Седрик: другие произведения.

Алаймент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.91*441  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по манге, ренобэ и аниме «Overlord». ГГ — попаданец в тело Момонги. Основная идея заключается в том, чтобы раскрыть ряд моментов, что были упущены в изначальной истории, а заодно показать что-то вроде "Оверлорда здорового человека", ибо японцы — народ всё-таки очень своеобразный, мы бы даже сказали «с дебильцой». Оттого и герои у них соответствующие. Тем не менее в центре сюжета нет задачи кого-то нагнуть или победить, с этим и в каноне справлялись. Тут у героя проблемы будут намного сложнее, такие, где думать надо.
    Текст на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/10112253

  
Алаймент
  
  
Глава 1. Вступательная.
  
  Нужно построить Зиккурат!
  Из руководства начинающего Тёмного Властелина.
  
  Я блаженно развалился в кресле перед монитором. Пятница, как много в этом слове… Очередная чумная неделя закончилась. Хех, конец года, все психуют. Нервничают, добивают заказы. Ведь как у нас в стране происходит? Сначала пообещают друг другу «цистерну нефти за чемодан баксов», а потом один начинает думать, где бы взять цистерну нефти, а другой, соответственно, — чемодан баксов. И самое паршивое, что баксы, как правило, находят, а вот «цистерну нефти» ещё нужно собрать. Тут-то и выясняется, что заказали не то и не у тех, да ещё и не в том количестве, деньги, естественно, уже получили, а «товар» нужно отдать до Нового Года, то бишь через неделю, максимум две. И вот начинается — заказчик дерёт мозг отделу продаж, отдел продаж мучает проектировщиков, а те, в свою очередь, наседают на техподдержку, мол «сделай нам чтоб всё было зашибись и ещё вчера». А как это сделать, если в моём распоряжении только «говно, палки» и три индивидуума класса «Михалыч за поллитру»? Нет, не спорю, с таким отрядом можно наворотить многое, и оно даже работать будет, но заказчику-то нужно не «ехать», ему «шашечки» нужны — обещанные немецкие соленоиды и итальянские выключатели… м-да.
  
  Но всё это осталось позади и замаячит вновь в сознании только через два дня — а сейчас начало выходных, можно развалиться в кресле, заварить себе шикарного чаю, между прочим — новый, ещё не опробованный рецепт, добытый нашим «шаманом» — признанным ценителем различных травок (в хорошем смысле этого слова) ещё с институтских времён. Ну а помимо чая таки добраться до очередного творения сумрачного японского гения, «Оверлордом» именуемого, точнее, до аниме с данным названием, мангу-то я уже читал. Итак, приступим-с.
  
  Начало оказалось весьма… минорным. Честно говоря, не ожидал. В манге оно как-то более мрачным выглядело, впрочем... мысли и чувства героя, прощающегося с… хм, по сути, с детством, всё же передали неплохо. Я не самый большой фанат сетевых компьютерных игр, в Варкрафте одно время сидел, но остальной сегмент как-то не пошёл, да и чем дальше, тем больше эти игры превращаются в тупые гриндилки с функцией денежного насоса через микротранзакции, однако ощущения от распадающегося и расползающегося коллектива знаю прекрасно, доводилось сталкиваться, и уж это точно не те вещи, что хочется пережить снова. Всё изменилось, когда Игрок сел на трон и принялся отсчитывать последние секунды… 00-03… 00-02… 00-01… 00-00. Неожиданно в квартире погас свет.
  
  Первая мысль была «Б*я, попа-а-ал!», а внутри чуть ли желудок к попе не прирос с испугу, дальше включилась логика, и с волной облегчения мелькнуло уже «Опять чёртовы пробки!» Я потянулся встать из-за стола, но… замер на середине движения, чувствуя, что таки «Б*я-я-я-я...»
  
  Вокруг было что угодно, но не моя квартира точно! Не припомню у себя здоровенного тронного зала с кучей стягов и толпы красавиц на любой вкус с дворецким, коленопреклонённо замерших в паре метров от меня, плюс шикарной брюнетки с чёрными крыльями, растущими откуда-то из района копчика, у моих ног. Опускаюсь обратно в кресло и ме-е-е-едленно перевожу взгляд на свои руки (пятая точка жамкала со скоростью перфоратора!), уже подозревая, что я там увижу. Вместо привычных конечностей из плоти и крови моему взгляду предстали белые кости скелета, увенчанные кучей перстней. И всё на вид и цвет такое… ну… анимешное.
  
  На какой-то миг дико захотелось завопить во всю глотку нечто матерно-паническое, но… почти сразу всё вернулось на круги своя. Нет, я не утратил эмоций. Но они стали как бы… хммм… вне меня. Довольно странное ощущение.
  
  «Твою мать, Шаман, какую траву ты запихал в своё пойло на этот раз?» — а что ещё мне оставалось думать, если после пары глотков этого чудо-отвара (пока ещё не решил, то ли чудесного, то ли чудовищного) я очнулся на месте чёртового лича в подземелье, как две капли воды похожем на последние кадры аниме, да ещё и рядом с кучей персонажей из данного аниме? Наркотический бред выглядел хотя бы логично и спасительно!
  
  – Господин? – повернулась ко мне та самая брюнетка с крылышками.
  
  Да… старый друг неплохо постарался, создавая её, хорошо, что я успел слегка подкрутить настройки — чуть позже такое бы уже сделать не удалось. Э-э-э?.. Какой друг? Какие настройки? Что за чушь я несу? Как какой?! Табула, конечно же!
  
  Я помотал головой.
  
  Да что за чертовщина тут творится? Я могу списать антураж и даже ту красотку на глюки из-за неправильного чая, но вряд ли бы я даже под «стимуляторами» смог придумать и внушить себе в память сотни часов похождений некоего Момонги и Ко, таблицы настроек и прочий игровой интерфейс. Это, блин, становилось всё более и более… я слов-то таких не знаю, чтобы описать, какая чёрная бездна безнадёжной жути разверзлась у меня в животе.
  
  – С вами всё в порядке, Господин? – подошла ближе встревоженная Альбедо и наклонилась над сидящим мной, обеспокоенно оглядывая влюблённым взглядом.
  
  – Хм… – я одновременно судорожно пытался понять, что делать дальше, убедить себя, что это просто глюк из-за какой-нибудь дряни в чае или общего утомления организма, и прикидывал, как бы не спалиться перед этой милой девушкой, что (как я опять же знал по своей-не своей памяти и прочитанной манге) была где-то вторым по силе монстром в этом данже. – Что-то не так, Альбедо. У меня будет к тебе просьба, – или ей нужно приказывать? Вроде… нет… не знаю.
  
  – Я готова на всё, Момонга-сама, – склонилась демоница, одновременно выпячивая грудь и тугую притягательную попку. И… в душе вообще ничего не шевельнулось. Не скажу, что был бабником, но не обратить внимания на такую девушку, которая явно всеми конечностями «За»… Так, стоп, нашёл время, да и будучи голым скелетом, как-то не разойдёшься… м-да. – Момонга-сама? – чёрт, опять подвис! Внезапно вновь накатило каменное спокойствие.
  
  – Выгляни за пределы Назарика. Я чувствую… неправильность в окружающем мире. Себас, – поворачиваю лицо к дворецкому, – возьми боевых горничных и помоги ей, – какой бред я несу!
  
  – Сию секунду, Повелитель, – одновременно воодушевлённо и слегка разочарованно ответила демоница и буквально сорвалась с места, мужчина просто кивнул и вместе с девушками пошёл следом.
  
  Отлично, пока они заняты, нужно осмотреться, и если это глюк — выбраться из него. Что там рекомендуется делать в такой ситуации, ущипнуть себя? Я покосился на кости запястий...
  
  Некоторое время спустя.
  – М-да, это будет сложнее, чем я думал, – мрачный лич вновь пнул ни в чём неповинный трон.
  
  Я мог чувствовать фактуру предметов, их температуру и колебания, но боли, как и раньше, не было… что не говорило ровным счётом ни о чём — у нежити с болью от физических повреждений вообще как-то не очень, не об посох же, зависший в воздухе неподалёку от трона, долбиться? Но что-то это всё слишком круто для глюка. Неужели действительно попал?
  
  Чужие воспоминания, всплывающие как свои, говорили, что да, но ещё больше об этом говорили новые ощущения и рефлексы. Мне не нужно было поворачивать голову, чтобы точно знать, что находится у меня за спиной, я ощущал… ману, покоящуюся внутри меня, воспринимал надетые на меня магические предметы, знал — буквально ощущал этакой фантомной привычкой, — как ими пользоваться, видел на уровне ощущений их функционал, чувствовал… столько всего, что обязан был словить сенсорный шок. Но вместо шока меня обдувало этаким ветерком безразличия и угасания эмоций на любой всплеск мысли вида: «да как же так?!» И самое противное, что в этом не чувствовалось ничего нового! В том смысле, что от детализированного сна, где тебе снится, что ты обладаешь некими сверхспособностями и знаешь, как ими пользоваться, это вообще не отличалось! Не было ни шока, ни резкого расширения сознания, ни каких-то там ещё «уау-эффектов», да я откровенно ничего этого не замечал, вернее, не воспринимал как нечто новое и непривычное, пока собственным умом не пришёл к вопросу: «а как я вижу, если у меня в глазницах нет глаз?», и только осознанно начав разбираться, я начал воспринимать отличия нового бытия от прежнего.
  
  И, боги, как же я хотел, чтобы это были глюки… обычный красочный сон, навеянный просмотром аниме, но… Но я не мог найти этому доказательств! Я не мог проснуться, не мог найти несоответствия и аляповатость в окружающем мире, мог рассмотреть даже самые мелкие детали фактуры на поверхности каменного трона, и они не прыгали перед глазами, не изменялись и не перетекали один в другой, что обычно бывает во сне. Всё говорило о том, что, чёрт его дери, я действительно попал...
  
  Мои мрачные размышления были прерваны возвращением демоницы с большими… глазами… и крыльями, да. Хм, пусть я и стал нежитью и ничего такого «не шевелится», но вот эстетическое удовольствие от созерцания гармонично сложенной девушки никуда не делось. И то хлеб.
  
  – Господин Момонга, вы были правы. Назарик перенёсся в неизвестные земли, – склонившись, доложила Альбедо.
  
  – Хм, – в голове судорожно метались мысли.
  
  Что мне со всем этим делом делать? Степень лояльности обитателей данжа мне неизвестна, за своего Момонгу в манге они готовы были рвать всех, но проблема в том, что это явно не манга — раз, а я не Момонга — два. Хотя по поводу второго пункта уже начинают терзать смутные сомнения — откуда-то же я знаю, как работают команды в гробнице, на что способен висящий рядом Посох, а также неписи, и что вообще есть в данже. Очень странно. Ледяное спокойствие было по-прежнему со мной, так что, оставив мысли об истерике, ужасе и варианте с помешательством, я задался одним из ключевых вопросов любого русского человека. Поскольку «кто виноват?» было сейчас всё равно не узнать, вернёмся к «что делать?»
  
  Для начала, явно стоит определить степень лояльности населения Назарика. Судя по безропотному выполнению моих команд Альбедо, дворецким и горничными, подавляющая часть боевой мощи на моей стороне, но нужно всё-таки выяснить этот вопрос — вдруг та лоли-вампирша имеет на это своё мнение? «По циферкам» Альбедо и Себас должны её порвать, но переживу ли я эти разборки? Хотя с «переживу» — это я хватил, скорее «останусь существовать». Так, ладно. Следующий пункт программы — кратко разобраться в окружающей обстановке. Есть в этом мире кто-то хитрожопый, что законтролил ту же вампиршу, и я понятия не имею, что творится у него в голове. Но что-то мне подсказывает, что появлению некрополя с толпой демонов и нежити на борту этот кто-то не обрадуется. Я бы точно не обрадовался на его месте. Ну и третье — стать живым или хотя бы заиметь нормальное тело — я как-то привык к маленьким радостям жизни, и перспектива провести остаток вечности без возможности ощутить вкус еды, не говоря уже о более, кхм, интимных вещах, вгоняла в депрессию. Вновь неуловимый поток непонятно чего прошёлся по мыслям, оставляя кристальную ясность и отгораживая от излишних эмоций.
  
  – Господин, мне продолжать? – стоило мне издать лишь звук, и девушка прервалась, ожидая новой команды и пожирая меня глазами… бррр.
  
  – Я задумался. Да, продолжай.
  
  – Вместо привычного Проклятого Болота мы оказались в лугах. Рядом находятся неизвестные горы. Дорог или иных признаков разумной жизни пока что не обнаружено, но далеко от гробницы мы не удалялись.
  
  – Вот как? Что ж, тем лучше. Собери всех способных покинуть свои посты Стражей Назарика на Арене… через пять часов. Мне необходимо узнать, все ли перенеслись и каковы наши силы сейчас. Также я хочу, чтобы вы продолжили изучение местности.
  
  – Слушаюсь, господин.
  
  – Я буду ожидать вас на арене, моя дорогая Альбедо. А пока… разомну немного кости, – с учётом моего состояния — довольно ироничная фраза, самое забавное, демоница тоже её поняла и заулыбалась… хм, или это оттого, что я назвал её «моей», да ещё и «дорогой»?
  
  «Неважно. Если это необходимо для поддержания её лояльности, то почему бы и нет?» – пришла в голову спокойная и равнодушная мысль. И что-то с ней было не так… С одной стороны, вроде бы всё логично и правильно, но вот с другой… с каких пор я в таком ключе думаю о девушках вообще и шикарных женщинах, что сами на меня бросаются?
  
  Оставив размышления о моральном облике лича-хозяина подземелья на потом, я поспешил отправиться на шестой этаж, где и располагалась Арена, не забыв прихватить с собой этот вычурный посох. Пусть довольно громоздкий и, как по мне, чертовски неудобный, но… А, чего там говорить, для человека, увлекающегося фэнтези, оказаться в тушке могущественного мага (пусть и немного мёртвого)… У меня так и чесались руки попробовать сотворить что-нибудь, а проверка собственных возможностей шла лишь вторым пунктом. Вновь бриз силы прошёлся по голове, вытесняя излишнюю воодушевлённость. Хм, он, конечно, порой весьма полезен, но вот такие «самопроизвольные» срабатывания — не есть хорошо. С этим тоже нужно разобраться. Приказ-желание, направленный в Кольцо Телепортации — и вот я уже у входа.
  
  Выполненная в виде чего-то колизееподобного, арена раскинулась под сводом ночного неба. Помнится, Блю Планет убил почти полгода на оформление этого «потолка», превратив его в копию Млечного Пути, сдобренную некоторыми «косметическими» изменениями, типа созвездий в виде очертаний обликов согильдийцев. Встряхнув головой от моих-не моих мыслей, я вышел на песок. Почти сразу же после этого нечто мелкое с диким воплем выпрыгнуло откуда-то со «зрительских» мест и понеслось прямо на меня. Рука, свободная от посоха, сама собой сложила жест «Костяной Тюрьмы», и лишь в последний миг я осознал, что это «нечто» — один из Стражей этажа и опустил руку вместо того, чтобы направить в неё необходимый запас маны… Э-э-э? Эти всплывающие «ниоткуда» рефлексы, умения, а главное — понимание, как оно всё работает, — просто вымораживают. С одной стороны, я никак не могу понять, что происходит, и такое поведение собственной туши изрядно напрягает, с другой — останься я «с голым задом» в глубине некрополя, населённого далеко не хомячками, было бы тоже очень весело. Не знаешь, что «лучше». В любом случае, Страж этажа беспрепятственно до меня добрался и сейчас активно сверлил обожающим взглядом. На вид — милое остроухое создание лет десяти-двенадцати, одновременно и похожая на свой образ из манги, и сильно отличающаяся, как может отличаться реальное, стоящее перед тобой полноразмерное живое существо от контурной чёрно-белой картинки. Рост — метр с кепкой в прыжке со стула, глаза — один зелёный, другой фиолетовый. Размер шила в заднице трудноопределим, но явно велик. Где-то тут должна быть и его сестра. Хотя с учётом того, что сделала их Чагама, Великая и Ужасная яойщица всея Назарика, то вот это шебутное нечто как раз и есть девушка, что при ближайшем рассмотрении, в принципе, даже заметно по пропорциям тела, уже начавшего перестраиваться на взрослый лад, а вон то застенчивое существо в миниюбочке, что робко мнётся на зрительских местах, не решаясь спуститься, — парень. Брр, ну и народец был в этой гильдии. Ах, ну да, чуть не забыл — это шебутное существо было эльфийкой, причём «тёмной». Хотя по мне, скорее просто хорошо подзагоревшей. Впрочем, с учётом прочих особенностей, факт остроухости и миндалевидности глаз как-то затерялся в моём восприятии. Скажу лишь, что совсем не так я представлял встречу с «дивным народом»… ну, в том маловероятном случае, если бы всё-таки оказался в волшебном мире.
  
  – Аура… – вспомнил я имя девушки. В смысле, девушки, которая девушка, косящая под парня… э-э-э… м-да.
  
  – Добро пожаловать на Шестой Этаж, Господин Момонга! – Аура отвесила поясной поклон, выпрямилась, подпрыгнула на месте и продолжила есть меня обожающим взглядом.
  
  – Я бы хотел воспользоваться ареной.
  
  – Разумеется, господин Момонга! Она полностью в вашем распоряжении! Чем мы можем помочь вам? Ой, точно! – Аура хлопнула себя по лбу. – Марэ! Лорд Момонга уже здесь! А ну живо спускайся!
  
  – Я-я знаю! – выкрикнуло с вершины «зрительского подиума» нечто в белых колготках и юбке, какую не каждая порноактриса надела бы… Прошедшая по сознанию уже привычная волна холода вымела из головы смесь из ужаса и налёта отвращения.
  
  – Черепаха! – «Навык красноречия +1», отметил я про себя, наблюдая, как этот странный паренёк поспешно спрыгивает с подиума на песок арены, поправляет юбочку и бежит к нам… Ещё один порыв ветерка успокоил новую вспышку чего-то такого… панически-гомофобного, а начавшая было вновь подниматься рука опустилась. В конце концов, глупо винить творение за больную голову создателя.
  
  – И-извините, что заставил вас ждать, господин Момонга, – оно присело в реверансе… хм, может, всё-таки это девочка? Увы, память и… наверное, это то самое «чувство жизни», присущее всякой уважающей себя нежити. Короче, эти вещи утверждали обратное. И мне бы, на самом деле, быть шокированным от осознания того, что я теперь буквально ощущаю присутствие живых существ и понимаю, как интерпретировать эти ощущения, но нет — шока не было, только лёгкий бриз холодка в черепе.
  
  – Ничего страшного.
  
  – Господин Момонга так добр, – начала девочка, которая дев… короче, Аура.
  
  – Кхм… м-да, мне нужны манекены для отработки меткости и несколько прочных препятствий. Я хочу проверить свой посох и слегка освежить собственные способности.
  
  – Ух ты, неужели это тот самый Легендарный Посох, использовать который может только господин Момонга? – пока мальчик в юбке (кстати, тоже таскающий при себе посох) восхищался и пускал слюни на «убер-тапок» гильдии, его сестра щелчком пальцев призвала несколько накачанных… хм, то ли драконидов, то ли лизардменов, то ли ещё кого, и эти демонические аналоги Рамшана и Джамшута шустро понавтыкали манекенов и понастроили чуть ли не лабиринт из каменных блоков на песке арены.
  
  И всё это меньше чем за пару минут, что я (зачем-то) на автопилоте (хм…) рассказывал мелкому эльфу о посохе, попутно сам вспоминая и осознавая его ТТХ. А были они… я даже не знаю, как, используя легальные методы и без помощи ГМа, такое вообще можно было собрать. Но многоразовый артефакт, способный призывать существ и элементалей на уровне рейдбоссов, усиливать магию хозяина, позволяющий «подвешивать» в себя десятки заклинаний и разве что только кофе не готовящий (хотя если подвесить на него такое плетение из бытового арсенала…), просто подавлял. Фактически, одна эта «палка» вполне могла заровнять континент, а ведь в сокровищнице гильдии хранились сотни артефактов, пусть не такой убойной силы, но и не особо уступающие ему. А ведь были и ещё более ультимативные штуки, рядом с которыми и эта тросточка будет смотреться блекло. Ж-жесть. Единственное, чего не хватало, так это существ, способных всё это добро использовать — многие вещи были если не именными, то жёстко привязанными к «классам», навыкам и прочим игровым условностям, например, те же «неписи» их использовать не могли.
  
  Дождавшись, пока работники сферы ЖКХ Назарика удалятся, я вышел на дистанцию «стрельбы» по манекенам, решив начать с чего-нибудь простенького. Стоило лишь задуматься об атаке и направить посох, как с его навершия ударила чёрная молния, мгновенно обратившая манекен в кучку праха. На прошивание стены ушло две молнии. Кхм… ладно. Отставив посох в сторону, я решил попробовать сделать и что-нибудь самому, но вот что? Стоило только озадачиться подобным выбором, как в голове выстроились заклинания. Несколько десятков заклинаний, начиная от бафов, простеньких мин, щитов и огнешаров, заканчивая поистине ужасающими ритуалами по сотворению «големов плоти», темпоральным сдвигам и «общей дезинтеграции». И я что, всё это умею? Как выяснилось немного позже — да, умею. Без понятия, как всё это строится, по каким принципам работает, но… оно работало! Настоящая, чёрт бы меня побрал (хотя с таким арсеналом «побрать» получится разве что у архидемона, да и то ему придётся изрядно попотеть и без гарантий), магия! Как же круто! Мечты сбываются. Пусть и таким… специфическим образом.
  
  Увы, эйфория долго не продлилась. Уже начинающая дико меня бесить непонятная сила вновь остудила голову. Итак, все заклинания, что мог применять архилич Момонга в игре, могу использовать и я. Это плюс. Я понятия не имею, почему эта штука работает и работает именно так. Это минус. То бишь теории магии в моей голове наличествует ровно столько же, сколько и до попадания — чуть меньше, чем ничего. И это очень паршиво. Я прямо физически ощущаю, как при таком арсенале, пусть и весьма широком, буду забивать гвозди микроскопом. А уж то, что моё «воскрешение» откладывается на неопределённый срок, становится совершенно ясно. Значит, мне нужны эти знания. В идеале — учителя, но что-то терзают меня смутные сомнения, что мои «подчинённые монстрики» обрадуются вопросу по азам магии. Хотя… с учётом настроек Альбедо…
  
  За практикой и «разминкой» отпущенные мной «подопечным» пять часов прошли как-то незаметно, и вот на песке Арены открылся тёмный разрыв, из которого величественно вышла пышногрудая готичная лоли с зонтиком.
  
  – О? – гостья огляделась. – Я, случайно, не первой сюда прибыла?
  
  Чувство жизни сообщило, что данная девушка не совсем жива, но и на нежить не тянет. «Истинный вампир», да? Внешне Шалти тоже очень легко узнавалась, но в реальности всё-таки выглядела намного колоритней, чем на чёрно-белой картинке. Алые глаза с вытянутым зрачком, бледная до синевы, но красивая, без намёка на болезненность, кожа. Платье также было не целиком чёрным, а с обилием алых элементов. Ну и рост почти на голову выше Ауры. В общем же и целом… очень симпатичная девушка, разве что слегка низенькая и с накладной грудью, но для существа с её уровнем владения магией Крови внешний облик должен быть вещью весьма условной. Ну, в теории… По логике вещей… Правда, вспоминая её каноничные комплексы на эту тему, я уже совсем не уверен, что логика тут применима.
  
  – Мгновенные перемещения строго запрещены в Назарике, разве тебе не говорили не пользоваться самовольно «Вратами»? Шалти, ты что, не способна дойти до Арены на своих двоих? И чего ты вообще тут забыла? – сразу же включила злобность лоли-пацанка при виде готик-лоли.
  
  – Меня призвал лорд Момонга, – мурлыкающим тоном, не глядя на Ауру, отозвалась вампиресса.
  
  – Что? – эльфийка удивлённо посмотрела на меня.
  
  – Да, Аура, я велел Стражам собраться тут, – подтверждаю слова алоглазой, невольно припоминая аналогичную ситуацию в манге и не очень понимая, нужно ли мне шевелиться на эту тему или нет.
  
  – Всё равно это не повод нарушать правила, Шалти! – не отступала девочка, вновь насев на гостью.
  
  Меня же неожиданно пробила ностальгия — создатели этих двоих были братом и сестрой и тоже постоянно ругались. Перед глазами начали проноситься эти славные деньки, и... Я в очередной раз с раздражением ловлю себя на погружении в совсем не мои воспоминания.
  
  Тем временем разборки набирали обороты. Точнее как — разборки? Тотальный игнор со стороны новоприбывшей «всяких вяков» от хозяйки полигона и растущее недовольство от игнорирования соответственно. Вампирша как появилась, так и направилась ко мне, буквально прикипев к лицу взглядом, чем невольно навела на мысли на всякий случай подготовить «Паралич», «Дезинтеграцию» и «Телепорт».
  
  – …трупом воняет! – резанул по ушам (вернее, тому, что мне их заменяет) новый выпад продолжающей хоть как-то пытаться пронять гостью Ауры.
  
  – Кхм… – надо бы её притормозить, а то сболтнёт чего лишнего, я это пропущу, а потом она подумает — и начнутся у неё какие-нибудь шатания и брожения, кто этих неписей знает, особенно если учесть, какие долбанутые на всю голову задроты их прописывали? Нет, серьёзно, даже вот так навскидку, оценивая память Момонги со стороны, я могу точно сказать — 99% процентов членов его гильдии были серьёзно больными. Японский менталитет и так для не-японца кажется странным, имеющим множество не очень приличных маний, фетишей и культурных феноменов, но местные кадры внушали даже на фоне своих сограждан. И всё это было вложено в неписей Назарика. И, самое страшное, Момонга был самым ушибленным из всех ушибленных деятелей Аинз Оал… Боги и Демоны, кто придумал такое название гильдии? Ладно, что-то я опять отвлёкся, а тем временем на арене…
  
  – Владыка Момонга? – состроила невинные глазки эльфийка.
  
  – Знаешь, владыка Момонга ведь тоже нежить, – сладким голоском протянула готичная лоли, каким-то невероятно плавным движением обвив руками мою шею и страстно прижимаясь всем телом. Левая рука, свободная от посоха, рефлекторно поддержала её под попку. М-да, ребёнком я её точно не воспринимаю, скорее миниатюрной девушкой. Весьма приятной глазу… хм… а ведь через магию Крови можно как-то попытаться нарастить мяса на этот костяк… – Ох, мой господин, мой хозя-я-яин. Прошу вас, продолжайте… – кхм, ладно, вопрос с её лояльностью снимается… Блин, Пэроронтино нужно было скрутить, забрать у него клавиатуру и отконвоировать к сексопатологу, прописывать готичных лоли-вампирш, вешающихся на архиличей с откровенным сексуальным желанием, как-то… как-то немножко СЛИШКОМ! В смысле, одно дело — смотреть это на чёрно-белой картинке в манге, лениво почёсывая живот, и совсем другое — наблюдать это в реальности, будучи этим самым личем!
  
  – Что? Что за чушь ты несёшь, Шалти? Как может владыка Момонга быть обычной нежитью?! Да он уже достиг реальности выше нежити, или даже на уровне Бога нежити, – завелась эльфийка, прожигая кайфующую вампирессу злобно-ревнивым взглядом.
  
  – Тем не менее, с-сестра, твои слова были немного неприятными, – робко промямлил Марэ.
  
  – Кхм, – пацанка озабоченно нахмурилась, – ладно, попробуем ещё раз? Ну... может быть, воняет как гнилое мёртвое мясо?
  
  – Да, так гораздо лучше, – согласилась Шалти, устраиваясь поудобнее, при этом открывая вид на свою грудь, выглядящую весьма объёмной, тем паче для такой «крохи». Девушка облизнулась и замурлыкала. Кстати о «гнилом мёртвом мясе», для «обоняния» (или что там теперь у меня вместо него?) лича девушка пахла очень приятно и соблазнительно. Но всё равно нигде ничего не шевелилось, – продолжай в том же духе.
  
  – Грррр, – у хозяйки полигона начал подёргиваться глаз.
  
  – Должно быть, трудно с такой ненормальной сестрой. Будет лучше, если ты побыстрее от неё уйдёшь, Марэ, или в один прекрасный день станешь таким же, – продолжала давить противницу по всем фронтам это воплощение злобного кавая. Блин, мне с них реально стрёмно, но… интересно. Кажется, я потихоньку схожу с ума, правда, пока не понятно, из-за чего — бытия нежити, воспоминаний Момонги (кстати, где он сам, в смысле, его «я»?) или окружающих меня существ.
  
  – З-заткнись! Фальшивые сиськи! – всё, вампир словесно задавил эльфийку, а потому последней ничего не оставалось, кроме как перейти на личности. С учётом же того, что обе они были женщинами…
  
  – Ч-что за чушь ты несёшь?! – готик-лоли выпала в осадок и поплотнее прижалась ко мне.
  
  – С одного взгляда можно сказать, что твоя ложбина выглядит странно. Сколько разного ты туда напихала? – тёмная ушастая довольно сощурилась и ядовито ухмыльнулась. – Набивка так высоко... а она не сползает, когда ты ходишь? – всё, теперь пошло добивание. – Точно! Вот почему ты использовала портал! Она бы сползла, если бы ты бежала!
  
  – Молчать! – бледное лицо красноглазой красавицы исказилось в гремучей смеси паники и ярости. – У самой вообще их нет! – оказавшись на ногах и развернувшись к «агрессору», попыталась перейти в контратаку вампиресса.
  
  – Они скоро вырастут, – самодовольно вздёрнула нос Аура. – Мне всего лишь 76 лет. Должно быть, трудно быть нежитью без каких-либо перспектив в этом плане?
  
  – Ах ты мелкая!!!
  
  – Девочки, я вам не мешаю? – слегка «высвобождаю» ману, получилось почти что рефлекторно, стоило только подумать о том, как существо без мимики и с очень скудной способностью передавать интонации голосом может показать свои… хм… эмоции, в данном случае — неудовольствие.
  
  – При-примите наши глубочайшие извинения, Владыка! – обе дружно преклонили передо мной колено и склонили головы.
  
  – На первый раз. В будущем решайте свои конфликты, не вынося их на всеобщее обозрение… и без членовредительства, – добавил я, уловив многообещающие взгляды девушек друг на друга. М-да, это будет куда труднее, чем я думал — тут же все или нежить, или демоны, или ещё твари какие из той же когорты, типа дроу (пусть и довольно миленьких), а значит, по определению злобные, жестокие и прочая, прочая, прочая. Если они готовы друг с другом сцепиться за любой косой взгляд, то что они сделают с чужаками? М-да, а задница-то куда глубже, чем я думал. Эдак стоит им только выйти, и всё, хана — экстерминатус всего живого вокруг, а мне потом живи в пустыне… м-да, проблема.
  
  Между тем из ворот на арену явились новые действующие лица. Впереди шли Альбедо и Себас, а вслед за ними Коцитус и Демиургус. Первый представлял из себя трёхметрового жукоподобного гуманоида с четырьмя руками и бело-голубым, покрытым льдом панцирем. Второй внешне напоминал эльфа, за тем исключением, что имел выдающийся металлический хвост. Одет он был в оранжевый костюм-тройку и носил на лице очки.
  
  – Похоже, уже все собрались, – констатировал хвостатый демон, когда группа приблизилась к нам. – Прошу прощения за опоздание.
  
  – Хорошо, что вы здесь… – так, что бы ещё сказать? – Виктим и Гаргантюа на месте? – смотрю на Альбедо.
  
  – Да, господин, – девушка поклонилась, прикладывая правую руку к груди. – Страж четвёртого этажа Великой Гробницы Назарик Гаргантюа и Страж восьмого этажа Виктим выражают своё почтение и просят простить за невозможность оставить свои посты.
  
  – Хм… – изнутри вновь полезли воспоминания. Гаргантюа был големом метров тридцати ростом и единственным Стражем Назарика, которого не создавали члены гильдии — его им подарила администрация Иггдрасиля за первое в мире прохождение одного из эпических эвентов. Виктим же был, по сути, живой бомбой, привязанной к своей локации, и в момент смерти аннигилировал всё живое на охраняемом ярусе — этакая ультимативная система обороны, на случай, если в Назарик вторгнется рейд, способный вынести всю защиту первых семи этажей.
  
  – Что вы стоите? – по-своему поняв моё молчание, Альбедо выступила вперёд, властно прикрикнув на собравшихся Стражей. – Выразите верность своему верховному Владыке!
  
  – Страж первого, второго и третьего этажей, Шалти Бладфоллен, – мгновенно среагировала вампиресса, сделав книксен и склонившись в глубоком поклоне, – преклоняюсь перед повелителем.
  
  – Страж пятого этажа, Коцитус, – жук встал на колено, – преклоняюсь перед повелителем.
  
  – Страж шестого этажа, Аура Белла Фиорэ… – выступила вперёд тёмная эльфийка.
  
  – И-и ещё один Страж шестого этажа, Марэ Белла Фиорэ, – поспешил за ней брат.
  
  – Преклоняемся перед повелителем, – уже хором закончили они, вставая на колени и прикладывая правые руки в район сердца.
  
  – Страж седьмого этажа, Демиургус, – демон в оранжевом костюме встал в линию с остальными, – преклоняюсь перед повелителем.
  
  – Главный дворецкий Назарика, глава отряда Плеяд, – теперь на колено встал Себас, – преклоняюсь перед повелителем.
  
  – Предводитель Стражей Назарика, Альбедо, – девушка встала впереди всех и грациозно опустилась, – я преклоняюсь перед повелителем. Приказывай нам, Повелитель. Мы полностью в твоей власти.
  
  Ну что же, вопрос лояльности можно считать закрытым. По всей видимости, мне досталось всё, что было у Момонги в его истории, и, несмотря на смену души, обитатели Назарика не изменили своего отношения к гильд-мастеру. Это хорошо. А вот то, что я не очень представляю, что делать дальше — уже плохо. Нет, не в плане «прямо сейчас», тут всё просто, а в глобальном отношении. Впрочем, об этом можно подумать позже, а пока от меня ждут ответных слов.
  
  – Превосходно. А теперь поднимите головы и послушайте меня, – Стражи поспешно послушались, скрестив на мне полные почтительного внимания взгляды. – Некий необъяснимый пока феномен перенёс весь Назарик в неизвестные земли. Возможно, мы просто в другой части континента, но до тех пор, пока доказательств этому нет, будем считать, что вокруг совершенно иной мир, способный нести угрозу даже существам вашей силы и природы. В связи с этим у меня к вам несколько заданий, – делаю паузу, мысленно переводя дух и наблюдая за реакцией слушателей. Реакции, кстати, не было, в смысле слушатели ловили каждое моё слово с той же жадностью и вниманием, что и вначале. – Прежде всего, вы должны провести полный учёт своих подчинённых. Я должен точно знать, какими силами сейчас располагает Назарик, и если кто-то исчез, я тем более обязан об этом знать.
  
  – Будет исполнено, Повелитель, – чарующим голосом уверила Альбедо, вновь склоняя голову в поклоне.
  
  – Второе: проверьте свои силы и способности. Если отметите какие-то изменения — всё подробно описать и доложить. Особенно меня интересует, как перенос отразился на магии. У себя я не нашёл отличий, – за исключением того, что в игре, по памяти предшественника, надо было нажимать иконки, а тут я в прямом смысле заимел «мышечную» память на каждый спелл, – но это ничего не значит. Третье: подумайте над маскировкой. Может статься, что нам придётся инкогнито исследовать общество местных обитателей, которые могут выглядеть и как люди, и как нечто совсем на них не похожее. Будет лучше, если вы заранее подготовитесь к этому. Также не исключено, что потребуется замаскировать и весь Назарик. И последнее: всем этажам следует поднять уровень готовности к отражению нападений. Любых нарушителей брать живыми. На этом пока всё. Я рассчитываю на вас.
  
  – Да, Момонга-сама! – хором ответили слушатели.
  
  Окинув взглядом одухотворённые лица в очередной раз склонившихся монстров, я понял, что на этом сцену пора заканчивать, молча кивнул и телепортировался в тронный зал.
  
  – Господин? – раздавшийся со спины голос прозвучал неожиданно.
  
  – А, Юри, – узнал я вице-капитана Плеяд Шести Звёзд, или если по-простому — боевых горничных. Собственно, все они как раз сейчас находились в зале и сверлили меня заинтересованными взглядами. – Мне нужно подумать, – сажусь на трон. – Можете заниматься своими делами, только не мешайте мне.
  
  – Как вам будет угодно, господин, – приложила ладонь к сердцу девушка. Кстати, симпатичная — строгие очки, собранные в пучок волосы, взгляд ответственной учительницы, а ещё доброе мировоззрение, что было исключительным случаем для Назарика. Впечатление портят только гипертрофированно большие наручи с шипами и тот факт, что она немного зомби и дуллахан, сиречь нежить на основе идеи всадника без головы.
  
  Впрочем, все Плеяды были теми ещё монстриками, несмотря на няшную внешность. Люпус Регина Бета — оборотень-волколак, Нарберал Гамма — доппельгангер, Сизу Дельта — андроид, Солюшен Эпсилон — плотоядная слизь, Энтома Василисса Дзета — арахнид-людоед. Словом, в половине случаев — ночной кошмар для здорового гетеросексуала. Или сборище влажных фетишей кислотно-поехавшего изврата...
  
  Вспыхнувший от воспоминаний эмоциональный клубок был вновь тут же подавлен некой силой, и я счёл за благо отвлечься на мысли о дальнейших планах.
  
  Ренобэ я не читал, а вышедшие главы манги заканчивались значительно раньше, чем история подошла к развязке, так что предзнание у меня весьма ограничено и в целом… не слишком полезно. Что делал оригинальный Момонга? Да плыл по течению, всеми силами стараясь выдать себя за того, кем не является. И суть там не в знаниях и навыках, а в самом отношении к реальности, объёме жизненного опыта и масштабе личности — само мышление эпического архилича, каким бы тот ни был, кардинально отличается от мышления офисного клерка. Для Момонги это был отыгрыш роли в маскараде, он тащился от внешних атрибутов, пафосных речей и прочей символики своего игрового образа, но и близко не стоял с реальной сущностью этого образа. Чего стоит только его вояж в местную гильдию авантюристов. Фактически, парень просто пошёл по знакомой дорожке обычного геймера, с полагающимися жанру «подошёл к доске объявлений, взял квест на десять волков» и так далее, сам этого даже не поняв. А вот всё управление жизнью города демонов, коим, де-факто, является Назарик, происходило скорее вопреки его воле и чуть ли не в виде «провели за ручку». Так что знания о его приключениях были если и не совсем бесполезны, то где-то рядом.
  
  Впрочем, не стоит быть слишком строгим к парню. Скорее всего, окажись я полностью на его месте, то есть без малейшего предзнания и с его отношением к гильдии, то вёл бы себя схожим образом. Но всё это лирика, а вопрос в другом. Предположим, некоторые его поступки можно взять на вооружение, но в чём будет основная задача? Захват мира? Ага, прям разбежался. Власть ради власти давно не в тренде, даже Моргот желал захватить Средиземье, потому что считал, будто сможет сделать его лучше, чем задумал Творец, а не ради тупого «Я тута босс!» Я же стремления во что бы то ни стало облагородить реальность как-то не испытываю — не ощущаю в себе должного масштаба, так сказать. Мне бы, по-честному, вновь нормальное тело вернуть, с нормальными возможностями живого организма. Может, бытие Оверлордом, как называлась стадия развития немёртвого мага, достигнутая Момонгой, и круто, но, повторюсь, в себе должного масштаба не ощущаю.
  
  Кстати говоря…
  
  А ведь у этой ненормальной гильдии наверняка в закромах есть артефакты для смены расы! Не может их не быть у таких упоротых задротов. На худой конец, должны быть чары полиморфа или чего-то в этом роде. Точно-точно… Даже скачок от начинающего Скелета-мага до Старшего Лича без специального артефакта не обходится. Большинство таких ограниченны и применимы только для эволюции конкретных рас по возможному для них пути, но есть и универсальные рероллы, а с учётом размеров закромов Назарика, тут по-любому что-то из них завалялось...
  
  Тем временем на арене. Сразу после ухода главы гильдии.
  Лорд Момонга исчез во вспышке магических искр. Несколько долгих секунд, растянувшихся почти в минуту, Стражи Назарика сохраняли безмолвную неподвижность, но вот Альбедо сбросила оцепенение и, подавая пример, первой поднялась на ноги. Тут же зашевелились и остальные:
  
  – Э-это было пугающе, сестрёнка, – поделился Марэ, судорожно тиская в руках посох.
  
  – Я думала, меня раздавит этой аурой! – в полном восторге ответила Аура, вставая рядом с братом.
  
  – Он бесподобен, – поддержал Коцитус, сотрясая землю движением тяжёлого тела.
  
  – Вот он, господин Момонга, показавший свою мощь как лидера, – сложив руки в молитвенном жесте перед грудью, мечтательно произнесла крылатая демоница.
  
  – Похоже, что так, – Демиургус с едва заметным волнением поправил очки.
  
  – Он принял нашу клятву верности, – с нескрываемым удовольствием прогудел сквозь жвалы Страж пятого этажа.
  
  – Когда он использовал магию, он был так крут! – продолжала тёмная эльфийка. – Я насчитала больше двухсот заклинаний!
  
  – В-вот какая она — н-настоящая мощь господина Момонги, – поддакнул Марэ.
  
  – Всё в точности как вы сказали! – сияя счастьем, почти подпрыгнула на месте Альбедо. – Он ответил нашему желанию и показал свою истинную мощь. Как и ожидалось от господина! Из всех сорока одного создателя он выше всех! Он великодушный правитель, который будет защищать свою землю до конца!
  
  – Тогда я, пожалуй, пойду, – привлёк к себе внимание главный дворецкий.
  
  – А? – слегка сбилась с мысли демоница.
  
  – Я не знаю, куда ушёл господин Момонга, но мне надлежит быть рядом с ним, – спокойно пояснил тот.
  
  – Себас, сообщи мне, если что-нибудь вдруг случится, – всё ещё немного дрожащим от душевного волнения голосом попросила надзирательница. – Особенно если господин Момонга будет звать меня. Я сразу приду к нему, – на щеках Альбедо выступил румянец. – Мне плевать, что придётся бросить, я сразу приду! – голос девушки начал приобретать возбуждённые нотки, а глаза нездорово поблёскивать. – Но скажи господину Момонге, что если я буду нужна в его постели, то мне необходимо время, чтобы подготовиться. Мне нужно будет принять ванну… Но, конечно, если он захочет, чтобы я пришла сразу…
  
  – Я понял, – твёрдо перебил её дворецкий, хотя на его лице не дрогнул ни один мускул. – Я тогда, пожалуй, пойду, – вновь повторил он и, повернувшись к остальным, обозначил вежливый поклон. – Стражи.
  
  Пока все провожали взглядами спину удаляющегося к выходу командира Плеяд, Демиургус обратил внимание, что из всех собравшихся одна до сих пор стоит на коленях, опустив голову к земле. Какой-то частью себя демон-стратег находил всё произошедшее немного странным, но пока никак не мог сформулировать свои чувства, хотя, в определённом смысле, прекрасно осознавал, что это, фактически, первая встреча Стражей этажей с момента их создания, но в то же самое время его память хранила знания о них так, будто они знакомы уже много лет. Подобный дуализм не облегчал задачу, но хуже того — его собственная природа противилась критическому осмыслению данных знаний, затрудняя поиски причин беспокойства ещё больше. Тем не менее, не имея возможности разобраться напрямую с первопричиной ощущений, Демиургус вполне мог приступить к изучению вопроса опосредованно, например, задать прямой вопрос той, кто сейчас ведёт себя наиболее странно.
  
  – Что-то не так, Шалти? – вопрос демона привлёк к вампирше внимание и остальных Стражей.
  
  – Что случилось, Шалти? – повторил его Коцитус, когда тоже понял, что девушка до сих пор не шевелится.
  
  – Е-его, – вампиресса неуверенно подняла голову, открывая зрителям раскрасневшееся, полное смущения лицо, – величественное присутствие меня так возбудило, что я… немного намокла там, внизу.
  
  – У-а… – дружный вздох неловкости Стражей повис в воздухе.
  
  – Вот шлюха! – негодующий полурык-полукрик Альбедо громом пронёсся над колизеем. Над старшей демоницей начала клубиться бледно-фиолетовая дымка концентрированной маны.
  
  – Что?! – тут же ощерилась Бладфоллен. – Почувствовать силу нашего неповторимого господина Момонги — вот достойная награда! – в следующий миг над телом вампирши тоже возникла опасная дымка, только уже кроваво-красного цвета. – У девушки, что не намокла, по всей видимости, проблемы?! Ты, большеротая горилла! – прорычала она, принимая боевую стойку и слегка отращивая когти на руках.
  
  – А ты минога! – не осталась в долгу надзирательница, усиливая поток энергии.
  
  – Меня такой сделал создатель, и я не жалуюсь!
  
  – Я тоже!!!
  
  – Аура, – привлёк к себе внимание эльфийки Страж седьмого этажа, быстро понявший, к чему идёт дело, – пусть женские проблемы решают женщины.
  
  – Что?! – пацанка от неожиданности даже опустила уши. – Демиургус, ты собираешься оставить меня наедине с этими?!
  
  – Если что-то случится, просто найди меня, – уже шагая в сторону от места действия, отсалютовал рукой в воздухе демон. Как стратег, он был одним из лучших в Назарике, но вот в боевом отношении заметно уступал большинству иных Стражей и совершенно не собирался попадать под раздачу.
  
  – Э… – Марэ бросил на сестру обеспокоенный взгляд, но в следующий миг перевёл его на оскалившихся монстров и понял, что его сочувствие сестре проигрывает страху, после чего быстро поспешил за хвостатым демоном.
  
  – Проклятье… Неужели необходимо было так ругаться? – проворчал Коцитус, тем не менее тоже начав поспешно удаляться.
  
  – Коцитус! – с интонацией преданного последней надеждой человека воскликнула в спину гиганту девочка, но тот не обернулся...
  
  Минуту спустя, на другом конце арены.
  Грохот, сопровождаемый нечеловеческими воплями на два голоса, вновь поднял вдали столб пыли. Маленькая фигурка с короткой стрижкой окопалась немного в стороне, выступая в роли естественной преграды между вцепившимися в волосы друг другу фуриями и тремя вовремя тактически отступившими зрителями, сама того не сознавая.
  
  – Какая глупость, – в очередной раз проворчал жукоподобный гигант. – Чего мы тут ждём?
  
  – На самом деле, мне интересен результат, – ответил Демиургус.
  
  – А? – отвлёкся на его голос Марэ, до того нервно тискавший свой посох и поминутно шептавший «сестрёнка», когда фигурка Ауры оказывалась в опасной близости от разошедшихся спорщиц.
  
  – Это определит военную мощь и будущее Назарика, – с готовностью начал пояснять одетый в деловой костюм демон.
  
  – Что ты имеешь в виду? – не понял мальчик.
  
  – У великого правителя должен быть наследник, так ведь? – поднял взгляд к звёздам Страж седьмого этажа. – Господин Момонга остался с нами до самого конца, однако он также может покинуть нас, когда потеряет интерес. Так что очень важно, чтобы он оставил после себя наследника, чтобы передать ему власть.
  
  – То есть ты думаешь, что одна из них, – Марэ покосился в сторону битвы, – должна дать лорду Момонге наследника?
  
  – Хватит! – прогудел Коцитус. – Так думать непочтительно к господину Момонге!
  
  – Разве плохо, если он оставит наследника, которому мы сможем поклясться в верности? – с удивлением повернулся к нему Демиургус.
  
  – Ну… – гигант на секунду завис. – Да, это было бы хорошо… Нет, это было бы замечательно! – верхняя правая рука Стража схватилась за голову, в которой явно уже поднялся ворох фантазий. – Какая прекрасная идея! А-а-а! Дядя! – с утробным довольством протянул Коцитус. – И ребёнок будет кататься на моих плечах… – ведомый мыслями, воин побрёл куда-то в сторону, радостно озвучивая приходящие в голову идеи.
  
  – Эм, – проводив его взглядом, Демиургус решил сменить тему. – Кстати, Марэ, почему ты одет по-девчачьи? – он многое знал об остальных Стражах, но с удивлением понял, что ответ на этот вопрос не знает и до сегодняшнего дня даже не знал о самом факте.
  
  – Это… – мальчик застенчиво поправил юбку. – Меня таким сделала госпожа Букубуку Чагама. Она сказала, что это называется «трап», но я до конца её не понял. Но я вполне уверен, что я мальчик.
  
  – Хмм… Тогда, может быть, все мальчики в Назарике должны так одеваться? – глубоко задумался демон-стратег.
  
  Его размышления прервала неожиданная тишина, опустившаяся над колизеем.
  
  – Коцитус, спустись на землю, пожалуйста… – присмотревшись к творящемуся на противоположном конце арены, демон повернулся к гиганту.
  
  – Какая прекрасная сцена, – держась за голову уже верхней левой рукой, медленно, словно пересиливая опьянение, стал возвращаться жукоподобный Страж. – Это замечательно...
  
  – Да-да, это великолепно, – поторопил его Демиургус, сам направившись к месту недавней драки. – Альбедо, Шалти, вы всё ещё дерётесь?! – повысив голос, окликнул он замерших друг напротив друга женщин, продолжающих источать жажду крови, но вроде бы уже не пытающихся вырвать друг другу все волосы и подрать платья.
  
  – Они только что закончили, – вылезла из небольшой воронки растрёпанная и слегка присыпанная пылью Аура. – Теперь они…
  
  – Мы решаем, кто будет законной женой! – важно ответила вампиресса, с трудом переводя дыхание, но пытаясь смотреть на соперницу с превосходством.
  
  – Было бы странно, если бы у правителя Назарика была только одна наложница, – согласилась с ней Альбедо. – Но нужно решить, кто из нас будет законной женой…
  
  – Это, конечно, очень интересно, но, может, сначала выполним приказания господина Момонги? – что-то на грани сознания Демиургуса вновь начало шептать о какой-то сюрреалистической черте во всём происходящем, но он списал это на задержку с выполнением порученного Высшим существом дела.
  
  – Да, ты прав, – надзирательница успокоилась и поправила сбившуюся на лицо прядь. – Шалти, мы это обсудим в другой раз.
  
  – Никаких проблем, – нацепив на лицо фальшиво-любезную улыбочку, заверила миниатюрная вампиресса.
  
  – Тогда, – Альбедо полностью взяла себя в руки и обратилась к остальным с предельной серьёзностью, – давайте обсудим план...
  
  Часом позже. Сокровищница.
  Я был прав. В завалах из различных легендарных и мифических (то есть, по меркам этой гильдии, почти проходных) артефактов удалось найти четыре подходящих предмета: Амулет Перерождения — позволяет сменить расу и класс персонажа с сохранением уровня и достижений. Кольцо Возрождения — обращает мертвеца обратно в живого, с лишением всех бонусов и штрафов Нежити. Перо Падшего Ангела — позволяет переродиться в «Падшего Ангела» со всеми плюсами и слабостями данной расы. Кровь Высшего Демона — позволяет переродиться в качестве «Владыки Демонов», получая все плюсы и минусы данной расы. И это я ещё далеко не все сундуки перерыл. Но мало того, в процессе поисков память Момонги подсказала, что нужные предметы можно найти ещё и в библиотеке, среди многочисленных свитков и заклинательных книг.
  
  Ещё немного позже, сидя на монументальном троне, Тёмный Властелин (то бишь я) пребывал во мрачных мыслях. А подумать было о чём, начиная с найденных артефактов, заканчивая всё теми же сакраментальными вопросами, что и немногим ранее. Итак, артефакты реролла. Штучки полезные, а некоторые так ещё и многоразовые, не заюзанные прошлыми владельцами только по той простой причине, что эти маньяки тащились от любовно вылепленных мутантов и менять их даже на «престиж-классы», как те же ангел и демон, никто не захотел. Я бы с удовольствием — получить бонусы вместо Магии Смерти и Некромантии к Магии Тьмы и Магии Света от Падшего или Тьме и Огню от Владыки, знатно расширив и усилив свой арсенал, при этом не потеряв в заклинаниях, лишь в эффективности некоторых из них… это было бы прекрасно. Если бы не тот факт, что я понятия не имел, как воспримут такой ход мои «слуги». Вдруг слетит привязка, и я внезапно окажусь в самом центре забитого рейд-боссами данжа? Тут никакие приобретённые плюшки не спасут, тем более что на их усвоение по-любому потребуется время. Да и с точки зрения наращивания боевой мощи возможность массово клепать высокоранговую нежить очень вкусна. Правда, на кой хрен мне наращивать эту самую боевую мощь, я сказать не мог при всём желании. Тем не менее предположим — я покину Назарик и сменю расу где-нибудь там, где мгновенный бунт Стражей гробницы перестанет представлять непосредственную угрозу для моего организма, к чему это приведёт? Да к тому, что все эти монстры уже через неделю попрут во все стороны, вырезая по пути всё живое, и в конечном итоге это всё равно приведёт к необходимости с ними сражаться. Так что, если подумать здраво, а не идти на поводу эмоций, что у меня получается всё лучше и лучше, пребывать ещё какое-то время в форме лича будет наиболее правильным решением.
  
  Но оставался всё тот же вопрос, что мне вообще тут делать? Впереди, вроде как, целая Вечность. Даже, допустим, получи я живое тело и забурись на оргию с той же Шалти, Альбедо и ещё парочкой симпатичных демонеток… опустим моральный аспект, что это будет, по сути, совращение едва ли не младенцев, сочетаемое с промывкой их же мозгов. Ну сколько я так в прямом смысле слова про*бу времени? Ну месяц. Ну два. Хорошо, допустим, год. А дальше что? Я же тут реально спячу. Что ни говори, но человек — существо социальное, а когда вокруг тебя фанатики, любой твой жест воспринимающие как откровение свыше, социальности нет никакой. Изучать магию? Это было бы превосходно — столько новых горизонтов открывается, к тому же… это ведь Магия! Нельзя просто так взять и начать воспринимать её как должное. Может быть, лет через дцать, но не сейчас точно. Вот только что и как изучать — не ясно. Механическая память в теле есть (кстати, тоже вопрос, что с ней станет в случае реролла), а понимания, как всё это работает — ноль. По сути, от «ткни в иконку скилла — получишь результат» я не ушёл ни на пядь. То есть крутить руль могу, а вот построить другую машину — фигушки. И остаётся только надеяться, что многочисленные книги Назарика действительно будут заполнены чем-то полезным, а не останутся просто фикцией и элементом декора. Иначе… даже не знаю, местные вроде бы тоже что-то могли из магии, пусть и весьма примитивное с точки зрения обитателей Великой Гробницы, но как основы — сойдёт. Это в случае, если я попал в тот же мир, где и происходили события оригинальной истории, что, между прочим, далеко не факт.
  
  Однако всё мной перечисленное так или иначе относилось к делам сиюминутным, полезным, бесспорно, но это всё из разряда улучшения инструментов и обтёсывания средств. Вопрос же был в целях. И целей по-прежнему было не видать. Вернуться домой? И что там делать? Архилич или демонический Владыка в обычном мире? Разве что устраивать тотальный экстерминатус, так сказать, придать новый смысл выражению «призрак коммунизма гуляет по Европе». Врать не буду — идея завлекательная, но тоже проходная.
  
  К счастью, мысли о доме натолкнули на другую идею. Если миров как минимум три, то почему бы не попробовать отыскать ещё несколько? Новые места, новые знания, быть может, даже новые приятные знакомства! Вот это уже походило на глобальную цель. Да, для её осуществления придётся и в магию забуриться по самое «не могу», и местную обстановку как следует разведать — ресурсы любые исследования и разработки всегда жрут как не в себя, не думаю, что в магии этот принцип кардинально отличен. А в Назарике, при всём его величии, ресурсы всё же не бесконечны, пусть и до неприличия огромны. Да-да, это уже точно что-то близкое хотя бы к началу Плана!
  
  Мой энтузиазм остудила привычная волна холода, продувшая мозги и вернувшая их на место. Что, в свою очередь, вновь подняло ещё один вопрос. На этот раз куда более неприятный. А как я оказался здесь? Причём не просто «здесь» территориально, а вообще? Что это за сущность, что смогла создать архилича, способного небрежным жестом поднимать армии мертвецов, толпу демонов и прочей нечисти, тоже уровня «всё живое на континенте — вешайся», и просто прорву различных артефактов, прогибающих саму реальность под хотелки своего владельца? Что ей… ему… этому может потребоваться? Для чего всё это? Вдруг в следующий миг оно возжелает что-то ещё, и меня просто растворит в небытие? По телу прошёл озноб, а уже начавшая раздражать волна холода уняла подступающая панику. Раз этот кто-то вложил столько энергии в данный «проект», значит, он для чего-то ему нужен. Альтернативный вариант — этот некто настолько могуч, что подобное не является сколь-либо большой проблемой и затратами для данного существа. В первом случае можно не волноваться. За вложением будут присматривать, а там уже будем сами посмотреть. Во втором — тоже не волнуемся. Ибо бесполезно. Есть ещё вариант третий — всё это просто стечение факторов. «Свет Луны отразился от газовой плёнки Меркурия, хомячки полетели на Север, и благодаря этому случайная флуктуация Великого Хаоса воплотила в реальность придуманную историю, напитав своей силой инфополе, а я вообще чисто мимо проходил и был прицеплен этой же флуктуацией, как подключённый к инфополю субъект». Бред? Разумеется, но я уже готов поверить и не в такое. Значит, ищем варианты путешествий в другие миры и попутно выясняем, какого чёрта тут творится само по себе. Ну что же, звучит не так уж плохо. Теперь определимся с конкретными шагами. И чуть перефразируем классика: реролл или не реролл? Вот в чём вопрос…
  
  – Себас…
  
  – Да, лорд Момонга? – Себас Тиан… В смысле, Себастиан… короче, его создатель тупо разделил европейское имя на две части и сделал вид, что это нечто умное. В общем, главный дворецкий уже успел вернуться и уже долгое время недвижимой тенью возвышался у подножия трона.
  
  – Что ты успел выяснить о состоянии обитателей девятого и десятого этажей?
  
  – Пропаж не обнаружено, господин. Все сорок одна обычная горничная, шестьдесят семь охранных големов из Клавикула Соломонис, пять хранителей Великой Библиотеки Ашурбанипал и весь младший персонал подтвердили своё присутствие. В данный момент Юри Альфа занимается составлением подробной переписи всех обитателей этажей, согласно вашему распоряжению, остальной состав подразделения Плеяд Шести Звёзд, совместно с хранителями Великой Библиотеки, занят изучением последствий, которые перенос мог оказать на их магические и физические силы.
  
  – Превосходно, – хранители библиотеки, значит… хм… В манге их не было, но чужая память тут же подсказала имена: Кокцей, Ульпиус, Элий, Фульвий и Аврелий — имена основаны на пяти императорах Римской империи, все скелеты-маги 80 уровня. А ведь это из-за них я пошёл рыться в сокровищнице, а не в библиотеке — подсознательно не хотел раскрывать цель поисков перед местными монстрами. Хотя, если подумать, это довольно странная мысль, наследие Момонги?
  
  – Скажи, Себас, как бы ты отреагировал, измени я свою природу?
  
  – О чём вы говорите, лорд Момонга? – взгляд пожилого человека, на деле являющегося чистокровным драгоноидом, стал пристальным.
  
  – Личами не рождаются, как тебе должно быть известно, – подпираю голову рукой, следя за реакцией дворецкого. – Смертные маги, жаждущие знаний и силы, рано или поздно сталкиваются с тем, что отпущенное им природой время истекает. Обмануть смерть есть много способов, но редко когда ищущему доступно из них выбирать. Я лично стал личем, и до сих пор это себя оправдывало, однако… – делаю паузу, чтобы подобрать лучшие слова, – в бытие нежитью есть некоторые недостатки. Пока я шёл к могуществу, это было несущественно, но достигнув всего возможного и обретя мощь, достаточную для обращения в прах целых континентов, довольно глупо ощущать, что ты лишён самых элементарных радостей, доступных любому немытому крестьянину. Ощутить вкус пищи, дуновение ветра, тепло женского прикосновения… я уже почти забыл, каково это.
  
  – Если таково ваше желание, то мой долг приложить все силы к его осуществлению, – Себас торжественно встал на одно колено, прикладывая правую руку к сердцу.
  
  Это оказалось проще, чем я думал… Только вот что-то не оставляют меня смутные подозрения, что эти слова — правда только до тех пор, пока я остаюсь в теле костяного главы гильдии.
  
  – Это не требуется, – встаю с трона. – За время существования Назарика я нашёл много способов обеспечить себе перерождение, проблема тут в ином… Впрочем, сейчас этот разговор не имеет смысла. Помоги Юри Альфе и остальным Стражам этажей выполнить мои поручения, я буду в малых покоях Соломона.
  
  И не дожидаясь ответа дворецкого, я переместился в указанное место.
  
  
Глава 2
  
  Как ни прискорбно это признавать, но в бытие нежити есть и приятные стороны. Не требуется ни есть, ни спать, глаза не устают от долгого чтения, никакого тебе бритья каждый день и чистки зубов, от неподвижного пребывания в одной позе конечности не затекают, спина не болит, и даже пота никакого нет…
  
  Я себя успокаиваю? Да. Не то чтобы я волновался, но я себя успокаиваю, потому что артефакты реролла в буквальном смысле жгут карман, пусть тот и выглядит как «подпространственный инвентарь»... А ещё у нежити почти нет дискомфорта при магическом истощении, да и с учётом скорости восстановления маны и размера магического резерва (а и то, и другое у Лича имеют чудовищные бонусы), заработать его — задача нетривиальная. А ведь те же Плеяды после выполнения приказа на проверку ВСЕЙ своей магии некоторое время не то чтобы едва ползали, но удовольствия от своего состояния получали явно мало — точно.
  
  Кстати о магии. Книги в Назарике, с одной стороны, ожидания превзошли. Но вот с другой… Даже с учётом того, что я каким-то непонятным образом понимал язык, на котором они написаны… Нет, не так. Я мог прочитать то, что там написано, но вы вообще представляете уровень литературы, что должен быть в личной Гробнице Архилича? Да я себя чувствовал дошколёнком, что зачем-то полез к книгам по математическому моделированию и теориям сингулярности! Кстати, про «сингулярность» книжки тоже были, я даже узнал в этом томике учебник по сотворению заклинания Чёрной Дыры, которым вполне владел… только я в нём даже не все предлоги понял! И ничего уровня «магия для чайников» мне на глаза ни разу не попадалось. Я ещё не всю библиотеку, само собой, перерыл, но есть у меня подозрения, что ничего базового уровня я тут не обнаружу. Максимум — словарь терминов, добытый мной в самом начале, ну, из тех, что «переводят» нечитаемые бесчеловечные определения в просто «кучу бесчеловечных определений, но условно-читаемых». Как незабвенное «Адиабатическое приближение — приближение в теории твёрдого тела, при котором движение остовов ионов кристаллической решётки рассматривается в качестве возмущения». Вот и тут я узнал, что такое «Гравитонное магическое давление», но мне с того не легче, потому как я без понятия, что за зверь такой «нуль-направленные спириты массы» и почему это давление выражается через них… Да, кстати, ещё один плюс бытия нежитью — у меня совершенно не плавятся мозги и не сворачиваются уши в трубочку. Кто сказал «потому что у тебя их нет»?
  
  Разнообразия ради, были тут и "нормальные книги", но как мне сейчас могли помочь любовные романы, хентай-манга или самоучитель «ПК для чайников», я представлял слабо. Как и то, что оно делает рядом с Книгой Мёртвых, рассказывающей, как стать Старшим Личем. Вернее, ответ я знал из памяти моего предшественника — старый трюк с закапыванием бриллиантов в кучу навоза, с той лишь разницей, что где конкретно и какие бриллианты искать, знали лишь члены гильдии и хранители библиотеки. Но фактов это не меняло, пусть эти упоротые японцы и забивали все стеллажи в библиотеке дешёвыми дубликатами проходных книг призыва и прочей макулатурой, самое простое, что тут можно было найти — это литература "профессионального молодого мага", то есть уровня тридцатого, если говорить языком игры. Увы, но мне нужно было что-то на первый-десятый уровень, поскольку даже "тридцатка" уже опиралась на понятия, разобраться в которых я не мог.
  
  Короче, было ясно, что мне нужно добывать где-то или учебники уровня деревенского знахаря, или полноценного учителя. Причём к своим «ручным монстрам» я обратиться не могу. Они, по ходу дела, магической теорией вообще не заморачиваются — это раз. Даже Тит Анней Секундус, старший смотритель библиотеки, у которого прописано в характере стремление к экспериментам, по сути, был простым крафтером типовых магических свитков, которые тупо штамповал скиллом профессии. Короче, мой вопрос может вызвать у них «синий экран смерти», это, к слову, два. И хрен его знает, что с ними будет после выхода из зависания — три. Может, колдовать разучатся, а может, дойдут до мысли что «царь-то ненастоящий!» Как бы то ни было, а на эксперименты в этом направлении не тянуло.
  
  Ну и коли речь зашла о подчинённых… Давать не шибко адекватным, но очень инициативным исполнителям какие-либо приказания нужно было очень, очень осторожно. И если «тестинг магии» ещё прошёл без эксцессов, то вот с разведкой окружающей местности всё было не так хорошо. Даже милаха Аура как-то с постановления «давайте осторожно разведаем близлежащую округу» дошла до концепции «поймать всё живое в ближайшем лесу, освежевать и распилить! А потому что шкурки, меха — это мяконько, а рога на стены — красиво! А ещё кожу людей и других низших существ можно пускать на пергамент для магических свитков!» Когда я понял, что она вот это вот всё на полном серьёзе, то есть для неё реально нет этической разницы между желанием поваляться на мягких шкурках и планами пускать всех встречных-поперечных грибников на ингредиенты, меня чуть инфаркт не хватил! Да чего там, «ледяной ветер», приводящий моё сознание в норму, в тот раз вынужден был мне две минуты — подумать только, две минуты! — мозги вентилировать, в то время как обычно хватало пары секунд!..
  
  Упомянутый ветер вновь мягко коснулся сущности, снижая накал эмоций. Как бы странно это ни звучало для лича. В общем, с такими подчинёнными реально чувствуешь себя пьяным танцором на минном поле. Другой аналогии у меня нет.
  
  Но хоть сами доклады по разведке были нормальны… вроде бы. Ничего разумного не выявлено, Владыка! Стадо оленей уничтожено в вашу славу, Владыка! Монстры-разведчики перекусили и готовы продолжать поиски… н-да. Чую, мир всё-таки придётся захватывать, хотя бы просто для того, чтобы эти деятели его не разнесли, а так постесняются «ломать собственность Владыки».
  
