Ашвин Сангхи: другие произведения.

Ключ Кришны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что получится, если действие романа Дена Брауна "Код да Винчи" перенести из Европы в Индию, если профессора будут звать не Ленгдон а Шайни, и он будет разгадываать тайны не Библии, а "Махабхараты"? Правильно, получится книга индийского писателя Ашвина Сангхи "Ключ Кришны"! Представленный перевод - полностью любительский, не имеет своей целью извлечение прибыли. Основная цель - познакомить российского читателя с образцом современной индийской приключенческой литературы, а также, возможно заинтересовать профессиональных переводчиков и издателей. Желающие получить PDF-версию перевода с иллюстрациями - пишите на почту.


Ашвин Сангхи

КЛЮЧ КРИШНЫ

(Перевод с английского Юрия Седова)

Кто воистину ведает? Кто возгласит это?
Откуда родилось, откуда это творение?
Потом появились боги, ибо создали боги мир.
Так кто же знает, откуда он появился?

Откуда это творение появилось?
То ли само себя создало, то ли -- нет,
Надзирающий над миром в высшем небе, --
Только он знает это или не знает.

   Ригведа "Гимн о сотворении мира"
  

1

   Позвольте мне начать издалека. Со времен до моего рождения.
   Одним из моих предков был царь Яяти. Он был проклят мудрецом Шукрачарьей, за то, что был неверен своей жене Деваяни, отцом которой этот самый Шукрачарья и являлся. Проклятие состояло в том, что Яяти должен был преждевременно постареть и лишиться возможности в полной мере насладиться молодостью. Позже Шукрачарья несколько поостыл и смягчил нанесенный им удар. Яяти мог бы избавиться от проклятия, если один из его сыновей, Яду или Пуру, согласится понести наказание за отца. Яду, старший сын, сразу же отказался, но младший, Пуру, решил помочь своему отцу. В качестве награды Яяти объявил Пуру своим наследником. Пуру же разгневанный отец сказал следующее:
   - Ни ты, ни твои потомки никогда не сядете на трон!
   Опечаленный Яду покинул дом своего отца и поселился в Матхуре, где его потомки стали процветать. Потомки Яду стали называться Ядавами, одним из которых был я. С тех пор среди Ядавов. конечно, были правители, но никто из них не мог сравниться с Лунной династией. Пуру стал патриархом Хастинапура, предком Кауравов и Пандавов.

*****

   Анил Варшней и не подозревал, что жить ему оставалось около двенадцати минут. В его скромном доме в округе Ханумангарх штата Раджастхан в этот час стояла гробовая тишина, нарушаемая только мерным звуком кондиционера. Варшней любил тишину. Она позволяла ему полностью погрузиться в изучение странных символов и надписей, лежащих перед ним.
   Такая работа была сродни медитации и молитве для самого молодого лингвиста и символиста Индии, к которому в одночасье пришла известность, когда он сумел расшифровать несколько древних иероглифов цивилизации долины Инда. Свободно владеющий пятнадцатью языками Варшней издал десять научных работ и широко известный мультиязычный словарь индийских языков. Он был тем же в древних системах письменности, чем Билл Гейтс является в области операционных систем.
   Внутри дома Варшнея царил творческий беспорядок, отражающий эклектичный гений хозяина. Спальня использовалась редко, так как большую часть времени Варшней проводил на археологических раскопках, в частности - в Калибангане, важнейшем объекте цивилизации долины Инда в Раджастхане. В гостиной из мебели находились только стол и обтянутая тканью кушетка, знавшая и более лучшие времена. На ничем не покрытом полу возвышались стопки книг, лежали папки с исследовательскими материалами, стояли коробки, наполненные фрагментами керамики, свитками и пергаментами, то есть предметами научного любопытства Варшнея.
   На столе, перед ним, лежала маленькая прямоугольная печать, примерно два на два сантиметра, выполненная, по всей видимости, из ракушечника. На оборотной стороне печати находилась небольшая втулка, но, в отличие от большинства случаев, в ней отсутствовало отверстие, через короткое можно было продеть кольцо. На лицевой стороне было выгравировано изображение трехголового животного. Головы быка, единорога и козла были соответственно расположены против часовой стрелки. Именно эта застывшая в камне картина была центром внимания Варшнея.
   Вокруг, на столе, были разбросаны листки с различными эскизами, рисунками и просто каракулями. На самом углу стоял ноутбук, час как пребывавший в "спящем" режиме. Настольная лампа освещала содержимое стола широким потоком флуоресцентного белого света. Ничто, из находящегося на столе, не интересовало в настоящее время Варшнея, кроме этой печати, которую он разглядывал в двадцатикратную цейсовскую лупу.
   Внешний вид Варшнея был, мягко сказать, чудаковатый. Одежда не по размеру, растрёпанные волосы, карманы рубашки, из которых торчали ручки "Rotring Isograph" нескольких видов. Лицо его украшали прыщи, было очевидно, что личной гигиеной он пренебрегал. Он жил в своем мире, где было совершенно несущественно, причесан ли он, давно ли посещал душ и отглажена ли его одежда. Варшней провел несколько лет в различных районах долины Инда, в том числе и в Калибангане, создавая базу данных из восьми тысяч семантических групп, основываясь на своем словаре тридцати индийских языков. Впервые с того времени, как в Хараппе в 1921 начались раскопки, была близка разгадка странных иероглифов, начертанных на более чем пяти тысячах печатей из этих мест. Варшней чувствовал, что нашел способ расшифровать их.
   Погруженный в созерцание артефакта Варшней не заметил, как на пол упала полоса света из-за медленно открывавшейся двери, замок которой был кем-то бесшумно и профессионально взломан. Не заметил он, как этот свет исчез, когда дверь закрылась. Он не слышал тихих шагов, приглушенных обувью с мягкой подошвой. Он даже не ощутил, как незнакомец дышал ему в затылок. Только боковым зрением он увидел отражение чужого лица в мониторе ноутбука, но было уже поздно. Ни один звук не успел вырваться из его горла, рука незваного гостя моментально прижала к его лицу платок, пропитанный хлороформом.
   Не на шутку испуганный Варшней резко вздернул руки к своему лицу, пытаясь освободиться. Он задел стол и уронил стоявшую там лампу на пол. Дом внезапно погрузился в темноту. Варшней почувствовал, как его правую руку выворачивают за спину. Мертвая хватка на лице ни на секунду не ослабла. Потеря сознания сопровождалась резкой, до слез из глаз, жгучей болью в руке. Хлороформ постепенно проникал в его организм. Вскоре наступили полный покой и тишина.
   Злоумышленник обхватил бесчувственного Варшнея руками, одетыми в латексные перчатки, без особых усилий поднял его и положил на пол, оперев спиной на стену. Он снял с пояса ученого ремень, достал рулон скотча и ловко связал руки и заклеил рот Варшнея. Движения незнакомца были пластичны, как будто были поставлены хорошим хореографом. Он достал из своей поясной сумочки какой-то предмет, оказавшийся небольшим резиновым штампом, и приложил его ко лбу Варшнея. На коже жертвы осталось изображение маленького багрового колеса, заключенного в круг.
   Пока Варшней лежал без сознания, напавший на него незнакомец быстро провел осмотр находящихся в комнате вещей. Но присутствующие здесь многочисленные древние артефакты не заинтересовали его. Он проигнорировал все, кроме печати с изображением трехголового зверя, которая только что было объектом пристального внимания Варшнея. Незнакомец бережно опустил печать в пластиковый пакетик и спрятал все это в своей сумке.
   "Где же остальные три?"
   Он знал, что должно быть четыре таких печати и пластина, на которой они крепились. Была осмотрена каждая коробка, ящики стола, папки бумагами, все, где можно было бы укрыть вожделенные предметы. Даже подушки и обивка дивана были распороты. Все тщетно, печатей нигде не было.
   - Черт! - вырвалось у незнакомца.
   Смирившись с частичным успехом, он, окинув взглядом комнату, извлек из сумочки скальпель фирмы "Swann-Morton", с выгравированными на заказ инициалами "R.M." Незнакомец склонился над находящимся под наркозом Варшнеем и с хирургической точностью вонзил скальпель ему в ступню левой ноги. Острейший инструмент, пробивший артерию, он оставил в ране. Кровь стала обильно вытекать. Варшней так и осознал, что только что встал на путь к смерти.
   Убийца же вынул из поясной сумки кисточку, и окуная ее в лужу крови, стал с мастерством каллиграфа писать на стене, чуть повыше головы Варшнея.

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

2

  
   Позвольте теперь рассказать вам немного о моих родителях.
   Уграсена был благочестивым правителем Матхуры, но его сын Камса представлял собой редкостного негодяя. И этот Камса был моим дядей. Единственным человеком, к которому Камса проявлял заботу и уважение, был его сестра Деваки, моя мать. Деваки вышла замуж за Васудеву, сына царя Шурасены, потомка Яду. Молодожёны собирались покинуть Матхуру, что очень расстроило Камсу. Желая провести с сестрой побольше времени, он предложил ей прогулку на колеснице. Они не успели далеко отъехать от города, как с небес раздался зычный насмешливый голос.
   - Камса! Глупец! Восьмому сыну Деваки суждено убить тебя, проливающего крокодильи слезы из-за ее отъезда!

*****

   Прежде чем приглушить свет, Рави Мохан Шайни окинул взглядом аудиторию и улыбнулся своему докторанту Прие Ратнани, сидящей в последнем ряду. Помимо Прии в помещении находились еще девятнадцать слушателей курса по истории Древней Индии. Студенты немного расслабились - если Шайни решил показать презентацию, то спрашивать никого не будет.
   Без малого сорок пять лет Рави Мохан Шайни являлся одной из звезд среди преподавательского состава колледжа Святого Стефана в Нью-Дели. Он вел самый интересный курс - историю мифологии. Кроме того, что он получил степень бакалавра в Оксфорде и степень доктора философии в Университете Мемфиса, популярности ему добавляли спокойный характер и привлекательная внешность. Он был наделен практически божественным телосложением - рост почти шесть футов, крепкие, с развитыми мускулами, руки и ноги. Плюс к этому - смуглое лицо с безупречными чертами и волнистая шевелюра. Он не редко махал рукой на уход за внешним видом, но его двухдневная щетина, казалось, только привлекала на лекции студенток, постоянно занимавших первые ряды в аудитории. Он был полной противоположностью своего лучшего школьного друга - Анила Варшнея. Эта дружба столь разных людей была постоянным предметом удивления их учителей.
   На экране появился первый слайд презентации. В полной тишине все разглядывали ночное небо, изобиловавшее звездами разной величины.
   - Удивлены? - спросил Шайни. - Не волнуйтесь. Это не урок астрономии. Вы видите перед собой просто соединение Сатурна с Альдебараном.
   Прежде чем были заданы какие-либо вопросы, он перешел к следующему слайду, который оказался еще более загадочным.
   - Здесь мы видим еще одну важное планетарное положение - ретроградный Марс приближается к Антаресу, - продолжил Шайни, которого развлекали изумленные выражения лиц его студентов.
   Словно желая поразить их еще сильнее, Шайни быстро переключился на третий слайд.
   - Лунное затмение на фоне Плеяд, Семи Сестер, - объявил он и выключил проектор.
   В аудитории зажегся свет. Отсрочка оказалась краткой.
   - Многие считают "Махабхарату" всего лишь мифом. Действительно, для большинства из вас это сборник рассказов, впитавших в себя мудрость веков, но ни как не реальное историческое событие. Что ж, сегодня мы попытаемся изменить ваше представление об эпосе.
   Сидевшая позади всех Прия улыбнулась при виде удивленной реакции студентов на слова преподавателя. Тема ей было знакома, она так раз завершала работу над докторской диссертацией на тему историчности "Махабхараты". Научным руководителем у нее был, разумеется, Шайни.
   - Среди моих далеких предков были строители. Они участвовали в возведении нескольких известных храмов и дворцов. Вот эта небольшая керамическая плитка издавна передается из поколения в поколение в нашей семье, - Шайни сделал короткую паузу и продолжил. - В "Махабхарате" сказано, что мудрец Вьяса, автор эпоса, повстречал Дхритараштру, отца ста принцев-Кауравов накануне великой войны и рассказал ему о страшных предзнаменованиях, которые поведали ему планеты и звезды. Одним из таких знамений было соединение Сатурна с Альдебараном, другим - приближение ретроградного Марса к Антаресу, третьим - лунное затмение в Плеядах. Те самые три расположения планет, которые я вам показал.
   Увидев поднятую руку, он прервался и кивнул студенту.
   - Что же вы показали нам на слайдах? - спросил скептически настроенный молодой человек. - Модель древнего ночного неба или современное местоположение этих космических тел?
   Шайни улыбнулся.
   - Очень хороший вопрос. Вы видели компьютерную модель. Программное обеспечение позволяет воссоздать звездное небо так, как оно могло бы наблюдаться с поля Куру, места эпического сражения, в любой день любого года. Мы должны быть благодарны профессору Нархари Ачару из моей альма-матер, Мемфисского университета, за его новаторский подход к решению этого вопроса. Профессор Ачар вычислил все годы, когда было соединение Сатурна с Альдебараном. Он обнаружил сто тридцать таких случаев. В этих датах он нашел те, когда ретроградный Марс приближался к Антаресу. Таких дат оказалось всего семнадцать. Наконец, он стал искать случаи лунного затмения в Плеядах и получил одну только дату, на которую пришлись все эти три астрономических события одновременно.
   Он сделал паузу. Шайни любил делать небольшие перерывы в те моменты, когда студенты затаив дыхание ждали продолжения. Наконец он сказал:
   - Исследования, проведенные профессором Ачарой, показали, что война, описанная в "Махабхарате", должна была произойти в 3067 году до нашей эры, около пяти тысяч лет назад.
   Все в аудитории были слишком удивлены, что бы задавать какие-либо вопросы. Только Прию, судя по ее улыбающемуся лицу, все происходящее весьма забавляло. Она знала, как такой хороший преподаватель, как Шайни, умеет попасть в цель.
  

3

   Мне рассказывали, что Камса, услышав голос с неба, пришел в неописуемую ярость. Схватив Деваки за волосы, он поднял меч, намереваясь отрубить ей голову. Мой отец, Васудева, пал Камсе в ноги.
   - Если пророчество гласит истину, то тебе не стоит бояться Деваки! Твоей жизни угрожает только ее восьмой сын! И Деваки, и я готовы быть твоими пленниками, и я лично отдам тебе в руки восьмого сына, о Камса! Будь милостив, отпусти Деваки! Она ни в чем не виновата!
   Так умолял Камсу мой отец. Камса внял его уговорам и распорядился, что бы стражники отвели моих отца и мать обратно в Матхуру и надежно их заперли в тюрьме. Говорят, что когда они достигли Матхуры, разъяренный отец Камсы Уграсена взревел:
   - Что за безумство творишь ты, Камса? Немедленно освободи Васудеву и Деваки, ибо невиновны они! Иначе, если ты ослушаешься, тюрьма будет уготована уже для тебя!
   Камса демонически рассмеялся.
   - Это ты, старик, окажешься за решеткой! Дни твоего могущества миновали, твоя армия благоволит ко мне. Стража, бросьте в темницу моего никчемного отца! - скомандовал Камса.
   Стражники схватили старого и немощного правителя и отвели в его тюрьму, где уже находились мои отец и мать.

*****

  
   - Вы ошиблись, профессор! - сказала Прия, когда они вдвоем сидели в кабинете Шайни и пили сладкий чай. - Ачар называл две даты, в которые могла произойти война из "Махабхараты", 3067 и 2183 годы до нашей эры.
   Прия вела спортивный образ жизни, и ее идеальной фигуре было нипочем пристрастие к сладкому чаю. И, конечно, мало бы кто сказал, что эта женщина вскоре собирается отметить сорокалетие. Дочь известного адвоката, Прия разочаровала своего отца, когда предпочла историю праву. Получив образование в колледже Святого Ксавьера в Мумбаи, она уехала в Лондон, поступила в Королевский колледж и стала там магистром исторических наук. Вернувшись в Индию, она занималась преподаванием, пока не повстречала Шайни и не убедила его взять ее в докторанты. Прия хотела написать диссертацию об историчности Кришны и событий "Махабхараты".
   Жизнь Шайни была посвящена его работе. Когда-то он влюбился в одну девушку. Он даже женился на ней во время учебы в Мемфисе. Пять лет спустя они разошлись, признав, что единственной интересной частью их совместной жизни была утраченная новизна и свежесть отношений. Брачные узы, казалось, разрушили все это. Развод был быстрым и безболезненным, но он заставил Шайни пересмотреть свои взгляды на жизнь, в результате чего тот вернулся в Индию.
   - Вы правы, Прия, - сказал Шайни. - Но если учесть то, что Бхишма, дед Пандавов и Кауравов, умер в месяце Магха, который наступает после зимнего солнцестояния, остается одна-единственная дата - 3067 год до нашей эры. Это и есть дата войны, про которую повествует "Махабхарата".
   - Но вычисление возможной даты этой войны не доказывает того, что она произошла на самом деле, - возразила Прия.
   Играть роль "адвоката дьявола" было излюбленным приемом Прии, когда она хотела проанализировать какую-нибудь гипотезу, даже если была с ней согласна. Шайни принял ее вызов.
   - Мы должны не ограничиваться одной только "Махабхаратой", изучая данный вопрос. Есть ли еще источники, способные подтвердить дату и реальность события? Давай оставим пока индийские источники и обратимся к греческим, не против? Мегасфен, греческий посол при дворе Чандрагупты Маурья, сделал первое письменное упоминание о Кришне. По его словам Кришна является не кем иным, как Гераклом. Греки переименовали на свой лад многих индийских божеств, так и Кришна, которого называют также Хари, превратился в Геракла. А что же Мегасфен говорит о Геракле? Он пишет, что племя сурасенов очень почитало Геракла. Кто такие сурасены по-вашему?
   - Если я не ошибаюсь, сурасены, или шурасены, это потомки ядавов, названные по имени отца Васудевы, царя Шуры. Ядавом был и сам Кришна, - ответила Прия.
   - Пятерку этой студентке на задней парте! - пошутил Шайни. - Мегасфен описал также столицу сурасенов под названием Метора. Есть догадки, что это за город?
   - Матхура! - воскликнула Прия.
   - Вот именно! - сказал Шайни. - Греки считали, что Кришна жил за сто тридцать восемь поколений до времен Александра Великого и Чандрагупты Маурья. Возьмем 307 год до нашей эры как середину правления Чандрагупты. В среднем на одно поколение отмерим по двадцать лет. Получаем, что Кришна должен был жить за 2760 лет до 307 года до нашей эры. Немного арифметики - и получаем 3067 год до нашей эры! Ту же дату, что вычислил профессор Ачар на основании астрономических данных.
   - Ладно, ладно, профессор, не углубляйтесь так сильно, - улыбаясь, с искорками в глазах, сказала Прия. - Я просто проверяла вас.
   Не совсем уверенный в ее искренности, Шайни продолжил свою мысль.
   - Просто ради интереса, рассмотрим еще один источник? - спросил он. - "Сурья Сиддхантха" - древний труд по астрономии, основа для составления индуистских и буддийских календарей. Этот трактат сообщает, что именно в полночь 18 февраля 3102 года до нашей эры началась Кали-Юга. Как известно, Кали-Юга - последняя из четырех мировых эпох, юг, описанных в индийских священных писаниях. Три предыдущие эпохи - Сатья-Юга, Трета-Юга и Двапара-Юга. Индуисты полагают, что человеческая цивилизация духовно деградирует, отдаляется от Бога, в Кали-Югу, которую можно назвать Темными веками.
   - Как начало Кали-Юги может свидетельствовать о правильности даты войны из "Махабхараты"? - спросила, веселясь Прия, которая догадывалась о правильном ответе.
   Прежде чем ответить, Шайни задумался, подбирая слова.
   - Есть в индуистской философии предположение, что отдаляться от Бога человек начал с момента смерти Кришны. Кришна был аватарой Вишну, и его кончина символизировала начало Кали-Юги. "Сурья Сиддхантха" также приводит дату войны, и это не 2183, а 3067 год до нашей эры.
   Прия кивнула, обдумывая сказанное им.
   - В эпосе говорится, что соединение Сатурна с Альдебараном является зловещим знамением. Вы верите в это?
   - Вам известна дата того единственного раза в современной истории, когда Сатурн соединялся с Альдебараном? - спросил Шайни.
   - Нет. А когда это было?
   - Последнее появление Сатурна в Альдебаране случилось 11 сентября 2001 года. Мы помним эту дату как "9/11". Все еще сомневаетесь? - криво усмехнулся Шайни.
   - Если война из "Махабхараты" произошла в определенное время и в определённом месте, почему мы не в состоянии найти какие-либо доказательства существования Кришны, главного героя событий, описанных в эпосе? - спросила Прия, отставив в сторону чашку со сладким варевом, внезапно ставшим противным ей.
   Шайни пожал плечами.
   - Отсутствие доказательств какого-нибудь явления, еще не означает, что этого явления не существовало. В 1615 году в Европе не верили, что Солнце находится в центре нашей системы, и римская инквизиция обвиняла Галилея в ереси. Это же не делает несуществующей ту солнечную систему, которую мы знаем? Прошло несколько сотен лет - и сейчас полно доказательств гелиоцентрической модели. В поисках исторического Кришны мы находимся примерно там же, где Галилей находился в 17 веке, то есть на пороге крупного открытия, которое современники могут не понять.
   Шайни помолчал, затем нагнулся и заговорщицки произнес:
   - Что, если я вам скажу - пришло время нового Галилея?
  

4

  
   Царством ужаса стала Матхура после возвеличивания там Камсы. Не было пощады никому, даже великим мудрецам. Они взмолились богам и явились ко мне в обитель, в Вайкунтху.
   - Спаси мир от жестокостей Камсы, о Господь Вишну! - просили они меня.
   Я открыл глаза и спокойно ответил:
   - Отриньте страх! Когда праведности угрожает опасность, я воплощаюсь на земле для защиты угнетенных. Вскоре я явлюсь как восьмой сын Деваки и лишу жизни злокозненного Камсу.
   Успокоенные таким образом мудрецы и боги вернулись к себе и стали ожидать моего воплощения на земле.

*****

   Белый BMW X3 мчался по старому шоссе Мумбаи - Пуна. На водительском сидении находился молодой человек, пребывавший в отличном настроении. Он был доволен тем, что выполнил задачу, и что все прошло по плану. На сидении рядом с ним лежала застёгнутая на "молнию" сумка, содержащая инструменты его ремесла. Его глаза были прикованы к дороге, но они казались совершенно безжизненными, как у робота. Рост водителя составлял пять футов и семь дюймов, сложением он напоминал бодибилдера, проведшего немало времени в спортзале, его черные как уголь волосы были подстрижены на воинский манер, "ежиком".
   Рейс Таарака Вакила из Джайпура в Мумбаи задержали, и он смог забрать свой автомобиль со стоянки в аэропорту только за полночь. В это время движения на дороге практически не было. Он нажал конку включения аудиосистемы и охлаждаемый кондиционером салон автомобиля наполнился песнопением на санскрите. Песня представляла собой повторение того же стиха, который он начертал на стене в доме Анила Варшнея.
   "Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalamdhumaketum iva kim api karalamkesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare!"
   На полпути между Мумбаи и Пуной он свернул на частную дорогу. Табличка на дороге гласила, что впереди находится конезавод "Шамбала". Его отец, доктор Шарма начал бизнес по разведению лошадей с пятью кобылами и одним жеребцом еще в шестидесятые года, после обучения на ветеринара. Это было серьезным испытанием, но все его усилия в конечном итоге окупились. В настоящее время "Шамбала" разводила лучших лошадей для скачек и входила в число двухсот лучших компаний, зарегистрированных на Бомбейской фондовой бирже.
   Таарак вел автомобиль по извилистой дороге мимо галереи для демонстрации лошадей, тренировочных площадок, ветеринарной клиники и конюшен. "Шамбала" выросла из небольшой фермы до крупнейшего в Индии коневодческого предприятия, расположенного на площади более ста акров. BMW X3 проскочил пологий уклон дороги и доехал до парковочного места возле загородного дома.
   Заглушив двигатель, Таарак взял сумку, вылез из машины и быстрым шагом направился прямо к боковому входу в дом, ведущему в его личные комнаты. Этот отдельный вход позволял ему приходить и уходить когда вздумается, не встречаясь с родителями у главных дверей. Мать была не очень довольна таким положением дел, но отец твёрдо заявил, что у сына должно быть право на частную жизнь.
   - Позволь парню поступать по своему, Сумати, - сказал доктор Шарма своей жене. - Если ты любишь своего ребенка, позволь ему отрастить крылья и летать.
   - Ты видел странные татуировки на его груди? - спросила обеспокоенная мать. - Боюсь, он выходит из-под контроля. Он даже не носит имя, данное ему при рождении, Сампат Шарма, а представляется нелепым Таараком Вакилом. Я не знаю, когда он приходит и уходит. Иногда я не вижу его целыми неделями. И ты хочешь, что бы я дала ему крылья?
   - Успокойся. Он, тем не менее, лучший на курсе юриспруденции, не так ли? Наш сын - одаренный и исключительно умный молодой человек. Нам надо быть осторожными, чтобы не зажать и не сломать его, - посоветовал доктор Шарма.
   Таарак вошел в свою комнату и заперся в ванной. Он снял с себя всю одежду, в том числе и нижнее белье, и положил все в стиральную машину с фронтальной загрузкой, встроенную в покрытую плиткой стену. Его мускулистый торс представлял собой настоящий лабиринт татуировок, в котором трудно было выделить какой-нибудь отдельный рисунок. Однако, в самом центре было отлично видно изображение огромного пылающего солнца.
   Он встал под тугие горячие струи воды, которые вместе с изрядной порцией жидкого мыла смыли все следы его ночных похождений.
   Выйдя из душа и обмотав полотенце вокруг бедер, Таарак направился прямо в гардероб, где был укрыт сейф с электронным замком. Набрав десятизначный код, он открыл сейф. Там лежал коричневый кожаный футляр, содержаний несколько штук скальпелей "Swann-Morton" с выгравированной на них монограммой "R.M." Один такой он использовал накануне, заставив Анила Варшнея истечь кровью. Что ж, пока преждевременно волноваться, запаса хватит надолго. Из поясной сумки он достал пластиковый пакет с печать, найденную в квартире Варшнея. И пакет, и поясную сумку он спрятал в сейфе и запер его. Внимательно рассмотреть печать он сможет и позже.
   Все еще завернутый в полотенце он прошел в свою гостиную, в одном углу которой стояла просторная стальная птичья клетка с его любимым попугаем Шукой.
   - Доброе утро, Шука! - торжественно поприветствовал попугая Таарак.
   - Доброе утро, господин! - заученно ответил попугай.
   Довольный хозяин поменял воду и подсыпал корма питомцу.
   Надев джинсы и белую хлопковую рубашку, Таарак запер на ключ свою часть дома и пошел в сторону конюшен. Там он нашел стойло с табличкой "Ди-Ди". Ему нравились лошади, выращенные на отцовском конезаводе. Доктор Шарма подарил сыну Ди-Ди на пятнадцатилетие. Таарак усердно тренировался в скачках, кормил и ухаживал за Ди-Ди, отцом которой был многократный чемпион конезавода, произведший немало прекрасных лошадей и принесший миллионные прибыли.
   - Как ты сегодня, Ди-Ди?- спросил он лошадь, ласково ее похлопывая.
   Умело оседлав лошадь, Таарак любовно потрепал ее гриву и сказал:
   - Ну, что, Ди-Ди, пойдем кататься?
   Когда они вышли на луг, Таарак достал из заднего кармана джинсов телефон и набрал номер.
   - Да? - раздался из динамика хриплый женский голос.
   - Намаскар, Матаджи, - почтительно произнес Таарак.
   - Намаскар. Первый пал? - спросил загадочный голос.
   - Он мертв, - ответил Таарак.
   - Хорошо. Они у тебя?
   - Только одна. У него должны были быть все четыре - из Двараки, Калибангана, Куркшетры и Матхуры. К сожалению, у него дома я нашел только одну, - пробормотал Таарак.
   На другом конце повисла пауза. Таарак начал нервничать.
   - Ладно, так или иначе, они будут нашими. Ты нашел опорную пластину? Ты же знаешь, как она выглядит?
   - Знаю. Небольшая глиняная пластина, четыре на четыре сантиметра. Но ее там не было, Матаджи! - нервно ответил Таарак.
   - Всему свое время, - сказал женский голос. - Давай помолимся! Повторяй за мной. OM Shri Prithivi Raskshakaaya Namah.
   - OM Shri Prithivi Raskshakaaya Namah, - повторил Таарак.
   - OM Shri Maangalya Daayakaaya Namah, - пропела Матаджи.
   - OM Shri Maangalya Daayakaaya Namah, - эхом отозвался Таарак.
   - OM Shri Mooladhar Chakra Poojakaaya Namah,- воскликнула Матаджи.
   - OM Shri Mooladhar Chakra Poojakaaya Namah,- вторил ей Таарак.
   Телефонный разговор длился до тех пор, пока они воспели все сто восемь имен Всемогущего Господа.
  

5

   Моих родителей, Васудеву и Деваки, бросили в мрачное, сырое подземелье. Несмотря на то, что тюрьма хорошо охранялась и имела надежные запоры, их, по приказу Камсы заковали в цепи. Несколько месяцев спустя моя мать родила первого сына. Камса знал, что первых семерых детей ему не следует опасаться, но к нему явился известный интриган, мудрец Нарада и смутил его.
   - О Камса, какой ребенок считается восьмым? - многозначительно сказал мудрец. - Ведь можно посчитать и в том, и в другом направлении. Если считать в обратном порядке, то восьмой может стать первым, а первый - восьмым!
   Сразу после этих слов Камса сорвался с места, ураганом влетел в тюремную камеру, вырвал младенца из рук моей матери и разбил голову невинного ребенка о стену темницы. Его кровь забрызгала моих родителей, смотревших на это в ужасе и отчаянии.

*****

   Кровь была на полу и на стене. Инспектор Радхика Сингх смотрела на труп без какого-то намека на эмоции. За годы работы она повидала слишком много трупов. Ее глаза механически сканировали безжизненный объект, лежащий в луже крови. Она заметила и небольшой символ в виде колеса на лбу жертвы, и санскритский стих. написанный кровью на стене. Сейчас ее внимание было обращено на скальпель "Swann-Morton" с гравировкой "R.M.".
   Свою трудовую жизни Радхика Сингх начала преподавателем истории, географии и обществоведения в колледже. Родом она была из городка Аджмер. Ей пришлось пережить большое горе, когда ее супруга, офицера Пограничной службы безопасности застрелили боевики из "Джейш-э-Мохаммед". Радхика не только присутствовала при этом, но даже пыталась защитить мужа, ударив одного из нападающих ножом, что позволило его задержать.
   Овдовевшая в тридцать лет Сингх всегда кипела от гнева, вспоминая удары, нанесенные ей судьбой. В один из таких моментов она узнала о создании первого в стране женского полицейского подразделения - AWPS. Получив за храбрость от правительства Индии орден "Кирти Чакра", Сингх бросила преподавательскую работу и поступила на полицейскую службу. Она оказалась одной из первых женщин, сделавших такой выбор. Вскоре Сингх и еще пятнадцать участниц проекта погрузились с головой в расследование и предотвращение преступлений против представительниц женского пола.
   Прошел год и пятьдесят женщин-полицейских со всей страны подали заявления на курсы коммандос. Тридцать кандидатов, в том числе и Сингх, зачислили на двенадцати недельный курс обучения. Помимо стандартной для армии физической подготовки, они занимались пожаротушением, рукопашным боем, психологической подготовкой, экстремальным вождением, верховой ездой, плаваньем, прыгали с парашютом и осваивали скалолазание. Они освоили несколько видов стрелкового оружия, включая АК-47 и ручные пулеметы. Другие элементы учебной программы включали в себя саперное дело, освобождение заложников, ведение переговоров и другие контртеррористические методики.
   Вернувшись три месяца спустя на службу, Сингх взяла первое место на соревнованиях по стрельбе среди полицейских, обойдя многих мужчин.
   Теперь Радхика Сингх была уже опытным полицейским, сослуживцы звали ее "Ищейка-Сингх" за способность следовать по следу преступника подобно розыскной собаке. Она обладала не только незаурядным умом, но и была упряма как мул и вынослива как буйвол. Расследование какого-нибудь дела могло поглотить ее полностью, она работала дни и ночи и напролет, в то время когда ее более молодые коллеги уже выдыхались.
   В сорок три года Радхика Сингх имела тело королевы-воина Раджпутов и аналитический ум тамильского инженера. Она выработала себе собственную диету - миндаль, натуральное молоко и сигареты. В любой момент она могла достать из кармана горсть орехов и медленно, задумчиво их пережёвывать. К курению она пристрастилась на курсах боевой подготовки, но искренне полагала, что то количество молоко и миндаля, что она ежедневно употребляла, вполне нейтрализуют воздействие никотина. Судя по ее внешнему виду, миндаль и молоко все же обладали чудодейственными свойствами. Ее подтянутая фигура опровергала ее возраст. Лицо, лишенное морщин, было гладким, как рукоятка из слоновой кости ее любимого Smith&Wesson.
   Ранний брак Радхики Сингх был организован родителями, но со временем она полюбила своего супруга, что было редкостью для подобных договорных браков. Ее мир разбился на миллион крошечных осколков, когда погиб муж. Тогда же она принял решение выбрать нового спутника жизни - свою работу. Преследование преступников стало для нее формой почитания души покойного мужа. Ее отрешенность от личной жизни вызывала осуждение у коллег-мужчин, но Сингх мало беспокоило их мнение. Единственной ее страстью была активная борьба с преступностью. В моменты меланхолии и отчаяния она перебирала четки и медитировала на образ Хари. В полиции, славной своей нерасторопностью, коррупцией и некомпетентностью, дела, порученные Радхике Сингх, недолго оставались незавершенными.
   - Мне нужны общие фотографии головы жертвы и увеличенные снимки этого символа на лбу, - приказала она своему помощнику Ратхору. - Возьмите образцы крови у трупа и из лужи с пола. И сравните с кровью, которой написан стих на стене.
   Ратхор скрупулезно принял к сведению ее указания и отдал распоряжения подчиненным.
   - Мы знаем имя жертвы? - спросила Сингх.
   - Это Анил Варшней, мэм. Его опознал слуга, который пришел в восемь часов утра на работу, - ответил Ратхор своему боссу.
   - Медицинский эксперт уже осмотрел тело? Нам известно время смерти?
   - Еще нет, мэм. Варшней был ученым, изучавшим всякие символы. Он работал на археологических раскопках в Калибангане. По словам слуги, вчера у Варшнея был гость на ужин. Слугу отпустили, как только он убрал со стола.
   - Во сколько ушел слуга?
   - Около девяти вечера.
   - А посетитель?
   - Гость собирался ехать вечером в Дели через Джайпур, но он все еще был здесь, когда уходил слуга.
   - Узнай побольше о слуге, - рассеяно сказала Сингх, перебирая в кармане четки и мысленно взывая к Хари. - Снимите отпечатки пальцев во всем доме, не забудьте про скальпель в ноге жертвы. Выясните, что означает этот стих на стене. Установите личность посетителя, возможно, он был последним, кто видел Варшнея живым. Вдруг он какой-нибудь психопат, и ему нельзя позволить далеко уйти.
  

6

  
   Прошли годы и еще пять сыновей родились у моей матери в тюрьме. Каждый раз Камса являлся в темницу и убивал новорождённого. У Деваки кончались ее душевные и телесные силы. Видеть, как шестерых твоих сыновей одного за другим убили у тебя на глазах, похоже на непрекращающийся ночной кошмар. Тем временем, в утробу Деваки вошел Господь Шеша, что бы родиться моим братом Баларамой, седьмым ребенком моей матери. Ранее он уже рождался как мой брат. Его знали под именем Лакшмана, брата Рамы, моей аватары. Благодаря божественному вмешательству, плод был перенесен из Деваки в утробу Рохини, первой жены Васудевы, которая жила в Гокуле. Для всех же было очевидно, что у Деваки произошел выкидыш.

*****

   Рави Мохан находился в аудитории и читал записку, преданную ему Варшнеем во время их встречи в Калибангане. Он читал и перечитывал ее несколько раз, но так и мог понять того, что хотел ему сказать его друг. "Черт бы побрал этих лингвистов за их манеру так сложно изъясняться" - думал Шайни.
   D'etale r'aknahs! Edise-Breta-Weulb DNA. Rats anispiter. Axis Red Nerrus ajar! Sitih saliak roh salak. XNI dialer, dial, devil. Pitta pott Felnox. Strap lamina on stats. Peek slipup desserts. Tub trams. A kit saw slarem. Un warder!
   Сытый по горло разгадыванием ребуса, Шайни убрал записку в карман и собрался обратиться к сутдентам. Его прервали неожиданные посетители. В аудиторию вошли инспектор Радхика Сингх, субинспектор Ратхор и их коллега из Нью-Дели.
   - Рави Мохан Шайни, вы арестованы по подозрению в убийстве Анила Варшнея, - монотонным голосом произнес Ратхор. - Третий параграф двадцатой статьи Конституции Индии дает вам право не давать против себя показаний. Вы также можете вызвать своего адвоката. А сейчас, пожалуйста, пройдемте с нами.
   Последняя фраза была не вежливой просьбой, а приказом.
   Шокированные студенты взволнованно перешёптывались между собой. Невозможно! Шайни был олицетворением настоящего ученого, спокойного и утонченного. Было смешно даже представить, что он способен на убийство!
   - Убийство? Анил убит? - недоверчиво спросил Шайни. - Я виделся с ним два дня назад, он был жив и здоров. Должно быть, произошла какая-то ошибка!
   - Нет никакой ошибки, мистер Шайни, - спокойно сказала инспектор Радхика Сингх. - Тело Анила Варшнея обнаружено в его доме, на следующее утро после вашего совместного ужина у него. Вы - последний кто его видел живым, следовательно, вы - главный подозреваемый. Но, думаю, нам лучше продолжить этот разговор в отделении полиции.
   Шайни невпопад кивал, видимо не вполне осознав сказанные ему слова. Весь его разум был занят новостью об убитом друге. Его обвиняют в убийстве и арестовывают прямо в аудитории, полной студентов! Что может быть хуже?
   С заднего ряда поднялась Прия и подошла к Радхике Сингх.
   - У вас есть ордер на его арест?
   Сингх кивнула Ратхору, и тот достал из кармана рубашки ордер, развернул его и передал в руки Шайни. Шайни пребывал в ступоре и, не читая, протянул лист Прие, которая принялась тщательно изучать документ.
   - Может ли профессор Шайни подать прошение об освобождении под залог? - спросила она.
   - Да, но надо учитывать, что убийство произошло в Раджастхане, арестованный мистер Шайни находится в юрисдикции полиции Раджастхана, а не полиции Нью-Дели. Мистер Шайни отправится с нами в Джайпур, где будет находиться под стражей. В Центральной тюрьме его допросят. Его адвокат может обратиться к судье по вопросу освобождения под залог в течение двадцати четырех часов после ареста, - пояснил Ратхор.
   Прия кивнула и обратилась к Шайни.
   - Не беспокойтесь, профессор. Вы же знаете моего отца Санджая Ратнани, ведущего адвоката по уголовным делам. Я попрошу его представлять ваши интересы. Я уверена, он все уладит. Но сейчас я не вижу для вас другой альтернативы, кроме как отправиться с ними.
   - Снаружи нас ждет полицейский автомобиль. Мы полагаемся на ваше благоразумие, и не будем надевать на вас наручники, - сказал Ратхор и подтолкнул Шайни к выходу.
   Шайни, ученый, в один момент ставший обвиняемым в убийстве, покорно пошел в сопровождении полиции. Он казался морально и физически сломленным. Его кошмар только начинался.
   В голове Шайни прокручивались события недавнего прошлого, среди которых особо ярко вспоминалась его последняя встреча с Варшнеем в Калибангане.
  

7

  
   Наконец пришло время появиться мне на земле. Я предстал перед Васудевой и Деваки в их тюремной камере. Увидев меня в блистательном облике, Васудева и и Деваки упали к моим ногам. Я объявил им, что пора мне родиться у них восьмым сыном. Я пообещал, что они забудут этот мой визит и в полной мере испытают все родительские радости и горести. В это же время Яшода, жена двоюродного брата моего отца, должна будет родить дочку. И божественное вмешательство поменяет детей местами, как только Деваки родит меня.

*****

  
   В тот день термометр показывал сорок девять градусов по Цельсию. Археологические раскопки в Калибангане были похожи на сковородку. Можно было разбить сырое яйцо на камень и наблюдать, как оно быстро зажаривается.
   Дорога от железнодорожной станции Ханумангарх до крупнейших раскопок доисторического поселения в Индии была окружена многочисленными песчаными дюнами. Кое-где были видны редкие кусты бабула. Асфальтовое покрытие изобиловало выбоинами и кочками. Внедорожник "Mahindra Xylo" лавировал между ними, но там, где дорожное покрытие вообще исчезало, даже ему приходилось туго.
   В салоне автомобиля находились Анил Варшней и его школьный друг Рави Мохан Шайни. Оба приятеля удобно сидели на заднем сидении, в то время как измотанный водитель старался не угодить колесом в очередную яму. Варшней принимал у себя своего друга, который приехал в Раджастхан на семинар. Ему не потребовалось много усилий, что бы уговорить Шайни, несмотря на жару, посетить Калибанган.
   - Как получилось, что разумные вроде бы люди построили город посреди этой огнедышащей пустыни? - спросил Шайни.
   Варшней рассмеялся.
   - Пора тебе уже пересмотреть свои взгляды на древнюю историю, Рави! Данные, полученные с спутников дистанционного зондирования Земли, говорят, что более пяти тысяч лет назад здесь протекала могучая река, известная еще из Вед как Сарасвати. Она впадала в Аравийское море. Вся эта пустыня, которую ты видишь вокруг, была тогда покрыта густой растительностью, здесь были богатые пастбища. Калибанган был частью великой цивилизации Сарасвати.
   - Значит, Сарасвати - вовсе не вымышленная река, как утверждают некоторые выдающиеся историки? - спросил Шайни, догадываясь, какова будет реакция его друга на подобный вопрос.
   - Мысль о том, что река Сарасвати является лишь плодом воображения, настолько же смешна, как утверждение, что цивилизация долины Инда была уничтожена вторгшимися ордами с Запада, варварами, упившимися сомой! - с негодованием ответил Варшней.
   Он попытался открыть бутылку с минералкой, но трясущимися от возмущения руками расплескал всю воду на себя. Отряхнувшись, он стал что-то искать в своем кожаном портфеле. Пару минут он перебирал бумаги и, наконец, извлек карту, которую развернул перед Шайни.
   - Видишь? - спросил он, стуча пальцем по изображению. - Эта карта создана путем соединения снимков со спутников Индийской организации космических исследований. Археологические раскопки и геологические исследования подтверждают эти фотографии. Цивилизация долины Инда носит такое наименование только потому, что первые обнаруженные поселения находились на берегах реки Инд. Теперь же обнаружено примерно две с половиной тысячи поселений этой цивилизации и две тысячи из них были расположены вдоль некогда могучей реки Сарасвати. Не кажется ли тебе, что цивилизацию долины инда уместнее было бы переименовать в Сарасвати?
   Шайни стал разглядывать карту. Было отчетливо видно старое высохшее русло реки Сарасвати. Пять тысяч лет назад Сарасвати действительно была самой большой рекой Индии, притоками которой являлись Ямуна и Сатледж. Тектонические процессы Индийского субконтинента заставили реку Сарасвати мигрировать на северо-запад. В результате этого Ямуна стала притоком Ганга, а река Сатледж - притоком Инда.
   - Я уверен, что ты заманил меня сюда, в пустыню, не только для того, что бы обсуждать переименование Индской цивилизации, - прервал его Шайни. - Давай, выкладывай!
   Варшней несколько нервно рассмеялся. Нет смысла что-либо утаивать от Шайни. Их давняя дружба позволяла Шайни читать Варшнея как открытую книгу. ВАршней сложил карту, убрал ее в портфель и извлек оттуда небольшую картонную коробку. Он без слов передал ее Шайни, и тот открыл крышку.
   Внутри коробки, на войлочной подкладке, лежала прямоугольная печать со сторонами около двух сантиметров. На оборотной стороне печати была втулка, но без обычного отверстия под кольцо или шнурок. Шайни смотрел на печать затаив дыхание. Он почувствовал, как участилось биение его сердца.
  

8

   Я родился в восьмую ночь убывающей луны, в месяц Шраван, под благоприятной накшатрой Рохини. По моему указанию, Васудева, мой отец, вышел из темницы, неся меня в корзинке. По моей воле все охранники погрузились в глубокий сон, а цепи, сковывавшие отца, разорвались сами собой. Я также заставил ворота тюрьмы распахнуться, что бы освободить ему путь. Этой ночью шел проливной дождь, добраться же от Матхуры до Гокула можно было, только преодолев полноводную Ямуну. Не увидев вблизи ни одной лодки, мой отец решил без посторонней помощи перейти бурную реку, поместив корзину со мной на голове. Как только он вошел в поток, река узнала меня и чудесным образом утихла, предоставив для отца возможность без всякого риска перейти на другой берег.

*****

  
   - Где ты это нашел? - взволнованно спросил Шайни.
   - Мой хороший знакомый, доктор Никхил Бходжарадж, занимается подводными поисками у берегов Гуджарата. Его люди нашил эту печать, и переслали мне. Они считают меня единственным человеком, способным понять эти символы, - пояснил Варшней.
   - Символы? Это выглядит как какие-то животные, - заметил Шайни.
   - Точно! Это мотивы быка, единорога и козла, выгравированные на поверхности печати против часовой стрелки. Ты же понимаешь, что значит это изображение?
   Шайни кивнул.
   - Самый распространённый образ на печатях цивилизации долины Инда, прошу прощения, Сарасвати, - единорог. Это чисто символическое животное имеет огромное значение. В "Махабхарате" упоминается Экашринга, буквально - "однорогий", он являлся символом Вишну-Кришны и мудрости Вед. Также единорог связан с Вараха-аватарой, воплощением Господа Вишну в облике гигантского вепря..., - взволнованно начал Шайни.
   - Да, да, - нетерпеливо перебил его Варшней. - Но вот тебе, друг мой, еще одна важная подсказка. Mudrayaasah gacchantu rajno ye gantumipsavah; Na chamudra praveshtavyo dwaarpaalasya pashyatah...' - произнес он на санскрите.
   - О! Ты только что процитировал стих из "Харивамши", дополнительной книги "Махабхараты". В нем говорится, что каждый житель Двараки должен носить "трехголовую" мудру, или печать, в качестве идентификационного знака. Стих, который ты произнес, гласит, что охранники должны следить, что бы жители носили этот знак, и не пускать без него в город. Но какое отношение это имеет к твоим раскопкам в Калибангане? - спросил Шайни.
   - Обнаружено много печатей с таким мотивом, в самых разных местах. В течение многих лет бытует мнение, что Кришна - просто мифологический персонаж, продукт коллективного воображения, создававшийся многие века. Также, многими утверждается, что цивилизация Сарасвати превосходит возрастом "Махабхарату" на несколько тысяч лет. Все это - исключительная ерунда, дружище. Цивилизация Сарасвати не была доведийским образованием. Это была величайшая ведийская цивилизация на планете, чьи представители написали Веды и Упанишады. Вот почему так важны Калибанган и Мохенджо-Даро. Мы обнаружили алтари для поклонения огню в Калибангане, это говорит в пользу того, что перед нами - ведийское поселение. В Мохенджо-Даро найдена "Большая ванна", объект для ритуального омовения. Это также признак исповедания ведийской религии. Мы также нашли сотни печатей с изображением свастики, символа ведийского происхождения. Изображения на некоторых печатях явно относятся к йоге и медитации. Сарасвати, реально существовавшая река, на берегу которой сошлись в ужасном поединке Дурьйодхана и Бхима после великого сражения, описанного в "Махабхарате". То, что ты держишь в руке - прообраз паспортной системы, введенной Кришной в своем царстве Дварака. И об этом, ты прав, говорится в "Харивамше"! - возбуждённым голосом сказал Варшней.
   Лицо его покраснело от волнения.
   - Ну и какое место я занимаю в твоих планах? - поинтересовался заинтригованный Шайни.
   Варшней пристально посмотрел на Шайни.
   - Ты не просто мой лучший друг, Рави, ты мне как брат. Однажды ты поймешь, что это утверждение не просто проявление эмоций, а вполне логичный факт. Мне известен твой генетический код, дружище. То, что я тебе сейчас показал, является печатью, обнаруженной у берегов Двараки. Эту печать необходимо вернуть доктору Никхилу Бходжараджу, тому, кто ее нашел. Тебе я собираюсь отдать на хранение почти идентичную печать, которую я обнаружил в Калибангане. Третья печать была найдена на Курукшетре, и я передал ее еще одному моему другу, профессору Раджараму Куркуде, у которого есть свои исследовательские лаборатории в Джодхпуре. Я расскажу тебе о его новейших ядерных исследованиях сегодня за ужином, - сказал Варшней, понизив голос, стараясь, что его слова не достигли слуха водителя. - Четвертая печать найдена в Матхуре и находится сейчас на хранении у нашего общего знакомого Девендры Чхеди.
   - Девендра Чхеди - специалист по генетике? Тот, который подстроил так, что туалет директора школы взорвался, лишь только тот опустил свою задницу? - спросил Шайни, широко улыбаясь.
   - Точно! Он все еще такой же пройдоха, но теперь получает деньги за свои научные эксперименты, - ответил Варшней и серьезно добавил. - Все эти печати являются частями набора из четырех штук.
   - Почему ты раздал эти печати Бходжараджу, Куркуде, Чхеди и мне? - спросил Шайни, приняв от друга маленький бумажный пакетик с печатью из Калибангана.
   Варшней посмотрел ему в глаза и сказал:
   - Потому что вы четверо - единственные люди, кому я могу доверять. Я не могу позволить себе держать все четыре печати вместе. Слишком велик риск утратить их. Хороший хозяин не кладет все яйца в одну корзину. Я полагаю, что эти четыре печати вместе указывают путь к сокровенному сокровищу Кришны.
   Анил Варшней глубоко вздохнул и продолжил.
   - Существует еще пластина для крепления всех четырех печатей, такая керамическая плитка. Она недавно всплыла на аукционе "Сотбис" и я смог уговорить своих работодателей - "VSKBC Heritage Ltd" - принять участие в торгах. Нам удалось купить эту плитку за весьма внушительную сумму.
   - И где она сейчас? - спросил Шайни.
   - В сейфе. Сотрудники хранилища получили инструкции - если со мной что-нибудь случиться, они должны будут связаться с тобой, - сказал Варшней.
   - Надо ли мне знать что-то конкретное об этой плитке? - с любопытством спросил Варшней.
   - Просто знай, что эти печати и плитка долгое время передавались из поколения в поколение, пока окончательно не потерялись, еще в древности, - ответил Варшней. - Плита для крепления печатей в итоге оказалась в руках жившего в шестнадцатом веке раджи Ман Сингха, большого почитателя Кришны. Он выгравировал на пластине санскритскую надпись и установил ее в храме Кришны, построенный им же во Вриндаване.
   Шайни кивнул.
   - Храни эту печать, Рави, как свою жизнь. Я пошлю тебе по электронной почте фотографии всех четырёх печатей. Если со мной что-то случится, сделай все, что в твоих силах, что бы соединить все печати на опорной пластине. Вместе они составляют так называемый "Ключ Кришны", способный открыть правду об историческом Кришне будущим поколениям.
   Затем Варшней передал другу записку.
   - Я специально написал это для тебя. Используй, когда понадобится подсказка.
   Казалось, что взор водителя прикован к сложной дороге. Двое друзей на заднем сидении не могли видеть, что на дорогом мобильном телефоне шофера был включен диктофон.
  

9

   Когда мой отец добрался до Гокула, он первым делом заглянул в корзину и увидел, что я абсолютно сухой и со мной все в порядке. Отец и не подозревал, что весь путь меня охранял и защищал от дождя своим капюшоном Господь Шеша. Для отца вся эта ночь была чередой небывалых чудес. Он быстро добрался до дома Нанды, уложил меня в кровать Яшоды и забрал ее дочь. Затем он вернулся в Матхуру, в тюрьму, и подложил девочку под бок Деваки. По моей воле цепи вновь сковали его руки, ворота закрылись. Охранники начали просыпаться и услышали голос плачущего младенца.

*****

   Водитель внедорожника "Mahindra Xylo", который вез Анила Варшнея и Рави Мохана Шайни в Калибанган, стоял перед своим нанимателем. Из его дорогого мобильника доносилась запись разговора его пассажиров. Когда воспроизведение закончилось, он выключил телефон и застенчиво улыбнулся женщине, стоящей напротив его.
   - Неплохо, - произнесла Матаджи, разминая ноги после продолжительной поездки.
   Разговор проходил в безлюдном лесистом месте. Она положила ладони на поясницу и хорошенько прогнулась, растягивая затекшие мышцы спины.
   - Я довольна твоей работой, - сказала она, протягивая водителю пачку купюр по тысяче рупий.
   Воодушевлённый ее похвалой, водитель набрался смелости и спросил:
   - Это не мое дело, Матаджи, но почему для тебя так важен этот "Ключ Кришны"?
   Матаджи улыбнулась. Ее правая рука перебирала четки из ста восьми бусин, на каждую из которых надо было произносить имя Господа. "OM Shri Prithivi Raskshakaaya Namah" - мысленно она воспела Того, чье имя - Защитник земли.
   - Ты, уверен, что хочешь это знать? - спросила Матаджи. - Излишние знания иногда становятся проклятием.
   "OM Shri Maangalya Daayakaaya Namah" - она нащупала следующую бусину и восславила Того, кто дарует чистоту.
   - Только если ты сочтешь, что мне это нужно, Матаджи, - потупил взор водитель. - Я твой покорный слуга и подчиняюсь твоим приказам, не задавая вопросов. Это было простое любопытство с моей стороны.
   Матаджи передвинула пятую бусину. "OM Shri Kartum Shakti Dhaarnaaya Namax" . "Тот, кто наделяет энергией для деяний".
   - Тогда слушай. Кришна был восьмой аватарой Вишну, проявлением энергии, которую мы называем Виш. Противоположность энергии Виш - энергия Шив. Виш - создает и хранит, Шив - разрушает.
   - Как же это относится к тем печатям цивилизации Сарасвати, которые обсуждали оба ученых в моей машине? - спросил Матаджи ее верный подручный.
   - До сих пор большинство историков полагало, что жители цивилизации Сарасвати поклонялись Шиве. Ты знаешь, на что похож символ Шивы? - не дожидаясь ответа, она взяла папку с сидения автомобиля и достала оттуда распечатанное на листе изображение.
   - Видишь? - она указала на рисунок. - Мы, индуисты, знаем, что это - Шива-линга. Фаллический образ Шивы, не так ли?
   Водитель был в замешательстве. Почему Матаджи читает ему краткий курс индуизма? Он закивал ей.
   - Да, да. Именно так.
   - Хорошо. Теперь давай рассмотрим основные черты Шива-линги. Он состоит из двух частей. Первая - цилиндрическая конструкция из полированного камня. Вторая - окружающая ее ёмкость со сточным желобком. В храмах Шивы над лингамом нависает чаша, из которой равномерно капает вода на цилиндр и вытекает из емкости через желоб.
   Водитель послушно смотрел на изображение, но так и не понимал, зачем Матаджи ему это рассказывает. Матаджи же достала из папки еще один лист.
   - Теперь посмотри на это, - она положила оба листа рядом. - Это вид с воздуха на BARC - Центр атомных исследований имени Хоми Бхабха на окраине Мумбаи. Не находите никаких параллелей между этими изображениями?
   Водитель ахнул. Сходство было поразительным! Матаджи даже рассмеялась, увидев его реакцию. Она позволила ему тщательно рассмотреть оба рисунка. Ее пальцы уже нащупали пятидесятую бусину. "OM Shri Munistutaaya Namah". "Тот, кого восхваляют мудрецы и пророки".
   - Мы очень часто не обращаем внимания на то, что находится на самом виду! Ядерный реактор BARC своей формой очень похож на цилиндрическую часть Шива-линги, - сказала Матаджи. - Как и Шива-линге, реактору необходим регулярный приток воды. Подумай вот о чем - в храмах Шивы вода, истекающая с желоба Шива-линги, не считается священной. Почему? Воду, вытекающую из Шива-линги, не пьют по той же причине, что и воду из системы охлаждения реактора. Вода эта - заряжена, она не пригодна для питья. Храмы Шивы зачастую стоят возле какого-нибудь водоема - реки или озера. Шива-линга подобно реактору нуждается в охлаждении своего ядра. Знаешь ли ты, что никому нельзя проходить мимо желоба Шива-линги во время прадакшины - молитвенного обхода. Люди, подходя к желобу, должны повернуть вспять, чтобы не попасть под влияние заряженной воды.
   - Выходит, что BARC спроектирован по образу Шива-линги? - спросил ошеломлённый водитель.
   - Не так! Я пытаюсь донести до тебя, что Шива-линга является не символом Шивы или какого-то другого бога. Этот древний символ олицетворяет высшую силу, энергию, названную нашими предками Шив. Эта энергия противоположна другой форме энергии, Виш. Люди цивилизации Сарасвати знали эти формы энергии. Современный человек гордится тем, что освоил ядерную энергетику. Знал бы он, какие силы были доступны людям ведийской цивилизации и во времена, описанные в "Махабхарате", - с торжеством в голосе она приблизилась к своему подчиненному.
   Правая рука Матаджи механически перебирала четки. Вот уже и сотая бусина. "OM Shri Mukta Sanchaarakaaya Namah". "Тот, кто свободно перемещается между мирами".
   - И "Ключ Кришны" может привести к источнику этой энергии? - спросил водитель.
   Лицо Матаджи было в нескольких сантиметрах от лица водителя. Он чувствовав ее теплое дыхание. Глядя ему прямо в глаза, Матаджи сказала:
   - Говорят, что Оппенгеймер, создатель атомной бомбы, процитировал "Бхагавад-Гиту" после первого успешного испытания в 1945 году. "Я стал смертью, разрушителем миров" - сказал он. Оппенгеймер специально выучил санскрит, что бы лучше понять "Гиту". Ключи к разгадке древних познаний о ядерной энергии находятся перед нами, в древних индуистских писаниях! - последние слова она почти прокричала, одновременно левой рукой вонзая нож, спрятанный в складках рукава, в живот водителя.
   Когда его тело рухнуло на землю, она опустилась на колени перед ним и прошептала на ухо:
   - У меня была причина, по которой я спрашивала - готов ли ты это знать. Излишние знания иногда становятся проклятием.
   Ее пальцы сжали сто восьмую бусину, последнюю. "OM Shri Yoga Poornatva Daayakaaya Namah" - негромко произнесла Матаджи вслух. "Тот, кто дарует совершенство йоги".
   Далее Матаджи стала шептать и приговаривать что-то лишенное, на первый взгляд, смысла, погружая нож глубже в тело водителя. Она смотрела в его наполненные ужасом глаза до тех пор, пока он не испустил дух.
  
  

10

   Как только Камсе донесли, что рожден восьмой ребенок, он тут же бросился в тюрьму. Моя мать взмолилась ему:
   - Брат мой! Смотри, это не мальчик! Это несчастная, беспомощная девочка! Пророчество говорило о восьмом сыне, а не о дочери. Пожалуйста, не убивай ее. Умоляю тебя!
   Инстинктивно Камса чуял, что здесь не обошлось без обмана.
   - Я не знаю, как вы пытаетесь провести меня, но, что бы быть полностью уверенным, я убью ее! - прокричал он и схватил дочь Яшоды.
   Камса швырнул девочку в стену, но она чудесным образом поднялась в воздух, приняла облик Шакти-Деви и насмешливым голосом провозгласила:
   - Глупец! Твой убийца родился и живет в полной безопасности, там, где ты не сможешь причинить ему вред! Готовься к смерти, злокозненный Камса!

*****

   Печально известная тюрьма Джайпура была построена англичанами в 1855 году и находилась в густонаселённом районе Гхат-гейт. Известность ей принесли многочисленные скандальные случаи.
   Целой сенсацией стал побег аферистов, обманувших на миллионы городских ювелиров. Мошенникам помог помощник начальника тюрьмы, обеспечивший не только открытые замки в камерах и на решетках, но и вызвавший преступникам такси. Золотое правило Центральной тюрьмы состояло в том, что у кого было золото, тот и устанавливал правила.
   Статистика неумолимо показывала, что число смертей в Центральной тюрьме из-за отсутствия должной медицинской помощи неуклонно растет. Из-за антисанитарии каждые четыре дня умирает один заключенный. Людей набивают в камеры как сардины в банку, на восемь человек приходится одно одеяло, здоровые находятся в одних помещениях с туберкулезными больными. Туалетов не хватает, заключенные справляют нужду где придется.
   Обычным явлением были стычки между бандами, самоубийства, пытки несовершеннолетних заключенных сотрудниками тюрьмы.
   Вот в этот рассадник грязи и очаг преступности поместили Рави Мохана Шайни, предварительно сфотографировав его и сняв отпечатки пальцев.
   В вонявшей мочой камере для допросов он сидел и ждал прибытия арестовавших его полицейских. Истекающий потом Шайни нервно барабанил пальцами по столу. Здесь же находился его адвокат - Санджай Ратнани, отец Прии. Он предупредил Шайни, что скорее всего не будет вмешиваться по ходу допроса.
   - Допрос не так уж страшен, всегда сможем заявить, что его провели под давлением. Мне важнее узнать, что они могут предъявить нам по этому делу... Так что я позволю им вдоволь поговорить, - пояснил он.
   В это мгновение открылась дверь камеры и внутрь вошла инспектор Радхика Сингх, державшая папку с именем Шайни на обложке. Она расположилась напротив и положила папку на стол.
   - Против вас имеются неопровержимые улики, - перешла она сразу к делу. - Отпечатки ваших пальцев найдены на входной двери. В вашей квартире в Дели произведён обыск, в ходе которого обнаружили эту старинную печать.
   Она предъявила пластиковый пакетик с той самой печатью, которую Варшней отдал Шайни и продолжила:
   - Нам известно, что печать эта принадлежала Анилу Варшнею. В его квартире найдено несколько фотографий этой печати, а на ней самой - его отпечатки. Вы похитили ее!
   Шайни взглянул на печать. В пересохшем горле стоял комок, но он не мог заставить себя выпить воды из стоявшего перед ним стакана, на дне которого виднелся илистый осадок.
   - Анил был моим другом. Он пригласил меня в Калибанган, показать интересные раскопки, на которых он работал. Естественно, я был у него дома. Мы даже ужинали вместе. Разумеется, там по всей его квартире можно найти мои отпечатки. Но это еще не значит, что я его убил! - попробовал защищаться Шайни.
   Сингх внимательно изучала выражение лица Шайни, будто надеясь, что в его глазах отразится признание вины. Но единственное, что было написано на лице Шайни - крайняя степень дискомфорта от жары, духоты и зловония.
   Взвешивая каждое слово, Сингх спросила:
   - Печать. Как вы объясните наличие у вас печати? Это что-то такое ценное, что вы решились на убийство своего друга детства?
   - Я не убивал Анила! Он отдал печать мне на хранение и сказал, что позже расскажет мне все подробности. Могу вас заверить, что когда я покидал дом Анила Варшнея, он был жив и здоров. Почему бы вам не заняться поисками настоящего убийцы, а не приписывать мне преступление, которого я не совершал! - возмутился Шайни.
   Сингх вынула фотографию из папки. На ней крупным планом был снят скальпель, вызвавший смертельное кровотечение у Варшнея. Была ясно видна гравировка "R.M."
   - Тогда, может быть, вы объясните мне, профессор Рави Мохан, кому могут принадлежать эти инициалы "R.M." - почти прошипела инспектор Сингх.
   Кровь отлила от лица Шайни и он почувствовал приближающуюся тошноту.
   Сингх получив преимущество, быстро достала еще одну фотографию и бросила ее через стол Шайни. Это было изображение безжизненного тела Анила Варшнея, лежащего в луже крови. Шайни увидел вонзенный в ногу друга скальпель, знак колеса на его лбу, и написанный кровью на стене стих.
   Шайни в ужасе отшатнулся от снимка. Он до этого не знал, каким жестоким способом был убит его друг. Игнорируя осадок в стакане, он сделал большой глоток воды, тут же пожалел об этом, так как в ноздри ему ударил зловонный запах.
   - Добро пожаловать в Центральную тюрьму, профессор Шайни, - усмехнулась Радхика Сингх. - У нас здесь особый сорт воды для заключенных, "Канализационная без газа".
   У мучившей Шайни тошноты не осталось больше препятствий и фонтан из рта профессора обрушился на стол, забрызгав документы и форму Сингх.
   - Ублюдок! - вскричала она, пытаясь спасти бумаги. - Ты сделал это нарочно!
   Тут же она поняла, что ее главный подозреваемый потерял сознание. Это отвлекло ее внимание, и она не заметила, как во всем этом беспорядке адвокат с ловкостью, присущей карманникам, а не юристам, стащил со стола пакетик с печатью и спрятал его в кармане.

11

  
   Разгневанный Камса созвал своих советников.
   - Меня провели! Убийца, напророченный мне, жив и здоров! Что будем делать?
   - О господин! Необходимо послать вооруженные отряды во все стороны света и убить всех младенцев двух месяцев отроду.

*****

   - Инфаркт! - закричал тюремный врач, послушав сердце Шайни. - Или остановка сердца!
   Прибежали две медсестры. Одна надела Шайни маску кислородной подушки, другая следила за его сердечным ритмом и давлением и снимала кардиограмму.
   - У нас мало времени! - волновался врач. - Надо как можно скорее доставить его в кардиологическое отделение нормальной больницы. Вызывайте неотложку!
   Прия наблюдала, как доктор приступает к сердечно-легочной реанимации, а его помощник держит наготове дефибриллятор.
   - Сестра, дефибриллятор на двести джоулей!
   - Да, доктор! - отозвалась она.
   Помощник разместил на груди Шайни гелевые прокладки и прижал к ним электроды.
   - Давай! - скомандовал он медсестре.
   Тело Шайни дернулось. Врачи смотрели на монитор, изучая ритм сердца. Медики покачали головами и понесли Шайни на носилках к поджидавшей машине скорой помощи. Прия, вместе с тюремным врачом изъявили желание ехать рядом с профессором. Машина скорой помощи включила красно-синие маячки на крыше и полетела в сторону больницы.
   Госпиталь "Фортис Эскортс", одна из лучших больниц Раджастхана, раскинулся на территории в шесть акров в Мальвийя Нагар, в самом центре Джайпура. Если направиться от госпиталя к югу по шоссе Джавахарлала Неру, объехать парк Джавахар-Сёркл, можно попасть в аэропорт Джайпура, и вся дорога займет десять минут.
   Вдруг тюремный врач начал стучать по стеклу, отгораживающему водителя от задней части машины скорой помощи. Водитель, полагая, что ему хотят сообщить что-то важное и срочное, отодвинул заслонку. Он не успел увидеть того, кто его звал, так как мощный удар в голову отбросил его на ветровое стекло. Нога водителя судорожно нажала на педаль газа, потерявший управление автомобиль сделал резкий рывок и врезался в задние, служебные ворота отеля "Кларкс Амер", расположенного в двух шагах от аэропорта.
   - Быстро ударьте меня в лицо! - крикнул врач Прие.
   - Зачем? - спросила Прия, прежде чем сама поняла, что врачу нужно будет доказывать свою невиновность в неминуемом расследовании.
   Не теряя больше драгоценного времени, она ударила правой рукой врача. У того показалась кровь. После удара Прия инстинктивно отшатнулась от движения врача, но оказалось, что он всего лишь протягивает ей пакет с одеждой.
   - Бегите в отель и немедленно пройдите в номер 322. В пакете солнцезащитные очки, новая одежда, документы на новые имена для вас и Рави Мохана. У главного входа в отель вас будет ждать такси, черная Toyota Innova. Водитель доставит вас прямо к частному самолету компании "Титан". Пилот не задаст вам никаких вопросов, - тюремный врач на одном дыхании выдал все эти инструкции.
   - Но куда мы должны лететь? - простонала Прия.
   - В Джамнагар, штат Гуджарат, - шумно дыша, ответил врач. - Это самый близкий к Двараке аэропорт.
  

12

  
   Мои приемные родители, Нанде и Яшоде, были вынуждены в тайне совершить обряды, связанные с моим рождением и наречением именем. Они боялись, что Камса обнаружит их. Семейный брахман Гаргамуни сказал им:
   - Кришна - воплощение Господа. Вам надо перестать волноваться. Он защитит вас и жителей страны от злых происков Камсы. Конечно, осторожность не повредит, множество демонов вызвал Камса для убийства этого младенца.
   Мои приемные родители не знали, что шпионы Камсы следовали за Гаргамуни. Теперь Камса знал, где я скрываюсь.

*****

   По дороге в номер N322 отеля "Кларкс Амер" Рави Мохан Шайни пытался вспомнить все обстоятельства, приведшие к его побегу.
   Ему снился кошмар. Шайни чувствовав, как маленький монстр сосал его кровь через соломинку, воткнутую в его левую ногу. С каждым глотком чудовище становилось больше, а Шайни уменьшался.
   -Оставьте меня в покое! - кричал он и со всей силы размахивал руками, но монстр прижал его руки и вонзил иглы в вены.
   - Сестра! Держите его, у пациента бред! - сказал тюремный врач, когда Шайни попытался сорвать пластырь, удерживающий на его руке иглу капельницы с глюкозой. Минуту спустя Шайни пришел в себя и осознал, что монстр был плодом его воображения, разыгравшегося из-за увиденной фотографии мертвого друга его детства, истекшего кровью от раны в ноге.
   Картины кошмара отступили, размытые изображения перед глазами Шайни стали четкими. Он понял, что лежит на кровати с металлическим каркасом в тюремной больнице. Его окружали несколько человек - тюремный врач, медсестра, надзиратель, Прия и ее отец.
   Отец Прии, Санджай Ратнани был одним из самых высокооплачиваемых адвокатов Индии, специализирующихся по уголовным делам. Он любил шутить, что его доход составляет всего лишь одну тысячу девятьсот рупий, забывая при этом уточнить, что эта сумма "капала" на его счет каждую минуту, независимо от того, спал он или бодрствовал, был ли он в суде или посещал спортивное мероприятие, находился ли в Индии или за границей.
   Среди должностей, которые занимал Ратнани, было место председателя Ассоциации адвокатов Нью-Дели. В нем был силен дух независимости и бунтарства, поэтому он с охотой брался за заведомо провальные дела, участвовал во многих громких и спорных процессах. Ратнани вырос в семье со скромным достатком, но проявленная им твердость и решимость позволили ему окончить экстерном школу и университет. Согласно общим правилам, к работе адвокатом юрист мог приступить в двадцать один год, но молодому Санджаю власти разрешили начать практику в восемнадцать лет. В своей деятельности он следовал тому принципу, что хороший адвокат знает закон, но отличный адвокат знает судью.
   - Послушай меня, парень, - грубовато начал Ратнани. - Она тебя упечет, у нее есть все для этого. Если инспектор Радхика Сингх считает тебя виновным, она добьется своего. "Ищейка-Сингх", так прозвали ее коллеги в полиции. Так что ты должен мне рассказать все, как было, правдиво и полностью. Согласен?
   - Клянусь, я не убивал Анила Варшнея, - слабым голосом произнес Шайни. - Я просто оказался не в то время не в том месте.
   - Можешь говорить свободно, - посоветовал Ратнани. - Ты среди друзей.
   Он подмигнул тюремному надзирателю, который улыбнулся в ответ. Врач и медсестра тихонько покинули помещение, оставив пациента в компании его адвоката, ученицы и сотрудника тюрьмы.
   - Варшней был моим настоящим другом. Я бы жизнь отдал за него. Все, что знаю - он был на пороге крупного исторического открытия и опасался, как-бы враги и завистники не попытались бы отнять у него материалы. Я чувствую, что убийство как-то связано с его исследованиями.
   - Наши слабые места - найденная у тебя печать, принадлежавшая Варшнею и твои отпечатки пальцев в квартире, где произошло убийство. Также, ты - последний, кто видел Варшнея живым. И, как будто этого мало, в деле фигурирует чертов скальпель с твоими инициалами. Для Ищейки-Сингх этого более чем достаточно для задержания тебя на неопределённый срок без права внесения залога, - подвел итоги Ратнани.
   - Вы что-то говорили о четырёх печатях, - вспомнила Прия. - Одну Варшней передал вам, она и найдена в вашем доме. Что он сделал с другими тремя печатями?
   - У Анила было еще три близких друга. Первый, доктор Никхил Бходжарадж сейчас находится на борту исследовательского судна, стоящего на якоре у берегов Гуджарата. Другой его друг, Раджарам Куркуде - ученый-ядерщик, он работает в Джодхпуре. Наконец, есть еще Девендра Чхеди, ученый из Чандигарха, - перечислил слабым голосом Шайни. - Я знаю, что Анил хотел оставить каждому из нас по печати. Думаю, что Бходжарадж был в курсе этого его плана.
   - Послушай меня, Шайни, - сказал отец Прии. - Тебе надо повстречаться с Бходжараджем, необходимо, что бы он подтвердил твою историю. Его показания могли бы помочь тебе.
   - Но я же арестован! - горячо возразил Шайни.
   - Это ненадолго, - пообещал адвокат. - Ты же не забыл тот стакан воды с грязным осадком? Это мой хороший друг, тюремный надзиратель, подсыпал экстракт ипекакуаны, что бы вызвать у тебя рвоту. Это дало нам прекрасный повод отправить тебя в больницу. Теперь, когда ты здесь, мы готовы претворить в жизнь вторую часть нашего плана.
   - Вторая часть? О чем вы? - спросил непонимающий Шайни.
   - Сегодня у тебя случится небольшой сердечный приступ. Тюремный надзиратель перестрахуется и отправит тебя машиной скорой помощи в госпиталь "Фортис Эскортс" в Джайпуре, - пояснял Ратнани, пока глаза Шайни расширялись от удивления.
   - Инфаркт? Но я абсолютно здоров, если не считать последствий от этой тухлой воды, которую я выпил в той вонючей камере! - все еще в недоумении произнес Шайни.
   - Не переживайте, - сказал надзиратель. - У вас не будет сердечного приступа. Мы просто позовем сейчас врача, который ждет снаружи, и он удостоверит, что у вас сбой сердечного ритма. Надо разыграть спектакль как можно реалистичнее и тогда у нас будут все основания отправить вас в больницу.
   - Но я же ни в чем не виноват! - запротестовал Шайни. - Почему мою невиновность приходится доказывать незаконными методами?
   - Послушай, профессор. Моя дочь относится к тебе с большим уважением, - сказал Ратнани. - Она втянула меня в это дело как гарантию того, что ты не проведешь остаток жизни за решеткой. Так что позволь мне продолжить спасать тою задницу!
   Шайни пристально посмотрел на адвоката, затем перевел взгляд на Прию. Он увидел, что ее глаза умоляют его следовать указаниям отца. Он вздохнул.
   - Хорошо. Я сделаю все, что вы скажете.
   Ратнани улыбнулся после этих слов Шайни.
   - Слышал такую поговорку - "Хорошие адвокаты знают закон, а отличные - судью"?
   Шайни кивнул.
   - Но ты не знаешь, что самому лучшему адвокату нет надобности знать судью, так как он регулярно ужинает с тюремным надзирателем, - захохотал Ратнани и хлопнул по плечу своего друга-тюремщика.
   Тюремный врач прислушивался, ожидая, когда его позовут. В руке он держал небольшой шприц и был готов сделать укол пациенту.
   Когда посетители, наконец, покинули палату, врач вошел внутрь. Шайни начинал дремать. Врач поднес шприц к свету и проверил его, нажал на поршень, выдавил с кончика иглы пару капель и затем сделал укол в бедро пациента. В шприце был обыкновенный адреналин, используемый при аллергических реакциях. При неправильно рассчитанной дозировке он мог бы быть смертельным, но врач хотел только вызвать учащенное сердцебиение. Введенное Шайни количество лекарства было достаточно для имитации сердечного приступа.
  

