Седрик : другие произведения.

Небесный Демон Тёмной Луны

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 7.28*71  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как вы знаете, читать дальше про Е Синхэ — это Боль. Мы пытались! И пытаемся! Но нервный срыв все ближе! И тем не менее нашлись Герои, что взялись попробовать это осилить и кратко потом пересказать нам. Но им нужно время! Но... как известно, пока ты спишь, драугр качается, и чтобы не потерять форму и сохранить образ мыслей упорот... в смысле, упорных псевдокитайских культиваторов, мы предлагаем вам погрузиться в "сайд-стори" приключений Самого Главного Злодея На Этой Горе. Короче, это вбоквел с попаданием в мир манги Пик Боевых Искусств, просим любить и не жаловаться!
    Текст на Автортудей: https://author.today/work/225582

  
  
Глава 1
  
  Воздух ворвался в лёгкие с резким сипом, выбрасывая меня из объятий беспамятства. Фантасмагорические картины Преисподней и междумирья всё ещё стояли перед глазами, но постепенно выцветали, утрачивая чёткость и яркость, словно были обычным сновидением. Но они не были сном. Я всё ещё помнил чувство боли от переизбытка жизненной энергии и разнородной Ци, вливающейся в моё тело, помнил попытку влить их в душу, а энергию души — в даньтянь, помнил чувство слияния и разлома… Помнил свой полёт за границей мира, а потом образ какого-то парня, к которому меня потянуло с облаков…
  
  Последние картины были особенно обрывочны и бессвязны, выцветая быстрее всех, но (я оглядел комнату, в которой находились несколько кроватей со спящими на них парнями) это был не сон.
  
  Помещение было мне совершенно незнакомо: ни в клане Тёмной Луны, ни на постоялых дворах, ни в Академии Небесной Звезды, ни в городе Синего Карпа — нигде я никогда не останавливался в подобных местах и не видел этих людей. И тем не менее в сознание уже стучалось знакомое чувство узнавания — понимания, кто передо мной и где я нахожусь. Точно такое же чувство, что помогло мне разобраться в обстановке, когда я первый раз открыл глаза в теле Лян Ю на пути в Академию Небесной Звезды.
  
  Ещё один взгляд на мои руки, вроде бы похожие, но в то же время… слабые. Совсем не руки человека, достигшего Девятого Небесного Уровня. Откинув одеяло, я обнаружил синюю ночную рубашку уже привычного халатоподобного кроя, под которой меня ждала неутешительная картина. Тело было тренированным, подтянутым, но лишь телом подростка, только-только начавшего практиковаться в боевых искусствах и в лучшем случае достигшего Первого Небесного Уровня.
  
  Паники не было. Я точно помнил, что не умирал. Помнил, что продолжал видеть себя там — на поле боя, совершенно здорового и успешно пережившего небывало мощный Прорыв. Помнил, что смотрел буквально с двух ракурсов зрения, пока вокруг не сомкнулось междумирье и второй, тот, что оставался у горы Бэймин, не пропал из восприятия. То есть я был жив. Я не умер. Ся Ю Нин и Ан Сюен не остались одни.
  
  И это было прекрасно.
  
  Вот только в то же самое время я был несколько озадачен. Мягко скажем, озадачен. Если вопрос того, как я остался там, но оказался здесь, и что произошло, был не шибко существенен (всё же я не настолько глуп, чтобы в ракурсе всех воспоминаний не догадаться, что это было за ощущение разлома сразу после успешного слияния), то вот вопрос, где я и что делать, был более чем актуален, принося с собой хорошее такое чувство разверзнувшейся внутри пустоты.
  
  Один раз я уже попал в чужое тело, но там я ничего не помнил о себе, потому принять новые имя и окружение было просто, здесь же… я оказался в один миг отрезан от своих уже почти состоявшихся жён, всех жизненных планов, надежд и обретённых обязанностей. Сейчас я знал, кто я — я знал, что потерял. И пусть я также знал, что я всё же остался там же и мои любимые будут в порядке, это не спасало от того, что «Я» вот конкретно здесь и сейчас отрезан от своей белокурой дракоши, а также не менее своей и любимой кареглазой сестрёнки по учёбе. Причём даже если я вернусь (ещё раз скашиваю взгляд на свои новые руки), у меня уже другое тело, и тот я, который остался там, будет явно против идеи поделиться.
  
  Можно ли вообще приживить обратно отколотый кусок души? По идее — да, в китайских сянсях и не такая фигня бывает, помнится, у некоторых особо мажористых практиков есть даже специальные техники по разделению себя на кусочки, с отправкой этих себя в разные миры культивировать, чтобы потом соединиться и стать особенно очешуенным. Вполне возможно, что-то такое я и сделал, слегка переборщив с массовыми убийствами и техникой поглощения. По крайней мере, это пока единственное объяснение, которое приходит на ум, ну, кроме совсем уж бреда, вроде участия великих сущностей. Однако это объяснение не объясняет, как именно обратно приживлять кусок души. Вообще нет идей, как это сделать.
  
  И что из этого следует?
  
  А следует из этого, что я в жопе.
  
  … Опять.
  
  Потому что как ни посмотри, а вокруг всё та же псевдоанимешная реальность с явно псевдокитайским колоритом. И, учитывая, что я точно помню, как меня выбрасывало из мира великого читера и нагибатора из клана Лазурного Пера, он же преданный адепт Техники Бога Звёздных Боевых Искусств и просто Главный Герой Сянси, есть подозрение, что я попал в ещё один мир китайских культиваторов…
  
  И всплывающие в голове воспоминания прежнего владельца данного тела это подтверждают…
  
  Скинув до конца одеяло, я бесшумно встал с кровати и подошёл к окну, вглядевшись в незнакомое звёздное небо.
  
  Когда ты почти год каждую ночь медитируешь на улице, сидя в свете луны, ты волей-неволей запомнишь созвездия на небосводе, даже несмотря на то, что медитировать положено закрыв глаза. Это не учитывая наличия не самого худшего по меркам мира образования и памяти восемнадцати лет жизни.
  
  Я действительно был в ином мире, где нет Империи Чжоу, клана Тёмной Луны и двора Лорда Северной Стражи. И был я… учеником секты «Небесной Башни» (или, как её ещё называли, «Небесного Павильона»), этакой смеси академии и клана практиков боевых искусств. То есть тут тебя не то чтобы сильно учат, но и не то чтобы все вокруг одна семья, а этакое что-то между, по типу взять всё худшее и смешать. По крайней мере, именно эта оценка приходила мне в голову по мере осознания памяти Су Му — парня, в которого я угодил. И уж на что мне было сложно привыкнуть к имени Лян Ю, но вот как на духу признаюсь: имя Лян Ю на порядок лучше, чем Су Му! Я уже говорил, что я в жопе? А я в ней, потому как у этого Су Му была аж целая семья, причём весьма влиятельная в рамках секты и дружная в достаточной мере, чтобы ну никак не дать мне возможности куда-то тихо исчезнуть и сменить имя.
  
  И кстати, это возвращает нас к вопросу, а где сам Су Му? Чего с ним стало?
  
  Прикрыв глаза, я сосредоточился на тех усилиях, которые обычно прилагал, чтобы ощутить свою душу. Вопреки опасениям, сделать это оказалось столь же легко, как и раньше, вот только ощущения сильно отличались. Чувство чего-то твёрдого и круглого исчезло. Привычно твёрдым в моей душе был только некий маленький фрагмент, остальное же в рамках моих ощущений вернулось к чему-то вроде аморфного студня или воздушного шарика. Полусдувшегося к тому же. Энергии самой души тоже стало сильно меньше, да и насчёт её силы я бы не поручился. Тем не менее, похоже, мой кусок души как-то прилип к душе Су Му и просто стал доминировать в силу слишком большой разницы в нашей силе и степени развития.
  
  С последней, кстати, было хуже всего. Та система развития, которая была известна прежнему владельцу тела, очень заметно отличалась от системы Небесных Уровней, привычной мне. Су Му находился сейчас на некой седьмой стадии Закалки Тела, этакого нулевого уровня развития по местной системе. Местные на этой стадии, прям по самым каноничным канонам культиваторщины, занимались выведением примесей из тела путём специальных физических упражнений, ну и в итоге делали само тело сильнее и прочнее. Очень похоже на Небесные Уровни, но… намного слабее. То есть даже человек, только ступивший в Первый Небесный Уровень, был сильнее местного практика девятой стадии Закалки Тела. Пожалуй, он был даже сильнее местных ребят, что находятся на ранге Кай Юань, что начинался после освоения девяти стадий Закалки. Собственно, все местные ранги делились на девять ступеней, при том, что самих рангов было шесть: Закалка Тела, Кай Юань, Ци Дун, Ли Хэ, Чжэн Юань и Шень Ю. Глава Небесного Павильона находился на пике Шень Ю. И вроде как за рамки Шень Ю тоже можно было выйти, но это у местных было столь же легендарным явлением, как в моём прошлом мире Десятый Небесный Уровень. В смысле, да, он есть, я тому прямой свидетель, но чёрта с два ты найдёшь вышедших на него практиков хотя бы в рамках «где живёт и как зовут» — слишком они ребята крутые, чтобы кому-то о себе сообщать и вообще вмешиваться в мирские дела.
  
  Однако я отвлёкся, а суть была в том, что местные люди несколько отличались от привычных мне — я почувствовал это сразу, как потянулся ощутить даньтянь и меридианы. В первый момент я даже испугался, что даньтяня у местных нет, однако же он был… просто располагался в солнечном сплетении, а не на два пальца ниже пупка. И он был очень слабенький. Как и вся сеть энергоканалов в теле.
  
  Я понимал, что у людей, не достигших даже Первого Небесного Уровня, с развитием даньтяня и энергосистемы должно быть не очень хорошо, но я видел, как выглядят энергосистемы начинающих практиков и обычных людей моего прошлого мира, и мог с уверенностью сказать, что они отличались. Просто по количеству и строению энергоканалов отличались.
  
  Без техники «Звёздных Глаз» оценить общую картину было непросто, но уж по ощущениям в своём теле я делать некие выводы мог. И не нравились мне эти выводы вот вообще ни капли. В месте под пупком, где должен был располагаться даньтянь, ощущался лишь слаборазвитый узел меридиан, сами магистрали меридиан были какими-то негармоничными, не замыкаясь в равновесную структуру, по которой Ци может мгновенно и свободно доставляться до любой точки тела. Да и связь Ци с телом тоже была какой-то… неправильной. Я, само собой, не бросался сломя голову применять техники покровов и усилений на тех каплях энергии, что имелись в организме Су Му, но, даже очень аккуратно шевеля Ци в теле, я ощущал, что её пассивный укрепляющий эффект на ткани этого тела не так силён, как должен быть. А ещё сама по себе эта Ци не носила стихийного оттенка, даже самого слабовыраженного, и если верить памяти моего реципиента, у местных вообще творилась какая-то дичь с классификацией разновидностей Ци.
  
  Тут в принципе отсутствовали такие явления, как Боевое Искусство Огня, Боевое Искусство Дракона и Боевое Искусство Звезды, здесь было принято практиковать буквально кто во что горазд, и большая часть направлений не имела никакого отношения к стихийным видам Ци, больше напоминая разновидности искусства Дракона… только без основных фишек искусства дракона, как то: пробуждение своей крови и трансформация.
  
  Вообще, чем больше я погружался в чужие воспоминания, тем больше чувствовал, что меня занесло в какой-то ну прям вкрай стереотипный мир культиваторов, где культиватор может родить особый, лично ему удобный «путь ниндзя», буквально медитируя на чайник с заваренной капустой. И это будет работать. Ну, в том случае, если он найдёт правильное движение, которым надо шевельнуться, стоя под нужным углом к луне в очень определённый час дня. И примет пилюли! Да, пилюли! Нужное количество принятых пилюль точно заставит работать что угодно!
  
  Я угорал на тему псевдокитайских наркоманов и принимаемых ими веществ, когда учился в Академии Небесной Звезды? Забудьте! Те таблеточки и эликсиры, которые готовили там из ци-насыщенных травок, на фоне местных порядков были что щепотка укропа на фоне стога сена. Местные натурально жрали пилюли вёдрами! Тут были пилюли для всего, от всего и навсегда. Их было много, без них было никак, они заполонили…
  
  То есть тренировки и развитие местных практиков выглядели как отработка ударов или иных физических упражнений, битие кому-то морды (это было о-о-очень важно и полезно для развития) и пожирание пилюль. Ну, ещё можно было помедитировать… Но это не точно! И да, битие морды — это реально было что-то, что работало. Буквально. Без шуток. Основа тренировок учеников Небесного Павильона состояла в том, что ученики должны регулярно вызывать друг друга на поединки и бить друг другу морды. Каждого ученика можно было вызвать раз в три дня, и он не мог отказаться. За победу в таком поединке начисляли очки вклада, этакую виртуальную валюту внутри секты, а за проигрыш — очки вычитали.
  
  И почему-то это работало…
  
  Люди здесь реально прорывались на следующие стадии быстрее, если чистили кому-то фейсы. Набил кому-то морду в тяжком бою? Из тебя вышли примеси! Набил кому-то морду ещё пару раз? Твой скелет стал твёрже! Ой, ты просто сидишь и медитируешь, пытаясь развивать свою Ци? Ну ты лоша-а-ара.
  
  Правда, из этого ряда выбивалась сестрёнка Су Му, которая не шибко усердствовала в избиении ближних, зато медитировала чуть ли не сутки напролёт и уже достигла третьей стадии Чжэн Юань, то есть буквально стояла на один ранг ниже, чем Глава секты. И вроде бы вот он — пример успеха, но что-то как-то… подход к обучению никто не спешил пересматривать, и все всё списывали на то, что она — Гений.
  
  Чувствуя, как от мрачных мыслей вперемешку с осознанием «широты окружающих глубин» я начинаю умирать внутри, пусть и в переносном смысле, я взял себя в руки и, отойдя от окна, стал одеваться. Местная одежда была и привычной, и нет. Вроде бы всё тот же псевдокитайский халатообразный фасон, что стал для меня нормой в прошлом мире, а вроде бы и нет, потому как здесь были пуговицы, и на них строилось многое. Но телом я управлял вполне сносно, да и память Су Му пока была со мной, не спеша никуда пропадать, а скорее уж, как и в случае с прошлым Лян Ю, потихоньку прививая некоторые личные отношения и эмоциональные реакции. По крайней мере, всех спящих со мной в одной комнате парней я уже знал и воспринимал вполне позитивно, как давних приятелей, на которых можно положиться, хотя и понимал, что это в первую очередь оценки Су Му, для которого они как раз и были друзьями. Вернее, не совсем друзьями, тут скорее было что-то похожее на мои отношения с вассалами-сверстниками, хоть и менее выражено, так как там я всё-таки был действительно сюзереном, а они — настоящими вассалами, а тут мой предшественник был просто представителем влиятельного клана внутри Небесного Павильона, что, конечно, тоже его выделяло и ставило выше простых учеников секты, но всё-таки не так прямо и однозначно — формально мы были равны. Хотя я опять отвлёкся… Не важно. Короче, одеться получилось без проблем, хотя волосы я всё-таки уложил на привычный себе манер, а не как это делал Су Му. Длина волос и причёски у нас не сильно отличались, но всё же отличались, и моя мне была привычней, хотя для полного соответствия вдоль висков ещё надо было подстричься.
  
  Одевшись же, я вышел на улицу.
  
  Во дворе царила тёмная ночь, разбавляемая лишь светом звёзд и сиянием луны. На душе же моей было много темнее. Осознание того, что я один и хуже, чем мёртв, навалилось с новой силой. Падение с уровня существа, что вполне могло по праву зваться полубогом, вновь почти до «простого смертного»… не заботило. Куда хуже было осознание потери Ю Нин и Ан Сюен. Если бы я умер и переродился в иных времени и мире, у меня оставался бы шанс как-то вернуться, хоть и против течения времени — почувствовав то, что я успел почувствовать, я не догадывался, я чётко знал: невозможного не существует. Но моя ситуация… Даже вернись я обратно, там ведь… я никуда не исчезал и не уходил, возможно, тот я даже не заметил, что с ним что-то произошло и кусок его души благополучно отпочковался… почему-то. И кем я тогда вернусь? Незнакомцем, что полезет «домогаться» до чужих женщин? И какая тогда реакция будет у этих женщин? У меня самого? Очевидная. Убить там второго меня? Это, полагаю, маловероятно, хотя бы потому, что он изначально первичен, да и что подобное даст, кроме лютой ненависти моих девочек? Наверное, я бы убил себя, если бы точно был уверен, что это поможет, но… где гарантия, что я не окажусь в ещё каком-нибудь теле? Причём не факт, что лучше нынешнего. Но что тогда делать? Идти во все тяжкие? Да как-то не хочется. А то, что хочется — просто недостижимо. Как я вообще «получился»? Для чего? Зачем? Ответ на небосводе, увы, так и не высветился.
  
  В итоге, так ничего и не решив и ни к чему не придя, я рефлекторно начал делать то, что делал всегда в непонятных ситуациях. Уселся и начал культивировать. И… сразу же столкнулся с кучей проблем. Местный вариант культивации… печалил. Даже на уровне их медитаций печалил, про мордобитие я и вовсе молчу. Привычный мне — просто не подходил. Где-то в душе, параллельно с её собственной энергией, ощущалась пара капель моей Ци, той, что была у меня до этого… разделения. Видимо, действительно удалось слить с душой, и потому небольшой запас перенёсся вместе с ней, но… Что может «недопрактик» сделать с этой «парой капель» существа, что, де-факто, стояло на Десятом Небесном Уровне? Ну или мутационно-толстом Девятом, не суть. Ведь и качество, и объём всё равно оставались соответствующими, то есть каплями это было только для того меня. Вопрос был действительно интересным и увлекающим, он позволял отвлечься от чёрных дум, а потому я погрузился в него с головой.
  
  У данного тела была совсем иная энергетика, просто не предназначенная для работы с нормальными, в моём понимании, техниками развития, да и, пожалуй, техниками вообще. Слишком слабо, примитивно, неразвито. Словно у тебя одна половина конечностей и органов атрофирована, а вторая отсутствует вообще, зато есть пара подозрительного вида и свойств «опухолей», что вроде бы и «доброкачественные», но… кто знает. И вот с такими стартовыми условиями мне предстояло придать телу «здоровье» среднестатистического человека. Для начала.
  
  Почувствовать силу Звёзд, Луны, Межзвёздной Тьмы и просто пламени, что горело в жаровнях местного храма и печи местной же кухни, оказалось… элементарно. Но… я не мог вобрать эту Ци, слить со своим даньтянем. Просто потому, что у меня его не имелось, а та подделка в солнечном сплетении… местные называли это даньтянем, но я чувствовал это скорее как примитивный бурдюк для хранения Ци. Знания же, полученные из памяти Су Му, ещё и сообщали, что он не развивается от наполнения энергией, а наоборот, при переполнении может привести к повреждению меридиан. По сути, это была просто заначка на чёрный день — дополнительный резерв энергии, которую можно потратить в критической ситуации, а в обычное время местные работают только со своими меридианами и той Ци, которая присутствует именно в них. В принципе, даже вырабатывали родную Ци человека у местных именно меридианы и тело само по себе, а не даньтянь. И слово «убожество» даже вполовину не являлось тем оценочным суждением, которое я видел уместным по отношению к подобной структуре. Но… у меня были понимание структуры правильного «ядра культиватора» и пара капель «полубожественной» силы, которая, как я надеялся, всё ещё не может повредить моему телу, пусть теперь оно у меня и несколько другое. Ну что же, попробуем.
  
  Для управления и направления Ци требуется сложная система меридиан, чем она качественнее, сложнее и крепче, тем больше Ци ты можешь пропустить и тем проще тебе ею управлять. Всё это верно, но лишь до определённого уровня, на котором ты сам, по сути, становишься «разумной Ци». Пусть я пробыл там очень недолго, но для понимания и запоминания ощущений достаточно лишь мига. Другое дело, что для вывода и, скажем так, «направления» Ци вовне требуется энергоструктура, то есть определённый уровень инфраструктуры каналов, через которые можно вывести Ци и уже в дальнейшем её направлять. И у данного тела правильной инфраструктуры не имелось, а та «альтернативная», что была, доверия не внушала от слова вообще. Полагаю, тут бы для меня все пути и оказались бы перекрыты, если бы не одно «но». Это было уже моё тело, а в его пределах управление Ци у меня осталось волевым. И потому сейчас я аккуратно насыщал организм теми каплями настоящей Силы, что у меня были. Повторял опыт воплощения энергоканалов из собственной Ци, пережитый в пещере леди Шангуан, только собственными руками. Буквально строил правильные меридианы на пустом месте, пока что — самые основные и примитивные, но даже так приходилось быть очень, очень аккуратным и очень, очень экономным. Пусть качественно новые «энерговоды» получались на загляденье, количественно, даже с учётом построения самого минимума, у меня едва-едва хватало Ци, а мне ведь ещё нормальный даньтянь отращивать. Была бы моя воля, как раз с него бы и начал, но… нельзя его оставлять просто «болтаться в воздухе» — даже у самого слабого и необученного «нулёвки» он опирается на систему меридианов, пусть и очень куцую, а тут меридианы хоть и были, но располагались не так, и запустить через них цикл циркуляции для техники развития было геометрически нереально. В итоге пришлось идти на риск и «подключать» новосозданные энергетические линии к уже имеющимся, на тех участках, где это было возможно с сохранением нужной мне геометрии магистралей. Пусть это тоже было сложно и больно, но тут каналы для энергии требовалось просто пронзить в нужных местах, сращивая с новыми, и «облудить» моей Ци, а не «проплавлять» ей с нуля, тратя её же на формирование магистрали. И да, я именно проплавлял каналы, пусть и в «духовном» спектре, но… это было действительно неприятно, словно тебе в вену воткнули микро-ёршик и старательно «прочищают засор». Вроде ничего не ломают и не сдирают, а приятным такое елозанье точно никто не назовёт.
  
  Почти пять часов спустя я закончил с энергетикой, согнав с себя семь потов, и приступил к самой сложной части — созданию даньтяня. Это лишь в самом примитивном описании данный духовный орган является просто «бурдюком», в котором хранится Ци. На самом деле это не бурдюк, а скорее сложный и навороченный генератор с очень «умной прошивкой». Его можно «настроить» на определённую частоту Ци, синхронизировать, так сказать, и тем самым научить его «генерировать» нужный спектр. Да, некий «запас электричества» он тоже хранит и даже наращивает свою ёмкость при должной нагрузке, но это как раз самая простая и примитивная его функция. И вот этот самый «генератор» мне сейчас нужно было построить при помощи «канистры керосина», где этого самого керосина осталось с две стопки, палок и такой-то матери. Ну что же, не самые худшие начальные условия. Глубоко вдохнув прохладный ночной воздух, я приступил к работе, направляя оставшиеся у меня капли Ци в нужное место и начиная формировать правильный энергетический каркас…
  
  Только к рассвету, заимев непрекращающуюся головную боль и, кажется, кровь из носа, я смог с облегчением выдохнуть. Получилось. Не столь мощный и объёмный, как хотелось бы, но полностью функционирующий даньтянь мягко пульсировал в такт моему сердцебиению. А главное, пусть он сильно ужался в размерах, но сохранил самое важное — качество и «память о сродстве» с различными видами Ци. Это было просто прекрасно! Размер нарастить — дело тренировок и терпения, но вот правильно «подружить» свой генератор с некоторыми видами Ци тут было бы очень сложно. И ладно Звёздная или Солнечная, но вот вобрать обратно Ледяную… разве что просидев с месяц-два на вершине какой-нибудь горы со снежной шапкой, и то без гарантий. Увы, Алебарда Ледяного Дракона осталась в ином мире. Но… не думать об этом, как и обо всём другом, связанном с этим самым «иным миром». Лучше попробуем и аккуратно запустим цикл циркуляции Ци. Глубокий вздох, расслабить пресс, теперь сконцентрироваться на огоньке даньтяня и, зачерпнув из него Ци, двинуть её к нижнему позвонку в спине, а оттуда к темени, чтобы завершить круг возвращением к правильному даньтяню через резервуар в солнечном сплетении, который было никак не обойти…
  
  Комплекс запустился без проблем. Ци начала послушно гулять по телу, постепенно наполняя контур циркуляции, а после заполнения — чуть напрягала даньтянь, начиная процесс его расширения. И растекалась по телу, даруя такие приятные ощущения от Прорыва на Первый Небесный Уровень. Это внутреннее напряжение, этот звон даже не тела, но духа, что преодолевает привычные рамки и растёт, возвышается над собой, это…
  
  – Бхэ-э-э… – меня вывернуло какой-то чёрной вонючей дрянью едва ли не прямо в процессе Прорыва. Хуже того, стоило мне открыть глаза, как я осознал, что надетый халат тоже загажен весь — дрянь лилась не только изо рта, но и выступала из пор кожи и… кхм, прочих отверстий.
  
  При этом, пусть я и почувствовал слабость и изрядный приступ омерзения, само моё самочувствие стало скорее лучше, чем ухудшилось. Но что тогда происходит? Неужели я где-то накосячил? Только спустя полминуты издания весьма неаппетитных звуков и извержения ещё более неаппетитных масс я понял, что это был пресловутый «выход примесей», в смысле «закалка тела», и вот сейчас моё тело как раз «закаливалось», выходя на то состояние, что должно быть у практика Первого Небесного Уровня. Который, так-то, может голой рукой крошить камни и пахать не хуже трактора «Беларусь».
  
  – Ох… – я сплюнул и утёр рот, – как же мне хреново… но и хорошо… – а главное, такое состояние позволило отрешиться от неприятных мыслей, так что… будем жить, а дальше… посмотрим.
  
  
***
  
  – Брат Су, что с тобой случилось?! – встретил меня в ученическом общежитии Ли Юнь Тянь, парень с длинными светлыми волосами, который был одним из друзей прошлого владельца тела.
  
  – У меня был… очень мощный выход примесей, – с досадой дёрнув щекой, ответил я, проходя к своей кровати с целью взять запасной комплект одежды.
  
  Досадовал я на то, что не успел всё сделать, пока ученики спали. Увы, вставали тут с рассветом, а он уже наступил, так что не залёживались даже отчасти привилегированные приятели «мажора» — а Су Му, в принципе, тянул на это определение, больше страдая фигнёй и бравируя родственными связями, чем стараясь развиваться, за что регулярно получал нагоняй от сестры. Это, кстати, тоже вызывало досаду. Мне что, на роду написано попадать в не самых приличных представителей «золотой молодёжи»?
  
  – Что? Такой сильный? – вытаращил глаза парень.
  
  – Но ведь брат Су на седьмой стадии Закалки Тела?! – поддержал его Чжао Ху — здоровяк с коричневыми короткими волосами, тоже живший в этой комнате. – Неужели брат Су прорвался сразу через несколько стадий?
  
  – Даже две стадии Закалки Тела не дали бы такого результата, – не на шутку возбудившись, продолжил Ли Юнь Тянь. – Может ли быть… Да нет… невозможно! Брат Су, ты прорвался в ранг Кай Юань?!
  
  – Возможно, – излишний энтузиазм малознакомых людей, которые считали себя моими друзьями, не прибавлял мне настроения, – я не берусь утверждать, – тем не менее постарался я дать максимально обтекаемый ответ, продолжая искать, во что бы переодеться.
  
  – Это поразительно! Мастер Су, это нужно отметить! – продолжили радоваться подростки.
  
  – Эм… – чужие воспоминания, как назло, подсказали, что таки да — отмечать придётся, потому как без этого прошлый Су Му бы просто не мог, и если я не хочу возбуждать лютых подозрений на тему одержимости (не то чтобы это тут часто встречалось, но вероятность такой мысли у местных была), мне придётся соответствовать. – Да, конечно, только сначала помоюсь.
  
  – Тогда мы всё подготовим! – заверили меня сразу в два голоса.
  
  – Я сбегаю в бани и предупрежу, что ты скоро придёшь, – добавил Чжао Ху.
  
  – Вот это да! – донеслось уже с улицы голосом ещё одного из сожителей. – Мастер Су Му, вы прямо здесь медитировали?! Тут нужна уборка! Я сейчас схожу за тряпкой!
  
  И-и-и… всё вокруг продолжило вертеться, шуметь и неистово источать чисто подростковые угар и позитив. Только-только найдя сменную одежу, я сам не заметил, как был отконвоирован в местные бани для учеников, точнее, одно из зданий бань, так как учеников в Павильоне было очень много и одного домика на всех бы не хватило. По дороге мои… ну… называть их прихлебателями всё же не стоит, ибо это грубо, а ребята хоть и реально пристроились к сильному, но вроде как парни хорошие и стараются быть больше друзьями, а не подхалимами… хотя без последнего и не обходится… А-а-а! К чёрту! Короче, приятели прежнего Су Му всю дорогу извещали всех встречных, что их патрон прорвался на ранг Кай Юань и вообще герой дня, мачо и сотрясатель вселенной — трепещите и уважайте! И встречаемые на улице точно такие же подростки-ученики послушно трепетали и восторгались. Чуть продохнуть я смог только во время помывки, но долго ли мужчине помыться? И вот я выхожу наружу, а меня уже вновь берут под белы ручки и тащат ужираться уже добытым где-то рисовым вином, которое тут разливали по керамическим бутылочкам, на глаз — где-то в триста миллилитров. И эти деятели умудрились притаранить чуть ли не пару ящиков…
  
  Обычно я пью чай. Я люблю хороший чай. И здесь тоже был хороший чай, если верить памяти Су Му, но вот только праздновать местные предпочитали именно так — без чая. А местное рисовое вино, прямо скажем, было не лучше вин мира Лян Ю, я бы даже сказал, что в клане Тёмной Луны содержимое винного погреба было в разы качественнее местного пойла. Но Су Му выпить любил, и в итоге мне приходилось соответствовать.
  
  … Что, если уж начистоту, было не так уж сложно в ракурсе моего настроения и душевного состояния.
  
  Безусловно, я бы предпочёл и дальше продолжить тренировку, потому как никакой алкоголь не сравнится с удовольствием, что доставляет чувство обладания магией и контроля над ней, но, с другой стороны, «пить горькую» для меня сейчас было, наверное, наилучшим вариантом инфильтрации из всех возможных. Уж всяко предпочтительнее необходимости идти с кем-то разговаривать и кому-то улыбаться. И пусть за столом от меня тоже требовалось раздавать друзьям улыбки, но в остальном можно было ограничиться лишь кивками в нужных местах да очень редкими репликами, а воодушевлённые подростки и так прекрасно справлялись с тем, чтобы себя развлечь.
  
  Смыться я смог только часа через два, сославшись на важное дело. К счастью, все приятели Су Му знали, что он старательно вьётся вокруг некой девчонки, что приходилась дочерью одному из торговцев в ближайшей к Небесному Павильону деревеньке, потому, «всё правильно поняв», народ не стал навязываться. Я же, понятное дело, ни в какую деревню не пошёл, вместо этого завернув в лес, благо тот окружал территорию секты чуть ли не со всех сторон, да и правил, воспрещающих ученикам покидать жилой комплекс, не существовало, и походы по окрестностям тут были обычным делом, несмотря даже на соседство с ещё одной сектой и кланом практиков боевых искусств. Ну а дальше, отыскав в лесочке полянку посветлее, я вновь сел медитировать.
  
  С момента прорыва энергетика уже успела устояться, и усиливающее влияние Ци на физическое тело тоже чувствовалось уже намного лучше. Кроме того, у меня в теле сложилась парадоксальная ситуация — качество моей Ци соответствовало Девятому Небесному Уровню, если не больше, но вот её объём был лишь на начальной стадии Первого Небесного Уровня. В натуральном выражении это значило, что все мои техники, не требующие соответствующих качеству Ци контроля и объёма этой самой Ци, будут работать так, будто их исполняет Девятый Небесный Уровень, а не Первый. И, в принципе, это довольно большой список, ведь даже банальный Огненный Клинок, исполненный Девятым Небесным Уровнем, на порядки превосходит в поражающей способности начальные уровни развития, при этом сама по себе техника проста как лом. Аналогично и с техниками усиления тела и стилями ближнего боя, где всё строится на правильном распределении своей Ци по организму. Конечно, я не буду столь же прочен и быстр, как настоящий высокоуровневый практик, ведь тело моё ещё не проходило всех нужных стадий развития, и всё же именно эффективность подобных техник, в силу мощности Ци, должна оставаться крайне высокой. А вот с барьерами, атакующими массивами, телепортацией, полётом… да вообще со всем, что требует огромных объёмов энергии и возможности свободно оперировать ей вне тела на микроуровне, придётся надолго попрощаться. Тут, конечно, вроде бы есть куча различных ци-содержащих пилюль, да и технику Поглощения никто не отменял, но применять второе я не горю желанием, да и нет пока в округе никого, кто заслуживал бы такой смерти, а эффективность первого ещё надо выяснить. Тот же Су Му, будучи внуком одного из местных старших наставников и имея доступ к одним из лучших для Небесного Павильона средствам, сидел лишь на седьмой ступени Закалки Тела и не особо прогрессировал. Да, он сам себе злобный Буратино и лентяй-повеса, но, если верить его памяти, не так уж он и отстаёт от своих сверстников, что активно пашут, имея примерно те же ресурсы. В общем, всё надо ещё проверять и исследовать на практике, но пока стоит сосредоточиться на наращивании объёма Ци и дальнейшем развитии энергосистемы.
  
  Последнее было особенно важно — ночью я «проложил» лишь необходимые для развивающего цикла циркуляции Ци магистрали, но это было каплей в море. Все ответвления, ветви и капилляры энергоканалов, что нарастали у меня по мере развития в прошлом мире, остались там, здесь же мне от тела досталось лишь некое куцее подобие, которое и построено было совсем иначе, имея очень мало общих геометрических черт с тем, как надо, и сама его разветвлённость оставляла желать сильно лучшего. О чём вообще говорить, если даже в кисти руки каналы Ци имелись только в указательном и среднем пальцах? Ну, ещё на самой ладони и тыльной стороне руки, но ни в мизинце, ни в большом, ни в безымянном пальцах я каналов Ци не чувствовал!
  
  И всё это надо было исправлять собственными силами, потому что без этого я даже нормально культивировать не смогу. Точнее, не смогу наращивать Ци с той же скоростью, с которой надо, для этого мне сперва нужно привести энергетику в состояние, соответствующее пройденному «Возврату к Истоку».
  
  К счастью, теперь я мог себе позволить вбирать солнечную и звёздную Ци, равно как и Ци межзвёздной тьмы. Пусть это было ужасно медленно и неэффективно, пусть запущенный цикл циркуляции с каждым прохождением петли наращивал сущие крохи, но главное — я теперь всё-таки мог поглощать эту энергию, а значит, восстановление — это только вопрос времени. Накопить объём энергии для создания задуманного канала Ци, создать его и копить заново. Накопил опять? Повторить процедуру. Накопил снова? Аналогично. И так с каждым разом, по чуть-чуть, по капельке, общая скорость процесса будет расти. Ровно до того момента, как будет проложен последний капилляр. Благо где и как эти капилляры расположены, я прекрасно помнил, ведь буквально так же вручную наполнял их больше полугода каждый день по двадцать часов в сутки, да и на энергетику Ю Нин и Ан Сюен успел налюбоваться. Возможно, даже проложу себе несколько дополнительных энергоканалов так, как они расположены у мастеров искусства Дракона…
  
  Так, относительно неспешно, я выплавлял сам себя. По шагу возвращая былое могущество. Насколько это понятие можно применять к уровню сил, что ранее мной и не замечался толком, но дорогу осилит идущий. Чтобы развивать даньтянь дальше, мне нужны более развитые меридианы, а чтобы развивать меридианы, мне нужно прокладывать их при помощи Ци. Значит, мне нужна Ци! Много Ци! Ещё больше Ци! Фактически, я сейчас «вручную» выстраивал свою энергосистему — вручную воссоздавал то, что оставил в прошлом теле. Да, новые каналы сразу после создания зачастую были едва ли толще волоска, даже когда речь шла о тех, которым предполагается быть мощными и широкими, но моей задачей было не нарастить пропускную способность и «вес» меридиан под рамки Девятого Небесного Уровня, моей задачей было воспроизвести структуру — общий вид и геометрию, а уже потом, когда это будет сделано, можно будет начинать постепенно развивать мощность этой системы — расширять каналы потоком Ци, укреплять тренировками и так далее.
  
  И уже это было пусть и не то чтобы сложно (по крайней мере, после управления каскадными массивами и многослойными барьерами Ци), но нудно — выматывающая, однотипная и монотонная работа, где, даже имея возможность охватить вниманием всю систему, приходится концентрироваться на конкретном канале и кропотливо выжигать под него путь и строить стенки. Построив же магистраль, её надо удерживать своей волей. Пускать по ней Ци. Закольцевать. Дождаться, пока всё срастётся и зацементируется. Отпустить. Перейти к следующей. Извращение жуткое, если подумать, но тут ничего не поделаешь: я в ином мире, и местная «естественная эволюция» практика идёт совсем по иным лекалам, нежели известные мне. Причём это действительно «естественная эволюция» для данного мира, ведь какой бы техники развития практик ни придерживался, все этапы развития у него будут общепринятыми, со стандартными же общеизвестными свойствами. И отсюда следовал простой вывод: «естественных» Прорывов Небесных Уровней, когда тело накапливает нужное количество Ци, а сознание готово к новому уровню постижения мира, у меня тут не будет. Не может, грубо говоря, механизм метаморфоза гусеницы, превращающейся в бабочку, подходить головастику, превращающемуся в лягушку. Общие черты, конечно, имеются, но… увы. Да и о каком постижении мира, соразмерном выходу на какой-нибудь Третий Небесный Уровень, может идти речь, когда я объективно познал мир уже на уровне Девятого? Вот и приходилось мне «руками» строить то, что я уже проходил естественным путём. Нарастил основные меридианы? Молодец, расти теперь периферию. А периферия сложная, после Возврата к Истоку-то, разветвлённая. Работы надолго хватит…
  
  
***
  
  С момента моего попадания в это тело прошло около десяти дней. За это время объём моего резерва практически не вырос ни в процентном, ни в абсолютном значении, так как всё накопленное я практически сразу пускал на развитие системы энергоканалов, зато с самой этой системой я почти закончил, медитируя в привычном темпе по девятнадцать-двадцать часов в сутки, отрываясь только на поход по надобностям да нечастые приёмы пищи и чая. Мои «друзья» (увы, называть их так без кавычек я вряд ли смогу) сначала погалдели, а потом, решив, что «на энтузиазме от того, что Су Му прорвался на новый этап развития, он налёг на практику с новой силой», отстали. А чуть позже ещё и присоединились к тренировкам, правда, у них они продолжались на уровне обоюдного мордобития и силовых упражнений, но хоть что-то — будут меньше зудеть под ухом.
  
  Последнее, в смысле, зудение, было на самом деле серьёзной проблемой для меня. Перековка самого себя — и так занятие не сильно приятное, даже несмотря на весь кайф от ощущения магии, так ещё и, когда я «набил руку» и смог уже всё делать на автопилоте, почти не задумываясь о моторике операций, мысли о доме начали лезть в голову с утроенной силой, добавляя мне мизантропии и общей раздражительности. Это почти как невозможность несколько часов кряду почесать зудящее место, но только в разы хуже. А тут ещё и лезут всякие. Хорошо хоть с работой на благо секты обошлось.
  
  В том смысле, что секта Небесной Башни имеет правило — поступившие ученики, независимо от их происхождения, направляются на трёхгодовую практику. В эти три года всё необходимое ученикам предоставляется бесплатно: еда, кров, одежда — всё, что нужно для жизни. Ну и, соответственно, требуется от них только одно — учиться и практиковаться. Уроки тоже бесплатны — весь необходимо-достаточный уровень знаний для первых шагов по пути боевых искусств предоставляется. И если ты за эти три года завершил Закалку Тела, перейдя в ранг Кай Юань, то ты молодец, тебя возьмёт на попечение личный учитель, который и будет дальше давать тебе нужный материал и нагрузку. Ну или если ты посчитаешь, что оно тебе не надо, то можешь развиваться дальше самостоятельно — из секты тебя никто не погонит и в целом полный пансион сохраняется. Если же трёх лет тебе не хватило, то у тебя варианта два: остаться на уровне ученика-помощника (по сути — простого слуги и уборщика) без содержания, но который может и дальше практиковаться и пытаться что-то сделать, сохраняя социальные привилегии члена секты в окружающих землях, или валить на все четыре стороны. Собственно, у Су Му до момента, когда подойдут сроки, было ещё около года, потому он особо и не парился, ну и плюс он был внуком местного Второго Наставника — по сути, одного из главных Старейшин секты, что тоже позволяло смотреть в будущее намного увереннее большинства.
  
  Словом, пусть тут и были в ходу «очки вклада», что мотивировали молодёжь пахать на благо секты тем или иным образом, оные очки зарабатывая (ведь за них можно было купить много полезного, те же содержащие Ци пилюли, например), но лично меня никто пинками гнать в какую-нибудь шахту на добровольно-принудительные работы не собирался. К тому же, как внук одного из старших Наставников, Су Му действительно был мажором и просто напрямую имел доступ ко всякого рода пилюлям и прочим элементам роскоши. Не так чтобы неограниченный, но на беззаботную жизнь хватало с избытком.
  
  Правда, я лично пока местными пилюлями не пользовался. Не стоит экспериментировать с незнакомыми препаратами в разгар сложной операции на себе, тем более не стоит экспериментировать с препаратами, заведомо рассчитанными на иную энергетику. Я и техниками-то пока не пользовался, не рискуя напрягать новорождённые меридианы. Даже Ци впитывал в основном звёздную, лунную и солнечную, не трогая тёмную Ци космоса, ибо в этом мире к разного рода демоническим культиваторам относились не очень хорошо. И пусть в здешнем мире полно «странной» Ци, но лишние вопросы мне были не нужны, не сейчас так уж точно. А вопросы и так могли возникнуть в любой момент — пусть мой метод культивации и был похож на местные, но был похож он лишь внешне, да и то не совсем. Простой ученик, может, ничего и не поймёт, но тут обитали не только простые ученики, но и кое-кто ещё. Я уже неделю ощущал на себе чьё-то внимание и периодические всплески направленных конкретно на меня эмоций. И это тоже раздражало, но пока меня не трогали, идти выгибать пальцы я тоже не спешил, используя полученное время на куда более полезное дело.
  
  Вот и сейчас я чётко чувствовал, что источник интереса расположился на одном из деревьев сзади-слева от меня. И судя по целому комку сложных и неидентифицируемых мной эмоций, был он, скорее всего, женщиной. Как говорится, замечательно, только вуайеристок мне и не хватало.
  
  Впрочем, чужое внимание и собственное раздражение не мешали мне продолжать выжигать энергоканалы, потихоньку доделывая последние остатки периферии. И вот в один примечательный миг всё было кончено. Возможно, где-то я пропустил парочку капилляров, в других местах пришлось прокладывать каналы чуть иные, потому что там уже росли родные для этого тела, ломать которые я и не хотел, и не видел смысла, наконец, сама родная энергетика Су Му была встроена в мою «паутинку» (а как-то иначе пока назвать эту структуру из воистину тонких в абсолютном большинстве нитей-сосудов было сложно). Словом, всё было готово, и теперь я наконец-то мог в полной мере отдаться процессу культивации, ныряя в мягкий и волшебный круговорот энергии с головой и ни о чём больше не думая.
  
  Вдохнув воздух полной грудью, я открылся льющейся с небес энергии таких далёких и чужих, но всё-таки остающихся родными звёзд, включая местное светило. Даньтянь, что на два пальца ниже пупка, послушно вытолкнул из себя капельку Ци, и та покатилась к нижнему позвонку, а оттуда вверх и опять вниз, но с противоположной стороны, по пути впитывая в себя морось льющегося с небес потока. Скорость поглощения всё ещё была ниже той, которую я ощутил сразу после «Возврата к Истоку» в том — прошлом мире, но уже была соразмерна, а ведь там я был Пятым Небесным Уровнем. Золотистый покров Ци окутал тело плотным маревом уже на первой минуте. Я умышленно придавал проходящей через даньтянь энергии свойства в первую очередь солнечной Ци, памятуя об отношении местных к разного рода тёмным практикам. Золотой же цвет был прямой противоположностью того, чего тут боялись и презирали, к тому же был очень похож на ряд местных же разновидностей энергии, которую называли Янь Ци и которую тоже культивировали на солнце. Она даже имела некие целительные свойства, насколько знал прежний Су Му, хоть и рядом не стоявшие с тем, к чему привык я. В общем, как и положено «главному злодею на этой горе», я старательно мимикрировал…
  
  Проклятье…
  
  Мысли о прозвище, данном мне Ся Ю Нин, особенно больно резанули по сердцу, порождая чёрную волну тоски и злобы. Ещё и чужое внимание опять усилилось, буквально сверля мне спину любопытством и только распаляя негатив.
  
  Нехотя прервав медитацию, потому как удерживаться от трансформации своей Ци в тёмную под действием эмоций получалось всё труднее, я поднялся на ноги и зашагал к дереву, где сидел наблюдатель. Хм-м, если сильно приглядеться, то на ветке действительно можно было приметить тень, неплохо скрывающуюся среди листвы.
  
  – Прошу прощения, – я поднял взгляд, – но не могли бы вы наблюдать за мной не столь прямо? Я всё понимаю, работа такая, но уже несколько дней кряду ощущать на себе чей-то взгляд — это неприятно.
  
  – Ух… ты… ты заметил меня? – жалобно донеслось сверху.
  
  – Нет, я наугад подошёл к ничем не примечательному дереву и начал с ним говорить, потому что мне больше вот вообще заняться нечем! – раздражение никуда не девалось, несмотря на попытки держать себя в руках.
  
  – У-у-у… – прозвучало, кажется, расстроенно, смущённо и обиженно. Примерно так бурчала Ан Сюен, когда мы с Вайсс начинали творить какую-то, по её мнению, дичь. На миг мне стало стыдно.
  
  – Ладно, не обижайся и прости за резкие слова, – я вздохнул. – Просто это действительно отвлекает и раздражает. Если уж так нужно наблюдать, просто подойди, налей себе чаю и наблюдай сколько нужно.
  
  – Х-хорошо, – буркнули сверху.
  
  – Ну вот и отлично, – я отошёл от дерева.
  
  Ну и ещё теперь я смог полностью рассмотреть наблюдателя — молодая девушка, о степени симпатичности лица ничего сказать не могу — оно всё скрыто облегающей маской-«намордником», но фигурка неплохая, а одежда так и вовсе выше всяческих похвал. По крайней мере, с точки зрения подчёркивания всего того, что должна подчёркивать. Плечи открыты, на руках длинные облегающие перчатки из чёрной ткани, на ногах такие же чулки, что облегают стройные ножки не хуже лучших образцов текстильной промышленности моего родного мира, и поверх всего этого светло-фиолетовое платье с не то чтобы мини, но очень коротенькой полупрозрачной кружевной юбкой. Жёлтенький бантик в форме бабочки на стоячем воротнике и заколка в волосах тоже в форме бабочки завершали картину. Правда, как это должно сочетаться с работой ниндзей, я представлял себе смутно, но… это же китайцы, ниндзи у них тоже, видимо, китайские.
  
  К вопросу о наблюдателях. Как знал Су Му, а теперь и я, в секте есть некий «Теневой Зал», в котором как раз и состоят вот такие ниндзюки, что присматривают за остальными учениками, в плане кто чем занят и не завёлся ли какой излишне борзый элемент, ну а потом докладывают наверх. И учёт очков вклада или как минимум «свершений» обитателей секты тоже ведут они.
  
  И по-хорошему, мне бы из этой секты свалить — слишком много тут глаз и внимания, но, во-первых, как уже упоминалось, со связями семьи Су отсюда не особо свалишь — будут искать, причём с применением всех ресурсов Павильона, а я тут чужак, который не знает ни мира, ни людей, что могут помочь скрыться, во-вторых же, во внешнем мире есть свои проблемы, а тут, по крайней мере, имеются крыша над головой, еда и чай, что уже неплохо.
  
  Так, успокаивая себя подобными мыслями, я вновь уселся в позу для медитации и запустил цикл развития, насыщая свою энергосистему и потихоньку разрабатывая её. Работы предстояло всё ещё очень и очень много, ведь вся эта система была натурально новорождённой…
  
  Ся Нин Чан. Там же.
  «Ох, стыдно-то как», – была первая мысль, пришедшая в голову девушке после того, как Су Му ушёл. – «Я же не хотела ему мешать…»
  
  Ученица Теневого Зала и сама не могла понять, от чего испытывает большую неловкость: от того факта, что невольно нарушила концентрацию Су Му, или оттого, что её смог заметить ученик, лишь десять дней назад ступивший в сферу Кай Юань.
  
  Хотя как раз насчёт последнего у девушки были большие вопросы. Сомнения в том, что Су Му находится на стадии Кай Юань, на самом деле и были той причиной, почему она вообще попала в эту неприятную ситуацию и оказалась сегодня на этом дереве.
  
  Новость о том, что один из учеников сумел прорваться сразу через две ступени Закалки Тела и перешагнуть в новую сферу развития, не могла не дойти до Теневого Зала. Тем более новость о том, что это сделал не кто иной, как внук Второго Наставника. Да, она знала, что его сестра — настоящий гений и лучшая ученица их Павильона, но до недавнего времени о самом Су Му сказать то же самое было нельзя. Или всё-таки можно?
  
  К своему стыду, Ся Нин Чан не слишком хорошо знала Су Му. Как член Теневого Зала, она иногда присматривала за территорией, где он находился, но сам парень её совсем не интересовал. Он никогда не отличался старательностью, скорее уж наоборот — он был небрежен, вечно занят какими-то глупостями, и… создавалось ощущение, что ему просто неинтересно заниматься тем, чем он занимается. Это немного раздражало и совсем не добавляло ему очков в глазах девушки. Однако совсем недавно всё изменилось. Тот Прорыв не только подтвердился, когда она решила на него взглянуть (всё же прыгнуть сразу на три ступени было огромным достижением, которое нельзя просто так игнорировать!), но ещё и оказался каким-то очень странным. Напрягая все свои чувства, девушка, пребывающая на пике сферы Ли Хэ, никак не могла чётко определить, на какой же стадии находится Су Му. При взгляде на него привычные и понятные признаки определения уровня развития постоянно размывались. Невозможно было сказать не только на какой стадии Кай Юань он находится — определить саму стадию было почти невозможно. Ей буквально мерещились и признаки Ци Дун, и элементы Ли Хэ, и даже что-то присущее только Чжэн Юань и Шень Ю! Притом одновременно! Всё вместе!
  
  А какая у него была Ци во время медитации? Она никогда не видела ничего подобного! Это было эталонным, чистейшим проявлением Янь! Многие ученики Небесного Павильона практиковали боевые искусства, связанные с огнём или энергией Янь, но одного взгляда было достаточно, чтобы сказать, что качество их Ци и рядом не стоит с тем, чего добился Су Му. Они были на совершенно разных уровнях! Золотое пламя, подобное самому Солнцу, вот чем была Ци брата Су. Оно раз за разом окружало его во время тренировки равномерным мощным покровом, а потом резко спадало, будто ухнув куда-то в неизвестность, чтобы начать разгораться опять. Что за технику развития использовал Су Му для такого эффекта? Ответа Нин Чан не знала, но однозначно определила, что исчезновение Ци каждый раз происходит хаотично, без всякой системы и чётких временных границ. А ещё — что скорость разгорания покрова с течением времени только растёт. Как и ощущение, что его меридианы уже вышли на сферу Шень Ю.
  
  А теперь оказалось, что он как-то смог её заметить! Причём, по его словам, заметил уже давно, просто не подавал виду. Как такое может быть? У неё ведь есть специальные артефакты, делающие её незаметней.
  
  Решив подумать над этой загадкой более пристально, Ся Нин Чан спустилась с дерева и, постаравшись расфокусировать своё восприятие, продолжила наблюдать. Принимать приглашение молодого человека и садиться рядом с ним было всё-таки неуместно, но и не внять просьбе не быть столь «навязчивой» в своём наблюдении она не могла.
  
  И вот опять она наблюдает, как разгорается золотой покров, окутывающий тело Су Му ярким костром непрерывно движущейся Ци. А ещё были потоки Мировой Ци, сила Небес и Земли, что стягивалась со всей округи, насколько хватало взгляда! Стягивалась в тело Су Му!
  
  Прошло несколько минут — и она уже готова поклясться, что видит перед собой практика не ниже пятой ступени Ци Дун. И сила Су Му только продолжает расти. Обычно где-то в это время стоило ожидать исчезновения покрова и начала процесса с нуля — длительность этого странного роста редко превышала полтора-два часа, но тут что-то пошло не так. Су Му уже ощущался как мастер Ли Хэ, но покров и не думал спадать. Ся Нин Чан и оглянуться не успела, как на лесной поляне перед ней сидел эксперт Чжэн Юань.
  
  «Это не Гений, это уже монстр какой-то!» – в полной прострации заключила девушка.
  
  И словно в насмешку, покров вокруг практика разгорелся ещё сильнее, а мощь его меридиан стала ощущаться сродни началу Шень Ю.
  
  Ученица Теневого Зала сама не заметила, как прошло уже несколько часов, как стемнело, а потом вновь начал разгораться рассвет, и только когда захвативший всё её внимание воистину гипнотический покров неожиданно спал, Ся Нин Чан пришла в себя.
  
  Чтобы с новым изумлением обнаружить, что начавший вставать и куда-то собираться Су Му вновь стал ощущаться как практик лишь где-то середины этапа Кай Юань.
  
  – … – девушке очень хотелось… чего-то. То ли возмутиться, то ли начать невежливо приставать с вопросами, что это было и как так-то, то ли бежать докладывать Учителю, а то и сразу Главе Павильона. Вот только…
  
  Сейчас перед ней встал и вежливо ей кивнул, прежде чем отправиться в сторону жилых зданий секты, обычный практик Кай Юань, и не было никаких следов того, что за ним таится что-то большее. Как он это делает? Зачем скрывает свою силу и талант? Что он задумал?
  
  Девушка в полной растерянности проводила спину удаляющегося парня взглядом. Вопросы… очень много вопросов, на которые ей точно не ответят. Да и обвинять его не в чем — ничего предосудительного Су Му не делал.
  
  Из груди вырвался тяжёлый вздох.
  
  Оставалось только наблюдать. И, пожалуй, это было… интересно.
  
  
Глава 2
  
  Спустя четыре дня, когда жизнь вроде бы начала налаживаться, случилось сразу три знаковых события. Во-первых, постоянно поглощая и усваивая Ци местного Солнца, я естественным образом приобщил свой даньтянь к испускаемому им спектру энергии, что хоть и не очень отличался от привычного мне по Солнцу прошлого мира, но всё-таки отличался, как одна звезда отличается от другой. Чего-то конкретно нового мне это не дало, ведь по сути я сделал ровно то, что делает любой практик Звёздных Боевых Искусств, то есть просто настроился на ещё одну звезду, установив с ней «доверительно-близкие отношения», однако, как и все иные слияния с новой Ци, это имело последствие в виде небольшого скачка мощности даньтяня.
  
  И в результате у меня случился Прорыв на Второй Небесный Уровень.
  
  Признаться, это было немного странно и неожиданно, ведь, фактически, и сложностью структуры меридиан, и качеством Ци я был Девятым Небесным Уровнем, я просто деградировал по мощности резерва и пропускной способности энергетики и ожидал, что восстанавливать эти вещи мне придётся без всяких прорывов — на обычной тренировке, но реальность посчитала иначе. И вскоре я понял, почему.
  
  Моя Ци после Прорыва никак не изменилась, не стала лучше, сложнее, весомей, как это было каждый раз во время моего первого роста. Даже даньтянь и энергосистема подросли и усилились заметно меньше, чем должны бы, согласно моим воспоминаниям об этом процессе из прошлого мира. Но вот тело… Изменения, прокатившиеся по нему, на которые я в прошлой жизни не шибко обращал внимание на фоне происходящего с «магической энергией», оказались наиболее мощными и заметными. Оно буквально перестроилось на клеточном уровне: плечи раздались вширь, скелет чуть вытянулся, мышцы ещё сильнее налились объёмом… Перечислять можно было долго, да и в каждом отдельном случае изменения были крохотными, малозаметными, но в совокупности… в паре мест одежда резко начала жать. И ведь я знал — помнил, что практик, вставший на Небесный Уровень, уже не совсем простой смертный, и чем этот Уровень выше, тем сильнее отличие. Мастера работы с Ци не потеют, если не загоняют себя совсем как лошадь, у них нет проблем с кожей, волосами и обычными болезнями, они чем дальше, тем меньше зависимы от потребности в пище и сне, а на определённой стадии, даже совсем не используя Ци, обретают полный иммунитет к стихии своего типа, вплоть до того, что могут купаться в лаве. И это, повторяюсь, не итог применения магических техник — это свойство самого тела, которое уже может обладать даже нефритовым скелетом вместо основанного на кальции. Изначально изменения кажутся не сильно заметными, но в общем объёме культиватора от крестьянина или даже простого воина ты отличишь с первого взгляда. И в то время, как энергетику я построил под себя сам, именно тело я не менял, и как раз его-то зародившийся в даньтяне процесс лавинообразной «модификации платформы», именуемый Прорывом, и подогнал под тот уровень силы, которому оно должно соответствовать.
  
  Эти два события однозначно стоило рассматривать как положительные, а вот третье, не иначе как для симметрии и кармического равновесия, оказалось неожиданной и обидной неприятностью. У меня кончился чай. Вот то есть совсем.
  
  По идее, это не было проблемой — с моим положением можно было спокойно послать за ним кого-нибудь из приятелей Су Му или сходить поклянчить у деда всё того же Су Му, благо жил тот недалеко от ученического домика внука, вернее, заранее поселил того со свитой поближе к себе, насколько это позволяли приличия и ранг обычного ученика, но… и тот, и другой вариант мне не нравились. С друзьями Су Му я, конечно, старался держать себя ровно и дружелюбно, но по факту скорее избегал их, банально занятый собственными чувствами и попытками утопить их в тренировках — куда уж тут выстраивать социальные связи и сближаться с чужими тебе людьми, которые ещё и видят в тебе другого человека? Не до общения мне с ними было — не настроен я был на дружбу-жвачку, а попроси я их, это же ведь сразу бы вылилось в дополнительное общение. Со Вторым Наставником Небесного Павильона и вовсе было худо. Даже Лян Инь, которого я благодаря унаследованной памяти Лян Ю принял как деда, вызывал внутри некоторую неловкость от осознания, что он всё-таки не совсем мой дед, а уж тут и вовсе был мрак. Память Су Му несла в себе те же уважение и любовь к старшему родственнику, что испытывал и младший наследник Тёмной Луны, и это очень било по сознанию. Даже просто представляя в голове встречу со Старейшиной Су Суань Ву, я уже испытывал лютый стыд и желание никогда в этом не участвовать, а уж самостоятельно идти в гости, да ещё ради «поклянчить чая»…
  
  Короче, вариантов было много, но самым щадящим для моих нервов, душевного равновесия и просто чувства самоуважения оказался именно тот, где я сам иду и покупаю себе чай. Ну и коли уж так сложилось, что топать всё равно лично и смотреть всё тоже самому, я решил пойти не в ближайшую деревню Чёрной Сливы, где чай, конечно, тоже был, но явно не в самом большом ассортименте, а на местный рынок «голубых кровей», где вели дела не крестьяне, а практики. Рынок располагался аккурат между тремя местными группировками в так называемом «Лесу Чёрных Ветров», на равном удалении от территорий всех трёх, и там можно было найти не только элитные сорта чая, но и различные предметы для развития практиков, которыми торговали сами секты. Не то чтобы мне было что-то нужно, но, повторюсь, раз уж всё равно идти, то почему бы и не посмотреть лично? Прошлый Су Му там бывал неоднократно, но одно дело — восприятие малолетнего раздолбая, и совсем другое — практика с техникой «Звёздных Глаз».
  
  И вот, собравшись за покупками на местный рынок, я наконец-то нашёл время подстричься «как надо», взял серебряных самородков на пару тысяч лянов (забавно, но местная валюта называлась так же, как и в Империи Чжоу) и неторопливо направился к рынку.
  
  Кстати говоря, ещё одно занимательное совпадение заключалось в том, что внешне моё новое тело было довольно похоже на прежнее, даже глаза Су Му были такими же фиолетовыми, как у Лян Ю. Отличался цвет волос: у Лян Ю были чёрные, а сейчас на спину мне спадали хоть и тоже тёмные, но с этаким пепельно-кремовым оттенком. В остальном же… длина волос одинакова, рост почти идентичен, телосложение — тоже, по крайней мере, на момент моего вселения в Лян Ю, и даже причёску я только что исправил. Да, черты лица отличались, но даже в них можно было разглядеть нечто общее, особенно если смотреть в совокупности. И это не вспоминая про мимику, которая, по очевидным причинам, и вовсе была идентична. Это было очень странно и необычно, но, по большому счёту, скорее плюс, чем минус. Единственное, что меня печалило, это обилие светло-синих тонов в одежде вперемешку с чёрным и белым. Вернее, то, как именно они сочетались. Все эти цвета были вполне уместны для клана Тёмной Луны, но в том виде, в котором они использовались Небесным Павильоном, они заставляли буквально болеть моё сердце наследника. А ещё мне очень не хватало фиолетовых и золотых цветов. Я не знал, когда это случилось, я не знал почему, но, оказалось, я очень привязался к цветам своего клана и в их отсутствии теперь чувствовал явственный дискомфорт. Возможно, это была какая-то психологическая реакция на потерю, даже скорее всего, но факт всё равно оставался фактом — я уже несколько раз ловил себя на мысли, что надо бы по возможности заказать привычную одежду в привычных цветах.
  
  И это было плохо. Потому как местный мир хоть и был такой же псевдокитайской анимешной реальностью культиваторов, но я уже успел убедиться, что традиции здесь всё-таки свои, хоть и во многом схожи с привычными в Империи Чжоу. Например, я просто не имел права носить тут любой фасон одежды. Некоторая вольность тут допускалась, но в Павильоне ты обязан носить одежду цветов Павильона и кроя, установленного для членов Павильона. Причём и то, и другое было очень чётко выверено по сочетанию цветов и элементов.
  
  Бесит!
  
  Кроме того, имелся и ряд иных мелких, но важных отличий. Так, традиция называть товарищей по учёбе братом и сестрой тут тоже имела место, но выглядела она куда вольнее. По сути, для местных это было рядовое приветствие, на которое не требуется получать разрешения у второй стороны, и даже больше — это приветствие допускалось не только в рамках твоего «учебного заведения», но и вообще внутри «классовой общности», иными словами, лезть ко мне с эпитетом «братик» тут мог абсолютно любой практик боевых искусств, даже принадлежащий совсем иной секте или клану. Подкатывать так к заведомо старшим, конечно, было не принято, но мне для мрачного настроения хватало и того, что теперь не только Е Синхэ, а буквально каждый встречный будет насиловать моё чувство самоуважения, с ходу претендуя на некие эксклюзивные отношения между нами. И пусть я понимаю, что это не так и они ничего подобного не имеют в виду, но вопрос-то не в их восприятии, а в моём, моё же, несмотря на весь пережитый опыт, до сих пор воспринимало термин «брат» чем-то более существенным и серьёзным, нежели вот такая… попса.
  
  За размышлениями во время пути я не то чтобы не обращал внимания на окружающее, но как бы пропускал его сквозь себя. И, разумеется, закон жанра просто не мог этим не воспользоваться. Дорогу мне преградил отряд каких-то молодчиков в красно-белых халатиках. Поскольку на мне халатик был синий, внутреннее чутьё принялось сигнализировать, что обязана случиться драка. Ибо глухой лес, их много, меня — один, и мы из разных сект. Вот вообще без вариантов.
  
  – Ох, кто это тут у нас? Су Му, ты смеешь вставать у меня на пути?
  
  На пути? Мы в грёбаном лесу, где даже тропинок толком нет и обойти можно не то что одного человека, но небольшую армию! Но нет же… Впрочем, очевидно, что «дилемма барана» была лишь поводом докопаться. Эдакое сакраментальное «эй, парниш, закурить не найдётся?» на псевдокитайский лад.
  
  – … – я молча сфокусировал взгляд на парне перед собой. Память подсказала, что я встретил Чен Шао Фэна со свитой — примерно такого же «мажора» из секты Грозового Домена. К тому же рядом с ним, помимо друзей-приятелей, стояла девушка, а значит, потребность распушить перья просто обязана подталкивать их на подвиги.
  
  Кстати о девушке…
  
  Память подсказала, что её зовут Ху Мэй'Эр и её хобби — крутить мужиками. Милое личико, длинные бледно-розовые волосы, аквамариновые глаза в сочетании с… пожалуй, даже в первом моём мире её поведение назвали бы несколько слишком раскованным. В мире, где я встретил Ю Нин и Ан Сюен, подобную «леди» иначе, чем шлюхой, просто бы не именовали. Да, я понимал, что в данном мироздании совсем другие традиции, мода и отношение, но… она вешается на парня, она носит короткое кремово-розовое, переходящее от светлого к алому сверху вниз платье, причём платье максимально открытое и местами полупрозрачное. Голые плечи, бока, декольте… точнее, там была прозрачная ткань, но выглядело это как натуральный вырез аж до широкого пояса на талии, и юбка, что едва-едва прикрывает пах. При этом ножки — совершенно голые, одеты в натуральные шлёпанцы с розовым помпончиком, и ногти на ногах покрыты розовым лаком… Серьёзно, пытавшиеся совратить меня девицы Джао, даже зайдя в полуголом виде в баню, по итогу были одеты в разы приличней! Да чего там, Ю Нин, при всей её бесшабашности, вряд ли согласилась бы такое надеть. Даже будучи у нас в спальне и наедине. А Ан Сюен, вероятно, при виде такого вообще пришлось бы откачивать — робкая стесняшка имела неиллюзорные шансы получить инфаркт от подобного вида, полностью игнорируя тот факт, что является практиком Восьмого Небесного Уровня. А ведь прошлый Су Му пускал на эту дамочку слюни. Хотя, если приглядеться… сколь бы провокационной ни была одежда, до стати моей дракоши её носительнице было ползти и ползти.
  
  – Эй, хватит пялиться на Ху Мэй'Эр! Смерти ищешь?! Или ты совсем лишился стыда?! Этому учат в Небесном Павильоне?! – негодующе заполыхал главнюк.
  
  – У меня дела и сейчас нет времени на детские игры, – моргаю, действительно отводя взгляд. – Просто проходи мимо, и никто не пострадает, – я знал, что это не сработает, но теперь моя совесть будет чиста.
  
  – Старший брат, – девушка кокетливо сложила руки за спиной и чуть выгнулась, – я уверена, младший брат Су Му не хотел ничего такого! И уж точно он не оскорблял этим тебя… – натянула она улыбку и стала наблюдать, что будет дальше.
  
  Что же, замечательно — девица, явно умышленно, подбросила дровишек в костёр. Гадать, какие цели она при этом преследовала, мне было откровенно лень. К тому же события уже понеслись вскачь.
  
  – Ты сам к этому привёл, теперь не вини меня за грубость! – а это была вообще едва ли не клишированная фраза всех правильных китайских культиваторов. И он рывком сблизился со мной, уже в середине удара, вкладывая в него весь вес и инерцию разогнавшегося тела.
  
  Хороший удар. Мощный, быстрый, резкий… для обычного человека. Я обычным человеком не был. И я был быстрее. Чуть сместившись, бью его под диафрагму, привычно усиливая удар Ци — на вбитых в подкорку рефлексах, и… плотного и высокого парня, весом килограмм в восемьдесят-девяносто, приподнимает над землёй, отбрасывает спиной вперёд метров на пятнадцать и впечатывает в ствол дерева, по которому он медленно сползает. Изо рта вылетают капли крови — или прикусил язык, или я сломал ему рёбра, и они проткнули лёгкие. Судя по тому, как судорожно он пытается вдохнуть, скорее всё-таки второе. Ну или отбитая диафрагма.
  
  На поляне установилась тишина, если не считать судорожных и безуспешных попыток Фэна вновь научиться дышать.
  
  – Б-брат Су… ты… ты достиг уровня Ли Хэ? – выпучила на меня глаза девушка.
  
  – У меня дела и нет времени на эти глупости, – повторил я очень вежливое и культурное предложение свалить в туман, игнорируя «невежливые» вопросы, не шагнул ли я на третий уровень местной линейки развития, если закалку тела принимать за нулевой.
  
  Ху Мэй'Эр оказалась девочкой умной и намёк поняла, посторонившись, остальная «группа поддержки» из конкурирующей секты поспешила последовать её примеру. На этом, собственно, конфликт и исчерпался, и я спокойно пошёл дальше. Прямо мимо хрипящего и хватающего ртом воздух идиота. Эх, ведь помрёт же. И не то чтобы мне было до него много дела, но… он просто молодой идиот, который повёлся на смазливое личико и возжелал посамоутверждаться и повыпендриваться за счёт выловленного в безлюдном лесу конкурента. Такое поведение заслуживало хороших пиздюлей, но всё-таки не смерти.
  
  – Эх… – я остановился и развернулся к умирающему. – До чего паршивый день… – подойти к Фэну мне никто не мешал, равно как и склониться над ним. Лишь девчонка не побоялась подобраться поближе и с любопытством пялиться на происходящее. При этом я бы не сказал, что она сильно переживает за «старшего брата», хотя и испугана его судьбой, но тут её мысли явно больше занимали мои действия и намерения, нежели его безопасность и самочувствие. Короче, классическая «коварная китайская культиваторша», почти сферическая в вакууме.
  
  – Кх-х-х… – поймавший мой удар пребывал в сознании, и моё приближение его не радовало, он даже попытался как-то отползти, но удар о ствол, видимо, ему ещё и позвоночник ушиб.
  
  – Успокойся, хотел бы я тебя убить, просто пошёл бы дальше, – собрав в ладони и выпустив Звёздную Ци, я направил её в организм пострадавшего. Пусть общий объём у меня был лишь на Втором Небесном Уровне, но качество и навыки Девятого значили, что все повреждения просто «рассосутся» натурально на глазах. Так и случилось: под действием управляемой мной Ци рёбра с тихим щелчком встали на место, а лёгкие заросли. Гематома вдоль спины, что мной явственно ощущалась, также исчезла бесследно.
  
  – Эт… – Фэн неверяще таращил глаза и ощупывал себя. – Шень Ю? Су Му вышел на уровень Небесного Вознесенья?! В свои годы?
  
  – Всё, жить будешь, – я встал и направился дальше в сторону вожделенного рынка.
  
  – П-постой! Зачем? Зачем ты спас меня, ведь мы враги?!
  
  – Враги? – я ещё раз зарылся в память. Ну, была пара стычек уровня «стенка на стенку», но на этом всё, вроде бы. Впрочем, мы говорим о мире культиваторов, тут и за меньшее объявляли вендетты и прочую кровную месть. – Мы просто пару раз обменялись ударами в обычной подростковой драке. Это обычное дело для практика боевых искусств — просто тренировка, не более. С чего бы мне считать тебя врагом?
  
  – Я… я буду помнить о твоём милосердии и отплачу! – склонился в поклоне культиватор.
  
  – Как хочешь, – махнул я рукой и последовал дальше. Вновь наступила успокаивающая тишина. И предвкушение скорого чаепития поднимало настроение. Вот только кто говорил, что всё будет так просто? Я чувствовал за собой слежку, да и не скрывался наблюдатель особо. Точнее, наблюдательница. Хватило Ху Мэй'Эр на двадцать минут.
  
  – Ох, Су Му… – догнав меня, томным голосом начала эта… как бы её культурнее назвать, чтобы поприличнее? – Ты так силён… Интересно, ты так же силён не только в драках? – очень провокационно усмехнулась девушка и состроила глазки, ещё и выгнувшись самым аппетитным образом.
  
  – У тебя есть твой «старший брат». Полагаю, сейчас ему очень нужны твои утешение и забота, почему бы тебе не пойти к нему?
  
  – Ох, неужели ты ревнуешь? Мы с Чен Шао Фэном просто знакомые, которые прогуливались по лесу, скрашивая досуг разговором, – продолжала она призывно улыбаться, вновь вызвав у меня ассоциации с сёстрами Джао, особенно с Джао Нин.
  
  – Мне это в любом случае не интересно. Будь добра, не донимай меня — я сейчас не настроен на разговоры.
  
  – Это было грубо, знаешь ли! – потешно надула она губки. Вот реально, мне уже самому захотелось выкрикнуть что-то вроде «смерти ищешь?!» Ага, и харкнуть кровью.
  
  – Ты натравила на меня свою ручную обезьяну с непонятными целями. И я прекрасно осознаю, что будь я слабее, я был бы уже мёртв. По твоей вине. И сейчас мы одни. В лесу. Без свидетелей. Так что будь добра оставить меня в покое, пока я не добился этого покоя сам путём устранения источника шума.
  
  Дальше мы шли в молчании. Девица изображала обиду, хотя я отчётливо ощущал притворство, на самом деле её душили раздражение, злость и почему-то интерес. Надеюсь, я не стал в её глазах «интересной зверушкой», потому как в таком случае я ведь реально шею ей сверну, невзирая на симпатичную мордашку и потенциальные проблемы с «Багровым кланом», в котором эта тян занимала привилегированную позицию, как дочка Главы. Не то чтобы сам по себе интерес к моей персоне от красивой девушки, пусть даже стервы, был в моих глазах причиной её убивать, но тут вопрос обстоятельств. То, что в одной обстановке может быть приятно, в другой лишь разбередит раны и озлобит. Да, уже прошло целых две недели с моего попадания в этот мир, да, всё это время я только и делал, что всеми силами себя отвлекал от мрачных мыслей и топил боль потери в любимой работе, но ни мрачные мысли, ни боль потери никуда не делись, лишь чуть притупили свою остроту, став чем-то привычным, а значит, терпимым. И в этом ракурсе поползновения местной «динамо» вида «бери от жизни всё, ведь ты этого достойна, а мужики существуют, только чтобы их использовать» были далеко не той вещью, что могла привести к адекватным реакциям с моей стороны. Сейчас-то я себя в руках держал, но я ведь не розовый и пушистый хомячок, я, на секундочку, наследник ставшей очень тёмным кланом Демонической Секты, который за последние полгода убил народу больше, чем большинство людей вообще видят лицом к лицу за всю свою жизнь, один только корпус имперской стражи в сто с лишним тысяч человек чего стоит. И убивал я их всех ой как негуманно. Добавить сюда подростковое тело с его гормональными бурями, и… вот вообще нет гарантий, что я не психану.
  
  Увы, девица оказалась явно слишком ветреной и привыкшей к вседозволенности, чтобы замечать моё эмоциональное состояние, а потому, даже когда мы пришли к рынку, и не подумала от меня отлипать. И опять же, не то чтобы это действительно было проблемой, но постоянное внимание, прилетавшее в спину, реально раздражало.
  
  Но я крепился. Я искал чай. У меня была Цель. Был План. И я их придерживался! Вообще же слово «рынок» не совсем правильно характеризует место, куда мы пришли. Рынок — это нечто с кучей открытых лотков под временными крышами и с узенькими рядами между прилавками. Тут лотки тоже были, но хватало и капитальных строений, причём очень цивильных и украшенных. Полноценные дома, широкие улицы, весьма чистая публика, что ходит далеко не толпами, а чинно-степенно, максимум по нескольку человек вместе за раз. Были тут и свои «стражники» (или, как их тут называли, «смотрители»), которые бдительно следили за правопорядком и в полной мере его поддерживали, имея все ресурсы, чтобы поставить на место любого смутьяна или жулика. На должность эту все три организации практиков, держащие рынок, выделяли своих людей (как правило, из старших учеников), и это позволяло решать вопросы действительно справедливо, потому как ни одна из сект не стала бы закрывать глаза на беспредел соседей-конкурентов. Смотрителем от Небесного Павильона, кстати, уже давненько работала старшая сестра моего тела — Су Янь, она же — одна из самых выдающихся молодых гениев секты и просто крутой практик боевых искусств на основе ледяной Ци. А вот от Багрового клана, как я знал, ту же функцию выполняла старшая сестра моей нынешней спутницы — Ху Цзяо'Эр, по очень странному выверту природы являющаяся внешне точной копией сестры, словно они близнецы, несмотря на несколько лет разницы.
  
  Однако всё это было лирикой — встречаться ни с сестрой Су Му, ни с сестрой Мэй'Эр мне не было никакого резона, а потому я занялся именно тем, зачем пришёл — направился в магазин чая.
  
  Магазинчик, расположившийся в одном из зданий, встретил меня лёгкой прохладой, ароматами трав и пожилым продавцом, стоящим за прилавком.
  
  – Добро пожаловать, молодой господин, чем я могу вам помочь? – поприветствовал он меня.
  
  – Я бы хотел подобрать себе несколько сортов, желательно с жасмином, – ответил я продавцу, осматривая ряды глиняных горшочков с плотно притёртыми крышками. Каждый из них имел приклеенную бумажку, на которой сообщались состав трав и дата их сбора. И было этих горшочков немало, что заставляло плясать и радоваться мою измученную душу.
  
  – О, тогда я рекомендую вам «Глаза Феникса», – указал старичок на один из горшочков. – Это один из наших лучших сортов. Глаз Феникса выращивают на высокогорной плантации «Дворец Луны» в южной провинции. Изготовление этого чая — процесс очень трудоёмкий, состоящий из нескольких этапов. Сначала заготавливаются почки и молодые чайные листочки зелёного чая, собранные в предгорьях Горы Мудрецов. Одновременно собирают крупные цветы белого юньнаньского жасмина. Потом листья скручиваются в овал, напоминающий форму глаза птицы, а затем перемешиваются с цветами и помещаются в специальные мешочки для ароматизации. Глаз Феникса производят только во время цветения жасмина, поэтому он ценится свежестью, а не числом выдержанных лет. При заваривании можно видеть, как Глаза Феникса превращаются в красивые стебельки из двух листочков! – принялся нахваливать свой товар продавец. Я же, с его молчаливого позволения, откупорил крышку и вдохнул терпкий аромат жасминового чая. Идеально.
  
  – Я возьму его.
  
  – О, прекрасный выбор! Сколько мне отмерить?
  
  – Вы не поняли. Я возьму весь сосуд, – это был действительно хороший чай, и упускать его я не намеревался.
  
  – О! Хорошо! Это будет стоить две сотни лян, молодой господин, – склонил голову торговец.
  
  – Согласен. Вы же принимаете серебро? – я показал несколько самородков.
  
  – Конечно! – горячо подтвердил продавец. – Желаете что-то ещё?
  
  – Пожалуй…
  
  Следующий час я провел в раю, вдыхая ароматы различных трав и подбирая наиболее интересные для меня комбинации. Так к «Глазам Феникса» добавились «Дыхание Гор» — состав из крупнолистового зелёного чая с мятой и, неожиданно, ментолом, а также «Цвет Солнца» — лёгкий сбор из зелёного и чёрного сортов, сдобренный маленькими кусочками сушёных ягод и фруктов. Словом, оставив почти шесть сотен лян в лавке, я вышел оттуда с весомой тканой сумкой, содержащей запас моего хорошего настроения на следующие полгода. И сам факт обладания подобным сокровищем уже сильно повышал это самое настроение, так что, немного подумав, я решил просто прогуляться по рынку — посмотреть, что тут есть ещё интересного, и, возможно, прикупить что-то.
  
  Лавки с алхимическими препаратами меня пока не волновали — скорость развития резерва и разработки энергоканалов меня пока устраивала, к тому же тут не стоило спешить, ведь резкие впрыски больших объёмов Ци могли повредить ещё тонким во многих местах меридианам. Пусть я старался дать равномерную нагрузку, но в первую очередь всё же развивал основные и наиболее важные магистрали, ведь без этого и браться-то за периферию много где было просто невозможно, как нельзя через тонкую трубочку наполнить водой сразу семь шлангов. И в этом как раз и состояла опасность, так как местные пилюли действовали таким образом, чтобы отдать свою Ци именно меридианам, причём не разбирая, кто там из них основные, а кто побочные. В общем, пока я не буду уверен, что моя энергетика полностью созрела, браться за вещества не стоило, даже если прошлый Су Му что-то и употреблял.
  
  Аналогично было и с «книжными развалами». Да, тут приторговывали кое-какими методичками из области самых базовых и примитивных, но всей ценности в них было — пара хитрых приёмов рукопашного боя и, может быть, совет-два на тему первых шагов в работе с определённым спектром Ци. Для начинающих учеников — полезно, для меня — даже не хлам.
  
  Ну и, методом исключения, я пошёл в сторону, где должны были продавать Ци-насыщенные материалы, от камней до фруктов. Было любопытно посмотреть на них своими глазами, не опираясь на память Су Му. И всё бы хорошо… Но пропавшая было куда-то во время моих исследований магазина чая девица вновь нарисовалась, стоило сделать от оного магазина десяток шагов.
  
  И пошла за мной. Ровно за мной. Куда бы я ни свернул, она шла за мной. Молча. В трёх шагах сзади.
  
  – Ты так и будешь за мной ходить? – не выдержал я, довернув голову к ней.
  
  Меня не особенно смущало, что куча людей видит меня в компании столь фривольно одетой девицы, чей костюм, будем откровенны, больше походит на некий пикантный ночной пеньюар, но я отчётливо понимал, что чем дольше она крутится рядом, тем больше возрастает вероятность нарваться на очередного пылкого мачо, который попытается распушить перед родовитой девочкой перья путём демонстрации своей альфасамцовости, а мне оно было нафиг не надо.
  
  – Я вовсе не хожу за тобой, – изобразила саму невинность Ху Мэй'Эр, – я всего лишь брожу по рынку сама по себе. А тебя это беспокоит? – и так от неё шибануло мстительным удовольствием и предвкушением, что я сделаю какую-то реакцию…
  
  – Как я уже сказал: я сейчас не настроен на общение, и твоя навязчивость меня раздражает.
  
  – Как ты можешь быть таким грубым с такой красивой девушкой, как я? Раньше старший брат Су вёл себя иначе, – игриво попеняли мне.
  
  – Раньше я был молод и глуп.
  
  – Но и сейчас ты не выглядишь старым… – она принялась едва ли не демонстративно изучать облака. Поскольку фраза так и просила продолжить «…и умным».
  
  – Да-да, эта штука называется «повзрослеть», – я выдохнул.
  
  Какого лешего я вообще ей отвечаю? Да, на «свернуть шею» сия девица не наработала, но что-то мне подсказывает, что игнорирование её является залогом невлезания в кучу неприятностей. Так зачем я реагирую? Неужели одна смазливая мордашка тому причиной? Нет, пожалуй, что нет. Но… я привык постоянно находиться в женском обществе, перешучиваться, просто болтать или что-то объяснять. Да, вынужденное затворничество и ограничение общения меня не тяготили, но и прерывать разговор не хотелось, даже если он будет состоять исключительно из колкостей. А ведь эта девица меня реально раздражает.
  
  – Ох, братик Су, ты стал таким серьёзным и холодным, – она похлопала ресницами.
  
  – Это у нас семейное, – отворачиваясь, намекнул я на сестру своего предшественника в этом теле, которая тоже отличалась очень холодным стилем общения.
  
  – Бу-у… – она сложила губки трубочкой. – И всё-таки, старший брат, как ты достиг такого уровня?
  
  – Я… просто взял и достиг, – я ещё раз покосился на Ху Мэй'Эр. Она серьёзно? Какой нормальный культиватор будет раскрывать свои секреты левому человеку, пусть она хоть десять раз первая красавица мира? – А теперь, если у тебя всё, то оставь, наконец, меня в покое. Это действительно раздражает.
  
  – Если это так, – она улыбнулась, – то почему ты продолжаешь разговор?
  
  – Хм… Действительно… – и, повернувшись к ней спиной, я продолжил путь.
  
  Пусть желание общения было мне не чуждо, собеседник из данной леди был, мягко говоря, не самым приятным и подходящим. К тому же эти выражение лица и ощущение крайнего возмущения оттого, что Великую Её смеют так нагло игнорировать, доставляли определённое удовольствие.
  
  Отлипла ли она от меня после этой отповеди? Три раза «ха»! Как таскалась хвостиком, так и продолжила, периодически даже пытаясь заговорить, но тут я уже пошёл на принцип и реально игнорировал, зловредно наслаждаясь ощущением закипающего чайника в эмоциях признанной «первой красотки двора». Ну и изучал ассортимент.
  
  Последний оказался довольно любопытным, особенно меня привлекли некие Светлые Камни Янь. Да, всё с большой буквы. Штука эта оказалось довольно схожа по своей природе с привычными мне Звёздными Камнями, только Ци в них была хоть и отчасти похожа на звёздную, но куда ближе к солнечной. Солнце ведь хоть и тоже звезда, но в силу близкого расстояния и сохранения в себе жара немного отличается от эталонной, будучи более близкой и удобной для огненных практиков. В общем, передо мной была вариация Звёздного Камня, только с напиткой от солнца, причём не совсем чистой. Точно примесь я определить затруднялся даже при помощи техники Звёздных Глаз. Там была пара капель Огня, но они мало на что влияли, и я даже не был до конца уверен, что это не отражение жара Солнца, а вот что было основным, угадать не получалось — я его просто нигде, видимо, не встречал, чтобы узнать. Полезная ли это была вещь? Безусловно — «да», только вот объём энергии, скрытый в этих камнях, был довольно скромен — некоторые булыжники ещё можно было оценить где-то в десятую часть Звёздного Камня, но большинство — нет. Вообще, запас Ци в разных камнях очень сильно отличался и в большинстве был крайне мал. Аналогичная ситуация выяснилась и со Светлыми Камнями Инь, которыми торговали рядом. Эти уже несли в себе Ци, наиболее близкую к привычной мне ледяной, но тоже не совсем чистую — с каким-то дополнительным наполнением. И тоже совершенно не дотягивали по объёму заряда даже до самого скромного Экстракта Холодного Снега. В общем, килограмм двадцать таких камушков, из тех, что получше, вполне могли дать мне объём Ци, нужный для выхода на Третий Небесный Уровень, но стоила бы такая покупка… Не то чтобы неподъёмно для внука Второго Наставника секты Небесной Башни, но немножко неоправданно. Я и так после создания в теле привычной структуры энергоканалов наращивал свой объём Ци очень хорошими темпами, дополнительные костыли в этом деле были хоть и полезны, но совершенно не критичны для результата. Да, я мог разово сэкономить где-то неделю времени, но у меня вроде не горит. При этом сэкономь я — и да, чуть ускорюсь, но денег при этом у меня уже не будет, а в моей ситуации деньги — гораздо более сложновосполнимый ресурс, нежели Ци, что свободно изливается с небес. Ци я вообще могу добыть, тупо начав выпивать всех встречных-поперечных, а деньги надо будет зарабатывать.
  
  Короче, посмотрел я на камушки, посмотрел… да и понял, что покупать не буду. Остальные товары тоже не вызвали резкого желания опустошить кошелёк, хотя некоторые из них и были любопытными, содержа интересную Ци, но в столь мизерных количествах, что не стоило и пытаться слить её с даньтянем для обретения такой же по свойствам, так что, покрутившись по рынку ещё немного, я наметил варианты возможного интереса на будущее, да и пошёл обратно в сторону Небесного Павильона. Если сияние моих буркал во время использования техники «Звёздных Глаз» и вызвало какой-то интерес окружающих (а оно вызвало), то народ предпочёл оставить свои вопросы при себе, даже когда я разглядывал чужие системы энергоканалов. Возможно, понимай они, что именно происходит, то реагировали бы иначе, но они не понимали, а я и не наглел, если кого и рассматривая, то не нос к носу.
  
  И вот я опять топаю в лес, уже не особенно сдерживая шаг, ибо всё закончилось, всё замечательно — надо поскорее вернуться, взять чайник и предаться таинству чаепития, а в спину мне несётся:
  
  – Эй! Подожди меня! Ну погоди же!
  
  – Слушай, – я остановился, на пару секунд прикрыв глаза, ибо уже просто не знал, она сумасшедшая или где? – чего тебе от меня надо?
  
  – Просто прогуляйся со мной один раз, я не буду докучать! – ощущая триумф победы, повисла у меня на сгибе локтя красотка, обвивая тот руками.
  
  – Не хочу, – под закрытыми веками было так темно, так спокойно, так хорошо, а стоило открыть глаза — и тут тебе психологический удар приёмом «глазки» аж в самую душу. Вот выпорол бы дурёху, вот честно!
  
  – Разве я не красива? Разве моё тело не прекрасно? Ты совсем ничего не чувствуешь? – в упор не понимая ситуации, продолжила ломать мне шаблон Ху Мэй'Эр, невинно моргая своими аквамариновыми глазищами.
  
  – Ты… нормальная вообще? – совершенно позорно задал я тот вопрос, который бы никогда не спросил настоящий житель китайской сянси. – Я имею в виду, ты хорошо себя чувствуешь? Голова не кружится? Мир не расплывчат? Есть какие-то странные эмоциональные пики? Может быть, ты употребляла недавно незнакомые вещества?
  
  – Ты волнуешься за меня? Ох, значит, я тебе всё-таки небезразлична! – просияла эта дура.
  
  – Разумеется, я за тебя переживаю, – решился я объяснить ей всё. – Мы знакомы не первый день, и раньше всё, что ты делала, это тонко издевалась, пользуясь моей симпатией. Пару часов назад ты натравила на меня почти десяток учеников секты Грозового Домена, которые легко могли меня убить, окажись я слабее, ведь рядом не было свидетелей и им бы ничего не угрожало. И моя смерть была бы полностью твоей виной, тем, что ты сама организовала. То есть ты, буквально, только что пыталась меня убить. А увидев мою силу, ты вцепилась в меня как клещ и, игнорируя все просьбы остановиться, явно хочешь сделать из меня послушную собачонку, что будет носить тебе тапочки в зубах, с таким видом, будто ничего не было. И поэтому я спрашиваю: у тебя всё в порядке с головой? Какой бы красоткой ты ни была, как бы откровенно ни демонстрировала свои прелести, ты пыталась меня убить. О какой симпатии с моей стороны может после этого идти речь?
  
  – Ты думаешь, что я столь отвратительна? – оторопело отступив на шаг, выдавила из себя девушка.
  
  – А ты бы как оценивала человека, который сделал бы всё то же самое, только в отношении тебя? Если бы какой-нибудь блистательный красавчик сначала крутил тобой как хочет, пользуясь твоей искренней симпатией, потом выбросил тебя, а позже ещё и чуть не убил, натравив твоих недоброжелателей? – прямо глядя ей в глаза, спокойно спросил я. – Уж не знаю, чего ты там ожидала, но я предпочитаю думать головой, а не головкой, и никаких причин всё забыть и играть в твоего верного воздыхателя не вижу. Да и, говоря откровенно, ты ни разу не показала, что у тебя за душой есть что-то кроме статуса отца и внешности.
  
  – Но я совсем не хотела тебя убивать или унижать, – совершенно искренне и без притворства поникла Мэй'Эр, вся сжавшись и опустив глаза к земле. – Я просто увлеклась… думала — вы обменяетесь ударами и разойдётесь… Я бы остановила Чен Шао Фэна, если бы он перешёл черту…
  
  – И ты думаешь, он бы тебя послушал? – скептически вскинул я брови.
  
  – Я… не знаю, но я бы попыталась.
  
  – Ты ведь сама понимаешь, что это звучит как детский лепет, – покачал я головой. – И даже если ты не врёшь, сейчас мы имеем только ту реальность, которая есть, и в этой реальности ты не разнимала драку, ты её провоцировала.
  
  – Ты же слышал: я не хотела тебе зла! – даже капельку оскорбилась на моё неверие девушка. – На самом деле я веду себя так не потому, что мне это нравится! Это только для того, чтобы ученики Небесного Павильона и Грозового Домена не нападали на учеников Багрового клана. Для этого я веду себя так… – на последних словах девушка отвела взгляд, упирая его в землю.
  
  – То есть ты стравливаешь нас между собой, чтобы мы не объединялись против вашего клана? – не смог я удержаться от иронии. – Замечательно…
  
  – Ты не веришь мне?! – она ещё и возмущается…
  
  – Верю, но, боюсь, эта новость тоже не лучшим образом тебя характеризует в моих глазах. Я могу понять твой мотив, но твои действия не становятся для меня менее неприятными.
  
  – Прости… – она вновь поникла, и вновь не играя. Мои слова её реально задели за живое. – Я больше не буду путаться у тебя под ногами, – и, развернувшись, Ху Мэй'Эр мрачно побрела обратно к рынку.
  
  – Удачи, – пожелал я ей вслед, тоже возобновляя свой путь и мысленно качая головой, заодно пытаясь припомнить, а сколько ей вообще лет?
  
  То, что не тридцать, это понятно — до пика взрослых форм она ещё явно не дошла, но в то же время уже более чем сформировалась, и девочка в её фигурке оставалась разве что на уровне выбора цветовой гаммы платья. Но ведь не может же взрослая наследница главы клана практиков боевых искусств быть такой неискушённой и наивной, что не понимает, чего творит, и видит во всём игрульки?
  
  … Или может?
  
  Невольно я покатал в голове воспоминания Су Му относительно других учеников Небесного Павильона и их моральной зрелости. И чем дольше я это делал, тем больше мне не нравился результат. Сплошные взрослые дети, даже когда им под тридцатник.
  
  Причём нельзя сказать, что они были тупицами или неучами — пусть с образованием тут было заметно похуже, чем в Академии Небесной Звезды, но знания о мире во вполне приличном объёме тут поставлялись, просто… как бы это сказать? Народ варился в своём собственном соку, эдакий маня-мирок, где для комфортной жизни, по сути своей, делать вообще ничего не нужно. Ты одним фактом принадлежности к культиваторам уже являешься непростым человеком с рядом привилегий и плюшек. Да, пока не станешь элитой элит, настоящей власти и прав у тебя не предвидится, но сколько людей реально имеют цель стать этой самой элитой, если можно вкусно кушать и мягко спать, раз в неделю сходив поделав что-нибудь полезное, но не особо для тебя напряжное? Вот и получалось, что особых стимулов развиваться нет, напрягаться — нет, даже особо думать — тоже нет. Ну и развития, само собой, аналогично — нет. Как тут жили три сотни лет назад, так и сейчас живут, и будут жить три сотни лет спустя. Хорошо, если не три тысячи. Пусть я и не являюсь фанатом идеи прогресса ради прогресса, но тут совсем уж болото, в котором местные головастики даже не пытаются не то что стать самой крупной жабой, но вообще вырасти из состояния рекомого головастика. Короче, пресловутая «зона комфорта» стала слишком комфортной и слишком большой — что-то тут надо только единицам. И только единицы же могут похвастаться зрелым взглядом на жизнь, остальные так и застревают в ментальном состоянии «студента-первака», которому развлечения интереснее и важнее будущего, и даже умом понимая важность уроков, он всё равно будет тратить время на всякую фигню, в лучшем случае спешно навёрстывая, когда припрёт. Ну и оказаться «лузером» в глазах «чётких пацанов» — перспектива много страшнее такой абстрактной и далёкой штуки, как смерть, которая, конечно же, «случится с кем-то другим, но точно не со мной».
  
  Неожиданно… И печально.
  
  Впрочем, пополненные запасы чая, что уже были разгружены и расфасованы, несколько примиряли меня с действительностью. Так что, мысленно пожав плечами, я продолжил путь через лес к территории Небесного Павильона.
  
  Спустя ещё полчасика я наполнил пиалу свежим чаем, уселся под деревом относительно недалеко от «общего дома» и принялся постепенно разгонять цикл развития, вновь направляя в даньтянь энергию души и на противотоке канала связи омывая душу уже потоком Ци. Пусть результат этого опыта и занёс меня сюда, но он же дал и массу полезного, так что прекращать практику не стоило, тем более некоторый эффект по усилению души она давала. Между тем, контроля моего уже хватало, чтобы не прерывать цикл, когда тянуло сделать глоток божественного отвара, чем я не стесняясь пользовался. В конце концов, это только увеличивало удовольствие от процесса, ну а проблемы местных… меня они волновали мало. Не хотят шевелиться и взрослеть — их право, кто я такой, чтобы вправлять мозги чужим детям?
  
  
Глава 3
  
  В таком неспешном и малость меланхоличном ключе, когда я сожалел лишь об отсутствии любимого коврика для медитаций и личных апартаментов, поскольку обо всём остальном думать себе запретил вообще, прошло ещё несколько дней. Энергия стабильно копилась, ниндзя стабильно подглядывала, а чай — стабильно пился. Словом, я даже начал улавливать какую-то размеренность и гармонию во всём этом, тем более что после приобщения даньтяня к энергии местного Солнца я начал уделять больше времени Луне, целенаправленно фильтруя улавливаемую Ци, с тем, чтобы поскорее достичь нового слияния. А ведь Ци Луны — она такая прохладная, умиротворяющая, спокойная, с такой сладковато-щекотной ноткой вечного сна… В общем, я уверенно шёл к установлению мира и покоя в своей душе, как неожиданно оный покой был прерван:
  
  – Хэй, старший брат! Су Му! Су Му!
  
  – М-м-м? – я нехотя приоткрыл один глаз, чтобы увидеть Ли Юнь Тяня. – Что?
  
  – Там Ян Кай сейчас будет драться! – сообщили мне как о чём-то стоящем и важном.
  
  – И? – я пока не догонял.
  
  – Ну так Ян Кай же! – вновь повторили мне.
  
  – Я его знаю? – вот в упор не помнил…
  
  – Он известная личность — ученик-помощник, что застрял на Третьей Ступени Закалки Тела!
  
  – Повторю ещё раз: ну пошёл он драться, что с того? – уже с некоторым раздражением посмотрел я на миньона. Пусть я и понимал, что этот парень — не мой вассал, но к некоторым привычкам очень быстро привыкаешь и очень сложно отвыкаешь. Куча слуг, что решают все твои бытовые вопросы и рады выполнить любое мелкое поручение, — как раз одна из таких, потому порой выходило немного… неуклюже.
  
  – Так это! Он же начал побеждать! Три года не мог перейти на четвёртую стадию Закалки Тела, его постоянно избивали, и чтобы заработать себе на еду, он постоянно подметал улицы, а тут уже дважды побил ребят на Пятой Ступени! Все гадают, сможет ли побить в третий раз или нет? Пойдём посмотрим?
  
  – А до этого он что, даже тех, кто на Третьей Ступени, не побеждал? – продолжил я недоумевать от полученной характеристики. Ибо… ну… ладно, не можешь побить тех, кто чуть сильнее, но каким рукожопом надо быть, чтобы не справляться с равными? Да и всегда ведь есть ребята Первой и Второй Ступени, и их тоже можно вызвать. Да, тут есть ограничение по рангу, и вызвать кого-то отличающегося от тебя больше, чем на две ступени развития, нельзя, но отличаться ведь можно не только вверх, но и вниз. Очков вклада за победу над слабейшим, конечно, дадут чуть меньше, но всё равно это лучше, чем только улицы подметать.
  
  – М-м… – озадачился светловолосый. – Кажется, нет. Он сам никого не вызывает! Этим он, кстати, тоже знаменит. Ну что, пойдём?!
  
  – Хм-м… ладно, пошли, – не то чтобы я горел желанием прерывать процесс прогонки магии сквозь своё тело, ведь это — Магия. Пожалуй, единственное, что действительно радует меня в этой жизни. Она да запасы чая. Но тут был тот момент, когда приходилось соответствовать образу оригинального Су Му, просто потому, что слишком уж выбиваться не стоило. Так что пришлось идти через всю секту, пока мы не вышли в один из дворов, где и была назначена «дуэль», за которой с верхушки очередного дерева наблюдала уже знакомая мне ниндзя. С блокнотиком.
  
  Но вернёмся к основным действующим лицам. В левом углу ринга расположился ноунейм номер один. Может, Су Му и знал, как его зовут, но точно не общался, так что я с ходу припомнить имя не мог. В правом углу стоял ноунейм номер два. Собственно, ничем особо не примечательные типусы, встретишь на улице — даже не запомнишь, тем более что они ещё и в одинаковых ученических костюмах были.
  
  – Вот, это Ян Кай, – указал мой проводник на левого от меня поединщика, что отличался от правого тем, что имел чёрные волосы, собранные в высокий хвост, против короткой коричневой шевелюры.
  
  – Угу… – без интереса протянул я, лениво разглядывая начало мордобоя. Ну и по привычке «включив глазки».
  
  Правый парень особо не изменился, разве что теперь стала видна система его меридиан — как и у всех местных, куцая и слабая, со странной геометрией и непонятным оттенком Ци. Вернее, оттенок был голубым, но вот что он означал по своим свойствам — бог весть, точно не силу звёзд. А вот левый… Он обладал такой же системой, разве что залитой светом, похожим на солнечную Ци, но, помимо неё, у него был отливающий золотом скелет.
  
  Очень насыщенный Ци золотой скелет.
  
  И это меня напрягло. Потому как я доподлинно знал — изменение костей скелета в какой-либо вид металла или камня есть первейший признак становления НЁХ в среде культиваторов. Как обладатель нефритового скелета, ответственно заявляю. Вот только тут налицо было «искусственное приживление» — слишком слаб и несовершенен был весь остальной организм…
  
  … Падаждите-падаждите!
  
  Какой-то неудачник-дворник вечно огребал от всех, не имея мозгов вызвать кого-то равного или слабейшего, просто для зачёта, но внезапно начал нагибать? Резко, вдруг, вот только что? И у него золотой скелет, светлая Ци, и-и-и (взгляд вверх — на дерево)… за ним следит симпатичная ниндзя?
  
  Это начинало нравиться мне с каждой секундой всё меньше и меньше. Что-то я такое когда-то читал… что-то такое было… Ещё и на обложке вот этот черноволосый с хвостиком руку всё время вскидывал, аки фашик какой. Блин, да, сянся про паренька с золотым скелетом, там вроде бы как раз фигурировали девушка-ниндзя, некая ледяная волшебница и сёстры-близняшки с бледно-розовыми волосами…
  
  То есть что?.. Я опять попал в сянсю? Не просто в мир культиваторов где-то по соседству с прошлым, а прям в историю Героя Сянси? И не Е Синхэ, который должен был в этот соседний мир уйти, а вот совсем нового? Про которого своя сянся есть? И вот это вот он?
  
  Так, голова, напрягай извилины! Что я помню о той истории? Да нифига толком не помню, кроме стандартного набора штампов сянси: местный главный герой, являющийся «неудачником» и «отбросом», находит на ровном месте «артефакт силы» и оттого крутеет. А потом идёт приключаться и пылесосить округу на ништяки, да с размахом, который и Е Синхэ не снился. Ну и, как положено, все эти ништяки позволяют ему держаться и Превозмогать ребят, что до такого же уровня дошли сами, своим трудом. И доминирование на роялепаде выставляется чем-то хорошим и положительным, да. И-и… кажись, я опять попал в злодея второго плана, которого местный Иванушка-дурачок должен был показательно уделать. Это не точно, но эй, я — мажор со связями в верхах секты, который прожигает жизнь и таскается за юбками, я — сто пудов один из первых сюжетных злодейсов!
  
  Ох, ё… У меня же тут за местного гения числится сестра-красотка, которая холодная снаружи и добрая внутри. И пусть лично я отношусь к ней никак, Су Му девушку искренне любил и уважал, а ведь начинающий крутеть Герой Сянси просто обязан что-то сделать с местным Гением, таковы законы жанра. И перспектива, что какой-то окрутевший и, естественно, оборзевший дворник будет что-то делать с бедной девушкой, меня откровенно не радовала, причём ни в каком формате. А ведь он там что-то делал! Точно что-то там было на тему охмурения красотки, как это водится у всех Героев Сянси, и чуть ли не до постели в первый день…
  
  Ох, грехи мои тяжкие, мало мне было Е Синхэ… Так, делать резкие телодвижения сейчас не стоит, буду держать сестру от него подальше и думать, главное — не пытаться удавить его самостоятельно, сюжетная броня Героев Сянси реально работает, доказано по прошлому миру.
  
  Приняв подобное решение, я с новыми вниманием и концентрацией стал наблюдать, как обладатель рояля рихтует лицо ноунейму крышкой от этого самого рояля. Такое себе зрелище, мягко скажем. Уровень навыков рукопашного боя этого Ян Кая был откровенно слабеньким, причём не только с позиции привычной мне планки, но и в целом по меркам Империи Чжоу. В моём прошлом мире многие практики ещё на стадии сбора Ци, то есть ещё до достижения Первого Небесного Уровня, были гораздо техничней и сбалансированней. Здесь же хорошо отработаны удара три, из тех базовых приёмов, которым в Небесном Павильоне учили каждого ученика, но мало того, что они и сами по себе предельно просты и прямолинейны, отчего предсказуемы и плохо приспособлены для работы с Ци, так и за их рамками никакой техники толком не видно. Его противник был слабее, владел теми же приёмами, но заметно хуже отработанными, и я буквально видел десятки моментов, когда можно было закончить бой вот просто мгновенно, но Ян Кай его не заканчивал. Он тупо бил кулаком или ногами по одному шаблону, давя противника грубой силой и собственной прочностью. В первые мгновения я думал, что это какая-то месть по типу: «я был слабаком, а теперь пасматрите я какой!», но нет — у него тупо не была поставлена техника рукопашного боя — не было полноценного самодостаточного стиля, даже самого примитивного. Он освоил самые базовые приёмы, которые ему показали наставники, и освоил очень неплохо — было видно, что он их хорошо отрабатывал, но за их рамками явно ничего не учил, даже не подглядывал за чужими тренировками, судя по всему. Нет, я уже понял, что тут у молодых учеников к этому довольно расхлябанное отношение — его противник тому прямое доказательство, да и в целом местные стили рукопашного боя были и близко не ровней тому, на что были способны практики пути Дракона моего мира, но всё же видеть это было неприятно. Реально один дуболом хреначит другого крышкой от рояля — это вот именно тот уровень таланта и искусства, который я сейчас наблюдал.
  
  К счастью, закончился этот позор достаточно быстро — большая дубина в очередной раз доказала, что сила есть — ума не надо. Обделённого роялями ученика отделали не сказать что в мясо, но хромать ему дня три, даже с лекарствами. Ну а обладатель золотого скелета, довольно улыбнувшись, поклонился неподвижному телу на земле и, подхватив метлу, пошёл по своим делам, явно наслаждаясь поражённым ропотом толпы зрителей.
  
  – Бедняга Чжо Динь Юнь, – посетовал кто-то в толпе недалеко от нас, – а ведь три недели назад он так же победил Ян Кая.
  
  – Да, помню, тогда Ян Кай тоже упал без сознания, – ответил ему другой. – Но Динь Юнь был милосердней! Он аккуратно его вырубил, когда сам Ян Кай отказывался принять поражение, и бил не так сильно, не собираясь вредить.
  
  – Точно, помню! – вставил уже третий. – Ян Кай тогда сам себе больше половины травм нанёс, встречая удары в лоб, Динь Юнь его ещё пощадил, так ничего и не сломав!
  
  – Эй, хватит болтать, лучше помогите отнести его!
  
  – Да ну! Очнётся и сам дойдёт.
  
  – У него нога сломана, как он дойдёт? Этот Ян Кай настоящий безумец, мог бы просто дать ему сдаться.
  
  – Э-эх…
  
  Слушая разговоры учеников, я восстанавливал в памяти знания Су Му относительно подобных случаев. Вообще, в Небесном Павильоне не было принято помогать проигравшим в спарринге, мол, настоящий эксперт боевых искусств по определению достаточно силён, чтобы дотащить себя до места, где он сможет восстановиться. Но тут, видимо, симпатии толпы были на стороне проигравшего слишком сильно, то ли оттого, что все примеряли ситуацию на себя, то ли потому как не могли поверить в реальность, а значит, и честность победы Ян Кая. Как бы то ни было, парочка ребят действительно двинулась к пострадавшему с целью взять его на закорки и куда-то уволочь, и смешков на данную тему от остальной толпы отнюдь не последовало.
  
  По идее, это было не моей проблемой, но… чёрт подери, его отделал Главный Герой Сянси, чей золотой скелет, насколько я успел разобраться в движениях Ци, мало того, что чисто физически придавал его рукам крепости и веса, так ещё и являлся натуральным вторым даньтянем с огромным запасом Ци и подключением ко всей сети меридиан, куда эту Ци мог впрыснуть в любой момент. И это сто процентов не было честным поединком равных.
  
  – Расступитесь, – попросил я ближайших учеников, что плотной стеной встали между мной и проигравшим.
  
  – А?
  
  – Что?
  
  – Брат Су просит его пропустить! – заметно громче продублировал мои слова Ли Юнь Тянь.
  
  – Да ладно, пусть пройдёт в другом месте, – начал было отмахиваться один из парней помоложе, но тут же получил предостерегающий тычок в бок от соседа:
  
  – Ты не знаешь, кто такой Су Му? – последовал в ответ трагический шёпот, а самого парня уже оттаскивали с дороги.
  
  – Ха? Что? – недоумевал тот, но сопротивляться не спешил.
  
  – Эх, неуч! Он внук Второго Наставника, а его сестра сейчас находится в первой десятке сильнейших учеников в Небесном Павильоне, с ним лучше не связываться!
  
  – А-а… – впечатлился уводимый, а мне только и оставалось, что делать вид, будто я ничего не заметил, да внутренне вздыхать над тем, что да — я мажор, которого прикрывает своим авторитетом старшая сестрёнка.
  
  Впрочем, не человеку, который сам придумал изображать на публике послушного консорта своей девушки, стесняться такого положения дел, а потому я спокойно дошёл до пострадавшего и, жестом попросив добровольных санитаров не торопиться, взялся за лечение. Трещина в ребре, сотрясение мозга, перелом левого бедра, травмы рук, множественные гематомы… Н-да, в такой момент начинаешь понимать, что Е Синхэ реально был добрым парнем с большим сердцем.
  
  – Мастер Су… это же… – начал было комментировать сияние вокруг моей руки и сходящие на глазах гематомы один из санитаров.
  
  – Не вызывайте больше Ян Кая — вы не победите, – спокойно перебил я, продолжая лечение. – Его реальный уровень силы минимум на пять стадий выше формального.
  
  – То есть он врал о своей Пятой Стадии Закалки Тела?! – вознегодовал кто-то за спиной.
  
  – Нет, о стадии он не врал, но фактическая его сила сейчас где-то в районе Кай Юань — это особенность его техники развития, – столь же спокойно ответил я, завершая лечение. – Я закончил, он очнётся через пару минут.
  
  И, отключив технику «Звёздных Глаз», я развернулся, чтобы уйти.
  
  – Мастер Су, но что нам делать с Ян Каем?! – вновь донеслось от учеников.
  
  – Просто не лезьте к нему и налягте на тренировки. Особенно это касается тех, кто раньше его избивал, вам это пригодится, – коротко глянув на толпу, убеждаясь, что меня услышали, я всё-таки продолжил путь. Мне тоже стоило налечь на тренировки и хорошенько подумать. Очень хорошо подумать…
  
  Рефлекторно отвечая на вал вопросов облепивших меня на обратном пути друзей прежнего хозяина тела, я напряжённо крутил в голове варианты. Ситуация выглядела далёкой от симпатичности и обещала целую гору проблем на ровном месте. Это с Е Синхэ всё было более-менее безопасно, потому как пусть он и был немножко лицемером, но определённый моральный стержень у него всё же имелся, и на добро он всё-таки старался платить добром. Я бы даже сказал, что по итогу нашего общения он оказался действительно хорошим парнем, не без тараканов в голове, но человеком, которого можно уважать и которому можно доверять. Опять же, мотивация Синхэ была довольно проста и ничуть не опасна: улучшить жизнь своего маленького провинциального клана, защитить его от невзгод — понятные и достойные уважения желания, которые никак мне не угрожали. Здесь же мы имеем уже три года точащую зуб на весь мир обиженку, которая очень сильно хочет стать альфой и всем показать. Очень упрямую обиженку, которая не умеет уступать и сдаваться, как мне уже мимолётно поведали в ходе чесания языков, ибо за три года Ян Кай ни разу не проиграл поединок, приняв поражение, только нокаутом, а до него бросался на противника как ненормальный, независимо от травм и соотношения сил. А ещё очень тупую. В смысле, может, он и не полный дегенерат, но точно крайне туннельно мыслящий индивидуум. Настолько, что за те же три года не догадался воспользоваться собственным правом вызова на тех, кого он может победить, тем самым хоть немного выправляя ситуацию со своим положением в секте.
  
  Плюс (и это очень жирный плюс!) он был дофига голубокровым и породистым аристо, как я только что вспомнил! Семья Ян была одной из самых охреневших, зажравшихся и олигархичных во всей местной империи (так называемой «Великой династии Хань»), имея такие привилегии и возможности, что Дворец Лорда Северной Стражи всем составом нервно курит в сторонке. Единственная причина, почему никто в Небесном Павильоне не ассоциировал Ян Кая с этой семьёй, это тот факт, что никому и в голову не могло прийти, что член этой семьи может опуститься до уровня дворника. Я совершенно не помнил предыстории такого положения дел, но вот что там в истории была целая арка, посвящённая тому, как покрутевший и забронзовевший Главный Герой участвует в каком-то соревновании наследников семьи, а к нему на помощь подваливают все, кого он так или иначе на своём пути к успеху охмурил, это точно было.
  
  И вот что с ним таким офигительным делать? Набиваться в друзья? Так не выйдет. Это с Е Синхэ у меня вся обстановка способствовала налаживанию отношений, а тут мы с ним даже не знакомы, и он уже начал крутеть. Да и нахрена он мне такой красивый в друзьях нужен? Он же, блин, реально сферический Главный Герой Сянси в вакууме, пусть я не помню конкретики, но уж тот факт, что он использовал всех «друзей» исключительно для собственного развития, ничего не давая взамен, в лучшем случае швыряя не нужные лично ему объедки со стола вешающимся на него девчонкам, причём частенько объедки оставались от того, что он получал благодаря этим девчонкам, а то и вообще у них же и украв, — этот факт я помнил однозначно. Я, если верить смутным ощущениям, как раз из-за него и бросил читать ту сянсю.
  
  И возвращаясь к вопросу — что делать-то? Понятно, что, по-хорошему, его надо бы удавить как можно быстрее, но тут «смотри пункт с реально работающей сюжетной бронёй». Да я и сам уже вижу, что и без всякой «управляющей реальностью мистики» мне не дадут его закатать в асфальт. Одно его происхождение уже говорит, что не дадут. Глава Небесного Павильона не может не знать, что у него на попечении такой кадр, и каким бы Глава ни был затворником, ему нафиг не нужны конфликты с одной из самых могущественных сил мира. Поэтому, кстати, бессмысленно и сдавать Ян Кая на тему «он завладел крутым духовным сокровищем». Да, это поднимет бучу, да, какие-то проблемы парню это нарисует, но потом придёт Глава и скажет «ша», мол, раз судьба так велела, что нашёл он, значит, ему и владеть.
  
  Лично на него рыпаться и караулить где-то в стороне? Так ведь сто процентов что-то пойдёт не так, и я окажусь на роли посрамлённого, а то и убитого — с последним у Ян Кая всё очень просто. Игнорировать его? Вариант, на самом деле, не худший. Мой личный опыт говорит, что самый надёжный способ замедлить развитие Главного Героя Сянси — это оставить его в покое и не трогать. Минус этого варианта в том, что «потрогать» его может кто-то другой, и тогда буст тоже не заставит себя ждать, а где буст, там и опасность для моей старшей сестрёнки. Пусть я с ней ещё ни разу не пересекался, но память Су Му говорит, что она действительно хорошая и добрая девушка, просто младший брат-раздолбай вынуждает её быть строгой. И отдавать такую мстителю-обиженке, которому от неё нужны только «зарубка на мече» и дополнительный рояль для прокачки… Да ну нафиг! Каким куском дерьма вообще нужно быть, чтобы знать о такой перспективе и умышленно её допускать? Я, если так подумать, не готов ему и ниндзю отдавать, он же её тоже просто попользует пару раз к собственной выгоде и забудет напрочь, убежав дальше, пока она сама не прибежит, опять же, подкатывать ему новый рояль, нужный для его выгоды. А те близняшки из Багрового клана? Они же тоже жертвы, получается!
  
  Воистину, всё познаётся в сравнении. Если с Е Синхэ я готов был просто отойти в сторону и ничему не мешать, то здесь такая мысль вызывала стойкую антипатию. Мне, человеку, что, по сути, уже один раз достиг вершины, не были интересны ни мирская власть, ни положение в обществе. Мне не нужны ни ресурсы, ни поддержка — я уже проходил путь становления полубогом, и моих знаний и опыта вполне достаточно, чтобы вновь взойти на вершину без всего. И, казалось бы, мне должно быть плевать на местную «обезьяну с гранатой», что, как и любой Главный Герой Сянси, принципиально не способна создать ничего нового собственными силами, а может лишь паразитировать на чужих трудах и достижениях, выгребая их под себя со всего мира и называя это гениальностью. Вот только что-то не получалось у меня выкинуть из головы эту ситуацию. Легко плевать на несправедливость и философски пожимать на неё плечами, когда она вершится где-то далеко и никак с тобой не связана, а вот когда ты точно знаешь, что рядом объявился моральный урод, который будет успешно использовать всех и вся, шагать по головам, присваивать чужие достижения, ломать жизни и грести всё под себя исключительно ради собственных силы и власти, но прикрывая всё это словами о благородстве и праведности, это уже совсем иное отношение вызывает. Не хочу я безмолвно смотреть на такую пьесу из первых рядов.
  
