Седрик: другие произведения.

Апостол Новой Веры том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa

  
  
Глава 9. Бресилианский лес.
  
  Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
  Народная мудрость.
  
  Несколько часов спустя.
  Моё утро началось с отчётов. Потери, разрушения инфраструктуры, сведения по запасам и общему настроению. Пока начальство отсыпалось после героических подвигов, подчинённые пахали, пахали и ещё раз пахали. Так что сведений успело скопиться достаточно и пусть Кристиан, Логейн и Эамон на троих сообразили неплохо, многие вещи требовали, как минимум, моего подтверждения, но начать я решил со статистики.
  
  Итак, общие потери составили всего 723 человека. Из них две сотни – это штрафники, пошедшие в атаку первыми… хм, в смысле, выставленные в первые ряды защитников, остальные, в основном, ополченцы, помершие по собственной глупости, нерасторопности и просто те, кому не повезло. Профессиональных лояльных воинов мы потеряли всего полторы сотни, почти все из них относились к войскам Логейна и Эамона. Хайевер и эльфы потерь не понесли вовсе. Первые были резервом, который толком не задействовали, так, пара вылазок для усиления начинающих прогибаться штрафников, вторые в подавляющем большинстве были лучниками и занимались обстрелом со стен (на которые никто из тварей так и не полез, спасибо саботажу Уртемиеля) и сидя по крышам укреплённых домов. Ну а те, кто предпочитал ближний бой были сами по себе теми ещё машинками смерти или почтенными «невидимками». Короче говоря, одна эта оборона столицы принесла мне славу полководца, не только не уступающего, но и в некоторых моментах превосходящего Логейна, ведь последний сидел в штабе и рулил общим ходом битвы, видел его мало кто, а я Превозмогал в поле и лично зарубил «вражеского главнокомандующего».
  
  Но это всё так, мелочь. Куда больше меня волновал как раз вопрос «что делать дальше». Вариантов была масса, прямо глаза разбегались, а вот времени, как всегда, в обрез. По-хорошему, мне бы пару-тройку месяцев тишины и покоя на покопаться в Море. Текущий уровень контроля уже позволял мне рулить тварями на пару-тройку тысяч километров окрест, причём, я чувствовал, что это не предел, нужно лишь чуть освоиться и, возможно, поменять «командные частоты», чисто на всякий случай, во избежание всяких там Архитекторов, Архонтов, Древних и прочих хтонических хреней, регулярно вылезающих в этом мире. Да и помимо укрепления своего контроля, стоило заняться оптимизацией тварей. Эти «матки», производящие монстров по определённым шаблонам, с одной стороны – решение прекрасное, но с другой, необходимость пускать на них нормальных женщин – просто идиотизм. Имея самоподдерживающуюся экосистему, способную производить и модифицировать разнообразнейшие живые организмы, зависеть от поставок «материала» извне – это просто фееричнейшая глупость. Точнее, как я теперь знаю, очередная диверсия драконов. Великие могли с пренебрежением относиться к смертным и даже большей части бессмертных, оттого и поплатились, но глупцами они не были никогда. Столкнись мир с ордой неприхотливых, чертовски выносливых тварей с ядовитой кровью, способных к размножению без паразитизма, миру придёт хана… или появится какой-нибудь умник, что разработает ОМП (оружие массового поражения *прим.Автора), что будет бить исключительно по этим тварям, но вариант с «хана» куда как вероятнее. Вручать абсолютное оружие в рамках данного мира своим поработителям драконам очень не хотелось, так что Думат, вынужденный всё это безобразие разрабатывать, постарался максимально усложнить жизнь «хозяевам», которых, к сожалению, даже толком не видел ни разу. Была бы его воля, он бы ещё и сделал так, чтобы твари от старости дохли за пару лет, а лучше – недель. Но поскольку создания Мора были выведены всё же искусственно, то и природных механизмов регулирования не имели, в том числе и механизма старения. Кхм, к чему я это всё? Как генетику, мне безумно хотелось зарыться в эту систему и довести её до ума тем более, что это уже моё, можно сказать, родное, нежно любимое имущество! Вот как тут можно удержаться и не пройтись напильничком? Я ведь легко смогу на основе тварей едва ли не новую расу вывести и даже подвести обоснуй под их служение мне. А там, чем Предвечная не шутит, поколение-два нормального функционирования и у них появятся полноценные души, а это – почитающий меня народ. Внутри что-то приятно отозвалось на эти мысли и довольно уркнуло, видимо, так давало о себе знать наследие Дракона-Владыки, впрочем, будет лицемерно отрицать, что подобное мне бы не понравилось само по себе. Не как культ, а, в первую очередь, кузница компетентных и лояльных кадров, а если у них и магия будет на уровне, то это ещё и помощь в исследованиях и экспериментах!
  
  Вот только кто мне даст эти пару месяцев на вдумчивое вникание во все перипетии? Как тут посидишь в тихом кабинете над схемами и генетическими картами, когда нужно отдавать приказы по восстановлению ворот Денерима? Ну хорошо, не приказы, назначенный Логейном эрл дураком не был и сам всё прекрасно распорядился, но ведь ознакомиться с его «отчётом» мне нужно было лично! Столица, чай, не жук чихнул. А беженцы? Кого не сожрали Порождения Мора, тех они разорили. Поскольку со смертью Архидемона Мор вроде как окончен, то возникают вопросы по восстановлению земель. А это деньги, но с этим ещё более-менее, столь быстро завершившаяся война сожрала куда меньше, чем смел надеяться Мак-Тир и запасы были, но ведь помимо денег нужны ещё и управленцы на освободившиеся земли. И где их брать, я представлял слабо. Рыцарям своим наделы я и так раздам, у меня в Хайевере проблема с хозяйственниками едва ли не более острая, чем в остальных местах. А ведь есть ещё Королевские Земли, будь они неладны, весь северо-восток страны, за исключением Денерима, который хозяина таки обрёл. Вот что мне делать, если почти все тамошние владетели остались под Остагаром вместе с Кайланом? Там ведь были именно сеньоры со старшими сыновьями и личной дружиной. И далеко не все младшие родичи могли наследовать поместья, уж точно не те, кто быстренько смылся, узнав о разгроме войск на юге. Хотя… на волне всеобщей эйфории и своего авторитета, вполне можно протащить пару вариантов, запланированных мной на «попозже». Да, раздать наделы особо отличившимся в битве воинам, как из своих, так и от союзничков. Но, поскольку времена тяжёлые, земли обезлюдели, мы понимаем, что снаряжать дружину сейчас не из кого и для поддержания порядка на вверенных землях, даём под руку своих воинов, прямо от сердца отрываем. Вы их снабжайте, а они будут вас охранять. Ну и что, что родом из Хайевера и служат, в первую очередь, королю? Вы разве королю не служите? Так в чём проблема? Да и вряд ли вчерашние простые бойцы даже задумаются о столь сложных материях. А дальше тот факт, что собственных войск у лорда нет или почти нет, а есть лишь присылаемые Его Величеством бойцы, что находятся у него на снабжении, очень скоро станет обыденностью. Особенно, если отправить войска Логейна с Эамоном попротивостоять Орлею. Кстати о последнем…
  
  Теперь, когда Мор окончен, нужно ждать Священного Похода, не сразу, конечно, но в относительно ближайшее время. И неплохо бы к тому моменту заручиться дополнительными союзниками, а так же избавиться от очередной точки напряжения. Брессилианский лес и его оборотни. Такие войска мне не помешают, но сейчас даже не в них дело. Лес – это строительный материал. С учётом пожжённых тварями деревень, пусть и пустых, людям придётся отстраиваться заново и на это потребуется дерево. Разумеется, не Брессилианом единым жив Ферелден, но для тех же Королевских Земель это – ближайший источник высококачественной древесины. И если из этого источника будут лететь эльфийские стрелы шальных долийцев или, того хуже, вылезать поехавшие крышей вервольфы, вырезающие и заражающие всех на своём пути, нервов мне это попортит, не говоря о том, что спустит в выгребную яму все мои усилия по налаживанию равноправия среди моих подданных чуть меньше, чем полностью. Потому, как бы мне ни хотелось заняться интересным, придётся вновь сосредотачиваться на нужном. Эх.
  
  Не став откладывать дело в долгий ящик, я обратился к своим уважаемым вассалам на предмет составления списков особо отличившихся. Те пожали плечами и предоставили мне нужные данные буквально за час, видимо, работа в этом направлении и так шла. Да и почему бы ей не идти? Мудрость о том, что ничто не обходится для государства так дёшево и ценится солдатами так высоко, как медаль, была отнюдь не новой в этом мире. Тут, разумеется, были не медали, а вполне себе весомые поощрения, но всё же, общий принцип соблюдался.
  
  Список состоял почти из сотни имён, к своему удивлению, обнаружил я там и знакомые. Некий Стэн из «штрафбата» в одно лицо зарубил аж троих огров и даже умудрился не помереть и не наглотаться проклятой крови. Дарриан и Ирис на пару полностью уничтожили отряд крикунов, что пытался втихую пробраться к нашим магам, да нарвался на идущих к ним навстречу наших «тихушников». А дворф, пардон, гном-наземник, что пришёл как ополченец из Рэдклифа, да не один, а вместе с парой крепких наёмников-горцев, вообще умудрился доказать, что «размэр молота нэ имеет значения, главное – точно ударить по шляпка», этот доморощенный Рэмбо каким-то макаром ухитрился оказаться в ювелирной лавке (нет, как ни странно, он не пытался её помародерить, просто творчески отступил, попав в круговерть боя) и, вооружившись местными инструментами, в подавляющем большинстве состоящими как раз из различных вариаций на тему молотка. И вот одним из этих молотков он умудрился проломить голову особо хитрожопому Эмиссару тварей, что с отрядом гарлоков-телохранителей как раз прорвался мимо строя штрафников и успел скрыться до включения в битву нашего резерва. Вряд ли бы он прожил достаточно долго, чтобы серьёзно подгадить защитникам, но, тем не менее, «героизм» попавшего в переплёт гнома, пытавшегося спасти свою задницу от фаербола, незамеченным не остался.
  
  А вот подвиги магов никто не считал, как-то все привыкли относиться к ним как ко второму сорту людей. А ведь отсутствие прорывов за линию фронта в том числе и их заслуга, более того, в основном их – трудно, знаете ли, прорываться, когда первые ряды внезапно упираются в барьер, перегораживающий улицу, а на задние уже спускается «Гроза», «Ядовитое Облако», «Огненный Шторм» или ещё что-нибудь такое же занимательное, типа превращения части тварей в живые бомбы. Так что гнома нафиг, а вот волшебников мы внесём, но тут пусть Ирвинг с Авернусом думают, кто из чародеев на что наработал.
  
  Некоторое время спустя.
  Само награждение проходило в том же зале, что и моя недавняя коронация. Герольд называл имена, оглашенный подходил и получал из рук короля свою награду. Иногда это был хороший меч или щит, в некоторых случаях – титул и небольшой земельный надел.
  
  – Стэн из Бересаада, – последователь кунари сделал шаг вперёд.
  
  – Стэн, в начале своего пути в землях Ферелдена ты лишился своей души и своей чести, обагрив руки кровью людей, что помогли тебе. За это ты был приговорен к правосудию порождениями Мора. И преуспел, своей кровью искупив грехи прошлого и спася сотни жизней. Потому я, Айдан Кусланд, Король Ферелдена, говорю, что ты восстановил свою честь. А я, – жестом подзываю слугу, держащего на руках продолговатую коробку, как порой прихотлива бывает судьба, так страстно желаемый меч кунарийского воина едва ли не сам пришёл мне в руки. Его по случаю приобрёл тот самый гном-молоткометатель и вооружил им одного из своих наёмников. А приметил необычность клинка и доложил об этом мне никто иной как Карвер, что на правах оруженосца-адъютанта взял на себя часть моих забот, в том числе и по осмотру кандидатов на награду… точнее, ну как «взял», особого выбора ему не предоставляли, да. Но вернёмся к процедуре, – …я возвращаю тебе твою душу, – на этот раз лицо невозмутимого кунари удержать означенную невозмутимость не смогло. Выражение чистейшего охренения прочесть мог любой желающий.
  
  – Благодарю, Атаашиалит-ан, – коротко кивнул мужчина, буквально вцепляясь в клинок мёртвой хваткой. Мои подданные вновь зафонили недовольством, мол, совсем попутал кунари, такое неуважение к королю, вот только тот факт, что кунари при всех поименовал меня… хм, что-то между «верховный лидер» и «уважаемый военный вождь», если я правильно разобрал их язык, с учётом их традиций было много круче различных поклонов. Де-факто, я вполне смогу приказать ему следовать за мной в новый боевой поход и он подчинится, не моргнув глазом и не задав ни одного вопроса. Впрочем, если я правильно помню его возможную историю и внесенные мной изменения на неё ещё не особо критично повлияли, то на его родине от него будет куда как больше пользы… для меня. Так что посмотрим, что принесут мне мои клеточки, которые ныне прячутся в оплётке рукояти меча.
  
  Следом за Стэном пошли и другие воины, кто-то получал тугой и приятно звякающий мешочек серебра, а кто-то удар мечом по плечу, шпоры и «радостную весть» о даровании ему парочки деревень. Некоторые из новоиспеченных мелких дворян даже радовались, а вот тех, кто после известия становился очень-очень задумчивым, я отмечал отдельно. Была неплохая вероятность того, что означенные мужчины и женщины хотя бы примерно осознавали, в какой заднице находятся их свежеобретённые владения и что через пару-тройку лет монарх с них спросит за их восстановление. Но вот мы добрались до сладкого. Эльфы и маги. Сейчас я даже жалею, что церковники уже не присутствуют при дворе, от планируемого мной «святотатства» матрон бы хватил удар.
  
  – Дарриан Табрис, – эльф под шепотки придворных сделал несколько шагов вперёд, – за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения в дельте Даккона.
  
  – Byddafyn’gwneudfyn’gorauigyfiaw’nhau'rymd’diriedaetharod’dirynimi, Elgar'nan! – поклонился ушастый. Опять он перешёл на язык Арлатана, хотя ладно, в данном случае подобное даже плюс, хех, а вон какая рожа у банна Пика Дракона, он даже рот приоткрыл, видимо, проникается осознанием того, кто у него теперь будет южным соседом. Продолжим.
  
  – Ирис Анаракс, – новая остроухая личность, шагнувшая вперёд, уже такого ажиотажа не вызвала, но и восторгов – тоже, за доблесть, проявленную тобой при отражении штурма Денерима, организацию ополчения, а также уничтожение диверсионного отряда Порождений, я жалую тебе титул банна и передаю во владение поселения на запад от дельты Даккона на день пути.
  
  Эльфийка принялась стандартно отвечать «благодарность», пусть и на человеческом, а я вновь стал пристально оглядывать господ придворных. Подобные «привилегии» для ушастых не понравились подавляющему большинству, хотя было бы странно ожидать чего-то иного. Меньшинство состояло из моих людей, которые априори были согласны с любым моим решением и парочки мелкопоместных дворян, то ли просто не осознавших, что произошло, то ли достаточно терпимых к представителям иных рас. Другое дело, что негодование имело разные оттенки. Почти везде это было явно раздражение от того «возвеличивания недочеловеков», но кое-где прослеживалась и зависть, и возмущение тем фактом, что награда получена ушастыми незаслуженно. И с последним я, в принципе, был согласен. Слишком быстрый взлёт вчерашней «грязи» напрягает многих, поскольку, де-факто, является покушением на установившийся порядок вещей, традиции. Людям, солидная доля власти которых зиждется как раз на этих традициях, подобный ход конечно же не понравился. Да и награда действительно завышена, пусть и не так, чтобы слишком уж сильно. Но цейтнот диктует свои условия. К тому же, подобный прецедент привлечёт в Ферелден не только магов-либерторианцев, но и большое количество долийцев, которые смогут разместиться и в привычном Брессилианском лесу, и во владениях своих сородичей, что расположились как раз у северной границы этого самого леса. Таким образом я надеялся одним махом решить сразу несколько проблем: создать парочку прецедентов, как по «эльфу во дворянстве», так и по «совместному равноправному проживанию», создать буфер между Брессилианом и человеческими землями, а также в будущем подтолкнуть ушастых к поставкам стройматериалов и даров леса в людские земли. Правда, на данный момент это будет доставлять мне только новую головную боль, первый профит появится хорошо, если через год, а до закрепления системы в случае, если она вообще приживётся, пройдёт лет сорок-пятьдесят. И это ещё оптимистичные сроки, в традиционно-патриархальном обществе подобные «дворянские рода» вообще могут не признавать пару-тройку сотен лет. Но довольно эльфов, пойдём дальше.
  
  – Солона Амелл, – волшебница даже чуть вздрогнула и посмотрела на меня большими-большими глазами, – за проявленный героизм под Остагаром, при обороне Рэдклифа и Денерима я жалую тебе титул банноретты, а так же земли к востоку от Амарантайна на день пути.
  
  – Марриан Хоук! – повторил я процедуру, только вместо востока, девушка получила юг.
  
  – Бетани Хоук! – а вторая сестра – запад.
  
  – Также я сообщаю, что Леви Драйден, за значительные услуги Короне получает полную амнистию для себя и своего рода, в связи с чем восстанавливается в титуле эрла и получает в родовое владение Амарантайн, – хоть один нормальный хозяйственник будет, к тому же, он уже и так сидит в городе — раз и содержит моих воинов – два. Пусть «временно, пока всё не уладится», но нет в мире ничего более постоянного, чем это самое «временное». К тому же, как раз купец, сосредоточенный более на финансах, чем на власти, с бОльшим удовольствием воспримет идею «государственных наёмников», которым он должен только жалование, а не заморочки с подготовкой и обеспечением снаряжением, благо по почти такой же схеме купцы и работают.
  
  На фоне подобных назначений производство моих оруженосцев, включая Карвера, в полноценных рыцарей прошло почти незамеченным. Как и присвоение этого титула Андерсу. Ну а пока народ обтекал, по-другому и не скажешь, я быстренько их сориентировал крепить оборону на западных границах, да за северными портами приглядывать. Хорошо хоть с востока и юга гостей ждать не приходилось. Земли коркари при всём желании не смогли бы выставить что-либо вменяемое, а уж после того, как там почти полгода сидели твари Мора, вообще сомневаюсь, что в том регионе осталось хоть что-то живое. Восток же был за Логейном и Брессилианом. Случись что с вотчиной тейрна, я бы… не сильно переживал. Лес же и так стоял в моих ближайших планах.
  
  После приёма мы уже традиционно собрались «ближним кругом», дабы обсудить дальнейшие шаги. Ну и, разумеется, Ирвинг, Эамон и Логейн тоже присутствовали, точнее, они подтянутся чуть позже, а пока у нас была пара минут с «личной свитой». И, разумеется, не высказаться дамы и господа не могли.
  
  – Я – рыцарь. Маг-рыцарь. Ы-ы-ы-ы, – Андерс всё ещё был не совсем с нами, – ха, а наставники говорили, что с таким характером я наживу себе только неприятностей! Сэр Андерс! Звучит! Мама бы мной гордилась… ну, если бы не сдала храмовникам в своё время.
  
  – Думаю, – Солона задумчиво воззрилась к потолку, привычно пропуская половину словесного поноса рыжего, – они были не сильно далеки от правды.
  
  – Но что нам теперь делать? – вступила в разговор Бетани, – у кого-нибудь есть мысли, как управлять поместьем? И зачем оно нам вообще нужно?
  
  – Айдан? – все три ведьмочки синхронно воззрились в мою сторону. Я же был немного занят – думал, что можно сделать с Мерриль, но мысли почему-то всё время скатывались или во фривольность, или в «потискать няшку», а вот с точки зрения политической… ай, какая тут может быть политика, судя по её растерянному виду, она в шоке даже от краем коснувшихся её пертурбаций. М-м-м-м, милота-а-а. Но долго побыть наедине со своими мыслями мне не дали – Мариан, не дождавшись ответа, просто слегка потыкала меня пальцем.
  
  – Хмм?
  
  – Ты зачем всё это устроил? – девушка старалась придать своему виду как можно больше грозности, но я был настроен слишком благодушно и расслаблено, чтобы обращать на это внимания.
  
  – А что не так?
  
  – Маги. Во дворянстве, – принялась пояснять Бетани, – само по себе это – нонсенс, но… лично я вообще не знаю, что делать со всей этой землёй и деревнями на ней! Не говоря уже о том, что они, вокруг Амарантайна, а там пусть и не было Порождений Тьмы, но толпы беженцев тоже устроили Архидемон разбери что!
  
  – Повторю вопрос, «а что не так?» Я обещал равные права для всех и привилегии тем волшебникам, что служит мне. Я выполняю свои обещания. Хотите вы того или нет, но вы внесли существенный вклад в борьбу с Мором, а значит, и в спасение Ферелдена. К тому же, принадлежите к древнему и славному роду. Так что получение титула и земли – вполне логичный шаг.
  
  – Это Айдан, – голосом познавшего Дзэн разумного просветила сестер Солона, – я бы удивилась, не выкини он чего-нибудь эдакого.
  
  – Но делать-то что? – сёстры Хоук тихонько паниковали, – я... – быстрый взгляд на родственницу и кивок, – мы как-то не хотим отправляться в Амарантайн и расхлёбывать всю эту кашу!
  
  – А что вы хотите?
  
  – Ну… – дамы, до этого обрушивающие огненные шторма на головы тварей Мора, начали неуверенно переминаться с ноги на ногу, – остаться с тобой… эм, ну, в смысле…
  
  – Оставайтесь, я буду этому рад, – сгладил я повисшую в воздухе неловкость.
  
  – А как же земля? – спросила Солона.
  
  – Ну, вроде бы леди Лиандра воспитывалась как наследница потенциального Наместника Киркволла…
  
  – Три баннорна... мама нас убьёт, – простонала младшая из Хоуков.
  
  – Думаю, у неё не найдётся на это времени, – с напускной мрачностью ответила ей сестра, – но кто-то должен ей об этом «счастье» поведать, – сёстры переглянулись и в один голос возопили.
  
  – Карвер! – хорошо, что парень сейчас рядом с Эамоном и пока не ведает о том, как любимые сестрёнки вознамерились его использовать.
  
  – Покойся с миром, друг. Мы тебя не забудем! – Андерс церемониально сложил ладони лодочками, подражая монахам.
  
  Но тут подтянулись остальные «важные люди» и пришлось перестраиваться на деловой лад. Логейн и Эамон выглядели несколько уставшими. Алистер, сопровождавший своего приёмного отца, наоборот, был бодр и весел.
  
  – Поздравляю, – кивнул он своим товарищам, едва присоединившись к группе.
  
  – Да, теперь я тоже брутальный рыцарь! – оскалился Андерс, – надо будет это дело отметить. Я тут слышал о некоей «Жемчужине»… как на счёт…
  
  – Свой поход по борделям можете обсудить и в более приватной обстановке, – чуть поиспепеляв взглядом болтуна, сообщила Мариан.
  
  – К тому же, времени на это у вас будет не сильно много, – включился в беседу и я, – Логейн, Эамон, есть сведения по западным границам?
  
  – Пока что тишина, но вряд ли она продлится долго, – маршал огладил подбородок, – вести о смерти Архидемона достигнут Вал’Райо через неделю-две. Причём, это в лучшем случае. В худшем – они уже знают.
  – Ваш прогноз?
  
  – Регулярные войска могут прийти в движение за два месяца, быстрее не получится никак – по ту сторону Морозных Гор находятся разорённые Долы. Не самая проходимая для тяжёлой кавалерии местность, а ведь именно кавалерией, в первую очередь, и опасен Орлей.
  
  – А вот диверсионные отряды, – подхватил эрл Рэдклифа, – смогут наведаться к нам куда как быстрее. И первыми у них на пути будут мои владения и Джейдер, а за ними – Западные Холмы и Хайевер.
  
  – Так, – это было нехорошо, с герцогства в плане войск я снял почти всё, что возможно. Остались только минимум стражи, да парочка «тревожных отрядов», усиленных учениками магов, в Западных Холмах дела обстояли примерно так же, а Джейдер – городок небольшой, слишком близкое соседство с Орлеем не способствовало его бурному развитию, даже тот факт, что это один из трёх крупных северных портов росту города помогал не сильно – маршрут через него был куда как длиннее, чем через тот же Амарантайн или Денерим, а значит, и экономически менее выгоден. Плюс, специфика соседства, порт был полувоенным, если можно так выразиться. В общем, орешек мелкий, но крепкий. Сейчас может быть весьма ослаблен, а потому – легко захвачен нашими «друзьями» с запада, особенно, если они пошлют кого-нибудь типа тех убийц-церковников. Нужно усиливать гарнизон – в обороне сидеть там можно долго и со вкусом, – сэр Кристиан, – до этого прикидывающийся частью интерьера рыцарь степенно кивнул, показывая, что внимательно слушает, – в связи с возможностью скорого начала войны с Орлеем, мне нужно, чтобы вы усилили гарнизоны в нашей вотчине и… у не способных сейчас обеспечить безопасность вассалов короны. Вышлите усиление в Джейдер, думаю четыре сотни воинов будет достаточно.
  
  – Как прикажете, милорд, – кивнул рыцарь, – думаю, сэр Малик сможет обеспечить командование на месте в лучшем виде.
  
  – На ваше усмотрение. Тейрн Логейн, вас я попрошу заняться укреплением наших западных рубежей в общем виде. Если вам потребуются дополнительные войска или ресурсы, обращайтесь к сэру Кристиану, – благо тот уже получил от меня кое-какие инструкции.
  
  В частности, если провиант, инструменты, снаряжение и прочие запасы стрел он должен был поставлять без всяких задержек и по первому требованию, то с людьми было иначе. Прежде всего, никаких войск Хайевера в подчинение Логейну давать было нельзя, за исключением ситуации, когда по-другому вообще никак. Выделять Кристиан должен был в первую очередь дружины старого дворянства, чья поддержка моих реформ оставляла желать лучшего. Пусть значимой военной силы они сейчас не представляли, но если не щёлкать клювом и, за отведённую нам фору, тщательно поскрести по сусекам, подпорка Логейну выйдет заметной. Во-вторых же, таким образом я заметно ослаблю оппозицию потерями, при этом избежав прямого саботажа обороны и сохранив свои силы. А это было очень важно в предстоящей войне.
  
  – Хорошо, Ваше Величество, – маршал недобро оскалился. Перспектива пустить кровь орлесианцам радовала его безмерно.
  
  – Эрл Эамон, могу я попросить вас организовать отряды для противостояния диверсиям?
  
  – Разумеется, милорд. Я займусь этим немедленно.
  
  – Отлично, связь будем держать через мастера Ирвинга и его подопечных. И да, не забывайте привлекать эльфов. Думаю, после получения титулов их сородичами, встать на защиту Ферелдена пожелают многие.
  
  – Будет исполнено. А что намереваетесь делать вы, милорд? – поинтересовался Эамон.
  
  – Я с небольшим отрядом отправлюсь в Брессилианский лес. Дошедшие до меня слухи довольно тревожны. К тому же, вы сами мне советовали заглянуть к тамошним эльфам, эрл.
  
  – Да. Но тогда речь шла о срочном сборе войск, сейчас же… впрочем, – оборвал сам себя мужчина, – сейчас нам войска нужны не меньше.
  
  – Но разумно ли это? – возразил Логейн, – идти с небольшим отрядом в лес, о котором ходит столько не самых приятных слухов? Даже мои люди, что выросли в тех местах, предпочитают без лишней необходимости в лес не соваться, тем более, в его глубины.
  
  – У этого «небольшого отряда» вполне хватит сил, чтобы доставить серьёзные проблемы даже средних размеров войску. К тому же, я не планирую там воевать. В первую очередь, у нас будет разведывательно-дипломатическая миссия.
  
  – И, тем не менее, милорд, я соглашусь с генералом, – подключился к беседе Кристиан, – я не оспариваю ваше намерение идти в лес, но возьмите с собой хотя бы сотню воинов!
  
  – Хорошо, – изобразив, что обдумываю этот вариант, даю своё согласие. Сотня бойцов из Хайевера рядом со мной означает, что их место на передовой или в прицеле диверсантов займёт другая сотня, из людей Логейна или Эамона, например.
  
  Разумеется, на этом стратегическое планирование не закончилось, а только началось. Тут и разборки с обустройством и привлечением магов, ради которых пришлось приглашать Ирвинга, и вопрос эльфов, с экспертом в виде старосты денеримского эльфинажа, и просто логистика и снабжение – весна близко (относительно), нужно организовывать посевные работы, следовательно, ополченцев требуется отпустить по домам, но вообще всех распускать – не выход, потому как враг не дремлет и всё такое. Нашли выход в виде предложения «пахать на магах». Там, где крестьянин вынужден будет две недели ходить с плугом за лошадкой, даже ученик чародея справится за полдня, хоть и задолбается вусмерть. А если при посадке ещё и расщедрится на заклинание плодородия… думаю, два-три раза такой помощи напрочь перекроют пару десятков лет проповедей от почтенных матрон из клира. Крестьянин он ведь мужик простой, разницу между болтающей бабой, что пожертвования собирает и странным типом, присланным королём, что помог управиться с полем едва ли не в десяток раз быстрее, после чего на этом поле выросло раза в три-четыре больше, чем обычно, просечёт сразу. Ну и симпатии поменяет соответственно.
  
  Разошлись мы уже глубоко за полночь. Дамы и господа маги, как раз привлечённые в виде экспертов по вопросам распахивания и плодородия, позёвывая уползли в предназначенные им покои. Девушки бросали на меня задумчивые взгляды, но дальше этих взглядов дело не пошло – всё же день сегодня был довольно насыщенным, все вымотались. А на следующее утро уже нужно было выдвигаться на юг – к Брессилианскому лесу.
  
  Отправиться утром удалось далеко не сразу. Возник вопрос с драконами. Мелкие не сильно горели желанием расставаться со мной и, тем более, подчиняться каким-то там «мясным мешкам». И если леди-чародеек дракончики знали и были ещё согласны сотрудничать, равно как и с Андерсом (и его пирожками), то вот даже остальных магов уже за… хммм, «состоятельных собеседников» не считали, про простых вояк и говорить не приходилось. Но и тащить с собой в лес мелких было не лучшим решением: и стрелы всякие из-за кустов вылететь могут, да и огнедышащий боевой чумодан в лесу, где полно деревьев, торфа и прочего горючего материала… не лучшая идея. Пожар может быть выдающимся, погасить его нормальной магией у меня может не получиться, хотя бы потому, что до конца я исследовать открывшиеся возможности не успел, а местная волшба в месте, где Завеса и так держится на честном слове… короче говоря, нечего драконам там делать. Совсем нечего.
  
  Путём долгих уговоров и рычания на мелких засранцев, было принято решение, что они поступают под временное руководство Авернуса и топают вместе с ним обустраиваться в Хайевере, который всё лучше осваивается волшебниками. Пусть до открытия школы и набора новых магов было ещё далеко, но, судя по докладам Винн, библиотека уже переехала, гостевые покои обживаются, казармы для учеников заполняются, ингредиенты переехали на склад вместе с поставками от эльфов и Леора уже начала Бдить. Ну а если сильно приспичит Ревану с командой поучаствовать в разборках, то добраться до меня они смогут за пару дней, благо на крыло встали уверенно.
  
  Кстати о магах, понятие «Круг» и все заморочки, с ним связанные, типа Истязания и сидения волшебников взаперти, меня совершенно не устраивало. Подобная «преемственность» новой организации магов относительно старой была очень, очень плохой идеей. Так что помимо прочего, Ирвинг был озадачен написанием устава Гильдии Магов Ферелдена, а так же проинформирован, что ему нужно будет выстроить принципы работы и взаимоотношения с Чёрной Стражей. Что за стража такая? Да ещё одна новая структура, рождённая нашим мозговым штурмом с Кристианом этим вечером. По сути, те же Храмовники, но Храмовники мои, а не церковные. Разумеется, сам факт наличия подобных воинов в моём распоряжении Ирвинга, мягко говоря, напряг. Не нужно уметь читать мысли, чтобы понять то, что разум его начал терзать вопрос, а не променял ли он одну клетку на другую? Но и мои резоны он услышал. В жизни случается всякое, и отряд бойцов, что сможет вытащить колдунов из неприятностей, если те в своём колдунстве привлекут ненужное внимание с той стороны, Гильдии будет жизненно необходим. Как необходим и государству в случае, если кто-то из магов посчитает себя слишком исключительным. Разумеется, такого, скорее всего, по-тихому прибьют свои же коллеги, дабы из-за одного дурака не пошли под монастырь все волшебники Ферелдена, но всегда есть вероятность появления второго Ульдреда. Тем не менее, Стража ни в коем случае не будет нести надзирательские функции или как-либо ограничивать волшебников. Больше всего их функционал будет напоминать обязанности контр-террористических отрядов из техногенного мира. И туда будут входить для усиления и маги, в том числе, маги Крови. В качестве вишенки на торте (или подсластителя пилюли), подчиняться Черная Стража будет Главе Гильдии и, в иерархическом порядке, Королю. Ну и всяческие стандартные права и обязанности, вроде несения места службы, отставки и прочего.
  
  Название «Нео-Храмовникам» я подбирал тоже не просто так. Воины церкви прочно ассоциировались у меня с Паладинами, уж не знаю почему, общего со «святыми воителями» сеттинга D&D у этих товарищей было мало, но что поделать – ассоциации уже сложились и переделывать их я как-то не видел смысла. Ну а кто у нас «злая версия Паладина» по той же системе? Правильно, «BlackGuard»-ы, вот и получилась Чёрная Стража. Ну а Кристиан, что книжечку мою читал очень активно и добротно, принял сей вариант с одобрением и только поинтересовался, когда милорд будет благословлять Стражей на службу. И мысль была неплохая: замаскировать «благословлением» улучшение физических возможностей старой-доброй перестройкой генома. Благо варианты ритуала и как туда впихнуть «апгрейд» у меня есть — разработанная ещё для марвеловских вампиров система зарекомендовала себя с лучшей стороны и никаких кардинальных изменений под рамки этого мира не требует. Но потоково я буду этим заниматься уже по возвращению из леса, а пока «благословление» получил один Кристиан. Ну и команду разработать систему отличия нового «рыцарского ордена».
  
  На этом с делами было покончено, ценные указания выданы, отряды собраны, словом, самое время выдвигаться, пока не пришлось срочно решать очередную проблему. После всех этих указов, совещаний, планирований и прочего выедания мозга чайной ложечкой себе и окружающим, очень хотелось отвлечься на что-то позитивное и приятное. Так, пока не забыл, нужно выписать мой «плеер» из Хайевера в Денерим. Вряд ли в ближайшее время я вернусь в «родные пенаты». Теперь точно всё!
  
  Пять дней спустя.
  Средневековая логистика, как много в этом словосочетании. Почти неделю плестись со скоростью подстреленной черепахи. Это было печально. Даже на «недобитках» из Порождений Тьмы скинуть раздражение было нельзя – ведь теперь это мои «недобитки» и пускать их в расход без всякого толку было чревато попытками удушения от внутреннего земноводного. Разумеется, частью тварей всё-таки придётся пожертвовать, хотя бы для имитации потери общего координационного центра, сиречь, Архидемона. Да и под шумок организовать «бегство» пары-тройки сотен генлоков и гарлоков «как можно дальше от места смерти Повелителя» стоит. Ну а то, что это «как можно дальше» будет пролегать через Орлей и наши пограничные крепости вот совсем не захотят остановить неприятеля, ну так это чисто случайность, угу. Но был тут и приятный момент – пять дней относительного покоя, за которые я мог хотя бы в первом приближении оценить как свои возможности, так и Мор, точнее, предоставляемые им возможности.
  
  Начну, пожалуй, с себя. Уртемиэль был щедр. Очень и очень щедр. Добровольно отданная душа Бога, которую этот Бог ещё и помогал «переваривать» до самого конца. Пусть сам он был далеко не главой пантеона, да и специализация его не боевая, но силушки, даже с такими оговорками, Великому Дракону было не занимать. И всё это он передал мне. На текущий момент я оценивал свой резерв на полноценного Богоравного… Довольно ироничный титул, если задуматься над его значением и реалиями его получения. И это только в гуманоидной форме. А ведь была ещё и драконья, но вот о её ТТХ ничего сказать не могу – тут нужно обернуться и изучать, пока же можно сказать только то, что она у меня есть и по размерам довольно крупная, не «летучий замок», конечно, но и не «крылатый сарай». По магическому арсеналу узнать можно было больше. Магия была во мне, струилась по телу вместе с кровью и почти не зависела от внешнего фона. Зато «слабая насыщенность» последнего предавала заклинаниям дополнительной эффективности ввиду отсутствия сопротивления среды. Пусть сейчас проверять, на сколько мощнее стало «Дыхание Дракона» относительно стандарта было идеей не лучшей, но вот «запитанные» руны на мече навскидку имели «коэффициент усиления» где-то 1.75, а то и в два раза. И это для стабильной конструкции, значит, заклинания может раздувать в два с половиной-три раза.
  
  С Мором всё было куда сложнее и интереснее. Конечно, «удалённое изучение», было не самым удобным способом исследований, но имеем то, что имеем. Итак, твари Мора, Скверна и с чём её едят. В начале всего лежит Скверна, являющаяся магико-биологическим мутагеном, причём, именно «магико», к местному «псайкерству» отношения она не имеет вообще. Так что версия о том, что эту заразу создали древние тевинтерские магистры не выдерживает никакой критики, точнее, предположение, что создали её с нуля. Как минимум, некий исходник у них был. С учётом спецификации господ магистров, что нынешних, что прошлых, с высокой долей вероятности это была чья-то кровь. И лично я не сильно горю желанием встречаться с существом, чья кровь способна пронять и Богов-Драконов, пусть не сразу, пусть с кучей специфических условий и обработки, но сам факт! Впрочем, я уже находил неприятно-настораживающие факты сходства свойств Симбы и Скверны, хотя концепция биологического оружия не нова и какая используется основа для этого оружия – вопрос вторичный. А вечный спор качества с количеством, пожалуй, ещё древнее означенной выше концепции. Факты от этого не менялись. Происходила массовая штамповка боевых особей согласно определённой генетической карте. Исходник брался у женщины, что шла на преобразование в Матку. К нему добавлялась цепочка дракона, но в «гомеопатических дозах», не будь у меня отблесков воспоминаний Уртемиэля, что имел дело с этой гадостью (или прелестью, тут как посмотреть) больше тысячи лет, вообще бы проглядел скорее всего, при беглом осмотре – точно. А вот генома самой Скверны я выделить так и не смог. Слишком много «дополнений» к ней было нацеплено, столь много, что сам исходник оказался затёрт напрочь. Возможно, если откопать где-нибудь древнее порождение Тьмы, из тех, что «преобразовались, вломившись в Золотой Город», то что-то и получится…
  
  Кста-а-ати, а ведь действительно, что если Скверна – не что иное, как модифицированная кровь Создателя? О, этот сладкий запах Ереси! Думаю, дамочку в Вал Руайо от подобной сентенции бы удар хватил, вместе со всеми храмовниками и «кардиналами»… эх, мечты-мечты. Но Создатель далеко, а тварюшки близко. И в этих тварюшках ещё столько интересного! Скверна выделяла и усиливала наиболее характерные черты расы-исходника, убирала старение и поднимала общий тонус заражённых созданий, а уж чем-то заболеть твари Мора не могли в принципе – их организмы спокойно переварили бы и возбудителя чумы и всяческих СПИДов, даже не заметив. Подозреваю, что даже некоторые виды магических болячек и проклятий их бы не проняли. И всё благодаря Скверне. С точки зрения биологии, её можно было назвать идеальным вирусом. Страдающая внешность и угнетённое сознание было мелочью. Оружие не обязано быть красивым, но эффективным – да. Что же касается сознания, то тут всё было ещё проще. Порождения Тьмы, при всей их искусственности, паразитизме и жутковатости, приходили в этот мир так же, как и все остальные расы. Их рожали. У них, как оказалось, даже души были! Более того, тела тварей имели вполне развитый мозг, а значит существа с душой и мозгом должны были иметь сознание и своё «Я». Вот только драконы понимали, что с таким раскладом Мор сметёт всё остальное население мира за полгода. Появится среди гарлоков свой Логейн и всё – хана всем прочим расам. К тому же, устраивать диверсии и гнать на убой безмозглых тварей было куда проще и легче, чем толкать на самоубийственные глупости отдающих себе отчёт в своих действиях разумных. А тут ещё и «общая сеть», где у драконов были «командные полномочия». В общем, драконы создали систему таковой, что она просто выжигала мозги новорожденных тварей в ноль, после чего прошивала на освободившееся место набор базовых навыков и инстинктов. Дёшево, надежно, эффективно. И какая замечательная свинка подкладывается врагам, которые заставили их стать архидемонами! Но самое главное – я мог получить полностью вменяемых бойцов уже в следующем поколении. Правда, вставал вопрос в обучении, но тут была и разработка Авернуса, и мои «читы», и воспитание. С последним было хуже всего. Придумать жизнь и вложить её в мозги новорожденного не так уж и сложно, да и «методички» Ксавьера имеются, помнится, как-то сей лысый дядька грозился внушить Логану, что тот – маленькая девочка. Так что механизмы понятны.
  
  Проблема в том, что такие образы нужно было подкреплять чем-то материальным. Другими словами, перед тем, как создавать свою расу, мне требовалось с нуля построить им культуру, быт, возможно, историю. В конечном итоге, получалась стандартная ситуация – вкусная плюшка вот она, только руку протяни, но при более внимательном просмотре выясняется, что это не плюшка – это рисунок плюшки, а рядом лежит мука, яйца, масло, соль и записка типа «тебе надо – сделай сам». И никакой кулинарной книги. И о половине ингредиентов ты только догадываешься. В лучшем случае. Про инструменты приготовления сей пищи мы вообще умолчим. Вот и тут картина примерно такая же.
  
  Ладно, пока оставим проблему построения общества с нуля и вернёмся непосредственно к тварям, попавшим в моё распоряжение, и их особенностям. Самым распространенным «юнитом» был генлок обыкновенный из семейства гномьих (озвучивать голосом Дроздова). Как несложно догадаться, появлялся он из гномьих Маток, рост имел метр с кепкой в прыжке с табуретки, силой похвастаться не мог, но был компактен, кушал мало, а так же имел склонность к работе в производстве. То-бишь, к изготовлению различных вариантов оружия и доспехов. Паршивеньких, конечно, но много и быстро. Как и все Порождения Тьмы, о правилах техники безопасности и охраны труда представлений не имел. В общем, рядовое мясо и обслуга. Из-за того, что твари Мора большую часть времени проводят под землёй в разборках с гномами, гномьих маток у них больше всего. Как следствие, генлоки – самый распространённый вид Порождений.
  
  Следом за генлоками идут гарлоки. По сути, это как Урук-Хаи в Средиземье. Сильнее, живучее, носят лучшую броню и оружие, чем их мелкие сородичи, но и кушают больше. Так же могут в ремесленные навыки, но всё же, боевой аспект превалирует много сильнее, чем у генлоков. Производятся из людских Маток. Поскольку люди – самый распространенный вид Тедаса, проблем с новым материалом нет и не предвидится – быстрый рейд на поверхность в ближайшую деревню полностью покрывает потребность в новых инкубаторах для колонии на следующие лет 20-30. Единственная причина, почему гарлоки полностью не вытеснили генлоков заключается лишь в расходах на их содержание – прокормить почти двухметрового бугая затратнее, чем мелкого коротышку.
  
  Третье место по распространённости делили между собой Крикуны и Огры. Первые создавались из эльфов и были… технически сложны, скажем так. Скверна вообще негативно влияла на нежный организм остроухих и вызывала мутации, пережить которые удавалось далеко не каждой потенциальной Матке, да и порождаемых ей существ принять за нормальных детей Арлатана нельзя было даже в темноте, издали и с перепою, настолько они были перекорёжены. Но Крикуны стоили затрат – быстрые, смертоносные, способные использовать невидимость через Ки едва ли не рефлекторно, а их внешний вид сильно деморализует и шокирует врага – когда такой «красавец» с диким воем появляется из ниоткуда и сносит голову твоему товарищу, даже не каждый опытный солдат сразу в себя придёт, о всяких ополченцах и зелёных новобранцах и упоминать не стоит.
  
  Огры создавались из косситов. Скверну эти рогоносцы переносили на удивление легко, Матки получались без проблем и огров штамповать можно было бы пачками, если не парочка «но». Жрали эти твари как не в себя, а потому производить и содержать их было весьма дорогим удовольствием. Второй проблемой были женщины-косситы. Слабые и необученные входили в касты обслуги, учителей-воспитателей, деятелей культуры, в общем, того слоя, что не сильно-то и покидает безопасные места. Женщины-воины, что порой и в одиночку рискуют гулять по весьма и весьма недружелюбным местам во-первых, почти всегда имеют на то основания и положить отряд в десяток-два генлоков-гарлоков вполне способны, во-вторых – бьются до смерти. Противника или себя – не столь важно. Так что тут была проблема именно в захвате, а не в преобразовании.
  
  Отдельной строкой шли Эмиссары – наделённые даром к магии Порождения Тьмы. Самым примечательным в них был тот факт, что для колдовства они использовали не столько Тень, сколько нормальную магию, черпаемую из Скверны в их крови. Рождались они совершенно случайно и пустить их производство на поток вот так вот сходу было нельзя. Подозреваю, что всё дело как раз в концентрации этой самой Скверны в Матке. Она потихоньку накапливалась, потом, при достижения некоего показателя, выплескивалась в очередное «дитя», наделяя того способностью к колдовству, уровень концентрации падал и процесс начинался сначала.
  
  Ещё Мор мог заражать различную «натуральную» живность, но там всё было банально. Жертва или помирала в муках, или выдерживала мутации, получала подключение к «роевому разуму» и прошивалась бродящими по этому разуму командами Архидемона, в следствие чего сильно повреждалась рассудком и начинала работать на Порождений Тьмы. Серые Стражи, кстати, тоже относились к этому варианту, просто процесс их мутаций шёл куда как медленнее и аккуратнее, но итог один. Хотя я это уже вроде бы упоминал.
  
  Помимо «фауны», в арсенале Мора была и «флора». Поскольку весь этот паноптикум должен был что-то жрать, обитая в глубоких подземельях, создатели сего явления предусмотрели и источник пищи. Моровой Гриб представлял собой твёрдую тёмно-бурую биомассу, способную произрастать почти на любой поверхности и в любых условиях. Неприхотлив, быстро восстанавливается, содержит в себе все необходимые микроэлементы и витамины. Количество калорий просто зашкаливает. Храниться может годами, а если сильно прижмёт – сам кого-нибудь поймает, прибьёт и пустит на компост. В общем, едва ли не классическая аминокаша космодесанта из многострадальной Вахи, с которой этот мир у меня чем дальше, тем больше ассоциируется. Минусов имеет ровно один (помимо отвратительного вкуса, само собой) – пригодна в пищу только и исключительно тварям Мора, собственно, как и пресловутая аминокаша для космодесантников. Даже уже прошедшие мутации заражённые при употреблении этих чёрных наростов со стен рисковали стать перегноем.
  
  Вот такая вот вырисовывалась ситуация. Причем, это был ещё не весь список – осквернённые драконы шли отдельным пунктом, да и помимо них хватало различных мутантов, как случайных, так и возникших в следствие попыток тех же эмиссаров или «скорраптившихся» магистров как-то разнообразить свой арсенал тварюшек. И вот всё это великолепие ждало, когда же я наконец-то займусь им вплотную. У меня ведь уже даже в голове зудит образ правильных тёмных Эльфов, но и людское королевство без внимания оставлять нельзя, тем более, в период реформации. Ведь даже удели я всё своё время и внимание новому проекту, результаты появятся, в лучшем случае, лет через пять. Нет, пилотные группы можно сделать и за месяц, но что-то основательное – не меньше пятилетки. Ведь дело было не только в том, чтобы вырастить нужные организмы, дело было в том, что эти организмы правильно воспитать и сформировать из них жизнеспособное общество. А у меня война с Орлеем назревает…
  
  В итоге, всё приходилось прорабатывать пока что только мысленно – строить математические модели. Подбирать последовательности генетических цепочек, прикидывать, как поправить хромосомы. Если бы не мог мыслить со скоростью суперкомпьютера, рисковал застрять на этом этапе лет на двадцать, а так огорчало лишь одно: теории в практику воплотить пока нельзя, хотя… организовать небольшую риск-лабораторию в одном из покинутых гномьих тейгов и использовать запас клеток Симбионта из схронов для первичных испытаний и отработки технологии под серийное производство, ведь мне нужны не «ручной работы» бойцы, а полноценная новая раса, пусть, на первых порах, живущая по роевому шаблону поведения. Да, пожалуй, стоит пойти в этом направлении, так, передадим приказ, пусть роют…
  
  Но что-то я опять ушёл в себя, а ведь тут такой интересный разговор рядом. Пусть за это время мои маги и так вытянули из Мерриль если не всё, что она только знала о Брессилиане, то где-то около, но на сей раз речь зашла непосредственно о персоналиях.
  
  – Сейчас в Бресилиане остался только клан Зарана, возглавляемый Хранителем Затрианом, – начала рассказ маленькая эльфийка. В её голосе слышалось неподдельное почтение и даже благоговение, – это – один из самых больших кланов, в нём почти тысяча сородичей, а сейчас может даже больше.
  
  – Ого, немало, – кивнула Солона.
  
  – Затриан – древнейший из Хранителей, говорят, что он смог заново открыть секрет бессмертия эльфов Арлатана!
  
  – И сколько же ему лет? – подключилась к беседе Бетани.
  
  – Точно неизвестно, но не меньше четырехсот точно!
  
  – Реликтовое ископаемое, – уважительно кивнул Андерс.
  
  – Хм… – я припоминал, как именно «раскрыл секрет бессмертия» этот старик, и чувства у меня от этого были двоякие.
  
  С одной стороны, убили сына, изнасиловали и довели до самоубийства дочь, так что проклясть этих зверей на звериное же существование – ещё милосердие. Но вот с другой – мрази уже давно умерли, кто от старости, кого убили, а их проклятие продолжает жить и собирать свою дань с совершенно непричастных людей… и эльфов. Наказание преступникам превратилось в очередную заразу для мира, пусть не столь масштабную, как тот же Мор, но тем не менее. И эта зараза была связана с самим Затрианом, продолжала поддерживать его жизнь и силу даже после того, как он перешагнул срок, отмеренный и эльфийскому чародею. Есть подозрение, что с источником бессмертия расставаться он не захочет.
  
  – Айдан? – повернулась ко мне Мариан, неловко взмахнув рукой – удерживаться в седле даже при неторопливой рыси волшебнице было ещё сложновато. Хорошо хоть от прочих неприятностей новичков, типа «мозоли на заднице», дам защищала магия. Тащить с собой в лес помимо дополнительных лошадей с припасами и фуражом на сотню человек ещё и телеги было бы… долго. – Что-то не так? – как бы получше намекнуть, при этом излишне не светя своей осведомлённостью? О!
  
  – Что-то я не уверен, что он раскрыл «секрет бессмертия Арлатана», иначе им бы в той или иной мере владели многие сородичи Мерриль.
  
  – Логично, – кивнула госпожа Амелл, – но тогда… – девушка нахмурилась, явно вспомнив, как ещё можно продлить свой век.
  
  – Вот и я говорю «хм».
  
  – Эй, а можно для тех, кто не может в обмен мыслями? – рыжему тоже было интересно.
  
  – Пф, для рыцаря, вы проявляете слишком много нетерпения, сэр Андерс, – подколола друга Мариан.
  
  – От баннореты слышу, – не остался в долгу и чародей. – Ну так что? – это уже возвращение к вопросу.
  
  – Ты Авернуса помнишь? – Бетани тоже уже сообразила.
  
  – А какое… ох, Предвечная, – вечный беглец схватился за голову, – вы же не хотите сказать, что нас там ждёт древний спятивший маг Крови? Ведь правда? Правда же?
  
  – А ещё в Бресилиане очень тонка Завеса… – робко напомнила коллективу Мерриль, хотя ей и не сильно понравились подозрения в чём-то нехорошем столь уважаемого ушастика. Всё же она с нами с Амарантайна, а потому о событиях в Башне и Пике Солдата знает лишь с чужих слов. Тем не менее, предупредить собратьев по Ордену она посчитала нужным. Хоть и чуть-дулась внутренне, мням.
  
  – И неподалёку видели оборотней… – Солона всегда была более прагматичной леди, а потому в первую очередь обращала внимание на то, что могло оторвать ей голову в текущий момент, а не общую опасность «где-то там» и «вообще».
  
  – А ещё туда едем мы. И Айдан, – «добила» рыжего Мариан.
  
  – Эй, почему мне кажется, что последнее звучало как приговор? – тут уже возмутился я сам, хотя общий настрой чародеек (и колдуна, куда уж без него) был позитивным и вообще, сугубо положительным.
  
  – Не ты ли жаловался, что в каждой точке нашего маршрута мы постоянно натыкаемся на проблемы с Завесой и вторжения Демонов? – госпожа Амелл была неумолима, – так вот, сейчас мы едем в место, где проблема с Завесой априори, а гостей будет встречать, в лучшем случае, эльфийский чародей с опытом в пару-тройку сотен лет. В худшем – будет второй Ульдред.
  
  – Ты умеешь подбодрить…
  
  – Мне было, у кого учиться, – хмыкнула чародейка.
  
  Тут наш милый междусобойчик прервала череда событий. Во-первых, колонна встала, во-вторых, появилась разведчица в лице Лелианы. Проверку на вшивость она прошла, не став в «Денеримском инцеденте» бросаться в Церковь и докладывать, хотя далось ей это непросто. Но «кризис веры» почти миновал, к тому же, её характер Барда, получивший некоторые «религиозные примеси», толкал её на следование то ли за апостолом новой веры, то ли за вернувшимся божеством веры старой, тут «мнения теоретиков» расходились. Но вернёмся к событиям текущим.
  
  – Милорд, – лёгкий поклон, – у меня тревожные вести.
  
  – Что такое?
  
  – Лагерь долийцев должен был быть в шести часах отсюда и авангарду уже давно пора было встретиться с патрулями эльфов. Вот только следов патрулей мы не обнаружили, – девушка подняла на меня взгляд, – вместо них – следы боя и несколько зарубок на деревьях. Их оставил кто-то большой, два – два с половиной метра роста… и с большими когтями.
  
  – Трупы?
  
  – Не нашли, только поломанные стрелы, перекушенный лук и немного свернувшейся крови. Бой произошёл примерно неделю назад, кровь почти полностью впиталась в землю или размылась росой, да и следы на деревьях успели потемнеть.
  
  – Ясно, благодарю, – лучница ещё раз коротко поклонилась и ушла, – Андерс, позови, пожалуйста, сэра Краммера, – ещё один вчерашний мальчишка-оруженосец.
  
  – Сейчас, – маг метнулся за рыцарем.
  
  – Милорд? – а вот и сам сэр Краммер. Юноша бледный со взором горящим. Семнадцать лет, сын мелкопоместного дворянина из вассалов Кусландов. Его отец и старший брат остались под Остагаром, а мать и сестра были в свите и фрейлинах леди Кусланд…
  
  – Распорядись организовать стоянку на опушке и выделить усиленные патрули. В дополнение к усиленному ордеру возьмите леди чародеек и сэра Андерса.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – ударил себя кулаком в грудь парень и очень «не-по рыцарски» умчался исполнять приказание.
  
  – Что ты задумал, Айдан?
  
  – Когда я слышу про оборотней, перекушенные луки и следах когтей кого-то двухметрового в одном регионе, я начинаю беспокоиться. Поскольку в лес погулять вы меня одного пускать не будете до последнего, – ведьмочки и даже Мерриль (и ты, Брут!) синхронно кивнули, – то начнём мы с укрепления лагеря и основательного осмотра прилегающей территории.
  
  Сколько времени нужно отряду из сотни профессиональных вояк и двух десятков обозников, чтобы отстроить временный лагерь? Память Айдана подсказывала, что не более часа. При помощи волшебников и общей сверхмотивированности людей, за означенный час получился не походный вариант, а мини-крепость: Сёстры Амелл-Хоук отгрохали натуральные трехметровые стены из уплотнённой земли, Мерриль показала, что могут Хранители, укрепив получившуюся конструкцию и новосозданный ров корнями и какой-то лозой, причём ещё и источающей какой-то сладковатый аромат, по словам ушастого чуда – это отпугнет диких хищников. Да и лоза пророщена была весьма хитро – как бы вовнутрь, не позволяя за неё зацепиться и использовать в качестве средства преодоления стены. Андрес, тем временем, вывел всяких насекомых и по-быстрому заговорил палатки на отпугивание подобной живности. Ну и свет провёл, да. Мои воины, смотревшие на всё это дело пусть уже и с некоторой привычкой. Но всё ещё чувствующимся удивлением, в очередной раз осознали, на сколько полезно дружить с чародеями. Ну а далее наступил скучный этап прочесывания округи разъездами. Хотя ладно, скучным он был только для меня – простые солдаты ругались себе под нос и старательно собирали кочки по буреломам, а уж топали при этом так, что можно было быть уверенным – неразумная живность на полдня пути от нас уже свалила, а разумная – точно уверена, что тут полка три. Минимум. Ну и обшаривания такие ничего не дали, само собой, впрочем, ожидаемо.
  
  – И что будем делать? – вернувшись с обхода в штабную палатку, спросила Бетани.
  
  – Мерриль, ты можешь связаться с Затрианом или кем-то из эльфийских магов?
  
  – Нет, простите, – печально склонила ушки девушка, – если бы я знала кого-то из них лично или лес был обычным, то можно было бы попробовать использовать «Шёпот Древ», но я никого там не знаю, а в Бресилиане… – она умолкла, лишь беспомощно развела руки.
  
  – Тогда перейдём к плану Б, – постановил я.
  
  – А он у тебя есть? – Солона явно что-то поняла и нехорошо прищурилась.
  
  – Разумеется, – киваю, – это тот, где я иду в сторону предполагаемого лагеря долийцев и узнаю, что там у них случилось.
  
  – Айдан! – возмущенно и хором.
  
  – А мы тогда тут зачем? – проявил глас разума Андерс, – не то, чтобы я был против прогулок на свежем воздухе или сомневался в человеке-армии, но… – во взгляде мага так и читалось «нахрена ты нас сюда потащил, ведь во дворце осталось столько милых и отзывчивых служаночек».
  
  – Во-первых, эксперты по магии мне всё-таки нужны, а вам я доверяю. Во-вторых, тут всё упирается в политику и переплетение различных интересов.
  
  – Это как? – чуть нахмурилась Мариан.
  
  – Это сложно и некрасиво. Поверь, ты не хочешь этого знать.
  
  – Что-то вроде той истории с Храмовниками-Магами Крови? – уточнила Солона.
  
  – Не совсем, но область похожая.
  
  – Не заговаривай нам зубы! – вмешалась Бетани, – всё это не отменяет того факта, что ты хочешь в одиночку сунуться в кишащий оборотнями лес с нестабильной Завесой! – меня вновь принялись буравить обеспокоенно-негодующими взглядами.
  
  – Девочки, – я вздохнул, – из всех здесь присутствующих, только я с гарантией переживу любую возможную подлянку и, случись чего, без потерь вернусь или устраню угрозу в зародыше.
  
  – Мы не беззащитны! – вновь возмущение.
  
  – Знаю, но вы – магическая поддержка и эксперты по мистике, а не бойцы прорыва.
  
  – А ты вообще король! – нанес мне «удар в спину» Андерс.
  
  – Именно, а потому, что хочу, то и ворочу… в смысле, действую в интересах государства. И хватит об этом, всё равно вы не сможете меня переубедить.
  
  – Осёл, – ругнулась себе под нос Солона, после чего тяжело вздохнула, – будь там осторожен!
  
  На этом спор был окончен и безусловная победа досталась самодуру, тирану и деспоту. Ну и ослу, по-совместительству, во всяком случае, согласно экспертному заключению одной юной чародейки. И вот, оставив поддержку свою в хорошо укреплённом и охраняемом лагере, я направился в холодный страшный лес. Смеркалось…
  
  Первую интересную зверушку я встретил уже через полтора часа. Двухметровый прямоходящий волк в обрывках одежды медленно брёл куда-то в чащу. Меня под скрытом он не видел, не слышал и не чуял. Хммм, судя по состоянию материи, по лесу он шарится уже с неделю-две или чуть больше – точнее сказать не могу, всё-таки тут слишком много переменных. Магии в существе с гулькин нос, но всё-таки что-то краем сознания отмечается… больше без исследования или хотя бы разговора сказать нельзя. Ладно, для начала, попробуем просто показаться на глаза. С этими мыслями я и вышел из скрыта. Пара секунд, нос оборотня дёрнулся и тот безошибочно повернулся в мою сторону.
  
  – Грррр. Шемлин…. – так людей именуют эльфы, да и то не все. Значит, с высокой долей вероятности, передо мной – бывший долиец. Мой собеседник, тем временем, оскалился и сделал шаг вперед, но потом словно дёрнул сам себя, – нет… Беги! Я… гра-а-а-а…. Не смогу долго сдерживать звер-р-р-р-ря!
  
  – Интересно, – оборотень был разумным, да ещё и контролировал свои порывы, пусть и с трудом, действительно очень необычно для этого мира, – я пришёл, чтобы поговорить.
  
  – Нет! Убир-р-райся. Ж-жёт! Яр-р-рость! Желание Р-разор-р-рвать! Впиться клыками! – оборотень махнул в мою сторону лапой.
  
  – Н-да, ожидаемо, – увы, на большее моего собеседника не хватило – самоконтроль у него и так хромал на обе ноги, а крыша держалась на последних шурупах. В общем, стоило мне лишь поднять глаза к кронам, делясь своим заключением с небесами, как буквально озверевший ушастый рванул в атаку. И застыл, надёжно удерживаемый телекинезом. – Посмотрим… – с этими словами я сделал небольшой надрез на его лапе и сцедил крови. Можно было бы, конечно, внедрить Симбу в исследуемого сразу, но зачем залазить в психическо-магическую аномалию, когда можно просто снять с неё пробу? Вот и я думаю, что ни к чему.
  
  Кровь вервольфа порадовала сложным геномом, в котором я ожидаемо высмотрел части эльфийского и волчьего сегментов. Ещё там был прописан механизм трансформации, что-то вроде линьки, но куда как глобальнее – процентов семьдесят эльфийских фрагментов вытеснялось волчьими. Ну и направленность у него была односторонняя, механизм обратного превращения заблокирован насмерть. Гормональная система тоже сделана отвратительно, но не ясно – постоянный впрыск коктейля типа «озверин обыкновенный» – это баг или всё-таки фича?
  
  Однако, общая механика ясна, вирус-мутаген, что-то вроде бешенства, только вместо водобоязни и пены изо рта жертва прибавляет в росте, покрывается шерстью и отращивает клыки. Перестроенная нервная система и химия сами по себе сильно бьют по мозгам, но возможно и дополнительное вмешательство, с учётом магической природы болячки и её связи с создателем, вполне рабочий вариант. Точнее сказать, к сожалению, не смогу – помимо пары капель магии нормальной, скорее всего завязанной на кровь, есть и след местного псайкерства, что сбивает тонкое чутьё, гррр. Тем не менее, кое-какие выводы сделать можно. Первое – мне это их «проклятие» не страшно точно – силушки чар просто не хватит, чтобы даже начать инициацию мутационных процессов, не говоря о полном их протекании. Второе – как минимум, половина эффектов этой гадости завязана на чистую биологию, а значит, немного поправить можно и на коленке, но вот полное исцеление… Нет, не интересно. А как интересно? Модифицировать немного заразу, убрать вирулентность, подогнать биохимию ну и магически укрепить носителя. С последним, правда, будет некоторая проблема из-за низкого фона мира и отсутствия возможности вырабатывать магию у местных. Но начнём с биологи.
  
  Анализ. Проработка вариантов улучшения образца. Построение математической модели. Вычисление последовательности аминокислот. Оптимизация цепочек ДНК. Результат.
  
  Выйдя из «глубокой задумчивости» минут через десять, я ещё раз окинул моего будущего подопытного взглядом. Подопытный чуть поскуливал и косил на меня налитым кровью глазом, но молчал, не в силах раздвинуть пасть для диалога.
  
  Приступим-с. Рука ложится на морду зверя, направить симбиота в организм, инкапсулировать мозг – перестраивание тела не самый приятный процесс, так что обеспечим анастезию. Так, поправим механизм оборота и запустим обратный процесс. Я наблюдал, как личина волка сползает, открывая худощавого, если не сказать истощённого и довольно потрёпанно выглядящего эльфа. Н-да, без магии всё-таки не обойтись – сотворение «лишней» массы или её убирание – процесс довольно энергозатратный. А разница между эльфом метр семьдесят и прямоходящим вервольфом за два метра в холке и ещё в метр шириной была килограмм так в сто – сто пятьдесят. Вот на это и шла сила крови и нормальная магия. А вот сами преобразования инициировались псайкерством. Н-да, извращение жуткое, но ведь работает! Хотя с доработкой под что-то полезное придётся повозиться больше, чем я думал.
  
  – Ярость… ушла? – пришедший в себя ушастый мотнул головой, тут его взгляд упал на его же руки – обычные руки, а не уже должные становиться привычными лапы, – я… исцелён?
  
  – Не совсем, – я покачал головой, – я обратил процесс вспять, но само проклятье всё ещё давлеет над тобой. Пусть теперь и не опасно.
  
  – Спасибо, но… кто вы? Маг? – ушастый потихоньку приходил в себя.
  
  – В некотором роде, но сейчас это не имеет значения. Ты ведь из долийских эльфов? Что у вас произошло? Где Затриан?
  
  – Затриан, – в голосе эльфа послышалось недовольство и сдерживаемая злость, – это всё произошло из-за него!
  
  – Полагаю, что хотя бы в благодарность за возвращение тебя в человеч… эльфийский вид, я могу услышать всю историю.
  
  – Да… конечно, – бывший вервольф тряхнул головой – возвращение к привычной биохимии ему ещё будет аукаться от пары минут, если с моей помощью, до пары дней, – началось всё около полутра месяцев назад. В лесу появились оборотни. Само по себе это было явлением нерядовым, но и не чем-то особенным. Вот только эти оборотни отличались от обычных зверей, какими мы их видели до этого. Нет. Они были куда как умнее, хитрее… и никогда не убивали своих жертв.
  
  – Заражали?
  
  – Да, – кивнул молодой остроухий и немного поморщился, то ли от воспоминаний, то ли от головной боли, – сначала заболевших было немного, но с каждым днём ситуация становилась всё хуже и хуже…
  
  Рассказ, как выяснилось, одного из разведчиков-патрульных описал уже известную мне, в целом, картину, хотя и не без дополнений. Итак, новые вервольфы оказались хитры, разумны и вообще, способны на членораздельную речь. И у них был ряд требований к Хранителю Затриану, точнее, одно конкретное требование – снять проклятье. За главного у них был здоровый рыжий волк, что выступал от лица некоего «Бешеного Клыка», как позже выяснилось, вообще являющегося Духом Леса. Эльфийский старейшина рыжего с его стаей, разумеется, послал, а волчки в ответ, стали нападать на ушастых и кусать-царапать, тем самым заражая обороняющихся, отвлекая силы их магов и целителей, ну и потенциально увеличивая свою численность. С каждым днём противостояние становилось всё острее, пока терпение главаря вервольфов не лопнуло (или озверение не достигло уровня, заглушившего-таки разум) и тот не устроил открытую атаку на лагерь долийцев. Сколько-то нападавших ушастеньким удалось завалить или серьёзно ранить, но по итогам боя поцарапанными и покусанными оказались едва ли не все защитники, а это добрых шесть сотен больных в добавок к тем, кто был заражён до этого. С подобным объёмом эльфийские чародеи справиться уже не могли. Их и так была всего парочка и всех их умений и сил хватало лишь на то, чтобы затормозить процесс обращения, но на такую толпу не хватило бы и пресловутого Затриана. И вот, этот старый маразматик с оставшейся сотней-двумя ушастеньких на всех парах ломанулся вон из леса, а «дозревших» укушенных чуть утихомирили свежеобретённые сородичи и отконвоировали к «Хозяйке», которой и был Дух Леса. Там этот дух поведала историю проклятья и какой вклад старый лысый эльф в его сотворение внёс, а так же помогла немного унять звериную ярость и прояснить разум. Вот только пришедшие в себя свежеиспечённые оборотни были не очень рады этим самым сородичам, но и поднимать лапу на тех, кто в своё время так же пострадал ни за что и атаковал больше из отчаяния они не хотели. Ну тот факт, что более опытные оборотни были сильнее, лучше приспособились к телам и на их стороне был неслабый обитатель Тени тоже, полагаю, сыграл свою роль. Но как не способны они были прикончить сородичей, так новенькие вервольфы не горели желанием и оставаться среди них. Вот и ушли. Только чуть позже выяснили, что «вправление мозгов» от Духа Леса работает лишь временно и крыша постепенно съезжает. Причём, оставшиеся рядом с сущностью Тени сородичи тоже с этой проблемой столкнулись, пусть у них она развивалась не так быстро. Ну а дальше… дальше волколаки просто расползлись по округе, постепенно скатываясь на уровень «классического» оборотня, у которого лишь одна извилина и та – о жрачке. Такая вот история.
  
  – Хм… – выслушав исповедь волка, я задумался. То, что Затриан свалил чёрте куда… с высокой долей вероятности, в земли Коркари, было очень неприятным фактом. Имея под рукой автора проклятья разобраться в его механике было бы в разы проще. Но когда мы шли лёгким путём? Эх…
  
  – Вы поможете нам? – с надеждой спросил остроухий.
  
  – Ты, долиец, просишь помощи у шемлина? – приподнимаю бровь.
  
  – У нас нет выбора, – эльф опустил голову, – в такой ситуации мы просили бы помощи и у Архидемона, – от такого ответа мне было очень сложно не рассмеяться в лицо собеседнику, но, боюсь, он бы меня неправильно понял. Улыбка, впрочем, на моё лицо вылезла.
  
  – Что же, тебе повезло, rha’n o bob’l. Моё имя — Айдан Кусланд, я новый король Ферелдена и прибыл в ваш лес с предложением для его жителей. Отведи меня к месту, где живёт этот Бешеный Клык и я посмотрю, что смогу сделать.
  
  – Х-хорошо, – немного запнувшись, ответил эльф.
  
  Прикидывая в уме возможные варианты развития будущего разговора, я и не заметил, как мы дошли до нужного участка леса, а ведь топали мы до него добрых пару часов. Точнее, до делегации по почётной встрече. Полагаю, Дух, как обитатель Тени, почувствовала моё приближение и вряд ли ему обрадовалась. Ну и кликнула своих защитников, слуг, друзей ну или кто там для неё ребята и девчата с «пушистой проблемой»? Так что на подходе к эльфийским руинам нас встречал рыжий вожак с отрядом поддержки. Правда, когда он увидел рядом со мной потрёпанного и полуголого, но очень целеустремлённого и мотивированного эльфа, то натуральным образом выпучил глаза и раззявил пасть. Видимо, узнал ранее обращённого.
  
  – Кхм… – привлёк я к себе внимание рыжего, а то, подозреваю, он бы так с час простоял, постигая Дзэн.
  
  – Человек, ррр, – перевёл он на меня взгляд на секунду, но чувства от вида оборотня избавившегося от звериного облика для него были явно важнее неизвестных прохожих. – Ты… – рыжая морда вновь повернулась к эльфу и нервно оскалилась, – ты же был одним из нассс, ррр.
  
  – Был, – мой проводник смотрел на вожака с изрядной неприязнью, но желания пойти и прикончить виновника своего заражения он не то что не проявлял, его действительно не было! – но милорд Кусланд исцелил меня.
  
  – Кусланд? – вервольф быстро сложил два и два и глянул на меня шумно втягивая воздух. – Ты стррранно пахнешь… стррранно ощущаешься, – губы на выдающейся пасти задёргались так, словно он одновременно хотел оскалиться и зарычать, и в тот же момент сдерживал себя в последние моменты. – Ты снял проклятье с нашего брррата? Что ты хочешь за свою помощь остальным, ррр? – говорил вожак отрывисто, было видно, что слова даются ему с трудом – речевой аппарат был совсем не приспособлен для человеческих языков, но вот проблем… точнее серьёзных проблем с подавлением инстинктов я у него не видел. То ли влияние Духа Леса на него действует сильнее и благотворнее, то ли его воля куда как крепче, чем у первого встреченного мной больного. Ну или оба этих фактора играли свою роль. Отряд друзей этого типа вон стоят молчаливыми памятниками самим себе. Угу и очень внимательно и даже можно сказать жадно изучают бывшего сородича, вернувшегося к эльфийским стандартам.
  
  – Ничего, – качнул я головой.
  
  – Ты хочешь помочь нам без пррричины? – подозрительно рыкнул рыжий. – Не могу в это поверррить…
  
  – Причина у меня есть и даже целый ворох, – складываю руки на груди. – По стране только что прокатился Мор, король Кайлан погиб и новым правителем Ферелдена был избран я. Сражения с Мором забрали жизни многих хороших людей и защитников королевства, а в ближайшее время наши западные границы попадут под удар Орлея, война с которым уже практически неизбежна, и, в этих обстоятельствах, последнее, что мне нужно, это нашествие безумных тварей в тылу.
  
  – Мы – не безумные тваррри! – зло прорычал оборотень, да и его «свита» с рыком сделала шаг вперёд.
  
  – Верно. Пока что. Но ведь жажда в вас с каждым днём становится лишь сильнее, не так ли? Звериная ярость, голод, желание вцепиться в тщедушную шею двуногой добычи, услышать этот приятный хруст костей, ощутить сладкий вкус крови на клыках, почувствовать, как сердце жертвы делает последний судорожный удар… – оборотни дружно облизнулись и нервно переступили с ноги на ногу.
  
  – Хватит! Перррестань! – едва ли не взвыл рыжий.
  
  – Вот видишь? Даже сейчас тебе тяжело с этим бороться, а что будет через месяц, два, три? Так что мои причины более чем серьёзны. Я знаю, каково вам сейчас, в своё время я прошёл через нечто подобное, и потому я хочу помочь вам, а не убивать вас.
  
  – Ты изменился с момента нашей последней встречи, Elgar'nan. В прошлом ты не был столь терпелив, чтобы тратить время на помощь, вместо простого милосердия быстрой смерти, – вмешался в нашу беседу новый голос. Из тени ближайшего дерева вышла чертовски красивая девушка с острыми ушками, тонкой фигурой, все прелести которой скрывали лишь её длинные чёрные волосы, да живая кора, что с некоторым скрипом можно было назвать штанами. Руки гостьи были закованы в деревянные боевые рукавицы или некое их подобие.
  
  – Хозяйка… – склонил голову рыжий оборотень.
  
  – Спокойно, Бегун, – девушка протянула руку, повеяло силой Фейда и вервольф действительно стал куда спокойнее. Да и остальным перепало «транквилизатора», – он не причинит вам вреда… без повода и необходимости.
  
  – Меня зовут Айдан Кусланд, – изучив взглядом новую собеседницу, я остановился на её глазах, – и до этого момента мы с тобой не встречались, Дух Леса.
  
  – Имена – это лишь набор звуков, редко когда они отражают истинную суть. Я же часть природы, часть леса и вижу именно её. Эту Тьму, от которой кричит Тень, это пламя Ярости, что сожжёт любого, кто попробует встать на твоём пути. Эту Власть, что увлекает, ведёт за собой… да, ты изменился и стал другим, но ты – это ты, – или моя теория о «наследовании» даже вернее, чем я думал, или добровольно отданная душа одного из эльфийских богов, вкупе с моей исходной спецификацией, позволила «совпасть» по спектру с Эльгарнаном. Ну и, полагаю, фанатичная вера Дарриана (и тех, кого он успел в эту веру обратить), на таких дрожжах тоже могла внести лепту. А вот выпучивший на меня глаза ушастый проводник… впрочем, ладно, так даже лучше.
  
  – И ты, зная всё это, не боишься выходить ко мне? – я склонил голову чуть набок.
  
  – Пожелай ты этого, и весь мой лес обратится в прах и пепел, – меланхолично отозвался дух, – прятаться было бы бесполезно, к тому же, ты всегда был строг, а суд твой страшен, но ты никогда не карал без вины. А потому, мне нечего бояться.
  
  – Но я сильно изменился, по твоим же словам.
  
  – Но остался прежним, – невозмутимо парировал(а) Дух Леса.
  
  – Считай меня, кем хочешь, – пожимаю плечами, – я никого не ограничиваю в вере и мыслях. Да и пришёл сюда не для того.
  
  – Верно, ты хочешь снять проклятье с оборотней, – она не столько спрашивала, сколько утверждала.
  
  – Нет, – я покачал головой, – я хочу обернуть его им на благо. В своё время оно было наложено поделом, звери, сотворившие то преступление, заслуживали и более худшей участи, но времена изменились, виновников давно уже нет в живых, проклятие же продолжает собирать свою дань, уже с непричастных. Думаю, им полагается некоторая компенсация.
  
  – Хорошо, – покорно склонила голову "дриада". – Могу ли я быть полезна в этом или, быть может, ты желаешь от меня чего-то иного?
  
  – Нет, я справлюсь сам, и у меня нет желания тебя к чему-то принуждать.
  
  – Понимаю, – ещё один наклон головы. – Я благодарю тебя, Elgar'nan, хоть и знаю, что тебе безразлична моя благодарность, – на этим девушка развернулась к нам спиной и отправилась в сторону ближайшего дерева.
  
  – Х-хозяйка? – прохрипел ошарашенный вожак, отзывающийся на кличку «Бегун».
  
  – Вам больше не потребуется моя помощь, – улыбнулась оборотню дух, – и я рада за вас. Но дальше вам предстоит идти самим.
  
  – Мы не забудем, что вы для нас сделали, Хозяйка! – оборотень «присел» на колени перед воплощенным духом и склонил голову. Его спутники последовали примеру вожака… как и сопровождавший меня эльф. В ответ та лишь улыбнулась и потрепала вервольфа по голове, после чего растворилась в тенях листвы.
  
  – Что же, – нарушаю тишину, переводя взгляд на оборотней, – пойдём, Бегун. У нас будет много работы.
  
  – Что от нас трррррребуется, милорррррд Эльгарррррнан? – прорычал волк, поднимаясь на ноги.
  
  – Собери всех проклятых, кого сможешь. Я освобожу вас от звериной ярости, потом – вы поможете мне спасти ваших собратьев, что разбрелись по лесу. И называй меня Айдан или милорд Кусланд. Именно так меня зовут, что бы по этому поводу ни говорила Хозяйка леса.
  
  – Хоррошо. Пока… я прррошу вас быть нашим гостем, милорррд. Нам потррребуется полчаса, чтобы собрррать всех, – Бегун махнул лапой вглубь пещеры.
  
  – Принимаю твоё приглашение, веди, – я кивнул вервольфу и тот устремился в логово.
  
  – Тут темно, если хотите, мы можем сделать факелы… – подал голос один из сопровождавших вожака волков.
  
  – В этом нет необходимости. В темноте я вижу не хуже, чем днём.
  
  – Пррростите, – смущенно(!) извинилась эта гора мышц. Я только кивнул и мы продолжили путь.
  
  Внутри грот открылся с новой стороны. Что там было канонично, я помнил весьма смутно, но реальность меня изрядно удивила. В «пещере» скрывался целый комплекс искусственных сооружений, судя по архитектуре – эльфийский то ли дворец, то ли вообще кусок города, каким-то образом ушедший под землю. Это даже не пресловутые «древние тевинтерские развалины» вроде Остагара, нет. Тут у нас постройка ушастых времён Арлатана, а значит, им за полторы, а то и две тысячи лет. И они неплохо сохранились, надо сказать.
  
  Пока я разглядывал местные достопримечательности, оборотни вели меня дальше, в том числе и мимо сородичей, что провожали меня удивлёнными взглядами. Правда, не все. Полтора десятка волков неотрывно следили за большими ажурными дверями из какого-то светлого дерева и на шевеления за спиной особо не реагировали.
  
  – Что это они?
  
  – За той дверью дррревние мерррртвецы, милорррд, – отозвался Бегун, – эльфы в старрринных доспехах. Мы не ходим туда, но порррой…. Они пррриходят к нам.
  
  – Понятно, – разумеется, прорехи в Завесе, как тут можно обойтись без демонов и одержимых трупов? Надо будет зачистить местность, благо мои войска уже могут считаться «экспертами» по подобной чертовщине. – Ещё долго?
  
  – Нет, мы почти на месте, милоррд. Вам потррребуется что-нибудь? У нас не так много прррипасов, но если что-то нужно…
  
  – Нет, – оборвал я неуверенно мнущегося оборотня, – хотя… будет неплохо, если у вас найдётся большой кубок или чаша, а к ней – чистая вода или вино. Они потребуется для обряда.
  
  – Жак, – повернулся рыжий к одному из сопровождающих.
  
  – Будет исполнено! – чуть вытянулся на носочках пепельно-серый вервольф и, перейдя… хм, на «полный привод», куда-то умчался.
  
  – Смотрю, ты смог привить дисциплину своим собратьям.
  
  – На сколько это возможно, пока ярррость не туманит ррразум. Я… когда-то давно… я был рррыцарем и командовал сотнями воинов. Но… очеррредная облава на оборрротней прррошла… неудачно, – он оскалился, – Хозяйка нашла меня и верррнула ясность мыслей.
  
  – Вот как… – это было интересно. И перспективно.
  
  А меж тем, мы вошли в большой круглый зал, способный в себя вместить, наверное, несколько сотен человек. Время не пощадило его – стены оплели корни деревьев, растущих наверху, да и здесь кое-где пробовалась молодая листва, но, как ни странно, подобные элементы в этих руинах выглядели даже как-то гармонично и уместно. Сам зал не был пустым – в него уже начинали стягиваться оборотни, по толпе то и дело проходил шёпот «Эльгарнан», сдаётся мне, Хозяйка Леса сообщила местным обитателям о грядущем… ну или у часовых здешних отличный слух.
  
  – Милорррд, я прррринёс, – подошёл к нам отправленный за «инвентарем» волк. В одной лапе он сжимал довольно массивный каменный кубок, хотя в руках вервольфа и выглядящий довольно небольшим. Интересно, откуда он вообще смог его отрыть? Вряд ли гранитная посуда тут является нормой. В другой же он держал большие меха, литров так на двадцать. Судя по влажности и отсутствию запаха алкоголя – со свежей водой.
  
  – Отлично, – я принял нужный инвентарь и повернулся к собравшимся волкам. – Жители Бресилиана! Я – Айдан Кусланд, Король Ферелдена. Я знаю о постигшем вас несчастье, о Жажде и Ярости, что поселилась в вашей крови и жжёт вас изнутри. И я здесь для того, чтобы помочь вам. Обуздать это пламя… и поставить его вам на службу. Это мой дар вам за ваши страдания. Подойди, Бегун, – оборотень послушно сделал несколько шагов вперёд, я наполнил кубок на две третьих водой, а потом достал с пояса кинжал и полоснул им по руке. Густая, антрацитово-чёрная «кровь» заполнила оставшийся объём ритуальной посуды. – Пей.
  
  Неуверенно взяв ёмкость в лапы, оборотень неуклюже сунул морду в кубок и сделал глоток. Несколько секунд ничего не происходило, но вот его черты дрогнули, кубок выскользнул из ослабевших рук и остался висеть в воздухе. Подхваченный телекинезом, а сам вервольф упал на колени, сжался и… немного усох. Разгибался же обратно уже крупный рыжий мужчина, лет сорока на вид. Немного пошатнувшись, он поднялся на ноги и с неверием окинул взглядом окружающих. Запасливый Жак, дождавшись моего кивка, накинул на плечи предводителю меховой плащ – всё-таки в подземелье голому человеку было довольно прохладно.
  
  – Это… всё вправду? Не сон? – он не мог поверить до конца.
  
  – Я обещал это вам. И своё слово я держу всегда.
  
  – Да, простите, Эльгарнан, – припал на колено мужчина.
  
  -Довольно, – велел я ему жестом подниматься, – и я просил называть меня Айданом Кусландом. А сейчас… вспомни ту ярость, ту мощь зверя, что в твоей крови. Вспомни и позови её, – основные модификации я уже успел провести, благо там не сильно сложно, но вот механизм «перевёртыша» – это сложнее, точнее, всё упирается в энергию, но пока я рядом, могу поддержать своей магией, а вот «в свободном плавании» им силы придётся копить день, а то и неделю. Бегун же, тем временем, повиновался и вновь предстал в своём зверином обличии, правда шерсть его теперь была не рыжей, а, скорее, чёрно-багровой.
  
  – Рра!
  
  – Что чувствуешь?
  
  – Я чувствую… силу. Мощь… Желание двигаться. Дррраться. И… всё… яррость… её нет.
  
  – Значит, всё прошло так, как должно было. Теперь вновь стань человеком, – полминуты задумчивости и Бегун вновь тот рыжий здоровяк. Остальные оборотни окончательно поверили и теперь смотрят на меня с таким же трепетом, что и на свою Хозяйку, – пусть это было вызвано проклятием, но теперь, Зверь – это часть вашей природы. Я дарю вам право быть теми, кем вы есть и жить согласно вашей природе. Но помните, на моей земле, предо мной равны все. И спрашивать с вас я буду за ваши деяния так же, как и со всех прочих моих подданых.
  