13

  
   - Он жив. Я чувствую это, - сказал Камса Путане. - Ступай в Гокул, выследи его и убей, раз и навсегда!
   Путана, демоница и ведьма, обратилась прекрасной девушкой и добралась до дома моих приемных родителей. Моей матери Яшоде она преставилась дочерью благочестивого брахмана и выразила желание покормить меня грудью, дабы даровать мне долголетие. Моя наивная приемная мать положила меня Путане на колени, в блаженном неведении и не подозревавшее, что молоко гостьи - ядовитое. Но мне, воплощению Вишну, было известно все. Я впился зубами в сосок Путаны и высосал все ее жизненные силы, от чего она незамедлительно скончалась. Умерев, она приняла свой настоящий демонический облик, а я без всяких забот играл у нее на коленях.

*****

   - Приготовитесь, в полете немного потрясет, - предупредил пилот, бегло осмотрев пассажиров и их документы.
   Четырехместный "Beechcraft King Air C90" чувствительно вздрогнул на взлете. Шайни и Прия почувствовали себя сидящими в повозке, передвигающейся по ухабистой дороге. Хорошо еще, что от Джайпура до Джамнагара было не более четырехсот миль.
   - Будем надеяться, что Бходжарадж подтвердит твою историю. Лишь бы Варшней в разговоре с ним упоминал твое имя, - сказала Прия, когда самолет вышел на заданную высоту.
   - Я не вижу причин, по которым Бходжарадж отказал бы в помощи. Его подводные исследования доказывают, что великий город Дварака существовал в действительности. Можно предположить, что раз существовала Дварака, то и Кришна является исторической личностью. Печати, найденные Варшнеем в Калибангане, Курукшетре и Матхуре, укрепляют гипотезу о том, что любимый город Кришны, Дварака, был частью развитой культуры, цивилизации Сарасвати, - сказал Шайни.
   - Но есть ли у современной Дварки, куда мы стремимся попасть, что-нибудь общее с мифическими городом Кришны? - спросила Прия.
   - Нет, конечно! Современная Дварка - просто муниципальное образование в округе Джамнагар штата Гуджарат. Город Кришны носил санскритское название Дваравати - "Город с множеством ворот". Если эта легендарная столица Кришны и расположена где-то поблизости, то уж точно не на территории современной Дварки, которая не отличается ничем от любого другого индийского города, пытающегося справиться с перенаселением, загрязнением и дорожными пробками. Среди местных жителей ходит поверье, что город Кришны уходил под воду шесть раз, и каждый раз перестраивался. Поэтому современная Дварка считается у них седьмым отражением оригинала.
   - Но ведь Кришна родился в Матхуре, в городе, расположенном в тысяче километров от Дварки. Как и зачем он преодолел такое значительное для тех времен расстояние? - Прия указала на оба города на карте, найденной в заднем кармане сидения.
   Шайни взял непродолжительную паузу, обдумывая ответ.
   - Ну, как вы, должно быть, знаете, в "Махабхарате" есть рассказ о том, как Кришна убил своего дядю по материнской линии, жестокого правителя Матхуры Камсу. Царем Матхуры Кришна провозгласил Уграсену, отца Камсы. Кришна принадлежал к племени Ядавов, его клан представлял собой, скорее всего, первое демократическое общество в мире. Это было что-то вроде федерации восемнадцати племен, у каждого племени был свой правитель, вроде Уграсены в Матхуре. Все эти вожди избирали верховного правителя. Вот так Кришна и был избран фактическим предводителем всех восемнадцати племен, при этом он не носил титула царя.
   - Да, все так. Но зачем было предпринято это путешествие на тысячу километров?
   - Тесть Камсы, Джарасандха, был могущественным правителем Магадхи. Он вознамерился отомстить за убийство зятя и восемнадцать раз нападал на Матхуру. Захватить город он так и смог - Кришна и его брат Баларама организовали очень грамотную оборону. Но после последней атаки Кришна принял решение покинуть Матхуру. Он разумно посчитал, что Ядавам и другим племенам никогда не достичь процветания, если они будут все свои ресурсы тратить на защиту от Джарасандхи, - Шайни отвечал на вопросы Прии в своей преподавательской манере, как будто читая лекцию перед студентами. - Таким образом, это было очень разумно - перенести свою столицу на тысячу километров к юго-западу от Матхуры, за пределы досягаемости армии Джарасандхи. За это решение Кришна был заклеймен прозвищем "Ранчодрай" - "Убежавший с поля битвы". Даже в настоящее время в Гуджарате Кришну зовут этим именем.
   Прия обратила внимание, что во время своего рассказа Шайни делал какие-то пометки. Она с любопытством заглянула в его блокнот.
   Отъезд Кришны - Ревати - 26 сентября 3067 год д.н.э.
   Прибытие Кришны в Хастинапур - Бхарани - 28 сентября 3067 год д.н.э.
   Солнечное затмение - Амавасья - 14 октября 3067 год д.н.э.
   Полное лунное затмение - Криттика - 29 сентября 3067 год д.н.э.
   Начало войны в "Махабхарате" - Сатурн в Рохини, Юпитер в Ревати - 22 ноября 3067 год д.н.э.
   Зимнее солнцестояние - 13 января 3066 год д.н.э.
   Смерть Бхишмы - Магха шукла аштами - 17 января 3066 год д.н.э.
   Отбытие Баларамы в паломничество к Сарасвати - лень Пушья - 1 ноября 3067 год д.н.э.
   Возвращение Баларамы из паломничества - день Шравана - 12 декабря 3067 год д.н.э.
   Гибель Гхатоткачи - восход Луны, 2 часа ночи - 8 декабря 3067 год д.н.э.
   - Во имя всего святого, что это за даты? - воскликнула Прия.
   Шайни улыбнулся.
   - Это даты некоторых событий, полученные на основе астрономических расчётов, на днях я демонстрировал их студентам. Я хотел бы показать их доктору Бходжараджу и проверить, не совпадают ли они с его археологическими находками.
   Под ними простерлось огромное водное пространство. Они пролетали над заливом Кач. Несколькими минутами позже на воде показался очень длинный причал. Потрескивающий голос пилота раздался из динамика внутренней связи.
   - То, что видите внизу - это морской терминал нефтяной компании "Reliance". Причал расположен в пятнадцати километрах от побережья. Здесь танкеры загружаются сырой нефтью, бензином и дизельным топливом. Чуть позже, когда начнем снижаться, вы сможете увидеть крупнейший в мире нефтеперерабатывающий завод, расположенный в Джамнагаре.
   Пилот не умолкал все время, пока самолет летел над заливом Кач и над заводом. Посадку в аэропорту Джамнагара они совершили одновременно с закатом солнца.
  

14

  
   Когда Путана умерла, советники Камсы предложили еще один вариант. В Гокул, что бы убить меня, послали Тринаврату, демона - повелителя смерча. Увидев, как я играю в одиночестве во дворе, демон подхватил меня и поднял до самых облаков. Нанда и Яшода бежали вслед, обескураженные тем, как смерч уносит их любимое дитяЯ стал бороться с демоном, пытаясь задушить его. В конце концов, обессиленный Тринаварта был вынужден отпустить меня и я полетел вниз, прямо в руки моих приемных родителей.

*****

   В аэропорту их встретил молодой помощник доктора Никхила Бходжараджа. Молодой тамилец радостно вскрикнул:
   - Добро пожаловать в Гуджарат!
   Энергично пожимая руку Шайни, он продолжил:
   - Доктор Бходжарадж сказал, что бы я отвез вас в Дварку, где вы переночуете в отеле. Завтра утром вас доставят на наше исследовательское судно, которое стоит на якоре в девяти километрах от берега.
   В Дварку, расположенную в ста тридцати километрах от Джамнагара, они отправились на автомобиле. В машине Прия заметила, как Шайни прилагает усилия, чтобы не дать своему волнению выйти из-под контроля. Он перебирал свои заметки, время от времени делая пометки на полях блокнота.
   Шайни был уверен в своих выводах, которые позволяли ему определить дату великой войны, описанной в эпосе. Несмотря на то, что он был в настоящее время беглецом, на которого объявлена охота, историк в нем предвкушал встречу с доктором Бходжараджем. Скоро он сможет осмотреть древние предметы, найденные у побережья современной Дварки. Конечно, Шайни мысленно молился о том, что бы показания Бходжараджа сняли с него обвинения инспектора Радхики Сингх, но одновременно он желал в находках доктора обнаружить доказательства своих умозаключений о событиях "Махабхараты" и об историчности Кришны.
   Прия глядела в окно автомобиля, наблюдая за характерным для индийских городов беспорядком - плохими дорогами, повозками, запряжёнными буйволами, которые соперничали с дымящими выхлопными газами грузовиками. Всюду сновали нищие, разносчики воды, бродячие собаки. Кое-где виднелись полицейские, отчаянно пытавшиеся контролировать происходящее вокруг них.
   - Я читала, - сказала Прия, - что Кришна пригласил самого лучшего архитектора своего времени, Вишвакармана, чтобы построить Двараку. Судя по тому, что я вижу сейчас, этот Вишвакарман не очень то старался.
   Молодой тамилец рассмеялся.
   - Забавная мысль, мэм! Да, это верно, Вишвакарман построил здесь город на месте поглощенной водами империи Куштхастхали. Для этого у моря пришлось отвоевать значительные участки суши. Невероятно красивый город Дварака, появившийся в Гуджарате, был городом дворцов, садов, прудов, храмов, скульптур. Он был невообразимо богат.
   - То есть вы полагаете, что Дварака Кришны - это реально существовавший город? - спросил Шайни.
   - Ну конечно! До недавнего времени большинство историков видели в Двараке всего лишь мифический город, но некоторые исследователи, такие как доктор Бходжарадж, всегда были уверены в ее существовании. Доктор Бходжарадж участвовал в экспедиции известного археолога С.Р. Рао в восьмидесятых годах. Они тогда первыми начали искать легендарную Двараку под водой, у побережья Гуджарата. Их команда вскоре обнаружила каменные стены и развалины, в которых было шесть культурных слоев, что подтверждает свидетельство древних текстов о том, что Дварака строилась на руинах других городов. Экспедиция смогла обозначить границы древней гавани, были найдены печати с изображением различных животных, статуэтки бога Вишну и большие каменные треугольные якоря. Можно уверенно говорить, что здесь процветала морская торговля, - восторженно рассказывал помощник ученого.
   - Где вы проводите поиски? - спросил Шайни, чье волнение увеличивалось по мере приближение к Дварке.
   Помощник Бходжараджа достал планшет, вывел на экран карту Дварки и, указывая пальцем, сказал:
   - Затопленные развалины были обнаружены здесь, неподалеку от современной Дварки на глубине пятнадцать-двадцать метров. Нам казалось, что мы нашли-таки Двараку Кришны.
   - Почему только казалось? - спросил Шайни.
   - Проблема в том, что датировка наших находок не совпадает с вашей датировкой событий "Махабхараты". У нас в команде опытные подводные археологи. Мы применяли геофизические методы исследований, использовали эхолоты, металлоискатели, изучили все дно и буквально просели все донные отложения. Всего мы провели двенадцать морских археологических экспедиций. Датировка образцов наших находок была проведена в Физической научно-исследовательской лаборатории в Гуджарате. Радиоуглеродный метод показал, что предметам, найденным нами, примерно три тысячи семьсот лет.
   - Но это невозможно! По астрономическим данным война из "Махабхараты" должна была случиться около пяти тысяч лет назад! Это подтверждают и древнегреческие источники! - воскликнул Шайни.
   - Вот именно! Эта находка у побережья современной Дварки не могла быть Дваракой Кришны, разница датировок в одну тысячу триста лет слишком велика! Но доктор Бходжарадж выдвинул идею, невероятно простую, которая поможет определить местоположение настоящей Двараки, - сказал ассистент.
   - Что за идея? - спросил Шайни.
   - Она опирается на данные об изменении климата из-за последствий ледникового периода,- ответил ассистент, обращая внимание Шайни на экран планшета. Там были два изображения береговой линии полуострова Индостан. Одно показывало то, как выглядел полуостров несколько тысяч лет назад, другое - его современное состояние.
   - Посмотрите, что происходило во времена ледникового периода, - начал помощник доктора Бходжараджа. - Температура земной поверхности и атмосферы значительно понизилась. Это привело к росту ледников. Самый последний ледниковый период в нашей истории начался около ста десяти тысяч лет назад, достиг пика двадцать тысяч лет назад, и десять тысяч лет назад он завершился. После этого ледники стали таять, высвободив огромные запасы воды в океаны. Естественно, уровень морей поднялся. За последние восемнадцать тысяч лет средний уровень морей поднялся на сто тридцать метров, в результате чего было затоплено около четверти миллиона квадратных километров вдоль западного побережья Индии.
   Шайни задумался над сказанным и неуверенно спросил:
   - И вы утверждаете, что найденный вами под водой город - это не настоящая Дварака?
   Молодой тамилец посмотрел на Шайни и уверенно ответил:
   - Это Дварака, но позднего периода. Во времена Кришны море было в нескольких километрах от этого места. Если мы продолжим исследование морского дна, то найдем и более старые развалины. Дварака - город, простёршийся в пространстве и во времени. После основания он перестраивался еще семь раз. Самая последняя реконструкция - это современный город, изначальная Дварака покоится на дне океана, затопленная из-за повышения уровня моря. Мы считаем, что она находится где-то в девяти километрах от берега залива Кач, на глубине от двадцати пяти до сорока метров.
  

15

  
   Господь Шива очень захотел увидеть меня в человеческом воплощении. Он принял облик аскета-садху и явился в дом Яшоды, прося милостыню. Яшода предложила ему еды и денег, но он отказался принять их. Он просто хотел увидеть меня. Беспокоясь о моей безопасности после всех недавних происшествий, моя мать все же согласилась вывести меня на улицу, но при условии, что садху не притронется ко мне, а только посмотрит. Он согласился. Когда меня привели к нему, садху упал на колени, прослезившись от созерцания моего земного воплощения. В конце концов, и Шива и Вишну - это только две стороны одной и той же медали.

*****

   - Но у вас есть веские доказательства того, что там, под водой, находится та самая Дварака, описанная в "Махабхарате"? - допытывался Шайни.
   - Даже если вы бегло читали "Харивамшу", то наверняка помните, что земля, на которой построили Двараку, была отвоевана у океана, - ответил ассистент доктора. - Если желаете, я найду соответствующие отрывки на своем планшете.
   Шайни согласился, и ассистент нашел страницу, где приводился оригинальный текст "Харивамши" на санскрите с английским переводом. Он нашел то место, где описывалась постройка Двараки:
   "Кришна сказал: "Посмотрите на эту землю, выбранную мной! Она подобна небесам. Я также придумал имя городу, под которым он станет прославленным на весь мир! Город этот, построенный мной на земле и названный Дваравати, будет таким же великолепный, как Амаравати, город Индры"
   Тогда перед Кришной явился небесный зодчий Вишвакарман, мудрейший из богов.
   Вишвакарман сказал: "О Вишну, Владыка трех миров! Отправленный Индрой, незамедлительно явился я к тебе! Скажи, что мне сделать для тебя?"
   Кришна сказал: "Построй мне достойный моего великолепия город со множеством прекрасных домов! Яви свое непревзойденное мастерство! Пусть мой дворец будет подобен небесным дворцам. Пусть люди считают мой город символом процветания народа ядавов!"
   Вишвакарман сказал: "О Господь! Я сделаю все, как ты пожелаешь. Но это место, выбранное тобой слишком мало для города, о котором ты мечтаешь! Если владыка океана освободит еще кусок земли, то тогда удастся построить город, отмеченный всеми благоприятными знаками".
   Услышав такие слова, Кришна, лучший из произносящих речи, обратился к владыке вод: "О Океан! Будь милостив, даруй мне десять и еще две йоджаны земли! С землей, которую ты освободишь для меня, мой город будет достаточно просторен, что бы вместить весь мой народ и мою армию".
   После этой просьбы Кришны, Океан, при помощи ветра, освободил земли, до селе занятые водой".
   Шайни закончил читать отрывок и посмотрел на улыбающегося ассистента.
   - В старинных текстах даже научные знания передавались в магических терминах. Сложная мелиорационная задача описана как молитва о даровании двенадцати йоджан земли, - пояснил ассистент.
   - Я знаком с "Харивамшей", - сказал Шайни. - Но как этот фрагмент доказывает то, что ваши подводные находки имеют отношения к описанной в эпосе Двараке?
   - Мы обнаружили, что все обнаруженные нами постройки не имеют фундамента, а покоятся на ложе из огромных валунов, специально для этого там собранных, - ответил ассистент.
   - Вот как? И о чем это говорит? - поинтересовалась Прия.
   - Насколько нам известно, один из первых способов мелиорации, знакомых людям, как раз состоял в том, что в воду сбрасывали большое количество камней. Когда вода отступала, на получившейся скале строили поселение. Так что у нас есть научное доказательство того, что наши находки относятся к древнейшим временам, - взволнованно воскликнул помощник доктора.
   Через некоторое время модой тамилец высадил Шайни и Прию у отеля, пообещав утром доставить и на исследовательское судно. Спустя полчаса после этого на его телефон пришло СМС-сообщение. Он пробормотал:
   - Приступим к плану завтра.
  

16

  
   После того, как Путана и Тринаварта лишились жизни, Камса оказался в затруднительном положении, не зная, что предпринять дальше. Но вдруг однажды он услышал голос, которым вещал кто-то невидимый.
   - Кто ты? - спросил Камса.
   - Я - Шакатасура, - ответил голос. - Когда-то я чрезмерно возгордился своей красотой и одни мудрец проклял меня. сделав невидимым. Но я могу послужить тебе, о господин.
   Этот Шакатасура прибыл в Гокул, вселился в тяжелую груженую телегу и направил ее на меня, что бы раздавить. Но я, ничуть не испугавшись, просто пнул ногой телегу, с такой силой, что она взлетела высоко в воздух и разбилась на тысячи кусочков.

*****

  
   Весть об аварии, постигшей машину скорой помощи, достигла Ратхора через пятнадцать минут после происшествия. Он так раз направлялся в спортзал, где хотел сыграть в сквош, когда зазвонил его телефон. Выслушав доклад дежурного, Ратхор притормозил у обочины, что бы привести свои мысли в порядок. Он представлял, какой ад начнется, когда такую новость узнает Радхика Сингх. Ратхор сделал глубокий вздох и нажал кнопку быстрого вызова на телефоне.
   - Да, Ратхор, - раздался из трубки голос Сингх.
   - У меня плохие новости. Шайни перевозили в "Фортис Эскортс" и водитель скорой подвергся нападению. У него сильное сотрясение мозга, он пока еще не пришел в сознание. Тюремный врач утверждает, что Шайни и Прия бросились на него. Нос и губы у него, по крайней мере, разбиты в кровь.
   - Где произошло авария? - спросила Сингх.
   В ее голосе не было и намека на раздражение или досаду.
   - У отеля "Кларкс Амер", - ответил Ратхор.
   - Оттуда до аэропорта можно добраться всего за несколько минут. Надо проверить все рейсы из Джайпура. Также допросите управляющего отелем. Этого тюремного врача немедленно отправьте ко мне, что то мне не верится в его показания, - все это Радхика произнесла, делая небольшие паузы для затяжек сигаретой.
   - Я все немедленно сделаю, - ответил Ратхор.
   - И, Ратхор..., - начала Сингх.
   - Да?
   - Объявите Шайни в розыск, разметите его данные на нашем сайте и на сайте Центрального бюро расследований. Он известный ученый, поэтому подумайте о том, как мы будем объясняться с прессой.
   - Я все немедленно сделаю, - повторил Ратхор.
   - И напоследок..., - сказала Сингх.
   - Да?
   - Следите за всеми перемещениями Санджая Ратнани. Отследите его мобильный телефон и телефон его дочери. За телефон Шайни следить не стоит, он хранится в тюрьме. Исчезла печать, которая вместе с другими вещественными доказательствами находилась в комнате для допросов. Я нутром чую, что за всем этим стоит Ратнани. Удостоверьтесь, что нам будет известен каждый его шаг - куда он ходит, с кем встречается, чем он занимается.
   Окончив разговор, Сингх отложила сигарету и потянулась за четками. Она хотела помолиться Хари.
  

17

   Теперь позвольте рассказать о рождении моей настоящей любви, о Радхе. Однажды царь Вришабхану возвращался из паломничества к Ямуне. По дороге он увидел пруд, в центре которого был потрясающей красоты лотос, а в нем - прекрасная девочка. Раздался голос с небес:
   - Это - Радха! Ей суждено стать супругой восьмого воплощения Вишну! Возьми ее к себе домой.
   Вришабхану и его жена обрадовались девочке, ведь они были бездетны. Первые пять лет Радха не открывала глаз, и ее приемные родители боялись, что она останется слепой на всю жизнь. Но, на самом деле, Радха ожидала моего приезда. Моя семья получила приглашение в гости от Вришабхану. Тогда и получилось так, что первое увиденное пятилетней Радхой, которая наконец раскрыла свои глаза, было мое лицо!

*****

  
   Рави Мохан Шайни поднялся по короткому трапу на правом борту исследовательского судна "Радха". Прия, которая взошла первой в шутливой рыцарской манере протянула ему руку для помощи. Шайни галантно отказался.
   Молодой тамилец, ассистент доктора Бходжараджа, еще находился в катере.
   - Пройдите по коридору! Там лаборатория доктора. Он ждет вас. Я улажу все вопросы с владельцем катера и присоединюсь к вам! - крикнул он сквозь шум лодочного мотора.
   Шайни согласно кивнул и отправился искать лабораторию. Прия последовала за ним. К счастью на корабле было множество указателей, показывающих дорогу ко всем важным местам судна. "Радха" была построена на верфи фирмы "Hyundai Heavy Industries" и все эти указатели были характерны для корейской внимательности деталям.
   - Разве не странно, что на борту как-то тихо? - заметил Шайни. - Мне казалось, что весь корабль, который является опорной точкой исследований Бходжараджа, должен гудеть от бурной деятельности.
   - Возможно, все собрались в одном месте, - предположила Прия.
   Они подошли к лаборатории Бходжараджа. Шайни остановился у двери и постучал. Было бы невежливо врываться без приглашения в рабочее пространство доктора.
   Ответа на стук не последовало. Шайни вопросительно взглянул на Прию и снова постучал. Тишина. Шайни схватил ручку двери и потянул ее. Дверь с лёгкостью распахнулась. От увиденного у Шайни возникло желание незамедлительно прыгнуть с корабля в глубокие синие воды без спасательного жилета. Если бы он знал, что в данный момент ассистент доктора был занят тем, что сообщал полиции об убийстве на борту "Радхи", то точно сделал бы это.
   - Боже всемогущий! - пробормотал Шайни, пытаясь преодолеть страх и отвращение. Он осторожно, на цыпочках, подошел к дальней стенке, на которой кровью была написана сточка санскритского стиха. Прямо под надписью находилось тело доктора Никхила Бходжараджа, прислоненное к стене. Ноги были расположены под прямым углом к туловищу, их окружала лужа уже свернувшейся крови. Руки были связаны скотчем. В стопу левой ноги был вонзен скальпель с монограммой "R.M.", на лбу виднелся отпечаток штампа - рисунок цветка лотоса. Вся сцена напоминала во всех деталях фотографию с места убийства, которую ему пока завывала в Джайпуре инспектор Сингх. Впрочем нет, на лбу Варшнея было изображено колесо, тогда как здесь - лотос.
   - Вы умеете проверять пульс? - спросил Шайни.
   - Я не знаю, как это делается на шее, могу только на запястье. Вам надо освободить его руки.
   На одном столе лежали ножницы, Шайни взял их и стал перерезать слои липкой ленты, стянувшей руки доктора. Он не отавал себе отчета, что отставляет для полиции богатую коллекцию своих отпечатков пальцев. Прия опустилась на колени и взяла руку Бходжараджа. С минуту она пыталась нащупать биение пульса, затем посмотрела на Шайни.
   - Пульса нет. Он ушел. Позволь мне позвать кого-нибудь на помощь, - сказала Прия, вставая и выходя из лаборатории.
   - Тут кто ни будь есть? - услышал Шайни ее голос.
   Никто не ответил. Единственное, что было слышно - это равномерное гудение генератора, да еще мягкий звук волн, бьющихся о борт судна.
   Прия подергала первую попавшуюся дверь. Та оказалось заперта. Следующая дверь открылась, но за ней оказалась обычная кладовка. С третьей попытки она попала в большое помещение, где обнаружила семерых членов команды доктора Бходжараджа, пребывающих без чувств в разных позах. Кто-то сидел на стульях, кто-то упал на пол. Один даже лежал правой стороной лица в тарелке с завтраком.
   Она вернулась к Шайни, внимание которого было приковано к стиху на стене.
   - У тебя есть мобильный телефон? Мне нужно сделать несколько снимков, - спросил он.
   - Что? Нам надо убираться отсюда! Тебя подставили! Вся команда корабля в отключке. Когда полиция доберется сюда, все повесят на вас! - воскликнула Прия.
   - У вас есть мобильный телефон или нет? - нетерпеливо повторил Шайни, не отрывая взгляда от слов, написанных кровью.
   Прия без слов протянула ему свой телефон "Samsung Galaxy". Шайни, движения которого напоминали робота, взял его, сделал несколько снимков надписи на стене и вернул обратно Прие.
   - Пытаетесь играть в детектива? - раздраженно спросила она. - Мне кажется, вы не осознали тяжесть своего положения. Бходжарадж убит так же, как и Варшней! В обоих случаях вы были на месте преступления. Никто из членов экипажа не сможет подтвердить, что мы прибыли сюда после смерти доктора. Даже ассистент доктора, который нас сюда привез, куда-то исчез вместе с катером. Мы можем добраться до берега только на этом достаточно крупном судне, что представляется мне невозможным из-за отсутствия у нас навыков кораблевождения.
   Шайни внешне никак не реагировал на ее слова. Он смотрел на серебряный браслет, лежащий на полу. Нагнувшись, что бы рассмотреть его получше, Шайни увидел, что на нем выгравирована какая-то надпись. Он прищурился, пытаясь разглядеть каждую букву.
   Таарак Вакил.
   Может это имя убийцы?
   Погруженный в раздумья, Шайни осторожно поднял браслет и положил его в карман брюк. Его состояние было похоже на транс. Он машинально начал рассматривать карты и документы, над которыми, по всей видимости, работал Бходжарадж перед смертью. Постепенно взгляд Шайни оживился.
   - Невероятно! В индуистских писаниях говорится о Вселенной, состоящей из семи островов - двип. Но оказывается и Дварака состояла из семи островов! Дварака - как отражение Вселенной! Бходжарадж вел невероятные исследования, - воскликнул он.
   - Не могли бы вы отправить фотографии на свою электронную почту? - обратился Шайни к Прие.
   - Конечно, - сказала она и быстро проделала необходимые манипуляции с телефоном. - Но зачем?
   - Потому что телефон может испортиться, когда мы прыгнем в море, - ответил Шайни.
  

18

  
   Никто в Гокуле не называл меня Кришной. Деревенские жители звали меня с любовью Канхеей или Канхой - подростком, пареньком. Мои шутки и проказы стали постоянной темой для обсуждений. Моя неумеренная тяга к маслу принесла мне прозвище Наванитхачора - Похититель масла. Вместе с друзьями я пробирался в дома местных жителей, вскрывал сосуды с маслом и устраивал пирушки. Когда молочницы бежали жаловаться на меня Яшоде, я делал самое невинное лицо на свете, лил слезы и утверждал, что я тут не причем. Сердце Яшоды неизменно таяло, и она не была способна меня ругать. Вместо взбучки она уводила меня с собой и одаряла еще большей материнской любовью.

*****

   Рыбак, управлявший своей небольшой лодкой, решил, что на сегодня достаточно. Его лодка была простой и примитивной, но вполне подходила под ту функцию, которая интересовала владельца - под рыболовство. Такой тип лодок был практически непотопляем. Для защиты улова от палящего солнца был предусмотрен отсек с полиуретановой изоляцией, позволявший доставить пойманную рыбу на берег в свежем состоянии.
   Рыбака звали Икбал Патель. Он начал свой трудовой день на самом рассвете и сейчас, довольный сегодняшним уловом, напевая песню из популярного болливудского фильма, направил лодку к берегу. Из состояния задумчивости его вывело зрелище двух человеческих голов, показавшихся на гребне волны рядом с лодкой. Через мгновение две пары рук схватились за борт его суденышка. Убедившись, что две головы и четыре руки не являются частями неведомого морского чудовища, Икбал откашлялся и обратился к незваным гостям на языке гуджарати. Он заметно нервничал, так как не исключено, что эти люди, ищущие у него помощи, могли быть пакистанскими шпионами.
   Ни Шайни, ни Прия не владели родным языком рыбака. Поэтому они на хинди стали объяснять ему, что нуждаются в помощи, что их катер потерпел крушение. Подозрения Икбала они не развеяли, но он, тем не менее, помог им взобраться на свою лодку. Изможденные Прия и Шайни пытались отдышаться, а рыбак пристально разглядывал эту странную парочку.
   Рыбалка у побережья Гуджарата всегда была сопряжена с риском. В этих водах можно было повстречать индийские и пакистанские военно-морские суда, и любая из сторон могла задержать ни в чем не повинного рыбака за нарушение границы.
   В лодке повисла тишина. Бесчисленные вопросы крутились в голове Икбала.
   Кто эти двое?
   Что на самом деле произошло с их катером?
   Будут ли у него из-за них проблемы с полицией?
   Они граждане Индии или Пакистана?
   Что они делали в море?
   Должен ли он сообщить о них, когда достигнет берега?
   Понимая, что все из объяснения не удовлетворили рыбака, Шайни задумался о том, как сделать из их спасителя союзника.
   - Ваш телефон все еще при вас? - спросил он Прию.
   - Да, - ответила она. - Только я не знаю, работает ли он. Я смутно помню, что мне эту модель рекламировали как водонепроницаемую. Сейчас посмотрю.
   - Если он исправен, то я хотел бы, что бы вы подарили его этому рыбаку, - сказал Шайни.
   - Это наш единственный способ общения..., - начала возражать Прия.
   - Купить новый телефон, когда доберемся до города - не проблема! Этот же телефон наверняка уже отслеживается спутниками GPS и провайдерами по приказу полиции, по нашим следам идут Радхика Сингх и Ратхор. А также те, кто желает нас подставить, - оборвал ее Шайни.
   Прия понимающе кивнула. Она достала телефон и стала набирать в нем какие-то комбинации букв и цифр.
   - Что вы делаете? - спросил ее Шайни.
   - Чищу память и сбрасываю настройки. Не хочу, что бы мои сообщения читал кто-либо еще. СИМ-карту тоже отдать, или будет достаточно одного телефона?
   - Нет. Отдайте ему вместе с СИМ-картой, - решительно ответил Шайни.
   - Зачем?
   - Это поможет Радхике Сингх и Ратхору искать нас в Аравийском море еще несколько дней, - ответил Шайни с улыбкой на лице.
   Рыбак тоже заулыбался, когда Прия вручила ему подарок.
  

19

  
   Мы с моим старшим братом Баларамой нередко заходили в коровник и хватали теленка за хвост. Теленок начинал таскать нас по грязи, и, в конце концов, мы полностью покрывались ею. Яшода никогда даже не пыталась отшлепать нас за такие шалости. Но однажды, когда я в очередной раз похитил масло, она решила привязать меня к большой каменной ступе. По моей воле веревка укоротилась настолько, что матушка Яшода не смогла связать меня. Но я смягчился, когда увидел слезы беспомощности в ее глазах. Я позволил веревке удлиниться, и Яшода успешно связала меня. Я, конечно не остался сидеть на месте, а принялся всюду ходить с привязанной к спине ступой. Когда я проходил между двумя деревьями арджуна, ступа застряла. Я потянул - два ствола упали наземь и превратились в двух полубогов. Оказывается, они были прокляты мудрецов Нарадой за высокомерие, а я освободил их.

*****

   Сообщение из Отдела особых преступлений Центрального бюро расследований было простым. Оно гласило, что в Гуджарате произошло убийство, по всем деталям схожее с тем, расследованием которого занимается полиция Раджастхана, и пришло время заняться этими преступлениями централизовано, тем более что преступник, или преступники, предположительно пересекли государственную границу.
   Радхика Сингх дважды прочитала сообщение, медленно пережевывая миндальный орех. Ей не нравилось такое развитие событий. Не секрет, что Центральное бюро расследований зачастую шло на поводу политиков, отчего возникало значительное количество нераскрытых дел и подозрений в коррупции. Хотя Бюро являлось официальным представителем Интерпола, едва ли его можно было назвать образцовым подразделением.
   Затем инспектор Сингх обратилась к донесению из Индийской Береговой Охраны. Исследовательское судно доктора Бходжараджа "Радха" было обнаружено более чем в тринадцати морских милях от берега вертолетом Береговой Охраны. Вертолет был направлен туда после анонимного звонка человека, говорившего с тамильским акцентом. Информация анонима была подтверждена, и, после нескольких попыток установить радиосвязь с судном, к нему направили корабль Береговой Охраны. Обнаруженную в коматозном состоянии команду отправили в военно-морской госпиталь. Так как на борту было совершено ужасное преступление, и так как исследовательское судно вышло из территориальных вод Индии, то вся информация поступила не в полицию, а прямиком в Центральное бюро расследований. Один из заместителей директора Бюро, Сунил Гарг, заметил потрясающее сходство этого убийства со случаем в Раджастхане.
   Конечно, Радхика Сингх желала заниматься этим делом только сама, но глубоко вздохнув, она взяла телефон и набрала номер Сунила Гарга. Ей необходимо осторожно вести разговор, что бы сберечь имеющиеся козыри. Радхика в ожидании ответа улыбнулась, свободной рукой она в этот момент перебирала четки. Инспектор Сингх редко улыбалась и ее улыбка значила, что она уже одержала победу.
  

20

  
   Однажды я играл со своими друзьями-пастухами. Они нашли то, что посчитали пещерой в скале. Но это была не пещера, а раскрытая пасть демона Агхасуры, змея, длиной в йоджану. Я знал правду и очень переживал за своих друзей, которые решили посетить эту мнимую пещеру. Что бы спасти их жизни и заодно покончить с Агхасурой раз и навсегда, я отправился за ними. Змей тут же поглотил меня, но едва оказавшись внутри него, я тут же увеличил свой рост до гигантского размера, отчего демон не смог больше дышать и умер.

*****

   Название "Радха" было дано научно-исследовательскому судну неспроста. Доктор Никхил Бходжарадж считал такое название наиболее уместным и подходящим для корабля, который участвует в поисках легендарного города Кришны. "Радха" - это не просто плавучее средство передвижения. Это - высокотехнологическая мобильная исследовательская станция, способная с комфортом доставить к нудному месту ученых, аквалангистов, археологов и их снаряжение и оборудование. На борту находились современные приборы и компьютеры, навигационные и коммуникационные системы, позволявшие проводить анализ и изучение данных, собранный во время экспедиции. Семидесяти футов в длину, весом в семьдесят семь тонн и с крейсерской скоростью шестнадцать узлов, "Радха" почти полностью была изготовлена из стекловолокна. На судне постоянно работало восемь ученых.
   На корме "Радхи" были размещены рабочая зона, рулевое управление и погружная платформа, обеспечивающая аквалангистам удобный и безопасный спуск в воду. Там же находились лебедка и устройство для заправки баллонов аквалангов воздушной смесью. Кроме того, на борту судна располагались научно-исследовательские лаборатории. Основная лаборатория общего назначения представляла собой обширное помещение со свободным доступом с главной палубы. Био-аналитическая лаборатория, укомплектованная весьма чувствительным оборудованием, была хорошо изолирована для обеспечения в ней постоянной температуры. В глубине корпуса была еще и химическая лаборатория, в которой можно было вести работу с различными реактивами.
   Доктор Никхил Бходжарадж сидел в главной лаборатории и поджидал посетителей - Шайни и Прию. Он улыбался про себя. Это была спокойная улыбка человека, удовлетворенного осознаем того, что цель его близка.
   Перед доктором лежала спутниковая карта современного города Дварки. На этой распечатке было видно, что за исключением острова Бет, вся территория в окрестностях Дварки лежит на материковой суше. Но если посмотреть снимки высокого разрешения, выполненные с помощью технологии LIDAR, то становится очевидным, что в древности эта местность была группой островов, а не единым массивом. Можно предположить, что Дварака была островным государством, простершимся с юга на север.
   Такая версия объясняет сотни каменных якорей, найденных экспедицией на дне. Очевидно, что жители Двараки были мореплавателями и их корабли швартовались здесь. В настоящее время трудно разглядеть древнюю планировку этого города-государства, но она осталась в его санскритском названии - Дваравати, Город множества дверей. Кришна и его люди не имели в виду двери домов и дворцов, когда давали название новому городу. Они намекали на большое количество морских путей, через которые корабли могли достичь Двараки.
   В "Махабхарате" говорилось, что издалека было видно флаги, развивающиеся на стенах Двараки. Бходжарадж обнаружил тяжелые каменные основания для флагштоков, лежащие по периметру стен. Конечно, венцом его находок была печать с изображением трехголового животного. Эту находку он с гордостью демонстрировал Варшнею.
   Вот-вот должны явиться гости. Анил Варшней упоминал имя Рави Мохан Шайни во время из последней встречи и Бходжарадж знал, что Анил и Шайни были школьными друзьями. Доктор был слегка озадачен звонком от женщины, которая назвалась Прией Ратнани и попросила не только повстречаться с ними, но и встретить их в аэропорту. Эти чертовы академические ученые всегда пытаются показать свое превосходство перед такими практиками, как он.
   Бходжарадж услышал звук приближающегося катера. Это могли быть только Прия и Шайни, которых встретил в аэропорту его ассистент. Он встал и потянулся. На стене лаборатории висел телевизор. Шли новости, но звук был выключен. Внимание доктора привлекла не столько фотография на экране телевизора, сколько имя в текстовом блоке, рядом с ней.
   Рави Мохан Шайни.
   Это была фотография Шайни, которая была сделана при оформлении его в Центральную тюрьму Джайпура. Бходжарадж не знал Шайни в лицо, но знакомое имя в бегущей строке заставило его задержаться у экрана. Сообщалось, что объявлен в розыск Рави Мохан Шайни, которого подозревают в убийстве и который, к тому же, сбежал из тюрьмы. Далее шла просьба всех, имеющих какую-либо информацию о нем, сообщать в полицию. Рядом с фотографией были помещены сведения о Шайни.
   Имя: Рави Мохан Шайни.
   Псевдонимы: Нет.
   Номер дела: 1883767
   Пол: Мужской.
   Национальность: Индиец.
   Возраст: 45 лет.
   Рост: 5 футов 11 дюймов.
   Вес: 78 кг.
   Глаза: Темно-коричневые.
   Волосы: Черные.
   Особые приметы: черная родинка на правой лодыжке.
   Обвинение: Убийство.
   Человек, который должен приехать к нему, доктору Бходжараджу, объявлен полицией в розыск! Бходжарадж бросился к своему ноутбуку и набрал в поисковой строке "Рави Мохан Шайни". Первый же найденный результат говорил о том, что Шайни был обвинен в убийстве Анила Варшнея и что он сбежал из Центральной тюрьмы Джайпура.
   Анил Варшней был мертв!

21

   Все живые существа, населявшие реку Ямуну, стали гибнуть из-за поселившегося там огромного многоголового змея Калия, который своим ядом отравлял воды. С намерением положить этому конец, я прыгнул в Ямуну, якобы для того, что бы достать упавший в реку мяч. После схватки со змеем, я появился из глубины реки, танцующий на змеином капюшоне.
   - Пожалуйста, пощади его, о Господь! - умоляли меня супруги демона-змея.
   Исполненный божественного великодушия, я пощадил змея Калия, но попросил его немедленно покинуть реку Ямуну, что бы жизнь в ее водах снова могла процветать.

*****

   Бходжарадж на некоторое время оцепенел. Его буквально парализовало от шока и страха. Его друг, Анил Варшней, был мертв, а тот, кого обвиняют в его убийстве, направляется сюда. Какова же истинная цель его визита? Очередное убийство? Еще пару минут проведя в таких раздумьях, доктор подошел к телефону, висящему нас стене возле двери, и набрал номер, который показывали по телевизору.
   Через три гудка на вызов ответил человек из команды Ратхора.
   - Алло! Это полиция? Да? Меня зовут Никхил Бходжарадж и я хочу сказать, что ко мне направляется Рави Мохан Шайни...
   Внезапно распахнулась дверь, ударив его по лицу с силой кувалды. Разговор прервался на полуслове. Бходжарадж рухнул спиной на пол и потерял сознание.
   В лабораторию вошел человек в костюме аквалангиста, быстро прикрыл дверь и повесил болтающуюся на шнуре трубку телефона, успев услышать голос из нее:
   - Я слушаю! Сэр! Вы не могли поточнее...
   На человеке было надето все снаряжение, необходимое для плавания под водой - гидрокостюм, маска, баллоны за спиной и водонепроницаемый мешок, обернутый вокруг пояса. Таарак Вакил снял маску и расстегнул резиновый мешок.
   Он достал рулон скотча и крепко стянул им руки Бходжараджа за спиной, затем приложил к его лицу марлю, пропитанную хлороформом и с помощью того скотча привязал ее к голове доктора. После этого злоумышленник оттащил бесчувственное тело от двери к дальней стене, к которой и прислонил его спиной. Быстро сняв с левой ноги Бходжараджа ботинок, он вонзил в ступню доктора один из своих скальпелей фирмы "Swann-Morton", с выгравированными на заказ инициалами "R.M." Когда потекла кровь, Таарак Вакил окунул в нее кисть и аккуратно вывел на стене, над головой доктора, стих на санскрите.

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

   Закончив выводить кровавую надпись, Таарак достал из мешка резиновый штамп и приложил его ко лбу Бходжараджа. На этот раз отпечаток изображал собой маленький красный цветок лотоса, заключенный в круг.
   В доме Варшнея Таарак добыл первую печать. Вторую печать изъяла полиция в квартире Шайни. В поисках третьей он тщательно обыскал лабораторию, но кроме карт, схем и других подобных бумаг, ничего не обнаружил. Таарака не интересовали описания многочисленных находок экспедиции Бходжараджа в прибрежных водах Дварки. Все, что он хотел - узнать, где находятся еще две печати.
   Таарак понял, что печати ему не найти. Он на цыпочках подошел к двери и приложил к ней ухо, что бы узнать, нет ли кого снаружи. Убедившись, что так за дверью его никто не поджидает, он осторожно вышел, пересек коридор, дошел до палубы и повернул направо, в сторону комнаты, где весь экипаж собрался для завтрака. Накануне он добросовестно изучал чертежи корабля и поэтому не боялся заблудиться. Не доходя до кают-компании, он проник в подсобное помещение, где находились генераторы, фильтры для воды и кондиционеры. Таарак стал снимать со спины один из баллонов, тот, который не был связан с его дыхательным аппаратом. Сняв этот странный баллон, он подсоединил его к воздухозаборнику кондиционера. В баллоне находился триметилфентанил, чрезвычайно сильный опиоид, более мощный, чем морфин. Через минуту все на борту судна будут крепко спать.
   Выйдя обратно на палубу, Таарак услышал звук приближающегося катера. Видимо, это Шайни и Прия, плывущие на "Радху". Он присел и направился к левому борту. Надев маску и вставив в рот мундштук дыхательного аппарата, Таарак встал на самый край палубы, сделал широкий шаг и с тихим всплеском ушел под воду. Он пробыл на борту "Радхи" всего шесть минут.
   Проведенную операцию Таарак начал планировать еще два дня назад. Если бы Шайни и Прия обладали орлиным взором, то пролетая над заливом Кач, могли бы увидеть небольшой, но мощный спортивный катер "Stingray 225SX". На борту катера в полном одиночестве находился молодой человек, читающий книгу и полирующий скальпель. Это занятие было прервано телефонным звонком. Рингтоном входящего вызова служило воспроизведение того самого стиха, который Таарак вывел кровью на стене в доме Анила Варшнея. Прерывать священные слова было нельзя, поэтому он ждал, пока стих не проиграет в полном объеме.
   - Намаскар, Матаджи,- произнес Таарак тихим голосом.
   - Намаскар. Шайни прибыл в Дварку. Завтра он встречается с Бходжараджем, - произнес таинственный голос. - Одну печать ты забрал у Варшнея. Еще одну печать полиция забрала у Шайни. Третья и четвертая могут быть у любого из троих друзей Варшнея - Бходжараджа, Куркуде или Чхеди.
   - Я понял. Что мне предпринять? - спросил Таарак.
   - У нас есть свой человек в команде Бходжараджа. Он сделает все, что ты попросишь. Сообщи ему, что ты начинаешь действовать по плану. Он должен предоставить чертежи исследовательского корабля.
   - Немедленно приступаю, - ответил Таарак, кладя закладку в книгу, которую читал.
   Он запустил двигатель своего спортивного катера. Ему надо еще успеть приготовить акваланг.
   Отложенная им книга была "Илиадой" Гомера. Таарак как раз остановился на том моменте, когда мудрый старец Нестор говорит Диомеду:
   "На острие мечном уже колеблется общая участь, -
   Жалкая ль гибель постигнет ахейских сынов, иль спасенье.
   Но поспеши же..."
  

22

   Устав от постоянных угроз моей жизни, мой приемный отец Нанда принял решение, что нашей семье необходимо покинуть Гокул. Старейшины умоляли вождя остаться, но он был настроен решительно.
   - К востоку от Ямуны для Кришны жить небезопасно. Я перевезу свою семью во Вриндаван. Те, кто пожелают, могут пойти с нами, - сказал он всем людям Гокула.
   На следующий день Нанда загрузил телеги, запряг в них волов и вместе с Яшодой, Рохини, Баларамой и мной, отправился во Вриндаван. Обернувшись, он увидел, что весь Гокул шел позади. Видимо, жители деревни не смогли представить, как они будут жить без меня! О, этот мир, исполненный дружбы! Моим самым близким товарищем был Судама, с которым позже мы учились у одного Гуру.

*****

   - Нам необходимо пересмотреть свою стратегию, - сказал Шайни, с наслаждением потягивая горячий чай.
   Они скрывались в маленькой комнате захудалого отеля в Порбандаре, в месте рождения Махатмы Ганди. Так совпало, что Порбандар стал последним домом для Судамы, друга детства Кришны.
   Успешный прыжок с корабля, удачно подвернувшаяся рыбачья лодка, доставившая их в Дварку - все это было слишком хорошо, что бы рисковать дальше и вернуться в отель, в котором они провели ночь. Фактически, это было всего лишь вопросом времени, когда все правоохранительные силы страны начнут масштабную охоту за спятившим профессором, ставшим серийным убийцей, и за его рабски послушной ученицей.
   До Порбандара, что в девяносто километрах от Дварки, они добрались на попутном грузовике. До этого Шайни пытался снять в банкомате деньги со своей кредитки, прекрасно понимая, что эта операция будет отслежена полицией. Но деньги были нужны. К сожалению, пребывание в водах Аравийского моря сделало все их банковские карты непригодными для использования.
   Шайни подсчитал всю имевшуюся у них наличность. Получилось почти пять тысяч рупий.
   - У отца есть друзья-адвокаты в Ахмадабаде и Бароде. Я уверена, что если мне удастся переговорить с ним, то нам доставят деньги сюда, в Порбандар, - предложила Прия.
   Они сходили в магазин, купили одежду взамен пострадавшей от морской воды. Также они приобрели мобильный телефон, используя документы, которые получили от врача в Джайпуре. Вернувшись в отель, Прия сразу же позвонила Санджаю Ратнани.
   - Папа, мне нужна твоя помощь..., - начала она.
   В небольшой диспетчерской в Нью-Дели на компьютерном терминале замигал огонек. Это свидетельствовало о том, что начался разговор, который стоит прослушать. Санджай Ратнати получил входящий вызов с неизвестного номера. Пока разговор записывался на жесткий диск, система определяла координаты звонящего.
   Пока Прия разговаривала с отцом, Шайни разглядывал серебряный браслет, найденный на месте преступления. Он изучил каждую выгравированную на нем букву и задумался. Да, это явно чье-то имя. Но кто такой этот Таарак Вакил? И если он - убийца Анила Варшнея и Никхила Бходжараджа, то кто станет следующей жертвой? Шайни рассеяно записал имя с браслета на листе бумаги и стал переставлять буквы, из которых состояло имя, в различные комбинации. Играть в подобные словесные игры давно вошло у него в привычку, перенятую у Варшнея. Когда после нескольких вариантов, буквы сложились в нечто осмысленное, лицо Шайни побелело от страха.
   Перед ним было имя, знакомое каждому индуистскому богослову.
   Калки Аватар.
   Десятое воплощение Вишну.
   Шайни помахал Прие, что бы она побыстрее заканчивала телефонный разговор с отцом. Когда она освободилась, он показал ей свои записи. От увиденного лицо Прии также приобрело бледный цвет.
   - Но как могут быть связаны между собой этот убийца и Калки, аватара Вишну? - спросила Прия.
   - Разве не очевидно? Наш убийца возомнил, что он - Калки Аватар! И все убийства как-то связаны с этой его манией, - заявил Шайни.
   Обескураженная Прия стала перебирать в уме все возможные варианты дальнейшего развития событий.
  

23

  
   Ежегодно жители Вриндавана устраивали молебны Господу Индре о ниспослании дождя. По прибытии во Вриндаван я предложил Нанде совершить поклонение холму Говардхане. вместо того, что бы молиться Индре. Как только люди стали исполнять обряды в честь этого холма, Индра взревновал и наслал могучий ураган, способный снести все дома во Вриндаване и выкорчевать все деревья. Местные жители прибежали ко мне за защитой. Ради их спасения я немедленно поднял холм Говардхану и укрыл их всех под ним. В конце концов, Индра осознал свою ошибку, смирился и простил жителей Вриндавана.

*****

  
   - Калки - это ведь десятая аватара, то есть воплощение, Вишну? - спросила Прия, подливая в стакан чай.
   Отель, в котором они жили, был сущей дырой, но чай здесь подавали отменный.
   - Да, по индуистской мифологии у Вишну было девять воплощений, девять аватар. Первое воплощение - Матсья-Рыба. Второе - Курма-Черепаха. Третье - Вараха-Вепрь. В четвертый раз он принял облик Нарасимхи, полульва-получеловека. Это я перечислил аватары Сатья-Юги, - пояснил Шайни.
   - Сатья-Юга - это первая из четырех эпох? - спросила Прия больше из желания поддерживать диалог, ответ она и так знала.
   - Да. Считается, что время существования мира поделено на циклы, каждый из которых состоит из четырех эпох - юг. Сейчас мы живем в четвертую, последнюю, эпоху - Кали-Югу. До этого были Сатья, Трета и Двапара-Юга, - напомнил Шайни.
   - Итак, какие воплощения Вишну являлись после Сатья-Юги?
   - После Сатья-Юги наступила Трета. Пятой аватарой Вишну стал Вамана-Карлик. Затем бог воплотился как Парашурама.
   - А когда Вишну являлся в самых известных своих воплощениях? Как Рама и Кришна?
   - Рама, царь Айодхьи, был седьмой аватарой Вишну, это уже времена Трета-Юги, - продолжал Шайни. - Восьмая аватара явилась в третью эпоху, в Двапара-Югу. Это и был Кришна, пришедший поведать людям о дхарме. Девятой аватарой Вишну считается не кто иной, как Гаутама Будда.
   - Что произойдет в четвертую, темную для человечества, эпоху, в Кали-Югу? - спросила Прия.
   - К концу Кали-Юги, эпохи в которую мы живем, явится Калки, разрушитель зла. Это и будет десятая аватара Вишну, посланная очистить землю от грехов и зла, - ответил Шайни, чувствуя, как холодок пробежал по его спине, когда он произносил эти слова.
   - Как узнать этого Калки Аватара?
   - Если верить "Калки Пуране", то он должен родиться в местечке под названием Самбхала..., - начал Шайни.
   На полпути между Мумбаи и Пуной Таарак свернул на частную дорогу. Табличка на дороге гласила, что впереди находится конезавод "Шамбала".
   - Калки Аватар подобен всаднику Апокалипсиса. Он изображается сидящим на своем белом коне по имени Девадатта, - продолжал Шайни.
   Доктор Шарма подарил сыну коня на пятнадцатилетие. Таарак усердно тренировался в скачках, кормил и ухаживал за Ди-Ди, как он привык называть коня по имени Девадатта.
   - Предсказано, что Вишну родится как Калки, и его отцом будет Вишнуяса, а матерью - Сумати.
   Его отец, доктор Шарма занимался разведением лошадей...
   - Позволь парню поступать по своему, Сумати, - сказал доктор Шарма своей жене. - Если ты любишь своего ребенка, позволь ему отрастить крылья и летать.
   - В "Калки Пуране" написано, что Калки был благословлен Господом Шивой и получил в подарок от него попугая Шуку.
   - Доброе утро, Шука! - торжественно поприветствовал попугая Таарак.
   - Доброе утро, господин! - заученно ответил попугай.
   Набрав десятизначный код, Таарак открыл сейф. Там лежал коричневый кожаный футляр, содержаний несколько штук скальпелей "Swann-Morton" с выгравированной на них монограммой "R.M.", означавшей имя Ратна Мару.
   - Калки описан как воин, носящий золотые доспехи, на груди у него - большое изображение солнца.
   Его мускулистый торс представлял собой настоящий лабиринт татуировок, в котором трудно было выделить какой-нибудь отдельный рисунок. Однако, в самом центре было отлично видно изображение огромного пылающего солнца.
   - В "Бхагавата Пуране" про него сказано так: "Излучая ослепительное сияние и скача с огромной скоростью, Он уничтожит на своем пути миллионы воров,  осмелившихся рядиться в царские одежды", - закончил Шайни.
   Он взглянул на Прию. На вид она была совершенно спокойна, но Шайни казалось, что он ошеломил ее своим рассказом.
   - Вы распечатали те фотографии, что я сделал на борту корабля? - вспомнил Шайни.
   Прия кивнула.
   - Да. Тут поблизости нашлось интернет-кафе, я сделала это там, - она указала на листы формата А4, лежавшие на журнальном столике.
   Шайни взял бумаги. Он пристально рассмотрел надпись, сделанную кровью над головой Бходжараджа. Это был стих на древнем языке санскрите.

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

  
   Ему были знакомы эти строки. Десятый куплет из "Шри Дасаватара Стотры", в котором говорится о десятой аватаре Вишну.
   О Кешава! О Владыка Вселенной! О Господь Хари, принявший облик Калки! Слава тебе! Подобно комете ты явишься в конце Кали-Юги, неся устрашающий меч, что бы уничтожить грешных варваров!
   - Убийца оставил на лбу Бходжараджа символ, напоминающий изображение лотоса. А на фотографиях, которые мне показывала инспектор Сингх видно, что на лбу Анила Варшнея также нанесен символ, но другой. Я думаю, что убийца хотел изобразить чакру, метательный диск. Разве вы не видите, что оба эти символа указывают на одно и то же? - Шайни задал риторический вопрос.
   - Что? - Прия еще пребывала в задумчивости.
   Шайни встал и подошел к висящему на стене календарю. Такие календари с изображением богов и богинь продавались за несколько рупий в каждой лавке во время празднования Дивали. Шайни полистал календарь, пока не нашел лист с Вишну.
   - Посмотри на это изображение Вишну, - обратился он к Прие.
   Он указал на четыре руки бога.
   - Вишну обычно рисуют так - несущего четыре предмета в четырех руках. В "Упанишадах" про Вишну сказано:
   В одной руке, держу я чакру, сияющую как солнце на заре, символ разума.
   В другой руке держу я лотос, порождающий Вселенную, символ освобождения.
   Моя третья рука держит раковину, в которой слились пять элементов, это символ творения.
   В моей четвертой руке находится булава, она олицетворяет желание отринуть невежество и потянуться к знаниям.
   - Выходит, что убийца оставляет на каждом месте преступления символы Вишну? - спросила Прия.
   - Произошло два убийства, и мы видим два символа. Возможно, что будет совершено еще два убийства, - мрачно ответил Шайни.
   Внизу, в вестибюле отеля, суб-инспектор полиции Гуджарата показывал портье фотографии Шайни и Прии, которые он получил из Раджастхана, от своего коллеги Ратхора, установившего координаты того звонка адвокату.
  

24

  
   Однажды Радха с подружками отправилась купаться на речку. Они разделись, оставили одежду на берегу и стали резвиться в воде. Никто из них и не заметил, как я подкрался, собрал всю их одежду и спрятался, взобравшись на дерево. Когда пастушки вышли из воды, они не обнаружили своих нарядов и тщетно их искали до тех пор, пока я громко не рассмеялся и не сказал, что все их вещи находятся у меня. Они умоляли меня вернуть одежду, но я не спешил исполнять их просьбы. Мне было очень весело! В конце концов, разгневавшись, Радха бросилась в глубину реки. Я немедленно, бросив наземь все тряпки пастушек, нырнул за ней. Еще не достигнув поверхности реки, я понял, что Радха нарочно так сделала, что бы я вернул одежду пастушкам и присоединился ней в воде.

*****

  
   - Еще два убийства? Но кто будет убит? - спросила Прия.
   - Я только об этом и думаю. У Анила Варшнея была одна из печатей, которую он планировал вернуть Бходжараджу. Но Анила убили, а печать похитили. Вторая печать была у меня, возможно, меня тоже бы убили, но меня арестовали, а мою печать конфисковала полиция. Убийца рассчитывал, что убив Никхила Бходжараджа, найдет третью печать. Я знаю, что Анил планировал отправить третью и четвертую печати профессору Раджараму Куркуде из исследовательской лаборатории в Джадхпуре, и одному ученому по имени Девендра Чхеди.
   Шайни на минуту задумался, потом выпалил:
   - Это значит, что убийца прекрасно знает, что печатей четыре, знает, у кого они могут быть, и хочет их всех убить!
   - Но что же такого важного в этих четырех печатях? - воскликнула Прия. - Что в них такого ценного, что их цена - четыре человеческих жизни?
   - Я уверен, что ответ лежит в Двараке, - ответил Шайни. - Или, возможно, в Сомнатхе.
   - В Сомнатхе? - переспросила Прия.
   - Давайте снова обратимся к эпосу. Не против? Согласно "Махабхарате", в битве на Курукшетре полегли все сто сыновей Дхритараштры и Гандхари. Там же упоминается, что Кришна явился к Гандхари принести свои соболезнования. Царица, чей разум был помрачен великой скорбью, прокляла Кришну за его участие в полном уничтожении династии Кауравов. Она предсказала, что через тридцать шесть род Кришны также ждет гибель. И действительно, по легенде, спустя тридцать шесть лет морские воды стали поглощать Двараку. Тогда Кришна на кораблях и лодках вывез свой народ на более возвышенную местность, примерно за двести километров от Двараки. Это место называлось Прабхас Патан. Знаете, как Прабхас Патан называется сегодня?
   Прия кивнула.
   - Сомнатх в древности назывался Прабхасом, - сказала она.
   - Точно! После того как все кланы, следовавшие за Кришной, ядавы, хайхейи, чеди, бходжи, вришни и другие, достигли Прабхасы, сразу же начали отмечать это событие и быстро опьянели. В итоге они все учинили драку, перешедшую во взаимное побоище. Они перебили друг друга. Кришне и его брату Балараме пришлось спасаться, укрывшись в джунглях. Баларама с помощью йогических методов окончил свое земное существование. Кришна же сел под дерево и погрузился не то в раздумья, не то в медитацию. Проходящий мимо охотник почему-то принял его за оленя и выстрелил в него из лука. Стрела попала в левую ступню Кришны, став причиной его смерти.
   Шайни сделал паузу.
   - Для вас видна связь, так ведь? - уточнил он.
   - Хотите сказать, что оба убийства специально совершены таким образом, что бы имитировать обстоятельства смерти Кришны?
   - Вот именно! - воскликнул Шайни. - И это может в какой-то мере указывать на Прабхас Патан, то есть на современный Сомнатх. Но нам, прежде всего, необходимо встретиться с теми двумя учеными и предупредить их об опасности, которая им грозит. Было бы здорово собрать все четыре печати вместе и попробовать расшифровать смысл, заключенный в них.
   - Но как это сделать? У меня, например, нет никаких контактов ни профессора Куркуде, ни Девендры Чхеди, - сказала Прия.
   - Все дело в том, дорогая Прия, что вы плохо следите за новостями науки, - усмехнулся Шайни. - Даже по телевизору передавали про профессора Раджарама Куркуде и его крупное открытие.
   - Что это за открытие? - заинтересовалась Прия.
   - Он обнаружил в десяти километрах к западу от Джодхпура слой радиоактивного пепла на площади в три квадратных километра, - пояснил Шайни. - В этой местности зафиксирован высокий уровень врожденный заболеваний и еще более высокий уровень рака. Радиационное загрязнение было настолько сильным, что правительство приняло решение оцепить район. Команда Куркуде, по всей видимости, обнаружила там древний город с явными доказательствами того, что он был разрушен атомным взрывом в период от пяти до двенадцати тысяч лет назад.
   Шайни вскочил со стула и начал ходить по комнате.
   - Нам надо попасть на поезд до Джодхпура и добраться до профессора Куркуде..., - начал было он.
   Дверь резко распахнулась, и в номер ворвались вооруженные полицейские, сразу взяв ошеломленных Шайни и Прию на прицел. Командир группы захвата крикнул:
   - Поднимите руки над головами, что бы я их мог видеть! Делайте, как я говорю, и никто не пострадает!
  

25

   Пятнадцать лет Камса прилагал все усилия, что бы погубить меня, но так и не добился успеха. Наконец, он послал своего слугу Акруру пригласить меня на Дхануш-Ягью - церемонию поклонения великому луку Шивы. Акрура был моим верным последователем и тайно сообщал мне о многих происках Камсы. Мы с Баларамой поднялись в колесницу Акруры и готов были отправиться в путь, когда дорогу нам перегородили пастушки. Я спустился с колесницы и увидел опечаленную Радху. стоявшую в сторонке. Я сказал ей:
   - Не горюй, Радха! Я скоро вернусь, и ты станешь моей царицей.
   Радха взглянула на меня и улыбнулась сквозь слезы.
   - Я знаю, что это невозможно, Канха, - сказала он мне. - Все было по-другому, когда ты жил жизнью обычного пастуха. Я простая деревенская девушка и жить в стенах дворца для меня смерти подобно. Но пообещай мне, пожалуйста, две вещи.
   - Все, что пожелаешь!
   - Ты всегда должен жить в моем сердце! - сказала Радха.
   - А второе обещание?
   - Пусть люди знают, что путь к тебе лежит через меня. Пусть наши имена всегда будут стоять рядом!

*****

  
   Шайни и Прию заковали в наручники и бесцеремонно запихали в синий полицейский фургон. Двое сотрудников полиции сели напротив беглецов. Через несколько минут дверь фургона распахнулась, и у Шайни перехватило дыхание. В фургон зашла инспектор Радхика Сингх в сопровождении Ратхора.
   - Вон отсюда! - скомандовала Сингх двум полицейским.
   Слухи о ее характере достигли даже Гуджарата, поэтому оба полицейских не медля покинули фургон. Сингх и Ратхор заняли их места.
   Радхика Сингх выглядела на удивление свежей, в отличие от Рахтора, весь внешний вид которого показывал, как трудно ему дался побег Шайни из тюрьмы. Игнорируя табличку "Не курить", Сингх достала из пачки сигарету и прикурила ее. Она никуда не торопилась. Фургон тронулся с места, инспектор, глубоко затянувшись, начала разговор.
   - Какие вы все-таки важные персоны! Не каждый день инспектор Сингх и ее помощник Ратхор лично сопровождают арестованных, но для вас мы сделали исключение. После двух таких громких убийств еще раз потерять вас - это выше наших сил, - говорила Радхика Сингх, выпуская клубы табачного дыма.
   Одна ее рука находилась в кармане, неторопливо перебирая четки. Инспектор мысленно повторяла имена Хари.
   Шайни молчал, прекрасно понимая, что переубедить Радхику Сингх он не в силах. Инспектор уже решила для себя, что он виновен и полна решимости довести дело до конца, то есть повесить его. Поэтому он держал уста на замке.
   - Встаньте оба! - вдруг крикнула Сингх.
   Арестованные послушно выполнили ее требование. Сингх быстро обыскала Прию, а Ратхор то же самое сделал с Шайни.
   - Я не могу рисковать, когда имею дела с вами, - объяснила инспектор свои действия.
   Шайни не проронил ни слова, понимая, что Радхика всеми силами провоцирует его.
   - Что профессор, язык проглотил? - насмешливо спросила Радхика Сингх. - Ты сделал дурацкий поступок, сбежав из тюрьмы, но еще более глупым было явиться на судно Никхила Бходжараджа и убить его. Вы оба, ты и твоя подруга-сообщница, теперь для меня главные подозреваемые в двух убийствах, а не в одном, как было совсем недавно.
   Пыльный и шумный полицейский фургон приближался к железнодорожной станции Порбандар. Внутри машины было жарко и влажно, лоб Шайни блестел от обильного пота, а его горло пересохло. Он нервно облизнул губы, размышляя, какое чудо поможет ему выкрутиться из этой ситуации, как вдруг раздался мощный взрыв, от которого у Шайни заложило уши.
   Водитель фургона сделал крутой поворот на право, пытаясь избегнуть последствий взрыва заложенной на их пути самодельной мины. Этот внезапный маневр отбросил Шайни и Прию назад, на стенку кузова, оба же полицейских упали на пол. В этот момент водитель резко нажал на тормоз, пытаясь остановить старенький полицейский автомобиль, готовый сорваться в занос.
   Прежде чем хоть один из полицейских смог подняться на ноги, Шайни кивнул Прие, давая понять, что настал решающий момент. Радхика Сингх сделала попытку встать, но снова рухнула на пол, когда ее подбородок встретился с ногой Шайни. Сандалия Прии в это же мгновение впечаталасть в лицо Ратхора. Шайни и Прия переглянулись. Они выиграли максимум минуту отсрочки, им надо немедленно предпринимать дальнейшие шаги.
   Пока они судорожно думали, как закованными в наручники руками открыть дверь фургона, за ней раздался еще один взрыв. Заряд пластиковой взрывчатки сорвал запоры задней двери фургона. В распахнувшейся двери Шайни и Прия увидели человека в черной маске, державшего в руках огромные металлические кусачки. Он крикнул:
   - Быстро выходите! Времени очень мало, подкрепление полиции уже в пути.
   Затем незнакомец очень эффектно перекусил своим инструментом цепочки наручников. Он помог споткнувшейся Прие встать на ноги, сунул ей в руку какой-то конверт, и указал на стоявший рядом мотоцикл. Шайни догадался, что они должны покинуть место происшествия на этом мотоцикле, быстро уселся на него и жестом позвал Прию разместиться у него за спиной.
   - Поезжайте как можно быстрее по этой дороге! Там увидите продуктовый магазин "Шриджи", бросьте мотоцикл возле него. Оттуда до железнодорожной станции - две минуты быстрым шагом. Я отправляюсь вслед за вами, - очень быстро проинструктировал беглецов человек в маске.
   Затем этот их неожиданный освободитель захлопнул и запер заднюю дверцу фургона, подбежал к водителю и направил на него свое оружие - небольшой автомат. Водителю он заявил, что без колебаний убьет его, если тот не покинет кабину машины. Перепуганный шофер в мгновение ока выскочил из фургона.
   Шайни вел мощный мотоцикл Yamaha по дороге, ведущей к вокзалу, маневрируя среди коров и повозок. Прия сидела позади него. За последние семьдесят два часа он совершил уже второй побег.
  

26

   В Матхуре Камса поселил нас во дворце, предназначенном для гостящих у него царей. Ночью он собирался убить нас, но один из советников отговорил Камсу.
   - Если, о повелитель, их найдут поутру мертвыми, обвинят вас. Но никто ничего не скажет, если их убьет Кувалаяпида.
   Огромного слона Кувалаяпиду всю ночь кормили дурманящими снадобьями, что бы он, обезумев, бросился на меня. Когда на следующий день мы ехали на колеснице по улицам города, Кувалаяпида напал на меня. Я спустился с колесницы, схватил слона за хобот, раскрутил и подбросил его до самого неба. Этот толстокожий зверь пролетел по воздуху и замертво свалился на землю.
   - Да здравствует Кришна! - приветствовали меня все, кто был рядом.

*****

   Через минуту беглецы были уже у магазина "Шриджи". Сразу за ним начиналась территория вокзала. Шайни и Прия оставили мотоцикл и быстро побежали к платформе, на которой кипела своя, железнодорожная, жизнь. Продавцы чая предлагали всем проходящим мимо них свой товар, всюду сновали подростки, продающие дешевые пластиковые игрушки, пассажиры пытались пробиться сквозь толпу к своим вагонам.
   - Вот! Экспресс "Дели - Сабли" - тот поезд, который нам нужен, - решил Шайни. - Мы отправимся в Фалну, а уже оттуда - в Джодхпур. Давайте посмотрим, есть ли еще спальные места, это шестнадцатичасовая поездка.
   В кассе выяснилось, что спальные места есть только в первом классе, но Шайни не мог позволить себе заплатить их стоимость. Видя его растерянность, Прия протянула ему конверт, который она получила от человека в маске. Заглянув внутрь, Шайни обнаружил в нем двадцать пять новеньких тысячных купюр.
   - Где же этот человек? - спросил Шайни, когда рассчитался за билеты.
   - Не имею понятия, - ответила Прия. - Он сказал, что последует за нами, но узнать мы его все равно не сможем.
   - Есть идеи, кто это может быть? Мог ваш отец отправить кого-нибудь нам на помощь?
   -Трудно сказать, - задумчиво ответила Прия.
   Как только они вернулись на платформу, сразу заметили, как множество одетых в хаки полицейских начинают оцеплять вокзал, занимая позиции возле входа, туалетов, торговых ларьков и касс. Шайни посчастливилось купить билеты в самый последний момент.
   - Вся станция уже под наблюдением. Ищут нас. Нам надо что-нибудь придумать, - сказал Шайни и вдруг негромко вскрикнул. - Давай, быстро за мной! У меня есть идея!
   Он затащил Прию в магазин одежды. На десяти квадратных метрах лежали груды различных нарядов, некоторые доставали до потолка. Казалось, сделай одни неверный шаг и всё это непременно рухнет. Тем не менее, они быстро выбрали две черные облегающие паранджи. Владелец, любезный восьмидесятилетний беззубый старик, стал не спеша упаковывать их покупку.
   Шайни нервничал. Они не нуждались в этой проклятой упаковке, но если начать суетиться и спешить, то можно привлечь к себе внимание, продавец запомнит двух явно неместных человек, не говорящих на гуджарати и спешащих приобрести паранджи. После нескольких минут, показавшихся беглецам вечностью, старик-продавец передал им аккуратный сверток. Шайни и Прия вышли из лавки и направились в сторону мусорной свалки, наверное, единственного места, где еще не стоял пост полиции. Развернув паранджи, они быстро надели их поверх своей одежды, скрыв свои лица.
   Уверенные, что их уловка сработает, Шайни и Прия направились к платформе, на которую должен был прибыть их поезд. Контролер посмотрела на их билеты и взмахом руки пригласила пройти к месту посадки. Дежурившие здесь сотрудники полиции искали профессора-историка и его ученицу - женщину в джинсах. Двух закутанных в паранджи мусульманок они проигнорировали.
   Полицейский фургон был брошен в переулке на окраине Порбандара. Радхика Сингх и Ратхор все еще находились внутри. В замок двери был вставлен небольшой кусок пластиковой взрывчатки с запалом на десять минут. Когда полицейские освободятся, у устроившего все это будет хорошая фора. Человек снял с головы маску и быстро зашагал в сторону большой улицы, где рассчитывал поймать попутку. Веселый водитель грузовика согласился подвезти его.
   - Меня зовут Джасприт Сингх, - представился водитель.
   - Таарак, - ответил молодой человек. - Таарак Вакил.
  