  Только и убить я его тоже не могу. Даже если отбросить все прочие моменты, его золотой скелет явно является творением кого-то крайне могущественного, и это творение уже интегрировано в его организм. И создавай я такую штуку, я бы обязательно вложил в неё парочку систем безопасности, рассчитанных в том числе и на поползновения ребят моего собственного калибра. Считать гения, сумевшего сотворить такой имплант, наивным дурачком, ничего не разумеющим в менталитете культиваторов, было бы крайне глупо, следовательно, такие системы есть и в его поделке. Я же и в своём прошлом теле не тянул на человека, способного создать золотой скелет кому-то другому, тем более если этот кто-то — почти обычный человек, да и леди Шангуан такого, как мне кажется, не могла, а она была посильнее и поопытнее меня. Так что рыпаться в ту сторону очень не рекомендуется. Как минимум до полного восстановления формы.
  
  И это вновь возвращает нас к вопросу «что делать?», ответ на который, похоже, только один — качаться и внимательно следить за этим Ян Каем…
  
  Тем же вечером.
  Отойдя от невесёлых мыслей на тему «что делать с борзым нагибатором с сюжетной бронёй», я продолжил делать то, что привык делать в любой непонятной ситуации — гонять магию по своим жилам. Правда, сегодня в моих планах значилась не только и даже не столько медитация, сколько более активная закалка и укрепление каналов. Причём не всех подряд, а в первую очередь для школы боя «Небесного Демона Тёмной Луны»… Ох, эти пафосные названия всё ещё вызывают мысленную челодлань.
  
  Можно было, конечно, идти по проверенному маршруту с освоением стилей Боевых Искусств Огня, но, во-первых, огневики в ближнем бою слабоваты. Ну не приспособлена огненная Ци для физического усиления — не те у неё базовые свойства, отчего даже лучшие техники усиления, укрепления или ускорения будут иметь посредственный эффект на фоне прямых аналогов от Драконов или Звёздников. Во-вторых же, клановый стиль боя Тёмной Луны мне просто нравился. Он был оригинален, эффективен и моей гибридной Ци подходил банально лучше, чем специализированные стили Огня. Опять же, в нём были приёмы, актуальные независимо от уровня развития, да и просто вопрос семейности, корней, наследия предков… Анимешные китайцы меня испортили! Пожив среди них, тоже начал ощущать какой-то особенный пиетет перед этими вещами!
  
  Но вернёмся непосредственно к технике, точнее, к боевому стилю. В прошлый раз я получил к нему доступ уже на относительно высокой стадии развития, и мне пришлось дополнительно уделять внимание контролю над потоками Ци и развитию периферийных каналов, что в «обычной» жизни огненного практика использовались слабо. Не скажу, что это было чем-то особо сложным, но не могу не отметить и того факта, что лишние силы и время на это дело ушли. Однако сейчас я мог начать практиковать данный стиль «как положено», тем самым экономя время в будущем. Как говаривали товарищи доктора, «профилактика лучше, чем лечение». Пусть тут не совсем «профилактика», а там было не совсем «лечение», но общий концепт, полагаю, ясен.
  
  Потому я собрал в походную сумку бурдючок с водой, чайничек, немного чаю да отправился вглубь лесополосы у секты — далеко уходить не было ни смысла, ни желания, но и заниматься на виду у всех мне претило. Полагаю, сказывалось бытие личным учеником проректора Сюэ, что означало личные полигоны и прочие блага. Да и потом мы с девочками занимались в диких и уединённых местах… эх.
  
  Изменив спектр собственной Ци на лунный, я принялся прогонять её по своим меридианам, совмещая движение энергии с исполнением нужных ката. Постепенно скорость движений возрастала, равно как и давление Силы. Пусть Второй Небесный Уровень — ещё не достаточная платформа, чтобы перейти на сверхзвук и создать полноценную ударную волну, но потоки ветра, вызванные моими движениями, начали раскачивать деревья и срывать с них листву. И я вновь ощутил поток внимания с одной из веток. Как и ранее, он был полон любопытства и замешательства. Скосив взгляд и обнаружив знакомую тень, я мысленно пожал плечами и продолжил, ускоряя прогонку Ци и усиливая её притяжение с небес, благо уже стемнело и луна показалась на небосклоне. Увеличение циркуляции и поглощение логично привели к образованию Покрова, вот только в этот раз он был не золотым, а серебряным. Стоило покрову воплотиться, как от наблюдателя с ветки донеслась особо сильная вспышка удивления, мгновенно сменившаяся испугом.
  
  Я было начал беспокоиться, что у местных есть что-то связанное с «серебряным огнём» и сейчас о «явлении жуткого демонического практика» побегут докладывать со всех ног, но ситуация оказалась куда как банальнее и проще: от удивления наблюдавшая за мной ниндзя просто… оступилась и начала падать с дерева. Признаться, на этом моменте я впал в лёгкий ступор. То есть… это же практик, и практик далеко не начальной ступени. И… вот просто так взять и упасть с дерева? Это как? Такое вообще может быть? Как показал сегодняшний случай — да, может. Впрочем, размышлял об этом я на ходу — тело как-то почти помимо моей воли совершило мощный прыжок вперёд, и вместо того, чтобы упасть на землю, девушка упала мне в руки. Несколько мгновений она ещё не понимала, где оказалась, и просто была чуть растеряна и немного напугана, но вот осознание пришло, и я увидел, как все не скрытые маской части её лица становятся ярко-красными.
  
  – Кхм… Здравствуй… – я чувствовал себя донельзя глупо. Точнее, вся эта ситуация была откровенно идиотской. Стоишь, держишь симпатичную девушку на руках, а у самого только досада да некоторое ощущение неуместности всего происходящего.
  
  – (О_О)… – лежит, краснеет.
  
  – Не то чтобы я не желал проявить вежливость и галантность, но… можно я поставлю тебя на землю? Полагаю, мы ещё недостаточно хорошо друг друга знаем, чтобы находиться в том положении, в котором находимся сейчас…
  
  – (О_О)! – новое осознание. Судорожные кивки.
  
  – Ну вот и славно, – я осторожно поставил свою ношу на ноги.
  
  – С-спасибо. И прошу прощения, что прервала твою тренировку, просто это… никогда ничего такого не видела.
  
  – Я уже понял, – вздыхаю. Ну, особо скрываться я и не собирался — всё равно бесполезно и шила в мешке не утаишь. – Как хоть этот ученик может обращаться к сестре по учёбе? – спросил я у этого неловкого чуда.
  
  – Ся, – я замер, – Нин, – сердце пропустило удар, – Чан, – уф… совпадение. Просто совпадение, к тому же ещё и неполное.
  
  – Вероятно, ты и так меня знаешь, но ученик Су Му рад познакомиться с сестрой Ся, – исполнил я полагающийся поклон, в последний момент не допустив ошибки, а то жест с соприкосновением рук перед собой тут хоть и был похож на привычный мне по прошлому миру, но исполнялся чуть иначе, и рука, в которую упирался кулак, не оставалась раскрытой ладонью, а обхватывала его.
  
  К счастью, конфуза не случилось, и, повинуясь рефлексу, девушка повторила ритуальное приветствие. Причём повторила как равному, хотя, очевидно, находилась выше в иерархии, как минимум являясь старшим учеником секты, а то и вообще элитным или основным — других в Теневом Зале просто не было, а у неё ещё и была довольно развитая система меридиан на фоне обычных учеников.
  
  Хм-м-м, ну вот мы познакомились, и теперь просто говорить «пока, я пошёл дальше заниматься» как-то просто неуместно. Но и о чём-то с ней говорить… понятия не имею, о чём. То, что у неё есть масса вопросов, это очевидно, но ответов я давать не особо желаю.
  
  – Возможно, сестра желает выпить чая? – если я что-то и начал понимать в псевдокитайском менталитете за две жизни в двух мирах анимешных культиваторов, так это то, что если не знаешь, о чём говорить, — предложи чай. Беспроигрышная стратегия.
  
  – Здесь? Как?! – она удивлённо похлопала глазами.
  
  – У меня всё с собой, – пожимаю плечами и отхожу заваривать напиток.
  
  Так, налить немного из бурдючка в глиняную пиалу, нагреть, окунуть листья, смывая с них пыль, теперь можно положить их в заварочный стаканчик, а самому уже налить воды в чайник и вскипятить её, теперь дадим жидкости чуть-чуть остыть и… Признаться, я немного увлёкся священнодействием и не обратил внимания на мою новую знакомую — слишком привык к тому, что все мои прекрасно знают, как я завариваю чай… да и сами заваривают точно так же.
  
  – Ты… ты кипятишь воду силой своего Янь?
  
  – А… Ну… Да, – на меня посмотрели очень странным взглядом. – Что? Мне лень разводить огонь и кипятить воду, сделать всё это с помощью Ци гораздо проще.
  
  – (О_О)… – взгляд продолжался.
  
  – Что?
  
  – Нет-нет! Ничего! Просто… это очень необычно.
  
  – Возможно, – пожимаю плечами. – Ну ладно, – разливаю ароматный настой по пиалам. – Вот, прошу.
  
  – Спасибо, – девушка схватила пиалку и отвернулась. Смущается? А, нет, просто прячет лицо — сдвинула маску и делает глотки. – Очень вкусно.
  
  – Не за что, – тоже делаю глоток прекрасной жидкости. – Хм-м… Раз уж ты всё равно здесь, возможно, ты не откажешься немного помочь мне?
  
  – Помочь? Как?
  
  – Я сейчас отрабатываю один интересный стиль, что вычитал в книге. Но мне нужен спарринг-партнёр, чтобы выявить возможные огрехи, – вновь касаюсь губами пиалы.
  
  – Ты… хочешь бросить мне вызов? Н-но… я нахожусь на пике ранга Ли Хэ и… – ах да, здесь же обычные тренировочные спарринги превратили в мерило статуса и заслуг…
  
  – Прости, я не имел в виду вызов, я предложил что-то вроде совместной тренировки, не ради победы, а ради практики. Всё равно ты ведь за мной присматриваешь, а так сможешь посмотреть моё искусство поближе. Обещаю, я не буду проводить против тебя опасных атак.
  
  – Ты думаешь, что бой поможет тебе прорваться? – сделала она логичное по местным представлениям предположение.
  
  – Нет, мне просто нужно наработать мышечную память и разработать меридианы для наилучшего исполнения этой техники.
  
  – Разработать меридианы? О чём ты говоришь?
  
  – Высокоуровневые стили ближнего боя строятся не столько на физической силе тела, сколько на правильном применении Ци практика для самоусиления. Самый простой пример — это равномерное насыщение тканей тела своей Ци, – демонстрирую описанное, покрывая тело тонкой плёнкой базового покрова на основе солнечной энергии. – Но хоть он и универсален, но малоэффективен — техники, в которых ты точно знаешь, в какой момент, каким количеством и какой участок следует насыщать, способны дать много большие усиление удара или защиту нужного участка тела. И, естественно, чтобы хорошо этим овладеть, необходимо много тренировок, в том числе с реальными противниками. Как практик отрабатывает удар, чтобы научиться исполнять его быстро и точно, так и тут необходимо отрабатывать движение Ци в теле, чтобы научить меридианы пропускать её до нужного участка с достаточной скоростью и в ровно отмеренном количестве.
  
  – (О_О), – безмолвно таращилась на меня забывшая о том, что пыталась прятать лицо, девушка.
  
  На её лобике, как приклеенный, располагался насыщенный Ци драгоценный камень в форме фиолетового ромба, глаза имели светло-карий оттенок, ну а общий овал лица… чем-то она напоминала Ан Сюен, но очень отдалённо и больше из-за цвета волос и глаз. Оно и к лучшему.
  
  – Что же, видимо, я поспешил, – отложив чай, прикрываю глаза в жесте извинения, когда пауза начала затягиваться. – Прошу, прости меня за эту бестактность, сестрица Ся — этот ученик последнее время слишком много тренируется и не всегда отдаёт себе отчёт в словах, – я действительно немного переборщил, а девочка ведь меня совсем не знает и к такого рода заходам непривычна, так что извиниться и тихо свалить в туман — это тот вариант, который сейчас будет для всех наименее дискомфортен.
  
  – Не нужно, – остановила меня Ся Нин Чан. – Если брату нужна помощь, я с удовольствием помогу.
  
  – И всё же я должен извиниться, – вновь склоняю голову. – Я понимаю, что повёл себя бестактно и всё это довольно неловкая ситуация, однако я действительно не хотел ничего плохого — просто слишком сосредоточился на тренировках и потому сейчас ещё не совсем хорошо соображаю во всём остальном. Нужно некоторое время, чтобы разум смог достаточно сосредоточиться на том, как вести себя в обществе, а не только на мыслях о развитии.
  
  – Ничего страшного, – забавно запаниковала девушка, чуть не замахав ладошками, но вовремя вспомнила, что держит пиалу. – Ты же тренируешься по двадцать часов в сутки, я всё понимаю! Не каждый обладает такой силой воли и выдержкой!
  
  – Не думай обо мне слишком хорошо, сестрица Ся, мне просто нравится чувствовать движение Ци в теле, поэтому для меня это скорее удовольствие, чем напряжение. Но ты права — спать нужно почаще, иначе совсем одичаю, – выдавил я лёгкую улыбку с целью разрядить обстановку, а то её смущение и даже стыд стали уж очень вязкими, что даже если захочешь — не сможешь не почувствовать.
  
  – Ты так странно говоришь, брат Су… – отметила ниндзя, отводя взгляд. И, как будто опомнившись, резко продолжила: – Но если хочешь, мы можем приступить прямо сейчас!
  
  – Как тебе будет угодно, – ещё раз чуть улыбнувшись, склонил голову я и направился в сторону от посуды. – Я готов, – вновь разворачиваюсь лицом к поспешившей за мной девушке.
  
  – Я начинаю! – немного нервничая, однако уже успев вернуть на лицо маску и поставить пиалу на землю, сообщила она и нанесла первую пробную атаку.
  
  И была эта атака медленной и печальной. В том смысле, что я реально мог раза четыре ударить за тот период времени, который понадобился Нин Чан, чтобы довести руку до моей груди. Я же спокойно отклонил её атаку, а второй рукой обозначил касание парой пальцев к боку, почти под мышкой. Создай я там хотя бы небольшой выброс огненной Ци, это была бы, в лучшем случае, тяжёлая рана.
  
  – Сестра, пожалуйста, не сдерживайся и атакуй этого ученика сильнее, – попросил я.
  
  – Х-хорошо… – и она ускорилась. Раза в два. То есть я продолжал оставаться много быстрее неё, будучи всего лишь Вторым Небесным Уровнем.
  
  Причём пусть качество моей Ци и было крайне велико, но я не использовал Солнечную или Звёздную Ци, вернее, я не придавал своей Ци их свойства, полностью настроив спектр на Лунную, у которой нет никаких особенных ускоряющих эффектов. Иными словами, моя скорость, по меркам прошлого мира, в лучшем случае, соответствовала практику Третьего Небесного Уровня, да и то только за счёт общего качества энергии и энергетики, и эта оценка не учитывала возможности адептов Боевых Искусств Звезды — те бы могли со мной посоперничать и на Втором. Моя же противница, на секундочку, пребывала в первой десятке сильнейших учеников Павильона, если верить её словам о Пике ранга Ли Хэ.
  
  Отбив ещё несколько ударов, я активировал Звёздные Глаза — мне вполне хватало «свободного времени», чтобы начать изучать «механику» движений моей спарринг-партнёрши, а раз так, то почему бы не совместить полезное с полезным? И увиденное меня опечалило.
  
  Система её меридиан была шире и более развитой, нежели у обычных учеников, но в сути своей оставалась всё такой же несовершенной и оборванной. Наиболее разработаны были каналы, ведущие к центрам ладоней, да и сам стиль сосредоточен на ударах, наносимых именно раскрытой ладонью, при этом признаков усиления тела за счёт Ци практически нет, а то, что есть, явно неосознанное. Никакого управления циркуляцией, усиления конкретных мышц, связок, костей… И при этом своей Ци она управлять явно могла и умела — это было видно по структуре имеющихся меридиан, но, создавалось такое впечатление, тренировалась только выпускать Ци вовне, а не применять внутри себя. Это было очень странно, буквально прямая противоположность тому, как это происходило в моём прошлом мире, где на малых этапах развития можно было свободно управлять Ци в собственном теле, а вот выпускать наружу являлось уже проблемой, исчезающей лишь по достижении Третьего-Четвёртого Небесных Уровней, а у адептов пути Дракона и вовсе Пятого. Правда, было в энергетике девушки и ещё кое-что непонятное. Какие-то странно выглядящие узлы, ответвления и своего рода уплотнения отдельных участков меридиан. Ничего подобного ранее я не встречал ни у кого из практиков Небесного Павильона, да и в прошлом мире тоже. Эти образования никак не участвовали в бою и выглядели чем-то инородным для остальной системы, не в том смысле, что были в какой-то момент приживлены, а в том, что выбивались из логики её развития. Пусть система меридиан у здешних людей и выглядела чахлой и блёклой на фоне привычной мне, подобно тому, как молодая рябина выглядит на фоне кроны могучего дуба, но тем не менее при взгляде на рябину ты понимаешь логику её роста и не ожидаешь, что на ней вдруг начнут расти кактусы и алоэ. Здесь же как раз такое ощущение и складывалось, мол, рябина как рябина: листики, ягодки — всё как положено, и тут в произвольном месте на ней растёт фиалка, ещё в одном — кактус, а в третьем — укроп. И это не что-то злокачественное — вообще никаких признаков отторжения или помех для остальной системы. К тому же хоть в бою девушка этими образованиями и не пользовалась совершенно, но в иное время Ци через них явно гоняла, и довольно активно — это тоже было видно по следам тренированности и приходившейся ранее нагрузки. Очень странно и, пожалуй, любопытно, но спрашивать об этом будет неприлично — в среде культиваторов за такие вопросы и члену семьи могут в морду дать.
  
  Между тем, факты оставались фактами: девушка была слабее меня. Безусловно, её боевой стиль был много лучше того, что демонстрировали обычные ученики — и техничней, и гармоничней, и сами движения гораздо хитрее, без тупого «абыр» и попыток мериться грубой силой — Ся Нин Чан упирала на то, в чём, как девушка, была заведомо лучше мужчин — ловкость и скорость, но всё равно на фоне того, к чему я привык в поединках с Принцессой Севера, это было очень слабо. Считав карту её движений, я уже мог «направлять» бой так, как мне требовалось. Да чего там? Откровенно говоря, я реально мог отбиваться от неё одной рукой, второй попивая чай. Не то чтобы это было бы просто, но саму вероятность подобного трюка и его успешного исполнения я допускал. Само собой, делать так я не собирался — не стоит оскорблять человека, что согласился тебе помочь, демонстрацией пренебрежения его усилиями, но это было возможно. Так что мы продолжили «сражаться», и я честно использовал эту возможность по полной, вбивая в это тело стиль движения техники Небесного Демона Тёмной Луны, пусть и пока лишь ту её часть, что была предназначена для чистой Лунной Ци, без добавления Тёмной.
  
  Увы, минут через двадцать пришлось прекращать — у девушки растрепалась причёска, выступила испарина на лбу, да и дышала она тяжело.
  
  – Думаю, этого хватит. Ученик благодарит сестру за помощь, – я склонился в положенном вежливом поклоне.
  
  – Ты… ха… ты… ведь… даже не вспотел!
  
  – Полагаю, моя техника развития даёт мне некоторые… преимущества. Но не будем об этом. Ещё раз спасибо за помощь, быть может, сестра не откажется от ещё одной пиалы чая? После тренировки её может мучить жажда…
  
  – Да… наверное… да. И может эта ученица попросить брата Су отвернуться, чтобы она могла привести себя в порядок?
  
  – Конечно, – я пошёл священнодействовать над чайником, подчёркнуто не глядя на смущённую тян, что осталась спешно причёсываться и утирать лицо платочком.
  
  Позже. Зал Вкладов секты Небесной Башни.
  – Мастер! – влетела в помещение кареглазая девушка в чёрно-фиолетовом облачении.
  
  – Ся Нин Чан? Разве ты не должна сейчас выполнять свои обязанности в Теневом Зале? – удивился невысокий седовласый старик крепкого телосложения с густой бородой до основания шеи. – Или моя дорогая ученица пришла проведать своего Мастера, чтобы он не скучал этим ранним утром? Ох, ты столь привязана к своему Мастеру, я так счастлив! – расплылся мужчина в добродушной улыбке.
  
  – Мастер, я должна вам кое-что рассказать! – не приняла шутливого тона девушка, ловя взгляд учителя полными внутреннего переживания глазами.
  
  – Что случилось? – сразу же стал серьёзен Старейшина Мэн Ву Я, на лбу которого от тона ученицы пролегла складка.
  
  – Вы знаете ученика Су Му, брата Су Янь?
  
  – Разумеется, я слышал о внуке Второго Наставника, но что случилось? Он оскорбил тебя? – продолжил недоумевать старик, и на миг не допустивший, что обычный ученик мог бы причинить физический вред его гениальной ученице.
  
  – Он практикует Боевые Искусства Янь не менее чем Духовного, а скорее Святого ранга! – выпалила девушка. – Его Янь-Ци очень чиста и насыщенна! Минимум в десять раз лучше, чем у последнего из тех, кого вы нашли! И он уже достиг сферы Шень Ю!
  
  – Подожди, ученица моя, что ты такое говоришь? Этот старик, кажется, ослышался. Боевые техники делятся на ранги — от низшего к превосходному: ранг Земли, ранг Небес, Загадочный ранг, Духовный ранг и, наконец, Святой ранг. И Святой ранг настолько редок и ценен, что даже этот старик не знает ни одной такой техники. С чего ты взяла, что какой-то ученик может практиковать именно его? И о каком достижении сферы Шень Ю ты говоришь? Я определённо слышал, что ещё недавно Су Му был только на стадии Закалки Тела.
  
  – Я наблюдаю за ним уже почти три недели, – принялась объяснять девушка, – и он определённо практикует Святое Боевое Искусство. Я сама видела, как он прорывался — я никогда не видела ничего подобного! – и ученица Теневого Зала принялась подробно повествовать обо всех удивительных и непонятных вещах, которым стала свидетелем за прошедшее время.
  
  Переходы с ранга на ранг и обратно, с полным игнорированием составляющих их ступеней развития; лёгкое и небрежное превращение поглощаемой мировой Ци в чистую Янь; таинственные исчезновения скопленной Ци, после которых новое накопление становилось быстрее; ощущения принадлежности Су Му сразу к нескольким рангам одновременно, хотя это казалось абсолютным безумием и нереальностью; медитации почти по двадцать часов каждый день, без перерывов и признаков усталости; странные покровы Ци, от тех, что были в первых медитациях, до появления холодного серебристого пламени, не имеющего по ощущениям ничего общего с Янь-Ци, но столь же совершенного и чистого, и, наконец, небрежно сформированной плёнки золотого сияния вокруг тела, опять основанного на совершенной Янь без малейшей примеси; исцеление травм другого ученика; слова о сути тренировок и своей техники; золотое сияние и вытягивающиеся зрачки глаз, при которых возникает ощущение, что её видят насквозь… Девушка вывалила на своего наставника всё, что терзало её собственное любопытство и что она смогла заметить во время своего наблюдения, даже кипячение воды при помощи какой-то специальной техники Янь и просьбу помочь в тренировке ради практики, а не победы, после которой стало очевидно, что в ближнем бою она абсолютно ничего не может с ним сделать — настолько он был быстрее и сильнее, а его стиль — совершенней.
  
  – Ты уверена, что он не пользовался каким-то артефактом? – озадаченно разминая подбородок, переспросил Мэн Ву Я.
  
  – Да, Мастер, он ни разу даже не принимал никаких пилюль за эти дни, не зажигал благовония из целебных трав и не встречался ни с кем из наставников Небесного Павильона, – подтвердила девушка.
  
  – Хм-м… Боевое Искусство, которому не нужны дополнительные средства даже в начале пути… Оно может быть даже совершенней Святого ранга, – задумчиво подёргивая усы и бороду, протянул Старейшина. – Достигнуть сферы Шень Ю за столь короткий срок… это за гранью моего понимания, – вынужденно признал мужчина и продолжил уже куда более мрачным и решительным тоном: – Я должен посмотреть на этого ученика — возможно, его телом завладел демон.
  
  – Но, Мастер, разве демоны могут владеть Боевым Искусством Янь? К тому же он не сделал мне ничего плохого, даже ни разу не провёл против меня серьёзной атаки.
  
  – Ситуация слишком удивительна, чтобы утверждать что-то наверняка, моя дорогая ученица. Если бы об этом мне рассказал кто-то другой, я бы и вовсе счёл рассказ неуместно глупой шуткой, но Ся Нин Чан не стала бы так жестоко и грубо шутить над этим стариком, и потому я в недоумении, – направившись к двери, серьёзно ответил один из сильнейших практиков всех окрестных земель. – Я смогу составить своё мнение, только увидев то, о чём ты мне поведала, своими глазами. Прошу, покажи мне, где вы виделись последний раз.
  
  – Конечно, Мастер!..
  
  Чуть позже. Лян Ю.
  Я отхлебнул ещё немного чая и поставил заварник на место, после чего подбросил ещё пару веточек в костёр и уселся медитировать обратно. После спарринга с Нин Чан и последующего чаепития отрабатывать ката не тянуло, потому, сложив аккуратный костерок, как источник огненной Ци, я решил продолжить тренировку именно медитацией. Конечно, Ци от костра были сущие капли, но, увлёкшись силой Звёзд, Солнца и Луны, я как-то забыл про вещи куда как более близкие и доступные. Да, обычное пламя не могло дать мне чего-то нового, но без практики я рискую просто атрофировать умение нормально поглощать огненную Ци, тем более что в этом теле этим даже не занимался. А ведь моя энергетика построена прежде всего по шаблону адепта Боевых Искусств Огня. Конечно, в неё теперь встроена ещё и обычная для этого мира система меридиан, да и несколько элементов, свойственных практикам пути Дракона, я себе всё-таки построил по образцу энергетики моей белокурой дракоши, оставшейся в том мире, но основа остаётся основой, и как ни крути, а для энергетики огненного практика ближе и удобнее всего Ци огня. Да, эти капли — совсем немного, но и зажечь костёр мне нетрудно, а польза от него есть, пусть и небольшая, так почему бы и нет?
  
  Я улыбнулся, глядя в пламя.
  
  Забавно, в самом начале пути я довольно пренебрежительно относился к обычному пламени, в том смысле, что считал его Ци куда как слабее, чем та, что могли дать Солнце и прочие звёзды, если правильно себя настроить и понять, что они из себя представляют. Но с ростом как раз понимания я стал осознавать преимущества такой, «слабой» относительно имеющейся у меня, Ци. Ведь структура энергетики огненного практика действительно сильнее, чем у адепта звёзд, и даёт гораздо больший атакующий и защитный арсенал, особенно в плане масштабности и дальности поражения. Безусловно, звёздный практик, сумевший нащупать на небосводе по-настоящему сильные звёзды (такие, как та «нейтронная» звезда, Ци которой я использовал в качестве эталонного образца, что и прививал своему даньтяню), будет силён и опасен, но огненный практик будет силён и опасен сам по себе, и чтобы этой силы достичь, ему не нужно уповать на удачу, что позволит настроиться на наиболее сильную из миллионов бесконечно далёких звёзд. Для достижения такой силы ему хватит и обычных источников жара и пламени, коих полным-полно в пригодном для обитания человека мире.
  
  Пройти такой путь, чтобы прийти к тому, что другие проповедуют испокон веков… Правда, в отличие от них, я как раз полностью понимал и осознавал, что, как, зачем и почему. И это наводило на интересные мысли об уровне просвещённости древних практиков империи Чжоу. Воистину забавно.
  
  Моя медитация была прервана появлением источника Ци внушительной мощности. Как я уже успел заметить, в отличие от положения дел в моём прошлом мире, ощутить уровень силы местных практиков можно было почти всегда, и для этого им не требовалось специально выпускать свою Ци. Привычная мне система меридиан в пассивном режиме не выпускала энергию вовне, а потому, если у тебя нет специальной техники, позволяющей видеть потоки Ци прямо в чужом теле, ты и не отличишь Первый Небесный Уровень от Восьмого. От обычного человека — да, там хватит и походки с положением рук при движении — невозможно спутать человека, что всю жизнь занимается боевыми искусствами, с тем, кто ими не занимается, но вот чтобы почувствовать, тот, кого ты собрался чувствовать, сам должен выпустить свою Ци. Тут же ситуация была иной: местные практики не то чтобы совсем не могли скрывать энергию внутри себя, но для этого им приходилось прилагать осознанные усилия, а в пассивном состоянии их меридианы как раз таки наоборот — слегка стравливали «пар» постоянно. Это не было каким-то прям маревом или выкипанием клубов пара, как из чайника, но своего рода аромат, по аналогии с духами… или совсем не духами, вокруг местных клубился постоянно. Вот по этому аромату они и определяли уровень развития друг друга. И сейчас ко мне двигалось нечто весьма весомое, проморгать которое сложно.
  
  Итак, что это может быть? Я недавно тренировался с девушкой, что по роду своей деятельности обязана наблюдать и докладывать главам секты об успехах учеников. И спустя небольшое время по мою душу идёт кто-то, кто вполне тянет на роль мощного наставника. Активировав «Звёздные Глаза», я «выцелил» сквозь листву и деревья неспешно двигающуюся ко мне фигуру… фигуры. Ну да, вот эта структура и Ци явно принадлежат Ся Нин Чан — спутать её меридианы с кем-то другим весьма сложно, а рядом с ней… хм-м-м, система куда как более развитая и мощная. Нет, общая «недооформленность» сохраняется, но само качество энергоканалов и их разветвлённость куда как выше, да и общая мощь… где-то середина Шестого Небесного Уровня, возможно, даже Пик… Хм-м… Погодите…
  
  Я присмотрелся к сиянию меридиан внимательнее.
  
  Чё-орт… Да, здесь не Шестой, здесь очень даже Восьмой Небесный Уровень, и как бы не пиковой стадии, только какой-то угнетённый, пережатый… Да! Вот! Вот эти линии — это не меридианы, это магистрали какого-то массива, который ужимает энергосистему, буквально душит её, блокируя работу на полную мощность. И это сделано не самим практиком, это на него навешано кем-то другим, да так, что я и сказать не берусь, как это снять раньше достижения Седьмого, а то и вообще Девятого Небесного Уровня, — слишком переплетено, как будто корни двух цветков, сидящих на одной кочке — не распутаешь так, чтобы не порвать всё нафиг. Плюс этот массив ещё и паразитом сидит, то есть тянет на своё существование Ци прямо из удушаемой им системы меридиан. Что за изуверство?
  
  Хотя даже так в прямом бою у меня шансы только на Поглощение — ничто другое этого мужика не пробьёт. Убежать… теоретически, смогу, особенно на Звёздной Ци, но только при условии, что у него нет каких-нибудь козырей в рукаве, что очень маловероятно. Впрочем, это скорее привычка-рефлекс, оценка окружающих практиков на тему «кто есть кто». Конфликтовать я не собирался. Глупо нарываться на драку на ровном месте, тем более если сам знаешь, что тобой будут обязаны заинтересоваться. Правда, я ждал скорее «вызов пред светлы очи Старейшин», чем визит одного из них ко мне.
  
  – Этот ученик приветствует уважаемого, – когда гость показался в поле обычного зрения (без усилений Ци и всяческих «рентгеновских» фишек), я смог разглядеть, кто именно ко мне пожаловал. И слегка удивился, потому как… ну какого хрена?! – Мастера-Хранителя, – ко мне явился завскладом. Ну, если верить памяти Су Му, который не так уж часто навещал Зал Вклада, которым и заведовал данный дед.
  
  Хотя… если подумать… в принципе, логично, что охраняющий и распределяющий ништяки целой секты мужик должен быть крутым и суровым дядей. Ибо Вещества, да. Либо же я сильно недооценил мощь местных, и действительно серьёзные люди тут заметно превосходят наши Девятые Небесные Уровни. Не хотелось бы.
  
  – Хо-хо, сердце этого старика радуется столько почтительному юноше, – доброжелательно улыбнулся невысокий и чуть полноватый «дедушка» с полностью седыми волосами. Ему бы лапти, льняную рубаху — и можно смело отправлять иллюстрировать каких-нибудь славянских волхвов. Кстати, бородка у него была короче, чем у мастера Сюэ, но сам стиль укладки растительности на голове довольно близок. Нет, это не претензия, просто невольные ассоциации вылезли, заставляющие сравнивать двух почтенных седых культиваторов в заведениях для обучения молодой поросли.
  
  – Не желаете ли чая? – во всех непонятных ситуациях иди культивировать. Если в непонятный ситуации нельзя культивировать, то улыбайся и предлагай чай — схема сто процентов рабочая.
  
  – О, почему бы и нет? Этому старику давно следует дать отдых его натруженным ногам, – он присел рядом. Я достал из рюкзака вторую пиалу, а потом, немного подумав, и третью.
  
  – Сестра Ся, не желаешь составить нам с мастером компанию и скрасить наш привал своим обществом? – от сидящей на ветке ниндзи полыхнуло лёгкой паникой.
  
  – О, ты смог заметить мою ученицу? – старик принял пиалку и легонько кивнул, разрешая девушке спуститься. – Весьма достойно для столь молодого человека, – на его губах по-прежнему была улыбка, но вот взгляд был остр, да он ещё и немного Ци выпустил… светленькой такой… Существам из Преисподней такая должна быть неприятна немногим меньше Звёздной.
  
  – Этот ученик благодарит мастера за столь высокую оценку его достижений, – улыбаемся и машем. Улыбаемся и машем.
  
  – Моя ученица сказала, что ученик Су Му делает небывалые успехи в своей практике, – зашёл старик с другой стороны.
  
  – Не этому ученику судить о своих успехах. Он лишь практикуется в меру своего умения и понимания.
  
  – Которое весьма велико для столь юного практика, – подобный «намёк» был уже на грани хамства, пусть и не пересекал черты. К тому же, с учётом силы и положения интенданта, он вполне имел право на подобное и мог себе позволить такие высказывания. Вставал вопрос, что именно делать? Обострять и эскалировать смысла не было, но и «прогибаться» и что-то объяснять за пределами «общей вежливости» не резон. Тц, пойди всё по плану и предстань я перед «коллегией», было бы куда проще — при родном деде оригинального Су Му хрен бы кто такие вопросы начал задавать.
  
  – Таков наш род, – продолжал я улыбаться. И делать глотки отвара. – Как вы наверняка знаете, моя старшая сестра — одна из сильнейших учениц нашего Павильона. Этот ученик, признаться, долгое время не был заинтересован в учёбе и освоении новых практик.
  
  – Эх, молодость-молодость, – покачал головой старик. – И что же заставило этого ученика изменить своё отношение?
  
  – Наверное, я просто повзрослел, – пожимаю плечами, понимая, что сейчас меня разглядывают под микроскопом, подозревая в чём-то нехорошем. Обязаны подозревать — иначе позвали бы на «комиссию», а не отправили бы одного из сильнейших экспертов «пощупать».
  
  – Хм-м… – старик задумчиво отхлебнул. – Неужели так просто?
  
  – Возможно, – ещё один глоток, – я просто увидел этот мир и понял его работу. Да, пожалуй, это было Просветлением, – как и в прошлом мире культиваторов, тут очень уважали различные приходы и видения. Не уверен, что все тут были одинаково полезны, но не суть.
  
  – Вот как… – интендант допил свою пиалку. – Прости этого старика за назойливость, его любопытство не пристало его возрасту, но он не может укротить его. Моя ученица находится на пике ранга Ли Хэ, и когда она рассказала мне, что ты с лёгкостью можешь её одолеть, моя душа пришла в смятение. Насколько я помню, молодой ученик Су Му ещё несколько недель назад пребывал на стадии Закалки Тела. Я ни в чём тебя не обвиняю, но смиренно прошу позволить взглянуть на твою медитацию, в противном случае, я боюсь, этот старик лишится сна от любопытства.
  
  – Если это так важно для уважаемого мастера, долг этого ученика — пойти ему навстречу, – с внутренним вздохом продолжил насквозь официальное витийство словес я. Понятно, что его интерес был не сильно приличный для общества практиков, но точно так же очевидно, что если я откажусь, меня начнут подозревать и прессовать куда сильнее, а оно мне совершенно не надо. Да и показывал я уже местным свою медитацию, даже друзья прежнего Су Му её видели.
  
  Короче, заверив в своей лояльности и адекватности представителя Павильона, я отложил собственный чай и, сев поудобнее, привычно запустил цикл развития, начав вбирать Звёздную и Лунную Ци, а также втягивать Огненную, чтобы тут же преобразовать их в Солнечную.
  
  Одна минута, вторая, третья — и вот меня опять начинает окружать разгорающийся покров ровного золотого пламени.
  
  Чужие взгляды и изумлённые эмоции немного нервируют, но не отвлекают. Время идёт, кольцо потока энергии захватывает всё новые и новые меридианы. Ци межзвёздной Тьмы я всё ещё не трогаю, хотя давно хочется, как и опробовать её — не зря же я столько изучал клановую технику Небесного Демона Тёмной Луны, да и Е Синхэ тряс на тему его телепорта и маскировки. Но так как пока я не принимал веществ, причин повредиться разумом у меня не было, а потому я прекрасно понимал, что практиковать такие вещи будет делом преждевременным и даже вредным. Сперва нужно легализоваться, ну или свалить от лишних глаз, и коли меня тут пришли проверять, то будем работать по первому варианту, пока позволяют.
  
  Тем не менее где-то через часик-два я всё-таки решил свернуть выступление и глянуть, что там по оценкам зрительских симпатий.
  
  – Вы удовлетворены, мастер Мэн? – открыв глаза по завершении цикла, поворачиваюсь к мужчине, фамилию которого знал благодаря памяти Су Му.
  
  – Да, – лаконично отозвался тот, оглаживая бороду и глядя на меня квадратными глазами. – Сердце этого старика радуется, что среди учеников секты Небесной Башни проявился такой талант, – тем не менее совершенно трезво и спокойно продолжил он, пару раз сморгнув. – Спасибо за чай, юноша. Мои ноги отдохнули, и я, пожалуй, продолжу путь. Нин Чан, проводи, пожалуйста, этого старика до его дома.
  
  – Да, конечно, учитель! – аж подпрыгнула ниндзя, всё это время усиленно притворявшаяся деталью интерьера.
  
  Культиваторы откланялись и ушли, оставляя меня наедине с собой. Ну что же, судя по тому, что я видел, меня аккуратно прощупали на предмет демоничности и общей злобности, не столько слушая слова, сколько улавливая мои интонации и реакции. И раз не атаковали сразу, то или остались довольны результатами проверки, или пошли готовить засаду на злобного переродившегося демонического культиватора, но последнее всё-таки вряд ли — сидя вплотную к цели, такой негатив я бы учуял. Так что будем теперь ждать приглашения пред светлы очи Старейшин. Ну и, разумеется, продолжим культивировать.
  
  Ся Нин Чан и Мэн Ву Я.
  – Учитель, что вы поняли? – когда расстояние от места медитации Су Му позволило не опасаться за возможность быть услышанными, не выдержала изнывающая от мандража девушка.
  
  – Насколько вы с ним близки? – вместо ответа сам задал вопрос крайне озабоченный мужчина, не поворачивая лица от лесной тропинки.
  
  – Мы не близки, – потупила взгляд Нин Чан. – Я несколько раз наблюдала за ним за последние два года. Вам известно, Мастер, что я ученица Теневого Зала и должна наблюдать за этими местами, но до недавнего времени он ничем меня не привлекал…
  
  – А сейчас он тебе нравится? – покосившись на неё, задал бестактный вопрос наставник.
  
  – Мастер! О чём вы говорите?! – вспыхнула девушка до корней волос. – До сих пор я лишь дважды обмолвилась с ним словом!
  
  – И практиковалась с ним в поединке около получаса, а также трижды пила чай, – безжалостно к юному сердцу ударил фактами Хранитель Зала Вкладов.
  
  – Мастер, прошу вас, не говорите таких неподобающих вещей, – вконец залилась краской Ся Нин Чан, от непереносимого чувства неловкости начав переплетать пальцы на руках. – Я просто впечатлена столь плодотворным развитием… – оправдание прозвучало жалко, и это понимала сама девушка, но что ещё она могла сказать?
  
  – Значит, ты отвергнешь его? – продолжил давить старший эксперт.
  
  – Мастер! Вы сегодня такой жестокий! – не выдержала нажима нежная душевная организация девушки.
  
  – Дорогая ученица, ты должна знать, что я пресекаю твои привязанности потому, что этот маленький мирок — не то место, к которому ты действительно принадлежишь, и здесь нет тех, кто достоин твоей любви. Рано или поздно ты достигнешь того, что никто не может и вообразить. Тогда ты сможешь жить сотни, даже тысячи лет, в то время как те, кого ты любишь, будут медленно стареть и умирать на твоих глазах. Твой Мастер не хочет, чтобы ты страдала от таких мук, моя дорогая ученица.
  
  – Учитель, почему вы об этом именно сейчас?.. – растерялась девушка.
  
  – Сперва ответь, он тебе всё-таки нравится?
  
  – Не совсем так, – окончательно и бесповоротно стушевалась юная адептка боевых искусств, – у меня лишь нет к нему ненависти…
  
  – Очень хорошо… – кивнул чему-то своему старик, начав жевать губами. – Я не понял, что за боевое искусство практикует Су Му, – признал он спустя несколько ударов сердца, – но оно действительно находится на невообразимом уровне. По своей силе он ещё уступает рангу Шень Ю, хотя ощущения от его уровня развития и вправду загадочны. Полагаю, он способен одолеть эксперта до четвёртой ступени Чжэн Юань включительно, но развитие его силы определённо отличается от обычного ряда. Если он достиг такого уровня всего за пару недель, то мне страшно представить, что будет дальше. Если ты решишь пойти с ним в то место, то наверняка добьёшься успеха, но я не уверен, что он захочет тебе помогать и что поход окажется безопасен для тебя. Такая сила может помутить разум и много более опытному практику, не то что безусому юнцу…
  
  – Но ведь он не сделал ничего плохого, и его боевое искусство определённо не демоническое, – робко возразила девушка.
  
  – Много ли это значит, когда власть опьяняет разум? – вздохнул старик. – Мы должны сообщить о его прогрессе совету Наставников, потому как негоже мастеру такого уровня прозябать в обычных учениках. Слава о нём скоро разнесётся по всему Небесному Павильону, и только Небеса знают, к чему это приведёт. Будь с ним осторожна, моя ученица, – старейшина Мэн повернулся к девушке и пристально посмотрел ей в глаза. – Он был учтив, но слишком спокоен для того, кто обрёл такое сокровище лишь недавно. Быть может, он и не демон, захвативший тело юного Су Му, но пути реинкарнации за гранью понимания простых смертных. Учитывай это и не позволь себя обмануть…
  
  
Глава 4
  
  Снова Лян Ю, который никак не привыкнет к имени Су Му. Следующий день.
  Ключевым моментом, показывающим, что я таки «прошёл досмотр», стало новое появление Нин Чан рядом с моим «лежбищем» в лесочке. В том смысле, что если бы меня считали какой-то демонической хтонью, что захватила тело несчастного юноши, или ещё чем-то таким, сильно вряд ли к «логову хтони» направили бы личную ученицу, тут скорее нужно было бы ждать отряд из старичков, а не молоденькую девчонку. И раз так, то можно было спокойно выдохнуть, заварить себе ещё пиалку и наслаждаться жизнью, ожидая-таки вызова к Старейшинам. Правда, наслаждаться чаем, пока кто-то рядом шибает по тебе концентрированным любопытством, трепетом, предвкушением и ещё добрым десятком перетекающих друг в друга ярких эмоций, получилось очень недолго. Ну знаете это мерзкое чувство, когда над ухом начинает крутиться комар — ты его не боишься, да и пищит он ну совсем негромко, но как же нервирует…
  
  – Сестрица Ся, – внутренне сдавшись, я с укоризной посмотрел на ветку. И поставил рядом чашку, которую принялся наполнять чаем.
  
  – … – источаемое Смущение можно было ощутить почти голой кожей. Но слезать ниндзя не торопилась.
  
  – Ох, быть может, в следующий раз мне стоит подумать над тем, чтобы принести какие-то закуски? Я слышал, что в деревне Чёрной Сливы продают замечательное рисовое печенье… – проявил я свою гнусную злодейскую натуру.
  
  – Н-нет! – всё-таки спрыгнула. – В смысле, брат Су не должен утруждать себя.
  
  – Как скажешь, – я усмехнулся. – Итак, судя по твоему здесь присутствию, Хранитель Мэн уверился, что я не демон, не злой дух, а также не подвергся влиянию каких-то нечестивых артефактов и знаний.
  
  – Ч-что? Откуда брат Су знает?! То есть… ой… – по степени паники она действительно напоминала Ан Сюен.
  
  – Как я говорил твоему уважаемому наставнику, я понял, как работает этот мир. И если уж это касается вопросов Ци, то уж понять, что вчерашний его визит был вызван беспокойством о результатах нашей недавней встречи и являлся по сути своей проверкой, несложно.
  
  – И… ты не обижаешься на это? – осторожно поинтересовалась ниндзя, беря в руки чашку.
  
  – Нет, – делаю глоток. – Это вполне достойное беспокойство и правильный поступок. Потому мне нет причин обижаться. Равно как не было их и для беспокойства — ведь ничего предосудительного я не совершал и знаю об этом.
  
  – Ты… довольно странно мыслишь, – на меня скосили взгляд, чуть отвернув лицо.
  
  – Возможно, – пожимаю плечами. – Но что это мы всё обо мне? Нет, этому ученику, безусловно, приятно, что сестрёнка Ся много о нём размышляет, – каюсь, я не смог удержаться и не поддразнить её. Слишком забавно она смущается, а хорошие, позитивные эмоции — это именно то, что мне сейчас нужно, – но он бы хотел чуть больше знать о ней.
  
  – З-зачем?! – о, вот и новая порция паники.
  
  – Разве есть в этом что-то предосудительное — узнать лучше своего собеседника? Например, ты уже знаешь, что мне нравится пить чай и медитировать. Разве не честно будет поведать, что нравится тебе? – ещё не закончив произносить последние слова, я ощутил стойкое чувство дежавю.
  
  – Ну-у… наверное, – согласилась девушка. – Я увлекаюсь алхимией. Преобразование трав и Ци в специальные пилюли — это очень интересный и завораживающий процесс.
  
  – Вот как? Признаться, никогда этим не интересовался. И что же в нём такого завораживающего?
  
  – Я не уверена, что смогу легко объяснить, брат Су, – потупила она взор. – Изменение, раскрытие природы творения и переход его на более высокую стадию. Рост. Улучшение. Очистка. Всё это не может не быть интересным.
  
  – Кажется, понимаю, – кивнул я, на периферии чувствительности ощущая приближение очередного гостя. – Но, увы, я слишком плохо в этом разбираюсь.
  
  – Это действительно завораживающе! – стиснула кулачки девушка, а глаза её горели огнём, как и положено у искренне любящего своё дело человека.
  
  – Верю-верю, быть может, сестрёнка Ся даже потом покажет мне все эти чудеса, но пока лучше скажи, какой сорт чая тебе нравится более всего? – кем бы ни был новый визитёр, лучше перевести разговор на более нейтральную тему, нежели обсуждение секретов мастерства.
  
  – Сорт чая? – недоумённый взгляд.
  
  – Да. Раз мы договорились, что ты наблюдаешь за моей практикой, сидя в комфорте и попивая чай, то логично узнать, какой именно чай для тебя заваривать?
  
  – К-когда мы это договорились? – возмущение и большие-большие глаза.
  
  – М-м-м, полагаю, когда мы первый раз заговорили и потом, когда я поймал тебя при падении с дерева.
  
  – Это вышло случайно! – принялись яростно отрицать. – И тогда ты просил просто не смотреть столь навязчиво.
  
  – Хм-м-м, уверен, я ничего не говорил про не смотреть, – качаю головой.
  
  – У-у-у, Су Му… – на меня начали недовольно щуриться, кстати, до сих пор так и не сняв маску и не сделав ни глотка. – Может, проведём новый бой? – она явно искала способ сменить тему.
  
  – С удовольствием, – согласился я. – Надеюсь, это предложение никак не связано с желанием сестрёнки поколотить этого ученика за его длинный язык, – но не продолжать не мог.
  
  – Я-я… ничего такого не замышляла! – начала оправдываться, но вот потом… мне показалось или это был лёгкий флёр задумчивости, так сказать, оценка идеи? Правда, завершиться этой оценке не дали.
  
  – Кхм-кхм, – дал знать о своём присутствии Второй Наставник Небесного Павильона, по совместительству являющийся дедом моего текущего тела.
  
  – Ой! – аж подскочила ниндзя. – М-мастер Су Суань Ву.
  
  – Добрый вечер, – вежливо поздоровался мужчина.
  
  – Я… Мы… О! Я только что вспомнила об одном очень-очень срочном деле. Мастер, – поклонилась девушка. – Брат Су, до встречи! – и, поставив так и не тронутую пиалу, быстро-быстро в кусты, источая прекрасный клубок из стыда, досады, смущения, средних размеров злобности и чего-то ещё, совсем уж трудно интерпретируемого.
  
  – Дедушка, – улыбнулся я гостю. – Желаешь чаю?
  
  – Не откажусь, – покивал он, оглаживая традиционную бороду. Ещё не седую, а вполне даже светло-коричневую, как и вся остальная шевелюра мужчины, но уже сейчас довольно представительную. А я поймал себя на мысли, что с этими халявщиками мне запасов хватит, в лучшем случае, на месяц. Тем временем почтенный Наставник чинно уселся рядом и дождался своей порции. Разговаривать вот так вот сразу было не принято.
  
  – До меня дошли известия о твоих успехах, внук, – пригубив напиток, начал он.
  
  – Я прикладываю много усилий последнее время, – осторожно ответил я, про себя отмечая, что ощущения от его Ци какие-то… блёклые.
  
  – Что же, меня радует, что ты наконец взялся за ум, – улыбнулся он в усы. – Хранитель Мэн говорил, что ты используешь какое-то необычное Боевое Искусство, из-за которого правильно интерпретировать твой текущий уровень силы не так просто. Вижу, он был прав. Я чувствую, что ты достиг ранга Ци Дун (2), но не могу определить его ступень. На какой ты сейчас?
  
  – Я сам точно не знаю, но я стал намного сильнее, чем был несколько недель назад, – ответил я чистую правду, пусть и не всю.
  
  – Это действительно впечатляет, – серьёзно кивнул он, – даже твоя сестра развивалась не столь стремительно. Уверен, она будет рада твоему успеху, я обязательно отправлю ей весть, чтобы прибыла завтра домой, передав должность смотрителя рынка Леса Чёрных Ветров от нашей секты другому ученику. Также ты должен знать, что завтра утром состоится встреча Наставников, где тебя сделают элитным учеником, так что будь готов и представляй нас достойно.
  
  – Элитным? Минуя ранг?
  
  – Да, мастер Мэн Ву Я весьма высоко отозвался о твоих возможностях. Разумеется, тебе предстоит ещё раз продемонстрировать их, но у меня нет сомнений, что рекомендации Старейшины Мэна подтвердятся. Он — выдающийся Мастер и друг нашего Главы.
  
  – Приложу все свои силы, – склонил я голову.
  
  – Прекрасно-прекрасно, – мелко покивал Второй Наставник. – Ну что же, мне остаётся только порадоваться и ещё раз поздравить тебя с успехами. Но утоли моё любопытство, кто та молодая леди, что так поспешно отбыла? Мои глаза не успели её рассмотреть, – с новой улыбкой посетовал практик.
  
  – Это Ся Нин Чан из Теневого Зала. Она присматривала за мной какое-то время, ну а потом как-то получилось так, что мы встретились лицом к лицу и разговорились.
  
  – И представительница Теневого Зала назвала своё имя? Хо… И когда же вы встретились «лицом к лицу»?
  
  – Не так давно… – куда это он клонит?
  
  – Так же не так давно, как ты начал демонстрировать такие успехи… Ох-хо. Кажется, я начинаю понимать… – и улыбочка такая…
  
  – Дедушка! – мне осталось лишь разыграть возмущение.
  
  – Налей мне ещё чаю, Су Му, – протянул он мне свою пиалу, продолжая улыбаться. Вот теперь недовольство изображать не пришлось — понабежало халявщиков, блин.
  
  Опустошив совместно со мной ещё пару чайников и поговорив «обо всём и ни о чём», мужчина ушёл, я же, вздохнув, тоже собрался и направился в «общий дом» учеников — медитации медитациями, но нужно было выспаться, чтобы завтра быть в наилучшей форме. Намёки деда были очевидны и понятны, но… я сам натолкнул его на нужные мысли. Начавший ни с того ни с сего заниматься раздолбай не то чтобы вызывает вопросы, но некоторый интерес может появиться, а интерес и так будет, а оно мне и так не надо. В то же время влюбившийся в красивую девчонку мальчишка — случай тривиальный. Узнав, что данная девчонка на три полных ранга развития его выше, при этом является его ровесницей, парень осознал, каким дном он является, и принялся Мотивированно Превозмогать. И тут его попёрло со всеми вытекающими. Вполне стройная и понятная картина, в которой нет места всяким то ли реинкарнирующим, то ли вселяющимся могучим культиваторам из иных миров. К тому же если правильно её разыграть в дальнейшем, то и сама Нин Чан легко убирается из расклада, всё-таки одно дело — использовать придуманную легенду, и совсем другое — играть с чувствами неопытной девочки, ничего к ней не испытывая. Пусть я не самый хороший человек, но и не конченая мразь, чтобы так поступать. Ну а некоторая порция смущения юной леди будет её платой за подсматривания. Да, так и запишем! В приподнятом настроении я допил свой чай и собрался в место для сна — завтра предстоял напряжённый день.
  
  
***
  
  Позвали меня «на ковёр» где-то в районе полудня, так что я успел не только выспаться и отдохнуть, но и малость заскучать и даже задолбаться — толпе приятелей Су Му было интересно, где он пропадал и что происходит, да и просто новостями поделиться. А это всё требовало времени и внимания. Да, я на всякий случай воспользовался моментом и уточнил на тему Ян Кая, но тот после демонстративного избиения товарища и моего предупреждения оказался не то чтобы совсем игнорируемым всеми вокруг, но где-то близко. Друзей у него, как выяснилось, за три года жизни в коллективе сверстников не появилось даже на уровне «приткнуться к компании шапочных знакомых и поболтать ни о чём», лезть к нему с агрессивными намерениями никто не лез, сам он тоже драться не спешил, но, по слухам, постоянно наведывался в «нехорошее» место, куда крайне не рекомендуют ходить ученикам. Короче, хрестоматийно-борзый герой сянси, что всех вокруг держал за дерьмо, недостойное его высокого общества, даже в бытность «рядовым слабосилком» (а как ещё можно не обзавестись НИКАКИМИ социальными связями за три, чтоб их, ГОДА жизни в «школе-интернате», да ещё с общими спальнями?!), по ходу дела, осваивал очередной подъехавший рояль, но пока был относительно неопасен. Больше вообще ничего интересного не было, ну а там наступило долгожданное время, и я направился на ковёр к Старейшинам.
  
  Собирались главы секты в специальном доме, стоящем немного обособленно от остальных строений Павильона. Ничего претенциозного, всё довольно строго и утилитарно. Меня пригласили войти, когда солнце вошло в зенит. Внутри царили приятные тень и прохлада, а уважаемые мастера сидели на своих креслах-тронах. Место Главы традиционно пустовало — этот старик уже лет десять не выходит из затворничества. Ну или делает такой вид, сам зажигая где-нибудь в элитном борделе — никогда нельзя быть уверенным в этих китайских культиваторах полностью.
  
  – Ученик Су Му прибыл по приказу Наставников, – склонил я голову в приветствии, сосредотачиваясь на восприятии шести мужчин, разглядывающих мою скромную персону.
  
  Дед логично источал гордость и доброжелательность. Сидящий напротив него звероватый черноволосый мужик — наоборот, неприязнь и отчётливое желание оторвать мне голову. Старший Наставник Вэй Си Тонг был давним политическим оппонентом моего родича. Знакомый мне интендант, что, по идее, не должен иметь права тут находиться, тоже присутствовал и явно чего-то опасался и кого-то в чём-то подозревал. А ещё… странное дело, но его Ци явно была сильнее, чем у всех остальных Наставников. У нас что, настолько серьёзное отношение к охране Веществ, что их стережёт человек более сильный, нежели любой из официальных ТОП-5 мастеров секты после её Главы?
  
  – Су Му, – заговорил неприятного вида мужчина неопределённого возраста, которого, как я знал из унаследованной памяти, звали Чжоу Фэй и который являлся Четвёртым Наставником. Его лицо и шея имели слоёв кожи явно больше, чем оно требовалось для его фигуры. Будь дело в техногенном мире, я бы сказал, что он — жертва липосакции, а так… кто знает, может, какие особенности техники культивации, но я бы поставил на последствия особо мощных Веществ или злоупотребления этими Веществами, – нам стало известно о твоих достижениях. И потому мы собрались здесь — чтобы оценить их и решить, достоин ли ты перейти на стадию элитного ученика секты Небесной Башни!
  
  – Этот ученик благодарит за оказанную ему честь и просит назначить испытание, – вновь склонил я голову. Как же любят эти азиаты поклоны и прочее сгибание спины.
  
  – Непременно, – кивнул Старший Наставник, продолжая источать по отношению к моей персоне отчётливый негатив. – Я предлагал старейшинам лично испытать тебя, однако, – его губы сложились в чуть глумливой ухмылке, – они посчитали, что это будет излишне, – ну да, мужик, являющийся одним из сильнейших практиков региона, хочет «испытать» парня, что, по идее, только-только начал обучение и месяц назад вообще мало отличался от обычного человека… Доблесть и логика так прут, что аж пукнуть можно…
  
  – Обсудив особенность твоего вопроса, мы пришли к выводу, что будет уместно провести испытательный поединок с другим учеником, – заговорил дед моего тела, который Су Суань Ву. – В целях пресечения возможных слухов о сговоре между вами, твоим противником будет выступать Основной ученик Зала Смотрителей Се Хун Чэнь, – от этого факта старший представитель семьи Су был явно не в восторге, но как-то выразить это не успел, вновь заговорил Старший Наставник:
  
  – Ты можешь отказаться от поединка, если хочешь, тогда повышение в ранге будет проходить по стандартной процедуре и ты ничего не потеряешь, – ага, как же, кроме лица, репутации и уважения, ну и возможности за раз шагнуть через ступень.
  
  Впрочем, обычный местный ученик на моём месте мог бы и задуматься над своим желанием рисковать, ибо мало того, что Се Хун Чэнь был вторым признанным гением Небесного Павильона, уступая по силе только моей нынешней сестре, так ещё и по уши входил во фракцию Старшего Наставника, а значит, ожидать от него стоило максимально жёсткой игры, а никак не честной проверки. Но для меня эти факты никакого веса не имели.
  
  – Этот ученик вновь благодарит за оказанную ему честь и приложит все старания, чтобы достойно пройти избранное Наставниками испытание.
  
  – Хмф! – звероватому мои слова по вкусу не пришлись, и скрывать свои чувства он не посчитал нужным. – Хорошо, тогда поединок состоится спустя полчаса на центральной площади у Главных Ворот. Надеюсь, ты понимаешь всю ответственность.
  
  – Я приложу все силы, чтобы не посрамить Небесный Павильон и оказанное мне доверие, – ещё один поклон, ещё одно верноподданническое лизоблюдство. Вот честно, только ради того, чтобы отменить всю эту мерзость, стоит задуматься о том, чтобы стать Главой секты.
  
  – Можешь идти, – кивнул мне Су Суань Ву, – твоя сестра проводит тебе до места испытания. Мы с Наставниками подойдём позже.
  
  Ещё раз, теперь уже молча, поклонившись почтенным мастерам, желающим ещё почесать языками в тесном кругу, а также соблюсти достоинство и степенность, я оперативно утёк из зала собраний. Чтобы тут же столкнуться нос к носу с Су Янь.
  
  Это была первая моя личная встреча с новоявленной сестрой. Хоть у неё и были личные апартаменты недалеко от моего ученического «барака», но появлялась там первая ученица секты редко, куда больше времени уделяя своим обязанностям смотрителя рынка и уединённым медитациям, да и сам я последние недели почти не ночевал на положенном месте. В общем, случился знаковый во всех смыслах момент, прямо-таки точка невозврата. Я ничего не помнил о своей семье и личной жизни в первом своём мире, но в клане Тёмной Луны у меня не было сестёр, по крайней мере, достаточно близких, чтобы это что-то значило. Как-то так получилось, что в моём поколении все официальные дети главной ветви семьи оказались мальчиками, так что даже двоюродных сестрёнок от дядей мне не перепало. Может быть, если копать, то у каких-то наложниц и служанок могли найтись девочки, рождённые от кого-то из Старейшин или даже самого Главы, но в ранг наследников семьи их не переводили и вместе с нами не воспитывали. Иными словами, для меня это был действительно первый раз за все мои жизни, когда я видел кровную сестру, про которую точно знаю, что она — кровная сестра, а не просто симпатичная служанка с похожим цветом глаз.
  
  Выглядела Су Янь, объективно говоря, довольно красиво, хотя явно сшитое на заказ бело-синее платье с белым плащом-накидкой, выполненное, так сказать, на ледяную тематику (даже символическое изображение снежинки на пупке имелось), ей не очень шло, на мой взгляд. В остальном же... Длинные чёрные волосы, собранные на затылке в сложную конструкцию в виде бабочки и при этом всё равно спадающие хвостом почти до попы; насыщенно-голубые, чуть-чуть не добравшие темноты, чтобы называться синими, глаза; высокая и объёмная грудь, которую не могло скрыть даже очень плотное и закрытое платье; чистая кожа; ровный овал лица; очень хорошо сформированная фигура; ну и самое, наверное, примечательное — взгляд. Спокойный, холодный, внимательный — взгляд человека, которому не нужно ничего доказывать и который не нуждается ни в чьём одобрении. Самодостаточного человека.
  
  – Значит, ты наконец-то взялся за ум? – вместо приветствия отчита… эм… выразила радость от большого шага вперёд в моём нравственном развитии девушка. Без шуток, она действительно испытывала в отношении меня радость, гордость и даже какое-то светлое облегчение, с которым взрослые встречают успехи детей, к которым те долго шли.
  
  – Я… – чувствуя такое отношение на фоне выражения лица, с которым только приговор о расстреле врага народа выносить, я даже на миг растерялся, – понял, сколько хлопот тебе доставил, и решил исправиться, – я даже не сказать что соврал — Су Му вполне осознавал, сколько хлопот причиняет, и действительно хотел исправиться, чтобы не расстраивать сестрёнку, просто он был малолетним долбоклюем, решительность которого к достижению успехов в жизни заканчивалась на том моменте, где от намерений надо было переходить к конкретной работе.
  
  – Похвальное рвение, – заложив руки за спину, сухо похвалила Су Янь, всё ещё искренне радуясь за меня в эмоциях. – До меня доходили нелепые слухи, что ты достиг ранга Шень Ю (5), начавшиеся после твоей победы над Чен Шао Феном, но, признаться, я никак не ожидала, что ты и вправду достигнешь ранга Ци Дун (2) за столь короткий срок. Такое развитие аномально.
  
  – Я действительно много тренируюсь в последнее время, однако Наставники сказали, что ты сопроводишь меня к Главным Воротам, – тактично съезжаю с темы, хоть реально девушка меня ни в чём не обвиняла, а просто так выражала свои удивление и участие.
  
  – Да, пойдём, – согласилась Су Янь и развернулась к дорожке.
  
  Сестрёнка явно желала меня о многом расспросить, возможно, даже о том, «как я дошёл до жизни такой», но сделать это на ходу, на улице, где слишком много лишних ушей, она не могла, а когда мы добрались до площадки, то и подавно — там уже собралась целая толпа, явно предвкушая крутой бой, так что точно уже не до разговоров о таком стало. К тому же там присутствовал и мой будущий противник. Телосложение не то чтобы субтильное, но худощавое, рожа смазливая, сейчас полна спеси и глумливого предвкушения, что даже особо и не скрываются. Короче, мудак сферический в вакууме… Хм, если я «соскочил» с роли начального злодея для героя сянси, то этот типус может как раз на эту роль попасть… Хотя нет, он же «гений секты номер два», так что, по всем канонам, подкачавшийся Ян Кай должен его смешать с дерьмом и, возможно, убить или покалечить несколько позже первого сюжетного злодейсуса. Ощущался сей типус по местной системе где-то на стадии Ли Хэ (3), хотя я ещё плохо ориентировался в том, как правильно определять ранги и ступени по «аромату Ци». Не потому, что плохо его чувствовал, просто привык к другому, тут ведь как в пословице: рыбак рыбака видит издалека, то есть для местных всё просто и интуитивно понятно, а весь мой опыт заточен на Небесные Уровни. Вот их бы я определил легко, но Ци местных жителей имела слишком много отличий от привычной мне и сами они не по Небесным Уровням развивались, потому и опыт мой тут пасовал — только и оставалось опираться на память Су Му, а он не шибко-то и опытный товарищ в этом деле. Тем не менее, «сверкнув глазками», я смог узнать, что мой противник где-то на уровне Ся Нин Чан, так что проблемой он не станет. Только и «играться» с ним так, как я в своё время сделал с Лян Цзянем, не следовало — я всё ещё не в той форме, да и по поводу возможностей местных у меня по-прежнему больше вопросов, чем ответов. В частности, у всех, кого я здесь видел, Ци выглядит очень уж бледной, а единственная похожая на мою по плотности и насыщенности была в Золотом Скелете Ян Кая, при этом я бы не сказал, что Ци у ребят ранга Кай Юань (1), который первый после Закалки Тела, и ребят стадии Ли Хэ (3), то есть на добрых двадцать местных Прорывов выше, сильно отличается по качеству. Вот смотрю я сейчас на Се Хун Чэня и на ребят в толпе за ним, и-и-и… и нет разницы, кроме объёма энергии в меридианах и ширины этих меридианов, в том смысле, что некоторые расхождения между цветами и густотой легко списываются на индивидуальные особенности человека. Но не может же быть, чтобы два десятка Прорывов ничего не меняли в качестве и опасности Ци? Следовательно, разница всё же есть, просто она техникой «Звёздных Глаз» не фиксируется, а это повод проявить осторожность. Плюс на моём противнике ещё и какая-то чешуйчатая броня надета, что тоже несёт в себе Ци. Всё такую же бледную и не очень много, но всё-таки Ци, то есть это — артефакт.
  
  – Се Хун Чэнь, – нахмурила брови Су Янь. – Основной ученик Зала Смотрителей пришёл посмотреть испытание моего брата?
  
  – Приветствую тебя, младшая сестра, – растянул он губы в улыбке, отчего рожа его стала ещё более мерзкой. – Я здесь по распоряжению Старшего Наставника, дабы испытать ученика Су Му.
  
  – Что значит «испытать»? – ещё сильнее помрачнела девушка, которую явно не предупредили о таком развитии событий. – Ты находишься на пике сферы Ли Хэ (3), а мой брат только вышел на Ци Дун (2). По законам Павильона поединки между учениками с разницей в развитии больше двух ступеней одного ранга строго запрещены.
  
  – Младшая сестра, ты, видимо, слишком много времени уделяешь медитации, а потому внимание твоё сейчас рассеяно. В ином случае старший брат не понимает, как ты можешь не видеть разницы между обычным вызовом среди учеников и испытанием за повышение в секте. Очевидно, что, в мудрости своей, Наставники желают увидеть все возможности и потенциал кандидата, а для этого нужен кто-то, кто сможет заставить их выйти наружу, – продолжил улыбаться парень, что вообще-то не особо имел право называть сильнейшую ученицу Павильона «младшей», но так как формально был где-то на год-два старше по возрасту, вовсю этим пользовался, отчётливо получая удовольствие от такого именования более сильной и талантливой соперницы.
  
  – Именно для раскрытия в бою всего потенциала и сил соперники должны быть равны друг другу, а то, о чём говоришь ты, будет просто избиением, – лязгнула голосом девушка.
  
  – Старший брат всего лишь исполняет свой долг, – наигранно развёл руки в стороны Се Хун Чэнь. – Если младшая сестра желает оспорить решение Наставников, то ей стоит обратиться напрямую к уважаемому мастеру Вэй Си Тонгу. Однако младшая сестра напрасно беспокоится, я, Се Хун Чэнь, бесспорно, проявлю снисхождение к младшему брату Су и не стану сражаться в полную силу.
  
  – Хм-м-м… – складка на лобике девушки стала заметна даже под густой чёлкой. – Если это так, то зачем ты облачился в Облачную Броню?
  
  – Это лишь условность, – отмахнулся мудаковатый культиватор, – в конце концов, брату Су требуется лишь выстоять против меня пять минут. Хотя, как я знаю, он всё ещё может отказаться от испытания, – и продолжил улыбаться. Да не один, а с целой толпой прихлебателей из Зала Смотрителей, а также внучком Старшего Наставника, что тоже уже нарисовался в первых рядах толпы. Если Второй и Старший Наставники вечно собачились друг с другом, то их внуки самозабвенно переносили ситуацию на себя, так что такой же косматый и черноволосый, как и его дед, паренёк сейчас с искренним предвкушением ждал, когда мне переломают все кости.
  
  И вот смотрю я на всё это, понимаю, что я в этом участвую, и мне стыдно. Вот вечно так: в комплексах и фобиях по уши увязли одни, а стыдно тебе. Просто потому, что ты рядом постоял.
  
  Продержаться — не проблема, вряд ли мой соперник быстрее Нин Чан, так что я вполне смогу бегать и уклоняться хоть пять минут, хоть пять часов. Однако что это мне даст, кроме очень неоднозначной репутации? Внимание я к себе уже и так привлёк, и выставление себя «на посмешище» от этого внимания не избавит, так что придётся бить. К тому же, как я теперь вижу, воспоминания моего предшественника в этом теле не были искажены перспективой, и Зал Смотрителей действительно «лёг» под Старшего Наставника и не против замараться ради уничтожения политических конкурентов патрона. А тут ведь именно «замарывание», причём, по меркам Павильона, весьма серьёзное — мало того, что официально противник превосходит меня на целый ранг, а то и больше, так он ещё и в артефактной броне, что практик приписываемой мне ступени, конечно, пробить может, но вот урон после срезания бронёй будет смешным, тем более для бойца, стоящего на ранге Ли Хэ (3). В общем… всё говорит за то, что надо мне действовать по принципу «не можешь предотвратить — возглавь». В том смысле, что раз уж влип, то хоть буду выступать с пользой, а то вон у сестрёнки есть личная кастомная одёжка, а я тоже хочу. Хочу свой любимый белый танчжуан с цветочным орнаментом и фиолетовый халат с символикой Тёмной Луны, а значит, надо на них заработать! Стать достаточно элитарием, чтобы разрешили!
  
  – Брат, – тем временем повернулась ко мне девушка, – Се Хун Чэнь слишком силён для тебя. Откажись от испытания, – прозвучало холодно и в приказном тоне, но при этом беспокойство, что исходило от Су Янь, почти физически затапливало. И это сочетание невольно порождало ассоциации с некоторыми воспоминаниями ещё первой моей жизни…
  
  Хм-м-м, кажется, я встретился с иномировой Винтер, в смысле, девушкой, чьи характер и манера себя держать один в один совпадают с одноимённым персонажем мультипликационного сериала «RWBY»… Подобная мысль напомнили мне и о иномировой Вайсс, и настроение, откровенно говоря, пребывающее не на самой высокой отметке, достало шахтёрское оборудование и старательно принялось закапываться в глубины земных недр.
  
  – Не беспокойся, сестра. Думаю, я смогу удивить моего противника. И его хозя… учителя, – улыбайтесь, это раздражает. Разумеется, мою «оговорку» услышали и, судя по взгляду, пообещали, что пяти минут я не проживу.
  
  На этом «разговор» между полными любви, добра и уважения друг к другу учениками завершился, и высокие стороны разошлись по своим углам. Су Янь осталась рядом со мной и после десятка минут попыток убедить отказаться от боя, тяжело вздохнув, принялась рассказывать всё, что знала о моём оппоненте. Знала она, правда, не так чтобы много. Как и все добропорядочные псевдокитайские культиваторы, здешние практики держались за свои секреты зубами, о той же сестре даже я, с позиции брата, мог сказать только «ну, она использует Инь-Ци и техники льда». Ни пределов воздействий, ни какой-либо конкретики я не знал, полагаю, даже наставники ведали далеко не обо всём. И это, в целом, правильно — тут это реально вопрос жизни и смерти, это я «безумец», что раскрывал свои секреты «толпе народа». Правда, по странному стечению обстоятельств, вся эта толпа в итоге стала моим «ближним кругом», но это детали. В конце концов, мы говорим о мире, где совсем не факт, что отец раскроет все свои техники и секреты даже родному сыну. Так что информация от сестрёнки была весьма скромной. По сути, мне поведали, что Се Хун Чэнь владеет стандартным набором приёмов ученика секты Небесной Башни, выплесками Ци и её контролем в соответствии со своей ступенью развития, и… всё. Короче, всё то, что я и так видел, разок глянув на него «Звёздными Глазами». Но вот наступило назначенное время, и нас позвали «на арену». Кстати, к делегации из шести уважаемых мастеров присоединились ещё четверо — тоже наставники, но труба пониже и дым пожиже. Как я знал из унаследованной памяти, права голоса у них не имелось, да и сами они были помоложе заседавших в домике мэтров, но посмотреть разборки гения известного и гения потенциального они однозначно желали. Пусть и старались держать марку.
  
  – Испытание молодого ученика Су Му начинается сейчас, – объявил звероватый политический противник моего деда, – его цель — продержаться пять минут против Се Хун Чэня из Зала Смотрителей. В битве запрещено использовать пилюли и артефактное оружие, – а про броню он тактично умолчал. Дед вон тоже не в восторге от условий, но изменить ничего не может, всякие испытания и переводы — это как раз по части Старшего Наставника, и урезонить его можно только в том случае, если он начнёт пороть совсем уж дичь, например, потребуй он моей победы при тех же условиях. – Согласен ли ученик Су на такие условия?
  
  – Что будет, если я одолею брата Се?
  
  – Сейчас не время для шуток, ученик! – рыкнул Старший Наставник.
  
  – Тем не менее мы должны предусмотреть все варианты развития событий, – вклинился дед. – Полагаю, если Су Му сможет сразить Се Хун Чэня, облачённого в Облачную Броню, будет справедливо, что он станет не элитным, а основным учеником. Также это покажет, что молодой мастер Се Хун Чэнь ещё не готов и должен ещё побыть элитным, а не основным учеником.
  
  – Хм-м-м, соглашусь со Вторым Наставником, – кивнул Хэ Бэй Шуй — седовласый подтянутый мужчина, что во время собрания восседал рядом с дедом, а ещё являлся Третьим Наставником Небесного Павильона, – при таких условиях нет никаких сомнений, что это будет мудрым решением.
  
  – Хорошо, – Старший Наставник, не скрываясь, недовольно поморщился. И его понять было можно — вчерашний «ноунейм», что даже на первую ступень не вышел, говорит, что отхреначит его чемпиона, да ещё и с артефактным доспехом. – Давайте уже начинать! – он махнул рукой.
  
  – Брат Су, при всём моём уважении к младшей сестре Су Янь, я буду вынужден преподать тебе урок хороших манер, ибо твоё поведение по отношению к старшим совершенно недопустимо, – ну да, не потрепаться и не повалять оппонента в словесном дерьме — это не путь правильного культиватора. Он даже начал по «классике» эдакое вежливое «ты мусор и дерьмо», но только изящно. Прямой текст надлежит говорить, как следует опиздюлив противника. Как же это знакомо.
  
  – Как скажешь, – звёздная Ци уже струилась по моим меридианам, и потому я договаривал, уже находясь вплотную к противнику.
  
  Возможно, имело смысл немного «потанцевать» вокруг Се Хун Чэня, но что бы это дало? Лишний риск словить что-то неожиданное или необходимость демонстрировать то, что демонстрировать не стоит, вроде возможности Лунной Ци рассеивать энергетические атаки своего, а то и превосходящего уровня. К тому же такое быстрое поражение очень сильно «макнёт» и уже бывшего лидера Зала Смотрителей, и его покровителя.
  
  Прямой удар под диафрагму натурально подбрасывает бойца, отрывая его ноги от земли. В воздух летят чешуйки доспеха из оставленной в артефакте выемки размером с кулак, человеческая кость проминается и лопается на осколки, добавленный по всем правилам вместе с выпадом выброс Ци сжигает мышцы… И мне приходится резко бить по тормозам и смазывать импульс, иначе я чувствовал, что просто пробью его насквозь, испепелив половину тела. А брать и убивать члена своей секты во время мирного испытательного боя — это немного перебор даже для псевдокитайских культиваторов. Как и вообще убивать члена своей секты у всех на глазах просто потому, что можешь.
  
  – Ы-ы-ы-ыу-у! – завыл мой противник, с выпученными глазами рухнув на землю мешком навоза.
  
  На этом, собственно, бой был окончен. В один удар. А на площадке установилась тишина, разбавляемая только стоном человека с ожогом грудины.
  
  – Велят ли уважаемые Наставники мне продолжать? Боюсь, мой оппонент более не в состоянии сражаться, – вежливо улыбаемся.
  
  – Полагаю, в этом нет необходимости и молодой Су Му продемонстрировал своё превосходство весьма наглядно, – дед моего тела, конечно, прифигел и выпучился вместе со всеми, но, услышав мой вопрос, быстренько собрался и уже разве что не гнусно хихикал, глядя на вытянувшееся лицо «коллеги», – а потому вполне заслуживает статуса основного ученика Небесного Павильона. Согласны ли вы с этим, уважаемые Старейшины?
  
  – Да.
  
  – Безусловно.
  
  – Разумеется, – принялись подтверждать наставники, как те, кто был в «домике», так и подтянувшиеся непосредственно на улице.
  
  В итоге Вэй Си Тонгу не оставалось ничего иного, кроме как объявить меня победителем и основным учеником. Побеждённого, меж тем, оперативно утащили куда-то на лечение. Возможно, такого устранения хватит, чтобы вывести парня из расклада, но что-то мне подсказывало, что придётся организовывать «несчастный случай» или «самоубийство от позора». Это если прямо убивать, то «фу таким быть», а если тебя никто рядом не видел и вообще «оно само», то почему нет? Мы же всё-таки про азиатщину говорим.
  
  – Что же, решение принято. Поздравляю тебя, основной ученик! – нехотя провозгласил звероватый наставник. – Теперь ответь нам, к какому Залу ты желаешь принадлежать? – вопрос был хорошим, но думал я недолго.
  
  – С позволения уважаемых Наставников, я бы хотел присоединиться к Теневому Залу, – у них разрешено носить фиолетовый цвет в одежде! Всё остальное не имеет значения.
  
  – … – дед начал ухмыляться, хоть и старательно делал вид, что рассматривает облака и просто оглаживает усы.
  
  – Ох, разумно ли это? – забеспокоился мастер Мэн, что всё так же находился среди наставников.
  
  – О чём вы говорите, хранитель Мэн? – вскинул бровь старик рядом с Су Суань Ву.
  
  – Теневой Зал специализируется на скрытности, но как мы только что наблюдали, Су Му имеет очень яркие таланты в области прямого противостояния, – поспешил найти обоснуй тому, чтобы зарубить мой план, интендант.
  
  – Уважаемый мастер Мэн, но не для этого ли мне стоит присоединиться к Теневому Залу? Ведь как раз таким образом я смогу устранить досадные пробелы в своих знаниях! – да, влезать в беседу Старейшин было не очень вежливо, но поскольку они сами обратились ко мне и не давали знака, что разговор с учеником окончен, то я как бы, формально, продолжал быть участником беседы. И нагло этим воспользовался, да. Всё ради правильной цветовой идентификации!
  
  – … – пожилой толстячок принялся смотреть на меня крайне неодобрительно, осуждающе и вообще всем своим видом говорил, что против.
  
  – Слова молодого Су Му имеют смысл, я с удовольствием приму его в своём Зале, – улыбнулся приятель моего деда, по совместительству как раз и бывший тем Наставником, который курировал деятельность Теневого Зала. Отлично.
  
  – Прекрасно, полагаю, одна юная мисс с удовольствием поможет ему там освоиться, – старикан Су Суань Ву не мог сдержать улыбку.
  
  – М-м-м? – не понял его политический союзник. Но потом бросил взгляд на недовольно сопящего Мэна. – О! Что же, это многое объясняет, – скрывая усмешку, покивал он. Да и остальные наставники всем своим видом выражали некое веселье.
  
  Ну да, с развлечениями тут не очень, а тема «парень влюбился в девочку и начал Превозмогать» — штука популярная, притягательная. И только погружённая в учёбу и переживания за брата Су Янь не просекла фишку. Впрочем, та всё ещё находилась в лёгком ступоре от осознания того факта, что «глупый младший брат» взял и ушатал противника, который заставил бы попотеть и её, всего за один удар, не особо, с виду, напрягаясь.
  
  Далее для меня начался личный Ад, в смысле, трэш, угар и прочий шухер. Не каждый день простой ученик бьёт гения и с начального уровня прыгает на вершину иерархии, обещающей, так-то, переход в руководство сектой, когда придёт время. И что это означало? Это означало, что нужно отмечать! К тому же теперь для всех стал очевиден тот факт, что дружить со мной — это хорошо, в будущем может сильно пригодиться и помочь, потому… короче, мои «друзья», приятели, знакомые и даже «хм, вроде бы я пару раз кивал этому парню в рамках дежурного приветствия перед началом уроков год назад» посчитали своим святым долгом меня поздравить и поучаствовать в стихийно возникшей пирушке. Как результат, толпа энергичных подростков просто подхватила меня под руки и уволокла прочь. Другие подростки уже вовсю организовывали стол, некоторая часть из них, кстати, была девушками, и довольно симпатичными. И эта часть принялась строить мне глазки.
  
  Как и ожидалось, общая пьянка продлилась до вечера и была… ну… скучной. Тот самый момент, когда ты — «трезвый водитель» на глобальной пирушке и вообще по жизни за «сухой закон». Да, я мог бы выпить бутыль или несколько этого их рисового вина, но вкус с момента последнего знакомства с данным алкогольным напитком в лучшую сторону у него не изменился, затуманивать свой разум тем более не хотелось, а потому, после обязательной чарки в мою честь, я печально наблюдал за нажирающимися студентами, чувствуя себя усталым стариком и мечтая о нормальном чае, ну или каком фруктовом морсе или компотике. Но где уж там.
  
  Некоторое приятное разнообразие составили девицы, что после пары тостов от постреливания глазками явно вознамерились перейти к чему-то более существенному, но как эта приятность проявилась под воздействием гормонов молодого организма, так и была зверски убита, едва мысли скользнули на опыт общения с другими девочками, что остались в прошлом мире. Тело-то молодого здорового сверхчеловека в этом плане функционировало и было бы совсем не против, но воспоминания о тех, с кем бы я с удовольствием это функционирование проверил, похоронили начавшее было оживать настроение надёжнее экскаватора. В итоге я просто смылся в свой лесок. Теоретически-то я понимал, что секс не просто так считается древнейшим и лучшим антидепрессантом, то есть может мне реально помочь, но стоило только вспомнить лица Ся Ю Нин и Ан Сюен — и так погано на душе становилось, такие тоска и боль накатывали, что думать о раздевании какой-то другой девушки становилось просто тошно. Да и в конце концов, мой совет самому себе по тому, что делать, когда сам не знаешь, оставался актуален. Девчонки же… Потом. Когда отпустит. Они здесь красотки ничуть не меньше, чем в прошлом мире, так что с кем-нибудь да сойдусь, но пока… пока лучше спрятаться в «работе», это проще.
  
  Того, что меня хватятся, я не опасался. Во-первых, в том маловероятном случае, если такое произойдёт и народ даже обидится… мне до них особого дела не было, ну а во-вторых, с учётом местных реалий, даже если моё отсутствие на собственном чествовании станет для всех заметно и очевидно… наверняка подумают, что я склеил девицу посимпатичнее, а то и не одну, и пошёл праздновать в, скажем так, глубоко индивидуальном порядке, благо тут с этим довольно просто. Вернее, почти так же, как и в моём прошлом мире — у тебя может быть столько любовниц, наложниц и жён, сколько позволяют твои статус и возможности. Да, всякие высокородные девы имеют ряд ограничений и «до свадьбы ни-ни», вроде моей сестрёнки и, полагаю, Ся Нин Чан, а также других леди схожего уровня… Хм, возможно, что и та розововолосая стервочка из Багрового клана ещё девочка нецелованная… Кхм, о чём бишь я? Ах да, если у благородных и приравненных к ним (а ты попробуй не приравнять мощного практика, что может свою секту основать и сделать, де-факто, небольшое личное государство с небольшой личной армией) с этим делом ещё какая-то строгость соблюдается, и то не у всех и всё зависит от текущих вариантов и обстоятельств, то народ попроще и ведёт себя попроще.
  
  В общем, так и провёл я весь вечер, ночь и утро, медитируя в лесу и успокаивая голову приятными потоками лунной Ци, что послушно насыщала даньтянь, не сегодня-завтра обещая достигнуть состояния слияния. Правда, было досадно, что чайничек мой остался в общем доме — нужно было догадаться о проблемах заранее и припрятать тут, но что уж теперь.
  
  Пару дней спустя. Су Янь.
  Первый Гений Небесного Павильона уже несколько дней пребывала в недоумении. В шоке. В ступоре. Назвать это можно было как угодно, но ни одни слова не могли в полной мере выразить её чувства.
  
  Брат.
  
  Её младший брат… она даже не могла сказать, как назвать то, что с ним случилось. Нет, когда только пошли известия о том, что он прорвался и теперь начал серьёзно заниматься боевыми искусствами, она обрадовалась. Когда её вызвали присутствовать при его испытании, она обеспокоилась, но и гордилась, хотя в голове и не укладывалось, как он за несколько недель достиг стадии Ци Дун. Но события развивались слишком быстро, и разговор с ним, вместе с последующим боем, успокоил девушку, затмив все иные эмоции и мысли впечатлениями от победы над Се Хун Чэнем и радостью от такого стремительного взлёта брата. Даже когда до неё дошли слухи о том, что так усиленно он стал заниматься ради внимания какой-то девушки из Теневого Зала и, собственно, попросился туда как раз из-за неё, хотя мог бы легко даже возглавить Зал Смотрителей, Су Янь могла лишь мысленно закатить глаза и покачать головой. Су Му волочился за юбками уже не первый год, правда, насколько она знала, безуспешно. И то, что его увлечение в этот раз заставило его становиться лучше, а не вытворять какие-нибудь очередные глупости, говорило о том, что он наконец-то повзрослел и взялся за ум. Ну или то, что понравившаяся ему девушка положительно на него влияет. Если это действительно ученица Мастера Мэна, то в этом не было ничего удивительного. Как и в недовольстве Мастера присутствием Су Му в Теневом Зале. В любом случае, это не являлось поводом для беспокойства или какого-то негатива. Вот только…
  
  Только всё благодушие с неё смыло подобно наваждению, когда она смогла немного отойти от череды этих событий и новостей и, вернувшись на свой пост Смотрителя на рынок, немного подумать. Как бы она ни надеялась на пробудившуюся гениальность брата, то, что он вытворял, было за пределами разумного. Оно просто не укладывалось в восприятие, выпадало из него, как и ещё ряд мелочей. Су Янь даже заподозрила было какую-то хитрую и опасную технику по воздействию на разум, но нет, всё оказалось куда проще. Сознание просто отказывалось воспринимать то, что пребывавший месяц назад на Седьмой Ступени Закалки Тела практик победил соперника, находящегося на пике сферы Ли Хэ, да ещё и облачённого в артефактную броню!
  
  Это было абсурдом. Нелепицей.
  
  Но это было!
  
  Она не могла сказать «как», но не могла отрицать, что это произошло. Произошло на её глазах.
  
  К тому же, пытаясь сопоставить всё ей известное и проанализировать увиденное, Су Янь с неожиданной ясностью поняла, что неосознанно начала разделять Су Му на «до» и «после». И ведь причиной тому была не стремительно набранная сила, нет! Но она оттеняла и скрывала другие, куда более… зловещие изменения. Су Му был её младшим братом. Он пытался казаться важным, величественным и влиятельным. Пожалуй, как внук Второго Наставника, он даже имел на это некоторое право, и это влияло на простых учеников. Однако она всегда видела эти потуги и находила их нелепыми и забавными — как может быть забавен домашний котёнок, пытающийся изобразить дикого тигра. К тому же брат никогда не пытался играть важность перед ней, всегда признавая её главенство и старшинство. Вот только этот Су Му ничего не пытался изобразить. Он и был этим тигром. Его голос не изменился, его слова остались теми же, но сам он… его интонации, его манера держаться, то, как он ходил, смотрел на окружающих, как отвечал… Даже его обращение к Наставникам неуловимо изменилось. Он оставался вежлив, учтив и корректен, но в нём больше не было тех подобострастия и трепета, которые надлежит испытывать ученику в присутствии старших. Его вежливость была проявлением манер и уважения, а не страха вызвать неудовольствие. Обдумав это, девушка с изумлением осознала, что Су Му говорил с Наставниками так, словно равен им, более того, словно… имеет право требовать исполнения своей воли! Он одной фразой стребовал со Старшего Наставника много больше, чем тот собирался дать, и практически перебил Старейшину Мэн Ву Я, когда речь зашла о Теневом Зале. И те приняли это как должное! Просто потому, что…
  
  Вот тут мысль никак не могла сформироваться окончательно.
  
  Это было что-то неуловимое. То самое пресловутое ощущение «тигра» вместо «котёнка». Ты не будешь спорить с тигром, ты не будешь без веской нужды пытаться дёрнуть его за хвост. Вот и от Су Му исходило что-то подобное, какая-то внутренняя сила и уверенность, словно он по меньшей мере высший аристократ, член одной из Восьми Священных Семей, а то и родственник Императора! И её младший брат просто не мог быть таким человеком!
  
  Но и на одержимого демоном он не был похож. Не смог бы демон так искусно спрятаться, чтобы никто из Наставников не смог ничего понять! Но если он не одержим, то что тогда? Что это может быть?
  
  Девушка в очередной раз напряжённо закусила губу. Картина не складывалась, и что делать и к кому обратиться, чтобы развеять свои сомнения, она не знала.
  
  
Глава 5
  
  Я шёл по направлению к рынку и довольно нахмыкивал один простенький мотивчик. Жизнь стремительно налаживалась, как и мой личный комфорт. Во-первых, я успешно приобщил даньтянь к Ци местной луны и тем ещё немножко приподнял объём резерва. Во-вторых, я теперь официально «гений» и основной ученик, что автоматически даёт мне право на личные апартаменты, ну и сам статус одним своим названием даёт понять, что вся секта в основном начинает пахать на тебя и таких, как ты. То есть я вновь вышел «по престижности» где-то к уровню личного ученика проректора. В принципе, так оно и было — с учётом местного колорита, конечно, но мой наставник (который Хэ Бэй Шуй и глава Теневого Зала) по своим обязанностям и влиянию в секте и выходит на проректора. Только с той лишь разницей, что их тут пять, а не два. Зато второй числится моим дедом, да. И этот самый дед уже на следующий день после пирушки выдал мне небольшой дом, опять же, неподалёку от своей резиденции — только с другой стороны от моего прошлого обиталища, зато прямо рядом с апартаментами Су Янь. Но это всё мелочи, пусть и приятные. Самым Главным и Важным был тот факт, что теперь я официально могу носить фиолетовый халатик! Более того, если простой «старший ученик» обязан был носить форму своего Зала, а элитный мог уже вносить в неё некоторые дополнения, то основной мог рассчитывать на «кастомную броню», как говаривают одни «бальшие и зилёные» любители стукать и лутать. То есть почти полная свобода действий, достаточно придерживаться основных цветов секты (белого или синего) либо цветов конкретно твоего зала. То есть я мог спокойно воссоздать привычный мне наряд Наследника Тёмной Луны. Да, я понимал, что занимаюсь… ну, откровенно говоря, ерундой. Вот только мне нужно было на что-то отвлечься, не думать об утраченном — и в то же время хотелось, до зубовного скрежета хотелось иметь хотя бы тень того, что у меня было. Даже если это просто одежда. Увы, ничего большего я получить не смогу. И я понимаю это — моя семья осталась со мной же в ином пространстве, а быть может, и времени. Да, понимаю. Но вот принять, свыкнуться… это непросто. Возможно, но потребуется время. Говорят, оно лечит.
  
  Глубоко вдохнув и выдохнув, я тряхнул головой, словно пытался выкинуть из неё дурные мысли. Хватит насиловать свой разум и выворачивать душу. Лучше задуматься, как мне объяснять портным, что именно я хочу. По вышивке понятно — только эскиз предоставить, но вот сам фасон… это будет непросто. За такими размышлениями я и дошёл до уже известного мне рынка. Кстати, коль всё равно тут оказался, нужно будет пробежаться по торговым рядам, возможно, появились новые интересные сорта чая, которые стоит попробовать. Но сначала дело.
  
  Найти лавку, что не только торговала готовым платьем, но и шила на заказ, было нетрудно, как-никак у нас тут «точка пересечения» трёх сект (точнее, двух сект и клана культиваторов), в каждой из которых в среднем по тысяче человек, а то и поболее. И все они должны что-то носить. Разумеется, подавляющая часть довольствуется стандартной формой из недорогих материалов, но если позволяют финансы или положение — почему бы и не заказать костюм по фигуре и сшитый из чего-нибудь попрочнее да покрасивше? Льняная ткань и шёлковая, даже одинаковых цветов, они, знаете ли, отличаются, как и бархат от шерсти и так далее. Вот на такой случай на рынке и был целый ряд мастерских различного толка.
  
  – Молодой мастер Су Му! – поклонился стоящий за прилавком мужчина лет сорока на вид. – Рад приветствовать вас в моём скромном доме! Чем я могу помочь вам?
  
  – Вы знаете меня? – я этого человека видел впервые, так что удивление моё было вполне понятным.
  
  – Конечно! Вести о молодом Гении, что одним ударом сразил противника, превосходящего его на целый ранг развития, уже достигли моих ушей, равно как и ваше имя совместно с описанием внешности.
  
  – Хм, вот как… – н-да, о том, что слухи в этом мире распространяются столь же быстро, как и в моём прошлом, я как-то не задумывался. А ведь логично — уровень технического развития примерно тот же, у местного народа развлечений вряд ли больше, чем у людей в империи Чжоу, так что и «сарафанное радио» обязано иметь свою нишу и популярность. Удивляет разве что тот факт, что меня узнали в лицо, но, если подумать, тоже ничего странного — пусть народу и прилично обитает вокруг, людей с фиолетовыми глазами и таким же примечательным цветом волос не так уж много, а Су Му тут ещё и бывал на регулярной основе. – Что же, надеюсь, вы сможете помочь. Мне требуется одежда под мой новый статус в Павильоне, и я бы хотел заказать её именно у вас. Но у меня к ней масса требований.
  
  – Не беспокойтесь, молодой господин! Мы сделаем всё, чтобы угодить вашим нуждам! – пылко заверил меня торговец.
  
  – Хорошо, тогда, у вас не найдётся бумаги и чернил? Я нарисую необходимые узоры.
  
  – Сейчас принесу, – кивнул торговец. – А ещё нам потребуется снять мерки.
  
  – Само собой, – задержаться я тут рисковал надолго, но почему бы и нет? Правильный халатик того стоит!
  
  Через десять минут объяснений я выяснил, что «хочу странного». Не в смысле «абсурдной глупости», а вот примерно как если бы человек пришёл в современный супермаркет одежды и попросил костюм если и не времён Пушкина, то чего-то ну о-о-очень классического с котелком и моноклем. То есть нужные мне фасоны халатов тут были известны, но воспринимали их как этакую совсем-совсем консервативную классику. Было ли мне до этого дело? Ни разу. Если всяким Ху Мэй'Эр можно ходить в интимных пеньюарах по улице, то мне и подавно можно ходить в строгом танчжуане с цветным орнаментом Тёмной Луны или фиолетовом халате с позолоченными наручами Старшего Наследника поверх рукава и всей нужной символикой на поясе. Ну и коли данный момент был утрясён, дело осталось за малым — согласовать материалы, а также детали фасона и вышивки.
  
  «Малое» заняло у нас ещё часа полтора, за которые были созданы эскизы двух комплектов одежды — домашне-тренировочного и парадно-выходного. Портной получил задаток, я же, счастливый и довольный, вышел на крыльцо магазина, уже внутренне изготовившись орлиным взором окинуть местность на тему «где бы тут поискать чай?», как вдруг…
  
  – Брат Су! – повисло на мне нечто розовое и позитивное, с аквамаринового цвета глазками и очень незначительным объёмом закрытых частей тела. – Как я рада тебя видеть! Ну ты и заставил меня поволноваться!
  
  – Эм… – я не совсем улавливал параметры процесса, в который угодил. В том смысле, что да, я мог уклониться, скрутить её, применить силы иными, ещё менее благородными по отношению к женщине способами, но кроме того факта, что она явно караулила меня у выхода, никаких иных признаков недобрых намерений в ней не наблюдалось, наоборот, она действительно была счастлива меня видеть. – Здравствуй, Ху Мэй'Эр. Просвети меня, пожалуйста, что сейчас происходит? – постарался я прояснить обстановку без резких телодвижений.
  
  – Ох, ничего такого. Просто хотела подойти и поприветствовать! – продолжая висеть у меня на руке, со всем старанием вжимаясь в бок, подмигнула девушка.
  
  – Мы же вроде бы всё обсудили в прошлый раз, и ты всё поняла, или я ошибся? – грубо стряхивать её с руки было как-то неправильно, тем более её эмоции ну никак к этому не располагали, народу, опять же, вокруг многовато для грубых окриков и скандалов, но и позволять подобное после прошлого раза было нельзя.
  
  – Старший брат, пожалуйста, не злись на меня! – трогательно заглянув мне в глаза, преисполнилась тревоги и страха напортачить Мэй'Эр. – Я была неправа, но я поняла свои ошибки и больше не стану так себя вести. На самом деле, – мою руку отпустили, а сделавшая шаг назад девчонка потупила взгляд, – я хотела извиниться перед тобой. Я имею в виду по-настоящему извиниться, чтобы ты не думал, что мои слова тогда были продиктованы страхом, а не пониманием.
  
  – Это как-то связано с моим новым статусом? – совершенно бестактно и грубо задал я очевидный вопрос в лоб. Что ни говори, а если уж обо мне каждый торговец на рынке уже знает, то дочка Главы Багрового клана тем более осведомлена.
  
  – Нет, – поспешно ответила она, но зажатость позы стала сильнее, – я хотела извиниться раньше, даже приготовила небольшой подарок, но брат Су совсем перестал приходить на рынок, а мне заходить на территорию Небесного Павильона не положено…
  
  – Хм… – странно, но фальши в её словах не было. Моя способность воспринимать эмоции, разумеется, не детектор лжи, но в направленных на меня чувствах действительно не было желания обмануть. Интерес, трепет, желание наладить отношения, страх провала — это всё было, но вот так, чтобы напарить лоха и окрутить — с этой стороны вообще ничего. – Ладно, – прикрыл я глаза, внутренне напомнив себе, что пусть Мэй'Эр и насквозь взрослая и совершеннолетняя девушка по всем законам этого мира, но вместе с тем она провинциальная девчонка, жившая в тепличных условиях и совсем не нюхавшая жизни, а потому и требовать от неё зрелости привычных мне собеседников будет глупо. К тому же она — жертва Главного Героя Сянси, кармически обречённая исполнять роль источника роялей и защиты для «Его Величества», пока не исчерпает свою полезность и не будет тут же забыта убежавшим качаться и самоутверждаться дальше героем, и уже это извиняет её за очень многое. – Если честно, я давно простил тебя и не держал никакого зла, если ты об этом переживала. Но всё-таки больше так не делай — даже самые глупые мужчины не заслуживают получать такое отношение от девушки, которая им нравится, – продолжаю мысль уже куда более доброжелательным тоном.
  
  – Не буду! – решительно заверили в ответ, уже вновь подняв на меня свои аквамариновые глазищи. – Я и правда решила измениться, даже прорвалась за эти дни на шестую ступень Закалки Тела! – позитивно похвастались мне. – Хотя с прогрессом старшего брата это и не сравнить, но я буду стараться! Кстати, я ещё должна отдать тебе подарок! – мой локоть вновь обвили изящные руки. – Старший брат ведь любит чай? Я приготовила несколько своих любимых сортов, ты же не откажешься попробовать их со мной? Это здесь совсем недалеко! Пойдём? – меня уже тянули на буксире в нужную сторону.
  
  – Да… хорошо, – не то чтобы я так уж горел желанием продолжать общение с этой хитропопой вертихвосткой, даже если она и правда решила измениться, но, во-первых, я хотел добыть чай, а она как раз и предлагала мне чай. Уже это делало мой отказ немного нелогичным. А во-вторых, на нас уже глазело слишком много народу, и свалить из фокуса внимания было действительно чем-то привлекательным.
  
  Строила ли она опять на меня какие-то планы? Очевидно, что «да», но направленные на меня эмоции не несли в себе ничего такого, за что стоило бы обижаться. Строил ли я планы на неё? Нет. Не буду отрицать — гормоны в моём теле играли, а близость женских прелестей вызывала все положенные реакции, но Ху Мэй'Эр была наследницей Багрового клана. Пусть тот был мелкотравчатым, по привычным мне меркам так и вообще стоял на уровне провинциальной младшей семьи, но это всё равно был благородный клан, что сильно ограничивало варианты отношений с дочкой его Главы. У меня же не настолько давило на мозги, чтобы добровольно вешать себе на шею подобные сложности, тем более когда у меня есть Небесный Павильон, где тоже хватает очень симпатичных учениц. С учётом же моих обстоятельств, думать в «ту» сторону до сих пор было довольно болезненно, так что провокационный наряд и прижимание к руке симпатичной девчонки воспринимались мной скорее как нечто досадное, что бередит душу, нежели положительное. Ведь вот глянешь на неё, а перед глазами сразу лица других девушек, что вот так же прижимались или ещё что-то делали. В общем, всё печально и сложно, да.
  
  Между тем, вели меня явно к дому Смотрителя от Багрового клана. Прошлый Су Му там ни разу не был, но где он находится, естественно, знал. А такой маршрут, в свою очередь, значил, что предстоит мне чаепитие не с одной, а сразу с двумя дочками Главы Багрового клана. Плохо это или хорошо, сказать было сложно. Ху Цзяо'Эр прошлый владелец этого тела лишь видел со стороны и знаком не был — слишком разные у них были весовые категории, в том смысле, что Цзяо'Эр была местным гением на уровне Су Янь и уже сейчас находилась где-то в ранге Чжэнь Юань (4), да и сам её статус Смотрителя общего рынка говорил о высоком положении в клане и немалой личной силе. Обычному ученику, что и Закалку Тела (0) полностью не освоил, подходить к такой девушке сильно не рекомендуется в целях избежания потери способности к продолжению рода, а то крутые культиваторы — они же крутые в том числе и норовом. И данные факты говорили о том, что девочка может быть серьёзной, строгой и вообще копией Су Янь в отношении своей младшенькой, то есть ждёт меня пристальное подозрение и моральное давление, не допускающее вольностей и прочих непотребств во время застолья. Это с одной стороны… Но с другой, Ху Цзяо'Эр выглядела и одевалась в точности как младшая сестра, и уже этот факт делал много неопределённости в возможных шаблонах поведения. И если первый вариант — это было хорошо, это было именно то, что мне сейчас нужно, то от второго веяло опасностью и просто лютым дискомфортом, потому как что ни говори, а совместная кавай-атака двух близняшек — это очень сильно для любого, не то что подросткового мужского организма.
  
  Но делать было нечего — добрые поступки не остаются безнаказанными, и раз уж я её простил, то теперь должен был стойко перенести последствия. К тому же… О-о-о, это отвратительное чувство лежащей на плечах ответственности, из серии «кто, если не я?!», как оно иногда отравляет жизнь! Я же знал, что эти две — жертвы Главного Героя Сянси, и уже только потому, что я не хотел считать себя собачьим дерьмом, я не мог просто пройти мимо и не попытаться хоть чем-то им помочь. Я не знал, как их можно спасти (Ян Кай — это же сферический в вакууме герой сянси — я не помнил имён и обстоятельств, но что у него буквально на каждую сюжетную арку было по две-три новых тян, которых он добавлял себе в «гарем», а общая численность оного гарема чуть ли не на десятки пошла ещё до сотой главы манги, это я припоминал), но хотя бы попробовать их как-то предупредить я был обязан.
  
  – Вот мы и пришли, – сообщила Ху Мэй'Эр, чьи щёки слегка порозовели от волнения, что, впрочем, не мешало ей всю дорогу цепко держать меня за руку. – Дай мне минутку, – попросила она со смущённой улыбкой и, наконец-то отпустив мою руку, скользнула к дверям домика. – Сестра, это Мэй'Эр. Я не одна, мы можем войти?
  
  – М? – донеслось изнутри с ноткой удивления почти точно таким же голосом, как и у моей спутницы. – Да, входи.
  
  Довольно улыбнувшись, Ху Мэй'Эр распахнула двери и поманила меня за собой. Интуиция молчала, так что я не стал кочевряжиться и шагнул внутрь, чтобы через секунду оглядеть полупустое помещение с одиноким столиком для чаепитий и большой двуспальной кроватью с розовым балдахином в дальнем конце. Смотрители рынка, как правило, оставались на своём посту и по ночам, так что наличие кровати не было чем-то удивительным, как и столика, хотя не могу не отметить, что, согласно памяти Су Му, обстановка в таком же домике, занимаемом тут Су Янь, даже на этом фоне несколько аскетичней. Но всё это не имело большого значения, гораздо важнее был тот факт, что внутри нас встретила реально полная копия Ху Мэй'Эр в абсолютно таком же костюме, разве что юбка у неё была длиннее, ну и сама она ощущалась примерно как слабенький Третий Небесный Уровень.
  
  – Сестра, я привела его! – очевидно, сдвинув фокус внимания, перестала фокусировать свои чувства на мне спутница. – Знакомься, это и есть Су Му.
  
  В ответ Ху Цзяо'Эр лишь загадочно повела в воздухе деревянным веером, который держала в руках, и вскинула бровку, придирчиво изучая меня взглядом. И было в её взгляде что-то такое… очень знакомое. Именно так на меня смотрела Ю Нин, когда мы только встретились, а Ан Сюен умудрилась сразу выдать свои ко мне чувства, чем дико заинтриговала любопытную дракошу.
  
  – Основной ученик Небесного Павильона приветствует старшую Наследницу Багрового клана, – обозначил я уважительный поклон, какой положен между равными, пользуясь этим элементом этикета, чтобы отвести глаза, в которых могла отразиться та горечь, которую у меня вызвали ассоциации.
  
  – Хо, а ты, оказывается, умеешь льстить. Мэй'Эр рассказывала о тебе совсем другое, – ухмыльнулась Цзяо'Эр.
  
  – Сестра, не нужно этого, – вмешалась младшая девушка. – Я пригласила брата Су на чай, пожалуйста, не играй с ним.
  
  – Разве я начинала? – спрятала новую ухмылочку за веером хозяйка дома. – Я лишь отметила, что твой друг умеет льстить, а ты не рассказывала мне этого.
  
  – Отчего же сестрица Ху называет моё приветствие лестью? – уже взяв себя в руки, включился я в разговор.
  
  – А разве нет? – вновь повела она веером, будто провоцируя сконцентрировать взгляд на фривольном изображении женщины на нём. Нет, не голой женщины, но халатик с её плеч уже почти упал, да и поза была весьма вольная. – Ты назвал меня старшей Наследницей, хотя даже отец только и говорит о необходимости найти мне достойного мужа, которому он сможет передать свой пост в старости, а Старейшины и того хуже — спят и видят, как бы навязать нам с Мэй'Эр своих внуков, особенно Лун Цзай Тань усердствует.
  
  – Хм… – н-да, тут мой просчёт — в этом мире патриархат более выражен, чем в Империи Чжоу, и официально возглавить клан женщине в разы сложнее, хоть и всё ещё возможно. – Глядя на твой уровень силы в столь юном возрасте, мне почему-то показалось, что у тебя на этот счёт есть своё мнение.
  
  – А вот про твою прямолинейность Мэй'Эр не соврала, – хихикнула в ответ девушка, после чего подалась ближе и, многозначительно глядя в глаза, игриво провела веером у меня по груди. – А про силу я и сама уже слышала.
  
  Тут явно предполагалась какая-то реакция с моей стороны на столь близкий контакт, но… пусть обе сестрёнки действительно были красивыми и сексуальными девицами, да и наряды их давали хороший бонус к слому мужской способности трезво мыслить, но я же неопытный мальчика только внешне и в женском внимании купался без малого весь последний год. Да, до постели у нас с Ю Нин и Сюен дошло не так давно, но целоваться и обжиматься мы начали намно-о-ого раньше, а после обжиманий и поцелуев с Принцессой Севера и наследницей дома Безграничных Небес потуги смутить меня от девчонки, у которой и грудь-то ещё до троечки не доросла, выглядели абсолютно жалко.
  
  – Хм-м, – видимо, поняла что-то такое и Цзяо'Эр, разом как-то погрустнев. – Как ты можешь так спокойно вести себя, когда рядом с тобой такая красавица? – прозвучало с совершенно искренней детской обидой. Причём в направленных на меня эмоциях — тоже. – Ни капли романтики! – теперь я был виноват, и вообще!
  
  – Старшая сестра! Я прошу тебя, прекрати уже так себя вести! – тоже надулась, только уже не на меня, Ху Мэй'Эр. – Ты уже должна была понять, что он не такой, как большинство мужланов!
  
  – И всё равно он игнорирует нашу красоту, – царственно (ну… на троечку) отмахнулась Цзяо'Эр. – Даже ни разу не смутился, оставшись наедине с двумя такими красавицами.
  
  – На самом деле я очень смущён всей этой ситуацией, – тактично вклинился я, ибо… ибо тут явно было что-то провинциально-семейное, в понимании и продолжении чего я вряд ли заинтересован, – но так как грубому мужчине лучше не пытаться выражать сложные чувства своими словами, дабы не позориться косноязычием перед леди, в таких ситуациях я предпочитаю молчать и делать вид, что я деревянный и неотёсанный.
  
  – Хи-хи-хи, – вновь прикрыв ротик веером, захихикала старшая из сестёр. – А ты смешной!
  
  – Старший брат, – повернулась ко мне Мэй'Эр, – прости старшую сестру, она не желала ничего плохого. Давайте лучше пить чай, и я отдам тебе то, что приготовила!
  
  – Конечно, – не стал я спорить, а вот Цзяо'Эр лишь загадочно улыбнулась.
  
  И вот на столике появляется чайник, к нему три маленькие пиалы, буквально на пару глотков, пододвигаются круглые табуреточки, мы рассаживаемся вокруг… И именно в этот момент случается очередной внезапный «вот это поворот» за сегодняшний день — в дверь домика раздаётся стук, а я чётко чувствую, что стучит кто-то чуточку сильнее хозяйки данного помещения, чью Ци я уже где-то видел. И эта Ци имеет явные признаки ледяной…
  
  – Я пришла забрать Су Му, – сообщил ровный, спокойный голос моей новоявленной сестры сразу вслед за стуком.
  
  – М-м? Су Янь? – удивлённо моргнула на дверь Ху Цзяо'Эр, но быстро взяла себя в руки и расплылась в немного хулиганистой улыбке: – Я сейчас немного занята, если у тебя ничего срочного, то зайди позже, – это она зря. В том смысле, что мы говорим о заботливой старшей сестре, опекающей глупого младшего брата.
  
  В такт моим мыслям дверь распахнулась, и на нас навелись главные орудия линко… я хотел сказать, лазурные очи Су Янь с истинно заботливыми беспокойством и тревогой обежали помещение, пока не остановились на нашей компании.
  
  – Брат… – взгляд стал откровенно рентгеновским. – Что привело тебя в дом Смотрительницы Багрового клана?
  
  – Приглашение на чай, – улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем. Помним: мы — высококачественный псевдокитайский культиватор из стопроцентного дуба, мы не умеем в чтение ситуации.
  
  – Ты бы мог выпить чаю и со мной… – ох, «это она зря» — момент с другой стороны. Тут ведь сразу и даже не особо завуалированное оскорбление сестёр — намёк на то, что с ними не стоит садиться за один стол, и (с учётом того, что Ху Мэй'Эр натурально тащила меня «к себе в пещеру» и вообще вся такая развратная и нехорошая женщина, что выразил взгляд Су Янь, прошедшийся по нарядам девушек) предложение себя вместо них, при этом будучи сестрой… Я вот сейчас не знаю, чего мне хочется больше: притвориться ветошью и очень тихо, но очень шустро уползти куда-нибудь в сторонку или всё-таки поискать попкорн или его аналог и приготовиться насладиться горячим зрелищем выяснения отношений двух шикарных девчонок.
  
  – Хо, сестра Су Янь, – улыбнулась старшенькая розововласка, почти мурлыча, – я не знаю, какие традиции у вас в семье, но моя младшая сестра хотела лишь угостить своего друга чаем, дабы загладить возникшее между ними недопонимание. Пристало ли Смотрительнице рынка от секты Небесной Башни?.. – и веерочком так мах-мах. Игра интонациями… я даже так с ходу не могу припомнить, кто ещё из моих знакомых столь изящно мог макнуть визави, оставаясь безукоризненно вежливым. Обычно таким промышлял я, а псевдокитайские культиваторы — они же когда начинают мериться длиной «оскорблялки», у них всю нарезку влёт срывает, и вежливой их форму общения способен в этот момент назвать только полный кретин, несмотря на формальное соответствие.
  
  – Я… Ты что, намекаеш-ш-ш-шь… – начала закипать старшая сестра этого тела с очень нехорошим прищуром.
  
  – О чём ты, сестра Су Янь? – продолжала изображать невинность старшенькая наследница. – Я лишь объяснила, что брат Су любезно согласился выпить с нами чаю. Что-то не так? – и ресничками хлоп-хлоп, хлоп-хлоп, а улыбочка такая няшная-няшная.
  
  – … – ноздри лучшей ученицы Павильона гневно раздулись, ещё немного — и она, наплевав на всё, устроит или драку, или скандал.
  
  При этом самое идиотское в данной ситуации то, что разборки тут не нужны вообще никому из присутствующих, более того, Ху Цзяо'Эр провоцирует её вообще без задней мысли. В том смысле, что от неё исходят азарт, предвкушение, но ни капли негатива, злорадства или желания унизить. Пусть совсем уж почувствовать эмоции, направленные на другого человека, не мог даже я со своей расширенной чувствительностью к таким вещам и опытом эмоционального общения с духом-хранителем Алебарды Ледяного Дракона, но, планируя сделать гадость кому-то вот прямо сейчас, стоя с ним лицом к лицу, ты по-любому будешь хоть краем распространять это чувство на его ближайшего родственника, который тоже сидит прямо перед тобой. Тем не менее, как самый разумный представитель культиваторов в этой комнате, а заодно единственный мужчина, я должен был всё разрулить, пока одна заигравшаяся девица не развязала если не вендетту, то дипломатический скандал. И не по злому умыслу, а просто на кураже и, как бы это грубо ни звучало, распиздяйстве. Что я там говорил про излишне инфантильную публику? Или это со мной что-то не в порядке, и я оцениваю ситуацию жёстче, чем она есть? Не важно, всё равно стоит стопорнуть, так сказать, лучше перебдеть, чем недобдеть!
  
  – Пожалуй, с моей стороны действительно было невежливо сначала не навестить старшую сестру, прежде чем принимать столь любезное предложение от леди Ху, – перевёл я внимание на себя, изображая соответствующее моменту раскаяние, – потому прошу прощения за это досадное упущение и создавшуюся из-за этого неловкую ситуацию.
  
  – Ох, брат Су, – мурлыкнула Смотрительница Багрового клана, – тебе не нужно извиняться, уверена, моя младшая сестрёнка была весьма напориста в своём приглашении, – и опять эта ухмылочка с выражением глаз опытного чертёнка.
  
  – Сестра! – возмутилась младшая, но ситуация тем не менее немного разрядилась, пусть ещё и оставалась напряжённой.
  
  – Быть может, мы сможем разрешить эту неловкость, если я немного злоупотреблю вашим гостеприимством? – продолжаю операцию по мирному урегулированию.
  
