогда попили, но ничего, в конце концов вышли мы из этой истории изрядно ощипанные и ободранные, но без серьёзных потерь. СонЁн спасибо, во многом это её заслуга, что группа такая сплочённая. Её доброжелательность, её спокойная мудрость - бесценны. Одна социализация нашей раньше абсолютно дикой мелкой чего стоит (смайлик)! Даже не представляю, как бы мы были без неё... Ладно, это всё сопли и лирика, придёт ХёМин - всё потрёт и правильно сделает. Нечего портить сложившийся образ хитрой, циничной, практичной и беспринципной стервы КюРи (смайлик).
  
   ...А моё мнение по поводу неаполитанского и миланского концертов - концепция просто гениальная. Кунчан-ним ЧонХан и ЮнМи вместе сотворили шедевр - идеи, понятно, от нашей звёздной девочки, а ЧонХан-сии с блеском их реализовал. Объясню, почему я так восхищена. Видите ли, и мы, и наши мальчики из агентства ничем, кроме к-попа, не занимались. К-поп, только к-поп и ничего кроме к-попа. Но на этом поле идёт такая толкотня и война за слушателя, такая бешеная конкуренция, что ориентироваться на серьёзный прорыв здесь не приходится. Вдобавок, за пределами Азии к-поп, хоть и имеет своих поклонников, но мэйнстримом пока не стал, и может быть и не станет. А на наших концертах, кроме к-попа, все могли выбрать кусок себе по вкусу. Кто-то восхищённо следил, как крутят попками задорные кролики (кстати, ХёМин, ты не права, Юна 'Bunny Style' хоть и не очень любит, но прям завтра с репертуара его снимать не собирается). Кому-то, напротив, больше по душе было искромётное латиноамериканское 'Bimbo'. Многие плакали и млели (честно, плакали, не преувеличиваю!) от сладких итальянских песен. Короче, одним концертом накрыли сразу много таргет-групп (да, я знаю много умных слов. И вообще я очень умная и сообразительная (смайлик) ). Единственно, очень досадно, что увесистый кусок пирога прошёл мимо "Короны" - вокала у нас почти не было, только у РамБо несколько песен с СыХоном и ЁнУном прошло. Но мне кажется, у нашей принцессы какие-то жутко тайные и далеко идущие планы. И делиться ими эта мелкая зараза пока отказывается (смайлик).
  
   ...
  
   ...Непонятно, почему ХёМин так негативно настроена против 'Bimbo'. Где она там непристойность усмотрела? Заводной танец - да, зажигательный - да, эротический заряд - ну да, тоже есть, но если уж на то пошло, некоторые наши фотосессии куда как более откровенны. У той же ХёМин, кстати...
  
  
 []
  У ХёМин есть довольно откровенные фотосессии.
  
   А про СонЁн и ХёМин уже пишут в серьёзных медиа-каналах. Онни, зацени кусочек:
  
   "...Два новых имени для любителей бельканто, две очаровательные девушки из далёкой и малознакомой нам Южной Кореи - Сонён и Хёмин. Дебютировав менее года назад в первом исполнении одного из самых известных ныне академических вокальных произведений - 'Pie Jesu' своей легендарной соотечественницы Пак ЮнМи - молодые кореянки уверенно заявили о себе как о будущих звёздах мировой классической музыки. Ещё больше интриги их появлению придаёт то, что и Сонён, и Хёмин пришли в классику из эстрады - обе являются в настоящее время участницами популярной в Корее женской танцевальной группы "Корона", как, впрочем, участницей группы является и сама Пак ЮнМи. Явление в современном искусстве совершенно беспрецедентное.
   У Сонён хорошее лирическое сопрано, с уверенным диапазоном в две с половиной октавы. Обращает на себя внимание очень ровное, безупречное легато почти во всём используемом ею интервале звучания. Из недостатков субъективно можно было бы придраться к некоторой обеднённости тембровой окраски в верхней части диапазона, но во всех нами прослушанных партиях, которые исполняла Сонён, этот недостаток практически не ощущается.
   У Хёмин уверенный голосовой диапазон несколько уже и составляет чуть более двух октав. Также можно заметить не очень хорошее (пока!) владение дыханием, неуверенное воспроизведение низких нот и другие недостатки, но дело в том, что молодая артистка никогда ранее не занималась классическим вокалом и только начинает своё профессиональное обучение. Но уже и сейчас специалисты отмечают очень красивую и тёплую тембровую окраску голоса Хёмин.
   Насколько мы располагаем информацией, в ближайшем будущем обе певицы собираются стажироватся в центре мирового оперного искусства - старейшем знаменитом миланском театре Ла Скала. И если учесть, что им протежирует сама великая Пак ЮнМи - можно с уверенностью предсказать, что нас с вами ждёт ещё немало минут потрясающего наслаждения великолепной музыкой!"
  
   (ХёМин, кончай дурить! Хватит изображать из себя несчастную жертву жестокой травли!
   И вообще я кимчхи хочу! У ДжиХён тоже вкусно получается, но я твоего хочу! - прим. КюРи)
  
  
* * *
  
   ...Кимчхи моего ей хочется... Аджжжж, ух как я зла! Сама опустила меня ниже плинтуса, а теперь ещё кимчхи требует! Обидно! Давно с таким треском пари не проигрывала!..
  
   Хотя сама виновата. Уже тысячу раз себе зарок давала никогда не спорить с КюРи. Ну хитрая она, ну такая хитрая! Как хорёк... А я девушка бесхитростная и доверчивая. (Да нууу??!! Вот никогда бы не догадалась! - прим. КюРи). Всегда после спора с ней хожу как дура. (А почему "как"? - прим. ЮнМи). Мелкая! А ну кыш отсюда (очень свирепый смайлик)!! Ща доприкалываешься у меня, поросёнок синеглазый! Рассказать здесь, чем твой спор с РамБо закончился неделю назад?! Или как ты весной месяц свой проигрыш ЁнЭ отрабатывала?! А может быть напомнить, как ты перед самой поездкой сразу нам четверым проиграла?! Сама-то хоть раз у КюРи спор выигрывала?! (Молчу-молчу-молчу-молчу... - прим. ЮнМи). (Я крута! (смайлик) - прим. КюРи). Да не крута ты, а хитрющая и изворотливая! Я ведь помню, как в первый раз с твоей хитропопостью столкнулась много лет назад. Я тогда только-только в группу пришла, решила блеснуть своими кулинарными талантами, и как-то раз вечером пибимпап сделала всем на ужин. Получилось замечательно, все в восторге были, а КюРи, скушав две порции, так расчувствовалась, что мне пообещала тоже что-то хорошее сделать, по моему выбору. Мне в тот момент чего-то ничего в голову не приходило, и, не подумав, я сказала: "До завтра подумать дашь?". Она рукой так щедро взмахнула: "Конечно дам!". А наутро эта прохиндейка заявляет: "Я тебе пообещала только одну вещь сделать. Ты желание тут же и высказала - дать тебе до утра подумать. Я его и исполнила - дала тебе спокойно до утра подумать, как ты попросила. И больше я тебе ничего не должна!". Не, ну как вам?! (И чё? Если тебе папа и мама не объяснили, насколько важно изучать мельчайшие детали договора, приходится этим заниматься твоей верной и опытной подруге (смайлик). Заботишься тут о вас, жизни всех вас учишь, и никакой благодарности в ответ (смайлик)! - прим. КюРи). Так, хватит мне здесь примечания писать!
  