27

   Пока я сражался со слоном, мой дядя Камса занимался приготовлениями к Дхануш-Ягьи. Перед ним лежал божественный лук, подаренный Парашурамой предкам Камсы.
   - О Всемогущий Господь! Сделай так, чтобы лук не был сломан до завтра! Ведь было предсказано, что если кто-то сломает лук до начала Дхануш-Ягьи, то этот человек принесет погибель владельцу лука, - взывал к богу главный священник Камсы.
   Лук Камсы лежал на постаменте в хорошо охраняемом помещении. Когда мы с Баларамой в сопровождении Акрура гуляли по улицам Матхуры, я захотел посмотреть на этот знаменитый лук. Когда нас привели к нему, я спросил, можно ли его взять. Охранники в ответ рассмеялись.
   - Его сюда еле донесли двадцать человек, а ты думаешь, что сможешь поднять его! Пробуй, ради бога! - насмехались охранники.
   Я поднял лук одной рукой и переломил его на две половины. Безмолвно я подошел к изваянию Шивы и, поклонившись, положил обломки лука перед ним. Шива уже отдавал дань почтения Вишну, пришло время Вишну почтить Шиву.

*****

   Лаборатория профессора Раджарама Куркуде в Джодхпуре напоминала декорации к научно-фантастического фильму. Бетонное здание было построено давно, для каких-то других целей, но его смогли переоборудовать в современную исследовательскую лабораторию. От прежней постройки оставили только стены, перекрытия и крышу. Наружную отделку выполнили с помощью стекла и металлических панелей. Внутри расположились ряды блестящих лабораторных столов.
   С ультрасовременной обстановкой лабораторных помещений контрастировали коридоры, конференц-залы и комнаты отдыха. Они были оформлены в стиле древнего искусства, на стены были нанесены мистические орнаменты, всюду стояли статуи и висели картины, также посвященные древним временам. Куркуде был не только ученым-ядерщиком, но и большим любителем истории. Он знал о Месопотамии и долине Инда больше чем многие историки, посвятившие этим вопросам книги и статьи.
   Куркуде проводил очередную планерку со своей командой. Они регулярно собирались вместе и обсуждали проделанную работу за последнюю неделю и строили планы на последующие семь дней. Недавно они обнаружили к западу от Джодхпура слой радиоактивного пепла площадью в три квадратных километра. Куркуде с его командой вызвала местная администрация, когда уровень врожденных дефектов у детей и количество заболевших раком стал поистине пугающим. Куркуде был в шоке. Уровень радиации был так высок, что он потребовал ввести здесь чрезвычайное положение и оцепить район.
   Ранее, в этих местах работал английский археолог Френсис Тейлор. Он обнаружил в некоторых близлежащих храмах интересные надписи. Когда их перевели, то оказалось, что это молитвы, в которых люди просят избавить их от "великого света", который приближался к городу, грозя ему уничтожением. Кое-кто из этого сделал вывод, что в старину здесь произошел ядерный взрыв, отсюда и радиация. Но Куркуде был, прежде всего, ученым, его работа не терпела поспешных и непродуманных выводов.
   - Итак, нам необходимо определиться, мы имеем дело с последствиями ядерного взрыва или радиация вызвана другими факторами. Кто что думает по этому поводу? - обратился профессор к собравшимся.
   Он любил задавать подобные вопросы, заставляя людей переосмысливать свои предположения.
   - Я слышал, что по всей Индии находят различные доказательства того, что в древности имела место быть ядерная война, - сказал ближайший помощник профессора, молодой физик из Индийского института технологий.
   - Пожалуйста, изложите подробности, - попросил его Куркуде.
   - Хорошо, сэр. Такие исследователи, как Дэвид Девенпорт и Этторе Винченти считали и доказывали в своих статьях, что город Мохенджо-Даро, который они раскапывали, был разрушен в древние времена ядерным взрывом. Когда археологи довели раскопки Хараппы и Мохенджо-Даро до уровня улиц, они обнаружили человеческие скелеты, находящиеся в таких позах, что можно говорить о массовой мгновенной смерти. Ели не ошибаюсь, нашли сорок четыре таких скелета. Судя по останкам, смерть их застала в момент повседневной деятельности. Что интересно, скелетам этим несколько тысяч лет, но они "фонят", как будто их нашли в Хиросиме или Нагасаки. Позже российские исследователи нашли скелет, чей радиоактивный фон превышал нормальный в пятьдесят раз. Конечно, мы все достаточно скептически относимся к мысли, что наши предки могли владеть ядерными технологиями. Но почему? Та же "Махабхарата" свидетельствует об этом. Я имею в виду строку, процитированную Робертом Оппенгеймером. Вы все прекрасно знаете, про что я говорю.
  

28

  
   На следующий день Дхануш-Ягья не состоялась, так не было самого лука! Мы встретились с разгневанным Камсой у арены для борьбы.
   - С кем из моих борцов ты станешь сражаться? - возбужденно спросил он меня.
   - С любым, кого бы ты ни выбрал, - ответил я.
   Одного за другим Камса посылал против меня самых своих свирепых борцов, но всех их я повергал на землю. Но вот, на ногах остались два самых могучих бойца Матхуры - Чанур и Муштхика. Шанур напал на меня, а Муштхика бросился на Балараму. Я уклонился от атаки Шанура, позволил ему попытаться схватить меня еще несколько раз, каждый раз, в последнее мгновение, я уворачивался от его захвата. Наконец я понял, что мне надо сделать. Я внезапно прыгнул на него, придавил к земле и обрушил на него настоящий вихрь ударов. Так я бил его, пока он не перестал дышать. Баларама же схватил Муштику за руки, выкрутил их так, что затрещали суставы, а затем бросил борца оземь и тот испустил дух.

*****

  
   Куркуде улыбнулся. Ему нравилась страстность молодого человека. Но надо было подтолкнуть его, раззадорить. Поэтому профессор сказал:
   - Чего нельзя отрицать, так это то, что на конкретном ограниченном участке мы выявили аномально высокий уровень радиоактивности. Но ведь не только ядерная война может служить причиной повышенной радиации. В конце концов, индийское правительство испытывало ядерное оружие на полигоне в Раджастхане. В нашей стране также имеются объекты атомной энергетики. Поэтому разве мы можем игнорировать техногенные причины этого явления. Помните аварию на АЭС в Нароре? - спросил Куркуде.
   Но его помощник был готов принять вызов. Один из членов их группы посещал город Нарору и замерял там радиационный фон. Только в одном месте счетчик Гейгера показал опасное значение радиации. Это было в одной из столовых. Дальнейшее расследование показало, что радиоактивны дрова, на который в столовой готовили чай. Выяснилось, что дрова эти когда-то были частью деревянных лесов, использовавшихся при ремонте внутри АЭС. Загрязнённые леса попали не в специальное хранилище, а были проданы недобросовестным подрядчиком как обычные дрова.
   - Причина радиационного загрязнения одного места не всегда объясняет высокий уровень радиации в другом районе, - рассуждал молодой физик. - На севере Индии также есть города, по всем признакам разрушенные взрывами огромной мощности. Один такой город, он найден между Гангом и горами Раджмахала, явно подвергся воздействию очень сильного жара. Массивные стены и фрагменты фундамента словно бы сплавлены между собой, местами камень превратился в стекло! Очевидно, что такой фактор, как вулканическая деятельность, для Мохенджо-Даро и других древних городов можно исключить. Такие высокие температуры, которые требуются для оплавления каменных построек и изделий из глины, может дать только ядерная реакция.
   Профессор кивнул. В целом, он был согласен с высказанными доводами. Действительно, как еще объяснить высокий уровень радиации в этом регионе, кроме как последствием ядерного взрыва. Западные ученые нашли в Раджастхане слои глины перемещающиеся слоями зеленого стекла. Известно, что чрезвычайно высокая температура ядерного взрыва спекала глину и песок до состояния стекла. Аналогичное зеленое стекло было найдено в США, на полигоне Неваде, после проведения там испытаний ядерного оружия.
   - Создателя современной атомной бомбы Оппенгеймера спросили, что он почувствовал после взрыва первой такой бомбы на земле, - сказал Куркуде. - Оппенгеймер уточнил, что это - первая атомная бомба нашего времени. Может он так намекал, что атомные технологии существовали задолго до него? Следует ли нам воспринимать "Махабхарату" буквально или стоит считать ее древнейшим фантастическим романом?
   Один из старейших соратников Куркуде, инженер, тот, который обнаружил радиационные дрова в Нароре, попросил слова.
   - Говорят, что Оппенгеймер процитировал "Бхагавад-Гиту", после того, как увидел взрыв атомной бомбы в 1945 году. Кажется он произнес: "Я стал смертью, разрушителем миров". Это очень похоже на слова "Гиты": "Я - Время, мира извечный губитель, весь этот люд Я решил уничтожить". Но не будет зацикливаться только на этом примере. Например в "Махабхарате", в "Маусала Парве" также есть описание применения какого-то ужасающего оружия. Вот, что там говориться:
   "Каждый день стали дуть ужасные ураганы...
   Глиняные сосуды трескались сами по себе...
   Ослята рождались у коров, верблюжата у кобыл, у собак - котята, и мышата - у мангустов...
   Пылающий огонь склонялся налево, вспыхивая то синим, то красным пламенем...
   Готовая пища, приготовленная в чистых кухнях, будучи поданной для еды, кишела тысячами червей..."
   - Эти слова, и многие другие в "Махабхарате" можно толковать только как описание применения ядерного оружия и его последствий, - закончил седеющий инженер.
   - А у кого есть мысли о находках на Курукшетре? - спросил Куркуде.
   - Тут я полностью доверяю выводам Горбовского, ученого из бывшего СССР, - заявил молодой физик. - За несколько лет до того, как обнаружили радиоактивность в Раджастхане, он нашел на месте эпического сражения между Кауравами и Пандавами человеческий череп. Горбовский привез череп в СССР, и там, в своей лаборатории провел радиоуглеродный анализ. Вышло, что череп принадлежал человеку, умершему примерно пять тысяч лет назад. Но что самое интересное - череп излучал радиацию!
   - Итак, будем считать, что когда "Махабхарата" повествует о брахмастре, смертоносном божественном оружии, имеется в виду ядерное оружие? - спросил инженер.
   Куркуде подумал и сказал своим коллегам:
   - А меня, дорогие друзья, беспокоит иной вопрос. Исчезло ли оружие брахмастра после войны, описанной в "Махабхарате"? Или эта брахмастра существует и по сей день, надежно укрытая где-то от людских глаз?
  

29

   Увидев, что его лучшие борцы повержены, Камса сам вышел на арену. Я спокойно сказал ему:
   - Аз есмь Вишну! Я прощу тебя, если ты найдешь прибежище во мне!
   Но высокомерный Камса, ослепленный гневом, уже не мог внять разумным доводам. Он бросился на меня. а я схватил его за руки и подбросил в воздух. Как только он упал на землю, я переломал все его конечности. Затем, сделав захват за шею, я стал крутить его голову, пока не хрустнули позвонки. Так Камса расстался с жизнью. Тут же воздух наполнился радостными криками людей. Все приветствовали Балараму и меня за избавление от злого правителя.

*****

   Экспресс "Дели - Сабли" пересекал пустынную скалистую местность на границе Гуджарата и Раджастхана, направляясь к Фалне, станции на которой Шайни и Прия должны были пересесть, что бы добраться до Джодхпура. Они ехали в купе, поэтому, заперев дверь, смогли снять свои паранджи. Что бы лишний раз не прибегать к услугам любезных, но назойливых, проводников, они заранее запаслись водой, фруктами и печеньем.
   - Вы всерьез верите, что древние люди были способны устроить ядерный взрыв? - спросила Прия, откусывая яблоко.
   Шайни на мгновение задумался и ответил:
   - Видите ли, Прия, их понимание энергии и материи было несколько шире, чем наше. Приведу простой пример. Любой, кто изучал физику, видел эксперимент по рассеиванию луча света через треугольную призму.
   Он быстро набросал на салфетке схему этого эксперимента - луч, входящий в призму и семь лучей, подписанных семью цветами радуги, исходящих из призмы.
   - Ну и что, профессор? Я сама ставила такие опыты еще в школе. Что это объясняет? - нетерпеливо спросила Прия.
   - Древние могли не только разложить белый луч света на семь цветных, но и эти семь разноцветных лучей собрать в один, ослепительно белый. И это не самое поразительное из их знаний. Следующим примером я надеюсь доказать это вам. Только выслушайте меня терпеливо, - попросил он.
   Прия согласно кивнула.
   - Как вы наверняка знаете, древнеиндийские мудрецы считали, что в наших телах располагаются сакральные центры - чакры.
   - Да, конечно. Концепция чакр зародилась в индуистских текстах, затем получила свое развитие в йоге и тантрических учениях. "Чакра" на санскрите означает "колесо", - уверенно сказала Прия. - Йоги считают, что чакры находятся в тонких телах живых существ. Чакры - это энергетические центры, фокусные точки приема и передачи энергий.
   Прия даже взяла салфетку и изобразила на ней силуэт человека и отметила места, где должны были находиться чакры.
   - Я и не представлял, что вы так хорошо знакомы с чакрами, - восхищенно засмеялся Шайни.
   Прия ответила ему улыбкой.
   - Еще в школе я посвятила несколько лет йоге и медитации. Но я не очень люблю говорить о той поре, - небрежно сказала она, но, тем не менее, возникла неловкая пауза.
   Шайни тактично откашлялся и продолжил:
   - Ну, если вам известно про семь чакр, может быть, вы знаете, что в индийской классической музыке, описание которой можно найти в "Упанишадах", имеется семь нот - Са, Ре, Га, Ма, Па, Дха и Ни. Они в какой-то мере соответствуют западным нотам До, Ре, Ми, Фа, Соль, Ля и Си. А вот уже моя личная гипотеза - семь нот находятся в соответствии с семью чакрами. Чакра активируется, когда ее частота совпадает с частотой соответствующей ей ноты.
   - Да, в принципе возможно. Но когда меня учили медитировать, никто не говорил про звуки Са, Ре, Га, Ма, Па, Дха и Ни. Мы всегда сосредотачивались на звук ОМ, - сказала Прия.
   - Вот и подумайте, Прия! - взволнованно сказал Шайни. - Семь разноцветных лучей соединяются и порождают один универсальный белый луч. А если соединить эти семь нот, какой звук можно получить? Универсальный звук ОМ! ВЫ не понимали, когда медитировали на звук ОМ, что он является универсальным звуком из-за того, что состоит из семи нот, необходимых для активации семи чакр!
   - Но какое отношение все это имеет к ядерной энергии?
   - Самое прямое! Современные ученые считают, что существует семь основных видов энергии - механическая, тепловая, химическая, световая, электрическая, звуковая и ядерная. Я убежден, что йоги в старину знали об этом. Предстоит еще разобраться, как и откуда они получили эти знания, но они были у них. Совпадение или нет - почитаемая древними людьми река Сарасвати является частью Саптасиндху, Семиречья. Вся мудрость вед пришла к людям от Саптариши, семи великих мудрецов. Даже Дварака была олицетворением Саптадвипы, семи мифологических материков. Ведический календарь основывается на семидневной фазе Луны.
   - Мне понятна ваша точка зрения, но я все еще не вижу ответа на вопрос о ядерной энергии, - заметила Прия.
   - Представьте себе, что древние ученые нашли способ объединять энергию, полученную из разных источников. Что, если медитация, которой они предавались на берегах Сарасвати, была древней техникой концентрации нескольких видов энергии в одну? - спросил Шайни.
   Прия задумалась над его словами. Шайни же тем временем продолжал.
   - Если голос оперного певца может разбить стеклянный стакан, то почему-бы не согласиться с тем, что звуковая энергия может перемещать массивные камни, необходимые для постройки таких сооружений, как Стоунхендж или пирамиды Гизы? И если древнеиндийские мудрецы имели такую возможность, то можно признать за ними и умение вызывать взрывы огромной разрушительной силы.
   Шайни провел рукой по волосам и глубоко вздохнул.
   - Мы забыли, что в ведийский период нашей истории люди обладали поразительными знаниями, - продолжил он. - Например, детям в школе преподают, что расстояние между Солнцем и Землей сто сорок девять миллионов километров, и что скорость света равняется без малого трёмстам тысячам километров в секунду. Но вот что удивительно, индийский ученый Саяна, живший в четырнадцатом веке, в своем комментарии к гимну "Ригведы" писал: "С глубоким почтением склоняюсь я пред Солнцем, которое проходит две тысячи двести и две йоджаны за половину нимешы". Если вы не знаете, йоджана - это примерно пятнадцать километров, а нимеша - 16/75 секунды. Эти числа нетрудно пересчитать и сделать вывод, что Саяна просто на просто говорит, что солнечный свет движется со скоростью триста тысяч километров в секунду.
   - И древние риши узнали об этом без применения всяких научных инструментов? Очень интересно! - проговорила Прия.
  

30

  
   Сразу же после смерти Камсы мы с Баларамой бросились в тюрьму, где томились наши родители - Васудева и Деваки. Мы освободили их, припали к их ногам и попросили благословения. Затем мы отправились в темницу, где находился Уграсена, прежний правитель Матхуры. Он очень обрадовался, увидев нас. Мы также испросили у него благословения, а затем привели в зал собрания и усадили на его законное место. Ядавы признали меня своим вождем. После этого я прошел обучение у мудреца Сандипани и стал править ядавами. К сожалению, случилось так, что один ядава по имена Прасена, владевший чудесным камнем Сьямантака, был убит на охоте, а знаменитый камень пропал без вести. Тут все вспомнили про то, как я воровал масло и обвинили меня в краже камня.

*****

   Грузовик ехал по шоссе, связывающему Гуджарат с Раджастханом. Веселый водитель Джасприт Сингх без умолку рассказывал одну историю за другой, не давая пассажиру вставить ни слова.
   Таарак Вакил молча взирал на однообразную дорогу, с обеих сторон окружённую бесконечным лесом. Все, что он хотел - поскорее добраться до железнодорожной станции Абу, а уже оттуда - до Фалны. Ритмичный звук двигателя и неизменный ландшафт клонили его в сон. В голову Таарака проникли воспоминания из детства. Он игнорировал то, что вещал ему водитель, который даже не замечал невнимательность пассажира. Таарак расслабился и отпустил разум блуждать по закоулкам памяти.
   - Все ли выполнили домашнее задание? - спросил господин Капур. - Я буду называть ваши имена, а вы подтверждайте, что сдали задание.
   - Сашин Мишра? - позвал господин Капур.
   - Да, сэр! Я сдал.
   - Усман Шейх?
   - Да, сэр, сдал!
   - Венкат Айер?
   - Да, сэр, прямо вам в руки!
   - Сампат Шарма?
   Ответом была неловкая тишина.
   - Сампат Шарма? - повторил господин Капур.
   Слабый голосок раздался с последнего ряда:
   - Я здесь, сэр.
   - Так ты сдал домашнее задание или нет? - резко спросил учитель.
   - Нет, сэр. Я сделал его, но, кажется, оставил дома, - по голосу было понятно, что мальчик сильно переживает и нервничает.
   - Тогда выйди из класса и жди меня за дверью, - очень строго произнес господин Капур.
   Мальчик встал со своего места, покинул класс и послушно встал у двери. Господин Капур продолжил свой опрос. Закончив, он взял тяжелую металлическую восемнадцатидюймовую линейку и вышел. Ожидавшему там, за дверью, мальчику он сказал:
   - Протяни левую руку.
   Содрогаясь от страха, мальчик вытянул руку и закрыл глаза в предчувствии грядущей боли. Господин Капур постучал линейкой по руке, прицеливаясь, и нанес удар! Сампат вскрикнул от боли и втянул воздух, пытаясь стерпеть. Он открыл глаза и увидел на ладони набухающий красный рубец.
   - Я еще не закончил. Но когда я закончу, ты больше никогда не забудешь дома свое задание, - сказал господин Капур, достаточно громко, что бы его слышали еще и в классе. - Протяни руку и держи ее до тех пор, пока я не позволю ее опустить. Ясно?
   Слезы катились по щекам Сампата, когда он кивнул и снова вытянул руку. Удар! Удар! Удар! Последний удар был нанесен концом линейки и получился самым болезненным. Мальчик, всхлипывая от боли, опустился на пол и прижал к себе кровоточащую руку.
   - Встань, негодник! Повернись, что бы я видел твой зад! - приказал учитель, не обращая внимания на рыдания беспомощного ребенка.
   Сампат поднялся с пола и повернулся лицом к стене. Он ждал удара, сжав мышцы бедер. и ахнул, когда линейка, подобно кнуту, обожгла его ягодицы.
   - Прекратите это немедленно! - раздался голос из-за спины господина Капура.
   Учитель развернулся, что бы увидеть, кто посмел прервать экзекуцию. Но прежде чем он успел что-нибудь сказать, ему нанесли молниеносный удар в лицо.
   - Вот как вы учите детей! Да вы просто трус, несчастный слабак, который побоится ударить кого-либо своего роста! - выпалила женщина, ударившая господина Капура,
   Она была новым учителем-стажером и появилась в школе всего неделю назад. Господин Капур застыл на месте, он был слишком потрясен, что бы как-то реагировать. За двадцать лет работы учителем такого с ним не случалось.
   Девушка выхватила из руки учителя линейку и прошипела ему в ухо:
   - Скорее всего, меня уволят с работы из-за вас, но мне плевать! Но если я узнаю, что вы коснулись хоть волоска на голове этого мальчика, будьте уверены, я причиню вам такую ужасную боль, какую вы и представить не можете! Это понятно?
   Господин Капур послушно кивнул, держась за покрасневшую от удара щеку.
   Молодая и довольно симпатичная учительница наклонилась к Сампату и протянула ему платок.
   - Вытри слезы, - мягко сказала она.
   Сампат с благодарностью принял платок и вытер лицо. Он собирался вернуть ей платок, но девушка сжала ему руку.
   - Оставь себе, сказала она. - Тебе надо остановить кровь. Ступай в медпункт, там тебе перевяжут раны. Встретимся после уроков, я буду ждать тебя за воротами.
   - Спасибо, мэм, - смущенно проговорил Сампат, удивленный таким поворотом событий.
   - Отныне ты никому не позволишь взять верх над собой. Я помогу тебе стать человеком, которого все боятся и уважают.
   - Я даже не знаю вашего имени, мэм.
   - Это не имеет значения. Я подобна богине-матери, посланной на твою защиту. Впрочем, можешь звать меня Матаджи.
  

31

  
   Один из вождей ядавов, Сатраджит по имени, преданно поклонялся богу Солнца, лучистому Сурье. Когда Сурья предстал перед ним и предложил выполнить желание, то Сатраджит попросил чудесный камень Сьямантаку. Щедрый Сурья даровал ему просимое. Камень этот Сатраджит подарил своему брату Прасене. К сожалению, Прасена был убит на охоте львом. В свою очередь, лев, похитивший камень, был убит царем медведей Джамбаваном. Так камень достался ему. Меня же, из-за репутации масляного вора, заподозрили в краже камня Сьямантака. Что бы доказать свою невиновность, мне пришлось выследить повелителя медведей, проникнуть к нему в логово и добыть камень. Все сложилось удачно, и я добился успеха в этом деле.

*****

   Полицейский фургон так и оставался запертым, пока через десять минут не сработала взрывчатка и не сорвала замок. В это время к фургону уже приближался патруль. Усталая и крайне раздраженная инспектор Радхика Сингх покинула фургон и села в подъехавший джип. Рядом уселся суб-инспектор Ратхор. Стояла оглушительная тишина. Радхика, не проронив ни слова, закурила сигарету. Сделав глубокую затяжку, они принялась одной рукой перебирать четки, а другой взяла телефон и стала набирать номер Сунила Гарга их Центрального бюро расследований.
   - Здравствуйте, это Радхика Сингх, - сказала она тихо и спокойно. - У нас тут неприятности, но ничего непоправимого не произошло. Наш подозреваемый и его сообщница на поезде добираются до Фалны. Там они, наверняка, будут искать автомобиль, что бы попасть в Джодхпур. Не могли бы вы поручить своим людям, проследить за станцией в Фалне? Только пусть они будут в штатском. Наш "клиент" весьма умен и, завидев скопление людей в форме, попробует снова ускользнуть. Я же переговорю со своим начальством и попробую организовать группу захвата в Джодхпуре.
   Разговор длился не более пары минут. Слышавший его Ратхор задавался вопросом, почему Радхика скрыла от сотрудника Центрального бюро расследований тот факт, что у беглецов появился неожиданный спаситель. Но он знал, что лучше не спрашивать об этом, чтобы не попасть под горячую руку своего начальника.
   Прикупив еще одну сигарету, Радхика вывела на экран своего смартфона карту, показывающую границы Гуджарата и Раджастхана. Мигающая голубая точка двигалась по карте вдоль железной дороги по направлению к Фалне. Сигнал предавал крошечный микрочип, который Сингх прикрепила к одежде Прии.
   - Встаньте оба! - вдруг крикнула Сингх.
   Арестованные послушно выполнили ее требование. Сингх быстро обыскала Прию, а Ратхор то же самое сделал с Шайни.
   - Я не могу рисковать, когда имею дела с вами, - объяснила инспектор свои действия, умолчав, конечно, о микрочипе, размером с ноготок реьенка, который она ловко прикрепила к одежде Прии.
   Она продолжала следить за голубой точкой на карте. Да, ее добыча, без сомнения, находится в экспрессе "Дели - Сабли". И беглецам осталось всего несколько часов до прибытия в Фалну, пункта, откуда Шайни и Прия отправятся в Джодхпур.
   Инспектор Сингх следила за каждой станцией, которую миновал поезд, и по мере приближения экспресса к Фалне ее нетерпение и волнение только возрастали. Наконец-то Фална! Она сжала телефон, ожидая вот-вот получить известия от Центрального бюро расследований, но вдруг ее лицо покраснело от гнева. Она увидела, что голубая точка не осталась в Фалне, а продолжила свой путь дальше вдоль железной дороги. Что могло произойти? Почему они изменили свои планы?
   Пока Радхика пылала гневом и пребывала в недоумении, Шайни и Прия усаживались в автомобиль "Tata Safari", нанятый ими на станции Абу. Они не доехали до Фальны один перегон, и теперь им предстоял путь до Джодхпура длиной в двести пятьдесят километров. Учитывая особенности местности, путешествие должно было занять не более четырёх часов.
   В туалете одного из вагонов экспресса "Дели - Сабли" микрочип, вставленный в какую-то щель в стене, продолжал добросовестно передавать GPS-сигнал на спутник.
  

32

  
   Обретя камень, я благородно вернул его Сатраджиту, хотя имел все основания оставить его себе. Сатраджит покаялся за то, что заподозрил меня в краже и тут же предложил мне руку своей дочери Сатьябхамы. Он также собирался отдать мне камень Сьямантаку. Я согласился принять руку Сатьябхамы, но отказался взять камень. Когда мне пришлось ненадолго отлучиться из Двараки, в городе созрел заговор, в результате которого был убит Сатраджит. Один из ядавов, именем Сатадханва, убил Сатраджита и забрал себе камень. Камень он доверил хранить Акруру, человеку, который предупреждал нас с Баларамой о кознях Камсы. Узнав обо всем этом, я явился к Сатадханве, чтобы убить его. Затем я вызвал Акруру и заставил рассказать всю правду о заговоре. Он все честно мне изложил, и я позволил Акруре и впредь оставаться хранителем камня Сьямантака. с условием, что камень всегда должен пребывать в моем городе.

*****

   Экспресс "Дели - Сабли" прибыл на станцию Абу в 5:28 утра. Шайни и Прия немедленно отправились к стоянке такси искать машину, что бы доехать до Джодхпура. Один из водителей предложил им скидку в двадцать процентов, и они ударили по рукам.
   В дороге Шайни молчал. Он прикидывал шансы и понимал, что они не велики. Конечно, им трижды удалось ускользнуть из рук полиции - в Джайпуре, в Порбандаре и в Фалне, но бесконечно так продолжаться не будет. К этим мыслям прибавлялось еще и чувство вины за то, что из-за него Прия оказалась втянутой во все эти перипетии.
   Он посмотрел на Прию, спящую на заднем сидении машины. Волосы ее были изрядно растрепаны, под глазами появились темные круги, но все равно эта женщина выглядела красивой. После многих лет знакомства, Шайни вдруг потянуло к этому человеку, без каких-либо веских причин разделявшего с ним его судьбу. Впервые после развода Шайни почувствовал тоску по физической и эмоциональной близости. Он с усилием заставил себя отвернуться и сосредоточиться на своей записной книжке, лежащей на коленях.
   Зачем Кришне понадобилось совершать столь длинный и трудный переход из Матхуры в Двараку? И как он преодолел более чем тысячу километров? Ответ пришел к Шайни как яркая вспышка. Матхура лежала на берегах Ямуны, притока некогда могучей реки Сарасвати. Если Кришна просто отправился по течению Ямуны до места слияния с Сарасвати, а затем продолжил путь до того места, где Сарасвати впадает в море, то он достиг бы Качского Ранна, солончаковой пустыни в современном Гуджарате. В таком случае, Матхура и Дварака были начальной и конечной точками речного маршрута,
   Шайни посмотрел на пыльный пустынный пейзаж за окном машины, ему было трудно представить, что когда-то большая часть Раджастхана являлась территорией, покрытой плодородными почвами, питаемыми щедрыми водами Сарасвати. Он вспомнил как Варшней рассказывал ему, что совместно с физиками-ядерщиками из Центра атомных исследований Бхабха, он установил время, когда высохла река Сарасвати. Были взяты образцы из пробуренных в разных частях Раджастхана скважин и были обнаружены палеоканалы, по которым под землей еще текла вода. Современные физические методы исследований, в конце концов, показали, что река Сарасвати после примерно 3200 года до н.э. стала быстрыми темпами пересыхать. Почти во времена Кришны и "Махабхараты"!
   Через сто километров они свернули с шоссе на дорогу, ведущую непосредственно в Джодхпур. Еще в начале пути Шайни и Прия решили, что не стоит заранее сообщать профессору Куркуде об их визите. Вдруг он оповестит полицию? Нет, пусть это будет невежливо, но они явятся к нему без предупреждения.
   Заметив, что Прия проснулась, Шайни улыбнулся ей и сказал:
   - Доброе утро! Мы почти доехали. Не желаете перекусить, прежде чем мы пойдем на встречу с Куркуде?
   Она кивнула.
   - Да, я проголодалась. И мне надо сделать один звонок.
   - Кому? - спросил Шайни.
   - Отцу. Он, наверное, уже беспокоится.
   Водитель по их просьбе остановил машину у живописного ресторанчика, каких много стоит в Индии вдоль автомобильных трасс. Завтрак им подали быстро, на удивления все блюда оказались очень вкусными. После чая Прия отошла в сторону и позвонила по телефону, а Шайни попытался в туалете ресторана привести себя в порядок - хорошенько умыться и почистить зубы. Магазин, в котором он приобрел средства гигиены, находился внутри ресторана.
   Через тридцать минут они уже были у ворот исследовательского центра Куркуде. Ворота были заперты, охранника не было видно, но из динамика электронной панели раздался голос, попросивший их представиться.
   - Меня зовут Рави Мохан Шайни и я здесь, чтобы повстречаться с профессором Куркуде, - ответил Шайни в микрофон.
   - У вас назначена встреча? - спросил голос.
   - Нет. Передайте профессору, что приехать к нему меня просил Анил Варшней. Скажите, что дело касается предмета, оставленного Анилом Варшнеем, - сказал Шайни, напрягаясь от того, что приходится давать такие подробные пояснения.
   - Минуту, пожалуйста, я переговорю с профессором, - произнес голос.
   Звуковой сигнал указал на то, что система связи временно отключилась. Спустя целую вечность, снова раздался сигнал и тот же голос произнес:
   - Профессор вас примет. Ворота сейчас откроются. Поезжайте прямо, вас будет ждать секретарь профессора мисс Гонсалвес.
   Говоривший сразу же отключился, не дожидаясь от Шайни подтверждения или благодарности.
  

33

   Моего отца звали Васудева, его сестра Кунти вышла замуж за Панду, царя Хастинапура из рода Куру. Когда-то Кунти получила благословение от мудреца Дурвасы - она могла призвать любого бога и родить от него ребенка. Кунти поспешила испытать дар и вызвала Сурью, бога Солнца. Вот так, будучи незамужней девой, родила она сына Карну. Кунти положила ребёнка в корзину и пустила ее по течению реки. К счастью, корзину нашла семья суты-возницы. В этой семье ребёнок и был воспитан. После брака с Панду, Кунти еще трижды вызывала богов, что бы родить сыновей - Юдхиштхиру от Дхармы, Бхиму от Ваю, и Арджуну от Индры. Она также научила младшую супругу Панду, Мадри, тому, как призвать богов, и та родила близнецов Накулу и Сахадеву от Ашвинов. Пятерых детей Кунти и Мадри стали именовать Пандавами. Мне они приходились двоюродными братьями. Панду вскоре умер, царем стал его слепой Дхритараштра, и тетя стала жить при его дворе в Хастинапуре. Дхритараштра со своей супругой Гандхари родили сотню сыновей. Их потомство было известно как Кауравы, старшего их них звали Дурьйодхана. Во дворце также жил Бхишма, дядя царя. В свое время Бхишма отказался от престола и принял обет безбрачия ради отца, что бы тот смог жениться на прекрасной рыбачке Сатьявати, желавшей видеть на троне только своих сыновей.

*****

   Ворота распахнулись. Перед машиной предстала длинная аллея, с обеих сторон усаженная деревьями ниима, единственным растением, хорошо росшим в засушливом климате Раджастхана. Шайни и Прия вышли из машины в конце аллеи у находящегося там здания. Их встретила невысокая полная женщина - мисс Гонсалвес. Она подсказала водителю, как проехать до стоянки и вручила Шайни и Прие пропуска с лентой для ношения на шее.
   - Пожалуйста, следуйте за мной, - предложил мисс Гонсалвес и пошла в сторону офиса профессора Куркуде.
   Когда они входили в просторный кабинет профессора, Шайни почувствовал, что сердце его сжалось. Вдруг Куркуде просто передаст из властям, не желая иметь дел с подозреваемым в убийстве?
   Куркуде встал из-за своего стола и направился навстречу Шайни и Прие, протягивая руку для приветствия. Рукопожатие было крепким, скорее деловым, чем дружеским. Профессор, одетый в белоснежный лабораторный халат, выглядел лет на пятьдесят. Голова его была украшена большой залысиной сверху и двумя большими пусками седых волос по бокам. На переносице сидели очки а-ля Ганди. По первому впечатлению Шайни, перед ним был эксцентричный гений.
   Мисс Гонсалвес удалилась в приемную и закрыла дверь в кабинет, а Куркуде провел гостей к угловому дивану.
   - Итак, чем могу быть вам полезен, господин Шайни? - спросил профессор.
   Если он все-таки знал, что говорит с человеком, подозреваемым в убийстве, то великолепно это скрывал.
   - Спасибо, что приняли нас без предварительного согласования, - начал Шайни. - У нас с вами был общий знакомый - Анил Варшней, который был убит несколько дней назад. Прежде чем мы будем дальше продолжать разговор, должен поставить вас в известность, что я, по мнению полиции, главный подозреваемый в этом убийстве.
   Шайни сделал паузу, давая Куркуде время осознать сказанное. Но так как тот ни словом, ни жестом не проявил реакции, Шайни продолжил:
   - Не так давно я встречался с Варшнеем в Калибангане, и он отдал мне одну из четырёх печатей. Он сказал мне, что подобная печать хранится у вас, а еще двумя обладают Никхил Бходжарадж и Девендра Чхеди.
   - Да, - подтвердил Куркуде. - Это так. Варшней отдал мне одну печать. Я, как он и просил, тщательно ее оберегаю.
   - Мы с Анилом были лучшими друзьями, мы вместе выросли. Разумеется, я не убивал его.
   - Да я не верю, что вы, господин Шайни, могли стать убийцей. Я уже не молод и старость стучится ко мне, но я хорошо разбираюсь в людях. Скажите, чем я могу вам помочь?
   - Вот в чем дело. У меня сейчас нет той печати, которую передал мне Варшней, но в облачном хранилище я сохранил ее фотографию. Я бы хотел сравнить вашу печать с этой фотографией. Это может помочь определиться с дальнейшими действиями, - сказал Шайни.
   - Ну, это не составит мне труда. Может что-нибудь еще?
   - Я буду признателен, если бы вы взяли телефон и позвонили инспектору Радхике Сингх. Ей надо рассказать про эти печати и подтвердить, что Анил Варшней раздал их своим друзьям. Это может подтвердить данные мной в полиции показания, - сказал Шайни.
   - Я сделаю это сразу после нашей встречи! А теперь посмотрим на печать? - предложил Куркуде, вставая с дивана.
   Он подошел к рабочему столу, достал из кармана халата ключ и открыл ящик. Внутри ящика располагался встроенный сейф. Профессор набрал код на дверце и та с мягким жужжанием открылась. Куркуде взял коричневый бумажный конверт и извлек из него печать. Он положил печать на белый лист бумаги на своем столе и позвал гостей:
   - Подойдите сюда, посмотрите.
   Шайни и Прия поднялись с дивана, и подошли к столу. Увидев печать, они невольно ахнули. Она была практически идентична двум предыдущим. Шайни почувствовал учащенное сердцебиение, когда взял печать в руки, чтобы рассмотреть ее поближе.
  

34

   Когда для царевичей пришло время пройти обучение, Бхишма отправил их всех, Кауравов и Пандавов, к прославенному гуру, к Дроне. Мой двоюродный брат Арджуна стал лучшим из учеников Дроны. В качестве платы за обучение искусству стрельбы из лука, наставник потребовал от юных учеников захватить царя Друпаду, с которым Дрона находился в ссоре. Кауравы не достигли успеха в этом предприятии, а Пандавы, ведомые Арджуны смогли выполнить пожелание учителя. Этот случай посеял семена ревности и вражды между этими двумя родственными кланами. Дрона, знаменуя окончание ученичества царевичей, организовал турнир, в ходе которого его ученики должны были явить все свое мастерство. Арждуна преуспевал во всех состязаниях, но неожиданно явился воин по имени Карна. Он затмил Арджуну. Когда же выяснилось, что Карна был сыном возницы, мои кузены Пандавы стали кричать, что низкорожденный не может состязаться с кшатриями. Разумеется им было невдомек, что Карна - их старший брат! Как ни странно, но на защиту Карны выступил не кто иной, как Дурьйодхана.
   - Даже если Карна не кшатрий по рождению, то он кшатрий по заслугам! Я провозглашаю его царем Анги! - воскликнул Дурьйодхана.
   После этого Карна поклялся Дурьйодхане в верности и в вечной дружбе.

*****

   Эта печать, как и остальные, была размером два на два сантиметра. Тот же штифт на оборотной стороне, в нем также отсутствует отверстие для кольца. То же изображение животного с головами быка, единорога и козла.
   Тщательно рассмотрев печать, Шайни положил ее обратно на лист бумаги и посмотрел на Куркуде.
   - У вас нет каких-либо теорий относительно этих печатей? - спросил он профессора.
   - Что вы! - улыбнулся Куркуде. - Я простой физик-ядерщик и имею дело не с божественными, а с простыми вещами, которые можно объяснить.
   - Интересно, - произнес Шайни.
   - Что? - уточнил Куркуде.
   - Интересно, что вы рассматриваете божественное как необъяснимое.
   - Но ведь это так? Древние египтяне смотрели, как солнце встает на востоке и садится на западе. Они не понимали, как это происходит, поэтому придумали бога Ра, путешествующего по небесному своду на колеснице. Вот так, люди не смогли объяснить движение солнца, и обожествили его. Солнце утратило свой божественный статус только тогда, когда человек узнал, что оно является гигантским сгустком энергии, вокруг которого вращаются планеты. Божественное - это всего лишь то, что человек не может объяснить в конкретный исторический период, - заключил Куркуде.
   - То есть в вашем мире бог исчезает по мере развития науки, - заметил Шайни.
   - Вот именно! С каждым шагом вперед в нашем понимании мира мы оставляем все меньше и меньше места необъяснимому и необъясненному. Таким образом, богу становится тесновато, - улыбнулся Куркуде.
   - Вы позволите мне сфотографировать печать? - попросил Шайни.
   - Вот только... У меня вообще сейчас нет телефона, а у Прии самый простой. Не могли бы вы сделать снимок и отправить его мне на электронную почту? Варшней уже отправлял мне кое-какие фотографии, но я бы хотел их сравнить с вашей печатью.
   Шайни взял со стола лист бумаги и написан на нем адрес своей почты. Куркуде сделал фотографию и тут же выслал ее на указанный адрес. Затем он положил печать обратно в конверт и вернул ее в сейф.
   - Мне известно, что вы отрабатываете гипотезу о том, что на территории Раджастхана в древности произошел ядерный взрыв. Я бы хотел узнать, лично вы допускаете, что брахмастра из "Махабхараты" могла быть атомной бомбой? - спросил Шайни.
   Куркуде рассмеялся.
   - Все ответы лежат здесь, в том месте, где протекала река Сарасвати. Версий у нас несколько, так что насчет применения ядерного оружия - почему бы и нет? Вы никогда не были в Египте? - задал он неожиданный вопрос.
   - Да. Много лет назад удалось попасть в поездку, которую спонсировал университет.
   - И вы посещали пирамиды?
   - Конечно!
   - А видели ли вы гробницу Джосера, ступенчатую пирамиду с плоской вершиной, предшественницу великих пирамид? Египтологи называют такую конструкцию "мастаба" - поинтересовался Куркуде.
   - Да, она похожа на уложенные в штабель плиты, и чем выше плита, тем она меньше по площади предыдущей, - ответил Шайни.
   - Как вы воспримите мое заявление о том, что гробница Джосера, или мастаба, прекрасно описана в "Баудхаяна-шульбасутре", трактате о постройке различных культовых сооружений, написанный за столетия до Рождества Христова? - спросил Куркуде.
   - С некоторым скепсисом, - признался Шайни. - Я читал "Баудхаяна-шульбасутру", но не припомню, что бы ней говорилось о мастабе Джосера?
   - Зато в этом тексте есть подробное описание шмашана - погребального кургана ведийской эпохи. И конструкция гробницы Джосера до малейшей детали совпадает с этим описанием, - торжествующе сказал Куркуде.
   - Как такое могло случиться?
   - Любое строительство требует познаний в геометрии, а именно научные знания, основывавшиеся на Ведах, подарили миру геометрию, - начал объяснять Куркуде. - Само слово "геометрия" имеет греческое происхождение. Но древние греки создали этот термин, услышав созвучное санскритское слово "джьямити". "Джья" можно перевести как "дуга", "изогнутая линия", а "мити" - "правильное восприятие" или "измерение". Весь мир заблуждается, когда полагает, что Пифагор является автором теоремы о прямоугольном треугольнике. Но в "Баудхаяна-шульбасутре" описаны опыты с веревкой, натянутой по периметрам и диагоналям разных фигур, и на основании этих опытов сделаны выводы, аналогичные теореме Пифагора за пятьсот лет до самого Пифагора. Так кто автор данной теоремы? Пифагор? А может Баудхаяна? Кстати, что интересно, в "Египетской Книге Мертвых" и в индийской "Тайтирия Самхите" есть одинаковый стих, используемый в погребальном обряде: "Обретем ли мы процветание в мире наших отцов?"
   - Вы утверждаете, что Пифагор учился геометрии по Ведам? - спросил удивленный Шайни.
   - Ну, если вы не верите мне, вот вам французский философ Вольтера, писавший, что Пифагор проходил обучение в Индии. Известный историк математики Авраам Сейденберг утверждал, что "Шульбасутры" являются источником знаний математики в таких странах, как Месопотамия, Древние Египет и Греция. Древнеиндийские ученые не ограничились теоремой Пифагора. Ими было введено понятие ноля и бесконечности, они первыми стали использовать десятичную систему счета. И так распространенная в мире информатики двоичная система берет начало в ведийской размерности стихов! - сказал Куркуде.
   - Как, по-вашему, эти печати Варшнея могут указывать на что-то, находящееся за пределами Индии? В Месопотамии, Шумере или Египте?
   - Что вы, историки, подразумеваете под Шумером? - в свою очередь спросил Куркуде. - В Ведах мы встречаем гору Кайлас, которая отождествляется с мировой горой Меру, обителью богов. Если вы, говоря на санскрите, хотите описать что-либо как священное, то добавляете приставку "су-". Поэтому гору Меру часто именую как Сумеру. И именно от этого санскритского слова происходит название шумерской цивилизации!
   - То есть вы хотите сказать, что древнейшие цивилизации мира произошли от ведийской цивилизации? - удивился Шайни.
   - Да! - уверено заявил Куркуде. - Произошло переселение людей ведийской цивилизации на запад, вызванное конфликтом между девами и асурами!
   - Интересная мысль! - сказал Шайни. - В ранних ведических произведениях слово "асура" является уважительным, его можно перевести как "всемогущий". Если позже этим именем назвали тех, кто ушел на запад... Смотрите, выяснилось, что река Сарасвати пересохла примерно три тысячи двести лет до нашей эры. Результатом стало разделение цивилизации, жившей по ее берегам. Часть людей отправилась на запад, в сторону Шумера. Другая часть - на восток, к Гангу. Одних, ушедших на запад, стали называть асурами, тех же, кто остался в пределах ведийских территорий, назвали девами. Это разделение привело к вражде. Вражде, вызванной климатическими изменениями!
   - Эта объясняет то, что в зороастризме добродетельные боги звались асурами, а их противники-демоны - девами. Полная противоположность ведийской культуре, - заметила Прия.
   - Действительно! - сказал Шайни. - Те, кто достиг долины Тигра и Евфрата, продолжали оставаться поклонниками Луны. Основатель иудаизма Авраам родом из этого региона, он и его семья также почитали Луну. Обратите внимание, как мала разница в написании слов "Abraham" и "Brahma". Супругой Авраама была Сара, жену Брахмы звали Сарасвати. Слишком много сходства, что бы считать его случайным! К тому же, одним из языков, которым пользовались в Средней Азии, был авестийский, во многих отношениях подобный санскриту. Священные книги зороастризма - Гаты, содержат стихи, идентичные гимнам из "Ригведы".
   Куркуде согласно кивал головой, а когда Шайни сделал паузу, добавил:
   - Я, помнится, где-то читал, что Яхве, имя, данное иудейскому богу, встречается в "Ригведе" двадцать один раз в качестве эпитетов Агн. Бога огня называют Яхва, Яхвах, Яхвам и Яхвасья.
   - И все-таки, если я соберусь довести исследования Варшнея до конца, что вы мне посоветуете? - обратился к профессору Шайни. - С чего мне начать поиск?
   - Начтите с себя, господин Шайни, - ответил Куркуде. - Всегда, любой поиск начинайте с поиска внутри себя.
   Профессор проводил гостей до приемной, где должны была сидеть мисс Гонсалвес.
   Она и в самом деле сидела на своем месте, вот только голова ее была откинута назад, а из раны на горле вытекала кровь, окрашивая ее одежду и бумаги на столе в красный цвет.
  

35

   Дхритараштра решил объявить наследником трона Хастинапура Юдхиштхиру, старшего сына моей тети Кунти. Это решение царя вызвало возмущение у Кауравов. Особенно недоволен им оказался Дурьйодхана, считавший себя законным претендентом. Тогда в голове Дурьйодханы созрел план убийства Пандавов. Он построил для моей тети и ее детей прекрасный дом, правда, из очень горючих материалов. Однажды дом вспыхнул, и Кауравы были уверены, что с их соперниками покончено. Но Пандавы по подземному ходу выбрались из горящего здания и скрылись в лесу. Во время скитания по лесам, мой двоюродный брат Бхима в жестоком единоборстве смог убить чудовищного Хидимбу. Сестра ракшаса, Хидимби, наблюдала за их битвой и влюбилась в могучего Бхиму. Ей удалось понравиться Кунти, и та дала согласие на брак Хидимби и Бхимы. Когда Пандавам пришло время покинуть эти места, у Бхимы родился сын по имени Гхатоткача. На прощание Гхатоткача сказал отцу:
   - В любое время, когда понадобится моя помощь, о отец, я окажусь рядом с тобой. Просто подумай обо мне - и я явлюсь!
   Много лет спустя помощь Гхототкачи действительно понадобилась - в битве на Курукшетре.

*****

  
   Вид убитой секретарши заставил профессора Куркуде громко вскрикнуть. В приемной больше никого не было. Очевидно, что преступник покинул помещение.
   - Надо ли вызывать скорую помощь? - тихо спросил Куркуде.
   - Нет смысла. Она мертва, - сказала Прия, проверив пульс на руке мисс Гонсалвес.
   - Кто же мог это сделать? - голос профессора был полон горя и непонимания.
   - Я просто уверен, что это тот человек, который убил Варшнея и Бходжараджа. Вероятно, он намеревался убить вас, но так совпала, что мы были с вами в кабинете, - ответил Шайни.
   - Мы же должны известить об этом полицию, - сказал Куркуде.
   - В первую очередь мы должны озаботиться вашей безопасностью, профессор. Весьма вероятно, что убийца находится где-то поблизости. Мы не можем позволить ему убить вас! Этот человек очень умен и опасен! Я не удивлюсь, если у него есть сообщники среди ваших людей. Ям предлагаю вам пойти с нами, это будет безопаснее, - предложила Прия.
   - Но как же брошу свою работу, свою лабораторию, свою команду? Это же вся моя жизнь! - воскликнул ученый, хватаясь за седые волосы.
   - Мы же не требуем оставить все это навсегда! Думаю, нам надо укрыться на несколько дней. За это время мы, надеюсь, сможем получить представление о том, что стоит за всеми этими смертями, - попытался убедить его Шайни.
   - Куда же вы намерены отправиться? - поинтересовался Куркуде.
   - В Чандигарх. Необходимо встретиться с Девендрой Чхеди. Предупредить и посмотреть на его печать, - ответил Шайни.
   Профессор Куркуде беспомощно подал плечами, соглашаясь, что другого выхода нет.
   - Есть другой способ добраться до стоянки, кроме как выйти на улицу через дверь приемной? - сказал Шайни. - Будет лишним, если ваши сотрудники увидят нас всех, спешащих покинуть здание.
   - Отсюда, из приемной, есть проход в наше хранилище данных. Из хранилища можно попасть в сад, там тропинка ведет к стоянке, - предложил Куркуде.
   - Прекрасно! Вернитесь в кабинет и заберите печать из сейфа. Преступники может снова проникнуть сюда и взломать сейф. Надежденне будет иметь печать при себе, - посоветовал Прия, пока Шайни раздумывал над планом бегства.
   Спустя пятнадцать минут они были на стоянке. Водитель дремал, когда они подошли к автомобилю. Шайни постучал в окно.
   - Куда? - спросил водитель, пытаясь отогнать от себя сон.
   - Приготовься к еще одной длительной поездке, - сказал ему Шайни. - Нам надо попасть в Чандигарх. Насколько это далеко от Джадхпура?
   - Чуть более семисот километров. Если повезёт, доедем за двенадцать часов, - пообещал водитель.
   - Почему бы нам не вылететь в Нью-Дели из Джодхпура, а оттуда также самолетом - до Чандигарха, - предложил Куркуде.
   Что бы водитель ни чего не расслышал, Шайни прошептал Куркуде:
   - Когда сюда прибудет полиция, инспектор Сингх решит, что это я убил вашу секретаршу и похитил вас. Все вокзалы и аэропорты возьмут под плотное наблюдение. Нет уж, автомобиль - самый безопасный для нас способ передвижения. Давайте, у нас мало времени!
   Шайни сел спереди, рядом с водителем, оставив задние места для Прии и профессора Куркуде.
   - Поехали, - сказал он водителю.
   - Да, сэр. Нам только надо где-то заправиться по пути, - ответил Таарак Вакил, заводя машину и довольно улыбаясь про себя.
  

36

  
   Вскоре мои двоюродные братья прослышали про сваямвару Драуапади, дочери царя Панчалы Друпады. Это был тот самый Друпада, которого Пандавы захватили в качестве дакшины наставнику Дроне. Переодевшись, Пандавы приняли участие в состязании. По условиям сваямвары, претенденту на руку царской дочери необходимо было поднять тяжелый лук и попасть из него стрелой в высоко подвешенную и вращающуюся металлическую рыбу. При этом целиться дозволялось, только смотря на отражение этой рыбы в емкости, наполненной маслом. Из многих знатных гостей только Арджуне удалось выполнить все требования. Может это смог бы повторить Карна, отправленный на сваямвару Дурьйодханой, но стоило ему приблизиться к луку, Драупади заявила:
   - Негоже сыну возницы участвовать в состязании, наградой в котором является рука царской дочери!
   Униженный Карна удалился, надолго запомнив жалящие подобно стрелам слова Драупади.

*****

  
   - Тебе действительно повезло иметь родителей с такими именами, мой мальчик. Вишнуяса и Сумати. Разве у кого-нибудь еще есть родители, которых также зовут? - спросила Матаджи.
   - Нет, Матаджи. Я про такое не слышал, - ответил юный Сампат.
   - Но зато ты слышал про Раму и Кришну, не так ли?
   - Это же герои "Рамаяны" и "Махабхараты"? - спросил Сампат.
   - Да. И оба они - аватары Вишну. Вишну приходит в наш мир всякий раз, когда надо победить непомерно разросшееся зло. А сейчас в мире, в котором мы живем, очень много зла. И пришло время для нового воплощения Вишну. Это будет десятая, последняя аватара, известная как Калки Аватар, - объяснила Матаджи.
   - Калки Аватар? А родителей Калки должны звать Вишнуяса и Сумати?
   - Точно. Я так рада, что встретила тебя. Ты - Калки, ты должен изгнать зло из этого мира. Но для этого ты должен стать сильным. И не только физически. У тебя должны быть ясный ум, крепкие нервы, здоровая психика. Я буду готовить тебя к великой цели. И никто больше не сможет обидеть тебя.
   - Что мне придется делать? - спросил Сампат.
   - Первое - держать в секрете то, что ты Калки Аватар, это должны знать только мы двое. Даже твои родители не должны знать о том, что я тебе сказала. Это понятно?
   - Да, Матаджи.
   - Второе. Каждый день, после твоих школьных занятий я буду ждать тебя у ворот. Неподалеку я сняла дом, в нем ты будешь проводить по четыре часа в день. Я приведу соответствующих наставников, которые обучат тебя санскриту, священным писаниям, ведическим наукам, медитации, а также боевым искусствам. Ты не должен пропускать ни одного занятия! Готов ли ты к такому? - строго спросила Матаджи.
   - Да, Матаджи.
   - Третье. Ты должен лучше всех учиться в школе. Наши занятия не должны повредить твоей успеваемости, иначе учителя и родители могут что-нибудь заподозрить. Так что я буду с тобой заниматься и школьными предметами. Согласен?
   - Да, Матаджи.
   - И четвертое. Ты будешь продолжать называться своим именем Сампат Шарма в школе и дома, но наедине со мной ты будешь носить свое духовное имя.

37

  
   Я находился во дворце Друпады в день сваямвары его дочери. Я пристувовал при том моменте, когда Арджуна вернулся к своей матери, сказал ей, что выиграл главный приз на состязании и попросил совета, как с этим призом поступить.
   - Что бы это ни было, ты должен поделиться этим с братьями, - велела ему Кунти.
   Вот так и получилось, что Драупади вышла за муж сразу за пятерых братьев.
   Мне показалось, что настал удачный момент, что бы представиться своей тете. Я упал на колени перед ней и сказал:
   - Я - твой племянник Кришна. Я - сын твоего брата Васудевы, а твои сыновья - мои двоюродные братья. Мой долг - защищать их и Драупади!

*****

   Автомобиль ехал по дороге, которая должна была привести их к Национальной автомагистрали N71. Путники только что останавливались на заправочной станции и теперь, с полным баком бензина, уверенно двигались на север.
   Недалеко от того места, где был выезд на Национальную автомагистраль, стоял пост полиции, блокируя движение. Все транспортные средства останавливались и подвергались проверке.
   - Останови машину, - приказал Шайни водителю.
   Таарак конечно знал, что его попросят остановиться, но умело разыграл удивление:
   - Зачем нам останавливаться, сэр? Мы на правильном пути к Чандигарху.
   - Надо как-то объехать контрольный пункт полиции, - неохотно произнес Шайни, не подозревая, что Таарак разделяет его желание.
   Настоящий владелец "Tata Safari" лежал мертвый в овраге возле станции Абу. Таарак в одежде убитого им таксиста предложил Шайни двадцатипроцентную скидку и был немедленно им нанят.
   - Хорошо, сэр, - ответил Таарак и резко развернул автомобиль в противоположном направлении.
   - Я не очень хорошо знаю местные дороги, поэтому мне надо с кем-нибудь посоветоваться.
   Он, увидев стоянку такси, припарковался у обочины, вышел из автомобиля и направился к таксистам. После недолгого разговора, Таарак вернулся.
   - Мне подсказали, что лучше всего нам поехать в Мандавар. Оттуда дорога, пройдя через Лакшмангарх, выведет нас на Национальную автомагистраль.
   Шайни кивнул, соглашаясь с таким планом. Куркуде и Прия на заднем сидении не проявляли признаков беспокойства.
   Минут через десять они уже выехали из Джодхпура по другой дороге в направлении Мандавара. Когда шум и суета города остались позади, и за окном показались бесконечные дюны пустыни Тар, Таарак позволил себе расслабиться. Его разум еще несколько минут блуждал, затем снова обратился к событиям детства.
   - Таарак, это - Пушпендраджи. Он научит тебя Састравидье, - сказала Матаджи.
   - А что такое Састравидья? - спросил Таарак.
   - В наших индийских писаниях, особенно в "Рамаяне" и "Махабхарате", есть описание способов ведения боя, как с оружием, так и голыми руками. В "Махабхарате" есть подробный рассказ о битве Арджуны и Карны. Они использовали луки, мечи, деревья, камни и даже кулаки. "Рамаяна" содержит описание поединка двух бойцов, которые подобно боксерам маневрировали, нанося удары кулаками. Они также били друг друга ногами, коленями и даже головами, тыкали пальцами и применяли другие техники боя. В результате изучения древних текстов были выделены шестнадцать принципов индийских боевых искусств. Эти принципы тебе предстоит изучить. Выучив их, ты станешь мастером Састравидьи, и непосвященные в это искусство не смогут противостоять тебе, - объяснил Пушпендраджи.
   - Неужели Матаджи тоже знает Састравидью?
   - Да, и очень хорошо. Она обучалась у меня. Матаджи! Почему бы тебе не показать Таараку свои навыки? - предложил Пушпендраджи.
   Прежде чем Таарак понял, что происходит, из левой руки Матаджи вылетел тонкий металлический шип, такой, как в фильмах про ниндзя. Он был прежде скрыт в ее рукаве, а уже через мгновение вонзился в стену чуть выше головы Таарака.
   - Видишь, чему ты можешь научиться, Таарак - сказала Матаджи.
   Таарак кивнул с серьезным лицом.
   - Вот краска из киновари. Возьми ее и нанеси себе тилак на лоб, затем припади к моим ногам, - сказал Таараку Пушпендраджи.
   Тот сделал все, как было сказано.
   Пушпендраджи продолжил:
   - Теперь я попрошу тебя вытянуть правую руку.
   Таарак послушно выполнил его просьбу. Тогда Пушпендраджи взял пучок моли - нитей красного и желтого цвета, используемых в индуистских священных ритуалах, и обвил ими запястье Таарака.
   - С этого момента ты официально мой ученик. Каждый день мы будем заниматься Састравидьей. Пройдет несколько лет, и ты станешь мощным, как бык, сильным, как тигр, быстрым, как гепард, и умным, как лиса. ОМ НАМАХ ШИВАЯ!
   - Гуруджи, почему мы в каждой молитве произносим слово "ОМ"? - простодушно спросил Таарак.
   - Позвольте мне ответить за вас, гуру, - сказала Матаджи. - Слово "ОМ" используется не только нами, Таарак. Его можно найти повсюду. Даже в английском языке.
   - Правда?
   - Да, надо только хорошенько подумать над некоторыми словами. Например, английское слово "omniscience" - "всеведение", оно подразумевает бесконечное знание. Заметь, это слово начинается на "ОМ". Возьмем слово "omnivorous" - "всемогущий", оно также начинается с "ОМ". "Omnivorous" - "всеядный", "omen" - "знамение", здесь тоже присутствует "ОМ". Даже в названии такой должности, как "омбудсмен" есть слово "ОМ". "ОМ" или "АУМ" является выражением божественной власти, именно поэтому его можно услышать в христианском "аминь" или мусульманском "амин", - объяснила Матаджи.
   Таарак молчал, переваривая полученную информацию. Он понимал, что образование, которое он получит у Матаджи, будет бесценно.
   Мысли Таарака вернулись в настоящее время, и он сосредоточился на дороге. Несколько часов спустя он остановил машину у придорожного ресторана.
   - Предстоит еще долгий путь, неплохо было бы поесть, - сказал Таарак.
   Шайни выдал ему денег на обед, остальным он подал сигнал оставаться на местах.
   - Я закажу еду прямо сюда. Нам необходимо поговорить без лишних слушателей, - сказал Шайни. - Главный вопрос - что мы будем делать по прибытии в Чандигарх.
   - Мне казалось, что наша основная цель - встретиться с Девендрой Чхеди и изучить печать, находящуюся в его распоряжении, - предположила Прия.
   - Согласен. Но дальше что? На данный момент меня разыскивает Радхика Сингх уже за три убийства и похищение. Как мне доказать свою невиновность? - спросил Шайни.
   В этот момент подошел официант из ресторана и подал им бутерброды и три чашки кофе. На пару минут обсуждение было отложено.
   - Я вот что думаю, - сказал Куркуде, допив свой кофе. - Вы были со мной в кабинете около часа. Моя секретарша мисс Гонсалвес была жива на момент начала нашей встречи, ведь это она проводила вас ко мне. Затем она закрыла дверь и вернулась на свое место в приемной. Когда наша встреча подошла к концу, и мы вышли из кабинета - она уже была мертва. Очевидно, что это не могли сделать ни вы, ни Прия. Так что, я - ваше алиби на третье убийство. Уверен, что мои показания будут убедительны для инспектора Сингх.
   Сказав это, Куркуде открыл дверцу автомобиля и вышел, чтобы посетить уборную.
  

38

  
   Я не думал, что убийство Камсы приведет к тому, что у меня появится еще один могущественный враг. Им стал Джарасандха, царь Магадхи. Он пришел в ярость, когда узнал, что я лишил жизни его зятя Камсу и обрел большую популярность в Матхуре. Вскоре Джарасандха напал на Матхуру и Уграсена, старый правитель, подумывал сдаться, испугавшись огромного вражеского войска. Тогда мы с Баларамой сделать вылазку и напасть на лагерь Джарасандхи. Сил у нас было меньше, но нам удалось победить. Однако поражение только сильнее озлобило Джарасандху. Он нападал на Матхуру в общем счете семнадцать раз. Каждый раз мне и Балараме удавалось отбить его атаки. Но в восемнадцатый раз все будет иначе.

*****

   Сидя в ресторане, потягивая чай и уплетая самосу, Таарак вспоминал, что произошло в исследовательском центре Кукруде. Он оставил Шайни и Прию у приемной, а сам, вопреки указаниям мисс Гонсалвес, не поехал на стоянку, а бросив машину за углом приемной, быстро вернулся назад. Как только щелканье высоких каблуков секретарши стихло, он проник в помещение.
   Проводив гостей в кабинет профессора, мисс Гонсалвес вернулась, уселась в свое кресло и потянулась к компьютерной мышке и клавиатуре. В следующее мгновение она почувствовала холодную сталь скальпеля на горле, но не смогла издать ни звука, так как рот ей крепко зажала ладонь Таарака.
   - Слушай меня и не шевелись, - прошептал он секретарше на ухо. - Я перережу тебе горло, если ты мне не поможешь. Мне надо получить доступ к вашей базе данных. Сейчас ты введешь свой пароль, а я посмотрю, что там есть. Если ты все сделаешь правильно, то будешь еще внукам рассказывать про этот случай.
   Объятая ужасом мисс Гонсалвес безропотно ввела имя пользователя и пароль. Таарак слегка расслабился, все оказалось проще, чем он ожидал. Ослабленная на мгновение ладонь дала возможность женщине издать негромкий крик, но стены офиса были достаточно толсты, что бы ее услышали в кабинете.
   - Черт бы тебя побрал, дура, - прошептал Таарак. - Ты сама заставила меня убить тебя.
   Скальпель "Swann-Morton" с легкость рассек горло. Таарак завернул орудие убийства в платок и положил в карман. Он вставил USB- накопитель в компьютер и стал копировать нужные ему файлы. Секунды, пока шло копирование, тянулись мучительно для него. Таарак опасался, что случайный посетитель увидит его трупом мисс Гонсалвес на руках. Также те трое могли выйти из кабинета в любой момент.
   Но ничего не произошло, загрузка завершилась, и он смог вернуться в машину. Накопитель был в его кармане, а с ним - все данные радиационной разведки с тех мест, где работала команда Куркуде. Сев в автомобиль, Таарак не спеша доехал до стоянки. Там он снова вошел в роль наемного водителя и в ожидании своих хозяев погрузился в легкий сон. Он был доволен собой.
   Откусив еще кусочек самосы, Таарак огляделся. В поле его зрения попал идущий куда-то Куркуде. Видимо, пошел в туалет. Таарак поднялся со стула и взглянул на припаркованную машину. Шайни и Прия сидели внутри, и казалось, что-то обсуждали.
   "Прекрасная возможность!" - подумал Таарак.
  

39

  
   Решив, что для победы надо мной нужна другая стратегия, Джарасандха явился к моему двоюродному брату Шишупале, люто меня ненавидящему. Шишупала предложил Джарасандхе вступить в союз с царем Калаяваной, на котором лежало благословение самого Шивы. Он не мог быть убит ни богом, ни демоном, ни каким-либо оружием. Вскоре Джарасандха снова осадил Матхуру. С ним был Калаявана. Я понимал, что расклад сил был не в нашу пользу, поэтому решил выйти безоружным из города. Я бросил вызов Калаяване на бой голыми руками. Но как только тот согласился и вышел, я стал убегать от него. Калаяван пытался догнать меня, называя трусом. Он, конечно, не знал, что бежал я в направлении пещеры Мучукунды. Когда-то Мучукунда получил дар от Индры - тот, кто нарушит его сон, будет обращен в пепел. Я быстро накинул свой платок на тело Мучукунды. Когда же разъяренный Калаявана вбежал в пещеру и увидел лежащую фигуру в моем платке, он не раздумывая, нанес удар ногой. Мучукунда раскрыл глаза и Калаявана мгновенно обратился в пепел.

*****

   Шайни и Прия давно покончили с кофе и бутербродами и теперь вели беседу. Прия снова пыталась сыграть роль "адвоката дьявола".
   - Но есть ли твердые доказательства существования Кришны? Разве не может быть так, что он всего лишь персонаж вымышленной истории, порождение фантазии неведомого, но талантливого автора? - задала она провокационный вопрос, чем вызвала улыбку у Шайни.
   - Давайте на время забудем про "Махабхарату". Самое раннее упоминание о Кришне мы находим в "Чхандогья-упанишаде", там он является учеником Гхоры, потомка Ангираса. Вы можете придерживаться мнения, что "Махабхарата" всего лишь художественное произведение, но как объяснить, что Кришна фигурирует в Упанишадах, столь почитаемых духовных писаниях? Вам этого мало? Имя Кришны можно найти в "Ригведе". В "Атхарваведе" он упомянут как убийца демона Кеши. Я убежден, что в этих древних текстах говорится о реальной исторической персоне, - горячо закончил Шайни.
   - Выходит, что Кришна из Вед - чуть ли не ученый или мудрец, - принялась рассуждать Прия. - А в "Махабхарате" он - царь, безжалостный к врагам, тогда как в Пуранах мы видим игривого пастушка, сочетание невинности и веселья. Мне кажется невозможным примирить между собой эти три образа.
   - Здесь, Прия, мы снова возвращаемся к реке Сарасвати, которая может дать нам ответы на многие вопросы. Мы знаем, что во времена, описанные в "Махабхарате", река еще текла. Известно, что брат Кришны, Баларама, отказался участвовать в великой войне и отправился в паломничество по священным местам, расположенным вдоль реки. Когда Сарасвати пересохла, великая речная цивилизация пришла в упадок. Жителям пришлось переселяться к новым источникам влаги - либо на восток, в бассейн реки Ганг, либо на запад, к Инду, а то и дальше - к Тигру и Евфрату. Ведь пересыхание Сарасвати приводило к исчезновению пастбищ, что становилось угрозой для существования стад крупного рогатого скота.
   - Как проблемы крупного рогатого скота связаны с различием Кришны-пастуха и Кришны-царя? - спросила Прия.
   - Да напрямую! - воскликнул Шайни. - Когда отправившиеся на восток люди достигли Ганга, первой их необходимостью было сохранить имевшееся поголовье скота. Самый легкий способ - признать корову священным животным. Отсюда и слово "гопала", это и "пастух", и прозвище Кришны - Гопала, Защитник Коров. Отчасти такая традиция встречается и на западе. Например, египтяне приносили в жертву многих животных, но не коров. Корова была священным животным богини Хатор. В образе коровы египтяне представляли и богиню Хесат.
   - Итак, что бы спасти стада, Кришну назначили покровителем коров?
   - Не только стада коров, но и весь сельскохозяйственной образ жизни, - пояснил Шайни. - Есть санскритское слово "криши", которое и означает сельское хозяйство. Не правда ли оно созвучно со словом "Кришна"? Пришедшие в долину Ганга нуждались в молоке и молочных продуктах, они использовали навоз как удобрение и топливо. Обожествление коровы и назначение Кришны защитником коров должно было гарантировать сохранение привычного образа жизни, восстановление поголовья скота, а значит - выживание народа и его процветание. Поклонение корове в итоге повлияло на многие стороны жизни индийцев. Даже в наше время, когда индус молится в храме, брахман спрашивает про его готру, то есть про его происхождение. Но первоначально "готра" - это загон для коров! А вспомните имя Будды! Гаутама или Готама! Снова отсылка к коровам и к Кришне!
   - Каким образом? - не поняла Прия.
   - Имя Гаутама образовано из слов "го" - "корова" и "уттама" - "величайший". Сочетание этих слов дает или "большую корову" или "великую, величайшую корову". В то же время, слово "гау" - корень слов "светлый", "справедливый", следовательно "Гаутама" - это "высший свет" или "высшая справедливость", - улыбаясь, сказал Шайни. - Идем дальше. Санскритское слово "гая" имеет отношение к коровам. Вспомним, как называется место, где Будда достиг просветления. Бодх-Гая! Рама, Сита и Лакшман, желая совершить подношения в память об отце Дашаратхе, посещают местечко Гая-Пури. Бодх-Гая и Гая-Пури - это практически одно и то же место. Теперь вам понятно, почему индуисты почитают Будду как девятую аватару Вишну?
   Прия задумалась, переваривая полученную информацию.
   Шайни перевел дыхание и продолжил:
   - Среди всего множество имен и эпитетов Кришны немало тех, который напрямую связаны с коровами - Гопала, Годхарин, Гоматешвара, Гопа, Говардхана, Говинда, Госвами. Вы еще больше удивитесь, когда я скажу, что место, где вы провели последний отпуск, также своим названием связано с коровами Кришны!
   Прия прищурила глаза.
   - Мой последний отпуск? Вы имеете в виду мою поездку с отцом на Гоа? - недоверчиво спросила она.
   Шайни довольно рассмеялся.
   - Та местность, что сейчас именуется Гоа, во времена "Махабхараты" назвалась Говараштра, "Страна пастухов". От этого слова и произошло позднейшее "Гоа". Везде прослеживается связь с коровой. Вот кстати, имя древнегреческой богини земли - Гея похоже по звучанию и написанию с санскритским словом "гая".
   Тут Шайни глянул на часы и сказал:
   - А где наш физик-ядерщик? Его уже полчаса как нет.
  

40

  
   Отбив восемнадцатое нападение на Матхуру, и погубив при этом Калаявану, я задумался, стоит ли мне оставаться здесь и дальше. Очень дорого приходится за это платить жизнями сотен и тысяч горожан, всякий раз, когда нападет Джарасандха. Я воззвал к Вишвакарману, божественному зодчему, и попросил его построить для меня великолепный город на месте морских вод. Он согласился выполнить мое пожелание. Затем я обратился к Океану, что бы он даровал мне часть своих владений. Океан плеснул волной и явил остров среди моря. Так был создан новый город для ядавов - Дваравати. Изобилующий дворцами, храмами, садами и прудами, это был самый лучший из когда-нибудь существовавших городов. И Джарасандха не сможет напасть на этот город, окруженный со всех сторон водой. Мой уход из Матхуры в Дваравати был единственным случаем, когда я отступил. За это мне дали прозвище Ранчодрай" - "Убежавший с поля битвы".