  – М-м-м, и как же ты хочешь им «злоупотребить», брат Су? – это выражение предвкушения чего-то очень интересного в глазах Ху Цзяо'Эр мне было хорошо знакомо, а потому я поспешил сделать «крутой поворот», пока сестра опять не начала звереть.
  
  – Давайте насладимся этим замечательным напитком вчетвером. Полагаю, присутствие в этом доме Смотрительницы рынка от Небесного Павильона не стеснит радушную хозяйку. И одним своим фактом пресечёт все эти нелепые и глупые слухи, на которые так падки скучающие люди.
  
  – Слухи? Какие слухи? – не поняла младшенькая. Да и остальные девушки выглядели как-то удивлённо. Эм, минутку. Они что, реально не видели контекста? Мы точно говорим о псевдокитайцах, да ещё и женщинах?
  
  – Какие могут пойти, когда половина рынка видит, как прекрасная леди тащит молодого человека в уединённый дом, где живёт ещё одна леди? – судя по тому, как вытянулись их лица и запылали щёки, они реально не смотрели этот вариант! И это при том, что старшенькая из сестёр за пять минут до этого со мной спокойно заигрывала и пеняла на то, что я не смущаюсь, пребывая наедине с ними двумя! Это как, «тут вижу, а тут не вижу?»
  
  – Брат, как ты можешь говорить столь… вульгарные вещи, да ещё в лицо молодым леди? – а, это таки было просто возмущение от моей наглости! Тогда всё ок.
  
  – У всех здесь присутствующих есть много недоброжелателей, что-то желающих от них, так зачем скрывать то, что ты понимаешь очевидные шаги этих недоброжелателей? – повожу плечом. – К тому же я также предложил, как эти шаги можно пресечь.
  
  – М-м-м, я пойду принесу ещё одну пиалу, – поднялась Мэй'Эр. – Сестра Су Янь останется?
  
  – Да… – взглядом пообещав убить меня немного позже, согласилась «ледяная волшебница». – Если Ху Цзяо'Эр согласится, разумеется.
  
  – О, конечно-конечно! – улыбнулась та. – Это может стать началом отличной дружбы!
  
  – Да, верно, – отбила улыбку мрачным взглядом моя сестрёнка. Ещё немного, и между этими двумя начнут мелькать искры. Но в целом неплохо.
  
  Следующий час прошёл весьма интересно, иначе и не скажешь. Нет, девушки друг друга взглядом жгли, но… у дочерей главы Багрового клана действительно был Шикарный Чай. И я им наслаждался. А ещё мне подливали в пиалку две близняшки, что разместились от меня по левую и правую руки. Убийственные взгляды Су Янь служили дополнительной перчинкой, оттеняющей вкус чая. Впрочем, я уже знал, что у такого моего поведения будут последствия, но последствия эти были легко прогнозируемы и даже выгодны. Поэтому — да, я умышленно провоцировал девушку. Зачем? Потому что она прекрасно знала Су Му, а я — прекрасно знал, что при долгом общении за Су Му меня может принять только тот, кто знал его очень шапочно или давно не видел. Потому лучше спровоцировать и вывести на «честный разговор» сейчас, чем ждать, пока девушка себя накрутит и начнёт совершать какие-нибудь глупости.
  
  Но чаепитие, совмещённое с пространным разговором «ни о чём», закончилось. Мне действительно презентовали несколько плотных мешочков с душистыми травами и выклянчили обещание «периодически заскакивать». На этом мы с радушными хозяйками и расстались, а моя сестра взялась проводить меня обратно в Павильон. И я совсем не удивился, что, когда рынок скрылся с глаз и мы точно остались одни, она повернулась ко мне и заняла боевую стойку.
  
  – Кто ты и что случилось с Су Му? Отвечай.
  
  – Со мной случилось пробуждение памяти прошлой жизни, – не дрогнув и морщинкой, ответил я.
  
  Пусть это было не совсем истиной, но, как бы цинично это ни звучало, такой вариант куда как лучше и милосерднее, чем известие, что душа её брата была задоминирована и переработана под себя осколком более мощной. Да, я сделал это неосознанно и буквально не контролировал процесс, но глупо утверждать, что будь мне предоставлен выбор, я бы поступил как-то иначе. Возможно, с Су Му я бы и сковырнулся. Возможно, поблуждал и пометался ещё какое-то время, пока бы, как сейчас, не начал смиряться с потерей Ся Ю Нин и Ан Сюен. Но даже метался бы я не от каких-то высоконравственных причин, а желая забытья от всё того же чувства потери. И если бы меня всё-таки не растворило, если бы я не получил забвения, то в конечном итоге я бы совершенно осознанно провёл такую процедуру, не спрашивая мнения жертвы. Сейчас же факт был в том, что Су Му стал моей частью, как когда-то стал ей Лян Ю. Но если на момент слияния с наследником клана Тёмной Луны моё «я» было более пластичным, что позволило мне перенять многие черты оригинального Лян Ю и фактически стать им же, просто чуть улучшенным, то сейчас моё «я» куда жёстче. Я унаследовал чувства и отчасти взгляды Су Му, но я уже не могу стать малолетним раздолбаем, просто наслаждающимся жизнью в тени деда и сестры. Я, Бездна его побери, был полубогом, в одиночку способным стереть в пыль стотысячную армию и даже не устать, от моих решений менялись судьбы миллионов по всей империи, я буквально перекроил историю мира, пусть незначительно, пусть только начав, но многое в этом мире уже было не так, как должно было стать, и изменения обещали лишь нарастать. Я, как бы ни пытался, уже не мог быть простым подростком, бегущим от ответственности. И это нужно было как-то объяснить. А объяснить такое проще всего, сказав правду. Просто чуть подкорректированную.
  
  – Прошлой жизни? – она нахмурилась, да и расслабляться не спешила.
  
  – Да. Пару месяцев назад я вспомнил свою прошлую жизнь. Именно знания из неё позволили мне так быстро набрать силу. Ну и на остальное повлияли, как несложно догадаться.
  
  – Реинкарнация… – теперь Су Янь выглядела задумчивой. – И кем же ты был ранее? И как ты сможешь доказать свои слова?
  
  – Доказать просто. Ты можешь спросить у мастера Мэн Ву Я, – я пожал плечами.
  
  – Ты говорил с ним на эту тему?! А со мной нет?! – сколько возмущения.
  
  – Не говорил, но он тоже заподозрил меня в чём-то нехорошем и подверг пристальному изучению, даже заставил продемонстрировать мой метод тренировки. Как видишь, я до сих пор жив, да и мастер Мэн предложил меня повысить в звании, а не убить.
  
  – И он так спокойно рассказал тебе об изучении и своих подозрениях? – продолжила допрос сестра.
  
  – Разумеется нет. Но моих новых знаний вполне хватило понять, что он делал и чего хотел этим добиться.
  
  – Вот как… – она немного расслабилась. Не настолько, чтобы поворачиваться ко мне спиной, но и готовиться в любой момент ударить по мне перестала, что уже неплохо. – И кем ты был? – пытливый взгляд.
  
  – Меня звали Лян Ю. Я был Старшим Наследником клана Тёмной Луны в Империи Чжоу. Мы принадлежали к числу сильнейших Старших Семей империи, хотя и не первой десятки. Мне было восемнадцать лет, и меня даже называли «гением поколения», потому как в этом возрасте я уже достиг Девятого Небесного Уровня. Если переводить на привычные тебе ранги, то это где-то на три-четыре ранга выше сферы Шень Ю, при том, что развиваются там практики примерно с той же скоростью, что и тут.
  
  – Это… – она явно не находила слов, – многое объясняет. Но я никогда не слышала таких названий.
  
  – Насколько я успел понять, в той жизни я обитал в ином мире. Люди здесь и там имеют разную систему меридиан и разные даньтяни, поэтому и развитие идёт по-разному. К тому же есть и иные отличия: в том мире секты боевых искусств куда менее значимы и распространены — основную роль играют семьи и кланы, а в этом мире куда меньшую опасность представляют владеющие Ци монстры. Они вроде бы и есть, но не представляют собой того бедствия, которым может стать сильный Демонический зверь, вторгшийся в населённые земли там.
  
  – Хочешь сказать, ты жил в Высшем мире? – с едва уловимой ноткой какой-то инстинктивной дрожи спросила Су Янь.
  
  – Не знаю, – покачал я головой. – Там никто не называл свой мир высшим.
  
  – А как ты умер?
  
  – Последнее, что я помню — как убиваю выступившую против меня стотысячную армию Имперской Гвардии… Хотя нет, последнее — это как я убиваю одного из Владык Преисподней, провалившись в то пространство в процессе битвы из-за слишком больших концентраций энергий и смертей сильных практиков. Видимо, дальше что-то пошло не так…
  
  – Имперской Гвардии? – округлила глаза девушка.
  
  – Это долгая история, но если вкратце, там давно назревала гражданская война из-за совершенно безнравственного поведения императорской семьи, и я был не на стороне императора.
  
  – Твоя история звучит слишком фантастически для того, чтобы быть выдуманной, – она прикрыла глаза. – Но тогда объясни мне, если ты познал мудрость Великого Мастера, что смог встать против Преисподней… как ты мог поддаться на уловку Ху Мэй'Эр?
  
  – Как можно отказываться, когда очаровательная леди приглашает тебя на чай вместе с ней и её сестрой-близняшкой? – похлопал я глазами.
  
  Су Янь тяжело вздохнула и приложила руку к лицу.
  
  – Я уже было начала думать, что ты действительно взялся за ум, – источая титаническую усталость всей своей позой, произнесла девушка, пылая в эмоциях праведным негодованием и чувством обманутости в лучших надеждах. – Даже поверила тебе на мгновение… Но теперь я вижу, что заблуждалась — возможно, ты и постиг какую-то мудрость, позволившую тебе сделать такой прорыв, но ты остался таким же ветреным и неразумным. Ты хоть понимаешь, как я себя почувствовала, когда услышала, что на тебя едва ли не набросилась дочь главы Багрового клана и куда-то поволокла? – теперь мне стало почти стыдно. Почти.
  
  – Сестра, ты слишком драматизируешь, не нужно так переживать, ничего бы со мной не случилось…
  
  – Су Му, даже забывая о том, что ты мне сейчас рассказал, ты теперь не один из сотен учеников, не старший и даже не элитный, ты теперь основной ученик секты Небесной Башни, – строго глядя мне в глаза, свела бровки девушка. – Нас таких меньше десятка. А это значит, что ты — завидная цель. Что бы ты стал делать, если бы сёстры Ху заявили, что ты их обесчестил, и их отец потребовал бы от тебя жениться и перейти в его клан? – я задумался над вопросом. Но лишь на миг.
  
  – Начнём с того, что такого бы не случилось. Я могу ощущать… назовём это намерение. Причём чем оно враждебней ко мне лично, тем чётче я его чувствую. Ху Мэй'Эр, когда звала меня, не желала ничего подобного. Потому я и пошёл с ней и спокойно остался на чай. Но в том маловероятном случае, если бы такое случилось и Глава Багрового клана не внял бы нормальным словам… Я бы убил его, а потом присоединил Багровый клан к Павильону.
  
  – Ты стал сильнее, я признаю это, но сила вскружила тебе голову. В мире есть люди и сильнее тебя, – продолжала песочить меня Су Янь.
  
  – Сестра, я знаю, что мире есть люди сильнее меня, не говоря уже о тех, кто гораздо более искушён и сведущ — в прошлой жизни я не был стариком и не успел ещё возомнить себя непогрешимым всезнайкой. Но ты, кажется, забыла, что я сказал ранее: мне было восемнадцать, когда я достиг уровня силы, на четыре ранга превосходящего сферу Шень Ю. Да, на этом пути мне довелось использовать некоторые ценные реагенты, да и везение пару раз сыграло роль, но ничто из этого не было уникальным и необходимым для моего прорыва — эти вещи лишь ускорили процесс, но и без них я бы спокойно вышел на тот же уровень силы, просто на пару лет позже. После того, как я всё вспомнил, мне хватило нескольких недель, чтобы выйти на уровень силы, позволяющий за секунду убить практика на пике Ли Хэ. И для подобного роста я не использовал вообще ничего, кроме собственных знаний и опыта. Поверь, если я говорю, что могу убить Главу Багрового клана, то я действительно могу его убить, и я убью его, если он станет мне угрожать. Я не кровожаден и готов протянуть руку дружбы, но если кто-то считает, что, схватившись за эту руку, сможет меня оседлать и поставить в стойло, я вырву ему этой рукой кадык.
  
  – … – она поджала губы. И отвернулась. Но напряжённость всё ещё исходила из всей её фигуры. Установилась очень неловкая тишина.
  
  – Что думаешь по этому поводу? – сменил я тему.
  
  – О чём? – вопрос был задан явно для того, чтобы потянуть немного время и собраться с мыслями.
  
  – О том, что узнала. Считаешь ли ты ещё меня своим братом — или же чужаком, захватившим его тело?
  
  – Я… не знаю. Я должна всё обдумать и поговорить с мастером Мэном.
  
  – Хорошо, я подожду. Только… – вздыхаю, – сестра Янь, не заставляй меня ждать слишком долго, – более до самого Павильона никто не произнёс ни слова. Ну что же, посмотрим, что решит эта девушка.
  
  
Глава 6
  
  Следующие два дня прошли спокойно и размеренно, хотя и не сказать что очень продуктивно для моего развития. Темп жизни в средневековье, будь оно даже всем из себя анимешно-псевдокитайским, довольно неспешен, потому от момента зачисления в Теневой Зал до момента, когда в этом Зале надо будет начинать реально работать, могла пройти и пара месяцев, элементарно потому, что ученику надо было освоить всю нужную учебную программу. Обычных учеников ведь учат лишь самым базовым вещам и приёмам, не имеющим почти никакого отношения к тем стилям боевых искусств и техникам секты, которые и отличают её от всех остальных. Старшему ученику дают уже чуточку больше, вплоть до специфических приёмов использования Ци для атаки и защиты, но и это всё ещё достаточно общие знания, возможно, с некоторыми декоративными особенностями исполнения, но принципиально не отличающиеся от того, что можно получить в любом другом клане или секте. Статус элитного ученика, как несложно догадаться, продолжает тенденцию, и тут уже можно говорить о начале изучения именно уникальных стилей Павильона. Не самых ценных и важных, но всё-таки уже таких, которые не спутаешь с техниками других организаций. В этом смысле в данном мире очень любили подчеркнуть своё отличие и выделиться из общей массы, делая исполнение приёмов таким, чтобы вот точно никто не перепутал. И смысл в это вкладывали примерно такой же, как и в гербово-родовую символику, плюс в этом было что-то вроде защиты авторских прав и борьбы с ворами секретов. Украсть же чужую технику, особенно хорошую и интересную, это же буквально то, о чём грезит каждый второй культиватор, не считая каждого первого, но если ты просто украл описание конкретной техники или выбил её секрет пытками у пользователя, ты не сможешь сам переделать её так, чтобы никто не узнал. Как минимум ты не сможешь это сделать быстро, ведь ты украл только итоговый результат, а не «техпроцесс» его получения. Новые приёмы конкретного стиля разрабатываются годами, и разрабатывают их большие мастера этого стиля, которые обладают и опытом, и пониманием, что там зачем и почему оно так. Посторонний человек может списать чужое решение задачи, но если он не понимает темы урока, он не сможет переработать это решение, представив его «своими словами». Аналогия грубовата, но вполне подходит. В итоге даже если технику твоей секты кто-то украл, он оказывается в положении, когда применять её ему крайне опасно, ведь можно прослыть вором и спровоцировать охоту за собой со стороны «обворованного». Ну а, возвращаясь к моей ситуации, я вообще стал основным учеником и, соответственно, получил доступ к основным секретам секты. Той их части, которая может быть открыта людям, не входящим в непосредственное руководство Небесного Павильона.
  
  И чтобы меня допустили до полноценной работы в Зале, мне следовало освоить хотя бы то, что полагается уметь старшим ученикам, а то личные уникальные стили и техники — это, конечно, хорошо, но нельзя же, чтобы ставший чуть ли не лицом секты ученик не владел тем, чему эта секта учит? Это же натуральный оксюморон получится, и вообще ситуация довольно стыдная. Словом, как минимум мне требовалось освоить программу старшего ученика, а по-хорошему — нагнать и то, что положено уметь элитному. И под это дело мне выдали кучу книг, за которые я старательно и засел, почти не отвлекаясь на другие дела.
  
  По итогу честно скажу, что местные методички меня приятно удивили. Некоторая поэтичность выражений, набившая мне оскомину ещё по прошлому миру, в них всё ещё имелась, но при этом составлены они были именно как чёткие инструкции. Буквально пошаговые, с расписыванием всего хода тренировки на определённый приём чуть ли не с протоколированием каждого пука. Некоторые моменты таких инструкций вызывали у меня вопросы о своём назначении, смысле и целесообразности, но я не мог не отметить, что сами по себе методики освоения того или иного приёма были предельно ясны и понятны, настолько, что осознать алгоритм действий и повторить его по инструкции смог бы даже самый тупой чурбан. Другое дело, что за этими инструкциями не угадывалось теории и общих принципов, словно люди механически записали нужные действия, но совершенно не представляли, зачем и почему они нужны. Это было странно и очень непривычно, но, повторюсь, инструкции были понятны и с ними можно было работать.
  
  Ну и, закончив чтение выданной литературы, я к этому приступил. Признаться, было подспудное ожидание каких-то проблем и внезапных неразрешимых осложнений, всё же я радикально расширил свою систему меридиан, но нет — для местных техник оказалось вполне достаточно и того, что оригинальная структура сохранилась, а то, что она стала частью другой, уже роли не играло. Но всё по порядку.
  
  Начал я, что логично, не с дистанционных энергетических ударов, рассчитанных на сферу Ли Хэ (3), а с базовой подготовки Ци — той самой техники, что должна, во-первых, помочь практику осуществить переход с ранга Кай Юань (1) в ранг Ци Дун (2), а во-вторых, просто привести его Ци к эталонному для техник данной секты спектру. По идее, это было необязательно, и сами приёмы можно было исполнять на разных видах Ци, в том числе, скорее всего, и на моей, но мало того, что я банально хотел разобраться в основах, так ведь тут ещё и был совершенно новый для меня метод прививания своей Ци определённого спектра. Отложить такое на потом ради практики какого-нибудь удара ладонью с выплеском Ци я не мог чисто физически… Даже несмотря на то, что предложенная метода хоть и была весьма подробна, но выглядела для меня… экзотично, если не сказать грубее.
  
  Но я был опытным сумасшедшим, которому доводилось творить самую разную дичь, так что, мысленно сообщив небесам нечто вроде: «Надеюсь, до перхоти с шерстяной жопки священной обезьяны, собранной после дождя в последний четверг месяца слепым пожилым гомосеком, у нас дело не дойдёт…», я дождался, пока «тень от камня высотой в ладонь вытянется до той же длины», и, повернувшись к солнцу правой щекой, принял «позу журавля», подтянув одну ногу к подбородку и встав на носок второй. Руки разведены в стороны, ладони сложены лодочками. Ах да, ещё нужно было чуть присесть. Кря, бл… в смысле, курлы-курлы. Или как там матерятся журавли?
  
  В общем, да, я дошёл до этого дерьма. Если раньше я мог только иронизировать и шутить на тему подобных методов культивации, то теперь вот оно стало частью моей жизни. По моей же доброй воле, хочу заметить! А всё потому, что — ну надо же разобраться? Не важно, что курил автор инструкции, требуется сжать зубы и таки выполнить всю написанную им ахинею, параллельно вслушиваясь в свои ощущения, чтобы понять, что и зачем там происходит. Логично? Логично. Вот благодаря такой логике я и стоял журавликом.
  
  Второй момент был ещё более эпичен — я должен был «очистить свой разум». Угу, стоя в этой самой позе. Но ладно, тут я мог мухлевать сколько угодно, просто концентрируясь на ощущении магии внутри себя и возможности её контролировать — сколько бы времени ни проходило, а эти чувства всё так же вызывали щенячий восторг и наслаждение, которые очень легко переплавить в умиротворённое бездумное созерцание.
  
  Третий этап — правильное дыхание и «вбирание Мировой Ци». Причём не привычное мне «жёсткое вытягивание» или «позволение наполнять себя» от практиков Огня и Звёзд соответственно, а что-то вроде «насоса», когда ты «колышешь» свою энергию определённым образом, и она как бы выплёскивается наружу, но не с концами, а, смешавшись с «атмосферой» там, то есть вобрав в себя чуток внешней Ци, втягивается обратно. А потом опять выплёскивается. И опять втягивается. При каждой итерации добавляя в качающуюся по энергоканалам энергию строго определённый объём внешней Ци, со строгой же периодичностью. И так очень долго. Вхо-о-о-одит и выхо-о-одит, вхо-о-о-одит и выхо-о-о-одит. Замечательно выходит, как говорил один депрессивный ослик.
  
  И надо сказать, минут через тридцать, когда я уже даже перестал ощущать себя придурком-наркоманом, словившим очень странный приход, этот процесс начал давать некий эффект. Стараясь не спугнуть это чувство, я «углубился в себя» и занялся «внутренним созерцанием». Буквально. И когда осознал, что именно вижу, хотел сильно ругаться. Но восхищённо, чего уж там!
  
  Родная энергосистема этого тела… вибрировала. Она не просто впитывала и пропускала через себя Ци, она как будто пыталась слиться с проходящей энергией и начать вырабатывать уже новую форму Ци, не ту, что впитала, не ту, что была, а некую производную, что не является примитивной смесью двух цветов, а выступает скорее продуктом случившейся химической реакции. Чем-то это напоминало слияние Ци с даньтянем, но тут «естественный» даньтянь как раз оставался нетронут — в него лишь сливалась избыточная энергия, а вот вся сеть родных меридиан тела — менялась. Я бы сказал, что тут тот самый случай, когда у человека нет какого-то органа, и потому другая его начинка пытается как-то взять работу выбывшего собрата на себя. И если у слепых там обостряется слух и тактильное восприятие, то у местных практиков без нормального даньтяня его функцию на себя пытаются взять меридианы! И все эти упражнения — это «механическая подстройка» системы. Правда, не совсем ясно, при чём тут моральное состояние и строго определённые часы, с этим нужно ещё покопаться, но уже открывшееся… изумительно! Прививать себе свойство определённого типа Ци, просто подобрав алгоритм тренировки, без всяких внешних источников эталонного вида, — это Гениально! Правда, я пока не видел этому методу особого применения, элементарно потому, что ты пойди ещё догадайся, какое свойство Ци тебе нужно и как его добыть (в том смысле, что как менять под него алгоритм), да и «вручную» прошивать себя, сливая нужный тип Ци с даньтянем, всяко быстрее и удобнее, но принцип! Принцип! Просто изумительно.
  
  И я в упор не понимаю, как они вообще дошли до этого? В том смысле, что идея подстройки меридиан под Ци — она не нова и окей, но сколько и чего нужно было скурить, чтобы привязать такую подстройку под всяческие «позы зю»? Что за вещества местные потребляли для того, чтобы вот всё вот это подобрать и придумать?
  
  Ответов не было, зато в моём организме завелась довольно интересная и новая для меня Ци. Пока всего капелька, пока даже не особо твёрдо завелась — процесс «тренировки» меридиан продолжался, но наблюдать за этим было безумно интересно. Как и брать под осознанный контроль.
  
  Сперва я отказался от позы, потихоньку перехватив управление всеми движениями и колебаниями энергии у «подсознательного» и «рефлекторного», начав направлять их собственной волей. Потом изменил дыхание, поигрался с эмоциональным состоянием, расположением к солнцу, временем суток… В смысле, я просто не прекращал практику, даже когда её надо было прекратить согласно руководству. И-и… первые же результаты подобного изучения не то чтобы полностью перевернули мои мысли по поводу Ци местных, но где-то близко.
  
  Итак, если ранее, просмотрев память Су Му, я подозревал, что здешним практикам проще даются некоторые техники, вроде полёта, потому как сама их Ци ближе к «тварному» миру, пусть и выглядит жиденькой (точнее… Как бы это выразить?.. Её духовность более материалистична, назовём это так, как бы бредово оно ни звучало), то на практике оказалось, что всё с точностью до наоборот.
  
  Это моя Ци более «материальна». Не только в плане сильной телесной составляющей, а именно в отношении влияния на материю и реальность вокруг. Я спокойно могу усиливать себя, выдавать огненные атаки, что тут как раз к «материи» и относятся, ну и так далее, вроде возможности просто тянуть энергию извне, перерабатывая её под себя и не заморачиваясь. Буквально общаться напрямую с природными явлениями, стихиями и даже чисто физическими понятиями, такими как межзвёздная пустота. А у местных всё не так.
  
  Их Ци и сама структура энергетики куда как менее материальны и ближе к «духовному», всему тому, что выражается мыслями и эмоциями, — их Ци буквально перемешана с энергией души. А поскольку духовность и души у каждого свои, то и творить такие ребята в итоге могут каждый своё. Разумеется, есть общие основы и «грубые» воздействия, доступные с любой энергией, но чем выше твой уровень развития, тем сложнее и требовательнее исполняемые техники к питающей их силе. И степень этой сложности довольно просто представить, когда самое «примитивное и грубое» — это встать в определённое время в определённом месте с определённым настроем. Почему? Потому, что в другом времени, другом месте и с другим настроем ты не сможешь впитать из внешней «грубой» Ци те «тонкие» компоненты, что нужны тебе для развития выбранным методом. Ибо духовность, да. Потому реальные высокоуровневые практики развития действительно могут быть исполнены только в определённый день и час. Или там девственником или девственницей. Или, наоборот, развратником. А культивация на всякую демонятину пусть и может быстро дать тебе силушки, так же быстро свернёт твои мозги в трубочку и по полной скорраптит. Просто потому, что для подобного пути развития ты не просто должен будешь использовать сомнительные методы, нет! Ты будешь обязан наслаждаться резнёй, пытками, пожиранием младенцев и прочим пиздецом, просто потому, что иначе твоя «духовная компонента» не будет соответствовать требованиям практики. Аналогично и со всякими «тёмными артефактами» — гипотетический Нер'Зул не будет нежно шептать своей жертве на ушко и подстраивать вокруг неё полную задницу и безысходность, не будет и тупо ломать волю и личность, он просто за счёт своей «эталонной негативной духовности» натурально «насрёт в душу», исказив тебя под свой шаблон. В общем, весело, не так ли? Возможно, не всё было так страшно, и наверняка имелись целые россыпи подводных камней и прочая куча нюансов, но в общих чертах выглядело всё как-то так.
  
  Что это означало для меня лично? Ну, во-первых, я теперь понял, как заставлять меридианы, доставшиеся мне в наследство, вырабатывать Ци, и мог запустить процесс так же просто, как и раскочегарить собственный даньтянь. Выход там был мизерный и на фоне возможностей даже простого поглощения силы Звёзд или Солнца совершенно ни о чём, но момент полезный, хоть на общем фоне открытий совершенно мизерный. Во-вторых, «чисто по физухе» я действительно уже неприлично толстый и могучий, и с дальнейшим развитием это будет заметно всё больше. В-третьих, как раз касательно этого развития — мне не нужно извращаться со сворачиванием хитрым узлом, достаточно просто понять, что рекомендует делать автор очередной методички по развитию меридиан, а дальше просто имитировать это воздействие моей собственной волей — с её качеством такая «эмуляция» тренировки будет на три порядка эффективнее, чем «стандартная» по методичке.
  
  Это из хорошего и приятного.
  
  Теперь перейдем к «в-четвёртых» и уже не очень для меня радостному. Местная «более лёгкая фракция Ци», назовём это так, пусть мне и доступна, и даже манипулировать ей у меня выйдет так же свободно, как и всей остальной (всё-таки Девятый Небесный Уровень — это не жук чихнул, это товарищ, что уже что-то понимает за магию, да), однако, в силу изначально разного подхода и специфики, тут могут быть техники и целые направления, что представляют нешуточную опасность даже при относительно малом энергопотреблении. Например, как я успел ознакомиться в более продвинутых методичках, пусть пока и просто «для общего развития», всякие «атаки на душу» тут были не как в моём прошлом мире — «один приём на все случаи жизни, а больше мы не знаем», тут реально могли душу разорвать, превратив противника в овощ. А то и вообще — просто и бесхитростно сожрать. Причём эти техники не считались чем-то невероятным и недоступным! Да, владела ими далеко не каждая секта, кого попало к ним тоже не подпускали, но они тут были на уровне «на каждом углу не повстречаешь, но, в принципе, будь готов наткнуться в жизненном пути на пару-тройку ребят, что любят-умеют-практикуют». С чего я взял? Да с того, что это прямым текстом писалось в одной из методичек, повествующих как раз о «духовном ударе» — том самом, которому меня научил ещё проректор Сюэ, сразу пояснив, что больше ничего по теме не знает. А здесь «по теме» знали намного больше и могли неприятно удивить, так что особо бронзоветь не стоило, хотя я и не собирался, но учтём — чисто на всякий случай. К тому же перспективы всё равно открываются огромные! Да и развитие своё можно будет попробовать ускорить и улучшить, добавив к знакомым мне способам выкладки от местных, например, «научив» свои меридианы вырабатывать Ци так же, как это делают меридианы местных. В общем, интересно, аж жуть!
  
  К тому же медитации медитациями, но когда я разобрался с «позой зю» и механикой её работы, я не спать пошёл, я взялся за местные приёмы, вполне себе продолжая при этом правильным образом «качать Ци» в меридианах. И если всякие удары ладонью с выплеском энергии через выходы энергоканалов по её центру или создание твёрдого когтя-клинка (на что хватает контроля), как продолжения указательного и среднего пальцев, меня скорее позабавили, чем заняли на сколь-нибудь долгий срок, то вот энергетическая атака на расстоянии и варианты защитных покровов заинтересовали.
  
  Визуально они мало отличались от всё тех же «Огненного клинка» или «Щита», но вот исполнение у них было если и не кардинально иным по своему принципу, то уж точно мне непривычным. Точнее сказать, в том, как эти вещи создавались, не было бы ничего необычного для Пятого Небесного Уровня и выше, когда развитость энергосистемы и контроль своей Ци возрастает настолько, что все подпорки вроде ручных печатей и движений тела уже становятся не нужны и ты свободно можешь манипулировать своей Ци вне организма, выпуская её наружу в любых объёмах в любом направлении, буквально не вынимая рук из карманов. Но то на Пятом Небесном Уровне и выше, а на Втором подобное просто нереально — система энергоканалов недостаточно развита для свободного пропускания энергии наружу и сопротивляется этому, как будет сопротивляться чрезмерной нагрузке неразработанная мышца. Да, к достижению Пика Второго Небесного Уровня, если ты не пренебрегал направленными на это тренировками, можно разработать меридианы так, что будет возможно и выдать выброс Ци на пару метров с кулака, и покрыть себя простейшим защитно-усиливающим покровом, что на самом деле в большей степени пропитывает ткани тела, чем покрывает его снаружи, но вот это — предел нормального практика моего прошлого мира на данной ступени развития. Я нынешний могу побольше за счёт того, что прорастил себе более развитую и совершенную энергосистему, но это «побольше» не такое уж и большое — техники Третьего Небесного Уровня я осилю, но на Четвёртый лучше не замахиваться — там уже нужен просто другой масштаб пропускной способности и объёмов задействованной энергии, мои же меридианы до такого ещё не доросли, да и энергии столько нет. Но это всё в обычном случае и, так сказать, в нормальных обстоятельствах. И с последними-то мне как раз и открылся большой сюрприз.
  
  А всё дело в том, что структура родных меридиан этого тела, а также геометрия их расположения оказалась крайне… даже не так… КРАЙНЕ удобна для выпускания энергии наружу. Я бы даже сказал, они работали по принципу этакой вытяжки, сами подталкивая Ци выходить. Пока я занимался обычными тренировками по привычным методам, это не ощущалось, ведь я почти не задействовал родные меридианы организма, лишь те их элементы, что совпадали с нужной мне структурой, а потому взяли на себя её роль. Возможно, будь я менее опытен, я бы обнаружил это раньше, просто оказавшись не в силах контролировать энергию на должном уровне, чтобы та вся уходила куда требуется, не вливаясь побочными потоками куда не надо, но я был достаточно опытен, поэтому моя Ци текла только по тем меридианам, по которым я хотел, ни каплей не попадая туда, куда мне было не нужно. И вот теперь я почти внезапно (всё же я видел следы подобного ещё на примере энергосистемы Ся Нин Чан) обнаружил, что я, пусть и несколько ограниченно, то есть только через конкретные области тела, могу выпускать Ци наружу не методом «с натугой пропихнул через узкое горлышко», а «открыл краник — и оно радостно потекло». И потекло с пропускной способностью, эквивалентной Пятому-Шестому Небесным уровням. Да и контроль над этой Ци оставался не хуже.
  
  Нет, повторюсь, полного соответствия не было — данный механизм был ограниченным аналогом того, к чему я привык, как если тело полностью замотать в гипс, но оставить свободными руки — руками ты можешь шевелить без проблем, но это не значит, что сможешь сплясать лезгинку. Я вот тоже не мог бы с такой «свободой действий» формировать полноценные массивы и барьеры, но техники попроще — легко.
  
  Однако то, как само тело местных практиков помогало им освоить энергетические воздействия на мир, было не единственным открытием, ждавшим меня при изучении техник Небесного Павильона. Вторым открытием стала сама структура атаки и защиты. Она была… универсальной.
  
  Техники моего прошлого мира всегда были настроены на конкретный вид Ци, с которой они и должны работать. Звёздный практик может скопировать атакующий приём огненного, но эффективность этого приёма у обладателя иначе тренируемой системы меридиан и другого типа Ци будет, в лучшем случае, в два раза ниже, чем в оригинальном исполнении. А уж взять и запитать огненную технику ледяной Ци и вовсе невозможно — просто ничего не сработает, даже если речь идёт о самых примитивных атаках, которые от стихийного выброса мало чем отличаются, но нет, проще действовать именно стихийным выбросом — пользы будет больше, чем пытаться «поджечь костёр, поливая его водой». Само исполнение техники несёт в себе её смысл: когда ты режешь что-то ножом, сама моторика твоих движений предполагает разрезание ножом, а не какое-нибудь раскатывание скалкой. И если ты возьмёшь в руки скалку и начнёшь ей совершать движения для разрезания ножом, у тебя нифига не получится, ты ничего не разрежешь — инструмент должен соответствовать исполняемому действию. Да, некоторые инструменты могут заменить друг друга, но далеко не все и не всегда. С видами Ци то же самое — звёздная Ци может заменить огненную в атаке, но огненная не может заменить звёздную в исцелении, равно как и солнечная не заменит ледяную в охлаждении.
  
  Здесь же моторика исполнения той же дистанционной лучевидной атаки выглядела… и работала так, что её можно было совмещать с любым видом Ци. И атака случится. И она будет эффективна. Причём чем сильнее и качественнее твоя Ци, тем эффективней.
  
  Десятисантиметровый в диаметре синий «лазерный» луч на звёздной Ци с моей ладони натурально пропахивал землю в тридцати шагах от меня на добрых полметра в глубину. Серебристый луч на лунной Ци делал это чуть хуже, но тоже очень здорово. Как и золотой на солнечной Ци, и багряный на огненной, и даже второй синий на ледяной. Они все имели мощный кинетический эффект, сохраняя свою стихийную составляющую лишь как побочный поражающий фактор, будь то ожог или охлаждение, и это было то, как работала данная техника — ей просто было наплевать на «топливо», она била «лазерным» лучом с кинетическим эффектом, и не колышет. А ещё эта атака была довольно экономичной, то есть я реально её тянул в рамках череды опытов и повторений, имея резерв лишь Второго Небесного Уровня, потратился, конечно, но тянул. Аналогичный по структуре и исполнению барьер на этом фоне вообще не смотрелся, в том смысле, что — ну да, он гасит кинетические удары и удары Ци, но на фоне вышеописанного это было вообще ни о чём.
  
  В общем, я так увлёкся экспериментами, что умудрился совершенно прохлопать появление Су Янь, а ведь расстались мы с ней на довольно неоднозначной ноте. Собственно, только когда она подошла и начала разговор, я кое-как смог осознать, что вообще-то уже вторые сутки на тренировочной площадке экспериментирую без перерывов. Н-да, вот это я понимаю — унесло. И никаких Веществ — исключительно на родной дури!
  
  – Я поговорила с Хранителем Мэном, – изливая на меня коктейль из неловкости, растерянности и стыда, сухо сообщила сестра. – Мне пришлось пересказать ему в общих чертах наш разговор, но он утверждает, что твоя душа всё ещё твоя, а значит… ты всё-таки мой брат, что просто… хм, очень быстро повзрослел, но… это очень непривычно, – голубые глаза ещё на середине речи вильнули в сторону, и весь вид девушки кричал, что она совершенно не знает, что говорить дальше.
  
  – Понимаю, – успокоив все процессы по движению Ци в теле, поворачиваюсь к ней, – я тоже испытал… сложный набор чувств, когда проснулся и осознал, что ещё вчера мечтал произвести впечатление на дочь торговца рисом из деревни Чёрной Сливы, а вот теперь помню, как умышленно провоцировал Короля Севера, объясняя ему, что он ведёт себя как идиот…
  
  – (О_о)?.. – на меня покосились с большим подозрением относительно моего здоровья.
  
  – Вот и мне было примерно так же неловко. Причём за оба фрагмента своей биографии…
  
  – И… кем был этот Король Севера?
  
  – Лордом Северной Стражи и наместником нашей провинции. Я был дружен с его дочерью, он посчитал, что это из корыстных соображений, я посчитал, что его мнение меня оскорбляет. Мы немного рассказали друг другу о своих позициях, после чего он выгнал меня из своего дворца, но в силу некоторых обстоятельств мне это было выгодно, так что я сам к этому вёл.
  
  – Не уверена, что я хочу спрашивать… – вновь отвела взгляд Су Янь.
  
  – В тот момент я ещё был младшим наследником своего клана и вокруг крутилось очень много интриг, так что объяснять весь контекст и обстоятельства действительно будет очень долго, да и не нужно. Главное, что финал у этой истории хороший — Лорд Ся Ле был хоть и гордым человеком, но разумным и достойным, так что в конечном итоге он внял моим аргументам, и мы стали если не друзьями, то уважающими друг друга союзниками.
  
  – И всё же я не понимаю, – покачала головой девушка. – Если ты — Су Му, то почему там ты был гением, на равных разговаривающим с правителями целых регионов, а здесь два года не мог освоить даже стадию Закалки Тела?
  
  – Думаю, это из-за обстоятельств, – чуть покривил я душой, хотя моё попадание ведь тоже можно назвать обстоятельствами? – Там я был рождён как младший наследник клана, в котором практикуются крайне неприглядные методы воспитания наследников. Я буквально с самого раннего детства знал, что если окажусь слаб, то меня убьют или другие наследники, или сам Глава клана, который был мне двоюродным дядей и видел во мне угрозу своему сыну. Поэтому пришлось очень рано повзрослеть и очень старательно искать пути стать сильнее. Здесь же у меня были ты и дед, за вашими спинами я был в полной безопасности. Власть меня никогда особо не интересовала ни там, ни здесь, но там я вынужден был стремиться к ней, чтобы выжить, а тут я мог расслабиться и просто жить, наслаждаясь любящей семьёй и привилегиями внука Второго Наставника Небесного Павильона.
  
  – Понятно, – отчего-то слегка порозовев и смутившись с новым оттенком, односложно ответила Су Янь.
  
  – Правда, – продолжаю мысль, – я думаю, что и тут начал бы быстрый рост, когда достиг сферы Ци Дун (2). В той жизни у меня тоже всё было не очень хорошо первые годы тренировок, и я почти не выделялся на фоне прогресса сверстников, но когда по-настоящему распробовал управление Ци, достигнув определённого уровня силы, тогда я сильно изменил своё отношение. То, что раньше было тяжёлой обязанностью, стало удовольствием, в которое я нырнул с головой, после этого и начался мой основной прогресс.
  
  – А что за история с девушкой из Теневого Зала? – явно желая сменить тему, подняла на меня синие глаза сестра.
  
  – Какая история?
  
  – Что ты влюбился в неё и поэтому попросился в Теневой Зал, – пунктуально объяснила Су Янь.
  
  – А… – невольно я мазнул взглядом по окрестностям, но нет, ниндзи нигде не ощущалось. – Если речь идёт про Ся Нин Чан, а она — единственная девушка, которую я знаю из Теневого Зала, то между нами ничего нет. Она милая, конечно, но мы разговаривали всего пару раз, да и после возвращения памяти я ещё не до конца пришёл в себя, чтобы думать об отношениях.
  
  – (v_V)? – взгляд сестры приобрёл ну о-о-очень скептический окрас. В нём так и читалось воспоминание о сёстрах Ху.
  
  – Не смотри так, – не удержался я от улыбки. – Душевное смятение от воспоминаний и переоценки своей жизни может не давать думать о серьёзных отношениях, задвигая их все на дальнюю полку с мотивом «не до того сейчас», но оно не делает из меня мужеложца, который не испытывает удовольствия от созерцания красивых девушек. Я всё ещё вполне здоровый парень, которому приятно общество красавиц, просто голова у меня сейчас занята совсем другим. Опять же, учитывай воспоминания наследника Старшей Семьи. Там всё очень непросто с поисками спутницы жизни.
  
  – Тогда зачем ты попросился в Теневой Зал? – не стала спорить девушка, хотя и не полностью мне поверила. Не проигнорировала слова и аргументы — нет, но у неё тоже были опыт и воспоминания. Опыт общения с Су Му, а потому некоторым заверениям она уже на автомате прописывала гриф «сомнительные».
  
  – Ну… – думаю, лучше не говорить ей, что это ради халатика. Не оценит. – В прошлой жизни я так долго был у всех на виду и купался в различных интригах, что просто захотелось вступить туда, где мне не будут постоянно действовать на нервы подхалимы Старшего Наставника и где я смогу спокойно от всех прятаться и ни в чём не участвовать.
  
  – То есть ты решил сбежать от ответственности? – не дрогнув и морщинкой, уточнила девушка.
  
  – Это… не совсем корректная формулировка, – я старательно сделал вид, что мне стыдно, – я предпочитаю: проявил благочестивую скромность.
  
  – Э-эх, – устало вздохнула Су Янь. – Ты точно мой брат…
  
  Это прозвучало с таким смирением и принятием неисправимого зла мира, что я не удержался от смешка.
  
  – Чего смешного? – лазурные глаза прищурились на меня с укоризной.
  
  – Да так, – пожимаю плечами. – Я ведь действительно не хочу влезать в совершенно ненужные мне конфликты. Я был человеком, способным в одиночку уничтожать армии, и в течение года-двух вполне восстановлю свою силу, к чему мне что-то доказывать в глупых детских ссорах с теми же Су Хун Чэнем или Вэй Джуанем?
  
  – Ты очень уверен в себе… – поджала губы брюнетка, после чего отвела взгляд. – Не знаю, как к этому относиться, – признала она. – Я понимаю твои слова и понимаю, что ты всё ещё мой брат, но это непривычно.
  
  – Понимаю…
  
  – Разве? – вновь покосилась на меня девушка. – За весь наш разговор ты ни разу не назвал меня старшей сестрой, зато несколько раз указал на свою силу.
  
  – Ум… – н-да, мой косяк. – Прости, я не хотел тебя обидеть или как-то намекнуть на то, что я теперь старше. Просто хотел объяснить. Так, чтобы это было максимально понятно.
  
  – Но ты всё равно уже не считаешь меня старшей, – констатировала Су Янь.
  
  – Я… – на какое-то мгновение я затруднился с ответом. Она и впрямь была проницательной девушкой, хоть тут всё и лежало на поверхности, но подметить этот момент на фоне прочих откровений вот так вот прямо в ходе разговора смог бы не каждый, даже с учётом восточной повёрнутости на иерархии и статусе. Однако эта же повёрнутость значила, что такой факт мог серьёзно ранить чувства моей собеседницы. – Не буду врать, у меня и в самом деле уже не получается думать о тебе как об авторитете, что добился много большего, чем я, но это не значит, что я перестал тебя уважать. Я всё ещё восхищён твоим талантом и достижениями, и память о прошлой жизни это только усилила. Так уж вышло, что боевые искусства, основанные на ледяной Ци, в том мире были потеряны. Так что в моих глазах ты всё ещё Гений, в полной мере достойный уважения. Просто… там я привык во всём полагаться только на себя и всю ответственность за поступки тоже нести сам, не ожидая, что придёт кто-то старший и меня защитит. И, познав это чувство однажды, очень сложно вновь стать маленьким ребёнком, что прячется за старшую сестрёнку.
  
  – Хорошо, – опустила взгляд к земле Су Янь. Судя по её эмоциям, мне удалось немного сгладить острый момент. – Мне надо обо всём подумать. Я вернусь к себе.
  
  – Как скажешь, сестра, – я не поленился изобразить уважительный поклон с упиранием рук одна в другую. – Буду ждать нашего нового разговора.
  
  – Угу, – чуть заторможенно кивнула девушка и, развернувшись, отправилась на территорию жилых кварталов Павильона. Я же мысленно выдохнул. Всё прошло не так уж плохо, а на фоне возможных альтернатив так и вовсе замечательно…
  
  
***
  
  Визит сестры стал началом череды хлопотных дней. Ничего серьёзного или неприятного они не несли, но так совпало, что Второй Наставник раскачался дать внучку мастер-класс и взяться за его подготовку лично, дабы тот не ударил в грязь лицом перед Третьим Наставником, который руководит Теневым Залом. При этом слепо-глухо-тупым уважаемый Су Суань Ву не был, потому, даже занятый кучей своих хлопот, вполне был в курсе моих тренировок, пусть и без слишком мелких подробностей, но то, что техники Павильона я начал осваивать буквально с полпинка — это он знал. В общем, пришёл он ко мне радостный, довольный, но с железобетонным намерением не дать внуку увязнуть в прикладном характере тренировок, а наполнить его межушное пространство полагающейся теорией и философским пониманием вопроса. Потому что как же без него? Духовность! Нельзя быть культиватором без духовности! Духовность — это главное! Литература — царица наук! Поэзия — её царь! Философия нравственности! Путь быка в облаке, помноженный на стрекочущего зайца, — познай истину мироздания — вкури смысл жизни — пилюли откроют тебе тропу!
  
  Понятное дело, что я ёрничаю и иронизирую, но так как мужика явно никто не просветил относительно моего «вспоминания прошлой жизни», а сам он не сильно интересовался причинами, побудившими внучка взяться за ум (главное, что тот за него взялся, и сейчас нужно не упустить момент, использовав его на полную, пока у малолетнего оболтуса не случилось рецидива), мне приходилось послушно внимать, кивать и делать умные глаза, даже когда мне хотелось сбежать. Не то чтобы мне так уж часто это хотелось, но… но китайская литература — это не моё.
  
  К счастью, у почтенного Старейшины Небесного Павильона были и другие дела, так что, посвящая моему истязанию часиков по пять в день, затем он благополучно отпускал меня на волю. И нет, занятия наши не были такими уж бесполезными — мужик, может быть, и не был гением, но очень крепким профи, знающим своё дело, — безусловно, так что в разговорах с ним удалось так или иначе подтвердить почти все мои выводы о природе местной Ци, системе меридиан и возможностях техник, а также почерпнуть ещё немало полезного. В частности, мне стала более понятна система местных Прорывов со ступени на ступень. Приёмы он мне тоже помог поставить правильно, дав несколько советов по исполнению, которые из книг не почерпнёшь. Но всё же самым интересным были именно Прорывы.
  
  Если суммировать изложенное Су Суань Ву, то система меридиан местных практиков открывалась для использования постепенно. То есть вот ты простой человек, и от системы меридиан у тебя есть лишь некий зачаточный рудимент, который даже толком не работает. Стадия Закалки Тела же — это процесс опосредованной стимуляции энергосистемы через физические упражнения, диеты и самовнушение, что постепенно расталкивает меридианы, заставляя те работать, производя родную Ци тела, появление которой в организме и приводит ко всякого рода выводу примесей и укреплению тканей. Соответственно, чем больше ты расшевелил меридиан, тем выше твоя ступень Закалки. Что до девяти ступеней, то тут всё просто: меридианы — это как группы мышц, начиная тренировать одну группу мышц, ты тренируешь всю группу, ибо нельзя в том же бицепсе одно мышечное волокно сокращать, а все соседние — нет. Оно всё сокращается комплексно — взаимосвязанными участками. Ну и получилось так, что системы энергоканалов в телах местных жителей делятся ровно на девять условно самостоятельных «групп меридиан», развитие каждой из которых мало влияет на остальные, как мышцы руки у человека, качающего гантельку, мало влияют на мышцы пресса.
  
  Но всё это подготовительный этап — базис. Полноценным практиком человек становится, перейдя на стадию Кай Юань (1), для чего требуется не только раскачать и пробудить систему меридиан, но и начать использовать свою Ци, хотя бы неосознанно. И тут тоже всё очень забавно. На первой ступени ранга Кай Юань (1) ты будешь способен использовать лишь, условно, десять процентов магистралей, как по части содержащейся (вырабатывающейся) энергии, так и в плане каналов для течения этой энергии, остальные в принципе не чувствуя и не применяя во время неких активных действий. Соответственно, переход со ступени на ступень здесь — это в прямом смысле «открытие» для себя ранее неактивных участков сети энергоканалов. И да, ты не обязательно начинаешь их даже чувствовать (с чувствительностью внутри тела у местных хреново, да и сама Ци очень «жиденькая», в результате чего далеко не все могут похвастаться тем, что чувствуют её сразу, как она у них появилась), просто они начинают использоваться, что естественным образом повышает боевые возможности. Собственно, на этом и строится тяга местных к мордобою. Когда ты не можешь осознанно почувствовать что-то внутри себя и даже применяешь его по большей части инстинктивно, не имея возможности как-то пощупать и управлять разумом, вариант стимуляции через бессознательное — через инстинкты и рефлексы, когда бой, когда кровь кипит, тебе прилетает в морду и ты сам машешь кулаками уже в полуобморочном состоянии — вполне рабочий. На пике напряжения организм мобилизуется, подключает резервы, перешагивает через себя и-и-и… да, вполне уверенно «расталкивает» или «подключает» ранее неактивные участки сети меридиан, что доказано многими поколениями местных практиков.
  
  Стадия Ци Дун (2) начинается, когда вся система циркуляции Ци пробуждена и участвует в жизни культиватора, в том смысле, что не осталось кусочков, что никак не шевелятся, когда человек «применяет силу». Как правило, к достижению этого ранга любой практик уже не только худо-бедно умеет чувствовать свою Ци, но и способен её осознанно применять, хотя бы в рамках минимальных выбросов. И тут начинается тренировка именно своей Ци, вернее, меридиан, что её вырабатывают, начиная с того самого приобщения к некоему эталону. В принципе, ничего не мешает «приобщиться» и раньше, это даже будет хорошо, но на такое способны далеко не все, одно только «очисти разум в позе журавля» — та ещё задачка не на один месяц тренировок для большинства. Поэтому традиционно «Трансформация Ци» начинается со стадии Ци Дун (2), и здесь Прорывы со ступени на ступень олицетворяют уже развитие энергосистемы. В общем виде это развитие происходит именно через приобщение меридиан к некоему эталону Ци, то есть буквально их апгрейд с улучшением качества «производимого продукта», который у нормального практика происходит не сразу во всей системе, а поэтапно — от самых главных магистралей к периферийным, и занимает много месяцев с различными этапами тренировок, включая постижение конкретных приёмов с использованием Ци.
  
  Сфера Ли Хэ (3) концепцию продолжает, будучи первым этапом, на котором ширина меридиан полноценно наращивается и в процессе Прорывов от них начинают прорастать дополнительные энергоканалы, разветвляя и усложняя всю систему. Здесь тренировки становятся даже чем-то похожи на привычные мне, упирая на создание нагрузки энергоканалам и поглощение Ци из внешних источников, подходящих технике развития практика. И да, по итогу я несколько ошибся с приведением силы Ся Нин Чан к привычным мне мерам. Судя по всему, правильнее было соотнести её не со слабым Третьим Небесным Уровнем, а скорее уж со Вторым, просто с особенностями, позволяющими легко выпускать Ци наружу.
  
  Соответственно, местный ранг Чжэн Юань (4) для меня был аналогом Третьего Небесного Уровня, тем более что и у местных адептов боевых искусств при переходе на него значительно расширялась область допустимых манипуляций своей Ци во внешней среде и в тренировках начинался особый упор на общее усиление Ци, с активным применением эталонных образцов-источников более качественной энергии, нежели вырабатывают меридианы практика. То есть в дело шли местные аналоги Звёздных Камней, Пурпурных Нефритов, Экстракта Холодного Снега и прочих Рубинов Огненной Слезы, что были наиболее близки по спектру и свойствам той технике развития, которую применяет эксперт. Ну или пилюли, да. Наварить пилюли, что будут давать какой-то конкретный вид Ци, в местных условиях было проще и доступнее, чем искать природные источники. Развитие и тренировка энергосистемы тут, к слову, тоже шла поэтапно, с разделением на девять ступеней — это был естественный процесс, обусловленный самой геометрией и взаимосвязью системы меридиан людей этого мира.
  
  Финальный же для местных ранг Шень Ю (5), он же «Небесное Вознесение», говорил, что ты молодец — ты заочищал и затренировал себя до такой степени, что достиг стадии, когда твоя Ци — это уже не просто Ци какого-то слабого человека, а прям Истинная Ци! Самая прям очешуенная и крутая, которая лучше всех, и даже природные источники тебе завидуют. Правда, её тоже можно тренировать, делая лучше и сильнее, а также расширять дальше систему меридиан, но как там и что работает — это уже сам. В смысле, большие дяди (включая уважаемого Второго Наставника), конечно, чего-то там на этом поприще достигли и как-то оно у них идёт дальше и что-то там развивается, но что, почему и как — это они и сами не очень в курсе… Короче, старайся! Духовность! Поэзия! Литература! Жди просветления и отвали.
  
  Такой вот коленкор.
  
  Но, честно, за объяснения дядьке спасибо. Вот прям от чистого сердца.
  
  И забавно, что Су Янь полностью угадала мой текущий уровень развития согласно состоянию родной системы меридиан тела. Стадию Кай Юань (1) я, очевидно, проскочил разом, просто взяв и включив в работу все энергоканалы тела, не спрашивая их мнения и не деля на фрагменты. Способ подключения был явно необычен, но результат остался тем же. А вот дальше, да, настала стадия Ци Дун (2), в которой я начал совершенно канонично и по всем правилам приобщать систему циркуляции Ци к эталонному спектру энергии выбранного «боевого стиля». И пусть тоже делал это не совсем как все, но, как бы это ни было смешно, оставался в рамках нормальной механики, сперва приобщая именно основные магистрали, имеющие выход наружу, а вот остальные даже не трогая. В смысле, вот я научил ключевые меридианы вырабатывать нужную Ци, она растеклась по всей системе и сделала вид, что всё уже, всё ништяк. А я-то не знаю, как нужно, ну и делаю вывод, что раз уже вырабатывается, значит, всё — задача выполнена, а что во всяких капиллярчиках и «углублённо залегающих» участках оно не очень работает, продолжая выдавать лишь родную Ци тела, что просто размывается более мощной, и это надо менять, то мне неведомо — я вчерашний обычный ученик, что только с Закалкой Тела колупался, такому, как я, знать о физике развития поздних рангов не положено.
  
  В общем, получив пинок полезной информации, я частично пересмотрел свои тренировки и расширил методу приобщения родных меридиан тела к нужной Ци на всю энергосистему, не быстро, но потихоньку обучая все нужные участки вырабатывать правильную энергию. Ну и потихоньку сливая эту «эталонную местную Ци» со своим даньтянем. А так как вырабатывалась она не слишком быстро, процесс этот тоже был неспешен. Ся Нин Чан, к слову, вновь начала появляться в наблюдательной позиции относительно моих тренировок, но то ли хранитель Мэн её накрутил, то ли она сама слишком смущалась после прошлого раза, но ко мне не выходили. Очень упорно. Даже прятались, когда я звал. Так как это было похоже на вызов, а заниматься совсем уж одной только тренировкой мне было скучно, в какой-то момент я начал безобразничать, заранее просчитывая место, где она засядет, и размещая там пиалку с чаем. После второго раза, когда к концу тренировки пиалка оказалась выпита, к ней добавились орехи в меду. Вспышка смущения, когда ниндзя их нашла, настигла меня и за две сотни метров от места действия, подарив замечательное настроение на весь последующий день.
  
  Так, совершенно незаметно для меня, пролетело почти две недели. Все родные меридианы тела были научены всему, что надо, выведя меня, условно, на девятую ступень Ци Дун (2), а на тринадцатый день после разговора с Су Янь я закончил процесс слияния Ци того спектра, который практикует Небесный Павильон, со своим даньтянем и, соответственно, получил возможность вырабатывать её не только родными для тела меридианами. Вернее будет сказать, я теперь мог придавать родной Ци её свойства по своему желанию, да и сами эти свойства стали неотъемлемой частью моей родной Ци, если не делить её на разные спектры. Как и в прошлом мире, ощущение завершения слияния с новым эталоном сопровождалось кратким ощущением этакого звона, зародившегося в даньтяне и прокатившегося по всему телу краткой волной изменений. Прорыва не случилось, этого и ожидать не стоило, да и система энергоканалов почти не усилилась в своих насыщенности и пропускной способности, но теперь мои меридианы «знали» новую Ци и были готовы работать с ней, как с родной. Чем-то это напоминало нанесение антикоррозийного покрытия, но, естественно, без самого покрытия — именно энергоканалы сами по себе, а также все ткани тела стали невосприимчивы к «негативным» эффектам, что может иметь данный вид Ци, ровно так же, как они получали когда-то подобную «настройку-устойчивость» к огненной или ледяной Ци.
  
  Само собой, за данным достижением последовали сравнительные испытания, которые выявили два факта. Первый — данный вид Ци в прямой атаке намного слабее любого другого доступного мне спектра. Слишком она… мягкая. Аморфная. Духовная. Факт второй — я не смог понять её свойств. Ну, кроме первого. Обычно у Ци чувствуются свойства — хоть какие-то параметры. Например, у той же Ци Луны с самого первого мига чувствовался свой собственный особый холод, не связанный с холодом льда, а тут… непонятная аморфность… газообразность… разреженность… даже выразить это словами сложно. Эта Ци очень плохо взаимодействовала с телом (усиление, ускорение, упрочнение — всё это получалось в разы хуже, чем даже у огненной Ци, для таких вещей в принципе плохо подходящей), но в то же время этой Ци было очень легко управлять за пределами тела. Я бы сказал, что она идеально подходит для формирования массивов, но тоже нет, так как она была аморфной — ей было просто-напросто сложно удерживать статичную форму мелких элементов. Создать узор на секунду-две ей было проще, но удержать его без расползания и искажения элементов дольше этих двух секунд — уже требовало хорошей концентрации. А ведь чем сложнее массив, тем больше в нём мелких элементов, даже барьеры, начиная с Шестого Небесного Уровня, — это сложнейший каскад энергетических линий, с каждым следующим Небесным Уровнем всё более многослойный и армированный. Словом, всё было очень странно. Хотя и не очень обидно, так как массивов под эту Ци у меня пока и не было.
  
  Так или иначе, я получил результат, и пусть он вышел неоднозначным, сказать, что очередная веха моей жизни завершена, было можно. Любые преодолённые ступеньки в вопросе познания и изучения Ци я считал важными вехами, и тут не стоило делать исключений. А раз уж такое дело, то и отпраздновать его не грех. Хотя бы тем, что я схожу за заказанной одеждой. Помыться, впрочем, тоже не мешает, но это частности.
  
  Приняв сие судьбоносное решение и в очередной раз обнаружив на «наблюдательном посту» ниндзи пустые пиалу и формочку для орехов в меду, уже через несколько часов я вновь заходил на рынок в Лесу Чёрных Ветров. Ся Нин Чан ещё провожала меня некоторое время с расстояния, о чём свидетельствовали время от времени доносящиеся со стороны отголоски её эмоций, но за территорию Небесного Павильона девушка выходить не стала. Вот на тему того, подглядывала ли она за мной в купальне, у меня точной уверенности не было. Где-то рядом она точно тихарилась, да и смущением от неё веяло весьма и весьма, но всё же тихарилась она, как мне казалось, несколько дальше возможных точек обзора, да и по характеру не производила впечатление девушки, которая на такое решится. В любом случае, точно я не знал, как бы, мало ли там какие техники? Оставим этому моменту элемент таинственности и неопределённости.
  
  На рынке всё было по-прежнему, и я спокойно добрался до лавки портного. Там меня уже вовсю ждали и радостно улыбались.
  
  – Молодой Мастер Су! Ваш визит как нельзя кстати, мы как раз закончили заказ и уже думали направить кого-нибудь в Небесный Павильон, дабы пригласить вас, – судя по радушию и воодушевлению, у торговца-портного было что продемонстрировать и чем гордиться.
  
  – Ну что же, уважаемый, – кивнул я мужчине, – тогда позвольте взглянуть.
  
  – Разумеется, одну минуту! – и мужичок довольно спешно, едва ли не переходя на бег, направился на верхний этаж своей лавки, откуда он вскоре спустился с парой помощников, тащащих несколько увесистых свертков. – Вот, прошу вас! – по его жесту ткань была уложена на специальный столик, а парни, выглядящие немногим меня старше, поклонились и исчезли в сторону лестницы наверх.
  
  Предоставленные наряды оказались выше всяческих похвал: ткань приятна на ощупь, нигде никаких заметных швов, вышивка ровная и точно такая, как я заказал. В оттенках тоже всё предельно точно: «бытовой» танчжуан представлял из себя набор из узких штанов, «запашной» рубахи со стоячим воротником и чего-то вроде жилета, что можно было надеть сверху. Ну или не надевать. Правда, смущали меня в этом наряде пуговицы — оригинальный костюм подобного не имел. Я вопросительно выгнул бровь.
  
  – Так гораздо удобнее и быстрее одеваться, – пояснил мой невысказанный вопрос портной. – Всё-таки ваш наряд очень архаичен и не учитывает изменений последних эпох. Но, если хотите, мы можем их спороть и оставить только классический способ крепления.
  
  – Не стоит, – я покачал головой, – меня всё устраивает, – я не настолько помешан, чтобы отказываться от более удобного варианта в угоду «исторической достоверности». Да, мне хочется иметь привычные стиль и фасон, но это не означает, что я зубами буду держаться за каждую складочку или оттенок. По оттенку, кстати, они угадали почти идеально — белая основа с фиолетовым узором и фиолетовый же жилет, всё как положено.
  
  Что касалось «парадного», в смысле «походно-выходного» костюма, то он имел уже фиолетовую основу с тёмно-синими вставками и золотистыми узорами, что в комплекте с наручами с золотыми полумесяцами составляло цельную и гармоничную картину. В общем, прекрасно, шикарно и замечательно. В качестве дополнительной вишенки на торте шёл пресловутый «халатик», хотя это скорее было косодэ, или как там правильно именуется накидка на кимоно у японцев? Не важно, а важно то, что был он правильного фасона и правильного цвета. Как говорится, «заказчик остался доволен».
  
  Собственно, это я торговцу и сказал, к его вящей радости. Далее была скучная и тривиальная оплата товара, не то чтобы меня разорившая, но внутреннее земноводное недовольно квакнуло. Впрочем, после того, как я оделся в привычный мне формат, а остальные вещи сложил в любезно предоставленную портным сумку, Внутренний Зверь смилостивился и перестал грозить мне удушением. В таком приподнятом настроении я и вышел наружу, чтобы почти тотчас подвергнуться коварному нападению. Выглядело это нападение так:
  
  – Брат Су! – розововолосая девушка сделала «хвать» на моей руке. – Твой новый наряд тебе невероятно идёт.
  
  – Ху Мэй'Эр, – ну да, кто бы ещё это мог быть? – я тоже рад тебя видеть и не могу не отметить, что твоя красота делает изысканным любой наряд, но… – я покосился на довольно зажмурившуюся красотку, – ты же не караулила меня у магазина… опять?
  
  – Брат Су, как ты можешь такое говорить? – и глазками невинно так хлоп-хлоп, что вот вообще никаких сомнений в коварном плане не остаётся. – Зачем бы мне это делать?
  
  – И ты не расставляла своих шпионов, чтобы те следили за рынком и сказали тебе, как я появлюсь? – улыбнулся я, подхватывая её игру.
  
  – Нет-нет, я добропорядочная женщина, и у меня нет никаких шпионов… ну-у-у… Возможно, – она разве что застенчиво ножкой не шаркнула, – я могла попросить торговцев Багрового клана шепнуть, если вдруг ты окажешься неподалёку.
  
  – Я вот почему-то так и подумал. Ну да ладно. Как твои дела? Как поживает сестрица Цзяо'Эр?
  
  – Ах, как ты можешь, гуляя рядом с такой красавицей, как я, думать о ком-то ещё, пусть и о моей сестре? – притворно возмутилась она.
  
  – Сестра Мэй, – в моём взгляде был мировой укор на тему её аморальных действий и домоганий, да-да, это было именно оно, а не что-то иное, сто процентов!
  
  – У нас всё замечательно! Я прошла Закалку Тела (0) и теперь нахожусь на стадии Кай Юань (1), и сестра обещала помочь мне с культивацией, – улыбнулась девушка, совершенно мимоходом сделав заявку на Гения поколения.
  
  Какая у неё там была ступень Закалки Тела при прошлой нашей встрече? Шестая? В смысле, она за жалких две недели преодолела дистанцию, на которую обычные местные практики тратят от одного года до полутора лет? Хотя, погодите… Она же — ступенька на пути к Величию Главного Героя Сянси, да ещё и девушка — она обязана быть Гением, иначе ништяков могучему герою не отсыпать и защиту не обеспечить.
  
  – Кстати, не хочешь зайти к нам и проведать её, заодно насладившись очередной чашечкой чая? – между тем применила ко мне приём «глазки» эта негодяйка, и-и-и… она явно настроена Очень Решительно, раз сулит мне ещё больше Чая!
  
  – М-м-м, ты знаешь, чем искусить мужчину, – я хмыкнул, наблюдая, как она прячет взгляд, ну да, недавно «искушение» у неё было в несколько иной области и иными методами. – Но сначала я должен навестить сестру Янь, иначе, боюсь, она сделает со мной что-то не очень хорошее.
  
  – О, хи-хи, понимаю! Старшие сёстры — они такие!
  
  – Если хочешь, можешь составить мне компанию, – почему бы и нет, в самом деле?
  
  – Ох, это на тот случай, что при свидетелях сестра Янь не будет пытаться сделать с тобой «что-то не очень хорошее»? – понятливо закивала провокаторша.
  
  – Да, что-то в этом роде, – признал я. К тому же мне было интересно посмотреть на реакцию старшей родственницы, когда её брат-повеса придёт с очередной девушкой. Из серии «он гений, но раздолбай редкостный, ничего не изменилось». Это очень правильное и полезное представление, так что однозначно да.
  
  – Тогда с удовольствием, – и, никого не стесняясь, Ху Мэй'Эр пошла со мной под ручку к Смотрительнице рынка от Небесного Павильона.
  
  Су Янь по поводу нашего визита испытывала очень яркие и противоречивые чувства. Ещё ярче и противоречивее они стали, когда я упомянул, что леди из Багрового клана вновь приглашают меня воспользоваться их гостеприимством и оценить запасы чая. Настолько «противоречивые», что сестрёнка не выдержала и едва ли не в категоричной форме заявила, что «брат не может постоянно находиться в доме Ху Цзяо'Эр, поскольку это породит очень нехорошие слухи, и вообще, чаю можно попить и у неё». Разумеется, одна оторва сразу же смогла это истолковать нужным образом и, поблагодарив за приглашение, метнулась за своей старшей сестрёнкой.
  
  – Н-но я не… – однако высказывать свой протест уже было некому. – Эх… Брат, это всё твоя вина!
  
  – Я просто пришёл навестить свою старшую сестру, чтобы она не переживала и первой в Небесном Павильоне увидела мой новый костюм для работы в Теневом Зале, – улыбаемся и машем. – Да, я очень рад, что ты решила пригласить к себе сестёр Ху, но в чём ты меня обвиняешь? В чём я виноват?
  
  – Ты… хитрый, наглый и коварный… – постановила девушка. – У тебя и раньше был потенциал в этом, но сейчас он вышел на совершенно иной уровень, – ох, сколько возмущения плещется в этих лазурных глазах…
  
  – Что же, мне остаётся только взять ответственность на себя и удостовериться, что наследницы Багрового клана останутся довольны гостеприимством Небесного Павильона, – я продолжал улыбаться, наслаждаясь возмущением, изливаемым «второй Винтер».
  
  – Ох, когда-нибудь твой язык втянет тебя в очень большие неприятности. И тогда я скажу: «я же предупреждала, брат», – она скрестила руки под грудью.
  
  – Но до того воистину эпохального момента нам нужно продемонстрировать гостеприимство леди Ху, а потому… где я могу раздобыть чайник? – в ответ был тяжёлый вздох. И да, чайник мне всё-таки предоставили.
  
  Не скажу, что последующее чаепитие вышло лёгким и непринуждённым, но и танцем на минном поле его было не назвать. Девушки не были подругами, даже сестрёнки Ху имели между собой какие-то трения, скорее всего, связанные с разницей в возрасте и силе, так что ожидать тёплых душевных посиделок и не стоило, но нечто приличное и в целом позитивное у нас получилось. Не слишком долгое, но смочить горло перед возвращением в Небесный Павильон более чем позволившее. А дальше, да, пришлось раскланиваться и возвращаться, тем более что теперь у меня была униформа, а следовательно, надо было отметиться перед Хэ Бэй Шуем — главой Теневого Зала.
  
  
Глава 7
  
  Около суток спустя.
  Я стоял на ветке дерева метрах в тридцати от Расщелины Извивающегося Дракона — местной достопримечательности и «плохого места» секты, где её основатель, якобы, заборол злобного демонюгу или просто крутого демонического культиватора — и задумчиво созерцал тренировку Ян Кая при помощи техники «Звёздных Глаз».
  
  Формально у меня сейчас было первое патрулирование и наблюдение за делами в секте от Теневого Зала, мне даже специальную книжечку выдали со специальной кисточкой и чернильницей-непроливайкой, чтобы всё фиксировать, а потом сдавать отчётность. Фактически, я скорее манкировал своими обязанностями, пользуясь привилегированным положением, и занимался своими делами. То есть формально я ничего не нарушал и даже делал именно то, что и обязан — следил, но реально сообщить кому-то результаты своей слежки вряд ли мог, по крайней мере, соблюдая положенную отчётность. В смысле, я вполне допускал, что руководству секты будет интересно узнать, что и как творит эта ходячая аномалия, но мало того, что я сам это не до конца понимал, так ещё и не горел желанием посвящать всех и каждого в свою способность такое увидеть.
  
  А между тем, творил Ян Кай сущую дичь. Во-первых, он активно впитывал из разлома некое подобие солнечной Ци, которая из этого самого разлома изливалась довольно существенно для естественного фона. Но это бы ещё ладно — парень и так уже настроил свои меридианы на почти такой же тип энергии, причём, насколько я мог судить, даже более густой и «материальный», нежели истекающий тут из-под земли. И в принципе более густой и «материальный», нежели у любых местных практиков, что попадались мне на глаза. Другое дело, что общий объём Ци у него был мизерный, вследствие малоразвитости системы меридиан, но это мелочи… Хотя и тоже, объективно, тот ещё чит. Парень-то был до сих пор на стадии закалки тела — большая часть его системы меридиан вообще не работала, но он уже имел Ци совершеннее, чем у ребят стадии Чжэн Юань (4), пусть на их фоне той и были сущие капли. Но на самом деле этот момент был фигнёй. Вот просто не стоящим внимания. Потому что, «во-вторых», пока парень впитывал Янь-Ци, его золотой скелет внаглую жрал вообще всё, и по ходу дела, без ведома владельца. И жрал, надо сказать, с такой скоростью, что моё почтение! Без шуток: КПД поглощения внешней Ци у него был не хуже, чем у меня «в лучшие годы», то есть после «Возврата к Истокам» и очистки магистралей, устроенной леди Шангуан. И всё вытянутое из окружающей среды золотой скелет не только поглощал и запасал внутри себя, он его перерабатывал в нечто очень демоническое. Его Ци хорошо пряталась за золотым сиянием как самих костей, так и настроенной на Янь-Ци энергетики носителя, но вот так — в процессе работы и глядя очень внимательно, я не мог не заметить, что поглощённая Ци внутри скелета, пусть и не приобретая какой-то черноты, определённо преобразуется в нечто очень родственное тем Демоническим животным, которых Линь Хон призывал из Преисподней во время террора на тренировочном плато Академии Небесной Звезды. И эта Ци была ещё более густой и вещественной, нежели та псевдосолнечная, которой овладел Ян Кай.
  
  Уже на этом моменте возникала куча вопросов. Центральным из которых, пожалуй, был: а почему он до сих пор на стадии Закалки Тела (0)? То есть понятно, что и механика процессов, и общая концепция наблюдаемого меня интересовали, но это был такой… технический интерес. Тем более что чем больше я наблюдал, тем сильнее убеждался, что золотой скелет — это не просто некий накопитель-преобразователь, это штука, представляющая собой прямой аналог моего даньтяня. То есть, внимательно изучая процессы во времени, я с вопросами по ним разбирался. Но вот почему он до сих пор на стадии Закалки Тела, было для меня тайной, покрытой мраком. Ведь золотой скелет был связан с системой меридиан Ян Кая! Непосредственно, напрямую, по всей широте объёмов. А это, извините меня, значило, что он может «пробудить» эти меридианы в один щелчок пальцев, вот просто «раз» — и всё. Там не требуется никаких сложных операций — просто направь по каналам Ци, как её втягиваешь.
  
  Но Скелет так почему-то не делал. И Ян Кай оставался на Седьмой ступени Закалки Тела. И я не понимал. Я хочу сказать, он же этим золотым скелетом владеет уже не меньше месяца. Да, поднять за месяц четыре ступени развития — это круто, очень круто, особенно на фоне того, что на всю Закалку Тела тут отводится три года, и только после этого срока человека признают бесталанным. Но… блин! Ху Мэй'Эр прыгнула на пять ступеней за вдвое меньшее время! Малолетняя ветреная раздолбайка, бегающая по улицам в интимных пеньюарах, взяла и сделала! А тут, имея на руках аж пачку очешуительных читов, начиная от явно очень крутой техники развития и заканчивая демоническим золотым скелетом, что культивирует ему двадцать четыре на семь (ну или поменьше — я уже не удивлюсь, если ему тоже надо спать), парень, у которого есть на три года больше опыта тренировок, просто берёт, и… И нихрена!
  
  Я смотрю на процессы, что происходят в его теле, и понимаю, что с таким инструментарием он за этот месяц должен был девятую ступень Ли Хэ (3) взять, если не вообще в Чжэн Юань (4) прыгнуть, но почему-то этого не происходит, зато… он зачем-то делает свою Янь-Ци… эм, жидкой. Кажется. После чего запихивает в свой даньтянь, который просто резервуар в солнечном сплетении.
  
  Это была какая-то дичь. Я ничего не понимал. Нафига? Зачем он так извращается? Я не мог вдуплить. То есть эй, чувак, у тебя есть пример универсального всасывания всей Ци! Ну сделай так же, ну позязя! Ты же сразу станешь просто боженькой культивации! А если ещё и нормально скелет в цикл циркуляции включишь, со всеми уже накопленными им запасами, ты же сразу кучу этапов развития проскочишь, если не по мастерству, то по чистой мощи став одним из крутейших местных культиваторов! На кой чёрт ты проводишь "очистку нефти до бензина" с "выбрасыванием ненужных фракций"? Я бы понял, если бы ты не мог их впитать, как я сам не мог в своё время научиться чувствовать и впитывать иные виды Ци, кроме огненной, но у тебя же есть Золотой Скелет, который уже всё за тебя делает — просто… просто ну не будь бревном! Ну ё-моё! Открой глаза! Как можно не замечать, что через твоё тело проходит море левой Ци?! Она же проходит через твоё тело — через твои меридианы! Тут не надо быть гением, чтобы это заметить. Тут не надо вообще нихрена, кроме как не быть табуреткой. Ты должен чувствовать, как оно происходит, должен понимать! Используй! Применяй! Зачем ты сам отрезаешь себе дороги к куче техник, в том числе и Небесного Павильона, и выбираешь узкую специализацию, которая даже по чистой усиливающей составляющей будет меньше, чем используй ты весь спектр Ци? На кой чёрт ты страдаешь фигнёй? Ведь так и дисбаланс в меридианах заработать можно, ибо а как иначе, если ты силком подстраиваешь их под работу только с конкретным спектром энергии и в то же время заставляешь пропускать через себя кучу посторонних фракций?
  
  Да и вот это сжижение… Зачем? Наблюдая за этим, я смутно припомнил, что что-то такое было и в манхве, но, блин, нафига? Ци — это же не заряды кремневых фузей, которым надо бумажные патроны сооружать, для ускорения выстрела путём того, что порох в таком патроне заранее отмерен и не надо возиться с пороховницей. Что ты делаешь, человек? Зачем? Ты хочешь путём спрессовывания «рабочего тела» получить большую его массу в резерве? Ну так, блин, ты с тем же успехом можешь потратить время на активацию ещё спящих меридиан и последующее их развитие, в итоге получив и больший резерв, и большую скорость восполнения. Это будет эффективнее! А ещё повысит контроль Ци, что приведёт к упрощению спрессовывания, если эти капельки тебе так нужны.
  
  Единственный правдоподобный обоснуй, который я сообразил за время наблюдения, состоял в том, что он действительно делал… бумажные патроны. В том смысле, что создавал этакую прото-технику атакующего типа, фишка которой именно в высокой концентрации Ци на квадратный сантиметр пространства, за счёт чего она и получает основную проникающую способность. То есть парень заранее создаёт себе запас ударов, которые смогут пронять кого-то на один-два уровня развития выше. И видя то, как он тужится сжать одну такую порцию Ци, оно и понятно — в бою ему нескольких часов подготовки никто не даст, а столько ему и требовалось, чтобы собрать одну «капельку», что даже в даньтяне выглядели отдельными кусочками, не смешиваясь друг с другом.
  
  Но даже если принимать на веру данный вариант, оставался без ответа ключевой вопрос: зачем? В чём смысл? Против кого он готовится воевать этим приёмом? Против учеников Небесного Павильона? Так ведь за последние недели его тут вообще никто не трогал. Собственно, как он стал неинтересен в плане лёгкого зарабатывания очков вклада на выигранном поединке, так и всем на него сразу стало плевать. Мол, ну есть такой, ну и пусть. А против не учеников эта метода бесполезна — там другие объёмы Ци и контроль над ней. Пусть твоя Ци немного плотнее и качественнее, но та же Ся Нин Чан просто задавит её в своём организме и выдавит наружу, Су Янь — аналогично. Удары такой пробивной способности для их уровня развития — тривиальны. И это всё ещё просто ученики, пусть и лучшие. О наставниках и иных взрослых практиках тут и говорить не приходится. Так и против кого он «нож точит»? Для простого развития своей системы меридиан таких извращений не нужно. Хотя… возможно, это был такой метод отработки контроля Ци в своём теле? Местные практики в подобном не очень хороши, может, в этом дело?
  
  Ответа не было, но я всё равно продолжал наблюдать, скрупулёзно отмечая каждую мелочь в процессах, свидетелем которых стал. Быть может, что-то казалось мне глупым и неэффективным, но нельзя было забывать, что передо мной был главный герой сянси, которому на роду написано практиковать техники, которые всеми маститыми экспертами и местными гениями считаются полным отстоем, но на деле являются невероятно имбалансной крутью. Поскольку я сам вполне подходил на роль и гения, и эксперта и при этом действительно воспринимал его действия как что-то не слишком разумное и понятное, а Ян Кай точно должен был стать хтонической неубиваемой хренью, которая будет ломать об колено все устои и традиции, а также кучу лиц как раз таки экспертов и гениев, к его практике развития надо было относиться предельно внимательно и со всем уважением. Это первое. Вторым важным мотиватором для меня был его Золотой Скелет. Видя, как эта штука работает и реально впитывает все виды Ци, выполняя в его теле роль второго даньтяня, вместимость которого на порядки больше его родного, я не мог не восхищаться работой неведомого мастера, сотворившего это чудо. Я вот не был уверен, что даже леди Шангуан смогла бы сделать что-то такое. И я очень хотел понять, как это сделано и как его повторить. К сожалению, в создании артефактов я был не силён, а естественное преобразование тканей скелета практика боевых искусств в нефрит тут явно было ни при чём, а его механизмы в данном процессе не участвовали. Тем не менее любая попытка понять принцип действия некоего механизма, технической документации по которому у тебя нет, начинается с наблюдения за процессом его работы, вот этим я и занимался.
  
  Ровно до тех пор, пока парень неожиданно не прервал практику и, взяв в руки метлу, пошёл подметать улочки на территории Павильона. В смысле, он, понятное дело, сперва дошёл до своего домика на берегу небольшого пруда и только там взял метлу, но он реально пошёл подметать дорожки.
  
  И я не знал, как на это реагировать.
  
  С одной стороны, в этом была своя логика, ведь он ученик-помощник, уборка территории — это буквально его прямая обязанность, но ведь он ещё и Главный Герой Сянси, который уже начал прогрессировать и нагибать, он не может просто так взять и продолжить выполнять «унизительную работу», которую делал, пока был «отбросом».
  
  Или может?
  
  Герой сянси ведь должен постоянно подчёркивать, как он близок к народу и вообще положителен и ответственен? В смысле, даже если всего минуту назад он вёл себя как вкрай оборзевший от безнаказанности мудак, упивающийся своими силой и властью, а также уже глав двести не вспоминал о любви всей своей жизни, своих друзьях, родных и данных обещаниях, то его всё равно надо подавать положительным персонажем, который весь из себя хороший, порядочный и вовремя выносит мусор. Мол, вот как раз и показать, как он этот мусор выносит или делает что-то такого же плана, типа, он — обычный человек, классово близкий читателям, — сопереживайте ему.
  
  Покрутив в голове данные мысли пару минут, я понял, что всё — надо делать перерыв, а то мои фобии на Главных Героев Сянси что-то слишком бурно заколосились. И вообще, пока ты спишь — драугр качается. Пока ты делаешь побочные квесты — драугр качается. Пока ты метёшь улицу — драугр качается. А поскольку я — сюжетный злодей, я должен быть как драугр! Короче, да! У меня нет времени на фобии — я должен культивировать! И в топку чувство дежавю! В прошлый раз помогло!
  
  
***
  
  Шутки шутками, но тренировки мне действительно были необходимы, что стало особенно ясно на следующий день, когда я с самого утра опять направился посмотреть на Ян Кая. Накануне я этого не застал, но теперь стал свидетелем, как на рассвете он упражнялся у своего дома, выполняя некий комплекс движений, имеющий явно те же цели, что и недавно тренируемый мной, только настроенный на обучение меридиан вырабатыванию совсем иного спектра Ци, да ещё и вступающего в резонанс с золотым скелетом, что заметно усиливало эффективность тренировки. Ещё час после этого парень практиковался, зажигая медную курильницу для трав, которую доставал из некой чёрной книги, что появлялась в его руках по желанию и так же легко исчезала. Это было очень похоже на известную мне телепортацию, только без массивов. Или, если точнее, я не видел этих массивов, потому как инициатором процесса переноса выступал всё тот же золотой скелет. И хотя я вполне различал момент напряжений в нём Ци, это точно был не массив, который можно повторить, там скорее уж был механизм наподобие эффектов оружия эпического уровня. То есть понятное дело, что внутри у них очень сложные процессы протекают, особенно в моменты использования «магии», но ты эти процессы чёрта с два рассмотришь, тем более с расстояния в три десятка метров и вот так вот за мгновение. А между тем, и курильница, и книга сияли в моём «Звёздном» зрении тем же спектром Ци, что и золотой скелет, и с лишь немногим меньшей насыщенностью. И надо было быть последним идиотом, чтобы не понять, что это вот и есть его «артефакты силы» и «источники могущества», причём там даже одного скелета было достаточно, чтобы превратить любого ученика Павильона в одного из самых сильных практиков мира буквально за несколько лет. Ян Кай, правда, развивался не слишком-то быстро, с учётом наличия такого допинга, но обольщаться на этот счёт не стоило.
  
  Вот и я не обольщался и, проследив режим дня обиженки-мстюна до уже знакомой расщелины, вернулся к собственным тренировкам. Признаться, очень тянуло взяться за освоение тех техник на основе Ци межзвёздной тьмы, что показал мне Е Синхэ, но в Небесном Павильоне я всё ещё остерегался демонстрировать данный вид Ци, да и система энергоканалов в теле пока не вызывала у меня должной уверенности в своих силах — тут ещё надо было и объём резерва подкачать, и кое-что расширить, а уже потом браться за те техники. Этим я и занялся, планируя где-то через неделю выйти на тот уровень упругости и прочности энергосистемы, чтобы можно было пробовать принимать местные средства, призванные ускорить развитие. Как у внука Второго Наставника и Основного ученика Павильона, запас разного рода пилюль у меня был, и он… не то чтобы жёг карман, но когда по соседству с тобой живёт потенциальное бедствие мирового уровня, которому в ближайшие годы уготовано порвать в клочья десятки, если не сотни маститых экспертов боевых искусств со всего мира, то невольно начинаешь задумываться о массовом применении техники Поглощения, не то что о приёме таблеток. Опять же, глупо было бы говорить, что мне не интересно посмотреть на принципы действия этих средств в своём теле. Однако всему своё время.
  
  Увы, с момента официального вступления в Теневой Зал я уже не мог себе позволить отдаваться тренировкам сутки напролёт — даже привилегированное положение не спасало от минимально-необходимого списка обязанностей, так что и этот, и ещё несколько следующих дней мне приходилось находить время на рутину. Загонять меня всякой фигнёй, ясное дело, никто не пытался, но из соображений банальных приличий уделить часа два-три патрулированию территории и наблюдениям всё-таки стоило. Как и записывать замеченные происшествия и потом сдавать эти записи дежурному ученику в Зале, дабы он внёс всё в архив. Ещё мне выдали методички по техникам, изучаемым в самом Теневом Зале. Самой забавной для меня стала книга о методах маскировки на местности и выборе точек наблюдения. Это вообще была не методика по техникам культиваторов, это была инструкция по самой что ни на есть обычной человеческой маскировке в кустиках, траве, ветвях деревьев, крышах, тенях и так далее — ничего сверхъестественного, всё насквозь утилитарно и обыденно, там даже про маскхалаты было, такие лохматые, с обрезками ткани и петельками под веточки. Нам их, правда, не выдавали, и вообще это было описано в плане «такая штука тоже есть, встретите — не удивляйтесь», но читать и смотреть картинки было забавно. Остальные книги, к сожалению, тоже были скорее забавны, чем полезны. По работе с Ци почти ничего нового, а то, что есть, — по сути, мелкие трюки для чуть иного исполнения уже известных мне приёмов Небесного Павильона. Рукопашка была интереснее, боевой стиль Теневого Зала был неплох — экономичный, нацеленный на контратаки и ловкость, он бы вполне подошёл практику пути Огня из моего прошлого мира… если бы учитывал работу с Ци внутри тела. Но он не учитывал и не предполагал её. И это было печально. Разумеется, много я и не ожидал, но ознакомление с книгами тоже занимало время, то время, которое мне приходилось вырывать у своих медитаций. А ведь ещё была сестрёнка.
  
  Да, старшая сестрёнка Су Янь, что передала свой пост на рынке другому Смотрителю на следующий месяц и вернулась в Павильон, где и начала довольно навязчиво за мной следить. Если Ся Нин Чан следила тактично и издалека (хоть и исправно пила чай и кушала сладости), то Су Янь так не умела и хотя старалась совсем уж не наглеть и на мои тренировки не ходить, во всё остальное время сверлила во мне дырку взглядом только в путь. И ладно бы она подозревала меня в нехорошем — к этому я уже привык, но нет! Её эмоциональный настрой просто кричал о том, что меня пришли оберегать и защищать, ибо в собственное здравомыслие «глупого младшего брата» девушка не верила, а вот в его способность влипнуть в неприятности на ровном месте — очень даже. Признаться, такое отношение было… непривычным. Не то чтобы оно ставило меня в тупик и я начинал терзаться непониманием, как себя в такой ситуации вести, но что-то вроде неловкости испытывал. Что ни говори, а я привык сам заботиться о молодых девушках в своём окружении, и смена ролей немного… раздражала. Но и ощущая на себе искренность эмоций сестры, я не мог испытывать к данной ситуации настоящий негатив, поэтому получалось как-то… странно.
  
  – Признайся, – подкараулив сестру после очередного завтрака, решил я немного сбить её с то… эм, прояснить ситуацию, – ты хочешь, чтобы я заказал тебе такой же классический костюм из своего прошлого мира, только на девушку?
  
  – Что? – синие глаза сделали недоумённый «морг». – Су Му! Что за глупости ты говоришь?
  
  – Ну почему сразу глупость? Тебе бы очень пошёл классический крой, – скромно улыбнулся я. – Но если тебя это не интересует, то позволь узнать, в чём тогда причина твоего беспокойства?
  
  – Не понимаю, о чём именно ты говоришь, – с гордым и независимым видом смежила веки девушка, мило смущаясь внутри оттого, что её так вот в лоб спрашивают. – И разве тебе не пора на свою уединённую тренировку? – тут же перешла она в атаку.
  
  – Знаешь, ледяная Ци и Боевые Искусства Льда тебе действительно идеально подходят, – моя улыбка стала теплее.
  
  – … – взгляд, которым меня наградила Су Янь, наполнился обидой и разочарованием.
  
  – Уверен, ты подумала, что я сказал нечто не очень лестное, – прекрасно всё поняв, наклонил я голову вбок. – Только я подразумевал, что твой характер и вот это вот сдерживание всех чувств в себе за маской отстранённости… это очень мило. И приятно.
  
  – Ты потешаешься надо мной? – испытывая смятение, нахмурилась девушка.
  
  – Нет, – теперь веки смежил я, но лишь на мгновение, чтобы в следующее «зажечь» над ладонью синее пламя истинной стужи. – Большинство считает, что холод — это нечто плохое, что холодный человек — это лишённый эмоций человек, безразличный ко всему и не способный на любовь и дружбу, а сами лёд и стужа — это что-то сродни дыханию смерти, от чего не стоит ждать ничего хорошего.
  
  – Ты… – взгляд Су Янь натурально прикипел к огоньку, от которого в воздухе натурально начинали кристаллизоваться снежинки.
  
  – В прошлой жизни я владел артефактным оружием, в котором жил дух ледяного дракона. Когда мы встретились, он чуть не убил меня, но я смог принять его ледяную Ци, познать её, сроднить с собственной, и после этого дух дракона позволил мне завладеть артефактом и сам стал мне хорошим товарищем, – тоже глядя на синее пламя, вновь улыбнулся я. – Он тоже был не слишком разговорчив, всё время делал вид, что мои дела его не касаются, но в то же время он всегда приходил мне на помощь, и я всегда мог на него положиться. Поэтому, – вновь поднимаю взгляд на сестру, – мне действительно нравится твой характер. И я рад иметь такую сестру, как ты. Просто… не переживай обо мне так сильно, хорошо? Твой глупый младший братик немножко повзрослел, и ему очень неловко, что сестрёнка продолжает его опекать, как маленького несмышлёныша.
  
  – Вот же… Как ты только можешь говорить такие вещи? – смутилась до покраснения щёк девушка.
  
  – А что я такого сказал? – прекратив выпускать Ци, изображаю саму невинность. – Разве есть что-то плохое в том, что брат называет свою сестру замечательной?
  
  – Су Му… – девушка закрыла глаза и глубоко вздохнула. – Я хочу стукнуть тебя по голове…
  
  – От этого тебе станет легче и лучше на душе? – столь же невинно, но деловито уточнил я.
  
  – Да… Определённо станет, – не открывая глаза, призналась сестра.
  
  – Тогда стукай.
  
  – … – подозрительно сощурились на меня, и я понял, что опять в чём-то виноват. Да-да, никогда такого не было — и вот опять!
  
  – Что?
  
  – Ты сейчас разрешил себя ударить? – переспросила Су Янь.
  
  – Ну да, ты же частенько давала мне подзатыльники, – пожал я плечами, озвучив печальную реальность, где оболтусу Су Му действительно регулярно прилетало, причём за дело.
  
  – И ты не имеешь ничего против? – продолжила допытываться девушка.
  
  – Не скажу, что мне будет приятно, – вновь пожимаю плечами, – но если тебе станет легче, я не против потерпеть. В конце концов, ты же моя сестра.
  
  – И ты дашь мне себя бить, даже несмотря на память о жизни, где ты был высоким аристократом?
  
  – Бить меня просто так ты не будешь, а одну затрещину как-нибудь переживу. Да и насчёт жизни аристократа… Одно дело, если бы ты меня унижала — это было бы оскорбительно, но ты же о таком даже не думаешь, а так как ты моя сестра, то наши отношения — это внутрисемейные отношения, которые не касаются посторонних.
  
  – … – теперь на меня смотрели, испытывая новый вид смятения, этакую смесь из подозрений, что я или тяжело заболел головушкой, или всё-таки над ней гнусно подшучиваю.
  
  – Так ты будешь меня бить? – с самым невинным видом хлопаю ресницами.
  
  – Нет, я не буду тебя бить, – отвернулась сконфуженная девушка. – И не предлагай мне больше таких странных вещей.
  
  – Что-то мне подсказывает, что мне лучше не поднимать тему того, кому изначально принадлежала идея избиения… – не смог я удержаться от ответа на тезис, что я тут ещё и виноват оказался.
  
  – И почему же ты не послушался этой мудрой подсказки? – стараясь контролировать голос, но так и не повернувшись в мою сторону, ещё сильнее смутилась Су Янь.
  
  – Мы, младшие братья, иногда такие глупенькие и непутёвые, – «покаялся» я, с трудом удерживая улыбку от наслаждения тем, как вызванный неловкостью румянец на щеках Су Янь разрастается сильнее. – Но я готов загладить свою вину, например… пригласив добрую старшую сестрёнку на прогулку, где расскажу ей что-нибудь интересное о своей прошлой жизни. Например, о своём эпохальном противостоянии с самыми ненавистными моими врагами!
  
  – М? – молодая девушка не избежала коварной хватки любопытства и послушно попалась в мои сети, почти забыв о возмущении неподобающим поведением брата.
  
  – Ты же не откажешься со мной погулять? – улыбаемся и машем, улыбаемся и машем.
  
  – Хорошо, я пройдусь с тобой, – сдалась девушка. – И что это были за враги?
  
  – Духовные кролики! – с чувством выдохнул я, жестом приглашая сестру следовать рядом.
  
  – Кролики? – с чувством, будто ослышалась, моргнула она. – Это название какой-то секты?
  
  – Нет, это такие Демонические звери Первого Небесного Уровня. Они очень умные и очень хорошо ускоряют себя с помощью Ци. Я тогда проходил боевую практику на горном плато, и надо было достать мяса…
  
  Рассказ и сама прогулка затянулись. Слегка подретушированная версия моей эпической охоты, в результате которой я узнал облик своего самого ненавистного врага и сладкий вкус победы, заставляла Су Янь чуть приподнимать губы и отворачиваться, явно пытаясь сдержать совсем "неуместный для столь серьёзных практиков" смех. Далее было описано ещё несколько подходящих эпизодов, и разговор сошёл на близкие женскому сердцу вопросы моды и фасонов платья. Всё-таки не зря я поднимал тему пошива нового костюма — семена упали на благодатную почву, да и как иначе? Не будь Су Янь нормальной девушкой, которая любит наряжаться, не было бы у неё своего эксклюзивно пошитого наряда, так что тут был вообще беспроигрышный заход. Ну а после того, как я выложил по важной женскому сердцу теме всё, что знал (а пожив с четырьмя красотками несколько месяцев, ты волей-неволей узнаешь много, даже если до того ничего не знал, а я, будучи высшим аристократом, знал), уже наступила ночь, и прекрасная леди вспомнила, что у неё уединённая тренировка, а значит, надо бежать-бежать. В общем, день пролетел бестолково для моего развития как практика, но очень неплохо с точки зрения налаживания внутрисемейных отношений. Ну а уединённая тренировка может быть не только у сестрёнки, и этим стоило воспользоваться…
  
  Утро следующего дня.
  Прибытие по мою душу нового любопытствующего застало меня за отработкой движений боевого стиля техники развития Небесного Демона Тёмной Луны. От методичных движений Ци в теле меридианы гудели приятным напряжением, но полчасика нагрузки я ещё вполне мог им дать без всякого риска и с одной только пользой. Увы, визит гостей эти планы ломал. Нет, нанеси мне визит Ся Нин Чан, всё было бы в порядке, но она сегодня не показывалась, а источник Ци, который я заметил на подходе, мог принадлежать только её учителю, но никак не самой девушке. Так что да, пришлось сворачиваться и настраиваться на серьёзный разговор, ибо ради какого-то другого почтенный старец ко мне не заявился бы с утра пораньше.
  
  – Доброго утра, хранитель Мэн, – встретил я старика, подогревая в руках остывший за время тренировки чайник на золотистом пламени.
  
  – Здравствуй, дитя, – покосившись на мои действия, ответил мужчина. – Последнее время ты совсем перестал заходить в Зал Вклада, – явно решил зайти издалека к интересующей его теме мой собеседник.
  
  – Я много тренируюсь, – а ещё я и раньше не шибко часто посещал официальный пункт купли-продажи внутри секты, но это он и сам прекрасно знает.
  
  – Разве для тренировок не нужны специальные средства? Каждый ученик Небесного Павильона пытается взять у меня каждый месяц хотя бы одну пилюлю бессмертия.
  
  – Кхм, – мне пришлось приложить усилия, чтобы не оконфузиться лишними мимическими проявлениями, ибо под эпическим словосочетанием «Пилюля Бессмертия» здесь подразумевался чуть ли не простейший стимулятор, просто дающий небольшой объём дополнительной энергии. Штука полезная, спору нет, но пафоса-то, пафоса… – Не волнуйтесь, мастер Мэн, у меня ещё есть некоторый запас средств, потому и нет нужды вас беспокоить.
  
  – Есть ведь и иные причины, верно? – вновь покосился на чайник в моей руке пожилой культиватор. Чайник уже источал пар и закипал.
  
  – К вам ведь приходила моя сестра, – пожимаю плечами, опускаясь к земле, чтобы взять пиалы. – Да и без этого вы, очевидно, знаете о моей ситуации больше любого другого Старейшины Павильона… Чая? – наполнив две пиалы и поставив чайник на землю, вновь поднимаюсь, протягивая одну из них собеседнику.
  
  – Хм… – предложенную пиалу оценили с видимым подозрением. – Позволь задать мне один вопрос, – всё-таки приняв предложенное, пожевал губами старик.
  
  – Конечно, – обозначаю кивок, первым пригубив напиток.
  
  – Ты всё ещё мальчик? – чуть понизив голос, задал бестактный вопрос предельно тактичным тоном Мэн Ву Я. В смысле, в рамках местного языка было совершенно очевидно, что меня спросили, девственник ли я, но формулировка была более приличной.
  
  – Технически — да, – предварительно сделав ещё один, заметно больший, глоток, решил я быть честным. Ну просто потому, что ради прикола и от балды такой дядька вряд ли стал бы задавать такие вопросы.
  
  – Что значит «технически»? – нахмурился старик.
  
  – Ну… вы же знаете мою историю?
  
  – … Су Янь рассказала мне о том, что ты вспомнил прошлую жизнь, – нехотя признал Старейшина.
  
  – Так и есть, – киваю, вновь пригубив чай. И это было не нервное, просто я же всю ночь тренировался, и пить мне хотелось совершенно естественным образом. – В этой жизни у меня никого не было, но в прошлой у меня был опыт.
  
  – Хм-м… – загрузился почтенный хранитель материальных ценностей секты, всё-таки глотнув из пиалы.
  
  – Могу я узнать, к чему вы задали столь необычный вопрос? – выждав немного, проявил я любопытство.
  
  – Этот старик хотел попросить тебя о небольшом одолжении, но теперь не уверен, – явно всё ещё пребывая большей частью мыслей не здесь, признал мужчина. – Не мог бы ты показать мне свою Янь-Ци? – вернувшись на грешную землю, цепко вцепился в меня глазами Старейшина.
  
  – Эту? – зажёг я над свободной рукой золотистое пламя на основе Ци солнца.
  
  – Да-да, – престарелый практик озабоченно подался ближе, вглядываясь в переливы пламени. – Действительно, очень чистая и насыщенная… Никогда такой не видел, – нервно дёргая себя за бороду, признал он через несколько секунд.
  
  – Так чем я могу вам помочь?
  
  – Ты согласен? – кажется, он удивился.
  
  – Не думаю, что вы пришли ко мне за чем-то несущественным, а потому мой долг — хотя бы выслушать вас. Если ваша просьба окажется мне не по силам, я об этом скажу, а если нет, у меня нет причин вам отказывать.
  
  – Кхм… – хранитель Мэн огладил свои усы. – Не буду ничего скрывать, это нужно для моей ученицы. Сейчас она на пике ранга Ли Хэ (3), но чтобы правильно достичь следующей ступени, ей нужно использовать кое-что, чего она не способна добыть сама, – он вновь пробежал по мне оценивающим взглядом, но пауза продлилась недолго: – Несколько месяцев назад я уже находил того, кто мог бы ей помочь, но он её не устроил, и пришлось всё оставить. Я говорю с тобой, потому что ты удовлетворяешь требованиям моей ученицы, и если ты всё ещё готов помочь, я расскажу детали.
  
  – Правильно ли я понял, что основной критерий отбора — это обладание Ци нужного типа? – задал я очевидный вопрос, смутно припоминая, что что-то такое было и с Ян Каем в манхве, тем более его Ци ведь тоже имеет псевдосолнечный спектр.
  
  – Всё верно, – степенно кивнул мастер. – Речь идёт о Кристаллах Росы Девяти Инь. Они представляют собой особую эссенцию и очень полезны для практиков ранга Чжэн Юань (4). Если моей ученице удастся добыть их и использовать, то это позволит её таланту наиболее полно раскрыться при переходе на новую ступень. Но получить и использовать эту эссенцию очень сложно — если её коснутся неподходящие люди, она немедленно растворится и исчезнет. Только те, кто постигает Янь-Ци, способны управлять кристаллом. Вот почему нам нужна твоя помощь.
  
  – А девственность в этом случае как-то влияет на необходимые свойства Ци? – стало мне уже неподдельно интересно.
  
  – Верно, – согласился невысокий мужчина. – Тело юноши, который уже был с женщиной, начинает работать иначе, чем тело мальчика, и это влияет на чистоту вырабатываемой им Ци.
  
  – Понятно, – никогда такого не замечал, но вполне допускаю… Как то, что у себя я такое мог банально проглядеть, слишком озабоченный другими делами, так и то, что более духовная энергия местных практиков может быть подвержена более значительным изменениям в зависимости даже от настроения, нежели это привычно мне. – Я готов помочь, но должен предупредить, что моя Ци несколько отличается от привычной вам.
  
  – Это я и сам вижу, – с нотками сварливости перебил меня дедок.
  
  – Боюсь, вы не совсем понимаете, – качаю головой. – То, что вы называете Янь-Ци, для меня лишь грубое подобие Ци Солнца, не имеющее всех свойств оригинала. Но даже не в этом суть. Дело в том, что я могу придавать своей Ци не только свойства силы Солнца, для меня столь же родной является сила и лунного света, – огонёк над моей рукой засиял серебром, – а также света звёзд, – теперь он стал синим, – и чистого пламени огненных недр, – лепестки окрасились в алый, – и даже эталонного льда, – теперь пламя распространяло холодный пар. – Я полностью это контролирую, но, полагаю, это отличается от нужной вам Ци, а я бы не хотел подводить сестрицу Ся.
  
  – Повтори это ещё раз! – потребовал аж весь вздыбившийся и напружинившийся старик.
  
  – Я бы не хотел подводить сестри…
  
  – Нет! – перебили меня и ткнули пальцем в ладонь с язычком синего ледяного «пламени». – Вот это! Повтори это! Глаза этого старика его обманывают?! Ты можешь менять свою Ци по желанию?
  
  – Не совсем так, – качнул я головой, послушно начав вновь перебирать показанные спектры, – для подобного необходимо специальным образом слить энергию определённого вида со своей силой, только тогда твоя Ци приобретёт нужные свойства. Это долгий и сложный процесс, но я его уже проходил в прошлой жизни.
  
  – Это всё меняет, – поданная мной пиала была опустошена в один глоток, а хранитель Мэн глубоко задумался.
  
  – Признаться, мои знания о принципах развития людей этого мира ограничены только уровнем ученика из хорошей семьи, – видя затруднения старика, решил заговорить я, – потому я вряд ли смогу сам подсказать вам что-то существенное в этом деле, даже если это умею. Я просто не знаю, о чём речь и что из моих знаний и навыков может быть полезно в запланированном вами с сестрой Ся действии. Однако если вы поясните мне процессы, которые потребуется проводить нужному вам кандидату, я, возможно, смогу что-то подсказать. В прошлой жизни я был довольно сильным.
  
  – И насколько же?
  
  – Я мог в одиночку перебить армию в сто тысяч человек, состоящую из практиков примерно такого же уровня силы, как Су Янь.
  
  – … Ты шутишь? – совершенно спокойно и не меняясь в лице, уточнил хранитель Зала Вкладов.
  
  – Нет, я как раз и уничтожил такую армию перед тем как… ну… – качаю головой с долей конфуза, – начать жизнь здесь.
  
  – Я не понимаю, – всё так же сдержанно отметил старик, сжав все эмоции в кулак, – ты говоришь, что достиг такой силы, но не знаешь, как культивировать?
  
  – Люди моего прошлого мира и этого отличаются друг от друга — у них разные системы меридиан и даньтянь, поэтому техники развития практиков построены иначе.
  
  – Но ты же развиваешься по своей привычной методике? – в эмоциях у него бушевала буря, но он на зависть хорошо её контролировал.
  
  – Да. Я воссоздал ту систему меридиан и даньтянь, которые у меня были в прошлой жизни.
  
  – Что значит «воссоздал»?
  
  – Прорастил. Прожёг. Проплавил. Создал с нуля. Не скажу, что это было просто, но ведь и вы, доведись вам начать жизнь заново с сохранением всех знаний и опыта, смогли бы развиваться намного быстрее, чем делали это в первый раз, и с использованием методов, которые недоступны обычному человеку.
  
  – Хм-м… – Мэн Ву Я опять огладил бороду, сверля меня оценивающим взглядом. – Так значит, ты — Великий Мастер?
  
  – Я не успел стать Великим Мастером, – отрицательно качаю головой, – я был просто очень сильным подростком. В той битве мне было восемнадцать. Я не успел очень много узнать и ещё меньшему успел научиться, даже из того, что узнал… Но мне удалось придумать парочку полезных техник, да и с наставником очень повезло.
  
  – Не слишком ли ты скромен для того, кто достиг подобных высот? – заложив руки за спину, при этом не выпустив опустевшую пиалу, вновь нахмурился Мэн.
  
  – А как ещё я должен себя вести и зачем? – вернул я подачу пожилому мастеру.
  
  – … – сразу старикан ответить не смог. Да, я буквально спросил псевдокитайского культиватора, зачем мне вести себя как выгибающая пальцы по любому поводу шпана из подворотни. Это был удар ниже пояса, я знаю. – Кхм! Кхм! – выразительно прочистил горло дед, кашляя в кулак. – Что же, ты убедил этого старика, что, возможно, ты лучше всех этих распутных молокососов, – выдали мне милостивую оценку. – Пойдём, я отведу тебя к моей ученице, там и поговорим.
  
  – Хорошо, – не стал я спорить.
  
  Долго ли, коротко ли, но мне вернули пиалу, а вскоре мы уже подходили к зданию Зала Вкладов, где за входными дверями обнаружилась нервно нарезающая круги по комнате ниндзя. Всю дорогу Старейшина молчал и думал, я его тоже не донимал. Говоря по чести, вся эту ситуация была для меня… не сказать что совсем безразлична, но меня устраивал любой исход. Ся Нин Чан была милой девушкой, и мне было приятно ощущать её эмоции, когда она находила подготовленные мной сладости, но это было просто маленьким развлечением. Достаточным, чтобы не отказывать ей в помощи, но не побуждающим искать встречи и терять покой от мысли, что я ей не пригожусь. Из-за того, как она напоминала своим смущением Ан Сюен, я испытывал к ней некоторую дополнительную симпатию за рамками того обычного уровня, который возникает по отношению к симпатичной девушке, но не сказал бы, что это чувство было чем-то серьёзным. Чисто теоретически, я предполагал, что со временем у нас может что-то наметиться (глупо не предполагать, когда юная и красивая девушка за тобой подглядывает почти каждый день), но сам никаких планов не строил. Молодой организм, конечно, потихоньку брал своё и от общения с теми же сёстрами Ху подавал вполне определённые реакции, но, объективно, «наметиться» у меня могло с любой девушкой, просто потому, что красивые они тут все, а никакой жгучей любви с первого взгляда в уравнении не присутствует. И-и… собственно, в этом плане я скорее склонялся к варианту найти себе кого-то из простой семьи и без амбиций, а не начинать отношения с девушками-гениями или наследницами кланов. Не потому, что они чем-то плохи, просто… очень уж это всё хлопотно и напряжно для нервной системы, что с моей чёрной меланхолией от потери — совсем не лучший вариант. Тут на одного мастера Мэна глянешь — и уже озноб по позвоночнику от предчувствия возможного «веселья», что мне может обеспечить такой «тесть», пока не убедится, что я не гнусный прощелыга, собирающийся подло использовать и выбросить его кровиночку. А мне оно не надо. Мне бы покой, чай и домашний уют, возможно, с парочкой послушных и преданных наложниц, вроде Джао Нин и Джао Сю, по бокам. А это всё сложно сочетается с девочками-гениями и наследницами кланов. Иными словами, если меня что и тревожило, так это вероятность, что Ся Нин Чан может пойти к Ян Каю, в итоге став для него «ступенькой на пути к величию» и источником сюжетных роялей, о котором тот забудет буквально через минуту после исчерпания полезности. Такой судьбы, чисто по-человечески, я для ниндзи не хотел, как не хотел её для Су Янь и сестрёнок Ху. Тем не менее, если бы это оказался единственный возможный вариант для неё правильно перейти на следующий ранг развития, я бы вполне смирился с данным положением дел. Вздохнул бы пару раз с досадой и сочувствием, конечно, но сон бы точно не потерял. В конце концов, я дважды злодей сянси, а не главный герой — мне не нужны рояли в кустах и сильные девушки-защитницы, чтобы развиваться, это я помогаю развиваться другим.
  
  – Мастер! – встретил нас взволнованный голос Ся Нин Чан ещё до того, как мы толком переступили порог. – Как всё прошло?
  
  – Кхм-хм, – вновь прокашлялся старикан. – Ситуация немного сложная, – кивнул он сам себе, после чего пожевал губами и вернулся к дверям, тщательно их затворяя.
  
  Ничего не понимая, девушка, чьё лицо опять скрывала чёрная ткань полумаски, перевела на меня вопросительный взгляд, но тут же себя одёрнула, резко смутившись.
  
  – Здравствуй, сестрица Ся, – не стал я повторять за ней, вежливо поздоровавшись. – Надеюсь, ты стала меня избегать не потому, что я тебя чем-то обидел? – тут же проявил я немного злодейской натуры.
  
  – Я… я… – полностью оправдывая мои ожидания, ещё сильнее засмущалась девушка. – Это не то, что ты подумал, просто Мастер…
  
  – Кхм! – мгновенно нарисовался рядом означенный Мастер, прерывая откровения и возможные разглашения конфиденциальной информации. – У моей ученицы были очень важные тренировки, поэтому она не могла помочь тебе освоиться в Теневом Зале! – ультимативным тоном изложил свою версию событий Хранитель Мэн, тактично не затрагивая тему наблюдения оной ученицы за моими тренировками. Ну и тут же сменил тему: – Времени у нас почти нет, поэтому перейдём к делу. Он подходит? – строго повернулся он к ниндзе.
  
  – … – не сумев из себя ничего выдавить и отчаянно пряча глаза, та смущённо кивнула.
  
  – Хм-м-м… – распорядитель богатств секты выдал очень сложную эмоциональную составляющую. Что-то вроде безысходности, но порождённой не отчаянием, не смирением, а… даже не знаю, как сказать, усталостью? Из серии «возможно, этого можно было как-то избежать, но я уже слишком стар для всего этого». А ещё он повернулся ко мне с явным вопросом во взгляде и эмоциях.
  
  Что именно хотел спросить старик, было ясно: сейчас о моём «внеземном происхождении», назовём это так, знали всего два человека: он сам и моя сестра, причём он узнал от неё, по моему, де-факто, дозволению. И пусть я и не вёл себя как охреневший мажор и всё такое, но… когда есть некий тип, за неполный месяц прокачавшийся больше, чем некоторые за десяток лет, и выдающий как нечто тривиальное то, от чего у тебя начинают потеть ладошки, а также, по его словам, ушатавший «в молодости» стотысячный контингент… плюс местные традиции и культура… короче, в таких раскладах выдавать о нём хоть какую-либо «личную» информацию хоть кому-то без его на то разрешения — это очень нехилая опасность получить такого типа во врагах, несмотря на всю адекватность. Не забываем, что речь идёт о псевдокитайцах с их маниакальным желанием распространять как можно меньше какой-либо информации. Так что мужика я понимал. Однако, как ни странно, проблем в раскрытии этой моей «особенности» не видел. Пожалуй, тут скорее плюсы — я слишком привык вести себя определённым образом, и то, что «внуку какого-то там старейшины второсортной секты» будет непозволительно, «Преодолевшему Саму Смерть Великому Мастеру» не просто спустят с рук, но и будут восхищаться его скромностью и тактичностью. Собственно, что-то такое уже проскальзывает в поведении Хранителя Мэна. Так что почему бы и нет? Ну а гипотетические проблемы и неприятности в связи с теми, кто захочет наложить на меня руки в той или иной манере… быстро и широко подобная весть не распространится, а после выхода на определённый уровень силы всё и вовсе решится само собой. Потому я просто чуть кивнул.
  
  – Эх… как выходец из Высшего Мира, ты должен знать, что здесь, на земле, есть люди, которые отличаются от обычных, – на этом моменте Ся Нин Чан выпучила глазки и, уверен, если бы не маска, изумлённо приоткрыла ротик. Ну и принялась вновь меня оглядывать так, словно впервые встретила… в светящемся розовом халатике со стразами и фиолетовыми кошачьими ушами на макушке. Минимум. – Те, кто защищены Небесами — дети Небес, – хм, с учётом того, что девочка даже не дёрнулась на слова Учителя, она или безоговорочно ему верит и принимает все его решения, или момент разглашения некоторой чувствительной информации такому милому парню, как я, был обговорён заранее. Запомним. Ну а старик тем временем продолжал: – Они наделены способностями и возможностями, непостижимыми для обычного смертного. Кто-то имеет дар медитации, кто-то быстрее всех остальных, чей-то склад более предрасположен к битвам. Есть множество видов особого сложения тела, всех форм и размеров, но не важно, кто бы ни обладал особым строением тела, ему всегда завидуют. И моя ученица как раз такая — она отличается от обычных людей. Наша же проблема состоит в том, что хоть она и может развиваться как обычный практик, но если она перейдёт в сферу Чжэн Юань (4) в результате стандартного прорыва, это загубит её дар, ограничив его будущее проявление и возможность к развитию. Чтобы такого не произошло, она должна прорваться, используя энергию новорождённых Кристаллов Девяти Инь, которые только что были закалены контактом с чистой Янь-Ци девственного юноши и переданы ей добровольно с каплей крови того, чьей Ци они были окутаны… – старик глубоко вдохнул, задержал дыхание и резко выдохнул: – Говоря проще, ты должен будешь собрать эссенцию Кристаллов Девяти Инь, как только та закончит своё формирование, поместить её в свой рот, выдержать контакт с её холодной Ци, не умерев в процессе, и сразу же передать кристалл моей ученице изо рта в рот, после чего дать ей выпить каплю крови из твоего языка!
  
  – Капля крови — это материальный компонент, содержащий мою Ци, необходимый в вашей практике для инициации процесса безопасного поглощения энергии, а из языка — потому как это будет наиболее плотно контактировавшая с эссенцией Кристаллов Инь часть организма? То есть та, где только что был наиболее сильный иммунный ответ родной Ци тела, направленный на защиту живых тканей? – кажется, начал я понимать логику нужного процесса.
  
  – Ты описал это в непривычной мне манере, но, кажется, понял верно, – огладил бороду Мэн Ву Я, подчёркнуто не глядя на ученицу, чьё лицо даже под маской пылало, как раскалённый уголёк. Тут и без всякой эмпатии было очевидно, что девочка у нас нецелованная и даже за руку с мальчиком не державшаяся, впрочем, после объяснения про её аномалию в энергосистеме оно и понятно. Если её аномалия — действительно такая ценная штука, что людей с такими приравнивают чуть ли не к полубогам, то даже то явно имевшее место накручивание со стороны наставника на тему нежелательности наших встреч — это не просто блажь ревнующего старика, а, без шуток, насущная необходимость.
  