  Но стоит всё же чуть подробнее остановиться на отчётах моих «ручных монстров». Честно говоря, я просто в шоке. Нет, я «помнил», что 41 задрот-маньяк, вливая в игру почти всё своё свободное время и деньги, превращали Великую Гробницу в просто непроходимую жесть, которая как-то раз выдержала штурм от альянса восьми ТОП-гильдий, усиленный «свободными наёмниками», NPC и донатными бафами. И против них 41 маньяк и неписи их данжа. И они положили все полторы тысячи вторженцев… Пусть на предпоследнем этаже, но ведь положили! Это, блин, круче, чем в «World of Warcraft» зайти в одно лицо на поле боя «Альтеракская долина» и затащить, в реале воплотив основной мотив песенки «Нам не страшен паладин — сорок нас, а он один». Причём это было далеко не на «закате» сервера, так что и успешно пообороняться, и по «коллегам» порейдить Аинз Оаловцы успели преизрядно. А уж хомяки у этих хардкорщиков, что стартовали за «гонимые» расы, были и вовсе чудовищными. 11 предметов Мирового Класса — это просто неописуемо. Что такое Мировой Класс? По сути, это — кусок консоли. Пусть он ограничен, чтобы совсем уж баланс об колено не ломать, но всё равно. Например, Философский Камень, гильдия так и не успела до него добраться, но описание в сети было — он генерировал золото и исцеляющие зелья высшего качества. Без затрат ингредиентов, многоразовый. Просто вливай в него ману и жди отката кд (и то, и то выражено в смешных значениях), а в ответ — слот из двадцати «хилок» и сто тысяч золота. И это ещё считался «слабенький» предмет, ну да, в загашнике Момоныча лежало пару «камушков», один из которых позволял переписывать магическую систему, другой — физику мира. Трон в Назарике, кстати, тоже был из разряда этих вундервафель, так что я имел честь пинать артефакт, ультимативно защищающий Назарик от уничтожения другими предметами Мирового Класса, ну и всем, что поменьше, тоже… Да что там, у меня в пузо был намертво вмонтирован один такой предмет, стилизованный под красный бильярдный шар, а в самом начале из нежных лапок Альбедо выглядывал жезл Гинунгагап — Истинная Пустота, на секундочку, самый мощный предмет игры для уничтожения больших площадей, фактически, «пульт управления экстерминатусом», который туда «по приколу» вложил Табула Смарагдина. Блин, пульт управления экстерминатусом… что сейчас находится в нежных лапках Альбедо…
  
  Пусть я и нежить, но отчётливо захотелось сглотнуть. И нервно поёжиться. А также подумать, как бы эту штуку, от греха подальше... впрочем, перспектива отбирать у демона 100 уровня этот проклятый экстерминатус, пусть даже демон вроде как и лоялен, мне отчётливо не нравилась. Так, ладно, давайте я просто сделаю вид, что не заметил у неё в руках эту штуку, ладно? В конце концов, пожелай они разнести весь мир, всё равно разнесут, так что оставим ОМП в руках неадекватного демона, что тут может пойти не так? А-а-а-а-а!.. Так, давайте уже очередную продувку черепа, а то так и спятить недолго!
  
  Ледяная волна и прежнее спокойствие вновь вернулись ко мне. Да им бы такой энтузиазм и смекалку в реальном мире — вполне смогли бы захватить какую-нибудь страну третьего мира. Теперь к конкретике. Предметов, что гнут под себя реальность — одиннадцать. Почти все из них — многоразовые, кое-какие, правда, имеют свою «цену могущества» в виде вешаемых дебафов, а то и скидывания уровня или и вовсе «удаления персонажа». Помимо этого, почти пять сотен… — пять сотен, Карл! — предметов «божественного» класса, что от Мировых, на мой взгляд, отстают не так уж сильно. Комплекты снаряги остальной гильды я, кстати, в расчёт не беру — там вещи привязанные, пусть товарищи, покидая игру, скинули всё своё барахло Момонычу и привязали шмот к нему же, ограничения класса никуда не делось — скелет-маг экипироваться здоровенным двуручным топором не мог никак… почти. А ведь это ещё сорок «полок», на каждой из которых — по пять комплектов полного обвеса (рейд, пвп, под разные специализации, просто «для души»)… минимум. И все эти комплекты — боженьки и мифики. Кстати о последних, их счёт уже шёл на тысячи. И опять же, от расходников до снаряги, за которую и дошедший до капа уровня игрок не постесняется в глотку товарищам вцепиться. Нет, админы этим маньякам точно симпатизировали. То ли за отыгрыш, то ли за большой суммарный донат, но как иначе им это всё выпадало, я просто не понимаю… Ах да, это светлое корейско-японское будущее, где можно занести денежку и получить повышенный объём дропа с боссов. Память Момонги, иногда я хочу тебя не знать... Между тем, списки вещей эпического класса представляли собой уже… восемь шкафов. Восемь. Здоровенных. Забитых по самое «не могу». Пяти метров высотой. И трёх в ширину. Шкафов!.. И их было восемь. И это только списки с наименованием, кратким описанием и количеством. Бумажки. Стопочки бумажек. На восемь шкафов. Я там боялся, что у меня неписи словят «синий экран смерти», да? А первым словил его я…
  
  Вещи «редкого» и ниже ранга никто даже не думал считать. Это было чем-то сродни мусора и самых ходовых расходников. Но одних только артефактов в виде книг (Призыв Боевой Химеры — редкий расходник 50 уровня. Остальные были примерно такими же) было более двадцати тысяч. И их использовали, чтобы сныкать в их рядах легендарную и мифическую литературу. А ещё местный «библиотекарь» мог всё это крафтить — только ресурсы поставляй. Причём когда я говорю всё — я действительно имею в виду ВСЁ, что касается свитков и прочей околобумажной тематики. Эта штука могла даже скопировать пресловутую Книгу Мёртвых — предмет Легендарного класса. Пусть и дорого. Мифики — ещё дороже, но, опять же, сам факт. Не распространялось это только на Мировые Предметы и те, что выдавались за донат. Но это было логично. Донатовые вещи, кстати, вообще убивали. Сохраняющийся на сутки и «после смерти» баф на +100 ко всем характеристикам? Не вопрос — вон тот склад забит ими под завязку. Прокачка защиты от магии или физики? Смотри соседний — нужные зелья стоят там. И это было ещё цветочками. Ягодки пошли на «отменяющих ограничения системы» вещах. Хочешь-таки мага с двуручным топором? Заюзай эту палочку и хватай в руки любой дрын, правда, если захочешь взять дрын другого класса/типа, а то и просто другой, придётся юзать повторно — ограничение снималось для конкретного персонажа на конкретный предмет.
  
  Финансы и ингредиенты… кхм… если бы ребята из Аинза тупо вывели добытое игровое золото в реал, стали бы мультимиллионерами. Каждый. Знаменитая диснеевская утка, любившая купаться в золоте в своём хранилище, может там же топиться от зависти — я в «казне» Назарика мог бы плавать на подводной лодке. Атомной подводной лодке. И без проблем.
  
  После ознакомления с «матчастью» список персонала мне открывать было откровенно страшно. Нет, «основных действующих лиц» я знал и так. Просто фишка в том, что все радостно присягавшие мне демоны были… Боссами Этажей. То есть теми дядьками и тётьками, что ждут приключенцев в конце данжа. Очень, очень большого данжа. Так что, помимо «маршалов», у меня были и списки «генералов», «полковников», «майоров», «капитанов» и прочее, прочее, прочее. Очень длинные списки. Да блин, у одной Шалти была целая свита из всякой погани, в которой приятными глазу были только «Вампирские Невесты», а вот те же «Старшие Вампиры» уже были страшным сном Ван Хеллсинга, ибо мало того, что уроды, каких поискать, так ещё и твари уровня 60, но из-за всех бонусов от «присутствия прародителя» и «местности» даже пара таких ребят могла положить с пяток приключенцев 100 уровня, если те будут щёлкать хлебалом. Вне Назарика их эффективность, конечно, снизится, но подумать о вечном они смогут заставить очень и очень многих. А уж всяких «Просто» и «Молодых» кровососов было не счесть. И ведь не вампирами едиными! Демоны, големы, злые духи, химеры, старые добрые скелеты, от «простейших» костяков 20 уровня, что «добрые» Аинз Оаловцы облачили в доспехи Редкого качества и вооружили таким же оружием, до различных Рыцарей Смерти, Глазных Мертвецов, Бледных Всадников, некрохимер и прочего немёртвого мяса от шестидесятого до девяностого уровня. А для особых ценителей были целые поселения драконидов, кошколюдов (не кошкодевочки, к сожалению. Очень брутальные антропоморфные коты), инсектов и прочей жести. Венчали картину Боевые Горничные, как последний рубеж обороны. И это был их класс. То есть вот кто-то Маг, кто-то там Рыцарь, а тут — Боевая Горничная. Редкий класс, между прочим, не просто так даётся.
  
  В общем, подводя краткий итог — у меня ресурсов на маленькую победоносную войну хоть со всем миром, если в нём где нет такого же монстра. А войск — на тотальный геноцид всего, что шевелится. Что не шевелится, они расшевелят и тоже загеноцидят. Потому как «алаймент» у всего этого великолепия, если переводить в более-менее привычную мне систему, «Хаотично-Злой», за редким-редким исключением. Раньше я думал, что просто попал в Тёмного Властелина, которого окружает десяток сверхсильных маньяков. Пусть до безобразия мощных, но всего десяток. Но тут выяснилось, что у меня таких маньяков — реально легионы. И их всех нужно чем-то занять. Ну кроме нежити, да. Нежить прекрасна! Поставил в уголок, сказал стоять ждать, они стоят и ждут — знай раз в месяц посылай с них пыль вытирать. Угу, отряд боевых, мать их, горничных. Классно, блин.
  
  Отложив очередной лист бумаги со строчками отчёта Альбедо, я встал из-за стола и прошёл к большому зеркалу, занимающему значительный участок одной из стен моего рабочего кабинета. Да, в Назарике был вполне современный рабочий кабинет, подвида «голубая мечта гендиректора Газпрома». Вернее, таковых было ровно сорок один — по одному на личные покои каждого члена гильдии. А ещё тут были коммунальные бани, бар, гостиная, сельпо, бутик, магазин искусства, маникюрный салон, столовая и ещё куча иных, ранее чисто декоративных, а сейчас вполне реально работающих заведений. И это только девятый этаж…
  
  Из зеркала на меня смотрела гротескно-угловатая физиономия скелета, облачённого в мантию стереотипного чёрного мага, зачем-то расстёгнутую на пузе. Причём мантия была именно стереотипной, в ней буквально всё, начиная от упоротых наплечников со встроенными бильярдными шарами, делающих мою фигуру визуально раза в три шире, чем она есть, и заканчивая рукавами до земли, кричало: «Я злой и страшный повелитель мёртвых, буга-га!» Натурально — нарисованный злодей для детского мультика. И эта стереотипность буквально во всём вокруг реально бесила. Одно дело — смотреть на это на экране монитора, и совсем другое — в этом жить. Но плевать на эстетические вкусы Судзуки Сатору, как в реальной жизни звали Момонгу, в конце концов, я мог изменить внешний вид одежды, потратив немного золота из казны, проблема была в другом.
  
  Как, с ростом в два с лишним метра, выдать себя за человека?
  
  «Маска зависти», которую использовал для этой цели Момоныч, извини меня, выглядит ещё стрёмней моей реальной морды в зеркале (я уже имел возможность убедиться), и есть у меня подозрения, что там сыграл отнюдь не факт веры человеков в легенду, выдуманную парнем на скорую руку, а то, что у оных человеков были мозги и они здраво решили, что злить вот ентого опасного хрена с горы, которому подчиняются такие твари, как Рыцарь Смерти, лучше не надо. Говорит — странствующий заклинатель? Кивать и соглашаться! С опасными психами надо соглашаться! Других логичных объяснений я лично не вижу.
  
  Само собой, полностью повторять действия Момонги с играми в маскарад и развешиванием лапши на уши всем подряд смысла нет… Но это верно только если меня закинуло в тот же мир, что и его. Конечно, луга вокруг Назарика это косвенно подтверждают, но косвенно — не достоверно. С тем же успехом меня могло перенести в какую-нибудь «Атаку Титанов» с миллиардами хищных гигантов, захвативших мир, или там Хъёрвард из вселенной Упорядоченного авторства Ника Перумова, да во времена владычества Молодых Богов. А чего бы и нет? Это ещё не самый худший случай! А ну как сейчас на орбите вылезет улей тиранидов, а из-за ближайшей горы попрут танковые корпуса Кровавых Воронов?
  
  В общем, пока я не буду стопроцентно уверен, что попал в тот же мир, что и мой реципиент в каноне, лучше исходить из худшего, а худшее — это когда для выживания придётся ныкаться, маскируясь под местных и тихо сидя под веником. Но как это сделать, если во всём Назарике не нашлось ни единого колечка, жетончика или какого другого артефакта, который бы надёжно менял внешность, не трогая способности? Сколько я ни напрягал память Момонги, не удалось откопать ни одного упоминания таких вещей. То есть в Иггдрасиле они были, но конкретно одна ушибленная гильдия ролевиков эти предметы принципиально не собирала! Они, видите ли, за антураж, за аутентичность — никаких компромиссов и послаблений, только хардкор! Как? Эта штука позволит тебе пройти в светлый город и беспалевно получить доступ к враждебному аукциону? Сжечь ересь! Аутодафе! Экстерминатус! Спасём мир от этой мерзости очистительным огнём!!!1111адинадинадин
  
  И я серьёзно, так и было пару раз! Не спасало даже то, что эти психи в процессе сами угорали над данным отыгрышем, буквально икая от хохота в микрофон, ведь по результату мне всё равно ничего не досталось!
  
  По итогу, я мог лишь наложить на себя иллюзию, но она слетала от любого урона или защитного действия с моей стороны, либо облачиться в полный магический доспех через заклинание обращения навыков, позволяющее на выбранное время все магические статы перевести в физические, то есть превратиться из мага в бойца. По меркам Иггдрасиля — способность ни о чём, так как, помимо базового набора навыков по обращению с оружием и самих физических характеристик, ничего не давала. Получался просто жирный юнит, способный тупо долбить мечом, без всяких боевых навыков, особых приёмов и усиливающих абилок. Собственно, именно его Момогна и использовал, играя роль чёрного рыцаря в гильдии авантюристов, но по эффективности от иллюзии эти чары отличались не сильно, сними шлем — и всё про тебя ясно.
  
  – Нарберал, – подзываю боевую горничную, неподвижной статуей стоявшую у двери в кабинет.
  
  Обращать внимание на навязчивую опеку от NPC я перестал уже на первом часу детального изучения Назарика. Куда бы я ни пошёл, рядом всё время тенью пристраивался или Себас, или кто-то из Плеяд. Памятуя об их пунктике на тему, что господина всегда надо сопровождать, чтобы суметь в случае опасности стать его щитом и далее по тексту, я даже не заикался про возражения. Не потому, что не верил в свою способность их послать и отстоять своё право на личное пространство, а потому, что не видел в этом смысла. А ещё иметь рядом с собой горничную, которая безропотно всё за тобой уберёт после очередного рытья в очередном сундуке с артефактами или отнесёт взятые ранее книги обратно в библиотеку, очень полезно. Не понимаю, чего Момонга так нервничал в схожей ситуации...
  
  – Да, Момонга-сама? – подалась вперёд красавица-доппельгангер с азиатскими, ну, на анимешный манер, чертами лица.
  
  – Необходимо найти или изготовить мне маску. Простая безликая личина серого цвета с каким-нибудь прозрачным материалом в отверстиях для глаз, чтобы со стороны нельзя было увидеть мои глазницы, – небольшое усилие, и над моей ладонью возникает примерная иллюзия того, что я хочу. – И пригласи ко мне Альбедо. Скажешь, что мне нужно изменить внешний вид мантии.
  
  – Будет сделано, Момонга-сама, – занятно, полового влечения у меня сейчас нет, но вот когда тебе кланяется милая девушка, всё равно приятно. Что это? Мои эстетические вкусы или тщеславие архилича?
  
  Не успела боевая горничная выйти, а я вновь вернуться к столу, как случилось то, чего я подсознательно ожидал. В комнату ворвалась чрезвычайно перевозбуждённая Альбедо, чьи жёлтые глаза с вытянутых зрачком сияли подобно зенитным прожекторам, а руки нервно тискали какую-то плоскую коробку.
  
  – Момонга-сама! Я явилась так быстро, как только смогла! Прошу простить свою верную слугу за то, что заставила вас ждать! – протараторила демоница, пожирая меня обожающим взглядом.
  
  – Всё в порядке, Альбедо, – жаль Момонга не читал все полтора метра описания её характера, с этими знаниями было бы как-то проще. – Мне нужно создать подходящий образ для путешествия инкогнито. Насколько я знаю, твой навык в создании и переделке деталей экипировки наиболее высок в Назарике, потому я буду благодарен, если ты мне поможешь.
  
  – Я недостойна таких слов! – расцвела демоница, заливаясь румянцем. – Как Величайший и как мой возлюбленный, пожалуйста, используйте меня как угодно! – изящные ручки в белых перчатках волнительно поднялись вверх, прижимая коробочку к животу и нижней части груди, чем заставили часть верхнюю выразительно приподняться, ещё больше подчёркивая полноту и округлость того, что можно было видеть в декольте.
  
  – Кхм… – я бы тебя использовал, ох как использовал, только нечем. И основная мерзость ситуации в том, что понимаю я это только умозрительно… Вот как ты, оказывается, выглядишь, мрачная тень импотенции. – Поговорим о деле. Я уже довольно давно не менял фасон мантии. Не то чтобы она перестала меня устраивать, отнюдь, это лучший артефактный доспех для моего класса в Назарике, но раз уж мы оказались в такой ситуации, полагаю, имеет смысл его немного переделать, чтобы он не так сильно кричал о моей принадлежности к нежити.
  
  – Вы хотите что-то неброское, что скроет ваше величественное тело от посторонних взглядов, Момонга-сама? – вот как можно задать вопрос, одновременно выражая голосом подобострастие и то, что пришла в ужас от догадки, сиречь глубочайшее и искреннее осуждение?
  
  – Нет, я не собираюсь обряжаться в тряпки, – успокаиваю девушку. – Просто несколько изменить стиль. Меньше видимых аксессуаров, меньше ярких цветов, более облегающий крой и узкие рукава, которым гармонично подойдут перчатки. Мне нужна строгая и элегантная чёрная мантия, достойная высшего некроманта, но не кричащая о профессии своего владельца каждому встречному в лицо. Как считаешь, это возможно?
  
  – О да, господин! Я всё сделаю! – Альбедо зарделась ещё больше и, кажется, начала даже дрожать от волнения, а уж крылышки её за спиной и вовсе затрепетали, как на порывистом ветру. – А ко… Когда мне можно будет приступить? Прямо сейчас? Здесь? Вы… Вы снимите её для меня?! Я… Я увижу господина Момонгу… – на этом моменте демоницу заклинило, и она явно отправилась куда-то в свои фантазии… Н-да.
  
  – Да, если ты не возражаешь, можешь заняться этим сейчас, – начинаю снимать облачение, краем глаза отмечая, что при первом же движении лицо надзирательницы вновь обрело осмысленность и вся поза преисполнилась едва сдерживаемого нетерпения.
  
  Вот странное дело, Сатору же прописал ей всего два слова «Любит Момонгу», откуда такие одержимость и вожделение? Она же реально почти слюну пускает на мои голые кости, это нормально, нет? Что за изуверские психологические отклонения в области интимной жизни прописал ей Табула Смарагдина, что у неё такие мощные реакции на банальную обнажёнку? Да простит меня Вселенная за применение этого термина к показу голого скелета. Или это правильнее назвать фобиями? Или комплексами? Да блин, я ещё наплечники снять не успел, а она уже вся красная, как помидор, и дышит прерывисто…
  
  – Альбедо, с тобой всё в порядке? – я таки не выдержал. Концентрация явления «малолетняя фанатка подглядывает за переодеванием любимой звезды» достигла слишком большой плотности. Думаю, Момонга на моём месте уже бы бежал, в страхе, что его сейчас изнасилуют, а вот я серьёзно опасался за здоровье бедной девушки, у неё там инфаркт не случится от таких переживаний?
  
  – Всё в порядке, Момонга-сама! Не останавливайтесь! Ваша верная Альбедо всё сделает! – примерно за ноль целых семь сотых секунды протараторила демоница, уже источая красными ушками натуральные облачка пара.
  
  Глядя на эту картину, я даже несколько потерялся в чувствах. С одной стороны, я уже морально был готов к тому, что она сейчас запустит свои руки под платье, с другой — опасался, как бы меня не… вот на этом мысль терялась. Что такое можно сделать с голым костяком, у которого вообще ничего нет, лично мне фантазии придумать не хватало, но вот в Альбедо я верил, да. Ладно, чего уж тут, но мне уже просто интересно, что бы сказал психиатр о местных «Высших Существах»? Каждый раз, когда я думаю, что вот он — край и более отбитым быть уже нельзя, мне открывается новое их отклонение. Клянусь, если в конце концов окажется, что Коцитус — скрытый Тентаклиевый Монстр, который влюблён в Демиургуса, я просто пожму плечами и скажу, что чего-то подобного ожидал. Вот правда!
  
  Пока голова была занята размышлениями, руки продолжили разоблачаться, и вот одежда лежит на диване для гостей, а Альбедо… застыла и капает слюной. Моя рука встречается с лицевыми костями.
  
  – Альбедо…
  
  – А? О! Да, Момонга-сама! – её взгляд вновь обрёл фокусировку. – Чёртова малявка была права, – тихонько пробормотала демоница, и я словно услышал явственный скрип, с которым она переводила взгляд с моего голого костяка на одежды. Потом кивнула своим мыслям, и… из коробочки последовали какие-то ножи, ножницы, иголки, нитки.
  
  Я продолжал стоять и наблюдать. За Высшим Демоном 100 уровня. За Главой Стражей Великой Гробницы Назарик. За «Первой после Бога»... что, высунув язычок от усердия и что-то себе счастливо мурлыкая под нос, брала и перешивала мантию архилича. С помощью нитки и иглы. Магическую мантию. И она спокойно перешивалась. Теперь я видел всё.
  
  Не, ну, может, так оно и надо, но я ожидал чего-то… ну не знаю, магии там? Ритуалов? Даже «системных» затрат золота. В конце концов, именно так мне рисовала всё это память Момонги! Интересно, как быстро я с ними спячу, несмотря на всю помощь от продувки черепа?
  
  – Готово, мой возлюбленный Владыка! – из размышлений о тщетности бытия и том, что всё тлен и вообще Прах на Ветру Перемен, меня вырвал мурлыкающий голос девушки. Я поднял взгляд и увидел Альбедо, сжимающую в руках величественное одеяние, чёрное, словно кусок первородного мрака, рассекаемое лишь тонкой серебряной вышивкой, складывающейся в какой-то узор, возможно, даже магический. То, что одеяние сменило колер и фактуру ткани, демонессу совершенно не смущало. Как и растворение в неизвестном пространстве метровых наплечников из кости, металла и кристаллов. Так вот ты какой, портной восьмидесятого… пардон, сотого левела.
  
  – Благодарю, – ответ вышел каким-то хриплым.
  
  – Вам не нравится? – сколько подступающей паники и ужаса в этих глазах.
  
  – Подожди минуту…
  
  С руки срывается заклинание оценки вещей, и прямо в голове возникает информация по всем статам облачения. Никаких изменений с прошлой оценки я не заметил, да и Момонга помнил показатели каждого своего артефакта назубок. Что ж, прекрасно. Надеваю мантию, что теперь действительно была куда… компактнее, удобнее, да и лично по мне — изысканнее. Подойдя к зеркалу, рассматриваю своё отражение. Ну что же, рост по-прежнему никуда не делся, но теперь я по крайней мере не напоминаю платяной шкаф, задрапированный шторами. Если натянуть капюшон и закрыть лицо маской, то вполне можно сойти за человека, пусть и весьма мрачной наружности.
  
  – Прекрасная работа, Альбедо. Ты идеально воплотила мои пожелания.
  
  – Желания моего любимого Владыки — закон для меня! – девушка склонилась в поклоне, пряча заблестевшие лихорадочным огнём глаза.
  
  – Кстати об этом… Альбедо, ты же знаешь, что твои чувства ко мне я сам заложил в тебя? – надо бы прояснить этот момент.
  
  – Конечно! – демоница выпрямилась, трогательно сложив руки перед собой, в то время как её щёчки покрыл румянец. – Я помню, как вы остановились передо мной и сделали это, – прозвучало со сладкой истомой в голосе, причём так, будто сделал я то самое, после чего порядочные мужчины обязаны взять на себя ответственность… Кстати говоря, я бы не назвал аналогию неуместной.
  
  – И тебя это не беспокоит?
  
  – А разве это проблема? – наивно хлопнула глазками демоница… да простят меня великие силы за такое словосочетание.
  
  – Поясни, пожалуйста.
  
  – Момонга-сама, важно только одно, – девушка подалась ближе, а её чёрные крылышки взволнованно затрепетали. – Это угодно вам! Я уверена, что Табула Смарагдина простит вас! Как отец, когда его дочери делают предложение! – мне не нравится, что я начинаю предсказывать будущий ход мыслей обитателей Назарика…
  
  – Владыка Момонга, можно к вам? – неожиданно распахнувшаяся дверь открыла моему взору сияющую любезной улыбкой Шалти, не преминувшую сделать книксен, стоило мне только повернуться в её сторону. – О, мой повелитель, вы так прекрасны в этом наряде! – вампиресса элегантным движением подлетела ближе, начав пожирать меня тем же взглядом, что не так давно был у Альбедо.
  
  – Что-то случилось, Шалти? – она же не примчалась сюда только потому, что сарафанное радио имени боевых горничных уже донесло до первых этажей новость о том, что я позвал в свои покои Альбедо и мы заперлись одни на пару часов?
  
  – Разумеется, я пришла сюда полюбоваться вашим восхитительным обликом, Момонга-сама! – ничуть не смущаясь, призналась Бладфоллен. И это… Вы же не хотите сказать?..
  
  – Ты полюбовалась? – сохраняя безупречное спокойствие, заговорила старшая надзирательница. – Теперь уходи, Шалти. Лорд Момонга и я обсуждали важный вопрос.
  
  – Со старухами всегда столько проблем, – с притворным сочувствием вздохнула лоли. – Всем известно, что прежде чем перейти к делу, нужно соблюсти этикет. Весьма печально, что твой возраст сказывается на понимании элементарных вещей, – в сторону Альбедо последовал очень выразительный выстрел глазками. – Неужели приближение конца срока годности провоцирует тебя на столь опрометчивое поведение?
  
  – А разве еда со столькими консервантами, что даже срока годности нет, чем-то отличается от яда? – продолжая вежливо улыбаться, отозвалась демоница. – Это кажется куда опаснее.
  
  – Куда больше следует опасаться бактерий в испортившейся еде, – вампиресса манерно прикрыла ротик ручкой, не отрывая взгляда от соперницы. – Они ведь могут вызвать разные болезни...
  
  – Но чтобы их получить, нужно же съесть еду, – улыбка демоницы начала приобретать явную натянутость. – А я что-то не вижу, что у тебя есть что-то кроме красивой обёртки. Всё, что ты можешь предложить, кажется неплохим, – выделила она слово голосом, делая собственный выстрел в область верхних девяноста вампирессы, – но есть ли в реальности за этим что-то для употребления...
  
  Рука бледнокожей лоли сама собой дёрнулась к груди, подтверждая, что удар попал в цель.
  
  – Обёртка?! Да я тебя прикончу, тварь! – матёрым медведем прорычало миниатюрное милое создание, окутываясь кровавой дымкой.
  
  – У кого здесь срок годности истекает, шлюха?! – вот теперь злая аура поднялась уже над Альбедо.
  
  Я же стоял рядом и обтекал. То есть я опять угадал. Она пришла сюда тупо сорвать свидание Альбедо. Это плохо. Нет, не так, это катастрофа. Если я начинаю понимать ход мыслей монстров Назарика — это просто ужасно, так как не говорит ничего хорошего о моём психическим здоровье. Но если я начинаю понимать ход мыслей женщин-монстров Назарика, это, извините, полный пиздец.
  
  Или списать всё на то, что я немного знаю канон и представляю, чего ждать от них обеих?.. Да, точно. Так и сделаем. Это всё объяснит. Я нормальный, просто у меня есть информация. О! Вот и ветерок по черепу пошёл, как же хорошо…
  
  – Шалти, я, кажется, уже говорил тебе, что выяснять свои отношения стоит приватно? Альбедо, тебя это тоже касается. Ваши взаимные оскорбления унизительны для меня.
  
  – Просим прощения, Момонга-сама! – хором выпалили синхронно согнувшиеся в поклоне девушки.
  
  – Оставьте меня, – с видимым раздражением машу рукой и направляюсь к рабочему столу. Пусть почувствуют себя виноватыми, авось хоть что-то в голове отложится…
  
  – Да, Момонга-сама… – опять на два голоса протянули несчастные, побитые щеночки… Ух, я начинаю разделять желание моего предшественника найти в этом мире своих согильдийцев. За то, как эти грёбаные моральные уроды извратили понятия «эпический архидемон» и «истинный вампир», их обязательно надо найти и сделать очень, очень больно!
  
  Чуть позже.
  – Это всё ты виновата! – сквозь зубы прошипела Альбедо, когда дверь отсекла их от покоев главы гильдии. – Владыка Момонга уже был готов принять мои чувства! – волнительно прикрыла глаза. – А теперь он разочарован! Как ты посмела разочаровать нашего Повелителя?! – изящные ручки в белых перчатках сжались в кулаки от негодования.
  
  – На себя посмотри! – ощерилась Шалти. – Ты первая оскорбила чувства господина, начав распоряжаться в его комнате и выпроваживать его гостей!
  
  – Его гостей?! – голос демоницы скакнул на пару уровней громкости. – Ты, малявка, явилась без приглашения, ворвалась к нам без стука и начала смущать моего возлюбленного Момонгу-сама своими грязными домогательствами!
  
  – Что?!! – завелась и вампиресса. – У самой вымя того и гляди вывалится, развратная горилла!
  
  – У меня хотя бы есть чему вываливаться, доска-недомерок!
  
  – Р-р-р-р!!!
  
  – Ар-р-р-р!!!
  
  Две спорщицы вновь окутались угрожающей аурой, замерев друг напротив друга, словно две шипящие кошки, но тут неожиданно Шалти расслабилась и всем видом изобразила предельно благовоспитанную леди.
  
  – Я не буду поддаваться на твои провокации, а то господин меня наругает.
  
  – Это я не буду поддаваться на твои провокации, потому что я не желаю расстраивать моего любимого Повелителя, – мигом сориентировалась Альбедо, также надевая образ невинного ангелочка.
  
  – Посмотрим, надолго ли тебя хватит, – с прищуром покосилась на соперницу вампиресса.
  
  – Посмотрим, на сколько хватит тебя, – не осталась в долгу демоница.
  
  – Хм! – два презрительных фырка слились воедино...
  
  
***
  
  Звуки за дверью притихли, и я мысленно выдохнул. Что конкретно друг другу говорили эти две извращенки всея Назарика, я не слышал, но общий тон голосов не обнадёживал. Впрочем, ладно, пока не допускаю их до контактов с окружающим миром — всё в порядке.
  
  Ещё раз осматриваю своё отражение…
  
  Надо добавить в образ перчатки. Что-нибудь с бонусом к регенерации или… Есть у нас в загашнике артефакты со встроенными заклинаниями лечения? Если это всё же каноничный мир, то возможность исцелять и возвращать к жизни мне вскоре пригодится. Кстати, зеркало дальнего видения тоже надо бы достать.
  
  Дверь скрипнула, впуская в помещение невозмутимого Себаса. Ну вот и нянька — минуты в одиночестве не прошло. Эх, если всё-таки решусь на реролл и всё пройдёт удачно, надо будет что-то делать с личной жизнью, а то, чувствую, они за мной и в туалет ходить будут… Кстати, а есть ли в моих покоях туалет? Надо бы сей вопрос прояснить заранее...
  
  Несколько часов спустя...
  – Хмм… – это зеркало дальнего видения управлялось примерно так же, как картинка на сенсорном экране, только водить руками надо было не по поверхности, а чуть дальше, сопровождая это небольшим напряжением маны на кончиках пальцев.
  
  Изображение можно было приближать, отдалять, менять угол обзора… Прямо как в Первом Невервинтере, только без мышки и привязки точки фокуса к персонажу. Отличная штука, если бы каждый второй игрок не мог закрыться от неё простейшими чарами против магической слежки. Вопрос был в том, могут ли такое местные? Впрочем, даже если могут и их зеркало просто не отобразит, местность всё равно видна хорошо, а большего мне пока не надо. Вспомнить бы только, с какой стороны от Назарика в каноне была та деревенька, где случился «первый контакт». Найду её — и куча проблем сразу отпадёт, только бы найти…
  
  Северное направление я отбросил почти сразу — там лежал мощный горный хребет, на пути к которому никаких поселений видно не было. С запада, сразу за равниной, возвышался обширный лес, которому не видно было ни конца ни края. Не осмотренными остались только юг и восток… И вот, стоило мне перейти по краю леса к южной его оконечности, мне улыбнулась удача.
  
  Поселение на два десятка дворов спокойно жило своей жизнью. Маленькие фигурки жителей трудились на полях, несколько стариков сидело с совсем мелкими детьми на завалинках перед домами. Все были заняты делом. В общем, типичная средневековая деревня, ну, та, в которой крестьянин, если не хочет сдохнуть с голоду, должен вкалывать от рассвета до заката. Летом уж точно. Единственное отличие от моего прошлого мира, сразу бросающееся в глаза — это общая цветовая гамма и анимешность «графики», но к этому я уже начал привыкать и почти уже не замечаю.
  
  Элементов магии я не видел, какой-либо охраны — тоже, не считать же за таковую местных собак, что максимум смогут только лай поднять? В общем, совершенно ничем не примечательная деревня, разве что ближайшая к Назарику. Или нет? Для очистки совести проверил и восток, но на пару дней пути не обнаружил ничего разумного. Так что если меня выкинуло в тот же мир и ту же «локацию», что и каноничного Момоныча, то разоряемая деревня в жопе мира — вот она. Правда, пока ещё никем не разоряемая, и поскольку разумной жизни в округе я не нашёл, то не разоряема она будет ещё дня два-три. Это если тут именно канон. Кстати, поймал себя на мысли… что мне совершенно плевать, если кто-то вырежет вот так целую деревню. Нет, я и раньше был тем ещё мизантропом, и «голодающие дети Африки» меня не колыхали от слова вообще, но сейчас… я понимал, что если кто-то будет резать при мне женщин и детей, я, имея возможность это предотвратить, просто пройду мимо. Ибо зачем вмешиваться и напрягаться ради этих низших существ?
  
  Ещё раз прокрутив мысль, скрипнул зубами. Возможно, проблема была не в каноничном идиотизме Момонги в некоторых вещах. Бытие определяет сознание, а я сейчас высшая нежить с «хаотично-злым» алайментом. Или «упорядоченно-злым», в лучшем случае. И это накладывало свои рамки. Меняло, причём довольно быстро и исподволь. Понимание хода мыслей монстров, похоже, было первым звоночком, но… зная причину, можно с ней бороться. Например… да, тут появилась моя Гробница, значит, всё как минимум на неделю пути вокруг — моё. И какие-то левые залётные засранцы… Не смеют. Портить. Мои. Вещи! Во-о-от, хорошо, мне уже не наплевать на деревню — я реально испытываю желание порвать в клочки тех гадов, что будут там безобразничать… Правда, что-то мне подсказывает, что занимаясь вот такой иезуитской хитростью, я могу влететь едва ли не сильнее, чем становясь «настоящим» личем. Нужно всё-таки что-то решать с рероллом.
  
  – Владыка? – Себас явно заметил моё недовольство, но не мог понять, чем оно вызвано.
  
  – Я нашёл поселение людей. Ну или существ, которые выглядят как люди. От них можно получить необходимую нам информацию, хотя бы о ближайшей округе.
  
  – Я распоряжусь, чтобы ваши слуги отловили и привели к вам их…
  
  – … – очень захотелось прикрыть глаза и устало вздохнуть, но вместо этого я смог только провести соприкосновение моего лица с моей же костяной рукой.
  
  – Я не собираюсь привлекать внимания раньше, чем точно определю уровень сил местных жителей, а разорённая деревня и угнанные неведомо куда жители внимание могут привлечь.
  
  – Простите, Момонга-сама. Я не подумал об этом, – склонил голову демонический дворецкий.
  
  – Полагаю, наиболее разумно будет наведаться к ним лично, – откидываюсь на спинку кресла. – Странствующий чародей в маске… необычно, но больше чем настороженность вызвать не должно, – начинаю рассуждать вслух, большей частью чтобы донести свои мотивы до дворецкого, не пуская ход его фантазии на самотёк.
  
  – Вы не должны так рисковать, господин, – наседка-мод активирован. – Я настаиваю на том, чтобы вы взяли с собой охрану.
  
  – Рисковать? – поворачиваю голову к дворецкому. – Если в этой деревне есть что-то опасное для меня, то любой из Стражей Назарика ничего не изменит.
  
  – Тем не менее быть вашим щитом — моя обязанность. Это причина, по которой Лорд Тач Ми создал меня.
  
  – Я ценю твою заботу, Себас, но ты же прекрасно знаешь, что в Иггдрасиле я не один год покидал гробницу в одиночку, – подперев лицо рукой, наблюдаю за драгоноидом. Сказанное мной было чистой правдой: в последние годы, когда гильдия фактически умерла, Момонга каждый день, как на работу, заходил в игру, фармил золото, проходил эвенты и, в общем, всеми силами поддерживал гробницу в приличном состоянии. По совести говоря, значительный кусок казны — его личная заслуга.
  
  – Да, Момонга-сама, но вы сами сказали, что сейчас необходима осторожность, – а ведь выкрутился…
  
  – Хм… Поймал меня на слове, значит? Ладно, поступим так… – делаю вид, что задумался. – Карликов, эльфов и иных рас я не заметил, это может значить как то, что их в этой местности нет, так и то, что они враги людей… Жаль, взять с собой Ауру или Марэ было бы к месту — они выглядят достаточно невинно, да и на банальные вопросы от детей отвечают охотней… – ещё одна пауза, когда я уже и самом деле задумался. – Передай Шалти, что она будет сопровождать меня. Пусть наденет что-то соответствующее человеческому ребёнку, – странствующий мрачный мужик, который ещё и скрывает лицо, однозначно вызовет вопросы. А вот решивший «выбраться на природу» чародей с дочерью-ученицей, наоборот, если внимание и привлечёт, то лишь положительное и в ракурсе «угодить важному господину».
  
  Хороший был план, жаль, что я немного недооценил ушибленность местных неписей… и долбанутость их создателей. Не важно, сколько раз я это упомяну, всё время всплывало что-то новое...
  
  Ожидание долго не продлилось, уже через десять минут передо мной предстала вампиресса в заказанном мной образе… в меру своего понимания…
  
  – Ах, Владыка возжелал ролевые игры! Шалти так ждала этого, но и не смела надеяться-десу!
  
  – Клац, – у меня всё-таки отпала челюсть, и продувка черепа как-то уже не сильно помогала. Итак, я опущу высказывания типа «ну нахер» и «я видел хентай, который начинался точно так же», давайте просто уточним, в чём явилась эта девица. Шалти была облачена… в форму Обычной Японской Школьницы. Из средней школы, у неё даже был за плечом небольшой рюкзачок с «отпечатком» кошачьей лапки. Но… коротенькая юбочка была давно за гранью фола, расстёгнутая блузка открывала вид на начало «холмиков», на ногах были чулки-сеточки и сапожки… плюс макияж, но это уже так, последний гвоздь в крышку гроба.
  
  – Вам не нравится, Владыка? О, простите-десу, Шалти забыла о Самом Главном! – и она нацепила на себя ободок с кошачьими ушками. – У меня ещё есть хвостик… но, – на щеках выступил румянец, – мне может потребоваться помощь Владыки с его креплением-ня, – мне показали «хвостик». Стоит ли упоминать, что на его конце был совсем не крючок для цепляния на пояс или за одежду? Пэроронтино… грёбаный ты хентайный дятел-переросток. Я знал, что ты упоротый извращуга, но… но… но это уже просто за гранью любых приличий, добра и зла, здравого смысла и прочего. Во всём должно быть чувство меры! Рейд-босс не должен бегать по данжу в одежде школьницы из хентая!
  
  – Шалти, да как ты посмела предположить, что Владыка будет заниматься с тобой чем-то подобным?! – змеёй прошипела Альбедо, разумеется, не желающая и на секунду оставлять меня наедине с вампирессой. Я так понимаю, особенно после того, как увидела ту в коридоре в данном виде. – Неужели ты не поняла, что он видит в тебе лишь ребёнка и потому потребовал так одеться!
  
  – Заткнись, старуха, это ты ничего не понимаешь! Ролевые Игры — очень важный этап для крепких и плодотворных отношений мужчины и женщины, так говорил господин Пэроронтино! – если он в этот мир всё же попал, я выщипаю ему все перья и воткну их ему же в задницу, клянусь.
  
  – Довольно, – прервал я начавший набирать обороты спор. Опять. – Сейчас меня не интересуют игры, – вампирша прямо спала с лица, – хотя я признаю, что подобный наряд на тебе, Шалти, доставляет мне удовольствие, – сразу же воссияла, немного же им нужно для счастья. Если бы это «немного» ещё бы так не кушало мои мозги… эх. – Однако в данный момент мне требуется нечто иное. Мы должны хотя бы отдалённо быть похожи на местных, а потому твой наряд не подходит, – создаю иллюзию обычной молодой крестьянки, что я видел в магическом зеркале. – Местные же выглядят примерно так.
  
  – П-простите, Владыка, – Страж первых трёх этажей выглядела удручённо, – вряд ли я смогу найти такой наряд.
  
  – Почему? – с учётом уровня извращённости этого пернатого, я удивлён, что у его создания нет чего-то подобного. Ну там для сюжета «Красная шапочка и отряд охотников»…
  
  – Это платье ведь льняное? В Назарике нет такого примитивного материала… – Шалти уже чуть ли не плакала, а я понял, что в очередной раз протупил и мой пример с иллюзией приняли как прямое руководство к действию.
  
  – Ты будешь изображать дочь могущественного мага, так что материал может быть любым, главное — примерный фасон.
  
  – О! Тогда у меня есть подходящее. Почти, – досадливо цыкнула зубом.
  
  – Альбедо, помоги Шалтир подогнать платье.
  
  – Как прикажете, Владыка. Конечно, я помогу этой криворукой неумёхе…
  
  – Гррр, мои таланты куда как выше умений жалких слуг!
  
  – Жалких слуг? Мою работу одобрил сам Владыка!
  
  – Пусть у меня впереди вечность, но вот терпения куда как меньше, – чуть надавить аурой — и вот они уже, дружно пискнув и синхронно поклонившись, прямо-таки испарились выполнять моё поручение. Доведут они меня до ручки, а стресс скинуть каким-либо из известных мне способов не получится. Разве что музыку послушать.
  
  Как бы то ни было, но через сорок минут мне предстала Шалти в обновленном наряде. Чем-то он напоминал её повседневное платье, но был куда проще и в то же время изящнее. А ещё — не имел вставок под валики на груди.
  
  – Хм… Распусти волосы, Шалти.
  
  – А? Да, конечно, – вампиресса повиновалась, и вскоре шлейф нежно-серых волос с розовым отливом рассыпался по её плечам до самых пят.
  
  – Немного подбери их, чтобы не касались пола, и будет прекрасно.
  
  – Как пожелаете, – промурлыкала девушка, и вскоре дамы, в четыре руки, сумели каким-то мистическим образом укоротить шевелюру, да так, что она визуально оставалась свободно распущена.
  
  – Я восхищён, – должен был признать я, наблюдая результат. С распущенными волосами, без чепчика, надутой груди и пышной юбки Шалти выглядела просто идеальным ребёнком. В смысле, идеальной дочерью тёмного мага и начинающей тёмной же чародейкой. И на мой взгляд, этот образ ей шёл в разы больше, чем вычурно-готичная лоли, – вы великолепно справились, – ну вот, самая банальная похвала, а обе девушки смущённо улыбаются, и радости…
  
  Прямо теряюсь, как же их воспринимать. Умом понимаю, что они — больные на голову кровавые маньячки, с уровнем сил, достаточным для опустошения небольшой страны за день. Ну, за неделю, если не сильно напрягаться. С другой же… ставить им это виной — глупо, их такими создали упоротые маньяки для всего лишь онлайн-игры, к тому же, вот глядя на это милое смущающееся существо, никак не можешь связать данный образ с означенным выше определением. Особенно если ещё и добавить тот факт, что во многих банальных и бытовых вопросах они ориентируются даже хуже детей. Наивность, невинность и вместе с тем жестокость, извращённый разум и дикая сила. Безумное сочетание, от которого в мозгу что-то подозрительно чешется и хрустит. Ладно, они такие, какие есть, воспитывать их будем позже. А сейчас займёмся деревней — и так кучу времени потратили. Хотя, как раз закат и окончание полевых работ, так что прибудем мы в довольно удачный момент.
  
  – Альбедо, – надеваю подготовленную Плеядами маску, – пока мы будем в деревне, ты с Себасом будешь наблюдать за происходящим через это зеркало, – жестом указываю на парящий над центральным столом артефакт. – Старайтесь подмечать то, что будет происходить вне моего зрения — потом сопоставим данные. Если что-то пойдёт не так, разрешаю вмешаться, но только если вы увидите, что я или Шалти не можем телепортироваться оттуда самостоятельно или же нам угрожает сила, многократно превосходящая наши возможности. В остальных ситуациях не вмешивайтесь. Вы поняли?
  
  – Да, Момонга-сама, – покорно поклонились надзирательница и дворецкий.
  
  – Шалти, напоминаю, ты выдаёшь себя за мою дочь и ученицу. Никаких угроз, взрывов агрессии и высокомерия. Твоя роль — умная, благовоспитанная девочка, редко бывавшая во внешнем мире. Вопросы задавать вежливо, людям не хамить, насекомыми и мусором никого не называть. Наша задача — сбор информации, твоя цель — выглядеть невинной и безобидной. Всё ясно?
  
  – Конечно, господин, вы не разочаруетесь в своей верной Шалти! – ангельски улыбнулся этот монстрик.
  
  – И наложи какую-нибудь иллюзию на глаза — не стоит пугать их красной радужкой.
  
  – Сию секунду, – вампиресса провела пальчиками по глазам, и те сменили цвет на тёмно-карий.
  
  – Хорошо… – сделать или не делать? А, к чёрту! – И ещё одно, пока мы будем там, зови меня не Момонга, а Зеллос.
  
  Давно хотел избавиться от этого ника. Он меня ещё при чтении манги настораживал, а получив память его создателя, я узнал, что чувства мои кричали истину. Летучая белка — это не то сочетание звуков, которое мне по душе, мягко скажем. Вопрос был только в альтернативе. Окружающий мир, к сожалению, не слишком способствовал трезвым идеям, всё время клинило или на Арклема Грита — лича, являвшегося главой Тайного Братства Лускана, или на Ксардаса — главного некроманта серии игр Готика, а то и вообще на всякую жесть. Но Архимонд — пафосно. Кил'Джеден — неудобно и ещё пафосней. Саргарас — спасибо, я не хочу слышать любовные признания от Альбедо такому имени. Малганус — фу таким быть. Кел'Тузед — нет, лучше уж Малганус. Медив — плохо кончил и хреново жил. Саруман — идите нафиг сразу! Короче, после долгих измышлений, единственное более-менее нормальное имя оказалось именем эпичного монстра из приятелей одной ушибленной колдуньи, которая в кунсткамеру личного состава этой гильдии вписалась бы идеально.
  
  – Как прикажете, Зеллос-сама! – с видом пай-девочки заверила вампиресса.
  
  Появление в самой деревне — тоже момент непростой. Если в этом мире вообще нет магов, то местные слишком перевозбудятся. Или вообще не поймут, что за важная шишка к ним пожаловала. Если есть, то я сильно сомневаюсь, что они вот так пешочком по дороге ходят. Минимум — со свитой, на карете или хотя бы дорогой и мощной лошади. И с этим у меня были проблемы. Даже если я вдруг смогу ездить на назарикских «лошадках», один их вид будет вгонять неподготовленного человека в ужас, про экипажи, больше подходящие каким-нибудь шаблонным Владыкам Зла (хм…) и говорить не стоит. Придётся идти порталом, а потом делать немного удивлённую морду лица (ещё раз хммм) и расспрашивать местных, а куда это сильномогучего мага занесло.
  
  – Запомни, Шалти, никакой агрессии, – тут на ум пришла одна забавная картинка, но, с учётом местного контингента… – и просто бить и улыбаться тоже не нужно.
  
  – Как прикажете Мом… Зеллос-ото-сан, – проворковала вампиресса, мило хватаясь за мой рукав и прижимаясь всем телом. Скрип зубов Альбедо слышали, наверное, даже в Японии. Той, что осталась чёрте где.
  
  Волевое усилие — и перед нами открывается пространственный разрыв. Шаг вперёд, и… Закатное солнце, ветер колышет листву. Вокруг звуки деревенской жизни, собаки вон скулят. Ну и куча местных землепашцев, у которых прямо из воздуха появился мрачного вида здоровенный мужик. За которого цепляется миловидная девчушка лет тринадцати-четырнадцати. Установилась неловкая тишина. Ну, думаю, таковой она была для местных крестьян. Лично я просто изучал округу и её обитателей. Шалти тоже с любопытством крутила головой и чуть принюхивалась. Ладно, главное, чтобы она тут себе ужин невзначай не выбрала.
  
  – Приветствую, – решаю нарушить молчание. – Моё имя — Зеллос, вы понимаете мои слова?
  
  Народ зашевелился, но в том полушёпоте, которым обсуждали моё появление люди, нельзя было разобрать отдельных слов. Я буквально отсутствующей кожей ощутил, как напряглась Шалти, разгневанная, что эти жалкие смертные смеют заставлять ждать её господина и игнорировать его вопрос. Пришлось слегка сжать ей руку, чтобы не забывалась. Вот так и познаёшь истины о том, что умение держать ребёнка за руку — это очень полезная вещь даже для Тёмного Властелина. Серьёзно, никогда бы не подумал...
  
  – Д-да, – наконец вперёд вышел пожилой крепко сбитый мужичок. – Добро пожаловать в деревню Карн, но кто вы?
  
  – Хм, – хорошо, что с языком проблем нет, а то не уверен, что в закромах Назарика нашлись бы универсальные артефакты перевода. Квестовые, для специфических игровых «языков», имелись, это я знал, а вот универсальных… – Как я сказал, меня зовут Зеллос, я маг издалека, а это — Шалти, моя дочь и ученица. Вы ведь знаете, что такое магия?
  
  – Э… Да, – чуть более уверенно ответил мужчина. – Я сам в этом не разбираюсь, но алхимик, собирающий травы у нашей деревни, иногда использует заклинания.
  
  – Это всё упрощает. Некоторое время назад я проводил один эксперимент с перемещением в пространстве, но что-то пошло не так, и мы оказались совсем не там, где планировали. Что это за местность и далеко ли отсюда до Изенгарда? – да, я знаю, ахренеть какое умное название для несуществующего географического объекта, но его я хотя бы не забуду и смогу описать так, чтобы потом не попасться на противоречиях в легенде.
  
  – Простите, милорд, – мужик смешался, – но я никогда не слышал о таком месте. А находитесь вы в королевстве Ре-Эстиз, почти на самой границе. Ближайший город от нас — это Э-Рантэл, он лежит к юго-востоку, в паре дней пути.
  
  – Видимо, нас занесло совсем не туда, – а названия, между тем, знакомые. Полностью за звучание не поручусь, но почти уверен, что Э-Рантэл в манге мелькал. – Мне не известны эти места. У вас есть карта?
  
  – Д-да, конечно, в моём доме, пройдёмте! – мужичок засеменил вперёд, показывая дорогу, мы пошли следом, а толпа деревенских тихонько перешёптывалась у нас за спинами, обсуждая внезапное появление двух магов и что из этого будет.
  
  Староста тем временем довёл нас до дома. Как и положено — самый большой и основательный в посёлке, ну и отделан он был чуть побогаче остальных, но именно что чуть. Да и общий вид... не скажу, что хибара, но одноэтажный домик, штукатурку на котором не помешало бы обновить, особого доверия не внушал. Впрочем, не удивительно — он сказал, что мы находимся почти на самой границе. И тут есть некие «алхимики», что могут творить заклинания. Значит, фэнтези. А раз так, то по законам жанра пограничные деревни могут быть вида или «крепость, задолбаешься брать», или «ну спалили, ну и хрен с ним, за неделю отстроим». Хотя рано делать выводы, сейчас во мне говорят стереотипы и память по канону, совсем не факт, что в реальном мире дела обстоят именно таким образом.
  
  В доме старосты присутствовал один живой человек. Как выяснилось десятком секунд спустя — жена мужика, плотного телосложения женщина, возраст определить было трудно, но тяжёлая работа и суровые условия не оставили и следа от её молодости и красоты… если последняя вообще была. Но вернёмся к карте. Была она, как и положено средневековой карте, приблизительной. Очень и очень приблизительной. Координатной сетки нет, высоты тоже никак не обозначены, зато есть разные звери-птицы по углам и витиеватые подписи. Сразу всплыл ещё один неприятный момент — местные закорючки оставались для меня закорючками, что там накарябано, я прочесть не мог. Рисунки же особой информированностью не блистали, ну, вот эта ломанная линия — скорее всего, горы, что на севере, а большое круглое пятно — ближайший город, расположившийся на юго-востоке отсюда. По словам мужичка — в паре дней пути… хм, видимо, совсем чуть-чуть недосмотрел до него, когда занимался с зеркалом.
  
  – Нет, места совершенно незнакомы, – я покачал головой. – К тому же ваша письменность мне неизвестна.
  
  – Но, господин, вы прекрасно говорите, – удивился староста.
  
  – Всего лишь магический перевод, – ну или что-то в этом роде, не суть важно. – Не могли бы вы просветить меня, что это за обозначения?
  
  – Конечно! – и селянин продолжил рассказ, так выяснилось, что политическая обстановка вокруг не очень, все местные игроки друг на друга косо смотрят и пытаются устроить гадость. Нет, в рассказе жителя Ре-Эстиза, конечно же, выходило, что это то Империя Багарут на их рубежи покушается, то некая Теократия козни строит, как сама набегая, так и провокации устраивая, но что-то я сомневаюсь, что Ре-Эстиз такое всё бело-пушисто-невинное. Давно бы его сожрали, будь так, просто вряд ли местный кмет будет высказывать свои соображения или, упаси боги, недовольство положением первому встречному, тем более — чародею в стрёмной безликой маске, что буквально явился из ниоткуда.
  
  – Ясно, – спустя полчаса рассказа старосты, чьего имени я так и не спросил, подвожу итог, – ни об одном из этих государств я не слышал.
  
  – Должно быть, вы прибыли из очень далёких мест, господин маг, – покивала женщина.
  
  – Что же, думаю, что отправлюсь в город, возможно, там есть карта пообширней или маги, у которых я смогу уточнить координаты для открытия обратного портала, – и я развернулся, делая вид, что собираюсь уходить. Если я правильно понял характеры этих людей, что спокойно пригласили в свой дом незнакомца…
  
  – Постойте, куда же вы на ночь глядя пойдёте, да ещё и с ребёнком? – возопила женщина, а мне пришлось приложить изрядные усилия, чтобы обидевшийся «ребёнок» не оторвал ей голову.
  
  – А что такого?
  
  – Так на дороге полно всяких гоблинов и огров! Королевские войска, конечно, чистят округу по мере возможности, но ночью вне деревни или постоялого двора даже на тракте может быть опасно.
  
  – Хм… возможно, вы правы. Идти на ночь глядя действительно не лучшая идея. Тогда я бы хотел остановиться у вас на эту ночь, – лезу в «карман» мантии и достаю оттуда пару золотых. – Этого будет достаточно?
  
  – Что вы, помочь путнику в трудную минуту — это долг каждого порядочного жителя пограничья. К тому же два золотых — это слишком много за комнату и ужин, – женщина возмутилась. Блин, Шалти, сидеть! Не нужно пытаться убить «этих ничтожеств, посмевших отвергать щедрый дар Владыки».
  
  – Вы действительно прибыли издалека, – староста наконец-то полностью расслабился. – Такие хорошие монеты… – они с женой с интересом рассматривали увесистые кругляши. – В ближайших землях никто не может похвастаться такой чеканкой.
  
  – С этим могут быть проблемы… – говорю как бы про себя.
  
  – Почему? Золото есть золото, а необычная чеканка… так каждый граф может свою монету чеканить, да и авантюристы порой в древних курганах находят всякое. В том числе и старинные монеты.
  
  – Авантюристы?
  
  – Да, они занимаются поиском сокровищ, истреблением монстров за вознаграждение, охраной караванов и всем таким прочим, – поведал глава деревеньки. Авантюристы — это может быть серьёзно. Пусть я убедился, что попал в тот самый "каноничный мир", а память мне подсказывала, что почти все местные приключенцы, даже самые «крутые» — просто мясо для войск Назарика, причём не самых элитных частей, определённый запас здравой осторожности на их счёт иметь стоит.
  
  – Ну что же, спасибо за интересный рассказ. Оставьте монеты себе, как мою благодарность за него и кров усталому путнику на ночь. Шалти, скажи спасибо.
  
  – Примите нашу благодарность! – сделала безукоризненный книксен вампиресса, при этом её взгляд, обращённый на меня, просто кричал «только ради вас, Хозяин! Но какой же вы злодей, так издеваться над бедной Шалти! Обожаю вас!» Бррр…
  
  Комната, предоставленная нам старостой, была довольно просторной, имела две кровати, стол, пяток стульев вокруг него, да и… всё. Негусто, но королевских хором ожидать и не стоило. Интереса ради кастанул на кровать ослабленное «Облако Смерти», ожидая града из клопов, но, к немалому моему удивлению, ничего оттуда не упало. Миф о кишащей в мебели живности развенчан. Или живность кишит только в дешёвых трактирах?
  
  – Могу ли я спросить, Зеллос-ото-сан? – тихонько осведомилась вампиресса.
  
  – Конечно, – видимо, хочет знать мотивы моего поведения и дальнейшие планы.
  
  – Чем… – подалась вперёд, – вы пожелаете заняться с вашей верной Шалти, оказавшись с ней… в комнате… на всю ночь… совершенно одни? – а, ну да, как я мог забыть о том, кто её создатель? Это будет очень долгая ночь…
  
  – Знаешь, ты удивительно мила с распущенными волосами, – касаюсь рукой в перчатке головы девушки, заодно слегка отстраняя ту от себя, а то сия хитрюга уже успела чуть ли не вскарабкаться мне на шею во время своей провокационной речи. – Но Шалти… Я знаю, это Пэроронтино сделал тебя такой, однако ты же должна понимать, что…
  
  – Я понимаю! – горячим шёпотом перебила меня раскрасневшаяся вампиресса. – Пусть это была воля создателя, но мои чувства к вам, к вашей совершенной красоте, они настоящие! Прошу, делайте со мной всё, что вам захочется! Всё моё естество жаждет лишь одного — доставить вам удовольствие!
  
  – Я как раз об этом. Шалти… – подцепляю свободной рукой маску и слегка отодвигаю в сторону, чтобы собеседница могла увидеть моё настоящее лицо, после чего тихо, но очень веско сообщаю: – я — скелет.
  
  – Да, вы прекрасны, мой обожаемый Зеллос-ото-сан, – я прям как наяву увидел всплывшую надпись «Dodge» над головой «Босса». Выстрел — мимо, цель даже не задело… Ладно, попробуем ещё раз.
  
  – Шалти, внимательно послушай меня, – стараюсь поймать её уже поплывший взгляд, одновременно передав интонацией, что тема серьёзная.
  
  – Да, господин, я вся во внимании, – в глазах Бладфоллен и впрямь забрезжил огонёк мысли.
  
  – Я — скелет. У меня нет кожи, мышц, органов, крови. У меня нет того, чем мужчины доставляют удовольствие женщинам. У меня нет даже языка. Ты. Понимаешь. Что. В такой. Ситуации. Ваши с Альбедо. Намёки. На. Постель. Выглядят. Форменным. Издевательством?
  
  Чистые-чистые глаза вампирессы по мере моего раздельного монолога сперва начали терять маскировку под карие, потом медленно-медленно в них зародилось ПОНИМАНИЕ, а под конец несчастный ребёнок замер с выражением первобытного ужаса на лице, помноженного на потрясение всех устоев.
  
  – М-М-Момонга-с-с-сама-а-а, я-а-а… – Шалти начала бить крупная дрожь, а поднятые не то в умоляющем, не то в защитном жесте руки и вовсе стали натурально ходить ходуном. Видать, я умудрился с ходу вызвать у девочки истерику третьей степени.
  
  – Иди в кровать, Шалти, – с лёгким вздохом, вернее, его имитацией, я вернул маску на место.
  
  – Я… я… я… не хотела вас обидеть…
  
  – Успокойся, я не обижаюсь.
  
  – У Шалти не было и в мыслях издеваться над господином Момонгой! – не слыша меня, в панике начала уверять девушка, словно утопающий вцепившись пальчиками мне в мантию. – Я не знала! То есть я знала, но не придавала значения! А-а!!! – схватилась за голову. – Простите свою глупую Шалти! Она больше не повторит такой ошибки! Простите-простите-простите!
  
  – Спокойно-спокойно, – тут уж и я начал нервничать. – Ты же сейчас всю деревню перебудишь, тише, говорю!
  
  – Повелитель, я не хотела! – а в глазах опять ноль восприятия реальности и только океаны ужаса. – Простите! Шалти больше не будет! Я извиняюсь! Я извиняюсь! Я… М-м-м!..
  
  – Тихо-тихо, – я погладил вяло трепыхающуюся в захвате девочку по голове, продолжая прижимать её лицо к груди. – Успокойся. Шалти, слышишь меня? Если будешь шуметь, то сорвёшь нашу миссию, кивни, если воспринимаешь! – снизу неуверенно покивали, елозя носом по моим рёбрам. – Отлично. Ещё раз: я не злюсь. Это не твоя вина — тебя такой сделал Пэроронтино. Успокойся. Здесь нет никаких причин паниковать.
  
  – Но... Но как же? – дожили, теперь она умеет не только глазки побитого щеночка строить, но и голос имитировать… – Как вы можете говорить, что никаких причин нет, если вы в таком ужасном положении? Я не понимаю! – блеснули слёзки. – Это ужасно, ужасно… – маленькие пальчики ещё сильнее схватили меня за мантию, в то время как дрожащая вампиресса прижалась всем телом, и, пожалуй, это был первый раз, когда в данном жесте не сквозило и намёка на эротику. – Мой возлюбленный Владыка… Мой господин… Величайший и прекраснейший из всех Высших существ… Находится в таком ужасном положении… Это плохо, это очень плохо… Как вы можете так спокойно об этом говорить… – ей реально перекрутили настройки,. отвечающие за интимную жизнь, это слишком бурная реакция!..
  
  А Шалти, между тем, продолжала причитать. По её щекам текли слёзы, она жалела меня, ругала себя, проклинала судьбу, просила её простить и опять жалела меня, не переставая тихо лить слёзы. Возможно, я мог бы на неё прикрикнуть и отправить в отведённую хозяевами дома кровать… Наверняка мог. Но… В общем, рука не поднялась. Так я и просидел до утра идиотом, утешая маленькую, дрожащую у меня на ручках принцессу нежити, что доверчиво прижималась к моей груди. Заснула бузотёрка только под утро… И не буду врать — у меня несколько раз возникали мысли, что кое-кто притворяется, но стоило взглянуть ей в глаза, как подозрения тут же улетучивались. Короче… Я не так себе представлял бессонную ночь в объятиях до предела извращённой нимфоманки. Совсем не так.
  
  – Милорд Зеллос, – из задумчивости меня вырвал стук в дверь и голос хозяина дома. – Прикажете подать вам завтрак? Или, может быть, вам подготовить воду для умывания?
  
  – Не стоит, мы сыты, – придерживаю вздрогнувшую и начавшую непонимающе хлопать глазами Шалти.
  
  – Но… Когда же? – растерянно донеслось с той стороны.
  
  – Я маг и могу утолить голод чарами. Не хочется вас стеснять. Мы подойдём через несколько минут.
  
  – Да, конечно…
  
  – Зеллос-сама… – как только шаги крестьянина удалились, вампиресса сделала попытку заговорить.
  
  – Приводи себя в порядок, Шалти, – обрываю её, совсем не желая нового витка трагикомедии имени «хнычущего рейд-босса». Да и мне было просто неприятно видеть, как страдает маленькая девочка. Даже без всяких эмоций, это было просто эстетически некрасиво.
  
  – Поняла… – пригорюнилась, но с рук слезла.
  
  Вообще, как я отмечал ранее, крестьяне встают и принимаются за дела едва ли не с рассветом, однако староста мог позволить себе некоторые преференции, да и отдыхающий в его доме высокий гость, что подкинул золотишка — тоже хороший повод задержаться с отправкой на поля. В общем, побеспокоили нас приглашением на завтрак на самом деле где-то к полудню.
  
  На улице оказалось довольно многолюдно, на нас поглядывали с прежним любопытством, но, в отличие от вчерашнего дня, Шалти не была настроена бросаться отрывать голову всем подряд, да и в целом вела себя довольно спокойно и, откровенно говоря, пришибленно. Не ожидал, что осознание моей проблемы так её проймёт. Тем не менее пусть и невольно, но образ ребёнка, осознавшего, что потерялся и куда-то не туда «уехал с папой», у неё получился идеально. Уже узнавшие по методам сарафанного радио о нашем «повороте не туда» жители даже порой бросали сочувственные взгляды.
  
  – Хммм, а почему люди не в поле? – обратился я к старосте, вышедшему проводить щедрого гостя.
  
  – Так сейчас обед, господин чародей, – пожал тот плечами, – да и до сбора урожая ещё далеко, что сейчас в полях делать? А на огородах, спасибо зельям мастера Энфирии, тоже всё неплохо — ни сорняков, ни вредителей, – любопытненько.
  
  – Мастера Энфирии? Кто это?
  
  – Энфирия Барел, это тот самый алхимик, о котором я упоминал ранее, очень одарённый молодой человек! Он поставляет некоторые полезные зелья, ну там для плодородия, от вредителей… я в этом не очень разбираюсь, работают — и ладно.
  
  – Понятно, – молодой алхимик и деревенька Карн, вот и ещё одно доказательство, что я попал в мир канона.
  
  Тут моё внимание привлекла молоденькая девушка, в отличие от почти всех остальных сельчан, она не пялилась в нашу сторону, а целенаправленно шагала навстречу, в одной руке сжимая ладошку маленькой девочки, а в другой — какой-то узелок.
  