*****

  
   Таарак внимательно наблюдал за ученым. Он оставил на столике деньги для официанта и быстро пошел в сторону туалета, стараясь двигаться так, чтобы его не было видно из машины. Войдя в уборную, он огляделся. У ряда писсуаров на левой стороне помещения находился один посетитель. Напротив располагались туалетные кабинки, прикрытые дверями. Таарак подошел к раковине и стал мыть руки без особой на то надобности. Он просто ждал, когда мужчина, стоявший у писсуара, уйдет.
   Ожидание заняло не больше минуты, и Таарак подошел к кабинкам. Из четырех дверей две были открыты. Наклонившись, Таарак заглянул в зазор между стенками кабинок и полом, который достигал тридцати сантиметров. В одной из запертых кабинок на полу стояли ведро и швабра. Видимо эту кабинку использовали в качестве подсобного помещения или кладовки.
   Под второй дверью виднелась пара туфель и лежащие на них спущенные брюки. Таарак задумался. Это был прекрасный шанс не только заполучить печать, которую, скорее всего, профессор держит при себе, но и убить самого Куркуде. Он похлопал себя по карману - штамп, кисть и скальпель были при нем.
   Оглядевшись, Таарак приготовилс сильным ударом распахнуть дверь и оглушить находящегося за ней Куркуде, как вдруг услышал знакомый голос:
   - О! Я вижу, что и вы здесь. Готовы продолжать путь? - весело спросил Шайни.
   - Конечно, сэр, готов! - ответил Таарак тоном, соответствующим наемному водителю.
   - Вы, случайно, не знаете, куда подевался профессор Куркуде?
   - Я не уверен, сэр, - ответил Таарак, - но, возможно, что он в этой кабинке.
   - Давайте проверим, - предложил Шайни.
   Он подошёл к двери и слегка постучал.
   - Вы там, профессор?
   Ответа не последовало.
   - Профессор, вы меня слышите? - позвал Шайни уже более громким голосом, сопровождая слова сильным стуком.
   Молчание.
   - Нам придется выбить эту дверь, - заявил Шайни.
   Таарак не мог поверить в такой поворот событий. Ведь он только что сам собирался вышибить дверь в кабинку.
   Когла дверь была сорвана с петель, Шайни и Таарак замерли при виде открывшейся им картины. Профессор сидел на унитазе с закрытой крышкой, его брюки были спущены до щиколоток, но нижнее белье при этом оставалось на месте. Обмякшее тело Куркуде не подавало признаков жизни.
   У Шайни стала зарождаться паника. Он схватил голову Куркуде и поглядел ему в глаза. Они выглядели абсолютно безжизненными. Шайни выбежал на улицу и позвал Прию. Она ворвалась в туалет, игнорирую надпись "Мужской".
   - Проверьте у него пульс! - Шайни был потрясён и не заметил, что перешел на крик.
   Прия нагнулась и прижала два пальца к шее Куркуде, пытаясь нащупать артерию.
   - Смотрите, как я это делаю, - позвала Прия. - Никогда не угадаешь, когда может понадобиться.
   Шайни пригляделся и попытался запомнить ее манипуляции.
   - Он жив! - выдохнула Прия.
   - Отчего же он выглядит мертвым? - спросил Шайни. - У него инсульт или сердечный приступ? Что нам делать?
   Тут вмешался Таарак, который приоткрыл рот профессора и понюхал. Он ощутил характерный щелочной запах хлоральгидрата.
   - Он под действием снотворного, - сказал Таарак, не вдаваясь в подробности. - Если мы сможем вывести отсюда и поместить его в машину, думаю, через несколько минут он очнется.
   Вздох облегчения вырвался у Шайни, которого мучил вопрос, как выпутываться еще и из этой ситуации. Немного успокоившись, он спросил Таарака:
   - Вы так сильны в медицине?
   - Нет, но мой отец разводил лошадей. От него я узнал кое-что о снотворных и успокаивающих препаратах.
   - Какое удачное совпадение! Я очень благодарен вам, - сказал Шайни. - Без вас мы бы вызвали скорую помощь, совершенно, оказывается, ненужную. Что ж, давайте наденем на профессора штаны и проводим его в машину.
   За всей суетой Шайни не заметил, как небольшой бумажный конверт коричневого цвета был искусно извлечен угодливым водителем из кармана Куркуде.
  

41

  
   После Сатьябхамы я женился на Рукмини, сестре правителя Видарбхи Рукми. Вообще, Рукми собирался выдать сестру за моего двоюродного брата Шишупалу, владыку Чеди и союзника Джарасандхи. Но я похитил Рукмини и женился на ней, тем самым став врагом для Шишупалы. Тем временем, я продолжал брать себе в жены царских дочерей из разных стран - из Кошалы, Мадры, Аванти, Кекайи и из других. В итоге у меня стало шестнадцать тысяч сто восемь жен! Все эти браки я устроил, что бы укрепить свою власть, по сути, они являлись политическими союзами. Номинально, я не был царем ядавов. Мне, сбежавшему из Матхуры, требовалось большое количество союзников. Пандавы были в их числе. Моя тетя Кунти обрадовалась, когда я пришел к ней, и поинтересовалась, что привело меня. Я улыбнулся и сказал ей:
   - Теперь вы можете вернуться в Хастинапур. Кауравы не посмеют причинить вам вреда теперь, когда вы породнились с могущественным царем Друпадой.
   Вот так, по моему совету, Пандавы вернулись в Хастинапур. Я же имел беседу с Видурой, сводным братом царя Дхритараштры.
   - Единственный способ сохранить мир - разделить пополам царство. Убеди Дхритараштру в том, что это необходимо сделать, - сказал я ему.
   При большом собрании людей Дхритараштра объявил о том, что дарует Пандавам область под названием Кхандавапрастха, и там они вольны править и строить свое царство.

*****

  
   Во время приземления самолета Радхику Сингх пробила нервная дрожь. Она посмотрела на сидящего рядом Ратхора, он выглядел измотанным. Инспектор засунула правую руку в карман и стала перебирать четки. Разум ее обратился к воспеванию имен Хари.
   Шайни удалось скрыться от полицейских патрулей в Джодхпуре, Радхика и Ратхор решили, что стоит сообщить об этом в Центральное бюро расследований. Конечно, ничего еще не потеряно, очевидно, что Шайни обязательно появится в Чандигархе, городе, где живет Девендра Чхеди.
   - Почему бы не поставить наших людей во всех населенных пунктах, которые лежат на пути Шайни в Чандигарх? - предложил Ратхор.
   - Нет. Мы не станем рисковать. У него - профессор Куркуде. Если мы заставим Шайни паниковать, то еще не известно, что он сможет сделать с ученым, - ответила Радхика.
   - Значит, мы позволим им беспрепятственно добраться до Чандигарха? - недоверчиво спросил Ратхор.
   - Да, позволим, - улыбнулась Радхика. - Но в это раз мы окажемся раньше в пункте назначения. Мы заранее встретимся с Чхеди. И когда Шайни войдет в его кабинет, там уже будем мы!
   - У меня есть кое-что по убийству секретарши.
   - Что?
   - Разрез на ее шее очень ровный. Я переговорил с врачом, он убежден, что такой разрез можно сделать только скальпелем. Я показал ему фото двух скальпелей, тех, с мест убийства Варшнея и Бходжараджа. Врач сказал, что они подобны тому, которым была убита секретарша Куркуде, - ответил Ратхор.
   - Зачем ему вообще понадобилось убивать секретаршу? - рассуждала вслух Радхика. - Это явное отступление от сценария! Нет скальпеля, нет символа на лбу, нет кровавой надписи. Что это? Случайный акт насилия, а не заранее спланированное убийство?
   - Вы не говорили с кем-нибудь из компьютерщиков Куркуде? - вдруг спросила Сингх своего помощника.
   - Э... А о чем я должен был их спросить? - Ратхору почудился упрек в ее голосе.
   - О компьютере секретарши. Он был включен, и был выполнен вход в систему. Не просматривал ли убийца какие-нибудь материалы и не копировал ли их. Если да, то, что его интересовало? - пояснила инспектор Сингх.

42

  
   Пандавы очистили Кхандавапрастху от леса, предав его огню. Агни, бог огня, был доволен таким подношением и в ответ даровал мне диск - Сударшана-чакру, а Арджуне - чудесный лук Гандиву. Спасённый из лесного пожара демон Майя возвел для Пандавов новую столицу - Индрапрастху, которая вскоре стала самым процветающим городом на свете. Под правлением мудрого Юдхиштхиры все там жили по законам дхармы. Своим двоюродным браться я предложил установить правила их семейной жизни с общей супругой Драупади. Каждый брат должен был иметь доступ в опочивальню Драупади в течение одного года. Такая мера могла пресечь все возможные разногласия среди пятерых братьев. К тому же, им не возбранялось жениться на других женщинах, таким образом, братьям было с кем общаться, пока Драупади была недоступна для них по четыре года.

*****

   Профессор Куркуде открыл глаза и прищурился. Солнечный свет резал его глаза. Его уложили на заднее сидение автомобиля, широко распахнув дверцы.
   - Что со мной произошло? - спросил он, вглядываясь в лица Шайни и Прии.
   Таарак почтительно стоял в стороне.
   - Вы были отравлены, сэр, - ответил Шайни. - Кто-то подмешал в вашу еду или питье сильный снотворный препарат. К счастью, мы быстро вас обнаружили.
   - Отравлен? Но как? Я ничего не пил, кроме кофе, поданного нам официантом, - сказал Куркуде. - Вы думаете, персонал ресторана хотел убить меня?
   - Не исключено, что убийца следил за нами, успешно скрываясь. И вполне возможно, что он смог подсыпать отраву в ваш кофе, что бы легко с вами справиться. Трудно сейчас сказать точно, что произошло, но я теперь желаю только одного - как можно быстрее добраться до Чандигарха, - нервно сказал Шайни. - Совершенно очевидно, что мы имеем дело с чрезвычайно хитрым человеком, который, кажется, знает каждый наш шаг. Возможно, что он прекрасно знает, что представляют собой эти печати.
   Таарак стоял не так далеко, чтобы не услышать их разговор. Он мысленно улыбнулся, представив, как бы был поражен Шайни, если бы узнал пределы познаний Матаджи.
   - Не пора ли нам выдвигаться в дорогу, сэр? - почтительно спросил Таарак.
   - Да, конечно, - ответил Шайни. - Если, конечно, самочувствие профессора позволит.
   - Я в порядке, - заявил Куркуде. - Поехали.
   Все уселись по своим местам, и машина тронулась в путь.
   Таарак уверенно вел автомобиль и следил за дорогой, но мыслями он снова пребывал в прошлом, вспоминая времена своего ученичества у Матаджи.
   - На протяжении многих веков наша земля находилась под властью захватчиков-иноземцев, - рассказывала Матаджи Таараку. после его школьных уроков. - Греки, гунны, монголы, арабы, португальцы, французы и англичане, все они жаждали разграбить богатства Индии. Ты призван исправить эти исторические ошибки.
   - Как я это сделаю, Матаджи? - недоумевал Таарак. - Я всего лишь маленький мальчик.
   - Но ведь когда-нибудь ты вырастешь? - улыбнулась ему Матаджи. - Ты поймешь, какими чудесными силами обладаешь ты, Калки Аватар, последнее воплощение Вишну. Я только этого и жду.
   - Какова же будет моя миссия?
   - Ты покажешь всем, что колыбель всех цивилизаций находится здесь, в Индии! Ты направишь неверных на путь истинный и укажешь им их ошибки! - воскликнула Матаджи. - Это негодяи англичане распространили миф об арийском вторжении. Ведь ни в Ведах, ни в Пуранах, ни в Итихасах нет сведений ни о каком-либо вторжении. Западные псевдоученые просто не желали, что бы наша страна являлась наследницей очень развитой древней цивилизации. Гораздо более древней, чем европейская цивилизация, процветавшая уже тогда, когда патриархи Авраам и Моисей заключили завет с Богом!
   - Но наш учитель в школе говорит, что арийское вторжение произошло в одна тысяча пятьсот..., - сказал Таарак, отчаянно почесывая голову, что вспомнить дату.
   - Такое мнение основано не на научных данных, а на христианском мировоззрении! Христиане считают, что мир был создан в девять утра, 23 октября 4004 года до нашей эры. Исходя из этой даты, они установили, что библейский Великий Потоп, поджидая который Ной построил свой ковчег, произошел 2448 году до нашей эры. Затем было выдвинуто предположение о якобы произошедшем через тысячу лет после потопа вторжении арийских племён в Индию. Все эти выводы многие годы преподносятся нам как исторические данные, - усмехнулась Матаджи.
   - То есть западные ученые больше заинтересованы в пропаганде христианства, чем в настоящих исторических исследованиях? - удивился Таарак.
   - Вот именно! - заверила его Матаджи. - Западные ученые изучали индуистскую литературу заранее убежденные, что история Кришна заимствована из жизни Иисуса Христа. В 1762 году итальянский ученый Георги писал, что само слово "Кришна" является искаженным именем Спасителя. Другой ученый, Альбрехт Вебер, скрупулезно перечислил все сходства между Кришной и Христом. Он даже концепцию аватар признал заимствованием их христианской идеи о том, что Иисус - это Сын Божий. А такой ученый как доктор Лоринсер выполнил перевод "Бхагавад-Гиты", но вместо того, что бы восхищаться красотой ее мудрости, он стал сравнивать "Гиту" с Новым Заветом и пришёл к выводу, что индуистская "Песнь Господа" была вдохновлена Библией!
   - Значит, нас обвинили в плагиате Библии? - продолжал недоумевать Таарак.
   - Да, представь себе! Но, к счастью, в пользу старшинства Кришны свидетельствует книга "Индика", написанная за триста лет до Рождества Христова греческим послом в царстве Маурьев Мегасфеном. В этом труде говорится о Матхуре, как о центре культа Кришны. Тем западным ученым, говорившим о тождестве Кришны и Христа, пришлось взять свои слова обратно, так как оказалось, что история Кришны была известна задолго до событий Нового Завета. Тогда впервые пересмотрели многие индийские литературные источники с целью подтверждения информации из "Индики". Было обнаружено много интересного. Лингвист Патанджали писал об убийстве Камсы Кришной во втором веке до нашей эры. "Артхашастра" Каутильи, текст 4 века до нашей эры, несколько раз упоминает Кришну. В работах Панини, знаменитого языковеда 5 века до нашей эры, говорится о поклонении Вишну и бхакти. Таким образом, установили, что Кришна и его культ появились за несколько веков до христианства. Претерпев неудачу в этом вопросе, западные ученые выдвинули "гениальную" идею о том, что древнеиндийские писания не были продуктом местного населения Индии, а были принесены сюда племенами арийцев, пришедших из Центральной Европы.
   Выслушав, Таарак энергично закивал, соглашаясь с доводами Матаджи.
   - Очень часто колыбелью цивилизации называют Месопотамию, - продолжила свою лекцию Матаджи. - Чушь! Это - Индия! Из-за пересыхания реки Сарасвати наши предки отправились в Междуречье и принесли туда нашу культуру. Самое священное место для мусульман - Кааба в Мекке. Но мало кто помнит, что Кааба задолго до появления ислама была языческим святилищем, в котором находились триста шестьдесят идолов, олицетворяющих все дни года. Главным из представленных божеств был Хубал, удивительно похожий на Шиву. Как и Шива, Хубал изображался несущим на голове луну. Аналогично тому, как из обители Шивы брали начало священные воды Ганга, так из жилища Хубала проистекала река Замзам. Мусульмане сохранили часть языческих обрядов, связанных с Каабой. Они обходят святое место семь раз, так же, как индуисты обходят священный огонь. Во время хаджа мусульмане носят белые одежды, подобные одеяниям джайнов в Индии. И они сохранили атрибуты Хубала - звезду и полумесяц, приняв их как исламские символы.
   - Но насколько все это важно, Матаджи? - невинно спросил Таарак. - Все это только доказывает, что мы связаны, не так ли?
   - Так! И вот зачем я говорю тебе об этом. Многие традиции ислама развились из язычества. Эти языческие верования в большинстве своем имеют ведийские корни. Ислам развивался и пытался изжить память о своих языческих предтечах. Когда же мусульмане узнали, что три богини из пантеона Хубала - Аль-Лат, Узза и Манат - являются объектом поклонения в храме Сомнатх, который расположен в Гуджарате, неподалеку от Двараки, они неоднократно пытались стереть с лица земли это место, - в голосе Матаджи нарастал гнев. - Вот почему я требую от тебя усердия в обучении, ты должен исправить исторические ошибки.
   - Я буду очень усерден, Матаджи. Ты будешь гордиться мной! - пообещал Таарак, проникшийся правотой дела его наставницы.
   Про себя он поклялся, что сделать все, что бы она была счастлива.
  

43

  
   Пришла пора рассказать о жене Арджуны, Субхадре. Я догадывался, что моя сестра Субхадра влюблена в Арджуну. Однако, мой старший брат Баларама уже договорился о ее браке с Дурьйодханой. Я предложил Арджуне переодеться и неузнанным проникнуть в город, а Субхадре посоветовал сбежать с ним. Как оказалось, ей только и не хватало этого лёгкого толчка к такому поступку! Баларама. когда узнал об этом, очень разозлился на меня. Но мне удалось убедить его, что все прошло добровольно и по большой любви, и Баларама неохотно смирился с происшедшим. Позже Субхадра родила Арджуне сына. Он войдет в историю под именем Абхиманью.

*****

   Девендра Чхеди был очень удивлен визитом инспектора Радхики Сингх и суб-инспектора Ратхора. Он изучал распечатки генетических маркеров, когда они вошли, и предпочел бы продолжить свое интересное занятие, а не беседовать с сотрудниками полиции. Чхеди довольно улыбнулся, затянулся набитой табаком с вишневым ароматом трубкой, и только после этого соизволил обратить внимание на незваных гостей. Те же смотрели на него и гадали о причине его улыбки.
   Чхеди являлся специалистом с мировым именем по пересадке ядер соматических клеток. Эта технология позволяла проводить репродуктивное клонирование путем переноса генетического материала из ядра донорской клетки в яйцеклетку с удаленным ядром. После этого, восстановленная яйцеклетка, содержащая донорскую ДНК, будет обрабатываться химическими веществами и электрическим током для стимулирования деления клеток. Достигшая необходимых параметров яйцеклетка переносится в матку женщины, где и будет развиваться до самого рождения.
   Первые опыты по клонированию были проведены шотландскими учеными в Рослинском институте. Это они создали знаменитую овцу Долли. Этот эксперимент вызвал большое волнение в научных и общественных кругах, люди были озабочены как этической стороной клонирования, так и его негативными последствиями. Девендра Чхеди начал свою деятельность в сфере клонирования так раз в Рослине. Затем ему предложили щедрый грант, и он перебрался в Чандигарх, где продолжил исследования на самом современном оборудовании, имея весьма значительный бюджет для своей работы.
   - Я готов вас выслушать, - сказал Чхеди, вставая из-за стола.
   Он подошел к полицейским и протянул руку для приветствия. Другой рукой он поправил упавшие на лицо длинные с проседью волосы и стряхнул табачный пепел с мятого халата, из-под которого выглядывал кривобокий галстук-бабочка в горошек.
   - Мы нуждаемся в вашей помощи, сэр, - начала Радхика Сингх. - Нам необходимо все знать о той печати, что послал вам на хранение ваш друг Анил Варшней.
   - Я не в праве ни с кем обсуждать этот вопрос, - высокопарно заявил Чхеди.
   Вообще-то Варшней не брал с него никаких клятв, но упустить случай поставить в неловкое положение представителей властей Девендра не мог. Именно эта мятежная черта характера не давала ему покоя еще со школьных времен. Тогда он попытался заминировать туалет директора школы. Благо, что подрывное дело не числилось среди талантов молодого Чхеди и директор отделался несколькими синяками.
   - Понятно, - протянула Радхика. - Господин Чхеди, мы здесь потому, что Анил Варшней, ваш знакомый, убит. Мы подозреваем в убийстве вашего школьного друга - Рави Мохана Шайни, и нам стало известно, что Шайни желает встретиться с вами. Считаю, что вам надо знать - он также подозревается в убийстве доктора Бходжараджа, в убийстве секретарши профессора Куркуде и в похищении самого профессора.
   От удивления у Чхеди буквально отвисла челюсть.
   Какого черта, Шайни, что ты натворил?
   Они дружили со школы. В Шайни также присутствовал бунтарский дух, правда, в меньшей степени, чем у Чхеди. Оба они резко контрастировали с Варшнеем, чье поведение было образцово-показательным. Девендра понял, что офицеры полиции правы, он должен дать им исчерпывающие ответы. Дело принимает серьезный оборот, в конце концов, речь идет о его жизни. Чхеди прочистил горло и обратился к Радхике Сингх.
   - Что я могу сделать для вас?
   - Ничего такого, что бы затруднило вас. Мы хотели бы остаться в вашем кабинете и дождаться визита Шайни. По территории университета будут расставлены посты. Как только Шайни появится у вас, он будет задержан, и мы сможем установить местонахождение профессора Кукруде, - изложил план Радхитки Ратхор.
   - И еще, - вмешалась Сингх. - Возможно, что Шайни решит предварительно вам позвонить, что бы обговорить время встречи. Будьте добры, известите нас о таком звонке, а сами держитесь во время разговора уверенно и соглашайтесь на все его предложения. Постарайтесь не дать ему повода насторожиться.
   Согласно кивнув, Чхеди сказал:
   - Я понял вас и сделаю так, как вам надо. Но у меня есть одно условие.
   - Какое? - спросила Радхика.
   - Мы здесь ведем работу, которая является новаторской, при положительном результате это будет прорыв в изучаемой нами области. Поэтому присутствие множества совершенно посторонних людей здесь не очень желательно. Мне нужны от вас гарантии того, что ваши сотрудники будут ограничены в доступе в некоторые помещения.
  

44

  
   Вскоре Юдхиштхира выразил желание совершить Раджасуя-ягью. обряд, в ходе которого все цари признают его как равного. Я предложил Пандавам первым делом одолеть Джарасандху, правителя Магадхи. Такая победа лишь подчеркнёт могущество Пандавов и никто не выскажет возражений Юдхиштхире. Бхима вызвал Джарасандху на поединок. Я же рассказал Бхиме по секрету как можно его погубить. Воспользовавшись моим советом, Бхима разорвал тело Джарасандхи на две половины. Вот так я облегчил Юдхиштхире путь к трону, а себя избавил от большущей занозы, так беспокоившей меня.

*****

   Радхика огляделась. Ряды блестящих лабораторных столов, различное оборудование, крио-установки, хранилища образцов, электронные микроскопы, синтезаторы ДНК и тому подобное. Тут же находились компьютеры и серверы, хранившие данные всех проводимых исследованиях.
   - Можете не отвечать, но я все-таки спрошу - чем вы здесь занимаетесь? - спросила Радхика, заинтересованная словами Чхеди.
   - Мы пытаемся про помощи самых современных научных методов познать наше прошлое, - загадочно ответил Девендра.
   - А нельзя ли объяснить так, что бы даже женщине стало понятно? - спросила Радхика, улыбаясь и одновременно пытаясь нашарить в кармане миндаль.
   Девендра Чхеди рассмеялся. Поначалу инспектор показалась ему бездушной машиной, но, оказывается, она живой человек.
   - Основной наш интерес - изучение старинных методов работы с ДНК, - ответил ученый, глядя как инспектор полиции отправляет в рот найденный орех.
   - С ДНК? Какая-то бессмыслица! Разве наши предки имели хоть малейшее представление о клетках и генетике? - удивилась Сингх.
   - Тут вы ошибаетесь, инспектор. Древние цивилизации знали о генах и стволовых клетках больше, чем современные люди. Многие индуисты знали о специальном ритуале, который необходимо было проводить сразу после родов, - пояснил Чхеди.
   - В самом деле? Что это за ритуал?
   - После родов повивальная бабка брала пуповину ребенка и помещала часть ее в медную воздухонепроницаемую капсулу, и эта капсулу, называемую "тавиджу ракша", ребенок носил на талии. Остаток пуповины хранили в глиняном сосуде где-нибудь в подполе. Что в этом удивительного? Современные ученые совсем недавно пришли к выводу, что сохранение стволовых клеток из пуповины методом крио-заморозки весьма разумный шаг! - поведал Чхеди.
   - Вы считаете, что это был не просто ритуал, а сохранение генетического материала? - спросила Радхика.
   - Нам трудно в это поверить, но древние действительно знали о медицине очень многое, - ответил Чхеди. - В трудах ведийской эпохи говорится о пластической хирургии, о лечении катаракты, упоминаются различные стоматологические операции, кесарево сечение, ну и стоит ли говорить, про лечение переломов костей. Хирургии, или как ее называли в ведийских писаниях, "шастракарма", посвящён раздел в хорошо известной книге "Шушрута Самхита". Например, в этом трактате Шушрута описывает ринопластику, восстановление изуродованного носа. В "Чарака Самхите" поднимаются вопросы физиологии, этиологии, эмбриологии, пищеварения, обмена веществ и даже генетики! В своей работе Чарака приводит факторы, влияющие на пол будущего ребенка. А теперь скажите, можно ли после всех этих фактов уверенно отрицать знания древних о клонировании?
   - Ну, про клонирование - явный перебор! Я даже не помню, что бы в наших эпосах говорилось про что-то подобное! - уверенно заявила инспектор.
   - А если хорошенько подумать? Господь Рама сражался с десятиглавым демоном Раваной? Или мы можем предположить, что его противниками были десять клонов Раваны?
   Радхика задумалась над его словами. Она представила схватку Рамы с царем демонов. Рама срубает одну голову Раваны за другой. Если откинуть сказочный элемент, то генетик не так уж и не прав. Если Равана обладал технологиями клонирования, то он мог создать собственные копии. Желающий его смерти должен был сначала одолеть всех его двойников.
   - Я думаю, вы знакомы с серией мифов, в которых богиня Дурга убивает разных демонов? - уточнил Чхеди.
   - Некоторые из них, - осторожно ответила Радхика, разжёвывая очередной миндаль.
   - В восьмой главе "Деви Махатмьи" из "Маркандея Пураны" есть персонаж - демон Рактабиджа. А что означает его имя? "Ракта" - "кровь", а "биджа" - "семя". Каждый раз, когда капля его крови падала на землю, то тут же появлялся еще один демон, точная копия Рактабиджи. Дурга в конце концов убила его, не дав его крови больше достигать земли. По мне, так очень характерный пример древних писаний, который можно трактовать как наличие у наших предков познаний о клонировании, - довольно заключил Чхеди.
   У Радхики даже закружилась голова от обилия новой и потрясающей информации.
   - В нашей мифологии Брахма рождается из пуповины Вишну. Конечно, это может быть продуктом богатой фантазии, но и нельзя исключать, что люди ведийской эпохи имели представление о значимости стволовых клеток пуповины, - привел еще один пример Чхеди.
   Возражений не последовало, и Девендра продолжил:
   - Теперь вспомним истории про Кришну. Известно, что старший брат Кришны Баларама был чудесным образом перенесен из чрева Деваки в чрево Рохини. Но ведь это чистейшей воды экстракорпоральное оплодотворение! - радостно воскликнул ученый.
   На эту тему у Девендры Чхеди была написана статья, малоизвестная широкой публике. В ней Чхеди на материале "Вишну Пураны" доказывал свою точку зрения. Он писал, что Хари в облике Брахмы является главной причиной Творения. Материя Творения, пропитанная энергией Хари, характеризуется как незаметная, невидимая, обладающая способностью трансформироваться, мутировать, преобразовываться в различные вещества и эволюционировать. Чхеди сравнивал параметры этой мифологической материи с плюрипотентными стволовыми клетками, которые способны превращаться в клетки любых тканей организма. Акашу, этот особый вид пространства и материи, ученый называл вселенской стволовой субстанцией.
  

45

  
   Со всех концов света собрались гости на Раджасуя Ягью Юдхиштхиры. Среди приглашенных были и Дурьйодхана, и Шишупала. Инлрапрастха превратилась в самый прекрасный город на земле, и поэты сравнивали его с небесными обителями. Дурьйодхана крайне ревниво воспринимал это великолепие. Мне рассказали, что он, любуясь городом, поскользнулся и свалился в пруд. Оказавшаяся этому свидетельницей Драупади заметила:
   - Слепой сын слепого отца!
   Это высказывание привело Дурьйодхану в бешенство, и он дал клятву, что придет время, и он отомстит Драупади за это свое унижение. Воистину, случайно вылетевшее слово способно вернуться и принести вам нешуточное страдание!

*****

  
   - Вы знаете, что мы только что пересекли Карнал? - обернулся Шайни к заднему сидению.
   - Да. Десять минут назад. Почему это должно быть так важно для нас? - удивилась Прия.
   - Здесь, где-то между Карналом и Амбалой находится очень важное место! - торжественно произнес Шайни.
   Прия демонстративно молчала. Ей уже надоело эта манера Шайни ждать, когда его начнут подталкивать к ответу. Прия была уверена, что долго он молчать не будет, и скоро все выпалит. И оказалась права.
   - На полпути между Карналом в Амбалой лежит Курукшетра, поле, где произошла эпическая битва Пандавов с Кауравами, - наконец прервал свое молчание Шайни. - Если никто не против, то я бы остановился у Джьотишары.
   - Что еще за Джьотишар? - спросил Куркуде.
   - Я объясню попозже, - продолжал играть в таинственность Шайни. - Просто давайте доедем до местечка под названием Тханесар.
   Минут через десять они достигли этого места на участке дороги Курукшетра - Пехова. В пяти километрах от Тханесара находился огромный баньян, который хотел увидеть Шайни. Это дерево и носило имя Джьотишар. Оно было окружено простым белым забором, а рядом стояло мраморное изваяние, изображающее колесницу, на которой Кришна читает свою знаменитую проповедь Адржуне.
   - Вот это дерево, дорогой профессор, и есть Джьотишар. "Джьоти" - означает "свет", "шар" - "основа понимания". То есть это можно перевести примерно как "глубокое понимание Бога". Этому дереву тысячи лет, считается, что оно выросло из побега великого дерева, которое слышало беседу Кришны и Арджуны и видело эпическую битву, - Шайни почтительно коснулся ствола баньяна. - Если бы деревья могли разговаривать, мы смогли бы услышать от Джьотишара много интересных историй!
   - Да-да! Я действительно слышал про него! - вспомнил Куркуде. - Кажется, несколько лет назад писали, что местный житель нашел кости участников битвы, описанной в "Махабхарате".
   - Это был Рам Прасад Бирбал. Он утверждал, что нашел останки, имеющие отношение к битве на Курукшетре, - пояснил Шайни. - Но, если честно, его словам мало веры. Гораздо большего доверия вызывают другие находки, сделанные в этой местности. Современные методы датировки показывают, что некоторые вещи гораздо старше цивилизаций долины Инда! Это доказывает, что им предшествовало цивилизация Сарасвати! Вот вам еще пример - британский археолог Эван МакКи нашел глиняную табличку, на которой был изображен Кришна, поваливающий деревья ямала-арждуна. Угадайте, где он обнаружил табличку? В Мохенджо-Даро! Многое говорит о том, что именно цивилизация Сарасвати дала нам Веды, Упанишады. Пураны и эпосы.
   - А есть те, кто сомневается в этом? - спросил Куркуде.
   - Да, многие западные историки не признают такой версии истории, - ответил Шайни, вставая на колени перед деревом, что бы вознести молитву. - Сотни находок, которые относятся к цивилизации Сарасвати, они объявили артефактами культуры долины Инда. Эти же ученые "лишили" наши древние цивилизации литературы, приписав Веды якобы вторгшимся арийским племенам! Это уже за гранью разума! В Ведах неоднократно упоминаются мудрецы, совершавшие обряды на берегах Сарасвати. Изучение древнего высохшего русла Сарасвати приводит нас к Хараппе и мыв понимаем, что Веды связаны и с Харапской культурой! Изображение священного ведийского символа - свастики - найдено во многих местах долины Инда. Также найдены огненные жертвенники и священные сосуды для воды, изображения людей, предающихся медитации. Эти и многие другие находки указывают, что строили те великолепные города потомки людей, написавших Веды.
   - Разве не существует теории о том, что Веды были написаны уже после упадка Индской цивилизации? - спросила Прия, благоговейно прикасаясь к дереву.
   - Эту теория опровергнута открытием высохшего русла реки Сарасвати, - возразил Шайни. - В частности, "Риг-Веда" называет Сарасвати крупнейшей рекой региона, несущей свои чистые воды от гор до моря. Разве это не означает, что Веды существовали еще в те времена, когда Сарасвати была полноводной рекой?
   - А в каком состоянии пребывала Сарасвати во времена "Махабхараты", - спросил профессор Куркуде.
   - "Махабхарата" описывает Сарасвати уже не как могучую реку. Она уже начинает высыхать и образовывать изолированные озера в Раджастхане и Харьяне, - пояснил Шайни. - Получается, что все этапы существования этой реки описаны в ведийской литературе. Когда закончился ледниковый период, обильные воды ледников Гималаев породили великую реку. Она продолжала быть полноводной, пока таяли льды. Затем Сарасвати пришла в упадок, и ее конец почти совпал с концом Двараки, затопленной из-за поднявшегося уровня моря.
   Шайни поднялся, собираясь вернуться в автомобиль, но заметил, что Куркуде пребывает в панике и лихорадочно шарит по своим карманам.
   - Что случилось, профессор?
   - Печать! - закричал Куркуде. - Я не могу найти печать! Ее украли!
  

46

  
   Во время проведения обряда Раджасуя, брахманы попросили Юдхиштхиру выбрать почетного гостя. Юдхиштхира назвал мое имя, ведь все свое процветание Пандавы связывали со мной. Шишупала не смог стерпеть, что человеку, похитившему Рукмини, придается такое значение, и он принялся всячески при всех меня оскорблять. Как-никак, но Шишупала был моим двоюродным братом, и я дал его матери обещание стерпеть от него и простить сотню оскорблений. Я предупредил Шишупалу, когда он произнес сотое бранное слово в мой адрес, но он уже не мог остановиться. Как только сто первое оскорбление сорвалось с его уст, я метнул свою Сударшана Чакру и снес ему голову. Многие цари пообещали отомстить за смерть Шишупалы, и мне пришлось спешно покинуть Индрапрастху, что бы организовать защиту Двараки.

*****

   В салоне машины царило уныние с тех пор, как профессор Куркуде сообщил о пропаже печати. Таарак предложил им вернуться в ресторан, где был отравлен ученый. Не исключено, что небольшой предмет мог просто выпасть из кармана в уборной или на парковке. Но Шайни был против такого варианта. Полиция шла по их следу, и возвращение несло в себе неоправданные риски.
   Ощущение подавленности овладело Шайни. Первая печать, полученная им от Варшнея, попала в руки полиции. Печать, предназначавшуюся доктору Бходжаражду, скорее всего, забрал убийца, по крайней мере ее не нашли ни в доме Варшнея, ни в каюте Бходжараджа. И вот третья печать то ли похищена у профессора Куркуде, то ли потеряна им. Даже если они попадут к Девендре Чхеди и увидят его печать, вероятно, в отсутствие трех остальных, это будет бесполезно.
   - Ситуация с печатями не простая, но надо выжать из нее максимум, - сказал Шайни спутникам во время отдыха, когда Таарак отошел от них. - Хорошо, что у нас есть фотоснимки трех печатей, плохо то, что на них только лицевые стороны. В любом случае, надо изучить печать Чхеди и сравнить ее с фотографиями других печатей.
   - Вы уверены, что Чхеди станет с нами сотрудничать? - спросила Прия. - Нам надо соблюдать крайнюю осторожность. Очень может быть, что полиция опередила нас и предупредила его о нашем визите.
   - О, вы не знаете Чхеди, Прия! У человека хроническое неприятие власти любого рода. Школьные учителя, начальники на работе, правительственные чиновники, политики и полицейские, все они всегда раздражали его, - засмеялся Шайни. - Не думаю, что он способен выдать нас. В школе мы были близкими друзьями. Ближе его мне был только Варшней.
   - Сэр, мы находимся на окраине Чандигарха. Если вы дадите мне точный адрес, я разузнаю как нам лучше проехать туда, - обратился к Шайни вернувшийся Таарак.
   Шайни обернулся к Куркуде:
   - Не могли бы вы поискать в интернете место работы Девендры? Я помню что название его компании начинается на Иммунно- и что-то там дальше.
   - "Immuno Molecular Life Sciences Limited", - объявил профессор. - Скорее всего, это то, что нужно. Набрать номер?
   Куркуде передал телефон Шайни.
   - Как я должна вас представить? - спросила секретарша Чхеди.
   - Пожалуйста, передайте, что меня зовут Рави Мохан Шайни и мне необходимо срочно встретиться с господином Чхеди.
   - Подождите минуту, сэр, и я переключу вас, - ответила секретарша.
   С полминуты в трубке звучала музыка, затем раздался веселый голос Чхеди.
   - Роджер, старый ты чертяка! Какими судьбами?! - Девендра вспомнил школьное прозвище товарища.
   Шайни облегченно вздохнул, в голосе Чхеди не было ничего такого, что могло бы насторожить.
   - У меня есть о чем поговорить с тобой, Дампи, но не по телефону. Можно подъехать к тебе? Я так раз совсем рядом! - Шайни поддерживал дружественный тон, исключая любые намеки на тревогу и беспокойство.
   - Ну конечно! Через полчаса, например? Я буду ждать в Бизнес-Центре Чандигарха на шестом этаже, - ответил Чхеди.
   - Отлично! Послушай, наш друг Варшней собирался отправить тебе на хранение одну старинную вещицу. Прислал? Прекрасно! - сказал Шайни.
   - Ты знаешь, как добраться до Бизнес-Центра? - спросил Чхеди.
   Он говорил с Шайни по громкой связи, сидя за столом. Напротив него расположились Радхика Сингх и Ратхор и внимательно слушали беседу двух школьных друзей. Как только разговор закончился, Сингх кивнула Ратхору, и тот стал звонить своим людям, расставляя их по постам.
   Сидя в машине, Шайни просматривал записи в своем блокноте. Он быстро накидал заметку о печатях и о тех, у кого они хранились.
   Варшней: имел все четыре печати, должен был раздать их друзьям, трое точно получили, под вопросом печать Бходжараджа. Убит, убийца нанес на его лоб символ колеса.
   Бходжарадж: неизвестно, получил ли он печать. Убит, на лбу - символ лотоса.
   Куркуде: обладал одной печатью, которая украдена или потеряна во время поездки.
   Шайни: получил печать из рук Варшнея, изъята полицией при обыске.
   Чхеди: подтвердил, что получил печать и она все еще с ним.
   Он перечитал написанное и побледнел. Затем Шайни еще раз написал имена всех обладателей печатей, он хотел убедиться, что воображение не сыграло с ним шутку.
   Варшней - Бходжарадж -Куркуде - Шайни - Чхеди
   Кришна принадлежал к племени ядавов. Это был, скорее всего, союз племен, состоящий из восемнадцати кланов. Часть из них сражалась на стороне Пандавов, часть приняла сторону Кауравов. Кланы, которые отправились с Кришной в Двараку, носили следующие имена - вришни, бходжи, кукуры, шайнья и чеди. Взволнованный таким совпадением, дрожащей рукой, Шайни написал:
   Варшней - вришни
   Бходжарадж - бходжи
   Куркуде - кукуры
   Шайни - шайнья
   Чхеди - чеди
  
  

47

   Кипящий от ярости Дурьйодхана вернулся в Хастинапур с желанием отомстить. По совету Шакуни, брата его матери Гандхари, Дурьйодхана пригласил пристрастившегося к азартным играм Юдхиштхиру на игру в кости. Новоиспеченному царю было невдомек, что у Шакуни были чудесные кости, которые падали только так, как ему хотелось. Когда во время игры стало понятно, что удача сегодня не на стороне Юдхиштхиры, братья стали уговаривать его прекратить испытывать судьбу, но он отказался, наивно рассчитывая отыграться. Хотел бы я оказаться там в это время и взять происходящее под свой контроль. К сожалению, Юдхиштхира проиграл все - сначала свои колесницы, драгоценности своей сокровищницы, затем рабынь, слонов, коней, весь скот. Под конец он делал ставки на свое царство, на своих братьев и на Драупади. И все проиграл.

*****

   Прия заметила, что Шайни изменился в лице.
   - Что с вами? Что-то случилось? - заволновалось она.
   Шайни приказал Таараку остановить машину и позвал Куркуде и Прию выйти вместе с ним. Он не хотел говорить при водителе.
   - Смотрите, что мне пришло в голову! Кришна - потомок Яду. Все потомки Яду назывались всеохватывающим именем "ядавы", - начал Шайни. - Это общее название объединяло восемнадцать кланов, самые известные из них, по ведийской литературе, это хайхейи, чеди, видарбхи, сатваты, андхаки, кукуры, бходжи, вришни, шайнья, дашархи, мадху и арбуды. А сейчас я сделал список людей, в чьих руках находились печати, и мне стало жутко от такого совпадения. Мы, все пятеро, имеем какое-то отношение к ядавам?
   - Может быть, вы - потомки древних ядавов? Возможно ли это? - удивилась Прия.
   - Деда Кришны звали Шурасена и члены его клана известны как шайнья. Известно, что их потомки осели на территории современного Пенджаба и стали назваться шайни. Но ведь это моя фамилия! - воскликнул Шайни.
   - Хорошо, но как с остальными? У них прослеживается такая же связь? - спросила Прия.
   - Клан, основанный сыном Сатваты, носит имя вришни. Они поселились в районе Барсаны в Уттар-Прадеше и оттуда мигрировали в другие регионы Индии, где были известны под названиями варшни, варшнай, варшная, врушни. Их также звали варшнеи, как и моего покойного друга Анила.
   - Интересно. А Бходжарадж? Его имя больше походит на дравидийское, чем на северо-индийское.
   - Слово "бходжа" буквально означает "обильный". Члены этого кланы являются потомками Махабходжи. Они построили храм Бходжишвара в Бходжпуре, это недалеко от Бхопала. В зависимости от места жительства они именуются как бходж, бходжвани, бходжараджи. Отсюда получил название распространённый диалект Северной Индии -бходжпури. Здесь же и корни фамилии доктора Никхила Бходжараджа.
   - И я через свою фамилию связан с ядавами?- поинтересовался профессор Куркуде.
   - Кукура как клан ядавов упоминается в "Артхашастре" Каутильи. В "Бхагавата Пуране" говорится, что кукуры занимали территорию возле Двараки. К этому же клану принадлежал Уграсена, отец Камсы. Такие фамилии, как Кукура, Куркуде и Куркуре восходят корнями к этому клану ядавов, - пояснил Шайни. - Собственно, и про Девендру Чхеди можно сказать то же самое. Одним из кланов ядавов были чеди, потомки Чиди, внука Видарбхи. Они основали свое царство там, где находится современный Чхаттисгарх, и их потомки известны как чхеди. Ну как, будете меня обвинять, что я испугался из-за пустяка?
   - Есть ли у вас предположение, как вы все пятеро стали избранными? - задала вопрос Прия.
   - Очевидно, что у Варшнея были свои веские причины привлечь людей, являющихся, как и он, потомками ядавов, - предположил Шайни. - Анил не делал ничего необдуманного.
   - Вот и обсудите это с Чхеди, - посоветовал Куркуде. - Может быть, генетик решит вопросы генеалогии.
   - Вы абсолютно правы, профессор, надеюсь, эта загадка окажется по зубам Чхеди.
   Сказав это, Шайни вдруг вспомнил свое посещение Калибангана и то, что Варшней ему сказал:
   "Ты не просто мой лучший друг, Рави, ты мне как брат. Однажды ты поймешь, что это утверждение не просто проявление эмоций, а вполне логичный факт. Мне известен твой генетический код, дружище".
  

48

  
   Драупади рассказала мне, как к ней ворвался стражник и сказал, что ее присутствия в собрании требуют Кауравы, выигравшие ее в кости.
   - Иди и спроси моего супруга, лишился ли он свободы до того, как проиграл меня, или после, - сказала Драупади стражнику. - Если же он проиграл себя первым, то уже не имел права делать ставку на меня!
   Вопрос был правильным, но разгневанный Дурьйодхана игнорировал его и отправил своего брата Духшасану, приказав ему притащить меня, раздетую, за волосы в зал собрания. Драупади находилась в отдельной комнате, где пережидала дни своих месячных очищений. Когда Духшасана попытался сорвать с нее одежды, Драупади взмолилась ко мне. Я позаботился о том, что бы ткань ее сари стала бесконечной. Раздеть Драупади так и не удалось. Она явилась в собрание и дала клятву оставить волосы распущенными до того момента, пока не сможет омыть их в крови Духшасаны. Бхима произнес две ужасающие клятвы. Он дал слово испить крови Духшасаны и перебить Дурьйодхане бедро, которое он оголил, приглашая Драупади присесть.

*****

   - Нам надо разделиться, - предложил Шайни, когда они уже были на парковке возле здания, где их поджидал Чхеди. - Если в кабинете Чхеди поджидает полиция, хотя бы не все угодят в ловушку.
   - Хорошая идея, - одобрила Прия. - Я уверена, что инспектор Сингх считает вас похитителем профессора. Мы оставим его в машине и пойдем вдвоем. Если через час мы не вернемся, профессор может попробовать нас найти. Вы согласны, господин Куркуде?
   Куркуде был не против.
   - Вот и отлично. Теперь главная наша забота - как попасть внутрь здания не привлекая внимания полиции. Я нутром чую, что здесь полно полицейских в штатском, - уверенно заявил Шайни.
   Он огляделся. Вдали стояло небольшое невзрачное здание, наверняка это офис управляющей компании, обслуживающей весь комплекс бизнес-центра. Шайни отметил два входа в это строение, центральный и задний, ведущий на парковку.
   Как раз в это время задний вход был перекрыт грузовиком, из которого разгружали хозяйственный инвентарь. Внезапно пришедшая мысль вызвала у Шайни улыбку. Он подошел к Таараку и обратился к нему:
   - Ты достаточно сообразителен и давно уже понял, что я в бегах. Поверь, я не преступник, обстоятельства так сложились. Ты бы очень помог мне, если бы отвлек водителя грузовика.
   - Сэр, я конечно еще молод, но на мошенников успел насмотреться. Вы, конечно, никак не являетесь одним из них. ОК! На сколько времени его занять? - ответил, улыбаясь, Таарак.
   - Мне будет достаточно десяти минут. Я хочу стащить из кузова два комплекта униформы управляющей компании для себя и для Прии. Профессор, вы оставайтесь в машине. Если мы не вернемся через час, отправляйтесь в офис Девендры искать нас, - распорядился Шайни и в сопровождении Прии отправился в сторону грузовика.
   На некотором расстоянии они остановились подождать, пока их шофер не подойдет к водителю грузовика, руководившему процессом разгрузки.
   - Эй, приятель, не угостишь сигареткой! А то мои закончились, а мне еще долго здесь прохлаждаться, - дружественным тоном обратился Таарак к водителю грузовика.
   Тот удивленно уставился на Таарака и прорычал в ответ:
   - Ты за кого меня принял? За продавца в табачной лавке? Проваливай отсюда!
   Что ж, если дружелюбный способ не помог установить контакт, Таарак решил прибегнуть к агрессивному методу. Он подошел вплотную к водителю и прошептал ему в лицо:
   - Да, ты не похож на продавца сигарет, ты больше похож на торговца дурью!
   Правая рука водителя вылетела прямо в лицо Таараку, но тот успел блокировать удар своей левой рукой и в ответ ногой пнул по колену. Водитель грузовика упал на землю, держась за ушибленную ногу. Как ни коротка была схватка, но она собрала вокруг себя толпу зрителей, два Шайни прекрасную возможность выполнить свой план.
   Забравшись в кузов, Шайни быстро нашел два комплекта униформы и прихватил несколько тряпок и бутылок с чистящими средствами. Когда он покидал грузовик, никто не обратил на него внимания, все еще стояли вокруг Таарака и его соперника. Шайни увлек Прию за мусорные контейнеры, где они и смогли переодеться. После чего они смело вошли в центральные двери бизнес-центра и подошли к лифту.
   - "Immuno Molecular" занимает четвертый, пятый и шестой этажи, - сказал Шайни. - Мы поднимемся сразу на шестой этаж, где находится кабинет Чхеди. Там мы станем изображать процесс уборки и постараемся проникнуть в кабинет, не привлекая к себе внимания.
   По пути лифт остановился на четвертом этаже, и внутрь вошли двое мужчин. У Шайни перехватило дыхание, так как одним из вошедших был суб-инспектор Ратхор. Шайни отвернулся и принялся протирать поручень из нержавеющей стали. Он вознес благодарность небесам за то, что в течение нескольких дней ленился побриться. Прия надвинула фирменную кепку поглубже на лоб и присела, делая вид, что что-то усердно оттирает в углу кабины лифта. Шайни читал одну молитву задругой, пытаясь сохранить внешнее спокойствие.
   Ратхор по телефону докладывал инспектору Сингх:
   - На трех этажах в ключевых точках расставлено больше десяти человек. Я также организовал посты во внутреннем дворе. Думаю, что теперь Шайни не преподнесет нам сюрпризов.
   Когда Ратхор и его спутник вышли на пятом этаже, Шайни облегченно выдохнул.
   На шестом этаже Шайни и Прия, "вооруженные" принадлежностями для уборки, вошли в офис "Immuno Molecular Life Sciences Limited". Администратор никак не отреагировал на их появление. Они для него были низшими формами в офисной иерархии. Шайни подошел к столу администратора, вежливо кивнул, побрызгал на столешницу из аэрозольного баллончика и протер ее. Прия заметила сидящих на диванчике двух человек в штатском и решила не приближаться к ним. Она занялась протиркой глянцевых стеновых панелей орехового цвета.
  

49

  
   Когда прозвучали эти клятвы, царь Дхритараштра понял, что ему пора вмешаться. Он приказал, что бы Пандавам немедленно вернули все, что утратили. Но Юдхиштхира жаждал реванша, и, не смотря на уговоры и протесты родных, он согласился с Дурьйодханой, предложившим еще одну игру. Юдхиштхира снова проиграл. По договоренности, проигравший должен был отправиться в изгнание на двенадцать лет и еще один год прожить так, чтобы никто не мог его найти. Так, пятеро Пандавов и Драупади, оставив Кунти на попечение Видуре, покинули Хастинапур. Я же узнал о всех этих событиях гораздо позже, я был занят защитой Двараки от нападения искавших мести царей.

*****

   Догадываясь, что продолжения драки не будет, зрители начали расходиться. Водитель грузовика, все еще хватающийся за ушибленное колено не заметил, что Таарак затерялся среди зевак и ускользнул. Те, кто остался, так же не заметили его бегства, их внимание было поглощено виртуозной руганью поверженного водителя.
   Таарак же быстро и целенаправленно добрался до припаркованной поодаль машины. Профессор Куркуде так и сидел на заднем сидении и читал газету, купленную у уличного разносчика. Таарак открыл дверцу, сел на водительское место и запустил двигатель.
   - Эй, мы не можем сейчас уехать! - запротестовал Куркуде. - Мне надо или дождаться их возвращения или через час идти на помощь.
   - Я знаю, сэр. Но господин просил меня отвлечь водителя грузовика, а я, боюсь, сделал это чересчур эффектно, - объяснил Таарак. - Будет лучше, если мы отъедем на полчаса отсюда, а затем вернемся, когда шум уляжется. Я обещаю, мы прибудем вовремя.
   Они проехали по улице Саровар и вскоре прибыли на берег искусственного озера Сукхна, которое было создано при строительстве дамбы. Озеро это было излюбленным местом утренних и вечерних прогулок жителей Чандигарха. Здесь же утраивали пикники по выходным и занимались водными видами спорта, или просто катались на лодках и яхтах.
   Проехав вдоль озера, Таарак остановил машину в широкой лесополосе. Он вышел, открыл заднюю дверцу и сказал Куркуде:
   - Мы побудем здесь недолго, минут пятнадцать. Тут удобное место, в это время здесь практически никого нет, и отсюда до Бизнес-Центра Чандигарха десять минут езды.
   Профессор вышел из машины и, в сопровождении водителя, пошел прогуляться по лесной тропинке. На то, что на талии Таарака появилась поясная сумочка, Куркуде, конечно, не обратил ни малейшего внимания.
   Через пару минут прогулки стало очевидным, что в лесу кроме них никого нет. Таарак нарочно сбился с шага и пропустил профессора вперед. Тот и не подозревал, что вот-вот к его лицу будет прижат пропитанный хлороформом носовой платок. Когда это случилось, Куркуде приложил все силы, что бы освободиться от захвата, но он бы не ровня сильному тренированному Таараку.
   Как только Куркуде потерял сознание, Таарак быстро прислонил его к стволу дерева пипал, скотчем связал руки и заклеил рот. Из поясной сумочки был извлечен резиновый штамп, приготовленный именно для этого случая. Таарак крепко прижал штамп ко лбу профессора. Отпечатавшееся изображение являло еще один символ Вишну - раковину.
   В руке опустившегося на колени Таарака сверкнул скальпель с монограммой "R.M." и чрез мгновение он уже был воткнут в левую ступню Куркуде. Когда брызнула кровь, Таарак достал из своей сумки кисточку.
   - Вам повезло, профессор Куркуде, - прошептал Таарак, макая кисточку в кровь. - Вам посчастливилось умереть точно так же, как умер Кришна, под деревом пипал.
   Убийца стал выводить буквы на коре дерева:

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

   Окинув взглядом плоды своей деятельности, Таарак пошел обратно к припаркованному автомобилю. Очередное убийство никак не отразилось в его мыслях, он вспоминал разговор с Матаджи, который случился много месяцев назад.
   - Я выполню все, что ты скажешь. Матаджи, - произнёс Таарак. - Но не могла бы ты объяснить, зачем убивать этих людей. Они же просто ученые.
   - О нет, Таарак! Они заняты богопротивной деятельностью! - Матаджи даже сплюнула. - Они пытаются докопаться до сути восьмой аватары Вишну. Но десятое воплощение более значимо! Скажи мне, сын мой, что получиться, если перед восьмеркой поставить десятку? 108! Самое могучее число в мире! Используй эту силу, Таарак!
   - Твои желания всегда для меня - закон, Матаджи, - с почтением ответил Таарак. - Но все же, что конкретно сделали эти люди, за что они заслуживают смерти?
   - Эти люди заняты поисками тайны, оставленной Кришной, - сердито сказала Матаджи. - Они поверхностно прочитали "Махабхарату" и задались вопросом - что это за тайна? По своему скудоумию они решили, что главной тайной является брахмастра, божественное оружие, сравнимое с атомной бомбой. При этом они совершено не обратили внимания на ключевые секреты "Бхагавад Гиты", проповеди, произнесённой Кришной Арджуне на поле боя!
   - В каких местах "Гиты" таятся эти секреты, Матаджи?
   - Вспомни, что Кришна говорил Арджуне:

"Я - трансцендентен, Я превыше бренных и бессмертных,

Я - Величайший, Нерожденный и Непогрешимый,

Во всех мирах и в Ведах известен Я как Высший Пуруша.

Мое трансцендентное тело нетленно.

Нет у Меня ни начала, ни середины, ни конца.

Я - семя, порождающее все сущее".

   - Здесь скрыт ключ к тайне Кришны? - спросил Таарак.
   - Глупцы считают, что в этих отрывках главное - это слова Кришны о его божественной сущности, о вечности души, о том, что никто не может уничтожить вечную душу. Им не понять, что в этих строках говорится не только о непогрешимости Кришны и о том, что он - причина появления всего сущего!
   - Так какой же смысл скрыт в прочитанных тобой стихах?
   - Смысл в том, что Кроишна - жив! Если он трансцендентен, непогрешимый и нерождённый, тело его не разрушаемо, если у него нет начала, середины и конца, если он - семя всего сущего, то единственный и очевидный вывод - он и поныне жив! - голос Матаджи, лихорадочно перебирающей четки, стал под конец громоподобным.
  

50

   Отбросив врагов от Двараки, я поспешил в Хастинапур, но было уже слишком поздно. Я застал Пандавов и Драупади на окраине города. Бхима все еще пылал гневом и рвался сражаться, что бы вернуть проигранное царство, но я ему сказал:
   - Ты же позволил своему брату поставить все на кон. Вы все одинаково ответственны за это. Поэтому вам следует согласно условиям игры прожить тринадцать лет в изгнании. Это - ваша дхарма.
   - Но разве я виновата в том, что без моего ведома меня сделали ставкой в игре? - спросила Драупади.
   Я осторожно ей ответил:
   - Нет. Но это может быть последствием того, что ты оскорбила Карну и надсмехалась над Дурьйодханой. Смирись и не волнуйся, Драупади! Все, кто пребывал в собрании и наслаждался твоим унижением, заплатят очень высокую цену! Но вам сначала необходимо вынести испытание изгнанием. Твои же дети Драупади, а также Субхадра с Абхиманью будут все это время жить в Двараке, под моей опекой.

*****

   Добраться до кабинета Чхеди оказалось не так уж и трудно. В отличие от офиса Куркуде, здесь перед дверью руководителя не сидела секретарша, у нее была отдельная комната. Приёмная оказалась сравнительно обширным помещением, в котором для посетителей находились удобные диваны, явно дорогие, и журнальные столики. Удачно сложилось, что сейчас приемная пустовала. Прия начала смахивать пыль с этих диванов, а Шайни сразу подошел к двери, ведущей в кабинет, и стал полировать дверную ручку. Через минуту он повернул ручку и проник за дверь. Чхеди сидел за столом, больше внутри никого не было. Услышал, что дверь открылась, хозяин кабинета поднял голову и сказал:
   - Мне кажется, что утром здесь уже убирались.
   - Дампи, это я, - прошептал Шайни, впуская в кабинет Прию.
   - Роджер? - вымолвил пораженный Чхеди. - Что за маскарад?
   - Это единственный способ повидаться с тобой и остаться незамеченным для снующих повсюду здесь полицейских.
   - А эта прекрасная дама? Кто она? - спросил Чхеди, в чьих глазах заиграл озорной огонек, когда он пожимал руку Прии.
   - Это Прия, я ее научный руководитель. Она сопровождает меня с тех пор, как я ударился в бега, - ответил Шайни.
   Он почувствовал, пожимая руку своего друга, что у того в ладони маленький кусочек бумаги. Записка перешла в руку Шайни и он попытался ее прочесть, но не смог разобрать расплывшиеся от пота чернила.
   За стеной, в помещении секретарши, перед монитором сидела Радхика Сингх и наблюдала за происходящим в кабинете Чхеди. Вот, Шайни и Прия садятся на стулья перед рабочим столом ученого.
   - Я приложил все силы, чтобы не допустить полицию в свой личный кабинет, - сказал Чхеди. - Можете говорить свободно и посвятить меня во все подробности. Я сделаю все, что смогу, что бы помочь вам.
   - Та печать все еще у тебя? - спросил Шайни.
   Девендра кивнул и достал из ящика стола сверток. Шайни осторожно извлек оттуда печать, его охватило волнение, когда он ее рассматривал, она практически ничем не отличалась от предыдущих.
   - У нашего школьного товарища - Анила Варшнея - было четыре таких печати, - пояснил Шайни. - В настоящее время одна из них находится в полиции, две пропали без вести. У меня есть фотографии всех трех, давай сравним их с твой печатью и попробуем разобраться, в чем их секрет.
   - Разве эта печать не была эквивалентом паспорта во времена Кришны? - удивился Чхеди.
   - Да, верно, - согласился Шайни. - В "Харивамше" есть предписания для горожан носить подобные печати или мудры для их идентификации, и стражникам вменяется в обязанность следить за тем, что бы все жители носили печати.
   - И что тогда ты хочешь узнать? Может это трехголовое животное несет в себе скрытый смысл? - предположил Девендра.
   - Эти мотивы быка, единорога и козла указывают на Вишну. К Вишну имеет отношение также Экашринга, упоминаемый в эпосе человек, носящий один рог на голове.
   - А если ты соберешь все четыре печати, что из этого выйдет? - спросил Чхеди. - И вообще, с чего ты решил, что эти печати не являются просто четырьмя независимыми друг от друга предметами?
   - На первый взгляд они идентичны, но есть малозаметные отличия. Этот трёхголовый зверь расположен на всех четырех печатях несколько по-разному, но сами головы выглядят одинаково. Варшней говорил мне, что четыре печати крепились на специальную плиту, которая позже хранилась в храме 16-го века, построенного раджой Ман Сингхом, - сообщил Шайни. - У тебя есть ножницы?
   Ножницы у Чхеди нашлись.
   - А теперь я попрошу тебя войти в мою почту со своего компьютера и распечатать посланные мне Анилом фотографии печатей, - попросил Шайни.
   Вскоре перед ним лежали листы с изображениями всех четырёх печатей. Он сравнил печать Чхеди с соответствующим снимком, что бы убедиться, что Варшней снимал именно эти предметы. Затем он вырезал изображение каждой печати и стал, подобно ребенку, играющему в головоломку, соединять и переставлять четыре кусочка бумаги. Через минуту на его лице расцвела улыбка.
   - Вы видите то, что вижу я? - Шайни посмотрел на Прию и Чхеди.
   Прия сразу все поняла. Да и трудно было бы не узнать древний символ свастики, лежащий перед ними.
  

51

  
   Коварная четверка - Дурьйодхана, Духшасана, Шакуни и Карна - решила напасть в лесу на Пандавов и покончить с ними. Напрасно Видура умолял Дхритараштру вмешаться и остановить их, он лишь поссорился со слепым царем. Сердитый и обиженный Видура покинул Хастинапур и отправился искать Пандавов. Вскоре Дхритараштра раскаялся и послал гонцов за Видурой, а также запретил всем нападать на Пандавов. Кауравы послушались царя, но решили найти способ унизить своих противников. Под видом учета поголовья скота они встали лагерем неподалеку от местопребывания Пандавов. Там они стали закатывать пиры, приглашая певцов и танцовщиц. Так они хотели досадить живущим как аскеты изгнанникам. Но неожиданно для Дуоьйодханы и его сторонников, и к их великому огорчению, в один прекрасный день они были захвачены в плен гандхарвами, чудесными небесными посланниками. Но Пандавы никогда не забывали о своем долге и чести, они освободили Кауравов из плена. Опозоренным злоумышленникам пришлось ни с чем вернуться домой.

*****

   - Итак, Роджер, у тебя получилась свастика, - сказал Чхеди. - Что это нам дает?
   - Разве тебе не известно, Дампи, что свастика - старинный ведийский символ. К сожалению, Адольф Гитлер дискредитировал этот знак, выбрав его для своей бесчеловечной нацисткой партии, - ответил Шайни. - Тем не менее, индусы свято почитают символ свастики. Слово "свастика" состоит из двух санскритских корней - "су" и "асти", "добро" и "существование". Таким образом, смысл свастики - мир, процветание, хорошее здоровье, счастье. Но меня давно мучает вопрос, является свастика всего лишь графическим выражением этих понятий, или ее значение гораздо глубже? В конце концов, тот же "Х" в алгебре означает член уравнения, а на географической карте отмечает место клада!
   - Думаешь, что свастика может указывать на конкретное место? - подхватил идею Девендра.
   - Может быть, хотя я и не отрицаю общепринятый смысл свастики, - ответил Шайни, торопливо изобразив на листе блокнота свастику в ее современном начертании. - Вот так мы представляем свастику в наши дни. Это чёткий геометрически выверенный знак, состоящий из восьми равных и прямых отрезков. Теперь забудем это и представим, как выглядела свастика первоначально. Она не была такой прямолинейной.
   Шайни нарисовал еще одну свастику, лучи которой были слегка изогнуты во внешнюю сторону.
   - К чему вы все это подводите? - не выдержала Прия.
   Шайни игнорировал ее вопрос.
   - Математики Кенди и Роллетт ввели термин "кривая свастики" для квадратичной плоской кривой, определяемой декартовым уравнениемy y4-x4=xy. Хотите взглянуть, как выглядит эта кривая?
   Не дожидаясь ответа, он начертил в блокноте кривую Кенди-Роллетта.
   - Вам что-нибудь напоминает эта кривая? - взволнованно спросил Шайни.
   Вместо ответа повисло молчание.
   Поняв, что у собеседников нет никаких версий, Шайни продолжил:
   - Разве это не похоже на четыре реки, стекающие с возвышенности? - воскликнул он. - Просто популярным и распространённым символом свастика стала гораздо позже своего появления. Древние ведийские мудрецы видели в ней четкое указание на святое место. Я дал вам достаточно подсказок. Ну-ка, назовите мне гору с четырьмя стекающими с нее реками!
   Подобно школьнице, которая первая придумала ответ на вопрос учителя, Прия выпалила:
   - Я знаю! Знаю! С этой горы проистекают реки Инд, Брахмапутра, Сатледж и Карнали!
   - И эта гора называется..., - тоном преподавателя произнёс Шайни.
   - Меру! - почти закричала Прия. - А миллионы индуистов уверены, что Меру - это гора Кайлас!
  

52

   Однажды Пандавы отправились на охоту, а оставшаяся одна Драупади к своему удивлению увидела на пороге пещеры Джаядратху, супруга Духшалы, единственной сестры сотни братьев-Кауравов. Не зная цели его визита, Драупади, тем не менее, предложила ему воду, фрукты и место для отдыха. Она и подумать не могла, что Джаядратха прибыл сюда похитить ее, ведь, по его мнению, женщина не должна более четырёх раз выходить замуж, Драупади же, имевшую пятерых супругов, он и вовсе считал падшей. Джаядратха схватил жену Пандавов и посадил ее в свою колесницу. Живущие неподалеку мудрецы услышали крики Драупади, немедленно разыскали Бхиму и Арджуну. Два брата догнали колесницу, и Арджуна своими стрелами разбил ее колеса. Бхима набросился на Джаядратху и готов был уже убить его, как подоспевший Юдхиштхира остановил его, сказав, что негоже оставлять единственную двоюродную сестру вдовой.

*****

   - Я, видимо, один ничего не понял? - сказал Чхеди.
   Шайни в этот момент попытался снова прочитать записку Девендры. Были видны только некоторые слова - "Будешь... в... следующий... слушай...". Остальное все смазалось до полной неразборчивости.
   - Ведь гора Кайлас всегда рассматривалась как обитель Шивы. Как Кришна вписывается в эту картину? - продолжил Чхеди.
   - `Shivaya Vishnu roopaya, Shiva roopaya Vishnuve, Shivasya hridayam Vishnu, Vishnoscha hridayam Shivaha!, - пропел в ответ Шайни, отвлекаясь от записки. - В этом стихе говорится, что Шива - это форма Вишну, и Вишну - это форма Шивы, Шива пребывает в сердце Вишну, а Вишну пребывает в сердце Шивы. Во многих древних писаниях Кайлас назван центром мира. Из-за четырех прямых склонов он похож на пирамиду. В мифах эти четыре склона созданы из хрусталя, рубина, золото и лазури. На мандалах Кайлас изображается в самой середине, окруженный шестью горными хребтами, которые символизируют лотос. На Кайласе берут начало четыре реки, они текут по его склонам и делят мир на четыре части. Священный характер этой горы выходит далеко за пределы как Вишну и Шивы, так и всего индуизма в целом.
   - Каким образом? - полюбопытствовал Чхеди.
   - В Библии в книге "Бытие" написано: "Из Эдема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки". Кайлас и был настоящим Эдемом, друг мой! - возвестил Шайни. - Даже в наше время реальная гора Кайлас почитается как священное место в четырех религиях - это бон, буддизм, индуизм и джайнизм! Вообще, многие величайшие легенды мира берут начало здесь, в Индии. Всем же известна история о потерянном городе Атлантиде?
   - Атлантида? - взволнованно повторила Прия. - Город, который поглотили морские волны? Если мне не изменят память, про него писал Платон в своих диалогах "Тимей" и "Критий" примерно в 360 году до нашей эры.
   - И вы конечно помните место, куда Платон помещал Атлантиду?
   - Кажется, он писал, что Атлантида находилась за Геркулесовыми столбами, - ответила Прия.
   - А поскольку Платон был греком, то люди и предположили, что он имеет в виду Геракла, сына своего верхового бога Зевса. Того Геракла, которого римляне знали под именем Геркулес. Так ведь?
   - Так, - согласилась Прия.
   - Теперь давайте вспомним, что Мегасфен, греческий посол при дворе Чандрагупты Маурья, в своих трудах упоминал имя Кришны, и отождествлял его с Гераклом! Далее он сообщает, что сурасены, а это потомки Шарасены, деда Кришны, проживающие в городе Метора или Матхура, сильно почитают Геракла. Разве не любопытно, что Мегасфен и Платон жили примерно в одно и то же время? Разве нельзя допустить, что Платон имел в виду не персонажа греческой мифологии, а индийского бога Кришну? - торжественно спросил Шайни.
   - Одним словом, ты хочешь нам доказать, что Атлантида есть не что иное, как Дварака? - подвел итог словам друга Чхеди.
   - Подумайте об этом! - сказал Шайни. - Ведь термин "Геркулесовы столбы" может относиться не только двум мысам, которые обрамляют вход в Гибралтарский пролив, но и к шестидесяти колоннам изначального храма Дваракадиши, который воздвиг правнук Кришны Ваджранабха. Тот храм, что мы можем увидеть в наше время, отстроен уже при императоре Акбаре, но он, тем не менее, стоит на том же месте где стоял его предшественник во времена Мегасфена!
   - Для гипотезы - неплохо звучит! - признал Чхеди. - Но нужны доказательства!
   - Доказательства?.. Настолько я помню, Платон писал, что Атлантидой правил союз нескольких царей, великая и удивительная сила, которая господствовала над всем островом, - ответил другу Шайни. - Но и ядавы представляли собой объединение восемнадцати кланов, у каждого из них был свой правитель, но над всеми стоял верховный вождь. Довольно таки уникальная структура для тех времен. Разве это не еще одно загадочное совпадение?
   - А погибли оба города одинаково? - задала вопрос Прия.
   - Про Атлантиду Платон говорил, что случилась череда землетрясений и наводнений, и в один день произошло самое сильное землетрясение, земля поглощала людей, а волны смывали здания. Так в морской пучине исчез остров Атлантида. С другой стороны, "Махабхарата" описывает нам, как море бросилось на город. Оно прошло по улицам прекрасной Двараки и покрыло все дворцы, один за другим. Все кончилось за несколько минут и море стало таким же спокойным, как прежде. Но города уже не было, Дварака осталась толок в воспоминаниях. Не правда ли, невероятно схожие истории? - закончил Шайни.
   За всем происходящим в кабинете Чхеди наблюдала из комнаты секретарши инспектор Сингх. Перебирая четки, она не попускала ни одного сказанного там слова.
  

53

  
   Мой двоюродный брат Арджуна решил, что время в изгнании надо использовать с максимальной пользой и стал молить Господа Шиву о даровании ему божественного оружия. Он установил на поляне гладкий овальный камень - олицетворение лингама, поднес ему цветы, а затем сел напротив и сосредоточил весь свой разум на Шиве. Внезапно, из чащи леса выбежал дикий кабан и бросился на Арджуну. Тот был вынужден выйти из транса, открыть глаза и в последний момент выстрелом из лука остановить животное. Подойдя же к мертвому зверю, Арджуна увидел, что из него торчит две стрелы. Тут же, откуда ни возьмись, появился охотник, утверждающий, что это он поразил кабана. Они сошлись в поединке, из которого победителем вышел неизвестный охотник. Крайне удрученный Арджуна собрался вернуться к своим молитвам, как вдруг увидел, что на месте охотника стоит не кто иной, как Шива. Арджуна припал к его стопам, и Шива благословил его, одарив божественным оружием.