  – Хм… Исходя из описания, я не вижу существенных проблем, – обдумав открывшиеся факты, сообщаю собеседникам. – Существует небольшая вероятность, что Ци этих кристаллов вообще мне никак не повредит, в результате чего не будет и попытки рефлекторно защититься концентрацией Ци в месте поражения, но даже в этом случае я смогу настроить свою энергетику так, чтобы добиться нужного эффекта искусственным образом.
  
  – Не сочти этот вопрос бестактным, – вновь огладил бороду Хранитель Зала Вкладов, – но на какой ступени развития ты сейчас находишься?
  
  – На Втором Небесном Уровне, – легко ответил я, понимая причины такого вопроса, ведь, едва я более-менее освоился с родной для тела энергосистемой, я перекрыл естественные для неё потери Ци в окружающую среду и теперь просто никак не фонил для местных практиков. – Если проводить аналогию с привычными вам мерками, то по скорости и прочности тела это примерно соответствует сфере Чжэн Юань (4), но проигрывает ей в части лёгкости исполнения внешних техник Ци.
  
  – И ты говоришь, что сможешь добиться нужного эффекта на собственном умении управлять Ци?
  
  – Всё дело в устройстве системы меридиан и подходе к развитию. В моём прошлом мире управление Ци внутри себя было основной основ, а использование внешних техник начиналось лишь с Третьего-Четвёртого Небесного Уровня, в зависимости от личных талантов и практикуемого боевого искусства. Как я успел понять, у людей этого мира всё не то чтобы наоборот, но архитектура строения системы меридиан такова, что выпускать Ци наружу и управлять ей здесь намного проще, а вот усиливать Ци тело изнутри, наоборот, тяжело.
  
  – Вот как… Что же, этот старик благодарит за оказанное ему доверие, – обозначил поклон мастер Мэн, действительно передавая в этом жесте понимание ценности сказанного ему и благодарность за это. – Ученица, ты тоже должна поблагодарить его за доверие, – стоя к ней вполоборота, скомандовал девушке наставник.
  
  – А? Да! Брат Су, я тоже очень благодарна! – поспешно заверила вконец сконфуженная ниндзя.
  
  – Не стоит так об этом переживать, – постарался я придать голосу должный успокаивающий тон, – я ни от кого не прячусь и хотя не спешу всем рассказывать о своём прошлом, но и не собираюсь его как-то специально скрывать. К тому же секреты, которые мы открыли друг другу, соразмерны.
  
  – Кстати об этом, – оживился мужчина, – когда ты просил перевести тебя в Теневой Зал, это ведь было не ради его боевых искусств? – старик попытался произнести это как можно более спокойно и нейтрально, но явственная нотка беспокойства за ученицу в его эмоциях проскользнула.
  
  – Эм… – так, хочу ли я немного приколоться над несчастным пенсионером, путём многозначительно брошенного на его стеснительную ученицу перед ответом взгляда, или нет? – Да, вы правы, но причина немного личная и довольно неловкая, – с одной стороны, всё же проявив силу воли и не став коситься на Ся Нин Чан, тем не менее не смог я полностью побороть свою гнусную натуру.
  
  – И что это за причина? – прям весь подобрался дед, хотя внешне и пытался остаться безучастным, а вот его ученица за малым пальцы от стыда перекручивать не начала.
  
  – Всё дело в одежде, – была озвучена чистая правда. – Я люблю фиолетовый цвет, но ученики всех остальных залов Небесного Павильона должны носить только белый и синий. Знаю, причина не очень возвышенная, но у всех есть недостатки.
  
  – … – Хранитель Зала Вкладов явно не верил мне ни на грош. Вот вообще. Вот ни капли. Зато явно постиг, что судьба свела его с «главным злодеем на этой горе».
  
  – … – уткнувшая глаза в пол Ся Нин Чан тоже не верила, вот только злодеем меня точно не считала.
  
  – Кхм, – разбил старик «неловкое» молчание, установившееся после моего откровения. Ну, в том смысле, что неловким оно было в основном для Нин Чан да, в некоторой степени, для него самого, я же, чего уж там, просто немного веселился, – полагаю, для того, чтобы добиться «искусственного ответа», ты должен представлять, как работают способности моей ученицы?
  
  – Лучше, конечно, посмотреть на «естественную ответную реакцию» на то, что вы зовёте Инь-Ци, или процесс закалки, – уточнил я, – но и механика работы способностей сестрицы Ся, безусловно, будет полезна для наблюдения.
  
  – Хорошо, – старик полез куда-то в закрома, но очень скоро вынырнул оттуда, сжимая в руках некую траву.
  
  Память Су Му подсказала, что это очередные Вещества, что используются для культивации, но вот конкретно эти мало кто собирает — в чистом виде они содержат слишком много примесей и откровенного яда, потреблять который крайне не рекомендуется даже культиватору. Перегонять же это всё в пилюли и очищать — застрелишься и разоришься, да и смысла большого нет. Во всяком случае, я это «знал», без подробностей и деталей, возможно, там есть какие-то нюансы, но сомнительно. Меж тем, мастер Мэн передал траву девушке.
  
  – Покажи ему.
  
  Ученица Хранителя Зала Вкладов послушно кивнула и взяла пучок травы, я же активировал свои глазки.
  
  Чтобы уже через секунду ощутить, что мне отчаянно хочется моргнуть. И почесать мозги. И восхищённо выругаться, хоть я за таким и не замечен, но то, что я сейчас видел… Нет, сам результат уже был понятен и ясен — «всего лишь» пилюли идеального качества, уровня «над ними пахал мастер-алхимик в крутой и навороченной мастерской». Полагаю, что кто-то такого рода вот что-то такое и сможет выдать. Часов за дцать, а не за пяток секунд. Может быть. Однако меня убивало не это, а сам механизм такого алхимического преобразования. Ничего общего со всякими выпариваниями, дистилляциями, кальцинациями и прочей химией с той или иной долей мистики продемонстрированное девушкой преобразование не имело. Что же она сделала? Для начала — полностью «выпила» из травы всю имеющуюся там Ци, в ноль, как с моим Поглощением, но я как раз не мог «убивать» сорванные растения, плоды и прочие «неживые» предметы. Одно это уже было заявкой… Мощной. Поскольку лично я уже видел, как таким образом можно «выпить» целый лес, но ладно, отложим пока вопросы борьбы с окружающей средой, ведь следующий этап был ещё эпичнее, чем прошлый. К вытянутой из травы Ци девушка добавила внешнюю, и та… преобразовывалась, сроднялась с «эталонной» из травы, в процессе усиливая и увеличивая её! То есть это было почти как «слияние с даньтянем», но только внешнее и без самого даньтяня. Вишенкой на торте было сжатие получившейся Ци до её материализации в виде пилюль. Обычных таких, ну ладно, не совсем обычных, а трындец насколько качественных и навороченных, но вполне «типовых» пилюль. Материальных. Это при том, что всю материю она «отшелушила» на первом этапе. Поскольку я верю в закон сохранения энергии и знаю, сколько её требуется на материализацию даже грамма вещества, у меня возникает логичный вопрос… какого хрена? Вариант мог быть лишь один: на первом этапе Нин Чан не «вытягивала» Ци, а переводила в неё материю, прахом же осыпалось не переводимое — яды там, шлаки или ещё что. Но перегонка материи туда-обратно — это уже над Девятым Небесным Уровнем! Да чего там, я сам, выйдя на его пик, только прикоснулся к данному направлению! И если бы не «знакомство» с материальным защитным барьером, что держал леди Шангуан, хрен бы мне это удалось. Здесь же девочка, которую с натяжкой можно приравнять к Третьему Небесному Уровню, творит такое, от чего Девятый глаза пучит. Так, запоминаем архитектуру меридиан. И механики воздействия. Я понимаю, что во всём виновата местная «неправильная Ци», что делает неправильную культивацию, но ведь если этот метод допилить и объединить с тем, что есть у меня… о-о-о-о!
  
  – Б-брат Су, пожалуйста, перестань смотреть на меня… так! – втянула голову в плечи девушка, да и старик сзади отчётливо напрягся.
  
  – Прошу прощения, просто те механизмы, по которым ты изготавливала пилюли, поразительны! – выдыхаю, вернувшись в реальность. – Я в своё время лишь самым краем коснулся таких процессов, и мне удивительно видеть, с какой лёгкостью и изяществом ты выполняешь сложнейшие преобразования.
  
  – Я… много тренируюсь и оттачиваю свои навыки, – смогла выдавить из себя молодая воительница-алхимик.
  
  – Ты понял, что делает моя ученица? – сохраняя некоторую настороженность, но всё-таки немного расслабившись, поинтересовался хранитель Мэн.
  
  – Да. Это поразительно, и я обязательно попрошу старшую сестру научить меня, – а теперь самым честным и искренним образом обозначим уважительный поклон оной старшей сестре.
  
  – Чем ты слушал, молодой человек? – поджал губы старик. – Это уникальная особенность: Священное Искусство Создания Пилюль. Это очень редкий вид Небесного тела, появляющийся один раз в тысячу лет. Этому нельзя научиться.
  
  – Это не совсем так, просто это будет довольно сложно и потребует от меня некоторой подготовки… – задумавшись, рефлекторно закладываю руки за спину. – Хотя, полагаю, практики этого мира действительно не смогли бы перенять этот навык, даже в моём прошлом мире лишь немногие знают нужный метод, и ещё меньшее их число сможет его применить. Однако предлагаю вернуться к нашему вопросу. Мне всё ещё необходима ответная реакция организма… но теперь я представляю, как это можно устроить. Хм-м… Мастер Мэн, могу я попросить у вас что-то, что сможет быстро дать мне много Ци?
  
  – Думаю, пилюли, созданные моей ученицей, вполне подойдут, – кивнул он, – но что ты задумал, Су Му?
  
  – Сейчас покажу, – ниндзя безропотно передала мне горсть пилюль, и я сразу же закинул их в рот и сел в позу для медитации, почти мгновенно начав ощущать, как Ци из пилюль растекается по родной системе меридиан организма, не только наполняя их собой, но и стимулируя выработку родной Ци тела.
  
  Вообще, сейчас я собирался прыгнуть выше головы, много выше головы, но — азарт, кураж, энтузиазм исследования, всё это меня захватило. К тому же мне не требовалось много, буквально одна крупинка. Запустив цикл развития, я начал поглощать вливаемую извне и генерируемую «неправильными» меридианами энергию, пока весь полученный объём не перешёл в мой резерв, после чего собрал всю имеющуюся Ци, преобразовал её в ледяную и принялся на пределе сил насыщать ей микроскопическую область у себя на ладони. Температура там почти мгновенно упала ниже точки росы, и на коже руки выступила одна капелька влаги. Я продолжил насыщать её. Вот она обратилась в лёд, но я продолжил нагнетать, благо с особенностями энергетики этого тела и моими собственными улучшениями системы энергоканалов внешнего контроля хватало, да и качество энергии делало своё дело. Спустя около минуты на моей ладони лежала и не думала таять крупная снежинка. Экстракт Холодного Снега отменного качества, хоть и не слишком большого объёма. Но даже так меня знатно шатало и ощущалась граница истощения, а я ведь под допингом.
  
  – Это… что… кристалл Инь?! – выпучил глаза Мэн. – Да что ты за монстр такой?!
  
  – Таланты сестрёнки Ся тоже кажутся мне невероятными, – устало отвечаю. – И нет, это не совсем то, что вы зовёте кристаллом Инь, но, полагаю, что-то близкое. В моём прошлом мире это вещество называлось Экстрактом Холодного Снега. Я должен посмотреть, какой иммунный ответ будет у практика этого мира, что попробует взять этот кристалл в рот.
  
  – Ладно… – вздохнул Старейшина, – это разумно, – после чего забрал у меня с ладони снежинку и запихнул себе на язык. И сразу же скривился, а его Ци окуталась золотом и устремилась к кристаллу, пытаясь задавить и как бы «сжечь» его… ага, понятно.
  
  – Достаточно.
  
  – Тьфу! – сразу же сплюнул экстракт Мэн. – Да у фебя и инь-фофтавляющая чудофифная! – заругался старик, неловко шевеля подмёрзшим языком.
  
  – Хи-хи, – отвернулась наблюдавшая за нами девушка, – кхм… Учитель, с вами всё в порядке?
  
  – Да, фсё форофо… тьфу… яфык фамёрф!
  
  – Кха… кхи… ухи-хи… – девочка пыталась держаться, но получалось у неё плохо, а этот насупленно-обиженный вид старика заставил и меня улыбнуться, что уж говорить о куда менее закалённой девушке?
  
  – Я бы помог вам, уважаемый мастер, но сейчас мой запас Ци сильно оскудел. Так что могу рекомендовать только чашечку горячего чая. Да, чай всё делает лучше, – улыбаемся и машем.
  
  – Хм-м… – кажется, меня подозревали в чём-то нехорошем. – Лафно… тьфу, ладно. Если ты всё понял и уверен в себе, то идите отдыхать, а завтра направимся в Горы Чёрного Ветра. Кристаллы проявятся седьмого числа шестого месяца, так что у нас есть две недели, а путь в горы неблизкий. Не хотелось бы ждать ещё год.
  
  – Приложу все свои силы, мастер Мэн, – вежливо поклонился я старику. Так, теперь бы встать и дойти до домика — пищи для размышлений у меня появилась масса, как и идей для экспериментов. Но сначала — дойти, да. И выпить чаю.
  
  
Глава 8
  
  Весь оставшийся день я посвятил утрясанию рутинных, но необходимых формальностей, ведь даже просто предупредить о том, что отбываю из Павильона почти на месяц, мне предстояло довольно большое количество людей, от руководства Теневого Зала до членов семьи и друзей-приятелей, всё-таки настоящий Су Му, как бы сильно ни взлетал, не мог просто взять и забить на тех, с кем сблизился за время жизни в секте, а значит, и я не мог вести себя иначе. Понятно, что от того, кто как раз все последние недели только и делал, что на них забивал, вернее, старательно отдалялся, данное утверждение звучит лицемерно, но всё-таки есть разница между «друг насел на тренировки и стал меньше тусить» и «друг отправился куда-то в путешествие, даже не предупредив, хотя ничего ему не мешало». В общем, хорошо, что уважаемый Хранитель Зала Вкладов явился ко мне с утра пораньше, а не ближе к вечеру, иначе бы получилось не очень удобно — я и так заманался бегать туда-сюда. А ведь, по-хорошему, ещё сестрёнок Ху надо предупредить, ибо обещал заскакивать в гости, а тут на месяц исчезаю — нехорошо таким быть.
  
  Однако во всей этой суете и хлопотах была и положительная сторона, вернее, не столько в самих хлопотах, сколько в ситуации вообще, ведь, сам того изначально не желая, я опробовал эффект местных средств для ускорения развития, и опыт прошёл удачно. Механика действия изготовленных Ся Нин Чан пилюль отличалась от той, что была у подобных им «таблеток» в моём прошлом мире, но я бы не назвал её ущербной. Скорее уж наоборот — она была куда интереснее и в чём-то эффективней обычных Ци-содержащих сублиматов растительно-минерального происхождения, что изготавливались в моём прошлом мире, просто самой Ци в тех сублиматах было больше (в силу, я так понимаю, лучшего сырья), чем в созданных девушкой пилюлях здесь. Тем не менее факт оставался фактом: я мог усваивать местные «вещества», и это было довольно эффективно, из чего следовал логичный вывод — перед отправкой в путешествие будет очень правильно подкачать энергетику на дармовом допинге.
  
  Как я знал, да и в общем-то наглядно понял на собственном опыте, местные практики не могли за раз принимать много пилюль. Их система циркуляции Ци строилась таким образом, что просто не была приспособлена к содержанию большого количества Ци. Местный даньтянь хоть и расширялся с течением времени, но оставался довольно ограниченным по вместимости, и, фактически, весь запас энергии практика определялся его меридианами, то есть весь резерв местного эксперта боевых искусств — это вот процентов на пятьдесят то, что постоянно пребывает в его меридианах. Проводя аналогию, это было как водопровод, в котором количество воды равно объёму труб плюс пара бочек, без всяких иных внешних резервуаров, в которых бы эта вода хранилась до востребования и откуда поступала бы в трубы, восполняя то, что из них вытекло. Это же, помимо объективно скромного запаса выносливости (в том смысле, что практики заточены под скоротечные бои, а потом им просто нечем создавать техники — Ци истощается), означает, что слишком большое вливание энергии в один момент времени может просто разорвать систему меридиан эксперта боевых искусств этого мира. Отсюда и невозможность за раз принять много стимуляторов. Точнее, если в бою или иным способом активно тратишь Ци, то пожалуйста — глотай пилюли хоть подряд целыми мерными флаконами, но если в спокойной обстановке и когда ты не истощён, то ни-ни! Особенно на низких ступенях развития, где ни опыта, ни контроля, а сам резерв действительно ничтожен. Но то местные практики, они потому и таскают с собой кучу Пилюль Бессмертия, те, собственно, так и названы по аналогии с этакими зельями лечения из компьютерных игр. Мол, вот ты дерёшься, истощаешься, ситуация такова, что от запаса твоей энергии зависит вопрос, жить тебе или умереть, и вот ты зажевал пилюлю, она даёт тебе дополнительную силу, и ты внезапно выживаешь там, где должен был лечь трупом — натуральная Пилюля Бессмертия! Но это всё лирика, проза жизни же у нас такова, что я мог зажевать почти сколько угодно пилюль — и их Ци меня точно не разорвёт. И этим стоило пользоваться.
  
  А коли такое дело, то почему бы не совместить приятное с полезным? В смысле, сходить на рынок в Лесу Чёрных Ветров, чтобы предупредить сестрёнок Ху, а заодно пробежаться по рядам да прикупить всяких средств, на сколько хватит денег? У меня впереди только одна ночь, в дороге же всякое может случиться, а запас пилюль, что у меня был от прошлого Су Му, выглядел большим только в ракурсе его опыта, я же, подозреваю, теперь освою всю содержащуюся в них Ци минут за тридцать, ну, максимум час. А у меня, повторюсь, впереди целая ночь.
  
  Правда, нельзя было так просто взять и заявиться на рынок, вернее, можно, но тогда по возвращении мне будут отрывать уши. Или не уши, но точно отрывать. В общем, вооружившись свёртком с чаем, я отправился к домику сестрёнки. К счастью, девушка была на месте, и мне не пришлось её разыскивать или ограничиваться полумерами в виде оставления записки. Так что я смело постучался и, получив разрешение, вошёл.
  
  – Что-то случилось?
  
  – Ох, сестра, неужели ты считаешь, что я могу навестить тебя только в том случае, если что-то случается? – растянул я губы в улыбке. – Я, кстати, принёс тебе свежего чая с изумительным букетом вкуса, что особенно прекрасен после медитации, – протягиваю свёрток.
  
  – Хм-м, – меня окинули Очень Подозрительным взглядом. – О моём внимании мы поговорили только вчера, а судя по тому, как ты вёл себя последний месяц, ты бы прервал свои тренировки, только если бы что-то случилось. Или если бы у тебя кончился чай. Но поскольку ты сам мне его принёс, вряд ли дело в этом. К тому же я видела, сколько ты его купил.
  
  – Моя сестра очень наблюдательна, – не удержался я от ухмылки, – хотя этому молодому человеку несколько досадно, что она считает, будто он за тренировками может забыть обо всём остальном.
  
  – Ты же ведь знаешь, что сейчас говоришь в очень архаичной манере? – уточнила девушка, всё-таки приняв подарок. – И не то чтобы я не была рада тебя видеть, но всё же я вижу, что ты что-то задумал, брат. И мне хотелось бы знать, что именно?
  
  – Ох, сестра, видишь ли, Хранитель Зала Вкладов попросил меня помочь его ученице, потому мы должны будем удалиться в Горы Чёрного Ветра. Примерно на месяц.
  
  – Вот как? Ученица мастера Мэна… это случайно не та девица, в которую, по слухам, ты без памяти влюбился и ради которой начал совершенствоваться? – кажется, меня пытаются троллить. Ну или реально так сурово спрашивают.
  
  – Да. Именно она, – улыбаемся и киваем. – И поскольку путь обещает быть долгим, мне нужно подготовиться к этому походу: прикупить на рынке продовольствия, пилюль, предупредить сестрёнок Ху…
  
  – А это ещё зачем? – сразу же насторожилась девушка.
  
  – Ну, я же обещал им время от времени их навещать. Нельзя после такого брать и исчезать, не предупредив, — это просто невежливо.
  
  – Я могла бы им сообщить, – ожидаемо сказала Су Янь.
  
  – Возможно. Но сообщать такие известия через третьи руки тоже не слишком правильно. Что бы ты сама чувствовала в такой ситуации на их месте? Не говоря уже о том, что и сама задача передать двум красивым девушкам, что их знакомый, которого они приглашали в гости и который обещал прийти, вдруг взял и на месяц уехал куда-то с ещё одной красивой девушкой, об отношениях с которой по Павильону циркулируют самые странные слухи… Боюсь, я не могу возложить на тебя столь тяжёлую ношу, сестра, – это интерпретировалось примерно как «ты им там такого можешь понарассказать, что мне потом в радиусе пяти километров от них появляться будет нельзя».
  
  – И зачем ты тогда сообщаешь мне всё это? – нахмурила брови девушка. Мой «скрытый посыл» был явно понят. Или как минимум замечен.
  
  – Ну не мог же я пойти предупреждать сестрёнок Ху и не предупредить при этом родную сестру? Как и пойти к этим сестрёнкам, не поставив тебя в известность, помня твои переживания в прошлый раз.
  
  – Только поэтому?
  
  – А этого мало?
  
  – Не играй со мной словами. Скажи честно, ты опасаешься предстать перед двумя леди, заявляя, что отправляешься в путешествие с третьей, и тебе нужна помощь и поддержка сестры? – «раскусила» меня Янь.
  
  – Как ты могла подумать, что я исхожу из столь низких мотивов, как собственная безопасность?! – старательно забегал я глазками. – Если за моими действиями и стоит какой-то скрытый мотив, то это исключительно забота о леди! Ведь Мэй'Эр и Цзяо'Эр могут оказаться очень радушными, а вокруг моей скромной персоны и так ходит уже слишком много слухов. Я бы не хотел, чтобы честное имя таких достойных леди подвергалось гнусным наветам пасквилянтов и клеветников. Если же меня будет сопровождать сестра Янь, то вряд ли у кого-то повернётся язык говорить что-то неподобающее. А если и повернётся… тогда у меня будет более чем серьёзная причина этот язык оторвать.
  
  – (=_=)… – взгляд Су Янь обрёл пару дополнительных центнеров веса.
  
  – Ох, этот ученик вовсе не хотел отвлекать уважаемую сестру от её дел! – принялся я заверять девушку, что не нуждаюсь в помощи, тем самым укрепляя её в подозрениях.
  
  – Су Му! Ты невыносим! Как, как можно быть серьёзным практиком, постигшим едва ли не Божественное Откровение и так увлечённо развивающимся, и в то же время оставаться повесой, что пытается что-то закрутить сразу с тремя девушками?! Ещё и сестру в это втягивая?
  
  – Этот практик ничего такого не делал и никуда никого не втягивал! – ухожу в отказку. – Эм… И вообще, я предупредил, потому не буду тебя более отвлекать… – а теперь разворачиваемся и бочком-бочком…
  
  – Стой! – тяжёлый вздох. – Я иду с тобой. Иначе ты действительно умудришься оказаться в очень неоднозначном положении. Ты — Основной ученик секты Небесной Башни и внук Второго Наставника, ты должен подавать собой пример достойного практика, а не… то, что ты делаешь сейчас! И раз так, мой долг, как твоей старшей сестры, — присмотреть за тобой!
  
  – Ага, как скажешь, – я улыбнулся, – тогда пойдём!
  
  – Что? Прямо сейчас? – удивилась она.
  
  – А чего тянуть? – пожимаю плечами. – Но если у тебя есть какие-то дела, я могу сходить и один…
  
  – Нет-нет! Пошли! – и меня самого едва ли не за шкирку взяли и потащили. Ну что же, сестру предупредил, да.
  
  Путь к рынку пролетел незаметно — любая дорога кажется короче, когда ты можешь провести её за интересной беседой. Беседа, что была организована почтенной Су Янь, несомненно была интересной, поскольку несколько смущённая девушка решила выбрать «нейтральную» тему и завела речь о техниках и практике Ци. Ей было интересно послушать «рассказы о Высшем Мире», я же обогащал свой багаж знаний кое-какими не то чтобы хитростями по практике местной Ци, но некоторыми особенностями. По сути, просто примеры преобладания «духовности» и «индивидуальности» в ветках развития практиков при сохранении общей универсальности, каким бы несочитаемым это ни казалось на первый взгляд. За примером далеко ходить не надо — те же Инь-техники куда лучше получались у женщин, при этом по своей «механике» должны были легче даваться мужчинам. Ну и так далее, в таком же духе, в общем, было интересно, и мы сами не заметили, как оказались на торговой площади, где я принялся «гулять на все деньги». В смысле, закупать вещества едва ли не в промышленных масштабах.
  
  – Брат, зачем тебе столько пилюль? – удивлённо похлопала глазами девушка, глядя на то, как я убираю в походную котомку натуральную бутыль на пол-литра, по самое горлышко заполненную «витаминками». И бутыль эта была уже не первой и даже не пятой — затаривался я от души. К тому же, не стесняясь, «просвечивал глазками» лекарства и брал самые Ци-насыщенные, пусть некоторые из них были явно не самого высокого качества, с кучей примесей, но тут или попрошу Нин Чан их «почистить», или сам попрактикуюсь — так же хорошо, как у девушки, не получится, но после копирования её аномалии в строении меридиан будет на чём тренироваться. А до этого светлого мига хватит веществ из «личных запасов» и того, что тут есть поприличнее.
  
  – У меня нет проблем с усвоением Ци из пилюль. Более того, на данный момент это, пожалуй, самый простой и быстрый способ набора энергии.
  
  – Но такой поток может повредить меридианы, – поджала губы девушка.
  
  – Не в моём случае. «Внутренний контроль» — это то, с чего в том мире начинали свой путь постижения Ци, – я говорил свободно, всё равно тут было слишком шумно, чтобы кто-то мог нас подслушать, да и, не зная контекста, мало кто что поймёт. – Ты ведь не ощущаешь исходящей от меня энергии, не так ли? – сестра кивнула. – Это потому, что я не даю ей вытекать за пределы тела, вместо этого непрерывно собирая и повышая её концентрацию в своих меридианах и даньтяне. Это дополнительно укрепляет инфраструктуру.
  
  – Понятно, – задумчиво пожевала губами Су Янь. – Необычный подход, но, как вижу, он работает.
  
  – Угу, – я подошёл к следующей лавке и ткнул пальцем в определённый флакончик: – Мне его, – отдав запрошенную продавцом сумму и получив очередную порцию Веществ, мы продолжили путь, пока не вышли к домику Смотрителя Рынка от Багрового клана.
  
  – Ох, чувствую, я ещё пожалею об этом, – покачала головой ледяная волшебница.
  
  – Брось, мы просто идём в гости, что такого? – и я постучался в дверь. Спустя всего пяток секунд она распахнулась, явив нам младшую из сестёр всё в том же очень откровенном наряде. При виде меня девушка радостно улыбнулась.
  
  – Брат Су! – и потом «хвать», и меня затащили внутрь!
  
  – А я предупреждала, – усмехнулась сестра, делая шаг следом. – Ху Мэй'Эр, добрый день. Вижу, твоё… гостеприимство остается всё таким же… энергичным.
  
  – Ох, госпожа Су Янь! Простите, я не заметила вас! – подскочила девушка, мигом отстраняясь и вообще делая вид, что ничего не было только что.
  
  – Да, я поняла — мой брат гораздо интереснее для тебя, чем осмотр и так хорошо известных тебе пейзажей.
  
  – Сестра, – я с укоризной глянул на девушку. Ну да, она не в восторге от близняшек, но зачем сразу так давить авторитетом-то? К тому же на шум уже подтягивается старшенькая.
  
  – О, какой приятный гость! Привет, Су Му! Су Янь, – уже менее радушно кивнула она своей «коллеге». – Вы пришли навестить нас с сестрой? – тут вопрос был задан чисто из вежливости.
  
  – Да. Мои обязанности в Павильоне вынуждают меня на некоторое время отлучиться, но уходить, не попрощавшись с прекрасной смотрительницей рынка и её не менее прекрасной сестрой, я не мог, к тому же если леди позволят мне насладиться их компанией за чаем, воспоминания об этом событии будут согревать меня всё время нелёгкого пути и тяжких испытаний.
  
  – Ох, как мы можем отказать столь учтивому гостю? – рассмеялась старшенькая, наслаждаясь видом закипающей Су Янь.
  
  – Я принесу чайник, – взяла на себя привычную роль младшенькая. Чаепитие началось под лёгкие поддразнивания девиц из Багрового клана и негодование представительницы Павильона. И только по выходу от гостеприимных сестёр моя собственная позволила себе коварную усмешку.
  
  – Хм?
  
  – Я представляю, какие у них будут лица, когда они узнают, что это за «нелёгкий путь» и «тяжкие испытания» тебе предстоят. И с кем предстоят.
  
  – Ох, сестра, ты так жестока!
  
  – Сказал мне коварный злодей, играющий с нежными женскими сердцами, – улыбка покинула губы сестры. – Только не заигрывайся, брат.
  
  – Не буду, – серьёзно киваю, впрочем, быстро возвращаясь к прошлому образу, – но… не вам же одним дразнить меня, прекрасные леди?
  
  – Нет, – она покачала головой, – ты неисправим…
  
  
***
  
  Я не переставал изумляться местной алхимии, попутно убеждаясь в гипотезе, что прогресс невозможен в местах с идеальными условиями жизни. Насколько могущественнее были практики моего прошлого мира относительно этого, настолько же они отставали в области разработки и производства вспомогательных средств. Если в Империи Чжоу эликсиры и пилюли представляли собой средства, которые крайне нежелательно применять чаще одного раза в день, чтобы не словить побочные эффекты от передозировки компонентов, то тут реально хоть горстями ешь, ибо само целеполагание таких снадобий разное. Там пилюли создавались для развивающей медитации, их единственной целью было увеличить её эффективность — эффективность наращивания резерва Ци, и не более того. Тут же главная задача пилюль — это быть использованными в бою в качестве источника дополнительной Ци, иными словами, они изначально создаются с расчётом на то, чтобы поглощать их в больших количествах без всякого вреда для здоровья. Нет, понятно, что и тут были исключения и особые случаи, это даже мне, человеку, крайне далёкому от алхимии, очевидно, но факт оставался фактом — я опустошил уже несколько мерных флаконов, и в теле не только не появлялось признаков интоксикации, их и не должно было быть.
  
  Энергия внутри бурлила, меридианы ныли в приятном напряжении, ощущения от даньтяня всё больше и больше напоминали резерв, приличествующий настоящей середине Второго Небесного Уровня, а не той пародии на начало этого уровня, что у меня была сразу после Прорыва. Ведь тогда скачок развития энергосистемы явно не дотянул до того, каким он должен быть в нормальных условиях. Но больше всего меня, конечно, радовало зримое и существенное расширение энергоканалов, ведь большинство из них, несмотря на все предшествующие усилия, ещё днём продолжали мало отличаться шириной от волоска. Сейчас же я видел, что действительно сделал хороший шаг вперёд по части восстановления формы. Безусловно, всё это было ещё каплей в море, но теперь я наконец-то добился должного соотношения пропорций по части прочности и пропускной способности всех составляющих своей энергосистемы, а не только ряда ключевых магистралей. И это было замечательно. Настоящий кайф. Учитывая же, что мы отправляемся в горы, где, по слухам, обитает довольно много Демонических зверей, пусть и, скорее всего, низкоранговых, я мог надеяться, что вернусь в Павильон уже Пятым Небесным Уровнем. Так сказать, техника Поглощения мне в помощь. Это были очень приятные мысли. Воодушевляющие. Именно такой настрой мне и был нужен, чтобы не думать о других, куда менее приятных вещах.
  
  Однако сколь бы ни был прекрасен этот момент сладкого предвкушения, небо уже начинало светлеть, а значит, скоро предстояло отправляться в путь, это же означало, что медитацию следовало прекращать и заняться иными, не менее важными вещами. Например, помывкой и сбором вещей в дорогу. Пусть основную часть я и подготовил ещё вчера, но никогда не помешает проверить, особенно наличие соли и перца, без которых жарить дичь в дикой местности слишком уныло. Ну и да — не забыть чай и чайник, это тоже крайне важно.
  
  Сказано — сделано, и вот посвежевший, чисто одетый и причёсанный я уже подхожу к дверям Зала Вкладов. Тренировочно-повседневный танчжуан сменился на представительно-походный халат с непонятной никому в этом мире символикой Старшего Наследника клана Тёмной Луны, котомка с вещами, не стесняя движений, висит вдоль пояса за спиной, даже с сестрёнкой я уже попрощался — и, казалось бы, ничего не предвещает беды… как вдруг я стал свидетелем довольно странной сцены: двери Зала Вкладов открылись, из них спешно, почти панически выскользнула Ся Нин Чан с мешочком через плечо и, не прекращая спешить, принялась закрывать дверь, да ещё и на замок…
  
  – Доброго утра, сестрица Ся. Что делаешь? – невинно интересуюсь, бесшумно подойдя к девушке сзади.
  
  – Ой! Брат Су, ты уже пришёл?! – подскочила на месте ниндзя, с легко читаемой паникой на лице (несмотря на наличие маски) обернувшись ко мне.
  
  – Да, только что. У тебя проблемы? – демонстративно перевожу озабоченный взгляд с неё на дверь и обратно.
  
  – Нет-нет, что ты? У меня всё хорошо, – замахала ладошками девушка, нервничая ещё сильнее.
  
  – А где Хранитель Мэн?
  
  – Он… Вчера его замучила старая болезнь, ему нужно вылечиться, поэтому с нами он не идёт… – с такой обезличенной и сухой интонацией, словно долго проговаривала про себя эту фразу, ответила кареглазая милашка, отведя взгляд в сторону.
  
  И она врала. Однозначно. Сто процентов. Тут даже эмпатии было не нужно — по её затравленному взгляду всё было видно, как божий день.
  
  – Эм… – что-то такое на грани сознания зашевелилось. Что-то такое узнавательное… – Ты…
  
  – Время уже уходит! Мастер сказал, нет никакой необходимости ждать его! Я знаю то место, поэтому поспешим! – и отчётливо паникующая тян резко убежала по направлению к центральному выходу с территории секты.
  
  – … Л-ладно, – пожал я плечами и, на миг взглянув на здание с использованием техники Звёздных Глаз, поспешил следом.
  
  В конце концов, если скромная, застенчивая и очень симпатичная девушка дошла до того, чтобы усыпить престарелого учителя, дабы побыть со мной наедине и отправиться в глухие безлюдные места, надо быть конченым козлом, чтобы ломать её план. А то, что мастера Мэна она усыпила — это сто процентов. Его тело (вернее, видимая мне сквозь стены система циркуляции Ци) лежало у, очевидно, стола в очень характерной позе человека, уснувшего «лицом в салат», и имело все признаки глубокого, но здорового сна.
  
  – Кстати, старшая сестра… – молчание, в которое погрузилась наша небольшая группа из двух практиков, стало каким-то очень уж неловким. Во всяком случае, стоило мне догнать юную отравительницу-усыпительницу, как та принялась источать смущение, смотреть куда угодно, но только не в мою сторону, и вообще всем видом показывала, как ей стыдно и стеснительно.
  
  – Д-да, брат Су? – она чуть ли не подпрыгнула на месте.
  
  – Ох, не стоит так нервничать, в конце концов, я здесь для того, чтобы помочь тебе, а не съесть.
  
  – Т-точно… п-прошу прощения… – теперь взгляд был устремлён на носочки сапожек. – Ох… ты же хотел у меня что-то спросить?
  
  – Если это будет уместно, – вежливо киваю. – Коли уж так вышло, что мы узнали… м-м-м… не самые распространяемые особенности наших талантов, могу я попросить тебя рассказать о своём даре подробнее?
  
  – Подробнее? Хорошо, но что именно ты желаешь узнать? Я просто… умею преобразовывать элементы…
  
  – Все знания по алхимии, что у меня имеются, говорят, что «преобразовывать элементы» как раз «просто» никак нельзя, требуется масса оборудования, реагентов, мастерства и времени. То же, что увидел я, иначе, чем маленьким чудом, не назовёшь.
  
  – … – ниндзя продолжала заливаться краской и рассматривать брусчатку под ногами. – Ну… я не знаю, что об этом можно рассказать. Я просто с детства умела улучшать различные алхимические снадобья, Мастер Мэн заметил этот талант и взял меня личной ученицей. Он обучает меня не только боевым искусствам, но и передаёт свои знания по алхимии. Сначала я просто повторяла всё за ним, используя алхимическое оборудование, пока не понимала, какие процессы проходят в трансформируемых материалах. Потом, со временем, я смогла делать всё то же самое, но уже без всяких инструментов, ну а затем, в ходе опытов, пришло понимание, как улучшить преобразования, качественнее выделять и кристаллизировать полезные свойства и изгонять вредные. Вот… как-то так.
  
  – Хм-м, интересно, – то есть сначала шла наработка «рефлекса», а потом уже «развитие техники». Ну, логично, тот же принцип применяется и в Боевых Искусствах — сначала тебе ставят удар и показывают простейшие манипуляции Ци, а потом ты учишься вплетать и то, и другое в свой стиль, после чего переходишь к усложнению элементов, но основа-то — она всё та же! – А что по поводу действия твоих меридиан?
  
  – Ам? Я не понимаю…
  
  – Ну, ты же используешь при преобразовании участки своих меридиан, они отличаются у тебя от всех, кого я видел. Да и наше путешествие, полагаю, требуется как раз для правильного и гармоничного развития именно их.
  
  – Ну… я просто тренировалась и использую преобразование элементов, сплетая потоки Ци, – осторожно отметила она. – Я знаю, что у меня несколько иначе устроены меридианы, я понимаю, что это строение связано с моим даром, но… я просто управляю самим даром, и всё, – на меня беспомощно посмотрели и моргнули глазками.
  
  – А, точно, у вас же внутренние манипуляции Ци не в чести, – а значит, она не сможет мне сказать о механике своих действий даже на возвышенно-наркетском, что так нежно любим подавляющим большинством практиков моего прежнего мира. – Хм-м-м, тогда как сестрица Ся смотрит на то, чтобы помочь этому молодому человеку разобраться? В свою очередь, вполне возможно, что молодой человек сможет дать несколько новых идей, что в дальнейшем помогут старшей сестре.
  
  – Х-хорошо, – новая волна смущения. Да, как же она похожа на Сюен… Видимо, в этот момент я всё-таки не удержал лицо. – Брат Су? С тобой всё хорошо?
  
  – Да… просто воспоминания о былом, – я прикрыл глаза, – не обращай внимания. Давай лучше вернёмся к исследованиям.
  
  – Удобно ли это будет в пути? – спросила девушка. – Быть может, подождём до вечера?
  
  – Хм, пожалуй, это здравая мысль. Прости, просто я привык жить в исследованиях, строить гипотезы и сразу их проверять. Что поделать, привычка.
  
  – Вот как… ну, если хочешь…
  
  – Нет-нет, во время привала у нас будет более чем достаточно времени, – я покачал головой.
  
  – Угу… – она вновь отвела взгляд, и снова установилась тишина, хоть уже и не такая неловкая. – А можешь что-нибудь рассказать о Высшем Мире? Ну… если это, конечно, не секрет, – когда мы вышли за ворота, отделяющие территорию Небесного Павильона от остального мира, вновь заговорила Нин Чан.
  
  – Не секрет, – улыбаюсь, заложив руки за спину. Почему бы и нет, в самом деле? – Что именно ты хочешь узнать?
  
  – Ну… я даже не знаю, с чего начать… – растерялась девушка. Логично, для хороших вопросов нужно знать хотя бы половину ответов на них.
  
  – Тогда, думаю, тебе будет интересно послушать про Академию Небесной Звезды, где я учился.
  
  – Это название секты, в которой брат Су был учеником?
  
  – Нет. Секты боевых искусств в нашем мире не очень распространены. Они существуют, и среди них даже есть довольно влиятельные, но большой роли они не играют. Большинство практиков тренируются либо в собственных кланах, либо, если у них есть деньги и должный талант, поступая в специальные учебные заведения, организация которых отчасти похожа на то, как всё устроено в Небесном Павильоне, но есть и существенные отличия. Например, все поступившие ученики сразу распределяются между конкретными наставниками, каждый из которых сам отбирает себе группу после финального испытания на поступление, а потом персонально с ней работает все годы учёбы. Первыми, конечно, выбирают себе учеников самые старшие наставники академии… – неспешно повёл я свой рассказ, стараясь не слишком демонстрировать, как меня умиляют её трепетный взгляд и вид всей такой навострившей ушки любопытной пай-девочки, которой рассказывают увлекательную сказку. Путь до деревни Чёрной Сливы, куда вела тропа, по которой мы спускались, обещал быть не таким уж и долгим, но что-то мне подсказывало, что его окончание теперь скорее расстроит недавно так спешившую в путь девушку, нежели обрадует…
  
  
***
  
  Я оказался прав, и при входе в город Ся Нин Чан с видимым усилием заставила себя вернуться к реальности и заняться насущными делами. Делами этими оказалась покупка лошадей. Причина данного решения заключалась в том, что местные практики обладают ограниченным запасом выносливости и передвигаться с применением Ци сколь-нибудь длительное время просто не могут, по крайней мере, так обстоит дело вплоть до сферы Чжэн Юань (4), то есть уже фактически пятой стадии развития практика, ведь пусть Закалка Тела (0) и считается нулевой, но её же тоже проходят, тратя годы тренировок. Это к вопросу массовости и процентных соотношений выносливых ребят на фоне остальных адептов боевых искусств. Впрочем, приобретение транспорта много времени не заняло, хотя честно скажу: выбор я оставил ниндзе. Увы, будучи Наследником клана Тёмной Луны, возиться с подобной животиной мне никогда не приходилось, первой своей жизни я не помнил, но однозначно ничем таким там тоже не занимался, так как даже самых общих моментов в ассоциациях не сохранилось, ну и, наконец, даже Су Му знаниями в этой области не блистал — так, в седле кое-как держаться мог, и всё. Впрочем, крестьяне в деревне понимали, кому они продают живность, как и то, что с ними сделают, если «качество товара» не удовлетворит взыскательного покупателя, так что проблем с четвероногими не возникло — меланхоличные, но довольно резвые лошадки спокойно рысили по дороге, поглощая копытами мили пути, под вечер, когда живность устала, их спокойно и быстро обиходили слуги постоялого двора, где мы остановились, да и поставили хрумкать овсом в стойле. Мы же, также уделив внимание подаваемому в заведении ужину, сняли две смежные комнаты и наконец-то смогли заняться кое-чем интересным.
  
  – Так что мне нужно делать, брат Су? – спросила девушка, немного нервно косясь на дверь. Не хватало только надписи над головой: «Девочка зашла в комнату мальчика, вдруг кто увидел? Сты-ы-ыдно!»
  
  – Для начала — просто создай несколько пилюль. Я в дорогу захватил материал для практики, – я достал небольшой свёрток с Ци-содержащими травами, которые тоже купил накануне на рынке в Лесу Чёрных Ветров. Ничего особенного в этих травах не было, из таких, как я знал из памяти настоящего Су Му, как раз и готовят простейшие пилюли. – Ещё у меня есть несколько флаконов низкосортных пилюль с примесями, если тебе будет проще работать с ними.
  
  – Очищать готовые пилюли проще, хотя на самом деле разница невелика, – поделилась девушка.
  
  – Тогда держи, – протягиваю ей флакончик.
  
  – Угу, – девушка взяла всю ёмкость и начала подавать в неё Ци, я же сразу «включил» глазки и стал смотреть за процессом. В первую очередь — внешним.
  
  Я ещё не проращивал в своей системе меридиан элементов «аномалии» Ся Нин Чан, и тому было несколько причин. Во-первых, всю ночь я был занят тем, что приводил свою энергосистему из состояния «шкилетик после двух месяцев голодовки» к здоровому «в меру упитанному». Заниматься в это время попытками копировать по памяти и проращивать новые элементы было просто некогда. Во-вторых, перед такими операциями неплохо бы разобраться, «что?», «зачем?» и «почему?» устроено в этой «аномалии», как оно работает, как оно не работает, на какой Ци оно работает и так далее. То есть не просто «увидел и скопировал себе», а нормально посидеть с девушкой, понаблюдать, изучить. Был ещё и пункт три, звучащий как «любопытство». В том смысле, что мне было интересно, смогу ли я на голом контроле Ци повторить те манипуляции, что сейчас проделывает уважаемая ученица уважаемого Мастера? Кстати о манипуляциях.
  
  – Вот, – мне протянули ставшую чуть легче бутылочку обратно. Ци в ней стало чуть больше, а вот примесей в Веществах, готов поспорить, не осталось и вовсе.
  
  – Кхм… спасибо, но я думал, что ты обработаешь так одну пилюлю. Мне потребуется пронаблюдать этот процесс раз десять, чтобы как следует всё понять.
  
  – О, – она потупила глазки, – я не подумала…
  
  – Ничего, у меня много материала. И уж тебе точно не следует извиняться за то, что ты на порядок улучшила качества одного набора пилюль. Продолжим? И да, если вдруг устанешь или выполнишь допустимую норму преобразований — сразу мне скажи, в конце концов, мы просто утоляем моё любопытство, тут не нужны подвиги, – и я протянул следующий флакончик.
  
  – Угу… – и девушка, достав одну пилюлю, повторила процесс. А потом ещё раз, ещё и ещё.
  
  И я действительно начал понимать, что она делала. Благодаря общей «меньшей материальности» Ци, она вводила её в пилюлю, потом коротким выбросом разрушала структуру вещества, переводя его в энергетическую, точнее, Ци-форму, развеивала в воздухе «лишнее» — Ци «ненужных» веществ, попутно насыщая оставшееся высвобожденной силой (пусть и, ясное дело, с существенными потерями, однако поскольку потери и так были отнесены к «мусору», то тут скорее чистый доход получался). Ну а далее Ци извлекалась, и пилюля принимала свой исходный вид в смысле материальности и улучшенный — в плане наполнения. Но это фигня, главное — я понял механизм преобразования материя-ци-материя! И понял, почему не встречал такого в прошлом мире. Да, концепция «всё есть Ци, а Ци есть всё» для меня не нова, но в империи Чжоу Ци была телесней, тяжеловесней. Физические явления могли её «порождать» (тут за примером далеко ходить не надо — хоть пламя костра взять, хоть сияние Солнца); также можно было сделать материю из Ци, пусть и с чудовищными затратами; однако именно «перевести» материю в энергетическое состояние было невозможно в рамках знакомых мне Ци и практики: слишком «материальная» Ци не просачивалась, не сцеплялась с веществом, она его просто расщепляла или заполняла с замещением и деформацией родной Ци. То есть можно было или «расплющить» что-то, или «прожечь», или «обратить ржавой трухой», но не изготовить «сплав». Ся Нин Чан же делала именно это. Просто после создания «сплава» она его «очищала», «шлак» выбрасывался, а из «очищенного от примесей материала» Ци извлекалась обратно, возвращая вещество в твёрдое, а не энергетическое состояние. Звучит, конечно, заумно, да и сам процесс не из простых, но ничего запредельного для местных практиков нет. Вернее, я полагаю, нюансов целая куча, да и что чистить, а что оставлять — тоже ведь понимать нужно, но сам механизм…
  
  – Ага, а теперь ещё раз, давай посмотрим, что происходит в твоих меридианах…
  
  – Хорошо, – и опыты продолжились, теперь я наблюдал за работой «аномалии» девушки, и… ага, вот и то маленькое «но», не дающее всем практикам в этом мире делать то же самое. Для насыщения материала Ци используется эта самая Ци одной… ну, назовём это «частотой»… хотя тут всё-таки ближе «плотность», а для извлечения у этой «плотности»… нужно поменять… так… пусть будет «фазой». И вот эти «тонкие настройки» и осуществляет аномалия в меридианах девушки. Полагаю, обычные практики подобного добиваются как раз за счёт всяческих колб-кубов перегонных и танцев с бубнами вокруг них.
  
  – Уф… – выдохнула ниндзя. – Немного устала.
  
  – Угу, спасибо… Так… – я взял новую фиговую пилюлю в руку, – насыщение… конфигурирование… тц, – пилюля разлетелась мелким крошевом. Преобразовать Ци вне моего организма мне было ещё очень сложно, несмотря на то, что родная энергетика этого тела была нацелена на внешние манипуляции, да и наращивание поверх неё моей только усилило эту часть. Вот только Су Му на момент моего подселения находился ещё на стадии Закалки Тела, где ни о каких энергетических техниках и речи ещё не шло, а я хоть и развил систему меридиан, значительно её расширив и укрепив, но лишь до кондиций Второго Небесного Уровня, того самого, на котором нормальный практик пути Огня лишь только-только начинает учиться сырым выбросам одновременно с ударом. – Тогда сначала сконфигурируем, потом насытим… – вторая попытка прошла легче, и пилюля благополучно перешла в энергетическую форму. – Так, теперь отделим лишнее и втянем обратно… – по идее, там опять нужно переконфигурировать, но, очевидно, оно опять рванёт — контроля мне не хватит, однако Ци там оставалась моей, а значит, я мог её «втянуть» и так, пусть это будет куда как менее эффективно, да и касательно примесей и полезностей… нет, по Ци там даже получше вроде бы вышло, но вот с материалом — увы, мне не хватало опыта и навыка правильно всё отделить и выкинуть то, что нужно выкидывать. Потому, когда сияние в моей руке угасло, на ладони оказалась пилюля чуть меньшая, чем изначально, полезность у неё выросла не на порядок, а раза в два, максимум в три, да и ядовитость ушла далеко не в ноль, хоть и существенно сократилась.
  
  – (О_О)… – милая кареглазая девушка пялилась на мою руку так, словно я Философский Камень воплотил, не меньше.
  
  – Сестрица Ся? – осторожно зову её, когда неподвижность ниндзи затянулась уже секунд на двадцать.
  
  – (О_О)', – мне показалось или взгляд теперь стал обиженным?
  
  – Нин Чан?
  
  – (Q_Q)… – боги, он реально стал обиженным! И что это за слёзки на кончиках ресниц?!
  
  – Старшая сестра, ты начинаешь меня пугать…
  
  – Яа-а-а? – жалобно протянула она, нанося мне бесчеловечный удар в самую душу таким проникновенным и полным чувств взглядом в глаза… – Брат Су, я училась алхимии больше десяти лет! То, что ты показал… подобные результаты у меня были после семи лет изнурительных занятий. Каждый день, по много часов, под наблюдением и руководством Мастера… а не после часа наблюдения за работой другого практика!
  
  – Ну, ты всё-таки училась, оттачивала своё мастерство, я же просто схитрил.
  
  – Схитрил? Но ты же сделал всё точно так же, как я!
  
  – Нет, – я улыбнулся девушке, – я повторил твой метод, но исключительно на собственном контроле Ци, который вне моего тела совсем не идеален, потому на преобразование одной пилюли я затратил сил больше, чем ты на весь первый графин. Много, много больше. К тому же качество самого преобразования у меня много хуже. Про то, сколько это требует усилий и какого сосредоточения именно на самом преобразовании, что у тебя получается так же просто, как пошевелить рукой, мне даже упоминать страшно.
  
  – И всё равно это что-то невероятное! Ты действительно Великий Мастер из Высшего Мира! – в голосе девушки сквозило Почтение с большой буквы П.
  
  – Ох, прошу, Нин Чан, этот ученик не считает себя «Великим Мастером», он просто учёный-исследователь, который несколько раз попадал в интересные переплёты судьбы. И ему потребуется ещё очень много времени и советов старшей сестры Ся для того, чтобы хотя бы приблизиться к её уровню мастерства.
  
  – Твои слова так лестны, брат Су… – ниндзя принялась изучать строение потолка, явно пряча стеснение.
  
  Но, судя по порозовевшим щёчкам и изменению её дыхания, мои комплименты нашли дорогу в её сердце и сгладили тот неприятный осадок, что мог бы там возникнуть при виде того, как парень, что увидел трансформацию элементов второй раз в жизни, сразу так резко стартанул. К тому же я не врал, алхимия для меня — совершенно новый раздел, в котором я мало что смыслю, плюс у меня нет «мистического органа», что проведёт всю необходимую работу с Ци за меня, а потому даже приблизиться к КПД ученицы Мастера Мэна я смогу нескоро и потратив очень много усилий, которые я бы с куда большим удовольствием потратил на что-то другое. Для «общего развития» мне пока хватит и этого, ну а там дальше посмотрим.
  
  – Это лишь констатация факта, не более того. Но, думаю, мы сможем поговорить об этом и утром или в дороге, а пока предлагаю отправляться на отдых. Впереди ещё долгий путь.
  
  – Да, ты прав, – кивнула она.
  
  – Тогда спокойной ночи, – пожелал я приятного отдыха леди и, когда девушка вышла за дверь, зажевал половину «модернизированного» ей графинчика с Веществами.
  
  Что называется, погнали культивировать! И теперь мы, пожалуй, прорастим эти интересные элементы.
  
  
Глава 9
  
  Следующие три дня прошли в похожем стиле. Мы вставали с утра, завтракали, собирались и выезжали в дорогу. По пути просто болтали или обсуждали основы алхимии, хотя больше всё-таки болтали, так как без наглядных примеров (хотя бы в виде реагентов) объяснить много было попросту невозможно. Нин Чан оказалась очень начитанной и приятной в общении девушкой, почти столь же жадной до изучения искусства алхимии, как я был жаден до изучения законов работы Ци в целом. На фоне такого единения интересов совершенно неудивительно, что я почти сразу стал переносить на бумагу очертания её системы меридиан, заполняя купленную специально для этого книжицу подробными рисунками с пояснениями о поведении Ци, особо уделяя внимание её аномалиям. Делать это, сидя в седле, с моим контролем тела было совсем не сложно, а девушке и интересно, и полезно. Ещё ей было интересно послушать про «Высший Мир», а я был совсем не прочь развлечь свою спутницу-наставницу историей-другой, если она не касалась именно моей жизни. Нет, не из непонятных мистических соображений секретности, просто… ковыряться там и посыпать солью не до конца зажившие раны не хотелось, однако поведать о клановой политике, принципах культивации и системе Небесных Уровней — почему нет? Много разговоров также ушло на разбор очень заинтересовавшего Нин Чан факта о том, что практики моего прошлого мира никаких «закалок тела» не проходят, сразу же начиная с манипуляций Ци, проходя так называемую стадию «Сбора Ци», основанную на медитациях, а не физических упражнениях. Ниндзю естественным образом удивляло, как же так, ведь неподготовленное тело просто не может удержать в себе нужную энергию, а то и покалечиться можно в попытках. Ну, я и рассказал ей то, что сам понял по этому вопросу, сопроводив рассказ наглядными рисунками, иллюстрирующими местную систему меридиан и родную для меня. Естественно, не скрывая различия в самой Ци и, очевидно, физиологической природе людей. Всё же в моём прошлом мире почти все имели хоть какую-то долю крови драконов и, как ни крути, были куда как более совершенными в плане процесса развития и общей силы. Это не «патриотизм» или какой-то выпендрёж, просто голый факт. Да, разница в качествах и свойствах Ци вносила свою лепту, но сама энергосистема у местных просто «не тянула» то, что давали меридианы и даньтянь по «прошлому образцу», в то время как в обратном случае всё работало, пусть и с некоторым неудобством.
  
  Каждый вечер мы останавливались в очередном постоялом дворе, где ниндзя снова показывала мне преобразования, я же — калибровал свою пророщенную «аномалию», выправляя мелкие огрехи и «дорабатывая напильником» — всё-таки мне требовалось не тупое копирование, а осознанное повторение. Мы с девушкой отличались хотя бы тем фактом, что я — мужчина, то есть иные физиология, масса тела, расположение каналов и так далее. Так что я смотрел, как что происходит в её теле, анализировал и пытался повторить алгоритм, но уже у себя, по ходу повторения вылавливая огрехи, «неровности», ещё какие баги… короче, чувствовал себя калибратором. Ага, и культивировал сродство с Гаррусом в частности и турианцами вообще.
  
  Изменилось всё на четвёртый день, когда мы оставили лошадей, сошли с нахоженных путей и устремились в чащу леса. Вернее, изменилось скорее на четвёртую ночь и пятый день — так-то вокруг очередного постоялого двора было довольно нахожено. Там и охотники, и грибники, и просто тропинки к деревням или хуторам каким. А вот уже через полдня пути обжитость мест как-то сошла на нет, в итоге к вечеру мы в самом деле уже были в чащобе, про которую вполне можно было сказать, что нога человека здесь если когда и ступала, то не в этом веке точно.
  
  – Дальше нам нужно будет углубиться на несколько дней пути, – Нин Чан махнула рукой в сторону пущи. – Предлагаю переночевать сегодня здесь на деревьях, так будет безопаснее.
  
  – Ах да, Демонические звери, – как и в империи Чжоу, в этом мире люди занимали не так уж и много места под солнцем, большая часть территорий являлась диколесьем, в котором обитали различные крокозябры той или иной степени смертельности. Впрочем, большинству из них было далеко даже до живности Второго Небесного Уровня, не говоря уже о чём-то большем. Исключения, понятное дело, встречались, но были редкостью и больше слухами, чем чем-то реальным. Хотя слухи тоже стоит потом проверить — есть ненулевая вероятность, что там действительно кто-то интересный обитает и просто устраняет свидетелей своего присутствия путём захавывания.
  
  – Да, – подтверждающе кивнула девушка. – Здесь ещё относительно безопасно, но дальше уже нет. Но не беспокойся, у меня есть специальный амулет, что скроет нас от чутья зверей.
  
  – Хм-м-м, – вообще, хорошая возможность попробовать тут Поглощение, а если жертвы сами будут ко мне бежать, то тем лучше, – используй на себе, сестрица Ся, а я проверю, насколько эти существа отличаются от привычных мне.
  
  – Брат Су очень рискует, – покачала она головой. – Стоит ли подвергать себя опасности без повода?
  
  – Знаешь… – начав подъём, я запрыгнул на приглянувшуюся мне ветку ближайшего дерева. Сон всё ещё не входил в мои планы, но медитировать можно и на дереве, – твои слова звучали бы внушительнее, если бы ты не накачала снотворным уважаемого мастера Мэна, тем самым сбежав в лес к опасным зверям без прикрытия опытного и сильного практика.
  
  – Т-ты… знал? – последовавшая за мной бедная девочка от таких откровений чуть было не оступилась.
  
  – Угу…
  
  – А-а-а… почему сразу не сказал? – жалобно спросила она.
  
  – Ну, я видел, что он просто спит, так что… – я пожал плечами, – это ваши личные взаимоотношения с наставником. Неуместно постороннему в них влезать, хотя, признаться, мне было интересно, за что ты так старика.
  
  – Он… хотел отменить поход! – прозвучало обиженно. – В ту ночь вдруг сказал мне, что мне нечего идти, что мне было делать?
  
  – Просто вдруг сказал? Ни с того ни с сего? – удивлённо оборачиваюсь к девушке.
  
  – Да. Только что всё было нормально — мы собирались в дорогу, и тут он такое заявил. Я была так шокирована, что в отчаянии усыпила его, – густо покраснев от стыда, потупила она взгляд.
  
  – Хм-м-м, – что-то здесь было не так… – Его опечалила перспектива, что его юная и прекрасная ученица должна будет поцеловаться с подозрительным и коварным молодым человеком? – бросаю пробный шар.
  
  – Ч-что? – не поняла она, а потом ка-а-ак поняла… и ещё сильнее налилась краской стыда, да ещё и отвернулась. – Н-нет… он просто с-сказал, что твой метод может не дать нужного результата, и… тогда всё пойдёт наперекосяк!
  
  – Вот как? Хм-м-м… – здесь точно было что-то не так! – А я-то думал, что там всё-таки будет вариант с подозрениями к молодому человеку. Я бы на месте мастера Мэна однозначно подозревал бы всех проходимцев, крутящихся рядом с моей ученицей, в чём-то нехорошем. Нельзя быть слишком бдительным! Кстати говоря… – в голову постучалась одна догадка. – Да, это всё объясняет! – тут же кивнул я сам себе.
  
  – Б-брат Су?
  
  – Понимаешь… – рефлекторно закладываю руки за спину, – возможно, мастер Мэн специально тебя спровоцировал.
  
  – Что? Зачем? Почему ты так решил? – непонимающе захлопала она глазками.
  
  – Ну, начнём с того, что твой учитель явно воробей стреляный… Кхм, в смысле, очень опытный мастер, который вряд ли бы смог не заметить какие-то добавки в еде, тем более если сам учил тебя алхимии, – поправился я и разъяснил свою мысль. – А во-вторых, как твой учитель, он наверняка заинтересован в том, чтобы ты научилась самостоятельности в принятии решений, то есть он мог просто подталкивать тебя к проявлению характера. Правда, насколько я мог судить, он действительно спал, и это слабое место моей гипотезы, – честно признаюсь в конце.
  
  – Ну-у… я использовала очень хорошее средство, которое создала сама, – застенчиво пролепетала девушка. – Такое, которое бы его усыпило на пару дней, даже если бы он заранее принял противоядие…
  
  – … Как коварно! – с уважением и полной одобрения улыбкой качаю головой.
  
  – Не смейся! – возмущённо сжала ручки в кулачки Ся Нин Чан. – Не может быть, чтобы учитель меня так разыграл! Ты всё выдумал!
  
  – Ох, прости, как скажешь, – я улыбнулся.
  
  – Почему ты так уверен, что он притворялся, говоря те слова? – надулась ниндзя.
  
  – О чём ты? Я же согласился с твоим суждением, – моя улыбка стала шире.
  
  – А сейчас ты дразнишься! Я же вижу, что ты не согласился!
  
  – Старшая сестра, не обижайся, пожалуйста, просто я могу чувствовать… что-то вроде отголосков эмоций, направленных на меня. Особенно мне нравится ощущать милую панику и смущение от леди.
  
  – У-у-у-у… – девушка втянула голову в плечи и принялась источать именно этот коктейль чувств, став ещё более похожей на Ан Сюен. Последняя мысль слегка подпортила хорошее настроение, сжав сердце чувством тоскливой ностальгии. Уже не так болезненно, как раньше, но… моя милашка осталась где-то там, за гранью реальности, и я её больше не увижу. А ведь так хочется порой обнять, зарыться лицом в густые тёмно-русые волосы и окунуться в букет щекотной неловкости, что она испытывает…
  
  – Ох, прошу прощения, – прикрываю глаза, чуть наклоняя голову в лёгком извиняющемся кивке, чтобы дать себе секунду справиться с чувствами. – Так всё же, неужели ситуация действительно требовала усыплять мастера Мэна?
  
  – Он бы не отпустил меня, – немного обиженно буркнули в ответ. – Стал бы искать «правильного» кандидата. Или ещё что-нибудь. А я уже более года могу перешагнуть на следующую ступень развития, но без Кристаллов Росы Девяти Инь это загубит мой дар, и потому приходится просто сидеть и ждать. И я не хочу… не могу отказываться от шанса и снова просто сидеть и ждать, пока наставник кого-то найдёт. Не после того, как у меня появилась надежда!
  
  – Н-да, – довольно сложная ситуация. Очень… неоднозначная.
  
  – Брат Су не одобряет?
  
  – Нет, – я покачал головой, – в том смысле, что мне сложно судить. Я сам, в некотором роде, большой… хм, любитель культивации. Мне нравится изучать что-то новое, развиваться, и необходимость сидеть и ничего не делать, ожидая какого-то непонятного случая, иначе рискуя загубить все свои прошлые усилия… это настоящая пытка, – девушка благодарно кивнула. – Однако я могу понять и беспокойство мастера Мэна, всё-таки я действительно «тёмная лошадка», – видя некоторое непонимание в глазах ниндзи, поясняю: – неизвестный и неучтённый элемент. Ставка на такого может принести как огромный выигрыш, так и сокрушительное поражение. Пожилые люди же не любят рисковать, импровизировать и принимать необдуманные решения.
  
  – Но я — не пожилая леди! Мне ещё и двадцати зим не минуло!
  
  – Молодости же, – я усмехнулся, – как раз свойственны горячность и задор. Иногда это работает, иногда нет.
  
  – У-у-у, брат Су говорит как древний мудрец, хотя до этого утверждал, что ему было восемнадцать…
  
  – Ну, – пожимаю плечами, – я всё-таки «Гений Поколения», мне можно сочетать в себе всевозможные достоинства и таланты. А ещё я очень скромный Великий Мастер, – мои губы вновь растянулись в улыбке.
  
  – Хи-хи, да, очень скромный, – согласилась Нин Чан.
  
  – Ну ладно, восхищаться моей персоной мы можем и завтра в пути, а пока предлагаю отдохнуть. Тебе не помешает поспать.
  
  – Как распределим смены дежурства?
  
  – Не переживай об этом и спокойно отдыхай. Я буду медитировать — это вполне заменит мне сон, да и подойти к нам никто не сможет.
  
  – Ладно… – немного покосив на меня карим глазом, согласилась девушка…
  
  Деревья здесь были не чета чахлым «берёзкам городской черты» моего первого мира, да и в прошлом, честно признаюсь, таких исполинов я не видел даже в горах Бэймин. Не то чтобы лес был воплощением этаких сказочных буреломов со зловещими искривлёнными стволами, непроглядным мраком вдоль тропы или ещё чем-то в этом роде, просто некоторые деревья выглядели так, будто застали ещё динозавров, в том смысле, что имели настолько толстые стволы и такую общую высоту, что вот ну никак не дашь им меньше пятисот лет жизни. В таком контексте, найти подходящую ветку, где мы могли спокойно разместиться вдвоём, было совсем несложно — тут иные стволы были в человеческий рост радиусом, и остальное у них тоже соответствовало. Ну а после обнаружения места под ночёвку я, как и обещал, сел медитировать.
  
  Ещё с полчаса после этого я ощущал на себе любопытный взгляд, приправленный милой суматохой в эмоциях, но усталость взяла своё, и в какой-то момент ниндзя принялась раскладывать спальник, а после действительно устроилась кемарить. Было довольно забавно чувствовать, что, несмотря на изрядную опаску в эмоциях Ся Нин Чан, она на самом деле меня совсем не боится и даже не допускает мысли, что, оставшись с ней наедине в глуши, я сделаю что-то плохое. Весь страх, то и дело мелькающий у неё в эмоциях, был сконцентрирован на том, как бы не ляпнуть что-то, из-за чего она попадёт в глупое положение, не более. Девушка не просто боялась выставить себя в дурном свете больше, чем перспективы грязного поведения от едва знакомого парня, она второй пункт в ракурсе страхов вообще не рассматривала. И это было как очень забавно и мило, так и весьма странно. Мне казалось, мастер Мэн должен её на эту тему накручивать только в путь, а он, похоже, просто ограничил её общение со сверстниками, толком не вбивая на подкорку никаких фобий и предубеждений. Странно это было. Я лично на его месте вряд ли бы так смог. А ещё странно, что за все эти дни я его ни разу не почувствовал даже в плане интуиции. Если моя гипотеза верна, дядька лишь сделал вид, что попался в ловушку ученицы, и всё это время сопровождал нас на отдалении, наблюдая и страхуя. Вот только пусть я и помнил спецов лорда Северной Стражи, что, находясь всего на Шестом Небесном Уровне, могли легко скрываться от моей чувствительности и даже Звёздных Глаз, когда я тоже был уже на Шестом, но всё же мастер Мэн не напоминал такого спеца, да и моя техника Звёздных Глаз была не та, что раньше. Сейчас она работала на Ци, де-факто, Девятого Небесного Уровня, то есть кто-то с энергетикой меньшего качества просто не должен быть способен от неё укрыться чисто физически. И тем не менее мастера Мэна я ни разу не заметил. И сейчас не замечал, хотя все чувства напрягал очень активно. И это было очень странно. Неужели Нин Чан права и на самом деле обвела учителя вокруг пальца, применив что-то более сильное, чем он ожидал? Если это правда, то это… было бы смешно, если бы не было так глупо. Я ведь, по сути, натуральный Демонический Практик, и девочка, получается, отдалась в полную мою власть. Бр-р-р! Не, я точно буду учить своих дочерей так, чтобы они при виде таинственного и обаятельного парня с невиданными возможностями бежали от него впереди собственного визга и ни при каких обстоятельствах не отправлялись в дикие дебри наедине с ним. Да, однозначно, я буду отцом-тираном! Никаких друзей-мальчиков! Только милые робкие подружки, с которыми можно спать под одним одеялком, точка!.. Кхм, так, не думать о мотивации и планах лорда Ся Ле при воспитании дочери и сведении её с Ан Сюен, просто не думать!
  
  
***
  
  Утро началось ровно так же, как в прошлые дни совместного похода, за тем лишь исключением, что завтрак в этот раз представлял собой пару закинутых «в топку» полосок вяленого мяса и несколько глотков воды. Эх… не то чтобы я привык к хорошему питанию, но как-то так получилось, что, даже тренируясь «дикарями» у Озера Синего Карпа, мы постоянно питались свежатинкой (да не пресной, а поджаренной с солью, специями, любовью, старанием!) и всякими маленькими лакомствами, вроде рисового печенья к чаю. А уж если вспомнить разносолы Академии Небесной Звезды, усилия поваров клана Тёмной Луны и вполне сносную кухню всяких постоялых дворов и «Небесного Павильона»… В общем, возвращаться к сухпайкам было немного печально. Ну да ладно, жить можно.
  
  – Брат Су, – позвала меня ниндзя.
  
  – М-м-м?
  
  – Дальше в лесу высокий шанс наткнуться на мощного Демонического зверя. Я сейчас активирую защитный браслет, что отведёт их взгляды, но нам… – она чуть смутилась, – нужно держаться поближе друг к другу.
  
  – Ясно, активируй, хотя я бы посмотрел на этих зверей поближе, сестрица Ся, – в ответ девушка переключила своё внимание на простой серебряный браслет без украшений, надетый на её левое запястье.
  
  Впрочем, внешний вид артефакта волновал меня несильно, а вот его работа — вполне. Итак, стоило юной леди подать в металл свою Ци, как там развернулась довольно сложная структура. Так-так, что у нас там? Прикинув движения энергии и что они должны делать, я погрузился во внутренние расчёты и предположения. Так, вот этот элемент явно барьер, но на местной Ци, да ещё и с учётом насыщенности его не то что пальцем, взглядом проткнуть можно. Я, конечно, немного утрирую, но именно что немного. Однако его стабильность завязана на массив в браслете, а потому, пока браслет цел и в нём есть Ци, этот барьер будет работать и даже «самочиниться». К тому же функционал у преграды был ни разу не защитным, а скрывающим: «заклинание» не пропускало запахи, звуки, сглаживало колебания Ци внутри и, полагаю, искажало визуальную картинку за пределами. Плюс сама структура знакомым образом «размывала» само наше присутствие, вроде техники скрыта Синхэ. Только на два порядка проще и примитивнее, но и скрываться предполагалось не от мощных практиков Восьмого-Девятого Небесного Уровня, а от Демонических животных, чей разум, на самом деле, довольно просто обмануть: если что-то не пахнет, не шуршит, не видится и не источает Ци, то зверь не будет искать, всматриваться и пытаться найти какие-то несоответствия. Разумеется, речь идёт о неразумных зверях, но в ближайшей округе только такие и водились.
  
  – Готово, – ответила девушка. – Пойдём?
  
  – Да, – я кивнул, размышляя о том, стоит ли демонстрировать Нин Чан технику Поглощения или нет?
  
  Подкачаться на местной живности, раз уж всё равно проходим мимо, было бы неплохо. Но вот при свидетелях… впрочем, о чём это я? Тут натурально есть техники «Пожирания Души» и прочая хтонь, которая не то чтобы совсем хтонью не считается, но и не вызывает повального открытия «кирпичных заводов имени отбитых Некромантов» при засвечивании. К тому же ниндзя и так выдала мне свою тайну и сейчас продолжает помогать в развитии этого направления, хотя я отчётливо вижу, что мои успехи вызывают у неё зависть. Небольшую и не чёрную, но я сейчас себя чувствую тем самым пресловутым «азиатом, который может сделать круче», несмотря на твои старания и уйму убитого времени. Но не породит ли подобное «откровение» большую зависть? Хм-м… нет, вряд ли. Пусть я ещё не слишком хорошо знаю ученицу мастера Мэна, но… она действительно сильно напоминала Ан Сюен, так что подобное скорее придаст ей дополнительной мотивации к тренировкам, а раз так, то почему бы и нет?
  
  Первого Демонического зверя мы встретили через пару часов ходьбы. И выглядел он… Так, кажется, я что-то там упоминал про деревья, помнящие динозавров? Ну так вот, как выяснилось, это не так уж и круто — потому как динозавры спокойно себе ходили по лесу и искали, кого бы сожрать. Энергетика у твари отличалась от привычных мне Демонических зверей, но по своей насыщенности находилась где-то между Четвёртым и Пятым Небесными уровнями, ближе к Четвёртому. Что для местных было как бы дофига в любом случае, тем более что, насколько я видел, Ци у зверя, как и в моём мире, была более мощной и «телесной», нежели у людей этого мира, хотя, как и у них, сильно уступала в насыщенности привычному мне уровню. Барьер, проецируемый артефактом, восприятие твари вполне обманывал, пусть Нин Чан порой и косила глазом в сторону топающей по своим динозавровым делам гигантской рептилии, но какой-либо особой опаски я от неё не ощущал — девушка была полностью уверена в том, что артефакт скроет нас от внимания «доисторического хищника».
  
  – Подожди тут, я на минутку, – когда мы оказались за спиной монстра, обратился я к ниндзе.
  
  – Брат Су, что ты… – но закончить она не успела — я выскользнул за пределы барьера, сразу же захлопнувшегося за моей спиной.
  
  Мой шаг оставался беззвучен, Ци я не выпускал, ветер дул в лицо. Ящер так и не понял, что его убило. Рывок — и я в основании шеи, судя по анатомии противника, достать меня с этого места он сможет, разве что упав на землю и начав по ней перекатываться. Но кто даст ему время это сделать? Ладонь коснулась шкуры, чужая жизнь раскрылась перед внутренним взором палитрой красок, и я привычно тяну на себя, для надёжности формируя из пламенных жгутов на Лунной Ци дополнительные магистрали захвата и фиксации. Мгновение — и потоки красно-коричневой энергии Демонического зверя устремляются в моё тело, насыщая то жизнью и духовной силой. Сопротивление… отсутствовало. Пусть по количеству энергии эта туша сильно меня превосходила, но качеством — нет. Так что я «вырвал душу» из монстра и поглотил её всего за несколько ударов сердца. Вот я касаюсь ещё полного сил и жизни динозавра, секунда — и я уже на земле, а за моей спиной падает высушенная мумия, рассыпающаяся под собственным весом. Выдранная же сила усваивается почти мгновенно, заполняя мой даньтянь, расширяя меридианы, укрепляя мышцы, кости, органы… ну и даруя чувство этакой духовной сытости. «Естественные» меридианы откликнулись на подобное самым положительным образом, я видел, как они «впитывают» в свои стенки часть Ци из моего тела, укрепляются и уплотняются, да и само тело… переживало Прорыв. Точнее, опять его эрзац-версию, толком не поднявшую резерв и не улучшившую качество Ци, но заметно отразившуюся на теле, выведя то на полноценный Третий Небесный Уровень, а значит, я теперь мог совершать рывки на околозвуковой скорости без необходимости окружать себя покровом Ци и полностью укреплять все ткани её вливанием. Оно всё ещё было желательно, но в случае, если меня застигнут врасплох и на таких скоростях ударят, это уже не закончится смертельными травмами.
  
  – Ну вот и славненько, – испепелив мумию потоком пламени и без проблем найдя купол барьера, я вновь вступил под него.
  
  – (О_О)'… – встретил меня робкий взгляд маленького мокрого воробушка, что ещё и трогательно сцепил лапки перед грудью…
  
  – Мы это уже проходили, сестрица Ся, – вздохнул я, спеша спрятать руки за спину и покрепче сжать одну другой, от греха подальше. – Да, это моя способность, вроде твоего дара, только завязанная на… хм, даже сложно вот так объяснить… на сочетание моей родословной, жизненного опыта и восприятия мира.
  
  – (О_о)? – мокрый нахохлившийся воробушек жалобно моргнул.
  
  – Да, оно позволяет мне убить могущественного противника одним прикосновением. И за счёт его смерти стать сильнее.
  
  – (о_О)»… – ещё один морг, и на меня смотрит котёнок, которого зажал в угол огромный лабрадор.
  
  – Да, разумеется, у такой техники есть ограничения. Чем больше разница в силе между мной и жертвой в пользу жертвы, тем сложнее, дольше и опаснее её таким образом уничтожать. И тем сильнее… ну, назовём это «откатом», что проходит по моему телу.
  
  – (v_v)… – а теперь выражение глаз Ся Нин Чан стало как у мокрого котёнка, брошенного в коробке под дождём…
  
  – Нет, мысли читать я не умею. Просто у тебя очень… выразительный взгляд. А ещё я натренировался на общении с моим другом — он Демонический зверь высокого Небесного Уровня. Тот тоже порой как взглянет, так сразу понятно всё, что он о тебе думает, – реакция девушки действительно была весьма выразительной, и это забавляло. Немного.
  
  – А-а-а… почему ты мне всё это рассказал? И показал?
  
  – Ну, сестрёнка Ся поделилась со мной своей тайной и помогает в освоении алхимии, так что я не вижу, почему не должен отвечать доверием на доверие.
  
  – (>__>)… – она отвела взгляд и отвернулась… – Ам… Нам в-вон туда! – и махнула лапкой в сторону дальнейшего маршрута.
  
  – Хорошо, – я доброжелательно улыбнулся, – я следую за тобой.
  
  – Угу…
  
  Дальнейший маршрут проходил в несколько неловкой тишине, девушке явно было что обдумать, я же на ходу погрузился в медитацию и принялся более подробно изучать своё тело. Да, первичная оценка подтвердилась — вливание довольно неплохой порции Ци и жизненной силы не только расширило мои привычные меридианы, но и в целом укрепило организм, выведя его, как бы ни банально это звучало, на новый уровень. Особенно хорошо это было заметно на «исходных» энергетических каналах тела, что тоже пережили качественное изменение, со всей очевидностью перейдя с ранга Ци Дун (2) в состояние, характерное сфере Ли Хэ (3). Кажется, тут у нас «обратная тяга», в том смысле, что мои каналы тянут плоть, а та, в свою очередь, подтягивает изначальные каналы. Ну а те, опять же, влияют на мои меридианы, поскольку срощены с ними в единую сеть и разделять их, на деле, не совсем верно. В общем, я опять втыкал на магию, и мне было хорошо и чудесато, как и положено правоверному культиватору. Ежевечерне закидывающемуся флаконом Веществ, да.
  
  Кстати о закидывании. Раз уж практическое исследование показало, что применение способности Поглощения для меня вполне безопасно и даже пользительно, глупо было останавливаться на достигнутом, тем более что времени у нас ещё хватало. Так что дальше мы шли не совсем прямо, порой делая небольшие крюки и «зачищая» монстриков. После каждого Поглощения я проверял свой организм, но всё было более чем хорошо, прогресс летел семимильными шагами — и Четвёртый Небесный Уровень был взят уже через двух зверушек, а там, после ещё четырех, вышел на Пик. Пятый уже виднелся даже не на горизонте, а в пределах «махнуть рукой», точнее, ночь-две помедитировать, что не могло не радовать, поскольку с него-то и начиналось всё самое интересное. А вот Поглощение лучше на ту же пару дней отложить, во всяком случае, звериное — слишком много «грубой» Ци, не предназначенной для людей. И пусть моя всё равно «перешибала» стороннюю по качеству и насыщенности, проходила звериная через тело, и то под конец марафона начало показывать признаки «переутомления». В общем, во избежание ненужных проблем аппетиты стоило чуток придержать и переварить как следует уже откушенное.
  
  К счастью, для реализации этого плана от меня не требовалось каких-то особенных телодвижений, напротив, помимо охоты на Демонических зверей в этих горах можно было заниматься и множеством иных, не менее полезных дел, например, сбором редких Ци-насыщенных трав, а потом, по вечерам — предметным изучением того, как их преобразовывать в пилюли, под руководством гениальной девочки-алхимика. Техника Звёздных Глаз позволяла довольно легко находить в общем лесном фоне сгустки Ци, которые как раз и выступали или очередным Демоническим зверем, или какой-нибудь делянкой с ценным «клевером». Причём, как оказалось, данное начинание было полезно не только для меня, но и для Нин Чан, таланту которой требовалась практика. В том смысле, что для неё навык создания пилюль был сродни боевым тренировкам для меня, то есть отработка моторики, точности, скорости — словом, мастерства. Причём как раз работа с редкими растениями, которые вдоль сельской дороги не найдёшь, была для неё наиболее интересна и предпочтительна, ибо пусть учитель и давал ей доступ к ресурсам Зала Вкладов, но большая часть ресурсов в том зале была как раз низкосортными, а что-то редкое — оно редкое. Даже для секты. В общем, распробовав удобство «личного человека-радара», который за полчаса способен принести ей в дар больше редких травок, чем она иной раз получает за месяц, Ся Нин Чан быстро вернула себе душевное равновесие и, казалось, радовалась процессу обучения не меньше моего.
  
  В таком темпе миновало пять дней, за которые я всё-таки разнообразил наше меню жареными птичками, а ещё вышел на Пятый Небесный Уровень, отчего был благ, добр и вообще начинал любить этот мир и всех его представителей. Особенно одну милую кареглазую милашку, что не только не стала шарахаться от всего такого жутко демонического меня, но и делала то, чем проще всего было покорить моё сердце — она открывала мне новые грани Магии! И делала это с огромным энтузиазмом, желанием, а главное — понятным языком и с практическими демонстрациями! И шутки шутками, но у нас действительно получилось, что два искренне увлечённых смежными интересами человека нашли друг друга и просто теряли всякое чувство времени, когда погружались в обсуждения. Правда, в бочке мёда была и ложка дёгтя, в том смысле, что местная живность перестала быть для меня «нажористой». Нет, она всё ещё давала прирост Ци, даже заметный, но и планки взятия нового Небесного Уровня у меня с каждым разом становились всё больше, причём это «больше» явно превосходило то, которое было при моём первом восхождении. На начальных рангах это ещё не очень бросалось в глаза, но к Пятому Небесному Уровню стало очевидно, что размерность уровня относительно номинала у меня поднялась в четыре-семь раз. То есть для малых уровней поменьше, а для высоких — побольше. При этом ведь и в нормальном виде Прорыв на каждый следующий Небесный уровень требует раз в пять-шесть больший объём Ци, нежели был пределом предыдущего. То есть сложилась парадоксальная ситуация, в которой по сложности энергетики и качеству Ци я был Девятым, если вообще не Десятым, по объёму резерва соответствовал где-то пику нормального Шестого, если не началу Седьмого, но при этом номинально моё тело стояло лишь в начале Пятого Небесного Уровня, и чтобы шагнуть на номинальный Шестой, мне надо накопить Ци ещё четыре раза по столько. Бред. Аж мозги кипят. Однако очевидно, что хоть зверушками и можно столько взять, ещё поплутав в этих горах с недельку-две, но Демонические звери хоть и сбиваются иногда в стаи, нельзя сказать, что их прямо легионы и плюнуть некуда. То есть тут уже надо было за ними целенаправленно бегать и их искать, что… требует свободного времени, а мы тут вообще-то были по делу. Так что сафари постепенно завершалось, пусть и совсем на нет не сходило, ибо не отказываться же, когда какая-нибудь крокозябра сама на дорогу вылезает? Но вот наш путь был окончен, и мы вышли на некий утёс, с которого открывался вид на довольно живописную долину внизу.
  
  – Мы пришли! – с ноткой торжественности огласила ниндзя.
  
  – Хм-м… – я активировал свои «глазки» и, встав рядом с девушкой на самом краю обрыва, внимательно вгляделся в панораму, но ничего выдающегося не заметил.
  
  В том смысле, что фон Ци в этом месте был ровным и ничем не примечательным, никаких «источников», аномалий или ещё каких всплесков-завихрений. Или их не видно даже практику Девятого Небесного Уровня. Правда, при всём уважении к местным обитателям и чудесам, в таком уровне скрыта я сомневался. Потому вариантов было несколько: или моя спутница ошиблась, и это не то место, или аномалия проявляется в строго определённое время. О чём, кстати, Старейшина Мэн действительно упоминал, хотя меня смущает совсем уж полное отсутствие каких-либо остаточных следов… Ну или долина будет использоваться лишь как «инструмент», и нужно совершить ещё какую-то магию, чтобы всё заработало как нужно.
  
  – Ничего отличающегося от остальной местности не вижу.
  
  – Ещё рано, – развеяла мои сомнения девушка, – к тому же мне нужно подготовить место, чтобы Кристалл Росы Девяти Инь вообще появился, – угу, значит, всё-таки «ритуалы», ну окай.
  
  – Хорошо. Что нужно делать?
  
  – Ну… – она смущённо переступила с ноги на ногу, – мне потребуется сделать некоторые приготовления. Е-если хочешь, можешь посмотреть…
  
  – Разумеется, хочу, – не стал я отказываться, поворачиваясь к ней и, естественно, прекратив поддерживать технику глаз. – Однако этому практику показалось или сестрица Ся предложила это как-то неуверенно? – чуть раздвинул я губы в улыбке. – Поверь, если речь идёт о чём-то личном, что не стоит демонстрировать посторонним, то я не обижусь, если ты не станешь мне это показывать. Я знаю, что такое секреты, передаваемые от Учителя к Ученику, и меньше всего хотел бы вредить этим важным отношениям.
  
  – Н-нет! Н-ничего такого! – опять залилась краской ниндзя, мило замахав лапками, укрытыми в чёрные перчатки. – Просто это будет немного утомительно и займёт много времени.
  
  – Ну, если ты так говоришь, то я обязан составить тебе компанию и морально поддержать, – пожимаю плечами. – Пойдём?
  
  – Д-да! – и мы «пошли». Спустившись в долину, Ся Нин Чан принялась искать какие-то только ей ведомые места и расставлять в них небольшие колышки из захваченного с собой рюкзака. А поверх колышков накладывать интересный массив, задачей которого было… хм…
  
  – Он призван собирать и фильтровать природную Ци? – я кивнул в сторону установленной леди конструкции.
  
  – Верно, – подтвердила она, сосредоточенно проверяя, всё ли правильно развернулось и работает, – долина — это огромная природная чаша, в которой может сконцентрироваться энергия Инь, но она слишком большая, а Ци поступает не так уж и много, потому в природных условиях далеко не каждый год можно встретить достаточный уровень концентрации энергии Инь для её образования в Кристалл Росы. Мастер Мэн придумал специальный массив, который помогает направить естественные токи Ци таким образом, чтобы концентрации точно хватило. Чтобы его установить, нужно обойти всю долину и разместить в правильных местах сделанные Мастером детали будущего построения. Но даже так получить Кристалл Росы Девяти Инь можно только в определённый день, когда сходятся звёзды и поток мировой Ци сильно возрастает.
  
  – Понятно, – толково придумано, эдакий невод, точнее, мелкий фильтр, совмещённый с чем-то вроде насоса. Насос качает Ци, фильтр улавливает нужные фракции, задерживая их рядом с собой, а сама долина становится своего рода накопителем, что собирает всю эту мощь в относительно небольшом пространстве, тем самым позволяя набрать требуемую концентрацию нужной энергии, не полагаясь на случай. Да, мужик явно проделал титаническую работу для своей ученицы, раз всё это подготовил и провернул.
  
  Следующие два дня мы ходили по действительно немаленькой долине и расставляли уловители в нужных местах. Ся Нин Чан, вынужденная тратить на каждый колышек собственную Ци, заметно выматывалась, и решать этот вопрос вливанием в неё целебной звёздной Ци я опасался, так как это могло привести к преждевременному Прорыву или ещё каким нежданчикам из-за разницы в качестве энергии. Но, к счастью, пусть я и израсходовал большую часть взятых с собой пилюль в первые дни, после сбора трав в лесу у нас хватало свежих, на которые я уже не покушался, да и у девушки на этот случай был запас, потому хоть и с напряжением, однако работу она тянула. Свежие пилюли я, кстати, действительно почти не трогал. Понятное дело, что иметь дополнительную каплю энергии и не иметь дополнительную каплю — это уже две капли разницы, а где две, там и все десять может быть, но тут получались уже пилюли ценные, а не ширпотреб какой, и лучше было их отдать секте или Су Янь. Да и жадничать с моими возможностями к развитию было просто свинством. В смысле, с точки зрения сферических псевдокитайских культиваторов в вакууме, оно, быть может, и норм, типа, греби всё под себя, никому не давай, пихайся локтями, рвись к власти, но эй! Кто вообще в здравом уме будет доверять мнению псевдокитайских культиваторов в морально-этических вопросах? В общем, быть свиньёй я как-то не хотел, тем более по отношению к месту, ставшему мне новым домом, и людям, ставшим новой семьёй, а потому наиболее удачные результаты обработки собранных реагентов мы честно хранили, честно собираясь пустить на добрые дела.
  
  И вот к вечеру второго дня всё было наконец-то готово. Милая девочка-ниндзя с заколкой для волос в форме бабочки устало присела отдыхать, заодно давая отдых глазам, а я развёл костёр и приступил к ритуальному жертвоприноше… кхм, в смысле, готовке пойманного чуть ранее зайца. Увы, не кролика, и даже не белого — местные зайцы были адекватными малыми и в летнем лесу ходили в летнем «камуфляже», но у него были уши и наглые глаза должной формации, поэтому он был пойман и приговорён к расстре… превращению в ужин, да! Одним словом, нам оставалось только перекусить и дождаться нужного времени, после чего «собрать урожай».
  
  – Скоро вся долина наполнится ледяной энергией, – спустя минут двадцать открыла глазки Ся Нин Чан, не иначе как привлечённая приятным запахом уже насаженных на веточки и вовсю румянящихся над углями кусочков мяса. – Кристалл Росы Девяти Инь соберётся воедино и откроется — таким он останется до рассвета. За это время мы должны найти его и собрать, если не успеем, он медленно начнёт распадаться.
  
  – Мы успеем, – заверяю девушку, чуть шевеля импровизированные шампуры. – Но что означает «откроется»?
  
  – Это сложно описать. Он появляется немного похоже на бутон цветка и становится завершённым только после того, как внешняя оболочка откроется. Когда ты это увидишь, ты всё поймёшь.
  
  – Понятно, – киваю с благодарностью. – Кстати, сестрица Ся, у меня тут возникла идея: а что если нам попробовать добавить в исцеляющие пилюли немного моей звёздной Ци, как думаешь, если я выпущу её небольшим облаком, ты сможешь такое провернуть? – о том, что я могу лечить и что такое энергия звёзд, Нин Чан уже знала, всё-таки эти полторы недели мы постоянно разговаривали.
  
  – Твоя Ци очень плотная, брат Су, но я думаю, можно будет попробовать, – карие глазки девушки загорелись интересом. – Полагаешь, так можно улучшить качество целебных пилюль?
  
  – Было бы неплохо. Если всё получится, то мы сможем значительно увеличить эффективность даже самых простых лечебных средств Павильона, а главное, это почти ничего не будет нам стоить.
  
  – Да, количество доступной брату Су энергии просто поразительно, – покивала ниндзя с капелькой белой зависти.
  
  – Сестрица Ся не должна слишком захваливать этого юношу. Лучше выбери, какая веточка тебе больше нравится, – киваю на шашлык.
  
  – Вот эта справа, – без дополнительных понуканий ткнула Нин Чан пальчиком.
  
  – Приятного аппетита, – протянув ей просимое, улыбнулся я, тоже беря в руки «шампур».
  
  Вскоре моя спутница спустила свою полумаску, открывая вид на более чем милое и чистое личико, что тем не менее удивительным образом делало её неузнаваемой, и принялась кушать. И насчёт неузнаваемости я не шучу — образ девушки менялся почти кардинально в зависимости от того, носит она маску или нет, при том, что сама маска, в общем-то, была очень тонкой и облегающей, но вот переоденься Нин Чан в другое платье, сними маску и пройди рядом со мной по улице, я не факт, что узнал бы её даже сейчас — прожив бок о бок уже полторы недели. Причём её лицо я видел далеко не первый раз — мы как бы и до этого кушали вместе, но всё равно, в момент, когда она спускает маску (просто спускает маску, оставаясь абсолютно в том же наряде!), я каждый раз ощущаю этакую нереальность, словно передо мной появляется другой человек. Удивительно. И кстати, на мой личный взгляд, маска на манер вуали ей поразительно шла, но это так, маленькое лирическое отступление.
  
  Ужин проходил тихо, вкусно и уютно, завершившись, как и положено правильному ужину, распитием душистого чая из глиняного чайничка, что закипел на углях. Вечер потихоньку переходил в ночь, небосвод украшался россыпями звёзд, воздух свежел — всё было точно так же, как и все дни до этого, за исключением того факта, что в какой-то момент к естественной свежести воздуха стала примешиваться дымка прохладной Ци.
  
  – Это и есть ледяная Ци вашего мира? – поинтересовался я у спутницы, наблюдая при помощи техники Звёздных Глаз, как пространство вокруг нашей стоянки заполняет сине-фиолетовый туман.
  
  – Это энергия Инь, – подтвердила Нин Чан, тоже оживлённо закрутив головой по сторонам, очевидно, не столько видя, сколько чувствуя новую Ци. – Теперь нам надо подождать пару часов, пока она соберётся в Кристалл Росы Девяти Инь. Вот, у меня есть подвеска, способная противостоять холоду энергии Инь, – достала из своего мешочка небольшой керамический медальон девушка, тут же активируя впаянный в него массив.
  
  Тот сработал похожим с её скрывающим браслетом образом, только область, накрытая барьером, оказалась куда меньше, укрыв, по сути, только девушку, ну и сам барьер был виден невооружённым взглядом. По структуре это было что-то вроде мыльного пузыря, не дающего внешней энергии войти в закрытую область. Простенько, дёшево, но при этом почти неповторимо на привычной мне «тяжёлой Ци» — сам впаянный в керамику массив базировался на иной традиции и апеллировал к свойствам местной «духовной Ци», куда более податливой к воле практика и формированию структур вне физического тела вообще.
  
  – Брат Су, тебе лучше подойти ближе — область действия этой подвески не очень большая, – вырвала меня из аналитических мыслей и созерцания Ся Нин Чан.
  
  – Этот молодой человек благодарит старшую сестру Ся за заботу, но он должен отклонить её щедрое предложение, – отрицательно покачал я головой с полуулыбкой. – Боюсь, старшая сестра забыла, что этот практик, помимо прочего, является пользователем Ци льда, поэтому окружающий холод ему не страшен. С моей стороны было бы довольно некрасиво пользоваться этим, чтобы приблизиться к сестрице Ся на недопустимое в обычное время расстояние.
  
  – Ой… – пальчики в чёрной перчатке пристыженно прикрыли ротик в чёрной маске, а открытая кожа вокруг глаз начала стремительно заливаться краской.
  
  Только вот я отмечал это уже исключительно краем сознания.
  
  – Впрочем, если старшая сестра предупреждена и всё ещё хочет в объятия брата, то кто он такой, чтобы отказывать?! – преувеличенно бодро вскакиваю на ноги и ловлю девушку в охапку ещё до того, как она успела среагировать.
  
  – А?.. – с запозданием пришёл снизу растерянно-испуганный звук, а мои эмпатические чувства затопило просто океаном смущения и паники.
  
  – Тс-с! – игнорируя момент, что раньше бы отправил меня в глубины нирваны от умиления, склоняюсь к её ушку. – Мы не одни. Я чувствую приближение двух десятков практиков, четверо из которых примерно равны по силе Су Янь, восемь почти как ты, а остальные немного ниже. И от них разит жаждой крови в наш адрес.
  
  Я всё ещё не до конца разобрался с определением местных рангов силы по той ауре Ци, что исходит от практиков, но вот моё восприятие после выхода на Пятый Небесный Уровень позволяло и без Звёздных Глаз ощутить такие ауры с расстояния в пару километров. Да и эмпатия не молчала: ребята конкретно так дышали предвкушением вперемешку с желанием вскрыть мне глотку. Конкретно мне. И искали конкретно меня. Такое не спутаешь. И, похоже, они видели огонёк нашего костра с утёса над долиной, потому как фокус в нашу сторону был очень уж чёткий, как и эмоции с посылом «нашёлся, гад!»
  
  – Где? – настороженно переспросила девушка, совладав с эмоциями.
  
  – За моей спиной. Я специально встал, чтобы тебя загораживать.
  
  – Но я ничего не чувствую, – растерянно возразила девушка.
  
  – С их скоростью им добираться до нас чуть меньше минуты. Если начнётся бой, не подставляйся — держись за мной. Я защищу тебя, сестрёнка Ся.
  
  – Б-брат Су! – жар от того, как вспыхнуло её лицо, достиг моей кожи. – Я знаю, что ты — Гений, но я тоже не слабая. Я на пике девятой ступени стадии Ли Хэ (3)! Если дойдёт до боя, я буду сражаться, – решительно глядя мне в глаза, заявила милая и о-о-очень смущённая ниндзя, после чего потянулась за отворот своего костюмчика, откуда вытащила очередной артефакт.
  
  – Кхм-м… Хорошо, но постараемся не доводить до драки, – ответить на этот пассаж Нин Чан не успела — незваные гости вошли в область её восприятия, что тут же вызвало заметные перемены в выражении лица девушки и закаменение мышц спины, которые я ощущал через ткань её наряда, не спеша разрывать объятья. – Приготовься и держись сзади, – шепчу в ушко, сам уже закончив насыщать тело Ци в технике усиления.
  
  Спустя пару десятков ударов сердца мы уже были не одни.
  
  – Так-так, кто же тут у нас? Неужели мы прервали двух воркующих голубей? – не скрывая глумливость в голосе, обратился к нам мужчина с тёмно-серыми волосами и высокими скулами в цветах Багрового клана. Стадия развития Чжэн Юань (4), причём, похоже, сильный. По крайней мере, ощущался он более «толстым», нежели Су Янь.
  
  – Убери свои руки от этой женщины и смотри нам в глаза, когда с тобой разговаривают! Или внук Второго Наставника настолько распутный и шелудивый пёс, что даже манерам не обучен?! – куда более резко и разгневанно рявкнул вслед за ним более молодой парень с густыми бровями и уровнем развития стадии Ци Дун (2), то есть на ранг меньше, чем у Ся Нин Чан. Кажется, прошлый Су Му его знал… Точно — Лун Хуэй, он был внуком Лун Цзай Тяня — прошлого Главы Багрового клана и нынешнего Старейшины. Того самого, на которого мне ещё жаловались сестрёнки Ху.
  
  – Хм… Могу я узнать, по какой причине Багровый клан направил убить меня четверых мастеров ранга Чжэн Юань (4) и восемь мастеров стадии Ли Хэ (3)? – осматриваю окруживших нас мужчин, окончательно убеждаясь, что да — тут прямо-таки ударный кулак одного из двух наших ближайших соседей, который даже не подумал маскироваться.
  
  – Ты так самоуверен и нагл! – спесивость на роже подростка никуда не ушла, как и перевозбуждённые децибелы из голоса, а вот вышеописанные мастера помалкивали, пусть и с ухмылочками, но цепко следя за нашими с Нин Чан движениями. – Впрочем, это и так понятно! Мало того, что ты посмел строить планы на мою будущую жену, так ещё и открыто изменяешь ей с другой женщиной! Неужели ты думал, что такая жизнь никогда не приведёт тебя к достойной расплате?!
  
  – Эм… – я моргнул. – Это… – в смысле, у нас тут просто взревновавший парень, который что-то не так понял, а не какой-то говнюк, что просто хочет «задавить броненосец, пока тот чайник»?
  
  Кхм… я вот теперь даже немного растерян. В том смысле, что да, поведение хамское и на пару ударов в лицо он уже заработал, но не убивать же любящего парня за то, что он — любящий парень? Попробуй кто кадрить Вайсс, пока я отлучился на тренировку, я бы по возвращении тоже пошёл как минимум бить лицо, а то и сразу отрывать голову. Так что понять парня я мог. Вот только тут был один нюанс…
  
  – А на кого я строил планы?
  
  – Ты решил прикинуться дураком? – как его перекосило, как бы не начал харкать кровью. – Или ты настолько мерзкий распутник, что теряешься в том количестве женщин, которым оказываешь знаки внимания?! – видя отчётливое непонимание на моём лице, он продолжил: – Я говорю о Ху Мэй'Эр!
  
  – О! – вот нельзя было так сразу сказать? – Но я не строил на неё никаких планов, – спешу объяснить ситуацию. – При всей очаровательности Ху Мэй'Эр, я — внук Второго Наставника Небесного Павильона, моя старшая сестра — признанный Гений секты, и сам я, очевидно, со временем займу высокое в ней положение, в то время как Ху Мэй'Эр — дочь Главы Багрового клана, и любые отношения, кроме приятельских, между нами потянут за собой кучу сложных политических проблем и нервотрёпки, вплоть до прямого военного конфликта, а мне это совершенно не нужно.
  
  – Трус! Ты несколько раз посещал с ней дом её сестры на рынке! Куча людей видела, как ты распускал руки, прижимая её к себе, и даже оказывал знаки внимания Ху Цзяо'Эр! Так как смеешь ты блеять сейчас, что не строил на неё планов?!
  
  – Эм… – я уже понимал, что это не сработает. Никогда не срабатывает. Нигде. Но бли-и-ин… – Я не знаю, кто тебе такое рассказал, но посуди сам: если бы я посмел ухаживать за Ху Мэй'Эр и Ху Цзяо'Эр одновременно, неужели бы гордая дочь Главы Багрового клана и Смотрительница рынка в Лесу Чёрных Ветров не попыталась бы меня закопать прямо на месте, предварительно отрезав то, что находится у мужчины между ног? А если бы я и смог добиться некой взаимности от одной из них, неужели бы я — Основной Ученик Небесного Павильона — постеснялся бы в этом признаться открыто? Какой мужчина вообще стал бы стесняться отношений с такими красавицами?
  
  – Прикуси свой грязный язык! – брызгая слюной, вознегодовал подросток. – Твои лживые речи не спасут тебя, трус! С таким высокомерием, я удивляюсь, как ты дожил до этого дня! Но теперь твой путь окончен — твой блеф не сработает на нас! Сегодня ты заплатишь за свои гнусные преступления!
  
  – Тяжёлый случай, – я вздохнул. – А уж обвинять кого-то в трусости, имея за спиной два десятка бойцов… – я прищурился и махнул рукой, – ну, такое себе… Кстати… – я тут вспомнил один момент, что мелькал в разговоре с красотками-близняшками, – а сама сестрёнка Мэй'Эр в курсе, что она — твоя будущая жена?
  
  – Её мнение не имеет значения! – отмахнулся мой собеседник. – Но знай: за то, что ты посмел ухаживать за моей женщиной, я заберу твою!
  
  – Э? – я вновь малость опешил. – В каком смысле?
  
  – Ты действительно дурак, Су Му? Хотя не важно! – отмахнулся он, переведя мигом ставший сальным взгляд на Ся Нин Чан за моей спиной. – Я много дней шёл за вами через горный лес, но сегодня я хорошенько повеселюсь! Такая чистая и поистине прекрасная женщина стоила того, чтобы искать ваши следы две недели! Ты, Су Му, сегодня умрёшь, в этом нет сомнений, а эта маленькая девчонка будет моей игрушкой!
  
  От такого откровения моя спутница вспыхнула страхом пополам с негодованием, неосознанно вжимаясь грудью мне в спину, я же продолжал обтекать. Он же только что был праведно негодующим влюблённым, что пришёл отстаивать честь дамы сердца, пусть и немного грязными методами, но тут я мог его понять, как-никак когда ты идёшь отрывать голову гнусному ублюдку, что пытается подкатить шары к любимой, довольно глупо допускать вероятность, что голову оторвут именно тебе. Но, чёрт возьми, когда в это чистое и праведное намерение закрался пункт про изнасилование другой, по идее, «жертвы» того негодяя, коего ты идёшь карать?
  
  – Поправь меня, если я ошибаюсь, – поднимаю правую руку в жесте «минутку внимания», – так ты, получается, не влюблён без ума в Ху Мэй'Эр, а просто хочешь сделать её своей, как приложение к статусу и постели, и возмущает тебя именно возможность уплывания из рук той власти, которую можно достигнуть при вступлении в брак? И ты сейчас хочешь изнасиловать мою спутницу просто потому, что она красивая, и это для тебя — нормальное поведение?
  
  – Заткни свой грязный рот, спесивый мальчишка! – за малым реально чуть не прикусив язык, то есть чуть не харкнув кровью, прорычал парень. – Господин Вэй, убейте его и принесите мне эту женщину! Если она посмеет сопротивляться — переломайте ей руки и ноги, но осторожнее с лицом. Я хочу насладиться этой красотой! – отдал распоряжение классический мудак-культиватор. Нормальным парнем тут и не пахло, а вот я окончательно ощутил, что всё благодушие и миролюбие у меня испарилось. Не то чтобы я не подозревал, что всё этим и кончится, но всё-таки испытывал смутную надежду, что можно будет просто ограничиться побоями молодого идиота. Я бы его потом сам и вылечил бы… может быть. Но вот такое…
  
  – Будьте спокойны, господин Лун, я не упущу её, – между тем вновь заговорил сероволосый с высокими скулами, по совместительству являющийся самым сильным из четырёх практиков стадии Чжэн Юань (4).
  
  – Сестрёнка Ся, не шевелись, – шепнул я девушке и развернул вокруг нас все массивы техники «Пылающего Огнём Солнца», дополнительно прикрыв Ся Нин Чан барьером на Лунной Ци.
  
  Уже несущаяся к нам со всех сторон толпа резко отпрянула, когда их встретила стена густо-фиолетового пламени, покрывшего наши тела. Я использовал свою единую Ци, не придавая ей свойства только Огненной или Солнечной, так что температура внешней части покрова могла легко травмировать и полноценный Шестой Небесный Уровень.
  
  – Чт… Что это за техника?! – поражённо послышалось со всех сторон.
  
  – Господин Вэй, что это?! Какое-то сокровище? – заголосил и вражеский лидер-мажор.
  
  – Не смотрите на технику, молодой господин! Смотрите на Ци! Это не стадия Ли Хэ (3) и даже не Чжэн Юань (4)! Это пик Шэнь Ю (5)!
  
  – Шэнь Ю (5)? Откуда у этого лентяя Су Му такая сила?!
  
  Слушать дальше, как и пускаться в объяснения, я не стал, просто выпустив во все стороны двадцать Огненных клинков. Моё управление энергией вне тела было сейчас на зависть мне же самому из тех времён, когда я победил в проводимом Академией Небесной Звезды «Турнире Башни Бога», так что настигли противников огненные болиды почти мгновенно, поразив всех точно в сердца. Мелькнула даже мысль дестабилизировать оболочки снарядов в момент соприкосновения, чтобы пламя не просто пробило плоть кинетическим импульсом, испепеляя маленький участок и заставляя вскипеть кровь, но вообще пожрало тела нападавших, однако я от неё отказался. В конце концов, у нас тут вроде как элита благородного клана культиваторов, у которой по карманам всякое может лежать, и было бы глупо терять что-то ценное, обращая тела в пепел просто ради большей зрелищности.
  
  Дикий крик сгорающих заживо людей был громким, но оборвался очень быстро. Их смерть принесла мне немного Ци и заметку, что стоит зайти в Багровый клан к Старейшине Лун Цзай Тяню, что был предком этого придурка, и прикопать его — кровники мне не нужны. Даже если опасности вроде как не представляют.
  
  – Б-брат Су… – ошарашенно хлопала глазами бедная ученица мастера Мэна.
  
  – Прости, сестрица Ся, – поворачиваюсь к ней, развеивая технику, – кажется, из-за этого ученика ты стала свидетелем не самого приятного события.
  
  – Н-ничего, брат Су! Ты был полностью в своём праве и поступил верно! – сохраняя на лице выражение «(О_О)'», ответила девушка. – Но что это была за техника? – она явно чувствовала себя очень не в своей тарелке и старательно искала тему для смены.
  
  – Это техника «Пылающего Огнём Солнца» — одна из сильнейших техник Пятого Небесного Уровня, предназначена для защиты и атаки одиночного мощного бойца или же отряда более слабых.
  
  – Брат Су не устаёт поражать эту деву… – она чуть вжала голову в плечи.
  
  – Кхм… если хочешь, я могу попробовать научить тебя ей или чему-то похожему, – развожу руками. – В конце концов, должен же я отблагодарить сестрёнку Нин Чан за доверие и науку? Кстати о науке, не пора ли нам начать сбор Росы Инь?
  
  – А? Д-да! В самом деле, пора! – ниндзя с готовностью и охотой ухватилась за предложенный мной вариант уйти с поляны, на которой только что прикончили в мгновение ока два десятка человек.
  
  – Тогда я следую за сестрой, – киваю, заложив руки за спину. Ну а трупы… трупы можно будет осмотреть и чуть позже, заодно запах чуток выветрится.
  
  – У-угу… – и мы поспешили в тёмный, наполненный зловещим туманом лес, куда и повела меня скромная и стеснительная девушка, попросившая о помощи…
  
  Надо сказать, данная завязка на неплохой хоррор не успела получить какое-то развитие, потому как, стоило нам лишь чуть углубиться в лес, я почуял ещё одного гостя, куда как более мощного, чем прошлые визитёры, но, в отличие от них, этот посетитель точно был на нашей стороне. По крайней мере, взглянув в нужную сторону с применением техники Звёздных Глаз, его систему циркуляции Ци я узнал.
  
  – Прекрасный вечер, мастер Мэн, – поприветствовал я приближающегося к нам практика, что летел над деревьями, буквально стоя на полотне китайского меча «цзянь».
  
  – М-мастер?! – резко сбледнула ниндзя и уже привычным жестом юркнула мне за спину, явно опасаясь гнева наставника.
  
  – Что здесь произошло? – спустился с уровня древесных вершин явно обеспокоенный старик. Через плечо у него были перекинуты пустые ножны, правда, едва Мэн сошёл ногами на землю, летающий меч тут же в них запрыгнул. И это не меч был каким-то крутым артефактом — старикан сам им управлял при помощи интересной техники Ци. – Кто те обгоревшие люди на стоянке? Они напали на вас?
  
  – Да. Это были члены Багрового клана, у нас вышло довольно неприятное недоразумение.
  
  – Недоразумение?
  
  – Их возглавлял Лун Хуэй — внук Старейшины Лун Цзай Тяня, и он был уверен, что я ухаживаю за Ху Мэй'Эр и её старшей сестрой, поэтому решил убить меня, пока я нахожусь вне Небесного Павильона. Как я понял, он сам планировал жениться на Ху Мэй'Эр, чтобы стать следующим Главой клана, а меня посчитал конкурентом, желающим того же. Я попытался объяснить, что это не так, но он не стал слушать и позволил себе озвучить нехорошие мысли в отношении сестрицы Ся, поэтому мне пришлось его убить.
  
  – Хм, хорошо, я понял, – он огладил бороду. – Но почему же молчит моя дорогая ученица?
  
  – У-у-у-у… – донеслось у меня со спины, а там и из-за плеча последовал Смущённый Зырк. Да-да, именно так. – М-ма-а-астер, – ох, как же жалобно это прозвучало. У меня даже возникло желание обнять это чудо, погладить по голове и сказать, что всё будет хорошо. Судя по лицу Старейшины, не у меня одного, – я очень, очень виновата перед вами…
  
  – Эх, ладно, – кажется, Мэн был готов ей простить что угодно, – этот старик сам виноват, что недооценил свою ученицу.
  
  – М-м-м, то есть вы не ожидали, что она накачает вас столь ядрёной смесью, что вы вырубитесь и проспите куда дольше, чем рассчитывали? – каюсь, не удержался.
  
  – Этот старик не понимает, о чём твердит юноша, – Хранитель Зала Вкладов сделал на редкость непричастное лицо. – Кхм, раз непосредственной опасности нет, предлагаю отложить разговоры и заняться поисками Кристаллов Росы Девяти Инь. Ты всё подготовила как надо, ученица?
  
  – Да! Мы с братом Су как раз пошли на поиски, – виновато-беспомощно ответила Нин Чан.
  
  – Тогда продолжим! – принялся рулить ситуацией дед, первым потопав вперёд.
  
  
Глава 10
  
  Долго отложенные разговоры в данном статусе не провисели, и переволновавшийся за ученицу дед всё-таки начал допрашивать двух «убежавших в самоволку» подопечных о том, что тут произошло и как всё началось. Пришлось полноценно пересказывать весь разговор, а также свои впечатления о нападавших. И если тема «Как ты, мил человек, в одиночку ушатал двадцать бойцов, четверо из которых на местной Четвёртой стадии развития, а ещё восемь — на Третьей?» разрешилась довольно быстро, как-никак меня считают Великим Мастером из Высшего Мира, да и просто показать свою нынешнюю Ци и её объём было легко, то вот вопрос «А правда ли я ничего не планирую на тему сестрёнок Ху?» мастера зацепил. И не только мастера, но Ся Нин Чан старательно шифровалась.
  
  Пришлось честно признаваться, что пусть я не то чтобы категорически отрицаю возможность углубления наших отношений, но меня действительно совсем не привлекает идея влезать в большую политику, интриги и борьбу за власть, ибо всего этого я с избытком накушался в прошлой жизни. Да, сёстры Ху очень милые и мне приятно иногда поболтать с Ху Мэй'Эр о том, как бывают строги и суровы старшие сестрёнки-гении, да и на пару с Ху Цзяо'Эр подразнить за чаем Су Янь, чтобы она выглянула из своей ледяной скорлупки и мило пофыркала, но дальше этого у меня не было никаких планов. Да и в целом, вернув память о прошлой жизни, довольно сложно думать о построении каких-то романтических отношений, по крайней мере, до тех пор, пока впечатления от такого опыта окончательно не улягутся.
  
  Нельзя сказать, что старик мне полностью поверил, как мне показалось, «откровения» о том, чем я занимаюсь с сестрёнками Ху, его скорее ещё больше убедили в моей гнусной натуре похитителя женских сердец, однако Хранитель Зала Вкладов всё же признал, что конкретно ко мне претензий не имеет — как говорится, дерьмо случается. А вот то, что какой-то ушлёпок хотел изнасиловать его ученицу, деду ОЧЕНЬ не понравилось, к вящей неловкости оной ученицы, которая вынуждена была нас слушать. В общем, далее мы с ним шли, обсуждая и споря, кто конкретно должен идти отрывать голову бывшему главе наших друзей-конкурентов. Старикан напирал, что он — наставник Ся Нин Чан, а потому попытка сотворить такое с его ученицей — это не просто оскорбление, это натуральный повод объявить кровную месть. Я возражал, что шли они убивать меня — и явно с санкции, а то и по прямому поручению Лун Цзай Тяня, ибо кто ещё мог выдать малолетнему оболтусу на стадии Ци Дун (2) аж двенадцать топовых бойцов клана? Так что, как мужчина, я обязан отреагировать на такое. Мастер Мэн кивал, соглашался, но потом приводил свои контраргументы, что тут вопрос его Священного Долга, как Учителя, и, отступив от него, он опозорится и как практик, и как мужчина. В ответ уже мне приходилось напоминать, что Ся Нин Чан была моей спутницей, то есть вставать на защиту её чести — это именно мой долг, как мужчины и её брата по секте, плюс эти нехорошие люди задумали мерзкие вещи по отношению к моим подругам-близняшкам, а значит, я имею куда как больше оснований выпустить кишки наглому Старейшине Багрового клана. Так и шли.
  
  Спустя примерно час поисков и споров, в ходе которых так ни до чего и не договорились, мы нашли то, что нам было нужно. Возможно, получилось бы и быстрее, но несколько необычная Ледяная Ци уже неплохо так пропитала долину и несколько затрудняла «обзор». С учётом того, что найти нам нужно было такую же Ледяную Ци, только более сконцентрированную… на ум пришла ассоциация с поиском комочка в манной каше. Вот тоже — почти на ощупь, к тому же, как выяснилось чуть позже, Роса Инь ещё и периодически «мигрировала». В смысле, зародыш кристалла реально перемещался по долине от одной области повышенной концентрации Ци к другой, впитывая эту концентрацию и двигаясь дальше. Интересный механизм, однако не очень удобный для сборщиков. Тем не менее поймать «юркую капельку» мы всё-таки смогли. Она висела над очередной поляной, как и предупреждала Нин Чан, превратившись в этакую белую лилию из Ци, и постепенно втягивала в себя окружающий холод.
  