  – А вон идёт Энри с сестрой, – заметил направление моего взгляда староста, – зазноба нашего алхимика. Мы с мужиками уже даже об заклад побились, когда он найдёт в себе смелость позвать прогуляться вместе, хе-хе, – Шалти отчётливо вздрогнула и окинула девушку печальным взглядом, тема была поднята явно ей неприятная в нынешних обстоятельствах. А с чего этот мужик вообще решил просветить хрена с горы обо всех этих подробностях? Хотя… ну да, крестьянский быт, скука, любое событие, выбивающееся из привычного цикла, может освещаться и обсуждаться месяцами, а тут не просто событие, но и новые уши пожаловали. Чем не повод почесать языком?
  
  – Здравствуйте, – с открытой улыбкой подошла к нам Энри. – Меня зовут Энри Эммотт, а вас ведь Зеллос-сан, правильно? – храбрая девочка, я бы вот так резко к мутному мужику двух метров роста, с закрытым наглухо лицом и в прикиде как минимум до чёртиков богатого человека, подходить не рискнул.
  
  – Да, всё верно.
  
  – Я слышала, что вы потерялись и хотите найти кого-то из заклинателей, чтобы они помогли вам вернуться домой… – с искренней непосредственностью сообщила девушка, но была сразу перебита старостой:
  
  – Энри, ты не должна так непочтительно говорить с нашим гостем. Обсуждать слухи — неприлично!
  
  – Но я же только хотела помочь, – хлопнула голубыми глазками крестьянка и, не давая времени мужчине для ответа, вновь обратилась ко мне: – Простите, Зеллос-сан, если я вас чем-то задела, но я действительно могу помочь! Вот, – она показала узелок, – тут немного еды в дорогу, а ещё я написала письмо. В Э-Рантэле живёт мой друг Энфирия, он алхимик и знает многих авантюристов в гильдии. В письме я попросила его, чтобы он помог вам сориентироваться в городе и найти людей, которые смогут вам помочь. Не сомневайтесь — он очень хороший человек и обязательно войдёт в ваше положение!
  
  – Энри… – от прыти девушки староста потерял дар речи, начав опасливо поглядывать на меня.
  
  – Благодарю, – нарушил я молчание, пока оно не стало неловким. – Это очень благородно с вашей стороны.
  
  – Я объясню вам, как найти дом Энфирии! – просияла девушка. – Хотя это не сложно, лавка его бабушки очень знаменита, почти все в городе её знают! – тут её взгляд упал на всё ещё подавленную Шалти. В отличие от вчерашнего дня, та ко мне не жалась, но руку её я, от греха, не отпускал. – Не переживай, всё наладится, – полезла утешать высшую нежить наивная деревенская девочка. – Вы с отцом обязательно найдёте дорогу домой.
  
  – Вот, вазьми! – молчавшая до того девчушка с красновато-коричневыми волосами, следовавшая за Энри, протянула Шалти какой-то бледно-розовый цветок. – Не плачь! – и улыбнулась, как могут улыбаться только дети.
  
  Сюрреализм картины привёл к очередной вспышке ветерка в моём черепе. А так я уже не знал, что сделать, то ли плакать, то ли готовиться спасать их от разъярённого вампира. Но вот чего я совсем не ожидал и что меня вконец добило, так это то, что Шалти безропотно цветочек приняла и даже попыталась выдавить из себя благодарную улыбку… Правда, спустя пару секунд та стала подозрительно похожа на улыбку, с которой завзятый сладкоежка смотрит на любимое пирожное, но факт того, что мозг, походу, в этом мире решил выносить мне не только Назарик, это не отменяет.
  
  – Кхм… – навязчивое желание прочистить горло натолкнулось на отсутствие оного и слегка привело меня в чувство. – Скажи спасибо, Шалти.
  
  – Спасибо… Ты милая… – а вот теперь там точно звучит мысль о пироженке. Надо спасать детей.
  
  Вот только ничего сделать я не успел, так как к старосте подбежал взмыленный мужичок лет сорока на вид. Одет он был в плотный кожаный костюм, а лук за спиной и колчан отчётливо намекали на его профессию — охотник.
  
  – Микул, – о, я узнал имя старосты, – там на горизонте какое-то пыльное облако маячит.
  
  – Хм, – отвлёкся от нашей беседы мужчина, – странно, для странствующих торговцев ещё не время, мытари тоже раньше недели урожая не покажутся... Вот что, крикни мужикам, пусть будут настороже на всякий случай. Может, шайка какая завелась.
  
  Вот только если это каноничный мир, то тут совсем не шайка, а полноценная провокация от святош, что устроят резню под видом имперцев.
  
  – И часто у вас так? – вновь привлекаю внимание старосты к себе.
  
  – Не особо, – мужик был немного напряжён, но не сказать, что паниковал или там боялся, – но всякое бывает. Скорее всего, просто отряд пограничной стражи получил информацию о буйстве монстров из леса и спешит навести порядок. Но всё же я бы не советовал вам, господин Зеллос, сейчас выходить из деревни — мало ли… – нехитрый приём Микула был вполне очевиден. Если пришли действительно свои, то маг с ними сконтактируется, и это будут уже не проблемы старосты, может, что и дадут от администрации за проявленное к чародею гостеприимство, ну а если чужие — иметь рядом волшебника, что балуется разрывами пространства, гораздо лучше, чем не иметь его. Вполне здравый ход.
  
  – Почему бы и нет? Всё равно в моём текущем положении лишние полчаса погоды не сделают. Подождём.
  
  – Вынести вам морсу? Денёк нынче жаркий…
  
  – Шалти? – вампиресса пожимает плечами, ей сейчас не до напитков, она уже завязала «разговор ни о чём» с пирожен… эм, мелкой девочкой. Видимо, даже монстру порой хочется услышать доброе слово от кого-то мило-непоседливого. Ну или она присмотрела себе обед, н-да. Тем не менее наше молчание приняли за согласие, и жена старосты вынесла запотевший кувшин с ягодным напитком, видимо, только из погреба. Мне опять захотелось тяжело вздохнуть. Я бы и не против выпить сока… не говоря о всём остальном, но… не судьба.
  
  Страж первых уровней Назарика взглянула на меня, изучающего кувшин, на сам кувшин и вновь едва заметно сжалась, ну а добрая женщина уже разливала напиток по глиняным кружкам.
  
  – Эм… господин Зеллос? – мне протянули посуду.
  
  – Сейчас не хочу, да и… не стоит вам видеть моего лица — не все магические эксперименты заканчиваются всего лишь сбившимися координатами, – народ задумался, потом перевёл взгляд на девочку, что сейчас смотрела на меня безумно грустными глазами, и всё «правильно понял». Так что приезда гостей мы все ждали в несколько неловкой тишине. Но вот кавалькада появилась в дальнем конце улицы, народ присмотрелся и натуральнейшим образом запаниковал.
  
  – Светлые боги… Имперцы! Все в лес! – но крик сильно запоздал — «доблестные рыцари» уже успели доскакать до стоящих с краю крестьян. Замах, и…
  
  – Оу-у-у-у-у-у! – получивший в лицо простейшей кислотной каплей «воин» свалился с коня и сейчас истошно выл, катаясь по земле, впрочем, затих он на удивление быстро. Ещё одного «рыцаря» догнал «Электрический Разряд» — тот уже не выл, а просто молча и добропорядочно сдох на месте.
  
  Хм… я только что, находясь в здравом уме и трезвой памяти, убил двух человек. Кажется, мне нужно по этому поводу переживать? В ответ не было ничего. То есть, вот вообще ничего. Даже удивления, что вроде как воин из диверсионного отряда, а значит, по умолчанию далеко не мясо, вот так вот кончился от банального заклинания первого круга.
  
  – Шалти, дорогая, продемонстрируй мне Массовый Паралич, будь добра, – повернулся я к вампирессе, что с непередаваемым сочетанием любопытства и презрения наблюдала за вторжением.
  
  Щелчок изящных пальчиков — и всё замирает. Кони, люди, даже собаки и куры застыли на месте. Пара неудачников по инерции свалилась с седла и замерла на земле в донельзя нелепых позах. Оглядываюсь по сторонам.
  
  – Хм… я вообще-то имел в виду только тех рыцарей…
  
  – О, простите, ото-сан, я неверно поняла ваше пожелание, – вот только судя по довольству в голосе, ей просто захотелось продемонстрировать, какая она замечательная и сильная, всё же как бы ни накрыло её от осознания моей проблемы, инстинкты монстра никуда не девались. И, признаться, такой видеть вампирессу мне было куда приятнее, чем то, что я лицезрел сегодня ночью. Ещё один щелчок пальцев — и отмирают все, кроме рыцарей. Деревенские в ступоре, но соображают они в пограничье всё же шустро. Вон, уже поспешили свалить подальше от стоящих на месте вражеских воинов (и нас с Шалти заодно) и осторожно наблюдают издали.
  
  – Микул.
  
  – Да, Ваша Милость? – староста нарисовался мгновенно.
  
  – Что-то мне подсказывает, что это не ваши воины.
  
  – Верно — у этих солдат на щитах герб Империи Багарут! Но как они прошли мимо Э-Рантэла?.. Ой, чего это я?! Спасибо, милорд, если бы не вы, нам бы не поздоровилось! Это от разбойников мы ещё отбиться худо-бедно сможем, а против настоящих воинов у нас и оружия нет, – что же, теперь последние сомнения отпали. Это мир канона.
  
  – Хорошо, но что ты предлагаешь делать с ними?
  
  – Да чего тут думать, это ваши пленники, вам и решать. А так… ну, мы бы их раздели, связали да отправили кого из наших в город — пусть войска Его Величества приходят и сами разбираются, – староста пытался бодриться, но вспотевший лоб и быстрые нервные взгляды на пленённых показывали, что нервничает мужик изрядно, да и вообще боится и отвечает на мои вопросы исключительно на силе воли.
  
  – Вот как… – перевожу взгляд на одетого в наиболее богатые доспехи воина. – Я хочу задать им пару вопросов… Уведите детей, им это видеть совершенно ни к чему.
  
  – Будет исполнено, – пара окриков и один рявк, и вот женщины уводят с улицы детей, подошли было даже к моей вампирессе, но та лишь чуть раздражённо махнула рукой. Настаивать никто не стал. И вот, когда площадь опустела, я попросил «дочку» снять паралич с главного.
  
  – Итак, у тебя есть два пути. Ты нам рассказываешь, зачем вы тут оказались и какие у вас дальнейшие задачи, после чего становишься ценным пленником и, возможно, даже передаёшься местным властям. В противном случае ты будешь рабочим материалом.
  
  – Я ничего тебе не скажу, поганый чернокнижник! – хм, смело. Глупо, но смело.
  
  – Значит, второй вариант… так, – что бы на нём такого опробовать? Как я понял, ни магической защиты, ни магического сопротивления у местных бойцов совсем нет…
  
  На мгновение я застыл, осознав, что на полном серьёзе собираюсь прямо вот так вот на улице пустить на опыты живого человека, пусть не сильно порядочного, откровенно говоря, но тем не менее. Я его сейчас рассматривал, как в своё время смотрел на бракованные печатные платы — даже мысли почти такие же «имеет смысл заморачиваться с перепаиванием или сразу в утиль?» Хм… опять ничего не шелохнулось и ничего плохого в этом я не увидел. Они хотели поломать мою будущую собственность, так что пустить их на опыты — милое дело. Да и с чисто моральной точки зрения — они сюда пришли разорять и убивать, а также творить прочие гнусности, что творит толпа ничем не сдерживаемых вооружённых людей на вражеской территории. А раз так, убить их — вполне доброе и правильное дело, даже по моим родным понятиям, без всяких сущностей лича...
  
  – Сотворение Средней Нежити, – с пальца срывается капля Тьмы и летит к «безлицему» после кислотной капли трупу, по мере полёта становясь всё больше, в тело влетает уже изрядная такая клякса, вливается в него, и… труп начинает корчиться и плавиться, словно воск под воздействием высокой температуры.
  
  Десять секунд — и вот на месте просто «среднестатистического» воина ростом в метр восемьдесят встаёт трёхметровый скелет, обтянутый «усушенными» мышцами и кожей, что придаёт ему тёмно-коричневый оттенок, вооружён он чудовищного вида мечом и таким же чудовищным щитом, на голове-черепе жуткого вида шлем, тёмный доспех скрывает чёрный драный плащ-саван. Рыцарь Смерти тридцать пятого уровня во всём своём чудовищном великолепии. Затраты маны на сотворение оказались чуть выше, чем должны были быть, да и Рыцарь поднялся именно из трупа, а не появился из воздуха, зато… я не чувствовал оттока на поддержание его в мире живых. То есть юнит получился автономным или, по крайней мере, способным какое-то время обходиться без подпитки. А вот все управляющие связи остались. Мысленно пожав плечами, я поднял второй труп в такого же доблестного воителя и отдал первый приказ.
  
  – Разденьте это тело, на нём может оказаться что-то ценное… а я давно хотел проверить, какой будет нежить, если поднимать её напрямую из живого?
  
  Рыцари принялись за дело. Причём очень «профессионально». Один держал воющую жертву, другой сноровисто её раздевал. Не прошло и минуты, как совершенно голый мужик, подвывая, бился в воистину мёртвом захвате рыцарей. Ну а ещё он, прошу прощения за подробности, обмочился и обосрался — вон как Шалти морщит носик. Ей с чувствительным обонянием вампира вообще приходится несладко.
  
  – С-стойте! Пожалуйста, нет! Я скажу всё, что вы хотите! Нас послала Слейновская Теократия! Мы… – в общем, теперь основной проблемой было заткнуть источник информации, а не выжимать из него что-либо. Микул, кстати, всё это время провёл рядом с нами. Он был бледен, коленки его дрожали, но слушал он говоруна стойко и внимательно. Крепкий мужик, я бы на его месте давно бы свалил из деревни впереди своего визга.
  
  Поведал же пленник много интересного. Во-первых, это уже была не первая разорённая деревня на их пути, во-вторых, преследовали они аж две цели: не только нарастить конфликт между королевством и империей, тут всё просто — режь всех, «упускай» пару-тройку выживших и двигай дальше, крестьяне сделают за тебя всё остальное, нет, их задача была также выманить некоего Газефа Строноффа — личного телохранителя короля и по общему мнению самого сильного воина королевства. На вопрос, откуда такому человеку взяться в этом захолустье, пленник ответа не знал, ему сказали лишь то, что тот обязательно должен прибыть и это верная информация. Как он поведал тут же, из собственных догадок, Строноффа, скорее всего, подставил кто-то из тайных союзников Слейновской Теократии при дворе Ланпосы III — местного короля. Как бы то ни было, по плану они должны были устроить ему засаду и завалить. Валить, кстати, планировалось в этой самой деревушке или её окрестностях при помощи второго, куда как более грозного отряда. В идеале, жертва должна была оказаться между молотом и наковальней. Простенько и со вкусом, что тут ещё сказать.
  
  – Хм, – заставив пленника умолкнуть чарами немоты, когда он начал по третьему кругу повторять одно и то же, я повернулся к старосте деревни. – Признаться, я не планировал вмешиваться во внутренние дела вашего государства, но как бы сейчас ни поступил, я в любом случае окажусь втянут во всё это. Скажите, что вы знаете об этом Газефе Строноффе?
  
  – Я мало что знаю, милорд, – мужчина утёр вспотевший лоб. – Говорят, он достойный человек, который родился крестьянином и добился всего собственными силами. Однажды он победил в большом королевском турнире, и тогда сам король сделал его своим телохранителем. Это всё, что мне известно, милорд.
  
  – Вот как… – кошусь на Шалти, с брезгливостью разглядывающую голого человека. Подаренный цветок она, кстати, из руки так и не выпустила. Примечательно. – Ну что ж, свяжите их и заприте в каком-нибудь погребе, откуда они не смогут сбежать.
  
  – А потом? – рискнул проявить любопытство мужичок.
  
  – А потом подождём этого Строноффа или второй вражеский отряд.
  
  – Быть может, людям лучше спрятаться в лесу?
  
  – Не думаю. Если это ловушка, то в лесу вас будет ждать засада. Лучше соберите всех женщин и детей в одном месте — я наложу защитные заклинания, чтобы вас не коснулось сражение, если на деревню всё-таки нападут.
  
  – Примите нашу глубочайшую благодарность, Зеллос-сама! Вы наш спаситель! – староста, а вслед за ним и остальные наблюдавшие за происходящим крестьяне согнули спины в глубоком поклоне.
  
  – Не нужно слов, лучше поторопитесь с пленниками, – мало мне поклонов в Назарике, теперь ещё и тут… Не привыкнуть бы, а то, не дай бог, реально поверю в свою исключительность, а потом тот, кто меня сюда забросил, решит, что я забронзовел — и очнусь в теле раба на галерах.
  
  Пленные почти не сопротивлялись и были до безумия рады поскорее покинуть общество рыцарей смерти, ради чего некоторые готовы были даже помогать в снятии своей амуниции. А у меня из головы никак не выходила мысль о моей вампирессе. Вернее, о том, что её каноничная встреча с промывателями мозгов была как-то связана с сегодняшними событиями. Тот отряд ведь куда-то шёл и был готов использовать свою козырную карту, а такое на ровном месте не случается. Куда он мог идти в относительной близости к Назарику? По канону в округе нет ничего примечательно и вся движуха крутилась вокруг Момоныча, однако и там не встречалось ничего, что потребовало бы таких ресурсов, как сила, способная пронять абсолютный ментальный иммунитет Стража этажа. Значит, шли они как раз на след Назарика, а где у нас к тому моменту засветился Назарик? Только в защите этой деревни и уничтожении диверсионных отрядов Слейновской Теократии. А это, в свою очередь, означает…
  
  «Сообщение»… Касаюсь рукой виска в жесте открытия чата с другим игроком. Если мне не изменяет память, данная функция сохранилась и в новом мире, перестроившись в нечто вроде магической связи через заклинание.
  
  «– Альбедо...» – некое магическое действие действительно всплыло в рефлексах, уже привычным образом как бы вспоминаясь, словно подзабытый навык.
  
  «– Д-да! Момонга-сама!» – спустя пару секунд пришёл возбуждённый ответ.
  
  «– Осмотри окрестности. Тут должен быть второй отряд с заклинателями».
  
  «– … » – на той стороне повисла тишина, но продлилась она недолго. «– Вы правы, большой отряд людей прячется в лесу, к северо-западу от деревни. Уничтожить их?» – деловито поинтересовалась она после доклада.
  
  «– Нет. Если я прав, за ними ведётся удалённое наблюдение. Я сейчас активирую защиту, поэтому зеркало дальнего видения перестанет действовать. Твоя задача — поднять уровень безопасности Назарика. Потрудись, чтобы его не смогли обнаружить магическими методами. На этом всё, я свяжусь с тобой, если что-то пойдёт не так».
  
  «– Берегите себя, Момонга-сама!» – успела пожелать девушка, прежде чем я отключился.
  
  «Запрет обнаружения», «Астральное сокрытие», «Сокрытие от типа характера», «Блокировка наблюдения», «Антителепортационный барьер»… Пока хватит. И так чувствую, что переборщил на два порядка. Помнится, тут и третий круг магии считается офигенно крутым…
  
  – Зеллос-сама? – заметившая что-то вампиресса с вопросом в глазах смотрела на меня.
  
  – Пойдём, Шалти, надо подготовиться к встрече гостей…
  
  За пару дней до того. Южная граница королевства Ре-Эстиз.
  Конный отряд шёл рысью, нещадно пришпоривая лошадей. Цель была рядом, следы на земле ещё свежие, даже трава не везде успела расправиться. Нужно было только поднажать...
  
  – Командир Газеф! – молодой лейтенант, подскочивший к широкоплечему мужчине примерно тридцати пяти-сорока лет на вид, кивнул в сторону поднимающихся над деревьями дымов. Командир отряда скрипнул зубами и коротким кивком велел поменять направление. Он знал, что означает этот дым. Слишком хорошо знал. Ещё одна разорённая деревня ждала впереди.
  
  – Вы знаете, что делать, – когда кавалькада доскакала до руин, ещё недавно бывших одной из пограничных деревень, мужчина спешился и подошёл к самой околице. Ещё два шага, и его бы встречала добротная деревянная изгородь со вьюном. Раньше. Сейчас — лишь руины и ещё горячие головешки. Кто бы это ни сделал, произошло это недавно — десять-двенадцать часов назад, не более. Деревянные дома горят быстро, особенно если им помочь земляным маслом или магией. Нападавших ещё можно было бы нагнать, но капитан знал, что под завалами ещё остались живые люди. Выбор, опять выбор. Сэкономить полчаса времени или спасти десяток жизней? Но что если эти полчаса будут стоить уже сотни жизней в следующей деревне? Слишком большая территория. И слишком мало солдат ему выделили. Впрочем… Газеф точно знал, что просто проехать мимо он не сможет. Как и его люди, уже наскоро обрабатывающие раны первых счастливчиков, кого удалось отыскать на пепелище.
  
  – Это всё дело рук Империи? – сзади подошёл его заместитель. – Или, возможно…
  
  – Лейтенант, возьмите часть воинов и проведите выживших назад в Э-Рантэл, – перебил его Газеф. Он слишком хорошо знал своих соседей, чтобы поверить в столь наглое, но в то же время небрежное нападение. К тому же тот факт, что в столице о нападениях знали едва ли не раньше, чем они начались, но при этом выделили ему до смешного малое число солдат. Всё это могло означать лишь одно… но… это не имело значения. Куда важнее, что этому мальчишке не обязательно умирать вместе с ним.
  
  – Командир, король приказал найти тех, кто нападает на селян у границ королевства, и уничтожить их.
  
  – Верно, – на этот раз удержать грустную улыбку у воина не получилось.
  
  – Но если за этим действительно стоят рыцари Багарут, то всего пятьдесят солдат, направленные на задание…
  
  – Это секретное задание, – чуть более резко, чем требовалось, ответил Газеф. Вот только его лейтенант не был дураком, порой — к глубокому сожалению Строноффа.
  
  – За этим стоят дворяне, да? – последовал вопрос, и первый меч королевства полностью повернулся к лейтенанту. – Даже среди приближённых короля есть те, кто верят, что поражение доверенных воинов Его Величества можно использовать в своих целях, – вице-капитан стоял набычившись, прямо смотря в глаза своего командира. – Как мелочно…
  
  – Достаточно, – пусть Газеф и верил в своих людей, но всё же… не стоило лишний раз искушать судьбу, а парень и так уже наговорил если не на топор палача, то на ссылку в самую дальнюю и глухую провинцию королевства.
  
  – Вы же сами прекрасно всё это понимаете, командир! – лейтенант не выдержал и повысил тон. – Очевидно, что это ловушка! Вместо того, чтобы разделять здесь войска, мы все должны просто вернуться в Э-Рантэл. Прискорбно будет потерять селян, но смерть лучшего воина королевства станет настоящей катастрофой! – парень говорил верно. Правильные слова, правильная логика. Пожертвовать малым, чтобы сохранить большее. Воин хмыкнул и вновь повернулся к пепелищу.
  
  – Я не дворянин по крови…
  
  – Я тоже!
  
  – Жизнь в деревне в пограничье — это жизнь на краю смерти. Для нас не было необычным нападение монстров… – в каком бы облике они ни приходили.
  
  – Да… – чуть прикрыл глаза парень, явно понявший, что имел в виду его командир.
  
  – Но разве ты не надеялся, что могущественные дворяне или авантюристы спасут, придут на помощь?
  
  – Не стану врать, – тихо ответил лейтенант, – надеялся, но никто никогда не появлялся.
  
  – Тогда, – Газеф отвернулся от пепелища, вновь оборачиваясь к лейтенанту, и посмотрел ему в глаза, – давай сами станем теми, кто появится.
  
  – А… – парень даже рот открыл от удивления.
  
  – Давай покажем людям, знакомым с опасностью и постоянно рискующими своими жизнями… покажем им могущественных людей, пришедших на помощь!
  
  – Это самоубийство, командир, – лейтенант не отвёл взгляд.
  
  – Мы идём не умирать, – твёрдо ответил Газеф, взбираясь на коня. – Мы идём спасать жителей нашего королевства.
  
  – … Я понял, – склонил голову его заместитель, и Первый Меч королевства дал пяток коню. Впереди их ждала ловушка. И жители Карна, к которым всё-таки придут на помощь… лишь бы не было слишком поздно.
  
  Деревня Карн
  Над отрядом кавалерии поднималось густое облако пыли. Всадники явно не жалели лошадей, спеша добраться до деревни даже ценой падения животных. Это было не похоже на предыдущий отряд, те въезжали сыто и спокойно, эти же мчались, как на пожар. А ещё доспехи прошлого отряда были единообразны, всюду виднелись гербы и знаки отличия, а здесь был словно отряд наёмников, каждый из которых вооружён в силу своего кошелька. Общая численность около пяти десятков, у большинства не было даже кольчуг, лишь наручи, шлемы и кирасы, едва закрывающие самые уязвимые части тела.
  
  Впереди скакал крупный мужчина с короткой бородой и бакенбардами. Не приходилось сомневаться, что рыцарей смерти возле меня он видел прекрасно, но это не заставило его сбавить ход. Внутренне я похвалил себя за то, что заранее попросил старосту с женой и несколькими добровольцами не разбегаться и встретить гостей вместе со мной, а то могло получиться неудобно, если бы этот Газеф, заметив лишь нежить и подозрительную фигуру в мантии, попытался бы с разгону меня атаковать. То, что ход оказался верным, стало понятно, когда даже за двадцать метров от нас ни один из всадников не сделал попытки достать меч.
  
  – Я капитан Королевской гвардии Ре-Эстиза Газеф Стронофф, – осадив заржавшего коня прямо перед нами, представился передний всадник. Его голос был сильным и настороженным, но без следа высокомерия или страха. Глаза человека пристально осмотрели поднятую мной нежить, скользнули по мне и Шалти и задержались на лицах крестьян. – У меня приказ уничтожить отряд рыцарей Империи Багарут, которые сеяли разорение в этом крае. Ты, должно быть, староста этой деревни, – безошибочно нашёл он глазами Микула, – что это за существа и люди рядом с тобой?
  
  – Этот мужчина… – мужичок слегка замялся. – Милорд Зеллос с дочерью спасли нас от нападения тех рыцарей, о которых вы говорите. Он могучий заклинатель и добрый человек… Э-э… Если бы не он, наша деревня сейчас была бы пепелищем, – деревенский староста умолк, видимо, исчерпав запас подготовленных слов.
  
  – Вот как? – во взгляде Строноффа появилось что-то новое, и, посмотрев на меня вновь, он в ту же секунду спрыгнул с коня и шагнул ближе. – Если это так, спасибо вам за это! – капитан, ничуть не чураясь, склонился в уважительном поклоне. – Словами не выразить мою благодарность за вашу помощь.
  
  – Не стоит, – а он и правда храбрый человек. Глядя на его людей, напряжённо замерших в сёдлах и не способных глаз отвести от громадных фигур рыцарей смерти, несложно представить, какой должна быть нормальная реакция, а он не просто лишает себя манёвра, слезая с седла, но и склоняет голову, сам закрывая себе обзор. И ведь не может не понимать, что я могу оказаться затаившимся врагом, только и ждущим его оплошности, но всё равно делает. Он или настоящий храбрец, или… Нет, человек с такими глазами никак не может быть дураком. – Эти люди оказали мне гостеприимство и не отказали в помощи в затруднительной ситуации. Кажется, рыцари в таких случаях говорят что-то вроде: моя честь не позволила бы мне остаться в стороне. Но позвольте полноценно представиться: моё имя — Зеллос, а это Шалти — моя дочь. Так получилось, что в результате одного неудачного эксперимента с магией перемещения в пространстве и возникшей в его ходе аномалии, мы оказались весьма далеко от дома. Как я уже успел узнать, окружающие земли находятся крайне далеко от места нашего прошлого обитания, вплоть до того, что о вашей стране я даже никогда не слышал. В связи с тем прошу заранее простить, если невольно нарушу какие-то ваши обычаи.
  
  – О… – Газеф не стал скрывать своего удивления. – Это очень необычно, господин Зеллос. Но ваши умения и впрямь не похожи на то, что мне доводилось видеть, – воин вновь покосился на рыцарей смерти. – Как капитан королевской гвардии, я обещаю оказать вам любую потребную помощь в поисках пути домой, это меньшее, что я могу сделать за то, что вы спасли этих людей.
  
  – Кхм… Как раз об этом, – я повернулся к старосте. – Мне удалось взять большую часть нападавших живыми, и их командир рассказал, что есть ещё один, более сильный отряд. По его словам, уничтожение приграничных деревень — лишь второстепенная цель, а главная — ваша поимка.
  
  – Вы взяли их в плен? – не сразу поверил Газеф.
  
  – Да, вы можете сами их допросить. По моей просьбе, местные жители их связали и заперли в одном из погребов.
  
  – Капитан! – огласил деревенскую площадь крик одного из солдат из задних рядов, прежде чем человек успел что-то ответить. – Капитан! – вновь повторил он, активно пробиваясь к нам. – Арьергард засёк большую группу неизвестных, они окружают деревню. Похоже, что это враг! С ними ангелы!
  
  – М? – мы с Шалти издали этот звук одновременно.
  
  – Немедленно занять оборону! – мощным, мгновенно облетевшим площадь голосом скомандовал Стронофф. – Староста, спрячь людей в безопасное место! Господин Зеллос… – воин пристально посмотрел на меня.
  
  – Можете на меня рассчитывать.
  
  Мужчина благодарно кивнул и занялся организацией своих людей. Не прошло и нескольких минут, а все въезды в деревню были перекрыты. Часть людей спешилась, организовав засады между домов, часть отвела коней и изготовилась выполнить роль засадного полка, мы же с капитаном переместились в одно из крайних зданий, из окон которого хорошо просматривалось деревенское поле, где уже расположился неприятель.
  
  Выглядели те довольно внушительно. Одинаковые мантии без крикливой пёстрости, скрытые лица, явно видная невооружённым взглядом слаженность, а ещё Архангелы Огня, висящие в воздухе. Вопреки претенциозному названию, существами те были довольно слабыми, призываясь заклинанием всего третьего круга магии. Но так было в Иггдрасиле, здесь же они явно котировались на уровне тяжёлых танков, а то и штурмовых вертолётов, да и выглядели солидно… Но мне всё равно хотелось протереть несуществующие глаза, потому как эти упоротые япошки даже в фэнтези-сеттинге не смогли обойтись без своих любимых больших человекоподобных роботов. На страницах манги это в глаза не бросалось, но в реальности над головами вражеских чародеев висели натуральные «Ланселоты» из какого-нибудь Code Geass, или как там ещё называли белые прилизанные найтмары? Размер чуть меньше, обводы угловатей, над головами нимбы, но, чёрт подери, это всё равно были натуральные анимешные мехи!
  
  – Зеллос-ото-сан… – промурлыкала почти забытая мной, но по-прежнему крепко удерживаемая за руку вампиресса.
  
  – Тс! – я приложил палец к маске, в том месте, где должны быть губы. Возможно, она хочет сказать что-то полезное, но по глазам вижу, там скорее будет «позвольте мне раздавить этих насекомых».
  
  – Да, вы были правы, отряд довольно сильный, – признал Газеф, также рассматривающий нового противника из окна.
  
  – Они окружили деревню с равными промежутками, – доложил вошедший в дверь солдат.
  
  – Хм, никак не меньше шести десятков магов, – быстро провожу подсчёт в уме, прикидывая количество по расстоянию между отдельными чародеями. – Это нормально в ваших землях?
  
  – К сожалению, нет, – отозвался Стронофф. – Только Слейновская Теократия может позволить себе посылать такое количество заклинателей за раз. И скорее всего, это солдаты специального подразделения, которое подчиняется только Первосвященнику. Я слышал, у них есть организация, называющаяся Шесть Писаний, для особых миссий…
  
  – Кажется, у вас довольно много врагов, капитан.
  
  – Да уж, у меня большие проблемы, – мужчина невесело усмехнулся. – Не думал, что даже Слейновская Теократия будет охотиться за мной… Сэр Зеллос, – Газеф отвернулся от окна и взглянул мне в глаза, – могу ли я вас нанять? Будьте уверены, вы получите всё, что захотите.
  
  – Не сочтите за грубость, но вы не в силах дать мне того, что я хочу. Однако… – стоять, Шалти! Молчать! Никаких язвительных замечаний! – я уже сказал, что вы можете рассчитывать на мою помощь.
  
  – Благодарю, – склонил голову человек.
  
  – Пока ещё рано… Но давайте обсудим план.
  
  – Согласен.
  
  – Будет неразумно встречать их в деревне, ваша кавалерия здесь стеснена, да и мне не развернуться с атакующей магией, лучше всего навязать бой на этом поле, – смотрю в окно. – Но если их командир не дурак, он не снимет оцепления, даже выйди мы вперёд.
  
  – Им нужен я, – повторил мой жест Стронофф, устремив взор на цепь противников на лугу. – Если я сделаю вид, что пошёл на прорыв, они будут вынуждены стянуть все силы, чтобы не выпустить мой отряд.
  
  – Пожалуй… – соглашаюсь, припоминая страницы манги. – Хорошо, если всё получится, не придётся бегать по округе за недобитками.
  
  – Вы можете справиться с шестью десятками заклинателей? – в голосе воина звучал явный скепсис, кажется, предполагал он не столько победу, сколько действительно возможность прорыва и уведение противника от деревни...
  
  Ладошка вампирши дёрнулась, чуть не покинув хватку. Фу, Шалти! Место! Плохой Истинный Вампир! Фух, удержал...
  
  – С моей стороны было бы опрометчиво утверждать что-то наверняка, всё же я ещё не имел возможности сравнить вашу школу магии с традицией, к которой я принадлежу, но эти существа мне знакомы, – киваю на Архангелов Огня. – Так что если всё остальное в их арсенале примерно на том же уровне, то я справлюсь, – показательная скромность — полезное качество для создания положительной репутации, доказано Кайафасом Каином. Да и легенду надо поддерживать, ибо откуда мне знать возможности местных чародеев?
  
  – Хорошо, – кивнул Газеф, было видно, что он мне не верит, но в то же время понимает, что выбора у него всё равно нет, а я предлагаю «хоть какой-то план», – тогда я со своими людьми выманиваю их на себя, а вы…
  
  – В этом нет необходимости, – не слишком вежливо перебиваю воина. – Я могу наложить чары иллюзии на своих Рыцарей Смерти. Они достаточно тяжелы, чтобы создать нужную тряску земли, и могут бежать, немногим уступая в скорости лошади. Пусть первые удары примет на себя нежить, а мы будем исходить из того, что увидим.
  
  – Некромантия... – Стронофф сохранял каменно-спокойное лицо.
  
  – Не одобряете? – мне было действительно интересно послушать мнение этого человека.
  
  – Не понимаю, – спокойно признал он. – Я никогда не слышал о некромантах ничего хорошего, но вы, мастер Зеллос, достойный человек, что пришли на помощь нуждающимся, хоть в этом для вас действительно мало выгоды.
  
  – Господин Зеллос — величайший из магов, что когда-либо видел мир! – не выдержала Страж первых трёх этажей Назарика «оскорбительных сомнений в господине».
  
  – Шалти… – моя свободная рука легла на маску. Газефу явно стало интересно, что у нас за странные отношения. Обращение «господин» явно не очень вписывалось в образ нормальных отношений для отца и дочери. Но капитан от вопросов удержался, видимо, решил, что мало ли откуда мы пришли и какие у нас там традиции. – Ладно, оставим это. Рыцари Смерти послужат тараном. Они достаточно крепкие, так что, думаю, дадут нам достаточно времени, чтобы оценить возможности противника. Остальной отряд я предлагаю скрыть сферой невидимости, так мы сможем и наблюдать, и подойти на оптимальное расстояние для удара. У вас есть возражения?
  
  – Нет, что вы, – Стронофф дружески улыбнулся. – То, что вы предлагаете — это много больше, чем я рассчитывал.
  
  – Я могу пройти по флангам и взять несколько колдунов живыми, – неожиданно предложила Шалти, расплываясь в любезно-озорной улыбке, демонстрируя аккуратные, но такие остренькие клычки. Подозреваю, что живыми взять получится далеко не всех…
  
  – Уверена, что сумеешь взять их живыми? – выделяю голосом ключевое слово. Судя по взгляду Газефа, он решил, будто речь идёт о том, что победить противника, не убивая его, очень сложно и ребёнок может этого не потянуть, даже если очень верит в себя, а вот Шалти поняла всё правильно.
  
  – Конечно же, Зеллос-ото-сан, – бархатным голоском протянул жуткий монстрик, включив «ангелочка». Это выглядело похоже на правду, но… мой внутренний Станиславский благим матом закричал «Не верю!»
  
  С секунду я размышлял, но потом разрешающе кивнул, выпуская руку вампирессы. Девочке нужно было скинуть стресс, а один-два лишних рядовых чародея мне погоды не сделают, всё равно самое ценное знает только командир.
  
  Получившая свободу Шалти буквально просияла, сделала книксен и едва ли не телепортировалась, выйдя на свою обычную скорость.
  
  – Разумно ли это, господин Зеллос? – всё же спросил воин. – Посылать ребёнка…
  
  – Моя приёмная дочь, – пожалуй, стоит обозначить её так, пусть разговор у нас с ней и прошёл, но чует моя несуществующая печёнка, прописанные в ней черты куда как сильнее одной-единственной беседы, да и с её характером… В общем, лишних проблем с местными мне не нужно, и если «влюблённая в учителя ученица, о которой он заботился с раннего детства и считает своей дочерью» будет картиной даже романтичной и, самое главное, понятной местным, то вот «отбитая на голову парочка извращенцев, могущая вырезать армии» заставит излишне нервничать, а зачем мне лишние проблемы на пустом месте? Пусть даже мелкие… – маг, – пожимаю плечами. – Она справится.
  
  – Вам виднее, – мои слова не сильно убедили Строноффа, но спорить он не стал. – Я прикажу людям собраться на площади, сколько вам нужно времени для создания иллюзий?
  
  – Немного. Пойдёмте…
  
  Через несколько минут мы стояли в центре деревни, и, подозвав свои творения, я наложил на них образ Газефа и его людей. Настоящие люди заволновались, но капитан быстро призвал к тишине. Ещё один жест окружил реальный отряд армии Ре-Эстиза заклинанием Сферы Невидимости, а дальше я дал команду Рыцарям.
  
  Сомкнутый конный строй галопом ринулся по дороге к полю, намеченному в качестве места действия. Земля дрожала не слишком натурально — четырём ногам сложно подменить собой две сотни копыт, да и облако пыли поднялось не то, однако на непритязательный взгляд картинка выглядела правдоподобно. Многого от неё, впрочем, не требовалось, только бы продержаться пять минут и на эти пять минут обмануть противников.
  
  – Нам тоже пора, – захожу под сферу невидимости и встречаюсь взглядом с уже вскочившим в седло Строноффом. – Но не спешите — я могу скрыть облик и звуки, но прибить облако пыли гораздо сложнее.
  
  – Я понял вас, сэр Зеллос! – кивнул воин и, уже командуя своим людям: – Вперёд...
  
  Меж тем, на поле разыгрывалась «драма». Пытавшиеся прорваться «воины Ре-Эстиза» пошли в отчаянный прорыв прямо на заклинателей с их ангелами, а те только того и ждали. Всадники ещё только «разгонялись», а летающие существа уже перенесли своих призывателей из оцепления ровно на место прорыва. Появился и командир, его легко можно было отличить по висящему рядом «Князю Наблюдения» — ангелу, вызываемому заклинанием четвёртого круга. Этот был чуть больше похож на ангела в классическом смысле, по крайней мере у него были длинный халат, покрывающий ноги, булава и круглый щит с изображением солнца, но в остальном он всё так же являл собой анимешного «меха».
  
  Кстати, а уж не для Газефа ли предназначался тот артефакт-промыватель мозгов? И что если он сейчас здесь?
  
  Внутри неприятно похолодело, пока все эмоции вновь не выдул ветерок в черепе. Да, верно. Мысль глупая. Не сходится ни по времени, ни по действиям. Была бы цель в захвате капитана королевской гвардии, командир первого отряда это бы знал, но ему ставили задачу убить, да и эти… Нет, не похожи они на тех ребят, с которыми столкнулась Шалти — там были женщины, а здесь ни одной. Что бы там ни творилось за кулисами, но этот отряд явно был каноничным — тем самым, который морально унижал Момоныч после того, как трусливо использовал Газефа в той роли, на которую я пустил тупых андедов. Так что волнение в сторону, ничего тут со мной не случится, как и с Шалти в том лесу...
  
  Пока я размышлял, моя нежить добежала до первых ангелов. Пафосный взмах огненным мечом, и… иллюзия отряда развеивается, оставляя на месте себя двух трёхметровых монстров, принявшихся активно махать своими железяками. Первых ангелов развеяло за секунды, и вражеские маги смешались, но ненадолго. Главный что-то крикнул, и в нежить полетели гроздья атакующих и замедляющих заклинаний, а кружащие в воздухе Архангелы Огня стали атаковать одновременно.
  
  – Они держатся… Удивительно, – прокомментировал Газеф вид сражающихся андедов, только я его восторг не разделял. Рыцари Смерти имеют тридцать пятый уровень, но за счёт того, что подняты они Оверлордом, их можно рассматривать как шестидесятый, а то и семидесятый по совокупности статов, и вдвоём расковырять всю эту толпу шансы у них неплохие… были бы, кабы не тот факт, что даже слабейшие ангелы наносят атаками дополнительный урон от Света и Святости, которые нежить очень не любит. Добавить сюда огонь, против которого у нежити тоже слабость, и град заклинаний от шести десятков чародеев третьего круга…
  
  – Сглаз, Путы, Огненный хлыст, Железный молот правосудия, Святой луч, Отравление, Звуковой удар, Открытие раны, Оглушение, Слепота, Кислотная стрела… – продекламировал я увиденное для окружающих людей. – Все эти заклинания я знаю, – поворачиваю лицо к Строноффу. – Думаю, мы можем выступать. Вы доверяете своему лейтенанту?
  
  – Разумеется, что за вопрос? – нахмурился мужчина.
  
  – Тогда, если позволите… – выступаю вперёд и разворачиваюсь к отряду. – Массовая броня, – людей и лошадей на секунду окутало желтоватое сияние, как, впрочем, и меня самого. – Массовое усиление оружия, – все ножны окрасились алым. – Массовый критический удар, – синий свет. – Массовая сила быка… Кошачья грация… Ускорение… Защита от элементов… Общее сопротивление, – череда сменяющих друг друга красок прекратилась, и я удовлетворённо опустил руку. Осечек не случилось — весь арсенал бафов активировался нормально.
  
  – А вы и впрямь могущественный маг, – сообщил капитан, – я не знаю никого, кто мог бы накладывать защитные заклинания на стольких людей сразу и так много.
  
  – Хм… – на языке крутилось ответить что-нибудь из серии «это плохо, так как значит, что никто здесь мне не поможет», но, подумав, я отказался от этой мысли. Даже в поддержке легенды следует соблюдать меру. Вместо этого я перевёл тему: – Прежде чем вы атакуете, я бы хотел лично встретиться с этими магами. Мои чары продержатся около суток, так что за время не волнуйтесь.
  
  – Вы уверены? – нахмурился Стронофф.
  
  – Да. Я уже оценил их уровень.
  
  – Тогда я иду с вами.
  
  – Именно поэтому я и спросил, доверяете ли вы своему лейтенанту. Если что-то пойдёт не так, время для атаки придётся выбирать ему.
  
  – Он справится, – даже не взглянув на подчинённого, твёрдо ответил воин.
  
  – Тогда поспешим — они почти добили моих слуг...
  
  – Мерзкие твари, – лидер отряда исходил токсичной злобой, смотря на то, как уже изрядно потрёпанная нежить разрубила ещё одного Архангела Огня. Человек явно боялся, но совладать со своим страхом вполне мог. – Призовите ещё ангелов! – крикнул он своим подчинённым. – Сосредоточьте атаки на левом!
  
  Ещё двадцать Архангелов Огня поднялись из сияющих кругов призыва и ринулись на Рыцарей Смерти. Огненные и святые заклинания лились дождём, и сколь бы грозной ни казалась нежить, она медленно сдавалась под напором атакующих. Сперва один, а потом и второй чёрный гигант рухнули, пронзённые пылающими мечами, но радость не успела охватить людей:
  
  – Разослать патрули! – почти срывая голос, заорал коротко стриженный светловолосый человек с бесцветными глазами. – Найти Газефа Строноффа! Он не мог далеко уйти, даже если в его отряде оказался маг с артефактом вызова таких тварей!
  
  – Господин, они наверняка покинули деревню с другой стороны, мы их уже не догоним, особенно если их чародей может создавать такие иллюзии, – попытался возразить один из ребят с закрытым лицом.
  
  – Молчать! Используйте ангелов — иллюзию нельзя поддерживать бесконечно! И сожгите эту деревню! Всех найденных крестьян убить!
  
  – Как мило, – невидимость спадает с меня, да и Газеф, сделав несколько шагов вперёд, привлекает внимание.
  
  – Бесчестные трусы!
  
  – О, капитан, – оскалился священник, испытанный им страх явно требовал выхода. – Но кто это рядом с тобой? Неужели мы нашли и богомерзкого чернокнижника?
  
  – Хм… в контексте всего происходящего это прозвучало так, словно согласись я поработать на вас, резко стал бы «святым подвижником», – изображать насмешку голосом лича, что особо эмоциями не блещет, было довольно трудно.
  
  – Кто знает, – предводитель отряда наслаждался своим превосходством над «побеждёнными», – возможно, если ты как следует меня попросишь, расскажешь, где взял артефакт, а также пожертвуешь в пользу Теократии… – я почти в восхищении от его наглости.
  
  – Врать ты не умеешь, – должен был признать я, глядя на то, как лоснится от самодовольства его физиономия. – Видимо, поэтому до сих пор на грязной работе — подняться выше не позволяет ограниченность талантов.
  
  – Вы двое дорого заплатите за свою глупость, – дёрнув щекой, посулил человек, с которого после моих слов слегка спала маска самодовольства. – Вам нужно было бежать, пока была такая возможность, но ты, Строннофф, видимо, решил спасти своих людей, а сам прикрыть отход. Глупость… – сказал, как сплюнул. – Непростительное невежество!
  
  – Держитесь за мной, господин Зеллос! Я постараюсь выиграть время для вашего колдовства, – настроился то ли Превозмогать, то ли Героически Помирать воин, выходя вперёд меня.
  
  – В этом нет необходимости, – кладу руку ему на плечо, уважительно, но твёрдо возвращая на прежнее место. – Ты вроде бы маг четвёртого круга, верно? – вновь поворачиваю лицо к нашему говорливому оппоненту.
  
  – Что?
  
  – Четвёртый круг — это довольно много. Уже не беспечный неофит, делающий по три ошибки в простейшем фокусе, и не бесполезный балласт поддержки, который без сопровождения и в лес не ступит. Четвёртый круг — это вполне самостоятельный маг, способный побеждать без посторонней помощи и обеспечивать себя всем необходимым в любой дыре.
  
  – Если думаешь, что твоя лесть…
  
  – Лесть? Нет. Я просто никак не могу понять… – и замолкаю.
  
  – Чего? – а он действительно тот ещё любитель потрындеть. Или это свойство аниме-вселенной? Надо будет обдумать эту мысль.
  
  – Как опытный маг может не задаваться вопросом, почему я пришёл, если у меня нулевые шансы на победу? Разве не логичней было бы нам и правда продолжить удерживать невидимость и отступить? Но вместо этого я перед тобой, неужели тебя это не волнует? – мне было любопытно понять логику его рассуждений. Так или иначе, с местными мне ещё работать, и понимать их мышление крайне важно. Иной менталитет — иная логика.
  
  – Что за чушь?! Зачем ты задаёшь эти глупые вопросы?! Никто не может удерживать невидимость больше пары минут! Уже то, что вы так близко подобрались к нам — достижение! И хватит твоих рассуждений! Я больше не намерен слушать этот бред! Вы, два дурака, дали моим подчинённым восстановиться, и теперь вы умрёте из-за своего невежества и глупости! Ангелы! В атаку!
  
  Рядом сверкнула сталь, и краем глаза я заметил, как Газеф полуприсел, принимая какую-то боевую стойку, но нет, сегодня превозмогание отменяется.
  
  – Малое изгнание, – жест — и всех мчащихся на нас призванных существ просто выметает из реальности, лишь тонкий слой быстро исчезающей светящейся пыли да замершие в ступоре вражеские волшебники свидетельствуют о том, что тут совсем недавно был неплохой отряд Воинства Небесного… Ну, для низкоуровневой локации. – Сэр Стронофф, я ещё не закончил своё исследование, так что не могли бы вы опустить меч? Буду вам очень признателен.
  
  – Хм, – кажется, только теперь воин поверил в мои слова, по крайней мере вместе с хмыком на его лице появилась действительно искренняя улыбка. – Ошибаетесь, мастер Зеллос, я не рыцарь. И можете звать меня просто Газеф.
  
  – В таком случае и вы зовите меня по имени. Но я всё-таки настаиваю, чтобы вы опустили меч.
  
  – Да… – мужчина посмотрел на свою правую руку, сжимающую рукоять, – это будет верно…
  
  – Не… Невозможно! – пришёл в себя говорливый святоша. – Что вы стоите?! Атакуйте его! Атакуйте всем, что есть!
  
  Начальственный ор сработал безотказно, выводя подчинённых из состояния прострации. В меня полетели уже знакомые Огненные Стрелы, Святые Удары и прочие Отравления. Кое-кто из заклинателей даже попробовал наслать Порчу. Честно говоря, смотреть, как тебе в лицо несётся стена из атакующих заклинаний, несколько не комфортно. Хотя память и твердила, что те не могут причинить мне вреда, я чудом удержался от того, чтобы возвести какой-нибудь щит. Это было важно. Вот так, в полигонных условиях, на известном противнике, проверить работоспособность той защиты, которая у меня, по идее, должна быть. Пусть всё совпадает, пусть всё, вроде бы, заранее ясно, но… Я не Момонга. Не Судзуки Сатору. Значит, одно отличие от канона уже есть! А там, где одно, могут быть и другие. Что если перенеслась вся огневая мощь, но не защита? Пока всё спокойно — ничего не замечать, а в критический момент обнаружить, что являешься «хрустальной пушкой»? Нет уж, проверки необходимы. И лучше их устраивать вот так — когда рядом есть и готовые поддержать местные, и Шалти, что вытащит из любой задницы, даже получи я повреждения до уровня «едва живой».
  
  Появление ветерка в мозгу совпало с подлётом заклинаний, и те бессильно разбились в каких-то сантиметрах от тела, даже не коснувшись ткани мантии. Мог бы выдохнуть — меня бы, наверное, услышали в Назарике.
  
  – Т-тварь, – видя полное бессилие своих слуг, выдохнул вражеский лидер. – У-убей его, Князь Наблюдения!
  
  Крупный ангел рванул в мою сторону, занося для удара вспыхнувшую жёлтым сиянием булаву. Вот сейчас и проверим физическое сопротивление…
  
  Грохот столкновения магического оружия и моей ладони породил небольшой порыв ветра. Проклятье… Физические характеристики этого тела и впрямь вкачаны до капа — я даже не почувствовал, что мою руку могли сдвинуть, просто ребристый мячик попал в подставленную ладонь...
  
  – Как странно… – а ведь в моём исполнении заклинания подобный монстр мог бы и ранить стоуровневого игрока. – Адское пламя, – с указательного пальца свободной руки срывается маленький лепесток багрового огня, а в следующую секунду ангела развеяло пеплом.
  
  – О… о… – Стронофф, кажется, потерял дар речи.
  
  – Один… удар… – донеслось с позиций магов Теократии.
  
  – Это невозможно!!! – крик человека уже мало напоминал тот сытый и самодовольный голос, с которого он начал наше общение. – Не может быть, чтобы ангел такого уровня был уничтожен одним заклинанием! Да кто ты такой?! Как ты мог оставаться незамеченным до сих пор?!!
  
  – К-капитан Нигун, что нам… – заикнулся один из безликих заклинателей. Вот я и узнал его имя, не прошло и года.
  
  – Защищайте меня! – чародей полез за пазуху. – Если хотите жить, выиграйте мне немного времени! Я призову Высшего Ангела! – на свет показалась хрустальная друза, точь-в-точь такая, как встречались в Иггдрасиле.
  
  Судя по памяти Момонги, это был прямой аналог жезла или волшебной палочки, то есть предмет, содержащий в себе некое заклинание, реже группу похожих. Ценились они за то, что позволяли даже немагическим классам использовать содержащиеся внутри заклинания, о том, что вполне магические, завладев каким-нибудь редким «Кристаллом магической печати», как эта штука называлась, могли получить в арсенал чары другого класса, и говорить нечего. Для контраста, обычные палочки и жезлы такой возможности не давали, будучи почти всегда завязаны на класс. Само собой, к высшим уровням ограничения можно было так или иначе обойти, хотя бы просто мультиклассировав, но не все на это были готовы. Короче говоря, своя ценовая ниша у этих вещичек была, и не сказать, что копеечная. Говоря же конкретно об этом кристалле… Сиял он очень ярко, что могло говорить либо о содержании одного-двух весьма высокоуровневых заклинаний, либо о способности восполнять заряд за определённое время.
  
  – Должен признать, упорство этого человека вызывает невольное уважение, – делюсь мыслями с Газефом, пока толпа заклинателей Теократии выстраивается перед своим лидером, готовясь отбивать нашу атаку.
  
  – Ха, похоже, тебя совсем не волнует, кого они призовут, – почти беспечно усмехнулся воин, но по его вискам текли капли пота.
  
  – Нет, мне это очень интересно, но… – слова, что я хотел сказать, потонули в восторженном крике Нигуна:
  
  – Узрите же мощь Истинного Чуда, дарованного нам Богами! – мужик сжал в ладони хрустальную друзу, вознеся её над головой. – Явление высшего ангела! – сияние кристалла начало пульсировать и нарастать, пока не переросло во вспышку. – Доминион Власти!!!
  
  Синеватый свет озарил поле, а моего несуществующего носа как будто коснулось ощущение неопределённого аромата. Огромная фигура, вот теперь уж точно имеющая право называться «ОБЧР», зависла в небе, расправив множество покрытых белыми перьями крыльев. В сегментированных белых руках у него покоился золотой посох, от пояса спускалась белая юбка, полностью скрывающая ноги, а перед головой завис некий религиозный символ, сотканный из чистого света.
  
  – Хм… Как я и думал.
  
  – Ты этого ждал? – покосился на меня Стронофф.
  
  – Я был не уверен, будет ли это вызов седьмого или восьмого круга. Оказался седьмой. Немного меньше, чем я ожидал, но впечатляет для его уровня.
  
  – О чём вы там болтаете?! – уступившие было место страху надменность и самонадеянность лидера Писания вернулись с новой силой. – Дрожите от страха?! Да, вполне нормально дрожать от страха, поскольку вы смотрите на Высшего Ангела! Я не хотел его призывать, но убедился, что ты достоин использования этого предмета! Слышишь, чернокнижник, я рад тому, что вызвал этого ангела для тебя! Возрадуйся! Ты настолько великий заклинатель, что я удостою тебя смерти от рук создания, что вне сил человеческих!
  
  – Чёрная Дыра… – не стану лгать, какую-то секунду мне хотелось испытать на себе атаку этого ангела, подобно тому, как это сделал Момонга, но… Эта секунда прошла где-то на середине воплей лидера отряда Слейновской Теократии. К тому же не стоило забывать о Шалти, которая сейчас наверняка за всем наблюдает. Если бы я, как и Момонга, получил урон, то вампиресса могла и в буйство впасть, а затем расплескать кровавым фаршем мне всех потенциальных информаторов об этом мире раньше, чем я успел бы её остановить. Ей сейчас это легко — «папочка» за ручку уже не держит. Так что ну его — наличие устойчивости я уже и так проверил.
  
  Заклинание активировалось. У груди ангела возникла чёрная сфера не больше кулака — и свет померк. Нет, не так, мир рухнул в чёрно-белый спектр, звуки исчезли, пропали ветер и чувство тяготения. Всего на секунду, но этого хватило. Тело Доминиона Власти треснуло по всей поверхности и провалилось в жадную пустоту. Ещё секунда — и ничего не напоминает миру о том, что здесь только что был ангел, даже сияющей пыли не осталось.
  
  – Не… – Нигун обессиленно упал на колени и вытаращился в небо. Потускневший, но всё ещё сияющий кристалл выкатился из его руки. – Сила, превосходящая Демонов-Богов… Да кто ты такой?
  
  – Уже немного поздно представляться, не находишь? – начинаю шагать к несостоявшемуся герою, но тут в небе раздался треск сломанного стекла. На миг небосклон и правда пошёл трещинами, но эффект исчез так же, как и появился, а я ощутил наплыв информации от одного из ранее наложенных защитных заклинаний.
  
  – Ч-что это было? – отшатнулся лидер Писания, всё ещё глядя в небо.
  
  – Кто-то пытался разместить над нами фокус удалённого наблюдения, но моя защита не дала этого сделать… Хм… – мне в голову пришла одна мысль, и я решил её озвучить. – Довольно странное совпадение, учитывая, что ты буквально только что использовал свой козырь. Не удивлюсь, если в этом кристалле найдутся сигнализирующие чары. Впрочем, сейчас это не важно, – возобновляю движение к человеку.
  
  – П-П-Погоди секунду! – сбросил тот оцепенение и начал активно отползать в сторону. – Сэр, нет, Лорд! Мы все… Нет, лишь я один! Если пощадите меня, отдам всё, что пожелаете! Я… Я с лёгкостью заплачу вам любую сумму! Только отпустите меня! – его подчинённые, из тех, кто поумней, уже задали стрекача, но по этому поводу я не переживал. Шалти прилежно отловит всех беглецов, тут сомневаться не приходилось. Те же, кто остался, были просто в ступоре. Всё, чем они владели и так гордились, оказалось просто бесполезно. Их сила — перемолота и сломлена, походя и небрежно. Низшие существа увидели своё место в пищевой цепочке и сейчас могли лишь дрожать и молить о пощаде. Это чувство… было на удивление приятным.
  
  Я скрипнул зубами, вновь волевым усилием отгоняя мысли об изощрённом умертвлении всех окружающих. Захотелось глубоко вздохнуть, но лёгкие отсутствовали.
  
  – Газеф, – чуть приостанавливаюсь, поворачиваясь к воину, – я должен взять свои слова назад. Уважения он не вызывает, – поднимаю руку и направляю её на заклинателей. – Сон… – голосящий человек замер на полуслове и рухнул на землю. От его тела разошлась едва заметная волна воздуха, и вслед за ней наземь посыпались и остальные члены Писания. – Вот и всё.
  
  – Вы действительно великий маг, господин Зеллос, – поклонился Стронофф. – Ещё раз примите мою благодарность. Если вам что-либо нужно, я готов приложить все свои силы и возможности…
  
  – Нет, ничего. Хотя… я бы хотел забрать часть нападавших. Они не показали ничего интересного, но это… Удивительно, – смотрю мужчине в глаза, готовясь вновь играть роль. – Все их заклинания мне известны. Внешние эффекты, названия, элементы сотворения. Всё это говорит о том, что ваша школа магии должна быть идентична моей, но…
  
  – Но вы сильнее, – поняв что-то по тону, предположил воин.
  
  – Верно. Дома я был довольно знаменит и уважаем, но тем не менее там было множество личностей моего уровня. Не скажу, что все они могли бы меня одолеть в честном поединке, но судя по реакции этих людей, то, что у нас считалось вполне рядовым заклинанием, на которое способен любой придворный маг, у ваших чародеев вызывает религиозный трепет. Но ведь у вас нет никаких угнетающих полей, а манаёмкость окружающей среды не отличается от нашей — я свободно колдую, не чувствуя никаких проблем, так почему же ваши маги не способны на то же самое? Признаться, эти вопросы очень любопытны, и я очень бы хотел в них разобраться.
  
  – Хм… Думаю, очень многие маги королевства захотят помочь вам с этим, однако эти пленники по праву ваши. Я лишь попросил бы, по возможности, допросить их лидера, прежде чем вы заберёте его. Вы ведь так и поступите?
  
  – Было бы глупо с моей стороны поступать иначе… И, кажется, мы уже перешли на ты, разве нет?
  
  – И в самом деле, – улыбнулся Газеф, поворачиваясь в сторону, откуда к нам уже мчался его отряд, напрочь сбив невидимость.
  
  Тут же с неба опустилась и Шалти. Довольная-довольная. Точно кого-то съела...
  
  – Ваш наказ исполнен, Зеллос-ото-сан, – присела в книксене «миленькая добрая девочка». – Я перехватила три группы. К сожалению, враг оказался слишком слаб, я не ожидала, что простейшее Кипение Крови убьёт их мгновенно.
  
  – Ничего страшного, Шалти. Ты молодец, – я не отказал себе в удовольствии погладить по голове едва ли не замурчавшую машинку смерти. Миленько.
  
  – Кхммм… – прочистил горло Газеф, всё ещё сохраняющий невозмутимое лицо. Выдержка у мужика стальная, подозреваю, что будь я на его месте, уже бы красовался белой шевелюрой. – Зеллос, могу я поинтересоваться, что вы будете делать с пленниками?
  
  – Переправлю для допроса и… дальнейшего использования в свою резиденцию.
  
  – Резиденцию? – вот теперь Стронофф действительно напрягся. – Но вы же вроде бы оказались в наших землях из-за какой-то ошибки в заклинании и точно не знаете, где ваш дом?
  
  – Не совсем. Я не знаю, где находятся мои прошлые координаты относительно нового места, но моя резиденция также перенеслась вместе со мной. Я не знаю, как это принято у вас, но у нас успешные маги часто строят себе поместье где-нибудь в глуши. Обычно это башня или замок, иногда подземный лабиринт — некоторые эксперименты требует неизменных условий окружающего мира, и подземелья для этого подходят лучше всего.
  
  – О… ясно… – воин потёр подбородок, и тут я заметил на его руке кольцо. Обычное, ничем не примечательное серебряное колечко с изумрудом… сработавшее как запоздалый спусковой крючок для памяти. Я вспомнил, что это за кольцо.
  
  Чёрт… Я обязан обладать этим сокровищем, даже если для этого мне придётся прибить Газефа, весь его отряд и деревеньку до кучи…
  
  Мысль о массовом убийстве не вызвала никакого отклика и даже малейшего неприятия. Только осознание, что так быть не должно, слегка меня отрезвило.
  
  Надо лучше себя контролировать и обдумывать решения дважды, а то что-то быстро я бездушным монстром становлюсь, причём не на словах, а на деле… Впрочем, необходимости получить кольцо это не меняет. Но попробуем для начала просто купить его, благо кредит доверия перед воином у меня должен быть немалым. Оставался лишь вопрос, честно это сделать или как в своё время колонизаторы покупали землю у индейцев? Ну, в крайнем случае, сотру ему память и попробую ещё раз.
  
  Мысль о возможности править мозги разумного лишь для того, чтобы сохранить выгодный мне приятный образ… показалась вполне разумной и рациональной.
  
  Нет, от тела нежити тоже нужно избавляться, и даже не ради возможности получения плотских удовольствий, сколько просто из опасения, что я любопытства ради решу препарировать этот мир. Это Момонга просто играл в Тёмного Властелина, хотя даже так дошёл едва ли не до абсурда уровня «моя злодей потому что злодей», по ходу дела творя такую мерзотную дичь, от осознания которой в нормальном состоянии порядочного японского гражданина наверняка бы спятил. Но это он, а вот я реально чисто из инженерного любопытства могу попробовать разобрать этот мир на составляющие… бррр. Так, ладно, сначала кольцо, потом посмотрим.
  
  Пока я размышлял, люди королевства Ре-Эстиз уже доскакали. На меня они смотрели с почтением и священным трепетом, но, хвала дисциплине, падать ниц не спешили. Капитан тоже не стал давать своим подчинённым возможность к моральному разложению и применил надёжнейший способ спасения личного состава — нарезал задачи и разогнал работать. Кто-то пошёл вязать бессознательных заклинателей, кто-то отправился в патруль по дороге, кто-то был направлен в деревню, кого-то отрядили в лес на поиски возможных беглецов. Словом, через пару минут мы опять оказались хоть и окружены активно что-то делающими людьми, но при этом как бы и одни.
  
  – Хммм… – так, для начала сцапаем ручку Шалти. Ручка Шалти всегда должна быть в захвате во время важных переговоров! Вот, отлично, теперь все в безопасности. Так… мисс Истинный Вампир, не делайте такое довольное лицо! И пожирать меня влюблённым взглядом тоже не надо! И прижиматься, и… Ветерок прошёлся по черепу, и всё стало пофиг… К чёрту… – Капитан Стронофф, а что за кольцо находится у вас на пальце? – обратился я к воину, благо и момент для смены темы был самым что ни на есть подходящим.
  
  – Эй, мы же перешли на ты? – по-доброму усмехнулся воин, и мне пришлось давить первый порыв к свободному изложению мысли у Стража первых этажей. – А это? – Газеф перевёл взгляд на перстень. – Мне его передал один… друг, уже давно, – рыцарь прикрыл глаза и улыбнулся. – А что такое?
  
  – Оно ведь магическое?
  
  – Верно, – с небольшим удивлением признал Стронофф. – Оно позволяет носителю преодолеть свой предел. Очень полезная вещь для тех, кто хочет стать сильным воином.
  
  – Могу я взглянуть? – самый ответственный момент.
  
  – Да, пожалуйста, – не зажимаясь и без всякого видимого волнения, воин стянул с пальца украшение и протянул его мне.
  
  «Великая Идентификация Предмета»… Хм… Так вот ты какое, ощущение, когда видишь, как кто-то забивает гвозди микроскопом. Кольцо действительно позволяло преодолеть предел. Предел максимально доступного уровня. Правда, я не совсем понял, на сколько — заклинание Иггдрасиля выдавало странный набор информации. Вроде бы и даёт описание свойств, но без точных числовых значений, что для артефактов, ранее опробованных мной в Назарике, было не характерно. Или описывает, что предмет магический, но объём вложенной магической энергии не указывает, что тоже нонсенс. В общем, вещица и правда была создана по иным лекалам, не имеющим отношения к наследию прошлых игроков, посетивших этот мир.
  
  – Очень занимательная вещь. Оно действительно даёт возможность преодолеть естественный предел. Для обычного воина это будет сила мышц, скорость реакции, общая выносливость, но всё это крохи от его истинного потенциала. Как бы сказать, – я прокатил ободок между пальцами. – Истинный потенциал этой вещи раскрывается лишь в руках того, кто… скажем так, добился весомых успехов в чародействе. Многие маги, упёршиеся в свой потолок, не задумываясь отдадут правую руку за этот артефакт.
  
  – И вы, господин Зеллос? – вновь перешёл на официальный тон воин, рассматривая меня, чуть наклонив в бок голову.
  
  – Я бы предпочёл отдать что-то менее нужное мне и более полезное вам, Газеф, – прямо смотрю ему в глаза, хотя в маске это всё равно мало что значит.
  
  – Не нужно, – воин открыто и свободно улыбнулся, – вы спасли эту деревню, не попросив ничего взамен, спасли мой отряд, вновь не потребовав награды. А я уже обещал, что помогу вам, чем смогу. И если это кольцо поможет вам спасти ещё кого-то, то пусть оно будет у вас.
  