  – Мы поняли, милорд и не подведем оказанного нам доверия и милости, – вновь поклонился Бегун.
  
  – Рад это слышать, – передаю ему кубок. – Действуй.
  
  Спустя десять минут и три долива кубка водой (реплицировать клетки симбионта только на основе воды было сложно, но нормальная магия и мана жизни мне в помощь), оборотни Бресилиана вновь стали людьми и эльфами, после чего полсотни ушастых и десятка три мужиков покрепче вновь обратились в волчьи формы и вылетели из зала, отправившись вылавливать из леса своих уже слегка неадекватных сородичей.
  
  К вечеру если кто и остался из «диких» вервольфов, то их были единицы, забившиеся в самые дальние уголки леса, хотя в наличии таких особей я сомневаюсь – не тогда, когда Хозяйка сей пущи сама помогает выслеживать и ловить потерявших разум несчастных. Ну и встал вопрос, что делать дальше? Всего жертв «пушистой проблемы» набралось девять с лишним сотен. Из них почти пятьсот – это ушастенькие, подавляющая часть которых была выходцами из клана Затриана, остальные – люди, в основном, покусанные за последние тридцать лет жители Ферелдена. Ну и у всей этой толпы встал логичный вопрос, а что, собственно, делать дальше? Нет, оборотень в лесу легко может прокормиться, но перспектива такая мало кого устраивала. Да и далеко не все хотели в этом самом лесу жить. И, разумеется, с этим вопросом пришли ко мне.
  
  – Милорд Кусланд, – подошёл ко мне рыжий лидер, де-факто, нового народа.
  
  – Ты что-то хотел, Бегун? Кстати, может, назовешь своё имя?
  
  – Я уже и не вспомню его, милорд. Я больше двадцати лет Бегун… – беспомощно развёл руками здоровяк. Было видно, что ему непривычно общаться с аристократом, даже если он сам когда-то был рыцарем, то за время жизни в лесу изрядно подрастерял навыка придворных расшаркиваний. Оно и к лучшему.
  
  – Как пожелаешь, тогда я буду называть тебя на эльфийский манер, Редвар, это адаптированное под человеческое наречие прозвище. Но вернёмся к твоему вопросу, ты ведь не просто так подошёл ко мне.
  
  – Нет, милорд, – отрицательно мотнул головой свежеиспеченный Редвар, – я хотел спросить у вас... что нам делать дальше?
  
  – Это уже зависит от вас. Пока вы живёте на моей земле, единственное моё требование – соблюдать мои законы. Более, я ни в чём вас не ограничиваю. Хотите, оставайтесь в этом лесу. Хотите – подайтесь к людям или эльфам.
  
  – Вы… упоминали, что скоро начнется война с Орлеем…
  
  – Возможно.
  
  – Скажите, милорд, а можем мы присоединиться к вашей армии?
  
  – Ты уверен, Редвар? Со своих воинов я спрашиваю много больше, чем с обычных подданых.
  
  – Мы обязаны вам больше, чем жизнью, милорд. Пусть я и пробыл зверем много лет и забыл своё имя, но я ещё помню, что такое долг и честь! И мои братья и сёстры согласны со мной!
  
  – А что до эльфов? – в ответ рыжий воин подозвал эльфа средних лет.
  
  – Это Сарел – избранный Хагрен долийцев.
  
  – Приветствую вас, милорд, – поклонился представленный.
  
  – Хагрен? – я удивился, – разве долийцами руководят не Хранители?
  
  – Вы многое знаете о нашем народе, милорд Кусланд… – на миг он застыл, – а верно, прошу прощения, Elgar'nan…
  
  – «Милорд Кусланд» будет более, чем достаточно, – серьёзно, это уже начинает раздражать. Будто бы мне одного Табриса мало.
  
  – Как пожелаете, милорд Кусланд, что же касается меня и должности Хагрена, то вы правы, долийскими кланами руководят Хранители, но Затриан бросил нас и сбежал, как и его Первая, Ланайя. Я же был сказителем, хранителем преданий нашего народа, а потому, народ выбрал меня представлять его, – м-да, странная логика, ну да ладно, видал я и более чудесатые решения.
  
  – Понятно. И что скажешь ты, Хагрен Сарел? Что ты хочешь для своего народа?
  
  – Мы… хотим идти за вами, El… милорд Кусланд. И, пусть мы уважаем и почитаем Хозяйку Леса, оставаться в её владениях… немногие из нас готовы пойти на это, не после того, что случилось.
  
  – Понимаю. Но я могу поселить вас на своих землях – к северу отсюда располагаются вотчины ваших сородичей, коим я даровал титулы баннов. Вы вполне сможете поселиться там.
  
  – Благодарим за это щедрое предложение, милорд. И часть из нас непременно воспользуется им: женщины, старики и совсем юнцы. Но… мы согласны с Бегуном. Вы спасли нас от участи, много худшей, чем смерть, а теперь ещё предложили кров. А потому, мы хотим служить вам… правда… – тут он смутился, – у нас совсем нет оружия и доспехов, но зато остались когти и клыки!
  
  – Что же, – я кивнул, – я дал вам свободу и право выбора и вы его свершили. Но каждый выбор имеет свои последствия, – я обернулся к внимательно прислушивающейся толпе, – я согласен принять вашу службу. И обещаю ценить ваши жизни, награждать за доблесть и верность и карать за трусость и предательство. Да будет так! – пустить небольшую волну Ки, добавив к ней нормальной магии, да задействовать тот дежурный набор клеток, что остался у них после ритуала, дабы каждый присутствующий ощутил «прикосновение воли владыки» или что-то в этом роде.
  
  – Какие будут распоряжения, милорд?
  
  – Подбери отряд сопровождения из десятка собратьев. Сейчас мы пойдём к моим людям, дабы они не нервничали от моего долгого отсутствия и не пожелали спалить пол леса или ещё что придумали… После этого нужно будет зачистить то место с «древними эльфийскими мертвецами» и подлатать Завесу – рассадник демонов в моих землях мне не нужен. После – решим, куда именно переселить тех, кто будет просто жить на моей земле и как вооружать тех, кто пожелал вступить ко мне на службу.
  
  – Будет исполнено, милорд, – ударил себя кулаком в грудь Редвар, и, коротко поклонившись, поспешил выдать нужные распоряжения. Рыцарская выправка проступала в нём всё более и более отчётливо. Неплохо, осталось убедиться, что оборотни впишутся в мои войска. Ох, уже чувствую, сколько всего о моём безрассудстве скажет мне Солона…
  
  Чуть позже. Лагерь людей.
  Ещё на подходе к лагерю я попросил своих сопровождающих принять звериный облик, чтобы сразу и наглядно расставить все точки над «Ё» и не тратить время на лишние объяснения. Это был достаточно логичный ход, с моей точки зрения, хотя я и не отрицал, что в нём есть и доля дешёвой показухи. Тем не менее, эта показуха более чем укладывалась в те отношения, которые у меня сложились с товарищами, и даже становилась некой традицией, так что начинать скромничать было малость поздновато в любом случае. Единственная опасность состояла в том, что постовые могут слегка перенервничать, но именно для этого я и шёл заметно впереди группы. В общем, до лагеря дошли красиво и...
  
  – … – многозначительное молчание было мне приветствием.
  
  – Нет, ну а что, наш универсальный аргумент уже перестал работать? – Андерс меланхолично пожал плечами, – не желаете ли чаю, Ваше Величество?
  
  – Да, благодарю… – не успел я закончить, как пройдоховатый целитель уже пихал мне в руки, явно заранее заготовленный, кубок с отваром. – М-м-м, душисто, – сообщаю впечатление от аромата, чтобы поддержать разговор.
  
  – Пока было время, мы с Мерриль решили пополнить запасы трав, ну а заодно и для отваров набрали, – с готовностью поддержал «светскую беседу» маг, поглядывая на остальную, пока пребывающую в замешательстве, компанию не скрывая своего превосходства.
  
  – Вы пошли гулять по опушке леса оборотней? – приподнимаю бровь.
  
  – Поскольку туда ушёл ты, то единственные, кто были в опасности — это сами оборотни, – продолжил красоваться первейший ловелас ферелденского Круга Магов. – Ну а ещё мы за компанию прихватили два десятка ребят в стильных доспехах и пару магов в лице доблестных баннорет.
  
  – То есть, всей толпой ломанулись на пикник, – хмыкнул я. Что-то подобное от этого рыжего и стоило ожидать, хотя, формально, он был в своём праве и указов не нарушал.
  
  – Не всей! Алистер остался за главного! – яростно возразил чародей. – Эй, девчат, может поддержите собрата по ремеслу, пока Его Величество чего не подумал и превентивно не покарал?
  
  – М-м-м, а что нам за это будет? – лучась невинностью и добротой, спросила Бетани.
  
  – Эх, а раньше ты казалась такой милой и отзывчивой… – скорчил рожу угнетаемого и притесняемого раба наглый колдун, но тут же переключился на меня: – Ну так как всё прошло? У нас теперь появилась пара-тройка больших пушистых друзей?
  
  – Точнее, почти тысяча, – поправил я чародея.
  
  – Рассказывай! – встрепенулась Мариан делая шаг вперёд. В её глазках, как, впрочем, и у Солоны, неиллюзорно вспыхнуло то самое женское любопытство и страстное желание услышать всю историю.
  
  – Ну ладно, иду я, значит, по лесу, никого не трогаю, как вдруг… – и я начал свой рассказ, разумеется, немного его скорректировав.
  
  Чуть позже.
  – То есть, – забавно нахмурился Алистер, – ты просто пришёл и вылечил тысячу оборотней от их проклятия? Вот так вот просто?
  
  – Я бы не сказал, что это было «просто», но… в целом, да, – отхлебнув ещё немного отвара из кубка, бросаю взгляд на тех самых оборотней, что уже приняли человеческий облик и даже получили свою долю горячего питания от отрядного кашевара.
  
  – М-да, мой друг человек-армия по совместительству стал боженькой. Ха, а Преподобная Мать утверждала, что с моим характером я точно попаду в дурную компанию!
  
  – Алистер, как бы тебе сказать… с точки зрения Преподобной Матери, твоя компания не просто дурная, а дурнее уже некуда, – сочла своим долгом поправить парня Солона.
  
  – Оу, действительно, – впечатлился воин.
  
  – Но что нам теперь со всем этим делать? – вернула разговор в практичное русло Мариан.
  
  – Ставить бойцов на довольствие и подгонять доспехи. Только представьте себе — строй закованных в тяжёлые латы воинов со звериными рефлексами и чудовищной силой, а если дать им в руки булавы, боевые молоты или хотя бы топоры…
  
  – Эй, хватить озвучивать мои мысли! – притворно возмутилась светловолосая красавица. – Мне и так стыдно перед орлесианцами, – призналась Солона. – Чуть-чуть, – поправилась она, в жесте скромной пай-девочки поведя глазками вправо-вверх.
  
  – А к ним в комплекте группа лучников, сильных, выносливых, способных передвигаться со скоростью лошади… – продолжил я рисовать завлекательные картины, при звуке которых улыбки на лицах трио ведьмочек становились всё более явными и коварненькими.
  
  – Всё-всё, мы поняли, армия боевых оборотней — это хорошо! – потешно замахала руками Бетани, а потом чуть слышно буркнула себе под нос. – И хорошо, что мама больше не интендант — это как же столько «неформатных» бойцов снаряжать-то…
  
  – Кстати о бойцах, – поймал я за хвост ускользавшую мысль, – Мерриль, думаю, тебе стоит поговорить с оборотнями эльфами и их Хагреном — Сарелом.
  
  – Мне? – забавно пискнула эльфийка. – Н-но зачем?
  
  – Ну, ты же Первая, почти состоявшаяся Хранительница, а тут, считай, полноценный долийский клан, что потерял своих Хранителей. Возможно, ты сможешь им чем-нибудь помочь. Провести там необходимые обряды или что-то в этом роде…
  
  – Я? – забавно пискнула девушка и рефлекторно попыталась спрятаться за подругами. Совсем не смущаясь тем обстоятельством, что все мы давно уже сидели у костра и прятаться ей было геометрически невозможно.
  
  – Ты видишь тут ещё эльфийских Хранителей?
  
  – Х-хорошо, – зажато согласилось это чудо, а я вновь железной волей задавил в себе желание потискать этот источник позитива. И плеер мой далеко… эх.
  
  – Вот и отлично, – подвёл я итог, – кстати, господа чародеи…
  
  – Хм? – дружный заинтересованный хмык.
  
  – Мне сообщили, что тут неподалеку есть местечко, в котором древние трупы ведут себя излишне активно, как для трупов. Угадайте, чем мы будем заниматься в ближайшее время?
  
  – Во имя Предвечной, Айдан, – горестно приложила руку к лицу Солона, – ты эти места специально что ли ищешь?
  
  – Ты так говоришь, как будто, я тут один. Это вообще может быть везение Алистера! – шутливо развожу руками. – К тому же, мы к чему-то подобному и так уже морально готовились.
  
  – Эх… пойдём подготавливать снаряжение и заговоры, – вздохнула чародейка, – нас вновь ждут легионы нежити…
  
  – Я знал, что ты по достоинству оценишь эти известия! – встав, ободряюще похлопал я девушку по плечу, – ну а пока леди маги и сэры чародеи готовятся, пойдём, Алистер, донесём счастье до обычных воинов.
  
  – Им не впервой Айдан, – поднимаясь следом, пожал плечами храмовник и пошёл следом за мной, – после всего, что они уже успели повидать, готов побиться об заклад, что и гигантские разумные прямоходящие волки, влившиеся в наши ряды, их не сильно удивили.
  
  – Но стоит проверить, друг мой, не так ли?
  
  – Веди… Твоё Величество, – довольно хмыкнул воин.
  
  Чуть позже.
  «Счастье» я донёс и мои бравые вояки принялись готовиться и разбиваться по уже привычным группам, магов в усиление, правда, в этот раз для всех не хватало, зато стало получше с Чёрной Стражей — Алистер в потолок не плевал и продолжал инициировать новых Храмовников не то, чтобы в промышленном масштабе, но весьма бодро. Правда, запасы лириума у нас уже начали показывать дно. Даже при жёсткой экономии и тратах только на инициации и артефакторику, уходил этот волшебный металл со страшной скоростью. Разумеется, кое-какие запасы были в Амарантайнском Соборе, да и Денерим не бедствовал, но факт оставался фактом — расход был и расход существенный, а новых поступлений ценнейшего ресурса не ожидалось — чёртова монополия церкви. По возвращению нужно будет озадачиться отправкой посольства к гномам. Но вернёмся к моим воинам. Узнав, что вот эти клыкастые и когтистые теперь тоже с нами, солдаты принялись думать, что бы такого интересного с ними сделать. Я даже успел краем глаза послушать один разговор (читал по губам).
  
  – Тут ведь в чём вся соль, братец? Эти живые трупы плевать хотели на стрелы и уколы, их надобно в салат крошить, ну или ждать, пока волшебники подсобят и испепелят мертвяков нахрен! Вот, помню, под Рэдклифом их разметали любо-дорого! Ну, дык к чему я веду. Когти твои – это, конечно аргумент, но мертвяков разделывать — тут добрый топор нужен.
  
  – Да где я тебе его возьму? – возмутился вервольф, тем не менее, приятно удивлённый, что от него никто не шарахается.
  
  – Хммм, надо бы наших обозников потеребить. Колун для рубки дров — это, конечно, не боевой топор, но ты вон какой здоровый, даже без специальных техник вдарить можешь, наверняка неслабо. Эх, вам бы ещё броню…
  
  В общем, моё разлагающее воздействие на человеков уже было очевидно и заметно. Вряд ли правоверные андрастианцы потерпели бы такую «мерзость», как оборотни рядом с собой. А вот почитатели Предвечной и Князя — вполне. «Если какая-то кракозябрина не пытается тебя сожрать, а вполне прилично себя ведёт, то не нужно пытаться эту кракозябрину порубить и сжечь» — можно сказать, лейтмотив новой веры.
  
  Утром, отдохнув и снарядившись, мы двинулись обратно в лес. Тропа сама ложилась под ноги, погода радовала и всяческие комары-мошки людей не доставали, налицо сотрудничество Хозяйки Леса, что пусть и не спешила показываться на глаза в своей аватаре, но по-мелочи помогала исправно. В кои-то веки попался обитатель Тени, которого не нужно экстерминировать. Таким темпом, до нужного места наш отряд дошёл часов за пять — очень недурная скорость, с учётом человеческих кондиций и численности группы. У самого «логова оборотней» нас уже тоже ждали — мужчины и женщины, как человеческой, так и эльфийской природы, что готовили свои пожитки к переезду. Ну и Редвар с полутысячей разумных, решивших встать под мои знамёна.
  
  – Милорд Кусланд, – ударил себя в грудь и чуть поклонился рыцарь, – мы закончили собирать вещи, переселенцы готовы выдвигаться, а я с братьями и сёстрами жду ваших дальнейших приказов.
  
  – Превосходно, – я кивнул пребывающему в человеческой форме вервольфу, – на сегодня у нас запланирована зачистка руин от живых мертвецов. Разбей своих людей на пятёрки и пусть каждая присоединится к боевой тройке моих воинов. Пока у вас нет опыта, вашей основной задачей будет только наблюдать и учиться и, в случае необходимости, выступить усилением для натиска. У вас есть планы тех участков? – вообще, это неплохо было бы уточнить ещё вчера, но мне было откровенно не до этого — удаленно провести мутации и проконтролировать их результат на почти тысяче преобразуемых, да ещё и при очень ограниченном конгломерате клеток в каждом — довольно сложный и выматывающий процесс.
  
  – Только нескольких первых залов, – отрицательно покачал головой оборотень, – мы успели их осмотреть, когда изучали наш новый дом, но как только древние мертвецы начали вновь подниматься на ноги, мы сразу же отступили, заперли и забаррикадировали дверь, а потом и Хозяйка помогла своей магией.
  
  – Жаль, но ничего страшного. Действуем по стандартному сценарию. Солона, Мариан, Бетани, Мерриль – вы поддержка и прикрытие, на вас — по десять троек. Сэр Андерс — первая помощь и резерв.
  
  – Хорошо, – кивнули волшебницы, а эльфиечка так даже вздохнула с облегчением — разбираться с ожившими мертвецами ей казалось куда как легче, чем беседовать со своими сородичами, но всё равно никуда она не денется — нам ещё нон-комбатантов вести, минимум, до земель свежеиспечённого Банна Табриса. Хотя, я сильно сомневаюсь, что на его землях его сейчас можно будет найти — тут война с Орлеем на носу, а личному вассалу Эльгарнана не положено отсиживаться в тылу, так что молодой эльф под молчаливое одобрение Логейна и Эамона, собирает своих сородичей в отряды и наскоро натаскивает. Но оставим моего горячего… эм, как бы его назвать? Точно не жрец, не паладин и не последователь… фанат… ай, ладно, в общем, оставим его и вернёмся к руинам.
  
  Первая заминка случилась почти сразу после входа — нас было тупо слишком много для этих руин, нет, постепенно народ сможет там разойтись, но вот с манёврами будет уже тяжко. Немного подумав, решили увеличить резерв и устроить более частую сменяемость воинов, плюс, магов удалось собрать в более плотный кулак, что и обрушился на ничего не подозревающих одержимых трупов.
  
  В итоге, всё свелось к рутине — народ исследовал коридоры, народ натыкался на сущности тени, народ плавно отходил на соединение с более крупными силами, утягивая демонов за собой, после чего благополучно рубил демонов в салат. Опционально — промораживая, поджаривая или разлагая в неприятного вида жижу. Без эксцессов, впрочем не обошлось — вервольфы очень хотели проявить себя и порой бросались в бой. Зачастую фактор внезапности играл им на руку, а сваленный таранным ударом двухсоткиллограмовой туши труп очень быстро рубился воинами, а уж если эта туша ещё и Ки своё тело насыщала… Как ни странно, но многие оборотни вполне неплохо управлялись со внутренней энергией — сложно не развить волю, когда всё твоё бытие разумным существом, а не тупым зверем на этой воле и зиждется. Однако, порой такие налёты были не совсем удачны и волки получали в брюхо или бок кусок остро отточенного сильверита или, что ещё хуже — старой ржавой стали. Так что и Андерс без дела не скучал, исцеляя и одновременно остря по поводу боевых пушистиков, что прутся поперёк батьки в пекло. «Боевые пушистики» негодующе рычали, но когда подобные мелочи останавливали этого гордого сэра рыцаря?
  
  Некоторое разнообразие внесли «Колдовские Ужасы», что окопались в дальней части руин. Эти твари могли и своих сородичей через зыбкую Завесу тягать, и сами магичить не стеснялись, но против слаженного удара сначала двух Храмовников, коими выступали мы с Алистером, а потом массового залпа аж пяти чародеев, ничего возразить не могли и так же послушно испепелялись-промораживались. Солона вообще с ними творила что-то противоестественное, ударяя не столько по сформированному сосуду, сколько по самой сущности Тени. База, полученная от той демоницы Страсти и дополненная изысканиями Авернуса с успехом проходила боевую обкатку. В итоге, уже к закату дня руины были полностью зачищены, а источник неприятностей — найден. Им оказался древний эльфийский склеп. Его врата были запечатаны на какую-то хитрую магию, а за ними располагалось самое тонкое место в Завесе. Возможно, это было связано с почившими тут арлатанскими чародеями, возможно, с чем-то ещё, но факт оставался фактом — источник проблем был найден. Но вот ломать врата всё же не рекомендовалось — мало того, что вся моя сущность противилась уничтожению магического артефакта, успешно работающего уже третье тысячелетие, так и последствия такого грубого обращения с волшебной вещью могли выйти самые неприятные, вплоть до полноценного Разрыва в Завесе. Мои же чародеи, при всей их талантливости, прекрасных учителях и огромной мотивации, могли и не потянуть закрытие полноценного Разрыва. Не в Бресилиане.
  
  К счастью, с нами была Мерриль и силовые решения не понадобились. Ученица Хранителя провела обряд «поминовения усопших» и врата сами распахнулись перед «желающей почтить предков» девушкой. Ну и мы не тушевались и зашли внутрь. Как ни странно, но эльфийский склеп был наиболее спокойным местом в этих руинах. Никаких оживших трупов, демонов и прочего. Лишь плиты со старым наречием Арлатана да красивые статуи, быть может, изображающие эльфов, что лежат под этими плитами. Сам ритуал укрепления Завесы занял ещё часа три, за которые нам пришлось немного попотеть — как и в Пике Солдата, понявшие, что им «отрезают интернет» сущности Тени всполошились и попробовали нас прикончить. Поскольку волшебники были заняты, то отражать атаку пришлось простым воинам, оборотням, ну и нео-Храмовникам, впрочем, по сравнению с Пиком, твари как-то не особо напрягались и действовали даже несколько лениво и небрежно. Как позже объяснила Солона, это было связано с тем, что в Пике им дорогу перекрывало насмерть, а в Бресилиане сама по себе Завеса весьма тонка и потеря «мембраны» неприятна только всякой мелкой шушере, что к нам и лезла, а все «серьёзные товарищи», при необходимости, смогут пройти и так. Изрядно потратившись, ослабнув, но смогут.
  
  Ну а далее, в одной из комнат, подозрительно напоминающих то ли заклинательный чертог, то ли жилище какого-то мага, судя по забитым книгами, к сожалению, не сохранившимися, полкам, ведьмочки нашли неброско выглядящий амулет. И пошли со мной посоветоваться.
  
  – И что это? – я осматривал медальон, в котором отчётливо ощущал чью-то душу.
  
  – Это филактерий! – продекламировала госпожа Амелл. – Могущественные маги создавали такие, чтобы возродиться после насильственной смерти.
  
  – Вот просто так взять и возродиться? – не поверил Андерс.
  
  – Не просто, – чуть поморщилась девушка, – там довольно сложный процесс, как-то завязанный на местах силы и Завесе, подробностей я не знаю — по той сделке с Демоницей я получала знания по Магии Крови, но не более. Тут же использовалась ещё и Магия Духа и одна Предвечная ведает что ещё!
  
  – И… мы можем возродить этого мага? – Мариан всегда была практичной и её куда более интересовали прикладные результаты.
  
  – М-м-м, теоретически — да, – задумалась Солона.
  
  – Так можно? Можно?! – а вот Мерриль была преисполнена энтузиазма и своего детского восторга. – Я буду рада поговорить с древним магом. Возможно, даже эльфийским магом! Он столько всего знает! Это же живая история нашего народа! Эм… ну, в некотором роде живая…
  
  – Что-то мне не нравятся сомнения в твоём голосе, подруга, – огладил трёхдневную рыжую щетину Андерс, – в чём подвох?
  
  – Это явно очень древний амулет, – озабоченно сведя бровки, начала объяснять Солона. – Да и всё это помещение… а значит, его обитатель просидел в нём очень много времени, добавим сюда истонченную Завесу… в общем, я не знаю, в каком он состоянии, но вряд ли он остался в своём уме.
  
  – Древние эльфы владели секретом бессмертия и потому долгая жизнь должна быть им привычна! – источник отрядной милоты возражала или спорила с кем-либо очень нечасто, но тут дело касалось возможного источника древних знаний, а потому эльфиечка была готова стоять до конца.
  
  – Айдан, а ты что скажешь? – повернулась ко мне Бетани.
  
  – Было бы неплохо с ним поговорить, а там уже решим. Ну а коли он взбрыкнёт, то у нас тут пять опытных чародеев, десяток Чёрных Стражей и один скромный Я.
  
  – Да, очень скромный, – хмыкнула гордая дочь дома Амелл, но настроение её повысилось. – Но идея неплохая.
  
  – И как нам с ним связаться? – Мариан вновь интересовалась больше прикладной стороной вопроса.
  
  – Хмм… по идее, достаточно будет простой медитации, но раз нас тут много и у нас есть Духовный Целитель, можно будет попробовать создать ему проекцию, чтобы Айдан с Алистером тоже смогли принять участие в беседе. Андерс, сможешь?
  
  – Да, как два пальца! – бодро кивнул маг и потянулся за ножиком. – У меня уже начинает вырабатываться рефлекс… – волшебник полоснул себя по руке, чуть поморщился, подождал пока в ладони скопится небольшая порция, после чего плеснул её на амулет, параллельно шепча заклинания. От мага уже привычно повеяло «неправильностью», хотя в этот раз довольно ощутимо. Несколько секунд ничего не происходило но вот, во вспышке бледно-синего сияния, нам предстал призрак. Вооружённый эльфийским клинком, облачённый в пластинчатый доспех и с глухим шлемом на голове.
  
  – Что-то не похож он на мага, – констатировала Мариан.
  – И тем не менее, я маг, – невозмутимо возразила призрачная фигура. Несмотря на закрытое лицо, весь облик мужчины буквально кричал о «голубых кровях» и какой-то концентрированной «породистости» — положение тела, наклон головы, то как на нём сидел доспех и то, как он держал оружие — всё выдавало аристократа, который не то что привык повелевать, а буквально родился с золотой ложкой власти во рту. – Благодарю вас за воплощение, пусть и столь ограниченное, – самую малость склонил он голову, обозначая признательный поклон, и опять сделал это идеально, как может только бесконечно уверенный в своём высоком статусе разумный.
  
  – Кто ты? – первой спросила Бетани, пытаясь заглянуть в щель шлема, пока её сестра и Солона бродили оценивающими взглядами по облачению неизвестного.
  
  – Моё имя давно уже утратило всякий смысл и ни о чём вам не скажет… – с холодной, застарелой горечью не пояснил, но констатировал призрак. – Что же касается моей Судьбы, я — маг, – и замолчал, словно это было исчерпывающе. Вероятно, с «головой» у него и в самом деле имелись некоторые проблемы — произнёс пока всего две фразы и в каждой упирал, что он — маг.
  
  – Эм… – озадаченно почесал бровь Алистер, – я всё понимаю, но… не понимаю. Мы его вообще как понимаем? Разве он не должен говорить там на древнельфийском? – ещё один гений словесности… ох, что-то я стал язвителен, не иначе, как долгое пребывание рядом с утончением в Тени. Хотя, справедливости ради, после поглощения души Уртемиэля, ни местный фон истончённой Завесой, ни близкое чароплётство моих чародеев уже не доставляли и десятой доли того дискомфорта, который я чувствовал ранее в аналогичных условиях.
  
  – Для существ Тени при «личном общении» языковых барьеров не существует, – небрежно разъяснил Андрес, – а наш новый знакомый сейчас куда как ближе к ним, чем к обычным смертным. Какой интересный эффект... – закончил он голосом полным исследовательского любопытства.
  
  – Ясно… – кивнул бывший Храмовник и поудобнее перехватил щит. У него, похоже, уже тоже выработался рефлекс на словосочетание «существо из Тени».
  
  – Я могу попросить вас? – дождавшись, пока мы пообщаемся, вновь привлёк к себе внимание дух.
  
  – Смотря о чём, – не скрывая настороженности, прищурилась Солона.
  
  – О последней милости, что достойные враги могут оказать побеждённому, – голос из под шлема стал суше тяжелее. – О покое... Я очень устал. Подготовленный для спасения от смерти сосуд стал моей тюрьмой…
  
  – И ты не хочешь вновь вернуться в мир живых? – подперев грудь скрещенными руками, склонила голову на бок Мариан, на лице которой отразилось недоверчивое удивление. – И почему враги?
  
  – Нет, – коротко качнул головой призрак. – Я слишком долго пробыл мёртвым. Мои братья давно ждут меня за Завесой, что же касается твоего вопроса… Именно вы, суетливые дети, разрушили Арлатан и заразили нас смертью. Сменившим хозяев рабам было всё равно, но вытесненные с земель нашего народа, с нашей земли свободные эльфы были обречены. Анклавы погибали один за другим, казавшиеся ничтожными, живущими краткие мгновения букашки пришли к нам умелыми магами, подчинившими себе демонов и даже низших драконов, этих бледных подобий обликов самих Владык. Вы истребили Народ, но по-праву заслужили уважение.
  
  – Рабам? – нахмурился рыжий. – Что-то этот тип резко перестал мне нравиться, – на пол тона понизив голос, спешно поделился с нами целитель.
  
  – Постой! – вступила в разговор, до того завороженно пялящаяся во все глаза на призрачную фигуру, Мерриль. – Я... У меня столько вопросов! Если возможно… – призрак резко повернулся к девушке и словно нахмурился, хотя как это можно было понять сквозь глухой шлем, до того, как он заговорил, было загадкой. После — да, понять было не сложно, но я лично понял это ещё до.
  
  – Неужели тебя не научили манерам, маленькая рабыня? – холодно хлестнул наполненный нотками раздражения и лёгкого презрения голос. – Слуге, пусть и с посохом мага, негоже лезть в разговор свободных братьев и сестёр по ремеслу!
  
  – Ра-рабыня? – заикнулась, распахнувшая от потрясения ротик эльфийка.
  
  – На твоем лице Печать Крови, посвященная Владыке Тайн Диртамену. Что у тебя за хозяин, что посвятил тебя Хранителю Знаний, но не объяснил даже прописных вещей?! Хотя… в вашем доме всегда были грешники, любящие нарушать запреты, один даже посмел подняться в небеса в облике Владык… – покачал головой призрак, вогнавший в ступор бедную девочку.
  
  Мне его тон не сильно понравился, тут я был солидарен с Андерсом, пусть и не касательно самого понятия рабства, сколько к тому, что этот дух посмел обижать моё, но, с другой стороны, что ещё ждать от, судя по всему, знатного или, как минимум, крайне богатого эльфа из, очевидно, рабовладельческого строя по отношению к, собственно, рабу? Особенно, если окажется, что он с веткой Диртамена не в ладах.
  
  – Эй, она — наша подруга, так что будь с ней повежливее! – агрессивно воскликнула Мариан, под согласные кивки кивки и выражения лица остальных.
  
  – Рабыня… подруга? – теперь пришёл черед потрясённо переспрашивать духу. – Как же сильно изменился мир живых… – с новой горечью, будто сам себе, сказал эльф. – Я ещё раз убедился, что мне в нём нет места... Исполните ли вы мою просьбу и даруете покой усталому собрату по ремеслу? Я не прошу сделать это даром и вполне могу заплатить, – видимо, заметив наши ну никак не лучащиеся энтузиазмом и добродушием лица, призрак решил выложить на стол свои козыри.
  
  – И что же может предложить давно мёртвый маг, даже материальная форма которого поддерживается другими? – счёл я нужным проявить любопытство.
  
  – То, что всегда ценилось магами превыше всего, – гордо поднял голову усопший.
  
  – Знания, – констатировала Солона.
  
  – Верно, – подтвердил наш собеседник, – моё искусство, что когда-то так жаждали получить шемлины.
  
  – И ты уверен, что мы его не получили? – подпустив в голос капельку ироничного сомнения, спросила Бетани. Мёртвый ушастый ей явно тоже не нравился.
  
  – Да. Иначе, я бы это увидел сразу, – сухо и невозмутимо отозвался тот.
  
  – Это почему же?
  
  – Я – Боевой Маг и даже в мёртвом состоянии смог бы отличить своих собратьев по Ордену. Среди вас таких нет… и вряд ли бы мои братья и сёстры согласились бы поделиться своими знаниями с врагами, пусть и достойными, предпочтя забрать эту тайну с собой в Земли Теней.
  
  – И почему же согласен ты? – Солона, как «эксперт по переговорам с потусторонней хренью», принялась играть в инквизитора-пуританина, который решил поинтересоваться путём радикалов.
  
  – Я и так в могиле и… мне уже всё равно. Более двух тысяч лет темноты и одиночества… – он, казалось, хотел сказать что-то ещё, но оборвал себя. Возможно не желая опускаться до откровенных жалоб на судьбу. Вместо этого его тон чуть изменился, став самую капельку деловитым и даже чуть-чуть насмешливым, будто он криво ухмылялся собственному прошлому: – К тому же, как последний член Ордена Боевых Магов Арлатана, я являюсь его главой и вполне могу пересмотреть старые правила, – в тоне духа и впрямь скользнула видимая усмешка. Горькая, но всё же она там была.
  
  – Знакомая логика, – так, а сейчас-то на меня что все косятся? Я вообще просто тихо стою и никого не трогаю!
  
  – А можно, для тех, кто не в курсе, что это такое, Боевой Маг? – спросил Алистер. – В смысле, он как-то по особенному метает фаерболы?
  
  – Вы не знаете даже этого? – сегодня был день откровений для отдельно взятого мёртвого эльфа.
  
  – Лишь старые и смутные легенды, – немного отойдя от шока, но всё ещё с обидой и опаской глядя на призрака, ответила за всех Мерриль.
  
  – Хорошо, – призрак словно устало вздохнул, – я поясню. В этом мире есть два типа сил, типа энергий. Внутренняя, исходящая из тела, и внешняя, управлять которой могут лишь некоторые, отмеченные Тенью, те, кто может при жизни шагнуть за Завесу и странствовать по Землям Теней.
  
  – Сила магов, – кивнула своим мыслям Мариан.
  
  – Да. Но как сила тела может быть направлена лишь внутрь, делая пользователя сильнее, быстрее или позволяя сотворять техники, так и сила Тени, при всём своём могуществе, могла быть направлена только во вне. Маг может обрушить огненный шторм, осушить море или сдуть город, но сам по себе он будет не сильнее простого гончара.
  
  – А как же Магия Крови? – спросил Андерс.
  
  – Магия Крови содержит те же ограничения, даже усиливая или изменяя своё тело, маг воздействует на него извне, опосредовано, оно — цель воздействия, а не его причина, – ответила Солона.
  
  – Верно. Но… основатель нашего Ордена нашёл способ, как дать растечься по телу энергии Тени, как направлять её не только наружу, но и внутрь, превращая любого мага в сильнейшего воина.
  
  – Но какой в этом смысл? – нахмурилась Бетани. – Разве не будет от мага больше пользы в поддержке, чем в первых рядах?
  
  – Одно только это умение действительно даст не так уж и много. Но мы, Боевые Маги, Маги-Воины по праву считались элитой элит Империи! Тяжёлый доспех, укреплённый, помимо обычных, ещё и специальными заклинаниями, сила и скорость, скольжение по краю Завесы, дабы можно было черпать из Тени и защищаться, как от стали, так и от вражеской магии.
  
  – Да любой волшебник помрёт от истощения при таких маневрах минут за десять! – возмутился Андрес.
  
  – Не Боевой Маг — да, но мы были детьми войны. Война питала нас, защищала и залечивала наши раны. Кровь врага из перерезанного твоим мечом горла подходит для заклинаний ничуть не хуже, чем твоя собственная. Страх, Боль, Ужас, Смерть — из всего этого мы тянули силу, сжигая и повергая своих врагов. И именно эти знания я предлагаю вам в обмен на свою свободу.
  
  – Если вы были столь круты, то как люди вас одолели?
  
  – Нас были десятки, быть может, сотни. Человеческих магов — тысячи, простых воинов — десятки и сотни тысяч, а также демоны и драконы… и потери… Люди были готовы платить сотней, полутысячей или тысячей своих сородичей за одного эльфийского мага. Но восстанавливали свои потери они за два десятилетия полностью, а чтобы подготовить полноценного чародея-эльфа требовалось два века. Когда мы поняли, что нас просто давят числом. Было уже слишком поздно.
  
  – Что скажешь, Айдан? – повернулась ко мне Солона.
  
  – Знания лишними не бывают, к тому же, если вы сможете носить нормальную броню и, в случае необходимости вдарить по подкравшемуся врагу с силой огра, мне будет куда спокойнее за вас. Всё-таки в ближайшее время у нас намечаются некоторые серьёзные проблемы… но, неплохо бы добавить и кое-что ещё.
  
  – Что? – спросил Алистер, да и остальные поглядывали с любопытством.
  
  – Коли он может поделиться знаниями и навыками, то пусть заодно передаст и историю эльфов. Даже краткий разговор показал, что потомки основательно забыли, как жили их предки.
  
  – Слишком много знаний, это может быть опасно, – предупредил дух.
  
  – Не впервой, – хмыкнула Солона, – впрочем, подготовиться всё-таки стоит. Девочки? Андерс?
  
  – Разумеется, мы участвуем! – согласились кудесники.
  
  – Эй, а мы?! – возмутился Храмовник.
  
  – Алистер, тебе нужны забиваемые прямо в разум приёмы тысячелетнего колдуна и история Арлатана в придачу? – заломила бровь Солона.
  
  – Э-э-э, нет… – смутился воин.
  
  – Вот и я о том же.
  
  – А Айдану? – парню было «за державу обидно».
  
  – От истории я бы не отказался, но лучше потом просто попрошу рассказать Мерриль. Ты же не откажешь мне в такой малости? – перевожу взгляд на эльфийку, всеми силами стараясь не допустить, чтобы на лице проступило то, как сильно я хочу обнять и утешить эту прелесть, которую смеют обижать всякие дохлые аристо.
  
  – А? Да! В смысле нет! То есть, к-конечно! – м-м-м, вновь набор позитива и тихой паники. Отвлеклась. Хорошо.
  
  – Ну вот и договорились, – немного сварливо закончила мисс Амелл, чуть-чуть, для профилактики, побуравив эльфиечку недовольным взглядом. – Тогда подождите полчасика — мне нужно подготовиться и составить ограничитель, дабы не получить… чего-нибудь лишнего, – бдительная Солона-инквизитор… Мням.
  
  – Хорошо-хорошо, а мы с Алистером пока отойдём в сторонку и будем изображать части интерьера, – кивнул я.
  
  – Отличный план, Ваше Величество! – покивал Андерс. – А если вы сбегаете за чашечкой чая… Ай, Мариан, за что?! – обиженно надулся этот рыжий шут.
  
  – Да так… для профилактики, – ведьмочка показала колдуну кулачок, – и соблюдения командной вертикали.
  
  На этом зуд в нижнем мозге у целителя, само собой, не утих, но всё же народ настроился на работу и та потихоньку закипела. Стоять рядышком и изображать мебель мы с Алистером, конечно же, не стали — у нас, как-никак была целая армия из нескольких сотен ртов, кою надо было организовывать и сориентировать на новые задачи, раз уж основная фаза зачистки была благополучно завершена. Даже после уничтожения всех противников, работы для людей и эльфов хватало: изучить катакомбы, собрать пригодное оружие и броню, нарубить деревьев для погребальных костров, стащить на них все фрагменты тел изрубленной нежити, да и подумать о более вдумчивом поиске ценностей тоже стоило.
  
  Бесспорно, разграбление могил — вещь некрасивая, но, после того, как их обитатели сами поднялись и превратили своё кладбище в поле боя, ситуация немного меняется. Да и вычистить из склепа всю «охрану», но оставить в нём нетронутыми все сокровища, означало бы просто превратить усыпальницу в манок для настоящих гробокопателей и мародёров, а зачем нужна такая точка напряжения в лесу, чьё население и так значительно пострадало за последнее время? Тут у нас свидетелей с население небольшого города — кто-то да проговорится, а в королевстве и без того проблем хватит на много лет вперёд, в том числе и во взаимоотношениях между людьми и эльфами. В общем, команда на разграбление была выдана и народ приступил к делу.
  
  Что же касается погребальных костров, то понятно, что маги с испепелением тел справились бы лучше, но, во-первых, я не знал в каком они будут состоянии после ритуала, а во-вторых, костёр — это всё-таки, какое-никакое, но перезахоронение, что важно с точки зрения репутации у тех же эльфов, а вот поливание из «огнемётов» — уже сильно не то.
  
  Всё это время мои волшебники честно медитировали на амулет, постепенно обретая всё новые и новые знания, я же отслеживал это дело «в режиме реального времени», да и Солона бдила и контролировала духа – договор договором, но полностью доверять сущности Тени она не собиралась. Пусть контролирование процесса передачи и шло в ущерб скорости постижения тайн древних ушастых чародеев, но мы сейчас всё равно никуда не торопились и запас времени имелся. Но разумность госпожи Амелл вновь меня приятно порадовала.
  
  Что же касается самих знаний в плане истории, то, сам того не подозревая, я действительно «сыграл» эльфийского Бога на десять из десяти. Начнём с того, что данные товарищи, ушастыми по-мудрёному именуемые эванурисами, точнее Evan’ur’is, действительно могли свободно ходить среди простых сородичей и, говоря начистоту, ничем от них не отличались. Ну, кроме возможности обращаться в дракона, устраивать электрические, огненные и ледяные шторма от горизонта до горизонта щелчком пальцев и походя пробивать зачарованные стальные латы голой рукой. В жизнь «подданных» они почти не лезли, занятые больше своими разборками, о которых наш источник знаний ничего толком не ведал. Было только пара исключений. Во-первых, любого из ушастых чародеев, кто доходил в своих умениях до уровня обращения в дракона, эти ребята убивали на месте, зачастую, вместе со всеми учениками и родом. Как существо, неплохо знающее, что может сущность, кровь и душа дракона, я понимаю логику таких действий — конкурентов никто не любит, к тому же, с учётом моих пусть и обрывочных, но воспоминаний-ощущений Бога-Дракона, эльфийский пантеон был именно драконами, что порой принимали ушастую форму, так что маги-«подражатели» могли их и просто бесить. И не важно, были ли «эванурисы» изначально драконами или просто психически одраконились. Но по вмешательствам было и «во-вторых», Эльгарнан с присными были надёжной защитой эльфов от внешних врагов, а так же абсолютно неподкупными и беспристрастными судьями. Хотя бы по той простой причиной, что заинтересованным сторонам было просто нечего предложить богу. Всё, что требовалось, он мог свободно создать сам, ну или взять в одном из многочисленных храмов своего имени. Эльгарнан же был квинтэссенцией всего этого. Одиночка, что пусть и брал с собой, порой, поддержку, но не сильно ей пользовался, склонный к довольно жёстким решениям, но неизменно отрывающий голову любому внешнему врагу, что попробует косо посмотреть на его «собственность». А в собственности у него значился, по сути, весь эльфийский народ, львиная доля которого являлась рабами, причём с такой кабалой, что против хозяина даже думать у них бы не вышло. Хотя вот тут всё обстояло довольно мутно и не ясно. Сородичей своих эльфы клеймили, словно скот и примерно в таких же масштабах, клеймо «посвящало» жертву в собственность одного из Шести Богов, поскольку Фен’Харел был аболиционистом и на попытки посвятить ему рабов реагировал так же, как Эльгарнан на нападение — отрывал голову на месте. Но при этом владели «меченными» именно «чистолицие», а не боги — хотя бы потому, что эти самые боги вечно где-то шлялись по своим божественным делам и реагировали исключительно по запросу-молитве или если уж кто-то начинал борзеть. В общем, их поведение вообще и Эльгарнана в частности сильно мне напоминало одного шебутного лорда, что тоже вместо сидения на троне то в первые ряды защитников крепости встанет, то в лес попрётся, а то совсем учудит и драконов приручит. Последним, кстати, сам Эльгарнан и прославился — его постоянно сопровождали молодые драконицы… хм, с учётом его расовой принадлежности, я ещё раз убеждаюсь, что характерами мы похожи. И вообще, сопровождение царственной персоны молодыми и красивыми леди — это правильно! А если каждая леди может ещё и небольшой армагеддончик устроить на близлежащей территории — совсем хорошо. Но вернёмся к истории.
  
  Касательно же внешних врагов, то вот тут уже становится всё страньше и страньше. Этот маг данных разборок лично не застал, даже по его меркам, они случались в очень далёком прошлом. Но, вроде бы всё упиралось в неких «Темных Богов», которых было то ли четверо, то ли пятеро, то ли вообще семеро. И разборки там шли на уровне терраформирования — со стиранием гор в порошок и затоплением регионов. Возможно, наша почти добровольная энциклопедия несколько преувеличивала, всё-таки это были именно легенды его времени, однако, легенды эти подтверждались реальными фактами. В архивах его Ордена были упоминания, как Эльгарнан, лично брал с собой по несколько сотен боевых магов и уходил с ними куда-то под землю, а потом, вернувшись через десяток лет с несколько меньшим количеством серьёзно прокачавшихся спутников, щедро одаривал своих почитателей… лириумом. Из кого этот лириум выбивали, маг не знал, но Порождений Тьмы в те времена точно не водилось, остаются только гномы. Хммм, видимо, древние гномы были куда суровее своих потомков — нынешних подземников пара грамотных магов с уровнем сил «огненный шторм от горизонта до горизонта» зачистят всех, особо не напрягаясь.
  
  В общем, жили ушастые, не тужили. Богов дёргали молитвами редко и только по делу, ибо Гордость Эльфов, что твердила: работай и развивайся сам, нефиг уважаемых господ по всяким мелочам дёргать (особенно, если «уважаемый господин» в раздражении может обернуться здоровенным драконом и откусить голову). Но потом с ними случились люди. Сначала всё шло довольно неплохо — ну суетится кто-то там на окраинах, чего-то пыжится, воспринималось это всё бессмертными чародеями как крики помойных котов, дерущихся за объедки. Вот только почти сразу (лет через тридцать) означенные бессмертные чародеи, что всё-таки немного общались со смертными, познакомились с такой штукой, как холера, брюшной тиф и чума. Выяснилось, что люди пришли в новый мир демоны ведает откуда всё-таки не с пустыми руками. Они принесли с собой невиданные ранее болезни. Потеряв нескольких сородичей и серьёзно испортив себе настроение, всё-ещё бессмертные маги решили эти проблемы. В конце концов, разложить новую болезнь на составляющие и найти способы борьбы с ней для Магистра Крови с парой тысяч лет опыта было несложным делом. Пока, ещё через два десятка лет, эльфы не столкнулись с новой бедой. Они начали стареть. Сначала те, кто чаще общался с людьми, следом за ними и все остальные. Первая смерть от старости стала для детей Арлатана просто шоком. И словно этого было мало, ещё и какая-то проблема с магией начала твориться. Духи исчезли из лесов, точек Силы стало в разы меньше, потому, новую проблему не смогли решить и древние умудренные маги — их старость настигала очень и очень быстро.
  
  Общество, чем-то напоминающее гибрид Рима последних дней Империи и Китая времён Воюющих Царств с этим их «если ты родился в семье без денег и связей, то ты — по жизни раб, грязь и мусор», не стало долго искать виноватых в своей проблеме и врезало по людям, едва ли не скинув их обратно в море. Но люди уцелели. И запомнили. А меньше, чем через век пришли с ответным визитом под стягом Империи Тевинтер, заливая всё на своём пути огнём, используя законтроленных молодых драконов и заваливая ушастых ордами демонов, благо «материала» для призыва тварей из потустороннего мира, что получил название Тень, у тевинтерских чародеев было более, чем достаточно. Эльфам вломили так, что они, заткнув свою гордость куда подальше, воззвали к своим богам, но… те не ответили. Молитвы ушли в никуда, в то время как раньше просящий всегда понимал, что его зов был услышан. В тот раз не отозвался никто. Как и в последующие. Это стало началом конца Империи Эльфов, люди постепенно теснили ушастых, щедро платя кровью за каждый участок отвоёванной земли. Наш источник знаний родился и сражался уже во времена, когда единый ранее Арлатан был разбит на множество полу-независимых анклавов, чьё число постепенно сокращалось, а срок жизни среднего ушастика составлял всего три сотни лет. При том, что раньше «совершеннолетие» у них наступало в сто двадцать. Впрочем, сейчас ситуация ещё плачевнее — нынешние эльфы Ферелдена живут до ста пятидесяти-двухсот, а с учётом условий обитания большинства из них, фактический срок жизни зачастую уступает и человеческому.
  
  Невесёлая картина, зато, удалось кое-что узнать, совместив открывшиеся факты с посланием Уртемиэля и моими воспоминаниями о «лоре» пройденной когда-то игры, то, что Фен’Харел не просто предал и «кинул» своих коллег по опасному бизнесу, но, по ходу дела, ещё и огромную свинью подложил всей эльфийской цивилизации — это интересно. А так же рождает вопрос: зачем? Мне определённо хочется побеседовать с этой личностью. Желательно, предварительно зафиксировав её на столе и заковав в магические кандалы.
  
  Ну а ведьмочки с Андерсом от истории перешли уже непосредственно к практическим ухваткам Боевых Магов, а ведь тот дух не только заклинания и принципы работы с силой Тени передавал, но и множество различных нюансов: как правильно носить броню, как ухаживать за оружием и как им отправлять на тот свет ближних своих. Да тут уже готовая база, которая может сильно ускорить работы Авернуса!
  
  Пришли в себя господин и дамы-чародеи только на следующий день, когда мои войска уже закончили выносить, всё, что не прибито к полу из подземелий и теперь думали, что делать со склепом где нашли филактерий и где всё это время сидели маги. Но оставим лирику и вернёмся к чародеям. Во-первых, сразу по выходу из транса, Мариан, не долго думая, разбила в пыль амулет духа, голой рукой расплющив железную подвеску. Пусть там была не оружейная сталь, но всё-таки впечатляюще. Бедный Карвер, как бы у него какой комплекс неполноценности не завёлся после новой встречи с сестрёнкой. Надо будет его ещё немного «прокачать». Но мысли об оруженосце покинули мою голову, стоило мне увидеть Мерриль, точнее, её лицо по выходу из транса. Это было даже не «краше в гроб кладут», назвать это шоком тоже не получалось. Шок и состояние аффекта очень слабо передают то, что сейчас рождалось в её душе. Полное разочарование, тоска, печаль, нежелание верить и принятие того, что увиденное — правда. Весь мир этой девочки вставал с ног на голову и то — лишь для того, чтобы разлететься в клочья.
  
  – Что случилось? – старательно делаю вид, что не подслушивал процесс передачи информации, а заметил неладное только по внешним проявлениям в облике девушки, сам же при этом ничего не зная о картинах жестоких нравов древнего эльфийского государства. Хотя держать лицо, понимая, что сейчас переживает «домашняя», насколько это возможно для эльфа-долийца, являющегося магом крови, девочка, было непросто.
  
  – Я… – Мерриль всхлипнула и замотала головой, жмурясь и отворачиваясь к полу.
  
  Остальные чародеи встрепенулись и, вынырнув из собственных переживаний от полученной информации, с беспокойством посмотрели на эльфийку. Первой, видя моё беспокойство, взяла слово Солона.
  
  – Физически — ничего, – на всякий случай ещё раз быстро кинув в девушку диагностическое плетение из своего арсенала работы с кровью, поделилась информацией леди Амелл, – но то, что мы узнали…
  
  – Во многих знаниях многие печали, – Андерс отодвинул в сторону свою личину шутника и балагура.
  
  Сёстры Хоук тоже явно что-то хотели сказать, но я был быстрее. Потратив всего секунду на то, чтобы оказаться рядом с ней, я поднял Мерриль на руки и, найдя первое попавшееся место, чтобы нормально присесть, усадил к себе на колени. Моя рука сама собой начала гладить её по волосам.
  
  – Это было давно. И всё, чтобы там ни произошло, осталось в далёком прошлом. Что бы ни случилось — об этом все давно забыли и минувшего нет власти над нынешним, – я продолжал гладить её по голове, второй рукой сжимая её ладошки, одновременно проецируя своё желание защитить и утешить.
  
  – Айдан… там… там… – эльфийку била крупная дрожь и мне пришлось придержать её за левое плечо, прижимая сильнее к себе, – всё, что я изучала… всё, во что я вери..ла… всё это… всё это ложь, придуманная рабами, которым просто поменяли хозяев… не было никакого сиятельного Арлатана… не было никакого народа… только кучка хозяев и целая империя рабов. Тевинтерцы... они не были первыми… они просто повторили… за ними… за нами, – прерывистые, произносимые сквозь всхлипы слова наконец-то иссякли, сменившись плачем. Тихим и горьким. Это было хорошо. Женские слёзы помогут смыть это, примириться с произошедшими задолго до рождения её пра-пра-и-так-далее-бабки. Ну а сейчас… всё, что сейчас ей было нужно — это плечо, в которое можно поплакать, и человек, с которым можно поделиться наболевшим. Я мог предоставить и то и другое, а ещё…
  
  – Вот, выпей, – четыре чародея, оставленные всего на десяток секунд без присмотра, уже смогли заварить и остудить травяной сбор, чашку с которым сейчас протягивала эльфийке на моих коленях Бетани.
  
  Мерриль робко приняла посуду и сделала осторожный глоток, роняя в жидкость солёные капельки с щёк. Видя это, Бетани присела рядом и, положив руку на колено девочки, принялась тихонько и нежно шептать, успокаивая и ободряя. Видимо, успела натренироваться на брате и сестре. Остальные маги тоже подступили поближе, Андерс, правда, ограничился лишь осторожным похлопыванием по плечу, после чего незаметно удалился — утешение не являлось его сильной стороной, но вот ситуацию он читал прекрасно и не стал мешать. Мариан же села слева от меня, просто обняв Мерриль за предплечья и прижавшись щекой к спине, ну а Солона разместилась снизу, положив руки на вторую ногу ученицы Хранителя и присоединившись к ободряющему шептанию старшей Хоук.
  
  Моя маленькая прелесть, ещё раз всхлипнув и, вцепившись в чашку, как утопающий в соломинку, а так же опустив в неё свой взгляд, начала говорить. О том, как в первый раз услышала легенды об Арлатане, о том воодушевлении, что посетило её сердце в этот момент, о своих исследованиях и поисках наследия тех времён. И о том, как всё в те времена обстояло на самом деле. Нам оставалось только слушать, гладить это чудо по голове, да подливать периодически отвар.
  
  Выговорилась и тихонько уснула Мерриль только к рассвету, посвятив своему рассказу весь день, вечер и ночь. Я аккуратно вынес её из руин, где проходил ритуал и уложил на походную кровать в предоставленном мне помещении, ну а то, что я нёс девушку на руках через весь лагерь… право слово, в тот момент мне было на это плевать, как, впрочем, и после. Уставшие волшебницы, коротко попрощавшись, тоже отправились по своим «палаткам». Ну а я… я задумался, прав ли я был, давая так желаемые эльфийской волшебницей знания о прошлом её народа или всё-таки не стоило тормошить дела давно минувших дней? Ведь даже по тем куцым фразам, что изволил выдать дух во время беседы, уже было ясно, что дела в Арлатане были не столь светлы и чисты, как думали потомки. Но… я недооценил масштаб и из-за этой недооценки теперь страдает маленькая беззащитная девчонка. Что же, значит, мне это и исправлять. Благо, начало уже положено.
  
  Лагерь. Следующий день. Айдан Кусланд.
  Пробуждения эльфийки я ждал буквально с замиранием сердца. Вот вроде бы и сделал всё, что мог, дабы помочь пережить потрясение, и ночью не отходил, вымывая все кошмары в зачатке, окутывая потоком заботы и умиротворения через эмпатию, а всё равно волновался о том, как она справится и какой очнётся. Даже немного сжульничал, осторожно выведя клетками симбионта из её организма всё лишнее, вроде выпитых накануне нескольких кружек отвара, чтобы подарить лишние пару часов спокойно сна, не нарушаемого позывами тела. Был даже малодушный порыв под шумок убрать узоры «рабского клейма» с её лица, но я себя вовремя одёрнул — такие вещи нельзя делать без спросу, тем более в такой ситуации. И даже не потому, что реакция может быть непредсказуемой, а просто потому, что это… личное.
  
  И вот, наконец-то, утро для Мерриль началось. Пробуждение её сознания я почувствовал сразу и тут же притаился, во все глаза наблюдая за девушкой. А та, проснувшись, во-первых, в одежде, во-вторых, в незнакомом месте, первым делом удивилась и немного испугалась, демонстрируя, что всяческие неприятные мысли из её головы вымыло... правда, длилось это недолго. По мере вспоминания вчерашнего дня, настроение эльфийки начало стремительно ухудшатся, и тут уже я решил подать голос, потому как депрессия и самокопания — не выход.
  
  – Доброе утро, – приспускаю маскировку, без которой мою массивную фигуру сложно было не заметить.
  
  Лесная красавица вздрогнула и, в следующую секунду, испуганно-растерянные глазки впились в моё лицо.
  
  – А-а-айд… – на милой мордашке Мерриль начали выразительно проступать бурным потоком рванувшие куда-то мысли. – Эльг… у-у-у… а-а-а… к-как? – сама не осознавая, что делает, археолог-энтузиаст умудрилась в считанные секунды зарыться в одеяло.
  
  – Как ты здесь оказалась? – приподнимаю бровь, а сам внутренне выдыхаю. Сжатую до того пружину беспокойства начало плавно отпускать.
  
  – Д-даа… – шёпот прозвучал на самой грани слышимости.
  
  – Ну, ты вчера перенервничала, а потом уснула, вот я и отнёс тебя к себе.
  
  – К-как? – из-под одеяла уже торчали только большие-большие и блестящие от влаги глаза побитого щеночка, а от кончиков ушек, вполне вероятно, можно было прикуривать.
  
  – На руках, естественно, – сохранять невозмутимость! Морду кирпичом! Терпи! Держись! Превозмогай!
  
  – Ви-и-и… – новый уровень стыда и смущения взят. Мням.
  
  – Итак, как спалось? – продолжил я вежливую беседу, смакуя каждую секунду нахождения под потоком паники и смущения эльфийской девы.
  
  – Х-хорошо! П-простите! – одеяло было натянуло по самую макушку и под ним начали бурно дрожать.
  
  – За что же ты извиняешься? – изображаю непонимание.
  
  – Ну-у… я… ты… вы… и несли…. – из-за спасительного покрывала несмело показались зелёные глазки.
  
  – Очень информативно. Впрочем, – я таки позволил выползти на моё лицо довольной улыбке, – я понял, что ты хотела сказать и смею тебя заверить — извиняться не нужно. Лично мне понравилось. Если бы ещё не обстоятельства…
  
  – … – тц, зря я напомнил об этом, вон как сразу погрустнела. Что же, придётся использовать проверенные методы. Подхожу к кровати и таки стягиваю защитное одеялко. – А-айдан?
  
  – Ты опять начинаешь грустить, значит, нужно повторить!
  
  – Ч-что?! О-ох! У-у-у-у…. – оказавшаяся у меня на руках девушка мигом забыла про печаль, вновь переключившись на чистую, незамутнённую панику.
  
  – Я, кстати, уже успел озаботиться завтраком, – сделав пару шагов, усаживаюсь за стол и уже привычно сажаю Мерриль к себе на колени.
  
  – А? – на меня смотрят, как кролик на удава и, по всем признакам, почти не слышат.
  
  – Говорю — завтрак, – киваю на миску с походной кашей. Ничего сверхординарного — крупа, типа гречки, да мясо оленя, добытое нашими бойцами прошлым вечером. Правда, таким кивком я, разумеется, совершенно случайно уткнулся носом в макушку чародейки, да и потом не удержался и вновь провёл рукой по шелковистым волосам. Даже не смотря на то, что она ещё не умывалась, причёска и всё остальное было в полном порядке. Как я уже говорил — за ночь я позаботился о всех мелких физических неудобствах.
  
  – Эмм… и-и-и…
  
  – Всё хорошо, – мягко обнимаю девушку, прижимая боком к груди и продолжая дышать ей в волосы. – Не бойся… Я знаю — тебе было тяжело. Нельзя быть к такому готовым... Прости меня, пожалуйста. Я хотел сделать тебе приятно… Порадовать. Я не хотел, чтобы ты плакала…. Чтобы испытала эту боль, – медленно и ласково целую в макушку, прекрасно ощущая, какой шторм поднимается в эмоциях эльфийки от моей речи. – Ты хорошая, Мерриль, очень хорошая. Я не хочу, чтобы ты страдала. На самом деле не хочу. Ты мне веришь?
  
  – Д… Д-да… – не попадая зубом на зуб выдавила из себя девушка.
  
  – Тогда, пожалуйста, не грусти. Оставь прошлое прошлому. Сегодня у тебя есть друзья, есть те, кто тебя любит, твой народ больше не рабы и я не позволю его ими сделать вновь. Живи и радуйся жизни, мечтай, влюбляйся, узнавай новое, иди вперёд с гордо поднятой головой, как должно могучей, талантливой и красивой Хранительнице. А если тебе станет больно, одиноко или просто грустно, – выдерживаю паузу, дожидаясь пока в ворохе внутренних переживаний эльфийки забрезжит огонёк любопытства и внимания, – то у тебя есть один знакомый король, который с удовольствием возьмёт тебя на ручки и приласкает, – не сдерживая улыбку, взъерошиваю волосы на макушке этой маленькой прелести собственным носом, в следующий миг буквально улетая во взрыве смущений и паники, что тянут этак тонн на тридцать в тротиловом эквиваленте.
  
  – Я… нет… я…. и… м-м-м… – сидит, дрожит, бои-и-ится… Ня-я-я-я...
  
  – Хочешь, я покормлю тебя с ложечки? – ничего не могу с собой поделать.
  
  – Н-нет… – ох, очередной уровень смущения и паники взят, а я уж думал, выше невозможно. Причём, такое ощущение, что поставь ей сейчас на голову чайник с ледяной водой — тот закипит в считанные секунды. И всё это без малейшего сексуального подтекста в чувствах и даже понимания, что такой подтекст возможен.
  
  – Точно?
  
  – Д-даа? – вот только почему эта интонация была вопросительной?
  
  От дальнейшего смущения бедняжку Мерриль спасло появление остальных чародеек, решивших воспользоваться своим правом входить в мою палатку, точнее, «временную постройку», без стука и предупреждения. Вот Солона, Мариан и Бетани пересекают порог и видят подобную картину. В первое мгновение, от всех трёх полыхнуло жгучей ревностью и вот тут сексуальный подтекст был чётенько, но вот они разглядели лицо эльфийки и ревность сменилась искренним весельем и даже небольшой капелькой злорадства.
  
  – О, смотрю, утро у вас началось очень бурно, – улыбнулась Бетани.
  
  – А-а-а… Я!... Он!… ми-меня… н-на ручки… я ничего не… с ложе… корм… и-и-и!!! – с мысленным криком «помогите, спасите, помираю!» попыталась ответить прекрасная особа у меня на коленях. Увы, речевой аппарат её явно предал, что поняла и сама эльфийка. – Всё не так... – всхлипнув от беспомощности, всё же смогла выдавить малышка, но получилось это почти шёпотом.
  
  – То есть, ты не сидишь у Айдана на коленях и он не шепчет тебе что-то на ушко? – подхватила за сестрой Мариан, с беззлобной насмешкой складывая руки на груди.
  
  – Д-да! То есть, нет! В смысле… – о, вот оно «и ты, Брут», в чистом виде. Ситуацию спасла леди Амелл, просто рассмеявшись.
  
  – Ох, видела бы ты сейчас себя, хи-хи, – прикрыла рот ладошкой колдунья.
  
  – М-м-м! – жалобно-негодующее.
  
  – С чем пожаловали, леди? Проведать вашего великолепного, но очень скромного лидера?
  
  – Айдан, ты слишком много общался с Андерсом, – хмыкнула Солона, – и в этот раз ты не угадал, мы пришли к Мерриль!
  
  – Ко мне?! – хлоп-хлоп глазками.
  
  – Да, ведь нам, как чародейкам, нужно держаться вместе! Во избежание захвата всякими королями…
  
  – А?
  
  – Перевожу. Девочки пришли тебя подбодрить, возможно, это будет совмещено с утаскиванием в лесок, совместным распитием вина и перемывания косточек всех знакомых мужчин.
  
  – Тц… – с притворной досадой цокнула Мариан, – раскусил.
  
  – Ладно, заканчивай завтрак и идите веселитесь, а у меня есть пара скучных дел, – пришлось отрывать себя от прекрасной девы и тактично удаляться по делам. Уверен, первым, кому будут перемывать косточки, буду как раз я.
  
  Спустя ещё четыре часа, мы начали сворачивать лагерь — всё, что было можно прихватить из леса, мы прихватили. Нет, ещё оставались статуи из эльфийского склепа, но тащить с собой памятники с могил было бы совсем уж лишним. А так — и доспехов с оружием набрали, и всяких интересных травок Хозяйка Леса на дорожку отсыпала, причём не просто травы, но и семян. По словам Андерса, вот за эту пригоршню «Пророческого Лавра» можно было купить пару-тройку сёл, с полями и поместьем сеньора в придачу, а на споры «Бороды Вурдалака» — всех жителей, ну и самого сеньора. Так что будущее поселение оборотней, что планируется организовать в землях Табриса, неподалёку от самого леса, обещает стать очень богатой деревней. Деревней в собственности моего личного вассала, да ещё и фанатично преданного. Прекрасно.
  
  Собрав вещи, мы двинулись обратно к Денериму. Ну а пока шли, Кристиан, посредством магического телеграфа Андерс-Авернус, был озадачен сообщением о полутысячном подкреплении боевых оборотней, которых нужно поставить на довольствие, снарядить, вооружить и подготовить к дальнейшей службе из расчёта три с половиной сотни тяжёлой пехоты прорыва и полутора сотен егерей-рейнджнеров… имеющих помимо ловкости рейнджеров ТТХ тяжёлой пехоты прорыва. Ответная записка Авернуса пусть и говорила, что таки хорошо, всё организуем, но, судя по почерку, рука у старого мага сильно дрожала, пусть пока не понятно от чего, хотя… зная его, скорее всего, от восторга по поводу очередных зверушек.
  
  Путь наш в столицу был несколько дольше пути до леса — переселенцы в человеческой/эльфийкой форме пусть и были чертовски выносливы, за лошадьми даже когда те шли всего лишь рысью, угнаться не могли, а уж про галоп или карьер и говорить не стоит. В волчьей форме да на полном приводе, оборотни могли дать любой лошади сто очков форы, но от такого бега довольно быстро уставали, а уж какие кучи, в прямом смысле слова, откладывали коняшки, когда чуяли в шаговой доступности таких хищников, и говорить не стоит. Разумеется, и эту проблему с логистикой решить удалось — тут и просто выделение оборотней чуть в сторону и объяснение им, что такое «волчий скок» (техника марша, придуманная ещё суровыми викингами в стародавние времена. Заключается в чередовании лёгкого бега и просто шага, позволяет серьёзно увеличить скорость передвижения и пройденные расстояния при относительно небольших затратах сил. Прекрасно сочетается с тасканием на себя тяжёлых рюкзаков с награб… пожитками, да, викинги любили путешествия и пожитки.*прим. Автора) …кхм, м-да, очень актуально с учётом видовой принадлежности моих новых воинов. Но вся эта новая организация требовала времени, так что суммарно марш занял не неделю, а декаду. Мелочь, а неприятно. Зато вновь получилось заняться Мором и модификациями тварюшек и подгоном их «легенды», тем более, что давно почивший ушастый Боевой Маг любезно скинул очень неплохую базу оружного боя этих самых ушастых, чуть-чуть подпилить, убрать лишнего, добавить кое-чего от себя и будет вполне себе самобытная школа, тем не менее, явно родственная «старому искусству Арлатана». Правда, все десять дней спокойно покрутить в голове математические модели и уже почти готовые генные карты мне не дали — уже к вечеру первого же дня, посовещавшиеся и до чего-то договорившиеся ведьмочки, лихим манёвром подкатили ко мне на предмет Важного Разговора. Именно так, с больших букв. Во всяком случае, важность этого разговора была написана у них на лицах. Ну и первый вопрос, который решила в лоб задать Солона…
  
  – Айдан, скажи, ты на самом деле Эльгарнан?!
  
  – К-хм, – не скрывая настороженного удивления изучаю лица «пристрастной комиссии». Лица отвечают мне готовность тянуть правду хоть уговорами, хоть клещами, и даже милая, скромная лапочка Мерриль, пусть и прячется за спинами подруг, всем видом пытаясь показать, что её притащили силком и против воли, но нет-нет, да и глянет с опасливой надеждой бездомного котёнка, жалобно мокнущего под кустиком во время дождя...
  
  Накатило мощное ощущение дежавю... А что-то мелко-пакостное внутри даже предлагало сделать таинственный вид и тактично съехать с темы или вообще резко уйти в туман, но я героически задушил в себе столь низменный порыв и постарался ответить серьёзно, всё-таки выяснить эти детали было для прекрасных дам действительно важно.
  
  – Ладно, хорошо, – пройдя в другой угол палатки, присаживаюсь на походный стул и опираюсь на кулак подбородком в позе мыслителя.
  
  – Айдан?
  
  – Я понимаю, что вас заставило вернутся к этому разговору, однако я уже всё объяснял. Я — Айдан Кусланд, – видя уже открывающийся для восклицания или возмущения ротик девушки, я поднял руку, показывая, что ещё не закончил. – У меня нет никаких воспоминаний Эльгарнана и я не воспринимаю себя древним эльфийским богом. Человеком, присягнувшим на верность Великой Тьме — да. Правителем, который одинаково ценит всех своих подданных, не разделяя их по расовому и половому признаку — тоже да. Даже не совсем умственно здоровым парнем, поддающимся порывам интуиции много чаще, чем голосу разума и, вопреки всякой логике, обожающему драконов, жутких магов крови и эльфийские песнопения, я себя ощущаю, но… Являюсь ли я при этом древним эльфийским богом? – держим драматическую паузу. Все окружающие превратились в одно большое ухо. Коллективное.
  
  – Ну?! – не выдержала Мариан.
  
  – Без понятия, – под всеобщий стон разочарования, «признался» я. – Флемет меня назвала покойником и демоном, Хозяйка Леса — Эльгарнаном, церковники Андресте вообще на плохие слова не скупятся. Но мне, если честно, плевать. Да, я признаю, что у меня бывают некоторые… – качаю головой, как бы подбирая слова, – причуды... Да и могу я с недавних пор много всякого… Но, эй, при попытках просить у меня помощи, у меня не возникает желания обратить просителя в пепел вместе с половиной континента, возможно, лет через двадцать сидения на троне что-то изменится, но пока точно нет!
  
  – Ты говорил, что тебе ответил Князь Тьмы и наделил частицей своей силы… – озабоченно сведя бровки в демонстрации активных мысленных усилий, отметила Солона.
  
  – Понимаю к чему ты клонишь, – киваю девушке. – Возможно, Эльгарнан был Князем Тьмы, но это не означает, что Князь Тьмы — это Эльгарнан.
  
  – Так, – потёрла лоб Бетани, – ты имеешь ввиду, что это просто разные… хммм, воплощения одной и той же сущности? Но откуда тогда ты знаешь эльфийский?
  
  – Выучил.
  
  – На уровне коренного носителя? – приподняла бровь Мариан.
  
  – Я талантливый парень, – развожу руками.
  
  – Эй, – вмешалась Солона, – мы уходим от темы. Версия Айдана звучит логично, да ещё и укладывается в те описания, что были даны в его книге. Это всё ведь началось… – она чуть замялась, – после Хайевера?
  
  – Да, – вновь сказал я чистую правду, – в тот день старый Айдан Кусланд умер вместе со своей семьёй.
  
  – Прости, я не хотела напоминать тебе… – покаялась леди Амелл.
  
  – Ничего страшного. Это осталось в прошлом, – на моё замечание тяжело вздохнула Мерриль. У неё к прошлому теперь было весьма печальное отношение.
  
  – Эй, Вашество! Я тут сообразил такое!… – внезапно (ну ладно — я его приближение чувствовал, но девочки вздрогнули) в палатку влетел Андрес, пылая таким энтузиазмом, что хоть в бочку с ледяной водой его сажай, чтобы остыл. – Оу… – целитель заметил собрание и как на стену налетел. – Так вы тут… заняты? – глаза рыжего судорожно забегали по лицам ведьмочек, причём так, словно это не он нас «застукал» за приватной беседой, а мы его за чем-то неприличным. Точнее не «мы», а конкретно прекрасные волшебницы. – А по какому случаю сбор? – лихо сообразив, что ещё чуть-чуть — и начнутся вопросы, поспешил сам задать тему сэр маг.
  
  – Мы пытаемся понять Эльгарнан Айдан или нет, – с чистейшей искренностью ответила Мерриль — единственная не заметившая в поведении Андреса ничего подозрительного.
  
  – Да какая разница?! – с привычной бесшабашностью всплеснул руками этот наглый рыжий тип. – Его Величество — самое лучшее Величество в этом хмуром и тоскливом мире, я вам как сэр рыцарь говорю! Что вам вообще не нравится? У нас вон, старушка Винн может в Тени с Духом Милосердия чайку попить, а Авернус — и вовсе трехсотлетний Магистр Крови с голосом в голове… ну или сколько там ему? И ничего. На их фоне Айдан и вся безуминка, что вокруг него происходит, смотрится почти нормально! Ну! Скажите, что я не прав!
  
  – Хммм…. – ведьмочки задумались. – Ну, это да, и вообще, мы его ни в чём не обвиняли, но… интересно же!
  
  – Тут согласен, – резко перейдя на серьёзный тон, кивнул сэр маг. – Но точно сказать может разве что Предвечная, ну а гадать… есть дела и поинтереснее! – в глазах целителя вспыхнул огонёк опасного воодушевления.
  
  – Какие? – эльфийская чародейка неподдельно заинтересовалась, что же такое есть более интересное, по мнению её коллеги, чем выяснение личности Айдана-Эльгарнана. Во всяком случае, что-то такое было написано на её личике. Вот только эта милая невинная девочка ещё плохо понимала, с кем связалась. А вот рыжий меня не подвёл.
  
  – Ну-у, например, могут ли девушки-оборотни перевоплощаться частично? Только представь себе, эти милые пушистые ушки, хвостик… м-м-м, – закатил глаза Ценитель Прекрасного. – Вашество! – вновь распахнутые очи чародея вспыхнули безумием творца, – нам нужно провести опыты!
  
  – Эм… – Мерриль явно не поняла всей подоплёки, – наверное, это будет смотреться красиво. Хотя хвост… а он не будет мешаться? Это может быть не очень удобно.
  
  – Андерс! – а это уже были человеческие чародейки, которые подоплеку-таки как раз поняли. Я же… я почти впал в ступор. Как, как я мог упустить этот момент? То, что мне на коленке пришлось мутировать почти тысячу подопытных меня не извиняет! Да, во всём виноват этот вызывающий моё озверение мир и утончение в Завесе. Точно-точно!
  
  – Ты гений! А ведь они ещё могут и петь! Должно получаться очень душевно!
  
  – Айдан! – вновь хором.
  
  – Они опять стали думать на одной волне, – тяжело вздохнула и прикрыла глаза рукой Мариан.
  
  – Вы, мальчики, не учитываете ещё того факта, что помимо ушек и хвостика, у таких девушек могут быть и когти, которыми, как мы уже убедились, они вполне могут рвать сталь.
  
  – Там больше зависит от мышечного усилия и напитки тела внутренней силой… – принялся возражать колдун, правда, несколько поскучневший колдун.
  
  Тем не менее, довольно скользкая тема осталась позади и мы продолжили путешествие, обмениваясь дежурными подколками и разговаривая «ни о чём». Особой мысленной нагрузки это не требовало и я смог перенести фокус своего внимания обратно на Мор. До Денерима было ещё девять дней… пожалуй, вполне успею запустить тестовую партию, главное, не забыть сменить командную частоту связи. Ну и подкинутой Андресом идеей стоит заняться...
  
  Три дня спустя. Глубинные Тропы.
  Белеготар Морохир открыл глаза и огляделся. Сверху нависал неровный каменный свод с пятнами какого-то мха, теряющимися в темноте. Пещера? Что такое пещера? А, полость под землёй… А как он здесь оказался? Мысли ворочались медленно и лениво, воспоминания приходили с некоторым трудом, впрочем, судя по вялым шевелениям сородичей рядом, не у него одного такие проблемы. Сородичи? Он задумался. Да… сородичи. Они — Эльфы Тьмы, Il’Ithir или же Th’Rau. Те, кто присягнули отпрыску самой Предвечной, вручив ему свои жизни и души. Лучшие из лучших, отмеченные лично Богом. Истинно отмеченные, а не как эти жалкие рабы с Печатью Крови на лице. Они были свободны и служба Владыке была их и только их выбором. И за эту службу они получили воистину щедрые дары. Их кожа обрела благородный оттенок Мрака, а волосы побелели. Тьма глубин была больше не властна над взором избранных своего Владыки, а тела обрели небывалую силу и ловкость. Но превыше всего были Узы, что связывали всех братьев и сестёр в систему, связь, что превращала отдельных разумных в единый, идеальный механизм.
  
  В голове всплывало всё больше и больше воспоминаний. Детство, когда он был всего лишь третьим сыном средненького эльфийского лорда, первая встреча с Владыкой, что просто проходил мимо их земель, служба ему в течение сотен лет и тот миг, когда он наконец-то стал Достоин. Достоин того, чтобы стать частью Его Свиты. Его Тенью. Его Мечом. Но… почему он тогда очнулся в какой-то пещере, да ещё и голый?
  
  Новая череда воспоминаний вызвала лёгкую головную боль, тут же прошедшую, но прояснившую ситуацию. Связь с Владыкой. В какой-то момент она просто… исчезла. Словно его никогда не было! Или он был где-то очень, очень далеко. Повелитель пропал, ни сказав им ни слова. Если бы он предупредил, они бы приняли его выбор и последовали за ним или вернулись на земли Арлатана, но нет. Он не предупредил даже их. И это было страшно и непонятно. Они стали искать, но не нашли и следа. Что произошло? Неведомо. Что делать? Не ясно. И тогда, собравшись вместе, они решили уснуть. Уснуть и дождаться возвращения Владыки. Утенера — Сон Смерти, что может длиться веками. Только помощь одного из богов гарантировала возвращение в мир живых, а самостоятельное погружение в это состояние было большим риском даже для умудрённого старейшины. Но не для иллитири. Вся свита Владыки, все те тысячи эльфов, что собрались под его рукой за десятки веков, уснули. Уснули, для того, чтобы пробудиться, когда Он вернётся в свой мир. Белеготар, сменивший своё родовое имя на титул Морохир, Рыцарь Тьмы, заслуженный им в бесчисленных боях, выбрал в качестве места сна для своей плеяды небольшую пещеру, расположенную недалеко от поверхности. Если их Господин вновь появится в лесах Арлатана, то он будет первым, кто это почувствует и выйдет, дабы приветствовать его. Несмотря на то, что подобный выбор и нёс некоторые риски, ведь подобные пещеры очень любили молодые дикие драконицы, но он вполне был готов пойти на подобный риск. Как и верил в способности их отрядного мага как следует зачаровать вход, благо запасов лириума и крови этих подземных коротышек у него хватало с избытком.
  
  Командир дроу замер, после чего резко вскочил с каменного пола. Он и весь его отряд проснулись. Если бы это было единичное пробуждение, ещё могли бы быть какие-то сомнения, но вся Плеяда? Это могло значить лишь одно — Владыка вернулся! Обратившись к Узам, тёмный эльф замер, вслушиваясь в переливы голосов, шёпот мыслей собратьев. Нет, не то! Вот оно. Знакомый столб Тьмы на самой грани восприятия. Несокрушимый. Монументальный. Несколько изменившийся, но, несомненно, именно тот, что он знал когда-то. Их Владыка действительно вернулся!
  
  Однако радость и оживление продлились недолго. Помимо присутствия своего Лорда и сородичей, Белеготар ощутил и что-то иное. Других. Кто-то… что-то… искорёженное, извращённое. Словно какой-то криворукий подмастерье попытался повторить Шедевр Мастера, но получил лишь безобразную подделку. Жалких существ, не имеющих своего Я, лишь набор примитивных инстинктов и команд. Это было… отвратительно. Более того, его знаний было достаточно, чтобы понять, как могли сделать такое. Видимо, какой-то колдун нашёл одну из усыпальниц его братьев и сестёр и, в гордыне своей, замахнулся на повторение того, что сотворил Бог. Что же, если это так, то он найдёт святотатца и вырежет его и всех его родных до седьмого колена!
  
  Злобный рык вырвался из глотки, заставляя в напряжении закаменеть мышцы по всему телу.
  
  Волевым усилием, он взял себя в руки. Месть — это хорошо, но она может и подождать, сначала — Повелитель и разведка обстановки. Сколько они проспали? Как изменился мир? Какого драного гнома они очнулись голыми и где все их вещи? Это и ещё сотни и сотни вопросов требовали своего выяснения.
  
  – Ждём ваших приказаний, командир, – прервал ход его размышлений мелодичный голос. Морохир повернулся к вопрошающей и позволил себе пару секунд полюбоваться открывшейся картиной. Правильные, царственные черты лица, достойные резца лучшего скульптора Империи, идеальная, без грана лишнего жира фигура, крутые бёдра и высокая, подтянутая грудь с так маняще торчащими вершинками… Пусть сейчас было не то время и место, но… его давняя подруга была прекраснейшей из женщин, что бы по этому поводу ни говорили почитатели Митал.
  
  – Тинтур, – губы сами расплылись в улыбке, – рад тебя видеть.
  
  – Я заметила, – ох, а он уже успел забыть, что сия особа столь же ядовита, сколь и прекрасна. И, в своё время, довела до отчаяния немало благородных лордов… и леди, что пытались ей что-то по этому поводу сказать. Решив не обращать внимание на характер соратницы, командир отряда сосредоточился на деле.
  
  – Первое — проверьте состояние своих организмов. Второе — удостоверьтесь в географии точек силы и потоках магии, если даже отблеск Тени Повелителя изменился, то что говорить о ветрах магии? По результатам — доложить.
  
  – Будет исполнено, – чуть кивнула волшебница и отправилась доводить приказ главы до остальных. Позволив себе ещё несколько секунд слабости, связанной с провожанием взглядом нижних достоинств удаляющейся леди, воин вернулся к работе. Связаться с Владыкой сейчас… о, он бы хотел этого, но поступать так, будучи, в прямом смысле слова, голодранцем? Нет, потребуйся он Господину немедленно, он бы ринулся к нему хоть так, но столб Тьмы был спокоен и незыблем, а значит, их услуги сейчас не требовались и можно было потратить немного времени, дабы привести себя в должный вид.
  
  – И всё-таки, что случилось с нашими одеяниями, бронёй и оружием?... – задался вопросом Белеготар, начиная выполнять разминочный комплекс и прогонять внутреннюю энергию по телу. Приказы нужно не только отдавать, но и выполнять к тому же, ему с небольшой группой выдвигаться на разведку округи, если вдруг не выяснится что-то из ряда вон, так что сбросить сонное оцепенение требовалось поскорее, и небольшая зарядка была как нельзя кстати.
  
  Вновь Айдан Кусланд. Все-ещё в дороге.
  Наблюдать за опытной группой было довольно интересно. Не так интересно, как прописывать сотню характеров, привычек, «краткой предыстории» и прочей «квенты», но всё же. Без ошибок, конечно, не обошлось, но пока группа сидела в пещере и познавала себя, «вспоминая», как всё должно работать, большую часть из них удалось выявить. Например, потребность во сне. Порождения Тьмы не спят. Я — тоже, но вот для психики существ предельно близких к человеку постоянное бодрствование может быть чревато, несмотря на то, что необходимость спать, зачастую, кажется ужасающе неудобной потерей ценного времени. Пришлось срочно «докручивать» соответствующий функционал и некоторую долю «обоснуя», благо все несостыковки мои создания, пока что, сваливали на последствия очень длинного сна. Полноценно встраивать им в геном механизм «принудительного загоняния в постель», когда глаза начинают слипаться и тело буквально заставляет разум переключиться на отдых, сперва подавая тому кучу тематичных сигналов, а после и вовсе вырубая, если «по-хорошему» не получается, я не стал. Их физическому телу как раз такой отдых не требовался — я там расстарался, доведя до ума родные механизмы Мора и сдобрив их собственными наработками из других миров, отдых нужен был разуму. О нём я и позаботился, обеспечив саму возможность нормально засыпать, только перевёл активацию с автоматического режима, обеспеченного протеканием физических процессов в теле, на осознанное желание разума, буквально прописав им в память навык отключения сознания, подобный моему собственному. Таким образом, заснуть они теперь могли по собственной воле примерно так же легко, как пошевелить пальцем, вернее, само умение это делать встало на схожий уровень осознанности. Ну и, само собой, добавил им в память понимание того, что, несмотря на все «дары от Повелителя» избавляющие от усталости и зевоты, спать им всё равно нужно. Хотя бы разок в три дня, но лучше каждый день, пусть и всего по паре часов.
  