  Так продолжалось некоторое время, пока «лилия» не начала раскрываться, выпуская поднимающийся в воздух насыщенно-синий шарик, словно состоящий из стекла. Чем-то данная субстанция напоминала Экстракт Холодного Снега, но её структура и сама природа Ци отличались от классического Льда, как Солнечная Ци отличается от чистой Звёздной. Кроме того, очень важным фактором были большая «духовность» этого вещества, его податливость и… Не знаю, как описать, но я буквально видел, что поглотить этот шарик, несмотря на то, что содержал он весьма значительный объём Ци даже для очень качественного кристалла Экстракта Холодного Снега, будет очень просто и быстро.
  
  В любом случае, после созревания нужного нам вещества наступил следующий этап: фиксация и подготовка к дальнейшей обработке. Выглядело это как натуральные цепи из Ци, сотворённые Нин Чан при помощи ранее установленного на всю долину массива. Белые цепи обернули шарик со всех сторон, однако не касаясь его напрямую, а скорее зажимая между генерируемыми «силовыми полями», после чего застыли, сформировав идеальный куб. Стенки куба не были сплошными и изобиловали пустотами, но, как было сказано выше, шарик держали источаемые цепями силовые поля, а не звенья самой цепи.
  
  – Кристалл Росы Девяти Инь запечатан, брат Су, теперь твой черёд, – завершив формирование своей техники, повернулась ко мне девушка.
  
  – Угу, – не отрывая глаз от наблюдаемого действа, кивнул я, шагнув вперёд.
  
  Под действием Ци девушки субстанция Росы как бы эволюционировала непосредственно под выданный образец. Довольно интересное и занимательное зрелище, а заодно — очередное напоминание для меня. О чём? О том, что Ци в этом мире куда как более «духовна» и менее «материальна», а потому изменения и эволюции, для которых в моём понимании требуется десяток лет минимум (а то и добрая сотня), тут могут проходить за минуты и даже секунды. Вот и сейчас под воздействием сестрёнки Ся Роса Инь перестроилась, явно становясь менее опасной для энергетики Ся Нин Чан. Базовые свойства не менялись, но в Ци шарика начинал проявляться тот самый личностный оттенок, по которому можно отличить энергию одного практика от энергии другого.
  
  – Мне нужно взять её при помощи чистой энергии Янь и положить в рот, так? – на всякий случай уточняю параметры задачи.
  
  – Да, и очень желательно не касаться Кристалла никакими участками тела, кроме рта, включая пальцы рук, даже если те будут окружены Ци, – кивнул мастер Мэн.
  
  – Хорошо, – придав своей энергетике природу чистой Ци Солнца, я сформировал тонкий щуп с минимально возможной концентрацией Ци, чтобы случайно не сжечь Росу, и направил его на тёмно-синюю «жемчужину».
  
  Далее последовало довольно странное ощущение: достигнув цели, моя Ци словно натолкнулась на препятствие, как будто подносишь один магнит к другому стороной той же полярности. Этакий невидимый шарик, который можно продавить силой. Я тоже мог продавить, это было бы даже несложно, но давить я не стал, вместо этого аккуратно скользнув Ци по границе «пузырька» и погружая его в свой щуп, а потом и подтягивая к себе вместе с застывшей внутри «жемчужиной».
  
  – Прекрасно, всё сработало, остался последний этап, – покивал старик.
  
  – (Т_Т)… (>_>)'… – ниндзя принялась смотреть на него жалобными глазками.
  
  – Кхм… – прокашлялся дед, – пожалуй, я пойду, поищу нам что-нибудь на ужин. Заканчивайте тут… – и он степенно покинул наше общество, признавая право на стеснение у своей ученицы.
  
  – Ну что же… – я поднёс потоком золотистого света Кристалл Девяти Инь к своему лицу. – Готова? – ловлю взгляд Ся Нин Чан.
  
  Полный Решительности кивок от красной, как рак, девушки, что сняла свою маску, стал мне ответом.
  
  – Ну ладно, – и я сделал «ам» жемчужине, тут же отмечая, что при попадании в рот невидимый пузырёк с неё полностью исчез.
  
  Самым сложным тут было получить «ожог», чтобы мой организм начал «иммунный ответ». Пусть эта Инь-Ци всё-таки немного отличалась от Ледяной, но именно что немного. Этого было явно недостаточно, чтобы моя энергетика воспринимала её как угрозу. Ну не может рыба просто так взять и утонуть. Тем более «рыба» мощная, сильная и живучая, да ещё в воде оптимальной температуры, полной кислорода. Но Лян Ю знает толк в извращениях, поэтому в моей энергетике действительно не осталось и капли Ци, что не являлась Солнечной, даже ту, что можно назвать нейтрально-родной для тела, я полностью «перекрасил» под нужные свойства, отменив все лишние, а поскольку эта Ци всё-таки была «чуждой», а не моей собственной, то, сосредоточившись на идее отторжения инородного тела, чутка «обжечься» ей я таким образом всё-таки смог. Далее последовало повторение «иммунного ответа», что я наблюдал у Мастера Мэна, и Кристалл Росы Девяти Инь оказался «закалён».
  
  После чего мне оставалось только кивнуть прекрасной ниндзе, а когда та, изливая жгучий стыд, подошла ближе — приобнять за талию, наклониться к приоткрытым губам и поцеловать их, языком «пропихивая» в ротик девушки обработанную моей Ци жемчужину. Ещё секунда-вторая, и мне приходится терпеть укус языка — не самое приятное ощущение, хотя зубки у Нин Чан были острыми, так что процесс прошёл не так болезненно, как мог. Ну а когда она начала слизывать кровь, боль и вовсе отошла на второй план, а вскоре ранка уже закрылась, вылеченная едва ли не рефлекторно.
  
  Вот только… занятый всеми этими важными магическими процессами, включающими в себя чуткое отслеживание поведения Ци всеми доступными сенсорными способностями, я как-то немного забыл следить за своими конечностями. А ведь у меня тут в объятьях была красивая девушка с карими глазками, каштановыми волосами и робким характером… В общем, я сам не заметил, как одна моя рука осталась на талии Нин Чан, а вторая привычно пошла вверх, начав поглаживать изящную спинку, а вслед за ними и губы на рефлексах продолжили поцелуй, нежно лаская уста красавицы, да и укушенный язык как исцелился сразу после укуса, так и остался «на территории противника», активно участвуя с тем в процессе «борьбы». Ученица мастера Мэна попробовала было меня оттолкнуть, но упёршиеся в грудь руки так и не напряглись. Когда же я осознал происходящее, лапки Нин Чан уже неуверенно легли на мои плечи, а сама девушка принялась отвечать на поцелуй, пусть и очень неумело и толком не зная, что делать. И это было очень приятно…
  
  Попытка заглянуть в себя показала, что острота потери хоть всё ещё ощущается, но уже несколько сгладилась в моём сердце, при этом невинность этой милашки, сочетаемая с едва ли не физически ощущаемыми волнами крайнего стыда и смущения, порождала бескорыстно-светлое чувство нежности и желания… В общем, пусть я и осознал, но не отстранился.
  
  Правда, это мало что изменило — неопытность сказалась, у Нин Чан кончился воздух, и она подалась назад, чтобы сделать вдох, хоть и продолжая оставаться в моих объятиях.
  
  – Г-готово… – пылающая ушками девушка отвернулась. – Кристалл Росы Девяти Инь получен мною… и теперь я смогу прорваться на стадию Чжэн Юань (4) правильно.
  
  – Я рад, – честно отвечаю красотке. Моя рука отпускает её спину и нежно оглаживает щёку. Теперь аккуратно взять за подбородок и заставить поднять взгляд.
  
  – Б-брат Су… – робко пробормотала девушка с океаном паники в глазах и густой полосой румянца, пролёгшей от щёчки до щёчки через носик.
  
  – Всё хорошо… – я склонился чуть ниже, а она, наоборот, привстала на цыпочки и подалась вперёд.
  
  Новый поцелуй был столь же трепетным, как прошлый, но теперь эта ниндзя не сможет отпираться тем, что это была лишь «необходимая часть ритуала». Эх… Всё же права была Ю Нин — я хоть и гений, но иногда такой дурак… Прощай, моя счастливая холостяцкая жизнь, здравствуй, минное поле существования при строгом тесте… Утешало только одно: Ся Нин Чан и правда была в моём вкусе и, за вычетом проблем с учителем, прекрасно подходила под все «требования», в частности, пусть и была сильно одарена талантами, оставалась «простой девушкой» без всяких «наследий клана» и прочей политической повестки в придачу. К тому же за эти две недели я смог убедиться, что и характер у неё замечательный, да и мозги имеются. В общем… да. Кажется, в своих объяснениях наставнику девушки я уже лукавил, а в действительности очень даже дозрел до отношений.
  
  На этой ноте мы и вернулись к лагерю, вернее, на соседнюю полянку, где уважаемый мастер Мэн уже сообразил костёр, добыл где-то котелок и вовсю шаманил с приготовлением перекуса.
  
  – Вижу, ты смогла заполучить Кристалл Росы Девяти Инь, ученица… – не отрываясь от шебуршания угольков под котелком, заметил старый культиватор.
  
  – Да, учитель, – вновь залившись краской, согласилась девушка.
  
  – Прекрасно-прекрасно, полагаю, тогда тебе стоит начать медитировать, чтобы скорее усвоить эту субстанцию.
  
  – Конечно, – закивала ниндзя и, поспешно выбрав место на траве, действительно села «переваривать» Росу Инь.
  
  Даже без активации техники «Звёздных Глаз» чувствуя, как пришла в движение Ци девушки, я решил последовать её примеру и тоже уселся неподалёку, уходя в созерцательную медитацию. В смысле, активировал свои глазки и приступил к изучению энергосистемы Ся Нин Чан и изменений, что в ней происходили.
  
  И очень быстро в очередной раз убедился, что местные практики — далеко не дураки и кое-что в этой жизни понимают. Начать, пожалуй, стоило с «аномалии», через которую девушка управляла своими алхимическими преобразованиями. Под действием вливаемой в систему меридиан Инь-Ци из Кристалла её структура принялась расти и усложняться, да и остальная энергосистема вела себя довольно любопытно, производя «шевеления», отдалённо похожие на процесс местного слияния с какой-то внешней Ци, и вместе с тем отращивая новые капилляры в стороны и особенно — к мозгу девушки. Прошедшая закалку солнечной Ци энергия Росы Инь буквально выступала строительным материалом, этаким уже готовым раствором, который сам растекался по «формочке», тут же застывая «обожжёнными глиняными трубами». Кроме того, процесс очень напоминал то, как получившая мощную подпитку от сильных дождей река разливается во все стороны множеством ручейков, наполняя и очищая своим потоком ранее пересохшие и даже засыпанные лесным сором «русла». К тому же родная Ци сидящей напротив меня девушки начинала выглядеть и ощущаться по-другому. Качество особо не изменилось, но, по всем признакам, я наблюдал Прорыв. Причём хоть он и базировался на местных принципах перехода с ранга на ранг, но отличался от того, что пережил я сам за эти дни. Я хочу сказать, что я ведь не только на Третьем Небесном Уровне подтянул родные меридианы тела — процесс повторялся и дальше, то есть пока я выходил на Пятый Небесный Уровень, я как минимум взял и стадию Чжэн Юань (4), на которую сейчас шагнула девушка, но в моём случае рост родной энергетики тела был менее обширен, чем я наблюдал тут. И речь совсем не про аномалию Нин Чан, а про общие магистрали, строение которых у нас начиналось с одинаковой геометрии. Поразительно.
  
  А ещё, кажется, я начал понимать, зачем нужны были «имунный ответ» и образец крови. Они были чем-то вроде связывающей присадки, которая требовалась как раз для того, чтобы организм девушки не мог, вернее, не пытался самостоятельно и на рефлексах просто поглотить ранее уже настроенную на него энергию Росы Инь. Это было что-то сродни затыканию пор или укладыванию на землю полиэтиленового пакета, чтобы брошенный сверху снег при таянии не впитался тут же вглубь, а растёкся пошире. По всей видимости, в противном случае просто не получилось бы выстроить новые меридианы, поскольку «строительный материал» оказался бы наполовину съеден, а наполовину отторгнут из-за слишком большого, а значит, опасного для тела объёма. А вот со всеми проделанными ухищрениями… да при действительно мощном и чистом «изолирующем» (читай — эффективном) образце Янь-Ци всё работало, и работало хорошо! Энергия Росы Инь полностью шла в строительный материал, а то, что из неё всё-таки поглощалось и усваивалось, делало это в максимально мягкой и щадящей форме, исключая шанс на травмирование энергосистемы или слишком сильное и быстрое размывание родной Ци девушки. Гениально. Я не знаю, кто, чего и сколько скурил, чтобы до этого вот всего дойти и сколько народу поубивалось по пути, но сам по себе результат гениален. Да, я бы смог сделать всё то же самое куда как проще, но — на своей базе и в своём организме, а вот так и на местных дровах… после такого идея собрать современный комп в средневековой кузнице при помощи молота и наковальни уже не кажется такой невыполнимой.
  
  На этом фоне тот факт, что итоговая геометрия системы меридиан девушки начинает напоминать Ци-систему нормального (с моей точки зрения) практика, пусть и очень отдалённо, как-то не впечатлял. Право слово, после той филигранной дичи, что я только что имел честь наблюдать, это уже сущая мелочь. К тому же новых этих каналов было не особо много, и до нормальной системы даже Первого Небесного Уровня без всяких там Возвратов и Прокачек было ещё далеко. Тем не менее начинаешь реально верить, что развившиеся в этом мире личности могут смыться в «Высший Мир», всё-таки Нин Чан ещё далеко не на пике местной иерархии культивации, и, полагаю, с ростом «стандартной духовности» у неё будут расти и «фишки», обусловленные её даром.
  
  – У-у-ух… – вывел меня из созерцания и анализа усталый вздох девушки, чья система меридиан успокоилась и пришла в однозначно завершённую конфигурацию.
  
  – Поздравляю тебя, ученица! – обрадовался дед. – Старые глаза не обманывают этого старика, юная дева успешно прорвалась на стадию Чжэн Юань (4)?
  
  – Да! У меня всё получилось! – довольно отозвалась ниндзя. – Мастер, спасибо! – легко вскочив на ноги, она обняла Мэна. – Брат Су! – а теперь обнимашкам подвергалась и моя персона, а сколько позитива-то изливалось…
  
  – Думаю, это нужно отпраздновать! Всем чаю! – провозглашаю намерение, улыбаясь девушке в ответ.
  
  Остаток ночи мы действительно отмечали, Ся Нин Чан делилась своими ощущениями и продолжала источать позитив. Ну а поутру, когда уже немного прикорнула и дала энергетике устояться, принялась проверять, как её новые способности работают на предмет создания пилюль и апгрейда уже имеющихся, благо немного сырья у нас ещё было, да и за трофеями с ребят Багрового клана я к тому моменту успел сходить.
  
  Ничего особо ценного там не было: несколько флакончиков с восстанавливающими Ци пилюлями и целебной мазью хорошего качества, вот, по сути, и всё, если говорить о Веществах. Всё-таки народ шёл меня утараканивать, а не торговать на рынке. Ну а то, что качество хорошее, так пусть это были и не топы местных общин, но вполне себе элита из свиты такого топа. Разумеется, был ещё вопрос, насколько эти топы топовы по мировым стандартам, а то знаю я эти сянси со стартом в нубовской локации, эпичных героев из которых плевком перешибает любой ноунейм в более высокоуровневой, но, вроде бы, как подсказывала мне память оригинального Су Му, тут была пусть и сянся, однако Логика и Здравый Смысл её всё-таки навещали, а потому у нас, конечно, не совсем уж монстры-звери, но честные середнячки, среди которых бывают «днищенские» ребята, а бывают и «гении», которых «более родовитые» товарищи не прочь и переманить. Но это лирика, вернёмся к трофеям.
  
  Помимо Веществ, нашлось с десяток мечей вроде того, что был за спиной у мастера Мэна. Я мечником никогда не был и становиться им не особо желал. Может, оно, конечно, круто, Пафосно и всё такое, но я по-прежнему придерживаюсь мнения, что быть «живым станковым огнемётом» всё равно круче, а в плане отмахнуться и держать противника подальше от своего нежно любимого тела копьё или алебарда подходят много лучше меча. Эх, где там моя Алебарда Ледяного Дракона… В общем, мечи мне были без надобности, но качество у них было неплохое, пусть и далеко не артефактное, так что или подарить кому в секте, или продать в тот же Зал Вкладов напрашивалось само собой. Ну и коли речь зашла о «продать» — деньги у ребят тоже были. Не особо много, но тысяч на десять лян серебра по карманам самородков распихано оказалось. Для отряда сумма действительно небольшая, пусть и немалая, но вот на одно лицо — уже небольшое состояние. И я честно попытался разделить его на «два лица», но ниндзя наотрез отказалась, мол, это брат Су всех тут зверски убил, вот пусть и забирает себе трофеи. Ну и ладно. И да, больше ничего ценного у ребят не имелось. Прожжённые халатики и запачканные штаны мне были без надобности, сапоги как-то тоже, как и небольшой запас сухпайков из походных рюкзаков сих деятелей.
  
  Однако же я отвлёкся, а между тем травки и готовые вещества для переделки у нас были, да и с моими «Звёздными Глазами» пробежаться по долине и найти ещё что-нибудь нужное проблем не составляло. И, разумеется, я не мог не подсмотреть, как работала девушка. И это было волшебно.
  
  Количество потоков Ци, на которые расщеплялись Вещества, возросло едва ли не на два порядка. Два порядка, Карл! Это при том, что девушка и так могла убирать едва ли не все негативные примеси из пилюль и трав. Сейчас же она и из яда вытягивала что-то пользительное в нужных объёмах, про насыщение Ци и говорить не приходится — там мало того, что воздействие стало более «индивидуальным» относительно каждой меры вещества, так ещё и с переходом на новую ступень сама мощность потока воздействия возросла. В итоге даже простой апгрейд вышел эффективнее не на пару-тройку процентов, как я думал, а на все сорок-пятьдесят.
  
  Я смотрел и тихо обтекал. Более сложная структура позволяла проводить настолько более тонкие манипуляции и работать с настолько более мелкими фракциями, что ой! Тут можно было привести аналогию с паяльниками. Раньше у неё был простой «китайский» паяльник с медным жалом, а сейчас подвезли целую станцию с регулируемым режимом температур, оловянной ванночкой, сменными насадками, кучей разных флюсов, припоев, а ещё идущим в комплекте рабочим микроскопом… короче, мечта гика. И да, у других, если продолжать аналогию, в арсенале вообще есть только кривая игла и зажигалка. Дополнительные каналы к мозгу девушки, очевидно, существовали, чтобы она могла нормально пользоваться всей этой благодатью. Да, пожалуй, без такого апгрейда полноценно использовать весь функционал у неё бы не вышло. Я вот не уверен, что у меня бы получилось, несмотря на весь внутренний контроль Ци и возможность видеть, что я делаю. При этом вопрос «зачем оно всё нужно?» как-то даже не вставал, ведь в этом мире, бывало, «варили декокты» из полусотни ингредиентов, которые ещё нужно было правильно заготавливать, обрабатывать, смешивать и так далее. Не знаю, способна ли была прошлая вариация аномалии Нин Чан такое потянуть, но вот эта… по идее, да. Теоретически.
  
  – Н-да-а-а, мне до старшей сестры Ся ещё ползти и ползти, – не скрывая восхищения во взгляде, покачал я в конце концов головой.
  
  – Спасибо, – она потупила взор. – Но я уверена, что брат Су сможет очень быстро нагнать меня… правда… собрать новый Кристалл Росы Девяти Инь можно будет только в следующем году…
  
  – Ох, если бы дело было только в этом. Я могу повторить твой расцветший дар при помощи своих сил, без всяких Кристаллов Девяти Инь, но то, как виртуозно ты импровизируешь — понимаешь, что именно исторгать, что насыщать дополнительной Ци и из каких ингредиентов что делать при самых разных материалах и их качестве — такие знания не обрести ни за день, ни за месяц, тут нужны годы и годы, а ещё настоящее призвание, – вновь качаю головой в состоянии глубочайшего восхищения.
  
  – Я с удовольствием помогу брату Су разобраться, если он желает! – горячо заверила меня польщённая тян… В смысле, Чан…
  
  – Этот младший приложит все силы, чтобы оправдать доверие Старшей Сестры! – я улыбнулся, тем не менее поклонившись ей по всем правилам.
  
  – Э-э-э… – Мэн переводил недоумённый взгляд с меня на свою ученицу и обратно. – Этот старик помнит, что юный мастер утверждал, будто может сделать нечто подобное, но… неужели?
  
  В ответ я взял одну из пилюль и «прокачал» её методом ниндзи. По веществам получалось всё ещё очень средненько, но за счёт вливания более мощной Ци, нежели у девушки, эффект улучшения был виден невооружённым взглядом.
  
  – Ох… – мастер взял протянутую пилюлю и разве что облизывать её не принялся в исследованиях своих, – невероятно… Да, качество ещё не высшее, но это определённо пилюля Небесного Класса (3)! Не меньше средней ступени! Воистину жители Высшего Мира могут многое.
  
  – Не переоценивайте их слишком сильно. Как я уже говорил, в моём прошлом мире подобную операцию на себе могли бы провернуть существ десять на весь континент, да и то полноценно уверен я лишь в одной своей знакомой, при этом совсем не уверен, что ей вообще пришло бы это в голову. Я тут скорее очень большое исключение из правил. Впрочем, давайте оставим эту тему. Я бы с куда большим удовольствием продолжил нашу беседу на тему того, как я пойду отрывать голову Лун Цзай Тяню.
  
  – Этот ученик, безусловно, хотел сказать «как этот старик пойдёт отрывать голову Старейшине Багрового клана», – поправил меня дед.
  
  – Ох, боюсь, почтенный мастер ошибся, этот ученик сказал именно то, что хотел сказать…
  
  – Этот старик никак не может с подобным согласиться! – пошёл в отказ культиватор. – Этот молодой человек и так покарал наглеца, что посмел угрожать моей ученице! Потому теперь этот старик, как её старший, обязан разобраться со старшим того нахала!
  
  – М-мастер Мэн… б-брат Су, – беспомощно переводила между нами взгляд девушка, ну а потом: – а-а-а вы точно не родня?
  
  – Нет!
  
  – Исключено! – ответили мы со стариком хором.
  
  – Но брат Су так похож на наставника…
  
  – Все старики похожи, – покивал мужчина. – Опыт…
  
  – Мне было восемнадцать, когда я реинкарнировал в этот мир, – ответил я гнусному пасквилянту.
  
  – То есть ты помнишь почти сорок лет опыта, – покивал старик, – а это уже немало, – и глазом так и косит на ученицу. Из серии «этот парень уже очень стар для тебя».
  
  – Даже если и так, это всё равно мелочь по сравнению с той парой тысяч, что я спокойно проживу, если вдруг спячу и перестану развиваться.
  
  – Парой тысяч? – удивлённо посмотрела на меня Нин Чан.
  
  – Особенности развития в моём прошлом мире. Преодоление каждого рубежа культивации даёт дополнительные годы жизни. Самые первые ступени — где-то десять лет, а иные — уже сотню и больше. Я уже вышел на грань «биологического бессмертия», как одна моя знакомая. Ей в определённый момент пришлось семьсот лет просидеть под сковывающим барьером, но ничего, как выглядела на двадцать, так и продолжает выглядеть.
  
  – А что это за знакомая? – подалась вперёд ниндзя. Да и интонации у неё были… н-да.
  
  – Леди Шангуан Сюань, – я усмехнулся воспоминаниям. – Это о ней я говорил как о той, кто мог бы провести такую операцию на себе. Наше знакомство началось с того, что я случайно разрушил тюрьму, где она пребывала в заточении те самые семь веков, а она, в свою очередь, чуть позже вытащила меня с границы смерти. Неплохое начало для дружбы, но давайте эту историю я расскажу как-нибудь в другой раз, а пока решим вопрос с усекновением головы Старейшины Багрового клана.
  
  – Мы всё уже решили! – всполошился Мэн. – Я его усеку! – вообще, я был не против, откровенно говоря, мне было совсем пофиг, как сей типус помрёт, хоть подавившись косточкой от вишни, но старик так бурно и забавно реагировал, что я просто не мог удержаться и продолжал спор.
  
  К тому же он признавал, что у меня есть некоторое «право на месть», а потому был готов это право у меня «выкупить». Разумеется, речь шла не о деньгах или там услугах, это было бы пошло. А вот «задавить аргументами» и «подсластить пилюлю» владелец Зала Вкладов мог. Так, он намекнул, что такой ответственный молодой человек (ага, после того, как меня попытались обозвать сорокалетним мужиком) просто обязан проводить сестрёнку Ся до Павильона, а ещё, как друг, проведать близняшек Ху, ибо мало ли что там с ними, в общем, у молодого человека столько дел, столько дел, а почтенный практик, пока молодой мастер эти дела выполняет, пойдёт и потолкует с неуважаемым Старейшиной. Ну, после такой постановки вопроса, разумеется, я не мог не согласиться. Ибо почему бы действительно не проводить красотку до дома? На том и сошлись.
  
  Ну а после я принялся повторять то, что увидел у девушки, в смысле, проращивать у себя улучшенную аномалию, благо сейчас удалось увидеть не только «конечный результат», но и полноценное развитие до него. Несколько стрёмно было «цеплять» новые каналы к мозгам, поскольку был у меня уже опыт «офигенных балок» и прочих странных приходов, а тут ведь сто процентов не скопируешь с чужого — нужно под себя подгонять, но… своя Ци есть своя Ци, там главное — запитывать осторожно, нежно и быть готовым в любой момент перекрыть подключение нахрен.
  
  Две недели спустя.
  Выбравшись из горного леса на тракт, мы, прикупив на постоялом дворе коняшку для деда (и забрав свою живность), неспешно двигались в обратном направлении, скрашивая свой путь общими разговорами и обсуждениями новых рисунков. Ну, тех, что я заносил в купленную ещё в начале пути книжецу (куда уже зарисовал то, как изменилась система меридиан Ся Нин Чан после Прорыва). Дорога была спокойная, еда на постоялых дворах — вкусная, погода — солнечная, а получившийся мануальчик оказался крайне интересен почтенному Хранителю Зала Вкладов, равно как и мои пояснения о том, как и что работает в даре его ученицы во время создания пилюль. Если бы не этот мануальчик, мы, к слову, скорее всего, покинули бы горы раньше, но для замеров и исследований были нужны свежие травки и новые преобразования, а дальше мы слегка увлеклись. Словом, путь проходил замечательно, если не считать редких, но метких попыток одного бородатого толстячка вывести меня на истории о моём прошлом, с явным намерением выставить эдаким «развратным засранцем», ну или иной в целом приятной личностью, от которой тем не менее приличной леди стоит держаться подальше. Я стоически это терпел и шума не поднимал, но, разумеется, долго моё терпение не продержалось, и я задумал гнусный план мести. Мастер Мэн же не обнаружил в себе резко проклюнувшихся пророческих способностей, а потому в тот момент, когда я как бы между делом вывел разговор на нужную тему и поинтересовался методами выявления ядов и примесей в пище, а также способами борьбы с попавшими в организм веществами, расслабившийся учитель со стажем принялся рассказывать, как что выявлять, у чего какой привкус и как оно подавляется при помощи своей Ци либо вообще выводится из организма. Нин Чан же глупой девочкой не была и быстро сопоставила два и два, что в итоге вылилось в возмущённый возглас:
  
  – Так вы всё-таки специально спровоцировали меня, чтобы я подсыпала вам снотворное?! Учитель, вы — большой-пребольшой обманщик! – и Нин Чан очаровательно надулась.
  
  О Боги, пытающаяся грубо ругаться приличная домашняя девочка-скромняшка… Это было Мило. Крайне Мило. И очень-очень больно! Потому что этот укор, эта обида, это негодование — они били в саму душу, минуя все стены чёрствости и эгоизма.
  
  – Кхм… Дорогая ученица, ты не так поняла… – залепетал не ожидавший такого удара старик, на которого пришлась вся мощь атаки.
  
  – Вы даже не представляете, как я перепугалась! – продолжила наседать ниндзя, чьи карие глазки сверкали праведным негодованием. – Как вы могли так со мной поступить?! Я думала, вы мой уважаемый Мастер, а вы так жестоко обошлись с моими чувствами!
  
  – Этот старик делал всё только ради блага своей дорогой ученицы…
  
  – Вы хотели обмануть меня, а потом тайно наблюдать за нами и подсматривать! Вы такой бесстыдник! – Ся Нин Чан надула щёчки и гордо отвернулась, с этаким «Ух, какая я злая! Пф на вас!»
  
  – Госпожа, юная госпожа, если нам нужно обсудить это, обсудим всё мирно. Мои старые кости не выдержат такой ноши… – окончательно оказался раздавлен старикан.
  
  – Обещайте, что не будете так делать больше! Настоящий Мастер не должен манипулировать учеником, играя на его чувствах! – решительно потребовала девушка, вновь повернувшись к нему.
  
  – Я обещаю. Этого больше не повторится, – смежил веки Хранитель Зала Вкладов.
  
  Я же прилагал титанические усилия, чтобы не допустить на лицо улыбку и сделать вид, что меня тут нету, не проходило и даже не проезжало. То есть я, конечно, не применял технику сокрытия, которую мне показал Е Синхэ, но, признаться, был недалёк от того, чтобы её действительно применить, так сказать, смываясь из восприятия. На самом деле, останавливали меня только наличие лошади под задницей и тот факт, что эту технику я ещё не отрабатывал.
  
  – Кхем, – прочистил горло мастер Мэн, покосившись на меня. – Пожалуй, этот старик покинет вас первым. Моя дорогая ученица, как вернёшься, ты обязана будешь уйти в закрытую тренировку, дабы как можно скорее укрепить фундамент своей новообретённой силы. Су Му, ещё раз спасибо за помощь.
  
  – Всегда рад помочь вам и сестрёнке Ся, – улыбаемся и киваем. – Полагаю, вы отправитесь в Багровый клан с визитом вежливости?
  
  – Да. Это мой долг.
  
  – Что же, тогда удачи, мастер Мэн.
  
  – Она мне не понадобится, но благодарю, юноша, – и старик ударил пятками свою коняшку, заставив ту рысить бодрее. Мы же с девушкой вскоре свернули на развилке на другую дорогу и поскакали к секте. Эх, а ведь на своих двоих я уже могу быстрее, чем на этих четырёх. Да и спутницу вполне бы унёс. Но… увы, вряд ли она такое предложение оценит. Не сейчас точно.
  
  – М-м-м… брат Су… – после примерно двадцати минут езды в тишине обратилась ко мне красотка. Я не торопился с началом разговора, понимая, что леди испытывает некоторую неловкость.
  
  – Да?
  
  – Ну… там, в лесу… ты… мы… И-и-и? – она так забавно переплела пальчики, пряча взгляд… Впрочем, это было ожидаемо. Но от этого ничуть не менее мило.
  
  – Что же, – я остановил коняшку и, воспользовавшись своими навыками, «приобретёнными в горах», стянул с седла Нин Чан. Оказавшись у меня в руках, девушка замерла испуганным кроликом… Нет, плохая ассоциация! Котёнком, да, испуганным котёнком! – позволь мне быть искренним, сестрёнка.
  
  – Ум? – глазками так беззащитно морг-морг.
  
  – Ты — очень милая девушка с прекрасным характером, острым разумом и притягательной красотой. И ты мне нравишься. Мне нравится болтать с тобой, обсуждать Ци и, конечно же, смущать, – в ответ она послушно смутилась. – Да, вот как сейчас.
  
  – Н-но… – со смесью робости и обиды спросила она.
  
  – Эм, что «но»? – не понял я.
  
  – Ну… разве сейчас не должно быть какое-то «но»? Яа-а читала, что в таких речах юный мастер говорит, что не может быть вместе со своей избранницей… – и окончательно залилась краской, отвернув от меня глаза настолько, что мне стало страшно, как бы те не заболели.
  
  – Кхм… опять наврали, жалкие писаки, – я не сдержал улыбки. – В моём случае нет никаких «но». Ты мне нравишься. Точка.
  
  – Ам… т-ты мне тоже, брат Су… – и она спрятала носик в своих ладошках. От смущения. – Но ведь… брат Су ещё говорил, что после возвращения памяти не готов заводить отношения… – совсем-совсем тихо донеслось из укрытия. Боги… держите меня, пожалуйста.
  
  – Ну… скажем так: я говорил это до того, как маленькая старшая сестра подарила мне незабываемый поцелуй, – огладил я её по спинке.
  
  – М-м-м! – ударил по мне дикий в концентрации несомого стыда звук. – Старшая сестра всего лишь старшая сестра! Зачем добавлять ещё и «маленькая»? – лапки в чёрных перчатках ещё сильнее прижались к щёчкам, а коленочки подтянулись к груди.
  
  – Это… секрет! – игриво коснулся я выглядывающего между ладошками носика. – Так что, сходим как-нибудь погулять?
  
  – Д-да! – обрадованно согласилась она, правда, не показывая лица. – Только мне сначала нужно будет закончить мою медитацию.
  
  – Полагаю, что торопиться нам некуда, – я пожал плечами. – Если ты, конечно, не хочешь всласть подомогаться до этого практика, гениально скрывая свои намерения за этой маской робкой невинности.
  
  – Б-брат Су! – ох, как полыхнуло-то. – Х-хватит говорить такие вещи! Ты ведь специально, чтобы смутить меня и… и насладиться этим!
  
  – Возможно…
  
  – У-у-у, – по мне застучали кулачками. Без усиления Ци и желания навредить, само собой, просто выплёскивая стыд. Ага, и поднимая градус милоты.
  
  Так что я не удержался и, осторожно спустив ей маску, вновь поцеловал эту милашку. Атака на этом иссякла, зато следующий десяток минут ушёл на другое действие, тоже весьма и весьма приятственное. Но хорошего понемногу — отношения выяснены, стороны с позициями ознакомлены и довольны означенными позициями, а значит, нужно ехать домой дальше.
  
  Как ни странно, расставание после таких эмоциональных моментов у нас получилось отнюдь не скомканным и неловким, можно сказать, оно даже затянулось, так как мы банально увлеклись разделом «добычи». В том смысле, что, добравшись до Павильона, мы не могли просто так взять и разбежаться, не занеся те же трофейные мечи в Зал Вкладов, да и из всех наделанных по дороге туда-сюда через горы пилюль мне лично требовался разве что десяток в подарки друзьям прошлого Су Му, да и то не самые «ядрёные», потому как на стадии Закалки Тела (0), где те друзья в большинстве своём пребывали, можно было употреблять только вещи достаточно «мягкие», чтобы не повредить ещё зачаточной энергосистеме. И вроде бы только всё отобрали и распределили, как возникла свежая мысль, что юным дарованиям желательно получить не просто расходники на восстановление Ци и лечение травм, а что-то реально помогающее ту стадию Закалки Тела (0) пройти, то есть оное тело закаливать и заочищать. А мы такого не делали. Но такое есть в закромах Мастера Мэна. И его даже можно обменять на то, что мы сами наделали, ведь наше качественнее и дороже. И вот скромная, тихая и насквозь порядочная девушка под тлетворным влиянием гнусного злодея уже расхищает запасы своего Учителя и даже делает это с энтузиазмом и радостью! При виде такой прекрасной картины во мне не могла не проснуться совесть… эм, в смысле желание творить добро и нести радость столь замечательным и хорошим милым девушкам, так что дальше я наморозил немного Экстракта Холодного Снега, так сказать, и ей в помощь при культивации (если подойдёт), и чтобы вернувшийся учитель не ругался… Словом, не задалось у Ся Нин Чан прям сразу рвануть в уединённую тренировку, не задалось…
  
  Ну а дальше наступил этап раздачи слонов непричастным. Первым из друзей прошлого Су Му мне попался здоровяк Чжао Ху, потом был отловлен Ли Юнь Тянь, и пошло-поехало. Народ честно сознался, что в моё отсутствие он большую часть времени страдал фигнёй, «зависал с пацанами», и вообще «мы верили в Старшего Брата!» Кто-то поднялся на одну ступень Закалки Тела (0), кто-то выучил новый приём, но в основном молодые подростки тусовались и вели «общественную жизнь». Мудрому Старшему Брату в моём лице, который старательно отыгрывал чутка взявшегося за ум и попёршего в выси, но всё ещё прежнего Су Му, оставалось только глубокомысленно покивать на «очень важные новости» о том, как проводят досуг простые ученики секты, раздать всем подарочные флакончики с парой пилюль, дать наказ: «тренируйтесь, размножа… кхм, развивайтесь!» — и с чувством выполненного долга смыться по направлению к рынку в лесу Чёрных Ветров, ибо Су Янь опять заступила там на свой пост Смотрителя. Возможно, стоило ещё навестить дедушку и Теневой Зал, но… Как я мог отказать себе в удовольствии подразнить Су Янь рассказами о том, как руководство Багрового клана практически объявило меня женихом обеих сестрёнок Ху разом? Да и самим сестрёнкам Ху попенять, мол, как же так, я тут, по слухам, за вами обеими открыто ухаживаю, вы целиком за, уже родню оповестили, а я узнаю об этом последним! Как так можно вообще?
  
  Увы, планам моим не суждено было сбыться — не успел я ещё даже подойти к рынку, как земля содрогнулась, по воздуху прокатилась мощная волна Ци, а в небе началось какое-то яркое светопреставление с голубыми и жёлтыми всполохами, озаряющими верхушки деревьев.
  
  Видя такое дело, я, недолго думая, поднялся в воздух. Пока на привычном мне массиве полёта, благо после поглощения Ци и жизненной силы множества Демонических зверей энергии мне хватало, хотя и не настолько, чтобы летать долго, особенно после создания Экстракта Холодного Снега. Тем не менее силы на несколько минут у меня точно имелись, не говоря уже о контроле, и пусть я уже видел способ полёта мастера Мэна, да и за время пути назад успел задать ряд вопросов и получить на них ответы, тот метод я пока не отрабатывал. При неизвестной же ситуации не стоит хвататься за то, чего ты толком не умеешь. Лучше использовать то, что умеешь гарантированно, хоть оно даже и будет куда затратнее.
  
  В общем, я взлетел и-и-и… увидел вдали очень странную картину, а именно — как два длинных и весьма крупных силуэта голубого и ярко-жёлтого цветов устроили в небе над дальней частью леса что-то вроде танца. Жёлтый силуэт при внимательном рассмотрении оказался классическим «китайским» драконом, но не живым, а полупрозрачным, как иллюзия или там голограмма, хотя, по сути, это была просто Ци, принявшая такую форму. Голубой же разглядеть оказалось сложнее, но спустя некоторое время я понял, что это некая птичка, просто с очень длинным хвостом-шлейфом за спиной, который визуально был в длину тела дракона. Активированная техника «Звёздных Глаз» определила природу Ци, из которой состояли зверушки, как Солнечную и Ледяную соответственно дракону и птичке, то есть в местных реалиях Янь-Ци и Инь-Ци.
  
  Долго, однако, танец в воздухе не продлился, и, образовав своими телами этакую спираль «цепочки ДНК», зверюги резко устремились куда-то к земле, где и исчезли с концами.
  
  Не нужно было иметь семь пядей во лбу, дабы понять, что происходит нечто необычное, причём в превосходной степени. А ведь это, на секундочку, был мир сянси, и где-то рядом обитал Главный Герой сянси, который оставался без моего пригляда практически месяц… Месяц героя сянси, который уже начал буйным цветом цвести и колоситься в плане набора силушки героицкой!
  
  
Глава 11
  
  Уже на всех парах разрывая воздух по направлению к месту недавнего движа энергий, я отчаянно пытался сообразить сразу несколько вопросов. Первый и самый простой звучал так: хочу ли я вообще летать к месту, где происходит что-то эпическое, которое вот сто пудов связано с главным героем сянси? Инстинкт самосохранения кричал, что нет, не хочу, и вообще надо бы развернуться на сто восемьдесят и втопить до предела. Увы, чувство долга и ответственности, напротив, утверждало, что я обязан там появиться уже хотя бы потому, что Су Янь, как Смотритель рынка, первой рванёт к аномалии и рискует попасть под замес, я же, как мужчина и тем более брат, не мог её бросить. Аналогично, в принципе, было и с сестрёнками Ху, одна из которых тоже сто процентов туда помчится, по тем же соображениям, что и Су Янь. Но это был самый простой вопрос, куда больше меня волновал другой: были ли в истории Ян Кая какие-то танцы драконов с павлинами в небесах, и если да, к чему это было? Какая нас ждёт жопа? Вот только, как бы я ни напрягался, я не мог вспомнить никаких летающих драконов. Вроде бы где-то там были летающие жуки, с которых Ян Кай добыл себе волшебные крылышки для полёта, и ещё где-то в другом месте — какая-то дофига важная и умная птица, за выдернутое пёрышко которой бронзовый вкрай клан Ян карал усекновением головы, но и то, и другое точно было не у Небесного Павильона. А про драконов и павлинов из Ци я не помнил. И это делало мне нервы. Ой как делало!
  
  К счастью, долго накручивать себя я не мог чисто физически — это прогуливаться по лесу я мог неторопливым шагом, взлетев же и ускорившись, был над рынком уже через секунды, а там и до деревьев, где скрылись силуэты, не так уж много осталось. А ещё, даже не миновав рынок, я заметил внизу две знакомые фигурки, что тоже вовсю спешили в нужную сторону. Вернее, фигурок было три, но меня интересовали те, что в бело-синем и розовом платьях, заметно выделяющихся из стандартной униформы, принятой у трёх держащих рынок организаций.
  
  Немного поразмыслив, я решил всё-таки приземлиться и поприветствовать леди. Те взлетать не собирались, хоть и могли (во всяком случае, Су Янь точно), так что в воздухе пересечься бы не получилось. Да и вопрос неведомой аномалии, возникшей неподалёку от места проживания главного героя сянси, оставался открытым, в том смысле, что, исходя из законов жанра, за сестрёнкой-гением стоило в таких делах присмотреть очень тщательно, а то начнётся ещё арка, где эта аномалия ударит чем-нибудь убойным по этой самой сестрёнке, которую тут же героически спасёт совершенно случайно проходивший мимо главный герой, что послужит началом их «отношений» и поставок роялей означенному герою. Так что нафиг-нафиг, да и Ху Цзяо'Эр, из тех же соображений, находится в зоне риска. В общем, спускаемся, ведь спасать их от подобных неприятностей я и летел.
  
  – Всем привет! – да, не самое традиционное приветствие. Но почему бы и нет?
  
  – Брат?.. Ты вернулся! – удивлённо воскликнула повернувшая голову на голос Су Янь, сразу же останавливаясь.
  
  – Ох, брат Су, ты жив! – последовал второй удивлённый и радостный возглас от «розовой няшки». – Мы с сестрой так волновались! – и старшая из близняшек, совершенно в стиле Ху Мэй'Эр, сделала «хвать» на моей левой руке.
  
  – Я тоже рад вас видеть, – несколько оторопев от такой реакции обычно куда более отстранённой и сдержанной Ху Цзяо'Эр, пролепетал я. Она ведь всегда играла эдакую: «Я — королева и просто веселюсь, снисходительно наблюдая за вашей вознёй, детки», а тут полыхнула радостью от встречи совсем как её младшая сестра. – Однако… почему вопрос моего выживания вызывает такой восторг? Не то чтобы этому юноше не льстило подобное внимание и забота сестрёнок, но всё же?
  
  – Это всё… – смотрительница рынка от Багрового клана пристально зыркнула в сторону представителя секты Грозового Домена, что тоже было притормозил.
  
  Она явно хотела что-то мне сказать, но так, чтобы лишних ушей рядом не имелось. И это намерение очень выразительно проступило на красивом лице. Парень, представляющий Грозовой Домен, оказался понимающим и, уловив настрой момента, устремился дальше, не оглядываясь. А вот Су Янь осталась. Очевидно, «лишними ушами» она не была, ну или саму себя назначила «нелишними ушами».
  
  – Признаться, – продолжила девушка, когда добилась желаемой обстановки, – моя сестра недавно услышала, что Лун Хуэй — внук Лун Цзай Тяня, бывшего Главы нашего клана — собрал выдающихся практиков его ветви и куда-то отправился. И всё бы хорошо, но позже нам удалось выяснить, что он упоминал твоё имя и был настроен… плохо. Потому мы опасались, что он пошёл за тобой. Вот только ни тебя предупредить, ни его перехватить у нас никак не получалось.
  
  – Да, мы не находили себе места, – вступила в разговор моя старшая сестрёнка. – Среди ушедших с ним были довольно сильные люди, с некоторыми и я сама не уверена, что справилась бы. К счастью, как я вижу, наши опасения были напрасны и вы не встретились с этим типом.
  
  – Ну почему же? Лун Хуэй вполне нашёл меня. Обвинил в том, что я строю планы на его будущую жену, Мэй'Эр, обозвал нехорошими словами, рассказал, что я перешёл дорогу не тем людям, а под конец заявил, что пришёл меня убить, а как только это сделает — изнасилует мою спутницу, которая вообще была ни при чём, – на этом моменте сестра этой самой Мэй'Эр натуральным образом скрипнула зубами.
  
  – И что случилось потом? – затаив дыхание, спросила Су Янь.
  
  – Потом… я очень огорчился такому поведению и всех их убил. В общем, прости, Ху Цзяо'Эр, но теперь у вашего клана нет двух десятков практиков… А поскольку моя спутница — ученица мастера Мэна, Хранителя нашего Зала Вкладов, который тоже был в том лесу, пусть и немного отстав по пути… В общем, старый мастер решил, что намерения Лун Хуэя в отношении его ученицы являются тяжким оскорблением ему лично, как Учителю, и отправился выражать своё неудовольствие. Хм-м… – я прикинул расстояния. – А что, кстати, находится в той стороне? – я кивнул в сторону проявившейся аномалии.
  
  – Управление нашей шахтой… которую курирует как раз Старейшина Лун Цзай Тянь… – на автомате ответила девушка, посмотрев в ту же сторону. – П-постой… ты… ты смог убить два десятка практиков?! Но там же было четверо мастеров уровня Чжэн Юань (4) и восемь — стадии Ли Хэ (3)!
  
  – Ну-у… Да. «Было» — это ключевое слово, – я убрал свободную руку за спину. – Не задумывайся об этом слишком крепко, сестрица Ху, этот юноша просто очень разозлился нехорошим словам в сторону леди.
  
  – Су Янь, – повернулась Ху Цзяо'Эр к моей сестре, – твой брат — не человек! – ага, если бы это ещё не было сказано таким довольным голосом… Да и как она сделала «хвать», так и продолжила стоять, а я… а что я? Вроде бы ничего «за пределами вежливости» не происходит, ну не отрывать же мне от себя шикарную девушку, одетую в нечто вроде полупрозрачного интимного пеньюара, что сама трётся и прижимается? Эх… я безнадёжен.
  
  – Если это так, – названная окинула «коллегу» фирменным ледяным взглядом, сама рефлекторно убирая руки за спину. И кстати, это был её родной жест, а не подхваченный от меня. Она всегда так делала, когда отчитывала Су Му, – быть может, ты перестанешь к нему жаться? Брат, соблюдай приличия! – вот! Я же говорил! Всегда, когда отчитывает!
  
  – Как ты можешь так говорить? Брат Су защитил честь моей сестры! И самое меньшее, что я могу сделать, это благодарно его обнять! – меня вновь немного стиснули за локоток. – И пригласить на чай! И представить такого выдающегося молодого человека нашему отцу… – что-то как-то дело пошло не туда…
  
  – Кхм… Этот практик весьма польщён подобным вниманием, но, быть может, мы отложим этот вопрос и сначала попробуем разобраться, что там происходит? – я вновь кивнул в направлении появления странной аномалии.
  
  – Да. Это разумно, – нехотя согласилась Су Янь, да и Цзяо'Эр кивнула, отстраняясь. – Поспешим!
  
  – Угу… – покладисто кивнул я, подстраиваясь под их ускорившийся шаг.
  
  – Кстати, когда ты научился летать? – подняла новую тему «вторая Винтер».
  
  – Ох, верно, брат Су же прилетел… Такой уровень в его годы, м-м-мр-р… – вид у старшей из близняшек был такой… такой… Даже не знаю, как это описать. Словно у кошки, которой, помимо здоровенной крынки со сливками, подложили ещё и тазик валерьянки, присыпанной кошачьей мятой.
  
  – Месяца через три после той охоты на кроликов, про которую тебе рассказывал, сестра, – скромно вильнул я глазками.
  
  – Охоты на кроли… – не сразу поняла девушка. – О! – поняла. – Той самой? – настороженный зырк с моего лица на Ху Мэй'Эр и обратно.
  
  – Да, той самой.
  
  – Понятно, – синеглазая красавица поджала губы.
  
  – О чём это вы говорите с таким таинственным видом, м-м? – просекла момент Наследница Багрового клана.
  
  – Да так, маленькие семейные секреты. Не обращай внимания, сестрица Ху, – улыбнулся я с самым невинным, на какой только был способен, видом.
  
  Естественно, только сильнее распалив этим интерес в девушке. Но на этот случай я как раз чуть-чуть поднажал, спасаясь от дальнейшего «излишнего» внимания розововолосой красотки. Н-да, как низко я пал, бегаю от шикарных женщин… Хотя в прошлом этот этап у меня тоже был. М-да-а-а.
  
  Как бы то ни было, а спустя несколько минут мы уже были на месте. Точнее, у административных зданий, где сидело руководство шахты Багрового клана, той самой, в которой тот добывал полезные Ци-насыщенные камни для культивации. Строения были несколько потрёпаны, словно тут прошёлся ураган, а прямо перед ними расположилась широкая дыра в земле, не просто кратер, а прямо-таки провал «в подземный мир», в глубине которого виднелась желтоватая плёнка барьера.
  
  И вокруг этого провала, в момент нашего появления, расположились несколько почтенного вида мужчин, одним из которых был мастер Мэн Ву Я, а вот остальные носили традиционные для клана сестрёнок Ху багровые халаты. Впрочем, Смотритель рынка от секты Грозового Домена тоже присутствовал, но старался не привлекать к себе внимания от слова вообще. Высокопоставленные же граждане синхронно выражали лицами нечто среднее между потрясением, растерянностью и судорожной работой мысли. Все, кроме одного коренастого старика, что имел крайне неприглядный (в смысле здоровья) вид, потёки крови на лице и… как раз взял и скончался. Хм-м-м, сильно покалечены меридианы, кажется, почтенный Хранитель Зала Вкладов таки исполнил свои угрозы, да ещё и с некоторой выдумкой.
  
  – Хмф… – первым почуяв наше приближение, повернулся ко мне боевой дед. – Юный мастер Су… и опять в окружении девиц, – он покачал головой. – Проводил ли ты Нин Чан?
  
  – Разумеется, мастер Мэн, – я кивнул, мысленно пообещав себе, что тему «опять в окружении девиц» мы с этим старпёром обсудим потом отдельно. – Я смотрю, вы тоже закончили здесь… Быть может, просветите этих учеников, что это была за вспышка Ци и что за фигуры танцевали в воздухе?
  
  – О, это… – старик пожевал губами и устремил взгляд на провал в земле. – Кажется, во время… выражения своего неудовольствия… я немного не рассчитал силы, в результате чего случайно пробил барьер, скрывающий Древнюю Гробницу, – он хотел сказать что-то ещё, но замолчал, к чему-то прислушиваясь, да и я уловил колебания Ци, за которыми пришло чувство стремительного приближения.
  
  – Эта Гробница находится на территории Багрового клана! – сразу же всполошился один из ребят в багровых халатиках, отличающийся от прочих радикально-жёлтым цветом растительности на лице. – Остальных это не касается!
  
  – Бросьте, Ху Мань, – добродушно отметил… Старший Наставник, что вместе с моим дедом и главой Теневого Зала буквально спикировал вниз, окружённый голубоватой Ци, свойственной основным техникам развития Небесного Павильона.
  
  – Верно, – вторила ему ещё одна группа в бело-бордовых халатиках секты Грозового Домена, одновременно подлетевшая с другой стороны в ореоле оранжевой Ци, – вашему клану не осилить эту гробницу в одиночку и не получить её Сокровища.
  
  – С какой стати?! – вспылил светловолосый, исходя из фамилии и того факта, что говорит он от лица всего Багрового клана, скорее всего, являющийся отцом сестрёнок Ху. – Разве вы имеете право входить на нашу территорию?!
  
  – Ваша территория была разрушена, – лязгнул не предвещающим ничего хорошего тоном мастер Мэн. – И если бы не я, как бы вы тогда смогли найти это место?
  
  – Очевидно, в этой таинственной пещере, пропитанной небесной энергией, таится несметное количество богатств, – продолжил мысль Старший Наставник Вэй. – Там также может скрываться множество опасностей. Почему бы нам не объединить силы и не отправиться всем вместе?
  
  – Слова Старейшины Вэя очень мудры, – покивал и лидер Грозового Домена. – Но, конечно, ты, Ху Мань, можешь остаться в стороне… – голос звучал благожелательно, но вот общая атмосфера… Короче, «багровым» очень вежливо и куртуазно сообщали, что нужно делиться, а то всё ведь можно и без них поделить.
  
  С учётом того, что они потеряли два десятка не последних бойцов и Старейшину ещё до начала «возможного раздела имущества», вариантов у отца близняшек действительно было немного. Не сразу против сильнейших Старейшин двух соседей, тем более когда и один наш мог их всех в бараний рог согнуть. Так что всё, что мог сделать мужик, это «для сохранения лица» чуть-чуть поторговаться по условиям, вроде «ну хрен с вами, но больше никого и никому», да ещё какую мелочь выбить. Одно было понятно — судя по скорости реагирования местных, тут не будут две недели вокруг гробницы плясать, а полезут в неё уже как бы не сейчас.
  
  – Эх… а так хотелось просто отдохнуть и попить чаю… – я тяжело вздохнул. Отдых явно откладывался.
  
  Меж тем, процесс закрутился. Старейшины, заметив нашу компанию, состоящую в основном из Смотрителей Рынка, шустро выдали распоряжение бежать домой, собирать народ — всех, кого возможно — и дуть сюда. Девчата (и парень из Грозового Домена) взяли под козырёк и умчались, разве что розововолосая красотка успела ещё раз меня чуток стиснуть (под полным подозрений взглядом отца), пригласить на чай «когда всё закончится» и пообещать, что «сестрёнка Мэй непременно захочет лично поблагодарить доблестного юношу, что защитил её честь леди».
  
  Ну а пока «слоники бегали», в смысле, младших отправили собирать ещё более младших, Старейшины попробовали сунуться к гробнице самостоятельно, но… «не шмогла». В том смысле, что при попытке проникнуть в расщелину почтенные мастера влетели в защитный барьер и были им очень невежливо отброшены в сторону. Разумеется, почтенные мастера этому озадачились. Далее старшее поколение собралось кружком и принялось кастовать всякое-разное, видимо, пытаясь понять, с чем имеют дело. Мне тоже было любопытно, так что я «включил глазки», наблюдая как за необычными массивами в исполнении практиков, так и за тем барьером, что окутывал вход в гробницу. И вот там было кое-что знакомое. Во всяком случае, во-о-он та структура очень сильно напоминала своей архитектурой массив телепорта. Да, принцип однозначно иной, но сложность самого массива и специфические… назовём их завихрениями, очень сильно походили на те эффекты, что возникали при работе с пространством. Причём были они как у техники телепорта с гробницы Тянь Луна, так и у «блинка», что показывал Синхэ, следовательно, с высокой долей вероятности, это был именно «ключ» от пространства, а не какая-то фишка построения каста, что может отличаться не то что от мира к миру, но и от практика к практику. И тут я видел очень похожий «ключ». А ещё тут был Барьер. Хороший. Мощный. Запитанный от «места силы» или чего-то в этом роде. Правда, по сравнению с тем извращением, что охраняло артефакты в памятной мне гробнице, тут всё было куда как скромнее. Общий контур, который проверяет Ци того, кто пытается его миновать. Ну а там или пропускает к контуру телепорта, если проверку цель проходит, или отфутболивает обратно, если не проходит. В общем, классический «пропускной пункт» на Ограничивающем Барьере, только подпитка хорошо сделанная, но в случае необходимости взломаю за минуту или вообще обойду… Из размышлений меня выдернул недовольный окрик.
  
  – Что этот юнец здесь делает?! – возмущался незнакомый мне мужик из Грозового Домена. – Здесь почтенные Старейшины изучают древнюю гробницу! Этот юнец должен скромно склонить голову и удалиться прочь!
  
  – Вы — не Старейшина моей секты, чтобы что-то приказывать, – вежливо отозвался я. – К тому же ваше изучение может затянуться надолго, а я хочу понять, какие параметры должны быть у Ци пользователя, чтобы тот смог пройти.
  
  – Что за околесицу несёт этот дерзкий юнец? – начал кипятиться мой собеседник. – Мой долг, как Старейшины секты Грозового Домена, — наказать его за непочтительность!
  
  – О! – раздался рядом голос мастера Мэна. – Я бы с удовольствием посмотрел на то, почтенный Дойон Тянь, как вы будете «наказывать» внука Второго Наставника Небесного Павильона в присутствии его деда и Мастера его Зала. Впрочем… этому старику ваша битва с молодым мастером Су будет интересна и по другой причине, ведь молодой мастер уже не слабее этого старика… и этому старику пришлось попотеть, чтобы доказать молодому человеку, что убить Лун Цзай Тяня должен именно этот старик.
  
  – Что… что за нелепица? – тем не менее в голосе моего визави слышался реальный испуг. Впрочем, он мог быть вызван и тем, что мужик осознал, что захотел поунижать не какого-то ноунейма, на которого всем пофиг. Хотя даже тут большой вопрос, это в обычной ситуации пофиг, а тут — некто левый лезет на своего, пусть даже молодого, глупого и оказавшегося там, где реально «не стоит ходить», спустить такое с рук — может выйти большой потерей лица. Но в ситуации, когда лезут не просто на «своего», а на «достояние секты»… будут опиздюливать без вариантов.
  
  – Су Му, не мог бы ты продемонстрировать свою Ци, чтобы уладить это… недоразумение? – Мэн явно вознамерился их запугать. Мной. Ну и ладно.
  
  – А ведь действительно, – обратил внимание и глава Багрового клана, – этот юноша словно совсем не имеет Ци, как будто он простой крестьянин.
  
  – Хорошо, мастер, – чуть поклонимся и… выпустим Ци наружу. Густую, фиолетовую, почти непроницаемую…
  
  – З-за п-пределами Шэнь Ю (5)?! Но ведь этому юнцу и двадцати нет! – вот теперь пучили глазки все Старейшины, ну, кроме Мэна, тот делал вид, что его тут нет и вообще он птичками любуется. А Старший Наставник моей собственной секты как-то даже побледнел.
  
  – Хо, полагаю, молодой мастер доказал, что имеет право принять участие в нашей беседе, – быстро нашёлся отец близняшек. – Как понял этот практик, юноша что-то смог выяснить о природе охранного массива?
  
  – Да, – поделиться своими соображениями я был не против.
  
  Вопросов же касательно своих талантов я не опасался. Во-первых, потому, что задать их мне сможет от силы человек пять, и то — все из моей секты, во-вторых, как я не планировал скрываться, так и не планирую, ну а в-третьих, я сильно сомневался, что вопросы всё-таки будут. Люди очень любят сами придумывать себе объяснения и потом в них верить. «Скрывал» свою Ци? Так парень из Теневого Зала, он должен уметь в скрыт. А то, что такого не умеет глава этого зала? Ну так парень гений, всё верно! Что-то шарит в барьерах и прочем? Очевидно же, его мастер Мэн натаскивает, вон, судя по общению, они вообще на короткой ноге. И понятно, ведь его личная ученица, говорят, как раз и есть та причина, почему юный гений пошёл в Теневой Зал, а не стал лидером Зала Смотрителей, прошлого лидера которого он размазал по плацу. Так что пусть, тем более что на другой чаше весов — возможность не просто поковырять интересную технику, но и обсудить её с действительно опытными практиками, что не первый десяток лет в этом деле варятся и имеют колоссальный опыт по части работы с местной Ци.
  
  Собственно, так и вышло. Я, конечно, уже начал отвыкать от того, что Ци, пусть и имеет «индивидуальный почерк практика», более-менее соответствует определённому эталону, заданному самой её природой и источником, но полностью это ещё не переварил и не привык к тому, что в этом мире она может быть настолько вариативна по своим свойствам от человека к человеку, что и фантазии не хватит. В частности, я привык, что можно сделать «индивидуальный» ключ к барьеру под конкретную Ци или чуть размыть её, чтобы он реагировал на силу конкретной семьи. Но это было в моём восприятии пределом, немного напрягшись и поломав себе мозги, я бы мог сообразить «ключ» для конкретного вида Ци, из серии «допуск только по лунной/солнечной/демонической», на этом точно всё. Здесь, за счёт большей «духовности», Ци могла нести в себе куда как больше «информации». Ну или её было легче расшифровать, не суть важно. Важно же то, что для местных практиков делать самые разнообразные и извращённые «ключи» было в порядке вещей. Вплоть до того, что «только чистый сердцем невинный юноша может войти в этот храм». И это вот вообще никого не парило.
  
  Что же касалось конкретно нашей ситуации, то ограничений на вход было ровно два. Во-первых, практик должен быть не ниже первой ступени ранга Кай Юань (1). То есть уже именно практиком, а не учеником из «подготовительной группы», у которого Ци толком ещё нет и идёт лишь подготовка тела. Вторым ограничением выступал… возраст. Энергия претендента должна быть не старше тридцати лет. Определить это получилось по хитровыкрученному массиву, а вот то, что после «проверки» пойдёт телепорт, почтенные мастера не заметили, и обнаружение данного факта их несколько напрягло. Вплоть до того, что главы реально задумались, а кого и как посылать в «данж»? Ибо все были свято уверены, что Древняя Гробница не может не быть оборудована ловушками, какими-нибудь стражами и прочей полосой препятствий, что так любят всякие Древние Императоры, закопавшие все свои ништяки вместе с собой, а не передавшие их своим потомкам. И если в разрезе «туда пройдёт толпа и дальше кучкой авось что затащит» ещё можно было допустить поход слабых практиков, то вот позиция «толпу разобьёт по одному человеку, и того выкинет хрен знает где» была уже куда как более напряжной.
  
  Как бы ни были спесивы и мудаковаты псевдокитайские культисты, то есть сектанты-культиваторы, совсем уж впустую гробить народ они не хотели. В смысле, не возражали, но перспектива их не радовала — потери «мяса» снижают общую силу организации, а тут ведь могут «на огонёк» и другие искатели наживы пожаловать. Между собой поделить хабар местные согласились, но допускать до кормушки совсем левых типов — нет. Потому нужно было спешить. Но и дуром лезть никак. Вот и ползали мы на животах вокруг разлома, пытаясь ещё что-то вычленить в конструкте. В итоге я, немного подумав, решил повторить трюк с маячками, применённый мной в прошлой гробнице. Да, кучи ненужных трупов сейчас под рукой не имелось, но вот просто камушки, которые можно зарядить разными вариантами Ци, подстроив те под разные условия, — вполне. Так, методом научного тыка, мы узнали, что массив несколько более хитровыкрученный, чем считалось после первого осмотра. Он не просто рандомно телепортировал, куда Бахус пошлёт. У него была некоторая «задержка», он буквально «собирал пати» из пяти тел и портовал их группой. Причём группа подбиралась таким образом, чтобы соответствовать некоему «общему по больнице». Пять «слабосилков» с первого уровня развития «выплюнулись» обратно, а «пятёрка монстров» разделилась и телепортировалась по одному-двое. Короче — заморочились на славу. На этом моменте Старейшины стали наперебой заливать про всяких Древних Мастеров и подготовленные для соискателей Испытания, и, чёрт подери, вот так вот, снаружи, это действительно было похоже на правду. Ну или там был какой-то хитрожоп, который просто разбивал жадных приключенцев на составы таким образом, чтобы у них сто процентов не хватило сил выжить и Превозмочь. Но ладно, мы тут говорим не про тайное логово культистов-заговорщиков, что действительно имели у себя такую цель, а про «сферических культиваторов в вакууме», где реально были странные древние императоры и прочие священные мастера, которые вот кушать не могли, всё хотели своё Наследие передать не собственным детям-внукам, а жадным гробокопателям, что припрутся осквернять их могилу.
  
  Окей, возможно, в этом есть какой-то смысл, что скрыт от моего разума. В любом случае, дальнейшее требовало обдумывания и выработки какой-то тактики, чтобы потом её придерживаться. А обдумывать это лучше за чаем. Найдя одного из «младших учеников» Багрового клана, по сути, слугу, я затребовал организовать всем почтенным товарищам чай, поскольку за чаем лучше думалось. Так что вернувшимся с целой толпой учеников Смотрителям предстала довольно… странная картина.
  
  – А я говорю, что такое разделение — это испытание, молодой мастер Су, – горячился всё тот же Старейшина, что изначально пытался намылить мне шею. Сейчас он размахивал пиалкой с чаем, пытаясь экспрессией добавить убедительности своим словам.
  
  – Возможно, уважаемый мастер Дойон, но что, если нет? – возражал я. – Отправить небольшой отряд более могущественных практиков будет куда как предусмотрительнее. Вряд ли младшие смогут добиться существенных успехов там, где потерпят поражение более умелые их товарищи, – если, конечно, они не герои сянси.
  
  – М-м-м, возможно, – согласился со мной гордый родитель задорных близняшек, – однако если всё-таки речь идёт об испытаниях, то у каждого оно своё. Да, младшие не достигнут успеха в делах, что выпадут старшим, но успех в их собственных начинаниях подстегнёт их прогресс! – остальные солидарно закивали.
  
  Н-да, возможно, зря я рассказал и показал, как там что происходит, и осветил «партийную» систему переноса. Так, быть может, удалось бы убедить народ идти «малыми силами», а не всей толпой. Впрочем… даже так пойдёт далеко не вся толпа. В каждой секте (что у нас, что у остальных) примерно тысяча «активных» бойцов, плюс-минус, но вот под требования гробницы подходят человек триста — остальные или уже перевалили за тридцатник, или не вышли со стадии Закалки Тела (0). Тоже немало, но уже куда как меньше изначального числа.
  
  – Полагаю, будет разумно предупредить наших учеников и оставить выбор за ними, – вступил в разговор мой нынешний дед. – Мы не знаем размеров скрытого в пещере мистического пространства, но вряд ли оно слишком большое — даже для Великих Мастеров древности было бы слишком запечатывать в пещере целый континент и при этом допускать до его исследования практиков всего лишь ранга Кай Юань (1). Поэтому, даже если вниз решится пойти только каждый третий, не думаю, что мы что-то потеряем. Зато спустившиеся будут точно внутренне готовы встретиться с испытаниями.
  
  – Согласен, это разумное предложение, – покивал Фэнь Юй Лоу — Глава секты Грозового Домена. – А пока они будут думать, у них будет возможность подготовиться.
  
  – Да, позвали мы их поспешно, – потеребил чёрную бороду Вэй Си Тонг. – Наверняка многие не догадаются взять лекарства или оружие.
  
  – Тогда решено, – хлопнул по коленям Ху Мань. – Сначала делаем объявление и даём всем час на сборы. У мастера Су есть возражения? – и взгляд в мою сторону. Ибо да, «мастеров Су» здесь было двое: я и Второй Наставник Су Суань Ву.
  
  – Эх, ладно, – я вздохнул и отхлебнул ароматного отвара, – дело ваше. Кстати, к нам уже пришли… – я повернулся к гостям и столкнулся взглядами с полными шока («(О__О)''''») глазами Су Янь и Ху Цзяо'Эр.
  
  – Эм… – растерянно хлопнула глазами сестра. – Уважаемые Старейшины, мы собрали учеников.
  
  – Ох, отлично, – огладил бороду мастер Мэн. – Уважаемые практики, – повернулся к нам дед, – думаю, этот старик может отправляться по делам.
  
  – Да, мы были очень рады побеседовать с уважаемым мастером, – закивал народ.
  
  – Что же, этот юноша благодарит Старейшин за интересную беседу. И отдельно главу Ху Маня за прекрасный чай, – встаю из-за стола. – Но ему нужно идти: гробница сама себя не разграбит.
  
  – Ох, верно, ведь мастер Су подходит под требования, как-то мы об этом забыли… – уважаемые главы принялись переглядываться и едва ли не телепатически общаться.
  
  Кажется, до них начала доходить щекотливость ситуации, где они запирают своих подопечных с «монстром», что имеет неплохие шансы уконтрапупить и их самих вместе взятых (хотя хрен они такое подтвердят, хорошо, если хоть мысленно примут). И перспектива эта им не нравилась. Ну, кроме наших Старейшин, само собой. Впрочем, когда Ху Цзяо'Эр вновь сделала «хвать» на моей руке и принялась выспрашивать, что тут произошло и как я оказался в такой компании, а я вполне доброжелательно принялся отвечать, немного расслабились и «Багровые». А вот «Грозовые» как-то совсем загрустили.
  
  Тем не менее вскоре Глава Багрового клана, лидер Грозового Домена и Старший Наставник Небесного Павильона уже объявляли для собравшегося народа политику партии, ставили цели и задачи и вообще глаголили за матчасть предстоящего челенджа. Ну а потом дали отмашку, мол, на этом всё — думайте, собирайтесь, ныряйте, и да помогут вам Небеса. На этом «штурм гробницы» начался.
  
  Зная примерный «механизм» работы, влетать в него со всей своей Ци мне не хотелось: пошлют ещё сразу рейд-босса Превозмогать, с разгону и без подготовки. На это я пойтить был не готов, а потому начал экспериментировать, в частности — «заперев» в даньтяне всю свою Ци (тем самым «осушив» созданную систему меридиан) и оставив энергию только в той её части, что досталась в наследство от оригинального Су Му. Даже не столько оставив, сколько не препятствуя её выработке этими меридианами и, соответственно, испусканию оной вовне, как это работает у местных практиков. Это, кстати, позволило выяснить, на каком ранге именно в местной системе развития я нахожусь. Оказалось, что на первой ступени Шэнь Ю (5). И это всё ещё было ой как больше, чем у Су Янь и Ху Цзяо'Эр вместе взятых… Пришлось тужиться дальше, уже заглушая выработку Ци в участках системы, что я определил как реальное выражение ступеней развития, естественно, отключая от девятого по счёту до пятого, согласно порядку стандартной активации и тренировки. Так удалось принудительно понизить «культивацию» до четвёртой ступени Чжэн Юань (4). Но вообще, да, техника Поглощения — это чит.
  
  Как бы то ни было, после общего собрания учеников и объявлений к нам присоединилась и Ху Мэй'Эр (и тоже сделала «хвать» моей руки), которая уже была на третьей ступени Кай Юань (1) и однозначно намеревалась идти в данж. А так как среди знакомых мне девушек она является самым «слабым звеном», получалось, что я, как нормальный мужчина, обязан буду за ней присмотреть… Впрочем, я буду обязан присмотреть за всеми девушками, потому что, чёрт подери, кто, если не я? Друзья прежнего Су Му? Эти присмотрят! Вон, стоят в сторонке, пялятся на то, как на мне висят близняшки, лыбы давят, всем видом и жестами показывая, мол, «Мы с тобой, брат! Крепись там!», а сами на Су Янь косятся и коленочки подойти трясутся. А почему так? А потому что нависает над нами Су Янь с видом натуральной Немезиды, за малым не обещая освежевать всех троих прямо тут. Но это внешне, внутри ей стыдно-стыдно, и хотя хочется, вот очень хочется дать глупому младшему брату по шее, чтобы включил мозги, но нельзя терять лицо перед «подружками»! А значит — шифроваться, негодовать, держать марку! Снежная королева вышла на тропу войны! Все должны видеть и с одного взгляда понимать: жить нам, троим бесстыдникам, осталось до первого поворота в гробнице, а дальше, без свидетелей, нас прям порвут, прям в ошмётки! Логика железная. Безупречная, как говорил некий мистер Спок. Просто женская. А ещё сестрёнки Ху явно на театральное представление не велись, по крайней мере, угрозы своей жизни не чувствовали и даже скорее угорали с того, как «закипает» моя старшая сестра.
  
  Но это так, отступление. Возвращаясь к теме девушек и их защиты. Плевать на гробницу, плевать на драконов с голубыми павлинами, главную опасность здесь и сейчас представлял ОН — Великий и Ужасный Главный Герой Сянси! Который уже мелькал в толпе! И однозначно собирался вниз. И да, Ян Кай уже достиг первой ступени Кай Юань (1). В общем, улавливаете, да? Скрытая гробница с испытаниями… главный герой сянси… милые девушки, про которых я точно помню, что им суждено стать ступеньками к могуществу главного героя сянси и пасть ему в ноги, пополнив его гарем. Причём если про драконов с павлинами в небесах я ничего не помнил, то про некую гробницу в голове что-то было. Он там ещё личного призрака-миньона завёл. Короче, у меня был Долг! И я собирался его исполнить.
  
  Некоторое время спустя.
  Вспышка света, лёгкая дезориентация, и… я оказался на небольшой поляне посреди какого-то леса. Сверху светило солнце, вокруг пели птички, стрекотали цикады (или кто там должен стрекотать), ну и вообще — полная идиллия. Впрочем, расслабляться я не спешил, поскольку явственно ощущал весьма приличный фон Ци — мы всё-таки попали в гробницу. И кстати о «мы». Быстрый осмотр показал, что, несмотря на попытку отправиться одной группой, подгадав паузу между перемещениями, рядом со мной из знакомцев осталась только Ху Мэй'Эр. Наши старшие сёстры исчезли в неведомом направлении, взамест появились три парня в красно-белых халатах — «Грозовики». Причём довольно слабенькие, лишь чуть сильнее Ху Мэй'Эр.
  
  – Ох, брат Су? – позвала меня отошедшая от перемещения девушка. – Где это мы? И где сестра?
  
  – Мы точно в гробнице, но вот где конкретно и где наши родичи… тут я сказать не берусь, – за сестёр я беспокоился. Они, конечно, девочки неслабые, но, находись они под моим присмотром, было бы куда как лучше.
  
  – Ничего, – покачала головой розововолосая красотка, – сестрёнка Цзяо и сестрёнка Янь сильные, не стоит о них волноваться. К тому же, – быстрый взгляд и хитрая улыбочка, – мы оказались вдали от чужих глаз, в столь живописном и красивом месте, совсем одни… – ага, далее было «хвать», и девушка в розовом «пеньюаре» с коротенькой юбочкой и голыми ножками повисла на моей руке.
  
  – Вообще-то не совсем, – я указал на приходящих в себя парней. – Эй, вы там как, живы?
  
  – А? Д-да… – взгляд на нас. Пять секунд на осознание. – Б-благодарим этого старшего за беспокойство! – и опасения полные штаны. То ли боятся, что я их сейчас всех поубиваю, то ли опасаются быть посланными в атаку первыми.
  
  – А я говорю — одни! – и такой зырк на бедолаг из третьей секты. И вновь перевела взгляд на меня и так потёрлась носиком. – Брат Су, ты же защитишь меня? – и глазками морг-морг. Ну а до меня донёсся очень странный коктейль чувств. Девушка… кхм, нет, она не играла, моя защита ей была действительно интересна, но тут всё затмевал азарт охотника, что вот уже вплотную подошёл к добыче, и остался последний рывок.
  
  – Сестрёнка Мэй, – я покачал головой, – мы же уже говорили по этому поводу. Если что-то хочешь, то просто скажи, не нужно пытаться делать это так.
  
  – Ну-у, так неинтересно, – притворно надулась она, при этом невзначай окинув взглядом остальных ребят. Кажется, этой оторве было всё-таки несколько некомфортно «выяснять отношения» или впрямую флиртовать при таком скоплении народу. Хотя… при нашей первой встрече это не сильно её останавливало.
  
  – Ладно, пошутили, морально отдохнули — и будет. Нам ещё искать сокровища. Ну или неприятности.
  
  – Гра-а-а-а! – послышалось из леса. Звук был довольно далёким, буквально на излёте, но мои спутники резко отпрянули от деревьев.
  
  – Впрочем, те сами могут попробовать нас найти, – подобравшись, вгляделся я в сторону звука. Ци со стороны рёва тоже сочилось, но где-то на уровне пика Ли Хэ (3) или начала Чжэн Юань (4), то есть вроде бы не опасно, но мало ли. – Вы с нами или попробуете как-то сами? – это уже предназначалось парням.
  
  – Если старший позволит, то мы просим пойти с ним, – не особо радостным голосом ответил, как я понял, неформальный лидер тройки. И расчёт у него был простой: в компании с довольно мощным практиком (а я продолжал фонить четвёртой ступенью Чжэн Юань) шансов выжить всяко больше, чем в одиночестве. А там, случись чего, всегда можно смыться, возможно, даже прихватив что из хабара — чисто на память. Псевдокитайцы из псевдокитайской секты упоротых культиваторов, что тут скажешь.
  
  – Хорошо, тогда выдвигаемся, – я окинул округу взглядом уже зажжённых Звёздных Глаз, выцеливая самые насыщенные Ци места. Они так или иначе будут привлекать практиков. А значит, шансов пересечься с сёстрами там поболее, чем просто шляясь по округе.
  
  Ну мы и выдвинулись. Однако на первом месте вообще никого не встретили, зато обнаружили знакомую траву, из числа тех, что не так давно собирали мы с Ся Нин Чан в горах. Растения, отдалённо напоминающие кустики черники, только на мягких и сочных стеблях, содержали коричневато-голубую Ци, очень отдалённо напоминающую ту, что свойственна Демоническим зверям, и были весьма полезны для многих местных практиков, чьи стили не базировались на стихийной основе. Вот только если за пару недель в горах нам попалось суммарно делянки три, где данная травка занимала чуть больше половины квадратного метра пространства, то тут нам открылась «грядка» метров трёх диаметром.
  
  Узревший такое богатство народ тут же принялся радостно эту траву собирать, приговаривая на тему того, какая она редкая, полезная и как с ней зашибись. Правда, был один минус у этого дела. Если конкретно, то объёмы. Что-то мне подсказывало, что таскать с собой если не полноценный стог, то где-то около не слишком удобно. Да и лично мне такого рода средства были не сильно нужны, но не сгонять же народ с «полянки»? Это будет как-то не особо хорошо: не «качаешься сам» — не мешай другим.
  
  В общем, выпендриваться я не стал, спокойно давая людям насладиться сбором первого трофея, и всё бы хорошо, но в какой-то момент ровный ток моих мыслей был нарушен обращением одного из «грозовиков».
  
  – Вот, старший, – мне протянули охапку сена.
  
  – Что это? – не сразу сообразил я.
  
  – Ох, да, конечно, простите, старший взял на себя беспокойство о нас, разумеется, наша благодарность должна быть больше… – грустно ответил парень, имя которого благополучно вылетело у меня из головы. В том смысле, что прежний Су Му с ним пару раз пересекался, как и со многими учениками соседних сект-кланов, и многих знал поимённо, отчего они, кстати, и не представились при встрече сейчас.
  
  Но тут до меня дошло, что именно говорит этот типус, и мне стало грустно. Появилось желание пойти где-нибудь поплакать тихонько в уголке. Ну или там постучаться головой по ближайшей твёрдой поверхности. В общем, острый приступ испанского стыда заставил меня вспомнить про Е Синхэ и всю ту дичь, что творилась им, с ним и вокруг него.
  
  – Благодарю, но мне это не нужно, – не менее грустно вздохнул я. – К тому же как вы предлагаете тащить всё это? – кстати, да, на тему «а как мы будем отсюда выбираться?» никто даже не задумывался. У меня-то план был (простой, как мычание): взлететь и пройти барьер обратно я мог в любой момент, однако остальные-то как?
  
  – А-а-а… – замялся парень. – Господин Су, мы с друзьями всего лишь на седьмой и восьмой ступенях Кай Юань (1). Бесспорно, это мистическое пространство хранит массу ценных сокровищ, но вряд ли мы сможем добыть что-то значительно лучше этой травы, поэтому мы будем рады её понести, даже если это будет не очень удобно… – изложил мне на удивление разумную цепочку рассуждений представитель Грозового Домена.
  
  – Хм… Пожалуй, ты прав. Дай-ка сюда… – я протянул руку к предлагаемому мне гербарию.
  
  Так, включаем «глазки», воскрешаем в памяти, как это делала Нин Чан, теперь придать своей Ци свойства местной «духовной», обхватить… прощупать лишнее… перевести в «газообразное состояние»… выделить вредное осадком… перекомпоновать оставшееся… теперь добавим самую малость целебного спектра звёздной Ци, благо эту идею мы с Нин Чан на обратном пути более чем отработали… теперь смешать… очень аккуратно смешать, дабы не размыть свойства родной Ци, а лишь их усилить… Замечательно! Осталось зафиксировать и собрать обратно…
  
  Секунду назад распавшаяся прахом и облаком Ци архиэпичная трава сформировалась над моей ладонью в несколько не менее архиэпичных колёс… Тьфу ты! Чёртовы ассоциации культиваторов с наркоманами!.. В общем, сформировалась в пилюли, россыпь которых я и протянул обратно.
  
  – Держи. Я сохранил все полезные свойства, убрал вредные элементы и дополнительно насытил Ци. Принимайте не больше одной за раз и только в спокойной тренировке — моя Ци очень мощная и может быть тяжела для усвоения на вашем уровне, если вы будете отвлекаться. Могу так же переработать остальное.
  
  – (О_О')… – ответили мне гробовым молчанием под вытянувшиеся лица.
  
  – Брат Су, – Мэй'Эр переступила с ножки на ножку, тоже вовсю пялясь на пилюли, – ты ещё и мастер-алхимик? Вот так вот, без оборудования, на одном контроле Ци…
  
  – До мастера мне ещё далеко, – покачал я головой, – так, нахватался нескольких приёмов.
  
  – Мне бы такие «несколько приёмов», – пришибленно прокомментировал один из парней. – От всего сердца благодарим тебя, старший брат! И просим принять от нас часть лекарств! – собственно, мне опять попытались всучить траву, в смысле… Короче, вскоре я переработал весь сбор в компактные пилюли, за что получил пятую часть всего произведённого.
  
  Причём лица у «Грозовиков» были столь одухотворённые… Если я правильно помню цены в Зале Вкладов (и у других сект оно примерно так же), то за подобные пилюли я мог бы взять половину всего материала, и мои визави продолжали бы пищать от счастья и считать это очень выгодной сделкой. Ибо трава, сколь бы хороша она ни была, остаётся травой, а вот труд алхимика по её обработке — это отдельная песня. Я же, по сути, весь этот труд уже совершил, причём действительно на уровне если не мастера алхимии, то где-то близко. В том смысле, что по тонкости исполнения я, бесспорно, проигрывал Ся Нин Чан, и это возможно было изменить только практикой, практикой и ещё раз практикой, но вливание моей Ци всё равно выводило итоговый продукт на очень высокий уровень качества. Просто за счёт качества самой Ци.
  
  Но вообще… Я был не против получить дополнительную практику и «набить руку», так что так мы дальше и пошли. Ободрённый народ, подкреплённый моей возможностью легко находить Ци-насыщенные объекты на расстоянии около километра, «пылесосил» всё, что только мог. Я же направлял, присматривал за обстановкой и работал трансмутатором. Такая идиллия продлилась аж до вечера, и не сказать что мы ушли от места телепортации особо далеко — эта область действительно была богата полезными травами. И, кстати, да, тут, оказывается, тоже есть смена дня и ночи. Но вернёмся к изменениям и их причинам. Как говорится, ничего не предвещало беды, народ уже немного позёвывал и явно был не прочь устроиться где-нибудь на предмет прикорнуть или сесть в медитацию, чтобы наконец-то зажевать пилюлю-другую. И где-то на моменте выбора места под лагерь я заметил, как чуть в стороне от нас через лес бегут четыре человека, а за ними гонится какая-то здоровая зверюга, в плане общего показателя Ци, может, чуть сильнее того приснопамятного динозавра, что я сожрал в лесу пару недель назад.
  
  – Спа… спасайтесь, – хрипло выдохнула девушка в разодранном халате, когда увидела нас сквозь деревья.
  
  Принадлежала она к Багровому Клану, хотя определить это было не так-то просто — крови там было прилично. Рядом с ней, спотыкаясь, хрипя и передвигаясь явно из последних сил, ковыляли два парня из наших и ещё одна девица, но на этот раз из грозовиков. Наши сопровождающие, видя эту картину, повскакали и… пошли смазывать лыжи салом, в смысле понеслись. Мэй'Эр просто вскочила и спряталась у меня за спиной, но сбегать не собиралась, лишь робко поглядывая на меня.
  
  – Брат Су?
  
  – Побудь здесь, – ответил я беспокоящейся (приятно, что ни говори) красотке и пошёл навстречу приближающемуся источнику Ци.
  
  Долго идти не пришлось — хрень размером с мусоровоз сама выскочила из-за деревьев буквально через десяток секунд. Бежала она легко, весело и явно скорее игралась со своей добычей, чем всерьёз охотилась. Выглядело же существо как, хм-м-м, волко-единорог, но с кроличьими задними лапами. Короче, довольно стрёмно.
  
  – Гра-а-а-а! – донёсся знакомый рёв. Эта хрень увидела новую жертву и обрадовалась.
  
  – Ну здравствуй, ужин, – шаг навстречу и удар основанием ладони в рог, совмещённый с выпуском Ци из самой ладони.
  
  Практики пути Дракона на Пятом Небесном Уровне могут ударом расколоть валун в щебень, а Мастер Сюэ пусть и был огневиком, но ему достаточно было лёгкого хлопка, чтобы втрое больший валун разнести в пыль. У меня получилось что-то между этими вехами. Удар прошёл сквозь шкуру, кожу, плоть и кости черепа, превратив мозг существа в кашицу, что натуральным образом полилась из ушей. Туша как подкошенная упала на землю.
  
  – Хм-м-м, а есть ли в нём что-то ценное? – быстро испепелив попавшую на руку грязь короткой вспышкой пламени и отряхнув пепел, огладил я подбородок. Ну, шёрстка на ощупь мяконькая и на вид приятственная, под цвет волос сестрёнки пойдёт, но как её обработать? Плюс это был первый Демонический зверь, убитый мной не Поглощением, и теперь я с любопытством наблюдал, что хоть его система меридиан и потухает, но мощный энергетический узел, что я принял за даньтянь, и не думает блекнуть. И-и-и… к слову, да! Если верить памяти оригинального Су Му, некоторые Демонические звери в этом мире обладают такой штукой, как «ядро», и такие ядра очень ценятся практиками…
  
  – У-ух, брат Су невероятен! – подскочила ко мне сияющая Ху Мэй'Эр, до изумления похожая в этот момент на юную фанатку некой звезды эстрады, что сумела встретиться со своим кумиром. И да-да, не успела она это сказать, как последовало новое «хвать» вокруг моего локтя. Может, у неё в роду были коалы?
  
  – Юная леди льстит этому практику, – погладил я её лапку кончиками своих пальцев, – но пойдём посмотрим, как там наши беглецы.
  
  – Конечно, – довольно улыбнулась девушка и царственно и под ручку сопроводила меня к пострадавшим от зверюги, благо те далеко не убежали, попадав буквально через сотню метров.
  
  Состояние у бегунов было таким себе. Ссадины, растяжения, ушибы, некоторая степень истощения, но ничего критичного. Правда, количество повреждений впечатляло. Похоже, с ребятами реально игрались, как кошка с мышкой, потому как сомнительно, что группа, самый сильный член которой был лишь в середине ранга Ци Дун (2) (то есть второго по счёту в местной иерархии, если Закалку Тела брать за нолик), стала бы сама рыпаться в сторону такой крокозябры или могла бы долго от той бегать без желания на то самого зверя.
  
  Но делать было нечего, так что, вздохнув, я принялся лечить. Сначала девушек, потом и парней. В награду опять получил ошарашенные и полные религиозного трепета выражения лиц, кажется, у меня входит в привычку вызывать ступор у местных культиваторов. Тем не менее спасённые поспешили выразить свою признательность и благодарность, девушки так вообще стали постреливать глазками едва ли не быстрее, чем в себя полностью пришли. Правда, несколько поскучнели под взглядом Мэй'Эр, в котором «Это МОЯ добыча!!!» читалось без всякой телепатии и эмпатии. Однако это им не помешало попроситься «к старшему брату Су». Разумеется, согласился, ибо… ну а что с ними ещё делать? Отпускать, чтобы их ещё какая крокозябра сожрала? Заодно помогут разделать ужин и снять шкуру…
  
  Полчаса спустя.
  – Как интересно… – протянул я, разглядывая извлечённый из туши убитого монстра шарик голубого цвета с красными прожилками и размером с теннисный, только состоящий будто из керамики какой, а точнее — нефрита.
  
  – Что интересно? – тут же задала вопрос Ху Мэй'Эр, что не отлипала от меня и на миг.
  
  – В это ядро встроен какой-то массив, вернее, даже два. Один полноценный, который в ответ на некое событие явно должен привести в действие второй, однако от второго тут только фрагмент, по которому ничего не понять, но структура сложная, а вот почерк исполнения… Однозначно эти массивы вкладывал тот же, кто создал всю эту область — отпечаток Ци и манера исполнения одни и те же с барьером на входе. И мне уже страшно…
  
  – Почему?
  
  – Я боюсь представить, каким надо быть преисполнившимся самых мерзких извращений сумасшедшим, чтобы сперва вытащить ядро из ещё живого зверя, вложить в это ядро такую структуру (а это как создавать полноценный артефакт, то есть очень небыстро), потом вставить ядро назад, каким-то образом залечить бедное животное, которое всё это время надо было поддерживать в живом состоянии, и всё это чтобы… что-то. Я не знаю, зачем, и не уверен, что хочу знать.
  
  – А ты… – аквамариновые глазки девушки сделали «зырк» туда-обратно с моего лица на ядро, – не преувеличиваешь? – с некоторой долей настороженности закончила она мысль.
  
  – Хм-м… – вообще… если подумать… в смысле, вспомнить золотой скелет Ян Кая… Очень может быть, что операцию по внедрению массивов проводили, не вынимая ядро из зверя. – Да, наверное, – вынужденно киваю на сомнения красавицы. – Очень может быть, что тут был применён какой-то метод, позволяющий внедрить массив прямо сквозь живое тело, но даже так это запредельный уровень мастерства. Ведь ядро — это центр всей энергосистемы зверя, и внедрить в него два массива, минуя всё естественное сопротивление тела, да так, чтобы ничего не повредить и позволить животному жить дальше, — это задачка уже не для смертного практика, а для кого-то, кого уже можно назвать минимум полубогом.
  
  – Ну, это неудивительно! – позитивно улыбнулась Ху Мэй'Эр, качнувшись с носка на пятку. – Создать эту пещеру мог только кто-то шагнувший далеко за границы Шэнь Ю (5), а твои слова только доказывают, что он был очень могущественным мастером! Но что важнее, что ты планируешь делать с этим ядром?
  
  – Пока ничего, – вздыхаю и убираю шарик в сумку на поясе. – Само по себе оно бесполезно, точнее, из-за внедрённых массивов его вряд ли получится использовать для каких-то иных целей, нежели предусмотренные создателем этого места. Думаю, при попытке использования не по назначению оно, в лучшем случае, взорвётся, а в худшем — сильно навредит практику, который эту попытку предпримет. Так что остаётся лишь подождать, пока мы найдём замок или алтарь, в который это ядро предполагалось вставлять. Ну или что-то в этом роде — мало ли что там было в голове у древнего сумасшедшего живодёра?
  
  – Брат Су, как ты можешь так неуважительно отзываться о столь искусном древнем мастере? – надули на меня щёчку.
  
  – Я просто ставлю себя на место этого несчастного зверя, – махнул я рукой на уже частично разделанную тушу. – Мало того, что его ни за что ни про что поймали и заперли Бездна ведает на сколько веков в этой пещере (и причём наверняка без симпатичных самочек), так ещё и какой-то древний практик залез в него своими шаловливыми ручками и начал ковыряться в даньтяне. Ладно убили бы, но такое… это просто за гранью добра и зла. Уж на что демонические практики — маньяки, но это даже для них слишком!
  
  – У-у-у! – надутость щёчек Ху Мэй'Эр увеличилась, а к ней добавился и грозный прищур. – Ты специально так говоришь, чтобы меня подразнить!
  
  – Почему ты так решила? – в кои-то веки совершенно искренне изобразил на лице непричастность я.
  
  – У меня есть старшая сестра, если ты забыл, – искривив губы в самодовольной ухмылочке и прикрыв глазки, царственно махнула левой лапкой девушка.
  
  – Ох, неужели сестрица Цзяо'Эр любит дразнить свою милую младшую сестрёнку? – невинно захлопал я ресницами, добавив в голос патоки.
  
  – Не делай вид, что только сейчас об этом узнал, – ухмылочка переросла в полноценную улыбку, к которой, правда, прилагался демонстративно сморщенный носик.
  
  – Ладно, не буду, – улыбаюсь ей в ответ, после чего оглядываю окрестности. – Не думаю, что сегодня стоит ещё куда-то идти, предлагаю остановиться на ночь тут, заодно заготовить мяса.
  
  – Ты хочешь его съесть? – с некоторым испугом глянула на труп Демонического зверя девушка.
  
  – Сомневаюсь, что мы найдём здесь нормальных овец или коров, – пожимаю плечами, – а силы стоит пополнять. Неизвестно, насколько затянется исследование этого места и что нас ждёт впереди, так что лучше не рисковать, тратя взятые с собой припасы или полагаясь на собственную выносливость.
  
  – Хм… – поджав нижнюю губку, девушка ещё раз оглядела тушу, всем видом выражая большие сомнения в съедобности последней. – Эй, вы, – повернулась она к группе молодёжи, что почтительно держалась от нас в стороне, хотя и явно грея уши, но я и сам говорил в общем-то для всех, не видя смысла скрывать назначение добытого ядра и его опасность, – среди вас есть те, кто умеет готовить что-то подобное?
  
  – Всё в порядке, – опережаю их возможные ответы я, сам поворачиваясь к коллективу, – с готовкой я и сам справлюсь, а вы лучше добудьте дрова.
  
  – Сам? – удивлённо округлила глазки Ху Мэй'Эр.
  
  – Сам, – киваю ей с лёгкой улыбкой. – У меня уже есть такой опыт, равно как и приправы, – а ещё когда ты готовишь сам, то точно знаешь, что пища не отравлена. Не то чтобы я кого-то подозревал, но… так мне будет спокойнее.
  
  – Хорошо, если ты так говоришь… – на меня всё ещё смотрели со странным выражением лица, но решили не спорить.
  
  Собственно, дальше всё уже было мне хорошо знакомо и действительно привычно, ведь на одном только пути через горы Бэймин к гробнице императора Тянь Луна я приготовил далеко не одну хтонически зверскую крокозябру, да и, считай, только что из похода, где тоже готовил прекрасной кареглазой девушке вкусненького. Все взятые ещё в тот поход приправы были со мной, равно как и инструменты кулинарного дела, даже небольшой глиняный чайничек для заваривания чая имелся, пусть и всего на пару пиалок объёмом. Так что туша была разделана, самое лучшее мясо найдено, промыто сконденсированной тут же водой, заправлено специями и поджарено на всех. Получилось чуток суховато, всё же ни маринада, ни тары, в которой можно замариновать мясо, у нас не было, но что такое «чуток суховато», когда речь идёт о десятке молодых здоровых организмов, у которых мало того, что целый день физическая нагрузка, так ещё и нервов целая куча? Всё умяли за обе щёки, я, что называется, даже моргнуть не успел.
  
  Дальше было распределение караулов, подготовка мест для отдыха и заготовка мяса впрок, в процессе чего совершенно незаметно подкралась полноценная ночь. Сам я спать не собирался, совершенно не чувствуя себя уставшим, ребята, что ранее получили сделанные мной пилюли, тоже дружно вознамерились засесть в медитации и покачаться, пока есть время, одним словом, назвать наш лагерь уснувшим было сложно, даже когда все устроились, хотя тишина и неподвижность имелись в избытке. Однако стоило мне только на минутку увериться, что вот так оно и пойдёт, как из «похода по кустикам» вернулась Ху Мэй'Эр. И первое, что она сделала, это пристроилась мне под бок.
  
  – Я же тебе не помешаю, брат Су? – уже обвив мою левую руку своими лапками, интимно прошептала девушка, прижимаясь плечиком.
  
  – Не помешаешь, – с долей фатализма улыбнулся я, продолжая втягивать Ци пламени из костра, подле которого сидел в позе медитации, – но разве ты сама не хотела бы использовать время отдыха, чтобы усвоить те пилюли? – как и я, дочка главы Багрового клана получила пятую часть созданных «таблеток», а потому потренироваться было бы разумным шагом для неё, всё же девушка лишь на стадии Кай Юань (1).
  
  – Нет, – покачала головой красавица, чьи голые коленочки выглядели особенно привлекательно в отблесках костра. – Для техники развития, которую используем мы с сестрой, такие средства не подходят, лучше я потом отдам их клану.
  
  – Понятно, – сам я ни разу не видел сестёр Ху в бою, но их Ци (особенно у старшей, хотя и у младшей тоже началось явное движение в ту сторону) действительно была совсем непохожа на ту, что свойственна местным «контактным» бойцам. Телесная составляющая в ней была очень слабо выражена, и в целом Ци воспринималась какой-то особенно мягкой, невесомой и духовной, даже на фоне критериев этого мира, плюс даже цвет у неё сильно выделялся из среднестатистической по трём известным мне «сектам» палитры, будучи насыщенно-розовым, в противовес голубовато-зелёному, что обычен для Небесного Павильона, и вариациям от красной до коричневой, каковые доминируют у представителей Грозового Домена и Багрового клана.
  
  – Брат Су, – вновь позвала меня Ху Мэй'Эр.
  
  – Что?
  
  – Я тебе мешаю? – прозвучало с капелькой грусти, а дальше пришла и эмоция, общим смыслом «не отвлекаю ли я его от тренировки?» и «не разозлится ли он на меня за это?»
  
  – Нет, всё хорошо, – успокаиваю девушку, ничуть не кривя душой. – Моего контроля более чем достаточно, чтобы удерживать цикл развития в медитации и одновременно вести беседу.
  
  – М-м… – прозвучало удовлетворённо, и моего плеча коснулись щёчкой. – Это ведь первый раз, когда мы сидим вот так вдвоём, без моей сестры и Су Янь?
  
  – Да.
  
  – И ты… хотел бы что-нибудь сделать? – понизив голос до едва слышного шёпота, спросила Мэй'Эр.
  
  – Что?
  
  – Ну не знаю… что-нибудь… – пришёл столь же тихий ответ, с ощутимым эмпатией замиранием сердца.
  
  – Сестрёнка Мэй, этот юноша ведь просил не дразнить его таким образом.
  
  – Я не дразню! – голос девушки стал чуть громче. – Мне просто интересно. Я ведь тоже первый раз так сижу с кем-то… – пояснила она с долей застенчивости.
  
  – Ты ведь сама мне признавалась, что постоянно гуляла то с учениками Небесного Павильона, то с парнями из секты Грозового Домена, – попенял я ей.
  
  – Это были просто прогулки при свете дня. К тому же в местах, где постоянно кто-то ходит. Я бы никогда не стала отправляться куда-то наедине с парнем на ночь глядя, – всё ещё тихо, но с непреклонной твёрдостью заверила Ху Мэй'Эр, и судя по эмоциям — говорила чистую правду.
  
  – Не могу не признать глубочайшую разумность такого подхода, – выпустил я на губы лёгкую усмешку.
  
  – Что это значит? – аквамариновые омуты попытались испытующе поймать мой взгляд.
  
  – Только то, что я и сказал, сестрица Ху. Девушке с твоей внешностью и манерой одеваться стоит быть очень осторожной при выборе, с кем гулять, ведь все парни — развратники, – повторил я истину, как-то раз озвученную моей дракошей, ибо, чувствую, этой непоседливой вертихвостке такие факты стоит озвучивать почаще, чтобы искала поменьше приключений на свою попку.
  
  – О?.. – морг-морг. – Ты правда сказал что-то подобное? – удивилась не столько содержанию, сколько факту признания моя собеседница.
  
  – Это — истина, которую сестрице Ху не стоит забывать, для её же безопасности, – со всем должным достоинством смежил веки я.
  
  – А как же брат Су? – выпустив на уста ухмылочку, сахарно продолжила Мэй'Эр. – Неужели он тоже развратник?
  
  – Ещё какой… Но в официальной обстановке я буду всё отрицать! – быстро дополняю важный пункт. – И для Су Янь — тоже!
  
  – Хи-хи… – спрятала ротик в ладошке девушка. – Скажи, брат Су, – быстро успокоившись и сменив тон, посмотрела она в костёр, – ничего плохого ведь не случится, если я попрошу тебя одолжить мне колени?
  
  – Колени? – не совсем понял я.
  
  – Для сна… – Ху Мэй'Эр смущённо втянула голову в плечи. – В моей одежде ночью становится зябко, поэтому мне лучше спать у костра, и раз уж ты тоже здесь, может быть, ты не будешь против, если я прикорну рядом?
  
  – Эх… – вздох вырвался сам собой, да ещё и сквозь новую улыбку, которую я просто не мог сдержать.
  
  Я ведь чувствовал, что девочка не то чтобы не играет… она играла, но крылось за этой игрой чистое и решительное намерение сломать мою оборону. Прям взять приступом, и вообще! Но не с какими-то гнусными целями, а почти как было у меня самого, когда я распускал хвост перед Ся Ю Нин, стремясь обратить на себя её внимание, вот и у Ху Мэй'Эр в мою сторону были почти такие же эмоции, какие испытывал я тогда, всячески пытаясь показать Принцессе Севера, какая я замечательная партия и вообще интересный парень. Исключение в спектре её эмоций было одно — девушка не испытывала в моём отношении той яркой влюблённости, что разгорелась во мне тогда по отношению к Ю Нин, но известный интерес у неё присутствовал, причём чем дальше, тем сильнее.
  
  – Ты против? – между тем напряглась Ху Мэй'Эр, с нотками печальки.
  
  – Нет, я с удовольствием одолжу тебе свои колени, и не только их, – с выдохом прервав цикл циркуляции Ци, я встал на ноги и, отстегнув наручи, начал разматывать пояс.
  
  – О чём ты? – с новым выражением в округлившихся глазах встретила мои действия девушка.
  
  – Если леди зябко, долг мужчины — укрыть её, – уже закончив с поясом, скидываю халат и тут же набрасываю его на плечи дочке главы Багрового клана. – Так тебе будет удобнее лежать, сестрёнка Мэй, – поясняю свои действия, поправив фиолетовый ворот.
  
  – О-о… – протянули в ответ, укутываясь в ткань поудобнее.
  
  – Теперь можешь прилечь, – вернувшись на своё место, складываю тканевый пояс ровной стопочкой себе на колени, имитируя тем самым подушку.
  
  – Брат Су так добр… – расплылась в улыбке Мэй'Эр и действительно стала укладываться.
  
  Я же… воскресил в памяти описание и манеру применения техники «Скользящего в Звёздном Свете Призрака», что предоставил мне ещё Е Синхэ, и начал осторожно делать первые шаги, нащупывая то состояние, когда через тени и звёздный свет можно заставить мир перестать обращать на тебя внимание. Во-первых, так девушка быстрее заснёт, перестав внутренне переживать о нашей физической близости, а во-вторых, умение скрываться всё равно нужно, тем более если ты — Основной Ученик Теневого Зала…
  
  
Глава 12
  
  В таком ключе прошло ещё три дня. Ну и три ночи, которые были очень нелегки. В том смысле, что Мэй'Эр не оставляла попыток по моему совращению, и хотя те оставались достаточно в рамках, да и в действительности именно совращать меня не планировали (скорее тут было подбирание ключиков к моему сердцу), но я всё-таки не настолько крепок духом, чтобы игнорировать прелестную девушку в лёгком платье, что то прижмётся, едва ли не мурлыкая, то «попросит одолжить колени», чтобы прикорнуть, то свои предложит… Одним словом, ночами было сложно.
  
  Помимо этого, каким-то непонятным образом к нашей группе прибилось ещё четыре десятка человек от всех трёх сект-кланов. Кого-то я вытаскивал от живности (пусть и не такой крупной, как в первый раз, и без ядра с массивами), кто-то просто сам просился полным составом, в общем, пришлось вспоминать молодость и строить слуг, эм… в смысле окружающих. То есть организовывать работу, охрану, а потом, немного подумав, ещё и тренировки. Из серии «вон там есть относительно слабая зверушка, вперёд, ребята и девчата, если что, подстрахую и подлечу». Ну и добытые ресурсы спокойно распределял, кому что нужно и кто на что наработал. Например, находит одна группа какие-нибудь Багровые Цветы Янь, из которых получаются отличные пилюли для практиков боевых искусств на основе этой самой Янь-Ци, ну или огня, что отличалось друг от друга, однако в этой группе таких практиков нет, в итоге цветочки я, конечно, перерабатываю, но их сборщикам выдаю полный эквивалент препаратов именно на их тип Ци, а эти пилюли придерживаю для тех, у кого нужная техника развития. С учётом того, что я всегда получал пятую часть произведённого, да и в целом районы поисков сам же и назначал, буквально отправляя группы туда, где видел Ци-насыщенные области, отчего общие поиски и сбор проходили очень эффективно, обделённых добычей не было. И даже если кто-то в охотах и поисках не участвовал, а был занят на иных нужных направлениях, от заготовки еды и воды на всю эту ораву до помощи в сортировке собранного (в конце концов, не посылать же мне мальчишек и девчонок, едва взявших ранг Кай Юань (1), на Демонических зверей, которые и ребятам стадии Ли Хэ (3) иной раз могут прикурить дать? Или отправлять их в дальнюю разведку, где тоже чёрт его знает, что ещё может случиться?), то и они без награды не оставались — мне своей долей поделиться было не жалко, скорее даже нужно, так как сумка очень уж располнела. В итоге прям почувствовал себя коммунистом: от каждого по способностям, каждому по потребностям.
  
  Аналогично, собственно, было и с тренировками. Пусть я не был экспертом именно по местным техникам развития, но рукопашный стиль поставить мог любому, как и объяснить упражнения, позволяющие косвенно тренировать меридианы и нарабатывать хотя бы самые примитивные навыки самоусиления и вкладывания в физические удары Ци. И был это не чистый альтруизм с моей стороны, хотя и не без того, но, помогая подопечным, я и сам получал массу полезной информации в области «пощупать и посмотреть местные стили», буквально «под микроскопом» изучая реакции энергетики местных практиков на приёмы и методы тренировок из моего прошлого мира, да ещё и с выборкой на куче добровольцев.
  
  Народ, к слову, от такой моей активности и «либерализма» немного шизел и ходил в перманентном афиге, но сбежать не пытался, потому что, эй, где ещё ему дадут столько высококачественных пилюль? Да, я подсадил кучу подростков на сомнительные вещества и тем самым подчинил своей воле. Можно собой гордиться. Титул главного злодея на этой горе подтверждён.
  
  Ещё из хорошего — за эти дни мы нашли и завалили ещё одного Демонического зверя с прошитым шаловливыми ручками создателя этой гробницы ядром. То имело уже светло-зелёный, как молодая трава, цвет, но тоже с красными прожилками. Однако этого явно было мало для реакции, но гипотезу о том, что ядра — это некий ключ, можно было считать доказанной.
  
  Самое же интересное началось на четвёртый день: мы встретили ещё одну группу учеников, преимущественно из Багрового клана, под руководством второй близняшки. Разумеется, девушки сразу «слиплись», я получил благодарность (пусть и без поцелуя) от Ху Цзяо'Эр, и дальше было принято решение идти всем вместе. Официальной причиной тому была новость, что старшая наследница главы Багрового клана тоже встретила на своём пути Демонического зверя с зачарованным ядром, и хотя девушке удалось его завалить, но в процессе боя погибло трое других учеников, а ещё семеро оказались тяжело ранены. Их, к счастью, её группа не бросила и тащила с собой, так что я всех вылечил, но было очевидно, что даже группы, возглавляемые действительно сильным практиком, по праву считающимся гением, рискуют в местных лесах. При этом особую пикантность ситуации Багрового клана и лично Ху Цзяо'Эр придавал тот факт, что её младшая сестра была всё ещё в начале ранга Кай Юань (1), то есть находилась в самой большой группе риска. В таких условиях отказываться от помощи надёжного союзника было откровенно глупо.
  
  – А вы неплохо постарались, – уже после объединения сил отметила старшая из сестрёнок, с недоумением рассматривая показанный сестрой объём «трофейных» пилюль и тех немногих редких растений, обработать которые я не мог или не знал как, но вот Ху Цзяо'Эр определила их как нужные для себя.
  
  – Да, брат Су удивительный! – счастливо разулыбалась младшая, ничуть не стесняясь моего присутствия. – Он может обработать почти любые травы прямо на месте, и то, что у него получается, намного лучше, чем у наших алхимиков!
  
  – Это как-то… – Ху Цзяо'Эр явно не находила слов. – Я не знаю, как сказать, но ведь брат Су ещё совсем недавно был на стадии Закалки Тела (0)…
  
  Вот оно и случилось. Объём несоответствий превысил лимит объяснимого, и девушка утратила возможность игнорировать мои странности. Ведь как бы шапочно она ни была знакома с прошлым Су Му, но когда ничем не выдающийся парень из сонма глупеньких подростков, которыми младшая сестрёнка крутит как хочет, внезапно и вдруг — на ровном месте, за пару месяцев и буквально с нуля — догоняет и перегоняет в плане силы её — признанного Гения, который развивался много лет и ни разу не сачковал в тренировках, а потом к чистой силе ещё и добавляется редкое мастерство в сложной и кропотливой профессии… Словом, да, я просто видел на её лице те же эмоции, что обуревали Су Янь, когда она решительно потребовала у меня ответа на вопросы «кто я такой и куда дел её брата?»
  
  – Ох, неужели сестрёнка Цзяо хочет узнать маленький секрет этого молодого человека? – заложив руки за спину, изображаю провокационную загадочность. То есть всем видом показываю, что не считаю её интерес бестактным вторжением в то, что её не касается, и в принципе готов открыться, но буду при этом дразнить, потому что я — злодей и это делает смысл.
  
  – Хм… – мою пантомиму внимательно осмотрели, взвесили и, кажется, поняли правильно. – Не то чтобы меня это особо волновало, но я должна убедиться, что это никак не повредит моей младшей сестре, – сложив руки на груди и выпустив на лицо покровительственную ухмылочку, приняла она игру.
  
  – Сестрёнка Цзяо так жестока к чувствам этого юноши, – прикрываю глаза, – а ведь в самой большой опасности здесь находится именно он. Все знают, сколь высоки таланты прекрасных леди в женском коварстве и хитрости, а ведь этот ученик так молод и неопытен…
  
  – Брат Су! – смущённо пискнула Ху Мэй'Эр, залившись краской.
  
  – Вздор! – в противовес ей, веско и без тени неловкости отмахнулась Цзяо'Эр. – Не человеку, что с первой встречи делал всё то, что делал ты, говорить о чужих коварстве и хитрости!
  
  – Неужели сестрица Ху в чём-то меня обвиняет? – с улыбкой искоса ловлю её взгляд.
  
  – Просто говорю как есть, – гордо отозвалась близняшка, немного наклонив голову вбок.
  
  – Но что же я такого делал?
  
  – Ты сам знаешь. Но если так интересно, думаю, сестрица Су Янь будет рада предметно растолковать тебе каждый отдельный случай, только попроси.
  
  – Произнося столь болезненные слова, сестрёнка Цзяо продолжает утверждать, что именно коварство и хитрость этого юноши представляют тут наибольшую опасность…
  
  – А как же иначе, если этот юноша способен так отвечать этой девушке?
  
  – А что, если я просто стараюсь соответствовать высокому уровню, показанному прекрасной леди?
  
  – Тогда ты допустил большую ошибку, вызвав этим в ней серьёзные опасения.
  
  – Но разве подобает благородной мисс опасаться того, кто трое суток всеми силами заботился о благополучии и безопасности её милой младшей сестрёнки, попавшей в дикий лес, полный ужасных Демонических зверей и неведомых опасностей?
  
  – Конечно, ведь он мог делать это с неким намерением… – прищурилась девушка.
  
  – Чистое и благородное намерение защитить друга, разумеется, не рассматривается? – вскидываю бровь.
  
  – Разумеется, ведь рассматривать стоит худший вариант, чтобы не оказаться жестоко разочарованной! – с достоинством ответили мне.
  
  – А как же вера в дружбу, симпатию и желание мужчины не упасть в грязь лицом под взглядом леди?
  
  – Если бы эти вещи встречались в нашей жизни почаще, тогда, возможно, я бы в них и верила…
  
  – Ох, сестрица Цзяо говорит такие печальные слова. Должно быть, на её долю пришлось много страданий…
  
  – Брат Су, сестра! – прервал нашу игру возмущённый окрик от Ху Мэй'Эр. – Может, вы перестанете так открыто флиртовать?!
  
  Мы со старшей близняшкой переглянулись. В её глазах я видел хорошо знакомых мне бесов, да и эта улыбка, которую стараются скрыть, но не могут до конца удержать… Старшенькая леди Ху, увидев мой взгляд, улыбнулась ещё чуть шире — видимо, внутренний тролль девушки признал собрата.
  
  – Сестрица Мэй, о чём ты говоришь? Эта леди лишь пыталась выяснить намерения Основного Ученика Небесного Павильона!
  
  – Верно-верно, это был просто вежливый разговор брата и сестры по культивации, – подхватил я, – о каком флирте идёт речь? – так, главное — не заржать!
  
  – Вы… вы… У-у-у, я всё расскажу сестрице Янь! – пообещала младшенькая.
  
  – Ох, неужели моя милая сестрёнка ревнует? – перешла в атаку Цзяо, коварно совершив очередное «хвать» и принявшись тискать младшенькую.
  
  В ответ было негодующе пыхтение. Ну а я… а что я? Тут две шикарные красотки в минимуме одежды начали передо мной тискаться. Так что я сделал вид, что меня нет, и сосредоточился на созерцании этого шоу… в смысле, стал мудро прозревать пространство и время, не обращая внимания на внешние раздражители, ага, так и запишем. На этом «разговор» с сёстрами закончился, намерения и готовность приоткрыть карты были продемонстрированы и замечены, но девушкам явно требовалось время, чтобы всё обдумать и прийти к какому-либо выводу. Ну а пока продолжаем культивировать! И наслаждаться зрелищем.
  
  Последующий день ничем не отличался от предыдущих, всё те же «разнарядки на работы» и «выдача по потребностям», разве что представители Багрового клана тоже подтянулись на эти самые «разнарядки» — приобщаться, так сказать, к социализму посредством команды сверху, в смысле от старшей близняшки. Довольно широкий жест, если так посмотреть, более чем наглядная «демонстрация намерений», но уже со стороны Цзяо'Эр. Что же, я был в принципе не против, да и скрываться не собирался, а потому — почему бы и нет? Новый разговор состоялся уже тем же вечером, правда, получился он куда как более фривольным, чем я предполагал, но тут стоило учитывать образы и характеры близняшек, так что сам недоглядел, впрочем, всё оставалось в рамках… ну, около того, но уж кому тут жаловаться, но только не мне.
  
  – Уф, брат Су, – улыбнулись мне похожие друг на друга как две капли воды красотки, – ты вновь медитируешь…
  
  – Сестрёнка Мэй'Эр, сестрёнка Цзяо'Эр, – вежливо киваем леди. – Да, вот появилось свободное время, а раз так, почему бы не потратить его на тренировку?
  
  – Это… довольно похвальный подход для молодого человека, – осторожно ответила старшая.
  
  – Да, – подхватила младшенькая, – мне даже становится стыдно отрывать брата Су и вновь просить поделиться своим теплом… – и глазки так отвела.
  
  – Да, брат Су очень добрый и та-а-ак заботится о моей сестрёнке, – а вот старшая близняшка продолжала напор, – не поделится ли брат теплом и с этой леди? – и такая улыбочка… многообещающая.
  
  – Сестрица Ху, неужели ты хочешь, чтобы я снял свой танчжуан и отдал тебе? Этот юноша готов, но боится, что он не так понял леди… Ведь он останется почти голым, – в эту игру можно было играть и вдвоём.
  
  – Ох, – порозовели щёчки у Цзяо, да и Мэй сильно смутилась, – это было бы слишком непочтительно к молодому мастеру, но у тебя большой халат, мы бы вполне могли укрыться им… втроём и согревать друг друга… – предложение было на грани фола, а с учётом статусов близняшек — скорее за гранью, но… я всё-таки не был тем дубом, образ которого демонстрировал «в официальной обстановке» для соблюдения приличий.
  
  – Что же, как я могу отказать этим леди? – я скинул верх своего наряда, красотки-близняшки устроились у меня по левую и правую руку и накинули халатик обратно на нас троих. Получилось тесновато, отчего леди были «вынуждены» прижаться ко мне поплотнее, а мне не оставалось ничего иного, кроме как приобнять их обеих за талии.
  