  – Что же, я не буду отказываться, – сжимаю в кулаке украшение, – но это не значит, что я оставлю вас без ответного подарка, – пусть это глупо и нерационально, но… можно сказать, что я укрепляю свой образ в глазах перспективного кадра и делаю инвестиции в будущее. Сейчас он где-то в районе двадцать пятого-тридцатого уровня, к старости, возможно, выйдет на сороковой-сорок пятый. А Умертвите или Старший Вампир из него и вовсе будет уже восьмидесятого уровня. И вообще, каждый Тёмный Властелин должен выдать своему будущему назгулу колечко. Традиции-с.
  
  Лезу в инвентарь и достаю «Эпическое кольцо драконьей крови» — неплохой артефакт, дающий по +20 ко всем основным статам, таким как сила, выносливость, ловкость, а также бонус к стихийно-магическим сопротивлениям. По меркам Назарика — почти мусор, тут — запредельная круть.
  
  – Возьми, – протягиваю подарок. – Это кольцо увеличивает все физические характеристики до уровня, когда простой человек может помериться силой с великаном. Ещё оно даёт небольшую защиту от магических и стихийных повреждений. От Электросферы третьего круга полностью не спасёт, но превратиться в обугленный труп не даст и даже позволит неплохо бегать. Защита постоянная и не ослабевает, просто урон от каждого заклинания будет уменьшен на определённое значение. Положительным магическим эффектам оно не мешает.
  
  – Звучит фантастически, но после того, что я видел сегодня… – отказываться воин не стал и нацепил колечко на палец.
  
  Зато его глаза, когда он вдруг почувствовал прилив «невероятной мощи» и, чисто проверки для, пробил вековой дуб… Насквозь. Голой рукой… Это было забавно. До тех пор, пока знакомый ветерок в черепе не вернул меня к состоянию рациональной машины. Вот только продлилось оно недолго, потому как я не учёл одного ма-а-а-аленького нюанса.
  
  – Зеллос-ото-сан обменялся кольцами с другим мужчиной… – на Шалти было страшно смотреть, она была в натуральной панике и культурном шоке. – Неужели… Неужели… Вот она… Та самая запретная мужская дружба… Зеллос-ото-сан! Это правда? Вы… Вы… Я никогда не думала!!!
  
  *Клац!* – ч-чёрт подери… вот как, как вообще всю эту ситуацию можно было рассматривать в подобном ключе?!
  
  – Ых! – Газеф был со мной солидарен.
  
  – Шалти… – если бы мог, я бы простонал, но… – что за книги давал тебе Пэроронтино? – грёбаный япошка, есть ли та бездна извращений, которой ты не касался?!
  
  – Я… я так мечтала, что когда-нибудь… господин Зеллос п-предложит кольцо мне-е-е… – не слушая меня, со стеклянным взглядом продолжала впадать в тихую истерику вампиресса. В голове ещё мелькнула мысль, что «как же вовремя я упомянул, что мы не кровные родственники — инцест во многих культурах сильно не одобряется».
  
  – О, Великие Силы… – абсурд ситуации настолько подавлял, что я закрыл лицо руками. Вот как вот её утешать, одновременно держа легенду и превращаясь в глазах Газефа в такого же больного, как создатель этой пигалицы?!
  
  – Мне кажется, вам сейчас лучше не мешать, – тактично кашлянув в кулак, предложил Стронофф.
  
  – Да… Это будет очень к месту, – согласился я, испытав к капитану истинную благодарность.
  
  – Тогда я займусь пленными, – кивнул мужчина и, наградив меня сочувственным взглядом, отправился к своим людям.
  
  – Так, Шалти, – наклоняюсь к лоле, слегка встряхивая её за плечи, – вернись в реальность, пожалуйста.
  
  – Господин, я правда не знала! – моргнув от тряски, пустилась в оправдания девочка.
  
  – Молчать! – я уже почти рычал. – Я — мужчина, поняла?! Мне нравятся женщины! Не мужчины, не что-то среднее, не третий пол, не бесполые, а только женщины. Без вариантов! Никаких других трактовок! Моргни, если осознала!
  
  – Зеллос-ото-са-а-ан, – морг-морг-морг… Мало же ей надо для счастья, – а значит ли это, что вам нравится и ваша верная Шалти? – ну вот опять…
  
  – Да, но только когда ты себя контролируешь. Твои припадки кровавого безумия мне не нравятся. Но сегодня ты молодец. Я горжусь тобой. А теперь подари мне свою очаровательную улыбку и продолжай играть мою дочь.
  
  – О да, мой любимый ото-сама-а-а… – промурлыкала ушедшая в нирвану вампиресса. Не уверен, что она услышала всю фразу, но… сойдёт.
  
  
Глава 3
  
  Чуть позже. Деревня Карн.
  – Что планируешь делать дальше? – Газеф Стронофф стоял рядом со мной на краю площади и смотрел, как Шалти о чём-то болтает с сёстрами Эммотт.
  
  Я тоже не отрывал глаз от этой картины. Отпускать вампирессу было страшновато, но она клятвенно заверила, что будет хорошей девочкой и не станет никого убивать без команды, даже если те начнут прямо оскорблять меня и Назарик. Добиться последнего обещания было особенно сложно, но давление авторитетом творит чудеса. Моя бы воля — уже бы отправил её в Назарик, но крестьяне устроили праздник по случаю спасения деревни, а так как мне требовалось уладить тут ещё несколько дел, приходилось играть роль до конца. Тут-то Шалти и пришлось отдуваться за двоих, так как нормальная милая девочка не может просто так взять и проигнорировать праздник, пусть он даже сельская самодеятельность. Ребёнок обязан быть непоседливым и любопытным, точка. Довольной от такого поворота событий Страж первых этажей отнюдь не была, но пока справлялась, да и компанию я ей подобрал с умыслом. Тут, в кои-то веки, извращённость её создателя сработала мне на руку — среди многочисленных фетишей вампирши была и нежная любовь к «юри», так что с ходу убивать симпатичную девушку, каковой была старшенькая Эммотт, она точно не станет.
  
  – Займусь изучением того, что получил от Писания Солнечного Света. После осмотра их вещей я всё же обнаружил кое-какие явные отличия в наших школах магии и хотел бы их исследовать.
  
  – И что там было? – с любопытством повернулся ко мне воин.
  
  – Ваши зелья исцеления. Они синего цвета — а у меня дома все лечебные зелья красные. Ещё мне в юности доводилось читать про составы зелёного цвета, но то были записи про очень устаревшие рецепты чуть ли не прошлой эпохи. Не уверен, что даже смогу найти их описание в своей библиотеке, – немного разнообразил я лор Иггдрасиля личными воспоминаниями про его древнего предка Невервинтер.
  
  – Значит, ты пока не отправишься в Э-Рантэл?
  
  – Не вижу смысла. Лучше добыть максимум информации из тех двух дюжин чародеев, которых я заберу, чем тратить время на уговоры городских магов поделиться теми же самыми знаниями. К тому же, видя вашу реакцию на мой уровень навыков, боюсь, будет проблематично добиться нормальной рабочей обстановки от моих местных коллег.
  
  – Не любишь быть в центре внимания? – усмехнулся уголками губ Стронофф.
  
  – Если бы я любил внимание — устроился бы где-нибудь при дворе, а не селился в глуши. Власть и слава приятны, но я больше люблю магию и тихий шелест пожелтевших страниц интересной книги… Быть может, это голос старости, кто знает?
  
  – Похоже, предлагать тебе ехать в столицу бесполезно, – не выказывая особой грусти от данного факта, констатировал Газеф.
  
  – Может быть, позже. Столица — это интриги и очень много переплетённых интересов, а я не хочу ни влезать в это болото, ни чувствовать себя слепым котёнком, которым каждый второй сможет крутить как захочет.
  
  – Хотел бы я тебя обнадёжить, – капитан поднял взгляд к небу, где уже давно горели далёкие звёзды, – но, к сожалению, ты прав. Королевство сейчас переживает не лучшие дни, и даже король вряд ли сможет оградить такого человека от пристального интереса дворян.
  
  – Хм… Поскольку я об этом всё равно наверняка узнаю, не мог бы ты…
  
  – Сейчас всё королевство Ре-Эстиз разделено на «Королевскую фракцию» во главе с королём и «Дворянскую фракцию» во главе с маркизом Боуллопом, – с полуслова понял, о чём я хочу его попросить, Стронофф. – Дворяне рассматривают простолюдинов как простых пешек в своих играх за власть, глубоко погрязли в коррупции и противятся всем попыткам короля провести реформы. Прямо скажем, ситуация очень близка к гражданской войне, и если бы не ежегодные столкновения с Империей Багарут, кто-нибудь из высшей знати давно бы поднял восстание с целью свержения Его Величества, – Стронофф посмотрел прямо на меня, без намёка на улыбку. – Королю удаётся удерживать шаткое равновесие, но с каждым годом мы всё больше отстаём от Империи, где Кровавый Император получил абсолютную власть и создаёт единую армию, которая не опирается на дворянские отряды.
  
  Да уж… Пусть воин и старался держаться вне политики, как я понял из его ответов, точнее, того, как именно он отвечал, но обстановку знал неплохо. Как и понимал тот факт, что даже прямой запрет трепаться о событиях у Карне не сильно замедлит распространение слухов о некоем могущественном маге, что в одиночку уничтожил элитный отряд Теократии. Полсотни прямых свидетелей, да пленные, которых он повезёт в столицу, да целая деревня крестьян — кто-нибудь да сболтнёт лишнего, вопрос лишь в том, «сразу» или «через пять минут», но и только.
  
  – Значит, мне стоит ждать гонцов от двух фракций… – делаю вид, что задумался. – Ты, как я понимаю, поддерживаешь короля?
  
  – Да. Я телохранитель короля и клялся ему в верности.
  
  – И тебя решили устранить силами Теократии. При этом "сопутствующие потери" в виде пары-другой деревень организаторов не смутили... Ещё и прямых доказательств, конечно же, не будет.
  
  Собственно, их уже не было. Все пленные, допрошенные Строноффом, едва мы вернулись в Карн, не могли подтвердить ничего, кроме поступления приказа от кардиналов. Да и тот приказ слышал только Нигун Грид Луин — командир отряда, то есть даже Слейновская Теократия легко отмажется от всяких обвинений, заявив, что это навет и лидер Писания Солнечного Света действовал самовольно. О том, что незамеченными миновать приграничный город-крепость Э-Рантэл им помогли со стороны Королевства, диверсанты тоже только подозревали, не имея никакой конкретной информации и не зная никаких конкретных имён. В общем, по возвращении в столицу Газеф заработает фанфары и поздравления, но абсолютно ничего не сможет изменить, разве что организаторам этой наглой подставы станет сложнее её повторить, но и это не гарантированно.
  
  – Увы, – воин пожал плечами, – мы имеем то, что имеем.
  
  – Что же, я запомню. И учту, – значит, королевство ослаблено… это открывает определённые перспективы, в таком ключе получить тем или иным способом свой клочок земли будет нетрудно. Вернее, легализовать его, получить-то нетрудно и так. Остаётся вопрос — нужно ли мне это?
  
  – Спасибо, – видимо, Газеф принял мои слова за неодобрение действий дворянства. Ну, каждый имеет право на заблуждение. Лично я ничего запредельного в желании сожрать ослабшего короля и наплевательском отношении к жертвам просто не видел. Не после знакомства с коллективом Назарика, мыслей о геноциде и низших существах. – Как ты смотришь на то, чтобы немного выпить? – уже более жизнерадостно предложил мой собеседник. – Я слышал, здесь делают неплохое домашнее вино.
  
  – Это когда?
  
  – Да только что, от своего лейтенанта, – хмыкнул Стронофф.
  
  – Звучит соблазнительно, но вынужден отказаться, – эххх, может, поэтому все личи такие злые? Ни выпить, ни закусить, ни с девицей пообжиматься. Тут реально начнёшь задумываться об уничтожении всего живого. Ибо нефиг и вообще завидно.
  
  – Опасаетесь оставлять без присмотра дочь? – озвучил первую пришедшую в голову гипотезу воин.
  
  – Нет, – я покачал головой. Хех, а почему бы и нет? – У меня была знакомая волшебница по прозвищу Дажедра... С тех пор я не пью. Пьяный заклинатель — это хуже любого стихийного бедствия, можешь мне поверить.
  
  – Дажедра? – неподдельно заинтересовался Газеф.
  
  – «Даже Дракон перешагнёт через неё с опаской». Также известна как «Враг Всего Живого» и «Плоскогрудый Ужас». Подозреваю, что второе прозвище у неё появилось сразу после того, как кто-то назвал её третье… ну и алкоголь там тоже был замешан, – кстати, тут себе эти титулы может забрать Шалти. Вот только говорить эй об этом я не буду — нельзя обижать маленьких кавайных девочек. Особенно если они — кровавые психопатки, что могут в одиночку вырезать континент.
  
  – Кхе… кха, – Газеф старательно пытался не рассмеяться, – да, это аргумент.
  
  – Так что простите, но этот серьёзный бой, что, возможно, оставит после себя множество неподвижных тел, благоухающих почище большинства зомби, вам придётся принять без меня. Но вы можете пропустить за меня пару кружек.
  
  – Непременно, – кивнул Стронофф и, попрощавшись, удалился. Эх… сразу стало так грустно и одиноко. И прибить кого-нибудь хочется…
  
  «Сообщение»: – Альбедо, слышишь меня?
  
  – Момонга-сама, вам нужна помощь? Я немедленно готова выступить! – без малейшей паузы пришёл возбуждённый ответ.
  
  – Всё в порядке, я уже закончил, можешь отменить тревогу.
  
  – Я и секунды не сомневалась, что вы размажете этих жалких насекомых! – обрадовались на том конце.
  
  – Я как раз по этому поводу. Подготовьте пару десятков камер для содержания пленных. Утром я доставлю их в Назарик, к этому времени всё должно быть готово.
  
  – Будет исполнено! – промурлыкала Альбедо. – Возможно, вы желаете, чтобы я подготовила что-нибудь ещё? – в голосе послышались томные нотки. – Вашу спальню для отдыха после дороги? Может быть, ванну? Или вы желаете расслабляющий массаж?
  
  – Не стоит… – как бы потактичней свернуть разговор? О! Знаю! – Но спасибо за заботу, Альбедо. Ты самая лучшая. А теперь прости, мне нужно уладить ещё несколько дел... – отключаю связь.
  
  Так, теперь о смертоубийстве… В смысле, при переходе через дорогу маленьких детей нужно держать за ручку. Не то чтобы я сомневался в мирных намерениях кровососущего монстра, окружённого «бурдюками с кровью», но всё уж как-то слишком гладко идёт. Не к добру это благолепие… А ведь мне ещё решать, что делать с той девушкой-крестьянкой Энри, которая, покрывшись очень милым румянцем, как раз сейчас занимает мою «дочурку».
  
  Девушка, сама по себе, была довольно симпатичной, хотя никакого сравнения с Альбедо не выдерживала. Да и большая часть горничных Назарика, на мой персональный вкус, обходили её по всем статьям. Но не в этом суть. В манге она была этаким персонажем второго плана, который разбавлял собой общий градус напыщенной дичи, которая творилась вокруг Момонги, под общим лозунгом: «По обрывкам фраз выдумаем за обожаемого начальника его мечты и воплотим их так, что он не успеет и крякнуть!» Тем не менее, насколько я слышал, её полная история в ренобэ была весьма примечательна. Она, безвылазно сидя в деревне и командуя мелким отрядом призванных гоблинов, за пару месяцев смогла взять три новых класса из области военачальника. Если не ошибаюсь, там были «Сержант», «Командир» и «Генерал», причём «Генерала» качнула аж до второго уровня. Простая крестьянка. Даже не дочь старосты. Но и этого мало, она умудрилась каким-то образом захомутать кучу монстров из леса, начиная от местных диких гоблинов, ни разу не связанных с артефактом призыва, и заканчивая несколькими ограми, которые вообще людей только за еду держат, а тут признали вождём худосочную девчонку буквально с одного окрика. Казалось бы, дальше уже некуда, но стоило её хорошенько припереть к стенке, как девочка ещё и активировала скрытый эффект артефакта призыва, о котором не знал даже Момонга, и создала вместо двух дюжин средних гоблинов аж пятитысячную армию архиэлитных для этой расы юнитов. Как задумаешься над всем этим — воображение рисует этакую смесь Альбедо и Шалти, помноженную на практичность Демиургуса и безукоризненное самообладание Себаса, но… Нет. Реальность была страшнее. Энри представляла из себя просто милую улыбчивую девушку с отзывчивым характером и без малейших способностей к притворству. Как говорится: занавес.
  
  И вот что мне с ней такой оригинальной делать, было решительно непонятно ещё на этапе планирования выхода из Назарика на разведку, пусть я тогда ещё не был до конца уверен, что этот мир — тот самый. С одной стороны, её способности на фоне сил Стражей этажей и даже Плеяд совершенно не котировались. Но с другой, вот так взять и пройти мимо подобного феномена, вообще ничего не делая… Даже от одной мысли об этом чувствую себя идиотом.
  
  – Шалти, как ты тут? – подкравшись со спины к «дочке», отрываю её от разговора с причиной своих сомнений.
  
  – Господин Зеллос-ото-сан! – Кровавая Валькирия прервала разговор и радушно мне улыбнулась.
  
  – Я помешал? Прости, если так...
  
  – Что вы? Вы не можете помешать! Мы с Энри просто… обсуждали женские вопросы, верно, Энри?
  
  – Д-да! – аж подскочила бедная крестьянка. – Н-не извольте беспокоиться, Зеллос-сама!
  
  – Вот как? – я повернул голову чуть набок. – Надеюсь, моя дочь не смутила вас, сударыня? Всё же традиции наших стран могут сильно отличаться, – хрен его знает, что там могла выдать это сборище фетишей ходячее. Расскажет потом эта девочка — и хана репутации. Не то чтобы меня сильно заботила моя репутация в глазах низших существ, да ещё и проживающих на краю слабого и никчёмного королевства… Так, контролируй свои мысли, товарищ архилич, контролируй!
  
  – Нет-нет, мы говорили о л-любви! – Энри опустила глаза к земле, и её лицо стало активно наливаться краской, а я начал подозревать что-то нехорошее. «Любовь» в устах Шалти может принимать весьма… специфические оттенки.
  
  – О любви?
  
  – Д-да, как понять, любишь ли ты человека или нет… и что с этим делать.
  
  – О? И как же ответить на один из сложнейших вопросов бытия? – фух, ложная тревога. Боевая готик-лоли оказалась и вправду хорошей девочкой, нужно будет её потом наградить.
  
  – Представить, – тихонько отозвалась вампиресса, пряча улыбку и скромно опуская глазки, – просто представить, что этот человек исчез. Вот он есть — и вот его нет. И больше никогда не будет. Или что ему плохо и больно. И посмотреть, как от этого изменится твоя жизнь. Если ты не испытаешь ничего, значит, и никакой любви нет. Но если твой мир разлетится тысячей осколков. Если от боли будет сводить сердце… Ох… Простите, Зеллос-ото-сан, – мелкая прильнула всем телом, – наверное, та половинка бокала домашнего вина всё же была лишней и я говорю всякие глупости, – почему-то мне показалось, что за этой игривостью она пытается спрятать нечто иное… Ах да, все обитатели Назарика имеют пунктик на то, что их оставили все создатели, кроме Момонги. Альбедо так и вообще втайне мечтает убить всех игроков из гильдии, если те всё-таки найдутся в этом мире, и это желание распространяется даже на её собственного создателя.
  
  – Хороший ответ, Шалти… – я мягко коснулся её волос.
  
  Интересно, это тоже вложил в неё Пэроронтино? Слишком умно и логично для этого озабоченного фаната эроге. Он, по воспоминаниям Момонги, обычный великовозрастный дятел, без особого опыта жизни за пределами игры. Хотя... мог вычитать в сети или как раз в одной из своих хентай-игр, там ведь тоже сюжеты вокруг любви строятся, и геймплей между постельными сценами надо чем-то насыщать. Впрочем, сейчас это не важно.
  
  – Энри и… – я попытался вспомнить имя маленькой рыжеволосой девочки, которая несколькими часами ранее подарила Шалти цветочек, а теперь непоседливо крутила головой, стоя возле сестры, «подслушивая разговоры взрослых», пока её не прогоняют.
  
  – Ниму! – ничуть не стесняясь, выпалил этот клопик.
  
  – Да, верно… – и я невольно задумался… Термин «клопик» в моих мыслях, это было уменьшительно-ласкательное из опыта прошлой жизни или производное от насекомого — низшего существа? – Итак, Энри, насчёт твоего прошлого предложения.
  
  – Простите, господин Зеллос, – замялась крестьянка. – Я понимаю, что это было грубо с моей стороны и теперь, наверное, совсем не нужно… – смущённый тон девушки заставил Шалти зашевелиться, и я опустил руку с её головы на плечи, немного надавив — прижимая к себе, чтобы не встревала.
  
  – Отчего же? Мне было бы интересно пообщаться с местным алхимиком, особенно если он хороший специалист своего дела, так что я по-прежнему благодарен за письмо и совет. Однако за добро следует платить добром, так что… – залезаю свободной рукой в инвентарь, мысленно концентрируясь на том, что хочу оттуда достать. Выглядело это, кстати, как просовывание руки в маленький фиолетовый портальчик, – возьми это, – протягиваю ей два «Рога генерала гоблинов». Можно было вручить и что-то другое, но зачем изобретать велосипед? К тому же неизвестно, сколько в раскрытии её потенциала заслуги именно этих артефактов, ибо где один скрытый эффект, там может быть и другой. – Эти вещи могут вызвать отряд гоблинов, который будет тебя защищать. Судя по тому, что я вижу в вашем королевстве, лишней для деревни такая помощь не будет.
  
  – Я… Я не могу это принять! Это слишком дорогой подарок! – даже побледнела девушка.
  
  – Отказываться от того, что даёт господи-м-м-м!.. – начало возмущения Шалти было в прямом смысле задавлено моей дланью.
  
  – Я не приму возражений, – получилось чуть резче, чем хотелось — бороться одной рукой с пыхтящей в то, что мне заменяет живот, истинной вампиршей — довольно напряжённо, знаете ли.
  
  – Б-благодарю… – пролепетала крестьянка, робко принимая артефакты.
  
  – Только я попрошу не отдавать их никому. Если решишь использовать, то делай это сама.
  
  – К-как прикажете, господин Зеллос! – Энри резко согнулась в поклоне, мазнув своей золотистой косой по земле.
  
  – Ну-ну, не стоит быть такой официальной. На самом деле, я бы просил тебя написать своему другу ещё раз, всё же будет лучше, если о том, что тут произошло, он узнает от тебя, а не из слухов. Но, пожалуй, уже поздно и это подождёт до завтра, тем более детям пора ложиться спать, – я повернул лицо к Ниму, давая девушке толстый намёк. Та проследила за моим взглядом, посмотрела на Шалти и активно закивала, прижимая к груди подарки.
  
  
***
  
  – Надеюсь, ты сыта? – уже находясь в выделенной нам комнате, присаживаюсь на кровать.
  
  – Вам не стоит беспокоиться об этом, Влады…
  
  – Отец, – перебиваю вампиршу. – Я сейчас твой отец, Шалти, не забывай об этом, прошу тебя.
  
  – Эх, это так возбуждает… – она подалась ближе, закусив нижнюю губу, – я… – замерла. – Я прошу прощения, – макушка девушки со свистом рассекла воздух, замерев в глубоком поклоне, а голос из грудного стал испуганно-виноватым. – Я не хотела затрагивать эту неудобную тему. Это больше не повторится, Зеллос-ото-сан.
  
  – Оставим это.
  
  – Прошу, не будьте снисходительны к вашей верной слуге, накажите её без всякой пощады! – горячо бросилась возражать Бладфоллен, по-прежнему стоя передо мной и имея идеальный угол наклона корпуса в девяносто градусов.
  
  – … Я не могу понять, ты действительно раскаиваешься или это один тех фетишей, что вложил в тебя Пэроронтино? – каюсь, не удержался. Несмотря на всю её искренность, я уже чисто физически в каждой непонятной ситуации начинал ощущать подвох.
  
  – Что вы имеете в виду, Зеллос-сама? – на меня подняла глазки сама невинность.
  
  – Мазохизм, – зачем я ей отвечаю? – Ты же любишь всякие штуки, вроде плёток и… хвостиков, – как назло вспомнился, хвала богам, так и не использованный аксессуар из комплекта кошачьих ушек и школьной формы.
  
  – О да-а-а, – я говорил о невинности? Забудьте! Теперь передо мной пускала слюни воплощённая пошлость, словившая лошадиную дозу грязных фантазий. – Всё, что пожелает мой обожаемый ото-сан… – и только я подумал, что она сейчас действительно начнёт капать слюной, уже не фигурально, а вполне материально выражаясь, как девушка встряхнулась и вновь опустила голову. – Но я на самом деле раскаиваюсь за свои неподобающие слова. Пусть моё недостойное тело жаждет ваших ласк, и обуздать эти чувства выше моих сил, но ни одной осознанной мыслью я не посмею желать доставить вам неудобство, а тем паче расстроить вас словом или делом. Это не умаляет тяжести моей вины, но клянусь вам, все мои проступки только от постыдного невежества, а не со злого умысла.
  
  – Хорошо, я тебе верю, – а что тут ещё остаётся сказать? – Но вернёмся к первому вопросу: ты сыта?
  
  – Да, – передо мной вновь предстала благовоспитанная девочка-паинька со сложенными перед собой ручками. – Истинные вампиры способны не есть несколько месяцев, поэтому вам не стоит обременять себя переживания по такому незначительному вопросу.
  
  – Кхм… – действительно, что-то я протупил, а ведь в унаследованной памяти этот момент есть.
  
  – Зеллос-сама, могу я задать вам вопрос?
  
  – Да.
  
  – Зачем вы возитесь со всеми этими людьми? Даже дали двоим ценные магические предметы и собираетесь отдать большую часть пленных. Я понимаю, что вы используете их для получения информации об этом мире, но не проще ли было забрать то кольцо просто так, если оно такое ценное? Этот человек, которому вы выказали столько милости, похоже, и не помышлял о возражении. А уж эти девочки…
  
  – Тебе они не нравятся?
  
  – Они милы… – Шалти порозовела, кокетливо отведя взгляд. – Такой сладкий десерт… – поёрзала бёдрами друг о друга. – Но… Но ведь они просто слабые люди и ничем не заслужили такой милости! – опомнившись, продолжила она. – Я просто не понимаю ваших замыслов и чувствую, что случайно могу что-то испортить, – замолчала и вновь порозовела, пряча глазки. – Вы так крепко держали меня за руку всё это время…
  
  – Скажи, Шалти, что бы случилось, если бы я уничтожил всех этих людей или забрал в Назарик?
  
  – Ну… – вампиресса озадаченно поднесла указательный палец к губам. – Думаю… Ничего не приходит в голову, – трагично опустив плечи, повинилась девушка.
  
  – Через некоторое время пропажу бы заметили и отправили разведку, чтобы выяснить их судьбу. И даже если бы мы ликвидировали и эту разведку, и следующую, и несколько потом, рано или поздно о нас бы узнали, но уже не стали бы говорить, а начали пытаться уничтожить. Учитывая ту разницу в силах, которую я сегодня наблюдал, в какой-то момент на нас бы пошли войной все соседние державы, а война — слишком хлопотное дело. Да и какое удовольствие в победе над теми, кто настолько слабее тебя? От убийства комара и то больше удовольствия — он хотя бы раздражает своим писком, а что могут сделать эти крестьяне? Марать руки, убивая их, просто унизительно для кого-то нашего уровня. В общем, я бы получил кучу бездарно потерянного времени и никакого удовольствия, – надеюсь, такие мотивы дойдут до Стражей, и я не увижу повторения каноничного цирка с «Завоеваем всё живое ради Владыки!!! Абыр-Абыр-валг!»
  
  – Вы так прозорливы, Зеллос-ото-сан! – с полным восторгом воззрилась на меня вампиресса, в очередной раз напомнив, что эти кровавые маньяки принимали за Откровение любую дичь, которую глаголил и творил их обожаемый Момонга. Не самое приятное чувство...
  
  – Это всего лишь самый первый слой, – качаю головой. Вот же… С такими «критически настроенными» слушателями где гарантия, что я сам говорю нечто умное, а не порю лютую чушь? Срочно нужно найти кого-то адекватного в советники. Кого-то, кто не будет впадать в религиозный экстаз от любой моей фразы. – Нам нужна информация, в том числе и по магии, которая создала это кольцо, – демонстрирую подарок Газефа. – В Иггдрасиле не было ничего подобного, эта вещь буквально бесценна, и если местные могут создавать такое, то я обязан знать «как?», но искать знания самому… Пусть я бессмертен, но тратить столетия на то, что можно получить за месяц, просто проявив немного лояльности к местным жителям, минимум глупо. Скоро этот отряд вернётся в столицу, они расскажут обо всём королю, и люди этого мира сами начнут искать моей дружбы, а начав это, они понесут ко мне и всё, что мне будет интересно. Знания, артефакты, ресурсы… Запомни, Шалти, быть благородным и великодушным с низшими существами выгодно. Всегда есть разные пути достижения цели, можно самому судорожно искать прокорм для живого населения Назарика и каждый раз переживать, где и как найти ещё, когда прошлая партия кончилась, а можно показать себя добрым соседом и получать всё без малейших усилий, просто время от времени оказывая мелкие услуги, которые тебе ничего не стоят, а для соседа оправдывают затраты любых ресурсов. Ну и последнее: никогда не стоит забывать об осторожности. Самоуверенность погубила много великих существ, и пока мы не узнаем всё об этом мире, лучше не забывать об этикете. Осмотрительность в выборе слов и действий ещё никому не вредила.
  
  – Зеллос-сама… – что я там говорил про религиозный экстаз? Примите и распишитесь. – Вы воистину великолепны! Вы всё продумали в таких мелочах! Как и ожидалось от величайшего из Высших существ!
  
  – Надеюсь, ты донесёшь эти мысли до остальных Стражей. А теперь давай спать — мне нужно кое-что обдумать…
  
  
***
  
  Солдаты Ре-Эстиза споро собирались в дорогу, не выказывая никаких следов вчерашних возлияний. Пленных вязали в походную колонну, седлали лошадей и наполняли фляги из колодца, но все эти хлопоты проходили мимо меня. Суммарно в наших руках оказалось почти сто человек из Слейновской Теократии, всех рядовых солдат и офицеров забирал с собой Газеф, также он брал треть заклинателей, которые, по итогам допросов, оказались замешаны в некоторых ранних преступлениях против королевства. По-честному, таковыми в Писании Солнечного Света были почти все, но капитан королевской гвардии взял наиболее «отличившихся». Я не возражал. Повиснут они на виселице по решению королевского суда или станут материалом для экспериментов в Назарике — разницы для меня не было никакой. Второе было даже менее желательно уже потому, что к этому активно подзуживала сущность лича, а я твёрдо решил, по возможности, бороться с её проявлениями. Что же касается их знаний, то все они имели одинаковую подготовку, так что хоть десять, хоть шестьдесят скажут мне одно и то же, исключением тут был только командир, но он и так оставался у меня. В остальном мне было откровенно выгодно, чтобы Стронофф вернулся домой наиболее триумфально, и не столько с точки зрения помощи хорошему человеку, сколько для вразумления местных властителей.
  
  – Полагаю, на этом нам пора прощаться, – подхожу к заканчивающему облачаться в доспехи рыцарю. Хотя, он вроде бы говорил, что и не рыцарь вовсе, но по мне, ему и паладина присвоить не зазорно.
  
  – Точно. Был рад познакомиться с тобой, Зеллос, – капитан протянул руку.
  
  – Взаимно, Газеф, – я её пожал. – Думаю, это не последняя наша встреча.
  
  – Почту за честь, – улыбнулся краем губ мужчина. – Ты точно уверен, что тебе не нужна помощь в их конвоировании? – Стронофф кивнул на группу связанных чародеев, остававшихся в моей власти.
  
  – Да, я перемещу их заклинанием, а там уже справятся мои слуги.
  
  – Тогда желаю удачи, господин маг!
  
  – Да уж, она мне понадобится, – невольно кошусь в сторону Шалти, опять о чём-то секретничающей с бедной Энри. Судя по лицу последней, это теперь точно что-то пошлое. А ведь меня ещё Альбедо в Назарике ждёт… Тут без удачи никуда.
  
  В ответ на мою реплику и направление взгляда Газеф тактично промолчал, но вот его ухмылка стала шире.
  
  – Шалти, нам пора, – окликаю девочку. – Попрощайся со своими подругами и приступим, – перешёптывания пошли активнее, но буквально через полминуты вампиресса уже была рядом со мной. – Готова?
  
  – Конечно, Зеллос-ото-сан.
  
  – Ну тогда... пора домой, – наложить метки на "трофеи" и активировать телепортацию было секундным делом. Пленные по умолчанию отправились в тюремный блок, а вот мы с Кровавой Валькирией…
  
  – Господин Момонга-а-а-а! – полный радости вопль Альбедо сотряс стены моего кабинета. Не успел я задаться вопросом «неужели она караулила?», как был практически сбит с ног налетевшей демоницей. – Вы вернулись! – жёлто-зелёные глаза вцепившейся в меня девушки пылали опасным помешательством, а крылышки непрерывно совершали короткие махательные движения, словно хвост у кошки. – Я так за вас переживала! Эта мелкая, ненасытная развратница, что она делала с вами две ночи подряд?! Она к вам приставала?! Делала непристойные предложения?! Пользовалась вашей добротой, чтобы заставить помочь ей в снятии платья?! Может быть, она пыталась разделить с вами постель?! Я слышала, у этих грязных людишек принято спать всем вместе вповалку, прямо на полу их убогих лачуг, деля один грязный клочок ткани на всех! Скажите мне, умоляю вас, Момонга-сама! Это консервированное недоразумение докучало вам?! Только скажите — и я убью её немедленно! И, молю, не говорите, что вы поддались её подлым поползновениям! Я знаю, что это невозможно! Жалкие потуги этой мерзавки не смогут сломить волю первейшего и совершеннейшего из всех Высших Существ! Но прошу — расскажите всё вашей верной Альбедо! Если Шалти нанесла вам душевную травму своим мелким и недоразвитым телом, я готова всё исправить прямо сейчас! Только скажите! Умоляю! Я сделаю всё! Уверена — вам сейчас нужна поддержка настоящей женщины! Если хотите, мы даже можем позвать Плеяд! Всё, что только пожелает Величайший! Я готова приложить все силы, чтобы стереть из вашей памяти ту травму, что нанесла эта плоская пигалица!
  
  – МОЛЧА-А-АТЬ! – взорвалась рядом светошумовая граната имени оскорблённых лолей, вконец вышибая из меня дух после «пулемётной очереди в лицо». – Как ты смеешь так оскорблять Повелителя?! – Кровавая Валькирия вышла на тропу войны. – Больше ни одного слова, поняла! Ты сейчас же идёшь со мной! – маленькая милая девочка играючи оторвала от меня демоницу и со скоростью хорошего истребителя утащила ту за дверь, совершенно игнорируя тот факт, что до двери по этому кабинето-залу было метров тридцать.
  
  – Эм… – моя первая реакция после случившегося «дисконнекта» ушла в пустоту.
  
  – Поздравляю вас с успешным возвращением в Назарик, Момонга-сама, – до дрожи невозмутимо поприветствовал меня Себас, склоняясь в почтительном поклоне.
  
  – Да, я… – раздавшиеся из-за двери шум и вопли заставили меня оборвать фразу. – Что это было? – стараясь игнорировать женские крики, обращаюсь к дворецкому, для успокоения нервов поправляя мантию.
  
  – Госпожа Альбедо очень переживала за вашу миссию. Это началось сразу после того, как вы впервые вошли в дом старосты, – сдержанно пояснил Себас.
  
  – … Ясно, – чёрт. Зеркало же не способно смотреть сквозь стены без использования дополнительного свиткового заклинания. Две ночи, да? Бедная Альбедо…
  
  В этот момент звуки разборок прекратились, и на кабинет опустилась тревожная тишина...
  
  – ЧТО-О-О-О-О-О-О-О-О?! – которая продлилась недолго...
  
  – Я буду в библиотеке, – сообщаю дворецкому, перед тем как телепортироваться. И нет, это не страх — ветерок только что был в черепе, так что это определённо не он. Я просто мудрый лич, который ищет знаний. Да, так и запишем.
  
  Чуть позже, где-то рядом...
  – Мы… Я… Н-нет… Как же так?.. Момонга-сама… – по щекам Альбедо текли слёзы. – Я… Я никогда ни о чём таком не думала. Всё, о чём я мечтала — это чтобы вы были счастливы… Как… Как я могла быть так слепа?
  
  – Господин, он такой… такой… – захлюпали носиком рядом, вторым голосом. – Он терпел это, чтобы нас не обидеть, а мы…
  
  – Уа-а-а, Момонга-сама-а-а!!! – в голос разревелась демоница.
  
  – Не предавайтесь унынию раньше времени, леди Альбедо, – на плечо девушки легла тяжёлая рука, – и вы, леди Шалти.
  
  – С-Себас, – две зарёванные и сидящие почти в обнимку соперницы, по совместительству являющиеся сильнейшими Стражами Назарика, повернулись к невозмутимому дворецкому. – Как ты не понимаешь? – вытирая глаза уже мокрым платком, простонала Альбедо. – Господин Момонга так велик! Он предпочёл страдать и принимать на себя удары судьбы, дабы не доставить беспокойство нам, столь глупым и никчёмным, что не могли осознать простую истину!
  
  – И всё же, я прошу вас успокоится.
  
  – К-как тут можно быть спокойной?! – возмутилась вампиресса, отобрав платок у подруги и громко высморкавшись.
  
  – Дело в том, что господин однажды уже говорил со мной на эту тему, – произнёс Себас, невозмутимо достав собственный платок и протянув его Альбедо. – По словам Владыки Момонги, у этой проблемы есть решение, но он пока не считает возможным его использовать.
  
  – Что?..
  
  – Как?.. – на два голоса встрепенулись девушки.
  
  – Он объяснил мне, что давно нашёл способ переродиться в иное существо, перестав быть нежитью, но спросил, останусь ли я верен ему, если это произойдёт.
  
  – И?
  
  – Разумеется, я ответил, что наша верность полностью и безоговорочно принадлежит Владыке. И не имеет ни малейшего значения то, как он выглядит и кем станет. Однако…
  
  – Что?! Говори уже! – поторопила дворецкого вампиресса.
  
  – Я могу ошибаться, но мне показалось, что Владыка не поверил мне, – склонил голову драгоноид.
  
  – Но почему? Он — наш создатель, Он — единственный из Высших, кто остался с нами до конца. Сама мысль о том, что кто-то из нас восстанет против него… Невозможно! Никогда!
  
  – Я размышлял над этим, – кивнул мужчина, – и… вынужден был признать, что сомнения Владыки небеспочвенны.
  
  – Объяснись, – голосом, способным проморозить целый континент, потребовала… уже не Альбедо, сейчас перед лидером Плеяд предстала Верховная Надзирательница, Глава Стражей. Демон, что в могуществе своём лишь немногим уступает Высшим Существам.
  
  – Владыка сделал для нас неописуемо много, – стал с достоинством объяснять дворецкий. – Он дал нам всё. Смысл существования, цели, саму жизнь. Но что мы сделали для него?
  
  – Мы… мы… – Альбедо с ужасом поняла, что они для Владыки не сделали ничего. Всё, что у них было — всего лишь слова, не подкреплённые ни единым поступком. Так как Владыка может им доверять? Почему должен считать, что они будут служить его воле и дальше? А если в момент Перерождения или после него он будет уязвим? Люди жалки и слабы, Альбедо никогда не скрывала к ним своего презрения. Так как может Владыка доверять тому, кто бьёт слабых и ничем не доказал своей верности? Доверять в момент своей возможной слабости? Ужас вновь сжал свои когти на сердце девушки.
  
  – Как же так… – прошептала рядом Шалти. – Я не заслуживаю доверия Владыки…
  
  – Успокойтесь, леди Альбедо, и вы, леди Шалти, – вновь попросил дворецкий. – Я понимаю вас, сам совсем недавно прошёл через то же самое, но подумайте вот о чём. Владыка всё же не оставил нас, как другие. Он дал нам шанс. И наша задача — доказать, что он не ошибся. И тогда… тогда Владыка останется с нами. Возможно, даже в ещё более совершенной и величественной форме.
  
  – Да… да, ты прав, Себас! – демоница встряхнулась. Она докажет, что достойна доверия Владыки, что её верность принадлежит ему не на словах, а на деле! Плевать, сколько это займёт времени, она добьётся поставленной цели, даже если для этого придётся уничтожить весь этот мир!
  
  – Мне срочно нужно в библиотеку! – подскочила рядом вампиресса.
  
  – Нам! – повысила голос надзирательница. – В библиотеку нужно нам! Необходимо срочно узнать об этом Перерождении побольше... Нет! Себас, Шалти! Я передумала! Себас, собери Стражей, они должны знать. А дальше мы решим, как доказать Господину нашу верность и надёжность!
  
  – Как прикажете, леди Альбедо...
  
  
Глава 4
  
  Вечер следующего дня.
  – Если верить докладам Ауры об окружающей местности, никаких контактов с другими игроками Иггдрасиля не было. Она сейчас пытается увеличить зону наблюдения до великих лесов на западе от Назарика. Также наш пленный по имени Нигун, видимо, был командиром специального подразделения Писания Солнечного Света Слейновской Теократии, – Альбедо положила лист бумаги передо мной.
  
  – И всё? – сегодня она была особенно тихой и покладистой, ни словом, ни жестом не напоминая о вчерашней встрече и ведя себя столь безукоризненно идеально, что это невольно заставляло чувствовать подвох.
  
  – Да, Момонга-сама, – кротко улыбнувшись и скромно сложив ручки перед собой, поклонилась девушка.
  
  – Альбедо, это шутка? – пробежав содержимое листа взглядом, я не нашёл там ничего нового, помимо уже сказанного демоницей.
  
  – Что вы имеете в виду, господин? – с совершенно искренним непониманием хлопнула жёлтыми глазками красавица.
  
  – То, что он возглавлял одно из Шести Писаний Слейновской Теократии, мы с Шалти узнали ещё в деревне, – как маленькому ребёнку, принимаюсь объяснять девушке прописные истины. – Когда я велел допросить его, меня интересовало всё остальное, что он может поведать. Политические расклады внутри Теократии, состав и возможности других отрядов из Шести Писаний, сколько у них предметов из Иггдрасиля, подобных тому кристаллу, и есть ли что-то большее? Имена правителей их страны и что те из себя представляют как личности, их амбиции, цели, грязные тайны, политические и экономические отношения с другими странами региона и всё, что он знает про эти страны и уже их правителей. Этот Нигун просто в силу положения должен был знать море совершенно секретной и закрытой от общества информации, а вы за целые сутки вытянули из него только то, что нам и так известно?
  
  – Прошу прощения, Повелитель, – Альбедо как стояла, так и рухнула на колено, опуская голову почти до уровня пола. – Я не доглядела и допустила грубую ошибку. Я готова принять любое наказание Владыки и немедленно исправить ситуацию!
  
  – Альбедо… – перед глазами в красках встала сцена первой ночёвки в Карне, – чем закончился ваш вчерашний разговор с Шалти? – пальцы девушки, сжимающие край платья, дёрнулись.
  
  – Ещё раз прошу простить вашу недостойную слугу… – она осеклась. – Нет, я хочу сказать, моим постыдным заблуждениям не может быть прощения, но молю вас, Момонга-сама, позвольте мне служить вам и дальше. В любом качестве, какое будет вам угодно! Только не оставляйте нас! Дайте мне шанс доказать вам свою верность!
  
  – Хм… – вот вам и второй акт Марлезонского балета. – Альбедо, тебе не нужно так себя изводить, я не собираюсь бросать вас и тем более выкидывать, – покинув кресло за столом, подхожу к девушке и кладу руки ей на плечи. – Ну же, встань, – поднимаю вяло сопротивляющуюся надзирательницу. – Давай лучше вернёмся к делу — тебе нужно отвлечься от тяжёлых мыслей. И вытри свои прекрасные глаза, я не хочу видеть, как ты плачешь, – провожу пальцем по щёчке этого чуда, стирая набежавшую влагу. К счастью, перчатки из мягкой чёрной кожи по-прежнему были на мне, а то острые кости — не та вещь, которой удобно что-то стирать.
  
  – Момонга-сама, вы так добры, – глаза демоницы только ещё сильнее увлажнились, – я недостойна этих слов.
  
  – Хватит, – вновь стираю прозрачные ручейки. – Расскажи мне, кто занимался допросом? Неужели Демиургус поставил кого-то некомпетентного на это дело?
  
  – Н-нет, – раскрасневшаяся демоница попыталась взять себя в руки и быстрыми движениями вытерла слёзы тыльными сторонами ладошек, – пленные были направлены на допрос в Ледяную Тюрьму, к лучшему специалисту по пыткам Назарика, особому офицеру по сбору разведданных Нейронист Пэйнкилл.
  
  – Это которая… Худшая работа? – от попытки покопаться в воспоминаниях Момонги у меня зачесалась задняя стенка черепа с внутренней стороны. И чем больше я вспоминал о той хтонической хрени, что эти желтомордые психопаты изобразили для антуража декоративных камер пыток, тем сильнее у меня зудели кости. О, вот и ветерок! Как я тебя ждал, мой хороший! Давай ещё раза три!
  
  – Совершенно верно, – между тем подтвердила Альбедо. – Нейронист принадлежит к группе «Пять худших».
  
  О боже! Запихайте меня в химчистку и залейте самым ядрёным химикатом… Как теперь вымыть из памяти всю эту гадость? Паразиты, тараканы, женоподобные иллитиды с ожирением и характером бодипозитивщицы, а-а-а! Я теперь знаю, что такое бодипозитивщица! Как мне теперь с этим жить?! Почему я не могу даже зажмуриться?! Эти уроды словно соревновались за право создать самое мерзкое воплощение слова «тошнотворность»! Да, я про согильдейцев Момонги, как их земля-то носит с такой фантазией и знанием предмета?!
  
  – Господин? – Альбедо с недоумением наклонила голову, вглядываясь мне в лицо. Не уверен, что она что-то поняла по неподвижному черепу, скорее просто пауза затянулась, но спасибо ей за то, что вывела меня из ступора.
  
  – Да, пойдём, – очередная волна ветра, уже почти не замечаемая, прокатилась по черепу, – нужно проверить, что там происходит, – срочно нужно! А то эти монстры сейчас доведут всех пленных до состояния овоща, исключительно ради любви к искусству, так и не задав им ни единого полезного вопроса...
  
  «Владения» Нейронист могли впечатлить даже самых хардкорных БДСМщиков, просто садистов и совсем поехавших. Всякие крючья, ножи, зубила, непонятная хрень с явно очень нехорошим предназначением… но всё это было лишь просто антуражем. Худшее ожидало впереди.
  
  Хозяйка пыточной встретила нас в приподнятом настроении и радостно улыбнулась, если это можно было назвать улыбкой. Её голова представляла из себя искривлённого осьминога с двумя раскосыми, навыкате, «рыбьими» глазами. Рот прятался между двумя передними щупальцами, выпуская из себя длинный язык, похожий на тонкую резиновую трубку. Раздутое и перекошенное тело напоминало человеческое, но с трупно-белой кожей, как у утопленника, а одежда… Если раньше против женщин в латексе я ничего не имел, то теперь, видя эти облегающие кожаные ремешочки, едва прикрывающие жирную плоть и создающие ассоциации с сеткой, в которую упаковываются некоторые виды колбасы, я понял, что теперь ни ту колбасу, ни даже Альбедо в латексе я видеть больше не смогу.
  
  И всё это трепыхалось при любом движении, в такт шести извивающихся щупалец, спускающихся от головы до бёдер, столь мерзко и отталкивающе, что отвращение смогло пробиться даже сквозь ледяной ветер, обдувающий мой череп в данный момент времени на непрерывной основе.
  
  – Владыка… кх… Момонга… влзп… – пробулькало это нечто, – для меня… кха… большая честь лицезреть вас, – сопровождавшая меня Альбедо чуть поморщилась, уж если и её проняло… н-даааа.
  
  – Нейронист, – ветер всё ещё обдувал мой череп, так что я нашёл в себе силы кивнуть этому перекорёженному созданию, – где командир Писаний, что был доставлен к тебе?
  
  – Он… уже… кончился, – голос монстра звучал печально, – его крики были так прекрасны! Симфония разрываемой плоти! Контральто стонов и воплей!
  
  – Полное отсутствие информации, – ветер, родненький... Спасибо! Как же я хочу эту мерзость и мразоту испепелить на месте! Или не стоит сдерживаться?
  
  – Как? Я же… кхп… предоставила вам все данные! – пробулькало… это.
  
  – Ничтожные крохи! – выступила вперёд Альбедо, что буквально десяток минут назад сама считала «справку» исчерпывающей. – Нам нужно знать куда больше!
  
  – Мргл… но больше он ничего не скажет. Приведите мне ещё… и я разговорю их… кххх, – а идея испепелить эту мерзость кажется мне всё более интригующей. Если бы я был уверен в остальных обитателях Назарика, то уже опробовал бы «Огненный Шторм», для существа двадцать третьего уровня, коим и является Нейронист, этого хватит за глаза.
  
  – Мне нужно его тело, – придётся тратить один заряд Жезла Воскрешения, надеюсь, церковник спятил не сильно и ответы получить будет возможно.
  
  – Я хотела… пхк… отдать его Куфуко… глх… Он говорил, что его детям мало пищи…
  
  – Как ты смеешь? – могильным голосом прошипела Альбедо, покрываясь светло-фиолетовой дымкой высвобождаемой силы. – Ты понимаешь, что говоришь? Произнести подобное после прямого приказа Владыки Момонги… – демоницу начало потряхивать. – Твоё бездумное поведение уже вызвало недовольство Величайшего! Ты полностью провалила порученное задание и умудрилась потерять ценного пленника, на поимку которого Господин отправлялся лично! И после этого ты смеешь ещё и возражать?!
  
  – Конечно нет, я не хотела оскорбить Повелителя! – забыв даже про бульканье, отшатнулась мучительница.
  
  – Этому не может быть оправдания! – продолжала накручивать себя красавица. – Я прикончу тебя прямо сейчас! Только это смоет позор, которым ты покрыла всё население Назарика в глазах Величайшего из всех Высших существ!
  
  – Альбедо, достаточно, – ярость демоницы словно на стенку налетела. – Нейронист, ты понимаешь причину высказанного недовольства?
  
  – Я… Я оговорилась. Конечно, тело того человека должно достаться Повелителю, если он того желает. Нужный вам труп, он в морозилке, я сейчас же его принесу!
  
  – Стой, – чуть повысив голос, останавливаю помчавшуюся было куда-то образину. – Я спросил о другом: понимаешь ли ты, какие обязанности лежат на главном дознавателе Назарика? Что именно ты должна делать на этой должности, по твоему мнению?
  
  – На мне… мргл… лежит ответственность за пытки и наказания для заключённых, посмевших… прх… запятнать собой святое место, где живёт такое возвышенное существо, как Вы. Причинять им боль, страдания и… хрр… извлекать информацию из их сладких криков, – раздутое тело «этого» опять заколыхалось, наводя на мысли, что «оно» в прямом смысле возбуждается от своих слов. – Когда они кричат и плачут, чувствуя… глх… как я поедаю их мозг через ушные раковины, они готовы рассказать всё. Поведать о самом сокровенном, не помышляя о вранье. Этот момент… пфф… самый сладкий. Их мозг, дрожащий в предчувствии смерти, непередаваемо вкусный, а их крики боли, это великолепная песня, посвящённая Владыке Момонге и звучащая в честь славы Назарика!
  
  – То есть как только они готовы всё рассказать, ты пожираешь их мозг? – уточнил я, из последних сил удерживаясь от резких действий.
  
  – Н… Не совсем… мгл… я слушаю их крики и собираю сведения, а когда те перестают содержать в себе что-то полезное, тогда я перехожу к трапезе, восхваляя величие Высших существ.
  
  – Ясно… «Огненный Шторм»! – вал огня накрыл перекошенную фигуру, пара секунд тонкого визга да звук шкворчащего жира. Ну и пятно гари после того, как убийственный жар исчез. Вот и всё, что осталось от главного палача Назарика. Отлично, теперь нужно дать правильные установки для закрепления лояльности. Ветер… спасибо. – Альбедо…
  
  – Да, Момонга-сама? – на зажаривание пусть и очень отдалённого, но всё же «сородича по коммуналке» Альбедо смотрела с растерянностью, медленно переходящей в мрачное торжество.
  
  – В этом нет твоей вины или чьей-либо ещё… из обитателей Назарика. Она была создана такой исключительно по нашей ошибке. Мне жаль…
  
  – Нет! Вы не должны так говорить! – девушка подалась ближе, а её крылья затрепетали. – Нейронист заслужила своё наказание! Она была порочной и дерзкой! Она подвела вас и не смогла понять свою ошибку даже после того, как вы милостиво ей всё объяснили. Вы давали ей шанс, Момонга-сама! Не сожалейте об этом! Предназначение всех нас — служить вам и умереть за вас! Если кто-то окажется недостоин, умоляю, уничтожьте его без всякой жалости, только не сожалейте и не вините себя! И даже… даже если вы сочтёте недостойной меня, только скажите — я сразу же себя убью! Только прошу… – ноги демоницы подкосились, и она рухнула на колени, сжимая руки перед собой в молитвенном жесте и глядя на меня вновь заблестевшими от подступивших слёз глазами. – Прошу вас, Момонга-сама, не говорите так, будто собираетесь нас бросить… Молю вас… Умоляю… Только вы один остались с нами. Наш великодушный Лорд Момонга. Пожалуйста, оставайтесь с нами и властвуйте над нами. Я вас умоляю! Пожалуйста… пожалуйста…
  
  «Ну вот, – думал я, молча опускаясь к девушке и заключая её в объятья, как маленького, нуждающегося в утешении ребёнка, – отвлечься работой явно не получилось. Марлезонский балет, да? Третий акт?»
  
  Что же за беда с этими NPС? Что одна — дитя дитём и в слёзы на полночи, но там хоть комплекция и рост подходят, что другая на колени валится на каждый чих и подсердечной боли в глазах столько, что хоть вешайся от стыда. И ведь на настройки не спишешь. Шалти создавалась как клубок подростковых фетишей, а Альбедо вообще изначально делалась как светлый и чистый ангел, а потом уже ей докрутили демоничности и все связанные с этим навязчивые тенденции, но ведь нигде в них точно не прописано, что они должны убиваться до помешательства от мысли, что чем-то разочаровали главу гильдии.
  
  Как это всё вообще понять? Что они такое? Живые и разумные существа с волей и желаниями? Тогда откуда все эти игровые условности и шаблоны, когда без пинка со всей дури прямо в мозг они даже самые очевидные вещи осознать не способны? Ту же Нейронист взять — в Иггдрасиле пыток не было, как и вообще любого контента уровня 18+, её просто создали для антуража и прописали сценарий в рамках своего понимания этого дела. На описание методов пыток и мерзостных пристрастий палачей их хватило, как-никак азиаты в этом деле толк знают, куда там испанской Инквизиции, но вот внести что-то кроме стереотипного образа застенок жуткой цитадели Зла у приятелей Момонги мозгов уже не хватило. Внешние атрибуты соблюли, и ладушки, а на то, что вся эта обёртка — всего лишь шелуха для реальной сути пыточных дел мастера, плевать. То ли искренне не догоняли, в силу подросткового невежества, то ли поленились расписывать, но итог — вон он, копотью на полу лежит. Извращённое, безумное существо, которое о сути своей должности не то что понятия не имеет, это у неё как раз есть, «добыча сведений» — сама признавалась, но нет, она, зная это, даже помыслить не может, чтобы выйти за рамки прописанных алгоритмов. И плевать, что задача не выполняется, плевать, что её ругают и уже фактически объяснили, что именно делать — там самой мысли о неверности подхода не возникает.
  
  Тогда что? Они просто анимированные болванчики с ограниченным набором поведенческих шаблонов? Но тогда откуда ЭТО в поведении двух совершенно разных NPC, созданных разными людьми, выполняющих разную роль и принадлежащих к разным расам? Откуда у них страх остаться одним? Откуда память о своём существовании в Иггдрасиле, когда они лишь шаблонно ходили по заданному маршруту или неподвижно стояли на постах? Как могут рождаться эти мольбы и эмоции, если брать за аксиому, что они только создают видимость воли и разума?
  
  Ответа нет. Есть только прекрасная девушка, с отчаянной мольбой взирающая на меня сквозь слёзы в нечеловеческих жёлто-зелёных глазах с вертикальным зрачком.
  
  – Альбедо, я не брошу тебя, обещаю, – наверное, подло с моей стороны играть на её чувствах, используя знания, полученные из родного мира, но это сейчас успокоит её лучше всего. – Я знаю, как тебе страшно и больно, но не плачь, ведь ты — мой любимый тёмный ангел, а ангелы не должны показываться на людях с заплаканными глазами. Ну же, прекращай, лучше подари мне свою очаровательную улыбку, – вытираю влагу из-под её глаз, внутренне сожалея, что кости черепа не могут передать тёплую улыбку.
  
  – Лю-любимый… – вычленила самое главное демоница, на глазах покидая чёрный омут отчаяния, – очаровательную…
  
  – Да, – пометка на память: ещё один архиважный бонус реролла — это возможность улыбаться! – И ещё кое-что, – подняв девушку с колен, лезу в инвентарь. – Вот, давно хотел тебе подарить, – на моей руке сверкнуло гильдейское кольцо Аинз Оал Гоун, позволяющее свободно телепортироваться между этажами и обладающее ещё рядом полезных функций.
  
  – Кольцо, кое достойно носить только Высшим Существам... – Альбедо в «священном трепете» потянулась к протянутой реликвии, но вдруг остановилась, и пальчики в белой перчатке сжались в дрожащий кулачок. – ...Нет, – с отчётливо написанной мукой на лице девушка отстранилась, пряча взгляд.
  
  – Нет? – признаться, я сильно удивился. Кажется, в каноне она до небес прыгала от радости, получив это кольцо, собственно, на этот эффект я и рассчитывал.
  
  – Владыка Момонга безгранично добр к нам и сейчас, чтобы утешить свою глупую слугу, предлагает ей величайшую из Реликвий, знак принадлежности к Высшим Существам… – демоница промокнула глаза кулачками, размазав слёзы по щекам. – Но… я знаю, что я недостойна ни этого дара, ни вашей веры, я… не могу принять его.
  
  – С чего ты взяла?
  
  – Я знаю, что Владыка не доверяет нам, – она повернулась ко мне и склонила голову в глубоком поклоне, – ведь мы не сделали ничего, чтобы оправдать его доверие. Нет, – она покачала головой, – мы не сделали ничего, что оправдывало бы наше существование. У вас нет причин доверять нам. Вы даже откладываете своё Перерождение из-за этого, хоть вас и гнетёт ваше нынешнее состояние.
  
  – Тц, Шалти слишком много болтает. Как и Себас.
  
  – Прошу, не наказывайте их! Это лишь моя вина! Как глава Стражей, я полностью провалилась. Если Господин Момонга не доверяет нам… хмык, – Альбедо тихонько плакала, бесшумно, без надрыва, просто незаметно и… полностью обречённо, но что я могу сказать и сделать в этой ситуации? С одной стороны — у меня доведённый едва ли не до истерики и отчаяния Высший Демон, с другой — какой нормальный человек будет хоть в малейшей мере доверять всему тому паноптикуму, что собрался под этими мрачными сводами? Вот только… будет неверно назвать меня «нормальным человеком», не после того, что я уже успел испытать. Пусть это и капля в море, но и её хватило.
  
  – Я и не собирался их наказывать. Лишь констатировал факт, что, получив крохи информации, вы умудрились интерпретировать её самым нелепым образом. И распространить дальше.
  
  – Господин? – Альбедо подняла взгляд к моему лицу.
  
  – Я – Момонга, Владыка Аинз Оал Гоун, Король Мёртвых, Высшее Существо, – «давить авторитетом» низенькую в сравнении со мной девушку было нетрудно. – Сочти я вас недостойными своего доверия, вы бы разделили участь Нейронист, только и всего.
  
  – Т-тогда почему? – отчаяние постепенно уходило из этих прекрасных глаз с вертикальным зрачком.
  
  – Почему я ещё не прошёл через Перерождение?
  
  – Да…
  
  – Этому несколько причин. Первая состоит в том, что сейчас, когда мы оказались в ином мире, у меня нет на это времени. Вторая — бытие нежитью, несмотря на минусы, несёт и массу плюсов, как, например, полное отсутствие необходимости во сне. Ну и самое главное, я ещё не рассчитал Ритуал Перерождения и не определился с той формой, которую я желаю принять по его завершению.
  
  – Простите, Господин, мы подумали, что вы… – покаянно склонила голову глава Стражей.
  
  – Я понимаю. При всей вашей силе, вам очень не хватает опыта. Даже банального жизненного. Это пройдёт, со временем, – я очень на это надеюсь. – Учитесь, развивайтесь, а главное — если у вас появятся сомнения или неуверенность, обращайтесь за советом ко мне, – надеюсь, этого хватит, чтобы после того, как у Демиургуса появится «блестящая» идея препарировать сотню-другую… тысяч человек, он сначала подошёл обсудить её со мной, а не ставил перед фактом. Ну и такой обоснуй позволит мне «сохранить лицо», а то ведь от мыслей «он нам не доверяет» до «он нас боится» не так уж и далеко. А что будут делать кровожадные тёмные твари, почуявшие чей-то страх, лично у меня желания выяснять нет. Особенно с точки зрения того, чей страх они почуяли. Так что это не я бздю… кхм, опасаюсь рероллиться, а просто сейчас не до этого и вообще я ещё не определился, да. Кстати, не совсем это и ложь — с финальным раскидыванием умений пока у меня действительно очень много вопросов.
  
  – Мы приложим все усилия, чтобы оправдать возложенные на нас надежды! – выкрикнула девушка, на глазах оживая.
  
  – Прекрасно. А раз так, я настаиваю на том, чтобы мой любимый тёмный ангел приняла от меня этот подарок! – я вновь протянул ей кольцо…
  
  – Любимый… кольцо… – вот, этой реакции я и ждал! Вот так должна реагировать правильная Альбедо на кольцо от Момонги! Абонент не отвечает или временно ушёл в нирвану. О, взяла, молодец. И надела… на безымянный палец левой руки… кхм… н-да. Ладно, оставим.
  
  – Что же… кхм, – очень хотелось прочистить горло, но увы. – Пойдём. Нам нужно ещё допросить главу Писаний, – ноги сами направились в сторону морозильника, где содержались трупы.
  
  – Да, Владыка, – звонким, словно колокольчики, голосочком отозвалась девушка, со счастливой донельзя моськой поспешив следом. Впрочем, судя по выражению её лица, на несчастного Нигуна ей в этот момент было совершенно наплевать, как и на весь мир вообще.
  
  В холодильнике, помимо слейновского дворянина, лежало и пятеро его подчинённых — садистка явно вошла во вкус, высоcав всем беднягам черепа — жутковатое зрелище... Хорошо хоть не всех на обед пустила — тратить заряды Воскрешения на расходный материал крайне не хотелось.
  
  Помимо этого, тело Нигуна было довольно сильно повреждено. Пусть в игре это не имело значения, но тут у нас не игра, быть может, стоит использовать Истинное Воскрешение? Хотя нет, тратить заклинание девятого ранга… обойдётся, к тому же по игровой механике оно просто ресало без потери части опыта, в отличие от Воскрешения обычного. В общем, поднимаем как есть, но исцеляющее зелье держим под рукой. Кивнув своим мыслям, я направил жезл на тело и активировал заклинание.
  
  Золотистый свет окутал труп, на глазах закрывая раны и даже отращивая отсутствующие пальцы, более того, старый шрам на лице, присутствовавший у мужчины ещё до нашего «знакомства», тоже исчез, значит, заклинание возвращает тело к эталонному состоянию, невзирая на давность травм. Запомним. Меж тем, свет погас, и Нигун открыл глаза…
  
  – Ох… к-кофмар… это был профто к-кофмар… – на долю мгновения мне его стало даже жаль. Чуть-чуть. А ещё интересно — проблемы с речевым аппаратом — это из-за неполного восстановления мозга или так и должно быть? И если должно, то почему? Если магия способна восстановить аж целый сожранный мозг, то почему возникают проблемы с куда более простой системой? Было бы любопытно это изучи… Я оборвал мысль, поняв, что уже прикидываю, как половчее организовать сбор статистики. Как же меня достала эта сущность лича...
  
  – Ну что же, разминка закончена, – выкинув лишние мысли из головы, обращаю на себя внимание пленника, – ещё пару раз повторим, и можно будет начать задавать вопросы. Думаю, после Нейронист остальные члены Пятёрки Худших тоже пожелают показать своё гостеприимство нашему уважаемому гостю, – мужик вздрогнул и ме-е-е-е-едленно повернулся на мой голос.
  
  – А-а-а-а-а-а-а-а! – орущий голый мужик… не самое эстетически приятное зрелище. Хотя, после всего, что он пережил, да встретив вновь своего пленителя, да ещё и со снятой маской, за которой у того, оказывается, череп скелета… странно, что он не обделался. Или просто уже нечем?
  
  – Альбедо, позови, пожалуйста, Демиургуса, – жестом открываю портал на седьмой этаж в Пылающий храм — резиденцию главного стратега Назарика. Конечно, девушка могла теперь телепортироваться и сама, но вот Демиургус не мог — кольца действовали только на хозяина.
  
  – Как пожелаете, Владыка! – поклонилась демоница и шагнула в тёмную дымку перехода.
  
  – Нет-нет, пожалуйста, не надо больше, – захныкал абсолютно сломленный человечек, – я… я скажу всё, что вы пожелаете, Владыка… пожалуйста, – жалкое зрелище…
  
  И вновь я скрипнул зубами. Ведь умом прекрасно понимаю, что после того, через что он прошёл, любой бы ныл и ползал в ногах, если бы вообще в здравом уме остался, но всё равно на ум лезет именно это презрительно-высокомерное суждение, будто и не был я сам ещё неделю назад обычным человеком, даже более слабым, чем этот.
  
  Нигун ещё что-то лепетал, пытался подползти к ногам и целовать мантию, молился и клялся в верности… Я наложил на него усыпление. Как жаль, что нельзя наложить такое на себя — забыться на десяток часов было бы очень кстати.
  – Я прибыл по вашему зову, Лорд Момонга! – к моменту, как из портала вышел Демиургус и изящно поклонился, я оживил и остальных магов Теократии, также отправив их в страну снов и, боюсь, кошмаров. За демоном появилась и Альбедо, довольная и сияющая.
  