  Ещё «веселее» было с магией. По созданной мной легенде, местные дроу должны были «помнить» магическую школу времён Арлатана, когда никакой Завесы ещё не было, как таковой. Но я-то её не знал! Даже базис того древнего боевого мага уже был сделан под современные параметры мироздания. Пришлось выкручиваться, благо вариант был неплохим — мои колдуны делались из эмиссаров тварей Мора, и, хоть попотеть с перестройкой их организмов буквально по клеточке пришлось изрядно, использовать «правильную» магию они остались способны и даже слега улучшили свой потенциал, ведь для генетической карты своих дроу я не постеснялся использовать и частицу драконьей ДНК, это помимо ряда геномов Марвела, чьи элементы пошли на общее улучшение физических характеристик. Так что взял я и… «залил» им в головы фиорскую базу. Она, конечно, специфична и весьма далека от универсальности, просто за счёт изменения свойств маны под действием применяемой школы, но при этом очень хорошо ложится на «базу» Боевых Магов Арлатана, позволяя без проблем создать эффективный стиль боя хоть под «Ледяное Созидание», хоть под «Тёмные Письмена». А несоответствие стихиальной окраски внутренней маны тому, что они помнят о своих навыках и направлениях развития, подопытные легко списали на последствия долгого сна и отсутствие практики, благо я и подбирал им наиболее нейтральные направления: артефакторика, ритуалистика, телекинетический аспект Магии Перевооружения, Тёмные Письмена и так далее. Остальное они тоже знали и довольно полно, но искренне верили, что практиковали как раз эти направления, а не какие-нибудь молнии или огненные хулиганства. Также, я закачал им в память заметно подкорректированную Магию Крови от Авентуса и того демона желаний, которого развела Солона. Изначальный вариант не годился, так как, волей-неволей, уже был подстроен под общемировые магические практики с энергией Фейда, и, соответственно, давал о ней представление, а это выбивалось из легенды, вот и пришлось много чего порезать. Впрочем, делать никого из моих тёмных эльфов «заслуженным и давним практиком магии крови» я не собирался, так что вопросов о некоторых нестыковках и дырах в своих знаниях по этому направлению у них не возникло — как и в случае со всякими «Созиданиями Льда», это было для них просто теоретическое знание, когда-то усвоенное для общего развития, но редко применявшееся на практике.
  
  А вот дальше началось самое интересное! Получив полноценное сознание, души моих творений принялись стремительно развиваться! Нет, это было логично, хотя скорость меня приятно удивила, но вот то, что во сне «детишки», как и все разумные, смогут гулять по Тени, я не ожидал. Как и того факта, что мои «маги», которых, пока что, было аж три штуки, смогут подключиться и к силушке Фейда. В итоге, получалась забавная картина. Я сидел и чесал репу, что мне теперь с этим делать, а мои дроу-колдуны… тоже сидели и чесали репы, пытаясь понять, что это вообще за странная фигня такая с силой и что им делать с источником «неправильной» маны. Н-да.
  
  На этом фоне все мелкие косяки, вроде отсутствия одежды (ну негде мне было добывать древние эльфийские одеяния, оружие и артефакты, а растить самому, при помощи тех своих клеток, которыми работал с переделкой выбранных на опыты Порождений, пребывая на другом конце Ферелдена… я бы свихнулся. Так что пусть думают, что это «странный побочный эффект». Так себе решение, но не поделки Порождений же моим созданиям оставлять?), просто терялись. Зато экспресс-проверка на «основные инстинкты», вроде влечения к противоположному полу, вполне удалась. Уровень там был средне-вяленький, но для тел «только с конвейера» — вполне, а там и подкорректировать можно будет. Потенциал второго поколения, что появится уже без моего участия и навязанных установок, будет интересно оценить.
  
  Тут я пока решил предоставить новорожденных дроу самим себе, вполглаза присматривая за общей тенденцией, первичные данные я получил и их стоило обдумать. Да и понаблюдать, что эти существа с почти полной свободой воли будут делать дальше, стоило. Ну а пока меня ждали иные, как выразился Андрес, «опыты». Да-да, те самые, которые рыжему срочно требовалось провести.
  
  Промежуточная форма оборотня, как много в этом звуке… когда первый порыв сделать кошко… пардон, волкодевочек прошёл, я принялся более детально прорабатывать грядущие модификации, помимо эстетических моментов внедряя и более прикладные вещи. Более острый слух, зрение, рефлексы, мышечная ткань… к тому же, превращение из такой «промежуточной формы» было куда как менее энергозатратно, равно как и возвращение в неё из полной трансформы. Проблема была в том, что у меня не было стабильного генома этой самой формы. Позиция «прямоходящий волк» и «человек/эльф» — да, но вот стабильная промежуточная форма — увы. Разумеется, её можно было бы вывести, но тут требовались подопытные и время, более того, с учётом «полу-псионической» природы базового проклятья, всё ещё мешающего тонкой работе и затратам энергии на сам оборот, провести такие опыты дистанционно на выращенных «болванчиках» не представлялось возможным. Прогонка математических моделей и предварительное конструирование «в уме» также не решали проблему — слишком много факторов, учесть и смоделировать которые я просто не мог в силу тех или иных причин. Однако… у меня был выход! Ведь, по большому счёту, мне требовалось получить нужные шаблоны смены формы посредством «псионики», а взять их можно было с мага-оборотня. Более того, у меня как раз был, точнее, была на примете подходящая кандидатура. Морриган, признаться, я о ней уже и думать забыл — не до того мне было, так, порой отслеживал краем глаза её положение, благо по-первому времени девушка крутилась относительно неподалёку от армии, то ли следя за мной, то ли используя тысячи вооружённых мужчин и женщин в качестве щита от случайных встреч с тварями Мора/бандитами/Храмовниками… ну и так далее, нужное подчеркнуть. Правда, после уничтожения Архидемона, сигнатуру колдуньи отследить не получалось. Нет, она не была мертва, но, видимо, успела наколдоваться достаточно, чтобы вырубить психическую связь моих клеток, а там и я на некоторое время отрубиться изволил. В итоге, когда «проснулся», объём клеток Симбионта в теле уже был восстановлен до нормального лимита, иначе говоря, отсечение «оглушённых» частиц меня из метки Морриган и парочки дальних схронов прошло с концами и реанимировать с ними связь уже не представлялось возможным по причине полного распада оных. Схроны я быстро сделал новые при помощи тварей Мора, на которых мои клетки сохранились, как сохранились они и на прочих живых существах «помеченных мной» — сам живой организм выступал для моих клеток, вступивших с ним в симбиоз, этаким предохранителем от последствий отключения моего сознания, но вот ведьма из сферы моего внимания выпала. Впрочем, это дитя болот и одной безумной старой перечницы мне была не сильно интересна, хоть за время копания в её памяти я и пересмотрел своё о ней мнение в лучшую сторону. Нет, она вполне была самовлюблённой стервочкой себе на уме, которая, при ряде условий, не задумываясь бы меня кинула, но это было наносное — результат долгой и довольно жестокой дрессуры, а не ядро личности. Выправить всё было возможно, да и она сама, пусть и не осознанно, но хотела простого человеческого тепла и тех вещей, которые «добрая мамочка» приучила презирать и считать слабостью, но возиться с ней мне было откровенно некогда и незачем — тут во мне с нашей первой встречи ничего не изменилось. Не будь у меня моих чародеек ещё можно было бы что-то посмотреть, но они были, а потому диковатая ведьма из Диких земель Коркари была мне не интересна. В отличие от снятых с неё данных.
  
  Изначально я те, не то чтобы забросил в дальний угол, но «под сукно» положил с чистым сердцем. Почему? Ну, во-первых, её общие магические знания не превосходили таковые у Солоны. Так — местами, она что-то знала лучше, в частности всякие проклятья и порчи, но сам обще-теоретический базис у леди Амелл был заметно основательнее, хоть и уступая по части реальной прикладной практики. Если же сравнивать со знаниями и умениями всех трёх моих чародеек, то тут Морриган проигрывала уже вчистую, причём, уже на момент первого с ними знакомства, про нынешний уровень и заикаться нечего — они у меня все уже более чем тянут на Старших чародеев Круга, вот и получалось, что вспоминать о пакете информации снятой непосредственно с ведьмы Диких земель смысла никакого не имело. А во-вторых… «Школа Оборотня» — то единственное, в чём Морриган была уникальна, являлась вещью не то, чтобы совсем бесполезной, но рассчитанной скорее на одиночку-разведчика, чем на командного бойца. А уж основы с превращением в волка, медведя или здоровенного паука… ну вот на кой чёрт той же Солоне умение превращаться в волка? Любой нормальный воин этого самого волка пустит на колбасу не напрягаясь. С медведем или гигантским пауком… ну, провозится чуть дольше, но если речь о подготовленном бойце, а не ополченце, проблем не возникнет. Всякие орлы-чайки смотрелись уже интереснее, но для той же Морриган уже были весьма сложным превращением, требующим большой концентрации и сил. И это при том, что она данную школу изучала более десяти лет под руководством самой Флемет! Нет, высшие ступени, о которых даже сама ведьма только слышала «от матушки», вроде становления роем плотоядных насекомых или полноценным драконом, были вкусны, но если форма орла даже у меня вызывала лёгкое почесывание в мозгу от всех тех процессов, что нужно было контролировать при обороте, то уж преобразование в Разум Роя… кхм, так и спятить недолго. Ну а драконья форма жрала на преобразование столько сил, сколько не у каждого древнего Магистра было. Это помимо того, что и сами процессы там тоже были непростыми… теоретически, поскольку как оно на самом деле, Морриган не знала. Но такие сложности мне были и не нужны, а вот механизмы перекидывания человек-волк, в форме которого она армию и сопровождала — наоборот.
  
  После анализа вытащенных из закромов «долгой» памяти элементов, удалось внести нужные корректировки в модели, хотя результат всё ещё был далёк от идеального, с этим уже можно было работать, а также проводить тестовые преобразования в ситуации «палатка лорда располагалась недалеко от спящих оборотней». Что я и сделал следующей же ночью, на всякий случай увеличив количество своих клеток в подопытной для лучшего мониторинга и, если что-то пойдёт не так, поддержания жизнедеятельности. Потому, следующим утром…
  
  – О Всемилостивейший и Лучезарный Князь Тьмы, пусть я не молился тебе, но благодарю за то, что ты услышал мечты твоего скромного слуги! – именно так начался этот день. Рыжий рыцарь-маг был очень, очень рад.
  
  – Андерс, Архидемон тебя побери, – следом был недовольный возглас Мариан, – ты чего с утра пораньше разорался? И что за пьяный бред про лучезарность?! Ты хоть бы головой думал, прежде чем такие слова с таким обращением смешивать!
  
  – Я пьян от счастья и потому неадекватен! – даже не подумал тушеваться рыжий. – А Князь меня простит и поймёт мои чувства, как мужчина мужчину! Вы должны это видеть, дамы! И да, разбудите кто-нибудь Его Величество, думаю, он тоже оценит!
  
  – Та-а-ак! – в перепалку включилась Солона, что сразу стала Очень Подозрительной. – Что-то мне подсказывает, что это опять как-то связано с той твоей нездоровой инициативой… – да, «инициативой» — очень точное определение.
  
  Так уж вышло, что Андрес уже пару дней навязчиво увивался вокруг девушек-оборотней, уговаривая тех поучаствовать в «опытах» по частичному перевоплощению. Девушки, не будь дурами, слали подозрительного типа с лихорадочно поблёскивающими глазами куда подальше. Нет, сам «тип» возможно и мог их обаять и увлечь идеей, но, предвидя это, некие дамы (не будем показывать пальцем) провели с личным составом разъяснительную работу. Уж не знаю как у них там в женском коллективе всё происходило, но инициативы рыжего натолкнулись на стойкую стену непонимания. Изображая покладистого пай-мальчика (а ещё — будучи занят своими тёмными эльфами), я в эту катавасию не вмешивался, стоически уклоняясь от попыток целителя воззвать к моему авторитету и личной заинтересованности, но саму ситуацию использовать не постеснялся. Теперь, если что, у всех будет железный обоснуй случившему, мол, приставал маг, приставал, от него усиленно отбивались, но потом одна девочка всё-таки заинтересовалась и тайком решила попробовать — поди докажи, что это не так!
  
  Однако, возвращаясь к нарождающемуся скандалу у моей палатки. Поскольку далее могло последовать «Строгое Внушение» рыжему Ценителю Прекрасного и заговор с целью «Не отягощать и так крайне занятого Айдана всякими незначительными мелочами», я решил таки «проснуться» и выйти на солнышко.
  
  – Что за шум с утра пораньше? Кто-то опрокинул котелок с кашей?
  
  – Доброе утро, Вашество! – маг сиял, как начищенный золотой, а рожа его отчётливо просила кирпича, во всяком случае, косящиеся на Андреса чародейки однозначно так считали, – ты должен это увидеть! Девушки-волки! Настоящие! Ну… точнее, только одна, – поправился колдун, – но сам факт!
  
  – Ладно, пойдём посмотрим, – кивнул я к радости волшебника мужского пола и некоторой печали волшебников пола женского. Ну, кроме Мерриль, да. Мерриль святая и вообще, по жизни няшка.
  
  Стоянка оборотней, находящаяся чуть на отшибе лагеря… нет, тут не дискриминация, тут нервы лошадей, встретила нас деловой суетой и оживлением. Ну и рыжим вожаком, пребывающим в своей человеческой форме.
  
  – Приветствую вас, милорд, – поклонился оборотень.
  
  – Здравствуй, Редвар, – киваю в ответ, – я слышал, у вас что-то случилось этой ночью?
  
  – Да, Фалиентин, – бывший рыцарь, «восстановить» звание которого я планировал в Денериме в самое ближайшее время, задумчиво огладил щетину, – с ней произошло что-то странное.
  
  – Странное? – приподнимаю бровь.
  
  – Полагаю, вам лучше самому взглянуть, милорд.
  
  – Веди, – оборотень послушно провёл нас по стоянке к кучке перешептывающихся сородичей, активно смотрящих в одном и том же направлении, впрочем, при нашем приближении шепотки затихали, а «кучка» почтительно расступалась. И вот, мы достигли цели.
  
  – М-милорд? Здравству-у-уйте! – радостно замахала при моём приближении хвостом довольно симпатичная миниатюрная брюнетка с бледным узором валаслинов на лице. – Ой! – хвост был пойман и зажат в руках, а задорно торчащие чёрные ушки чуть прижались к голове, – простите!
  
  – Тебе не за что извиняться, – я улыбнулся, глядя на работу… м-м-м, «рук» своих. – Как себя чувствуешь?
  
  – Всёу хорошо, – чуть потянув на волчий манер «ё», ответила девушка.
  
  – Никаких неприятных ощущений? Головокружения? – принялся я расспрашивать перевёртыша дальше, попутно более пристально изучая её структуру… Так, тут всё хорошо, тут тоже… тут вообще прекрасно, а вот метаболизм стоит чуть-чуть откалибровать. Ну и решить, стоит убирать эти волчьи обертоны при попытке произнести «у» и «открытые» гласные или не нужно портить такую забавную милоту?
  
  – Неут, – она даже помотала головой, – тоулько…
  
  – Да-да?
  
  – Ку-у-ушать хочется… – ушки печально поникли, – а ещёу хвост в ногах пу-у-утается. Иногдау, – означенный хвост вновь дёрнулся в руках дамы. Да-а-а, свободолюбивая конечность. – Затоу, – тут же приободрилась волчица, – в такоум состоуянии я ку-у-уда сильнее и быстреу, чем в фоурме эльфа. Правдау, воулчьей фоурме у-у-устуупауу. Ну-у и говорить неумного неу-удобноу.
  
  – Полагаю, это вопрос привычки, ну а с кушать — тут и того проще. Всё-таки мы в дороге и вы тратите много сил, так что волчий аппетит вполне ожидаем, – незамысловатая шутка вызвала в рядах собравшихся оборотней смешки, – но раз ты говоришь, что такая форма превосходит чисто человеческую, полагаю, другим твоим сородичам будет так же полезно выучить её. Андерс!
  
  – Да, милорд? – нарисовался за моим плечом не сводящий влюбленного взгляда с волкодевочки маг. Та, кстати, тоже с любопытством поглядывала в его сторону.
  
  – Слушай Королевский Приказ, сэр рыцарь! На время марша ты прикомандировыешься к нашим оборотням и начинаешь следить и контролировать практику по частичному обороту! Твоих талантов в Магии Крови и Духовном Целительстве будет более, чем достаточно, чтобы помочь, если что-то пойдёт не так.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество! – на глазах колдуна выступили слёзы счастья.
  
  – Милорд, – немного помялся Редвар, – но мы же не можем использовать лошадей и наша скорость передвижения…
  
  – Андерс? – переадресовал я невысказанный вопрос рыжему.
  
  – Ха, не недооценивай меня, Пушистый! Сочетание талантов Целителя, Мага Крови и Боевого Мага позволит мне не только бежать в вашем темпе, но ещё и отстающих подгонять!
  
  – Правда? – с любопытством спросила волкодевочка.
  
  – Истинная, миледи! – выпятил грудь колесом заслуженный дамский угодник Круга, – думаю, у нас ещё выпадет шанс убедиться в моей выносливости!
  
  – Андерс! – прошипела Солона, разумеется, рванувшая с нами вместе с остальными чародейками.
  
  – Что? Поддержание темпа марша — очень важно! Мы же не хотим срывать расписание Его Величества? – резко ушёл в несознанку сэр рыцарь.
  
  – Ладно, – прерываю я начавшийся наезд, тем самым в очередной раз спасая гордого и доблестного мага, – если на этом всё и ничего страшного нет, то продолжаем движение, как и раньше. Андерс присмотрит за Фалиентин и остальными, когда у них начнёт получаться частичный оборот.
  
  – Как пожелаете, милорд, – чуть поклонился вожак оборотней, тем не менее, успев при этом кинуть многообещающий взгляд на моего рыжего приятеля. Было там что-то странное. Эдакая смесь «кудесник и член свиты Его Величества, что проявляет интерес и расположен к оборотням — это хорошо» и «только попробуй мне тут начать девок портить — глаз на жопу натяну!». Волчья натура оборотней всё-таки давала о себе знать и «чужака, что покушается на самок стаи» они терпели… напряженно. Впрочем, теперь, когда их человечность находилась в доминанте, накал страстей должен будет постепенно угаснуть сам. Хотя мысль «на первое время» приставить к Андерсу с целью «бдить и недопущать» кого-нибудь из девчонок, у меня мелькала. Но вера в то, что тут вокруг собрались уже большие мальчики и девочки, не позволила мне это сделать. Кто сказал о мужской солидарности напополам с желанием посмотреть, как рыжий будет удирать от злых оборотней?
  
  Но хорошего понемногу — до Денерима предстояло ещё несколько дней пути и тратить время впустую было не лучшим решением. Столица ждала возвращения своего короля.
  
  
Глава 10. Денерим. Возвращение Короля.
  
  «Когда о каком-нибудь короле говорят, что он был добр, значит царствование его не удалось.»
  Наполеон Бонапарт
  
  
  Уже на следующий день мы столкнулись с разъездом моих же войск, точнее, «объединённой армии Ферелдена», что занимались сопровождением крестьян и общим патрулированием округи на предмет недобитков тварей Мора и зачистки разбойничьих банд. Тут я немного удивился. Откуда взяться разбойникам, если меньше месяца назад эта земля вообще была словно вымершей — все ломанулись в Денерим или к другим укреплениям?!
  
  – Так оно, ваша милость... – неуверенно переступил с ноги на ногу пожилого вида «полусотник» — командир разъезда. Рыцарем он не был, даже мелкопоместным и прямой разговор с королём-героем вгонял его если не в священный трепет, то где-то близко, – пока Порождения Тьмы по округе шныряли, то да, все затихарились, а кто посмелее так и вовсе на стены Денерима встал, но как беда миновала… – солдат махнул рукой и явно хотел сплюнуть, но в последний момент вспомнил, перед кем стоит и сдержал себя. – В городе же толпа беженцев была, все со скарбом, с пожитками, а кто и с заначками — монетами серебряными, а то и золотыми. И сейчас все они по домам разъезжаться стали. Совсем у города это целые караваны, нападать на такие никто не рискнёт, а вот в паре дней ходу уже находятся желающие поживиться.
  
  – Тц, – ну да, природа человеческая, как я мог забыть о ней. Ход мыслей «умри ты сегодня, а я — завтра» кажется вполне нормальным для большей части местной публики. А воин продолжал «радовать».
  
  – Слыхал я ещё, часть лиходеев и впрямь на стенах стояла. А после победы — смылись, прихватив с собой оружие и бронь. Честный люд всё обратно на склады посдавал, а эти… эх.
  
  – Ясно. Спасибо за рассказ, воин, – я вздохнул. – Как вы с ними поступаете?
  
  – А что тут поступать, Ваше Величество? – удивился мужчина. – Всё как сэр Кристиан велел. Если бросают оружие и сдаются — то в цепи и с разъездом в город, а оттуда их уже на каменоломни, ну а если сопротивляются, то на месте рубить, а кто рубку пережил — петлю на шею и на ближайший сук, чтобы другим была наука.
  
  – Всё правильно... – на этом разговор закончился и патруль отправился дальше по своим делам, а мы — по своим.
  
  – Вот интересно, – ко мне подъехал Алистер, прекрасно слышавший беседу, впрочем, тайны из неё я не делал — разговоры слышали все и «рейтинг» короля, что вот так запросто болтает с простыми воинами подскочил ещё немного, – а на наших переселенцев кто-нибудь нападёт? – с «мирной частью» мы разошлись как раз этим утром. За старшего у них оставался свежеизбранный хагрен, причём, старшим он был и у «людской» части перевёртышей.
  
  – Не думаю, всё-таки они с Бресилианского Прохода, что и так популярностью не сильно пользуется, сошли совсем уж на околицу. Сам знаешь северная опушка этого леса пусть и имеет поселения, что теперь под рукой Дарриана, но места там дикие. Вряд ли разбойники, при наличии куда более оживлённых и богатых маршрутов, хоть к тому же Амарантайну, заинтересуются таким тихим направлением, – немного подумав, я продолжил. – Ну а если и заинтересуются — то это проблема разбойников. Право на самозащиту у моих подданных есть.
  
  – О да, посмотрел бы я на рожи грабителей, когда те заходят «пугануть и заставить раскошелиться бедных беженцев».
  
  – Может тогда добавим по паре-тройке таких «беженцев» и к другим переселенцам? – это уже спросила Мариан, подъехав на лошади с другой стороны.
  
  – Нет, плохая идея, – покачал я головой. – Мало того, что я сомневаюсь в эффективности таких мер, так ещё напугаем крестьян, раздёргаем толком не сложившийся отряд и потратим массу времени, что лучше бы пустить на более полезное дело вроде боевого слаживания.
  
  – Пожалуй ты прав… – согласилась Хоук. – Я тут, кстати, кое чего прикинула… Ты же знаешь о Воинах Пепла?
  
  – Конечно, к чему вопрос?
  
  – Карвер одно время мечтал к ним присоединиться и все уши нам с Бетани прожужжал о каком-то особом их стиле боя скопированном у мабари или что-то в этом роде. Не знаю сколько в этом правды, но ты не думал, что если такой стиль есть, он очень хорошо подойдёт оборотням?
  
  – Хорошая мысль, – согласно киваю, припоминая сколько у меня осталось безсобачных Воинов Пепла, которых можно безболезненно отправить инструкторами. – Да, определённо… - повторно киваю уже поднятым из памяти цифрам. – Спасибо, Мариан, эту идею очень даже стоит обсудить по прибытию в Денерим...
  
  Довольная девушка кивнула, принимая похвалу, я же начал прикидывать, как лучше подступиться к элитной ферелденской пехоте, чтобы привыкшие считать себя особой кастой воины добровольно и охотно поделились своими секретами. Возможно даже придётся пополнить ими ряды оборотней. По идее, этим ребятам должна очень понравится мысль получить такие силы, они ведь реально слегка повёрнуты на теме четвероногости…
  
  Как бы то ни было, более ничего интересного в дороге не происходило и мы благополучно въехали в город, а вот в самом Денериме… в самом Денериме жизнь кипела и била ключом. В основном, по голове.
  
  – Ша-а-а-а-а, – стоило мне миновать врата дворца, как из конюшни вылетел отряд молодых драконов во главе с Реваном, отожравшимся уже до размеров двух бронто, да и остальные не сильно от него отставали.
  
  Мелкие… ну ладно, уже совсем не мелкие, были чертовски рады меня видеть, что прямо кричало в их эмофоне, так что пришлось задержаться и уделить некоторое время приветственному почёсыванию и поглаживанию.
  
  Отвлекать короля во время его отдыха с дороги со своими питомцами никто не посмел, возможно, в этом сыграли роль когти и клыки питомцев, а также мощные хвосты и возможность пыхать пламенем/льдом. Но сейчас было не время и не место, так что вскоре я покинул дракончиков и вошёл во дворец. Разумеется, о моём прибытии уже сообщили, а потому, стоило лишь войти в свои покои, разумеется, предварительно распорядившись разместить в этом же крыле моих спутников (как позже выяснилось, прислуга и так просекла ситуацию и комнаты уже были готовы), как камердинер сообщил, что генерал Логейн и генерал Кристиан просят моей аудиенции, а с ними мастер Гильдии Магов Ферелдена Ирвинг и Мастер-Наставник Авернус. Ну да, покой нам даже и не снился. Однако, тот факт, что маги уже смогли организоваться в гильдию — это хорошо. В итоге, разместившись в кабинете, я приказал нести напитки и лёгкий перекус для себя и уважаемых лордов, ну и звать этих лордов, само собой.
  
  – Ваше Величество, – первым поприветствовал меня Кристиан, ударив себя кулаком в грудь в воинском приветствии, Логейн повторил его жест, а маги просто легонько поклонились.
  
  – Приветствую вас, господа, располагайтесь, берите напитки и начнём, – я указал рукой на стол, заставленный не только вином, но и различными морсами, пивом и прочим «инвентарем для смачивания горла», – полагаю, у вас есть интересные новости?
  
  – Да, – переглянувшись со всеми, выступать начал Мак-Тир. Плохо, пусть его авторитет и изрядно пострадал, но вот эта… м-м-м, «Аура Командира», выраженная в голосе, движениях, взгляде — она осталась с ним и того же Кристиана он не то, чтобы задавил, но кто тут был старшим сразу становилось ясно, – «интересные» — это самое подходящее слово.
  
  – Хорошо, я слушаю. Но, перед тем, как начнём, где эрл Эамон?
  
  – Он уже отправился на запад — готовить земли к войне с Орлеем и работать с населением, – ответил мой шевалье.
  
  – Ясно, – киваю, давая разрешение Логейну продолжать.
  
  – Первое. Войска и всё с ними связанное — ополчение мы распустили. Сейчас в нём нет особой необходимости и не возникнет ближайшие полгода, а вот на полях весной, до которой осталось не так уж и долго, будет важен каждый крестьянин. Тем не менее, я рекомендую разослать по деревням хотя бы по паре ветеранов — пусть натаскивают людей, хоть вечерами. Толку от такого, конечно, – генерал поморщился, – но это лучше, чем вооружать людей, вообще не знающих, с какой стороны копьё держать.
  
  – Сэр Кристиан?
  
  – Я согласен с генералом и уже выбрал учителей. Если брать по-минимуму, то двух сотен ветеранов будет вполне достаточно, – рыцарь Хайевера бросил на меня взгляд, говорящий, что это будут за две сотни, точнее, чьи. Что же, вывести «с фронта» ещё немного своих людей, заткнув окна в патрулировании и прочих делах, на которых можно поймать глазом стрелу, например, людьми Эамона и Логейна — это хорошая идея.
  
  – Тогда делайте.
  
  – Следующий вопрос. Разбойники и вражеские диверсанты…
  
  – Диверсанты? – это было неожиданно.
  
  – Мы пока не уверены, но отпущенное нам время истекает. Искатели Церкви и агенты Орлея уже вполне могут быть в стране, – пояснил Логейн, – да и не только Орлея. Многим нашим соседям очень… интересно узнать, что у нас происходит. Порты уже открыты, а потому люди из Вольных Баронств, Антивы, Неварры и других стран посещают Ферелден. И чем дальше, тем их будет больше. В такой толчее затеряться будет несложно. Разумеется, все особо важные места, вроде резиденции Гильдии Магов в Денериме и той же Школы Магии, что вы распорядились воздвигнуть в Хайевере, взяты под усиленную защиту, но у нас не хватит людей на всё. Кое-где уже заметили бродячих проповедников, обличающих твоё правление, Айдан. И далеко не везде их выталкивают взашей.
  
  – Они проповедуют веру в Создателя?
  
  – В том-то и дело, что нет. Они не дают повода обвинить их в нарушении твоего указа о церкви, или в оскорблении Королевского Величества, – поморщился Мак-Тир, – все их проповеди — это нытьё о былом, да пустая болтовня о новых указах, с причитаниями «как бы чего не вышло». Трогать их за это — только настроить против себя население.
  
  – С этим ничего не поделаешь, – я пожал плечами, – я не могу перегибать палку и без суда вешать любого рясоносца. Но весна и осень покажут крестьянам, что помощь магов много лучше проповедей церковников.
  
  – К слову о магах, Ваше Величество, – вступил в разговор Ирвинг, – у нас тут образовалась некоторая проблема…
  
  – Проблема?
  
  – Нет, это не проблема, – вмешался Авернус, – это очень хорошие новости и вполне закономерный результат, о чём я тебе уже говорил.
  
  – Прости, но я всё ещё не привык считать, что объявившиеся у дворца три десятка малефикаров практикующих магию крови — это хорошо! – сварливо ответил Ирвинг.
  
  – Мэтры, а можно чуть более подробно? Для тех, кто только вернулся в город? – эх, порой всё ещё приходится напоминать, кто тут вообще-то главный.
  
  – Простите, командор, – повинился Авернус, – Ирвинг, расскажи ты.
  
  – Ладно, – вздохнул чародей, – в общем, через четыре дня после того, как вы отправились в лес, к вашим вестовым напросился мальчишка, лет пятнадцати. И назвался магом. Поскольку большая часть моих коллег уже отправилась в Хайевер, так получилось, что, в конечном итоге, его привели ко мне.
  
  – Вот так вот просто? – я удивился.
  
  – Разумеется нет, милорд, однако, когда он продемонстрировал огненный шар у себя в ладони, сомнения в его принадлежности к чародеям отпали. Но позвольте я продолжу. У нас состоялся разговор, в ходе которого я с удивлением узнал, что в Ферелдене, да и не только в Ферелдене, есть «сообщество свободных магов».
  
  – Сообщество свободных магов? – я смутно помнил, что в игре вроде как что-то такое упоминалось, но посчитал это просто игровой условностью, потому как без палева стоящий в каждом крупном городе мужик с шапкой мага и предлагающий подзаработать, побатрачив на колдунов, был сущим идиотизмом с учётом политической и культурной обстановки.
  
  – Да, – кивнул Старший Чародей, – как я узнал, обычно они не собираются в большие группы, но Мор не оставил этим магам выбора — их убежища были хороши против храмовников, но не против Порождений Тьмы, так что они решили пересидеть Мор в укреплённом городе. И выбрали Денерим.
  
  – Почему Денерим?
  
  – Потому что у них тут было самое крупное убежище, – усмехнулся Авернус, – буквально в пяти минутах ходьбы от Центрального Собора.
  
  – Эти ребята мне уже начинают нравиться, – поддержал я усмешку старого колдуна, – но как их не раскрыли? Как вообще это «сообщество» образовалось?
  
  – Эти же вопросы я задал и посланцу, – Ирвинг огладил пышную бороду, – ответ оказался довольно прост. Храмовники привыкли, что магов им выдают, или они отлавливают беглецов из Круга, используя взятую у нас кровь. Но обученного малефикара выявить куда как труднее, подруги моей бывшей ученицы тому доказательство.
  
  – И что, неужели никто и никогда не мог их отловить? – при всей моей нелюбви к фанатикам церкви Андрасте и просто тем, кто служит ей ради личных амбиций, я вынужден был признать, что своё дело они знали туго и лириум хлестали не зря.
  
  – Разумеется, их ловили, но Магия Крови позволяет очень хорошо заткнуть рот, – ответил Авернус, – тем более, что тот, кому рот затыкают, сам осознаёт опасность разглашения тайны и всячески помогает в наложении чар. Хотя большая часть таких малефикаров является самоучками, некоторые из них смогли дойти до весьма интересных решений, а что-то почерпнули и из знаний, предоставленных беглецами Круга. Как бы то ни было, но «Печать Молчания» оказалась весьма эффективной: ни пытки, ни эликсиры не давали результатов. С учётом же распылённости сети, потеря даже нескольких ячеек для сообщества была некритичной.
  
  – То есть, у нас есть магическое подполье с партизанами?
  
  – Да, – кивнул Ирвинг, – только после объявления ваших указов, возведения волшебника в рыцарское достоинство и дарования волшебницам дворянского титула и земель, они решили перейти на открытое положение.
  
  – Вряд ли все, – вмешался в разговор Логейн, – но даже такая группа — это весьма ценный ресурс.
  
  – Насколько ценный? Что они умеют, Авернус?
  
  – Всего я не знаю, – почесал нос Страж, – да и они не спешат открывать все тайны, но, из того, что я видел, их уровень колеблется от Старшего Ученика… до Старшего Чародея.
  
  – То есть, в Денериме сидел маг, что вполне сопоставим с тевинтерским магистром, а церковь была ни сном ни духом? И по всей стране таких колдунов может быть раскидано ещё с десяток? – н-да, андрастианцы крепко облажались.
  
  – Скорее всего меньше, но возможно, – подтвердил глава гильдии. – Вся система была на удивление хорошо продумана: беглецам из Круга помогали, но просили в обмен знаний и держали обособленно, при этом сразу же налагая Печать. Если Храмовникам удавалось найти сбежавших, то рассказать про остальных они не могли. А вот знания среди вольных расходились. Помимо этого, они сами искали одарённых и брали их в ученики, не гнушаясь вести дела с долийскими кланами. Обмен секретами искусства с Хранителями был не слишком интенсивным, но иногда случался — Сообщество действовало в городах и землях, куда эльфам хода нет, и могло достать на обмен исторические реликвии Арлатана или материалы, которых не найдёшь в лесу. К тому же, среди отступников есть и выходцы из эльфинажей, а некоторые кланы долийцев охотно принимают сородичей из городов в свои ряды. Так что, возможно, где-то есть Первые или даже полноценные Хранители состоящие в рядах этой организации, хотя обычная ячейка редко когда состоит более чем из пары-тройки наставников и десятка учеников. Все они, однако, владеют, минимум, азами Магии Крови...
  
  – И они хотят поступить к вам на службу! – перебил своего коллегу Авернус.
  
  – Что же, это прекрасные новости, но почему их тогда всего три десятка? Если каждая ячейка может насчитывать до десяти-пятнадцати магов, как вы сказали, разве их не должно быть больше?
  
  – Возможно, я несколько неправильно выразился. Полтора десятка — это максимум, обычно такая группа состоит из одного-двух опытных чародеев и пары учеников, к тому же, с нами связались только ячейки из Денерима и окрестностей, - пояснил Ирвинг, - а там, по результатам переговоров, к ним смогут присоединиться Свободные из Хайевера, Рэдклифа, Гварена и, возможно, окрестностей Орзамара.
  
  – Очень хорошо, но вы, господа, уже в который раз упоминаете переговоры, что именно эти маги от данных переговоров хотят?
  
  – Немногое, в основном, получить подтверждение тому, что вы обещали нам. Конечно ваши слова не расходятся с делом, Ваше Величество, - видя, как начал закипать Кристиан, поспешил развить свою мысль свежеиспеченный глава гильдии магов, - но они звучат слишком хорошо, чтобы в них можно было поверить вот так вот сразу, не после тысячи лет под гнётом церкви.
  
  – Понимаю, но как мои слова, сказанные лично, смогут их убедить? Вряд ли они будут отличаться от того, что объявляют герольды.
  
  – Верно, - взял ход беседы на себя Авернус, - однако, Маги Крови…
  
  – Применять к Королю Магию Крови? – рыкнул Логейн. - Да их четвертуют раньше, чем хоть один дотянется до ножа!
  
  – Если бы вы меня не перебивали, тейрн, - капнул желчью почти двухсотлетний малефикар, - то я бы закончил свою фразу и вы узнали, что Маг Крови, даже не прибегая к магии, как таковой, всегда чувствует, что испытывает собеседник, верит ли он сам в свои слова, а опытный малефикар может и вовсе залезть в голову и прочесть… нет, не мысли — намерения, достаточно лишь встретиться взглядом.
  
  – Всё равно, это неприемлемо, - поддержал коллегу Кристиан.
  
  – О, тут не о чем беспокоиться, хе-хе, - усмехнулся Серый Страж, - от Командора так пышет Силой, что идиота, который попробует залезть к нему в голову, просто выжжет.
  
  – Хорошо, я встречусь с лидером этих свободных магов после завершения нашего совещания. Что у нас дальше на повестке дня?
  
  – Вопросов скопилось немало, Ваше Величество, - степенно ответил Мак-Тир, отхлебнув разбавленного вина из кубка, - полагаю, сначала вам стоит ознакомиться с общей обстановкой, а потом утвердить или скорректировать предложенные действия…
  
  Мысль была правильной и я не выразил ей возражений. Тема «Жутких Магов Крови» была временно отложена и мы приступили к обсуждению куда менее помпезных, но не многим менее важных направлений. Генералы приглашали советников, распорядителей и прочих бюрократов, отвечающих за международные связи, финансы, торговлю… до министра сельского хозяйства тут дело ещё не дошло, но, чую, этим новшеством придётся заниматься мне и на пальцах объяснять, что и как я хочу. Дел была масса. Начиная с того, что всяческие послы «дорогих соседей» горели желанием выразить мне своё почтение, передать новые верительные грамоты и так далее, заканчивая подтверждением ранее заключённых сделок и договоренностей на государственном уровне. С последним, впрочем, было получше — сухопутная граница у нас была только с Орлеем и тут никакой неопределённости не наблюдалось… равно как и послов. С остальными — торговые договора, да и только. На всю страну — четыре морских порта и где-то десяток мест, где теоретически, могут высадиться войска противника. И везде там стоит по крепости, что заставит любого гипотетического противника умыться кровью ещё на подходе. Нет, вознамерься тот же Пар Валлен или, тем более, кунари осуществить десант, они его осуществят, но тут всё упирается в соотношение затрат и результата. Ну и оглядки на других «дорогих соседей», что могут посчитать изрядно потратившегося соперника лёгкой добычей и сами нанести «визит вежливости». Тем не менее, провозились мы часа четыре и это при том, что Логейн, по сути, продолжал тащить на себе «регенство» и мне нужно было лишь завизировать решения. Ну или внести правки, где меня что-то не устраивало. Ужас! Жуть! Вот после такого и начинаешь думать, что оставаться одиночкой было бы лучше, да.
  
  Немного попредававшись грустным мыслям и сожалениям о бесцельно потраченных усилиях, я переключился… на обсуждение работы с Гильдией Магов. А там тоже было, что обсудить. Во-первых, сейчас, так получилось, что два самых компетентных чародея остались в Денериме. Пусть им в нагрузку и дали парочку учеников-помощников, но это было не серьёзно. Во-вторых, учить «новое поколение» в Хайевере выпало Леоре и Винн. Против эльфийской чародейки я ничего не имел — вполне себе приятная дама, понимающая и полностью поддерживающая «политику партии», но вот Винн… мне на этой должности не нравилась. Дело было даже не в том, что она, по совести говоря, несёт большую часть ответственности за резню в Башне Круга, так как была инициатором нападения на одного из сильнейших боевых магов Ферелдена, да ещё и в обстановке, когда и без того у всех нервы на пределе. Понятное дело, что вешать на неё всех собак было бы неправильно, но, как говорится, «ложечки нашлись, а осадочек остался». Но нет, дело было не в этом, тем более, что я понимал — бывают в жизни случаи, когда дерьмо просто случается, хоть и кажется потом, что всё было очевидно и проблемы можно было предотвратить. Все мы крепки задним умом, как известно, это не повод рубить с плеча. Истинная причина моего… назовём это «опасением», была в том, что дамочка состояла в партии, или как здесь принято говорить, «братстве» лоялистов, то есть политического объединения магов Круга, выступающих за лояльность церкви Создателя и общую мысль, что та всегда права. Конечно, Винн согласилась на наши действия и ушла из Башни вместе со всеми, но, скорее, из-за того, что прекрасно понимала — альтернативы нет. В общем, такой разумный в учителях и воспитателях нового поколения магов мне был не нужен. Её убеждения, может быть, и могли сыграть таким образом, что она начала бы воспитывать лояльных мне и моей власти чародеев, как делала это ранее по отношению к Церкви, но шансы на это были не слишком велики. Напротив — я был почти уверен, что она продолжит вкладывать в головы детей привычные установки на лояльность именно Церкви, даже этого не осознавая. Однако и устраивать «несчастный случай» Старшему чародею, коих у меня можно по пальцам одной руки пересчитать, было не резонно. В итоге, решили назначить старушку «полномочным представителем Гильдии Магов» в Денериме — её положение и навыки, тем более, навыки целителя, будут весьма уместны при дворе, а вот Ирвинга и Авернуса сопроводят в Хайевер, вместе с сотней Чёрной Стражи, на которую ушёл значительный запас лириума. Кстати о лириуме — вновь выдернули «ответственного за международное общение» и велели собирать посольство к гномам. У меня был для них ряд предложений. В посольство также войдут пара старших учеников со связными записками. Эх, логистика, бессердечная ты су…щество. Даже этого эрзац-телеграфа мне не хватало для того, чтобы держать руку на пульсе, местные, правда, наоборот, едва ли не кипятком от радости писали — теперь не нужно посылать вестового через половину страны — сообщения можно передать за пол-дня! Отрядить что ли народ на добычу эллувианов? Благо в знаниях того древнего Боевого Мага были и навыки по обращению с портальными зеркалами. Жаль, без схемы их производства, но, имея «инструкцию по эксплуатации» можно многое понять, а там и до «повторить» не так уж далеко. Где бы только на всё это взять время, ресурсы и людей?
  
  С делами магов, в конечном итоге, я закончил только часов в семь утра. Авернус всех бодрил своим искусством и настоями выносливости, но хорошего понемногу. Разогнав волей самодура, тирана и деспота всех отсыпаться, я велел пригласить ко мне лидера местной общины колдунов. О, чуть не вылетело из памяти — после «первичных переговоров» с тем пареньком, местным магам выделили дом в «квартале благородных», где и предложили остановиться для ожидания Моего Величества, благо по принятым указам, этих магов можно было считать едва ли не рыцарским орденом. Ай, не важно! А важно то, что нужный мне человек был доставлен на беседу уже через сорок минут после того, как я выразил готовность его принять.
  
  – Доброе утро, Ваше Величество, – поприветствовал меня приглашённый маг. На вид ему было лет тридцать пять, коротко подстриженные русые волосы, обычная одежда горожанина, самое типичное лицо — скользнешь по такому взглядом на улице и забудешь едва ли не раньше, чем он выпадет из поля зрения. Словом, типичный и непримечательный горожанин, ничем не отличающийся от какого-нибудь лавочника.
  
  – Приветствую, мастер Клемет, если не ошибаюсь? Располагайтесь, – я махнул в сторону кресла, рядом с которым уже стоял столик с разбавленным вином и закусками.
  
  – Какой из меня мастер, Ваше Величество, – развёл руками малефикар, но сразу себя одёрнул, – ой, простите, этикету не обучен и не знаю, как правильно с вами говорить…
  
  – Оставим придворные расшаркивания придворным же лизоблюдам, – я отмахнулся. – Что же касается вашего вопроса «какой вы мастер», то, очевидно, очень неплохой, если смогли столько лет скрываться под носом у храмовников.
  
  – Ну, – маг хмыкнул, – темнее всего под пламенем свечи, потому я подумал, что искать малефикаров рядом со своим Центральным Собором они не будут.
  
  – И это было правильно решение, до невозможности наглое, но правильное. Ладно, оставим изящную словесность. Мне доложили, что вы с коллегами и учениками хотели бы поступить ко мне на службу.
  
  – Всё так, Ваше Величество. Думаю, ваши чародеи просветили вас о том, что маги крови чувствуют правду и потому понимаете, что я хочу вас спросить.
  
  – Разумеется и я подтверждаю, что поддерживаю полное равноправие всех моих подданных, независимо от расы. Это относится и к магам, а поступившие ко мне на службу чародеи приравниваются к рыцарям, ученики — к оруженосцам, – в ответ волшебник кивнул и чуть расслабился. – Но теперь утоли моё любопытство, Клемет.
  
  – Если это будет в моих силах, Ваше Величество.
  
  – От чего ты пришёл лично? Не слишком ли это было рискованно? Ведь, вполне возможно, всё это могло быть уловкой, чтобы выманить свободных магов?
  
  – Риск был и, в худшем случае, мне пришлось бы умереть, но… – маг вздохнул, – мы просто устали. Устали скрываться по пещерам и канализациям, устали вздрагивать от каждого шороха и быть готовыми к побегу в любой миг дня и ночи.
  
  – Я слышал, вы применяете довольно серьёзные меры по обеспечению своей безопасности…
  
  – Это так, – маг смочил горло вином, – но случайности всё равно порой происходят, а беспечность — это непозволительная роскошь, за которую, рано или поздно, придётся страшно заплатить. Ваше же предложение — это глоток свежего воздуха. Узнай мы о нём раньше и получи подтверждения, мы бы помогли и в битве за Денерим… пусть Ваше Величество и так блестяще справилось.
  
  – Значит, в первую очередь, вас привлекла безопасность, но если всё было так… – я задумался, подбирая слово, – обременительно с этой точки зрения, почему вы не отправились в Тевинтер? Там, по идее, должны были быть рады пополнению из магов.
  
  – Сразу видно, что вы толком не общались с ними, уж простите, ваша милость, – вздохнул маг. – Тевинтер «землёй обетованной» могут считать только юнцы-либертарианцы из Кругов, что жизни за пределами этих Кругов никогда не видели, а вот моему учителю довелось там побывать и лишь чудом унести ноги.
  
  – Что именно произошло? – не то, чтобы я намеревался в ближайшее время вести какие-либо дела с этой страной и, тем более, посещать её, но ознакомиться с политическими раскладами основного геополитического противника Орлея стоило.
  
  – Власть в Тевинтере действительно принадлежит магам, хоть они и признали Создателя, но плевать хотели на распоряжения его «Невесты» из Вал Руайо, у них там вообще патриарх так-то. И это прекрасно, но вот всё остальное. Магистры передают свою власть по наследству и выверяют «линии крови» с тщательностью, заставляющей и лучших собачников Ферелдена давиться от зависти. Подняться выше слуги, будь ты даже сто раз одарённым, но никак не связанным кровью с правителями, просто невозможно. А слишком талантливый «выскочка» не только может, но и наверняка в один прекрасный момент проснётся на жертвенном алтаре.
  
  – Откуда тогда пошли эти слухи о Тевинтере? – не скажу, что слова мага были для меня откровением, но я не думал, что всё настолько запущено.
  
  – Они выгодны всем. Юнцы-вольнодумцы в Круге имеют отдушину и мечту, церковники — пугало для своей веры, а сам Тевинтер, что не вылезает из войны с кунари, какой-никакой, но приток «добровольцев» на роль смазки для мечей кунари. Ну а на сколько эти добровольцы действительно добровольны, никого не волнует.
  
  – Да, не самая светлая картина.
  
  – Таков наш мир, – вздохнул маг, – я могу лишь надеяться, что под вашим правлением, милорд, у магов действительно появится место, что можно будет назвать домом.
  
  – Тогда, нам всем для этого придётся поработать.
  
  – Я и мои ученики в вашем полном распоряжении, – склонил голову волшебник, – также, я свяжусь с другими Свободными и подтвержу истинность того, что оглашают ваши герольды.
  
  – И каким же образом? – вопрос связи был всё ещё очень болезненным и если эти товарищи смогли нащупать способы коммуникаций на большие расстояния, это будет прекрасно.
  
  – Связные записки, – разбил мои надежды маг. Хотя… минуточку.
  
  – Но разве это не опасно? Что, если они попадут не в те руки?
  
  – Мы немного модифицировали их, Ваше Величество, завязав на кровь того, кто их создает с одной стороны и того, кто принимает — с другой. В том числе и поэтому я пришёл к вам лично. Если бы меня захватили, достаточно было одного мысленного усилия и все Сообщество знало бы о западне. А убей вы меня — и записка сгорит, что тоже стало бы сигналом.
  
  – Хммм, ловко, – действительно ловко, а если добавить к этому невозможность проболтаться от захваченного мага… да, хорошие партизаны у меня по округе сидят. А теперь, видимо, это уже мои партизаны. – Что же, – я поднялся из-за стола, – тогда, прими мои поздравления, мастер Клемет, Старший Чародей Гильдии Магов Ферелдена.
  
  – Благодарю вас, Ваше Величество, – поклонился маг.
  
  – Созывай своих собратьев. Нам предстоит многое сделать. Если потребуется помощь, обратись к Ирвингу и Авернусу… хотя, в любом случае вам стоит поговорить друг с другом.
  
  На этом мы с достопочтенным колдуном и распрощались — принимать «пополнения» и организовывать отряды будут уже подчинённые Логейна и Кристиана, ну и пресловутый Ирвинг, а мне предстояло готовиться к объезду западных границ королевства… ах да, ещё же посольство к гномам… да и с Лелианой нужно решать вопрос, сейчас идеальный момент на выдвижение её на должность «мастера над шептунами», лояльность её вроде бы действительно принадлежит мне, но для окончательного решения мне всё-таки стоит посмотреть на неё более пристально, ну и поговорить, само собой. Вот только все эти далеко идущие планы резко накрылись медным тазом, уйдя в тень, небрежно сметенные новым и неожиданным «нежданчиком».
  
  – Ваше Величество, – в кабинет с поклоном зашёл церемониймейстер, – к вам на аудиенцию прибыл ваш старший брат.
  
  – Мой кто? – не сразу понял я.
  
  – Фергюс Кусланд прибыл во дворец и просит о встрече с вами, – невозмутимо пояснил слуга.
  
  – Проводи его сюда и убедись, что нам не помешают, – спокойно ответил я, в мыслях же крутилось только «*ляяяяяя»…
  
  Слуга удалился, а я даже вошёл в «Боевой режим», чтобы проанализировать новые вводные и понять, что это может нести для меня.
  
  Выходила очень скользкая ситуация, даже более скользкая, чем с приглашением от Логейна. Начнём с политического эффекта и являющегося основой политической силы средневековья — земли. Фергюс — старший брат и первый наследник земель Хайевера. Да, он пропал без вести и войска тейринга признали меня своим полноправным лордом и повелителем, тем не менее, с точки зрения остального дворянства страны, у нас выходит если не захват майората младшим братом, то где-то около. Дело, не то чтобы, немыслимое и ужасное, но для репутации благородного короля, которую я тщательно создаю, способное стать очень нежелательным пятном. И это только одна сторона медали, но есть и вторая. Я стал королём, а это означает, что теперь в моих владениях Королевские Земли, богатейший и жирнейший регион с крупнейшим портом — Денеримом (пусть эрла там назначил Логейн, пользуясь положением регента), лучшими укреплениями и самыми плодородными землями. А Хайевер не является частью Королевских Земель — это отдельный тейринг, чей правовой статус я никак не менял. Пока я был единственным Кусландом, всё было нормально и не вызывало вопросов, но, с появлением Фергюса, по местным понятиям, мне было бы «правильно» передать тейринг Хаейевер ему, будь он даже младшим братом, сестрой или племянницей. И дело не в том, что это было бы благородно, милосердно и добросердечно, хотя эти вещи, безусловно, озвучивались в первую очередь, а элементарно из-за того, что держать в личном владении больше половины страны «слишком жирно будет». Слишком большую силу это даёт в руки монарха. Силу, которая чисто инстинктивно будет очень нервировать всех прочих благородных землевладельцев, даже из самых лояльных. Ибо они, землевладельцы, не умом, так копчиком понимают, что власть у них есть только пока у них есть военная сила, которая, во-первых, должна быть королю нужна, для чего королю своих войск на решение государственных проблем должно не хватать, а во-вторых, должна быть сопоставима с королевской армией, а в идеале — больше её. Если же король способен решить все проблемы сам, в частности собирать и содержать армию способную решать все проблемы государства, и, не дай бог, ещё и накостылять всем остальным благородиям вместе взятым, картина внутренней политической жизни резко меняется. И меняется она в сторону далёкую от желаний аристократии.
  
  Пока тема того, что в моих личных руках, без всяких условностей, оказалась самая богатая и населённая часть страны, успешно игнорировалась обществом. У общества было потрясение от смерти прошлого короля и гибели заметной части высокопоставленной знати, было бурление от назревающей гражданской войны, был напряг и отходняк от Мора, после чего началась подготовка к защите от Орлея… Короче, общество было слишком занято, чтобы нормально осмыслить изменившуюся ситуацию, да и мои личные войска пока не выглядели пугающими, даже наоборот — численно они были меньше, чем силы Логейна или Эамона. А тот факт, что лет через десять я, с такой экономической базой, спокойно выставлю не две, а тридцать две тысячи профессиональных солдат, да с поддержкой магов и взрослых драконов — это пока мало кто понимал, а из тех, кто понимал, не все осознавали в полной мере. Собственно, по этой причине я и не объявлял, что присоединяю Хаейевер к Королевским Землям, хоть и имел такое право. Не хотел я напоминать благородным нобилям о столь близкой их сердцу теме прямо накануне иностранной интервенции. Опасался за их душевное спокойствие, так сказать. Вот когда бы ещё энная часть владетельных лордиков поубивалась об орлесианцев, тогда — да, тогда можно было бы ещё и не такое провернуть.
  
  Но все планы полетели псу под хвост, ведь с прибытием Фергюса, о моих земельных владениях и их юридическом статусе вспомнят обязательно. Возмущения, как такового, оставшегося дворянства я не опасался — визжать они могут сколько угодно, реально что-то сделать с этим у них всё равно не получится, но головная боль с заговорами, интригами и просто саботажем мне будет обеспечена гарантированно. Я, конечно, мог отдать брату Хайевер и, тем самым, погасить вопрос в зародыше, но, эй! Отдавать такой кусок жаба душит даже без учёта всех тех героических усилий, что я ради него положил. Отдавать же с учётом этих усилий, да ещё сразу после того, как заложил там Школу Магии и наладил её работу, да какому-то хрену с горы, который всю войну где-то баклуши бил… меня собственные войска не поймут. А их мнение, в отличие от мнения всяких баннов и эрлов, для меня имеет значение.
  
  В итоге не сильно понятно, что делать с этим старшим братом, о котором, я, к стыду своему, просто забыл. Помочь ему тихо исчезнуть? Так его уже видела, наверняка, половина дворца, что приводит к варианту «ненужная буча перед началом противостояния с Орлеем», ибо даже самый тупой поймёт, что такое исчезновение случайным никак не будет. Бросить косточку? Какую? Хайевер нельзя. Придворная должность могла бы подойти, но, для сохранения лица, она должна быть по настоящему весомой, а это — риски. А ну как ему придёт в голову жениться на Аноре? Или не ему, а Аноре, а он согласится? Тут и Мак-Тир может начать рыпаться. С другой стороны, можно попробовать использовать его, как точку кристаллизации недовольных, те же церковники, по идее, должны ухватиться за старшего Кусланда всеми руками и ногами. Хммм, а может, я слишком поспешно сужу? Что вообще я знаю о Фергюсе?
  
  Я погрузился в воспоминания Айдана и чем дальше я в них копался, тем больше у меня возникало вопросов. Старший братец моего реципиента был откровенно мутным типом, который непонятно чем занимался при Брайсе. Без шуток: Айдан о жизни брата за пределами некой внутрисемейной активности с общими обедами и тому подобным, ничего толком не знал. Оружием тот хоть и владел, но явно не увлекался так, как младший Кусланд, тренируясь только для галочки. Практики управления землями, когда наследнику выделяют некую часть владений, чтобы тот «набил руку», Фергюс тоже не проходил. Вот с помощью в делах отца было интересней, так как Брайс его регулярно куда-то посылал, но с позиции Айдана это больше походило на работу неприметного гонца, а не наследника. Если суммировать намёки, свидетелем которых стал мой реципиент, можно было предположить, что должность Фергюса при отце представляла из себя то ли начальника разведки, то ли и вовсе особиста. Хотя с этим было довольно мутно, ибо реальность показала, что и разведчик, и особист из него весьма хреновый, что странно для профессионала, которого натаскивают с детства. Отношения с Айданом у них тоже были… ровными. Никаких выдающихся особенностей. Между ними не наблюдалось ни большой любви, ни внятной антипатии, они нормально общались, нормально шутили и подтрунивали друг над другом, но развлекались отдельно и какого-то стремления к братскому плечу не испытывали, впрочем, не испытывали они и желания друг друга удавить, дабы избавиться от конкурента за наследство. Словом, какая-то невнятная серость, а не отношение двух амбициозных и горячих средневековых братьев-аристократов. И вот сейчас этот человек «напросился» на приём ко мне... Ну что же, посмотрим.
  
  Старший Кусланд проследовал в кабинет ещё через десять минут — пока слуга дойдёт, пока вернётся с гостем обратно, но вот срок ожидания истёк и Фергюс вошёл в кабинет. Лицо его чуть осунулось, по сравнению с тем, что было в воспоминаниях, борода подросла, но в остальном — это однозначно был «братец». Всё такой же широкоплечий, мощный… и дико мешающий.
  
  – Фергюс, – я кивнул вошедшему.
  
  – Айдан, – ответил он мне без привычной улыбки на лице. – Ты изменился, – окинув меня оценивающим взглядом, заключил «старший братец». Да и эмоции его мне не понравились. Агрессия, готовность к бою, обида, нервный азарт… Не самые лучшие эмоции для встречи с братом.
  
  – Ну да, седина на всю голову и драконьи глаза, пожалуй, это я ещё легко отделался, с учётом всего произошедшего. А вот ты почти не изменился. И мне интересно, где же ты провёл эти… – я на миг сам удивился, сколько времени уже прошло, – полгода? – разливаю по кубкам вино и указываю на один из сосудов Фергюсу.
  
  – Не только, волосы и глаза. Ты ещё и изрядно подрос и заматерел, да и этот взгляд… я тебя почти не узнал, – покачал он головой, принимая кубок. – Не отравлено? – вроде как с усмешкой произнёс он, но вот в глазах веселья не наблюдалось.
  
  – После того, как тебя видели во дворце целая толпа свидетелей, устраивать тебе отравление было бы крайне глупо с моей стороны, – я ответил ему такой же усмешкой. – И ты не ответил, где пропадал всё это время, – не озвученным осталось «пока мы тут рисковали шкурами, спасая страну».
  
  – Во время той разведывательной миссии под Остагаром, – он всё-таки пригубил вина, – мы нарвались на Порождений Тьмы. Меня ранило, я потерял сознание, а очнулся уже в хижине хасиндов. Они подобрали меня и выхаживали. Как только я более-менее оправился, поспешил домой, но по пути узнал массу интересного… – Фергюс врал. Я не был уверен, в каком именно моменте, тут нужно задавать более конкретные вопросы, но или он оправился куда как ранее, чем через полгода, или… никакой раны и хасиндов не было вообще.
  
  – Вот как... Значит, тебе повезло.
  
  – Да, как и тебе, брат. В отличие от всей нашей семьи, – в словах звучало обвинение.
  
  – Я не мог быть во всех местах одновременно, всё, что мне оставалось — отомстить за них, – прохожу к своему креслу и присаживаюсь, жестом предлагая занять другое гостю.
  
  – Да, ты всегда знал, с какой стороны браться за меч, – кивнул Фергюс, занимая место напротив. – Даже смог в одиночку вырезать всех людей эрла Хоу и его самого… не получив и единой царапины, – слова сочились желчью.
  
  – Ты меня в чём-то обвиняешь? – ни в малости не меняя тембра и громкости голоса, вскидываю правую бровь. Говорить о том, что и на нём следов ран, от которых оправляются по полгода, особо не видать, смысла не было.
  
  – Нет, что ты? Наоборот — я восхищён твоими подвигами. Я о них много чего услышал за последнее время… – примерно таким же тоном я разговаривал с церковницей, которая пришла «вставлять мне фитиль» под Амарантайном. Хороший тон… говорящий.
  
  – Потешишь моё самолюбие? А то со всеми этими делами, – жест в сторону бумаг на столе, – совсем нет времени послушать себе дифирамбы, оставляющие столь сильное впечатление на слушателях.
  
  – Изволь, – Фергюс откинулся на спинку кресла. – Сперва ты, якобы, уничтожил все войска эрла Хоу с ним самим, когда он предательски напал на Хайевер. Пять сотен обученных солдат, уже захвативших мощное укрепление, – в голосе Кусланда был не просто сарказм, там сквозило непрекрытое обвинение в том, что этот слух — ложь. – Потом ты пересёк всю страну в одиночку, чуть ли не за одну неделю, всю дорогу шагая в латах из вулканического золота, без единого оруженосца, коня или телеги. У Остагара присоединился к Серым Стражам и, несмотря на то, что был отправлен сидеть наблюдателем на башне, каким-то образом оказался с войсками и, о чудо, сумел отвести их из битвы, именно тогда, когда королю Кайлану и прочим Серым Стражам трагически не повезло, – выделил он голосом, явно намекая на невезение и своей семьи. – По странному стечению обстоятельств, ровно из той же битвы сумел отступить ещё один командир со своими войсками, которым оказался Логейн Мак-Тир, тут же ставший регентом королевства. И вот, когда вы оба отступаете, по всей стране начинают гулять слухи о том, что в поражении королевской армии и смерти Кайлана виновен Орлей, и уже в Лотеринге ты вешаешь Храмовников, а рядом с тобой появляются малефикары. Совершенно случайно, конечно же, проходившие мимо и пожелавшие помочь Ферелдену. После чего ты берёшь штурмом Башню Круга Магов, присоединяя их к своей армии и вырезав почти всех Храмовников. Но мало этого, в замке Рэдклифа случается нашествие нежити, с которым ты тоже умудряешься справится в считанные дни — и вот уже эрл Эамон поддерживает тебя своими войсками. Только со своей сказкой про Хоу ты просчитался — твои друзья-малефикары за собой не подчистили и, когда к Хайеверу прибыла твоя армия, их встретила толпа оживших мертвецов, точно такая, как в Рэдклифе. Но, тебе везёт! – повышает он голос. – Удивительно, но факт! Никто не обращает внимание на такое совпадение — и вот уже сотни магов обживаются в крепости, занимая комнаты почётных гостей и рыцарей! – Фергюс выдохнул, с превосходством глядя на меня, прежде чем заговорить вновь. – У Амарантайна ты объявляешь церковь Создателя вне закона и вешаешь всех высших сановников клира, открыто грабя церкви и храмы. Рядом с тобой видят подчинённых магией крови драконов, а на Собрании Земель сам генерал Логейн лично выдвигает твою кандидатуру на освободившийся трон. Сначала Хайевер, теперь Ферелден… во всём этом я не понимаю лишь одного, почему он не выдал за тебя Анору? Ведь должен был и он что-то получить с этой… полосы удач и неудач? – последние слова Фергюс цедил сквозь зубы с таким ядом, что я уже начал опасаться, как бы он таки не траванулся...
  
  Но шутки шутками, а обвинение интересное. Я как-то, на фоне реальных событий и общения с людьми знающими их ход не многим хуже меня, даже не задумывался, что это всё может и вот так выглядеть со стороны. Младший наследник вступил в заговор с малефикарами, позволил им убить отца и мать, племянника и домочадцев, возможно, верного вассала, которого ещё и использовал, чтобы свалить вину. Задружился с Логейном, поучаствовал в гибели короля и всё вот это прочее, вплоть до революции магов и гонений на церковь. Прям зачётный политический триллер, с циничным диктатором-людоедом в главной роли, на фоне которого все мои похождения смотрятся… довольно блекло и даже скучненько — без огонька. И это было бы забавно, если бы не выглядело, как идеальная версия для Орлея, чтобы собрать Священный Поход. А ведь она выглядит. И в неё, чёрт подери, могут поверить. Никто ж не знает, что сестрёнок Хоук магии крови научила только Солона уже после Рэдклифа, да и не поверят на таком фоне и особенно после того, как мне только что присягнула толпа реальных подпольных малефикаров.
  
  – Он хотел, но я убедил его, что он хоть и ценный ресурс, но всё-таки не незаменимый. И сохранение титула Тейрна и возможность как следует вдарить по Орлею — более, чем достаточная плата за его правильный выбор нового монарха, – оправдываться уже не было смысла, как и пытаться объяснить — Фергюс всё для себя решил и я это хорошо чувствовал.
  
  – Что же, я всегда знал, что ты весьма талантлив, братец, но объясни мне лишь две вещи. Как ты хотел избавиться от меня и зачем было убивать отца с матерью? – рыкнул он. – Я могу понять убийство моей жены и сына — он был прямым наследником, а она — ненужным свидетелем… или всё дело как раз в этом? Корона Тейрна была очень нужна и не хотелось ждать? А тут ещё и такой прекрасный повод?
  
  – Знаешь, Фергюс, не стоить мерить всех по себе, – я поморщился, может он сам себя накрутил, но от одних эмоций этого человека мне было противно, – ты можешь не верить, но к убийству твоей семьи я не прикладывал своих рук и не поручал это никому другому, меня просто недооценили и это позволило мне выжить и убить врагов. Видимо, глава разведки Хоу был таким же кретином, как и ты. Только если ты проморгал заговор вассала, то он просто собрал неполные сведения, – точнее, собрал-то он сведения правильные, просто не учёл, что на труп Айдана упадет злобный тентаклиевый монстр из космоса, – но раз уж у нас день откровений, то утоли и моё любопытство. Никаких ведь хасиндов с ранением не существует, не так ли? Ты не захотел рисковать, принимая участие в решающей битве под Остагаром, и просто сбежал, планируя посмотреть со стороны, как пойдёт дело, а потом или явиться под самый конец сражения, наравне со всеми получая лавры героя-победителя, или сделать то, что ты в итоге сделал — скрыться и пересидеть всё в тихом безопасном месте, чтобы вернувшись в нужный момент на всё готовое. И сейчас ты пришёл не упрекать меня и призывать к ответу в поединке чести, а за своей «долей», полагаю?
  
  – Ты ничего не докажешь, – неприятно ухмыльнулся «брат», – но ты прав. Тебе сильно повезло взобраться на королевский трон. Неужели ты не поделишься частью благ с героическим братом, пострадавшим в битве под Остагаром?
  
  – И что же ты хочешь?
  
  – Хайевер. И немного расширить его на востоке, у тебя там как раз много лишней земли образовалось.
  
  – Хммм, а почему бы мне просто не организовать тебе несчастный случай? Раз уж я такой подонок, что убил собственных родителей и племянника?
  
  – Потому что я позаботился об этом и если со мной произойдёт «несчастный случай», всё дворянство Ферелдена и окрестных земель будет знать эту историю!
  
  – И это всё? – я даже удивился, не сразу поверив тому, что чувствовал в его эмоциях. – Хм, возможно, я погорячился и ранение было, уж по голове тебя огрели точно. Про меня и так ходят слухи, что я ем детей, сплю с демонами и драконами, а по праздникам провожу кровавые ритуалы со своими хозяевами-кровавыми магами крови. И да, там мы тоже поедаем детей.
  
  – Слухи среди черни, – отмахнулся дворянин, но в его голосе уверенности поубавилось, – но если об этом заговорит свет…
  
  – То ничего не изменится. Эамон обязан мне жизнью — своей и своего сына, к тому же, его сын — маг. И без моей политики, его уделом будет клетка Круга с возможностью в любой момент получить клеймо, выжигающее разум, на лоб. Логейн тоже кровно заинтересован в нашем сотрудничестве — узурпацию власти с его стороны никто не потерпит, он уже убедился в этом один раз чуть не доведя страну до гражданской войны и второй раз не повторит той же ошибки. Не станет меня, и в его глотку вцепятся все, кому он успел отдавить мозоли, начиная с Эамона, а его дочь уже не будет законной королевой, чтобы прикрыть своим положением и дать место для манёвра. Что же до остальных… войне с Орлеем всё равно быть, даже если повесить меня завтра и отменить все мои указы — Орлей просто не сможет упустить шанса вновь захватить наши земли, а мнение баннов, если оно не подкреплено, минимум, десятком тысяч мечей, эти банны могут засунуть себе в задницу, о чём они если не знают, то, по крайней мере, догадываются, благо пример Владычицы Церкви в их головах ещё должен быть свеж. Впрочем, ты прав, убивать тебя смысла нет, – по мере моей речи, Фергюс становился всё бледнее. Видимо, начало доходить, что шантажировать он попытался не того человека. Хотя вся ситуация выглядит всё равно странно. Я думал, он умнее, хотя… если он опирался только на слухи и воспоминания о былых возможностях Айдана, то всё встает на свои места.
  
  – Нет?
  
  – Нет, зачем? Мои Маги Крови просто перепишут твой разум и ты спокойно, тихо и мирно уйдёшь в добровольное изгнание или затворничество. Поставим тебе домик на окраине королевских земель, поднимешь хозяйство, а через месяц-другой его сожгут Порождения Тьмы. Что поделать, не везёт королю с родственниками, – и не став выслушивать ответ, я просто вдарил ему психическим импульсом по мозгам, отрубая сознание.
  
  Ну вот, ещё работа — нужно просмотреть память этого ублюдка. Найти, что и где он там подготовил, а потом стереть личность и записать нужное поведение. Эх, а окажись он нормальным, ведь можно было пристроить к делу — должность королевского советника и начальника особистов очень неплохие места, а лояльный советник, знающий, как тут всё работает (не знать наследник тейринга не мог — его с детства этому учили) мне бы очень пригодился, но не-е-ет, тёмная фентезя с зашкаливающей концентрацией всяких ублюдков, о которой, общаясь с Мерриль и девочками я банально чуть подзабыл, не даёт простых решений и надёжных кадров, эх…
  
  Закончив возиться с перестройкой личности марионетки и накачкой её симбионтом чисто на всякий случай для и контроля ради, я «включил» сознание уже не Фергюса обратно. Испытывал ли я чувство вины за то, что убил де-факто и «поиздевался над трупом» этого человека? Нет. Он мешал моим планам самим фактом своего существования и если с этим ещё можно было смириться и подкорректировать означенные планы, то вот после такого демарша и открывшихся обстоятельств, у него была одна дорога. В принципе, на проверку, он оказался даже не слишком-то подонком, так — в меру циничным и хитрожопым малым, что действительно выполнял при отце роль доверенного лица по делам не подлежащим огласке и, как следствие, приобрёл ряд профессиональных деформаций, как раз таки сделавших приемлемым для него, из соображений собственной безопасности и пользы дела, сбежать перед генеральным сражением «в разведку». Это было не хорошо, но и не сказать, что сильно плохо — в мире есть гораздо худшие люди, а некоторые, из совершенно благих соображений, готовы и вовсе творить ужасающую мерзость по меркам любой морали и совести. Тем не менее, проблема оставалась — когда он обвинял меня в убийстве жены и сына, он верил в свои слова, как и во всё прочее. Сидя в медвежьем углу, Фергюс имел не слишком хороший доступ к информации и просто не знал, что слухи о виновности Орлея распространяю я, а со стороны Логейна шло обвинение в адрес Серых Стражей и меня за одно. К нему данные поступали с опозданием, искажённые, да ещё и накладывались на его «конторское» мышление, с привычкой искать двойное дно и подставы, не слишком удачным образом. В итоге, он построил себе железобетонную теорию заговора, уверовал в неё, наложил злость за погибшую семью, зависть к успехам «младшего», показавшего себя на порядок более успешным полководцем, чем он сам, и наконец просто обиду за захват власти в тейринге, и стал откровенно невменяем. Уговорить его нормальными методами в моей невиновности было уже невозможно, а если и уговоришь, то только до первого доброхота, что подкинет в теорию новых «фактов» виновности — не важно, настоящих или мнимых. Что же касается его столь резкого наезда и вообще всей ситуации, где он попёр буром меня шантажировать, не потрудившись толком собрать на меня информацию и понять, что я уже не тот Айдан, которого он знал, то и тут он сам себе оказался злобным Буратиной. Уверовав в свою версию событий, где я был циничным злодеем, порешившим свою семью, он угодил в ловушку ложных ожиданий. Взяв за факт, что я мерзавец, продавшийся малефикарам ради власти, он пришёл к логичному выводу, что пытаться играть с таким «кадром» в наивного ничего не понимающего любящего братца — это верный путь в могилу, ибо подонок, каковым я представлялся в его сознании, точно не дал бы ему Хайевера, а просто использовал и тут же убрал, как и прочих родственников. Соответственно, чтобы не дать мне это сделать, меня надо было сразу припереть к стенке, показав сколько ему известно о моих «грязных делишках» и сообщив о страховке. В добавок, он ещё и накрутил себя, ведь я на месте не сидел и так просто на меня со стороны было не посмотреть и не прикинуть, что я из себя представляю. Если же начать долго крутиться вокруг и пытаться выяснять, лично встречаясь с кем-то из общих знакомых, то это быстро всплывёт, а потом от брата-подонка, который обязательно воспользуется таким предлогом, подонок же, возникнут вопросы: почему сразу не пришёл? Тебе есть что от меня скрывать? А уж не был ли ты с Хоу в сговоре? В общем — очень много нервирующих перспектив, которые подталкивали действовать быстро и на опережение. Хотя, на мой взгляд, он всё-таки мог бы разговор начать с более мягкого прощупывания и разведки, а не вот так вот сразу с места в карьер, но то ли перенервничал, то ли семью действительно любил или просто не отличался выдержкой, так или иначе, он решил сразу расставить все точки над ё. Всё понятно, всё объяснимо, но… начерта он мне такой нужен? Да, я мог понять его боль от потери семьи, но это был не повод усложнять себе жизнь и подстраиваться под его обидки и хотелки. Словом, не было у меня мук совести на его счёт и вряд ли появятся.
  
  Ну а кукла, тем временем, начала отыгрывать заложенную в неё программу. Вот он направляется к выходу, открывает тяжёлую, дубовую дверь, прекрасно глушащую любые звуки из моего кабинета, и поворачивается ко мне.
  
  – Ещё раз прости, Айдан, что не смог быть с тобой в этом походе. Паршивый из меня получился старший брат. И ещё раз спасибо за семью. Что отомстил за них.
  
  – Пустое, Фергюс. И всё-таки подумай над моим предложением, ты можешь встать со мной сейчас и помочь с Ферелденом, нет смысла хоронить себя!
  
  – Боюсь, я тебе напомогаю так, что потом и за сто лет не разберёшь, – покачал головой подчинённый Кусланд, – так что своего решения я не изменю и тебе придётся искать кого-то другого на место советника и наместника.
  
  – Жаль, – выдать тяжёлый вздох, – но неволить не стану. Удачи, брат.
  
  – Тебе тоже, – и кукла вышла из кабинета, «не обратив внимания» на греющего уши камердинера и парочку слуг.
  
  Готов поспорить, что весть о том, что молодой король предлагал своему старшему брату должность регента и советника, а тот взял и отказался к вечеру уже будет обсуждаться всем Денеримом. Вот и чудесно, а пока марионетка выполняет вторую задачу по отлову своих людей, ожидающих сигнала, и отмене рассылки не нужных никому писем, её следует слегка подстраховать со стороны, за одно можно будет подмять под себя часть агентуры Кусландов в столице, да и других городах, о которой Айдан не знал, но знал Фергюс. Эх, вопрос начальника СБ всё более актуален. И посольством в Орзамар надо заняться. И Воинами Пепла с оборотнями. Да и с Хоу, если уж вспомнил всю эту хрень с тёмной фентезёй и вылезающими подлянками, надо что-то решать. Я, конечно, уже объявил в каком-то указе награду за их головы, но, чувствую, этого мало и расправиться с родом предателей надо показательно, до седьмого колена, так сказать, а то один раз их Кусланды уже пощадили и вот чем это кончилось… Чёрт, по хорошему, мне и моих ведьмочек на обед надо пригласить, а то эта родовитая мразь уже сообразила пару планов, как тех можно травануть прямо во дворце, и я сомневаюсь, что он один такой. Заодно узнаю, как они обустроились и не обижает ли их кто. Точнее, тут скорее, не успели ли они кого из гипотетических обижальщиков как следует обидеть сами. Маловероятно, но этот мир только что мне напомнил, что всякая фигня тут случается независимо от моего желания и понимания Здравого Смысла.
  
  
***
  
  Выдохнуть я смог только через пару дней — пока устранил всю страховку Фергюса, пока организовал его «почётное самоизгнание», включавшее в себя, в том числе и разговор марионетки с Логейном, который хотел и удостовериться, что мой дорогой братец отчаливает действительно по собственной воле, ради такого он где-то даже добыл «неучтённого» малефикара, что работал на него лично, впрочем, тут ничего удивительного не было — при всей общей опаске волшебников, люди с мозгами понимали приносимую ими пользу, так что «придворный маг» — не такое уж и редкое явление, у того же Хоу в услужении дама имелась, да и Кусланды, не смотря на некоторую религиозность отдельных членов семьи, не брезговали общаться с колдунами, правда, положение тейрнов открывало доступ к колдунам «легальным» и «вахтовым методом», но это детали. Куда интереснее был второй момент. Мак-Тир таки попробовал забросить удочку на предмет «союза двух любящих сердец», но был послан болванчиком в очень грубой форме, содержащей в себе и намёки на «Север Помнит», в смысле, предполагаемой личности, сагитировавшей Хоу на предательство, и не желании «мешать брату, давая повод для лишней напряжённости перед войной с Орлеем». В общем, болванчик прекрасно изобразил едва ли не святого подвижника, уставшего от жизни и полностью в ней разочаровавшегося, а приставленный маг подтвердил, что или на Фергюса никто Магией Крови не воздействовал, или воздействие находится на уровне слишком высоком, чтобы его навыков и знаний хватило это воздействие определить. Рыть дальше генерал не стал, звериным чутьём уловив грань, за которой можно и нарваться на «монаршее неудовольствие», а после лично зарубленного Архидемона, это самое «неудовольствие» могло напрячь и заслуженного воителя.
  
  И вот, наконец-то настал час отдохновения. Возню с посольством к гномам я решил оставить на завтра, пока только выявив наиболее подходящего для роли «чрезвычайного и полномочного» посла кандидата — Эдгара Драйдена, старшего племянника Леви. Семейство, вновь оказавшееся в милости у короля Ферелдена не желало останавливаться на достигнутом и во всю предлагало свои услуги двору. А ещё, между строк, плакалось, что уважаемая Лиандра Хоук, буквально контролирующая все сухопутные пути к Амарантайну, является бедствием, хуже Мора, Тевинтера и Орлея вместе взятых, ведь, страшно подумать, сия леди начала организовывать постоялые дворы для торговых караванов и сделать то же самое почтенному торговцу на своей земле не давала, зажав разрешение! В общем, представитель торговой династии отчаянно искал альтернативные пути и новые маршруты и за «наведение мостов» с Орзамаром ухватился с силой сжимающего челюсти мабари. Личность посла я утвердил, о чём примерно договариваться — тоже, ну а детали можно проработать чуть позже. Да и сами Драйдены не дураки и своей выгоды не упустят. А где их выгода, там и мои налоги.
  
  И что в итоге? Сижу я, никого не трогаю, попиваю вино и подумываю выйти на охоту за Мерриль. Эльфийская чародейка, после того случая сидения на ручках и почти состоявшегося кормления с ложечки, стала меня чуточку избегать, и процесс поисков, с дальнейшим зажиманием няшки в уголке для пущего смущения и паники, обещал подарить мне если не нирвану, то уж отдушину для души — точно. В общем, я уже даже встал, поправил причёску, проверил выражение лица, усилием воли изгоняя с него следы нездорового энтузиазма (лихорадочный блеск глаз и гнусная улыбочка сексуального маньяка — это плохо!), как вдруг…
  
  – Айдан! – ко мне вламываются… ну хорошо, не вламываются, а поспешно заходят три сестры-чародейки. Вид у всех боевитый и крайне решительный, а эмоции так и вовсе звенят, как перед кровавой схваткой в первых рядах.
  
  – Девочки? Что-то случилось? – диверсия? На нас напали? Дракончики расшалились? В сознании успело промелькнуть пара сотен вариантов, пока реальность не сказала мне, что всё куда как страшнее.
  
  – Нет. Но нам нужно поговорить! – заявила Мариан, складывая руки на груди и буквально пришпиливая меня взглядом к месту.
  
  – Ла-а-адно, – задница чуяла неприятности. – Вина?
  
  – Угу… – не выпуская меня из смыкающегося кольца, уважаемые магессы вооружились кубками.
  
  – Итак? – я приподнял бровь, предлагая переходить к делу. Ибо лучше ужасный конец, чем ужас без конца.
  
  – Итак… Скажи честно, – начала Солона и плотно сжала губы, в очередной раз прокручивая в голове какую-то мысль.
  
  – Тебе нравится Андрес? – резко спросила Мариан.
  
  – Что? – о_О
  
  – Андрес или Алистер… ты находишь их симпатичными? – разжевала младшая Хоук, пристально следя за моими глазами.
  
  – Ч-чего?! – сказать, что у меня глаза полезли на лоб — это сильно приуменьшить степень моего охренения. – Нет! Никогда!
  
  – А Мерриль? – новый удар был нанесён в открытый фланг тихоней-Бетани. – Она тебе нравится?
  
  – Она… милашка, – стараюсь ответить максимально обтекаемо.
  
  – Понятно, но сейчас это не важно, – не дав и секунды передышки, деловито сообщила Солона, чтобы за неё тут же продолжила Мариан, не спрашивая, но утверждая:
  
  – Значит, препятствий нет.
  
  – Препятствий к чему? – улучив миг паузы между репликами, делаю робкую попытку перехватить инициативу.
  
  – Понимаешь, Айдан, – глубоко вздохнув и включив режим «строгой наставницы», начала госпожа Амелл...
  
  – Ты нам нравишься! – рубанула за неё Бетани и… две другие сестрёнки решительно кивнули, ни на миг не сводя глаз с моего лица.
  
  – Очень нравишься! – тем не менее подтвердила вслух Мариан.
  
  – Эм… – не сказать, чтобы я не ждал подобного, но… почему сейчас? – Я польщён, вы тоже вызываете у меня самые тёплые и положительные чувства…
  
  – Отлично! – Солона подалась вперед, решительно взяла меня за отвороты придворного камзола и, заставив нагнуться, уткнулась своими губами в мои. – Помнится, – прервав не очень умелый поцелуй, продолжила девушка, – когда ты вытаскивал меня со сломанной ногой из под удара огра, ты сказал, что благодарность я могу выразить потом — в палатке!
  
  – Э?... – а вот этого я не ждал. – Ты, разве, ломала ногу? – хоть убейте — я не помню за собой таких заходов и методов пикапа.
  
  – Да, – не моргнув глазом, соврала девушка.
  
  – А… я такого не помню.
  
  – Главное, что это помню я! – карие глаза ведьмочки заблестели огоньком нехорошего авантюризма и озорства.
  
  – Эй, не забывай и о нас! – протолкнулась ко мне с правого боку Мариан.
  
  – Да! – её сестра заняла левый бок.
  
  «Окружили, демоны», – пришла ко мне странная мысль, – «Всё к этому давно шло», – последовала за ней вторая, – «Врагу не сдается наш гордый Варяг… вот так вот сразу», – третья.
  
  – Эм, когда это было? – попытался я уйти в несознанку, при этом давая волю рукам и наслаждаясь смущенными писками сестёр Хоук, чьи подтянутые попки оказались в захвате.
  
  – В Лотеринге!… – первая версия от Бетани.
  
  – Когда ты спас Магов Круга!… – в один голос с ней предложила вторую версию Солона.
  
  – … меня от того демона!… с заглушённым чужими репликами началом выдвинула третью Мариан.
  
  – Не важно! – мотнув шевелюрой, твёрдо постановила леди Амелл. – Ты нас спасал! Комплименты делал! Магам помог! А ещё ты не женат, а значит, никому не обещал хранить верность!
  