  – Ох, у брата Су такие мышцы… – разумеется, Цзяо не могла не воспользоваться моментом, и тонкие девичьи пальчики прошлись по моим груди и животу. Мэй от сестры не отставала. И это было чертовски приятно.
  
  – А сестрёнки столь изящны… – я не стал оставаться в долгу и огладил бока близняшек, пусть и не спускаясь к «запретным местам».
  
  От девушек послышались довольные смешки, выражающие одобрение моему поведению. Однако я не обманывался их смехом. Да, им нравилось то положение, в котором мы оказались, но это было скорее приятным бонусом, внутри же обе были сосредоточены и явно намеревались устроить мне небольшой допрос, сдобренный женскими чарами. Ну вот точно.
  
  – Кажется, – немного поёрзав, «устраиваясь поудобнее» и попутно чуток потёршись о меня плечиком, начала заход Цзяо, – в прошлой нашей беседе этот молодой человек упоминал какой-то свой маленький секрет? – пальчики леди вновь начали рисовать узоры у меня на груди.
  
  – М-м-м, так сестрёнки хотят узнать этот секрет?
  
  – Ох, брат Су, нечестно дразнить любопытство женщины! – потешно надулась старшая. – Не так ли, сестрёнка Мэй?
  
  – Да, брат поступает очень нехорошо, так играя с нежными девичьими сердцами! – ещё одна лапка начала выписывать узоры у меня на груди. Ох, опасно играют девочки, впрочем, за трое, пардон, уже четверо суток я доказал, что являюсь прямо-таки воплощением добродетели. Или образцом столярного искусства, да. Так что риск, с их точки зрения, не так уж и высок.
  
  – Хм-м-м, – я с лёгкой улыбкой и интересом скосил глаза сначала на одну, а потом и на вторую леди. Обе прикидывались паиньками и воплощениями милоты и невинности, но ноты хитрости и проказливости всё равно сверкали в их глазах, – ну что же, если эти леди продолжат приглашать меня на чай после раскрытия этого маленького секрета, то данный практик не против его раскрыть.
  
  – Ох, конечно! – заверила меня старшенькая, что и вела, по сути, всю беседу. – Брат Су столько всего сделал для Багрового клана вообще и этих сестёр в частности, что угостить его чаем — это меньшее, что мы можем предложить ему в ответ.
  
  – О, значит, есть и большее? – я вновь огладил тонкие станы девушек кончиками пальцев.
  
  – Возможно… – прижалась ко мне Цзяо. – Как я знаю, этот практик очень понравился моей младшей сестрёнке…
  
  – Сестра! – полыхнула возмущением со смесью неподдельного стыда рекомая младшенькая. – Брат Су! Она говорит… правду, но лишь с тем, чтобы скрыть, что брат понравился не только младшей сестре! – сдала старшую родственницу Мэй.
  
  – Хо, этот практик весьма польщён. Что же, пожалуй, он и в самом деле может раскрыть этот маленький секрет, тем более что и не собирался его скрывать. Всё дело в том, что я… вспомнил свою прошлую жизнь.
  
  – О?! – прозвучало синхронно. – И кем же брат Су был в прошлой жизни? – продолжила уже одна Цзяо. При этом она изрядно напряглась, пусть и пыталась это скрыть.
  
  – Меня звали Лян Ю. Я жил в совсем другом мире, люди в котором отличались от обитающих здесь тем, как происходило их развитие и как была устроена система меридиан. Сам же я достиг пика Девятого Небесного Уровня — стадии развития примерно на пять-шесть рангов выше привычного вам ранга Шэнь Ю (5), и в принципе… меня можно было назвать одним из самых сильных людей того мира.
  
  – Так брат Су — Великий Мастер из Высшего Мира? – оторопело переспросила Ху Цзяо'Эр. – Это… многое объясняет. Так вот почему иногда кажется, что брат Су — умудрённый годами Старейшина… – и-и-и… никаких претензий, удивления и прочего, даже её лапка вновь продолжила выписывать у меня на груди узоры.
  
  Хотя… а почему нет? Кто был для неё оригинальный Су Му? Цзяо его, скорее всего, вообще видела лишь мельком и сильно со стороны, а для Мэй… ну, ещё один ничего не представляющий придурок, волочащийся за её юбкой, отличающийся от десятка таких же молодых парней разве что фактом бытия внуком Второго Наставника Небесного Павильона. Так что, полагаю, даже скажи я, что сожрал оригинального Су Му и занял его место, вряд ли их мнение как-то изменится — общаются-то сестры как раз со «вселенцем», а не «оригиналом».
  
  – И… сколько же было Мастеру Лян Ю, когда его душа отправилась на реинкарнацию в наш мир? – младшенькой было немного неуютно, но не оттого, что она тут обнимается с «монстром», а скорее от того факта, что имеют место обжимания со «стариком», да и не только обжимания ведь могут быть.
  
  – На тот момент мне было восемнадцать.
  
  – Веков? – робко предложила Мэй.
  
  – Нет. Просто восемнадцать, – я усмехнулся. – Правда, событий я за эти малые годы пережил массу.
  
  – Ох, теперь я чувствую себя бездарностью, – пригорюнилась старшенькая, которой исполнилось двадцать. Ага, та самая, что считалась Гением клана.
  
  – Сестрёнка Цзяо на себя наговаривает, она очень талантлива.
  
  – Но этой леди очень далеко до Великого Мастера из Высшего Мира, – покачала она головой.
  
  – Этот практик был бы признателен, если бы леди продолжили общаться с ним так, как общались. Ведь они всегда общались только с ним, и этому практику очень нравилось такое общение.
  
  – Хи-хи, как и говорил брат Су — он тот ещё развратник, – взбодрилась Мэй.
  
  – Верно-верно, – моя рука всё-таки соскользнула с талии красотки на область несколько ниже. Реакции… не последовало, если не считать налившихся краской щёк.
  
  – А кто ещё знает? – вернулась к беседе старшая близняшка, заметившая поползновение моей руки, но также никак не возмутившаяся подобным, разве что… хм, мне показалось или тут есть капля досады? А если так? Вторая рука оказалась на попке второй сестрёнки. Досада сменилась удивлением и разливающимся стыдом. Девушка вновь чуть поёрзала, и… всё. Хм-м-м, ох уж эти женские эмоции, а ведь я ощущаю, что там далеко не только симпатия. В том плане, что да, я, как мужчина, кажется, нравился близняшкам, Мэй больше, Цзяо меньше — просто в силу общения, но, по идее, не настолько, чтобы позволять мне подобные телодвижения. А вот некоторая доля расчёта… ну, мы всё-таки говорим о наследницах псевдокитайской секты культиваторов, хорошо, что тут хоть какая-то симпатия есть, а не просто расчёт «заполучить билет в высшую лигу путём раздвигания ног перед Великим Мастером». Серьёзно, наличие тут такой симпатии — это, по меркам нормальных людей, сопоставимо с признанием в любви. Но что-то я увлёкся, стоит всё-таки ответить на вопрос.
  
  – Мастер Мэн Ву Я, его ученица, моя сестра… да и всё. Я не делаю из своей ситуации секрета, но и не кричу о ней на каждом шагу.
  
  – Вот как, – Цзяо чуть поджала губки, – теперь мне становится многое понятно…
  
  – Понятно? – я вскинул бровь.
  
  – Касательно Су Янь, – она улыбнулась. – Ай-яй, «нехорошие слухи» её пугают… впрочем, она никогда не была честна с собой до конца.
  
  – Кажется, этот юноша не хочет знать, что имеет в виду сестрёнка Цзяо…
  
  – Хе-хе, – донеслось от Мэй, а когда я повернул к ней голову, мне состроили глазки, – с учётом того, что этот молодой мастер сам признал, что он — большой развратник, всё он понял. А ещё эта леди очень рада, что брат Су поделился с ней таким секретом! – и, чуть подтянувшись, меня чмокнули в щёку. Приятно. А спустя секунду стало ещё приятнее — поскольку второй щеки тоже коснулись мягкие девичьи губы.
  
  – Это наша благодарность за доверие, – пояснила старшая близняшка.
  
  – И за то, что брат Су присматривает за нами…
  
  – И брат должен почаще заходить к нам на чай! – продолжили меня «прессовать».
  
  – Разумеется, – соглашаемся и киваем, киваем и соглашаемся.
  
  Остаток вечера и ночь мы просто просидели, общаясь. Леди просили рассказать что-нибудь о «Высшем Мире» — как и остальным посвящённым в тайну, им было не чуждо любопытство. Я рассказывал, почему нет? Тем более когда тонкие девичьи пальчики так приятно бегают по груди… Что по местным меркам было довольно развязно, если не сказать развратно, но девочкам, что бегают по улицам в полупрозрачных интимных пеньюарах, на данный факт было откровенно пофиг. Вот что-то большее — там да, нужно куда более долгое знакомство или свершить какой-нибудь Подвиг во имя Прекрасной Дамы. Впрочем, означенные дамы всем своим видом демонстрировали, что они совсем не против познакомиться поближе. И… я вот уже был не уверен в своём решении держаться от всяческих наследниц подальше. Что ни говори, но… проклятье, это шикарные близняшки! Кто вообще может отказаться от шикарных близняшек, когда те сами едва ли не прямым текстом говорят, что на всё согласные и очень даже за? Эх, Лян Ю, твоя кобелиная натура не доведёт тебя до добра…
  
  
***
  
  Как бы то ни было, в компании с основным ядром Багрового клана мы провели ещё два полных дня, хорошенько «запылесосив» область уже суммарно где-то в пятнадцать километров радиусом, большей частью представляющую из себя гористые леса. То, насколько огромно это свёрнутое пространство, с каждым днём поражало меня всё больше. Лечебные и прочие ценные травы тут росли буквально на каждом шагу; Демонических зверей было не очень много, но по территории они были разбросаны крайне ровно; иногда встречались пещеры с каким-нибудь лютым нежданчиком, вроде натуральных охранных роботов, только глиняных и работающих на Ци, которые охраняли какую-нибудь табличку с описанием боевого стиля в картинках или нефритовую безделушку. С последними было сложнее всего. Не столько даже справиться — разобрать глиняных болванов, что были довольно быстры и сильны для местных практиков и даже что-то могли в плане тактических приёмов, на деле выходило несложно, особенно когда в дело вступал я или Ху Цзяо'Эр, впрочем, и разведывательные команды, что составлялись из наиболее сильных ребят, не встречали с этим проблем. Главная сложность была именно в трофеях. Мне-то лично за глаза хватило и просто посмотреть на структуру массивов, что заставляют этих големов работать, но остальным были важны «Сокровища!!!», именно так — с большой буквы и с восклицательными знаками. А тех было мало, в то время как нас — много. Иной раз приходилось очень хорошо поскрипеть мозгами, чтобы решить всё так, дабы никто не чувствовал себя обворованным.
  
  Также за это время мы нашли и прибили ещё одного Демонического зверя с заколдованным ядром, таким образом получив на руки уже четыре шарика, назначение которых я от коллектива отнюдь не скрывал, всё из тех же соображений, чтобы не подорвались случайно. Помимо этого, на нас вышли ещё несколько групп учеников, вот только, в отличие от прошлых разов, тут нашлась одна, которая не стала присоединяться, а напротив, едва выяснив, кто у нас главный, быстренько навострила лыжи куда подальше. И были это не представители Грозового Домена, на которых можно было бы подумать в первую очередь, а очень даже ученики Небесного Павильона, а точнее, представители Зала Смотрителей, коих возглавлял Се Хун Чэнь.
  
  Парень, как выяснилось, после того нашего боя уже вылечился, но ничего не забыл и не простил, я бы даже сказал, он ныне «горел пердаком» в сторону моей личности так, как редкий главный герой сянси возбухает на гнусных аристо в начале своего пути. Вот только он не был главным героем сянси, а являлся хрестоматийным гнусным злодеем второго плана, который лебезит перед сильными и самоутверждается на слабых. Так что держал он морду в лучших традициях восточного подхалимажа и свой отход обставил со всеми почтением и любезностью, какие только могла родить его холуйская варежка. И, вот честно, я бы использовал более мягкие термины для описания случившегося, но беда в том, что его реальные эмоции в свой адрес я чувствовал, и был там такой накал оскорблённой ненависти, что мама дорогая! В общем, правильно поступил парень, свалив со своими прихлебателями подальше, иначе я бы его просто прибил, в какой-то момент тупо не выдержав. А так его нежелание видеть оскорбителя спасло полудурку жизнь. И слава богам. Без шуток. Но после выхода из этой гробницы всё-таки надо будет его тихонько прикопать. Надо…
  
  Впрочем, кроме этого маленького эпизода, в остальном дела шли позитивно, а к вечеру уже, получается, шестого дня в этом пространстве я углядел вдали крупную группу пользователей Ци, которая при проверке оказалась учениками, ведомыми уже моей сестрой. В этой же группе нашлась и парочка приятелей оригинального Су Му, которые благополучно перешагнули стадию Закалки Тела (0) и смогли попасть в гробницу, однако как-то особо долго общаться нам с ними было не суждено, ибо… ибо да — строгая старшая сестра узрела брата-раздолбая в компании двух сомнительных девиц, и на этом моменте его друзья-приятели резко вспомнили, что им просто жизненно необходимо пойти… да хотя бы во-о-он в ту сторону, просто ну о-о-очень надо, а вы, товарищ Су Му, держитесь там. Денег нет, но вы держись. Счастья вам, здоровья, и всё такое.
  
  – Брат, – сухо поприветствовала меня Су Янь, пробежавшись оценивающим взглядом по лицам сестрёнок Ху.
  
  – Рад, что ты в порядке, сестра, – в противовес «друзьям-товарищам», ничуть не смутился я, открыто улыбаясь «ледяной волшебнице» и держа одну руку за спиной. – Как у тебя всё прошло?
  
  – Неплохо… – ещё один пристальный зырк на дочек Главы Багрового клана. – А ты как?
  
  – Немного выматываюсь морально от необходимости координировать столько учеников и организовывать их работу, но в остальном всё хорошо. Кстати, ты случайно не встречала сильных Демонических зверей… эм… – чуть сбился я, припоминая, как тут делятся ранги силы монстров, – четвёртой-пятой сферы?
  
  – Да, я встретила одного зверя Четвёртой Сферы недалеко от места, где оказалась после входа, – кивнула Су Янь. – Как я поняла, ты тоже таких встречал?
  
  – Да, парочку Четвёртой Сферы и одного Пятой. Ещё одного убила сестрёнка Цзяо, – вполоборота киваю на означенную. – Ты ведь достала из него ядро?
  
  – Конечно. Но в чём причина того, что ты об этом заговорил?
  
  – Могу я взглянуть, чтобы убедиться? Потом всё расскажу.
  
  – Хорошо… – с некоторым недоумением отозвалась брюнетка с голубыми очами, но шарик показала.
  
  – Как я и думал, такое же внедрение массивов… – констатирую, освидетельствовав «Звёздными Глазами» бледно-синий шарик с одной красной прожилкой.
  
  – Может ли быть так, что всех сильных практиков выкидывает рядом с местом обитания такого монстра? – включилась в разговор Ху Цзяо'Эр.
  
  – Очень может быть, – кивнул я.
  
  – Тогда на одного зверя наверняка выйдет Фань Цзы Цзи, – повела в воздухе кистью девушка. – Он основной ученик Грозового Домена и довольно силён. Ещё может повезти Се Хун Чэню из вашей секты, пусть он послабее, но справиться может. Тогда нам осталось найти их, и мы соберём все ядра.
  
  – Боюсь, сестрица Цзяо, не всё так просто, – качаю головой. – Бесспорно, наиболее сильных претендентов могло умышленно закидывать поближе к наиболее сильным Демоническим зверям, но это не значит, что таких зверей ровно столько, сколько и сильных практиков. В конце концов, мы ведь нашли ещё двух за те дни, что изучали это пространство.
  
  – Действительно… – с капелькой досады поджала губку девушка.
  
  – Может быть, вы всё-таки объясните мне, в чём дело? – не выдержала Су Янь, до того молча следившая за нашими репликами.
  
  – Да, конечно, – виновато склоняю голову и лезу в собственную сумку. – Суть в том, что в эти ядра встроено два массива, вернее, фрагмент некоего очень сложного массива и другой массив, который его активирует. Мы полагаем, что это может быть ключом для перехода на следующий уровень пещеры или активации иного механизма…
  
  Изложение строгой старшей сестрёнке всех подробностей по ядрам и нашим рассуждениям, за которыми пошёл и рассказ о нашем житье-бытье и тех причинах, что заставили Багровый клан держаться вместе с группой Небесного Павильона, заняло некоторое время. Ещё больше его, правда, заняли рассказы о том, что мы тут нашли, что я подсмотрел в структуре глиняных големов и как у нас работает делёж добычи. Вот на последнем моменте сестрёнка Су Янь пыталась «вправить мне мозг» на тему моего излишнего расточительства, но быстро сдалась после того, как я выдал ей небольшой кристаллик Экстракта Холодного Снега, что сотворил прямо на её глазах, и заверил, что в спокойной обстановке смогу создать и больше, и лучше, так что все эти местные пилюли-вытяжки не сказать что представляют для нас большую ценность, а младшие пусть качаются и радуются. В ответ меня окинули полным сложных чувств взглядом, явно поминая мою «иномировую реинкарнацию», поняли, что я эту сущность открыл сёстрам Ху, вознегодовали на это, капельку обиделись, ещё больше за меня распереживались, но с позицией согласились.
  
  А ещё ближе к ночи «Винтер» воспылала праведным возмущением оттого, как себя ведут близняшки, вернее, куда они пристраиваются ночевать и что делают с её «наивным-глупым-младшим братом», с коего уже стаскивали халат. Словом, как и положено Грозной Старшей Сестре, Су Янь меня отбила, устроила головомойку и героически прогнала «этих наглых вертихвосток». Ну и Бдила весь следующий день, буквально нависая у меня над душой.
  
  Было забавно и мило. А ещё позволило в кратчайшие сроки всё показать и объяснить по части устроенного мной социализма в отдельно взятой банде псевдокитайских культиваторов-гробокопателей. Ибо спустились в гробницу с целью её разорения, да.
  
  Ну а так как народу уже стало много и охватывал он поисками значительную территорию, довольно скоро мы нашли и группу, возглавляемую основным учеником Грозового Домена. Таким образом, почти все спустившиеся в гробницу ученики нашлись, за исключением тех, кто или оказался совсем в каких-то далях, или банально помер. Точную судьбу «потеряшек» определить было не всегда возможно, так что их считали «пропавшими без вести», за тем исключением, где были свидетели смерти. В среднем получалось по десятку подтверждённых трупов, точнее, у нас было семеро, у «Грозовиков» — девять, а вот «Багровым» то ли не повезло, то ли так сказалась потеря нескольких относительно сильных парней, что я упокоил в долине сбора Кристалла Росы Девяти Инь. Так-то половина из них смогла бы войти в гробницу и, следовательно, прикрыть своих. В результате у подчинённых сестёр Ху уже было полтора десятка «подтверждённых» трупов и самое большое количество «пропавших».
  
  Ну а так как народу реально уже перевалило за две с половиной сотни и для такой орды уже чисто физически требовалось ставить несколько лагерей (просто чтобы хватало места у воды и, скажем, у кустиков, не говоря уже о сборе провизии на всех), собравшись общей группой, уважаемые практики решили поделиться на свои секты-кланы и дальше «качаться монофракцией». Близняшки были в принципе не против и дальше пребывать в кооперации, но, увы, тут уж в самом деле слишком много народу, а разделяться смешанными группами было совершенно за гранью всех традиций и понятий. Плюс воевать «плечом к плечу» на «равноправных» условиях сложно. Всегда найдётся умник, что захочет потянуть одеяло на себя и тем самым запорет всё дело или как минимум сильно его осложнит. Трения у нас в коллективе и так были, ибо как им не быть в толпе подростков? Но когда тут командная вертикаль ещё и осложнена наличием лидеров всех групп… Ну вот как кому-то из «грозовиков» выполнять мои приказы, если тут и основной ученик их секты присутствует? И обратная ситуация: если нарушающий порядок умник будет из моей секты, то я осадить его смогу, просто за счёт собственного статуса, но вот из другой… Ху Цзяо'Эр или Фань Цзы Цзи придётся его защищать, потому как иначе они просто потеряют лицо. Даже если они будут согласны со мной и сами окажутся не прочь спустить шкуру с идиота, стоять в стороне, когда «чужак» наезжает на «своего», они не имеют права. Наказывать и вправлять мозги через них? Тут уже лицо буду терять я, мол, как так — сильный просит слабых (читай — унижается перед ними), чтобы наказать ещё более слабого? Оттуда же невозможность создать «единое командование». Это Ху Цзяо'Эр ещё может себе позволить ко мне «прислониться», просто потому, что в этом мире взгляды всё-таки более патриархальные, чем в моём прошлом, и к женщине тут вопросов не будет, тем более в ракурсе того, как явно они с сестрой строят на меня планы, но вот тот же Фань Цзы Цзи тупо не имеет права ронять авторитет своей секты, фактически, признавая власть над ней другой секты. Максимум мы можем создать единоразовый пакт, когда нужно ушатать кого-то, кого в одну секту ну никак не вынесешь, но таких мы пока не встречали.
  
  Как итог, после переговоров люди разошлись по трём лагерям, и каждый стал вариться в собственном соку, разве что вечерами я позволял себе совместно с сестрой наведаться к близняшкам или пригласить их в наш «лагерь» и обсудить успехи дня минувшего, совместив с «разделом территории», чтобы не мешать друг другу. Заодно координировали действия по эпическим зверушкам, которых нашли ещё четырёх, вернее, трёх, ибо одну, как мы и предполагали, завалил Фань Цзы Цзи. Координировать же действия стоит, потому как эти три были уже тварями Шестой Сферы, что эквивалентно местному человеческому рангу Шэнь Ю (5) или где-то Пятому Небесному Уровню по моей системе оценки. Два зверя были послабее — начало Шэнь Ю (5), и, в принципе, большой группой да под началом Ху Цзяо'Эр, Су Янь или Фань Цзы Цзи, то есть практиков стадии Чжэн Юань (4), прибить их было можно, а вот последний пребывал на пике ранга, так что даже всем вместе ученикам трёх сект на него пытаться навалиться было очень опасно. В том смысле, что если я не буду помогать. Так-то я и один мог всех троих зверюг завалить, хоть по одному, хоть одновременно. Но вот как раз это меня попросили не делать. Во-первых, да, ради статуса, потому как завалить такую тварюшку было почётно, а во-вторых, стоит помнить, что местная система развития очень сильно завязана на реальные бои, то есть тем же Ху Цзяо'Эр, Су Янь, основному ученику Грозового Домена и всем ребятам, что достигли хотя бы первых ступеней Ли Хэ (3), не говоря уже о Ци Дун (2), было полезно и очень желательно своими силами превозмочь таких противников, ведь в такой схватке шансов «взбодрить» и подстегнуть энергетику у них неизмеримо больше, чем в обычной тренировке. Ну а так как говнюков среди нас не было и тот же Фань Цзы Цзи оказался вполне адекватным и приятным в общении парнем, весьма благодарным к тому же за заботу о членах его секты, то нет ничего удивительного, что «разумные люди смогли договориться». В итоге одного зверюгу взял на себя Грозовой Домен, второго — Багровый клан, ну а третьего было решено бить всем вместе, но чуть погодя, а перед этим окончательно зачистить территорию от всего полезного, а то мало ли активация ключа из ядрышек сделает этому пространству некий кряк, после которого сюда уже будет не вернуться? И да, Грозовому Домену мы тоже объяснили про массивы и поделились своими соображениями.
  
  О, ещё забавный момент. Уже на следующий день после разделения я замечал полные тоски взгляды тех ребят, что покинули мой отряд, вернувшись к своим сектам. Что-то мне подсказывало, что мой раздел добычи и уровень участия старшего в битвах с Демоническими животными им понравились куда как больше, чем «традиционные»… А ещё были пилюли. Да, те самые крутые дико Ци-насыщенные пилюли, которые мог делать на коленке только я, превращая стога почти бесполезного и негодного к транспортировке сена в то, что может сделать тебя ощутимо сильнее вот прямо сейчас, ну или помочь чуть позже — не суть. Так что этим бедолагам оставалось только печально смотреть да завидовать выходцам из Небесного Павильона, которые продолжали ходить дово-о-ольные. Ну и слегка офигевающие от «щедрости старшего брата Су». Впрочем, если с традицией распределения благ социума рвачей и жадюг народ ничего не мог сделать, то вот с пилюлями хитрожопые анимешные прсевдокитайцы нашли выход — и побежали между тремя лагерями «челноки», и расцвела контрабанда сена… А потому что да, за несколько дней вынужденного сотрудничества люди успели обрасти связями, знакомствами, разведать подходы, а потом — кому какая разница, кто принёс на переработку охапку колдунского клевера? Старший брат Су ведь не в накладе — ему всё равно пятая часть, а там процентик посреднику отщипнуть — и все счастливы! Кроме тех, кто пришёл последними и связями не обладал, то есть должен был вертеть ту же схему уже через сеть посредников. И хотя я быстро всё вычислил и, в принципе, мог убрать перекупов, установив более справедливую систему… Я не стал этого делать. В конце концов, я был действительно не в накладе, а попытка сломать самоорганизовавшуюся систему однозначно потребовала бы кучу нервов, да и нельзя требовать от китайцев слишком много. То, что они хоть так сотрудничать начали, это уже достижение века, особенно помня, как три наши секты-клана вечно друг с другом собачились. Требовать больше — это уже неэтично. Всё равно что кота обривать налысо. Нежная, ранимая душа средневекового псевдокитайца-культиватора не выдержит слишком долгого контакта с социализмом — при виде честного распределения благ и отсутствия возможности легко нажиться на ближнем они впадут в депрессию, шок, психоз, начнут харкать кровью и просто перемрут. Вот сто процентов! Так что это не моя лень, нет! И не то, что мне плевать на окружающих! Я, напротив, о них забочусь! Это благородство, доброта, этика! По крайней мере, именно так и будет записано в моих мемуарах.
  
  Ну а уже где-то на восьмой день пребывания внутри данной пещеры-гробницы, аккурат в момент, когда сестрёнки Ху с Багровым кланом уже вовсю разделывали на мясо здоровенную ящерицу Шестой Сферы, на нас вышла группа с Героем Сянси, и по роже этого героя я сразу понял, что говно где-то уже успело попасть в вентилятор. Судя по тому, как он зыркал на всех «синехалатников», да и на остальных тоже, стадия «Ичиго фсе предали!!!» уже миновала, и теперь он будет Мстить. Ну или как минимум получил Моральное Право всех кинуть, подставить, обокрасть и свалить в закат. Ну зашибись.
  
  Лидером же его группы была девчонка, опять же, из наших, с очень большими… глазами. И русой косой до попы. Попа, кстати, тоже была шикарной, пусть личико не такое милое, как у Мэй'Эр, но вот фигура… фигура тут была вне конкуренции.
  
  – Приветствую тебя, старший брат. Я — Лань Чу Дэ, седьмая ступень Ци Дун (2)! Как хорошо, что мы вас встретили, – с открытой улыбкой и радостью в глазах подошла ко мне вышеописанная красотка.
  
  – А я Не Юн, из Зала Смотрителей, четвёртая ступень Ци Дун (2), приветствую старшего брата! – тут же влез мелкий паренёк со светло-коричневыми волосами и рожей… вот не знаю, как описать… Вроде бы и нормальная, но эта подхалимская улыбочка так и кричит, что ему только штампа «мелкий мудень» на лбу не хватает.
  
  – Приветствую, – вслед за ним сложил руки в уважительном жесте высокий парень в одеждах Багрового клана, глядя на меня с некоторой настороженностью. – Я Цзо Ан, пятая ступень Ци Дун (2).
  
  – Ду И Шуань, – поклонилась далее невысокая, скромно держащая себя девушка с карими глазами и двумя пышными хвостиками волос, спадающими на грудь, – шестая ступень Ци Дун (2). Рада знакомству со старшим братом.
  
  – М-м… Да, я тоже, – киваю в ответ всем четверым, с выражением глянув на Ян Кая.
  
  – Приветствую, старший брат. Ян Кай, ученик-помощник. Первая ступень Кай Юань (1), – спохватился тот и, запихнув эмоции поглубже, вспомнил о вежливости.
  
  – Мы пришли на звуки битвы, – поспешила переключить моё внимание на себя Лань Чу Дэ, вероятно, решив, что я могу оскорбиться заминкой Ян Кая. – Брат может рассказать, что тут происходит?
  
  – Багровый клан сражается с Демоническим зверем Шестой Сферы. Мы договорились, что он будет их добычей, поэтому не мешаем, но подстраховываем на всякий случай. Грозовой Домен во главе с Фань Цзы Цзи сейчас на другой стороне поля боя и тоже готовы вмешаться, если дела пойдут плохо.
  
  – Вы объединились? – удивилась девушка, назвавшаяся Ду И Шуань.
  
  – Да, здесь достаточно ресурсов на всех, так что драться друг с другом за них нет смысла. Лагеря расположены на отдалении друг от друга, чтобы не мешать, но в целом мы действуем сообща. Вы сами в порядке? Раненых нет?
  
  – Благодарим старшего брата за беспокойство, мы в порядке, – поклонилась девушка.
  
  – Хорошо. Если вы голодны, Чжэн, – киваю на парня с чёрными волосами, собранными в пучок, что был одним из друзей Су Му, – отведёт вас в лагерь и накормит. Чуть позже я попрошу вас рассказать мне, где вы оказались и что видели, хотя, конечно, не стану задерживать, если вы, – перевожу взгляд с Цзо Ана и Ду И Шуань, – захотите сразу отправиться к своим.
  
  – Замечательно! – улыбнулась Лань Чу Дэ. – Мы действительно давно не ели! Брат Ан, сестра Шуань, не уходите сразу, давайте пообедаем вместе напоследок!..
  
  Должен признать, лидером девочка была не только за силу и свои красивые… глаза… пятого размера. Буквально в десяток секунд она убедила не шибко рвущихся в чужой лагерь ребят всё-таки туда пойти, взяла в оборот проводника и вообще собралась и отбыла в рекордные сроки. И вроде бы всё хорошо, вот только Судьба и Сценарная Необходимость Сянси сразу же напомнили, что здесь вам не там, и попытались воплотить что-то классически упоротое. Скорее всего, попытку угандошить Ян Кая, в случае которой, с вероятностью в 100%, в тот же момент на нас вылезет какая-нибудь НЁХ и начнёт ушатывать, а этот гадёныш, воспользовавшись ситуацией, смоется. Скорее всего, прихватив мешок хабара. И заныкается в какой-нибудь пещере, где, конечно же, совершенно случайно обнаружит свой Рояль, а то и Симфонический Оркестр сразу. В общем, ко мне подошёл Не Юн, который, вот же совпадение, кушать совсем не хотел и делал это так «не подозрительно», что своим отказом идти в лагерь со всеми возбудил паранойю героя сянси, из-за чего уже он вскоре отстал от группы и тишком двинулся между рядами учеников Небесного Павильона за товарищем по команде. Но всё по порядку:
  
  – Старший брат Су, – вежливо обратился ко мне Не Юн. О, и, разумеется, даже не подумал обращать внимание на присутствие в зоне слышимости нашего разговора Ян Кая.
  
  – Да, младший брат, слушаю, – я вздохнул, уже предчувствуя какую-то дичь.
  
  – Я по поводу Ян Кая… – воровато понизив голос, сообщило чмо. – Дело в том, что он подло заполучил редкую Статуэтку Боевых Искусств и присвоил её себе. Наверняка в ней хранится множество секретов!
  
  – В смысле — «подло»? Он украл её у других? – изображаю недоумение.
  
  – Нет, мы оказались в пещере, где было множество оживающих каменных марионеток, и он достал её из груди такой марионетки во время боя, а потом спрятал, не став ни с кем делиться. Брат Ян слишком много себе позволяет! Мы должны забрать её у него!
  
  – Эм… Вы убили марионетку, а он взял её, пока никто не видел?
  
  – Он взял её, когда мы сражались с другими марионетками. Он точно знал, в какой из них она находится, быстро убил её каким-то подлым приёмом и схватил статуэтку, пока мы отвлеклись на остальных.
  
  – Ты говоришь, он разбил ту статую?
  
  – Д-да… – кажется, он начал что-то понимать по тому, какое удивлённое лицо я корчил.
  
  – То есть… это был его законный боевой трофей? – вскидываю бровь. – И ты хочешь, чтобы я напал на своего младшего брата и ограбил его, отобрав его честный трофей? Ты в своём уме?! – а теперь прессануть его душу жаждой крови, а заодно полыхнуть Ци, не слишком сильно, чтоб народ вокруг не травмировать, но красиво, с золотистым пламенем по всему телу…
  
  Да, я откровенно перегибал палку, но… Ян Кай нас подслушивал, а потому я должен был показать, что у нас тут, по крайней мере, не все «гады и мудаки, которых можно и нужно обкрадывать, предавать и бить в спину». Не факт, что сработает, но Синхэ же в итоге стал приличным человеком, не так ли? Ну, подумаешь, немного демонический культиватор, правая рука главы отбитой секты революционеров и просто слегка поехавший маньяк, человек же хороший!
  
  – Э-э-э, я… – резко утратил способность к членораздельной мысли аж посеревший пацанчик. Да и окружающие, мягко говоря, впечатлились. Специально на них я не давил, но с учётом их чувствительности даже к самому минимальному аромату Ци…
  
  – Мы — Небесный Павильон, благородная и уважаемая секта, а не сборище беспринципных бандитов. Нападают на своих лишь бесчестные ублюдки. Тебе некуда девать силы? Ну так я найду им применение — тут вокруг ещё можно найти Демонических зверей, на которых можно напасть с куда большей доблестью! А теперь — пошёл прочь!
  
  Пару часов спустя, когда народ слегка отошёл от шока, а сам я отбился от беспокойства примчавшейся на порыв Ци сестры, я выловил и самого «Дитя Судьбы», или как там эти герои сянси правильно называются? Парень изображал паиньку, но откровенно дичился, пришлось изображать «благородного дона» и предупреждать о том, чтобы он был осторожнее, мол, прости, приятель, ты не особо силён, но засветил ценную вещь, а потому у всяческих жадных кретинов может начаться необоснованный приступ амфибиотропной асфиксии и просто завидки включатся, так что будь осторожен и, если что, дуй ко мне — я прикрою. Ну и сам приглядывать буду. На осторожный и полный вежливого недоумения вопрос «а на кой это нужно тебе, дорогой товарищ?» честно ответил, что мудаков везде хватает, но мой долг, как основного ученика и внука Второго Наставника, этим мудакам вправлять мозг. Если сильно надо — то вручную и через задницу. На этом, оставив героя сянси обтекать, приходить в себя и склеивать шаблон, я и откланялся. Надеюсь, этого хватит. К тому же у Ян Кая остался его «первый найденный артефакт». А это хорошо. Потому как есть некоторая вероятность, что он будет пусть и крут, но крут умеренно, а вот если этот артефакт отобрать, то в ходе или отбирания и бегства, или «обиженного брожения» после самого отбирания этот деятель сто процентов опять откопает какой-нибудь рояль, даже не рояль, а Роялище, самый мощный из того, что в такой локации вообще можно найти. Мне такое было не нужно, я такое не одобрял. Так что лучше пусть играется со своей «куколкой». Тем паче что та же команда показала аналогичные статуэтки, и что там почём, я примерно понял. Нет, оно круто, «мечта лентяя» — в меридианы встраивается готовый атакующий массив, который не нужно ни поддерживать, ни контролировать, только влей в него Ци — и всё, техника сработает. Без дураков, шикарная штука, особенно своей архитектурой, что не повреждает энергетику при врастании в неё, но такую я теперь и сам смогу сделать. Себе лично — влёгкую, кому-то другому — провозившись с недельку, но смогу. К тому же были у этой штуки и минусы — «проблема шарманки», то есть, получая готовую технику, ты можешь её просто использовать — и всё, «крутить ручку музыкальной машинки», не более того. Можно ослабить, можно напитать посильнее, но развить из неё что-то большее или создать аналог, да даже научить кого-то другого — это уже почти нереально, если у тебя нет Звёздных Глаз. Вот поставляйся такая штука с полноценной методичкой, что объясняет, что-куда-зачем-для чего, то да. А так… нет, безусловно, можно разобраться и на одной «статуе», «записать мелодию от шарманки на слух», но это требует усилий, работы мозгов и желания этим заморочиться. Герои сянси же не способны заморачиваться. Их предел изобретательской деятельности — это взять уже готовую технику и использовать её как-нибудь через задницу, путём впихивания в неё запредельного объёма силушки. Получающийся в итоге «Бадабум!» называется новой изобретённой лично техникой, и на этом герой сянси — всё. Лимит на творчество выполнил. Причём, как правило, весь — на всю жизнь вперёд. Так что будем надеяться, что я смог хотя бы частично нейтрализовать этого типа. Но сестрёнок нужно оберегать активнее. Всех. Ибо мало ли…
  
  Ближе к вечеру.
  – Хм-м… Как интересно, – протянул я, оглядывая огромную пещеру своим «звёздным шаринганом».
  
  После улаживания срочных дел с Ян Каем я попросил Лань Чу Дэ, которая уже рассказала мне об их приключениях, проводить меня с Су Янь (не оставлять же родную сестру в одном лагере с Главным Героем Сянси?!) к той пещере, где они провели аж восемь дней, не вылезая. А они реально как были выброшены порталом в некую пещеру с глиняными големами, так в ней и сидели. Уже этот факт говорил о том, что пещерка непроста. Как-никак, а ребята ранга Ци Дун (2) — это, по местным меркам, уже не слабаки, тем более когда речь идёт о пятой-седьмой ступени данного ранга. А таких ребят тут было четверо, плюс Главный Герой Сянси. То есть надо было ещё постараться найти им задачу на восемь дней махача без желания уйти. Опять же, весь опыт исследования остального пространства данной гробницы показывал, что каменные болванчики всегда что-то стерегут, а здесь только из них самих можно было выковырять статуэтки, исполненные в разных боевых стойках, и больше ничего. А это было в высшей мере подозрительно. Мало того, что пещер подобного размера (а потолки тут были метров в пятьдесят высотой, а само пространство и вовсе объёмами с хороший футбольный стадион) мы нигде больше не встречали, так ведь и такой охраны больше нигде не было, при этом в это место ещё и портануло Главного Героя Сянси…
  
   – Смотрю, вы не уничтожили всех… – кивок в сторону неподвижных грубо обтёсанных каменных болванчиков, целыми рядами сидящих в коленопреклонённых позах вдоль стен. В смысле, тут и битого камня хватало, кое-где разбитые статуи аж грудами лежали, но и целых было ещё много. Как и пятен массивов-ловушек на полу, стенах и самих статуях, что активируют только несколько ближайших болванов, но не пересекаются с остальными управляющими контурами.
  
  – Они очень прочные, – с долей извинения улыбнулась Лань Чу Дэ. – Чтобы пробить их тело, приходится тратить много энергии, а потом восстанавливаться, – глаза девушки указали в центр зала, где было больше всего разбитых глиняных марионеток, а ещё возвышался странный круг из высоких и массивных колонн, расстояние между которыми позволяло пройти человеку, но не голему.
  
  – И вам любезно предусмотрели место для отдыха… Занятно, – в колоннах, которые не доходили до свода пещеры, но и ничего другого не поддерживали, я видел течение небольших ручейков Ци, однако понять, куда те идут, пока было сложно.
  
  – Колонны действительно стоят очень удобно, но почему ты так акцентируешь на этом внимание, брат? – до сих пор не очень понимая, зачем я её сюда потащил, спросила Су Янь.
  
  – Потому что их специально воздвигли на этом месте, чтобы у тех, кто войдёт в пещеру, было место для отдыха и лечения. Ещё и укрепили встроенными массивами, чтобы те случайно не были разрушены марионетками или самими обороняющимися практиками. Насколько я могу судить, даже наш дедушка не смог бы быстро сломать одну из этих колонн, чего уж говорить об обычных учениках? И мне очень интересно, зачем могло быть нужно делать нечто подобное?
  
  – Возможно, это было испытание! – позитивным тоном предположила светловолосая обладательница пятого размера груди. – В конце концов, зачем бы ещё размещать в этих каменных марионетках ценные статуэтки боевых искусств, если не для того, чтобы проверить тех, кто достоин их получить?
  
  – Хм-м… – мой взгляд всё ещё блуждал по залу, осматривая структуру взаимодействия покрывающих его массивов. – Как это ни прискорбно, но, похоже, мне действительно придётся извиняться перед Старейшинами…
  
  – Брат? – не поняла Су Янь.
  
  – По всей видимости, эта пещера действительно сделана для испытания, – качаю головой, направляясь к ближайшей группе глиняных болванов. – Ну кто бы мог подумать, что эти бредовые сказки про древних культиваторов, которым кровь из носу надо оставить своё наследие не детям и ученикам, а левым гробокопателям, окажутся настолько реальны… – подняв правую руку в сторону големов, формирую перед ней массив Шквала Огненных Лезвий и спустя миг наблюдаю, как полтора десятка местных стражей разлетаются на осколки под градом отливающих золотом огненных болидов.
  
  – П-потрясающе… – ошарашенно выдохнула Лань Чу Дэ, в шоке приоткрыв ротик.
  
  – Да, как я и думал, – подняв голову, отслеживаю взглядом, как и куда рассеивается Ци из разрушенных массивов, обеспечивавших работу големов.
  
  – Что такое? – изрядно напрягшись от непонимания происходящего, потребовала больше конкретики моя старшая сестрёнка.
  
  – В колоннах не только укрепляющий массив, в них ещё и что-то вроде накопителя, улавливающего энергию, которая высвобождается после уничтожения марионеток и, – зажигаю над рукой бледно-голубой огонёк из «особо духовной Ци», обретённой мной по методике развития Небесного Павильона, причём так, чтобы не особо удерживать, – применения техник в этой пещере, – киваю сам себе, наблюдая, как и куда потянулась по воздуху рассеиваемая мной сила. – Вся та энергия, которую практики применяют для атак, не просто рассеивается в воздухе, она впитывается колоннами, заряжая некий механизм…
  
  – То есть чтобы пройти это испытание, нужно было уничтожить всех оживших марионеток? – мгновенно уловила мысль Су Янь.
  
  – Как минимум, – подтвердил я, нагибаясь к одной из только что забитых статуй, чтобы, пробив ей слой глины на груди, вытащить из обнаружившейся там полости маленькую статуэтку, столь же схематично и грубо изображающую человека, как и сами големы. – А вот эти штуки здесь, скорее всего, для приманки, – рассмотрев слабо сияющий в статуэтке массив, протягиваю её сестре. – Эдакая проверка кандидата, если хотите.
  
  – Но что она проверяет? – приняв глиняного солдатика, перевела недоумённый взгляд на остальные обломки стражи Су Янь. А вот Лань Чу Дэ стало очень стыдно и неловко, до неё явно дошло, что проверку они не прошли.
  
  – Думаю, любознательность, терпение и… назовём это основательностью подхода к своему развитию, – пожимаю плечами. – Эти статуэтки выглядят ценными, но в действительности их ценность очень обманчива. Они дают лёгкую силу, позволяя сразу и без труда получить в распоряжение мощную технику, но не дают понимания, как эту технику развивать, как создавать такие же и даже как ей научить кого-то другого. Человек, способный хорошо оперировать Ци внутри своего тела, ещё сможет прощупать вросший в него массив и описать его структуру на бумаге, но в нормальной ситуации это уже кто-то ранга Чжэн Юань (4), для которого эти техники уже и не особо интересны. А для остальных они представляют собой и вовсе ловушку — пока ты слаб, эта техника даёт тебе огромное преимущество, ты постоянно ей пользуешься и в итоге не развиваешь ничего другого, потому что оно заведомо будет слабее, а значит, не нужно, но потом ты достигаешь уровня, на котором данная техника уже не представляет из себя ничего выдающегося, и обнаруживаешь, что развивать ты её не можешь, а ничего другого уже не умеешь. Тем не менее большинство всё равно будет обмануто блеском лёгкой силы и даже не задумается о тех проблемах, что возможны из-за неё в перспективе. И, получив одну-две такие статуэтки с техниками, мало отличающимися друг от друга, они просто побегут дальше — искать другие сокровища. Людей же, которые, увидев одинаковость ценности добычи, всё равно остались бы в зале и начали собирать все фигурки, чтобы разобраться в их устройстве и принципах работы вложенных в них техник, очень немного, особенно если внушить им, будто где-то впереди будут гораздо более ценные вещи. Это ведь очень простой и надёжный обман: если при входе уже такие полезные вещи, то где-то в глубине и вовсе можно найти нечто запредельное.
  
  По мере моего монолога пышногрудая красотка выглядела всё более и более сконфуженной и пристыженной, а вот в лазурных глазах Су Янь потихоньку разгоралось предвкушение, ведь мои слова значили, что в этом месте может найтись и что-то ещё более ценное, ведь не просто же так колонны поглощали Ци?
  
  Собственно, к проверке последнего вопроса мы немедленно и приступили. Уничтожить големов было несложно. Да, местные практики ступени Ци Дун (2) или даже Ли Хэ (3) должны были попотеть, в том смысле, что даже при наличии подходящей огневой мощи их «резерв» оставался не особо большим, следовательно, требовались «перекуры», тут разве что начиная со ступени Шэнь Ю (5), местного «потолка», можно было говорить о сколь-либо серьёзной выносливости. Однако у меня такой проблемы не имелось, так что глиняные болванчики выкашивались только в путь.
  
  Продолжая исполнять роль «щедрого гения», я предложил леди с большими… глазами собрать статуэтки и позже распределить их среди «нуждающихся». Сами «пособия» действительно не сильно отличались друг от друга и предлагали «прописать» в меридианы примерно одни и те же массивы, с очень небольшой вариативностью, вроде положения структуры (в руке, ноге, голове или груди) и типа атаки, в смысле луч, конус в тридцать/шестьдесят/девяносто градусов, областная «лужа» и так далее. Но, откровенно говоря, всё это была одна, ну, максимум две техники, всё остальное — модификации, которые практик, понимающий, что он делает, и так сможет внести. Ожидаемо и прогнозируемо. Возможно, фигурка Ян Кая немного отличалась, он же ведь весь из себя Главный Герой, что по определению вытянет в лотерее самый выигрышный билет, но, скорее всего, отличие там было всё в той же модификации, то есть просто самое мощное и совершенное исполнение техники из возможного для запечатывания в такую форму передачи.
  
  Интересное началось, когда последний истукан превратился в груду осколков. Ци из него благополучно втянулась в колонны, как и «паразитные потери» от моих атак. Достигнув некоего показателя наполненности, сии архитектурные особенности решили изобразить графитовые стержни в ядерном реакторе, в смысле, шустро втянулись в пол. И запустили некую реакцию, на основе которой построился и запитался пространственный массив. То, что это был именно он, я не сомневался — больно уж характерные черты в структуре Ци проступили. Пусть сам по себе он был не особо мощным, по объёму задействованной энергии соответствуя хорошей технике этак Шестого Небесного Уровня, если не Пятого, но вот сложность… н-да, сдаётся мне, местные практики эволюционно развивались не в грубую мощь, а в контроль и тонкость воздействия: составные массивы, информационное Ци-программирование, Ци-алхимия и едва ли не Ци-ядерная энергетика, та самая, что соответствует по своей сложности каким-нибудь фантастическим реакторам «солнечной ионизации» и прочим холодным ядерным синтезам. И это было безумно интересно! Понятно мне процентов на тридцать-сорок, но интересно! Но без пол-литры… чая тут точно не разобраться, а чая нема… эх. Впрочем, даже того, что я понимал на уровне «нажать на кнопку, получить результат», вполне хватало, чтобы догадаться, что вообще происходит. Происходила же… «расконсервация» некой пространственной аномалии. Очень небольшой, буквально четыре-пять квадратных метров.
  
  Несколько десятков секунд — и процесс завершился, являя нам… труп. Тело принадлежало мужчине примерно лет сорока-пятидесяти, сохранность идеальная — ни следов разложения, ни каких-либо деформаций. Черты лица правильные, на самом лице — усталость и умиротворение, казалось, будто неизвестный практик просто спит, но это было совсем не так. Его тело покрывало множество ран и потёков крови, а энергетика была разрушена чуть меньше чем полностью. Внутри виднелись следы крайне мощной демонической Ци — на уровне моих «знакомцев» из Преисподней. Сама энергетика… сложно сказать точно по останкам, но не ниже Восьмого Небесного Уровня, хотя общая недоразвитость «геометрии» местных культиваторов сохранялась. Что ещё интересного? Одежда, пожалуй. Облачён сей тип был в привычный мне традиционный халат, по нынешним меркам являющийся жуткой архаикой. В руках труп, сидящий в позе лотоса, держал две вещи: желтоватую страницу, словно вырванную из какой-то книги, и кольцо. Обычное железное кольцо, весьма непритязательное на вид. Вещи лежали в раскрытых ладонях трупа, словно он предлагал подойти и взять трофеи.
  
  – Невероятно, Древний Практик! – источая едва ли не религиозный трепет, прошептала Лань Чу Дэ.
  
  – Труп древнего практика, если быть точным, – поправил я собеседницу.
  
  – Слишком сохранившийся труп, – нахмурилась Су Янь. – Может ли это быть ещё одна ловушка?
  
  – Нет, – оглядев рассеивающиеся массивы, ответил я девушке, – просто он пребывал в ином пространстве, полагаю, это помогло ему сохраниться, – я подошёл ближе и «присмотрелся» к предлагаемому.
  
  Кольцо содержало в себе очередной массив, заставивший мой мозг печально подвывать. Потому что энергетическая насыщенность там была от силы началом Третьего Небесного Уровня, если не Второго. То есть даже по моим нынешним меркам далеко не лучшей моей формы — откровенно никакая. Вот только сложность… когда в ма-а-аленьком колечке напихано силовых линий и «принципиальных схем» раза в полтора больше, чем было в колоннах и големах вместе взятых… Это заставляет напрячься. Это всё равно что найти внутри какого-нибудь древнего вычислителя на электрических реле современный айфон. Да, «вычислитель» больше и кушает энергии как десять таких айфонов, но вот производительность… И да, это тоже был пространственный артефакт с, судя по всему, привязанной к нему пространственной аномалией. Блин, чувствую себя каким-то неандертальцем, что попал в начало двадцать первого века. У меня есть дубина и мой бицепс шире, чем туловище у большинства встречных жителей, но при этом чувствую себя таким тупеньким и отсталым, что просто ой. Ладно, будем учиться.
  
  Второй «дар» представлял собой лист с текстом на непонятном языке, и… этот листик содержал в себе структуру массива в разы сложнее, чем заставившее меня внутренне плакать колечко. Причём я даже не мог разобрать структуру этого массива — мне на неё даже смотреть было больно. Нет, не в плане энергетической насыщенности, она была весьма скромной, но завихрения силовых линий… словно я смотрю на электросхему какого-нибудь суперкомпьютера, с парой сотен тысяч диодных мостов, парой миллионов транзисторов, тиристоров, различных резисторов и конденсаторов, в общем, на содержимое эдакого атласа-гроссбуха, которым убить можно. Ага, и всё это без «легенды» и обозначений, да ещё на основе какой-то очень странной Ци, ничего похожего на которую я никогда не видел. Без шуток не видел — эта Ци отличалась от всего, что я видел в своей жизни, как горсть снега отличалась бы для средневекового жителя Сахары от всего, что видел в своей жизни он. Я её даже сравнить ни с чем не мог, разглядывая визуально. И если хотя бы в общем приближении понять, что делает кольцо, просто взглянув на него, я мог, то вот ЭТО… идей нет. То есть вот вообще нет. Это уже не «айфон», а какая-то колония нанороботов. Ага, которую ты нашёл в могиле древнего викинга.
  
  – Брат? – с беспокойством спросила Су Янь.
  
  – Да, прости, задумался… – стоит ли брать ЭТО? Вопрос хороший.
  
  Судя по уровню «проверочного испытания», пройти его мог и адепт на стадии Ци Дун (2), пусть просидев тут месяц и изрядно задолбавшись, но смог бы. Что это значит? Что для какой-то ловушки подобного уровня массивы — явный Пэрэбор с большой буквы Пэ. Души в этой «магии» я не чую, то есть никакого «хитрого нечестивого воскрешения» тут тоже не предполагается, если только это не какое-то хитрое «жертвоприношение», но подобное — уже паранойя. Вообще, по-хорошему, стоит использовать для добычи таких артефактов или того, кого не жалко, или героя сянси. Хотя… это почти одно и то же. Но из «не жалко» тут только девушка с пятым размером груди, которая не сделала мне ничего плохого, а давать штуки, что даже выглядят архиэпично, грёбаному герою сянси? Да ещё и добровольно? Ну уж не-е-ет. Впрочем, его сюда телепортнуло, значит, или эти артефакты уже настроены на него, или их можно брать голыми руками. Брать или не брать, вот в чём вопрос? Эх, ну ведь не удержусь я от любопытства… но для начала пошлём по импульсу Ци в вещи.
  
  Лист с неизвестным текстом отреагировал… никак. Энергия в него ушла, но на этом всё. Видимо, или предполагается более тщательное изучение, или вообще нужно собрать всю книгу. А вот колечко в ответ «плюнуло» небольшой книжечкой, скорее даже брошюркой. И в ней Ци не имелось. Хм-м… ладно, допустим. Наморозив себе по-быстрому что-то вроде тонкой палки, я осторожно подвинул выпавшую методичку поближе, а потом, чуть поменяв конструкцию «палки-тыкалки», перелистнул обложку и… увидел обычный текст. Написано было на местном наречии, но в очень, очень архаичной манере. Это было что-то вроде… дневника? Ежедневника? Да хрен его знает, это нужно изучать вдумчиво, основательно, долго и, желательно, запивая всё это дело декалитрами чая. Сейчас я ничего подобного позволить себе не мог. Зато убедился, что кольцо — это именно то, что я подумал, пространственное хранилище. Так что вскоре оно перекочевало из руки мертвеца на мой палец, правда, с интерфейсом разберусь позже, ну а пока… убираю записи и лист с неизвестными письменами в свою сумку. После чего обращаю в прах тело неизвестного культиватора.
  
  – Б-брат Су! – отшатнулась Лань Чу Дэ.
  
  – Так будет правильно. Не стоит оставлять непогребённым подобного практика. А то как бы чего не вышло, – да и на его месте я бы предпочёл, чтобы мои останки испепелили, а не оставили в пещере, где шляются всякие левые гробокопатели.
  
  – Что это были за Сокровища? – Су Янь была куда интереснее эта тема.
  
  – Кольцо-хранилище и какие-то записи, но на их расшифровку потребуется время, и я не уверен в успехе. Да… сестра Лань…
  
  – Брат Су? – нервно обернулась она ко мне.
  
  – Ты можешь оставить пару статуэток для себя… но забудь о том, что ты здесь видела.
  
  – К-конечно! Брат Су очень добр и щедр, – склонила она голову, источая странную смесь благодарности и страха. Благодарность была понятна — по местным правилам, я мог всё забрать себе вообще без вариантов, а тут «передал в общак», да ещё и в личное пользование пару сокровищ выдал. Страх тоже был понятен. У неё на глазах было найдено некое Очень Крутое Сокровище. И, опять же, по местным понятиям, я вполне бы мог прикопать эту леди прямо здесь, а потом говорить, что чутка не досмотрел и её прибили големы. Просто для того, чтобы устранить свидетеля.
  
  – И я очень надеюсь, что ему не придётся жалеть о своих доброте и щедрости, – добавила давления Су Янь, взглядом выражая раздумья по поводу целесообразности жизни Лань Чу Дэ.
  
  – Яа-а-а всё поняла! Эта ученица ничего никому не скажет! – истово ответила рекомая ученица.
  
  – Хорошо, если так… – обещая немедленное расчленение при любом неверном не то что движении — мысли, закончила моя дорогая сестрёнка.
  
  На этом исследование пещеры было завершено, и мы поспешили вернуться в лагерь — раздавать статуэтки и делать вид, что нашли в пещере только их. Эх, жаль, что нормально изучить полученное у меня получится только после окончания всей этой эпопеи, но (я скосил глаза на неприметное колечко) если там есть хотя бы половина кубометра «инвентаря», это сколько же чая я смогу с собой носить? Подобная награда мотивирует к тому, чтобы немного потерпеть.
  
  
Глава 13
  
  Казалось бы, что могло пойти не так? В смысле, вот ты такой весь благообразный и замечательный разрулил все вопросы, наладил все дела, отлучился буквально на минуточку — подумаешь, надо мне было сходить с пышногрудой старшей сестрёнкой и ещё более пышногрудой сестрой по учёбе в уединённую пещеру, чтобы заняться… осмотром достопримечательностей. С кем не бывает? Ничего плохого ведь не сделал! Даже срамных мыслей не было! Да что там? Я слово «отброс» ни разу не сказал! И что бы вы думали? Вот мы возвращаемся с прогулки, и тут… Ян Кай пропал!
  
  Просто взял и куда-то делся! Растворился в неизвестном направлении! Ещё и этот мелкий прыщ, который Не Юн, утёк в сторону группировки Се Хун Чэня — узнал от наших, куда те направились после встречи и где их видели поисковые партии, и смазал пятки салом.
  
  И вот теперь сиди и думай: оно как-то взаимосвязано? Что тут было? И чего теперь ждать?
  
  А главное, тот факт, что Не Юн вроде бы свалил значительно раньше Ян Кая, даже раньше, чем я сам отправился в пещеру, ничуть не успокаивал и ничего не доказывал. Ведь где свалил, там и вернулся, или просто крюк сделал, или ещё чего. Охрана у лагеря, конечно же, была, но она следила прежде всего за тем, чтобы какой Демонический зверь не подкрался, а не за тем, кто из одетых в одинаковую униформу почти неотличимых со спины подростков куда ходит. Не было у нас тут конфликтов сект и внутреннего бандитизма — не нашлось идиотов, что попёрли бы против установленного сильнейшими и наиболее высокопоставленными в наших сектах учениками порядка. Тут вам не демократия и не сбор какой-нибудь Юнармии, тут у нас восточный деспотизм средневекового разлива и иерархические полувоенные структуры, то есть если бы кто-то начал воровать у своих, его бы нашли и просто убили на месте.
  
  Короче, долбаный главный герой сянси опять нашёл себе какие-то приключения на ровном месте, и вот печёнкой чую — он уже майнит новые ништяки. Вот прямо сейчас. И вернётся круче, чем уходил!
  
  В общем, чтобы не сойти с ума от богатства воображения и тяжести ожидания, пришлось идти на крайние меры! Во-первых, наморозить в центре лагеря ледяную избушку и замуровать там Су Янь. Понятное дело, что оформлено это было совсем в иных выражениях и как желание помочь сестре с развивающей медитацией, но да, я замуровал родную сестру в ледяной избушке — это то, на что я пошёл, чтобы её обезопасить! Ну а вторым делом я срочно бросился искать сестрёнок Ху и садиться им на хвост, заодно в темпе вальса осваивая последние этапы техники сокрытия «Скользящего в Звёздном Свете Призрака». Почему именно садиться на хвост и в скрыте, а не подойти прямо и, взяв в охапку, утащить в безопасное место? А потому что нельзя просто так брать и воровать лидеров соседней секты! Тем более что после разделения лагерей девочки действительно были заняты важными делами, и мешать им выполнять свои прямые обязанности командиров Багрового клана было бы просто свинством. Плюс… я же помнил, что по сюжету они должны стать жертвами Ян Кая и его ступеньками к могуществу! То есть с вероятностью больше пятидесяти процентов они могут «совершенно случайно» наткнуться на него именно сейчас, когда у него какое-то очередное приключение, и либо спасти, заодно позволив добыть какой-нибудь ништяк, либо сами оказаться им спасёнными в последний момент от какой-нибудь неодолимой угрозы, после чего и в том, и в другом случае, конечно же, влюбятся в такого всего симпатичного и милого парня «с характером». Так что да, я обязан был проследить за ними тайно — так я мог и найти пропавшего Ян Кая, и спасти их от угрозы промывки мозгов «Аурой Главного Героя».
  
  Весь ужас ситуации я осознал уже утром. На самом деле, первые звоночки прозвучали ещё вечером, когда я нашёл сестрёнок Ху. Тот факт, что девочки не собираются сегодня приходить с визитом к нам, стал очевиден с первого взгляда — они активно преследовали некое странное существо и погрузились в этот процесс с головой, явно очень и очень желая то поймать. Существо выглядело как какой-то корень одуванчика, но вело себя как животное, то есть двигалось и инстинктивно реагировало на опасность, пытаясь от неё сбежать, а ещё летало со скоростью, на которой его не могла догнать даже Цзяо'Эр. И вот девочки его активно преследовали, выслеживали и раз за разом пытались схватить, очевидно, не помышляя не то что о каких-то гостях, но и сне насущном пополам с ужином. Тут бы мне им и помочь, но… смотреть на то, как две полуголые девчонки азартно прыгают по оврагам и кустикам, возмущённо пищат, когда цель выскальзывает из рук, подбадривают друг друга, фыркают, гневно сопят, оттопыривают попки и вот это вот всё, было слишком увлекательно! К тому же я только-только смог окончательно завершить освоение техники сокрытия, да и настроился уже на удалённое наблюдение… В общем, да, я остался в стороне и следующие несколько часов просто наслаждался зрелищем, остро ощущая, что та же Цзяо'Эр многое бы отдала, чтобы я никогда не узнал о ряде моментов, которые случились во время преследования.
  
  Тут бы мне понять, что всё это очень нехороший звоночек, осознать, скинуть наваждение и начать действовать, но я не понял, увлёкся. И тем более жутким откровением для меня стал тот факт, что… в своих прогнозах я оказался прав. Все мои опасения подтвердились! Буквально: то, что я лишь предполагал, как возможное, во многом в шутку перечисляя тропы сюжеток сянси, случилось почти дословно! Этот грёбаный главный герой сянси действительно оказался грёбаным Главным Героем сянси, вокруг которого работают законы жанра!!!
  
  Итак, начать стоит с того, что маршрут преследования сестрёнок Ху в какой-то момент… привёл нас к Ян Каю! Девочки, увлечённые летающим корешком, этого не видели, но что испытал я, когда, сидя на вершине дерева, увидел впереди бело-синие одежды Небесного Павильона, а ещё разглядел «Звёздными Глазами» сияющий Золотой Скелет… О-о-о, это просто не передать словами! И ведь улетающее от сестрёнок существо улепётывало аккурат в сторону этого читера! Читера, который за несколько часов, что я его не видел, уже успел апнуться с первой ступени Кай Юань (1) на третью! А ещё разобраться, как использовать статуэтку, вплавив себе в правую руку (о, кто бы сомневался?!) реально самый мощный и сложный массив из всех тех, что я до сих пор видел в этих статуэтках. И если кто-то думает, что это было всё, то вот нифига! Помимо массива, у него в энергетике расположился сложный комок демонической Ци, причём реально сложный и отдающий энергией души даже больше, чем моя Ци, которая с этой энергией уже сращена через приобщение даньтяня. Завершало склад роялей некое пыряло, которое ГГ сянси прятал в рукаве левой руки. И разило от этого пыряла уже не просто демонической Ци, а натуральной Преисподней. И было оно связано как с Ян Каем, так и с его энергетическим сгустком, который, походу, являлся душой, по крайней мере, местные практики высоких уровней вроде как могут после смерти переходить вот в такое состояние, тем более что и меня изначально-то подозревали как раз в одержимости такой вот штукой. Что называется: выпустил на мгновение засранца из виду!
  
  И будто всего этого мало, к нему натурально летел ещё один Рояль, таща на прицепе двух красоток! В общем, едва отойдя от осознания, я не постеснялся врубить полную свою скорость и на всех парах метнуться между девочками и главным героем сянси, пока они друг друга не увидели, где и перехватить то непонятное нечто, за которым гнались мои подруги.
  
  Словом, картина маслом: я такой красивый стою на полянке, в моей руке замерло это нечто, оставаясь живым, но почему-то совершенно не пытаясь вырваться и свалить, а тут вылетают две милые тян с языками на плечах: даже для весьма прошаренных местных практиков долгое преследование на сверхвысоких скоростях без дополнительных стимуляторов — штука очень тяжёлая и выматывающая, не забываем об особенностях местной системы меридиан. А тут ещё и старшенькой пришлось тащить на себе младшую.
  
  – Уф… ты поймал его, – с некоторым разочарованием выдохнула Ху Цзяо'Эр.
  
  – С добрым утром, прелестные леди, – мягко улыбаюсь, отчаянно надеясь, что Ян Кай не услышит голосов из-за деревьев. – Что это вообще такое?
  
  – Ох, брат Су, ты, как всегда, очень галантен, – с капелькой иронии заулыбалась старшая из сестёр.
  
  – Этот монстр — Женьшень Инь-Янь, он способен серьёзно ускорить развитие, если его используют мужчина и женщина при парной культивации, – сразу за ней заговорила Ху Мэй'Эр. – Мы за ним с вечера гоняемся… – прозвучало жалобно.
  
  И тут было понятно: гонялись они, но поймал я, значит, все права на чудо-корешок мои. Отнять же силой они и не думали, как в силу наших дружеских отношений, так и понимая, что в открытом бою у них шансов нема. Но и выпрашивать явно очень ценный реагент было ниже их достоинства, как дочерей главы Багрового клана.
  
  – Что же, спасибо, что утолили моё любопытство, возьмите, – я протянул им корнеплод.
  
  – Ты… просто отдаёшь его нам? Вот так? – удивилась старшенькая, в то время как младшая радостно пискнула и полезла обниматься.
  
  – Сестрёнка Цзяо'Эр, – с укоризной посмотрел я на девушку, – мы же друзья, и вы первые заметили и начали преследовать это существо, мне лишь повезло оказаться рядом и поймать его. Неужели ты такого плохого мнения обо мне, что думала, будто я присвою себе плоды стараний собственных друзей? – добавить ещё укоризны.
  
  – Ох, прости мою глупую сестру, брат Су! – принялась строить мне глазки младшая близняшка. – Она просто устала и не думает, что говорит. Конечно же, мы знаем, какой брат Су добрый и щедрый… – она немного отвернулась. – Порой даже излишне, – сказано было уже куда тише, так, себе под нос.
  
  – Да, это я сказала не подумав, – старшенькая принялась нарочито разглядывать проплывающие по небу облака. А потом, переглянувшись с сестрой, явно применила какой-то скилл женской телепатии, потому как иначе объяснить последовательность и синхронность их действий я не представляю. Итак, протягиваемый мне корешок был-таки принят, а потом девушка шагнула вперёд-вбок, встав рядом со своей сестрой, и…
  
  – Спасибо, брат Су! – сказали они синхронно. И синхронно чмокнули меня в щёки. Это был очень, очень подлый приём! Нельзя просто так взять и устоять против двух близняшек! Чертовски красивых близняшек! В чертовски открытых платьях! Ух, Вайсс, Ан Сюен, простите, но это уже выше моих сил!
  
  – Кхм… всегда пожалуйста, – я старался себя контролировать и не распускать руки, хотя прижавшиеся красотки отнюдь не стремились отстраняться.
  
  – Кста-а-ати, – взгляд Мэй стал несколько шальным и безбашенным, – а ведь для культивации с этим растением нужен практик-мужчина, а брат Су так силён… он один сможет уравновесить нас обеих…
  
  – И верно, – провокационно улыбнулась Ху Цзяо'Эр. И ведь я чувствовал, что она просто меня дразнит, но, ч-чёрт, как это было сказано… Плюс, судя по эмоциям Мэй, она меня отнюдь не дразнила, а очень даже всерьёз рассматривала такой вариант…
  
  При этом — да, парная культивация в этом мире соответствовала классическому пониманию данного термина в сянсе, то есть, по сути, это был секс, во время которого мужчина и женщина обмениваются Ци, что в данном мире далеко не такой опасный процесс, как в моём прошлом… А ведь они продолжают прижиматься…
  
  – Милые леди, – собравшись с силами, прикрываю глаза, – этот юноша знает, что никто не устоит перед силой близняшек, но он смиренно просит проявить к нему милосердие хотя бы в честь нашей дружбы, ведь он довольно молод и его плоть слаба…
  
  – Воистину наглый! – усмехнулась Ху Цзяо'Эр, но отстранилась. Даже, кажется, с некоторым внутренним сожалением.
  
  – Но мы ведь обязательно продолжим позже, не так ли? – жарко шепнула мне младшенькая, сама пылая щёчками и ушами. – Вижу, ты хочешь этого не меньше нашего… а может, и больше, хи-хи, – и так выразительно опустила глаза. Вот же чертовка.
  
  – Возможно, – сама напросилась, потому нечего сейчас в удивлении расширять глазки, когда моя рука опустилась к твоей попке и чуть-чуть ту пожамкала.
  
  – Су Му… – только и смогла пискнуть вконец зардевшаяся Ху Мэй'Эр, пряча взгляд аквамариновых глаз в землю.
  
  – Оттолкнули меня и так мило воркуете, – капнула ядом Цзяо'Эр, прекрасно видя, куда легла моя рука. – Я начинаю ревновать…
  
  – С-сестра! – сконфуженно отпрянув от меня, вновь пискнула Мэй с ещё большим смущением.
  
  – Всё в порядке, я не злюсь, – примирительно улыбнулась старшая, смежив веки. – Хотя, признаться, это действительно обескураживает. Всю мою жизнь меня никто не касался, и вот уже целую неделю я сама обнимаю мужчину, на которого положила глаз моя младшая сестра. Ужасно неловко… но, кажется, мне это нравится, – отвернувшись в сторону и сложив руки на груди в жесте этакой «глухой обороны», тоже порозовела щёчками Старшая Наследница Багрового клана.
  
  – Цзяо'Эр, ведь этот юноша просил проявить снисходительность к его чувствам. Будь на его месте обычный парень, и от твоих слов он бы мог уже совершенно безнадёжно пропасть для этого мира!
  
  – О чём ты? – давя пытающуюся пролезть на лицо ухмылочку, покосилась на меня девушка. – Я не особо тебя понимаю… – и вид такой невинный-невинный… – Что важнее, – как ни в чём не бывало вздёрнула она носик, свободно опуская руки вдоль боков, – мы долго гнались за этим растительным монстром, нам нужно отдохнуть и восстановить силы.
  
  – Ох, этот молодой человек с удовольствием посторожит покой прекрасных леди, – правильно понял я «намёк». – Хотя… – оборачиваюсь в сторону, где не так давно стоял Ян Кай, активируя Звёздные Глаза, – возможно, нам стоит поискать место получше? – продолжаю мысль, убедившись, что тот уже благополучно утопал, как и подсказывали мне чувства. – Перед тем, как поймать ваш женьшень, я как раз хотел проверить, что находится вон там, – киваю головой, – мне показалось, что там есть что-то интересное…
  
  Вернее, оттуда же вышел прокачавшийся Главный Герой сянси, а это гарантирует, что где-то в той стороне есть или сокровищница, или ещё какой склад роялей. Понятно, что в уже разграбленном виде, но ведь главные герои сянси — они же тупые, как верблюжья лепёшка, и гребут только то, что плохо лежит, а вот вещи вроде встроенных в стены массивов, устройства ловушек и прочих подобных ценнейших образцов древних знаний ими гордо игнорируются чуть реже, чем всегда. Думать и изучать сами они не умеют, им любое знание подавай исключительно в готовом виде и высеченное на камнях подробной инструкцией, а ещё желательно, чтобы оно само в мозг входило и запоминалось с полным пониманием, невзирая на наличие или отсутствие потребного для осмысления образования.
  
  – Интересное? – мгновенно оживились сестрёнки Ху.
  
  – Да, это сложно описать, но… Давайте лучше посмотрим! – делаю приглашающий жест к прогулке.
  
  Возражений не последовало, и вскоре мы уже вышли из леса к крутому холму, в котором обнаружилась широкая пещера. Тот факт, что это именно то место, где герой сянси откопал очередной рояль, стал очевиден мгновенно. И нет, совсем не из-за следов одинокого человека, заметных в примятой траве. Пещера… сияла. Не сама собой, а только для моего «звёздного шарингана», но в том-то и дело, что даже внутрь было не обязательно заходить, чтобы увидеть в стенах прохода некое ярко выраженное на общем фоне вкрапление энергии, кстати, подозрительно напоминающей Ци сестрёнок Ху, хоть и много более сильную.
  
  – На ловушку не похоже… – пробормотал я себе под нос, пытаясь понять природу аномалии и не спеша заходить под своды пещеры.
  
  – Что такое? – повернулась ко мне Цзяо'Эр.
  
  – Здесь… какое-то вкрапление, – морщась от неспособности подобрать лучшие слова, отвечаю девушке. – Это не массив, но… даже не знаю, как описать, будто кто-то влил свою Ци в стены и не только как-то защитил её от рассеивания, но и настроил на что-то — придал задачу. Это почти как использовать не конкретные техники, а импровизацию с волевым управлением выпущенной из тела Ци, когда придаёшь ей какую-то форму и свойство. Что-то вроде этого, – подняв правую ладонь, выпускаю над ней немного звёздной Ци, а потом придаю ей вид кубика, буквально заставляя синее облачко Ци зафиксироваться в данной форме. – А ещё эта Ци очень похожа по оттенку на вашу с сестрёнкой Мэй, только гораздо сильнее, как была бы у практика пика Шэнь Ю (5), а то и выше.
  
  – Вот как? – обронила старшая близняшка, глядя на кубик. Потом перевела взгляд на пещеру и решительно зашагала вперёд.
  
  – Сестра? – немного обеспокоенно окликнула её Мэй'Эр. А вот я лишь пригляделся, но пытаться остановить девушку не стал.
  
  В своей способности её вытащить и вылечить, если это всё-таки окажется ловушкой, я не сомневался, да и Ян Кай тут спокойно прошёл, то есть опасности не было, а вот пятно Ци, что растеклось в стенах, потолке и полу пещеры, действительно очень подозрительно напоминало Ци близняшек. Это была определённо не их Ци, но… вот не знаю, это как сравнивать визуально ягоду земляники с ягодой клубники, или вишню с черешней, или там белую смородину с чёрной, в общем, весь мой опыт разглядывания самых разных видов Ци говорил, что между ними есть нечто сильно общее, хотя они заведомо и не одно и то же.
  
  – Ничего не чу… – начала было старшая дочь главы Багрового клана, зайдя под свод, но тут же осеклась, прислушиваясь к себе.
  
  Я же чётко увидел, как её ножка наступила на пятно, и хотя само пятно никак не отреагировало, но опытный практик ранга Чжэн Юань (4), каковым являлась Ху Цзяо'Эр, не мог не почувствовать Ци на таком расстоянии.
  
  – Сестра, подойди ко мне, – поманила она Мэй, уже двумя ногами вставая на аномалию.
  
  – Да? – мгновенно упорхнула к ней младшенькая близняшка. И тоже осеклась, едва вступив в зону аномалии. Даже ротик приоткрыла, ошарашенно вглядываясь в стены.
  
  Ци в тех продолжала оставаться полностью пассивной к вторжению, вяло сияя розовым в моих глазах, а вот девочки однозначно что-то поняли.
  
  – Что вы нашли? – не спеша приближаться, чтобы не помешать, всё же проявляю любопытство.
  
  – Это похоже на запечатление мыслей, – отозвалась Цзяо'Эр. – Я читала об этой технике души, хотя сама ещё не умею, и я думала, для такого нужна основа из нефрита. Мастер, который мог запечатать свои знания в простой камень и так надолго, должен был быть никак не ниже пика Шэнь Ю (5). Ещё тут странность — я не могу поглотить эти знания сама, но чувствую, что вместе с Мэй'Эр мы сможем.
  
  – Да, я тоже это ощущаю, – подтвердила младшая близняшка. – Брат Су, ты можешь посторожить нас, пока мы будем заняты? – просительно взглянула мне в глаза девушка. – Я чувствую, что это очень важно!
  
  – Конечно, – не стал я отказываться, ибо когда ещё получится на такое посмотреть? О технике запечатывания мыслей я тоже читал, и тоже даже близко не успел подойти к её освоению — тут нужен был хороший учитель, причём начинающий учить с более простых техник для энергии души. – Ничего не бойтесь, я не дам вас в обиду.
  
  – Спасибо, брат Су! – синхронно улыбнулись девушки и… не чинясь, уселись прямо на землю в позы для медитации.
  
  Далее последовала очень интересная картина того, как девушки осторожно тыкаются наугад, стараясь, с одной стороны, переплести свои потоки Ци, а потом синхронизировать их движения в ощупывании пятна аномалии. И вот тут уже аномалия начала реагировать. Не сразу, но девочки подобрали ключик. Осторожно покрыв своей энергией всю поверхность пятна, они нащупали области, где энергиям получилось войти в диффузию, и пошёл противоток, по которому Ци из аномалии начала втекать в их тела, причём целенаправленно двигаясь к голове, где и растворялась в родной энергии сестёр. Процесс шёл довольно медленно, скорее всего, из-за сложности поглощения и синхронизации, ибо что ни говори, а Ху Мэй'Эр была в десятки раз слабее старшей сестры и не имела такого контроля своей силы, при этом, судя по всему, им действительно требовалось действовать предельно синхронно. Однако он шёл, и я его наблюдал. Как и часто до того — мало что понимая и пока просто откладывая в памяти, но когда такое было бесполезно? Именно таким манером я ведь освоил и метод проращивания новых меридиан в собственном теле, так что и тут более чем обоснованно ожидал, что в жизни мне увиденное пригодится.
  
  Тот факт, что и без того получившие моими усилиями крутой живой женьшень девушки запрягли меня в охранники… не волновал. Было даже забавно наблюдать, как этот самый женьшень лежит себе спокойно под платьем Цзяо'Эр, блаженной амёбой прижимаясь к её коже и явно кайфуя от места, где оказался, и потоков Ци девушки, которые текли рядом. Зачем убегал, спрашивается? Счастливчик… Ну а насчёт темы женского доминирования и прочих «приседаний на шею» я был полностью спокоен уже хотя бы потому, что не тот у них был характер, равно как и эмоции, что вспыхивали при виде меня. Завоевать, добиться, даже вдвоём прыгнуть мне в постель и зацепиться там покрепче, чтобы не бросил, — это было про них, и в этом, как я уже не раз отмечал, имелась доля чисто практичного расчёта, основанного на том, что я весь из себя выходец из Высшего Мира и просто практик, который за пару месяцев вышел на уровень, какого в их клане вообще ни у кого нет. Однако того классического «сесть мужику на шею, и пусть обеспечивает» у девочек не было и близко, да и не могло быть в местном менталитете. Отношения между практиками бывают двух видов: или женщина стремится соответствовать мужчине, то есть впахивает в своём развитии не меньше, чем он, поддерживает во всех начинаниях и вообще ведёт жизнь верной соратницы и опоры в делах, или она не стремится соответствовать, но тогда она просто постельная игрушка-наложница-рабыня, даже если формально так не называется, и её место в иерархии — семнадцатое, а желания никого не волнуют. Даже дочери всяких глав кланов и императоров мыслят в данной парадигме, и концепция «мужики должны вокруг плясать только потому, что я женщина» им и в голову не придёт. Уже хотя бы потому, что в средневековом обществе сверхчеловеков, построенном по принципам восточного деспотизма, где кто сильнее, тот и прав, никто не будет плясать вокруг тебя за твой пол. Только за твою силу или силу, что тебя поддерживает, то есть семьи-клана-секты. Если сила у женщины есть, то ей будут кланяться и даже скакать вокруг зайчиками-лизоблюдами, но если силы нет, то её, в лучшем случае, осчастливят новостью, что она теперь — собственность благородного господина культиватора, и перекинут через плечо, чтобы утащить в свою берлогу на роль обслуги, а в худшем — просто прибьют за любой выпендрёж, даже внимания не обращая на вторичные половые признаки. В общем, для сестрёнок Ху я, безусловно, был хорошим шансом на лучшее будущее, но в этом будущем они себя видели никак не домохозяйками, которым всё принеси и положь, а могущественными практиками, что шагают подле меня к вершинам силы и мастерства, пусть получая помощь от меня, но и сами меня поддерживая.
  
  Но это всё так — лирика. Что меня действительно слегка волновало, и чем больше проходило времени, тем сильнее, это безопасность Су Янь в ракурсе того факта, что герой сянси опять пропал из виду — и как бы чего на этой почве не вышло. Отлучиться до лагеря, пока девочки медитировали, то есть были полностью беззащитны, я не мог. Никаких поисковых партий и патрулей, хоть Небесного Павильона, хоть кого-нибудь ещё, рядом тоже, как назло, не проходило. А время тикало… и опять тикало… и снова тикало. И даже когда сестрёнки Ху наконец полностью впитали пятно чужой Ци и я уже было обрадовался, они не очнулись, даже скорее вошли в ещё более глубокий транс, о чём говорила почти замершая циркуляция Ци в их телах. Давно прошло время завтрака, давно прошло время обеда, уж вечер близился вовсю, а они сидели и едва дышали, глубоко уйдя в себя. И я начинал беспокоиться…
  
  В итоге, встав из собственной позы для медитации, пребывая в которой, продолжал отрабатывать технику сокрытия, не отрываясь от наблюдения за девушками, я взлетел над деревьями и прикинул расстояние до лагеря. Просто сидеть и ждать дальше становилось уже совсем неуместно и требовалось как-то дать знать сестре, где я и что мне не помешает её помощь. Ну а метод привлечения внимания в дикой местности придуман уже давно, и хоть сигнальных ракет у меня не было, у меня была Ци огня и контроль, близкий к Седьмому Небесному Уровню. В общем, вскоре в небе над лесом раскинулась огненная надпись «Су Янь, ты мне нужна», сотворённая с учётом прикинутых масштабов и расстояний. После чего не прошло и десятка минут, как над деревьями появился стремительный голубой росчерк…
  
  – Брат? – обеспокоенно зависла рядом шикарная брюнетка с лазурными очами, что явно не жалела сил на ускорение полёта.
  
  – Всё хорошо, не беспокойся, – поспешил я её успокоить, уже заканчивая втягивать обратно Ци, из которой была сформирована надпись. – Прости, что пришлось звать тебя таким образом, но у меня тут специфическая ситуация, – киваю в сторону пещеры и жестом предлагаю девушке снижаться, а то траты энергии на массив полёта были слишком уж чувствительны.
  
  – Что случилось? – коснувшись земли рядом со мной и заметив медитирующих сестрёнок Ху, попросила пояснений девушка.
  
  – Я пока не уверен, но, возможно, мы нашли какое-то наследие. Тут была формация запечатлённых мыслей, которую некий древний практик вплавил прямо в стены пещеры. Я заметил это первым, но что оно из себя представляет, понять не смог, только определил, что Ци того древнего практика похожа на Ци сестёр Ху. Цзяо'Эр решила проверить, и когда коснулась области запечатления, смогла её почувствовать и понять, что это, но дальше оказалось, что впитать оставленные знания в одиночку нельзя, только если они с Мэй'Эр будут действовать вместе и предельно синхронно. Начали они ещё утром и на данный момент уже полностью впитали остатки Ци того практика, но из транса не выходят. Поэтому я и решил позвать тебя, так как не знаю, сколько это продлится, а бросать их в таком беззащитном состоянии не могу.
  
  – Ты слишком близко сошёлся с этими развратными девицами, брат, – неодобрительно проворчала девушка. А ещё… мне показалось или там была ревность? – Знаешь же, что они из Багрового клана и даже в потенциале никогда не перейдут в Небесный Павильон. Неужели ты не можешь найти себе девушку из нашей секты? Ты ведь даже вступил в Теневой Зал и отправлялся в путешествие с его ученицей, да и помимо этого, после того, как ты стал Основным учеником, появилось полно желающих привлечь твоё внимание.
  
  – Если бы всё было так просто, моя прекрасная старшая сестра тоже давно бы нашла себе пару, – скромно прикрыл я глаза, складывая руки за спиной.
  
  – Ты знаешь, что меня не интересуют отношения, – голосом, каким только о расстреле на месте объявлять, ответила «вторая Винтер», очень мило при этом смутившись внутри. – Мои слова о твоей личной жизни продиктованы исключительно беспокойством о тебе. Я не хочу, чтобы ты сделал что-то, из-за чего потом будешь сожалеть или окажешься в опасности. Женщины… – она будто отвернулась, – могут быть очень ядовитыми. И не всегда впрыснутый ими яд возможно заметить сразу.
  
  – Спасибо, – не открывая глаз, позволяю себе тёплую улыбку. – И поверь, я понимаю твои опасения, – поднимаю лицо к небу и распахиваю веки. – Там, в моей прошлой жизни, любому аристократу тоже очень хорошо вдалбливают, чем может быть опасна излишняя доверчивость, особенно к женщинам. Но это действительно сложно, – теперь я смотрел на медитирующих близняшек. – Даже если отбросить мою молодость и то, как тело реагирует на близость таких красавиц, главная причина моего к ним отношения в том, что они искренни. Безусловно, они понимают перспективы близости с выходцем из Высшего Мира, но проблема в том, что это лишь усиливает их мотивацию, а не является её основой. В основе же то, что я им действительно нравлюсь и рядом со мной им комфортно.
  
  – И поэтому ты так легко отдаёшь им Наследие древнего Мастера, ещё и охраняя во время его усвоения, бросив все свои дела… – недовольно проворчала Су Янь, и вновь я ощутил нотки ревности.
  
  – Ну, наследия древних мастеров меня не слишком-то интересуют, – пожимаю плечами. – Я ведь и свой собственный арсенал ещё толком не восстановил, а ведь помимо него есть и техники Небесного Павильона, с принципами построения которых мне ещё разбираться и разбираться. Кажется, я уже говорил тебе, что твоё собственное искусство управления льдом выглядит для меня чем-то удивительным? – кошусь на девушку. – Так вот, это чистая правда, и твой стиль я нахожу ничуть не менее интересным и ценным, нежели любое наследие, которое можно найти здесь. К тому же… – вновь перевожу взгляд на сестрёнок Ху, – очевидно, что данное Наследие подходило им куда больше, чем мне или тебе, я даже не уверен, что смог бы его получить.
  
  – Хорошо… – Су Янь поджала губы, чуть отвернувшись в сторону, – оставим эту тему. Зачем ты меня позвал?
  
  – Кроме того, чтобы ты не волновалась из-за моего отсутствия… Я хотел исследовать эту пещеру, – киваю на тёмный зев.
  
  – А вы её не исследовали? – удивилась девушка.
  
  – Нет, Ци древнего практика располагалась прямо у входа, и мы не решились бегать по ней туда-сюда до того, как поймём, что это. А потом Ху Цзяо'Эр и Ху Мэй'Эр сели в медитацию, и я уже не мог их бросить, чтобы посмотреть, что там внутри.
  
  – И ты хочешь, чтобы я их посторожила?
  
  – Немного. Я постараюсь вернуться как можно быстрее, а потом мы сможем вместе подумать, что делать дальше.
  
  – Хорошо, – почти без паузы на раздумья ответила Су Янь. – Только будь осторожен внутри.
  
  – Разумеется, – чуть склоняю голову, пряча улыбку, которую вызвала её сконфуженная забота.
  
  Аккуратно миновав неподвижных близняшек, я углубился в пещеру и примерно через минуту осторожного продвижения вышел к подземному гроту, половину которого занимала гладь воды, а во вторую как раз выходил мой тоннель. При более тщательном осмотре выяснилось, что тут имела место развилка, где одна арка прохода вела наружу, откуда я пришёл, а вторая уходила куда-то ещё. Кроме того, в этом гроте росли странные бледно-голубые растения, насыщенные непонятной Ци, очень отдалённо напоминающей лунную. Таких я ещё не видел и даже в памяти настоящего Су Му не смог откопать ничего похожего, уже это говорило о том, что травка наверняка ценная и редкая, а та насыщенность энергией, которую я наблюдал в тонких листьях и стебельках своим звёздным шаринганом, сей вывод только подтверждала. Что же, вот и первый брошенный героем сянси ништяк, с которым он не знал, что делать, так как это самое «делать» требует мозгов. Ну и, по совместительству, мой будущий подарок Ся Нин Чан.
  
  Сбор «букетика» немного затянулся, хотя отнюдь не потому, что растений было так уж много, просто таскать собранное в руках было очень неудобно, и я решил убрать его в недавно полученное пространственное кольцо, то есть пришлось возиться с его освоением. И вот тут возникла проблема — я понятия не имел, как в это кольцо что-то поместить.
  
  Попытка разобраться в хитросплетениях того массива, что был встроен в материал, ожидаемо, ничего не принесла, всё-таки темы пространственных искажений я пока коснулся лишь едва-едва, не имея ни учителей, ни учебников. Даже технику перемещения в пространстве на тёмной Ци, показанную всё тем же Е Синхэ, пока не освоил, а тут такой артефакт. Ситуация, без шуток, на уровне «не научился ещё ходить, но пытаешься разобраться в принципах работы автомобиля». Идеи проверить реакцию артефакта на разные спектры Ци, на энергию души, на мыслительные посылы, вербальные команды и даже прощупать массив в ручном режиме, то есть всё той же Ци, с дикой концентрацией на восприятии и построением уже воображаемых схем по отклику, тоже ничего не принесли. Тем не менее чисто логически я понимал, что управление кольцом не может быть слишком сложным, хотя бы потому, что извлечение из него, если судить по опыту добывания дневника, реализовано слишком легко и интуитивно понятно, а тот, кто смог так реализовать «выход», смог бы не хуже реализовать и «вход». В ту же копилку шло соображение, что использование кольца не может требовать от пользователя наличия техник, аналогичных моим «Звёздным Глазам», в том смысле, что это было бы слишком офигительное совпадение, да и вообще у Ян Кая таких глаз нет, а ведь именно его портануло в ту пещеру, а не меня. Таким образом, да, вложить в кольцо предмет должно быть как-то просто, без всякой заумности с разбором механики массивов, которые ты видишь первый раз в жизни. В общем, не добившись ничего нормальными попытками исследования, я пришёл к выводу, что надо действовать… тупее! Методом тыка, причём такого, который придёт в голову не кому-то вроде меня, а конкретно Главному Герою Сянси, такому сферическому в вакууме Иванушке-Дурачку с амбициями — парню, у которого нет времени на мысли — ему надо Мстить! Превозмогать! Нарываться, опять мстить, идти по головам и так далее. Мне нужно было думать как тупой, гонористый, лицемерный и агрессивный деревенский дурачок. А что мог сделать деревенский дурачок, чтобы вложить что-то в кольцо? Если он тупой, если всё, что он знает — это то, что в кольцо можно что-то убрать, и это предел его знаний о техниках контроля пространства? Если у него ровно два метода решения любой проблемы: напитать «звёздной энергией» и втащить с кулака? Что… что должен делать такой кадр, если ему надо убрать что-то в кольцо? Его первая мысль? Первое действие?..
  
  Попытка заставить себя мыслить как дурак привела к натуральному «синему экрану смерти» и ступору секунд на двадцать. Я просто не мог, это было слишком сложно. Всё равно что в семнадцать лет пытаться втиснуть ногу в обувь себя пятилетнего. Невтисуемо. Невлезаемо. Неужимаемо. И ты, и она уже переросли такие отношения — буквально находитесь в слишком разных весовых категориях.
  
  Так. Хорошо. Допустим. Принудительно опустить уровень интеллекта я не могу, но что, если действовать от противного? В смысле, перебрать варианты, которые я бы никогда не стал использовать, просто потому, что они заведомо тупые? Что-то самое очевидное, что не может сработать никак… Какой-то способ, который даже проверять нет смысла…
  
  Спустя ещё минуту размышлений я с большим сомнением покосился на кольцо и букет бледных растений в руках.
  
  – Да не-е-е, не может быть, – сморгнув и встряхнувшись, успокаиваю себя, после чего касаюсь букетиком ободка на пальце.
  
  И-и-и… наблюдаю, как тот с лёгким шелестом растворяется в пространстве.
  
  – Да ладно?! – сказать, что у меня чуть глаза из орбит не выпали, это ничего не сказать.
  
  В смысле… как?! Почему? Что за хрень?! Я же сам его касался! Вот сейчас касаюсь! И раньше я трогал его внешнюю сторону, которая и вступила в контакт с букетиком, когда брал кольцо в руки! И с этим кольцом на пальце я уже и сестрёнок Ху касался, и тот летающий живой женьшень ловил, и… какого?! Как?! Почему?! Как это работает?!
  
  Кольцо мой священный трепет и шок в степени «ошизеть» гордо проигнорировало, а вот я по мере того, как отходил от потрясения, начинал ощущать нечто новое, что-то вроде фантомного чувства, будто я что-то ощупываю, но не руками и не своей Ци, а чем-то ещё, чему сложно дать определение, и это что-то… внутри кольца.
  
  То, что это именно убранный букетик и что его можно легко вынуть, подав в ободок немного Ци, выяснить удалось очень быстро. Как и то, что в момент убирания в кольцо тоже возникает это ощущение, будто чувствуешь контуры и фактуру предмета, только слабее, но если концентрироваться, то его можно уловить. А потом и наловчиться не убирать предмет при касании, ведь на это действие срабатывал определённый сегмент встроенного в кольцо массива, тонко реагирующий на токи моей Ци в пальце, каким-то образом считывающий с этой Ци намерение убрать. Без намерения он не срабатывал, с намерением — срабатывал. Чёртово Ци-духовное программирование и прочие реализованные в массивах датчики-анализаторы духовной составляющей!
  
  При нескольких итерациях «туда-сюда» удалось чётко разглядеть и ясно локализовать, что в структуре кольца отвечает за вход, а что — за выход, то есть какие сегменты массива включаются в эти моменты, а вот что является тем датчиком-анализатором, так с ходу понять не получилось. Кроме того, привыкнув и освоившись с этим чувством «ощупывания», я смог без особых сложностей наловчиться отличать отдельные стебельки букета друг от друга, на основе чего выяснилось уже то, что, ориентируясь по данному чувству, можно вытолкнуть потоком Ци только желаемое, не трогая остальное.
  
  Но… но я так и не понял логики! Ведь я касался кольца! Касался его раньше! И не только собой! Почему оно не срабатывало тогда, но сработало сейчас?! Почему?!
  
  Увы, все мои вопросы оставались без ответа, так что в какой-то момент мне уже не оставалось ничего иного, кроме как потопать дальше — в тоннель, который я ещё не исследовал. Тот мало отличался от предыдущего, даже по длине был почти таким же, а вот в конце вывел в явно рукотворное помещение с ровным полом, тёсаными и за малым не отполированными стенами, а также натуральными фреской и лепниной на потолке. Помещение имело форму этакого правильного десятигранника, на девяти из десяти стен-граней которого висело по три истлевших от времени и исписанных странными символами коричневых гобелена от потолка до пола, в десятой же находился вход. Помимо гобеленов, символы на которых, к слову, повторялись с чёткой очерёдностью, в помещении имелся широкий серый постамент около метра высотой и тоже сделанный, по всем признакам (как то: ровные углы, грани и полировка), руками человека, и у этого постамента валялся сбитый на пол древний скелет в на удивление целой и чистой одежде. Фиолетовой причём. Вернее, верхний халат-хаори и штаны-хакама были насыщенно-фиолетовыми, а вот рубашка-кимоно под хаори являлась угольно-чёрной с широкой белой каймой. И да, одет скелет был скорее именно в японские одежды, нежели в китайские, даже остатки волос на высохшей коже черепа очень наглядно наводили на мысли о выбривании темени, как в самурайской причёске «чёммаге», о которой я помнил ещё с первого своего мира — спасибо японской пропаганде своей культуры через аниме. Что ещё можно было сказать по первичному осмотру комнаты? Ну-у… от скелета тянуло остаточными эманациями демонической Ци насыщенно-тёмного спектра, символы на гобеленах и потолке тоже были насыщены этой Ци, хотя её запас там уже практически истощился, а на полу имелась свежая оплавленная рытвина, как будто кто-то ударил сюда Огненным Клинком, я даже догадываюсь «кто».
  
  Потратив несколько минут на тщательный осмотр помещения, я так и не нашёл ничего нового, равно как и тайников с ловушками. Очевидно, Ян Кай именно тут нашёл демонический артефакт, сожителя и две свои новые ступеньки развития. Я даже что-то такое смутно припомнил в его истории, кажись, его сперва пытались сожрать, захватив тело, но там нарвались на Золотой Скелет, который сам вторженца чуть не сожрал, после чего духу демонического культиватора пришлось в темпе вальса включать подхалимаж и напрашиваться в слуги. Как бы то ни было, мои действия в этой ситуации были очевидны, и к их реализации я немедленно приступил, то есть начал снимать гобелены и паковать их в кольцо. Ибо — да, на этих штуках были нарисованы сложные и явно интересные массивы из какой-то традиции демонических культиваторов, изучение которых — это то, что должен делать правильный Злодей вроде меня, пока Герой даже не способен осознать, что они представляют из себя что-то ценное. Вот что делать со скелетом, было не совсем ясно. Крохи демонической Ци, что в нём сохранились, были недостаточны даже для того, чтобы пытаться их впитать, каких-то следов интересного преобразования под воздействием практикуемого искусства я тоже обнаружить не смог, в итоге оставалась только на удивление долговечная одежда. Ци в ней не было, по крайней мере, сейчас, но вот материал… больше всего он напоминал шёлк, однако им не являлся, и, вполне возможно, долговечность была связана именно с природой ткани. Однако обдирать труп какого-то древнего демонического культиватора, чтобы добыть хорошей ткани на халатик… Как-то это… ну… немного… унизительно, что ли…
  
  В итоге, не найдя более ничего заслуживающего внимания, я покинул пещеру. Была мысль сжечь труп того практика, но как она пришла, так и ушла — смысла в сём действии не имелось. Его душе однозначно пофиг на тело, а вентиляции нормальной я не заметил, в итоге дым пойдёт через грот с близняшками, и нафиг им дышать прахом демонического культиватора? Нет, я не отрицаю, что, возможно, это даже может иметь какой-то эффект для какой-нибудь подозрительной техники (не забываем о мире сянси), но… нафиг. Так что просто возвращаемся.
  
  – Брат, – кивнула мне Су Янь. – Нашёл что-нибудь?
  
  – Да, могилу какого-то древнего демонического культиватора, но там явно уже побывали до нас, правда, массу интересного так и не вынесли. А у тебя как, всё спокойно? – поспешил я сменить тему.
  
  Зная сестру, в противном случае мог нарваться на получасовую лекцию на тему опасности подобных мест и тем более посещения таких мест в одиночку. Что поделать, Су Янь — очень заботливая старшая сестрёнка, а потому, даже понимая, что её брат, по сути, если и не вышел на уровень какой-нибудь НЁХ, то где-то недалеко от него, всё равно будет беспокоиться о том, что он суётся в подобные подозрительные места.
  
  – Всё хорошо, они, – недовольный зырк на близняшек, – так и продолжают сидеть. И в округе всё тихо и спокойно.
  
  – Ну вот и замечательно, – можно расслабиться и выдохнуть… Ан нет. Пока ещё нельзя. – Хм-м-м, сестра, могу я попросить тебя присмотреть за сёстрами Ху ещё немного?
  
  – Тебе опять нужно отлучиться? Куда? – она нахмурилась.
  
  – Я видел неподалёку от входа в эту пещеру одного из наших младших. А там, – я кивнул себе за спину, – могила демонического практика.
  
  – Это может быть опасно, – сразу же поняла девушка. И сурово нахмурилась.
  
  – Верно. Именно поэтому я прошу тебя присмотреть за близняшками, – я улыбнулся девушке.
  
  – Брат, ты хочешь оставить меня позади, отправляясь на битву с, возможно, возродившимся демоническим практиком или просто одержимым демоническим артефактом культиватором? – степень хмурости возросла.
  
  – Сестрёнка Янь, – я продолжал улыбаться, – этот практик очень рад, что молодая леди так заботится о нём, но теперь настало время, когда этот юноша должен заботиться о своей любимой сестрёнке, – мы стояли довольно близко, а потому заметить, как начали розоветь щёки девушки, мне удалось без проблем. Хотя, к некоторому моему сожалению, Янь очень быстро взяла себя в руки и вновь натянула маску холодной сосредоточенности.
  
  – И всё равно это очень опасно, но… – тяжёлый вздох, – ты ведь всё равно сделаешь по-своему. Только прошу, будь осторожней.
  
  – Разумеется, – очень хотелось её обнять и погладить по волосам. Ну а раз хочется, то почему нет? И я действительно обнял девушку, с нежностью проведя ладонью по её шелковистым волосам. – Быть может, мне удастся провернуть всё без драки, – точнее, я более чем уверен, что начинать прямой бой с героем сянси — это очень изощрённый способ самоубийства, а самоубиваться я не хочу.
  
  – (О_О)… – реакция девушки на мои действия была очень забавной.
  
  Однако как бы приятно мне сейчас ни было, нужно следовать за Ян Каем и отжимать у него ту демоническую фигню, что он вынес из склепа, ибо оставлять такое в руках у Героя Сянси нельзя никак. Фиг с ним даже со сгустком «души», тут речь о нечестивом артефакте неизвестной силы, который пришёл к Герою Сянси в виде рояля! Ладно просто мутный и мудаковатый читер, но он же с демоническим нечестивым артефактом, да ещё и «обиженный» на нашу секту — это же натуральный ахтунг и караул! Нахрен мне такая радость! Просто нахрен! А потому заканчиваем обнимашки и полетели!
  
  
Глава 14
  
  Около полутора часов спустя.
  К счастью, найти Ян Кая оказалось не слишком сложно — он просто вернулся в лагерь Небесного Павильона, где и присел чуть в сторонке медитировать, то ли не очень желая заниматься общественными работами по сбору ценных трав, то ли по какой-то своей героицко-сюжетной причине оказавшись тем единственным человеком, который был не посвящён в общеизвестные факты. С героями сянси такое часто бывает.
  
  В общем, нашёл я его относительно быстро и легко, куда более хлопотной оказалась выдача ценных указаний остальным ученикам, так, чтобы они не подняли панику и ажиотаж. Дело в том, что прекращать охранять сестрёнок Ху в сколь-нибудь длительной перспективе я не мог, а тащить к ним лишних свидетелей не хотел. Таким образом, ежедневное преобразование добычи в пилюли следовало временно прекратить, о чём и сообщить народу, но так, чтобы народ понял всё верно и не учинил глупостей, на которые так богаты подростки. Короче, пока всем объяснил, что прекращать сбор не надо, что всё я обработаю, только позже, пока назначил ответственных за учёт, пока убедился, что действительно донёс до них мысль о честном исполнении обязанностей, без накладок и крысятничества… в общем, оно и заняло львиную часть времени. Ну а после настала пора Ян Кая.
  
  Ну а так как нельзя просто взять и спереть у Главного Героя Сянси полученный им рояль, равно как и сломать этот рояль, ибо сто процентов что-то пойдёт не так, и хорошо, если просто план провалится, а то ведь можно совершенно невероятным образом на это пыряло налететь с фатальными последствиями, то действовать мне надо было мягче. В конце концов, я главный злодей на этой горе, а злодеям ведь дозволено подло обманывать главных героев? Вот и обманем. С такими мыслями я и подошёл к этому типусу.
  
  – Брат Ян, могу я с тобой поговорить?
  
  – Конечно, старший брат, – кивнул парень, но с эдаким настороженным пренебрежением, не сильно заметным, однако кто знает, на что смотреть, тот поймёт. Когда же я кивнул, мол, давай отойдём чуть в сторонку, настороженность его возросла и вообще он, кажись, приготовился то ли меня ушатывать, то ли очень быстро сваливать в неизвестном направлении. Хреново.
  
  – Брат Ян, – начал я ездить по ушам собеседника, смотря с эдакой мягкой укоризной, – не пойми меня неправильно, я не из тех, кто лезет в чужие дела и секреты, но всё же, тебе не кажется, что ты слишком рискуешь?
  
  – О чём ты, брат Су? Этот ученик не понимает… – попытался уйти в несознанку засранец.
  
  – Брат, я понимаю, что твой Золотой Скелет — очень крутая штука, и, поверь, не собираюсь как-то покушаться на твоё Наследие, я даже допускаю, что он защитит тебя от прямого поглощения душой Демонического Практика, которого ты зачем-то пустил в своё тело. Но ведь ты должен понимать, что Древний Демонический Практик несколько более опытен, чем ты, да и сам по себе длительный контакт с демонической Ци может очень негативно отразиться на твоей личности, мотивации и убеждениях. Это же демоническая Ци, она буквально извращает душу.
  
  – Брат… брат Су знает?! – выпучил глаза этот придурок.
  
  – Пусть я и не кичусь этим, но у меня есть некоторые таланты, – пожимаю плечами. – И, как я говорил ранее, я не лезу в то, что меня не касается. И умею хранить секреты. Так что если ты не хочешь, чтобы кто-то ещё знал, я никому не скажу.
  
  – С-спасибо, брат Су очень добр, – как ни странно, тут он вроде бы не «кривил душой».
  
  – Тем не менее, – вернулся я к теме разговора, – ты вступил на очень опасный путь. И я настоятельно рекомендую тебе избавиться от демонического духа и демонического оружия. Сестра Лань уже рассказала мне, как ты выманивал те оживающие статуи, выполняя самую опасную работу, при том, что имел наименьший уровень развития в группе. Ты — хороший и мужественный человек, но демоническая Ци коварна — она напрямую воздействует на твои эмоции, чувства, желания, постепенно придавая им всё более тёмный и неприглядный оттенок, извращая и искажая человеческую личность. Ты сам не заметишь, как твоя гордость станет гордыней, чувство собственного достоинства — пренебрежением к другим, желание совершенствоваться — стремлением самоутверждаться за чужой счёт. И в итоге то, что сейчас кажется тебе отвратительным и неприемлемым, вдруг может оказаться допустимым и едва ли не единственно верным, – да, я наглым образом играл на центральном штампе любого ГГ сянси, а именно — желании быть «достойным и праведным», точнее, желании показательно демонстрировать эти «достойность» и «праведность». А тут ему прямым текстом говорят, что он встаёт на путь к «Тёмной Стороне». – Собственно, пример подобного ты уже видел, – продолжаю нагнетать. – Тот парень, Не Юн, что был с тобой в одной группе, как раз практикует демонический стиль боя, довольно слабенький и примитивный, но тем не менее этого уже достаточно, чтобы всего за несколько лет, что прошли с начала его обучения, он стал человеком, легко готовым ограбить брата по секте и, как я понял со слов сестры Лань, только и делавшим все эти восемь дней, что пытался самоутвердиться за счёт того, кто слабее и младше в иерархии.
  
  – Этот младший благодарен старшему брату за предупреждение, – склонил голову Ян Кай. Судя по его выражению лица, моя речь его не сильно впечатлила, – но ему не стоит тревожиться, демонический дух привязал ко мне свою печать души и полностью в моей власти. Он не сможет мне навредить.
  
  – Он остаётся демоническим духом, – я покачал головой, – и теперь он постоянно с тобой. Он будет говорить с тобой, возможно, что-то советовать или учить каким-то техникам. Если в его арсенале, конечно, есть хоть что-то более приглядное, нежели пожирание сердец невинных с запиванием их кровью девственниц, – забавно, судя по тому, как дёрнулся глаз у Ян Кая, я попал в яблочко и что-то такое уже предлагалось. – Но… падение во Тьму всегда начинается с малого. Ведь его оружие ты уже принял, а оно — проклято, я учуял смрад Преисподней едва ли не за тысячу шагов. Потому, собственно, и подошёл.
  
  – М-м-м… – вот теперь Ян Кай начал сомневаться. Уловил это и дух, поспешив явить себя.
  
  – Глупец! Я — Великий Практик Прошлого, что приведёт молодого Героя к Величию и Славе! А ты — просто жалкий завистник. Встреться мы ранее, я бы выпил твою душу и растёр кости в пыль! – и он попытался «прессануть» меня своей Ци.
  
  – Встреться мы раньше, паразит, я бы сжёг твою жалкую душонку. Благодари Небеса, что ты присягнул моему младшему брату, будь это ученик иной секты, я бы уничтожил вас обоих, – и вдарил своим «давлением души». Судя по тому, как побледнел Ян Кай, ему тоже досталось. Ну ничего, лишний кирпичик на тему моих «доблести» и «благородства».
  
  – Ик! М-молодой господин! Э-этот слуга приносит свои искренние извинения! – зачастил дух. – Он заверяет, что поклялся молодому Герою в преданности перед Небесами и Землёй, перед Солнцем и Луной!
  
  – Можешь не распинаться, я прекрасно понимаю, что будь я слаб, ты бы с удовольствием меня сожрал. Запомни, недодемон, если ты что-то сделаешь с Ян Каем, я приду за тобой. И тогда даже о Преисподней ты будешь лишь мечтать! – и ещё раз прессануть, для закрепления эффекта, так сказать.
  
  – С-старший так силён, – сглотнул вышеозначенный Ян Кай, до которого внезапно дошло, что жив он лишь благодаря моей «порядочности», во всяком случае, сейчас он так искренне считает.
  
  – Я не кичусь своей силой, но и не скрываю её… если это необходимо. И всё же, если ты не хочешь избавляться от этого призрака, то хотя бы демоническое оружие точно необходимо уничтожить. Оно заведомо не принесёт добра. Даже то, что ты практикуешь технику развития, основанную на Янь-Ци, не спасёт тебя от негативного влияния такого мощного артефакта. Стой ты хотя бы на стадии Чжэн Юань (4), ещё были бы шансы, но сейчас сокрытая в нём демоническая Ци превосходит весь объём твоей энергетики в разы. Ты просто сам не заметишь, как твою личность переплавит во что-то совсем иное, – видя, что парень колеблется и ему явно не хочется отдавать или ломать свой рояль, я продолжил: – Понимаю, что это твой трофей и расставаться с ним жалко, но это вопрос твоей безопасности. Впрочем, повторюсь, я понимаю, как это сложно, потому, как старший брат по секте, я могу предложить тебе компенсацию, – достаю из-за пазухи флакончик с Веществами. – Ты культивируешь искусство Янь, вот здесь полсотни пилюль, изготовленных из Багровых Цветов Янь и усиленных моей техникой преобразования. С ними ты легко сможешь подняться на стадию Ци Дун (2), а то и выйти на её пик. Кроме этого я могу научить тебя стилю боя, который очень подойдёт твоему Золотому Скелету. Как я успел заметить, ты хорошо владеешь базовыми приёмами, которым учат младших учеников, но с таким скелетом использовать их — почти преступление. Тебе нужен стиль, который позволит в полной мере реализовать потенциал больших запасов Ци и улучшит внутренний контроль энергии, за счёт чего повысит твою силу и скорость. Его я тебе и предлагаю, – да, я хотел прокачать героя сянси и выдать ему рояль, но… блин, лучше такой расходный рояль, чем демоническая заточка в его руках. Вот реально, мне так спокойнее.
  
  – Брат Су очень щедр к этому младшему, – уважительно поклонился мне парень, после чего сгрёб мой флакончик и вытащил на свет божий… реально заточку, что-то вроде стилета, только вообще без гарды. И трёхгранное. Но на мизерикордию оно не походило. – Вот, это «Изничтожающее Души Шило».
  
  – Кхм… Ты серьёзно, находясь на стадии Кай Юань (1), взял в руки штуку, имеющую в названии слова «Изничтожающее Души»? – я постарался передать ему взглядом всё, что думаю о его отмороженности и крепости яиц.
  
  – Эм… – ему явно стало стыдно, даже взгляд отвёл. – Я взял его в руки до того, как узнал название… – признался этот баловень судьбы.
  
  – Дай угадаю… Это он тебе посоветовал? – указываю пальчиком на сияющий шарик в форме схематичной головы в самурайском шлеме, являющийся душой демонического практика.
  
  – Да, так и было, – подтвердил Ян Кай, очень недобрым взглядом начав сверлить душеньку древнего практика, из-за чего той стало грустно и очень неуютно.
  
  – Ладно, – я вздохнул, кратко прикрыв глаза. И взял артефакт, что сразу же попытался захлестнуть мою руку демонической Ци и влить её в каналы.
  
  По идее, местному практику от этого стало бы очень, очень грустно. Вплоть до фатального. И, очевидно, Ян Кая реально защитил только Золотой Скелет. А вот мне демоническая Ци придётся ко двору, благо в методичках Тёмной Луны я успел прочесть, как добывать нужную силушку из «нечестивого артефакта». Так что я просто… разломил шило, разом впитывая всю высвободившуюся Ци и жёстко загоняя её в свой даньтянь. Очень неприятные ощущения, но, увы, иного варианта нет — сидеть и «медитировать» на эту хрень неделю я не смогу — герой сянси должен видеть, что «благородный дон на месте уничтожил плохую вещь», а не «хитрожопый надменный аристо отобрал плюшку и принялся её нагло жевать в одну наглую надменную хитрожопую харю». Да и для приобретения сродства так лучше, хоть и несколько опаснее и неприятнее — для «постепенной запитки» в ножике могло и не хватить Ци.
  
  – Уф… какая гадость! – морщусь (и даже не притворно!), встряхнув рукой, заодно окутывая её солнечной Ци. – Теперь часа три меридианы прожигать… – а вот это уже притворно, хоть и не в полной мере враньё — мне реально надо бы присесть да помедитировать, чтобы правильно приобщить даньтянь к новой Ци.
  
  Но это потом. Сейчас от меня ждут вторую часть «компенсации», и её надо выдавать. Понятно, что вручать ему какой-нибудь высокоуровневый стиль ближнего боя, каковых благодаря своей белокурой принцессе Севера я насмотрелся в избытке, мне не хотелось категорически. Давать что-то «мусорное» — тоже, потому как мы все прекрасно знаем, что делает с мусорными техниками Герой Сянси, не так ли? Потому мой выбор пал на стиль Великого Тигра, с которого началось моё собственное обучение в Академии Небесной Звезды. Во-первых, он был довольно неплохой штукой, но в то же время не представлял собой чего-то эпического даже в сочетании с Искусством Дракона: при прочих равных накачка Звёздной Ци давала всё равно больший прирост скорости, чем «тигриный комплекс», боевые же приёмы… практику Огня такого рода боёвка не требовалась. Собственно, потому Великий Тигр и стал чем-то вроде гимнастики для общего развития да «ломиком в рукаве» у некоторых Драконов, что использовали подобное ускорение для как можно более быстрого сокращения или разрыва дистанции. Ага, а потом просто били кулаком в лицо, не заморачиваясь всякими «лапами», «когтями», «укусами» и прочими выкрутасами в исконно-китайском стиле. Ну а во-вторых, этот стиль был очень прост в освоении, требуя всего лишь раз поймать нужный ритм, что при наличии учителя совсем не сложно, а дальше сама отработка комплекса будет шлифовать все твои ошибки, направляя как надо, потому что так будет удобнее, то есть действительно идеальная вещь, чтобы отдать и не париться. Ну что же, начнём-с.
  
  – Ладно, вернёмся к делу, – ещё разок демонстративно размяв кисть и погасив золотистый ореол Ци, поднимаю взгляд на парня. – Та техника, что я хочу тебе показать, брат Ян, носит имя Великого Тигра и разделена на несколько этапов: Малый Проход, Долгий Проход и Последний Проход. Этот стиль прежде всего помогает освоить управление Ци внутри своего тела, чувствовать систему меридиан и правильно насыщать мышцы и кости энергией, чтобы увеличить свою скорость и силу. Потому его можно отнести к высокоуровневым, однако в твоём случае, думаю, изучить его будет проще, чем даже приёмы ступени Кай Юань (1). Для начала, позволь, я просто покажу тебе комплекс движений и что он даёт.
  
  – Конечно, брат Су, – Герой Сянси слушал меня Очень Внимательно. И Зырил-Зырил-Зырил. А ещё мне показалось, что и его Скелет тоже Зырит. Технику «Звёздных Глаз» я сейчас не использовал, но, блин, судя по направленным эмоциям, на меня реально зырили трое, причём два из них были Ян Каем. То ещё ощущение, откровенно говоря. Да ещё и демоническая Ци в даньтяне плещется. Перерабатывать и сроднять её «на ходу» сложно и неприятно, но другого варианта всё равно нет. Впрочем, сейчас я собирался просто показать «товар», выдать ката да «оставить тренироваться» героя сянси, а сам пока вернусь к пещерке и закончу освоение Ци.
  
  – Что же, смотри. Сначала на полной скорости, – и я бодро начал выполнять комплекс…
  
  Вот только не учёл, что тогда я его практиковал на Втором Небесном Уровне, а сейчас я был по объёму резерва около Седьмого, а по качеству — вообще пик Девятки, если не выше. В итоге уже на втором движении я ощутил хлопок раздираемого воздуха, а следующий удар «лапы» с положенным движением Ци натурально создал у меня на руке «когтистую перчатку». Финальное же движение оставило на скале четыре глубоких разреза. На стоящей в паре десятков метров от нас скале.
  
  – Б-брат Су… – ошарашенно произнёс Ян Кай, – ты… ты превзошёл по скорости ветер? – его, кстати, ударной волной сбило с ног.
  
  – Да.
  
  – И… и прорезал ветром со своих пальцев скалу? Там же не было Ци?
  
  – Верно.
  
  – Этот слуга не ожидал встретить Великого Мастера, да ещё в столь юном возрасте, – влез в разговор дух.
  