  – Отлично. Я хочу, чтобы ты взял на себя допрос нашего гостя и его людей. Подробно расспроси его о родине. Мне интересно всё: строй, политика, экономика, грязное бельё… – так, он может принять это дословно, – то есть компромат на организации Теократии и их членов. Узнай, кто из кардиналов что из себя представляет, какие ещё есть Писания, существуют ли у них отдельные базы, хранилища или что-то вроде монастырских земель. Все слухи о мощных артефактах, реликвиях и заклинаниях, откуда они пришли, кем сделаны, что могут. Какова ситуация на границах и внутри страны, чем живёт Слейновская Теократия и с кем враждует. Военный потенциал, объём ресурсов, в общем, всё то, что может знать дворянин, маг и глава одного из важнейших силовых подразделений страны. Кроме этого, меня особенно интересует их магическая традиция. Мне нужно всё, от самых примитивных трюков и детских упражнений до вершины их колдовского искусства. Я хочу понять, почему они так слабы, в чём отличие наших школ магии при их внешней идентичности. В Иггдрасиле люди были вполне способны подняться до десятого круга магии, но здесь это явно не так. Составь полученные знания в отчёты с их терминами и краткими пояснениями. По возможности, объедини всё в рабочие методики. Лучше всего было бы получить копии учебников, по которым они постигали мастерство, но сомневаюсь, что они смогут вспомнить всё в таких деталях, так что слишком не усердствуй в этом направлении — сошедшие с ума куски мяса, как и не выдержавшие пыток трупы, мне не нужны. Для ускорения привлеки своих подчинённых и остальных пленников.
  
  – Как и ожидалось от Повелителя Великой Гробницы Назарик! – торжественно воскликнул демон, с улыбкой от уха до уха поправляя очки. – Вы учли все нюансы и нашли возможный корень проблемы! Можете не сомневаться, мы заставим их вспомнить всё, господин!
  
  – Да, Демиургус, не забудь одеть их, перевести куда-то в более тёплое место и накормить. Воскрешать пленников ещё раз у меня нет никакого желания.
  
  – Будет исполнено, Владыка! – ещё раз поклонился демон.
  
  На этом мы покинули «гостеприимный» подвал, а я в очередной раз поймал себя на мысли, что… меня абсолютно не всколыхнуло, что я равнодушно воспринял пытки пусть не самого хорошего, но всё же человека, живого существа, более того, сам ему продолжением пытки угрожал, чтобы окончательно сломать его волю. Эх… Радовало в этой ситуации только то, что я таким образом получу вожделенные учебники по основам, даже если они и в самом деле чем-то отличаются от системы Иггдрасиля, имея уже «профессиональную» литературу по «правильной» методологии, я, с высокой вероятностью, смогу выявить различие и нивелировать огрехи. Особенно если подключу к процессу главного хранителя библиотеки с подчинёнными. Тем не менее даже по самым оптимистичным прогнозам это займёт кучу времени, а ведь события в мире на месте стоять не будут, и тот же отряд, сумевший в каноне промыть мозги Шалти, уже наверняка выступил…
  
  Отпустив, на удивление, совсем не возражавшую Альбедо (девушка выпорхнула из кабинете с загадочно-мечтательной улыбкой на устах), я устало рухнул в кресло. Тело не испытывало ни малейшего дискомфорта — кость, что ей сделается? Но вот внутри было погано. Не эмоциями — разумом.
  
  Уничтожение Нейронист Пэйнкилл было правильным — настолько мразотная и отбитая личность мне была не нужна. Проблема состояла в том, что к этому выводу я пришёл, просто оценив её эффективность и возможное «разлагающее влияние», до всего остального мне просто не было уже дела, я понимал умом, как это мерзко, внутри нарождались эмоции, и они влияли на оценку, но вот они сдулись пассивкой лича, и я уже едва могу их вспомнить, учитывая исключительно рациональные мотивы. Да чего там, убив тварь за то, что она попросту замучила полдесятка человек, я всерьёз думал изначально воскресить только лидера Писаний — ценность остальных была весьма сомнительной и уж точно меньше стоимости восстановления заряда в Жезле Воскрешения. Куда разумнее было пустить их на опыты в качестве тел для поднятия нежити. Пожалуй, если бы Демиургус с Альбедо появились чуть раньше, я бы так и не воскресил их. Или меня всё-таки тронула мольба Нигуна? Уже ничего не чувствую… Вот так — восприятие событий из памяти зависит от эмоционального состояния в момент анализа и никак не зависит от прошедшего времени, ведь прошло его всего ничего. Стабильны только устоявшиеся суждения из моей прошлой жизни, но сколько времени им потребуется для искажения? Итог того события — холодное понимание, что презрение к ничтожности пленника — это напускное от тела, а не моё. Вслед за пониманием — логичный вывод: с наваждением надо бороться и поступать вопреки его советам. Результат: воскрешение всех замученных людей. Но не по доброте душевной, даже не повинуясь сиюминутному желанию и жалости, а только благодаря голому упрямству и наличию времени, когда нечем больше было заняться, а Жезл Воскрешения — вот он, в руке. А ведь хоть я и не являлся гуманистом или, упаси Ктулху, общечеловеком, но и равнодушным вивисекторм никогда не был... Да, не был. Ещё бы немного, и действительно можно было бы говорить в прошедшем времени. Нет, порывы сути лича нужно давить и всегда поступать строго наоборот… проблема в том, что чем дальше, тем правильнее и логичнее они мне кажутся. Думаю, до становления бездушным маньяком у меня есть месяца два-три… если скорость падения не увеличится. И за это время вопрос с рероллом нужно решить. Только не просто это, мягко говоря.
  
  Весь вчерашний день, после моего «героического» бегства от женских разборок, я провёл за изучением кольца Газефа и… назовём это сопутствующими исследованиями. Вот тоже проблема — «повышатель уровня», как работает — непонятно. Какой потенциал — тоже. Хотя вряд ли больше двух-трёх уровней, пусть эта вещь и создана по «неигровым» механизмам, сомневаюсь, что она обладает каким-либо всемогуществом. Иначе тут бы бродили пачки людей, ничем не уступающих игрокам Иггдрасиля. Но даже два-три уровня на капе — это просто дохрена, а уж как пользительно бы оказалось в реролле. Вот только, а будет ли работать этот самый реролл, если я выйду за максимально возможные рамки системы? Не сбойнёт ли что? Из памяти Момонги как назло ничего полезного по этой теме извлечь не удавалось, но сам я, например, прекрасно помнил такую штуку в «World of Warcraft», когда некий артефакт с шикарным эффектом после выхода нового глобального аддона получал подпись «не работает на игроков старше такого-то уровня».
  
  Да и по самому кольцу у меня масса вопросов, в основном — как такое повторить, но и других, не столь острых, хватает. Например, постоянный ли оно носит эффект? В том смысле, что вот ты надел его, получил уровень, снял… Что будет? Сохранится ли взятый уровень? Сгорит? Или тут вообще другой эффект, который просто накидывает носителю пару этих самых уровней? Понятие «позволяет преодолеть предел» довольно расплывчато, как ни посмотри. Впрочем, по известному мне контексту, отката уровня силы после снятия кольца всё-таки не случалось. Но ладно, допустим, а что с опытом? В Иггдрасиле после достижения максимального уровня опыт продолжал накапливаться, но следующих уровней уже не появлялось, набей хоть пару триллионов очков. Это существовало в основном для возможности в принципе играть в хай-левелный контент, так как любая смерть (а также использование ряда навыков и заклинаний) отнимает какое-то число экспы, и если ты не хочешь после каждой смерти, будь то ПВП между игроками или вайп на мировом боссе, начинать заново фармить себе последний уровень, а то и два — изволь заранее набить себе «подушку безопасности», благо это не сложно. И вот тут возникал очередной вопрос: сохранилась ли у меня та «подушка», которую набил Момоныч за долгие годы стойкого ежедневного гринда? И если да, это значит, что стоит мне надеть кольцо, и я тут же апнусь, вообще ничего не делая?
  
  Вопросы-вопросы-вопросы — мозг ломать догадками можно бесконечно. Не проще было и с планированием раскладки «умений» на реролл. Сатору своё костлявое альтер-эго оптимизировал как боженьку, но вот другими расами и классами не играл, в результате знал о них на уровне «мне Рабинович напел». То есть он, конечно, шарил в том, как с ними драться, что они могут, чего от них ждать — и друзья-психи многое рассказали, и в конструкторе имени Назарика он много времени провёл, но всё это было не то. Приходилось перебирать в библиотеке все мануалы по спекостроению, натащенные туда гильдией из интернета, и читать-читать-читать, непрерывно гадая, пишет ли очередной «эксперт» действительно ценные вещи или гонит откровенную пургу? Последнее было для Иггдрасиля очень возможно, так как в странном мире Момонги вообще не существовало честных сетевых энциклопедий с описанием секретов игрового мира, а была какая-то упоротая повсеместная шпиономания, и каждый за свои секретики держался, аки мышь за крупу. Дикие азиаты, мать их...
  
  За время, проведённое в этом мире, я нашёл ещё несколько вариантов для смены расы — многие предметы для этого как раз в библиотеке и хранились, но на данный момент самыми «вкусными» выглядели всё те же, что я нашёл в первый день. Лидировало становление Высшим Демоном со специализацией на Магии Смерти. Чуть упавшая мощь школы смерти и поднятия нежити с лихвой будет компенсирована общим увеличением силы чар и чисто демоническими фишками. Плюс все преимущества живого существа и физические данные, вполне сопоставимые с параметрами Коцитуса. В общем, Мифическая раса была очень вкусна. Если бы не одно «но». Тут скилл «демоническая ярость» может оказаться моим проклятием куда как хуже рациональности лича. Да что там, я почти уверен, что желание устроить резню будет на меня накатывать в разы чаще, чем намерение кого-нибудь препарировать сейчас!
  
  На другой чаше весов был Падший Ангел. Во-первых, тут это — не ОБЧР, что уже хорошо. Во-вторых, он открывает возможность кастовать магию Света и, что самое приятное, Воскрешение. Но на этом плюсы и заканчивались. Свет был не сильно полезен для обитателей Назарика, но в то же время не столь необорим, чтобы надеяться на него, дойди дело до «разборок» с той же Альбедо. Коцитусу вот вообще на все эти заморочки и уязвимости было плевать с высоты инсекта-криоманта. А преимущества боевые я себе ангелом порежу сильно, даже если сменю Смерть на Тьму в «профессии» — совсем другие расовые плюшки и качество улучшения. Не говоря уже о том, что шмот у меня всё же под лича, и другая снаряга хоть и есть, но её придётся долго подгонять с калькулятором, высчитывая статы и капы. Однако... ангел не должен течь крышей. И это перевешивало очень многое.
  
  Идеальным вариантом было бы смешать расы, благо система Иггдрасиля такое позволяла, иначе бы не бегало по миру столько мутантов, самые «выдающиеся» из которых и засели в Назарике. Но вот как можно реализовать подобную систему здесь? Применить оба предмета одновременно? Или последовательно? Или требуются ещё какие-нибудь специальные условия? Консоли-то для разложения эффектов нет! Словом, желательно поэкспериментировать на том, кого не жалко. Вот только Перьев Падшего Ангела и Крови Высшего Демона у меня не так чтобы много. Нет, я понимаю, что в Назарике любая эпическая, легендарная и даже мифическая вещь, которые некоторые другие гильдии фармят месяцами, с высокой долей вероятности лежит в количестве «мы ими набили пару чуланов», а в особо запущенных случаях — «оптовый склад под завязку», но тем не менее.
  
  И, чёрт подери, помимо всего этого были ещё и другие проблемы: отряд, законтроливший Шалти, дипломатические отношения с королевством Ре-Эстиз, легализация Назарика, ну и с тем, как всех этих очаровательных монстров направить в позитивное русло.
  
  Самое важное — отряд. Совершенно не помню дат, но они появились в окрестных лесах достаточно скоро, относительно переноса Назарика. То есть уже вот-вот мне грозит встреча с ребятами, которые могут превратить и меня, и любого из Стражей в своего раба. Воспоминания Момонги, да и информация из канона в один голос твердят, что сделать такое можно только предметом Мирового уровня и, якобы, сам факт обладания другим предметом того же уровня от этого может защитить… И-и-и… Я не знаю. Как-то это не убедительно. Да, Мировые предметы не позволяли сработать эффекту другого Мирового предмета на своём владельце, но так было в игре, да и то как-то не очень однозначно. Ребята с Мировыми предметами в экипировке друг с другом обычно не махаются, сии благородные доны, как правило, имеют массу иных вариантов решения вопросов, помимо вульгарного мордобоя. Иными словами, особой статистики как бы и нет. Это раз. А во-вторых, мало ли как это будет работать в реальном мире? Допустим, мой Мировой предмет собьёт работу вражеского предмета и не даст полноценно применить его возможности, но какой мне от этого прок, если я превращусь в такое же недозаконтроленное NPC, как Шалти в каноне, которое будет тупо и бездумно стоять на месте, пока кто-то не зайдёт в агро-зону, и даже после активации боевого режима не сможет полноценно мыслить и анализировать свои поступки? Нет, раздать Мировые предметы Стражам, как это сделал Момоныч, пожалуй, нужно, вдруг и правда сработает? Но вот давать Стражам контактировать с тем отрядом — шалишь! Только треш и самые бесполезные младшие командиры, благо этого добра тут навалом и на местных должно хватить, даже шибай они контролем разума каждую секунду. Осталось решить, как этот отряд вовремя найти и загнать в ловушку… Леса вокруг огромные — никакие Зеркала дальнего видения не помогут охватить всё, а высылать армию вслепую… Плохая идея.
  
  Надо будет озадачить Ауру — в её зверинце наверняка кто-то есть для таких дел. У этой пацанки даже золотые драконы есть, так уж всякие собачки-белочки с хорошим нюхом всяко найдутся… надеюсь. В крайнем случае, Марэ — друид, местных приручит! Ну или ещё что-нибудь придумаем…
  
  С королевством сложнее и проще одновременно. Король наверняка пошлёт мне приглашение, и тут не о чем беспокоиться, но есть один нюанс. Где-то в окрестностях Э-Рантэла сейчас сидит зловредный некромансер сельского разлива, а вскоре к нему на огонёк прискачет плохая девочка со стилетами, у которой с мозгами и человеколюбием всё кислотней, чем у большей части Назарика. А потом эти двое устроят восстание мертвецов на местном кладбище, планируя ни много ни мало вырезать весь город во имя неких мутных целей. А теперь вопрос: о чём подумают в столице, когда сперва к ним явится капитан гвардии и расскажет про стрёмного мага, который может поднимать крутую нежить, а потом в непосредственной близости от места, где этого мага последний раз видели, внезапно случается эпический прорыв нежити и вырезается целый город? Я бы подумал на мага. Так что, по-хорошему, это дело надо пресечь, либо в зародыше, либо в самом начале активной фазы. Проще второе. Банально потому, что устроить наблюдение за городом и засечь начало зомби-апокалипсиса не требует никаких усилий и специальных навыков у исполнителя — просто сажай любую Плеяду перед Зеркалом дальнего видения и пусть докладывает. Однако… очень уж это будет походить на инсценировку как раз с моей стороны. Компетентные люди волей-неволей задумаются о подозрительно быстрой реакции, и даже если я смогу убедительно навешать лапши на уши про изучение города и случайное обнаружение проблемы, осадочек всё равно останется.
  
  Это вроде бы совершенно незначительная деталь, так как «низшие существа с их проблемами» и всё такое, но если лич во мне говорит, что на чьи-то чувства и эмоции надо плюнуть и растереть, это звоночек. Как известно, «выслушай святого отца и сделай всё с другого конца», вот и будем придерживаться сей мудрости. Короче говоря, первый вариант. А первый вариант придётся реализовывать уже лично. Сейчас у меня нет никого, кто смог бы сыграть в полевого агента, на такую операцию. Все сплошь дети неразумные, даже Себас, самый мудрый и взрослый, по факту очень ограниченно коммуникабелен. Не говоря уже о том, что большая часть моих, прости Гос… хм… Орлангур, подопечных даже самую простую и мирную миссию способны превратить в кровавую баню, полную случайных разрушений и немотивированного насилия. Хаотик-ивел персонажи во всей красе.
  
  Итак, идём сами. Правда, одного меня Себас не отпустит. Не знаю, встанет ли грудью на выходе, натравит Альбедо или просто будет зудеть и таскаться следом, но тут проще согласиться взять пригляд, чем переубеждать эту наседку. Кого брать? Как показала практика, Шалти — не лучший выбор. Да, если потребуется, она сможет очень неплохо изобразить невинное дитя. Вот только если в небольшой деревне мне приходилось едва ли не постоянно таскать её за ручку, боясь, что она оторвёт кому-то голову за то, что «жалкий червь неправильно подышал в сторону обожаемого Владыки», то в большом городе, где и всякие дворянчики с непомерной спесью могут встречаться, и просто народу на порядки больше, эту «милую девочку» нужно будет держать на строгом поводке и в наморднике. Только вот есть две проблемы: местные вряд ли это оценят — раз. Скорее всего, Шалти это понравится — два. Взять вместо неё Альбедо? Хммм… Нет, по сути, будет то же самое, что и с Шалти, если не хуже. Это помимо того, что её крылышки и рожки никак не спрятать. К тому же моя надзирательница реально одна из немногих, кто может присмотреть за паноптикумом Назарика в моё отсутствие и даже, после моего небольшого вразумления, я надеюсь, сможет удержать обитателей от совсем уж угарной дичи. Так что, пожалуй, каноничный вариант с Нарберал более чем разумен. Она, конечно, тоже иначе как «мусор» и «насекомых» людей не воспринимает, но хотя бы достаточно дисциплинирована, чтобы не требовалось водить её за ручку. А ещё недостаточно сильна, чтобы её срыв приводил к кровавой бане на полгорода. В смысле, я нисколько не сомневаюсь в её потенциале, но разносить Э-Рантэл она будет всё-таки дольше, чем любой из Стражей этажей, и, соответственно, у меня будет больше времени её приструнить.
  
  Хорошо, с составом мы определились, теперь, собственно, план действий. Город у нас средневековый и большим считается только по местным меркам, значит, кладбище там, скорее всего, одно. Ну два максимум. Прочесать все склепы — задача нетрудная, так что устранить основной источник проблем будет делом одного дня, но помимо мага, которого, эксперимента ради, можно попробовать превратить в обычного Лича, возможно, даже Старший Лич выйдет… кхм, да, это будет интересный эксп… твою мать!
  
  Костяная рука со всей дури обрушилась на стол из зачарованного морёного дуба. Стол жалобно хрустнул, но испытание выдержал с честью. А вот то, что я всерьёз начал прикидывать, как бы обратить в нежить такой интересный материал, как колдун-некромант уровня 20-25… это напрягало. Правда, уже не сильно… что напрягало ещё сильнее, как бы странно такая конструкция ни звучала.
  
  Ладно, вернёмся к плану посещения города. Некромант — это лишь полбеды. Была ещё полуголая маньячка с бронелифчиком из жетонов местной гильдии авантюристов, которой просто могло не оказаться в логове мага на момент моего визита к нему. Поскольку при мысли о ней в голове сразу возникло стойкое ощущение из серии: «а какое мне дело до этой психопатки, пусть себе режет кого хочет, пока это не затрагивает мои интересы», я решил во что бы то ни стало остановить её. Н-да, теперь я прекрасно понимаю слова одного уважаемого товарища, Мефистофелем именуемого, что объявлял себя как «Я — часть той силы, что вечно жаждет зла и вечно совершает благо», может, он тоже был из наших, но угодил в демона? Интересная теория, но от вопроса, что делать с убийцей, она не освобождает. Искать ассасина в густонаселённом городе, где он — как дома, а ты — гость, идея гиблая изначально. Остаётся засада в месте, где она точно появится. Первое — склеп с базой некроманта, но это вариант мутный. Тот склеп ещё найти надо, а если засаду планировать, то найти незаметно и незаметно же схорониться буквально в самом логове врага. Слишком много непрофильных для моего класса условий. Невидимость — вещь шикарная, не спорю, как и заклинание поиска ловушек, но запороть всё дело можно банальным неосторожным движением. Второй вариант куда проще — алхимический магазин того парня Энфирии Барела, которого эти деятели будут похищать. Просто подсунуть ему артефакт обратной телепортации или вообще сразу наложить оное заклинание, и как только похитят — портануться на его место. Быстро, изящно, не обременительно.
  
  И кстати, имеет ещё ряд побочных возможностей. В городе наверняка можно приобрести массу полезного, вроде карт мира, сводов законов, каких-нибудь исторических трактатов, учебников магии, в конце концов. Серьёзные вещи в свободной продаже вряд ли будут, но хоть какие-то методички по рукам должны ходить? Где-то же маги из отрядов авантюристов всё той же гильдии свои знания берут. Проблема в том, что я не знаю, где и кого спрашивать, но один из лучших алхимиков города — это совсем другой разговор, он точно в теме, а рекомендательное письмецо от его зазнобы у меня с собой.
  
  Хмм… И раз уж зашёл вопрос о частичном повторении подвигов Момонги, стоит вспомнить и за остальные моменты. Что я вообще помню о его приключениях в начале истории? Спас деревню Карн и Газефа, но это ладно. Записался в гильдию авантюристов и попутешествовал с командой романтичных ребят, один из которых оказался маскирующейся девушкой. Спас город, завербовал семью алхимика, поймал лесного хомяка-мутанта, победил законтроленную Шалти, и… вроде бы было что-то ещё с отправкой Себаса и Солюшн куда-то в королевство добывать информацию. Не густо. Ах да, ещё Шалти охотилась на бандитов и морально уничтожила одного из местных топовых мечников, с какого-то бодуна с этими бандитами ошивавшегося вместо того, чтобы сидеть на тёплой должности где-нибудь в королевской гвардии.
  
  Из всего этого однозначный плюс можно поставить вербовке алхимика. В закромах Назарика зелий на пару школьных бассейнов, но их объём всё-таки конечен, а крафтить их не только некому, но и не из чего. В общем, дело нужное и полезное, тут без сомнений. Повторять? Пожалуй. Даже если с Ре-Эстизом получится наладить контакт, и я получу доступ к государственным алхимикам, иметь под рукой своего всё равно полезней, чем не иметь, да и парень вроде бы талантливый, да плюс лёгкая возможность контроля через любимую девушку…
  
  – Тссс… – контроль мыслей, контроль! Нож у горла — это не единственный метод взаимодействия с людьми. НЕ единственный! Запомнить. Зафиксировать. Написать памятку и приклеить на лоб!.. Кстати, хорошая идея. Ну, кроме лба. А вот завести блокнотик для прописных истин действительно следует.
  
  Потратив минуту на разбор инвентаря, ничего подходящего я не нашёл. Пишущие принадлежности были, даже вполне современные ручки, а вот блокнотов или листов не было. Как и в столе. И в кабине в целом. Игровая локация, чтоб её…
  
  – Люпус, – нахожу взглядом боевую горничную, некоторое время назад тихонько «заступившую на пост» моей «няньки» и в невидимости скучающую около двери. Одно из моих колец как раз давало возможность видеть невидимое, так что её присутствие для меня секретом не являлось.
  
  – Да, Владыка Момонга! Что вы желаете-су? – подскочила на месте рыжая оборотень, выходя из невидимости.
  
  – Мне нужен блокнот для записей, будь добра, принеси что-нибудь подходящее.
  
  – О? А! Я сейчас же вернусь-су! Всё будет в лучшем виде-су! Не сомневайтесь, Момонга-сама! – и Плеяда выскочила за дверь, взметнув тугими косичками.
  
  Так на чём я остановился? Вступление в гильдию авантюристов — точно нет. В теории, конечно, можно представить ситуацию, в которой такой статус может быть полезен, но не сейчас и не думаю, что в ближайшее время. Та партия авантюристов с названием что-то про чёрные мечи? Вообще не интересны. Помнится, мне их было жалко, но тут как раз тот случай, когда все проблемы хороших людей от встречи с обитателями Назарика. В каноне они и оказались не в том месте не в то время как раз из-за того, что связались с Момонгой, а раз так, тем более искать их смысла нет. Ну и, по большому счёту, остаётся тот мечник, нарвавшийся на мою милую вампирессу. И тут сложно… Пользы от него — ноль, вреда — ноль, ориентироваться можно только на воспоминания об эмоциональном отклике, что он у меня вызывал до попадания в это тело, но и тут я теряюсь. Вроде как он был приятным персонажем, которому хотелось сопереживать, особенно когда он преодолевал свой надлом, возникший после осознания той бездны, что лежит между людьми и монстрами Назарика (на примере своего боя с Шалти), но что из этого следует? Послать Шалти так же его припугнуть и отпустить? Эм… Тут даже не сущность лича, тут я сам рационального зерна не вижу, даже с моральной точки зрения. Да, это как бы помогло ему вырасти как личность, превзойти себя, найти новый смысл жизни, но… Чёрт бы побрал это тело! О таких материях невозможно размышлять, когда любая твоя эмоция чуть-чуть выше плинтуса тут же вышибается аппаратным образом! Нужен советник… Желательно шестилетний ребёнок, который будет невзирая на авторитеты указывать мне на то, как выглядит мир нормально человека, а не ушибленного на всю голову мертвяка. Да, всё по заветам Ста Правил Тёмного Властелина… Надо бы их, к слову, вспомнить и записать, там есть очень мудрые мысли. Особенно про поиски артефактов и поведение в обществе… Решено — выпишу всё, что вспомню, и обяжу всех Стражей вызубрить наизусть, даже если не поможет от их заскоков, так хоть на время займёт.
  
  – Я вернулась-су! – радостно влетела в кабинет Люпус Регина, сжимая в руке чёрную книжицу.
  
  – Молодец, давай сюда, – протягиваю руку и тут же получаю в неё так нужный блокнот… в окованном золотистым металлом переплёте и с гербом Аинз Оал Гоун на обложке. Где она его взяла, даже думать не хотелось.
  
  Что ж, начнём… Нож у горла — это не единственный метод взаимодействия с людьми. Три знака восклицания, подчеркнуть два раза. Отлично, теперь Правила… А потом надо будет сходить озадачить Ауру организацией дозоров и поисков наших дорогих майндконтрольщиков, но сперва Правила Тёмного Властелина…
  
  
Глава 5
  
  Тем временем, на важнейшем собрании Стражей Этажей.
  – М-м-м-м? – вышедшая из портала Шалти оглядела тронный зал. – Разве нас позвал не Лорд Момонга? Или он сейчас подойдёт?
  
  – Нет, Шалти, вас созвала я, – умиротворённо покачивая крылышками туда-сюда, ответила Альбедо, даже не повернувшись в сторону последней гостьи. Глаза демоницы были полуприкрыты, а взор устремлён куда-то за грань привычной реальности.
  
  – Эй! Что такое? – нахмурилась вампиресса. – То, что ты Надзиратель, ещё не даёт тебе права устраивать общее собрание по любому поводу! Тем более в тронном зале! Ты хоть знаешь, как сложно уложить причёску перед тем, как можно будет позволить себе появиться на глаза Повелителя? Хотя, откуда тебе знать? – Бладфоллен пренебрежительно покачала рукой. – Вечно ходишь даже с лица космы не сдвинув.
  
  – Эхех… – не предвкушая ничего хорошего от начала собрания, протянула Аура, Марэ же и вовсе спрятался за сестрой.
  
  – Твои мелочные нападки меня не трогают, – продолжая счастливо жмуриться, мягким голосом отозвалась Альбедо. – Они только доказывают, что ты ещё совсем неразумный ребёнок, который мечется и никак не может найти своё место в мире.
  
  Теперь уже незаметно поёжился и Демиургус, гадая, так ли разумно он поступил, прерывая работу, организованную по приказу Лорда Момонги, ради «чрезвычайно важного собрания». А вот Коцитус и Себас не шелохнулись, ибо, будучи чрезвычайно крепкими воинами, имели столь же чрезвычайно крепкую стойкость и силу воли.
  
  – Ха, а ты как будто об этом что-то знаешь? – с превосходством ответила Шалти, с изяществом истиной леди проходя к основной компании. – Ролевые игры, как я уже говорила, способны сделать отношения на двести процентов более глубокими и насыщенными в плане обоюдного удовольствия.
  
  – Неужели? – Альбедо впервые чуть вынырнула из своего умиротворённого состояния, скосив взгляд на соперницу.
  
  – О да! – вампирша уже неприкрыто сияла самодовольством. – Когда мы с Владыкой ходили на разведывательную миссию, это было так волнующе, так страстно и замечательно… Мы постоянно держались за руки, я называла его «папа», он гладил меня по голове, а ночь я провела в его объятьях… – Бладфоллен зажмурилась, а потом чётко выверенным жестом стрельнула глазками в Альбедо. – Как жаль, что некоторым рогатым индивидуумам этого никогда не почувствовать.
  
  – Т… Ты умрёшь, мелкая, грязная… – яростный рык, зародившийся в груди демоницы, уже был готов вырваться в полной силе, сотрясая стены Назарика, но в последний момент девушка взяла себя в руки и с предельно сдержанным видом кашлянула в кулачок. – Что бы ты теперь ни говорила, но ты уже проиграла, Шалти, – старательно возвращаясь к виду победительницы, сообщила надзирательница. – Момонга-сама назвал меня любимой и подарил мне кольцо! – означенное кольцо выразительно сверкнуло на поднятой в доказательство ладошке.
  
  – Что? – весь лоск в одночасье слетел с хозяйки первых трёх этажей. – Как это может быть?! Это же кольцо Аинз Оал Гоун! Кольцо Высших Существ! Где ты его украла?! Признавайся!
  
  – Как я уже сказала, мне дал его сам Лорд Момонга. Лично, – упиваясь своим триумфом, раздельно произнесла демоница.
  
  – А, я поняла! – нашлась вампиресса. – Ты, должно быть, решила, что это обручальное кольцо! Но это кольцо для перемещения между этажами, Господин дал его тебе, чтобы ты могла лучше выполнять свою работу, а ты всё перепутала! Ха, чего ещё ждать от кого-то с таким сомнительным сроком годности?!
  
  – Да как ты смеешь, банка с консервантами?! – вспыхнула оскорблённая в лучших чувствах девушка.
  
  – Значит, я угадала! – оскалилась Шалти. – Ты всё придумала, выдавая желаемое за действительное!
  
  – Ничего подобного!
  
  – Аура… – Демиургус повернулся к тёмной эльфийке.
  
  – Даже не проси! Второй раз я на это не поддамся! – отшатнулась пацанка. – В конце концов, если они друг друга прикончат, то Владыка Момонга будет только мой, хе-хе, – уже сильно тише добавила она, устремляя чуточку предвкушающий взгляд на спорщиц.
  
  – С-сестра стра-а-ашная, – поделился своим наблюдением с Себасом Марэ.
  
  – Леди Альбедо, леди Шалти, прошу меня простить, – драгоноид-дворецкий решил принять удар на себя, – я безмерно ценю ваше общество, однако вынужден заметить, что у нас много работы, порученной Повелителем, и мы не можем просто сидеть и слушать вашу… дискуссию. Прошу ещё раз меня простить, но не могли бы вы прояснить, по какому поводу это собрание? – Себас, как всегда, умел правильно подобрать слова и настроить собеседников на нужный лад. Возможно, причиной тому был его Творец, вобравший в себя лучшие черты Паладина и, в некоторой степени, передавший их своему созданию, а может, всё дело было в том, что он вынужден был управлять большим женским коллективом.
  
  – Да, верно, – опомнилась Альбедо и кротко поправила складки на платье, после чего повернулась к слушателям, демонстрируя идеальную гордую осанку. – Как вы знаете, недавно мы осознали, что нам нечем подтвердить свою лояльность Владыке, из-за чего он вынужден страдать, пребывая в не устраивающей его оболочке.
  
  – Наш позор, – прогудел Коцитус, склонив голову.
  
  – Однако, – продолжила Надзирательница, – пусть это и действительно так, Владыка всецело доверяет нам, более того, только ради нас он остался в Назарике!
  
  – Ах, мой прекрасный владыка так добр к своим слугам, – пропела Шалти нежным голосом.
  
  – Да, мой, – бросила очередной убийственный взгляд на подругу демонесса, – любимый Владыка щедр и прекрасен. И он поведал мне, что просто ещё не успел подготовить всё необходимое для своего Перерождения. Перемещение в другой мир и связанные с этим хлопоты отнимают слишком много времени! А мы — недостаточно компетентны, чтобы полноценно помогать ему. Пример выдающейся бездарности Нейронист не единичен. Пусть терпение Господина почти безгранично, но и ему есть предел. Мы всё ещё не доказали, что достойны оказанного доверия Владыки. Но… нам нельзя ошибаться в своих решениях, дабы не быть отвергнутыми его бесконечной милостью.
  
  – Но… что нам делать? – Коцитус пребывал в растерянности.
  
  – Это очевидно, – чуть улыбнулся Демиургус, рефлекторным жестом поправляя очки, – если окружающий мир доставляет какие-либо неудобства Господину, мы просто сожжём его и положим к Его ногам!
  
  – Нет, – вмешалась в разговор Шалти, озадачено нахмурив брови, – я тоже имела честь разговаривать с Господином, и однажды он поднял как раз эту тему. Он не желает подчинять или уничтожать этот мир, потому что это слишком… хлопотно. Он сказал, нужно сделать так, чтобы эти низшие существа сами и добровольно приносили ему то, что ему потребуется.
  
  – Но… как это сделать-то? – Коцитус выпустил облако холодного пара из дыхательных отверстий. – Как кого-то заставить нести нам дань, если их не покорять?
  
  – Действительно… – озадачилась и Аура.
  
  – И вправду, как?! – вопрос вызвал живейшее переглядывание среди монстров, но вот ответа ни у кого не наблюдалось.
  
  – Хмм, – наконец-то подал голос Демиургус, долго теребивший себя за подбородок, – вроде бы, подобные дары приносят правителю… Но господин не желает завоёвывать мир… Хм… Тайная власть? Интриги? Создание религиозного культа?
  
  – Эм… Владыка что-то говорил, что мы будем делать или давать людям что-то бесполезное для нас, а они в ответ будут давать нам нужное… – дополнила свою речь Шалти, к сожалению, на момент разговора с Владыкой она была немного не в том состоянии, чтобы досконально запоминать каждое его слово.
  
  – Конечно! – ударил кулаком по ладони Демиургус. – Владыка — Истинный Бог Смерти, а потому ему должно поклоняться! Как же я раньше не догадался, он же сам отдал мне заключённых из Теократии, чтобы они рассказали мне обо всём, в том числе и о их вере и принципах её действия! Владыка воистину Величайший из Высших Существ — он продумал всё на два… нет, на пять шагов вперёд!
  
  – Прекрасно, Демиургус, – оживилась Альбедо. – Тогда непременно займись этими исследованиями! Результаты немедленно представь мне… исключение, только если я в этот момент буду в покоях Владыки… мррр… Если потребуется, можешь использовать любые ресурсы! Мы должны показать Господину Момонге, как усердно трудимся во Имя его!
  
  – Разумеется, я немедленно приступлю! – кивнул демон и поспешил откланяться. Основная цель встречи была завершена, Альбедо рассказала, что Господин вовсе не сомневается в них, но это не означало, что они стали считать себя достойными Его милости, а потому — предстояла масса работы. К тому же могучий разум демона уже выявил одну проблему, сталкиваться с которой не хотелось даже ему. А потому…
  
  – А теперь, Аура, я хочу послушать, что ты там говорила про моего возлюбленного Повелителя, – обманчиво мягко спросила Альбедо, обладающая прекрасным слухом.
  
  – Да, что-то по поводу того, что ты хочешь наложить свои мелкие ручонки на моего обожаемого Владыку, – вторила ей вампиресса, также на слух не жалующаяся.
  
  – … нужно как можно быстрее отступать, пока не стало поздно, – закончил мысль Демиургус, уже стремительно удаляясь. За собой он увлёк Коцитуса — крепкий воин, в случае чего, мог спокойно принять на себя шальной удар, перейди прения этих трёх во что-то большее, чем словесная перебранка. А вот каким образом впереди него оказались спины Себаса и Марэ, демон-стратег ответить затруднялся. Очередное Собрание Стражей Этажей благополучно завершилось.
  
  
***
  
  – Хмм… – я мрачно смотрел на исписанный лист бумаги на столе и думал мрачную думу.
  
  – Вы недовольны, Момонга-сама? – сконфуженно пролепетала Аура, от волнения даже немного опустив ушки.
  
  – С этим будет сложно организовать незаметное наблюдение, – констатирую я итоги ознакомления с предоставленным эльфийкой списком. Совместный зверинец Ауры и Марэ был хорош, тут спору нет, но в этом и была проблема. Среди кучи самых экзотических зверей из разряда «мечта ханта-коллекционера», ну или рейнджера, если переводить на термины Иггдрасиля, не было практически никого, кто мог бы выдать себя за естественную фауну средней полосы.
  
  – Прости-и-ите, – девочка в костюме мальчика виновато опустила голову, натурально сгорая от стыда.
  
  – А… М-м… – невнятно пролепетал Марэ, но тут же осёкся, неиллюзорно принимая на себя всю полноту чувства вины сестрёнки.
  
  – Да, Марэ, говори, – подбодрил я эльфёнка. – У тебя есть идея? – в принципе, резервный вариант с тем, что он, как друид, подчинит животных в лесу и организует поиски их силами, никуда после отчёта Ауры не делся, но вот придёт ли эта идея в голову младшему близнецу?
  
  – М-можно… Т-то есть, я могу попробовать приручить орлов и других птиц, чтобы они к-кружили у леса и докладывали обо всём необычном. Орлы далеко видят и могут обнаружить подход врагов заранее… П-простите, – вконец стушевался парень.
  
  – Хорошая мысль, – с приятным удивлением отвечаю эльфу. Мне птицы в голову не пришли, точнее крутились в мыслях только в качестве части лесного наблюдения, а не дальней воздушной разведки.
  
  – П-правда? – с робкой надеждой и несмелой радостью поднял взгляд друид. Блин, надо ему всё-таки приказать сменить одежду, а то от этого перманентного смущения и робости даже меня пробирает, несмотря на состояние нежити и понимание, что он ни разу не девочка. Только вот… как он отнесётся к приказу сменить одежду, данную ему обожаемой создательницей?
  
  – Да, это действительно хорошая мысль, только… – я задумчиво побарабанил пальцами по столешнице, припоминая ту пару скупых картинок, что повествовали о противнике. – Те, кого нужно найти, вряд ли будут выглядеть подозрительно. Небольшая группа из десятка человек, в разномастной одежде и доспехах. Учитывая, что рядом находится крупный город с отделением гильдии авантюристов, вокруг может ходить масса подобных пёстрых компаний. Вся надежда на то, что они будут двигаться в направлении Назарика либо деревни Карн — других зацепок у нас…
  
  Мою речь прервал стук в дверь. Дежурившая сегодня при мне Сизу Дельта (даже любопытно, они тянут жребий или очередь распределена по результатам женского голосования?) тут же прошла к выходу и, выглянув наружу, индифферентно доложила:
  
  – К вам для доклада явился Страж Седьмого этажа Демиургус.
  
  – Хорошо, пусть заходит, – распорядился я, при упоминании демона невольно вспомнив ещё одну насущную задачу, а именно — где бы мне добыть шестилетнего ребёнка в качестве советника и консультанта по адекватности? Ведь если поручить такое дело этим деятелям, они вырежут всю его деревню, убьют родителей у него на глазах и приволокут ко мне только после того, как выдрессируют «вести себя подобающе в присутствии Высшего Существа». Моральные травмы и психические отклонения гарантированы. Ну и смысл мне будет в таком советнике? Нулевая эффективность. С последней мыслью что-то было не так, но что именно, я сообразить не успел — в кабинет вошёл демон.
  
  – Надеюсь, я не помешал ничему важному? Если так, покорнейше прошу простить мою назойливость, – заметив эльфов-близнецов, элегантно поклонился стратег, сверкнув своими очками.
  
  – Нет, Демиургус, мы как раз обсуждали тему, где Ауре и Марэ может понадобиться твой совет, – и я вкратце, но не упуская важных деталей, вроде необходимости соблюдения секретности и при этом отсутствия жертв среди мирного населения (а это важно! Ибо нет свидетелей — нет проблемы!), ввёл главного стратега Назарика в курс дела.
  
  – Какая интересная задача… – Страж задумчиво потеребил подбородок. – Ограниченными силами, без личного участия Стражей и наиболее ценных представителей Назарика, на незнакомой территории, вычислить малую группу диверсантов, с размытым радиусом поиска, который можно кратко описать как «окрестности Э-Рантэла», и всё это не имея представления, с какой стороны ждать появления противника…
  
  – Хорошо сказано, – признал я умение парня ёмко описать неумеренность хотелок начальства.
  
  – Благодарю вас, Момонга-сама! – отвесил почтительный поклон демон. – Не сомневайтесь, я окажу всю возможную помощь Ауре и Марэ, у меня уже даже есть несколько идей!
  
  – М-мы хотели использовать для разведки птиц, – робко, но с видной заинтересованностью (испугался, что его идею сейчас завернут, раз появился куда более маститый стратег?) подал голос мальчик в юбочке.
  
  – Друидические силы, безусловно! – тут же уловил мысль демон. – Ваши с Аурой совместные способности в управлении животными дадут широчайший спектр возможностей. Теперь у меня есть ещё три идеи, как можно воплотить в жизнь желание Повелителя!
  
  – Правда? – удивлённо хлопнула разноцветными глазами эльфийка. – Я всю ночь голову ломала!
  
  – Это у-удивительно, – поддержал изумление сестры Марэ.
  
  – Ну конечно, – Демиургус с довольной улыбкой поправил очки. – Всё-таки я — главный стратег и тактик Назарика! Я знаю сорок шесть техник сведения якобы бесконечного ряда случайно генерируемых вероятностей к допустимому множеству переменных! Впрочем, мой разум, бесспорно, не идёт ни в какое сравнение с мудростью Величайшего из Высших Существ! Ведь применение этих техник на практике для такого, как я, всё ещё чрезвычайно сложно, а вы, Владыка Момонга, сумели просчитать появление и примерный состав этого отряда по одному лишь эффекту чужой попытки наблюдения во время разгрома Писания Солнечного Света. Я могу только мечтать, что когда-нибудь достигну таких высот! – в мою сторону опять поклонились, только вот я себя ощутил как в унитаз опущенным…
  
  – Э-э-э… – эльфята хором высказали мою собственную мысль, хоть и выразились на изумление цензурно.
  
  – А зачем вы пришли, Демиургус-сан? – вот кому явно было абсолютно пофиг на заявленные возможности, так это горничной-андроиду. Она как подошла к столу неслышной тенью гостя, так и стояла, пока вконец не разобрало любопытство. Хотя ей-то чего? У неё в голове вообще суперкомпьютер, если я ничего не путаю.
  
  – Ах да, я совершенно забылся, прошу простить мою беспечность, – демон вновь поправил очки, на этот раз умудрившись придать этому жесту сконфуженности. – Владыка Момонга, – на свет, словно по волшебству, появилась канцелярского вида папка с листами бумаги, – как вы и приказывали, я взял на себя добычу информации из ваших пленников. Следуя вашим инструкциям, я решил начать с устройства Теократии и её религиозного догмата и сразу же нашёл нечто очень интересное!
  
  – Настолько, что ты решил докладывать, не дожидаясь полных результатов, Демиургус?
  
  – Да, Владыка. Если позволите… – Страж раскрыл папку и положил её на стол передо мной. Ну что же (оцениваю толщину стопки вложенных внутрь листов, покрытых убористым почерком), тут явно больше данных, чем приносила Альбедо. – Теократия — демократическое, – тут демон скривился, – религиозное государство, управляемое так называемым Советом Кардиналов. Формально, оно разделено на шесть регионов, управляемых одной из Сект, превозносящей одного из их Шести Богов, но при этом остальные боги также признаются, и в случае необходимости «разрозненные» секты поразительно быстро проводят совместные акции. Судя по данным нашего гостя, Магия Наблюдения — это прерогатива Писания Ветра, что, как я говорил ранее, формально не имеет общих дел с почитателями Бога Жизни и его Писанием Солнечного Света.
  
  – Понятно, но что в этом интересного? Многие сильные мира имеют свои договорённости между собой. Даже в том случае, если их подданные свято уверены, что правители готовы вцепиться друг другу в глотку.
  
  – Простите мою самонадеянность, господин, в гордыне своей я не подумал, что эти вещи будут очевидны для Вашей Мудрости, – склонил голову Демиургус.
  
  – Не извиняйся, ты поступил верно — я знал это в силу своего опыта, но я не претендую на всеведение, – я скосил глаза на заветный блокнотик, который теперь всё время держал под рукой, и нашёл нужную строчку. «Если я буду нанимать кого-то в советники, я буду прислушиваться к его советам, ведь для этого я его и нанял». Да, всё верно, – так что и впредь информируй меня обо всём, что необходимо знать, не надеясь, что какие-то вещи для меня «очевидны». А теперь продолжай.
  
  – Как пожелаете, Владыка! Как я узнал, в Теократии есть некое Хранилище Наследия Шести Богов, судя по всему, там находятся артефакты, наделённые большой силой. Насколько точно, сказать я не могу. Тот кристалл с жалким Доминионом Власти тоже был в данном Хранилище и считался довольно ценным, пусть и не носил прозвания «наследия». Это хранилище охраняется Чёрным Писанием. Именно они временно передают предметы оттуда другим отрядам по распоряжению кардиналов. И очень примечательно, кому поклоняются эти низшие существа.
  
  – И кому же?
  
  – Суршана – сильнейший из Шести Великих Богов. «И явился Он облачённым в Чёрное скелетом огромного роста, и Великий Посох сиял в Его длани, и не было от него спасения ни зверю, ни птице, ни человеку, ни нелюди, ибо он — Смерть», – явно цитируя, продекламировал демон. – Потому я обязан спросить, были ли уже вы в этих местах шесть веков назад, Владыка? – и вид такой счастливый…
  
  – О-о-о! – протянули эльфы (в основном — Аура), награждая меня поражёнными взглядами готовых вот-вот услышать радостное, но неожиданное откровение людей.
  
  – Нет, – бесстыдно ломаю об колено их ожидания, – но описание довольно занятное, – да, очень занятное. Если этот «Боженька» был игроком, то явно той же расы, что и Момоныч. Ну или чем-то похожим, всё же вариантов эволюции от простого скелета-мага до Оверлорда в игре было какое-то немереное количество, особенно с учётом мультиклассирования. В любом случае, уровень у него должен быть минимум семидесятый, максимум — сотка, как и у меня. Но встаёт вопрос, что с ним стало? Ушёл в исследования и заблудился? Прикончили свои за то, что окончательно спятил на почве нежизни? Самоубился, понимая, что вот-вот окончательно утратит человечность? Или где-то в мире до сих пор сидит не уступающий мне колдун, которому уже шесть веков поклоняются как богу, в его распоряжении — сильное человеческое государство и хрен знает сколько ресурсов? И вот, честно говоря, я даже не знаю, какой из вариантов хуже. – И что же с ним случилось?
  
  – По местным легендам, его убили некие «Короли Жадности» около пяти веков назад. Точнее, восемь Королей объединились, чтобы уничтожить могущественного Бога, – так… хорошо, если они были примерно одного левела, то могли подловить, загнать и убить. Не знаю, есть ли тут возрождение игрока, но если оно и есть, то работать должно по игровым же принципам, а значит — жрать экспу, от одной десятой уровня и вплоть до стоимости пяти последних уровней за раз — в зависимости от того, где и как ты откинулся и как возродился. Если просто прирезали, а потом быстро реснули высокоуровневым кастом, то потеряешь минимум, а вот если твоё тело закинули в вулкан и ресаться пришлось игровым интерфейсом, то изволь раскошелиться… Н-да, интересная игровая жизнь была у Момоныча в начале карьеры… Кстати говоря, а ведь воскрешение через игровой интерфейс тут работать не должно, по причине отсутствия оного интерфейса, то есть даже имей я принципиальную возможность возрождаться после смерти, мне всё равно будет нужен кто-то, кто использует на мне жезл воскрешения… Заметка на память: раздать всем Стражам жезлы воскрешения. Впрочем, я отвлёкся. В любом случае, если тот лич действительно помер — мне же лучше, конкуренты нафиг не нужны.
  
  – А остальные пятеро?
  
  – На этот счёт легенды очень противоречивы, но вероятнее всего, их тоже уничтожили Короли, либо же они умерли от старости, так как все, или большая часть, принадлежали к человеческой расе.
  
  – Как ты это узнал?
  
  – Тут тоже очень интересный момент. Дело в том, что в Теократии до сих пор есть несколько династий, якобы напрямую происходящих от этих самых Богов, их представителей даже так и называют «полубоги». Косвенно достоверность этого утверждения подтверждается тем, что все члены этих династий, по уверениям нашего гостя, намного сильнее обычных людей, и все накрепко связаны с Писаниями. Информация по известным Нигуну и его людям «полубогам» сведена в таблицу на странице семь. К сожалению, кроме общих сведений и слухов, там мало что отражено — наш информатор не имел нужного доступа, хотя неоднократно и встречался с некоторыми из них.
  
  – Что ж, очень хорошо… – неужели вот и нашлись наши неизвестные контрольщики разума? – А что случилось с Королями Жадности?
  
  – Вроде бы Короли перебили друг друга, не поделив власть над этим миром и его богатствами. Точно никто не знает. Время их правления ознаменовано чередой великих войн, которые привели к падению, а нередко и полному уничтожению множества нечеловеческих рас, но такая же судьба постигла и подконтрольное им государство. По этой причине некоторые говорят, что их уничтожили Злые Боги, или, по-другому, Демоны-Боги, которые появились как раз через некоторое время после смерти Королей Жадности и сеяли хаос и разрушения по всей земле на протяжении примерно трёхсот лет.
  
  – Дай угадаю, их, в конце концов, тоже убили?
  
  – Верно, Владыка. Примерно двести лет назад Тринадцать Героев совершили свой поход и уничтожили Богов. Правда, по словам нашего гостя из Писания Солнечного Света, он слышал, что Тринадцать героев уничтожили не всех Злых Богов, а кого-то только победили и запечатали.
  
  – И что стало с этими тринадцатью?
  
  – Ничего. Они вернулись в свои страны героями. Большая часть уже умерла от старости, – ответил демон.
  
  – Довольно наглядный пример, не находите?
  
  – Господин? – не понял Демиургус.
  
  – Чуть позже, позволь я сперва прочту, – склоняюсь над папкой и углубляюсь в изучение документа. – Пока можете присесть и попросить Сизу принести вам перекусить, – заметив, что Стражи дисциплинированно и одухотворённо замерли на своих местах, жадно наблюдая за моим чтением, спохватился я.
  
  – Вы слишком добры, Повелитель, – поклонился главный стратег Назарика, не убирая с лица учтивой улыбки. Эльфы и вовсе промолчали, задавленные застенчивостью, а может, и грузом информации.
  
  – Сизу, организуй им что-нибудь и проследи, чтобы Аура с Марэ поели, – переадресовал я команду, а то ведь реально так и будут стоять над душой. – Будут упираться — зови Юри и Себаса.
  
  – Как прикажете, Лорд Момонга, – дисциплинированно отозвалась андроид и направилась к двери.
  
  Итак, состав Писаний…
  
  Имена и названия, фигурирующие в тексте доклада, мне по большей части ничего не говорили, но вот общая картина появления в этом мире других игроков вполне складывалась. Всего волн переноса было от трёх до пяти, включая нашу. Первыми определённо были Шесть Богов, они же начали внедрять ранговую магию вместо существовавшей до этого «Дикой магии», про суть которой наши пленники, увы, ничего сказать не могли. Эти ребята в большую политику особо не лезли и в целом уживались со всеми вокруг довольно мирно, несмотря на то, что главным у них был лич. Также, по косвенным данным, только Суршана из них был соточкой, а остальные уровнем поменьше. Ну или же сильно проигрывали ему в экипировке, такое тоже возможно. Скорее всего эта группа была или молодой гильдией, в которой один паровоз тянет несколько вагончиков, или вовсе случайной группой, в которой менее ранговые ребята банально попросили лича помочь с каким-то контентом и таким составом угодили в перенос. Впрочем, первое мне виделось более вероятным — случайные люди не стали бы держаться вместе после того, как осознали свою силушку, и или разбежались бы, как в море корабли, или перегрызлись между собой. Шесть Богов же если и ругались, то за пределы закрытых кабинетов это не выходило, иначе хоть как-то осталось бы в памяти посвящённых культов. О том, как языческие религии любят тему вражды тех или иных членов пантеона, хорошо говорят примеры древних греков, скандинавов и даже японцев, а вот здесь как-то обошлось без таких особенностей… До появления следующей группы.
  
  Вторыми у нас стали Короли Жадности, и вот эти были реально борзыми и закомплексованными, очень напоминая группу идейных ганкеров из WoW, ну или ПКшеров, если говорить в терминах Иггдрасиля. Не успели попасть в мир, как тут же буром попёрли сливать прошлую группу, несмотря на то, что расстояние от Слейновской Теократии, где обосновалась первая шестёрка, до Эруэнтю — летающей крепости Королей Жадности, — очень не маленькое. Крепость, кстати, явно была базой гильдии, с которой они перенеслись в этот мир, и она существовала до сих пор, как и город, возникший под ней во время правления восьмёрки. И это была очень интересная информация, как и то, что крепостью на данный момент владел один из уцелевших Лордов Драконов, но я отвлёкся. Как только эти молодые и дерзкие перебили предшественников, они тут же ломанулись в новые приключения, а именно — драки со всеми и вся, кроме весьма жалких на тот момент времени человеческих анклавов. Примечательно, что наведаться в земли Теократии и отобрать у потомков Шести Богов их наследство эти ребята так и не додумались, да и в остальном вели себя весьма… странно, на мой взгляд. Создавалось ощущение, что единственная известная им тактика заключалась в том, чтобы выбрать направление и пойти «исследовать новую локацию», в процессе «зачищая» всех враждебных «мобов». Учитывая, что миром тогда правили нечеловеческие виды, а сами Короли Жадности были людьми, во «враждебные мобы» могли быть записаны целые города и страны. И не только могли, но и регулярно туда записывались! По легендам, эта восьмёрка на постоянной основе применяла трюк с окружением какого-нибудь поселения и последующей планомерной зачисткой, не разделяя обитателей на пол, возраст и социальное положение, после чего деловито собирала всё ценное и шла дальше, как ни в чём не бывало. Какой-то осмысленной стратегии, ну не знаю… развития?.. в их действиях не прослеживалось вплоть до создания своего государства на зачищенных землях. Всё, что они делали, это ходили по миру, резали всех, кто им не нравился, собирали с них «лут» и шли дальше. Да что там, если верить показаниям пленных, вернее, тем легендам, что они слышали о тех временах, для данных деятелей было в порядке вещей зайти в дом преуспевающего торговца на своей же или союзной территории и внаглую его обнести, обчистив все сундуки и ухоронки. Банально потому, что у того были деньги, а «Королям» захотелось их прибрать. Ну и кончили они соответствующим же образом — как только объекты для совместного фарма исчерпались, начался фарм индивидуальный, с оттенком каннибализма. Мирно поделить совместно нажитое имущество ребята не смогли… А может, и смогли, но потом кто-то решил, что не хватает ему простой роскоши и сытой жизни для счастья, а обязательно нужно ещё чувство кайфа от нагиба себе подобных. Местные не удовлетворяли, потому как в прямом смысле являлись пылью под ногами, нужны были те, с кого «хонор сыпется», если в терминах WoWа оперировать. В общем, так или иначе, не удержав власть и полувека, граждане иномировые мигранты устроили масштабные разборки друг с другом, в процессе превратив весь центр страны в безжизненную пустыню. Уцелела только столица и дикая периферия, с ничтожно малым населением, недобитыми монстрами по лесам и болотам да самым минимумом администрации. Собственно, из этой периферии потом и возникли все нынешние королевства людей, а в центре материка теперь лежит одна только Южная пустыня, с городом Эруэнтю, в коем жизнь теплится за счёт оставшегося от прежних хозяев наследия.
  
  Что касается Демонов-Богов, то это могли быть как заброшенные из Иггдрасиля игроки различных тёмных рас, что элементарно потекли крышей под воздействием тел (на это указывало в частности то, что один из них точно был инсектоидом), так и лишившиеся хозяев NPC, ранее служившие тем же Королям Жадности, а то и Шести Богам. Как бы то ни было, после развлечений предыдущей восьмёрки миру потребовалось ещё триста лет на то, чтобы достаточно оклематься и внятно скооперироваться против этой угрозы. Собрали с бору по сосенке самых толковых и боевитых ребят, выпросили им у поселившегося в Эруэнтю Лорда Дракона чуток артефактов, принадлежавших Королям, да и запинали толпой по одному. Благо изощрённостью ума эти демонята не страдали от слова «совсем», и их линейные миграции к тому моменту давно научились отслеживать и вовремя убираться с пути все заинтересованные лица. Героев, кстати, было не тринадцать, а заметно больше, просто в человеческих землях предпочитали игнорировать существование сильно уж нечеловеческих представителей отряда.
  
  Ну и вот, стоило миру только вздохнуть с облегчением после всего этого трэша и угара, а людским государствам достаточно окрепнуть и возмужать, чтобы начать пробовать по-серьёзному бодаться за территории и ресурсы, как в этот мир переносится Назарик… Вполне возможно, существовали и другие переносы, но они себя никак не проявили в истории. И вот Назарик… Это… Я не знаю, но первая мысль, что кто-то реально играется в социальные эксперименты на отдельно взятом мире.
  
  Я закрыл папку.
  
  – Итак… – мой голос заставил разом подскочить с диванчика всех трёх Стражей. – В этот мир до нас попали как минимум две достаточно сильные группы из Иггдрасиля, но все они погибли. По глупости или… большой глупости — детали. А вот местные «Герои», что уступали им во всём и даже потенциально не могли достигнуть такого же могущества, спокойно себе прожили жизнь в почёте и достатке, а некоторые и сейчас живут, если верить информации про эту, – заглядываю на нужную страницу, – Ригрит Берс Каруару. Очень показательно… Впрочем, Демиургус, полагаю, ты пришёл ко мне не только для того, чтобы устроить краткий экскурс в историю?
  
  – Вы правы, Момонга-сама, – демон в оранжевом костюме шагнул ближе. – Ваш внешний облик идеально подходит под описание Бога Смерти Теократии, явись вы к ним в своём величии, и эта страна склонится пред вами, предоставив свои ресурсы и все возможные знания. Разумеется, могут быть проблемы и несогласные, но сил Назарика с лихвой хватит, чтобы в минимальное время задавить любые протесты и недовольства.
  
  – Хм… – демон давал очень ценную идею. С минимумом затрат занять огромную территорию, получить доступ к знаниям и ресурсам, как я понял, одной из сильнейших человеческих стран мира, да ещё и наложить лапы на «наследие» одной из групп моих предшественников. Звучало прекрасно. Слишком прекрасно. И рационально. Чрезмерно. А мы уже договорились, что все порывы сущности лича нужно душить. Во избежание. К тому же... Вновь кошусь на блокнот. «Уродливые мутанты и неуправляемые маньяки займут должные места в моих Легионах Ужаса. Однако прежде, чем поручать им тайные операции, требующие скрытности и такта, я подумаю, не найдутся ли иные кандидаты, привлекающие к себе намного меньше внимания». Полагаю, в деле «возвращения Бога» такт должен быть изрядный, даже если это Бог Смерти. Особенно если это Бог Смерти. А я своих слуг знаю. Сначала ВАААААГХ и Кровь Богу Крови, а потом будут чесать репу, где население взять… так что нафиг, но и сказать Демиургусу что-то вроде «вы больные маньяки, которым я бы не доверил и курятник охранять, поскольку не то что курам хана придёт, вы всю деревню спалите» будет неправильно. С таким отношением он дальше этого уровня никогда и не пройдёт. Если вообще не задумается над вопросом «а зачем ему такой шеф?» О! Придумал! Так, сделать рожу посуровее… кхм… полыхнуть негативными эмоциями. – Ты предлагаешь мне прятаться за чужой маской? Присвоить чужие заслуги, как какой-то жалкий балабол-неумёха? Более того, прятаться за личиной неудачника, который и ста лет не смог продержаться у власти? Ты действительно такого низкого мнения обо мне?
  
  – Простите, Господин! – демон упал на колени и уткнулся лбом в землю. – Я и в мыслях не смел недооценивать ваши мощь и величие, лишь попытка получить большее, прикладывая меньше усилий, вела меня!
  
  – Только это тебя и оправдывает. Это, да ещё отсутствие опыта, – «смиряю гнев». – Что же, он придёт, со временем. Но раз уж ты занялся божественной темой, то подумай вот о чём… Здесь и до нас были пришельцы. Но кто-то смог их убить… а потом убить их убийц, а потом ещё раз. Не важно, как это обставлено и чему учат в местных церквях — у нас пока всего один источник, да и тот… Слова верующего о предмете своего поклонения следует как минимум делить вчетверо. И вот теперь здесь оказались мы. Подумай. Представь возможности, проанализируй ситуацию. И вновь доложи мне через три дня. После этого сосредоточься на составлении методических пособий по магии.
  
  – Благодарю вас за милость и толику вашей мудрости, Владыка, – не отрываясь от пола, ответил Демиургус, – я немедленно приступлю.
  
  – Ступай, – взмах рукой, и демон, поднявшись на ноги, едва ли не бегом понёсся из кабинета. М-да, возможно, я перегнул палку, да и идея у него была, откровенно говоря, очень неплохой. Но вот не внушает мне доверия Теократия. О государствах судят по их представителям. Я видел Газефа Строноффа и видел Нигуна Грид Луина. И из этих двух мне больше по душе первый.
  
  – Ам-м… Э… – попытавшийся что-то сказать Марэ сжался и спрятался за сестру. Глянув на близнецов, я попытался вздохнуть и вновь убедился, что это не получается.
  
  – Простите, что отвлёкся, – отодвигаю папку с докладом демона. – Надеюсь, вы хорошо поели? – скашиваю взгляд на Сизу возле уже совершенно чистого столика у дивана, хотя она приносила туда что-то во время моего чтения.
  
  – Да, было очень вкусно! Спасибо вам, Момонга-сама, за возможность поесть в вашем присутствии! – жизнерадостно, но с тщательно скрытой толикой опаски, явно вызванной причинами отступления Демиургуса, отозвалась Аура.
  
  – Очень хорошо, продолжим обсуждение. У вас появились новые мысли?
  
  
Глава 6
  
  Где-то в Великой гробнице Назарик. Один очень занятой скелет.
  – Да где же этот сундук? – уже теряя терпение, с досадой захлопнул я крышку, оборачиваясь в центр помещения одного из малых хранилищ гильдии, куда сбрасывали часто используемые вещи и расходники, каждый раз тащиться за которыми в центральную сокровищницу просто упаришься.
  
  Требовался мне контейнер с высокоуровневыми жезлами воскрешения, ибо и так уже задержался с исполнением «заметки на память», а ведь мне скоро гробницу покидать. Проблема была в том, что Момонга, чью память я унаследовал, уже лет… много даже не задумывался о том, где в Назарике эти жезлы лежат. У него было архиредкое артефактное кольцо «Мастера палочек», которое, помимо бонуса на усиление эффектов любой волшебной палочки в руках владельца, позволяло и создать любой жезл с любым эффектом в границах десяти стандартных рангов заклинаний, при этом созданный жезл мог использовать любой игрок, независимо от класса. Перезарядка способности колечка составляла всего час, и единственный его минус был в том, что на крафт требовалась мана пользователя, и чем создаваемый жезл круче, тем больше маны надо было вбухать, но это была откровенно никакая проблема для кастера уровня Момонги. Иными словами, ему в принципе нафиг не нужны были другие жезлы — он был сам себе бесплатный магазин с инвентарём на любую ситуацию. Для меня же сейчас это вылилось в головняк по поиску в дохрена огромных запасниках гильдии сундука, о котором я не имел никакого представления, кроме того, что он где-то есть. Нет, можно было ещё засесть и начать лично крафтить нужные артефакты, но у меня на обеспечение одних Стражей с Плеядями больше десяти часов уйдёт, а ведь помимо них есть куча других высокоранговых обитателей Назарика, которым такую штуку, как возможность воскресить обожаемого босса, надо бы, по-хорошему, выдать. Тратить же лишние сутки на создание того, что и так валяется где-то в нужном числе, мне было откровенно жалко. Вот и копался я на складе «срочных» расходников, который никто не инвентаризировал уже лет десять, поминая тихим добрым словом этих проклятых упоротых хомяков и особенно бывшего владельца своего тела, который за годы одинокого гринда тоже навалил сюда кучи всякого дропного хлама, но что-то систематизировать в этих кучах ему уже было влом.
  
  Был, правда, ещё вариант пойти в главную сокровищницу, где по-любому ещё морской контейнер этого добра заныкан и занесён в каталог, но там тусуется Актёр Пандоры — Страж Сокровищницы, ко встрече с которым я пока что морально не готов. Мне и без того хватает навязчивого внимания и обожания со всех сторон, а если я навещу личное создание Момонги, то ведь шансов, что оно после этого отлипнет, вообще не будет. Плюс разбираться ещё и с его тараканами в голове, которых туда напихал Сатору в те времена, когда сам ещё из возраста тинейджера не вышел, я банально не потяну в данный момент времени. Мне бы своих укротить сперва… Нет, грози долгое невнимание к Актёру какими-то траблами, я бы сжал несуществующие булки и пошёл отыгрывать коммандера Шепарда с новым сопартийцем, но Актёр в этом отношении был хорошим мальчиком, не то что все остальные здесь — его можно было смело не трогать и неделю, и месяц, и хоть десять лет. Вообще ничего не изменится. Он так прописан, что даже ничего не заметит, ибо почти хикикомори, которому тишина и одиночество в кайф, а работа охранником склада — это то, что делает ему хорошо. Собственно, он и так уже те самые десять лет там в одиночестве сидит — Момонга как его создал, так и забыл, в лучшем случае бросая взгляд, когда в Сокровищницу ходил. В общем, надо было искать тут. На крайний случай, пройтись по личным кладовкам остальных гильдейцев — у каждого в личных апартаментах была такая, и Момонга после их ухода ничего не трогал, а там жезлы воскрешения точно есть, пусть и не на все классы, но уж с задачей подобрать, кому что вручить, я справлюсь.
  
  Блин…
  
  При воспоминаниях об Актёре Пандоры, мысли невольно скакнули дальше, на других… кхм, «личных персонажей» с ценными умениями. Таких в Назарике было немало, но особенно выделялись сёстры Альбедо. Ну, хотя бы уже потому, что они сёстры Альбедо, пусть и исключительно по лору и создателю, а не расе.
  