   (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
   {
   (БоРам) - Строго говоря, онни, тут КюРи более права, чем ты. Как там Юночка говорит, "всё, что можно истолковать не в вашу пользу, будет истолковано не в вашу пользу". А на тему деталей, формальных и точных пожеланий лучше всех Ю тогда историю рассказала, помните? Ну, где про ведьму и пураль? Ну, как пришёл один японец к ведьме, заплатил ей много-много денег и попросил сделать так, чтобы у него пураль аж до земли бы доставал. Ну, ведьма колдовала два дня, а на третий день у японца ноги стали всё короче, короче и короче, пока формально его желание не исполнилось.
   (Аноним) - А я думала, в пуралях и Больших Мечтах у нас ИнЧжон главный знаток...
   (ИнЧжон) - Кто-то очень хочет по ушам огрести? С радостью обеспечу!
   (Аноним) - Пуралем?!.. (испуганный смайлик)
   }
   (конец комментариев...)
  
   ...Подумала я и решила, что тереть ничего не буду. КюРи нормально так написала. Только поясню немножко, всё-таки про нашу жизнь внутри группы не так уж часто посторонним известно бывает. Так вот, наш с КюРи спор - событие ни разу не выдающееся, а наоборот, вполне себе ординарное. Забиваемся мы все, часто, везде и с удовольствием. РамБо с Джей вообще по несколько раз в день, старшие пореже, но спорим все. Я бы сказала, пари - важная часть внутренней социальной жизни группы. Ну ещё плюс сложная система взаимных мелких и крупных услуг, поблажек, одолжений, уступок и просто желания сделать человеку приятное или не очень приятное (смайлик). Вот, скажем, тут раньше упоминали, что Юна пятнадцать минут на сон грядущий почёсывала пальчики на ногах у БоРам - процедура, которую РамБо обожает просто до смешного. Как вы думаете, почему Юна это делала? А всё очень просто! БоРам сейчас по просьбе СонЁн рисует её портрет. Договорились, что за это ей четыре дня будут ножки чесать по пятнадцать минут перед сном. Но если массаж ей одинаково приятен что от ЮнМи, что от ИнЧжон, то почесушки она предпочитает от Юны. Говорит, что самый кайф , когда именно Юночка это делает. Ну а чем потом СонЁн с Юной расплачиваться будет, думаю, вам объяснять не надо (смайлик)? Или та же КюРи. Сама умеет прекрасно готовить, но чтобы 'вкусно пожратеньки' (как она говорит) - идёт ко мне (смайлик). Ну а мне не жалко иногда этих вечно голодных проглоток побаловать.
  
  
 []
  БоРам отлично рисует. Это портрет СонЁн её работы.
  
   ...Расскажу ещё о интересных событиях, которые в Милане были. Собственно, событие такое одно было - синьора Бартоли пригласила нас к себе в гости. У неё роскошный дом недалеко от Венеции, так вот, она сначала показала нам город днём, потом мы к ней домой поехали, там типа небольшого приёма было, покушали, пообщались (Юночке с Катериной-переводчицей пришлось усиленно поработать, но ничего, даже не сильно устали), отдохнули, а после посмотрели уже Венецию ночью. Впечатления просто необыкновенные! Особенно от ночной прогулки. Огромная луна, яркие звёзды, которые в каналах отражаются, плеск воды... Отголоски смеха, разговора, плача, заглядываем в тёмные узкие проходы - а там никого нет... Старинные, красивые дома, народу никого нет, и кажется, что ты вместе с городом уже не здесь и не сейчас - вне времени... А потом ещё и лёгкий туман подниматься стал, очертания предметов и зданий стали так причудливо искажаться - я окончательно почувствовала себя персонажем из какой-то старой и таинственной истории. И не скажу, что доброй истории. Как будто город так холодно-равнодушно к нам присматривается тысячей тёмных слепых окон... Я потом с СонЁн поговорила о впечатлениях от ночного города, у неё похожие ощущения были. А ЮнМи подумала и сказала: "Город холодного и недоброго веселья". И это её определение так совпало с тем, что я чувствовала!
  
   Во время прогулки синьора Чечилия рассказала очень много интересного, она прямо лучше профессионального гида была. А завершилось это чудесное путешествие в уютнейшем кафе на площади святого Марка, с видом на собор, в котором мы днём были. Хозяин то ли друг синьоры Бартоли, то ли родственник - в общем, приняли там нас, как самых дорогих гостей. Обалденный кофе - Чечилия посоветовала нам здесь отведать 'каффе кон панно' и коррето, типа, фишка этого кафе. Ну и эти замечательные итальянские десертики-пироженки, тут их называют 'пиккола пастичерия', вкусные-е-е - мммм... (смайлик). И, разумеется, несколько бутылок великолепного вина. ЁнЭ было дёрнулась ЮнМи дискриминировать, но тут мы все за ребёнка заступились. Ну в самом деле, что страшного с ней случится от пары глотков речиото?! Хватит уже так трястись над ней. В общем, всё здорово было. И когда потом все стали упрашивать Юну спеть, она уже вся такая разнеженная была и разомлевшая, что даже ни минуты не капризничала, сразу согласилась. У ЁнЭ на планшете минусовку взяли, на музыкальном центре запустили, СонЁн с Юночкой друг друга приобняли и так красиво "Баркаролу" спели! Ой, сейчас объясню! Здесь, в Венеции, везде не дороги, а каналы. А раз каналы, значит лодки. А раз лодки, то значит и лодочники. Их тут 'гондольерами' называют. Так вот, венецианские лодочники раньше всё время пели (сейчас нет, днём мы в гондолах катались - никто не поёт, все или болтают или молчат как обиженные!). Даже говорят, что в те времена нельзя было гондольером стать, если петь не умеешь. И вот эти их песни называются "Баркарола". Ребёнок наш, как с Италией завязался, однажды вдруг осознал, что куча песен у него есть, а вот баркаролы ни одной нет. Непорядок! И за несколько вечеров была создана ещё одна замечательная вещь для сопрано и меццо. Вы бы видели, что в "Ла скала" творилось, когда Ю с СонЁн её первый раз исполнили (смайлик)! А я пока её исполнять не могу, техника не позволяет. Лисёнок меня подбадривает, говорит, что после курса классического вокала всё изменится. Обещает, что скоро, уже в этом году. Как было бы здорово!
  
   Ну а что после их выступления было, можете сами догадаться. Нет, на кусочки растерзать никто никого не старался, кричать тоже никто не кричал, внешних проявлений восторга было немного, но вот это ощущение, что тебя на пьедестал ставят и обожествляют... Так это здесь в Италии чувствуется! Хозяин склонился перед нашими звёздами, с огромным почтением целует им руку и что-то говорит. Синьора Бартоли улыбается. Ю тоже смеётся и согласно кивает головой хозяину кафе. Катерина переводит - кафе-то, оказывается, старинное, много знаменитых артистов здесь побывало, и на стенах, и на столиках множество резных деревянных и мраморных памятных табличек. Чечилия подозвала нас к маленькому столу почти в самом углу и со смехом показала на резную надпись. "Здесь часто пьёт кофе несравненная Чечилия Бартоли" - переводит нам с итальянского наша Катерина. Юна, до ушей улыбаясь, продолжает: "А на нашем столе тоже будет табличка что-то типа 'здесь в 2019 году несравненная БоРам за один присест съела пирожных больше, чем остальные семь человек'". "Неправда это, не съела я столько!" - обиженно и возмущённо голосит РамБо. Юночка успокаивающе обнимает её и гладит по голове со словами: "Да кушай на здоровье, онни, никто же не считает. До сотни доходят и сбиваются.". Спрашиваю ребёнка: "А какой текст реально хотят написать? Хозяин кафе ведь с тобой о памятной табличке говорил?". ЮнМи ещё раз говорит с хозяином, видимо уточняя, и цитирует: "Стол для синеглазой королевы Пак ЮнМи (реджина дали йоки блю) и её подруг". А синьора Бартоли поясняет: "Отныне ЮнМи и вы с ней можете до конца жизни приходить и бесплатно ужинать в этом кафе за этим столиком". "Здорово, но как же неудобно сюда из Сеула будет добираться", - задумчиво подводит итог своим размышлениям КюРи.
  