  – Вы же понимаете, что со мной будет очень сложно? – делаю последнюю попытку не то чтобы остановить, но дать им возможность осознать и всё взвесить. – Что я могу жениться из политических соображений, буду вечно занят государственными делами, переживанием покушений, и что светское общество не одобрит наши отношения, вплоть до попыток вас устранить?
  
  – Плевать, – фыркнула Мариан, решительно воюя одной рукой с застёжками у меня на груди, – и тебе, полагаю, тоже.
  
  – Мне совсем не плевать, что на вас будут покушаться! – возмущаюсь гнусной клевете. Я тут, между прочим, буквально только что одно такое, можно сказать, предотвратил и меры безопасности от прочих усилил, а они… О-ох, уже забрались под рубашку… плохие девочки!
  
  – Тогда, тем более, нам не стоит волноваться! – отрубила Солона, в две руки помогая сестричками одолеть мою верхнюю одежду.
  
  – Ну что же, девочки, потом не говорите, что я вас не предупреждал, – в конце концов, почему бы и нет? Я не монах и у меня уже бездна ведает сколько времени никого не было, а эти колдуньи мне действительно нравились. И только я притянул Бетани с целью попробовать и её губки, как…
  
  – Эй, Твоё Велич… – в кабинет опять без стука влетел рыжий маг, приближение которого я совершенно пропустил за всем этим бедламом. – Оу… простите!… Так вот почему они послали меня! – отвернувшись, в сердцах воскликнул духовный целитель.
  
  – Андрес! – три разъярённых дракона одним словом пообещали кого-то освежевать живьём.
  
  – Я не хотел! – замахала руками чародей, выскакивая за дверь. – Меня просто попросили срочно передать, что в порту причалил корабль с посольством из Орлея! Я честно не виноват!
  
  – Что за корабль? – не зная, то ли плакать, то ли смеяться — этот мир вообще и Орлей в частности вновь умудрился подстроить мне пакость и обломать намечающийся отдых.
  
  – Да пёс его знает! Большой какой-то, а на нём толпа расуфыренных вельмож, которые кричат что-то о власти императрицы не отвечающей за дела церкви и желании уладить возникшие недоразумения. Ясное дело — брешут, но тут твой приказ нужен, чтобы с ними решить и… я, наверное, пойду — всё что надо, я уже передал… – из-за двери донеслось опасливо шуршание шагов, всё более ускоряющееся по мере отдаления.
  
  – Кхм… – поправляю расстёгнутый камзол, обводя взглядом волшебниц. Судя по их лицам, если раньше девочки просто не любили Орлей, то теперь они его точно люто ненавидят… – Что же, долг превыше всего, спасибо, Андерсу. Леди… думаю, нам нужно продолжить наш разговор немного позже…
  
  – Угу, – поджала губы Солона.
  
  – Да, спасибо, Андрес! – змеиное шипение Мариан было воистину устрашающим.
  
  – Однако, думаю, как король, я могу сказать последнее слово, – возвращаю себе внимание собеседниц.
  
  – А?… – не поняла Бетани.
  
  – Оно будет коротким, – подхватываю старшую Хоук на руки и, прижав к себе поплотнее, страстно целую в губы. Вот и узнал её вкус, ням.
  
  Следом за Бетани была подхвачена Мариан и процедура повторилась, ну а в конце я облапал и распалил Солону, завершив, так сказать, круг почёта. А вот после этого, пока девочки не отошли, срочно ретировался. Во-первых, если бы я остался, мог бы так никуда и не пойти, а во-вторых.. впрочем, хватит и первого. Нда, зря я говорил про государственные дела — накаркал, придурок…
  
  
***
  
  Как выяснилось чуть позже, нас действительно почтили своим присутствием «чрезвычайные и полномочные» послы Её Императорского Величества. Что им было надо? Ну, полагаю, прощупать почву в стране и как-нибудь подгадить, пользуясь своим статусом и дипломатической неприкосновенностью. Почему пришли по воде, а не по суше? Наскоро переговорив с Логейном, разрешил я и этот момент, всё оказалось банально и просто. С учётом распущенных слухов, за полгода, минувшие с Остагара, отношение ферелденцев к орлейцам из нейтрально-подозрительного стало откровенно неприязненно-враждебным. Что это значило? Ну, помимо того, что на границе это посольство бы задержали у первой же крепости и, с высокой долей вероятности, промариновали, пока не придёт «подтверждение из столицы» с охранными грамотами, то есть, даже с учётом очень быстрого вестового, недели две-три «дорогие гости» однозначно теряли. Да и потом, путь по такой «гостеприимной стране», когда вокруг ещё могут быть «недобитые твари Мора» и «огромные разбойничьи банды»… короче говоря, сиятельный граф Ольтест, назначенный главой посольства, резонно опасался, что по стечению обстоятельств, по суше может и не доехать. Во всяком случае, такой расклад мне выдал Мак-Тир и я был склонен ему поверить. Тем не менее, послы есть послы и не принять их я не мог. Вернее, мог, но мне это было не выгодно, а вот Орлей представляло в лучшем свете, мол, они со всей душой и мирными намерениями, а их с порога оскорбляют. «Мировой общественности», что непременно бы осудила и заклеймила в прессе тут, само собой не было, зато было околофеодальное общество, где каждый второй вельможный владетель вполне искренне и на полном серьёзе верил в честь, благородство и правила хорошего тона. И оскорблённые моим попранием традиций лорды и рыцари могли с куда большей охотой пойти вступать в войска или присоединяться к Священному Походу против Ферелдена, что на фоне не слишком хорошего состояния собственной армии Ферелдена было нежелательно. Так что, если и не победить «по очкам» в дипломатической игре, то соблюсти минимум необходимых приличий мне стоило. Правда, наряду с тем, что не принять, не потеряв лица, я послов не мог, ничего не мешало мне переговоры сорвать, довести дело до скандала и выставить нежеланных гостей прочь. И, в рамках уже взятой риторики и колеи событий, это был вполне логичный ход, ну а пока я сидел на троне в зале приёмов, меланхолично почёсывал сонно мурлыкающего Ревана, специально притащенного для «создания большего авторитета», да слушал речи посла, что пусть и косился нервно на дракона, лицо держал на уровне и более ничем своих нервов не проявил.
  
  – Позвольте от лица Её Императорского Величества Селины I Вальмон, поздравить вас, Ваше Величество, со вступлением на престол Ферелдена и передать верительные грамоты, – склонился в изящном поклоне опытный придворный, сверкая в свете магических факелов золотой и серебряной вышивкой на одежде. По его жесту один из слуг посольства подошёл к моему церемониймейстеру и передал отделанный драгоценными камнями тубус, в котором и располагались нужные грамоты. Тот, под мой кивок, вскрыл хранилище и освидетельствовал. – Так же, мы принесли подарки к вашей коронации, Ваше Величество, – ещё один жест и теперь слуга выносит ларец, в котором таинственно посвёркивает россыпь драгоценных камней — я успел заметить рубины, изумруды и алмазы.
  
  – Мы благодарим Её Императорское Величество за поздравления и щедрые дары, – выдал я ожидаемую от меня по этикету фразу, – тем не менее, – а вот этого уже никто не ждал, – я не могу принять её подарки, – по рядам придворных пробежал шепоток. То, что я только что сделал, было сродни плевку в лицо, пусть уже и по правилам поведения «в приличном обществе».
  
  – Могу ли я узнать причину? – «утёрся» граф.
  
  – К моему глубочайшему сожалению, в последнее время, отношения между нашими странами оставляют желать лучшего. Гибель моего предшественника до сих пор расследуется и многие факты указывают на участие агентов Орлея. К тому же, на меня самого орлесианцами было совершено покушение, а слова Владычицы Церкви Денерима, назначенной из Вал Руайо, обещающей Священный Поход против Ферелдена, слышали все присутствующие в этом зале дворяне.
  
  – Уверяю вас, Ваше Величество, всё это — не более, чем совпадения и козни тех, кто желает разрушить союз между нашими государствами! Орлей не мог желать смерти Кайлану, ведь Её Величество желала скрепить союз государственный союзом брачным! – вот это поворот. Нет, я помню, что были такие теории и вроде как Кайлан действительно «дружил» с Селиной по переписке несколько крепче, чем требуется для общения глав дух государств, но чтобы настолько? Впрочем, дурак — он и есть дурак, это было очевидно ещё в Остагаре.
  
  – Ложь! Не может этого быть! Он врёт! – реакция дворян оказалась предсказуемой.
  
  – Вот переписка, – продолжил вгонять граф гвозди в крышку гроба, кхм, точнее, рушить репутацию Кайлана всё дальше, впрочем, ему-то выгодно в любом случае: как ни крути, а мотив Орлея гадить войскам Ферелдена только что получил серьёзный удар, опять же, прошлый король уже мёртв, как, по-сути, и весь род Тейрингов, Алистер не в счёт, ибо бастард. Так что повесить на него можно многое. Хммм, ладно, сыграем на повышение.
  
  Дождавшись пока письма будут переданы церемониймейстеру, а тот, с поклоном, вручит их мне, я, краем сознания отметив отсутствие яда на бумаге, углубился в чтение. Ну да, всё верно: вьюнош бледный со взором горящим, шилом в заднице на тему: «я — взрослый, живу своим умом!» и «что эти старпёры-предки и наставники вообще в жизни понимают?!», а также стремлением всем показать, как вот он, такой красивый, всю «тухлятину» круто разрулит, своими руками и с полными штанами энтузиазма подписал себе буквально смертный приговор. Не твари Мора и Логейн, так собственные министры бы удавили, банально от того, что не захотели бы терять влияние, когда в страну вернутся старые «хозяева». И, что занимательно, Маг-Тир об этой переписке явно не знал, иначе бы, вместо подставы с Хоу, первым прибежал бы к Брайсу с тезисом: «король тяжело болен, нам нужен новый король! А у вас, как я слышал, как раз младший сын не женат, а у меня дочка-королева, а ещё умница, красавица и в приданое я дам пять тысяч мечей». Ну или, банально, организовал бы Аноре любовника, чтобы тот, таки, заделал «наследника», после рождения которого «добрый король Кайлан» неудачно упал бы с лошади.
  
  – Что же, – откладываю на, предусмотрительно поданный поднос, последнее письмо, – тут действительно, почерком Кайлана, выражено намерение предать свою жену и обручиться с наследницей людей, сотню лет державших Ферелден в рабстве. Если это подлинные письма, тогда ему несказанно повезло, что его всего лишь разорвали порождения Тьмы, однако, я не вижу причин обсуждать документы, чей предполагаемый автор не может ни подтвердить, ни опровергнуть их написание в силу своей кончины. Равно как не могут этого сделать и его ближайшие помощники, которые, в силу должности, имели бы касательство к этой переписке.
  
  – Ваше Величество!… – оживился граф, желая возразить. И в сущности он был прав — несмотря на озвученные мной факты, подлинность писем всё-таки можно было доказать, пусть это и потребовало бы времени, но делегация Орлея явно была готова к такой необходимости.
  
  – Я не закончил, посол, – повысив голос прерываю человека. – Даже если эти письма — подлинны, это ничего не доказывает. Думаю, любой здесь присутствующий способен придумать, минимум, парочку вариантов, зачем Орлею и Её Величеству Императрице Селине могла понадобиться смерть Кайлана и, особенно, разгром его армии. Мы тут не наивные дети, в конце концов, – ах, как сразу подбоченились господа банны и эрлы. И правильно — пусть придумывают эти варианты и сами себя убедят, ведь это так приятно — чувствовать себя умными и причастными. – Не говоря уже о том, – продолжаю мысль, – что ни подосланных убийц, ни обещаний Владычицы Церкви разбор случившегося под Остагаром не отменяет. Однако, если в одном случае шпионов поймать не удалось, то два других неоспоримы.
  
  – Ваше Величество, – тут послу потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с мыслями, – Орлей — светское государство и не имеет никакого отношения к вашему конфликту с Церковью Создателя, потому, я не понимаю, почему мы должны отвечать за действия лиц, что… лишь предположительно, связаны с этой почтенной организацией.
  
  – О, вот как, то есть, вы допускаете, что и убийство короля Кайлана могло быть совершено этой, никак не связанной с вашим государством организацией, и не будете возражать, если мои войска выжгут тренировочные лагеря и прочие места дислокации её сил, расположенные на ваших землях?
  
  – Боюсь, мы не сможем этого допустить, – печально вздохнул посол, уже понимая, что переговоры просто зашли в тупик. Но ладно, дадим ему шанс и сделаем вид, что хотим играть в дипломатию дальше.
  
  – Понимаю, войска чужой страны на своей территории — это действительно очень неприятно, ферелденцы понимают вашу обеспокоенность, – теперь в зале раздались очень нехорошие смешки. – Тогда, несомненно, вы ради нашей дружбы и союза, конечно же, сами накажете и передадите на суд Нам причастных к организации покушения?
  
  – Думаю… – осторожно ответил Ольтест, – это вполне возможно.
  
  – Отлично. Магистр Авернус, передайте нашему гостю список лиц, причастных к покушению агентов Ордена Искателей на полноправного тейрна Ферелдена.
  
  – Сию секунду, Командор, – чуть поклонился старый маг и вытащил заранее подготовленный документ, невзначай показывая, что всё здесь происходящее является «домашней заготовкой». – Прошу.
  
  – Здесь же… – пробежав глазами по именам, орлесианец выпучил рекомые глаза, уже не в силах удерживать маску невозмутимости, – половина высших сановников Церкви.
  
  – Да, мне печально видеть, что за организацией покушения на дворянина Ферелдена стоят верховные сановники церкви, а также, что те, кто вещает о мире и единстве перед Создателем, по сути своей ничем не отличается от иерархов вашего Дома Отдохновения… и решает проблемы таким же образом. Но вы сказали, что в Орлее Церковь отделена от государства, потому, я верю, что в силах Её Императорского Величества покарать наглецов, посмевших поднять руку на её царственного собрата и передать их на справедливый суд в Ферелден… ну или их головы, если те вдруг будут сопротивляться. Только в этом случае я смогу поверить и признать, что Орлей действительно испытывает к нам исключительно дружеские и союзнические чувства и готов буду рассматривать ваши предложения. Если же в течение двух месяцев, люди из данного списка не предстанут перед судом… Я буду рассматривать это, как официальное признание причастности Императрицы ко всем вышеописанным актам враждебных действий против нашей страны... И как объявление войны. А до тех пор, на пребывание официальных лиц Орлея на территории Ферелдена налагается запрет. У вас есть десять часов, чтобы покинуть мою страну. Аудиенция окончена, – всё было сказано.
  
  Это был бросок перчатки в лицо — выдвижение заранее невыполнимых требований. А если императрица вдруг спятит и попробует их выполнить — это станет для неё началом войны, но уже не с Ферелденом, а с церковью. А таким шансом не смогут не воспользоваться дворяне, что молодую императрицу лишь терпят. Так что помимо войны церковной, начнётся еще и война гражданская, а там и Ферелден, разумеется, «поможет» своей верной союзнице и даже немного задержится в гостях… лет на сто, а то и вовсе — навсегда.
  
  Посол молча поклонился и, развернувшись на каблуках и скрипя зубами от полученного унижения, направился к выходу. Десять часов — были очень маленьким сроком на подготовку парусного короля к плаванию, но я не собирался облегчать посольству жизнь. Там ведь и помимо графа имелись интересные личности, например, одна смуглая чародейка в белом платье, что весь разговор простояла рядом с графом, держа каменно-надменное лицо. И всё бы ничего, да только, судя по её эмоциям, дамочка целиком и полностью была на стороне Орлея. Сколько ещё в посольстве было таких вот идейных, готовых тишком обсудить погоду с местными коллегами, в процессе навербовав себе шпионов или зародив недовольство, предсказать было невозможно, оставалось только не дать им времени на работу. Что я и сделал.
  
  – Эрл Хайнен, – обращаюсь к градоправителю Денерима, когда за делегацией закрылись входные двери.
  
  – Да, Ваше Величество? – шагнул вперёд человек.
  
  – Проследите, чтобы наши гости не потеряли никого важного спеша на корабль. Как мне кажется, потерявшиеся в чужой столице орлесианские делегаты, вынужденные искать приюта у друзей и знакомых, будут неприятным пятном на нашей репутации гостеприимных хозяев, – мой жирный намёк в потоке иронии не поняли в зале, наверное, только ковры и гобелены.
  
  – Не извольте беспокоиться, Ваше Величество — мои люди окажут гостям всю должную помощь для успешного возвращения в полном составе, – поклонился эрл.
  
  – Рассчитываю на вас...
  
  
***
  
  Я задумчиво почесывал едва ли не мурлыкающего дракона, наблюдая за суетой придворных и думал, что делать дальше. В смысле, вот конкретно сейчас — так-то воз проблем уже не раз мной в сознании прокручивался, пусть и становился с каждым разом всё больше и больше. Эгоистичная часть меня предлагала вернуться в свои покои, пригласить туда трио прекрасных ведьм и продолжить с того момента, на котором нас прервали, кажется, там было что-то со срыванием с меня одежды… но прерывание такое настрой девочкам явно сбило и возвращаться именно сейчас… нет, можно, но лучше всё-таки дать им немного времени на борьбу со смущением. Что? Кто сказал, что мне интересно, выживет ли Андерс после встречи с тремя взбешёнными и смущёнными колдуньями? Да и ещё одно обстоятельство… Но шутки-шутками, а дела реально нужно делать. И коль уж речь зашла об Орлесианцах...
  
  – Пригласите ко мне Серого Стража Риордана, – распорядился я слуге.
  
  – Сию секунду, Ваше Величество, – поклонился человек и удалился передавать мой приказ под заинтересованными взглядами присутствующих дворян. Вот тоже проблема. Нет бы спокойно работать в своём кабинете, но у нас тут «приём официального посольства» был, а значит, нужна туча свидетелей и прочего «цвета нации». А потому, нельзя вот так вот просто взять и уйти. Вернее, можно, но сиятельные лорды и леди могут посчитать это пренебрежением к своим сиятельным задницам. Не то, чтобы они были сильно неправы, но разводить скандалы и поводы для обид на ровном месте мне было откровенно лень — и так не знаешь, за что хвататься. К тому же, такой «открытый приём» позволял любому желающему благородному обратиться к королю с вопросом, просьбой или предложением, то есть, давал присутствующим некую иллюзию значимости. Правда, с обращениями никто не спешил — Реван исправно помогал мне производить впечатление не только на орлесианцев, но и на «родных» дворян.
  
  – Командор, – спустя несколько минут, склонил голову и ударил себя кулаком в грудь по воинскому приветствию Риордан, – ты звал меня?
  
  – Да, – я поднялся с трона и, жестом пригласил за мной в неприметный закуток, где располагался «дежурный кабинет» как раз на случай, если королю всё-таки потребуется переговорить с кем-то с глазу на глаз. Хороший повод свалить с этого бессмысленного собрания, оставаясь в рамках приличий. Ну а если кому-то будет срочно нужно воспользоваться своими дворянскими правами — то для этого есть мой камердинер. – С момента гибели Архидемона, у нас толком не получилось нормально поговорить — всё время появлялись неотложные дела, – я уселся за стол и предложил моему спутнику располагаться в «гостевом» кресле».
  
  – Верно, – кивнул воин, – но у тебя возникло много работы. Подумать только — Командор Ордена стал Королём.
  
  – Думаешь, из-за этого могут возникнуть проблемы?
  
  – Отнюдь, – отмахнулся Серый, – мы давно хотели вернуться в Ферелден, но и мечтать не могли о столь блистательном возвращении. Правда… – собеседник замялся, – ряд вопросов всё-таки может возникнуть.
  
  – Например? – я приподнял бровь.
  
  – То, что ты выжил после убийства Архидемона. Такого никогда не случалось ранее, хотя Старший Страж Авернус и пояснил мне, назовём это, общей принцип процесса, но в Вейстхаупте захотят убедиться.
  
  – Убедиться в чём?
  
  – Что это действительно был Мор и Архидемон. Да, я видел этого дракона и чувствовал его Зов, но… слишком всё быстро закончилось, слишком маленькие потери. Всего пара десятков тысяч человек, в то время, как по нашим хроникам, прошлые нашествия обескровливали целые страны.
  
  – Но разве не было замечено, что каждый следующий Мор слабее предыдущего? – припомнил я особенность местного исторического процесса.
  
  – Да, – согласился Риордан, – но не настолько, к тому же, помимо этого, есть и масса других сведений, что вызовет живейший интерес Первого Стража. Разработки Авернуса бесценны, а то, что видел я… и эта новая вера и чудеса, ею являемые… как и управление драконами. Всё это требует осмысления и выработки какого-то решения руководством Ордена.
  
  – Логично, – что-то подобное и ожидалось, – значит, ты планируешь отправляться в Андерфелс?
  
  – Если у тебя нет для меня иных задач, Командор, – с достоинством, искренне ответил Страж.
  
  Нужно ли мне, чтобы в Вейсптхаупте узнали о моих талантах, возможностях и предложениях? Однозначно — да. Хотел бы я делиться секретами «безопасного производства» Стражей? Не особо, но и ничего сакрального в тех знаниях нет, а попробуй я их «зажать», тот же Авернус меня не поймёт. Стоит разве что чуть добавить акцента, благодаря кому этот старый малефикар вообще нашёлся.
  
  – На самом деле, есть парочка, но их вполне можно совместить с твоим возвращением домой.
  
  – Тогда я — в твоём распоряжении, – склонил голову Страж. Эх, хороши они ребята. Ну да, слегка поехавшие на Чувстве Долга вооружённые фанатики, но полезные и нацеленные на выгоду. И пока они эту выгоду видят, нашему сотрудничестве ничего не угрожает. Правда, если им кто-то предложит больше или риски «дружбы» со мной станут слишком большими, меня сразу же сдадут со всеми потрохами, ибо «жертвенность в смерти», но на какое-то время сотрудничество имеет смысл.
  
  – Хорошо, полагаю, что добираться до Андерфелса ты планировал по воде?
  
  – Нет, – обрадовали меня ответом, на который я, признаться, не рассчитывал, – я всё-таки Орлейский Страж и, пусть сейчас ситуация между Орлеем и Ферелденом довольно накалена, Орден остается вне политики. Добравшись до братьев, я передам выкладки Авернуса, точнее, копии с них, а сам двинусь дальше на север, сообщив Первому Стражу через орлейского Командора о всём, что здесь произошло.
  
  – Связные записки? – да они популярнее телеграфа!
  
  – Связные записки, – подтвердил мой собеседник, – канал связи должен был быть и у Дункана, но, он оказался утерян после Остагара — иначе меня бы не посылали на разведку.
  
  – Понятно, что же, тем лучше. Я хотел попросить тебя сопроводить моё посольство к гномам.
  
  – Сопроводить? – не понял воин.
  
  – Видишь ли, Риордан, – я почесал бровь, – по донесениям моих людей, в Орзамаре случилась какая-то неприятна история со смертью короля и конфликтом наследников. Случилась она чуть ли не за месяц до начала Мора, но споры о новом короле до сих пор не утихают. Всех деталей я не знаю, может договорятся, а может гражданскую войну устроят — сам понимаешь, получить сколь-либо подробные и достоверные сведения из подземелий весьма сложно, тем более на фоне того, что у нас тут происходило, – тот кивнул. – А связи с тейгом мне нужны.
  
  – «Дело Серых Стражей», – сразу смекнул мой визави, всё-таки не зря его направили в разведку, голова у него варила хорошо.
  
  – Именно. Как ты знаешь, у Ордена в Ферелдене мало действующих стражей, но рекрутов хватает. И солидная часть этих рекрутов — маги.
  
  – Лириум, – вновь проявил неплохие аналитические способность Риордан.
  
  – Не только, услуги их кузнецов мне бы тоже пригодились, но, в основном — да. К тому же, как короля, меня не устраивает монополия враждебной мне и Ферелдену структуры на его поставки.
  
  – Орден не вмешивается в политику, – нахмурился разведчик.
  
  – Именно поэтому я хочу, чтобы ты просто сопроводил моё посольство к подземникам, всё остальное будут делать мои послы. Проблема в том, что я опасаюсь, как бы гномы вообще ни отказались их пускать и принимать от них какие-то послания, но тебя, как Серого Стража, они пропустят и будут вынуждены хотя бы ответить на вопросы, чего обычных послов могут и не удостоить. Конечно, это худший вариант, но он вполне возможен — общество подземников весьма закрыто, они и в обычное-то время к себе далеко не всех пускают. А, в случае вопросов, ты всегда сможешь ответить, что выполнял приказ командора по разведке обстановки — ситуация в Орзамаре, наверняка, будет интересна и Вейстхаупту, кроме того, сейчас, после окончания Мора, Порождения тьмы должны были вернуться на глубинные тропы, что напрямую угрожает Орзамару, и, как Серые Стражи, мы обязаны хотя бы предупредить их об этом.
  
  – Хмм… – он понял и принял мои аргументы, но всё ещё колебался, явно желая всё хорошенько взвесить, чтобы в порыве чувств не совершить какой ошибки. Ладно, применим аргумент, который работает всегда, не взирая на уровень власти и влияния — от золотарей до королей и императоров.
  
  – Я бы мог послать Алистера, Карвера или кого-то из волшебниц, но у парней просто нет опыта, маги нужны мне здесь, а ехать самому, – я махнул рукой, как бы показывая, что «многовато чести», – не по протоколу, – тем не менее, намёк, что я вполне могу обойтись и без его помощи, пусть это будет несколько более неудобно, был вполне отчётливым. И понял его Серый правильно.
  
  – В этом нет необходимости, Командор, я с удовольствием помогу вам в деле Ордена.
  
  – Прекрасно, а от Орзамара до орлейской границы рукой подать и по завершению работы с посольством ты сможешь отправиться дальше. Я передам указания, чтобы тебя представили будущему послу и предоставили всё необходимое для дороги.
  
  – Благодарю, – вновь кивнул Страж.
  
  – Ну раз с официальной частью покончено, – я повёл плечами, – то можно и просто поговорить. Что ты думаешь о всей этой ситуации в целом?
  
  – Довольно сложный вопрос, – задумался Риордан, – ситуация в высшей мере интересная, сулящая как множество прибыли, так и очень серьёзные риски. Боюсь, я не уполномочен тут что-то решать, но… переживший убийство Архидемона Страж с такими способностями… и предложениями, – осторожно продолжил он, благо намёков в нашей беседе было более, чем достаточно, – это… интересно.
  
  – Рад слышать, ну а что касается драконов…
  
  Наша беседа продлилась ещё часа два. Серьёзных тем более никто не поднимал, но и совсем уж переливанием из пустого в порожнее наш разговор назвать было нельзя. Каждому было о чём задуматься, я, например, получил примерные реакции постороннего Стража на все свои действия, разумеется, стоит принять во внимание личностные качества и политический расклад, что бы там Риордан ни заявлял на тему «Орден вне политики», имея пару тысяч профессиональных бойцов экстра-класса, крепости и земельные наделы, нельзя не представлять собой политическую фигуру, хотя, рядовым и «средним» бойцам, быть может, эту сказочку и скармливают. А вот тот же Дункан, будучи Командором, вполне себе на короткой ноге был и с Кайланом, и с Первым Чародеем Круга поболтать мог, и с Логейном побеседовать, да и, в принципе, с кем угодно из сильных мира сего в королевстве мог добиться аудиенции. При этом, сам он не был человеком благородного происхождения, родившись где-то в землях Хайевера, и, если верить кое-каким слухам, по молодости вообще начинал то ли воришкой, то ли бандитом с большой дороги. По крайней мере именно такая информация была в голове у Фергюса, да и с него самого, когда я скачивал навыки работы со внутренней энергией, нет-нет, да что-то такое в случайно задетой памяти о личной жизни мелькало. Излишне говорить, что для мелкопоместных дворян данный уровень был почти недостижим.
  
  Что уяснил для себя сам Страж, я не знал, да и не интересовался особо. Во всяком случае, не настолько, чтобы пытаться залезть к нему в голову. Зато успел в голове прокрутить, какие инструкции по посольству можно дать моему собеседнику, какие — родичу свежеиспечённого эрла, а что приказать магу, который будет пристроен на «связные записки». А ещё были дроу, которых тоже можно было незаметно сориентировать прощупать обстановку вокруг гномов, это не считая обычных тварей Мора, которые с этими гномами реально прямо сейчас то и дело резались в мелких стычках. Кстати, коль уж речь зашла об эльфах, неплохо бы узнать, как дела обстоят у Дарриана.
  
  Соблюдя пологающиеся приличия, нормы этикета, традиций… короче, в пустую промотав ещё полтора часа, я объявил о завершении приёма и направился по своим делам, старательно игнорируя свиту из всяких слуг, служек, писцов и прочей мелкотравчатой шушеры, что увязалась за мной следом. Чёрт подери, да их даже дракон не сильно останавливал! Ну, пусть тот и не скалил зубы и не рычал, да и до полноценного взрослого дракона ему ещё было расти и расти, но всё равно. Табриса я нашёл в той части дворца, что предназначена для гарнизона и королевской гвардии. И был он не один, нет, то что рядом с ним крутилась Шианни и Ирис я вполне одобрял и разделял, правильный подход! Хотя, Шианни вроде бы ему приходится какой-то там юродной сестрой, но не суть, а суть в том, что в их коллектив затесалась ещё и Мерриль! Как так? Это моя няшка!
  
  – А-айдан? Ой, то есть, Ваше Величество! Эм… Эльгарнан? – один смущенный писк с её стороны и меня можно брать тёпленьким. Не знай я её чуть лучше, мог бы подумать, что «поймал» ушастых на чём-то предосудительном, но… это Мерриль.
  
  – Эльгарнан, – поклонился мне Дарриан.
  
  – Добрый, – я кинул взгляд на клонящееся к горизонту солнце, – вечер. Как прошло обустройство?
  
  – Всё хорошо, Владыка. Под ваши стяги уже встало полтысячи детей Народа и с каждым днём к нам подтягиваются новые добровольцы.
  
  – В самом деле? – я приподнял бровь. Нет, я помню, Логейн докладывал, что ушастых в наших, точнее, моих, войсках как-то резко прибавилось и, судя по тону, это ему не сильно нравилось, но я не ожидал, что количество эльфийских добровольцев, что предоставил эльфинаж, вырастет уже почти в два раза. Кстати об эльфинаже, надо бы напомнить уважаемому эрлу Денерима, что в столице я желаю видеть хорошие и крепкие дома и чистые улицы и длина ушей жителей этих домов и улиц, мне безразлична.
  
  – Да, вести о ваших деяниях разносятся, подобно пожару, – кивнул эльф, – а наши, – он указал взглядом на Ирис, – владения уже называют «Новыми Долами», пусть это и далеко от правды.
  
  – Ясно. Нужно ли вам что-нибудь? Всего ли хватает?
  
  – Мы ни в чём не нуждаемся, – покачал головой Дарриан, – а если возникает потребность, королевский интендант, как правило, без проволочек выдает всё запрошенное. Хранительница Мерриль же поддерживает боевой дух и рассказывает историю нашего народа.
  
  – Эт-то всё сэр Редвар! – нет, вот опять эта забавная паника, так, держи себя в руках, Айдан! Нельзя вот так вот при всём честном народе тискать эльфийскую чародейку, хотя, судя по рожам этих эльфов, они будут просто счастливы… так, нет! Не смей придумывать себе оправдания! У тебя толпа слуг за спиной, а они и так много лишнего видят и слышат, нечто давать им дополнительных материалов!
  
  – А, лидер наших переселенцев, и что же он?
  
  – Он передал просьбу хагрена Сарела, – потупилась девушка, – ну, с просвещением и всем таким, прочим… – не нужно уметь читать мысли. Чтобы понять — девочка хочет спрятаться от такого потока внимания куда-нибудь далеко-далеко. И чтобы там были умные книжки, да.
  
  Утолив свою жажду няшности, я всё-таки смог вернуться к делу и узнать подробности, что, как и почём. И подробности эти были не так, чтобы сильно радужными. Да, эльфы шли, да, со снабжением проблем нет и, вроде бы, не предвидится — спасибо «щедрости» того тевинтерского магистра и запасливости Логейна — и золота, и провианта, и снаряжения хватило бы на ещё три раза по столько же ушастых. Нет, «элитные» вещи, вроде тех, что были вынесены из Пика Солдата, конечно, имелись в куда меньшем ассортименте, но и вооружали ими далеко не всех подряд. Проблема заключалась в качестве рекрутов. И их лояльности. Сколько ушастеньких реально хотят воевать за свой новый дом, а сколько — просто пожить на «казённых харчах», получить какие-никакие воинские навыки, снаряжение, а потом свалить на большую дорогу, было не ясно. Но тут оставалось только принимать риски, ну а для таких умников всегда есть каменоломни, в самых тяжёлых случаях — петля или «склад ингредиентов доброго дедушки Авернуса», что же касается навыков — это дело было поправимым, никто не ставил задачу создавать мастеров меча или лука, а общая подготовка до приемлемого уровня — дело полугода. Другой вопрос, что этих самых шести месяцев у нас, скорее всего, нет. Зато есть оборотни, что, пусть и имели в своём составе мерзких хумансов, пардон, шемлинов, воспринимались Табрисом весьма положительно, как-никак, их «благословил» сам Эльгарнан. Так что с моей идеей подготовить егерей с ТТХ тяжёлой пехоты он был согласен, но сам ничем помочь не мог, его конёк — прямая рубка и, в меньшей степени, скрытные проникновения. Но тут проблема решилась сама — укушенные долийцы про стрельбы в пересечённой местности поведать могли многое, всё, что им было нужно — адаптировать систему под новые силы. Ну и, на всякий случай, я распорядился выделить им в инструкторы мастера-лучника, может сможет кого подтянуть.
  
  Кстати об оборотнях, вторая часть таки была отправлена к Воинам Пепла. Грустные берсерки-собачники, за прошедшие полгода успели слегка пополнить ряды своих пёсиков, но, большей частью, всё ещё оставались в печальном одиночестве. Мабари всегда были элитными животными, которые говорили о статусе владельца не меньше самых дорогих видов одежды и оружия, к тому же, животными они были ещё и привередливыми, выбирая одного-единственного хозяина на всю жизнь, так что восполнить их потери было сложно. И вот, оставшиеся без своих четвероногих напарников, привыкшие к «свальному бою» и проламыванию строя врагов, немного сумасшедшие, как и положено представителям всякой закрытой общности со своими особыми традициями и субкультурой, Воины Пепла увидели перевёртышей во всей красе… Дальше случилось именно то, чего я и ожидал: повёрнутые на своей элитарной пушисто-мохнатой культуре и звер-р-рском боевом стиле, ребята дружно потребовали укуситься.
  
  И также дружно были посланы… правильно, к Его Величеству, поскольку они, оборотни «не в праве распоряжаться Его даром». Его Величество, в моём лице, обещал «подумать» и принять решение в зависимости от результатов боевой подготовки оборотней, которую оным Воинам Пепла предлагалось провести, само собой, с приобщением к славным традициям своего братства.
  
  Да-а-а, правильная мотивация — это хорошо. Вон, как сразу забегали и принялись выдавать «секреты профессии», что до этого старательно держали в своём узком кругу. Любо-дорого. Тем не менее, со всей этой текучкой, провозился я до глубоких сумерек, можно сказать, ночи. И, с чувством выполненного долга (и не забыв отправить Мерриль спать), направился… к покоям госпожи Амелл, предварительно «скинув со следа» осточертевшую свиту.
  
  Чародейку я застал за весьма интересным занятием. Усевшись перед зеркалом, она расчёсывала свои золотистого оттенка волосы и сосредоточенно разглядывала себя в зеркале.
  
  – Можешь не сомневаться, ты выглядишь всё так же восхитительно, как и сегодня утром, – обозначил я своё присутствие.
  
  – Айдан? – она чуть подскочила, – ты знаешь, что подкрадываться к магу — плохая идея! А если бы я с испугу кинула в тебя заклинанием?
  
  – Ну, одно-два я бы пережил, полагаю, – делаю шаг ближе. – Но я пришёл не просто так.
  
  – Нет? – в её голосе скользнула лёгкая опаска и предвкушение.
  
  – Нет. Раз я не вижу у твоего порога коврика из шкурки Андерса, рыжий жив и мне не нужно придумывать объяснение его героической гибели. А потому… как на счёт продолжить то, на чём нас прервали в прошлый раз? Кажется, это был момент, где с меня срывают одежду… – подавшись вперёд, я сграбастываю тихонько пискнувшую было девушку и жадно целую, менять свои решения я не привык.
  
  – Да… – оторвавшись, шепнула она… и сотворила какое-то хитрое заклинание.
  
  – Хм? – новый поцелуй.
  
  – Зов Крови… мы с сёстрами тебя поделили… и без них… это будет слишком жадно с моей стороны… хоть и хочется, – делая перерывы, чтобы вздохнуть, ответила волшебница, – ты же… не против?
  
  – Чтобы вместо одной прекрасной девушки, мне уделили внимание три? Я могу казаться странным, но у любой странности есть свои пределы!
  
  – Все вы, мужчины, одинаковы, – рассмеялась Солона, старательно скрывая смущение и борясь с пуговицами на моём камзоле.
  
  – Та-а-ак, а нас вы ждать не стали?! – раздался сварливый голос Мариан от двери.
  
  – Лучше позаботься о чарах тишины… и надёжно запертой двери, – прокомментировала Бетани, заходя следом и как раз старательно прикрывая дверь.
  
  – Хм… – окидываю сестёр Хоук взглядом. Надо сказать, выскочили из своих спален, означенные сестрички без привычных выходных мантий, а очень даже в домашних тряпочках, явно намекающих на имевшее место желание вскоре отойти ко сну. – Я так и не понял, кто кого пришёл совращать?
  
  – Вообще-то, мы это планировали ещё с утра, если бы не всякие… – Бетани осеклась, заметив, как я смотрю на её голые коленки, выглядывающие из под ночнушки, – и вообще, нам и так до безумия стыдно, не усугубляй!
  
  – Склоняюсь перед вашей волей, о грозные чародейки, – я рассмеялся и привлёк к себе Мариан. – Но за свои руки я не отвечаю!
  
  
***
  
  Следующим утром, распорядившись насчёт завтрака для своих чародеек, я принялся за обдумывание дальнейших задач. Нет, можно было бы посмаковать вчерашнюю ночь и «три сорванных цветка», но, право слово, какой в этом смысл? Да, наши отношения с сёстрами Амелл-Хоук перешли на новый уровень, но суть осталась прежней, в конце концов, женщина может быть не только любовницей, но еще и другом и полезным специалистом. К счастью, обретение нового статуса дамами не сорвало у них крышу и ничего предосудительного не последовало, во всяком случае, эмоции оставались ровными и приятными. Но вернёмся к делам. Денерим, на данный момент, себя почти исчерпал. Нет, разумеется, дел в нём было ещё воз и маленькая тележка, но всё срочное я закрыл и можно было уделить внимание и другим областям, например, начать массовое производство-«пробуждение» дроу. Тестовая партия показала себя очень неплохо: дисциплинированно, находчиво, разумно. В прямом смысле с голой задницей вдвоём-втроём перебить и полусотенный отряд генлоков для них не было проблемой. Правда, когда мои создания увидели «искажённых тварей», я думал, среди них появятся «природные берсеркеры», даже у магов. Степень озверения была соответствующей. Но вернёмся к вопросу иллитири. Вложенная в них информация усвоилась хорошо и никаких следов отторжения не наблюдалось. Мелкие неточности и несостыковки списывались на последствия от длительного «Сна Смерти» и изменившуюся магическую составляющую мира. Хуже всего приходилось магам с двумя источниками сил, но «Откровения, посланные Владыкой» направили их на нужный путь, а дальше уже сами разберутся, чай не глупые создания, особенно, если вспомнить их реальный возраст. Тем не менее, успех тестовой партии лишь подтверждал «жизнеспособность» выбранной модели поведения в рамках воинского подразделения. Ну и биологическую функциональность. Однако, массовая штамповка будущих владельцев подземелий — это уже другой уровень. Потребуется инфраструктура, продовольствие общественные институты в конце концов. Конечно, я позиционировал дроу, как «избранных», элиту элит. Но мне нужно, чтобы их было много и пусть за «тысячи лет» обосновать десяток-два-три-пять тысяч таких «избранников» я вполне бы смог, варианты естественного пополнения рядов также должны были быть, да и, с точки зрения здравого смысла, должны были применяться «избранниками». Короче говоря, данные юниты. Помимо опции «апгрейда» из более низкого ранга должны были иметь и «естественный прирост», а что нужно для естественного прироста существ? Пра-а-авильно, постройка, из которой их нужно нанимать! То есть, город. С ремесленниками, заведениями досуга, пресловутой инфраструктурой, запасами пищи и прочим. В общем, мне нужно было втихую построить Мензоберензан или Игг-Шайл, а потом делать вид, что «оно тут испокон веков стояло». И «избранников» в полотёры не запишешь, хотя… тут ладно, тут у них и так по историческому лору терпимое отношение к рабовладельческому строю. Но строить город… долго, дорого. Эх, альтернативы нет, всё равно потребуется — это пока я могу «пробуждать» разные группки по углам подземелья, но как их станет хотя бы тысяча-две особей, их придётся или выводить на поверхность, или всё-таки сажать куда-то, где можно жить. И вариант «занять заброшенный гномий тейг» — не самый удачный. Ладно, хорошо хоть с биоматериалом проблем нет — моровой гриб растёт даже на голых камнях и питаться может чуть ли не воздухом, матки, после снятия искусственных ограничений, куда как более… хм… производительны. Значит, отправляемся на разведку подходящих пещер, а сами пока проработаем планы будущих городов… и подумаем, как им придать вид «уже тысячи так три лет тут стоят», хотя… оставлю новью и спишу на магию и консервирующие чары. Да, похоже на план.
  
  Задвинув на задний план процессы расчёта, я уже подумывал отдать приказ на подготовку королевского кортежа к западным границам, но вовремя себя одёрнул. Была в городе ещё одна проблемка, что не то, чтобы не требовала решения, но была достаточно мелкой, чтобы бросать на неё все силы, однако, закрывать глаза тоже не рекомендовалось. Эта Рыжая Дженни и её Друзья. Они посмели напасть на моих людей и прощать подобное я не намеревался, даже если за всеми последующими событиями, включая коронацию, кто-то мог решить, что я об этом забыл. Пусть эти «Робин-Гуды» вроде как пользовались некоторой народной поддержкой и любовью, факта нападения это не отменяло. К тому же, заодно можно будет решить проблему и с другими бандитами. И если против уважаемых теневиков вроде Хартии, Воронов или просто контрабандистов, я ничего толком не имел, хотя и намеревался им несколько подрезать крылья и объяснить новые правила игры, то вот всяческая шушера уровня «просто гопота» или такие вот друзья-анархисты меня устроят только в двух видах: на каменоломне или на складе ингридиентов. А значит, стоит устроить им ночь длинных ножей. К тому же, пора решить ещё один вопрос. Приняв подобное решение, я крикнул слугу.
  
  – Пригласи ко мне в кабинет заместителя командира лучников, Лелиану.
  
  – Сию минуту, ваша милость, – поклонился служка и побежал исполнять, а на его место тут же заступил новый — на случай, если у уважаемого монарха найдутся ещё поручения.
  
  – По вашему приказанию, Ваше Величество, – спустя примерно десять минут, рыжая лучница предстала передо мной, давая ещё раз убедиться в том, что плотный кожаный доспех идёт ей куда больше, чем ряса послушницы.
  
  – Отлично, присаживайся, разговор предстоит длинный, – я указал на кресло перед моим рабочим столом, заодно жестом велев слугам скрыться за дверью, не забыв закрыть её за собой.
  
  – Благодарю, – бард присела на самый краешек, явно не ожидая от беседы ничего хорошего, я же, пока она устраивалась, принялся аккуратно зарываться в её мысли. Используя как таланты телепата, так и присутствующие в её организме клетки симбионта, всё-таки предложение моё будет очень веским и я должен быть уверен в её лояльности абсолютно.
  
  – Я наблюдал за тобой, – она чуть вздрогнула и напряглась, – и, признаться, впечатлён. Стать Мастером-Лучником в неполные двадцать, это ещё не считая талантов Барда, солидное достижение.
  
  – Благодарю вас, Ваше Величество, но до Ваших талантов мне далеко, – изобразила пай-девочку Лелиана.
  
  – Не стоит лести. Большая часть моих талантов проистекает из моей природы о которой, полагаю, ты уже наслышана.
  
  – Князь Тьмы, – произнесла она со смесью трепета, восхищения и отвращения одновременно. Ох уж эти женщины и безумные смеси эмоций.
  
  – Я не он в полном смысле этого слова. Я его отражение — тень. Маленькая, самодостаточная частица, далёкая от силы и возможностей основы, но всё же её часть. Это довольно сложно описать, да и нет смысла, ведь я — это я, а не какая-то надмировая непостижимая сущность с нечеловеческой мотивацией. Но это — частности, а в глобальном смысле перед нами находится факт, что, не смотря на то, что ты осознаешь мою природу… более или менее, ты осталась на моей стороне, хотя возможностей уйти, как просто так, так и предварительно навредив, у тебя было предостаточно. И я хотел бы знать, почему ты осталась?
  
  – Мор нужно было остановить и вы — единственный, кто был на это способен, – честно призналась она, – впрочем, это была не единственная причина.
  
  – А-а, то твоё «видение от Создателя», – я хмыкнул, а ей стало стыдно и немного обидно, нет, не от моего неверия. От её собственных мыслей и порывов. Её душу продолжали терзать сомнения. Каждый вечер она продолжала молиться, но… ответов не появлялось и, в какой-то момент девушка начала задумываться, а не выдала ли она желаемое за действительное? Быть может, был просто запомнившийся кошмар, а не откровение свыше? Я же продолжил. – Тем не менее, Мор закончен, но ты всё ещё здесь… со мной, – о эта череда образов и краткие воспоминания о слухах, гуляющих как среди моих войск, так и старательно распускаемых моими недругами… ого, а она успела насобирать их немало…так, вернувшийся Древний Бог — знаю, сплю с кучей эльфиек и волшебниц — знаю, пью кровь и провожу жуткие чёрные обряды — ожидаемо, имею в любовниках Алистера и Андерса — мерзость какая, но ожидаемо... Сплю с Ирвингом? Ну, знаете ли… так, мне ещё и зоофилию приписали, уличив в связях с моими драконами? Н-да… вот теперь у меня есть личные претензии к Орлею и Церкви.
  
  – Вам… больше не требуется моя служба, Ваше Величество? – осторожно спросила бард.
  
  – В качестве простого лучника? Нет, пожалуй, что нет, – о, обида, разочарование и горечь. – Тем не менее, – продолжил я, – твои таланты в другой сфере мне бы изрядно пригодились.
  
  – Я не совсем понимаю, милорд, – чуть поёрзала в кресле девушка, всё прекрасно понявшая, но никак не могущая поверить, – вы же почти меня не знаете…
  
  – Это так, хотя и не отказался бы узнать тебя поближе, – да, фраза была крайне неоднозначной, но мне было интересно понаблюдать за её реакцией. И эта реакция мне понравилась вспышкой интереса и отсутствием негатива. – Тем не менее, кое-что мне всё-таки известно, – я докопался до некоторых старых воспоминаний, – например, о письмах преподобной матери Доротеи, которой пророчат в скором времени Солнечный Трон, после того, как эта маразматичка Беатрикс Третья отправится на тот свет. С учётом того, что церковь спит и видит, как бы объявить против меня Священный Поход, а сделать это при невменяемой жрице будет сложно, полагаю, ей могут даже помочь поскорее воссоединиться с Создателем.
  
  – Откуда вы… – шок, опаска.
  
  – Предвечная ведает всё и, порой, может поделиться частью знаний со своим дитя.
  
  – Тогда, зачем вам я? – заинтересованность и некоторая… обида? Серьёзно? Она изволит дуться, поскольку выяснила, что её «услуги» мне не так, чтобы сильно необходимы? Женщины…
  
  – Потому что «порой», к тому же, люди не должны надеяться на помощь богов, а стремиться сами встать с ними вровень.
  
  – Магистры уже как-то попробовали, – с жаром и негодованием возразила она.
  
  – Да, – признал я. – Хотя история там куда более запутана и куда менее однозначна, чем это представляет Церковь Андрасте, да и Мор — отнюдь не творение Создателя, но в целом даже церковная трактовка прекрасно иллюстрирует, что путь наверх всегда был тернист и труден. Такова уж природа вещей — даже крестьянину не прокормить семью без труда и усилий, а уж стать рыцарем или дворянином и вовсе не каждому дано. Я знаю, что ты хочешь возразить, – поднял я руку, заметив, как моя собеседница набирает воздуха в грудь для длинной отповеди, – и не спорю, всё имеет свою цену и далеко не у всех хватит воли… или отсутствия совести заплатить её, но это не меняет фактов. Современные королевства и империи стоят на трупе Старого Тевинтера, а тот, в свою очередь, вырос на костях эльфийской империи и, кто знает, быть может, и те не были первыми. Магистры допустили ошибку и весь мир вот уже тысячу лет платит за неё, но, рано или поздно, найдётся тот, кто сможет покорить небеса, и, что важнее, всегда будут те, что станут пытаться.
  
  – И… вы хотите быть этим «кем-то», милорд? – осторожно спросила она.
  
  – Нет, – я беззлобно усмехнулся, ловя взгляд девушки, – они и так открыты для меня. Но, почему бы не дать дорогу туда другим? Сделать их достойными этого? Возвысить дух людей, эльфов, кунари, да пусть даже гномов? – о, кажется, кто-то теперь не уверен в моём душевном состоянии.
  
  – Это… довольно амбициозно, – осторожно ответила она.
  
  – Знаю, полагаю, что даже на то, чтобы вбить немного сознательности в крестьян уйдёт поколений пять. Минимум. Но дорогу осилит идущий. Тем не менее, пусть мне и приятно вести философские беседы с красивой девушкой, их можно оставить и на более спокойное время, а сейчас, вернёмся к обсуждаемому вопросу. Ты спросила, почему именно ты? Всё просто. У тебя есть навыки и, в то же время, ты не попыталась предать меня, хотя возможностей у тебя было множество. Кстати, интересно, почему?
  
  – Я сама пришла к вам и попросилась на службу! – возмущенно вскинулась рыжая лучница. – И если бы наши дороги разошлись, я бы просто напрямую сказала об этом и покинула войска, а не стала бы вести себя, как… как… не важно, – в сознании Лелианы проступило имя «Марджолайн», приправленное душевной обидой, разочарованием и каплей ненависти.
  
  – Но разве не в природе бардов притворяться и манипулировать?
  
  – Да, это так и, будь вы… моим заданием, я могла бы так поступить, но предавать того, к кому я пришла сама, по своей воле и того, кто принял меня, даже не взирая на… определённые обстоятельства… нет.
  
  – А ты довольно честна, как для представителя своей профессии, – я улыбнулся кончиками губ, – что же, вот моё предложение. Мне нужна Левая Рука, – девушка вздрогнула, пусть к этому всё и шло в ходе разговора, но одно дело — подозревать и другое — получить прямое доказательство и предложение, – мастер над шпионами и агентами.
  
  – Я… могу подумать? – осторожно спросила она.
  
  – Разумеется. На этой позиции мне нужен полностью осознающий своё положение человек, принявший всю ответственность и лояльный мне. Из всего моего окружения, ты обладаешь наилучшими навыками и познаниями, а также понимаешь меру ответственности. Что же касается лояльности — это покажет только время. Тем не менее, то, что ты уже продемонстрировала, я нахожу… воодушевляющим.
  
  – Благодарю, Ваше Величество, – девушка склонила голову, – я дам ответ через три дня.
  
  – Хорошо. Буду ждать, – на этом разговор был окончен, девушке предстояло подумать, а также посмотреть интересные сны, ну а мне таки заняться подготовкой к поездке по западным границам, думаю, как раз пара-тройка дней на это уйдёт. Ну а агентурная сеть Кусландов, на сколько так можно назвать просто «прикормленных» торговцев в смеси со скаутами-разведчиками, вполне переживет без управления ещё неделю, в конце концов, как-то эти полгода они протянули?
  
  Я ещё раз вспомнил Фергюса, н-да, сей «курьер по деликатным поручениям» Брайса, дал хоть и много, но совершенно недостаточно с высоты моих критериев. Пусть его и вводили постепенно в курс дел, но он был лишь наследником и вся «сеть», как и положено, принадлежала Брайсу, а после того, как меня признали войска и вассалы — мне, за старшим братом осталось лишь пара десятков человек, которых он подбирал сам, да и то, безоговорочно доверять он мог лишь пятерым из этого списка, с которыми и ныкался в горах, поближе к орлейской границе. Вот и получалось, что у «братика» были выходы на агентов, но он не мог ими воспользоваться толком, поскольку не имел власти и влияния. У меня же были и власть, и влияние, но не было выхода — Айдан предпочитал турниры и светскую жизнь, а о том, какому слуге в каком замке можно сунуть полный монет кошелёк, чтобы тот выложил собранные за месяц новости, ему никто не рассказывал. Я тоже сосредоточился на армии и магах — том, что представляло собой реальную силу в рамках противостояния Мору и потенциальной гражданской войны, а не копанием в грязном белье придворных. Нет, это тоже, безусловно, было нужно и выгодно, но лишь в далёкой перспективе и при сохранении текущих раскладов, а когда у тебя тупо боевой мощи в три раза больше, чем у всех потенциальных противников вместе взятых, то информация об их грязных делишках становится лишь приятным бонусом, не более того. Так что и свой собственный «Мюллер в юбке» мне был нужен более для внешних операций, к тому же, кое-какие связи в церковной иерархии у Лелианы были и использовать их — хорошая идея. Правда, сейчас девушка склонна скорее отвергнуть моё предложение, чем принять, всё-таки эта Доротея оказалась очень вовремя в нужном месте, чтобы спасти очаровательную подтянутую попку этой рыженькой от больших неприятностей. Возможно, даже фатальных для означенной попки, а потом ещё и пару лет «дружила по переписке», как следует обрабатывая. Героический образ «тёмного рыцаря» и полдесятка коротких разговоров за полгода знакомства явно недостаточен, чтобы перебить такое влияние, пусть тема «старо-новой веры» девочку явно зацепила. Так что будем работать генератором видений, благо на основе нынешнего анализа, что делать и куда вести нить повествования я понял. А там — будем посмотреть. Ну а пока, я вызвал очередного слугу.
  
  – Пригласи лидера магов, недавно присягнувших мне. Он же ещё не отправился в Хайевер?
  
  – Никак нет, милорд. Мастер Клемет сейчас занят связями со своими коллегами как в Ферелдене, так и за его пределами.
  
  – Превосходно, как у него выдасться более-менее свободное время, пусть меня навестит — у меня возник ряд дополнительных вопросов, которые я бы хотел с ним уточнить. Ну а пока я жду, распорядись подать обед.
  
  – Будет исполнено, ваша милость, – поклонился слуга. До решения проблемы бандитов оставалось два дня.
  
  Лелиана. Скромная лучница.
  Девушка вновь падала в непроглядную Тьму, как уже было полгода назад. Она спала и понимала, что спит, что с ней случалось нечасто. Тогда, в Лотеринге, подобный сон дал ей уверенность, подсказал и направил, но реальность породила сомнения и вопросы. Вновь заставила сомневаться во всём: в собственном выборе, в окружающих её людях, в том, что было раньше. Даже в Песне Света. Она учила, что люди грешны, что Создатель отвернулся от своих детей, разочаровался в них и лишь сплотившись, можно попробовать вымолить прощение. Жрицы призывали к милосердию, к равенству перед создателем, но при этом поддерживали Круги Магов и Эльфинажи. Раньше, вращаясь среди аристократов или живя в церковном приходе, она никогда не обращала на это внимания. Раньше, но не после того, как смогла поговорить с освобождёнными магами Круга или эльфами. Не после того, как видела, что творили тевинтерцы с молчаливого одобрения и согласия Преподобных Матерей.
  
  Слово Тьмы, как уже назвали найденный, частично восстановленный и скопированный древний фолиант, наоборот, утверждало, что в каждом есть искра Изначального Творения, в любом, от червя до Бога и Боги, в существе своём, сильнее и мудрее смертных, но лишь потому, что просто более развиты, ближе стоят к Предвечной. Древнее писание учило, что каждый — сам творец своей судьбы и свободен в своём выборе и поступках. Свободен, но не вседозволен! Каждый поступок и решение несёт свои последствия и лишь тот, кто готов принимать их, имеет право на свой выбор, своё решение. Остальные же, могут принять выбор тех, кто выше. Ведь принимать или нет — это тоже решение, несущее свои последствия. Не нравится? Ты волен уйти. Не хочешь? Брось вызов, но будь готов принять его последствия. Даёшь клятву — держи. Нарушаешь? Будь готов, что тебя призовут к ответу. Ты слаб и хочешь просить помощи и покровительства Великих? Твоё право, но будь готов, что могут попросить и тебя.
  
  Это учение завораживало. Оно было, на первый взгляд, элементарно, просто и чуть ли не примитивно, но стоило лишь чуть задуматься и открывалась вся многогранность и гениальность этого творения. Это был Кодекс. Кодекс Подонка и Святого. Кодекс Рыцаря и Убийцы. Это пугало… и завораживало. Обещало и помощь, и кару, не где-то там, за гранью жизни, а здесь и сейчас. От других людей, живущих по этому Кодексу. От Богов, дозваться до которых, как показал случай в Рэдклифе, куда как проще, чем до Создателя… если тебя сочтут достойным своего внимания. Эта была первостатейная Ересь, противоречащая всему, что написано в Песне Света. Но, вместе с тем, почему она так привлекала? Почему эти постулаты что-то затрагивали в её душе? Почему они так подходили барду, как юному, что просто увлечен Игрой и не задумывается о её последствиях, так и той, что успела обжечься и на себе познать, к чему приводят некоторые выборы и решения?
  
  Её размышления были прерваны окончанием падения, или всё-таки полёта? Тьма рассеялась и она увидела окружающую местность. Величественные чёрные стены вздымались к небесам, а шпили дворцов едва ли не взрезали проплывающие над ними облака. Выложенные чёрным мрамором площади и улицы… нетрудно было догадаться, где она находилась. Золотой Город, осквернённый Магистрами более тысячи лет назад. И по этим улицам величественно шествовал мужчина в знакомых, отливающих золотом доспехах.
  
  – Ваше Величество? – Лелиана позвала его, но идущий своей дорогой Айдан Кусланд не обратил на крик внимания. Лучнице не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним. Улицы сливались в бесконечную чёрную полосу, сколько они так шли? Час? Год? Мгновение? Она не могла сказать, но вот путь их окончился у стен величественного дворца, самого большого из всех. Здание располагалось в центре города и сердце девушки замерло, лишь стоило осознать, Кому принадлежат эти покои. У стен дворца она заметила следы разрухи, беспорядок и хаос, врата были разбиты и валялись внутри. Негодование поднялось в душе Лелианы — вот и следы Магистров, осквернивших Золотой Город.
  
  Молодой король тоже поднял на них взгляд, прерывая свой мерный шаг. Несколько секунд он оглядывал уродливые следы прошлого, но потом лишь разочарованно покачал головой и сделал новый шаг. Бард последовала за ним. Стены Дворца содрогнулись, стоило Кусланду ступить на первую ступень. Лелиана зажмурилась, предчувствуя, что сейчас Глас с Небес проклянет дерзкого смертного, посмевшего шагнуть в вотчину Бога, но… ничего не произошло. Лишь следы прошлого вторжения стали стремительно исчезать, могучие врата вновь встали на место нерушимой преградой и… распахнулись, приветствуя того, кто… имел право войти? «Они и так открыты для меня» — вспомнила она слова, произнесённые Айданом совсем недавно. Неужели? Закончить мысль она не успела, молодой король пошёл дальше и она шла за ним, наблюдая, как с каждым его шагом оживает покинутый десяток веков назад дворец. И вот, они вошли в Тронный Зал. Величественный и Прекрасный, даже несмотря на то, что он отливал антрацитовым мраком самых тёмных подземелий. Посреди зала стоял Трон. Пустой и покинутый. Без сомнений и колебаний, Король занял пустующий Престол. И мир вновь дрогнул. Тьма опала со стен, втягиваясь и обволакивая фигуру на троне. Чёрный Город вновь становился Золотым. Она не могла сказать, откуда это знает, но просто ощущала всей душой, что подобная метаморфоза происходила не только с Дворцом, но и со всем Городом. И вот, всё завершилось. В Золотом Чертоге на Троне восседал Князь, облаченный во Тьму. И это было… правильно? Гармонично? Так, как должно было быть? Лелиана не могла подобрать слов. Ужас и восторг переплетались в её душе.
  
  Проснувшись в своей комнате, выделенной ей, как полноценному офицеру, девушка ещё долго не могла унять бешено колотящееся сердце. Что она только что видела? Это была игра её воображения? Будущее? Или… она замерла… прошлое? Где правда, а где ложь? И во что ей верить? Какой выбор сделать?
  
  Встав с кровати, она зажгла свечу и потянулась к тумбочке, внутри которой лежали два фолианта. Почтенный труд, толщиной с её ногу, окованный сталью и украшенный символом пылающего глаза. И ничем не примечательная книжица всего лишь в два пальца с простой обложкой из чернёной кожи. Что ей выбрать, какое решение принять? И какие будут последствия этого выбора? Бард вновь замерла, поняв, что она не просила Создателя направить её, вместо этого, думая и решая… как учило этому Слово Тьмы. Что же, кажется, сама того не понимая, она уже выбрала. Вздохнув, девушка убрала окованный железом том обратно в тумбочку и зажгла ещё свечей. Стоит ещё раз перечитать эту книгу, раз она решила идти по этому пути...
  
  Чтение, к глубокому сожалению, не принесло облегчения, вопросы и сомнения продолжали терзать душу, да и старые воспоминания о причинах, что, в своё время, привели её на порог Церкви, неожиданно поднявшиеся из глубин памяти, не поднимали ни настроения, ни сосредоточения. В итоге, промучившись до рассвета, так толком и не выспавшись, и не почитав, она решила немного прогуляться и подышать свежим воздухом. Небольшая преференция офицера, помимо личной комнаты — вне тревоги и срочных дел, она могла быть предоставлена самой себе, лишь бы быть способной в течение часа встать на место службы, возникни такая необходимость. И вот, она бездумно гуляет по городу, пребывая в своих мыслях. То, что это — плохая идея, она поняла слишком поздно.
  
  – Так-так, кто тут у нас? – преградившая выход из переулка пара крепких на вид мужчин заставили Лелиану взбодриться. Чуть скосив глаза, она без удивления обнаружила, что и назад уже не повернуть — там подпирали стены сразу трое.
  
  «Проклятье, попалась, словно беспечная дочка провинциального барона, в первый раз очутившаяся в большом городе. И с собой только пара кинжалов… Всего пятеро, если обычные бандиты — не страшно.»
  
  – П-пожалуйста, отпустите меня, – скорчила она испуганную и растерянную мордашку, – я-я отдам вам все свои деньги.
  
  – М-м-м, – ухмыльнулся главарь, – интересное предложение, но не хочешь ли ты добавить что-нибудь сверху? – теперь ухмылка стала откровенно сальной, впрочем, быстро сойдя с лица мужчины, – Марджолайн просила передать привет, сучка!
  
  Они начали действовать одновременно. Почти. Уже услышав «Мард…», Лелиана рванула вперёд, молниеносно извлекая оба своих клинка и разгоняя внутреннюю энергию по телу. Прошлое всё-таки нагнало её. Ошибки, последствия сделанного когда-то выбора. И теперь настала пора принять последствия.
  
  – ХАС! – выплеснутая с криком сила на миг дизориентировала противников, ещё два шага, оружие в правой руке входит в шею помощнику «говорливого», шаг, кинжал в левой скользит по подставленному наручу главаря, рывок вперёд и усиленная внутренней энергией нога дробит ступню мужчины — трюк грязный, но она не рыцарь, чтобы биться честно, тем более против пятерых. Звон тетивы ещё один. Ногу и спину пронзает боль. Уже не уйти.
  
  – Тварь, – злобно шипит охрамевший главарь, – говорил я, нужно было кончать её тихо, но нет, нанимательнице, видите ли, нужно «передать привет», даже дополнительную плату выделила, – как там Рэм?
  
  – Наглухо, – донесся голос, видимо стрелка.
  
  – Холера. Ладно, заканчивайте, – Лелиана прикрыла глаза. Это был конец и она отчётливо это понимала, но, если её подойдут добивать, ещё одного она успеет забрать с собой.
  
  – Я к этой бешеной не сунусь!
  
  – А арбалет тебе на кой, кретин? Всади стрелу в грудь, а потом перережь глотку! Всему учить надо, наберут по объявлению, мля, «Волонтёры» хреновы.
  
  – Ладно… – вот только сделать стрелок ничего не успел, поняв, что план придётся менять, бард, собрав силы и поборов чувство расползающегося по телу холода, метнула оставшийся кинжал. К сожалению, зацепить главаря было невозможно — слишком неудобно он стоял, но вот один из арбалетчиков был как раз на линии броска… и уже заваливался на спину с подарком в глазнице.
  
  – Да вашу мать, нам было поручено грохнуть «хитрожопую девку с луком», какого хрена она дерётся, словно грёбаный Ворон?
  
  – Это ещё ничего, – скривившись от боли, ухмыльнулась девушка, – я посмотрю на ваши рожи, когда вместо платы Марджолайн вас отравит или тихонько пристрелит в темноте.
  
  – Зря стараешься, девочка, – хмыкнул бандит, – в отличие от тебя, мы подстраховались. Так что прости, но ничего личного… хотя к демонам! За ребят, сдохни! – с этими словами так и не представившийся главарь всадил ей в грудь арбалетный болт. Увернуться уже не получалось. По телу разлилась боль, а руки сами поднялись, пытаясь унять боль и вытащить «занозу». Перед глазами стояла мутная пелена и слезы, а в голове крутились воспоминания… и сожаления. Что ожидает её по ту сторону? Создатель? Эти странные старые-новые боги? Просто пустота? Было страшно, очень страшно. Перед взором девушки пронеслись картины последних месяцев жизни, её печали и чаяния, глупые мечты и уже несбыточные планы, загадка Айдана Кусланда и того выбора, который она так и не успела сделать. Чем бы он завершился? Что мог дать? Сознание угасало, а вместе с ним притуплялись и чувства, оставляя только горькое сожаление о бездарно прожитой жизни. Бесполезной и никому не нужной. Пустой...
  
  Последнее, что почувствовала Лелиана, было холодом стали у горла и краткой вспышкой боли от перерезанного горла. И наступила тьма….
  
  Сознание вернулось резко, рывком, словно кто-то распахнул ставни в тёмной комнате, впуская в неё утренний свет. Девушка вскочила, пытаясь одновременно судорожно оглядеться, ощупать горло и грудь, а так же понять, жива она или уже нет? Выяснить удалось только последнее — запутавшись в простыне, которой её кто-то укрыл, она свалилась с кровати и больно ударилась о пол, пусть и успев сгрупироваться и подставить руки. Мертвецы боли не ощущают. Но вставал вопрос «как»? И где она? С её ранами выжить было невозможно! Болт в груди и так был тяжелейшим ранением, а перерезанное горло и подавно! Она же чувствовала, как одновременно захлёбывается собственной кровью и слабеет от её потери. Лелиану передернуло — эти воспоминания теперь надолго станут её кошмаром. Но всё это не отменяло уже заданных вопросов? Как она выжила и где находится?
  
  – О, очнулась наконец? – прервал её размышления смутно знакомый голос, повернувшись на источник, она увидела черноволосую чародейку, смотрящую на неё с некоторым раздражением и… ревностью? Что тут происходит? Может, это предсмертный бред? Но… почему он такой чёткий и достоверный? Хотя… смотрящая на неё таки взглядом колдунья — как раз укладывается в понятие бреда.
  
  – Что? Как? – ситуация становилась всё более странной.
  
  – Эх, – ведьма вздохнула, – для начала, поднимись и сядь на кровать — пол всё-таки холодный. Теперь, отвечаю на твои вопросы. Айдан ни с того ни с сего просто взял и сорвался в город, прямо посреди военного совета. Мы последовали за ним и, представь себе, каково было наше удивление, когда он привёл нас к твоему уже остывшему телу, лежащему в луже собственной крови.
  
  – О-остывшему? – бард нервно сглотнула.
  
  – Да. Только Его Величество сказал что-то вроде «так дело не пойдёт, мы ещё не договорили», после чего нагнулся к тебе и у тебя внезапно обнаружилось дыхание и сердцебиение, хотя крови осталось с полстакана. В итоге, нам с сёстрами и этим рыжим, несносным, мерзким проходимцем вчетвером пришлось собирать тебя по кускам несколько часов, пока Авернус допрашивал тех двух трупов.
  
  – К-как?
  
  – Магия Крови. В том переулке была не только твоя кровь, но и нападавших. По ним мы нашли тела и смогли прочесть последние воспоминания.
  
  – Как… остывшему? – акцентировала бард на более волнующей её теме.
  
  – Ах, это? Это Айдан, – пожала плечами Бетани Хоук, – вокруг него постоянно случаются необъяснимые вещи и мы даже устали по этому поводу шутить. Ты тоже привыкнешь. И да, ещё кое-что.
  
  – Что?
  
  – Я помню тебя ещё по Лотерингу, скромная сестра в Церкви умеющая рассказать красивую историю, на деле оказавшаяся куда более интересной, чем все думали. Так вот… – взгляд волшебницы потяжелел. – Поверь мне, я знаю, какое впечатление производит Айдан. Уж не сомневайся, я никогда и в мыслях не держала, что мы с Мариан можем… – она резко осеклась, – ну… – с неловким видом сглотнула комок в горле, – не важно. Как женщина, я не имею права осуждать тебя, но если… когда ты об этом подумаешь, постарайся остаться с ним в рамках деловых отношений и не более.
  
  – О? – сказать, что бард ничего не понимала, было сильным преуменьшением её ситуации.
  
  – Я тебе не угрожаю и не ревную, – сдержано и, как уловила Лелиана, без фальши, отвергла возможную догадку чародейка, – но Солона и Мариан — не я. И если ты подумала, что это — угроза, то ты ошибаешься. На самом деле я не думаю, что они тебе что-то сделают — они не такие, но всё это вместе доставит неприятности Айдану, а вот этого я не хочу. У нашего короля сейчас и так слишком много проблем, чтобы ещё и мы их добавляли, – карие глаза колдуньи серьёзно посмотрели ей в лицо, заставляя проникнуться важностью сказанного. – Надеюсь, ты меня поняла.
  
  – Эм… да, я… – лучница чувствовала себя донельзя неловко. – Я и не думала об этом, – на самом деле думала пару раз... в своей палатке. Но ведь любая нормальная девушка думает о красивых рыцарях, это же не преступление? Она и том блондинчике-Алистере разок так думала, и даже… о леди Аммел… Это же не значит, что она что-то планировала? Такое со всеми бывает!
  
  – Ладно, – глубоко вдохнув носом, свернула разговор волшебница, – с твоим организмом всё в порядке, мы свели даже старые шрамы, отдыхай. Одежда в тумбочке, обед прислуга принесёт через десять минут. Как наберёшься сил и придёшь в себя, сообщи. Хм… вроде бы всё... Ах да, ещё одно. Его Величество просил передать «Это тебя ни к чему не обязывает. У тебя всё ещё есть три дня». Не знаю, – её вновь окинули тяжелым взглядом, – к чему это, но я передала. Так что всё, выздоравливай.
  
  – Спасибо… – полностью в спутанных чувствах, ответила девушка уже в спину уходящей целительнице. Пищи для размышлений стало на два порядка больше. Но теперь она точно не пойдёт гулять, чтобы уложить мысли. Вздохнув, Лелиана прикрыла глаза и откинулась на кровать… это было каким-то безумием. Но… это было. И теперь предстояло решить, что со всем этим делать.
  
  Айдан Кусланд. Тем временем.
  Ночь после убийства Лелианы вполне можно было назвать «Варфаломеевской», «Ночью длинных ножей» или «Судной Ночью», кому как больше нравится. Суть была одна — чистка. По-простому, без всяческих излишеств, красивостей и куртуазности типа «ордера стражи». Регулярная армия Кусландов, усиленная людьми Логейна и городской стражей под знаменами Хайненов врывалась в дома и вытаскивала «ни в чём неповинных честных горожан» на мороз в лучших традициях «Кровавой Гэбни» из пропагандистских фильмов антисоветчиков. Особой изюминкой был тот факт, что моя «гэбня» была кровавой буквально — ко всем отрядам приписывался маг из бывших отступников, владеющий хотя бы азами Магии Крови, что мог понять, лжёт человек перед ним или нет, добавить к этому тот факт, что работали мы по данным предварительной разведки, предоставленными ещё Лелианной, сдобренными показаниями «резидентов» Кусландов, к которым я получил доступ, выпотрошив мозги Фергюса, ну и, конечно, информацией от обитателей эльфинажа, которые, в силу обстоятельств, более чем хорошо ориентировались в хитросплетениях городского дна и криминала. Схваченных кололи быстро, без сантиментов и прямо на месте, после чего тут же отправлялись дальше по цепочке и повторяли процедуру уже с его подельниками, начальством или подчинёнными. В итоге, застенки денеримской тюрьмы очень быстро пополнялись свежими постояльцами, благо после «торговых операций» Логейна и потерь «штрафбата», места там были. Далее будет происходить уже более вдумчивый допрос более компетентными специалистами и вынесение приговора. Простые и честные контрабандисты отделаются штрафами и конфискацией, столь же простых и честных бандитов, «крышевавших» порт, ждут каменоломни, а вот всяких Друзей рыжей Дженни и прочих подобных им кадров я буду казнить. Показательно и максимально жестоко — они посмели поднять руку на моих людей, а значит, объявили войну мне. Стоит продемонстрировать, что это была глупая идея, а заодно и напомнить окружающим, что Эльгарнан — это не только «Отец Народов», в смысле, покровитель отцовства, но и местью заведует он же.
  
  Не забыл я и про Маржолайн. Более того, на её захват я отправился лично — огромная честь, как для простого барда. Но в таком деле хотелось избежать малейшей вероятности провала или гибели ценнейшего ресурса. И доверить столь тонкое дело я пока никому не мог — мой будущий специалист по этим самым делам сейчас как раз лежит в больничном крыле дворца и отходит от впечатлений, вызванных перерезанным горлом. Так что, увы, всё сам!
  
  Взять эту дамочку проблем не составило — она спокойно сидела в снимаемом доме неподалёку от квартала знати и попивала чай. Хотя, чего бы ей опасаться? Цель устранена, исполнители, как чуть позже выяснилось, тоже. У неё — легенда приказчицы одного из торговцев Вольной Марки, что направил её оценить перспективы ферелденского рынка, в общем, не подкопаешься. Оставалось только переждать возможную суматоху, что должна была подняться при гибели пусть и не высшего, но всё-таки офицера в армии короля, и можно спокойно уходить домой. Это и многое другое, куда как более интересное и связанное с компроматом на орлейских вельмож, бард поведала нам уже пребывая гостьей в дворцовом подвале.
  
  – Что прикажете делать, Ваше Величество? – спросил у меня пожилой, но ещё крепкий мужчина, исполнявший обязанности главного надзирателя за королевской темницей со времён Мэрика.
  
  – Заприте в камере и следите, чтобы она с собой ничего не смогла сделать, – я окинул задумчивым взглядом Маржолайн. Длинные тёмные волосы и такие же тёмные глаза, красивые, пусть и несколько по-хищнически острые черты лица, фигура тоже вполне привлекательна, и на вид не дашь и двадцати пяти, хотя, по идее, должно быть, минимум, хорошо так за тридцать, – и ещё одно, эта женщина — Бард, а потому, может изобразить… всякое. Так что если ей вдруг станет плохо, она внезапно умрёт, потеряет сознание или ещё что-то в этом роде, перед тем, как открывать камеру, зовите пару бойцов в полных латах и мага.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – кивнул тюремщик.
  
  Предупреждения были несколько излишни, ведь я уже подселил пленнице своих клеток во время допроса, да и сам допрос при содействии Авернуса сказался на её способности к побегу не слишком положительно, но пусть не теряют бдительности. Если та что-нибудь устроит, я ведь могу и не успеть отреагировать сразу, да и не дело это, когда король выполняет за стражу её работу на постоянной основе.
  
  – Постойте! – запоздало вклинилась в обсуждение своей судьбы пленница, только только начавшая отходить от магического допроса, – я признаю, что я действительно бард, но я не совершала ничего противозаконного!
  
  – Кроме заказа на убийство моего офицера, – вежливо напомнил я, жестом отсылая надзирателя.
  
  – Лелиана — предательница и преступница, я была направлена, чтобы осуществить правосудие, – с жаром воскликнула она. И что любопытно, эмоционально она истово верит в свои слова, причём, не копай я глубоко, фальшь бы не уловил. Великолепно, ведь пришлось забираться до гормонального уровня, а так — эмоции полностью соответствуют отображаемому на лице, в мелкой моторике, в интонациях голоса, да она даже начала «потеть от страха», точнее, идеально изобразила стресс. Не скажу, что она совсем его не испытывала, но уровень там был куда ниже демонстрируемого.
  
  – Хорошая версия, но тут есть опять маленькое «но». Даже если она действительно осуждена и приговорена к смерти, то приговорена она властями Орлея. С учётом последних тенденций, полагаю, в списке таких «приговоренных» есть и я, но парой-тройкой… сотен мест выше. Так что теперь у нас есть не просто попытка убийства, но ещё и работа на власти странны-агрессора, – продолжал я «шить» дело в лучших традициях ЧК. Хм, что-то часто я в последнее время вспоминаю чекистов, кровавую гэбню и прочие радости правильного тирана и деспота. А, ну да, всё правильно! Верным путём идёте, товарищ Кусланд, Партия вами гордится.
  
  – Она предала своего прошлого нанимателя! И работает на Церковь! Если вы освободите меня, я смогу предоставить вам доказательства! – женщина подалась вперёд, цепляясь в решётки камеры. На лицо горячее желания «сотрудничать со следствием» и поскорее разрешить это «досадное недоразумение». Станиславский во мне не просто аплодировал стоя и кричал верю, он был готов пойти и удочерить эту великолепную актрису.
  
  – Уже лучше, но мои проверки она прошла, в отличие от тебя, Маржолайн. Так что на некоторые… «шалости юности» я вполне смогу закрыть глаза, но вот тот факт, что ты «заказала» моего офицера никуда не делся. Как ты думаешь отвечать за него?
  
  – Вы не понимаете, Ваше Величество! Она вас использовала. Вы видели в ней милую девушку — дружелюбную, ласковую, заслуживающую доверия. Это всё игра! Лелиана всегда ловко использовала других! Ей нравилось манипулировать другими, она наслаждалась своей властью и влиянием, которое способна оказать на свои жертвы. Нет нужды сожалеть о ней, ведь она, бесспорно, предала бы вас ради чувства собственного превосходства! Войти в историю как та, кто одной каплей яда определил судьбу целых народов — она ни за что не смогла бы от этого отказаться! А я избавила вас от этой угрозы и даже не стала просить ничего взамен — я на вашей стороне, Ваше Величество!
  
  – Интересно, – констатировал я проходящие в её организме процессы, ведь она продолжала демонстрировать всеми реакцимия кристальную честность. – Вот только есть одна маленькая проблема…
  
  – Какая? – женщина подалась вперёд, цепляясь в решётки камеры.
  
  – Мои чародеи достаточно умелые, чтобы задать парочку вопросов и трупу. Я понимаю, Орлей не Неварра и там о таких мастерах вряд ли слышали, но это не отменяет того факта, что они у меня есть, Маржолайн. Лелиана просила передать ответный привет, – бард чуть дёрнулась, почти незаметно, почти рефлекторно, но… дёрнулась. И этого было достаточно.
  
  – Я… я не понимаю о чём вы…
  
  – Продолжаешь настаивать? Твоё право. Но, видимо, ты решила, что мы допросили труп твоей бывшей ученицы. Увы, для тебя увы, нет. Мы спросили тех мертвецов, что она сумела организовать, а вот её удалось вытащить. Так что, полагаю, в скором времени она тебя навестит, – я доброжелательно улыбнулся. Ох, какие сразу перемены произошли в этой даме. Теперь её внутренняя напряженность почти соответствовала демонстрируемому уровню. А ещё там шла судорожная работа мысли.
  
  – Возможно, мы договоримся? – вновь изменила она поведение, добавив в голос льстивых ноток. Нет, совращать меня никто не пытался, это нужно быть полной дурой, сидя в клетке, думать, что тобой заинтересуется король, туда тебя посадивший. Дурой же Маржолайн не была. Но вот языком тела и голосом немного расковать собеседника и настроить его на благожелательный лад — вполне можно, что она и пыталась проделать.
  
  – Ну попробуй меня удивить. Я слушаю…
  
  Далее последовали увещевания в своей полезности, ценности, опытности и замечательности, сдабриваемые потоками компромата на целую кучу орлейских баронов и графьев, даже пара грязных штанишек Императрицы была обнародована, хотя тот факт, что сия особа предпочитает не мальчиков, а девочек, меня не впечатлил.
  
  – Слова-слова-слова, – я махнул рукой, прерывая собеседницу, – мы не в Игре, где просто знать что-то о противнике порой оказывается достаточным для победы, нужны реальные доказательства. Письма с печатями и подписями, фамильные вещи, сменившие владельцев и так далее.
  
  – Я… могу предоставить всё это, – осторожно ответила она, явно намереваясь поторговаться, но мне это было не особенно интересно, всё, что потребуется, я «скачаю» и так. В том числе и данные по тайникам с компроматом, если, конечно, такие тайники вообще существуют, что не факт, что является правдой. В этой беседе мне больше были интересны именно реакция и моторика матёрого шпиона и цели своей я достиг. Ну а с самой Маржолайн пусть разбирается Лелиана, когда наконец-то определится со своим выбором.
  
  – Возможно… Но знаешь что? Приди ты ко мне со всем этим сразу, как пребыла в страну, и предложи свои услуги, я бы заинтересовался и, скорее всего, даже возвысил бы тебя, но ты не пришла. Ты попыталась убить моего человека, тем самым покусившись на мою власть и авторитет. Ты, не задумываясь, пошла против меня и даже хуже, ты ведь даже не учитывала мою реакцию в своих планах, поставив меня в своём восприятии на уровень какого-нибудь не заслуживающего внимания смерда из самого захолустья. А вот Лелиана ко мне пришла.
  
  – Лелиана такая же как я! Нет! Она и есть я! Я научила её всему! Она ничем от меня не отличается!
  
  – Но она поступила умнее, – пожимаю плечами, отворачиваясь от камеры и, не слушая дальнейших реплик, ухожу по коридору.
  
  Разговоры разговорами, но у меня ещё было море дел на эту ночь, ведь аресты продолжались...
  
  
***
  
  В современных мне реалиях нормальный правитель должен пахать, как проклятый, а отпуск для него — голубая мечта. Компетентные и лояльные замы, конечно, несколько упрощают дело, но «человеческий фактор» никуда не девается. Ошибки, неправильная изначально информация, банальная коррупция. Но… тут у нас были суровые Средние Века с их ритмом жизни и логистикой. А также, существо с биокомпом в голове. Другими словами, совершенно внезапно я обнаружил у себя не то, чтобы целую кучу свободного времени, тот же Логейн и Кристиан подкидывали задач, но начал осознавать, как правители прошлого и на охоту на недельку-другую выбраться, и попировать денёк-два-три-десять умудрялись. Про посещение всяческих любовниц я и вовсе молчу, тут я с уважаемыми коллегами вполне солидарен, главное, не переходить грань между приятным досугом и скидыванием стресса и реально перегибом. Короче, поскольку на данный момент времени даже выписанная из Хайевера Винн ещё не приехала исполнять свои обязанности представителя магов в столице, вместо того, чтобы срать в мозги ученикам Гильдии, я мог-таки наконец-то как следует запустить свои шаловливые ручки в Мор.
  
  Кстати о Винн, нужно не забыть приставить к ней кого из молодых малефикаров, раз уж все падаваны в моём замке грызут гранит науки — пусть перенимает навыки Духовного Целителя. Да и привить хоть малейшую не то что любовь к Церкви, но даже отбить неприязнь такого ученика к клиру у старушки не выйдет. Когда ты являешься предметом охоты Храмовников, как-то сложно к этим самым Храмовникам и их друзьям испытывать что-то кроме неприязни, мягко говоря. Так что пусть передаёт знания. Андерс, конечно, смотрелся бы лучше, но он занят собственным обучением у Авернуса, да и «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Потому, как куда ещё деть эту даму, что «лучше всех всё знает» и любит учить жизни (по словам Андерса, Солоны и вообще едва ли не всех волшебников Круга, с кем я перекидывался словом-другим на эту тему. Впрочем, случай с Ульдредом как бы намекает), я не знал. Устранять — жалко, да и не за что. Но и что-то важное поручать не вариант. Должность «представителя», как временная мера, пойдёт, но Хомяк с Жабой дружно негодуют. Старшего Чародея едва ли не как предмет интерьера или вывеску использовать. Ну да ладно, может потом что придумаю получше, а пока оставим всё, как есть и вернёмся к Мору и экспериментам с ним.
  