  Нигредо и Рубедо. В манге их не было, но здесь они были, и были они… Я аж передёрнулся, несмотря на активировавшуюся продувку черепа. И ещё раз пообещал себе грохнуть всех членов гильдии, окажись они здесь. Пероронтино — с особой жестокостью, а нашего «Великого Алхимика», что и был «отцом» сестёр — особо извращённо. Ну или наоборот. Я ещё не определился. То, что упорол этот кадавр, было в разы хуже почти «безобидных шалостей» пернатого долбоклюя по отношению к Шалти. Подумаешь, комплексы по поводу своих размеров. С сёстрами моей Надзирательницы (да и с ней самой) Табула Смарагдина поступил куда как хуже. Нигредо — слабейшая из трёх, но при этом самая «старшая». Тощая девушка с телом лет на 16-20, созданная в подражание классическому образу «призрака женщины в грязной ночной сорочке, с лицом, закрытым чёрными волосами», вылезающим из колодца-телевизора, чтобы убить героев фильма ужасов. У неё даже скриптовая катсцена была, созданная по тем же мотивам, чтобы членов гильдии пугать. Ну и возможных вторженцев, но прежде всего членов гильдии, что случайно зайдут в её место обитания. Собственно, первый её «выход в свет» и «презентация» из-за этой катсцены и особенностей её прекращения чуть не закончились эпическим мордобоем и, вполне возможно, сопровождались несколькими комплектами испачканных в реале штанов. Сатору, по крайней мере, был к этому близок, и только пустой живот уберёг «Отца назарикской демократии» от такого позора. Но возвращаясь к Нигредо. Девочка имеет добрый алаймент, заботливая, обожает детей, причём реально в хорошем смысле этого слова, но не имеет лица — его буквально «сорвали» с головы, обнажая мимические мышцы. Но это фигня, по сравнению с половиной населения Назарика вообще ни о чём, однако беда в том, что, при всей своей доброте, она не всегда способна отвечать за свои поступки, являясь натурально сумасшедшей. По крайней мере, что-то такое было прописано в её лоре и скриптовой механике, мол, отбери из рук любимую куклу — и включается берсерк, под которым она нападает на всех, включая членов гильдии. И проверять, как оно перенеслось в реальный мир, вот вообще неохота, тем более её «любящий» создатель, ни много, ни мало, посадил её в Ледяную Тюрьму, да не охранником, а заключённым, который заперт в специальной камере, которая непрерывно пытает её навязчивыми иллюзиями и голосами страдающих детей. И, с одной стороны, логика подсказывает, что выпустить её из этого ада надо как можно скорее, просто чтобы не провоцировать ухудшение психического состояния, но с другой, выпускать уже заведомо неадекватную личность близкого к топу уровня силы в ситуации, когда и вполне разумные подчинённые способны в любой момент устроить лютейшую дичь с самыми ужасными последствиями… боязно, мягко говоря. Добавим к этому тот факт, что Табула Смарагдина сам имел проблемы с кукухой и был помешан на «прописывании квенты» своих творений больше, чем весь остальной Назарик вместе взятый, то есть все особенности безумия и психических расстройств сто пудов прописал в самых точных медицинских подробностях и крайних стадиях… Там же точно без шансов что-то вылечить и поправить.
  
  С Рубедо дела обстояли и того хуже. Начнём с того, что она была создана при помощи Мирового Предмета. «Живой голем», можно её так назвать. И эта непись была САМЫМ мощным персонажем в гильдии. И ох… ветерок, какой же ты хороший! В общем, Табула себе был верен и продолжал придерживаться своих извращённых вкусов. Кто у нас есть? Добрая заботливая женщина, пусть и с текущей крышей, выглядящая как монстр. Натуральная демонесса со всеми чертами, свойственными этой расе, но «блюдущая картину» милого ангелочка. Ну и на закуску — НЁХ (напоминаю, по меркам Назарика, где НЁХ являются девять неписей из десяти). Вот как должна такая штука выглядеть? Пра-авильно, как милая безобидная девочка лет тринадцати. Смерть несущая лолька, что, в отличие от Шалти, свою комплекцию скрыть ничуть не пытается. И какой характер должен быть у такой хорошей девочки? Вновь правильно — Хаотик-Ивел, со сдвигом больше к хаотику, чем к ивелу, то есть хаотично-злой, но в основном хаотичный. Или -250 кармы, как обозначают местные. Модель поведения же… томбойку-генки. То есть, в целом, весьма позитивное и приятное создание, но если вожжа под хвост попадёт — снесёт всё и всех вокруг нахрен похлеще любого берсерка, ещё и потопчется на телах поверженных и попинает трупы особо её задевших. А она реально может в одно лицо ушатать едва ли не всех остальных Стражей вместе взятых, ибо, помимо тотального превосходства по статам, обладает ещё и идеально подогнанными под уничтожение всяких демонов и нежити способностями, сама при этом расовых уязвимостей к их атакам не имея. А главное, зачем, вот зачем самого могущественного Босса всего данжа сделали таким? Для чего? В чём смысл? Есть ли он вообще?! Так мало того, что ей нарисовали модельку лоли, это ещё можно было оставить на совести Смарагдины, так её ещё и запихали в самую жопу локации, сделав «секретным боссом». То есть самый мощный Страж вообще не факт, что встретится с потенциальными захватчиками, потому как те смогут тупо пройти мимо, не обнаружив «домик доброй девочки». Но и этого было мало тому кретину! Он прописал, что «Высшие Существа» опасались силы получившегося творения… и заключили её под стражу. То есть вся свита босса из существ 75-90 уровня была её тюремщиками. Одному из которых вообще вручили Мировой Предмет, чтобы ту прибить, если начнёт буянить. То есть у меня в подвале сидит натуральный капризный монстр уровня «мирового босса», который знает, что его боятся и не любят, и которого в этом подвале удерживает только инерция игровых условностей, да тот факт, что снаружи стоит тюремщик с большой дубиной, да, возможно, «неплохие условия содержания». Грёбанный SCP класса Кетер. Я понимаю, игровой прикол и отыгрыш, но зачем так тупо просирать ресурс? Это же натуральная смерть-машина со свитой из «убей-комбайнов»! И её запихали в жопу, до которой хрен доберёшься, не зная карты и не имея доступа к телепортам! В то время как бедная Шалти отдувается за три этажа сразу, а последнюю линию обороны в тронном зале должны держать Плеяды — юниты 46-63 уровня, то есть почти безобидная смазка для мечей против сотых игроков! Ох… ветер, не останавливайся, выдувай меня! Выдувай меня полностью!
  
  Но если серьёзно, то с этой проблемой нужно что-то делать. Не сейчас, само собой, но в ближайшей перспективе. Пока же… лучше не трогать то, что работает и не пытается тебя убить. Хотя наблюдение и стоит повысить. По идее, обе эти дамочки мне лояльны, что, впрочем, не отменяет их психического состояния. Всякие яндэрэ тоже лояльны до капа, но зарезать «любимого», в случае чего, вполне любят, могут, умеют и практикуют. Перевоспитывать и лечить? Точнее, лечить и перевоспитывать? А возможно ли это вообще? Я тут Стражей от религиозного экстаза при каждом моём слове и маниакального стремления выдумать мне за меня мотивацию отучить не могу, а как там-то быть? Да и других дел у меня сейчас полно… Так что пусть пока сидят там, где сидят, не до них сейчас.
  
  Ещё одной причиной головной боли был рассказ Демиургуса о Королях Жадности и их Небесной Крепости. В памяти Момонги была информация о нескольких гильдиях с подобными базами, но хоть баз тех и было немного, но чтобы хоть как-то иметь шанс угадать, кто же это такие, на тот город Эруэнтю надо посмотреть лично. На худой конец, отправить к нему разведку и подцепиться через Зеркало… которое поможет лишь в том маловероятном случае, если гильдия, купившая для своей цитадели «Полёт», не озаботилась банальным «Сокрытием от наблюдения». Будто не было мне печали без информации, что у местных есть в распоряжении запасники одной из топовых гильдий Иггдрасиля и владеет ими, ни много, ни мало, некий лорд драконов — в том же Иггдрасиле представляющих из себя одних из самых могущественных существ, которых фиг расковыряешь даже на сотом уровне. Но лорд драконов на горе сокровищ — это ещё ладно. Сидит он, считай, на другом конце континента, а учитывая, как он на тех же Демонов-Богов реагировал, вернее, не шевельнул и хвостом, пока его всем миром слёзно не уговорили пару мечиков подарить на доброе дело, то и на меня он сагриться не должен, пока я сам к нему не полезу.
  
  Куда хуже стоял вопрос с тем или теми, кто все эти социальные эксперименты по межмировым переносам устраивал. Существуют ли они или это моя паранойя? Если существуют, то чего хотят? А если хотят, то что будет, если я эти хотелки не оправдаю? Когда следующий перенос? Через сто лет или через пятьдесят? Кто мне свалится на голову? Очередная группа жадных малолеток с суперсилами или такой, как Момонга, но не скелет в цитадели Зла, а архангел во главе небесного воинства с такими же подчинёнными, как у меня, но вместо «Мы завоюем и спалим мир во славу Владыки!» будет «Мы искореним всё зло и всех тёмных существ во имя Добра!», и какой-нибудь Демиургус наоборот в сияющих доспехах на третий день обрадует обтекающего игрока уже начавшим реализовываться «его» планом военной кампании против мерзкого гнезда скверны, который (план в смысле) преданные слуги восстановили по его скупым оговоркам на тему: «ну да, монстры и нежить — плохие»?
  
  Короче, как же меня всё это достало! Дайте мне хоть один денёк спокойно пожить без всего вот этого! Без упоротых слуг и осознания тех свиней, что мне наподкладывали ещё более упоротые ролевики ради фана, без угроз мировых войн, континентальных катастроф и просто неуправляемого лютого звиздеца, что грозит начаться при одном моём неосторожном слове или вообще без меня, а просто потому, что где-то у местных всплывёт предмет Мирового Класса, оставшийся от прошлых попаданцев, и они решает им долбануть, а ещё лучше — без мыслей о надмировых сущностях, для которых я — что тот лабораторный хомячок, запущенный в лабиринт и чувствующий себя свободно ровно до окончания эксперимента, после чего будет тем или иным образом «устранён» из мира.
  
  О, ветерок… Да, только ты меня любишь и поддерживаешь, я знаю…
  
  Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. И сейчас нужно найти жезлы и раздать их моим неуправляемым монстрам-фанатикам. Надеюсь, они работают согласно игровым условностям и действуют на игрока, несмотря на то, что игрок — нежить. Если нет, то будет «Упс»…
  
  Утро следующего дня. Окрестности города-крепости Э-Рантэл.
  – Ты хорошо всё помнишь? – на всякий случай уточняю у Нарберал перед тем, как накладывать чары левитации.
  
  Закончив основные дела в Назарике и отдав все необходимые распоряжения, я приступил к осуществлению второй части ранее намеченного плана. Как и ожидалось, едва я заикнулся о втором походе за пределы гробницы, как Альбедо и Себас словно с цепи сорвались, и мне чуть не организовали эскорт из пары тысяч элитных гвардейцев Назарика при танках, артиллерии и воздушной поддержке. Едва успел слово вставить о том, что свою охрану уже продумал. Но как оказалось, рано радовался — Демиургус, трепло рыжее, успел всех накрутить и застращать до помешательства. Он, видите ли, с высокой степенью точности рассчитал вероятность трёхсот семидесяти пяти вариантов покушений на меня от лица неких неведомых не то жидомасонов, не то киберрептилоидов с Марса, являющихся теневым правительством этого мира, которое и убило всех предыдущих игроков. Пришлось давить авторитетом… В смысле, с высоты начальственного кресла ультимативно постановлять, что сейчас никакого покушения не будет и охрана мне нужна не для этого, что до Демиургуса, то он ещё маленький и впал в излишнее паникёрство на почве неучтения аж трёх важных факторов (каких — не скажу, думайте сами!), в связи с чем ему предписывается больше кушать сладкого и гулять на природе. Отбился…
  
  Известить мою будущую «телохранительницу» о её ново-старом назначении проблемой не стало. Боевая горничная была готова выдвигаться по первому моему желанию и вообще исполнить любой приказ. В очередной раз тихим словом помянув в уме своё состояние нежити (что ни говори, а Нарберал была просто эталонной знойной азиаточкой, да ещё и в аниме-стиле), я принялся её инструктировать. Дальше был небольшой маскарад со сменой одежды (Латная (!!!) форма горничной — это боль. Это просто боль. Даже если девушке она идёт) и телепорт на небольшую полянку всего в километре от стен города.
  
  – Да, Владыка Момо… – с рвением начала милашка, что в белой рубашке и узких штанишках прибавила никак не меньше +20 к кавайности.
  
  – Неверно! – оборвал я девушку. – В этом мире я уже назвал себя именем «Зеллос», его и стоит использовать. И об этом я тебе уже говорил.
  
  – Прошу прощения, Владыка Зеллос! – горничная рухнула на колено.
  
  Эх… Как же бесит, когда хочется вздохнуть, а невозможно. А ведь я помню, что вот что-то такое же было с ней у Момонги! Только вот кого бы я ни взял, ни черта бы не изменилось! Даже Юри Альфа падала бы вот так на колени, но если про Нарберал я хотя бы точно знаю, что она с задачей инфильтрации в человеческое общество справится, пусть и со скрипом, то про остальных такого не скажешь. Та же Солюшн могла отыграть стервозную даму, не желающую ни с кем встречаться, но то было в компании Себаса, а что она выкинет в моём обществе при всё том же «неправильно подышал на Великого!» — большой вопрос. Скорее всего, бесхитростно проглотит обидчика, и за руку её не удержишь — выскользнет, ибо Слизь. Сизу? Молча пристрелит или каким-нибудь лазером из глаз сожжёт — моргнуть не успеешь. Энтома — насекомое, её не замаскируешь, так как даже кистей рук нет. У Юри, вот зуб даю, обязательно в самый неподходящий момент отвалится голова — она держится только на тоненьком ошейнике. Ещё, конечно, среди Плеяд есть Ауреол Омега, которую по манге я вообще не знал (впрочем, как и ещё кучу народа, что в манге не упоминался, но при этом существует здесь), и она даже человек, как бы это ни было странно для Назарика, но она отвечает за телепортационные врата внутри гробницы, и без неё всё сразу полетит к чертям. Могла бы подойти Люпус Регина, но… она слишком активная, и чёрт знает, что ей придёт в голову. Вдруг рядом собачка тяфкнет, а у неё волчьи инстинкты взбурлят до полного неадеквата? Плюс, насколько я знал из памяти Момонги, в её личности прописан садизм, то есть если Нарберал просто презирает людей, то Люпус будет хотеть сделать этим людям максимально больно, при этом мило им улыбаясь и ничем своих планов не выдавая, пока не станет слишком поздно. В общем, как уже сказано, если есть надёжный рецепт, то не надо выдумывать велосипед.
  
  – Не называй меня «Владыка», это привлечёт слишком много внимания, – силой поднимаю её с земли. – Достаточно использовать «господин».
  
  – Поняла, Вла… – и осеклась. И начала наливаться краской. Доппельгангер, ага. – Г-господин Мо… – последовала вторая попытка, после чего до предела сконфуженная Нарберал прикусила язык и втянула голову в плечи.
  
  – Ещё раз, – подбодрил я горничную.
  
  – Простите, Господин Зеллос… – едва слышно пробурчала девушка, глядя на меня виновато-испуганными глазками «побитого щеночка».
  
  На этот раз ветер в черепе принёс как облегчение, так и досаду. Облегчение оттого, что не опозорюсь, пронятый сюрреалистичной картиной, досаду потому, что не смогу ей в полной мере насладиться.
  
  – Попробуй повторять это в уме, пока не привыкнешь. И на всякий случай повторю остальное: никого без специального приказа не убивать, не калечить и не унижать словесно. Это приказ. Наша задача — сбор информации и расстановка кое-каких закладок на будущее. На это королевство у меня есть планы, и я бы не хотел, чтобы их реализация осложнялась досадными недоразумениями. Ты всё поняла?
  
  – Да, Господин Зеллос.
  
  – У тебя есть вопросы?
  
  – Как… Как быть, если эти низшие существа посмеют проявить к вам недостаточное уважение? – кто бы, блин, сомневался?
  
  – Держать себя в руках. Если я сочту необходимым, я сам разберусь с любым, кто меня оскорбит, однако я бы не хотел, чтобы твоя реакция мешала разговору, если я сам заставлю собеседника перейти рамки. Есть множество ситуаций, когда вывести из равновесия или спровоцировать агрессию может быть полезно. Разозлённый человек легко сболтнёт то, чего в обычной ситуации никогда бы не сказал, равно как и может быть использован для манипуляции кем-то ещё. Просто воспринимай все такие случаи как часть моего плана, и тебе сразу станет легче их терпеть, – не то чтобы я всё это умел, но такой обоснуй — это то, что она примет легко и с радостью.
  
  – Поняла! Я буду стараться! – вот, как и говорил, сразу воодушевилась.
  
  – Ещё вопросы?
  
  – Ну… – девушка замялась, отводя взгляд. – Вы уверены, что нужно было выбирать меня? – глубокий вдох — и чёрные глаза с решительной самоотверженностью вновь смотрят на меня. – Я убеждена, что кто-то более красивый и нежный, вроде Командующей Альбедо, подошёл бы намного лучше!
  
  – Ты имела с ней беседу до нашего выхода, я прав? – конечно, прав! Сам видел, как Альбедо бочком-бочком шмыгнула в комнату, где переодевалась Нарберал.
  
  – А?.. Я!.. Но!!! Н-нет!.. Ну… Только не думайте, что я пытаюсь вас подтолкнуть к Командующей Альбедо! Я… Это… – панически засуетилась горничная. – То есть, она, конечно, замечательная и самая лучшая и красивая во всём Назарике, но я никогда бы не стала пытаться воздействовать на решения Владыки Момонги, чтобы заставить его сблизиться с госпожой Альбедо!.. – тут до неё, видимо, дошло, что она ляпнула, и лицо девушки запылало ярким багрянцем. – В смысле, я не это хотела сказать! Вы не так меня поняли, Лорд Момо… Господин Зеллос… Я… – совсем поникла. – Я только хотела сказать про… – голос Плеяды опустился до зажатого шёпота, – компетентность и… Простите! – согнулась в поясном поклоне ровной буквой «Г».
  
  – Нарберал, – едва я подал голос, голова горничной опустилась ещё ниже, – вам давно пора понять, что я люблю всех обитателей Назарика, – врать — плохо, но иногда без этого никак. – Кого-то чуть больше, кого-то меньше, но всех, иначе бы не остался с вами до самого конца. Все вы: и ты, и твои сёстры, и Шалти с Аурой, и, конечно же, Альбедо, дороги для меня. Вы — прекраснейшие бриллианты Назарика, звёзды, что дарят ночным небесам всю их волшебную красоту и безупречность. И Альбедо не надо пытаться со мной сблизиться — я и так доверяю ей больше, чем кому бы то ни было другому, а сама она занимает в моём сердце одно из самых важных мест, – кладу руку на макушку замершей памятником самой себе девушки. – И прекрати уже кланяться, ты ни в чём не виновата.
  
  – Пр-прошу прощения, Вл… Господин Зеллос, – прозвучал снизу полузадушенный писк, в котором сплетаются паника и восторг. Захотелось тяжело вздохнуть и прикрыть глаза, но… не судьба.
  
  – Что я только что сказал?
  
  – … – Нарберал неуверенно выпрямилась, всё ещё косясь на меня затравленным кроликом.
  
  – Вот и отлично. И помни: я рассчитываю на тебя.
  
  Дальше были «Невидимость», «Полёт», и вот мы уже в Э-Рантэле. Разумеется, можно было бы пройти через ворота, но стражу очень может заинтересовать непонятный маг в маске, к тому же может иметь место пара-тройка сальных комплиментов по отношению к Нарберал. Начинать же своё знакомство с городом с вырезания местной стражи или массового мозгоправства мне не хотелось, просто перелететь через внешнюю стену было куда проще и дешевле.
  
  День уже вступил в свои права, а потому людей на улицах оказалось не так чтобы много — все были заняты своими делами — кто работал в лавке, кто чиновником трудился, кто-то, конечно, пытался завлечь не особо многочисленных прохожих в свои лавочки, питейные заведения или прилавки под открытым небом. В общем, стандартная жизнь стандартного средневекового городка, разве что было почище, чем я ожидал. Или это проблема в «выдающемся» обонянии нежити моего типа?
  
  – Прошу прощения, – привлекаю внимание прилично выглядящего прохожего, – я ищу алхимическую лавку семьи Барел, не могли бы вы мне помочь?
  
  – А? – повернувшийся ко мне человек явно желал сказать что-то не особо лицеприятное, но, увидев мантию, явно не из дешёвых, а также стоящую рядом очень красивую девушку в не менее качественной одежде, горожанин решил проявить сдержанность. Хммм, возможно, у мужика неплохая интуиция. – Да, конечно, идите прямо — так вы выйдете на центральную площадь, там вам нужно будет свернуть на улицу Ремесленников, это будет по левую руку, там указатель, не пропустите! А потом вдоль по улице, лавка мастера Барела будет на углу проспекта.
  
  – Благодарю, – киваю прохожему. – Пойдём, Нарберал.
  
  – Следую за вами, господин Зеллос, – чуть поклонилась боевая горничная под маскировкой и, вопреки своим словам, пошла чуть впереди — разведывать и Бдеть, полагаю. Тут уже ничего не поделаешь, проще смириться и принять, чем пытаться перевоспитать. Во всяком случае, на данный момент времени.
  
  Лавка алхимика нашлась именно там, где нам и сказали. И честно говоря, как-то иначе я представлял себе место работы «лучшего мастера города», хотя… это реноме мне дали жители деревеньки, у которых парень закупается, к тому же не стоит забывать, что речь идёт о пограничном городке в королевстве, толком не имеющем магической школы, точнее, централизованной магической организации. Тем не менее крепкий, но уже явно не новый каменный дом со скромной вывеской — это немного не то, что я ожидал увидеть. Подсознательно хотелось чего-то более… магического, в общем. Пусть теперь умом я и понимаю, что как раз такая вот лавка, совмещённая с домом и лабораторией мастера — как раз вполне нормальное явление в местных реалиях. Ну что же, зайдём.
  
  *Дзынь!* – издал незамысловатую трель колокольчик у двери.
  
  – Иду! – прозвучал молодой и бодрый голос из недр помещения.
  
  Кстати о самом помещении. Небольшая «прихожая» с парой скамеек и стульев, где, видимо, заказчику предполагалось ожидать исполнения заказа, ну или просто когда алхимик вынесет подготовленный материал. Через пару метров от входа и скамеек — широкая деревянная стойка, а за ней немного свободного места и стена с прибитыми к ней полками. На полках — всякие склянки, порошки, пучки трав и прочее барахло. Причём именно барахло — в Назарике подобное даже под раздел «мусор» не попало бы, надеюсь, что тут лежат только вещи для показухи и готовые дешёвенькие составы, которых не жалко, случись нашествие воров или ещё какая неприятность. Иначе я попусту трачу время на это низшее существо. Гррр… так, спокойно. И вообще, в каноне он смог на основе образца как-то прокачать свои зелья, даже изобрести новое, значит, мозги есть и в реверс-инжиниринг парень может, а это уже неплохо. На этом моменте как раз появился и сам обдумываемый субъект. Довольно невысокий и щуплый парень со светло-каштановыми волосами, довольно длинными, что вряд ли хорошо для того, кто смешивает различные декокты, хотя, может, у него шапочка имеется? Аа-а, не мои проблемы. Облачён был хозяин лавки в простую льняную рубаху и такие же штаны, поверх них — грубый и видавший виды кожаный фартук.
  
  – Чем я могу помочь вам, господин, госпожа? – парень тоже прошёлся по нашим фигурам взглядам.
  
  – Приветствую, – короткий кивок. – Ты Энфирия Барел?
  
  – Да, а что такое? – сразу же чуть насторожился ремесленник.
  
  – У меня для тебя письмо, – протягиваю парню записку из деревеньки.
  
  – О! Позволите? – он явно узнал почерк предмета своего обожания и уже чуть ли не приплясывал в нетерпении, хотя и старался изобразить серьёзного мастера.
  
  – Конечно, оно же предназначается тебе, пусть и касается нас, – алхимик кивает и углубляется в чтение. По мере ознакомления с письмом его лицо вытягивается всё больше, да и что-то он бледноват стал. Хотя… узнай я, что если бы не случайно проходивший рядом маг, что мог и не вмешиваться, предмет моей любви оказалась бы, в лучшем случае, убита… он ещё неплохо держится.
  
  – Значит, те пленники из Теократии, что привёл капитан Газеф, были схвачены у Карна… – Энфирия закусил губу. – Спасибо, господин Зеллос, – парень вышел из-за стойки и поклонился, чем явно заслужил пару баллов в глазах боевой горничной, – эм… госпожа Шалти?
  
  – Что? – от неожиданности Гамма выпучила глаза и даже немного присела, после чего резко ударилась в панику: – Я бесконечно далека от величия леди Шалти!
  
  – Энфирия, позволь представить тебе Нарберал, – кладу руку на голову девушки, стремясь успокоить, – она — моя дорогая слуга и телохранитель… И очень трепетно относится к вопросам иерархии, – счёл должным дополнить я.
  
  – Эм… понятно, просто Энри писала, что вы были с дочерью. В любом случае, я ваш большой должник и окажу любую помощь, которую смогу.
  
  – Благодарю, – киваю. – Как ты уже знаешь из письма, мы прибыли из дальних краёв, а потому в первую очередь нам бы хотелось сориентироваться в местной географии, законах и, конечно, магии. Я бы хотел приобрести соответствующие атласы и справочники, если это возможно. Ещё нам нужен проводник для ориентирования в городе.
  
  – Я вырос здесь, так что провести по городу смогу, как и купить вам всё необходимое по географии и законам Королевства, а вот с магией сложнее, – парень задумался.
  
  – Я бы предпочёл просто поменять несколько монет или драгоценных камней на местные деньги и приобрести всё сам.
  
  – Н-но…
  
  – Нам в любом случае потребуются монеты королевства для дальнейшего путешествия, а услуг гида и информатора в качестве помощи с твоей стороны будет вполне достаточно. К тому же я не хочу вводить тебя в лишние траты, а горсть золотых для меня — не проблема, – я понимаю, что парень благодарен и всё такое, но просто всучить немного монет на покупки и тем самым как бы «расплатиться» за оказанную услугу… Не-е-ет, так легко он не отделается. Даже если ничего подобного в виду и не имел. Подсознание — странная штука. Или это во мне говорит лич? Сложный вопрос.
  
  – Х-хорошо, тогда стоит зайти к ростовщику — именно их гильдия занимается обменом монет. Подождите, я сейчас попрошу бабушку присмотреть за лавкой и вернусь!
  
  – Благодарю.
  
  – Это — меньшее, что я могу для вас сделать! – и почтенный мастер унёсся куда-то за стойку, судя по поднимающемуся топоту — там была лестница на второй этаж.
  
  Не прошло и пяти минут, как он спустился обратно, уже без фартука, но в плотной куртке, а следом за ним топала сухонькая старушка, эдакая классическая бабушка-божий одуванчик.
  
  – Здравствуйте, молодые люди, – подслеповато прищурившись, она кивнула нам и устремилась за стойку. – Ох, старовата я уже стоять тут, но коль уж такое дело… – вопреки своим словам, старушка живенько нырнула куда-то за стойку, откуда был вытащен стул, пара спиц и клубок ниток, после чего уселась на означенный стул и вооружилась спицами. На этом абонент был потерян для мира, ну а юный алхимик уже направился на улицу, предложив следовать за собой. Следующим пунктом нашего маршрута была лавка менялы-ростовщика.
  
  Местная «личинка банка» представляла собой добротный каменный дом с узкими окнами-бойницами, тяжёлой дверью из морёного дуба, усиленной ещё и стальными полосами, и парочкой мордоворотов в тяжёлых кольчугах, что чинно сидели у входа. Да, именно сидели, потому как от воина, что часами стоит на одном месте с тремя десятками кило на плечах, в случае чего, толку будет не сильно много, в общем, виден Здравый Смысл и прагматичный подход.
  
  – О, мастер Барел! Рад видеть вас в моём скромном заведении, желаете пустить деньги в рост? Или вам нужен займ? У старика Олди для вас будут лучшие проценты в любом случае! – поприветствовал нас мужичок лет пятидесяти, стоило только переступить порог лавки. Был он невысокого роста, с бегающими глазками и довольно подвижной мимикой, эдакий образ доброго дядюшки. Вот только почему-то моё воображение рисовало, как этот «дядюшка» с таким же приветливым выражением лица приказывает стоящим у двери мордоворотам сломать должнику пару костей, дабы простимулировать того на выплату долга. С процентами и дополнительной компенсацией за просрочку и беспокойство уважаемого человека. Хотя, быть может, я и ошибаюсь.
  
  – Здравствуйте, господин Олди, – чуть кивнул ростовщику алхимик. – Мои друзья недавно прибыли в город и хотели бы поменять часть своих денег на монеты королевства.
  
  – О, конечно, пройдёмте! – мужичок отвёл нас в небольшую отдельную комнату, где стояли аптекарские весы, какие-то баночки-колбочки. – Итак? – ростовщик вопросительно поднял бровь.
  
  – Думаю, полусотни хватит на первое время, Нарберал, будь добра.
  
  – Да, господин, – боевая горничная полезла в недра зачарованной сумки, откуда достала заранее подготовленный мешочек с нужным количеством монет и поставила его на стойку.
  
  Ростовщик шустро развязал тесёмки и достал монеты, после чего на пару минут просто залип, тыкая в несчастную монету какими-то щупами, поливая составами и даже аккуратно ударяя небольшим пробойником. Чем дальше проходили исследования менялы, тем сильнее лезли на лоб его глаза.
  
  – Да быть того не может! Точнее, может, но зачем?!
  
  – Что-то не так? – вежливо интересуюсь.
  
  – Всё не так, господин… эм. Простите, не знаю вашего имени.
  
  – Зеллос. Так что с монетами? Вы выглядите весьма удивлённым, господин Олди.
  
  – С ними всё в порядке. Слишком в порядке! А ещё они из чистого золота!
  
  – А разве золотая монета не должна быть из чистого золота? – боевая горничная не поняла сути претензий, да и я, признаться, немного растерялся.
  
  – Разумеется, нет! Золото — крайне мягкий металл и быстро бы истёрся от хождения! Потому в нормальных монетах золота, в лучшем случае, треть — всё остальное это серебро и укрепляющие добавки, тут же не просто золото, а алхимически чистое золото!
  
  – Чего?! – выпучил глаза из-под чёлки Энфирия. – Кто будет делать монеты из алхимического золота?!
  
  – Вот и я задаюсь этим вопросом, – покосился на нас ростовщик. – Но и этого мало, для укрепления монет их или в каком-то укрепляющем составе выдержали, или на них наложены чары крепости, причём такого уровня, что не на каждом доспехе королевского гвардейца встретишь! Да одна обработка монеты стоит с десяток её номиналов! – я увидел, как выглядит учёный человек, на глазах которого кто-то забивает гвозди микроскопом. Очень… кхм… м-да, просто очень. Даже слова подобрать не могу, это нужно просто видеть.
  
  – Так вы можете обменять эти монеты или нет? – решил я вернуть его к действительности.
  
  – Могу, – мужичок вздохнул, – если брать по соотношению золота и его чистоте, то курс будет одна эта монета к пяти королевским кронам. Но что это за страна такая, где всего лишь монеты укрепляют словно доспех… – покачал головой Олди, начиная отсчитывать нужную сумму.
  
  – Очень далёкая, – ответил я, кивнув Гамме, чтобы та собрала выставленные ростовщиком мешочки. – Что же, благодарю вас. Было приятно иметь с вами дело.
  
  – Аналогично, господин Зеллос. Если вам потребуются мои услуги, заходите, друзья мастера Барела — мои друзья, – улыбнулся мужичок.
  
  – Хм, а он довольно радушен, – отметил я, выходя из лавки.
  
  – Ну, – парень запустил руку в волосы на затылке, – я периодически поставляю ему мази от ревматизма, да и бабушку мою он знает уже лет тридцать.
  
  – Понятно. Ну что, продолжим? У нас на повестке дня ещё атласы, свод законов и магические трактаты.
  
  – Хорошо, атласы и сборники законов продаются в книжных лавках, но с книгами по магии, как я уже говорил, будет сложнее.
  
  – Сложнее? – я уже и так понял, что тут с магией всё очень не очень, но питал надежду, что примитивно-бытовой уровень вполне доступен.
  
  – Да, понимаете, господин Зеллос, в нашем королевстве нет таких впечатляющих Академий Магии и Школ Волшебства, как в Империи Багарут и Слейновской Теократии. Городская Гильдия Магов Э-Рантэла таковой только числится, на деле это несколько алхимиков и волшебников, работающих сами по себе, как я и моя бабушка. Ещё несколько предоставляют услуги на правах отделения при Гильдии Авантюристов, и на этом всё.
  
  – Как же тогда у вас появляются маги? Ведь даже в твоей алхимии требуются магические манипуляции.
  
  – Меня всему научила бабушка, – смущённо улыбнулся парень, – у остальных тоже примерно так же, наука передаётся от Учителя к Ученику, почти всегда это родственники. Ещё в столице есть главная Гильдия Магов и несколько частных школ, но их услуги доступны в основном дворянам.
  
  – Понятно, – в самом деле понятно. Классический пример феодальной раздробленности, разве что в магических рамках всё ещё жёстче, хотя… даже простой кузнец не будет первого встречного не то что каким-то семейным секретам учить, но и самые простейшие вещи не факт что пожелает поведать, как-никак это ремесло — его хлеб, и раскрывать свои тайны — это плодить конкурентов. А в магии всё ещё хлеще, ведь выражение "знание — сила" в отношении магов является буквальным. Конечно, магическая мощь и объём резерва тоже играют свою роль, но без знаний это ничего не значит.
  
  – Я советую вам обратиться в Гильдию Авантюристов, – продолжил парень. – В их отделениях есть библиотеки, куда за небольшую плату может попасть каждый желающий, там же можно купить готовые магические свитки, но только если они есть в наличии. Ещё некоторые маги-авантюристы берут найм «на обучение» или просто могут позволить скопировать что-то из своих Книг Заклинаний. Тоже не бесплатно, разумеется, и далеко не всё, но многие заклинатели начинают именно так… О! Ещё можно поменяться заклинаниями! Вряд ли для столь могущественного мага это станет проблемой, господин Зеллос.
  
  – Да, пожалуй, это лучший вариант.
  
  – Тогда нам туда, – Энфирия развернулся лицом в нужном направлении и стал показывать дорогу. – Скажите, господин Зеллос, – уже через полминуты вновь заговорил он, – а как получилось, что ваши монеты оказались так зачарованы? Вы сами их заколдовали?
  
  – Нет, я никогда не занимался монетным делом, я больше… – провожу взглядом группу парней в разномастной броне и при оружии с поблёскивающими на шее жетонами, – авантюрист, вернее, был им в начале карьеры.
  
  – О?
  
  – Разумеется, полного соответствия в традициях между нашими землями нет, насколько я успел узнать, но в общем и целом подобная вашей система была распространена и у нас. А насчёт монет… Честно говоря, я не вижу причин, почему кто-то из моих коллег не мог подрабатывать в казначействе. Если нужное заклинание уже составлено, его наложение — это секундное дело, полагаю, возможно и просто разово зачаровать оборудование монетного двора. Как мне видится, экономия на защите монеты от порчи и подделки будет гораздо выше, чем оплата услуг одного-двух специалистов, – выдал я первое пришедшее на ум логичное объяснение вскрывшейся несуразности, вызванной, скорее всего, игровыми условностями Иггдрасиля.
  
  – Но такой артефакт стоил бы безумно дорого! Добавлять другие металлы в сплав монет куда проще и дешевле.
  
  – Возможно, – пожимаю плечами. – Я пока не разобрался с уровнем вашей магической традиции, но могу предположить, что всё дело в количестве и силе доступных заклинателей. Ценность услуги во многом определяется её доступностью, так что если магов будет достаточно много, цены на их работу неизбежно упадут. Кстати, Энфирия, думаю, лучше всё-таки начать с книжных лавок, иначе, боюсь, мы так до них и не дойдём — я слишком увлекусь магией.
  
  – Как скажете, господин Зеллос, – парнишка пожал плечами и вновь изменил направление пути.
  
  Книжная лавка напоминала… книжную лавку, пожалуй, помести её в реалии даже моего мира, вряд ли бы кто-то заметил несоответствие, разве что вместо электрического освещения тут были небольшие светящиеся кристаллы, а так — добротная резная стойка, обтянутая зелёным сукном, и несколько стеллажей с книгами, уходящих вглубь магазина, единственное отличие от современного книжного было лишь в отсутствии «зала», где потенциальный покупатель мог бы побродить и даже полистать предлагаемый товар. Хотя ничего удивительного, судя по общему состоянию дел, вряд ли тут развито книгопечатание, а значит, каждый фолиант переписан вручную или, в лучшем случае, скопирован магически. Но и то, и другое должно стоить прилично, так что и выставлять такие дорогие и в то же время не самые прочные вещи на всеобщий доступ никто не будет.
  
  Прозвенел колокольчик у входа, и через десяток секунд к нам вышел молодой человек, лет двадцати пяти, слегка сутулый, на носу очки, коротко стриженные волосы пребывают в творческом беспорядке.
  
  – Рад приветствовать вас в книжной лавке Алесов, чем могу вам помочь? О, привет, Энф, ты всё-таки решил купить у меня сборник лекарственных трав?
  
  – Привет, Рик, – кивнул книжнику, как старому приятелю, наш гид, – нет, сегодня я сопровождаю господина Зеллоса — он недавно в нашем королевстве и хочет приобрести несколько карт и уложений законов.
  
  – Необычно, – торговец перевёл взгляд на нас и… – О, господин, прекрасная госпожа! – стал старательно протирать очки. – Рикардо Алес, полностью к вашим услугам, что именно вас интересует?
  
  – Карта мира или хотя бы континента и более подробные по королевствам и регионам, если есть. Исторические трактаты, от древней до новейшей истории. Также нужен сборник законов королевства. Если есть по Империи и Теократии, то тоже возьмём.
  
  – Одну минуту! – парень метнулся в недра магазина. Отсутствовал он куда дольше, но зато и вернулся с целой охапкой почтенного вида томов и свитков. – Вот! – выложил он на стойку свои сокровища. – Карта известной ойкумены! – парень развернул первый тубус.
  
  М-да… опять ни координатной сетки, ни «высотомера», зато филигранно выполненные рисунки домиков на месте посёлков, крепости, изображающие на карте города, и схематичный замок на месте столиц, ну и всякие завитушки и спруты-драконы по углам. Продемонстрированные чуть позже остальные карты от первой ничем кардинально не отличались, разве что масштабом и, соответственно, подробностями, та же деревушка Карн, которую я спас от нашествия теократов, на большой карте даже не отображалась, а вот на атласе королевства уже была.
  
  – Хм… – не бог весть что, но на безрыбье… сойдёт. – Я возьму вот эти экземпляры, – откладываю наиболее качественные из просмотренных поделок. – Что по своду законов и истории?
  
  – Вот сборник из Империи Багарут, по Слейновской Теократии, к сожалению, у меня есть только их религиозная литература, которую они в большом количестве отправляют по всему миру, – пропаганда — это хорошо, но покупать эту макулатуру смысла не было — наши «гости» и так каждый имел по похожей книжке, и те даже начали переводить под руководством Демиургуса. Вернее, пленные объясняли, что там написано, а подчинённые главного стратега это записывали, но и до нормального изучения языка там дойдёт, просто пока у демона были иные задачи в приоритете, и я в этот вопрос не вмешивался. – Что же касается сборника законов королевства Ре-Эстиз, то я могу предложить только устаревший.
  
  – Устаревший? Почему? Ваша лавка выглядит весьма богатой, вряд ли у вас возникли проблемы с приобретением книг.
  
  – Всё верно, господин Зеллос, просто дело в том, что совсем недавно Её Высочество Третья принцесса Реннер Тэйре Шарделон Райль Вайсельф провела реформу, запретив рабство в королевстве. Таким образом, весь раздел законов, посвящённый условиям попадания в рабство, содержанию рабов и ответственности за порчу чужого раба, больше не актуален, в то же время в нём ещё нет раздела об ответственности за торговлю людьми и содержание рабов, поскольку эти законы только-только изданы.
  
  – Ничего страшного, я всё равно не собирался покупать рабов, так что и эту книгу я возьму, – ну да, как я мог забыть? Ещё недавно тут у нас царил рабовладельческий строй, и местные не видели в этом ничего плохого, вполне возможно, что и этот паренёк был не против держать при себе рабыню-другую… для различных дел.
  
  – А по истории я рекомендую вам вот эти работы, – ко мне подвинули ещё два фолианта. – Первая книга — это «Записи о Южной войне» авторства Ланпоса Первого, вторая — «Гибель Богов» от Николаса Райдона, повествующая о столкновении с Королями Жадности и его последствиях для мира с чисто исторической, а не теологической точки зрения.
  
  – Хорошо, я их возьму.
  
  – Превосходно! Ещё что-нибудь? Быть может, прекрасная госпожа желает прикупить несколько интересных романов? В моей коллекции есть даже работы графа Жана Жака де Жаклея — признанного мастера пера.
  
  – Нет, – с выражением лица, словно разговаривает с внезапно обретшей разум кучей коровьего навоза, ответила Нарберал, одним кратким словом морально уничтожив бедного книжника, вон как тот сразу погрустнел.
  
  – Не буду настаивать. Тогда с вас… – парень окинул кучку пергамента взглядом, – двенадцать золотых и шесть серебрянников, – н-да, некисло тут стоят книжки, коль за них золотом платят. Хотя… не факт, нужно будет зайти в таверну и посмотреть цены на еду или вообще по рынку пройтись… Или не страдать фигнёй и спросить гида.
  
  – Заплати, – даю знак своей боевой горничной, и та отсчитывает из мешочка тринадцать золотых, в ответ получила сдачу в четыре серебряных монеты, после чего я, никого не стесняясь, убираю покупки в инвентарь. На этом мы и покинули вылупившего глаза книжника под предложения заходить ещё.
  
  – Теперь в гильдию? – поинтересовался Барел.
  
  – Да… Кстати, хотел спросить по местным ценам, сколько примерно стоит еда и прочие вещи первой необходимости?
  
  – Ну, – парень призадумался, – смотря что и где покупать. Ужин в средней таверне обойдётся где-то в пару медяков, если без вина и излишеств, в дорогой — можно и золотой оставить. Переночевать — пять-семь монет, – парень покосился на Гамму и отчётливо порозовел, – это если без… э-э-э… дополнительных… кхм… услуг. Если покупать продукты на рынке, то пары серебряных вполне хватит на месяц. Оружие, ингредиенты для зелий и свитки заклинаний стоят гораздо дороже, тут платят уже золотом. Месячный оклад городского стражника составляет где-то два-три золотых, например.
  
  – А алхимика?
  
  – Хе… – парень засмущался. – Зависит от заказов, но в среднем, за вычетом реагентов… около сотни заработать можно.
  
  – Понятно, а сколько берут авантюристы за свои услуги?
  
  – Зависит от ранга и задания, я, например, периодически размещаю заказы на волшебные травы и ингредиенты животного происхождения, в среднем платить приходится десять-двадцать золотых, часть забирает гильдия, остальное идёт взявшему заказ авантюристу или команде. Вот мы, кстати, и пришли — Гильдия Авантюристов! – наш гид махнул рукой в сторону крепкого здания, даже имеющего что-то типа украшений на фасаде, в общем, было видно, что деньга у Гильдии водится.
  
  Внутри здание представляло собой… почти тот же самый трактир, разве что было несколько незначительных нюансов — большая часть местной публики была закована в доспехи или носила плащи-мантии, все поголовно вооружены, одна из стен утыкана различными записками и листовками да вместо трактирщика за стойкой стояли несколько девиц приятной наружности.
  
  – Нам нужно обратиться к регистратору, чтобы оставить заказ, – алхимик решил поизображать Капитана Очевидность и указал в сторону стойки.
  
  – Хорошо, пойдём, – к регистратуру так к регистратору.
  
  – Добро пожаловать в отделение Гильдии Авантюристов Э-Рантэл, чем мы можем вам помочь? – дежурно улыбнулась блондинка за стойкой. – Мастер Барел, здравствуйте, – а вот улыбочка, адресованная молодому неженатому специалисту с крайне высоким, по местным меркам, заработком, оказалась куда как теплее и искреннее. Или это из-за того, что он тут постоянный клиент?
  
  – Привет, Лиза, – улыбнулся даме парень. Он что, вообще всех в этом городе знает? Очень полезный человек! – Мой друг, господин Зеллос, хотел бы обратиться в Гильдию с наймом.
  
  – Да, конечно, так что мы можем для вас сделать?
  
  – Я бы хотел нанять заклинателя среднего или низкого ранга для консультаций в сфере магических наук.
  
  – Обычно такой заказ стоит десяток золотых за специалиста Железного ранга, однако, к сожалению, сейчас специалистов-одиночек у нас нет, – девушка зарылась куда-то в записи. – Но я могу предложить вам нанять команду, в составе которой есть друид и заклинатель, а также воин и лучник, они сейчас свободны и, думаю, согласятся на найм за двадцать золотых в месяц.
  
  – Хм… друид? – а это интересно, в игровом мире «Иггдрасиля» маг не мог изучить и применять друидические заклинания. Вернее, если сильно заморочиться, то мог, но те почти не оказывали никакого эффекта, если он, само собой, оставался чисто магом, а не брал себе ещё класс друида, но тут всё же вроде бы мир реальный, пусть и с некоторыми игровыми условностями, так чем чёрт не шутит? – Почему бы и нет? Я согласен.
  
  – Хорошо, тогда я сейчас удостоверюсь, что они тоже согласны. Если всё в порядке, то вам нужно будет внести в кассу двадцать пять золотых, – а неплохие у них тут комиссионные, скажу я вам. Не важно, что в Назарике лежат миллиарды, если не триллионы этих жёлтых кругляшков, лишние траты не есть гуд.
  
  В голове сами собой возникли стихи одного великого поэта: «Там Царь Кощей над златом чахнет…» Кхм, видимо, проблемы в психике личей были уже известны и в те далёкие века, да… Или как раз сказки из тех далёких веков породили проблемы личей из будущих игр и миров по ним созданных? Не хочу об этом думать.
  
  Пока я пребывал в думах тяжких о металле презренном, тленности бытия и масштабах бесконечности, девица успела вернуться в компании из четырёх человек. Два парня вида «позитивный раздолбаус вульгарис», благообразный дядька со светлой бородой и общим ощущением лёгкой «медведистости», как бы странно это ни звучало, ему было лет под сорок. Замыкал группу наёмников тощий паренёк годков четырнадцати-пятнадцати… или всё же не паренёк? Кхм… По всей видимости, у судьбы есть чувство юмора, ну или… я умудрился прийти в город в то же время, что и Момонга, и потому нарвался на тот же отряд, искавший новую работу именно в это время.
  
  – Вот, господин Зеллос, команда «Меч Тьмы» согласна наняться к вам в качестве телохранителей и консультантов.
  
  – Хм… – Гамма на этих «телохранителей» смотрела с больши-и-и-им скептицизмом.
  
  – Хорошо, Нарберал, расплатись.
  
  – Да, господин, – девушка отошла к кассе отсчитывать нужную сумму, восхищённый взгляд одного из наёмников следовал за ней. Н-да, ну… этого стоило ожидать. Впрочем, не могу его винить, Нарберал — девочка красивая, очень. Если бы не «прописанная» иерархичность, то с той же Альбедо у неё были неплохие шансы потягаться. Ну а тот факт, что её родная форма выглядит как очень контурный детский рисунок с чёрными кружками на месте глаз и рта… У Альбедо тоже есть боевая форма, как и у Шалти, Люпус Регины и доброй половины других женских NPC Назарика. Если всех их воспринимать не такими, какими они являются девяносто девять процентов времени, а какими могут стать в исключительный один, то проще сразу пойти и самоубиться.
  
  – Ну что же, давайте знакомиться, господа авантюристы, – я махнул рукой, приглашая всех сесть за столик, благо пустых в зале хватало, видимо, как раз для подобных целей они и были установлены.
  
  Спустя минуту мы расположились за круглым столом в этаком полу-кабинете, отгороженном с двух сторон деревянными панелями где-то в половину человеческого роста, так, чтобы в сидячем положении как со стороны соседей не было видно твоей головы, так и ты не мог видеть, что там происходит. С третьей стороны была стена, а с четвёртой вид открывался лишь в центр зала, где ближайшие столы находились лишь в пяти-семи метрах.
  
  – Я — лидер «Меча Тьмы», Питер Моук, – радушно улыбнулся разместившийся напротив меня за столом парень. – Это — наш рейнджер, Лукрут Болве, – второй раздолбай попытался изобразить обворожительную улыбку и «скромненько» помахал бедной Гамме. В ответ та закрыла глаза и… я не берусь утверждать, но, по-моему, она начала мысленно читать мантру про недопустимость убийства «ничтожного гнуса» без приказа. Интересно, а мне выдадут новую команду приключенцев, если с этими что-то случится? – Это — наш специалист в исцелении и магии природы, друид Дайн Вудвандер, – мужичок доброжелательно кивнул и произнёс довольно мощным, но при этом умиротворяющим голосом:
  
  – Рад встрече.
  
  – И, наконец, маг и мозг нашей группы, Заклинатель Нинья, – Питер указал рукой на переодетую девочку с короткой стрижкой.
  
  – Рад знакомству, – кивнул(а) означенный «мозг» и тут же с укором взглянул(а) на лидера: – Питер, не мог бы ты перестать называть меня этим титулом?
  
  – А? Почему нет?
  
  – О каком титуле речь? – счёл должным поинтересоваться я.
  
  – Наш скромник родился с Талантом, – радостно улыбнулся лидер группы, – его сила называется «Склонность к Магии». Ты ведь учился магии всего четыре года, вместо восьми, правильно? – уточнил он у Ниньи.
  
  – Э-э… – смущённо вжал(а) голову в плечи маг.
  
  – Вот потому он и известен всем как Гениальный Заклинатель! – гордо закончил Питер. Нарберал на это заявление очень старалась сохранить лицо, я отчётливо видел эту жуткую борьбу, итог был… хм… ну, она по крайней мере пыталась.
  
  – В этом городе есть люди с Талантом и получше моего, например, мастер Барел, – продолжал(а) отнекиваться восходящая звезда чародейства и волшебства.
  
  – Энфирия? – я повернулся к нему.
  
  – Ну, – тот взъерошил волосы, – у меня есть Талант использовать любые магические вещи, несмотря на их ограничения, – значит, и здесь всё совпадает. Кстати говоря, а ведь это значимый повод привязать парня к себе. Даже у меня, на сотом левеле, масса классовых и расовых ограничений предметов, все из которых я не уберу даже ценой донатных запасов из Назарика. Собственно, я не стану даже пытаться, так как огромное число недоступных мне предметов — это вещи на очень редкий случай. Тем не менее получить в своё распоряжение человека, способного их применить, не требуя затрат невосполнимых ресурсов — очень полезное дело.
  
  – Мастер Барел?! – чуть до потолка не подскочил Моук. – Для нас большая честь встретить вас! – народ бросился выражать уважение, а я немного задумался. Ребята носили железные жетоны гильдии, что вроде как было уже не самым дном, а говорило о некоторой заслуженности коллектива. И это было странно, хотя… даже если этот отряд не новички, то это ещё не значило, что у них были деньги, дабы закупаться у алхимика уровня Энфирии, да и знать его в лицо они были не обязаны. Слышать — слышали, но раньше не пересекались.
  
  – Хорошо, меня зовут Зеллос, я — маг, а это моя помощница и телохранительница Нарберал. Теперь перейдём непосредственно к условиям найма. Я прибыл из далёких мест, магическое искусство в которых несколько отличается от здешнего, и я хочу разобраться, что послужило тому причиной. Потому мне нужны уроки по самым основам магии, манипуляции волшебной силой и заклинания первого круга. За возможность скопировать что-то из вашей книги заклинаний, если этого вдруг не найдётся у меня, я готов заплатить отдельно — по золотому за первый круг, по два за второй и по три за третий.
  
  – П-прошу прощения, но я владею только заклинаниями первого и второго круга, – призналась Нинья, пожалуй, буду называть её в соответствии с её реальным полом.
  
  – Печально, впрочем, меня пока устроят и самые основы. Теперь касательно проживания…
  
  – Вы можете остановиться у меня, – предложил было алхимик, но я лишь отмахнулся.
  
  – Благодарю, но я не хочу тебя стеснять. Уроки потребуют места и времени, да и лишние люди в алхимической лаборатории явно не пойдут на пользу работе. Я просто сниму ближайшую гостиницу.
  
  – Эм, в смысле номер? – не понял рейнджер.
  
  – В смысле гостиницу. Этот месяц вам тоже нужно будет где-то жить и питаться, к тому же тем самым мы получим необходимые для демонстрации и практики помещения, которые нужно будет лишь зачаровать на защиту от магии во избежание случайных казусов.
  
  – Х-хорошо, – глаза у группы стали заметно больше, ибо пучат. Смотрелось забавно, если бы ещё не мерзкая пассивка, не позволяющая в полной мере насладиться эмоцией… Ветерок, вот цены бы тебе не было, кабы ты работал только когда надо!
  
  – Что же, раз с этим всё ясно, предлагаю проводить нас до ближайшего приличного постоялого двора, чтобы я там уладил все нюансы.
  
  – Эм, простите, господин Зеллос, а что делать нам? – спросил мечник.
  
  – Формально, как мои телохранители, вы поступаете в распоряжение Нарберал, – Лукрут сразу же начал расплываться счастливой лужей, всем своим видом показывая, что он готов попасть в полное распоряжение красотки хоть прямо сейчас, – но поскольку она вряд ли вам что-то прикажет, – взгляд боевой горничной подтверждал, что она не доверила бы этой братии даже убирать собачье дер… экскременты, – то можете заниматься чем пожелаете, пока это не противоречит законам страны, само собой.
  
  – Ясно, – протянул Питер.
  
  – Ну раз уж теперь всё, предлагаю всё-таки найти подходящий постоялый двор, – я поднялся из-за стола, и мои спутники вынуждены были поступить так же. – Энфирия, спасибо за помощь.
  
  – Что вы, господин Зеллос, – замахал руками парень, – это меньшее, что я мог для вас сделать после того, как вы спасли мою… моих друзей из Карна. Если вам ещё что-то понадобится, сразу же обращайтесь!
  
  – Хм… Пока об этом рано говорить, но, возможно, ты не откажешься чуть позже ответить мне на несколько вопросов по местной алхимической традиции? Как я успел узнать, как минимум целебные зелья в вашем королевстве делаются иначе, чем у меня дома, и я бы хотел охватить в своём исследовании и этот вопрос.
  
  – А?.. Я не против, – слегка растерявшись, но быстро придя в себя, кивнул Барел. – Но что вы подразумеваете под другими зельями?
  
  – Вот, – извлекаю из инвентаря «Среднее зелье восстановления». – Как я слышал, у вас целебные зелья имеют синий цвет, для меня это очень необычно.
  
  – О-о-о… – алхимик как загипнотизированный пялился на пузырёк с красной жидкостью, так сказать, рыба заглотила наживку, осталось подсечь. – Я могу взглянуть? – отмер подросток.
  
  – Да, конечно, – вручаю зелье Энфирии. – Можешь взять себе и изучить. Я сам не слишком силён в алхимии, так что буду рад выслушать мнение местного специалиста.
  
  – Большое спасибо! – разволновался Барел. – Если честно, я никогда подобного не видел, – пока парень радовался, к нему в тень незаметно скользнул Теневой Демон — небольшая страховка от всяких левых личностей, вполне способная любому местному гостю тихонько сломать шею или, по крайней мере, парализовать. Ну и сообщить мне о местонахождении своей цели.
  
  – Что же, рад слышать, что не мне одному предстоит удивляться, – попытался я пошутить. Не уверен, что получилось, так как с эмоциями было глухо и на шутки не тянуло. – Но довольно об этом. Мне ещё арендовать постоялый двор, а тебе, вижу, уже не терпится приступить к исследованиям. Я пошлю кого-нибудь известить, где мы устроились, к тебе в лавку. Если возникнут вопросы — заходи, попробуем их решить.
  
  – Непременно! Доброго вечера, господин Зеллос, госпожа Нарберал, ребята, – на этом счастливый Барел поспешил к выходу.
  
  – Итак, господа, куда направимся? – посмотрим, что смогут мне эти приключенцы предложить в качестве варианта для жилья.
  
  – Тут недалеко есть гостиница Илантьера, – оживился Питер. – Там много свободных комнат и с хозяином можно договориться. Пойдёмте, я покажу…
  
  Через несколько минут мы стояли возле большого деревянного здания, вход в которое преграждали висячие дверцы, как в американских фильмах про ковбоев. Презентабельным я бы строение не назвал, но, делая скидку на средневековую специфику, уже факт относительной чистоты улицы и близкого расположения к штаб-квартире Гильдии Авантюристов мог говорить о некоторой престижности заведения.
  
  – Вот мы и на месте! – первым входя в двери, констатировал очевидное Моук. – Здесь часто останавливаются авантюристы, и хозяин привычен к разному. В местах для купцов и дворян будет намного сложнее договориться.
  
  Я оглядел зал. Помещение было заметно меньше, чем в здании гильдии, но всё равно весьма просторным. Парочка небольших компаний в разномастном снаряжении чинно сидела за столиками с кружками и какой-то снедью. У барной стойки скучал подтянутый мужчина со шрамом через левый глаз. Грязь на полу… имелась.
  
  – Что-то ты рано вернулся, – не слишком дружелюбно бросил нашему гиду бармен, едва мы подошли к стойке.
  
  – Зато с выгодным делом! – и бровью не повёл Питер. – Вот, знакомься, это господин Зеллос, он хотел бы снять у тебя несколько комнат.
  
  – Я бы предпочёл арендовать всё здание сроком на месяц.
  
  – Э-э-эм?.. – на разный лад прокатилось по общему залу удивление присутствующих людей.
  
  Дальше состоялся торг, в котором основную роль с моей стороны играл Моук, работая языком за троих. Трактирщик пытался покочевряжиться, не то набивая цену, не то на полном серьёзе задвигая мысль, что оставить постоянных клиентов без крова на целый месяц не может (пусть даже редкие авантюристы жили тут больше пары дней, в основном лишь ночуя между миссиями), но как бы то ни было, к консенсусу пришли. Стоило мне это двадцать золотых, а времени съело добрых полчаса, и не помогли ни внушительный рост, ни зловещая чёрная мантия, ни безликая маска — походу, тут и не такие фрики случаются, ну или местные авантюристы куда большие отморозки, чем можно было бы ожидать с таким уровнем сил. Трактирщик же как раз был из «бывших» авантюристов, о чём можно было сделать вывод по оговоркам во время спора, да и, если уж начистоту, я был полностью уверен, что и сама таверна — насквозь гильдейское предприятие, а не банальное «случайное удобное» место.
  
  – Начнём с завтрашнего дня, – обратился я к Нинье, когда все формальности были улажены, а хозяин заведения начал потихоньку выпроваживать посетителей. – Думаю, тебе нужно время, чтобы подготовить материал и освежить память, да и мне будет чем заняться.
  
  – Хорошо, – кивнула переодетая девочка. – А… м…
  
  – Да?
  
  – Вы говорили, что хотите защитить помещения магией… – со смесью робости и любопытства напомнила заклинательница.
  
  – Да, верно… – поднимаю руку, указывая на потолок. – Среднее зачарование местности: Великая защита от элементов, – стены, пол и потолок на миг вспыхнули жёлто-зеленоватой радугой и погасли. – Великое сопротивление заклинаниям, – во все стороны от меня разошлась волна голубоватых рунных цепочек, впитавшихся в дерево и погасших за долю секунды. – Теневая цитадель, – теперь стены мигнули блестящей серо-чёрной плёнкой. – Ну и «Массовое укрепление», – закончил я активировать подходящие случаю чары на заклятии, превращающем деревянные стены в аналог железобетона.
  
  – А… – девочка-заклинательница впала в священный трепет, как и друид… и рейнджер, и их лидер, и те из посетителей, что ещё не вышли, и владелец таверны.
  
  – Не волнуйтесь, – оборачиваюсь к последнему, – я сниму все заклинания, когда буду съезжать.
  
  *Звяк-хрусть…* – тихо раздалось от входа в повисшей тишине. А потом… – А-а-а-а-а!!! Нет-нет-нет-нет-нет!!! – повернувшись на звук, вижу девушку в мужском кожаном костюме и с лохматыми огненно-рыжими волосами до плеч, что с ужасом и выражением вселенской потери на лице смотрит на синюю лужицу и разбившийся флакончик у себя под ногами… Да ладно?! – Я столько недоедала, экономила на еде и выпивке, чтобы скопить на него денег… Так старалась, собирая их… Всё ради сегодняшнего дня… И… А-а-а-а!!! – крик боли и отчаяния сопровождался попытками вырвать себе волосы и обращённым к небесам лицом.
  
  Один раз — случайность, два — совпадение, но три — это уже закономерность. Сперва Нарберал, потом эта партия приключенцев, теперь вот эта деваха, если я правильно помню, по канону чуть не изнасилованная Шалти… Одно из двух: или с этим миром работает принцип исторической колеи, или у кого-то проблемы с фантазией.
  
  Между тем, крик прервался, и девушка, на глазах которой уже выступили слёзы, крупными каплями замерев лишь на краешках пышных ресниц, повернулась ко мне.
  
  – Эй вы, мистер… – голубые глаза авантюристки замерцали лихорадочным огоньком, а на губах появилась чуть-чуть истеричная улыбка. Ну, из тех, которые пытаются казаться вежливыми и милыми, но сразу говорят окружающим, что с их хозяином что-то совсем не хорошо, – вы же вроде бы не бедный… Да, вы такой потрясающий маг, у вас наверняка есть парочка целебных зелий на руках?
  
  – Допустим, – а мне нравится её наглость. Вот так оперативно просечь единственный шанс получить от жизни компенсацию при таком ударе судьбы… я так в прошлой жизни не умел. Так, Набе, стоп! Не сметь убивать «низших существ»!
  
  Моя рука в последний момент легла на плечо уже напружинившей ноги и начавшей источать жажду крови боевой горничной и с силой сжала. Бедняжка доппельгангер от этого аж скукожилась, как кошка, за спиной которой внезапно грохнули об пол медный таз.
  
  – Я уронила своё зелье из-за вас! – ничего не заметив в своём горе, но ощутив надежду, подалась ближе пострадавшая. – Я его только купила, а теперь оно разбито! Но вы показывали такую магию, вам наверняка будет несложно поделиться маленьким пузырьком?!
  
  – Будь я виноват, я бы так и сделал, но ты сама плохо держала своё зелье, – безжалостно втоптал я чувства девушки в пыль кованым сапогом бессердечности.
  
  Секунду…
  
  Она мне совершенно безразлична, это верно. Она сама уронила зелье, хотя могла бы убрать его в карман, а не держать в руке… Тоже правильно. Тот факт, что я действительно косвенно в этом виноват своими фаер-шоу — это не мои проблемы… А вот тут стоп. Сущность лича, ты ли это? Хотя, глупый вопрос. Попробуем иначе, так… Ну, мордашка у неё симпатичная, до главных красавиц Назарика далеко, но в целом я понимаю, почему Шалти на неё облизывалась. Руки, правда, слишком накачаны, что видно даже под рукавами, но это детали, тем более что тут даже прижатая мужской одеждой грудь идёт на уверенную троечку. Вывод? Как минимум в качестве вкусного поощрения для Шалти она подходит, а значит… Да вашу мать! Так, заново! Задача: не быть мудаком! Чтобы не быть мудаком, надо войти в положение и помочь девочке! Чтобы войти в положение и помочь, нужен повод! Какой повод я могу придумать? О! Есть мысля.
  
  – Впрочем, это не значит, что я тебе не сочувствую, – возвращаюсь к диалогу, – однако не в моих правилах давать людям что-то бесплатно. Скажи, ты умеешь читать?
  
  – А? Читать? – сбитая сперва «в полёте», а теперь с толку девушка растерянно моргнула. – Да, умею. Без этого не взять задания с доски, – рефлекторно указала большим пальцем куда-то себе за спину авантюристка.
  
  – Хорошо. Тогда я готов предложить тебе частный найм и, по его итогу, оплатить стоимость зелья или дать новое, но конкретные условия обсудим уже без посторонних.
  
  
Глава 7
  
  Некоторое время спустя. Комната на втором этаже таверны.
  – Так значит… Я должна буду читать вам книги вслух? – переспросила Брита, едва я озвучил ей задачу.
  
  – Верно.
  
  – Но… Зачем? Это какой-то магический ритуал? – попыталась придумать рациональное объяснение наёмница.
  
  – Вынужденная мера. Если говорить кратко, то я прибыл из очень далёких краёв и не по своей воле. Понимать устный язык мне позволяет магия, она же превращает мою речь в понятную для тебя, но с письменностью всё намного сложнее. Со временем я решу эту проблему, но на данный момент будет проще нанять чтеца, который и озвучит мне содержимое нужных книг.
  
  – О… – девушка запустила руку в волосы на затылке. – Я и правда что-то слышала о том, что где-то на юге есть страна с другим языком…
  
  – Так ты согласна?
  
  – Да, разумеется, – сразу собралась авантюристка. – Когда мне приступать?
  
  – С завтрашнего дня. Пока можешь выбрать себе свободную комнату, если нет другого жилья, и познакомиться с остальными.
  
  – Да я, вроде бы, всех знаю… – Брита покосилась на хмурую Нарберал, что на протяжении всего разговора сверлила её ну очень недружелюбным взглядом.
  
  – Тем лучше, – тоже поворачиваю голову к боевой горничной, отчего та сразу делает вид, что смотрела вообще в другую сторону. – В таком случае, я тебя больше не задерживаю.
  
  – Поняла, – кивнула авантюристка и, всё ещё косясь в сторону источающей флюиды презрения Гаммы, быстро покинула комнату.
  
  – Эта наглая женщина… – с рычащими обертонами наконец-то излила в мир крик души моя «телохранительница».
  
  – Только не говори, что тебя задела её попытка вернуть утраченное, – прохожу к столу у левой стены и выгружаю на него из инвентаря купленные книги и карты.
  
  – Но она была такой грубой и вульгарной! – от избытка чувств повысив голос, разошлась у меня за спиной красавица с азиатскими чертами лица. – Это бестактное попрошайничество и небрежение к вашему статусу… Непростительно!
  
  – Для авантюриста наличие некоторой доли здоровой наглости — это один из залогов выживания. Так сказать, эффект профессиональной деформации, – разворачиваю карту ближайшей к Э-Рантэлу местности. – Впрочем, я понимаю твои чувства, как и то, что всё наше путешествие для тебя — сплошной стресс, Нарберал. Должен признать, несмотря не некоторые мелкие огрехи, ты очень хорошо держишься, так что я горжусь тобой и рад, что выбрал на эту миссию именно тебя, – я ведь могу слегка преувеличить, в целях комплимента девушке? Пусть уж лучше думает о моей похвале, чем строит планы по отрезанию голов местному населению.
  
  – Господин слишком добр, – мило смущающаяся машина смерти… В этом определённо что-то есть.
  