*****

   - Но ведь предания о грандиозных наводнениях существуют испокон веков! - возразил Девендра. - В мире насчитывается примерно пятьсот подобных легенд и мифов. Их география обширна - Китай, Вавилон, Уэльс, Россия, Индия, Америка, Гавайи, Суматра, Перу и Полинезия. Повсюду встречаются упоминания о всемирном потопе. И это не удивительно, появление большинства этих мифов совпало с окончанием ледникового периода.
   - Да, именно так. И самый известный миф - это история Ноя из Библии, - сказал Шайни. - Он построил замечательный ковчег, на котором спас всех живых существ от вымирания. Почти во всех рассказах о всемирном потопе присутствуют схожие элементы. Предупреждение свыше, строительство судна, спасение животных, птица, которую выпускают на поиск суши. Такому шаблону следуют мифы со всего мира. Разве это не свидетельство того, что все они относятся к одному и тому же историческому событию, память о котором передавалась из уст в уста многими поколениями во многих странах?
   - Но ты же не будешь утверждать, что Ноев ковчег был построен в Индии? - спросил, смеясь, Чхеди.
   - На самом деле, буду, - ответил ему Шайни. - История Ноя очень похожа на сказание о потопе из "Эпоса о Гильгамеше", а я уже говорил, что шумеры были отпрысками ведийской цивилизации, которые мигрировали на запад после пересыхания реки Сарасвати.
   - То есть, все-таки Ной был из Индии? - недоверчиво уточнил Чхеди.
   - Нет, не сам Ной имеет отношение к Индии, а историческое событие, связанное с его именем, - пояснил свою мысль Шайни. - Гильгамеш был царем Урука, находившегося на территории современного Ирака. В шумерском эпосе сказано, что стены Урука были возведены при помощи семи мудрецов. А теперь вспомните про Саптариши - семерых божественных мудрецов, известных со времен ведийской цивилизации! История потопа в "Эпосе о Гильгамеше" это не что иное, как рассказ о наводнении, погубившем Двараку, и о переселении части жителей в другие земли, таки как Шумер. В самом имени Ноя (Noah) поменяйте местами гласные, получите "naoh" - созвучно с санскритским словом, обозначающим лодку. И даже идея о творении человека уходит корнями в Индию. Сравните, хотя бы, английское слово "man" - "человек" и санскритское "manus" - "Ману". Ману - это первый человек, мифологически прародитель человечества.
   Чхеди и Прия были озадачены его словами и не могли найти, чем возразить. Шайни воспользовался их замешательством.
   - Давайте представим на мгновение, что библейская история о Ное отражает реальное событие. Очевидно, что Ною необходимо было построить ковчег весьма внушительных габаритов. Библия даже указывает его размеры - триста локтей в длину, пятьдесят локтей в ширину, и тридцать локтей в высоту. Это грандиозно! Ковчег должен был быть выше трехэтажного дома, площадь его палубы равнялась бы тридцати шести теннисным кортам. Какая верфь в старинные времена справилась бы с таким заказом?
   Прия немедленно отреагировала, воодушевлённая откровениями своего научного руководителя:
   - Известен только один древний порт, который мог бы вместить подобные суда. Это - Лотхал!
   - В точку! В Лотхале найдена верфь и она не только самая древняя в мире, но и достаточно крупная, что бы вместить даже Ноев ковчег. Кстати, в санскрите есть слово "навгати", его можно перевести как искусство плавания под парусом. Отсюда и слово "навигация". Лотхал был отправной точкой для огромных кораблей, прокладывающих торговые пути в Персидский завив. Известен еще один древний город, связанный с мореходством - Дхолавира. Лотхал и Дхолавира располагались близко к Двараке и имели между собой тесные связи. Есть кое-что. Город Дхолавира был найден в шестидесятых годах двадцатого века Джагатом Пати Джоши. Затем, в девяностые, там вел раскопки Равиндра Сингх Бишт, - Шайни продолжил беседу, больше похожую на лекцию. - Бишт и обнаружил, что соотношение длины и ширины города - 5:4. Такое же соотношение у стен центрального дворца, 5:4. Цифры этой пропорции дают в сумме девять, одну из священных цифр. Еще одно священное число можно найти в единицах измерения. Так, принятая в Дхолавире основная мера длины равна 108 лотхальским ангулам.
   - Это все прекрасно, - сказала Прия, когда образовалась пауза. - Но мне интереснее узнать про обнаруженную на печатях Кришны свастику, символизирующую, по-вашему, обитель Шивы.
   Чхеди, который до этого момента ограничивался только вопросами, заявил:
   - У меня есть теория!
   Шайни удивленно посмотрел на своего школьного друга:
   - В самом деле?
   - Если рассматривать Кришну как историческую личность, а не как мифологического персонажа, то он был бы похож на нас с вами, и также состоял бы из костей, мышц, крови. Не так ли? - спросил ученый-генетик.
   Шайни согласно кивнул.
   - Но в таком случае некоторые утверждения "Бхагавад Гиты" не имеют смысла! - сказал Чхеди. - Например, слова Кришны о том, что он вечный, постоянный и неразрушимый.
   - Что ты хочешь донести до нас, Дампи? - не понял друга Шайни.
   - Я рассматриваю нашу загадку с точки зрения науки, которой занимаюсь. Помнишь, Рождер, как погиб Кришна? Причиной смерти стала стрела, попавшая в его левую ступню. Если предположить, что это не история убийства, а метафорическое описание процесса взятия у Кришны образца ДНК? А где лучше сохранить этот образец? Конечно в холоде, под слоем льда, который никогда не растает, - Чхеди сделал паузу. - Скажем..., на горе Кайлас!
   Инспектор Сингх не отрывала глаз от экрана. Она крепко сжала в пальцах четки - настало время действовать.
  

54

  
   Получив от Шивы в дар небесное оружие, Арджуна отправился в Гималаи. Вскоре он увидел сверкающую колесницу. Возница сказал ему, что это Индра, отец Арджуны. послал за ним. Оказалось, что Индре понадобилась помощь в борьбе с асурами, и Арджуне пришлось сражаться с демонами. Когда он одолел врагов отца, Индра предложил сыну погостить у него в обители и насладиться райскими удовольствиями. Там, на небесах, к Арджуне подошла Урваши, одна из апсар, и предложила ему себя для любовных утех. Но Арджуне было известно, что эта небесная дева являлась супругой одного из его предков, и поэтому сказал ей:
   - Ты для меня подобна матери! Как же я могу возлечь с тобой на ложе?
   Разгневанная отказом Урваши прокляла Арджуну, лишив его мужской силы. Арджуна стал умолять своего отца помочь ему, и Индра смог смягчить проклятие апсары, сказав, что бессилие продлится только год, и Арджуна волен сам выбрать этот год.

*****

   На некоторое время все замолчали, переводя дух и осмысливая сказанное. Шайни еще раз попытался прочесть записку. Он прищурил глаза, что бы разобрать размытые каракули, и наконец, увидел надпись: "Будь осторожен. В соседней комнате полиция. Мой кабинет прослушивается". Шайни вздрогнул и поежился в кресле. Им надо немедленно убираться отсюда.
   - Руки вверх! - крикнула Сингх, распахивая дверь в кабинет Чхеди. Шайни. Прия и Девендра застыли на своих местах. Чхеди, с глуповатым видом пробормотал:
   - Прости, Роджер. Мне не оставили другого выбора, кроме как сотрудничать с полицией. Но я все же попытался предупредить тебя.
   Шайни мрачно кивнул своему другу. Случись с ним такая же ситуация, вполне возможно он поступил бы аналогично.
   К поднявшим руки Шайни и Прие подошла Ратхор и защёлкнул наручники на их запястьях.
   - Разве это нельзя назвать чудесной встречей? - ехидно сказала Радхика. - Я с таким нетерпением ждала этого момента!
   Ухмылка немедленно покинула лицо Сингх, когда она почувствовала на шее прикосновение острого стального скальпеля.
   Таарак поднялся на лифте на шестой этаж и тихонько приблизился к открытой двери кабинета Чхеди. Он проскользнул внутрь, и, пока Ратхор был занят наручниками, бесшумно подкрался к Радхике. Оказавшись позади женщины полицейской, Таарак одной рукой схватил ее за талию, а другой приставил к ее горлу скальпель.
   - Я, не задумываясь, перережу ей горло, если вы сейчас же не бросите свои пушки на пол! - решительным голосом сказал Таарак, обращаясь к Радхике и Ратхору.
   - Хорошо, хорошо, только не дури, - сквозь зубы произнес Ратхор, вынимая пистолет из кобуры и осторожно бросая его на пол.
   Что же до Радхики, то она неподвижно стояла, парализованная от шока. Они не могла поверить в то, что сорвался очередной план по поимке Шайни.
   - Я же сказал - брось оружие! - прорычал ей прямо в ухо Таарак.
   На этот раз она, придя в себя, повиновалась. Сильнее всех из присутствующих в кабинете был поражен происходящим Шайни. Что, черт его побери, вытворяет их водитель? Почему он зашел так далеко?
   - А теперь снимите с нее наручники! - крикнул Таарак Ратхору, кивнув в сторону Прии.
   Для подтверждения своих намерений он еще сильнее прижал острие скальпеля к шее инспектора, так, что даже из-под кожи выступила капелька крови.
   Когда Ратхор освободил руки Прии от оков, она встала с кресла и подняла пистолет суб-инспектора. Направив оружие на Ратхора, Прия предупредила:
   - Один шаг - и я стреляю! Понятно?
   Обескураженный Ратхор быстро закивал в ответ. За всеми этими событиями через открытую дверь наблюдали несколько сотрудников полиции, признавая про себя, что ничего не смогут предпринять, пока на обоих их начальников направлено оружие.
   Продолжая держать Ратхора на прицеле, Прия подошла к столу, взяла и положила в карман лежащую там печать Чхеди.
   - Что вы делаете, Прия? - запаниковал Шайни. - Одно дело быть беглецами, другое - стать настоящими преступниками! Не надо ставить под угрозу собственную жизнь!
   - Заткнитесь и избавьте меня от своих лекций! - с внезапным гневом, сверкая глазами, рявкнула Прия в адрес Шайни. - Я сейчас не ваш докторант, профессор Рави Мохан Шайни, и я сыта по горло вашим бесконечным нытьем! Лучше бы вам оставаться под замком у полиции, там единственное безопасное место для вас!
   Пришла очередь Шайни оцепенеть от шока. Происшедшая метаморфоза Прии была просто невозможной! Куда подевались ее нежная улыбка и милые ямочки? Вместо этого Шайни видел покрасневшее лицо и злобный взгляд. Забрав печать, Прия сказала:
   - Теперь у меня есть все четыре печати. Спасибо, профессор, за то, что вы определили место, мне это пригодиться, - усмехнулась она. - Но я рада, что больше не придется слушать ваши нудные лекции!
   Прия подошла к Радхике Сингх, все так же неподвижно стоявшей со скальпелем Таарака у горла.
   - Убери эту железку от ее горла, мой мальчик, - сказала Прия Таараку. - Теперь я позабочусь о ней.
   - Да, Матаджи, - почтительно склонил голову Таарак и отпустил Радхику.
   Прия прицелилась в голову Радхики.
   - Ты - мой пропуск из здания. Прикажи своим людям, которые кишат тут повсюду, чтобы не чинили мне препятствий. Одно их подозрительное движение - и твои мозги украсят здешний пол.
   Радхика Сингх молча кивнула, пребывая в изумлении от нового поворота и без этого непредсказуемых событий.
   - Пришло время прощаться, - насмешливо сказала Прия Шайни и Чхеди тут же резко приказала инспектору:
   - Повернись!
   Радхика подчинилась, левой рукой Прия приобняла ее, а правой довольно таки больно ткнула пистолетом под ребра.
   - Пойдёшь со мной в машину. Если я благополучно дойду и уеду отсюда, ты получишь приз - свою жизнь. В любом другом случае, ты - труп, - с этими словами Прия подтолкнула Радхику к двери.
   - Ты иди за мной, - велела она Таараку. - Следи, чтобы никто не попытался напасть на меня со спины.
   - Твои желания всегда для меня - закон, Матаджи, - послушно сказал Тааарак.
   Виньетки из его жизни с участием Матаджи мелькали в голове Таарака, когда он шел позади нее.
  

55

   Пока Арджуна пребывал у своего отца, остальные Пандавы решили совершить большое путешествие по всей стране. Они совершали омовения в священных реках, посещали древние места паломничества, медитировали с риши, беседовали с мудрецами. Это было время обучения и самопознания. Когда их хождение по священным местам подошло к концу, Бхима призвал Гхатоткачу. Сын Бхимы прибыл с несколькими друзьями-ракшасами и они помогли Пандавам добраться до склонов Гималаев, где их поджидал Арджуна. Радостно обнявшись с братьями, Арджуна показал обретенное им божественное оружие. Когда во время демонстрации затряслись небо и земля, Арджуна осознал, какую мощь он обрел.

*****

   - Не подумай, что я такой любопытный, Матаджи, но мне всегда было интересно, как ты стала такой сильной, - спросил Таарак после окончания очередной тренировки.
   Они уже пять лет следовали установленному распорядку дня, за это время Таарак стал образцом силы, мудрости и смирения. Прия улыбнулась и нежно коснулась его щеки.
   - Любого другого бы я убила на месте за то, что он сует нос в свои дела. Но я полюбила тебя, мой мальчик, так что слушай.
   - Много лет назад, когда я была еще совсем маленькой девочкой, моя мать умерла от рака. Мой отец был всем, что осталось у меня в этом мире. Его зовут Санджай Ратнани. и тогда он еще не был одним из самых высокооплачиваемых адвокатов Индии. Ему приходилось много работать, он уходил из дома рано утром и возвращался поздно вечером, ведя десятки и сотни мелких дел одновременно, - рассказывала Прия. - Мы жили в небольшой однокомнатной квартире в бедном районе Мумбаи. Отец не имел столько денег, что бы отправить меня в школу-интернат, поэтому я оставалась на весь день у соседки, доброй тетушки Сарлы.
   Прия сделала паузу.
   - Тетушка Сарла почти заменила мне мать. Она кормила меня завтраком, провожала в школу, помогала с домашними заданиями, укладывала вечером спать. Когда отец возвращался с работы, я уже крепко спала, он брал меня на руки и относил в нашу квартиру.
   Таарак слушал, затаив дыхание. Прия продолжала:
   - Эта соседка была преданной бхактой и ежедневно возносила молитвы Господу Кришне. Мне это нравилось, так как после молитвы я лакомилась различными сладостями - прасадом. Тогда я не знала, что тетушка Сарла не могла иметь своих детей. Ее выдали замуж за какого-то мерзавца, оказавшегося еще и пьяницей. В первую же ночь муж так сильно избил ее, что она лишилась возможности зачать. Она вырвалась и обратилась в полицейский участок, но у нее отказались принять заявление, объяснив, что в браке побои случаются сплошь и рядом. Но, несмотря на свою поломанную жизнь, Сарла смогла одарить меня своей любовью.
   Сделав глоток воды из стакана, Прия ненадолго задумалась. Очевидно, что это был достаточно трудный этап ее жизни.
   - Однажды, когда мой отец был еще на работе, а тетушка Сарла готовила ужин на кухне, явился ее муж, он был сильно пьяный. Он посмотрел на меня похотливым взглядом, а затем попытался потрогать мою грудь. Я отпрянула и упала, а он навалился сверху и стал расстёгивать свои брюки, намереваясь изнасиловать меня. На шум прибежала тетушка Сарла и стала оттаскивать своего мужа от меня. Он поднялся и ударил ее по лицу, разбив до крови нижнюю губу. Затем он развернул ее, заломил ей руку за спину, другой рукой схватил волосы и резко рванул ее голову назад. Мне казалось, что я слышу треск костей тетушки Сарлы и я понимала - это чудовище вот-вот ее убьет! Я ринулась на кухню и схватила нож, который только что Сарла нарезала лук. Крепко сжимая нож в руке, я вернулась и со всей силы ударила разбушевавшегося пьяницу в спину. Неосознанно я нанесла ранение прямо в легкое, и муж Сарлы захрипел в агонии, захлебываясь собственной кровью. Я же спокойно смотрела, как он упал на пол.
   Вытерев слезы, Прия продолжила свой печальный рассказ.
   - Потрясенная тётушка Сарла долго не могла даже пошевелиться. С трудов веря в то, что я убила ее мучителя, она смогла подойти ко мне и крепко обнять. Она забрала у меня нож и вытерла мою запачканную кровью руку подолом своего сари. Протерев рукоятку ножа, Сарла крепко ее сжала в своей ладони, оставив на ней таким образом свои отпечатки пальцев. Мне она велела хорошенько умыться и переодеться в чистую одежду, мое же заляпанное кровью платье было сожжено на кухне. Затем тётушка Сарла отправила меня домой, где я должна спокойно дождаться отца и сказать ему, что весь день просидела одна в квартире. Я не хотела оставлять добрую соседку в таком положении, но она и слушать меня не стала. На прощание Сарла попросила меня всегда хранить Кришну в своем сердце. Она сказала мне, что для нее этот мир всегда был местом, полным зла, и единственным утешением для нее были Кришна и я. Я пообещала, что буду молиться Кришне каждый день, и тетушка Сарла отправила меня домой.
   Таарак протянул руку и коснулся Прии. Он не решился обнять и утешить эту женщину, которая в трудное для него время проявила поистине материнскую заботу.
   Прия благодарно взглянула на него и сказала:
   - Отец вернулся только после одиннадцати вечера. Как обычно, он сначала заглянул к соседке, что бы забрать меня. Там он обнаружил тетушку Сарлу и ее мужа лежащими мёртвыми на полу. У мужчины было ранение на спине, у женщины был разрезан живот ножом, все еще зажатым в ее руке. Отец стремглав кинулся в нашу квартиру, беспокоясь обо мне, и нашел меня, прячущуюся в темноте под кроватью. Он нежно обнял меня, поднял и подержал на руках, после чего позвонил в полицию. Полиция прибыла и осмотрела квартиру соседей. Следователь, суб-испектор Сунил Гарг задал моему отцу сотни вопросов, в основном, пытаясь узнать, где я была этим днем. Он явно что-то заподозрил, и отец не был уверен, что смог убедить его в моей непричастности.
  

56

  
   Однажды ветер принес несколько ароматных цветов на колени Драупади. Цветы ей так понравились, что она попросила Бхиму принести ей еще таких же. Бхима не медля отправился в путь, что бы исполнить желание супруги. Он так решительно шел, что не замечал сломанных им деревьев и сбитых животных. Наконец он добрался до густой рощи, но на пути его лежала спящая обезьяна.
   - Убирайся с моей дороги, старая обезьяна! - сердито крикнул Бхима.
   Обезьяна открыла глаза и сказала, что слишком стара, что бы двигаться, но человек может убрать с тропы ее хвост и идти дальше. Но Бхима, несмотря на свою сверхчеловеческую силу, не смог даже приподнять ее хвост. Тогда до Бхимы дошло, что этой обезьяной может быть только бессмертный Хануман - его сводный брат, сын бога ветра Ваю. Поняв, что по моей просьбе Хануман преподнес ему урок смирения, Бхима почтительно припал к ногам обезьяны, прося прощения. После того, как Хануман благословил его, Бхима продолжил поиск цветов для Драупади.

*****

   - Но ты же сказала отцу правду, не так ли? - спросил Таарак. - Что было потом?
   - Он заплакал. Отец держал меня на руках и обещал, что сделает так, что бы я больше никогда не оказалась в таком положении. Он винил себя и проклинал свой график работы, поставивший меня перед лицом опасности. На следующий день он поехал к сэру Хану и согласился вести его дела, - продолжила рассказ о своей юности Прия.
   - Кто такой этот сэр Хан?
   - Сэр Хан бал не английским рыцарем, как можно было бы подумать, а главой крупного преступного синдиката. Ранее он был правой рукой легендарного Дада Рахима. Сэр Хан начал свою криминальную карьеру мелким карманником, затем переключился на контрабанду и торговлю на черном рынке, занимался также изготовлением фальшивых денег. В конце концов, произошел нашумевший свое время разрыв между Рахимом и сэром Ханом. Сэр Хан организовал свою преступную сеть и стал мультимиллионером. Он вкладывал деньги и в легальные предприятия - строительство, отели, киностудии. Его вражда с Рахимом не утихала, они оба пытались друг друга подставить, используя коррумпированных чиновников и полицейских. Сэр Хан прослышал о моем отце, как о подающем большие надежды адвокате и пригласили его сотрудничать. Тогда отец отказался, не желая строить карьеру на защите боссов мафии. Однако в тот вечер он изменил свою позицию, поняв, что другим путём не сможем обеспечить мою безопасность. Отец подозревал, что полиция так просто от меня не отстанет, а покровительство такого человека, как сэр Хан могло избавить нашу семью от преследования. Вот так он и согласился на эту работу.
   Бросив на Таарака взгляд, полный любви, Прия вздохнула и стала рассказывать дальше:
   - После того, как отец стал работать на сэра Хана, его карьера резко пошла в гору. Доходы нашей семьи также не шли в сравнение с прежним уровнем жизни. Буквально через несколько дней после согласия отца, мы переехали в шикарную квартиру в западном пригороде, которую сэр Хан подыскал отцу с хорошей рассрочкой. Теперь у нас была домашняя прислуга, а меня определили в колледж Святого Стефана в Нью-Дели. Там я стала посещать занятия по йоге. Наставницей была женщина, большую часть своей жизни посвятившая физическому совершенствованию и медитации. Она быстро выделила меня из всех учениц, и вскоре стала для меня чем-то вроде духовного наставника. Под ее руководством я овладела санскритом, познала множество индуистских писаний, преуспела в йоге и в боевых искусствах. В то же время я не забывала обещания, данного мной тетушке Сарле - я ежедневно возносила молитвы Кришне. В результате я стала сильной, физически и духовно. В моем лице индуизм и ведийский образ жизни нашли страстную и преданную поклонницу.
   - Как же вышло, что ты стала учительницей истории? - удивился Таарак.
   - Когда я окончила школу, то решила, что изучение истории даст мне более глубокое понимание великого наследия наших предков, - пояснила Прия. - Отец, конечно, был немного разочарован, ведь он надеялся, я пойду по его стопам. Но правоведение было мне совершенно не интересно. Я поступила в колледж Святого Ксавьера, а после него продолжила обучение в Лондоне, в Королевском колледже, где и получила степень магистра. Там, в Англии, я встретилась с воззрением на нашу историю западных ученых, отчего кровь моя не переставал кипеть. Особую ненависть вызывали их усилия доказать, что Кришна являлся всего лишь плодом воображения последователей индуизма, и что вообще все представления о нем основаны на историях об Иисусе Христе.
   - Каким образом они это делали?
   - Все началось в 1882 году с находки в деревне Мора, расположенную неподалеку от Матхуры. В старинном колодце была обнаружена каменная плита с надписями на санскрите. Через двадцать лет е увидел исследователь доктор Фогель и сделал попытку внести изменения в надпись и в перевод, что бы исказить сущность индуизма, выставить его в плохом свете. Когда я узнала об этом инциденте, то в очередной раз удостоверилась, что наука история - просто-напросто версия произошедших событий, угодная текущему политическому строю, культурным и религиозным требованиям. Я хотела использовать полученное образование, что бы искоренить подобные традиции. Мое самое большое желание - сделать очевидным для всех тот факт, что Кришна - действительно историческая фигура, а не только персонаж мифов и легенд!
   - И поэтому ты стала учителем?
   - Да, вернувшись в Индию, я почувствовала, что хочу обучать детей истории больше всего на свете, - ответила Прия. - Это тот предмет, которым можно сформировать их образ мышления и внушить им гордость за свое историческое наследие! В итоге, я оказалась в твоей школе. Я думала, что меня уволят, когда я пересекла издевательства господина Капура над тобой. Но школьные руководители испугались, что в таком случае мой отец засудит их за применение телесных наказаний, и они были вынуждены меня оставить.
   - Наверное, ты хочешь, что бы и я стал историком?
   - Нет, я сделаю все, что бы ты получил отличное юридическое образование. Ты будешь адвокатом, таким, какого желал мой отец увидеть во мне. Но помни всегда главную цель своей жизни - утверждать верховенство Вишну. Все остальное - вторично.
   - А сейчас ты хочешь пойти учиться в докторантуру? - спросил Таарак.
   Я делаю это не ради научного звания, - улыбнулась Прия. - Я специально выбрала обучение у профессора Рави Мохана Шайни, так как он знает о Кришне и о доказательствах его историчности даже больше, чем я. Он поможет мне быстрее добраться до цели.
  

57

  
   Наступило тринадцатый год изгнания, тот самый год, который мои двоюродные братья должны прожить неузнанными. Они изменили внешность и устроились работать при дворе царя матсьев Вираты. Юдхиштхира представился брахманом Канкой, Бхима - поваром Баллавой. Арджуна решил именно этот год провести лишенным мужской силы и назвался евнухом-учителем женских танцев Бриханаллой. Накула и Сахадева вызвались ухаживать за скотом царя и соответственно приняли имена Дамагранти и Тантипала. Драупади же под именем Сайрандхри стала служанкой у супруги царя. Все шестеро усердно трудились в угоду царю Вирате и царице Судешне. Царственная чета обратила внимание, что новые работники работают отлично, хотя и не похожи на обычных слуг. Они были явно образованнее, увереннее и культурнее. В целом, все шло прекрасно, и время пролетало незаметно до тех пор, пока брат царицы Кичака не возжелал прекрасной Драупади.

*****

   Покинув кабинет Чхеди и держа под прицелом Радхику Сингх, Прия, прикрываемая со спины Таараком, направилась к лифту. Пока они спускались на первый этаж, Ратхор со всех ног пустился вниз по лестнице, рассчитывая оказаться раньше их в вестибюле. На бегу он успевал отдавать команды по сотовому телефону:
   - Всем приготовиться! Ни в коем случае не стрелять без моей команды! Я не могу позволить этой сумасшедшей убить нашего шефа! Всем понятно?
   В вестибюле Прия еще сильней прижала пистолет к ребрам инспектора Сингх и подтолкнула ее к стеклянным дверям, ведущим на улицу. Когда они уже подходили к парковке, на нее влетел зеленый джип военного образца, управляемый темноволосым небритым головорезом.
   - Пранам, Матаджи! - закричал он.
   Прия кивнула ему, это был человек сэра Хана, на время поступивший в ее распоряжение.
   - Садись в машину! - рявкнула Прия Радхике.
   Сингх стала сопротивляться:
   - У вас отличный план побега! Зачем я вам?
   За эти слова она была вознаграждена ударом рукоятки пистолета по голове.
   - Делай, как я говорю, и останешься в живых! Будешь спорить - сдохнешь! - прошипела Прия оглушенной ударом Радхике.
   Таарак подхватил Радхику и затащил ее в джип. Прия приказа водителю немедленно трогаться.
   - Сэр Хан велел отвезти вас в Панчкулу, там будет ждать вертолет, - сообщил водитель, выжимая педаль газа до упора.
   Шины автомобиля взвизгнули так, что заглушили выстрелы пистолета Ратхора, который в отчаянии послал вслед джипу несколько пуль, так и не достигших цели.
   Ратхор выругался. Ему предстояло сообщить обо всех событиях сотруднику Центрального бюро расследований Сунилу Гаргу. Тяжело вздохнув, Ратхор стал набирать номер.
   - Да, сэр... Нет, я уже не офисе Чхеди... Послушайте! Радхика Сингх была взята в заложники Прией Ратнани!
   - Мне очень горько слышать о вашем провале, Ратхор. Я немедленно объявляю национальный розыск. Вы же не вздумайте их преследовать. Лучше побеседуйте с Шайни, может он знает, куда они могут направляться, - ответили Ратхору на другом конце телефонной линии.
   Положив трубку, заместитель директора Центрального бюро расследований Сунил Гарг повернулся к гостю, сидевшему у него в кабинете, и улыбнулся.
   - Все идет по плану, сэр Хан. Могу я еще что-нибудь сделать?

58

   Хоть Кичака и был всего лишь похотливым болваном, он смог уговорить свою сестру, царицу Судешну, прислать в его покои Драупади, якобы для того, что бы принести ему вина. Драупади, почувствовав угрозу своей добродетели, рассказала об этом Бхиме. Бхима ворвался в покои Кичаки и вступил с ним в драку. Итогом стала смерть Кичаки. Судешна подозревала, что Драупали имеет прямое отношение к смерти ее брата. Другие братья царицы соглашались с ней и требовали, что бы служанку сожгли на погребальном костре Кичаки. Бхима, быстрый как ветер, неожиданно появился среди братьев Кичаки и перебил их всех. При этом Бхиме удалось остаться никем не узнанным. Драупади распространила историю о том, что она на самом деле - дочь племени гандхарвов, и ее небесные браться следят за безопасностью своей сестры. Царь Вирата опасался вступать в конфликт с могучими гандхарвами и позволил Драупади остаться при дворе, идя наперекор желанию своей супруги.

*****

   Шайни был поражен до глубины души. Он сидел в кабинете Чхеди ошеломленный от того, как Прия, его ученица, всегда такая добрая и заботливая, вдруг превратилась в исчадие ада. Матаджи! Шайни качал головой и пытался осмыслить произошедшее.
   Он вспомнил, как они остановились перекусить бутербродами и выпить кофе по дороге из Джодхпура. Официант принес три чашки кофе, принимала и передавала напиток Прия. Куркуде успел сделать несколько глотков из своей чашки, прежде чем собрался идти в туалет. Там он потерял сознания из-за подмешанного в его питье хлоральгидрата. Таарак помогал нести Куркуде в машину. Затем обнаружилось, что печать профессора пропала из его кармана. Выходит, что Прия и Таарак все это разыграли ради того, что бы завладеть печатью.
   Мысли Шайни обратились к побегу из полицейского фургона в Порбандаре. Фургон резко повернул, уклоняясь от самодельного взрывного устройства. Дверцы распахнулись и человек в маске скомандовал: " Быстро выходите! Времени очень мало, подкрепление полиции уже в пути". Затем он помог Прие выйти, придержав ее за руку, и вручил конверт с деньгами. Шайни обругал себя за то, что не придал тогда значения этим знакам внимания. Несомненно, что это был Таарак, спасавший Прию, своего босса.
   После этого Шайни освежил в памяти то, как они с Прией покинули корабль Бходжараджа. "Ваш телефон все еще при вас?" - спросил он Прию. "Да. Только я не знаю, работает ли он". "Если он исправен, то я хотел бы, что бы вы подарили его этому рыбаку". "Это наш единственный способ общения...". "Купить новый телефон, когда доберемся до города - не проблема!" Прия понимающе кивнула. Она достала телефон и стала набирать в нем какие-то комбинации букв и цифр. "Что вы делаете?" "Чищу память и сбрасываю настройки. Не хочу, что бы мои сообщения читал кто-либо еще". Конечно, она уничтожила все следы своего общения с Таараком.
   Беседа с Прией в гостиничном номере в Порбандаре. "Я и не представлял, что вы так хорошо знакомы с чакрами". Прия ответила ему улыбкой: "Еще в школе я посвятила несколько лет йоге и медитации. Но я не очень люблю говорить о той поре". Очень похоже, что она состояла в какой-то религиозной организации. Секте! Но ему тогда не хватило ума догадаться об этом.
   Теперь Шайни задумался о том дне, когда Радхика и Ратхор арестовали его в учебной аудитории. "Не беспокойтесь, профессор. Вы же знаете моего отца Санджая Ратнани, ведущего адвоката по уголовным делам. Я попрошу его представлять ваши интересы. Я уверена, он все уладит. Но сейчас я не вижу для вас другой альтернативы, кроме как отправиться с ними". Да она не столько помогала ему, сколько способствовала заключению в тюрьму!
   Голова кружилась, мелькали фрагменты пребывания в тюремном лазарете. Прия тогда сказала: "Вы что-то говорили о четырёх печатях, дну Варшней передал вам, она и найдена в вашем доме. Что он сделал с другими тремя печатями?" Она откуда-то знала про четыре печати, хотя он ей не говорил об этом!
   В голове Шайни прокрутился разговор с адвокатом Ратнани. "Послушай, профессор. Моя дочь относится к тебе с большим уважением. Она втянула меня в это дело как гарантию того, что ты не проведешь остаток жизни за решеткой. Так что позволь мне продолжить спасать тою задницу!" Шайни пристально посмотрел на адвоката, затем перевел взгляд на Прию. Он увидел, что ее глаза умоляют его следовать указаниям отца. Он вздохнул. "Хорошо. Я сделаю все, что вы скажете". Отец с дочерью совместными усилиями направляли его в Дварку, к доктору Бходжараджу, к месту второго убийства.
   Заметив, что Прия проснулась, Шайни улыбнулся ей и сказал: "Доброе утро! Мы почти доехали. Не желаете перекусить, прежде чем мы пойдем на встречу с Куркуде?" Она кивнула: "Да, я проголодалась. И мне надо сделать один звонок". "Кому?" "Отцу. Он, наверное, уже беспокоится". Шайни вспомнил, что Прия не раз отходила в сторону, сделать телефонный звонок. Может она действительно звонила отцу, может - Таараку, но цель была одна - координировать их действия.
   И снова вспомнилось исследовательское судно "Радха" и сцена убийства Бходжарада. "Вы умеете проверять пульс?" "Я не знаю, как это делается на шее, могу только на запястье. Вам надо освободить его руки". На одном столе лежали ножницы, Шайни взял их и стал перерезать слои липкой ленты, стянувшей руки доктора. Он не отдавал себе отчета, что отставляет для полиции богатую коллекцию своих отпечатков пальцев. Прия опустилась на колени и взяла руку Бходжараджа. Тогда Прия сказала, что не умеет поверять пульс на шее, хотя позже, когда Куркуде был без сознания, она с легкостью это сделала.
   Шайни проклял себя за то, что оставил Куркуде в машине наедине с Таараком. "Нам надо разделиться. Если в кабинете Чхеди поджидает полиция, хотя бы не все угодят в ловушку" предложил Шайни. Прия одобрила: "Хорошая идея. Я уверена, что инспектор Сингх считает вас похитителем профессора. Мы оставим его в машине и пойдем вдвоем. Если через час мы не вернемся, профессор может попробовать нас найти. Вы согласны, господин Куркуде?" Ей только это и было нужно, что бы профессор остался с Таараком и тот смог без помех убить его.
   Ну и как забыть произошедшее буквально только что! Забрав печать, Прия сказала: "Теперь у меня есть все четыре печати. Спасибо, профессор, за то, что вы определили место, мне это пригодиться. Но я рада, что больше не придется слушать ваши нудные лекции!" Без сомнения, это Санджай Ратнани извлек печать из вещественных доказательств и передал ее дочери.
  

59

   Весть о странной смерти Кичаки и его братьев достигал ушей Дурьйодханы. Тот сразу распознал в происшедшем могучую руку Бхимы. Куаравам стала ясно, что мои двоюродные братья скрываются в царстве матсьев. Если удастся поймать их до окончания тринадцатого года, то Пандавам придется удалиться в изгнание еще на двенадцать лет. В голову Дурьйодханы пришел замечательный план! Он подгадал момент, когда царь Вирата отправился в дальнее путешествие и напал на столицу матсьев. Единственным, кого можно было назвать защитником города, был Уттара, юный сын царя Вираты. Его, пришедшего в ужас от предстоящей битвы, поддержал Арджуна, пребывавший в женственном облике. Арджуна помог царевичу рассеять вражеские войска. Несмотря на проигранное сражение, Дурьйодхана был в восторге - сомнений в том, что перед ними был Арджуна, не оставалось.
   - Тринадцатый год еще истек, а мы нашли их! - радовался он.
   - Год рассчитывается по-разному, есть солнечные и лунные календари, - возразил Дурьйодхане Бхишма. - Я считаю, что Юдхиштхира, не боясь нарушить договор, мог открыться еще пять месяцев назад!
   Разумеется, такое решение Дурьйодхане решительно не понравилось.

*****

   Пока Шайни был занят тем, что приводил свои мысли в порядок, джип, везущий Радхику Сингх и ее похитителей, мчался по улицам Чандигарха в сторону Панчкулы, где была расположена вертолетная площадка.
   - Куда мы полетим на вертолете, Матаджи? - стараясь перекричать рев двигателя, прокричал Таарак.
   - В Лакхнау, - так же криком ответила Прия. - Оттуда чартером до Непалганджа, это на индо-непальской границе!
   - Зачем нам туда, Матаджи!
   - Оттуда удобно добираться до Симикота. А Симикот - это отправная точка нашего похода к горе Кайлас!
   Они говорили, совершенно не опасаясь Радхики Сингх, лежавшей на полу джипа и потерявшей сознание от удара по голове. Но в этом они оба ошибались, Радхика все прекрасно слышала.
   Вскоре джип остановился у вертолета "Robinson R44". Пилот и еще один человек поджидали Прию и Таарака. Те вылезли из джипа и намеревались перенести в вертолёт Радхику Сингх, но вмешался пилот:
   - Матаджи, этот вертолет рассчитан не более чем на четырёх человек! Вас двое, я и этот человек - ваш проводник, больше никто не поместится. На пятого пассажира просто не хватит мощности двигателя.
   Таарак выжидающе посмотрел на Прию, оставляя принятие решения за ней.
   - Раз мы не можем взять эту полицейскую с собой, то и нет смысла держать ее в заложниках, - сказала Прия и обернулась к водителю джипа. - Выбросьте ее в озеро Сукхна. Там скоро и так обнаружат мертвого Куркуде, пусть тело инспектора будет приятным бонусом для полиции.
  

60

  
   Царь Вирата, благодарный Пандавам за спасение столицы, дал согласие на брак своей дочери Уттары и сына Арджуны Абхиманью. Затем Пандавы отправили к Дурьйодхане посла-брахмана, чтобы он попросил выделить им долю в царстве. В ответ Дурьйодхана прислал к ним любимого колесничего своего отца, Санджаю. Тот передал моим двоюродным братьям, что им ничего не причитается, так как их обнаружили до истечения срока изгнания, если считать по солнечному календарю, хотя по лунному календарю они соблюли условия договоренностей. Множество мудрых людей пришло к Дхритараштре высказать свои опасения в связи с отказом Дурьйодханы. Но слепой царь оказался глух к их доводам. Именно в этом момент я решил вмешаться.

*****

   Ратхор, Шайни и Чхеди сидели в конференц-зале, расположенном на том же этаже, что и кабинет ученого-генетика. Помещение было оснащено самой современной видео и аудио техникой.
   Ратхору очень не хватало инспектора Сингх. Своей секретарше Девендра поручил принести кофе и бутерброды, но суб-инспектор ни к чему не притронулся. Мыслями он находился далеко отсюда. Судьба начальницы крайне беспокоила его.
   - Прия терпеливо ждала, пока не станет обладательницей всех четырех печатей. Ей также требовалась моя версия их предназначения. И только узнав о свастике и о горе Кайлас, она раскрыла свое истинное лицо, - произнес Шайни. - Теперь она уверена, что стоит ей достичь горы, то секрет Кришны сразу окажется у нее в руках. Но у нее нет одной весьма важной подсказки, которую знаю я.
   Сказанное вернуло Рахора к реальности. Он понял, что они сильно ошиблись, направив все свои подозрения в сторону Шайни. Потрачено много времени и сил. Теперь необходимо воспользоваться познаниями историка для выхода из создавшейся ситуации.
   - Что за подсказка, которая не известна Прие? - заинтересовался Чхеди.
   Шайни повернулся к Ратхору.
   - В момент ареста у меня в кармане была записка Анила Варшнея. Сержант в тюрьме при досмотре изъял ее вместе с некоторыми другими вещами. Мне необходимо получить назад эту записку.
   Оказалось, что записка находилась сейчас у Ратхора с собой, в папке с другими документами по делу Шайни.
   - Варшней был лингвистом и обожал различные словесные игры и ребусы, - Шайни продемонстрировал Чхеди записку, которую ему передал Анил во время из встречи в Калибангане. - Я несколько раз пытался найти смысл этой типичной для Варшнея абракадабры.
   Шайни протянул бумажку другу и попросил его:
   - Не мог бы ты положить ее в проектор и вывести на настенный экран? Попробуем вместе разобраться с этой загадкой!
   Чхеди выполнил просьбу товарища и через минуту они втроём разглядывали на большом белом экране странное сочетание слов, написанное рукой Варшнея.
   D'etale r'aknahs! Edise-Breta-Weulb DNA. Rats anispiter. Axis Red Nerrus ajar! Sitih saliak roh salak. XNI dialer, dial, devil. Pitta pott Felnox. Strap lamina on stats. Peek slipup desserts. Tub trams. A kit saw slarem. Un warder!
   Это какой-то шифр? Ратхор попробовал несколько простейших методик дешифровки, например, читал через слово, через два, но результата не получил. Ему еще мешало то, что он постоянно мысленно возвращался к Радхике Сингх, а каждую минуту смотрел на дисплей своего телефона, надеясь получить сообщение с новой информацией. Но телефон молчал.
   Предположив, что написанное является анаграммой, Чхеди даже нашел в интернете специальный онлайн-ресурс по разгадывание подобных шарад, но ничего не добился. Шайни же просто вертел в руках авторучку, пытаясь сосредоточиться и не думать о других проблемах. Из этого состояния задумчивости его вывел неожиданно раздавшийся громкий голос.
   - Итак, мы уже раскрыли это дело? - в конференц-зал стремительно ворвалась Радхика Сингх, ничуть не смущаясь своего растрёпанного вида. Вздох облегчения невольно вырывался у Ратхора. Так приятно видеть своего шефа в добром здравии!
   - Все мои люди прочёсывают Чандигарх! - отрапортовал Ратхор, затем извиняющимся тоном добавил, - К сожалению, мы никак не могли помешать вашему похищению...
   - Успокойтесь и расслабьтесь, Ратхор. В конце концов, я на свободе и спас меня четырехместных вертолет, - шутливо сказала Радхика.
   - Но я отправлял группу на вертолетную площадку, вас там не было!
   - Водитель джипа получил приказ отвезти меня к озеру Сукхна и утопить в нем, - пояснила Радхика. - Доехав, он вытащил меня из машины и, думая, что я без сознания, вернулся к джипу за веревкой.
   - Но и у озера были выставлены посты! - перебил инспектора Ратхор. - Неужели они настолько идиоты, что проморгали вас?
   - Они не виноваты, что не сразу меня увидели, это было очень укромное место. Когда водитель отвернулся, я напала на него сзади. Он успел развернуться ко мне лицом лишь для того, что бы этим же лицом поймать удар моего кулака. Ему не осталось ничего иного, как рухнуть на землю в глубоком нокауте, - явно с удовольствием рассказала о своем освобождении Радхика.
   Представив эту сцену, Ратхор не смог удержаться от смеха. Радхика Сингх добавила к своему рассказу:
   - Для надежности я приложила водителю по голове большим гаечным ключом, найденным мною в джипе. Той же верёвкой, которой он думал спутать меня, я связала ему руки и ноги. Затем на меня все-таки вышел полицейский наряд, только что обнаруживший тело Куркуде. Они хотели сообщить об этом вам, Ратхор, но я запретила. Я хотела сама осмотреть место убийства профессора.
   Через час люди Ратхора чуть ли не насильно усадили Радхику в машину и доставили в офис Чхеди. Теперь перед ней стояла еще одна нелегкая задача - объясниться с Шайни. Она повернулась к нему.
   - Прежде всего, примите мои искренние извинения, господин Шайни, - "Ищейка-Сингх" не боялась признавать собственные ошибки. - Теперь совершенно очевидно, что вы не можете нести ответственность за эту серию убийств. Я сразу взяла не тот след.
   Шайни улыбнулся ей в ответ, хотя в глазах его стояла печаль.
   - Вы делали свою работу, инспектор. И я не меньше вашего был одурачен. Но кто мог предположить, что Прия окажется преступником? Я знал ее как ласкового и заботливого человека.
   Он, конечно, не стал говорить, что в последние дни начал осознавать, что любит Прию. Теперь Шайни корил себя за то, что поддался чувствам и позволил им затуманить его разум.
   - Мэм, - прервал возникшую неловкую паузу Ратхор. - Вы уже решили, какие шаги нам предпринять в ближайшее время?
   - Наша цель - не дать им уйти, - жестко заявила инспектор. - На их руках - убийства Анила Варшнея, Бходжараджа, секретарши Куркуде мисс Гонсалвес. Сегодня мы обнаружили труп самого Куркуде на берегу озера. И Прия или Матаджи, как там ее зовут по-настоящему, и Таарак Вакил должны ответить за эти преступления.
   - У нас есть другая серьезная проблема, - сказал Шайни.
   Все присутствующие вопросительно посмотрели на него.
   - Неизвестно, что собой представляет так называемый Ключ Кришны, на который указывают печати. Мы предположили, что он может быть образцом ДНК, но с такой же долей вероятности там может оказаться ядерный заряд или какое-либо древнее оружие. В любом случае, чтобы там ни было, надо помешать Прие и Таараку завладеть этим, - объяснил Шайни.
   - Я точно знаю, что их цель - гора Кайлас, - сказала Радхика. - Они были уверены, что я валяюсь без сознания, и открыто обсуждали свои планы. Да, мы должны отправиться за ними!
   Сначала Радхике показалось, что Шайни как-то странно смотрит на нее, затем она поняла, что взгляд его прикован к экрану на стене.
   - Вот дурак! - протянул Шайни.
   - Прощу прощения? - не поняла Радхика Сингх.
   - Это про себя, - пояснил Шайни. - Ответ на загадку такой очевидный, но я не смог его увидеть!
   - Ты раскусил этот код? - заволновался Чхеди.
   - Да какой код? Просто прочти эту надпись задом наперед, игнорирую пробелы и знаки препинания! - воскликнул Шайни, беря лист бумаги и ручку.
   Через минуту у него вышло следующее:
   Нарисуйте свастику цифрами, умные, но напряженные ученики! Следуйте математике, никаких частей животных! Х на левом верхнем конце. Живший, положенный, повторно положенный в Х. Это калаш или Кайлас? Раджа капитулировал. Шесть - это подсказки в звезде. И рядом синяя вода. Ликует Шанкар.
   - Это, без сомнения, гораздо легче читается, - с иронией в голосе заметила Радхика. - Но лично для меня больше смысла не стало.
   - А вот я теперь прекрасно вижу смысл записки Варшнея! - радостно заявил Шайни.
  

61

  
   Прибыв в Хастинапур, я остановился у Видуры. На следующий день я встретился со слепым Дхритараштрой и его сыновьями. Дурьйодхана сказал:
   - Все это время я хорошо управлял Индрапрастхой. Так что в возращении Пандавов не никакой нужды.
   Я ответил ему, что неважно, насколько он хорошо правил, главное - это держать данное слово. Индрапрастху должны были вернуть Пандавам после тринадцатилетнего изгнания. Пандавы исполнили свою часть уговора. Теперь очередь Кауравов выполнять обещанное. Дурьйодхана отказался, я же продолжил уговоры:
   - Дайте им всего пять деревень, и я уговорю Пандавов согласиться и не нарушать мира и согласия!
   Однако Дурьйодхана был непреклонен:
   - Я не расстанусь даже с клочком земли, равным острию иглы! - кричал он.
   Я возразил ему:
   - Тогда быть войне! Отказавшись сдержать свое слово, ты попрал саму дхарму!
   Этот болван Дурьйодхана не нашел, что ответить и приказал арестовать меня. Мне пришлось принять свой Вселенский облик, что бы их всех проняло.
   Но войны было уже не избежать.

*****

  
   - Ответ кроется в ведийской математике, - объяснил Радхике Шайни.
   Радхика посмотрела на него, оторвавшись от стакана молока и горсти миндаля. Свои любимые лакомства она попросила раздобыть Чхеди, что дало ему повод подумать: "Эти женщины-полицейские - все поголовно чокнутые".
   - Древнеиндийские математики изобрели "магический квадрат". В этот квадрат, со стороной в три клетки, записываются все девять цифр, от единицы до девятки, таким образом, что по любой стороне или диагонали, сумма этих цифр равна пятнадцати! - говоря это, Шайни нарисовал для троих слушателей искомый квадрат.
   - Видите, в центре - одна цифра. Давайте рассмотрим вариант, когда в центре - пятерка. Ее окружают другие восемь цифр, представляющие собой четыре основных и четыре промежуточных стороны света. Это символизирует бесконечность, Вселенную. Сумма восьми цифр по периметру - сорок, деление сорока на пять дает восемь. Повторение восьмерки! - увлеченно рассказывал Шайни. - Древние мудрецы считали, что ноль - это ничто. Единица - начало, а восьмерка - всё! Такие числа как 18, 108, 1008, 10008 и им подобные, обозначают начало и конец. Восьмерка - высшее совершенство. Поэтому, кстати, Кришна - восьмой ребенок, восьмая аватара Вишну, и он рожден в восьмой день месяца.
   Увидев, что удивлённые слушатели пока не спешат задавать вопросы, Шайни продолжил:
   - Еще одно удивительно свойство магического квадрата - в нем скрыта свастика. Надо лишь найти две ломаные линии, в каждой сумма цифр должна быть равна двадцати пяти. Играем в цифры дальше! В центре нашего квадрата - цифра пять. Квадрат - это четырехугольник с равными сторонами. А если цифра пять намекает на пятиугольник? Это пентагон, правильный пятиугольник! А самое поразительное, в правильном пятиугольнике не только все стороны равны, но и внутренние углы все одинаковы, и они... внимание! Все по сто восемь градусов! Снова волшебное сочетание единицы, ноля и восьмерки! Что же можно сказать про пятерку, которая в центре квадрата? Например, центральные фигуры "Махабхараты" - пятеро Пандавов, у Драупади - пятеро детей, у Яяти - пятеро сыновей, на колеснице Бхишмы развевается флаг с пятью звездами, Кришна просит у Дурьйодханы пять деревень для Пандавов, а в индуистских ритуалах применятся панчамрита, набор из пяти элементов. Может быть, не случайно американцы решили, что их главное военное здание должно быть выполнено в форме правильного пятиугольника? - лукаво спросил Шайни.
   - И есть пятеро потомков племени ядавов - Варшней, Бходжарадж, Куркуде, Шийни и Чхеди, и трое из них уже мертвы, - мрачно пробормотал Девендра.
   Игнорируя это замечание Чхеди, вмешалась Радхика:
   - Магический квадрат как-то поможет нам понять записку Варшнея?
   Шайни улыбнулся.
   - Мы уже без его подсказок получили из четырех печатей свастику. Теперь обратимся к записке. Он считает нас умными, но зашедшими в тупик учениками, и советует изобразить свастику цифрами, и далее, не обращая внимания на изображения животных, "следовать математике". Это отсылка к магическому квадрату. Мы увидели такую, записанную цифрами, свастику. "Х на левом верхнем конце". Варшней указывает на конкретную ячейку квадрата. В ней мы обнаруживаем восьмерку. "Живший, положенный, повторно положенный в Х". Итак, Х - это восемь. На что может намекать Варшней?
   - На воплощения Вишну? - предположил Чхеди. - Кришна был восьмой аватарой Вишну.
   - Не похоже, всего аватар десять, при этом десятого воплощения еще не было, - не согласился с ним Шайни. - Нет, Варшней указывал на какое-то конкретное место. Единственное, которое мне приходит в голову - это храм Сомнатх, расположенный неподалеку от Дварки.
  

62

  
   Прежде, чем покинуть Хастинапур, я решил поговорить с Карной.
   - Ты встал на сторону человека, который не держит своего слова. Я уверен в твоей праведности. Почему бы тебе не перестать поддерживать Дурьйодхану? Это заставит его изменить свои взгляды, а нас всех спасет от ужасов войны!
   Карна почтительно ответил мне, что когда весь мир отвернулся от него, единственным, кто оказался рядом, был Дурьйодхана. Теперь время испытаний выпало на долю Дурьйодханы, и было бы бесчестно бросить его в такую минуту. В ответ я поведал Карне о тайне его рождения, о том, что он приходится старшим братом Пандавам. Он имеет право как на престол, так и на Драупади. Карна не сомневался, что я говорю ему правду, внутри него шла борьба, но он остался тверд в своем решении.
   - Слово мое нерушимо. Я поклялся в дружбе Дурьйодхане, - сказал он. - Если моя верность клятве приведет к братоубийству, пусть так и будет!

*****

  
   - Но вы ведь выяснили, что свастика указывает на гору Кайлас! При чем здесь какой-то храм Сомнатх? - в недоумении спросила Радхика.
   - Храм Сомнатх очень выдающееся строение! - сказал Шайни. - Его врсемь раз разрушали и восстанавливали. Во времена Кришны это место было известно как Прабхас Патан, считается, что именно здесь Кришна испустил дух. По легенде, первоначальный храм построил из золота лунный бог Сома, отсюда и название. Следующий храм построил из серебра Равана. Третий построен Кришной из сандалового дерева. Если отбросить легенды, то официальным строителем храма является царь Бхимдев из Анхилвада. Он возвел его из камня, но возможно, все-таки на месте более древней постройки.
   - Я вот что вспомнил! - прервал друга Чхеди. - Гора Кайлас находится возле озера Манасаровар. Я был там в прошлом году. В свое время вокруг озера было построено восемь монастырей. Китайцы уничтожили большинство их них, когда вторглись в Тибет, но сейчас монастыри восстанавливаются. Не мог ли Варшней иметь в виду эти восемь монастырей у горы Кайлас?
   - Ты можешь оказаться правым, Дампи. Варшней указывал или на гору Кайлас или на Сомнатх, другого не дано, - ответил ему Шайни.
   - "Это калаш или Кайлас?". Так написано в записке. С Кайласом все понятно, но что такое калаш? - задал резонный вопрос Чхеди.
   - Элементарно! - стал объяснять Шайни. - В храме Сомнатх, как и в любом шашистском храме, можно увидеть ритуальный металлический горшок с широким дном и узким горлышком, способным удержать кокосовый орех. Это и есть калаш. Изображение калаша имеется и на самой верхней точке современного храма Сомнатх. Записка Варшнея подтверждает, что мы правы, выбирая между Сомнатхом и Кайласом.
   - Что же означают в записке слова о капитуляции раджи? - напомнила Радхика. - Как это связано с Сомнатхом?
   - Может быть Варшней намекает на самое известное разрушение храма вторгшимся в Индию Махмудом Газневи, - предположил Шайни.
  

63

   Несмотря на то, что Карна был предан Дурьйодхане, он испытывал страдания в лагере Кауравов из-за своего низкого происхождения. Когда же Карна заявил, что принесет победу Дурьйодхане, Бхишма высмеял его:
   - Ты не смог спасти Дурьйодхану от гандхарвов, когда вы отправились в лес пленить Пандавов! Наоборот, это Пандавы спасли вас от гандхарвов. Вспомни, как Арджуна в одиночку помешал вам одолеть царя Вирату!
   В ярости Карна закричал на Бхишму:
   - Не тебе, ничего не добившемуся в жизни, укорять меня! У тебя даже жениться не хватило смелости. Я не стану сражаться, пока ты жив и руководишь войсками!
   Бхишма ответил ему, что это великое облегчение - больше не терпеть Карну в своих рядах. Услышав об этом разговоре, я понадеялся, что распри в стане врага сыграют на руку Пандавам.

*****

   - Найди в интернете такое имя - Захария бин Муххамад бин Махмуд, - попросил Шайни Девендру.
   - Повтори помедленнее, - сказал Чхеди, начиная водить запрос в поисковой строке.
   Шайни еще раз назвал нужное ему имя и, обернувшись к Радхике, сказал:
   - Закария был персидским путешественником. Он написал книгу "Достопамятности стран и сообщения о рабах Аллаха", в которой дал яркое описание храма Сомнатх и рассказал об его разрушении Махмудом Газневи.
   - Вот! Нашел! - вскрикнул Чхеди, занятый поиском нужной информации. - Захария пишет: "Сомнатх - знаменитый город Индии, расположенный на берегу моря и омываемый его волнами. Среди местных чудес главный считается храм, в котором находится идол Сомнатха. Этот идол расположен посреди храма и ничто не поддерживает его снизу и ни на чем он не подвешен сверху. Он очень почитаем индусами, да и каждый, кто видел это, будь он мусульманином или неверным, испытывал большое изумление. На лунное затмение индусы собираются в этом храме числом более ста тысяч".
   - Продолжай читать, - обратился Шайни к другу. - Дальше будет описано богатство храма.
   Чхеди возобновил чтение.
   - "Все самое драгоценное несли в дар храму, ему было подарено более десяти тысяч деревень. От священно реки Ганг до храма - двести парасангов. Так люди ежедневно носили воду из этой реки и мыли храм. Тысяча брахманов поклонялась идолу, а у ворот танцевали пятьсот девиц. Все они существовали на подношения храму. Здание храма опиралось на пятьдесят шесть столбов из тика, покрытых свинцом. Солнечный свет не мог осветить весь храм, поэтому там были прекрасные и драгоценные люстры. Были в храме и золотые колокола, весом в двести манн каждый. От этих колоколов свисали цепи, подергивая которые будили брахманов совершать поклонение".
   Шайни довольно кивнул.
   - Только представьте себе - десять тысяч деревень, тысяча брахманов и пятьсот танцовщиц, золотые колокола и цепи... Невероятно! Если вы не против, я попрошу Девендру поискать отрывок про нападение Махмудом Газневи.
   "Когда султан Ямин-уд Даула Махмуд пошел священной войной на Индию, он приложил большие усилия, что бы уничтожить храм Сомнатх, в надежде, что индусы тогда станут мусульманами, - нашел нужный текст Чхеди. - Он прибыл туда в декабре 1025 года. Султан с удивлением рассмотрел идола, затем отдал приказ разграбить сокровища храма. Было взято множество статуй из золота и драгоценной посуды, все это были дары величайших правителей Индии. Стоимость всей добычи в храме превысила двадцать тысяч динаров. Тогда султан спросил своих спутников, что они думают о висящем в воздухе без всякой поддержки идоле. Те ответили, что, по-видимому, он как-то подвешен на невидимых нитях. Султан отправил воина проверить это, тот провел копьем сверху и снизу идола, но не обнаружил препятствия. Один из слуг сказал султану, что возможно в пол и потолок встроены магниты, а сам идол сделан из железа. Искусный строитель храма так все рассчитал, что идол не притягивался до конца ни одним из магнитов. Султан повелел забраться наверх и удалить оттуда несколько камней. Когда убрали два камня, идол приблизился к полу, когда убрали больше, идол встал на пол".
   Когда Чхеди закончил читать отрывок, Шайни сказал:
   - Махмуд Газневи оказался самым ужасным мародером из всех завоевателей, что захватывали Сомнатх. Его преследовала фанатичная идея разрушить Шивалингу этого храма. Каменные осколки лингама он переправил на родину, где умастил ими дорогу к новой мечети. Он хотел, что бы ноги правоверных попирали языческие символы. Защищали храм несколько раджпутских кланов, но им не удалось отразить нападение султана. Пало пятьдесят тысяч человек, затем раджа Брахмадева сдался. Некоторым индусам, впрочем, удалось под покровом ночи покинуть город. Вся эта история, как мне видится, отражена в записке Варшнея фразой "Раджа капитулировал".
   - Э-э-э! Я не из тех, кто любит портить вечеринки, но эта фраза с тем же успехом относится и к горе Кайлас! - неожиданно заявил Чхеди.
  

64

   С объявлением войны цари со всех сторон света вместе со своими войсками, колесницами, лошадьми и слонами стали примыкать к одному из двух лагерей - к Кауравам или к Пандавам. Случалось так, что некоторые по ошибке приняли определенную сторону. Так, царь мадров Шалья, сторонник Пандавов, прибыл с намерением сражаться за них. По дороге к Курукшетре он был счастлив узнать, что Пандавами для него и для его людей приготовлено угощение. Только позже он понял, что принимали его с таким радушием Кауравы. Но приняв их гостеприимство, он уже не мог выступить против них. Он пришёл ко мне и рассказал о своем затруднительном положении.
   - Просто будь в мире с самим собой! - посоветовал ему я. - В какой-то момент тебя попросят стать колесничим Карны. Когда будешь стоять рядом с ним, не забывай каждое мгновение расхваливать Арджуну. Ты очень поможешь нам, вселив в Карну неуверенность.

*****

  
   - Что общего между фразой "Раджа капитулировал" и горой Кайлас ты смог разглядеть? - язвительно спросил Шайни.
   - Кайлас находится в Тибете. Когда китайские войска оккупировали Тибет, правитель, Далай-лама, был вынужден бежать в Индию, где учредил тибетское правительство в изгнании. Собственно, это и была капитуляция. Капитуляция - правитель - Тибет - Кайлас. Логично?
   Кивком Шайни признал серьезность доводов Чхеди, но про себя, улыбаясь, подумал: "Кто подумал бы, что Дампи не только станет ученым-генетиком, но и будет разгадывать мифологические загадки".
   Тут к общей беседе подключился молчавший до этого Ратхор, который проникся интересом к обсуждаемым проблемам.
   - Давайте обратимся к следующему предложение в записке Варшнея. "Шесть - это подсказки в звезде", - предложил он.
   - Двери храма Сомнатх были украшены шестиконечными звездами, - стал рассказывать Шайни. - Эти двери забрал себе Махмуд Газневи, а позже они оказались в его гробнице. В книге про Афганистан, написанной лейтенантом Джеймсом Раттреем, есть литография гробницы, на ней видны двери из храма с изображением звезд.
   Чхеди не терял времени и нашел в интернете литографию, упомянутую Шайни.
   - Вот посмотрите. Видите звезды на дверях? - он передал всем по очереди планшет.
   - Это просто узор или в звездах скрыт какой-то смысл? - спросил Ратхор.
   - В данном случае шестиконечная звезда олицетворяет союз Шивы и Шакти, - объяснил Шайни. - Треугольник, направленный вверх - это лингам, фаллический знак, другой треугольник - йони, женское лоно. Слияние треугольников - соединение мужского и женского начал, одно из значений этого символа - плодородие. Позже, переселяющиеся ведийские племена принесли этот священный знак в Шумер. Авраам принял шестиконечную звезду как один из символов основанной им религии, иудаизма. С тех пор он известна как Звезда Давида.
   - Разве это все не значит, что наша цель - Сомнатх, - спросила Радхика. - Ведь все говорит за этот храм!
   - Ох, если бы, - посетовал Шайни. - Дело в том, что шестиконечная звезда может обозначать и Кайлас. Гора Кайлас окружена шестью горными хребтами, которые традиционно изображаются как лепестки лотоса, символа женственности Парвати, ее йони. В этом ракурсе Кайлас выступает как фаллический символ, возвышающийся над йони. Так что гора Кайлас вполне подходит под эту подсказку.
   - Давайте уже обсудим последние строки письма Варшнея, - поступило предложение от Радхики. - "И рядом синяя вода. Ликует Шанкар". Не внесут ли они ясность в предыдущие фразы?
   - Нет, - ответил ей Шайни. - Сомнатх стоит на берегу моря, воды рядом с ним хватает. А рядом с Кайласом находятся два горных озера - Манасаровар и Ракшастал. Шанкар - это одно из имен Шивы. Оба места, между которыми мы выбираем, являются объектами поклонения шиваитов. Поэтому, пока не видно. чем нам могут помочь эти фразы.
   - Куда же нам податься? - усмехнулась Радхика.
   - Предлагаю всем обдумать такое мое предложение - мы разделимся на две группы и посетим оба интересующих нас места! - сказал Шайни.
  

65

  
   Я посоветовал Юдхиштхире послать приглашение вступить с ним в союз всем тем, кто считает поведение Дурьйодханы идущим вразрез с дхармой. Два брата Дурьйодханы, Викарна и Юютсу, были не согласны с ним. Их обоих очень покоробило обращение с Драупади в собрании после игры. Юютсу в итоге решил присоединиться к Пандавам. Викарна же, не смотря на свои взгляды, остался в лагере Дурьйодханы. Он был среди тех Кауравов что пали в битве от руки Бхимы, хотя могучему Пандаву не легко далась победа над Викарной. В моем племени ядавов тоже не было единства. Критаварман со своими людьми перешел на сторону Кауравов. К Пандавам примкнул Сатьяки. В конце концов, остался один, кто пока не выбрал, на чью сторону встать. Это был я. Пандавы или Кауравы? К кому мне направиться? Обе стороны, правда, по разным причинам, были рады принять меня.

*****

   Прия с Таараком, в сопровождении проводника, прибыли в Непалгандж, расположенный на юго-западной границе Непала. С таможней и миграционными службами проблем не возникло - помогли связи сэра Хана, облегающие его операции с контрабандой.
   Отсюда, опять-таки самолетом, они отправилась в Симикот. Там, отказавшись от предложения гида отдохнуть, пересели на вертолет, доставивший их к китайской границе. В Хилсе к ним присоединился военный эскорт и проводил маленькую экспедицию через Мост Дружбы до контрольно-пропускного пункта. Здесь их уже ждал автомобиль "Land Cruiser", на котором Прия и ее спутники рассчитывали вдоль южной границы Тибета доехать до Буранга.
   - Держите их всегда при себе, - сказал гид, передавая какие-то таблетки Прие и Таараку.
   - Что это? - подозрительно посмотрел на лекарство Таарак.
   - "Диамокс", таблетки по 125 миллиграмм, - ответил проводник.
   - О! Стало гораздо понятнее! - произнес Таарак с сарказмом в голосе. - Что, черт возьми, это такое и почему я должен это брать!
   - Это лекарство поможет избежать или облегчить горную болезнь, - терпеливо пояснил гид. - Таблетки надо принять еще до того, как мы достигнем высокогорья. Но я еще буду наставать на непродолжительном отдыхе здесь, в Буранге. Чистая кровать, горячая ванна и время на акклиматизацию сделают путь до озера Манасаровар гораздо приятнее.
   И Прия и Таарак были вынуждены признать его правоту, ведь они действительно сильно вымотались за последнее время. Они согласились сделать передышку.
   На следующее утро по неплохой китайской дороге они проехали из Буранга в Дарчен. Здесь им пришлось сменить комфортный "Land Cruiser" на трех лошадей, после долгого торга, купленных гидом по девятьсот юаней каждая. Следующим этапом была покупка кислородных баллонов и одежды, сделанной по технологии "ColdGear".
   Проводник выдал путешественникам по термосу с горячим чаем и напомнил о приеме таблеток.
   - Надо за сегодня выпит не менее четырёх пилюль, - сказал он. - Без этого придется нелегко, когда мы достигнем перевала Дхармала.
   Но только они собрались выступать, гиду сообщили о сильнейшем снегопаде в районе перевала Дхармала. Группе пришлось неохотно вернуться в отель Дарчена чтобы переждать непогоду. В ожидании, когда Кайлас позволит им приблизиться к себе, Прия задумалась о своем отце.
   - Ты должна сегодня пойти со мной в Пали Хилл, - сказал Санджай Ратнани.
   Пали Хилл был шикарным местом в Бандре, западном пригороде Мумбаи, где обожали селиться звезды Болливуда.
   - Зачем? - спросила Прия, прожевав кусок яблока, которое ела на завтрак.
   - Это очень важно, Прия, - в голосе отца промелькнула нерешительность. - Сэр Хан хочет увидеть тебя.
   Прия удивленно изогнула брови.
   - Он хочет увидеть меня? Ты же всегда старался держать меня максимально далеко от своей работы, а теперь хочешь, что бы я встретилась с ним?
   - Да. Он хочет обсудить со мной что-то важное и настаивает, что бы ты приняла участие в беседе, - объяснил Ратнани.
   И вот они въезжают в ворота роскошного особняка сэра Хана. Это был удивительный дом. Ходили сплетни про какой-то невероятный бассейн и про биллиардный стол на золотых ножках.
   Сэр Хан собственной персоной встречал их у входа.
   - Какой счастье видеть своего адвоката по делу, не связанному с вытаскиванием меня из тюрьмы! - пошутил хозяин, пожимая руки обоим гостям.
   Он был одет в простые джинсы и белую льняную рубаху. Соломенная шляпа на его лысеющей голове придавала ему облик киношного мафиозного дона. Что, впрочем, было недалеко от истины. На левом запястье сэра Хана красовались платиновые часы "Patek", чья стоимость превышала миллион долларов. Обут он был в дорогие кожаные туфли, в кармане рубашки находилась толстая, инкрустированная бриллиантами, авторучка. Завершала его образ огромная сигара "Cohiba" в углу рта.
   Сэр Хан проводил Прию и ее отца в свой поражающий размерами кабинет, из одного окна которого был виден пресловутый бассейн. Он предложил гостям поудобнее устроиться на большом плюшевом диване и приказал подать чай. Дворецкий, осторожно расставив приборы на столике возле дивана, удалился, оставив их втроем.
   Повернувшись к Прие, сэр Хан сказал ей:
   - Я специально просил твоего отца, что бы он взял тебя с собой, Прия. Благодарю, что ты пришла.
   Прия мягким голосом ответила:
   - Я до сих пор удивлена - чем могла заинтересовать такого человека, как вы?
   - Твой отец прекрасно знает, что я очень интересуюсь рынком антиквариата. Я обожаю покупать древние артефакты, и чем старше они, тем лучше, - сказал сэр Хан. - Недавно мне довелось приобрести вот этот кусок свинцового покрытия, покрытого драгоценными камнями. Мне сказали, что он украшал один из столбов храма Сомнатх, прежде чем Махмуд Газневи разграбил святилище.
   Сэр Хан протянул Прие предмет обсуждения.
   - Столбы, покрытые свинцом? Зачем в Сомнатхе столбы покрыли свинцом? - проговорила Прия, ощупывая пальцами старый и довольно потрепанный кусок металла.
   - Вот этот вопрос и интересует меня больше всего, - улыбнулся сэр Хан. - Известно, что Сомнатх был весьма необычным храмом. Чего стоит только парящий в воздухе лингам. Кто-то гениально использовал встроенный в крышу магнитный железняк. Так же нам известно, что колонны храма, выполненные из тикового дерева, были покрыты слоем свинца и украшены драгоценными камнями. Собственно, перед нами образец этого покрытия. И возникает вопрос - храм очень богатый, колокола - из золота, цепи - из золота, всюду инкрустации из самоцветов, и вдруг - свинец! Почему не золото?
   Прия и ее отец молча слушали. Сэр Хан был не тот человек, которого можно перебивать.
   - Есть источники, в которых говорится о пятидесяти шести золотых колоннах, целые поколения царей украшали их разными драгоценностями - алмазами, рубинами и изумрудами. Но из более поздних сообщений, посвященных разграблению храма Махмудом Газневи, мы узнаем, про пятьдесят шесть покрытых свинцом столбов. Куда пропали золотые колонны? - спросил сэр Хан.
   - Может колонны были заменены царем Нагабхатой II, когда он, используя розовый песчаник, восстанавливал храм? Это происходило в девятом веке, лет за двести до нападения Махмуда Газневи, - предположила Прия, припомнив исторические события, которые она когда-то изучала.
   - Нет, это невозможно, - не согласился с ее версией сэр Хан. - Сомнатх к моменту вторжения Махмуда Газневи находился на пике своего процветания. Именно это процветание и привлекло внимание завоевателя.
   - Мне кажется, что у вас уже есть собственное объяснение? - спросила Прия.
   - В какой-то мере. Что вы знаете о ядерной трансмутации?
  

66

  
   Оба соперника, Арджуна и Дурьйодхана, явились ко мне в Двараку. Каждый рассчитывал склонить мне на свою сторону. Я еще не проснулся, когда Дурьйодхана вошел в мои покои. Он стал ожидать моего пробуждения, сев у меня в голове. Арджуна пришел позже него и занял место у меня в ногах. Открыв глаза, я увидел первым из них Арджуну.
   - Скажи, о Арджуна, чего ты желаешь? - спросил я его.
   Дурьйодхана сердито заметил, что он пришел первым, и сначала надо обратиться к нему. Мне не понравилась его мелочность.
   - Первым, кого я увидел после пробуждения, был Арджуна. Поэтому, я его первым и спрашиваю, затем спрошу тебя! - ответил я Дурьйодхане и продолжил говорить с Арджуной. - Ты можешь выбрать меня или мое войско. Что ты пожелаешь?
   Ни мгновения не колеблясь, Арджуна заявил, что ему требуется моя мудрость, а не мои воины.
   - Тебя я выбираю, Кришна. Только тебя!
   Но и Дурьйодхана остался доволен этой встречей. Вместе с моим войском у него теперь было одиннадцать акшаухини против семи у Пандавов.

*****

  
   - Ядерной... что? - не поняла Прия.
   - Ядерная трансмутация. Это превращение, переход одного химического элемента в другой. Вот, прочитай, директор Атомного исследовательского центра Бхабха сделал для меня кое-какие пояснения, - сэр Хан протянул ей листок бумаги с отпечатанным на принтере текстом.
   Прия быстро прочитала документ вслух, что бы слышал и ее отец.
   "Ядерная трансмутация - это превращение одного химического элемента, или изотопа, в другой. По сути, атомы одного элемента могут быть заменены на атомы другого. Трансмутация может произойти путем радиоактивного распада, либо в результате ядерных реакций. В первом случае некоторые радиоактивные элементы с течением времени распадаются естественным образом, образуя совершенно новые элементы. Как пример - естественный распад калия-40 до аргона-40, присутствующего в нашей атмосфере. В другом случае трансмутацию можно вызвать, используя ускоритель частиц или ядерный реактор. Наука не видит ничего не возможного в превращении свинца в золото методом нейтронной бомбардировки. Это то, что сотни лет искали средневековые алхимики. Правда, доказано, что таким способом гораздо легче превратить золото в свинец. В любом случае, требуется достаточно долгое пребывание материалов в ядерном реакторе".
   Дочитав до конца, Прия с удивлением взглянула на сэра Хана.
   - Не хотите ли вы сказать, что изначально золотые колонны Сомнатха в результате ядерной реакции превратились в свинцовые? - спросила она.
   - Да, и это не только мое мнение, - ответил сэр Хан. - Найдены многие доказательства этой версии. Вот кстати, интересный момент. Знаете ли вы, Сомнтах построен в таком месте, что меридиан. проходящий через эту точку не встречает в южном направлении больше никакой земли вплоть до самой Антарктиды! Многие километры океанских вод и ни островка! Этот факт запечатлен на стеле, установленной на берегу моря в Сомнатхе. Спросите, почему эта любопытная географическая особенность так нам интересна? Все встанет на свои места, если признать, что вода, изливавшаяся из Шивалинги храма, была радиоактивная.
   Прия слушала, приоткрыв рот от удивления. Довольный такой реакцией, сэр Хан продолжил:
   - Электростанции, в том числе и атомные, создают свои собственные магнитные поля. Когда люди Газневи увидели Шивалингу, парящую в воздухе, они решили, что ее притягивает магнит, расположенный в потолке. Но магнит не притягивал, а противопоставлял свое поле магнитному полю Шивалинги! Именно так лингам парил в воздухе!
   - Но как древние люди могли знать о ядерной энергии? - спросил пораженный Ратнани.
   - Йоги в Древней Индии могли левитировать! Что уж говорить про научные знания! - выпуская облако табачного дыма, произнес сэр Хан.
   - Да, про йогов это правда, - кивнула Прия. - Я читала об этом у Парамахамсы Йогананды в его книге "Автобиография йога". Древние мастера действительно развивали свой дух так, что могли по собственному желанию поднять в воздух свое тело. Их духовные поиски привели к тому, что они смогли управлять потоками электрических токов своих тел так, что магнитное поле отталкивало их от земли.
   - Совершенно верно! И эта же методика применялась при строительстве пирамид в Египте. Сочетание акустики и электромагнетизма позволяло перемещать огромные каменные блоки, - сказал сэр Хан. - Пару лет назад группа ученых из Сент-Эндрюсского университета воспроизвели в лаборатории феномен левитации. Они сумели обратить эффект Казимира. Обычно эффект Казимира ведет к притяжению тел в определенных условиях, но ученым удалось направить его действие на отталкивания предметов друг от друга. Профессор Ульф Леонхард и доктор Томас Филбин обосновали возможность левитации достаточно крупных объектов, в том числе - человека!
   - Что ж, научная мысль совершила полный оборот! Поначалу нас убеждали, что левитация - это фантастика, теперь говорят - что она, и многие другие способности наших предков, вполне реальна, - заключила Прия.
   - Хочу вам напомнить про философский камень, легендарный алхимический эликсир или предмет, способный превращать неблагородные металлы в золото и серебро, - потягивая сигару, сказал сэр Хан. - На протяжении многих веков все алхимики Европы бились над секретом философского камня, считавшегося еще и субстанцией, дарующей бессмертие. Вот я и думаю, не уничтожил ли Махмуд Газневи, сам того не зная, истинный философский камень, когда разбил Шивалингу храма Сомнатх?
   - Итак, вы пригласили меня, только для того, что бы рассказать всё это? - набралась храбрости и задала не дававший ей покоя вопрос Прия.
   - Нет. Мне был нужен не просто слушатель, а помощник. Помощник, обладающий познаниями в истории. С твоей помощью я рассчитываю раскрыть невероятную тайну, - заявил сэр Хан.
  