  Не то, чтобы я этого не делал раньше, вон, тестовая партия уже шарится в одном дневном переходе от поверхности и скоро им предстоит множество чудных открытий, типа выхода неподалёку от одного из тренировочных лагерей Искателей на территории Орлея. Но и помимо «дроу» у меня были проекты, пусть и связанные, в некоторой степени, с ними. Дело в том, что подчинённые мной тварюшки занялись исследованиями Глубинных Троп не только вширь, но и вглубь. И вот тут-то начались интересности. Нет, разведка «вширь» тоже принесла массу интересного, например, Кузницу Големов, расположенную в тейге Амгаррак, я таки нашёл. Место любопытное, как-никак, попытка воссоздать Наковальню Пустоты или просто метод получения големов. Каридин-то в какой-то момент психанул, совесть его с гуманизмом заели, в результате чего он исчез вместе со всем оборудованием в неизвестном направлении. А то, что твари Мора никуда не делись и продолжили истреблять гномов едва ли не в промышленном масштабе, ему было пофиг. Перековываемые в полезных големов бесполезные уголовники и враги партии оказались мастеру милее. Так что означенный мастер исчез, как и возможность не только пополнять ряды големов, но даже чинить повреждённые единицы. А вот мутанты исчезать не торопились и с пополнениями у них всё было хорошо. В итоге, отвоеванные было назад тейги вновь захватывались, подземных коротышек теснили чем дальше, тем сильнее, а нужда в големах встала ребром. Вот и попытались мастера того времени как-то «изобрести велосипед» повторно. Задумка хорошая, тем более, даже сейчас в подземном королевстве пару-тройку големов найти вполне возможно, а раньше их было заметно больше, так что и образцы у коротышек имелись, но мы же в тёмной фентезе, а значит, «если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдёт не так». Не знаю, что там подземники накрутили, я и эту-то информацию добыл почти случайно, когда твари Мора перехватили разведывательную экспедицию гнома-авантюриста, да по ассоциациям кое-что вспомнив ещё из прошлой жизни. Как бы то ни было, учудили бородачи по самое «не могу» — в окрестностях тейга так перекрутило Тень, что кажется, даже пространство-время задело. Более того, связь с Порождениями Тьмы в этой области была не просто ущербной, она натуральнейшим образом сбоила и глючила, словно рация радио-любителя рядом с базой погранцов. Отправленные на разведку Крикуны не вернулись, но удалось почувствовать, что они живы-здоровы. Только команд моих «не слышат». В общем, тейг Амгаррак, где и пытались повторить принцип работы Наковальни Пустоты, надёжно хранил свои тайны. Возможно, после успешных испытаний, пошлю туда отряд иллитири. Полноценно разумные особи, даже при выпадении из командной связи на поставленные задачи не наплюют и будут работать дальше.
  
  Но не Амгарраком единым живут доблестные твари Мора. До пресловутой Наковальни Пустоты они тоже добрались. Точнее, это моя связь добралась до их… ммм, общины? Гнезда? В общем, я уловил, где находятся и чем заняты искажённые Скверной гарлоки-генлоки. Находились они в подземной крепости Боннамар, легендарной цитадели-мавзолее, построенной некогда самим Каридином, из чьих рук вышла и Наковальня. Впрочем, после того, как почти восемнадцать лет назад Порождения Тьмы выбили оттуда Мёртвый Легион, это место стало носить название «Мёртвые Рвы» — в честь того вала трупов, что образовался из нападающих и защитников, а позже был скинут в огромную трещину невероятной глубины, разделяющей юго-запад и юго-восток Глубинных Троп не хуже, чем это делают Морозные Горы на поверхности, разве что чуть западнее. Правда, зачем было строить крепость перед таким разломом, а не за ним, тем самым оставляя атакующим только узкий «мост», на котором и четверо огров в ряд уже не поместятся, я понять не мог. Возможно, тысячу лет назад, когда всё это дело строилось, твари пёрли не с запада, а с востока или северо-востока. Но тогда становится решительно неясно, почему уцелел Орзамар, ну да ладно. Итак, крепость пала. Собственно, как раз после этого события Глубинные Тропы из места «чертовски опасно, но сунуться можно» превратились в практически безраздельные владения Мора, шляться по которым будет только или отчаянный авантюрист, или конченный суицидник. Стоит ли пояснять, что данные понятия почти что синонимы? Впрочем, речь сейчас не о Рвах, а о том, что лежит к северо-западу от них. Не так, чтобы рукой подать, но и не на другом конце света. Если прикинуть по карте поверхности, то где-то между Вал-Фирмином и Вал-Форетом, возможно, прямо под Целестианским Озером. Сказать точнее я не брался. Зона моего контроля с трудом «добивала» и до Боннемара, да и производить такого рода «геолокацию», опираясь только на смутные ощущения самих толком не понимающих, где они находятся, Порождений Тьмы, было сложно даже с моими вычислительными мощностями. Да и смысла особого не было, разве что так, «для общего развития», но тут уровень точности «плюс-минус лапоть» был вполне допустим. На этом приятные новости заканчивались и начинались новости неприятные.
  
  Где засел Каридин я понял, но вот добраться до него не мог. Зов до тех мест не добивал, «дроу» ещё не были готовы к таким подвигам, а посылать группу обычных вояк или даже рыцарей с усилением в виде магов… пусть им на пути не будут мешать твари Мора, всё равно, там в одну сторону топать с месяц! Ну, может не месяц, но недели три точно. К тому же, эта чёртова Наковальня теперь окончательно стала чемоданом без ручки. Почему? Потому, что Порождения Тьмы таки отловили Бранку и превратили её в Матку. И даже дотащи они теперь эту тушу до меня и заройся я в неё Симбой по самое не могу, толку будет чуть. Вряд ли в её мозгу или «Памяти Крови» есть инструкция по применению сего артефакта. Это в каноне она смогла понять, как использовать устройство, потому как обладала, без преуменьшения, выдающимся разумом (и столь же выдающимся Эго, но это детали), трансформация же от этого разума не оставила и следа. Каридин же на сотрудничество пойдёт вряд ли, а как и чем надавить на древнего трехметрового стального голема, что вроде бы подумывает о самоубийстве, я не знаю. На свой народ ему однозначно плевать, так что к долгу взывать бесполезно, боли и смерти он не боится. Материальные блага ему неинтересны. В итоге, не только «видит глаз, да зуб неймёт», но ещё и даже в случае получения этой интересной штучки в мои загребущие ручки, ковыряться в ней предстоит несколько месяцев, если не лет и десятилетий, чтобы понять, как эта штука вообще работает. Само собой, при условии, что я смогу в этом разобраться — местная «магия» всё-ещё вызывает у меня куда больше вопросов, чем ответов.
  
  Зато исследования «вглубь» дали неожиданный результат. И я сейчас не только о жилах сильверита, неваррита, эверита и прочей группы «ритов», что были всё это время у Порождений Тьмы не то, что под ногами, но даже развешаны по стенам и на потолке и не добываемом и не перерабатываемом в оружие и снаряжение только лишь потому, что Драконы понимали — сотня закованных по самые глаза огров в прочнейших латах — это смерть всего живого и не осквернённого. Нет, сейчас речь зайдёт о кое-чем куда-а-а как более интересном. Лириум. И не просто какие-то там небольшие жилы, толщиной в руку взрослого человека, нет. Целые подземные леса этого синеватого металла. Тысячи, десятки тысяч тонн. Лириум рос из стен, свисал с потолка, пробивался из пола пещер. Это действительно был лес. Величественный и красивый. И фонящий Тенью, не сильно, раз я смог на него полюбоваться глазами одного из генлоков с минимумом моих клеток в нём без малейших проблем со связью, но сам факт был очевиден. Думаю, Завеса в этом месте чрезвычайно тонкая, и если бы не полное отсутствие разумной жизни, вполне возможно, что тут было бы не протолкнуться от демонов. Во всяком случае, я так думал до того момента, как моего «наблюдателя» буквально изрешетил залп коротких железных болтов. И, судя по блеску металла, это был, как минимум, сильверитовый сплав, если не сильверит в чистом виде! Но самым странным было другое. Пусть я и находился в генлоке весьма условно, да и фон от лириума тоже мог сыграть свою роль, но я не ощутил эмоций стрелка. То есть, вот вообще! А это было странно. Даже матёрый профессионал, спуская курок и уничтожая свою очередную жертву что-то испытывает. Не важно, что: скуку, сосредоточенность, удовлетворение проделанной работой. Тут же не было вообще ничего. Словно от сработавшей ловушки или выстрела голема какого. Вот только стрелок был ни разу не големом. Как я это определил? Очень просто — увидел. Пусть тело твари было сильно повреждено и восстанавливать его с тем количеством клеток в организме было бы сущим извращением, бессмысленным к тому же, глаза генлока были целы, а чуть двинуть шеей и повернуть голову в сторону стрелка можно было и трупу. И... я увидел гнома. До чёртиков странного гнома натурально сияющего от вкачанного в тело лириума! Сияние там реально пёрло из всех щелей! И это — не фигура речи, слабая «подсветка» исходила и из сочленений доспеха. Не говоря уже о том факте, что сами доспехи были словно сплавлены с плотью стрелка. Очень, очень интересно! А уж когда я увидел оружие этого подземного коротышки! Сначала я думал, что мой миньон нарвался на целый отряд, но действительность оказалась куда как лучше, у стрелка было какое-то механическое чудовище, сочетающее в себе что-то подозрительно похожее на барабан для болтов, лириумные вставки и пружины. Это была любовь с первого взгляда. Какие дроу без мощных механических арбалетов? С миниатюрностью тут, конечно, проблемы — оружие было размером почти с самого гнома, но это детали. Немного прикинув, я приказал отправиться десятку тысяч тварей поближе к области, где был обнаружен неизвестный коротышка. Возможно, я наткнулся на какой-то одичалый тейг, где есть очень интересные игрушки. Так почему бы не изучить их более пристально? А там, будем посмотреть, что делать с обитателями — истреблять или договариваться. Хотя, судя по количеству лириума в организме этого индивидуума, договориться вряд ли получится — даже гному должно сорвать башню и от вдесятеро меньшей дозы, а уж тут… да и эта его безэмоциональность автоматона напрягает.
  
  Отдав нужные указания моим «питомцам», я решил, что на сегодня срочных дел всё равно нет, а вот моим леди чародейкам стоит уделить внимание, а то очень некрасиво получается — получил сладкое и сразу задвинул в дальний угол, так что романтической прогулке по предместьям быть! Осталось решить, карета, просто лошадки или попробовать уже поставить под седло дракончиков? А то жируют, понимаешь, на казенных харчах, морда скоро станет шире жопы, а работать кто будет? С этими мыслями я и направился в королевские конюшни, часть из которых однозначно станет драконятником.
  
  Айдан Кусланд. Два дня спустя.
  – Итак? – я вопросительно приподнял бровь, разглядываю чуть мнущуюся передо мной девушку рыжей масти. Да, Лелиана дозрела и обратилась к моему камердинеру с просьбой о приёме. Слуга был заранее проинструктирован, а потому вещать что-то вроде «не положено» не стал, а сразу же поинтересовался у меня, когда мне будет удобно принять сию даму. Поскольку в тот момент мне было не то, чтобы нечем заняться, но, как я уже говорил выше, свободного времени хватало, то я не стал заставлять даму ждать. Правда, теперь мне интересно, как быстро по дворцу пойдут слухи, что молодой король привечает симпатичную девицу, да настолько привечает, что та может к нему являться едва ли не среди ночи? Сейчас была не ночь, конечно, и даже не вечер, но составление и распространение слухов и сплетен при дворе является чем-то вроде вида спорта. Со своими командами, фанатами, разрядниками и прочим паноптикумом. Что поделать, с развлечениями в нынешние времена не очень, вот и балуется народ всяким. Во всяком случае, про нас с сёстрами Хоук-Амелл уже каждая собака в замке знает, хотя, казалось бы, сколько там времени прошло? С другой стороны, подобные пересуды ходили и раньше, а уж после того, как кто-то из слуг стал свидетелем тому, как они поутру покидают мои покои… Ну да ладно, я опять увлёкся, а меж тем, рыжая красотка уже набралась духу.
  
  – Я считаю, что не подхожу на такую должность и могу не оправдать оказываемого мне доверия, – выдохнула она.
  
  – М-м-м… и?
  
  – И? – не поняла она.
  
  – Если ты помнишь, мой вопрос звучал, как «согласна ли ты стать моей Левой Рукой», сама его формулировка говорит о том, что я считаю, что ты подходишь. Что же касается твоих опасений не оправдать доверия. Это хорошо.
  
  – Хорошо? – девушка нахмурилась. И опять напряглась.
  
  – Так, – я потёр переносицу, – это никуда не годится. Во-первых, расслабься, я тебя тут есть или насиловать не собираюсь. Так что сядь, – я махнул в сторону «уголка отдыха», – налей себе вина, заодно и мне кубок передай, во-вторых, касательно моей позиции. Сомнения — это хорошо. Более того, твоей работой как раз и будет сомневаться. Сомневаться и искать, – Лелиана вздрогнула, явно не испытав радости от ассоциаций с Орденом Искателей Церкви и некоторых своих воспоминаний о прошлом, – правду, чужие секреты, мотивы и подоплёку событий.
  
  – Вы… знаете, – это был не вопрос, но утверждение, да, вовремя я про вино сказал. Хлюп — и нет половины кубка, а он по объёму почти литр будет.
  
  – Знаю. Но придерживаюсь довольно простого принципа. То, что было до меня, не имеет значения, если оно больше не имеет значения для тебя. Не важно, что ты делала раньше — была монашкой или наёмным убийцей. Разумеется, это не касается тех аспектов, что являются откровенной мерзостью, но ты же не кушала детей, запивая их кровью невинных дев?
  
  – Н-нет.
  
  – Ну вот и славно. Тогда, я спрошу ещё раз. Итак? – вновь приподнимаю бровь из-за чего моя собеседница издаёт забавный бульк в кубок.
  
  – Я согласна. Пока вы не посчитаете, что я не справляюсь или не найдёте кого-то получше.
  
  – Ну вот и отлично, тогда, добро пожаловать в мой Ближний Круг. А раз так, в неофициальной обстановке можешь называть меня просто Айдан и обращаться на «ты». А сейчас, пойдём, – я поднялся из-за стола и, осуждающе покачав головой, сам себе налил вина и сделал пару глотков.
  
  – Куда? – виновато вжав голову в плечи, спросила девушка.
  
  – В тёмные сырые казематы, конечно же.
  
  – З-зачем?
  
  – У меня есть для тебя… хм... Нет, подарком это назвать сложно. Скажем так, сейчас у меня в «гостях» пребывает некая Марджолайн.
  
  – Вы смогли поймать её?
  
  – Да, после твоей «смерти» и устранения свидетелей и исполнителей она сильно расслабилась. Но речь сейчас не об этом. Это твой враг и решать, что с ней делать, предстоит тоже тебе.
  
  – В каком смысле? – не поняла Лелиана, – мне нужно выведать у неё какую-то информацию?
  
  – На твоё усмотрение, – я пожимаю плечами, не признаваться же, что в голове у этой девицы уже успел как следует пошуршать? – она признана виновной в покушении на моего человека, а значит, этих стен не покинет никогда. Но ты теперь — мой «тайный канцлер», а значит, имеешь полное право решать, жить твоей пленнице или нет.
  
  – Вот как… ясно, – лучница склонила голову, прикусив губу и сильно задумавшись.
  
  Так, в тишине, мы и проделали весь путь к «тюремному блоку» и я представил свою спутницу, как «советницу, что имеет право допрашивать и выносить решения по любым содержащимся здесь постояльцам». Понятливый палач кивнул и вежливо поклонился даме.
  
  – Здесь я тебя оставлю. Когда освободишься… так или иначе, возвращайся в мой кабинет, тебя ждёт огромная гора бумаг, с которыми необходимо ознакомиться.
  
  – Да, Ваше Величество, – потерянно ответила девушка и последовала в услужливо распахнувшуюся дверь королевской темницы.
  
  Ещё день спустя.
  Программа «максимум» была выполнена. Оставаться в столице дальше было можно, но бессмысленно. Разумеется, можно подождать послов из Антивы, Тевинтера, Вольной Марки и прочих мест отдалённых или разобщённых. Но эти дипломатические игры могли длиться годами, пока соберутся, пока организуют представление и подарки в связи с коронацией нового владыки Ферелдена. В общем, дело долгое и малополезное. Куда больше меня интересовали дела на моей западной границе. Пора уже было посмотреть, что там и как, благо, за перевалами, как раз бывшие Долы, ныне превращенные в «загородные резиденции» всей сколь-либо значимой орлейской аристократии. Что это значит? Минимум укреплений, максимум предметов искусства и ценных безделушек, к тому же, возвращение Долов моим эльфам, например, через «подарок» их Мерриль, вкупе с расползающимися слухами о «Втором Пришествии Эльгарнана» окончательно перетащит ко мне всех ушастеньких, от Неварры до Пар Волена, а это не только сотни тысяч добровольцев, что за чудом возвращённую землю будут рвать всех и вся, это ещё и Хранители с их очень интересной магией, и какие-то кусочки древнего наследия, а главное — возможная информация о Фен’Харене. Пусть я и не давал обещаний, древнему дракону, не исполнить последнее желание жертвующего мне не то что свою жизнь, саму душу Бога я не мог, хотя бы из банальной благодарности. К тому же… никогда не любил предателей.
  
  Но это — дела будущего отдаленного. Сейчас нужно было оценить состояние приграничных крепостей, как наших, так и со стороны противника. Причём, оценить собственными глазами, не опираясь на доклады разведчиков. Да и с точки зрения всё той же проклятущей логистики и связи, рулить событиями с границы будет куда как удобнее, чем сидя на другом конце страны. И это подводило нас к следующему вопросу. Регент-наместник. Тот, кто должен управлять страной, пока монарх куда-то упёрся, болен или просто решил подзабить на свои обязанности. При Кайлане им выступал Логейн, в тени которого притаилась Анора. Но я назначить Мак’Тира своим «замом» не смог бы никак. Даже если отбросить тот факт, что мои собственные люди такой поступок сюзерена не оценят, это как раз было мелочью, с учётом всего произошедшего, я вполне допускал, что прикажи я им прыгать вниз головой с башни, единственное, о чём они поинтересуются, будет лишь «с какой именно, милорд?». В чём тогда состояла проблема? В том, что он был мне нужен в качестве генерала на фронте. Да, я быстро учусь и не стесняюсь шарить в головах окружающих в поисках тактических схем и приёмов, но знания не есть умения, перегнать первое во второе может лишь опыт, а вот с ним у меня было не очень. Так что сейчас я был «старшим офицером после учебки», разве что с куда большей скоростью мышления и аналитическими возможностями много выше среднего. Да, у меня уже были мысли по использованию «новых родов войск», что однозначно очень сильно и неприятно удивят орлейцев, но вот умения координировать десятки тысяч людей, превращать их из разрозненной толпы в идеально работающий, слаженный механизм, именуемый армией... в этом генерал меня многократно превосходил. Что же, я отчётливо понимал свои слабые и сильные стороны, а потому никогда не брезговал обратиться к более квалифицированному специалисту. Так что тейрн отправится со мной. Пожалуй, подобная перспектива и шанс лично постукать пару «старых знакомых» с запада ему понравится даже больше, чем руление Ферелденом. Аналогично было и с Эамоном с той лишь разницей, что мужик командовал партизанами, вдохновлял народ, а заодно занимался манёврами и логистикой. В обороне и тактике «бей-беги» он, по словам того же Логейна, даже превосходил маршала. И был нужен «в поле», к тому же, пожилому дворянину сейчас и без того было, чем заняться. Коннор вместе с Изольдой был отправлен в Хайевер — постигать таинства колдовства в школе при Гильдии Магов Ферелдена.
  
  Кто еще оставался? Авернус? Он маг, а не управленец, к тому же, в первую очередь, Серый Страж. Андерс? Кхм… спасибо, посмеялся и пусть идея превратить Денерим в бордель кажется забавной, но… нет. Просто нет. Кристиан или Малик? Они рыцари, а не лорды. Разумеется, управлять хозяйством умеют, только умений тех — кот наплакал. Пара деревень или небольшой город — это не страна. Конечно, ничего критичного произойти не должно и, в крайнем случае, я смогу «взять управление на себя» посредством подселённых клеток, но учиться грамотному управлению войсками, параллельно решая проблемы Двора мне совсем не хотелось, так что оставим этот вариант на крайний случай. Эрл Хайнен, ныне управляющий Денеримом? Нет, он креатура Логейна, да и сам по себе показался мне не слишком компетентным, не провальным, ни в коем случае, однако и звёзд с неба не хватал. Кого-то из моих девочек? Тоже мимо — нет у них ни навыков, ни желания, не говоря уже о «маге на царстве». Хотя… мысль о юных леди Хоук плавно перетекла и сместилась на уже не столь юную… леди Хоук, в девичестве, Амелл. Дочь и наследница, де-факто, герцога, что, как показало её управление землями детей и жалобные письма Леви, имеет все нужные навыки и точно заинтересована в успехе и процветании. Заодно, такое назначение однозначно и не допуская никаких иных трактовок покажет отношение и намерение молодого короля к, как минимум, одной из её дочерей. Правда, придётся дополнительно напрячь Лелиану и предупредить Авернуса — такое назначение вызовет обильное полыхание пониже спины у многих лордиков, лелеявших надежды познакомить меня с их чудесными дочурками, сёстрами, племянницами и так далее. Ну и с самой женщиной стоит списаться и узнать, что она думает о таком предложении, а то просто брать и назначать — не есть правильно. Хотя… думаю, если упомянуть, что мы ожидаем в ближайшем времени делегацию из Киркволла, которую я бы очень хотел познакомить с Леди Амелл, Наместницей Ферелдена… возможно, просто чтобы полюбоваться на вытянувшиеся рожи пляшущих под дудку церковников вельмож, дама согласится. Да, звучит, как план. Ну что же, пойдём «телеграфировать».
  
  – Дорогая леди Хоук…
  
  
Глава 11. Запад.
  
  Только безыдейные и слабоумные люди могут считать, что те или иные государственные границы на нашей земле являются чем-то навеки незыблемым и не подлежащим изменениям.
  Один циничный ублюдок.
  
  Айдан Кусланд. Неделю спустя.
  Войска выдвигались на запад. Стройные колонны солдат маршировали по улицам Денерима. Часть из них рассосётся во Внутренних Землях в виде стражи, наставников, последнего резерва, назвать можно как угодно. По странному стечению обстоятельств, эти рассосавшиеся будут принадлежать Хайеверу. Другие пойдут дальше, к орзамарским перевалам, к Орлею. Там, разумеется, без моих людей тоже не обойдётся, причём, под своими людьми я имел ввиду и эльфов, но это детали. Сейчас мне было хорошо-о-о-о. Очень хорошо. Почему? Леди Лиандра великодушно приняла моё приглашение и предложение, а вытянувшиеся рожи всех окружающих, включая и моих ведьмочек, когда я на внеочередном приёме объявил о личности Регента… и этого самого регента представил господам дворянам… Да-а-а, эти воспоминанию будут долго греть моё маленькое чёрное сердечко холодными зимними вечерами. А сама госпожа Хоук уже подумывала о написании мемуаров, благо жизнь у неё получилась интересной — от дочери и наследницы одного из влиятельнейших лордов Киркволла, к беглянке-жене малефикара, от неё — к обычной, пусть и весьма зажиточной крестьянке, потом — пленнице церковников (очень недолгой), интендантше в бегущих войсках, матери-держательнице земель и, как апогей, леди-регенте целой страны. Если задуматься, «послужной список» получился солидным, а уж опиши она все свои мысли и переживания, может выйти настоящий бестселлер. Но оставим пока бедную женщину в покое и перейдём к другим персоналиям.
  
  Рокировка Ирвинг-Винн наконец-то состоялась и теперь старушка-моралистка будет выедать мозги всяким дворянам, что начнут подваливать со всякими «интересными предложениями» того или иного толку, а не засирать мозги молодёжи. Табрис и Ирис отправились со мной в качестве командиров эльфийских отрядов. Редвар и его собратья, после некоторых моих раздумий, таки покусали Воинов Пепла, что, от нового всплеска ощущения собственной элитарности, сразу же начали конкурировать с Чёрной Стражей, благо вовремя удалось заметить первые ростки «тёрок» и перевести их в разряд здорового соперничества, а не какой-нибудь фигни с подставами и желанием подсидеть друг друга. Идею вообще объединить эти два подразделения, пришлось отринуть — «лириумная добавка», по моим вычислениям, слишком перекашивала механизмы оборота, тратить на индивидуальную подгонку по два-три часа я себе позволить просто не мог, даже если проводить всё это в «пассивном» режиме. И это ещё не считая кардинально противоположных стилей боя. Стража была… стражей, как ни забавно это звучало. Матёрые тренированные бойцы, опирающиеся, в первую очередь, на личное мастерство и плечо брата по оружию. Помимо «антимагии» они занимались или крепчайшей обороной, создаваемой из стены щитов, или атакой, медленной, кажущейся немного неуклюжей, но неотвратимой. Волки же — это штурмовики, войска прорыва. Понятия о строе у них были… но только что понятия, предпочтение они отдавали индивидуальной скорости, живучести, навыкам… ну и звериным инстинктам, само собой. Разумеется, были и исключения, тот же Кристиан, особенно, после моих «благословений» мог устроить кровавую просеку не хуже оборотня, а Рэдвар — прекрасно владел мечом и был наделён неплохими задатками тактика и командира. Но на то они и старшие офицеры, чтобы быть лучшими, их, как раз, можно было бы и «доработать» в индивидуальном порядке и, быть может, я этим и займусь. Чуть позже, а пока у меня хватало и других дел. И нет, я не имел ввиду зажимания Мерриль в тёмном уголке или активный отдых с сёстрами-колдуньями. Всё было куда прозаичнее. Мои послы добрались до гномов, смогли, благодаря Риордану, попасть внутрь и стали присылать первые отчёты. И у меня сразу же начала болеть голова, а рука сама собой тянулась к лицу. Гребаные подземники!
  
  Итак, что конкретно произошло? Ну, если опустить совсем уж нецензурное, то как в том старом мультике «Что? Кто звонит? Директор? Иди ты в жопу, директор, не до тебя сейчас!». Гномы были заняты друг другом, причём настолько, что вообще забили на послов. То есть, внутрь тейга нас ещё пропустили, приняв документы Стражей, а дальше всё — крутись, как хочешь. Местный правитель помер, его сын и полагаемый наследник был отправлен в Легион Мёртвых, причём, за братоубийство. Оставшийся принц объявил себя приемником отца, но вот типом он был очень мутным, «народной поддержки» не имел, а потому с такой кандидатурой согласны были не все. Ну и местный «герцог» или как там у коротышек подобный титул зовётся, предложил свою кандидатуру на каменный престол. И вот, местное «Собрание Земель» уже почти год, без пары месяцев, не могло решить, кого делать главным. В общем, можно было сказать, что внизу происходила такая же неразбериха, как была недавно на поверхности, с той лишь разницей, что тут положение кандидатов было примерно равным, а общая основательность и осторожность не давали решить вопрос радикально путём физического устранения конкурента. Да и подобное решение могло стать политическим самоубийством и последней соломинкой, что сломит спину верблюда и опрокинет царство подземников в пучину гражданской войны. Как результат, соперники реально устраивали что-то вроде демократических выборов в США — кандидаты от двух партий периодически проводили дебаты, поливали друг друга отборным дерьмом и компроматом, перекупали голоса выборщиков тем или иным путём… короче, развлекались, как только могли. Проблема заключалась в том, что во время таких «развлечений» вся внешняя политика Орзамара просто переставала существовать. Гарантом заключения и соблюдения любого договора с соседями является король. Нет короля — нет договоров. И если с частниками ещё можно было договориться, да и то, не со всеми и не обо всём, то уже даже на уровне главы Касты начинались проблемы. А что-либо в массовом порядке, будь то инструменты, снаряжение, оружие или даже расходники любого вида шло как раз через этого самого главу.
  
  Что за касты такие? Ну, культурно-политическая система гномов чем-то напоминала индусов, где-то даже жёстче, хотя… чёрт его знает, не особо я интересовался тонкостями строя любителей карри. Но общие черты проглядывали. Если ты родился кузнецом, изволь ковать, воином — воевать, ну и так далее. Переходы из касты в касту почти невозможны, разве что при браке подземников из разных каст, родители могут выбрать, к какой будет принадлежать ребёнок и, теоретически, потом он сможет перейти в касту другого родителя, если в изначально выбранной разочаруется. Плюс, есть «Неприкасаемые», как и у индусов — слабо образованные, ничего толком не способные добиться в обществе и ведущие не то, чтобы полуживотную жизнь, но… где-то около. А ещё можно, «лишиться касты», то есть, стать этим самым «Неприкасаемым». Вариантов такого развития событий и поводов к нему немного, но есть, от действительно серьёзных преступлений до банального выхода на поверхность. С последним, конечно, есть нюансы, однако ж… если долго будешь под небом, дадут «титул» Наземник и по своему социальному статусу ты будешь чуть выше пресловутых «Неприкасаемых». Ну и отношение к живущим наверху у «истинных» гномов соответствующее, так что с послами моими говорили не через губу, но, как я отмечал выше, на уровне «отвали, не до тебя сейчас».
  
  В такой обстановке ни о каких поставках лириума даже говорить не приходилось. Разумеется, был ещё вариант обратиться к Хартии — местной «Триаде», «Якудзе» или попросту «Братве». Неприкасаемым жилось не особо хорошо, плюс «скидываемые» туда откровенно уголовные элементы. Так что ничего удивительного в том, что в той касте процветала организованная преступность. Для многих это был едва ли не единственный способ выжить. Вот только король, о чём-то договаривающийся с бандитами… спасибо, посмеялся. Да и поставки по таким каналам вряд ли будут сколь-либо значимыми. Всё-таки криминал не может обладать ресурсами и средствами, не то что превосходящими, даже сопоставимыми с таковыми у официальной власти. Иначе он бы эту власть просто смёл. Короче, нужно ещё немного подумать, но сдаётся мне, что вопрос коротышек придётся решать если не радикально, то очень резко. И пара мыслей на этот счёт у меня была. А вот Лелиане нужно будет поработать на предмет связей с этой Хартией. Это королю зазорно общаться с бандитами и контрабандистами, а вот специалисту по «деликатным делам» — самое то. Но до принятия окончательного решения стоит дать моим послам побольше времени, да как следует расспросить того, кто имеет представления несколько большие, чем воспоминания о игре, что могут быть искажёнными или просто не сочетаться с миром. Благо, у меня такой разумный был — Бодан Фендрик как раз присматривал за своим сыном-зачарователем в Хайевере, а поскольку наш путь всё равно лежал через мою «исконную» вотчину, то расспросить гнома будет самое то… так, кто сказал, что это ещё один повод навестить мой плеер?!
  
  
***
  
  Путь да Хайевера занял ещё полторы недели. Возможно, удалось бы преодолеть эту дистанцию и быстрее, но несколько тысяч человек, да с большим обозом, да из свежесформованных отрядов… это было медленно и печально. Нет, к «доформированным» Воинам Пепла или там егерям-оборотням у меня вопросов не имелось — те были и быстры, и выносливы, даже умудрялись уходить вперёд и организовывать места под развёртку стоянок армии, но вот свеженькая тяжёлая пехота, в состав которой вошли собранные с баннов и прочих эрлов воины — это да, это грусть. Впрочем, пока время было, к тому же…
  
  – Вааа… - раздался испуганный вопль в небесах.
  
  – Иехааа! – ответил ему вопль восторженный, но не менее громкий.
  
  – Ты уверен, что это была хорошая идея, Твоё Величество? – поинтересовался Андерс, задумчиво наблюдая за кувыркающимися в вышине фигурками.
  
  – Да, только представь себе, наши волшебницы, поливающие огнём и заклинаниями с недоступной высоты войска противника… Хорошая же картина.
  
  – Это да, - согласился рыжий, - но, судя по некоторым воплям, пока что, «поливать» противника они смогут чем-то другим… ну, часть волшебниц. Не к обеду будь сказано.
  
  – Может тогда сам попробуешь? – я вскинул бровь.
  
  – Нет уж. Рождённый ползать упасть не сможет! Полёты точно не для меня! И вообще, я больше за целителя, зачем целителя сажать на дракона? Не надо это целителю!
  
  – Ладно-ладно, я не буду продвигать идею остальным понаслаждаться твоими воплями.
  
  – Весьма признателен, Твоё Величество. И всё-таки, зачем было сажать туда Мерриль?
  
  – Она сама хотела…
  
  – Ты уверен?
  
  – Да, но попросить стеснялась, - желание этого ушастенького чуда я ощущал вполне отчётливо.
  
  – Что-то это «Вааа» было не похоже на крик радости… - отметил парень.
  
  – Ничего, привыкнет и будет визжать также, как сестрички.
  
  – Кстати, Айдан…
  
  – М-м-м?
  
  – А ты и правда… ну, со всеми тремя?
  
  – Без комментариев, - я окинул рыжего доброй и всепонимающей улыбкой.
  
  – Э-э-э, о чём бишь я? - тот понял и принялся судорожно искать повод для смены темы, - как себя показала упряжь? – н-да, так себе смена, ну да ладно.
  
  – Сам видишь — очень неплохо, особенно, в сочетании с «телекинетическим коконом». Хотя, - я окинул взглядом закладывающую «Мёртвую Петлю» Бастилу, на которой устроилась Солона, - иначе любого всадника бы сдуло ещё на взлёте.
  
  – Н-да, свободные боевые маги, рассекающие небеса на спинах драконов, - Духовный Целитель мечтательно улыбнулся, - я прямо начинаю сожалеть, что не смогу увидеть рожи церковников, когда они получат об этом известия.
  
  – Как бы бедняжек удар не хватил, хотя… нынешняя властительница «Солнечного Трона» - впавшая в маразм идиотка, может удар ей и организуют в ближайшее время.
  
  – Думаешь? – подобрался маг.
  
  – Пусть основная сила клира — это Храмовники и иерархия у них своя, одних их не хватит для серьёзного противостояния государству, нужен Священный Поход, нужно привлечение независимых лордов, а для этого нужна молодая и сильная Верховная Жрица.
  
  – Звучит логично, но есть ли какая конкретика? Я не особо силён во всех этих церковных заморочках с должностями, но умного человека послушаю с удовольствием… кстати, будешь? – маг протянул мне мех, из которого доносился слабый запах лесных трав и ягод.
  
  – Пахнет вкусно, что это?
  
  – Морс по рецептам наших пушистых друзей, всё-таки я там не только за волкодевочками присматривал…
  
  – О да, как ты «присматривал» слышало пол-лагеря, особенно в моменте, когда Редвар грозился «оторвать всё лишнее этому рыжему кобелю», - я отхлебнул напиток, м-м, очень неплохо, в меру кислинки, в меру сладости, прекрасно.
  
  – Ну, какой король, такие и рыцари, - ухмыльнулся этот тип, - так что там с Верховной?
  
  – Да демоны её знают, была бы Беатрикс моложе, вопрос бы не стоял — вот уж кто умел и любил использовать силу, одно её прижимание наместника Киркволла к ногтю для беспрепятсвенного прохода кораблей Орлея через его гавань чего стоит. Но это было десять лет назад, а сейчас она старуха, у которой нет ни физических, ни духовных сил что-либо решать. Кто придёт на её место? По полученной от некоторых… хм, назовём это «не совсем добровольными агентами», шансы были у Преподобной Доротеи, что намеревалась вести довольно либеральную и относительно прогрессивную политику, но, с учётом нынешнего обострения, любые послабления для магов или откол толики власти жриц будет рассматриваться едва ли не как открытое предательство, потому шансов у неё мало. Даже если она вдруг решит переобуться на скаку и поменять свою риторику, за ней уже закрепилась определённая репутация, что сейчас будет играть всецело против неё. Из других кандидаток, - я прикинул доклады той разведки, что у меня была и что удалось собрать, - может быть кто-то из Пентагастов или Тревильонов.
  
  – И что это за личности? – маг явно не ждал ничего хорошего и я не стал его разочаровывать.
  
  – Дерьмовые это личности. Первые — королевский род Неварры, но эти демоновы некрофилы плодятся хуже кроликов, только «основных ветвей» у них аж четырнадцать, плюс ушедшие в другую семью, плюс бастарды… да, наверное, весь Двор у них может в своих предках найти того или иного Пентагаста. Соответственно, поддержка знати у такой кандидатки будет немалой, пусть и не всеобъемлющей — «родственнички» там режутся друг с другом едва ли не бодрее, чем антивские пираты с похмелья в припортовой таверне при дележке шлюх.
  
  – Что-то мне подсказывает, что ты не очень любишь Пентагастов…
  
  – Ты не представляешь, как я замуд… замучался учить их родословную, в своё время. Тем не менее, вынужден признать, люди они серьёзные и суровые, их род являл миру выдающихся рыцарей, охотников на драконов, храмовников… в общем, если Верховная будет из их рода, можно сразу считать, что Неварра объявит нам войну и без созыва Священного Похода. Там, конечно, с ними рядом Андерфелс с Серыми, но Орден… слишком прагматичен.
  
  – Н-да, а второй вариант?
  
  – Тревильоны? Вольные бароны из Волной Марки. Сам по себе род не слишком богатый или влиятельный, да и располагаются они едва ли не у самого Пар Волена, но… благочестивы едва ли не до невменяемости. Верховная из их числа сможет так засрать мозги простым людям, что и берсерки гномов от зависти к появившемуся помешательству свои бороды съедят, - вздыхаю, - к тому же, это только два возможных варианта, а кандидаток будет более дюжины. И, с учётом нынешней обстановки…
  
  – Пройдёт самая радикальная и с наибольшей военной поддержкой.
  
  – Верно, а как именно будет обеспечена эта поддержка — личными дружинами рода, купленными за золото наёмникам и или убеждёнными горячими речами добровольцами — дело десятое.
  
  – Я уже упоминал, что ты умеешь обрадовать, Айдан? – погрустнел колдун.
  
  – Угу, - я ещё раз отхлебнул из мехов и передал их магу обратно, тот тоже приложился, - впрочем, для нас это ничего не меняет. В первую очередь нужно будет разобраться с Орлеем. Стоит нам сравнять с землёй Собор в Вал Руайо, как у церковников начнётся такой кризис, какого они не видели всю эту тысячу лет.
  
  – Надо будет рассчитать заклинание позаковырестее, - покивал рыжий, - ладно, пойду я, а то смотрю твои всадницы пошли на посадку и одна миленькая ушастенькая особа явно будет нуждаться в утешении и успокоении…
  
  – А по наглой рыжей морде?
  
  – А я что… я ничего, я вообще уже ушёл! – и маг действительно поспешил смыться.
  
  – Шут, - фыркнул я. Но кое-в-чём Андерс был прав, встретить девочек и поинтересоваться, как им полёт было необходимо. Ну и драконов проверить, а то вон Реван косится с недовольством, мол, чего это все летали, а он, самый, понимаешь, главный в том змеином клубке, на земле скучал из-за того, что Старший и своим ходом не летает, и на нём в небеса не поднимается.
  
  Следующие несколько часов я занимался выслушиванием восторга девушек на тему лётных качеств их чешуйчатых подруг, означенные подруги шли рядом, свысока посматривая на бескрылых «рождённых ползать», Реван негодовал и вообще, был расстроен в лучших чувствах. Он весь из себя такой брутальный самец, а в небесах не покрасовался. Зато Мерриль, как и ожидалось, пришлось отпаивать всё тем же морсом, ловко отжатым у пройдоховатого целителя. Зато какая картинка на выходе получилась. Король едет на грозном скакуне (не драконе), подле него свита из прекрасных и опасных дев, рядом с ними — драконы, а у него в седле перед ним расположилась хрупкая ушастенькая леди. Доверчиво к нему прижавшаяся и осторожно потягивающая предложенный напиток. М-м-м, прекрасно. Сёстры Амелл-Хоук на картину поглядываля явно с некоторым интересом, ревностью, отчётливым желанием оказаться на месте ученицы Хранителя… в общем, бедной ушастенькой могло бы быть плохо, если бы… не её откровенно трусящийся вид. Полёт на драконе дался ей тяжело, но, в то же время, там был внутри такой восторг, что весь окружающий мир как-то ушёл на задний план, в результате чего леди вообще слабо понимала, где находится и как это выглядит со стороны. Ну а мне просто было хорошо, да. Такой делегацией мы и въехали в услужливо распахнутые врата Хайевера, где нас уже встречал сэр Родрик — нынешний начальник гарнизона, а совсем недавно — ещё один мальчишка-оруженосец, получивший рыцарские шпоры после Остагара. Задач у парня было не так, чтобы много — потихоньку пополнять гарнизон за счёт вербовки и обучения местных, помогать в обустройстве магам… ну и присматривать осторожно за ними — чисто на всякий случай, для чего у парня в помощниках был десяток из Чёрной Стражи. Ну и теперь Ирвинг собственной персоной. Ах да, ещё он отвечал за безопасность моего плеера. И это было Важно.
  
  – Ваше Величество, - ударил он себя в грудь в воинском приветствии. Собранный по такому случаю почётный караул повторил его действия.
  
  – Сэр Родрик, - я кивнул в ответ.
  
  – Надеюсь, ваш путь прошёл легко и без происшествий, позвольте слугам позаботиться о размещении ваших войск. Отчёты о состоянии дел в крепости и окрестностях ожидают вашего рассмотрения.
  
  – Превосходно, - я слез с коня и помог спуститься своей даме, - есть что-нибудь срочное?
  
  – Никак нет, милорд, - покачал головой почтенный рыцарь, что вряд ли так давно начал бриться, - разве что к Гильдии присоединилось ещё полтора десятка магов. Старшая Чародейка Винн, до того, как отправилась в столицу, сообщила, что это «вышедшие из подполья малефикары» и вы в курсе событий.
  
  – Да, пусть и без подробностей. Это всё?
  
  – Да, Ваше Величество, - чуть поклонился воин, - больше никаких новостей или происшествий.
  
  – Хорошо. Мы отдохнём день или два после чего двинемся дальше на запад. Перед отправкой, я хочу получить доклады от разъездов по состоянию округи.
  
  – Будет исполнено! – озадаченный подчинённый спешно убежал ставить задачи нижестоящим, а я мог вздохнуть с облегчением. Мой плеер жив, цел и здоров. И уже буквально через пару часов, как удостоверюсь в размещении воинов и кратко переговорю с магами, можно будет наконец-то насладиться музыкой. Ну а почтенный гном… он может и подождать до утра.
  
  Следующее утро.
  Ох, какой же ка-а-айф. Прослушивание эльфийского хора затянулось до глубокого вечера. Увы, на большее их не хватило, а использовать техники Ки для ободрения или влиять симбионтом было как-то… не то, чтобы не спортивно или являлось моветоном, но… нет. Это стало бы слишком… потребительским, а мой живой плеер был всё-таки разумным ушастеньким ансамблем, а не предметом. Но даже так — это было восхитительно. Особенно, с учётом того, что компанию в прослушивании мне составляли прекрасные леди. Да и часть моих рыцарей и магов пожелали приобщиться к высокому искусству. Пусть не Галактическая Опера на Корусанте, но какие мои годы? Тем не менее, как и всё хорошее, время на релаксацию истекло и мне пришлось возвращаться к делам. И первым на повестке дня у меня состоял вопрос одного гнома. Стоило только уведомить о моём желании встретиться с сим почтенным мужем, как означенный муж был спешно доставлен перед мои грозны очи.
  
  – Ваше Величество, - коротышка низко поклонился, от него доносились эманации страха, не на уровне ужаса и ожидания казни, но как у подчинённого, внезапно вызванного «на ковёр» к начальству. У уже имевшего опыт «залётов» подчинённого.
  
  – Бодан Феддик, - кивнул я ему, - присаживайся, разговор нам предстоит долгий.
  
  – Как скажете, - наземник с некоторым трудом уместился на кресле. Кресло было высоким, а гном — низким, потому забираться на него ему пришлось едва ли не с прыжка, а когда он всё-таки смог это сделать, при этом не поворачиваясь к королю спиной, его ноги остались висеть над полом. В общем, картина получилась довольно забавной.
  
  – Должно быть, ты гадаешь, зачем я позвал тебя сюда? Не беспокойся, мне не поступало никаких жалоб на твою работу или претензий к твоему сыну, - бывший мародёр сразу успокоился, - я намереваюсь заключить ряд торговых договоров с Орзамаром и мне нужна… консультативная помощь, в том числе, касательно выходов на твоих поставщиков, что занимались… назовём это «возвращением вещей в обиход».
  
  – Ваше Величество? – не совсем понял меня коротышка.
  
  – Я про мародёров и прочих сомнительных личностей, что тащили тебе всякий хлам. Сам ты не похож на разумного, что лично бы полез обшаривать брошенные дома, разве что, если бы возникла сильная нужда. Потому мне и нужны каналы, - он всё ещё боялся, - если твои сведения и связи окажутся достаточно интересными, то ты вполне сможешь занять место моего торгового представителя с гномами, - предложил я «пряник», «кнута» же и так было достаточно — его приёмный сын, которого подземник действительно любил, оставался «специалистом» Хайевера.
  
  – Д-да, конечно, Ваше Величество, - чуть приободрился Бодан, - правда, от моих связей мало что осталось, - он грустно вздохнул, - да и не было их особо. Я нанимал бескастовых для поиска реликвий прошлого в старых тейгах, при помощи пары приятелей из Ремесленников и Кузнецов придавал найденному хламу лоск, придумывал красивую историю и продавал за десять, а порой и сто цен богатым бездельникам из знати. Я брал всё. Всегда находился нужный покупатель, неважно, что именно мне приносили, всегда можно было «вернуть старую реликвию». Сломанные мечи? О них можно было придумать отличную историю. Старая плитка? Ну, коли уж она была не целиком расколота, её всегда можно было почистить, подкрасить, немного отполировать — и вот она уже блестела как новенькая, а кто же откажется заиметь обеденный стол, выложенный плиткой из бассейна самого Бранимира Хельми? Однажды целая группа бескастовых притащила мне наковальню, отмеченную символом Дома Ортан, а я сделал на ней целое состояние! Думаю, леди Ленка Мейно и поныне использует эту наковальню в качестве туалетного столика.
  
  – Туалетного столика? – я приподнял бровь. Серьёзно?
  
  – Знать, - развёл руками продолжатель, точнее, последователь дела Великого Комбинатора. Тут конечно не впаривание чайного ситечка «Эллочке-людоедочке», но где-то близко (Подробнее про Великого Комбинатора можно почитать в комедии «Двенадцать Стульев», весьма интересная и довольно «острая на слово» книга, актуальная и сегодня.* Примечания автора для тех, кто уже стал жертвой новой реформы образования и не знаком со многими действительно хорошими вещами).
  
  – Ясно. Расскажи мне подробнее об этих «бескастовых», - велел я собеседнику.
  
  – Да чего рассказывать? - пожал плечами гном. - В Орзамаре твоя судьба определяется с момента твоего рождения, каста даёт тебе всё — обучение, поддержку, защиту, связи. Если тебе не повезло родиться без касты или вылететь из неё, то ты — «пылеглот». Твоя жизнь ничего не стоит и ни один уважаемый гном никогда не подаст тебе руки. Касту сменить невозможно, она даётся тебе при рождении и остаётся с тобой после смерти. Разве что стать Совершенным, тогда да — сам ты сразу возвысишься до уровня, которому и Король слова поперёк сказать не посмеет, сможешь основать свой Благородный Дом и тем самым стать Знатью. Только таких за всю историю было с десяток, одна из которых живёт и поныне — Бранка из Кузнецов, - всё это я знал уже и так, правда, до этого считал, что «бескастовые» и «неприкасаемые» несколько разные явления, но нет, первое — определение гномское, а второе, видимо, я сам «повесил» просто на ассоциациях. Ну да ладно. А гном продолжал, - поскольку шансов стать Совершенным примерно столько же, сколько найти алмаз в дерьме бронто, а у бедных и безграмотных ещё меньше, то им ничего не остаётся, кроме как самая чёрная, неблагодарная и опасная работа. Вот таких я и нанимал для того, чтобы они искали мне ценности из покинутых тейгов. Платил, по их меркам, очень щедро — каждый член подобной экспедиции мог заработать по пять-десять золотых. Помнится, та наковальня обошлась мне в полсотни.
  
  – А за сколько ты её продал, почтенный?
  
  – Э-э-э, кажется, за девять сотен, - н-да. Как там говорилось, «нет того преступления, на которое не пойдёт капиталист за триста процентов прибыли», а тут этих процентов почти полторы тысячи. И всё честно, чинно и все счастливы.
  
  – М-да, но вернёмся к бескастовым. Как именно ты их нанимал? Не спускался же в «Пыльный город» с криками «ищу добровольцев на самоубийственный поход»?
  
  – Нет, разумеется нет! Я посылал мальчишку из Слуг. За десяток серебряков, через местных побирушек, вполне можно распространить любую новость, ну или собрать сведения. Но сами по себе объявления были, да.
  
  – И никто не попытался тебя прижать? – бизнес выглядел очень доходным, вроде как легальным, но всё-таки контачил с «неприглядной стороной» общества, а потому я просто не могу поверить, что эта самая сторона не попыталась как-то поиметь свой процент.
  
  – Я честно платил все положенные налоги! – даже немного возмутился коротышка, - а потому у стражи ко мне никаких претензий не было и свою работу по моей защите в городе они выполняли исправно. Сам я в экспедиции отправлялся редко и всегда в окружении небольшой армии наёмников… Эх, славные были времена… если вы говорите о Хартии, Ваше Величество, то они, скорее всего, брали свой «налог» как раз с пыльников, но этим я никогда не интересовался — меня не трогали и ладно, - н-да, толку от его рассказа, откровенно говоря, немного.
  
  – И как же от владельца «небольшой армии» ты дошёл до странствующего торговца с одной телегой и… не совсем здоровым сыном?
  
  – Да как-то всё глупо вышло. В очередной раз пылеглоты принесли мне трофей с глубинных троп — пару искусно сделанных наручей. По уже сложившейся схеме я их почистил, поправил, да выставил на продажу. И всё бы хорошо, но одна знатная дамочка заявила, что эти наручи были специально выкованы для её погибшего брата. Ну и обвинила меня в воровстве. Слово Торговца, что только начал взбираться вверх по иерархии Касты и до титула «уважаемый» которому было ещё работать и работать, против леди из Благородного Дома. Мой магазинчик закрыли, а меня самого арестовали. Не знаю, что на неё нашло, может берсерк какой покусал, может я где до этого дорогу перешёл или просто настроение у неё дурное было, но факт оставался фактом — эта стерва, прости Камень, не успокоилась, пока бы полностью не отсудила всё моё имущество, а меня бы или лишили касты, или казнили, или отправили к Легиону. То есть, я бы оказался гарантированно мёртв во всех трёх случаях, а на мне уже тогда был юный Сэндал. Потому я подкупил стражу, чтобы они «забыли» запереть двери наших камер, и бежал на поверхность. Здесь дела пошли не лучшим образом. Мои связи с Орзамаром вообще и Торговой Кастой в частности оказались полностью разрушены, а потому предложить что-то уникальное наземникам или продать продовольствие сородичам я никак не мог, а обычные товары… все предпочитают вести дела или со своими сородичами, или со старыми и проверенными партнёрами, с которыми сотрудничают уже несколько поколений, так что конкурировать было сложно… вот и получилось так, как получилось.
  
  – Понятно, - н-да, не такого я ждал, хотя, если подумать, то это было логично — подземные коротышки наверх не от хорошей жизни подаются, - то есть, выходов на… обходные каналы поставки у тебя нет?
  
  – Простите, Ваше Величество, - гном склонил голову, - возможно, у меня осталась парочка друзей среди Торговцев, Ремесленников и Кузнецов, да пара обязанных Слуг, но ничего более.
  
  – Жаль, но тогда я хочу услышать подробности взаимоотношений между кастами и внутри оных. Ты, кажется, упоминал какую-то иерархию?
  
  – Это с удовольствием! – приободрился Бодан. - Отношения там у нас запутанные и уходят в такие дебри веков, что аж страшно становится…
  
  Дёрнув колокольчик, я распорядился слугам принести разбавленное вино. Разговор предстоял долгий, а в горле моего собеседника уже однозначно пересохло. Мне же, для принятия окончательного решения по гномьему вопросу, нужно было как можно больше информации о внутренней кухне. Процесс обещал затянуться…
  
  «Вдумчивую беседу», точнее, если называть вещи своими именами, допрос, пусть и с полным сотрудничеством самого допрашиваемого, я закончил только к обеду. Рассказал Феддик много интересного, как о структуре общества коротышек, так и о некоторых персоналиях, о которых был сам наслышан. Плюс, я более-менее понял, на сколько это было возможно, психологию этих ксеносов. Да, именно ксеносов, как показал разбор генома, что я успел уже провести, гномы лишь походили на другие расы, но их биология полностью отличалась от таковой у наземных рас. Причём, отличие было странным — химические процессы, расположение органов, это всё как у остальных, но вот в самой основе… иная последовательность аминокислот, иное клеточное строение, иная микрофлора — бактерии в организмах гномов словно бы имели «внеземное» происхождение, во всяком случае, расположение органелл, их состав… короче, проще было перечислить, что у гномов с другими видами общего. Но при этом, на «более высоком» уровне, вся механика организма, все процессы почти не отличались от человеческих или эльфийских. Тем не менее, я никогда не поверю, что, имея совершенно иную основу, должную подразумевать и иные процессы в организме, можно случайно развиться до такого сходства с людьми и эльфами. Да они даже могли заниматься сексом с представителями других видов, пусть и без создания потомства, разве что опять кто-то магией подшаманит… ай, не важно! А важно то, что весь мой набор знаний буквально кричал, что этого не может быть… в естественном виде. Да и сами легенды гномиков, эльфов и тот глубинный тейг с залитыми по самые уши лириумом арбалетчиками, намекают, этот народ создавался, как некие слуги неких могущественных существ. К сожалению, история эта настолько древняя, что точных сведений не сохранилось. По крайней мере, ни в рассказываемых Мерриль легендах, ни в «исторической справке» того мёртвого боевого мага ничего достоверного не упоминалось, только некие «титаны», чью кровь брали для «процветания земли» и их «слуги». Причём, даже не ясно, были ли эти титаны некими «Забытыми», что упоминались противниками эльфийских богов, или вообще не имеют к ним отношения и там были просто «внутривидовые разборки». Унаследованная память Уртемиэля тоже ясности не добавляла, поскольку была она обрывистой и сумбурной. Вроде бы «Забытые» — это все-таки сородичи Бога-Дракона, но, так сказать, воинственная оппозиция, а вот титаны — просто смесь стихийного бедствия с источником ценных ресурсов. Однако, как бы ни были поразительны результаты и новые доказательства того, что у нас тут магический постапокалипсис с вагоном пролюбленных полимеров, моих проблем и задач эта информация не затрагивала. В отличие от персоналий.
  
  Кто там что из себя представлял по игре я давно не помнил — это было слишком давно, с гномов я никогда особо не фанател, да и с тех пор успел немножко так поумирать и стать тентаклиевым монстром из космоса, да и глупо опираться на игровые условности в такой штуке, как политика. Почтенный гном же разложил мне всё, так сказать, изнутри. Итак, у нас было два кандидата на престол Белен Эдукан — прогрессивный новатор, довольно жёсткий и местами мутный, из трёх сыновей короля, у него были наименьшие шансы взойти на престол, с чем он, кажется, был не очень согласен. Мои агенты-послы, собрав слухи, также донесли, что он подозревается в братоубийстве и сотрудничестве с Хартией. Но слухам верить особого смысла не было — соперники в борьбе за трон друг друга так ославляли, что, происходи дело на Земле в двадцатом веке, давно бы уже потонули в безрезультатных тяжбах о клевете, разорив друг друга затратами на услуги адвокатов... или быстро бы всё закончили, предоставив доказательств на пять лет непрерывного расстрела конкурента. Но вернёмся к принцу. Он — Эдукан, что уже даёт ему немалое преимущество — гномы тысячу лет избирали своих королей из этого Дома и вот так вот взять и сломать традицию… сложно. Но вот характер и «деловая хватка» принца, которыми восхищался Бодан, лично мне не нравились. Как правитель для своего народа, Белен мог оказаться очень неплохим решением. Жёсткий, циничный, не стесняющийся запачкать руки в крови и, по всем признакам, далеко не глупый. Однако для меня подобное уже было, мягко говоря, нехорошим «первым впечатлением», даже просто в плане личного общения, если же говорить о возможном союзе или попытках сделать из него моего вассала… не смешно. Такой «союзничек» продаст сразу, как только увидит в этом для себя достаточную выгоду и, быть может, убедится в безнаказанности такого хода. Хех, если так подумать, из принца получился бы отличный Серый Страж, прям Дункан полурослого разлива. Правда, не то чтобы это было чем-то позитивным для его характеристики...
  
  С другой стороны, некий Пирал Харроумонт… ох, как я замучился получать о нём доклады посредством этих чёртовых записок… но, к делу. Пирал — «гном старой закалки», лучший друг и доверенный советник прошлого короля. Но… он уже стар, пусть всё-ещё крепок, он привык быть консультантом, а не руководителем, единственное, что он непоколебимо поддерживает — политику максимального изоляционизма от поверхности. С учётом того, что у гномов нет продовольственной независимости, решение, мягко говоря, спорное. Нет, какое-то время, жуя камни и закусывая их глубинными грибами, подземники протянуть смогут, но радости это им не доставит. Плюс, изоляционизм — это ведь не только нежелание вмешиваться в дела окружающих, это ещё и крайнее нежелание дела этих окружающих допускать к себе. А это ультимативно огромные сложности с любой крупной торговлей, политическим сотрудничеством, обменом информацией...
  
  В итоге у нас есть молодой и дерзкий, как пуля резкий… короче, циничный беспринципный ублюдок, везде ищущий свою выгоду, и старый пердун с ретроградским настроем и отчётливым желанием «чтобы всё было стабильно и как раньше». Очевидно, второй вариант устраивает меня куда, как больше, но мне нужна торговля, услуги местных оружейников, поставки лириума. Добиться этого от Харроумонта будет куда как сложнее, а у меня и так проблем хватает, чтобы себе ещё и дополнительные сложности искать.
  
  Поболтав вино в кубке, я сделал очередной глоток и задумался. А нужны ли для решения моих задач гномы? Покатав мысль в голове ещё немного, я был вынужден признать — да, нужны. Во всяком случае, если я не хочу откладывать свою планы на десять-двадцать лет, если не больше. Для чего конкретно нужны бородачи? Ресурсы, как ни банально. Но не тривиальное золото, драгоценности или даже лириум, самым ценным ресурсом всегда был ресурс человеческий. Ну, или в данном случае, гномий. Разумеется, простых шахтёров я смогу наклепать из генлоков почти в неограниченных количествах, но уже даже на уровне средненького кузнеца начнутся проблемы — пусть я могу привить своим боевым мутантам знания хоть всей кузнечной артели гномов, это не даст им опыта и навыков. Любые теоретические знания требуется переводить в практические навыки, а это — процесс не быстрый, особенно, когда мы говорим о действительно высоком профессионализме и мастерстве. Разумеется, можно взять мастера кузнеца и буквально перепрошить с него все рефлексы на нового носителя, но это же будет полный писец — я пупок развяжу делать такое в массовом порядке, да ещё и так, чтобы никому не бросалось в глаза, что все кузнецы прям совершенно под копирку двигаются. Не говоря уже о том, что такая работа потребует глубочайшего погружения в личность донора и разбор её до донышка, чтобы грамотно увязать весь опыт и, главное, навык обращения к нему, нарабатываемый разумом всю жизнь. С боевыми навыками в этом смысле всяко попроще — там легко физические параметры подогнать под теоретическую базу, а там уж привычка наработается, но создавать на коленке гениев уровня Ломоносова, Курчатова или Ландау — это совсем другой уровень. Да, со времени, на базе моих знаний и с моими доработками, Истинные Порождения Тьмы смогут развиться и едва ли не промышленную революцию устроить. Через тот же десяток лет. Но ведь не кузнечеством единым! И помимо него существуют десятки направлений, требующих опыта поколений и готовой школы: архитектура, общая инженерия, нельзя также забывать и про искусство — литературное, изобразительное, музыкальное, театральное. Про организацию хозяйства я вообще молчу. Так что гномы мне нужны, но гномы на моих условиях… и совсем не обязательно, чтобы это были все гномы. К тому же… это может быть неплохим вариантом для легализации. Угу… значит, делаем ставку на Пирала и устои гномьих каст.
  
  Приняв решение, я сосредоточился и отдал команду. Тысячи Порождений Тьмы по всему подземелью Ферелдена оторвались от своих дел и устремили свои взгляды к подножию Морозных Гор. Ожили матки, лишившиеся своих ограничителей и начиная производить новых бойцов. Брались в лапы кривые мечи, надевались тяжёлые кирасы. Хозяин дал приказ, а значит, Орзамар будет уничтожен.
  
  Пару дней спустя. Серый Страж Риордан.
  Воин в очередной раз мысленно выругался. Ему категорически не нравилась текущая ситуация. Да, Мор был побеждён, с минимальными потерями, а Орден не просто вернулся в Ферелден, но сделал это триумфально — виданное ли дело, Командор на королевском престоле? Даже в Андерфелсе они не могли бы мечтать о подобном, но… как всегда, было много «но». Потери были слишком низкими, причём, не только у людей, но и у Порождений Тьмы, Архидемон был убит, но его убийца не ушёл вслед за своей жертвой, да и вся ситуация вокруг молодого короля-командора чем дальше, тем сильнее становилась… странной. Вылезшие из подполья маги, повинующиеся монарху драконы, наконец, слухи едва ли не о его божественном происхождении, очень любопытным образом накладывающиеся на указ о «свободе веры», де-факто являющуюся ничем иным, как едва ли не открытым гонением на Церковь Андрасте и… легализацией своей собственной. Всё это было очень тревожно, а вместе с остальными реформами, преобразованиями и указами… что-то назревало. И этим «чем-то» совсем не обязательно была война с Орлеем, к которой вроде бы готовится Командор. Да и это невнятное окончание Мора…
  
  Да, он сам был под Денеримом, видел труп Архидемона и пережившего, как падение с нескольких сотен метров, так и убийство Осквернённого Бога Командора. Всё было хорошо. Слишком хорошо. Четвёртый Мор продлился двенадцать лет, разорил всю Антиву, обескровил Ривейн, Вольную Марку, досталось Андерфелсу и Тевинтеру. Весь Северо-Восток и Центральный Север Тедаса лежали в руинах, Серые Стражи потеряли всех грифонов, а последствия пробуждения Архидемона Андорала и по сей день видны в руинах крепостей и пустых землях, хотя с тех пор минуло уже четыре века. Сейчас же… Ферелден стал едва ли не сильнее, чем был до начала бедствия. Да, были потери среди войск и крестьян, да, некоторые деревни и мелкие городки перестали существовать, но на этом — всё. В ответ же королевство получило закалённую в боях армию, колоссальный приток магов и эльфов, а также — очень странного короля. Нет, Ордену это было выгодно, Ферелден мог дать многое и предложения Командора интриговали, в случае же, если что-то пойдёт не так, Первый Страж всегда мог сказать, что это была инициатива наглого выскочки, которого на пост Командора никто не назначал и не утверждал. Вот только чутьё подсказывало Риордану, что амбиции Айдана Кусланда распространяются куда как дальше одного королевства и нейтральная позиция Ордена будет его устраивать очень недолго. Но это были лишь смутные подозрения, обосновать которые воин не мог никак, слова же и поступки короля были вполне логичны и соответствовали необходимости, причём, не только монаршей, но и его позиции Командора, пусть и самому тупому генлоку было очевидно, что первое всё же превалирует над вторым. И ему, как Старшему Стражу, было бы неплохо доложить обо всём своим собратьям. Лично. Вот только вместо этого он оказался в составе делегации к гномам, опять же, по вполне логичной и достойной причине. Более того, он даже мог бы вполне отказаться от этого… правда, как подозревал мужчина, в таком случае он вполне мог стать «жертвой расплодившихся на дорогах разбойников» или «отряда Порождений Тьмы». Разумеется, никаких доказательств и даже видимых причин к подозрениям милорд Кусланд не давал, но после «гостеприимства» прошлого эрла Денерима, Риордан стал куда как менее доверчивым к кому бы то ни было.
  
  – И почему разгребать это нагово дерьмо направили меня?! – вновь выругался он, теперь уже вслух.
  
  – Сэр Страж? – вежливо поинтересовался посол Ферелдена, оторвавшись от прочтения очередного доклада и состоянии дел в городе подземников.
  
  – Не обращайте внимания, банн Драйден, так, мысли вслух, – Риордан окинул взглядом своего собеседника. Ещё молодой мужчина, от силы, лет тридцати — то ли племянник, то ли сколько-то там юродный брат эрла Драйдена, потомка Командора Софии. За заслуги перед короной, Командор нынешний дал наследуемый титул эрла торговцу, а значит, вся его родня теперь стала баннами, как возможными наследниками эрлинга Амарантайн, но без земли, это не значило ровным счётом ничего, вот и рвали жилы вернувшиеся во дворянство торговцы, чтобы укрепить и упрочить положение своего рода. По мнению Стража, так приближать, едва ли не демонстративно, «выскочек из опозоренного рода», не имеющих ни реальной военной силы, ни земель, кроме тех, что дал сам король, было глупым решением, что может вызвать недовольство других дворян. Но когда дело касалось Кусланда, воин уже не был уверен ни в чём. Проклятая политика, а ведь его дело — проведение разведки, бой с Порождениями Тьмы и вербовка рекрутов. Какого демона он вляпался во всё это?!
  
  Мрачные мысли Стража были прерваны буквально ввалившимся в кабинет посыльным. Испуганным и обеспокоенным.
  
  – Г-господин посол! Господин посол!
  
  – Докладывай! – рявкнул означенный «господин посол».
  
  – Гномы собирают Совет. Очень срочно! И просили присутствия сэра Стража!
  
  – Что случилось? – по спине Риордана пробежал поток мурашек. Ничего хорошего от жизни он не ждал.
  
  – Легион Мёртвых прислал послание. На них надвигается армия Порождений Тьмы. Они… они просят помощи, – в зале установилась напряжённая тишина. Легион всегда принимал помощь, от кого бы она ни исходила, но никогда не просил о ней. Один этот факт говорил о том, что дела на Глубинных Тропах пошли очень, очень плохо.
  
  – Что-нибудь ещё известно? – продолжил допрос вестового Риордан.
  
  – Простите, сэр Страж, мне только сообщили эту новость и велели передать приглашение для вас на Совет. Больше я ничего не знаю.
  
  – Хорошо, – поднялся с места воин, – я отправляюсь.
  
  – Мы отправляемся, – поправил его посол, – Его Величеству будет необходимо узнать о случившемся как можно скорее.
  
  – Верно, – кивнул Страж. Какой бы странной личностью не выглядел милорд Кусланд, это не отменяло того факта, что он был Командором Серых, а потому — обязан был знать о ситуациями с Порождениями Тьмы. «Забавно, а ведь он меня сюда отправил как раз для «прояснения» этой самой ситуации» — подумал воин, устремляясь за вестовым. В планируемый им доклад своим собратьям упал ещё один факт.
  
  И снова Айдан Кусланд.
  Войска неспешно шли от Хайевера к западным границам, а я — читал «панические доклады» от Риордана, заодно оценивая, как деятельность моих тварюшек выглядит со стороны. А выглядела она презабавно. Тактика зерг-раша для Орзамарцев оказалась очень и очень неприятной. Вал из выпучивших глаза генлоков, гарлоков и огров захлестывал укрепления Легиона Мёртвых, платя парой-тройкой десятков особей за каждого бойца коротышек, но… я мог позволить себе такие потери, а после первой волны немного скорректировал их биологию, «выкрутив» метаболизм на максимум. Да, жить таким особям, от силы, неделю, после чего их организм сам себя сожрёт, но эту неделю они были раза в два-три быстрее, сильнее, живучее, агрессивнее «классических» тварей, пусть и выглядели также. Хмм… в общем, «Порождение Тьмы», вариант под стероидами. Идеальный вариант для заваливания трупами и прорыва обороны. Особенно с учётом того, что «отработавшую своё» биомассу можно было собрать и вновь пустить в дело. Безотходное производство, так сказать.
  
  Вот Серый Страж в Орзамаре и строчил мне, что твари «словно обезумели», «несутся толпой, не замечая дороги», «убивают защитников только если те встают на пути»… в общем, у воина сложилось стойкое впечатление, что внизу случилось что-то такое, что смогло напугать даже этих мутантов. Идей, что именно, разумеется, не было. Но гномики натурально принялись откладывать кирпичи. Это, разумеется, не мешало принцу и герцогу выяснять отношения, но «временный союз», пусть хлипкий, пусть ненадёжный и со множеством оговорок был-таки заключён. Белен достал из загашников своего дома аж три десятка големов, и восемь тысяч бойцов, а Пирал — ещё десять, правда, без големов. Сила, если подумать, огромная, особенно, для подземелий. Я, признать, рассчитывал на вдвое меньший состав «вооружённых сил» Орзамара, а ведь это ещё без учёта, Легиона, наёмников (хотя тех и закупили обе стороны) и Хартии вместе с остальными «пылеглотами». Пришлось корректировать действия, производить дополнительных маток, благо при наличии здравого смысла и опыта в биологии ради этого не требовалось издеваться над женщинами, и вкладываться в огров… так, не забыть расширить плантации морового гриба, нужно больше биомассы. Во имя Роя, да. Как же хорошо иметь «шпиона» прямо в командном центре противника, особенно замечательно то, что сам шпион понятия не имеет о том, что он, собственно, шпион.
  
  Итого, неделя. Именно столько ушло у буквально загоняемых на убой тварей, чтобы выбить орзамарцев с глубинных троп полностью, а моим человеческим войскам подойти ко владениям коротышек. И вот, в час наибольшей нужды, к гномам на помощь подоспели ферелденцы, возглавляемые их королём лично. И уже тогда случилось беспрецедентное. Врата Орзамара открыли нараспашку, впуская людей туда, куда раньше могли пройти лишь послы в крайне ограниченном количестве. Но это было не всё. Впервые в истории, короля-наземника пригласили на заседание Совета.
  
  – Лорд Харроумонт, принц Эдукан, – поздоровался я, осматривая довольно внушительный круглый каменный зал, чем-то смутно напоминающий такое сооружение, как римский форум. Мои сопровождающие, в лице чародеек и Алистера, что вновь занял пост моего ординарца и «телохранителя» вместе с Карвером-оруженосцем, тактично помалкивали, но тоже очень внимательно на всё смотрели.
  
  – Король Кусланд, – отозвался Белен, – мы рады, что вы откликнулись на нашу… просьбу, Орзамар этого не забудет.
  
  – Да… – явно переборов себя, согласился со своим конкурентом Пирал, – воистину настали чёрные времена, раз нам приходится просить помощи у наземников, – но всё-ещё оставался верен себе.
  
  – Порождения Тьмы — угроза для всех народов Тедаса, почтенный гном, – ответил я, – но давайте к делу, связные записки — не лучший вариант передачи сведений. Какова ситуация на данный момент?
  
  – Ситуация дерьмовая, – принц не стал играть в изящную словесность, – нас выбили с Глубинных Троп полностью. Помимо этого, мы лишились почти всех шахт — осталась только парочка, расположенная непосредственно под городом. Легион Мёртвых почти полностью истреблён, в нём осталось, дай Камень, две сотни бойцов. Треть големов потеряна вместе с управляющими жезлами, – да, тут мне пришлось попотеть и едва ли не лично «порулить» отрядом Крикунов, что пробрался с фланга, зарезал контролёров и заполучил жезлы. Имея рабочие образцы, разобраться в принципах действия Наковальни Пустоты будет всяко легче, чем не имея подобных образцов, – а каста Воинов, суммарно, лишилась уже половины своих членов! – тут тоже ожидаемо, мне нужны мастеровые, ремесленники, которых можно расселить и контролировать, разумеется, не напрямую, но вот лишние вооружённые отряды на моей земле. Да ещё и что будут подчиняться мне только формально… увольте. Так что пусть мои тварюшки вроде как и не ставили себе задачей «вырезать всё живое», но и гномьи воители стояли насмерть и прорваться дальше можно было лишь через их трупы. И это не говоря о подразделениях берсеркеров — те натурально бились, пока просто не падали замертво от истощения, забирая с собой, порой, по несколько сотен моего рядового мяса.
  
  – А если в цифрах?
  
  – У нас осталось чуть больше девяти тысяч воинов, – тяжело вздохнул пожилой бородач, – таких потерь Орзамар не нёс с момента падения Боннамара восемнадцать лет назад.
  
  – А что скажешь ты, Риордан? – повернулся я ко второму Стражу, присутствующему на «заседании». Вообще, по идее, в Совет должны входить представители всех знатных домов Орзамара, но Белен, воспользовавшись военным положением, едва ли не распустил его, пожалуй, если бы не Пирал — так бы и случилось, но в итоге принцу пришлось «потесниться» и «соображать на троих» — с благородным деширом и доблестным Серым.
  
  – Поведение Порождений Тьмы очень странное, Командор, они лезут вперёд слишком бездумно, но, одновременно с этим, очень целеустремлённо. Никогда с таким не сталкивался.
  
  – Может ли это быть новый Архидемон?
  
  – Нет, – решительно покачал головой воин, – даже если бы эти твари нашли нового спящего дракона в тот же день, в который вы убили Уртемиэля, у них должны были уйти десятки лет, чтобы создать из него нового Архидемона. К тому же, как я говорил, их поведение слишком бездумно, словно их гонит вперёд какой-то инстинкт… или… да нет, глупость полная, – отмахнулся Страж.
  
  – Мы живём в такое время, когда даже полный бред может оказаться правдивей вчерашних истин, так что изложи своё видение, всё-таки ты сражаешься с тварями куда дольше меня.
  
  – Хорошо… но это — просто предположение, – ещё раз предупредил мужчина. – Я уже видел такое поведение раньше.
  
  – Эй, ты же только что сказал, что никогда с подобным не сталкивался! – возмутился принц Орзамара.
  
  – Не сталкивался в поведении Порождений Тьмы, – поправил его Риордан, – зато видел на поверхности.
  
  – Где?
  
  – Во время лесного пожара. Гонимые страхом, лоси, бараны-августы и дикие кони сметают всё на своём пути. Очень похоже на то, как сейчас ведут себя порождения.
  
  – Эти штуки разве чего-то боятся? – удивился Белен.
  
  – В том-то и дело, что нет, – покачал головой Страж, – иначе, я даже боюсь себе представить, какое зло пробудилось на Глубинных Тропах, что даже твари Мора в страхе разбегаются перед ним, – ничего, когда ты встретишь моих дроу, у тебя определённо появятся мысли на этот счёт.
  
  – Боятся они или нет, – вмешался в беседу Харроумонт, – это не отменяет того, что полчища этих уродов осаждают Нижние Врата и с этим нужно что-то делать. Какие силы вы можете предоставить, король Кусланд?
  
  – Со мной отборные части егерей, тяжёлой пехоты и магов. Общим числом — в десять тысяч бойцов, – на деле — несколько больше, но войска своих дворян я считал отдельной категорией, да и новобранцы, пусть их гоняли в хвост и в гриву, оставались новобранцами, которых я планировал распихать по западным крепостям сторожить перевалы и продолжать оттачивать свои навыки в относительно комфортных и безопасных условиях. Так что на деле, десять тысяч — это изрядное преувеличение, тем не менее, их выставить я вполне мог. Заодно и немного прорежу дружные ряды ребят Логейна, а то их количество меня всё-ещё огорчает.
  
  – Это немало, – приободрился Пирал, а вот принц, глядя на моё лицо, начинал мрачнеть, видимо, уже понял, что не всё так просто.
  
  – Да, но вы уже потеряли столько же. И это были привычные к подземной войне гномы, а не люди и эльфы, ни разу не сражавшиеся в тесных тоннелях до этого. К тому же, мы не знаем, каковы силы противника. Не говоря уже о том, что, при всём моём уважении к жителям Орзамара, я просто не имею права бессмысленно тратить жизни моих людей, защищая позиции, которые будет невозможно удержать.
  
  – Что это значит? – нахмурился дешир, а вот наследник Дома Эдукан просёк фишку сразу.
  
  – Что вы хотите за свою помощь? И что конкретно предлагаете?
  
  – Помощь я оказываю в рамках наших старых и плодотворных дружеских отношений, – принц чуть скривился, прекрасно понимая, что никаких особых «отношений» между Ферелденом и Орзамаром никогда не было. Торговля — да, но на этом всё — гномы не лезли к людям, а люди — к гномам, – мы поможем удержать Орзамар, но… снабжение моих воинов оружием и бронёй ляжет на плечи ваших мастеров. К тому же, это не решит вопрос противостояния с Порождениями Тьмы, а держать свои войска в подземельях долго я не могу — война с Орлеем может начаться в считанные месяцы, если не недели. Потому… я предлагаю подумать об эвакуации города.
  
  – Эвакуации? – выпучил глаза Харроумонт, да и его товарищ-конкурент выглядел не многим лучше. – Куда? Нас и так отрезали от глубинных троп.
  
  – Но не от поверхности.
  
  – Стать наземниками? – мне показалось, что сейчас он просто задохнется от негодования. – Оставить нашу родину врагу?
  
  – Это лишь крайний случай, но к нему нужно быть готовым. Да, вы рискуете стать наземниками, лишиться касты или иным способом нарушить традиции. Вот только в противном случае, может уже не найтись тех, кто эти традиции будет хотя бы помнить.
  
  – Это немыслимо… – продолжал возмущаться Пирал.
  
  – Что именно вы предлагаете? – а вот Белен не был настроен столь категорически против.
  
  – Собрать всё ценное и необходимое, предупредить людей, заминировать своды Орзамара. И, в случае, если сдержать тварей не будет возможным, отступить и обрушить на них гору.
  
  – И куда мы пойдём, лишенные дома?
  
  – Земли Ферелдена обширны, тем более, сейчас часть из них опустела, а кузнецы, ремесленники и ваши воины всегда смогут найти себе достойное занятие.
  
  – Идти под руку к наземнику?! – теперь уже возмущался и негодовал Эдукан.
  
  – Я не собираюсь оскорблять вас предложением вассалитета, – нахрен мне такие централизованные и сплочённые подданные не упали, – лишь помощь друга и союзника. Вы сможете жить согласно своим традициям и уложениям, торговать и создавать. Всё, что я потребую взамен — вставать со мной плечом к плечу в защите Ферелдена, – идея им явно не нравилась, – к тому же, не забывайте, это — лишь на тот случай, если мы не сможем отбить Орзамар.
  
  – А если сможем? – хмыкнул Эдукан.
  
  – Тогда, я надеюсь на укрепление отношений с поверхностью, в частности, поставки лириума для моих магов. Я сильно заинтересован в этом металле. А если при этом мои закупки будут приоритетнее «нужд церкви», то, полагаю, в честь дружбы я смогу обеспечить некоторые скидки на продовольствие…
  
  – Хм… – гномы немного успокоились.
  
  В понимании что одного, что второго, пусть и не сильно вникающих в дела поверхности, но всё-таки отслеживающих их в пол-глаза, было вполне понятно и очевидно, что получать стратегический ресурс, отрезав при этом его поставки противникам, мне куда как выгоднее, чем лишаться этого самого ресурса полностью и получать «утешительный приз» в размере, от силы, тысячи бойцов, что мне выделят гномы-союзники при «переселении», вкупе с необходимостью, де-факто, дарить кусок своей земли левым коротышкам. Разумеется, пока что всё это было очень оценочным и примерочным, но общий вид картина имела примерно такой. То, что у меня был, вернее будет, альтернативный источник магического минерала, а план по ассимиляции подземников рассчитан на десятки лет неторопливого переваривания, правда, с «выдачей продукции» уже в первый же год, местными лордами не учитывалось в силу отсутствия подобной информации в общем доступе. Ну и гуд.
  
  Дальше уже пошли переговоры серии «что, кто, куда, где и как». Гномы понимали, как своё бедственное положение, так и тот факт, что союзник за чужой дом насмерть стоять не будет, а потому, стиснув зубы, задвинули свою прижимистость куда подальше и принялись… ну, не то, чтобы опустошать свои запасы, но «проявлять несвойственную щедрость» так точно. Например, запасы лириума, что должны были отправиться, согласно торговым отношениям, к церковникам, оказались в моём полном распоряжении, равно как и НЗ со складов каст Кузнецов, Ремесленников и… Хартии. Да, у Белена действительно были связи с криминалом. Точнее, как я определил из эмоций и «языка тела» принца, он спал с воспитанницей главы местной «Якудзы» и даже заделал ей ребёнка, которого намеревался признать. Кхм… н-да. Впрочем, интриги гномьего двора были мне до лампочки, в отличие от расстановки войск. И вот тут было действительно сложно. С одной стороны, я, конечно, желал чуть сократить войска своих вассалов, но точно не бросая их на убой. Я не английская королева — лишних людей у меня нет, а война впереди долгая. Оставался вариант с затыканием всех брешей бородачами и вариант вполне рабочий, но… если мои войска не будут нести потерь, то тогда тейг смогут и отстоять. А оно мне не надо. В общем, это оказалось сложнее, чем я хотел бы. Но ладно, будем выкручиваться. В конце концов, всегда можно просто «отступать, оставляя за собой завалы тел Порождений Тьмы» — никто не ждёт, что люди будут стоять насмерть. Да, вполне, будем работать по этому плану. А с деталями уже сориентируемся на местности — в конце концов, я всегда смогу направить атаки монстров так, как нужно мне…
  
  
***
  
  Полторы недели — именно столько длилась «подземная война» с момента моего прибытия. Отряды коротышек стояли насмерть нерушимой стеной, эльфы посылали гроздья стрел из-за их спин, а отряды Воинов Пепла вместе с остатками берсеркеров гномов раз за разом разбивали и уничтожали группы Порождений Тьмы. Я координировал операцию, в то время как Логейн, ругаясь как «три тысячи закатных тварей» играл резервами, переставлял полки, проводил ложные отступления и удары во фланг. Кровь лилась рекой со всех трёх сторон, вот только благодаря Андерсу, что научился ругаться едва ли не лучше прославленного генерала, и приданных ему в помощь и «экстренное ученичество» всех остальных волшебников, получалась удивительная картина. Да, кровь лилась, да госпиталь был забит настолько, что легкораненых туда даже не доставляли, наскоро обрабатывая целебными припарками на месте, но вот по потерям… коротышки потеряли ещё пять тысяч бойцов, причём примерно половина была добровольцами из бескастовых, которым выдали доспехи павших, их же оружие, да показали, с какого конца за это оружие нужно держаться. Я потерял, в общей сложности, пять сотен с небольшим, девяносто пять процентов из которых приходились на войска тейрна Логейна и сборные дружины баннов. Чёрная Стража и Воины Пепла потерь не понесли, хотя и те, и другие очень неплохо показали себя на поле боя. Одни — сдерживая бешеный натиск группы огров, идущих на прорыв, другие — ворвавшись в ряды прорвавшихся (сквозь людей Логейна) гарлоков и истребив их всех, что позволило тейрну быстро перегруппироваться, спасти раненых и даже совершить контратаку. Тот факт, что при столкновении с этими родами войск Порождения Тьмы почему-то не били по жизненно важным органам, порой «не замечали» брешей в обороне и не пытались добить подранков, вместо этого позволяя таким скрываться за спинами товарищей, остался незамеченным даже для самих «чёрных» и «пепельных», а я потом ходил пол дня с жуткой мигренью — психическая усталость накрывала даже меня и расслабиться с моими чародейками или сбросить стресс, потискав Мерриль я не мог — все означенные персоны пахали, как проклятые, чередуя закидывание противника огненными шарами с откачиванием раненых в лазарете, а это значит, что в их организмах одновременно плескались лошадиные дозы лириума, настоев для восстановления кровопотери, отваров выносливости и просто различных видов стимуляторов от вполне безобидных до «прощай печень», пусть последние и не были столь вредны для магов, но обещали долгое и мучительное восстановление на протяжении доброго месяца. Ну или помощь опытного Магистра в Магии Крови. Меня самого, естественно, в бой не пускали, да и не рвался я — командовать своими войсками, направлять тварей Мора и обустраивать всё так, чтобы все действия их казались случайными было сложно. Нет, как тренировка для мозгов — очень даже ничего, но сознание из-за «микроконтролля» реально перегружалось, не входить же мне при куче свидетелей в «боевой режим» и изображать «боевую медитацию» из Звёздных Войн? Тем более, «боевую медитацию, рулящую тварями Мора». В итоге, когда вернулся Риордан, я был счастлив его видеть. Что? Куда он уходил? Ну так его, как самого прошаренного, опытного и всего такого эпического в плане борьбы с Порождениями Тьмы отправили в разведку, дабы оценил он силы противника. Разумеется, направили не одного, а с теми немногочисленными выжившими скаутами Легиона Мёртвых. По тайным и полутайным проходам, перетащить по которым даже среднего размера отряд было бы подвигом, а уж армия бы не прошла никак, да и следили за этими проходами очень тщательно. Ну, как бы то ни было, а разведка прошла, посмотрела, впечатлилась и быстро-быстро вернулась.
  