  – Я далеко не мастер этой техники, просто знаю её, – я покачал головой. – Ну что, брат Ян, берёшься изучить этот стиль? – ага, и не подавать виду, что я сам слегка охреневаю от того, что тут устроил.
  
  – Да, старший брат! – мигом изобразил почтительность, подхалимаж и всё остальное.
  
  – Кхм, тогда смотри на комплекс упражнений, сейчас я покажу его тебе медленно, – я встал в начальную стойку. – Во время выполнения ты начнёшь постепенно ощущать свои меридианы и ток Ци в них, по мере нарастания скорости чувствуя, как лучше её двигать и распределять, но для этого тебе потребуется правильно настроить свой дух.
  
  – Дух?
  
  – Да. Всё в этом мире имеет свой вес, в том числе и мысли. Я неспроста упоминал опасность демонического пути. Порок даёт силу, распаляет её, подобно тому, как ветер раздувает огонь, но каждое действие рождает ответ, и изменённая сила будет культивировать новый порок. И так бесконечно. Даже обладание сильной волей и дополнительной защитой не даёт гарантий безопасности. Изменив свою суть на суть демонического практика, тебе постоянно придётся бороться с самим собой, просто чтобы собой оставаться.
  
  – Этот Мастер очень много знает о демонических искусствах. Этот практик уже и не помнит таких подробностей, – опять влез дух.
  
  – О том, что Демонические техники развития опасны и таят множество подводных камней, знает каждый ребёнок, но в этом-то и проблема — данное знание слишком обыденно и привычно. Люди свыкаются с ним и в какой-то момент просто перестают полноценно осознавать, а потом в дело вступает гордыня. Девять из десяти демонических практиков вступают на этот путь, потому как свято уверены, что они особенные, самые умные, самые осторожные, самые талантливые и вообще практически «Избранные», которые точно не попадутся в ловушку, не оступятся и станут королями мира. При этом их совершенно не смущает, что во всех предыдущих поколениях тоже были демонические искусства и тоже были те, кто их практиковал, но вот королями мира никто из них так и не стал, даже в истории особо не задержался. Гордыня — самый коварный и самый опасный грех. Она ослепляет хуже Алчности и туманит разум сильнее Похоти. И проявляется быстрее прочего. Так что нет ничего удивительного, что демонический практик забыл столь «ничтожные мелочи, что должны беспокоить только слабаков, а не такого Великого Мастера, как Я», – я хмыкнул. – Но мы отвлеклись. Для того, чтобы постичь технику Тигра, нужно настроить свои мысли.
  
  – Уподобиться Тигру? – спросил Ян Кай, продолжая сверлить взглядом мои движения.
  
  – Нет, ты должен придать силы и скорости своей Ци. Кто-то размышляет о сути и силе пламени, мощи пылающих земных недр, лично мне помог образ стремительного горного ручья. Возможно, кому-то ближе будет штормовой ветер: все люди разные, и образ у каждого свой.
  
  – Эта техника нравится мне куда больше, чем предложение есть детские сердца! – воскликнул парень.
  
  – И это не может меня не радовать, – я закончил комплекс. – Теперь повторяй со мной. Надеюсь, к концу нашего импровизированного занятия ты сможешь исполнить Малый Проход Великого Тигра сам. Тогда завтра я смогу показать, как правильно наполнять движения Ци.
  
  – Да, наставник! – ободрился Ян Кай и следом за мной встал в стойку…
  
  Что я могу сказать о занятии… Звёзд с неба парень не хватал, но и «тормозом» не был. Сама техника под его меридианы подходила, откровенно говоря, чуть лучше, чем никак, что я отчётливо видел. И это не могло меня не радовать. Да, был читерный Золотой Скелет, который вот сто процентов что-то там в организме носителя подшаманит. Или у Героя Сянси случится Озарение, и на него снизойдёт Понимание, но я всё-таки испытывал смутную надежду, что сейчас засранец получает просто неплохую технику ближнего боя, а не вундервафлю с симфоническим оркестром и личным дирижёром. Для этой цели я и помогал ему освоить всё как надо, поправляя стойку и движения, как некогда мне самому так же всё поправлял проректор Сюэ. Да, с учётом моей возможности видеть движение Ци, я неплохо заменял учителя с десятками лет опыта преподавания, и такая помощь экономила ему месяцы тренировок, сразу давая прямо под него подогнанный стиль, да ещё и с влёт пройденными узкими моментами по тому, как надо правильно направлять Ци, но всё же это был нормальный прогресс, с нормальным эффектом и прогнозируемым результатом, а не та хрень, которая обычно начинается, когда герой сянси получает «мусорную технику», из который просто на раз лепит вундервафлю уровня «зашибаю Богов мизинцем».
  
  В общем, благополучно доведя его до «входа в ритм» и убедившись, что пусть система меридиан у него и не подходит, но наличие Золотого Скелета это вполне компенсирует (всё же тот был, считай, ещё одной полноценной и раз этак в двадцать более совершенной и развитой системой) и стиль он тянет, я распрощался с «учеником» и пошёл «срочно покультивировать Янь-Ци, чтобы выжечь из себя ту пакость, что успела меня коснуться при уничтожении демонической игрушки». Так что прощание вышло слегка скомканным, но, главное, получилось выдержать нужный образ и не настроить любимчика удачи против себя — неплохая замена приза за лучшую мужскую роль.
  
  Разобравшись же таким образом с роялем Ян Кая, я поспешил вернуться к сестре. Ибо… сам герой ещё не был устранён, а потому красивая девушка-гений продолжала находиться в опасности, тем более если она охраняла двух шикарных близняшек-наследниц соседней секты.
  
  – Брат, – привычно кивнула мне Снежная Королева, впрочем, я вполне смог заметить то облегчение, что она испытала, увидев меня целым и невредимым. Приятно, – ты справился?
  
  – Да. К счастью, мне удалось донести до того младшего понимание опасности того пути, по которому он чуть было не пошёл, – с должной мерой Пафоса и Таинственности заверяю сестру. – Тут, как я вижу, по-прежнему всё спокойно.
  
  – Мимо прошли двое практиков из Грозового Домена, но они не проявили никакого интереса к данному месту, – ответила девушка.
  
  – Ну вот и славно. Благодарю за помощь, сестрица Янь.
  
  – Она не сильно меня обременила, – продолжая излучать Холодность и Суровость, ответила красавица.
  
  – Что же, дальше я могу продолжить присмотр за сёстрами Ху. Прости, что оторвал от дел.
  
  – Глупости, у меня сейчас нет каких-то дел. Или… ты желаешь, чтобы я ушла? – сказано было всё тем же тоном, но вот эмоционально…
  
  – Ох, разумеется, у меня нет подобного желания. Этот молодой человек весьма рад такой компании и такому вниманию от этой прекрасной леди, – заверил я девушку.
  
  – Брат, – она прикрыла глаза, вновь розовея щеками, – я могу понять, почему ты выбираешь порой столь архаичную манеру общения, но почему при этом она столь… столь…
  
  – М-м-м? Что не так в том, что этот юноша говорит правду и называет прекрасную леди прекрасной леди?
  
  – П-перестань! – да-а-а, она не удержала маску и показала свои истинные чувства и эмоции. Редкая картина, а потому особо притягательная. Но хорошего понемногу.
  
  – Прости-прости, но мне так нравится заглядывать под твой облик холодной и отстранённой сестры и видеть те заботу, беспокойство и смущение, что ты на самом деле испытываешь, – честно признаюсь в своём неподобающем поведении.
  
  – Такое поведение не подобает Основному Ученику Небесного Павильона, – вот об этом я и говорил, режим Винтер сразу активирован на все сто сорок шесть процентов!
  
  – Но… мы же никому не скажем? А раз никто ничего не видел, то ничего и не было, – я подмигнул окончательно смешавшейся красотке.
  
  – Если у тебя есть время выводить меня из себя, то лучше потрать его на свою практику! – немного обиделась Янь. Кажется, я всё-таки чуть-чуть переборщил, ладно, будем извиняться и заглаживать вину.
  
  – Сестрёнка, прости своего глупого братика, он просто не может удержаться! – да, я строил жалобные глазки тем самым приёмом, что подсмотрел у одного пушистого засранца, начёсываемого в восемь рук.
  
  – … – Янь скрестила руки под грудью и изображала всем видом своё неодобрение и общее порицание.
  
  – (T_T)…
  
  – …
  
  – (>_>)…
  
  – …
  
  – (Q__Q)//…
  
  – Ради всего святого, Су Му! – не выдержала девушка.
  
  – Ты простишь меня?
  
  – Прощаю-прощаю, только перестань корчить такую жалобную рожицу! О Небеса, как можно быть Мудрым Великим Мастером, превзошедшим саму Смерть, и вот таким вот?!
  
  – Этот практик не совсем понял, сестрёнка Янь им восхищается или осуждает?
  
  – Ты опять?
  
  – Всё-всё, умолкаю. И вообще забиваюсь в уголок и иду культивировать и изучать артефакты.
  
  – Вот то-то же! – довольно покивала девушка, убедившись, что восстановила орднунг и дисциплин. И, достав из недр своего халатика подаренную мной снежинку Экстракта Холодного Снега, тоже уселась медитировать.
  
  Хм-м, окай, по поводу «сестрёнка, а научи меня ледяным техникам» я подомогаюсь до неё потом. Ну или просто подомогаюсь… Нет, плохой Лян Ю! Да, у тебя стресс после общения с Героем Сянси, но нужно держать себя в руках. А потом сходить куда-нибудь с Ся Нин Чан. И близняшками. И сестрёнкой… Так, ладно, вдох, выдох, успокаиваемся, и… вот реально, лучше пойти медитировать и усваивать демоническую Ци. А потом повтыкать в древнее артефактное пространственное хранилище — мозги нужно занимать чем-то полезным, а не это вот всё. Приняв решение (и ещё раз проверив близняшек, чисто на всякий случай, но у них было без изменений), я отошёл немного в сторону, присел на землю и сконцентрировался на чужеродной энергии, бурлящей в даньтяне.
  
  К настоящему моменту она уже практически усвоилась, почти перестав давить на энергетику своей инородностью. Неприятные ощущения всё ещё имелись, но далеко не такие, какие мог бы испытать нормальный практик Боевых Искусств Огня, когда в него разом пропихивают до чёртиков токсичную и концентрированную демоническую Ци, ещё и объёмом где-то с полный резерв пика Третьего Небесного Уровня. По существу говоря, нормального практика (если он не пик Седьмого и выше) такое убило бы в секунду, а кого не убило, того бы покалечило. Но так как я не был нормальным практиком Боевого Искусства Огня, а очень даже, в дополнение к нему, практиковал технику развития Небесного Демона Тёмной Луны, уже имея два из трёх нужных для полного её применения видов Ци, ощущения для меня были лишь немного неприятны, а не до ора в голосину и скоропалительной смерти на месте. Лунная Ци и Ци межзвёздной Тьмы прекрасно подготовили мою энергетику для принятия чисто демонической энергии, а наличие Звёздной и Солнечной ещё и дополнительно предохраняло от негативных эффектов контакта. Короче говоря, оставалось мне сделать последний рывок, а именно — запустить эту Ци по кругу цикла развития и гонять до тех пор, пока не произойдёт окончательное приобщения даньтяня к новому виду энергии.
  
  В общем… ещё раз воскрешаем в памяти страницы описания родовой техники, убеждаемся, что ничего не напутали, и действуем. Для начала осушим меридианы от родной Ци, чтобы не размывала и не мешала слиянию, а потом аккуратно зачерпнём из даньтяня демонической и, сдобрив её маленькой капелькой Ци лунного спектра, двигаем по магистральным энергоканалам к нижней части спины, оттуда к темени и так далее…
  
  Ощущения от процесса «слияния», даже с учётом всех «смягчающих обстоятельств», были не самыми приятными. Не сравнить с тем, что я испытывал при «откате» во время прокачки Ю Нин, но всё равно неприятно, однако сказывались опыт и общая насыщенность, так что подобные ощущения долго не продлились — час или около того, и я ощутил, как «сломалась» некая преграда и моя Ци «познала» демонический аспект, его свойства, структуру — и теперь могла принимать его.
  
  Как и всегда при приобщении даньтяня к новому виду Ци, резерв этого самого даньтяня чуть-чуть подрос. Заметно, но не сказал бы, что больше, чем от убийства местных топовых Демоничесих зверей, из которых мы добывали зачарованные ядра — там, даже не вытягивая энергию полноценным Поглощением, а получая только за факт присутствия при убийстве, я нарастил побольше, чем получил сейчас. Однако… на этом моменте началось то, чего я никак не ожидал. Вместе с резервом подросло и качество моей Ци. Это не являлось Прорывом в привычном понимании данного термина, но свойства, плотность, насыщенность… Не знаю, с чем это сравнить. Если приобщение к Ци нейтронной звезды было похоже на впрыск закиси азота, а то и кислорода напрямую в «камеру сгорания» двигателя, то вот демоническая… словно на место встала последняя деталь паззла, позволяя увидеть цельную картину. Разве что с «подозрениями», что паззлов таких на самом деле ещё миллионы и миллионы, новые тоже мне могут что-то дать, но это будут мелочи — небольшие штрихи, полезные, приятные, но никакого сравнения с тем ощущением Цельности, что я только что испытал. Хотелось вскочить на ноги, испытать новый вид энергии, почувствовать эту «необоримую космическую мощь»… Я внутренне поморщился и вернул своей Ци «монолитность». Сам ведь объяснял Ян Каю, что тут «демоничность» реально давит на мозги. Если так подумать, то вполне возможно, что и мразотность моих соклановцев из Тёмной Луны изначально была обусловлена этим, а потом ещё и «воспитание» наложилось, хотя… так ли важно, что есть причина, а что следствие, если они постоянно перетекают друг в друга, дополняют? Чёртова информационная составляющая Ци…
  
  Вздохнув и успокоив мысли, я ещё с часик погонял классическую культивацию, что по-прежнему «вставляла», тем самым полностью успокаиваясь и приходя в благодушное настроение. Хорошо быть китайским нарком… культиватором, да.
  
  В общем, мысли в порядок привели, теперь можно и другими вопросами заняться. Значит, активируем глазки и начинаем аккуратно «тыкать палочкой» в колечко.
  
  Так, проверка номер один, в смысле, мы просто рассматриваем массив.
  
  Угу. А теперь снимем кольцо. Есть изменения? Есть! И много. Ага, вот здесь и здесь… теперь наденем… угу, всё вернулось обратно. Снимем. Наденем. Снимем. Понятненько. Теперь попробуем построить эти вещи отдельно и попробуем угадать, что эта фигня делает, поскольку сейчас у меня идей вот вообще нет.
  
  Несколько очень насыщенных часов спустя.
  Ковыряние в кольце дало много интересных мыслей и идей. Кое-что я понял, кое о чём только подозревал, а что-то вообще оставалось для меня «тёмным лесом». Самым неприятным было пресловутое «Ци-программирование». Я всю жизнь работал с Ци-массивами. «Паял платы», если угодно. Да, я мог спаять «транзистор», да чего там, в принципе, я мог сделать и полноценный «микропроцессор», но все мои навыки были на уровне «схемотехники». Да, сложной, да, эффективной, но это были именно схемы. Всякие «ключи-переключатели», «дорожки», «лампы», «резисторы», «тиристоры» и прочие «диодные мосты». Нельзя сказать, что я на подобном собаку съел, но я мог понять там, что-куда-как-зачем-почему: какой требуется «входной сигнал», какие у него должны быть «напряжение», «частота», «цвет» и так далее; что с этим сигналом сделает массив; какой будет «выход» — эффект и так далее. То есть я собирал «эффект» именно «на схеме», действовал на уровне «механического вычислителя», если утрировать и упрощать. Соответственно, я вполне смог разобрать и даже повторить массив «пространственной складки», куда и помещаются вещи. Да, он был сложен и в моём исполнении такое наноситься должно скорее на шкатулку, а лучше сундучок, чем на небольшое кольцо, но тут вопрос повышения уровня и, соответственно, тонкости манипуляций энергией. Проблема состояла в том, что я из данного массива «на схеме» не мог бы ничего вытащить и ничего туда убрать. Поскольку всё «управление» закладывалось именно через информационную составляющую Ци. То есть сам по себе конструкт был тот же самый… ну, хорошо, местами чутка излишне усложнённый касательно того, что можно сделать на «голой схеме», хотя… другими местами, наоборот, упрощённый, но не в этом суть! А суть в том, что… тут реально был «управляющий модуль», который цеплялся на привычную мне «схему» и рулил ей, включая и выключая так, как нужно. По тонкости исполнения… это как с того пресловутого «механического вычислителя Паскаля» перейти к полноценному «ПэКа». То есть, понаблюдав ещё несколько часов, я смог «вручную» использовать массив для убирания или доставания вещи (всё это время массив поддерживал, ибо не хочу узнавать, что случится с вещью в исчезнувшем массиве, предварительно не засев в надёжном бункере посреди пустыни и с «телепортом» наизготовку), но это было сложно, выматывающе, долго, приходилось каждый раз «считать схему», поскольку под разные предметы она была разная. Чуть-чуть, но разная.
  
  В итоге, потратив ещё энное количество времени, я… смог тупо копирнуть «управляющий блок», просто повторив свойства Ци в его части. И оно работало! Это было офигенно! Но я понятия не имел, как оно работает. Я не мог как-то подкрутить и изменить программу, а просто «спиратил» её. И хорошо, если реально без «багов». В общем, как вернусь, нужно пытать деда, мастера Мэна и всех, кто подвернётся под руку, на тему Ци-ориентированного программирования. Без него делать что-то сложнее конструкта, который может только во вкл/выкл (даже если сам конструкт при этом активирует портал или армагеддон), будет если не невозможно, то зело сложно точно. Свой вариант «колечка», кстати (точнее, «пространственного массива»), я после пары самых простеньких испытаний развеял нафиг. Ибо… вот ОНО спокойно «запечатывало» при активации всё, что находилось рядом: воздух, землю, жучков-паучков… ага, и выплёвывало их тоже всех и сразу. Жучки-паучки, кстати, такой операции не переживали. Так, собственно, я и понял общие свойства «управляющего блока» и принцип его работы: он виртуозно считывал «сигнал Ци», что приходил по пальцу, касающемуся «схемы», активируя массив таким образом, чтобы тот забирал/отдавал только конкретный предмет, «описание» которого задавал сам пользователь, просто неосознанно наполняя свою «духовную силу» конкретным намерением. Да, колечку хватало и такого «информационного слепка» для корректной работы. А ещё в том блоке, как я понял, было дофига «защиты от дурака». Например, кольцо не работало с живыми организмами. Просто не убирало их. А вот если организм убить — то без проблем. Как я понимаю, сделано потому, что в том подпространстве живые не выживают и создатель кольца не хотел, чтобы пользователь случайно прибил, например, любимого питомца, которого захотел взять на ручки, а его Ци стало иметь отпечаток «хочу взять вот этого котэ». Аналогичное ограничение было на габаритные предметы. Найденный мной валун на пару кубических метров запечатался без проблем, а вот такой же, но уже кубов на двадцать — ни в какую. То есть присутствует блок на «расход Ци», и тот объём, что я пытался взять, потребовал бы такого объёма Ци, что мог выжечь сам массив. Ну или «выпить» незадачливого практика, а потому — тоже ни-ни. Кстати, если снять кольцо с пальца и тем самым прервать контакт с Ци носителя, то оно вообще уходит в «спящий режим», видимо, чтобы не запечатало… ну, например, само себя или труп прошлого владельца — тогда ведь контакт с Ци хозяина тоже прервётся…
  
  В общем, артефакт, без дураков, шикарный, пищи для размышлений даёт массу. Повторить могу… Так, не думать о том, что я псевдокитаец, который разобрал псевдотехническую приблуду и теперь может делать её нелицензионные копии!.. Кхм, о чём бишь я? А, штука, безусловно, замечательная, но если механику её работы я понял, то вот как настраивать алгоритмы управления — вообще по нулям. И это печалит. Мне нужен учебник по Ци-программированию! И я не слезу с мастера Мэна, пока он его мне не выдаст, да! Должны же тут быть хотя бы основы артефакторики? Тут же дофига у всех артефактов!
  
  От дальнейших мыслей по завоеванию мирового господства, в смысле, просвещения себя любимого, меня отвлекло дуновение холодной Ци, что пришло со стороны, где сидела Су Янь. Располагались мы подле пещеры этаким равносторонним треугольничком, где в одном углу сидели сестрёнки Ху, а мы на равном (где-то шагов в сорок) удалении от них и друг друга по бокам, чтобы блокировать все подходы. Это я к тому, что порыв Ци уже был несколько ослаблен и сглажен расстоянием, однако я всё равно чётко уловил, что составляющая его энергия несколько усилилась и погустела относительно того, что было раньше.
  
  – Ты перешла на четвёртую ступень Чжэн Юань (4)? – быстро подойдя ближе, с улыбкой разглядываю, как изменились её меридианы.
  
  Рост энергосистемы был много скромнее, чем при привычных мне прорывах с одного Небесного Уровня на другой, но вот сама её сила, хоть и сохранила свою «духовность», стала заметно ближе к той ледяной Ци, которой владел я. Неудивительно, вообще-то, ведь я не только дал ей в качестве образца и источника энергии для поглощения Экстракт Холодного Снега, я ещё и создал его из Ци практика Девятого Небесного Уровня, прошедшего «Возврат к Истоку» и операцию по улучшающей перестройке энергетики, то есть эта маленькая снежинка была в разы качественнее того Экстракта, который я сам нашёл когда-то в пещере с Алебардой Ледяного Дракона.
  
  – Да, – девушка, кажется, и сама чувствовала, что этот Прорыв дал ей много больше предыдущих, или же протекал он для неё как-то отлично от них чисто по ощущениям в теле, так как сидела Су Янь, всё ещё прикрыв глаза, чуть раскрасневшись и явно приходя в себя, ещё и взбурлившую внутри Ци успокаивая с некоторым трудом, насколько я могу судить по тому, что видел в её меридианах.
  
  – Поздравляю, – ещё сильнее улыбнулся я, не скрывая в голосе свою радость за неё. – Вижу, тебе нужно немного времени, чтобы успокоить напряжение в меридианах. Отдыхай, а я пока приготовлю чай. Тебе какой сорт: «Глаза Феникса», «Дыхание Гор» или «Цвет Солнца»?
  
  – Второй, – улыбнулась краешком губ девушка, так и не открывая глаз. – И я до сих пор не могу поверить, что, собираясь в опасное исследование древней Пещеры Наследия, ты взял с собой не оружие, не пилюли, не броню, а… чай.
  
  – Хороший чай, – внёс я важное дополнение.
  
  – … – поднявшиеся было в намёке на улыбку кончики губ девушки опустились.
  
  – Что? И попрошу заметить: ни броня, ни оружие, ни лекарства мне не потребовались, а чай мы пьём каждый день!
  
  – Знаешь, – вздохнула сестра, – я, кажется, начинаю привыкать к тому, что раньше назвала бы безумием…
  
  
Глава 15
  
  Следующие два дня прошли довольно рутинно. Нет, не то слово, лучше «в похожем ритме», да. Я потихоньку осваивал техники Небесного Павильона, включая местный способ полёта, восстанавливал родной арсенал, а по ночам начал аккуратно прощупывать технику телепортации на тёмной Ци, показанную Е Синхэ. Су Янь тоже оценила удобство пещерки, в том смысле, что тут она могла спокойно сидеть и культивировать-медитировать, пока её никто не трогает. Что мешает ей так же спокойно сидеть в ледяном домике в лагере, сестра не сказала, так что я подозревал, что настоящая причина её присутствия — это контроль за «глупым младшим братом». В том смысле, что у нас тут две «спящие красавицы»-близняшки, которые неоднократно показывали, что очень не против стать с означенным братиком ближе. И пусть в честности и осмотрительности брата она уверена (ну-у-у, мне хочется на это надеяться, и вообще, что-то проделывать со спящей девушкой — фу таким быть), но вот как поведут себя «две вертихвостки», когда проснутся и окажутся наедине с таким беззащитным Су Му… Ну или я накручиваю ситуацию, и на самом деле всё куда проще. В любом случае, компания шикарной голубоглазой брюнетки, с которой можно поболтать, немного посмущать и попить чайку, мне нравилась и ничуть не напрягала, так что почему бы и нет?
  
  Правда, я у пещеры сидел далеко не безвылазно — не стоило оставлять китайских сектантов-культиваторов совсем уж без надзора, так что, оставляя присмотр за близняшками на Су Янь, я отлучался до лагеря, проверял, как там обстановка, выдавал ценные указания, перерабатывал часть Травы в Вещества, запрятал в колечко свои запасы, как пилюль, так и растений, с которыми не знал, что делать (а такие встречались)… тренировал Ян Кая. Ибо обещания нужно выполнять, особенно когда даёшь их грёбаному Герою Сянси. Который за день апнулся уже до пятой ступени Кай Юань (1), кушая мои пилюли и повторяя показанные ката. Ага, без сна и отдыха… Короче, «слабак-мусор» начал Превозмогать и Прокачиваться. А ещё ему начала строить глазки Лянь Чу Дэ — та самая девушка с большими, кхм, глазками. Впрочем, судя по тому, что я ощущал, наш Избранник Судьбы уже Преисполнился и начал «презирать прогибающуюся под любым сильным практиком подстилку». Ну или что-то в этом роде, откровенно говоря, мне было пофиг, я просто выполнял свои обязательства по передаче ему техники. Как и ожидалось, с энергетической составляющей у Ян Кая возникли проблемы: его система меридиан просто «не тянула» все те переходы Ци, что требовались для максимально эффективного исполнения техники. Тем не менее «базис» он освоить смог, а дальше я его заверил, что остальное совершенствование приёма в его руках, я могу лишь дать базу. И перешёл к показу «Долгого Прохода», который Ян Кай освоил уже быстрее, чем несколько напряг мою паранойю, но… будет враньём сказать, что я этого не ожидал. Герой сянси, что с него взять? Хотя хочется верить, что и я не самый плохой учитель.
  
  Но вот к середине третьего дня медитации сестрёнок Ху бдение наше по их охране подошло к концу. И началось всё с того, что Ци девушек пришла в движение и как-то причудливо переплелась, создавая почти на минуту нечто очень похожее на ту систему «качелей», что применялась в технике парной культивации, которую мне передала леди Шангуан Сюань. Правда, именно похожее, а не точно соответствующее. Девушки не касались друг друга, не пытались влить свою Ци в определённые узлы меридиан, да и паразитных потерь, которые в известной мне технике гасятся «демпфером» в виде купели с водой, у них не было. А было именно этакое переплетение противоборствующим круговоротом родной Ци близняшек прямо в воздухе между ними, с последующим смешением и втягиванием смешанного спектра обратно. И получилось у них это так легко и просто, вообще без малейших шероховатостей и побочек, что, по всей видимости, изумило и самих девушек. Ху Мэй'Эр даже рассмеялась от избытка чувств.
  
  А ещё… Ну да, от такого буста (как-никак впитала половину резерва старшей сестры, что стоит на второй ступени Чжэн Юань (4)) бодренько сама шагнула на пятую ступень Кай Юань (1), причём вновь без малейших спецэффектов и побочных последствий, вроде перенапряжения меридиан и типичного для практиков этого мира желания стравить лишнюю Ци при её избытке.
  
  – Поздравляю, – вновь первым подошёл я к месту действия, впрочем, Су Янь скорее просто не спешила подходить, а не я оказался таким резвым.
  
  – Спасибо, – абсолютно одним тоном и с одинаковыми улыбками ответили вставшие на ноги близняшки.
  
  – Можешь угадать, кто я? – тут же хитренько ухмыльнулась старшая, предварительно понизив привычный «флёр» своей силы, чтобы не отличаться от младшей.
  
  – Сестрёнка Цзяо, как можно угадывать, если я помню, кто из вас куда садился? – отвечаю ей с тем же выражением. Правда… внутренне признавая, что визуальная разница между ними, и так не слишком существенная, неожиданно стала ещё меньше. В том смысле, что те мелкие, неосознанные детали, что составляют собой манеру человека держать себя, вроде положения рук, особенностей мимики и выражения глаз, у них будто смазались.
  
  – Хо! Как ты мог так быстро убить всю интригу? – между тем шутливо попеняли мне в ответ. – А как же возможность сказать что-нибудь романтичное, чтобы подчеркнуть, как хорошо ты нас изучил?
  
  – Хм… – перевожу взгляд на чуть порозовевшую от смущения поведением сестры Мэй'Эр. – А вообще, это действительно изумляет. Ваши язык тела и мимика стали практически идентичными, причём… вы обе приобрели привычки держать себя друг от друга. Они у вас и раньше были похожи, но это что-то совсем запредельное… – уважительно качаю головой. – Ещё и ваша Ци изменилась. Мелкие отличия в качестве и спектре ещё заметны, но… это изумительно!
  
  – Во-о-от, уже гораздо лучше, брат Су, эти леди очень рады твоей похвале.
  
  – Что же, – вмешался в наш диалог холодный голос, – раз "этим леди" больше не требуется присмотр от мужчины, что не входит в их клан, то, думаю, они далее смогут обходиться без нас, – ну да, разумеется, «суровая старшая сестра» не могла не вмешаться и не приструнить "этих проклятых вертихвосток".
  
  – Ох, и тебе привет, Су Янь, – гордо сложила руки на груди Цзяо'Эр, глядя на мою сестру с некоторым вызовом и капелькой укора.
  
  – Сестра Янь так плотно опекает своего братика, – вторила Мэй'Эр, явно вспомнив, кто тут у нас подстрекательница и прохиндейка, – неужели она опасается, что мы как-то навредим нашему брату Су?
  
  Я уже давно заметил, что реакция «Злобной Старшей Сестры», которая пытается их гонять, близняшкам очень нравилась и частенько они «домогались» до одного скромного ученика Небесного Павильона из желания не столько подомогаться (хоть и не без этого), сколько насладиться негодованием «Снежной Королевы».
  
  – Нашему? – мрачный взгляд синих глаз превратился в прищур и приобрёл лишние полтонны веса. А ещё сейчас от неё отчётливо тянуло ревностью. М-м-м, приятно. Но надо это дело прекращать.
  
  – Как бы то ни было, правильно ли я понял, что вы смогли получить некое Наследие?
  
  – Да, – кивнула старшая. – Древний Мастер, который здесь умер, оставил воспоминания о технике под названием «Божественное искусство близнецов».
  
  – Практиковать его могут только очень похожие друг на друга братья и сёстры, – продолжила Мэй'Эр, да так, что на слух это было словно продолжение фразы одним и тем же человеком, настолько незначительны были отличия в голосе и тоне.
  
  – И это искусство идеально для нас подходит, – взяла эстафету буквально просиявшая от радости Цзяо'Эр. – Так что я действительно должна поблагодарить тебя за помощь!
  
  – Если бы не ты, мы бы могли никогда не найти эту пещеру! – расцвела и Мэй'Эр, изливая на меня волны концентрированной благодарности и мило розовея щёчками.
  
  – Вот оно как… – значит, их внезапно усилившаяся похожесть — это не спонтанная флуктуация и случайность от метода поглощения информации, а логичный результат действия техники, что они освоили и, очевидно, уже начали применять. – Что ж, этот практик искренне рад за сестрёнок и ещё раз их поздравляет! – улыбаемся и закладываем руки за спину. – Но, думаю, вам хочется немного размять ноги, а я пока приготовлю чаю — после трёх дней медитации пара-другая пиал не помешает, как на мой взгляд.
  
  – Ох, брат Су… – синхронно воскликнули сёстры Ху, – с каждым мгновением ты становишься всё лучше! – и, коротко переглянувшись с хорошо различимой хитринкой в глазах, так же синхронно чмокнули меня в щёки под убийственным взглядом Янь.
  
  После чего весело рассмеялись и действительно вышли "размять ноги". Ибо пусть культиваторы и могут контролировать свой организм куда как лучше людей простых, но тут Ци не столь "материальна", а потому многие "свойства организма" контролировать могут в ограниченном объёме. Это я про то, что три дня они, конечно, промедитировали, но вот попить и сбегать до кустиков им всё-таки надо.
  
  Увы, действительно рассесться и начать сеанс дружеского чаепития нам было не суждено. Я ещё только начинал засыпать высушенные листья чая в подготовленную воду, как неожиданно над лесом прокатился далёкий рёв, сдобренный волной агрессивной Ци. Уже почти рассеявшейся и совершенно безопасной, но более чем достаточной, чтобы ощутить в ней пресловутое «убийственное намерение» и ярость, с которой та была выпущена.
  
  – Этот рёв… – подняла лицо к небу Су Янь, осекаясь на половине фразы.
  
  – Что это?! – не на шутку испугалась Ху Мэй'Эр, которая тоже только-только вернулась из кустиков вместе с сестрой.
  
  – Неужели… тот зверь Шестой Сферы?! – почти одновременно с ней высказала предположение Ху Цзяо'Эр.
  
  И верно, судя по качеству Ци, пришедшей в волне, это был уже знакомый нам Демонический зверь пика Шэнь Ю (5), который всё это время спокойно себе спал, не обращая никакого внимания на человеков, рыскающих вокруг. Ну, или ещё один схожий с ним по мощи, неведомо откуда и как вылезший. Я хочу сказать, мы ведь уже перебили восемь из девяти найденных монстров подобного калибра, и больше им взяться было просто неоткуда, разве что Ян Кай смог откопать где-то ещё одну скрытую пещеру с «секретным боссом».
  
  – Что за безрассудный идиот раздразнил его, пока мы все здесь? – продолжила негодовать старшая из близняшек.
  
  – Нет времени, – одним тоном срезала все дальнейшие прения Су Янь, уже взмыв в воздух. – Звук пришёл со стороны лагеря Небесного Павильона. Нам с Су Му нужно спешить! – и, бросив короткий взгляд на меня, убеждаясь, что полностью разделяю её чувства, рванула в указанном направлении.
  
  – Я помогу! – мгновенно сориентировалась Цзяо'Эр. – Сестра, ты… – повернулась она было к младшей, но я опередил её слова, уже подхватив Мэй'Эр на руки.
  
  – У нас действительно нет времени, – поясняю на удивлённые взгляды двух пар аквамариновых глаз, после чего формирую массив полёта и на всей скорости стартую за Су Янь.
  
  Когда мы прибыли, бой был в самом разгаре. Монстр, имеющий форму этакой гигантской коричневой черепахи с хвостом, как у какого-то из видов динозавров — не помню названия, но у него был такой очень характерный хвост с большим, тяжёлым шариком-наростом на конце… В общем, Демонический зверь в форме черепахи метров тридцати в длину и пятнадцати в высоту, с как раз таким хвостом, вовсю щемил дезорганизованные ряды учеников в сине-белых одеждах, большинство из которых были ещё живы явно только потому, что отчаянно драпали и петляли между деревьями, которые пусть немного, но осложняли манёвр зверю. Сносил он вековые сосенки и прочие осины круче любого бульдозера, но те всё равно закрывали обзор и требовали на себя времени, что и спасало людей. Огрызаться пытались лишь несколько ребят стадии Ли Хэ (3) и парочка находящихся на пике Ци Дун (2), но все их усилия шкуру монстра даже не царапали, в то время как он мог сломать им все кости буквально одним ударом, о чём свидетельствовали уже несколько покалеченных тел.
  
  – Подожди здесь, – спускаю Ху Мэй'Эр в стороне от траектории движения монстра.
  
  – Будь осторожен! – успела пожелать мне девушка, на что я лишь кивнул и, ускорившись ещё сильнее, помчался к месту боя.
  
  Там же, с прибытием Су Янь, что вылетела первой, наметилось некоторое облегчение обстановки. Тварь для девушки всё ещё была слишком сильна, но отвлечь её на себя и замедлить потоком ледяных атак она смогла. Это из хороших новостей, а вот из плохих… В рядах бойцов Небесного Павильона я заметил лицо Се Хун Чэня. И это на самом деле была плохая новость. Ведь, несмотря на то, что до нашего появления он тут был, очевидно, сильнейшим из защитников лагеря, его просто не должно было в нём быть. Он же свалил в «свободное плавание» и все эти дни держался от нас так далеко, как только мог, ещё и дружков-подчинённых своих из Зала Смотрителей сманивая. И это был точно не тот человек, который может «прийти на помощь, отбросив личные обиды». Сферический гений-мудак-культиватор в вакууме, каким по жизни был Се Хун Чэнь, скорее бы выпил яду, чем пошёл рисковать жизнью за каких-то «отбросов», что стоят ниже него в иерархии, а то и являются прямыми конкурентами. Нет, обладай он достаточной силой, чтобы легко завалить Демонического зверя, он бы мог прийти на помощь, так сказать, попонтоваться и «поднять очки репутации», но он всё ещё был на пике Ли Хэ (3), даже не на первой ступени Чжэн Юань (4), и никак не мог бы справиться с Демоническим зверем Шестой Сферы. А из этого следует только один вывод: он сюда не помогать пришёл, он здесь потому, что у него нет выбора.
  
  – Что здесь случилось? Почему напал зверь? – требую ответов, спустившись подле одного из раненых, которому досталось ударом хвоста монстра. Естественно, тут же начиная его лечить, а то даже без техники Звёздных Глаз было видно, что сломанные рёбра пробили лёгкие в нескольких местах.
  
  – Кха… я… – закашлялся кровью парень, когда моя Ци начала выправлять повреждения.
  
  – Сейчас будешь как новенький, а пока сформулируй чёткий ответ — времени мало.
  
  – Кха-кха… я… не знаю… Я видел только, как зверь мчится к лагерю и от него убегают наши братья…
  
  – Понятно. Держи, – достав из сумки на поясе флакончик, извлекаю из него золотистого цвета пилюлю и вкладываю её в рот пациенту. – Это Золотая пилюля жизни, – озвучиваю название препарата, считающегося тут одним из лучших для заживления ран, спасибо Ся Нин Чан за показанную рецептуру. – Лёгкие и позвоночник я восстановил, дальше пусть работает она, а я пошёл спасать остальных.
  
  – Се Хун Чэнь! – злой крик сестры застал меня на половине пути до ещё одного парня, доживавшего последние секунды жизни. – Я не собираюсь с тобой играть! Что ты взял?!
  
  – Су Янь! – ответил ей не менее злой и нервный мужской крик. – Почему ты подозреваешь меня?! Если бы я что-то взял, то не прятал бы!
  
  Понятно, известные подозрения относительно роли неожиданного гостя возникли не у меня одного — умная старшая сестрёнка тоже умела сопоставить два и два, – думал я, уже присев у откровенного полутрупа и спешно вливая в него целительную звёздную Ци, второй же рукой уже формируя массив «Града Огненных Лезвий».
  
  В этот же момент в отсветах боя появились уже не только бело-голубые, но и розовые вспышки Ци, ещё сильнее связавшие Демонического зверя на месте. Насколько я мог видеть со своего ракурса, Су Янь и Ху Цзяо'Эр тоже не могли пробить броню монстра, но своими ударами всё-таки его пронимали, заставляя болезненно реветь и переключать внимание на себя, тем самым давая время остальным ученикам перегруппироваться и отступить, а мне — спасти жизни нескольким парням, что пытались защитить своих товарищей по секте.
  
  Впрочем, мой массив уже тоже был готов, пусть из-за распределения внимания на два направления и потребовал на себя больше времени, чем я привык. Однако это не помешало мне его активировать и запустить в спину гигантской черепахи штук тридцать огненных болидов. Огненных болидов на Ци, имеющей качество теперь уже, скорее всего, точно Десятого Небесного Уровня.
  
  Животное умерло мгновенно.
  
  То есть его буквально прошило до земли, сквозь весь панцирь, мышцы и кости.
  
  С момента, как я только увидел происходящее на поле боя, ещё держа на руках Ху Мэй'Эр, прошло от силы секунд двадцать — скорости, на которых всё происходило, были много выше, чем доступно обычному человеку.
  
  – Се Хун Чэнь, – в опустившейся на поле боя тишине, не дав умереть всем, кому смог, и потратив ещё с десяток пилюль, подошёл я наконец к собрату по секте, – ты же не украл ничего у этого монстра?
  
  – Ч-что? Как брат Су мог такое подумать? Разумеется, я ничего такого не делал! – нагло соврал мне в глаза этот ушлёпок, активно бегая глазками и взопрев.
  
  – Ага, я так и подумал… – мои глаза нашли на его поясе сумку. Ускорение, и… моя рука достаёт яйцо. Хорошее, тяжёлое и полное Ци, при этом размером где-то со страусиное. – Тогда этой вещи у тебя быть не должно, не так ли?
  
  – Это моё! Я нашёл его в совсем другом месте. Как вы можете меня обвинять? – продолжая нагло врать, Се Хун Чэнь неосознанно отступил назад со взглядом загнанной крысы.
  
  – Ты… – опустившаяся рядом Су Янь источала натуральную жажду убийства. – Ученики Небесного Павильона погибли! Его лучшие ученики! Наставники непременно об этом узнают. Твои дни в Павильоне сочтены!
  
  – Думал, что можешь прятаться за чужими спинами? Слабак! – изливая океан презрения и отвращения в каждой нотке голоса, присоединилась к ней Ху Цзяо'Эр, тоже спустившаяся подле нас на землю.
  
  – Подержи-ка, сестрёнка Цзяо'Эр, – я передал яйцо старшей из близняшек и шагнул ближе к мудаку.
  
  – Б-брат Су, ты что хочешь сделать? – начал пятиться тот.
  
  – Твои алчность и подлость стоили жизни нескольким куда более достойным, чем ты, людям. Пусть их уже не вернуть, это не в моих силах, но в моих силах сделать так, чтобы ты больше не смог причинить никому вреда.
  
  – П-постой, братья не должны убивать друг друга!
  
  – Вряд ли ты думал об этом, когда прикрывался своими братьями. Впрочем, я — не ты. И не буду тебя убивать.
  
  – Нет? – он немного приободрился.
  
  – Нет. Твоя смерть ничего не даст. А вот жизнь… жизнь станет уроком и напоминанием тем, кто думает последовать твоему примеру, – и я нанёс несколько ударов.
  
  Первый — в даньтянь, разрывая тот в клочья. Ещё десяток — по основным меридианам. Это собственная Ци не может повредить хозяину, да и то, как я узнал под конец пребывания в империи Чжоу, находятся гении, что умудряются об себя покалечиться. Однако чужая Ци редко когда бывает полезна. Тем более если сделать её агрессивной и знать, куда бить. «Разрушение Культивации» — приём известный и доступный любому практику, начиная с Третьего Небесного Уровня, когда появляется возможность выброса Ци за пределы организма. Только используется он архиредко, поскольку к боевым его можно отнести с большой натяжкой. Почему? Потому, что тебе нужно пробить сопротивление чужого организма, ввести туда свою Ци в количестве, чтобы этот самый организм её не смог подавить, и в то же время — не столь много, чтобы убить. Это сложно. В бою — ещё сложнее. А с учётом требований… подобным образом могут развлекаться только в случае, если использующий приём практик превосходит жертву на Небесный Уровень, а то и на два. В рамках восточного деспотизма, в конфликте, где появляется желание применять такие приёмы, все, как правило, сразу бьют наповал — это быстрее, проще и надёжнее. Но вот если ты хочешь по полной «опустить» врага, объявить кровную месть и прочие интересные штуки, то да, можно использовать. Помнится, в неслучившемся варианте событий Е Синхэ именно так «убил культивацию» всем наследникам Тёмной Луны, за исключением того меня, поскольку тот оказался столь же милым и хитрожопым парнем, как и я (что неудивительно, ведь он — это и есть я, просто без дополнительного багажа знаний), и вовремя успел «сгладить углы» с Героем Сянси, а потом и вовсе использовать в своих интересах. Но вернёмся к нашей действительности. В этом мире подобный приём тоже знали, но был он прерогативой практиков Шэнь Ю (5), полагаю, из-за тех же ограничений, что и в прошлом мире. Только тут Ци была «легче», а потому нужный «уровень воздействия» открывался на более высоких ступенях.
  
  – А-а-а-а-а-а-а! – вопя от боли, Се Хун Чэнь рухнул на землю и принялся по ней кататься. Впрочем, скоро он затих — потерял сознание.
  
  – Что ты сделал с ним, брат? – осторожно спросила Су Янь. Остальным тоже было интересно услышать, хотя и чувствовали себя они очень некомфортно. Да чего там, от них откровенно тянуло страхом.
  
  – Уничтожил его культивацию. Как бы он теперь ни старался, но вряд ли когда-нибудь поднимется выше Второй-Третьей ступени Закалки Тела, – окидываю взглядом притихших сектантов. – И так будет с каждым, кто считает, будто, прикрываясь своими братьями и сёстрами, обрекая их на гибель, сможет добиться успеха в своих начинаниях, – атмосфера на поляне стала куда как тяжелее, а страх окружающих усилился.
  
  Далеко не у всех, кто-то, наоборот, начал едва ли не «светиться» одобрением, направленным в мою сторону. В основном те, кто честно работал и приносил ништяки, за что получал более чем щедрую плату. Видимо, им импонировало, что «старший брат Су» — не только «щедрый добряк», что поможет, поделится ништяками и вообще милаха, но и способен, в случае чего, на показательные казни и массовые расстрелы. Не забываем, что у нас тут восточный деспотизм, и потому, когда культиваторы видят только пряник, они начинают считать, что их где-то напаривают, и оттого нервничают. Когда же «милаха-добряк» берёт и отрывает голову сначала крутому Демоническому зверю, а потом идиоту, что его сагрил, то остальной народ облегчённо выдыхает — им попался просто «добрый господин», очень добрый и на которого работать сплошное удовольствие, но не «блаженный», от которого не поймёшь, что ждать. Да, культиваторы странные.
  
  А вот компашка прихлебателей свежеиспечённого инвалида явно собралась дезертировать из Павильона, где есть такой «суровый начальник». И это, в принципе, нормальная реакция, тем более если имеешь рыльце в пушку или планировал… ну, например, поотжимать у более слабых товарищей их ништяки.
  
  – Суровое наказание, но более чем справедливое, – высказалась Ху Цзяо'Эр. И Су Янь в кои-то веки согласно с ней кивнула, что однозначно не добавило ей настроения, но что уж теперь.
  
  – Так, раз с этим закончили, несите ко мне пострадавших. Самых тяжёлых я успел подлечить, но, возможно, у кого-то есть не столь критичные травмы… – закончить мысль я не успел, поскольку планы пришлось резко менять: из туши черепахи выпорхнуло очередное Ядро с массивом, и стоило ему оказаться вне трупа, как от него последовал импульс Ци, что — вот незадача! — вызвал ответную реакцию у остальных Ядер меньших монстров.
  
  Те поднялись в воздух, вырываясь из сумок и мешков, после чего закрутились вместе с «черепашьим». Выглядело красиво, а ещё я видел, как «собирается» тот самый второй массив и переходит в рабочее положение. Погода начала резко портиться, да и в целом… не нравилось мне то, что происходит, в том смысле, что вокруг ядер уже начинал крутиться откровенный смерч — и он очень быстро увеличивался в размерах.
  
  – Мы немедленно должны отойти на десять миль! Все, кто хочет жить, должны отойти! – внезапно закричал… Ян Кай. И, чёрт подери, если Герой Сянси говорит такое, то сначала нужно свалить, потом уже задавать ему неудобные вопросы, вроде того, с чего он это решил и откуда такая точность.
  
  – Помогите раненым и эвакуируйте тела погибших! Все отходим на десять миль! Это приказ!
  
  – Эй, почему старший брат Су прислушался к этому Ян Каю? – донёсся до меня голос одного из учеников Павильона. Ну да, ну да, разумеется, согласно всем канонам (и, откровенно говоря, Здравому Смыслу), предупреждения «паникёра-слабосилка» присутствующих «кр-р-рутых сверхлюдей» не убеждали.
  
  – Так или иначе, это приказ старшего брата Су! – шикнул на говорившего сосед. – Лучше помогли мне! – и практики Небесного Павильона забегали, в темпе вальса исполняя поручение.
  
  – Цзяо'Эр, тебе нужно забрать сестру и отправиться к лагерю Багрового клана, чтобы они не приближались к этому смерчу, – перекрикивая нарастающий гул ветра, обращаюсь к красавице с розовыми волосами.
  
  – Я так и собиралась, – кивнула она. – Ты знаешь, что это?
  
  – Пока нет, только то, что это пришёл в действие тот второй массив, фрагменты которого были в ядрах убитых Демонических зверей. Поспеши, это может быть опасно — энергии в нём больше, чем во всех нас вместе взятых!
  
  – Поняла! – ещё раз дёрнула головой девушка и сорвалась с места в сторону, где я оставил её сестру.
  
  – Что делать нам? – начав отступать вместе со мной, заговорила Су Янь.
  
  – Как отойдём на безопасное расстояние, надо будет послать весть Грозовому Домену, чтобы их учеников не размололо в фарш, если те сунутся в эпицентр от любопытства.
  
  – Хорошо, я сделаю, – не допускающим возражений тоном сурово постановила сестра. – А ты пока займись ранеными, кроме тебя, им никто не поможет, – дополнила она мысль.
  
  – Конечно…
  
  Вскоре народ отошёл на нужную дистанцию и начал активно готовиться. Не очень ещё понимая, к чему, но активно и с нервами. К счастью, наблюдаемое светопреставление, где по поверхности гигантского смерча уже гуляли грозди молний, не отбило юным культиватором мозги совсем уж полностью, и раненых мне притащили.
  
  Вовремя, к слову. Удачно успели, прямо говоря. Ещё бы пять минут — и… я завис. Вот натурально завис. Поскольку разворачивающаяся на моих глазах МАГИЯ со всех больших букв была просто… ух. Если первые минуты я ещё мог смотреть за развёрткой массива одним глазом, второй используя для лечения, то потом… просто всё. Просто меня нет. Ушёл из мира. Ушёл в себя. Сама по себе мощность массива была относительно небольшой — где-то Восьмой Небесный Уровень, да, по местным меркам — жуть несусветная за пределами возможностей «простых смертных», но я помнил вещи и помощнее, в той же гробнице почтенного Императора, кстати. Но вот сложность… она заставляла мои мозги поскрипывать и дымиться в попытках всё это запомнить и понять. Эти воздействия… если очень упрощать, чем-то они смахивали на гибрид телепортационного массива из гробницы и техники Е Синхэ, но если там была условная «мортира» времён наполеоновских войн, что была дико тяжёлой, дико мощной и дико прожорливой, то вот это… современная снайперская винтовка, со всеми допусками, технологическими цепочками и научными открытиями, что необходимы для её создания. Я сейчас утрирую, но общий уровень эффективности использования Ци, буквально коэффициента её полезного действия и сложности процессов… Ещё недавно я думал, что тот массив в кольце — вершина совершенства по части управления пространством, но сейчас, видя вот это вот, начинаю понимать, что даже там был лом. Хороший, добротный лом для взламывания пространства и ломания «двери измерений», а здесь у нас есть изящная отмычка, что делает всё то же самое, только без шума, пыли и дополнительных затрат сил — главное, чтобы руки были прямыми.
  
  Откуда тогда начавшаяся гроза и прочие спецэффекты, сопровождаемые небольшой бурей Ци? Так в том-то и дело, что известные мне массивы просто отправляли цель из одного места в другое, не важно, через пространственный прокол или смежную реальность, но вот этот… он сейчас открывал и создавал стабильный, мать его, коридор в пространственную аномалию! И вся эта буря Ци есть ничто иное, как просто «сброс давления» из этой самой аномалии. Автор сего творения был Мастером и психом поболее меня! Но… это гениально! Создать свой собственный небольшой мирок и обустроить по вкусу! Хочу! И ведь энергии для этого требуется не так уж и много — будь я в моей прошлой «спортивной форме», потянул бы вообще без напряга, но вот сложность… сложность просто запредельная! Мне на такое контроля не хватило бы ни тогда, ни тем более сейчас. Хотя… тут ведь тоже разбили «ключ» на несколько якорей, да… с артефактными подпорками… Но нужно ещё понять, как изначально строили ту аномалию! И нельзя ли её пристроить в хозяйство.
  
  Пока я втыкал в буйство энергий и восхищался гениальностью создателей сего чуда, к нашим позициям успели прибыть ученики Багрового клана и Грозового Домена, после чего рядом со мной очень быстро обнаружилась не только Су Янь, но и сестрёнки Ху вместе с Фань Цзы Цзи, с которым, к моему удивлению, словно так и надо, пришла и та девушка, Ду И Шуань, которая находилась в одной группе с Ян Каем первые восемь дней. Кажется, вначале у меня что-то спрашивали, но я был слишком занят осознанием открывшегося вида, чтобы отвечать, так что вскоре народ понял важность тишины и стал терпеливо ждать.
  
  Ждать, впрочем, пришлось не так уж долго. Через несколько минут проход стабилизировался, буйство урагана прекратилось, небеса вновь посветлели, на землю упали тёплые лучи «солнца», а также — коснулось основание золотой лестницы, состоящей из переплетения Янь-Ци и Инь-Ци и уходящей как раз в аномалию, что визуально выглядела этаким дворцом в небесах. Причём у ворот этого дворца кто-то явно стоял… или не совсем, но то, что там были два исполненных из Ци силуэта — мужской и женский, это точно. При ближайшем рассмотрении «золотая лестница» представляла собой сложный барьерный комплекс, в котором материи не имелось от слова вообще, а вся конструкция натурально держалась на массивах, причём ещё и с чем-то вроде «ловушек», правда, как я мог видеть, довольно слабеньких, во всяком случае, у подножия. Просто «впрыск» небольшого количества Ци в меридианы, с учётом разреженности и «духовности» местной Ци, такое даже неудобства не вызовет, так, на фантомных ощущениях чуть жарко станет или около того. Однако сомнений не оставалось — это «Дорога к Наследию», в смысле, настоящему сокровищу всей этой гробницы. И лучше бы мне спереть его до героя сянси, ибо нафиг. Однако нужно сохранять свой благородный образ.
  
  – Что же, друзья, – нарушаю тишину и свою неподвижную позу, чем, кажется, слегка удивляю окружающих, – вот перед нами открылся путь к истинному сокровищу данной гробницы. Полагаю, каждая секта желает добыть его для себя, потому желаю удачи. Пусть борьба за эти дары будет честной и мы не посрамим имена наших Старших!
  
  – Брат Су, – улыбнулись близняшки, судя по выражению аквамариновых глазок, влёт уловившие мой посыл, – удачи, хотя она вряд ли тебе понадобится, но мы просто так не сдадимся! – и обе сделали «шурх» вперёд. Впрочем, стоило им лишь ступить на первую ступеньку, как обе они исчезли, вернее, несколько сместились в пространстве. Они были всё ещё здесь, но уже словно призраки, постепенно, по мере подъёма, растворяющиеся в воздухе.
  
  – Не будем медлить, сестра, – я схватил под руку Су Янь и также шагнул. Мгновение, и мы оказались на ступенях, скрытый массив активировался, и мы также стали смещаться, но уже в свой… назовём это «слоем реальности». Улыбка сошла с моего лица. – Поспешим, нам жизненно важно оказаться там первыми.
  
  – Раньше ты не выказывал такой заинтересованности в древнем Наследии, – удивилась девушка, – просто изучая эту гробницу… Или это было сделано для того, чтобы ввести окружающих в заблуждение? – вопрос не мешал ей бежать, точнее, почти лететь по лестнице, достойно выдерживая заданный мной темп.
  
  – Нет, – я покачал головой, – откровенно говоря, это Наследие меня мало интересует. Взглянуть на него было бы интересно, но я всегда придерживался мнения, что ты можешь учиться у древних, использовать их инструменты, но, в конечном итоге, к вершине тебя приведёт лишь то, что ты создаёшь сам. Уже сейчас я смогу повторить эту гробницу. Не в таких масштабах и не так искусно, на немного других опорах, но смогу. Поднявшись наверх и изучив ту пространственную аномалию, возможно, смогу создать свою или приближусь к пониманию, как это сделать. Тут проблема в другом.
  
  – В чём же? – с любопытством спросила Янь.
  
  – В том, что если этого Наследия не достигну я, на него наложит руки Ян Кай. И это будет проблемой.
  
  – Ян Кай? – наморщила лоб сестра. – Это кто? Кажется, я где-то слышала это имя, но не уверена.
  
  – Это «ученик-помощник», бесталанный и бесперспективный юноша, что за три года не смог подняться выше третьей ступени Закалки Тела (0). Вернее, это то, что о нём было известно до недавнего времени.
  
  – До недавнего времени? Ты хочешь сказать, что с ним не всё так просто?
  
  – Верно. Всё дело в том, что он Герой Ся… – кхм, н-да, пожалуй, здесь этот термин не поймут. – Хм-м-м, как же у вас это может называться… «Дитя Судьбы» или «Ребёнок Удачи». Хотя и «Сын Бедствий» более чем подойдёт.
  
  – Никогда о таком не слышала, что или кто это?
  
  – Ну, лично я считаю, что это очень своеобразный механизм очистки мира от лишних сокровищ, наследий, редких веществ и, что особенно печально, населения, потому как жизнь такого человека — это всегда бедствие для окружающих, массовые бойни и катастрофы, что с ростом силы «Дитя Судьбы» только нарастают в своих масштабах и интенсивности. При этом «Дети Удачи» всегда начинают как откровенные отбросы. Слабые, бесталанные, никчёмнейшие из никчёмнейших: невоспитанные дураки, лентяи, неучи, нищие, просто неудачники, даже калеки. Те парни, что, как правило, сами создают себе проблемы на ровном месте, но даже не осознают этого, обвиняя во всём мир и окружающих, при этом не забывая запоминать и записывать всех, кто когда-то косо на них посмотрел, и мечтая о «справедливости».
  
  – Кроме первой части, ты описал любого из учеников-помощников, – продолжила хмуриться девушка.
  
  – Верно, – я усмехнулся, – но всё для них меняется в тот момент, когда Судьба или Удача обращают к ним свой лик. Они находят какой-нибудь Великий Древний Артефакт или Божественное Искусство Культивации, понять и освоить которое могут только они, а то и вовсе Легендарного Практика, что вот именно сейчас решил найти себе Ученика и Наследника, но вместо того, чтобы отобрать лучшего из лучших, устроив какой-нибудь турнир, решил просто пройтись по провинции и пригреть первого попавшегося затюканного бедолагу.
  
  – Брат, ты так шутишь? – Янь не могла поверить.
  
  – Если бы, – я вздохнул. – Но это не конец истории, а лишь её начало. Дальше к этому избраннику начинают с какой-то неестественной скоростью и лёгкостью стекаться артефакты, древние секреты и прочие полезности, за счёт которых он за недели и месяцы пролетает путь, на который признанные гении тратят десяток лет изнурительного труда. Но и это не самое страшное в них.
  
  – И что же ещё?
  
  – То, что они были, есть и остаются жуткими лицемерами, обиженными на весь мир. Такие редко когда помнят добро, но вот малейшую обиду будут пестовать и раздувать до размера горы. Поверь, сестра, я уже сталкивался с подобным ранее. И у меня ушло очень много сил и нервов, чтобы даже не «перевоспитать» такого «Дитя Удачи», а направить на не задевающий меня и мою семью путь. Да и то мне откровенно повезло — он родился в нищем клане, что был вассален моему. Вовремя разглядев его суть, я смог стать в его глазах достойным другом и авторитетом. Так за моей спиной встал лучший убийца Империи Чжоу, Скользящая Меж Звёзд Тень Смерти… или как там его титул звучал…
  
  – Ты рассказываешь пугающие вещи, брат, – зябко передёрнула плечами Су Янь, так прониклась? А, нет, это массив-лестница под ногами стал вбрасывать вместо Солнечной, точнее, Янь-Ци, Ледяную, то бишь Инь-Ци. Для меня подобные вливания были скорее полезны и толком не замечались, а вот сестрёнка, пусть и могла спокойно переносить и куда как большие нагрузки, всё-таки ощущала воздействие. Впрочем, это её не останавливало.
  
  – Пугающие начнутся дальше. Дело в том, что эти знания и артефакты не прилетают к избранникам судьбы по воздуху. Ох, если бы они просто прилетали… – грустно вздохнул я, не замедляя бега по ступенькам. – Но нет, они подстраивают вокруг себя саму реальность таким образом, что шанс один на миллион срабатывает в их случае всегда. Есть определённые… скажем так, тропы, модели ситуаций, очень часто распространённые среди таких «Детей Судьбы». Например, на начальных этапах всегда найдётся какой-нибудь «местечковый злодей», который должен унизить подобное Дитя, что неизбежно приведёт к цепочке событий, в результате которой оному Дитя попадёт в руки нечто позволяющее ему в рекордные сроки стать сильнее. Своего рода «справедливые претензии» к окружению очень важны на начальных этапах становления «Дитя Удачи», в этот момент формируется его «Ореол Героя», который прошивается в само мироздание, выворачивая все эффекты «кармического воздаяния» только в одну — выгодную этому Дитя сторону, таким образом, чтобы все его дальнейшие действия рассматривались Небесами как «оправданные» и «справедливые», которые заслуживают награды, а действия тех, кто «Сыну Судьбы» противостоит, воспринимались как грехи, за которые положено воздавать наказание. Причём этот «Ореол Героя» — действительно страшный механизм, потому как он буквально позволяет «Сыну Удачи» с определённого момента творить вообще всё что угодно: насиловать невинных, грабить друзей, подставлять родных, и это всё равно будет воспринято кармой как хорошие дела и праведная жизнь, а любые попытки жертв «Сына Судьбы» сопротивляться или призвать того к ответу за совершённые преступления станут их грехами, за которые в прямом смысле может последовать Кара Небес. Однако до того, как «Ореол» сформирован и принят миром, «Дитя Удачи» всё же нуждается в том, чтобы его агрессивные действия были действительно справедливы, так что первый «местечковый злодей» обязательно будет каким-нибудь спесивым, заносчивым и аморальным человеком более высокого происхождения, богатства или общепризнанного таланта. Таким, чтобы наказать его хотели многие — и многие же видели это справедливым. Следующей жертвой может стать «общепризнанный гений» той секты или клана, что «нанесла обиду» этому любимцу удачи своим пренебрежением или ещё как-то. Он тоже должен быть человеком с гнильцой, вроде Се Хун Чэня, и, как и прошлого противника, «Сын Судьбы» обязательно растопчет и унизит его на радость окружающим, по ходу дела найдя себе ещё какой-нибудь артефакт или средство для быстрой культивации, чтобы его догнать. А далее «Ореол Героя» уже почти состоялся, и «Дитя Удачи» будет обязан заполучить уважение, а то и любовь первых красавиц и гениев со всей округи, как правило, спасая их из смертельно опасной ситуации, которая на деле была результатом его собственных действий, о чём красавицы, естественно, не догадываются, проникаясь к нему искренней благодарностью. Далее он за их счёт получает доступ к ещё более совершенным техникам, ингредиентам и иным ресурсам. Ну а потом, собрав всё это, он двинется дальше — покорять более «престижный» регион, благополучно забыв о своей «любви», «друзьях» и «наставниках», вернее, тех, кого так называл, пока они были полезны для его развития или защищали от пока что более сильных врагов своими авторитетом и положением.
  
  – Это поэтому ты проводил столько времени с Ху Цзяо'Эр? Защищал её от этого «Дитя Судьбы»? – немного ошарашенно спросила сестра, пока я переводил дух после такой речи.
  
  – Не только, – качаю головой, – хоть и не без этого, но не стоит забывать, что мне — восемнадцать, а сёстры Ху — прекрасные леди в очень открытых платьях. Разумеется, им не сравниться с холодной красотой старшей сестры, но всё же.
  
  – Су Му! Ты опять начинаешь говорить очень неправильные вещи! – она отвела взгляд и прибавила скорость бега.
  
  – Возможно, – нагоняю её, – но ты тоже в группе риска, как и сестрёнка Ся Нин Чан. Так что я лучше присмотрю за вами. Так мне будет куда как спокойнее. Поверь, это не пустая болтовня, всё, что я рассказал, реально происходит, при этом решить проблему Дитя Судьбы радикально попросту невозможно. Даже если твоя сила превосходит его в сотни раз, ты не сможешь его просто взять и убить — Судьба и Удача обязательно подстроят события и реальность таким образом, чтобы спасти своего избранника, вплоть до внезапного вмешательства какого-нибудь Бога из высших сфер.
  
  – Хм-м… – у девушки явно закипали мозги, я это чётко чувствовал по изливаемым на меня эмоциям, – допустим, но с чего ты взял, что этот, как его, Ян Кай — такой избранник Судьбы?
  
  – Ну, начнём с того, что он — тот самый слабосилок-неудачник. И он уже обрёл Мистический Артефакт Силы, если быть точным, то некий Золотой Скелет, что полностью заменил его родной и ускоряет его культивацию до уровня, на котором и мне, с опытом гения поколения из Высшего Мира, становится завидно. Хорошо хоть он не понимает, как правильно его использовать, иначе бы уже сейчас был на стадии Шэнь Ю (5). Помимо этого, за две недели пребывания в этой гробнице он умудрился обзавестись присягнувшей ему душой Демонического Практика высокого уровня, мощной атакующей техникой, если я всё правильно понял, Мифического ранга, что вживилась прямо в его меридианы, кучей редких и нужных именно ему пилюль, а также демоническим кинжалом-Пожирателем Душ, который мне удалось у него выманить и уничтожить не иначе как чудом и игрой на тех струнах его сути, что я знал по иным «Детям Удачи». А три дня назад именно в него летел Женьшень Инь-Янь, за которым гонялись сестрёнки Ху. И, если бы я не перехватил этот летучий корешок, непременно бы познакомились с этим молодым человеком, сжимающим в руках сей ингредиент, который, вот неожиданность, кратно ускоряет парную культивацию мужчины и женщины и настолько ценен, что Цзяо'Эр и Мэй'Эр за ним бегали больше суток, то есть ну очень хотели получить. Это не говоря уже о том, что встреча произошла бы недалеко от той пещеры с Наследием для Близнецов, что наверняка закончилось бы тем, что именно Ян Кай охранял бы их покой три дня, со всеми вытекающими последствиями. Ах да, ещё в ту пещеру с глиняными марионетками, куда нас проводила сестра Лань и где я нашёл ещё одно Наследие, пусть пока непонятное, но явно непростое, он тоже попал сразу после входа. Все попали в произвольные точки, где нет никаких сокровищ, а он — именно туда и если бы просто остался дальше выбивать себе статуэтки боевых искусств, то однозначно бы и получил то Наследие. Я уже молчу о том, что он за пару месяцев, из инвалида, который три года до этого был неспособен к культивации, прыгнул с Третьей ступени Закалки Тела (0) на Седьмую ступень Кай Юань (1), и я не я буду, если ещё через пару недель он не возьмёт стадию Ци Дун (2).
  
  – Что-что… душа демонического практика? Демонический клинок? – оторопело пробормотала сестра. – Но как этого Ян Кая не сожрал этот самый практик? Если он мог существовать в качестве души, значит, самое малое, должен был находиться на середине Шэнь Ю (5)! А тот парень, даже по твоим словам, только в сфере Кай Юань (1)!
  
  – Да, но его «Золотой Скелет», вот незадача, может поглощать Ци и энергию души, в том числе и демонические, а потому как только этот незадачливый дух попытался овладеть телом Ян Кая, то тем самым сам залез в пасть дракону. Очень…удачное совпадение, не так ли?
  
  – Брат, если бы не то, что я узнала от тебя ранее, я бы посчитала, что ты бредишь.
  
  – К сожалению, это не бред, – я невесело усмехнулся. – Я не удивлюсь, если потом ещё и выяснится, что он, на самом деле, из дико древнего и благородного клана, но… Вот дальше уже есть варианты: или его клан оттёрли от власти в незапамятные времена, или конкретно его семья оказалась в опале, или ещё что-нибудь, вроде того, что Благородный Наследник обязан энное количество лет прожить с «простыми смертными», сам не зная о величии своих предков, дабы что-нибудь там понять, осознать и так далее. С учётом его фамилии, я готов поставить все свои добытые ресурсы против ржавого гвоздя, что он родом из той самой семьи Ян, которая первая из Священных Восьми, а не просто однофамилец.
  
  – И при этом он был у нас учеником-помощником, – даже остановилась Янь. – Брат, я всё понимаю, но это уже совсем ни в какие рамки не влезает!
  
  – Вот этим и опасны «Дети Судьбы»: ни один нормальный человек не может поверить в то, что они творят и что с ними происходит. Это не укладывается ни в какие рамки, понятия Здравого Смысла и просто Логики. Проклятье, да того моего знакомца в прошлой жизни сначала похитила демоническая секта-заговорщики, и он сам считал, что его будут пытать, ломать и приводить к присяге, а потом выяснилось, что из-за череды невероятных случайностей и стечений обстоятельств, в результате которых кто-то кого-то не так понял, а потом тот, кто знал всю правду, скоропалительно скончался, так никому ничего и не объяснив, его посчитали уже лояльным и идейным последователем этой секты, готовым за неё всем глотки перегрызть, после чего сразу допустили до всех её секретов и предоставили самые лучшие ресурсы! В результате он там за пару месяцев стал вторым человеком!
  
  – (О_О)…
  
  – Вот и у меня было такое лицо, когда я об этом услышал. К счастью, на тот момент я уже успел прописаться в его восприятии как «благородный друг, что неведомым образом всегда оказывается сильнее и приходит на помощь в самых сложных ситуациях, уничтожая всех врагов». Хм… возможно, частью своих успехов я обязан тому, что сгибаемое Ребёнком Удачи мироздание немного отсыпало мне роялей в рамках указанной парадигмы.
  
  – Эм-м… рояли? Что это?
  
  – Не обращай внимания, это так… термин, обозначающий получение выгоды из-за очень удачного стечения обстоятельств, – а ведь и правда, я же смог вытащить Вайсс и Ан Сюен на Возврат к Истоку с сохранением уровня, хотя мог там элементарно сдохнуть. Но нет, вытянул, а потом «в силах тяжких» явился к Синхэ и ушатал всех не нравящихся ему сектантов. Проклятые Главные Герои Сянси… – В общем, теперь я стараюсь повторить этот манёвр или хотя бы оградить остальных от влияния этого «Дитя Удачи», чтобы он спокойно как следует набрал в секте мощи, а потом покинул её, благополучно забыв про нас всех. И тут главное — не подставиться, потому как в один непрекрасный день, став натуральным Богом, этот тип может вернуться и «страшно мстить и унижать». В общем, там всё сложно, но старайся держаться от этого Ян Кая подальше, а главное — помни, что если внезапно случится так, что он спасёт тебя, меня или дедушку от какой-то страшной опасности, тем самым вызывая к себе чувство симпатии, то эта опасность была им же самим и организована, именно для того, чтобы он мог спасти и вызвать симпатию. Каким бы невероятным это ни казалось, как бы сильно он ни истекал кровью, героически бросаясь на верную смерть, чтобы защитить и помочь, именно он является причиной происходящей беды. Всегда.
  
  – … Ладно, – глухо отозвалась окончательно деморализованная брюнетка. – Но в то, что ты рассказал, действительно сложно поверить. И раз так, то не лучше ли отдать наследие именно Ян Каю, чтобы он поскорее покинул нас?
  
  – Вот тут есть проблема.
  
  – Какая же?
  
  – Посмотри вперёд, на самую вершину лестницы, – указал я подбородком.
  
  – М?.. – девушка перевела взгляд. – Там… кто-то стоит? – как и я, разглядела она далёкие силуэты — один голубой, другой жёлтенький.
  
  – Нет, это просто образы из Ци, но один из них явно мужской, а второй — женский. И если я хоть что-то понимаю в жизни, данный намёк говорит о том, что содержимое дворца можно получить только вдвоём. А это возвращает нас к тебе и Цзяо'Эр. Вы обе — гении поколения, красавицы, и у вас нет даже «официального жениха». Это означает, что вас используют для получения этого Наследия. Не знаю, как именно, но, подозреваю, этот вариант мне не понравится. И потому я допускать его не намерен, а для этого мне нужно самому добраться до Наследия и посмотреть, что оно такое, для чего нужно и как активируется. А там я что-нибудь придумаю.
  
  – Звучит фантастически, но я доверюсь твоему опыту, брат.
  
  – Спасибо, сестрица Янь, – на этом разговор иссяк, и мы прибавили в скорости ещё.
  
  И вот, спустя примерно семь тысяч ступенек (первые три прошли за разговором) и проход сквозь массивы, что могли уже серьёзно «высушить» или «проморозить» ступившего на них практика, а в моём случае просто отправлялись в даньтянь для сроднения, мы оказались у входа во дворец.
  
  Иллюзорные силуэты рассеялись в воздухе ещё где-то ступеней пятьсот назад, но, вот честно, меня это мало заботило. Подойдя к дворцу с активированной техникой Звёздных Глаз, я ощутил себя натуральным Нео из фильма «Матрица», когда он то ли в самой Матрице только научился видеть всё в зелёно-символьных тонах, то ли в город машин входит, воспринимая мир в золотых переливах энергии. Вот и дворец выглядел для меня чем-то средним между теми видами города машин и зелёно-символьными образами строчек, формирующих пространство Матрицы. Здание из сплошных массивов и энергии, воплощение иллюзии материи через фантастической сложности «программный код»…
  
  Однако стоило нам лишь пересечь порог, как произошли сразу две вещи: во-первых, поток Ци выплеснулся из врат за нашей спиной и прошёлся вниз, вызывая смещение пространства, что-то вроде отряхивания шерсти у собаки после купания. Сдаётся мне, всех «не дошедших» кандидатов только что «сдуло» обратно. Значит, всё-таки успели первыми. Фух. Ну а вторая вещь заключалась в том, что Су Янь «унесло» на иной слой пространства — как и в случае с началом лестницы, порог у этих Врат имел те же свойства, но тут нас разделило даже несмотря на то, что входили мы одновременно.
  
  Правда, разглядеть этот процесс я разглядел, даже реализовавший его массив в арке прохода видел, но вот понять, как он работает, не мог. С одной стороны, вроде бы имело место просто ещё одно «расслоение», но вот с другой, как-то оно было сложнее, чем на ступеньках лестницы… Впрочем, ладно, очевидно, что дальше создатели сего шедевра магии предлагали раздельное прохождение. Послушаемся их… Но чуть позже. Теперь торопиться смысла не было — всех «лишних» таки сдуло, а потому я мог позволить себе как следует повтыкать в неведомые конструктивы и поломать себе мозги на тему того, а для чего оно надо, как действует и что даёт. Например, вот этот участок массива, активировавшийся одновременно с уже знакомым «расслоением». Он вообще динамически меняющийся и охренасоветь какой сложный. Что он даёт? Тут есть сходство с пространством, но очень отдалённое, а ещё наполняющая его Ци очень уж похожа на Ци в той страничке, которую я нашёл в пещере с големами… Как это понимать? Зачем? Как бы его поковырять — и что бы мне за это ничего не было?
  
  В общем, на некоторое время я реально подвис прямо у входа.
  
  А потом осознал, ЧТО делает этот массив, и подвис ещё — на перепроверку. А затем ещё и ещё, ну а потом… сдался.
  
  – Не, ну они смогли при помощи силы уровня простейшего «Защитного Барьера» порезать пространство на ломтики и слои, как в порезанном слоёном пироге, почему бы не приправить его изнасилованным временем? – с глазами по пять копеек пробормотал я, глядя в пустоту. – Тем более что насилуют его очень локально и в рамках конкретной отдельной аномалии? – да, я разобрался с этим массивом.
  
  Вернее, вроде бы понял, что он делает. Без понятия как, то есть вот вообще не понимаю принципов работы, но что — понял. Тут что-то вроде временной петли, где причины закольцованы со следствием, при этом без чёткой временной привязки. И я уже в петле и вот не уверен, что смогу выбраться не по сценарию создателей. Возможно, смогу продавить силой и демонической Ци, а может, и не смогу. Н-да-а-а… Вот у таких зубров я бы поучиться не отказался. Совсем бы не отказался.
  
  Мысленно благословляя Теневой Зал за то, что блокнотик и письменные принадлежности входят в обязательный набор амуниции этого самого Зала, я потратил ещё час на зарисовку основных узловых точек — пусть «звёздный шаринган» давал абсолютную зрительную память, пока пишешь, да по свежему следу, лучше понимаешь, что тут есть. Но местные точно маньяки. Вот верю, что тут меня вряд ли прибьют, но запечатать на хрен знает сколько тысяч лет мастера найдутся. Заметка на память: обходить всякие навороченные массивы десятой дорогой и протыкивать их палочкой, если обойти не получается.
  
  Закончив с исследованиями, я шагнул было дальше и тут же получил новый нежданчик от пола, на первый взгляд, несущего точно такие же массивы «впрыскивания Янь-Ци», что были на лестнице. Вот только нет, нифига не такие же. Вернее, не полностью. Данные массивы имели одно маленькое дополнение, объединяющее отдельные звенья в единый резервуар, а впрыск реализуя на качественно лучшем уровне. Стоило мне сделать первый шаг, как с пола буквально поднялись жгутики Ци, что резво прилипли к нескольким родным узлам меридиан моего тела (то есть тем, которые достались мне ещё от прошлого Су Му) и начали вливать в меня кучу местной, почти безвредной, на фоне привычных мне, энергии Янь.
  
  Заблокировать процесс было несложно, как и вообще не допустить жгуты для тела, но несложно это было лишь мне, а вот местные ребята, вплоть до стадии Шэнь Ю (5), пожалуй, не справились бы. Слишком плотная это была Янь-Ци, слишком совершенная и мощная, особенно на фоне привычной местным «невесомой духовности». Эти массивы явно создавал и насыщал кто-то стоящий сильно выше стадии Шэнь Ю (5), и даже перебить его «жгутики» для нормального ученика или ученицы Небесного Павильона было бы задачей нетривиальной. Я вот не уверен, что Су Янь бы и с одним таким справилась — слишком уж разные качество и плотность энергии.
  
  Тем не менее причин противиться я не видел. Коли сила сама идёт в руки, то её надо брать, благо это для местных усвоить её и поглотить было бы подвигом, а у меня у самого Ци в разы плотнее и жёстче, так что пойдёт как компотик.
  
  Примерно сотню неторопливых шагов спустя, за которые в запущенный мной цикл развития «влили» энергии примерно с объём резерва практика на пике нормального Третьего Небесного Уровня и тем самым успешно позволили мне завершить сроднение даньтяня с новым типом Ци, я упёрся в ледяную стену. Хорошую такую, качественную. А ещё в ней была Ци Су Янь. То есть она тут явно проходила. Самое интересное, я не мог эту Ци вытянуть, пространственно-временное искажение не давало вытащить пусть родственную, но всё-таки чужую Ци из «петли». Зато я мог спокойно эту стену расплавить своей Огненной. Была мысль долбануть тем же Огненным Клинком на единой Ци, в которой перемешивались и Огонь, и Солнце, и Нейтронная Звезда, и Межзвёздная Тьма с Луной, Холодом и Демоничностью, но… тут слишком много фокуса на Янь-составляющую, плюс не забываем о временной петле, так что есть подозрения, что как я сейчас прожигаю проход сквозь Ци сестры, так и ей придётся, ну, допустим, замораживать мою «горящую» Ци. Так что я использовал именно Огненную, причём самый возможный минимум и максимально её ослабляя, ни в коем случае не добавляя Солнечной или Звёздной. Надо сказать, это было непросто — я как-то отвык действовать чисто огненной Ци, уже сколько себя помня используя её всегда в сочетании с чем-то другим. Но вроде не лажанулся на рефлексах. Да, точно, раз тут есть ледяная стена, значит, Янь смогла заморозить и пройти. Вот и славно. И будь прокляты временные петли! Ибо я теперь не могу выкинуть из головы, что было бы, используй я что-то ядрёное? И использовал ли я ослабленную версию потому, что понял «задачу», или потому, что я уже её использовал и это было «предрешено»? У-у-ух…
  
  Сломав себе мозги на ровном месте, я всё-таки смог пройти дальше, в некую пагоду, также состоящую более из энергии, чем материи, хотя уже не полностью. Внутри было чисто, светло, хотя окон не наблюдалось, но, с учётом того извращения с пространством, я вот не удивлюсь, если узнаю, что тут свет есть «патамучта гладиолус». Помимо «спартанской обстановки» и света непонятно откуда, в просторном зале имелся белый круглый постамент с десятком ступеней. Над постаментом кружились в неторопливом танце две сферы: оранжево-золотистая и льдисто-синяя. Перед ними сидела Су Янь, явно нервничающая и периодически поглядывающая на дверь. Первое я определил по эмоциональному фону, а второе — по тому факту, что она как раз обернулась.
  
  – Брат, наконец-то! Я уже начала беспокоиться, что что-то случилось! Почему ты так задержался?
  
  – Прости, сестрёнка, я стал изучать устройство последнего испытания и впал в священный трепет. Долго меня не было?
  
  – Несколько часов, – отозвалась она. Хм-м-м, а по внутренним ощущениям прошло гораздо меньше времени, хотя увлёкся я не на шутку, мог и не заметить. – Что тебя так увлекло?
  
  – Я недооценил создателей этого места. Ладно их игры с пространством — повторить такое я смогу, как уже говорил, но они ведь и над временем поиздевались.
  
  – Над временем? – удивилась она.
  
  – Скажи мне, Янь, у тебя же были какие-то испытания на последней сотне шагов?
  
  – Да, – девушка продолжала недоумевать, но всё-таки принялась отвечать, – сначала в меня влилась очень мощная Инь-Ци, я едва не замёрзла, а потом на моём пути встала огненная стена, которую мне пришлось заморозить. И это было сложно, Ци этой стены была мощной, насыщенной…
  
  – Примерно вот такой? – я создал небольшой лепесток пламени над ладонью.
  
  – Да! – подтвердила сестра.
  
  – Я использовал эту Ци, чтобы прожечь себе путь сквозь ледяную стену, содержащую твою Ци. И было это буквально пять минут назад. Вот оттуда я и говорю, что создатели этого места подчинили себе даже время. Ты преодолевала мою силу, которую я использовал, чтобы преодолеть твою.
  
  – Ох… брат Су рассказывает невероятные вещи… – впечатлилась голубоглазая красавица.
  
  – Угусь, а это, полагаю, то самое Наследие? – я кивнул на летающие над постаментом шары.
  
  – Да, – девушка отвела взгляд.
  
  – Сестра Янь? Что-то случилось?
  
  – Н-нет… просто… как ты и говорил, очевидно, что для получения этого Наследия требуется два человека — одна я не смогла активировать эти Сферы. И если то, что ты сказал про Ян Кая, как Дитя Судьбы, правда… – леди передёрнула плечами. – Я не хочу думать об этом. Но… я успела попробовать несколько способов, и ни один не дал результата, полагаю, что тут нужны одновременные усилия практиков искусств Инь и Янь, которые должны циркулировать внутри себя эти энергии, чтобы Сферы подали какие-то знаки. К тому же с учётом того, что это парное Наследие, его получение может связать судьбы преемников…
  
  – Хм-м…
  
  Самое печальное, что она была права. Если немного абстрагироваться от всех моих восторгов и впечатлений, вызванных грандиозностью и красотой исполнения той магии, на которой всё это построено, и покопаться в памяти, да глядя на обстановку этого зала, Сферы и припоминая лестницу… В той истории на страницах китайского комикса Ян Кай поднялся по ступенькам, как боженька, без малейшего напряга, и получил вот это самое Наследие из золотистой Сферы, да как раз вместе с «Ледяной Волшебницей», которая получила Наследие из синей. И, чёрт его дери, да… он соблазнил «Ледяную Волшебницу» в свой гарем отнюдь не ухаживаниями и нормальным развитием отношений, а чуть ли не на ровном месте прыгнул к ней в постель… вот именно здесь… потому что девочка хотела Мистическое Древнее Наследие и у неё тупо не было выбора, ведь для его получения требовалась парная культивация через секс…
  
  Н-да, а ведь, даже углядев иллюзорные силуэты на вершине лестницы, такой подставы я не ждал… Вот жеж грёбаный козложопый гной китайских национальных комплексов с золотой костью, почему я вспомнил эти подробности только сейчас?!
  
  Не то чтобы мне не нравилась Янь, мы же говорим о красивой девушке с прекрасным характером этакой эталонной Винтер, шикарной фигурой, изумительными лазурными глазами и водопадом иссиня-чёрных шелковистых волос, да и что бы я ни говорил, полноценно считать себя её родным братом я не мог при всём желании, даже унаследовав память и, отчасти, чувства настоящего Су Му. Но вот с её стороны это будет сто процентов инцест. В местной культуре он не запрещён, всё-таки мы говорим о всяких псевдокитайцах с их «Легендарными Дао/Дарами/Небесными Телами» и прочим околосакральным обоснуем чего угодно, где, я уверен, ритуальный каннибализм — ещё не самое худшее, что может быть, спросите Пожирающее Души Пыряло, например. Что уж говорить о банальной «сильной любви» между братиком и сестрёнкой в лучших традициях Таргариенов, особенно если она нужна для получения силы? Но всё равно это будет для неё серьёзным потрясением…
  
  – Давай я сперва тоже изучу Сферы, а уже потом будем пробовать их активировать, хорошо? – возможно, получится подобрать иное решение.
  
  – Угу, – быстро кивнула Су Янь и предпочла отвернуться, начав изучать узоры на дверях пагоды. Похоже, насчёт парной культивации она тоже уже догадывалась, хотя бы в плане смелых гипотез…
  
  Я же приступил к исследованию «шариков». Итак, вывод первый: Ци они заряжены — моё почтение. Резерв полноценного Седьмого Небесного Уровня, хорошего, опытного, пусть и без всяческих дополнительных «надстроек». То есть получается, что таки да, оставившие эти подарки практики превзошли местный потолок. Если практик тут превосходит ранг Шэнь Ю (5), его называют «Вышедшим за Пределы», тот же глава Небесного Павильона, по общепризнанному мнению, уже много лет стоял на грани выхода на этот уровень, и если бы не трагедия, случившаяся пару десятилетий назад, когда его ранил собственный личный ученик, ступивший на путь Демонического практика, он бы давно вышел за эти самые пределы, тем самым резко переведя и секту Небесной Башни в ранг сект Первого уровня, в то время как пока она считается сектой Второго. Это тоже очень неплохо — вполне себе уважаемый и солидный ранг, но ещё не высшая элита. Собственно, это я к тому, что ребята, вставшие на ранг выше Шэнь Ю (5), тут существуют, пусть их и единицы на весь мир, по сути, тот же мастер Мэн Ву Я явно как раз из их числа, но здесь работали ребята ещё более высокого порядка, о существовании которого внук Второго Наставника не самой задрипанной секты мира и слыхом не слыхивал.
  
  Далее же… Далее куда как интереснее. Ци в этих сферах была ещё «материальнее», чем в последнем коридоре на сто шагов. Она всё ещё не доставала по «реальности» до моей, но была близка к подобному уровню, при этом сохраняя все свойства, присущие местной, а именно — «информационное наполнение». То есть в сферах была некая «информация». И оно тут висит в мире со всякими шляющимися без тела душами. Я бы сказал, что это очень «падазрительна», но ведь души я уже мог видеть и чуять, и душ в этих сферах не имелось. То есть что бы оно ни делало, оно никак не могло привести к одержимости.
  
  Так, идём дальше. Вот этот кусок явно отвечает за «авторизацию», то есть запустить процесс взаимодействия может только тот, у кого есть «метка» Ци, судя по контрольному образцу — та самая, что «впрыскивалась» на последней сотне метров испытаний. Причём контуров в каждой сфере два, то есть Су Янь была права — запустится процесс только при одновременном выбросе Ци обоих прошедших испытание. Ловко, однако ничего нового я тут не вижу, но что тогда по самому содержимому, что оно делает? Так, а давай-ка мы тебя ткнём палочкой, дорогой, что ты скажешь? Угу, вот та-а-ак, аккуратненько обойдём идентификатор и влезем в «рабочую часть»… Так… не понял… Оно что, просто «разряжает» в пользователя поток Ци? И-и-и в чём смысл? Ну, допустим, избранные от такого не лопнут, не сгорят и не обратятся в ледяные статуи — тут вопрос в контроле и возможности усвоения энергии. Запасец этой самой энергии тут неплохой, по местным меркам — так вообще королевский, но… просто «мощный энергетический буст»? Не смешно, для такого не стали бы городить подобную сложную систему и «испытывать» по подходящей Ци. Остаётся вариант с информационным наполнением энергии… Как бы понять, что оно несёт?
  
  – Ну почему, почему эти гнусные Великие Древние Практики никогда не оставляют нормальных методичек по применению их игрушек?! Ну что вам, сложно было вот тут поставить небольшую табличку с описанием, что оно даёт? Может, мне это Наследие не просто не сдалось, но только помешает?! – не выдержал я.
  
  – Брат? – с недоумением обратилась ко мне Янь. – Не получается?
  
  – Да нет, активировать это не проблема. У этого наследия нет разума, только критерии срабатывания, а потому обмануть его несложно, но я не понимаю, что оно делает. Всякие на свете есть шутники, некоторые оставляют для соискателей совсем не те подарки, о которых эти соискатели мечтали бы.
  
  – Наследие обычно означает, что тот, кто обретёт его, становится Преемником оставившего сие Наследие, – рассказала мне прописную истину девушка.
  
  – Обычно… – печально вздохнул я. – Так, ладно, – касаюсь пальцами переносицы, – сюда должен был заявиться этот «Ребёнок Удачи». Он жаден, мстителен и высокомерен, но, пока слаб, изображает очень вежливого и порядочного юношу, у него мало сил, ещё меньше знаний, про мозги вообще не говорю, ведь за три года в секте он не догадался, что может вызывать кого-то слабее себя для зарабатывания очков вклада… и он точно должен выйти отсюда живым и с прибытком. Вопрос, что может его спасти, если тут что-то пойдёт не так? – вариантов было много, начиная от того, что «девица героически погибает, спасая своего избранника», но это как-то крутовато для «начальной локации» (плюс я точно помнил, что он таки «Ледяную Волшебницу» уложил на простыни, охмурил своим «неподражаемым» любовным мастерством нецелованного девственника, и она мелькала в будущей истории), заканчивая тем, что опять всё вывозит Золотой Скелет. То есть банально всё сожрётся.
  
  У меня Золотого Скелета нет, но есть гибридная и более чем развитая энергетика, которая к тому же фундаментально приспособлена усваивать резкие впрыски огромного количества Ци благодаря моему непонятно откуда взявшемуся изначально, но тем не менее объективно существующему навыку Поглощения. Помимо этого, есть ещё техники из школы Небесного Демона Тёмной Луны, причём уже полного, а не урезанного спектра, которые говорят, что я смогу «продержаться» какое-то время под подобным давлением и, в случае чего, развеять массив и спокойненько впитать просто большой объём энергии. То есть в худшем случае просто использую микроскоп в качестве молотка. Разумеется, это не даёт стопроцентной гарантии, потому как речь идёт о чёртовом Герое Сянси, у которого с тем же успехом может оказаться кровное родство с авторами этого безобразия, и это Наследие всю дорогу ждало только и исключительно Его. Но против этого играет тот факт, что локация у нас всё-таки «низкоуровневая», «стартовая», а такие фичи обычно применяются на Гробницах Древних Великих Императоров, да чтобы рояль вручал сам Дух покойного Великого Императора, что ждал своего потомка тысчонку-другую лет. У нас тут явно не тот случай. Да и Су Янь тогда бы не смогла это Наследие получить. Либо тоже являлась бы «потомком» создателей, но если она «потомок», то и я тоже, я же — её кровный брат.
  
  – Хм-м-м, есть идеи, как можно узнать, что наследие делает, не активируя его?
  
  – Разве что только из легенд, – покачала головой девушка, – но эта гробница никому не известна, и никаких легенд о её создателях нет. Если они когда-то и были, то уже давно утеряны. Ты что-то узнал, брат?
  
  – Да. Прежде всего, оставили это Наследие практики ранга на три выше сферы Шэнь Ю (5)… – и я поведал добытые сведения Янь, включая и собственные сомнения.
  
  – Если там нет душ создателей, – подвела она итог, – то это может быть или Наследие Силы, или наследие Знаний, но последнее обычно представляет собой всё-таки библиотеку, а не Ци в чистом виде.
  
  – Да и нет там массивов, что внедрились бы в меридианы, – был вынужден признать я.
  
  – Ну… тогда… попробуем? – робко спросила девушка.
  
  – Ты ведь знаешь, к чему это может привести?
  
  – Ты… ты считаешь меня недостойной женщиной, что ради Наследия готова связаться с человеком, которого я едва знаю? – возмутилась Янь, будто я ей предложил свой уход и подождать другого соискателя. По направленным на меня эмоциям это было чётко видно.
  
  – Нет, – я улыбнулся, – ты — милая и добрая девушка. Именно поэтому последнее, чего я хочу, это заставлять тебя и причинять боль, хоть физическую, хоть душевную. Не буду тебе лгать, сам я смотрю на тебя не только как на сестру, но и как на очень красивую девушку. Я ведь не только твой брат, но и практик из иного мира, поэтому для меня нет проблем в совмещении чувств брата, который знал тебя с детства, и мужчины, который впервые увидел тебя всего пару месяцев назад, но это я, а для тебя всё намного сложнее.
  
  – П-перестань…
  
  – Выбор будет за тобой, Су Янь. Мы можем просто уйти, или я могу уничтожить это… или позвать парня, что тебе нравится…
  
  – Замолчи! Я не хочу связываться с незнакомцами! И мне никто не нравится! Кроме…
  
  – Кроме?
  
  – Ты изменился… – она потупила взгляд и сконфуженно покраснела. – Я… Ты говоришь, что для меня это намного сложнее, но с тех пор, как ты вспомнил прошлую жизнь, у меня не получается видеть в тебе только брата, Су Му… Ты серьёзен, рассудителен и мудр, очень силён и заботлив, но при этом остался всё таким же повесой… Я отвратительная женщина, да?
  
  – Вовсе нет, – я подсел ближе и улыбнулся девушке, – но… учти, я очень жаден. И не отпущу то, что стало моим. Согласна ли ты на такое? – наши взгляды встретились, я подался ещё ближе, смешивая дыхание.
  
  – Я… – она закрыла глаза. – Как же неловко…
  
  – Если хочешь, зови меня Лян Ю, так тебе будет легче, Янь… – моя рука огладила её щеку.
  
  – Да… – приняла она окончательное решение и подалась вперёд, неумело и робко меня поцеловав.
  
  Ответив на поцелуй с предельной нежностью и заботой, одновременно обняв девушку и начав успокаивающе поглаживать её по спине, я постепенно добился того, чтобы Су Янь расслабилась и прекратила внутренне сжиматься, как загнанная в угол мышка. Потребовало это минут двух… или трёх… но точно не больше пяти, во время которых я лишь успокаивающе гладил красавицу и ласково покрывал поцелуями её губки, подбородок, щёчки, носик, закрытые глазки, шейку и вновь губы, шаг за шагом показывая, что в этом нет ничего страшного, что её решение не причинит ей боли и что в моих объятиях она может ничего не бояться. Я даже беззвучно пытался транслировать ей эти мысли, как общался с духом Алебарды Ледяного Дракона, хотя и не уверен, что она могла осознанно что-то разобрать — в лучшем случае, уловила слабые отголоски эмоционального фона.
  
  И только когда полностью убедился, что девушка отпустила натянутые внутри нервы и успокоилась, я заставил себя отстраниться, вновь ловя её смущённый взгляд.
  
  – Начнём? – мой голос едва слышен, как и должен быть у подростка, что делает тайное и запретное. Понятно, что нас никто не мог услышать, но это было важно для атмосферы и душевного спокойствия самой Су Янь.
  
  – Да, – её ответ даже тише, а щёки пылают огнём, но «Снежная Королева» дисциплинированно выпрямляется и, приняв позу для медитации, запускает местный цикл циркуляции, с качелями своей Инь-Ци туда-сюда по меридианам, при этом несколько избыточно выпуская её наружу.
  
  Мне оставалось только зеркально повторить тот же метод со своей стороны, только с Солнечно-Пламенной Ци и задействуя лишь родные магистрали тела, после чего… Система Сфер пришла в движение.
  
  Потоки Ци устремились к нам, формируясь в фигуры золотого дракона и синего павлина… ну ладно, должно быть, это был всё-таки феникс. Тем не менее само формирование шло не за счёт массива, а просто от «информационного наполнения». Мгновение — и энергия «впрыскивается» в наши меридианы, но в весьма ограниченном количестве — большая часть остаётся в Сферах. Та же, что прошла… я прислушался к своим ощущениям и с удивлением обнаружил эрзац-версию привычной мне техники исцеления на звёздной Ци. Причём «начального уровня», где я просто заполнял клетки энергией и «не мешал ей работать», подстёгивая естественные для организма процессы. Много позже я разобрался в механике более основательно и понял, как именно идёт исцеление, что Ци восстанавливает организм согласно образцу, эталону, что заложен в этом же организме, в его собственной Ци, правда, тогда я считал это просто свойством «первичности Ци над материей» и до сих пор считаю, но вряд ли в простейшей технике использовался столь глубинный метод, а вот получение знаний об эталонном состоянии организма посредством информационного слепка с Ци — это возможно, просто в прошлом моём мире никто, включая целителей, в столь тонкие и реально околодуховные материи не погружался — на начальных этапах были куда как более простые и эффективные способы собственного развития и взаимодействия с энергией, а на поздних шла уже глубинная работа, я бы даже сказал, на базе концепций. В условиях этого мира и этой Ци местным приходилось изощряться, и… назовём это «информационное Ци-программирование» стало вещью весьма распространённой. Но к чему это я? Нынешняя «техника исцеления» работала почти так же, как моя «Целительная», но «эталон» брался не из моего организма, а из поступающей Ци. И сейчас меня натуральным образом «перестраивало» согласно задумке неизвестного автора всего этого безобразия. Впрочем, процесс я спокойно наблюдал и контролировал, более того, вполне понимал, что именно происходит. Происходило же буквально… «приживление драконьей крови».
  
  Гениально!
  
  Я уже скопировал себе многие фрагменты системы меридиан, свойственной практику пути Дракона, с Ю Нин, но вот практиковать саму технику развития, когда черпаешь силу из собственной крови, пробуждая и совершенствуя в себе наследие драконов, я не мог. Вернее, она была мне доступна, но со смехотворным КПД на фоне мой предрасположенности к Боевым Искусствам Огня. И это в прошлом мире, где «кровь драконов» есть почти у всех, у кого-то она сильнее и ближе к эталону, как у той же Ся Ю Нин, у кого-то, напротив, более разбавлена или искажена, но при правильном обучении нащупать её в себе могут всё равно все, даже крестьяне, отчего Боевые Искусства Дракона и являются самыми распространёнными. Но так было там, а в этом мире даже пытаться не стоило трогать техники развития Драконов — у местных людей просто не могло быть нужной крови. И если прорастить новые энергоканалы и даже привычный даньтянь я мог, то как себя «подправить», чтобы изменить саму генетическую карту, я не знал. Возможно, поставь я такую цель — и дошёл бы сам через какое-то время… вроде пары веков, но, право слово, у меня и так там была такая куча дел и вариантов исследования, что не знаешь, за что хвататься, с учётом же моей специализации в «мага» и эффективности чисто энергетического усиления посредством техник, такой апгрейд был для меня не то чтобы совсем бесполезен, но явно не входил даже в первую сотню тем из списка «сделать вот прям ща». Но вот здесь и сейчас… да, нужно запомнить вариант «прошивки»…
  
  Из размышлений меня вывел звук постукивающих зубов. Углубившись в исследование новой интересной штуки, я почти забыл о Су Янь, а у неё дела, меж тем, шли куда как хуже. Это я был по внутренней энергетике для здешних сущим «монстром», да и с учётом уже выращенной гибридной системы меридиан, включавшей в себя и элементы, свойственные исключительно драконьим практикам, перестройку под дракона остальной плоти переносил многократно легче, чем мог бы оригинальный Су Му. Фактически, Наследие лишь подгоняло уже вторичное для меня материальное тело под энергетическую начинку, то есть делало почти то же самое, что делают нормальные Прорывы с Небесного Уровня на Уровень, только более глубоко, растянуто во времени и шире, чем банальное наращивание мышечной массы и оптимизация с укреплением прочих тканей тела. В итоге я просто сидел в потоке тёплой, приятной и чуть покалывающей Ци, откровенно наслаждаясь зрелищем и полностью уйдя в удовольствие от приобщения к настоящей Магии, а вот Янь её часть «перековывала» знатно. Тут и изменение плоти, и эволюция энергосистемы, приобщаемой к много более совершенной Ци, и контакт со всё той же много более совершенной энергией, с которой у неё не было полного сродства, причём ещё и изливаемой на девушку в огромных для неё объёмах… со всеми вытекающими последствиями — она буквально замерзала.
  
  Только вот… Кхм… Создатели Наследия, очевидно, предусмотрели и такой вариант, заложив естественный механизм балансировки. Чтобы его заметить, мне пришлось вынырнуть из собственного медитативно-экстатического состояния, и только тогда до разума достучались настойчивые позывы, разбушевавшиеся в плоти по мере перестройки. Да, вот здесь, вижу — и у меня, и у Янь одно из «медицинских» воздействий приходится на гормональную систему, в открытую ту стимулируя, и… замерзающая сестрёнка уже смотрела на меня откровенно голодным взглядом.
  
  – Лян… Ю… – хрипло донеслось от неё…
  
  – Янь, – одним движением я притянул девушку к себе, усаживая на колени, благо сидел в позе лотоса. Вторым — крепко прижал к себе, окутывая тёплой Янь-Ци, а третьим — поцеловал приоткрытые губы.
  
  Поступающая со сфер Ци словно только этого и ждала, мгновенно начав взаимный переток. Мне было пофиг, а вот у сестрёнки состояние сразу же улучшилось и стабилизировалось — доза Янь-Ци смогла компенсировать перекос Инь, и её перестало промораживать. А ещё… я ощутил, как в меня входят… эм… рефлексы. Этакое безусловное понимание, как вспышка неожиданной идеи, только не мимолётной, а весомой, сразу отпечатывающейся в памяти во всех деталях… Хо! Вот как чувствуется усвоение запечатанных знаний! Всё-таки в этих Сферах было и Наследие Знаний. Не очень большое и какое-то отрывочное, но общие принципы техники «Искусства Радостного Объединения Инь-Янь», что в нас и вливалась, я понял буквально в секунды. Это была та самая техника парной культивации через секс, которой я и боялся. И да, она действительно связывала двух практиков на энергетическом уровне, позволяя не только развиваться много быстрее, передавая друг другу энергии Инь и Янь во время кувыркания в постели, но и обеспечивая некую духовную связь — возможность чувствовать присутствие души друг друга на определённом расстоянии, ощущать эмоции и, возможно, что-то ещё, что было описано в тех недостающих фрагментах этого своеобразного «чувственного» багажа знаний. А ещё эти древние культиваторы-развратники вновь показали свою гнусную и хитрожопую натуру потомственных китайских мошенников, в том смысле, что поток Ци из сфер стал резко нарастать, как и гормональный шторм, просто не давая времени осмыслить полученное и вдавить по тормозам. Ну, на тот «маловероятный» случай, если бы испытание лестницы прошли родные брат и сестра. Ну, знаете, такие нормальные, здоровые брат и сестра, которые не извращенцы и среди которых нет перерожденцев из других миров, что воспринимают новоиспечённых родственников не только как родственников… В общем, да, на этом моменте у Су Янь вообще не оставалось шансов устоять, даже если бы она изначально была жёстко против близости.
  
  Будь ты проклят, Ян Кай! В изначальной своей истории ты изнасиловал мою сестру, тупо накачав её возбудителем! Чтоб тебе писюн отрезало, крыса ты мерзопакостная!
  
  … Из сладостных фантазий о том, как буду заживо сжигать Главного Героя Сянси, меня вырвал тот факт, что холодная и скромная «Винтер» уткнулась мне носиком шею и принялась покрывать ту поцелуями.
  
  Этого я уже терпеть не стал и дал полную волю рукам, что, помимо оглаживания её совершенных форм, принялись развязывать узелки на платье. Контроль над «передачей сокровищ» пришлось отложить — заниматься подобным, когда ты уже завалил шикарную красотку на пол и сейчас занят тем, что, развязав все завязки, любуешься нежной белой грудью между троечкой и четвёрочкой с уже возбуждённо напряжёнными сосочками… в общем, сложно это, потому — лишь наблюдать вполглаза, в то время как основное моё внимание…
  
  – Ам… – нежно накрываю губами вершинку правого холмика и пускаю в дело язык.
  
  – Аа-ах! – в таком состоянии голосок у сестрёнки был столь… интересным, что и мёртвый бы поднялся, я же был не совсем мёртв, а потому продолжил ласкать эту прекрасную девушку, наслаждаясь создаваемой мелодией из тяжёлого дыхания и сладких стонов. Пожалуй, это получение Наследия будет на редкость приятным.
  
  
Глава 16
  
  Примерно в это же время. Ян Кай.
  Поток штормового ветра скинул его с лестницы и мягко опустил на землю вместе с сотнями таких же учеников, когда он уже видел вход во Дворец Наследия. Чувство обиды резко резануло по нутру, пополам с ощущением, будто у него отняли что-то очень и очень важное, но, немного придя в себя и отдышавшись, Ян Кай постарался выбросить его из головы: негоже гневить судьбу, ведь и так он получил очень и очень много, а ведь открой кто-нибудь Пещеру Наследия на неделю раньше, и он бы даже не смог туда войти, не достигнув нужного уровня развития своей культивации. Бесспорно, было очень жаль, однако сколько ни сожалей, а жизнь продолжается. Пещера выполнила своё предназначение и, по общему убеждению не прошедших испытание учеников, более не могла принести пользы: все самые ценные ингредиенты были собраны, а сокровища добыты. Возможно, где-то ещё остались не собранные до конца ценные растения, а те, что были собраны, вырастут вновь, но после того, как главное Сокровище Пещеры Наследия сперва поманило своей близостью, а потом уплыло из рук, большинство уже не находило в себе сил продолжить изучение остального пространства этой мистической области. К тому же вокруг места приземления не сумевших взобраться на лестницу практиков появились сияющие порталы, которые одним своим видом подразумевали, что соискателям пора возвращаться в обычный мир.
  
  Как вскоре выяснилось, во Дворец Наследия смогли подняться брат и сестра Су — именно их не было среди сбитых с лестницы ветром. И хотя Ян Каю всё ещё было до боли обидно, что он не успел получить Наследие сам, но парень вынужден был признать, что это был далеко не худший вариант. О Су Янь он мало что знал и лишь несколько раз видел, однако пусть она и казалась очень строгой, но выглядела хорошим человеком, Су Му же и вовсе оказался одним из самых добрых и благородных людей, кого он знал. К сожалению, таких, как он и его сестра, в секте Небесной Башни было меньшинство, и уже только поэтому стоило радоваться тому факту, что Наследие Пещеры получили именно они.
  
  И, кажется, мироздание задалось целью укрепить его в этом мнении, а заодно напомнить, что в этом мире правит лишь Право Сильного. А Ян Кай был слаб, пока что.
  
  Порталы перенесли практиков на поверхность, к площади близ шахты Багрового клана, откуда они начинали свой путь в Пещеру Наследия две недели назад. И хотя в первые минуты казалось, что всё хорошо, но когда ученики начали расходиться по своим домам, оказалось, что далеко не все желали, дабы он до дома дошёл.
  
  – Ян Кай! – окликнул его уже на пути через лес знакомый голос. – Куда же ты так торопишься? Кажется, у тебя есть то, что принадлежит нам!
  
  Обернувшись, парень тут же увидел спешащего к нему с мерзкой ухмылкой на лице Не Юна, вместе с которым было ещё трое учеников Небесного Павильона. Притом учеников как минимум Старших, ведь среди них не было ни одного ниже ранга Ци Дун (2).
  
  – И что тебе от меня надо? – уже поняв, что происходит, и сдерживая гнев, спросил сын семьи Ян.
  
  – То, что ты подло и бесчестно украл у своих братьев! Впрочем, – отвратная рожа низкорослого парня стала ещё более мерзкой, – мы видели, как ты уходил с тем ублюдком Су Му, а потом культивировал с высококачественными пилюлями. Отдашь и их тоже.
  
  – Значит, теперь благородные практики Небесного Павильона стали обычными грабителями, что не гнушаются обирать своих же? – криво усмехнулся Ян Кай, чувствуя, как внутри разгорается упрямый азарт.
  
  – Заткнись! Ты — всего лишь жалкий отброс, ученик-помощник! Тратить на такое ничтожество ингредиенты, что будут куда как кстати более достойным и талантливым, разве это не то же самое, что выбрасывать их на помойку?! – патетично воскликнул Не Юн.
  
  – Ты всего лишь мелкий вор, прикрывающийся речами о благородстве для того, чтобы оправдать свою подлость! Брат Су явно не оставит это. Или ты как раз и решил повторить судьбу Се Хун Чэня?
  
  – А ты думаешь, мы намерены терпеливо ждать его возвращения? – паскудно улыбнулся заводила. – Мы как раз не собираемся повторять пример брата Се! В мире полно благородных кланов и достойных сект, которые с радостью примут учеников нашего таланта и не станут мешать нашему росту глупыми ограничениями! Взять его, парни!
  
  – Попробуй догони, выродок! – в результатах этой беседы Ян Кай был уверен ещё в тот момент, как узнал окликнувший его голос, а потому всё это время разгонял по телу Ци по методу техники Великого Тигра и готовил атаку Звёздной Метки, вросшей в его меридианы.
  
  Вспышка Ци, грохот, земля чуть дрожит под ногами, а в воздух поднимается столб пыли, сбивающий с ног, мешающий вдохнуть, а также — перекрывающий обзор. Его враги не ожидали подобного, а потому на несколько секунд впали в ступор, что помогло начинающему практику взять хороший разбег и дало изрядную фору.
  
  – Какая техника!
  
  – Этот ублюдок не так прост!
  
  – Вперёд, мы должны её получить! – пылевая завеса не могла дать ему действительно много времени, а потому очень скоро преследователи бросились за ним.
  
  Их было больше, а их уровень культивации — выше, чем у Ян Кая, значит, только вопрос времени, когда он выдохнется и будет настигнут. Во всяком случае, так было бы в обычных условиях, вот только у гордого сына семьи Ян был почти полный флакон превосходных пилюль, подаренных ему братом Су, а также несравненная техника физического ускорения, которую он с полной самоотдачей тренировал все последние дни, достигнув огромных результатов, так что он не только мог позволить себе тратить куда больше Ци, чем все его преследователи, он и сам по себе был ничуть не медленнее практиков ранга Ци Дун (2)!
  
  Потому на все крики о неминуемой расправе парень только закинул в рот извлечённый из флакона шарик и, ощутив, как в его тело вливается жидкий огонь невероятно чистой Янь-Ци, резво прибавил скорости, заодно пытаясь поймать ритм, ту синхронность движения тела и Ци, что нужна для техники «Великого Тигра».
  
  Меридианы натурально горели от вливаемой мощи, но бег помогал скинуть лишнюю энергию, а опыт трёхдневных тренировок уже скоро дал результат, позволяя почувствовать, как с каждым шагом растёт его скорость и тело будто начинает кричать ему: «Сильнее! Быстрее! Лучше!» Вскоре он словно впал в какой-то транс, медитацию. И продолжал бежать. Перед его глазами стояли лица. Лица его врагов. Да, сейчас он слаб, но он станет сильнее. И отомстит этим ублюдкам. Возможно, брат Су прав, и подобные есть везде, но… в этой секте он может доверять разве что самому Су и, возможно, его сестре. Остальные же… никогда!
  
  Следующее утро. Лян Ю.
  Разглядывая, как изменились голубоватые от ледяной Ци меридианы Су Янь, я медитативно расчёсывал её волосы, заодно осторожно прощупывая тело девушки целительной звёздной Ци, без попыток что-то изменить или подпитать, просто изучая, как переменилось ощущение от её организма. Расчёсывал я, к слову, взятой у неё же расчёской. И да, при походе в смертельно опасную гробницу она взяла с собой расчёски-шпильки и прочую женскую мелочёвку. Впрочем, как я помнил, у сестёр Ху тоже с собой были подобные наборы, как и у едва ли не всех девушек, что я встретил в сём данже. Ибо культиваторы культиваторами, а женщины остаются женщинами, что всегда хотят быть красивыми и желанными. Что, впрочем, не мешает им после этого ещё что-то про мой чайник и запасы чая говорить. Двойные стандарты, да.
  
  С телом же у неё на клеточном уровне творилось что-то изумительное. Пусть основной принцип работы Наследий я понял ещё в начале процесса и хорошенько разглядел на себе, но, как уже упоминалось, я — это я. С моей системой меридиан, архитектурно включающей идеальный образец геометрии энергоканалов высокоуровневого Драконьего практика, что с детства развивался по самым совершенным методикам, какие только могут быть, дать мне что-то в эту сторону Наследие просто не могло. Да, оно здорово повышало принципиальную совместимость и, если так можно выразиться, гармонию моей энергетики с плотью, равно как и значительно увеличивало потенциал развития этой самой плоти, но, по сути, это был не слишком существенный для меня «тюнинг». Вернее… в сущности, это безусловно было очень полезно и круто, но не давало мне какого-то принципиального роста или открытия ранее неприступных вершин. А в случае Су Янь это как раз и было принципиальным расширением потенциала и открытием таких дверей, о которых девушка раньше и представления не имела.
  
  Вырабатываемая её меридианами Ци уже изменилась. Девушка и так успела сделать несколько хороших шагов по улучшению качества своей энергии, используя созданный мной Экстракт Холодного Снега, но тут процесс был много более комплексным и гармоничным. Наследие Ледяного Феникса изменяло её тело по более совершенному шаблону, тем самым напрямую влияя и на эффективность работы механизмов этого тела, в том числе и механизма выработки Ци, делая эту Ци базово сильнее и качественнее. Кроме того, Наследие буквально пропитывало её меридианы образцом много более мощной энергии, несущей информационное наполнение, в том числе и облегчающее задачу перенять свойство, научиться, усилить свою родную Ци за счёт впитанной энергии образца. Но самое главное — изменение плоти меняло естественный для этой плоти вид системы энергоканалов. Сейчас это было заметно только при прямом обследовании звёздной энергией, но в её теле уже формировались зачатки новых магистральных путей, которым ещё предстояло вырасти, как у новорождённого ещё только предстоит прорезаться зубкам. То есть оно уже заложено, вернее, вот сейчас, по мере поглощения Наследия и перестройки плоти закладывается, но полноценно вырастет лишь за год-два естественной жизни и взросления организма. И тогда её система циркуляции станет много совершеннее тех, что типичны для этого мира! Ещё сложно судить, насколько совершеннее и какой вообще конечный вид она примет, но что это в любом раскладе будет на голову круче, чем раньше, — тут не может быть сомнений. Как и в том, что, даже не взяв ни единой ступени развития, выйдет Су Янь отсюда существенно более сильной, чем вошла, просто за счёт того, что её плоть станет совершеннее.
  
  – М-м-м… – гребень вновь прошёлся по шелковистым прядям. В сочетании с прекрасными видами, что открывались моим Звёздным глазам и ощущениям, приносимым целительной Ци из тела девушки, очень медитативное занятие. – Какие же у тебя мягкие и приятные волосы, сестрёнка.
  
  – После всего случившегося ты всё ещё намерен называть меня сестрой? – Су Янь пронзила меня взглядом насыщенно-лазурных глаз из отражения на ледяном зеркале, подле которого и сидела.
  
  – Тебе же это нравится, – я вновь провёл гребнем по волосам красавицы, гася технику глаз и возвращая звёздную энергию, чтобы легче было сосредоточиться на материальной действительности и облике брюнетки в отражении.
  
  – Да, но… я ведь теперь твоя женщина… и это… хотя, как пожелаешь, – она выпрямила спинку и прикрыла глаза, всей позой источая… даже не знаю, как это назвать, «готовность быть хорошей женой»? Не совсем, ведь она сама толком не понимала, что и как теперь должно быть. Наверное, предложи я просто делать вид, что ничего не было, она согласится и с этим… правда, судя по чувствам, вряд ли будет искать себе ещё какого-нибудь парня, «сохраняя верность».
  
  – А чего желаешь ты, Янь? – я прижался к её спине, обнимая тонкие плечи, прикрытые одной только нижней рубашкой, прятавшейся под её сине-белым платьем.
  
  – Я… – она подняла взгляд к моему лицу. И покраснела, а я почувствовал, как ускорилось её сердцебиение. Хех, «снявшая скорлупку» Винтер выглядела столь беззащитной и милой, что хотелось просто сгрести её в охапку, гладить по голове и никуда не отпускать.
  
  – Да, именно ты, сестрёнка…
  
  – Я… хочу быть твоей… Ох, ты заставляешь меня говорить слишком срамные вещи, словно я одна из этих Ху! – возмутилась она.
  
  – Вот теперь я узнаю мою строгую сестру Янь! – я улыбнулся и, пользуясь нашим положением, чмокнул её в губы.
  
  – Умх… – она выдохнула, – ты… это очень смущает! Не делай так!
  
  – Тебе очень идёт это смущение.
  
  – Ладно, – она прикрыла глаза, – тогда хорошо… – и странный клубок эмоций.
  