67

   После меня Дурьйодхана посетил моего старшего брата Балараму, который всегда был рад его видеть. Когда-то Баларама даже хотел выдать за Дурьйодхану нашу сестру Субхадру, но я нарушил его планы, уговорив сестру сбежать с Арджуной.
   - Присоединяйся ко мне, Баларама! - призвал моего брата Дурьйодхана. - То, что я не смог жениться на твоей сестре, не значит, что нам нельзя быть союзниками в этой войне.
   Одновременно с Дурьйодханой, гостем Баларамы был Бхима.
   - О наставник, научивший меня владеть булавой! - молвил Пандав. - Ты же знаешь, что твой брат Кришна всегда прав. Отчего бы и тебе не встать на нашу сторону против тех, кто ведет неправедное существование!
   Внимательно выслушал обоих, Баларама обратился к гостям:
   - Что с вами со всеми стало? Отчего столько гнева и ненависти? Из-за владения землею? Обнимите друг друга и проживете оставшуюся жизнь друзьями, а не врагами!
   Но ни Бхима, ни Дурьйодхана не последовали его совету. Тогда Баларама объявил, что не будет сражаться ни на чьей стороне, а отправится в паломничество на берега реки Сарасвати. Перед отъездом он обратился к обеим сторонам с пожеланием вести войну по всем правилам, не нарушая дхармы.

*****

  
   Решение было принято. Они разделились на две группы. В одной - Радхика с Шайни, в другой - Чхеди и Ратхор. Первая группа отправилась к Кайласу, по следам Прии и Таарака. Вторая группа поехала посетить храм Сомнатх и на месте определить, имеют ли к нему какое-нибудь отношение четыре печати.
   - Я все-таки не пойму, почему Ключ Кришны указывает на гору Кайлас или на храм Сомнатх? - спросила Радхика. - Ведь оба эти места ассоциируются, в первую очередь, с Шивой, а не с Вишну.
   - И Шива и Вишну - это две стороны одной монеты. "Хара Хара Махадев", - пропел, улыбаясь, Шайни. - Так воспевают Шиву. Но в тоже время поют "Хари Кришна". Вы всегда можете встретить и Хари и Хару в одном месте.
   - То есть поклонение Шиве или Вишну было сильно распространено в ведийские времена?
   - Да, несомненно. В долине Инда обнаружено множество огненных жертвенников и мест для омовений. Вполне возможно, что Большая Ванна в Мохенджо-Даро служила в религиозных целях, для ритуального омовения, примеры которого мы до сих пор можем видеть на берегах Ганга.
   Разговор происходил во время их пути в пещеру Тринадцати Золотых Ступ, расположенную на южной стороне Кайласа.
   Путешествие Радхики и Шайни началось с перелета из Лакхнау в Катманду. Из Катманду они чартерным рейсом, а затем на автомобиле, добрались до Буранга, древнего торгового городка, где их уде поджидал проводник по имени Шерпа Дорджи.
   Их посещение Кайласа совпало с Сага Дава, полнолунием, днем, когда тибетцы традиционно отмечали рождение, просветление и смерть Будды. Сотни паломников уже начали кору, трёхдневный священный обход Кайласа. Вокруг буддийского храма 15 века стоял целый палаточный городок. На высоте пяти с половиной тысяч метров, на перевале Долма-ла, Шерпа Дорджи торжественно сообщил Шайни и Радхике, что обход горы Кайлас - это переход в новую жизнь, полностью очищенную от прошлой кармы.
   В первый же день они отправились по маршруту внешней коры, выглядывая среди паломников Прию и Таарака, но ни Матаджи, ни ее фанатически преданного ученика нигде не было видно.
   - Черт возьми, мы упустили их, - проклиная задержки в пути, бормотал себе под нос Шайни.
   - Может нам стоит попробовать пройти по маршруту Нанди Парикрама, это даст нам возможность догнать их, - предложил Шайни, зная, что внутренняя кора гораздо более тяжелый путь, пригодный для людей, которые имеют опыт путешествий по горам.
   У тропы, по которой они шли, сидел аскет, обратить внимание на которого заставляло почти полное отсутствие одежды на его худом теле. Несмотря на низкую температуру, чувствовал он себя довольно комфортно. С его головы свивали длинные, спутанные в косы волосы, на лицо, плечи и грудь была нанесена священная мазь из пепла, на лбу красовалось изображение третьего глаза.
   - Хара Хара Махадев! - прокричал он, завидев путников.
   Шайни и Радхика смиренно поклонились святому отшельнику. Вдруг этот садху загадочно произнес:
   - Я знаю, что вы ищете! Запомните - философ важнее камня!
   Прежде чем изумленные Шайни и Радхика смогли хоть что-то произнести, аскет затянулся своей трубкой, в которой явно была наркотическая смесь, и танцующей походкой отправился куда-то вдаль, не обращая внимания на озадаченных им людей.
   Нас следующий день Радхика и Шайни в сопровождении их гида Дорджи продолжили свой путь, идя друг за другом по очень узкой тропинке. Разреженный воздух и непрерывный подъем заставили обоих не привычных к высокогорью путников изрядно запыхаться. От Силунг Гомпа до горы Астапад они шли около часа. Затем короткий спуск привел их Линг Синджэн, место очень почитаемое тибетцами.
   Едва Радхика и Шайни достигли подножия Южного Кайласа, повалил густой снег. Времени пережидать непогоду не было, поэтому они продолжили спуск в долину по скалистой тропе. Над ними возвышался величественный Кайлас, путь шел мимо гор Нанди и Равана-Линга. Их путешествие длилось уже несколько часов, когда перед ними показался последний, но самый трудный участок маршрута - полукилометровое восхождение к пещере Саптариши вдоль практически вертикальной стены. Им пришлось использовать альпинистские веревки, предусмотрительно захваченные Дорджи.
  

68

  
   Сраженье вот-вот должно было начаться, как вдруг Юдхиштхира снял доспехи и положил оружие. Он сошел с колесницы и направился в сторону армии Кауравов. Удивленный Арджуна попытался догнать брата и спросить, зачем идет он безоружный к своим врагам. Юдхиштхира пребывал в глубокой задумчивости, и ничего не ответил. Мне пришлось пояснить Арджуне, что Юдхиштхира желает получить благословение старейшин, то есть Бхишмы, Дроны и Крипы. Со стороны Кауравов раздавались злорадные крики. Казалось, они вообразили, что Юдхиштхира решил сдаться еще до начала битвы. Но тот, приблизившись к Бхишме, почтительно коснулся его ступней и сказал:
   - О дед! Позволь нам начать сражение! Мы осмелились выступить против тебя, нашего непобедимого родича, и мы ищем твоего благословения!
   Слезы навернулись на глаза Бхимшы, он благословил Юдхиштхиру и сказал:
   - Победы вам!
   Затем Юдхиштхира также испросил благословения у Дроны, Крипы и у дяди Шальи, после чего вернулся к своим войскам и приготовился начать битву.

*****

  
   Подтянувшись, Радхика и Шайни взобрались на последний уступ. Они стояли перед пещерой Саптариши, на естественном балконе на Южной стороне Кайласа, на высоте восьмидесяти метров. Вдоль этого балкона стояли миниатюрные ступы-чортены, возведенные здесь тибетцами. Оба путника и не подозревали, что две ступы не были неодушевленными предметами.
   Шайни и Радхика освободилась от рюкзаков и присели на узкий выступ скалы. Шерпа Дорджи спустился вниз по веревке за оставшимися припасами и снаряжением. Отдохнув, они осмотрели пещеру, наполненную оставленными здесь паломниками изображениями божеств. Судя по всему, здесь побывали приверженцы различных ветвей индуизма, буддисты, джайны и последователи религии Бон. Стены были расписаны молитвами и строками из священных писаний. Радхика причитала одну из надписей:
   - "Ilah Sarasvati m mahi tisro devirmayobhuvahavarhiha sidantasridhaha".
   - Что это значит? - спросила она у Шайни.
   - Это строка из "Ригведы", - ответил Шайни. - "Ила, Сарасвати, Махи, три богини, приносящие радость, садитесь на жертвенную солому, о безуперчные!"
   - Я даже не слышала о таких богинях, как Ила и Махи. В современном индуизме почитают Лакшми и Дургу, - сказала Радхика.
   - Все просто. Ила или Илах - это другое имя Дурги.
   - Разве оно не похоже на "Аллах"? - разыгралось любопытство у Радхики.
   - В яблочко! - улыбнулся Шайни. - Слово "аллхах" существовало еще до появления ислама. Оно происходит от двух арабских слов - артикля "ал" и "илах", что означает "бог". Со временем они объединились, и стали произноситься как одно слово - "аллах".
   - И есть доказательства, что так называли бога в доисламские времена?
   - Самый простой и очевидный пример - отца пророка Мухаммеда звали Абд-Аллах, или, по-современному, Абдулла. Перевести имя можно как "слуга Аллаха", то есть "слуга бога".
   Радхика в изумлении покачала головой. Ричи Шайни ей казались чарующими. На каждый вопрос он выдавал порцию интересной информации исторической, мифологической или религиозной тематики. Предвзятое отношение инспектора полиции к подозреваемому, постепенно перерождалось во взаимное уважение и дружбу.
   - Интересно, что такие семитские языки, как арамейский и иврит, которые развивались на территории Сирии и Персии, имели аналогичное арабскому слово. Арамейская форма - "Елаха", а в иврите - "Элохим". Здесь стоит задать вопрос - где же находится первоисточник слов "Аль-Илла", "Аллах", "Элаха" и "Элохим"? Если посмотреть на датировку "Ригведы" и на пути миграции людей ведийской цивилизации на запад, можно смело предполагать, что корень этих слов в "Илахе", богине из древних Вед.
   - Выходит что свои истоки монотеистические религии, иудаизм, христианство и ислам, берут в политеистическом индуизме? - недоверчиво спросила Радхика.
   - Представление об индуизме, как о политеистической религии не совсем верно. "Истина одна, и Бог - один, хотя множеством имен называют его мудрецы" - говорится в "Ригведе". В этом суть ведийской философии, - ответил Шайни и сделал глоток горячего чая из своего термоса.
   Наступившую тишину внезапно разорвал гром выстрела.
   Пока Шайни и Радхика были заняты своей беседой, две ступы-чортена ожили и приобрели человеческие очертания. Прия и Таарак бесшумно подкрались к веревке, с помощью которой их соперники поднялись сюда, и скользнули по ней вниз.
   Шерпа Дорджи собрался подняться на верх, но увидел, как два незнакомца спустились оттуда и пустились бежать в сторону от склона Кайласа, прихватив с собой веревку, необходимую для доступа в пещеру.
   - Эй! - крикнул Дорджи им вслед. - Вы что творите? Отдайте мою веревку!
   Вместо ответа, Таарак обернулся, достал пистолет и сделал выстрел в воздух. Он хотел не сколько предупредить Шерпу Дорджи от попытки их догнать, сколько привести в действие цепочку событий, покончившую бы раз и навсегда с из двумя надоедливыми преследователями.
   После выстрела раздался еще более громкий и грохочущий звук, земля и скалы задрожали. Находящиеся в пещере Шайни и Радхика Сингх почувствовали эту дрожь. Обитель Шивы сбрасывала с себя излишний груз снега, льда и камней. Лавина неумолимо приближалась и вот, прижавшиеся друг к другу под сводом пещеры Саптариши Шайни и Радхика уже наблюдают, как единственный вход заполняется глыбами льда и камнями.
   - Тебя не задело? - спросил Шайни, но ответа не последовало.
   Он повторил вопрос. Начиная испытывать панику, он немного потряс Радхику, ему показалось, что он пытается пошевелить труп. Он нащупал ее лицо и попытался определить наличие дыхания, но ничего не почувствовал.
   От мысли, что Радхика мертва глаза его увлажнились. Шайни держал ее тело на руках и слезы катились по его щекам. Рука нащупала на голове, под волосами, что-то мокрое и теплое. Вероятно рана от отлетевшего в ее сторону куска камня. Он стал проклинать себя за то, что так погрузился в роль лектора, что не замечал происходящего вокруг. Он мог бы ее спасти, но теперь она мертва, а сам Шайни никак не пострадал, если не считать, что оказался замурованным.
   Вспомнив, как Прия искала пульс у Куркуде, Шайни попробовал двумя пальцами нащупать сонную артерию. Он горячо молился о том, что бы найти малейший признак жизни, но тщетно.
   - Нет! - закричал Шайни. - Почему бы тебе просто не открыть глаза!
   Он еще тешил себя надеждой, что она жива. Ответа так и не было. Вокруг стояла темнота и леденящий душу холод морга.
  

69

  
   С обеих сторон воины дали клятву соблюдать правила и традиции ведения войны. Впрочем, к завершению битвы практически все позабыли свои обеты. Перед Пандавами стояла могучая армия Кауравов. Ветер трепал флаги Бхишмы, Дроны, Дурьйодханы, Крипы, Джаядратхи, Ашватхамана и других великих воинов. Увидев мощь противника, Юдхиштхира обратился к Арджуне:
   - Число врагов наших весьма велико. Нам надо сконцентрировать основные свои силы в одной точке, только так мы сможем им противостоять.
   Но Арджуна был не в состоянии отвечать. Он был поражен видом поля предстоящей битвы и казался испуганным.

*****

   Радхика Сингх только начала преподавать историю, географию и основы гражданского права в колледже Майо, в Аджмере. Ее жених, комендант Пограничных сил безопасности, недавно получил повышение, и теперь они могли сыграть свадьбу. Когда-то их отцы, армейские приятели, познакомили своих детей, в надежде, что между ними вспыхнут чувства. Родительский план сработал.
   Теперь уже муж Радхики, Хари Сингх, отправился в составе батальона по борьбе с повстанцами и террористами в Джамну и Кашмир. Его команда создала разведывательную сеть и установила отношения с информаторами. В результате операции им удалось ликвидировать Рафика Бабу - ключевую фигуру группировки "Джейш-э-Мохаммед". Отряд Хари Сингха вычислил лагерь боевиков в Шринагаре и разгромил его. За успешно проведенную операцию Хари Сингх получил солидную премию и дополнительный отпуск. Он не медля вернулся в Аджмер, чтобы проведать супругу. Руководство "Джейш-э-Мохаммед" не смирилось с поражением, и два прошедших отличную подготовку снайпера отправились выслеживать Хари Сингха.
   В тот вечер Хари повел свою красавицу-жену в кино. После сеанса, поужинав в ресторанчике со смешанной индийской и китайской кухней, они, взявшись за руки, пешком шли домой. Они почти дошли до квартала, в котором правительство выделяло жилье государственным служащим, как вдруг в вечерней тишине раздались выстрелы и несколько пуль попало в Хари. Прятавшиеся в кустах боевики не успокоились, пока буквально не изрешетили пулями тело мужа Радхики.
   В порыве отчаяния Радхика бросилась на тело мужа, умоляя бога спасти ему жизнь. Но ей хватило пары мгновений, что бы справиться с горем и бросить яростный взгляд вслед убегавшим убийцам. Под рукой, опиравшейся на землю, Радхика почувствовала что-то металлическое. Это были огромные ножницы, вероятно, забытые здесь садовником. Схватив их, Радхика устремилась в погоню. Ей удалось настигнуть одного из нападавших и вонзить тяжелый кусторез ему в ногу. Преступник тут же рухнул на землю.
   Его напарник не стал терять время на помощь товарищу, наоборот, он только прибавил скорости, убегая с места преступления. На звуки выстрелов появились люди, проживающие поблизости. Они быстро оценили обстановку и скрутили раненого террориста, лишив его всякой надежды на спасение.
   После этого трагического происшествия Радхика полностью ушла в себя, как в кокон, и не желала выходить. Пламя погребального костра ее мужа давно потухло, но вместе с ним не исчезли отчаяние и гнев Радхики. Каждое утро она просыпалась в надежде, что он здесь, лежит рядом в постели. Она часами стояла у окна, ожидая, когда он появится, и бодрым шагом будет приближаться к их дому. Радхика не подозревала, что у нее тяжелая затянувшаяся депрессия и ей просто необходима профессиональная медицинская помощь. Она просто стояла у окна вот уже какую неделю.
   Однажды она увидела, что совсем рядом с ее домом, в саду, собралась толпа людей. Они слушали прибывшего в Аджмер из Ришикеша проповедника, читающего лекцию по "Бхагавад-Гите". Выходить на улицу Радхика не стала, но внимательно слушала его слова через окно. Человек говорил:
   - У души нет ни рождения, ни смерти. Она не рождалась раньше, не рождается теперь, и не будет рождаться. Душа не появляется на свет, она существует изначально и вечно. Душа не погибает, когда погибло тело. Ее не разделить на части никаким оружием, не сжечь огнем, не утопить в воде, не иссушить ветром. Она вечна, вездесуща, неизменна.
   При этих словах Радхике пришло в голову, что она, возможно, нашла ответ на очень важный вопрос. Она, непричесанная и кое-как одетая, выбежала из дома и упала на колени перед гуру из Ришикеша. Он улыбнулся и вручил ей четки, состоящие из ста восьми бусин.
   - Всякий раз, когда отчаяние посетит тебя, просто повторяй имя мужа столько раз, сколько здесь есть бусинок, - сказал он ей. - И ты почувствуешь, как наполняешься силой!
   Радхика послушалась этого уличного гуру и стала перебирать четки, повторяя имя своего мужа. Тогда ей было невдомек, что духовный учитель из Ришикеша предложил ей повторять имя мужа по причине того, что оно совпадало с одним их имен Кришны - Хари.
   Теперь же, находясь в пещере Саптариши, Радхика готовилась начать свое последнее путешествие, которое должно воссоединить ее с супругом, с Хари Сингхом, где бы он ни был.
   - Ты не должна умирать, - твердил Шайни, продолжая держать ее безжизненное тело.
   Он надеялся, что Радхика не подает признаком жизни, потому что ее тело само, принудительно затормозило внутренние процессы организма из-за недостатка кислорода и низкой температуры. В голове у него крутились воспоминания об услышанных когда-то случаях подобной "заморозки" людей, когда клинически мертвое тело, долгое время пребывавшее в холоде, вдруг возвращалось к жизни.
   В пылкой надежде, что Радхика еще жива, Шайни думал о том, что бы еще сделать для нее. Волосы! У нее мокрые волосы. Это может привести к излишнему переохлаждению. Он нащупал в своем рюкзаке полотенце и стал насухо вытирать ее волосы. Там же, в рюкзаке должен был быть фонарь, но его батареек едва ли хватит на час-два. Лучше приберечь на крайний случай.
   Проверив свою флягу, Шайни убедился, что она наполовину наполнена водой. Наощупь он нашел рюкзак Радхики и с радостью обнаружил, что ее флага полна. Что ж, обезвоживание им пока не грозит. Он также нашел в ее рюкзаке сигареты, зажигалку, а также пачку миндаля и четки. Сам некурящий, Шайни обрадовался, что у Радхики есть эта привычка. Зажигалка может быть крайне полезной в их ситуации! Главное для них - дождаться помощи, не промокнув и не замерзнув до этого момента.
   Шайни поднялся с места, на котором сидел и взял Радхику на руки. Он осторожно углубился в пещеру, там было сухое место, свободное от снега. Положив Радхику на пол, он соорудил из рюкзака и полотенца подобие подушки. Затем, включив фонарик, Шайни стал собирать дрова, тряпки и вообще все, что могло гореть в костре. Внезапно он замер на месте.
   "Да что же я, дурак, делаю?" - подумал он.
   Действительно, костер в этом замкнутом пространстве погубит их вернее холода. Они не замерзнут, но задохнутся!
   Шайни посмотрел на Радхику, вздохнул и закрыл глаза. Он стал молиться. Да так, как не молился никогда. Он вспомнил всех богов и святых и к каждому направил просьбу вытащить Радхику из пасти смерти.
   Неожиданно раздавшийся звук оторвал его от молитвы и заставил открыть глаза.
   Радхика дрожала и бормотала что-то несвязное. Она была жива! Шайни подсел к ней и налил в чашку немного воды. Он приподнял ее голову и поднес чашку к ее губам, с облегчением увидев, что она пьет. Убрав чашку и флягу с водой в рюкзак, Шайни обнял Радхику, прижавшись к ней как можно сильней, надеясь, что его объятья дадут ей столь необходимое сейчас тепло.
  
  

70

  
   Арджуна, не отрывая взгляда от огромного войска Кауравов, боевые порядки которого построил сам Бхишма, попросил меня выехать на колеснице вперед и встать посередине между двумя армиями, желая получше разглядеть всех собравшихся. Как только я это сделал, Арджуна внимательно разглядел лица дедов, дядьёв, наставников, братьев, сыновей и друзей. Он был потрясен, руки его задрожали и выпустили лук Гандиву. Арджуна сел на дно колесницы.
   - Какую пользу обретет царство, и какие богатства оно получит, если прольется кровь моей родни? Я предпочту пасть от рук моих двоюродных братьев, чем сражаться против них! Я не желаю участвовать в битве!

*****

  
   "Хари-Хари, Хари-Хари, Хари-Хари". Голос гуру звучал в голове Радхики. "Никогда не забывай воспевать имя Господа! Хари-Хари, Хари-Хари, Хари-Хари". С каждым повторением голос становился все громче и громче. Ей казалось, что это песнопение происходит под аккомпанемент барабанов. Сознание находящейся в бредовом состоянии Радхики, приняло за барабанный бой шум вертолетных лопастей. Инспектор Сингх, в веревочной обвязке, спускалась вниз из пещеры Саптариши. Спасателей привел Шерпа Дорджи, который после встречи с Таараком совершил многокилометровый марш-бросок в поисках помощи.
   У подножия Кайласа Радхику ждал Шайни в окружении шерпов. Освободив от веревок, они осторожно понесли ее к небольшому вертолету, который должен был доставить их в Дарчен, где находился центр неотложной помощи, финансируемый швейцарским фондом Нгари Корсум.
   Когда вертолет пошел на взлет, перед Шайни открылся поистине захватывающий вид на Кайлас, на окружающие его горы и озера. Теперь стало совершенно очевидным, что шестиконечная символика этой великой горы верна. Пока он смотрел на гору сверху, воображение нарисовало Шри-Янтру, символ энергии, который можно было встретить в жоме практически каждого индуса.
   Чем больше он смотрел на Кайлас, этот лингам. возвышающийся среди долин-йони, тем больше убеждался, что и шестиконечная звезда, и Шри-Янтра, являются символами творения, слияния Шивы и Шакти. Шайни даже показалось это забавным - Шива, олицетворяющий собой силы разрушения, изображен символом творения. Действительно, Вишну и Шива - две стороны одной монеты.
  

71

   - Это говорит твой долг или твой страх? - спросил я Арджуну.
   Он поднял взгляд на меня и, проигнорировав мои слова, сказал:
   - Как я смогу выпустить свои стрелы в Бхишму или в Дрону? Всю жизнь взирал я на них с почтением, и были они мне примером во всем! Убив их, как душа моя вынесет бремя такого гнусного преступления?
   Улыбнувшись, я положил руку Арджуне на плечо.
   - Истинные мудрецы, о Арждуна, никогда не скорбят ни о живых, ни о мёртвых. Подобно тому, как тело сбрасывает и надевает одежды, душа обретает и покидает тела. Душа не может быть поражена твоими стрелами, ее не сжечь в огне. Душа не мокнет под водой, и не иссушается на воздухе. Зная, что душа не может быть уничтожена, что она никогда не рождается и не умирает, о каком убийстве ведешь разговор? - спросил я погруженного в печаль воина.

*****

   Санджай Ратнани с сэр Хан сидели в "Rolls-Royce" последнего. "Серебряный фантом", собранный специально для сэра Хана, имел бронированный корпус. Пассажиры автомобиля были надежно защищены от пистолетных и автоматных пуль, а также от действия взрывных устройств.
   Любовь сэра Хана к роскоши бросалась в глаза и в салоне его автомобиля. Те детали отделки, обычно исполненные из ценных пород дерева, здесь были из золота. На сборку, укрепление и украшение машины ушло более года.
   Телефон сэра Хана зазвонил. Это был его помощник, должный обеспечить Прие надёжное убежище. Перед ним также стояла задача убить Радхику Сингх. Доклад помощника заставил лицо сэра Хана покраснеть от гнева. Босс мафии разразился потоком страшных ругательств, ярко описывающих, как и каких частей тела лишится его помощник из-за того, что не способен убрать одного единственного человека.
   - Прия звонила тебе? - спросил Ратнани сэр Хан.
   - Один раз. Перед отправкой к Кайласу, - ответил адвокат. - Больше известий не было. Если бы она нашла интересующее вас, то непременно бы сообщила.
   Сэр Хан неохотно кивнул.
   - Да, конечно. Но меня не покидает уверенность, что Кайлас является именно тем местом, где мы должны вести поиски.
   - Почему?
   - Гора Кайлас - это "Axis Mundi", "Ось Мира", - ответил сэр Хан. - Как только не называют эту гору - Пуп Земли, Мировой столп, Драгоценность снегов, Меру, Сумеру, Девятиярусная гора и это еще не всё! Даже из огромного числа имен и эпитетов можно понять, какое большое значение имела эта гора для людей.
   - Но что делает гору Кайлас такой важной? Такой священной?
   - Здесь сложилось много факторов, географических и мифологических в том числе, - пустился в объяснения сэр Хан. - Высота горы всего лишь 6714 метров, в Тибете и Гималаях есть множество пиков, гораздо более высоких. Но красота и величие Кайласа не в его высоте, а в уникальной форме. У Кайласа четыре практически плоских стороны, грани, сориентированные по сторонам света, как по компасу. Кстати, это одна из причин, по которой Кайлас считают искусственно созданной пирамидой, а не природной горой.
   - Рукотворная пирамида? - не поверил Ратнани.
   - Такая версия не должна отбрасываться как заранее невозможная, - заявил сэр Хан. - Эта великолепная гора, земное воплощение Сумеру, духовный центр мира, стоит в некоторой изоляции от других гор, так что ни один пик не довлеет над ней. На земле, окружающей Кайлас, находятся источники четырёх священных рек - Инда, Брахмапутры, Сатледжа и Карнали. У подножия горы лежат два озера. Манасаровар, по всей видимости, самое высокогорное пресное озеро, оно имеет округлую форму, подобное солнцу. Нижнее озеро Ракшастал содержит соленую воду и вытянутой формой похоже на полумесяц. Два озера символизируют солнечную и лунную энергии. Представь, что в таком священном месте не было горы, разве людям не пришла бы мысль построить ее. А пирамида - самая оптимальная форма для такого строительства.
   - Но, если это не гора, а искусственное сооружение, то кто его возвел, - спросил удивленный Ратнани. - Буддийские ламы? Ведийские мудрецы? Или могущественные друиды, строители Стоунхенджа?
   - Кайласу поклоняются представители нескольких религий, - рассуждал сэр Хан. - Тибетцы и буддисты видят в нем дом Демчога. Для индуистов Кайлас - обитель Шивы. Джайны считают, что на Кайласе мудрец Ришабхадева достиг просветления. Еще до прихода буддизма в Тибет, последователи религии Бон почитали девятиярусную гору. Так что затруднительно сказать, представители какой религии построили гору-пирамиду.
   - Я и не представлял, насколько вас очаровал Кайлас! - воскликнул Ратнани, пораженный глубиной, с которой этот дон изучил вопрос.
   - И не только меня, друг мой! - с улыбкой сказал сэр Хан. - Кайлас очаровал всех. Ты знал, что игра света на контрасте снега и голых скал дает изображение свастики на его южном склоне? Это действительно волшебное место! Землю вокруг этой райской горы называют Шамбалой или Шангри-Ла. И заметь, Кайлас важен не только для верующих Индии и Тибета, даже русские интересуются им!
   - Русские? Им то какое дело до Кайласа?
   - Еще у царя Николая Романова были тесные связи с наставником тринадцатого Далай-Ламы. Их близкая дружба способствовала открытию в Санкт-Петербурге первого буддийского храма. Одним из художников, чьи картины украшали храм, был Николай Рерих, который провел несколько лет в Тибете. У него есть замечательная картина - "Путь на Кайлас". Отчего вдруг русских потянуло к Кайласу? Что их вело - мистический поиск потерянного рая? Или желание обрести тайное могущество, скрытые силы?
   - Скрытые силы? Это какое-то оружие? - спросил Ратнани.
   - Вполне возможно. Перед началом Второй мировой войны у тибетских лам появились гости, но на этот раз не из России, а из нацисткой Германии. Генрих Гиммлер и другие вожди немцев, по всей видимости, верили в то, что Тибет является родиной арийской расы, и что отсюда они могут получить некие чудесные силы, которые помогут им править миром.
   - И что? Гиммлер смог получить помощь с Тибета?
   - Не уверен, но это не главное. Важно то, что возник интерес к изучению Кайласа. Результатом стал сенсационный вывод. Русские заявили, что Кайлас - это громадная искусственно созданная пирамида. Их исследование также показало, что Кайлас стоит в центре целой системы пирамид, размером поменьше. Вот взгляните, схема Кайласа, нарисованная русскими.
   Ратнани посмотрел на протянутый лист, но не понял смысл изображенного там. Сэр Хан вздохнул. Ох уж эти непосвященные, все им приходится разжевывать.
   - В форме и расположении Кайласа обнаружены столь необычные закономерности, что его естественное происхождение можно поставить под вопрос. Как видишь, кривизна западного склона - 108 градусов. Это же божественное ведийское число! Северная сторона менее вогнута, 30 градусов. Но если к ней прибавить кривизну примыкающего к Кайласу хребта, получим те же 108 градусов. Игра природы или дело рук человека?
   Ратнани прищурился и стал внимательнее разглядывать рисунок.
   - Есть еще много признаков того, что Кайлас - искусственное сооружение, - продолжил сэр Хан. - Это и ориентированные по сторонам света склоны, и число 108, найденное в различных измерениях, почти отвесные стены. На склонах отчетливо видны горизонтальные слои, границы этих слоев очень четкие. Я не знаю, что таится в горе Кайлас, но уверен, что это нечто чрезвычайно важное, то, в чем смысл существования Кайласа!
  

72

  
   Слова мои не привели Арджуну полностью в чувство. Тогда я попробовал другой подход.
   - Даже если природа бессмертной души для тебя непостижима, остается твоя дхарма кшатрия, которая велит сражаться, - сказал я. - Война - это лучшее, что может быть для кшатрия. В случае победы - вы обретете все царство. В случае гибели - достигнете нетленных райских миров, так как погибли, исполняя свой долг. Если ты сегодня отвратишься от сражения, то потомки назовут тебя трусом. Для кшатрия не должно быть разницы между победой и поражением в битве. Когда ты выполняешь свои обязанности из чувства долга, не заботясь о награде, твои действия получаются бескорыстными. В результате ты становишься истинным йогом!
   Я сделал паузу, рассчитывая, что моя речь произведет хоть какое-нибудь впечатление на этого сломленного воина.

*****

  
   Прия посмотрела на Таарака. Они вернулись в базовый лагерь в Дарчене и сейчас сидели за столом, перед ними стояли чашки с горячим чаем и тарелки с бутербродами.
   - Китайские власти ни за что не позволят нам подняться на вершину Кайласа, Матаджи, - сказал Таарак. - Гора является священным объектом, поэтому подъем на нее запрещен. Никакого альпинизма, максимум, куда можно подняться - пещера Саптариши, где мы поймали в ловушку Шайни и эту надоедливую полицейскую. Но не выше. Считаетмя, что единственный человек, которому удалось взойти на самую вершину - Миларепа, буддийский монах одиннадцатого века.
   - В пещере Саптариши не было ничего важного, - потягивая чай, сказала Прия. - Я внимательно осмотрела там все внутри до того, как прибыл Шайни. Вообще ничего интересного! Если что-то и скрыто на Кайласе, то оно лежит непосредственно на самой вершине. Что, если мы попытаемся подняться тайно, без разрешения?
   - Нам все равно понадобятся шерпы, припасы и снаряжение. Мы сильно рискуем быть обнаруженными китайскими властями, - возразил ей Таарак. - Более того. Если мы будем придерживаться той русской теории об искусственном происхождении Кайласа, с которой тебя ознакомили, то, вполне вероятно, что таинственное нечто может находиться в основании горы, а не на самом пике.
   Прия промолчала, лишь кивнув в знак согласия. В памяти снова всплыла встреча с сэром Ханом, на которую ее привел отец.
   - Мне недавно сообщили, что подводная экспедиция у берегов Дварки обнаружила древний город. Это вполне может быть легендарная Дварака Кришны, - сказал ей сэр Хан.
   - Разве это не хорошая новость? - спросила Прия.
   - Не совсем. Я ведь веду свои собственные поиски тайн Кришны и вкладываю в это дело немалые средства. Это свинцовое покрытие из храма Сомнатх обошлось в кругленькую сумму. Я отправлял экспедицию на Кайлас, но, увы, ничего не обнаружил. Количество теорий множится, а существенных доказательств получить не удается.
   - Но ведь открытие у берегов Дварки может дать ответы на многие дразнящие вопросы! Разве нет? Я слышала, что там обнаружено множество корабельных якорей, это свидетельствует о процветающей морской торговле. - Прия припомнила прочитанную в газете статью. - И вроде даже под водой нашли статую Вишну.
   - Мне нужно, что бы ты проникла в сознание Кришны! - неожиданно произнес сэр Хан. - Если бы он хотел что-нибудь важное и значительное укрыть здесь, на земле, какое он мог выбрать место? И что он вообще хотел спрятать?
   - Я? Проникла в сознание бога? - переспросила пораженная Прия. - Я должна понять, что думала аватара Вишну пять тысяч лет назад?
   - Есть один человек, наверное, самый компетентный во всем, что касается истории Кришны. Это - Рави Мохан Шайни, профессор в коллеже Святого Стефана в Нью-Дели. Вам надо стать его ученицей и получить доступ к самым современным изысканиям по интересующему нас вопросу.
   - Почему бы не установить дружеские отношения с ныряльщиками, нашедшими Двараку?
   - Они узкие специалисты, - пояснил сэр Хан. - И слишком узко смотрят на свои находки. Тем более, я изучил связи этого Шайни, он общается со всеми учеными и археологами, которые прямо или косвенно касаются темы Кришны. Со своей степенью магистра истории ты без труда получишь доступ к профессору Шайни и станешь его докторантом.
   На минуту Прия задумалась.
   - Я мечтала, вернувшись из Королевского колледжа, учить детей истории, - наконец произнесла она.
   - И будешь, - улыбаясь, заверил ее сэр Хан. - По крайней мере, у меня на примете есть один ребенок, который будет учиться у тебя.
   - Кто он?
   - Его имя - Сампат Шарма. Он сын богатого коннозаводчика. Я уже договорился о твоем неполном рабочем дне в той школе, где он учится.
   - Но почему именно эта школа и именно этот мальчик? -удивилась Прия.
   Посмотрев на Прию, сэр Хан рассмеялся.
   - Я знал, что не ошибся, когда выбрал твою дочь для этого дела, Ратнани! У нее есть стержень. Мне это нравится, - довольным голосом сказал сэр Хан и вновь обратился к Прие. - Я задался целью найти Калки Аватара!
   - Калки Аватара? - вроде после всего сказанного сегодня удивляться уже было нечему, но, тем не менее, эти слова поставили Прию в тупик. - Вы говорите про десятое воплощение Вишну, которое должно явиться на исходе Кали-Юги?
   - Да. Но ждать, когда настоящий Калки соизволит посетить наш мир, я не намерен. Я создам свое собственного! Для этого я искал человека со всеми необходимыми признаками. И этот мальчик идеально подходит для такой роли.
   - Какие цели будут перед ним поставлены?
   - Он должен стать твоим учеником, Матаджи! - торжественно провозгласил сэр Хан. - Затем он поможет нам преодолеть препятствия на пути постижения тайны Кришны. Готова ли ты к такому служению?
  

73

  
   - Что бы стать истинным йогом, человек должен отречься от своих желаний. Он не должен видеть разницу между удовольствием и болью. Он должен быть свободным от привязанностей, а также от гнева, страха, страсти и зависти. Нелегко достичь такого состояния, ибо разум подобен дикому зверю. Но если ты сосредоточишь свой разум на мне и будешь медитировать на меня, то ты достигнешь этого состояния, - поведал я Арджуне.
   Запутавшийся в своих чувствах воин спросил меня:
   - Если целью жизни является достижение этого состояния блаженства, то зачем заставляешь ты меня участвовать в этой войне?
   Мне пришлось объяснять Арджуне, что есть два пути к блаженству, один - через знания, другой - через деяния. Спасение Арджуны зависит от его поступков и исполнения долга.

*****

   Чхеди и Ратхор стояли на ступенях храма Сомнатх. Они приехали накануне и на сегодня запланировали встречу с миссис Десаи, профессором архитектуры. Супруг миссис Десаи был приятелем Ратхора, и господин Десаи заверил, что лучше его жены никто не проведет им экскурсию по Сомнатху.
   - Можете звать меня Амита, - приятным голосом сказала женщина, встретившись с обоими путешественниками у ворот храма. - Итак, начнем наш тур!
   Мужчины кивнули.
   - Ведите нас! - бодро сказал Чхеди.
   - Полагаю, вы знаете, что храм неоднократно разрушали и восстанавливали, - начала экскурсию Амита. - Поэтому не буду заострять внимание на этом, только замечу, что после разрушения в 1706 году не проводилось никаких работ по реставрации вплоть до 1951 года. После обретения Индией независимости, в 1947 году, был создан комитет по восстановлению храма в том самом месте на побережье, где стоял изначальный храм. Особую роль в этом проекте сыграл Сардар Валлабхбхаи Пател, у входа в храм вы можете увидеть памятник ему.
   - Современный храм похож на тот, что был разрушен в 1706 году, - поинтересовался Чхеди.
   - Хороший вопрос! - ответила Амита. - Современный храм был завершён в 1951 году и по большей части дублирует первоначальное строение. Каменный фасад на закате кажется золотым, что отражено легенде о Сомнтатхе. Весь общий вид настоящего храма находится в соответствии с традиционным каноном. Самая высокая точка храма находится на отметке в пятьдесят метров, храм хорошо видно с достаточно большого расстояния. Архитекторы со всей Индии, хорошо знакомые с ведийскими традициями, внесли свою лепту в реконструкцию Сомнатха. Вот, взгляните сюда. Это изображение развалин, рисунок сделан в 1869 году.
   Ратхор и Чхеди ахнули. Рисунок очень наглядно демонстрировал масштабы разрушений, которым храм подвергался на протяжении многих веков.
   - А вот фотография современного храма примерно с того же ракурса, - Амита передала мужчинам снимок.
   - А в храме же есть Шивалинга? Это новодел или оригинал? - задал вопрос Ратхор.
   - Лингам храма Сомнатх всегда считался самым важным из двенадцати Джьотир-лингамов Индии. Первый лингам храма носил эпитет "Сваямбху", то есть "само порождённый". Он, к сожалению, был разбит на куски в 1026 году. Все последующие лингамы были также уничтожены вместе с храмом. Тот, что стоит сейчас в храме, "новодел", как вы выразились. Он вырезан из гранита, высотой около метра и диаметром в шестьдесят сантиметров. Это самый крупный из лингамов, установленных в храмах Индии. Но! Пусть сам лингам и создан в наше время, установлен он на древней плите, на которой стоял изначальный лингам! Плиту обнаружили археологи во время раскопок 1940 года.
   - Нам недавно говорили, что двери храма увез завоеватель Махмуд Газневи, - заметил Чхеди.
   - Да, это было. А в 1842 году Эдвард Лоу, генерал-губернатор Индии, приказал британским войскам в Афганистане найти и вернуть сандаловые двери, похищенные Газневи.
   - Правда, что именно здесь охотник пустил стрелу в ногу Кришне? Может такое быть, что храм Сомнатх отмечает место гибели Кришны? - спросил Ратхор.
   - Нет. Храм Сомнатх существовал за много сотен лет до Кришны. Нам даже известно, что Кришна участвовал в его восстановлении. Так что, место его гибели храм никак не может отмечать. К северу от Сомнатха, по пути в Веравал, есть храм Бхалка Тиртха. Вот он так раз и стоит на том месте, где был убит Кришна. Недалеко от этого храма находится пещера Баладев Гуфа, в которой старший брат Кришны Баларама отказался от своего тела и вернулся к облику змея Шеши.
   Когда все трое направились непосредственно в храм, им навстречу попался служитель, идущий в сторону храма Дваракадхеш. На плечи его был накинут шафрановый платок, грудь пересекал по диагонали священный шнур, голова, кроме косы на затылке, была чисто выбрита. На лоб брахмана был нанесен простой тилак, на его шее висели бусы.
   - Харе Кришна! - повторял он.
   Чхеди, Ратхор и Амита поприветствовали его, сложив ладони. Брахман в ответ улыбнулся и благословил их.
   - Я знаю, что вы ищете, - загадочно произнёс он. - Запомните - философ важнее камня!
  

74

   Я посчитал - настал подходящий момент для того, что бы раскрыть Арджуне свою божественную сущность.
   - Я - Высший Господь, принявший это человеческое воплощение! Я - творец вашей вселенной! Я - Высшая цель медитации, обрядов и молитв! Я тот, кто пребывает в душе каждого живого существа! Я - начало, середина и конец! - молвил я, явив Арджуне свою вселенскую форму.
   Узрев мое божественное бесконечное могущество, Арждуна произнес:
   - Теперь я убежден в истине твоих слов! Отринув все сомнения, я исполню свой долг. Я буду сражаться!

*****

  
   Очнувшись, Радхика поискала взглядом Шайни. Он сидел на стуле, рядом с ее кроватью. Она понимала, что находится в какой-то больнице, но мысли были еще крайне путанными, все виделось как в тумане.
   - Ты очень напугала меня, - шепотом сказал Шайни. - Там, в пещере, я думал, что потерял тебя.
   - Радхику Сингх так просто не убить, - слабым голосом пошутила она. - Я подобно назойливой мухе, постоянно возвращаюсь. Давай отсюда выбираться, а то боюсь, что больница прикончит меня вернее пули.
   Шайни согласно кивнул. За время ожидания, пока Радхика придет в себя, больница успела ему осточертеть, и он только рад был побыстрее убраться из нее. С утра звонил Чхеди, сказал, что Сомнтах подбросил несколько подсказок, но ни каких серьезных открытий сделано ими не было, рассказав о себе, он спросил:
   - Есть сведения, где сейчас могут быть Прия и Таарак Вакиль?
   - Ни каких, - ответил ему Шайни и поведал Чхеди о произошедшем в пещере Саптариши.
   Чхели пришел в ужас от его рассказа.
   - Послушай, Роджер, тебе лучше вернуться! Слишком много смертей было за последнее время, не надо множить их число.
   Шайни натужено рассмеялся.
   - Не преувеличивай, Дампи. Как-нибудь обойдется. Лучше расскажи поподробнее про двери из гробницы Газневи. Где они?
   - Ты про сандаловые двери Сомнатха, которые англичане вернули из Афганистана?
   - Да, про них. Где они сейчас находятся? На них может быть ключ.
   - Все, что я знаю - ворота извлекли из гробницы Махмуда и вернули в Индию. Их как поместили храниться в Агра-форте, так там они по сей день и пребывают, - ответил Чхеди.
   - Ты же помнишь, что на них было изображено? - спросил Шайни.
   - Ну, да. Шестиконечные звезды.
   - Не шестиконечная звезда, дружище, а символ союза между Шивой и Шакти! - поправил друга Шайни.
   - Пусть будет так, - не стал спорить Чхеди. - Что нам дальше с Ратхором делать? Мы готовы в любой момент выехать к вам или куда скажешь.
   - Поезжайте в Агру. Встретимся все там. Мне кажется, в этих дверях есть нечто важное, - сказал Шайни. - Но мы пока в Тибете, так что вы доберетесь куда быстрее нас.
   - Что мы можем сделать полезного в ожидании вашего приезда?
   - Первым делом попытайтесь найти в Агра-форте двери, а затем..., - Шайни сделал многозначительную паузу. - Посетите с Ратхором Тадж-Махал при лунном свете, это так романтично!
  

75

   Накануне войны к царю Дхритараштре явился мудрец Вьяса и сказал царю:
   - Страшное время грядет. Я видел в небе зловещие знамения - Сатурн соединился с Альдебараном, ретроградный Марс приближается к Антаресу, и лунное затмение происходит в Плеядах. Все твои сыновья и цари, вставшие на их сторону, скоро погибнут. Это предопределено. Если пожелаешь, я сделаю тебя зрячим, что бы ты смог наблюдать за битвой.
   Придя в ужас от откровений Вьясы, Дхритараштра почел за благо остаться слепым. Тогда мудрец даровал Санджае. колесничему царя, чудесную способность. Санджая мог теперь быть рядом с царем и одновременно видеть все, что происходит на Курукшетре, и рассказывать об этом своему господину.

*****

   - Зачем нам ехать в Агру? - спросила Прия.
   Они находились в гостевом домике в Непалганже, на границе Непала и Индии. Это был заключительный этап их возращения от Кайласа в родную страну.
   - Мы должны взглянуть на ворота, украшенные символом Шивы и Шакти. Я хочу выяснить, Махмуд Газневи увез их в Афганистан чисто из эстетических соображений или на то была более веская причина, - ответил лежавший на диване Шайни.
   - Почему мы даже не говорим о таких местах, как Матхура, Гокул и Вриндаван? Все они связаны с Кришной, с его детством и молодостью. Разве нельзя допустить, что ключ к тайне находится в одном из этих мест?
   - Честно говоря, я считаю, что большинство известных нам историй о юном Кришне являются выдумкой, - сказал Шайни. - Зрелый Кришна - это великий государственный деятель и стратег. Ничто не возникает ниоткуда. Он должен был с детства проходить обучение, и мы знаем, что наставником Кришны был мудрец Сандипани. Рассказы же об игривом и озорном пастушке появились гораздо позже. Матхура, Гокул и Вриндаван больше интересны туристам, чем историкам.
   - Как легко ты объявил эти священные места ничего не значащими! - возмутилась Радхика.
   - Нет, я не был таким категоричным! Просто, в таких вопросах не может быть четкого ответа. Пару лет назад я побывал в Матхуре. Гид отвел меня в храм Кришны Джанмастхан. расположенный в том месте, где, предположительно, родился Кришна. Там есть узкий проход, ведущий в крошечную комнату, возможно, это та самая тюремная камера, в которой родился Кришна. Самое смешное, что неподалеку от храма находятся развалины крепости. Крепость носила имя Камса-Кила и была построена в шестнадцатом веке раджой Ман Сингхом, на том же месте, где якобы стоял дворец Камсы и откуда он правил Матхурой. Я всегда был уверен, что Васудева и Деваки содержались в заключении именно в подвалах дворца. Поэтому мне показалось странным наличие храма, отмечающего место рождения Кришны. Эту путаницу усугубляет наличие еще одного храма Кришны, также носящего имя Джанмастхан и доказывающего, что он и есть настоящий. Улавливаешь направление моей мысли?
   Радхика кивнула.
   - С Гокулом также обстоят дела?
   - О, с Гокулом ситуация еще сложнее. Гокул находится примерно в пятнадцати километрах к юго-востоку от Матхуры. Путь от Матхуры до Гокула пересекает реку Ямуну, можно увидеть место, где совершил переправу Васудева, держа корзину с Кришной на голове. Проблема в том, что в двух километрах от Гокула есть город Махаван, и он претендует на то, что в древности он назывался Гокул, и именно в нем провел детство Кришна. В обоих городах наличествуют Путана Мандиры, указывающие на место, где демоница Путана была убита Кришной. В обоих городах тебе покажут место, где стоял дом Нанды и Яшоды, приемных родителей Кришны.
   - Полагаю, что и во Вриндаване нет смысла искать подсказки, - вздохнула Радхика.
   - Реальность такова, что почитание Кришны так глубоко укоренилось в тех местах, что уже невозможно отделить историю от мифа, - ответил Шайни. - Например, сколько сюжетов в музыке и изобразительном искусстве посвящено отношениям Кришны и Радхи! Но Радха ни разу не упоминается в "Бхагавата-Пуране"! Самый ранний текст, в котором она появляется - это поэма "Гита Говинда" Джаядевы, написанная в двенадцатом веке, через четыре тысячи лет после жизни Кришны.
   - Какие у тебя предложения по нашим дальнейшим действиям?
   - Можно сомневаться в правдивости любовной истории Кришны и Радхи, но любовь Шах-Джахана и Мумтаз-Махал не оспорит никто! Мы отправляемся в Агру и посмотрим на эти замечательные двери из Сомнатха!
  

76

  
   Первый день битвы был очень благоприятен для Кауравов. На второй день удача улыбнулась Пандавам. Когда настал третий день, Бхимша понял, что не одолев Арджуну, ему не привести силы Кауравов к победе. Лучшие воины Пандавов - Бхима, Арджуна, Абхиманью и Гхатоткача - не смогли противостоять решительному напору Бхишмы. Я же видел, что проблема заключается в большой любви Арждуны к Бхишме. Он делал все возможное, чтобы не принести вреда престарелому воину. Я решил вмешаться. Арджуне я заявил, что раз он не может совладать с Бхишмой, это сделаю я. Соскочив с колесницы, обликом похожий на Разрушителя, я устремился к Бхишме. Узрев меня в сиянии моей славы, Бхишма сложил оружие и склонился предо мной.
   - Что размышлять? Удостоюсь ли я еще когда-нибудь такой чести? Сраженный же твоей Сударшана-чакрой я непременно достигну освобождения! - воскликнул седой герой.
   Я обещал не вступать в сражение и не собирался нарушать свое слово. Моим желанием было побудить Арджуну серьезнее отнестись к войне.
   Арджуна бросился ко мне, умоляя следовать обету и не брать в руки оружия. Он пообещал мне, что будет отныне сражаться, отринув всякую нерешительность.

*****

   - Могу я услышать Рави Мохана Шайни? - спросили в трубке.
   - Да, он рядом, - ответила Радхика и протянула свой телефон Шайни, гадая, где же она могла слышать этот голос.
   Повспоминав несколько секунд, Радхика сдалась. "Я могу и ошибаться" - подумала она.
   - Добрый день! Это господин Шайни? - спросил незнакомец на том конце линии.
   - Да, это я.
   - Господин Шайни, я пытаюсь найти вас уже несколько дней. Мое имя - Раджендра Равал, я - менеджер "South Vaults LTD", Нью-Дели.
   - Чем могу вам помочь, мистер Равал? - спросил слегка растерянный Шайни.
   - Один из наших сейфов арендует компания "VSKBC Heritage Ltd", контактным лицом у нас числится господин Анил Варшней. Недавно мы узнали, что он умер, - сообщил Равал.
   Шайни немедленно вспомнил разговор с Анилом в Калибангане.
   "Существует еще пластина для крепления всех четырех печатей, такая керамическая плитка. Она недавно всплыла на аукционе "Сотбис" и я смог уговорить своих работодателей - "VSKBC Heritage Ltd" - принять участие в торгах. Нам удалось купить эту плитку за весьма внушительную сумму".
   - Да, да, я припоминаю, что Варшней говорил мне про сейф, - после недолгой паузы ответил Шайни. - Я могу прийти? И где вы находитесь?
   - Нужный вам сейф находится в нашем филиале в Южном Дели, район Нью Френдс Колони. Мы открыты семь дней в неделю, с десяти утра до восьми часов вечера, - любезно объяснил Равал.
   Шайни запомнил адрес и время работы учреждения.
   - Пожалуйста, не забудьте захватить с собой удостоверение личности. - напомнил Равал.
   - Конечно, я возьму паспорт, - заверил его Шайни, пытаясь вспомнить, что Анил говорил о содержимом сейфа.
   "Плита для крепления печатей в итоге оказалась в руках жившего в шестнадцатом веке раджи Ман Сингха, большого почитателя Кришны. Он выгравировал на пластине санскритскую надпись и установил ее в храме Кришны, построенный им же во Вриндаване".
   - Спасибо, я завтра буду в Дели! - сказал Шайни.
   - Хорошо, завтра увидимся, - ответил ему Сунил Гарг, заместитель директора Центрального бюро расследований, глядя на трепещущего менеджера Раджендру Раваля.
  

77

  
   К девятому дню битвы стало окончательно ясно - Пандавам не победить, пока жив Бхишма. Что бы погубить Бхишму, я привлек Шикхандина. В предыдущем рождении Шикхандин был девушкой по имени Амба. Когда-то Бхишма отказался жениться на Амбе, и та прокляла его и пообещала отомстить. Предавшись суровым аскезам, она получила дар - возможность отомстить обидчику в следующей жизни. После этого Амба покончила с собой, что бы ускорить перерождение. Вновь родилась она как дочь царя Друпады, который, опасаясь Бхишмы, отправил ее жить в лес. Там Шикханди повстречался гандхарв, предложивший свой мужской облик в обмен на ее женский. В своем новом, мужском, облике Шикханди явилась ко двору Друпады и зачислилась в его армию, став называться Шикхандином. Я знал, что если Шикхандин нападет на Бхишму, то старый полководец, зная о его женской сущности, не окажет сопротивления. Произошло так, как я и предвидел. Шел десятый день сражения, и Бхишма опустил свое оружие при виде Шикхандина, дав возможность Арджуне поразить его целым ливнем стрел.

*****

   Чхеди и Патхор прилетели в Нью-Дели из Джамнагара ближе к вечеру. Они успели только поселиться в отеле, поужинать и заказать на утро такси, что бы доехать до Агры. Перед сном они решили немного посидеть в баре.
   - История - увлекательная игра, мы как будто собираем пазл, и вот сейчас вкладываем последний кусочек саги о Сомнтатхе, - проговорил Чхеди, сделав глоток виски. - Минарет Кутб-Минар и окружающие его постройки - мечеть Кувват-уль-Ислам, ворота Алай и недостроенный минарет Алай-Минар - были возведены Кутб уд-Дин Айбеком, первым султаном Индии. Но Кутб уд-Дин Айбек был всего лишь слугой Мухаммада Гури. Мухаммад происходил из рода Гуридов, он разгромил империю Газневидов, созданную Махмудом Газневи, тем самым, что разграбил Сомнатх. Посмтри, как причудливо переплелись история, Сомнатх, Дели и наши поиски!
   Ратхор не проявил никакого интереса к речи напарника и смотрел куда-то вдаль. Ему хотелось выпить ещё виски, но терпеть Чхеди лишних несколько минут он уже не мог. Ратхор бы по голо сыт общением с этим, по его мнению, болтливым и напыщенным человеком, готовым прочитать лекцию по любому подвернувшемуся поводу.
   - Не знаю, как вам, а мне не помешает прогулка на свежем воздухе, - солгал Ратхор, поднимаясь из-за столика.
   - Но мы только начали разговор..., - слегка удивился Чхеди.
   - Продолжим в другой раз. Я пошел гулять, встретимся завтра утром, в семь часов, в вестибюле отеля и поедем в Агру. Спокойной ночи, - сказал Ратхор и быстрым шагом, что бы Чхеди не успел ничего сообразить, пошел к выходу.
   Покинув бар, он прошелся по улице до мечети Кувват-уль-Ислам, граничащей с южной стороной минарета Кутб-Минар. На восточных воротах мечети виднелась персидская надпись, гласящая, что мечеть построена из камней двадцати семи разрушенных индуистских и джайнских храмов.
   Далее устремлялся ввысь на семьдесят с лишним метров сам Кутб-Минар, возведенный в честь победы Мухаммада Гури над последним индийским царем Притхвираджем Чауханом в 1192 году.
   Ратхор остановился у уличного торговца и закал кати-ролл, что бы перекусить на ходу. Ему необходимо было "проветрить" голову. События последних дней были тревожными и не способствующими ясности мысли.
   В кармане Ратхор нащупал какой-то лист бумаги. Это оказался факс, полученный из Джодхпура, из исследовательского центра Куркуде и благополучно забытый в общей кутерьме.
   По заданию инспектора Сингх звонил в центр, выяснить, мог ли убийца секретарши иметь доступ к данным хранилища информации.
   - Да, сэр, - ответил тогда ему глава отдела информационных технологий. - Действительно, через USB-порт произошла загрузка данных на внешний носитель. Это были материалы Ратхор звонил
   по замерам уровня радиоактивности, проведенными нашими исследовательскими группами на территории Индии.
   - Не могли бы вы вкратце рассказать о результатах этих замеров? - попросил Ратхор.
   - Я сделаю лучше - отправлю вам факсом карту с отметками, где полученные показания превышали норму.
   Верный своему слову, сотрудник Куркуде выслал карту с данными, которые копировал Таарак.
   Ратхор рассматривал лист бумаги с напечатанной картой, пока ел свой кати-ролл. Дожевав, он положил факс обратно в карман, анализ не был его сильной стороной, так нечего и голову забивать. Часы показывали одиннадцать часов, пора бы вернуться в отель и отдохнуть. Но Ратхор решил перед сном обойти вокруг комплекса Кутб-Минар.
   Вот и знаменитая Железная Колонна Дели. Столб, весящий более шести тонн, был воздвигнут шестнадцать столетий назад, в честь царя Чандрагупты II. Первоначально, колонна стояла в середине комплекса из двадцати семи храмов, позже разрушенных ради строительства мечети. До сих пор колонна вызывает изумление у металлургов, которые не могут понять, как древним кузнецам удалось создать изделие из железа, сотни лет противостоящее коррозии.
   Приблизившись к колонне, Ратхор увидел нищего бродягу, уснувшего за стальной оградкой, которая окружала столб. Проигнорировав это зрелище, Ратхор проследовал к Алай-Минару, недостроенной башне, которая по замыслу Ала ад-Дин Мухаммад-шаха должны была затмить собой Кутб-Минар. Разглядывая все эти достопримечательности, Ратхор совершил полный круг и вернулся к Железной Колонне.
   Из любопытства он взглянул на основание столба, где только что спал нищий. От увиденного у него волосы встали дыбом. На круглой деревянной площадке у подножия самой известной колонны Дели лежал не уснувший бродяга, там находилось безжизненное тело Девендры Чхеди!
   - Проклятье! - взревел Ратхор. - Мне нельзя было бросать его одного!
   Первым делом, позвонив своему делийскому коллеге, Ратхор перелез через оградку, оберегающую памятник от нерадивых туристов, и опустился на колени перед Чхеди. Двумя пальцами, прижатыми к шее, он пытался нащупать пульс, ругая себя за эту неспешную прогулку. Двигайся он быстрее, наверняка бы успел спасти Чхеди!
   Отступив от тела, Ратхор осмотрел место преступления. Чхеди сидел, спиной опираясь на колонну, с вытянутыми вперед ногами. В левой стопе была видна рукоятка скальпеля, кровь из раны уже образовала изрядную лужу. На коже лба отчетливо выделялся оттиск резиновой печати. Булава, четвертый символ Вишну.
   Даже в ночной темноте на колонне была различима надпись на санскрите, гласящая, что столб установлен во славу Господа Вишну доблестным царем Чандрагуптой Викрамадитьей. Под этими выгравированными шестнадцать столетий лет назад в железе строками Ратхор увидел еще один санскритский текст, также прославляющий Вишну. Только он был написан кровью Чхеди, шестнадцать минут назад.
  

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

  
   Пока Ратхор объяснял по телефону местной полиции, кто он и что произошло, Таарак Вакил, наблюдая эту сцену с безопасного расстояния, набирал номер Прии.
  

78

  
   Когда Бхишма пал, Арджуна создал ему ложе из стрел, что бы прадеду было удобнее лежать и принимать решение о выборе своего смертного часа. Еще двумя стрелами Арджуна пробил землю, из которой забили два родника, утоляющих жажду престарелого воина. Теперь следовало ожидать, что Карна примет участие в битве. Командование же войсками Кауравов принял Дрона. В отличие от Бхишмы, желавшего просто дать отпор Пандавам, не причинив им самим вреда, Дрона рассудил, что для победы необходимо убить хотя-бы одного из пятерых братьев. Как следствие, атаки Кауравов стали еще более ожесточёнными.

*****

   Прия увидела, что замигал экран ее телефона, находящегося в беззвучном режиме. Она находилась в Мумбаи, в роскошном кабинете сэра Хана. Здесь же был и ее отец. Прия взяла трубку, молча выслушала и обратилась к сэру Хану:
   - Чхеди мертв. Все четверо устранены в соответствии с вашими инструкциями.
   - Это существенно приближает нас к финалу поисков, - ответил сэр Хан.
   - Я выполнила все, что вы хотели. Я объездила всю страну вдоль и поперек, даже побывала на снежных склонах Кайласа, но до сих пор не понимаю, что мы ищем, - требовательно заявила Прия. - Это оружие Брахмастра или древняя ДНК, спрятанная Кришной?
   - Ты предлагаешь, что бы я положил конец твоему замешательству? - спросил сэр Хан. - Хочешь услышать, что я рассчитываю найти?
   - Да, пожалуйста, - попросила Прия.
   Этого момента она долга ждала, и сейчас покрасневшее лицо и бешеное сердцебиение свидетельствовали о ее волнении.
   - Я ищу камень, - сказал сэр Хан. - Не просто камень, а тот, который в западной традиции именуется философским. В индуистской мифологии у этого камня также есть свое, специальной название.
   - Какое же? - с придыханием спросила Прия.
   - Он известен как Сьямантака, - для пущего драматизма сэр Хан выпустил целое облака сигарного дыма.
   - Сьямантака? Но это же просто миф! - воскликнула Прия.
   - Ты ошибаешься, - прервал ее сэр Хан. - Сьямантака не просто драгоценность, а камень, обладающий поистине волшебными свойствами. В "Вишну-Пуране" написано, что первоначально Сьямантака принадлежал богу солнца Сурье. Его свойства вполне можно назвать алхимическими - он мог ежедневно производить восемь бхар золота. Это почти восемьдесят килограмм!
   - К кому камень попал после Сурьи? - спросил Санджай Ратнани.
   - История камня звучит так. Сатраджит, вождь ядавов, истово почитал Сурью, возносил ему молитвы и совершал подношения. Сурья, желая его наградить за преданность, явился и предложил исполнить его просьбу. Сатраджит попросил дар - камень Сьямантаку, который щедрый Сурья и вручил ему. Затем Сатраджит поднес камень своему брату Прасенаджиту. Но владел он камнем совсем недолгое время. На Прасенаджита напал лев, убил его и забрал камень. У льва камень отнял царь медведей Джамбаван. Все знали, что Кришна тоже интересовался этим чудесным камнем, поэтому подозрения в убийстве Прасенаджита пали на него. Тогда Кришна отправился на поиски логова царя медведей, нашел и вернул камень.
   - После этого владельцем камня стал Кришна? - спросил Ратнани.
   - Нет. Кришна вернул камень Сатраджиту, который и обвинил Кришну в убийстве и теперь сильно из-за этого переживал. Желая загладить вину, он предложил Кришне руку своей дочери Сатьябхамы и Сьямантаку в качестве приданного. Кришна согласился на брак, но отказался взять камень.
   - Какова же дальнейшая судьба камня?
   - Когда Кришна на какое-то время поникнул Двараку, в городе возник заговор против Сатраджита, - продолжил свой рассказ сэр Хан. - Ядав по имени Сатадханва убил Сатраджита, после чего отдал камень Акруру, тому самому, который сообщал Кришне о происках Камсы. Узнав об этом, Кришна предал смерти убийцу Сатраджита, а Акруру вызвал к себе и заставил все рассказать. Акрура выложил Кришне всю правду о заговоре. Тогда Кришна простил Акруру и даже назначил его хранителем Сьямантаки, поставив одно условие - камень не должен покидать пределов Двараки.
   - И вы считаете, что камень так и остался в Двараке? - высказал догадку адвокат.
   - Ни в Пуранах, ни в "Махабхарате" не говорится о том, что случилось с камнем после смерти Кришны и затопления Двараки. Но мы знаем, что во время наводнения Кришна и все кланы ядавов находились в Прабхас Патане, там, где расположен Сомнатх. Затем Кришна был убит охотником Харой там же, в Прабхас Патане. Подумайте, разве нельзя допустить, причем с большой долей вероятности, что камень Кришна взял с собой, и где он мог хранить, как не в храме Сомнатх? Где он и остался после смерти Кришны.
   - Допустим, что вы правы в части местонахождения камня, но как убедится в его алхимических свойствах, - сказала Прия.
   - Есть сведения, что добыча Махмуд Газневи, состоящая из золотых и серебряных изделий, и драгоценных камней составляла двадцать миллионов динаров. Сейчас невозможно подобрать современный эквивалент этой суммы, но в источниках упоминается вес добытого им золота, почти шесть с половиной тонны! А это ведь двести шестьдесят миллиардов долларов по нынешнему курсу! Не было ли такое громадное количество "презренного металла" получено алхимическим путем?
   Прия не знала фактов о количестве награбленного средневековым завоевателем и была ими ошеломлена.
   Сэр Хан снова заговорил:
   - Можно выдвинуть еще множество смелых, но не лишенных правдоподобия гипотез. Например, Сьямантака - не совсем камень, в обычном смысле, а скорее - эликсир, субстанция, изотоп, в общем - катализатор, вызывающий процесс ядерной трансмутации. Вот еще версия - Сьямантака был помещен на хранение в Шивалингу храма, и именно создавал магнитное поле, позволявшее лингаму парить в воздухе.
   - Но лингам не может быть пустым, или иметь какие-либо полости, - возразила Прия.
   - Здесь я не соглашусь, - ответил сэр Хан. - Я прочел много исторических сведений, касающихся нападения Махмуда Газневи на Сомнатх. Как пишет персидский историк шестнадцатого века Фиришта, Махмуд подошел к лингаму и приготовился разбить его своей булавой. Служители храма умоляли пощадить священный символ Шивы, обещая собрать большой выкуп за него. Газневи же заявил им, что желает быть известным как разрушитель идолов, а не торговец ими. Сказав так, он взмахнул булавой. Далее Фиришта сообщает поистине замечательные сведения! По его словам, из разбитого лингам наземь посыпались какие-то камни! Он бы не заострил внимания, если бы это были просто обломки лингама.
   - Вы считаете, что записям Фиришты можно всецело доверять? - спросила Прия.
   - Именно потому, что лингамы изготавливаются из цельного камня, этот рассказ Фиришты был отвергнут более поздними историками. Но именно поэтому я и уверен в его правдивости! Сомнатх сам по себе не является рядовым храмом. Тем более больше не было и нет храмов, с висящим в воздухе лингамом. И разве не логично, что предмет, которому положено было парить над землей, сделали полым, ради уменьшения веса. А про возможность того, что Сьямантака был спрятан в самом лингаме я уже говорил.
   - Но если камень Сьямантака имел отношение к ядерным реакциям, то он поубивал бы всех посетителей и служителей храма! - привела контраргумент Прия.
   - Ну, он же не был ядерной бомбой! - воскликнул сэр Хан. - У него конечно были какие-то специфические свойства. Возможно, что из-за них Шивалинга храма Сомнтах был всегда покрыт листьями дерева бел.
  

79

  
   Когда битва вступила в свой двенадцатый день, Дрона обратил внимания, как я прилагаю неимоверные усилия, пытаясь не дать Арджуне встретиться с Карной. У меня была на это веская причина. Дело в том, что рано утром, Карна, готовящийся выйти на поле боя, встретил нищего старика, который попросил у него милостыню. Щедрый
Карна сказал:
   - Проси чего хочешь, и это будет твоим!
   Нищий попросил отдать ему панцирь, который от рождения был частью Карны и обеспечивал ему полную неуязвимость. Не догадываясь, что нищим стариком был не кто иной, как Индра, отец Арджуны, Карна немедленно взял нож и срезал с себя чудесный доспех. Индра смутился от такого великодушия и даровал Карне дротик, не знающий промаха, правда, использовать его можно было один-единственный раз. Я же стал всеми силами оберегать Арджуну от встречи с Карной, вооруженного подарком самого Индры.

*****

  
   - Листья бела? Но подносить листья бела Шиве - это старинная традиция, причем здесь физические свойства камня? - удивилась Прия.
   - Дерево бел действительно считается индуистами священным и его листьями украшают Шивалингу. Но причины, истоки этого обычая потерялись в веках.
   - Ох, я тоже потерялся в ваших рассуждениях, - проворчал Санджай Ратнани.
   Сэр Хан рассмеялся и продолжил:
   - Научное название дерева бел - Aegle marmelos, Несколько лет в оксфордском журнале появилась статья об этом растении. Трое ученых обнаружили у Aegle marmelos радиозащитный эффект. Их исследования показали, что бел защищает лимфоциты крови человека от радиации, предотвращает повреждение ДНК и генную нестабильность. А теперь представьте, что камень Сьямантака все-таки излучал, и лингам храма Сомнатх покрывали питьями бела ради защиты посетителей и служителей от радиации! А потом слепая традиция распространилась повсюду.
   - Вы также говорили, что Шивалинга Сомнатха висела в воздухе из-за особых ядерных свойств Сьямантаки? Камень генерировал магнитное поле? - спросила Прия.
   - Да, и я уверен в этом! - твердо завил сэр Хан. - Махмуд Газневи совершает семнадцать походов в Индию и чувствует себя прекрасно, но через несколько лет после разрушения храма Сомнатх умирает от туберкулеза легких. Может это был рак. Ведь осколками лингама он вымостил дорожку в мечеть в своем дворце и тем самым подписал себе смертный приговор, ежедневно ступая по радиоактивным камням.
   - Его смерть могли вызвать другие причины, усталость, ранения, например, - Прия достойно играла роль научного скептика. - На обратной дороге в Афганистан он подвергался атакам индийских войск.
   - Согласен. Возвращаясь домой на Махмуд напали. Но кто напал? Вы знаете? Это были джаты! Это просто замечательно и я докажу вам это через минуту!
   - Что такого замечательного может быть в джатах?
   - Терпение, Прия, - призвал сэр Хан.
   Он встал, прошелся, выпил воды и снова уселся в свое кресло.
   - Когда после восемнадцатого сражения с Джарасандхой Кришна ушел в Двараку, он там основал федерацию кланов ядавов, известную как Гьяти-сангха. Каждый член сангхи назывался гьятом. За столетия слово "гьят" видоизменилось до "джат". Уже в работах знаменитого лингвиста Панини используется слово "джат". Вот поэтому я считаю замечательным то, что Махмуда Газневи, везущего награбленные сокровища, среди которых мог быть и камень Сьямантака, атаковали не кто-нибудь, а именно джаты, ведущие свою родословную от Кришны.
   - Иными словами, джаты напали на Махмуда Газневи для того, что бы отнять Сьямантаку, - заключила Прия.
   - Да, у их нападения на Газневи была та же цель, которую преследовал сам Газневи, вторгаясь в Сомнтатх.
   - Что? - недоверчиво спросила Прия. - Вы утверждаете, что султанов вела не жажда наживы, не желание разрушить идолов неверных? Он знал про Сьямантаку и хотел заполучить камень?
   - Ну, он и от сокровищ храма не отказывался, но главной целью был камень, - сказал сэр Хан, улыбаясь. - В конце концов, Махмуд Газневи также был потомком Кришны.
  

80

   На тринадцатый день Дрона поставил свои войска в ужасное построение чакравьюха. В западню чакравьюхи попали Юдхиштхира и шестнадцатилетний сын Арджуны Абхиманью. Еще находясь в утробе матери, Абхиманью слышал, как отец рассказывал о таком построении войск. Юный вони сказал своему дяде:
   - Я знаю, как нарушить чакравьюху и смогу вывести вас, но сам я вырваться не смогу. Вам нужно будет вернуться с подкреплением и вызволить меня.
   Абхиманью сделал все, как и говорил - вывел Юдхиштхиру, а сам остался внутри чакравьюхи. На него, оставшегося в одиночеств, немедленно напали Дурьйодхана, Духшасана, Крипа, Дрона и Ашватхаман.
   - Разве не против правил честного боя нападать нескольким воинам на одного? - спросил кто-то.
   - Они атаковали Бхишму, прикрываясь женщиной! После такого никакие правила не действуют! - ответил Дрона.
   Арджуна получил горестную весть только под вечер. Скорбь его была безмерна. Теперь Арджуна обрел необходимую решимость и ярость, а также желание отомстить! Это шло на пользу моим планам.

*****

  
   - Это уже какое-то безумие, - произнесла пораженная Прия.- Не будь вы спасителем моего отца, я бы убила вас на месте за такие кощунственные слова! Называть этого мерзкого завоевателя и грабителя наших святынь потомком Кришны - значит оскорблять самого Господа!
  