   Ну и по традиции нам дали подарки с собой, когда мы покидали кафе. Две корзинки, там пять бутылок великолепнейшего "Речиото делла Вальполичелла", домашний сыр и хлеб, оливки, виноград... А персонально БоРам вручили два здоровенных пакета с пирожными. ДжиХён потом попыталась один пакет у неё отобрать с мотивировкой "онни, милая, у тебя же слипнется всё!", на что БоРам возразила, что уж лучше у неё одной, чем у любимых подруг, и пакет не отдала. Да ладно, вот вернёмся в отель - всё равно ИнЧжон и КюРи её построят и дисциплинируют. Вразумят. Ведь нужно же делиться! Мне так кажется...
  
   А на следующий день вечером Юну пробило на творчество. И довольно невовремя - мы уже в отель вернулись, а всё, что надо - и её комп, и Кинг-Корг - на базе в театре остались. Но ЁнЭ опытнейший стафф, уже можно сказать, матёрый профессионал, она меньше чем за сорок минут разыскала и подогнала ребёнку другой синтезатор, какой-то простенький Касио. ЁнЭ, вот уж кто действительно крута! Хоть на нём неудобно и непривычно для ЮнМи, но работать всё-таки можно. Правда, Юна время от времени шипела сквозь зубы что-то не очень цензурное и каждый раз краем глаза опасливо косилась в мою сторону. Ну а я чего, естественно, делала вид, что ничего неприличного не слышу. Творческий процесс - дело святое, всё оправдывает.
  
   Ой, наверное, надо о синтезаторе отдельно рассказать. Практически все произведения наша девочка сотворила на своём стареньком синтезаторе "Кинг-Корг" с самодельном фанерным днищем. Юночка иногда вспоминает, как уже давно сама лобзиком криво выпилила днище из листа фанеры и потом чёрным лаком пыталась замаскировать наиболее уродливые следы своей деятельности. Этот синтезатор всегда сопровождает Ю на гастролях, точно так же как всегда и везде сопровождает свою хозяйку медведь ИнЧжон. (Кстати, обе с пеной у рта категорически отвергают любые намёки на их сентиментальность и суеверие, и сами обожают немилосердно зубоскалить над якобы 'слабостями' друг друга). А эта фирма, которая 'Корг', себе все ногти обломала в попытках выцарапать у ЮнМи её старый фанерный инструмент, чтобы его в рекламе задействовать - Юна стоит насмерть и категорически отказывается выпускать его из рук. И слышать ничего не хочет (смайлик)! Да, вот такая она бездушная и несентиментальная (смайлик). А кстати, знаете, на какую бешеную сумму он у ЮнМи застрахован? Нам рассказывали, на фирме держат в запасниках несколько штук "Кинг-Коргов" исключительно для Юночки, чтобы при необходимости можно было бы мгновенно отремонтировать её любимый инструмент - такая у них договорённость с 'Коргом', обслуживание и ремонт в обмен на разрешение упоминания иногда её имени в каталогах фирмы. Не прямая реклама, нет - наша принцесса после произошедшей тогда с ней страшной трагедии вообще очень не любит участвовать в показах. Сейчас уговорить её сниматься в рекламе, скажем, туалетной бумаги или какого-нибудь пива или лапши - легче на АйЮ жениться, честное слово! Поэтому всё идёт как бы между прочим, неявно. Например, вот именно эта модель "Кинг-Корга" вроде бы уже снята с производства, но время от времени выпускаются небольшие партии, всего несколько десятков штук, и по совершенно бесстыжей цене - для снобов, которым нужно "чтобы инструмент был, как у самой Пак ЮнМи". А вообще, все, повторю, все фирмы, которые производят синтезаторы, каждую новую модель обязательно присылают Юне для испытаний. Ю добросовесно её тестирует, оценивает звук, удобство пользования, ещё что-то (ну я же не специалист, подробностей не знаю) и потом отправляет подробный отчёт. Наш ребёнок - признанный эксперт мирового уровня.
  
   Прошу прощения, я опять немного в сторону ушла, но мне показалось, что этот рассказ про синтезатор ЮнМи будет вам интересен, мои уважаемые читатели.
  
   ...А сегодня Ю закончила и исполнила эту новую вещь. Исполнила под минусовку в театре, в присутствии синьоры Бартоли и ещё кучи итальянцев. Даже главный дирижёр там был и другое руководство. Композиция называется "Mio cuore" - "Моё сердце". Боже, как же Ю её спела! Я слушала и думала: "Ну сейчас-то уже ни у кого не возникнет вопросов, кто лучшее меццо в Италии, если ЮнМи здесь?!". Потом, уже после того как последняя нота отзвучала, итальянцы не аплодировали, но отовсюду негромко, в четверть голоса такие восклицания пошли: "Ла реджина... Ла реджина...". Королева, значит. Синьора Бартоли Юну обняла, плачет, а ребёнок так довольно в тридцать два зуба улыбается. Оказывается, Ю ей эту вещь подарила. В смысле, не имущественные права на произведение, их Юночка очень редко когда отдаёт, а как бы бессрочные права на использование, то есть синьора Чечилия может в любое время и везде исполнять эту чудесную вещь. Что-то типа лицензии, попозже точней у ЁнЭ надо будет узнать.
   Лисёнок, ты же потом транспонируешь композицию на пол-октавы вверх для нас с СонЁн?! Мы тоже хотим её исполнять! Я, конечно, ещё долго не смогу такую вещь спеть, пока для меня слишком сложно, но в будущем вдруг смогу?! Пожа-а-алуйста! (три просительных смайлика)
  
   ...
  
   ...Вечером покидаем Милан. Замыкаем большое кольцо по Италии и возвращаемся в Рим. Там будет эстрадное выступление, получается, уже третье по счёту. А ещё через несколько дней наши итальянские гастроли заканчиваются и мы улетаем обратно в Корею...
  
  
* * *
  
   ...И вот мы опять в пансионе синьоры Данизи. Можно сказать, домой вернулись. Смейтесь-смейтесь, но синьора Катерина всегда так нам рада, всегда настолько тепло к нам относится, что начинаешь чувствовать себя как путешественник, вернувшийся к родным после долгой разлуки. Синьора, после того, как всех после приезда обняла и расцеловала (здесь это не фамилярнось и не панибратство, а вполне допустимо. Даже Ю хоть и морщится недовольно, но терпит), и стала готовить вечерний банкет в честь нашего возвращения. Я взяла ЮнМи с собой (чтобы переводила) и тоже в кухню спустилась, взять у Катерины несколько рецептов и поделиться своими. Такая душевная компания образовалась! Синьора Данизи с двумя своими помощницами, я с ребёнком, чуть позже пришла ДжиХён, тоже помочь и познакомиться поближе с итальянской кухней. Затем, через полчаса заявилась КюРи, непонятно зачем, но наша хозяйка встретила её как родную. Катерина вообще как-то всё время старается КюРи опекать, они очень сблизились после того, как синьора Данизи за ней поухаживала после болезни, когда мы только-только в Италию прилетели. Ну а вслед за КюРи на кухню зарулила РамБо, вот кто бы сомневался. Как обычно, скосплеила деликатного, застенчивого, но очень голодного ребёнка, и, как обычно, никто из итальянок не устоял. Вот который год удивляюсь и не могу понять, как в ней вся эта еда помещается?!
  