  – Рассказывай, – я протянул Стражу мех с водой. Серый не стал тратить ни мгновения времени, а ломанулся в ставку прямо как был — в пропыленной, потёртой накидке со следами крови на ней, усталый и измождённый. Тратить время на «приведение себя в достойный вид перед встречей с королём» он явно не желал.
  
  – Их тысячи и тысячи, – сразу же начал воин, – мы дошли до Перекрестка Каридина и почти на всём протяжении встречали орды этих тварей.
  
  – А дальше? Был ли кто-то дальше? – едва ли не за грудки хватал разведчика Пирал.
  
  – Дальше мы пройти не смогли, – покачал головой Риордан, – за Перекрёстком легионеры тайных троп почти не знают, а те, что им ведомы, уже захвачены Порождениями. Но…
  
  – Что «но»? – мрачно поинтересовался Белен.
  
  – Серые Стражи умеют чувствовать этих тварей. Порой, на весьма отдалённом расстоянии. И за Перекрёстком их было едва ли не больше, чем на всём пути до него. Десятки и десятки тысяч.
  
  – Да откуда их вообще столько взялось? – Харроумонт натурально вцепился в свою бороду, – они что, со всего Тедаса решили сбежаться к Орзамару?!
  
  – Не знаю, – воин прикрыл глаза, – возможно… возможно тот Мор, что люди разбили на поверхности, был лишь авангардом, а основная часть не успела вступить в бой из-за смерти Архидемона.
  
  – Только это не объясняет, почему они сейчас полезли, – вообще, интересная мысль, пусть и в корне своей неверная, но для «широкой общественности» зайдёт на ура — доблестный король сразил главнокомандующего Армии Тьмы до того, как она успела полностью выйти и прокатиться по миру опустошительной волной. Да, это звучит определённо лучше, чем «хитрожопый Архидемон, маскирующийся под короля и Серого Стража, зная о чувствительности последних и маршруте разведчиков согнал в массовку почти всех доступных ему тварюшек, для обмана скаутов Мёртвого Легиона, а чуйку доблестного воина обманул при помощи инопланетного биологического оружия, сымитировав нужные ощущения напрямую в мозг жертве».
  
  – Не объясняет, – признал Риордан, – но новых предположений у меня нет. Не знаю, до чего они там докопались или что случилось, но их там внизу — полчища.
  
  – Проклятье, – прорычал Белен, – просто вашу же мать!
  
  – Нам не удержать тейг, – сохраняя должную мрачность на челе, вступаю в разговор, – пока моим людям удаётся избежать слишком уж больших потерь, но маги работают на износ и с каждым часом раненых становится всё больше, а значит и безвозвратные потери скоро начнут расти. А боеспособная армия мне ещё потребуется.
  
  – … – зал погрузился в тяжёлое молчание.
  
  – Заряды… подготовлены, – спустя минуту тишины выдавил из себя Эдукан, – нам потребуется день, чтобы вывести на поверхность всех жителей.
  
  – Значит, ты сдаёшься? – повернулся к нему Пирал. – Бросишь наш дом, откажешься от истории нашего народа?
  
  – А ты предлагаешь нашему народу отказаться от жизни ради его истории? – вызверился в ответ принц. – Что толку в этих кастах, титулах, если единственное, что от нас останется — это торгаши-наземники, да пыльные легенды?! Мертвецам всё равно, а исход из Орзамара даст нам хотя бы надежду.
  
  – Слышал бы тебя сейчас твой отец…
  
  – Мой отец мёртв, старик, и я пока не намерен присоединяться к нему, как и рисковать своей женой и сыном!
  
  – Женой? Сыном?! – Харроумонт опешил. – Ты о той бескастовой «охотнице за знатью», которой оказывал покровительство? Так она…
  
  – Она теперь — Эдукан, – отрезал Белен, – и хочешь ты того или нет, но я выведу всех своих воинов и тех, кто согласится пойти за мной, дабы спасти мой народ, как когда-то это сделал мой предок!
  
  – Хорошо… – внезапно согласился пожилой гном.
  
  – Ты согласен? – удивился и его молодой оппонент.
  
  – Ты мне не нравишься, Белен, более того, я презираю тебя и считаю виновным в смерти моего старого друга Эндрина и твоих братьев. Но ты прав… пусть только в этом, но прав. Если дети камня не уйдут из Орзамара, то погибнут. И допустить этого я не могу…
  
  – Значит, ты согласен покинуть тейг, Пирал? – обратился я к «герцогу».
  
  – Нет, – он покачал головой и улыбнулся, как может улыбаться только человек, сбросивший со своих плеч огромную гору проблем, – я и десятки поколений моих предков рождались, жили и умирали в Орзамаре. Я уже слишком стар, чтобы пытаться приспособиться к чему-то новому. А потому… вам же всё равно понадобятся те, кто будет прикрывать отход и кто подорвет заряды.
  
  – Тебя не забудут…
  
  – Оставь эту пустую брехню своей девчонке, сопляк, – рассмеялся старый гном, – сам тут распинался, что мертвецам плевать на всё это! А теперь — вали командовать отходом… король Эдукан, а мне нужно будет отдать ряд распоряжений и поискать добровольцев.
  
  – … – новоназначенный король постоял столбом пару десятков секунд, очевидно переваривая известия о намерении конкурента героически самоубиться, после чего всё-таки кивнул и поспешил покинуть зал — работы ему предстояло действительно немало.
  
  – Ты это серьёзно, Пирал?
  
  – Да, Айдан, – за эти дни как-то само собой сложилось, что разговаривать мы стали «без чинов», – разумом я понимаю, что иного выбора нет, но сердцем… я вырос в «Алмазном Городе» и одна мысль о том, что его осквернят и разрушат эти отродья глубинных троп разрывает мне сердце. Гномам предстоят нелёгкие времена, слишком многое поменяется, а я — слишком стар, чтобы угнаться за этими изменениями. Потому, лучше уж так. Мой Дом всё ещё достаточно силён и многочисленен, чтобы не дать Белену слишком сильно зарываться, но я… нет, пришло время моему наследнику взять бразды правления.
  
  – Что же, это твоё решение, твой выбор. Каким бы он ни был, я уважаю его, – но не значит, что принимаю.
  
  – Хорошо, тогда — поспешим. Предстоит ещё немало дел, а времени почти не осталось, – мы распрощались и каждый отправился готовиться. Правда, все мои собеседники несколько не осознавали, как именно и к чему будет готовиться один скромный монарх.
  
  
***
  
  Великий Исход, а именно так, скорее всего, позже в летописях назовут эвакуацию гномов из Орзамара, начался спустя примерно час после окончания нашего импровизированного совещания. Сказать, что подземники были в шоке — это, считай, ничего не сказать. Пятьдесят тысяч беженцев, испуганных, не знающих, что их ждёт завтра, больше половины из них панически боялось поверхности — я лично видел, как многие, выходя за Верхние Врата Орзамара судорожно вцеплялись в землю руками, панически боясь «упасть в небо». Таких приходилось едва ли не насильно поднимать на ноги и гнать пинками дальше, чтобы не заслоняли проход. На миг во мне вспыхнуло что-то вроде чувства вины перед этими бедолагами, ставшими просто жертвами моего удобства и амбиций. Но, как это чувство вспыхнуло, так оно и угасло. Да, мне было жалко их и в иной ситуации я бы предпочёл поступить иначе, но они не моя семья, не друзья, они — просто ресурс, который мне потребовался и который я получил. Так было изначально и никогда не менялось и пытаться играть в жертву обстоятельств, что «не сам такой, а мир вокруг вынуждает» — лишь лицемерие и ложь. Заливаться внутри совестливыми покаяниями вперемешку с оправданиями необходимостью, при этом продолжая воплощать планы в жизнь и держать морду кирпичом для всех окружающих — удел ничтожеств, которые не могут жить без самообмана. Мне же ни лицемерить, ни оправдываться не требовалось — я никогда не отрицал того, что из себя представляю и не собирался начинать это делать сейчас. Так что я просто проводил взглядом очередную повозку, запряженную бронто, да последовал обратно «на передовую». Очень скоро у моих тварюшек появится очень неплохая производственная база и богатые шахты. Да, я рассчитывал на труд гномов, но не собирался класть все яйца в одну корзину. Откуда производственная база? Так гномы эвакуировались весьма поспешно. Да, кое-что они забирали с собой: инструменты для ювелирного дела, золото, драгоценности, какие-то памятные мелочи, но кузницу просто так не увезёшь. Многие горны стояли на своих местах веками и давно уже вплавились, вросли в скалы. Да и наковальня — штука тяжёлая, а тягловая сила всё-таки ограничена. Разрушить же то, что создавали предки ни один гном не посмеет, даже если не надеется когда-либо вернуться. Это не говоря уже о том, что подобное потребовало бы массу усилий и времени, а первое нужно было в других местах, второго же я и вовсе давать не собирался больше необходимого. День — чтобы успели выбраться беженцы с минимально-достаточным набором пожиток, не более.
  
  Я, вместе с полагающейся охраной из Чёрной Стражи и парочки Воинов Пепла, так и не засветивших свою природу оборотней, шёл к Нижним Вратам, наблюдая спешные сборы и маленькие драмы, впрочем, даже в такое время не обходилось без довольно забавных курьёзов.
  
  – Ну… ик, чё, ребята, покажем напоследок этим стрёмным наго**ам, что такое гном-берсеркер?
  
  – Да! Покажем! – отвечали ему пара десятков бородачей, видимо — последние берсеркеры.
  
  – Та-ак! – рыжий подземник, толкавший эту речь с кружкой чего-то явно сильно ядрёного, повернулся к молодому гному, у которого только-только пушок на подбородке проступать начал. – А ты, пацан, шёл бы отсюда.
  
  – Огрен! – заерепенился в ответ «пацан», – я – воин и буду сражаться со всеми!
  
  – У тя, пацан, будет задача куда как более сложная, – невежливо ткнул бородач пальцем в грудь своего оппонента. И ты её выполнишь, даже если ща мне придётся сломать те ноги и усадить в повозку.
  
  – К-какая? – отступил визави этого Огрена… хмм, минуточку, рыжий, пьяный и грубиян-берсеркер, да ещё и Огрен? Кажется, это один из возможных спутников Стража в каноническом развитии событий, если я имя, конечно, не перепутал, но, если так подумать, много ли имён гномов я вообще помню из своей первой жизни? Гимли сын Глоина, Бран Бронзобород, Огрен, Торин, Мурадин, Малыш… хотя нет, Малыш — это кличка, а вот имя у него что-то на «С»… не помню уже. Короче, гномы не в моём вкусе и я не вижу в этом ничего постыдного. Но всё же, как тесен мир, однако. Ну а «спутник Стража», тем временем, продолжал:
  
  – Найди се бабу посимпатичнее и наплоди с ней столько маленьких берсеркеров, сколько сможешь. Мы в жопе, а потому, кто-то должен будет продолжить наше дело и передать наши знания.
  
  – Н-но…
  
  – Эта пьянь дело говорит, – поддержал рыжего мощный седобородый коротышка, – останутся только те, кому больше нечего терять, а вы, молодёжь, должны жить дальше… жить и помнить.
  
  – Ладно, хорош лясы точить. Пойдём познакомим задницы Порождений Тьмы с моей ногой, – Огрен покосился на окружающих, – в самой изысканной манере! – раздался дружный смех и берсеркеры, оставив нескольких молодых гномов, направились к проходу на Глубинные Тропы. Я кивнул своим спутникам, продолжить путь.
  
  У Нижних Врат было жарко, как и всё это время, но сейчас положение защитников было уже близко к критическому — человеческие войска уже отошли, големов осталось мало — парочку беженцы забрали с собой, как память, остальные… в общем, из изначальных трёх десятков в строю оставалось всего пять единиц, причём полностью целым назвать никого было нельзя. Воины-гномы тоже отступали. Медленно, цепляясь за каждый камень, но неуклонно. Их задачей было лишь задержать тварей на сколько это возможно, стоять насмерть… приходилось, но, если была возможность отступить, они отходили. Харроумонт и Эдукан были у Врат. Не на переднем краю, разумеется, но достаточно близко к передовой, чтобы мгновенно реагировать на изменения обстановки.
  
  – Эвакуация почти закончена, – начал я вместо приветствия, – можно отходить.
  
  – Хорошо, – кивнул Белен, а Пирал лишь скрипнул зубами. Отдавать даже клочок своей земли Порождениям Тьмы он не желал, пусть даже этим клочком являлся «Пыльный Город», где обитали бескастовые.
  
  – Что же, полагаю, нам пора прощаться, – всё-таки ответил старый гном, – забирай воинов, Белен.
  
  – Удачи, лорд Харроумонт. И прощ… – именно в этот момент усиленная группа из огров «под стероидами» разметала строй защитников и ворвалась на оперативный простор, а следом за ними — стайки генлоков и несколько элитных гарлоков, вооружённых тяжёлыми железными луками.
  
  Вот одна конкретная тетива оттягивается и, налитая огромным зарядом внутренней энергии, стрела прошивает сильверитовые доспехи Эдукана насквозь. «Смертельный Выстрел» во всей своей красе... Было довольно сложно прицелиться в таком хаосе. Сложно, но не невозможно. Взревевшие берсерки натурально порубили огров в салат, да и остальные Порождения Тьмы после этого прожили недолго, но для принца было уже слишком поздно. На всякий случай стрела была ещё и отравлена. Не «Убийца Воинов», конечно, но и выжимка из отвара корня смерти при такой ране шансов даже тренированному бойцу почти не оставляет.
  
  – Кххх… – гном хрипел, царапая скрюченными пальцами пробитую кирасу, рядом суетились телохранители, кто-то притащил целителя и побежал за магами, но всё отчётливо понимали — не успеют. Начинающими стекленеть глазами, принц взглянул на окружающих. – Эндрин… Рикх-ха… защкххх… – и затих, теперь уже навсегда.
  
  – Сначала отец, теперь сын… – Харроумонт склонил голову, – как… глупо.
  
  – Вставай, Пирал. Нужно уходить, – поторапливаю гнома, впавшего не то, чтобы в шок, но в некоторую прострацию.
  
  – Да… исполнить свой долг… сломать своды, – он вздохнул.
  
  – План придётся пересмотреть. Белен мёртв, если погибнешь и ты, кто поведёт гномов? Ты же не хочешь оставить своих людей на произвол судьбы в самый трудный час?
  
  – Но… – вот теперь он растерялся. – Орзамар…
  
  – Без короля гномам придётся тяжело, а когда нет чёткого кандидата на трон, становится ещё тяжелее. Поверь тому, кто сам чуть не вляпался в гражданскую войну!
  
  – Хорошо… – от былой лёгкости в осанке подземника не осталось и следа. Сброшенный было груз вновь вернулся, «отдохнувший и с магнитиками», в смысле, теперь стал ещё более неподъёмным. – Но кто-то всё равно должен будет подорвать своды.
  
  – Оставьте это мне… Ваше Величество, – обратился в подземнику один из его телохранителей.
  
  – Бертан?
  
  – Король Кусланд прав, мы год жили без правителя и ничем хорошим это не кончилось, а лучше вас с этим никто не справится. Так что позвольте послужить вам в последний раз, мой лорд. А теперь — ступайте.
  
  Харроумонт вновь скрипнул зубами, но всё-таки позволил увести себя. Дальше дело было за малым — просто выйти из подземелий. Возвращение пожилого гнома, конечно, вызвало некоторое недоумение, но Белен погиб при огромном числе свидетелей, а потому никаких претензий к почтенному лорду не возникло. Возможно, кто-то из моей Чёрной Стражи мог бы и задуматься, ведь эти бойцы прекрасно знали, что отбить стрелу, пусть и запущенную под усилением и в упор, я вполне способен, но… даже если бы у них и появились такие мысли, я подстраховался. Стрелков было несколько и били они «по обнаруженным командирам», так что я таки отбивал стрелу, «запущенную под усилением и в меня», а потому прикрыть кого-то ещё уже не смог. Конечно, вряд ли бы люди, прошедшие со мной Остагар что-либо сказали даже в том случае, если бы я Белена зарубил на их глазах, лично и дико хохоча при этом, но зачем давать лишние поводы бойцам усомниться в своем короле? Да ещё и на ровном месте и когда это можно элементарно избежать? Вот и я думаю, что незачем, а потому, пару раз махнём клинком и тем самым решим потенциальную проблему в зародыше.
  
  На поверхности было спокойно — беженцы успели немного отойти от входа, войска — перегруппироваться, так что выходу нашему ничего не мешало, а стоило нам отойти чуть дальше, как гора содрогнулась и вход в подземелья оказался наглухо запечатан тысячами тонн камня, проход через который задолбаются копать и Порождения Тьмы… у которых есть вполне себе неплохой выход на поверхность буквально в трёх днях пути по Глубинным Тропам, но это детали. Защитники до конца исполнили свой долг и постарались погрести под камнями как можно больше противников. Частично им это даже удалось — большая часть короткоживущих организмов действительно оказалась расплющена обрушившимися сводами. Пожалуй, посажу там моровой гриб — место получилось удобренным, расти эта гадость там будет хорошо.
  
  Что же касается самих гномов? Был созван срочный Совет, на котором Пирала единогласно избрали новым Королём. Хмм, король без королевства, где-то я это уже видел, ещё Торина с Малышом вспоминал недавно… тем не менее, теперь все формальности были соблюдены и можно было работать. Лорд Харроумонт был полностью огорошен и ошарашен. Ничего подобного никогда раньше не случалось, все его подданные и он сам внезапно стали «наземниками» — теми, кому ещё месяц назад вряд ли подали бы руку. А хуже того — им приходилось залезать в долги к людям. Нет, не в материальном плане, а куда хуже — в моральном. Традиционалист и консерватор, привыкший быть советником, а не правителем, вынужден был принимать решения, ломать традиции и принимать решения, что показались бы чрезмерно новаторскими даже для Белена. И потому, он не то, чтобы ошибался, но… просто не понимал, какие последствия несут те или иные его решения.
  
  Так родился «Договор о вечной дружбе» между Ферелденом и гномами. Коротышки получали в своё пользование земли в южных предгорьях. Севернее Морозной Котловины, но несколько южнее меридиана Редклифа. Для меня эта территория была почти бесполезна — плодородных земель нет, леса нет, реки… реки имелись, равно как и выходы рудных жил, но подобные выходы имелись и в более приспособленных для добычи местах, а не в заднице мира по соседству с Пустошами Коркари. В общем, я заселял непригодные для прочих моих подданных земли, организовывал добычу полезных ископаемых чужими руками и мне за это же ещё и платили готовыми высококачественными изделиями из металла, скидками при торговле, а в случае нужды — вооружённым и весьма боевитым ополчением. Более того, теперь крестьянам из Внутренних Земель не обязательно было тащиться через пол страны в окрестности Денерима для организации ярмарки и продажи излишков продовольствия в городе или через порт, когда станет возможным сбыть зерно в два раза быстрее по примерно той же цене, а в ответ получить инструменты гномской работы, что раньше могли стоить целое состояние, для крестьян так точно. И, что самое забавное, ни одна собака не сможет меня ни в чём обвинить. Земли я отдал «ничейные», то есть, принадлежащие короне, располагаются они на серьёзном отдалении как от Хайевера, так и от Королевских Земель на северо-востоке страны, а потому, с точки зрения среднестатистического банна Ферелдена, Моё Величество для себя профита почти никакого не получает, разве что каплю популярности у западных баннов за счёт общего оживления торговли. В общем, после подписания всех бумаг я чувствовал себя кошаком, сожравшим всю колбасу и при этом не то, что не получившего по наглой морде, но ещё и сбросившего все подозрения на соседского пса. То есть, «жизнь удалась». Правда, теперь нужно немного подлатать армию, оценить окончательные потери в среде моих вассалов, послушать мысли Логейна по этому поводу, да выдвигаться дальше к Джейдеру — Орлей за это время никуда не девался… кстати, данные по разведке тоже неплохо бы обновить. И выделить провожатых до их новых земель для «беженцев». И подбодрить моих ведьмочек. И Мерриль, нельзя забывать о Мерриль. Да, дел предстоит немало, но настроение, тем не менее, весьма приподнятое, можно даже сказать — боевое. Так что продолжим…
  
  В качестве гидов, сопровождения и «решателей проблем» мной от щедрот был выделен помощник армейского интенданта с соответствующей обслугой, писчими и двумя десятками охраны. Да-да, опять из моих людей, но что поделать? Суровые времена требуют суровых решений, приходится от сердца отрывать и всё такое. Плюс ещё полсотни останутся у предместий Орзамара с целью организации наблюдательного поста — чисто на всякий случай, разумеется. Ещё полторы сотни раненых средней степени тяжести отправятся в Хайевер, а вместе с ними туда же пойдёт груз лириума, о котором в суматохе не то, чтобы забыли… но когда гномов припёрли к стенки, они реально распотрошили все свои запасы этого металла и передали человеческим магам, а после боя требовать от союзников, которые и так сделали много больше, чем должны были, вернуть не использованный металл обратно не посмели даже прижимистые подземники. А в качестве охраны к нашим пострадавшим бойцам и ценному грузу будет выделено ещё две сотни, но они вернутся… вот как только, так сразу, да. Разумеется, эти действия не остались незамеченными, да и вообще, мой главнокомандующий хотел бы получить ряд объяснений по произошедшим событиям. Послать его лесом, конечно, было можно, но я всё-таки нуждался в Логейне и, более того, хотел бы видеть его моим человеком как сейчас, так и… в отдалённом будущем, назовём это так, поскольку его в его организационных способностях и тактическом гении я вполне убедился. А потому, покинув руины входа в крепость гномов и не дойдя где-то одного дневного перехода до Джейдена, мы устроили армии привел, а сами удалились совещаться в штабную палатку.
  
  – Что же, полагаю, у вас появилась масса вопросов, тейрн Логейн, спрашивайте — постараюсь ответить, – я не стал петлять и тратить время на хождение вокруг да около, к тому же, первые два слоя моего Хитрого Плана были вполне «патриотичны» и придутся маршалу по вкусу.
  
  – Хорошо, Ваше Величество, – степенно огладил отросшую щетину Мак-Тир. Не то, чтобы он был фанатом бороды, но в походе бритьём не заморачивался и его можно понять — с удобствами у марширующей армии действительно было не очень, а как должно быть хреново войскам, которые не могут пользоваться услугами чародеев мне и представить страшно. Десятки тысяч человек, которые нуждались в пище, желательно, горячей, чистой одежде, оправлении естественных надобностей. А ведь были ещё лошади и бронто, уход за оружием и снаряжением… От одного перечисления всего необходимого начинала болеть голова и портиться настроение, а стоящий пере до мной мужчина всё это умел организовывать и направлять. Но что-то я отвлёкся, а командующий, тем временем, сформулировал свой вопрос, – у нас намечается война с Орлеем и ваше решение тратить столько сил и ресурсов на помощь гномам, – он покачал головой.
  
  – Ну, потратили мы минимум.
  
  – Да, тут нам повезло, но могло и не повезти, – продолжал настаивать Логейн.
  
  – Удача? – я хмыкнул, – нет, удача здесь ни при чём. Вы сами говорили, тейрн, я — не Кайлан.
  
  – Тогда… как?
  
  – Это не слишком афишируемая информация, но Серые Стражи могут чувствовать Порождений Тьмы, кто-то лучше, кто-то хуже… после убийства Архидемона, я могу ощущать тварей на несколько тысяч миль во все стороны. Так что уже на подходе к Орзамару я знал, что его не удержать. Всё, что нам требовалось — это дать немного времени подземникам, чтобы эта простая мысль дошла и до их каменных мозгов. А после — предложить спасение. На моих условиях.
  
  – Тогда зачем был тот фарс с другим Серым, Риорданом?
  
  – Орден — это Орден. Они — фанатики. Пусть разумные, пусть рациональные, но, по большому счёту, не так уж сильно отличающиеся от фанатиков Андрасте. Доверять же фанатикам я не намерен. Потому, предпочитаю не распространяться о своих возможностях сверх необходимого. Мало ли как дальше сложатся наши отношения?
  
  – Хммм, хорошо, – удовлетворился ответом маршал, – но даже так, стоило ли оно того? Некоторые потери мы всё-таки понесли.
  
  – Понесли, – соглашаюсь, – как восстановимые, так и безвозвратные, но взамен отрезали Орлей от поставок лириума и возможности массово получить качественное оружие и доспехи. В то же время, у нас появился запас означенного лириума, а в перспективе — собственные производства высококлассного снаряжения.
  
  – Лириум, – пусть лицо командующий удержал, но вот его некоторую неприязнь я вполне почувствовал, причём, она была весьма расплывчатой, как если бы претензии тейрна были не столько к необходимости в этом металле, сколько к вещам, с ним ассоциируемым, – лириум — это игрушка магов. Пусть я убедился, что в бою от них куда больше пользы, чем принято считать повсеместно, наш противник располагает большим количеством Храмовников, – «а потому толку от этого — ноль», так и читалось во взгляде мужчины, – что же касается оружия и брони… к моему глубокому сожалению, армии Орлея прекрасно экипированы и не нуждаются в дополнительных источниках поставок, у нас с этим тоже всё неплохо. Разумеется, если мы будем увеличивать число войск, подобное станет востребованным, но сейчас — это пустая трата времени и сил.
  
  – Именно поэтому в условия того договора входила и военная помощь.
  
  – С учётом потерь, понесённых гномами, это будет лишь формальность, к тому же, я сильно сомневаюсь, что такие «помощники» захотят воевать.
  
  – У них не останется выбора. Гномы почитают Камень, а не Андрасте, законы Ферелдена этому не препятствуют, в то же время, проиграй мы войну и со «Священным Походом» на наши земли придёт и Церковь. И так у жриц уже который век зудит независимость гномов и неприятие ими Песни Света, только поделать с этим они ничего не могли — взять штурмом Орзамар с поверхности почти невозможно, в осаде подземники могут сидеть десятилетиями, а контроль над стратегическим ресурсом последних не позволяет особо зарываться. Сейчас же, гномы будут «в чистом поле», без надёжных тылов и без контроля за лириумомом, да ещё и на землях, куда и так идёт Священный Поход. Добавим к этому ужесточение риторики самой Церкви, что, как показывает опыт, непременно следует перед и во время такого похода… слишком большой соблазн «обратить в свет истинной веры ничтожных язычников». А заодно как следует пограбить и добыть себе рабов. В свете всего вышеперечисленного, гномы пусть и не ломанутся в атаку впереди нашей армии, но вот тылы прикрывать будут крепко.
  
  – Звучит многообещающе, но понимают ли ситуацию сами гномы? – теперь Логейн был очень заинтригован.
  
  – Пока ещё — вряд ли, но у нас есть ещё немного времени, чтобы объяснить им всю тяжесть сложившейся обстановки.
  
  – Хм… а с Орлеем они сторговаться не смогут?
  
  – Берен бы смог — он был молод, дерзок и беспринципен, но вот Пирал — традиционалист, который на посвящение своих подданных Песне Света положительно смотреть не может по определению, к тому же, имеет репутацию «гнома слова» и, как любой старик, терпеть не может менять уже принятые решения.
  
  – Да… – задумчиво покивал Логейн, – как неудачно принц получил стрелу в сердце… за сотню метров от места боя, – я уже говорил, что тейрн — очень проницательный мужик.
  
  – Увы, порой трагедии случаются, хорошо, что мои егери-оборотни, имеющие сверхчеловеческие силы в дополнение к навыкам эльфийских лучников, смогли ответной стрельбой уничтожить прорвавшихся.
  
  – Действительно… значит, мы можем действительно получить неплохое усиление хотя бы для гарнизонов? – взгляд Мак-Тира был уже где-то там, у стен крепости, обороняемой гномьим хирдом. Ну или как там у них воинские формирования называются? К тому же, его уважение к хитрожопому королю, провернувшему такую афёру у всех под носом изрядно возросло, как и тот факт, что означенный король поделился с ним этой самой аферой. И, самое забавное, по местным меркам я не сделал вообще ничего предосудительного. Ну, кроме убийства Белена, которое невозможно доказать никоим образом, даже по свидетельству Логейна, ведь я ничего не признавал, а наоборот. Что-то в средневековых нравах всё-таки есть.
  
  – Через некоторое время, когда банн Драйден опишет ситуацию королю Харроумонту, – отвечаю на вопрос маршала, – также, в перспективе, за пять-десять лет я надеюсь на некоторые волнения в стане подземников, благодаря которым множество молодых гномов из каст Кузнецов и Ремесленников могут разъехаться по королевству.
  
  – Будем перекупать?
  
  – Не только и даже не столько. Всё будет куда проще. Это из подземелий Орзамара молодому мастеру деваться было некуда, только на поверхность и де-факто, лишаться касты, становиться отбросом общества. Потому, даже если у него возникали какие-либо трения со старшими, он вынужден был сидеть и терпеть. Но вот теперь… теперь этот гипотетический молодой мастер и так уже наверху, а тут ещё и крестьяне из соседней деревни подъехали и давай нахваливать его изделия, да сетовать, что у них кузнеца вообще нет или он криворукий неумёха. Подумает такой гном, подумает… да может и бросит свою «положенную по возрасту и происхождению» должность раздувателя мехов или молотобойца, и отправится в деревню к людям, свою собственную кузницу держать. Да, это будет не сразу, да, поток будет жиденьким и непостоянным, но… если правильно поставить задачу, гномов можно будет ассимилировать. Аккуратно, незаметно, маленькими шажками…
  
  – Знаете, Ваше Величество, – немного помолчав, проговорил Логейн, – поначалу, я был огорчён, что вы решили не связывать себя узами брака с моей дочерью. Но сейчас понимаю, это было к лучшему.
  
  – Я такой страшный?
  
  – Нет, но подход у вас такой же, как у Аноры. Вдвоём бы вы просто не ужились, а я люблю свою дочь.
  
  – Я не убиваю своих верных вассалов, генерал, и стараюсь «не обижать». Потому, у нас с Анорой ничего бы и не получилось. Впрочем, не будем об этом. Лучше поговорим о границе и перевале. Есть сведения от разведки?
  
  – Да, – встряхнул головой командующий, отгоняя ненужные мысли, – в четырёх днях пути от Джейдена замечен военный лагерь орлесианцев. Общая численность — порядка двадцати пяти тысяч человек. Основной костяк — шесть тысяч тяжёлой кавалерии, остальное — дружины и городская стража окрестных лордов. Полагаю, это передовой отряд армии Гаспара де Шалона, в целом, я полагаю, встретить контингент в шестьдесят-восемьдесят тысяч.
  
  – Сколько будет у нас?
  
  – С учётом войск Эамона, подтягивания резервов и ополчения — пятьдесят–пятьдесят пять, но из них серьёзных бойцов — не более пятнадцати. Плюс маги и эльфы.
  
  – Численное преимущество не на нашей стороне, – сыграл я в Кэпа.
  
  – Верно, более того, сейчас ополчение распущено, а потому реально за нами не более тридцати тысяч солдат, но разница, на самом деле, не так уж велика, тем более, если речь идёт о профессиональных воинах. К тому же, – генерал принялся указывать на карте, – свободный проход между Орлеем и Ферелденом относительно невелик — всего восемьдесят миль ровного поля, которое с севера упирается в Недремлющее Море, а с юга — в леса Долов.
  
  – Тем не менее, восемь десятков миль ширины — этого более, чем достаточно, чтобы разместить войска так, как нужно орлесианцам, у них будет достаточно места и для манёвра и для разгона конницы.
  
  – А вот тут позвольте с вами не согласиться, Ваше Величество, – довольно усмехнулся командующий, – ваши выводы верны только в том случае, если инициатива будет исходить со стороны Шалона, но, если первый удар будем наносить мы, – воин постучал пальцем по карте, – можно прижаться к лесу, тогда, у Орлея возникнут проблемы с конницей, в то же время, наши егеря и стрелки-эльфы будут себя прекрасно чувствовать в данной местности. Беспокоящие обстрелы и тактика бей-беги.
  
  – Хорошо, такого они от нас точно ожидать не будут — из соображений здравого смысла, они должны быть уверены, что мы будет дожидаться всех возможных сил, а потом засядем в обороне.
  
  – На это и расчёт, – довольно кивнул Мак-Тир.
  
  – Но что дальше? Стрелков у нас хватает, но их всё-таки недостаточно, чтобы просто перестрелять всю армию Орлея из кустов. Да и вряд ли эта самая армия будет стоять и ничего не делать.
  
  – Это учтено, Ваше Величество, – принялся пояснять следующую часть плана Мак-Тир, – обстрел из чащи эффективен, но под него нужно ещё подставить, к тому же, пусть кавалерия противника и будет ограничена на поле боя, но всё-таки, не лишена мобильности. Нам нужно лишь провести всадников и прикрывающие отряды так, как нам требуется, а для этого нужна приманка-жертва.
  
  – Я понимаю, что жертвовать воинами в битве — бремя и необходимость командира, но пускать наших солдат на убой мне бы не хотелось, – генерал решил провернуть тот же трюк, что и я и слегка подсократить лояльные мне войска?
  
  – Жертвовать и не придётся, – Логейн был убийственно серьёзен, – вы же знаете, что оборотни обладают превосходным ночным зрением?
  
  – Разумеется.
  
  – Построение наших войск будет происходить ночью. Разумеется, в лагере об этом узнают и, скорее всего, не смогут удержаться от искушения ударить по противнику в середине манёвра. И бить они будут кавалерией, разогнавшись вдоль леса.
  
  – В котором уже будут сидеть наши стрелки?
  
  – Именно, но на этом не всё. При построении в темноте скрыть длинные копья будет несложно, а оборотням хватит ясности зрения, рефлексов и силы вовремя вздёрнуть их с земли прямо перед атакующими. И удержать.
  
  – Потом, с учётом специфики этого нашего рода войск, они устроят резню. Особенно, если обернутся и завоют. Тут не то что лошадям, их всадникам поплохеет.
  
  – Как волки в овчарне, – подтвердил Логейн, – таким образом мы уничтожим кавалерию Орлея и нанесём сильнейший деморализующий удар по его дворянам. Далее, наша кавалерия, пусть и немногочисленная, сможет провести прямую или фланговую атаку по пехоте противника, а лучники и маги завершат разгром.
  
  – У нас ещё есть драконы…
  
  – Я бы рекомендовал приберечь их до Вал Руайо, – отрицательно покачал головой стратег, – пусть они и показали себя весьма эффективными при обороне Денерима, выкладывать козырей больше, чем требуется в данный момент бессмысленно. Для нанесения существенного урона и деморализации противника хватит и оборотней... до сих пор не могу поверить, что вы каким-то образом смогли их приручить.
  
  – Кхм, «приручить» не совсем верное слово, ну да ладно. Хорошо, генерал. Я принимаю ваш план, теперь давайте обсудим детали: какое отделение куда и как…
  
  – Да, милорд, – согласился тейрн, – но тут уже уместно пригласить командиров отрядов.
  
  – Действительно, – выйдя из палатки и крикнув вестового, я вздохнул прохладный горный воздух полной грудью. Скоро станет жарко.
  
  
***
  
  Совещание о размещении войск затянулось на несколько часов, при этом удалось внести парочку корректив. Например, при том, что в количестве бойцов мы уступали даже авангарду орлейцев, в качестве мы их заметно превосходили, плюс, магическая поддержка, с которой у Орлея совсем грустно было. Пусть в этой стране церковных лоялистов было больше, чем где бы то ни было ещё, никто не мог гарантировать, что некая часть не «перейдёт на сторону противника с оружием в руках», да ещё и учудив на прощание какую-либо пакость. Так что по прикидкам наших чародеев, что-то внятное в плане противостояния их коллегам мы сможем увидеть только при штурме укреплённых городов, откуда колдунам просто некуда будет деваться. Да и то — есть вероятность, что колдовать против нас будут из-под палки. Не все, но многие. Плюс, разрешение на Магию Крови с нашей стороны и пять драконов (плюс один скромный «наследник боженьки»), что могут немного поделиться «боеприпасом» особенно доверенным волшебникам, типа Андерса или моих ведьмочек. Правда, идея отправить этих самых ведьмочек на передовую мне не нравилась, хоть те и настаивали на своём присутствии едва ли не в первых рядах — сочетание Магии Крови, талантов Боевых Магов и тому, что они успели понахвататься из иных источников гнало их вперёд, провоцируя рост шил пониже спины и общую жажду приключений. Пришлось напоминать, что тяжёлый боец прорыва у нас я, а они — поддержка, целители и карманная артиллерия в одном флаконе. Начавший было возмущаться Логейн был быстро успокоен продолжением моей фразы, мол, а раз я вынужден сидеть в палатке и «ничего не делать», вместо того, чтобы рубиться в авангарде, то они тоже будут сидеть на месте. Из соображений солидарности. И монаршего самодурства, да.
  
  Тем не менее, пользу маги могли принести неоценимую. Во-первых, по-максимуму «заговорить» оружие и доспехи оборотней, что будут изображать из себя жертву. Да, заговоры прожорливы, недолговечны и нужно правильно их подбирать, чтобы друг друга не перебивали, типа несовместимости одновременного наложения «ледяного» и «огненного» оружия, во-вторых, это арт поддержка — вдарить «Огненным Штормом, скастованным кругом чародеев, да с подкачкой из драконьей крови и грустно станет даже среднему храмовнику, себя такой индивид может и прикроет, но ни «очистить» область вокруг, ни защитить ещё кого-либо уже не сможет точно. Ну и третье — Мерриль у нас пусть молодая и неопытная, но с полным набором знаний Хранителя, а значит, егери и прочие стрелки, размещенные в лесу, получат +50 к меткости, +30 к скрытности и +100 к шансу смыться, если что-то пойдёт не так. Фиальчик с парой сотен грамм моей крови в качестве дополнительной страховки моей прелести прилагался.
  
  Это то, что касалось боевой части, но была и часть политическая. Отношения у нас с Орлеем были очень не очень, но открытой войны не наблюдалось, к тому же, пусть я и выгнал послов, тем самым де-факто, разрывая все дипломатические отношения, да и армия у наших границ явно не на прогулку вышла, если я пойду в атаку первым, то, формально, агрессором буду выступать именно я. И вот тут нужно подумать, какие это принесёт результаты? Андерфелс отморозится в любом случае. Тевинтер — в любом случае поддержит и поприветствует, Антива — далеко, Неварра… тут зависит от того, что там станет с главой церкви, если на Солнечный Трон сядет задница кого-то из Пентагастов, то некрофилы влезут на стороне Орлея, Вольная Марка… ну, там отродясь разброд и шатания, так что заварушка может начаться и внутри этого конгломерата независимых городов. Киркволл, увы, лежит на спине, раздвинув ноги перед Храмовниками, хотя, с учётом условий содержания тамошних волшебников, те могут попробовать рискнуть и ломануться к нам. Кунари… так, клеточки-маячки в Стене показывают, что тот только-только добрался до родного дома и доложил Аришоку, что тот по поводу всего этого думает пока не ясно. Остальные или ещё дальше от конфликта, или малозначимы, или и то и другое — вроде теперь уже последнего гномьего тейга под южными горами Андерфелса. Хммм, получается, что мне, в принципе, совсем пофиг, те, кому надо, уже определились со своей позицией, те, кому не надо… ну, тем и не надо. А что в итоге напишут в учебниках по истории, кто на кого коварно напал, а кто нанёс упреждающий удар будет зависеть от победителя конфликта. Славненько, значит, с чистой совестью можно вломить орлесианцам.
  
  Марсель Корбин. Молодой шевалье. Немного позже.
  Командующий авангардом, которому не исполнилось ещё и двадцати шести, изрядно волновался. Разведка докладывала о пересечении границы войсками Ферелдена, что было очень странно. Нет, сам факт наличия с той стороны войск вопросов не вызывал — то, что дело шло к войне было очевидно для любого человека, имеющего хоть какие-то выходы на Двор Её Императорского Величества. Пусть его семья, в том числе и он сам допустили несколько… просчётов в Игре, в результате чего их положение сильно покачнулось, они оставались влиятельным и очень не бедным родом Империи, а герцог Гаспар был старинным другом и покровителем Корбинов, так что сведения у него были самыми свежими, а расположение де Шалона позволило занять одну из высочайших должностей в армии, не разменяв и тридцати. Хотя, с некоторым самодовольством констатировал аристократ, не только связи и расположение родственника Императрицы позволили ему стать командующим авангардом, но и собственные таланты. Лучший выпускник школы шевалье уже имел неплохой послужной список и был готов двигаться к новым вершинам. И вот сейчас выдалась возможность одержать победу, да не над кем-нибудь, а над самим Логейном Мак-Тиром, чей штандарт присутствовал в наступающей армии… вместе со штандартом королевским. И последнее несколько беспокоило. О молодом короле Ферелдена ходили самые разные и самые жуткие слухи, начиная от его увлечения отвратительными ритуалами крови, заканчивая очень… странными сексуальными пристрастиями. Вот только было во всех этих сплетнях и кое-что куда более настораживающее. Говорили, что король — настоящее чудовище на поле боя, едва ли не в одиночку способное уничтожить противостоящую ему армию. Разумеется, скорее всего это было преувеличением, но мало ли… к тому же, не стоило забывать и о генерале Логейне — при всей ненависти, что орлесианские аристократы испытывали к этому человеку, даже они признавали его гений, а его тактические и стратегические ходы разбирались в школе шевалье и уже вошли во все учебники по военному ремеслу. И вот две эти личности пересекли границу и двинулись в сторону его лагеря. При этом, численно уступая едва ли не втрое. Это было даже не странно. Это был чистейший бред, нонсенс! Не мог же Логейн спятить? Не мог. А потому Марсель отправил доклад к штабу де Шалона, попутно отрядив отряды разведки с приказом прочесать всю округу, возможно, он чего-то не видит? Или это отвлекающий манёвр? Или что-то ещё?
  
  Разведка скрупулёзно обшарила все на два дня пути окрест, перерыла лес, проверила береговую линию на предмет состоявшегося десанта или подготовки к нему и… ничего. Как бы он не искал, результат был один и тот же. Один из лучших стратегов современности просто пёр напролом на втрое превосходящие силы. Пёр по ровной, как стол, равнине, при этом толком не имея не то что тяжёлой конницы, но и квалерии вообще.
  
  – Пьер, ты что-нибудь понимаешь? – обратился виконт к своему военному советнику, приставленного герцогом для помощи ещё неопытному командору.
  
  – Ерунда какая-то, – покачал головой советник, – они идут так, словно вообще не знают о нашем присутствии, но этого не может быть — наш лагерь стоит совершенно на виду и не заметить его сможет разве что слепой, глухой и одновременно крайне тупой человек.
  
  – Тогда на что они рассчитывают? – ситуация нравилась Марселю всё меньше, – зачем вообще полезли на нашу территорию с такими силами?
  
  – Не знаю, но… там Мак-Тир, а потому, что бы он ни задумал, я бы не рекомендовал дожидаться осуществления его замысла.
  
  – Резонно, – вынужден был признать молодой командующий, – судя по направлению, они хотят взять южнее. Могут ли их целью выступать Долы?
  
  – Я слышал, что Король-Еретик действительно привечает эльфов и те, вроде бы, отвечают ему взаимностью, но Долы… нет, там слишком густые леса, через которые не протащить армию, к тому же, таким образом они сами откроют нам путь на Джейдер. Да и куда им деваться из Долов? Если попробуют пройти по краю лесов — упрутся в Лидс, а если каким-то чудом пройдут через центральные части, то вылезут в Арборских Пустошах или равнинах Деаувина, где наша конница втопчет их в грязь.
  
  – Тогда зачем им сейчас жаться к лесу? Не думают же они, что мы проглядим десятитысячную группировку?!
  
  – Хммм, – теперь пришла очередь Пьера задумчиво хмуриться, – возможно, прикрытие на тот случай, если что-то пойдёт не по плану? Смотри, – советник указал на карту, – вот здесь начинается редколесье, на котором нам будет не развернуться и если мы пропустим их до этого места… выйдет десять тысяч тяжёлой пехоты Ферелдена против девятнадцати нашей лёгкой, а это уже неприятно — собачники пешком воевать умеют, как же хорошо, что под Остагаром передохли почти все их мабари.
  
  – Значит, мы их должны перехватить раньше, – чуть поморщился виконт, он не разделял неприязни своего старшего приятеля и советника к ферелденцам, впрочем, его семья не утрачивала половины своих земель, богатств и влияния после «восстания провинции», возможно, будь это иначе и его отношения было бы совсем другим, – как насчёт…
  
  – Милорды! – в шатёр вбежал вестовой, – свежее донесение от разведки!
  
  – Давай сюда! – едва ли не вырвал запечатанный красным сургучом конверт командор и жадно вчитался в строки, – они идут и ночным маршем? Почти по лесу? Андрасте и Создатель, как?! – виконт переставил на карте значки войск противника, что, с учётом новых данных, оказались несколько западнее полагаемых позиций. И до перелеска, после которого воевать орлесианцам станет куда как сложнее, ферелденцам оставалось всего-ничего. Нужно было срочно что-то решать.
  
  – Пьер, выводим пехоту в поле, кавалерия встает на марш и выдвигается, – Марсель провел пальцем по карте, очерчивая маршрут, пока есть возможность, разгонимся вдоль леса и вобьём их в деревья таранным ударом, после чего заворачиваем, соединяемся с подошедшими лёгкими пехотинцами и добиваем вторым ударом.
  
  – Столкновение произойдет уже после заката, в сумерках, – предупредил советник.
  
  – Вижу, но света ещё хватит, а в противном исходе, мы рискуем налететь на ночной бой, к тому же, сейчас армия Ферелденга уже, получается, безостановочно марширует второй день к ряду.
  
  – Да, атаковать измотанные войска, да ещё в походном построении — это будет славная победа, – кивнул советник.
  
  – Распорядитесь об указах о награде для разведчиков — они проделали прекрасную работу, – обратился командор к своему штабному приказчику.
  
  – Всенепременно, ваше сиятельство, – заверил аристократа слуга. Впрочем, сам варистократ уже был занят другим — готовился к командованию конным налётом на уставший, застигнутый врасплох отряд. Что бы ни затевал Мак-Тир и куда бы так ни спешил, он перехитрил сам себя, а он, Марсель Корбин, не допустит исполнения этой комбинации и, быть может, чем Маферат не шутит, сможет захватить одиозного стратега Ферелдена.
  
  Десять часов спустя.
  Всё шло идеально, насколько это возможно в боевой обстановке: войска противника — как на ладони, более того, было отчётливо видно, что такой марш дался этим самым войскам очень нелегко. Некоторые отряды сильно отстали, а кто-то, наоборот, вырвался вперёд. Такая ситуация не являлась чем-то редким и из ряда вон выходящим для армии марширующей в походных колоннах и именно поэтому застигнуть же вражескую армию на марше было мечтой любого командира и сейчас эта мечта осуществлялась для молодого виконта. Эх, как бы он сам хотел устремиться в атаку во главе конной лавины, но нет, увы. Ну что же, тогда он будет довольствоваться малым — разгромом авангарда ферелденцев например.
  
  – Капитан, в атаку! Удар по вышедшим вперёд, далее, как их разобьют, пусть таранят центр, но без углубления в ряды — отходите на второй круг и повторите.
  
  – Будет исполнено, ваша светлость, – кивнул пожилой шевалье и надел шлем с родовой личиной-маской, удалившись организовывать атаку, а к командору подошёл герольд — все дальнейшие команды по войску будут передаваться с помощью трубачей. Наступило затишье. Но вот, Корбин махнул мечом, указывая на передовой отряд противника и трубы взвыли. Конница устремилась вперёд, всё ускоряясь и ускоряясь, пока не перешла в галоп, как вдруг из леса на фланге с убийственной силой и скоростью полетели стрелы.
  
  – Откуда?! – не мог поверить своим глазам орлесианский командующий.
  
  В его голове просто не умещалось, что кто-то стал бы вести часть войск по бурелому, когда в нескольких десятках шагов находится ровное поле. Невероятнее этого было только то, что отряд в лесу опережал солдат двигавшихся по ровной земле. Но стрелы были и стрелы эти косили, как тяжёлых рыцарей, так и их скакунов, но и этого было мало — из казалось бы ровной земли начали выступать древесные корни. Невысоко, всего каких-то десять-пятнадцать сантиметров — ничтожное препятствие для человека… но не для разогнавшегося коня. Треск костей и жалобное ржание, донёсшиеся до командирской ставки, совпали с предельно чётким и ясным осознанием, что ферелденцы его переиграли и вся расстановка их видимых войск была заранее подготовленной ловушкой.
  
  Не прошло и двух минут боя, как он уже потерял больше тысячи кавалеристов: кто-то просто упал с лошади, кто-то был ранен или убит, но шестая часть отряда так или иначе выпала из боя. Однако это был ещё не конец и совсем не поражение — кавалерийский кулак хоть и пострадал, но ещё мог растоптать разрозненные ряды ферелденской пехоты, а пехота Орлея ещё даже не вступила в бой. И, конечно, благородные воины Империи, от столь подлого и бесчестного приёма с засадой и эльфийским колдовством, не только не утратили боевой дух, но пришли лишь в большую ярость.
  
  Обогнув затор, заодно и уйдя из-под обстрела из леса, тяжёлая кавалерия Орлея вновь разогнались для таранного удара.
  
  И вновь всё пошло совсем не по плану. Пусть, очевидно, застать врасплох никого и не удалось, но когда на тебя несётся впятеро превышающая числом лавина закованных в сталь всадников, даже самые стойкие подразделения должны забеспокоиться, воины авангарда же были абсолютно невозмутимы.
  
  – Герольд, труби отход кавалерии! – приказал Марсель, нутром чувствуя, что не мог Маг-Тир не заготовить ещё что-то для его рыцарей. Ведь обстрел и магия эльфов никак не могли уничтожить весь ударный кулак его армии, а значит и невозмутимая пехота врага совсем не так беззащитна, как это могло видится.
  
  Глашатай уже поднёс горн к губам, но… было слишком поздно. Мгновение, и лавину конников встречает поднявшийся с земли лес длинных копий. Теперь стало ещё более очевидно, что орлесианцев ждали и они попались в уготованную ловушку, но даже так, всё могло закончиться пусть и с довольно тяжёлыми потерями, но благополучно. Да, налетевший на такую пику всадник почти всегда погибал, но сила удара была такова, что означенная пика просто ломалась или вырывалась из рук пехотинца, делая его лёгкой добычей для следующего рыцаря. Пусть размен один за одного был плачевным, когда речь шла о элите имперской армии — тяжёлых всадниках с конём, против обычного безродного пехотинца, но численный перевес всё-ещё был на стороне Орлея. Вот только пики почему-то не сломались, а пехотинцы смогли удержать оружие в своих руках. И за первым налетевшим на копья воином последовал второй, третий. Удар конницы завяз, остановился, потерял свою убийственную силу. А дальше случилось то, что будет преследовать Марселя в кошмарных снах до конца его жизни… если, конечно, этот конец не случится здесь и сейчас.
  
  До командной ставки долетел торжествующий волчий вой. Хорошо знакомый всем, кто когда-либо участвовал в облавах на оборотней. Виконт не знал, каково сейчас рыцарям впереди, но всё, что он мог — это молиться за них и орать на герольда, чтобы тот трубил отступление. А, меж тем, перед остановленными, шокированными и деморализованными всадниками представала жуткая картина. Тысяча тяжёлых пехотинцев в броне из сильверита, веридия и красной стали самозабвенно взвыла, вытягивая в вверх лица, оборачивающиеся волчьими мордами, расправляла раздвигающиеся плечи и выпускала из страшных когтистых лап пики. Тысяча оборотней в тяжёлой броне, рыча и воя, накинулась на впавших в ступор людей. Паникующие кони, не смотря ни на какое обучение, дрессировку и выучку своих хозяев, скидывали всадников и стремились убраться прочь от вышедших на охоту монстров. Лошади неслись не разбирая дороги, топча людей и тараня друг друга. Но и это было ещё не всё. Монстры были разумны и не спешили останавливаться и жрать валящееся им под ноги «мясо».
  
  – За Князя Тьмы! – сложился вой в слова и оборотни сами пошли в атаку, ударами лап сминая кованые кирасы, отрывая конечности, сворачивая шеи врагам. Полуволки не просто продвигались вперёд, но и старались отрезать атакующим путь к отступлению, прижать к лесу. Задние ряды кавалеристов, наконец смоли податься назад, развернуть лошадей, но…
  
  – Elgar'nan! Elgar'nan! – прокричали из леса и ливень стрел с новой силой обрушился на зажатую конницу, а спустя ещё полминуты из чащи вылетела дополнительная сотня оборотней и окончательно взяла в кольцо конницу Орлея.
  
  Наблюдавшие за резней пехотнцы были бледны настолько, что Корбин удивлялся, как среди них ещё не началась падучая и массовое расслабление кишок. Что делать, виконт не знал. У него были навыки облав на оборотней, но они подразумевали сотню охотников на десяток безумных тварей, не видящих ничего дальше своего носа, а что делать с тысячей закованных в броню оборотней-воинов? Да как вообще кто-то смог поставить себе на службу этих тварей? Что ещё за Князь Тьмы, о котором они выли? Вот только времени собраться с мыслями ему никто давать не стал. Внезапно, над центральной частью его войска потемнели небеса и с них хлынул дождь. Огненный дождь. Приставленные к армии храмовники и несколько магов пытались что-то сделать, но их потуги видимого результата не имели. Меньше, чем за минуту четыре тысячи человек превратились в воющие, катающиеся по земле факелы. Появление ферелденрских всадников, что нанесли свой удар по рассеянным порядкам, уже не вызвало никакой реакции. Это просто стало последней каплей. Люди побежали. Бросая оружие и щиты, срывая с себя шлемы и детали доспехов, войска одной из сильнейших наций мира позорно разбегались. А в спину им несся торжествующий волчий вой и странный эльфийский клич Elgar'nan.
  
  Айдан Кусланд. Сутки спустя.
  – Вот отчёт по армии, Ваше Величество, – один из командиров Логейна положил мне на стол пачку листов, заполненных аккуратным убористым почерком.
  
  – Благодарю, есть что-то срочное и важное? – я принялся бегло просматривать документацию.
  
  Так, потраченные запасы стрел, повреждение брони, павшие лошади… потери. Потери просто смешные — три десятка всадников. Оборотни, принявшие на себя основной удар, могли бы потерять, суммарно под сотню сородичей, несмотря на все укрепляющие техники Ки и собственную мощь, но в каждом из них была капля симбы — недостаточно, чтобы я смог на месте и мгновенно исцелять их раны, однако, их хватало для поддержания «стабильно тяжёлого» состояния, даже если бедолагу наполовину размазывало под тяжёлыми копытами, главное, чтобы голова оставалась целой, а там уже подключалась неплохая регенерация самих волков и вооружённые Магией Крови целители, до которых дотаскивали пострадавших. Иногда, в прямом смысле слова, по кускам. Во всяком случае, залитая кровью по пояс Солона, интересующаяся, какого демона ей сразу не принесли левую ногу пациента, из-за чего она должна была тратить силы на отращивание той с нуля, произвела огромное впечатление. И не только на волколаков. Кстати о последних — теперь пушистые и элитарные ходили го-о-ордые, а Чёрную Стражу стебали так, что мужики грозились оторвать им хвосты и набить морды. Пришлось срочно придумывать занятия и тем, и другим, а также сделать себе пометку на будущее — Белый Шпиль в Вал Руайо брать будет моя вариация Храмовников, дабы показать, что и они — круты и вообще элита, не хуже Воинов Пепла.
  
  – Никак нет, господин, – между тем ответил мне офицер, – сейчас проходит подсчёт трофеев, мы захватили лагерь противника так быстро, что они не успели не то, что уничтожить припасы, но даже вывезти походную казну.
  
  – Прекрасно. Передай приказ командирам, чтобы подготовили мне списки особо отличившихся, – помимо блистательных побед хороший вождь должен демонстрировать и щедрость к тем, кто идёт за ним. Тогда у этих идущих в головах даже не мелькнет мысль вождя поменять тем или иным способом. – Как закончите подсчёт, предоставьте отчёт по трофеям: лошади, комплекты тяжёлых доспехов, стрелы, провиант, словом, всё, что может оказаться полезным нашему войску, не мне вас учить, капитан, – закончил я выдачу указаний офицеру Мак-Тира.
  
  – Будет исполнено, Ваше Величество, – поклонился тот.
  
  – Хорошо, с этим закончили, ещё что-нибудь?
  
  – Что нам делать с пленными?
  
  – Сколько удалось захватить?
  
  – Почти две тысячи человек, – ответил мужчина. – Благородных, за которых дали бы выкуп, среди них почти нет, только несколько ленных рыцарей и младших офицеров из небогатых семей.
  
  Я кивнул. Новость была ожидаемой — все самые высокопоставленные дворяне были или в ставке командования, или в рыцарской коннице. Первые были на краю поля боя и свалили, когда поняли, что этот самый бой проигран с полным разгромом, а вторые налетели на оборотней — Воинов Пепла, которые, на минуточку, последователи берсеркерских практик гномов. Пусть совсем у них крыша и не улетает, но пленных ребята не берут. Не то чтобы прям специально добивают всех лежачих и раненых, но на поднятые руки в горячке боя точно не реагируют, а стиль боя у них таков, что раненые, которых не добили, особо не имеют шансов выжить. Так что означенная рыцарская конница была вырезана процентов на девяносто пять и собственные навыки использования внутренней энергии им не очень-то помогли, скорее наоборот — сильных противников сразу же давили массой и рвали, минимум, в шесть рук, а остальные… Гениев, что уже в двадцать лет владеют четырьмя приёмами Ки, как Айдан Кусланд, в мире единицы, для обычного же рыцаря уже два-три приёма к тридцати годам считается хорошим результатом, да и приёмы эти, как правило, весьма базовы — чуть ускорится, чуть усилить мышцы, напитать внутренней силой оружие, чтобы не ломалось и работало по вражеской броне, как хороший лом — вот, собственно, и всё. А ведь есть ещё вопрос объёма внутренней силы — большинство людей способны применять техники очень кратковременно, быстро выдыхаясь. И тут оборотни тоже превосходили воинов Орлея больше чем на голову — как я уже отмечал, постоянная борьба с животными инстинктами и навеянной проклятием яростью даже тем, кто раньше был насквозь мирными крестьянами, позволила «прокачать» объём Ки до уровня матёрого ветерана, а уж те, кто и до обращения занимался своим развитием, и вовсе превратились в почти неутомимые машины смерти. В общем, орлесианцев, что смогли выскользнуть из ловушки до того, как всех взяли в кольцо, не словить при этом стрелу из леса, сберечь коня и уйти… их было мало.
  
  А я вновь встал перед выбором. Ситуация с пленными была сложной — в ракурсе Священного Похода ни о каких обменах пленными и прочих проявлениях «чести и благородства» по отношению к противнику говорить, априори, не приходилось. Религиозные войны и сами по себе — та ещё грязь, а уж местные, помноженные на женские истерики, женскую же мстительность и общее превалирование у женщин эмоций над разумом, по умолчанию свойственное всему клиру Анрасианства, который этими Походами и рулит, представляют из себя такую штуку, где противник Церкви заведомо объявляется не просто недостойным жизни, а обязанным к умерщвлению. Те же войска Долов некогда вырезали подчистую, и никаких тебе переговоров, перемирий и обменов пленными. Еретики и грешники должны сдохнуть полностью и всё тут — никаких компромиссов и прочего благолепия, ибо договариваться можно только с равным и достойным, а как же можно признать равным того, чьё существование ты признал богомерзким? В общем, рассчитывать на какие-то поблажки и даже просто человеческое обращение, в случае поражения, ни мне, ни моим войскам не приходилось. Сами орлесианские командиры и нобили лютовать, может, и не стали бы, но ровно до момента, как к ним в ставку ни примчалась бы первая попавшаяся истеричная жрица и не начала двигать речугу о Вере и Создателе.
  
  Тот факт, что Священный Поход ещё не объявлен, ничего не значит. С церковниц станется объявить его хоть в самый разгар массовых казней ферелденцев — с них и не такое станется.
  
  Таким образом, можно было всех пленных хоть вырезать, хоть пустить на ингредиенты, благо никаких женевских конвенций тут не то, что не подписывали, о них даже и не слышали, и работает благородство на войне лишь на базе молчаливой договорённости сторон. Которая, в нашем случае, заведомо не актуальна. Кроме того, это казни благородных могут осудить, а простолюдин-ополченец или простой воин был тут расходным материалом и, откровенно говоря, в своей ценности и правах сильно уступал даже рыцарскому коню. Но что мне даст вырезание таких людей? Нет, будь у меня в мыслях «устрашающий рейд», то понятно — запугать население противника так, чтобы они и думать боялись косо посмотреть в сторону резкого соседа, идея неплохая… в краткосрочной перспективе. Собственно, Орлей так и сделал сто лет назад, а потом гнев и ненависть ферелденцев пересилили страх. Результат на лицо. Но я собираюсь приходить «основательно и надолго», а потому, мне требуется народная поддержка и, как ни забавно, любовь. Получить её, с учётом того, как меня ославила церковь будет, мягко говоря, непросто. А если добавить к этому «подконтрольных чудовищ», «огненные дожди» и прочие радости, «игра за Тёмную Сторону Силы» мне далась куда бы проще, но когда мы искали простых путей?
  
  – Пока — держите под охраной, не забудьте накормить и оказать помощь тем, кому она нужна, если этого ещё не было сделано. Я дам ответ позже.
  
  – Как прикажете, Ваше Величество, – поклонился мужчина и вышел из шатра, я же выглянул следом и поймал взглядом своего оруженосца, о чём-то советующегося с Алистером.
  
  – Карвер! – крикнул я парню.
  
  – Ваше Величество? – сразу же откликнулся он.
  
  – Сбегай за Солоной, мне нужно с ней посоветоваться.
  
  – Сейчас! – парень шустро убежал в сторону полевого госпиталя, где сейчас сидели все наши волшебники — как «приближённые», вроде Мерриль, сестричек-ведьмочек и Андерса, так и все остальные.
  
  – Что-то случилось? – с долей любопытства спросил бывший храмовник, а ныне «Чёрный Страж», ну и Серый тоже… короче, брат Кайлана решил поболтать с человеком, отмазавшим его от жуткого головняка с управлением страной.
  
  – Да вот, ищу способ, как решить проблему с пленными, не прибегая к «старым проверенным способам» и всяким радикальным вещам.
  
  – Старым проверенным способам? – не понял последний из Тейрингов.
  
  – И чему вас только в Церкви учили…
  
  – Молиться, драться, слушаться старших и не задавать вопросов… – сохраняя полностью серьёзную рожу продекламировал этот явно придуривающийся засранец.
  
  – Это был риторический вопрос… – я вздохнул. – Но, так и быть, как просвещённый монарх, я обязан принести свет Имперских Истин в твою опутанную мраком религиозных бредней душу…
  
  – Э-э-э, чего?
  
  – Говорю, сейчас краткий экскурс в историю будет. В общем, вариантов избавления от пленных не так, чтобы сильно много. Можно их банально перебить…
  
  – Ты же не собираешься этого делать? – с беспокойством спросил Алистер.
  
  – Нет, не собираюсь, а вот если ты и дальше будешь так активно сопротивляться своему образованию, тебя я точно стукну.
  
  – Всё-всё! Я молчу! – поспешил заверить меня, вновь перебив…
  
  – Что-то мне подсказывает, что это всё влияние Андерса… н-да, ну да ладно. В общем так, поскольку вариант с «перебить всех» нам не подходит, то есть альтернативы. Например, загнать в рабство и погнать пахать на полях или продать в Антиву или Тевинтер, но идея так себе — в Ферелдене рабства нет и создавать прецеденты я не собираюсь. Тогда можно поступить как раз по старинке. Просто отпустить.
  
  – Отпустить? – не поверил воин. – Разве так когда-то поступали?
  
  – Да. Правда, предварительно отрубая большой палец на правой руке и выкалывая глаз — такой калека не сможет ни меч удержать, ни нормально из лука стрелять. Проверенный, освящённый веками метод, но мне он не нравится тоже, так что мне нужна помощь Солоны, как нашего эксперта по некоторым направлениям магического искусства, чтобы найти альтернативу.
  
  – Альтернативу в чём? – присоединилась к нашему разговору девушка.
  
  – К бессмысленной жестокости, – оставив Алистера и Карвера снаружи шатра, я пригласил девушку внутрь и пересказал ей возникшую проблему.
  
  – И ты полагаешь, что решение проблемы может лежать в области Магии Крови? – более того, я знал, что именно нужно, но мне требовалось обосновать свои знания.
  
  – Не совсем, – качнул я головой. – Само решение проблемы у меня есть. Сейчас необходимо налаживать снабжение армии на чужой территории, создавать перевалочные пункты, желательно, укреплённые, да и в границах Ферелдена хватит мест где не помешает отремонтировать укрепления или дороги. Для всего этого нужны рабочие руки, и, хотя я не хочу обращать пленных в полноценное рабство, но поработать за еду и обещание свободы в конце войны, они вполне смогут. Однако, в этом плане есть одно слабое место. У меня банально нет свободных войск, чтобы переводить их на охрану такого количества пленных, а без надлежащей охраны никакие работы не устроишь, потому как или сбегут, или устроят бунт. В первом случае по дорогам Ферелдена начнут бегать новые толпы разбойников, а во втором полноценная армия противника, пусть и без особого вооружения. К тому же, все пленные — орлесианцы, а, значит, к церкви Андрасте испытывают сильный пиетет, что делает идею оставлять их в нашем тылу ещё опаснее. В общем, мне нужно что-то вроде того метода, которым «сообщество свободных магов» оберегало себя от предательства. Что-то вроде клятвы не поднимать оружие против воинов Ферелдена, только клятвы несколько более крепкой, чем банальное сотрясение воздуха.
  
  – Хммм… – девушка задумалась, – пожалуй, это действительно возможно, мне нужно поговорить с сёстрами и уточнить пару моментов у Авернуса и Клемета. Дай нам пару дней.
  
  – Хорошо, – улыбнулся я красавице, не отказав себе в маленькой слабости заключить её в объятия, – тогда я буду ждать… в том числе и вас у себя вечером.
  
  – И вот как в такой обстановке ты прикажешь мне думать о деле? – изобразила негодование мисс Амелл.
  
  – С удовольствием? – ухмыляюсь в ответ.
  
  – Ну да, – она фыркнула, – что ещё ты бы мог ответить… – тем не менее, девушка оказалась вполне не против пары поцелуев и небольшого облапывания. Дальше, увы, было не зайти — и у неё, и у меня была ещё масса работы, а потому я был вынужден разорвать объятия и любоваться уходящей обратно дамой. Эх.
  
  – Карвер, – вновь позвал я своего оруженосца, работы действительно было много, к тому же, у меня появился один интересный план, в который я не особо хотел посвящать Логейна. Нет, ничего такого, но основан он был как раз на использовании «сказок и суеверий», к которым маршал относился весьма прохладно, – позови ко мне Дарриана и Ирис.
  
  В этот раз ждать мне пришлось минут пятнадцать — это маги были «в тылу», в госпитале, относительно рядом со ставкой командования, а вот полевые командиры эльфов обретались в бывшем лагере орлесианцев — добывали полезные ништяки и общались с сородичами. С какими сородичами? Ну так три четверти всей обслуги состояло из эльфов. Бесправных, зашуганных… не то, чтобы пинаемых всеми, кому не лень… но для них вид сородича в богатых доспехах, отдающего приказы, в том числе и людям, был весьма показателен. С учётом же того, что Табрис стал немного фанатиком и «первосвященником» Эльгарнана… короче, вербовка пленной обслуги шла полным ходом. В отличие от людей, эльфы были куда как более мобильны — в большинстве случаев их дома представляли собой те ещё хибары и сараи, так что предложение перебраться под руку сородича, зажить нормальной жизнью в относительном достатке и безопасности для очень и очень многих было интересным, а уж засеиваемые попутно зёрна культа старо-новой или ново-старой веры являлись вишенкой на торте. Впрочем, позвал я этих двоих совсем не для отчёта по вербовке обозников.
  
  – Эльгарнан, – поклонились оба ушастика.
  
  – Ирис, Дарриан, – я кивнул в ответ, – у меня есть для вас и вашего отряда особое задание.
  
  – Что мы можем сделать для вас, владыка?
  
  – Как вы знаете, мы одержали победу в бою. Громкую, блистательную, но война ещё не выиграна, однако, основная армия в данный момент не может продвигаться дальше — мы должны «переварить» захваченные трофеи. Часть из них, разумеется, положена и вам, как тем, кто внёс существенный вклад в уничтожение противника.
  
  – Служить вам — лучшая награда, – ответил ушастик мужского пола, а вот дама как раз ничего против ништяков не имела, сразу понятно, кто у них в семье будет отвечать за хозяйство.
  
  – Это не отменяет того, что я награждаю за верную службу, но вернёмся к делу. Сейчас, когда нам требуется время для подготовки и продвижения дальше, а основные войска противника в регионе разбиты, идеальный момент для того, чтобы ударить там, где этого от нас не ждут. Потому у меня для вас два поручения, кто и какое будет выполнять, решайте сами. Итак… первое. Пришло время вернуть Долы их владельцам. Сейчас они используются, как загородные резиденции аристократии, поместья охраняются, но для отряда хороших воинов охрана не станет преградой, возможно, вам даже помогут слуги. Потеря этих владений будет сродни сильнейшей оплеухе по лицу всей аристократии Орлея. К тому же, может породить трения внутри знати — далеко не все семьи могли иметь резиденции в столь почётных владениях, и человеческая натура не позволит им не позубоскалить над теми, кто такие резиденции имел, но лишился, – сказать, что ушастики взбодрились — это почти ничего не сказать. Они были почти что счастливы, как же, «вернуть Долы», да ещё в одной упаковке с возможностью потоптаться кованным сапогом по гордости шемлинов. Это был просто праздник. Но останавливаться на этом я не планировал, – вторая цель не столь важна в плане восстановления эльфийского наследия, но я рассчитываю, что её осуществление произведет эффект не хуже, чем попадание кунарийской взрывчатки в выгребную яму. Взгляните, – я подозвал ушастеньких ближе к столу, на котором разместилась походная карта, – это — Халамширал, зимняя резиденция Её Императорского Величества, а также — один из крупнейших городов Восточного Орлея. И у этого города есть своя особенность.
  
  – Какая? – подался вперёд мечник, сейчас донельзя напоминающий почувствовавшего кровь хищника.
  
  – Четыре из пяти жителей этого города — эльфы. Этот город мы должны взять обязательно, он — ключ к центральным частям Орлея и, одновременно, прекрасная крепость, что обеспечит защиту нашим тылам. Но я не хочу проливать кровь эльфов, что вынуждены будут защищать людскую знать. Так что я подумал, возможно… вы бы смогли убедить своих сородичей принять правильную сторону?
  
  – Мы приложим все возможные усилия, владыка, – горячо заверил мой последователь.
  
  – Рад это слышать. Теперь по частностям. Об отдельных загородных резиденциях и поместьях дворян на территории Долов мне сказать нечего — там вам придётся изучать каждый объект самостоятельно, но Халамширал — это другое. Большого гарнизона там сейчас быть не может — если местные дворяне и собирали свои отряды, то они все обязаны были присоединиться к авангарду орлесианской армии, то есть уже разбиты. Кто-то из успевших сбежать туда, конечно, вернётся, но даже с городской стражей, охраной дворянских домов и гостящих в городе купцов, в Халамширале найдётся не более тысячи нормальных солдат, которых никак не хватит на оборону всей городской стены. В обычных условиях, это бы возместили срочным сбором ополчения из всех взрослых мужчин, но тут раскрывается особенность Халамширала — людей там очень мало. Потому, я уверен, что орлесианцы привлекут эльфов. Вряд ли выдавая оружие, чтобы поставить на стену, но всю тяжёлую работу по подготовке к штурму точно на них свалят. А позже и поднос всякой горячей смолы, камней и стрел. Я не требую, чтобы ваши сородичи били в спину обороняющимся и захватывали мне участки стены, но если вдруг, во время штурма, вся обслуга внезапно понесёт боеприпасы в обратном направлении или хотя бы разбежится, это будет очень хорошо.
  
  – Можете не переживать, Ваше Величество, мы не подведём и не посрамим ваше доверие, – одухотворённо, хоть и совсем не так, как Дарриан, заверила меня Ирис. Судя по эмоциям, эта бандитка была дико вдохновлена предстоящей задачей и горда тем, что им доверяют провернуть такие знаковые дела.
  
  – Тогда подберите тех, кто вам нужен, соберите припасы и выдвигайтесь.
  
  – Как прикажете! – отозвались ушастики и покинули моё общество. В их действиях я был уверен — Табрис пусть и отморожен, но далеко не глуп, а в части проникновения и диверсий может дать фору многим и многим. Ирис — тоже девочка неглупая и в душе праведная революционерка, так что с минимумом поддержки эти двое вполне смогут спровоцировать бунты в Долах и добавить головной боли администрации Халаширала.
  
  Следующие пару дней мы с Логейном занимались исключительно рутинной организацией. Трофеи, награды, дальнейшие планы и шаги по развитию успеха, согласование с Эамоном посредством всё тех же связных записок вопросов по подкреплениям, снабжению и укреплению армии, в общем, занимались всей той скучной, но совершенно необходимой деятельностью, без которой не может существовать ни одна армейская структура, тем более, ведущая активную наступательную войну. Кстати об Эамоне. С учётом его «бэкграунда», скажем так, тащить его на фронт смысла не было от слова вообще, а вот организовать тыл армии сей муж мог прекрасно, как с точки зрения снабжения, так и касательно подготовки позиций, резервов, схем отступления и так далее. Таким образом, прикинув обстановку, данную задачу я ему и поручил. То есть, подкрепление, в лице полутора тысяч опытных бойцов и ещё трёх с половиной тысяч салаг, которых гоняли всего несколько месяцев, он к нам отправил, как и планировалось, но сам с ним не пошёл, взявшись организовывать будущие места работы и содержания пленных.
  
  Но всё имеет свойство заканчиваться, закончился и срок ожидания решения от Солоны, заодно и с разбором трофеев.
  
  Господа и дамы волшебники пришли под вечер и презентовали своё решение поставленной задачи. Ничего сверхординарного банальная «клятва на крови», такая магия будет действовать даже у простого человека, разумеется, если инициировать её будет опытный маг. Оставалась сущая мелочь — проработать сам текст, дабы одновременно не оставить свободы манёвра и, в то же время, не перегнуть палку и не получить на выходе ни на что непригодных болванчиков, но тут помог багаж знаний из более «цивилизованного» мира. Будь прокляты и благословлены юридические конторы штатов и опыт составления контрактов…
  
  Известие о том, что пленным придётся немного поучаствовать в одном ма-а-аленьком обряде Магии Крови означенным пленным, что были ещё и правоверными Андрастианцами, которым несколько месяцев внушали, какой король Ферелдена жуткий и ужасный колдун, разумеется, не понравилось. Но проблемы негров шерифа не… волновали. Следить и конвоировать несколько тысяч человек я себе позволить не мог никак: мои войска были шикарны качественно, но никак не количественно, а на такую толпу по самым скромным подсчётом понадобилось бы три, а лучше четыре сотни охранников. Минимум. И без учёта умения пользоваться Ки у означенных пленников. Но вернёмся к вопросу конвоирования. С учётом клятвы «Не причинять вреда жителям и воинам Ферелдена, повиноваться приказам офицеров армии Короля Ферелдена, если это не противоречит первой клятве и заботиться о себе, своём здоровье и существовании, если это не противоречит первой и второй клятве»… да, Азимов — наше всё; на вторую и третью часть добавить временные надстройки «до конца военных действий», мудро не уточняя, против кого именно, возможность «расторжения по договорённости сторон», ну а также обеспечить невозможность размазать формулировки, дабы никто левый не смог влезть в командование временными рабами, ну и сами рабы не имели возможность посылать нахрен моих офицеров. Впрочем, с учётом первого пункта, такой офицер мог наказывать потенциальных бунтовщиков не только соответственным требованием «накажись», но и банально взяв в руки палку и отходив строптивца означенной палкой. Впрочем, пока пленные были в расположении основной армии с кучей «волкоподобных чудовищ, кровожадных малефикаров и жутких драконов под рукой Проклятого Короля», те были сущими паиньками и образцами благоразумия. Короче, сложив все обстоятельства, получил в итоге, что полусотни пехотинцев с минимумом подготовки вполне хватит на проведение «груза» из пункта А в пункт Б. Проблемы, конечно, при конвоировании могли быть, но вряд ли серьёзные, а после распихивания по лагерям и назначения на работы, голова уже у Эамона будет болеть.
  
  В итоге, пришлось задержаться ещё на пару дней — пока проводили ритуал со всеми орлесианцами, пока приняли подкрепления, пока отправили пленных в тыл, одним словом, был бы у меня надёжный Генштаб, уровня Германского, с подготовленными кадрами и академически выверенными планами военной компании, это всё и дня бы не заняло, но у меня были только Логейн и Эамон с поддержкой пары десятков рыцарей разного уровня опытности, работающие на импровизации, а не по чётким правилам, так что даже такие рутинные моменты отнимали по паре дней. Тем не менее, пока все бегали и суетились, моя «недоСБ» смогла собрать кое-какие сведения о творящемся по ту сторону фронта и эти сведения требовали от меня хорошенько подумать, что делать дальше. Нет, инициатива всё ещё была на нашей стороне, но вой уже поднялся, Беатрикс III скоропостижно скончалась, а её место заняла молодая Алисия Пентагаст, взявшая имя Джустиния V. Она являлась то ли троюродной, то ли четырёхъюродной внучатой племянницей нынешнего короля Неварры Маркуса, который, кстати, тоже на ладан дышит и детей, во всяком случае законных и признанных, не имеет. Были бы у меня нормальные агенты, можно было бы попробовать устроить хорошую войну за трон среди этих некрофилов, но чего нет, того нет. А становление Алисии Владычицей Церкви автоматом даст поддержку для её ветви семейства в борьбе за престол. Или не даст? Или попробовать не дать? Нет, слишком далеко, я там даже «прорыв Порождений Тьмы» не смогу организовать, придётся оставлять на самотёк. Ладно, спасибо Лелиане — хоть смогла узнать о смене задницы на Солнечном Троне. Означенная задница, раз уж я начал про неё углубляться, не просто вой подняла, но и объявила Священный Поход против Еретика, Безбожника и чуть ли не нового Маферата. Хм… ну да, тот ведь буквально имел Андрасте во всех позах, а если допустить, что данная дама была Магом Крови и мои… подвиги на этой почве… кхм, что-то не туда мои мысли свернули, совсем не туда. А нужно думать о высоком. О дальнейших ходах, например.
  
  И в дальнейшем у нас была «Зимняя Резиденция» Императрицы Орлея, по совместительству являющаяся «восточными воротами» этой страны. В чём была проблема? В том, что известия о крупнейшем поражении со времён «Разгрома под Денеримом» уже дошли до Двора, не могли не дойти, а там и господин Гаспар обязан был подключиться, возможно, стянуть части разбитого авангарда к себе и спешно двинуться к нам. И вот тут и начинались сложности. Встречать его в «чистом поле» было очень нежелательно. Получив по зубам, орлейское командование будет настороже, доставать из рукава очередного козырного туза в виде драконов было рано, тысяча оборотней… да, это сила, но только если добирается до своей жертвы, в рамках же армейского боя, полагаю, против них сработают те же меры защиты, что и против тяжёлой конницы, разумеется, не без своих нюансов и кровью они заставят умыться многих, но ничем необоримым такой отряд не является. Потому возвращаемся к укреплениям. Халамширал — крепкий орешек с точки зрения укреплений и очень болезненная мозоль, если его удастся захватить. Сидеть там в обороне и потихоньку подтачивать силу армии уважаемого герцога — очень хороший вариант, распиханные по лесам эльфы и оборотни не дадут заскучать воякам Орлея, в общем, получится очень вкусная приманка с очень неприятной «охраной». Вот только была одна проблемка. Всё это касалось и наших войск. Пока город в руках Орлея, осаждать и штурмовать его придётся именно нам, причём делать это нужно будет быстро — войска де Шалона, по донесению разведки, были примерно в недели пути от этого важнейшего узла обороны востока государства. С точки зрения здравого смысла, бравому шевалье было бы очень желательно вдарить по нам в момент штурма укреплений или, если не получится, постараться отрезать от границы с Ферелденом, прижать к крепости и разгромить. Вот и получалось, что или мы захватываем город за три дня, потому как до него ещё день пилить, да и укрепляться нужно будет, или вообще отказываемся от этой идеи и тогда логичнее всего будет вернуться к Джейдену или даже к орзамарскому перевалу. Тоже неплохо, с учётом уже нанесённой плюхи, есть шанс, что де Шалон не удержится и попробует настучать нам в ответ, а на нашей земле и подкрепления будут под рукой, и подготовленные Эамоном подарки, но вот если орлейский маршал таки не сунется и решит поиграть в позиционную войну, всё, чего мы добьемся — потеря инициативы. Мак-Тир, при всей его нелюбви к орлесианцам, склонялся к мысли, что именно так и будет — Гаспар был опытным воином и пусть и мечтал о домашнем коврике из шкурки Логейна, очертя голову лезть вперёд не станет. Терять же инициативу не рекомендовалось. Орлей большой, богатый, более населённый и найти союзников ему попроще, чем Ферелдену, после чего тупо задавить мясом, при всём желании, я не смогу быть везде и всюду даже в рамках поля боя, а если речь идёт о войне и атаки с нескольких фронтов, то и подавно. Это сейчас западники не могут собрать флот, пройти Недремлющим Морем через Киркволл и высадиться в Амарантайне и Денериме, мы успели их застать пусть не со спущенными штанами, но в момент их застёгивания, скажем так, но через месяц-два флот таки будет и останавливать его… сложно. И, откровенно говоря, нечем. Разве что с воздуха драконами пожечь… так, главное, заходить под правильным углом, во избежание досадных недоразумений, да, курсант Таргариен? Но это всё так, досужие мысли, вариант мне нравился лишь один… но нравился он исключительно мне.
  
  – Айдан, ты точно не заразился от Кайлана идиотизмом?! – Мак-Тир не выдержал и отбросил свой обычный официоз и вежливость, благо в штабной палатке мы были одни.
  
  – Никакого идиотизма, Логейн, – я покачал головой, – я реально могу это сделать.
  
  – Твои таланты велики, я бы даже сказал, чудовищно велики, но высадить городские ворота в одиночку? На стенах будет, как минимум, полсотни воинов, носящих звание мастера-лучника и ещё пара сотен немногим им уступающим. Даже укройся ты осадным щитом из вулканического золота, его расколют, а тебя нашпигуют стрелами раньше, чем ты успеешь пройти и половину пути!
  
  – Во-первых, я сомневаюсь, что у них это получится, во-вторых, я всё равно не собираюсь бежать на ворота с мечом наголо и диким криком посреди солнечного дня. У нас есть группа неплохих диверсантов, что вполне справится со скрытым проникновением.
  
  – Вот и оставь эту работу диверсантам! Но лезть во вражеский город тайком для монарха ещё большая глупость, чем бежать на него в лоб!
  
  – Между прочим, один раз я уже так делал… – намекнул я на наш первый разговор «тет-а-тет».
  
  – … – генерал в ответ только сверлил меня недовольным взглядом.
  
  – К тому же, в городе у меня будет поддержка, как минимум, в лице наших ушастых друзей, направленных туда раньше.
  
  – Доверяться эльфам, – воин поморщился, – пусть вы и пользуетесь у них почтением, Ваше Величество, не стоит забывать, что они — не люди и доверять в таких вещах…
  
  – Даже если не брать в расчёт, как ты выразился «почтение», им нет смысла меня предавать. В отличие от большинства людей, я реально даю им равные права и возможности, наряду со всеми остальными моими подданными. Обменивать это на сомнительные обещания тех, кто всю твою жизнь смотрел на тебя, в лучшем случае, как на существо второго сорта, если не животное, будут или в конец беспринципные твари, или существа, чей уровень интеллекта как раз и находится наравне с животными. Я верю, что в природе встречаются и те, и другие представители эльфийской, да и не только эльфийской расы. Но их меньшинство.
  
  – Достаточно и одного предателя, чтобы навлечь беду. Тем более, в столь рискованной затее.
  
  – Хорошо, – я вздохнул, – ты знаешь, что я могу пережить даже пробитую печень и концентрированного «Убийцу Воинов», потому, если что-то пойдёт не так, уйти я смогу в любом случае, а здесь меня подлатают чародеи. Можно назвать это приемлемым риском.
  
  – Я всё ещё против, – тяжело вздохнул генерал, – но вижу, что мне вас не отговорить. Что же, радует хотя бы то, что вы продумываете свои решения и их возможные последствия, Ваше Величество.
  
  Стратег явно остался недоволен, но больше спорить не стал, вместо этого принявшись разрабатывать планы по захвату крепости и, разумеется, спешному отступлению, если что-то пойдёт не так. Самое забавное, что всё пошло совсем не так, как рассчитывал почтенный маршал или предполагал я, но на тот момент мы ещё не знали всей подноготной и ситуации с городом в целом. Вернее, мы знали их недостаточно хорошо.
  