   - Спокойнее, Прия! - сказал сэр Хан. - Остынь! Наберись терпения и слушай. Я все объясню.
   Немного подождав, сэр Хан возобновил свой рассказ:
   - Ты не читала книгу историка Бингли о раджпутах?
   - Нет, лишь слышала о ней, когда училась в Королевском колледже.
   - Вот что Бингли пишет о ядавах: "Принято считать, что поселения ядавов находятся только в Индрапрастхе и Двараке. Но после смерти Кришны ядавы покинули территорию Индии и селились во многих частях Средней Азии, вплоть до Самарканда. В Афганистане они основали город Газни".
   - Газни? Столицу империи Махмуда Газневи?
   - Да. Это то самое место, куда прибыли ядавы пять тысяч лет назад. Среди их потомков вполне могли быть и мусульманские правители этого региона.
   - Невероятно, - прошептала Прия.
   - Да, но я уверен в своей точке зрения - после падения Сомнтатха за обладание камнем Сьмантака сражались две линии потомков Кришны. Одна группа - это мусульмане из Газни, чьими предками являлись ядавы-переселенцы. Другая группа - обитатели северо-запада Индии, также потомки ядавов, называвшие себя джатами.
   - А не следы ли этой борьбы за Сьямантаку обнаружил профессор Куркуде в виде радиоактивного загрязнения в Раджастхане? - Прию посетила неожиданная мысль.
   - Вряд ли, - усомнился сэр Хан. - Существует другое объяснение радиоактивности в Раджастхане. В пятидесятых годах Поль Курода, ученый из Арканзасского университета, привлек внимание мировой общественности своей теорией естественных ядерных реакторов.
   - Естественные ядерные реакторы? - повторила в недоумении Прия. - Что это такое?
   - Доктор Курода предположил, что если в одном месте концентрация изотопа урана U-235 достигнет определённого показателя, то это может привести к самоподдерживающейся реакции. Этот изотоп встречается в природе в весьма ограниченном количестве, и такой реактор в наше время невозможен, так как большая часть изотопа уже распалась. Но тысячи лет назад это могло быть реальностью. Так что, участки с повышенной радиоактивностью, найденные Куркеуде вполне могут быть результатом работы таких естественных реакторов.
   - Ладно, с этим ясно, - устало сказала Прия, измученная потоком откровений. - Но где же сейчас находится камень Сьямантака?
   - Нам известно, что Махмуд Газневи прожил всего несколько лет после нападения на Сомнатх, - ответил сэр Хан. - Затем его империя была захвачена Гуридами, предками Мухаммада Гури. Так что камень мог из Газни попасть в Гур или в Герат. Мухаммада Гури победил Притхвирадж Чаухан в 1191году. Но через год Гури вернулся в Индию, и не только разбил Притхвираджа, но пленил его, привез в Газни, где его ослепил.
   - Что дальше стало с Притхвираджем Чауханом? - задал вопрос Ратнани.
   - Его друг детства, Чанд Бардай, втерся в доверие к Гури. За ним стояли раджпуты, и их целью было освободить Притхвираджа, убить Гури и вернуть камень Сьямантаку.
   - И им это удалось? - спросил адвокат.
   - Чанд Бардай и Притхвирадж Чаухан разработали остроумный план, - ответил сэр Хан. - Бардай рассказал Гури, что Чаухан мастерски стреляет из лука на звук. Гури стало любопытно и он захотел посмотреть на это. Бардай, следуя плану, заявил, что, будучи сам царем, Притхвирадж станет выполнять приказы только другого царя. Тогда Гури приказал Притхвираджу выстрелить на звон колокола, но тот вместо колокола, выпусти стрелу на голос Гури, убив его на месте.
   - Так Притхвираджу удалось сбежать из плена?
   - Нет. Он и Бардай, заранее приготовленными кинжалами убили друг друга после смерти Гури. Это общеизвестная история.
   - А что не известно широкой общественности? - спросила Прия.
   Сэр Хан рассмеялся.
   - Никем не афишировалось то, что группа раджпутов в этой заварухе смогла завладеть камнем Сьямантака и вернуться с ним в Индию. Это и была их главная цель.
  

81

   Причина, по которой никто не смог помочь Абхиманью, крылась в Джаядратхе, зяте Кауравов. Он со своими воинами воспрепятствовал попытке Юдхиштхиры, прибывшего с подкреплением, проникнуть в чакравьюху. Исполненный гнева Арджуна произнес страшную клятву:
   - Если до следующего заката я не уничтожу Джаядратху, то сам себя принесу в жертву!
   Узнав об этом, Дрона радостно объявил:
   - Все, что нам требуется сделать, это защищать Джаядратху до заката солнца, а там Арджуна по своей воле войдет в жертвенный костёр!
   Начался четырнадцатый день великой битвы. Лучшие силы Кауравов встали между Арджуной и Джаядратхой, и Арджуна весь тщетно пытался исполнить свою клятву. Солнце стало садиться, и Кауравы возрадовались. Арджуна стал готовиться к жертвоприношению, но я сказал ему, что это моя рука прикрыла светило, что бы создать иллюзию заката. С наступившими сумерками Кауравы ослабили охрану Джаядратхи.
   - Просто внимательно слушай, и как услышишь смех Джаядратхи, пусти стрелу на звук! - велел я Арджуне.
   Как только стрела покинула лук Арждуны, я убрал руку, и солнце вновь воссияло.

*****

  
   - Что же было дальше с камнем? После возвращения раджпутов из Газни? - спросила Прия.
   - Его скрывали то в одном тайнике, то в другом, в разных регионах, где правили раджпуты. Обычно это были храмы Кулдеви или Куладеваты, семейного божества-покровителя того клана, в чьих землях находился Сьямантака. Главной проблемой стало массовое разрушение индуистских храмов мусульманскими правителями, из-за этого камень приходилось часто перемещать.
   - Эти действия принесли успех?
   - По большей части, - ответил сэр Хан. - Последним из раджпутских правителей, хранителей камня, был раджа Ман Сингх, царь Амера, современного Джайпура. Он правил с 1550 по 1614 год, и ему удалось заключить мир с Моголами. Ман Сингх был одним из наваратнов, девяти членов суда императора Акбара. А его тетя, Джодхабая, была супругой Акбара.
   - Ман Сингх вступил в сделку с врагом! - гневно воскликнула Прия. - Не удивлюсь, что он передал Сьямантаку Акбару. Ведь он стал просто его вассалом.
   - Эту версию также стоит рассматривать. Но имей в виду, что раджа Ман Сингх был ярым и преданным последователем Кришны. Он дал средства на строительство великого семиярусного храма Кришны во Вриндаване. Есть сведения, что храм обошелся в десять миллионов рупий. Это сотни миллионов по современному курсу! И сдается мне, что такой истовый кришнаит не отдал бы святыню своего бога кому-либо.
   - И куда же подевался камень?
   - Ответ должен дать Ключ Кришны, состоящий из четырёх печатей, найденных в Дварке, Калибангане, Курукшетре и Матхуре. Печати, как кусочки головоломки, должны быть помещены в специальную рамку. Эта рамка, или плита, передавалась из поколения в поколение, даже когда сами печати были скрыты в песках времени. Эта пластина для крепления печатей попала, в конце концов, в руки раджи Ман Сингха. Он сделал на ней надпись на санскрите и разместил в храме Кришны, построенный им во Вриндаване. Он считал, что только преданные Кришны могут получить доступ к Сьямантаке.
   - Четыре печати теперь у меня. Где, вы говорите, находится эта пластина? - сказала Прия.
   - Прежде чем ответить на этот вопрос, я попрошу тебя посмотреть на печати. Видишь, у всех на оборотной стороне находится квадратная шпилька?
   Прия достала из сумочки четыре конверта и положила их на стол. Действительно, на оборотной стороне каждой печати находился квадратный выступ.
   - В древних печатях в этих выступах было отверстие, что бы можно было надеть на кольцо или пропустить шнур. Здесь, как видно, отверстия отсутствуют. Значит, цель этих шпилек или втулок состоит в том, что бы обеспечить надёжное и плотное крепление печатей в пластине. В пластине должны быть четыре углубления, соответствующих формой и размерами этим выступам на печатях. Что-то вроде этого, - сэр Хан быстро нарисовал на листе бумаге, как может выглядеть нужная им пластина.
   - Это интересно, но не отвечает на мой вопрос? Кто был последним владельцем пластины? - настаивала Прия.
   - Я, - просто ответил сэр Хан.
  

82

  
   Впервые битва не остановилась с наступлением темноты.
   - Если Кришна превращает день в ночь, то мы вправе считать ночь днем! - кричал разгневанный Дрона.
   Я решил, что нам понадобится помощь Гхатоткачи, сына Бхимы. Ракшасы идеально подходят для ночного сражения. Гхатоткача незамедлительно отозвался на призыв отца и принялся убивать воинов Кауравов целыми тысячами. Дурьйодхана стал умолять Карну воспользоваться чудесным дротиком, подаренным Индрой. Уговаривать Карну пришлось долго, ведь этим оружием он рассчитывал сразить Арджуну. Когда дротик вонзился в грудь Гхатоткачи, раздался его леденящий кровь вопль.
   - Не упади на армию Пандавов! - кричал ему я. - Прими свой самый гигантский облик и рухни на войска Кауравов! Пусть даже смерть твоя послужит твоему отцу!
   Гхатоткача успел исполнить мои указания и под его огромным телом погибли еще тысячи врагов. Бхима был вне себя от горя, но я почувствовал облегчение. Дротик Индры больше не угрожал Арджуне.

*****

   Сэр Хан взял новую сигару и остановил свой взгляд на черно-белой фотографии отца на своем столе. Его мысли обратились к детству, к счастливым и простым временам, проведенным рядом с отцом. На какое время он забыл о дискуссии, которую он вел с Прией.
   Сэр Хан, конечно, не родился с таким именем. Мать назвала его Канха, благоприятным именем для бхакты Кришны. К сожалению, она скончалась, когда сыну был всего год. Отец Канхи был простым жестянщиком в деревне Беснагар, расположенной в самом центре Мадхья-Прадеша. Звали отца Джагатсингх, и он любил рассказывать истории об их предках, который были мастерами и ремесленниками при Моголах.
   - Семь поколений назад твои предки, великие строители, возводили знаменитые храмы, - говорил он сыну.
   Дети в деревне часто играли на поляне, в центре которой стояла колонна. Местные жители называли ее Хамб Баба, поклонялись ей и совершали подношения. Как-то Джагатсингх собрал детей возле колонны и стал рассказывать ее историю.
   - Колонна это стоит здесь уже две тысячи лет. Все жители деревни считают ее святой, но не знают, почему. В 1877 году сюда приезжал исследователь и археолог Александр Каннингем. Он осмотрел колонну, но не заметил надписи в нижней части, так как за столетия жители Беснагара нанесли на это место такой слой священной киноварной пасты, что под ним ничего не было видно.
   Дети слушали, затаив дыхание. Канха спросил:
   - Этот англичанин, он что? Хотел похитить нашу колонну?
   - О нет, он был очарован колонной, хотя так и не понял ее смысла, - ответил Джагатсингх. - Двадцать лет спустя другой англичанин, господин Лейк, побывал здесь, в Беснагаре. Он так раз догадался удалить свой киновари с основания.
   - И что он нашел? - спросили любознательные дети.
   - Он увидел старинную надпись, и даже смог ее расшифровать. Она была написана письмом брахми, которое использовалось во времена Маурьев.
   - И там было сказано, кто построил нашу колонну? - взволновано сказал Канха.
   - Да. Оказалось, что ее здесь установил в 113 году до нашей эры Гелиодор, посол Греции. Гелиодора послал греческий царь Антиалкид к правившему в этих местах Бхагабхадре. Судя из надписи, Гелиодор был одним из первых греков, которые стали последователями Кришны. Полностью надпись звучит так: "Эта колонна Гаруды поставлена здесь в честь Васудевы бхагаватой Гелиодором, сыном Диона, уроженцем Таксилы, прибывшем в качестве посла от великого греческого царя Антиалкида к царю-спасителю Касипутре Бхагабхадре, пребывающему в благоденствии на четырнадцатом году своего правления. Есть три бессмертных шага, которые приводят к небесам - сдержанность, милосердие и усердие". Вы понимаете, дети, что это значит?
   Дети молчали, осмысливая полученную ими от наставника информацию. Джагатсингх сделал глубокий вздох перед тем как возобновить свой рассказ.
   - Итак, мы увидели, что греческий посол принял одну из ветвей индуизма. Он ознакомился с обрядами и обычаями, прочел древние тексты. Не исключено, что были и другие греки, последовавшие примеру посла и ставшие кришнаитами. До недавнего времени европейские ученые твердо придерживались мнения, что имя "Кришна" это всего лишь искаженное "Христос", а все легенды о Кришне основаны на библейских историях. Но колонна Гелиодора развеяла их заблуждение. Надпись на ней доказала, что поклонение Кришне существовало задолго до возникновения христианства.
  

83

   Мне было понятно, что если не избавиться от Дроны, то силам Пандавов придется нелегко. Я попросил Бхиму убить слона, которого звали Ашватхаман, так же, как и сына Дрона. После этого все воины Пандавов стали громко кричать, что убит Ашватхаман. Дрона не поверил им, но обратился к Юдхиштхире, зная, что тот прославлен отсутствием лжи в своих словах.
   - Это правда? Неужели Ашватхаман действительно мертв? - спросил Дрона.
   Юдхиштхира смутился и ответил:
   - Да... Ашватхаман мертв... Человек ли это был, а может и слон...
   Но Дрона расслышал только первые слова, сложил оружие, спустился с колесницы, сел на землю и закрыл глаза.
   - Убейте его! - призвал я Пандавов, но те заволновались.
   - Как можем мы убить его! Ведь Дрона - брахман! - ответили они мне.
   - Он - сын брахмана, но выбрал жизнь кшатрия! Так пусть и умрет смертью кшатрия на поле боя! - закричал я.
   Наконец, Дхриштадьюмна, сын Друпады, достал свой меч и обезглавил Дрону.

*****

   В один прекрасный день Джагатсингх позвал Канху и сказал ему:
   - Сынок, сегодня я хочу сказать тебе кое-что крайне важное.
   - Да, папа, что это?
   - Ты уже знаешь, что семь поколений назад наши предки участвовали в постройке нескольких значительных дворцов и храмов. С тех пор вот эта небольшая керамическая пластина передается от отца к сыну. И вот сегодня я передаю ее тебе!
   Джагатсингх вручил Канхе квадратную пластину. Каждая ее грань была четыре-пять сантиметра. На одной стороне пластины Канха увидел начертанные на санскрите строки. Перевернув ее, он увидел четыре одинаковых углубления.
   - Эта пластина несет в себе какой-то тайный смысл, папа? - спросил Канха.
   - Она взята из одного храма, который скрывает очень древний секрет. Пластина должна указать на это место.
   - Почему же ты отдаешь ее мне?
   - Я опасаюсь нарастающего противостояния между индусами и мусульманами. В любой момент может произойти полномасштабное столкновение. Я уже пожил, а у тебя вся жизнь впереди. Пообещай, что приложишь все усилия, что бы сохранить эту вещь, - сказал Джагатсингх и крепко обнял сына.
   - Обещаю, папа. Я уверен, что не подведу тебя, - гордо заявил Канха, продолжая разглядывать загадочную пластину.
   Уже на следующий день Беснагар полыхал в огне, повсюду творилось насилие. Канха бегал по улицам в поисках отца. Объединившиеся в банды индусы согнали в одно место мусульманских священнослужителей и учителей, и подожгли их. Группы мусульман в ответ громили лавки торговцев-индусов. К вечеру тело Джагатсингха обнаружили в колодце с пробитой кирпичом головой.
   Канха не стал терять драгоценного времени на литье слез, а устремился в Видишу, ближайшую к Беснагару железнодорожную станцию. Он успел вскочить на какой-то, уходящий неизвестно куда, поезд. Канхе очень повезло - все остальные поезда на станции были сожжены.
   Канха остался без семьи, денег, каких-либо запасов. Все, что у него было, это древняя керамическая пластина, переданная ему отцом.
   Железнодорожники проявили к мальчику милосердие и не ссадили его с поезда, позволив доехать до Бомбея. Ступив на платформу вокзала, Канха очутился в бурлящем море, состоящем из снующих во все стороны людей. Весь день он провел на вокзале, пытаясь выпросить себе немного еды, но никто не разжалобил вид голодного и усталого подростка. К вечеру Канха, страдающий от голода и жажды, сжался в клубок в углу здания вокзала.
   Утром Канха, открыв глаза, увидел смотрящего на него человека с добрым лицом. В одной руке незнакомец держал стаканчик с горячим чаем в другой - пакет с треугольными пирожками самоса.
   - Ешь! - сказал он Канхе, и тот без промедления умял все самоса и запил их горячим чаем.
   - Как тебя зовут, - спросил Канху накормивший его молодой человек.
   - Канха.
   - С таким именем ты ничего не добьёшься в городе, оно не достаточно сильное, не внушает страх. Я буду звать тебя Хан! Мое же имя Рахим. Я научу тебя всему необходимому. Можешь звать меня Дада, я. действительно, вроде папаши в этих местах.
   - Вы мусульманин? - насторожился Канха, только что ставший свидетелем резни на религиозной почве.
   - Нет, я английский протестант! Что, вообще, за глупые вопросы тебя интересуют? - возмутился Рахим.
   - Но вы дали мне новое имя - Хан. Могу ли я, индус, носить мусульманское имя?
   - Канха или Хан? Почти одинаковые буквы и звуки, какая разница! В любом случае, просто приняв мусульманское имя, ты не станешь мусульманином.
   Канха кивнул и застенчиво улыбнулся. Так началась его новая жизнь под новым именем.
  

84

  
   Доведенная до отчаяния страхом потерять детей Кунти явилась на берег реки, где предавался размышлениям Карна. Она молча стояла и ждала, пока он не обернется к ней. Когда Карна заметил ее, он встал и поклонился.
   - Сын колесничего Адиратхи склоняется перед тобой. Чем могу служить, о царица?
   Кунти открыла Карне истинные обстоятельства его появления на свет. Она также попросила его присоединиться к своим братьям Пандавам вместо того, что бы продолжать сражаться за Дурьйодхану. Глубокая грусть овладела Карной, но он остался твёрд.
   - Ты просишь меня пойти против моей дхармы. Ты лишила меня своей материнской любви и бросила беспомощным в реку, а теперь говоришь мне о долге? Ты молчала все эти годы, но заговорила, как только Пандавам стала угрожать большая опасность. Я не предам Дурьйодхану! Но поскольку ты пришла ко мне с просьбой, то я дам обещание. Я не убью Юдхиштхиру, Бхиму, Накулу и Сахадеву! Я сражусь только с Арджуной, и, независимо, кто из нас победит, у тебя останется пятеро сыновей!

*****

  
   - Сегодня мы освоим новый способ, - сказал Рахим. - Ты встаешь позади человека, расставляешь указательный и средний пальцы вот так, как буква "V", и потихоньку залазишь ими в задний карман. Пока ты этим занят, я буду отвлекать внимание "клиента", так, что он не почувствует как исчезает его кошелек. Вот бумажник, украденный мною вчера. Я кладу его в свой задний карман. Теперь попробуй эту технику на мне.
   Неуклюжая попытка Хана извлечь кошелек окончилась оплеухой от обернувшегося Рахима.
   - Слишком медленно! - рявкнул он. - Это надо делать быстро и решительно! Будешь долго копаться - тебя непременно поймают.
   Они повторили прием еще несколько раз, щека Хана уже буквально горела от полученных затрещин. Наконец, на очередной попытке у мальчика все получилось. Рахим повернулся, что бы поздравить Хана и чуть ли не присел от полученной пощечины.
   Рахим рассмеялся.
   - Что ж, поздравляю тебя с первыми удачными шагами к умению выживать в большом городе.
   В следующий раз Рахим учил Хана доставать кошелек из карманов пиджака. Хан впитывал в себя науку карманного вора как губка. Он был на седьмом небе от счастья, когда его первая кража кошелька принесла четыреста рупий. Он отродясь не видел столько денег сразу. Рахим тогда хладнокровно пересчитал добычу, выбросил кошелек и отсчитал Хану двести рупий.
   - Все добытые тобой деньги мы станем делить пополам, - сказал он, пряча в карман свою долю.
   Хан согласно кивнул. По его мнению, дада Рахим поступил вполне справедливо.
   - Что это за штука, которую ты постоянно с собой таскаешь? - однажды спросил Рахим, указывая на керамическую пластину, с которой Хан не расставался с момента бегства из Беснагара.
   - Это оставил мне отец перед самой смертью, - объяснил Хан и из глаз его покатились слезы.
   Рахим крепко обнял мальчика и ласковым голосом сказал:
   - Не плачь. Отца ты уже не вернешь, но нового брата нашел.
   Следующий день оказался весьма важным для них. Они следили за господином, собирающимся сесть на поезд. Рахим толкнул его, выхватил из руки портфель и побежал прочь. Как и было запланировано, за ним бросился вдогонку Хан, нанес несколько отрепетированных ударов и отобрал портфель. Это был очень старый, но эффективный трюк. Безмерно счастливый хозяин портфеля, которому вернули похищенное, оказался кассиром, несшим несколько сотне тысяч рупий, собираясь положить их в банк. В благодарность за спасения своей ноши он наградил Хана десятью тысячами рупий.
   - Удача на твоей стороне! - похвалил Хана Рахим во время дележки добычи. - Мы можем достичь гораздо большего. Ты готов перейти на более высокий уровень?
   - Конечно! У тебя есть идеи?
   - Мы можем поработать с лавочниками. Ты что-нибудь слышал про короткий счет?
   - Нет. Что это такое?
   - Давай разыграем сценку. Ты - владелец магазина, я - покупатель. Я только что купил некую вещь за десять рупий и хочу заплатить, подавая тебе сто рупий, - ответил Рахим, передавая Хану купюру.
   - Ваша сдача, сэр, - подхватил игру Хан, протягивая девять мятых бумажек по десять рупий.
   Рахим взял деньги и сказал:
   - У меня тоже есть десятка. Можно я отдам ее вам, а сам заберу обратно свою сотню.
   Хан вручил ему сто рупий. Рахим взял ее и сделал смущенное лицо. Он положил сотню к пачке десяток и протянул все деньги Хану.
   - Кажется, вы ошиблись, сэр! Вместо ста рупий я получил от вас сто девяносто! - заметил Хан.
   - Не может быть! Вот вам еще десятка, а вы дайте мне две сотенные бумажки, - попросил Рахим.
   Когда Хан выполнил его просьбу, Рахим воскликнул:
   - Ты понял, в чем здесь обман?
   - Обман? - недоумевал Хан.
   - Ты отдал мне двести рупий за сотню, которая и так принадлежала тебе! Когда я подал тебе сто девяносто рупий, там уже была сотня, взятая у тебя. Это были твои деньги, не мои, - объяснил, посмеиваясь, Рахим. - Теперь нам нужно составить список магазинов, где мы сможем провернуть такую аферу, желательно на большие суммы.
   Совместная деятельность Хана и Рахима процветала. Но однажды они столкнулись на улице с кассиром, которого уже успели обмануть. Друзья нервно сглотнули, полагая, что игра окончена. Но вместо того, что бы позвать полицию, кассир улыбнулся им и сказал:
   - Вы чертовски изобретательные ребята! У меня есть к вам предложение.
   Рахим взглянул на него с подозрением и неохотно произнес:
   - Ну что ж, я готов послушать.
   - Среди тех денег, что платят мне мои клиенты, нередко обнаруживаются фальшивые купюры. Если я буду передавать их вам, сможете избавиться от них? За, скажем, пятьдесят процентов?
   Без долгих раздумий, друзья согласились и ударили по рукам. Это было первое соприкосновение Хана и Рахима с расцветающим фальшивомонетчеством. Начиная с самых низов, они, в течение нескольких лет, пробивались к верхам этого подпольного бизнеса.
  

85

  
   С Карной, вставшим во главе армии Кауравов, сражение продолжилось с соблюдением всех правил войны. На шестнадцатый день Накула сошелся в поединке с Карной. Карна свои стрелами разнес в щепки колесницу Накулы и сломал его лук. Накула оказался в полной его власти, но Карна не стал его убивать. Он сказал:
   - Когда-нибудь ты с гордостью вспомнишь этот бой!
   Накула расказал о своем унижении Юдхиштхире. На моем же лице незаметно для всех играла улыбка. Тем временем в лагере Кауравов царя Шалью назначили колесничим Карны. Того самого Шалью, который обещал мне нахваливать Арджуну, внося тем самым смятение в душу Карны. Следующим, с кем сразился Карна, был Юдхиштхира. Старшего Пандава постигла та же участь, что и Накулу. Ожидая смерти, Юдхиштхира слушал Карну:
   - Тебе никогда не одолеть меня! Кшатрий по рождению, тебе пристало быть смиренным брахманом! Ступай отсюда!

*****

  
   - У тебя цела та керамическая плита, которую ты привез из Беснагара? - спросил Рахим за завтраком.
   Они сидели за столом в квартире Хана в Локхандуоле, престижном районе Мумбаи. Рахиму принадлежала соседняя квартира. Их незаконные операции приносили солидный доход, позволивший купить жилье в этой части города.
   - Да, - ответил Хан.
   Он одновременно ел омлет и выполнял задания по английскому языку в учебнике. "Ты многому успел меня научить, отец, но я буду учиться дальше".
   - Можно попробовать показать этот предмет в аукционном доме. Если подтвердится, что вещь старинная, можно получить до миллиона рупий, - сказал Рахим.
   - Даже не думай об этом, - ответил Хан с набитым ртом. - Это семейная реликвия и я не собираюсь с ней расставаться.
   Рахим не стал настаивать и сменил тему:
   - Ты не передумал насчет нашей поездки в Дубай?
   - Все в силе, билеты и визы готовы. Только я так и не понял, зачем нам туда ехать?
   - Дубай за последнее время импортировал более двухсот тонн золота.
   - И какое отношение это имеет к нам? - с удивлением спросил Хан.
   - Считается, что на каждую индийскую семью приходится более пяти грамм золота. Даже самый бедный индиец откажет себе в чем-нибудь, но отложит немного золота как сбережения. С тем золотом, что принадлежит богачам, общее количество золота в Индии превысит десять тысяч тонн! Например, в хранилищах Немецкого национального банка лежит всего четыре тысячи тонн, - поведал Рахим.
   - Какое отношение это имеет к нам? - повторил Хан. - Мы фальшивомонетчики, а не ювелиры.
   - В Индию ежегодно ввозится золота на двести миллионов долларов. Большая часть - из Дубая. Я думаю, пришло время получить частицу прибыли с этого дела, - ответил Рахим.
   - С кем мы там будем встречаться?
   - Есть один парень, он делает слитки размером со спичечный коробок, а затем вшивает их в холщовые куртки. Вот, примерь.
   Хан взял из рук Рахима куртку, в которой вместо золота находились спичечные коробки и надел ее.
   - Ты возложил на себя коронационную мантию! - шутливо воскликнул Рахим и хлопнул друга по плечу. - Нарекаю тебя сэром Ханом!
   Шутку, в конце концов, узнали все члены их банды и с тех пор так и повелось, к имени Хана неизменно добавляли слово "сэр".
  

86

   Увидев храбрость и благородство Карны, Шалья перестал хвалить Арджуну, а воспел добродетели сына Сурьи. От его слов у Карны даже прослезились глаза. Когда к их колеснице приблизился Арджуна, вперед, на защиту своего полководца, вышел Духшасана. Но Духшасану вызвал на поединок Бхима, желавший отомстить за унижение Драупади. Бхима разбил колесницу Духшасаны и лишил его оружия. Они стали бороться и Бхима поверг своего врага наземь и разорвал голыми руками его грудь. К фонтану крови Бхима приложил свои губы, тем самым исполнив данную им страшную клятву. Затем он набрал полные ладони крови Духшасаны и понес ее Драупади, что бы она смогла омыть ею волосы.

*****

   Через несколько месяцев друзья расположились в новом, выкрашенном в бледно-золотые тона, кабинете. Отсюда, сидя в кожаных вращающихся креслах, они управляли своей преступной организацией. Решение заняться контрабандой золота из Дубая принесло им деньги, о которых они и мечтать не смели. На сэра Хана и даду Рахима работало более ста человек. Кроме золота, они занимались фальшивомонетчеством, торговлей и контрабандой в Мумбаи.
   На день рождения Хана Рахим подарил ему золотую цепочку с подвеской. где готическим шрифтом было выведено "Сэр Хан". Хану очень понравился подарок, он поблагодарил друга и сразу же повесил цепочку на шею.
   На столе Хана стояла черно-белая фотография его отца. Хан знал, что отец не одобрил бы его настоящую жизнь. Он бы отрёкся от него, если бы был жив и мог видеть драматическое возвышение криминального босса сэра Хана. "Отец, а был ли у меня выбор?" Он часто беседовал с духом отца, когда оставался один, в минуты задумчивости.
   Привычным движением Хан открыл ящик стола, что бы достать из него керамическую пластину. Эта вещь, переданная ему отцом, влияла на него так же, как мягкая игрушка действует на плачущего ребенка. Стоило ее погладить рукой, как сразу приходило спокойствие.
   На этот раз ящик оказался пустым. Хан открыл другой, полагая, что по ошибке в последний раз положил платину не туда. Но и там было пусто. Он повернулся к Рахиму:
   - Кто, кроме нас имеет доступ в этот кабинет? Я не могу найти пластину моего отца.
   - Ты должен сказать мне "спасибо", друг мой, - ответил Рахим.
   - "Спасибо"? За что? - спросил Хан с крепнущим подозрением.
   - Ты столько лет бесцельно взирал на эту вещицу, что я решил помочь. Тебе стоит расти дальше, а не быть привязанным к прошлому. Я сделал снимок пластины и отправил на аукцион "Сотбис". Они сходу сказали, что эта штука стоит пять миллионов рупий. Ее выставили со стартовой ценой в четыре миллиона, а ушла она с молотка за шесть! Деньги уже на твоем банковском счете, эта сумма даже для тебя весьма значительна!
   Хан буквально вылетел из своего кресла, оказался перед Рахимом и осыпал его градом ударов.
   - Ты продал единственную память о моем отце! Как ты посмел, грязная скотина! - кричал он, сжимая пальцы на горле Рахима.
   С трудом дада Рахим избавился от захвата, вывернулся и удачным апперкотом в подбородок отправил Хана на пол. Хан немедленно поднялся и снов атаковал. Никогда еще ему не приходилось бить человека с такой яростью.
   Оба они были примерно одной комплекции, и никто не мог взять верх в драке. Усталые Хан и Рахим сидели на полу, покрытом каплями крови, тяжело дышали и смотрели друг на друга. Им одновременно пришло в голову, что утрачена не только керамическая пластина, а их многолетняя дружба. Это бы конец их процветающего партнерства, настолько громкий, что о нем будут вспоминать еще несколько лет.
  

87

  
   Наконец, на поле боя повстречались два великих воина - Арджуна и Карна. Они стали сражаться, постепенно переходя от человеческого оружия к божественному. Карна применял оружие, дарованное ему Парашурамой. Арджуна отвечал оружием своего отца Индры. Случилось так, что колесница Карны увязла в земле. Он сам попытался вытолкать ее, говоря при этом Арджуне, что по правилам честной войны тот должен подождать. Я, желая воспрепятствовать Арджуне проявить благородство, громко рассмеялся и обратился к Карне:
   - Кто это говорит о справедливости и честности? Ты, вставший на сторону Дурьйодханы и принимавший участие в его злокозненных деяниях? Ты, не сказавший ни слова в защиту униженной Драупади? Ты, безмолвно взиравший на гибель Абхиманью? Какой справедливости ты желаешь для себя? О какой честной войне ты ведешь речь?
   Я призвал Арджуну немедленно покончить с Карной, пока у нас было преимущество. Стрела Арджуны снесла голову Карны с плеч. Великого воина не стало.

*****

   - Я хочу, что бы вы узнали, кто купил мою пластину на аукционе "Сотбис", - сказал сэр Хан Сунилу Гаргу.
   Комиссар полиции имел большие амбиции и прекрасно понимал, что работа на такого человека, как сэр Хан, может исполнить многие его мечты.
   После ссоры с дада Рахимом, широко освещаемой в прессе, сэр Хан не прекратил вести коммерческую деятельность, как законную, так и сомнительную, так и насквозь криминальную. Его, например, заинтересовала недвижимость, являвшаяся предметом судебных разбирательств. Он стал выкупать доли у той или иной стороны спора. Истец, узнавая, что в дело замешан сэр Хан, предпочитал прекращать судебную тяжбу и решать свои дела в частном порядке. После нескольких выгодных сделок, сэру Хану пришла мысль открыть свою девелоперскую компанию. Один из его помощников удивился:
   - Босс, мы же ничего не понимаем в строительстве! Как мы справимся с этим?
   На что сэр Хан рассмеялся:
   - В таком бизнесе не важно, что ты знаешь. Имеет значение, кого ты знаешь!
   И действительно, бизнес процветал. Чиновники разных государственных ведомств были рады кормиться из рук сэра Хана. Они с радостью подписывали любые его документы, принимали построенные им дома, невзирая на нарушения по пожарной части, экологии и прочим недоделкам. Никто не хотел из-за таких пустяков ссориться с сэром Ханом.
   Успехи в строительном бизнесе позволили сэру Хану очутиться в постели самой горячей звезды Болливуда Каавьи. Он увидел Каавью в ее дебютном фильме, где она играла танцовщицу и, пока она не согласилась пообедать с ним, посылал каждое утро по сто роз.
   - Обед? - пробормотал сэр Хан. - Ну, уж дудки! Я хочу поужинать с нею.
   Вышло, как и он и пожелал. Сразу после обеда сэр Хан намекнул о возможности финансирования следующего фильма актрисы, и разговор затянулся до ужина. Самые же важные переговоры состоялись в кровати Каавьи.
   Вложив средства в пару фильмов, сэр Хан всерьез заинтересовался кинорынком. Он стал не только финансировать съемку новых лент, скупать права на них, организовывать прокат и тому подобное.
   В своих поездках по стране и по миру сэр Хан останавливался только в лучших отелях. Со временем он заметил, что приятнее всего было находиться в отелях, доля акций в которых принадлежала ему. Конечно, он пришел к мысли создать свою гостиничную сеть.
   Все эти направления деятельности, строительство, гостиницы и кинематограф, открывали перед сэром Ханом широчайшие возможности по отмыванию денег, полученных от его нелегальных операций. С помощью своих законных предприятий сэр Хан обрел репутацию респектабельного бизнесмена.
   Сунил Гарг сидел в кабинете сэра Хана и вел пространный рассказ о торгах на аукционе "Сотбис".
   - Спасибо, что просветили меня о правилах аукциона! - раздраженно проговорил сэр Хан. - Мне просто хочется узнать - кто купил мою пластину!
   - Потенциальные участники аукционов регистрируются и подтверждают свою платежеспособность. Но эти данные строго конфиденциальные. Многие серьезные коллекционеры физически не присутствуют на торгах, а делают ставки по телефону. Ваша пластина так и была продана. Правила "Сотбис" не позволяют раскрывать личность покупателя.
   - Правила для того и существуют, что бы их нарушать! - назидательно заметил сер Хан. - Вы хотите сказать, что вам неизвестно, кто приобрел мою вещь?
   - Все, что мне известно со слов моего агента в "Сотбис", так это то, что ваша пластина выкуплена от имени фирмы "VSKBC Heritage Ltd".
   - Кому принадлежит эта фирма?
   - Я еще не выяснил, - ответил Сунил Гарг. - Но пытаюсь это узнать.
   - Что ж, работайте, Гарг, но не забывайте, каким лакомым кусочком является работа в Центральном бюро расследований. И не забывайте, кто может устроить вас на должность заместителя директора Бюро! У меня эта задача стоит в списке дел, но заниматься ей я буду только после того, как узнаю, у кого находится моя пластина! - попыхивая гаванской сигарой, сказал сэр Хан, с удовольствием наблюдая за переживания коррумпированного полицейского.
  

88

   После того, как на поле боя пали девяносто девять сыновей Дхритараштры и Карна, Дурьйодхана отправился к своей матери получить благословение. Гандхари велела ему на рассвете совершить омовение и прийти к ней, полностью обнаженным. Она сказала сыну:
   - Глаза мои так долго оставались завязанными, что теперь они излучают всю силу моего благочестия. Как только я посмотрю на тебя, все твое тело станет невосприимчивым к любому оружию.
   На следующий день Дурьйодхана сделал все, как велела ему мать. Но по дороге к Гандхари ему повстречался я.
   - Ты бы хоть чресла свои прикрыл! - специально застыдил его я.
   Глупец покраснел и повязал на талии банановый лист. Так он и явился к матери. Та же, увидев его, воскликнула:
   - Что же ты наделал, сын, мой! Я не смогла видеть все твое тело, ты будешь уязвим в тех местах, что скрыл от моего взора!
   Теперь я знал, для того, что бы убить Дурьйодхану, ему надо наносить удары ниже пояса.

*****

  
   Сэр Хан встряхнул головой и вернулся к происходящему в настоящее время.
   - Это интересно, но не отвечает на мой вопрос? Кто был последним владельцем пластины? - настаивала Прия.
   - Я, - просто ответил сэр Хан.
   - Вы? Но, как? - Прия была ошеломлена таким ответом.
   - Мой отец из раджпутов, наши предки были строителями, - принялся объяснять сэр Хан. - Они работали и для Моголов, и для раджи Ман Сингха. Кто-то из них участвовал в постройке храма Кришны во Вриндаване. К сожалению не все мусульманские правители разделяли взгляды Акбара. Падишах Аурангзеб разрушил храм во Вриндаване, снеся три из семи ярусов. Из-за этого, возможно, и Сьямантака и пластина - держатель для печатей, сменили место своего пребывания.
   - Но как эта пластина оказалось у вас?
   - Мне ее передал отец. Буквально перед самой своей смертью, - сказал сэр Хан, перед глазами которого снова всплыли события того рокового дня в Беснагаре.
   Он вздохнул, затягиваясь сигарой, и рассказал Прие и ее отцу о том, как не смог сдержать данного отцу обещания, как позволил дада Рахиму похитить пластину и продать ее с аукциона за не такие уж большие деньги. Он также признался, что он стал поистине одержим идеей не только вернуть пластину, но и разгадать тайну, стоявшую за ней.
   - Но вы же помните, что было написано на пластине? - спросила Прия.
   - Это была надпись на санскрите. Отец заставлял меня ее выучить наизусть, но я так и не смог этого сделать. Я даже примерно не помню, что там было написано, - с грустью ответил сэр Хан.
   - И вы так и не узнали, кто ее купил на "Сотбис"?
   - Все, что я смог выяснить, что покупателем выступила фирма "VSKBC Heritage Ltd". Это какой-то очень разветвлённый холдинг, и не удалось узнать, кто мог стоять за этой покупкой.
   - Выходит, мы зашли в тупик?
   - Нет. Сунил Гарг, которого я устроил на хороший пост в Центральном бюро расследований, наконец-то пригодился, - на лице сэра Хана появилась самодовольная улыбка. - Он глубоко копал и обнаружил, что "VSKBC Heritage Ltd" арендует сейф у компании "South Vaults LTD" в Нью-Дели.
   - И...? - протянула, не понимая ничего, Прия.
   Ей показалось пугающе знакомым имя Сунига Гарга, но она отогнала от себя эту мысль.
   - А дело в том, что доверенным лицом для этого арендованного сейфа фирма указала знакомого нам лингвиста из Калибангана - Анила Варшнея! - торжествующе произнес сэр Хан.
   - Можно получить судебный приказ о доступе к хранилищу, арендованному человеком, впоследствии умершем, - предложил адвокат Ратнани.
   - Мы не являемся близкими родственниками или душеприказчиками, поэтому будет затруднительно, не привлекая лишнего внимания, получить такой приказ, - возразил сэр Хан. - Но Гарг недаром ест свой хлеб! Он узнал, что Варшней. на случай своей смерти, оставил распоряжение - отдать содержимое сейфа Рави Мохану Шайни! Тогда Сунил Гарг через подставное лицо тоже арендовал там сейф, набил его оружием с сомнительной историей и от имени Центрального бюро расследований устроил там обыск. В общем, сотрудники хранилища у него на крючке и готовы сотрудничать. А теперь самое интересное - завтра Шайни заявится туда, что бы получить наследство Варшнея!
   - И вы хотите...? - начала Прия.
   - Я хочу, что бы ты немедленно отправлялась в Дели и была в помещении хранилища до визита туда Шайни. Я хочу, что бы ты забрала мою пластину. И я хочу, что бы ты окончательно решила вопрос с этим Шайни!
  

89

  
   Безутешный Дурьйодхана пришел к лежащему на ложе из стрел Бхишме оплакивать Карну. Бхишма открыл ему тайну рождения Карны. Дурьйодхана был потрясен. Его друг принес ему такую жертву, сражаясь с родными братьями и погибнув от руки одного из них! На следующий день Ашваттхаман, сын Дроны, предложил поставить во главе армии Шалью. Дурьйодхана согласился. Я понял, что против праведного Шальи должен выступить Юдхиштхира, и я оказался прав. Копье Юдхиштхиры пронзило Шалью. У Кауравов остались в живых только Крипа, Ашваттхаман, Шакуни, Критаварман и сам Дурьйодхана, который и возглавил оставшиеся силы и доблестно затем сражался. Вскоре Сахадева сразил злокозненного Шакуни, этого непобедимого игрока в кости. Бхима почти полностью перебил остатки войска Кауравов. За восемнадцать дней сражения были уничтожены все восемнадцать акшаухини, выставленные обеими сторонами.

*****

   - Нашим первым заданием было устранение четырех людей, мешающих нам. Они стояли между нами и Сьямантакой, - сказала Прия. - Вот почему Таарак оставил на каждом убитом ученом знаки Вишну.
   - Да! Вишну держит в руках четыре предмета, четыре символа. Но есть еще и пятый - змея у него в ногах. Это змей Шеша, воплощением которого был брат Кришны Баларма, - сказал сэр Хан. - Пять символов Вишну, пятерка в центре магического квадрата, пятеро Пандавов, пять детей у Драупади, пять детей у Яяти. О, эта вездесущая пятёрка! Поэтому и у нас - пять препятствий. Пятое препятствие - это Шайни.
   - Да, но Шайни, наверное, единственный, кто способен понять смысл надписи на пластине, - задумчиво произнесла Прия. - Если мы убьем его, может получиться так, что Сьямантака будет утерян для нас навсегда.
   - А если мы этого не сделаем, то Шайни может нас опередить и первым найти камень! И мы все рано останемся с носом! - воскликнул сэр Хан. - Я не могу поступить иначе, я являюсь продолжателем вековой борьбы с VSKBC, и я надеюсь, что близок к победе!
   - Что? - из последней фразы Прия не поняла практически ничего.
   - Я понял, что VSKBC - это аббревиатура. Вришни, Шайнья, Кукура, Бходжи, Чеди. Все это - названия племен ядавов, которые помогали Кришне строить легендарную Двараку. Анил Варшней был прямым потомком племени вришни, к которому принадлежал и сам Кришна. Он принялся искать других отпрысков ядавов, которые могли бы ему помочь в поисках Сьямантаки. Это он создал "VSKBC Heritage Ltd" и привлек множество инвесторов, заинтересовавшихся поисками древних исторических ценностей.
   - Вы упомянули вековую борьбу? Что вы хотели этим сказать?
   - Мой отец был раджпутом, а все члены VSKBC - джаты.
   - Между ними такая большая разница? - поинтересовался Ратнани.
   - Ядавы были сосредоточены возле Двараки и Индрапрастхи, - стад пояснять сэр Хан. - Когда Дварака затонула, ее обитателям пришлось искать новое пристанище. Часть из них отправилась в местность, где в наше время находятся Иран и Ирак. Такой путь не был для них затруднительным, ведь во времена Кришны существовали устоявшиеся морские связи между Дваракой и Персидским заливом. Там переселенцы встретили четыре реки, напомнившие им о реках, стекавших со священной горы. По имени Сумеру они и назвали свою новую страну.
   - А те ядавы, что жили в Индрапрастхе? Это же территория современного Нью-Дели? - перебила Прия.
   - Они расселялись по всему северо-западу Индии, и позже стали известны как джаты.
   - Они как-то контактировали с теми ядавами, что уплыли в Персидский залив?
   - Эти ядавы заняли районы восточного Ирана и юга Афганистана. Смешавшись с местными народностями, они стали индо-скифами. Прошли века, и они вновь появились в Индии, уже как саки. И уже в Индии саки со временем стали называться раджпутами.
   - То есть, у джатов и раджпутов, по сути, одни общие предки, ядавы Кришны?
   - Именно так. Но пески времени стирают исторические истины. Известно, что раджпуты и джаты постоянно враждовали, - ответил сэр Хан. - Можно сказать, что представляю сторону раджпутов, а Шайни - сторону джатов. И, таким образом, битва за Сьямантаку продолжается!
   - Разве может истинный раджпут носит такое имя, как сэр Хан? - задала довольно смелый вопрос Прия.
   Сэр Хан рассмеялся.
   - Это не имя, а титул, данный мне дада Рахимом, когда я обосновался в Мумбаи. Мое же настоящее имя - Канха, таковым было одно из имен Кришны. Ты же видела эту подвеску, что я ношу на шее?
   Он снял и передал Прие давний подарок Рахима. Она с любопытством стала его разглядывать.
   - И что? Я знаю, что вас зовут сэр Хан, здесь так и написано.
   - А ты разверни подвеску на сто восемьдесят градусов, что бы буквы перевернулись, - подсказал сэр Хан.
   Сделав так, как он сказал, Прия ахнула. Сэр Хан довольно улыбался.
   - Дада Рахим дал мне новое имя и рыцарский титул, не подозревая, что, по иронии, это сочетание оказалось анаграммой - "Sir Khan" - "Krishna". А теперь скажи мне, Прия, я ответил на все твои вопросы? И ты готова встретиться с Сунилом Гаргом в хранилище, и позаботиться о Шайни?
   Прия молча кивнула, так как на время онемела от вспыхнувшего в голове воспоминания. Она знала этого Сунила Гарга! Это тот полицейский, который вел дело тетушки Сарлы и своими подозрениями в адрес Прии заставил Санджая Ратнани искать покровительства сэра Хана. Он же ранее отказывался принимать заявления на пьяные выходки супруга Сарлы. Этот Гарг буквально подтолкнул отца в объятия сэра Хана! Отец так и не понял, что это не он пришел за помощью, это сэр Хан направил его сам к себе руками купленного им полицейского! Как они были слепы с отцом!
   - ... а Гарг обеспечит вам доступ в хранилище, где вы дождетесь Шайни, - говорил в это время сэр Хан, не заметив, что покрасневшая от гнева Прия не слушает его.
   Он не договорил. Имя человека, которого он собирался убить, стало последним его словом в жизни. Небольшой метательный нож, вылетевший из руки Прии, пробил его горло. Сэр Хан впился выпученными, излучавшими ужас, глазами в Прию. Из его шеи обильно текла кровь. Он дернулся к ней, но результатом этого конвульсивного движения стал только вдребезги разбившийся об итальянский мрамор пола стакан с водой. Раздалось негромкое шипение - в пролитую воду упала сигара, пальцы мертвеца не смогли ее удержать.
   От того, что только что сделала его дочь, адвокат Ратнани буквально выпрыгнул из кресла. Когда он наклонился над телом своего босса, было все кончено. Тело сэра Хана обвисло, кровь капала на пол, образуя лужицу, подобную тем, что оставляли после себя жертвы Таарака.
   Прия подошла к отцу, негромко приказав ему ни к чему не прикасаться.
   - Что? Что будет дальше? - прошептал Ратнани с легким надрывом в голосе.
   - Все остальное пойдет по плану, - твердо сказала Прия. - Господь Кришна поможет нам получить камень Сьямантаку. Только нам! Отец! Пойми, сэр Хан обманом заставил тебя служить ему при помощи этого Гарга. И меня втянул в свою игру.
   - Но как мы выберемся отсюда? - испуганно спросил Санджай. - Снаружи полно людей сера Хана, они не дадут нам спокойно уйти!
   - У меня есть идея! - ответила Прия.
   Она взяла со стола мобильный телефон хозяина кабинета и принялась набирать в нём сообщение.
   - Кому ты пишешь с его телефона?
   - Начальнику службы безопасности сэра Хана. Он сидит рядом с дверью в этот кабинет. Я пишу, что он должен ос всеми людьми быстрее идти к постройкам за бассейном, так как получено сообщение о заложенной там бомбе, - сказала Прия и рассмеялась.
   В ее смехе слышались маниакальные нотки.
   - И если мы сможем отсюда выбраться..., - начал адвокат.
   - То я завершу всю эту эпопею с поисками! - сказала Прия.
   Отец никогда ещё не видел у дочери такого неистового взгляда.
  

90

   Дурьйодхана взирал на опустевшее поле битвы, на котором не осталось воинов из армии Кауравов. Он устало сел на лошадь и поехал в сторону озера Двайпаяна. Там погрузился в воду, желая восстановить силы. Вскоре к нему присоединились Санджая, Дхритараштра, Ашваттхаман, Крипа и Критаварман. Они попытались поднять воинский дух Дурьйодханы и даже преуспели в этом. Он даже назначил Ашваттхамана командующим своей несуществующей армией. Тем временем мы были весьма озадачены исчезновением Дурьйодханы и разослали во все стороны гонцов, что бы узнать, где он находится. Когда пришло известие, что он отдыхает в водах озера Двайпаяна, мы немедленно отправились туда.

*****

   Шайни и Радхика спустились по лестнице в хорошо освещенный подвал. Ратхор не смог присоединиться к ним, так как утрясал с местной полицией все вопросы, связанные с убийством Чхеди. Известие о смерти Чхеди сильно потрясло Шайни.
   - Нам не стоило расставаться, - сетовал он. - Это моя вина. Останься мы вместе, у Таарака не было бы шансов совершить еще одно убийство!
   Радхика позволила ему оплакать друга и вдоволь выговориться, но и тянуть с посещением хранилища была не намерена. Она убедила Шайни незамедлительно идти и проверить сейф. Как большинство аналогичных учреждений, это хранилище было расположено ниже уровня улицы по соображениям безопасности. Менеджер Раджендра Равал ждал их за стойкой и невольно потупил взор, когда Шайни представился ему.
   - Ах, господин Шайни, я рад вас видеть! - воскликнул Равал. - Я ждал вас. Сейчас мы уладим некоторые юридические формальности, подпишем пару документов, и вы сможете тогда получить доступ к сейфу. Могу я предложить вам кофе?
   Шайни отказался. Надо торопиться, да и припомнилась не к месту чашка отравленного кофе от Прии. Радхика тоже отказалась от кофе, она предпочла миндаль, запас которого хранился в ее карманах.
   - Хочешь? - она протянула горсть орехов Шайни. - Миндаль благотворно влияет на мозговую деятельность, а нам понадобится вся сила твоего интеллекта.
   Но Шайни сердито отказался.
   - Дайте ваш паспорт, пожалуйста, - сказал Равал.
   Шайни вынул из внутреннего кармана пиджака документ и протянул его менеджеру. Тот пролистал его и сообщил:
   - Мне необходимо снять копию, я вас покину на пару минут.
   В кабинете за стойкой его поджидал Сунил Гарг, сидящий перед монитором видеонаблюдения. Он резко сказал Равалу:
   - Этот человек пришел сюда, что бы забрать содержимое сейфа, а не просить руки вашей дочери! Будьте более деловитым, а не то он почует неладное. Сейчас проводите его к сейфу, посмотрим, что там внутри.
   Равал энергично закивал головой, сделал копию паспорта и ушел. Все операции он выполнял сегодня самостоятельно, так как всем остальным сотрудникам по распоряжению Гарга был предоставлен выходной день.
   Шайни и Радхика, сопровождаемые Равалом, вошли в просторное ярко освещенное помещение. Вдоль трех стен стояли сейфы, ярусами от пола до потолка. К самым верхним можно было добраться только с помощью лесенки. Даже в центре комнаты стояли несколько рядов сейфов.
   - Так..., - рассеяно проговорил Равал. - Какой у вас номер сейфа?
   Он сделал паузу, рассматривая бланк в своей руке.
   - Ага! Ваша ячейка под номером 894! Это в дальнем конце зала, следуйте за мной.
   Сейф под номером 894 оказался одним из самых маленьких в хранилище. Менеджер вставил свой ключ и повернул его по часовой стрелке. Во второй замочной скважине сейфа должен был использоваться ключ Варшнея, но за неимением его, Равал воспользовался снова своим ключом. Раздался легкий щелчок и дверца распахнулась. В сейфе находилась металлическая прямоугольная коробка, сантиметров тридцать в длину и пятнадцать в ширину. Равал достал ее и, положив на небольшой металлический столик, отошел в сторону. Столик этот так удачно стоял, что для смотрящего через камеру наблюдения был виден ка как на ладони.
   Затаив дыхание Шайни смотрел на коробку. Он протянул руку, что бы открыть крышку, но нервная дрожь не позволила это сделать. Видя его состояние, Радхика взяла его дрожащую руку в свою и, улыбаясь, слегка сжала. Взглядом Шайни поблагодарил ее за понимание и поддержку. Он глубоко вздохнул и открыл коробку.
  

91

   Подойдя к озеру Двайпаяна, Бхима бросил вызов Дурьйодхане, приглашая его на поединок на булавах. Здесь же присутствовал мой брат Баларама, вернувшийся из паломничества по реке Сарасвати. Он хотел посмотреть на схватку двух своих учеников. Бхиме приходилось нелегко с таким противником, в совершенстве владевшим булавой. Пытаясь намекнуть Бхиме о единственном способе одолеть Дурьйодхану, я похлопывал себя по бедрам. Наконец, Бхима, поняв суть моих знаков, обрушил, вопреки всем правилам, установленным Баларамой, свою булаву на бедра Дурьйодханы. Тот свалился на землю с переломанными ногами. Баларама немедленно поднял свою соху, что бы прикончить Бхиму. Мне стоило больших трудов удержать брата от этого, объясняя, что Дурьйодхана оскорбил Драупади, призывая ее сесть к нему на бедро, а Бхима лишь исполнил свою клятву.

*****

   В металлической коробке, плотно прилегая к стенкам, лежал кусок пенопласта. Шайни потянул его вверх - в руке у него оказалась верхняя крышка пенопластовой упаковки. Под ней в углублении лежала керамическая квадратная пластина, каждая сторона которой была примерно по два сантиметра. На видимой стороне пластины ничего не было, кроме четырех квадратных углублений, да невысокой кромки по всему периметру.
   Взяв пластину с пенопластового ложа и перевернув ее, Шайни увидел на другой стороне надпись на санскрите. Было очевидно, что надпись выгравирована гораздо позже времени создания самой пластины. Значит, действительно, это написал раджа Ман Сингх. Сама же пластина без сомнения изготовлена в глубокой древности, во времена существования цивилизации Сарасвати.
   - Что там написано? - спросила Радхика.
   Шайни приступил к переводу. Он выписал все предложения в блокнот и стал внимательно разбирать каждое слово. В итоге у него получилось следующее:

Ищи Шиву на самой высоте, ищи Вишну у моря. Откажись от поиска, ибо едины они. Только сердце твое способно узреть.

Когда творение и разрушение объединятся, и 894 будет безраздельно править, там, где кокосы и лотосы украшают мою корону, у реки я буду.

Ман Сингх говорит тебе - отринь ненависть и научись любить. Ищи храм мой семиярусный, и меня ты также найдешь.

Ты ищешь камень, который в золото обращает свинец, но воистину, его не обрести. Ищи вместо него истинный камень, который обратит твое сознание.

  
   - Есть идеи, что это все может значить? - поинтересовалась Радхика.
   Шайни продолжал сравнивать свой перевод с санскритским текстом.
   - Поразительно, здесь говорится про число 894! И Варшней специально выбрал сейф под этим же номером, - проговорил он стрепетом.
   Радхика машинально взглянула на дверцу сейфа.
   - Это число что-нибудь символизирует?
   - Честно сказать - не знаю, - ответил Шайни. - Начало текста вроде как говорит о том, что наши поиски на горе Кайлас и в храме Сомнатх были бесполезными. Мы ничего там не нашли.
   - Но на какое-то место эта надпись все-таки указывает?
   - Мне на ум приходит только одно место, - сказал Шайни, припоминая слова Варшнея в ту их роковую встречу в Калибангане.
   "Плита для крепления печатей в итоге оказалась в руках жившего в шестнадцатом веке раджи Ман Сингха, большого почитателя Кришны. Он выгравировал на пластине санскритскую надпись и установил ее в храме Кришны, построенный им же во Вриндаване".
   - Что это за место?
   - Это храм Радхи-Говинды, построенный раджой Ман Сингхом во Вриндаване, - сказал Шайни. - Это было здание с семью ярусами, пока Великий Могол Аурангзеб не разрушил его, оставив только три этажа.
   - Никому не двигаться!
  

92

  
   Когда Пандавы вернулись в свой лагерь, я попросил Арджуну первым спуститься с колесницы, хотя по обычаю сначала спускался колесничий, затем сам воин. Раздраженный нарушением обычая, Арждуна, тем не менее, исполнил мою просьбу. Я спустился сразу вслед за ним, после чего колесница превратилась в огненный шар. Потрясенный Арджуна спросил, что произошло. Я объяснил ему - и Дрона, и Карна пытались сокрушить нашу колесницу божественным оружием, я же постарался отложить губительное воздействие. Аржуна смутился, теперь он осознал, что главной причиной, по которой он избег неминуемой смерти во многих, казалось бы, безнадёжных ситуациях, было божественное происхождение его возницы.

*****

   В административном помещении хранилища сидел заместитель директора Центрального бюро расследований Сунил Гарг и внимательно смотрел на монитор. Рядом с ним сидел менеджер Раджендра Равал. Оба они сидели неподвижно и беззвучно, так как были связаны по рукам и ногам, а их рты заклеены скотчем. Позади них стояла Прия, державшая револьвер, некоторое время назад принадлежавший еще Гаргу.
   Одетый в дорогую повседневную одежду Таарак выгодно отличался от образа наемного водителя, которому он следовал последнее время. Шайни тихо сказал ему:
   - Здесь нет ничего, за что стоило бы отдать жизнь. Скажи, что тебе надо. Мы не будем ни в чем тебе препятствовать.
   Голос Шайни как будто бы успокоил Таарака:
   - Эта пластина - все, что мне надо, - так же тихо ответил он. - Отдай ее мне, и никто не пострадает.
   Шайни медленно протянул платину Таараку, который острожное взял ее свободной рукой. Все это со стороны напоминало замедленное кино.
   Пока Таарак, не сводя глаз с Радхики и Шайни, прятал пластину в свою поясную сумочку, в зале хранилища появился еще один человек. Это была Прия.
   - Как я рада вас снова увидеть, - язвительно сказал она, направляя револьвер на инспектора Сингх.
   Таарак держал на прицеле Шайни.
   - Будьте так любезны, встаньте лицом к стене, - с нарочитой любезностью приказала Прия.
   Спорить Шайни и Радзика были не в состоянии, поэтому послушно выполнили указание. Таарак быстро приблизился к ним и обыскал. Не обнаружив у них никакого оружия, он принялся связывать им руки. Последним штрихом был скотч, залепивший обоим пленникам рты.
   - Можете повернуться, - разрешила Прия. - Благодарю за вс, что вы сделали для наших поисков. Я бы охотно пообщалась с вами, но время поджимает. Мне не терпится найти камень Сьямантака. О, профессор, вы навсегда останетесь в моем сердце! Вот почему я не доверю моему Тааараку проделать все с вами в одиночку. Бог видит, я не могу поставить вас на одну доску с остальными!
   Посмотрев на Радхику, Прия продолжила свою речь:
   - Заранее приношу свои извинения, инспектор! Мне довелось слышать печальную историю вашего супруга. Догадываюсь, чего вам стоило смотреть на то, как он умирает. Я полагаю, что после всего совместно пережитого с господином Шайни, например, в пещере Саптариши, вы стали неравнодушны к нему. Поэтому, с огромным сожалением извещаю - я заставлю вас сидеть здесь и наблюдать, как он отдает богу душу.
   Ужас обуял Радхику, когда она увидела сверкающий скальпель, извлеченный из сумки Таараком.
  

93

  
   Ашваттхаман, Крипа и Критаварман стояли над бьющимся в агонии Дурьйодханой. Ярость наполняла сердце Ашваттхамана от такого вопиющего нарушения всех правил честного поединка. В гневе он дал клятву убить всех Пандавов и их оставшихся в живых после боя сторонников. Крипа и Критаварман не были согласны с его жестоким планом, но, тем не менее, Ашваттхаман проник глубокой ночью в лагерь Пандавов. Увидев пятерых спящих сыновей Драупади и ошибочно приняв их за братьев Пандавов. он безжалостно убил их. Перебив еще множество проснувшихся воинов, Ашваттхаман поджег лагерь и устремился обратно к умирающему Дурьйодхане. Он хотел порадовать царственного друга известием о смерти его врагов и потрясал отрубленной головой, как он думал Бхимы. Дурьйодхана открыл глаза и понял. что перед ним голова одного из сыновей Драупади.
   - Что же ты наделал, Ашваттхаман! - возопил Дурьйодхана, после чего испустил дух.

*****

   Гробовую тишину помещения нарушали лишь звуки, которые издавала Радхика, пытающаяся освободиться от пут. Перед ней сидел, прислонившись спиной к стене, Шайни, связанный, с заклеенным скотчем ртом. Лоб его украшал штамп с пятым символом Вишну. Змеем Шеша.
   Милостиво усыпленный Таараком, Шайни пребывал в бессознательном состоянии, несмотря на вонзенный в его левую стопу скальпель. Над головой Шайни, на дверцах сейфов Таарак кровью своей жертвы начертал традиционный стих на санскрите.

Mleccha-nivaha-nidhane kalayasi karavalam

dhumaketum iva kim api karalam

kesava dhrita-kalki-sarira jaya jagadisa hare

   Каждую секунду лужа крови у бесчувственного тела Шайни росла. Радхика отчаянно боролась со скотчем на своих запястьях. Она прекрасно понимала, что смерть Шайни - это вопрос нескольких минут.
   Уходя, Прия нарочно оставила свет в зале хранилища включённым. Это давало возможность Радхике следить за последними мгновениями жизни Шайни. Кроме того, за ужасающей сценой могли наблюдать через монитор видеонаблюдения связанные Гарг и Равал. Перед тем, как покинуть помещение, Прия и Таарак отыскали компьютер системы безопасности и удалили запись их визита.
   "Возьми трубку" - мысленно взывал Ратхор к Радхике. Он ехал на такси в хранилище и пытался связаться с начальницей, что бы сообщить о тех данных, которые украл Таарак у Куркуде. Но телефон инспектора Сингх не отвечал, видимо, был вне зоны доступа сети. Все это казалось Ратхору ужасно неправильным.
   - Если довезете за три минуты, дам двести рупий сверх таксы, - пообещал он водителю.
   Внутри хранилища на стене висели часы. Секундная стрелка часов, передвигаясь по циферблату, издавала легкий щелчок. Кроме тяжелого дыхания Радхики, это был единственный звук в комнате. Через несколько минут она бросила попытки освободить руки, скотч бы намотан очень толстым слоем. Внезапно ее бедро почувствовало какое-то тепло. Посмотрев вниз, она увидела, что лужа крови Шайни увеличилась так, что достигла ее ноги и теперь пропитывала собой одежду.
  

94

  
   Драупади завыла в голос, когда ей сказали, что дети ее погибли. Она лила слезы и требовала мести. Мне пришлось вмешаться:
   - Мы должны прервать этот бесконечный цикл мести. Сначала мы пошлем людей отыскать Ашваттхамана и попытаемся его захватить.
   Когда мы загнали Ашваттхамана в угол, он метнул небесное оружие брахмастру во вдову Абхиманью Уттрари, надеясь уничтожить носимый ею плод и прервать этим потомство Пандавов. Я встал между Уттари и Ашваттхаманом, и поглотил удар его оружия. К этому времени я уже вскипал от ярости и поэтому произнес проклятие, единственное проклятие, срывавшееся с моих уст:
   - О Ашваттхаман, три тысячи лет не сможешь познать смерти! Твои раны будут гноиться, а тело будет покрыто язвами, и ты будешь невыносимо страдать!
   Так, я обрек его блуждать по земле в течение трех тысяч лет в нищете и в лишениях.

*****

  
   Бросив таксисту обещанные двести рупий, Ратхор выпрыгнул из машины. Двери в офис хранилища были заперты.
   "Все это чертовски неправильно".
   Все подобные организации держали вооружённых охранников. Сегодня даже не выходной день, но все заперто и не видено нигде охраны.
   Ратхор позвонил в управлении полиции Дели и попросил прислать подмогу, а также связаться со службой безопасности хранилища. Через несколько минут к зданию подлетел фургон, их которого вышли несколько охранников. Ратхор поспешно достал из кармана удостоверение и представился их начальнику:
   - Я суб-инспектор Ратхор, и я имею основания полагать, что внутри находятся мои коллеги, попавшие в ловушку. Надо немедленно проникнуть туда.
   У охранников быстро нашелся ключ, и как только дверь отпёрли, Ратхор с пистолетом наготове бросился внутрь. За ним следовал начальник службы безопасности со своими людьми. Они остановились перед очередной запертой дверью, начальник нажал комбинацию цифр на замке и дверь распахнулась. Через минуту менеджер Равал и заместитель директора Центрального бюро расследований были освобождены. Оба они молчали о той роли, которую сыграл Гарг во всем здесь происшедшем. Пока что он был просто жертвой неизвестных преступников.
   - Надо спешить! - крикнул Ратхор.
   Равал бросился открывать дверь в помещение с сейфами. Когда Ратхор вошел туда, он чуть не поскользнулся. Взглянув себе под ноги, он обнаружил, что стоит в луже крови. И только потом он увидел Шайни и Радхику, лежащих связанными и с заткнутыми ртами.
   Ратхор устремился к Радхике, с радость отметил, что она смотрит на него ясным взглядом. Он сорвал с ее рта скотч и стал осматривать в поисках раны.
   - Нет, Ратхор, я не ранена. Они убили Шайни, - сказала она, кивая на тело и надпись кровью над ним.
   - Проклятье! - простонал Ратхор.
   Он приблизился к Шайни и приложил два пальца к его шее.
   - О! Очень слабый, но пульс есть! - ликующе закричал Ратхор.
   Начальник службы безопасности потянул Ратхора в сторону. В помещение быстрым шагом входили отправленные по его просьбе полицейские. Вместе с ними были и медицинские работники. Старший из них сходу стал распоряжаться:
   - Поднимите раненную ногу вверх! Надо уменьшить кровопотерю!
   Его помощники без промедления положили Шайни на спину, одновременно поднимая его ногу, из ступни которой торчал скальпель. Надев перчатки, медик вытащил скальпель и передал его помощнику.
   - Нужна операция. Сейчас мы только можем наложить жгуты, - сказал медик, жестами давая указания своим подчиненным, которые уже приготовили носилки для переноски раненого в машину скорой помощи.
   Когда Шайни унесли, Радхика огляделась и заметила Сунила Гарга. Он улыбнулся и представился.
   - Меня известили, что здесь может произойти преступление, поэтому я и явился сюда. Но, к сожалению, преступники меня одолели, - сказал Гарг, приводя свою помятую одежду в порядок.
   Радхику осенило. "Этот голос! Я же слышала его по телефону. Это не Равал звал сюда Шайни. Это был Гарг!"
  

95

  
   Гандхари, поддерживаемая слепым Дхритараштрой, бродила по тихому теперь полю битвы, отыскивая тела своих павших сыновей. Сотня невесток помогала им. Пандавы заметили, что Кунти, их мать, тоже блуждает по полю, что-то пытаясь найти.
   - Кого ты ищешь, мама?
   - Карну, - ответила Кунти.
   - Зачем тебе этот сын возницы? - воскликнул Арджуна.
   - Затем, что он твой старший брат, - тихо ответила мать сыну.
   Скорбь Арджуны не имела границ. Он не только участвовал в убийстве Бхишмы и Дроны, но от его руки пал его родной брат! Карна! Мать поведала сыновьям всю историю об их старшем брате. О том, как он был рожден от Сурьи, и о том, как, узнав о родстве с Пандавами, Карна не предал Дурьйодхану, но и обещал щадить своих братьев. Пандавы вспомнили, как он держал их жизни в своих руках, но не воспользовался этим.
   - Но почему ты не сказала нам? - спросил Арджуна у Кунти.
   Я ответил за нее:
   - А зная это, ты смог бы с ним сразиться?

*****

   Старый храм Радха-Говинда в центре Вриндавана видал и хорошие, и плохие времена. Его построил раджа Ман Сингх в 1590 году. Розовый песчаник на строительство храма пожертвовал лично император Акбар. Менее чем через восемьдесят лет на храм напал Аурангзеб, после жесткого штурма, разрушивший четыре яруса из семи. С тех пор храм пустовал. Позади него построили новый, меньший размерами, храм, в котором установили копии некоторых святынь из первоначального храма.
   Прия и Таарак вошли в разрушенное здание храма. Они увидели надпись на санскрите, гласившую, что храм действительно построил раджа Ман Сингх. Чуть ниже надписи находилась квадратная рамка с четырьмя выступающими квадратными же втулками.
   - Дай мне пластину, - торопливо сказала Прия.
   Получив пластину от Таарака, Прия приложила ее к рамке. Ей пришлось чуть-чуть нажать, и пластина идеально встала на место. Значит, и это было правдой. Ман Сингх установил эту пластину в построенном им храме.
   - Да... для того времени это была серьезная постройка, - проговорила Прия, вытаскивая пластину из рамки. - Тысячи рабочих возводили храм. Сам император Акбар посещал его.
   Они принялись внимательно разглядывать развалины. Формой храм напоминал крест, каждый неф был примерно тридцати метров в длину. Все стены были украшены сложными орнаментами и тонкой резьбой. От вида этого некогда величественного здания, теперь пришедшего в полный упадок, у Прии забурлила кровь.
   - Разве мы можем быть уверены на все сто, что это тот самый храм, Матаджи? - спросил Таарак.
   - Ты забыл перевод текста с пластины, который сделал Шайни? - удивилась Прия. - "Ман Сингх говорит тебе - отринь ненависть и научись любить. Ищи храм мой семиярусный, и меня ты также найдешь". Этот храм построен Ман Сингхом и в нем когда-то было семь ярусов. Мы там, где и должны быть!
   - А как насчет этой строки: "Когда творение и разрушение объединятся, и 894 будет безраздельно править, там, где кокосы и лотосы украшают мою корону, у реки я буду"?
   - Храм был построен и разрушен в течение одного века. Один мусульманский правитель, щедрый, мудрый и веротерпимый, способствовал появлению этого замечательного сооружения, другой, фанатик своей веры, разрушил его. Это, скорее всего и есть объединение творения и разрушения.
   - Но что означают слова о кокосах и лотосах, о короне и реке?
   - Посмотри на потолок. Он представляет собой скульптурное изображение лотоса весом в несколько тонн.
   Таарак поднял голову и действительно, увидел прекрасный цветок.
   - Но где де кокосы? - не унимался он.
   - Если внимательно разглядишь резьбу, то обнаружишь в ней и мотив лотоса, и мотив кокоса. И прежде чем ты задашь свой следующий вопрос, знай, мы находимся во Вриндаване, стоящем на берегу Ямуны, так что слова про реку тоже становятся понятны.
   - Теперь все понятно, Матаджи. Все, кроме числа 894!
   - Вот про это число ничего не могу сказать. Понятия не имею, что оно означает. Но всем остальным условиям храм соответствует, так что можешь быть спокоен - мы в нужном месте!
   - Но с чего же мы начнем? Храм очень древний и очень большой.
   - Первым местом, которое я хочу проверить, является гарбагриха, - уверенно сказала Прия.
   - Час от часу не легче, - вздохнул Таарак. - Что такое гарбагриха?
   - Гарбхагриха - это "святая святых" каждого индуистского храма, место, где находится идол, статуя божества или другой объект поклонения, - пояснила Прия. - "Гарбха" на санскрите означает "чрево", а "гриха" - "дом". Это самое сокровенное место храма, туда допускаются лишь храмовые священнослужители. Если в храме и хранилось что-либо драгоценного, то оно располагалось в гарбхагрихе.
   - Где же расположена гарбхагриха этого храма? - спросил Таарак.
   - В этом то и проблема, - вздохнула Прия. - То помещение, что является гарбхагрихой в настоящее время, ранее таковым не было.
   - Но ведь все храмы должны строиться по канонам "Вастушастры"! Как же такая важная часть здания, как гарбхагриха, может быт в произвольном месте?
   - В свое время англичане пытались начать ремонт и что-то перестроили по-своему, но потом бросили. Скорее всего, испугались, что стены обрушатся. Есть предание, что когда воины Аурангзебв разрушали храм, земля задрожала, и они в страхе за свою жизнь сбежали, не успев довести свое грязное дело до конца.
   - Может быть, сохранились какие-нибудь записи, документы о том, где могла располагаться гарбхагриха? - предположил Таарак. - Те же жрецы храма не оставили воспоминаний?
   - Нет. Среди строителей было много последователей Чайтаньи Махрабу, этого истового вишнуита из Бенгалии. Они же стали здесь священнослужителями. Но никаких документов они не оставили, - ответила Таараку Прия. - Но мы знаем, что храм в верхней проекции имеет форму креста. Предположим, что гарбхагриха находилась в центре, оттуда и начнем поиски.
   Они бодро направились в сердце храма. Таараку пришлось включить фонарик, так как лучи света недостаточно освещали внутренности здания. Когда они достигли самого центра, Прия ахнула. Перед ними, на том месте, где наверняка стояла главная святыня храма, находилось углубление диаметром около метра, достаточно просторное, что бы туда поместились два человека.
   - Кто-то опередил нас, - сердито пробормотала Прия, стоя на краю ямы.
   Кто-то провел здесь достаточно большую работу. Глубиной яма была больше шести метров. Рядом лежало несколько куч выкопанной земли. Откуда-то с потолка свисала веревка, уходившая вглубь ямы.
   - Если там что-то и было, то, наверняка, уже унесено, - голос Прии отражал бушевавший в ней гнев. - Но, тем не менее, спустимся туда, посмотрим.
   Таарак взял в рот фонарик и начал спускаться по веревке первым. Прия последовала за ним. Как только ее ноги коснулись дна ямы, она принялась лихорадочно шарить руками по земле.
   В этот момент сверху на них упал луч яркого света. Прия и Таарак, вздрогнув от неожиданности, подняли головы. Лицо стоявшего там человека было не разобрать, но голос его они узнали безошибочно.
   - Что может быть милее встречи старых добрых друзей? - произнес Сунил Гарг.
   Прежде чем Таарак успел взмыть вверх по веревке, Сунил молниеносным движением обрезал ее.
   - Мне кажется, что в последнее время изрядно вымотались, - продолжал сотрудник Центрального бюро расследований. - Хорошее прохладное место без яркого света, как вот это, отлично снимает стресс и позволяет восстановить силы.
   После этих слов на Прию с Таараком обрушился град из земли и гальки.
   - OM Shri Prithivi Raskshakaaya Namah, - пропел Гарг, загребая очередную лопату земли.
   -Эй! - крикнула ему Прия. - Мы можем заключить сделку! Мне кажется, я поняла, где находится камень. Просто послушай...
   - Сделку? Что бы ты поступила со мной так, как в хранилище? Бросила там, связанного, местной полиции это могло показаться подозрительным. Или ты выдумаешь для меня еще что похуже. Нет уж, спасибо, - он бросил вниз еще лопату земли. - OM Shri Maangalya Daayakaaya Namah.
   Прия выплюнула попавший ей в рот песок.
   - Я просто связала тебя и оставила там, но ведь не убила!
   - Считай, что мы квиты. Когда ты была маленькой, я мог арестовать тебя и отправить в тюрьму за убийство твоего соседа, но я же не сделал этого, - Гарг говорил, одновременно кидая землю в яму и скандируя гимны. - OM Shri Maangalya Daayakaaya Namah.
   Внизу этой адской дыры Прия и Таарак опустились сна дно и стали воспевать имена Господа. Они поняли, что их время истекло.
  