   В общем, очень душевно посидели, пообщались, обменялись кучей рецептов, напробовались всего. У Джей весьма удачно получились несколько видов панчхана - котджори и мучхе она на скорую руку сделала, это кимчхи без засола и салатик из дайкона в кислом соусе с красным перцем. Удачно на этот раз - ДжиХён всегда всех предупреждает, что готовить она любит, но результат не гарантирует и ответственности за него не несёт. ЮнМи, правда, через час нашего тёплого общения немного утомилась, интенсивно работая переводчиком, заскучала и загрустила. Но с ней в этом плане работать легко и просто. Вкусная пища быстро примиряет с действительностью даже самых мрачных индивидуумов, не говоря уже о ЮнМи. Должна сказать, что итальянская кухня, похоже, сейчас уже по душе нам всем, не только Юне и нашим штатным обжоркам. Здесь за столом даёт слабину даже железная воля и самодисциплина СонЁн (да что там железная! титановая! кевларовая! адамантитовая!).
  
   Прошёл наш завершающий концерт в Риме. Гастроли закончены! У-р-р-а-а! Мансе-е! Мансе-е! Долой вокалистскую диету! Да здравствует перец и шоколад!
  
   Решила подробно здесь римский концерт не описывать, смысла нет. Когда вернёмся в Корею, хочу отдельно все три эстрадных итальянских выступления в деталях проанализировать. Отдельным файлом потом наберу, как только время найдётся и руки дойдут. Ну и когда ЮнМи, фигурально говоря, пинка даст. А вкратце - в Риме нас приняли теплее, чем в Милане, но сдержанней, чем в Неаполе. Успех несомненный, но... Мне хотелось бы большего! (смайлик) Из новых вещей ЁнБэ исполнил "Ариведерчи, Рома", песня, ну, слащавая такая на мой вкус. Но отреагировали итальянцы на неё очень-очень тепло. Вообще кажется, что львиную долю успеха гастролей в Италии забрали себе парни. Их тут носят на руках, они собирают толпы поклонниц и поклонников (да, и поклонников! ЮнМи объяснила, что в Италии очень ценят традиции именно мужского пения, поэтому так хорошо зашла и "Санта Лючия", и другие песни, стилизованные под народные итальянские). А нам от этой огромной пиццы почти ничего не досталось! (грустный смайлик) "Корона" не при делах. Одна "Феличита" для БоРам - не в счёт. Юна, я (зачёркнуто) мы чувствуем себя ограбленными!
  
   Упс... С тем, что всё закончилось, я поторопилась. Сейчас пришёл наш кунчан-ним ЧонХан и сообщил, что у нас приглашение на приём в посольстве. В нашем, корейском, и приглашение от атташе по культуре и образованию. Потом передал Юне личную просьбу посла, не найдётся ли у нас возможность исполнить "Грозу"? Довольно своеобразная просьба, мало кто про эту нашу вещь знает. Публично мы это произведение не исполняли, в сеть оно тоже не выкладывалось, поэтому и мало кто знает. ЮнМи, по-моему, написала эту песню в порядке эксперимента, новое звучание пробовала. Там даже партии по голосам не расписаны, наша чистая импровизация идёт.
  
   - ...Мы-то исполнить можем, но ведь там два чангу и каягым задействованы, - озадаченно отвечает Юна на вопрос ЧонХана, - кунчан-ним, вы уверены, что в Риме хоть один чангу имеется? Чего-то сомнения меня одолевают...
   - А без них никак нельзя обойтись?
   - Ну, по идее, можно барабаны в минусовку кинуть. Но вот каягым...
   - А если фонограмму на партию каягыма тоже?
   - Так давайте тогда и все мы тоже под фанеру исполнять будем! ЧонХан-сии, я халтурить не желаю и никому не дам!
   - Менеджер ЁнЭ, менеджер Ким, на вас вся надежда! - говорит ЧонХан-сии.
   - Мы будем очень стараться, господин кунчан-ним! - хором отвечают менеджеры.
  
   ...
  
   ...Поймав один лишь ей слышный маркер в фонограмме, Ю начинает большими пальцами обеих рук теребить самую басовую струну каягыма, рождая будоражащий, гипнотический ритм. Через несколько тактов Юна добавляет к низкому рокоту басов отрывистую россыпь звонкого стакатто - как хлёсткие капли начинающегося дождя. Набрала силу и полетела мелодия, одновременно и стремительная, и напевно-плавная. Ю сидит за инструментом, собранная и сосредоточенная, спинка жёсткая, лицо неподвижное, лишь проворно летают кисти над струнами. И как всегда в моменты сильной концентрации, ребёнок чуть-чуть высовывает между губами кончик языка...
  
   - ...Ня! Ня-ня-ня! Ня-ня! Ня-ня! - хрустальным колокольчиком начинает бэк-вокал ДжиХён. Пикантно-резковатый голос БоРам, высокое сопрано КюРи... И конечно глуховатое контральто ИнЧжон. Свободная импровизация, каждый раз исполнение звучит немного по-другому. А наши менеджеры - супер! Нашли всё-таки каягым для сегоднешнего выступления. Менеджер Ким нашёл. ЁнЭ расстроилась даже, он на десять минут её опередил, позвонил нужному человеку. Я уверена, что это был единственный каягым в Риме, иначе ЁнЭ тоже бы достала. А вот чангу они ни одного не отыскали...
  
   - ... Ветер, ветер над песками! - серебром повела основную тему СонЁн. Переплетаю свой голос с нашей главной вокалисткой то на терцию выше, то ниже темы. Бэк-вокалистки как будто тёплыми ладошками поддерживают нас. Плохо, что нет чангу, хотя бы одного...
  
   ...Летит, летит, не замечая препятствий, стремительный ритм, завораживая слушателей, заставляя их на несколько минут забыть о делах и раствориться в мелодии... Равнодушных в зале я не вижу. Замечаю, как у некоторых рефлекторно начинает срабатывать мелкая моторика рук. Юна говорит, что для этой песни лучше всего подходит именно камерное исполнение, типа как здесь, в зале. Выходим на кульминацию. Ёксоль, как же не хватает чангу! Ударные в фонограмме - гадость и зло.
  
   ...
  
   - ...Простить досадные недоразумения, омрачившие ваше пребывание, госпожа Пак Сон Ён, в прекрасной и гостеприимной Италии, и просить вас принять этот скромный сувенир... - местный переводчик здесь, в небольшой комнатке посольства, просто великолепен. Парень, по виду наш ровесник, и явно наш соотечественник. Переводя, старается сохранить все интонации говорящего. 'Госпожа Пак Сон Ён' - это я. Так звучит моё настоящее, не сценическое имя. А говорит эту официально-бесстрастную речь не кто иной, как синьор Андреа. Тот самый, из Неаполя! И он, и синьор Джузеппе сегодня в числе гостей на приёме, организованном нашим атташе по культуре и образованию. Синьора Джузеппе я узнала сразу, хорошо его запомнила, когда в его поместье были, а синьора Андреа нам БоРам показала. Ещё и в бок толкнула, чтобы внимание на него обратили. Юночка с ними молча вежливо раскланялась, а я сразу вспомнила, что РамБо про глаза синьора Андреа рассказывала - действительно, такой тяжёлый, давящий взгляд у него!
  