  – Я лишь констатирую факты. Тем не менее, видя, как тебе трудно, могу предложить попробовать одну хитрость. Люди ведь воспринимаются тобой лишь чуть выше грязи под ногами, не так ли?
  
  – В-верно, – вот сейчас я её чувства совсем не понял, то ли она согласилась с обожаемым владыкой, хотя человеки даже на "грязь" не тянут, то ли ей грустно оттого, что она не может справиться с задачей перестать воспринимать людей как удобрение. Впрочем, не важно.
  
  – Тогда задайся вопросом, какой смысл злиться на грязь? Булькает лужа — и пусть булькает, её можно просто обойти и идти дальше, если будет сильно пачкаться и вонять — тогда можно и убрать, а так… нет смысла тратить своё время и нервы.
  
  – Я поняла, Господин! – приободрилась девушка. – Так действительно гораздо лучше! – фух, пусть логика и иезуитская используется, но лучше уж так. Перевоспитывать или надевать поводок с намордником будем потом… Тц, дался мне этот намордник.
  
  – Прекрасно. На сегодня, полагаю, дел у нас больше не будет, потому можешь связаться с Альбедо и доложить ей о наших делах, наверняка она приказала сделать что-то подобное.
  
  – Вы как всегда правы, Господин! – поклонилась боевая горничная.
  
  – После этого отправишься в Назарик и передашь ей часть купленных нами карт, – откладываю в сторону нужный свёрток искусно выделанной кожи с нанесённой схемой окружающих земель. – Полагаю, они пригодятся Демиургусу и Ауре в их задании. Также необходимо будет передать вот эту книгу, – двигаю на край стола сборник законов королевства, изучать который прямо сейчас всё равно было не первостепенной задачей, – Титу Аннею Секундусу. Я хочу, чтобы он попробовал перевести её содержимое магическими методами, а заодно провёл ревизию артефактов, которые могут помочь с задачей чтения местных текстов. Как мне помнится, в Библиотеке было что-то подобное, на крайний случай, можно попытаться создать нужный эффект. Думаю, основа такого артефакта в виде очков будет довольно удобной, но пусть решает сам по итогу ревизии, что окажется перспективней, просто передай ему всё в точности.
  
  Да, я верил в Демиургуса и его подчинённых, ничуть не сомневаясь, что в конечном итоге они составят и словари, и прочие лингвистические методички, но класть все яйца в одну корзину — идея не очень. Плюс — ну когда у него ещё дойдут до этого руки? Он сейчас и без того зашивается с нарезанными мной поручениями. Оно, с одной стороны, и хорошо — меньше времени будет сотворить какую-то непредвиденную дичь из лучших побуждений, но и перебарщивать не стоит, тут лучше грузить постепенно, не перегибая с нагрузкой, но и не оставляя окон для самодеятельности.
  
  – Не извольте волноваться, Зеллос-сама, я не упущу ни одного вашего слова! – заверила девушка, в очередной раз опуская голову.
  
  – Я в тебе не сомневаюсь… – а ещё я точно помню, что в манге кто-то в Назарике таки смог создать такие артефакты, и довольно быстро, по крайней мере у Себаса при посещении столицы королевства уже были очки, при взгляде через которые на местную письменность та становилась понятной. Чисто логически, на роль автора в первую очередь как раз подходил именно главный крафтер Назарика с прописанной страстью к магическим исследованиям и экспериментам. Стражи, что ни говори, — это боевые юниты, у них почти все классы и навыки на убийство заточены, а тут должен был быть кто-то с высокими ремесленными скиллами, и лучшим из таких был Тит, который хоть и не мог в алхимию, но зачарование и схожие области у него были хорошо прокачаны.
  
  И хотя в своём арсенале я подходящей магии не нашёл, но, согласно памяти Момонги, в Иггдрасиле нет-нет, да встречались разного рода квестовые или околоквестовые (в смысле — лорные) предметы, якобы осуществляющие перевод с одного языка на другой. Типа ситуаций, когда в каком-нибудь древнем мавзолее сидит такой же древний NPC, что не знает современного языка и изъясняется на непонятной абракадабре, и чтобы с ним взаимодействовать по квесту, надо откопать специальный амулет, что магически даст возможность общения. Похожие ситуации бывали и с разного рода древними табличками давно сгинувших племён-народов, а то и просто книгами, «написанными» на некоем особо мудрёном и малораспространённом языке. Понятно, что в игре все эти средства открыть скрипт в пикселях были просто условностью, но в реальном мире они должны были стать вполне реальными артефактами. Проблема была в том, что где оно всё валяется, я понятия не имел, это же был просто лорный «мусор», который после выполнения квестов вообще выкидывать положено, и хотя Момонга сотоварищи, как и многое другое, тащили подобные вещи в Назарик (мол, ради колорита и прочих доказательств своих достижений и побед), но, в отличие от нормальных артефактов, никто даже не пытался каталогизировать такие трофеи или запомнить, куда их бросил. В памяти Сатору очень-очень смутно было что-то на тему сбрасывания парочки похожих предметов-переводчиков в Великую Библиотеку Ашурбанипал, потому что они вроде бы подходили библиотеке по колориту, но куда, что конкретно, как оно выглядит… полная терра инкогнита. Таким образом, я, конечно, мог бы поискать сам, но… проще было озадачить хранителей этой библиотеки. Это приказать, по сути, переворачивать вверх дном склад динамита я своим слугам был не готов, сам роясь в запасниках, где всякого взрывчатого и магически-активного добра столько, что четверть этажа при детонации покорёжит, а в библиотеке что случится? Полка упадёт? В общем, они там все тоже личи, они не устанут и, авось, даже какой-то полезный результат выдать смогут. Будет прям замечательно, если так. А вообще, чем бы мои монстрики ни тешились, лишь бы из Назарика не лезли, а там, даже если ничего у них не получится, уж я как-нибудь местную письменность освою, чай, не полный же даун…
  
  Столица королевства Ре-Эстиз. Королевский дворец.
  – За сим Королевский Совет объявляю открытым! – провозгласил пожилой мужчина с тяжёлой короной на голове. Ланпоса Третий устало вздохнул. Он устал. Ему откровенно осточертели все эти интриги и борьба за власть, но и передать престол он не мог. Его старший, Барбро, слишком сильно попал под влияние аристократии, и сделать с этим уже ничего было нельзя, младший же, Занак, пусть и был умён, не имел большой поддержки, и передай он трон ему, тот же Барбро, подзуживаемый дворянством, может развязать полноценную войну внутри королевства, не понимая, что будет просто марионеткой. Приставление к Занаку маркиза Рэйвена, возможно, сможет немного поправить ситуацию, но будет это нескоро. Обстановка была не самой спокойной, а тут ещё такое происшествие… – Капитан Королевской Гвардии принёс тревожные вести, оттого я посчитал нужным собрать вас, лорды королевства.
  
  – И что же такого случилось, Ваше Величество? – чуть иронично поинтересовался граф Риттон. – Что напугало прославленного капитана? – спесивый аристократ относился к «выскочке-простолюдину» с едва скрываемым пренебрежением. Король же молча дал знак Газефу прояснить ситуацию.
  
  – Недавно я получил миссию по защите пограничных деревень от диверсионного отряда Империи, однако численность противника и его выучка были куда выше предполагаемого… также отличалась его принадлежность, – Стронофф принялся докладывать о своей последней миссии, в том числе и засадном элитном отряде заклинателей Теократии. К концу его рассказа в воздухе отчётливо висело очень неприятное слово «предательство».
  
  – Вы обвиняете кого-то из дворян, капитан? – набычился маркиз Боулроб.
  
  – У меня нет таких полномочий, – отчеканил Газеф, тем не менее не став отрицать обвинения.
  
  – Но есть ли доказательства? – присоединился к Боулробу Рэйвен, по мнению Строноффа — человек ещё более неприятный, чем сам лидер Дворянской фракции, но, к сожалению, куда более искушённый в интригах. Не зря он был его «правой рукой».
  
  – Вам недостаточно пленных из Теократии, маркиз? – включился в беседу маркграф Урован, пожилой и успевший повидать многое вельможа, поддерживающий короля.
  
  – Но что сказали эти пленные? Были ли уже проведены допросы? – маркиз Песпей пусть и являлся зятем короля, мужем его старшей дочери, но был ещё слишком молод и порой не всегда понимал всю подоплёку событий.
  
  – К сожалению, ничего. За тем исключением, что они смогли беспрепятственно попасть на земли неподалёку от Э-Рантэла, а также точно знали, что я буду в той области.
  
  – Э-Рантэл — это Королевские земли, – по-лисьи усмехнулся маркиз Волумлеш, намекая, что если где и была «утечка», то приходилась она со стороны Королевской фракции, а подозревать в этом дворян — глупость. Тот момент, что уничтожение одного из сильнейших воинов королевства, полностью лояльного правителю, Королевской фракции точно не нужно, вежливо игнорировался.
  
  – Речь сейчас не о том, – прервал бесполезное переливание из пустого в порожнее король. – Куда большее беспокойство вызывает известие о появившемся в том же регионе заклинателе. Некто Зеллос. И его приёмная дочь Шалти — по словам господина Капитана, чрезвычайно могущественные маги.
  
  – Бросьте, Ваше Величество, – фыркнул Боулроб, – это всего лишь два человека. Сказки о том, что заклинатели могут сколь-либо повлиять на исход действительно серьёзной битвы — это именно что сказки.
  
  – Расскажите об этом Флудеру Парадину, Верховному Магу Империи! – возразил Урован.
  
  – Неужели вы считаете, что кто-то сопоставимый с Флудером вот так вот просто появился в нашем захолустье? Бросьте, маркграф, – теперь пренебрежительно высказывался граф Риттон.
  
  – Тем не менее у нас есть личное свидетельство Капитана Королевской Гвардии, а также свидетельства его людей и почти полусотни пленных, которые утверждают, что этот маг Зеллос справился с шестью десятками заклинателей и одним ударом отправил в небытие Доминион Власти! Напомню уважаемому собранию, что в обычных условиях приходится пожертвовать от пяти сотен до тысячи обученных воинов, чтобы измотать и одолеть подобное существо! – а вот маркиз Песпей предпочёл поверить.
  
  – Хм… – Боулроб задумался. – В таком случае, думаю, было бы оправданно привлечь его в ряды защитников королевства.
  
  – У вас есть идеи, как это сделать? – спросил король.
  
  – Ничего сложного, – улыбнулся граф Риттон. – Оторванный от дома, с ребёнком на руках, предложить работу ему и безопасность его дочери… – пусть слова и выглядели вежливыми, но вот таилось за ними что-то… нехорошее. Что уловили все присутствующие, в том числе и капитан гвардии.
  
  – При всём уважении, граф, – в голосе Газефа уважения не было ни на грош, – но юная Шалти сама парализовала десяток рыцарей и ещё полсотни человек одним небрежным жестом. Позаботиться о себе она вполне способна, не говоря уже о том, что господин Зеллос крайне сведущ в некромантии. Пусть он и весьма достойный человек, но подобная глубина знаний означает и то, что он способен быть… очень неприятным противником.
  
  – Мы учтём ваше замечание, господин капитан, – кивнул своему телохранителю Его Величество. – К тому же причинять какое-либо беспокойство человеку, который оказал нам столь значимую услугу, как спасение наших подданных и нашего капитана, будет в высшей мере неблагодарно, – вновь пресёк дальнейшие споры король. – Мы бы хотели найти общие точки интереса с господином Зеллосом, нам есть что предложить магу, пусть даже некроманту, в то же время польза от сотрудничества может быть весьма велика.
  
  – Тогда предлагаю выслать к уважаемому заклинателю делегацию с рядом предложений, – кивнул маркиз Рэйвен. – Но что именно мы хотим ему предложить? И что попросить взамен?
  
  – Службу? – вот теперь лидер дворянской фракции выглядел весьма заинтересованным.
  
  – Хотелось бы, но маловероятно, – покачал головой Урован. – Парадин в Империи занимает нишу советника и воспитателя Кровавого Императора, если капитан Стронофф прав в своей оценке его сил, то человек, сопоставимый или даже превосходящий имперского Верховного Мага, вряд ли согласится просто служить кому-либо.
  
  – Титул? Земля? – предложил Песпей.
  
  – Возможно… но не уверен, – маркиз Волумлеш нервно огладил подбородок. – Да и вот так вот возвеличивать простолюдина, будь он хоть трижды гениальным заклинателем…
  
  – А с чего вы решили, что он простолюдин, маркиз? – хмыкнул Рэйвен. – Подобный уровень сил и знаний свидетельствует о том, что этот Зеллос имел достаточно высокое положение, чтобы получить к ним доступ. К тому же, как я помню предварительный доклад господина капитана, этот маг упомянул, что передаст пленных неким «слугам». Обычный простолюдин вряд ли бы имел каких-либо слуг.
  
  – Итак, что вы предлагаете, господа? – поторопил всех Ланпоса Третий.
  
  – Как я и говорил ранее, нам стоит отправить посольство к этому Зеллосу, – выполнив элегантный полупоклон Его Величеству, отозвался маркиз Рэйвен. – С предложением. Серьёзным предложением, если он настолько хорош, как утверждает господин Стронофф.
  
  – Но где нам его искать? – послышался голос кого-то из задних рядов.
  
  – Как я понял, некоторое время он будет в Э-Рантэле… – счёл нужным ответить Газеф.
  
  – Хорошо, тогда нам стоит обсудить состав посольства и конкретные предложения, пусть делегация пребудет к заклинателю уже с рядом договоров, как самых идеальных для нас, так и… приемлемых, – предложил маркиз Рэйвен.
  
  – Я лично готов отправиться к этому магу, – встал лидер дворянской фракции.
  
  – Да с вашим подходом к дипломатии мы рискуем получить объявившего нам войну некроманта! – осадил политического противника маркграф Урован. – Ваше Величество, я готов направить нужную делегацию в Э-Рантэл в течение двух дней.
  
  – Чёрта с два! – рыкнул Боулроб, не желающий, чтобы Королевская фракция получила нового союзника, даже если его сила изрядно преувеличена.
  
  – Господа, не стоит ссориться! – утихомирил спорщиков Песпей. – Я уверен, что мы можем прийти к компромиссу…
  
  – Возможно. Маркиз Рэйвен, готовы ли вы быть нашим представителем? Вместе с принцем Занаком.
  
  – Как пожелаете, Ваше Величество, – с видимым неудовольствием согласился дворянин. Представители Королевской фракции дружно скривились, а вот Дворянская фракция, наоборот, приободрилась — Рэйвен был верным сторонником Боулроба, но в то же время был достаточно искушённым дипломатом. Хотя назначение напрямую от короля и присутствие принца не позволят ему проворачивать совсем уж бессовестные схемы, но все понимали, что на первых ролях в переговорах всё равно будет он. При этом Боулроб был полностью доволен, ведь он был в курсе, что его «правая рука» ищет выход на младшего Райль Вайсельфа, и общая делегация — прекрасная возможность получить долю влияния на принца, в этой перспективе какие-либо связи с этим непонятным заклинателем становились лишь приятным дополнением.
  
  – Хорошо, раз с этим мы определились, то, может быть, теперь решим, что возможно предложить этому Зеллосу? – поспешил лидер аристократии перейти на следующую тему, пока король не передумал и не пересмотрел столь выгодный для него, маркиза Боулроба, состав посольства.
  
  – Да… – чуть рассеянно кивнул король. И начался торг, кто, что, сколько и за какие услуги готов предложить. Разумеется, после окончания Совета Боулроб сам проинструктирует Рэйвена… как и Его Величество.
  
  Два дня спустя.
  Во дворе королевского замка царила оживлённая суета. Походные сундуки крепились к каретам, седлались лошади, проверялись сложенные в обозные телеги запасы. Капитан Королевской Гвардии задумчиво наблюдал за происходящим, неосознанно потирая кольцо на своём пальце. Он тоже сегодня уезжал из столицы с половиной отряда, вновь оставляя короля без своей охраны. Так было нужно. Пусть его люди тоже видели Мастера Зеллоса и могли его опознать, но только он общался с чародеем лично и только его будут хоть как-то слушать принц и маркиз Рэйвен. И всё равно упрямое беспокойство не покидало сердце мужчины.
  
  «Лучше бы я поехал один… – в очередной раз вспыхнула внутри мрачная мысль. – Если маркизу удастся склонить Мастера Зеллоса к союзу с Дворянской фракцией — это будет катастрофа для Его Величества. Принц Занак тоже себе на уме, и совсем не факт, что он поддержит замыслы отца, особенно если Элиас найдёт, что ему предложить».
  
  Мысли воина были прерваны ощущением чужого взгляда. Как оказалось, к нему и в самом деле направлялась группа выдающихся людей.
  
  – Капитан Газеф, – поздоровалась предводительница отряда Синей Розы — одного из двух отрядов авантюристов адамантового ранга на всё королевство.
  
  – Леди Лакьюс, – поклонился воин прекрасной зеленоглазой девушке и её спутницам. Все члены отряда Синей Розы были женщинами, и все они сейчас стояли перед ним.
  
  – Нас наняли для охраны делегации, но как я понимаю, нашим главным противником может стать тот самый чародей, к которому мы направляемся, – сразу перешла к делу златовласая воительница. – Вы видели его в деле, не расскажете более подробно? Чего нам ожидать и как лучше планировать бой?
  
  – При всём уважении к вашим талантам… – мужчина серьёзно глянул в глаза каждой из стоящих перед ним женщин, – в таком случае я попытаюсь его задержать… хотя бы на десять секунд, а вам нужно будет бежать.
  
  – Он настолько силён? – недоверчиво спросила невысокая девушка с полностью закрытым маской лицом.
  
  – Скажу прямо, я полностью уверен, что даже напади мы на него все вместе, у нас не будет и шанса на победу. Даже со всеми пятью Сокровищами Королевства и всеми моими людьми… – Газеф осёкся. – Нет, со всеми людьми, достойными адамантового ранга, в королевстве, мы сможем его только задержать.
  
  – О!.. – протянула огромного роста воительница в тяжёлой броне. – И что такое могло заставить самого Газефа Строноффа вести такие разговоры? Ты только не обижайся, но я как-то иначе представляла себе самого известного воина королевства, – добавила Гагаран, складывая толстые, как ствол дерева, руки на груди. – Что такого ты видел, чтобы лепетать про бегство, как зелёный девственник из ополчения?
  
  – Хм, – губы мужчины тронула улыбка. – Вы уже знаете, что я видел, как он расправился с Писанием Солнечного Света, но чего вы не знаете, это того, что перед боем он наложил на мой отряд несколько усиливающих и защитных заклинаний.
  
  – Массовые заклинания поддержки? – миниатюрная женщина в алом капюшоне со скрытым маской лицом, казалось, нахмурилась под этой самой маской. – Он должен быть не меньше пятого, а то и шестого круга магии. Ты это имеешь в виду?
  
  – Нет, хотя и это тоже… – Стронофф замолчал, собираясь с мыслями.
  
  – Ну? Что дальше? – нетерпеливо поторопила его Ивилаи.
  
  – Эй, не гони коней, Коротышка, видишь же, что мужчине нужно подумать, – с доброй усмешкой осадила её Гагаран.
  
  – Кого ты назвала коротышкой, Тупая Башка? – ничуть не стесняясь почти тройной разницы в росте, угрожающе сжала кулак носительница маски.
  
  – Последний из эффектов исчез только вчера, – пресекая нарождающийся спор, сообщил Газеф.
  
  – Прости… я не совсем поняла? – наклонила голову вбок Лакьюс Алвэйн Дейл Аиндра.
  
  – Нет, вы поняли правильно, – вздохнул капитан гвардии. – Он наложил чуть меньше десятка заклинаний на весь мой отряд у деревни Карн. Не только на людей, но и на лошадей. Это было больше недели назад. Когда же мы прибыли в столицу, большинство заклинаний ещё работали. Я не очень хорошо разбираюсь в магии, по большей части все мои знания только о том, как сражаться с магами, но даже я знаю, что усиливающие эффекты магии редко работают больше нескольких минут, почти ничем не отличаясь в этом от специальных боевых навыков. Надеюсь, что ошибаюсь, но я уверен, что Мастер Зеллос намного сильнее Флудера Парадина из Империи, он находится на уровне Демонов-Богов.
  
  – Нет, – отрицательно мотнула головой Ивилаи, опуская взгляд к земле. – Демоны-Боги не были способны на то, что вы описываете. Они были сильны, но не так сильны.
  
  Газеф с неподдельным удивлением взглянул на девушку, но сказать ничего не успел — во двор одновременно вышли маркиз Рэйвен и Его высочество Второй принц Занак.
  
  – Капитан! – ещё не дойдя нескольких шагов, уже окликнул их низкий юноша, чья фигура не оставляла никаких сомнений относительно пристрастия своего хозяина к обильной и сытной пище. – Дамы, – изобразил нечто отдалённо похожее на светский поклон второй принц, повернув голову к Лакьюс.
  
  – Ваше высочество, – отозвались воин и дочь благородного дома Аиндра.
  
  – Надеюсь, мы не помешали вашей беседе? – совершенно дежурно, даже с какой-то беззлобной издёвкой поинтересовался младший сын короля. Стоящий рядом маркиз Элиас Брандт Дэйл Рэйвен воздержался от каких-либо слов, изображая полную невозмутимость. Высокий, стройный, с ничего не выражающим лицом, он был полной противоположностью принца, однако выглядел в его компании удивительно гармонично.
  
  – Нисколько, Ваше высочество, – внутренне подобравшись, закаменел лицом Газеф.
  
  – Чудесно-чудесно… – принц Занак скользнул взглядом по лицам авантюристок, но если и хотел сказать что-то на их счёт, то воздержался от этого. – Как мне рассказали, именно вы, Капитан, встретились с этим чародеем. Зеллосом, кажется?
  
  – Вы совершенно правы, Ваше высочество.
  
  – Тогда не просветите ли нас с маркизом, что за человек этот загадочный заклинатель, который прячет своё лицо под безликой маской? – на этих словах все члены Синей Розы, включая притаившихся безмолвными тенями близнецов Тиа и Тину, покосились на Ивилаи, да и сама она на мгновение растерялась, хоть внешне это никак и не проявилось.
  
  – Мы не так долго общались, но мне он показался достойным человеком, которому не чужды честь и благородство, – Газеф воскресил в памяти картины недельной давности. – Ещё, как мне кажется, он заботливый и чуткий человек, – добавил он, невольно удивив слушателей.
  
  – Позвольте узнать, на основе чего вы сделали такой вывод? – полюбопытствовал принц.
  
  – С ним была его приёмная дочь, и он ни на секунду не выпускал её из виду и нередко держал за руку…
  
  – Держал за руку? Могущественный заклинатель? Что за нелепость?
  
  – Да, это действительно нелепо, Ваше высочество, – мрачно согласился Стронофф, всё меньше желая продолжать этот разговор.
  
  – Постойте, Капитан, разве не вы говорили во время королевского совета, что эта Шалти тоже является сильным магом? – заговорил маркиз.
  
  – В самом деле, – встряхнулся принц. – Как можно быть одновременно ребёнком, которому нужна рука взрослого, и в то же время заклинателем? Сколько этой Шалти лет?
  
  – На вид около тринадцати, – Газеф глубоко вздохнул, прикрывая глаза. – Но я готов поручиться, что она очень сильна. Когда мы готовились к битве с Писанием Солнечного Света, Мастер Зеллос не задумываясь отправил её одну в лес, чтобы она перехватила тех заклинателей Теократии, которые попытаются бежать с поля боя.
  
  – Вы уверены? – усомнился Элиас. – Возможно, он пытался, наоборот, укрыть её от будущего сражения?
  
  – Я полностью в этом уверен, – твёрдо ответил Стронофф. – После боя она прилетела к месту, где мы разговаривали, используя полноценное заклинание левитации, и начала извиняться, что не смогла взять никого живьём. По её словам, магии Теократии оказались слишком слабыми и умерли от простейшего заклинания. Мои люди потом нашли этих магов, вернее, то, что от них осталось…
  
  – Она сказала, какое заклинание использовала? – встряла Ивилаи.
  
  – Кажется… Кипение крови. Никогда не слышал.
  
  – Это же… – заклинательница Синей Розы поперхнулась, – четвёртый круг магии…
  
  – Интересно… – обронил принц, наблюдая за состоянием девушки, но потом вновь повернул округлое лицо к Газефу. – Должно быть, это очень серьёзно, но не могли бы вы описать, что именно говорил вам этот Зеллос о себе?
  
  – Не так много. Его перенесло в наши земли в результате какого-то несчастного случая. С ним перенеслись его поместье и магическая лаборатория, оказавшись где-то в глубине Великого леса Тоб. После этого он обнаружил магией ближайшую деревню и вышел к ней.
  
  – Хм… – принц Занак озабоченно нахмурился, качнувшись с носка на пятку, чем заставил свой объёмный живот подпрыгнуть. – Что же, Капитан, теперь я верю, что этот Мастер Зеллос действительно выдающийся маг. Только по-настоящему уверенный в себе человек так просто расскажет первому встречному о том, что оказался в столь затруднительной ситуации. Слабак или трус на его месте обязательно бы постарался скрыть такой факт, заявив о себе как об отшельнике или путешественнике, у которого нет никаких проблем, – юноша коротко бросил взгляд на маркиза. – Мне нужно это обдумать. Однако это не последний наш разговор, – поспешил добавить он, смотря Газефу в глаза. – Я рассчитываю, что за время пути вы ещё не раз составите нам с маркизом компанию. А теперь прошу меня простить — дела… – и, развернувшись, второй принц королевства направился к каретам.
  
  Город-крепость Э-Рантэл. Вечер.
  Вдумчивое изучение карт затянулось дольше, чем я ожидал. В основном, конечно, осложняло задачу полное непонимание языка, на котором писали названия объектов и территорий, но и простое запоминание географии местной ойкумены требовало должной усидчивости. Реки, леса, горы, крепости и города — с какой стороны ни посмотри, а представление о том, где чего и сколько из этого расположено, иметь было необходимо. Если бы ещё разные карты не давали разброс в плюс-минус «восемь» чуть ли не на каждый второстепенный объект…
  
  От работы меня отвлёк только стук в дверь.
  
  – Господин Зеллос, это Нинья, – донеслось с той стороны.
  
  – Нарберал, – коротко командую горничной. Всё необходимое она уже переправила в Назарик и вернулась теми же вратами, которые я для этого открывал, теперь же как обычно изображала деталь интерьера в «моём кабинете», пока я работаю.
  
  – Да, Момо… Зеллос-сама, – вновь оговорилась красавица и, покраснев, направилась открывать.
  
  – О, госпожа Нарберал, – запнулась переодетая девушка. – Я пришёл сказать, что ужин готов, – н-да, а я всё гадал, когда поднимется эта тема…
  
  – Благодарю, Нинья, – встаю из-за стола и подхожу к дверному проёму, – но в этом нет нужды. Мы носим специальные магические кольца, они позволяют обходиться без еды и сна, так что не стоит беспокоиться об этом.
  
  – О… Такие бывают? – с неподдельным удивлением захлопала ресницами девчушка.
  
  – Да, они называются «Кольца подкрепления сил». Очень полезная вещь во время путешествия, – я почти не врал. Такие действительно существовали в Иггдрасиле, хотя, несмотря на описание, в первую очередь использовались в игре различными бойцами для нивелирования всяких параметров усталости на ранних уровнях. Так-то игрокам и без того спать в игре нет необходимости, как и есть, хотя с едой там своя специфика. И Гамма на самом деле имела такое кольцо, уж не знаю зачем её создатель Нисики Энрай дал его ей, хотя наверняка просто посчитал полезным элементом отыгрыша и обоснуя, почему живому юниту не нужно ни есть, ни спать и он вечно стоит на посту. Скорее всего и среди других живых NPC Назарика таких колец хватало, всё же народ в гильдии подобрался очень трепетно относящийся к деталям ролёвки, но Момонга этим вопросом не интересовался и доподлинно знал лишь о паре случаев.
  
  – Понятно… – пробормотала Нинья, в чьём взгляде с момента нашей встречи всё больше и больше проглядывало что-то из серии «неискушённый турист пялится на восьмое чудо света».
  
  – Что же, ещё раз спасибо за заботу, но коли нам не требуется пища, это не значит, что это также верно и для тебя, потому не буду тебя задерживать, – постарался я тактично намекнуть на конец разговора.
  
  – А… Хорошо… Тогда я пойду, – девочка намёк поняла и, смутившись, поспешила удалиться.
  
  – Набе… – произнёс я, когда дверь вновь закрылась. – Ты же не возражаешь, если я иногда буду так тебя называть?
  
  – Н-нет! Конечно, нет, Мо… Зеллос-сама! – даже задрожала от мысли, что может возразить моему желанию, боевая горничная.
  
  – Хорошо, тогда, я полагаю, на сегодня никаких более движений в Э-Рантэле не будет, – изучение покупок, безусловно, полезно, но визит Ниньи напомнил, что есть у меня и иные дела, и если днём я всё-таки должен был присутствовать в гостинице, то отлучиться ночью мне ничего не мешало. Тем более первый этап задач на этот город был выполнен, а вот в Назарике кое-что можно было уже и сделать… – Если наши наёмники по какой-то причине вновь начнут шевелиться, постарайся вежливо перенести встречу на утро.
  
  – Поняла, – с лицом, выражающим прямо противоположное, кивнула девушка. – А вы…
  
  – Я отправлюсь в Назарик. Ночные часы тоже следует использовать надлежащим образом, тем более что дел, требующих моего внимания, хватает, – жестом открываю чёрно-фиолетовый портал в гробницу. – Я рассчитываю на тебя, Нарберал.
  
  – Благодарю за оказанное доверие, Владыка, – поклонилась доппельгангер.
  
  Кивнув ей на прощание, я шагнул в арку перехода и в следующий миг оказался в тронном зале своей тёмной и мрачной твердыни, населённой жуткими монстрами.
  
  – С возвращением, Владыка Момонга! – Альбедо, разумеется, уже была здесь и пожирала меня влюбленным взглядом, казалось, ещё чуть-чуть — и она начнёт пританцовывать на месте, вилять попкой и хлопать крылышками. – Надеюсь, все ваши дела увенчались полным успехом!
  
  – Увы, дорогая Альбедо, но до «увенчались» ещё очень далеко, они лишь начались.
  
  – Дорогая… – так, опять ушла в нирвану… эх.
  
  – Завтрашним утром я продолжу свои дела в городе, а пока мне необходимо поставить несколько экспериментов.
  
  – Могу ли я чем-то помочь вам, Владыка Момонга?
  
  – Хмм… – теоретически, даже если всё закончится полным провалом, усмирить взбесившегося моба я смогу и сам. С другой стороны, подстраховка в виде одной из самых могущественных существ Назарика не может быть лишней, к тому же Альбедо уже доказала, что совершенно нормально относится к смерти «коллег», коли те чем-то не устроят обожаемого Владыку. – Да. Ты можешь понадобиться, если что-то пойдёт не так.
  
  – Да! – она подскочила на месте, словно я предложил ей… ну не знаю, сходить на свидание или ещё что. – Располагайте мной как посчитаете нужным, господин Момонга! Я готова выполнить любой ваш приказ!
  
  – Хорошо, для начала, позови в тронный зал Энтому. Остальные должны его покинуть.
  
  – Э-энтому?! Х-хорошо… – так, я не хочу думать о том, что сейчас могло взбрести в её голову. Однозначно не хочу!
  
  Спустя пару минут пред мои очи была явлена нужная боевая горничная. Н-да, спутать её с человеком можно было лишь или издали, или в темноте. Ну, ещё, как вариант, изрядно надравшись. Тараканьи «лапки» на узких хитиновых руках, едва скрытые рукавами формы, неподвижная маска с фасетчатыми глазами, а если знать, что скрывается под этой маской… Мои грёбаные извращённые согильдийцы, как же я хочу вас экстерминировать…
  
  – По вашему приказанию, Владыка, я прибыла в Тронный Зал! – упав на колено, поздоровалась арахнидша. Голос у неё был тонким и немного неестественным, будто пропущенный через программу модификатор голоса на компьютере, но при этом на удивление приятным.
  
  – Отлично. Думаю, ты не совсем понимаешь, зачем я позвал тебя, Энтома, не так ли?
  
  – Прошу простить моё невежество, Владыка! – склонила голову горничная. Этот фанатизм уже реально начинает раздражать… о, ветерок.
  
  – В этом нет твоей вины. Видишь ли, как уже известно моим Стражам, я задумал провести своё Перерождение в более совершенную форму. Однако из-за того, что мы оказались в ином мире, где существует иная магия, я не могу быть уверен в том, что мои прошлые расчёты верны. Таким образом, мне необходимо проверить саму механику данного процесса, – а также тот факт, не слетит ли привязка, как моя, так и ко мне.
  
  – Это очень мудро, господин Момонга, как и ожидалось от Высшего Существа, – кивнула Альбедо.
  
  – Но проверять данную концепцию на простых горничных или и вовсе низшей нежити нельзя, слишком у нас разные «весовые категории», но в то же время я не желаю рисковать никем из моих Стражей Этажей и Областных Стражей.
  
  – И потому вы выбрали меня, господин. Я благодарю вас за оказанную честь проверить то, что вознесёт Владыку ещё выше! – в голосе инсектоида действительно звучала гордость, Альбедо вон и вовсе смотрит на горничную с изрядной завистью. Нет, всё же такой уровень лояльности — это как-то слишком. Ей прямым текстом заявляют, что используют в качестве подопытной мышки и, возможно, расходного материала, а она и рада.
  
  – Со своей стороны я обещаю, что приложу все силы, чтобы исправить причинённый ущерб, если что-то пойдёт не так. Вплоть до воскрешения.
  
  – Благодарю, Владыка! Умереть за Владыку лучше, чем жить для себя! – всё, я сдаюсь. Дальше уже остаются только крики «За Императора» и с хэви-болтером на Хаоситов… Хотя… если подумать, то за Хаоситов тут как раз мы, то есть кричать нам надо что-то против «Трупа на троне»… Кхм… Как-то всё сложно, м-да.
  
  – В таком случае, слушай и запоминай. Я дам тебе амулет, что при активации должен будет запустить процесс. Твоя задача — отслеживать всё, что с тобой будет происходить. Ты должна будешь сменить свой род с арахнида на… Королеву Фей, желательно, тёмную, – грёбаные чокнутые азиаты, вот в каком месте феи похожи на инсектов? Но не-е-ет, тут это, по сути, почти то же самое, живут по принципу пчелиного улья, даром что выглядят как гуманоиды с крылышками бабочки. Ну и «сфера деятельности» с большим уклоном в поддержку, чем в непосредственную боёвку. Правда, это касалось обычных фей, тёмная их ветвь могла и любила применять различные проклятия и ослабления, да и вмазать, в случае крайней нужды, не стеснялась от души. В сочетании с профессиями и снарягой Энтомы, такой реролл почти не скажется на её боевой эффективности, разве что вместо своих тараканов-пауков будет использовать фей и различные виды пыльцы, дополнительно усиленные амулетами. Собственно, это была, пожалуй, основная причина, почему выбор пал именно на неё. Менее рациональные части меня, что-то вещавшие на тему того, что она — безжалостный людоед с нечеловеческой логикой, а потому от неё нужно избавиться тем или иным путём, находили слабый отклик. Я понимал такие резоны и был с ними полностью согласен, но с учётом остального паноптикума Назарика, людоедство — ещё не самое страшное, что тут может быть. Да и если уж начистоту, то по «характеру» Энтома была ещё весьма мирной и беззлобной девочкой, которая сама бросаться на людей не будет, разве что проголодавшись, так что на фоне девяноста пяти процентов свиты даже одной только Шалти она вообще не котировалась как угроза окружающим землям.
  
  – Поняла!
  
  – Альбедо, нам с тобой предстоит наблюдать со стороны и максимально мягко остановить и обезвредить Энтому, если что-то пойдёт не так.
  
  – Будет исполнено, – кивнула демоница.
  
  – Отлично, – накладываю на нас с надзирательницей полный комплекс защит и усилений, а на «подопытного кролика» — всё, что есть в плане диагностики, а также вывел панель её статуса, благо у Трона были и такие функции. – Приступай, – вручаю артефакт.
  
  Арахнидша сжала в лапках амулет и… засветилась молочно-белым сиянием. Прошла минута, вторая… на третьей всё закончилось, свет погас, и моему взору предстала девушка, очень похожая на «маску» инсектоидши, но мимика у неё была вполне себе живая. Платье горничной облегало весьма приятные на вид округлости, а за спиной у девушки раскрылись тёмно-синие крылья бабочки. Нахлынувший объём знаний от заклинаний диагностики был сумбурным и обильным, но, по сути, выражал только одно — видовая принадлежность Дзеты резко изменилась в результате воздействия неклассифицируемой магии, схожей с заклинанием полиморфа, но имеющей много более сложную структуру и энергоёмкость. Окно статуса показывало, что NPC Энтома Василисса Дзета сменила расу, но всё ещё входит в состав фракции Великая Гробница Назарик под руководством её лидера Момонги. Но вот девушка открыла глаза.
  
  – Господин Момонга, – и вновь опустилась на колени. Голос почти не изменился, хотя из него исчезли все намёки на скрежетание.
  
  – Что же, поздравляю с Новым Рождением, Энтома… нет, Фэйри Василисса Дзета, – окно с именем служанки мигнуло, сменив имя NPC.
  
  – Благодарю вас, Владыка!
  
  – А теперь расскажи, что ты чувствовала, как ощущаешь себя сейчас?
  
  – Очень странно, господин. Эти ощущения… совсем не то, к чему я привыкла. Я больше не вижу запахов, но само зрение стало куда лучше и чётче, и… я ощущаю прикосновения, – девушка несколько раз перебрала пальчиками на правой руке, с удивлением глядя на них и словно привыкая к этим движениям. – Это так странно… но мне нравится. Кажется…
  
  – А что было в момент Перерождения? – подошёл я к самому интересному.
  
  – Я… я попала в странное место? Нет… не совсем, я была здесь, но словно и не здесь, простите, я не могу выразиться точнее. Там передо мной словно раскрыли свиток с названием десятков, сотен видов. Как вы и велели, я выбрала Королеву Фей, тёмную ветвь. Дальше… дальше было ещё более странно, я словно ощутила, что могу сделать свою кровь сильнее или слабее, но в таком случае усилить свои навыки и умения. Я решила оставить силу крови на том же уровне, что была у меня раньше.
  
  – Очень хорошо, – видимо, так воспринимается вложение уровней в расу или класс, в игре ведь можно было прокачивать и то, и другое совершенно раздельно. Собственно, правильно выстроить баланс между расовыми бонусами с умениями и приобретаемыми с классом навыками и другими умениями — и есть основная фишка местного билдостроения для всех гетероморфных рас. Набе, например, доппельгангер первого уровня, зато как маг-элементалист со спецификацией в электричестве вкачана почти на кап. В итоге, она почти не может менять свою внешность — цвет и длина волос, ногтей, да ещё отращивание звериных ушек — её предел. Актёр Пандоры, творение сумрачного гения Момоныча, — тоже доппельгангер, но в «расу» ему влили сорок пять уровней, превратив в Высшего Доппельгангера, остальное заняли профессиональные навыки для запоминания и удержания форм и их лучшего применения. Результат — сам по себе, «в базе», данный юнит мало на что мог быть способен, но он мог скопировать и запомнить почти полсотни форм существ сотого уровня и использовать все их силы и навыки, за исключением «ультимейта» и высших кругов магии. Но даже так, существо, что поднимает нежить чуть слабее Оверлорда, бьёт по физике немногим уступая Коцитусу и Себасу, способно использовать Святую Магию почти как полноценный Святой Престол всё того же сотого уровня, причём всё это в любой последовательности… воистину страшная тварь. Билд, которой разработал и воплотил в жизнь Момоныч. Но вернёмся к нашим фейкам. Результат вышел весьма приятным со всех точек зрения, а потому можно уже вплотную садиться за калькулятор, – я очень доволен тобой, Фэйри.
  
  – Ах, спасибо за похвалу, Владыка!
  
  – Тем не менее я хочу, чтобы ты потренировалась с остальными Плеядами и проверила свои силы, возможно, есть некоторые последствия перерождения, что не сразу бросаются в глаза.
  
  – Д-да, как пожелаете… ой…
  
  – Что-то не так? – неужели есть какие-то проблемы?
  
  – Н-нет… не знаю, просто при виде Владыки Момонги я вдруг начала ощущать себя странно.
  
  – Странно? – неужели всё-таки сорвало лояльность, и она сейчас начнёт агриться?
  
  – Да… уверенность в коленях пропала… а ещё… ещё какой-то странный жар и непонятные ощущения вот здесь, – фея указала на низ своего живота. Стоящая рядом Альбедо злобно засопела. Кхммм, неожиданно. Я имею в виду, это же не Шалти и не Альбедо — у неё нет прописанной в личности некрофилии или любви к конкретному скелету… Хотя… ладно. Я сейчас в маске и упакован в шикарную мантию, то есть буквально высокий, статный мужчина в дорогом костюме, да ещё и на троне восседаю… Аргх! Какого хрена я вообще пытаюсь это рационализировать?! И так понятно, что во всём виноваты японцы!
  
  – Гормональная система фей близка к человеческой, думаю… – в очередной раз вспомнив о неразумности идеи противостоять абсурду попытками в него углубиться, возвращаюсь к разговору. На вскрывшийся момент надо было как-то реагировать… Так, отправлять её к Альбедо — плохой вариант, к Шалти — тоже… О, Демиургус! Но он занят… блин, ну и кому мне доверить разговор о пестиках и тычинках с этим монстром, не Ауре же? Она сама не факт, что знает — её создательница была яойщицей и скорее бы Марэ рассказала много всякого нехорошего… Так, не думать об этом! Не думать о том, что могла вложить яойщица и родная сестра Пэроронтино в созданного собой трапа! Переключиться! Так, о чём я? Ах да, из всех худших вариантов выберем лучший, – Шалти с удовольствием тебе всё объяснит… Главное, не проси её продемонстрировать, если будет настаивать, передай, что я запретил.
  
  – Как пожелает Владыка, – склонилась девушка.
  
  – На этом всё. Сперва сходи к Шалти, потом отдохни, а завтра займёшься проверкой своих сил. И спасибо за помощь в эксперименте, Фэйри, – свежесотворённая Тёмная Фея ещё раз поклонилась, положила разряженный амулет, которому теперь неделю «откатывать», на специальный поднос и удалилась.
  
  – Господин Момонга? – повернулась ко мне Альбедо, чьи прекрасные нечеловеческие глаза горели нешуточным азартом и предвкушением.
  
  – Что же, как показал эксперимент, механизм преобразования пусть и несколько изменился, но всё ещё работает. Осталось лишь кое-что посчитать, и там уже можно будет попробовать самому. Посмотрим, что покажут выступления Дзеты, так ли остры остались её навыки.
  
  – Я проконтролирую всё лично! – прекрасная Надзирательница явно собралась контролировать лично в том числе и то, чему фею-горничную будет учить Шалти. Возможно, это даже было в приоритете.
  
  – Не торопись, пусть немного придёт в себя и привыкнет к новому телу, иначе эксперимент нельзя будет назвать чистым. Лучше сейчас подождать несколько дней, чем потом терять месяцы, если не годы на исправление ошибок, возникших из-за спешки, – а ещё не хватало, чтобы вы там поцапались перед ребёнком. Нет, так-то они тут все те ещё дети неразумные, но Фэйри — пока единственная, к чьей природе я лично приложил руку, и ей эту природу ещё осваивать — неосторожное вмешательство только собьёт эффективность процесса. Эм… В смысле… Что-то тут не так… Ах да! Взрослые просто не должны ругаться перед детьми — это плохо с моральной точки зрения! И негативно влияет на воспитательный процесс, да.
  
  – Хорошо, – чуть поникла демонесса. – Какие будут дальнейшие указания, Владыка?
  
  – Хммм, до утра осталось не так уж и много времени, пожалуй, стоит спросить, как продвигаются дела Демиургуса и Марэ с созданием разведывательной сети. Составишь мне компанию, моя дорогая Альбедо?
  
  – Я следую за вами, мой возлюбленный Владыка! – как же немного ей нужно для счастья и как просто из-за этого ей управлять… фу, плохой лич! Контролируй свои мысли!
  
  На этой ноте мы и покинули тронный зал. Ц.У. розданы, свежеиспечённая фейка занята, благодать. Пошли смотреть, как там остальные, не устроили случайно Армагеддон? Во имя любимого Владыки, конечно же…
  
  
Глава 8
  
  Следующее утро. Город-крепость Э-Рантэл, гостиница Илантьера.
  В таверну я вернулся ещё затемно, и не успели всполохи от заклинания Врат полностью рассеяться в полумраке комнаты, как меня настигло кармическое воздаяние, правда, в первый момент я этого ещё не понял.
  
  – «Владыка Момонга», – голос Шалти, пришедший с ощущением «входящего сообщения», был каким-то напуганным, – «прощу прощения за своё бестактное вмешательство в ваши мысли, но у нас возникла проблема».
  
  – «Что случилось?» – неужели она умудрилась таки вляпаться в нападение неизвестных, и сейчас начнётся каноничная жопа? Или даже не она, а Демиургус? Вот это будет вообще полный писец…
  
  – «Как вы и повелели, я объяснила Энтоме кое-какие вещи про взрослую жизнь…» – я несуществующей кожей ощутил, как у неё на лице расползается пошловатый румянец. – «И всё было хорошо, пока… Пока она не захотела поесть. Я бы ни за что не стала вас беспокоить по такой мелочи!» – как мне показалось, вампиресса даже замотала головой с полупаническим видом. – «Но… но мне сказали, что вы велели фиксировать все отклонения, и… Если это покажется вам возможным, не могли бы вы связаться с Энтомой… прямо сейчас?»
  
  – «Захотела поесть?» – уже кое-что подозревая, уточнил я.
  
  – «Точно так… Простите моё постыдное невежество, Владыка, но я не могу справиться с этой проблемой!»
  
  – «Хорошо, я сейчас свяжусь с ней», – прерываю вызов и концентрируюсь на новом адресате. – «Фэйри Василиса Дзета, ты меня слышишь?»
  
  – «Повелитель!..» – в голосе бывшей королевы насекомых слышались слёзы и отчаяние. – «Я… Я…»
  
  – «Спокойнее, Фэйри. Объясни, что произошло».
  
  – «Я… Я проголодалась и начала есть, но новый рот… Я…»
  
  – «Тише, не бойся, всё будет хорошо», – постарался я успокоить откровенно паникующую новоявленную фею. – «Рассказывай по порядку».
  
  – «Мои тараканчики больше не вкусные», – чуть ли не плача, начала жаловаться девушка. – «Разгрызать их противно и сразу хочется… такое странное, неприятное чувство в горле! Я пробовала есть мясо, но сырое мясо ещё хуже! Оно теперь жёсткое и неприятное, хочется сразу выплюнуть! Владыка Момонга, я что-то сделала не так во время ритуала? Или… Может быть… Мне надо призвать фей и есть их?» – с очевидной надеждой, что нашла решение, закончила Дзета.
  
  – «Нет!» – чуть вслух не выкрикнул я, когда перед моим взором встала эта картина. О, ветерок, ты вовремя… – «Слушай внимательно, всё прошло как надо, нет причин паниковать. Сходи к шеф-повару, пусть он накормит тебя салатом или супом. Можешь спросить у Ауры и Марэ, что они едят, но не вздумай пробовать есть призываемых фей! Ты меня поняла?!»
  
  – «Да, Владыка…» – голос боевой горничной утратил нотки обречённости. – «Я совсем об этом не подумала…» – а вот теперь он звучал как голос поражённого до глубины души человека, которому на пальцах объяснили нечто гениально простое, но до чего он сам никак не мог додуматься долгое время. Я точно рано или поздно с ними спячу…
  
  – «Хорошо», – мысленно вздыхаю. – «Свяжешься со мной по результатам… И передай мою похвалу Шалти, она поступила правильно, связавшись со мной».
  
  – «Конечно, Повелитель! Я всё сделаю как вы и сказали!» – уже и радость, и энтузиазм… Н-да…
  
  – «Тогда до встречи. Жду твоего сообщения», – прерываю контакт.
  
  Уф… Это даже хуже, чем управлять детским садом с ясельной группой. Там подотчётные "карапузы" по крайней мере не могут устроить амбец всему живому… Хотя спектр задач уровня «отучить детёныша тянуть в рот тараканов», чувствую, похожий. Может, найти и похитить где-нибудь пару хороших гувернанток? Желательно, из бывших авантюристов — у них психика покрепче. Интересно, такие вообще в природе существуют?
  
  – В Назарике возникли проблемы, Момо… Господин Зеллос? – обеспокоенно обратилась ко мне Нарберал.
  
  – В некотором роде, – опускаюсь на стул. Не то чтобы моё тело уставало от положения стоя, но так я чувствовал себя комфортней. – Я провёл один эксперимент над Энтомой, и теперь её тело и возможности несколько изменились, в результате чего…
  
  – Господин Зеллос! – одновременно со стуком в дверь донёсся до нас голос Моуга. – К вам пришёл мастер Барел! На него напали!
  
  Началось утречко, ничего не скажешь…
  
  Дальнейшие события поведали мне интереснейшую картину — некая ассасинша ночью решила навестить моего нового друга, очевидно, с целью доставить к некроманту, да вот незадача — приставленный к алхимику теневой демон такого хода не оценил, а потому перебрался в тень незваной гостьи и… застыл, тем самым полностью сковывая и лишая подвижности и свою жертву. Дальше должно было последовать вдумчивое удушение, но убийца оказалась не так проста — усилением тела пользоваться смогла, и этого хватило, чтобы сдержать способность к удушению, но вот побороть паралич она всё-таки не сумела. Почему демон сразу же не позвал меня? Тут была моя ошибка, нужно было или посадить в тень к Барелу парочку таких, или оставаться в зоне мгновенной досягаемости, а не сматываться в Назарик, до которого демон быстро добраться не мог никак. Нет, придуши он эту дамочку, проблем бы не возникло, но придушить её не получилось, а между оповещением хозяина и обеспечением безопасности охраняемой цели существо выбрало второй пункт, следуя приказу о приоритете жизни и здоровья алхимика над всем остальным. Результат? Утро Энфирии началось с того, что, проснувшись, он обнаружил над собой девицу, склонившуюся к нему с явно какими-то непонятными намерениями и перекошенным в зверской роже лицом. С учётом того, что на броне данной девицы были многочисленные жетоны авантюристов низких классов, а на бёдрах висела парочка стилетов, о профессии сей особы умный паренёк догадался быстро и… хотел было побежать звать стражу, но Теневой Демон явно настроился на получение премии — он каким-то образом смог объяснить защищаемому на пальцах (точнее, на тени пальцев), что бежать нужно не к страже, а к знакомому магу.
  
  – … вот как-то так, господин Зеллос, – закончил свой рассказ алхимик под любопытными до стеклянного блеска взглядами парней-авантюристов с другого конца обеденного зала таверны. Совсем уж прогонять я их не стал, тем более что Питер с Лукрутом так и так уже успели узнать общие моменты, ибо сами и впускали в гостиницу Барела, но место для разговора выбрал подальше от их ушей. По той же причине я не стал и ограждать нас пологом тишины, ведь если потребуется, всё равно придётся править память обо всём сразу.
  
  – Н-да, нехорошо, – я побарабанил пальцами по столешнице, – нужно было выдать тебе несколько стражей, не подумал.
  
  – Стражей? Что это вообще такое? – парень чуть нахмурился. – И зачем вы их направили ко мне?
  
  – Хм? О, прости, я всё не могу привыкнуть, что уже не дома, – бесстыдно приступаю к развешиванию заранее приготовленной лапши на уши окружающих. – У нас это стандартная практика — ставить охрану и гонцов к дружественным мастерам, тем более занимающимся чем-то важным. Всё же изучение нового зелья — процесс сложный, что-то может пойти не так, в таком случае Тень сможет прикрыть, плюс это хороший метод связи, если бы тебе что-то понадобилось. Ну и защита от подобных вот визитов. Извини, что не уведомил, но для меня это просто столь же очевидное и привычное действие, как для тебя варка зелий.
  
  – Понятно, – парень почесал затылок. – Ну, ваша предусмотрительность оказалась весьма кстати, так что я не в обиде. Но что делать с этой женщиной? Сдать её страже?
  
  – Сначала я бы хотел задать ей несколько вопросов о том, за чем именно она приходила — дело в новом зелье или у неё были и другие причины? Это стоит знать. Нарберал.
  
  – Да, господин Зеллос?
  
  – Сходи с мастером Барелом в его лабораторию и переправь гостью к Демиургусу, вот, – достаю из инвентаря свиток, – свиток врат. Используй его.
  
  – Как пожелаете! – девушка с почтением приняла рулон пергамента.
  
  – Надеюсь, подобное происшествие не причинило тебе сильных неудобств, друг мой?
  
  – Нет, всё в порядке… но вы правда думаете, что это как-то связано с вашим зельем?
  
  – Не знаю. Возможно, тут замешан и твой Талант, но посуди сам, Талант использовать любые магические предметы у тебя был всю жизнь, но едва я передаю тебе один флакон, и уже в ту же ночь к тебе наведывается незваный гость. Быть может, это просто совпадение, но потому я и хочу задать несколько вопросов нарушительнице, а то очень уж вовремя случилось это совпадение.
  
  – П-пожалуй.
  
  – Может, выделить тебе охрану? Пара Рыцарей Смерти точно сможет отвадить нежеланных визитёров.
  
  – Э-э-э, спасибо, конечно, – чуть нервно хмыкнул алхимик, – но, боюсь, они отвадят вообще всех визитёров от моей лавки… и меня тоже, если уж совсем честно.
  
  – Хах, какие вы тут все нервные. Ну как пожелаешь, но хоть против ещё пары Теней ты против не будешь?
  
  – Не буду, спасибо, господин Зеллос, теперь вы спасли и меня — вряд ли у той женщины были хорошие намерения, за чем бы она ни пришла.
  
  – Ну, будет, – я махнул рукой, – у нас обоих ещё масса дел, так что предлагаю закончить на этом разговор.
  
  – Конечно, господин Зеллос, – кивнул парнишка и в сопровождении Набе ушёл к своей лавке. Боевая горничная, конечно, не была в восторге от того факта, что оставляет любимого господина среди «этих насекомых», но прямому повелению перечить не стала.
  
  Я же задумался над следующим шагом и оценкой предыдущего. Итак, алхимик уже мой и никуда он не денется — демоны тени просто не дадут. Пусть он и раньше бы никуда не делся, но сейчас эта простая мысль до него была доходчиво донесена. Пусть вежливо, пусть намёком и вкрадчиво, но Энфирия — парень умный и до мысли, что если что-то пойдёт не так, мои питомцы парализуют его точно так же, как и его похитительницу, дойдёт и подсознательно будет учитывать. А как сия идея в его голове укоренится, можно будет и дальше работать. О, он расскажет нам всё, что знает, да и лич-алхимик из него получится неплохой. Хотя, конечно, пока он слабоват, но он ещё молод, правильно его взрастить будет несложно, к тому же зная все его слабости… Хмм… Странно, вроде бы всё правильно и логично, но почему у меня такое чувство, что я словно что-то забыл?! Так, где там мой верный блокнотик… Хм… Мои Легионы Ужаса будут иметь прозрачные забрала… не то… Я буду относиться к любому зверю, контролируемому с помощью магии и техники, с уважением и добротой, чтобы в случае его выхода из-под контроля он тут же не бросился на меня из мести. Так, уже похоже. Считается ли ручной алхимик «контролируемым магией зверем»? Не, ну низшее существо, но тут по контексту полагается, что оно будет мне опасно, если захочет отомстить. Есть ли опасность от Энфирии? Нет, даже гипотетической в будущем, так что не подходит… О! Кажется, вот это! Нож у горла — это не единственный метод взаимодействия с людьми. Три знака восклицания, подчёркнуто два раза. Правда, что-то я не улавливаю, что в этой мысли такого выдающегося, чтобы она так подчёркивалась. Очевидно же, что не единственный и даже не лучший — это всего лишь запугивание, в то время как подселение магических паразитов, например, позволяет точно контролировать цель, а для сговорчивости без магии есть и бамбуковые иглы, и раскалённые щипцы, ну или просто заклинания контроля разума — всё равно среди низших существ нет никого с невосприимчивостью или даже хотя бы частичным резистом. Но выделение жирным. И подчёркивания. И восклицательные знаки. И почерк мой. Значит, тогда это было важно… Хм, никакой эмоциональной привязки к словам. Так, а если я тут использовал метафору?
  
  Только спустя две минуты, две грёбаных минуты меня чуток «попустило» и я «осознал», что имел в виду банальную «доброту», в том смысле, что к сотрудничеству не обязательно привлекать угрозами, физической силой или обманом. Зачастую куда проще договориться! И на осознание этого факта мне потребовалось две минуты. И дальше был грёбаный ветер, который почти выдул из меня всё охерение, сведя к тому что «ну ок, раз это мне было так важно, то сделаю, но на кой чёрт так заморачиваться — не понимаю».
  
  Жопа.
  
  Вот как есть жопа.
  
  А я ещё хотел «погонять на рерол» пару-тройку неписей, дабы собрать статистику, проверить механизмы и всё прочее. Но куда там?! Скорость деградации моего морального облика явно куда выше прогнозируемой… хотя, там особо-то и не было понятно, на что опираться в этом самом прогнозировании. Неделя. Боюсь, если я не сменю расу через неделю, я не сменю её уже никогда — просто не увижу в этом практического смысла. Да и королевству придёт каюк — страна мёртвых ведь куда как удобнее. Никто не спорит, не мыслит лишнего. Все работают так, как надо, без перерывов на поесть, поспать, полапать ближнего своего и так далее. Удобно и эффективно…
  
  Встряхнув головой, я усилием воли выкинул столь привлекательные мысли из головы и сосредоточился на блокнотике. Во-первых, расшифровать тезис про нож: никаких иносказаний и метафор, только прямое и однозначное толкование идеи. Так, записываем продолжение: Ещё можно просто ДОГОВОРИТЬСЯ к обоюдной выгоде! Попросить МИРНО! НЕ угрожая и НЕ применяя насилие! Быть благородным ВЫГОДНО, ведь если ты никого не принуждал, на тебя никто не затаит злость и не будет пытаться отомстить! А ещё довольный и работающий в удовольствие подчинённый работает эффективнее! Так, теперь подчеркнуть. И ещё раз. И жирный восклицательный знак, и обвести его кружочком. Вот… кажись, всё учёл. Ладно, во-вторых, записать себе необходимость рерола для… пометим, что это нужно для дальнейшего развития. Возможно, данный пункт «мне из будущего» поможет… эх, надо ускорить расчёты формы. И дождаться, что там по функционированию Фэйри. А пока… нужно отвлечься, что там у нас на повестке дня? Ах да, некромант…
  
  По-хорошему, надо бы навестить того кладбищенского некроманта как можно скорее, пока он не почуял неладное и не свалил куда подальше. С другой стороны, с самого утра переться на кладбище и шерстить склепы… можно, но и наткнуться на гуляющих там родственников усопших тоже. Править же им всем память слишком хлопотно. Хм… пожалуй, да. Стоит использовать Зеркало с усилителем, чтобы заглядывать внутрь, и найти-таки спрятавшегося колдуна, а там уже и нанести визит вежливости вечерком. Не лучший вариант, но сойдёт. Осталось дождаться Набе и обрадовать новыми поручениями, ну а самому можно начать приобщаться к мистическим знаниям, вон и мой «учитель» со второго этажа показалась. Как нельзя вовремя.
  
  – Доброе утро, – подошёл я к девушке, загримированной под мальчика.
  
  – Здравствуйте, господин Зеллос! – поклонилось это чудо, цепляясь за свой посох. Чем-то это неуловимо напоминало Марэ… хм, тоже «загримированный» элемент. – Что-то случилось? Я видел господина Барела.
  
  – А, всё в порядке, небольшие неприятности с вломившимися недоброжелателями. Вам не о чем беспокоиться, – как всегда равнодушно отозвался я.
  
  – Х-хорошо, – а вот девушка явно меня как-то не так поняла, впрочем, не важно.
  
  – Итак, думаю, часа на завтрак тебе хватит, а потом приступим к работе, согласен?
  
  – Хорошо, – решительный кивок. – Но я не очень знаю, с чего начать? Вы явно куда искушённее меня в магии, да и не учил я никогда никого.
  
  – Начни с определений, что такое, по вашему мнению, магия, магическая сила, энергия и магические манипуляции. Совмещай рассказ с практической демонстрацией, если мне что-то будет непонятно, я спрошу.
  
  – Понял, – заклинательница состроила серьёзное лицо, но ничего больше сделать не успела.
  
  – Всем привет! – из прохода на кухню появилась Брита. Вытирающая руки о какую-то тряпку Брита, одетая довольно легко и без всякой кожаной брони. Неужто дружный мужской коллектив уже определил «единственную» женщину отрядным поваром?
  
  – Доброе утро, – киваю, скашивая взгляд на двух тоже успевших подскочить из-за стола лоботрясов. Определённо так и есть, да… Даже жаль, что я не присутствовал во время прений, готов поспорить, эта рыжая сдалась отнюдь не без боя.
  
  – Завтрак готов, – подтверждая мои мысли, бодро сообщила девушка. – И я готова приступать к работе, ваше магичество!
  
  – Хорошо, пойдём, – поворачиваюсь к волшебнице. – Нинья, тебя я ожидаю через час, точное расписание обговорим позже, по итогам первых занятий…
  
  Поочерёдные уроки продлились до вечера, разумеется, с перерывами, ибо моим «чтецу» и «лектору» нужно было периодически и горло промочить, да и физические потребности никто не отменял, к тому же через полчаса после начала вернулась Набе, кратко отчитавшаяся мне о выполнении поставленных задач, и дальше чтение Бриты и все последующие занятия мы уже слушали вдвоём. Во время обеда, пока мои «учителя» отдыхали и насыщались, я связался с Альбедо и выдал новые указания — сидеть и Бдеть у Зеркала, ну и выдал разрешение на использование свитка-усилителя… заодно попросив на меня пялиться не особо долго и всё же заняться некромантом в склепе. Судя по стыдливому писку на «том конце провода», я вновь правильно просчитал ход мыслей Надзирательницы Назарика. Пугаться по этому поводу уже не было ни сил, ни желания. Так что, выдав команды, я отключился и вновь сосредоточился на лекции, благо как раз черёд дошёл до демонстрации. Девушка, притворяющаяся парнем, показывала простейшие манипуляции, и… мы с Набе зависли. У неё лёгкий шок был написан на лице, я, в силу причин физиологических, обалдевал более незаметно. Дело в том, что манипуляции Ниньи были совершенно незнакомы. То есть вот вообще! Её пояснения, что данные манипуляции служат для того, чтобы почувствовать собственную магическую силу и научиться её направлять для запитывания заклинаний, пусть картину немного прояснили, но лишь чуть-чуть. Дальше последовала вполне логичная сентенция, что заклинание тем мощнее, чем больше магии в него впихнёшь. Разумеется, там были свои нюансы, завязанные на сложность и эффективность чар, так «Огненная Стрела» второго круга будет в несколько раз мощнее «Магической Стрелы» первого круга из сырой маны, даже если в неё закачать столько же силушки. Так что местные волшебники разработали целые комплексы упражнений для раскачки своего резерва и тонкости манипуляций. И… как ни печально, но в этом меня, да и весь Назарик, местные умельцы превосходили. У нас ведь как? Есть «забитый на подкорку» приём, в который мы всегда вкладываем определённую долю своей силы. Да, с учётом уровней, даже пресловутая «Магическая Стрела» в моём исполнении вполне может потягаться с «Огненным Копьём» третьего или даже «Пламенным Тараном» четвёртого круга от местных умельцев, но я продолжаю «тыкать в иконку», пусть и перебравшуюся в память тела, максимум — это запустить заклинание в режиме «Предельной магии», когда как раз вкачивается сила по самое «не могу», или, наоборот, ослабить до самого минимума, на котором заклинание вообще сработает — так я пытался травить клопов, но на этом вариабельность и кончается. Но и то, и другое оставалось бездумным «тычком в иконку» и жёстко ограничивалось «системными рамками» «классовых навыков», а тут было упражнение на осознанное управление своей силой и вообще теоретическое понимание, что и как ты конкретно делаешь в каждый момент времени, а это мало того, что давало возможность играть мощностью заклинаний в самых широких пределах, так ведь и явно открывало простор для личной модификации и изменения своих заклинаний. Целая новая ниша, что открылась передо мной! Великолепно! И ведь пленники ничего подобного не сообщали! Хотя… до этого их по магии особо и не спрашивали, более интересуясь политической составляющей, посмотрим, что потом выдаст Демиургус.
  
  Когда начало смеркаться, я отпустил Нинью и Бриту, едва шевелящих языками, но обещал продолжить завтра. Их дружный, но очень старательно скрываемый стон был бальзамом на моё маленькое чёрное несуществующее сердечко.
  
  – Что скажешь, Набе?
  
  – Весьма… познавательно, – доппельгангер задумалась, – но пока я не вижу смысла в этих знаниях.
  
  – Смысл есть. Мы всё ещё не знаем, с кем столкнёмся в этом мире, бить из пушки по воробьям может стать слишком расточительно, потому умение дозировать силу и ослаблять или, наоборот, увеличивать мощь своих заклинаний, но не до предела, может быть весьма полезно, – ограничил я объяснение самым краем, который не затрагивал бы вопроса моей полной некомпетентности в теории магической науки. И видя, что девушка пусть и понимает сказанное, но ещё не может его принять, я решил предложить пример, который точно не оставит её равнодушной: – Например, ты бы смогла подбадривать раздражающих тебя существ «Электрическими Искрами», с одной стороны, придавая им должный уровень доходчивости, а с другой, без опасений прожечь воспитуемых насквозь, тем самым порушив мои планы и вызвав моё же неудовольствие.
  
  – О! – вот теперь в ней появилась заинтересованность. Всё же правильно замотивировать подчинённых — это тонкое искусство, требующее правильного сочетания кнута и пряника.
  
  – Так что одно отличие уже найдено, и это был лишь первый день, посмотрим, что несут нам остальные. Ну а пока… как насчёт сходить в гости к одному почтенному магу смерти?
  
  – Никто из этих ничтожеств не может называться магом, не то что почтенным, особенно если пытается сравниться в искусстве Смерти с вами, Господин Зеллос! – боевая горничная была непреклонна.
  
  – Пусть так, но навестить нам его всё же придётся.
  
  – Как будет вам угодно, Владыка.
  
  – Эх, Набе, ты слишком серьёзна. А я бы хотел посмотреть, как ты веселишься и смеёшься. Должно быть, на диво приятное зрелище, – боевая горничная смутилась и отвела взгляд. Хм… почему у меня только что возникло такое чувство, будто где-то далеко рычат Альбедо с Шалти? Показалось, наверное. Кстати, Альбедо уже должна была найти нужный склеп, стоит связаться и уточнить.
  