96

   Я посоветовал Пандавам испросить благословения у Дхритараштры и Гандхари. Гандхари обняла Драупади и они вместе принялись рыдать. Обе были матерями, потерявшими всех своих сыновей. Видура посоветовал Гандхари:
   - Прояви, пожалуйста, милосердие, не проклинай Пандавов. Иначе на этой земле не останется никого из правящей династии.
   Супруга царя Дхритараштры пообещала сдержать свой гнев. Она пришла на поле Куру. где лежали тела ее сыновей и впала в отчаяние. Там, испытывая неутолимое горе, царица просидела много часов. Наконец, она почувствовало голод. Сверху до нее донесся сладкий запах манго. Увидев, что плод растет высоко на дереве, Гандхари собрала в кучу несколько камней, поднялась по ним и сорвала манго. Когда же она спустилась, то увидела - то были не камни, а тела ее сыновей. Ее вдруг озарило, что происходящее является насланной мною иллюзией. Тогда Гандхари прокляла меня:
   - Тебя тоже ждет потеря всех твоих близких! Знай же, Кришна! Ты будешь беспомощно взирать за тем, как племя твое уничтожает само себя! Затем ты сам падешь, подобно животному, от руки охотника!

*****

   Шайни очнулся в светлой и просторной больничной палате. Он пробыл без сознания более двух суток. Снаружи палату охранял от возможного визита Прии и Таарака Ратхор. А внутри, у самой кровати сидела Радхика и молилась о выздоровлении Шайни. Когда же он открыл глаза, она испытала такой восторг, что тут же поцеловала его.
   - Врачи сказали, что еще пять минут - и было бы поздно, ты мог истечь кровью, - рассказала ему Радхика.
   Она поглаживала голову Шайни, а из ее глаз капали слезы.
   Шайни слабо улыбнулся ей, попытался пошевелиться и почувствовал, что его левая нога туго перевязана.
   - Была операция, - объяснила ему Радхика. - Очевидно, скальпель рассек артерию.
   У Шайни нашлись силы рассмеяться.
   - За время поисков Ключа Кришны я уже второй раз лежу на больничной койке, да и ты тоже успела разок на ней оказаться. Когда это все закончится, пойду сдавать экзамены на медицинскую степень!
   - Меня не интересует ни Ключ Кришны, ни то, что он там открывает, - тихо сказала Радхика. - Я была уверена, что потеряла тебя, Рави. Разве нельзя отказаться от этих поисков? Знал бы ты, сколько крови пришлось врачам влить в тебя!
   - Расскажи, как я вообще сюда попал, - сменил тему разговора Шайни.
   Радхика изложила ему события того дня, которые он не мог помнить.
   - Страшно подумать о том, что Ратхор мог и не попасть в хранилище! - этими словами Радхика закончила свое рассказ.
   - Где же он сейчас?
   Радхика вышла из палаты и позвала Ратхора. Ратхор просиял, когда увидел, что смог спасти хотя бы одну из пяти жертв Таарака.
   - Но почему вы так настойчиво пытались дозвониться Радхике? - спросил Шайни, пытаясь приподняться на постели.
   Рукой Радхика придержала его и нажала кнопку сбоку больничной кровати. Механизм поднял Шайни до удобного ему положения.
   - После убийства секретарши Куркуде из ее компьютера скопировали какие-то данные. И вот удалось установить, что же интересовало преступников, - сообщил Ратхор.
   - И что же это были за данные?
   - Замеры радиоактивности по всей стране. В центре Куркуде наложили эти данные на карту. Копию выслали мне факсом, и я так раз, собирался доложить об этом своей начальнице, но она не отвечала. Вы в это время были в подвале хранилища.
   - Покажите мне эту карту, - Шайни протянул руку, еще дрожащую от слабости.
   Радхика вздохнула. Он стоял на самом пороге смерти и чудом смог вернуться, но вот уже готов снова предаться поиску. Ратхор, увидев ее реакцию, попробовал увильнуть:
   - Да там только какие-то цифры, для людей непосвященных - это китайская грамота.
   - Я все же попробую разобраться, - с улыбкой сказал Шайни.
   Ратхор извиняющимся взглядом посмотрел на Радхику, пожал плечами и передал Шайни карту. Тот сразу же погрузился в ее изучение.
   - Интересно! Здесь есть интересные закономерности, - обрадовался Шайни и обратился к Ратхору. - У вас нет с собой ручки?
   - Мне бы еще придвинуть стол к кровати, - Шайни умоляюще посмотрел на Радхику, потом кивнул на больничный передвижной столик с колесами.
   Неохотно, но Радхика подкатила ему столик.
   - Все-таки я не пониманию, зачем тратить время на это, - не удержалась Радхика. - Неужели ты не можешь бросить эти поиски?
   - Обещаю подумать над этим, - улыбнулся Шайни. - Дай мне только разобраться с этой картой.
   Шайни положил лист бумаги с картой на столик и принялся делать на нем отметки. На это у него ушло минут десять. Закончив, он еще с минуту любовался картой.
   - Видимо, в школе вы учили не только историю, - усмехнулся Ратхор. - Ну и что все это значит? Чем нам поможет?
   - Смотрите сюда, здесь все просто. Вот двадцать четыре выделенных места на карте. Восемь из них - атомные электростанции, повышенный уровень радиации характерен для местности, где они расположены. Они нам не интересны, я их зачеркиваю.
   - У нас осталось шестнадцать мест, - продолжил Шайни. - В их число входит и Джодхпур, где Куркуде впервые обнаружил повышенную радиоактивность. Но я бы исключил и Джодхпур, так как, скорее всего, здесь находился древний природный или естественный ядерный реактор.
   - Также можно вычеркнуть Покран, там правительство Индии проводило испытания. Осталось четырнадцать пунктов, - Шайни снова взглянул на карту. - Вы не видите ничего странного?
   Он показал карту Ратхору и Радхике. Они внимательно посмотрели, но не увидели ничего существенного.
   - Ну, вы могли этого и не знать, - утешил их Шайни. - Дело в том, что если не брать во внимание Агру и Кайлас, названный здесь по-тибетски - Канг Ринпоче, то оставшиеся двенадцать точек на карте - это места нахождения двенадцати самых священных Шивалинг Индии!
  

97

  
   Траур подошел к концу. Пришло время для возведения Юдхиштхиры на престол. Но он не был уверен, что желает этого.
   - Как я могу сесть на трон, цена которому - убийство большинства моих родственников? - спрашивал он меня.
   Я ответил ему примерно так же, как говорил Арджуне перед битвой:
   - Ты, конечно, можешь стать аскетом и удалиться в леса. Но ведь это будет отказом от своего народа, нуждающегося в поддержке царя после такой бойни. У тебя же есть возможность снова возродить дхарму во всем царстве! Не отрекайся от своего долга!
   Юдхиштхира признал истину моих слов и согласился сесть на древний престол династии Куру в Хастинапуре. Брахманы приветствовали его пением гимнов и молитв, жители города осыпали лепестками цветов и клались в верности.

*****

   Радхика повнимательнее посмотрела на карту. Да, действительно, Шайни выделил города с самыми известными Шивалингами.
   - Из этих двенадцати, лингам Сомнатха всегда считался самым священным, - заметил Шайни.
   - Но если речь идет о священных лингамах, то почему на карте присутствуют Агра и Кайлас? - спросила Радхика.
   Задумавшись о другом, Шайни не ответил. Он ломал голову, пытаясь дословно вспомнить, что сказала Прия, когда держала их под прицелом в хранилище.
   Благодарю за вс, что вы сделали для наших поисков. Я бы охотно пообщалась с вами, но время поджимает. Мне не терпится найти камень Сьямантака. О, профессор, вы навсегда останетесь в моем сердце! Вот почему я не доверю моему Тааараку проделать все с вами в одиночку. Бог видит, я не могу поставить вас на одну доску с остальными!
   Сьямантака! Она уверенна, что Ключ Кришны ведет к философскому камню!
   - Нам необходимо поговорить с Прией! - сделал неожиданное для всех заявление Шайни.
   - С кем? Да она же чуть тебя не убила! - задохнулась от возмущения Радхика.
   - Тем не менее, это надо сделать. Она знает то, чего не знаем мы, - настаивал Шайни.
   - В любом случае, вряд ли ты когда-нибудь ее увидишь, - уверенно сказала Радхика.
   - Почему? Думаешь, она добралась до разгадки и скрылась?
   - Нет. Думаю, что в настоящее время она уже должна быть в руках Сунила Гарга, - ответила Радхика с загадочной улыбкой на губах.
   - Причем здесь он?
   - Как только тебя увезли на скорой помощи, я подошла к Сунилу Гаргу. Я сказала ему, что знаю о его роли в этом деле. Что он находился в хранилище, что он звонил тебе от имени служащего хранилища. Я предложила ему - если он не хочет испортить свою блестящую карьеру, то путь позаботится о Прие и Таараке, - твердо и четко, как на рапорте, сказала Радхика.
   Ошеломленный Шайни не смог ничего сказать, тогда как Ратхор залился смехом. Инспектор Сингх в очередной раз доказала, что ее грозная репутация возникла не на пустом месте.
   - Если мы не может спросить у Прии, значит, должны сами догадаться о причине, по которой здесь отмечен Кайлас. И я уверен, что Сомнтатх указан по этой же причине, - по голосу Шайни было понятно, что он готов с головой погрузиться в прерванные поиски.
   - Рассказывай, я уже поняла, что ты что-то придумал, - сказала Радхика, в которой боролись раздражение и любопытство.
   - Начну с того, что Сьямантака является изотопом, способствующим трансформации, преобразованию одного элемента в другой. Современная наука говорит о том, что подобные трансформации проходят лучше всего посредством ядерных реакций. Так что, возможно, что камень Сьямантака - источник ядерной энергии.
   - Кайлас! - перебила его Радхика. - Как эта химия и физика относится к тому, что на карте отмечен Кайлас? Мы же были там вместе с тобой и ничего не увидели, кроме снега и льда!
   - Я уже и не удивлен тем, что мы ничего не обнаружили. У меня новая гипотеза - Кайлас это не гора, а алхимическая пирамида! - уверенно произнес Шайни.
   - Что, черт ее побери, такое, эта алхимическая пирамида! - взвыл Ратхор, которому были всегда ближе такие темы, как убийство, похищение и вымогательство, чем эзотерические философствования.
  

98

   После всех церемоний возведения на престол, Юдхиштхира с братьями, по моей просьбе, отправились повидать Бхишму, который был ещё жив и пребывал на ложе из стрел. Юдхиштхира подсел к Бхимше и стал выслушивать от него поучения об обязанностях царя. Разговор между ними длился несколько дней. Бхишма ответил на все вопросы молодого правителя. Отсчитав восемь дней от первого полнолуния после великой битвы, Бхишма остановил свое дыхание и покинул этот мир. Жизнь человека, отрекшегося от престола и давшего нерушимую клятву хранить обет безбрачия всю жизнь ради того, что бы его отец мог жениться, должна была стать ярким примером для Пандавов.

*****

   - Целью алхимии является трансформация низших форм в высшие, - в своей излюбленной лекционной манере стал рассказывать Шайни. - Обывательское представление об алхимии ограничивается превращение свинца в золото, тогда как высшей целью этой науки является не материальная, а духовная составляющая - смерть обратись в жизнь, обретение бессмертия. Одним из главных символов алхимии является пирамида. Египетских фараонов хоронили в пирамидах потому, что были уверены - эта конструкция превращает смерть в жизнь.
   - Как же пирамида превращает смерть в жизнь? - спросила Радхика.
   - Для ответа на этот вопрос надо понять концепцию Оргона.
   - Оргона? Это еще что?
   - В основе алхимического мировоззрения лежит идея о том, что все, называемое нами Богом, является универсальной энергией жизни. Оргон - это и есть такая энергия. В разных культурах она звалась по-разному - аура, эфир, ци, ки, мана, акаша, прана. Все эти понятия, так или иначе, относятся к Оргону алхимиков. Сама теория Оргона была предложена Вильгельмом Райхом в тридцатых годах двадцатого столетия, но представления о пране существуют в Индии с далеких ведийских времен. Райх называл Оргон веществом без массы, светоносным эфиром, проникающей повсюду живой энергией. Он полагал, что многие болезни, в том числе и рак, возникают из-за дефицита телесного Оргона. Если оставить в стороне всю причудливую терминологию алхимиков, речь идет о жизни или духе, вселяемом Богом во все создания. Дух этот пребывает в свежих продуктах, свежей воде в свежем воздухе. Поэтому "Аюрведа" так настойчиво рекомендует употреблять только свежие продукты.
   - Но почему об Оргоне так мало известно? Что об этом говорят врачи? - заинтересовано спросила Радхика.
   - Для изучения Оргона Райх основал институт. Его исследования показали, что Оргон находился в минимальной концентрации либо исчезал вовсе возле телекоммуникационных вышек и труб химических заводов. Но у этих отраслей было очень активное лобби, и вскоре Федеральный суд США вынес постановление о запрете деятельности института Райха. Самого Райха посадили в тюрьму, а всю информацию об Оргоне стали систематически уничтожать. Теорию Оргона объявили псевдонаучной. Тем не менее, эта теория жива. Например, Национальный центр дополнительной и альтернативной медицины в США до сих пор использует Оргон как часть своих клинических процедур.
   - Как соотносятся пирамиды с теорией Оргона?
   - Пирамиды является этаким аккумулятором Оргона. Гигантским приспособлением, высасывающим жизненную энергию из воздуха, воды, земли, и концентрирующим ее в одном месте.
   - Значит, египтяне помещали своих фараонов в пирамиды, то есть в аккумулятор жизненной энергии, не только для сохранения их тел, но и для возможности их возвращения к жизни? - уточнила Радхика.
   - Вот именно, - подтвердил Шайни. - Надо заметить, что у пирамиды есть не только четыре грани, видимые всеми, но имеется и основание, пятая грань. Древние считали, что пять граней пирамиды собирают прану, или жизненную энергию, в центре, ядре пирамиды. Помните ведийский квадрат, где в центре находится пятерка? Вот так, по виду цели, пирамида не просто имеет отношение к алхимикам, но и была главным их инструментом.
   - Что-то я недопонял... Этот Оргон - вполне реален? - вмешался в беседу Ратхор. - Есть научные доказательства его существования?
   - Большинство исследователей Оргона находятся в "научном подполье" из-за поставленного на них клейма шарлатанов. В основном это - энтузиасты и любители. Например, один канадец из Ванкувера построил в Абботсфорде медную пирамиду в натуральную величину. Внутри, в разных местах он разместил кусочки мяса. По его наблюдениям, мясо у стен - гнило, в то время как мясо, помещенное в центре пирамиды, сохранялось несколько месяцев.
   - Ты в это веришь? - задала вопрос Радхика.
   - Дело не в том, верю ли я в это! Важно, что древние люди верили! И гора Кайлас вполне может оказаться огромным устройством для поглощения жизненной энергии. И не исключено, что Кайлас построен из того же материала, что и камень Сьямантака, известный нам со времён Кришны. И, являясь источником ядерной энергии, камень этот, помещенный в лингам храма Сомнатх, демонстрировал там свои свойства.
   - Но ты всерьез допускаешь, что гора Кайлас может быть гигантской рукотворной пирамидой? - в голосе Радхики сквозило недоверие.
   - Я могу предположить, что изначально Кайлас был горой из подходящего материла и подходящей формы. Алхимики только довели гору до совершенства. Разве не удивительно, что четыре грани Кайласа сориентированы по четырём сторонам света. К том же западная грань имеет вогнутость в 108 градусов, и северная грань со склоном соседней горы образуют дугу в те же 108 градусов! Может ли такое быть простым совпадением?
   - А целью этой пирамиды было собрать большой запас праны или Оргона и, затем, использовать его как преобразующее химические элементы вещество?
   - Да. Помнишь, в "Бхагавата Пуране" говорится о том, весь мир состоит из Панчабхуты, пяти изначальных субстанций. Это - земля, вода, огонь, воздух и Акаша-эфир. Пирамида Кайлас своими пятью сторонами, включая основание, улавливал жизненную энергию из этих пяти элементов.
   - Выходит, что радиоактивность, зафиксированная на Кайласе и в храме Сомнатх - одной и той же природы? И такой же радиоактивностью обладает камень Сьямантака? - заключила Радхика.
   - На самом деле, радиоактивность во всех отмеченных на карте местах одной и той же природы! После вторжения Газневи раджпуты или джаты приняли решение, что для лучшей сохранности камня, его лучше прятать по очереди в разных метах. Храмы хорошо подходили для этой цели. Но борьба мусульманских завоевателей с неверными религиями и, как следствие, разрушение храмов, заставило хранителей перепрятывать камень чаще, чем они планировали.
   - Где же сейчас может находиться этот камень? - вопросы Ратхора всегда были больше прагматичными.
   - Среди мест на карте с повышенной радиоактивностью есть Агра. Явных причин этому я не вижу. Единственное, что приходит на ум - в Агру англичане доставили двери из гробницы Махмуда Газневи. Мне говорили, что они до сих пор хранятся на складе в крепости. Моя лучшая идея на настоящий момент - это поехать туда и посмотреть на эти двери!

99

   Вскоре после смерти Бхишмы у вдовы Абхиманью Уттари начались схватки. Все были крайне взволованы - это был последний отпрыск династии. Среди всеобщей суеты Уттари родила мальчика. Появился новый повод для паники - ребенок не произнес ни звука, он не плакал! Услышав вопли женщин, я пришел в покои Уттари, взял младенца на руки и нежно прошептал ему на ушко:
   - Не бойся, малыш, этот мир не так страшен, как тебе могло показаться. Здесь есть и добро и счастье! Давай, малыш, не бойся!
   Ободренный моими словами, младенец открыл глаза и улыбнулся.
   - Добро пожаловать в этот мир, малыш Парикшит! - улыбнулся ему в ответ я.

*****

   Изнывающий от скуки Ратхор отправился в Агру посетить крепость. Через два дня Шайни разрешили покинуть больницу, взяв с него обещание не подвергать левую ногу нагрузкам и использовать трость или костыль. Все время пребывание его в больнице рядом находилась Радхика. Можно сказать, она выходила Шайни.
   Вечером Шайни повел Радхику в итальянский ресторан. Есть им совсем не хотелось, поэтому меню они даже не открыли, зато карту вин изучили во всех подробностях. Первой они заказали бутылку "Кьянти", которая очень быстро уступила место "Бароло". С той же скоростью, с которой наливалось вино в бокалы, они изливали друг другу душу и делали признания. К выводу, что им не помешает бутылочка "Барбареско" они пришли слишком поздно - заведение уже закрывалось.
   - Не зря я столько лежал в больнице, наконец-то соблазнил медсестру! - на лице Шайни играла улыбка, но взгляд его был абсолютно серьезным.
   Что бы встать, ему пришлось опереться на стол. Радхика тут же помогла ему, подав трость, и поддерживала его всю дорогу до поджидавшей их машины. Они шли, держась за руки, как подростки на первом свидании, но при этом каждый чувствовал рядом с собой свою вторую половину, так неожиданно обретенную.
   - К тебе или ко мне? - игриво спросила Радхика.
   Она снимала номер в одном отеле с Ратхором, а дом Шайни был в пятнадцати минутах езды отсюда.
   - Ко мне, - твердо сказал Шайни, глядя ей прямо в глаза.
   - Тогда клянусь, что в этот раз не буду производить обыска, и не буду конфисковать что-либо в качестве вещественного доказательства, - с великолепно разыгранной серьезностью заявила Радхика.
   Как только они вошли в жилище Шайни, сразу упали на диван и слились в своем первом поцелуе. Радхика крепко прижалась к Шайни, как будто желала поглотить его и одновременно хотела быть поглощенной им. Утолив порыв страсти, они поднялись в спальню. Там они легли на кровать. Радхика уткнулась лицом в груди Шайни. Тот вдруг почувствовал влагу на своей коже и понял, что Радхика плачет.
   - Не переживай, - сказала она. - Просто я впервые с кем-то после смерти мужа.
   Утром они спустились в кухню, но там их ждал совершенно пустой холодильник. Хорошо еще, что молочник оставил у двери бутылку свежего молока, а в буфете нашлась пачка печенья и чай. После такого импровизированного завтрака они вернулись на диван. Но если вчера их страсть вылилась в зажигательный вальс, то сегодня это было долгое и неторопливое танго.
   После принятого совместно душа, Шайни спросил:
   - Что ты скажешь насчет романтического путешествия? Только ты и я.
   Глаза у Радхики радостно вспыхнули:
   - О, да! Это было бы замечательно! Ты уже придумал куда?
   - Я слышал, что в это время года Тадж-Махал невероятно романтичен!
  

100

  
   Юдхиштхира очень обрадовался рождению Парикшита - род Пандавов будет продолжен! Тогда он решил, что пришло время провести обряд Ашвамедху. Царского коня отпустят на свободу, и он будет бродить целый год, где ему вздумается. Страна, которая беспрепятственно пускала коня на свою территорию, признавала власть Юдхиштхиры. Сражаться с ним никто не хотел. Даже земли Шакуни и Джаядратхи, этих врагов Пандавов. безропотно покорились. В Манипуре Арджуну приветствовал местный правитель Бабрувахана, его сын от царицы Читрангады.
   - Ты же воин, сын мой! - воскликнул Арджуна. - Сражайся! Не дай так легко захватить твое царство!
   Бабрувахана вступил в бой и даже сумел пронзить стрелой сердце Арджуны. Царевна нагов Улупи силой своей магии вернула Арджуну к жизни. В конце концов Арджуна вернулся в Хастинапур вместе с жертвенным конем. Это еще сильнее упрочило могущество и славу Пандавов.

*****

   Прибывшие в комплекс Тадж-Махала Шайни и Радхика шли, держась за руки, через декоративные сады. Первый взгляд на мавзолей поражал всеми деталями - великолепный центральный купол, сорокаметровые минареты по углам здания, река Ямуна, протекающая позади Тадж-Махала, изысканная мраморная решетка.
   Шайни и Радхика были очень довольны. Они были друг с другом и гуляли по садам Тадж-Махала - вечного символа бессмертной любви. Романтический настрой нарушил звонок телефона Радхики.
   - Это Ратхор, - сказала она и передала Шайни трубку. - Он спрашивает тебя.
   - Двери, которые находятся в Агра-форте, являются всего лишь копиями, а не оригиналами, - сообщил Ратхор.
   - Мы можем быть в этом уверены? - спросил Шайни.
   - Да! Эти двери сделаны из деодара, гималайского кедра, который растет и в Афганистане. А оригинальные двери храма Сомнатх были выполнены из сандалового дерева.
   - А их не исследовали радиоуглеродным методом?
   - Насколько мне известно, нет, - ответил Ратхор. - Но я узнал кое-что интересное от гида.
   - Что?
   - В 1842 году Эдвард Лоу, первый граф Элленборо, генерал-губернатор Индии, распорядился, что бы британские войска, находящиеся в Афганистане, нашли и вернули сандаловые двери из Сомнатха, увезенные Газневи. Так вот, этот приказ поручили исполнить Джатскому полку!
   - Да уж! Джаты хотели вернуть двери, и они их вернули! Но что произошло с ними дальше?
   - Все, что известно - двери забрали из гробницы Махмуда Газневи и привезены в Индию. Потом выяснили, что это копии. С тех пор они хранятся в Агра-форте, - ответил Ратхор.
   - Ладно, спасибо за новости! Мы тут гуляем по Тадж-Махалу, если хотите - присоединяйтесь, - сказал Шайни.
   Он вернул телефон Радхике и они продолжили свою экскурсию.
   Когда они подошли достаточно близко к самому зданию мавзолея, Шайни остановился и стал пристально разглядывать центральный купол. Видя, что он не отрывает глаз от Тадж-Махала в течение уже нескольких минут, Радхика с шутливой ревностью сказала:
   - Я думала, что так смотреть ты можешь только на меня!
   Но Шайни не прервал своего занятия даже после этих слов.
   - Что там, Рави? - до Радхики дошло, что Шайни осенила новая догадка. - Что ты увидел?
   - Видишь самую верхушку?
   - Конечно, - кивнула Радхика. - На верху - традиционный мусульманский полумесяц. Что тебя так взволновало?
   - Посмотри внимательнее, - посоветовал Шайни. - Это не просто полумесяц, принятый в исламской символике. Помимо полумесяца, над ним расположен кувшин, из него торчат изогнутые литься манго, а венчает все кокос. Догадалась, о чем я говорю?
   Радхика пригляделась и ахнула. Ей всегда казалось, что шпиль на куполе выполнен в полностью исламской манере, и ей никогда не приходило в голову мысль более пристально его изучать.
   - Так ты хочешь сказать...
   - Теперь посмотри на само здание! - прервал ее Шайни. - Тебе не кажется, что в его внешнем виде и конструкции есть нечто удивительное?
   - Э..., у него четыре минарета по углам и большой купол в центре и ...
   - Да нет, - Шайни снова не дал ей договорить. - Забудь пока о минаретах и куполе! Обрати внимание на форму Тадж-Махала в целом. Создается иллюзия, что он построен в виде квадрата. И многие в этом уверены! Заблуждение порождено так раз четырьмя минаретами и квадратным основанием. Но на самом деле форма мавзолея - восьмиугольник! Посмотри еще раз!
   - Почему так важна восьмиугольная форма Тадж-Махала? - спросила Радхика, которой уже начала не нравится новая волна одержимости у Шайни.
   - Цифра восемь священна для индуистов. Оно, например, означает четыре основных и четыре промежуточных стороны света. Ты спросишь, какое это отношение имеет к мусульманской гробнице? Посмотри еще разок!
   Не желая, что бы Шайни показалось, будто она равнодушна к его изысканиям, Радхика послушно посмотрела вверх, не представляя, на что надо обратить внимание.
   - Видишь центральный купол? - он вытянул руку, указывая, куда ей смотреть. - Он не полностью гладкий и ровный. Его верхушку украшает перевернутый лотос! Снова индуистский символ!
   Шайни неожиданно схватил Радхику за руку и потянул ее к арке главного входа в мавзолей.
   - Куда мы? - ей пришлось даже перейти на бег, что бы поспевать за Шайни, который еще этим утором сильно хромал.
   - Смотри вверх! - скомандовал он.
   Радхика снова подчинилась, но в ней начинало расти раздражение.
   - Смотри на самый верх арки! Видишь там красный лотос? А теперь пошли внутрь мавзолея, - Шайни почти потащил Радхику за собой.
   Они поднялись по ступеням мраморного постамента, на котором, собственно, и стоял сам мавзолей, и направились к кенотафу Мумтаз-Махал. Подойдя к нему, Шайни прошептал Радхике:
   - Ты же видишь то, что вижу я?
   - Что я должна увидеть? - спросила сбитая с толку этими вопросами и ответами Радхика.
   - Вот эту погребальную камеру, в которой стоят надгробия Мумтаз-Махал и Шах Джахана. Это же тоже восьмиугольник! Снова восьмерка! Это количество индуистских знаков в мусульманской святыне поражает!
   - А почему эти надгробья стоят не по центру камеры?
   - Вообще то надгробие Мумтаз-Махал стоит в центре, - пояснил Шайни. - Изначально Тадж-Махал планировался только как ее гробница. Когда же здесь поместили могилу Шах Джахана, центр камеры визуально сместился. Кстати, надо отметить, что это не настоящие их могилы, это кенотафы.
   - Вот как? - довольно резко, как часто бывало на службе, спросила Радхика. - А кто же здесь может быть похоронен, кроме как Шах Джахан и Мумтаз-Махал?
   - Это одна из загадок Тадж-Махала! Настоящие захоронения Шах Джахан и Мумтаз-Махал находятся на нижнем уровне здания, а перед нами - гробницы-пустышки, стоящие здесь, возможно, в декоративных целях.
   Шайни поискал в телефоне схему мавзолея.
   - Смотри сюда. Что бы добраться из сада до главной террасы, мы поднялись по ступенькам на метр, или чуть больше. Затем надо подняться на мраморное основание - в высоту это еще около шести метров. Отсюда до кенотафа ведут четыре ступени в одном месте, и еще две - в другом, в дверном проеме. Это метра полтора. Итого, идя из сада, мы поднялись на больше чем восемь метров. Если мы будем спускаться к настоящим могилам, которые находятся под декоративной погребальной камерой, мы спустимся по ступенькам на глубину пяти метров. Это значит, что настоящие могилы лежат на три метра выше уровня сада. Возникает вопрос - что скрывают эти три метра?
  

101

   Юдхиштхира правил царством следуя законам дхармы. Парикшит рос красивым молодым человеком. Дхритараштра и Гандхари продолжали жить в Хастинапуре, и Юдхиштхира делал все возможное для их благополучия. Прошло время, и престарелый слепой царь решил, что пора отказаться от житейских благ и уйти жить в леса.
   - Пойдем со мной, Гандхари. - позвал он супругу.
   Его сводный брат Видура выскзал желание отправиться с ними. А за ним и Кунти, мать Пандавов, собралась сопровождать их в аскетической жизни. Попытки Юдхиштхиры остановить их не увенчались успехом, старики были непреклонны. Они стали жить в лесу и однажды там случился пожар.
   - Беги! - закричал Дхритараштра жене, почуяв запах гари.
   - Зачем? - возразила ему Гандхари.
   Так, все эти старцы остались спокойно сидеть среди лесного пожара, позволив огню поглотить их.

*****

  
   - Но что же может быть спрятано в этих трех метрах? - спросила Радхика, уже не из вежливости, а заинтересовано.
   - Прежде, чем мы займемся этим вопросом, я бы хотел напомнить тебе кое-что из истории Тадж-Махала. Ты не против? - сейчас манера речи Шайни ничем не отличалась от той, с которой он вещал с кафедры в университете.
   Радхика улыбнулась.
   - Конечно, профессор! Почему бы вам не просветить меня, - дразня, ответила она Шайни.
   - В Национальном архиве правительства Индии есть документ, известный как "Бадшахнама". Это официальная история Шах Джахана, написанная его летописцем муллой Абдул Хамид Лахори.
   - И там говорится... - не удержалась Радихка.
   Шайни улыбнулся.
   - И там говорится, что после смерти Мумтаз-Махал ее решили похоронить в Агре, на месте дворца, принадлежавшего радже Джайсингху. Это был внук раджи Ман Сингха. В летописи отмечено, что, хотя потомки Ман Сингха высоко ценили свое имущество, ради императора Шах Джахана они согласились расстаться с ним безвозмездно. Но тем не менее, Джайсингху взамен дали надел из государственных земель.
   - Ты хочешь сказать, что Тадж-Махал - это бывший дворец индийского раджи?
   - Ну, не то, что бы весь, - ответил Шайни. - Наверняка остались оригинальные части того дворца. Сейчас трудно сказать. Достоверно известно то, что здесь был дворец, принадлежавший семье Ман Сингха, и его передали Шах Джахану для создания на этом месте усыпальницы его царицы.
   В голове Радхики от всех этих сведений царил форменный беспорядок, поэтому, когда Шайни позвал ее на берег реки, она с радостью согласилась. Но Шайни опять взял ее за руку и пошел быстрым шагом.
   - О, Рави! - пожаловалась Радхика. - Опять эта беготня с места на место!
   Шайни достал блокнот и прочитал ей вслух:

Ищи Шиву на самой высоте, ищи Вишну у моря. Откажись от поиска, ибо едины они. Только сердце твое способно узреть.

Когда творение и разрушение объединятся, и 894 будет безраздельно править, там, где кокосы и лотосы украшают мою корону, у реки я буду.

Ман Сингх говорит тебе - отринь ненависть и научись любить. Ищи храм мой семиярусный, и меня ты также найдешь.

Ты ищешь камень, который в золото обращает свинец, но воистину, его не обрести. Ищи вместо него истинный камень, который обратит твое сознание.

  
   - "...где кокосы и лотосы украшают мою корону, у реки я буду". Мы только что видели купол Тадж-Махала, увенчанный перевернутым лотосом, а на шпиле купола - кокос! Мы стоим у реки, на берегу Ямуны, - возбужденно вещал Шайни. - Надпись на пластине указывала не на Вриндаван, а на Тадж-Махал!
   - Но разве у Тадж-Махала семь этажей или ярусов?
   - Так кажется из-за случайно выбранного места наблюдения. Но я специально привел тебя сюда. Посмотри на мавзолей со стороны реки, - Шайни указал пальцем на купол.
   - Очевидно, что сама мраморная конструкция, которую мы и зовем Тадж-Махалом, имеет три яруса. Но мы можем добавить уровень, который находится ниже кенотафов, тот, где настоящие могилы. Также можно учесть большой зал в куполе. Вот уже пять ярусов! Ниже цоколя расположены еще два этажа, они доходят до самой реки. Видишь этот ряд арок? За ним - двадцать две комнаты, запечатанные со времён Шах Джахана. В общем, я хочу сказать - Тадж-Махал именно семиярусное сооружение! "Ман Сингх говорит тебе - отринь ненависть и научись любить. Ищи храм мой семиярусный, и меня ты также найдешь".
  

102

  
   Тем временем в Двараке мой скудоумный сын Самба решил подшутить над гостившими там мудрецами Вишвамитрой, Канвой и Нарадой. Он с помощью друзей переоделся беременной женщиной, и они все вместе спросили мудрецов - кто должен родиться, мальчик или девочка. Мудрецы, конечно, распознали обман и возмущенные такой глупой шуткой, сказали:
   - Не ждите ни сына, ни дочери! Родите вы железную палку, которая принесёт погибель всему роду ядавов!
   Это проклятье Гандхари пришло ко мне через уста мудрецов. Вскоре из бедра Самбы появилась железная палка. Присутствующий при этом Баларама был напуган происшествием. Он схватил палку, измельчил ее почти всю в порошок и развеял его над морем. В море же он выбросил и небольшой кусок железной палки. который не смог стереть в порошок. Воды моря вынесли порошок на берег в Патан Прабхасе, где он пророс в тростник, жесткий, как прутья из железа. Последний акт этой драмы был впереди.

*****

  
   - Но, тем не менее, Тадж-Махал - мусульманский мавзолей, а не индуистский храм! - возразила Радхика.
   - Да, но изначально это был дворец, до того как стать гробницей! А при дворце должен был быть храм. Но самое главное - дворец имеет отношение к Ман Сингху! Мне кажется, что все условия надписи на пластине соблюдены, - взволнованно ответил Шайни.
   - Тогда объясни мне слова Ман Сингха об объединении творения и разрушения, - потребовала Радхика.
   - Ты случайно не обратила внимания на рисунок плитки, по которой мы шли к мавзолею? - спросил ее Шайни, как будто не расслышавший последний вопрос.
   - Как бы я это сделала, если ты постоянно заставлял меня пялиться на купол?
   - Давай тогда вернемся! - сказал Шайни, увлекая ее обратно к садам Тадж-Махала.
   Радхика быстро поняла, о чем говорил Шайни. Узор, украшавший плитку, состоял из шестиконечных звезд.
   - Как я уже говорил, шестиконечная звезда символизирует союз Шивы и Шакти, - сказал Шайни. - Слияние мужского и женского начал является отправной точкой творения. Символизм надписи на пластине во всей полноте раскрывается в Тадж-Махале! Мавзолей не только олицетворяет собой смерть как усыпальница Шах Джахана и Мумтаз-Махал. Он также демонстрирует нам восхождение красоты тем контрастом, который виден между прекрасным куполом и грязными берегами Ямуны! Творение и разрушение в одном месте! "Когда творение и разрушение объединятся..."
   - "...и 894 будет безраздельно править", - немедленно подхватила Радхика. - Ты же не станешь игнорировать эту строчку? Как число 894 проявляется в этом месте?
   - Просто ты ничего не понимаешь в мистических числах! - шутливо надув от важности щеки, сказал Шайни. - Я уже раздумывал над этой строкой. У индусов число 108 считается самым священным из чисел. Ты также можешь видеть, что почитаются и другие, похожие на него числа - 18, 1008, 10008 и другие. "Махабхарата" состоит из восемнадцати книг, было восемнадцать кланов ядавов, восемнадцать раз Джарасандха нападал на Матхуру, война Пандавов с Кауравами длилась восемнадцать дней и в ней участвовали восемнадцать огромных соединений войск - акшаухини, список основных "Пуран" включает в себя восемнадцать текстов, из восемнадцати глав состоит "Бхагавад-Гита"...
   - Довольно, я поняла. Значит, число 108 как-то связано с числом 894?
   - Терпение Радхика! Имей терпение, скоро я дойду и до этого. 108 - это священное число индусов, но у мусульман индийского субконтинента есть свое такое число. Это 786. Его признают святым и почитают не меньше самого Аллаха.
   - Почему? - Радику весьма озадачила вся эта нумерология.
   - Есть в арабском языке такое понятие, как "абджад" - система обозначения цифр буквами алфавита. Каждой букве присваивается цифровое значение от единицы до тысячи. "Коран" открывается стихом "Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!" Если сложить числовые значения арабских букв этого стиха, то получится 786.
  

103

  
   По прошествии тридцати шести лет со времени великой битвы, мы с Баларамой, взяв с собой всех ядавов, отправились в Прабхас Патан почтить память павших на Курукшетре. Окончив возносить молитвы и петь гимны, наши братья ядавы стали обильно пить вино. Между разными кланами - вришниями, бходжами, кукурами, чеди и шайньями, не замедлил разгореться спор об итогах войны, о том, чья сторона была правой, а чья - нет. Гнев и помутненный от вина разум превратили спор в ожесточенную драку. В ход пошли стебли тростника, выросшего из железного порошка. Мы с Баларамой не могли смотреть на то, как наши близкие убивают друг друга и скрылись в лесу. Никто из ядавов не выжил. Первая часть проклятия Гандхари, гласящая, что я потеряю всех близких и буду взирать на то, как они гибнут, сбылась.

*****

  
   - Отлично! 786 - священное число ислама. Что дальше? - спросила Радхика.
   - С точки зрения ведийской науки исламское число 786 находит другое объяснение. Ты же знаешь, что современные цифры, которыми пользуется вест мир, называются арабскими. При этом многие забывают, что первоначально арабские цифры были индийскими. Привычный нам ноль - также изобретение древнеиндийских математиков, они же предложили идею, что последовательность цифр обозначает число. Персидские математики, посещавшие Индию, оценили и приняли такую систему счета, от них она досталась арабам. В средние века эти цифры стали известны в Западной Европе как арабские.
   - Теперь я возьму три индийские цифры - 6,7 и 8, - продолжил Шайни, одновременно выводя их в своем блокноте. - А теперь посмотрим, что получится, если я их объединю особым образом.
   Радхика взглянула на то, что начертал Шайни и удивилась. Фигур их трех цифр была до боли знакомой!
   - Узнаешь? Эти три цифры в таком написании напоминают индуистский символ ОМ. Правда, это зеркально перевернутый ОМ. Сейчас я нарисую его правильно, - Шайни с гордостью показал Радхике результат своих художественных способностей.
   - Что-то я совсем запуталась, - озадаченно произнесла Радхика. - 786 - это ОМ?
   - Трудно сказать что-то определенное на эту тему. Теорий предостаточно. Исламские ученые, борющиеся за чистоту веры, не признают число 786. По их мнению, пророк Мухаммед был категорически против астрологии и нумерологии. Тем не менее, число это популярно в странах Южной Азии, многие мусульмане даже стараются выбрать это число номеров автомобиля. Часто они пишут 786 в верхней части листа с каким-нибудь важным договором или письмом, точно так же индуисты рисуют знак ОМ на документах - в целях призыва божьего благословения.
   - Ты так и не объяснил, как ко всему этому относится число 894, - заметила уставшая от цифр Радхика.
   - Это не сложно. Тадж-Махал представляет эпоху Акбара, Джахангира и Шах-Джахана, время, когда мусульмане и индуисты начали учиться уживаться друг с другом. Об этом свидетельствует то, что раджа Ман Сингх, Тансен, Бирбал и Тодар Мал, а это все индуисты, входили в число советников императора Акбара. Акбар же принял участие в возведении храма во Вриндаване. Семья Ман Сингха передала свой дворец и землю Шах Джахану для постройки усыпальницы его супруги. Число 894 - это сумма чисел 108 и 786! А Тадж-Махал - лучшее проявление совместной индуистско-мусульманской творческой энергии!
  

104

  
   Баларама знал, что пришла пора покинуть этот мир. Он сидел под деревом, медитировал и позволял своим жизненным силам покидать тело с каждым вздохом. Через некоторое время я увидел, как из неподвижного тела брата вышел огромный змей. Так Баларама вернулся к своему истинному облику нага Шеши. Я решил, что мне не следует тянуть с отбытием, сел под дерево баньян, положил левую ногу на правую и стал ей рассеяно качать. Перед глазами пробегали картины из моей жизни. Проходивший неподалёку охотник по имени Джара увидел шевеление моей ноги, ему показалось, что это ухо оленя. Он недолго думая выпустил в этом направлении стрелу, сделанную из того единственного куска железной палки, который Баларама не смог истереть в порошок. Брошенный в море, кусок этот оказался в желудке рыбы, а рыбу эту выловил Джара. Бедный охотник, увидев меня вместо оленя, чуть не лишился разума от содеянного, но я успокоил его, благословил и попросил не скорбеть, так как он лишь орудие в руках судьбы. Вторая часть проклятия Гандхари сбылась, я умирал, убитый как животное охотником, осуществилась. Я позволил яду проникнуть в мое тело, выдохнул всю свою прану и возвратился в Вайкунтху. Мое пребывание на земле как восьмой аватары Вишну было закончено.

*****

  
   - Но ведь твой друг Варшней держал в руках пластину с надписью раджи Ман Сингха! - воскликнула Радхика. - Зачем же он своим письмом отправил нас в бесцельные путешествия к Кайласу и в Сомнтах, если из надписи понятно, что искать следует в Тадж-Махале?
   - Я уже не уверен, что Анил пытался указать нам на одно из этих мест, - Шайни поискал в блокноте переписанное в нормальном порядке послание Варшнея и еще раз прочел его.
   Нарисуйте свастику цифрами, умные, но напряженные ученики! Следуйте математике, никаких частей животных! Х на левом верхнем конце. Живший, положенный, повторно положенный в Х. Это калаш или Кайлас? Раджа капитулировал. Шесть - это подсказки в звезде. И рядом синяя вода. Ликует Шанкар.
   - Следуя его подсказкам, мы, исследуя свастику методом ведийской математики, обнаружили цифру 8, указывающую на цель. У нас из головы не выходили Кайлас с Сомнатхом, мы подогнали под эти варианты восьмерку. Восемь монастырей у горы, и восемь реконструкций храма. Но выходит, что Варшней имел в виду восемь стен кенотафа и восемь самого Тадж-Махала! И я мог бы об этом догадаться еще тогда, но разум мой, видимо, был омрачен. И строчка про калаш указывает на шпиль центрального купола мавзолея.
   - А как теперь понять слова о том, что раджа капитулировал? - спросила Радхика. - Ведь сражения за Тадж-Махал вроде не было, как в случае с Сомнатхом. Какую капитуляцию имел в виду Варшней?
   - Могу предположить, что это намек на отданную Шах Джахану землю раджи Ман Сингха, - ответил Шайни. - Но все остальные пункты письма подходят под Тадж-Махал и их смысл совершенно ясен. Мы видели с тобой шестиконечные звезды, а "синяя вода" - это река Ямуна.
   - Постой! Последние слов его письма - про Шанкара! Уж точно Шанкара или Шива никакого отношения к Тадж-Махалу не имеет!
   Шайни рассмеялся.
   - А ты не знаешь, как назывался дворец раджи Ман Сингха в Агре?
   - И как? - спросила совершенно сбитая с толку Радхика.
   - Он носил имя "Теджо Махалай"!
   - "Теджо Махалай"? Что это значит?
   - Буквальный перевод звучит как "Великая обитель Теджа". Раджпуты и джаты в то время называли Шиву именем Теджаджи, - пояснил Шайни. - Следовательно, название дворца можно перевести и так - "Великая обитель Шивы". Давать своим дворцам подобные названия было своего рода модой среди индийских правителей.
   - Не пытаешься ли ты намекнуть, что Тадж-Махал был назван так не в честь Мумтаз-Махал? Это видоизменное название дворца Теджо Махалай?
   - Именно так! Можно прочесть ту же книгу "Бадшахнама" и убедиться, что любимую супругу Шах Джахана звали Арджуманд Бану Бегум или, как вариант, Мумтаз-уль-Замани. Такое имя, как Мумтаз-Махал там не встречается.
   - Не может быть..., - прошептала Радхика.
   - Более того! На территории дворца Ман Сингха стоял храм, посвященный Агрешвар Махадев Нагнатхешвару. От еще одного имени Шивы, от Агрешвара, произошло и название всего города.
   - В общем, выходит, что подсказка Варшнея про Шиву тоже верна, - скорее для самой себя, сказала Радхика. - Но мне все-таки не понятно, как семья Ман Сингха могла отдать дворец и, возможно, храм Шивы, Моголам? Под мусульманскую усыпальницу?
   - Уверяю тебя, сделали они это абсолютно добровольно и с большим энтузиазмом! - заявил Шайни, лукаво при этом улыбаясь.
  

105

   Узнав об ужасных событиях, произошедших в Прабхас Патане, отец мой Васудева скончался от горя и потрясения. В Двараке горели тысячи погребальных костров, и повсюду стоял вдовий плач. Арджуна устремился в Двараку помочь оставшимся в живых жителям, но опоздал. Начали лить проливные дожди, море подступило к самым стенам города. Волны били в укрепления моей любимой Двараки и вскоре снесли их. Прошло не так ум много времени, и море успокоилось, но больше не было видно ни малейшего признака стоявшего здесь накануне великолепного города. Он лежал под этими, казавшимися такими спокойными, водами.

*****

  
   - Добровольно и с энтузиазмом? Почему? - спросила Радхика. - И если все-таки в Тадж-Махале сокрыт какой-то секрет, то, как мы будем его искать?
   - Вот именно, просто так взять и раскопать его мы не можем, - задумчиво ответил Шайни. - Это священное место, построенное в память давно умерших. Мы не может его осквернять. Потомки Ман Сингха знали об этом. По этой причине они и отдали так легко дворец и землю в дар императору Моголов. Индуистские храмы и дворцы индийской знати в те времена перестали быть надежным местом для сохранения великой тайны, их могли в любой момент разрушить по прихоти очередного иноземного правителя. Поэтому было решено, что лучше, чем мусульманский мавзолей, ничто не послужит укрытием камня Сьямантака. Тадж-Махал в этом случае был надежнейшим страховым полисом!
   - Если мы не можем добыть сам камень, есть ли какие-нибудь неоспоримые доказательства того, что он лежит здесь?
   - Тебе известно чем были засажены сады вокруг Тадж-Махала? О, это очень специфические растения! В разных записях упоминаются кетаки, джай, джухи, чампа, маулашри, харшрингар и бел. Бел обладает радиозащитными свойствами. Харшрингар лечит респираторные заболевания. Кетаки полезен при заболеваниях крови. Это все лекарственные растения, посаженные здесь для нейтрализации радиоактивных эффектов камня Сьямантака!
   Радхика даже не нашлась, что сказать.
   - Еще одна интересная история! - продолжил Шайни. - В "Бадшахнаме" говорится, что в 1632 году вокруг надгробия Мумтаз-Махал была установлена оградка из чистого золота. Она весила почти полтонны! Через несколько лет ограда исчезла и больше про нее ничего не известно. Зная о свойствах Сьямантаки. разве нельзя предположить, что изначально оградка была выполнена из обычного металла, который впоследствии превратился в золото. Тогда оградку убрали, чтобы никто не соблазнился драгоценным металлом. Могло быть и наоборот - золотая конструкция под влиянием камня перестала быть таковой, и была удалена из мавзолея, как не соответствующая общей роскошной обстановке.
   - Можно ли с уверенностью говорить, что здесь был факт подобной трансмутации?
   - Да, есть еще одно свидетельство, подтверждающее это. Белый мрамор Тадж-Махала, - ответил Шайни.
   - Как мрамор может быть доказательством того, что Сьямантака укрыт именно здесь? - удивилась Радхика.
   - Мрамор является конечным продуктом преобразований, которым подвергается известняк под воздействием высоких температур и давления. Чем чище был известняк, тем белее получается из него мрамор. Последние два десятилетия ведутся ожесточённые споры о причинах пожелтения мрамора Тадж-Махала. Винят в этом кислотные дожди и общее загрязнение окружающей среды в Агре.
   - Да, я слышала об том, что некоторые предприятия заставили переехать подальше от Тадж-Махала, - сказала Радхика.
   - Да, но если ты спросишь Б.Б. Лала, ученого из Археологической службы Индии, то услышишь другое мнение. Он сделал письменный доклад, в котором заявил, что на мраморе Тадж-Махала в ходе минералогических и петрографических исследований не обнаружено следов химического выветривания и воздействия кислоты.
   - Так от чего же тогда желтеет мрамор? - спросила Радхика.
   - Хватает других факторов. Например, в Европе попытались очистить мраморные статуи с помощью лазера и заметили, что они стали менять свой цвет. На карте, которую нам показывал Ратхор, Агра отмечена как местность с повышенным фоном. Вообще то, мрамор и гранит обладают естественной повышенной радиацией, но в Тадж-Махале никто не удосужился проверить, в пределах природной нормы "фонит" мрамор, или превышает обычные показатели. Я это веду к тому, что пожелтение мрамора вызывает именно это, большее чем норма, излучение, источник которого скрыт где-то внутри здания. Кстати, раз я упомянул Ратхора, давай позвоним ему. Пусть присоединяется к нам.
   В этот момент Шайни почувствовал движение позади него и в тот же момент в спину ему уперся ствол пистолета.
   - Не двигайся, - прошипел чей-то голос.
   Шайни незаметно сумел опустить телефон в карман брюк. Краем глаза он увидел, что за спиной Радхики тоже возникла фигура человека. Это была Прия! Значит позади него - Таарак.
   Это действительно были Прия и Таарак, выбравшиеся из своей могилы во Вриндаване.
   - Ты думала, что избавишься от нас, если натравишь эту собаку из Бюро Сунила Гарга? Что ж, теперь мы можем поквитаться! - сказала Прия, направил на Радхику пистолет.
   - Где сейчас Сунил Гарг? Что вы с ним сделали? - испуга в голосе Радхики не было, скорее он был требовательным.
   - Что можно сделать с насквозь коррумпированным чиновником? - на лице Прии играла демоническая улыбка. - Пока он со всем усердием закапывал нас в храме, я успела его просветить о необычайных свойствах камня Сьямантака. И он понял, что сотрудничество со мной для него представляется на данный момент наиболее выгодным. Ему было поручено проследить за вами, что бы узнать конечное место поисков.
   - Ладно, эти разговоры очень интересны, но пора и попрощаться, - вмешался Таарак. - Давайте-ка, идите в сторону берега реки. И не вздумайте привлекать к себе внимания, мы с Матаджи без колебания пристрелим любого из вас.
   Резким толчком Таарак заставил Шайни двигаться. Так они и шли странной процессией - впереди Шайни и Радхика, чуть отстав от них - Прия и Таарак, прячущие от гуляющей публики оружие. Через несколько минут они были на самом нижнем уровне Тадж-Махала, возле помещений из красного песчаника. Здесь, возле самой реки туристы не очень любили прогуливаться, вот и сейчас никого не было, кроме одного одиноко стоящего человека у одной их массивных арок, вход в которые был замурован еще при правлении Шах Джахана.
   Таарак махнул ему, и он махнул в ответ. Это был не кто иной, как Сунил Гарг, поджидавший своих компаньонов и их пленников.
  

106

  
   Кое-кого Арджуне удалось спасти, и он повел их в Хастинапур. По дороге на них напали разбойники. Арджуна поднял свой лук Гандиву, но не смог сделать ни выстрела. Когда же он осознал, что вся его сила происходила от меня, то упал на колени и стал рыдать. Рн плакал, пока его не посетило видение - он увидел маленького меня, булькающего молоком. Я так ему напомнил - жизнь продолжается, и есть всегда надежда и на новый день, и на новое начало. Арджуна собрал всех, кого не увели разбойники, и отвел их в Матхуру, город, из которого я вывел ядавов в Двараку. Много лет спустя мой правнук Ваджранабхи станет правителем Матхуры.

*****

   - Добро пожаловать в новейшую тюрьму Агры! - засмеялся Сунил Гарг, когда к нему приблизились Шайни и Радхика.
   - А, это ты Гарг! - произнесла презрительно Радхика. - Поздравляю, скоро ты войдешь в историю как предатель интересов Бюро и прислужник сэра Хана!
   - Да, история - это великая наука! - зловеще ответил ей Гарг. - Она сохраняет сведения о прошлом. Но вот что мне интересно, Радхикаджи! Попадешь ли в историю ты, или твой ученый друг? Расскажет кто-нибудь туристам, что помимо Шах Джахана и Мумтаз-Махал здесь покоятся еще два человека? Узнают ли люди, что это место связано не только с любовью императора и его жены, но и с любовью Радхики Сингх и Рави Мохана Шайни? Как жаль, две такие истории любви...
   Шайни нервно сглотнул. Эти люди планировали их замуровать в одной из секретных комнат Тадж-Махала?
   - Хватит болтать, - рявкнула Прия Гаргу. - Пока кончать со всем этим.
   Гарг навалился на одну из дверей, и она со скрипом открылась. Это была одна из двадцати двух комнат, остававшихся закрытыми со времен Великих Моголов. Пахнуло затхлостью и сыростью. Раздался звук множества крыльев. Летучие мыши! Эти комнаты кишели летучими мышами!
   - "Welcome to the Hotel California", - фальшиво пропел Сунил Гарг.
   - Почему вы хотите нас убить? - спросила Радхика. - Профессор Шайни установил местонахождение самого дорого сокровища Кришны. Зачем устранять людей, которые могу помочь вам достичь цели?
   - Я не могу позволить вам оставаться в живых, - ответил Гарг Радхике. - Ты мне угрожала разоблачением, если я выполню твоё задание. Теперь я хочу убедиться, что ты больше никогда не откроешь рот. Что же касается камня, забудь об этом. Сокровище Кришны, который был воплощением Вишну, никто не стал бы хранить в месте, названном в честь Шивы. Не стоит тратить на это время.
   - Вишну - одна из форм Шивы. Шива - одна из форм Вишну. Вишну пребывает в сердце Шивы, а Шива пребывает в сердце Вишну, - произнес Шайни. - Прежде чем делать скоропалительные выводы, неплохо было бы повторить прописные истины.
   - Ведь Шива и Вишну, это по сути одно и то же, не так ли? - обратилась Радхика к Шайни, пытаясь вовлечь всех в дискуссию и выиграть время.
   - Для того, что бы в полной мере понять, что такое Вишну и Шива на самом деле, надо вспомнить события, произошедшие полтора десятка миллиардов лет назад, - Шайни повел речь так, как будто оказался в аудитории университета. - Это времена Большого Взрыва, перед которым вся энергия Вселенной была сконцентрирована в одной точке, точке сингулярности. Из этой точки и возникла вся материя Вселенной, и с тех пор она постоянно расширяется.
   - Почему мы теряем время на бессмысленные разговоры! - нетерпеливо выкрикнул Таарак. - Пора заканчивать с этим делом!
   Но замысел Радхики, подхваченный Шайни, заимел шансы на успех, так как их разговором заинтересовалась Матаджи. Она резким жестом призвала Таарака запастись терпением.
   Проигнорировав вспышку Таарака, Шайни продолжил:
   - От Большого Взрыва перейдем к теории Эйнштейна и его знаменитому уравнению E=mc2. Из него мы видим, что энергия и материя взаимозаменяемы. Фактически, дальнейшие научные исследования атомной структуры вещества привели к тому, что материю на самом деле можно считать иллюзией, ведь атомы состоят из небытия - энергетических полей. Проще говоря, вся материя, из которой состоит Вселенная, является энергией. Эйнштейн же доказал, что энергия не может быть создана или уничтожена. Ее можно только преобразовывать из одной формы в другую, или перемещать из одного места в другое.
   - Постой, постой! - прервала его Радхика. - Сначала ты сказал, что Большой Взрыв породил всю энергию во Вселенной, затем, ссылаясь на Эйнштейна, заявил о невозможности создания или уничтожения энергии. Кажется, здесь налицо противоречие!
   - Именно! Но ученые, наблюдая за изменениями спектра отдаленных звезд, сделали вывод, что эти звезды движутся дальше и дальше. Это наглядно доказывает, что Вселенная расширяется и, следовательно, теория большого взрыва верна. Но ни один физик пока не ответил на вопрос - откуда в сингулярности взялась вся эта энергия? В теории Большого Взрыва прекрасно все, кроме этого момента. И именно на этот вопрос могут ответить наши индийские Упанишады!
   - Упанишады? - удивилась Радхика. - Что в них говорится об этом?
   Неожиданно ответ на этот вопрос дала Прия, внимательно слушавшая беседу.
   - Согласно священным писаниям индуизма, Вселенная никогда появлялась в какой-то определенный момент времени. Она всегда существовала и пребывала в бесконечном движении. Одна Вселенная переходила в другую. Каждая Вселенная начинается с Большого Взрыва, расширяется до определенного предела, затем начинает сжиматься. Сжимаясь, Вселенная разрушается, достигает размеров сингулярности, из которой она появилась. И вот уже следующая Вселенная появляется из сингулярности. Число 108 потому и священно, что отражает весь этот процесс. Единица - это сингулярность. Ноль - Яйцо или Анда Вселенной, а восьмерка олицетворяет расширение Вселенной в восьми направлениях, максимальную степень расширения до момента сжатия.
   Кивком Шайни подтвердил правоту своей бывшей ученицы.
   - Упанишады в этом отношении прекрасно согласуются с теорией Эйнштейна в том, что энергию нельзя создать или уничтожить. Но самое главное, они дают ответ на вопрос - что было до сингулярности!
   Гарг и Таарак беспомощно переглянулись. Их пленникам все-таки удалось втянуть в разговор Прию.
   - Мы начали разговор про Вишну и Шиву, - напомнила Радхика. - А уже дошли до Большого Взрыва.
   - Сейчас дойдем и до них, - улыбнулся Шайни. - Знаете, как на санскрите называется Вселенная? "Брахманда"! "Яйцо Брахмы". "Брахма" - это творение, в нашем случае - расширение. Такая "яйцеобразная" Вселенная хорошо вписывается в теорию Большого Взрыва. В этой концепции Вишну олицетворяет процесс превращения энергии в материю при расширении, а Шива - обратный процесс при сжатии.
   - Выходит, что древние мудрецы Индии обосновали теорию Большого Взрыва задолго до того, как ее предложил современному миру Эдвин Хаббл, - сказала Радхика.
   - Да, - подтвердил Шайни. - Во многом древнеиндийские писания согласуются и с теорией Большого Взрыва и с уравнением Эйнштейна.
   - Мне очень жаль прерывать вашу ученую беседу, - язвительно произнес Гарг. - Но у меня на сегодня есть еще планы, я спешу.
   Он махнул пистолетом в сторону Радхики и Шайни.
   - Идите туда и садитесь на пол!
   Преодолевая отвращение, Радхика села на загаженный летучими мышами пол. Шайни последовал ее примеру.
   - Свяжи их и заткни им рты, - распорядился Сунил Гарг.
   Таарак шагнул к пленникам и ловко стянул им конечности скотчем. Рты он также заклеим им клейкой лентой.
   - Отлично! - прокомментировал Гарг и обернулся к Прие. - Ты отлично его натренировала! А теперь оставим этих двух влюбленных наслаждаться друг другом.
   Гарг, сопровождаемый Прией и Таараком направились к двери.
   Шайни и Радхика в панике стали бороться со своими путами. Было мало шансов, что кто-то найдет их и освободит из этой давно забытой комнаты, да и река частенько разливалась, затопляя эти помещения.
   - Разве это не трогательно, - уже на самом пороге остановился Гарг. - У памятника любви появилась еще парочка влюблённых пташек. "Пока смерть не разлучит нас"!
   Массивная дверь из тикового дерева медленно закрылась, скрипнул ржавый замок. В комнате воцарилась кромешная тьма. Заключенные в темницу Шайни и Радхика не прекращали попыток освободиться. Они не добились никакого успеха, как вдруг Шайни почувствовал, что намокают его брюки. Это воды Ямуны проникли в их тюремную камеру.
  

107

   Парикшит достиг того возраста, когда уже мог самостоятельно справиться с царскими обязанностями. Тогда братья Пандавы и Драупади оставили Хастинапур и направились в паломничество. Они поднимались на гору Мандара в сопровождении прибившейся к ним по дороге собаки. Первой оступилась и упала замертво Драупади. Ее долгом было любить своих пятерых мужей одинаково, однако ей больше всех нравился Арджуна, Бхимой она умело управляла и тайно вожделела Карну. Следующим пал Сахадева. Его незаурядный ум сделал его высокомерным. Вскоре скончался Накула, из-за своей красивой внешности ставший безразличным к чувствам других. Через несколько шагов жизнь покинула и Арджуну. Великий лучник, он никогда не переставал завидовать другим лучникам, особенно Карне. Наконец, свалился Бхима, знаменитый своей прожорливостью. Единственные, кто подошел к небесным вратам, были Юдхиштхира да собака. Боги приветствовали Юдхиштхиру и приглашали войти, но при условии, что он оставит пса снаружи.
   - Я лучше откажусь от рая, чем расстанусь с этой собакой, которая не меньше меня заслуживает небесных миров! - заявил Юдхиштхира.
   Боги улыбнулись, и сказали Юдхиштхире, что он достойно выдержал еще одно испытание. Они воспели ему хвалу и осыпали лепестками цветов.

*****

   - Мы конечно схватили их и бросили умирать, но так и не узнали, где же находится камень Сьямантака! - сказала Прия, когда они уходили с берега реки. - Мы могли бы потратить годы, но так и не выйти на Тадж-Махал! Вам не кажется, что следует вернуться и воспользоваться знаниями Шайни?
   - Он блефует, - уверенно сказал Гарг. - И знает не больше нашего. Точное местонахождение камня ему не известно. А то, что сокровище скрыто где-то здесь нам и без него ведомо.
   Они подошли к ступенькам, ведущим от берега к Тадж-Махала, когда раздалось громкое:
   - Стоять!
   - Оставаться на местах! Бросить оружие на землю! Поднять руки! - усиленные мегафоном команды Ратхора остановили преступную троицу.
   Ратхор был не один, он стоял во главе десяти одетых в хаки полицейских, вооруженных винтовками.
   Не поверивший в такую неудачу Гарг поднял свой пистолет, намереваясь выстрелить в Ратхора. Но прежде чем он нажал на спусковой крючок, его правую руку прошила пуля и он, корчась от боли, упал на землю.
   Прия и Таарак не стали оказывать сопротивления. Игра была окончена. Они медленно положили оружие на землю и подняли руки, демонстрируя полную покорность. Через несколько минут все трое ехали в полицейском фургоне в тюрьму города Агра.
   Покончив с ними, Ратхор побежал вниз, к замурованным помещениям на берегу Ямуны.
   - Хорошенько осмотрите все двери! Надо определить, какую из них только что открывали! - кричал он своим людям, бредущим уже по колено в воде.
   Один из полицейских вскоре позвал его:
   - Сэр! Вот эту дверь недавно открывали и снова заперли! Здесь свежие царапины на замке!
   - Ломайте ее немедленно!
   Тяжелая дверь приоткрылась, в проем устремился поток воды. В дальнем углу помещения Ратхор увидел Шайни и Радхику, которым удалось подняться на ноги. Помощь подоспела во время - прибывай вода такими темпами, пленники вскоре могли утонуть.
   - Хвала небесам, что вы позвонили мне и оставили телефон на связи! - сказал Ратхор, перерезая полоски скотча на лицах Шайни и Радхики.
   - Вы уже второй раз спасаете мне жизнь! Спасибо! - воскликнул освобожденный Шайни.
   - Будем надеяться, что больше мне не придется этого делать, - ответил Ратхор, выводя их из залитой водой комнаты на свежий воздух.
   Предусмотрительные сотрудники полиции раздобыли невесть где одеяла и горячий чай, и теперь Шайни с Радхикой, закутавшись, сидели на ступеньках Тадж-Махала.
   - Мы так и не нашли Сьямантаку, - уныло подвел итоги Ратхор.
   - Да, но я знаю, где лежит камень, - просто и негромко произнес Шайни.
   Ратхор и Радхика недоверчиво посмотрели на него.
   - Вы знаете, где находится камень? Так чего же мы ждем? Пойдемте и возьмем его! - воодушевился Ратхор.
   В ответ Шайни улыбнулся и сказал:
   - Кенотаф и настоящее захоронение под ним хорошо описаны и находятся на виду у всех. О двадцати двух запечатанных комнатах ходит много слухов, но как мы убедились, к ним не так уж трудно получить доступ. Все эти места, виденные нами, имеют проходы и двери. Попасть в них не сложно. Камень Сьямантака слишком ценен, что бы его укрыли в столь очевидных местах. Нет, если уж прятать такую уникальную вещь, то только там, куда гарантировано не будет доступа в течение многих поколений.
   - Ну! Что же это за место? Где оно? - нетерпеливо спросил Ратхор.
   - Дайте мне свой телефон, - попросил Шайни Ратхора и получив желаемое, запустил браузер. - Смотрите сюда - это вертикальный разрез Тадж-Махала. Все восхищаются в первую очередь прекрасным куполом мавзолея, самой выдающейся частью памятника. Но что неизвестно большинству людей? Купол Тадж-Махала двойной! В нем есть ложный потолок внутри внешнего купола. Внешний купол поражает своими внушительными размерами, внутренний же гораздо меньше, а между ними находится полость.
   - Не хочешь ли ты сейчас заявить, что Сьямантака спрятан под главным куполом Тадж-Махала? - спросила Радхика.
   - Да, в пространстве между внешним и внутренним куполом. Там все построено так, что, не повредив какой-либо купол, внутрь не проникнуть.
   - То есть мы мотались по всей Индии в поисках камня, а теперь стоим рядом с ним и не имеем возможности его достать? - разочарованно произнесла Радхика.
   Их беседа была прервана откуда-то взявшимся мусульманским факиром. На его голове красовалась зеленая тюбетейка с вышитой золотом первой строкой Корана. Длинная белая борода ниспадала с подбородка на грудь. Одет он был в видавшую лучшие дни белую курту, на шее висели несколько цепочек с амулетами-тавизами. В одной руке он держал небольшую жаровню, в которой тлели на углях ароматические листья, создавая вокруг факира таинственную завесу из дыма, в другой - метелку.
   - Бисмиллах аль-Рахман аль-Рахим, - пел он.
   Шайни, Радхика и Ратхор посторонились и почтительно поклонились святому человеку. Факир в свою очередь благословил их похлопыванием метелкой по плечам и вдруг загадочным голосом произнес, пристально глядя Шайни в глаза:
   - Я знаю, что ты ищешь. Но помни одно - философ важнее камня!
   Не дожидаясь ответа, факир отвернулся и быстро скрылся из виду. Три крайне удивленных человека провожали его взглядом.
   И вот именно сейчас у Шайни наконец-то сложилась вся мозаика!
  

108

  
   Попав на небеса, Юдхиштхира был ошарашен тем, что там уже пребывали Кауравы, сто его двоюродных братьев. Окончательно потрясло его известие, что его родные братья, включая Карну, а также Драупади, находятся в аду. Разгневанный видом наслаждающихся раем Дурьйодханой и остальных Кауравов, Юдхиштхира изъявил желание присоединиться к своим братьям-Пандавам, наказанным несправедливо. Тогда пред ним явился я.
   - Ты правил тридцать шесть лет после победы над Кауравами и все еще гневаешься на них? Ты называешь себя сыном Дхармы, и до сих пор не научился быть беспристрастным? Как же ты рассчитываешь достичь небес?
   Тогда Юдхиштхира наконец-то понял, что все в мире создано мной, пронизано мною и мной является. Он осознал, что всё и вся имеет божественную природу, такое достижение - знак истинного йогина. Он понял, что и философ и камень созданы из одного и того же материала! Юдхиштхира прошел свое последнее испытание и вместе со своими братьями и супругой взошел на небеса.

*****

  
   - Вам знакомо чувство дежа-вю? - взволнованно спросил Шайни своих спутников. - Почему мне кажется, что это уже происходило со мной?
   - Потому, что так и было! Забыл? - сказала Радхика. - Мы встретили полуголого и полоумного садху у самого Кайласа. Он точно также сказал нам - "Философ важнее камня". После чего быстро ушел, покуривая какую-то дурь в трубке.
   - Это все чертовски странно! - воскликнул Ратхор. - Ведь к нам с Чхеди у храма Сомнатх тоже подходил какой-то монах и сказал точно такие же слова! Мистика какая-то!
   Сначала Шайни задумался над их словами, затем громко рассмеялся. Удивлённые Радхика и Ратхор переглянулись. Шайни тронулся умом? Все эти стрессы последних дней хоть кого могли лишить разума. Но, в конце концов, Шайни успокоился и объяснил им все.
   - Мы явились сюда рассчитывая найти Сьямантаку, философский камень, инструмент алхимиков для превращения неблагородных металлов в золото? Не так ли? - спросил он.
   - Все так, - подтвердила Радхика. - Но ты заявил, что нет возможности его достать, так как даже ради этого камня не стоит осквернять Тадж-Махал, священную гробницу. Да и добраться до секретного места где-то под куполом практически невозможно.
   - Да. Но нам известно, что целью алхимии является переход от низших форм к высшим. Непосвященные приземлённо думают, что речь идет о способе добычи золота. Нет! Алхимия - это трансформация самого себя, ее задача - создать из себя лучшего человека. Камень не так важен, важно то, как он влияет на человека, размышляющего о нем, медитирующего она него! Философ важнее камня!
   - Значит, у самого Сьямантаки нет каких-либо магических свойств? - спросила Радхика.
   - Да любой камень может стать Сьямантакой! Вот к чему я веду, - ответил Шайни. - Когда мы стоим в храме и горячо молимся, то в итоге трансформируем сами себя нашими положительными вибрациями. Мы смотрим при этом на изваяние бога, и камень, из которого он сделан, чудесный образом превращается в волшебный. Настоящая алхимия происходит внутри нас. Вот где магия!
   - Но ведь существует множество храмов, известных своими чудодейственными статуями или другими предметами. И люди стекаются туда в надежде получить помощь, божественное вмешательство, - возразил Ратхор.
   - И в этом случае, действует не камень, а философ, - сказал Шайни. - Когда тысячи людей стоят перед каменным идолом и молятся ему, они, в конечном итоге, приводят свои энергии в гармонию. И Эйнштейн, и Упанишады утверждают, что материя и энергия - это одно и то же, а мысли, разум и дух также являются энергиями. Виктор Гюго однажды сказал: "Там, где кончается телескоп, начинается микроскоп. У кого из них поле зрения более велико?" Он имел в виду, что и микроскоп, и телескоп позволяют нам вглядеться в одно и то же явление - в сгустки энергии, пребывающие в постоянном движении. Это наши коллективные энергии творят чудеса, а не чудесные каменные изваяния.
   - И, таким образом, Сьямантака - не ядерный изотоп, изменивший материал столбов в Сомнатхе, - разочарованно проговорила Радхика.
   - Возможно, что это свойство у него присутствует, но не изначально, - предположил Шайни. - Сила пришла к нему от миллионов почитателей, которые искренне верили, что могут преобразовать свою жизнь к лучшему, что могут воплотить свои мысли в реальность.
   Размышляя над всем сказанным, три человека сидели на ступеньках и смотрели на Тадж-Махал.
   Мавзолей с закатом солнца начал менять цвет с белого на золотистый. Шайни протянул руку и взял ладонь Радхики.
   Ратхор посмотрел на них и улыбнулся. Он был счастлив, что его начальница обрела счастье, которое могла наполнить смыслом ее жизнь. Ратхор собственными глазами видел чудесное преобразование, про которое так много говорили в последнее время. Он тихонько поднялся со ступеньки и медленным шагом удалился, оставив Шайни и Радхику любоваться лучшим в мире памятником любви.
   Шла самая настоящая алхимическая реакция.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Kerry "Копейка"(Антиутопия) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"