   ...Минут через сорок после нашего импровизированного выступления кунчан-ним ЧонХан-сии безжалостно оторвал меня с ЮнМи от фуршетных столиков и отвёл в небольшую переговорную неподалёку. Там уже были наш культурно-образовательный атташе с переводчиком, синьор Андреа с ещё одним средних лет итальянцем, наверное, своим помощником или секретарём, и какой-то важно выглядящий чиновник тоже с секретарём. Мне кажется, что чиновника я уже раньше где-то встречала, но не уверена, всё-таки пока вегугинов я плохо отличаю друг от друга. (Онни, да это же наш куратор из Ватикана был! Он же и вначале нас встречал, и когда у Папы аудиенция была, и ещё пару раз с нами общался! - прим. ЮнМи). Ой, точно! Просто мы его до этого всегда в церковном облачении видели, а здесь он в светском костюме был.
  
   ...Помощник синьора Андреа, улыбаясь приветливо и с достоинством, вручает мне красивый пакет. - ХёМин, вскрывай его сразу, - негромко советует Юна, - у вегугинов принято подарки смотреть сразу, не откладывая.
  
   Холь! Сняв обёртку, обнаруживаю фирменную коробку с фотоаппаратом. Nikon DSLR, 46 мегапикселей, профи, дэба-а-ак... Фигасе! Царский подарок! Прелесть какая! И ещё у меня тот, который в Академии подарили... РамБо, как этот увидит, наверняка начнёт намекать, что было бы неплохо, если я с ней поделюсь фотиками. Мол, мне два подарили, а ей ни одного, и несправедливо это! Ладно, посмотрим на её поведение после.
  
   А тут ещё одна маленькая коробочка. А в ней ... карточка памяти для фотоаппарата. Явно не новая, уже пользованная, что ж они так? Зачем?
   - Ух ты! Онни, это из твоего старого фотика, который украли у тебя тогда в Риме, помнишь? - ЮнМи бесцеремонно перебивает переводчика, начавшего было переводить сопроводительную речь синьора Андреа. Строго на неё посмотрев, взглядом напоминаю ей о необходимости соблюдения правил приличия, а сама с максимальным почтением кланяюсь и искренне благодарю вегугинов. Сегодня прямо праздник какой-то! Особенно я рада вновь обретённой флешке со старой камеры, у меня там столько чудесных кадров, которые я считала уже безвозвратно утраченными.
  
   ...А Юночке передали подарок, который она тогда в поместье синьора Джузеппе демонстративно оставила, и добавили ещё одну маленькую коробочку. В большой, как я и думала, ожерелье, а в маленькой - серьги с сапфирами. Красивые-е-е... Ю, как и собиралась раньше, сначала решила покапризничать и повыкаблучиваться. Губы сухо поджала, попыталась оскорблённый вид изобразить и вообще, мол, кто вы все такие тут?! Но атташе на неё строго посмотрел, кашлянул так со значением, и кунчан-ним ЧонХан-сии без всякой почтительности ей сказал: "ЮнМи, кончай выделываться". Юна с синьором Андреа секунды четыре мерялись взглядами, а потом одновременно рассмеялись. Точнее, Ю рассмеялась, а итальянец улыбнулся. По-доброму так, и сразу стал похож на строгого харабоджи, который ну никак не может сердиться на свою любимую внучку. Ну, вид у него такой был. Потом ещё минутку они о чём-то по-итальянски поговорили, кажется, синьор Андреа её о чём-то спрашивал, и на этом встреча закончилась. Раскланялись, положенные слова сказали и вернулись к фуршету.
  
   (...комментарии к рабочему docx-файлу ХёМин в этом месте):
   {
   (ЮнМи) - Итак, братцы-кролики, точнее, сестрички-крольчички, вопрос вам хочу задать. Синьор Андреа в конце нашей с ним беседы на приёме в посольстве меня спросил, понравилось ли мне "Греко ди туфо" и домашний сыр, которые он мне в подарок прислал. А я в ответ только глазками хлопала, потому что ни того, ни другого не видела и не попробовала. Вы ничего не хотите мне сказать по этому поводу?
   ...
   (ЮнМи) - Так... У всех внезапно важные дела образовались, все делают вид, что не понимают. Ладно, спрошу по-другому. КТО СОЖРАЛ МОЮ ДОЛЮ ВИНА И СЫРА?!
   (ДжиХён) - Я не знаю, я не в курсе. Я только свою долю.
   (БоРам) - Это не я!
   (ХёМин) - А кто? ЁнЭ, что ли?!
   (Аноним) - БоРам это! БоРам!
   (КюРи) - Как лидер группы, со всей ответственностью заявляю, что это преступление не останется безнаказанным (смайлик)! БоРам, как тебе не стыдно (смайлик)?!
   (БоРам) - (возмущённый смайлик) Не, ну ваще беспредел! КюРи, ты же сама последнюю бутылку открывала! А сыр последний кусо.......
   (БоРам) - Отдай планше......
   (БоРам) - Юн...... они мне планш........ не даю........
   (ЮнМи) - Да всё равно правду узнаю, лучше сразу признавайтесь!
   (КюРи) - И вообще, рано тебе ещё вино пить, до совершеннолетия сначала дотерпи.
   (ХёМин) - Да и было-то там его, этого вина... Только понюхать всем и хватило.
   (ЮнМи) - Ну ладно вино, но сыр-то?! Тоже скажете, только понюхать хватило?! Весь вынюхали?!!
   (Аноним) - А тебе сыр вредно. Ты и так толстая! (вредный смайлик)
   (ЮнМи) - Чё-ё-ё?!! Я-я толстая-я?!! Да загрызу ща!!!
   (ДжиХён) - Укусит! Укусит!
   (КюРи) - А-а-ай! СонЁн, на помощь! Она нас съест вместо сыра!
   (ХёМин) - СонЁн, спасай нас! Ребёнок нас покусать хочет! (смайлик)
   (ЮнМи) - Онни, они меня толстой назвали!! Загрызу!!!
   (СонЁн) - Да ладно вам... Малыш, не кусай их сейчас, хорошо? Скоро ужинать будем, а ты аппетит себе перебьёшь (смайлик).
   (ХёМин) - Юночка, не надо меня кусать, давай лучше я что-нибудь вкусненькое тебе приготовлю? (смайлик)
   (Аноним) - (хохочущий смайлик) А если будешь нас кусать, ещё толще станешь!
   (ЮнМи) - (мстительный смайлик) Ах, та-ак?! Ладно-ладно... Говорите, диета вокалистская у нас закончилась? Это вам только показалось! Завтра надо будет с врачом потолковать, по-моему три месяца без кимчхи и вообще без острого нам только на пользу пойдут!
   (БоРам) - О нееет!! Только не это!!! Меня-то за что??!!
   (КюРи) - Ужас-ужас-ужас! Мы разбудили ЗВЕРЯ!
   (Аноним) - Зверёныша! (смайлик)
   (ХёМин) - Няяя! Миленький какой зверёныш, няяя! Только очень злой почему-то (смайлик)
   (КюРи) - И рычит!
   (Аноним) - Злой синеглазый поросёнок? (смайлик)
   (ХёМин) - Рыженький, мохнатенький... Это же наш лисёнок!
   (КюРи) - СонЁн, на помощь! В младшенькой зверь проснулся. Его потискать надо!
   (СонЁн) - Не будите зверя в ЮнМи! Он и так не высыпается!
   (ИнЧжон) - Ну вы совсем мелкую затюкали! Иди ко мне, радость моя. Я тебе спинку помассирую...
   (СонЁн) - А я сейчас нашу девочку расчешу, щёточкой разглажу, и станет нашему малышу совсем хорошо... (смайлик)
   (ИнЧжон) - Ю, вот только "три месяца без кимчхи", не надо этого, а? Договорились?
   }
   (конец комментариев...)
  