  Чуть позже.
  Уточнил. Надзирательница честно нашла некроманта, точнее, целую секту, что тусовалась на кладбище и явно готовила что-то нехорошее. Прекрасная демонесса была даже столь любезна, что очень просила пригласить и её на разборки, ведь «Нарберал сейчас так сильно занята». Чем именно занята Набе, я как-то не сразу уловил, но, активировав свой прорезавшийся навык понимания женской логики обитателей Назарика (чёрт подери, да я реально крут! Осталось научиться играть в бильярд кубиками — и можно становиться Творцом!), предположил, что мою верную прислужницу беспокоит, что я уже второй день провожу в обществе сей прекрасной боевой горничной и даже говорю ей что-то такое, от чего она смущается и отводит взгляд. Зная моих стражниц, готов поспорить, что по возвращении бедную девушку ожидает допрос с пристрастием от двух жутких монстров. Нет, реально пытать её, разумеется, никто не будет, но вот «о чём вы говорили, что он тебе сказал, давай дословную цитату!!!» — это наверняка. Но вернёмся к некроманту и культистам.
  
  Кладбище Э-Рантэла было довольно старым и большим, всё же единственное «последнее пристанище» на не такой уж маленький город, да и наполнялось оно с пару сотен лет, в общем, разгуляться некроманту с учениками, приспешниками, или кем там они ему приходились, было где. Да и я сам ощущал некоторый подъём, здесь как бы дышалось легче, насколько подобную фразу можно применить к личу. Оставался вопрос, что же именно я хочу сделать? Убить всех можно было без проблем — одна Волна Смерти из шестого круга, и все лежат, прямо в склепе. Далеко ходить не надо, но какая мне в том выгода? С другой стороны, Маг Смерти, что смог поднять Костяного Дракона, призыв шестого круга, пусть и с подготовкой, «катализаторами» и всякими костылями… бесполезным он не будет. Помнится, в каноне он желал стать нежитью, чтобы продолжить свои работы над неким заклинанием, кажется, там было что-то связанное с его матерью, хотя те страницы манги, что этому посвящались, были довольно давно и не особо мне интересны, главное, что некое заклинание было. Не знаю, насколько он продвинулся в своём деле, тем не менее неплохой маг-исследователь будет хорошо смотреться среди моих смотрителей Библиотеки Назарика, возможно, действительно придумает что-то новое. А если сможет дать базу по некромантии, отличающуюся от доступной мне, я даже подумаю о его возвышении в Высшего Лича. Да, решено, он мне пригодится, ну а его ученики-последователи… если они окажутся достаточно верными и компетентными, то поступят в помощь Демиургусу. Если нет… подопытного материала никогда не бывает слишком много.
  
  С этими мыслями я снял маску и вошёл в нужный склеп.
  
  – Ты задержалась, Клементина, – послышалось из глубин. Н-да, закопались они неплохо, но вот за утрату бдительности им кол. Костяной и в сердце.
  
  – Боюсь, Клементина не сможет прийти, – активирую «Нечестивое Присутствие» — расовая фишка всех демонов и нежити, что-то вроде ауры негатива, вызывающей страх и замешательство. И чем сильнее применивший навык, тем мощнее он бьёт по противнику.
  
  – Ик! – волна дошла до адресатов.
  
  – В круг, кретины! Чего вы встали?! – а вот и главный, судя по всему. Ещё несколько шагов, и мы с Нарберал входим в освещённый факелами зал. Так, десяток молодых людей в чёрных балахонах — есть. Алтарь-жертвенник со следами крови — на месте. Лысый старик в алой мантии и с амулетом в виде трёх небольших черепов, судя по строению, какие-то обезьяны, тоже есть.
  
  – Добрый вечер, господа, – вежливость — это важно, особенно когда на лицах этих людишек такой забавный ужас.
  
  – Владыка…
  
  – Владыка явился! – молодёжь зашепталась и очень быстро приняла очень правильное решение — они дружно бухнулись на колени. Нарберал одобрительно кивнула.
  
  – Кто вы? Что вам нужно? – их лидер до побелевших костяшек стиснул свой посох, он ощущал исходящую от меня силу, но всё же держался, видимо, его цель была для него важнее страха. Достойно. Впрочем, был тут кое-кто ещё, способный «ответить» на этот вопрос.
  
  – Ты разве не чувствуешь, глупец? – мертвенно прошептал гладкий чёрный камень в руках мага. – Эту силу, эту ауру абсолютной смерти? Очевидно, что пред тобой стоит Владыка Смерти! О Владыка! Примите мою клятву верности и позвольте пополнить ряды ваших слуг! – говорящий камень. Что-то такое в манге было… кажется, его там зохавал пойманный Момонгой хомяк-мутант, и-и-и… всё, больше ничего не помню об этой штуке.
  
  – У меня много имён и титулов. Хотя твой друг прав, «Владыка Смерти» — один из них, – вообще, это профессия, сиречь класс, в вершине развития линейки Некроманта, и у Момоныча он вкачан на кап. – Что же касается твоего вопроса, я пришёл сюда, привлечённый эманациями смерти. У меня есть планы на этот город, и массовое поднятие нежити в них не входит.
  
  – Я… – на лысой голове человека обильно выступили капли пота, хотя в подземелье наверняка было весьма зябко. – Я не могу отступить! – переборов секундную слабость, с горячностью воскликнул некромант. – Мне нужно время, чтобы закончить свои исследования, и лишь став нежитью, я смогу его получить! Вы должны понять меня! Ведь вы тоже прошли по этому пути дальше, чем кто-либо ещё!
  
  – Я понимаю, – чуть наклоняю голову, заставляя красные огоньки в глазницах разгореться, – но при чём здесь город?
  
  – Мне нужна сила! – почувствовав возможность диалога, подался вперёд мужчина. – Лишь уничтожив всех живых в этом городе, я смогу получить достаточно энергии Смерти для ритуала перехода в иное состояние!
  
  – Вот как… – жестом останавливаю Нарберал, что уже хотела то ли возмутиться фактом возражений со стороны низшего существа, то ли ещё чего. – Скажи, для чего тебе это время, которое ты хочешь получить?
  
  – У меня… – обливающийся потом чародей сглотнул, продолжая до боли сжимать посох, чтобы унять охватившую руки дрожь, – есть мечта, нет, цель! Я должен улучшить заклинание Воскрешения, чтобы оно не отбирало жизненных сил, чтобы его мог перенести и простой человек. Я потратил больше тридцати лет, но мне нужно ещё двести. Лишь в состоянии нежити я могу получить нужные мне годы.
  
  – Хорошо, – приглушаю ауру «Нечестивого Присутствия», хотя и не убираю до конца. – Но я не могу допустить уничтожение этого города, а потому у меня есть к тебе предложение. Присягни мне на верность, и я лично займусь твоим преображением в Лича и дам доступ к знаниям, коих ты не сможешь получить более нигде в мире. В обмен же я потребую службы. В жизни и после смерти. Итак, каков твой ответ? Преклонишь ли ты колени пред Владыкой Смерти Зеллосом, отступишься и уйдёшь с миром или продолжишь упорствовать и тогда обретёшь окончательную смерть? Каков твой выбор, некромант?
  
  – Я… – человек в очередной раз сглотнул, но думал недолго и покорно опустился на одно колено. – Я, Каджит Дейл Бадантел, один из Двенадцати Учеников культа Зуранон, клянусь в верности в Жизни и Смерти моему Владыке, Зеллосу-сама. И приношу свой Дар, – маг достал и протянул изящную диадему, оформленную в виде бриллиантовой паутинки с тёмным камнем в центре. Красивая штучка, кажется, именно такую хотели нацепить на Энфирию.
  
  – Я, Зеллос, Владыка Смерти, Властелин Великой Гробницы Назарик, принимаю твою клятву и дар, – поворачиваю голову к всё ещё склонившимся ученикам мага. – У вас есть тот же выбор, что я предоставил вашему лидеру.
  
  – Примите мою клятву, Владыка!
  
  – И мою!
  
  – Мою тоже! – в конечном итоге, отказавшихся не нашлось.
  
  – Превосходно, – после принятия присяги и у учеников мага я связался с Демиургусом.
  
  – «Чем я могу быть вам полезен, Владыка? Вы желаете преподать мне ещё один урок?»
  
  – «Урок?»
  
  – «Стоило нам запустить разведчиков, как вы доставили нам скрывающегося диверсанта из Чёрного Писания, что досконально знает повадки своей группы, детали доспехов и тактику. Я не понимаю, как вы просчитали её нахождение в городе, но теперь мы сможем узнать всё о её бывших соратниках, их силе и возможностях! Самое скрытое и секретное из Писаний теперь практически у нас в руках!» – в голосе демона сплелись восхищение моей гениальностью и печаль оттого, что обожаемый Владыка считает его настолько глупеньким (да-да, после той паники с поиском мировых заговоров на ровном месте и моего примечания, что он не учёл целых три фактора, Демиургус испытывает «непереносимые страдания»), что предоставил едва ли не пошаговую инструкцию и лично приволок «знакомца» тех сил в сопредельном государстве, к изучению которых он едва-едва приступил. Н-дааа. И ведь что бы я ни сделал, это всё равно будет принято за откровение.
  
  – «Я лишь упростил твою задачу. Твой стратегический гений неоспорим, Демиургус, но твоё время стоит дорого, и тратить его на лишние усилия, когда можно обойтись без них — глупость. К тому же я вновь хочу подкинуть тебе задач».
  
  – «Всё, что в моих силах, будет выполнено, Владыка!»
  
  – «Прекрасно. Мне присягнул один из Двенадцати Учеников культа Зуранон».
  
  – «Ик!.. П-превосходная работа, господин! Как и ожидалось от величайшего из сорока одного Высших существ!» – мне показалось или он стал каким-то нервным?
  
  – «Что-то не так, Демиургус?»
  
  – «Я… я узнал о самом существовании данного культа двенадцать минут назад. А вам уже присягнул один из двенадцати лидеров этого общества магов смерти. В очередной раз я увидел бездну, что отделяет меня от величия и мудрости Владыки!» – н-да, неудобно получилось.
  
  – «Как бы то ни было, но я намереваюсь направить его со свитой в Назарик. Младших приставь к составлению учебников, а также к изучению и обслуживанию нашей нежити. Пусть они и люди, но лояльные и мотивированные на служение нам чародеи — это ценный ресурс, который в перспективе может принести немало пользы. Возможно, среди них проявятся таланты, способные в будущем достигнуть уровня Хранителей Великой Библиотеки Ашурбанипал или даже выше. Это надо учитывать и относиться к ним соответственно, в конце концов, теперь они — часть Назарика и мои слуги. Ученика же расспроси о культе, их роде деятельности, базах, составе и активах. Да, ещё я хочу, чтобы ты передал Каджиту, так зовут этого некроманта, Малую Книгу Мёртвых и познакомил с Титом Аннейем Секундусом. Мне понравилась тема, что хочет развить этот будущий Старший Лич, заодно он поможет Титу с переводом местных текстов, если такая помощь потребуется».
  
  – «Будет исполнено, Господин!» – заверил меня демон.
  
  – Я предупредил своих слуг о вашем появлении, вас уже будут ждать, – отнимаю руку от виска и обращаюсь к некроманту. – Тебе, Каджит, передадут книгу с описанием более совершенного ритуала становления немёртвым. Прочти её внимательно и подготовься, нужное количество силы я обеспечу.
  
  – Благодарю за вашу щедрость, Повелитель! – поклонился маг.
  
  – Я заинтересовался тем, что ты хочешь изобрести. Также тебе придётся ответить на вопросы моего доверенного слуги. Помни, те, кто зовут себя Стражами и Плеядами, вне зависимости от того, как они выглядят, много выше тебя и неподчинение им — это неподчинение мне. А теперь — ступай, – открываю арку перехода к моему доверенному демону. – То же касается и вас.
  
  – Мы не подведём вас, Владыка Зеллос! – ещё раз поклонились культисты и дружно двинулись в арку магических врат. Я же остался в склепе, ныне покинутом его прежними владельцами, и только один вопрос остался у меня — стоит ли возиться с одним полноценным Костяным Драконом, о котором все просто забыли, и одной заготовкой или ну их? Хотя… не пропадать же добру…
  
  – Подчинение Нежити! – дракон раскалывает своим телом пол и, выбравшись в основную пещеру, сгибает голову. Ладно, быстренько подниму второго и направлю на второй этаж Назарика — в хозяйстве сгодится. Ну и остальные трупы вполне пойдут на Рыцарей Смерти, раз уж я всё равно здесь…
  
  
Глава 9
  
  Следующие два дня прошли относительно рутинно и спокойно. Нет, разумеется, были проблемы с той же феей и её новой физиологией, но это уже были проблемы ожидаемые, к которым я был морально готов. Так что неудобство засыпания в таком родном и приятном коконе или необходимость ходить в туалет несколько иначе, чем привычно, в исполнении Фэйри мной стоически Превозмоглись. Что? Кто сказал, что, едва убедившись, что все навыки перенеслись либо преобразовались без потерь и неприятностей вида «знать не знаю, как использовать то, что должна уметь», я спихнул всё на Юри Альфу и Люпус Регину, над которыми осуществляла высочайший надзор Альбедо? Ну да, спихнул — у самого были дела поинтереснее.
  
  Во-первых, магия, в которой раскрывалось всё больше и больше любопытных моментов. С одной стороны, графическая запись заклинаний и способ их сотворения тут ничем не отличались от Иггдрасиля, совпадало всё вплоть до жеста и способа накачки, разве что тут она (накачка) была осознанной и контролировалась. С другой стороны, сама терминология и методики тренировок целиком и полностью были для меня откровением. Особенно второе, хоть практика и показала, что и я, и Набе без особого труда осваиваем местные упражнения, вплоть до того, что даже можем их частично применять в уже известных нам заклинаниях. Тем не менее то, как местные набирают силу, всё равно заслуживало внимания. Это в игровом мире можно грести экспу лопатой на квестах, дейликах, ивентах или тупом гринде, потом получить левел-ап и взять/закупить у учителей новых заклинаний/навыков или проапгрейдить «пассивки» от вкачивания расы. Здесь… тоже была «классовая» система и «мультиклассирование», но вот с «экспой» дела обстояли куда как хуже, точнее, тут они были приближены к Здравому Смыслу, а не игровым условностям. То есть ты можешь хоть стаю «крыс 1 уровня» завалить, хоть легион, левел-апа от этого не будет, твои параметры чудесным образом не подрастут, а максимум, чего ты так достигнешь — это отработаешь до автоматизма приёмы, кои использовал для уничтожения несчастных тварюшек, да чуть подтянешь «физуху» или «резерв и контроль магии» просто за счёт частого использования соответствующих умений и просто беготни за (или от, тут как пойдёт) мобами. Собственно, в этом тут прокачка и состояла: хочешь силушки? Качай мышцу. Хочешь колдовать заклинание? Учи, зубри, отрабатывай и много-много раз тренируй что получилось, пока не получится идеально. И так далее и тому подобное.
  
  Вот только естественных ограничений для расы «Человек 1 уровень» никто не отменял, следовательно, прыгнуть выше положенного природой тут мало у кого получается, из людей только некий имперский маг, возрастом под триста лет, до шестого круга смог доползти, и то только за счёт врождённого таланта, позволяющего магию в прямом смысле видеть, что явно облегчало процесс освоения чар. Человеческий же потолок «без допинга» — это четвёртый круг магии, и то не для всех, так-то и третий уже считается выдающимся результатом, на котором маг суров, брутален и крут. По физическим умениям тоже что-то где-то близкое, местные научились использовать различные «Воинские техники», позволяющие временно преодолевать ограничения смертных, но даже простой «вар» из Иггдрасиля суммарно уровня так тридцатого будет на одних пассивках и статах уделывать подавляющее большинство местных воителей.
  
  Возможно ли изучить местные приёмы для своего блага? Интересный вопрос. Теоретически — да, как таковой системы и «потолка» тут нет. Но относится ли это ко мне — вопрос. Как и то, не «забьёт» ли это метафизические «слоты», что можно было бы использовать для магии. И ведь не узнаешь, пока не попробуешь.
  
  Вторым важным для меня направлением было «лёгкое чтение». Милая девушка, скромно стоящая за конторкой и с выражением читающая заумные тексты древних мыслителей — это не только очаровательно, но и вполне полезно. Ланпоса Первый довольно увлекательно расписывал расклады в местном феодальном террариуме, а главное, принципы и обычаи, на которых тут работает благородное общество военной демократии. Прям слушаешь, а ощущение — будто рассказывают о какой-нибудь Франции века пятнадцатого, со всеми этими плотными оммажами, баннеретами, башелье и прочими «вассал моего вассала не мой вассал». Аж сердце радуется от того, как весело люди жили, и вместе с тем уши вянут от обилия непривычных титулов, понятий и придворных должностей. Но запомнить всё это было нужно, хотя бы чтоб по-глупому в лужу не садиться, считая майора выше капитана, ибо первый по местным понятиям просто старший сержант — начальник мелкого воинского отряда не из благородных ратников, а второй — вполне себе генеральское звание, то есть тот же Газеф Стронофф — это командир всех королевских войск в столице и окрестностях и чуть ли не министр обороны, переводя на современные мне мерки.
  
  Но это всё было днём, ночью же… о, ночью я занимался моей Прелестью! За эти полторы недели тело лича меня изрядно… напрягло, скажем так. И чем дольше я буду в нём оставаться… тем меньше у меня будет желание его вообще менять, уж больно часто стали посещать мысли о преимуществах немёртвого состояния, особенно на фоне «мучений» бывшей Энтомы. Очередной «дурной признак». Короче, всё свободное время я зарывался в мануалы и считал свои возможные билды. Почему во множественном числе? Потому как не знал, получится ли создать «полукровку», что было бы лучшим решением. Приходилось прорабатывать варианты. Изначальный Момоныч имел пятнадцать уровней в «Скелете-маге», десять в «Личе», ещё десять в «Старшем Личе» и пять в «Оверлорде» — вершине развития магической нежити. Классы тоже были «заточены» под усиление андедских фишек. Десятка в «Маге», десять в «Высшем Маге», опять десять в «Некроманте», десять во «Властелине Смерти», десять в «Принце Смерти» и по пять уровней в «Архимаге» и «Затмении», в результате получался универсальный колдун, особо больно жахающий магией Смерти и ограниченный в применении магии Жизни и магии Света по вполне логичным резонам.
  
  После суммарно шестнадцати часов расчёта, курения мануалов, ругани, нового курения мануалов, вызывающих меньше подозрений в их поддельности, и прикидок у меня начал вырисовываться интересненький билд. В расу берём Ангел Смерти десяточку, как выяснилось, тут «падшего», при некоторых заморочках, можно «переподключить» на другую стихию, лишь бы она была «соседней» относительно метафизической шкалы… м-да. В общем, Ангел Смерти, Демон Смерти, тоже десять уровней, Высший Демон Смерти ещё десять и Архидемон — последняя ступень развития расы «вмещала» только пять уровней. Возможно, будет иметь смысл докинуть ещё пять в Высшего Ангела Смерти, но я сомневался. Свет мне и простой Ангел открыл, Тьму и Смерть куда лучше давала «демоничность», да чего там, если смотреть по «чистому дамагу», то «циферки» получались даже выше, чем были у Лича. Классы я трогать не стал, разве что, немного поколебавшись, решил закинуть пять «сэкономленных» уровней во «Владыку Тьмы» — бонус «тёмных мифических рас», необходимые «очки опыта» более мелких ступеней давали расовые бонусы. Не полностью, разумеется, для большей эффективности «соблюдать линейку» всё же рекомендовалось, но в рамках текущего билда это был, пожалуй, лучший из возможных выборов. Хотя «Принц Света» и «Менталист» тоже свербели, но ровно до момента, когда я нашёл вкладку «расчёт Боевой Формы». Многие расы Иггдрасиля имели такую, были даже специальные классы для развития именно этой черты, как тот же «Перевёртыш». Но не суть. Что такое боевая форма? По сути, это физико-магическое изменение, что даёт определённые бонусы к определённым статам и пассивкам, иногда — специфические умения, взамен отрезается всё «лишнее». И вот тут редактор меня очень приятно порадовал, среди всевозможных когтисто-щупальцево-чешуйчатых тварей были варианты и поинтереснее. Для существа, все расы которого имеют добавочное слово «смерть», нашёлся необычный вариант. «Мрачный Жнец» — боевая форма, превращающая пользователя в высшую форму Нежити со всеми бонусами и недостатками данной расы, Аура Смерти, наносящая вред всем живым противникам и подбадривающая моих мертвецов, идёт бесплатным бонусом. Высший Лич рерольнулся, да здравствует Высший Лич! Поймал себя на том, что зловеще и маниакально смеюсь, глядя на результаты расчётов по редактированию. О, ветерок… Так, где там был мой блокнотик? Угу… «Невзирая на проверенный терапевтический эффект, я не буду разражаться безумным хохотом. В таком состоянии слишком легко не заметить события, на которые более внимательный разумный непременно отреагировал бы должным образом». Хм, в общем, для такой формы магия Света закрыта, и тратить на её усиление пять уровней — жа-а-алко. Менталистика же мне нужна была только для лучшего контроля собственных тараканов в голове, но при такой альтернативе — если начну срываться, просто перекинусь, и всё — я вновь каменно спокоен и рационален. В общем, очень вкусный билд. Чистый демон оказался ещё злее, с такой же альтернативной формой, но без доступа к Свету, и «Демоническая Ярость» сорок пятого уровня, к которой добавлялось некое «Упоение Смертью», меня слишком сильно напрягала. А так с примесью Ангела она была лишь десятого, и с этим можно было жить, Шалти же с «Кровавым Безумием» двадцать пятого живёт и неплохо себя чувствует, да. Чистый Ангел был самым «хлипким», без «боевой формы», зато мог в шикарные бафы всех окружающих, невзирая на их расовую и алайментовую принадлежность. Может и вкусно, но уж больно специфично, так что вряд ли. При невозможности заделать полукровку нужно будет подумать о чистом демоне. В принципе, можно чуть урезать осетра в плане расового уровня и накинуть лишних очков в менталиста… или вообще сделать финт ушами и взять монка с «дисциплиной» и «самоконтролем». Надо подумать ещё…
  
  А ещё надо что-то решать с шариком в пузе. Этот «козырной туз» Момонги представлял из себя натуральную засаду, с которой было решительно непонятно, что делать. С одной стороны, экипированный предмет Мирового Класса — это очень хорошо и замечательно, ведь он сам по себе должен защищать меня от ему подобных. Но с другой стороны, это пока я представляю из себя скелет, он там ничему не мешает, а у живого существа ниже рёбер всякая требуха начинается: кишечник там, желудок, в общем, вещи нужные, без которых жить не очень в кайф. И вот что случится, если я вдруг начну обрастать мясом с бильярдным шаром в животе? Куда там что сместится, чего пережмёт, чего не вырастет, и будет ли вообще что-то расти и смещаться? Вдруг смена расы тупо сорвётся? По игровой механике — не должна, ведь шарик — просто часть экипировки, а экипировка не должна мешать процессу, но вот чёрт его знает, как оно в этом мире пойдёт. Что если он реально врастёт и там всё перекурочит, начав наносить непрерывный урон по типу застрявшего «снаряда»? Но ведь и другой вариант может быть! Пример Энтомы тому — наглядное доказательство. Ведь когда она была Королевой Насекомых, даже её лицо не являлось на самом деле частью её тела — это был, буквально, жук со специально раскрашенным под женское лицо панцирем, что цеплялся ей за голову лапками, и он там был не один — на Энтоме несколько штук разных насекомых сидело, которые помогали ей имитировать человеческую внешность. Однако после смены расы все они стали частью её тела, превратившись в настоящие лицо, голосовые связки и прочее. Отсюда следует, что есть некий шанс и на то, что предмет Мирового Класса в моём пузе тоже каким-то образом срастётся, став гармоничной частью нового облика. С его функционалом это, на самом деле, было даже логично, ведь он принадлежал к типу накопительных предметов, которые тем сильнее, чем дольше экипированы на игрока. И это тоже, если честно, было проблемой. Момонга наращивал заряд артефакта несколько лет, на данный момент доведя тот до состояния натуральной ультимы, что в теории способна заровнять и тысячу игроков сотого уровня. Пусть не бесплатно и его применение сразу срежет мне пять уровней, но в ситуации, когда на кону стоит твоё существование — это не слишком большая цена. А между тем, у меня такая ситуация очень легко возникнуть может — не забываем про целое подземелье, набитое поехавшими маньяками с боевым потенциалом стихийного бедствия. А ну как привязка в процессе рерола таки сорвётся? Или ещё каким-то образом что-то спровоцирует у них массовый психоз? Да хотя бы какой-то оракул-душевид нарисуется и откроет им, что я — совсем не их обожаемый Момонга, а левый человек (читай — низшее существо), влезший в его тело? У них же от такой новости случится полный срыв с нарезки, и меня просто начнут убивать. И, чёрт подери, в такой ситуации я без вопросов потрачу хоть пять, хоть двадцать пять уровней, чтобы, во-первых, выжить самому, а во-вторых, не допустить тотального армагеддона, который эти твари устроят в мире после того, как ушатают меня. И самое плохое, что я даже не могу этот шарик вынуть, отложить, сменить расу и взять обратно, потому что весь заряд обнулится уже на моменте «отложить», и моё оружие последнего шанса мгновенно превратится в практически бесполезную блестяшку, уступающую в боевой мощи половине актуального магического арсенала кастера сотого уровня. Накопительный тип предметов потому и накопительный, что с ним нельзя терять контакт, даже убрать в инвентарь его нельзя — он всегда должен быть экипирован, иначе обнуление. Вот так и задумаешься, а был ли Сатору реально таким тугодумом, что даже не задумался о смене расы? Вдруг он тоже всё это прикинул и банально не решился, предпочтя не рисковать?
  
  Из размышлений, совмещённых с расчётами, меня выдернула Альбедо, причём уже почти перед самым началом очередных занятий с Ниньей, к которым мне следовало вернуться в Э-Рантэл, но новости, принесённые девушкой, того стоили — Демиургус повязал искомых диверсантов.
  
  – Это прекрасно, – закрываю исчерченную набросками схем тетрадь. – Где он сам?
  
  – Он… – демоница замялась, неуверенно дёрнув крылышками, – оставил все дела на Ауру и Марэ, а сам отправился на девятый этаж в бар.
  
  – В бар? Почему? – неужели отмечает успех? Как-то не могу я представить этого даже излишне рассудительного демона за пирушкой.
  
  – По сообщению Су-шефа, Демиургус утверждает, что «он — ничтожество, что никогда и близко не поймёт планов Высшего Существа». По его словам, пойманные диверсанты — это представители того самого Чёрного Писания, детальную информацию о которых он получил, допросив захваченную вами в Э-Рантэле женщину-ассасина. Получается, вы, Владыка Момонга, «знали, кто, где, когда и каким образом отреагирует, едва проведя первое столкновение с войсками Теократии. И преподнесли всё ему, Демиургусу, на золотом блюде, а он не смог даже их нормально захватить, потеряв целых пятерых Рыцарей Смерти», – сохраняя некоторую неуютность в позе, похоже, принимая на себя ответственность за «недостойное поведение» подчинённого, ответила Альбедо.
  
  – Оу… – захотелось побиться головой о стол… Ветерок, ты мне нужен! Ну пожалуйста! О, спасибо, родненький! Возможно, я даже буду по тебе скучать… Тем не менее остаётся вопрос, как мне проводить психотерапию архидьяволу? Это не теократских диверсантов по лесам гонять, тут думать надо… Не было печали.
  
  – Господин? – обеспокоенно подалась ко мне Надзирательница.
  
  – Позови, пожалуйста, Себаса…
  
  – Конечно, Момонга-сама, – демоница поспешно засеменила к двери.
  
  «Сообщение», – касаюсь пальцем виска. – «Набе, ты меня слышишь?»
  
  – «Да, Момо… Господин Зеллос!» – сразу ответила горничная.
  
  – «Сегодня я останусь в Назарике — появились срочные дела. Передай эту информацию нанятым нами авантюристам, пусть потратят день на отдых или ещё что, по своему усмотрению. Сама оставайся в гостинице и жди меня, если что-то случится — сразу связывайся. Всё поняла?»
  
  – «Будет исполнено, Повелитель!»
  
  – «Хорошо…» – отключаюсь.
  
  – Вы звали меня, Лорд Момонга? – спустя минуту замер передо мной дворецкий, учтиво наклонив голову. Альбедо же тихонько обогнула стол и встала у моей левой руки.
  
  – Да, Себас, у меня будет для тебя просьба.
  
  – Всё, что будет в моих силах и угодно Высшему Существу, – поклонился мужчина.
  
  – Я знаю, что вы с Демиургусом не очень ладите друг с другом по причине разных взглядов на жизнь, но не мог бы ты сейчас сходить в бар на девятом этаже и морально его поддержать? – складываю руки домиком перед лицом. – Боюсь, мои необдуманные решения привели к тому, что он слишком сильно накрутил себя и теперь переживает нервное истощение. В иных обстоятельствах я бы постарался утешить его сам, но, вероятно, сейчас любые мои слова только ухудшат его состояние. Ему сейчас нужна помощь от кого-то равного, а не хозяина Великой Гробницы Назарик.
  
  – Могу я узнать причину случившегося? – казалось, поза драгоноида осталась прежней, но я разом заметил, как он напрягся и как потяжелел его взор.
  
  – Да, – а сейчас попробуем внедрить ещё одну пробную информационную прививку от перегибов. – Демиургус, как и вы все, придерживается обо мне слишком высокого мнения. Зачастую незаслуженно. В частности, вы все почему-то верите, что я не могу ошибаться, а это не так. Все могут ошибаться. А ещё все, в том числе и я, могут развиваться, в результате чего то, что казалось правильным в прошлом, может перестать видеться таким сейчас, – делаю паузу, отслеживая реакции слушателей. Но нет, замерли, молчат, ловят каждое слово. Что ж, сейчас расшевелим. – Например, моё имя — Момонга. Вы этого не знаете, но это не моё настоящее имя, а псевдоним, который я взял, когда решил спуститься в Иггдрасиль. Я, как и прочие из тех, кого вы зовёте Высшими Существами, происхожу из особого пространства, отчасти похожего, но во многом отличающегося от того, которое вы знаете. И наши имена… по ряду причин, связанных с родным пространством и природой таких как я, их использование было бы неудобно в Иггдрасиле и прочих подобных ему мирах, потому я и использовал псевдоним. Тогда он казался остроумным, сейчас же, по прошествии всех этих лет, я бы выбрал уже другой. Но мы отвлеклись, – хлопаю ладонью по столешнице, заметив, что глаза Альбедо и Себаса начали приобретать очертания полированных блюдечек со столь же глубоким интеллектуальным грузом, что присущ пустой посуде. – Обычное для обитателя Назарика предвзятое отношение к создателям в случае Демиургуса усугубляется ещё и его гениальным умом. Там, где любой другой Страж обойдётся кратким эмоциональным всплеском, он пытается всё проанализировать и осмыслить, в результате чего попадает в ловушку собственного разума, который заставляет его ощущать себя ущербным. Но он не ущербен. И я хочу, чтобы ты помог ему осознать этот факт. Не всегда то, что он воспринимает продуманным заранее планом, таковым является в действительности — мир не ограничен одним лишь рациональным расчётом, в нём есть место случайности и стечению обстоятельств. Я надеюсь, ты понимаешь, о чём я, и сможешь донести это до Демиургуса. Я не хочу видеть, как кто-то из вас страдает по моей вине.
  
  – Я сделаю всё, что в моих силах, – поклонился дворецкий. – Однако я уверен, что вам не о чем беспокоиться, Лорд Момонга. Демиургус, безусловно, сможет преодолеть свою секундную слабость и принесёт ещё немало пользы Назарику.
  
  – Тач Ми гордился бы тобой сейчас, Себас, – стараясь говорить внушительно, сообщаю этому лавфул-гуду. – А теперь иди. Нам с Альбедо ещё необходимо навестить пленных.
  
  – Моё почтение, – вновь поклон, и драгоноид направляется к двери.
  
  Таким образом, отослав Себаса капать на мозги Демиургусу, я принялся за то, что так любят все истинные ценители РПГ, а также Тёмные Властелины независимо от происхождения — смотреть, что же за лут выпал из побеждённых. Короткая телепортация к тюремному блоку, нетерпение и азарт в груди… Ветерок не сильно помогал, снимая пики эмоций, но никак не мешая волне подниматься вновь. Неужели они? Тот самый мистический отряд, на происхождение которого в манге были лишь намёки, по крайней мере в тех главах, которые вышли на момент моего сюда попадания? Да, я подозревал, что они связаны с Теократией — это было логично после чужого наблюдения за Нигуном, но вот так просто? Потеряли Писание Солнечного Света и отправили разбираться Чёрное Писание, выдав им ультимативную вундервафлю из наследства Суршаны? Так банально и притом похоже на правду, что хочется плакать… Но нет, ещё ничего не ясно и надо удостовериться, а значит — сжать зубы и шагать… И всё равно, неужели они?..
  
  Старую перечницу с огромными ушами, чьи мочки были ещё дополнительно увеличены путём прокола и вдевания в них какого-то украшения на манер африканских дикарей, я узнал как-то сразу. Ни малейших сомнений и неуверенности, несмотря на то, что её лицо мелькнуло в манге раза полтора, я уже молчу про разницу между рисунком и реальным человеком. Я просто узнал её и всё. Сразу.
  
  Сейчас на ней не было платья, лишь тряпка, брошенная тюремщиками. Украшения из ушей извлекли, оставив крупные дыры в мочках. Длинные седые волосы лежали в беспорядке, так как и все шпильки и прочие женские штучки из них также изъяли. Но я узнал.
  
  Это действительно был ТОТ отряд.
  
  – Где её вещи? – захлопнув смотровое окошко камеры, в которой и у которой дежурили четверо Старших стражников Назарика — элитных скелетов в артефактной броне, поворачиваюсь к Марэ.
  
  – Ам… э… Мы сложили их там, Момонга-сама! – смущаясь и тиская в руках посох, показал в конец коридора эльфёнок.
  
  – Веди.
  
  Чуть позже я подробно расспрошу, действительно ли по мою душу пришёл этот отряд или же у них была иная цель, всё же от столицы Теократии до окрестностей Э-Рантэла неблизко, средства быстрой доставки, конечно, есть, но стоят они для местных дорого, да и ограничены изрядно. А значит, возможно наличие у стороны противника ещё чего-то интересного, или «что-то интересное» есть у нас неподалёку… или подалёку, если Э-Рантэл был лишь промежуточным этапом. В любом случае спрашивать о цели визита нужно будет у самих незваных гостей. Но сейчас это подождёт. Пусть пока помаринуются в камерах, понаслаждаются видами, меня же зовёт совсем иной вопрос.
  
  Подходы к комнате «вещдоков» охраняли ещё с десяток стражников и два Рыцаря Смерти, а внутри… Оно вновь как-то сразу в момент бросилось мне в глаза — симпатичное платье-ципао серебряного цвета, украшенное вышитым золотым китайским драконом. Определение предмета легло спустя всего мгновение, и как только в моей голове закончился поток новой информации, я весело рассмеялся.
  
  «Падение Замка и Страны» — один из предметов Иггдрасиля Мирового Уровня, даёт абсолютный контроль над жертвой, буквально вбивая в неё максимальную лояльность владельцу, походя плюя на всю защиту и иммунитеты, если у жертвы нет своего Мирового Предмета. Один из первых «ультимейт» артефактов в игре. Искали его, кстати, очень и очень многие, включая и Момоныча с командой, потому как в правильных руках эта штучка могла дать таких ништяков, что всякие там Философские Камни нервно курили в сторонке. Ведь данный предмет «брал под контроль» даже аватары игроков. Весёленькая перспектива в один момент потерять все любовно собираемые вещи, золото и левелы в придачу заставляла нервничать многих глав гильдий, даже вариант «визита вежливости» к тебе домой группы отморозков с законтроленным Великим Драконом, например, выглядел не так зловеще. Хотя тоже радости не доставлял. Но пару раз мелькнув в игре, артефакт бесследно исчез, многие думали, что его в закрома припрятал какой-то ушлый игрок, а оно вон как оказалось на самом деле… Хотя, в некотором роде, предположения общества оказались верны, его и впрямь прибрал к рукам Суршана (скорее всего). Вот она, ирония судьбы — мечта всех нагибаторов Иггдрасиля оказалась в руках парня, которому нагибы нафиг не сдались. Он сотню лет мирно уживался с местными в этом мире, будучи нежитью, небось и в игре был таким же, ни разу эту прелесть не использовав. Прям какой-то образцовый законопослушный бюргер, честное слово…
  
  Но довольно истории, вернёмся к самому артефакту. Единственными «плюсами» (для противников владельца артефакта, само собой) были лишь некоторые ограничения по применению данного девайса — одна цель за раз, некоторый кулдаун и тот факт, что «каст» майнд-контроля был не мгновенным. Более того, чем выше разница в уровнях между жертвой и владельцем вещи, сам по себе уровень жертвы и уровень владельца, тем больше был откат и время подготовки умения. В общем, штука архинеприятная, но небольшой «фиговый листок» на этот «кусок консоли» админы всё же прикрутили, как они это делали и с остальными предметами подобного класса.
  
  На фоне этого платья остальной арсенал Чёрного Писания просто не котировался. Банальные Легендарные вещи, и пара мифических, для местного люда выглядели чем-то запредельным, но по меркам Назарика лишь немногим превосходили обвес примитивного «мяса»… Хм-м-м, ну хорошо, отдельно взятые вещи тянули даже на то, чем не стыдно было вооружить «мини-босса» из свиты моих Стражей. В общем, что-то околоплеядное, если можно так выразиться. Но на этом всё. И вот вроде бы и так об этом знал, а о чём не знал, то элементарно просчитывалось, но всё равно, переводя взгляд с «платья» на банальные Кольца Легендарного Дрессировщика, я прямо ощущал, как что-то странно чешется у меня в черепе. Хммм, словно, наткнувшись на племя Тумба-Юмба в глухой Африке, я внезапно среди облачённых в пальмовые юбки дикарей встретил представительного белого джентльмена с «ядерным чемоданчиком» и самой ядерной бомбой в придачу. Угу, что как раз общался с этими дикарями и считал себя частью племени. Непередаваемые ощущения.
  
  – Альбедо, Марэ, не могли бы вы выйти на пару минут?
  
  – Д… Да, Момонга-сама! – дав голосом петуха, вздрогнул эльф и тут же направился к двери. На лице Альбедо возникло удивление, но ни спорить, ни спрашивать о причинах она не стала и, почтительно склонив голову, тоже вышла.
  
  Отлично. Надевать на себя женское платье и без того стрёмно, а уж делать это на глазах свидетелей… нет, спасибо. И всё же…
  
  Ещё раз взвешиваю в руке ткань артефакта Мирового уровня… Эмоция-не эмоция, но что-то такое… предвзятое настойчиво шептало изнутри о позорности и недопустимости моих планов.
  
  Достаю из инвентаря свой блокнот.
  
  Не то, не то… А, вот: «Если у меня появится супероружие, я буду использовать его максимально часто, а не оставлять до последнего момента, когда оно уже ничем не сможет помочь. И я не буду поддаваться на провокации, в которых меня будут склонять не использовать это оружие, мотивируя такой поступок возможностью попонтоваться собственной силой и необходимостью доказать кому-то, что могу обойтись без этого оружия. Повторяю: я не стану поддаваться на эти провокации, вне зависимости от личности того, кто будет меня к этому подталкивать!!!» Хмм… Последнее предложение подчёркнуто два раза. Проблема… Сейчас-то я сам себя подталкиваю… Нет, подчёркнуто два раза — и точка! Если я не буду верить в мудрость этих правил, то чему вообще можно верить?! Так что будем создавать комплект "Склонись или умри!", потому как если кто не станет моим рабом, увидев меня в платье… того я убью. Хотя бы ради сохранения репутации и самоуважения.
  
  – Создать комплект экипировки, – если уж что-то делать, то делать основательно — раз для наложения контроля требуется какое-то время, то это время нужно ещё добыть, так что остальные вещи идут по принципу "максимум брони", физической и магической, как раз в закромах Момоныча лежал комплект PvP дебаффера, что должен своей долгой жизнью отравлять существование другим, самое то. Пусть без слота "мантии" оно будет не таким вкусным, но и так неплохо. Угу… Бижутерию тоже меняем, ибо скрыт и детект инвиза не нужон, а вот подвешенный на перстень "Великий Саван Смерти" будет в тему. Теперь пропишем туда же платье, и… тут до меня дошло, что я, по сути, ковыряюсь в настройках интерфейса, пусть заменив системные команды на некие подсознательные магические манипуляции. Волна удивления как пришла, так же быстро и схлынула — если уж отправка письма в игровой чат заменилась заклинанием "Сообщение", то почему бы не быть и "Магии Перевооружения" взамен кнопки быстрой смены эквипа? Да и пространственный карман вместо инвентаря меня как-то не напряг. Н-да, версия моего случайного попадания становится всё более натянутой — слишком сложная замена функционала для обычной случайности. Но с этим разберёмся потом, а сейчас… хм, тут полагается зажмуриться и глубоко вздохнуть, но увы. – Смена снаряжения!
  
  Короткая вспышка, и… уже предчувствуя эстетический коллапс, опускаю взгляд вниз. Серебряная ткань на груди с вышитым золотым драконом встретила меня как родного, посылая в верха запрос на дачу сквозняка в череп. Но… Приглядевшись чуть лучше, я понял, что что-то было не так. Совсем не так. На мне было вполне приличное кимоно-ципао, в лучших традициях восточных монахов. И никакого платья с разрезом от бедра… И это рождало вопросы… Много вопросов… Хотя, к чёрту вопросы, моё чувство гордости может выдохнуть спокойно!
  
  Внезапный хлопок распахнувшейся двери о стену заставил верно дожидающихся меня Стражей подпрыгнуть на месте.
  
  – Марэ, в какой камере находится лидер Чёрного Писания? – обращаюсь к эльфу.
  
  – В… В-вон т-там… – указал рукой друид в конец коридора. Какой-то он нервный сегодня. – Я п-покажу, Лорд Момонга!
  
  – Хорошо, веди…
  
  После приказа Владыки Момонги. Бар на Девятом Этаже.
  – Пришёл позлорадствовать? – демон в оранжевом пиджаке жестом потребовал ещё порцию выпивки, для подавляющего числа прочих рас вообще являющейся жутчайшим ядом. Но могучий организм Архидьявола без усилий переваривал и это.
  
  Лёгкий хмель на очень краткий период — вот и всё, чего смог добиться Демиургус. Ещё одно поражение. Но он будет стараться, рано или поздно, но количество перейдёт в качество. Пусть это было глупо, безответственно и нерационально, но он просто хотел напиться. Что же, по крайней мере он не нежить, как Шалти или Владыка, полного иммунитета к любому яду у него нет, так что рано или поздно, но это его начинание увенчается успехом. Хотя бы это.
  
  Тем временем его гость молча прошёл через зал и сел рядом, окидывая главного стратега Назарика неодобрительным взглядом.
  
  – Хотя нет… – после очередного глотка очки, скрывающие алмазные глаза, постыдно сползли на нос, но Стражу седьмого этажа было плевать, – это не в твоей природе. Но и сам ты бы ко мне не пришёл, значит, тебя послал Господин Момонга… – пусть ударные дозы ядрёного алкоголя и начали делать своё дело, разум Демиургуса был ещё достаточно остр для построения простейших логических цепочек.
  
  – Именно так. Господин обеспокоен твоим состоянием, – немного подумав, «боевой дворецкий» указал на одну из ёмкостей с выпивкой Су-шефу, тот кивнул и вскоре протянул Себасу наполненный выбранной им жидкостью бокал.
  
  – Да… господин добр и великодушен, даже к такому бесполезному ничтожеству, как я, – плечи демона подавленно опустились, а железный хвост повис за спиной безвольной плетью.
  
  – Он не считает тебя «ничтожеством», – седовласый мужчина не был уверен, как именно и что говорить, потому решил сказать как есть. – Никого из нас, иначе бы он не остался с нами, а ушёл, как и остальные Высшие Существа, – дворецкий пригубил напиток, сохраняя каменно-спокойное выражение лица.
  
  – Владыка, в милости своей, — да, – стукнув локтем по барной стойке и зарывшись пальцами в волосы, ответил Демиургус. – Но это не отменяет самого факта! Шалти уже сыграла свою роль в планах лорда Момонги! Марэ и Аура непрерывно работают во благо Назарика, леди Альбедо руководит всеми нами и замещает Владыку в его отсутствие в Гробнице! Даже от тебя и твоих горничных есть толк! И только я раз за разом демонстрирую свою полную бесполезность, – демон одним глотком осушил объёмный бокал и жестом потребовал у бармена ещё одну бутылку.
  
  – Есть ещё Коцитус, Гаргантюа, Виктим и Четвёрка Худших… – возражать аргументам собеседника или оскорбляться на уничижительное определение себя или своих подчинённых дворецкий Назарика и не думал, он прекрасно знал Демиургуса и его характер, да и лишь мнение Владыки имело значение в оценке его действий, успехов и неудач.
  
  – Гаргантюа — безмозглый голем, – скривился хвостатый демон. – А Коцитус, Виктим и Областные Стражи — воины-защитники Назарика, отсутствие задач для них на данном этапе планов Владыки вполне понятно и очевидно даже самому тупому зомби… – новый глоток пойла отправился вниз по пищеводу. – Хотя я уже не удивлюсь, если они вдруг внезапно появятся, в очередной раз показывая мою неспособность правильно оценить и просчитать ситуацию!
  
  – Но ты выполнил задание Лорда Момонги, – постарался достучаться до коллеги дворецкий, – порученная тебе миссия…
  
  – Я же провалился, Себас! – стукнул кулаком демон. – Один раз Владыка ткнул меня в мою некомпетентность, указав на неучтённые мной факторы при подготовке прогноза на его выход из Назарика… и я до сих пор нашёл только два из упомянутых им обстоятельств, но третье просто вне моего понимания! Второй раз он просчитал действия противника и разложил их мне в манере краткой и доходчивой, и я вновь не смог учесть и использовать все факты! Тогда он лично, понимаешь, Себас, лично принёс мне ту ассасиншу из Чёрного Писания! – Демиургус зарылся в волосы на голове уже обеими руками, окончательно уничтожая свою причёску. – У меня были все козыри! Разведка, доскональное знание не просто тактики противника, но даже свойств снаряжения! Возможность подготовить поле боя! Потерь просто не должно было быть! Никаких! Но вместо этого пятеро Рыцарей Смерти из тех, что предоставил мне сам Владыка, были безвозвратно потеряны! Я не смог предположить, что у врага будет артефакт, способный подчинить разум даже нежити! Даже той, у которой и разума-то как такового практически нет! А ведь господин Момонга учёл и это! Только сейчас я осознал поданную мне «интересную задачку», – демон прикрыл глаза. – «Ограниченными силами, без личного участия Стражей и наиболее ценных представителей Назарика». Понимаешь, ты?! Какой смысл в «стратеге», если Владыке приходится самому разрабатывать всю стратегию, а я не могу даже нормально исполнить простейшее поручение! Имея все козыри на руках! – благородный Архидьявол отставил в сторону кружку и присосался напрямую к бутылке, поглощая выпивку сразу из горла.
  
  – Возможно, ты в чём-то прав, Демиургус, но всё же во многом ты и ошибаешься, – повторил попытку боевой дворецкий.
  
  – Знаю! Я постоянно ошибаюсь! – огрызнулся демон, чуть не уронив с носа очки. – И прекрасно это осознаю!
  
  – Ты умён. Много умнее меня и любого из обитателей Назарика, кроме Владыки Момонги, но сейчас твой разум является твоей главной слабостью, – невозмутимо продолжил Себас Тиан.
  
  – Что ты имеешь в виду? – нахмурился стратег.
  
  – Невозможно рассчитать всё, всегда есть место случайности и стечению обстоятельств. Нужно уметь воспринимать их. Даже Владыка не всеведущ и может ошибаться.
  
  – Это предательство! – взревел демон.
  
  – Это — слова самого Владыки! – надавил на стратега драгоноид. – И подвергать их сомнению — вот ЭТО предательство.
  
  – Но это невозможно, – схватился за голову Демиургус, – понимаешь, Себас, не-воз-мож-но! Владыка или просчитал все эти возможности и подготовился к ним, или… или вообще знал всё заранее! Других вариантов просто нет! Воистину, он — Величайший из Высших Существ! И вот зачем ему такие как мы? Такой, как я?!
  
  – Ты вновь прав, – кивнул дворецкий.
  
  – Ты издеваешься?! – оскалился Страж седьмого этажа.
  
  – Нет, – последовал невозмутимый ответ, – но ты слишком всё усложняешь, сам придумывая то, чего нет. Порой и за Владыку. Я тоже совершил эту ошибку, приняв его нехватку времени для Перерождения за нехватку доверия к нам. Но… – и затих.
  
  – Но что? – поторопил его демон.
  
  – Но он всё же остался с нами, пусть мы и недостойны его доверия. Он дал нам шанс. Стать лучше. Стать достойными служить ему. Мы в начале пути, и ошибки неизбежны. И наш долг — учиться на них, становиться лучше, дабы оправдать уже оказанное доверие. Иначе… ты действительно станешь окончательным разочарованием Назарика и Владыки Момонги. Мусором. И тогда я исполню долг Дворецкого Великой Гробницы и уберу этот мусор.
  
  – Стать… достойным? – вторую часть тирады Себаса архидьявол упоминать не стал, прекрасно понимая, что если он вызовет окончательное разочарование господина, то Владыка сам уничтожит его… нет… он, Демиургус, самолично прервёт своё существование. Однако… слова Себаса и самого Владыки об учёбе на ошибках и становлении тем, кто действительно достоин служить Ему… Вся сущность Стража жаждала этого всем своим естеством. – Но что если я опять ошибусь?
  
  – Тогда твою ошибку оценит сам Владыка и вынесет своё решение о наказании за неё. Но это позволит тебе идти дальше и дальше служить Ему. Сидеть же здесь и изводить самого себя… твои страдания огорчают Владыку. Настолько, что он направил меня к тебе, а не явился лично лишь…
  
  – Потому, что я бы смог понять его слова, но не принять их, посчитав лишь жалостью, а не наставлением. Нужен был кто-то другой… кто-то… равный, – со вздохом закончил за дворецкого Архидьявол.
  
  – Да. Ты почти дословно процитировал его речь, хоть и не знал её содержания, – кончиками губ улыбнулся драгоноид.
  
  – Значит, на что-то ещё гожусь, – кивнул своим мыслям демон.
  
  – Что планируешь делать дальше?
  
  – Протрезвею. Подойду к Владыке и попрошу покарать за мои ошибки. Разработаю планы, как можно было выполнить приказ господина Момонги наилучшим образом. Учту эти варианты на будущее, – Демиургус поправил очки и, подчёркнуто выпрямив спину, привёл в порядок волосы.
  
  – Отлично. Так и должен себя вести Главный Стратег Великой Гробницы Назарик!
  
  – Ещё кое-что, – демон посмотрел на драгоноида совершенно трезвым взглядом. – Не думал, что когда-либо скажу это, но… спасибо, Себас. Я запомню это.
  
  – Я сделал лишь то, что пожелал Владыка.
  
  – Но ты сделал. Этого для меня достаточно.
  
  – Хорошо, – кивнул дворецкий, – раз мы закончили, то я вернусь к своим непосредственным обязанностям.
  
  – Да… мне тоже пора, – на этом разговор исчерпал себя. У одних из самых могущественных существ Нового Мира накопилась масса дел, и тратить время на праздные разговоры никто из них не считал нужным.
  
  
Глава 10
  
  Некоторое время спустя. Кабинет Владыки Назарика.
  Закончив с «вербовкой» моих новых друзей, я вновь занялся крайне полезным делом — принялся думать и оценивать ситуацию. Ситуация чем дальше, тем больше мне… нравилась. Члены Писания были где-то на двадцатом-тридцатом уровне, так что, при равном снаряжении, тот же Газеф мог бы спокойно положить их всех… нападай они по одному. Однако суть не в этом, с учётом нашей разницы, наложение контроля занимало всего две секунды с КД ещё в секунду, на капитана, правда, ушло целых десять секунд, но в общем — прелесть. Теперь в моём полном распоряжении находится элита элит одного из сильнейших королевств людей. И, что самое приятное, все в том королевстве свято уверены в полной лояльности этого подразделения самому королевству.
  
  Где-то на грани сознания мелькнула мысль, что я только что без сомнений и сожалений сломал волю, подчинил себе разум жертв, сделал из них рабов, что даже не могут не то что надеяться на свободу, но даже осознать своё положение. Мелькнула и… не вызвала никакого отклика. Эти люди были врагами, что пришли в мои владения с артефактом, что мог причинить серьёзный вред как моим слугам, так и мне. Ну и смысл с такими церемониться? Может, сущность лича тут и повлияла как-то, но, думаю, незначительно. Да и альтернативой «промывки мозгов» было только убийство, обращение в нежить или ещё какие интересные опыты, слабо совместимые с понятием «без вреда для здоровья». Хотя вот с Клементиной, боюсь, всё равно только такое применение и возможно — она сама по себе психованная маньячка-садистка, и прививка лояльности это никак не исправит. Нет, разумеется, ей можно запретить проявлять эту сторону своей натуры, но… кто поручится, что у неё дальше не сорвёт нарезку? С одной стороны, в коллектив психопатов Назарика она вписывается идеально, но с другой, мне местные нужны не для пополнения коллектива психопатов. Мне бы адекватных личностей побольше, чтобы разбавить общую концентрацию дичи, а не наоборот. В общем, я не знал ещё, что с ней делать, хотя некоторые идеи на тему применения магии изменения воспоминаний, чтобы через это попробовать излечить от психических отклонений, в голове мелькали, но пока очень предварительно и неуверенно. Идея была перспективной и интересной, пробуждая исследовательский зуд, но логика подсказывала, что просто там не получится, а без подготовки и хоть каких-то предварительных опытов лезть в голову потенциально ценному в боевом отношении юниту — не лучшая идея. Нужны были менее ценные подопытные, которых не жалко.
  
  Впрочем, это всё лирика, а ведь помимо ценностей материальных (включая людей), я получил доступ и к интересной информации. Оказывается, Чёрное Писание явилось ко мне неполным составом. В столице осталась милая девушка по имени Зесши Зецумеи. «Верная Смерть», если пытаться перевести дословно. Полуэльф, причём с одной стороны — внучка аж нескольких теократских Богов сразу (пятьсот лет прошло, как-никак — все давно друг другу родня), с другой — дочка эльфийского короля, люто собственного папочку ненавидящая. За дело, между прочим, ибо тот её маму отнюдь не нежностью и обходительностью соблазнил, а конкретно так украл и изнасиловал, цинично планируя в перспективе заполучить себе ручную собачку с кровью богов в жилах, а то и не одну.
  
  В результате личностью Зесши выросла интересной, по словам почтенного капитана, размер тараканов в голове данной особы сопоставим с обитающими в головах Шалти и Альбедо вместе взятых, в частности, она была одержима идеей отдаться мужчине, который будет сильнее неё, и родить от него ребёнка, что просто вот… провоцировало у меня неудержимый поток флэшбеков с участием демоницы и вампирессы. Да и про прочие её заскоки я слушал, посекундно ловя себя на мысли, что это всё про кого-то из прекрасных дам Назарика. Уровень сил… тут сложнее, вроде как она достаточно могущественна, чтобы в одиночку положить всё Чёрное Писание разом, потому и занимает там «особое место», подчиняясь только Совету Кардиналов… точнее, решениям, вынесенным на этом Совете, самих кардиналов по отдельности она тоже может посылать, что частенько и делает. Но тем не менее уровень сил это отображает не очень точно, эту команду, без учёта «платья», имеет хорошие шансы положить любая из Плеяд, если подготовится и выберет момент нападения, а уж девочка, которая с ними в одной упряжке много лет и обо всех слабых и сильных сторонах группы давно знает — тем паче. Плюс вооружена она была довольно любопытной вещицей, по описанию, способной при ударе накладывать что-то из арсенала чар мгновенной смерти. И да, это была боевая коса, которая якобы принадлежала некогда Суршане, так что верю. Тем не менее описание девчонки звучало перспективно. Тем более что, по словам всё того же капитана, уровень её лояльности Теократии вызывал большие вопросы. У многих в Писании складывалось ощущение, что с ними она только по той причине, что идти ей больше было некуда. Люди на всяких полукровок в этом мире косились с очень большим подозрением, а тут ещё и с такой родословной, о которой все, «кому надо», знают.
  
  В голове начали крутиться первые зачатки плана, но их ещё стоило обсудить с Демиургусом. В конце концов, когда под рукой появились высококлассные специалисты, хорошо понимающие в «деликатном подходе» (а сверхэлитная диверсионная группа из других людей состоять и не могла), глупо не использовать их по прямому назначению, а мои «мутанты и психопаты» будут по-прежнему занимать «подходящие места в Легионах Ужаса».
  
  Сверился с блокнотиком, да, всё верно.
  
  Кстати о планах, информация о том, на кой чёрт они вообще попёрлись в это путешествие, заставила несколько усомниться в здравомыслии кардиналов Слейновской Теократии. Итак, неким уважаемым предсказателем было явлено Пророчество, что вот где-то примерно в этом регионе то ли появится, то ли возродится некий Лорд-Дракон Катастрофы. Поскольку один гражданин с таким погонялом в этом мире уже существовал и был однажды благополучно упокоен, все решили, что верен именно второй вариант. Потому облечённые властью граждане сей страны посовещались и направили всё Чёрное Писание в полном составе (за исключением «козыря»), вооружённое до зубов самым лучшим, что можно было достать в означенном государстве, с целью законтролить дракона. Полагаю, чтобы в дальнейшем включить в свои вооружённые силы. Нет, сама по себе мысль здравая, но отправлять на территорию вражеской страны самую свою элиту без какой-либо разведки, лишь с информацией, что «во-о-он где-то в том регионе есть что-то интересное»… даже не «есть», а «может появиться» — это как-то… странно. Нет, я верю в пророков, трудно не поверить, когда у самого есть защитное заклинание, работающее как «боевое предвидение» и само убирающее тело с линии ударов. Но вот так вот, основываясь на одном мутном предсказании… К тому же они ещё и самого этого пророка, являющегося, к слову, довольно симпатичной тян, туда же отправили, просто потому, что она входит в состав Чёрного Писания… зачем-то. Нет, я мог понять, какую пользу может представлять пророк в составе боевой группы диверсантов, но… Кажется, кое-кто излишне уверовал в свои силы, назовём это так. Опасное заблуждение, следовать которому вот лично мне точно не хочется. И тем не менее… так, минуточку. У Ауры с Марэ же есть ручные Золотые Драконы! И они из Назарика, что уже говорит о многом. Об уровне силы и возможности учинять катастрофы так точно, девяностый уровень, как-никак. И они рано или поздно, но вылезут хотя бы банально на полетать. Уж не об одном ли из этих ящеров вещала та пророчица? Возможно — да. Возможно — нет. Пророчество на то и Пророчество, что в нём нет банальностей с точным указанием даты, ФИО, особых примет и GPS-координат. Значит, повышаем бдительность и даём разнарядку персоналу о возможной встрече с НЁХ драконового роду-племени.
  
  Кстати, коль уж речь зашла о контроле могучего дракона, поскольку жертва Мирового Предмета привязывается непосредственно к владельцу данного предмета, а в Теократии у нас что-то типа аристократической демократии по образцу древнеримского Сената, только с меньшим количеством «сенаторов»… драка за шкуру ещё не то что не убитого, но даже не появившегося дракона была знатной. Как и полагалось, кого-то запугали, кого-то купили золотом или преференциями, кто-то «лёг» сам, но результат получился интересным, «права на птичку» получила леди Кайре, ни много ни мало матриарх почтенного семейства Демециа, из которого вышли сразу два кардинала из шести заседающих в Совете. И эта женщина знала столько и о таких людях, что даже результатов нашего «краткого доверительного разговора» уже хватит на развязывание двух войн, пяти бунтов и… появления ряда ну очень неудобных вопросов к руководству страны у одной милой девочки с гетерохромией. И вопрос: «А как это моя мама оказалась почти одна, без снаряжения и зелий, прямо едва ли не в лагере элитного отряда во главе с эльфийским королём?» — будет не самым неудобным из них. Очень перспективно и интригующе. Есть с чем поработать.
  
  Обозначив основные моменты, я… пошёл выдавать Ц.У., ибо тащить всё на себе у меня не было ни сил, ни возможности, ни желания, откровенно говоря. Я вообще взялся за всё это дело, а не забил, погрузившись в изучение магии, только лишь по той причине, что здравая часть нежити во мне отчётливо говорила, что ничем хорошим оставление без присмотра легиона кровожадных хаотик-ивел персонажей не кончится. Так что стоит занять их чем-то относительно безобидным, пока они сами не нашли себе занятие. К тому же «Чутьё Жизни», прекрасно развитое у Высшего Лича, подсказывало, что в мою сторону направляется крайне могущественная демоническая сущность. Поскольку Альбедо чувствовалась несколько иначе, да и вообще сейчас была занята, самозабвенно ругаясь с Шалти, что у них началось во время того, как я занимался Чёрным Писанием (вампиресса прибежала любопытствовать, демоница встала грудью на защиту моего рабочего процесса, и пошло-поехало), вывод мог быть только один. Себас блестяще справился с порученной задачей и вывел Главного Стратега из запоя.
  
  – Господин Момонга, Демиургус просит вашей аудиенции, – чопорно известила меня Солюшн Эпсилон.
  
  – Хорошо, пусть заходит, – боевая горничная поклонилась и пропустила демона в оранжевом костюме внутрь помещения. Выглядел гость так же, как всегда. Почти. Разве что в этот раз вместо лёгкой, едва уловимой улыбки, что всегда была на его лице, на означенном лице была написана непреклонная решимость. Кру-у-упными буквами.
  
  – Владыка Момонга, – опустился на колено Архидьявол.
  
  – Встань, Демиургус. Что привело тебя ко мне? – вот только подниматься демон не спешил.
  
  – Я прошу назначить мне наказание за мой провал! – он склонил голову.
  
  – Провал? – нет, я понял, что этот перфекционист огорчился «гибелью» парочки Рыцарей Смерти и тому факту, что всё прошло не идеально, но провал? Видимо, состояние стратега было куда более тяжёлым, чем я предполагал, опираясь на слова Альбедо. Либо это квакнул очередной таракан в его голове.
  
  – Вы потратили своё время, представили мне всю, какую только возможно, информацию о цели, а я умудрился потерять часть переданных мне войск. Иначе, чем провал, это рассматриваться не может! – так… понятно. Мог бы я испытывать мигрень, сейчас бы уже хватался за голову, а так даже губы поджать не могу… за неимением оных. Ну хоть ветерок обдувает, и на том спасибо. Ладно, раз он считает меня средоточием разума во вселенной, пропуская мимо ушей мои прямые увещевания, что это… не совсем верно, скажем так, попробуем действовать по его же логике.
  
  – Демиургус, как ты думаешь, что более для меня ценно — жизнь одного из вас или пусть даже миллионы и миллионы более простых войск?
  
  – … – демон затруднялся ответить, ведь с точки зрения боевой эффективности, потоком «мяса» можно было снести и Коцитуса, и Шалти, и всех остальных Стражей. Ну положат они по двести тысяч, ну пятьсот, но на этом и их силы иссякнут, после чего порвать этих элитных воинов уже будет нетрудно. Но если бы всё было столь очевидно-просто, то Владыка бы не задал этот вопрос. В общем, он вновь доказал, что слишком высокий «интеллект» в сочетании с низкой «мудростью», обусловленной как прописанным характером и алайментом, так и просто отсутствием жизненного опыта, — не очень хорошая вещь.
  
  – Для меня ответ очевиден. Вы — мои вассалы, нет… слуги и вассалы — это младшие командиры, вроде Четвёрки Худших, вы куда ближе, вы — члены семьи, – хорошо быть нежитью, можно врать в глаза Архидьяволу, и он подвоха не почует, хотя-я-я… семьи бывают разные, в некоторых упаковка родственника в смирительную рубашку или небольшое аутодафе — горячее желание, разделяемое многими членами семьи. – А Рыцари Смерти и прочая низшая, – с точки зрения вершины, на которой сидит Лич-Владыка, – нежить — это лишь инструменты. Расходный материал, не более того. Они были выданы тебе как раз для того, чтобы быть уничтоженными, отвлекая на себя силы наших «гостей», позволяя захватить их в наиболее целом и ценном состоянии. Ты же не переживаешь из-за того, что меч в битве получил несколько царапин, или из-за необходимости выпить лечебное зелье при ранении?
  
  – Нет, но…
  
  – Здесь то же самое, просто инструменты стали чуть… сложнее. Но не более. Так что ты не провалился, ты одержал блистательную победу с минимумом потерь, совершенно некритичных для Назарика. Мы спокойно пополним их и даже получим заметный прирост войск, просто зачистив одну бандитскую шайку или парочку склепов на городском кладбище Э-Рантэла.
  
  – Благодарю вас за столь высокую оценку, Владыка! Пусть я и недостоин её, но обещаю, что в будущем я буду вам более полезен.
  
  – Ты и так уже полезен, но уж возражать против твоего развития я точно не стану. А теперь поднимись, – демон повиновался. – И коль речь зашла о полезности. Ты очень вовремя пришёл, я уже намеревался приказать пригласить тебя ко мне.
  
  – Чем я могу служить вам?
  
  – Я хочу предложить тебе подумать над ещё одной задачкой, Демиургус.
  
  – Я весь во внимании! – даже подался чуть вперёд демон.
  
  – Тогда слушай условия. У нас есть группа самых элитных воинов Теократии, вхожих к самим Кардиналам. Эта группа уже полностью верна мне, буквально до последнего вздоха. Но правители наших религиозных друзей не знают об этом факте и свято уверены, что верность Чёрного Писания принадлежит им. Я хочу послушать твои предложения, что можно осуществить с такими вводными. О, ну и при условии, что артефакт контроля разума ни при каких обстоятельствах «домой» вернуться не должен.
  
  – Хммм… – глаза стратега зажглись азартом.
  
  – Я не тороплю тебя, подумай несколько дней, присмотрись к этим людям, поговори с ними, расспроси, составь своё мнение, посовещайся с другими Стражами, если пожелаешь. А потом приходи, обсудим получившиеся у тебя планы.
  
  – Да! Я займусь этим немедленно, Владыка! – Архидьявол был безмерно воодушевлен. – Заодно смогу вам продемонстрировать законченные отчёты по магии Теократии, их строю и традициям.
  
  – Есть что-то интересное по магии?
  
  – Нет, всё так же, как и в лекциях этого заклинателя Ниньи, что пересказала Нарберал для леди Альбедо, – бедная горничная, моя Надзирательница её, наверное, уже затерроризировала.
  
  – Хорошо, тогда пока это всё. Приступай.
  
  – Как пожелаете, Господин! – поклонился демон и покинул кабинет, направившись выполнять ценные команды начальства.
Оценка: 8.91*441  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"