  Сутки спустя. Армия Ферелдена.
  Мы подошли к городу и уже планировали начать очень шустро заготавливать штурмовые орудия, вроде таранов, лестниц и прочего «добра», благо помощь магов всё ещё была с нами и то, что у «нормальной» армии заняло бы неделю, а то и несколько только на подготовку материалов, у нас пройдет за пару часов (великая эта штука — телекинез), а на ночь — готовить увлекательный променанд одного харизматичного короля для помощи засланным в город диверсантам, как… врата города распахнулись настежь и из них… вышла небольшая делегация. Примечание. Исключительно ушастая делегация. Ещё одно небольшое примечание — мои клетки сигналили, что среди этих делегатов был Табрис. Дово-о-о-ольный.
  
  – Что это? – удивлённо хлопала глазами на своих сородичей Мерриль.
  
  – Переговорщики? – предложил Алистер.
  
  – Эльфы-переговорщики? – не поверил своему приятелю Карвер.
  
  – Универсальный аргумент, – отрезал тот и с превосходством взглянул на моего оруженосца.
  
  – Да ну… не-не, он же только туда собирался, нет?
  
  – А можно для тех, кто пока ещё плох в телепатии и чтении мыслей? – попросила Бетани.
  
  – Да чего тут гадать, – вздохнула Мариан, – наверняка опять затянут своё любимое «вокруг Айдана постоянно какая-то фигня творится».
  
  – Скажешь, что они неправы? – хмыкнула Солона.
  
  – Ну почему же? – вальяжно ответила ей коротко стриженная брюнетка. – Но лично меня всё устраивает.
  
  Тем временем, необычная делегация уже прошла половину расстояния между армией и городом и, по идее и всем «военным традициям» должна была остановиться и ждать ответного «посольства» с нашей стороны, но… эльфы не стали заморачиваться и продолжили целенаправленно идти к нам.
  
  – Вестовой, проводите их до ставки, – кивнул я пажу, приставленному ко мне как раз для передачи мелких поручений. Тот коротко поклонился и убежал передавать распоряжение. Логейн смотрел на всё это дела молча и с изрядным подозрением — вдруг чего задумали нехорошие орлесианцы. А король опять дурит.
  
  Через десять минут ожидания к нам провели делегацию из пяти ушастиков, одним из которых был Дарриан, вторым — пожилой эльф с рыжеватым оттенком волос и, к удивлению, валласлином на лице, но не смотря на изрезавшие его кожу морщины и явно не самые комфортные ощущения от пребывания в центре многотысячного воинства, упрямо поджатые губы и «решительная обречённость», смешанная с надеждой в эмоциях говорили о многом. Остальные трое были чем-то вроде почётной стражи, хотя, судя по их рожам и манере двигаться, данные ушастики скорее принадлежали «другой стороне баррикад» относительно телохранителей. И у двух их троих тоже были валласлины, словно передо мной и не городские эльфы, а очень даже долийские.
  
  – Повелитель, – преклонил колено мой фанат… в смысле, фанатик, – рад снова видеть вас. Ваше приказание выполнено, – я, кажется, уже понял, что произошло, но всё ещё не могу поверить. Судя по вытягивающейся роже Мак-Тира — не я один оказался прозорливым и офигевающим.
  
  – Дарриан, – киваю воину, – с возвращением, быть может, представишь мне своих спутников? И поднимись уже… – я понимаю, иерархичность, соблюдение вертикали власти и всё такое, но этот эльф перегибал палку. К тому же, тут многовато лишних глаз и ушей. Нет, понятно дело, что вокруг только доверенные офицеры и мой «Ближний Круг» разумных, которым пофиг на многое, но такие проявления почтения мне были совсем не по душе, да и у остальных мог лишний осадочек остаться. К счастью, ушастый диверсант упрямиться не стал и стремительно вскочил на ноги, после чего начал представлять своих спутников. Как и ожидалось, интересным был лишь пожилой эльф.
  
  – Я Новак, Владыка, – согнул спину старик, – хагрен эльфов Халамширала. И... от имени своего народа, прошу принять нас под вашу руку вместе с этим городом.
  
  – Хагрен? – поднимаю левую бровь, вновь пробегаясь взглядом по изукрашенным татуировками лицам эльфов. – Что же, – вопрос наличия у них на лицах валласлина был, конечно, довольно любопытен, но сейчас был не к месту. Так что, вместо того, чтобы его озвучить, я немного надавил псионикой, дабы «прониклись величием» и всё такое, – я принимаю вашу службу и ваш дар. Хагрен Новак, ты освобождаешься от своего поста, – не успело удивление в эмоциях старика толком развиться, не то, чтобы перерасти во что-то отрицательное, как я продолжил, – и отныне ты и твои потомки нарекаются мной эрлами Халамширала, города, что ты принёс под стяги Ферелдена.
  
  – Б-благодарю, Владыка, – пришибленно ответил свежеиспечённый граф, не могущий поверить в то, что это всё «взаправду». То, что я соврал он мысленно отмёл сразу — мне не перед кем было врать — из ушастых тут наблюдались или мои ушастые, или его телохранители, только и всего. А провозгласил я награду перед своими офицерами и это было серьёзно — забери слово назад и твой авторитет упадёт очень сильно.
  
  – Теперь, я прошу твоих сопровождающих помочь моим войскам с размещением в городе, а вас с Даррианом — проследовать в мою ставку (в которой ещё даже штабную палатку не успели поставить). Я хочу знать, как всё сложилось таким образом, который мы имеем на сегодняшний день.
  
  Разумеется, мои ведьмочки тоже желали погреть ушки, да и Логейна было бы совсем неуместно прогонять с такого разговора. В общем, ушастые принялись просвещать меня в перипетии их судьбы.
  
  Для начала, информация о численности эльфийского населения, которой я обладал, не соответствовала действительности. Четыре пятых города населения города — это только всякие слуги при хозяйстве вельмож, обслуга магазинов, мастерских и прочий персонал, проще говоря те, что проживают в самом городе. В качестве слуг-подсобников, по сараям, но в городе. А есть ещё и эльфинаж. Да, поскольку Халамширал — не просто город, а целая «загородная резиденция» Императрицы, совсем уж гетто и трущобы в данном населённом пункте отсутствовали, но самого факта «эльфийской резервации», где никто ушастых толком не считает, не отменялось. Потому, реальные показатели остроухого населения к шемлинам составляли восемь, если вообще не девять к одному. А тут ещё и слухи всякие интересные по городу ходить начали, мол, а в Ферелдене-то эльфов баннами делают, относятся хорошо, магов уважают, за что церковники на короля и взъелись. Разумеется, разбавлялись эти слухи уже известным мне набором об оргиях, зоо-некро-педо и прочими -филиями, что практиковались монархом, поклонению демонам и так далее. Короче, слухи слухами, но так бы они ни на что и не повлияли… если бы не новые факты. Несколько частей разбитой армии отступали через город и не скупились на красочные описания того, как «сам лес выходил на нас войной», «с небес лился огненный дождь», а «орды чудовищ, по мановению руки Проклятого Короля рвали рыцарей в стальной броне, словно те были бумажными фигурками». Разумеется, через час об о случившимся неподалёку от города разгроме войск Орлея знал весь город, самые умные, прикинув, что к чему, похватали добро, да смылись в сторону Вал Руайо, самые патриотичные — стали крепить оборону, было таких, к счастью, немного. Тысячи три от силы, причём подавляющая часть не рыцари и даже не городская стража, а простые верующие орлесианцы занятые в совершенно мирных профессиях и перепугавшиеся за свой дом и близких, то есть сила откровенно никакая в полевом сражении, только камни со стен кидать и годная. А на следующий день к местным эльфам заявился Табрис с группой товарищей. Молодой, холёный, прекрасно обученный и снаряжённый, с искренней верой в свои слова и правое дело. И принялся рассказывать им об Эльгарнане, о драконах и чудесах своего Бога. Рассказы эти… не особо заинтересовали эльфов. Тогда он зашёл с другой стороны и поведал о новых моих указах, новых назначениях и реальной возможности стать кем-то, а не вариацией на тему движимого имущества. Это уже зашло лучше, а слова десятка сородичей-свидетелей, что были в отряде Дарриана, подкреплённые парой «чудес, дарованных Эльгарнаном», точнее, той мощью, что принесли изменения в организме исцелённого полутрупа, заставило повнимательнее прислушиваться и к «проповедям». Разумеется, убедить удалось хорошо, если десятую часть эльфов. Но… ребята вновь послушали слухи про огненные дожди, прикинули все «за» и «против», да и решили, что лучше сдать город без боя и постараться договориться с новым владельцем, быть может, мигрировать хоть в тот же Ферелден, хоть в Вольную Марку, чем оказаться в штурмуемом городе, в котором могут ещё и на стены погнать. Таким образом, принципиальное согласие на сотрудничество было получено. Дальше в дело вступил уже диверсионный гений Дарриана, подкреплённый общей взаимовыручкой ушастеньких. В итоге, получился примерно тот сценарий, который Хоу хотел скармливать Двору Ферелдена, если бы его кто спросил про резню Кусландов. Слуги вероломно открывали двери и впускали подлых бандитов, а те — жестоко расправлялись с бедными дворянами и богатеями. Разумеется, на самом деле дела обстояли несколько иначе. Резать вообще старались по-минимуму и только в случае сопротивления. Пусть кровь и пролилась, но в большинстве случаев дело ограничивалось подсыпанным сонным порошком или банальным слабительным. Ну и «жертвами» выступало, в основном, руководство города и гарнизон стражи, хотя не удивлюсь, если кто-то под шумок и личные обиды успел предъявить. Тем не менее, Табрис оказался пугающе эффективен — за несколько дней он организовал агитацию, диверсию и захват города. Пусть Халамширал — случай уникальный, а идущая к городу армия противника вместе с отсутствием силового блока в самом городе (пара сотен городских стражников с ещё полутора сотнями личных охранников различных благородий в их поместьях не в счёт) стали хорошим мотиватором и катализатором событий, сам факт талантов этого фанатика подобное не умаляло. Город сдался без борьбы, а я получил казну, припасы, неповреждённую систему обороны и нескольких ценных пленников. Неплохо. Очень неплохо.
  
  И к слову, вопрос с валласлинами, что я озвучил в разговоре между делом, разрешился до банального просто: вокруг были долийские леса — буквально центр последнего эльфийского государства, по которому до сих пор, вахтовым методом, бродили долийские кланы. И в отличие от Ферелдена, с местное крестьянство представляло из себя всё тех же эльфов, от того и контакты «городских» ушастиков с «лесными» здесь были много плотнее, нежели на родине Андрасте (да Андрасте, по легендам, родом из Ферелдена). Ну и, совершенно естественно, что традиции тут сохранились лучше, потому татуировки на лицо наносили и Халамширале, и вся разница была в том, что у долийцев валласлин был обязательным атрибутом взрослого члена общества, а у оседлых эльфов он был делом добровольным. Вот такие дела — век живи — век учись.
  
  
  Три дня спустя. Свежеиспеченная Западная Резиденция Короля Ферелдена (Временная).
  Как бы я ни желал продолжить тактику блицкрига, миру было глубоко плевать на мои желания. Быстрые марш-броски, ночные переходы, битва и новый рывок требовали дать людям отдохнуть. Это для меня подобные вещи не являлись нагрузкой, да и скорость действия, опять же, по моим стандартам была черепашьей, но вот простой, да и не очень простой местный воин после таких манёвров будет с языком на плече и полным охреневанием в мыслях. И этому воину нужно было дать отдохнуть и прийти в себя, ведь как бы ни был тренирован организм, но он не может вечно работать в форсированном режиме — запасы и физических, и душевных сил ограничены. Да и помимо простого сна и обильного питания существует куча вещей, которые необходимы любой армии после интенсивных боёв и передвижений. Починка и чистка снаряжения, стирка обмундирования, причём не абы какая, а с вываркой в кипятке от всяких вшей и блох, что успели прицепиться на одежду за время ночёвок в чистом поле, ну и банальная баня в конце концов, потому как сутки напролёт мариноваться в собственном поту, дорожной пыли и грязи — удовольствие сомнительное. И это только самая верхушка айсберга, хотя уже и она требует нескольких дней, взять хотя бы кузнецов, которых не так уж много, в то время, как повреждённых доспехов и оружия — целое войско, или вспомнить обувь, которая имеет свойство стаптываться, терять каблуки и прочими способами выходить из строя, чинить же сапоги далеко не каждый обозный слуга способен, как и хорошо заштопать прохудившуюся одежду. Словом, бытовых задач, без решения которых моя армия рисковала заметно потерять в боеспособности, а то и начать таять по причине не боевых потерь от дизентерии и простуды, хватало за глаза и не воспользоваться таким удобным случаем, как пребывание в крупном населённом пункте со всей инфраструктурой и мастерами, для их решения я просто не мог.
  
  К тому же, проблемы начались и в самом городе. Пусть взять его удалось без штурма, а мой приказ «всех впускать никого не выпускать» вместе с размещением егерских отрядов в ближайшем лесочке мог дать нам шанс сильно удивить господина Гаспара, проблем Халамширала эти факты не отменяли. Каких проблем? Партизан и саботажа. Да, обычно подобным баловались эльфы, да, большую часть противников в городе взяли со спущенными штанами, некоторых — буквально. Но, увы, далеко не всех поголовно. Город покинуть у этих недобитков не получилось бы — попытки были, но сочетание эльфийского хранителя, духовного целителя и магов крови при поддержке остальных чародеев и запаса лириума позволяет перекрыть зону вокруг города таким образом, что никто живой с хоть каплей крови и искрой разума просто не пройдет незамеченным. Ни по земле, ни под ней, ни, даже над. Хотя последних и так не было. Тем не менее, развернуть аналогичную сеть слежения в густонаселённом городе, по понятным причинам, было нереально. Так что самые удачливые и умные как раз остались на свободе. Ну и принялись гадить, как только можно. Многого они добиться не могли, как я говорил, диверсии и «крысиные бои» — это епархия ушастиков из эльфинажа, Табрис не даст соврать, однако, грохнуть патрульный отряд и травануть колодец подобные деятели уже умудрились. Да и помимо диверсантов хватало забот — в городе нужно было полностью менять всю стражу, чиновников, разбираться со свалившимся в руки приобретением, а свеженазначенный эрл не то, что до леди Лиандры не дотягивал, он и простому интенданту проигрывал с треском. Не потому что тупой, просто уже старый и не привыкший решать проблемы такого масштаба. Хорошо хоть, что местные бандиты, осознав, что по военному времени никто с ними миндальничать не будет, сидят на попах ровно, а некоторые так и на сотрудничество идут. Особенно, если эти самые бандиты родом из эльфинажей. Да и было подобных кадров очень немного — чай не портовый город, а «дача» Императрицы. Самой большой занозой в моей пятой точке были жители с андрастианством головного мозга. Изгонять их сейчас было нельзя, сажать в тюрьму — так не хватит той тюрьмы, а устраивать кровавые репрессии в только-только занятом городе… так себе мысль. Впрочем, даже подобные придурки были именно что занозой в мягком месте — она болела, она мешала сидеть с комфортом, но ничего фатального с собой не несла. Начинающие осознавать, что теперь у них равноправие эльфы и сами порой уже начинали таким «проповедникам» и «сочувствующим» в зубы давать. Так что хоть тут в кои-то веки рассосётся само и без понукания с моей стороны… нужно лишь присмотреть, чтобы народ не увлёкся и не перегнул палку. Менять тип «унтерменшей» с ушастиков на шемлинов я не собирался. Впрочем, не обошлось и без курьёзов.
  
  – Так… – я потёр переносицу, усилием воли выныривая из сладких грёз о полевых кухнях и не столь сладких, но куда более насущных мыслей о вопросе организации снабжения армии продовольствием, как прямо в городе, так и в перспективе дальнейшей компании. Зерновые амбары Халамширала-то мы взяли, но городское население тоже нужно кормить, а ведь налаженная сеть подвоза продовольствия из Орлея уже не работала, в то время как с Ферелдена ещё даже не намечена, – повтори ещё раз.
  
  – Один из отрядов, как ты их называешь, партизан, – послушно принялся повторять Алистер, – был найден в таверне «Лунная полянка» по доносу от неких «друзей». Когда отряд прибыл на месте, мы обнаружили полтора десятка мужчин. Без штанов.
  
  – Сейчас я должен сказать что-то вроде «мерзость какая» или просто пошутить, но у меня совершенно нет настроения, – мысли о том, что надо поскорее брать под свою руку окрестные хутора и деревни, чтобы частично восстановить порядок товарооборота и тем самым снизить часть остроты продовольственного вопроса, никак не отпускала и доклад о поимке очередной группы саботажников слабо находил во мне отклик. Ну, если говорить о той части моего разума, которая занималась делами в Халамширале, а не приглядывала за тварями Мора и моими тёмными эльфами. – Как они дошли до жизни такой?
  
  – Понятия не имею, – развёл руками бывший Храмовник, – по их словам, кто-то просто умудрился прокрасться к ним ночью и украсть штаны. Только штаны. Которые чуть позже в двух мешках подкинули к одному из наших постов в городе.
  
  – … – то самое чувство, когда на голове не хватает такого большого болта с шестигранной шляпкой, за которую можно ухватиться большим гаечным ключом и круто повернуть, чтобы в мозгах наконец щёлкнуло и ты понял, что сейчас услышал.
  
  – … – молчание затягивалось и Алистер начинал смотреть на меня с нехорошей догадкой в глазах.
  
  – Это был не я, если что.
  
  – Хех, Андерс проспорил мне пару золотых, – довольно ухмыльнулся этот блондинистый халтурщик, которому вот просто категорически не хватает парочки архиважных заданий Партии из серии «копать отсюда и до обеда».
  
  – Я, конечно, бываю эксцентричен, – пытаюсь передать ему взглядом всю глубину моих чувств, – особенно, если смотреть со стороны, но… переться куда-то ночью и красть у каких-то мужиков штаны? Даже если бы мне вдруг совсем стало нечем заняться, смею тебя заверить, я бы нашёл что-нибудь поинтереснее.
  
  – Угу, – кивнул парень, гениально изобразив вид лихой и придурковатый, в смысле, нулевую способность в понимание намёков и чтение ситуации.
  
  – На этом всё?
  
  – Да, – мой адъютант протянул стопку листов, – остальное — твои любимые отчёты и ещё немного отчётов сверху. Ну, чтобы ты мог почитать отчёты, пока читаешь отчёты.
  
  – Шутку оценил. Смешно, – сохраняя каменно-спокойное выражение лица, принимаю я бумаги, – как-нибудь тоже пошучу на досуге…
  
  – Э-э-э, Айдан… ты это… спокойно, это просто была шутка! Признаю, очень-очень неудачная шутка, но давай без крайностей, а? – начал беспокоиться этот любитель острых сыров и собственной шевелюры.
  
  – Ладно, я подумаю. Что там слышно по орлейсианцам?
  
  – Пока ничего нового, – пожал плечами воин, – войска маршала на подходе и будут у нас, самое позднее, завтра к полудню. Если, конечно, передовые дозоры не оповестят его о… некоторой смене флагов над городом.
  
  – Хорошо, можешь идти, и позови ко мне Табриса…
  
  
***
  
  Герцог Гаспар действительно порадовал нас своим визитом уже на следующий день. Доблестный шевалье вместе с почти тридцатитысячным контингентом мчался, дабы зажать и разбить ферелденцев. Ну и домчался. До Халамширала.
  
  – Мне кажется, или им сейчас на той стороне очень неловко? – спросила Солона, разглядывая остановившуюся армию. Моё зрение было куда острее, а потому вытянувшиеся лица у мужчин и дам я вполне себе различал.
  
  – Хммм, полагаю «неловко» не может описать в должной мере всей той пикантности ситуации, в которой они оказались, – ухмыльнулся Карвер.
  
  – Ага, а они в полном ах…
  
  – Андерс! – грозно окликнула рыжего пройдоху Мариан, – не выражайся!
  
  – Да чего такого, тут все уже взрослые и матёрые дяди и тёти…
  
  – Тут Мерриль, – напомнила рыжему Бетани.
  
  – И Айдан очень не любит, когда при ней говорят плохие слова, – согласно хмыкнула Солона. – Нет, если ты хочешь с ним это обсудить и рассказать, как, по твоему мнению, нужно себя вести с юными эльфийскими девами…
  
  – Ладно-ладно, я всё понял! Молчу! – сдался духовный целитель, под тремя ехидными женскими улыбочками, прямо таки предвкушающими подобное зрелище и за малым не умоляющие парня пойти на сей акт суицида.
  
  Я же в очередной раз поймал себя на мысли, что взаимоотношения у нас в отряде какие-то… странные. Нет, я понимал, что девочки ещё долго будут мстить Андресу за то прерывание нашего разговора, где сильные и независимые женщины уже вовсю срывали со взятого в плен короля одежду... И не то, чтобы я их в этом не поддерживал… Или меня что-то не устраивало… разве что я был бы не прочь отведать вкуса губ обсуждаемой юной эльфиечки и оценить мягкость её попки… Эх, мечты-мечты, она для этого ещё слишком невинна. И вообще, у нас тут, кажется, война, а у меня куда-то не туда мысли пошли.
  
  – А что не так с поведением Айдана? Он же хорошо относится к эльфам? – захлопала зелёными глазами самая милая няшка нашей компании. – Или я чего-то не поняла? Почему такой акцент на юности и дева… Ой! – Мерриль резко зажала себе ротик обеими ладошкам. – Я поняла, кажется… – очень-очень тихо и виновато пискнули из переплетения изящных пальчиков. – Как неловко… – эта прелесть смущённо втянула голову в плечи, стараясь сделаться как можно меньше.
  
  – Тебе нечего стыдиться, – не удержался я от того, чтобы шагнуть ближе и чуть-чуть приобнять это чудо, – это им нужно стыдиться, – таинственные «они» сразу попытались сделать виноватые рожи… неубедительна!
  
  – Но что нам с ними со всеми теперь делать? – перевёл беседу в более практичное русло Алистер, всей рожей своей интеллигентной показывая какой он молодец и как спасает всех от неудобной ситуации.
  
  – Дамы, сможете какой-нибудь подарок отправить? – мягко погладив Мерриль по голове, всё-таки заставляю себя от неё отстраниться, чтобы совсем уж не смущать.
  
  – М-м-м, – задумчиво поджала губки Солона, в то время как Мариан хмурила брови и обе прям синхронно пробегались взглядом от всадников вдалеке до стены и обратно, только каждая начала с противоположной точки — Солона от стены, Мариан — от орлесианцев, – нет, далековато. Ничего серьёзного с такого расстояния не наколдуешь, во всяком случае, быстро. Да и должны же они были учесть свой прошлый провал?
  
  – Должны, но времени нагнать Храмовников и лояльных Орлею магов у них не было, а армия на марше или только-только с марша выходящая… мечта же.
  
  – Да-да, – кивнула Мариан, складывая руки на груди, – этот момент мы уже поняли, благодаря ему прошлую армию и подловили. Но… увы.
  
  – Эй, что это они делают? – недовольно крикнул Карвер, – они что… просто разворачиваются и уходят?!
  
  – Кажется, да…
  
  – Угу… – нестройно и неуверенно принялись отвечать мои спутники, устроившиеся вместе со мной на обзорной площадке стены города.
  
  – Н-да… но, логично, – вынужден был признать я.
  
  – Логично?
  
  – Сами взгляните, – я кивнул в сторону армии Орлея, – Гаспар нёсся сюда со всей возможной спешностью, чтобы зажать нас между городом и своим войском. На худой конец — просто застичь в чистом поле и реализовать преимущество в тяжёлой коннице. Но вот засевшая в крепости вражеская армия стала для него очень неприятной новостью. К такому он не готовился, а значит не взял ни инженеров с осадной техникой, ни достаточно инструмента для того, чтобы в приемлемые сроки сладить нужное число осадных лестниц, щитов и прочего потребного для решительно штурма. А для правильной осады у него слишком мало сил.
  
  – И потому решил просто развернуться и уйти? – не поверил Алистер, отнимая ладонь от загорелого лица. Стоя на стене без шлема, он пытался разглядеть вражескую армию получше и прикрывал глаза «козырьком» от света солнца.
  
  – Я бы на его месте сделал тоже самое — нет смысла лезть в бой, правила которого установлены противником и к которому ты не готов.
  
  – Но почему бы тогда не разбить осадный лагерь там ещё что-то в этом роде? – продолжал недоумевать бастард.
  
  – Это бы сработало сиди в Халамширале пара сотен солдат, но не армия сравнимая по численности со всеми войсками Гаспара. Как бы он ни тасовал свои отряды, при попытке перекрыть все выходы из города, он лишь разделит свои силы, давая нам возможность разбить их по частям, просто стремительно ударив в одном направлении. К тому же, повторюсь, у него нет ни инструмента, ни рабочих рук, чтобы в приемлемые сроки возвести осадные укрепления, а это делает его армию лёгкой мишенью, как для контратак из стен города, так и для ночных нападений из леса. А я сомневаюсь, что он ещё не знает про оборотней или выбросил из головы эльфийских лучников. Про то, сколько на нашей стороне магов и говорить нечего. Так что нет, Гаспар не дурак и предпочтёт отойти, чтобы собрать силы для нормального штурма.
  
  – И мы вот так просто дадим ему это сделать? – удивилась Бетани, не замечая, как порыв ветра со спины растрепал её длинные тёмные волосы и те забавно сбились на лицо.
  
  – Разумеется… – я улыбнулся, любуясь этой картиной «пушистого очарования», – нет. Бан Табрис рвётся в бой, так что поможем ему в этом деле. На вас — магическая защита и усиление диверсантов, а я пока подумаю, как можно побольнее ударить то, что мы видели. Карвер!
  
  – Милорд? – сразу же переключился на рабочий лад мой оруженосец.
  
  – Позови Логейна, и пусть нам подготовят место для военного совета прямо тут — в башне, – киваю на фортификационное сооружение, где как раз и находился Мак-Тир, желая посмотреть на вражескую армию с максимальной высоты.
  
  – Будет исполнено, – коротко кивнул парнишка и быстрым шагом направился извещать генерала. Остальные тоже зашебуршали — рутина и «расслабленность» окончены, война вновь начала набирать обороты и готовилась взять новую порцию кровавой дани.
  
  Тот же день. В сумерках.
  Пятеро драконов беззвучно скользили над деревьями в ночном небе с каждой секундой приближая нас к лагерю орлесианской армии. За светлое время суток, Де Шалон успел преодолеть почти половину пути между Халимширалом и деревней Лидес — ближайшим относительно крупным поселением лежащим вдоль старого Имперского тракта. Сам по себе Лидес не являлся сколь бы то ни было укреплённой базой, представляя из себя обычную транзитную деревню, живущую с торговли у большой дороги, но с военной точки зрения всё же был важен. Во-первых, именно как логистический центр, где уже есть готовые склады под свозимые для армии припасы и какая-никакая инфраструктура с мастерскими, а во-вторых, он лежал на главной транспортной артерии и при любых раскладах должен был попасть под удар противника с какой бы стороны тот ни приближался, а потому и укрепиться в той точке, создавая для себя выгодные тактические условия, зная что враг никак её не обойдёт — вполне логичный шаг.
  
  И успей герцог это сделать, выкурить его оттуда было бы сложно. Не невозможно, всё же крепостные стены он в чистом поле никак не возведёт, даже силами всей своей армии, но заставить нас попотеть он сможет, как и задержать, давая время Орлею опомниться и ускорить сбор и отправку новых сил. Опять же, при штурме деревни, та сильно пострадает, а при отходе, Де Шалон вполне может отдать приказ сжечь склады с уже свезённым провиантом, кормами для лошадей и прочими полезными припасами, начиная от медикаментов и заканчивая сапогами. Допустить такого я не хотел, потому мы сейчас и преследовали отступающих на спинах моих чешуйчатых питомцев.
  
  Мы — это я, Солона, Бетани, Мариан и Мерриль. Да, тот самый момент, когда ты тащишь четырёх милых, хрупких девушек в бой на многотысячную армию, и почему-то всё ещё считаешь себя не только адекватным, но и по-прежнему достойным уважения мужчиной. Это было горько признавать, но такова была реальность: во всём моём войске именно эти четверо были наиболее компетентными и сильными чародеями, которые имеют при этом наибольший боевой опыт. Ирвинг, Авернус, Леора даже Клемет — все Старшие Чародеи моей Гильдии Магов, сейчас находились в Ферелдене и были крайне заняты важными вещами, которые требовали хороших управленческих навыков, понимания, что и зачем они делают, и наличия мозга, чтобы это делать правильно, не городя проблемы там, где их можно избежать. Ну и правильной мотивации, без неё никуда. А со всем этим одновременно было хорошо только у реально опытных и повидавших жизнь магов, и то пример Винн показывал, что даже там могут быть осечки. С армией же двигались два десятка обычных колдунов, как выходцев из Круга, так и недавних малефикаров-отступников, но ни один из них моим девочкам и в подмётки не годился. Вот и приходилось… смирять свои шовинистические наклонности и пускать девушек в бой… опять. Не то чтобы это было чем-то новым в моей жизни...
  
  Лагерь орлесианцев мы увидели издалека. Герцог Гаспар выбрал для стоянки большое поле, на хорошей дистанции от деревьев, что было вполне логично, после получения информации о том, что у нас есть кто-то, кто может пообщаться с деревьями «накоротке». Я бы тоже на его месте старался держаться от «зелёнки» подальше, ещё бы и в дозоры выделил магов с храмовниками, чтобы могли реально заметить вражеское колдовство и воспрепятствовать в случае чего. Вот только повторять одну и туже шутку дважды — это не мой стиль. И пусть Логейн едва ли не матом начал крыть собственного короля, когда услышал план, был вынужден признать, что такой пакости никто точно ждать не будет. А потому, мы сейчас аккуратно снижались за пределами огней лагеря, укрываемые ночной темнотой, иллюзией «прозрачности» от Бетани и Мариан и отводом глаз от Мерриль и им же, но в исполнении Магии Крови от Солоны. Вот и хорошее место — даже не холм, а так, небольшая «кочка», но метр-два высоты относительно общего лагеря даёт. Приземляемся.
  
  Да, наш план заключался в знатной магической диверсии, уровня «у меня в армии Чёрные Драконы, Сфера Огня и заклинание Армагеддона в книжке». Эх, славные времена были. Но вернёмся к действительности. Ведьмочки благополучно приземлились и шустро спрыгнули со своего транспорта. «Транспорт», не будь дураками, натурально залёг, стараясь скрыть свои силуэты, пусть нас и прикрывала магия, но лучше перебдеть, чем недобдеть, да. Я же последовал примеру уважаемых чародеек, но моей задачей было прикрытие… и роль ингредиента.
  
  – Всё готово? – осведомляюсь у леди, что, ругаясь сквозь зубы, телекинезом чертили фокусирующий узор. Можно, конечно, было бы обойтись и без него, но так надёжнее.
  
  – Почти… – пропыхтела Мариан, поправляя одну из линий, в то время как Бетани проверяла свою часть и давала отмашку Мерриль для «укрепления» почвы, чтобы обезопасить рисунок от случайного разрушения.
  
  – Это, конечно, не ритуальная чаша и заклинательный покой, но сойдёт… надеюсь, – с лёгким сомнением в голосе сообщила Солона, заканчивая с приготовлениями и доставая нож, – сам-то готов?
  
  – Когда на тебя наступает твоя женщина с таким решительным видом и сжимая нож в руках... становится немного неуютно, – признался я.
  
  – Тьма, Айдан, лучше бы вместо тебя мы взяли склянку и Андерса! – прошипела леди Амелл.
  
  – Я был бы против. И Реван тоже. Но всё, мандраж убрали, приступаем к делу.
  
  – … – на меня посмотрели с укоризной. Причём, пусть это делала одна Солона, но я отчётливо ощутил солидарность и остальных колдуний относительно моей легкомысленности. Даже Мерриль осуждала, пусть и, скорее всего, за компанию.
  
  И девочек можно было понять — перед нами раскинулся лагерь армии почти в сорок тысяч человек. Сорок тысяч озлобленных, уязвлённых, измотанных двумя скорыми маршами и дикой нервотрёпкой с разворотами и перестройкой полков прямо на марше в обратную сторону, людей профессионально занимающихся убийством. Причём людей, для которых и в нормальной-то жизни мы были не просто врагами, а буквально тварями, что не должны существовать. И нас всего пятеро. И стоим мы в каких-то жалких полутора сотнях шагов от передового дозора охраняющего покой лагеря. Тут на любого хохмоча будешь смотреть, как на дебила, пусть даже и понимаешь, что сбежать, скорее всего, сможешь. И тем не менее, девочки у меня были далеко не супер-спецназовцами, а очень даже хрупкими и не шибко взрослыми именно что девочками, которых просто подхватила и закрутила жизнь. И им нужно было преодолевать мандраж и сбрасывать напряжение. Ну а взгляды… уж как-нибудь потерплю.
  
  Собственно, общее порицание не помешало юной леди подойти и порезать мне руку, предварительно расположив ту над ямкой. Ну как, порезать? Фактически, ранку я создавал сам и сам же сдерживал регенерацию, и сам сцеживал кровь. Но не сознаваться же? После получения примерно полулитра алой жидкости, ведьмочка хотела было уже остановиться и залечить порез, но я покачал головой и продолжил. Когда ямка заполнилась где-то на литр, с беспокойством смотрели все, а кровь всё продолжала течь. Жахнуть по лагерю я хотел от души. На третьем литре нервы девушек не выдержали и меня в принудительном порядке залечили и закидали заклинаниями диагностики. Только убедившись, что помирать я вот совсем не собираюсь, дамы успокоились. И встали в Круг.
  
  – Мариан и Мерриль — Вьюгу, мы с Бетани — Бурю, Мощь на мне, я смогу больше всех извлечь из крови, – принялась координировать подруг Солона. Я же стоял в сторонке, прикрывал девочек и наблюдал. То, что мы сейчас устраиваем будет на порядок мощнее и хуже того, что было при разгроме авангарда Орлея. «Огненный Дождь» — штука неприятная, тем более, когда его исполнили два десятка чародеев, объединивших свои силы, но… это цветочки по сравнению с «Бурей Века», в исполнении четырёх пусть по самому краю и минимуму, но уже Старших Чародеек, также, собравших силы в круг… и использующих допинг в виде крови де-факто Бога. Трёх литров крови… И пусть Орлейцы понимали опасность магов, пусть у них был опыт противостояния с Тевинтером, но… Гаспар торопился и храмовников в его войске всё ещё было немного, как и магов-лоялистов. А ещё, даже имея опыт борьбы с тевинтерцами, ни один генерал в здравом уме не смог бы предположить, что кто-то попробует подойти едва ли не в упор отрядом из четырёх магистров и организует у него под носом «Жуткий Кровавый Ритуал». Поскольку подобное было бы просто идиотизмом и самоубийством без наличия способа быстрого отхода, да и по высвобождаемой мощи тут речь пойдёт не о четырёх, а скорее о сорока Магистрах — а столько суровых ребят в одном месте собрать и заставить совместно вкалывать не сможет и самый крутой Архонт. В итоге, я любовался, как четыре изрядно побледневшие и закусившие губки от напряжения ведьмочки собирают в единый кулак чудовищные объёмы волшебства, от которых меня опять начало «колбасить» несмотря на всю мою улучшившуюся природу. Я буквально нутром чуял, как Тень жадно и едва ли не с ненавистью испаряет мою кровь, в ответ отдавая запредельное количество энергии. И вся эта энергия стекалась в два каркаса заклинаний, что одна светловолосая чародейка сейчас сплавляла воедино, а потом… отпустила.
  
  Резко завыл ветер, за мгновения наливаясь мощью шторма, срывая палатки в лагере и заставляя людей прижиматься к земле, да и это помогало не всем, улучшенным зрением я мог отчётливо видеть человеческие фигурки, поднимаемые ураганом. Но ветер был лишь началом, в следующий миг к нему присоединились маленькие осколки льда, сконденсировавшиеся прямо из воздуха. Маленькие. Но бритвенно-острые. Влекомые силой воздушной стихии, они врезались в тела людей, пробивая кожаные доспехи и даже кованные латы, хотя последнее и казалось невозможным. А следом за льдом пришли молнии. Потоки электричества обрушились на людей с небес, испепеляя за мгновения целые десятки. Ветер давно перерос в торнадо, а то начало разделяться, рождая новые и новые потоки. И всё это в окружении льда и молний. Счёт погибшим уже должен был идти на тысячи, если не десятки тысяч. Сама природа уничтожала тех, кто посмел бросить вызов магам.
  
  – Хех, я же говорил, группа чародеев-диверсантов в тылу врага может его очень сильно огорчить, – откровенно любуясь буйством стихии, мечтательно протянул я.
  
  – Айдан… ты сейчас больше похож на жуткого малефикара, чем был Ульдред в лучшие моменты своей речи… – прикрыв глаза, покачала головой Солона и тут же пошатнулась. Пришлось её срочно ловить, сегодня ей досталось особенно сильно — ведь всю эту мощь, собранную сестрами, направляла именно она.
  
  – Ничего, вернёмся в крепость, и отдохнёте. Сам король будет разминать вам плечики и выполнять малейшие прихоти, обещаю.
  
  – М-м-м, звучит хорошо, – довольно мурлыкнула Мариан, – но сначала нужно убираться отсюда. Буря получилась мощная, но их тут действительно много и половина может быть сможет выжить… я бы хотела оказаться подальше отсюда в этот момент.
  
  – Согласна, – кивнула её сестра. – Мерриль, ты как?
  
  – Х-хорошо, – потёрла глаза остроухая прелесть, – просто… как-то… некомфортно, когда я осознаю, что мы только что сделали. Ну, в том смысле, что, я понимаю, что это были наши враги, но вот так вот… ум… А-айдан, а на счёт разминания плеч… а мне можно? – и так наивно глазками хлоп-хлоп.
  
  – Конечно, как я сказал, всё, что вы пожелаете. Но сначала зачистим следы и дождёмся, когда чуть утихнет ветер — в такой шторм наши чешуйчатые малыши не полетят.
  
  – Хшшш, – солидарно кивнули означенные чешуйчатые. Перспектива полёта в ураган их не радовала совершенно.
  
  – Хорошо, тогда я пока всё уберу! – кивнула ушастенькая прелесть и принялась «уговаривать землю» вернуться в прежний вид. Буквально через минуту о том, что мы вообще были на этой кочке, не осталось никаких воспоминаний. А там и ветер начал утихать. Всё-таки магическая буря — это не настоящий катаклизм, а потому стихает она, оставшись без подпитки, почти также быстро, как и появляется по воле мага. Погрузившись на драконов, мы направились в обратный путь. Девочки явно жаждали отдыха, да и желание Мерриль быть потисканной, пусть и озвученное крайне неуверенно и не прямым текстом, меня очень радовало. Но это будет потом, а пока — в воздух и на базу. Налёт жутких кровавых диверсантов признаю успешным.
  
  
***
  
  Остаток ночи прошёл в тёплой и расслабленной атмосфере, включающей в себя вино из императорских запасов, массаж и… всё. То есть, совсем всё. Девушки реально устали, причём не столько физически или магически, сколько морально, всё-таки не каждый день им приходится аннигилировать десяток тысяч человек. Сейчас им была нужна поддержка и нежность, а не секс, сколь бы приятным он ни был. К тому же, Мерриль ещё явно не была готова заходить так далеко. И пусть после тисканья и массажа она действительно уснула и была осторожно отнесена на ручках в соседнюю комнату, тем самым развязав мне руки, но… в общем, мы с ведьмочками ограничились парой поцелуев, после чего тоже отправились спать, благо ширина кровати в императорских покоях вполне позволяла всем разместиться с комфортом и места свободного даже при расположении четырёх человек там оставалось прилично.
  
  Правда, если девочки вскоре по-настоящему уснули, то я лишь делал вид. Мои войска уже покинули город — после такого удара орлейцам потребуется масса времени даже на простую реорганизацию, не говоря уже о чём-то большем. Давать же им время ни я, ни маршал совсем не желали, а потому план ночного марша, с последующей внезапной атакой на дезорганизованного противника был утверждён и принят к исполнению. Об успехе нашей диверсии Логейну уже доложили посредством связных записок, так что в том направлении волноваться не стоило, а вот взглянуть, как там мой Мор поживает — очень даже.
  
  Мор «поживал» неплохо, занимаясь экспроприацией ценностей из Орзамара. Уходили гномы спешно, брали только самое ценное и необходимое: несколько «реликвий предков», камушки, золото… да и всё, в принципе. В общем, всё то, что равнодушным к ювелирке и живущим по принципу роевого сознания (с одним скромным Высшим Разумом во главе) было нафиг не нужно. Тот же кузнечный инструментарий остался на складах и мастерских почти в полном объёме. Ещё нашлось три десятка кретинов, которые почему-то не эвакуировались со всеми вместе. То ли были настолько тупы, что не осознавали опасность, то ли, наоборот, считали себя самыми умными и под шумок надеялись как следует помародёрить, а потом смыться через другой выход, благо таких выходов с Глубинных Троп на поверхность хватало. Разумеется, не уровня «протащить через них армию», но для одиночки или небольшого отряда — вполне. Ну да и хрен с ними, с идиотами — пойдут на биомассу. Куда больше меня интересовали трофейные Жезлы Контроля Големов, работающие, к моему большому удивлению, на «нормальной» магии. Жаль только, что самих големов захватить в сколь-либо целом состоянии не удалось. Те, как и положено нормальным автоматонам, исполняли отданные приказы до конца своей функциональности и «сдавались» только будучи разбитыми в щебень. Но даже так, чем заняться моим тварям было. Например, осваивать новое кузнечное оборудование. Правда, навыки Порождений в этом плане были довольно примитивными, а «прописать» пусть даже голым знанием без прививания моторики что-то лучшее у меня всё руки не доходили. Да и это «лучшее» ещё нужно было добыть, что тоже несложно, просто долго, нудно и требует вечно не хватающего времени. Краем сознания коснулся дроу, но у тех всё было по-старому. Освоились мальчики и девочки полностью, немного страдая от того, что приходится использовать амуницию снятую с тварей Мора, сейчас активно подумывали добыть гигантских пауков, чтобы из их паутины сделать себе «достойные одеяния». Останавливал их только тот факт, что отрядные маги знали, что подобные наряды существуют и изготавливаются из паучьего шёлка, но маги в отряде были боевыми и точной технологии и чар не знали, экспериментировать же им не особо хотелось, а вот выйти на поверхность — вполне. Ну и славненько, пусть вылезают и осознают неприятные моменты той действительности, что их окружает.
  
  На закуску глянул ситуацию вокруг того странного тейга с «неправильными» гномами. К сожалению, из-за того, что я сместился сильно западнее, моей чувствительности уже хватало с трудом, но на «посмотреть» меня хватило. И… как бы это сказать, пришлось сильно ох… удивиться. Отряд Крикунов смог под маскировкой забраться довольно далеко и начал «составлять» потихоньку карту тех подземелий. Огромные каверны, погружённые в вечный мрак сменялись «лесами» из лириумных кристаллов, что по своим размерам, чистоте и общему весу заставляли все запасы, отбитые у церковников и добытые орзамарцами, смотреться просто смешно. Но куда сильнее поражал сам город коротышек. Целый лес сталактитов и сталагмитов, внутри которых прорубали помещения и проходы. Рукотворные каменные мосты и анфилады между природными образованиями. Сочетание магического укрепления с инженерными расчётами. Впечатляло. А уж система акведуков, воздуховодов и огроменных зеркал, подающих воду, воздух и дневной свет в эту огромную пещеру и вовсе заставляли впасть если не в священный трепет, то задуматься, на сколько же сильно местные деградировали по сравнению с тем, что было раньше... эх. Правда, на этом успехи моей разведки и кончились — стоило им попытаться зайти чуть глубже, как их сразу же вычислили и нашпиговали стрелами до состояния «вывернутых наизнанку ежей». Ну да ладно, ударные корпуса от Орзамара уже потихоньку стягиваются к этому тейгу, посмотрим, что они ответят на отряд Огров, использующих укрепление внутренней энергией, тяжёлую броню (пусть и отвратного качества) и ростовые стальные щиты…
  
  На этом ночь уступила свои права утру, Мак-Тир, судя по метке, уже достиг лагеря Орлея, но чувствовал себя прекрасно, без малейшего волнения или опасений, что могло значить только одно — проблем для себя он не наблюдает, так что я мог вполне поваляться и понаслаждаться отдыхом и ничегонеделанием. С учётом того, что рядом со мной начали ворочаться и ме-е-едленно просыпаться три очаровательных чародейки, то ничегонеделание может быть очень активным. Да, однозначно, раньше обеда из кровати ни ногой!
  
  – Мррмм, доброе утро, – сонно потирая глаза, поздоровалась Бетани, скидывая с себя руку сестры и садясь на кровати. – Уа-а-ау, – а это был зевок с потягиванием, прекрасно показавшим и притягательные холмики, и неплохую, по человеческим меркам, гибкость волшебницы.
  
  – Совершенно верно! И оно только что стало ещё добрее, – улыбнулся я, привстав на локтях, чтобы привлечь к себе девушку и накрыть её ротик поцелуем.
  
  – Хм?... – сознание чародейки ещё явно не завершило загрузку, что позволило мне беспрепятственно и в волю распустить руки… – Айдан! – ну почти беспрепятственно. – Охальник! – шутливо начала отбиваться красавица, полностью вынырнув из страны снов.
  
  – Ещё какой! – покладисто подтвердил я, по-хозяйски сжимая её попку обеими руками и подтягивая длинноволосую брюнеточку так, чтобы её губы вновь оказались в плену моих, а высокая обнажённая грудь прижалась поплотнее.
  
  – Эй, чего это вы тут задумали? – донёсся недовольный голос Солоны с левого от меня края кровати.
  
  – Отдыхать и предаваться заслуженному отдыху. Возможно, с элементами разврата, – честно изложил я свои намерения, оторвавшись от розовых губок Бетани и повернув голову к сонно нас разглядывающей блондинке.
  
  – Звучит заманчиво… – протянула Мариан, тоже проснувшись и приподнявшись на руках, так чтобы видеть меня из-за сестрёнки. В итоге я наблюдал картину, как две красивые девушки с полным отсутствием одежды практически забрались на меня. Точнее, Бетани-то на мне уже вовсю сидела, но и Мариан теперь оказалась очень близко и в очень приятной глазу позе… От того её следующие слова меня особенно расстроили: – Но нам нельзя, – вздох коротко-стриженной брюнетки с головой выдал, что и она не в восторге от своих слов, но в решении тверда.
  
  – Почему? – совершенно искренне не понял я хода её рассуждений, а главное — того факта, что и от двух других сестричек повеяло полным согласием с мнением синеглазой чародейки. – Походная кровать обеспечивает куда как меньший уровень комфорта, чем вот это вот чудо, – ради такого дела, я даже выпустил из рук попку Бетани и похлопал по поверхности шикарного траходрома.
  
  – К Архидемону комфорт! – решительно завозилась на своём месте Солона, явно намереваясь подобраться к нам поближе. – Твоим войскам может потребоваться наша помощь, так что… – дальнейшие её слова прервало приятное слуху взвизгивание, когда моя рука поймала красавицу и притянула, чтобы разместить у меня на груди уже двух милых ведьмочек. И тот факт, что она сама дала мне такую возможность, приближаясь с явным намерением начать растаскивать нас с Бетани, меня полностью оправдывает — слово короля! – Айдан! Пошлям-м-м!!! – вот мне и достался вкус алых губок леди Амелл…
  
  – Эй! – возмущённый окрик Мариан не помешал мне распустить руки уже в двух направлениях, активно играя с язычком Солоны, которая… вроде бы и вырвалась, но как-то не очень убедительно. Да и Бетани её в этом поддерживала, в смысле возражала столь же неубедительно. – Где была твоя активность до коронации?! – теперь уже коротко-стриженная брюнетка решительно полезла нас разнимать.
  
  – В каком смысле? – «поддаюсь» усилиям, выпуская красавиц, чтобы освободить руки для новых свершений.
  
  – В таком, что кто-то настолько умело изображал не интересующийся постельными утехами чурбан, что нам пришлось брать всё в свои руки! Ты хоть представляешь, как нам стыдно до сих пор?!
  
  – Нет, – только-только растолкавшая и повалившая подруг на кровать по обеим сторонам от меня, брюнетка оказалась схвачена сама и притянута с самыми развратными целями, – но каюсь, готов искупить и наверстать!
  
  – М-м-м! – попыталась высказать протест Мариан, но её ротик оказался слишком занят.
  
  – Айдан, я серьёзно, – легонько толкнула меня присевшая Солона в левый бок, – из всех имеющихся магов, мы трое… – небольшая заминка, – четверо — сильнейшие, и мы не можем тут придаваться срамным утехам, когда армия вот-вот встретит противника!
  
  – Я согласна, – вторила ей Бетани с другой стороны, правда без повторения толканий. – У нас война и мы не имеем права вот так сидеть здесь и развлекаться.
  
  – М-му-ум! – согласно промычала в поддержку сестричек и Мариан, с процентами восполняя недоздачу толканий со стороны сестры ударами собственных кулачков по моим плечами. Правда это не мешало ей очень даже активно целоваться и даже тихонечко совершать поступательные движения тазом, так сказать, выказывая одобрение моей мужской, кхм, твёрдости… Но мычала она согласно, да. И кулачками выражала явное негодование моральному облику некоего монарха, что заставил её себя оседлать. Прям очень явное. И очень негодование.
  
  – Девочки… – отрываюсь от бледных губок боевитой и приятно раскрасневшейся чародейки, – я всё понимаю, в вас горит энтузиазм, но… дайте бедняге Мак-Тиру хоть кого-нибудь разбить в этом походе. Он эту возможность почти двадцать лет ждал, а тут облом на обломе, да ещё и король нервы треплет, рискуя головой то там, то здесь. Если я и тут окажусь рядом, перехватив все лавры, он сделается совсем невыносимым!
  
  – Хммм, – синхронно протянули три обнажённые прелестницы, как будто даже переходя на какую-то мистическую женскую форму телепатии для выработки единого мнения. – Нет, не аргумент! – категорически отвергла мои искусы Солона. – Магическая поддержка на поле боя — это сохраненные жизни твоих воинов! Ты — король, ты должен о них думать! Поэтому хватит её лапать и давай одеваться! – мою левую руку решительно принялись отрывать от ягодицы Мариан, причём всего секундой позже, тоже самое начали делать и с левой рукой только уже пальчики Бетани…
  
  – Ну, девочки… – я, конечно, мог с лёгкостью «не заметить» их усилий, но это было бы как-то нехорошо, так что пришлось отпускать «добычу», – мы вполне можем ещё немного отдохнуть, а потом нагоним армию на драконах, если без этого вот совсем никак.
  
  – Отдохнём, когда завершим разгром, – получившая свободу Мариан, быстро чмокнула меня в губы, как бы давая утешительный приз, – не сомневайся, – и улыбнувшись, поспешила спрыгнуть с меня.
  
  – Угу, – поддержали её Солона с Бетани... и все трое оперативно покинули кровать, направившись в соседнюю комнату, где и располагались… ну, это ещё не «домашняя сауна», но что-то близкое. Уж в чём орлесианцы толк знали точно, так это в роскоши, а тут не просто какие-то орлесианцы, а монаршие покои в дачной резиденции означенного монарха.
  
  Я же… вдруг осознал простой факт. Несмотря на то, что в этой реальности им не приходилось тащить всё на себе, оперевшись вместо этого на твёрдое мужское плечо, сами задатки, основы характера у девушек давно сложились. И были это задатки героев-протагонистов, которые были способны, наплевав на всё, построить и заставить работать в одной упряжке половину страны… стран. Ведь даже сёстры Хоук, в своё время, в другой истории тоже сами затащили задницу масштаба страны, пусть Киркволл и его предместья размером с тейринг, но уровень проблемы там не сильно уступал Мору, а с учётом того, во что вылился дальше — так и вовсе превосходил. В общем… мои подсознательные убеждения, что женщины, чтобы они ни говорили про своё понимание, по любому будут требовать к себе внимания, в том числе и с позиции «отложи государственные дела — они не убегут», немножко так… не оправдались. И это было… неожиданно, мягко скажем.
  
  Спустя полчаса, изрядно посвежевшие и похорошевшие дамы, облачившиеся в «домашние платья» вновь оказались в моих апартаментах. И ждал их не только я, но и доставленный слугами завтрак. Ещё было бы неплохо пригласить и Мерриль, но это ушастенькое чудо уже с самого утра упорхнуло гулять по саду дворца и сейчас любовалась красотами, отвлекать её от этого было бы кощунственно…
  
  – Айдан… я тебя люблю! – выдохнула Мариан, правда, влюблённый взгляд достался не мне, а свежайшему нежнейшему паштету, уже намазанному на мягкий белый хлеб и прочим вкусностям, положенным скромному правителю.
  
  – Приятного аппетита, девочки… Мы же можем хотя бы позавтракать вместе?
  
  – Можем, – улыбнулась Солона, под дружные смешки подруг. После чего и за столом установилось сосредоточенное сопение, неуловимо связанное с ещё более сосредоточенным и вдумчивым жеванием.
  
  – Уф… хорошо, – утолив первый голод, откинулась в кресле Бетани.
  
  – Да-а-а, – довольно прищурилась Солона. – Но надо собираться! – бескомпромиссным тоном рубанула она, поднимаясь на ноги.
  
  – Верно! – поддакнула ей Мариан, тоже вставая.
  
  – Даже если кто-то хочет вновь оказаться в кровати, – с толикой игривого сочувствия во взгляде на меня, добавила Бетани.
  
  – Не правда, – возмутился я поклёпу, – я хочу затащить туда вас. В конце концов, в походных условиях будет не до того, а я молодой и здоровый, – по чувствам резануло странным ощущением, – мужской организм… – договаривал я на автомате, пытаясь понять, что произошло.
  
  – Айдан… – начала было длинноволосая брюнетка.
  
  – Вы тоже почувствовали? – прервала её сестра.
  
  – Да. Около сотни «связей» неожиданно появились где-то в центре дворцового комплекса, – расшифровал чутьё я, а потом, сопоставив чутьё с меткой и «посмотрев последние логи», чуть не застонал. Нет, это же надо было, а?
  
  – Порождения Тьмы? – неуверенно предположила Бетани.
  
  – Нет, те ощущаются совсем иначе. Но и не Стражи, – задумалась Солона. – Айдан?
  
  – Надо посмотреть, – поднялся из-за стола и я, направившись к своим вещам.
  
  – Ладно… – согласилась светловолосая волшебница, и следующие пару минут мы спешно облачались — не полуголыми же во двор выскакивать?
  
  И только девушки разобрали свои посохи, как за дверью послышалась возня, ругань, звук падения чего-то тяжёлого и грозное шипение. Да, своих драконов я разместил прямо в «предбаннике» личных апартаментов, благо размер их такое пока ещё позволял, хоть и со скрипом, зато такие «сторожа» и «можордомы» гарантированно отпугивали всех, кто захотел бы сунуться не по действительно срочному и важному делу. В общем, коротко переглянувшись, мы вчетвером вышли посмотреть, что там произошло.
  
  – Алистер? – я приподнял бровь, разглядывая незадачливого храмовника, прижатого Бастилой к полу, – что ты делаешь?
  
  – Видимо, лежу… – отозвался парень, – возможно, изображаю яйцо.
  
  – М-м-м, а более глобально? – жест рукой, и дракоша величественно отходит к стеночке, позволяя храмовнику не только дышать полной грудью, но и даже подняться на ноги.
  
  – Точно! Вы же почувствовали? Несколько десятков странных меток! Возможно, это новый вид Порождений или чего похуже!
  
  – Да, уже почуяли, извести гарнизон, нужно быть готовыми, но пока без резких движений.
  
  – Андерс уже этим занимается… почему-то он наотрез отказался идти к вам. И теперь я, кажется понял, почему… – взгляд парня понимающе пробежался по нашей компании. – Ну, рыжий… – звучало в голосе храмовника много обещаний к своему «классовому врагу».
  
  – Я думал, после того, как он не единожды удирал от трёх разъяренных фурий, теряя сапоги и запутываясь в мантии, его нежелание можно было понять. И предвидеть.
  
  – Ну не догадался я об этом, признаю! – развёл руками Серый Страж. – Делать-то что будем?! – переключился он на рабочий лад.
  
  – Встречать гостей, – я вздохнул.
  
  «Дроу» меня убили. Ну, в моральном плане. Признаю, есть тут и моя ошибка — внимания в последнее время я им уделял немного. Да и с чего бы поступать иначе? Они ребята самостоятельные, почти самодостаточные, их планы были вполне логичны и меня устраивали, никаких проблем с той стороны не намечалось. Даже на поверхность они должны были вылезти или на северо-востоке Орлея, неподалёку от одного из лагерей Искателей, или вообще в районе пресловутого Кирволла. Но даже до первой точки им было ещё неделю топать. И это — самый минимум. Потому особо я в ту сторону и не смотрел, так — считывал «отчёты» по состоянию здоровья и планам группы. На том и был спокоен. Однако… эти ребята нашли один из Элувианов. Тех самых эльфийских гибридов портальной арки со спутниковым телефоном. Как это волшебное зеркало оказалось на Глубинных Тропах было совершенно не ясно. Может гномы у эльфов отбили или потырили, когда Арлатан делал последнее «кря», а может какая из тварюшек прошлых Моров залутала и притащила поближе к гнезду. Факты оставались фактами. Элувиан тёмные эльфы нашли. А в базах знаний, что я в них вкладывал «для аутентичности» были и приёмы работы с этими зеркалами, добытые нами из памяти того Боевого Мага в медальоне. Далее ребятки и девчатки посовещались и логично решили «срезать». Ну и срезали, сначала отправив небольшую развед-группу при полном стелсе, который ни я, ни другие Стражи прочуять не смогли, а метке своей на дроу, как говорилось ранее, я внимания особого не уделял. Разведка доложила, что зеркальце стоит на каком-то складе с кучей наполовину непонятной херни, наполовину — неплохой амуниции. Ну народ остальной и решил тоже заскочить. И вот эту толпу мы-таки уловить сумели, не смотря на всю их скрытность. И да, как выяснилось, в Халамширале тоже был Элувиан. Почему мне о нём не доложили сразу… разберёмся и выясним. Но, с учётом того, на сколько эта штука редкая, специфическая и скрываемая, есть подозрение, что о самом существовании схрона с таким артефактом знало человек пять, которых могли убить, например. Или их не было в городе. Или, что ещё проще, они просто не стали упоминать такой ништяк при допросе, а не зная, о чём спрашивать, не получить ответа. Я сам никого не допрашивал и память не потрошил, не до того мне было. А обычный допрос обычными офицерами, что даже ни разу не профессиональные шпики/разведчики… пф, это несерьёзно. Тем более, на такую тему. Разумеется, рано или поздно, портал бы нашли и даже поняли, что это такое, но тут именно что скорее «поздно», чем «рано». Однако, это всё лирика. Итог же такой — сейчас ко мне топает сотня хорошо прокачанных, уже неплохо вооружившихся и затарившихся вооружённых фанатиков. Каждый из которых, в принципе, и Огра голыми руками порвать может. Звучит напряжно, но есть нюанс — это мои фанатики.
  
  Тем временем. Белеготар Морохир.
  – Ты чувствуешь? – пришёл вопрос-мысль, едва они ступили в зал по ту сторону Элувиана.
  
  – Да, Он совсем рядом, – ответил командир отряда, – но не смейте расслабляться. Пока мы не предстанем перед Владыкой, считайте, что мы всё ещё во владениях врага, – пусть и он отдал такой приказ, но выполнить его даже самому было очень сложно.
  
  Их Лорд находился едва ли не на расстоянии вытянутой руки. После веков, а может и тысяч лет ожидания! Не устремиться к нему, снося всё на своём пути, было почти физически больно. Но Белеготар терпел. Уже скоро. Но сначала — осмотреться и, если угроз нет, хоть привести себя в сколь-либо приличный вид. В Силе Лорда не чувствовалось гнева, нетерпения или азарта, а значит, ему не требовались его Тени. Значит, можно потратить немного времени на подготовку. Не являться же перед очи Владыки в этих обносках, снятых с трупов искажённых ошибок неизвестных криворуких колдунишек? Жаль, что никто из Плеяды не знал методов изготовления нормального паучьего шёлка, но что поделать — они воины и убийцы, а не ремесленники.
  
  Оглядев зону прибытия, глава отряда довольно кивнул — путь все возможные уставы были нарушены и «Видящее Зеркало» расположили, судя по всему, на каком-то складе, а не в специально предназначенных для него покоях, на этом складе, по крайней мере, было оружие, броня и расходные материалы. Не очень много, да и качество оставляло желать лучшего, но что взять от массовых изделий, сама суть которых не пригодна для индивидуальной подгонки. Немного сбивал с толку вид оружия и брони — даже для массовой и дешёвой продукции они были слишком уж грубыми и массивными, напоминая больше поделки этих подземных коротышек и, ещё больше, то, что таскали с собой и на земле искорёженные выродки, но мало ли как изменился мир? Он сейчас не в том положении, чтобы перебирать. С вопросом, «брать или не брать» он тоже не заморачивался, рассуждая вполне здраво: в том маловероятном случае, если это снаряжение таких же Th’Rau, как он, то сородичи с пониманием отнесутся к нуждам только-только очнувшегося от Сна Смерти отряда; если это поделки татуированных рабов, то и вовсе не о чем переживать — сам факт того, что их изделия в руки берёт кто-то из Отмеченных Elgar'nanом должен для них являться честью и предметом гордости, ну а если это какие-то новые враги, что этот мир порождал время от времени… тогда, всё здесь находящееся — законные трофеи. Так что короткий жест рукой и пребывающий отряд принялся перевооружаться. Хотя качество всё равно огорчало. Впрочем, после того, как Морохир увидел, в каком состоянии находится Перекрёсток — узловая часть системы Элувианов, место, с помощью которого можно перейти к любому другому Видящему Зеркалу хоть с целой армией… если у тебя есть нужные права и полномочия, конечно, дроу уже не ждал ничего хорошего. Видимо, его «бледнокожие» сородичи умудрились ОЧЕНЬ сильно облажаться. Pwump’y’frone — непечатно охарактеризовал потомков своего народа воин.
  
  То, на сколько на самом деле плохи дела, воин узнал буквально через пять минут и три поворота дворцовых коридоров. Им встретился слуга. Ничего необычного — самый заурядный раб с валласлинами, свидетельствующими о его принадлежности Силейз — Хранительнице Очага. Совершенно рядовое явление. Но… его волосы были седы, а лицо — изрезано морщинами. Сказать, что отряд впал в ступор — это изрядно приуменьшить их состояние. Нет, сама концепция старости, дряхлости и увядания была знакома иллитири, животные были вполне подвластны времени, да и среди подземных коротышек встречались старики, но старый эльф? Что за нелепица?! Как такое вообще может быть?! Возможно, это какая-то болезнь или проклятье? Местный лорд отрабатывает изобретенное заклинание на слугах?
  
  Белеготар поморщился, такого подхода он не одобрял. Зачем издеваться над сородичами, когда в подземельях полно коротышек? Да и преступников пусть не сильно много в Народе, но в то, что эта братия с веками окончательно исчезла он не поверит никогда. На всякий случай, он по связи приказал волшебникам проверить непонятного раба.
  
  – Что скажете? – спустя пару минут, что маги, оставаясь в скрыте и обездвижив исследуемого, водили над ним руками, поинтересовался лидер.
  
  – Это кошмар, – покачала головой Тинтур, -слаб, тщедушен, энергетические каналы совершенно не развиты, тело изношено. Любой, даже тяжелораненый «белый» в наши времена был здоровее, чем вот это вот, – в мыслях женщины причудливо смешивались жалость и презрение.
  
  – Это заразно? – состояние раба беспокоило Морохира в последнюю очередь, а вот возможная опасность для его отряда и его самого — в первую.
  
  – Вырождение передается по наследству, но не как болезнь… – прикрыла глаза волшебница, -как же низко они пали… и сколько же нас не было?
  
  – Не имеет значения. Двигаемся дальше, Владыка ждёт! – и отряд продолжил движение.
  
  Следующая встреча уже не была столь шокирующей, но удивления принесла едва ли не больше, чем первая. В коридоре стояли несколько странных существ. Они были похожи на эльфов, но немного превосходили их в росте и телосложении, часть имела на лицах внушительные бороды, а их уши… они были круглые! Наверное, так или примерно так должны были бы выглядеть потомки его сородичей и подземных карликов… при условии, что такой союз, сам по себе возможный только в рамках эксперимента какого-нибудь полубезумного эльфийского лорда, вообще будет способен давать потомство. Неизвестные существа были облачены в броню и вооружены, но качество их снаряжения было даже хуже того, что они добыли на том складе. Едва ли не сырое железо! Ну ладно, быть может, не железо, а простая сталь. Вот только нормальный ремесленник и её постесняется пускать даже на инструменты, разве что самые грубые и неказистые. «В Бездну» — подумал дроу и просто прошёл вместе со всем отрядом мимо этих непонятных гибридов. Их подготовка была под стать снаряжению — целую Плеяду, что прошла едва ли не задевая их плечами, они совершенно не заметили. Если это местная стража, то глубина падения окружающего мира как раз соответствует этой самой Бездне…
  Выйдя из коридора, отряд попал в галерею, спускающуюся в сад дворца и вот здесь стало уже интереснее.
  
  Среди деревьев и цветов прогуливалась юная девушка. Валласлины на её лице свидетельствовали о принадлежности к ветви Диртамена, но вот сама походка, манера двигаться и едва уловимое дрожание реальности, ощущаемое не столько рационально, столько внутренним чутьём. Эта девушка была рабыней, как и тот слуга, возможно, её могли бы спутать с обычной «Хранительницей Садов», вот только сама манера двигаться… уж определить Боевого Мага, причём достаточно опытного, чтобы боевые рефлексы были забиты в самую кровь и плоть, влияя на манеру движений даже в мирной ситуации. И это было очень странно. Среди рабов не может быть тех, кого допускают к таким знаниям. Но валласлины… татуировка была однозначна. Возможно, он ошибся и неправильно определил её таланты? К тому же, его смущало ещё кое-что. Смутное, неопределённое. Эта юная рабыня почему-то не вызывала ощущения превосходства и пренебрежения, что Il’Ithir, не без оснований, испытывали даже к своим свободным «белым» сородичам. И это было странно.
  
  – Quen está aquí?* – неуверенно спросила девушка. Язык был совершенно незнакомым (Здесь кто-то есть?* не забывайте, что дроу не владеют «общим» языком).
  
  Неужели почувствовала? Нет, исключено. Просто интуиция? Возможно. Нужно было что-то решать. Просто пройти мимо? Снова возможно. Как и захватить и допросить. Вот только в этом не имело смысла, особенно, если окажется, что эта дева — действительно садовница. Личная садовница Elgar'nanа, например. С его Владыки бы вполне сталось подобрать подходящий ему талант и даровать сил, чтобы этот талант «никто не обидел». Потому, взвесив все «за» и «против», Морохир вышел из скрыта, заставляя девушку вздрогнуть.
  
  – Пусть Предвечная улыбнется тебе, младшая, – не надеясь, что собеседница его поймёт, но стараясь подать голос как можно мягче и спокойнее начал воин.
  
  – О?! Что?! Вы… кто?! – с заметным акцентом, но девушка могла изъясняться на нормальном языке! Какое это было облегчение. И даже полное отсутствие манер и понимания не сильно омрачало это открытия.
  
  – Имя моё Белеготар, нареченный Морохир. Il’Ithir.
  
  – Эм… простите, моя… я плохо владеть язык древнего Арлатана. Что такое Il’Itihir? – в голосе собеседницы звучала некоторая опаска, но вот любопытства там было куда больше. Впрочем, что ещё ожидать от принадлежащих Хранителю Тайн?
  
  – Il’Ithir, – поправил собеседницу дроу, – и там, откуда я родом, принято представляться в ответ, – скрыть раздражение до конца не получилось.
  
  – Ой! Простите! Я… ох… как стыдно. Я Мерриль. Э-э-э-эм, просто Мерриль, – теперь она начала паниковать. Таким манером, толку от неё будет ещё меньше, чем ожидал командир Плеяды изначально.
  
  – Хорошо… Мерриль. Скажи, хммм… – Белеготар задумался. Как объяснить совершенно не понимающему эльфу, что ты от него хочешь? Особенно, когда дело касается такой вещи, как Вера и общение с Богом. А тут ведь и просто языковой барьер, пусть и не полный. Дипломатия никогда не была его сильной стороной. Проблемы он привык решать сталью. А, впрочем, зачем сейчас мудрить? – ты не знаешь, где сейчас находится Elgar'nan? – вдруг повезёт? Иногда прямой путь действительно самый простой.
  
  – А! Так вы к Айдану? В смысле, к… – девушка задумалась, пытаясь подобрать слово, – Князю?
  
  – Да! – его цель была близка и только чудовищным усилием воли он сдержался от того, чтобы не начать вытряхивать ответы из эльфийки.
  
  – Конечно, – с готовностью кивнула девушка, бесхитростно хлопая любопытными зелёными глазами, – пойдёмте, моя вас к нему отвести. Это здесь, совсем недалеко.
  
  – Так просто? – не поверил дроу.
  
  – Это Айдан, – последовал странный ответ, – если вы ему не понравиться. Вас может скушать дракон. Ох… простите, я очень много болтаю, да?
  
  – Ничего страшного, – не дрогнул ни единой мышцей воин, – веди, – яснее от «пояснений» юной девы не стало, но упоминание дракона, который может кого-то сожрать по указу какого-то «Айдана» свидетельствовало о том, что это и вправду Князь Тьмы — драконы всегда следовали за Ним.
  
  И снова Айдан
  Народ суетился и готовился к неприятностям: леди-чародейки и Андерс навешивали щиты и заговоры, Алистер, Карвер и Дариан — проверяли клинки и то, как хорошо сидит броня, даже дракоши, поддавшись общему оживлению, возбуждённо перетоптывались и ожидали кипиша. Обычная стража присутствовала по-минимуму и представляла собой наименее боеспособные части моего войска, едва ли не обозников, ну и местных эльфов-ополченцев, в общем, контингент мог гонять шпану, которой в городе и так почти не осталось, да, если сильно прижмёт, кидаться камнями со стен и стрелять из лука. На этом их таланты заканчивались и тот же Карвер, самый неопытный и «слабый» из моих спутников, мог бы в одиночку разметать всех этих «правоохранителей», даже не вспотев.
  
  Но вот время ожидания истекло и массивная широкая дверь, больше напоминающая ворота, и отделяющая хозяйские залы от остального дворцового комплекса, отворилась и…
  
  – Эм, привет? – неуверенно поздоровалась моя остроухая няшка, рассматривая подготовившийся к бою отряд. Рядом с ней стоял «классический» дроу.
  
  Наблюдать его посредством собственных глаз, а не подключаясь к органам чувств самих моих творений, было довольно интересно. Чуть выше и массивнее обычного эльфа, но до людских статей недотягивает. Правильные черты лица, судя по тому, как от некоторых ушастеньких «стражниц» потянуло «женским интересом», со внешностью я справился неплохо и сочетание антрацитово-чёрной кожи с молочно-белыми волосами им зашло. Сама фигура — поджарая и гибкая, даже несмотря на то, что облачена в явно не совсем подходящую кольчугу. Кстати, а нахрена он её вообще напялил? Пусть и с добавлением веридия, но он ведь, если чуть напряжётся, её сможет натурально разорвать — модифицированные мышцы вместе с усилением «Ки» и не такое позволяют вытворять. Чуть углубляюсь в его мысли и… а, понятно, логично. «Нельзя представать перед Богом голым или в воняющих обносках жалких выродков».
  
  – Мерриль, – то ли простонала, то ли прошептала Солона, прикрывая глаза.
  
  С её точки зрения, ситуация была очень не очень — какой-то мутный тип взял в заложницы её подругу, к тому же, пусть она не могла видеть, но вполне отчётливо ощущала большой отряд, что остался за дверью. А я вот чувствовал и десяток «Теней», которые создавались мной на базе Крикунов и были максимально «вкручены» в скрытность, что уже распределялись по залу. Впрочем, враждебности от них не поступало, а взгляды, направленные прямо на меня вопреки всей «науке диверсанта», излучали такое почтение и обожание, что я всерьёз обрадовался, что «прописывал» своим творениям неприятие гомосексуализма (юниты должны размножаться и естественным путем, хотя бы просто потому, что мне нужно посмотреть, как поведёт себя потомство таких существ, да и что там у них будет с душами. Ну и да, Божество не одобряет), а вот женская часть дроу… кхм, м-да, мой косяк. Но тут «захватчик с заложником» прошёл чуть вперед… и преклонил колено.
  
  – Cro’es, Elgar'nan!
  
  – Мерриль? – теперь уже вопросительно и Бетани.
  
  – Эм… ну, я встретила их, когда гуляла в саду, он упоминал Предвечную и хотел пройти к Эльгарнану, – девушка начала неуверенно переминаться с ноги на ногу и виновато опустила голову, чуть поникнув ушками, – я сделала что-то не то, да?
  
  – Кхм… вообще, провожать непонятно кого, но явно очень подозрительного прямо к королю — это плохое решение, но… – принявшаяся пояснять ошибку ушастенькой Мариан скосила на меня глаза, как бы говоря уже ставшею традиционной фразу про некоего Айдана и события вокруг него, – полагаю, в этот раз ничего страшного.
  
  – Cro’es, Mor’o’hir, – ответил я на приветствие дроу. Тот просиял и таки поднялся — его «память» утверждала, что Владыка не сильно жалует все эти расшаркивания и преклонения. Стоящий рядом Табрис чуть расслабился и с новым интересом окинул взглядом гостя. Охрана, тем временем, повинуясь моему жесту, коротко поклонилась и разошлась по своим постам, пусть и источая любопытство всеми фибрами души.
  
  Уверен, через полчаса о визите «странного эльфа с чёрной кожей и белыми волосами, так похожими оттенком на шевелюру короля» будет знать уже весь дворец. Ну да и хрен с ними. Когда все «лишние» покинули зал, Тени решили показаться на глаза, «материализуясь» в пустом пространстве. И тоже кланяясь, да. Расслабившиеся было ведьмочки (а также Андерс, Дариан, Кравер и Алистер — нельзя забывать и о мужской части коллектива) вновь напряглись, но более ничего не происходило, да и дракоши оставались невозмутимыми.
  
  Ну а дальше я провёл гостя в зал для совещаний, или как тут это называлось «Малого Совета» и предложил «докладывать», в смысле, рассказать, что и как. Ясно дело, было это нужно не для меня, а для моих спутников, но не суть. Рассказ был интересным, Мерриль так вообще слушала, едва ли не открыв рот, а вот Карвер и Алистер откровенно скучали, поскольку языка не знал, в отличие от «носителя» в лице Табриса, что худо-бедно мог понимать древний диалект и «прошедших расширенное обучение» у старого Боевого Мага колдунов и чародеек, а потому, стараясь быть как можно менее заметными, аккуратно разглядывали эльфиек, что, совместно со своими коллегами мужского пола решили взять на себя роль свиты, почётного караула и всего, что пожелает обожаемый Владыка. Кхм… нет, точно перестарался. Зато дроу умеют хорошо и красиво петь, ибо плееров много не бывает, да!
  
  Рассказ же о «личной гвардии» Бога впечатление произвёл, выходец из эльфинажа так явно вознамерился узнать, как туда можно записаться. Хех, забавно, а ведь по предоставленному ЛОР-у, он туда уже и так входит: лично благословлён Князем, от чего стал уже чем-то большим, чем обычный эльф, выполняет личные поручения уровня «вообще, это, по идее, невозможно, но когда нас это смущало или останавливало». Хмм, может реально начать потихоньку выбеливать его волосы и темнить кожу? Стоит подумать над этой мыслью получше.
  
  Остальные… нет, тоже впечатлялись и уверились, что я или «каноничный» Эльгарнан или его возрожденная/перерожденная версия, но данный момент вообще никого не колыхал, ну да, всё по заветам Табриса, что он тогда выдал, набиваясь мне в вассалы: «Бог остаётся Богом, не важно, в каком облике он решил предстать». Однако, их впечатлительность и уверенность в своём прекрасном лидере не забивала мыслительный процесс, а у нас тут война всё-таки. Разумеется, дроу горели желанием помочь Эльгарнану захватить мир обратно. Особенно, после того, как Мерриль поведала им, сколько примерно времени прошло с момента падения Арлатана (а по их памяти, засыпали они в эпоху расцвета и тотального доминирования ушастиков по всему континенту) и в какой жопе находится вся цивилизация вообще и эльфийский народ в частности. Иллитири впечатлились. А ещё захотели предметно поговорить с тевинтерским Архонтом и очередной дамой, усевшейся на Солнечный Трон. Впрочем, разговоров предстояло много и так — Табриса интересовали воинские умения и приёмы древности, мои дроу — новинки в деле перерезания глоток современников. Волшебницы и волшебники тоже были не прочь перенять опыта друг у друга, а заодно разобраться, что это за хрень с магией в мире творится. Да и Связь Серых Стражей вызывала ряд не то, чтобы подозрений (какие подозрения, если большая босса сказала, что по этому поводу претензий к Серым не имеет), но желания понять, что и как наворотили, пытаясь выправить китайскую кривую копию «Правильных Уз» и довести её до чего-то более-менее приемлемого, у народа имелось. Но вернёмся к войне.
  
  Немного подумав, я решил разделить отряд так нежданно-негаданно свалившегося на мою голову подкрепления. Полтора десятка отправятся в Долы на помощь Ирис, та и так должна справляться неплохо, но бойцы такого уровня позволят закончить куда как быстрее и высвободить отряд девушки для дальнейших манёвров. Ещё часть останется в Халамширале, но часть крайне небольшая — всего пятеро бойцов, которым предстоит роль инструкторов и наставников. Те, оценив качество предполагаемых учеников-рекрутов, сделались очень грустными и принялись страшно завидовать товарищам, но высказывать недовольство или, тем паче, как-то перечить ни один даже не подумал — я специально проверял. Остальные отправлялись со мной в качестве поддержки и усиления для войск. Правда, из-за этого выход пришлось отложить едва ли не до вечера — раз пошло такое дело, дроу допустили до армейского арсенала, в котором были, в том числе, и доспехи с оружием, прихваченные ещё из Пика Солдата. Разумеется, кое-что уже разошлось по войскам, но действительно элиты, которую можно облачить в сильверит и выдать луки из сильванового дерева, у меня было очень немного. Оборотни не в счёт — у них и фигуры специфические, и действительно хорошие доспехи нужно изготавливать под совсем другие лекала. Разумеется, что смогли, мои кузнецы сделали и забронировали волколаков по максимуму, но это было всё-таки не совсем то. А вот дроу в этом плане куда как больше подходят, но даже так всё равно нужно было примерять, подгонять и подправлять, хотя бы на уровне выверения длины ремешков доспеха. Потому до вечера и просидели, заодно дав магам возможность «обменяться премудростями», а вот ближе к ночи всё-таки выдвинулись следом за войском.
  
  Переход по темноте никого не смущал: я, дроу и драконы видели ночью ничуть не хуже, чем днём, а чародеи и чародейки просто соорудили себе чары ночного видения — не самые удобные, да и обзор в них похуже, но для перехода вполне достаточно, а Алистер и Карвер остались за главных в крепости. Пусть в лояльности новоявленного эрла Халамширала сомневаться не приходилось, но вот его управленческие навыки пребывали в полузачаточном состоянии для такого масштаба, навыки Алистера тоже не блистали, а вот Карвер радовал, парень был очень неглупым и постоянно находясь в моей компании, в том числе и при заседаниях с Логейном, и при работе с докладами, успел многого нахвататься. Конечно, должность, де-факто, коменданта нашей новой пограничной крепости в ещё толком не захваченном регионе — то немного крутовато, но кому сейчас легко? Да и с учётом того, что вражеская армия знатно получила по зубам, вряд ли у него возникнут проблемы с боевой частью, а контролировать снабжение и взаимодействовать с Эамоном по части коммуникаций и тыловых служб молодой рыцарь вполне сможет. В конце концов, свой баннорн так просто не зарабатывается, так что пусть пашет, да. Если столкнётся с чем-то совсем нереальным, у него осталось несколько магов из старших учеников — поработать телеграфом со связными записками вполне смогут.
  
  Сама же дорога проблем не вызвала, как и говорилось ранее, со зрением у всех, так или иначе. Всё было в порядке, бандиты и дикие животные… кхм, не тогда, когда тут намечалось поле боя, а менее суток назад вообще армия прошла. Даже само качество дорожного полотна старого Имперского тракта было весьма и весьма достойным — сразу становилось видно, что за ним здесь следили и ремонтировали в срок, всё-таки дорога к Зимней Резиденции Императрицы.
  
  Поскольку наш отряд двигался явно куда шустрее регулярной армии, то к месту разбивки нашего лагеря мы вышли лишь чуть позже рассвета. Насторожившиеся было при нашем приближении дозорные изрядно расслаблялись и радостно вытягивались в струнку, салютуя в воинском приветствии, ну а там и доложили, как и кому нужно, так что, когда я подходил к шатру Мак-Тира, предварительно распрощавшись со своими спутниками, отправленными обживаться в лагере (кроме десятка дроу, что взяли меня в охранение и словно растворились в воздухе. Отправить гулять можно было и их, но зачем заставлять огорчаться и стрессовать почти сотню, без двух десятков, вооружённых фанатиков-машин-убийц? Хотят играть в почётную стражу, пусть играют), о моём прибытии уже знал если не весь лагерь, то половина точно. В шатёр меня пропустили также без проблем, а там уже ждал сам маршал, как всегда, в своём монструозном доспехе и обложенный картами.
  
  – Тейрн Логейн, – я кивнул воителю.
  
  – Ваше Величество, – также кивнул он, – я ожидал тебя вечером.
  
  – Возникли новые обстоятельства, так что пришлось задержаться, – я пожал плечами.
  
  – Эти обстоятельства, случайно, не выглядят как чёрные эльфы с пылающими алыми глазами?
  
  – Они, – согласился я с Мак-Тиром, – наследие очередной «сказки», к которым ты так пренебрежительно относишься, генерал.
  
  – Знаешь, Айдан, – он вздохнул, – после всего того, что я уже видел… скажем так, если эта «сказка» способна одной вылазкой в пять человек прикончить пятнадцать тысяч орлесианцев и ещё тридцать разогнать в страхе… я не против и пересмотреть своё отношение.
  
  – Ну, – пожалуй, можно немного генерала подбодрить, – вообще, я был бы вполне рад по почивать на лаврах, наслаждаясь заслуженным отдыхом в обществе красивых женщин и доброго вина, дав тебе забрать всю славу победителя Орлея, но означенные женщины настояли на том, что отдохнуть можно и потом, а пока лучше ещё раз вдарить магией по врагу и оказать магическую поддержку нашим войскам.
  
  – Пожалуй, это мудрое настояние. Пусть я всё ещё не могу довериться магам и их трюкам, но вынужден признать — твоя тактика по их применению просто чудовищно эффективна.
  
  – Кстати об эффективности, что у нас на сегодняшний день? Какая обстановка?
  
  – Всё очень неплохо, – ухмыльнулся тейрн, – когда мы достигли остатков лагеря, там всё ещё стояла паника. Де Шалон исчез, возможно, погиб, как минимум, половина старших офицеров — тоже. Войска находились в панике, их моральный дух оказался сломлен, а потому, когда к вечеру показались наши колонны… те, кто мог — спешно отступили, если не сказать бежали, оставляя то, что недавно называлось обозом. Обычные воины просто бросали оружие и сдавались. Фактически, мне пришлось иметь дело с очень немногочисленным отрядом церковных фанатиков и храмовников, суммарно не превышающим числом и трёх тысяч воинов, причём, храмовников там было сотни полторы-две, остальные — просто наслушались церковных проповедей.
  
  – А что шевалье? – мне стало любопытно.
  
  – Разбежались, – чуть поморщился маршал, – кто-то по одиночке или небольшими группами, было и несколько отрядов, что сумели организоваться и отойти единой группой. Но без обоза им тоже потребуется разделиться и отходить в разные области. Разумеется, большинство будет отходить в Лидес, но самые умные вряд ли туда сунутся — для деморализованной армии деревня станет ловушкой, которая только повиснет цепью на ногах, не позволив вовремя отступить, а обороняться там негде. Будь войска Орлея свежими, они ещё могли бы вцепиться в землю, но паникующие дезертиры на такое не способны, с большей вероятностью они начнут грабить и драться за припасы хранящиеся на складах. Впрочем, стянуть силы и со временем перегруппироваться эта точка им позволить может… – все комментарии сопровождались указанием специальной палочкой на разложенной карте.
  
  – Если мы дадим им на это время, – я ухмыльнулся. Уважаемый военачальник скопировал мою ухмылку.
  
  – Совершенно верно, Ваше Величество. Войска уже отдохнули, не полноценно после перехода и скоротечного боя, но вполне достаточно, чтобы преследовать разбитого противника и не дать ему закрепиться.
  
  – Хорошо, я или мои маги могут чем-то помочь?
  
  – Вряд ли. Если, конечно, вы не пожелаете возглавить атаку и в первых рядах, верхом на драконе ворваться в стан противника… – о, неужели это была шутка со стороны уважаемого маршала? Да-а, видимо, тот факт, что он начал стукать любимых соседей здорово подняли его настроение.
  