  
 []
  Ю, прости нас! И не надо "три месяца без кимчхи", ладно?
  
  
  
* * *
  
   ...Вот и всё... Башни белоснежных облаков и море в просветах между ними подо мной в иллюминаторе самолёта... Летим домой, в Корею. До свидания, Италия. Не 'прощай', а именно 'до свидания'. Скоро ты встретишь нас вновь - кого-то через месяц, кого-то позже. Новые совместные проекты, Ла Скала, курсы, тренинги, концерты, выступления, киносъёмки... И дома тоже на боку лежать не придётся. Какое-то странное настроение - светло-грустное. Вроде бы всё прекрасно, всё замечательно, но отчего-то хочется плакать. Эмоциональная перегрузка, говорит СонЁн. Слишком много впечатлений, запредельно много нового и непривычного. И эмоций тоже. Да что говорить, раньше за несколько лет устоявшейся жизни в группе я не получала их столько, сколько получила сейчас, за неполный месяц гастролей...
  
   Подруги потихоньку готовятся к долгому-долгому перелёту, все сообразно своим привычкам и предпочтениям. ИнЧжон проще всего. Сейчас она немного послушает музыку, а потом, удобно устроившись под пледом у окошка, мирно продрыхнет всю дорогу, может быть один или два раза проснувшись ради перекуса. Очень полезное у неё умение крепко засыпать в любом месте и в любое время. А КюРи в кресле рядом с ней намерена обстоятельно и хорошо позаниматься - достала ноутбук, наушники и два бумажных блокнота для записей. Привычный английский, а сейчас ещё начала курс итальянского языка. Я тоже подготовила в дорогу оба курса, но ими займусь попозже, не сию минуту. Сейчас неохота, дорога длинная, будет ещё время.
  
   СонЁн, в соседнем кресле рядом с моим, колеблется между вязанием и планшетом. Наконец, с лёгким вздохом она убирает недовязанный свитерок обратно в свой любимый фиолетовый рюкзачок. А БоРам... Ой, интересно, а что это БоРам задумала?!
  
   РамБо тем временем, подойдя к ряду, который занимают ЁнЭ с ребёнком (как раз за нашим), жестами просит ЮнМи выбраться со своего места у иллюминатора к ней поближе. Дождавшись, когда та переберётся через соседку и вылезет в проход, БоРам, одной рукой обняв её за шею и вынудив наклониться, начинает что-то шептать ей на ухо. Мне видно, как при этом щёчки у малорослой чуть-чуть розовеют. Юна, сменив заинтригованное выражение лица на иронично-насмешливое, тем не менее покладисто идёт с БоРам ближе к хвосту самолёта, где сидят парни из "Bang-Bang". Мы с СонЁн, не сговариваясь, высовываемся в проход, чтобы лучше видеть происходящее. Интересно же! А там РамБо с принцессой останавливаются около кресла СыХона и Юночка что-то СыХону говорит. Рассмеявшись, парень встаёт, и БоРам садится на его место рядом с ЁнБэ. Ну малорослая, ну даёт! Всё-таки догнала и настигла жертву, а сейчас что, добивать будет (смайлик)? Отсюда нам достаточно хорошо видно и выражение отчаянной решимости на её лице, преизрядно разбавленное паникой, и уже добравшаяся до ушей предательская краснота, и так же порозовевший и немного смущённый ЁнБэ. А ЮнМи конвоирует СыХона к изначальному месту БоРам рядом с Джей и там довольно громко распоряжается: "СыХон-оппа, я очень прошу вас провести с нашей ДжиХён небольшой тренинг для улучшения её навыков кроссджендерной коммуникативности. Часика на два-три, хорошо?". О как завернула! Хм-м, 'кроссджендерная коммуникативность', это что? Тьфу, да это просто Джей с парнями пообщаться потренируют! СыХон, довольно скалясь, усаживается в кресло, а ДжиХён присоединяется третим мембером к клубу краснощёких. С удовлетворённым видом ЮнМи возвращается на своё место у окна.
  
   (...через два с лишним часа...)
  
   ...СонЁн догрызает яблоко. Не торопясь, тщательно и скурпулёзно съедает всё, что представляет хоть какую-то пищевую ценность. С выбрасыванием огрызка потом можно не заморачиваться - не остаётся практически ничего. Вчера после банкета СонЁн зачем-то встала на весы. Увидя результат, ужаснулась, разохалась, впала в панику, воззвала к небесам ("всё пропало, всё пропало, какой кошмар, боже мой, что мне делать, что мне делать?!"), и с сегодняшнего дня уселась на диету. Несколько яблок и водичка - вот всё, что она себе позволяет. А свою долю итальянских вкусняшек, которыми, не слушая никаких возражений, щедро снабдила нас в дорогу наша заботливая хозяйка синьора Данизи, СонЁн, буквально отрывая от сердца, завещала БоРам.
  
   - ... Хочешь поговорить о чём-то, онни? - улыбается мне СонЁн, опустив руки с вязанием на колени.
   - Хочу, онни. Хочу о серьёзных вещах с тобой пошептаться, пока и время есть, и обстановка располагает, - я поудобней устраиваюсть в кресле, повернувшись к подруге.
   - Я даже догадываюсь, о чём речь пойдёт, - по-прежнему тепло улыбается мне наша 'мамочка', - слушаю тебя внимательно, ХёМин. Давай смелее, онни!
   - Ну, первый вопрос... Самый интересный, наверное. Даже не к тебе, а к твоей потрясающей интуиции. СонЁн, а что ты думаешь о нашем будущем? Смотри, у всех нас скоро закрываются контракты. Заканчивается целый кусок нашей жизни, правда ведь? Ушло детство, уходит юность и молодость, всё опять резко переменится, другие интересы, новые планы... Да хотя бы здесь, в Италии, столько всего нам упало! Нас с тобой судьба явно толкает к переходу на классический вокал, а тут ещё планы на кинематограф, на европейские и даже американские поездки, да вообще... И дома тоже масса нового вроде бы... Я пробовала рационально всё продумать и разобрать, но пока слишком много неопределённости для вдумчивого анализа. А вот твоё предвидение что говорит?
  