  – Нет, так дело не пойдёт, – принял я решение и уселся на пол, увлекая за собой девушку и усаживая её к себе на колени.
  
  – Что ты делаешь? – вновь отвела она взгляд, даже не думая сопротивляться.
  
  – Сестрёнка, – я не удержался и погладил правой рукой оголённое бедро красавицы, да и её попка по-любому ощутила, что даже после целой ночи разврата, совмещённого с культивацией, я вполне готов и жажду продолжения, – ты мне нравишься такой, какая ты есть. Строгой, борющейся за «нравственность» своего непутёвого младшего брата. Не нужно пытаться подстраиваться и как-то заставлять вести себя иначе. Просто будь собой. Да, мы стали чем-то большим, чем брат и сестра, но это не отменяет того, что было раньше, скорее приумножает.
  
  – Но как же… то, что произошло? – всё ещё не смотрела она на меня, хотя и против руки, забравшейся под полу расстёгнутой рубашки, совсем не возражала.
  
  – Как я сказал, это прибавляет к нашим отношениям, а не отнимает от них. Будь собой, продолжай оставаться такой же прекрасной и милой в своей строгости сестрёнкой, а остальное… оно придёт само и встанет так, как нужно, – моя правая рука скользит выше, чтобы ласково огладить её левый холмик. Такой мягкий, нежный, увесистый… с уже твёрденькой вершинкой.
  
  – Л-ладно… – неуверенно выдавила она.
  
  – Вот и отлично, – поднимаю её лицо за подбородок и накрываю розовые губки своими, после чего, вновь огладив её бедро, скольжу ладонью выше и начинаю разминать грудь, что абсолютно беззащитна в силу расстёгнутого состояния рубашки. – Кстати о «само» и «встанет»… – чуть отстраняюсь, давая ей вздохнуть, но не прекращая игры с верхними достоинствами леди.
  
  – Ох… ну почему ты то ведёшь себя словно какой-то легендарный мудрец, то хуже развратного и похотливого мальчишки? – уже сама очень даже возбудившись, потешно надула на меня щёчки девушка, пытаясь показать, какая она сердитая и ух!
  
  – Потому что тоже остаюсь собой? – «состроил я глазки», уже стягивая с неё рубашку.
  
  – Ты стал ещё хуже! – она попыталась сказать это сурово и внушительно, вот только тонкие женские пальчики уже проделывали с моей одеждой ровно то же, что я проделывал с её.
  
  – Опыт иной жизни, полагаю, – пожимаю плечами, заодно этим жестом скидывая танчжуан, – но я остался собой. Всё таким же несносным. И очень любящим мою сестрёнку, – договорил я перед тем, как начать повторно знакомиться с шейкой красотки посредством своих губ и языка.
  
  – М-м-мх, Лян… Ю!.. – а теперь поможем руками, и… – А-а-ах!
  
  – Кажется, кому-то очень нравится то, что я творю, – отрываясь от дегустации нежной шейки, прошептал я в аккуратное ушко, параллельно продолжая гладить оголённую попку девушки, порой провокационно подбираясь сзади к её щёлочке.
  
  – К-какой разврат, – Янь уткнулась носиком мне в ключицу, крепко обняв за торс.
  
  – Он самый, – я довольно улыбнулся, проводя кончиками пальцев вдоль позвоночника красотки. Пусть прошлый заход и был «подстёгнут» Ци, я не терял контроля и прекрасно запомнил, как сестрёнке нравится больше всего. И теперь собирался на полную воспользоваться полученным знанием.
  
  – М-м-м, – воительница выгнулась дугой, непроизвольно потеревшись затвердевшими сосочками о мою грудь и немного ослабив хватку.
  
  Этим я и воспользовался, чтобы вновь захватить в плен губы красавицы и приступить к практике в поцелуях. Немного растерявшаяся от такого напора Янь приоткрыла ротик, заранее «сдавая позиции», а потому в следующее мгновение уже была вынуждена бороться с моим языком, проникшим на «чужую территорию». И с каждым мгновением эта борьба увлекала её всё сильнее, а в её движениях всё отчётливее начинало чувствоваться нетерпение. Нежные девичьи руки заскользили по моей спине, плечам, пытаясь то ли огладить, то ли впиться ногтями, а быть может, оттолкнуть. Су Янь явно сама толком не понимала, что же хочет сделать, но что-то сделать ей явно хотелось. И с каждой секундой поцелуя и связанной с ним борьбы языков это желание только возрастало. Да и мои руки, вернувшиеся к оглаживанию податливого женского тела, всё лучше ощущали жар, что поднимался снизу её живота.
  
  – Привстань, – шепнул я девушке в момент, когда мы ненадолго прервали поцелуй, чтобы сделать новый глоток воздуха.
  
  Та судорожно кивнула и поднялась на ноги, правда, это не помешало ей вновь наклониться и снова предаться поцелую. Мои руки почти против воли поднялись к ней и сжались на притягательно качнувшихся холмиках, что так и просились в ладони.
  
  – Ох-хм-м-м, – прикрыла в наслаждении глаза сестрёнка, отдаваясь на волю моих рук, хотя эта поза ей была явно некомфортна, впрочем, долго так «держать» её я не хотел, желая перейти к самому сладкому. Потому мои ладони временно покинули облюбованные участки и помогли мне избавиться от штанов, после чего…
  
  – Иди ко мне, – я потянул красавицу на себя, та, раскрасневшись, решительно кивнула и вновь присела мне на колени, но на этот раз полностью лицом ко мне. В итоге мой «нефритовый жезл» (ох уж эти китайцы) оказался прямо перед входом в её поблескивающее соками лоно.
  
  Девушка опустила взгляд вниз и, увидев подобную картину, стала ещё более розовой. И отвернулась. Усмехнувшись этому странному, но такому притягательному сочетанию невинности и манящей развратности, я обнял её правой рукой за талию, а левую по-хозяйски уместил на подтянутой попе. И прижал к себе, чувствуя, как мой член скользит по её щёлочке.
  
  – Лян Ю, – выдохнула она, опуская мне руки на плечи и подставляя губы под новый поцелуй. Разумеется, я не упустил возможности и с наслаждением впился в этот манящий аккуратный ротик своими устами. Растягивать прелюдию при всём желании больше не было сил, а потому моя рука с попки сместилась к паху и помогла нацелиться, плавное движение бёдрами — и я с наслаждением ощутил, как тугая горячая плоть начала нежно обхватывать «Лян Ю-младшего» со всех сторон. – М-м-м! – одобрительно простонала сестрёнка мне в губы и двинула тазом, принимая меня полностью.
  
  – Х-хорошо… – она запрокинула голову, подставляя моим губам свою шейку. Её попка в моих руках принялась активно двигаться, покорно подстраиваясь под те темп и амплитуду, что желал именно я. В ответ я стал ласкать губами и языком не только её шейку, но и замечательную грудь, благо гибкость девушки позволяла и не такое.
  
  Первая разрядка случилась минут через десять такой увлекательной скачки. Су Янь особо громко и сладко вскрикнула, сжавшись внутри и буквально выдавливая из меня соки. Удержаться и не разрядиться в млеющую красотку я не мог, что привело к новому вскрику, заглушённому страстным и напористым поцелуем. Сил что у меня, что у девушки было ещё предостаточно, а потому не было ничего удивительного в том, что, не разрывая поцелуя, я аккуратно опрокинул её на спину и, огладив растрепавшиеся волосы жгучей брюнетки, незамедлительно приступил ко второму кругу. Теперь мои движения сопровождались отчётливо слышимым хлюпаньем смеси её соков и моего семени, но нас это не смущало, разве что лицо красотки порой принимало особо развратное выражение, а уж уровень её смущения… И потому я не удержался и захотел проверить одну вещь.
  
  – А ты, оказывается, извращенка, сестрёнка, – шепнул я ей на ушко, не забыв после этого ушко прикусить. Реакция последовала незамедлительно: моя девочка сжалась ещё сильнее, даря мне ни с чем не сравнимое удовольствие.
  
  – Ю-ю… я…
  
  – Очень, очень любишь своего братика, – продолжил я за неё, наслаждаясь этим фонтаном из стыда, смешанного с чем-то очень сложным, но явно фривольным.
  
  – Ох-х-х… – особо сладко выдохнула девушка, когда я просунул руку ей под спинку и вновь прошёлся вдоль позвоночника.
  
  – А твой братик очень, очень любит сестрёнку, – не отрываясь от ласк, сообщил я распалённой красотке.
  
  – Ах-х-х, – тело девушки вытянулось в очередной истоме, показывая, что моя речь ей действительно понравилась.
  
  Я же чуть сменил позу, закинув её ножки себе на плечи, и с удовольствием наблюдал, как она от стыда закрыла пылающее лицо… И продолжила подмахивать мне в меру сил, выдерживая заданный в самом начале темп. Кажется, поглощение Наследия задержится ещё на некоторое время.
  
  Прикрыв глаза, я с головой погрузился в наслаждение, что дарила мне шикарная женщина.
  
  Означенное «некоторое время» спустя.
  Совершенно вымотанная Су Янь сладко посапывала, лёжа у меня на груди, а её обнажённое тело продолжало подвергаться бессовестным домогательствам скользящих то тут, то там подушечек пальцев и внутренних сторон моих ладоней. Увы, я оставался молодым парнем, что помнил сладенькое, но несколько месяцев был его лишён, пусть морально мне было и не до этого, но вот физиологически… Недаром же известно, что секс — это не только древнейший, но и лучший антидепрессант, а ведь я как раз и пребывал в депрессии. А ещё, как теперь уже очевидно, к этому всё и так шло. Возможно, не с Су Янь, а с той же Ся Нин Чан, близняшками Ху, а то и вовсе Лань Чу Дэ, но оно произошло бы в любом случае. Не могло не произойти, когда вокруг столько красавиц, что вызывают отклик не только внешностью, но и характером. Возможно, Лань Чу Дэ под последний пункт не подходила, но вот первый брала с изрядным отрывом, одни только дыньки пятого размера чего стоили. Вот подлови она меня где-нибудь в тенёчке одного да прижмись к лицу таким вот экстерьером, удержался бы я от соблазна? Легко сказать «Да!», когда на тебе лежит шикарная красавица с почти четвёртым размером груди, которую ты трахал почти трое суток, что в процессе поглощения Наследия из Сфер, что просто так, прерываясь только на краткий отдых, но вот когда ты несколько месяцев в воздержании, да в непролеченном стрессе, да ещё и в таком возрасте, когда нижний мозг давит на верхний, как припадочный… Тут, будем честны с собой, тот ещё вопрос! Тем более что обязательств-то ни перед кем нету, а вся симпатия к знакомым по новой жизни девушкам пока очень молода и совсем не тянет на то чувство сумасшедшей и резкой влюблённости, что я испытал, впервые увидев Ся Ю Нин. При этом девчонки из Небесного Павильона так-то на меня и раньше начали заглядываться, а уж после того, что я творил в Пещере Наследия… Лань Чу Дэ могла и подружек позвать на приступ — в местных средневеково-феодальных отношениях это просто.
  
  В общем, испытывал я очень странную смесь радости и стыда от того, что произошло. Я понимал, что нет смысла как попусту переживать, так и пытаться лицемерно заявлять, что во всём виновато «Наследие» и я просто «помогал девушке». Девушку я вполне хотел и сам по себе. Это факт. Упрямился немного в признании данного чувства, не без того, но именно что немного, ведь флиртовал же с ней, знаки внимания оказывал и почву прощупывал. И всё же было во мне некоторое чувство дискомфорта. Из стремления защитить девушку от Главного Героя Сянси я повторил действие Главного Героя Сянси. Я совратил девушку, которую должен был совратить он. И сделал это так же, как он. И это была моя сестра.
  
  Как можно пасть так низко?!
  
  Каких глубин аморальности я только что достиг?
  
  Я хочу сказать, это же не навсегда? Это излечимо? Я, конечно, дважды сценарный Злодей и не особо переживаю за всякие сомнительные поступки, которые надо совершить ради своего выживания, но это же не начало превращения в моральную копию полноценного Героя Сянси?
  
  Я не святой, далеко нет, у меня даже есть люто-бешено-вампирская техника пожирания чужой жизни, завязанная аж на мою душу, но ведь всему должен быть предел, да? Я просто хочу быть обычным сценарным Злодеем, который заботится о своих близких, желает лучшего своей семье-клану-секте, тихо-мирно живёт в своём уютном уголке ойкумены, изучает магию и вот это вот всё, не влезая ни в какие эпические путешествия с разграблением всего и вся, вечной эскалацией конфликта, поиском врагов и проблем вселенского масштаба на ровном месте, провокацией катастроф, войн, уничтожения целых цивилизаций, да ещё всё это с чувством, что я дофига прав и только так и надо…
  
  Дабы отвлечься от мрачных мыслей, я активировал технику «Звёздных Глаз» и окинул взглядом округу. Ко мне уже давно приходила одна завлекательная Мысль. У нас ведь тут полноценная пространственная аномалия с неплохим дворцом-пагодой. Да, уже почти вся энергия ушла на передачу Наследия, в Сферах осталось заряда максимум на ещё один — завершающий — сеанс перестройки, после чего тут останется только выход-портал, без всяких ловушек, испытаний и прочего. Вполне возможно, что после того, как мы пройдём сквозь переход, он «допьёт» остатки энергии, и вся эта область схлопнется, навсегда исчезая. А это было жалко.
  
  Как я успел изучить за эти дни, вот точно так же ожидая, пока Су Янь придёт в себе после очередного выматывающего этапа перерождающего охлаждения, сменяющегося не менее выматывающим этапом бурного секса с парнем, который намного выносливее, чем она сама, изначально «Дворец Наследия» был запечатан в пространственной аномалии. Тот массив на ядрах Демонических зверей его «разархивировал», включил, заправил ловушки, обеспечил приснопамятную золотую лестницу и так далее. Всё это жрало Ци в больших объёмах, собственно, шесть ядер не самых слабых зверюгингов, три из которых вообще считались местными «топами», пущенных на батарейки, как бы намекают. Само существование «Дворца» поддерживал уже внутренний массив, запитанный на массив-накопитель и сферы с Наследием — они тут не только для Пафосу круги по постаменту наворачивали, но и выступали генератором: положительно и отрицательно заряженные полюса, вращение, в общем, привет электродвигателю, точнее, генератору. Разумеется, аналогия очень и очень условная, процессы там шли на два порядка сложнее, чем на какой-нибудь электростанции, да и на всё это безобразие расходовалась энергия, особенно на «связь» с «внешним миром», собственно, потому Дворец и был «запечатан» — в замкнутой системе сил расход являлся реально нулевым.
  
  И, казалось бы, всё, что мне нужно было сделать, чтобы сохранить это место, — это аккуратно «запитать» уже готовый массив по готовой схеме. О, а ещё создать «ключ», чтобы можно было установить связь «Дворца» с внешним миром… ага, тоже имея образец. Правда, мне нафиг не упала лестница с кучей дополнительных «испытаний», но это не проблема — вон портал в дверях висит, подцепленный к общему питанию, так что его нужно только настроить.
  
  Однако на всё это требовалась сущая мелочь — время. Ну а ещё всё-таки «допить» Наследие, ведь Сферы мне придётся использовать для создания нового «генератора». А между тем, усвоение Наследия постоянно прерывалось… столь надолго и столь «основательно», что даже стыдно.
  
  – Лян Ю, ты опять не даёшь мне выспаться, – укоряющим тоном донеслось снизу… ну, насколько понятие «низ» применимо к горизонтальной плоскости, но относительно положения моей головы, которая «верх», и ног, которые «низ», оно было ниже, да.
  
  – Разве ты не чудесно засыпаешь под мои ласки? – прекратив изучать структуру составляющих дворец массивов, улыбаюсь заспанно моргающей девушке. Тело которой отнюдь не прекращал при этом оглаживать…
  
  – Это разные вещи, – возразила Су Янь, слегка поёрзав, чтобы лечь поудобнее. Ну и делая мне особенно приятно своими мягкими «подушечками безопасности».
  
  – И в чём же выражается их разность?
  
  – Ты не заставишь меня говорить такое, – непреклонно ответила «строгая старшая сестра», а видя улыбку на моих устах, ещё и ладошкой мне глаза закрыла, типа, чтоб не смущал её взглядами и вообще не подсматривал. Лишила сладенького, так сказать. И да, я всё это отчётливо чувствовал в её эмоциях.
  
  – М-м-м… Ты же знаешь, что я сейчас глажу твою попку и прекрасно могу продолжать это делать и с закрытыми глазами? – интересуюсь с капелькой академического интереса и черпаком умиления её поведением. Ну и в подтверждение своих слов с наслаждением сжимаю её ягодицы.
  
  – Пошляк, – и не подумали убирать ладошку от моих глаз, вовсю изображая негодование.
  
  – Это всё твоя вина. Ты всегда была слишком красивой, твой младший братик не имел шансов не влюбиться!
  
  – Молчи! – ладошек на моём лице стало две, и вторая уже закрыла рот.
  
  – М-м-м… – в качестве компенсации я повысил интенсивность оглаживания и пожамкивания девушки во всех самых интересных местах.
  
  – Хватит паясничать, – продолжала ворчать Су Янь, – мы не завершили начатое! Наследие ещё не поглощено!
  
  – Хм-хм-хм, – покорно киваю, насколько позволяют руки девушки, одновременно поднимая собственные ладони с её ягодиц на спинку и примирительно ту поглаживая.
  
  – То-то же, – фыркнула строгая старшая сестрёнка, довольная своей победой, и тоже убрала руки.
  
  – Кстати, Янь, – нежно заправляю ей за ушко сбившуюся на лицо прядь, – как ты смотришь на то, чтобы забрать себе эту область? Пагоду и площадь на сотню шагов перед ней? Судя по тому, как ты смущаешься, думаю, нам не помешает место, куда пройти сможем только мы и те, кого мы пригласим.
  
  – Разве это возможно? – округлила свои насыщенно-лазурные глаза леди. – Я понимаю, что после получения Наследия мы сможем подняться до уровня тех Мастеров, что оставили его, но это — только возможность, на деле уйдут десятки и десятки лет!
  
  – Вы недооцениваете этого практика, прекрасная леди, – улыбаюсь, кратко чмокнув её в носик. – Я же говорил, что смогу повторить этот шедевр, пусть и на свой лад, а уж перехватить контроль над бесхозным пространством… не скажу, что это пара пустяков, но и не что-то запредельное.
  
  – Ох, тогда, безусловно, это прекрасная идея. Место, где будем только ты и я… – она вновь смутилась и начала краснеть. Мням.
  
  – Да, хотя добавить сюда мебели, продуктовый склад и прочих полезных вещей будет неплохо. И не забыть про запас чая, да. Это — самое важное!
  
  – Пх-хи-хи, брат, – покачала она головой. – Что требуется от меня? – но быстро взяла себя в руки и вернулась к делу.
  
  – Ну, сперва нам действительно стоит завершить поглощение Наследия, а дальше мне потребуется много Ци, так что, если ты не против, мы передохнём, подготовим немного пилюль, и дальше, пока я буду работать, ты станешь делиться со мной Ци, – не то чтобы это мне было необходимо на самом деле, но отмахиваться от помощи и тем самым заставлять Янь думать, что она бесполезна, я не хотел, да и Ци мне в самом деле потребуется, причём много.
  
  Потянуть я и так должен, как-никак резерв у меня уже при входе в гробницу соответствовал Седьмому Небесному Уровню, да и за эти дни я его неплохо нарастил, даже особо к тому не стремясь, плюс делать всё можно сначала через «времянку» на пару-тройку дней, а потом уже «допилить», но почему бы не принять помощь, когда это возможно? Тем более что тут процесс передачи Ци можно сделать очень приятным. И нет, я сейчас не разврат имел в виду! Ну, не совсем разврат, унаследованная нами техника парной культивации позволяла безопасно обмениваться Ци и через поцелуй с объятиями, но это же не считается развратом?
  
  – Хорошо! – тем временем серьёзно кивнула ледяная волшебница, и я не удержался от того, чтобы вновь спустить руки ниже и огладить гладкую попку девушку.
  
  Возмущённое сопение было прервано в зародыше накрывшим губы Су Янь поцелуем, ну а дальше… дальше всё-таки пришлось вставать и садиться поглощать Наследие. И занятное, к слову, дело: ведь подобная перестройка организмов, буквальное изменение тел на генетическом уровне, она ведь шла по двум разным шаблонам, а следовательно, по факту, мы с Су Янь уже не были кровными братом и сестрой. Невозможно сохранить должную идентичность генов, когда одна становится гибридом человека и ледяного феникса, а другой — человека и дракона. И вот тут вопрос, неужели создатели этой гробницы и такое предвидели? В смысле, что их Наследие могут получить брат и сестра? Или им не надо было предвидеть, и самому Наследию с взаимной привязкой было наплевать на возможное родство соискателей, потому как оно фундаментально не предполагало каких-то проблем от кровосмешения после своего получения? В любом случае, момент был весьма занятным, ну и… не мог не радовать. Оно, конечно, кровосмешение и у обычных людней опасно только в долгосрочной перспективе, когда продолжается в семье на протяжении нескольких поколений, но всё равно дети с генетическими отклонениями — это плохо. И хорошо, что у нас с Су Янь такого уже точно не будет.
  
  День следующий.
  Мы с Су Янь сидели друг напротив друга, соприкасаясь ладонями, через которые шёл основной обмен Ци, пока я формировал массивы для сохранения этого пространства. Последний этап перестройки наших организмов, он же — впитывание Наследия, завершился как-то буднично и незаметно… Возможно, потому, что мы в этот момент опять занимались любовью и нам было особо не до сияния сфер на постаменте. В принципе, где-то с середины процесса навязанное возбуждение уже не било по мозгам так, как в начале, когда дисбаланс энергии и тела был экстремальным, отчего его следовало срочно и регулярно гармонизировать «внешними добавками», иными словами, мы вполне могли ограничиться объятиями, не доводя до секса, но тут уж получалось, как получалось. Виноват в этом был целиком и полностью я, я с этим не спорю, но в своё оправдание скажу, что и Су Янь как-то не особенно возражала против сложившегося алгоритма поглощения Наследий. Короче, да, процесс перестройки наших тел завершился совершенно благополучно, без сюрпризов и побочных эффектов. Ну а дальше… Как я и предлагал, мы немного отдохнули, привели себя в порядок, да и приступили к спасению своего «убежища» от исчезания в небытие. И первым делом я взялся за энергообеспечение, повторяя конструкцию того «генератора», каковым являлись сферы.
  
  Работа длилась уже почти тринадцать часов, но оно того стоило. Последние скрепы энергетических линий встали на свои места, пламенно-солнечная Ци в смеси с местной Янь и Ци эталонного льда в смеси с энергией Инь моей сестрёнки потекли в подготовленные для них резервуары, структура чар пришла в движение… и личико Су Янь изумлённо вытягивается, когда над постаментом опять начинают летать золотистая и голубая сферы…
  
  – Б-брат… это… как? – взгляд «( О_О)'» прилагается.
  
  – М-м-м?
  
  – Ты… ты воссоздал Наследие?
  
  – Нет, – я покачал головой, – это просто элементы питания… Кхм, резервуары Ци, что нужны для работы этого места.
  
  – Ох… хорошо, а то я уже начинала бояться жителей Высшего Мира, – облегчённо прикрыла она глазки.
  
  – Для создания подобного Наследия мне нужно с месяц посидеть и поэкспериментировать, как оно должно изменять жерт… подоп… Да что же такое?! Соискателя! Да, соискателя, без вреда для него.
  
  – (Т_Т)… – прекрасные лазурные глаза сестры смотрели на меня с укором и печалькой.
  
  – Сестрёнка Янь?
  
  – Нет-нет, всё замечательно, – помотала она головой. Хотя сама пребывала в шоке. И я это чувствовал, осознавал и… наслаждался, чего уж там. Да, я выпендривался перед красивой девушкой и понимал это, но… хэй, это моя красивая девушка, и я имею полное право перед ней выпендриваться, а ещё моему телу восемнадцать. И очень хорошо.
  
  После обеспечения питанием системы пошла настройка переноса и доступа свой-чужой. Вот тут уже пришлось мозгами поскрипеть. По умолчанию, портал отправлял зашедшего в конкретную точку на карте, а обратно — вообще никак. Однако в порталах я всё-таки кое-что уже понимал, пусть и не столь много, как хотелось бы, но, имея три варианта перемещения в пространстве, Здравый Смысл и «какую-то мать», удалось спаять интересный вариант перехода не на место, а на «маячок Ци», вернее, на место, где этот маячок находится. С двусторонностью я разбираться не стал, а просто заучил структуру массива телепорта (да-а-а, наконец-то рабочие «Врата», и пусть и сложные, но применимые «в поле», а не при построении куба десять на десять метров, как в гробнице Тянь Луна… что, конечно, тоже можно построить «в поле», но не раньше Девятого Небесного Уровня. В лучшем случае) — потом попробую сделать артефакт, ака «портал из Гарри Поттера», ну а пока хватит и «каста». Остался только «якорь», но тут элементарно — будет небольшой кусочек Экстракта Холодного Снега, который я дополнительно «заправлю» Инь-Ци, переданной Су Янь. Опять же, временно пойдёт, а потом придумаю что-то получше. К тому же стоит сначала протестировать всё это дело, а потом уже вкладываться в улучшения. Может, вообще ничего не выгорит и всё нафиг схлопнется.
  
  – Всё, – облегчённо выдохнул я, – надеюсь, оно заработает — не хотелось бы терять такое место. Создать его с нуля будет очень утомительно.
  
  – Я всё ещё не могу поверить, что мой глупый младший брат может вытворять такое.
  
  – Я много что могу вытворять, думаю, ты убедилась в этом лично…
  
  – Но при этом он остаётся глупым младшим братом, – не дрогнув ни единой ресничкой, отозвалась на мою реплику Янь. Хех, уже приходит в себя и возвращается в образ Строгой Старшей Сестры. Правда, ушки продолжают пылать, хе-хе.
  
  – Ага, я тоже тебя люблю, сестрёнка, – и, подхватив девушку под руку, я шагнул в портал. Вспышка, краткий миг дезориентации, и… мы у входа в шахту Багрового клана. И к нам уже спешит молодой паренёк в характерном синем халатике, но… кое-кто успевает раньше.
  
  – Братик Су, ты вернулся! – знакомое «хвать» — у меня на шее повисла некая очень симпатичная и очень слабо одетая девушка с розовыми волосами. Мэй'Эр тоже ждала, а значит…
  
  – С возвращением. И поздравляю с успехом. Эта леди не сомневалась, что у брата Су всё получится, – и ещё одно «хвать», но уже под левую руку. Цзяо'Эр составляла компанию младшей. – Ну и тебе привет, Янь.
  
  – … – старый добрый Убийственный Взгляд Старшей Сестры прилагался. Что же, возвращение прошло очень даже удачно.
  
  – У меня язык не поворачивается сказать, что я не рад такой встрече, но всё же, как вы сами? – улыбаюсь наследницам Багрового клана. – Испытание не нанесло травм? Все ли выбрались? И сколько нас вообще не было?
  
  – Нас сбросило с золотой лестницы чуть больше пяти дней назад, и сразу открылись переходы на поверхность, – ответила Ху Мэй'Эр, сияя счастливой улыбкой.
  
  – Никаких проблем не было, – продолжила за ней Ху Цзяо'Эр. – Даже когда нас скидывало порывом невероятно сильного ветра, он же нас потом и придержал у земли, позволив спокойно на неё опуститься. Без неразберихи, конечно, не обошлось, но утряслось всё очень быстро.
  
  – Да! Сразу, как мы определили, что среди скинутых нет только вас двоих. Эта новость сразу всех успокоила, – младшая из близняшек проказливо прикрыла ротик пальчиками и хихикнула.
  
  – На самом деле удивительно, – поддержала её старшая, стрельнув взглядом в сторону Су Янь. – Я была уверена, что хоть кто-нибудь начнёт роптать, но кроме окончательно павшего духом Лун Юна никто не выказал досады, даже Фань Цзы Цзи больше ворчал о том, что не успел с тобой подружиться, – девушка подавила смешок.
  
  – Лун Юн — это же брат Лун Хуэя? – припомнил я данного типуса.
  
  – Да, ты его видел, – кивнула девушка. – Такой блёклый и трусоватый, всё время сидел в нашем лагере, боясь попасться тебе на глаза, – Цзяо'Эр этак презрительно-брезгливо пожала плечиками.
  
  – Ясненько… Ну что же…
  
  Увы, насладиться радушием близняшек и продолжить общение, к сожалению (я сказал — к сожалению, Янь, не нужно так фонить превосходством и злорадством!), нам не дали — ранее замеченный паренёк в характерном голубом халатике всё же добрался и, пусть был явно сильно подавлен общей эпичностью и высокостью присутствующих здесь персон, всё-таки решился заговорить:
  
  – Старшие брат и сестра! – ученик со всем почтением согнул спину и сложил руки перед собой в жесте максимального уважения. – Простите, что отрываю вас от беседы, но Совет Наставников хотел видеть вас сразу, как только вы покинете Пещеру Наследия. Мне было поручено пригласить вас явиться со всей возможной срочностью!
  
  – Разумеется, младший брат, мы немедленно отправимся в Небесный Павильон, – благодушно покивал я, ибо… ну… он не виноват в том, что просто передаёт приказ.
  
  В общем, пришлось раскланиваться с близняшками, которые неподдельно огорчились такой необходимости, пусть и понимали её. А ещё хотели «познакомить с папой и мамой», на этом моменте моя старшая сестрёнка натурально чуть не начала «бить копытом». Угу, и, натурально схватив, потащила в свою берлогу, в смысле домой, да. Только и успел, что махнуть близняшкам на прощание рукой и пообещать, что зайду к ним на рынок, когда разрулю все вопросы. Н-да, говорить всё это, когда тебя натурально тащат подальше… Тут ведь и так была раньше не столько сестринская, сколько женская ревность, а когда наши отношения с Янь стали уже куда как глубже, чем просто братско-сестринские, то и говорить не о чем.
  
  – Ты так очаровательно ревнуешь, – я всё-таки не мог удержаться и, когда мы удалились от лишних глаз и ушей на достаточное расстояние, поделился своим наблюдением.
  
  – И ничего я не ревную! Я… просто слежу за твоим моральным обликом, дабы ты своим поведением не дискредитировал наш Небесный Павильон! – а глазки-то бегают.
  
  – Врушка, – я усмехнулся. А потом приобнял и нагло поцеловал эту красотку. Чем вызвал интересную смесь одобрения, радости и очередного заряда паники.
  
  – Б-брат… вдруг кто-то увидит? – оторвавшись и бросив по сторонам настороженный взгляд, вопросила Янь.
  
  – Это вряд ли — я могу контролировать обстановку, а даже если и да… плевать. Для меня это ничего не изменит. Для тебя, надеюсь, тоже.
  
  – Да… но это всё равно очень стыдно. И… ты же не пытаешься уйти от темы, не так ли?
  
  – Не пытаюсь, – качаю головой, закладывая руки за спину, благо меня уже отпустили. – Что касается «своим поведением дискредитируешь Небесный Павильон», то, с учётом получения Наследия и моего продемонстрированного уровня, полагаю, я могу сейчас едва ли не повальную оргию устроить, и мне за это ничего не будет. Как и репутации Павильона, если сказать, что это «требуется для моей культивации». Что же касается твоей ревности… Да, сестрёнки Ху мне нравятся. В первую очередь — их характер, хотя и красота пленяет, чего уж там. Получится ли что-то у нас? Вопрос. Но я не против попробовать. Я ведь очень жадный.
  
  – Что-то не похоже, судя по тому, как ты раздавал всем ценные пилюли и духовные сокровища, – подбоченилась брюнетка, всё ещё испытывающая некоторый негатив, но в уже куда как меньшем масштабе.
  
  Вот что мне в этом мире нравится, так это его смесь патриархальности с восточным мировоззрением. Именно мировоззрением, не путать с деспотизмом. В том смысле, что будь на месте Су Янь девушка из моего первого мира, я бы получил по лицу. Здесь же… «Если мужчина может себе позволить уделять силы и внимание нескольким женщинам, значит, он может себе позволить нескольких женщин». То есть единственная причина такой реакции Су Янь на сестёр Ху заключалась в том, что наши с близняшками отношения могут породить тот ещё «бюрократический ад» и сильно осложнить отношения двух сект-соседей. Ну и не стоит забывать, что эти прохиндейки целенаправленно дразнят бедную Снежную Королеву, выводя на реакции. Ибо получают от этого удовольствия не меньше, чем я сам. Пусть и несколько по иным причинам, но это частности. А разговор тем временем продолжался:
  
  – Тут зависит от того, что я считаю сокровищами. Я получил главное богатство Небесного Павильона и, надеюсь, серьёзно приблизился к получению главных сокровищ Багрового клана, а все эти пилюли-техники… Их можно изготовить и изобрести, потому их ценность в моих глазах ниже, чем прекрасные леди, что подарили мне своё благожелательное внимание.
  
  – Су Му, я знаю тебя сколько себя помню. Но это было самое возвышенное описание твоих порочных и развратных наклонностей, – она страдальчески закатила глаза. – Ну хоть не дочь торговца рисом… – а теперь это было сказано с облегчением.
  
  – Я уже говорил, что мне стыдно за тот эпизод своей биографии!
  
  – А ещё ты говорил, что между тобой и ученицей мастера Мэна ничего нет, – продолжила она источать полное нравственное превосходство.
  
  – Всё-то ты знаешь… Кстати, откуда? – запоздало соображаю, что с Ся Нин Чан мы объяснились буквально за двадцать минут до того, как началась вся эта история с Пещерой Наследия.
  
  – Значит, я угадала, и когда вы были в том путешествии, ты тоже не терял время зря, – её тон был холоден, а вот эмоции скорее отражали что-то между: «Ну кто бы сомневался?», «Могло быть много хуже» и «Без меня этот балбес точно пропадёт».
  
  – Эм… Ладно, я виноват, – покорно склоняю голову, как делал это много раз, когда моя белокурая дракоша «выводила меня на чистую воду». – Может быть, чуть ускоримся? Не стоит заставлять почтенных Наставников ждать. Они и так уже порядком ожидают, – закруглил я разговор.
  
  Сказанного было более чем достаточно, а дальше — только толочь воду в ступе и размывать смыслы. Лучше дать леди немного времени побыть наедине со своими мыслями.
  
  Добрались до нашей секты мы шустро — уровни у нас были высокими, так что «марш-бросок на полной скорости» позволить себе могли без особых проблем. Ну а по прибытии в Павильон нас попросили обождать и спустя всего полчаса уже звали в памятное здание, где ранее проходило совещание учёных мужей касательно моего статуса. Сейчас здесь собрались те же лица, но с некоторыми дополнениями. Так, во главе импровизированного собрания уселся сухощавый старик, эдакий классический «мудрый сенсей, сферический в вакууме», буквально один в один с тем кадром, что учил дамочку крутому кунг-фу в фильме «Убить Билла», разве что анимешный и какой-то более адекватный, что ли, ну, если судить по лицу. Фонил он пиком Шэнь Ю (5), но мне даже не пришлось включать Звёздные Глаза, чтобы почувствовать, что эта ступень… как бы сказать? С одной стороны, мужик её давно перерос, с другой же, ему было хреново, и даже этот уровень он удерживал с некоторым трудом. Сдаётся мне, тут тоже или какая-нибудь печать, как у мастера Мэн Ву Я, или травма. В том смысле, что я, конечно, помнил историю о предательстве личного ученика, после тяжёлой битвы с которым развитие Главы Павильона остановилось, но вот нанёс ли он увечье или наложил какую-то хитрую технику ослабления, было вопросом. Кстати о Мэн Ву Я, почтенный Хранитель Зала Вкладов тоже был здесь и даже приветливо мне кивнул. И сейчас я чувствовал его состояние куда как более отчётливо без помощи «звёздного шарингана». Сдаётся мне, после прокачки качества Ци я получил лучшее чутьё на «информационную составляющую» этой энергии. И, если подумать, это было логично — демоны, в первую очередь, энергетические существа, их плоть — это не то чтобы совсем фикция, но энергетика у них всё-таки куда как приоритетней. Оттого и чуйка по «энергетичности» у них должна быть развита больше, чем у «простого смертного», разумеется, возможны какие-нибудь исключения и нюансы, но в среднем, общем и целом, так сказать… Ну да ладно, раз уж все важные шишки собрались здесь, стоит начинать. Поскольку я вроде как считаюсь самым младшим, то и начинать нужно мне.
  
  – Почтенные Наставники, этот практик приветствует вас, – делаем короткий поклон.
  
  – Эта ученица приветствует почтенных Мастеров, – вторит мне Су Янь, также делая поклон.
  
  – Ученики, – слово взял Старший Наставник. Хм-м-м, довольно странно, я думал, раз уж Глава Павильона соизволил взглянуть, что творится в его секте, то и сам вести беседу будет, но нет, видимо, хочет сначала просто посмотреть-послушать. А политический конкурент моего деда продолжал: – мы собрались здесь, чтобы поздравить вас с обретением Древнего Наследия. Такое событие непременно прославит наш Небесный Павильон! – патетично воскликнул Вэй Си Тонг. – Однако… – ага, это было «понюхать пряник», теперь будут «тыкать кнутом», – мы также узнали, что ты, Су Му, напал на своего брата-ученика и искалечил! – ага, вот и он, тот самый «кнут». – Это был многообещающий и талантливый ученик! Что ты можешь сказать в своё оправдание?!
  
  – Оправдание? – я вскинул бровь, продолжая оставаться каменно спокойным. Ну и заложив руки за спину. – Не вижу смысла оправдываться. С момента возвращения большей части учеников прошла почти неделя, значит, у вас было более чем достаточно времени, чтобы выяснить все подробности. Оттого подобное обвинение может говорить лишь о двух вещах: вы или полностью некомпетентны, как Наставник, и не смогли ничего узнать, что, будем откровенны, очень маловероятно, поскольку рядом с вами сидят и мой дед, и Хранитель Зала Вкладов, и глава моего Зала, что не позволили бы делать столь скоропалительные выводы; значит, это просто провокация. Но для чего?
  
  – Сопляк! Как смеешь ты проявлять такую непочтительность перед присутствующими здесь Старшими?! – продолжал яриться мужик. Что-то тут совсем не так.
  
  – И в чём же Старший Наставник видит мою непочтительность? Впрочем, если он считает себя оскорблённым, то я с удовольствием готов, – он полыхнул во взгляде торжеством, – решить все наши недоразумения в честном бою, – а вот тут словно на всём скаку на столб налетел. Не понял, он что, просто хотел меня малёк поунижать и пораспекать, чисто на авторитете «Первого после Бога»? Он что, совсем деби… а-а-а, точно, восточный деспотизм, а тут внук конкурента мало того, что в прошлый раз «опозорил» его ставленника, так теперь и вовсе этого ставленника вывел за рамки. Есть повод возмутиться.
  
  – Слишком много чести! – соблюдая положенную мину, едва ли не сплюнул Вэй Си Тонг. – Не дорос ты ещё, чтобы с тобой сражался Старший Наставник.
  
  – Тогда Старшему Наставнику стоит быть осторожнее в словах, а то этот ученик может подумать, что его хотят оскорбить и спровоцировать. В таком случае этому ученику придётся, согласно привычным для него традициям, смыть оскорбление кровью оскорбителя. В особо тяжёлом случае — всего его рода.
  
  – Это угроза? – прищурился данный тип.
  
  – Это просто вежливое декларирование своих намерений.
  
  – Хм-м-м, – огладил бороду глава Теневого Зала, – этот старик мог что-то запамятовать, но не припомнит подобного рода традиций в Небесном Павильоне, – явная попытка разрядить атмосферу, а вот мой дедушка вроде как и не против, чтобы я ушатал его «старого друга». Хотя некоторое беспокойство и сомнение в моих силах у него проглядывает. Мэн Ву Я спокойно попивает чай (сволочь, я тоже хочу!) и делает вид, что вообще не в теме. Его вся эта ситуация скорее забавляет. Что-то вроде «Моська и слон». Старик испытывал некоторое… ну, назовём это научным любопытством, продолжит ли слон вяло отмахиваться от всяких «вяков» или всё-таки наступит на собачку, тем самым устранив источник шума.
  
  – Разумеется, мастер Хэ Бэй Шуй, эти традиции относятся к моим пробуждённым воспоминаниям из прошлой жизни, где я был Старшим Наследником высокого аристократического клана. В Высшем Мире.
  
  – Ч-что? Что такое говорит этот ученик? Это шутка? – сразу же забеспокоился Старший Наставник. Да и дед напрягся — в этом мире видали всякое, но случаи перерождения куда как реже, чем банальная одержимость.
  
  – Нет. Мастер Мэн может подтвердить мои слова, как и тот факт, что я — это я, – все дружно повернулись к Хранителю Зала Вкладов, что как раз делал очередной глоток из своей пиалы. Подобное внимание вызвало у него усталый вздох и печальный зырк в мою сторону.
  
  – Да, этот юноша говорит всё как было, – вздохнул он, – и этот старик всё ещё считает, что не стоит так просто говорить об этом. Молодёжь…
  
  – Не вижу смысла таиться, тем более от собственной секты, куда-то уходить из которой совершенно не собираюсь, – пожимаю плечами, заодно подслащиваю пилюлю господам Старейшинам. – Но прошу прощения, кажется, я разрушил какую-то заготовленную… речь, – пожалуй, говорить в лицо старикам, что поломал им постановку, будет не особо вежливо. Я и так, откровенно говоря, за эту самую вежливость давно зашёл, хотя… если рассматривать это в формате «высокий аристократ из Священной Семьи общается с быдлом из второсортной секты», то я получаюсь на диво галантным и культурным малым.
  
  – Кхм, полагаю, это теперь не имеет значения. Мы просто хотели попросить тебя больше не поступать столь… радикально, – включился в беседу мой дед. – Хотя, бесспорно, уважаемый Старший Наставник несколько увлёкся, – не мог он не упустить случая уколоть давнего конкурента.
  
  – Что же, – внезапно включился в беседу Глава Павильона, – подобные вести многое меняют. Скажи, юноша, каков твой уровень и что ты собираешься делать дальше?
  
  – Мне всё ещё сложно точно соотнести рамки возможностей двух миров. По голой мощи я сильно превосхожу пик Шэнь Ю (5), как и, полагаю, по тонкости внутренних воздействий, но вот особенности внешнего управления Ци, распространённые в этом мире… здесь мне есть чему поучиться и что почерпнуть. Что касается моих целей, то — просто жить. Мне нравится изучать Ци и заниматься саморазвитием, этим я и продолжу заниматься.
  
  – Хм-м, кажется, теперь я понял, что имел в виду мой старый друг, – благожелательно улыбнулся Глава секты. – Что же, если ты не хочешь использовать Небесный Павильон для войны и мести, то я буду рад присутствию в его стенах столь одарённого юноши, – постановил «главный дед».
  
  На этом разговор, как таковой, был исчерпан — народу нужно было «переварить» известия, подумать, что с этим делать и как себя вести. Расспрашивать про Наследие никто не стал — мало того, что оно очень невежливо, всё на том же уровне интереса к нижнему белью, надетому на собеседника, так ещё и лезть к «непонятному хрену», что сильнее их всех вместе взятых и прямым текстом заявил, что в случае обиды сразу пустит на компост, и хорошо, если только тебя, а не всю твою семью… дураков не нашлось. Тем не менее «вечер разговоров» на сегодня у меня не истёк — нужно было ещё побеседовать с дедом и узнать, как он принял все эти известия. Потом — подбодрить Янь, а то она как затихла «на ковре» у Наставников, так и продолжила морозиться, ну а потом — к Мэн Ву Я и Ся Нин Чан, с последней тоже предстоит довольно… насыщенный разговор.
  
  
Глава 17
  
  Общение со старшим родичем вышло не то чтобы скомканным, нет, скорее оно напоминало мне чем-то беседы с Лян Инем, в смысле, дедок испытывал гордость за внука, что, по сути, уже может основать свою собственную секту, да ещё и «Первого Сорта». Сомнений в моей личности также не имелось — будучи практиком ранга Шэнь Ю (5), Су Суань Ву вполне мог ощущать души, пусть, скорее всего, был в этом далеко не так хорош, как мастер Мэн, так что душу внука во мне признал, пусть и очень удивился тому, насколько она стала сильнее с прошлого раза, когда он в ту сторону смотрел. Таким образом, как-то незаметно и само собой основная тема беседы сместилась на Су Янь и то, какое прекрасное Наследие она получила. Правда, опытный и видавший виды практик сразу же указал и на ложку дёгтя в этой бочке мёда, а именно — тот факт, что вести о том, кто получил Эпичное Наследие, уже пошли гулять по округе, а потому в ближайшем времени сто процентов появятся всякие мутные типы из столичных и близких к ним кланов с «выгодными предложениями».
  
  В ответ сестрёнка включила свой режим «Снежной Королевы» сразу на триста процентов мощности и бескомпромиссно заявила, что её такие предложения не интересуют.
  
  И тут же смазала весь эффект, неловко стрельнув в мою сторону глазками и слегка порозовев.
  
  Дед мужиком оказался неглупым и всё понял правильно. Реакции… не последовало. В том плане, что, как я и говорил, для местных это было в пределах нормы, тем более мы не стали скрывать от старшего родича, что теперь связаны Наследием — тут вообще все вопросы сразу отпали в зародыше.
  
  После чего наступил момент празднования, в смысле, старик реально радовался и усилению внука и внучки, и тому факту, что внучка теперь точно не уйдёт «на сторону», оставшись в семье. В общем, из трёх ведущих сию беседу людей наиболее странно и неловко чувствовал себя именно я. Но, как бы то ни было, всё закончилось, и закончилось очень даже неплохо. После небольших и недолгих семейных посиделок мы разошлись — деду всё ещё было нужно уложить в голове новые известия, да и Янь, вернувшись в «родные стены», начала… нет, не приходить в себя, скорее «ловить отходняк», то есть пребывать в том самом состоянии, когда к тебе пришло осознание, что вот — всё. Ты дома, всё закончилось, всё хорошо, прекрасно и замечательно. Можно развалиться на кроватке, налить себе чаю, достать книжку там какую или что-то в этом роде. Состояние приятное, пусть и несколько «вяло-ленивое», так что, проводив Янь до дома и получив в награду пару поцелуев за закрытыми дверями, я покинул разомлевшую сестрёнку, явно размышляющую, хочет ли она принять ванну или ей слишком лень и стоит отложить до завтра. Разумеется, можно было остаться и даже предложить иные виды отдыха, но девушка реально устала и настрессовалась, так что после должного оказания моральной поддержки её стоило ненадолго оставить и позволить прийти в себя. К тому же у меня ещё были дела в Зале Вкладов.
  
  – У, явился всё-таки, – буркнул Мэн, встретив моё появление в дверях, – я уж наде… думал, что ты останешься у себя дома.
  
  – Я тоже очень рад вас видеть, Мастер Мэн, – заверил я и показательно вытянулся, пытаясь заглянуть ему за спину.
  
  – Проходи уже, раз пришёл, – продолжил он бурчать по-стариковски, сам зыркнув в сторону, куда глядел и я.
  
  – Привет, Нин Чан, как ты тут, не скучала? – подошёл я к уже вовсю робеющей ниндзе, чьи карие глазки смотрели куда угодно, кроме меня, а пальчики, не спрашивая мнения сознания, вовсю переплетались между собой на уровне пояса.
  
  – П-привет… Н-нет! То есть д-да! Н-но Учитель, он… – робость поднялась на новый уровень, а глазки ещё сильнее забегали.
  
  – Эй, старик, ты же не загрузил бедную леди, чтобы у неё и на поспать сил не осталось, не то что на мысли об одном скромном практике? – шутливо попенял я мужчине.
  
  – Кхм-м, – важно прочистил он горло, – этой ученице нужно было осваивать новые грани её силы, что она обрела после Уединённой Медитации! Это был мой долг, как Наставника!
  
  – Хм-м-м… – задумчиво протягиваю, всем видом сообщив, что я вот ни разу не поверил, но счёл отмазку приемлемой. А вот одна скромняшка-милашка приняла нашу игру за чистую монету.
  
  – Б-брат Су! М-мастер! – ох, эта смесь укоризны, робости и тихой паники. Да-а-а, вот чего мне не хватало всё это время.
  
  – Не беспокойся, сестрёнка Ся, мы с мастером просто шутим, – не скрывая нежности во взгляде, улыбнулся я, пусть этим всё и ограничилось — целовать её при учителе не стоило. Не то чтобы оно было запрещено или открыло ему что-то новое (готов поспорить, что он уже успел выпытать у бедной девочки всё, что она не то что делала во время нашего путешествия, но и о чём думала в тот или иной момент времени), но этим я просто вызову его раздражение и негатив, тот самый чисто инстинктивный негатив отца к прохвосту, что слишком много себе позволяет с его доченькой.
  
  – Это не отменяет того, что этот юнец слишком дерзкий, – пробурчал Мэн, будто мысли мои прочитав, – но этот старик всё-таки рад, что данный юноша вернулся живым и одним куском…
  
  – Ага, я тоже вас люблю. Не так, как сестрёнку Ся, конечно, но уважаю.
  
  – Сложно там было? – поспешила опять «разрядить атмосферу», как она считала, Ся Нин Чан. В эти моменты она выглядела особо прелестно… Мы с Мэном переглянулись, и на наших губах были примерно одинаковые усмешки. – А-а-а вы точно не родственники? – вновь спросила ниндзя, заметив такую похожесть.
  
  – Однозначно! – ответ был дан дружно и хором.
  
  – Пхи-хи, – прикрыв ладошкой и так скрытое маской лицо, подавила смешок девушка.
  
  – Что же, – усевшись за небольшой круглый столик для приёма, тот самый, на котором был некогда усыплён мастер Мэн, я постарался придать себе как можно более загадочный вид, – если прекрасная хозяйка одарит этого практика не только своей улыбкой, но и замечательным и душистым чаем, то почему бы не поведать о приключениях этого культиватора в мистической Пещере Наследия?
  
  – Сейчас! – взбодрилась девушка, и буквально через минуту действительно организовала нам чай.
  
  Я втянул носом аромат нескольких трав. Да-а-а, пусть немного, но в приготовлении применялись и таланты к алхимическим преобразованиям, так что чай получился действительно великолепным. Тут не грех признать, что я такой шедевр заварить не смогу.
  
  Ну и, признав это, я принялся за рассказ, не скупясь на описания событий и своих мыслей на их счёт. Кое-что, правда, приходилось слегка ретушировать, точнее, опускать детали. Пусть тут был патриархальный мир и идея многожёнства могла встретить сопротивление только на уровне «могущественная семья невесты против иных женщин», да и то — с кучей оговорок и нюансов, но Нин Чан к подобным откровениям сейчас, пожалуй, вряд ли готова. Да чего там, откровенно говоря, вряд ли она будет против, но сам факт таких объяснений… как бы он не сломал бедняжке шаблон. Так что часть моментов с сёстрами Ху мы опустим, да. И с Янь. Лучше перейдём к тому, что девушке нравится и очень любо.
  
  – А ещё я принёс для сестрёнки Ся Нин Чан подарки.
  
  – Подарки? Мне? – шокированно переспросила девушка, я же покосился на Мэна.
  
  Плохой старик! Это почему твоя ученица так удивляется, что ей могут дарить подарки? Тот мой посыл понял, но в ответ лишь закатил глаза и развёл руками, мол, «борюсь, как могу, но… ты же видишь эту скромняшку?» И вот ничего не возразишь.
  
  – Конечно, как я мог вернуться из путешествия без подарков для моей маленькой Старшей Сестры? – нет, мне никогда это не надоест! Такой накал смущения, мням! И я выложил из пространственного колечка целую охапку «сена».
  
  – Ох! Откуда?.. О! Это же! И! Оу! А-а-а-а! – по мере изучения трав степень восторга юной ниндзи всё росла, пока… – Ва-а-а! Спасибо, брат Су! – в отличие от близняшек с розовыми волосами, тут о том, чтобы на мне висли по любому поводу, рассуждать не приходилось, однако Ся Нин Чан так трогательно сжала кулачки перед собой и так взглянула мне в глаза, что дух выбила покруче, чем это получалось даже у Ан Сюен.
  
  – Этот культиватор слишком балует эту ученицу, – начал было Мэн, но… никогда нельзя вставать между Назгулом и его добычей. Или Трандуилом и его бусиками. В смысле, между девушкой и предметом её интереса и увлечения, вот!
  
  – Учитель! Это был дар от чистого сердца! Как можно осуждать брата Су за него? – и так фыр-фыр-фыр! В общем, старик понял, что тут у него нет шансов, и отступил. Правда, Нин Чан мы на некоторое время потеряли. Едва ли не мурлыкая от удовольствия, та, коротко извинившись, побежала правильно раскладывать притащенные травы. Потом спрошу, что там такого интересного и увлекательного — для общего развития. Ну а пока леди отвлечена, можно и старика «попрессовать».
  
  – Мастер, для вас у меня тоже есть кое-что!
  
  – Ох, этому старику уже страшно. Он спокойно, тихо-мирно себе жил, пока в его жизни не появился этот безумный практик…
  
  – Не такой уж я и безумный. Просто… немного увлечённый. Ну да ладно, в общем, вот вам Вещества! – и я принялся выкладывать на прилавок мешочки с пилюлями.
  
  – Так-так, – дедок принялся почёсывать бороду, – да-а-а, тут знатно… это будет очень много Очков Вклада!
  
  – Ай, – я отмахнулся, – оно мне не надо, а вот вам может для чего сгодиться.
  
  – Ты неправильный культиватор, – сказано было почти с укором. – Совсем неправильный.
  
  – Зато я правильный член правящей семьи благородного клана, озабоченный ростом силы и благосостояния своего клана, – возражаю Хранителю Зала Вкладов. – Безусловно, я могу использовать эти пилюли, и они даже помогут мне стать сильнее, но для моего метода развития они необязательны. Но если я спокойно справлюсь без них, то для многих учеников Небесного Павильона эти средства критически важны для преодоления узких мест в развитии. Следовательно, отдать их таким ученикам будет предпочтительнее и выгодней для роста общей силы секты, чем потреблять самому. Но если хотите отдариться, то я бы с удовольствием прикоснулся к Ци-ориентированному программированию!
  
  – К чему? – выпучил он на меня глаза.
  
  – М-м-м… К изучению информационной составляющей Ци, – поправился я.
  
  – Этот юноша не делает жизнь данного старика проще, – покачал головой наставник, показывая, что всё ещё не понимает.
  
  – Ладно, к изменению свойств Ци?
  
  – Н-но… ты и так мастерски умеешь придавать своей Ци различные свойства… – или он издевается, или у нас реально какое-то жуткое недопонимание по терминологии. И если с «программированием», признаю, я хватил, просто на волне энтузиазма выдав «изобретённый» мной термин (хотя в этом мире — действительно изобретённый), то вот всё остальное…
  
  – Ох… хорошо, пойдём долгим путём. За время исследования Пещеры Наследия я увидел множество массивов и предметов, чей метод создания крайне отличается от привычного мне, и хотел бы больше узнать о том, как построено это искусство в этом мире, потому у вас есть что-нибудь объясняющее основы создания артефактов?
  
  – Тьфу, так бы сразу и сказал! – посетовал старик. – Сейчас принесу несколько учебников.
  
  И действительно, не прошло и пяти минут, как Мэн вернулся с неплохой стопочкой «буклетиков» и вполне себе на вид почтенных томов.
  
  – Вот, в основном, тут самая обычная литература для начинающих, хотя есть и пара более редких и продвинутых трактатов. Так-то тебе лучше обратиться на Священную Гору Цзин, именно там обитают выдающиеся кузнецы и прочие мастера, что могут изготовить самые удивительные вещи, наш Павильон всё-таки в несколько ином специализируется.
  
  – Отлично, благодарю, – я забрал литературу в кольцо. – Теперь ко второму вопросу.
  
  – Это ещё не всё? – вскинул он бровь. – Хорошо, этот старик слушает.
  
  – Это, конечно, не моё дело, – начал я издалека, – но вот эти перегородки на ваших меридианах вам не мешают?
  
  – Ты, – мужчина быстро глянул за мою спину, но Нин Чан всё ещё раскладывала и едва ли не любовно оглаживала притащенные мной стебельки-корешки и мало обращала внимание на внешние раздражители, – заметил?
  
  – Да, – я не видел смысла скрывать, – вы ведь превосходите ступень Шэнь Ю (5) по меньшей мере на пару рангов.
  
  – Превосходил, – устало поправил он меня. – Ладно, раз уж ты сам всё увидел и поднял эту тему… Я, как и ты, из Высшего Мира, только другого, и я не перерождался, а вынужден был бежать сюда.
  
  – Бежать? – бежать — это плохо, если ты от кого-то куда-то бежишь, то тебя могут и попытаться найти и добить. Ребята же, от которых вынужден сваливать практик Седьмого, а то и Восьмого Небесного Уровня, это проблема, ведь такие ребята побегут только от чего-то действительно для них неодолимого, чего не превозмочь даже толпой.
  
  – Ся Нин Чан права, мы действительно похожи, – старик устало вздохнул, – как и ты, я считался Гением Поколения, был одним из сильнейших, а может, и сильнейшим в моём мире, но… даже сильнейшего можно сразить, если ударить внезапно, подло и в тот момент, когда он этого не ожидает. История банальная. Молодость, самоуверенность, беспечность. Мои враги подловили меня и запечатали мои меридианы. Это стоило им жизни, но печать уже легла, питаясь от меня самого. Ни снять, ни разрушить её я не смог, став тенью себя прежнего. И мне пришлось уйти, ведь врагов осталось ещё много, а силы… силы считай что не осталось. Спустившись в этот мир, я в какой-то момент встретил Лин Тай Сюя, он мне помог, потом мы стали друзьями, и я… вот как-то прижился тут.
  
  – А Нин Чан… она знает?
  
  – Нет, – покачал головой Мэн. – Она — добрая девочка, что непременно захотела бы помочь старику. Но это не в её силах, так что нечего зря тревожить её и заставлять переживать.
  
  – Вот как… – да, на месте Мэна я бы поступил, пожалуй, так же. За исключением того момента, что продолжал бы искать способ «восстановить форму», хотя, кто знает? Десяток лет провалов и неудач могут подточить любую решимость, а сколько он в таком состоянии? – А что вы скажете, если я скажу, что могу снять эту печать?
  
  – Что это — плохая и злая шутка, – серьёзно посмотрел на меня старик.
  
  – Это не шутка. Хотя… будет больно. И восстановление может занять годы, – так бы я за лечение Мэна не взялся, пока не восстановился хотя бы до Восьмого Уровня, а лучше — Девятого. Но вот с обретением Наследия и, главное, эволюцией Ци и обретением ей ряда свойств… можно попробовать.
  
  – Но… зачем это тебе?
  
  – Потому, что я могу помочь, а раз так, то почему бы и нет? Вы — хороший человек, мастер, так почему мне не помочь хорошему человеку? К тому же, – я усмехнулся, – это точно порадует Нин Чан. И мой долг, как мужчины, радовать сестрёнку Ся.
  
  – …
  
  – М-м-м?
  
  – Ты точно неправильный культиватор. Но… да, я согласен попробовать. Правда, ты не против, если мой друг подстрахует это лечение?
  
  – Нет, не против, – пожимаю плечами. Мысль иметь кого-то мощного рядом, чтобы присмотрел, а то и спас твою задницу, когда некий мутный и, вполне возможно, не самый адекватный тип будет что-то проделывать с твоим телом…
  
  – Тогда дай мне день на подготовку. Что-нибудь потребуется?
  
  – Хм-м… – я задумался. Вариант лечения у меня был — проделать с Мэном примерно то же самое, что когда-то проделала со мной леди Шангуан, разве что не в столь ультимативной форме: мне нужно, условно говоря, «разбить плотины» и «прочистить каналы», а не «заменить всю проводку путём её переплавки», но общий принцип тот же самый. – Обезболивающее, крайне желательно — без Ци, иначе оно очень быстро перестанет действовать. Что ещё… Несколько качественных пилюль для общего укрепления и восстановления организма после операции, да и всё, пожалуй.
  
  – Хорошо, – согласно прикрыл глаза практик, – тогда договорились, – более мы ничего обсуждать не стали.
  
  Мэну явно нужно было отойти от состоявшегося разговора и подготовиться морально, потому он решил сделать это так, как и подобает уважаемому и мудрому практику: он пошёл тискать милую и робкую ученицу. Разумеется, в рамках приличия и тут был разрез «наслаждается щебетанием любимой внучки», но это не отменяло того, что Нин Чан — очень миленькая и позитивная, а когда она увлечённо начинает рассуждать об алхимии… Правда, тут старик уже не только наслаждался, но и наставлял, однако в целом получилось неплохо. Так что, уточнив время будущего визита (завтра после заката), я раскланялся с Хранителем Зала Вкладов и его ученицей и покинул гостеприимный домик. Настроение пребывало на весьма и весьма высокой отметке, жизнь была прекрасна, а на завтра в планах было покопаться в энергетике высокоуровневого практика-добровольца, в общем, я должен, просто обязан был заподозрить, что Герой Сянси уже устроил какой-нибудь трындец и гадость, но, увы, был слишком расслаблен и доволен. Потому только на следующее утро я узнал, что Ян Кай куда-то пропал, а вместе с ним и ещё несколько учеников вида «мудак классический, сферический в вакууме». На этом всё моё хорошее настроение улетучилось. Как говорится, ничто не предвещало беды и утро выдалось на редкость ясным и солнечным…
  
  Узнать подробности героического побега будущего Великого Нагибатора и Сотрясателя Вселенной удалось лишь ближе к полудню. Толком очевидцев этого дела не было, но вот со стороны несколько человек всё-таки видели, как группа парней в одеждах Небесного Павильона куда-то оглашенно несётся по лесу, по ходу дела подбадривая себя тезисами уровня «Догоню — стану пидорасом!» и «А я буду участвовать!» Происходило это на расстоянии, бежали парни быстро, так что их, по сути, только и успевали заметить, а дальше те уносились за пределы видимости. Тем не менее, если верить описаниям внешности, один из них точно был Ян Каем, причём тот, что бежал впереди, по крайней мере, волосы у него были убраны в такой же хвост и он использовал технику ускорения на Янь-Ци. Личности же остальных удалось узнать из списка пропавших уже после выхода из Пещеры Наследия, и, о, кто бы мог подумать, там были сплошь знакомые лица! Все как на подбор из шавок Се Хун Чэня в Зале Смотрителей, включая Не Юна.
  
  И вот скажите мне кто-нибудь, что со всем этим теперь делать? Сбежали они добрую неделю назад — уже фиг догонишь и следы найдёшь, по крайней мере, быстро, но ведь это гадский Главный Герой Сянси, он ведь или их всех поубивает, внезапно и резко пробудив в себе мегасилу пополам с тактической гениальностью спецназовца подвида «сорок лет в горячих точках, без выходных, отпусков и женщин», или сбежит, чтобы сперва откопать под кустом рояль и вернуться на нём, чтобы отомстить стократно. А ведь эти жадные уроды не вернулись, а значит, мстить некому, только секте, но ведь герои сянси умеют останавливаться на полпути, только когда дело касается шикарных девушек, что вот уже у него в постели, почти без одежды, и надо показать себя в лучшем виде, и вот тут вот да, тут герои сянси находят тысячу и один способ соскочить с темы доказательства своей мужской силы. В теме же, где герой сянси уже настроился идти бить морды, он неостановим и плевать хотел на частности.
  
  – У-у-у… – страдальчески привалился я лбом к ближайшему дереву, когда последний допрос свидетеля был окончен и тот отправился по своим делам.
  
  – Брат Су, что случилось? – мгновенно заволновался Ли Юнь Тянь, что на правах друга и почти правой руки помогал мне искать информацию.
  
  – Ещё недавно я был простым учеником со строгой старшей сестрёнкой, которая пыталась заставить меня не быть балбесом, – не отрывая лба от дерева, мрачно сообщаю парню. – Мне не надо было ни о чём думать и ни о чём переживать — свобода, счастье, никакой ответственности. Но стоило мне послушаться сестру и начать стараться, и вот у нас внезапно открывается древняя гробница, Се Хун Чэнь чуть не убивает всех учеников Небесного Павильона, натравив на них Демонического зверя Шестой Сферы, а члены Зала Смотрителей пытаются грабить других учеников среди бела дня… И я уже не могу стоять в стороне, ведь я основной ученик. Почему это происходит? Где я допустил ошибку?
  
  – Брат Су! – окликнул меня приятный женский голос с нотками радости, не давая Ли Юнь Тяню времени что-то ответить на мой риторический вопрос. – А-а-а… что ты делаешь? – уже стоя рядом, продолжила говорить Лань Чу Дэ, отчётливо растерявшись от моего вида.
  
  – Я осознаю несовершенство мира, бесконечность человеческой глупости и тщетность попыток разума побороть энтропию вселенной, – честно ответил я, так и не оторвав лба от древесной коры. – Не обращай внимания, сестра Лань, это просто обычный момент бессмысленного и беспощадного страдания над тем, что мы не можем изменить. Все парни так делают время от времени.
  
  – Я-а, наверное, пойду, – замялся Юнь Тянь. – Удачи! – шепнул он мне, уже утекая, причём таким тоном, что вот будто аж кулачки за меня держит… Ах да, у нас же тут шикарная пышногрудая красотка подошла к подростку, у которого официально нет девушки и который для всех друзей ещё недавно был нецелованным мальчиком, что мечтал о внимании дочки торговца рисом…
  
  Тот момент, когда тебе становится особенно стыдно и, при воспоминаниях о родной сестрёнке, ты осознаёшь, как всё-таки низко успел пасть…
  
  – Я чему-то помешала? – сконфуженно спросила девушка.
  
  – Нет, просто мимолётная минутка слабости, – всё же отлип я от дерева, поворачиваясь к синеглазой мечте любого половозрелого мужчины, если не по части характера, то уж в плане тела точно.
  
  – Наверное, это не моё дело, – этак кокетливо-робко, с качанием глазок вбок, улыбнулась девушка, подчёркивая своё смущение и в то же время воспитанность и готовность уважать чужие секреты, как умеют только женщины. – Я подошла, чтобы спросить, будет ли брат Су ещё перерабатывать те травы, которые мы собирали в Пещере Наследия? Из-за последних событий в ней многие ученики не успели показать свои находки, и некоторые из них сохранили собранное, надеясь на помощь брата Су, – блондинка исполнила уважительный поклон со складыванием рук перед собой, как младшая старшему.
  
  – Ты тоже? – полюбопытствовал я.
  
  – Не так много, как остальные. Меня просто выбрали, чтобы я спросила, – вновь изобразила стесняющуюся паиньку девушка.
  
  – Как это коварно, – оценил ход я, скользнув взглядом по шикарному бюсту. Воистину, такие богатства должны давать неимоверный бонус на переговорах с противоположным полом.
  
  – Что брат Су имеет в виду? – сделала вид, что ничего не поняла и не заметила, красотка, а у самой внутри самодовольство, гордость…
  
  – Разумеется, что я буду рад помочь сестрице Лань, – как и получить ещё немного практики в технике преобразования и воплощения. – Но нам стоит заняться этим сейчас, а то вечером я буду занят и не знаю, когда освобожусь.
  
  – Ох, конечно! Как скажешь, брат Су, – чуть порозовела девушка щёчками и забегала глазками, даже капельку испугалась и сладко замандражировала, кхм… Кажется, кто-то понял всё очень по-своему…
  
  – Тогда ты проводишь меня? – улыбаюсь, закладывая руки за спину.
  
  – Да! – чуть громче, чем нужно, ответила Чу Дэ. – Пойдём…
  
  
***
  
  Привели меня в итоге в «женский домик». То есть такое же жильё, где до недавнего времени обитал сам Су Му с приятелями, только, как понятно из названия, предназначенное для прекрасной половины культиваторов. И, разумеется, «по странному стечению обстоятельств», никого из подруг Лань Чу Дэ дома не оказалось. Что же, девочка, видимо, куда решительнее, чем я думал… хотя, с учётом уже продемонстрированного одним скромным практиком, он становится очень хорошей партией и для наследницы клана с сестрой, что уж говорить о простой ученице? Вот только оно мне было уже не нужно даже в рамках просто интрижки. Да, у сей девицы прекрасные формы и вполне подходящий характер, в том плане, что подстраиваться и избегать острых углов она явно умеет и практикует, да и дурой совсем не является, то есть в любой другой ситуации — более чем интересный вариант романтического интереса, если не сказать «мечта» и «идеал», но… У меня уже есть четыре девушки, с тремя из которых ещё нужно какое-то время выстраивать отношения, а потом ещё друг с другом их всех примирять и балансировать позиции в семье. Заводить на этом фоне ещё одну любовницу с претензией на место жены только ради пары пусть и шикарных, но всего лишь сисек? Нет, я, конечно, истязал Су Янь последние дни, как тот ещё неутомимый лев, если грубее не сказать, но тащить в постель вообще всех встречных красоток просто потому, что могу их валять по простыням сутками напролёт, без сна и отдыха, это уже надо быть не Злодеем китайской Сянси, а Злодеем японского Хентая, то есть чем-то вроде японского же свиноорка, а я не хочу быть свиноорком. Вот просто не хочу. Это японские фетиши, это им такое интересно и близко к сердцу, а я — человек другой культуры. Я такое не одобряю.
  
  – Мы договорились сложить травы здесь, – между тем, пояснила девушка, не забывая строить мне глазки.
  
  – Хм, разумно, не хотелось бы бегать по всему Небесному Павильону. Итак?
  
  – Да, сейчас! – и юная леди действительно принялась «выгружать траву», что была распихана по дому. Причём таким забавным образом, что ей приходилось то наклоняться, демонстрируя мне туго обтянутую фирменным халатиком упругую попку, то тянуться к верхним полкам, да таким образом, что её грудь натягивала халатик едва ли не до скрипа ткани. В общем, за пять минут такого шоу любой парень-подросток уже должен был опасаться за крепость собственных штанов, ну и уровень сконфуженности у означенного парня должен был быть соответствующий, я же просто получал эстетическое удовольствие, но не более того. – Вот, – выложив последний пучок, выдохнула раскрасневшаяся от суеты и смущения девушка, всё-таки такого рода совращение у неё явно первое и опыта в подобных вещах не наблюдается.
  
  – Прекрасно. На оба момента, – я растянул губы в улыбке и приступил к преобразованиям.
  
  – Ч-что… брат Су имеет в виду? – Лань Чу Дэ явно не ожидала, что совращаемый парень не просто поймёт, что его совращают, но ещё и озвучит это и даже похвалит! И сейчас её не то чтобы заклинило, но из колеи однозначно выбило.
  
  – Разумеется, этот практик говорил о том, что так чудесно совпали его свободное время и столь качественные образцы растений. О чём ещё он мог говорить?
  
  – В-верно… – бедная девочка, на миг мне её даже стало немного жалко… ан нет, показалось.
  
  – Что же, начнём…
  
  В следующие несколько минут я с искренним удовольствием «играл на струнах бытия», заплетая потоки Ци, ведя преобразования и радуя внутреннего перфекциониста каждым новым исполнением, что получалось чуточку лучше предыдущего, а то и просто правильно и хорошо. Травы же тоже радовались, получая левел-ап и становясь Колёсами, тем самым поднимаясь по иерархии Веществ, кхм… Не важно.
  
  – Готово. В дальнейшем я буду не против трансформировать и травы, что вы будете добывать в обычных местах, так что не стесняйся обращаться за помощью, сестрица Лань.
  
  – Ам… да, большое спасибо, брат Су! – поклонилась девушка. – А…
  
  – Теперь прошу меня простить, но я должен вернуться к своим делам. Что же касается твоего «а»… – я убрал улыбку и посмотрел в глаза красотки. – Ты очень красивая и талантливая девушка. У тебя есть весь потенциал, чтобы когда-нибудь возглавить один из Залов нашей секты, стать примером и уважаемой Наставницей для многих и многих учеников. Но прошу тебя, не нужно пытаться меня соблазнить. Я и так готов помогать тебе, как сестре по учёбе, и защищать от угроз, коли те возникнут в твоей жизни, но у меня уже есть чувства. Чувства, которые я не хочу предавать. Если потребуется помощь по учёбе или вот так, – я кивнул в сторону стола с Веществами, – то пожалуйста, но что-то большее… не стоит.
  
  – Н-но… почему?! – прозвучало одновременно обиженно и возмущённо. – Ведь ни одна женщина не будет возражать против пожеланий Молодого Мастера… – ну да, ну да, «вы только возьмите меня под крылышко, а дальше спите с кем угодно». Именно так большинство местных женщин действительно и будут мыслить в ракурсе «закрутить с олигархом»… В том плане, что оно и в первом моём мире было так для очень многих, но там оно хотя бы на словах обществом осуждалось, а тут было именно нормой, на которую девочек воспитывают.
  
  – Потому что я не смогу дать тебе ничего, кроме животного вожделения и самой обычной симпатии, а я не хочу отношений, построенных только на животном вожделении. Повторюсь: ты талантлива и умна — чтобы достичь вершин, тебе не нужно отдаваться мне и лишать себя возможности найти того, кто тебя искренне полюбит. Не опускай руки, развивайся, будь верна Небесному Павильону — и я буду помогать тебе в жизни, не отбирая при этом свободу, – и, развернувшись к дверям, я неторопливо покинул здание.
  
  Да, прозвучало откровенно грубо, если не сказать хамски, но у нас слишком разные «социальные статусы», к тому же она сама попробовала «лечь» под меня, а дальше как в том анекдоте: «мадам, кто вы такая, мы уже определились, теперь осталось сойтись в цене». С той лишь разницей, что мне эта «услуга» вообще не требовалась. Так что на этом я и покинул дом, подспудно ожидая если не атаки, то выкриков в стиле «Су Му, какая же ты скотина и сволочь», но… нет. Ожидание ожиданием, а разницы в статусах никто не отменял, девочкой же Лань Чу Дэ была неглупой, пусть и приспособленкой, так что прекрасно понимала, что единственное, что могут принести такого рода выкрики — это лишние неприятности ей. Потому меня сопровождала тишина.
  
  Оставшееся до оговорённого срока время я посвятил медитации и конденсации Ци. Вариантов с лечением почтенного Мэна было несколько, и пусть у меня чесались руки поэкспериментировать, я был не настолько безум… кхм, эксцентричен, чтобы делать это на нормальном человеке, что был за отца у одной из моих девушек, так что и выбран был самый надёжный вариант, который требовал некоторой подготовки. В своё время леди Шангуан просто выдала мне «заряд бодрости» из своей Ци, несколько порезанной, почищенной и обработанной, сущую каплю — и даже так меня чуть не испепелило. Но разница между проводящим такую «чистку» практиком и объектом воздействия техники была тогда чудовищной, иначе не скажешь, даже не три порядка, не четыре, а просто бездна. Тут мне не требовалась «переплавка», только «чистка труб» и выжигание лишнего, но разница между воздействующим и целью воздействия уже куда как меньше, а то и в сторону цели воздействия перевес, собственно, потому я и думал на тему собственного Восьмого Уровня, когда рассматривал вариант с помощью старику, но сейчас… Короче, я делал ёршик. Ну, не совсем ёршик, скорее трос для прочистки… только не трос, а «колючий шар», что будет управляться моей Ци. Ага, в чужом организме. На самом деле, это только звучит сложно, по сути, мне требовалось сделать «наконечник» из агрессивной демонической Ци, заключить его в оболочку из Лунной, далее внедрить в тело при помощи Звёздной и ей же направлять по меридианам, перебарывая сопротивление организма, коли то возникнет. Основная сложность — это избежать «случайных столкновений» и «повреждения защитного покрова», ибо концентрированный удар демонической Ци прямо в меридианы — это если не труп, то калека сто процентов. Но я в себе был уверен, да и сделать защитный слой побольше мне ничего не мешало. Впрочем, это не означало, что я не собирался отработать такой даже не массив, а так, конструкт.
  
  И вот настал нужный час, и я направился к Мастеру Мэну. Встретил меня старик в компании главы Павильона. Ну и сам он был, разумеется, весьма нервным и взволнованным, что не есть гуд. А вот Ся Нин Чан нигде не наблюдалось, что логично.
  
  – Мастер Лин, Мастер Мэн, – я кивнул.
  
  – Мастер Су, – кивнули мне оба в ответ и посторонились, давая пройти.
  
  – Я готов.
  
  – Мы тоже, – Хранитель Зала Вкладов принялся выкладывать Вещества, не стесняясь пояснять: – Лауданум — сильнейшее обезболивающее, что не зависит от Ци, но очень сильно опьяняет и рушит контроль Ци; Совершенная Золотая Пилюля Заживления Души — одно из лучших общеукрепляющих; и Нектар Пурпурной Травы Янь — заставит встать на ноги даже умирающего… но в разумных пределах — просто сильнейший стимулятор.
  
  – Хорошо, – да, подготовились старички серьёзно. – Касательно падения контроля Ци, энергия просто перестаёт отзываться или начинает вести себя непредсказуемым образом?
  
  – Первое, молодой Мастер, – вмешался в разговор Лин Тай Сюй. – Полагаю, что основной причиной такого является помутнение сознания, непосредственно на Ци опий никак не влияет.
  
  – Опий?
  
  – Лауданум — это опиумная настойка на спирту, – принялся пояснять по привычке алхимик-наставник. – Используется в медицине в качестве обезболивающего. Единственный минус — его нельзя давать людям со слабой волей, поскольку он вызывает жуткое пристрастие и желание вновь и вновь его принять. В результате добрый муж меньше чем за год может превратиться даже не в животное, жаждущее новой дозы, а в гниющий полутруп, поскольку частое применение данного вещества убивает печень, почки, желудок, мозг… Да проще перечислить, что оно щадит. Тем не менее разово — это вполне безопасное средство.
  
  – Ладно, – разумеется, у нас же тут псевдокитайцы. А какие китайцы, пусть и псевдо, без опиума? У них ведь и так пунктик на всяких Веществах, а уж такое и подавно должно иметь место быть… – Тогда можем начинать. Мастер Мэн, раздевайтесь, принимайте настойку и расслабьтесь.
  
  – Какую дозировку?
  
  – Сознание лучше не терять, вы должны будете контролировать себя: при разрушении каждой «заглушки» будет высвобождаться поток Ци. Удержать свою технику я смогу, но мне бы не хотелось, чтобы в этот момент исцеляемый мной практик уровня Шэнь Ю (5) случайно ударил меня рукой или ногой с соответствующей напиткой энергией.
  
  – Я подстрахую, – заверил нас обоих Глава Павильона.
  
  – Угу. По дозировке понятно… Ну что же… не будем терять время! – и Мастер Мэн как следует приложился к бутылке с гадостью, после чего вполне спокойно разделся и лёг на стол.
  
  – Ждём, пока подействует, а я начну осмотр, – активируем глазки и смотрим.
  
  Так… угу, если присмотреться, структура меридиан хоть и очень похожа на местную, но всё же совершеннее, а вот здесь вообще магистрали лежат определённо так же, как должны в перспективе нарасти у Су Янь благодаря перестройке тела под действием Наследия. Явный признак уже выявленного отличия людей разных миров, просто тут мы имеем «родство» ближе, чем при сравнении с жителями империи Чжоу. Тем не менее вся система натурально «пережата», отчего многие отсутствующие у местных практиков «капилляры» вообще не получают питания и почти атрофировались, да так, что издалека их и не заметишь… В общем, надо будет не только пробивать и чистить, но ещё и аккуратно распрямлять, «смазывать» Звёздной Ци… угу, ожидаемо и жизнь нам не усложнит, внутри вроде бы никаких «сюрпризов» для пытающихся эту гадость поломать не вижу. Однако работы тут… 108 точек. Я не знаю, как нужно было допечь народ, чтобы они вот такое вот придумали, но у Мэна это получилось.
  
  – Кажется, начало действовать, – вывел меня из размышлений голос уважаемого мастера Лина.
  
  – Да, – я окинул взглядом лицо лежащего на столе старика, чьи глаза подёрнулись характерной дымкой «неадеквата», но слюни старый практик не пускал и себя контролировал, хоть и было видно, что соображает он с трудом. Идеально, – приступаю, – и я создал отрабатываемый ранее каскад.
  
  Точкой входа в организм исцеляемого решил выбрать указательный палец на левой руке. Местные привыкли выпускать таким образом Ци. «Впустить» — это, конечно, несколько другое, но альтернативные варианты были много хуже, да и первые «прочистки» лучше осуществлять на периферийных каналах, чтобы иметь представление что-как на чём-то не сильно энергетически насыщенном, а потом уже работать с основными магистралями. Так… каскад стабилен, внедряем… Пациент не сопротивляется, идёт нормально… хорошо… Подводим, так, упираемся в искусственную «бляшку», меняем конфигурацию Ци и «вытягиваем» из-за Лунного «кожуха» демонический «нож»… контакт! И-и-и… Есть пережигание и разрушение структуры печати! Оп, пошёл поток Ци Мэна в распечатанный канал и мой «зонд» за собой увлекает! Неприятно, но тоже ожидаемо, так что «нож» ныряет обратно за «кожух», и мы не противимся потоку Ци, мы несёмся дальше, к следующей перемычке…
  
  – О-о-ох… – выдохнул лежащий на столе пациент.
  
  – Что такое? – с беспокойством спросил друга Лин Тай Сюй.
  
  – Это… я… вот бывает, ногу отсидишь… а в неё потом кровь… и тебе паршиво… но нога того… расхаживается… вот у мя ща так же… тока не нога… и не кровь… но ух-х-х… Паршиво… но хорош-шо-о-о, – с заплетающимся языком и затуманенным сознанием попытался объяснить старик.
  
  – Сломал первую блокировку, – пояснил я, продолжая вести технику и уже подводя «зонд» к следующей. – Осталось ещё сто семь… – это будет долгий вечер.
  
  Одиннадцать часов спустя.
  – Чаю мне, чаю! – это были мои первые слова после снятия последней блокировки у даньтяня Мастера Мэна и «общей обработки» его Звёздной Ци. Расходы Ци на «зонд» были вроде бы и небольшими, но постоянными, плюс пару раз я всё-таки опасно близко подходил к утрате контроля над техникой и вынужденно её развеивал, а потом создавал заново, что несло дополнительные траты. И тем не менее я мог собой гордиться. У меня за спиной приходил в себя практик начала Седьмого Небесного Уровня, причём это с учётом «потери формы» за несколько десятков лет ничегонеделания и «пережатых сосудов», а так там был пик, а то и Восьмёрка. Пусть эти названия и очень условны, да и реально качество Ци местных и их резерв привычным мне рангам сильно уступали, но как называются местные ранги данного уровня, я просто не знал, так что и опирался на привычные названия.
  
  – Сейчас заварю, – улыбнулся в бороду Глава Небесного Павильона. Он видел, что с Мэном всё в порядке. Сложно не заметить «порядок», когда разглаживаются морщины, подтягивается местами дряблая кожа, исчезают старческие пятна и вообще «пациент» начинает едва ли не пыхать жизнью. А после этого просыпается, зажёвывает пилюлю, запивает её отваром и в состоянии полного охренения начинает разглядывать свои руки. Ага, с наворачивающимися слезами на глазах.
  
  Собственно, потому я и поспешил произнести эту фразу, а уважаемый Глава мне подыграл, давая своему товарищу прийти в себя. Я знал, что от благодарностей всё равно никуда не денемся, но хотел этот момент всё-таки оттянуть. И вообще, когда тебя благодарит симпатичная молоденькая девушка — это окей, ладно и дайте две. А когда то же самое делает пожилой полноватый мужичок, то оно уже как-то не айс, да.
  
  За чаем последовали и «серьёзные напитки для серьёзных людей», в смысле, Мэн вытащил из своих запасов керамический кувшинчик, судя по виду, заставший ещё прошлую эпоху. И не то чтобы я хотел попробовать «сверхэлитный алкоголь сверхвысокой выдержки», но и отказываться было не резон. Старик предлагал явно от чистого сердца, да и вообще был готов любить весь этот мир и всех его окружающих.
  
  – Да-а-а, всё-таки повезло Нин Чан, – довольно произнёс дед, разливая приятно пахнущую, чуть тягучую жидкость по пиалам, – Молодой Мастер действительно гениален. И добр. Хм-м… – старик прищурился. – Даже слишком добр! Я слышал, что некие сёстры Ху…
  
  – Ха-ха, не обращай внимания, Мастер Су, – рассмеялся глава Небесного Павильона. – Кажется, принимать вино, не отойдя толком от опия, было не самым мудрым твоим решением, брат Мэн.
  
  – Нет, а что он? Нин Чан — очень хорошая и добрая девочка! И талантливая! А он любезничает с ещё целой стайкой!
  
  – Не ты ли рассказывал мне о своих девятнадцати жёнах?
  
  – Так… когда это было?!
  
  – Девятнадцать? – я вскинул бровь. – В самом деле? А Нин Чан знает об этом?
  
  – Проклятье, брат Лин! – схватился за голову Хранитель Зала Вкладов. – Я знаю эти интонации! И это плохой вопрос! Очень, очень плохой вопрос!
  
  – Хорошо, – покладисто согласился я, – тогда сменим тему. Мастер Лин…
  
  – М-м-м? – смакуя напиток, повернулся ко мне практик.
  
  – А вы не желаете пройти у меня лечение?
  
  – Боюсь, в моём случае всё несколько сложнее, – с лёгкой печальной улыбкой покачал тот головой. – Видишь ли, Мастер Су, я получил эти травмы почти тридцать лет назад, когда вынужден был биться со своим учеником, что пал в искушение Демонических Искусств. Мои меридианы не запечатаны, но искалечены.
  
  – Я вижу. И в обычном случае я бы согласился с вами, подобного рода травмы требуют специфического лечения. Однако я происхожу из клана, что занимался охотой на полноценных Демонов. Мои предки их буквально «на завтрак ели». В сочетании с моими навыками работы с энергетическими линиями в теле и исцелением, лечение более чем возможно. Вопрос может быть во времени восстановления, не более того.
  
  – Соглашайся, брат Лин, в конце концов, что ты теряешь?! – подбодрил друга Мэн.
  
  – Разумеется, я не буду отказываться. И не останусь в долгу.
  
  – Не сомневаюсь. Но, думаю, этот разговор становится слишком серьёзным, а сегодня мы должны праздновать выздоровление нашего друга и отдыхать, – я вновь наполнил пиалы.
  
  – Верно-верно! – поддержал меня означенный друг, протягивая руку к своей порции. Возражений со стороны Главы не возникло.
  
  В общем, душевные посиделки продолжались. Вскоре пожилых практиков потянуло на воспоминания, а я что, против, что ли, послушать о приключениях двух довольно могущественных культиваторов? Возможно, что интересного вынесу.
  
  Часа четыре спустя.
  – …и вот занесло меня как-то на тысячу ли севернее. Неделю я тогда уже шёл, замучался так, что даже ругаться не хотелось! А тут как раз деревенька небольшая, да при секте! А в секте той — сплошные девицы, одна другой краше. И все такие с уважением, почтением, «отдохни, путник», глазки сверкают, губки пылают…
  
  – И? – заинтересовался я.
  
  – Ну, я и остановился отдохнуть. Кто же знал, что это секта, практикующая демоническое искусство, вытягивающее культивацию из мужчин? Разумеется, при некоторых обстоятельствах, думаю, вы понимаете, каких!
  
  – Ага, – в этом мире есть китайская копия суккубов, будем иметь в виду. Не то чтобы я сомневался, что тут всякое бывает, но свидетельские показания есть свидетельские показания, – и что было дальше?
  
  – Хе-хе, – ухмыльнулся старик, – я тогда ещё был в своей лучшей форме. Так что… они не смогли, но так старались, так старались! – прикрыл глаза мужчина и блаженно зажмурился. Вот только радость его длилась недолго.
  
  – У-учитель! – прозвучало шокированно и возмущённо, а нас достиг звук падающей охапки сена. – В-вы…
  
  – Ух, ё-о-о-о, – вжал голову в плечи резко трезвеющий старик.
  
  – Вы отправили меня на дальний склон собирать рассветную лозу, а сами… сами устроили попойку с братом Су и мастером Лином! – степень укора в голосе просто убивала. – Да ещё и говорили такое!
  
  – Ох, девочка, ты всё не так поняла, мы просто… э-э-э… – мы переглянулись с главой Павильона и, прочитав Твёрдую Решимость, подкреплённую Мудростью, кивнули друг другу.
  
  – Этот старик что-то засиделся, а ведь нам с молодым Су нужно ещё кое-что обсудить.
  
  – Верно, спасибо за гостеприимство, Мастер Мэн, и за увлекательные рассказы из вашей молодости, но нам с Мастером Лином и в самом деле пора. Сестрёнка Нин, прости, что не могу остаться, но иные дела требуют моего присутствия, – быстренько встаём, кланяемся и на пару с пожилым культиватором бочком-бочком.
  
  – А? Э-э-э! – и взгляд, полный отчаяния и боли от предательства друзей, обжёг нам спины.
  
  – Итак, Мастер, что вы там говорили про «старались»?! – донеслось до нас, пока дверь не отсекла звуки.
  
  – Верно ли мы поступили, бросив его наедине с разгневанной внучкой? – задался я риторическим вопросом.
  
  – Некоторые битвы, мой юный друг, практику надлежит пройти самому, – с достоинством огладив бороду, поделился Великой Мудростью Достойный Великий Мудрый Наставник.
  
  – Мы же просто бежим, спасая свои шкуры от гнева маленькой миленькой девушки, не так ли? – я со скепсисом повернулся к главе Павильона.
  
  – Нет. Мы вежливо уходим, дабы брат Мэн с достоинством встретил и прошёл сие испытание, – продолжил гнуть свою линию старик. – Во всяком случае, именно так мы завтра будем ему говорить.
  
  – В этом действительно есть Мудрость, – склонил я голову. – Тогда до завтра, мастер Лин.
  
  – До завтра, мастер Су, – вежливо кивнул и он мне. На этом и разошлись.
  
  На небосводе висело солнце, показывая, что сейчас от силы часа два после полудня, и пусть я был рад, что с Мэном всё прошло хорошо, да и посидеть с уважаемыми людьми в дружеской обстановке было и приятно, и полезно во всех отношениях, но ворох дел из категории «срочно» никуда не девался. С чего бы только начать?
  
  Немного поразмыслив, пришёл к выводу, что начать нужно со своего «личного подпространства». Но которое не «грузовое колечко», а целый дворец. Сейчас уже прошло достаточно времени, чтобы понять, оправдались мои усилия или оно всё-таки развалилось. Откровенно говоря, времени прошло даже больше, чем нужно, но что поделать? Завал есть завал. Так что возвращаемся в свой домик, настраиваемся на «маячок», оставленный мной в аномалии, и смотрим… хотя нет, сначала нужно найти подопытных.
  
  Поиск много времени не занял, как и отлов. Плюс жизни в доиндустриальной эпохе заключается в том, что в ближайшем лесу всяких сусликов и прочих барсуков всегда хватает для скромных экспериментов безумных учёных, эм, в смысле, немного эксцентричных культиваторов. Так что берём пару не успевших убежать грызунов и подготавливаем к опыту. Каким образом? Ну, от того, что суслик влетит в портал, мне пользы нет, если я не смогу понять, что по ту сторону портала находится, потому суслика связываем и на верёвку вешаем хорошо зарекомендовавший себя ещё по гробнице массив наблюдения. Ага, получаем эрзац-версию робота с камерой. Очень эрзац, но что поделать? Так, теперь открываем портал и кидаем туда суслика. Смотрим. Что видим? Видим, что суслик жив, хоть и находится в состоянии полного аху… кхм, удивления от всего происходящего. Понимаю, брат суслик, но наука требует жертв! Так, вытаскиваем суслика по верёвке. Теперь осматриваем. Отклонений нет, пространство за порталом есть. Хорошо. Повторно кидаем подопытного в портал. Закрываем портал. Массив, ожидаемо, ничего не передаёт — он всё-таки «локального действия», а аномалия — замкнутая система, отделённая от остального мира. Ладно, ждём полчасика, попивая чай. Теперь опять открываем портал и бросаем туда второго суслика на верёвочке. Что видим? Ага, видим первого связанного суслика! Тот жив, цел, но степень его удивления говорит, что в первый раз он ещё не удивлялся. Так, пространство стабильно и не зависит от эффекта наблюдателя. Это хорошо. Вытаскиваем второго суслика, вновь исследуем. Отклонений нет. Ну или я их не вижу, но это маловероятно. То есть никаких проблем со спёртостью воздуха, излучениями и прочим. Отлично! Дальше займёмся изготовлением «якоря». Возможно, книжки по артефакторике мне бы тут помогли, но изучить их я не то что не успел, но ещё даже не открывал, так что пойдём проверенным методом через «времянку»…
  
  Смеркалось. По моим венам давно тёк чай вместо крови, но отвлечься было выше моих сил. Отдельное пространство было полностью стабильно, однако без проблем не обошлось. Это в гробнице оно было свёрнуто и почти не тратило Ци на своё существование, но сейчас ситуация обстояла несколько иначе, впрочем, расход в три раза выше ожидаемого — это ерунда, благо «ожидаемое» имело околонулевое значение, вот только там и иных проблем хватало. И я сейчас не про скудость обстановки. Возьмём тот же воздух. Да, он был пригоден для дыхания сурку, но некоторая спёртость, на фоне чистого воздуха в лесу, в нём уже ощущалась, уровень кислорода, полагаю, тоже постепенно падал и не восстанавливался. Потому нужно будет или какие-то водоросли сюда тащить, или что-то с Ци изобретать… хм, надо будет потыкать Мэна, когда он проспится и отойдёт от устроенной Нин Чан взбучки, возможно, у местных алхимиков есть что-нибудь для регулировки условий трансмутации. Китайские алхимики обожают варганить свои Крутые Вещества при помощи четырёх сотен (или тысяч) священных трав, собранных безумным слепым одноногим геем при помощи чешуи с жопы дракона, да чтобы в пять десятков этапов! Да в разные фазы луны! Да с присвистом! Потому фигня уровня контроля температуры, подачи газовой смеси и контроля этой смеси у них быть обязана. А ещё я долго втыкал в имеющиеся там массивы пространства-времени, да. Тем не менее после всесторонних исследований и «обработки напильником» личное подпространство было признано мной вполне пригодным для проживания. Главное, хотя бы раз в месяц его посещать, проверяя и, в случае нужды, пополняя запасы «топлива в генераторе», да временные ключи подновлять. В остальном же — хоть сейчас заселяйся. И раз уж речь зашла о заселении, прикинув время, я направил свои стопы к домику сестры.
  
  – Янь, – улыбнулся я открывшей дверь после короткого стука девушке. Она, как всегда, была в своём строгом льдистом платье. И, как всегда, занималась медитацией.
  
  – Брат, – попыталась сказать привычно-холодно и «по-деловому», но при виде моего лица смешалась и, мило порозовев, принялась старательно изучать обстановку собственного дома.
  
  – Могу я войти?
  
  – Да… конечно, – растерянно отозвалась она. – Что привело теб… м-м-м, – поцелуй прервал её вопрос и породил возмущённое мычание, впрочем, очень быстро утихшее, и вот мне уже отвечают, а тонкие пальчики гладят меня по спине.
  
  – Во-от, такая сестрёнка нравится мне ещё больше, – оторвавшись от красавицы, улыбаюсь её виду.
  
  – Лян Ю, ты развратник, – вот только улыбка озарила и её губы. – Так что тебя привело ко мне? Или… ты просто соскучился?
  
  – Разумеется, по своей любимой сестрёнке я начинаю скучать в тот же момент, как мы расстаёмся, – я огладил тонкую талию девушки, – но привело меня к тебе не только желание насладиться твоей красотой и услышать твой прелестный голос.
  
  – Что же тогда? – с любопытством склонила голову набок Янь.
  
  – Я убедился в стабильности того места. Остались некоторые нюансы, но их я решу чуть позже, сейчас же… там вполне можно начать обустраиваться.
  
  – Хм-м-м, – сразу же поняла девушка, и я заметил, как в ней разгорается огонь деловитости, – нам потребуется мебель, столы, стулья… ложе, – она чуть смутилась и порозовела щёчками. – И нужно будет сделать некоторые запасы провизии, лекарств. Я подготовлю всё необходимое.
  
  – Да. К тому же там, помимо пагоды, ещё есть площадь, возможно, её тоже получится как-то приспособить?
  
  – Не знаю… Тут тебе скорее нужно будет спрашивать у той девушки из Теневого Зала, она ведь Алхимик в основе своей? – произнесено было без малейшего подозрения или намёка на ревность, да, вот то немногое, что мне нравится в традиции восточного деспотизма и патриархата.
  
  – Хорошая идея, но это может подождать. В конце концов, обустраиваться нам там долго. Сейчас моя задача — просто сказать своей любимой сестрёнке, что место готово.
  
  – Мне потребуется несколько дней, чтобы подготовить всё необходимое, – Янь завела руку за голову и выдернула свою шпильку-заколку, позволяя шикарным волосам рассыпаться по плечам, – ну а пока… – шаг ко мне.
  
  – Смотрю, не один я соскучился…
  
  – Ты не заставишь меня говорить такие развратные вещи, – сделали мне строгое внушение. И потянулись за новым поцелуем.
  
  Ну что же, срочных дел всё ещё масса, но… они могут и подождать. Сейчас же ночь вступает в свои права и в моих объятиях изумительной красоты девушка…
  
  – Посмотрим, – пообещал я сестрёнке, привлекая её к себе.
  
  
Глава 18
  
  Утро началось для меня… Впрочем, не будем обсуждать, что один плохой мальчик делал с белоснежными холмиками хорошей девочки, а также не менее белоснежными, но куда более упругими булочками. Что и как пережили её шейка, ножки и животик — тоже информация не для всех, особенно после того, как Су Янь изволила стесняться и прогонять меня, пока в гости не зашёл дедушка или ещё кто-нибудь, кто может что-нибудь услышать. В общем, да, закончилось то, чем утро для меня началось, тем, что мне всё-таки прописали воспитательных тумаков (исключительно ладошками) и вытолкали за дверь. Надутые и раскрасневшиеся в смущении щёчки прилагаются.
  
  Таким образом, настроение моё с самого утра было предельно близко к состоянию «нирвана», отчего шествовал я по территории Небесного Павильона с видом донельзя благостным и просветлённым, как и положено Великому Мастеру, коим меня тут некоторые считают.
  
  К этим некоторым я, к слову, и направлялся, ибо итоги своей работы проверить было надо, да и к главе секты потом заглянуть, чтобы поработать уже над ним. А заглянуть к нему я пока мог только через мастера Мэн Ву Я, так как для всех остальных он в уединении на закрытой для посещений части территории Небесного Павильона.
  
  – Явился? – с некоторым подозрением во взгляде встретил меня в здании Зала Вкладов уважаемый старик, который уже не так сильно напоминал старика, несмотря на седые волосы.
  
  – Я тоже рад видеть вас, мастер Мэн. Доброго утра. Как поживаете? – я продолжал излучать Дзэн.
  
  – У тебя есть наглость говорить такое, глядя мне в глаза, после того, как вы двое подло бросили меня в час наибольшей нужды? – нахмурился старик.
  
  – Ох, неужели сестрица Ся была жестока к своему почтенному мастеру? – изобразил я удивление. – Неужели её гнев настолько страшен, что даже вам грозила опасность?
  
  – Моя прекрасная ученица — добрая и воспитанная девушка! Как ты можешь говорить о ней так, будто она могла опуститься до такой низкой и вульгарной вещи, как применение насилия к своему Мастеру?! – аж раскраснелся от возмущения практик, но как-то… что-то он явно недоговаривал.
  
  – Она подслушивает нас из подсобки? – подавшись ближе, перешёл я на шёпот. – Моргните, если да.
  
  – Хватит об этом! – недовольно надулся Мэн Ву Я. – Неужели ты думаешь, что я бы не смог найти слов, которые погасили бы недовольство моей собственной ученицы? Разумеется, то недоразумение было исчерпано меньше чем за минуту! Но вот её взгляд… О, её взгляд, – старикан трагично вздохнул и потупился. – Лучше бы она меня побила, чем смотрела с этим укоряющим выражением… – пожаловались мне.
  
  – Оу, понимаю… – я очень, очень хорошо понимал это состояние. Просто… вот… да! – И где она сейчас?
  
  – Рассветная лоза ещё не до конца собрана, а потому у неё есть, чем заняться, – буркнул в ответ Хранитель Зала Вкладов.
  
  – Хм-м-м, – я с подозрением взглянул на старика, – это же никак не связано с тем, что вы точно знали, что я приду к вам этим утром, Мастер Мэн?
  
  – Нет, как ты мог так нехорошо обо мне подумать, Мастер Су? – ушёл в несознанку этот тип, да с таким серьёзно-непричастным видом, что вот прям большой чиновник с телевизора, который рассказывает, что во всех бедах виноват предшественник, а вот он-то — герой — за нас, за народ радеет, ночами не спит — работает! И главное — вроде бы не врал, но смутные сомнения с моей стороны всё равно имели место быть. – К тому же… – вздохнул после короткой паузы практик, – ты — серьёзный состоятельный мужчина, способный многое дать моей ученице, при этом — хороший человек и точно не будешь её обижать. Разумеется, это не означает, что я совсем не буду за вами приглядывать, – сразу же оставил он себе лазейку для отступления. – И да… доброе утро, – чуть поморщился он. – Прошу простить меня за тон… Последствия применения опия и алкоголя… – у него… похмелье?
  
  – И вы не можете справиться с подобными последствиями? – я удивлённо вскинул бровь.
  
  – Я, конечно, смыслю кое-что в целительстве, но не так много и не так хорошо, чтобы выводить из собственного тела опийные примеси, когда эти примеси ещё оказывают влияние на мой мозг, – наставительным тоном ответил пожилой Мастер. – Не забывай, что я вчера принял дозу, от которой обычный человек бы просто умер. А потом ещё и алкоголь. В такой ситуации лучше дать организму восстановиться самому, чем рисковать получением новых травм. Ещё и меридианы у меня не до конца оправились после стольких лет запечатывания — им тоже нужно время прийти в себя, и тут тоже лучше лишний раз не рисковать с применением на себе сложных техник.
  
  – А попросить Нин Чан? Она наверняка могла бы приготовить вам какую-нибудь специальную пилюлю…
  
  – Могла бы, но при этом изучала такую укоризну, что мне стало бы много хуже, – с ходу отбил идею Старейшина.
  
  – Ладно… Значит, идём к Мастеру Лину?
  
  – Да, я готов, – заложив руки за спину, вышел из-за своего рабочего места старикан.
  
  – Кстати, я могу снять ваш… «недуг»… – уже выйдя из здания и рассматривая облака, изрёк я.
  
  – Ты можешь… – начавший было указывать своим примером маршрут движения, Мэн Ву Я на миг замедлил шаг, – снимать подобного рода недуги? Ох, в мою молодость я бы уже начинал подумывать о возведении тебе памятника из чистого нефрита в полный рост.
  
  – Ты можешь мановением руки стирать горы, но похмелье — воистину страшный враг, что может сокрушить даже самого могущественного мастера, – я коснулся головы Мэна рукой, выправляя при помощи Звёздной Ци последствия «обильного возлияния».
  
  – У-у-уф, – сразу повеселел мой собеседник, – вот теперь совсем хорошо! – и ногами стал перебирать веселее и бодрее.
  
  Глава Небесного Павильона ждал нас в уединённой пагоде, сокрытой за парой слабых барьеров. Ничего останавливающего и существенного, так, лёгкое отвлечение внимания и интереса, чтобы случайно забредшие сюда ученики не докучали, а вот кто-то более мощный и точно знающий, зачем и куда он идёт, пройдёт подобную защиту, толком ту не заметив. В общем, этакий аналог декоративного заборчика, просто обозначающего начало чужой земли, не более того.
  
  Процедура по осмотру и латанию Лин Тай Сюя мало отличалась от таковой у Мэна, за тем лишь исключением, что тут мне не требовалось «пробивать преграды». Меридианы старого практика были полностью свободны и довольно мощны, для местного уровня так чрезвычайно мощны, но имели несколько мелких дефектов — явные последствия некогда пропущенных ударов. Несколько обрывов, кое-где деформация… Было очень похоже, что в системе довольно долго сидели капельки демонической Ци, мешая заживлению и продолжая оказывать разъедающий эффект. Глава секты Небесной Башни был достаточно силён, чтобы такие раны не угрожали его жизни и способности применять Ци, но недостаточно, чтобы самому задавить и вымести посторонний элемент в приемлемые сроки. В итоге травмы застарели, а провести тонкую операцию по «сведению шрамов» с системы меридиан он не мог. Вот и получилось, что система функционирует, и функционирует вполне неплохо, но… если проводить аналогии, «крепления для монтажа нового оборудования» у неё приведены в негодность. Нет, теоретически, уважаемый мастер мог бы перековаться в Демонического Практика, и тогда проблема бы очень быстро решилась сама собой — такая перековка неизбежно перестроила бы систему меридиан под новую технику развития, что пусть немного, но изменило бы геометрию, да и сами меридианы, так сказать, обновились бы, как дорога, по которой проложили новый асфальт, в итоге вновь открывая дорогу к Прорыву, но, поскольку мы говорим о нормальном человеке, что уже пожил и знает все опасности демонического пути, вряд ли старик пошёл бы на подобный шаг.
  
  Но вернёмся к лечению.
  
  Всё, что мне потребовалось, это сначала хорошо «залить» уважаемого Главу Целебной Ци, после чего в такой «питательной среде», что сама по себе выступает и материалом для трансплантации, и инструментом для операции, быстренько сшить разрывы, подлатать «сколы» и выпрямить деформации. Ну а дальше…
  
  – Ух… – меня отбросило волной энергии, что, правда, не помешало мне во все Звёздные Глаза наблюдать, как перестраивается и эволюционирует система меридиан старика.
  
  – О! – довольно покивал Мастер Мэн. – Наконец-то. Поздравляю, старый друг.
  
  – Спасибо, – кивнул практик, только что вышедший «За Пределы». – Мастер Су, примите мою особую благодарность, – склонил голову Лин Тай Сюй.
  
  – Мне было приятно и несложно помочь вам, уважаемые Мастера, – кланяемся в ответ. – Надеюсь, это поможет в дальнейшем развитии нашей секты.
  
  – Разумеется! Теперь, когда этот старик превзошёл сферу Небесного Вознесения и перешёл в область Трансцендентного Царства, мы станем сектой Первого Уровня! – важно кивнул Глава, довольно огладив свои «традиционные длинные усы китайского мастера».
  
  – Трансцендентного Царства? – заинтересованно переспросил я.
  
  – Так называется ступень развития, следующая за Шэнь Ю (5), в моём родном мире — Континенте Тун Сюань, – пояснил мастер Мэн. – Следом находится Сфера Святого. Сам я некогда пребывал на её пике, будучи Святым Третьего Порядка, сейчас я слабее, конечно, но, думаю, за несколько месяцев полностью восстановлю форму.
  
  – Понятно, – кивнул я. – А Третий Порядок — это как ступени в местных уровнях развития?
  
  – Почти. И Трансцендентное Царство, и Сфера Святого делятся лишь на три стадии, а не девять, и стадии эти принято называть Порядками.
  
  – Ещё раз примите мою благодарность за пояснения, – повторно кивнул я.
  
  – Это мы должны благодарить Молодого Мастера Су за то, что он для нас сделал, – не терпящим возражения тоном возразил Лин Тай Сюй. – Чем я могу отблагодарить тебя за исцеление, Су Му? – смягчив тон, тут же перешёл он на менее формальный стиль речи.
  
  – Мне ничего не нужно, разве что знания… Хотя есть одна вещь, о которой я хочу вас попросить.
  
  – Если это будет в моих силах, то я выполню это! – патетично воскликнул культиватор.
  
  – Дело в том, что мне нужно срочно отлучиться на контроль за одним из наших, возможно, бывших учеников. Но я при этом обещал выпить чаю с сёстрами Ху и сбегать от этого мне было бы очень стыдно. Потому, если кто-то спросит, не могли бы вы сказать, что принудительно направили меня на какое-то задание или особые тренировки?
  
  – Разумеется, но… это очень странная просьба, – округлив на меня глаза, осторожно отметил Глава Небесного Павильона. – И я действительно могу предоставить тебе особые тренировки и техники…
  
  – С удовольствием с ними ознакомлюсь, но позже — сейчас я обязан проконтролировать одного неприятного типа, чтобы по возвращении он не убил всех нас и не обесчестил половину женщин Павильона.
  
  – Что? В нашей секте появился подобный практик? – ещё более обеспокоенно округлил глаза Мастер Лин, который один раз уже чуть было не потерял всё из-за спятившего на почве демонических практик ученика.
  
  – Не совсем. Это… довольно сложно и на первый взгляд выглядит весьма нереально. Позвольте пояснить более подробно, уважаемые Мастера. Не знаю, известны ли в этом мире подобные случаи, но в моём родном есть такое понятие — «Ребёнок Судьбы» или же «Дитя Удачи». Названий, на самом деле, может быть много, вплоть до «Семени Бедствия», однако важна суть этого явления… – и я повторно поведал всё то, что рассказывал ещё Су Янь, когда мы бежали по золотой лестнице.
  
  – Как-то это звучит… При всём уважении, Су Му, но ты уверен? – Мэн Ву Я испытывал очень большой скепсис. – Особенно эта черта касательно юных леди и происхождения… по первому ты и сам подходишь, – несколько недовольно сообщил практик.
  
  – Нет, – я покачал головой. – Да, мне нравятся женщины, а их привлекают мои знания и сила, однако я никогда не создавал опасность и не подвергал риску их жизни, – хотя… один раз было, но я признал собственную глупость и неосторожность, а не считал на голубом глазу, что «А чего такого?» и «Я тут ни при чём! Они сами виноваты! А я их спас, значит, теперь они мне должны!», – и уж точно я не собираюсь паразитировать на своих избранницах и забывать о них, когда они «исчерпывают свою полезность». К тому же я точно не являлся «гнобимым всеми неудачником», что на самом деле принадлежит к великому аристократическому роду. А это очень важный элемент для срабатывания механизма появления Дитя Удачи, практически единственный, без которого он не может обойтись.
  
  – Хорошо, допустим, – пухлый старикан мне всё ещё не верил, но был готов дискутировать. – И кто же тогда соответствует всем этим параметрам? Что просто фантастичны, если говорить откровенно.
  
  – Ян Кай.
  
  – Хм-м-м, – задумчиво выпятил нижнюю губу Мэн. – Я знаю этого ученика-помощника. Он и в самом деле нагловат и, вернувшись однажды из гор, куда ходил за травами, стал показывать некоторые успехи, освоив технику развития на Янь-Ци. И она у него, пожалуй, довольно чистая, но все его успехи не являются чем-то выдающимся. Очевидно, он принял в горах какой-то редкий плод, Ци которого позволила ему пройти узкое место в своей практике, но он и до ступени Кай Юань (1) ещё не поднялся. Хотя соглашусь, в этом парнишке есть что-то… отталкивающее. Но как-то слабо верится.
  
  – Боюсь, ваши сведения устарели, – качаю головой. – Ян Кай вышел на первую ступень Кай Юань (1) ещё до открытия Пещеры Наследия, а последний раз, когда я его видел в ней, он был уже на седьмой ступени Кай Юань (1).
  
  – Это… необычно, – округлил глаза учитель Ся Нин Чан. – Но он никак не может быть представителем какой-то благородной семьи! – усилием воли вернул он себе боевой настрой. – Ян Кай совершенно невоспитан, вульгарен в своих словах и мыслях, позволяет себе со мной спорить и препираться и слишком жаден до каждого кусочка серебра, которые получает от меня после начисления очков вклада. Даже самый бедный клан обеспечил бы его какими-то средствами и научил бы, что любой, кто занимает важную должность в секте боевых искусств, это достойный почтения и опаски Мастер, а не безобидный старик из деревни. Но он ведёт себя как бедный крестьянин, впервые увидевший книги и хорошую одежду, только попав в Небесный Павильон.
  
  – И тем не менее я практически уверен, что он принадлежит к тому клану Ян, что одна из Восьми священных семей.
  
  – Абсурд! – воинственно встопорщил усы старик. – Благородная семья Ян из столицы богаче нашего Небесного Павильона в сотню раз! Их отпрыск ни за что бы не подметал улицы и не давился пустым рисом, клянча у меня скидки на травы и серебро за очки вклада!
  
  – Кхм, – прочистил горло Мастер Лин Тай Сюй, – старый друг, касательно Ян Кая… – практик сконфуженно отвёл взгляд.
  
  – Нет, ты же не хочешь сказать… – оторопело выпучился на него Хранитель Зала Вкладов. – Нет-нет-нет! – на его лице начало проступать испуганное осознание. – Проклятье! А ведь я даже рассматривал его для помощи Ся Нин Чан… – Мэн схватился за сердце. – Ох, Боги и Демоны, неужели это правда?
  
  – Ян Кай сын Ян Ин Фэна — моего ученика из Великой Благородной Семьи Ян. Ян Ин Фэн пострадал в том бою, его культивация была почти полностью уничтожена, и он вынужден был вернуться в семью. Через некоторое время после этого у него родился сын, и родился он… ущербным. Его меридианы оказались недоразвиты. Не сформировались должным образом и уже не могли вырасти и окрепнуть даже со всеми медицинскими средствами, доступными клану Ян. С такими врождёнными травмами, любой крестьянин имел больший потенциал для занятий боевыми искусствами, чем Ян Кай, а в семье Ян это означает вечный позор и скорую гибель. Потому Ян Ин Фэн попросил меня принять мальчика и дать ему прожить тихо и спокойно. Отказать я не мог.
  
  – Сын Благородной Семьи Ян мёл у нас дорожки и постоянно был бит иными учениками… – с непередаваемой болью на лице произнёс Мэн Ву Я, – а потом он внезапно исцелил неизлечимый дефект тела и начал стремительно развиваться… Ох, я слишком стар для всего этого! – схватился за голову Мэн Ву Я.
  
  – Да, – мрачно киваю старику. – Я уже чудом успел под благовидным предлогом отобрать у него найденный им случайно демонический артефакт класса «Пожиратель Душ», предостерёг от учёбы у души древнего демонического практика, что стала его рабом… Да, Мастера, тоже совершенно случайно и без малейших усилий со стороны самого Ян Кая, – качаю головой. – Ещё я совершенно уверен, что не поднимись на золотую лестницу я, то главное Наследие пещеры с Су Янь разделил бы именно он, заодно обретая с ней сакральную связь, что неизбежно привела бы мою сестру к попаданию в его постель… И это были события всего недели. А вот сейчас он сбежал, потому что за ним погнались некоторые нечистоплотные ученики нашей секты с желанием ограбить. И мне, откровенно говоря, не по себе от того, что за сокровища он во время своего бегства найдёт или на какого древнего легендарного практика из иных миров, что горит желанием передать своё Наследие первому встречному, наткнётся. А ведь потом высока вероятность, что он вернётся «мстить вероломной секте».
  
  – Хм-м… – нахмурил брови Мэн. – Может, решить его проблему, пока она не стала слишком могущественной?
  
  – И думать не смейте! Попытка прямого устранения приведёт к тому, что у него или «пробудится древнее наследие крови», позволяющее чудесным образом отбиться и сбежать, или на нас вот именно в тот момент внезапно нападёт вражеская секта, на которую надо будет отвлекаться, или случится прорыв демонов из Преисподней, или вообще совершенно случайно в этот момент заявится какой-нибудь Божественный Культиватор из Надмировой Великой Высшей Сферы, который не так поймёт всю ситуацию и сначала оторвёт головы «гнусным убийцам, нападающим на слабого», а потом возьмёт этого засранца в ученики.
  
  – Я бы сказал, что ты сильно преувеличиваешь, но сейчас занят осознанием того факта, что отпрыск Благородной Семьи Ян был у нас уборщиком и клянчил у меня деньги на еду… – сухо сообщил наставник Ся Нин Чан, заложив руки за спину. – Но я хотел бы знать, что нам с ним тогда делать?
  
  – Лучше всего — игнорировать. Если не получится игнорировать, то стоит немного приблизить, выдать техники и приёмы высокого или высшего, что есть, ранга и надеяться, что ОНО как можно быстрее уйдёт в иные места или «более мощные» миры менять порядки там и нарываться на конфликты с Богами, благополучно забыв о своих первых учителях и «возлюбленных», если такие появятся. Поверьте, это — самый надёжный вариант выжить и сохранить жизнь близким.
  
  – Ты точно не преувеличиваешь? – с лёгкой надеждой спросил Хранитель Зала Вкладов.
  
  – Я уже был знаком с одним Сыном Судьбы. Когда я его встретил, он был никем — простым человеком, только-только начавшим обучение и не знающим даже самых элементарных вещей о боевых искусствах. А через полгода он уже был самым опасным убийцей мира, владеющим кучей запретных и нечестивых техник, которые никто не мог освоить многие века даже по одной! При этом, пока его никто не трогал, он развивался совершенно обычно, ничем не выделяясь, но стоило возникнуть одной полноценной угрозе его жизни, как он тут же был похищен Демони