  – М-м-м, нет. Я, конечно, признаю, что временами бываю эксцентричен в тактических манёврах, но это только ради дела, а глупо красоваться там, где в этом нет нужды — это не ко мне. К тому же, здесь и сейчас, воины Ферелдена прекрасно справятся с тем, чтобы втоптать силы Орлея в пыль и без лишних переживаний за бедовую голову своего короля.
  
  – Благодарю, Ваше Величество, – позволил себе небольшую улыбку воин, – но раз с этим покончено, предлагаю перейти к дальнейшему планированию. После Лидеса, у нас не возникнет проблем вплоть до Вал Фирмина, – маршал указал на юго-запад страны, к Целестианскому Озеру.
  
  – Хммм, а почему бы сразу не пойти на Вал Руайо? – я указал на столицу государства.
  
  – Не получится. Имперский Мост разрушен уже тысячу лет, а флота, чтобы перебросить столько войск у нас нет, к тому же, город прекрасно защищён с воды, поэтому, даже если мы соберём какие-то суда по побережью, нам это ничего не даст, – завершил своё мнение маршал и звучало оно логично. Но искушение срезать почти месяц, если не два, пути до столицы было очень велико.
  
  – Предположим, но есть некоторые мысли... – помнится, Солона говорила, что видела, как три Магистра за пару дней построили пресловутый Киркволл. У нас народу магически одарённого поболее, хоть по знаниям на Магистра в нужной области тянет лишь одна колдунья, но и задача — не огроменный город на ровном месте возвести, а всего лишь мост починить. С источником сил проблемы нет — кровушкой я поделюсь, однако, оставался вопрос, готова ли сама Солона и на сколько это возможно? Да, в памяти крови, что я «скачал» у неё есть «кровавая фортификация», назовём этот раздел так. Подобрать оттуда «чертёж» моста, подогнать под требования и запитать — дело несложное. Для меня, а вот ведьмочка, вполне возможно, за расчётами просидит тот же месяц, если вообще потянет «доработку напильником».
  
  – И в чём же заключается ваш стратегический замысел, Ваше Величество? – поинтересовался Логейн.
  
  – В помощи магии, – я огладил подбородок, задумчиво изучая карту, – если мы сможем быстро перебросить войска на тот берег Недремлющего Моря…
  
  – То захватим столицу Орлея едва ли не быстрее, чем там узнают о разгроме их армии, – сразу понял мысль генерал. – Но на сколько это возможно реализовать?
  
  – Это-то я и хочу узнать. Вариантов решения этой задачи ведь может быть несколько: от восстановления моста до понтонной переправы или создания ледяного панциря, по которому смогут пройти войска.
  
  – Последние два варианта маловероятны, – покачал головой маршал, – Недремлющее море названо так не случайно. Слишком сильные и бурные течения, понтон точно смоет, лёд… уже более вероятно, но не вызывает он у меня большого доверия.
  
  – Значит, оставим его, как запасной вариант, – подвёл я черту под разговором, – сначала стоит захватить сам Лидес, а там, пока армия будет отдыхать и организовывать новые колонны с пленными, сможем решить вопрос на месте.
  
  – Хорошо, – кивнул Мак-Тир, – тогда, с вашего позволения, я продолжу организацию похода.
  
  – Разумеется, – ответно кивнул я воину и покинул шатёр. Следом за мной скользнули и «тени».
  
  Переброска войск к столице, минуя необходимость топать до неё едва ли не через всю страну, была идеей интересной и воодушевляющей, но и подводных камней там хватает, начиная от того, что мы окажемся отрезаны от снабжения и резервов и если что-то пойдёт не так, армии наступит жопа. Это не говоря о том, что подготовка штурма, а тем паче полноценная осада — вещь не быстрая и можно влететь так, как де Шалон хотел нас загнать: оказаться между стенами вражеской крепости и вражеской же армией. Да, сейчас мы одержали несколько побед и основные силы Орлея разбиты и сломлены, частично даже уничтожены, а боевой дух не просто развеян в прах — на его «могиле» ещё и канкан сплясали огры. Однако, ресурсы этого государства далеки от истощения: по сути, разбита лишь та часть военных сил Империи, которая находилась в постоянной готовности и недалеко от границы, но замки внутри страны далеко не пусты, полноценную мобилизацию никто ещё не объявлял, да и самые боеспособные части, как раз специализирующиеся на противостоянии войскам имеющим поддержку магов до сих пор невредимо стоят на границе с Тевинтером. Между тем, церковники уже подняли вой — та группа фанатиков, о которой упоминал Мак Тир лишь первый звоночек, самые отмороженные, что смогли выдержать скоростной марш к противнику. Про других игроков забывать тоже не стоит, сейчас-то по всему северу Тедаса воцарилось тревожное затишье, но и ежу понятно, что это затишье перед бурей. В общем, было над чем подумать.
  
  Я шёл по стремительно сворачиваемому лагерю — люди успели немного отдохнуть после перехода и разгрома отряда противника и готовы были продолжать дальше. Замечая «болтающегося без дела» самодержца воины отвлекались от своих занятий и выражали мне свои приветствия, мелочь, а приятно, что ни говори. Кстати о слоняющихся без дела…
  
  – Белеготар, – обратился я к пустоте. Мгновение и моё творение оказывается подле меня.
  
  – Владыка.
  
  – Расскажи мне о состоянии Перекрёстка, – пусть я уже и видел это состояние в его памяти, но услышать мнение дроу было интересно, к тому же, он вполне мог заметить то, что не удалось заметить мне ни «онлайн», ни при просмотре памяти. Всё-таки это искусственное измерение находилось где-то между реальным миром и Тенью, а потому небольшое число моих клеток в организмах иллитири ощущали себя… не очень комфортно.
  
  – Оно близко к понятию «крайне плачевное», мой Князь, но ещё не перешло в «критическое»… пока что. Девять из десяти зеркал заблокированы для прохода со стороны реального мира, судя по тому, что мы успели узнать, вполне возможно, что они разрушены. Оставшиеся… связь тонка и прерывиста. Или повреждены, или их не смогли поддерживать в настроенном состоянии и сбили калибровку. Общаться ещё возможно, но пройти без поддержки с той стороны — нет.
  
  – Ещё что-нибудь?
  
  – Нет, – подтвердил мои заключения воин, – разве что предположения, – и, видя мой разрешающий кивок, он продолжил: – вполне возможно, что у части блокированных зеркал сохранился ограниченный функционал и они могут поддерживать прямые каналы с одним или несколькими другими зеркалами за пределами Перекрёстка.
  
  – Думаешь? – несмотря на наличие довольно большого объёма информации по этой сети, ну, как для данного времени, полного понимания её работы у меня не было. В частности, для меня оставалось загадкой природа осквернения некоторых элувианов, ведь если они привязаны к одной транзитной точке, коей является Перекрёсток, то и осквернение должно распространиться на всю сеть в довольно сжатые сроки, однако этого не происходило, и осквернённые зеркала словно выпадали из системы, подключаясь к какому-то иному месту, вероятно, как раз и являющемуся источником скверны. Была у меня одна гипотеза, но базировалась она на довольно смутных воспоминаниях Уртимиэля и эльфийских легендах, где было больше допущений, нежели твёрдых фактов. В общем, пока гадать было бессмысленно.
  
  – Допускаю возможность, – между тем ответил тёмный эльф. – Судя по состоянию центра Паутины, она рискует развалиться на отдельные фрагменты в ближайшем будущем — лет двести-триста и Перекрёсток просто разрушится, но отдельные связи между конкретными зеркалами, допустим, изготовленными одним и тем же мастером, несколько прочнее, а потому могут просуществовать дольше.
  
  – Не было печали... – лишаться портальной сети, когда только-только начал её обретать не хотелось, но и починить её я не мог. Мало того, что у меня не имелось нужных знаний, так ещё и построены и зачарованы они были с помощью энергии, от которой меня «накрывает», – и что делать с ремонтом, пока не ясно.
  
  – А разве вы не можете?... – удивился Морохир.
  
  – Возможно, но мир сильно изменился за прошедшие века. Сама реальность и магия изменились. Энергия Фейда отвергает меня и сам мир живёт уже по иным законам. Многие мои знания стали бесполезны, а многие будут работать лишь в моих руках. Потребуются многие годы, чтобы во всём разобраться. Вполне может оказаться, что построить совершенно новую портальную сеть выйдет проще, чем починить существующую.
  
  – Это не имеет значения, – покачал головой воин, – вы — наш Князь, и вы справитесь с этим. А мы приложим все силы, какие возможно и за гранью этого, чтобы помочь вам на этому пути, – без тени сомнения заверил дроу. Н-да, вера в вождя — это хорошо. Не нужно ни о чём волноваться — просто делай, что должно и будь, что будет, а над глобальными проблемами пусть у начальства голова болит. Счастливые ребята...
  
  – Я знаю, но для начала, нам необходимо сломить сопротивление Орлея и его союзников, – мы как раз подошли к лежбищу моих драконов и я рефлекторно погладил между рогами Ревана, что поспешил подставить для этого голову. На дроу драконы, к слову, реагировали очень позитивно — чуяли родственную кровь, да и те от ящерок ничуть не шарахались, а очень даже симпатизировали, почти как я сам.
  
  – Смею предположить, что самая большая проблема — это удержание занятой территории и недопущения на ней хаоса? – при словах о нынешнем противнике в мыслях иллитири проскользнуло что-то между «ересь» и «ублюдки», но эмоций его это почти не затронуло.
  
  – В перспективе. Живой силы у меня действительно маловато, однако, думаю, в ближайшее время с этим станет проще, когда ко мне массово начнут стягиваться долийские кланы. Но сейчас важнее иное. Ты слышал мой разговор с генералом Логейном, потому позови своих магов, я хочу кое-что им поручить.
  
  Молча склонив голову, эльф послал зов и уже спустя несколько секунд рядом с нами была девятка чародеев во главе с шикарной дроу.
  
  – Чем мы можем вам помочь, Господин? – обратилась ко мне женщина по сексуальности своей фигурки способная дать фору всем моим ведьмочкам вместе взятым, а уж эти мурлыкающие интонации в голосе... Одним словом, «подруга» командира Плеяды была диво, как хороша. И была готова ради своего Владыки свершить всё, что угодно, начиная от раздвигания ног, заканчивая убийством своего… хм, их отношения с Морохиром были скорее родственными. Братско-сестренскими, если можно так выразится. Хотя и никаких ограничений на что-то большее мной не ставилось. Обоюдную симпатию и привязанность я им действительно прописал, но затрагивать вопрос любви не стал вполне умышленно. Как и всем прочим дроу в отряде. Всё же это был эксперимент и мне было важно знать, способны ли мои творения полюбить сами и сами дойти до соответствующих отношений. Однако... уже сейчас было видно, что встреча с Князем выбила все «лишние» мысли и теперь у всего контингента иллитири в голове только: «у нас нет времени на любовь, мы должны служить»!
  
  – Я хочу совершить быстрый марш до столицы Орлея, – не показав виду о своих мыслях, начал я излагать задачу, сопровождая слова передаваемыми телепатически пояснительными мыслеобразами. – В идеале подошёл бы переход по Имперскому Тракту, но мост через Недремлющее Море давным-давно разрушен.
  
  – И вы желаете, чтобы мы восстановили его… – сразу всё поняла колдунья, с жадностью впитав всю переданную информацию об Орлее, Имперском Тракте и прочей географии региона, где предполагается действовать. – Мы всё сделаем! – решительно склонила голову девушка. – Но я должна сразу же просить прощения. Наш отряд, как вы знаете, занимался рейдами и диверсиями. Разрушить подобный мост мы бы смогли мгновенно, но чтобы его воздвигнуть… нам потребуется не меньше двух недель на расчёты схемы заклинания.
  
  – А если так? – улыбнулся я колдунье и направил через Узы нужный пакет схем.
  
  – Ох… – она сморщилась и потёрла висок, но прошло мгновение и выражение недовольства сменилось на её лице полным удовлетворением. – Да… теперь я вижу... и понимаю. Это будет несложно, вопрос лишь в силе. Полагаю, полусотни пленников будет достаточно.
  
  – В этом не потребуется необходимости. Силу я предоставлю. Но у меня будет одна просьба.
  
  – Всё, что вы пожелаете, Владыка, – маняще улыбнулась чародейка.
  
  – В мою свиту входят несколько колдуний из расы людей и девушка Мерриль из Народа. Они — мои женщины, – о, неужели это было что-то вроде ревности? – У них хороший потенциал, но возвести мост они, пока что, не смогут. Тем не менее, я обращусь и к ним, а вам следует предложить им помощь. О моих реальных возможностях они ещё не знают — просто не готовы к этому, но я хочу чтобы они развивались и росли над собой. Помогите им в этом.
  
  – Будет исполнено, мой Князь, – прошептала иллитири.
  
  – Отлично. Как приятно, что я вновь могу на вас рассчитывать...
  
  Обговорив ещё пару деталей, как соблюдения моего «инкогнито», так и по части взаимоотношения и общения с ведьмочками, мы двинулись дальше и вскоре дошли до места расположения волшебников, где также во всю шёл процесс сворачивания, а Солона с командой немного «поправляла здоровье» своим коллегам — всё-таки те были куда как слабее магически и не владели различным интересным типа практик Боевых Магов и Магии Крови, и, как следствие, марш-бросок дался им куда как тяжелее, пусть в бою они участия и не принимали. Мак-Тир, особо «трюкам» не верил и на волшбу не полагался, даже если и стал понимать её эффективность, весь его опыт ведения войны в плане колдунов скорее мешал, чем помогал, как, в старину в мире «обычном», вооружённых огнестрелом бойцов продолжали использовать, как обычную пехоту и «фузея» рассматривалась скорее как дополнение к алебарде, чем основное оружие. Тут было примерно также. Разумеется, в скорости подход будет пересмотрен, но на это требуется время и понимание, что магия может, а чего нет. С учётом же того, что это самое «может или нет» почти всегда завязано на конкретного мага, сложности управления накидывается дополнительно. А тут ещё и в качестве противника, в основном, храмовники были. В итоге Логейн просто не стал заморачиваться и действовал «по-старинке». Всё это и ещё два мешка информации сверху сообщили мне ведьмочки в качестве простого ответа на вопрос «как идут дела». Ну а после я отозвал леди Амелл и изложил свои соображения на тему мостостроительства.
  
  – Нет, – покачала головой волшебница, почти не задумываясь, – однозначно нет.
  
  – Почему? – пусть я и так прекрасно всё знал и понимал, но отыгрывать свою роль благородного, разумного, очень героического и вообще, просто прекрасного дворянина, тем не менее, не обладающего всей полнотой знаний по одному из самых запретных разделов магии, приходилось и дальше.
  
  – Айдан, – она вздохнула, – мост — это сложное инженерное сооружение. Мы ведь не через деревенский ручей деревяшку перекидывать будем, а строить широкую переправу, что должна выдержать продвижение целой армии, обоза, а ещё и возможный шторм! Да, в моих знаниях есть нужное, но… я никогда не созидала ничего сложнее «Каменного Кулака», то есть, просто куска псевдоматериального камня! Ну хорошо, спрессовать и преобразовать обычную землю в гранит я смогу, но полноценный мост? Даже если просто копировать то заклинание, что я знаю… я и его не смогу сплести — оно слишком тонкое и сложное. Авернус… возможно, но у него нет нужных знаний. Мы сейчас все силы вкладываем на своё развитие именно как магов-боевиков, во главу ставится сила заклинаний, объём резерва и скорость сотворения. Мы впятером едва «Бурю Века» сплели и удержали, а то, что ты хочешь — на два, если не на три порядка сложнее и создавалось полноценными Магистрами с парой веков практики у каждого, – довольно подробно и доходчиво объяснили мне, на сколько я неправ и вообще, «кто-то слишком много кушать».
  
  – Ладно-ладно, я понял, совсем не вариант. А что касается льда? – всё-таки изначально Солона более всего тяготела к криомантии и по моим прикидкам, такой вариант в её исполнении был вполне реализуем.
  
  – Хммм… ну… – глубоко задумалась, – теоретически… если не сразу всё, то… может быть.
  
  – Это всё равно звучит лучше, чем «давайте потратим пару месяцев и пройдем через весь Орлей», – улыбнулся я девушке, – а главное, быстрее, что позволит нам закончить с наименьшими потерями.
  
  – Я ничего не гарантирую! – сразу же предупредила колдунья, – раньше, чем мы увидим, что там и как, сказать что-либо не получится, – тяжёлый вздох, – но расчётами нового ритуала мы займёмся.
  
  – Спасибо.
  
  – Пока не за что, а теперь, мне нужно вернуться к помощи нашим, уже скоро выдвигаться, а кое-кто никак не придёт в себя — перебрал с зельями выносливости, чтобы сохранить темп.
  
  – Хорошо, не буду более отвлекать, – улыбнулся я, прекрасно видя, как Тинтур с остальными магами-дроу уже нацелилась подловить блондинку в тёмном уголке, на тему помощи и обмена опытом. Зрелище обещало быть довольно забавным, но я в этом спектакле должен был остаться в стороне и изображать полное неведение.
  
  Короче, единственное, что от меня требовалось — не путаться под ногами. Ну и раз с этим благополучно разрешилось, я вполне мог себе позволить вернутся к дракошам. Организацией движения войск командовал Логейн и его рыцари. Вся система была отлажена и стороннего вмешательства не требовала. Мой «личный отряд» благополучно и надолго был занят общением с «древними магами, на наследии которых поднялся Старый Тевинтер», словом, зарядиться каплей позитива от чешуйчатых было вполне в тему.
  
  И… как бы ничего не предвещало, но внезапно «что-то пошло не так». Собственно, не успел я вернутся к чешуйчатым, как меня нагнал посыльный и, вытянувшись в струнку, поспешно доложил:
  
  – Ваша милость, к внешним дозорам вышла госпожа чародейка и просит вашей аудиенции!
  
  – Чародейка? – сказать, что я несколько удивился, это ничего не сказать.
  
  – Да, Ваше Величество, – парень немного замялся, – ещё она тащила кого-то с собой, я точно не знаю, но… сэр Картер сказал, что это — герцог де Шалон!
  
  – Чего?! – нет, серьёзно? – Где они сейчас?
  
  – Сэр Картер распорядился провести их к палатке генерала Логейна, а меня отправил разыскать вас!
  
  – Хорошо. Веди, – послав дракошам мыслеобраз, чтобы лежали смирно, я так же мысленно подозвал своих дроу телохранителей и проследовал в нужном направлении.
  
  Судя по поднимающейся суете, таинственная «госпожа чародейка» не особо заморачивалась скрытностью и слухи о пленении вражеского главнокомандующего уже начали распространяться по лагерю. Так что к шатру Логейна я подходил окружённый заинтересованными шепотками, доносившимися со всех сторон. В самом помещении… как говорится, знакомые все лица. Задумчивый Мак-Тир — одна штука, его ординарец, он же — принеси-подай-отойди-не мешай — одна штука, потрёпанный мужик мощного телосложения, действительно похожий на портреты де Шалона, связанный и с кляпом во рту — одна штука и… одна знакомая мне ведьма диких земель в своём традиционном наряде.
  
  – Хмм, у тебя хобби — приносить мне в лагерь интересных людей, Морриган? Прошлая посылка нравилась мне больше, хотя эта, признаю, лучше упакована.
  
  – За словом ты в карман не лезешь, как обычно, Серый Страж. Или теперь мне должно обращаться «мой король»? Или… быть может… Князь? – привычно колко ответила чародейка.
  
  – Вопрос имён и веры, – я пожал плечами, – не дочери Флемет об этом говорить.
  
  – Вы знакомы? – Логейн был воспитанным генералом, а потому просто чуть приподнял бровь. Или это как-то связано с тем, что он любовался связанным и явно чувствующим себя очень «неудобно» Гаспаром?
  
  – Да, позволь тебе представить Морриган — дочь Флемет из Диких Земель Коркари. Мы познакомились во время разведки под Остагаром, а потом она вывела Солону и Алистера, которых спасла Флемет на башне Ишала, под Лотеринг. Правда, потом наши пути разошлись.
  
  – Вот как, – во взгляде ферелденца так и читались сомнения и вопросы. Что-то из серии «при твоей слабости к чародейкам, ты вот так просто взял и разошёлся с вот такой вот женщиной? Что-то тут не так».
  
  – Итак, – повернулся я к ведьме, – полагаю, что ты принесла сюда столь ценного пленника не по доброте душевной, а потому встает вопрос, чего ты желаешь? – я кожей чувствовал возмущенное негодование своих телохранителей. Одна мысль и чародейке придётся плохо.
  
  – Ты прав и прагматичен, как обычно. И знаю я, как девушке ты можешь угодить, – неужто это сейчас был флирт? Вот это вот улыбка и чуть прикрытые глаза. Забавно, – слыхала, перековать решил ты магов, из агнцев послушных превратить в волков?
  
  – Нет. Лишь дать им равные права со всеми остальными жителями моей страны. Ну и, разумеется, преференции тем, кто служит мне. Но к чему этот вопрос?
  
  – Я презираю магов Круга, – чуть поморщилась ведьма, – за слабость и покорность их. Однако… – она затихла на несколько секунд и как бы нехотя продолжила, – и признаю, что есть у них секреты, достойные вниманья. И их желаю получить.
  
  – Доступ к библиотеке бывшего Круга, а ныне Гильдии? Это вполне возможно. Но вряд ли это всё, чего ты хочешь.
  
  – Ты прав. Мне надоело бродить по буеракам, жить охотой. Комфорта и почёта жажду я. И в гильдии твоей пост высокий подойдёт вполне. Или советницы по магии при короле.
  
  – Должность Старшего Мага, равно как и приличное содержание, я могу тебе обеспечить. Но это будет подразумевать и то, что знаниями придётся поделиться и тебе. Касательно советницы — нет. У меня уже есть достаточно компетентных специалистов.
  
  – Хмм, – ведьма явно задумалась. Предлагаемое мной, очевидно, было меньше, чем она рассчитывала. Но Морриган была девочкой умной и прекрасно понимала, что не в том положении, чтобы сильно торговаться или, тем более, давить, – прибавь тогда ты злата и мы договорились, – пришла она ко внутреннему компромиссу.
  
  – Сколько?
  
  – Сотен пять, – окинув потрёпанный вид герцога взглядом, постановила чародейка. Тот возмущённо замычал. Гордого аристократа бесило, что его решили продать, как раба. А ещё то, что его продают всего лишь за полтысячи монет, а не по весу в доспехах, как, по идее, должно поступать с фигурой его калибра. Может немного поторговаться и сбить цену?… Нее, это как-то мелочно и мелко, хотя Гаспара, конечно, удар хватит, а воспоминания о его перекошенном лице будут греть моё маленькое чёрное сердечко долгими зимними вечерами… но нет. А греть сердечко можно и прижимая к себе ласковую чародейку. И даже не одну.
  
  – Согласен. Выдайте награду, – это я обратился уже к Мак-Тиру и его ординарцу, – касательно же твоего членства в гильдии и занимаемой позиции, я напишу рекомендательное письмо и извещу главу. Библиотека Хайевера и «закрытый отдел» в кабинете Ирвинга будут в твоём распоряжении. Также, если хочешь, можешь общаться с армейскими чародеями. Ну или отправляйся в Хайевер, на твоё усмотрение.
  
  – Не думаю, что рядовые колдуны из Круга меня способны чем-то удивить, – пренебрежительно махнула рукой Морриган.
  
  – Как хочешь, – пожимаю плечами, – хоть рядовых вокруг меня не много, но лучше это будет обсудить чуть позже. Пока же… – перевожу взгляд на Логейна и от него на де Шалона, – полагаю выход армии немного отложится, – Мак-Тир согласно кивнул, тоже сверля взглядом пленника. – И ты не будешь против отдохнуть и перекусить с дороги, – возвращаю взгляд к Морриган, – а позже рассказать, как тебе удалось превзойти всех моих следопытов.
  
  – Ты прав, не против я такого предложения, особо коль рассказ за трапезой пойдёт, – ведьма многозначительно улыбнулась, нескромно намекая на многие возможные последствия, хотя в эмоциях её было не столько желание меня соблазнить, сколько наладить хорошие отношения и просто понравиться, исправив те не очень удачные моменты из нашего прошлого общения.
  
  – Само собой, – зеркально улыбнулся я, не видя смысла ёрничать и обижать девушку, ведь она сказала мне чистую правду: её действительно достало одиночество и скитание по лесам, она устала быть изгоем и хотела, пусть и не очень признавала это разумом, стать частью социума — найти общество, где она будет на своём месте, уважаемой и даже любимой, хотя последнее она ни в жизнь бы не признала. Тем не менее, её поступок служил именно этим целям и она надеялась найти в Гильдии Магов себе новый дом, а во мне если не друга, то покровителя, что будет её ценить. – Однако, это позже. Сейчас, если желаешь, тебя проведут в палатку, где ты сможешь освежиться и вздремнуть, либо же можешь остаться и присутствовать при разговоре с нашим гостем. Правда, боюсь, он затянется надолго.
  
  – Я предпочту остаться. Не так уж я устала, чтоб валиться с ног, – царственно ответила ведьма, отнюдь не желая терять достигнутые позиции и выпадать из фокуса моего внимания.
  
  – Хорошо, – коротко улыбнулся я на её эмоции, посылая мыслеобраз Тинтур, чтобы пригласила Солону и сестрёнок Хоук, ведь им тоже будет интересно, за одно и на Морриган посмотрят и «обрадуются», так сказать, ох уж эти встречи старых подруг… Не знаю, почему меня так радует это маленькое злодейство, но прям так жаль, что Алистер сидит в Халамширале вместе с Карвером, он бы сейчас тут был так к месту...
  
  Когда все причастные собрались и «тепло и дружелюбно» поприветствовали друг друга, сверкая самодовольной моськой (Морриган), подозрительными прищурами (сёстры), видом, что их тут вообще не существует (дроу) и явным недовольством от всего этого балагана, из которого нужен один я (Логейн), мы расселись и приступили к беседе и вдумчивому допросу господина Гаспара. Как самая главная жаба в этом болоте, речь начал я.
  
  – Лорд дэ Шалон, – отдав приказ развязать пленника и принести в палатку вина, обратился я к мужчине, – весьма рад вас видеть.
  
  – К сожалению, не могу сказать тоже самое, Ваше Величество, – разминая тело после пребывания «в упаковке» и немного поклонившись, ответил орлесианец. Был он вежлив и спокоен, во всяком случае, внешне. А вот внутри него кипел не то, чтобы страх, но изрядное опасение, нервы… короче, всё то, что и нужно испытывать пленнику. Тем не менее, не отметить его выдержку и хладнокровие я не мог.
  
  – Понимаю, но что поделать. Итак, вижу, вы более-менее пришли в себя, потому, полагаю, мы можем начать. О вашем здоровье и ранах я интересоваться не буду — вижу, что первое вполне прекрасно, а второго вы и вовсе не имеете. Готовы ли вы признать себя моим пленником? – вопрос более традиционно-риторический, но таковы традиции. Нельзя просто так взять и наплевать вообще на все традиции.
  
  – Готов, Ваше Величество, – маршал Орлея вздохнул и пригубил вина из поданного ординарцем Логейна кубка.
  
  – Что же, рад это слышать. В таком случае, я предлагаю вам почти стандартную практику. Вы становитесь моим гостем, пусть и с ограниченными возможностями к передвижению. В обмен же я ожидаю от вас подробного рассказа о войсках, политической обстановке в вашей стране, настроениях церкви и отношениях с соседями.
  
  – Это… довольно много, – ну да, тут у нас всё-таки пусть и магическое, но «типичное средневековье» и пленный генерал — это очень и очень «весомая» фигура, которая или обменивается на такую же с противником (или несколько более мелких), или после войны выдается за выкуп.
  
  А всё время до этого славного события такой пленник реально выступает почти что гостем, с самым минимумом ограничений. Так-то оно логично, в некоторой степени — когда речь идёт о столкновении конных лавин, а планы строятся от битвы к битве, с очень туманной, как на мой взгляд, стратегией в целом, что-то сныкать из разведданных, чего бы не смогли принести хорошие скауты, довольно сложно. Тут нет двух с половиной десятков фронтов, семи десятков армий и тысяч корпусов. Всё куда скромнее и проще, основные опорные пункты и так прекрасно известны. Потому, реально даже самый высокопоставленный пленник из «военной обстановки» мог знать только общее положение дел на линии соприкосновения, ближайшие планы, да, в случае главнокомандующего, заготовленные схемы и ту самую «общую стратегическую мысль». Короче, если подумать, немало, но и ничего такого, из-за чего стоило проводить многодневные допросы и, тем более пытки. Разумеется, случаи показательной казни и прочие интересные ходы в истории мира случались. Ту же пресловутую Софию Драйден если и думали взять живой, то только исключительно для демонстрационной казни. Впрочем, «это другое» — внешний конфликт — это внешний конфликт, дело привычное, освещённое во множестве романов и героизированное, к патриотизму, опять же взывает, а вот «восстание против короля» — это плохо, это попрание власти, шатание трона и вообще, фу таким быть. Потому и режут там проигравших не задумываясь. Чтобы другим неповадно было. И, в принципе, правильно делают. Мне вон награды за головы детишек Хоу тоже назначить пришлось, иначе бы меня даже мои чародейки бы не поняли. Так и живём, но что-то я опять растёкся мыслью по дереву, мой же визави хочет услышать ответ и обоснование. Ну ладно, пусть слушает. Да и остальным полезно будет немного встряхнуться и взглянуть на понятие «войны» немного шире, а тут даже шпионов нет почти — варящиеся в собственном соку Игры барды, стучащие слуги и собирающие слухи торговцы, что за денежку малую эти слухи продают. И никаких Штирлицев или даже тупеньких Бондов. Непорядок.
  
  – Много, – я согласился, – но и ситуация у нас не совсем обычная. Видите ли, герцог, возможно, вы не слышали, но против меня объявили Священный Поход, а значит, попади ваши войска на землю Ферелдена, они устроят тоже самое, что устраивали в Долах, в своё время. Не говоря уже о том, что любого из здесь присутствующих, окажись он в ситуации, подобной вашей, уже тащили бы для торжественного сожжения на костре. Одно это даёт мне право поступать симметрично, но я — не истеричка на Солнечном Троне, а просвещённый монарх. Потому предпочитаю вести дела цивилизованно. Цивилизованные люди всегда смогут друг с другом договориться. Но только цивилизованные. И нежелание отвечать или попытки соврать Магам Крови я буду воспринимать как раз, как нежелание вести цивилизованный диалог, – продолжение «и таки дам команду своим жутким малефикарам на потрошение твоего мозга» озвучено, само собой, не было, но участники Игры всегда прекрасно понимают намёки. Особенно, такие «тонкие».
  
  – Хорошо, полагаю, – быстрый взгляд на колдуний, – выбора у меня всё равно немного. Что именно вас интересует, Ваше Величество?
  
  – Прекрасно, я рад, что мы пришли к этому соглашению. Приступим. В первую очередь, ваши войска в ближайшей округе, а также мобилизационный потенциал…
  
  Беседа обещала быть долгой и насыщенной. Мне было жутко интересно услышать о политической обстановке и положении Селины, церковников, возможных союзников и противников. Ну и что там и как с магами. Логейн, включившийся в беседу, допрашивал по своей части — логистика, запасы продовольствия в крепостях, арсеналы, конюшни… в общем, тысяча и одна мелочь, о которых, «как правило», особо не спрашивают пленника, но коли выдалась такая оказия, то почему бы и не да? В итоге, первый раунд допросов мы закончили только часов через восемь. Теперь нам нужно было всё это дело обдумать, потом ещё раз допросить гостя и только потом решать, что с ним делать. В том плане, взять с собой (идея, если в «классическом» исполнении очень неудачная, но вот с помощью магов — уже интереснее) или отправить в Денерим (как раз классика, но тут нужен соответствующий конвой, а армия не резиновая и почкованием не размножается). Эх, вопросы-вопросы… А ведь мне ещё с Морриган обедать и слушать, как она захватила столь «ясновельможного пана» в этих «полных орлесианских дезертиров лесах», и умудриться сделать это так, чтобы всё не переросло в «кошачью драку», а то девочки-то у меня, конечно, умницы и разумницы, но ведь и Морриган очень даже та ещё ведьма. Короче, ох уж этот ненормированный рабочий день...
  
  Несколько дней спустя, Киркволл, Казематы.
  – Да будьте вы прокляты, – змеей шипел эльф с ранней сединой в волосах, запершись в своём кабинете и сотворив простенькие чары, мешающие распространяться звуку за его пределы.
  
  Ситуация была… сложной. Уже больше десяти лет он сражался. За своих собратьев-магов, выцарапывая у храмовников хоть глоток свободы. Десять лет на грани и за гранью — сомнительные связи, ещё более сомнительные услуги… просто ради того, чтобы был хоть кто-то, кто мог бы одёрнуть Храмовников, возглавляемой этой сукой-Мередит. Закрытые, запретные и откровенно мерзостные тайны и практики? Если это поможет — пожалуйста. Он сам бы с удовольствием удавил половину тех, с кем был вынужден сотрудничать, взять того же больного ублюдка Квентина… маг поморщился, отвратное настроение, при воспоминании об этом ненормальном маге крови стало ещё хуже, скатившись примерно до уровня ситуации, в которой оказался Круг.
  
  Первый Чародей Орсиано, в силу занимаемой должности, знал многое и далеко не все его знания касались магических дисциплин. Храмовники зверели с каждым днём, доходило уже порой просто до абсурда — карцер за «не понравилось, как посмотрел» теперь было в порядке вещей. И хорошо, если только карцер. Причина этого была известна — большая война на Юге и появление «Архиеретика, Воплощения Архидемона, Нового Маферата» и ещё с десяток титулов, среди которых был «Король Ферелдена» и «Эльгарнан». Но это мало заботило пленника каменных чертогов «Города Рабов», а вот политика этого человека, старательно умалчиваемая Храмовниками, но ставшая известной ему благодаря общению с несколькими малефикарами-«Вольными»… жаль, что у него нет прямых записок с общей сетью, но, с учётом того, где он находится, даже просто возможность общаться «по отдельному каналу» с несколькими из них уже дорогого стоила. Если точнее, то пары томов, за одно наличие которых в его библиотеке, узнай об этом Храмовники, его бы Усмирили на месте. Информация же, предоставляемая посредством данной связи, была преинтереснейшей. Молодой король открыто сотрудничал с магами, вешал церковников, и… если бы Орсино не знал, что общается с серьёзными людьми, принял бы это за дурную шутку, приручил драконов. Причём, магом Айдан Кусланд точно не являлся, разве что настолько гениальным, что смог с самого детства одновременно и скрыть свой дар, и обрести знания и силы, достаточные для того, чтобы подчинить драконов. Пусть и молодых. В своих силах на этом поприще Первый в Круге сомневался — даже если бы ему посчастливилось добыть не просто драконью кровь, а кровь именно того ящера, что нужно подчинить. И в таком свете слухи об Эльгарнане, что стали циркулировать среди его сородичей, а позже были подхвачены шемленами, пусть и переделанные на свой лад… тут действительно начнёшь волей-неволей задумываться.
  
  И сейчас этот молодой король вместе со своим войском шёл к Вал Руайо, опять же, по слухам, походя разбивая войска орлесианцев и используя деревья, демонов, драконов и прочих «Порождений Тьмы». Что тут была правда, а что ложь сказать было нереально, но факты оставались фактом. Все храмовники сильно, очень сильно нервничали. И пусть это их состояние изрядно грело сердце магу, оно же являлось причиной всех навалившихся проблем. Шепотки о «Южном Тевинтере старых времён» звучали среди Храмовников всё громче. И эльфийский маг вставал перед очень сложным и опасным выбором. Пожалуй, самым сложным и опасным за всю его жизнь. Осторожность твердила затаиться, переждать, посмотреть, куда подует ветер. Но старательно задавливаемая всё это время злоба шептала атаковать, вырваться из клетки. О, они вполне могли бы перебить всех своих надсмотрщиков. Эта их «Кара Создателя» или «Очищение», кому как больше нравилось называть данный приём, безусловно, было очень неприятной, опасной вещью. Равно как и довольно серьёзная устойчивость к прямым энергетическим атакам — сочетание лириума в крови с зачарованными против магии доспехами, созданными Усмиренными магами сильно ограничивали возможности прямой борьбы. Вот только ни он, ни его Старшие Чародеи, в которых он был уверен почти как в себе, не ограничивались банальными прямыми воздействиями. Проморозить пол, превратив его в каток, сдернуть часть камня со стен и обрушить на головы Храмовников — это несложно, это могут и простые волшебники из тех, что поопытнее и посмышлёнее. Старшие Чародеи же… скажем так, не он один водил дружбу с малефикарами и обменивался некоторыми специфическими знаниями. Да, сделать что-то тонкое и искусное, как Магистр Крови никто из них не сможет. Но этого и не требуется. На присутствующих в Казематах Храмовников вполне хватит и этих навыков. Проблемы начнутся дальше — «Восставший Круг» — это автоматическое Право Уничтожения с возможностью привлекать наёмников, дополнительные силы и прочее.
  
  Восстань даже один-два Круга и это восстание подавят — у бунтовщиков не будет доступа ни к лириумуму, запасы которого в самих Кругах сильно ограничены, ни к продовольствию. А вокруг — враги, от самих Храмовников до настроенных против магов пейзан. Тем самым, восстание обречено. В обычной ситуации. Вот только ситуация сейчас была далеко не обычной. У церковников нашлась масса других задач и проблем, а у магов… у магов появилось направление, в котором можно будет отступить. Вот только, так ли хорошо идут дела в Ферелдене на самом деле? Захотят ли их там принять? Побег магов Киркволла может осложнить дипломатические отношения южан с Вольной Маркой. Захочет ли пойти и так воюющий с одной из сильнейших стран Тедаса на обострение отношений с соседями, могущими если не пойти в атаку самим, то предоставить судна для десанта орлейцам? А ведь похожий прецедент был совсем недавно, пусть там речь шла о праве прохода, но всё-таки… требовалось больше информации. Цена неверно принятого решения будет слишком велика. С этими мыслями Первый в Круге потянулся к связной записке.
  
  Несколько дней ушло на выяснение обстоятельств, проверку и перепроверку слухов. И слухи эти оставляли очень неоднозначное впечатление (а то количество золота и услуг, что ему пришлось оказать или пообещать за их добычу окончательно угробили надежды поднять себе настроение хоть немного). Отбросив чушь о том, что молодой монарх трахает всё, что движется, начиная от собственных советниц-чародеек, заканчивая телохранителями, генералом, главой Круга Ферелдена и даже собственными драконами с демонами в придачу, кое-что прояснить действительно удалось. Итак, Айдан Кусланд действительно имел в своей свите нескольких волшебниц. Степень их близости определить было куда как сложнее, но тот факт, что он назначил их матушку ни много, ни мало своим регентом, говорило о полном доверии. Даже неестественно-полном, с учётом того, что буквально год назад он их знать не знал. Тем не менее, имя, а точнее, фамилия леди-регента была известна и… очень интересна. Скандал двадцатилетней давности с Лиандрой Амелл прокатился через весь Киркволл. И вот, дочери одного из самых наглых и отчаянных малефикаров, что он когда-либо знал или слышал, обретаются в свите молодого Короля. И, возможно, его спальне. Могли ли они контролировать короля? Теоретически — вполне. Но тогда, получается, едва разменяв два десятка зим, они смогли каким-то образом подобраться к Кусланду, подчинить его, при этом не вызвав подозрений у телохранителей юноши, а после — организовать военную компанию так, что армия Ферелдена не просто отбилась от Мора с минимумом потерь, но смогла напасть на Орлей и уже одержать несколько побед. Это помимо продавливания очень странных, пусть и весьма приятных для магов и эльфов законов, присоединения этих самых эльфов и целой кучи мелких фактов, каждый из которых уже смотрелся новаторски и был довольно сложно осуществим и ещё сложнее принимался бы… да всеми. Даже самими магами и эльфами. Про полноценного Магистра Тевинтера, которому выжгли разум и отправили домой в обнимкой с Преподобной Матерью Дененрима уже даже и упоминать было как-то неудобно. В итоге, получалось, что или две юных девы оказались настолько чудовищно сильны и искусны, что смогли подчинить своей воле всё дворянство страны и пол десятка драконов, да не просто подчинить, а едва ли не личность переписать, получив вместо тупых кукол инициативных и грамотных людей, попутно выжечь мозг магу, что в несколько раз старше их обеих вместе взятых и в Магии Крови практиковался открыто и невозбранно, в отличие от вынужденных скрываться малефикарок… или Айдан Кусланд и вправду Эльгарнан, Архидемон и перерождение Маферата, а то и Создателя разом. И, как ни странно это звучало, вторая версия выглядела в разы правдоподобнее первой. Разумеется, ещё был вариант, что и девы Хоук — лишь ширма и за всем этим стоит кто-то ещё. Но такая комбинация, такие возможности и ресурсы? Возможно, Архонт бы и смог что-то такое сделать, но… будь у него такие возможности, он бы начал с Кунари… да чего там, тогда никакой проблемы кунари у Тевинтера бы просто не было. Равно как и каких-либо других.
  
  – И что мы имеем в итоге? – сам у себя спросил Орсино. – А в итоге мы имеем авантюру, влезать в которую точно не стоит, – принял он решение. Если это действительно интрига кого-то из могущественных Магистров, а то и всего Совета разом, то влезать в это дело будет смертельно глупо — его используют, отработают и выбросят. Второй вариант пугал своей неопределенностью, пусть, в сочетании с посулами и вроде как проводимой политикой правителя Ферелдена и был хорош. Пожалуй, даже слишком хорош. Стоило подождать и не рисковать понапрасну. Вот только решение приняли за него.
  
  Всё началось на следующий день, когда один из его «Друзей» в верхах города сообщил весьма интригующе известие. Храмовникам, через Преподобную Мать, пришёл приказ, оставив минимальный гарнизон, выдвигаться в Вал Руайо. На сколько же были плохи дела у слуг Создателя, что они принялись стягивать силы в столицу? И новость эта была плохой. Почему? Казалось бы — вот он, шанс! Силы Храмовников уменьшатся, а потому магам станет куда как легче дышать. Да, так бы оно и было, если бы не рыцарь-командор Мередит. Ничего хорошего от этой истеричной фанатички Орсино не ждал, а потому не сильно удивился, когда их враги зашевелились. Вскоре стало ясно, что перед тем, как «отбыть на помощь в священной войне», Храмовница, не будучи дурой… фанатичной тварью, но не дурой, решит «обезопасить тылы». И пожелает массово Усмирить магов. Разумеется, об этом не объявляли, но когда воины в зачарованном железе начали едва ли не потоком уводить его собратьев, давно прошедших своё Истязание в Зал этих самых Истязаний… он понял, что Круг будет сегодня уничтожен. Так или иначе.
  
  – Это не жизнь, Орсино… – прикрыв глаза, он вспомнил образ своей подруги. Первого друга, что он обрёл в этих стенах. Она наложила на себя руки, даже не закончив обучения. И это были её последние слова, что он слышал… – Ну что же, Моуд, начиная с этого дня, мы будем жить. И я приложу все свои силы, чтобы жизнь эта была долгой и счастливой.
  
  Встав из кресла, маг одним жестом призвал свой посох. А вторым — заострённый нож для бумаги, – не ритуальный атэм из обсидиана, но мне хватит. И им тоже.
  
  Порезав руку и щедро орошая посох собственной кровью, маг наблюдал, как багровеет навершие его оружия. Дождавшись окончания процесса, он нехорошо усмехнулся и направился в сторону Зала Истязаний, по пути просто усилием мысли забив в забрала шлемов пары молодых храмовников пару гранитных осколков. В Казематах было много необработанного камня, а Первый Чародей неплохо умел обращаться со стихией земли. Мятеж Магов Киркволла Начался.
  
  Айдан Кусланд. Старый Имперский Тракт, южный берег Недремлющего моря.
  – Итак, эксперимент можно считать успешным, – констатировал я итоги работы чародеев, с некоторой гордостью созерцая изменившиеся руины древнего моста.
  
  Даже пребывающее в состоянии «полные руины», колоссальное сооружение шириной метров эдак в сто и длиной в тоже сотню, но уже километров, внушало. Без дураков, современная цивилизация того же Марвелла или иного техногенного мира такого уровня развития подобное чудо строила бы лет тридцать. И то без гарантий.
  
  Сейчас же, когда мои маги сумели восстановить, точнее, скорее уж заново построить, первый сегмент длинной в километр, зрелище и вовсе стало крайне воодушевляющим. Правда времени на подготовку и раскачку у них ушла целая неделя: пока осматривали фронт работ, пока учились у моих дроу, а по факту, те же дроу учились вместе с человеческими чародеями, пока срабатывались, пока считали… Я, кончено, помогал, выдавая готовые результаты в виде «откровений», что стабильно снисходили на дроу. Но всё равно на всё про всё ушла неделя. Да и то, крови у меня «выпили», наверное, литров пять. С учётом её энергоемкости и эффективности… что-то мне страшно представлять, на каких гекатомбах возведён Киркволл. К тому же, после такого подвига, всем колдунам явно нужно было денёк отойти, прежде, чем продолжать. И всё же, говорить о скором марше до вражеской столицы теперь было можно в практическом ключе, а не только в фантазиях и мечтах.
  
  – Да, вынужден признать, что ты был прав, – признал стоящий рядом Логейн.
  
  – В таком случае, к вечеру жду от тебя план дальнейшей кампании с учётом нашего нашего движения к Вал Руайо по восстановленному мосту, а главное — соображения по возможным проблемам, которыми нам грозит такой манёвр.
  
  – План я подготовлю, но по части соображений, нет нужды ждать вечера, – отвернулся от вида титаническое сооружение маршал. – Такой обход позволит нам неожиданно для всех ударить по столице Орлея, но Вал Руайо — очень крепкий орешек, а полноценную осаду мы себе позволить не можем. К тому же, как только противник узнает, где мы находимся, они снимут все войска и Храмовников с границы Тевинтера. Контингент Храмовников там огромен, да и обычные солдаты должны быть научены действиям против магов и войск имеющих магическую поддержку.
  
  – Но до них далеко, – возразил я, тоже повернувшись к Мак-Тиру. – Тот же месяц, если не два пути.
  
  – Верно, но это — очень мало. Осады длятся годами. Штурм? Если у тебя нет желания завалить стены Вал Руайо трупами наших солдат, то штурм потребует подготовки. Даже с помощью магов, – несколько сварливо, словно вспоминая свои споры с Кайланом, ответил тейрн.
  
  – Сколько?
  
  – Нужно смотреть по текущей ситуации с их укреплениями и гарнизоном, но по тем сведениям, что у нас есть и моему опыту противостояния их войскам… Месяц — это самый минимум.
  
  – То есть, есть риск, что нас-таки зажмут между крепостью и войсками врага?
  
  – Не обязательно, – дёрнул щекой полководец, – можно выдвинуть встречные заслоны, диверсионные летучие отряды, устраивать проблемы с логистикой и путями снабжения. Словом, делать всё то, что орлесианцы наверняка бы постарались применить против двинься мы на юг.
  
  – Звучит интересно, но это всё-таки их земля, а не наша. Как бы у диверсантов не возникли проблемы…
  
  – Благодаря сведениям, что мы получили от де Шалона, с этим вряд ли возникнут проблемы, во всяком случае, по-началу. Задержать противника на недели две-месяц без существенного отвлечения наших сил можно будет без затруднений. А дальше — штурм и у нас уже будут совсем другие проблемы.
  
  – Хорошо. А что по местным лордам?
  
  – Скорее всего, они будут выжидать, – не скрывая своего отношения к аристократии соседней державы, ответил Логейн. – У императрицы Селины далеко не такая сильная позиция, как она демонстрирует окружающим. К тому же, никто не ожидал разгрома основной армии, а мобилизация — это тоже время. Помимо этого у них сейчас намечается ещё одна проблема.
  
  – М-м-м? – проявляю должную заинтересованность.
  
  – Как я говорил, позиция Императрицы не столь сильна, как кажется, а потому она делала то, что было вполне логично в её положении — ослабляла своих конкурентов, дробила фракции противника. Так называемые «альянсы женихов». А это значит, что единого командования у собранной армии не будет.
  
  – В смысле? – на этом моменте я слегка припух.
  
  – В прямом, – рубанул генерал. – Мы — общая угроза, но лидер одной фракции никогда не отдаст своих воинов лидеру другой. Де Шалон, как самый родовитый, влиятельный и опытный военачальник мог бы их возглавить и сплотить, но, благодаря действиям вашей… новой Старшей Чародейки, он пребывает у нас в гостях, - теперь мой собеседник позволил себе кривую усмешку. – Разумеется, всё не так прекрасно, – продолжил он мысль, – как только Селина кинет клич, на её призыв отзовётся множество дворян с отрядами, но между Императрицей и этими верными дворянами будет стоять наша армия, прорваться через которую можно будет лишь такой же армией, а это возвращает нас к вопросу командования. В конечном итоге, лидера они изберут, всё же орлесианцы, при всей моей нелюбви к ним, далеко не дураки и не будут пытаться воевать без единого жёсткого командования и вертикали управления. Но даже по самым неутешительным предположениям, у нас будет от трёх до пяти месяцев только на этапе формирования нового войска и ещё до полугода на его передислокацию и назначение главнокомандующего. Так что основная наша проблема — это гарнизон столицы и Храмовники.
  
  – А флот?
  
  – Не имеет значения, - покачал головой маршал, - моряки привычны к морским боям, абордажам, в лучшем случае — десанту с последующим налётом на перевалочные пункты. Строевой бой — совсем не их стихия, а уличные свалки в городе, коли дело дойдёт до этого… твои оборотни, Айдан, их сожрут… Возможно, что и буквально.
  
  – Ну что же, лёгкой прогулки, конечно, не предвидится, но причин отступаться я не вижу. Одним словом, жду от тебя план компании к вечеру. Хотя бы предварительный. А там уже будем думать, какие резервы и как нам подтянуть, за то время, пока маги строят нам дорогу.
  
  – Согласен, – кивнул генерал, но тут его взгляд зацепился за что-то за моим плечом.
  
  Обернувшись, я увидел за пределами положенного по статусу охранения трёх спешащих в нашу сторону девушек: одну блондинку и двух брюнеток.
  
  – Айдан! – не успев ещё остановиться после бега, обратилась ко мне Солона. И голос у неё был очень возбуждённым и обеспокоенным.
  
  – Что-то случилось?
  
  – Да, – смазанный кивок с попытками отдышаться. Ещё недавно девушка с сёстрами пошла отдыхать, совершенно вымотавшись после магического ритуала, а вот теперь заставила себя бежать через весь лагерь… – только что получила сообщение от леди Лиандры, – ещё один быстрый вдох воздуха, которого красавице явно не хватало в лёгких.
  
  – И что там? – уже и так понятно, что ничего банального, но мне хотелось подробсностей.
  
  – Восстание Круга в Киркволле! – дружно выпалили все три чародейки и я почувствовал, что стремительно начинаю понимать причины их спешки и состояния...
  
  Три с небольшим недели спустя. Вал Руайо.
  – Это всё? – обратилась молодая Императрица к своему адъютанту, поднимая взгляд от очередного доклада.
  
  Оперативная связь с Киркволлом окончательно прервалась, что могло значить только одно, но и без этого уже стало очевидно, что они потеряли город. Толпа озверевших магов Круга, ещё три с лишним седьмицы назад вырезала почти весь контингент Храмовников и лояльных им чародеев, загнав оставшихся в центральный храм. А в одночасье лишившийся, как контроля, так и поддержки со стороны погибшей Рыцаря-Командора Мередит, Наместник полиса, Марлоу Думар, оказался не в состоянии хоть как-то повлиять на ситуацию. Слабый и нерешительный, возведённый на своё место силой мечей воинов орлесианской церкви, сам по себе он не имел ни авторитета, ни власти, чтобы справится с кризисом, и не приходилось сомневаться, что в ближайшее время он или пойдёт на поводу у восставших магов, требующих начать переговоры с Ферелденом, или у Киркволла появится новый Наместник.
  
  – Да, Ваше Величество, – степенно кивнул мужчина. – Даже если худшие догадки о захвате храма не оправдаются, мы не имеем никакого контроля за ситуацией. Всё произошло слишком внезапно — уже чудо, что мы сумели узнать о требованиях начать переговоры с Кусландом. Нужна, как минимум, ещё неделя для уточнения ситуации и налаживание связи с оставшимися верными нам людьми в Киркволле. А на фоне того, что привлекать к этому делу магов становится слишком опасно, боюсь, настоящий срок окажется куда больше и о том, каких конкретно целей желают добиться мятежники склоняя Наместника к переговорам с Ферелденом мы узнаем уже после того, как те начнётся.
  
  – Хорошо, можешь идти, – разрешила хозяйка роскошного кабинета, где и происходила передача доклада по последним событиям.
  
  Едва за слугой закрылась дверь, как девушка, что совсем недавно отпраздновала свой двадцать шестой день рождения, позволила себе поморщиться и растереть колющие болью виски.
  
  О чём могут быть грядущие переговоры волшебников с «Покровителем Колдунов», Селине сейчас было не важно: захотят ли те попросить убежища и сбежать в страну собак, или попытаются присоединить уже фактически захваченный ими город к Ферелдену, не имело принципиального значения, ведь в любом случае для Орлея в этом не будет ничего хорошего. Хотя, второй вариант, безусловно, был намного хуже. Как бы не пришлось часть мобилизируемых войск отправлять туда, да ещё и по суше, а значит, договариваясь с Неварой и Антивой. Словно ей шевелений Андерфелса и Тевинтера было мало. Те, впрочем, «шевелились» вяло, один так и не оправившись от прошлых Моров, а второй слишком занятый вопросом кунари. Хоть в этом немного повезло.
  
  За последние полгода ей пришлось думать о вопросах и проблемах, что и владык древнего Тевинтера заставили бы понервничать. И думать нужны было много и часто. А ведь всё так хорошо начиналось!
  
  Тяжело вздохнув, Селина прикрыла глаза.
  
  Начиналось все действительно прекрасно, пусть и не без некоторых проблем, но когда обходится без проблем, если речь заходит о воцарении на престол сильнейшей империи мира? В этом ключе необходимость убить пару-тройку десятков относительно близких родственников, по их трупам забираясь на трон, смотрелась сущим пустяком, к тому же, не она это начала. Не нужно было этой твари Каллиен убивать её мать. «Несчастный случай на охоте» — старая, как этот мир, причина смерти аристократа. Кровь за кровь и вот не прошло и года, как она, внезапно, оказалась первой в очереди на корону Императрицы. Тогда-то и началась основная Игра. «Шестнадцатилетняя соплячка на троне», многие были недовольны таким стечением обстоятельств, но столь же многие видели в этом Шанс самим забраться на этот трон. Улыбнуться одному, прогуляться по вечернему парку с другим, кинуть многообещающий взгляд на третьего и вот множество различных «альянсов женихов» готовы поддержать её и вставить пару палок в колёса конкурентов. Это было… захватывающе. И интересно. Постепенно её власть укреплялась и можно было начать думать о том, как восстановить былое величие страны.
  
  Потеря Ферелдена, по сути, трети территории, всего юго-востока государства была тяжёлым ударом и, если бы удалось его вернуть, да ещё и достаточно законным образом, о, подобный ход не только бы прославил в веках её имя, но и смог бы сплотить и укрепить страну в достаточной мере, чтобы начать подумывать и о расширении на север. Кайлан был тупицей с одними набором древних легенд и мечтами о славе вместо мозгов. Договориться с таким несложно, благо пример его дяди, взявшего в жёны орлесианскую дворянку, являлся хорошим прецедентом. С его разводом ситуация обстояла сложнее, но и это было решаемо — даже впавшая в старческое слабоумие Белая Жрица осознавала открывающиеся перспективы, а очередные «щедрые пожертвования» вполне способны унять любое недовольство на «греховность» подобного. Хотя, с учётом того, чьей дочерью была Анора, рассматривался и вариант с «пожертвованием» этой суммы Дому Отдохновения с последующим утешением опечаленного вдовца. Пусть дальше гипотетических размышлений, ни разу не лёгших на бумагу, этот вариант никогда не заходил.
  
  И всё шло согласно плану! Даже внезапно начавшийся Мор играл на руку — на встречу Порождениям Тьмы можно было направить Гаспара и верных ему дворян, пусть зарабатывают честь и славу, прореживая свои ряды и восстанавливая образ доблестных шевалье Орлея в глазах ферелденцев. Но Кайлан так и не попросил помощи — возможно, он был не настолько глуп, как создавал о себе впечатление, а может, имел компетентного советника, теперь уже и не важно. И Король умер, своей смертью умудрившись так смешать карты, что чуть было не начал Гражданскую Войну прямо посреди Пятого Мора! Подобный подарок судьбы, предков, Создателя или пусть даже Архидемона лично сложно было недооценить. Бывшая провинция обезглавлена! Её армии разбиты! Дворяне разобщены и готовы вцепиться друг другу в глотки! При таких картах на руках, даже сумей «собачники» отбиться от Порождений Тьмы, они стали бы лёгкой добычей для Орлея. Разумеется, это тоже было не совсем… прилично, но некоторый кусок земли под церкви сподвиг бы жриц отпустить ей этот небольшой грех. Прекрасное и перспективное будущее, после осуществления которого и получения прямого выхода к Орзамару с его кузнецами и источником лириума, можно было бы начать потихоньку проводить давно запланированные реформы по оттеснению клира от власти. Постепенно, год за годом, десятилетие за десятилетием отбирать у церковников их блага и преференции. Медленно, осторожно и незаметно, чтобы потом, одним ударом поставить этих жадных мегер на место. Орлей — это её Империя, наследие её предков и она не могла позволить, чтобы ей, в её же доме указывала пускающая слюни и ходящая под себя старуха, возомнившая, как и все её товарки, что все обязаны её почитать и слушаться, безропотно вручая власть над собой и судьбами целых народов, только за то, что она профессионально хвалит на публику чужие свершения!
  
  Но дальше с планами и идеями молодой императрицы случился Айдан Кусланд. Младший сын тейрна Брайса Кусланда смог меньше, чем за год не просто отразить Мор, но и каким-то чудом из полуразорённой страны с разбитой армией, стоящей на пороге Гражданской Войны сколотить, по-сути, новую Империю с отборным войском и собой во главе. Он вешал жриц, грабил храмы, объявлял награды за головы дворян. «Бешеный Пёс» — именно такое прозвище дали ему орлесианские вельможи, читая о «похождениях молодого выскочки» и ожидая, когда же он свернёт себе шею. И, чего уж там, она сама с нетерпением ждала этого, втайне немного завидуя его «вольному» обращению с последовательницами Андрасте. А эти пикантные слухи о его… иных похождениях? Разумеется, услышанное стоило делить вчетверо, но всё-таки, это было интригующе. Только вот все забыли, что для ферелденца сравнение с собакой очень лестно. «Пёс» не только не «погиб на охоте», но и с каждым днём становился сильнее. Реформы и указы, своей наглостью и безумием заставившие многих придворных вельмож едва ли не щиты грызть, поставили под его знамёна сотни, если не тысячи эльфов! А маги? Кто вообще мог предполагать, что за пределами Кругов существует столько малефикаров? И вся эта толпа чернокнижников, долийцев и просто откровенных чудовищ, наподобие оборотней, которых уже не «Бешеный Пёс», а «Новый Маферат» добыл неведомо откуда, присягнула ему на верность и походя разбила авангард Гаспара и самого де Шалона, не забыв захватить её зимнюю резиденцию.
  
  Селина недовольно поджала губы. Эта глупая война была совершенно не нужна, эх, если бы удалось договориться с Кусландом «полюбовно»... Он был немного младше неё, хорош собой и крайне влиятелен, но вот его политика и риторика. Поддержание патриотических настроений требовало внешнего врага и, с учётом истории, Орлей подходил для этого идеально. Вторым пунктом шла Церковь и, не будь первого, она могла бы и попробовать договориться, но вот в такой ситуации… её не поймут собственные подданные. Если только не разбить Кусланда и потом не заключить династический брак, всё-таки ей нужен наследник, но никто из «женихов» не то, что на роль Императора, но даже для позиции консорта не дотягивал. Только вот поражение Ферелдена будет означать казнь монарха — Церковь не простит отвешенных ей оплеух. Плохо. Но и допустить своего поражения она не может — у Айдана не хватит сил на весь Орлей, каким бы гениальным генералом он ни был, и «поддавки» с её стороны вызовут недовольство дворян и могут привести к бунту. К тому же, для подобного хода требуется два компонента: доверие партнёру и длительная, очень длительная подготовка. Ни того, ни другого в наличии не имелось. А это означало, что впереди предстоит действительно очень сложная, кровопролитная и дорогая война.
  
  И если бы всё измерялось только в деньгах! Главный ужас ситуации состоял в том, что империи грозили гораздо худшие проблемы, нежели дыра в бюджете, и Восстание Круга в Киркволле это подтверждало, как ничто другое. Орлей ещё даже не успел вывести гарнизон Храмовников, только направил им приказ. Обычный, банальный приказ, в рамках стягивания доступных сил для формирования второй армии, пока Кусланд вынужден огибать озеро Селестин или готовить оборону на уже занятых рубежах. И этот приказ оборачивается такой катастрофой! Киркволл и так был той ещё занозой, сидящей в одном из самых чувствительных мест орлесианской политики — её доходах, чтобы окоротить прошлого Наместника ей даже пришлось воспользоваться помощью ещё не впавшей в то время в маразм Верховной Жрицы, и, казалось бы, со смертью Тернхольда, полис оказался полностью в её руках, управляемый послушной марионеткой и дополнительно контролируемый самой мощной в регионе военной силой, формально не принадлежащей Орлею, но фактически абсолютно ему преданной. Проблем там просто не должно было быть! И такой удар… Проблема не досчитавшейся тысячи профессиональных охотников на магов армии совершенно блекла на фоне политических и экономических последствий для страны. А сколько ещё таких червоточин может тихо дожидаться своего часа по всей территории империи? И сколько их вскроется вот так же, стоит начать масштабные движения сил и ресурсов на нужды войны?...
  
  – Ну вот почему ты не мог обойтись с посольством чуть мягче и продолжить переговоры хотя бы в тайном формате? – воскликнула раздражённая девушка, обращаясь к лепному потолку. Вместо ответа от потолка, раздался стук в дверь. – Ну что там ещё? Войдите!
  
  – В-ваше Величество!
  
  – Что стряслось, Маркев? – один вид всклокоченного адъютанта, что не только наплевал на состояние своей причёски перед визитом к венценосной особе, но и даже не озаботился надеванием ритуальной «родовой маски» мигом переключил состояние императрицы с раздражённо-размышляющего на сосредоточенно-рабочее.
  
  – Архиеретик… он… он… – Селина мысленно поморщилась. Маркев был всем хорош, но его излишня набожность порой доставала некоторых проблем.
  
  – Что он?
  
  – Он разбивает лагерь у стен Вал Руайо и готовится к штурму!
  
  – ЧТО?! КАК?! – вскочила с места девушка. – Он же неделю назад ещё даже не выступил на Вал Фирмин! – об обстоятельствах разгрома де Шалона информация была до крайности скудной и недостоверной, но высланная на южные рубежи страны разведка никак не пропустила бы движение целой армии, и средства быстро о том движении сообщить у неё были!
  
  – Архиеретик восстановил старый Имперский тракт и пересёк Недремлющее Море по мосту. Они в одном дневном переходе!
  
  – Он сделал что?...
  
  Селина обессиленно уселась обратно в кресло. Такого она представить себе не могла даже в кошмарном сне. Вместо того, чтобы углубляться на юг страны, растягивая пути коммуникаций и получая массу проблем со снабжением, Кусланд просто взял и… и… каким-то образом изобразил из себя древнего тевинтерского магистра, во всяком случае, по градостроительной части… или такие магистры теперь тоже в составе его армии монстров имеются? И что делать?
  
  – Так… – для начала, успокоиться, – мне нужен состав гарнизона столицы, а также оценка войска противника. Маршал должен был изрядно потрепать Кусланда, так что подобный рывок может быть просто жестом отчаяния, – она сама слабо верила в свои слова, но начинать паниковать на ровном месте не в её привычке. Да и смутная надежда всё-таки имелась. Ведь не может быть всё настолько плохо?! Ведь не может же?
  
  Несколько ранее. Айдан Кусланд в состоянии глубокой задолбанности.
  Ох и достало. Пожалуй, именно так стоит озаглавить последние недели три ме-е-едленных и печальных событий. Ключевое слово «медленных». Армия медленно плелась по столь же неторопливо восстанавливаемому мосту, по ходу дела, арьергардом зачищая округу от отрядов разбитого и дизориентированного противника, что далеко не сразу сообразил сваливать от нас на юго-запад, а не стягиваться к своему «укрепленному лагерю». К счастью, хоть маги быстро набивали руку и быстро перешли к возведению сразу десятка километров пути за раз. Тем не менее, это был потолок и, с учётом перекуров, строительство всё равно затягивалось. Мои девочки выкладывались на полную, возвращаясь с работ с языком на плече. И после этого не то что о каких-то постельных утехах думать не хотелось, им вообще думать о чём-либо не моглось. Хроники, однозначно, врут про «город за три дня», вот что я вам скажу! И ведь не загонишь отдыхать принудительно. Вернее, загнать-то можно, но обидятся, огорчатся… короче, приходилось просто втихую через Симбу снимать последствия перенапряжения и выдавать «озарения». А ведь от работы с такими энергиями, в смысле качества и количества, силушка девочек росла, как на дрожжах, что даже моему «прокаченному» состоянию чем дальше, тем больше мешало тонко воздействовать на их организмы.
  
  Тем не менее, по сравнению с той кучей проблем и потерь, как времени, так и людей, что сулил бы нам «классический» маршрут продвижения, мы оставались в огромном выигрыше. Да ещё и Морриган, пусть и заинтересовавшаяся в новых направлениях колдовства, не особо пылала желанием «вкалывать на стройке», а потому, пока мы ещё были близко к своему берегу, взяла на себя «разведку», в результате чего, противник в лице всяких недобитков, диверсантов, местечковых лордиков и прочей шушеры периодически попадал в плен. И был свято уверен, что мы просто восстанавливаемся после того, как дали сражение де Шалону, а не занимаемся экстримальной постройкой коммуникаций. Ну и сама «дикая ведьма» не упускала возможности «скоротать вечер за беседой» с одним скромным королем. Что же, по крайней мере, после второго-третьего такого «романтического ужина» сёстры Амелл-Хоук стали приходить с площадки чуть пораньше и таки тоже ужинать совместно. Сил на что-то большее у них всё ещё не имелось, но за дочерью Флемет они Бдили. И что-то мне подсказывало (кто сказал про эмпатию? Это была житейская мудрость! Инфа — сто процентов!), что ведьма это всё прекрасно понимала и тащилась от ситуации неимоверно, порой едва ли не демонстративно начиная со мной флиртовать или «невзначай» демонстрировать монарху завлекательные изгибы своего тела. В общем, хоть какое-то развлечение. Разумеется, спать с ведьмой я не планировал, но наблюдать за ревнующими чародейками было приятно. Хоть что-то позитивное во всём этом болоте. Но, полагаю, девочки бы с моей позицией не согласились, но должен же я оправдывать репутацию Зла, которую мне уже сделали почтенные матроны из Вал Руайо?
  
  Был, правда, ещё одни позитивный момент. «Момент» откликался на Мерриль и вносил свой вклад, как в строительство моста, так и в услаждение моего взора. Но… она всё ещё была скромницей-тихоней. Однако, это не касалось её увлеченности историей. Да, пусть тот Боевой Маг времён «позднего Арлатана» сильно подорвал её настроение и стремление к выявлению исторической справедливости, но одно событие, пусть и масштабное, да ещё и приправленное «информационной выжимкой» всё-таки было неспособно зарубить стремление этой очаровашки к знаниям, а тут под боком, работая плечом к плечу, находится почти сотня «древних ископаемых». Которые пусть и поглядывают на неё с превосходством, но они на всех так смотрят, а так вроде бы вполне нормальные эльфы. И должны знать ну о-о-о-очень древнюю историю, что для Народа уже давно на уровне мифов. А тут ещё и чародейки стали «завершать рабочую смену» чуть пораньше, подозрительно косясь на Морриган. Короче, что там происходит в безмолвной перестрелками взглядов волшебниц юная эльфийка понимала слабо, а вот появившееся свободное время вместе с природным любопытством… короче, её стеснения хватило ненадолго, а дальше... Нельзя вставать между няшкой и её тягой к истории! Означенная няшка набралась храбрости и полезла к дроу с вопросами.
  
  Дроу были не сказать, что в восторге, но, «раз её выделил Князь лично», то и пообщаться «почти на равных» согласились, а там Мерриль, сияя чистыми зелёными глазами просто и без затей взорвала им головы. Не буквально, само собой, а просто наивно так поменяла чёрное с белым местами и поставила мир с ног на голову. А я смог полюбоваться картиной, как Морохир с выпученными глазами потерянно слонялся по лагерю, переводя шальной взгляд с людей на эльфов и обратно. Что его так проняло? Кусок более «современной» истории. Точнее, тот момент, когда эльфы уже многое утратили: знания, традиции, что-то скатилось до уровня мифов и легенд, что-то было искажено до неузнаваемости. Так, например, все иллитири с шоком слушали, что «рабские метки» по нынешним временам не клеймо слуги и движимого имущества, а знак принадлежности к тем, кто остался «верным до конца» — лучшим и самым непримиримым, отказавшимся склониться и вцепившимся в свою гордость и обычаи всем, что у них оставалось, и, в знак этого, когда падали последние оплоты эльфов, «нанёс себе на лица метки Создателей». А потом они ещё услышали и что «Хранители» до сих пор блюдут «чистоту крови», скрупулезно отслеживая свои династии. Переведя это на свои понятия, дроу вдруг осознали, что Мерриль, «по старым понятиям» — благородная леди из очень высокопоставленной династии, то есть, принадлежит к высшей эльфийской аристократии. Далее последовало дружное заключение, что это — хорошо и вполне подходит для избранницы Князя. Правда, в чём именно эта избранность, смотря в наивные глаза девочки, суровые подземные воители и чародеи отвечать отказались, разражаясь приступами странного кашля и старательно меняя тему, благо и без этого им было, что рассказать. В общем, было весело, но на этом позитив действительно заканчивался, уступая место вещи, что была много хуже банальной однообразности дороги и недостатка женского тепла в кровати.
  
  Речь идёт о вестях из Киркволла. Сперва очень бедных на конкретику и дающих лишь общее понимание, что маги взбунтовались и устроили натуральную бойню Храмовникам, выплеснувшуюся на улицы. Вести эти принесли с собой прибывшие в Амарантайн торговцы, которые в самом начале событий поспешили утечь из гавани от греха подальше, тем паче, что по нескольким кораблям из Орлея маги таки ударили, да так, что грязных штанов у всех судовладельцев Кирковлла прибавилось. Однако, это было, по сути, всё, что мы знали. Лелиана старалась, но никаких агентов со связными записками у нас в Вольной Марке не было, а обычными методами добывать сведения с учётом средневековой логистики, можно было месяцами, потому приходилось полагаться только на скудные показания свидетелей, ясное дело, не имеющих никакого отношения к внутренней кухне Киркволльского Круга Магов. Но всё изменилось в тот момент, когда ещё один бывший Первый Чародей по имени Орсино смог добраться до связных записок Вольных Магов, а те вышли уже на моих легализовавшихся малефикаров, а через них — на леди Лиандру, а потом уже и на меня. Та ещё извращённая цепочка, но без нормальной сети телепортов с «видеоконференциями» такой вот эрзац-телеграф был максимумом. В общем, почтенный чародей, к слову, эльфийского роду-племени, очень хотел в Ферелден. Только вот никак не мог определиться, хочет он туда с друзьями или лучше сразу всем городом и окрестностями. Первый вариант был простым и быстрым. Наместник Марлоу Думар сам им соберёт корабль, набьёт трюмы провизией и подарками ещё и махать платочком в след будет. Я получу десяток Старших Чародеев, пару сотен полноценных Магов и две сотни падаванов-юнглингов. Как им удалось сохранить столько сил, после сражения против тысячного контингента Храмосников я не понимал, но факт оставался фактом — для меня это было очень вкусно, хоть и, откровенно говоря, уже без надобности. В том смысле, что куда приложить столько посохов у меня, ясное дело, найдётся — стройки, фортификации, урожайность полей и борьба с вредителями различного происхождения всегда в тренде. К тому же, киркволльцы могли и иметь пару-тройку специфических техник и секретов, возможно, даже связанных со строительством, что зело полезно. Однако, это всё — просто «приятные мелочи». Полезные, бесспорно, но острой нужды в магах, чтобы прям «быстрей-быстрей» и «всё бросай, беги сюда», у меня не было, и... вообще-то, хотелось уже большего. И «большее» имелось! Волшебники сейчас реально самая грозная сила в этом городе-государстве. Они сильны, сплочёны, готовы на подвиги и не сильно заморачиваются в средствах, хотя последнее утверждение не то, чтобы сомнительно, но бездоказательно, скажем так. Были у меня подозрения, что без массового призыва демонов в таком деле, как вынос вперёд ногами тысячи с лишним Храмовников, не обошлось, но кто же будет признаваться в таких вещах «по телеграфу»? Впрочем, коли у них обошлось без Высшего демона Гордыни и всех сопутствующих нежданчиков, то я не в претензии. Куда важнее, что такое положение вещей — очень хороший рычаг влияния. Вплоть до «перевыборов Наместника», тем более, что прошлого посадили на трон Храмовники, что магам уже само по себе не нравилось. И тут на сцену выходила леди Лиандра Хоук, урождённая Амелл. У которой две дочери и племянница — волшебницы, а сын — оруженосец и адъютант очень импонирующего магам самодержца. С таким раскладом Карвер Амелл имеет все права занять трон Киркволла и стать Наместником. Моим наместником в том регионе. А это, ни много ни мало, контроль над Недремлющим Морем.
  
  Понятие «вкусно» и в десятую долю не отражает возможных перспектив!
  
  Вот только как бы таким куском не подавиться. Мне, откровенно говоря, не хватает людей даже для нормального контроля Ферелдена. Не будь Эамон моим должником за себя, сына и свой эрлинг, а Логейн просто повязанным по самое «не могу», я бы застрелился сразу, а потом ещё несколько раз. Пусть стреляться из арбалета очень неудобно, да и не шибко на мне скажется, но чисто для поправки нервов, я бы заморочился. Но даже так — в приоритете «сливание» их сил по-максимуму, просто на всякий случай. Орлей я тоже не отпущу, как минимум, оторвав от него весь юго-восток, а это — ещё одно герцогство со столицей в Халамширале. И если должность «эрла Денерима», пардон, Халамширала я уже выдал, то вот само «герцогство» кому отдавать я уже не знал, вплоть до того, что реально начинал размышлять над кандидатурой Алистера. Это при условии, что Мерриль отойдут все Долы. Да, Мерриль отойдут все Долы! Просто потому, что больше некому. Не Табриса же мне ставить тут тейрном? У него уже есть земли под Бресилианом, да и долийские кланы не примут правителя-городского, тем более ещё и не мага, а вот Мерриль и по происхождению более чем подходит, и по роду деятельности, как никак, она была Первой Хранительницы Меретари, то есть официальной наследницей этой должности. В общем, быть ей герцогиней… Ещё бы придумать, как ей об этом сказать, чтобы от шока и паники не померла на месте...
  
  Теперь вот ещё и Киркволл. И во всех этих областях недостаточно просто назначить «высшего управленца», требуется обеспечить полноценную администрацию, причём, едва ли не оккупационную администрацию. А у меня даже «высшие чиновники» — зелень молодая и наивная. Ну ладно, Карвер никогда наивным не был и успел эту жизнь нюхнуть, пусть и так, «на пол-дорожки». Но остальные? Да и не хочу я свою няшку отпускать в леса, в которых ничего, кроме руин-могильников эльфов и усадеб аристократов и нет, то есть нужны ей толковые заместители, что будут работать на месте. Где я на всё это людей возьму?! Но и просто взять и пройти мимо такого шанса нельзя! Вот и приходилось трясти Лиандру на тему кто есть кто в Киркволле и с кем там можно работать, а с кем нет. Пусть её сведения и устарели на два десятка лет, но это лучше, чем совсем ничего. А, между тем, связные записки — это очень ограниченный способ коммуникации! Мало того, что на них надо сажать магов, что получаются посвящёнными в суть переговоров, так ведь и много за раз не отошлёшь, да и сам лист записки не особо объёмен, а обновлять его, чтобы можно было писать по-новой — это тоже время и усилия чародеев.
  
  Короче эта ме-е-едленная переписка во время пути меня просто заколебала, не сказать другого слова! К тому же, что бесило особенно сильно, на девяносто процентов она являлась бесполезной.
  
  Как мне было жаль, что старый Аристид Амелл уже умер! Вот с кем можно было бы договориться и всё спокойно порешать! Но увы и ах, от него остался только сын, но Лиандра давно не получала от брата известий, мои же смутные воспоминания, подкреплённые свежими новостями «с той стороны», утверждали, что брат этот промотал всё состояние и репутацию Благородного Дома и сейчас находится на положении едва ли не нищего побирушки. С учётом того, что Дом Амелл два десятилетия назад был реально сильнейшим и богатейшим во всём городе — это реально эпических масштабов достижение. С остальными аристо дела обстояли не лучше, пусть и с другого боку — каждый из них спал и видел себя в заветном креслице правителя.
  
  Детальное изучение обстановки и политических раскладов в Киркволле навели меня на мысли о той самой «диктатуре с элементами демократии», то есть, «запоре с элементами поноса», не за столом будь сказано. Но иначе это не назовёшь. Наместник вроде как единоличный правитель и может рулить в весьма широких масштабах и наделён некислыми полномочиями, но, если дойдёт до дела, ему и «импичмент» могут выдвинуть. Короче, это была чистой воды Олигархия античного образца в антураже средневековой Европы. Власть в каждом полисе принадлежала ограниченному числу архибогатых кланов с выборным лидером. Кланы всеми процессами и заправляли. Правда, до недавнего времени самой толстой жабой в этом болоте, в смысле, самым влиятельным кланом, была Церковь. А вот сейчас… сложно сказать. Однозначно не маги. Пусть по голой мощи они и затыкали за пояс всех остальных вместе взятых, но ни опыта, ни связей в политическом плане не имели от слова вообще. Что, в свою очередь, означало, что местные бонзы, при некоторой сноровке, могли крутить ими, почти как угодно. Если только не организовывать реальный захват власти с установлением полноценной диктатуры. Вот только были у меня обоснованные подозрения, что в таком случае на уши может встать вся Марка, а там и ребятки из Старкхэвена полезть могут, и Тревелианы из Оствика, у которых Андрастианство головного мозга поголовное. Война же в Вольной Марке, насколько бы это государство ни было рыхлым, мне сейчас вот никак не нужна — слишком далеко, никакого профита, а в одиночку Киркволл не выстоит, даже если организовать ему поддержку из Ферелдена через порты Амарантайна и Денерима. Не говоря уже о том, что и ресурсов этих на поддержку у меня не так, чтобы много. Вот лет через двадцать, когда реформы дадут эффект и в крестьянских семьях из восьми детей выживать будут все восемь, а не двое-трое, вот тогда да. Но сейчас — нет. Потому, приходилось торговаться, общаться и пропихивать Карвера, за одно, по сути, лично командуя политикой кирковолльских магов, зная об обстановке на месте по принципу: «мне Рабинович СМС-кой отписал», да-да, на старом кнопочном телефоне, когда в пяти словах четыре сокращения.
  
  Короче, за эти три недели я, как никогда, возненавидел свою работу и посыпал голову пеплом, что не стал простым авантюристом, который пошёл бы по сюжету спасения от Мора, как предполагалось по нему идти каноничному Серому Стражу. Отдал бы корону Алистеру, стал бы тейрном Хайевера и горя бы не знал, тиская по ночам Солону, Лелиану и Морриган с сестрёнками Хоук и, может быть, несколькими служанками эльфийской наружности… Эх, где там мой эльфийский хор? Я так по нему скучаю!
  
  Настоящее время...
  – Земля! Наконец-то! – как я был рад видеть вторую сторону Недремлющего Моря… Это было просто не передать словами!
  
  – Сдаётся мне, что целовать готов наш Князь округу эту, - донесся насмешливый голос Морриган, что не могла не высказаться по этому поводу.
  
  – Сдаётся мне, - едко отвечала ей Солона, - что если бы кое-кто прилагал столько же усилий, сколько и остальные, он бы вполне разделял и понимал чувства Айдана.
  
  – Я знаний алкала и их я получила, но не кайлом махать во славу трона, - фыркнула ведьма.
  
  – На что это ты намекаешь? – нехорошо прищурилась Мариан.
  
  – Кажется, она назвала чары уровня древнего тевинтерского Магистра «маханием кайлом», - хмыкнула Бетани.
  
  – У кого-то слишком высокое самомнение, - с превосходством закончила Амелл, а дочь Флемет в ответ могла лишь презрительно фыркать и задирать нос. Ну да, в словесной дуэли один на один она всё ещё могла заткнуть за пояс любую из моих чародеек. Вот только девочки это тоже просекли и всегда в таких случаях выступали единым фронтом. К тому же, не смотря на усталость, девочки ночевали в моём шатре, пусть ничего у нас там и не случалось. Тот факт, что её «отвергли», а этих троих привечают, перевёртыша тоже раздражал преизрядно.
  
  – Милорд, - величественно игнорируя шушуканье моей свиты, появился вестовой от Логейна, - маршал распорядился разбить лагерь в пяти лигах отсюда.
  
  – О, он уже оценил ландшафт? – Мак-Тир шустер. - Хорошо, - кивнул я вестовому, - полагаю, он хочет видеть меня на совете?
  
  – Да, милорд, - почтительно склонил голову воин.
  
  – Хорошо, иду, - эх, не дают понаслаждаться открывающимися пейзажами, вдохнуть свежий морской воздух полной грудью…так, кто сказал, что я уже почти месяц им дышу и изрядно задолбался? Оставив дам спорить дальше, направляюсь к уважаемому генералу.
  
  Тейрн пребывал в походном ордере — ещё даже шатёр никто не разбивал, но это не мешало генералу уже отдавать приказ за приказом. Не став ему мешать, я просто кивнул и, встав рядом, принялся слушать. Опытный воитель походя разбирал кто куда, в каком количестве и когда должен встать, где будут готовить пищу, а где — рыть отхожие места. Плюс, армия всё-таки включает в себя десятки тысяч разумных, тягловую скотину, обоз — всё это добро всё ещё тянется по восстановленному мосту и тянуться будет долго. Собственно, потому главнокомандующий и управляет всем едва ли не в ручном режиме — нужно срочно определиться, куда впихнуть всё пребывающий народ, иначе треть армии может заночевать на мосту — под промозглым ветром, брызгами и всем таким прочим, что не сильно способствует здоровью воинов. Магическая поддержка, конечно, решает множество вопросов, но магов-целителей не так, чтобы сильно много и мана и «пропускная способность» энергетики у них тоже не бесконечны. Исцелишь сотню-другую простывших или словивших пневмонию и всё, на неделю наколдовался. К тому же, за прошедший месяц в мировоззрении маршала мало что поменялось и учитывать волшебников на уровне полноценной боевой единицы и единицы поддержки, а не «таскаемого церковниками чёрного ящика» тейрн пока ещё не привык. Так что в любом случае проще сейчас всё правильно устроить и организовать, чем потом получать лишний геморрой на голову.
  
  Освободился полководец только минут через сорок. Точнее, разрулил самые горячие вопросы, оставив мелочевку на своих лейтенантов. Вот тогда у нас и начался мозговой штурм.
  
  – Итак? – я приподнял бровь, опуская всякие приветствия и прочие расшаркивания — маршал их не сильно любил и предпочитал переходить сразу к делу.
  
  – Я до сих пор не могу поверить, что мы сделали это, - кажется, «бывшему крестьянину» хотелось восхищенно ругнуться, но он-таки сдержался.
  
  – И хорошо, ведь это значит, что наши враги тоже не сразу поверят, – улыбнулся я.
  
  – Да… – пусть кривовато, но ответил мне тем же маршал, – этот подход уже войдёт в исторические хроники и учебники по тактике. Но вернёмся к текущей ситуации. Здесь будет перевалочный пункт для основного лагеря. Его мы разместим ближе к столице, напротив северных ворот, чтобы отрезать Вал Руайо от подкреплений из центра страны, - начал перечислять Логейн, - а ещё… я бы хотел увидеть план внутренних фортификаций. Может кто из твоих «наездниц на драконах» заняться картографией?
  
  – Если им скажут, что и как делать. Но проще будет поднять одного из твоих офицеров и пусть сам рисует, что нужно.
  
  – Прекрасно. Более детально это обсудим уже в основном лагере.
  
  – Согласен. А пока, коли у нас есть немного относительно свободного времени, просвети невежество своего монарха, почему именно северные ворота? Разве не лучше выбрать западные?
  
  – Ну что же, смотри, Ваше Величество, – склонился над картой Логейн, – на первый взгляд, место действительно не идеально, но если обратить внимание на ветер…. – и началась лекция по военному делу. Пусть специфическому, но всё равно это было весьма полезно. Однозначно полезнее кип переписки по Киркволлу! Так что слушаем и мотаем на ус...

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"