   Лицо СонЁн на пару минут становится отрешённым, она уходит в себя. Отмерев затем, 'мамочка' опять улыбается уголками рта:
  
   - Очень интересные ощущения у меня, онни! Знаешь, что мне напоминает? Вот помнишь, как КюРи нас как-то раз всех вытащила с парашютом прыгнуть затяжным прыжком? Вот чем-то мне всё это второй мой прыжок напомнило, точнее, ощущение похожие.
   - Чё, всё так плохо?! - пугаюсь я. И видя непонимание на лице подруги, поясняю:
   - Мне тогда не понравилось. И я мало что запомнила. Помню, Джей во время прыжка верещала так, что её инструктор, несмотря на защитный шлем, потом всё жаловался на звон в левом ухе. И как ЁнЭ после плохо было и её тошнило полчаса.
   - А мне тогда очень понравилось.
   - Это вы с КюРи отмороженные. Даже ИнЧжон с ЮнМи, уж на что безбашенные и на всю голову агданутые, и то второй раз прыгать не стали. Только ты и КюРи. Наркоманки вы наши адреналиновые.
   - Наркоманка адреналиновая только КюРи у нас. Я - нет, - улыбается СонЁн, - просто так сумасшедше понравилось это вот чувство полёта! Непередаваемое ощущение, слов нет! Знаешь, когда целую минуту до раскрытия парашюта падаешь ... нигде больше такого кайфа не испытывала! Ветер бешеный, в лицо бьёт, даже вздохнуть тяжело, руку у рта держу, чтобы не задохнуться, а в глаза - горизонт на полмира, и солнце, огромное такое... И весь мир - твой! Веришь или нет, я тогда себя этим ветром почувствовала... Безграничная свобода и мир под тобой - бери!
   - Вкусно рассказываешь! Глядишь, и уговоришь ещё разок попробовать, - отдаю я должное рекламным талантам СонЁн.
   - Обязательно попробуешь! Я тоже только со второго раза распробовала, - тихонько смеётся подруга, - а по поводу моих ощущений нашего будущего... Ещё с одним моментом сравню. Помнишь, как несколько лет назад мы, еле дождавшись, пока откроются двери нашего фургончика, со стоянки ликующей толпой летели в "FAN"? Группа тогда в первый раз в топ-100 вышла, ЮнМи нам позвонила, объявила эту новость и потребовала всё бросать и бегом в агентство бежать.
  
  
 []
  Мы вместе
  
   - Такое фиг забудешь! -улыбаюсь я воспоминаниям, - мы тогда действительно летели, ног под собой не чуя! Мне казалось, я от ликования не по асфальту шла, а над ним, по воздуху!
   - И эта песня, которую Юночка тогда написала... - СонЁн наклоняется ко мне и вполголоса начинает напевать. Со второй строки присоединяюсь к ней и тихо подпеваю:
  
   Мы вместе
   Идем, распеваем хорошие песни,
   По жизни -
   И в мире нет смерти, и времени нет.
  
   Когда поём последнюю строку, осознаём, что поющих уже трое. Сзади мы слышим ещё один голос. Не сговариваясь, одновременно с СонЁн заглядываем в щель между креслами. Круто! ЮнМи, не открывая глаз, самозабвенно вторит нам, тоненьким голоском выводя одну лишь мелодию без слов. Самое прикольное, что она спит, и просыпаться явно не собирается! Не слыша более наших голосов, Юна тоже замолкает и начинает беспокойно возиться, недовольно подёргивая носом. ЁнЭ, с осуждением кинув взгляд в нашу сторону, поправляет на ней плед и легонько гладит по голове, чтобы успокоить. Изо всех сил мы пытаемся сдержать хохот и откидываемся на свои места.
   - Нет, всё-таки малыш у нас - это что-то уникальное! - переводя дыхание, еле слышно говорит СонЁн, всё ещё не в состоянии до конца задавить смех, - КюРи умеет спать с открытыми глазами, ты, онни, часто во сне разговариваешь, но вот во сне петь - это в мире, наверное, только наш малыш способен!
  
   Смотрим друг на друга и опять, не выдержав, начинаем смеяться. Стараемся делать это тихо, чтобы не разбудить ребёнка. Отсмеявшись, возвращаюсь к своему вопросу:
   - Значит, будут продлевать контракт для "Короны"?
   - Совершенно необязательно, - слегка удивлённо смотрит на меня СонЁн.
   - Мне показалось, ты говорила, что мы вместе будем к новым успехам идти, нет? - огорчённо спрашиваю я, - а 'мы', значит, 'Корона'...
   - Наоборот, онни, - улыбается СонЁн, - 'Корона' для нас, а не мы для 'Короны'. Я вообще считаю, что для нас самое лучшее будет не продлевать контракт, а закончить историю "Короны" в ближайшем будущем, на самом пике славы и популярности группы. Представляешь, как здорово будет красиво уйти в легенду! - подруга мечтательно прищуривается.
   - Ну, так-то звучит очень неплохо, - соглашаюсь я, - ну а потом? Что будет с нами? Ты думаешь, мы останемся вместе?
   - Конечно. Куда ж мы денемся? Знаешь, онни, мне кажется, мы ещё очень-очень долго будем связаны друг с другом, - медленно говорит СонЁн, отрешённо глядя куда-то мимо меня, - уже восемь лет друг для друга мы куда больше, чем просто коллеги. Связаны так близко, что можно сказать, стали почти родственниками.
   - Да уж, верно ты подметила, - усмехаюсь я в ответ, - можно даже слово "почти" убрать. Я со своими родными куда меньше времени провожу, чем с вами. Сёстры не сёстры, но очень похоже.
   - И дальше так же будет, я предчувствую. Мы не разлетимся и не потеряем друг друга. Будет у каждой своя жизнь, свои планы, но всегда мы будем чувствовать рядом тёплое присутствие и поддержку остальных... Ты, кстати, сама об этом написала, когда про свои переживания во время миланского выступления рассказывала.
   - Ага! Кому-то крепкое плечо понадобится, кому-то - жилетка, чтобы поплакать, а кому-то 'вкусно пожратеньки' или чтобы обозвали дурой и вправили мозги на место.
   - А кому-то всё сразу! - смеётся СонЁн, - так что, онни, 'мы' - это надолго, не беспокойся!
   - А Юночка? С нами?
   - Это мы с ней, а не она с нами, - поправляет меня СонЁн, - Ю нас никогда не бросит. Уже сейчас она всех под опеку взяла, сама же видишь... А через несколько лет, когда ещё повзрослеет чуток... Будем мы приближёнными новой королевы.
   - Типа, фрейлинами?
   - Ага, типа фрейлинами! А ты что, против этого?
   - Вот уж нет! Это же какой дурой надо быть, чтобы от таких возможностей добровольно отказаться?! А у нас в группе таких дур отродясь не было!
   - Нам всем всего с избытком хватит. И вокала, и хорео, и кино... Джей и РамБо хотят себя на сцене попробовать, особенно малорослая. Ну у неё же постоянно мама как пример перед глазами стоит. КюРи тоже не может решить, за что в первую очередь хвататься, глаза у неё разбегаются... Так что весёлую жизнь нам малыш готовит, - с предвкушением улыбается СонЁн.
   - Вот пройдёт несколько лет, Юна повзрослеет, станет королевой, и уже больше не позволит себя малышом называть, как ты привыкла, - подкалываю я подругу.
   - Она на всю жизнь для меня малышом останется, - спокойно отвечает СонЁн, - и 'мелкой' для ИнЧжон. Может быть, и 'ребёнком' для тебя. Кстати, она не сильно-то и возражает.
   - Ну ещё бы! Не хватало ещё чтобы она ТЕБЕ возражала! - хихикаю я. На лице подруги ненадолго появляется так хорошо знакомая нам доброжелательная и мудрая улыбка.
   - Кстати, онни, а почему ЁнЭ сегодня с утра такая ... взъерошенная? Я привыкла, что она всегда спокойная, как удав, а тут... Смотрит на всех как-то странно , а на ребёнка вообще с опаской косится. У них с Юной произошло что-то, ты не знаешь? Ой, а чего ты развеселилась так?
  
   СонЁн, почти неслышно, но заразительно смеясь, рукой пригибает меня поближе к себе и жарко шепчет на ухо:
   - Знаю. Только ш-ш-ш ... тихо, не говори никому. Когда они утром с Юночкой собирались, из-за чего-то там сильно заспорили, ну Ю ей и выдала, что ЁнЭ чересчур много с ней возится, что ЁнЭ из-за неё 'засиделась в девках', как она выразилась, что у ЁнЭ явный недотр... в общем, недолюбленность и недостаток мужского внимания, и из-за этого гормональные выплески, и что поскольку она, Юночка, в этих проблемах ЁнЭ косвенным образом виновата, то вплотную этим займётся, как только в Корею прилетим. А потом припечатала, что не позже чем через полгода замуж её выдаст. Представляешь? Бедная ЁнЭ в полной панике была, ко мне с такой скоростью рванула, что тапки на ходу потеряла!
   - А чего она в панику-то впала? - не понимаю я, - она же вроде никогда не была против замуж выйти и семью создать? Наоборот, уже несколько раз сама говорила, что детей хочет.
   - Да просто очень внезапно Ю на неё наехала. Ты же знаешь нашего малыша, она обожает напролом идти. Наверняка в предыдущей жизни Юночка носорогом была. Вот бедная ЁнЭ очередной раз под неё и угодила.
   - И как ты её успокаивала?
   - Да никак, - пожимает плечами СонЁн, - посоветовать что-нибудь насчёт замужества, свадьбы и семейной жизни? Так у нас у всех опыта никакого. Сказала ей, что от выхода замуж ещё почти никто не умирал, что Ю ей добра и счастья желает и рука у неё лёгкая, и что если уж попала ей под руку - надо смириться, расслабиться и попытаться получить удовольствие. Ну на самом деле, много ли у малыша неудачных проектов? Я так навскидку ни одного не припомню. Так вот и говорю ЁнЭ, мол, почему же твоё замужество вдруг должно стать неудачным, если сама Юночка к нему руку приложит? ЁнЭ мозги включила, прикинула, да и успокоилась немного.
   - Эх, меня бы кто замуж выдал! - с нарочитой грустью говорю я.
   - А тебе что, помощь здесь вдруг понадобилась? - скептически оценивает мои потуги на печаль подруга.
   - Помощь не помощь... Время подгоняет уже. Карьера - это замечательно, но я родить тоже хочу, пока ещё относительно молодая, - уже серьёзно делюсь я с СонЁн.
   - Да кто ж тебе мешает? - по-прежнему не понимает моей озабоченности СонЁн, - до конца контракта осталось считанные дни, перспективы сказочные, сама красавица и умница, всё идёт отлично, так устраивай личную жизнь на здоровье! Нужно будет, все с радостью тебе поможем, ты только скажи! Кстати, я и сама думаю родить годика через полтора.
   - Ты-ы?! Но ведь... - резко осекаюсь и мысленно бью себя по губам. Не хочу затрагивать болезненную для подруги тему детей и родов. У СонЁн очень серьёзные нелады с женским здоровьем. Проблемы с зачатием и вынашиванием. Больше года назад из-за этого её бросил человек, которого она любила. Старая история... Её тогда ЮнМи спасла, буквально с того света вытащила. Как обычно грубо, без всякой деликатности, но спасла...
   - Хочешь напомнить о моих медицинских проблемах, онни? - душевно улыбается мне СонЁн, - так их уже нет! Ты же сама писала про то, как мне юночкину кровь перелили. Так вот, после этого у меня не только воспаления прошли и голос улучшился. Перед поездкой я в двух клиниках проверилась, в своей старой и во второй для гарантии, и оказалось, что и эндометриоз почти исчез, и спайки рассосались, представляешь?! И там, и там врачи говорят, что вполне фертильна, забеременею и рожу, как миленькая!
   - Ой, онни, как же я за тебя рада! И молчала! И не говорила ничего, противная, негодяйка такая-сякая! - обнимаю и целую подругу.
   - Сглазить боюсь, тьфу-тьфу-тьфу! - суеверно отвечает мне та.
   - Так, раз у тебя уже дети в ближайших планах, значит и свадьба на подходе. И кто он? Ну-ка, ну-ка, давай-ка, онни, вот с этого места поподробней.
   СонЁн, не отвечая, избегает встречаться со мной взглядом.
   - Что?! Вот только не говори мне, что ты опять с этим ... с бывшим своим спуталась!
   СонЁн чуть-чуть краснеет и по-прежнему молчит, подтверждая тем самым мои худшие подозрения.
   - Ну подруга, ну ты даёшь! Опять решила по старым граблям прогуляться?!
   - Он ... пришёл ко мне, несчастный такой... На коленях от двери полз... Умолял простить ... умолял хоть один шанс ему дать... - сбивчиво лепечет СонЁн.
   - И ты тут же разомлела-размякла, рассиропилась вся и мгновенно забыла, как он тебя тогда предал! Простила и грехи ему все отпустила! Нельзя же так, онни! Он ведь тогда тебя бросил и снова может бросить!
   - Он не сам от меня тогда отказался, его семья заставила! Он хороший, только слабовольный немножко! - бросается на защиту своего приятеля подруга.
   - Аджжж! Единожды предавший предаст и дважды!
   - Нет! Не говори так о нём!
   - Ладно, не сейчас. Потом с тобой обязательно на эту тему ещё переговорим. Ребёнок хоть знает?
   - Нет-нет-нет! Пока она не знает ничего, и ты не вздумай ей рассказывать! - испуганно машет на меня ладошками СонЁн, - Юночка тогда пообещала с него живого кожу снять!
   - Она пообещала с него не 'кожу снять', а 'шкуру заживо ободрать', если уж точно вспоминать. Ну, покалечить она его не покалечит, но море неприятностей Ю ему обязательно устроит, и ты его не защитишь. Даже не представляю, как ты с ней разговаривать будешь...
   - У малыша ещё детский максимализм. У неё пока крайности, только в чёрном и белом цвете эту ситуацию видит. Она поймёт меня... Попозже... Я объясню... - без особой уверенности в голосе говорит 'мамочка', - и вы тоже объясните... Всё нормально будет...
  
   Вдруг СонЁн на полуслове замолкает и расширившимися глазами смотрит поверх моего плеча в иллюминатор самолёта. Затем, наваливаясь на меня, чтобы подобраться к окну поближе, она восторженно выдыхает: - Ой, онни, смотри, смотри скорей! Радуга! Радуга в облаках!
  
  
 []
  
   Тесно с ней прижавшись друг к другу, чтобы обеим хватило места у иллюминатора, любуемся фантастическим зрелищем. Я смотрю на волшебные переливы красок в просвете между белыми равнинами, смотрю на снежные конусы облачных башен, и внезапно меня охватывает какое-то сумасшедшее ликование. Беспричинная чистая радость, пронзительный восторг, как это бывало только в далёком-далёком детстве... И звучат, и рефреном повторяются у меня в ушах слова нашей самой замечательной в мире девочки, любимого моего лисёнка:
  
...Мы вместе - и в мире нет смерти, и времени нет.
  ...Нет смерти, и времени нет!
  
  
  (С) Пак Сон Ён ака Хёмин, 2019
  Рим - Неаполь - Милан - Венеция - Сеул
  
Оценка: 7.36*53  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"